Романецкий Николай Михайлович
Что впереди, Россия, у тебя?

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 7, последний от 18/04/2010.
  • © Copyright Романецкий Николай Михайлович (dodola@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 18k. Статистика.
  • Статья: Публицистика
  • Оценка: 2.56*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Статья посвящена демографическим проблемам нашей страны. Опубликована в журнале Бориса Стругацкого "Полдень, XXI век" (Љ 3 за 2006 год).


  •    Ник. РОМАНЕЦКИЙ
      
       Что впереди, Россия, у тебя?
      
      
       Минувший 2005 год, наряду с увеличением стабилизационного фонда и экономическим ростом страны, принес и далеко нерадужный итог: население России в очередной раз сократилось - на шестьсот восемьдесят тысяч человек. [1]
       Основными причинами этого негативного процесса, по мнению политиков оппозиционного толка, являются ухудшение системы медицинского обслуживания, дороговизна лекарств и общий низкий уровень жизни нашего народа.
       Психологи, помимо этих чисто экономических причин, говорят о посткатастрофическом синдроме (имеется в виду катастрофа, постигшая советскую империю) и потере смысла бытия, постигшей немалую часть россиян.
       Однако и те, и другие, на взгляд автора, забывают еще об одной стороне человеческой жизни, и именно эта сторона станет главной в предлагаемом читателям материале. Речь пойдет о менталитете.
      
       1. Формула демографической экспансии
      
       Всем хорошо известно, что рост народонаселения любой страны зависит от нескольких факторов.
       Положительными среди них являются:
       а) уровень рождаемости среди коренного населения;
       б) приток мигрантов из других стран.
       Соответственно, отрицательными будут:
       а) уровень смертности среди коренного населения;
       б) отток мигрантов в другие страны.
       Проблемы миграции не являются предметом рассмотрения данной статьи, поскольку на демографическую экспансию влияют опосредованно (иными словами, въезжающие мигранты, в смысле менталитета, являются экспансионерами в Россию, и только их дети, возможно, станут носителями российской экспансии).
       Проблемы смертности также, в нашем случае, не представляют интереса, поскольку сравнительно быстрый и немалый положительный результат может быть достигнут при использовании элементарных организационно-экономических методов. А именно - достаточным для достижения цели вложением средств в развитие системы здравоохранения [Строго говоря, на решение данной проблемы могут работать и иные методы (к примеру, воспитание потребности в здоровом образе жизни с отказом от алкоголя, табака и наркотиков), однако они оказываются гораздо более продолжительными во времени, а, кроме того, также требуют соответствующего вложения средств.].
      
       Как известно, формула, связанная с демографической экспансией, крайне элементарна:
       Р - У = П,
       где Р - количество родившихся [А также приехавших в страну, но их мы договорились не учитывать.]; У - количество умерших [А также количество выехавших из страны (см. предыдущую сноску).}; П - прирост населения.
       Вышеупомянутая формула настолько проста, что вывод из нее сделает даже знакомый с азами арифметики ребенок: увеличивайте рождаемость, снижайте смертность, и будет вам всенепременное безоблачное счастье.
       Однако, если взглянуть на формулу повнимательнее, не всё оказывается так прямолинейно, поскольку при исторически значимом временнОм промежутке рост Р непременно приводит и к росту У (ибо всякий родившийся рано или поздно умрет, вне зависимости от уровня системы здравоохранения [Фантастические посылы - типа обретения человечеством бессмертия - и даже не столь фантастические - типа замораживания смертельно больных до того момента, пока медицина научится бороться с данными смертельными заболеваниями - мы рассматривать не будем, поскольку их влияние на демографию не столь велико (смертельные болезни, как правило, поражают человека уже после того возраста, в котором заводят детей. К тому же, в последнем случае немалая часть человеческой экономики будет вынуждена работать на жизнеобеспечение замороженных больных, и нагрузка со временем будет только возрастать. Я уж не говорю о возникновении других, гораздо более сложных проблем, связанных с неэкономическими сторонами жизни человечества.]).
       А посему демографическая экспансия обеспечивается ТОЛЬКО в том случае, когда в каждый конкретный промежуток времени количество родившихся превышает потенциальное количество будущих умерших. А это, в свою очередь, возможно ТОЛЬКО в том случае, когда каждая семья имеет более двух детей.
       Вообще говоря, более правильным будет следующий постулат: "Каждая живущая женщина должна родить более двух детей". Статистически говоря, на каждую женщину должно приходиться два с лишним ребенка, но биологически это бессмыслица, поскольку родить можно либо двух, либо трех. А потому, с учетом всегда существующего количества бездетных, у каждой здоровой женщины должно быть минимум ТРОЕ детей. Только при выполнении этого условия конкретный этнос может не беспокоиться насчет своей демографической безопасности.
      
       2. Менталитет демографического самоубийства
       Какова же ситуация в нашей стране?
       Сегодня рождаемость в России (127 семь детей на 100 женщин) - примерно в два раза ниже, чем нужно для простого классического воспроизводства, чтобы население не уменьшалось.[2]
       Среди моих знакомых имеется одна-единственная семья, в которой трое детей. Еще пять обзавелись в свое время двумя. У всех остальных по одному.
       И проблема, как мне представляется, упирается не только в уровень жизни. Бытует широко распространенное мнение, что как только власти увеличат пособие, выплачиваемое матерям на ребенка, до размеров, соответствующих необходимому уровню жизни, как тут же наступит благорастворение воздухов. Так ли это?
       Вот, к примеру, размер пособия, выплачиваемого матерям в Москве (молодым родителям в возрасте до 30 лет)
       - за первенца дают 20 930 рублей;
       - за второго ребенка - 29 300 рублей;
       - за третьего и последующих детей - 41 860 рублей.[3]
       Однако бэби-бума в Белокаменной что-то не наблюдается [Справедливости ради надо сказать, что в таком объеме пособия начали выплачивать только с декабря 2005 года. Однако не думаю, что через девять месяцев произойдет взрыв рождаемости. Сделать такой вывод мне позволяет ситуация в развитых европейских странах, где живут так, как большинству наших людей и не снилось, а рожают еще реже.].
       С другой стороны, в социально-неблагополучных семьях (с их крайне низким уровнем жизни) встречаются случаи многодетности.
       А посему мне кажется, что проблемы заключаются вовсе не в кошельках потенциальных мам и отцов, но в их умах. Иными словами, повышению рождаемости мешает наш собственный менталитет.
       Причин низкой рождаемости несколько, и большинство их носят исторически обусловленный характер.
       Оглянувшись назад, мы обнаружим, что реалии минувшего века привели к следующей ситуации:
       1) современной "ячейке общества" для выживания уже не требуется большое количество работников, как было в российской крестьянской семье прошлых веков (а именно крестьянские семьи составляли львиную долю тогдашнего народонаселения).
       2) становление и развитие буржуазного строя привело к втягиванию женщины в общественное производство. Результатом процесса стал феминизм, наиболее ярые приверженцы которого хотели бы равенства между мужчиной и женщиной не только в сфере социальной и производственной, но и в области биологии. Впрочем, и без реализации этих радикальных фантазий следствием этого социального явления стала тяга многих женщин к повышению собственной общественной значимости, стремление к служебной карьере в ущерб исполнению биологического предназначения [Оговоримся сразу, что подобная тяга может иметься и у "нормальных" (не феминистически настроенных) женщин, которые в отсутствие поддержки со стороны отца ребенка и недостаточной помощи со стороны государства вынуждены печься о собственной карьере в силу того, что она и только она может обеспечить такую женщину и ее ребенка средствами к существованию.].
       3) в связи с перекосами в общественно-производственной структуре Советского Союза сложилась такая ситуация, когда вся практическая воспитательная сфера стала почти полностью женской, что привело к значительной утрате подрастающими юношами мужских психологических черт. Современные мужчины слишком часто инфантильны и нерешительны и менее всего стремятся к тому, чтобы брать на себя ответственность. Следствием этого процесса стал сексуально-психологический дискомфорт, который испытывают "нормальные" женщины в отношениях с сильным полом. Этот дискомфорт и скрывается обычно за столь распространенными вопросами: "А от кого рожать-то? Где они, мужики-то?" Мужчин же, на подсознательном уровне чувствующих недостаток собственной мужественности, подобный дискомфорт ведет к алкоголизму и, как следствие, к быстрому ухудшению генофонда в стране.[Ощущение, будто я во всем обвиняю женщин и оправдываю мужчин, является неправильным, ибо существа, даже не пытающиеся бороться с собственными слабостями, являются мужчинами только по внешним половым признакам.]
       Под воздействием вышеперечисленных социальных процессов в России (строго говоря, во всей евро-атлантической цивилизации, но остальные страны в данном случае автора интересуют мало), сложилась ситуация, когда необходимость иметь детей и их количество в семье оказываются совсем не на первом месте. В менталитете нашего народа один из главных биологических инстинктов - инстинкт сохранения вида - по большому счету перестал действовать или уровень его действия сделался намного более низким, чем стремление к безопасности, комфорту и интересной работе. Иными словами, инстинкт самосохранения намного сильнее инстинкта сохранения вида [Строго говоря, здесь следовало бы использовать термин "инстинкт сохранения рода", ибо речь идет вовсе не обо всех национальностях, составляющих общность под названием "российский народ", но будем соблюдать политкорректность, ибо ищущий да обрящет.].
       Иначе говоря, в настоящее время российский этнос семимильными шагами направляется к демографическому самоубийству.
      
       3. Что делать?
       Мы ответили на один извечный российский вопрос "Кто виноват?"
       Теперь пора ответить и на второй.
       Итак, что делать?
       Ответ, на первый взгляд, элементарен - срочно увеличить рождаемость в стране как минимум вдвое [Однако вспомним, что этим мы всего лишь выйдем на уровень демографической стабилизации.].
       А какие мероприятия необходимо осуществить для этого?
       Предложения всем известны:
       а) увеличить финансовые вливания в детскую медицину; в результате понизится младенческая смертность;
       б) увеличить выплаты родителям за ребенка; в результате родители охотнее станут заводить детей;
       в) предусмотреть в кредитной политике, обеспечивающей строительство жилья, списывание определенной части долга после рождения очередного ребенка.
       Это, конечно же, предложения, которые необходимо реализовать на практике, однако в целом проблему они, по-видимому, не решат.
      
       Оценим отдачу от первого предложения. Какова она, младенческая смертность? По статистике около 11 случаев на тысячу рожденных, по мнению экспертов - реально 25 на 1000.[4] Иными словами, если даже довести ее до нуля, количество детей вырастет всего на 2,5%, а вовсе не вдвое.
       В конце следующего года москвичи нам покажут, насколько справедлив вывод, связанный со вторым предложением.
       Увеличение рождаемости в связи с третьим предложением представляется мне наиболее реальным, поскольку всякая вновь образовавшаяся семья в нашей стране стремится обрести собственный дом. Одно беспокоит - какая судьба ждет детей, которых родили для решения "квартирного вопроса"?..
      
       В общем не кажутся мне эти три предложения достаточными. Ибо главные причины низкой рождаемости, как уже говорилось, находятся не в экономике нашей страны, а в менталитете нашего народа. И потому вместе с использованием экономических рычагов необходимо принять более серьезные меры, направленные на изменение сложившегося за прошедший век менталитета.
       Однако надо отдавать себе отчет, что подобные меры носят долговременный характер и крайне сложны в осуществлении, поскольку человек существо крайне консервативное. Тем не менее, если мы хотим, чтобы в мире существовала Россия, как и прежде, населенная большей частью европейцами, на них придется пойти.
       Автору представляется, что для изменения самоубийственного менталитета надо сделать следующее:
       1. Взять курс на исправление феминистского уклона в системе воспитания, для чего потребуется повысить размер оплаты преподавательского труда до такого уровня, чтобы в школы пошли учителя-мужчины.
       Постепенно ситуация исправится, и из наших школ станут выходить юноши, способные брать на себя ответственность. (А возможно, для реализации этого предложения придется вернуться к раздельному обучению.)
       2. Организовать в средствах массовой информации агрессивную рекламную кампанию, пропагандирующую здоровый образ жизни (для обоих полов) и (для женщин) приоритет материнства перед участием в общественном производстве.
       В этом случае средствам массовой информации придется отказаться от платы за рекламу пива, табачных и алкогольных изделий, а потому государству необходимо взять эту ношу на себя.
       3. Разрешить законодательно существование полигамных семей.
       В этом случае женщины, называемые в русском языке любовницами, получат юридические права, присущие законной супруге, и смогут рожать детей без оглядки на общественное мнение. Соответственно, и дети их будут чувствовать себя совсем иначе. Кроме того, смогут обрести семью те женщины, на чью долю вообще не хватает мужчин [В 2002 году на 1000 мужчин приходилось 1149 женщин. [2] Почти каждая шестая женщина не может выйти замуж только потому, что мужа для нее в России попросту нет.].
       4. Русской православной церкви изменить свои догматы, позаимствовав определенную их часть из других религий (к примеру, из того же ислама).
       5. Научным подразделениям медико-биологической сферы с целью улучшения генофонда разработать препараты, вызывающие стойкое равнодушие [Лучше бы и вовсе отторжение его, но это потребует переделки системы обмена веществ в организме.] к алкоголю (своеобразные антиалкогольные прививки) и производить поголовную принудительную вакцинацию всех молодых людей.
      
       4. Возможные социальные потрясения
       Вся история человечества - это непрерывная цепочка социальных потрясений, ибо такова диалектика развития общества, ибо любой процесс социального развития это взаимодействие миллионов воль, миллионов интересов. И наступление на чьи-то интересы немедленно включает механизм соответствующего социального противодействия.
       И поскольку вышеперечисленные меры, направленные на изменение менталитета российского этноса, затрагивают как экономические, так и духовные интересы большого количества граждан нашей страны, вполне возможны проявления недовольства различного рода.
       Как раз чисто экономическая мера и представляется автору наименее болезненной, поскольку повышение зарплаты довольно быстро приведет к повышению престижности учительского труда.
       Все прочие меры наверняка вызовут социальные потрясения.
       1. Усилия государства по пропаганде здорового образа жизни наверняка вызовут сопротивление со стороны производителей алкоголя и табака. Такое же сопротивление вызовет и введение практики антиалкогольных прививок.
       2. Законодательное разрешение полигамии вызовет сопротивление феминисток и традиционно мыслящих граждан.
       3. Ревизия церковных догматов наверняка приведет к расколу церкви. Впрочем, поскольку церковь в нашей стране проводит политику государства, преодолеть последствия раскола, по-видимому, удастся без большой крови.
       И абсолютно все они в существующем общественном мнении будут восприняты как наступление на права человека, как отступление от демократии. В таком восприятии автору и видится главная угроза этому процессу. Следует ожидать и противодействия со стороны конкурирующих этносов.
       Поразмыслив немного, остается прийти к очень неутешительному для либерально настроенного автора выводу: осуществление всей программы по восстановлению генофонда и возвращению от демографического отступления к демографической экспансии откровенно проблематично в условиях демократии и потребует тоталитарных форм правления. И, по-видимому, в силу нашего менталитета, реализация ее станет возможна тогда и только тогда, когда большинству населения станет ясно, что впереди либо чрезвычайные меры, либо полное подавление нашего этноса со стороны других, в настоящее время более пассионарных этносов.
       Тем не менее, выбор придется делать, иначе впереди Россию ждет судьба Древнего Рима.
       Вот только боюсь, что, подчиняясь магии чисел, мы озаботимся этой проблемой по-настоящему только тогда, когда нас станет меньше ста миллионов.
      
       ----------------
       Источники информации:
       [1] - http://www.og.ru/news/2006/01/24/5332.shtml.
       [2] - Материалы пресс-конференции на тему: "Предварительные итоги Всероссийской переписи населения 2002 года", состоявшейся в пресс-клубе РИА "Новости" 24 апреля 2003 года (http://openpost.msk.ru/archive/166/OPP166_5.htm).
       [3] - Комсомольская правда за 23.01.06 г. ("Москва: хлеб без зрелищ").
       [4] - http://www.dpni.org/index.php?0+162.
      
      
      
      
      
      

  • Комментарии: 7, последний от 18/04/2010.
  • © Copyright Романецкий Николай Михайлович (dodola@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 18k. Статистика.
  • Статья: Публицистика
  • Оценка: 2.56*9  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.