Браст Стивен
Валлиста

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Браст Стивен (перевел Кайл Иторр) (jerreth_gulf@yahoo.com)
  • Обновлено: 22/11/2017. 492k. Статистика.
  • Роман: Фэнтези, Перевод Переводы
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пятнадцатый по написанию и четырнадцатый (пока) по внутренней хронологии роман о Владе Талтоше, действие - после Тиассы и прямо перед Ястребом. Роман о том, как добрая девочка Девера привела Влада в старый Особняк-на-обрыве, которого тут еще несколько лет назад не стояло, дверь за ними закрылась и...

    Читательская благодарность в звонком эквиваленте принимается по счетам: U329685938236: (Web-money (UAH) WMU)
  • E291456418521 ( Web-money (EUR) WME)
  • R376802949991 (Web-money (руб) WMR)
  • Z388517651593 ( Web-money ($$) WMZ)
  • 410011175130764 ( Яндекс.Деньги (руб) YM)

  • Стивен Браст
    
         Валлиста
         (Влад Талтош-15/14)
    
    
         Steven Brust, _Vallista_ (2017)
    
    
         Для Мэтта
    
    
         ПОСВЯЩАЕТСЯ
    
         Эмма Булл,  Памела Дин,  Вилл Шеттерли,  Адам Стемпл и Скайлер Уайт -
    вот те главные люди,  которые указали,  где внутри слабо оформленной глыбы
    мрамора  скрывается  настоящая  книга.  Алекс  Кей  в  который  раз  помог
    удержаться в  рамках хронологии,  равно как и  все,  кто следит за  сайтом
    "Архивы Лиорнов" (Lyorn Records).  Благодарю также  Терезу Нильсен Хайден,
    Ирен Галло и  ее Проницательный Производственный Пролетариат,  Аниту Окойе
    за  редакторскую длань,  и  выпускающего редактора Рашель Мандик.  Спасибо
    также моему другу Брайану Мерфи - потому что.
    
    
         ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. АНАЛИЗ
    
         1. Путешествие Деверы
    
         Убийце, выполняющему ответственную миссию, нужна цель. Общепризнанный
    факт.  Свою я нашел в Южной Адриланке,  в кварталах выходцев с Востока,  в
    районе Дороги Сердца.  Вот откуда все эти названия изначально берутся,  а?
    Кто-то кому-то вырезал сердце,  которое долго катилось вниз по улице? Куда
    вероятнее,  конечно,  что  когда-то  некий "лорд Сердце" выиграл тендер на
    застройку этого места,  но моя версия мне как-то больше по душе.  В общем,
    цель была именно здесь, на базарчике сразу за бывшей Гильдией жестянщиков.
         На тот момент я  уже несколько лет был в бегах,  и большую часть этих
    лет  провел,  внимательно посматривая через плечо;  но  мне  удалось найти
    старого приятеля моего  деда,  который позволил мне  пару  недель пожить у
    себя в обмен на некоторые услуги.  Несколько ночевок не в клоповнике - это
    стоило практически любых услуг,  и я тут же согласился. Что и привело меня
    в  итоге  на  небольшой базарчик в  восточном гетто,  где,  как  уже  было
    упомянуто, я нашел свою цель.
         Старуха была, разумеется, из выходцев с Востока - людей, если хотите.
    Усохшая от прожитых лет, в аляповатом пурпуре, на шее серебристое ожерелье
    из ракушек. Лойош, мой спутник, первым заметил ее и мысленно сообщил:
         "Вон там, босс. Нет, правее."
         Я  не  пошел  прямо к  ней.  Прошелся вокруг,  обходя толпу,  которая
    собралась  поглядеть  на  толстяка-жонглера  с  дрессированной  белкой,  и
    понаблюдал за  ней с  дистанции в  тридцать футов.  Она стояла за  длинным
    столом,  за спиной у  нее была небольшая тележка.  Ни упряжи,  ни упряжных
    животных.
         Я наблюдал за ней минут десять: нужно же проникнуться ощущением цели.
    Несколько раз к ней подходили другие -  обменивались парой слов и уходили,
    изредка что-то покупали.  Наконец и я приблизился, так, как будто случайно
    проходил мимо.
         Глаза мои скользнули по столу и я остановился,  словно нечто случайно
    привлекло мое внимание.  Она подняла на  меня взгляд -  слегка утомленный,
    чуть-чуть заинтересованный.
         - Так, - качнул я подбородком, - это вроде яворовая колбаса.
         - Так и есть, - спокойно отозвалась она.
         Я кивнул, шагнул дальше. Остановился.
         - Давненько такую не пробовал, - вроде как признался. - Сколько?
         - Шестнадцать, - сказала она.
         Я хмыкнул.
         - А если серьезно? Сколько?
         Она оскалилась.
         - Сама делала. Смешивала, отмеряла, хранила самые свежие ингредиенты.
    Часы напролет.  Шестнадцать -  хорошая цена.  Впрочем,  я никогда не могла
    устоять перед колдуном,  поэтому - пятнадцать, и ты мне должен одно мелкое
    заклятье. Когда-нибудь.
         - Откуда ты знаешь, что я колдун?
         Она фыркнула и повторила:
         - Пятнадцать.
         - Угу. Ну, за шесть я бы еще подумал.
         - Шесть,  -  сказала она.  -  Если  ты  не  о  шести серебряных,  это
    оскорбление. Рецепт этих колбас хранится в моей семье вот уже девятнадцать
    поколений,  и  я не позволю себе оскорбить память предков,  продав меньше,
    чем за четырнадцать.
         - Ладно, - уступил я, - восемь, но это уже грабеж.
         Она вздохнула.
         - Хорошо,  двенадцать. Сама не знаю, чего это я такая добрая. Майоран
    с моего собственного огорода, и я использую только восточный красный перец
    иллатаакертбен## -  его  ввозит специально для меня единственный в  городе
    поставщик,  который отбирает самые  лучшие стручки,  а  потом самолично их
    сушит и перемалывает.  Но ты симпатичный мальчик, хоть и скуповат, так что
    ладно, бери за одиннадцать.
    
         ##  Шутка Браста для  родичей-мадьяров:  illata a  kertben (венг.)  -
    садовый аромат.
    
         - Я готовлю ужин для приятеля, который сделал мне одолжение. Девять -
    мой предел, иначе я не смогу купить ничего к этой колбасе.
         - Чушь,  -  отрезала она.  - Продай свои модные сапоги. Или плащ. Или
    меч.  Зачем тебе вообще меч?  Люди тут мирные, а для защиты, если случайно
    забредешь туда,  куда не стоило бы,  у тебя есть вот эти, - она кивнула на
    расположившихся у меня на плечах Лойоша и Ротсу.  И добавила:  - Десять, и
    это последнее слово.
         Я вздохнул.
         - Значит, десять. Но исключительно ради твоих прекрасных глаз.
         - Ха, - фыркнула она, - за это добавлю бесплатную луковицу.
         Я улыбнулся.
         - Спасибо.
         Она  завернула колбасу и  луковицу,  вручила мне,  и  я  пошел  своей
    дорогой.
         Не то чтобы у  меня было так туго с наличностью или во мне проснулась
    жадность,  но  торговля  с  колбасником является неотъемлемой частью  всех
    рецептов с яворовой колбасой, а мне ли пренебрегать традициями?
    
         Вернувшись домой,  я  разжег  хозяйскую плиту,  развернул заслонку  и
    поставил сковороду нагреваться. Нарезал колбасу и потушил в гусином жире с
    луком,  чесноком,  печерицами  и  четырьмя  сортами  перца,  а  итог  моей
    кулинарии  разложил  на  блюде  с  жареными  хлебцами-эдештеста##.  Хозяин
    засыпал меня комплиментами.  Звали его Имри, он почти облысел, но сохранил
    большую часть зубов и для своих лет передвигался довольно проворно, хотя и
    не  мог  полностью  распрямиться.   Не  хвастаясь,   признаю:   получилось
    действительно вкусно,  и  как  оказалось,  это  была моя последняя вкусная
    трапеза на ближайшее время.
    
         ## Шутка Браста для родичей-мадьяров:  edesteszta (венг.) - (сладкая)
    выпечка.
    
         Я рассказал Имри то,  что случилось со мной в последние годы - мол, я
    оскорбил Дом Джарега,  за мной охотятся убийцы,  а еще я заполучил Великое
    Оружие,  и все такое.  Не могу сказать,  что ему было интересно.  Зато сам
    Имри,  пока мы ужинали, поведал мне о своих соседях, во всех подробностях.
    Причем по большей части не жаловался,  а именно рассказывал,  какие они, о
    чем говорят,  чем питаются и зарабатывают на жизнь.  Не могу сказать,  что
    мне  это было интересно,  однако после безумных лет охоты,  в  которой мне
    отвели роль дичи,  немного скуки -  не  так  уж  плохо.  А  еще  он  начал
    вспоминать о моем дедушке,  и вот это уже стало занимательно. Определенно,
    дед  в  молодости совершил изрядную часть ошибок,  какие совершают ученики
    колдунов,  в  итоге  выходило иногда  нечто  опасное,  а  в  основном дико
    смешное.  Еще,  оказывается,  дед  когда-то  был знаменитым сквернословом,
    прекрасно  подкованным  в  непристойностях,   похабщине,   нецензурщине  и
    проклятиях,  и  умел  блестяще  ругаться самое  малое  на  девяти  языках.
    Замечательные у Имри получились байки, но я никогда не признаюсь деду, что
    слышал их.
         После ужина Лойош и Ротса занялись крошками,  а я помыл посуду;  хотя
    бы этим я мог отблагодарить хозяина,  чем убил какое-то время.  В нынешние
    дни убивал я почти исключительно время, и был этим вполне доволен.
         Утром мы позавтракали остатками от ужина,  которые я разогрел на сале
    с  хлебом.  Мы сидели за столом и пили кофе -  Имри не знал,  как готовить
    кляву,  а я не хотел оскорблять его предложением научить его. Болтали ни о
    чем, и тут за дверью похлопали.
         Я  поднялся,  снял со стула оружейный пояс и застегнул на себе.  Леди
    Телдра и моя шпага на левом бедре, нож на правом. Шагнул к двери.
         - Что там такое? - спросил хозяин.
         - Драгаэрянин, - сказал я. - Эльф. Они не стучат в дверь, а хлопают в
    ладони.
         - Да что...  а,  -  проговорил Имри.  Поднялся и,  пошарив за стулом,
    добыл тяжелую палку.
         - Нет, - ответил я. - Если там неприятности, позволь мне...
         Он  предложил  мне  придержать язык,  используя  выражения,  каких  я
    никогда не слышал от своего деда.
         Хлопок снаружи повторился.
         Больше я уже не пытался остановить его, но по крайней мере оказался у
    двери  первым.  Шагнул в  сторону,  жестом велев Имри  встать позади меня,
    глубоко вдохнул и отворил дверь.
         На крыльце стояла вроде как девочка.
         - Привет, дядя Влад, - сказала она.
         - Привет,  Девера, - сказал я минуту спустя, когда снова обрел голос.
    - Э, может, войдешь?
         Она покачала головой.
         - О нет, я не должна. Может, выйдешь?
         Высказанное пожелание  переступить порог  заставило меня  внимательно
    изучить окружающее пространство на  предмет мест,  где  мог бы  спрятаться
    убийца. Инстинкт, не более. Девера не причинила бы мне вреда. Она...
         Она...
         В общем,  она не обычный ребенок.  Я изредка встречался с ней,  и еще
    пару раз просто видел.  Не  все эти встречи могли произойти на самом деле.
    Такая уж она. Полагаю, еще и потому я только сейчас, когда рассказываю все
    это,  удивился -  как она вообще меня нашла?  Будь это кто-то другой,  кто
    угодно,  это был бы  второй вопрос,  сразу после "я сейчас умру?"  -  но с
    Деверой я вроде как просто принимал все как данность.
         Я шагнул вперед, замешкался, сказал - "Минутку," - и отступил обратно
    в дом.
         - Кто это? - спросил Имри.
         - Друг, - ответил я, что было правдой. Ну, вроде того. Подхватил свой
    плащ и проговорил: - Спасибо за все.
         А потом вышел и закрыл дверь.
         Мы  не прошли и  нескольких шагов сквозь вонь Южной Адриланки,  когда
    Девера сказала:
         - Будет дождь. Надо поспешить.
         Я посмотрел на небо.  Оно,  как всегда,  было оранжево-красным,  но в
    словах девочки я не сомневался.
         - Куда мы идем?
         Если  она  и  хотела  что-то  ответить,  ее  слова  заглушил воистину
    впечатляющий  раскат  грома.   Непосредственно  за  которым  сразу  хлынул
    натуральный водопад,  и я мгновенно промог бы до нитки,  если бы Девера не
    сделала короткий жест,  и  мы сразу оказались в этаком пузыре сухости.  Не
    будь  на  мне  амулета,  я  бы  тоже мог  сотворить подобное.  Правда,  не
    настолько быстро.
         Но дождь был знатный.  Адриланка обычно местечко доброе и скучное - в
    смысле климата,  разумеется, особенно сравнивая с тем же Кэндлтауном, - но
    порою она вспоминает,  что находится все же на побережье,  и тогда великие
    шторма с моря-океана обрушиваются на порт,  словно безумный маг-покоритель
    небес,  выпустивший на  волю стаю демонов.  Ветра ломают те  деревья,  что
    похлипче,  а  с  более крепких срывают листья и ветви,  дома скрываются за
    стенами воды. Сотворенное Деверой заклинание, к счастью, защищало нас и от
    ветра, а то мы бы и стоять не смогли.
         - Видишь? - проговорила она. - Дождь.
         - Угу, - согласился я. - Куда мы идем?
         - За мной.
         И зашагала по улице,  предоставив мне выбор: остаться с ней или стать
    очень,  очень мокрым. Я последовал за ней, гадая, делает она мне одолжение
    или хочет, чтобы я ей помог? Девера выглядела ребенком, и частенько именно
    так  себя и  вела.  Вот только ребенок ли  она на  самом деле,  или просто
    изображает ребенка,  потому что  именно благодаря такому виду и  поведению
    получает то,  что хочет?  Да,  звучит странно, но я вполне в своем уме. Ее
    мать,  Алиера э'Киерон - дочь богини Вирры и Адрона э'Киерона, который был
    настолько могучим волшебником,  что  едва не  сокрушил Империю.  А  Алиера
    дружит с Сетрой Лавоуд,  волшебницей,  сильнее которой... ну, в общем, еще
    не бывало,  и еще с Морроланом э'Дриеном,  который не только волшебник, но
    еще и колдун,  самое малое,  не хуже меня. Я это к чему: ну что я могу для
    нее сделать такого, чего не могут они?
         На этот вопрос ответа у меня не было,  и я шел дальше,  защищенный от
    воистину впечатляющей грозы магическим пузырем Деверы.  И  вряд ли  что-то
    мог вычислить сам,  пребывая внутри,  но  даже если выбраться и  поплавать
    снаружи...
         "Лойош, как насчет полетать и..."
         "Укушу, босс, и ты это знаешь."
         "Ха-ха."
         Девера указывала путь,  я  шагал  за  ней.  Мы  двигались по  мощеной
    дороге, потом грязи стало слишком много и мы старались лишь обходить самые
    большие лужи,  а когда и обойти стало невозможно -  просто шлепали по ним.
    Один  раз  девочка подпрыгнула и  приземлилась в  самую  середину,  сделав
    большой плюх;  и  замерла,  виновато посмотрела на  мои промокшие рубаху и
    брюки:
         - Ой, извини.
         - Ничего страшного, - ответил я, и мы пошли дальше.
         То  была бы странная прогулка даже в  менее странном обществе.  Дождь
    продолжал лить вокруг нас,  делая очертания окружающих предметов размытыми
    и нечетками,  мы словно двигались сквозь иной мир,  расположенный рядом со
    знакомым мне,  но совершенно отдельный.  Насчет того, что кто-то попробует
    меня сейчас достать,  я  не  беспокоился,  ибо не мог и  представить себе,
    чтобы кто-то  сумел меня  отыскать посреди всей этой свистопляски.  Ладно,
    вру:  беспокоился,  просто потому что такую уж я  завел себе привычку,  но
    прекрасно понимал,  что именно сейчас она не имеет под собой оснований. Во
    всей Южной Адриланке сейчас не было ни души - лишь мы двое, и тихо сидящие
    у меня на плечах Лойош и Ротса.
         И так оно и продолжались.
         Мы  добрались до  Каменного моста,  пересекли его и  двинулись уже по
    Городу -  то есть по кварталам,  где живут драгаэряне,  - и по-прежнему не
    видели никого. Странно, да.
         Миновали,  как мне казалось, часы. Если вдруг кому интересно, сколько
    займет пешком пересечь Адриланку из конца в конец, могу уверенно сообщить:
    долго,  а по ощущениям еще дольше.  Мы оставили позади Город,  двигаясь на
    запад по  Киероновой дороге,  поднимаясь вверх по  склону.  Вода струилась
    вокруг нас  бурлящими потоками,  угрожая унести нас  прочь,  если мы  хоть
    одной  ногой  ступим  в  сточную канаву  на  обочине.  В  конце  концов мы
    оказались в местах изрядно западнее Города. Утесы возвышались в пятидесяти
    ярдах слева, склоны изобиловали острыми камнями. Я бывал тут, но нечасто -
    и не в последние годы.
         - Девера, куда мы идем? - снова спросил я.
         - Пошли,  - выдала она весьма информативный ответ, какой вполне могла
    бы дать ее мать. И я продолжал идти по дороге следом за ней.
         На вершине холма я точно узнал, где мы: рядом с Киероновой Сторожевой
    башней -  местом,  для драгаэрян более чем историческим, - откуда когда-то
    открывался великолепный панорамный обзор моря-океана.  А  вот  чего  я  не
    узнал,  так  это  громадного сооружения рядом  с  дорогой,  на  самом краю
    обрыва.  Несколько лет назад,  когда я в последний раз забирался сюда, его
    здесь не было.  Уверен, не было, я точно помню, как я шагал здесь, покинув
    Город,  исполненный надежды,  что  достаточно далеко убрался от  тех,  кто
    хочет прикончить меня,  и  успею найти место,  где  бы  спрятаться.  Этого
    здания тут тогда точно не было.
         Оно было большое,  беломраморное,  с изящно-парящими изгибами кровли,
    возвышающееся надо мной подобно башне.  Впечатляющий образчик архитектуры.
    На той стороне,  что выходила на океан,  был ряд застекленных окон,  а  на
    стороне,  обращенной к  дороге -  большая двустворчатая дверь.  Громыхание
    бури утихло и  дождь несколько ослаб,  но далеко еще не перестал,  судя по
    пузырящимся вокруг лужам.
         - Туда? - спросил я.
         Девера кивнула.
         - А там что?
         - Поторопись,  -  сказала она и побежала к дверям, где развернулась и
    замерла, глядя на меня большими карими глазами.
         "Босс," - мысленно обратился Лойош.
         "Да?"
         "Не думаю, что это хорошая мысль."
         "Да."
         - Девера, - спросил я, - зачем все это?
         - Мне нужна твоя помощь, дядя Влад, - ответила она.
         Я подошел к дверям.  На створках была вырезана валлиста, половинка на
    каждой створке.  Почему-то эти твари напоминают мне насекомых. Я знаю, что
    это не так, но четыре лапы плюс две маленькие руки придают им что-то общее
    с  насекомыми.  Как-то  я  видел одну  -  в  джунглях,  лишь мельком,  она
    двигалась очень быстро, этакая желтовато-красная вспышка и жуткий цеплючий
    хвост. Вблизи никогда ни одну не наблюдал, и не очень-то хотелось. Поискал
    рядом с дверью хлопушку,  не нашел,  покосился на Деверу,  пожал плечами и
    хлопнул в ладоши. Ничего не произошло. Кто бы сомневался.
         "Ну, вот и все, - сказал Лойош, - можем идти."
         "Ну правда,  Лойош,  это хоть раз сработало?  Ты  можешь представить,
    чтобы я вот так просто развернулся и ушел?"
         "Нет,  конечно.  Но  теперь я  могу с  чистой совестью сказать,  мол,
    говорил же я тебе."
         Девера хихикнула.  Я покосился на нее,  хотел было спросить, но потом
    решил, что не хочу знать ответа.
         Толкнул дверь. Она открылась.
         Девера  вошла  внутрь первой,  я  за  ней.  Мы  оказались в  обширной
    прихожей,  футах в двадцати впереди была арка дверного проема. Она сделала
    еще три шага и исчезла.
         Двери захлопнулись за моей спиной с тупым стуком и клацаньем,  больше
    похожим на  лязг.  Эхо,  отразившееся от  стен,  словно бы  желало что-то.
    сообщить мне. Имел я в виду такие сообщения.
         "Итак..."
         "Заткнись, Лойош."
         Тут было на  удивление тепло;  я  не дрожал,  хотя одежда моя изрядно
    промокла.
         Я  развернулся к  двустворчатой входной двери.  Проверил -  сам знаю,
    глупо,  но  еще  глупее  я  почувствовал бы  себя,  окажись  дверь  просто
    прикрытой.  Заперто,  конечно.  Проверил замок. Тугой. Уделил ему какое-то
    время,  даже  поигрался самой  прочной своей  отмычкой;  что  ж,  механизм
    действительно очень тугой, а может, его и вовсе заклинило наглухо. Или же,
    разумеется,  тут замешано волшебство - подобную возможность никогда нельзя
    исключать.  Пару раз, попадая в похожие ситуации, я снимал дверь с петель,
    но в данном случае, увы, петли располагались слишком высоко. Что ж, ладно.
    Киера  Воровка  наверняка с  легкостью отомкнула бы  этот  замок,  мне  же
    придется полагаться на грубую силу -  что потребует времени и может вообще
    не сработать. Я мысленно пожал плечами и повернулся к арке.
         "Попробуешь поискать Деверу, босс?"
         "Я что, ее нянька?"
         Проверил Леди Телдру,  шпагу и пару сюрпризов,  которые ношу при себе
    на  случай  возможной  необходимости объясниться с  невежливыми персонами.
    Затем шагнул вперед, в арку.
         Наверное,  я ожидал, что случится что-то странное: скажем, я исчезну,
    или все вокруг меня сместится в иное измерение,  ну или, не знаю, я попаду
    на чаепитие с пушистыми котятами.  Но - нет, ничего подобного. Я находился
    в обширной прихожей:  темный мозаичный пол,  обшитые деревянными панелями,
    арочные своды. Слева, на высоте глаз, висело классическое овальное зеркало
    - деревянная  рама,   дюймов  восьми  шириной.  Справа  находилась  дверь.
    Толкнул,  открыто; я вошел. Там был длинный-длинный стол, а вокруг удобные
    стулья,  примерно за  таким некий граф  мог  бы  собрать сразу всех  своих
    вассалов.  В  дальнем конце комнаты имелись застекленные окна  с  видом на
    утесы и море-океан -  именно их я видел перед тем,  как войти в здание. По
    стеклам барабанили капли дождя, изредка хлюпало - все, как и должно быть в
    такой вот день.
         Только окна должны были бы  находиться на стене позади меня.  Я  ведь
    повернул из прихожей направо,  а окна были на той стене, что находилась бы
    слева.
         Что ж, отлично.
         Я продолжал осматриваться, накатывала тошнота.
         "Лойош, тебя это беспокоит так же, как и меня?"
         "Угу."
         "Хорошо."
         На ум мне пришло зеркало - то, прямо напротив двери. Я знаю, что иные
    волшебники могут творить с зеркалами вещи,  которых я не понимаю,  но... в
    общем,  я их не понимаю. Много лет назад, когда жизнь была куда проще, был
    у меня один случай с зеркалом - даже вспоминать не хочу. Я подошел к окну,
    посмотрел наружу.  Обрыв находился так  близко,  что  я  видел волны,  что
    накатывались на берег и  разбивались о  скалы;  меня снова замутило,  и  я
    попятился.  Обошел  комнату,  заглянул в  пустые углы,  внимательно изучил
    стулья и стены.  Не нашел ничего интересного,  только что окна закрывались
    весьма надежно.
         Исключительно чтобы  проверить  свое  предположение,  я  как  следует
    врезал стулом по одному из окон. Стул отскочил.
         "Босс, мы будем просто сидеть в этой комнате?"
         "Кто-то здесь пытается нас убить?"
         "Вроде нет."
         "А можешь ты гарантировать то же самое относительно всего здания?"
         "Э, но..."
         "Да, да, я знаю."
         Стол  блестел полировкой,  а  сделан  он  был  из  бледной древесины,
    которую я никак не мог определить.  А еще я не мог объяснить, почему я так
    внимательно все рассматривал.  У меня было ощущение, что с этой комнатой я
    не  покончил,  что-то  упустил.  К  предчувствиям  я  отношусь  с  великой
    недоверчивостью, а потому предположил, что что-то тут все-таки есть такое,
    что я  заметил краешком глаза,  но  пока не распознал.  Лойош при всей его
    саркастичности также находился настороже.
         Я  вернулся к  окну  и  наблюдал,  как  волны бьются о  скалы.  Дождь
    сменился тяжкой моросью.  Вид воистину впечатлял:  тот,  кто построил этот
    особняк,  тщательно продумал, как приятно будет вот так вот стоять здесь и
    наблюдать за океаном.  На какой-то миг я подумал,  каково это -  посвятить
    себя созданию вещей,  сотворению нового. Примерно таким я был бы, останься
    я поваром.
         "Ты бы сдох от скуки, босс."
         Вероятно,  он  был прав.  Но все же.  Имелся в  моем разуме,  в  моем
    воображении этакий островок:  что было бы, будь главным моим беспокойством
    - когда какой-то недотепа-ученик недостаточно тщательно перемолол соль или
    слишком сильно взбил сливки;  что  было  бы,  будь  у  меня  дом,  куда  я
    возвращался бы каждый вечер,  где жили бы те,  кого я  люблю.  Я подумал о
    Коти,  матери моего сына. Ей, пожалуй, понравилось бы жить с поваром - но,
    конечно, мы бы никогда не встретились, если бы ей не заплатили кучу денег,
    чтобы убить меня.
         "Босс?"
         "Знаю, мне надо выкинуть из головы..."
         "Нет,  я не о том.  Думаю, то, что с тобой творится, идет снаружи. Не
    из твоей головы."
         "Не понимаю."
         "В этом месте есть нечто такое,  что делает именно это;  я почти вижу
    это, как закручивающиеся воздушные потоки."
         "Звучит не слишком осмысленно."
         "Знаю."
         "Что ты еще можешь мне сообщить об этом?"
         Где-то тут и я понял,  в чем суть -  в смысле, я осознал, что меня не
    беспокоит,  что со мной что-то творится. Раньше с моей головой уже играли,
    и когда такое случалось,  меня охватывала дикая ярость.  А сейчас я просто
    вроде как принял все происходящее в манере "надо же,  как интересно".  Что
    бы тому ни было причиной, делало оно именно это.
         Лойош, помолчав, покинул мое плечо и отлетел подальше от амулета, что
    я носил на шее,  и который мог бы вмешаться в его ощущения -  и должен был
    помешать чему бы то ни было вторкнуться в мою голову.
         "Ну как, Лойош?"
         "Не знаю. Но суть именно в этом месте."
         "Лойош, это мне не поможет."
         "Босс,  я пытаюсь,  но это не...  наверное,  нам бы сейчас не помешал
    Деймар."
         "Вот уж не думал услышать от тебя такое."
         "Поверь мне,  я удивлен не меньше тебя. Но прямо сейчас - кроме того,
    что в этом месте у тебя возникают странные мысли, и ты отвлекаешься, - оно
    как-то тебе вредит?"
         Я  задумался.  Меня охватывала странная беззаботность,  этакое "пусть
    все идет своим чередом". И понимание, что это не моя собственная мысль, не
    очень помогало тому,  чтобы от  нее избавиться.  Наверное,  где-то очень и
    очень глубоко внутри я  был одновременно перепуган и  взбешен,  но  не мог
    этого ощутить - очень уж глубоко ушли эти чувства. Здесь и сейчас я просто
    принимал все, как есть.
         "Оно проходит сквозь амулет, Лойош."
         "Не совсем так,  босс.  Оно не проходит сквозь,  а просто ты оказался
    там, где все именно так."
         "Тогда почему оно не действует на тебя?"
         "Действует, - ответил он, - просто не так сильно."
         "А."
         Я  задумался над  тем,  как  интересно -  меня волнует,  что  меня не
    волнует, насколько меня волнует то, что меня не волует.
         "Босс, может, выкинешь это из головы?"
         "Не могу, зато могу пробиться сквозь это."
         "Не понимаю."
         "Может быть..."
         Я прикинул варианты.  Не то чтобы это было так уж важно, однако могло
    и  сработать,  а  раз так,  почему нет?  Я  сел на первый попавшийся стул,
    спиной к двери,  закрыл глаза и попытался раскрыться,  если это имеет хоть
    какой-то  смысл.  Я  позволил своему  сознанию дрейфовать,  призывая любые
    заклинания,  видения  или  чары,  которые желали  бы  проявиться.  Ну  же,
    валяйте,  если вы здесь.  Хотите поиграть с моей головой?  Отлично,  я все
    равно сейчас ей не пользуюсь....
         - Кто вы?
         Я открыл глаза. Или, вернее, подумал открыть глаза, но не мог собрать
    в себе достаточно решимости на самом деле открыть их.
         Напротив меня за столом сидела женщина,  и пока я смотрел на нее,  то
    понял, что глаза мои уже открыты.
         - Меня зовут Влад,  -  сказал я.  -  Рад встрече. Или буду рад, когда
    снова  буду  в  состоянии радоваться.  Вы  можете  сказать мне  что-нибудь
    полезное относительно того, что со мной творится?
         - Простите,  это все комната.  Моя вина.  А я Тетия. - Она произнесла
    это так,  словно ожидала,  что я  о  ней слышал.  Когда я не ответил,  она
    покосилась на Лойоша и Ротсу,  словно ожидая, что я их ей представлю. Я не
    сделал и этого.
         - Тетия,  -  повторил  я,  рассматривая ее  одежду.  Свободная желтая
    блузка и странные легкие свободные штаны ярко-красного цвета. - Валлиста?
         - Да. Разумеется, эту платформу разработала я.
         - Ну да, разумеется, - сказал я. Потом: - Платформу?
         - А как бы вы назвали это строение?
         - Скорее всего,  каким-нибудь зловещим именем,  о  чем вскоре пожалел
    бы.
         - Имя ему - Особняк-на-обрыве.
         - Да,  у вас вышло гораздо лучше. Надо бы как-нибудь познакомить этот
    особняк с Черным замком, пусть обменяются хрониками. Это по-настоящему?
         - Что - по-настоящему?
         - Вы на самом деле здесь, это все происходит по-настоящему?
         - Нет - и да.
         - Что ж, отлично. И как мне это исправить?
         - Вы имеете в виду ощущение эмоциональной летаргии?  Оно пройдет само
    собой, надеюсь.
         - Ваша уверенность просто...
         - Прошу вас. Зачем вы здесь?
         - Э, я вообще-то надеялась, что вы мне это скажете.
         - Вы  выходец с  Востока и,  хотя  не  носите соответствующих цветов,
    обладаете аурой джарега.
         - Первое истинно, второе, пожалуй, довольно близко к тому.
         - Не понимаю.
         - Это хорошо, теперь я тут такой не один.
         "Лойош, что ты чувствуешь?"
         "Что-то здесь есть,  босс.  Ощущение как...  ну,  помнишь,  мы как-то
    разговаривали с призраком?"
         "Пренеприятное чувство. Ладно."
         - Вы беседовали со своим спутником, - проговорила Тетия.
         - Да.
         - А  как вы  на  такое способны,  если носите защиту от  псионических
    воздействий?
         - Надеюсь, однажды кто-нибудь мне это объяснит.
         - Я  могу многое вам сообщить,  -  сказала она,  -  но вам необходимо
    задать правильные вопросы.
         - Что я тут делаю?
         - Видите сны, или общаетесь с мертвыми, как вам больше нравится.
         - Вы мертвы?
         - Да.  По  крайней мере я  так полагаю.  Я  не помню,  как я  умерла,
    впрочем, я ведь не помню и как родилась.
         - Что вы здесь делаете? И почему вы здесь, если вы мертвы?
         Она оглядела комнату.
         - Я разработала это место. Оно - больше я, чем я сама.
         - Не понимаю.
         Она покачала головой.
         - Это то, что сариоли называют "ригна!тейюр".
         - О да,  мне сразу все стало понятно.  -  Сердце мое сжалось, я вдруг
    ощутил, насколько я уязвим, и мне это не понравилось.
         - Вот, видите? - заметила она. - Эффект уже пропадает.
         - Да, но почему я вообще их чувствовал?
         - Я разработала комнату именно такой, чтобы люди расслаблялись, чтобы
    были более склонны к сотрудничеству и лучше договаривались. В вашем случае
    эффект сильнее,  чем должен был оказаться;  возможно, это потому, что вы с
    Востока.
         - Хм, я уже вижу возможную пользу от этой комнаты.
         - Пользу? - она нахмурилась. - Это в мои намерения не входило.
         - Нет?
         - Я бы употребила слово "помошь", но не "польза". Суть в намерении.
         - А в чем разница?
         - Я не использовала комнату,  чтобы чего-то достичь. Просто подумала,
    что если мне вдруг понадобится вести переговоры, будет неплохо иметь такое
    в своем распоряжении.
         Хм, а смогу ли я собрать в этой комнате кучку больших боссов-джарегов
    и убедить их не убивать меня? Наверное, нет.
         - Зачем?
         Она нахмурилась.
         - Я же объяснила. Я подумала...
         - Нет, зачем вы вообще построили это место?
         - Платформу?
         - Да.
         Она странно посмотрела на меня.
         - Потому что мы такие, какие мы есть, полагаю.
         - Валлисты?
         - Люди.  Мы строим. Мы создаем вещи. Все мы, ну или хотя бы многие из
    нас.  Мы,  люди,  драгаэряне, просто нуждаемся в подобном. Может, для вас,
    выходцев с Востока, это иначе.
         - Я не это совсем это имел в виду.
         - А что...
         - Зачем такое здание?
         - Была проблема, требующая решения, - пожала она плечами.
         Ладно, так мы никуда не придем. Я попробовал иной подход:
         - Когда вы умерли?
         - Не  знаю.  Я  словно была здесь как часть этой комнаты,  часть этой
    платформы, с самого начала, но знаю, что это не так.
         - А вы знаете, когда была построена эта платформа?
         - Началось  строительство  еще  во  времена  Междуцарствия,   но  для
    завершения понадобилось долгое время. Столетия.
         - Хм. Я несколько лет назад был здесь, и этого здания не было.
         - Да.
         - Я озадачен.
         - Я вас не виню, - ответила она.
         Внезапно  она  пошла  рябью,   словно  растворяясь,  но  потом  снова
    оказалась на прежнем месте. Хотел бы я знать, что у нее спросить.
         - Как вы умерли?
         - Я  же сказала -  я не помню своей смерти.  Моя мать умерла во время
    Междуцарствия, по крайней мере, мне так сказали. Думаю, она умерла родами.
    Во времена Междуцарствия многих женщин ждала та же участь.
         - Прошу прощения, - сказал я, потому что так принято.
         Она кивнула и отвернулась.
         Я  хотел побольше расспросить о ее смерти,  но не знал правил этикета
    для общения с призраками; знал бы, что понадобится - спросил Телдру, когда
    была такая возможность...
         Я проговорил:
         - Я  не  знаю,  о  чем  спросить у  вас.  Просто пытаюсь хоть немного
    понять, что происходит, чтобы задать правильные вопросы.
         Она молча ждала, и минуту спустя я добавил:
         - Я мало что знаю о том,  каково это - быть призраком. Не мой профиль
    работы, если понимаете, о чем я.
         - Я не призрак, - возразила она. - Не совсем. Я так думаю.
         - А кто же вы?
         - Я... Тетия, - слегка озадаченно ответила она.
         - Вы знаете Деверу?
         - Кого?
         - Я так понимаю, что нет.
         - Кто она такая?
         - А вот это вопрос, на который я не в состоянии ответить. Но она тоже
    здесь, я думаю.
         - Здесь? Она вошла сюда?
         - Да.
         - Зачем? И вообще как?
         - Зачем - не знаю, я сам просто следовал за нею. Как - что ж, это уже
    иное дело: мы просто вошли внутрь.
         - Прошу прощения, - сказала она. - Я не хотела, чтобы так вышло.
         И  с  этим  и  исчезла,  что,  по-моему,  было грубо.  Леди Телдра не
    одобрила бы.  Я еще пару минут сидел на месте,  ожидая,  что она проявится
    снова, но этого не произошло.
         "Что ж, Лойош, - вздохнул я, - мы что-то узнали. Понятия не имею, что
    именно, но что-то."
         "Уверен, босс, что это действительно полезное что-то. И что дальше?"
         "Мне уже лучше.  В  смысле,  что я  уже отдаю себе отчет в  том,  что
    происходит, и не так уж стремлюсь плыть по течению."
         "Хорошо. Что будем делать?"
         "Посмотрим, что будет."
         "И как это я сам не догадался?"
         "Пошли," - проговорил я.
    
         2. Пропавшая красавица и чудовище
    
         В последний раз я осмотрел комнату,  но ничего нового не увидел,  так
    что вышел обратно в  коридор и продолжил изучение здания.  На стене висели
    три пси-эстампа. Большие, и это все, что я могу о них сказать - ни автора,
    ни изображенных персон я не узнал.  Не то портреты,  не то просто наброски
    лиц,  и все трое запечатлены в один из тех моментов,  когда нельзя понять,
    что  чувствует сия  персона.  Вот это смех или плач?  А  тут удивление или
    радость? А вот та, напротив двери - она неодобрительно поджимает губы, или
    пытается не  расхохотаться?  Раз  уж  хозяин этого  местечка выбрал именно
    такие образы,  возможно,  они символизировали нечто существенное, и кто-то
    поумнее меня,  не  сомневаюсь,  разгадал бы намек.  Меня же больше занимал
    вопрос направлений:  если я сейчас открою левую, южную дверь, она приведет
    меня на север? Этажом выше или ниже? В другой город? В иной мир?
         И  конечно,  тут  оказалось еще  одно  зеркало.  Это  было маленьким,
    закрепленным на потолке.  Ну хотя бы теперь очевидно их предназначение:  в
    коридоре на потолке, прокляни его Вирра, не вешают немагических зеркал.
         Я  встал у  двери и  как раз собирался коснуться ручки,  и тут справа
    раздались  шаги.  Я  повернулся.  Это  снова  оказалась  Девера,  футах  в
    пятидесяти от меня, она бежала ко мне.
         - Помоги мне, дядя Влад, - услышал я, а потом она снова исчезла.
         Ладно.
         Я прошел туда,  где она только что была, развернулся, прошел еще раз.
    Я не исчез, она не проявилась. Я постоял там с минуту, пытаясь понять, что
    мне делать,  затем вернулся к двери,  открыл ее и спокойно вошел, как если
    бы это была обычная дверь в моем собственном доме.
         У  камина сидел человек -  драгаэрянин -  с  книгой в руках.  Когда я
    вошел, он поднял взгляд и вопросил:
         - Как вы сюда вошли?
         - Взаимно рад познакомиться,  - ответил я, - я Влад Талтош, а с кем я
    имею честь...
         - Я задал вам вопрос!
         Он  был стар,  пожалуй,  уже за  четыре тысячи лет,  когда драгаэряне
    начинают выглядеть так,  словно в любой момент готовы рассыпаться горсткой
    праха,  так что убивать их уже бессмысленно.  На нем была желтая мантия из
    чего-то  вроде  шелка,  расшитая пурпуром.  Злой,  сухощавый,  дряхлый.  Я
    подумал,  не пощекотать ли его чем-нибудь острым, чтобы был повежливее, но
    этот прием не так эффективен, как многие полагают.
         Поэтому я сказал:
         - Простите, не расслышал - как вы сказали, вас зовут?
         Он сверкнул очами.
         - Лорд Атрант из Хаустауна, и я снова спрашиваю, как вы сюда вошли?
         - До безумия просто,  -  отозвался я,  -  через дверь. Вот эту дверь.
    Прямо за моей спиной, видите?
         - Чушь.
         - Я бы похлопал, но там не было хлопушки.
         - Но дверь в особняк!
         - А, та дверь. Она не была заперта, и там тоже не было хлопушки.
         - Невозможно,  - отрезал он. - У вас не могло быть... - он замолчал и
    снова сверкнул очами.
         "Ага."
         В  комнате было еще одно кресло,  также повернутое к камину,  а между
    ними  стоял столик,  графин и  кубок.  Он  не  пригласил меня  сесть и  не
    предложил вина. Что бы сказала на это леди Телдра?
         - Вы некромант? - вопросил он.
         - Это  уже  слишком личный вопрос,  вам  так  не  кажется?  Но  я  не
    собирался никому мешать, просто это место выглядело необитаемым.
         - "Это место",  как вы сказали,  зовется Особняком-на-обрыве, каковой
    совершенно точно обитаем,  и я прошу вас немедленно убраться прочь, пока я
    не позвал слуг, чтобы они помогли вам в этом.
         Ну,  если тут не слишком много слуг, которые вдобавок не прошли через
    сотни схваток,  шансы их "помочь мне убраться" откуда-либо,  если я сам не
    предпочту сделать это, крайне скудны. Но сказал я совсем другое:
         - Убраться? Но я только что вошел.
         - У вас есть привычка случайно входить в чужие дома?
         - Снова личный вопрос. Возможно, мы могли бы обсудить...
         Я не договорил,  потому что он потянул за шнур, что висел недалеко от
    его руки.  Оценить размер здания можно хотя бы  по тому,  насколько хорошо
    слышен звук колокольчика, когда кто-то дергает за такой звонок; на сей раз
    я вообще ничего не слышал.  Окинул взглядом комнату.  Небольшая,  учитывая
    размеры особняка,  рост драгаэрян и  обычай высокородных делать все раза в
    четыре больше,  чем нужно. Рядом с камином располагалась дверь, а напротив
    на  стене  был  портрет,  совершенно точно  изображавший Атранта  в  более
    молодые года.  Там же, оправленные в рамки, висели несколько сертификатов:
    один,   из  Старозамковой  школы  архитектуры,   был  подписан  "уважаемый
    профессор",  второй  представлял  собой  что-то  вроде  грамоты  о  некоей
    Серебряной  бирже,   еще  один  оказался  выпускным  дипломом  Памларского
    университета.  Несомненно, эти покои принадлежали Атранту, и ему нравилось
    ощущать  себя  под  собственным наблюдением.  Как-то  меня  посещала мысль
    прикупить себе замок, но не думаю, чтобы я дошел до того, чтобы сидеть под
    собственным портретом.  Судя по физиономии на портрете, в молодости Атрант
    приветливостью не слишком отличался от себя нынешнего. Я также - просто по
    привычке -  отметил,  какие  предметы мебели можно  будет швырнуть,  какие
    столы удобно перевернуть,  и  вообще сколько у  меня окажется пространства
    для маневра, если пойдут интересные дела. На одном из столов стояла бутыль
    прозрачного  стекла,   жидкость   в   которой,   судя   по   цвету,   была
    высокоградусной тинктурой мурчина;  впрочем,  отметил я ее лишь в качестве
    возможного  метательного снаряда,  пристрастия  Атранта  были  его  личным
    делом. Я расслабился и спокойно ожидал.
         Открылась другая дверь. По лицу вошедшего было трудно определить, кто
    он,  однако одет он был как текла,  за вычетом надвинутого на лоб берета с
    неизбежной эмблемой дома Валлисты.  Из чего гениальный я сделал вывод, что
    передо мною слуга.  Никогда не видел,  чтобы слуги носили головные уборы -
    не знаю, символизирует ли это некий статус его положения. Выглядел он куда
    моложе  своего  хозяина,  где-то  неопределенного для  драгаэрян "среднего
    возраста",  то  есть старше тысячи лет  и  моложе трех тысяч.  Двигался он
    несколько скованно,  словно его коленям надоело сгибаться, но пожалуй, это
    благодаря его положению,  а не возрасту. Когда мне будет две тысячи лет, я
    и  так-то  ходить не смогу -  впрочем,  я  к  тому моменту буду уже тысячу
    девятьсот с  хвостиком лет  как  мертв,  так  что  это  не  совсем честное
    сравнение.
         - Этой персоне,  -  проговорил Атрант,  - требуется помощь с парадной
    дверью. Проследите, чтобы он выбрался наружу.
         - Да, сударь, - ответил слуга и взглянул на меня.
         А я задумался, как бы лучше разыграть этот расклад. Никуда я не уйду,
    это  точно,  но  мне стало интересно проверить,  сможет ли  слуга отворить
    дверь,  раз я не смог;  также, возможно, с ним будет проще поладить, чем с
    его хозяином. Так что я, пожав плечами, направился к выходу из комнаты, но
    на пороге остановился, отвесил Атранту короткий поклон и подмигнул.
         - Мы еще побеседуем, милорд.
         Слуга последовал за мной.  Я  остановился в  коридоре подождать его и
    представился:
         - Я Влад.
         Слугам,   полагаю,   трудно  понять,  где  в  общеизвестной  иерархии
    располагается тип,  который ведет себя как благородный и  носит шпагу,  но
    при этом является выходцем с Востока.  Мы никуда не вписываемся,  и всегда
    забавно наблюдать,  как  разные  представители драгаэрских сословий решают
    один и  тот же  вопрос.  Этот,  впрочем,  не замешкался и  на миг,  слегка
    поклонившись.
         - Меня зовут Гормен, сударь.
         И уверенно двинулся в направлении двустворчатых дверей.
         - У вас, я так понимаю, не слишком много посетителей?
         - Нет, сударь, - ответил он.
         - Полагаю, вы с лордом Атрантом уже давно?
         - Больше тысячи лет, сударь.
         - Хорошо служится?
         - Не жалуюсь, сударь.
         Мы добрались до выхода.  Гормен толкнул двери и нахмурился, поскольку
    они не пожелали открываться.  Он снял с  шеи цепочку и выбрал один из трех
    солидных  ключей,   подвешенных  к   ней.   Ключ  подошел  к   замку,   но
    поворачиваться также не пожелал.
         - Ага, - заметил я.
         - Очень  странно,  -  сказал  он.  -  Я  должен разобраться...  -  Он
    поклонился, развернулся и зашагал обратно. Я, разумеется, пошел туда же.
         Гормен остановился.
         - Сударь, - проговорил он.
         - Хм?
         Он всячески попытался скрыть раздражение.
         - Возможно,  я  проведу вас  в  приемную и  пришлю бокал вина,  а  вы
    подождете?
         Для него это определенно было важно.
         - Вы здесь давно?  Я  имею виду,  в этом месте?  -  я указал рукой на
    окружающее помещение.
         - В Особняке-на-обрыве, сударь? С тех пор, как он был построен.
         - А когда это произошло?  - Не знаю, зачем мне понадобилось проверять
    сказанное Тетией,  но именно так я и сделал.  Хотя нет,  зачем - знаю: она
    была призраком или  чем-то  вроде того,  и  я  хотел понять,  насколько ее
    ощущения соответствуют тем, кто жив.
         - Трудно сказать, сударь.
         - Трудно сказать? То есть вы не знаете, как давно обитаете тут?
         - Сударь, это случилось более ста лет назад. Мой господин переселился
    сюда примерно в то время.  Разумеется, мое место рядом с ним, где бы он ни
    жил.
         - А где он еще жил?
         - В старом замке, сударь.
         - В старом замке?
         - Да, сударь. Это родовая резиденция, в Хаустауне.
         - Ясно.
         Он  кашлянул и  тонко намекнул на  то  направление,  куда  хотел меня
    провести.  Я пожал плечами -  пожалуй,  Гормен рассказал достаточно, чтобы
    заслужить небольшое сотрудничество - и кивнул:
         - Да, конечно.
         Он явно вздохнул с облегчением, и я последовал за ним - через комнату
    с  камином в другую,  на той же стороне здания,  которая была очень на нее
    похожа,  но чуть побольше,  с  четырьмя креслами вместо двух,  и  четырьмя
    столами.  Камин уже  горел.  Ротса поерзала у  меня на  плече -  она  явно
    нервничала, - но тут притихла: наверное, Лойош ее успокоил. Слуга сообщил,
    что напитки сейчас будут поданы.  Я  опустился в кресло и смотрел на языки
    пламени,  сновно они  должны были  мне  что-то  поведать.  Пламя оказалось
    необщительным,  однако заставило меня задуматься: а кто вообще проходит по
    всем  комнатам  и  каждый  день  разжигает камины?  Потому  как  дело  это
    небыстрое, а каминов в особняке немало...
         Гормен удалился,  закрыв за собой дверь. Я прислушался, не щелкнет ли
    запор, но ничего не услышал.
         "Ну, Лойош, мысли есть?"
         "Нет, босс, это все слишком странно, чтобы думать."
         "Да, странностей тут хватает... а это что еще?"
         "Это"  было  звуком  от  чего-то  тяжелого,   вроде  каменной  плиты,
    скользнувшей по  направляющим.  Звук  раздался где-то  сверху и  дальше по
    коридору,  хотя внутри здания слух бывает обманчив. Я продолжал смотреть в
    пламя,  зная,  что  Лойош  присмотрит за  моей  спиной.  Прямо  сейчас  не
    произошло ничего, и я слегка расслабился.
         "Думаешь, тут есть тайные проходы, босс?"
         "Разумеется,   они  есть,   Лойош.  Кто  ж  строит  такое  место,  не
    озаботившись тайными ходами?"
         Дверь -  один в  один как  та,  через которую в  первый раз  появился
    Гормен -  отворилась.  Вошел драгаэрянин, на вид помоложе Гормена - прямая
    спина, высокий лоб, в цветах иссолы, но опять же с эмблемой дома Валлисты.
    В руках он нес поднос с чашкой и бутылкой.
         - Милорд,  -  поклонился он,  -  я Лашин.  Не окажете ли честь нашему
    дому, позволив предложить вам новоягодного тридцать первого года?
         - Великолепное предложение, Лашин. Влад, граф Сурке, к вашим услугам.
    - Раз  уж  он  собирается  быть  вежливым,   я   с  тем  же  успехом  могу
    представиться более значимым титулом,  имперским,  давая понять,  что  это
    правильный выбор.
         Он  поставил чашку на  стол,  налил в  нее часть содержимого бутылки,
    затем поставил бутылку рядом, снова поклонился и удалился, не позволив мне
    выдоить из него сколько-нибудь новой информации.
         Белое вино, сухое и приятное.
         "И сколько мы будем тут сидеть, босс?"
         "Пока я выпью эту чашку, и может быть, еще одну. Или пока не вернется
    Гормен."
         Он нетерпеливо переступил с  ноги на ногу,  оставаясь у меня на левом
    плече,  а  Ротса  прошипела  мне  в  правое  ухо  что-то  неодобрительное.
    Возможно, они проголодались; я так точно. Но с другой стороны, мои брюки и
    рубаха как раз почти высохли.
         "Можем слетать найти кухню," - предложил Лойош.
         Я глотнул еще вина.
         "Ну,  поискать точно можем.  И  не сомневаюсь,  что найдем что-нибудь
    интересное."
         Я  допил вино и  передумал насчет второй чашки -  на голодный желудок
    оно могло и ударить мне в голову. Я поднялся.
         "Ладно, посмотрим, сумеем ли мы отыскать тут кухню."
         Я вернулся в коридор и принюхался.  Имелся почти неразличимый оттенок
    запаха,  который лично  мне  напомнил папоротник,  растущий в  джунглях за
    пределами Адриланки. Больше ничего не заметил. Едой и не пахло. Да что тут
    за люди такие, они что, ничем не питаются?
         Я повернул налево и пошел дальше по коридору. Шел довольно долго - ни
    дверей,  ни  ответвлений;  вот интересно,  а  что тогда за  стеной справа?
    Впрочем, в этом месте - все, что угодно. То ли обрыв, то ли чертоги Вирры,
    а может, гора Дзур.
         Наконец я дошел до ведущего направо прохода, и сразу повернул туда.
         "Босс,  а  разве тут не должны быть другие слуги,  или там стражники,
    или еще кто-то?"
         "Угу."
         Через некоторое время по  правую руку  обнаружилась большая и  весьма
    вычурная дверь.  Запахов съестного опять же  не  было,  так  что  я  пошел
    дальше. Снова - долгий пустой коридор, а потом еще одна дверь, опять же по
    правую руку,  такая же большая.  Я  еще раз напомнил себе,  что "правое" и
    "левое"  тут  мало  что  значат,  но  из-за  этой  двери  доносился  запах
    свежевыпеченного хлеба, и я решил, что уж на это стоит положиться.
         Я  открыл дверь.  Блестящие чистотой мраморные столешницы и раковины,
    каменные печи и  стальные полки.  Кухня,  и  хорошая.  У  меня просто руки
    загудели остановиться тут и  приготовить что-нибудь.  Начищенные до блеска
    медные кастрюли,  солидные разделочные столы, печка, в которой делали хлеб
    (я заглянул: пустая и холодная), холодильный ящик (тоже заглянул: пустой и
    теплый) и  дровяная плита с двумя раздельными горелками,  большой и малой.
    Обе тоже оказались холодными.
         А  в  углу висело направленное к потолку круглое зеркало двух футов в
    диаметре.
         "Тут нет еды, босс."
         "А тебе бы все и сразу."
         Я снова принюхался. Все еще пахло свежим хлебом. Обожаю запах свежего
    хлеба.  К  кухне  примыкала кладовка -  также пустая,  за  вычетом ведра с
    яблоками.  Мне почему-то казалось, что люди питаются чем-то более весомым,
    нежели яблоки.  Но я  все равно я  взял одно и съел.  Сорт не из знакомых,
    однако неплохое: темно-красное, очень хрусткое и очень терпкое. Я съел еще
    одно,  скормив огрызки Лойошу и  Ротсе.  Не  совсем то,  что я  искал,  но
    немного помогло.
         Забавно:  за  всю мою карьеру меня не  раз били,  грабили и  убивали,
    однако вот  именно сейчас,  шатаясь по  этим коридорам и  воруя яблоки,  я
    чувствовал себя в достаточной мере преступником, чтобы мне стало неудобно.
    Не то чтобы это меня остановило, впрочем.
         Я  внимательно осмотрел кладовку,  чтобы ничего не упустить,  и снова
    вернулся в кухню.  В деревянном держателе было воткнуто несколько неплохих
    ножей.  Мой отец никогда таких вот держателей не  использовал,  он  всегда
    держал ножи в кожаном футляре,  каждый завернут в толстое полотенце, после
    каждого использования он тщательнейшим образом драил их и убирал на место.
    Еще тут имелась премилая кухонная лопатка, скорее всего серебряная. У меня
    даже возникло искушение прихватить ее, но кухонную лопатку уж очень трудно
    спрятать под одеждой, так что я оставил ее на месте.
         Но вот что я  скажу.  Я  хорошо знаю,  что такое кухня,  и  что такое
    большая кухня, и прекрасно знаю, каково это - наводить чистоту. И либо тут
    поработало некое специально призванное божество кухонной уборки, либо этой
    кухней вообще никогда не пользовались. Я бы поставил на последний вариант,
    но  откуда тогда  запах  хлеба?  Как-то  сомневаюсь,  что  кто-то  изобрел
    невидимый хлеб.  Но  либо  где-то  тут  имеется невидимая еда,  либо народ
    действительно живет на одних яблоках. Странно.
         Я все еще размышлял о невидимом хлебе, когда услышал вопль.
         "Лойош, где..."
         "Очень близко, босс, за дверью."
         Я провел рукой по своему арсеналу, проверяя, все ли на месте, а потом
    открыл дверь в коридор.
         Прямо  напротив оказалась женщина -  рот  открыт,  в  глазах плещется
    ужас.   Мозг   мой   автоматически  рассортировал  увиденное  по   должным
    категориям:  драгаэрянка,  текла,  пожилая.  Работу эту мой мозг провернул
    очень быстро,  потому что взгляд уже метнулся дальше,  вправо по коридору,
    где я  засек лишь тень чего-то большого и  очень белого,  но оно исчезло в
    другом коридоре еще до того, как я сообразил, что это такое могло бы быть.
         - Барлан да  сохранит наши  души,  Г'мон да  сохранит наши  сны.  Оно
    вырвалось... - прошептала она, глядя прямо сквозь меня.
         - Что - оно? Что это было?
         Она трясла головой, глаза оставались невидяще-остекленелыми.
         - Кто вы? - спросил я.
         Какое-то  время она  непонимающе смотрела на  меня,  словно вопрос не
    имел смысла, потом проговорила:
         - Доррит.  Меня назвали Доррит.  Это в честь места, откуда пришла моя
    бабушка, Орит, что обозначает "медвежий дом" на...
         - Вот и отлично, - сказал я. - Так что это было за чудовище?
         - Чудовище? - переспросила она, словно уже забыла. Потом снова широко
    распахнула  очи,   завопила  и   удрала  по  коридору  в   противоположном
    направлении,  перебирая ногами  куда  проворнее,  чем  я  полагал для  нее
    возможным.
         "Босс..."
         "У меня те же вопросы, что и у тебя, Лойош, и никаких ответов."
         Я посмотрел направо -  именно там исчезло то чудовище,  чем бы оно ни
    было.
         "Это не к добру," - сообщил Лойош.
         Я  убрал в  ножны шпагу и  боевой нож -  даже сам не  заметил,  когда
    обнажил их.
         "Угу," - находчиво ответствовал я, все так же смотря в коридор.
         Попытался еще раз вспомнить,  что же  именно я  видел.  Увы,  видел я
    слишком мало.  Оно точно было большое,  в  этом я уверен.  По-моему,  едва
    втискивалось промеж стенок и пригибалось, чтобы не задевать потолок.
         "Поищем его, босс?"
         "Его? Ты спятил? А если найдем?"
         "Обожаю, когда в тебе просыпается здравый смысл."
         Я зашагал по коридору.
         "Босс, но ты сказал..."
         "Мы не ищем чудовище. Мы просто идем в том же направлении."
         "Не могу... а, ладно."
         Дойдя  до  конца  коридора,  я  задумался:  повернуть ли  налево  или
    направо.
         "Босс, там кто-то есть. За углом."
         Я почти обнажил шпагу,  но сдержался. В смысле, я же тут гость, да? А
    появление чужаков с  обнаженным оружием не  приветствуется в  определенных
    кругах.  Признаю,  не так уж часто мне выпадает бывать в таких кругах,  но
    вот выпало же.
         Я шагнул за угол, и меня попытались убить.
         Будь у меня время,  я воскликнул бы,  обращаясь к Лойошу -  "ну прямо
    как дома",  или что-то  в  этом роде.  А  так я  просто завернул за угол и
    раздался мысленный оклик Лойоша, и нечто полетело в меня, а я отшатнулся в
    сторону.  Оно как раз прошло мимо, когда я осознал - не увидел, а вычислил
    по  тому эффекту,  который оно  произвело на  мое зрение,  -  что это была
    вспышка,  очень и очень яркая.  Я упоминал,  что не люблю драться, когда в
    глазах все рябит? Очень раздражает.
         В руке моей была Леди Телдра.
         Несомненно,  все вокруг почувствовали,  когда я  обнажил ее;  угроза,
    испуг или по  крайней мере непонятное,  но несомненное беспокойство -  это
    как минимум.  А те,  кто не чужд магической энергии,  ощутили это особенно
    живо. Что до меня, я почувствовал себя лучше.
         Тот, кто напал на меня, проговорил:
         - Погодите.
         Что  ж,  весьма уместная просьба,  если тот,  кого ты  пытался убить,
    вдруг обнажает Великое Оружие.  Ну  да  ладно,  видел я  все еще не лучшим
    образом,  поэтому небольшая задержка перед тем,  как мы  продолжим беседу,
    мне не повредит. Он находился шагах в пятнадцати от меня: смуглый, высокий
    лоб и прямые волосы -  чрезвычайно длинные, глупо, наверняка будут мешать,
    когда начинаешь швыряться заклинаниями.  Носил он  красно-белые цвета Дома
    Атиры,  эмблема на  колете принадлежала тому  же  Дому.  Руки атира держал
    вытянутыми вперед,  ладонями ко мне и  вниз.  Пальцы у  него были довольно
    длинными.
         Я сохранял готовность и ждал.
         - Извините,  -  сказал он.  -  Вы застали меня врасплох. - Взгляд его
    сосредоточился на Леди Телдре,  которая сейчас была длинным узким кинжалом
    почти без крестовины.
         Я все так же молча и спокойно изучал его.  Лойош зашипел,  сугубо для
    драматического эффекта.  Парень нервнимал,  однако держал руки все  так же
    вытянутыми  вперед.  Защитная,  даже,  пожалуй,  умоляющая  поза  -  но  с
    волшебниками нельзя ни в чем быть уверенным, так что я ждал.
         - Я правда не собирался нападать на вас,  - сказал он, - я думал, что
    вы... вы застали меня врасплох.
         - Опустите руки, - велел я.
         Он  кивнул,  однако  для  этого  простого движения ему  потребовалось
    некоторое время,  словно и хотел бы, но конечности одеревенели. Бывает, по
    опыту знаю.
         Наконец он опустил руки.
         - Извините,  -  повторил он. - Меня зовут Армарк, и я имею честь быть
    волшебником-консультантом у лорда Атранта.
         - Талтош,  -  произнес я в ответ.  - Я тут гость. Полагаю, вы приняли
    меня за... э, то чудовище?
         - Господин?
         - Вы ведь считали, что напали именно на него?
         - Я понятия не имею, о чем вы, господин.
         - Громадное, белесое и не очень похожее на человека.
         - Господин?
         - Вы его не видели?
         - Нет, господин.
         - И не слышали вопля?
         - Вопля, господин?
         - Ха,  -  проговорил я. Вот почти уверен, что обращением "господин" я
    был обязан оружию в моей руке.
         Я убрал ее в ножны.
         - Спасибо, - сказал он и поклонился мне почти как равному.
         - То  есть вы никогда не видели в  этих коридорах громадное уродливое
    чудовище?
         - Ну разумеется, нет, господин. А сейчас, если позволите, мне следует
    заняться делом.
         - Поисками того чудовища,  которого вы никогда не видели и  о котором
    ничего не знаете?
         - Господин?
         Я покачал головой.  Волшебник кивнул и пошел дальше по коридору.  А я
    услышал шаги за спиной и  почти уже обнажил клинок снова,  но то был всего
    лишь Лашин, который двигался, похоже, быстрее, чем считал приемлемым.
         - А, вот и вы, сударь. Я боялся, что вы заблудитесь.
         У выходцев из Дома Иссолы всегда этакий мелодичный голос.
         - Значит, вы беспокоились, что я могу заблудиться, - проговорил я.
         - Да, господин.
         - Именно об этом вы беспокоились?
         - Господин?
         Иссолы умеют оставаться как раз на правильном расстоянии и  держаться
    так,  словно они ростом не выше собеседника. Вот и леди Телдра была такой.
    Что-то сейчас поделывает Сара?..
         - А вы не слышали воплей?
         Он наклонил голову и шевельнул бровями.
         - Воплей?
         - И  полагаю,  также не видели некое расгуливающее по коридорам очень
    бледное, здоровенное и уродливое чудовище?
         - Вы,  вероятно,  шутите,  сударь, - с нейтральной улыбкой проговорил
    Лашин.
         "Леди Телдра врала куда лучше, босс."
         "Это да."
         - Да, - ответил я, - шучу. Это я, знаете, умею.
         - Не позволите ли проводить вас обратно в  приемную?  Я велел кухарке
    приготовить вам перекусить, пока решается вопрос с дверью.
         Какой еще кухарке?
         - Перекусить? О, в таком случае, с удовольствием.
         Он  поклонился и  изящно развернулся,  я  последовал за  ним до самой
    приемной.  Там меня ждало вино и  тарелка с  копчеными бычками,  спаржей и
    ковригой хлеба. Хлеб был свежий и вполне видимый.
         - Спасибо, Лашин.
         - Не за что, сударь.
         - Вы уверены, что не слышали воплей?
         По  лицу его  скользнула улыбка -  как  раз подходящая для того,  кто
    знает,  что  ему  рассказали шутку,  но  на  самом деле он  не  считает ее
    смешной. Иссола поклонился и удалился через небольшую дверь.
         "Да, Лойош, он врет."
         "Поделись рыбкой, босс."
         Хлеб был хороший.  Рыба - пресновата, но не настолько, чтобы копчение
    испортило вкус. Я бы получил от еды больше удовольствия, если бы не гадал,
    откуда она  взялась.  Пустая кухня раздражала так  же,  как  то  чудовище,
    которое я успел заметить лишь краешком глаза. Ну, почти так же.
         "И сколько мы тут сейчас будем сидеть, босс?"
         "Примерно как в прошлый раз."
         Пожалуй,  стоит пояснить. Во-первых, Девере нужна была моя помощь: ей
    я отказать не мог. Также, признаться, я человек любопытный, и понимал, что
    вокруг творится то,  чего  я  напрочь не  понимаю,  но  имею на  сей  счет
    кое-какие  предположения.   Почти  уверен,   что   в   этом   месте  вовсю
    задействована некромантия.  Для тех, кто с таковой незнаком: некромантия -
    это магия,  которая имеет дело со смертью, что включает в себя места, куда
    невозможно попасть обычным способом.  Сама  Некромантка как-то  объяснила,
    что смерть -  всего лишь путь в такое место.  Может,  она и ошибается,  но
    пока я не получу доказательств обратного,  буду считать,  что она знает, о
    чем  говорит:  ведь сама Некромантка именно из  такого места и  пришла,  а
    кроме того, не зря же ее зовут именно так, верно?
         Да  и  хлеб кое-что да  значил:  в  кухне им пахло вовсю,  но никаких
    следов самого процесса выпечки хлеба.  В ящике-холодильнике никаких следов
    рыбы. Вообще ничего - ни в кладовке, ни в холодильнике, ни на кухне. Кроме
    яблок.  Почему там были яблоки?  Это как минимум так же  странно,  как все
    прочее.
         Я не хотел просто просиживать тут кресло,  но и бесцельно разгуливать
    по особняку было как-то неудобно.  Я подумал,  не стоит ли найти Атранта и
    приставить ему к горлу кинжал,  а может, даже Леди Телдру, а потом вежливо
    попросить прямо ответить на  несколько простых вопросов.  Но -  нет,  пока
    нет.  Пока я не буду понимать,  с какими силами он связан. Мне не нравится
    угрожать кому-то,  а потом обнаружить,  что на самом деле хозяин положения
    именно он. Со мной такое пару раз случалось, пренеприятнейшее ощущение.
         Я доел хлеб,  рыбу и вино. Лойош и Ротса поделили между собой спаржу:
    для меня она всегда имеет вкус мыла, как бы ни старались повара. Откуда бы
    ни взялась еда и  что бы она ни значила,  лучше так,  чем голодать.  Кроме
    спаржи - лучше голодать, чем питаться ею.
         "Интересно, а винный погреб тоже пустой?" - спросил Лойош.
         Я не сразу понял,  что он вполне серьезно.  Но даже если и так, какая
    мне-то разница?  Кроме того, вряд ли в поисках винного погреба мне повезет
    больше, чем в поисках всего остального.
         Повинуясь внезапному побуждению,  или чему-то  вроде того,  я  встал,
    вышел из комнаты и вернулся к входным дверям -  просто проверить, на месте
    ли они, или тут все перемещается, когда я смотрю в другом направлении, как
    в тех замках из восточных сказок. Нет, двери остались там, где и были, уже
    легче.  Я  развернулся,  миновал знакомые мне  двери и  проследовал правым
    коридором до  пустой кухни  и  пошел дальше.  В  конце коридора,  где  мне
    повстречался Армарк,  я повернул налево,  испытывая смутную надежду пройти
    из одного угла здания, "платформы", в другой, противоположный.
         Впереди  оказались  раскрытые  двойные  двери.   Я   вошел  с   самым
    беззаботным видом -  и действительно, ничего опасного. Большой бальный зал
    с   высокими   потолками,   стратегически  расположенными  альковчиками  с
    бутылками и  бокалами,  в  дальнем конце  подиум,  в  каждом углу  большие
    полноразмерные зеркала,  и  две изгибающиеся полукругом лестницы,  ведущие
    вверх, судя по их виду - беломраморные.
         Я подошел поближе;  точно, мраморные. Поднялся по лестнице и оказался
    на  балконе,  который шел  вокруг  всего  зала.  Интересно,  каково это  -
    находиться тут,  когда внизу вовсю танцуют,  а зал заполняют звуки музыки.
    Коти наверняка ввернула бы  что-то на тему того,  сколько семей выходцев с
    Востока или текл могли бы прокормиться за те деньги, что ушли на одно лишь
    парадное платье или камзол.
         Я молча фыркнул: похоже, я дошел до того, что веду с ней воображаемые
    беседы о воображаемых развлечениях.
         В  каждом углу балкона были двери.  Две  -  большие и  вычурные,  две
    поменьше.  И какой выход мне предпочесть,  предназначенный для благородных
    особ или для слуг?  Я  открыл ближайшую дверь просто потому,  что она была
    ближе.
         "Наконец-то!  -  воскликнул Лойош.  -  После долгих поисков мы  нашли
    сокровище..."
         "Заткнись."
         Швабра,  ведро, две метлы, совок и полка с кучей банок с жидкостями и
    порошками разных цветов,  а  еще целая груда тряпок.  Чрезвычайно странное
    место для такого чулана.  Совершенно бессмысленно,  то есть, как и во всех
    остальных случаях, я ничего не понимаю. Это раздражало.
         Я  закрыл чулан и  двинулся ко  второй двери для  слуг.  Наверное,  я
    ожидал увидеть примерно то  же  самое,  но  эта  выходила в  длинный узкий
    коридор,  со множеством дверей,  между которыми было футов по двадцать или
    около того.  Я прошел мимо,  не тронув ни одной. Наверняка тут комнаты для
    прислуги,  и  хотя я не испытывал особых предрассудков насчет пошнырять по
    особняку Атранта и сунуть нос куда не следует, почему-то входить в комнаты
    для прислуги мне казалось чересчур.
         Дверь в дальнем конце коридора была закрыта.  Я изучил замок,  достал
    набор отмычек и потратил куда больше времени,  чем понадобилось бы Киере -
    а  с  другой стороны,  вряд ли  Киера так обрадовалась бы,  услышав легкий
    металлический щелчок.  Я  убрал  инструменты,  открыл дверь  и  переступил
    порог.
    
         3. Призрак танца
    
         За  дверью  оказались  симпатичные уютные  покои:  полка  с  книгами,
    письменный стол с  бумагами,  подставка для  солидных инкунабул и  высокий
    наклонный столик с  зажимами вдоль краев столешницы.  На  письменном столе
    также имелся прозрачный шар размером с кулак - я такой видел у Морролана -
    а  в углу стояла недлинная черная полированная палка,  увенчанная таким же
    шариком, только поменьше. В другом углу было несколько цилиндров, примерно
    по три фута в длину и полфута в диаметре.  На полках,  помимо книг,  также
    покоились стопки бумаг,  несколько -  весьма объемных.  И - да, правильно:
    зеркало.  Небольшое,  вделанное в  углу прямо в пол,  устремленное вверх и
    внутрь.  Оно  было слегка вогнутым,  а  что это могло обозначать,  гадайте
    сами.
         "Босс, а что, если разбить зеркало?"
         "Я уже и сам подумывал."
         "И?"
         "Пока нет."
         Эта  комната  была  первой,   которая  выглядела  так,  словно  здесь
    действительно живут -  разумеется,  за вычетом той,  в  самом начале,  где
    сидел Атрант.  Я вошел и осмотрелся,  ни к чему не притрагиваясь. На столе
    стоял голубой керамический стакан с целым ворохом карандашей -  никогда не
    видел  сразу  столько,  -  и  изящный письменный прибор  с  чернильницей и
    песочницей,  искусно выложенный бирюзой и перламутром.  Также рядом лежала
    пара выполненных в том же стиле авторучек,  свидетельствующих,  что Атрант
    не пренебрегает достижениями новейших технологий.
         Я глянул на книги.  Имелись там пара трудов по волшебству и несколько
    по  некромантии,  но  в  основном  заглавия книг  были  наподобие "Расчеты
    прочности для  самых  распространенных легированных сталей с  обновленными
    формулами граничных условий нагрузок" и "Заметки об эффектах давления воды
    на различные гранитные сооружения в  течение длительных периодов времени".
    На увлекательное чтиво не походила ни одна.
         Лойош  терпеливо  ждал,  Ротса  осталась  на  полу  у  порога,  чтобы
    предупредить меня, если кто-то пройдет мимо.
         Возможно,  я узнал бы больше,  если бы покопался в ящиках письменного
    стола  или  в  книгах,  однако  у  волшебников случается мерзкая  привычка
    устанавливать в  таких местах ловушки -  а  я не мог их засечь,  поскольку
    носил амулет, с которым был слеп для волшебства.
         Я  также  поискал потайные двери  или  сдвигающиеся стены -  так,  на
    всякий случай, просто комната была, на мой взгляд, неподходящего размера и
    находилась в  неподходящем месте,  в сравнении с прочими,  которые я успел
    повидать. Ничего не нашел, и решил, что хватит. Ротса снова заняла место у
    меня на плече,  я  закрыл дверь и  с некоторыми усилиями снова запер ее за
    собой.  Забавно:  в  таких случаях замок часто куда  труднее закрыть,  чем
    открыть, и при этом никакой радости от успеха.
         Я  вернулся обратно на балкон и распахнул двустворчатые двери с таким
    видом, как будто имел на это полное право.
         Что  ж,  нет  никаких  причин,  чтобы  в  подобном  особняке не  было
    просторной обеденной залы.  Подумай я  об  этом  раньше,  я  бы,  конечно,
    предположил,  что она тут есть.  Но не здесь же -  в смысле,  не на втором
    этаже с  выходом на балкон над бальным залом.  А где кладовая?  Ведь прямо
    под моими ногами должен находиться коридор с приемными покоями и гостевыми
    комнатами,   так  что  не  получится.   Я  обернулся,  балкон  по-прежнему
    располагался у меня за спиной.  А впереди -  большой стол,  персон этак на
    сорок-пятьдесят. И большие двери напротив. Ну правда, можно ли расположить
    обеденную залу дальше от кухни?  Как,  спрашивается,  доставлять сюда еду,
    чтобы не  остыла?  Или  тут  есть  магические двери или  нечто вроде того,
    ведущие из одного места в другое?
         Помещение было достаточно большим, и мне пришлось потратить некоторое
    время, чтобы проверить, действительно ли тут пусто, а потом еще преодолеть
    искушение сесть во главе стола - просто чтобы почувствовать, каково это.
         Да,  я  упомянул пару  зеркал,  встроенных прямо  в  стены?  Ну,  вы,
    наверное, и сами догадались, не так ли?
         "Большая пустая комната, босс."
         "Ага."
         "Со столом и стульями."
         "Ага."
         "Но зато мы многое узнали."
         "Заткнись."
         Я  подошел вплотную.  На столе ничего не было,  за вычетом полудюжины
    подсвечников,  причем ни в одном не было свечей.  Я призадумался, а откуда
    тут  тогда свет,  и  только тогда заметил несколько окон в  стене справа -
    высоко,  почти  у  потолка.  Снаружи  все  еще  стоял  день.  Я  попытался
    прикинуть,  как  долго здесь нахожусь,  но  потом сдался.  Еще  я  обратил
    внимание,  что даже эти окна застеклены, хотя на такой высоте добраться до
    них невозможно.  У того,  кто строил этот особняк, явно было слишком много
    денег.
         Тут  я  сообразил,  что  надо было прихватить из  тех  покоев немного
    бумаги и  попытаться нарисовать план  особняка -  может,  тогда  я  что-то
    увижу.  Ну, скажем, что коридоры изгибаются в волшебную руническую надпись
    "очень глупо".
         "В том конце еще двери, босс."
         "Вижу. Вероятно, открываются в никуда, и я упаду прямо в океан."
         "Но ты же все равно туда пойдешь, так?"
         "Конечно.  Если только по дороге что-то не выпрыгнет прямо из стены и
    не сожрет меня. Кстати, не такое уж невозможное дело."
         "Скорее всего ты еще до того сойдешь с ума."
         "Такое уж это место, правда?"
         "Ну разве что ты уже сошел с ума. Я надеюсь, что нет, потому что..."
         "Потому что тогда и ты тоже?"
         "Да," - признался Лойош.
         Я держался настороже,  вдруг случится что-то интересное,  но это была
    просто большая комната с  длинным столом,  и  ничего тут не  поделаешь.  В
    смысле, если тут ничего нет...
         "Лойош."
         "Босс?"
         "Большие помпезные двери в том конце комнаты."
         "Ну и?"
         "Большие помпезные двери здесь."
         "Босс, твои наблюдательные способности..."
         "Так откуда берется еда?  Где проход из кухни? Как ходят слуги? Ты же
    знаешь, им запрещено пользоваться дверями для важных персон."
         "Хммм."
         "Я думал, эта комната уж слишком нормальная."
         Стены   были   голыми   -   несколько   декоративных  светильников  и
    канделябров,  плюс,  кое-где,  полосы  темного дерева,  но  ничего больше.
    Тайные ходы?  Возможно.  Но я искал,  а на голой стене очень трудно скрыть
    щель от  прохода,  если искать целенаправленно,  вот  почему обычно тайные
    ходы прячут за книжными шкафами или в  мозаичных полах,  все в таком духе.
    Опять же зачем делать потайным ход для слуг?  Отсутствие дверей для слуг в
    каком-то  смысле было самой странной и  необъяснимой вещью из  тех,  что я
    пока что здесь видел, а это что-то.
         Да прокляни их Вирра.
         Двери на  противоположной стене были точно такими же,  как те,  через
    которые я вошел. Я распахнул их. Там было темно.
         "Босс..."
         Я шагнул в темноту.
         На  сей  раз,  когда я  переступил порог,  у  меня  на  какой-то  миг
    закружилась голова,  в глазах потемнело и даже зашумело в ушах.  Потом все
    пропало, и я...
         ...оказался сидящим в кресле.
         Уже интересно.
         Кресло было твердым и  деревянным,  и  передо мной,  а также справа и
    слева,  располагалось еще много таких же.  А прямо впереди, за всеми этими
    креслами, была...
         Я находился в театре.  Большом театре,  учитывая, что располагался он
    внутри  другого здания.  Благодаря многим годам  обращения с  цифирью я  с
    одного взгляда мог оценить, что здесь примерно три сотни мест. Сценический
    помост,  выполненный в виде традиционного шестиугольника,  поднимался фута
    на четыре и  был отлично освещен со всех сторон.  Как вы понимаете,  театр
    подобных размеров никоим образом не мог поместиться за теми дверьми, через
    которые я вошел -  как минимум он занял бы весь второй этаж.  Следовало бы
    мне  привыкнуть к  бессмысленностям этого  места,  но  -  увы.  Я  поискал
    взглядом неизбежные зеркала, и отыскал таковые, над каждой из дверей.
         Надо  быть изрядным любителем театра,  чтобы выстроить в  собственном
    особняке театр на три сотни зрителей.  Часто ли Атрант принимал гостей?  Я
    снова обратил внимание на сцену -  только что на ней никого не было, а вот
    сейчас это изменилось. Что ж, уже интересно.
         В  середине  сцены  стояла  незнакомая мне  женщина.  Просто  стояла,
    неподвижно замерев, и я также не двигался и молчал - примерно с минуту или
    около того. А потом заиграла музыка. Я не видел, откуда исходит звук, и уж
    точно не видел никого, кто исполнял бы ее, но это точно была музыка, да не
    простая, а на целый оркестр.
         И она начала танцевать.
         Я мало что знаю о музыке,  и еще меньше -  о танцах, но могу описать,
    как это чувствовалось. Словно равнины на севере, когда трава сгибается под
    напором суровых ветров, как будто склоняется. Словно леса на западе, когда
    снега начинают таять и  ручьи бегут черными потоками по  белому покрывалу.
    Ее  движение не прекращалось ни на миг -  ладони чертили узоры в  воздухе,
    ноги  сгибались и  распрямлялись,  подпрыгивая,  приседая;  торс изгибался
    змеей,  голова  горделиво вздернута и  раскачивается,  и  словно  малейшее
    движение мышц даже ее век строго запланировано, точно выполнено и идеально
    соответствует ритму музыки.
         Я понял, что затаил дыхание, и медленно выдохнул.
         В общем, прошу прощения за сей поэтический экскурс. Все мы знаем, что
    я  не  по  этим делам.  Но  иначе описать,  что случилось,  я  просто не в
    состоянии, и это само по себе должно кое-что объяснить, правда?
         И я сидел в пустом театре и смотрел на ее танец до тех пор, пока - уж
    не знаю,  сколько времени минуло,  - она остановилась, замерев в немыслимо
    прекрасной позе,  свет померк,  музыка стихла. Я сидел еще какое-то время,
    потихоньку приходя в себя и пытаясь сообразить,  что все это значит, и тут
    она спрыгнула со сцены и подошла ко мне,  сперва двигаясь по проходу между
    кресел, а потом вдоль ряда, где сидел я. Движения ее были текучи как вода,
    как ни  банально звучит.  Для драгаэрянки она была невысокой,  примерно на
    полголовы выше Алиеры,  а выражение "гибкая как тростинка" было специально
    изобретено, чтобы правильно ее описать.
         Я  же просто сидел и  ждал,  пока она не опустится в  кресло слева от
    меня.
         Она смотрела не на меня,  а на сцену,  с которой только что сошла.  И
    проговорила:
         - Меня зовут Хевлика.
         - Влад. Вы потрясающе танцуете.
         - Спасибо.
         - Не  могу  даже  вообразить,  сколько часов тренировок нужно,  чтобы
    научиться подобному.
         Она кивнула, все еще глядя поверх кресел на пустую сцену.
         - Я  изучаю искусство на протяжении четырех столетий.  Начала,  когда
    мне не было и сорока.
         - Научилась танцевать раньше, чем ползать.
         - Да, есть такая поговорка.
         - А еще мне понравился ваш выход.
         - Мой?..
         - Когда я вошел, сцена была пуста. Я посмотрел в сторону, потом снова
    на сцену, а вы уже тут. Отличный фокус.
         - А. Но это не мой фокус, а ваш.
         - Да?
         - Да. Разве вы не знаете? В любом представлении именно публика творит
    большую часть магии, которой сама же и очарована.
         - Я слышал об этом,  однако не думал,  что все так буквально.  Но я в
    этом не специалист. И как я сумел провернуть такое?
         - Я-то откуда знаю?
         На это ответа у меня не было.
         - Это место, - проговорил я.
         - Хмм?
         - Странное, говорю, место. Здесь творится то, что я не могу понять.
         - А за пределами этого места вы все прекрасно понимаете?
         - Не говорите загадками.
         Она хихикнула.
         - Я даже не могу сказать, из какого вы Дома.
         - А это важно?
         - Безусловно.
         - Вы гадаете, настоящая ли я.
         - Ага.
         - А я сомневаюсь насчет вас.
         - Вот сразу видно,  что у нас с вами много общего.  Можете рассказать
    мне что-нибудь полезное о том, что тут происходит?
         Она поглядела вокруг, потом снова на сцену.
         - Что вы имеете в виду?
         - Кухня пуста и  никогда не  использовалась,  но при этом есть свежий
    хлеб.
         - Что привело вас сюда?
         - Друг попросил помочь.
         - Как именно помочь?
         - Не знаю.
         Она повернула голову и  посмотрела на меня.  Лицо треугольником,  мне
    сразу  вспомнилась Сара.  Что  ж,  значит,  иссола.  Окинув меня  коротким
    взглядом,  Хевлика снова повернулась к  сцене.  И что она там нашла такого
    интересного?
         - Так что вы можете рассказать мне об этом месте?
         - Вы про Особняк-на-обрыве?
         - Ага. Простите, не могу без улыбки произнести подобное название. Что
    странно, потому как один мой знакомый зовет свой дом Черным замком.
         Она бросила на меня еще один короткий взгляд.
         - И вы явно не можете и его выговорить без улыбки.
         - В общем, да. Так что вы можете мне рассказать?
         - Я не так уж много знаю. Я танцую, и это все.
         - Танцуете?
         - Для лорда Атранта. Примерно раз в два месяца.
         - Персональное представление?
         - Да.
         - Это какое-то извращение, вам так не кажется?
         - Почему?
         - Ну, он держит вас здесь, заставляет танцевать...
         - Он  позволил  мне  жить  здесь  и  позволил  танцевать.  Он  -  моя
    аудитория, и ему нравится, как я танцую.
         - Танцуете вы несравненно.
         - Спасибо. Но не будь его, мне не для кого было бы танцевать.
         - То есть... как? Почему?
         - Вы  не разбираетесь в  танцах.  Я  хороша,  но недостаточно хороша.
    Больше нет. После увечий - больше нет.
         - Увечий?
         - Может, я не совсем верно выразилась. Растяжения и разрывы.
         - Я не...
         Она  вытянула ногу  и  положила на  спинку кресла впереди.  Я  честно
    попытался не  смотреть.  Я  понимаю,  что  общественные нормы скромности в
    случае танцовщиц или акробаток неприменимы,  но ее ноги были прикрыты лишь
    обтягивающим трико -  а  я  не  привык наблюдать открытые женские ноги так
    близко.
         Хевлика, похоже, моего смущения не заметила.
         - Большая часть травм -  от прыжков и приземлений,  - сообщила она. -
    Иногда бывает и  от сложных позиций,  но в моем случае всему виной твердая
    поверхность. Тысячи и тысячи приземлений.
         - Погодите, - вставил я, - я чего-то не понимаю. Какмх травм?
         - Ноги,  бедра и,  конечно же,  ступни. У меня нет опущенного подъема
    стопы,  скорее стопа просто уже не поднимается. Поэтому мне больно когда я
    хожу, и когда стою, и когда сижу - тоже.
         - Я...
         - И,  разумеется,  колено.  -  Она опустила ногу и  задрала на спинку
    кресла другую.  -  Здесь почти то же самое,  с коленом чуть полегче, а вот
    боль в бедре и тазобедренном суставе с этой стороны сильнее.
         - А разве целительное волшебство не помогает?
         - Очень помогает. Поэтому я все еще могу танцевать. Но оно неспособно
    исправить все,  а  многие травмы случились во  время Междуцарствия,  когда
    ничего нельзя было сделать,  а  сейчас уже  слишком поздно.  Однако даже в
    самом лучшем случае - при травмах есть свои пределы у любой помощи.
         Мне тут же  вспомнились все места,  по которым я  получал острыми или
    тупыми предметами; во многих до сих пор побаливает или, хуже того, зудит.
         Я кашлянул:
         - Итак...
         - И теперь есть вещи,  которые более мне не под силу.  Ни одна труппа
    не возьмет меня. Такова наша жизнь: мы танцуем, наши тела выходят из строя
    и  мы перестаем танцевать.  Но лорд Атрант видел меня и  ему нравилась моя
    работа,  и  благодаря ему у  меня есть еще несколько столетий.  В  прежние
    времена,  в  Хаустауне,  я  танцевала и  для  его текл,  однако сейчас мне
    приходится себя ограничивать.  Дело ведь не в  боли,  поймите.  Я или могу
    танцевать, или не могу. А я просто ненавижу, когда не могу танцевать.
         Голос ее  при  этих словах был почти бесстрастным,  и  она продолжала
    смотреть прямо вперед.
         - А что, если вместо танцев вы бы...
         - Никаких "вместо танцев" быть не может.
         Я задумался.
         - Жутко,  наверное.  Делать то,  что вы любите, и при этом уничтожать
    себя.
         - Это лучше, чем уничтожать других.
         Очень близко к цели.
         - Вы знаете, кто я?
         - Влад, - ответила она, - вы же сами сказали.
         - Ладно. Потому что вы... впрочем, неважно. Вы давно здесь?
         - Выходцы с Востока все такие любопытные?
         - А скольких вы встречали?
         - Вы второй. Первый задавал так же много вопросов, как и вы.
         - Наверняка он был не такой симпатичный, как я.
         Хевлика даже не улыбнулась.
         - Это было давно,  а для меня вы все очень похожи. Впрочем, у него не
    было джарегов, и кажется, волосы его были посветлее.
         - Никогда не доверяйте выходцу с  Востока без пары джарегов.  Так как
    давно, вы сказали, вы живете здесь?
         Она не ответила, а когда я покосился в ее сторону, брови ее задумчиво
    сошлись.
         - Я не уверена, - проговорила иссола.
         - Интересно, - заметил я.
         Она пожала плечами.
         - Что, совсем никаких ответов? Дни, недели, годы, десятилетия?
         - Много десятилетий.  С самого Междуцарствия. А какая разница? Сейчас
    я здесь.
         - Ага,  и я тоже здесь. И хотя вам, возможно, все равно, но я пытаюсь
    понять это место.
         - Не понимаю. Как это - понять?
         - Почему кухня пуста и откуда взялся хлеб.
         - Это кажется не слишком...
         - А  еще  что  там  за  чудовище,  от  которого одна из  служанок так
    завопила.
         - Об этом я ничего не знаю.
         - Не  говоря уже  о  том,  что в  половине случаев,  входя в  одну из
    дверей,  я нахожу за ней то,  чего в этом месте быть не может.  Лично меня
    это огорчает.
         - Понимаю.
         - А уж особое дело - призрак.
         - Призрак?
         - Или нечто вроде того. Женщина по имени Тетия, которая...
         - Тетия?
         - Да. Вам знакомо это имя?
         Она нахмурилась.
         - Где-то слышала, но не могу вспомнить, где. Возможно, лорд Атрант ее
    упоминал.
         - Но вы о ней ничего не знаете?
         Хевлика покачала головой.
         - Ладно, вы не можете рассказать мне, что тут происходит, а кто тогда
    может?
         - Лорд Атрант.
         - Да, но он, пожалуй, не станет. Кто еще?
         - Его дворецкий.
         - Верно. Лашин. Он также не слишком общителен.
         Она поджала губы.
         - Не думаю,  что общительность входит в перечень качеств,  за которые
    ценят дворецких. А еще я ему не доверяю.
         - Почему же?
         Она нахмурилась.
         - Не могу сказать. Что-то такое... нет, точно не знаю, почему. Просто
    не доверяю.
         - Ладно. В любом случае, я никогда не был экспертом по дворецким...
         Я обнаружил, что пальцы мои ласкают рукоять Леди Телдры, и прекратил.
    Она никогда не была дворецким.
         - Что вас беспокоит? - спросила она.
         - Чертовски откровенный вопрос.
         Иссола пожала плечами.
         - Да так,  ничего,  -  ответил я.  -  Просто я шатаюсь по магическому
    зданию и делаю вид, что все совершенно нормально.
         - Что ж,  я  общаюсь с  выходцем с Востока,  у которого по джарегу на
    каждом плече, и делаю вид, что все нормально.
         - И?
         - Сочувствую.
         Я потер подбородок кулаком.
         - Знаете, никогда не мог представить себя таким.
         - Сочувствующим?
         - Да нет,  себя в  роли дворецкого.  Я мог бы горбатиться на хозяина,
    чтобы не  умереть от  голода,  и  мог бы  какое-то время сам быть хозяином
    чего-нибудь не слишком большого, и мог бы петь в кабаках за кормежку, если
    бы умел петь,  и мог бы пойти в армию -  я там уже был.  Но чтобы скованно
    расхаживать с прилизанным видом, и сообщать какому-нибудь богатому кретину
    "кушать подано",  но никогда не говорить того,  что хочется сказать - нет,
    не понимаю. Я бы точно спятил.
         - Почему вас это так волнует?
         - Сам не знаю. Может, ваш танец так на меня подействовал. Это магия?
         - Не та, которую имеете в виду вы.
         - Ладно.
         - А  ответ на  ваш  вопрос,  полагаю,  в  том,  что некоторые находят
    удовлетворение просто в том, чтобы выполнять свои обязанности.
         - Хм. Ну ладно.
         Она улыбнулась.
         - Хотела бы я помочь вам.
         - Вы уже помогли,  -  ответил я.  -  Удачи вам со всеми травмами. И с
    танцами.
         Я поднялся и прошел к проходу. Выход имелся позади кресел, но я решил
    проверить,  нет  ли  другой  двери.  И  пошел  вперед  с  уверенным видом,
    вспрыгнул на сцену и пошел дальше.  Обернулся -  Хевлика сидела на прежнем
    месте и смотрела на меня.
         - Не беспокойтесь, - сообщил я, - я на этой сцене временно.
         Дверь  отворилась беззвучно.  Я  переступил порог и  снова оказался в
    обеденной зале. Поднялся на балкон и остановился у тех дверей, которые еще
    не открывал.
         "Есть предчувствия, Лойош?"
         "Не-а."
         Я распахнул дверь.
         "Зеркала," - сказал я.
         "Много зеркал, босс."
         Зеркальные стены,  зеркальный потолок,  зеркальный пол.  Я  встал  на
    пороге, снова и снова глядя на собственные отражения.
         "Кто такое сделал?"
         "А все остальное кто?"
         "Нет,  но зачем вообще делать такую комнату?  Ну правда - что, кто-то
    сказал: о, знаю, а давайте-ка я сделаю комнату из зеркал, будет весело!"
         "Босс, ты же знаешь, они магические."
         Ну да, сейчас я уже не сомневался, что зеркала тут магические. Бесило
    главным  образом  то,  что  существует  столько  заклинаний,  связанных  с
    зеркалами, а я в них совершенно не разбираюсь.
         "Мы идем туда, босс?"
         "Нет."
         "Хорошее решение."
         "Хотя можно..."
         "Босс!"
         "Ладно,  ладно.  Но  я  тут  понял:  я,  оказывается,  весьма неплохо
    выгляжу."
         "Конечно, босс."
         "Но усы следует подровнять."
         "Да, я вот тоже так подумал."
         Я закрыл дверь, развернулся и...
         - Девера! - воскликнул я. - А я тебя искал.
         Она кивнула.
         - Знаю. Я тоже тебя искала.
         Будь она человеком,  а не драгаэрянкой,  ей было бы лет девять, очень
    уж она походила на тощих и мелких девчонок из Южной Адриланки -  пока одна
    просит "подайте на хлебушек",  вторая незаметно срезает кошелек.  Ну, если
    не  считать одежды.  На Девере были свободные черные бриджи с  серебристой
    окантовкой и еще более свободная рубашка, также черная, расшитая серебром;
    и стоили они дороже,  чем уличная шайка украдет за всю свою жизнь. Светлые
    волосы до плеч она стягивала черной лентой, чтобы не лезли в глаза.
         Я проговорил:
         - Ты можешь сказать мне, что я должен тут сделать?
         - Помочь мне выйти.
         - Помочь тебе выйти? Но ведь ты привела меня сюда.
         - Это была я-завтрашняя. А вот я-сегодняшняя оказалась в ловушке.
         - А. Конечно. Какой же я недогадливый.
         "Босс, ты правда понимаешь..."
         "Ничуть, Лойош."
         "А, тогда хорошо."
         - Можешь объяснить, Девера?
         - Я сама не понимаю, дядя Влад.
         - А. Так что ты хочешь, чтобы я сделал?
         - Не знаю.
         Я  хотел было заметить,  что она мне весьма помогла...  но с  Деверой
    можно шутить, а вот сарказм не получался. Вот не получался, и все.
         - Ладно, а можешь сказать, куда идти отсюда?
         Она осмотрелась и покачала головой. Прекрасно.
         - Хорошо,  -  кивнул я.  -  Тогда давай,  наверное,  с самого начала.
    Расскажи, что случилось.
         - Ладно. Я была в гостях у папы, и...
         - Так, прости, это в Чертогах Правосудия?
         Она кивнула.
         - И это было вчера?
         Она снова кивнула,  а я понял, что это неверный вопрос: Девера знает,
    что такое "вчера",  "сегодня" и  "завтра",  простоэти слова не обязательно
    значат для нее то же, что для меня: ее "вчера" могло с равным успехом быть
    тысячу лет назад,  через месяц или прямо сейчас. Голова у меня не то чтобы
    заболела,  но намекнула,  что совсем не против -  и точно заболит,  если я
    задумаюсь над этим посильнее.
         - Итак, ты была там, - проговорил я. - И как же оказалась здесь?
         - Не знаю, но я не могу выбраться.
         - Тогда как же ты меня нашла?
         - О, это я сделала завтра.
         - А, - сказал я. - Да, конечно.
         Она кивнула.
         Я глубоко вдохнул и медленно выдохнул.
         - Девера,  пожалуйста.  Попытайся  объяснить так  четко,  как  только
    можешь: что произошло и как я могу тебе помочь?
         - Но,  дядя Влад,  я не знаю, что произошло. - Она едва не плакала, и
    меня это  расстраивало куда сильнее,  чем  все  минувшие покушения на  мою
    собственную жизнь.
         - Все хорошо, - сказал я. - Сделай что сможешь.
         Она вытерла рукой глаза и кивнула.  Девера не была ребенком,  но если
    она вела себя как ребенок - это по-настоящему, или как? Сами решайте.
         - Хорошо,  -  сказала она.  -  После папы я пошла в Вестибюль,  чтобы
    повидать прабабушку, и...
         - Погоди-погоди, где и кого повидать?
         - В Вестибюле. Тьму.
         - Ты повидала тьму?
         Она кивнула.
         - В смысле, там не было света?
         - Да нет же. Я имею в виду ее. Тьму.
         - Тьма - это человек?
         - Тьма -  это  богиня,  глупый,  -  сообщила Девера,  словно это была
    прописная истина.
         - А, - сказал находчивый я. - Да, конечно, и правда глупо получилось.
         - Дядя Влад!
         - Ладно, ладно. Продолжай.
         - Ну  и  вот,  знаешь,  когда идешь по Чертогам,  там есть такие шипы
    времени, и...
         - Чего-чего там есть?
         - Я же сказала, шипы времени.
         - Я... я таких не помню.
         - А. Ну, в общем, так и попадают в Вестибюль.
         - Наверное, я их там просто не видел.
         Она кивнула.
         - Чертоги большие.
         Это она очень, очень преуменьшила...
         - Итак, Вестибюль?
         - Ага, и я повидала Тьму, а потом, ну, я просто шагнула - и оказалась
    здесь.
         - Так. Ладно. А потом ты выбралась завтра, правильно?
         - Да, но только потому, что ты мне помог. Поэтому я и пришла к тебе.
         - А  почему ко мне?  Чем тебя не устроила твоя мать,  а  не она,  так
    Сетра Лавоуд, Морролан или Некромантка? Вирра, в конце концов?
         Она замотала головой, волосы ее взметнулись.
         - Я не могла,  -  сказала она.  - Мама бы... если я... - Она опустила
    взгляд. - Мне не полагалось видеться с Тьмой.
         - А.  Так,  ты пришла ко мне, потому что сделала то, чего тебе нельзя
    было делать,  поэтому ты не можешь обратиться ни к  кому больше,  и  ты не
    знаешь ни что случилось, ни как я могу это исправить, но я единственный, к
    кому ты могла придти. Ну вот, кажется, понял.
         - Ты боишься?
         - Нет, все нормально.
         - Тогда ты не все понял, - заметила Девера.
         - Ну,  тут ты  категорически права.  А  почему тебе нельзя видеться с
    Тьмой?
         - Мама говорит, она неподходящая компания.
         - Твоя мама -  Алиера, да, мы же об Алиере говорим - говорит, что она
    неподходящая компания.
         Девера кивнула.
         - То  есть  Алиера э'Киерон,  дочь Адрона э'Киерона,  который взорвал
    Империю, говорит, что Тьма - неподходящая компания?
         Девера снова кивнула.
         - А она сказала, почему?
         Она опустила взгляд.
         - Я не знаю.
         - Девера.
         Она смотрела в пол.
         - Девера, почему твоя мама говорит, что Тьма - неподходящая компания?
         - Маме не нравится, как она ест.
         - А. Что ж. Наверное, она может стать дурным примером. И как она ест?
         - Она пожирает миры.
         - А. Ну да. И она живет в Вестибюле, у Чертогов Правосудия?
         - Она не живет там, но я могу ее там найти.
         - Когда она не пожирает миры.
         Девера кивнула.
         "Лойош, и как я оказался в ситуации, где..."
         "Даже не начинай, босс."
         Девера хихикнула.
         - Так,  - проговорил я, - хорошо. Я понял, почему ты не хочешь, чтобы
    знала мама, или бабушка, но почему не кто-нибудь более могущественный, чем
    я?
         - Они расскажут обо мне.
         - А я нет?
         Она покачала головой.
         - Почему?
         - Потому что ты умеешь хранить секреты.
         Я   заикнулся  было  о   том,   сколько  всякого  рассказываю  полным
    незнакомцам,  но  потом вспомнил,  сколь о  многом при  этом умалчиваю.  И
    проговорил:
         - Ладно, пожалуй, ты права. Так что тебе нужно, чтобы я сделал?
         - Я не знаю! - голосок ее дрожал.
         - А можешь объяснить,  как ты узнала,  что я могу помочь, но при этом
    не знаешь, что мне надо сделать?
         - Мне нужен кто-то, чтобы помочь. Ты ведь кто-то, так?
         - Да вот сам гадаю.
         - Мне нужен кто-то,  кто поможет мне найти путь наружу,  и... - голос
    ее дрожал, она опустила взгляд.
         - Ладно, - сказал я, - попробую помочь. А ты знаешь...
         Она исчезла.
         "Да гори оно огнем!"
         "Удивился?"
         "Не  слишком.  Но  эти  исчезания мы  добавим к  списку вопросов,  на
    которые нужны ответы."
         "Уверен, босс, это не слишком важно."
         "Эх."
         Я постоял на месте еще с минуту,  поворачивая только что состаявшуюся
    беседу так и  этак,  и  не понимая почти ничего.  Потом решил,  что с меня
    хватит, пожал плечами и отодвинул сказанное в сторону. Подальше.
         Так,  куда теперь?  Обратно в  театр и  во вторую дверь,  или вниз по
    лестнице?
         Где-то тут скрывается ответ, а я пока не смог отыскать вопрос.
         Я прошел через обеденную залу в театр -  ну,  в общем, в ту дверь, за
    которой несколько минут  назад был  театр.  Я  переступил порог и,  как  в
    прошлый раз,  последовало мгновение головокружения, и я оказался в кресле.
    Такое постоянство до странности обнадеживало.
         Несколько минут я  смотрел на сцену,  однако Хевлика не появилась.  Я
    встал и вышел через заднюю дверь.
         Там  обнаружился широкий  зал,  отделанный бледно-желтыми  плитами  с
    белыми окаймлениями,  украшенный парой зеркал у каждой стены -  под каждым
    стоял небольшой столик,  -  и несколькими картинами и пси-эстампами. Ковер
    на полу был темно-синий,  пышный и толстый.  Я обернулся посмотреть сквозь
    двери у меня за спиной -  здесь это уже стало своего рода привычкой; дверь
    была на месте, и я видел задние ряды кресел в темном театре. Что ж, ладно.
         Я  прошел по залу.  Легко было представить тут полное сборище высшего
    света,  все  разодеты в  парадные цвета  Домов  -  ботфорты с  отворотами,
    расшитые блестками трико,  пышные платья с высокими воротниками, - и ждут,
    когда  откроются  двери.   Именно  для  этого  и  используются  такие  вот
    помещения;   а  этим  вообще  когда-нибудь  пользовались?  Двери  за  мной
    закрылись с легким щелчком.  В правой стене тоже была дверь, я открыл ее и
    был почти изумлен,  увидев вполне осмысленный интерьер -  длинная комната,
    на полу паркет, зеркала в обе стены и длинный поручень вдоль одной из них.
    Как раз в таких тренируются танцоры. Я закрыл дверь и продолжил осмотр.
         Зал заканчивался длинным столом,  над которым висело большое зеркало.
    Я уже устал от собственных отражений.  По обе стороны стола имелись двери.
    Та  или  эта?  Последние несколько часов я  только и  делал,  что выбирал,
    причем без всякой рациональной основы,  то предпочесть или это. Раздражало
    дико.
         Я попробовал левую дверь;  заперта.  Я исследовал замок,  затем добыл
    нужные вещички из внутреннего кармана плаща,  и  через минуту с  небольшим
    устранил препятствие.
         Интересное   местечко   для    оружейной.    Вернее,    категорически
    бессмысленное местечко для оружейной.
         В  основном тут  держали  алебарды.  Пыли  не  было,  однако  быстрая
    проверка дала понять,  что они не слишком острые.  Парадные образцы?  Быть
    может.  В  углу была стойка с  восемью палашами,  тоже чистыми,  но и этим
    клинкам не помешало бы пообщаться с  точильным бруском.  На полке над ними
    были кинжалы:  полдюжины декоративных,  дешевые камешки и позолота,  а еще
    восемь вполне приличных,  хоть и  туповатых.  Я  взял по очереди каждый из
    них. Неплохая работа: клинок треугольником, хорошее острие, надежный эфес,
    обтянутая кожей рукоять.  Я  подавил искушение украсть парочку,  но  очень
    хотелось.  Просто потому что.  Для метания не лучший вариант, зато отменно
    подходят  для   незапланированного  боестолкновения.   Никоим  образом  не
    шедевры,  просто образчики хорошего и основательного ремесленного подхода.
    Обожаю кинжалы. Я положил их на место.
    
         4. Легенда о сонном Лашине
    
         Выйдя из  оружейной,  я  пересек зал,  открыл противоположную дверь и
    снова оказался в  помещении,  которое должно было  находиться этажом ниже.
    Ротса нервно затанцевала у  меня  на  плече,  дернувшись туда-сюда;  краем
    глаза я заметил, как замотал головой Лойош. Им это место явно тоже было не
    по душе, то ли подхватили это от меня, то ли имели свои соображения.
         Во  многих сказках дома  -  живые и  обладают собственными желаниями.
    Иногда,  особенно в драгаэрских сказках,  дом хочет убить героя; в сказках
    Востока  дом  нередко  стремится его  защитить.  Может,  в  происходящем и
    нашелся бы  какой-то  смысл,  если  бы  я  счел  эти  сказки  правдивыми и
    вычислил,  что  это здание хочет что-то  сообщить мне,  или спасти меня от
    чего-то,  или  убедить меня  что-то  сделать.  Я,  конечно,  иногда  готов
    поверить в  небывалое,  благо немало такого сам повидал -  но  кое во  что
    поверить пока не готов.
         "Лойош?"
         "Полностью согласен,  босс.  Я тоже не верю в здания,  которые строят
    собственные планы."
         "Хорошо."
         "Однако пока мы не встретили Сетру, я не верил, что кто-то может быть
    старше Империи. А пока мы не повстречали дженойнов, я не..."
         "Спасибо."
         Дверь все  еще  была открыта,  и  за  ней  все еще был виден красивый
    коридор.  Я пожал плечами и пошел дальше,  повернул за угол - и тут позади
    меня раздалось покашливание.
         - А, вот вы где, господин.
         - Приветствую, Лашин. Да, я решил поразмять ноги.
         - Да,  господин.  С печалью вынужден сообщить вам, что нам не удалось
    открыть двери.
         - Печально это слышать.
         - Уже поздно. Мне велено позаботиться, чтобы вы получили ужин и покои
    для ночлега.
         - Вы весьма добры. Кстати, этот ужин - откуда он взялся?
         - Господин, я не понимаю, о чем вы. Еду готовят повара, на кухне.
         - Неважно, - сказал я.
         - Позвольте проводить вас  в  покои,  где  вы  можете привести себя в
    порядок.
         - Ведите, - согласился я.
         Пока мы шагали по коридору, я поинтересовался:
         - Вы знаете Хевлику?
         Краем глаза я заметил, как плечи его чуть подобрались.
         - Танцовщицу?
         - Если только нет другой Хевлики.
         Он кашлянул в кулак.
         - Что ж, да, я имею честь быть с нею знакомым.
         - Она хорошая танцовщица, не так ли?
         - Что ж, да, господин.
         - А давно вы ее знаете?
         - Господин,  она была здесь - то есть входила в штат прислуги - еще в
    старом замке, до того, как я прибыл. Так что я знаю ее столько же, сколько
    и лорда Атранта.
         - И что вы можете о ней рассказать?
         Ему было явно неудобно, и он сумел лишь пробормотать:
         - Уверяю, ничего существенного.
         Был ли он непробиваем как иссола,  или непробиваем как дворецкий,  не
    знаю, но этот щит я пробить не мог, и временно оставил все как есть. Лашин
    отворил дверь и  отступил в  сторону.  Меня накрыло странное воспоминание:
    Коти  во  время  оно  понравилась бы  такая  комната.  Бархатные пологи  в
    красно-золотых тонах, плюшевый коврик, мягкие кресла и кровать, на которой
    можно  закатить пирушку.  На  столе  умывальный тазик,  стопка полотенец и
    кувшин с водой,  под столом - украшенный чеканкой ночной горшок. От воды в
    кувшине шел пар.
         - Очень симпатичная комната,  -  похватил я, - и кто-то весьма быстро
    тут все приготовил.
         - Да,  господин,  - ответил Лашин. - Если вам что-нибудь потребуется,
    потяните за этот шнур - и я немедля появлюсь. Я похлопаю, когда ужин будет
    готов.
         - Буду ли я иметь честь ужинать в обществе лорда Атранта?
         - Боюсь, я не знаю, господин.
         - Ладно.
         - Это все, господин?
         - Да, конечно.
         Он  поклонился и  удалился спиной  вперед,  закрыв  за  собой  дверь.
    Интересно,   как   долго   нужно  практиковаться,   чтобы  такое  выходило
    естественно?  Я плеснул горячей воды на полотенце и протер им лицо -  ценю
    роскошь,  когда выпадает такая возможность. Потом улегся на кровать. Жутко
    мягкая.  Впрочем,  когда  долго  поживешь вдали от  городов,  мягким будет
    казаться все, что получше твердой земли. Я закрыл глаза и задремал.
         Лойош разбудил меня как  раз перед тем,  как за  дверью похлопали.  Я
    сел, моргнул и поинтересовался:
         "Долго я спал?"
         "Не очень, босс, примерно полчаса."
         - Войдите,  - проговорил я, и Лашин так и сделал, неся одной рукой на
    уровне плеч бронзового цвета поднос.  Вот как-то не возникало у  меня даже
    мысли  нанять слуг,  даже  когда денег хватало и  на  большую роскошь.  Он
    поставил поднос на стол,  и  поклонился,  а  я  решил,  что это я зря.  Со
    слугами было бы неплохо.
         Когда  Лашин  ушел,  я  воздал  должное  жареной дичи  с  начинкой из
    недозрелых фруктов,  вешенок и  каплуна;  могло быть и  повкуснее,  однако
    Лойош и Ротса сочли приемлемым. Вино подали уже в бокале, так что я не мог
    прочесть название на этикетке, но оно было насыщенно-красным и хорошим.
         "Если мы вернемся на кухню,  Лойош,  там по-прежнему не будет никаких
    следов, что ею пользовались."
         "Ага."
         "Думаешь, мы когда-нибудь поймем, что тут происходит?"
         "Надеюсь,  босс, или я так и не обрету покоя. Продолжим исследования,
    или нам все-таки поспать?"
         "Думаешь, я сейчас смогу заснуть, Лойош?"
         "Вероятно."
         Я задумался.
         "Пожалуй, ты прав."
         Сон мне и правда был необходим.
    
         Пробудил меня запах клявы. Она стояла на тумбочке рядом с кроватью. Я
    слез с кровати на пол,  добрался до бокала с клявой и попробовал. Примерно
    как со вчерашним ужином -  бывало и получше,  но пить можно. На столе меня
    ждали несколько небольших круглых хлебцов с дыркой посередине - когда-то я
    такие пробовал,  когда леди Телдра еще была леди Телдрой,  -  обжаренные и
    намазанные маслом.  Я  предпочитаю более  плотный завтрак,  когда  удается
    таковой добыть,  но бывало,  что приходилось обойтись вообще без завтрака,
    так  что нынешний я  счел не  худшим вариантом.  Джареги сидели в  изножьи
    кровати и,  по-моему,  ожидали,  пока я  проснусь,  чтобы они  также могли
    подкрепиться. Вероятно, Ротсе о необходимости подождать напомнил Лойош, но
    спрашивать я не стал.
         Некоторое время я посвятил хлебцам и кляве.  Бывало,  мне приходилось
    открывать глаза и сразу же иметь дело с каким-нибудь асоциальным типом еще
    до  того,  как  разум  включится в  работу;  однако  если  выпадает  такая
    возможность,  я  предпочитаю завтракать спокойно.  А  еще  мне вдруг стало
    неуютно, когда я понял, что кто-то со всей этой едой проник в помещение, а
    я так и не проснулся.
         "Это был Лашин, - сообщил Лойош. - Я не спал."
         "Тогда ладно."
         Клява была лучше,  чем кофе,  что я пил вчера;  впрочем, клява всегда
    лучше, чем кофе. Нет, я серьезно.
         - Ладно, - проговорил я вслух.
         А для Лойоша добавил:
         "Что теперь?"
         "С каких это пор моей работой стало..."
         "Ага, ага."
         Встав,  я использовал по назначению ночной горшок, плеснул водичкой в
    лицо и  оделся.  Проверил,  чтобы все сюрпризы,  которые я  ношу с собой -
    далеко не так много, как в былые дни, - были на месте. И как раз хотел уже
    выйти в коридор, как за дверью раздался хлопок. Я открыл; там был Лашин.
         - Так, - сказал я, - доброе вам утречко.
         "Лойош, за нами наблюдали?"
         "Магией - нет," - отозвался он.
         - Доброе утро,  господин,  -  проговорил Лашин.  -  Не  хотите ли еще
    клявы?
         Я покачал головой.
         - Как там двери?
         - Боюсь, по-прежнему закрыт?.
         - А потайной ход?
         - Сударь?
         - В таких замках всегда бывают потайные ходы. Их вы проверяли?
         - Господин, если здесь такой и есть, он потайной.
         - Хм. А если я тут прогуляюсь на разведку?
         - Господин,  мне  поручено попросить вас  оставаться здесь,  пока  не
    решены сложности с дверьми.
         - Прекрасно, - кивнул я, - возражений нет. Ваша просьба услышана.
         И  протиснулся мимо него,  повернув сперва направо,  а  потом налево,
    направляясь в сторону кухни и тех мест, что уже успел повидать, чем бы они
    ни были.
         - Сударь? - Лашин догнал меня, почти отбросив скованную походку.
         - Не  беспокойтесь,  -  объяснил я,  -  просто утром  я  всегда любил
    прогуляться. Может, наткнусь на какое-нибудь здоровенное белесое уродливое
    чудовище и пообщаюсь с ним.
         Он сглотнул.
         - Я вынужден настаивать...
         - Конечно,  - согласился я, - я был бы весьма разочарован, если бы вы
    этого не сделали.
         - Пожалуйста, господин.
         - Вы действительно не хотите, чтобы я исследовал особняк?
         Он  кашлянул.  Вероятно,  пытался  придумать,  как  отметить на  этот
    вопрос,  не сообщив мне никакой информации.  Кстати,  интересный момент. Я
    ведь, по сути, чем занимался раньше, да и теперь не оставил этого занятия,
    в отличие от прежней профессии?  Вытягиваю информацию у тех, кто ее имеет,
    а  для этого необходимо определить наилучший подход к  каждому.  Люди -  и
    драгаэряне -  на  самом деле  все  разные.  С  некоторыми работает хорошая
    взбучка или иная форма "убеждения",  других приходится обманывать,  третьи
    легко уступают ласке и  уговору.  И  что кому подойдет,  не всегда заранее
    видно.
         Но с Лашином я просто прислонился к стене,  скрестив руки на груди, и
    проговорил:
         - Если вы не хотите, чтобы я тут разгуливал, может, поговорим?
         Он поерзал на месте:
         - Что вы желаете знать, сударь?
         Мне,  конечно,  было интересно понять,  почему иногда я  "сударь",  а
    иногда "господин", но этот вопрос мог подождать до лучших времен.
         - В  этом месте полно такого,  что  я  не  понимаю,  так  что  просто
    выберите сами любой момент и объясните его.
         - Господин, я...
         - Ладно,  давайте так.  Вы не желаете говорить ни о чем.  Каждый раз,
    когда я пытаюсь что-то выяснить,  вы столбенеете как... в общем, замираете
    на  месте и  молчите как  каменный.  Но  вот то  белесое нечто -  странное
    чудовище,  чем бы  оно ни было,  -  я  всего лишь сказал,  что намерен его
    поискать, а у вас забегали глаза, левая рука дернулась и, судя по движению
    кадыка, пересохло во рту. Итак, в чем же дело? Почему именно это для вас -
    личное?
         Он  невидяще  уставился  в   пространство,   но  кажется,   даже  это
    потребовало определенных усилий.  Я поудобнее уперся в стену,  улыбнулся и
    изобразил терпеливое ожидание.
         Наконец Лашин покачал головой.
         - Что  ж,  -  проговорил я,  -  как  хотите.  Вы  ничего  не  обязаны
    рассказывать мне. - Я крутанул запястьем, и в мою ладонь скользнул кинжал.
    Я  мог бы  просто извлечь второй из  поясных ножен,  но трюк с  появлением
    оружия  "словно  из  ниоткуда" обычно  дает  эффект.  Он  тихо  пискнул  и
    попытался продавить спиной стену  -  глаза  широко раскрыты,  губы  плотно
    сжаты, зубы стучат.
         - О, не бойтесь, - сообщил я, - я не собираюсь причинять вам вреда.
         Он  смотрел на  меня  так,  словно  не  верил  этим  словам.  Зря.  Я
    выпрямился, подбросил кинжал в воздух, поймал его.
         - Просто меня сильно расстраивает, когда я не получаю ответов на свои
    вопросы.  Поэтому я,  пожалуй,  найду лорда Атранта и перережу ему глотку,
    мне от этого станет легче. Прошу меня простить.
         Я сделал шаг, и он воскликнул:
         - Нет!
         - Хмм? - я остановился и повернул голову.
         - Пожалуйста.
         - Тогда расскажите,  почему вы так расстраиваетесь, когда я спрашиваю
    об  этом.  Я  ведь не  прошу выдать какую-то  военную тайну -  просто хочу
    понять, почему вас это так волнует.
         Я,  конечно,  мог  бы  сейчас поэтически описать,  как я  наблюдал за
    внутренней борьбой в его глазах, и все такое; но - нет. Никакой борьбы. Он
    сломался.
         - Хорошо,  -  сказал он.  - Это потому, что в том, что случилось, был
    виноват я.
         - Продолжайте, - кивнул я.
         Процесс вытягивания информации у того, кто знает, как ее не выдавать,
    включает в себя, во-первых, поиски нужного инструмента, а потом подходы со
    всех сторон,  так и этак,  используя уже известное для получения того, что
    пока не выплывало на свет.  Но с типами вроде Лашина все проще: как только
    такие начинают говорить,  они раскалываются полностью,  до донышка, и надо
    лишь вычленить из потока информации именно то,  что нужно,  и в правильном
    порядке.  А  сейчас мне не  пришлось волноваться и  на этот счет,  из него
    просто все выплеснулось.
    
         ***
    
         Вам  следует  понять,  сударь,  что  служба  является нашей  семейной
    традицией.  Даже  в  последнее правление Дома  Иссолы,  когда  многие  мои
    соплеменники получили владения и  жили с них как высокородные,  моей семье
    этого не  выпало.  Для  нас  величайшей отрадой всегда былы служба другим.
    Большая часть моей родни погибла во  время Катастрофы,  но  я  сам  и  еще
    кое-кто  тогда  был  в  Герцогствах,  и  потому  прямых ее  последствий мы
    избежали.  Мы странствовали,  мы искали тех, кто выжил и в чьих хозяйствах
    необходимо было  навести порядок.  В  итоге ближе к  концу Междуцарствия -
    хотя,  конечно, тогда мы не знали, что оно вскоре закончится, - драконлорд
    по  имени  Кана  основал  почтовую службу,  чтобы  принимать и  передавать
    послания,  и так я и узнал о Хаустауне.  А вскоре после того, как я прибыл
    туда,  предыдущий дворецкий оставил свой  пост и  я  занял его  место,  на
    каковом с  тех  пор  имею честь пребывать.  Честь,  господин,  и  если мне
    позволено будет сказать,  также и  отраду.  Как говорила моя мать,  хорошо
    что-либо делать - это хорошо, и хорошо сделать что-либо - это тоже хорошо,
    и это разные хорошо. Мне отраду доставляет скорее первое. Это помогает вам
    понять картину, сударь?
         Мои обязанности,  как правило,  заключаются в том, чтобы заботиться о
    нуждах лорда Атранта и управлять прочими слугами,  но раньше, когда мы еще
    жили  в  Хаустауне,  мы  нередко принимали гостей,  и  тогда я  имел честь
    заниматься еще и ими,  как пытался поступить и с вами,  господин. Время от
    времени возникали и  другие  вопросы,  однако все  в  основном сводилось к
    тому,  чтобы делать то,  что я  привык делать и хорошо знал,  как.  Многие
    нашли  бы  подобное утомительным,  но  я  -  нисколько.  Воистину,  должен
    признаться,  что  мне  было  неуютно,  если случайно требовалось совершить
    что-то,  что не входило в  мои обязанности.  Однажды мне пришлось задавать
    корм лошадям,  потому что у  конюха была свадьба,  на  которую в  качестве
    гостей ушли и его помощники -  и от столь простого задания, причем мне все
    наитщательнейшим образом разъяснили,  у  меня,  до  сих пор помню,  ладони
    вспотели.  Смейтесь,  если пожелаете,  но это так. А еще был случай, когда
    мне  пришлось стать  камердинером у  принца Ферунда,  когда  он  нанес нам
    внезапный визит,  и  я все время был на волосок от паники -  не потому что
    это был принц, а потому что я не привык к обязанностям камердинера.
         Таков уж я,  сударь.  Такова моя натура. Полагаю, вам важно будет это
    понять, если вы хотите точно знать, что и почему случилось.
         Мы,  разумеется,  ощутили происшедшую Катастрофу -  и семейство лорда
    Атранта в Хаустауне,  и я на равнинах Сунтры.  Однако самая примечательной
    чертой Междуцарствия,  насколько можно понять по  их рассказам,  оказалось
    то, сколько мало оно отразилось на их хозяйстве. Лорд по-прежнему время от
    времени получал заказы,  а его сбережений было вполне достаточно, чтобы не
    беспокоиться о столь низменных материях, как заработки.
         Так было,  когда родился сын лорда Атранта, в начале Междуцарствия, и
    так  было  примерно Оборот спустя,  когда туда пришел я.  Рождение ребенка
    стало,  без  всяких преувеличений,  праздником для всей семьи,  как и  для
    слуг,  степень их ликования вы, вероятно, можете представить, хотя личного
    опыта в  данном отношении у  меня и  нет.  Мой  господин нанял кормилицу и
    няньку,  и после некоторого всплеска жизнь в нашем хозяйстве вновь вошла в
    размеренную колею.  Юный господин рос,  как растут все дети,  и вскоре для
    него наняли также гувернера.  Это был живой и любопытный ребенок, который,
    разумеется, любил рисовать, а еще обожал заглядывать во все углы и чуланы;
    из вторых рук знаю,  что нянька с ног сбивалась, но в жизнь нашего дома он
    на свой манер вписался превосходно.
         И  вот прибыл я,  заняв должное место.  Хаустаун находится в  глубине
    Голубой долины,  на  севере Гуинчена,  и  таким образом худшие последствия
    Катастрофы прошли мимо его:  урожаев и  приплода скота для  его обитателей
    было достаточно,  а  моровые поветрия миновали нас стороной.  Без болезней
    как  таковых,   конечно,   не  обошлось,  а  целительное  волшебство  было
    недоступно, но местные знахари справились достаточно неплохо.
         Что  до  моего господина,  исчезновение волшебства оказалось для него
    подарком судьбы.  Когда Державы не стало, многие волшебники, надо сказать,
    извлекли из  этого определенный урок.  Сам я  не волшебник,  вы понимаете,
    потому  мои  знания о  данном вопросе не  слишком объемны,  но  достаточно
    широко известно,  что необходимость обратиться напрямую к  силам хаоса без
    посредства Державы вынудила волшебников многому научиться.  Лорд Атрант не
    был исключением и  достиг определенных успехов в  некромантии.  Вы  с  ней
    знакомы?  Она  посвящена нереальным путям  проникновения в  реальное,  или
    реальным -  в нереальное. Начинается все со смерти, как вы понимаете - это
    переход,  которому никому из нас не миновать. И господин мой Атрант изучал
    вопрос  устранения  границ  между  структурой  и   местоположением,   или,
    выражаясь иначе,  между  местонахождением субъекта в  пределах структуры и
    четко заданным местоположением структуры, а это по сути своей некромантия.
    Возможно, вам поможет, если я добавлю, что недостижимой целью, мечтой всех
    архитекторов Дома  Валлисты  на  протяжении  десятков  тысяч  лет  было  -
    встроить пути между мирами в  структуру,  выстроенную в  пределах мира.  И
    представьте себе,  как горд был мой господин тем,  что достиг определенных
    успехов на пути воплощения этой цели.
         Помните,  сударь,  я упоминал о болезнях? Время от времени добирались
    они и до нас,  вызывая чрезвычайную озабоченность. Больше всего боялись мы
    за ребенка, потому что знахари утверждали, что взрослые менее восприимчивы
    к ним,  нежели молодые. Мы заботились о нем как только могли, и ребенку не
    угрожала настоящая опасность. И все было ничего до тех пор, пока нянька не
    подхватила грипп, и до того, как мы об этом узнали, она заразила гувернера
    и помощника повара. Именно по этой причине ответственность на ребенка была
    временно возложена на меня.
         Сударь, это было самой сложной мисстей из доверенных мне. И не по тем
    соображениям,  которые,  возможно,  высказали бы вы сами: взаимодействие с
    ребенком само  по  себе  -  просто чуть более сложный вариант каждодневных
    моих обязанностей, каковые требуют, формально выражаясь, взаимодействовать
    с каждой персоной наилучшим доступным мне образом с целью обеспечения уюта
    этой персоны,  будь то  принц Дома Валлиста или,  да  простят мне подобное
    сравнение,  джарег-восточник - все сводится к восприятию, наблюдательности
    и  приспособляемости.  Так что нет,  научиться заботиться о ребенке никоим
    образом не  превосходило моих возможностей.  Сложность была в  том,  что я
    сильно утомлялся. Очень уставал. Ведь основные мои обязанности по-прежнему
    были на мне.  Я ел на ходу,  когда вообще успевал поесть,  а отдыхал когда
    получалось.  Удивительно, как быстро приходит изнеможение. Неделю спустя я
    с  трудом  держал  глаза  открытыми.  Вы  когда-нибудь уставали настолько,
    сударь?  Вот я смотрю на вас,  и - надеюсь, вы не сочтете, что я лезу не в
    свое дело -  вижу,  что вы весьма многое пережили,  так что,  возможно, вы
    знаете,  каково это:  провести на ногах целый день, когда глаза слипаются,
    когда  не  можете вспомнить половину того,  что  нужно сделать,  и  можете
    только  надеяться,  что  приведете все  в  порядок  потом,  когда  сможете
    сосредоточиться на деле после того,  как выспитесь.  Если с вами такого не
    бывало, описать иначе не могу, а если бывало, то и не нужно.
         Вы уже поняли, к чему я веду, правда?
         Я заснул.  Или,  полагаю, более точным термином будет "отключился". Я
    присматривал за ребенком,  закрыл глаза -  а потом вдруг проснулся, сердце
    заколотилось,  так всегда бывает в  такие вот моменты,  а  ребенка нет,  и
    дверь открыта.
         Его не было в  коридоре рядом с  детской.  Не было и на кухне.  Потом
    спросили,  почему я сразу же не забил тревогу,  и я мог лишь ответить, что
    мне и в голову не пришло.  И пока я бегал как сумасшедший, разыскивая его,
    воображая,  что  он  обварился кипятком  на  кухне  или  порезал  палец  в
    оружейной -  к  своему  стыду,  должен сообщить,  что  сознание того,  что
    случившееся  будет  моей  виной,   страшило  меня  не  меньше,   чем  само
    случившееся,  чем бы оно ни было.  И если жизнь моя будет длиной в Великий
    Оборот, я все равно не испытаю большего ужаса.
         Могло ли  быть еще хуже?  О  да,  ибо когда я  выбежал из оружейной к
    главному чертогу,  я увидел, что дверь, ведущая в башню, открыта. В замке,
    как вы понимаете,  оконные проемы не были застеклены, а тем более не имели
    тех  неразрушимых окон,  что  есть  здесь;  и  разум мой  поглотила жуткая
    картина - как ребенок выпал из окна башни.
         Да простит меня за эти слова Трихарунна Нагорай,  но быть может, было
    бы лучше, если бы так и случилось.
         Я  взбежал по  лестнице до  самой вершины.  Западная башня замка была
    большая и  квадратная,  там имелось небольшое помещение,  где мой господин
    хранил свой магический инструментарий, и несколько рабочих комнат, и много
    окон,  но открытая дверь вела на вершину башни,  а именно там мой господин
    проводил свои магические исследования и эксперименты.
         Был  ли  то  каприз божества,  чтобы ребенок вошел именно в  тот миг?
    Возможно,  тут приложила руку Вирра,  это в  ее  духе.  Возможно,  когда я
    окажусь на Дорогах Мертвых, я спрошу у нее.
         Лорд Атрант занимался некромантией.  Я  не  настолько хорошо знаком с
    Искусством,  чтобы точно объяснить,  что именно он делал,  но знаю, что он
    дотянулся до Великого Моря Хаоса и пытался достичь пределов, которые имеют
    иные законы природы. В комнате было три цилиндра - белые, высотой в пояс и
    толщиной в мое запястье,  и каждый излучал свет и звук, а результатом была
    некая странная музыка,  низкая,  неблагозвучная,  беспокойная,  а там, где
    посреди комнаты сходились лучи света,  то  же самое творилось со зрением -
    невозможно было на это смотреть, не ощущая обеспокоенности.
         На  миг  -  возможно,  самый худший миг в  этой истории -  паника моя
    схлынула,  ибо  ребенка не  было и  здесь,  а  мой господин продолжал свою
    работу,   похожий  на   дирижера  перед  оркестром,   руки  его  совершали
    размеренные взмахи,  глаза были закрыты, а лицо утратило всякое выражение,
    давая понять, что сознание хозяина сейчас где-то очень и очень далеко.
         Я заставил себя сосредоточиться на том месте,  где встречались свет и
    звук. Было нелегко, это куда труднее, чем стоять и смотреть с высоты, но я
    велел себе всмотреться в кружащуюся пустоту. Я помню, как ладони мои стали
    влажными, как подгибались мои колени, но продолжал смотреть. В лучах света
    порой  всплывали  какие-то  узоры,   а  может  быть,   то  было  лишь  мое
    воображение,  но я продолжал смотреть.  Я чувствовал себя так, словно оно,
    чем бы  оно ни было,  на самом деле проникает в  меня,  пробирается в  мою
    голову, изменяет меня, а я все смотрел.
         И тут увидел его. Я увидел ребенка. Он шел прямо в самое сердце всего
    этого, в фокус заклинания.
         Я  завопил.  Или  просто выдал  нечленораздельный звук,  обозначающий
    отрицание и гнев, направленный против богов.
         Я  помню,  что двинулся к ребенку,  но когда я завопил,  мой господин
    открыл глаза, увидел меня и отпустил заклинание.
         Разумеется, уже было слишком поздно.
         Порой мне кажется,  что его отказ убить или хотя бы  уволить меня сам
    по  себе является наказанием;  он  хочет,  чтобы я  жил и  помнил о  своей
    ошибке.  А иногда кажется, что это доброта, способ сообщить, что я прощен.
    Разумеется, я никогда бы не посмел спросить напрямую.
         Великодушно прошу извинить меня, сударь. Вы хотели знать о ребенке, а
    я  говорю о себе.  Трудно говорить иначе,  ведь само то событие столь живо
    отпечаталось в моем сознании,  но о ребенке мне говорить слишком больно, и
    полагаю, я избегаю этого как могу.
         Ребенок был  искалечен.  Полагаю,  "искалечен" выражает это  не  хуже
    любого иного слова.
         Что   происходит   с    телом,    попавшим   под   воздействие   сил,
    предназначаленных  изменить  природу  того  мира,   на  который  они  были
    направлены?  А что происходит с сознанием?  Я не волшебник,  и уж точно ни
    капельки не некромант, я не могу ответить, "почему" и "как". Но то, что вы
    видели,  стало итогом.  Мы заботимся о ребенке как только можем, и следим,
    чтобы он никому не причинил вреда.
         Конечно, я понял, что вы видели его. Не знаю, как он освободился. Мой
    господин специально держит  волшебника,  который должен был  предотвращать
    подобные инциденты. Но что бы ни произошло, нам запрещено упоминать о нем.
    И  я  бы не нарушил запрета,  если бы не вы -  вы ведь сделали бы то,  что
    пообещали.  Вы бы правда его убили?  Да,  думаю, вы сделали бы это. Вы уже
    убивали прежде, я вижу.
         Это все, что я могу сообщить, господин. Надеюсь, вы удовлетворены.
    
         ***
    
         "Удовлетворен" было не тем словом, что употребил бы я, однако хорошо,
    что наконец-то возникли хоть какие-то ответы.
         - Да, этого достаточно, - ответил я.
         - В таком случае, если не возражаете...
         - Что?  А,  это.  -  Я не заметил,  что все еще держу кинжал, большим
    пальцем пробуя острие. - Прошу прощения, - и клинок исчез из моих рук.
         - Это все, господин?
         Что ж,  отдаю ему должное:  я только что запугивал его, потом вытащил
    наружу самые мрачные его  тайны,  а  он  спрашивает:  это  все,  господин?
    Впечатляет, не так ли?
         - Конечно, - проговорил я. - Спасибо.
         Он  отвесил мне  скованный,  почти военный полупоклон,  развернулся и
    удалился -  вероятно,  чтобы обессиленно рухнуть там,  где  этого никто не
    будет видеть.
         "Ну что ж, босс, это было по крайней мере, э, нечто. А дальше что?"
         "А  теперь  поразведаем  еще  немного.   И  если  увидим  здоровенное
    уродливое белесое слюнявое чудовище, сбежим."
         "А оно слюнявое?"
         "А почему нет?"
         "Но насчет "сбежим" я согласен. Вернее, ты сбежишь, а я улечу."
         Дальше по  коридору,  мимо  кухни.  Я  заглянул туда,  проверить,  не
    изменилось ли что; нет.
         "Хочешь узнать,  какой у  меня кошмар,  Лойош?  Это  что  мы  все тут
    вычислили и со всем разобрались, а загадка кухни не имеет к этому никакого
    отношения, и я ее так никогда и не раскрою."
         "У меня кошмары куда похуже твоего,  босс.  Они в  основном связаны с
    громадным белесым вонючим чудовищем."
         "Оно вонючее?"
         "Конечно, босс, почему нет?"
         "Угу. Слушай, а тебе разве снятся кошмары?"
         "Не совсем."
         После кухни в  конце коридора я  повернул направо -  туда  я  еще  не
    ходил. За правой стеной этого коридора должна была быть кухня - может, там
    она и была, точно не знаю. Отчасти это место, эта платформа, потому и было
    таким странным,  что иногда вещи располагались именно там, где должны были
    быть, отчего все остальное выглядело еще более беспорядочным.
         Лестница вверх. В обычном здании можно было бы предположить, куда она
    ведет,  или хотя бы что ее используют те,  кто живет там, гости или слуги.
    Ступени здесь были из белого мрамора,  но не слишком широкими, да и особых
    украшений не имелось - ну, не считать же украшением неизбежное зеркало, на
    стене,  -  так что я  бы  предположил,  что эта лестница предназначена для
    прислуги.  Но это в  нормальном здании,  а  здесь я  ни в  чем не мог быть
    уверен. Я пошел по лестнице; она вела вверх, а потом сразу вниз, в итоге я
    оказался примерно на том же этаже,  с  которого начал подниматься,  только
    лицом в противоположную сторону, а коридор был слишком коротким.
         Справа и слева были двери,  а в конце коридора имелась пара настенных
    канделябров -  и, разумеется, зеркало. Я сделал десять необходимых шагов и
    немного поиграл с  канделябрами.  Правый повернулся направо,  потом  левый
    повернулся налево.  Потайной ход  в  таком стиле найти нетрудно.  Комнатка
    оказалась  небольшой и  уютной:  на  полу  большой  красно-синий  ковер  в
    восточном  стиле,  несколько  стульев,  книжная  полка,  пара  столиков  и
    встроенный в стену шкаф чуть повыше меня.  Еще там имелся ручной насос над
    раковиной,  а  в  углу  швабра,  веник и  ведро.  Иными словами -  обычный
    чуланчик для  прислуги,  обустроенный как комната отдыха для нее же.  Если
    вдруг вы ничего не поняли,  то и я тоже.  Также с потолка свисала железная
    цепь с рукояткой,  а вот зеркала в комнатке не оказалось.  Я даже не знал,
    стоит радоваться этому факту или беспокоиться.
         Я проверил дверцу шкафа -  не заперто;  отворил, и в лицо мне ударила
    волна ледяного воздуха.  На миг я застыл, озадаченный, а потом увидел, что
    внутри  на  крюках  подвешены разделанные куски  мяса,  этакий миниатюрный
    ледник, где вместо льда для сохранения продуктов задействовано охлаждающее
    заклинание.
         Больше ничего интересного я не нашел и потянул за цепь.  Задняя стена
    открылась со  звуком,  какой издает камень,  скользящий по камню.  Знакомо
    звучит? Вот именно. Но когда я опознал этот звук, стена уже раскрылась.
         - Ой-ой, - умно заметил я.
         Когтистые лапы Лойоша стиснули мое плечо.
         Я  успел только мельком заметить,  что стены там из  голого камня,  а
    потом увидел чудовище -  а оно посмотрело на меня. Лицо, если называть это
    лицом,  было  искажено,  голова казалась слишком маленькой для  громадного
    тела,  плечи бугрились то  ли  от мускулов,  то ли от выпирающих под кожей
    костей,  вывернутые коленками назад ноги в обхвате были побольше, чем весь
    я, а кожа имела тот самый мертвенно-белый оттенок, который мне запомнился.
    Еще на голове у  чудовища были два рога вроде козлиных,  а  тело там и сям
    пятнала грязно-белая шерсть. Голое, за вычетом той самой шерсти, чудовище,
    пожалуй,  было  мужского пола  -  эти  органы,  также  карикатурно мелкие,
    все-таки  располагались  именно  там,  где  положено.  Когда-то  оно  было
    разумным,  но сейчас -  сомневаюсь.  Изо рта у  него торчали желтые кривые
    зубы и  -  да,  я был прав,  капала слюна.  Вонючая,  тут Лойош тоже прав.
    Чудесно.
         Утверждают, что когда случается что-то страшное, первая инстинктивная
    реакция -  либо грудью встретить опасность,  либо удрать. Бывает и так, но
    чаще -  говорю как тот,  кто нередко бывал этой самой опасностью,  - народ
    просто замирает на  месте.  Обычное дело.  Нет,  со  мной все не  так.  Вы
    наверняка уже знаете,  что я до сих пор жив еще и потому,  что не позволяю
    инстинктам  управлять  мною.   Я  оцениваю  ситуацию,   решаю,  как  лучше
    поступить, а потом уже... А, черт, все равно ведь не поверите.
         В общем, я замер.
    
         5. Тень тьмы времен
    
         Я стоял,  не желая обнажать клинок, пока не буду уверен, что чудовище
    собирается делать.
         За все годы,  о которых я вам сейчас рассказываю,  я знавал - сам или
    заочно -  людей, которые не выказывали страха, когда следовало бы бояться;
    которые оставались спокойны и  даже  надменны,  когда думали,  что  сейчас
    умрут.  Иногда таким бывал и я.  Нет,  это не случайность, отнюдь, в таком
    поведении есть смысл не менее практичный,  чем обтянутая кожей рукоять.  В
    Доме Джарега это вопрос карьеры и,  в  общем-то,  жизни.  Ты  должен уметь
    выдержать взгляд того,  кто обоснованно желает видеть тебя мертвым,  когда
    ты уверен, что живым тебе не уйти. Ты поступаешь так, потому что - если ты
    все-таки останешься в живых,  - если увидят, как ты превратился в дрожащий
    и  стенающий комок  страха,  никто  в  Организации больше  не  станет тебя
    уважать,  и  тогда  тебе  придется  либо  срочно  сворачивать  дела,  либо
    схлестнуться с массой народу куда как покруче тебя, чтобы заново отвоевать
    репутацию.  Это  практично,  понятно?  А  для  меня  по  большей части уже
    привычка.  Нет,  я  отнюдь  не  бесстрашный герой,  просто  я  понял,  что
    выказывать, насколько я напуган, на самом деле очень и очень небезопасно.
         Так что если смотреть со стороны,  я почти уверен, что в тот момент я
    не выглядел так, словно сейчас напущу в штаны.
         Чудовище -  он?  оно?  никак не могу определиться, как мысленно звать
    это существо - поднялось и издало сердитое ворчание, по-прежнему пялясь на
    меня.  Ну и?  Я достал из ножен Леди Телдру, надеясь, что исходящая от нее
    сила заставит чудовище задержаться в углу достаточно долго,  чтобы я успел
    закрыть дверь.  Оно этого даже не заметило; просто стояло и рычало. Глазки
    у чудовища были крошечными, а оно еще и щурилось...
         А потом двинулось, и это было быстро.
         Я  совершенно не  собирался стоять  в  героической позе  и  позволить
    чудовищу нанизаться на вытянутый клинок Леди Телдры. В общем-то, если бы я
    поступил именно  так,  в  агонии  оно  наверняка добралось бы  до  меня  и
    свернуло мне шею или еще что-нибудь;  ну  да неважно,  я  просто рухнул на
    четвереньки и  попятился назад еще до того,  как принять какое-то разумное
    решение. И когда я сделал это, Лойош и Ротса метнулись чудовищу в морду.
         Наверное, они заставили его моргнуть, что дало мне время отступить.
         "Осторожнее, Лойош!"
         "Ты еще мне будешь рассказывать!"
         Нож,  брошенный в  чудовище,  наверняка просто  рассердил бы  его.  Я
    попятился еще  дальше.  Лойош и  Ротса поочередно атаковали его голову,  а
    чудовище лязгало зубами куда ближе к  ним,  чем  мне  бы  хотелось.  Могло
    помочь волшебство -  имелось даже несколько вариантов,  - но это требовало
    снять амулет,  а это смерти подобно, ибо как только его не будет у меня на
    шее,  джареги сумеют отыскать меня,  а  я точно знаю,  что они не оставили
    своих попыток.
         Черт.
         Поднимаясь,  я выискивал возможные уязвимые места у чудовища.  Может,
    если  Лойош  и  Ротса  сумеют  ненадолго заставить его  смотреть в  другую
    сторону,  я  смогу перерезать ему  поджилки...  Я  достал самый тяжелый из
    своих метательных ножей, шансов немного, но все же...
         - Извините, лорд Талтош, позвольте мне.
         Голос я узнал:  волшебник-атира, которого я недавно встречал, Армарк.
    Я отступил в сторону.
         - Да, конечно, - выдохнул я, - действуйте.
         "Лойош, смывайтесь. Сейчас будет волшебство."
         Волосы у  меня на  шее  встали дыбом и  я  отодвинулся еще дальше,  а
    чудовище завыло и  уползло в  угол,  где  ранее и  сидело.  Лойош и  Ротса
    вылетели из комнаты,  а Армарк,  шагнув вперед,  дернул за цепь.  Каменный
    блок со скрипом встал на место, и я смог наконец нормально вздохнуть.
         - Ну вот,  -  проговорил он,  разворачиваясь с легкой улыбкой, словно
    все это -  пара пустяков.  Может,  для него так и было.  Меня не так легко
    вывести из равновесия,  однако прямо сейчас я хотел бы загорать на берегах
    Сунтры, да простят мне подобное клише.
         - Я изучал обстановку, - сумел выдавить я.
         - Конечно,  -  отозвался он,  словно это  вполне разумное поведение -
    расхаживать без сопровождения по особняку,  где я никого не знаю, половина
    комнат зачарована, и в одной из них спрятано чудовище.
         - Откуда вы узнали?
         - Хмм? А. Я почувствовал, что вы обнажили оружие, и прибыл проверить,
    по какой причине.
         - Это требует определенной смелости.
         Он лишь коротко кивнул.
         - Такое часто случается?
         - Чтобы он выбрался? Почти никогда...
         - Нет,  когда  чужаки оказываются заперты в  этом  здании и  шатаются
    повсюду, открывая двери.
         - А. Нет, такое произошло впервые.
         - В таком случае рад возможности предоставить вам новый опыт.
         Атира не был уверен, как следует реагировать на такие слова.
         - И что вы будете делать? - поинтересовался я.
         - С вами?
         - С ним.
         - Это уже решать не мне.  Думаю,  то же, что делали до сих пор: чтобы
    он оставался в живых, а все остальные - в безопасности.
         - Некромантия, - сказал я.
         - Хмм? Нет-нет, я использовал обычное...
         - Нет. Некромантия. Вы ведь ее изучали, правда?
         - Не моя прямая специальность, но - да, конечно. А что?
         - Я пытаюсь понять, как отсюда выбраться, что требует понимания того,
    как  вообще здесь все  работает,  и  мне начинает казаться,  что это неким
    образом связано с некромантией. Понимание, вот ключ ко всему.
         - Что ж, пожалуй.
         - И поэтому мне хотелось бы задать вам несколько вопросов о том,  как
    некромантия использована в... э, в этой платформе.
         Он не мигая взглянул на меня:
         - Где вы услышали этот термин?
         - Платформа?
         Он кивнул.
         - Ну, это ведь именно платформа, не так ли?
         Волшебник сделал шаг назад.
         - Зачем вы здесь?
         - А вы как думаете?
         - Не смейте...  -  Тут он прикусил язык. Есть пределы того, насколько
    решительно можно отдавать повеления тому,  у  кого в руках только что было
    Великое Оружие. Армарк изменил тон: - Я не знаю, но мне любопытно.
         - Хорошо,  -  кивнул я.  -  Короткий ответ: я оказался тут случайно и
    хочу уйти.
         Да,  я  лгал.  Иногда я  поступаю так.  Смысл  был  в  том,  чтобы он
    продолжал говорить.  Не  знаю,  что бы я  сделал,  если бы он показал мне,
    скажем, тайный ход наружу, который сработал бы. Но он так не поступил.
         - Я могу телепортировать вас наружу, - предложил волшебник.
         - Нет, не можете.
         Нахмурившись, он окинул меня изучающим взглядом.
         - А. Да. Понимаю. Что ж, если вы снимете...
         - Этого я сделать не могу.
         - Ладно, - уступил он.
         - Мне просто нужно понять, как работает эта платформа.
         - Если вы  не  знаете,  как она работает,  откуда вы знаете,  что это
    платформа?
         - Хм. Угадал?
         Он молча ждал.  Наверное,  я  мог бы выбить у него ответ.  Средства у
    меня,  технически,  имелись.  Но  Армарк только что помог мне выбраться из
    неприятной  ситуации,   и  угрожать  ему  было  бы  недолжным  поведением.
    Наверное, Леди Телдра, которую я уже давно ношу при себе, все-таки оказала
    на меня определенное воздействие.
         - Может,  попробуем договориться?  -  предложил я. - Я отвечаю на ваш
    вопрос, вы на мой.
         Он без колебаний проговорил:
         - Сперва ответьте на мой.
         - Ладно. Тетия мне так сказала.
         - Кто?
         Кажется,  при этом имени у него в глазах мелькнуло изумление, которое
    он, конечно, профессионально скрыл. Точной уверенности у меня не было, так
    что я решил разыграть все как есть:
         - Она назвала себя Тетия. Явно валлиста.
         - Я ее не знаю.
         - Она, похоже, призрак.
         - Чей призрак? Нет, простите, глупый вопрос. Где вы ее видели?
         - Нет-нет. Моя очередь. Что делают зеркала?
         - Отражают некромантическую энергию и перенаправляют ее.
         - Что это значит?
         - Моя очередь. Где вы видели этого призрака?
         - Я вошел в парадную дверь, и справа была небольшая прихожая, которая
    вела в  комнату с  отличным видом на океан,  что должен был быть совсем на
    другой стороне здания. Она была там.
         - Когда вы были в комнате, вы испытывали...
         - Полагаю, сейчас моя очередь.
         Он закрыл рот и кивнул.
         - Что вы хотите знать? Постарайтесь поточнее.
         - Как существует это место?  Почему двери ведут туда,  куда не  могут
    вести,  и я оказываюсь там,  где не должен бы? Как его построили? И почему
    кухня пуста?
         - Это много вопросов.
         Я пожал плечами.
         - Выберите любой.
         Он кивнул.
         - Наверное, нам следует найти более удобное место для беседы.
         - Конечно, - согласился я.
         Он повел меня обратно к лестнице.
         - Как  вы  уже  упомянули,  -  сказал  Армарк,  -  тут  задействована
    некромантия.
         - Ага.
         - И  лорд  Атрант  сказал,  что  прорыв  произошел,  когда  он  сумел
    дотянуться до Чертогов Правосудия.
         - Зачем ему вообще это понадобилось?
         Волшебник пожал плечами.
         - Могу лишь предположить,  что  это  потому,  что  Чертоги Правосудия
    являются точкой пересечения миров.
         - О, конечно, - сказал я, - как же я сам не догадался.
         Нет,  серьезно,  без  всякого сарказма:  я  действительно понял,  что
    имеется в виду. И проговорил:
         - Позвольте уточнить.  Исходная цель -  построить сооружение, которое
    позволило бы попасть в иные миры -  существовала довольно давно,  и Атрант
    был первым, кому это удалось, я прав?
         Мы остановились перед левой дверью. Он повернул ручку и кивнул.
         - Как вы это узнали? Снова от призрака?
         - Да.
         - Это секрет.
         - Вы так полагаете?
         Армарк открыл дверь, переступил порог и исчез.
         Что  там  за  дверью -  я  не  очень видел:  темнота и  некие смутные
    очертания, которые могли с равным успехом быть камнями, деревьями, горами,
    тучами,  животными или людьми.  Я стоял на пороге секунд пять,  сомневаясь
    насчет того, что делать дальше, и тут Армарк появился снова.
         - Простите,  - сказал он, - вероятно, это могло застать вас врасплох.
    Вы со мной?
         - А куда мы идем?
         - На  Дороги  Мертвых,  конечно.  Точнее,  непосредственно в  Чертоги
    Правосудия.
         - Конечно,  - повторил я. - То есть вы шутили насчет места, где можно
    спокойно посидеть?
         - О нет,  мы вполне можем посидеть прямо там.  У фонтанов. Это правда
    достаточно удобно.
         - Но для вас суть не в комфорте, а в том, чтобы я оказался на Дорогах
    Мертвых.
         - Вы сказали,  что хотите понять особняк и как тут все работает.  Что
    ж, ключ ко всему - вход в Чертоги.
         При  мне  Леди Телдра,  Лойош,  Ротса и  еще горстка острых штуковин.
    Волшебство на меня не действует. Так чего же мне бояться?
         Много чего, на самом деле.
         - Хм. Ладно. Конечно. Показывайте дорогу.
         "Босс..."
         "У тебя есть лучший вариант, как добыть ответы?"
         "Но..."
         "И нельзя сказать, что я там еще не бывал."
         "Как же, помню. Это совершенно не аргумент за то, чтобы туда идти."
         "Это да," - согласился я, и вслед за Армарком переступил порог.
    
         Как я и говорил Лойошу, мы тут уже были.
         Есть гора,  расположенная где-то далеко к  северу и немного восточнее
    Адриланки -  точного места не знаю,  -  и там есть поток,  а может,  река,
    которая отвесно падает с  утеса,  и  туда  отправляют драгаэрян,  если  их
    считают достойными согласно стандартам,  о  которых я даже думать не хочу,
    ибо  драгаэряне полагают,  что пустить труп по  течению,  чтобы он  упал с
    водопада и размазался о скалы под утесом - это демонстрация уважения. Меня
    не спрашивайте. Это не моя традиция и не мой водопад.
         Суть в  том,  что там полно мертвых,  основная масса которых пытается
    отыскать путь  к  Чертогам Правосудия,  или  просто  шатается вокруг после
    падения с  водопада,  надеясь,  что им  повезет найти вход.  Из того,  что
    говорили Сетра Лавоуд и Некромантка, я вынес ощущение, что скопище мертвых
    связано со  странными местами вокруг Чертогов примерно так  же,  как ведро
    воды, которую зачерпнули из океана, с самим океаном.
         Я оказался тут много лет назад, когда был слишком глуп, чтобы сделать
    лучший  выбор.  Теперь я  стал  куда  умнее  и  умудреннее,  и  все  будет
    нормально. Правда ведь?
         Под моей рукой когда-то ходило немало заведений, где играли в шеребу,
    да и сам я сиживал за столом не раз.  По личному опыту могу сказать - есть
    определенная категория игроков,  которые тщательно изучают стратегию игры,
    а потом, оказавшись за столом, думают так: я знаю об игре куда больше, чем
    все эти,  скажем, я знаю, почему сбросить малый козырь - это глупый ход, и
    раз я  это знаю,  то  тем самым получаю преимущество над теми,  кто делает
    подобное сугубо по  глупости,  а  значит,  для меня это будет умным ходом.
    После  чего  они,  как  идиоты,  сбрасывают  малый  козырь  и  закономерно
    проигрывают.  Я  не шучу.  В каждой игре за столом бывает как минимум один
    такой тип, и если вы его вдруг не можете найти, возможно, это вы и есть.
         Я сделал такое отступление,  поскольку вот он я,  снова вернувшийся в
    Чертоги Правосудия,  хотя знал,  что возвращаться глупо,  и значит, с моей
    стороны это умный ход.  Поняли,  да?  В  принципе я  прикинул,  что у меня
    неплохой шанс уцелеть,  пока я  не столкнусь с  каким-нибудь божеством или
    чем-то подобным.
         Я осмотрелся.  Освещение на Дорогах Мертвых - странная штука: тут нет
    светящихся туч,  заволакивающих небосвод над империей,  но нет и  Горнила,
    пробивающегося сквозь них -  так откуда же идет свет?  Понятия не имею, но
    каков  бы  ни  был  его  источник,  в  этом  месте всегда чуток темновато,
    примерно как  в  комнате,  где читать-то  можно,  однако очень хотелось бы
    добавить еще  одну  лампу.  В  моих воспоминаниях о  Чертогах Правосудия в
    основном тронный зал,  колонны и  тьма;  то  место,  куда я  попал сейчас,
    оказалось поинтереснее.  Тут были деревья,  на удивление похожие именно на
    деревья  -  высокий ствол  с  кроной  у  самой  вершины и  широкие листья,
    складывающиеся  ночью.  На  западе  я  подобных  повидал  немало.  Коротко
    подстриженная трава,  фонтан  и  каменные  скамейки вокруг.  Мне  нравятся
    фонтаны. Этот имел три каскада, и каждый выплескивал вокруг небольшие арки
    воды. В середине двух каскадов бьющая вверх струя превращалась в цветочные
    лепестки,  а  в  середине третьего она  вздымалась еще выше,  расщеплялась
    натрое  и  рассеивалась водяным туманом и  небольшой мерцающей радугой.  Я
    частенько видел радугу,  когда был на Востоке,  и прежде мне казалось, что
    тут как-то  замешано Горнило,  потому что оно всегда сияет,  когда в  небе
    радуга - но, очевидно, это не так. А может, тут какая-то магия. В Чертогах
    Правосудия трудно что-то определенно утверждать,  в этом смысле они похожи
    на  Особняк-на-обрыве.  Пока что  мои утверждения ограничивались тем,  что
    мертвым тоже явно нравится смотреть в фонтан.
         Армарк и я находились на пятачке примерно пятидесяти ярдов шириной, а
    за  его  пределами сгущался туман.  Я  повернулся к  фонтану  и  с  минуту
    наблюдал за  струящейся водой,  пока не вспомнил о  том,  что неплохо бы и
    обернуться назад.
         - А где дверь?
         Армарк кивнул через плечо.
         - Вон те два камня.  Встать между ними и шагнуть, и вернемся обратно.
    Хотите, попробуйте прямо сейчас.
         - Позже, - отозвался я. - Что это за место?
         - Чертоги Правосудия.
         - Я так и понял. А что по ту сторону тумана?
         - По сути - все, что угодно.
         - Зачем мы здесь?
         - Вы  хотели знать,  каким  образом Особняк-на-обрыве делает то,  что
    делает.  Все из-за этой связи,  из-за того,  где мы сейчас стоим.  Вот я и
    привел вас сюда.
         - А. Тогда спасибо.
         - Пустяки.
         На той стороне фонтана виднелись несколько трудноразличимых силуэтов.
         - А это кто?
         - Пойдемте посмотрим.
         Я  обошел  вокруг  каскадов  -   медленно,  потому  что  не  хотелось
    отворачиваться.  Понятия не имею, почему меня так завораживает вид текущей
    воды,  но  такой уж  я.  Сколько времени я  потратил на простое созерцание
    прибоя на морском берегу, вспомнить страшно.
         Там оказались четверо... фигур, потому что называть "людьми" лишенные
    тел души,  пожалуй,  не стоит.  Они стояли и созерцали фонтан,  а еще трое
    сидели на скамейке.  На вид вроде дранаэряне, но так ли это на самом деле,
    или  просто мое  сознание именно такими восприняло души,  лишенные тел,  я
    сказать не могу.  Но судя по тому,  что было в прошлый раз, когда я прошел
    Дорогами Мертвых,  лучше всего будет относиться к ним так, как если бы они
    были  настоящимими.  Еще  мне  на  глаза  попались  несколько  силуэтов  в
    пурпурных мантиях,  которые проходили мимо  в  разных направлениях.  Я  не
    забыл о них с прошлого раза - такое забыть невозможно, - но честно пытался
    о них не думать.
         Подойдя чуть поближе,  в  созерцающих фонтан я  опознал иссолу и двух
    драконлордов.  В тот раз я столкнулся здесь с несколькими драконлордами, и
    ни  один из  них  мне не  понравился.  А  вот со  всеми иссолами,  каких я
    встречал,  проблем у  меня не возникало##,  и я было хотел поздороваться с
    этим  -  широкоплечий,  мощные  надбровья и  высокий лоб,  -  но  встретил
    брошенный им искоса взгляд,  а  потом он снова повернулся к  фонтану,  и у
    меня возникло четкое ощущение, что он не желает, чтобы его беспокоили. Так
    что я остановился и просто еще немного посмотрел в фонтан.
    
         ## В "Тиассе", то есть совсем недавно, Влада жестоко отмутузила семья
    иссол - родня Саручки.
    
         У Морролана во дворе тоже имеется фонтан,  а еще один -  в покоях как
    раз напротив лестницы,  ведущей в башню с окнами. Я как-то спросил, как он
    это устроил,  и он обучил меня нужному заклинанию,  сказав, что теперь и я
    смогу сделать себе такой же.  Я  так  этого и  не  сделал,  однако когда я
    мечтал  о  собственном замке,  я  вспомнил  заклинание и  даже  вроде  как
    мысленно нарисовал свой фонтан.  Он  был бы  высоким,  вода бы  вздымалась
    высоко-высоко,  тонкими струями в нескольких направлениях,  а потом падала
    бы в гранитную чашу бассейна,  закручиваясь водоворотом направо.  Отличный
    получился бы фонтан. Но я так его и не сделал, потому как у Коти произошли
    кое-какие изменения в том,  чего она хочет,  а потом на меня кое-кто очень
    сильно обиделся и я был слишком занят тем, чтобы драпать со всех ног, и на
    всякие мелочи времени не осталось.
         Иссола  поднялся,  коротко  поклонился  -  практически  кивнул,  -  и
    удалился. А рядом со мной уже стоял Армарк, которого я и спросил:
         - Что это такое?
         - Память.
         - Ха. А выглядит как вода.
         - Что ж, и это тоже.
         - Память -  это  вода?  Вода -  это  память?  Память похожа на  воду?
    Вода...
         - Не  нужно  все  так  усложнять.  Просто здесь души  возвращают себе
    воспоминания.
         - А души забывают?
         - Те, кто носит пурпурное.
         - А.   Но  раз  я  не  утрачивал  своих  воспоминаний,  на  меня  это
    действовать не должно, так?
         И  я  снова повернулся к  фонтану,  наблюдая,  как струя из  верхнего
    каскада   вздымается,   закругляется  и   рассыпается  туманом.   Красиво,
    получилась симпатичная радуга,  мерцающая в  свете того,  что  тут  вообще
    светило. Струи - туман - радуга, и обратно в бассейн, и снова в струю...
    
         Вы  когда-нибудь напивались до такой степени,  чтобы не помнить,  что
    делали?  Чтобы вы  точно знали,  что бодрствуете вот уже несколько часов и
    чем-то занимались,  но не имеете ни малейшего понятия, чем именно? Со мной
    так было. Один раз.
         Мне тогда приходилось туго.  Я все еще был женат, но у нас с Коти как
    раз начался разлад, как увидимся, так и начинаем лаяться. Однажды в разгар
    скандала я  вышел,  хлопнув  дверью,  купил  бутылку  худшего фенарийского
    бренди,  какой только смог найти, и принес домой. Коти уже не было - она в
    те  дни почти не бывала дома,  слишком занятая:  улучшала жизнь тем,  кому
    было на нее плевать, и создавая трудности всем, кому была небезразлична. И
    начал пить его как воду.
         Где-то в процессе появилась Коти.  Посмотрела на меня,  хотела что-то
    сказать,  потом  покачала головой.  И  когда она  проходила мимо  меня,  я
    сказал:
         - Ты меня убила.
         Складывать слова было тяжело, но я справился.
         - Ты пьян, - ответила она.
         Я поднял бутылку и посмотрел, много ли осталось.
         - Да, - согласился я. - Но все равно ты меня убила. В смысле, раньше.
    Тебе дали денег, и ты меня убила.
         Она кивнула.
         - Утром поговорим.
         - Ты знаешь, я никогда не убивал людей. Никогда.
         - Знаю. Мы уже говорили об этом... Утром поговорим.
         - Но почему? Я просто хочу знать, почему.
         - К чему это, Владимир? Ты об этом завтра и не вспомнишь.
         - Вспомню.
         - Не вспомнишь.
         - Просто хочу знать, почему.
         - Потому что если бы  я  отказалась от  работы,  потому что целью был
    выходец с Востока,  я бы приняла,  что существуют два класса людей,  а для
    меня это было неприемлемо.
         Я моргнул.
         - Серьезно? И это было причиной?
         - Да. И не говори, что я была дурой, потому что это я уже знаю.
         - Ты была дурой.
         Она вздохнула.
         - Спокойной ночи, Владимир.
         Она ушла в спальню, я налил себе еще бренди.
         Коти, разумеется, была права. Разговора я совершенно не запомнил.
         Но вспомнил его сейчас.
    
         Я снял зал в "Голубом пламени" на весь вечер и ночь, выложив полсотни
    империалов за выпивку и возможный беспорядок.  Беспорядков я,  впрочем, не
    ожидал:  не  та ночь.  Но я  проследил,  чтобы обеспечили достаточно вина,
    ойшки и  фенарийского бренди,  а также "Пламенистого".  Лично я пил именно
    его, это был напиток золотистого оттенка с их собственной пивоварни. Вроде
    бы в  это пиво клали куда больше солода,  чем в  обычные сорта.  Большая и
    плотная шапка пены,  а на вкус легкое, чистое и слегка сладковато-пряное -
    единственное пиво из  всех известных мне  сортов,  которое пришлось мне по
    вкусу.  "Пламенистое" подавали  в  больших  и  грубых  деревянных кружках,
    наполненных до  краев,  чтобы  пена  выпирала наружу,  словно  барашки  на
    гребнях волн за миг до того,  как рассыпаться о камни - прекрасно выглядит
    на картинках, а вот в реальности такого эффекта достичь невероятно трудно.
         Я  сидел в  углу в  одиночестве и довольно долго ни с кем не общался.
    Мне и не нужно было: я должен был снять помещение и выложить деньги.
         Всего  пришло человек тридцать,  хотя  одновременно в  зале  было  не
    больше двух десятков. Но все равно неплохо. Палка был бы доволен. Говорили
    все тихо,  потому что мы не были дзурами; никаких парадных речей и обетов,
    потому что  мы  не  были  драконами.  Мы  были джарегами,  и  такое иногда
    случается, однако не имелось причин изображать, что нам это нравится.
         Народ разбился на группки по трое и по четверо,  вспоминая о Палке, а
    может, просто разговаривая. Потом ко мне подошел Нарвайн и сел.
         - Привет, босс, - сказал он. - Привет, Крейгар.
         Так, значит, я все же был не один.
         - Что тебе? - спросил я.
         - Не хочу быть сентиментальным, - проговорил он.
         Я проглотил напрашивающийся ответ.
         - Но Палка сказал как-то, что ему нравится на тебя работать. Я решил,
    что ты хотел бы это узнать.
         - Да, - кивнул я. - Спасибо.
         Он кивнул и удалился.
         - Он был хорошим парнем, - заметил Крейгар.
         Я кивнул.
         - Ты знал его до того, как он пришел работать к нам?
         - О да, когда-то давно. Он был куда более резким, когда был моложе.
         - Я тоже, - заметил я.
         - Влад, ты все еще молод.
         - Что ж, значит, когда стану старше, буду не такой резкий.
         - Я однажды с ним работал,  мы собирали долги для Дофера. Ты встречал
    Дофера?
         Я покачал головой.
         - Хороший парень. Недавно отошел от дел. Не карьерист, но надежный. В
    общем, он послал нас собрать долги с одной дзурледи.
         - Дзуры  -  самые  худшие  должники.  Иногда я  думаю,  зачем  вообще
    позволяю им брать кредит.
         - Угу.  В общем,  не помню как там звали эту женщину,  но она обожала
    клубы и рестораны, всякое веселье, понимаешь? У нее было несколько любимых
    местечек,  каждый вечер болталась в каком-нибудь из них. Пила, веселилась,
    иногда дралась,  иногда нет.  Не хотелось сталкиваться с ней там, особенно
    на людях - наверняка ведь полезет в драку, она же из дома Дзур, а кому оно
    надо?  И вот как-то днем Палка говорит:  пошли, уладим это дельце. И ведет
    меня в  одно из  ее  любимых местечек,  небольшой полуподвальчик на  улице
    Пирожников.  Мы входим,  там почти никого,  ее нет,  и я думаю - пустышка,
    уходим,  так?  Ан  нет.  Палка принимается крушить все  вокруг -  бутылки,
    столики,  чашки.  Разносит все вдребезги.  Хозяин заикнулся,  мол,  сейчас
    гвардейцев позову,  я подхожу к нему,  нож к горлу и качаю головой. Нож он
    замечает. И Палка ему говорит: есть тут такая дзурледи, и теперь когда она
    будет к  тебе приходить -  я каждый раз буду заглядывать и снова повторять
    то же самое, а если пожалуешься гвардейцам, сотворю такое и с твоим телом.
    Усек?  И  так будет до  тех пор,  пока она не рассчитается со всеми,  кому
    задолжала. Вот так ей и передай. А пускать ее или нет, решай сам. Потом мы
    навещаем еще два местечка,  где она любила выпить, и там повторяется то же
    самое. Дофер получил деньги тем же вечером.
         - Мило, - согласился я. - Хотя и рискованно.
         - Да,  и  мне  это не  понравилось.  Но  тогда просто невозможно было
    предсказать, что он выкинет.
         - Но он стал поспокойнее.
         - О  да.  Как-то,  это  было  уже  сильно  позднее,  мы  работали  на
    Тороннана,  и надо было повидаться с одним портным-креотой. Мы вошли в его
    лавку,  и  я  уже настроился задать ему взбучку и поболтать,  ну,  знаешь,
    чтобы ответственнее относился к возвращению долгов и все такое, и...
         - Ты настроился поболтать?
         - Ну, я решил, что болтать будет Палка, а на мне взбучка.
         - Да, вот мне тоже так подумалось.
         - Влад, так мне рассказывать, или нет?
         - Ладно, молчу.
         - В общем,  Палка входит, ни слова не говоря, просто стоит перед этим
    типом,  поставив ногу на стул, и начинает постукивать одной из своих палок
    по столу.  Тот,  конечно,  вскидывается:  вы кто? что вам нужно? - а Палка
    продолжает постукивать по столу.  Портной требует -  убирайтесь вон,  -  а
    Палка просто постукивает.  Парень говорит:  я сейчас позову на помощь -  а
    голосок-то дрожит,  - и повторяет: кто вы? я вас не знаю, что вам нужно? -
    а  Палка просто продолжает постукивать,  и наконец тот взрывается:  ладно!
    завтра к полудню я отдам деньги! И мы разворачиваемся и уходим, а дальше я
    не знаю, где он взял деньги, но долг вернул.
         - Вот это очень похоже на Палку, какого я знал.
         Крейгар кивнул и поднял кружку.
         - Мне будет его не хватать.
         - Да, - сказал я, - мне тоже.
    
         Я отвернулся от фонтана:
         - Какого...
         - Память, - сказал Армарк.
         - Вы это видели?
         - Нет,  но знаю,  как он работает. Я же говорил. Именно сюда приходят
    пурпурные мантии,  чтобы восстановить свою память после того, как отслужат
    должный срок.
         - Ах вот как, - проговорил я. - А счастливые воспоминания бывают, или
    у меня неправильное посмертие?
         - Иногла бывают, - ответил он, - зависит от вас.
         - Эх, - вздохнул я.
         "Лойош, а ты что-нибудь видел?"
         "Только отголоски от того, что видел ты, босс."
         "Ладно."
         - А  еще тут можно увидеть свои прошлые жизни,  -  добавил он.  -  По
    крайней мере иногда. У меня получалось.
         - Прошлые жизни вообще,  или конкретные,  скажем, если хотите узнать,
    кем были две, или три жизни тому назад?
         - Если будете смотреть в воду, получите просто кусок воспоминаний, но
    иногда получается направлять их,  если только сумеете; это довольно трудно
    пояснить.  Вопрос  задать  нельзя  -  тут  некого спрашивать,  -  но  если
    сосредоточиться на чем-то конкретном, можно вроде как управлять увиденным.
         - А можно немного попонятнее?
         Он фыркнул.
         - Как-то я  попытался думать о  мече,  и  ко мне пришла память о моей
    жизни как драконлорда.
         - И какой она была?
         - Мне-нынешнему -  без разницы,  а  вот тогдашний я  скорее был собой
    доволен.  Еще я  решил проверить,  был ли я ястребом,  и сосредоточился на
    символе Дома, и получил кое-какие воспоминания. Потом попробовал феникса -
    увы, похоже, к этому Дому я никогда не принадлежал.
         - Так, кажется, понял.
         - Вернемся, или вы хотите посмотреть, что будет?
         - А мы торопимся?
         - Лично я - нет.
         - Тогда давайте я попробую.
         - Сколько пожелаете, - ответил он.
         Ротса поерзала у  меня на плече,  Лойош сделал то же самое,  но потом
    оба успокоились.  Я снова уставился на фонтана, отпустив разум в свободное
    плаванье и просто глядя на струящуюся воду. Будь я оракулом, я бы спросил,
    что творится в этом проклятом доме, или, как бишь там, "платформе"; но мое
    пожелание откопать более-менее ясный намек невозможно было  сформулировать
    коротко и  четко.  Могу ли  я  выделить хотя бы  что-то  из  того,  что не
    понимаю? Ну вот одно выделил - почему так важна связь Особняка-на-обрыве с
    Чертогами Правосудия.  Проблема в  том,  что даже если бы я получил ответ,
    моих  знаний  некромантии не  хватило  бы,  чтобы  извлечь из  него  нечто
    осмысленное.
         Магия всегда сбивает с толку.
         Я смотрел в фонтан, позволив ему уносить меня прочь.
    
         6. В глубинах памяти
    
         В  день,  когда слой оранжевых туч  стал так  тонок,  что  я  не  мог
    смотреть в  направлении Горнила,  я  прислонился к  внешней стене  хижины,
    которую звал своим домом, расслабил руки, взял свое творение и внимательно
    рассмотрел его.
         Мое творение? Где? Что?
         Я  всегда ищу узоры и схемы в готовой работе,  и иногда нахожу их.  Я
    знал,  что на самом деле их там нет,  что это мое воображение размещает их
    там,  внешним покровом,  подобным одеялу тумана, закрывающему вечнозеленые
    леса внизу.  Но я все равно всегда смотрю,  полагаю,  именно так художники
    созерцают готовую работу:  то ли это,  что я хотел запечатлеть? Имеется ли
    здесь больше,  чем я  предполагал?  Хорошую ли работу я  сделал?  Я держал
    завершенную статуэтку и  не видел смысла в  этих вопросах,  я  вспоминал о
    художниках и понятия не имел, откуда у меня вообще такие мысли.
         Конечно,  у  художников все  иначе:  художник  в  процессе  творения,
    полагаю,  знает,  что делает;  я - нет. Я просто сижу, выложив перед собой
    набор  зубил,  три  молотка и  камень,  и  вдыхаю  острый и  едкий  аромат
    оранжево-красных небес,  вдыхаю так глубоко,  как только могу,  а выдыхая,
    вижу людей, животных, тропы, горные хребты, ручьи, холмы, долины; и пока я
    смотрю и  исследую все это внутренним взором,  руки мои работают с камнем.
    Наверное.  Потому что потом они побаливают,  и  мозоль у  основания левого
    большого пальца становится чуть тверже, на лице - каменная крошка, в горле
    першит от пыли,  а в руках моих появляется вырезанное из камня нечто, чего
    ранее не существовало.
         Так  происходит не  слишком часто.  Раз  в  двадцать или тридцать лет
    приходит чувство, что я могу дотянуться и узреть. Я пробовал и без него, и
    ничего не получалось -  никаких видений, а камень оставался камнем, только
    местами бессмысленно и некрасиво побитым.
         Спустя год  или  два,  когда  я  снова пожелаю вернуться к  городской
    суете,  я спущусь с горы - со своей горы - и пущусь в долгое путешествие к
    Драгаэре,  где принесу свое творение сразу в Дом Атиры,  который в крыльях
    Императорского дворца похож на  птицу в  свитой ею  гнезде,  и  они  будут
    восхвалять меня и  мою  работу,  и  изучать линии,  круги и  треугольники,
    выискивая смысл -  почему здесь глубже,  чем там?  почему этот круг внутри
    другого?  В  конце концов будет объявлен аукцион для ценителей,  и кто-то,
    обычно весьма пожилой и  чувствующий приближение смерти,  заплатит за  мой
    камень,  и  я  останусь в Доме еще на год или два,  пока моя гора снова не
    позовет  меня.  Тогда  я  закуплю  провизию  и  иные  нужные  вещи,  найму
    носильщиков и отправлюсь в долгое путешествие.
         Сам я  никогда не  пытаюсь разгадать смысл.  Для меня все эти узоры -
    абстратное воплощение образов в  камне,  я просто смотрю на них и позволяю
    сознанию увести меня туда, куда ему будет угодно.
         Заканчивать работу -  радостно и  грустно.  В этот день превалировала
    радость,  наверное,  потому что день выпал уж очень хорошим, в воздухе был
    лишь легкий морозец,  как раз как я  люблю,  и рассматривая созданный мною
    барельеф,  я не мог выделить четких узоров,  но все равно чувствовал,  что
    работа сделана хорошо.
         Однажды кто-то другой получит ее и проведет часы,  дни, а может, даже
    и  годы,  рассматривая мое  творение,  проникаясь  им,  отыскивая  смыслы,
    которые я вложил туда,  смыслы,  которых не вкладывал,  а также то,  что я
    вложил,  но сам об этом не знал. И хотя при этом деньги переходят из рук в
    руки,  это  не  покупка,  а  скорее дар,  персональный дар мне от  некоего
    неизвестного.  Мое творение будет значить для него нечто особенное,  и тем
    самым породит между нами связь,  какой нет ни  у  членов Дома,  ни  даже у
    родни.  И до тех пор,  пока оба мы живы, а возможно, и после этого - будет
    нечто, связывающее меня с кем-то другим. Ни мать, не сын, ни возлюбленный,
    ни ученик,  ни даже художник подобного не испытают никогда,  и  я ценю это
    почти так же высоко, как саму свою работу.
         В этот миг я был доволен собой.
         И совершенно озадачен.
    
         Я вернулся в настоящее, к фонтану.
         Что?..
         Я  посмотрел на  собственные руки,  которые были  ничуть  не  смуглее
    прежнего,  а единственная мозоль у меня осталась у основания указательного
    пальца -  от кухонного ножа.  Я  глубоко вдохнул,  и  не ощутил ни пряного
    аромата небесных туч, ни пыли в глотке.
         Я повернулся к Армарку:
         - Кажется, мне достался кусок чужой памяти.
         - Нет, - ответил он, - так это не работает.
         - Хм. Может, иллюзия?
         Он покачал головой.
         - То есть то, что я видел, было на самом деле? Это был я?
         - Да. Что это было?
         - Не знаю.
         Я развернулся к фонтану,  мимолетно подумав, что же это я такое тогда
    вырезал в камне, и зачем.
    
         Я искал что-то. Что именно?
         Вокруг меня был  Кратер Белой Розы,  окруженный холмами высотой,  как
    казалось отсюда,  снизу,  до  самого оранжевого неба.  Идти  было  трудно,
    потому что вокруг не имелось ни клочка земли, свободной от камней, а камни
    имели весьма разные размеры. Мелкие я отодвигал, а под большие заглядывал,
    разыскивая - что же?
         Я  на  миг  остановился передохнуть.  Очень важно было,  чтобы я  это
    нашел, я точно это знал, чувствовал важность всем своим нутром.
         - Кельхам!
         Я повернулся в том направлении,  откуда донесся голос. Она находилась
    примерно в пяти родах## в стороне.
    
         ## Здесь: устаревшая мера длины, 1 род = 16.5 футов, чуть больше 5 м.
    
         - Госпожа?
         - Вы в порядке, Кельхам?
         - Да, госпожа. Перевожу дух.
         - Хорошо.
         Краем глаза я увидел собственный рукав:  черный,  с эмблемой ястреба.
    Вполне разумно было,  что я ношу одежды,  подобающие тому, кто служит Дому
    Ястреба,  об  этом даже задумываться не  стоило,  вот только почему-то это
    вдруг показалось бессмысленным.  Как и  то,  кто такой Кельхам и  почему я
    вдруг откликаюсь на это имя,  и почему для меня столь привычно откликаться
    именно на это имя?  И  что я  тут делаю,  и почему мне кажется,  что я это
    прекрасно знаю?
         И продолжая размышлять над этим,  я вернулся к переворачиванию камней
    и выискиванию под валунами - собственно, а что я ищу?
         Я знал,  что госпожа -  это мой сюзерен,  леди Мундра,  и она тоже из
    Дома Ястреба. Только я понятия не имел, откуда это знаю.
         Слева  имелся  небольшой беспокойный родник  примерно восьми родов  в
    поперечнике, и по другую его сторону была моя сестра Яльхар, которая также
    искала - что именно?
         Тем временем тот я,  который знал, что именно ищет, продолжал искать,
    пока не воскликнул:
         - Госпожа!
         Графиня приблизилась.
         - Нашли?
         - Перстень - нет, - ответил я, - но вон, посмотрите, в тени гранитной
    глыбы, поросшей лишайником... движение, видите?
         - Вижу,  -  сказала она.  -  У вас острый взор,  Кельхам.  Родвик, вы
    соизволите показаться, или мне пустить в ход заклинание обнаружения?
         Он показался,  и моя рука инстинктивно дернулась к мечу,  что висел у
    меня  через  плечо,  и  зачарованному кинжалу  на  боку.  Графиня  сделала
    предостерегающий жест в мою сторону,  так что оружия я не обнажил.  Сестра
    подошла и встала за плечом графини.
         Родвик куртуазно поклонился, коснувшись земли кончиками пальцев.
         - Какое неожиданное удовольствие повстречать вас здесь, Мундра.
         - Госпожа,   -  проговорила  Яльхар,  -  не  стоит  ли  мне  наложить
    заклинание обнаружения? У него могут найтись помощники.
         - Действуйте, - сказала графиня.
         Родвик начал было говорить,  но  еще  до  того,  как были произнесены
    слова,  из  воздуха  проявилось четверо  его  людей,  стоявших вокруг  нас
    разомкнутым кольцом. Он улыбнулся и пожал плечами.
         - Хорошая работа, Яльхар, - кивнула графиня.
         - Знаете,  -  проговорил Родвик,  -  у  меня больше прав на перстень,
    нежели у вас.
         - В самом деле?
         - Я  говорю не о законе,  -  заметил он,  -  а о том,  что нас пятеро
    против троих.
         - Драконья логика.
         - Знаете,  если вы  просто отдадите мне его,  возможно,  я  сумею его
    скопировать, и у каждого из нас будет по экземпляру.
         - Да,  конечно.  Чародеям  нашей  семьи  это  не  удается  со  времен
    Четвертого Цикла,  но вы,  несомненно, преуспеете, потому что ни у кого из
    них не было вашей сверкающей улыбки.
         - Магия  работает  лучше,  когда  на  престоле  атира.  У  меня  есть
    заметки...
         - Не тратьте мое время, Родвик. Нападайте, если решитесь, в противном
    случае оставьте нас в покое.
         - Возможно, лучше сперва найдем перстень, а потом уже будем драться?
         - Почему бы вам просто не рассказать, где вы его спрятали?
         - А. Так вы знаете. - Смущенным он не выглядел.
         - Я умею использовать птиц-лазутчиков не хуже, чем вы.
         - Ха. Ведь это я вас этому научил.
         - Да, и за это мое вам спасибо. Так где в точности вы его спрятали?
         - Не думаю, что покажу вам это место, дражайшая моя племянница.
         - В таком случае нападайте, или уходите, или защищайтесь.
         - Как пожелаете, - ответил он, вытаскивая из ножен меч и кинжал, и то
    же самое сделали его спутники,  а также Яльхар и я.  Вокруг внезапно стало
    очень много обнаженной стали.  Графиня подняла жезл  и  раздвинула его  до
    размеров посоха,  вокруг одного конца летали черные жемчужины, а рубиновый
    наконечник на втором конце источал красный свет.
         Я двинулся в сторону графини,  чтобы защитить ее;  при этом я, подняв
    кинжал,  прочертил на земле линию перед Родвиком,  и  наслал на нее "Дрожь
    Борнии".  Наши  противники предсказуемо рухнули  наземь,  едва  попытались
    пересечь черту,  что  дало  мне  достаточно времени,  чтобы  занять нужную
    позицию.  Яльхар сместилась, встав с другой стороны, и мы приняли защитные
    стойки.
         - Блокированы, - сказала Яльхар.
         - Что вы имеете в виду? Кто...
         - Я  установила блок,  чтобы  он  больше никого сюда  не  призвал,  -
    уточнила она.  Голос сестры мне показался несколько наивным,  на что никто
    не обратил внимания.  Позже вставлю ей парочку шпилек,  если для нас будет
    это "позже".
         Бой втроем против пятерых не самая желательная на свете вещь -  разве
    только для дзуров, - но на нашей стороне было преимущество опыта. В налете
    за Нижнюю переправу, в бою на Краю Земли, и дважды у Мундаарского брода мы
    уже сражались именно так. Мы быстро и легко вошли в прежний ритм, которого
    и держались по части волшебства:  я выставлял защитные заклинания - скорее
    по наитию, нежели по строгой схеме, - моя сестра пускала в ход заклинания,
    которые должны были  проделать бреши в  их  защите,  а  графиня выискивала
    слабые места  или  пробитые Яльхар бреши  и  наносила удар.  Мы  почти  не
    двигались с  места -  я  и  сестра только шевелили кинжалами,  указывая на
    точки фокусировки очередного заклинания,  а  руки  Мундры направляли посох
    так,  как  того требовала ее  боевая магия.  В  заклинаниях наши шансы мне
    нравились.
         Трудность в  том,  что  были и  мечи.  Пять мечей против двух наших и
    посоха.  Посохом можно очень неплохо работать против клинков, если знаешь,
    что делаешь - но не тогда, когда посылаешь с его помощью заклинания.
         Меч устремился мне в лицо, и я сбил его в сторону, продолжая работать
    кинжалом.  Мой любимый кинжал:  намеренно простой, но я сам зачаровал его,
    работая вместе с Эдгером-кузнецом, когда тот его ковал. Чары, вплетенные в
    клинок во время его создания,  гораздо мягче, мощнее и роднее тех, которые
    добавлены позднее,  а с моим кинжалом легчайшее перышко мысленного приказа
    оживляло Панику там,  где я пожелаю,  и незримое непрекращающееся вращение
    клинка разрушало любое волшебство, которое пыталось его миновать, а иногда
    и отражало назад в плоскости режущей кромки. Отличное получилось оружие.
         В  следующий раз,  когда противник рубанул меня мечом,  я  отмахнулся
    намеренно сильно,  сбив в  сторону оба его клинка,  и  всадил кинжал ему в
    грудь изо всех сил.
         У меня возник план.  Быстрый и резкий укол,  и он вне игры, а потом я
    вернусь к  заклинанию -  до  того,  как  кто-нибудь из  них  воспользуется
    неразберихой.  Таков был план.  А на деле клинок пробил кость и застрял. Я
    не выпустил рукояти,  когда он рухнул, но удержать было непросто. Когда он
    оказался на  земле,  я  уперся  сапогом в  его  лицо  и  дернул кинжал как
    следует.  Ему это не понравилось,  однако он был не в том состоянии, чтобы
    предпринимать что-либо на сей счет.  Я  высвободил клинок...  и тут что-то
    ударило меня.
         Удара я не почувствовал,  но как-то вдруг оказался на спине, в ушах у
    меня звенело,  а  шум битвы удалился от меня футов на двадцать.  Больно не
    было,  но  я  знал,  что это вовсе не потому,  что со мной все в  порядке;
    иногда,  когда  тело  получает повреждение,  сознание окутывается одеялом,
    чтобы не страдать от боли.
         Я видел,  как Родвик падает на колени,  встает и снова падает, а одна
    из его помощниц кричит, когда ее нога растворяется в дыму и пламени; потом
    я,  наверное,  отключился,  потому что следующее,  что я  помню,  это лицо
    Яльхар, совсем рядом. Она осматривала меня, а на ее лицо наползло то самое
    выражение -  губы сжаты,  глаза прищурены,  - когда она не желает, чтобы я
    видел,  как она перепугана.  Я  хотел было спросить о графине,  но язык не
    шевелился.
         - Не пытайся говорить, - сказала Яльхар.
         Я шевельнул руками и ногами,  желая проверить, шевелятся они или нет.
    Так и не понял.
         - Лежи  спокойно,   -   велела  она  и   провела  руками  надо  мной.
    Беспокойство ее  не  уменьшилось.  Кажется,  левая  рука  у  меня  все  же
    действовала,  и  что-то было зажато в  кулаке;  я  с трудом развернул ее и
    разжал ладонь.
         - Ты его нашел! - воскликнула она.
         Странно,  сам не помню, как это произошло; возможно, я просто упал на
    него или рядом? Не знаю.
         Она взяла его из моей руки и подняла вверх.  За ней появилась графиня
    - на  лбу кровь,  правая рука безжизненно болтается,  но на ногах держится
    вполне уверенно. Графиня проговорила:
         - Можете?..
         Голос ее замер,  а  Яльхар покачала головой и  надела перстень мне на
    палец, и я услышал музыку.
    
         Это было... какого?..
         Кто я? Ястреб? Нет, я был...
    
         Спина у меня болела,  ноги ныли,  а шевелиться казалось делом слишком
    сложным,  чтобы  заниматься им  без  должной необходимости.  Что,  уже?  В
    смысле, сейчас, прямо в этот самый миг? Вспышка страха заставила мои глаза
    открыться.
         Пока нет. Еще нет.
         Я лежал в постели, у себя в комнате, окруженный своими вещами, именно
    так,  как мне и нравилось.  Правая рука моя,  лежавшая поверх одеяла, была
    вся  в  морщинах,  кожу  покрывали неряшливого вида пятна,  вены вздулись,
    однако ногти оставались идеальными -  Джаф позаботился о  них,  зная,  как
    много внимания я уделяю этому вопросу.  Бедняга Джаф. Ему будет не хватать
    меня больше, чем многим моим близким.
         На стене в  изножьи постели было изображено мое генеалогическое древо
    с лиорном в основании,  затем шел символ принцессы Лойни, которая в шестом
    цикле даровала начало нашему роду,  а  ниже еще  три символа.  Мы  в  этом
    смысле семейство еще новое,  однако я свою часть сделал: моя Токни одарила
    меня  тремя  детьми,  прежде чем  уйти  во  Врата Смерти.  Скоро увидимся,
    улыбнулся я,  вспоминая ее,  и  этой улыбкой встретил вошедшего в  комнату
    Джафа.
         - Я нашел его, господин. Боюсь, это лишь копия с копии копии.
         Я  шевельнул пальцем;  он понял и положил его мне на ладонь.  Гладкий
    керамический диск  чуть  побольше империала,  очень холодный на  ощупь.  Я
    легонько сжал его и вопросительно взглянул на Джафа.
         - Да, господин. Токнаса пообещала отправить вас в Водопады.
         Я почувствовал, что улыбаюсь.
         Мой большой палец продолжал поглаживать диск,  и  перед глазами моими
    всплывали  видения:   капли  воды,   отвратительно  яркий  свет  с  небес,
    переплетение длинных лоз, статуя в человеческий рост с парой кривых мечей,
    словно  застывшая посреди танца.  Потом  они  потускнели,  я  почувствовал
    краткое пожатие руки Джафа, странно успокаивающее, а потом я словно рухнул
    вниз,   очень  быстро  выскальзывая  из  собственного  тела,  и  весь  мир
    растворился в безмолвии.
    
         Хосси  нашел  меня  в  роще,  неподалеку  от  выставленных  секретов.
    Неподалеку были выгребные ямы,  но  ветер дул  в  другую сторону,  так что
    нормально.
         - Чем занимаешься, Бирн, - спросил он, - все читаешь?
         - Нет,   -   ответила  я,   -  просто  держу  книгу,  чтобы  избежать
    нежелательного общения.
         Он опустился на траву рядом со мной.
         - И как, получается?
         - Просто великолепно.
         - Если ты действительно хочешь остаться одна...
         - Нет, все нормально.
         Я закрыла книгу. Он наклонился, прочитал название и присвистнул.
         - Ты разве не знаешь, что читать это перед боем - дурная примета?
         - Да? - уточнила я. - А ты полагаешь, будет бой?
         Мы рассмеялись громче, чем стоило бы.
         - О, бой будет обязательно. Но я как-то забыл, за кого мы деремся.
         - А кому какое дело?  Сейчас на престоле Дзур, так что особой разницы
    нет.
         - Да, наверное, стоило бы просто проспать. Как думаешь, капитан будет
    возражать?
         - А думаешь, он заметит?
         Я убрала книгу в вещевой мешок, после чего он согнал с лица ухмылку.
         - Глупый бой, чтобы умирать, правда?
         - Да и нет,  -  отозвалась я.  -  В плане самого боя -  факт,  глупая
    пограничная стычка,  которая ничего не решит. Но бой есть бой, ведь так? А
    если после боя мы окажемся мертвы, нам уж точно будет все равно.
         Он скупо улыбнулся.
         - Все женщины э'Дриен фаталисты.
         Я пихнула его локтем в плечо.
         - А все мужчины э'Ланья философы. Идем, и да будем убиты.
         Эхом отозвался барабанный рокот.
         Мы поднялись, вернулись в лагерь, разобрали оружие и выстроились.
         Снова загремели барабаны и мы двинулись вперед.
         - Пригибайся, - бросил он.
         - Пригибайся, - отозвалась я.
         Час спустя я  стояла над ним,  пока он пытался унять кровь из длинной
    раны на правом плече,  удар зацепил кость.  Я собиралась помочь ему,  если
    только меня ненадолго оставят в  покое,  однако бой  был  слишком плотным.
    Одна из  тех беспорядочных баталий в  тесноте,  где мастерство обращения с
    клинком куда менее важно,  чем  то,  кто сильнее давит.  Всегда ненавидела
    подобные. Можно получить нетяжелую рану и сдохнуть, стиснутым телами своих
    же.
         У меня тоже текла кровь, но это были лишь несколько царапин.
         Битвы дело  громкое.  И  вонючее.  Но  иногда порыв ветра уносит вонь
    прочь,  а иногда, как во время громкой говорильни в переполненной таверне,
    вдруг приходит момент относительной тишины.  На меня наседал тип с длинным
    носом и двумя короткими мечами, и я услышала голос Хосси:
         - До встречи в следующей жизни, Бирн, если повезет.
         Я на него не смотрела, но отозвалась:
         - Может, ты еще и проживешь эту жизнь.
         И  тут что-то ударило меня в голову,  и я вдруг подумала:  дурная это
    примета или  нет,  но  хорошо,  что  я  прочитала "Указания" до  всей этой
    кутерьмы.
         А потом не стало ничего.
    
         - Вы в порядке? - спросил Армарк.
         Я понял, что этот вопрос он мне задает уже примерно в третий раз.
         - Думаю, да, - ответил я, - просто умирал.
         - А.  Да.  Воспоминания  о  смерти  причиняют  боль.  Попытайтесь  не
    впитывать слишком много таких сразу.
         - Спасибо за совет.
         Да,  уж не знаю, на чем я сосредоточился, но пахло это смертью. Самое
    то,  о чем мне стоит думать,  ага? В смысле, размышления о смерти - вполне
    нормальное дело,  когда сидишь в безопасности, но если дело серьезное, так
    тебя в момент прикончат.
         А потом я снова задумался об этом. На сей раз я нарочно смотрел не на
    фонтан,  а в сторону Чертогов Правосудия. Что я вообще здесь делаю? Что ж,
    ответ -  пытаюсь решить загадку,  и так или иначе, но Чертоги Правосудия с
    нею связаны. Вопрос - как?
         Я снова повернулся к фонтану и танцу водяных струй.
    
         Я  свернул дела рано,  получив послание от  Жрицы,  по поскольку была
    домица,  задерживаться особо не  требовалось.  Я  веду дела из  кабинета в
    "Спящей  кошке",   которой  владею  через  пару  подставных  лиц.  "Кошка"
    расположена в  той части центра Драгаэры,  где в  домицу в основном тихо -
    достаточно далеко от  дворца,  здесь часто селятся чиновники,  и  здесь же
    расположены обслуживающие их рынки и увеселительные заведения.
         С  собой я  взял Дошки и  Вена,  и первая наша остановка была у храма
    Вирры на улице принца Лаггинера. Их я оставил снаружи, потому что в храмах
    никто ничего не устраивает. Я сделал приношение и вознес молитву, чтобы не
    выделяться,  потом  выбрался из  храмовое строения через  боковой выход  и
    хлопнул у дверей флигеля.  Миг спустя появилась Жрица.  Она принадлежала к
    Дому  Атиры,  а  имени  ее  я  никогда не  знал  и  называл просто Жрицей.
    Поскольку было раннее правление Иорича,  она обращалась ко мне "господин".
    Жрица поклонилась и  пригласила меня  внутрь,  усадила и  даже  предложила
    вина, от которого я отказался.
         - Она у меня, господин, - сообщила она еще до того, как я спросил.
         - Что ж, это хорошо. Трудно было достать?
         Брови ее взметнулись.
         - Вас это действительно волнует?
         Я пожал плечами.
         - Я парень заботливый, и моей нянюшкой была иссола.
         - Нет,   это  было  нетрудно.  Просто  времени  ушло  немало.  -  Она
    наклонилась и достала из-под кресла небольшой сверток, завернутый в бумагу
    цвета отжимков от красного вина. Передала его мне. - А с вашей стороны?
         Я кивнул.
         - Заглядывая в  будущее,  я  предвижу,  что у вас не будет надобности
    искать новое помещение много-много лет.
         - И?
         - И все. Мне больше ничего не понадобится, так что я вряд ли вернусь,
    разве что нахлынет внезапное желание помолиться.
         Все,  кого я  знаю,  наверняка заметили бы  что-то наподобие "хотите,
    порекомендую пару местечек",  или даже "можете не  торопиться".  Но  Жрица
    была атирой и просто кивнула.
         Дошки и Вен ждали там,  где я их и оставил,  и пристроились следом за
    мной. Следущим местом назначения стал парк Черных Лебедей, тихое маленькое
    местечко,  где  был  пруд,  выщербленные  каменные  скамейки  и  несколько
    деревьев.  Хорошее местечко, чтобы расслабиться, потому что здесь никто не
    подберется незаметно. Я уселся и развернул сверточек.
         Простенькая подвеска, черный джарег на серебряной цепочке, примерно в
    пол-ладони размером.  Я надел ее через голову и просунул под колет,  чтобы
    подвеска легла на  кожу на груди.  Джарег был чуток холодноват,  но больше
    ничего не чувствовалось. Больше ничего и не будет. Пока я жив.
    
         - Я полагаю,  -  уточнила я у татуировщика, - вы вряд ли скажете мне,
    как оно действует?
         Он казался смущенным.
         - Простите, госпожа. Тут нужен предсказатель, но даже тогда...
         - Ничего,  все в  порядке,  -  ответила я,  внезапно придя в  хорошее
    настроение,  несмотря на уколы: очень уж редко меня зовут "госпожой". Надо
    почаще общаться с торговцами.
         Чтобы отвлечься от входящей под кожу иглы,  я осмотрела лавку. Ничего
    особенно  интересного:   шторы,   стол,  полка  для  чернил,  образцы  его
    собственных работ - в основном наброски и пара дешевеньких пси-эстампов, -
    а  над дверью эмблема его Дома,  креота.  Я попыталась уделить чуть больше
    внимания предметам искусства, но интереса они не вызвали никакого.
         - Но, - проговорила я, - вы знаете, что это такое?
         - Это ваш проводник по Дорогам Мертвых,  госпожа. И позволю высказать
    надежду, что он вам не понадобится еще много-много столетий.
         - Спасибо, - кивнула я, но беседа на том и оборвалась, и мое внимание
    вынужденно вернулось к игле.
         Я попробовала вновь:
         - А у вас в семье такой есть?
         - Да,  госпожа,  это  струна с  узлами,  завязанными через  различные
    промежутки,  они соответствует вариантам выбора,  с которыми нам предстоит
    столкнуться.
         - Точный?
         - Предсказан для моего поколения, так что искренне на это надеюсь.
         - Что ж,  для вашего же блага надеюсь,  что так и есть, и что, как вы
    ранее сказали, он не потребуется вам еще очень долго.
         - Благодарю,  госпожа.  А у вас? - Вопрос был слишком смелым, но я же
    сама подняла столь интимную тему, так?
         - Боюсь, уже слшком старый. Семья пыталась найти более новый, но пока
    не получалось.
         - Верю, этот послужит должным образом, - проговорил он.
         Чернила,  которыми он  пользовался,  были голубыми,  как  цвета моего
    Дома,  и  я  уже  видела переплетающиеся линии,  с  отмеченными там и  сям
    точками поворотов.  Когда-нибудь эти линии,  покрывающие мою левую руку от
    запястья до  локтя,  останутся единственным указателем,  которому я  смогу
    следовать.  Не скоро,  надеюсь,  но однажды так и будет. И как говорил мой
    отец,  лучше обзавестись таким в молодости и закрыть вопрос, чем всю жизнь
    провести в поисках и волнениях, а вдруг не получится.
         Иглы продолжали свою работу, узор расширялся.
    
         Я пришел в себя с зудящей спиной и без рубахи.
         - Спина чешется, - объявил я всем, кто мог находиться рядом.
         Рядом явно был Шенди.
         - У Доливара чешется спина,  -  сказал он.  -  Вероятно, это никак не
    связано  с  тем,  что  он  полуголый валялся  на  траве.  Я  бы  подумал о
    мистическом объяснении.
         Я  выдал несколько мистических объяснений его жизни и  сел.  Мы снова
    находились в лагере, разбитом на поляне в перелеске. Взгляд вокруг - горят
    костры,  солнце как  раз встает над восточными холмами,  пробиваясь сквозь
    ветви деревьев,  а Хертаэ полирует наконечники копий. Над небесах Утренняя
    Змея,  она вскоре уползет и  вернется лишь к  ночи,  но пока еще оберегает
    нас,  если вы верите в подобные вещи.  Великмесяц высоко в зените,  однако
    уже  бледнеет,  потому  что  становится светло;  до  восхода Малмесяца еще
    девять дней. Нос мой почуял завтрак. В завтрак я верю.
         - Что произошло? - спросил я.
         Тивиса отозвалась:
         - Ты не помнишь?
         Я  покачал  головой,   она  заболела,  из  чего  я  сделал  кое-какие
    умозаключения.
         - Я получил по башке во время налета.
         Она кивнула.
         - Тебе нужен кто-то,  кто просто был бы рядом и время от времени орал
    "ложись".
         - Непременно этим займусь. Чем меня свалили?
         - Топором. Ты успел отклониться и получил обухом, а не лезвием.
         - Топором. Откуда у них топоры?
         - Этого ты  тоже не  помнишь?  -  фыркнул Шанди.  -  У  них оказалась
    кузница.  Мы увидели ее во время налета,  ты велел уничтожить ее,  а потом
    тебя свалили.
         - Кузница уничтожена?
         - Нет. Там была Сетра. Мы сбежали.
         - Кто меня вытащил?
         Тивиса указала на Ротру.
         - Она, и Шанди помог.
         - Кто-нибудь пострадал?
         - Ты.
         - Кроме меня?
         - Кое-кто из них.
         - А кроме того,  что мы не сумели уничтожить их кузницу -  проклятье,
    ни черта не помню, - мы что-то получили?
         - Завтрак.
         - Ха. Ладно, раз уж мы никого не потеряли...
         - Вождь!  -  раздался оклик позади меня.  Чикве,  вероятно,  охраняет
    южное направление.
         Я повернул голову.
         - Меня зовут Доливар, - в который раз сообщил я на весь лагерь. - Что
    там такое?
         - Идет кто-то.
         - Ладно, - и повышенным командным тоном: - Только не ори и не прыгай,
    нечего  ему  знать,  что  мы  его  засекли.  -  Попытался  встать,  голова
    закружилась.  Сел обратно и кивнул Шанди и Ротре.  - Вы двое. Разберитесь,
    что там.
         Они взяли по копью из кучи,  а  потом Шенди взял еще одно.  Он такой,
    Шенди.  Впрочем,  могли и не напрягаться:  сделали едва шаг в сторону, как
    Чикве снова позвал:
         - Идет.
         Значит, кто бы там ни был, нам он не угроза.
         Какого?..
         Я снова попытался встать, снова не сумел и протер глаза.
         Она подошла прямо ко мне,  словно точно знала,  кто я такой.  Глаза в
    глаза со мной, сидящим. Совсем еще ребенок, не старше десяти лет.
         - Э, привет, - сказал я, - ты...
         - Я Девера. А тебе нужно сейчас пойти со мной.
         Ладно, это уже что-то новенькое. Я даже не знал, что сказать.
         - Э, но кто ты, и почему?
         - Я сказала, кто. Потому что.
         - Хм. А есть довод получше?
         Она просто посмотрела на меня.  Я  посмотрел на нее и впервые обратил
    внимание на ее одежду.  Единое одеяние, прикрывающее ее от плеча до земли,
    густого синего цвета,  какого я  никогда не видел,  с золотом,  и,  ну,  я
    вообще без понятия, кто может делать что-то подобное, или как, или сколько
    сотен часов на  это уйдет,  и  кто может себе позволить убить сотни часов,
    чтобы сделать одно одеяние,  которое,  ну,  как вообще в  нем можно пройти
    хотя бы минут десять, чтобы не порвать?
         - Где ты такое взяла?
         - Я тебе покажу, - сказала она. И: - Пожалуйста?
         Наверное,  именно "пожалуйста" решило вопрос.  Ну и  еще я никогда не
    мог оставить неутоленным собственное любопытство.
         - Конечно, - проговорил я. - Веди. - И попытался встать снова.
         Шенди сказал:
         - Вождь, ты...
         - Меня зовут Доливар, - напомнил я. - Если не вернусь, все на тебе.
         Меня немного пошатывало, и я сказал:
         - Хорошо, Девера, пойдем, но небыстро.
         - Что случилось?
         - Я получил по башке.
         - Ты в порядке? - ее это, похоже, искренне заботило.
         - В  основном.  Я  вижу  воображаемых девочек в  невозможных одеждах,
    которые убеждают меня идти за  ними неизвестно куда,  а  так  -  что ж,  в
    полном порядке.
         Она  захихикала и,  немного попрыгав,  как  делают  вполне  настоящие
    девочки,  остановилась и  подождала,  пока я  ковылял за ней.  Весь лагерь
    смотрел на  меня.  А  я  просто шел за  маленькой девочкой и  не задавался
    вопросом, что я вообще делаю. Впрочем, если это ловушка Дракона - она куда
    умнее, чем все те, что он нам подстраивал прежде.
         Наверное,  там их целая шайка, возможно, и моя сестра с ними, ожидают
    нас где-нибудь за деревьями,  спрятавшись от дозоров;  но я все равно шел.
    Беспокоиться пока было рано, мы еще и до края перелеска не дошли...
         Тут я остановился.
         - Это что еще такое?
         Я  находился не в  перелеске.  А  в...  ну,  даже не знаю,  как такое
    назвать.  Ни  неба,  ни  деревьев,  ни  травы.  Чем-то  похоже на  хижину,
    построенную из  чего-то  совершенно невозможного и  достаточно большую для
    тысячи  миллионов  семей.  Ну  ладно,  преувеличиваю.  Но  -  колоссальных
    размеров, ясно? И вся из себя белая.
         Я вспомнил, что совсем недавно получил по башке.
         А еще Девера пропала, я был один. Ну да, по башке я получил, точно...
         - Здравствуй, Доливар.
         Голос  порождал странное эхо,  словно я  находился в  узком и  тесном
    ущельи.  Я развернулся - она была позади меня, футах в десяти, безоружная,
    очень высокая,  а  потом все стало туманом и  я снова оказался на природе,
    хотя и в совершенно незнакомых мне местах.
         - Мои извинения,  Доливар:  полагаю, окружение тебя дезориентировало.
    Позволь мне для начала исправить твою голову.  -  Она потянулась ко  мне -
    что-то странное было с  ее руками,  -  и  боль в  голове вместе с тошнотой
    пропали, как не бывало. Я и не замечал боли, пока она не прекратилась. И я
    все еще не верил тому, что видел.
         - Я Вирра, - сказала она.
         Я  уж  было  хотел спросить "кто  ты",  но  заткнулся.  Вот  любят же
    некоторые называть свои имена, как будто это полезная и нужная информация.
         Молчание длилось несколько мгновений,  потом свистнул хихистель,  и я
    чуть  не  расхохотался -  это  был  самый осмысленный момент за  последнее
    время.
         - Для тебя настал критический момент, - проговорила она.
         - Что, я окончательно спятил?
         - Заткнись и  слушай.  Меня вполне устраивает,  если ты считаешь себя
    сумасшедшим. Если думаешь, что все это сон - тоже хорошо. Ибо это неважно,
    а важно лишь,  чтобы ты слушал и делал так, как я скажу. Если для тебя это
    не будет иметь смысла - также неважно. Слушай.
         С учетом обстоятельств я решил,  что лучше будет выслушать.  Впрочем,
    она верно сказала -  это неважно,  ибо если бы я  и  решил иначе,  она все
    равно подошла ко мне -  а она действительно высокая - прикоснулась к моему
    лбу одним из своих странных пальцев и сказала:
         - Здесь  проходит  линия,   что  началась  много  столетий  назад,  с
    созданием Великого  Моря,  которое  освободило меня  и  моих  сестер.  Она
    продолжается в будущее. Я не знаю, насколько далеко.
         Даже вплотную ко  мне  голос ее  отдавался странным эхом,  словно она
    повторяет  все  дважды  и  трижды,  но  так  быстро,  что  я  едва  ощущаю
    разделение. В голове моей возник вопрос - зачем ты мне все это говоришь? -
    но открыть рот я не осмелился.  Мне и не понадобилось:  то ли она извлекла
    эту мысль прямо из моей головы, то ли просто догадалась, о чем я думаю, да
    и неважно.
         - Я  избрала тебя,  -  сообщила она,  -  потому что снаружи ты будешь
    знаит,  что происходит внутри,  и сможешь работать изнутри. А другая будет
    работать из-за пределов,  и  ты ее только что повстречал.  -  Я понятия не
    имел,  о чем она говорит. - Я знаю, что ты не понимаешь, - заметила она, -
    просто слушай.
         А то у меня выбор есть.
         - Ты когда-нибудь задумывался,  зачем вы существуете?  - спросила она
    меня.  Нет,  конечно. - Я не о тебе и твоих людях, а о вашем виде в целом.
    Вы -  фигурки в  игре,  Доливар,  все вы;  существуете вы для того,  чтобы
    ответить на  простой вопрос:  можно ли  создать общество разумных существ,
    которое достигло бы определенного культурного уровня и  затем остановилось
    в  развитии?   Вас  специально  создали  такими.  Сотворили  изначально  и
    настроили так.  -  Я все еще совершенно ее не понимал,  впрочем, ее это не
    беспокоило, она еще не сказала все, что хотела. - Мои сестры и я с помощью
    других сломали их,  но не сломали то,  что они сотворили. Пока не сломали.
    Но клянусь теми,  кого больше нет,  мы завершим начатое.  И  ты мне в этом
    поможешь, малыш. - Так, вот это уже неожиданно. - Ты вернешься и заключишь
    мир со своими братом и сестрой. - Я бы... - Сразу. Немедленно. Ты сделаешь
    так,  чего бы это ни стоило.  А премией тебе будет то,  что ты выживешь. А
    потом -  через много-много лет,  даже я  не знаю,  когда в  точности -  ты
    будешь здесь,  чтобы  зайти  с  другой стороны.  Все  началось сотворением
    Хаоса, им же все и закончится, и ты должен будешь сыграть свою роль.
         Помимо всего прочего, в предсказания будущего я тоже не верю.
         - Я не предсказываю будущее, малыш. Я намерена его создать.
         Успехов, подумал я. А мне-то что с того?
         - Вот,  -  проговорила она и надела нечто мне на шею. Кусок лазурита,
    как из Разлома,  с пробитой в камне дыркой,  и на нем еще что-то вырезано.
    Что именно, я не мог разобрать: какое-то крылатое животное, может, джарег,
    но силуэт был создан переплетением кривых и  изломанных прерывистых линий,
    и....  -  У  тебя  еще  будет  время  изучить этот  камень повнимательнее.
    Неважно. Держи его при себе, передай потомкам. Когда-нибудь кому-то из них
    он пригодится. А теперь иди.
         Размытое и острое,  исчезновение и появление,  тишина и звук, и вот я
    снова вернулся в  перелесок,  я стоял рядом с Тивисой,  которая подскочила
    фута на четыре и воскликнула:
         - Где ты...
         - Даже не спрашивай, - выдохнул я.
         Народ собрался вокруг меня, пялясь во все глаза, и я проговорил:
         - Так, ладно. Я схожу навещу племя Дракона.
         - Навещу? - хмуро переспросил Шанди.
         - Ага.
         - И что?
         - Сам не знаю.  Может, у них найдется что-то, отчего спина перестанет
    чесаться.
    
         Я  далеко не сразу вспомнил,  где я.  Армарк все еще находился рядом,
    воплощенное терпение.
         - Что ж, - проговорил я, - это было интересно.
         - Вы в порядке?
         - Да, спасибо за сочувствие. Но это действительно было интересно.
         - Да?
         "Босс?"
         "Ты многое понял?"
         "Так, местами."
         Я  покачал головой и заставил себя отвернуться от фонтана,  чувствуя,
    что хорошенького понемножку.
         - Что вы узнали? - спросил он.
         - Дайте мне минутку собраться с мыслями.
         - Хорошо.
         - А лучше несколько минут.
         - Хорошо.
         - Не  знаю.  Происходило многое,  и  кое-что из этого имело смысл,  а
    кое-что даже связано,  и я,  возможно, сумею рассортировать все это, когда
    мои мозги встанут на место.
         Он кивнул.
         - Я не удивлет.  Я сам смотрел в эти воды и знаю, насколько все может
    оказаться... непросто.
         - Ага.  Так  что  я  бы  посидел  в  каком-нибудь  тихом  местечке  и
    рассортировал все, что вынес отсюда.
         - Со временем,  если не сосредотачиваться на этом,  все уляжется само
    собой.
         - Ладно.
         - Но я не слишком тороплюсь, - добавил он.
         - Нет,  я бы как раз воспользовался вашим советом.  В любом случае, у
    фонтана я  больше оставаться не хочу.  -  Я осмотрелся.  -  Что-то мне это
    место не кажется подходящим для созерцаний.
         - Разве? Но именно этим тут все в основном и заняты.
         - Возможно, для мертвых все по-другому.
         - Верно подмечено, - кивнул он.
         Вопреки  всему  только  что  сказанному  я   стоял  посреди  Чертогов
    Правосудия и пытался уложить увиденное в голове.  В конце концов, подустав
    от молчания, я сказал:
         - Слишком много, чтобы понять, чтобы уловить суть.
         - Я могу помочь?
         - Не уверен.
         - Что...
         - Я  пытаюсь понять связи между тем,  что  я  увидел,  и  как все эти
    истории связаны с пониманием нашего здания,  той платформы,  где мы только
    что были,  как это мне поможет отыскать путь наружу,  когда я  вернусь,  а
    кроме того,  пытаюсь не  думать обо  всех  тех  прошлых жизнях,  которые я
    видел,  и реальными ли они были, и моими ли, и кем я был, и связано ли все
    это с тем, кто я на самом деле такой. С вами тоже такое было?
         - Не совсем, - ответил он.
         - А. Ну, тоже способ завершить разговор.
         Он дернул головой, как сидящая на дереве атира.
         - Простите. Расскажите мне о призраке, которого вы встретили.
         - Что вы хотите знать?
         - Почему вы решили, что это призрак?
         - Она сказала, что она мертва.
         - Пожалуй,  это неплохой намек,  -  фыркнул он. - А она сказала, как,
    где или когда?
         - Похоже, она не помнила.
         Он развел руками.
         - Ладно. А что она сказала?
         - Раз уж мы вернулись к прежней игре,  -  заметил я,  -  ваша очередь
    отвечать.
         - Что вы хотите знать?
         - Полагаю, вы не укажете мне правильное направление?
         - Не понимаю.
         - Намек,  след,  способ исследовать эту  платформу,  чтобы понять ее,
    чтобы я  знал,  как  по  ней перемещаться и  как уйти.  Просто укажите мне
    направление поиска.
         Он слегка улыбнулся.
         - Зачем бы мне делать это?
         - Ну, пока вы мне неплохо помогали. В смысле, вы привели меня сюда.
         - Верно.
         - И отвечали на вопросы.
         - Снова верно.
         - И почему-то я решил, что вы поможете мне решить и эту загадку.
         - Признаю, вывод обоснованный.
         - Но неверный?
         - Нет, - сказал он, - неверный.
         Я  изучил  его  лицо,  на  которое словно опустилась ничего особо  не
    выражающая маска.
         - Так. Это ловушка?
         Он подумал.
         - Что ж, в некотором роде.
         - Тогда я сглупил.
         Он пожал плечами.
         Я коснулся рукояти Леди Телдры,  а он сделал вид,  что не заметил,  и
    вообще его это не беспокоит.
         - Наверное, - проговорил я, - нам стоит вернуться.
         - Мне и тут неплохо, - сказал он.
         Я посмотрел туда, откуда мы пришли. Камней нигде видно не было.
         - Я так понимаю, обратный путь закрыт?
         - Боюсь, что так.
         - Может быть, вам стоит открыть его снова.
         - Простите, - проговорил он, - но это совершенно невозможно.
         И начал изменяться.
    
         7. Превращение
    
         Никогда  раньше  не  видел,   как  кто-то  меняет  форму,  и  в  иных
    обстоятельствах я бы,  конечно,  порадовался такой возможности.  Хотя нет,
    вряд ли.  В общем, я куда выше оценил бы это зрелище, не будь перепуган до
    потери чувства.  Лицо его словно расплавилось и потекло,  Армарк обзавелся
    рылом,  плечи раздались вширь,  он вырос, руки и ноги стали мощнее, а кожа
    обрела  этакий  мерзко-розовый оттенок с  вкраплениями синевы.  Одежда при
    этом словно втянулась в кожу.
         Заняло все это секунды две и выглядело весьма настораживающе.
         Сердце мое разок тревожно екнуло, а потом я принял ситуацию как есть,
    расслабился,  придя  в  полную  готовность,  оценил расстояние,  попытался
    прочесть язык тела по телу,  какого никогда и близко не встречал. Сам того
    не заметив,  отступил на шаг назад,  но этим и ограничился.  Не то чтобы у
    меня имелись предубеждения против бегства от опасности,  однако эта тварь,
    похоже,  очень и очень проворная,  а значит, поворачиваться к ней спиной -
    не самый умный выбор.  Но немедленной атаки не последовало,  и  я позволил
    себе  быстро осмотреться.  Кажется,  никому вокруг не  было до  нас  дела:
    мертвые ходили,  сидели  или  стояли,  уставившись на  фонтан,  точно  как
    прежде;  значит,  либо мы  скрыты какой-то  иллюзией,  либо ничего для них
    необычного тут  не  происходит.  Я  не  слишком хорошо знаком с  порядками
    Чертогов  Правосудия,  поэтому  постарался не  делать  поспешних  выводов,
    однако на иллюзию это было не очень похоже.
         "Босс, принюхайся."
         Я  так и  сделал -  да,  кисловато-пряный аромат.  Что ж,  если тут и
    иллюзия, она до отвращения хороша.
         - Итак, - проговорил я, - что будем делать?
         Обратившийся  Армарк  зашипел,   голова  его   дернулась  вверх-вниз.
    Наверное,  это он так смеется -  во всяком случае, лучшего предположения у
    меня нет.
         Я попробовал иначе:
         - Вы планируете держать меня тут?
         На  сей раз он прорычал нечто,  изобилующее звуками "к" и  гортанными
    "р".  Наверное, это все-таки были слова, и даже связанные в предложение. Я
    пожал плечами.
         Не то чтобы моя правая рука замерла у рукояти Леди Телдры,  но ладонь
    ощущала,  где эта рукоять. Ну, вы поняли. Мы просто стояли вот так. Может,
    я попробую задать пару вопросов на "да-нет", а он будет мотать головой?
         - Я тут застрял?
         Армарк снова издал шипящий смешок и шагнул ко мне.  Я отступил еще на
    шаг.  Нет.  Больше ни шагу,  Влад, дальше ему меня не оттеснить. Я положил
    ладонь на рукоять Леди Телдры, он прорычал что-то еще, что - я по-прежнему
    не понимал, но судя по тону, меня оскорбляли.
         Обожаю,  когда мой мозг работает, так сказать, в полную силу, быстро,
    за долю секунды анализируя то,  что в  обычных обстоятельствах потребовало
    бы многих часов неспешных размышлений в кресле. Прекрасное чувство. Еще бы
    научиться отдаваться ему,  не  пребывая  на  волоске  от  непонятной,  но,
    несомненно, мучительной смерти.
         Снова смех?  Да,  почти уверен,  что он рассмеялся,  когда я  угрожал
    обнажить Леди Телдру.
         То есть случится что-то ужасное,  если я достану ее из ножен?  Или он
    блефует?  Глупо  умереть,  купившись  на  элементарный трюк.  Глупо  также
    умереть, сделав то, против чего только что однозначно предостерегали.
         Умирать вообще глупо.
         Что ж, у меня имеется немало другого оружия, правильно?
         Тварь сделала еще шаг,  она почти нависала надо мной. Если сейчас она
    взмахнет своей  ручищей,  мне  придется очень быстро прогибаться назад.  Я
    мысленно пробежался по  своему арсеналу.  Может,  хороший удар  стилетом в
    один из жизненно важных узлов и  пронял бы ее,  но я  не знал,  где у этой
    твари жизненно важные узлы.  Глаза разве что,  но  эта  тварь девяти футов
    росту,  и шансы попасть ей точно в глаз у меня невелики. А кроме того, эти
    глаза светились желтым. Ненавижу желтое. Куда? Как? Золото или дракон? Нож
    или яд?  Камень или вода?  Надо решать,  а времени нет,  и информации тоже
    нет.  Будь у меня хоть чуть-чуть больше времени,  клянусь,  я бы подбросил
    монетку.
         Да  пошло оно все.  Раз уж  вопрос "делать или не делать",  выбора на
    самом деле нет. Я сжал рукоять Леди Телдры и потянул.
         И потянул.
         И потянул.
         И ничего.
         Она  просто  застряла в  Виррой  проклятых ножнах,  и  вот  тут-то  я
    действительно запаниковал.  Если вдруг мы ранее не встречались,  я -  Влад
    Талтош, и панике поддаюсь не так-то легко, ясно?
         Как  такое  могло  случиться?  Что  может  иметь  власть над  Великим
    Оружием?   Ладно,  потом.  Все  размышления  потом.  Перебороть  панику  и
    придумать что-нибудь еще,  причем очень, ОЧЕНЬ быстро. Да. Что-нибудь еще:
    драпануть во все лопатки, как если бы все демоны Чертогов висели...
         Минутку.
         Тварь остановилась, по-собачьи дернув головой.
         Она ожидала, что я обнажу оружие, а когда я этого делать не стал, она
    не знала, что дальше.
         Часть мозаики встала на место: Леди Телдра сама осталась в ножнах, то
    есть она знала что-то, чего не знаю я, что-то такое, почему нельзя было ее
    обнажать.
         Спасибо тебе, Леди, но пожалуйста, никогда больше меня так не пугай.
         Но что же это значит? Потом, все потом. Шаг за шагом.
         - Извините,  -  сообщил я громадному уроду,  - я вам не поверил, зато
    поверила она. Повезло.
         Глаза твари сузились - я предположил, что это значит то же самое, что
    и у человека.  Она выплюнула нечто недружелюбное или недоброе, или и то, и
    то одновременно. Вот в таких беседах я разбираюсь.
         - Я  так понимаю,  что вы сейчас не слишком рады.  Я,  честно говоря,
    тоже.  И  мой голос слегка дрожит,  потому что вы  застали меня врасплох и
    вынудили приготовиться к  драке,  а  я очень не люблю,  когда голос у меня
    дрожит,  и  вряд  ли  прощу вам  такое.  Но  пожелай вы  меня выпотрошить,
    полагаю,  вы  бы это уже проделали.  Значит,  это запрещено,  или помешает
    чьему-то  плану,  или  вы  просто  не  можете.  А  может  быть,  вы  снова
    превратитесь  в  кого-то,  с  кем  я  смогу  поговорить?  Может,  все-таки
    договоримся. Как вам этот вариант?
         Тварь снова что-то прорычала, и я был почти уверен, что она не просто
    отклонила мое предложение,  но и  пожелала,  чтобы со мной случилось нечто
    нехорошее.
         - Ну,  это уже становится скучновато. Если вы не собираетесь нападать
    и не хотите мне помочь,  а также отказываетесь объяснить,  что происходит,
    тогда я, пожалуй, просто пойду.
         Моя угроза его не слишком испугала.
         - Ладно,  но хоть объясните,  почему я  не могу достать из ножен свое
    оружие?  Вы же наверняка знаете,  то есть знаете,  что она разумна, и даже
    частично осознает происходящее, как я полагаю, но в любом случае...
         - Ваше оружие,  -  раздался голос,  -  зовется Убийцей Богов.  А вы в
    Чертогах Правосудия. Где обитают боги. Думаю, если вы дадите себе труд как
    следует подумать над этим, вы сумеете подобрать достаточно хорошую теорию.
         Я бросил взгляд в сторону;  рядом со мной был пес - среднего размера,
    золотистый,  похожий на очень пушистого лиорна,  только безрогого. Я хотел
    было сделать глупое замечание, но тут кто-то кашлянул. Я посмотрел туда, и
    конечно, увидел там вполне человекообразную фигуру.
         - О, - проговорил я, - я-то думал, пес...
         - Верно, - сказал он.
         - Вы человек, - заметил я, - в смысле, выходец с Востока.
         - И это верно, - согласился он.
         - И вы живы, - добавил я.
         - А это вы как определили?
         Я предпочел не отвечать.
         Он  был примерно моего роста и  с  усами вроде моих,  но  подлиннее и
    свисающими пониже,  и  волосы у  него  напоминали мои,  только подлиннее и
    более вьющиеся.  На нем были темно-синие бриджи,  заправленные в  ботфорты
    для верховой езды, белая блуза с невероятно пышными рукавами, я бы такую в
    жизни не надел,  синий кожаный дублет с оборками и подплечниками, сколотый
    булавкой с  символом феникса черный плащ и черные кожаные перчатки.  Ему б
    еще берет с  пером,  и  один в один придворный хлыщ,  вот только среди них
    людей не водится.  На широком поясе с серебряной пряжкой у него висел меч,
    а на сгибе локтя восседал кот.
         Я  покосился на большого урода,  которого не стоило упускать из виду,
    но тварь просто раскачивалась из стороны в сторону и смотрела на него.
         Тип   с   котом  что-то   неразборчиво  проворчал,   тварь  завыла  и
    подпрыгнула,  а потом развернулась и драпанула прочь.  Она влетела прямо в
    фонтан, разбрызгивая воду, промчалась сквозь него и удрала куда-то дальше.
         - Это было колдовство, - заявил я.
         Он  поклонился.  Я  позволил псу обнюхать свою ладонь,  после чего он
    просто свернулся у ног хозяина.
         - Я Ласло, - представился он.
         - Влад.
         - Вообще-то вы Талтош, граф Сурке.
         - Вы хорошо информированы. А это Телдра.
         - Что?
         - Не Убийца Богов, а Леди Телдра.
         - Как скажете.
         - А ваши дружки?
         - Овтла и Сиренг, - сообщил он, указывая на пса и на кота.
         - Ласло,  -  повторил я.  -  Погодите, я ведь о вас слышал. Вы... - я
    замялся,  поскольку сказать нечто  наподобие "выходец с  Востока,  который
    водит шашни с императрицей" было бы невежливо,  -  ...бываете при дворе, -
    наконец сумел сформулировать я.
         Он снова поклонился.
         - Официальный неофициальный имперский чернокнижник, - сказал он.
         - Что ж, это серьезно. А что вы делаете в Чертогах Правосудия?
         - Спасаю вас, - ответил Ласло.
         - А, хорошо. Это, конечно, все объясняет.
         Он фыркнул.
         - Думаете,  это  из-за  нашей человеческой крови мы  воспринимаем мир
    иронически?
         - Это  свойственно  лишь  фенарийцам,  -  заметил  я.  -  Никогда  не
    пробовали рассказывать анекдоты мускованам?
         Он кивнул.
         - Верно подмечено.
         - Сколько поколений?
         - Как... а, понятно. Нет, я родился там.
         - Правда? Но вы прекрасно владеете северо-западной речью.
         - У меня было достаточно времени. Я старше, чем выгляжу.
         Я снова осмотрелся.  Никаких следов Армарка -  или той твари, которая
    была Армарком.
         - Да, а что это вообще за тварь была?
         - Демон, - сообщил Ласло.
         Я закатил глаза.
         - Что демон, я знаю. Какой именно демон?
         - А. Без понятия. А есть разница?
         - Ну,  это просто часть мозаики - что он там делал, что он делал тут,
    что я  делал там,  что я делаю тут и все такое.  Вряд ли вы знаете что-то,
    что помогло бы мне в этом разобраться.
         - А "там" - это где?
         - Местечко к западу от Адриланки, зовется Особняк-на-обрыве.
         - Простите, нет.
         - Ладно.
         Я  подошел к  скамье и  сел,  старательно не  глядя  на  воду.  Ласло
    устроился рядом со мной.  Пес подошел к фонтану, поставив передние лапы на
    край,  шумно хлебнул воды,  а  затем вернулся к скамье и свернулся у наших
    ног.
         - Значит, - проговорил я, - вы меня спасаете.
         - Вроде того.
         - Подробностями поделитесь?
         - У вас есть друзья, которые присматривают за вами.
         - А мне стоит гадать, кто из них?
         - Нет.
         Я подождал, затем уточнил:
         - Вы скажете мне сами?
         - Нет.
         Я покосился на булавку в виде феникса.
         - Ее величество. Ну конечно.
         Он улыбнулся.
         - Этого я не говорил.
         - Я не назвал бы ее своим другом.
         - Нет, - согласился он, - подобное было бы неуместным.
         - Конечно, - подтвердил я, - тогда как я - сама уместность.
         - Не думаю, что дело в этом.
         - И все же если это императрица,  -  проговорил я,  - как она узнала,
    что меня надо спасать?
         - Есть определенные моменты,  к которым восприимчива Держава. Великое
    Оружие, которое проходит через некромантические врата в Чертоги Правосудия
    - один из таковых. Гипотетически.
         - Ясно.
         Лойош,  явно  долго и  тщательно обдумывая это  дело,  наконец принял
    решение и зашипел на кота. Тот поднял взгляд, зевнул и снова закрыл глаза.
         "А это что было такое?"
         "Приветствие."
         - Ладно, - проговорил я. - Вот только меня нельзя было отследить.
         - Это почему?
         - Вот, - предъявил я свой амулет.
         Ласло изучающе наклонил голову.
         - А,  понятно.  Черный и золотой.  Что ж,  возможно, он не работает в
    Чертогах Правосудия? Я, правда, не эксперт.
         - В камнях Феникса, или в Чертогах?
         - Ни в том, ни в другом.
         - Но кое-что о Великом Оружии вы знаете.
         Он кивнул, однако в подробности не стал вдаваться.
         - А что теперь?
         - Хмм?
         - Ну, я вроде на Дорогах Мертвых, причем прямо в Чертогах Правосудия.
    В прошлый раз, когда я тут был...
         - В прошлый раз?
         - Долгая история.  В прошлый раз мне велели не возвращаться.  Так что
    если это спасение, как вы планировали вытащить меня отсюда?
         - А, да. Вас.
         - Меня.
         - Право, не уверен.
         - Что ж, а вы как выберетесь?
         - Вопрос связей.  У  меня есть открытое приглашение,  что  включает и
    право уйти.
         - А гостя с собой провести нельзя?
         - Простите, никак.
         Я вытянул ноги и потянулся.
         - Что ж, разве это не чудесно?..
         - Могу я сделать предложение?
         - Конечно.
         - Демон сможет вас вернуть.
         - Тот демон, которого вы прогнали?
         - Да, именно он.
         - Отлично.
         Чернокнижник потянулся и  почесал пса за ушами,  тот вильнул хвостом.
    Кот  спрыгнул с  его  колен.  Ласло взял пса под челюстью,  взглянул ему в
    глаза и что-то прошептал -  тихо-тихо, слов я разобрать не мог, но судя по
    ритму, это было по-фенарийски. Пес встал на все четыре лапы, обнюхал землю
    и убежал. Кот последовал за ним.
         - У пса хороший нюх?
         Ласло кивнул.
         - И что он будет делать, когда найдет его?
         - Полагаю, скоро увидим.
         Даже интонации у него мои. Гад.
         Он  сунул  руку  под  плащ,  извлек небольшой мешочек.  Открыл его  и
    предложил мне:
         - Цукаты будете?
         Я взял кусочек и съел.
         - Недурственно.
         - Абрикосовые.
         Я кивнул.
         "То есть теперь он уже не гад?"
         "Не то чтобы я составил на его счет окончательное мнение."
         "Если поделишься следующим кусочком, кота ругать не стану."
         "Я подумаю над твоим предложением."
         - Значит, Овтла и... как звали кота?
         - Сиренг.
         - Да, точно. Они ваши дружки?
         Он кивнул.
         - Два дружка, - уточнил я.
         Он снова кивнул.
         - Не думал, что это возможно.
         "Босс..."
         "Не беспокойся об этом, Лойош."
         "Тебе легко говорить."
         Ротса на моем левом плече расправила крылья.
         Ласло не  ответил,  разве что пошевелился,  что могло обозначать все,
    что угодно.
         Пурпурные мантии  и  прочие,  так  сказать,  души  продолжали бродить
    вокруг.  Меня тянуло снова взглянуть в  фонтан,  но я еще помнил,  чем это
    оборачивается. Пока мы ждали, я придумал еще несколько вопросов вроде "так
    это правда насчет вас и ее величества",  но он вряд ли ответил бы, так что
    я не стал их задавать.
         - Есть, - внезапно проговорил Чернокнижник.
         Я  посмотрел;  к нам приближался Армарк,  или демон,  или кто он там,
    шипя и рыча,  а по пятам за ним следовали волк и дзур. Пса и кота видно не
    было, зато был волк и был дзур.
         Я вопросительно взглянул на Чернокнижника:
         - Это...
         - Не сейчас, - сказал он.
         Они гнали тварь,  покусывая и царапая, пока демон не оказался рядом с
    нами,  а потом взяли его в кольцо, чтобы он не шевелился. Волк рычал, дзур
    шипел,  демон выл, Лойош и Ротса хлопали крыльями. Чернокнижник поднялся и
    откинул плащ;  я впервые обратил внимание,  что это шелк, и очень дорогой.
    Сделав несколько шагов,  он  остановился перед  демоном.  Я  также встал и
    разместился рядом с ним,  потому что если тут начнется веселье, я не хотел
    остаться в стороне.
         Чернокнижник заговорил с  демоном;  понятия не  имею,  какой это  был
    язык,   но  там  было  много  посвистывающих  и  пощелкивающих  звуков,  и
    повышающиеся и понижающиеся тона,  словно он пел,  а также звуки, каких от
    человеческого горла и не ожидаешь.
         Демон ответил;  судя по тону, рад он не был. После короткой беседы он
    развернулся,  словно желая убежать,  но волк и  дзур зарычали,  зашипели и
    пресекли это намерение.  Затем Ласло поднял руку ладонью вперед,  повернул
    ладонью вверх и медленно сжал кулак,  что-то неразборчиво выдохнув.  Демон
    завыл, забился в корчах, уменьшился, очертания его расплылись и...
         - А, Армарк, - сказал я, - как дела?
         Он сверкнул очами - не на меня, на Чернокнижника.
         - Да не будет тебе...
         - Серьезно?  -  слова  Ласло  походили  на  метательные  ножи.  -  Ты
    собираешься проклясть МЕНЯ?
         Армарк заткнулся.
         - Вы лучше меня, - признал я.
         - Хм?
         - Вы лучший колдун, чем я.
         - Я долго занимаюсь этим делом.
         - Все равно завидую.
         - Как я  слышал,  вы как-то сумели телепортировать объект.  С помощью
    колдовства.
         - Ага. А что...
         - Я такого никогда не делал.
         - Что ж, мне уже легче.
         - Может, как-нибудь обменяемся рецептами?
         - Конечно.
         Я развернулся к атире, или к демону, как угодно.
         - Итак, у меня есть к вам несколько вопросов.
         Он предложил мне сделать то,  на что демоны, возможно, и способны, но
    видеть такое я бы не хотел.
         - Не могу,  -  ответил я.  - Давайте начнем с самого интересного: эта
    одежда - часть иллюзии, или вы создаете новую, когда преображаетесь?
         Он сделал еще одно предложение,  какое,  полагаю,  даже демону не под
    силу.
         - К чему вообще все это? Зачем вы на самом деле привели меня сюда?
         Ответ был коротким, но цветистым.
         - Часть я  понял,  -  добавил я,  -  вам пришлось привести меня сюда,
    чтобы я  не смог воспользоваться своим оружием,  потому что если я  обнажу
    его, боги будут очень мной недовольны. Но зачем меня убивать? Что я такого
    обнаружу, чего вы так боитесь?
         Четвертое его предложение меня совсем разочаровало.
         - Нет,  с вами становится совсем неинтересно,  - вздохнул я. - Может,
    просто ответите на вопрос?
         Демон молчал. Уже какое-то улучшение.
         - Что ж, - я повернулся к Ласло, - можете убедить его говорить?
         - Как?
         - Он должен почувствовать боль.
         - Этого я  не сделаю,  -  сказал он.  -  У меня имеется личный опыт с
    подобными методами, и я поклялся никогда к ним не прибегать.
         - Что  ж,  понимаю,  -  меня передернуло.  Надеюсь,  никто из  них не
    заметил.
         Я мог бы, конечно, заняться этим делом сам. Но - нет. А ведь он может
    ответить на многие вопросы...
         "Босс,  если мы можем выбраться отсюда, он может привести нас куда-то
    за пределы этого странного здания, да?"
         "Может быть."
         "Ты можешь попросить."
         "Могу."
         "Но не станешь, так?"
         - Ладно,  Армарк -  кстати, это настоящее ваше имя? Неважно. В общем,
    раз не  желаете говорить,  пусть так и  будет.  А  как насчет вернуть меня
    обратно, и мы оба сделаем вид, что всего этого не было? Устраивает?
         Он фыркнул.
         Я повернулся к Чернокнижнику:
         - Вы все еще против пыток?
         - Категорически.
         - Жаль.
         - Но если он не вернет вас обратно, я охотно прикую его к фонтану лет
    на тысячу. Ему это не понравится.
         Армарк замер, потом проговорил:
         - Не люблю угроз.
         Я посмотрел на волка, на дзура, на Ласло, снова на демона.
         - И?
         Он послал в меня убийственный взгляд, потом кивнул.
         - Ладно. Проведу я вас обратно.
         Он  повернулся,   взмахнул  рукой,   и  два  камня  появились  снова.
    Интересно,  может,  он просто сделал их невидимыми,  и  я мог уйти в любое
    время. Но вряд ли все было так просто.
         - Идемте, - сказал он.
         И первый шагнул в направлении камней,  а потом обратил внимание,  что
    волк и дзур исчезли. Я посмотрел на Ласло - рядом с ним стояли пес и кот.
         - Э,  -  только и заметил я,  пытаясь уложить в голове,  как это так.
    Получилось очень частично. Кот прыгнул ему на руки.
         - Спасибо, - сказал я Ласло.
         Он поклонился,  и выглядело это так,  словно кот тоже поклонился, что
    смотрелось очень странно.
         - Рад, что сумел помочь.
         Возможно,  мы могли бы еще многое друг другу сказать, но Армарк ждал.
    Я  отдал  Ласло  салют,  развернулся и  последовал за  своим  демоническим
    проводником.
         Мы  прошли  между  двумя  камнями  и  снова  оказались в  коридоре  в
    особняке.
         - Ну вот, - сверкнул он очами, разворачиваясь ко мне.
         Я вынул из ножен Леди Телдру.
         - Ага. А теперь у меня есть несколько вопросов.
         Он вздохнул.
         - Как же я сам не догадался?
         - А у вас все равно выбора не было.  Начнете обращаться,  и я клянусь
    чувством юмора Вирры,  что  всажу этот клинок вам  в  утробу,  моргнуть не
    успеете.
         - Вы правда используете против меня это оружие?
         - С превеликой охотой. Кто вы такой?
         - Вы бы назвали меня демоном.
         - Ну,  это я уже понял.  Ноги коленями назад,  большое рыло,  розовая
    кожа с синими разводами? Вполне сходится. Так кто же вы?
         - Я из другого мира.
         - Так. И какого мира?
         - В  зависимости от языка,  мы его называем "почва",  или "мир",  или
    "дом", или "грязь". Это вам сильно поможет?
         - Вы нарочно действуете мне на нервы?
         Он смерил взглядом длину клинка Леди Телдры.
         - Наверное, это было бы не лучшей идеей.
         - Наверное,  ваш народ достаточно понятлив.  Как,  кстати сказать, вы
    себя называете?
         - На ваш язык это переводится как "те, кто думает".
         Я вздохнул.
         - Ладно, скажите мне вот что. Почему вы пытаетесь помешать мне узнать
    что-либо? В чем дело-то?
         - Я выполняю желание Атранта.
         - А, как демон?
         - Вообще-то нет. Он мог бы меня подчинить, вы же знаете.
         - Да, я слышал, что это и значит быть демоном.
         - Верно.  Однако он не стал.  Мы друзья.  Когда-то в былые дни Атрант
    помог мне, поэтому когда он попросил меня о помощи, я согласился. Это все.
    Вы удивляетесь, что у меня может быть друг-человек?
         Я решил не уточнять, что значит "человек", просто сказал:
         - Нет.  У меня есть друг-демон.  Ну, он зовет себя Демон, на самом-то
    деле он не демон.  И он мне не друг, а скорее враг. Но неважно. Что именно
    вы так не хотите, чтобы я узнал?
         - А, это.
         - Да, именно это.
         - Может быть, заключим соглашение?
         - Хм. Я полагал, что мы именно этим и заняты.
         - Вы понимаете, что просто обнажив ЭТО оружие, вы активно привлекаете
    к себе внимание, верно? И помощь может прибыть...
         - ...в любую секунду,  да,  -  завершил я,  кивая.  - И она наверняка
    прибыла бы в  первый раз,  когда я  достал ее из ножен.  Если бы было кому
    прибыть.
         - Что ж, ваша правда, - сказал он.
         Я   сделал  короткий  росчерк  Леди   Телдрой.   Армарк  вздрогнул  и
    проговорил:
         - Ладно.
         Он был быстрым,  очень быстрым.  То ли потому что демон, то ли просто
    повезло застать меня врасплох,  но я моргнуть не успел,  а он уклонился от
    клинка,  толкнул  меня  плечом,  и  пока  я  пытался  удержать равновесие,
    промчался мимо в ближайшую комнату и исчез.
         - Черт побери, - обратился я к стенам.
         "Прости, босс, я должен был это предвидеть."
         "Я тоже."
         Я захлопнул дверь.  Что ж. Кое-что я все-таки узнал. Пока неясно, что
    именно,  и уж точно неясно, как все это сочетается, и понятия не имею, как
    оно  связано,  если  связано,  с  загадочной природой "платформы",  внутри
    которой я сейчас брожу - но что-то я узнал, это факт.
         И что теперь?
         "Изобретаем теории, а потом их проверяем?"
         "Этим я и занят, Лойош."
         "Да? И какую теорию ты пока проверил?"
         "Что я  умер и отправился во Врата Смерти,  а весь этот дом находится
    на Дорогах Мертвых, и все, что тут творится - часть тех испытаний, которые
    надо пройти, чтобы достичь Чертогов Правосудия."
         "Ага. И как?"
         "Неверно."
         "И как ты узнал?"
         "Дороги Мертвых -  для драгаэрян. Исключительно для драгаэрян. Там не
    могло  быть  фальшивого,  сотворенного  силой  мысли  выходца  с  Востока,
    которого я  никогда не  встречал.  Он  должен быть  настоящим.  А  раз  он
    настоящий,  то  и  все остальное настоящее,  и  значит,  все это не  часть
    испытания,  а я все еще живой. Кстати, если бы я умер, ты наверняка бы это
    прокомментировал."
         "Тогда хорошо. Да, босс, ты серьезно думал, что так могло быть?"
         "Нет."
         "Тогда..."
         "Я  начинаю не  с  наиболее вероятного,  а  с  того,  что проще всего
    проверить."
         "А. Ну и какая у нас следующая теория?"
         "Пока была только эта."
         "Ясно."
         Слева от  меня  -  запертое в  комнате чудовище,  сталкиваться с  ним
    неохота.  Справа -  лестница,  ведущая обратно, и пока еще неисследованные
    места. Так что, просто идти вперед и открывать двери? А почему нет. Может,
    за одной из них есть ответ.  Может,  кусочки ответа за каждой из них.  Так
    что вниз по лестнице, и...
         "Босс, тут еще есть дверь, куда ты пока не заглядывал."
         "Где?"
         "Вон там."
         Действительно, у лестницы справа от меня. Ну да. Звук моих шагов эхом
    отдавался в коридоре; слишком громким эхом, как по мне.
         Я встал перед дверью, глубоко вздохнул и открыл ее.
         Свет.
         Чистый и яркий.
         Не  ослепительный,  нет -  у  меня не  возникало немедленного желания
    зажмуриться, но вся комната словно была заполнена светом, или там было так
    много света, что различить что-то внутри не казалось возможным.
         "Лойош?"
         "Босс?"
         "Опасность чуешь?"
         "Пока вроде ничего такого."
         Я закрыл дверь, осмотрелся. Зрение в полном порядке.
         Зачем эта комната света?  Кому она нужна?  И что вообще там такое?  А
    если бы я и знал ответы на эти вопросы, оставался еще один: что может быть
    за комнатой света?  И пока я пытался это просчитать,  сама собой появилась
    другая мысль.
         Комната зеркал;  комната света;  запах хлеба; скрежет камня по камню;
    шаги в коридоре...  Свет,  звук, запах. Для меня, если вы вдруг не знаете,
    важно не то,  где сколько света и  какие странные тут звуки или запахи;  я
    просто время от времени упоминаю их, поскольку пытаюсь дать вам, читатель,
    лучшее ощущение ситуации и места действия.  Но привык я отмечать несколько
    иные моменты,  скажем,  "там ниша,  в которой кто-то может прятаться", или
    "судя по тому,  как ходит этот тип,  у него в сапоге нож",  или "так,  еще
    десять шагов по улице,  и  я могу нырнуть в ту дверь и смыться",  или "оба
    парня  знают,  с  какой стороны держаться за  меч,  но  тот,  что  справа,
    быстрее", или же "тот стражник наблюдает за мной". Все это у меня в голове
    откладывается само по себе, потому что именно так она работает, потому что
    именно за  таким нужно следить всякому наемному убийце.  Я  не  извиняюсь,
    просто объясняю,  что вот именно тогда, стоя перед дверью комнаты света, я
    осознал,  насколько в этом месте важны именно свет,  звук и запах, а я все
    это время не уделял им должного внимания.
         Существовала связь между моим  миром и  Чертогами Правосудия,  связь,
    основанная на некромантии,  в которой я разбирался меньше чем никак.  Но я
    знал другое: если я собираюсь найти смысл в том, как тут все работает, мне
    придется обращать внимание на все мелочи,  и  даже на то,  что у  меня нет
    привычки фиксировать.  Все таково,  каково оно есть, не просто так. Иногда
    эффект порожден зримой причиной,  иногда - намеренно или случайно - чем-то
    еще,  иногда верно и то,  и другое. Но и свет, и темнота, и запах хлеба, и
    скрежет камня, и эхо от шагов - не просто так.
         Я снова открыл дверь.
         "Босс?"
         Может быть,  там  стоит фигурный столик,  об  который я,  запнувшись,
    отшибу голень,  или расставлена ловушка,  в которую я влезу и получу ведро
    расплавленной лавы на голову, или еще что-нибудь.
         "Босс, мы же туда не пойдем, правда?"
         "Ты боялся бы, если бы там была темнота, а не свет?"
         "Да."
         "Что ж, мы идем. Наши ответы на той стороне."
         "Почему ты так решил?"
         "Потому что."
         "Потому что?"
         "Ну да, потому что - а почему нет?"
         "Ах вот как."
         Вот не знаю, почему войти в комнату, где ничего не видишь, потому что
    слишком светло -  страшнее,  чем войти в  комнату,  где ничего не  видишь,
    потому что слишком темно. Потому что она кажется более странной? Возможно.
         Я сделал шаг,  и не умер. Я сделал еще шаг, чуть поменьше, потому что
    мысль о столике на уровне голени очень уж зримо сидела у меня в голове.  Я
    двинул  ногу  вперед,   и  услышал,   как  за  спиной  закрывается  дверь;
    оборачиваться я не стал и шагнул еще.  И еще. И пройдя словно бы несколько
    миль оказался у  противоположной стены.  Даже как-то  обидно,  что никаких
    столиков не нашлось.
         Я зашарил руками по стене в поисках двери. И как раз когда уже решил,
    что  либо ее  тут нет,  либо она где-то  в  другой стороне,  нащупал нечто
    похожее на дверную ручку. Нажал, повернул...
         ...и зрение вернулось ко мне.
         "Это было почти слишком просто, босс."
         "Лойош, никогда больше такого не говори."
         "Да. Извини."
         Небольшой овальный закуток. Беломраморный стол со статуэткой сидящего
    существа  непонятного  вида,   ведущий  налево  коридор  и  ведущая  вверх
    лестница,  над  которой  закреплено круглое  зеркало,  в  котором я  видел
    верхние ступени.
         - Ага, - сказал я.
         "Ага?"
         "Ага."
         "То есть ты знаешь, где мы?"
         "Думаю,  да.  Эта лестница дожна вести в покои, где Атрант занимается
    волшебством."
         "Ага. То есть нам срочно в другую сторону?"
         Я, не раздумывая, пошел прямо туда и поднялся по лестнице. Она слегка
    закручивалась влево,  и вскоре я оказался лицом в сторону, противоположную
    той,  откуда  пришел  -  впрочем,  учитывая природу этого  отвратительного
    сооружения,  та  или  иная  сторона тут  ничего не  значили.  Я  продолжал
    напоминать себе  этот  факт,  надеясь смягчить недовольство от  следующего
    раза,  когда случится нечто невероятное.  Подошвы сапог, непонятно почему,
    издавали звук скорее шаркающий, чем постукивающий.
         Наверху  оказалась дверь,  открывающаяся наружу.  Я  попробовал ручку
    двери - открывается, - и распахнул ее.
         Там  была  самая обыкновенная комната,  в  которой волшебник проводил
    свои эксперименты по некромантии,  внутри здания, которое не имела смысла,
    но явно простиралось из мира в мир и как-то заточило внутри Деверу. Право,
    разве может тут скрываться хоть какая-то опасность?
         "Босс..."
         Я переступил порог.
    
         8. Гадость и предупреждение
    
         Помещение было  довольно  большим,  примерно в  треть  бальной  залы.
    Черный  пол,  разрисованный в  разных местах серебряными узорами -  круги,
    соединенные линиями,  и несколько непонятных знаков там и сям. С настенных
    крюков свисали лампы,  но незажженные. Очень высокий потолок, а в нем окно
    - наверное,  самое большое, какое я видел. За окном красно-оранжевое небо,
    как ему и полагалось, так что, наверное, это действительно небо, и окно не
    вело в какой-нибудь иной мир или куда-то еще.
         Еще в  комнате имелись столы,  почему-то различной высоты.  К  задней
    стене  наискось  прислонено большое  ростовое зеркало;  второе,  поменьше,
    свисало с  потолка в  ближнем углу.  Я  сделал еще шаг,  на  всякий случай
    держась в стороне от небольшого круга на полу, мало ли - вот вы бы ступили
    туда на моем месте, а?
         Подошел к ближайшему столу,  дешевому и колченогому, в пятнах краски.
    На  нем валялась,  угрожая в  любую минуту сверзиться на  пол,  пара книг,
    стальной стержень,  банка с чем-то желтым,  два отполированных камня и три
    неотполированных, а еще небольшой прозрачно-зеленоватый шар.
         И - пыль. Много пыли, толстым слоем, повсюду. Очень толстым слоем.
         Я посмотрел на пол: да, мои ноги оставили заметные отпечатки.
         В этой комнате никого не было уже много-много лет.
         Ладно.  Я сложил эту информацию туда же,  куда и все прочее. Вспомнил
    историю Лашина,  подумал о чудовище и решил,  что совершенно не хочу в это
    лезть.  Интересно,  что за книги?  Нет, не хочется даже заглядывать. Потом
    попытался вспомнить,  сколько пыли было в тех,  других комнатах, которые я
    успел повидать; вспомнить не сумел, а значит, если и была, то не настолько
    много.  Во всяком случае, наследи я где-то еще, я бы это заметил. И сделал
    мысленную пометку следить и за пылью.
         В  дальнем конце комнаты справа на  стене имелась еще  одна дверь,  а
    напротив  стояла  одна  из  тех  складных  лестниц,   которыми  пользуется
    прислуга,  чтобы  зажигать чересчур высоко  подвешенные лампы.  Я  немного
    постоял тут,  смотря на  все эти вкусные предметы,  каждый из которых имел
    свою историю и применение, а также ответ на какой-то кусок загадки, будь я
    достаточно умен. Я хотел взять что-нибудь. И боялся. Лойош, спасибо ему за
    помощь, молчал. Нет, правда спасибо, мне это помогло.
         Да будь оно проклято, выдохнул я и тут же, пока не передумал, взял со
    стола стальной стержень.  Он  не взорвался,  не выстрелил молнией,  ничего
    такого огорчительного.  Но  в  руке он  чувствовался забавно,  вес там был
    довольно странно  распределен.  Я  медленно повернул его;  внутри  стержня
    определенно переливалась какая-то  жидкость.  Что-то такое мне попадалось,
    но  подробностей я  сейчас вспомнить не мог.  Я  положил стержень обратно,
    взял один из отполированных камней,  рассмотрел его повнимательнее, ничего
    не узнал и вернул на стол.
         Одна из  книг носила заглавие "Создание узлов пересечения",  вторая -
    "К вопросу о дрейфе миров".  Уверен, если бы я внимательно прочел их, я бы
    знал ничуть не больше,  чем знаю сейчас.  Но первую страницу я открыл, там
    имелась печать и имя Атранта, а еще обе книги были очень пыльными.
         В  который раз  осмотрел комнату,  пожал плечами.  Тут  масса всякого
    добра, и несомненно, информативного - но мне, увы, здесь ничего не узнать.
    Я  подошел к лестнице,  посмотрел вверх;  там не просто окно,  а еще и люк
    наверх.  Взобрался по  лестнице,  толкнул стволку и  оказался под открытым
    небом. Поднялся еще выше и выбрался на крышу.
         Признаться,  не  ожидал,  что будет настолько приятно снова оказаться
    снаружи.  Воздух был  влажным,  как  и  положено после  бури,  может,  еще
    осталось немного мороси. Мне было все равно. Я осмотрелся и увидел - точно
    так,  снова  зеркала,  врезанные прямо  в  каменный парапет,  направленные
    внутрь,  по  одному с  каждой стороны здания,  каждое чуть поменьше меня и
    чуть  пошире.  Я  обошел всю  крышу особняка.  Тут  были те  самые стены и
    большие округлые арки,  какие я  наблюдал до того,  как вошел сюда,  и они
    совершенно не  перегораживали обзора.  Я  полюбовался океанским пейзажем с
    одной стороны,  и равнинным с другой,  и джунглями с третьей, не забыл и о
    ведущей домой дороге.
         "Можно просто спрыгнуть вниз, босс, и мы уйдем."
         "Спрыгнуть,  ну  да.  Может,  даже выжить.  Но  как я  отсюда уйду на
    перебитых ногах?  Я,  знаешь,  слышал о разбитых коленях,  говорят,  очень
    неприятная штука. А кроме того, ты же знаешь, что мы никуда не уйдем, пока
    не решим вопрос с Деверой."
         Лойош мысленно вздохнул.
         Впрочем,  сугубо для порядка я  перелез через парапет и слез по стене
    вниз.  Вернее,  попытался слезть - не почувствовав никакого перемещения, я
    вдруг оказался у того самого люка.  Ха.  Я попробовал с другими стенами, и
    произошло то же самое.
         "Видишь, Лойош? Если бы я и захотел..."
         "Угу, понял."
         Я понятия не имел,  как такое получилось,  но если зеркала тут ни при
    чем, в следующий раз я сяду играть в с'янг без плоских камней.
         А потом меня словно дубинкой шандарахнуло -  я осознал то, что должен
    был понять сразу: ага, Девера говорила "я-завтрашняя", то есть она в конце
    концов выберется наружу. Но это не значило, что наружу выберусь я.
         И  вот я  стоял на крыше и размышлял об этом,  потом на всякий случай
    попробовал еще раз преододеть незримый барьер,  и  случилось то  же самое:
    как только я пересекал невидимую линию, тут же оказывался стоящим у люка.
         Одно дело,  когда ты  решаешь,  что  не  хочешь уходить откуда-то;  и
    совсем другое - когда понимаешь, что уйти не можешь.
         Лойош и Ротса молча сидели,  пока я переваривал все это как полусырой
    пудинг. Потом я выругался, и Лойош согласился с каждым словом.
         Мы спустились вниз. Я закрыл за собой люк как вежливый человек, затем
    проверил другую дверь.
         И  оказался в  широком коридоре,  высеченном в  грубом камне.  В  две
    стороны открывались два  дверных проема,  но  без  дверей,  а  за  ними  -
    небольшие комнатки,  в которых ничего не было.  Возможно,  склады,  но что
    сюда должны были складывать,  и почему пустые? Что меня озадачивало в этом
    сооружении,  так  это  то,  что  какие-то  уголки тут  обжиты и  постоянно
    используются как бы не сотни лет,  а какие-то выглядят так,  словно только
    что закончены, и никакой системы в этом безумии нет.
         Повинуясь внезапному наитию,  я  изучил потолок в  коридоре и  пустых
    складах.  В коридоре потолок был, как и стены, высечен из камня, в складах
    - деревянный,  местами просевший и в трещинах;  и -  да, там и сям имелись
    желтоватые следы  старых потеков.  Эта  часть  строения действительно была
    старой,  старше всех предыдущих,  и  это  еще более бессмысленно,  чем все
    остальное. Пол в складах отсутствовал, просто утоптанная грязь.
         Я зашагал дальше.
         Никогда не мечтали,  чтобы вдруг откуда ни возьмись появился придурок
    с мечом и попытался вас убить,  просто чтобы вы наконец-то получили то,  с
    чем знаете,  как управиться?  Я  тоже не  мечтал -  пока;  но был к  этому
    довольно близок.
         А  передо мной оказался еще один дверной проем без дверей.  Я  вошел,
    оказался  в  помещении приличных размеров,  а  вокруг  было  много  всяких
    габаритных штуковин, которые я сперва не опознал - слишком темно. А потом,
    привыкнув к тусклому мерцанию размещенных в углах кристаллов, улыбнулся.
         "Мы нашли винный погреб."
         "И ты даже не удивился, как мы вдруг оказались в погребе?"
         "Нет,  был переполнен радостью от находки.  Хочу спереть бутылку. Или
    две."
         "Кража - преступление, босс."
         "Это да."
         Здешний погреб,  насколько я понимал,  был рассчитан примерно на пять
    тысяч бутылок,  недурственно.  Всегда хотел себе винный погребок.  Но  вот
    пяти  тысяч бутылок одномоментно у  меня никогда не  имелось.  Пять -  да,
    как-то было.  Бутылки покрывал толстый слой пыли.  В винном погребе обычно
    не  слишком тщательно прибираются с  метелкой и  тряпкой,  но  даже так  -
    слишком много пыли. Этим помещением давным-давно не пользовались.
         А значит, вряд ли они сильно огорчатся пропаже одной бутылки, да?
         Я взял первую попавшуюся.  Повезло -  "Каав'н",  один из моих любимых
    сортов.  Не без труда разобрав надпись на этикетке,  исчислил, что это как
    раз конец Междуцарствия, два с половиной века назад. Думаете, вину столько
    не прожить? Ошибаетесь, есть волшебство, которое позволяет вину стареть до
    наилучшей своей кондиции,  а потом сохраняет его таким сколь угодно долго,
    и  это,  по-моему,  величайший,  если  не  единственный вклад  драгаэрян в
    мировую культуру.
         Эх, мне бы винные щипцы.
         Если когда-нибудь встречу того,  кто найдет красивый и удобный способ
    раскупорить винную бутылку, я его расцелую.
         А  пока  придется  пользоваться старомодными методами.  Я  подошел  к
    ближайшей стене,  крепко  сжал  бутылку и  коротким хрустким ударом  отбил
    горлышко.   Получилось  достаточно  чисто;   вот  что  значит  многолетняя
    практика.
         Я  улыбнулся,  понюхал вино  -  и  улыбка пропала сама  собой.  Чтобы
    удостовериться, плеснул капельку на палец, попробовал на язык. Нет, такого
    я  пить  не  буду.  Отбросил  бутылку  прочь;  она  не  разбирась,  просто
    покатилась и забулькала.  Попробовал другую бутылку.  Тот же сорт,  тот же
    год. Отбил горлышко, понюхал. То же самое.
         Подошел к другому стеллажу,  извлек бутылку белого "Морофина", лет на
    десять  помоложе  -   разлита  уже  в   дни  правления  Зерики,   а  не  в
    Междуцарствие. Но и "Морофин" оказался дрянью. Отыскал на полках "Статин";
    я  его называю бренди,  но драгаэряне зовут вином,  потому что они идиоты.
    Понюхал,  и  почувствовал,  что  тут  свершилось  преступление.  Не  знаю,
    пробовали ли вы "Статин", но это точно было преступлением. Я вздохнул.
         "Ладно, Лойош, и в чем же причина?"
         "Босс, меня что, повысили до эксперта по винам?"
         В общем-то, загадка не была такой уж сложной: заклинания теряют силу,
    рассеиваются.  Любые.  Бывает.  Просто у  меня  на  фоне  всего остального
    взыграла подозрительность. Но вычислить, что именно произошло, я сейчас не
    мог. Может, когда снова натолкнусь на Армарка, спрошу, он ли накладывал на
    винный погреб заклинание,  и если да,  то почему сделал это так плохо. Для
    волшебника вполне рутинное дело.
         С возрастом я освоил немало полезных штук - скажем, клецки из кетны с
    рисом и  шафраном,  или  жареная дичь в  сливочном соусе.  А  еще  я  умею
    убивать.  Но вот почему делаются странными странные дома -  загадки такого
    рода я пока еще решать не научился. Проклятье. Что же я упустил?
         Я  попытался заставить себя фиксировать все в  комнатах и коридорах -
    пол,  запахи,  размеры,  освещение,  мебель и иные предметы, которые могут
    дать полезную информацию; но это было трудно и утомительно в том смысле, к
    которому я не привык.
         Хотелось выпустить пар,  со всей дури колошматя по стеллажам; но ведь
    может там оказаться одна приличная бутылка...
         "Босс?"
         "Все  нормально,   Лойош.  Надо  перегруппироваться,  переформировать
    подразделения и подготовиться к следующей атаке."
         "Что, ты уже слова солдат?"
         "А ты не скучаешь по тем денькам? Хоть немного?"
         "Ты что, спятил?"
         "Ага, вот и я нет."
         Что ж, от того, что я тут стою, толку не будет. Погладил рукоять Леди
    Телдры,  поправил плащ.  Потом разберусь. А пока - вперед. В дальнем конце
    помещения имелся  дверной проем,  а  посередине в  стене  -  три  ступени,
    ведущие куда-то  вверх,  в  полумраке подробностей я  не  разобрал.  В  ту
    сторону я и пошел,  хмуро глядя на четыре тысячи девятьсот девяносто шесть
    совершенно бесполезных бутылок, и поднялся по лестнице. Там оказалась одна
    из тех наклонных "грузовых" дверей, когда низ впереди, а верх над головой.
    Кажется,  открывалась она наружу (и это хорошо,  а то,  рискнув открыть ее
    изнутри,  я  получил бы по башке),  но странно то,  что она не запиралась.
    Мощные железные петли,  предназначенные для навесного замка,  и  скобы,  в
    которые так и просился надежный засов, но при этом ни засова, ни замка.
         Я  взялся за дверь,  надавил -  и  они даже не шелохнулись.  Словно я
    толкал каменную стену. А может, с той стороны и есть камень? Запросто, раз
    уж тут комнаты не по тем сторонам дома, а лестница вверх отправляет на два
    этажа вниз, а иные пороги телепортируют переступившего в другое место - ну
    как тут заранее предсказать, что может быть с той стороны, а что нет?
         Я  попробовал еще  пару раз  и  сдался.  Прошел в  тот  конец винного
    погреба,  и  за  дверным  проемом  оказалось довольно просторное и  пустое
    помещение  -  наверное,  на  тот  случай,  если  кому-то  для  чего-нибудь
    понадобится большое и  пустое место.  Четыре равноотстоящие грубые колонны
    были из того же камня, что пол и стены.
         "Лойош, мы, кажется, сейчас сильно внизу? В смысле, под землей?"
         "Вот и  Ротса как раз это говорит,  босс.  Она такое определяет лучше
    меня. Лучше слышит."
         Ну конечно. Шаг вперед - и в подземелье, почему нет?
         "Насколько глубоко?"
         "С системой измерений,  босс,  у нее так себе,  но вроде бы не очень.
    Выше уровня моря, думаю."
         Я кивнул и пошел дальше,  медленно,  осмативаясь. Смотреть было особо
    не  на  что.  Сапоги взбивали пыль,  но  эта пыль не  походила на ту,  что
    наверху -  легче,  светлее.  Я  был практически уверен,  что это ничего не
    значит,  но хорошо уже то,  что я  это заметил.  А  с другой стороны,  мои
    сапоги стали пыльными. У Чернокнижника сапоги только что не блестели.
         На  дальней стене виднелось что-то  зеленоватое.  А  когда я  подошел
    поближе,  появилась вонь. Не слишком сильная, но заметная, примерно как от
    гнилых растений.  Когда-то,  мне было лет шесть,  я решил,  что строить из
    ящиков замок куда интереснее,  чем  убирать мусор,  и  отец отволок меня к
    мусорной куче и  ткнул лицом прямо в середину,  чтобы я накрепко запомнил,
    какой запах он никогда не хочет ощущать у себя на кухне.  Что ж,  я до сих
    пор его не забыл.
         Я  подошел еще ближе.  Вонь стала сильнее,  но  не  до нестерпимости.
    Добравшись до стены,  я сумел выяснить, откуда этот запах гнилых растений:
    от  гнилых  растений.  Лозы,  которые когда-то  вились по  стене,  остатки
    сгнивших деревьев с мертвыми листями на сухих ветвях,  сгнившие овощи -  я
    бы даже мог понять, какие именно, будь они сколько-нибудь целыми.
         Я стоял,  принюхивался и пытался понять. Насчет гнили я совершенно не
    эксперт,  но  все же  почти уверен,  что еще год назад все это было живым.
    Даже, быть может, пару-тройку месяцев назад.
         "Отлично, Лойош. Еще одна загадка, словно нам других мало."
         "Может, тут они выращивают еду, которой нет на кухне?"
         "Неглупо, но это не ответ на загадку."
         "Загадка не как все это умерло, а как оно жило."
         "В смысле?"
         "Эти штуки не растут под крышей."
         "А."
         "Так что это местечко, эта платформа, похоже, не построена здесь."
         "А."
         "Угу."
         Хотел бы я спросить Сетру Лавоуд, возможно ли телепортировать здание.
    Во-первых,  она точно знает, во-вторых, стоило бы взглянуть на ее лицо при
    этом вопросе.  Впрочем, я и сам по части волшебства не полный невежа. И по
    моим представлениям, ответ - нет. В смысле, в теории-то такое возможно, но
    на практике равновесие, которое необходимо будет сохранить, и подробности,
    с  которыми необходимо будет  работать,  и  сила,  которая потребуется для
    удержания... в общем, нет, не думаю, что даже Сетра справилась бы.
         Но  если злание не  телепортировали сюда и  не построили здесь,  то -
    что?
         Я  хмуро  осмотрел стены  и  потолок.  Каждый  вопрос,  на  который я
    отвечал, порождал два новых. Это уже не смешно.
         В дальнем углу справа имелся дверной проем, а за ним - начало ведущей
    куда-то лестницы, и зеркало, свободно висящее на креплении для факела.
         Я гневно уставился на зеркало.
         Может, получится все исправить и освободить Деверу - а заодно и меня,
    - просто расколошматив несколько зеркал?  Я не знал, получится ли, но пора
    было проверить.
         Я извлек кинжал,  перевернул рукояткой вперед,  чтобы яблоко выпирало
    между средним и указательным пальцами, и ударил, как кастетом, в ближайшее
    зеркало.  Разряд прошел вверх по  руке,  по  локтю аж до плеча.  Я  уронил
    кинжал и затряс рукой.
         "Босс?"
         "Я в порядке. Никогда больше так не буду."
         Значит,  все как с  окнами.  Кто-то  вбухал сюда слишком много магии,
    черт ее дери. Или денег. Или и того, и другого.
         Минус одна  идея.  Я  подождал,  пока рука придет в  норму,  подобрал
    кинжал и  подошел к лестнице.  Самая обычная и на вид безопасная.  Я начал
    подниматься.  Там и сям из стен торчали горящие факелы,  так что я хотя бы
    видел,  куда иду.  Лестница пару раз повернулась спиралью и  закончилась в
    пещере.
         "Ротса говорит, что мы сейчас ниже, почти на уровне моря."
         "Ну конечно.  Я же поднимался вверх,  почему бы мы не могли оказаться
    ниже?"
         В пещере света не было, но прямо за моей сипной горел еще один факел.
         Почему факела?  Тут что, часто ходят слуги и проверяют их? А если да,
    где все эти слуги?  Я  пока видел всего трех.  Полушепотом выругавшись,  я
    вынул факел из гнезда.
         Пещера была  самой  обычной,  природно-каменной,  слегка пахло морем.
    Через  несколько шагов  я  определил,  что  запах  доносится справа,  и  я
    повернул налево.
         Я  долго шагал по пещере,  углубляясь в  толщу утеса,  и  не видел на
    своем пути ничего, кроме мерцающих в отблесках факела пещерных стен.
         "Мы ищем что-то конкретное, босс?"
         "Нет, что-то вообще."
         Поверхность,  как  и  положено  природной  пещере,  была  неровной  и
    твердой.  Трудно идти,  и  еще  труднее тут  было бы  драться,  так  что я
    надеялся,  что такой необходимости не  возникнет.  Не то чтобы я  часто на
    подобное надеялся.
         "Я к тому, босс, что мы уже не в том доме."
         "Тогда ты должен был бы радоваться. И где радость?"
         "Наверное, я стал слишком разборчивый."
         И  как раз в это время пещера закончилась.  Никаких костей,  никакого
    заброшенного логова или покинутого гнезда, никаких признаков того, что тут
    кто-то когда-то жил.  Уж не знаю,  какие звери обитают в пещерах, но здесь
    таких не бывало отродясь.
         Я изучил стены, приблизив факел вплотную, и улыбнулся.
         "Что?"
         "Тут пометки, как раз там, где я их и ожидал найти."
         "То есть когда ты говорил, что не ищешь ничего конкретного..."
         "Я соврал. Эй!"
         "Прости, босс, поскользнулся."
         Жаль,  нет  бумаги.  Надо бы  мне носить при себе записную книжку,  а
    вдруг я снова окажусь в пещере, таинственным образом связанной с волшебным
    домом,  и надо будет записать непонятные символы, высеченные на камне. Что
    ж, я хотя бы знал, где они, а что обозначают - уже другой вопрос. Это были
    волшебные руны, такими волшебники пользуются для улучшения концентрации во
    время сложных или  многоступенчатых заклинаний.  Все волшебники начинают с
    их использования,  сперва - даже при простейших действиях, вплоть до взять
    энергию у Державы,  чтобы не спалить себе мозги и не самоуничтожиться, что
    помешало  бы  дальнейшему  обучению.  Я  нередко  пользовался  такими  при
    телепортации, просто чтобы не натворить ничего, о чем потом буду сожалеть.
    Опытные волшебники пользуются рунами,  когда делают то,  что  сами считают
    особо сложным. Но вот именно этих рун я ранее не видел.
         "Откуда ты узнал, что они будут здесь, босс?"
         Факел вспыхнул и  зачадил.  Пора возвращаться.  Я еще раз внимательно
    рассмотрел руны, потом развернулся и зашагал.
         "Из-за мертвых растений, конечно."
         "Хочешь, чтобы я тебя укусил?"
         Я фыркнул.
         "Раз этот дом появился так внезапно, это было либо случайностью, либо
    же имелся якорь."
         "Якорь?"
         "Способ магической связи с предыдущим местоположением особняка, чтобы
    доставить его сюда."
         "Так ты думаешь, его телепортировали?"
         "Думаю,  тут поработала некромантия, а как именно - хотел бы я знать.
    Но   если  перемещаешь  объект  сквозь  миры,   нужно  задать  его  точное
    местоположение,  чтобы он не потерялся. Туннель, высеченный в толще скалы,
    идеально подойдет:  надежно зафиксирован, удален на достаточное расстояние
    и его легко отыскать. Лойош, иногда я такой умный, самому страшно..."
         "А что с факелами?"
         "Над этим я еще работаю.
         Я вернулся обратно к лестнице, немного задержался, но все-таки прошел
    мимо.  И спустя шагов тридцать,  миновав длинный поворот, я увидел впереди
    дневной свет.  Выйдя под открытое небо, я заморгал, а когда глаза привыкли
    к нормальному освещению,  как следует огляделся.  Конечно, здесь тоже было
    зеркало - большое, в железной раме, наглухо врезанное в свод пещеры.
         Что ж.
         "Босс..."
         "Знаю. Дай подумать."
         Я не столько думал, сколько вспоминал.
    
         - У меня есть вопрос, - обратился я к Чародейке горы Дзур.
         Мы сидели в  библиотеке Черного замка:  Сетра,  Морролан и  я.  Через
    несколько дней  моя  жизнь перевернется вверх дном,  мой  брак  разобъется
    вдребезги и в итоге я подамся в бега,  чтобы уцелеть - но пока я этого еще
    не знал и  считал,  что жизнь в целом удалась.  Алиера только что сбежала,
    пробормотав о  важных делах,  что  значило либо  запланированное посещение
    уборной,  либо желание кого-то прикончить.  Разговор с ее уходом прервался
    сам собой, и тем самым у меня появилась возможность задать вопрос, который
    мне совершенно не хотелось задавать в ее присутствии. Поскольку он касался
    ее дочери.
         - Да? - сказала Сетра.
         - Это насчет дочери Алиеры. Деверы.
         - Ты ее встречал? - спросил Морролан.
         - Несколько раз.
         Сетра кивнула со знающим видом;  впрочем, она всегда такая, возможно,
    потому что действительно немало знает.
         - Так что с ней?
         - То,  о чем она говорила, заставило меня задуматься... - я помолчал,
    подумал,   подумал   еще   раз   и   наконец  проговорил:   -   Можно   ли
    телепортироваться в другое время, а не в другое место?
         - Нет, - сказала Сетра.
         - Что ж, ладно.
         Морролан кашлянул;  Сетра взглянула на  него,  последовал недоступный
    простому выходцу с Востока безмолвный диалог, затем Сетра пожала плечами:
         - Ладно, думаю, это никому не повредит.
         - Хм?
         Она повернулась ко мне:
         - Нет,  нельзя путешествовать в иное время,  словно в иное место.  Мы
    путешествуем во  времени  со  строго  заданной скоростью,  одна  секунда в
    секунду, в одном направлении, и никак иначе.
         - Тут, кажется, подразумевается, "но".
         Она кивнула.
         - Существуют места, которые... не знаю даже, как сказать. Искаженные,
    наверное.
         - Чертоги Правосудия.
         - Да. И вот там время течет не так, как здесь.
         - То есть я могу пойти туда, а вернуться в другое время?
         Она покачала головой.
         - Нет,  но  возможно,  Некромантка смогла бы.  Хотя она не так глупа,
    чтобы пойти на такую авантюру.
         - Но когда я  там был и  потом вернулся,  со временем вроде бы ничего
    странного не случилось...
         - Да?
         Я попытался вспомнить.  Не знаю,  как работает память.  Кое-что,  что
    было давным-давно,  всплывает четко и  чисто,  а кое-что -  неразборчиво и
    туманно. Не знаю, почему. Обычно я могу доверять своей памяти - по большей
    части, ну или хотя бы во всем, что не связано с...
         - Влад, следи за языком, - укоризненно заметила Сетра. - В чем дело?
         - Вирра.  Моя богиня.  Она что-то сотворила с моей памятью.  Меня это
    бесит. И я думаю, все это дело с Дорогами Мертвых и Чертогами Правосудия -
    часть того, во что она вмешалась, да будь она...
         Морролан кашлянул.
         - А,  ну да,  -  вспомнил я, - она же твой друг. - Я пожал плечами. -
    Извини.
         Он кивнул.
         - Возможно,  - проговорила Сетра, - богиня тут и ни при чем. Сознания
    смертных не предназначены для понимания Чертогов Правосудия.
         - Ладно, замнем для ясности. Так где мы остановились?..
         - Так  вот.   Время.   Дороги  Мертвых  -   это  иной  мир,   который
    соприкасается  с  нашим,   и  Водопады  Врат  Смерти  являются  точкой  их
    сочленения.
         - Пока ясно.
         - Само собой,  время в ином мире не обязано соответствовать времени в
    нашем.
         - Само собой, - согласился я.
         Сетра, проигнорировав мой тон, продолжала:
         - Иные миры, иные законы, иные потоки времени.
         - Так.
         - Чертоги  Правосудия позволяют связаться со  многими такими  мирами.
    Ибо  именно  такими создали их  Владыки Правосудия.  Множественные миры  и
    множественные потоки времени, но у них имеется точка перемечения.
         Я задумался.
         - Но если там разные потоки времени,  ну,  что бы это ни значило, оно
    никак не влияет на наше время, да?
         - Ты совершенно правильно понял, - кивнула Сетра.
         - То есть это не имеет никакого значения,  потому что никак не влияет
    на что-либо, с чем я могу столкнуться.
         - Да.
         Морролан кашлянул.
         Сетра посмотрела на него, потом на меня.
         - Ладно, тут все немного сложнее.
         - Ага, - сказал я. - Во-первых, есть Девера.
         - Девера.  Да.  Она,  можно сказать,  рождена в  состоянии флюктуации
    безвременья.
         - Вот только хотел об этом сказать, - заявил я.
         Вежливый Морролан хихикнул.
         - Ты лучше уточни,  -  вступил в разговор он,  - хочешь ли ты знать о
    том,  как работает время,  или о том,  как работает Девера, потому что это
    совсем не одно и то же.
         Я посмотрел на Сетру, та кивнула.
         - Ну, тогда давай о Девере.
         Сетра кивнула.
         - Что ж, она... о, еще раз привет, Алиера.
         Та,  кивнув,  заняла  кресло,  из  которого выбралась несколько минут
    назад, и разлила по бокалам вино.
         - Что обсуждаем?
         - Время,  -  ответил Морролан. - Его природу, варианты и как мы в нем
    перемещаемся.
         - А. Тогда надо бы позвать Некромантку.
         Некромантка тут всем по  душе,  и  я  не  сказал,  что у  меня от нее
    мурашки по спине. Тем более что мне она тоже нравится.
         - Тебе надо понять,  -  сказала Сетра, словно продолжая незавершенную
    мысль,  -  что время и место суть части единого целого. Если время в одном
    месте не соответствует времени в  другом,  это не значит,  что ты можешь в
    одно и то же время переместиться в два разных места,  или в одном и том же
    месте - в два разных времени.
         - Если  только  ты  не  моя  дочь,  -  мрачно заметила Алиера.  Потом
    спросила:  -  А  откуда такое  любопытство,  Влад?  Ты  хочешь оказаться в
    каком-то ином времени?
         Я отпил еще вина.
         - Нет,  просто  пытаюсь разобраться в  том  своем  визите  в  Чертоги
    Правосудия.
         - Это  было несколько лет  назад,  -  заметила Алиера.  -  Для тебя -
    довольно давно.
         - Вот,  - заметил я, - видите? Снова к вопросу о времени. Все связано
    со временем.  Время делать то, время делать это, надо правильно рассчитать
    время, то случилось раньше, чем это. Если существует волшебство, способное
    управлять таким...
         - Не существует, - ответствовала Сетра.
         - Ладно. А жаль.
         Она нахмурилась.
         - Влад, что происходит?
         - Ничего,  -  сказал я,  ибо именно так тогда и думал.  -  Просто, не
    знаю, любопытно.
         - Тебе все любопытно, - фыркнула Алиера, словно это было плохо.
         - Ага.  Часть натуры выходцев с Востока. Наше любопытство воистину не
    знает пределов.
         Алиера кивнула.
         - Да. Отсутствие дисциплины мышления. Возможно, поэтому вас постоянно
    завоевывают.
         - Нет,  просто нам  постоянно не  хватает времени,  -  возразил я,  и
    разговор перешел на другую тему.
    
         Я смотрел на океан, потом на вершину утеса.
         "Босс?"
         "Этой штуке тут не место."
         "Какой штуке?"
         "Вон та скала,  на вершине, торчит сбоку над утесом. Ее там не должно
    быть."
         "Я не..."
         "Она рухнула в море. Во время Междуцарствия."
         "Ох, - сказал он. А потом: - И где, то есть когда мы?"
         "Любое твое предположенин не хуже моего.  До Междуцарствия или где-то
    в его начале."
         Первой моей мыслью было -  снять амулет и проверить связь с Державой.
    Это ведь безопасно,  да? Раз уж я вернулся во времени до того, как джареги
    начали охотиться за  мной,  в  данный момент меня никто не  ищет.  И  уж в
    прошлом они меня искать точно не будут.
         Я бы так и сделал,  но замер.  А точно ли я сейчас не нахожусь внутри
    того особняка,  какие бы странные пути ни провели меня сквозь время?  Если
    так подумать, то... не настолько уверен.
         Я глядел на морской прибой и размышлял.
    
         9. Доррит и ее крошка
    
         Воздух над  морем творит странные дела,  говорю как человек,  который
    почти всю жизнь провел на берегу.  Туманы с разных сторон, ветра все время
    дуют  и   то  и  дело  меняют  направление  без  видимых  причин,   иногда
    завручиваясь спиралями,  так  что листья порой кружатся,  словно пойманные
    щитовым заклинанием. Я стоял на утесе на краю скальной пасти, что выходила
    прямо на  залив,  и  испытывал все  это  в  полной мере.  Плащ вздымался и
    плескался на  ветру даже несмотря на вес скрытых внутри железок,  а  пряди
    волос хлопали меня по лицу и лезли в глаза, напоминая, что следовало бы их
    подвязать.  Когда-то я так и делал после того, как чуть не завалил работу,
    потому как в неподходящий момент волосы полезли в глаза; но я больше люблю
    держать их  свободными,  а  о  работе мне не  приходилось беспокоиться уже
    несколько лет...
         "Босс? Э, так что будем делать?
         "Без понятия."
         Ротса  нервно  пошевелилась  у  меня  на  плече.  Наверное,  уловила,
    насколько не  в  духе  Лойош,  который слишком плотно настроен на  меня  и
    потому не менее обеспокоен.  Я никогда раньше не играл со временем,  и вся
    концепция меня пугала.  Может,  Некромантка и разобралась бы,  а Сетра как
    минимум выдала бы хорошую версию,  чего делать нельзя;  но я -  не они.  Я
    стоял и  боялся даже  пальцем пошевелить.  В  смысле,  вот  если я  сейчас
    вскарабкаюсь на утес -  я смогу отправиться на Восток, найти своего предка
    и убить его?  Нет-нет,  у меня не было намерения делать подобное,  но сама
    мысль о том,  что это возможно,  просто парализовала.  А если не смогу?  В
    смысле,  как  это  вообще работает?  А  если я  могу встретиться со  своим
    предком, это значит, что я могу встретиться и с самим собой? И что я скажу
    себе? И что тот, другой я ответит? Наверное, мы не слишком поладим.
         Какая-то  часть меня отказывалась верить,  что хоть что-то  из  этого
    возможно,  однако я  не  мог подобрать причину,  почему нет,  и  от  этого
    становилось только хуже. Я словно стоял посреди пузыря невозможности.
         Еще пара шагов,  и  я  упаду прямо в прибой.  Но слева имелось что-то
    вроде скальной тропинки, по которой можно вскарабкаться. Хочу ли я?
         То, что Лойош не говорил ни слова, лучше всего подтвержало, насколько
    сильно это на него подействовало.  Я  облизнул губы.  Бросил факел,  чтобы
    освободить себе руки, шагнул вперед, развернулся и поставил ногу на камень
    у  самой пасти пещеры,  в  начале того,  что,  я надеялся,  станет тропой,
    которая приведет меня на вершину...
         ...и снова оказался внутри.
         Я медленно выдохнул и понял, что это хорошо. Нет, я не могу вернуться
    назад  во  времени  и  предотвратить собственное сушествование.  Не  знаю,
    почему,  но я знал,  что не могу, и можете смеяться сколько угодно, однако
    само это знание улучшало мое мнение о мире,  в котором я живу. Более того,
    это значило,  что целая куча вещей,  о каких и думать не хочется,  меня не
    побеспокоит. Ура.
         Я осмотрелся. Спальня.
         Достаточно большая, чтобы здесь могла с удобствами разместиться семья
    выходцев с  Востока.  Две семьи:  одна поселится на кровати.  О  том,  что
    спальня  принадлежит какому-то  крайне  богатому типу,  помимо  собственно
    размеров,  свидетельствовало отсутствие одежды. У богачей для этого всегда
    есть то ли стенные шкафы,  то ли вообще отдельные комнаты для переодевания
    - чтобы под  рукой никогда не  было того,  что нужно.  Если ты  богат,  ты
    должен испытывать неудобства. Запомни это, хорошенько запомни, Талтош.
         Застекленные окна,  большие, с видом на море. Я успокоился, хотя и не
    удивился,  увидев,  что Киеронова Сторожевая башня отсутствует,  как ей  и
    надлежало.   Потом  подумал,  не  устроены  ли  тут  специально  все  окна
    выходящими в сторону моря,  но головная боль подсказала, что слишком долго
    думать об  этом не следует.  И  еще я  сперва не увидел ни одного зеркала;
    даже удивился,  а  потом заметил одно,  встроенное в длинное темно-красное
    трюмо - я не обратил на него внимания, потому как ведь трюмо и должно быть
    с зеркалом, да? Глупо вышло.
         Снова осмотрел комнату. Да, тут когда-то жили, но довольно долго этой
    комнатой не пользовались, здесь даже не убирали. Кто бы тут ни жил, он был
    важной персоной,  просто судя по размерам комнаты, а также по пси-эстампу,
    изображающему юную  драгаэрянку в  тени  -  видна  лишь  четверть профиля,
    волосы сливаются с темнотой. Такие изображения не вешают в гостевых покоях
    - на них глядят перед сном,  медленно погружаясь в край грез.  Пожалуй,  я
    мог  бы  потратить  еще  час  на  тщательный осмотр  помещения  и  сделать
    несколько выкладок относительно того,  кто тут спал, но это не поможет мне
    с  решением тайны особняка.  Так  что я  сразу предположил,  что это покои
    самого Атранта, ибо - почему нет?
         Ладно. Я вышел из пещеры, начал карабкаться по склону, и во мгновение
    ока переместился на две сотни лет вперед в эту спальню. Конечно. Почему бы
    не  сотворить магическую связь с  неизвестными свойствами между падением в
    океанский прибой и  собственной спальней?  Можно  провести денек,  любуясь
    прибоем двухсотлетней давности, а потом в койку. Этакая вишенка на торте.
         Ладно, к делу. В этой комнате имелась всего одна дверь, и я что-то не
    помню, чтобы проходил через нее.
         "Лойош? Это та дверь, где мы входили?"
         Он помолчал, потом ответил:
         "Не знаю."
         "Ну-ну."
         Я снова посмотрел на эти окна - нет, даже не совсем окна, они сделаны
    наподобие дверей,  которые целиком из  стекла,  за вычетом деревянных рам.
    Тот, кто все это построил, имел слишком много денег. Оставив окна в покое,
    я подошел к обычной двери. Остановился.
         Магическая связь с неизвестными свойствами.
         Я знаю,  на что похожа телепортация: она занимает секунды две, и я ее
    чувствую,  а кроме того,  пока на мне амулет,  она не работает. Я знаю, на
    что похожи некромантические врата: это когда сперва движется тело, а потом
    душа нагоняет его,  и вокруг такие золотистые искорки,  только их на самом
    деле нет, и... черт, не знаю, как описать, но ошибиться тут невозможно. Но
    я  попал с  края утеса вот сюда,  и это было ни то,  ни другое,  и я готов
    поставить следующий обед Лойоша на то,  что именно с этим связано то,  что
    поймало в ловушку Деверу.
         "Эй..."
         "Заткнись."
         Так,  Влад, с самого начала: разные места в разных временах - значит,
    тут  работает  некромантия,  даже  если  чувствуется не  так,  как  врата.
    Творится что-то такое, что подразумевает связь с иными мирами... нет, не с
    иными мирами - сквозь иные миры.
         Чертоги Правосудия.
         Особняк -  "платформа" -  спроектирован для создания проходов в  иные
    миры,   и  получилось,  случайно  или  намеренно,  что  разные  его  куски
    соединяются друг с  другом странным образом и в разных временах,  и как-то
    это  все  связано с  Чертогами Правосудия.  Согласно сказанному Сетрой,  с
    Чертогами Правосудия легко -  ну,  для тех, кто знает, как - связаться как
    из нашего мира,  так и  из других,  и эта свзяь каким-то образом поймала в
    ловушку Деверу.
         Мне очень хотелось тихо побеседовать по душам с  Некроманткой.  Или с
    Деверой, если она задержится достаточно долго, чтобы ответить на несколько
    вопросов.
         А еще было бы приятно достать нож и растерзать кровать,  порезать все
    эти разбросанные подушки,  поломать мебель, разбить окна - вот просто так.
    Да,  кажется,  я  был  куда более разочарован,  чем сам полагал.  Впрочем,
    ничего портить я не стал.
         Еще я подумал снять на пару секунд амулет и телепортироваться.  Я уже
    пару раз делал так образом и  вполне выжил.  Да,  это риск.  И каждый раз,
    когда я снимал амулет,  этот риск возрастал.  Но все же.  Попасть в Черный
    замок, найти Некромантку, пообщаться на тему мироустройства и вернуться...
         "Вернуться, босс?"
         "Ты же знаешь, Лойош, так или иначе, но этот вопрос мы решим."
         "Но..."
         "Девера."
         Он мысленно вздохнул.
         Нет,  амулет я снимать не стану.  Пока нет. Пока я еще не в отчаянном
    положении.  А я еще не в отчаянном положении,  ведь есть двери,  которые я
    еще не открывал.  И пока все двери не будут открыты,  еще не все потеряно,
    Талтош.
         Я  зло оскалился прямо в дверь,  перед которой стоял.  Что ж,  ладно.
    Шагнул вперед и открыл ее. То ли тот же самый коридор, в который я попал в
    самый первый раз,  то ли очень на него похожий.  Можно и проверить.  Будет
    огорчительно снова столкнуться с  Лашином и  выслушать от  него  очередную
    грустную проповедь,  чтобы я  сидел смирно,  но ведь если больше ничего не
    получится, я всегда могу обрезать ему уши, да?
         Шагов десять,  и я точно был уверен,  где я: еще несколько шагов, и я
    окажусь в тех покоях,  где провел эту ночь, а там, чуть подальше - комната
    Атранта, и странная приемная, и парадная дверь...
         Я  сделал  несколько  шагов,  и  оказался  в  совсем  ином  месте,  и
    разозлился.  Ладно еще когда такие абсурдные и  нерациональные перемещения
    происходят при переходе через дверной порог,  но  посреди обычного на  вид
    коридора - это просто нечестно.
         В какой комнате я оказался на сей раз,  гадать не пришлось. Я опознал
    ее  сразу,  как  только  оправился от  внезапного перемещения.  Просторное
    помещение,  двухъярусные кровати  стройными рядами,  на  крючках развешаны
    мундиры,  а на стойке рядом с каждой кроватью -  мечи и алебарды. Казарма.
    Над каждой из дверей -  зеркала,  закрепленные с  наклоном вниз.  В  любом
    другом месте дальняя дверь вела бы на тренировочный двор,  а  ближняя -  в
    нормальный коридор,  по которому можно было бы куда-то добраться. Но это в
    нормальном месте,  а здесь...  На всякий случай я подсчитал - тридцать два
    койкоместа, вполне разумное количество.
         Оружие было чистым,  острым и  ухоженным,  в  том  же  стиле,  что  в
    оружейной там,  наверху,  разве  что  чуть  более  новых образцов -  топор
    алебарды чуть сильнее скошен, а пика поуже.
         Иначе говоря,  смотреть тут более было не на что. Вторая дверь вела в
    комнату-кабинет -  кровать чуть побольше казарменных,  стол, стул и комод;
    на столе несколько чистых листов бумаги и два карандашных огрызка. И более
    никаких дверей, окон и неожиданных выходов.
         Я вернулся обратно,  пересек казарму и вышел в коридор. Развернулся -
    позади меня не было ни двери,  ни признаков того,  что таковая существует.
    Мрак.  Пожав плечами,  я пошел в единственном напрашивающемся направлении.
    Через некоторое время справа оказалась дверь -  как  раз за  той спальней,
    откуда я вышел. Не задумываясь, я ее открыл.
         - О, прошу прощения. Э... Доррит, правильно? Мы уже встречались около
    кухни, когда вы перепугались и убежали.
         - Да, господин, конечно.
         - Я просто, ну, я ищу... кстати, а что это за комната?
         - Старая детская, господин.
         - А.  Разумеется.  - Детская кроватка, стены окрашены в синий цвет, а
    на потолке крюки, на которых когда-то висело то, что вешают над кроваткой.
    - Могу я поинтересоваться, что вы делаете?
         - Господин?
         - Просто любопытно, почему вы здесь. Если, конечно, это не тайна.
         - Господин, а где же мне еще быть?
         - А у вас разве нет своей комнаты?
         - А, вы об этом. Простите, господин, я неверно вас поняла, думала, вы
    о... Просто мне нравится приходить сюда и вспоминать.
         - Вспоми... а, ребенок.
         - Да, господин.
         - Прошу прощения.
         - Я должна была быть здесь.
         - Но вы были больны?
         Она кивнула.
         - Я думала, что умираю. А сейчас... да, господин.
         - Лашин до сих пор корит себя за то, что произошло.
         - Это он вам рассказал?
         Я кивнул.
         - Я вроде как заставил его.
         Лицо  ее  изобразило нечто занятное,  словно мозги сами  сомневались,
    какое выражение следует нацепить по этому поводу.
         - Он был такой хороший мальчик.  Ужасно.  Бедный лорд Атрант.  Бедный
    Лашин.
         Я кивнул.
         - И еще его дочь...
         - Простите?
         - А вы не знали о его дочери?
         - Я знал только о сыне.
         Она покачала головой.
         - Наверное,  не следовало мне упоминать о  ней.  Лорд Атрант не...  в
    общем, он очень не любит разговоров о его личной жизни, вы понимаете.
         Дочь. Ну да, конечно. Я идиот.
         - Еще как понимаю,  -  кивнул я.  -  Уверен,  он не одобрит,  если вы
    будете болтать с незнакомцами о бедняжке Тетии.
         Она кивнула.
         - То есть вы знаете о ней?
         Если бы я сейчас сказал,  что встречал ее,  разговор ушел бы далеко в
    сторону, так что я ограничился нейтральным:
         - Лишь немного. Ее отец - лорд Атрант - не любит о ней говорить.
         - Именно от нее я могла бы ожидать, что она ввалится не в ту комнату,
    - сообщила Доррит.  -  Всегда сбегала,  исследовала,  пыталась найти новые
    места и ломала вещи, чтобы посмотреть, как они работают.
         Я кивнул.
         - И что с ней случилось?
         - Ее мать умерла во время Междуцарствия.
         Так,  вот  опять.  В  точности  как  сказала  Тетия.  Барабанный бой,
    вспышка,  громкий плюх в бассейне.  Я понятия не имел,  что это значит, но
    это важно.  И пока я не узнаю,  почему именно - мне не разобраться во всей
    картине.
         Может, это связано с тем, почему это место "платформа".
         Может, ее мать отвечала за состояние кладовых, поэтому здесь нет еды,
    а Тетия умерла от голода.
         Может,  учитывая все эти извивистости со временем,  мать Тетии умерла
    во  время Междуцарствия,  а  потом время завернулось в  узел так,  что она
    вообще не родилась.
         Может, тут как-то причастна и Девера.
         Однако мне  даже  стало немного жаль Атранта.  Жена умирает во  время
    Междуцарствия,  дочь умирает от  чего-то  загадочного,  сын превращается в
    жуткое чудовище,  которое надо держать на  цепи.  Сказать,  что бедняге не
    повезло, это ничего не сказать, да, Талтош?
         Хотелось выругаться,  но  при  старой няньке это казалось неуместным.
    Прикидывая,  как бы получше раскрутить ее на информацию, я обошел детскую,
    заглянул во все углы, открыл дверцу бельевого шкафчика.
         - Симпатичное зеркало,  -  заметил я.  -  Кажется,  обращено прямо на
    кроватку. Девочке нравилось смотреть на себя?
         Доррит кивнула.
         А  у  меня все  еще  ничего не  имелось.  Ну  что ж,  можно и  просто
    спросить, хуже вряд ли будет.
         - Доррит,  можете объяснить,  почему если  я  спрашиваю,  как  умерла
    Тетия, то единственный ответ, который я получаю, это о ее матери?
         Сперва она  словно не  поняла,  о  чем  вообще вопрос,  а  потом тихо
    проговорила:
         - Господин,  а  у  кого еще вы  спрашивали?  Если мне позволено будет
    узнать?
         Подумав, я пожал плечами:
         - У Тетии.
         Ее глаза округлились, она задрожала.
         - Где? - полушепотом.
         - Не знаю, как и описать. Приемная? Длинная такая комната, с видом на
    океан, столы и стулья?
         - Конечно,  -  выдохнула она,  глаза ее затуманились. Потом она снова
    взглянула на меня: - Прошу вас, скажите, как она выглядела?
         - Вроде бы неплохо.  Может,  немного озадачена,  но и я далеко не все
    понимал...
         - Она не казалась... - Доррит поискала нужное слово, - грустной?
         Я задумался.
         - Может быть,  немного.  Однако в основном казалось,  что она была не
    совсем там.  Скорее,  ну, не знаю, словно она воплощала собой комнату? Это
    имеет смысл?
         - О,  это я знаю, - интонация такая, словно я только что попытался ей
    объяснить,  зачем нужен подсвечник.  -  В конце концов,  она...  -  Доррит
    слегка покраснела.
         - Она - что? - уточнил я.
         Она покачала головой, опустила взгляд. На щеках ее показались слезы.
         - В чем дело? - спросил я. Мой лучший сочувствующий голос не особенно
    сочувствующий, но я постарался сделать все, что мог.
         - Я была здесь с самого начала, - сказала она.
         - С самого начала чего?
         - Ну,  как начал строиться Особняк-на-обрыве,  когда мы жили в старом
    замке.
         Я  кивнул,  ожидая продолжения,  а когда его не последовало,  уточнил
    сам:
         - Это было во время Междуцарствия?
         - О  да,  -  кивнула  она,  -  до  Катастрофы мой  господин работал в
    столице.  Он  был  консультантом во  многих проектах,  как  новых,  так  и
    связанных с реконструкцией.
         - А тогда было много работы с реконструкцией?
         Доррит как-то странно на меня взглянула, потом я уловил момент истины
    - ах да, вы же выходец с Востока, - и она проговорила:
         - Драгаэра была  очень,  очень  древним городом.  Ничто не  вечно,  в
    особенности  в   те   времена.   Тот  же  Императорский  дворец  постоянно
    перестраивали и чинили.
         - А почему "в особенности в те времена"?
         Тот же самый взгляд, затем:
         - Сохраняющие  заклинания  как-то  заработали  только  по  завершении
    Междуцарствия.  Господин, - добавила она, вдруг осознав, что совсем забыла
    о правилах этикета.
         - О, конечно, - проговорил я. Потом заметил: - Мы, выходцы с Востока,
    всегда моложе,  чем выглядим,  - потому что именно об этом она наверняка и
    подумала.
         Она кивнула, слегка смущенная. Явно не знала, что на это ответить.
         Я сказал:
         - Я видел награду,  которую он получил за какое-то строение -  увы, я
    не помню, какое именно.
         - Новая Серебряная биржа.  Такая,  знаете,  изящная башня, похожая на
    серебристую иглу,  и вокруг балкончики и эркеры.  Просто чудо. У господина
    был дом в столице -  неподалеку от Дворца,  со стороны крыла Тсалмота, - и
    оттуда как раз открывался вид на  эту биржу,  и  я  видела ее каждый день,
    когда ходила в парк с... - она замерла и опустила взгляд.
         "Все тут такие душещипательные, я сейчас расплачусь."
         "Заткнись."
         - И  именно  тогда,   еще  до  Междуцарствия,  он  начал  работу  над
    Особняком-на-обрыве? - уточнил я, пытаясь не закатывать глаза.
         - Да, - ответила она. - Нет. Ну, не совсем так...
         - А как?
         Она снова уставилась на пол.
         - Мне не следует больше ни о чем говорить, господин.
         - Вы не ответили на мой вопрос,  -  заметил я,  с  этакой шелковистой
    интонацией хорошего парня. Получается у меня, конечно, так себе, но лучше,
    чем было раньше.
         Увы, недостаточно хорошо; она просто покачала головой. Что ж, я этого
    так не оставлю.  Что-то тут есть,  и если это неважно,  то я текла. Ладно,
    зайдем с другой стороны...
         - Вы  ведь пережили Катастрофу Адрона,  не так ли?  Должно быть,  это
    было ужасно.
         Она кивнула.
         - И что вы тогда чувствовали?
         Доррит покачала головой.
         - Не могу описать.  -  И это было правдой, но что еще важнее, об этом
    она,  похоже,  говорила вполне свободно,  без запинки,  то есть я  вряд ли
    получу тут нужный мне ответ.  - Она породила Море Хаоса - как то, большое.
    Вы знаете об этом?
         - Конечно,  -  ответил я,  - хотя и трудно поверить. А потом началось
    Междуцарствие. Я даже не могу представить, каково тогда было.
         - Нелегко,  -  подтвердила она.  -  Правда,  нам повезло больше,  чем
    другим: у нас все необходимое имелось под рукой.
         - А вы были близки с матерью Тетии?
         - Господин, как так - близка? Она была моей хозяйкой.
         - Да. Конечно. Вы огорчились, когда она умерла?
         - Я... - Она запнулась. - Я об этом узнала не сразу.
         - А, то есть это случилось не здесь?
         - Нет, господин.
         - А где же?
         - Где-то... в ином месте.
         Черт.  Снова секрет.  Ненавижу секреты.  Ну, кроме своих собственных,
    они - другое дело. Однако я, кажется, подбираюсь к цели. Надавить? Да.
         - Где это было, Доррит? Где она умерла?
         Пожилая драгаэрянка тихо всхлипнула,  сползла со  стула на  колени и,
    уронив лицо в  ладони,  принялась царапать себе щеки.  Я  замер:  такого я
    никогда не видел.  Прошло,  наверное, целых несколько секунд, прежде чем я
    шагнул к  ней,  перехватил ее запястья и  опустился на пол рядом;  Лойош и
    Ротса переместились с  моих плеч на более надежные подставки.  Морщинистое
    лицо  Доррит  отметили длинные  кровоточащие царапины,  и  она  продолжала
    рыдать.  Что я  ей  говорил,  сам не  знаю -  нет у  меня большого опыта в
    сочувствовании.  Неоткуда ему взяться у того, кто сперва убивал за деньги,
    а потом спасался бегством.  Я называл ее по имени, нес какую-то бессвязную
    чушь,  и через некоторое время ее руки расслабились,  она,  все еще плача,
    наклонилась и уткнулась лбом мне в плечо. Вирра.
         - Все хорошо, - повторил я.
         - Я не могу вам сказать. Я не могу вам сказать.
         - Все хорошо, - еще раз сказал я. На самом деле, конечно, совсем даже
    не хорошо, но здесь и сейчас добраться до нужной мне информации способа не
    было.
         Чуть погодя я помог ей сесть обратно на стул, она все еще не решалась
    поднять голову. Пытаясь сменить тему, я проговорил:
         - Скажите мне вот что: где вы едите?
         - Господин? - удивленно подняла она взгляд.
         - Вы, слуги. Где вы принимаете пищу?
         - На кухне,  господин,  - ответила она так, словно я идиот, и словно,
    ну, в общем, того, что только что было, никогда не было.
         - Я видел кухню,  -  сказал я.  -  Там нет еды. И стола, кстати, тоже
    нет.
         - Стол ставят, когда подают пищу.
         - Кто?
         - Кухарка, поваренок и кладовщица.
         - Я их не видел.
         - Но они должны быть там. Завтрак, обед, ужин - еда всегда есть.
         - Ладно, - проговорил я, потому что не мог придумать иного ответа.
         Она нахмурилась:
         - А вы голодны, господин? Я могу...
         - Нет-нет, я просто любопытствовал. Все в порядке.
         "Босс, вот зачем врать, а?"
         "Заткнись, Лойош."
         - Спасибо, что побеседовали со мной, - сказал я.
         Она поклонилась.
         - Господин... - Потом: - Могу я спросить вас кое о чем?
         - Конечно. Я ведь спрашивал.
         - Простите мое любопытство, господин, но...
         - Продолжайте.
         - Ваша рука. Что с ней случилось?
         Я бросил взгляд на левую руку.
         - А,  да.  Я  родился таким.  Среди  нашего  народа  считается знаком
    высшего отличия, если ты родился без одного пальца.
         Она не без сомнений кивнула.
         - А почему вы спрашиваете?
         - Есть одно поверье... простите.
         - Нет-нет, все нормально. Мне любопытно. Это о выходцах с Востока?
         Она кивнула.
         - Колдуны, чтобы обрести силу, должны пожертвовать часть своей плоти.
         - О, - сказал я. - Жаль вас разочаровывать, но нет. По крайней мере я
    такого не слышал. Возможно, это метафора?
         - Господин?
         - Неважно. Еще раз спасибо, вы очень мне помогли.
         - Разумеется, господин.
         Я еще раз осмотрел комнату,  затем изобразил легкий поклон и отступил
    обратно в коридор.  Так,  можно пройти еще немного направо,  или повернуть
    влево,  где я  вернусь или не  вернусь к  дверям покоев Атранта,  который,
    несомненно,  все так же восседает в  кресле под неодобрительным портретным
    взором самого себя.
         Я  повернул  направо.  Дверь  почти  напротив  детской  отличалась от
    остальных:  тяжелая на вид, из какого-то темного дерева с тонкой и сложной
    резьбой -  деревья,  птицы,  животное,  которое, вероятно, было валлистой.
    Так,  ну  понятно,  классический ход:  сейчас  я  открою дверь,  и  оттуда
    выпрыгнет нечто с острыми клыками,  а может,  некто с острыми клинками,  и
    еще вопрос, что хуже. Я мысленно пожал плечами и отворил дверь.
         Ну что ж,  у этого сукиного сына все-таки есть библиотека.  А то я уж
    засомневался.  Странное расположение: прямо напротив детской, в двух шагах
    от спальни; но по крайней мере она у Атранта есть.
         Я подумал, не закрыть ли дверь до того как.
         В  библиотеках есть одна особенность:  или  разворачиваешься и  идешь
    куда собирался,  или сидишь там минимум часиков десять. И я не имею в виду
    найти книгу,  о  которой раньше не слышал,  и "просто открыть и глянуть на
    первые  страницы",  хотя  такая  опасность вполне реальна.  Нет,  просто в
    библиотеке  ничего  толком  невозможно узнать  без  того,  чтобы  хотя  бы
    примерно понять,  какие книги в ней есть.  А это все-таки книги. У которых
    придется прочесть как минимум названия.
         "Лойош, как давно мы что-нибудь ели?"
         "Год назад. Может, два."
         "Да, я так и подумал."
         Застыл на пороге,  мысленно выругался.  Надо, надо мне поработать над
    самоконтролем. И вошел.
         Библиотека располагалась в длинной комнате,  книжные полки вдоль всех
    стен.  Так, навскидку, в библиотеке Морролана поместится штук шесть таких,
    но Морролан на этом деле слегка повернут. И не только на этом, впрочем, не
    суть важно.  И  хотя количество книг я оцениваю куда хуже,  чем количество
    бутылок вина, тут их тысячи. Продолжительность жизни среднего драгаэрянина
    позволяет прочесть очень  много.  Строго  по  привычке я  поискал зеркала,
    нашел три штуки - в углах, кроме ближайшего к двери, все развернуты внутрь
    комнаты.
         Первое,  что проверяют в библиотеке - как расположены книги. Основное
    я  уже  знал:  самые важные для  Атранта труды находились в  его кабинете,
    книги на полках таковыми не являлись. Сперва мне попались на глаза полки с
    романами,  в  основном  историческими.  Кажется,  он  увлекался  серединой
    Одиннадцатого цикла -  правления Иссолы,  Тсалмота и Валлисты.  Уточняю: я
    имею  в  виду  романы,  действие которых происходит в  те  времена,  а  не
    написанные тогда.  Прочесть то, что реально было написано в те давние дни,
    могут только ученые.  Я  однажды попробовал;  даже алфавит не  опознал.  Я
    пошел дальше.  Первоначальное предположение,  что Атранту нравятся периоды
    правления  Валлисты,   не  подтвердилось:   дальше  были  книги  из  конца
    Пятнадцатого цикла,  правления Джагалы и Атиры -  опять-таки, исторические
    романы о  том  периоде.  Чуть  более внимательный осмотр убедил меня,  что
    книги  распределены сообразно  времени,  когда  происходят соответствующие
    события; во всяком случае, иной схемы я не заметил.
         На  другой стороне комнаты также стояли романы о  разных исторических
    периодах,  а также,  наконец-то,  не беллетристика - полки с трудами вроде
    тех,  что были в  кабинете,  с похожими названиями.  И что-то вроде как по
    некромантии.  Пока я  просматривал названия,  в глаза мне бросился толстый
    томик  небольшого формата  в  обложке  дешевой кожи,  вытертая позолота на
    корешке сообщала:  "Соединяя время и  пространство:  к  вопросу о Чертогах
    Правосудия".
         Ну-ну. Это и правда интересно.
         Я  вытащил книжку и  некоторое время  рассматривал ее  до  того,  как
    открыть.  Ее явно читали:  углы сильно потерты,  позолота с  надписи почти
    сошла. Я попробовал фокус, который как-то показала мне Киера - держа книгу
    в левой руке,  открыть там,  где откроется сама по себе,  чтобы проверить,
    какие  разделы перечитывались многократно.  Однако открылась просто первая
    страница. Видимо, нужны особые руки.
         Когда-нибудь трудились в поте лица, решая сложный вопрос, и тут вдруг
    один из  ключевых фрагментов вот так взял и  встал на место?  Именно это и
    случилось, когда взгляд мой выхватил короткую фразу, написанную от руки на
    первой странице - четкий каллиграфический почерк, идеальное перо, - "Тетии
    - с любовью, в Киеронов день от папы".
         - Сукин сын,  -  выдохнул я.  Проверил с полдюжины книг,  и нашел имя
    Тетии еще  на  одной.  Проверил еще несколько,  и  нашел кое-что еще более
    интересное:  на  очередной книге  было  вычеркнуто чье-то  имя,  а  взамен
    вписано имя  Тетии.  Тут почерк также был каллиграфическим,  но  еще более
    вычурным, с петлями и длинными росчерками, отменная демонстрация того, как
    чернильная авторучка способна  контролировать толщину  линии.  Нет,  я  не
    эксперт по  почеркам,  просто  еще  когда  вел  дела,  подхватил кое-какие
    знания, в основном сугубо теоретические.
         Я еще раз огляделся,  словно только что вошел в библиотеку. Подумал о
    спальне,  в  которой недавно был.  О  том,  как сочетались вместе спальня,
    библиотека и детская,  как будто эта часть особняка создавалась сперва для
    ребенка, а потом, когда ребенок подрастал, для ее дальнейших потребностей.
    И  улыбнулся:  я  уж было так привык,  что в этом месте нигде нет никакого
    смысла, что даже не заметил, когда этот смысл вдруг появился.
         Там была спальня Тетии, а это была ее библиотека.
         Чтоб мне сбрить брови и зваться Скромником.
         "Соединяя время и  пространство" все  еще были в  моей руке,  когда я
    обходил  библиотеку и  снова  извлекал книги,  на  сей  раз  проверяя годы
    выпуска.  Пришлось потрудиться,  чтобы перевести несколько разных форматов
    дат,  принятых до Катастрофы Адрона, но где-то через полчаса я уверился: в
    этой библиотеке не  было ни одной книги,  изданной после Междуцарствия.  В
    основном все  это  опубликовали в  годы  правления Тортаалика,  последнего
    императора до Катастрофы.
         Четыре кресла стояли как раз так,  как им  и  полагалось:  уютные,  и
    достаточно далеко друг от  друга,  чтобы удобно беседовать.  Я  отнес свое
    сокровище  к  ближайшему  и  уселся.  Ротса  яростно  захлопала  крыльями:
    наверное, я сел слишком резво.
         "Прости," - передал я Лойошу.
         Открыл книгу и начал чтение.
         "Босс?"
         "Хмм?"
         "Это надолго?"
         "Хочу снять пенки,  попытаться понять,  кто  что  сотворил и  как это
    работает."
         "Я понял.  Но я  имею в  виду -  когда мне начать кусать тебя за ухо,
    ласково напоминая, что мы не молодеем и вообще проголодались."
         Ротса хлопнула крыльями, что я счел согласием с "проголодались".
         "Дай мне хотя бы час."
         Часа у меня это не заняло.  Более того, не прошло и двух минут, чтобы
    напрочь утонуть в тексте и понять,  что я ничего не понял. Обычно в книгах
    такого рода имеется что-то вроде введения,  объясняющего смысл изложенного
    и  что  автор надеется изложить читателям,  что  обычно весьма полезно для
    тех,  кто  понятия  не  имеет  о  предмете повествования;  тут  такого  не
    наблюдалось даже близко. Начиналось все с пассажа о "попытке использования
    "Воззвания Делми" в заданной области", что имело следствием "определенного
    рода  малые  вибрации,  улавливаемые с  помощью капель  воды  на  траве" и
    "наблюдаемые аберрации визуального отображения в  "Фокусе Паре"  в  случае
    удаления за пределы рекомендованной дистанции".
         Ну вот, теперь я знаю все.
         Я  пролистал еще несколько страниц и  убедился,  что все прочее имеет
    лично для меня даже меньше смысла,  и уже хотел было закрыть книгу,  когда
    взгляд выхватил из текста слово "Вестибюль". Это, если вдруг вы забыли, то
    самое место,  о  котором говорила Девера -  туда  она  ходила повидаться с
    Тьмой.
         Я прочел все предложение,  потом несколько предложений вокруг,  потом
    еще несколько предложений на  той же  странице,  и  знал ровно столько же,
    сколько до  того,  как  начал чтение.  Но  пока не  готов был  назвать это
    совпадением лишь потому, что ничего не понял.
         Я закрыл книгу и несколько секунд барабанил пальцами по обложке.
         Полднялся,  обошел библиотеку по периметру и  посмотрел,  нет ли чего
    подозрительного в  стенах -  в библиотеках очень часто устраивают потайные
    проходы,  очень уж хорошо они прячутся за книжными шкафами. Если тут такие
    и  были,  то слишком хорошо спрятанные за книжными шкафами.  Я  снова сел,
    посмотрел на книгу.  Открыл на той странице, где заметил слово "Вестибюль"
    и  попробовал найти хоть каплю смысла.  Если я  вообше что-то  понял,  там
    намекалось на причины не посещать Вестибюль -  съедят;  и  я очень,  очень
    надеялся,  что к моему случаю это не относится.  Выругался,  встал и убрал
    книгу на то же место,  где взял ее - в конце концов, я хороший парень, - а
    потом, на прощание взглянув на библиотеку, вышел и закрыл дверь.
    
         10. Источник на краю времени
    
         Коридор почти  закончился,  осталась всего одна  дверь -  по  той  же
    стороне,  что и библиотека. Я открыл ее, и мне в лицо ударил свежий ветер.
    А  еще я осознал,  что должен бы находиться с другой стороны -  то есть на
    краю  утеса.  Но  тогда библиотека должна бы  простираться далеко за  край
    утеса...
         Я  переступил порог и  оказался снаружи,  под  открытым небом.  Лойош
    мысленно воскликнул:
         "Мы свободны! Мы сбежали!"
         "Ага. Ты не заметил, что земля все еще мокрая после вчерашней бури?"
         "Нет."
         "Ага."
         "Ой."
         "Угу.  Может,  мы и сможем уйти и оказаться... где-то, но я бы на это
    не поставил. Скорее всего мы просто попадем куда-то обратно в дом."
         "Будем проверять?"
         "Да."
         Вокруг было примерно то,  что, собственно, я уже видел, глядя из окон
    первого этажа и  с крыши:  неровное каменистое плато до самого края утеса,
    очень  относительно плоский,  растительность ограничена жесткой  травой  и
    кустиками.  Я  поискал Киеронову дорогу и не нашел,  что в общем ничего не
    значило.
         Я  зашагал прочь от  особняка,  и  шагов через двадцать развернулся и
    снова посмотрел на него.  Строение не исчезло,  хотя я  наполовину ожидал,
    что будет именно так.  Я отошел еще подальше,  снова развернулся.  Да, дом
    был  таким же,  каким я  его и  запомнил,  с  поправкой на  другой ракурс.
    Кстати, о ракурсах, насколько тут направления вообще имели смысл - главный
    вход должен был находиться как раз тут,  справа. Туда я и двинулся, заодно
    высматривая дорогу.  Дом - особняк - "платформа", как его ни зови, все это
    время оставался по правую руку. И как это ни раздражало, это был чертовски
    красивый дом -  особняк - "платформа". Элегантный, соразмерный, с изящными
    сводами,  архитектурное воплощение  чистоты,  что  подчеркивали и  большие
    окна... Я остановился, взглянул вверх.
         "Босс, а почему небо такое?"
         "Вот и я удивился."
         Не то чтобы оно заметно отличалось от привычного мне неба.  Нет,  это
    было  не  какое-то  другое небо,  но  оно  казалось выше,  если  можно так
    выразиться,  и появился иной оттенок, словно бы грязноватый. При этом день
    казался более светлым,  почти как на восточных границах, когда я сразу мог
    сказать,  где находится Горнило, и почти видел его сквозь слой туч. Обычно
    в Империи оно чувствуется,  но тучи скрывают его точное местонахождение. А
    здесь - нисколько: вот тут, высоко, к востоку и чуть севернее.
         "Мы вернулись в эпоху Междуцарствия,  -  сообщил я.  - Где-то ближе к
    концу, я бы сказал."
         "Ладно."
         Ротса нервно подпрыгнула у меня на плече.
         "Лойош,  скажи ей,  чтобы расслабилась. Мы ведь уже привыкаем ко всем
    этим  прыжкам во  времени,  скоро  такое  вообще для  нас  будет  рутинной
    штукой."
         "Как скажешь, босс."
         Я смотрел на Горнило, скрытое пеленой туч, пока глаза не заслезились.
    Когда я был на Востоке,  со мной такое бывало нередко.  Проморгался, потом
    еще понаблюдал за особняком; ничего нового.
         А впрочем,  кое-что есть:  на фоне окна кто-то прошел. Я видел только
    силуэт, но судя по походке, это был солдат, возможно, стражник в дозоре. Я
    продолжил наблюдение,  в  окне  мелькнул еще  один  силуэт,  этот  с  чуть
    повислыми плечами:  слуга,  наверное.  Потом вернулся стражник,  а  может,
    прошел другой.
         Особняк,  кажется,  был обитаем,  в смысле,  тут были настоящие люди,
    жили настоящей жизнью,  а  не как там,  откуда я прибыл -  только сейчас я
    понял,  что  Особняк-на-обрыве  напоминал мне  пустую корзину,  в  которой
    что-то когда-то было...  или будет.  Я наблюдал за домом еще минут десять;
    да,  там были обитатели, и немало, и жизнь у них кипела, в отличие от того
    места - вернее, времени, - где я только что был.
         Я развернулся и зашагал в том направлении, где должна была быть - или
    когда-нибудь будет,  - дорога. Ветер сам собой запахнул на мне плащ, что и
    к лучшему: денек был прохладный.
         Я миновал несколько валунов, которые торчали там и сям. Дошел до края
    плато -  отсюда начинался спуск, - и увидел дорогу там, где ей и следовало
    быть, и на дороге были люди.
         "Лойош."
         "Уже лечу, босс."
         Через несколько минут он вернулся.
         "Телега,  запряженная волами.  Пара  крестьян и  провизия -  часть  в
    ящиках, часть кучей.
         "Яблоки есть?"
         "Не видел."
         "Еще что?"
         "Стражница у двери, вид скучающий."
         "И?"
         "Все."
         Особняк-на-обрыве,  похоже, все-таки вполне себе работал: стража там,
    где  положено,  припасы  доставляют обычным способом,  привычный помещичий
    особняк.  За  вычетом небольшого такого фактика:  этого  Виррой проклятого
    сооружения тут раньше и  близко не стояло,  а  так все нормально.  Никаких
    проблем. И почему подобные мелочи должны меня беспокоить?
         Я начал спускаться с холма.  Когда я выбрался на дорогу,  телега была
    уже у дверей, и крестьяне с поклонами объяснялись со скучающей стражницей.
    И куда она их направит? В пещеру телеге не проехать, никакой другой дороги
    там нет, ну а через парадный вход припасы всяко не таскают.
         Хотелось обойти вокруг,  чтобы увидеть Киеронову Сторожевую башню - в
    смысле,  есть ли она там, тогда я узнаю, в общем, что-то да узнаю. Но я не
    готов пока был с кем-то сталкиваться или попадаться стражникам на глаза. Я
    остановился, размышляя.
         "Можем проверить, босс."
         "Ты  это  сказал только потому,  что  знаешь,  что я  все равно вас и
    пошлю."
         "Угу. Мы ищем что-то специально?"
         "Ну,  если  сумеете найти  что-то,  что  точно  определит,  когда  мы
    находимся - было бы неплохо. А так, нет, просто общий обзор."
         Джареги снова взлетели в воздух,  Ротса направилась на северо-восток,
    а Лойош - на северо-запад. Я медленно шел по дуге, пытаясь уловить что-то,
    чему тут не  следовало бы  находиться.  Ветер дул все сильнее,  волосы мои
    развевались, плащ хлопал, а я чувствовал себя последним идиотом.
         И тут Лойош внезапно исчез. Просто испарился, бац - и нету. Меня чуть
    было не охватила паника,  но еще до того,  как холодная волна поднялась до
    сердца, хлопнули крылья, и Лойош появился позади меня.
         "Босс, что случилось?"
         "Как ты тут оказался?"
         "Я об этом и спрашиваю."
         Так,  значит,  тут как в  пещере,  да?  Отойди чуть подальше,  и тебя
    вернет обратно.
         "Увидели что-то интересное?"
         "Нет, вроде бы все нормально."
         "Хорошо. Или плохо. Сам не знаю."
         Ротса вернулась и села мне на левое плечо.
         "Хочу сам проверить, что будет, если попробую я.
         Уверен,  джареги обменялись неслышными для прочих комментариями, пока
    Лойош не сказал:
         "Ладно, босс. Давай в ту сторону."
         Я двинулся наискосок от дороги,  и минут через пять случилось как раз
    то, чего я ожидал: я снова оказался неподалеку от особняка, ярдах в сорока
    от того места, где был в прошлый раз. При этом я ничего не почувствовал, и
    не было никакой видимой границы или барьера,  просто шаг -  я  еще там,  а
    следующий -  уже тут. То же самое, как когда я пытался взобраться на утес,
    и слезть с крыши, и в коридоре у казармы.
         "Предположения будут, босс? Очень уж странно."
         Я  собрал в  кучу все свои невеликие знания о  некромантии и  наконец
    проговорил:
         "Думаю,  это  как  комната.  Она воздействовала на  меня,  потому что
    такова природа комнаты, это было не внешнее заклинание."
         "Э," - умно отозвался он.
         "Нас не переместило из одного места в  другое.  Это мир изменился,  и
    пути теперь проходят именно так."
         "Но как?"
         "Тяжелая и многоступенчатая некромантия?  Без понятия.  Но если вдруг
    те зеркала тут ни при чем,  я обязуюсь ближайший год не говорить ни одного
    дурного слова о драгаэрской кулинарии."
         "Не выдержишь."
         "Ладно, неделю."
         "Засвидетельствовано, босс."
         Просто проверки для я снова решил выйти на дорогу,  хотя и знал,  что
    произойдет.  И я не ошибся:  ярдах в тридцати от двери, где-то между тем и
    этим шагом, я оказался в ином месте; на этот раз - прямо перед той дверью,
    откуда вышел в  первый раз.  Можно,  конечно,  было попробовать податься в
    другом направлении и посмотреть,  где в точности я окажусь в этот раз,  но
    что я таким образом узнаю?  А еще я был голоден,  и даже если еда окажется
    такой же средненькой,  как в прошлый раз,  это все равно съедобно. А прямо
    здесь  мне  ее  никто  не  даст.  Так  что  я  коснулся  дверной  ручки  и
    остановится.
         "Босс?"
         "Раз уж я не могу пока вычислить ни одного из больших ответов,  начну
    с малого."
         "Босс?"
         Повернулся спиной к  двери  и  отошел достаточно далеко от  особняка,
    пока не  нашел достаточно большой и  удобный валун;  потом вскарабкался на
    него.
         "Стоит статуя в лучах заката?"
         "Заткнись."
         Осмотрелся и почти сразу заметил то,  что искал. Спрыгнул, прошел еще
    шагов пятьдесят, и вот они, аккуратные деревья в двойной ряд.
         Я улыбнулся. Тайна раскрыта.
         "Босс?"
         "Яблони," - пояснил я.
         "И? О."
         "Да. Пока и то, что решена малая тайна - уже хорошо."
         "Как долго живут яблони, босс?"
         "Я похож на садовника?"
         "Будешь похож, если продолжишь тут шляться."
         "А что?"
         "Босс, ты был на крыше. Сад видел?"
         "Мог и не заметить."
         "Думаешь?"
         "Ну, а что тогда... о."
         "Ага."
         "Я не видел сада, потому что его не было."
         "Ага."
         "Его еще не существовало."
         "Ага."
         "Ну надо же. Отличная мысль!"
         "Спасибо, босс."
         "То есть мы в будущем.  Это...  да,  хорошо.  Я-то думал, меня сейчас
    вывернет."
         Джареги тут  же  слетели с  моих плеч,  чтобы оставить меня наедине с
    самим собой, но все-таки меня не вывернуло и они вернулись.
         "Босс, а что с небом?"
         "Хороший вопрос.  Ну,  думаю, если в прошлом пелена туч была не такой
    плотной, может, и в будущем будет так."
         "Почему?"
         "Не знаю."
         И  я  вернулся по  собственным следам к  двери.  На  этот  раз  я  не
    задерживался, перешагнул порог и оказался в том же самом коридоре, рядом с
    библиотекой. Лойош ничего не сказал, но мне кажется, ему полегчало.
         Я повернул налево.
         "Еда в другой стороне, босс."
         "Мы  почти  у  конца коридора.  Опять же  ожидание обеда улучшает его
    вкус."
         "У тебя нет аргумента получше?"
         "А тебе самому разве не интересно получше изучить это место?"
         "Сойдемся на улучшении вкуса."
         Я пошел дальше,  и через несколько шагов коридор закончился небольшой
    дверцей справа.  Я  попытался прикинуть,  как  располагаются библиотека на
    одной стороне и  детская на  другой,  достаточно ли  тут места,  чтобы это
    имело  смысл;  бесполезно.  Во-первых,  я  не  настолько  хорошо  оцениваю
    расстояние,  во-вторых,  в  этом  месте  такая  информация бессмысленна по
    определению.  В общем,  я решил, что обойдусь без ответа на этот вопрос, и
    открыл дверь. В смысле, попытался открыть: заперто.
         "Ого," - мысленно сказал я.
         "Босс, ты только что сказал "ого"?"
         "Это как "ага", но не настолько весело."
         Опустившись на  одно колено,  я  рассмотрел замок.  Он  казался более
    тугим,  чем тот,  что в  двери кабинета,  но я бы справился с ним,  будь я
    Киерой -  или  даже будь я  самим собой,  желающим потратить на  это  дело
    достаточно времени.
         Думая, стоит ли оно того, я изучал пустую стену в торце коридора. Там
    висела картина -  не пси-эстамп,  классический холст и  масло.  Этюд очень
    высокого и  блестящего здания над  городом,  который я  никогда не  видел:
    скорее всего, Серебряная биржа.
         "Знаешь, Лойош, если бы я был потайным ходом, я был бы прямо здесь."
         "Не в библиотеке?"
         "И там тоже. Тут для меня было бы много интересных мест..."
         Исследовав углы,  я  не  заметил ничего.  Потом заглянул под картину.
    Крюк, на котором она висела, был массивным и надежным; я немного поиграл с
    ним,  и  он повернулся вбок,  а из стены послышался щелчок.  Я надавил,  и
    стена отворилась как дверь.
         "Победа!"
         "Да, босс, ты такой умный, аж зло берет."
         "Заткнись."
         Дверь почти наверняка останется там,  где и была,  когда я закрою ее.
    Вопрос,  сумею ли я  потом открыть ее изнутри.  Я проверил,  нашел рычаг -
    простой и надежный механизм, там, где ему и следовало быть. Проверил, есть
    ли освещение: есть, некоторые квадраты в потолке светились бледно-голубым.
    Проход был куда уже,  чем коридор, в общем, как и положено потайному ходу.
    Я позволил двери закрыться и надавил до щелчка.
         Как и предсказывалось,  она осталась на месте.  Я уже начинаю ощущать
    это место? Ага. Я пожалею, если задеру нос слишком высоко? Ага.
         "Зеркал нет, босс."
         Я осмотрелся.  Что ж.  Хорошо. Значит, я могу просто идти вперед и не
    оказаться в каком-нибудь странном месте? Точно? Что ж, проверим.
         Сперва ход вел прямо - ни дверей, ни проемов. Потом повернул направо,
    и прямо перед поворотом -  дверь, запертая, похоже, на такой же замок, как
    та,  снаружи,  только  здесь  освещение было  похуже,  так  что  я  мог  и
    ошибиться. Оставив ее в покое, я проследовал по ходу дальше, затем был еще
    один поворот направо -  и  еще одна дверь прямо перед поворотом.  Опять же
    справа,  и  опять же запертая.  Еще один длинный переход,  еще один правый
    поворот, еще одна дверь. В столь удивительной предсказуемости в этом месте
    было нечто одновременно успокаивающее и тревожное.  Я уверил себя, что это
    лишь временно,  и  продолжил путь,  и больше ход никуда не сворачивал.  Он
    просто закончился.
         Итак,  имеем три стороны квадрата,  а может, прямоугольника, и четыре
    идентичные двери,  столь же идентично запертые.  В  конце хода был простой
    запорный механизм,  такой же,  как на входе, за картиной. По логике вещей,
    если я сейчас нажму на рычаг и выйду наружу,  я окажусь в конце коридора у
    картины, скрывающей потайной ход, ведь так?
         Я нажал на рычаг и, к собственному удивлению, именно там и оказался -
    коридор и  потайная дверь  в  стене;  только вместо картины на  стене была
    полочка с винами и ликерами,  а также соответствующими бокалами.  А передо
    мной была бальная зала.
         Я попятился обратно в потайной ход,  пока стена не закрылась,  потому
    как не  хотел разгадывать,  как она открывается с  этой стороны.  Я  запер
    проход и вплотную занялся замком.  Как и тот, первый, он не казался совсем
    для меня недоступным.  Я извлек отмычки,  и на деле получилось даже проще,
    чем с  запором в  кабинете,  полминуты трудов -  и  отмычки заняли место в
    потайном кармане плаща, а я открыл дверь.
         Двор.  Внутренний  двор.  Небольшой,  но  разместиться  там,  где  он
    находился, он никак не мог. Я, впрочем, уже привык к подобной архитектуре.
    Прохладный ветерок нес влагу недавнего дождя, с этаким неприятно-мускусным
    привкусом,  свидетельствующим,  что  черви  в  поисках  воздуха  взрыхлили
    верхние слои почвы. Что ж, ладно.
         Дворик имел форму ромба с  флагштоками по углам.  В  ящиках в четырех
    квадратнах  росли  аккуратно  подрезанные  деревца,   в  в  середине  -  я
    нахмурился, - неужели это...
         Я  подходил  медленно,  примерно  как  к  неизвестному  представителю
    животного мира с массой зубов и непонятными намерениями.  Это именно то, о
    чем я подумал?  Да,  то самое.  Фонтан,  и на первый взгляд - точная копия
    того,   в  Чертогах  Правосудия,   что  подарил  мне  столь  увлекательные
    воспоминания.
         Я  совершенно не хотел внезапно провалиться в  воспоминания о  былом,
    какими бы интересными они ни были; однако я хотел узнать, действительно ли
    этот фонтан такой же,  как  тот.  Или  это  тот же  самый фонтан,  который
    струится в двух местах сразу благодаря некоему сдвигу по некромантии,  или
    просто этот построили по образцу того? Зачем, кто, как и все такое.
         Я должен был знать. Глубоко вздохнул и посмотрел на фонтан, в фонтан,
    наблюдая за каплями, за струями воды, и... Ничего. Небольшое разочарование
    и очень большое облегчение.
         Что ж,  раз пока я  изучал фонтан,  ничего плохого не  произошло -  я
    продолжил изучение.  Как я уже говорил,  мне нравится созерцать фонтаны. Я
    говорил, что всегда хотел себе нечто такое? Вроде как говорил. Хотелось бы
    лучше понимать его механику. Я думал, что фонтаны порождаются волшебством,
    но Крейгар,  который,  как и  я,  понахватался разных знаний о  том о сем,
    однажды объяснял,  что обычная методика как-то  завязана на воду,  которую
    запирают в  особом резервуаре,  и своим весом она выталкивает струю вверх;
    или же если сам фонтан построят над подземным источником...
         Стоп.
         Подземный источник.
         Темные  Воды.  Воды,  которые никогда не  видели дневного света.  Тот
    металлический стержень,  что я  держал -  вот почему он  казался знакомым:
    стержень,   наполненный  Темными   Водами,   используют   для   управления
    восставшими мертвецами, а это, конечно, подвид некромантии.
         Так, ладно.
         Как фонтан, источник, зеркала и некромантия связаны с этим местом - я
    понятия не имел; но связь точно существовала, и это уже куда больше, чем я
    знал час назад. Я медленно обошел вокруг фонтана, глядя в основание струй.
    Разумеется,  вода,  на которую я смотрел, никак не могла считаться никогда
    не видевшей дневного света - но есть ли там, внизу источник?
         "Что ты ищешь, босс?"
         "Да в общем ничего, скорее просто думаю."
         "А, тогда понятно, почему..."
         "Заткнись."
         Я  остановился,  прикрыл глаза и попытался восстановить в памяти весь
    свой маршрут. Как здание это не имело никакого смысла, и я пытался понять,
    есть ли в нем смысл,  если рассматривать его как сочетание соединений - то
    есть переходов от комнаты к комнате. Нет, так даже хуже.
         В  этом нет  смысла как  в  здании,  в  этом нет смысла как в  наборе
    случайно соединенных точек.
         Платформа.  Ну да, конечно. Несомненно, это великолепно все объяснило
    бы, если бы я только понял, что значит это слово.
         Вокруг фонтана стояли скамейки,  точно как в Чертогах. Я опустился на
    блиАтрантую,  наклонился вниз,  уперев  локти  в  колени.  Лойош  и  Ротса
    заерзали, Ротса зашипела.
         Ладно,  если думать обо всем этом как о  платформе.  Представить все,
    что я  видел,  свернутым пергаментом.  Может,  он пересекает времена,  или
    миры,  или еще какую-то  непонятную мне чушь.  Даже если так.  Я  был не в
    каждой комнате,  но видел все, что нужно. Это место, здесь, было серединой
    всей структуры.  Я  чувствовал это.  Это середина,  а те руны на выходе из
    пещеры - один конец, а другой конец... ну да, точно. Парадный вход, как же
    иначе. Таинственно запертый парадный вход.
         Все закрыто,  вот в  чем суть.  Сейчас или в прошлом,  или в Чертогах
    Правосудия - я ни разу не покидал "платформу". Выхода не было. Но раз так,
    то каким образом я попал в это Виррой проклятое место?
         Ответ простой:  Девера.  Вот почему Атрант так удивился, когда увидел
    меня:  он думал,  что никто не может сюда войти. А потом, когда я все-таки
    вошел, он не мог понять, почему я не могу выйти тем же путем.
         Почему Девера могла провести меня через двери,  но не могла выбраться
    наружу сама?  Вот ключ ко всей этой истории.  И каков бы ни был ответ,  он
    как-то был связан со временем,  с  Чертогами Правосудия и с природой этого
    странного особняка.  Если бы я мог попасть в прошлое до того, как построен
    этот особняк,  я,  возможно,  и узнал бы что-то, но ведь такое невоз... Да
    ну, в самом деле?
         Может,  я подхожу не с той стороны. Может, тут вопрос не где строить,
    а  куда поставить.  Что,  если Атрант -  или Тетия,  или оба они -  просто
    построили его где попало, когда начали работу? Ну нельзя же начать строить
    что-то и сразу жить там,  так может,  стоить начать строительство там, где
    живешь в  данный момент?  Если  так,  по-прежнему должна быть связь с  тем
    временем,  когда началось строительство, равно как и с тем местом, где оно
    началось.
         Хаустаун.  Кто-то -  Атрант,  а может,  кто-то из слуг - упомянул это
    место.
         Что ж, отлично. Теперь надо найти, где этот Хаустаун. И когда я выйду
    из особняка,  доберусь до Хаустауна и узнаю, что смогу. Может, я узнаю то,
    что мне нужно узнать, чтобы получить возможность выйти из особняка...
         Что там говорила Тетия? "Я разработала эту платформу"...
         Должен быть путь отсюда туда, из этой "платформы" в то место и время,
    где-когда она  была  создана.  Еще  один  якорь.  Я  осмотрелся.  Дворик с
    фонтаном,  в  точности подобным фонтану  в  Чертогах Правосудия:  отменное
    место  для  мистического  некромантического  якоря,   не   правда  ли?   Я
    внимательно осмотрел  все  вокруг,  выискивая что-то,  что  могло  служить
    дверью куда-нибудь или в  когда-нибудь.  Ничего.  Я  мысленно осмотрел все
    помещения, где успел побывать, пытаясь вычислить, где такое могло бы быть.
    Комната с зеркалами? Комната света? Ложный выход из пещеры?
         Однако я  был  совершенно уверен,  что  это  здесь,  в  этом дворике.
    Сочетание получалось идеальное.  Это  должен был  быть один их  тех  самых
    узлов пересечения. Парадный вход, проход к Чертогам - и здесь. Но как...
         ...Ротса расстроилась,  когда я сел,  и разозлилась, когда я встал, а
    вернее, внезапно оказался стоящим, уставившись в фонтан.
         Иногда ответ прямо перед носом. Темные Воды. Будь фонтан джарегом, он
    бы меня укусил.
         Я перепрыгнул через бортик фонтана прямо в бассейн,  который выглядел
    дюймов восьми в  глубину.  По  моим ощущениям,  там  оказалось куда глубже
    восьми дюймов, скорее фута три, и только мои отточенные годами упражнений,
    подобные кошачьим,  рефлексы позволили мне избежать вывернутого колена.  А
    может,  слепая удача.  Неважно.  Три фута воды, но я промочил ноги лишь до
    середины лодыжек.
         Я стоял под открытым небом. Это первое, что всегда бросается в глаза.
    Даже до того, как внимание переходит на прочие подробности - деревья, там,
    мебель - вы точно знаете, внутри вы или снаружи. Вот почему телепортация в
    пещеру так дезориентирует;  впрочем,  в  прошлый раз я был слишком занят -
    задыхался и  отключался от  потери  крови,  а  потому  не  уделил должного
    внимания дезориентации.  Но сейчас я  точно находился снаружи.  Воздух был
    теплый и довольно влажный, надо мной покачивали ветвями высокие, но тонкие
    деревья,   густая  трава   соседствовала  с   замшелыми  камнями.   Вокруг
    возвышались холмы,  а небо выглядело таким же,  как раньше: пелена туч, но
    менее плотная, чем в мое время.
         Я прошел,  и попал туда,  куда,  как я полагал, хотел попасть, и пока
    никто не собирался меня убивать.  Лойош и Ротса приземлились мне на плечи,
    причем Лойош был  настолько поражен,  что  даже не  заявил,  как  это было
    глупо.
         Я нашел несколько камней и палок и сложил из них пирамидку на случай,
    если понадобится, ну, вернуться и все такое. Когда я был точно уверен, что
    помню,  какой  валун  передо мной,  какое  дерево слева  и  на  котором из
    замшелых камней я стою, то сделал шаг вперед.
         Справа  начинался подъем,  и  я  направился туда,  и  буквально через
    несколько шагов  из-за  деревьев  вынырнула верхушка  здания.  Не  слишком
    высокое,  но  объемистое сооружение,  защитные стены  вокруг давно снесли,
    если они вообще тут когда-то  имелись -  на крепость сие здание совершенно
    не  походило.  Что  ж,  тот,  кто назвал его "замком",  явно трактовал сей
    термин весьма широко.
         Я  подошел поближе,  не  торопясь и  пытаясь точно зафиксировать свое
    местоположение при  каждом шаге  на  тот  случай,  если  Особняк-на-обрыве
    выдернет меня обратно.  Где бы  я  ни  находился,  "замок" был обитаем:  у
    дверей стоял скучающего вида стражник,  второй,  столь же  скучающий,  шел
    вдоль стены от задней двери к передней, и еще двое прохаживались по крыше,
    изображая,  что находятся в  дозоре.  Я подобрался так близко,  как только
    мог, не показываясь им на глаза. Сейчас я не был настроен на столкновение.
         Я изучал замок.  Насколько он стар,  я затруднялся сказать,  но стены
    выглядели грязными и довольно вытертыми.
         "Босс, я что-то нервничаю."
         "Я тоже,  -  ответил я,  заметив, что поглаживаю пальцем рукоять Леди
    Телдры. - Думаешь, за нами наблюдают?"
         "Может быть. Нам проверить?"
         "Ага."
         Джареги взлетели и  направились к  замку,  держась высоко и  описывая
    широкие круги,  оставаясь на максимально возможном удалении.  Зрение у них
    острое,  позволяет довольно многое засечь даже  сквозь густую крону или  в
    сплетении кустов.
         "За тобой наблюдают, босс. Двое, чуть повыше по склону за деревьями."
         Лойош   закружил  над   искомым  местом,   указывая,   где   прячутся
    наблюдатели; Ротса вернулась ко мне на плечо.
         "Они просто наблюдают, или активно пытаются остаться незамеченными?"
         "Не просто наблюдают."
         "Ладно."
         Хм.  И  как это разыграть?  Если я подойду прямо к ним,  они нападут?
    Попытаются ли они доставить меня в замок?  А если да,  не выдернет ли меня
    обратно в особняк? И почему они за мной наблюдают? Просто потому что я тут
    чужой,  или я сделал что-то,  что привлекло их интерес? Драться мне сейчас
    ни с кем не хотелось.
         Я пожал плечами и пошел к Лойошу.
         Они выступили мне навстречу.  Та, что пониже, начала разговор со всей
    обходительностью:
         - Кто ты такой и что тут вынюхиваешь?
         Слова она выговаривала отрывисто, гласные словно лежали на боку.
         Вторая стражница косилась на Ротсу.
         "Меня зовут Сурке, и в один прекрасный день я получу имперский титул,
    так   что  вам  следует  вести  себя  вежливо,   опасаясь  гнева  грядущей
    Императрицы," - пожалуй, не сработало бы. И я проговорил:
         - Меня зовут Талтош, и боюсь, я заблудился.
         - Заблудился,  -  повторила вторая;  звучало скорее как "зэбл'дился".
    Отведя взгляд от  Ротсы,  она смерила меня сверху-вниз,  словно вытряхивая
    вшей из  моего камзола.  Потом повернулась к  первой:  -  Он говорит,  что
    заблудился, сержант.
         - Я  слышала,  -  ответила первая.  Что-то в ее голосе наталкивало на
    странную идею, что она мне не верит. Она - сержант - сказала: - На кого ты
    работаешь?
         - Ни на кого,  -  проговорил я.  -  Но я свободен для найма.  Что вам
    нужно сделать?
         Глаза ее сузились.
         - Пожалуйста, сдай оружие и следуй со мной.
         - Нет - и да, конечно, - сказал я.
         Чтобы переварить это, у нее ушла примерно секунда. Потом она заявила:
         - Я настаиваю.
         - Это было бы тактической ошибкой,  -  возразил я, постукивая пальцем
    по рукояти Леди Телдры.  Лойош вернулся ко мне на плечо и зашипел.  -  Нас
    ведь тут больше, - добавил я, ожидая, что они будут делать.
    
         11. Гормен и гость
    
         Стражницы молчали.  Я поставил их в трудное положение:  да,  нас трое
    против двух,  но они драконы,  хоть и в цветах Дома Валлисты, а значит, не
    им отступать перед выходцем с Востока.  Другой вопрос, что я на самом деле
    не  хотел крови.  Я  давненько уже никому не пускал кровь и  совершенно об
    этом не сожалел##.  (Разбитый нос у  того идиота-лесника не в  счет -  сам
    виноват,  если бы  не  махал своей дубинкой,  он  бы  успел избежать удара
    физиономией об стол,  ага?) В былые дни я спокойно отдал бы шпагу и нож, в
    случае неприятностей у меня и дополнительных сюрпризов хватит;  но в былые
    дни у меня не было Леди Телдры, а ее я в чужие руки не отдам никогда.
    
         ## Совсем недавно,  в "Тиассе", Влад отбивался от родни Саручки, убив
    одного и ранив нескольких.
    
         С точки зрения сержанта с напарницей, выбор был - обнажить оружие или
    вызвать подкрепление.  Мне  срочно нужно было придумать для  них  еще один
    вариант,  и так, чтобы они не подумали, будто выходец с Востока издевается
    над ними.  Я  смотрел в глаза сержанта и успел уловить искорку,  когда она
    все-таки решила перейти к силовому варианту.
         - Право же,  - проговорил я, - в этом нет нужды. Я пойду с вами, если
    хотите,  и  совершенно не  собираюсь ни  на кого нападать.  Просто не хочу
    расставаться с оружием.
         - Почему нет, если не собираешься ни на кого нападать?
         - Потому что какой у  меня шанс без оружия против даже вас двоих,  не
    говоря уже об остальных стражниках, сколько вас там? Хотите взять меня под
    стражу -  что ж, рискните. Но если просто хотите поговорить со мной, тогда
    давайте все вместе пойдем внутрь и побеседуем как цивилизованные люди.
         Не сработало. Я емко и нехорошо охарактеризовал драконлордов и все их
    потомство от  основания Империи до конца времен -  исключительно мысленно,
    разумеется.  Несколько удачных  формулировок решил  приберечь на  будущее,
    вдруг пригодится.
         - Послушайте,  -  сказал я,  -  я  не прятался,  не подкрадывался.  Я
    заблудился и шел к тому замку,  или как он там зовется, намереваясь молить
    о помощи.  Вам действительно нужно обезоруживать меня просто чтобы указать
    правильный путь и задать несколько интересующих вас вопросов?  Я отвечу на
    все,  просто не хочу расставаться с оружием.  Вы же драконы,  наверняка вы
    меня понимаете.
         Ключ был в том,  что я использовал слово "молить". Тем самым поставив
    себя в подчиненное положение. Я не бросал им вызов, нет, я был побежденным
    врагом,  который просил о должном обращении,  тем самым вопрос переходил в
    плоскость  милосердия,  а  не  чести.  Драконы  вовсе  не  прочь  проявить
    милосердие,  ибо  так  они  чувствуют себя  сильными.  Убедить драконлорда
    проявить милосердие - самый лучший способ не убивать его.
         Сержант подумала еще пару секунд, затем расслабилась и кивнула.
         - Трев, держись позади него. И следи за дистанцией: он быстрый, а эти
    твари еще быстрее.
         Стражница была неглупа,  но поскольку я не собирался нападать на них,
    это не  имело особого значения.  Мы  поднялись по  склону до самого замка,
    Лойош краем глаза присматривал за стражницей,  что шла за мной.  Я все еще
    ожидал, что странная магия, которая привела меня сюда, вдруг выдернет меня
    обратно,  как прежде;  но -  нет, Особняк-на-обрыве снова обманул меня: мы
    благополучно добрались до самого замка.
         Вошли мы  через боковую дверь в  одной из  многочисленных пристроек к
    основному зданию. Сержант шагала впереди, указывая путь; потом она провела
    меня  по  узкому  коридору,  который  совершенно не  походил  на  коридоры
    особняка -  освещение здесь  обеспечивали свисающие с  потолка  лампы,  от
    которых пахло жиром дарра,  пол был вымощен темно-серыми камнями.  Стены -
    обычный кирпич,  а швы в свете ламп казались желтыми. Я надеялся, что меня
    ведут не в темницу; я ни разу не сомневался, что смогу прорубить себе путь
    наружу, но если я сбегу и отсюда, то не сумею помочь Девере.
         Сержант привела меня в  помещение,  в котором я сразу опознал кабинет
    офицера -  стол,  пара стульев и  все такое.  Жестом велев мне сесть,  она
    приказала:
         - Трев, пришли подкрепление и доложи лейтенанту.
         Трев ушла, а сержант, скрестив руки на груди, прислонилась к стене. Я
    повернул стул,  чтобы не  сидеть спиной к  ней.  Волосы она носила коротко
    остриженными -  наверное,  чтобы легче было носить форменную шапочку,  - а
    рукава рубахи обрезала; некоторые драконлорды делают так, чтобы руки имели
    большую свободу движений. На каждом боку у нее было по короткому мечу, и я
    решил, что драться с ней мне совсем неохота, если получится.
         - Я назвал вам свое имя, - сказал я, - а вас как зовут?
         - "Мэм" подойдет.
         - А я-то думал, мы побеседуем, как принято у цивилизованных людей.
         - Ты ошибся.
         Ну вот и побеседовали.
         Через  несколько минут вошла троица стражников;  сержант парой кивков
    отправила их в  разные углы комнаты.  Один из них,  тощий парень с большим
    носом и практически без подбородка, судя по взгляду, очень заинтересовался
    моим видом,  но наверное,  он был слишком солдатом,  чтобы открыть рот без
    дозволения начальства. Вот еще одна причина, почему я не солдат.
         Я   принялся  насвистывать  мотивчик,   который  подхватил  где-то  в
    скитаниях; стражники сделали вид, что их это не раздражает.
         Наконец появились Трев и лейтенант -  я понял, что она офицер, еще до
    того,  как  разглядел золотую полосу  вдоль  ее  рукава  и  сверкающие как
    зеркало сапоги. Она просто вошла в помещение так, словно была уверена, что
    все присутствующие отдадут честь;  они так и сделали.  Я - нет, но мог бы,
    если бы не забыл,  как это делается,  и  если бы мне нравилось бить себя в
    грудь кулаком.
         Лейтенант  уселась  за  стол  и  скомандовала  "вольно";  все  слегка
    расслабились.
         - Сержант?
         - Найден снаружи, вынюхивал и наблюдал за замком, мэм.
         Она  кивнула и  посмотрела на  меня.  Я  тем временем развернул стул,
    чтобы сидеть лицом к  столу.  Качнувшись на задних ножках,  позволил стулу
    упасть обратно и переспросил:
         - Вынюхивал?
         Мой протест не был принят во внимание.
         - На кого работаешь?
         - Ни на кого, - сказал я. - Хотите меня нанять?
         Брови ее сошлись,  лейтенант пустила в  ход Тяжелый Взгляд.  Учитывая
    мое  прошлое и  прочие обстоятельства,  Тяжелый Взгляд на  меня  действует
    слабовато; я улыбнулся, ожидая следующего хода.
         - Ты шпионил для Клавера?
         - Кто такой Клавер?
         Она покосилась на сержанта.
         - Почему он не обезоружен?
         - По моему приказу, лейтенант. В этом не было необходимости, он пошел
    с нами вполне мирно.
         Лейтенант кивнула и посмотрела на меня,  явно размышляя, не изъять ли
    у  меня  оружие прямо сейчас.  Если  она  попытается,  очень быстро станет
    интересно.  Несомненно,  она  полагала,  что  здесь  более чем  достаточно
    народу,  чтобы обезоружить меня;  и ошибалась.  Возможно, убить меня они и
    смогут, но обезоружить - нет. Я надеялся, что пытаться они не станут.
         С минуту казалось, что сейчас прозвучит приказ, и я сделал все, чтобы
    подготовиться к делу,  не выказывая виду,  что готовлюсь. Время застыло, а
    потом настало неощутимое,  но однозначное мгновение, когда действовать уже
    слишком поздно. Лейтенант пожала плечами и проговорила:
         - Ладно. Скажи мне вот что: если ты работаешь не на Клавера, зачем ты
    здесь?
         - Я гулял. Был приятный день для прогулки.
         - Откуда ты?
         - Адриланка. Это город на берегу...
         - Я  знаю,  где находится Адриланка.  До  нее две тысячи миль.  И  ты
    говоришь, что прогуливался всю дорогу?
         - Было несколько приятных дней для прогулки.
         Тот парень, что смотрел на меня, сказал:
         - Мэм.
         Лейтенант бросила на него взгляд и кивнула, а он, кашлянув, заметил:
         - Я гостил у родни в Адриланке. Акцент у него подходящий.
         Акцент? Нет у меня никакого акцента, это у них акцент.
         Лейтенант кивнула и уточнила:
         - Еще уточнения?
         - Плащ. Такие, я видел, носят джареги.
         Она повернулась ко мне.
         - Ты,  значит,  джарег?  Они  теперь  принимают в  Дом  и  выходцев с
    Востока?
         - Когда-то  был  джарегом.  -  Что было в  общем правдой,  а  скажи я
    "когда-нибудь буду джарегом",  это потребовало бы очень долгих объяснений.
    Пора бы уже и привыкнуть; хотя лучше не надо.
         - Когда-то был?
         - У  меня  с  Домом  Джарега вышло  расхождение.  Я  поэтому и  решил
    прогуляться.
         - Какого рода расхождение?
         - Относительно того, сколько информации о деятельности джарегов может
    получить Империя.
         Она изучала меня,  вероятно,  решая,  верит ли  она мне,  и  стоит ли
    затрачивать дополнительные усилия на то, чтобы выяснить правду. Я спокойно
    смотрел на нее, поскольку, в общем-то, ничуть не соврал.
         Лейтенант спросила:
         - Даешь ли ты слово не пытаться сбежать?
         Непроизнесенным осталось "если нет, я немедленно отберу у тебя оружие
    и удержу тебя тут силой". И я ответил:
         - Даю.  В течение шестидесяти часов.  Это при условии, что со мной не
    будут делать ничего недолжного,  на такое я  иногда реагирую крайне плохо.
    Но если мне не причинят вреда - другое дело. Шестьдесят часов.
         Сержант многозначительно кашлянула.  Я  и лейтенант дружно посмотрели
    на нее, лейтенант сказала:
         - Говори.
         - Мэм, он джарег. И выходец с Востока.
         - Да, - согласилась лейтенант, - и я решила поверить ему на слово.
         - Да, мэм.
         - Шестьдесят часов,  -  повернулась она ко мне.  -  Договорились.  Ты
    будешь свободен с  определенными ограничениями;  я  пришлю слугу,  который
    объяснит их тебе.  А  я пока переговорю с лордом насчет того,  что с тобой
    делать.  Он не любит насилия и скорее будет склонен просто отпустить тебя,
    поэтому-то я и беру на себя ответственность защищать его интересы.
         - Его интересы, госпожа? Какие интересы?
         - Возможно, ты и не знаешь. - Она пожала плечами. - В любом случае, я
    не собираюсь отвечать на твои вопросы. Это ты отвечаешь на мои.
         - Тогда это не беседа,  а допрос, - вежливо заметил я. - Если вы меня
    допрашиваете,  я могу обидеться и предпочту ничего не говорить.  А если мы
    беседуем, другое дело, тут я охотно поучаствую.
         Сказанное мной ее  не возмутило,  скорее даже позабавило -  во всяком
    случае, она рассмеялась:
         - Выходцы с Востока все такие забавные?
         - Только те, которые джареги.
         - Вот что я скажу тебе, джарег-выходец с Востока, исключительно чтобы
    продемонстрировать,   что  тоже  могу  быть  хорошей.  Лорд  работает  над
    кое-какими вещами,  которые охотно оценили бы  другие,  будь у  них  такая
    возможность, или хотя бы узнали бы, далеко ли он продвинулся.
         - А можно еще более расплывчато?
         - Тебе что за дело?
         - Я любопытен.
         - Слишком любопытен для того, кто утверждает, что он не шпион.
         Я пожал плечами.
         - А шпион бы изображал, что он не любопытен? Я правда не знаю.
         - Я тоже. Но намерена узнать.
         - А,  тогда хорошо.  Так над какими именно вещами он работает? Только
    не говорите, что это та древняя задача - создать место, которое существует
    сразу в нескольких мирах.
         Я внимательно наблюдал за ней и понял: в яблочко.
         - Как-то ты не очень правильно убеждаешь меня в том, что ты не шпион,
    - медленно проговорила лейтенант.
         - Простите, мэм. В следующий раз постараюсь лучше.
         - Жди здесь.
         Парой взглядов она собрала своих подчиненных и  вывела их из комнаты,
    оставив  дверь  открытой.  Я  снова  повернул  стул.  Если  это  проверка,
    попытаюсь ли я сбежать - я ее прошел, но исключительно потому, что не хочу
    пока покидать замок.  Если это проверка,  попытаюсь ли я заглянуть в ящики
    стола - что ж, тут они правы.
         "Лойош, приглядывай."
         "На стреме, босс."
         Я поднялся,  обошел стол и проверил, нет ли на ящиках стола очевидных
    ловушек.  Не заметив таковых,  равно как и замков, я открыл верхний правый
    ящик и даже успел увидеть стопку бумаг,  подписанных "Наряд на...", но тут
    Лойош сообщил:
         "Кто-то идет."
         Я  вернулся на  стул  как  раз  когда  в  комнату вошел Гормен.  Свое
    удивление я  скрыл,  закашлявшись и  потянувшись,  затем поднялся и кивнул
    ему.
         Странно было понимать, что он меня не узнал. Ну да, он и не мог - для
    него мы еще не встречались, - и все равно странно. Я проговорил:
         - Здравствуйте.   Я  Влад  Сурке.  Сурке  -  это  округ  на  Востоке,
    подвластный Империи.  -  Добыл свое кольцо-печатку,  предъявил ему;  глаза
    Гормена округлились соответствующим образом, и он отвесил поклон.
         Все просто:  чем лучше я  буду обращаться с  этим парнем,  тем больше
    информации об этом месте смогу получить.
         - Сударь,  -  проговорил он,  - если вам будет угодно проследовать со
    мной, я покажу вам, где вы можете отдохнуть.
         "А кормить будут?"
         "Затк... хотя - да, хороший вопрос."
         - А кормить будут?
         - Разумеется, сударь. Я принесу поесть, как только устрою вас.
         "Может, я все-таки и выживу."
         Я последовал за ним в коридор.
         - Мне велено,  -  сказал Гормен,  - сообщить вам, что для вас открыты
    все комнаты в этом коридоре,  за вычетом кабинета лейтенанта, когда ее там
    нет.  Вот  здесь  библиотека,  где  вы  сможете найти себе  что-нибудь для
    развлечения. А здесь ваша спальня, если вы останетесь на ночлег.
         - Весьма цивилизованный подход, - заметил я.
         Он не знал, как на это ответить, и не ответил.
         Затем Гормен провел меня в небольшую гостиную -  столы,  стулья и все
    такое.
         - Если вы немного подождете, я принесу закуски.
         "Скажи, пусть поторопится."
         "Нет."
         В гостиной не было ничего особенно интересного, и я сконцентрировался
    на  том,  насколько я  проголодался.  Спустя минут  двадцать и  тысячу лет
    Гормен вернулся:  в руках поднос и бутылка вина, через запястье перекинула
    салфетка. У меня закапали слюнки.
         Поднос  на  стол  он  установил  с  грацией,  достойной  официанта из
    "Валабара".
         - Суп  из  риса  с  овощами,  -  сообщил Гормен.  -  Ломтики кетны  в
    сливочном соусе. Вишни, обжаренные в кукурузной муке, и рогалики с маком.
         - Спасибо, - сказал я.
         Бутылку он  мне не  показал,  но  объявил,  что это "Каав'н" тридцать
    первого года, и налил вино.
         Тот же сорт, что я нашел в винном погребе в особняке, и скорее всего,
    примерно с того же стеллажа.
         Гормен с  поклоном удалился,  а  мы с Лойошем и Ротсой без дальнейших
    церемоний атаковали поднос  с  едой.  Требуется воистину искусный кулинар,
    чтобы выдержать бобы в супе так, чтобы они максимально размякли, но еще не
    развалились, а настолько высушить кетну не так просто, как можно подумать.
    Я умял все, даже промокнул слишком сладкий суп корочкой безвкусного хлеба.
    Лойош и Ротса слизывали крошки с тарелок,  а я наслаждался вином. Конечно,
    я не мог должным образом на нем сосредоточиться,  но оно было хорошим,  из
    тех красных вин,  которые почти пурпурные, эксперты их называют "богатыми"
    - наверное,  в противоположность бедным?  В общем,  оно мне понравилось, я
    выпил себе еще один бокал, а потом вернулся Гормен.
         - Присаживайтесь, - предложил я.
         - Сударь, - ответил он с поклоном, но остался стоять.
         - Ладно, - сказал я. - Что теперь?
         - Сударь?
         - Меня снова будут допрашивать?
         - Мне не сообщили, сударь.
         Лойош покачнулся у меня на плече, потом восстановил равновесие.
         "Лойош, ты в порядке?"
         Теперь покачнулась Ротса.
         Я посмотрел на Гормена.
         - Сукин ты сын...
         Кинжал упал в  мою ладонь,  а  потом продолжил свое падение,  пока не
    ткнулся в  пол,  где и остался торчать,  чуть подрагивая.  Хорошее острие,
    подумал я.
         Гормен отступил назад,  а свечи в канделябре померкли и стали тонкими
    струйками дыма  ткань  на  лице  мягкий сырой  ветер древесный уголь линии
    смещаются вбок  и  может быть  я  смогу ими  управлять замедлить замедлить
    голос  крик  сталь пронзительно скребет превращается в  голубое в  горьком
    кофейном привкусе слишком  крепкий слишком старый  слишком занят  выясняет
    отношения изменить линии шире или тоньше все еще ничего голоса смешиваются
    может быть если станет чуть темнее да  да  темнота работает тихо хочу тихо
    голоса меркнут нет! Вирра оставь меня в покое в покое только я не только я
    почему  сердце  так  колотится голова  колотится мои  глаза  открыты запах
    помета джарега Лойош!
         "Лойош!"
         "Мы в порядке."
         "Что..."
         Что я  говорю думаю делаю вижу нет все в  порядке Лойош в порядке там
    что-то  сосредоточиться сконцентрироваться сосредоточиться сосредоточиться
    сосредоточиться...
         Их  четверо.  Трое.  Четверо.  Трудно определить,  когда  комната так
    кружится. Я снова попытался вытащить кинжал и сумел удержать его, удержать
    перед  собой  так  грозно,  как  только  сумел.  Попытался сказать  что-то
    угрожающее, но понял, что изо рта наружу у меня выходит только слюна.
         Двое.  Их тут двое. Стоят. Вооруженные, но не нападают. Почему? Туман
    в  моей голове несколько рассеялся,  но глаза и  руки не хотели делать то,
    что им велено. Нет, их трое, но одна - офицер, сзади, ждет.
         Она сказала: "Можете взять его?"
         Нет,  сказала она  это  несколько секунд назад,  но  слова эти только
    сейчас достигли моего сознания. Я снова почувствовал, что уплываю в туман,
    что сейчас отключусь, и понял, что по-прежнему сижу на стуле.
         Я уронил кинжал - теперь уже нарочно - и достал из ножен Леди Телдру.
    Странный разряд прошел вверх по  руке до  самой головы,  а  потом на  меня
    словно набросили ярко-искристое одеяло и Лойош облизывал мое ухо.
         "Босс?"
         "Ты как?"
         "Мы нормально. Нас на минутку затошнило и вырубило. И им придется все
    это убирать."
         Я открыл глаза.  Я был в той же комнате и на том же стуле, но поднос,
    посуду и бутылку убрали.
         "Долго я был в отключке?"
         "Несколько часов."
         "Что они делали?"
         "Ничего."
         "Ничего?"
         "Босс, что у тебя в руке?"
         Я  посмотрел,  моргнул и  начал убирать в ножны Леди Телдру.  А потом
    передумал - пока я держал ее, мне было лучше.
         "Что..."
         "Они хотели тебя допросить."
         "Ага. И как?"
         "В итоге решили дать тебе поспать."
         У  меня все тело затекло и  болело,  словно я  заснул сидя на стуле -
    может,  из-за  того,  что так и  было.  Еще голова словно не  окончательно
    воссоединилась с телом.  Спустя несколько минут я все-таки спрятал в ножны
    Леди Телдру,  что потребовало некоторых усилий - руки еще дрожали. Я хотел
    встать и убраться отсюда, но ходить я пока не мог, тем более драться.
         "Дверь охраняют?"
         "Я слышал шорох и дыхание. Скорее всего там их двое."
         Я прикрыл глаза и несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул,  надеясь,
    что это прочистит мне мозги.  И через какое-то время проснулся, а в памяти
    остался непонятный сон,  в  котором почему-то  очень важно было  распалить
    костер ищ древесного угля во время дождя.
         "Лойош?"
         "Пару часов. За дверь стражники, их там точно двое."
         Я  попытался встать,  держась за  спинку  стула.  Колени еще  немного
    дрожали, но не подгибались; я рискнул сделать несколько шагов, и преуспел.
    Уже неплохо.  Я  пересек комнату из угла в  угол несколько раз и  пришел к
    выводу,  что  если придется вести серьезный спор,  у  меня сейчас примерно
    равные шансы на ранить противника или себя самого.
         Я мысленно пробежался по списку знакомых мне ядов.  Знал я не все, но
    многие.  Даже как-то раз использовал.  Не люблю яды, уж слишком по-разному
    народ на них реагирует, чтобы это можно было назвать надежным средством, а
    кроме того,  слишком легко случайно отравить не того,  кого надо. С другой
    стороны,  есть  у  яда  и  преимущества -  во  время  смерти клиента можно
    оказаться за  много лиг от места событий.  Так,  подумаем:  чтобы скрыть в
    пище джоцвет,  нужно куда больше специй.  То же с цианидом и ядом песчаной
    улитки.  Платанница подошла бы,  но она действует гораздо медленнее. Опять
    же послевкусия нет,  а значит,  несколько других позиций из списка тоже не
    годятся. Хммм... Странно.
         "Может, они не пытались тебя убить?"
         "Тогда... ага. Хорошая мысль."
         Имелись еще зелья -  я слышал о таких, но сам никогда не пользовался,
    - которые  предположительно  делали  клиента  пьяно-размякшим  и  склонным
    отвечать на вопросы.  Надо было сразу о  таком подумать;  я  бы и подумал,
    нсли бы  не  затуманненные мозги.  Не  слишком,  однако,  разумный вариант
    против  выходца  с  Востока  -  они  не  могли  заранее знать,  как  зелье
    подействует на меня.  Должно быть, им действительно хотелось что-то у меня
    узнать. Что ж, я тоже очень хочу узнать кое-что.
         "Вы точно в порядке?"
         "Не волнуйся, босс."
         "Ладно. Может, будет скучно, а может, и не будет."
         Вместо ответа Лойош лишь крепче сжал когтями мое плечо.
         Я проверил, свободно ли выходит из ножен шпага, погладил рукоять Леди
    Телдры и отворил дверь.
         Да,  их было двое - в коридоре прямо напротив, лицом к двери. Я узнал
    обоих:  тот самый парень, который с любопытством меня разглядывал, и Трев.
    Которая и сказала:
         - Господин, если вы не против подождать, я позову сопровождеиие.
         - А если я против?
         - Тогда вы вольны уйти, у нас нет приказов препятствовать вам.
         - А если я хочу изучить обстановку?
         Взгляд ее метнулся к Леди Телдре, но лишь на краткий миг, а потом она
    сказала:
         - Если вы преступите ограничения, я вас остановлю.
         - Думаете?
         - Да.
         Парень изображал "крепкого молчаливого напарника,  готового придти на
    помощь",  этакая выпяченная челюсть и  грудь  вперед.  Очевидно,  что  они
    присутствовали,  когда Леди Телдра покидала ножны -  и  оба скорее наденут
    пурпурные мантии, нежели позволят мне увидеть, насколько испугались.
         - Хорошо, - ответил я, - подожду.
         Я  вернулся в комнату,  передвинул стул и сел лицом к открытой двери.
    Парень ушел кого-то позвать,  Трев осталась на месте. Я скучал и, признаю,
    слегка нервничал на протяжении примерно десяти минут,  а  потом в коридоре
    послышались шаги -  много народу в тяжелых сапогах.  Так, или сейчас будет
    интересно, или будет совсем интересно.
         Я поднялся, и тут на пороге появился Гормен. Действительно интересно,
    я  ожидал совсем другого.  Сзади за  его плечом стояла лейтенант,  а  чуть
    подальше - еще несколько стражников; Гормен повернулся, кивнул лейтенанту,
    затем вошел и закрыл дверь. Я снова сел и проговорил:
         - Присаживайтесь.
         - Сударь, - сказал он, но остался стоять.
         Я скрестил ноги.
         - Почему вы зовете меня "сударь"?
         - Сударь?
         - Почему "сударь", а не "господин" или еще как-то?
         - Сударь? Я не...
         - Тут ведь есть разница,  тонкая,  но есть.  Иногда ко мне обращаются
    "сударь",  иногда "господин",  иногда "мой господин".  Почему так?  Можете
    объяснить, что это значит?
         - Вряд ли я могу...  -  он остановился с озадаченным видом.  Я словно
    спросил у него, как он двигает рукой.
         - Ладно, - сказал я, - опустим. Почему вы одеты как текла?
         Он уставился на меня.
         - Да будет вам,  -  заметил я,  - думаете, я не могу отличить иссолу,
    который вежливо ко мне обращается?
         - Я  принадлежу к  Дому Теклы,  сударь,  -  медленно и членораздельно
    сообщил он.
         - Но вы не были в нем рождены.
         - Сударь, смею ли я просить вас переменить тему разговора?
         Я пожал плечами.
         - Как хотите. Кто такой Клавер?
         Наверное,  это была жестокая игра,  но он только что пытался отравить
    меня, так что я не был переполнен симпатией к Гормену. А тот был настолько
    сбит с толку, что ответил:
         - Он валлиста,  сударь.  Соперник лорда Атранта,  намеренный раскрыть
    его секреты.
         - Но ведь Атрант еще не решил свою задачу. И как же тогда Клаверу это
    удастся?
         - Сударь...
         - Ну?
         - Не знаю. Никак, наверное.
         - Тогда было бы глупо считать, что я на него работаю, верно?
         - Я не... наверное, так.
         - Я встречусь с Атрантом?
         - Не думаю, сударь. Он весьма...
         - А с его женой?
         На лбу его выступил пот.
         - С его женой, сударь?
         - Да. Могу ли я увидеть леди Атрант?
         - Она... я... сударь.
         - Да?
         - Ее больше нет с нами.
         - Огорчительно это слышать. Что произошло?
         - Несчастный случай.
         - С участием Тетии?
         Я  точно знал,  что  он  иссола:  только они стоят так,  словно им  в
    задницу  засунули  кол,  но  они  научились  расслабляться  даже  в  таком
    положении. Внезапно расслабление исчезло, он застыл еще более прямо.
         - Откуда вы узнали о ней? - голос его сорвался на сиплый шепот.
         Я пожал плечами.
         - Слухи, знаете ли.
         - Сударь...
         - Что это был за несчастный случай?
         - Вряд ли я могу ответить, сударь.
         Он потихоньку приходил в себя.
         - Где это произошло?
         Гормен снова закаменел.
         - Почему вы об этом спрашиваете, сударь?
         - Просто  любопытствую.  В  спальне?  В  ванной?  Во  время  верховой
    прогулки?
         - Мне правда не следует говорить...
         - В Чертогах Правосудия?
         Он закашлялся.
         - Спокойно, расслабьтесь. Не подавитесь. Хотите воды? Или вина? Можно
    и без дополнительных зелий, если хотите.
         Он развернулся и удалился с таким видом,  словно его сейчас вывернет.
    Думаю,  иссола -  даже если он стал теклой - не хотел бы, чтобы подобное с
    ним случилось прилюдно.  А кроме того, я ему солгал - предложил вино, хотя
    у меня его не было.
         "Босс, откуда ты узнал, что она умерла в Чертогах Правосудия?"
         "Я не знал.  Чистая догадка. Вроде того. Просто когда я спрашиваю про
    Тетию,  мне  отвечают о  смерти ее  матери,  и  время  выкидывает странные
    коленца - а где оно у нас выкидывает такое?"
         "Ладно.  Но я все еще не понимаю, как из этого образуется смысл всего
    остального."
         "Я тоже. Тем более что сейчас смысла стало еще меньше."
         "А, тогда хорошо. Мы хотя бы куда-то движемся."
         Я задумался: подождать Гормена или кого-то другого, исследовать замок
    или просто уйти. В смысле, договор насчет шестидесяти часов явно вылетел в
    трубу,  когда меня накачали отравой, да? Вот только что именно тут искать,
    я  не  знал,  а  если начну бродить по  замку -  без крови скорее всего не
    обойдется.  Странная штука:  если сейчас я убью Гормена,  которого встречу
    спустя несколько сот лет в  будущем -  что произойдет?  О  таком я  раньше
    как-то даже и не думал,  а сейчас, когда я понял, что он мне подсыпал, мне
    действительно захотелось его  прикончить.  А  с  другой стороны...  ладно,
    наверное, правильным вариантом будет просто уйти. Что происходит, когда ты
    делаешь то, чего не может быть? Может, так и появляются пути сквозь время?
    Я  покачал  головой.   Нет,  не  похоже;  впрочем,  у  меня  слишком  мало
    информации, чтобы делать выводы, похоже что-то на правду или нет.
         Я поднялся и вышел в коридор,  кивнув стражникам. Они также кивнули -
    с видом несколько усталым,  но совершенно не перепуганным. И пока я решал,
    как  с  этим быть,  мимо прошла троица незнакомых мне  текл в  цветах Дома
    Валлисты,  а в руках у них были подносы с блюдами, накрытыми колпаками. По
    запаху я распознал избыток пряностей плюс нечто,  похожее на арбуз.  Слуги
    прошли по коридору,  отперли дверь рядом с  кабинетом лейтенанта и  прошли
    внутрь. После чего щелкнул замок.
         - А там что такое? - поинтересовался я.
         - Не могу сказать.
         - Не возражаете, если я взгляну?
         - Боюсь, это не разрешено.
         Я подумал,  не поднять ли шум.  Так, навскидку - вероятно, там просто
    проход в обеденную залу,  где находится Атрант,  и возможно,  Армарк и еще
    кто-нибудь.  А если так,  то здесь и сейчас я не узнаю ничего такого, чего
    не  узнал бы  позже,  только без шума.  Опять же я  уже несколько устал от
    бесплодных блужданий по коридорам.
         - Пожалуй, если вы проводите меня к выходу, я уйду, - решил я.
         - С удовольствием,  -  заявила Трев, и я был уверен, что сейчас она -
    сама искренность.
         Стражница возглавила наш небольшой отряд, ее напарник шел за мной.
         - Следи за дистанцией, - велела ему Трев.
         Меня сопроводили к  выходу,  а я чувствовал,  что упускаю возможность
    узнать что-то важное,  но при этом не был уверен, можно ли было вести себя
    иначе.  Хотелось бы,  конечно,  изучить это место получше.  Я  осмотрелся,
    отметив все  возможное насчет замка и  его  окружения.  Даже пейзаж вокруг
    может поведать мне что-то полезное.
         А кстати, вполне может.
         "Лойош?"
         "Да!"
         "Приготовились... давай."
         Я  уронил кинжал в ладонь и перевернул рукояткой вперед.  Позади меня
    захлопали крылья,  раздалось короткое проклятье. Трев, разворачиваясь, уже
    обнажила клинок и  отступила на шаг,  увеличивая дистанцию,  но я  уже был
    готов и  начал движение,  а потому успел подобраться поближе и врезал ей в
    челюсть рукоятью кинжала.  Потом посмотрел,  как там Лойош и  Ротса -  они
    активно атаковали стражника в физиономию, щелкая зубами и хлопая крыльями,
    но при этом держась подальше от острой стали,  которой он размахивал.  Мои
    джареги уже изрядно поднаторели в такой игре.
         - Бросай оружие, - сказал я. - Или умрешь. Лично мне все равно.
         Все еще отмахиваясь клинком, он назвал меня плохим словом.
         "Назад, дайте ему шанс сдаться, если он захочет."
         Лойош и  Ротса вернулись ко мне на плечи,  а  я  пока уронил кинжал и
    достал из  ножен  шпагу.  При  этом  шагнул вперед,  и  когда парень снова
    оказался лицом ко мне -  я уже прошел его защиту. Он замер, я замер, потом
    он назвал меня еще одним плохим словом.
         И бросил меч.
         - На колени, руки за спину.
         Спрятав шпагу в ножны, я поднял кинжал, который ранее уронил, и снова
    перевернул рукояткой вперед.
         На минутку сделаем отступление и поговорим о знаменитых ударах, сразу
    вырубающих противника.  Давным-давно мы с Коти пошли на премьеру "Ядовитые
    туманы в  доме Аксона".  У нас,  спасибо Морролану,  были отличные места -
    пятый ряд, почти в середине, - и мы чудесно провели время. Особенно хороши
    были шутки и  драки;  когда Длинноногий сгреб Раккоша и швырнул им в людей
    Барона, я аплодировал стоя вместе с половиной зала. Но вот был там эпизод:
    на четвертый день Аташу проникает в  Вальгард,  тремя идеально выверенными
    ударами  по  башке  вырубает трех  стражников и  точно  знает,  когда  они
    очнутся.  После этого мы  весь вечер болтали с  Коти как раз на  эту тему,
    потому что  она  тоже сочла,  что  это  перебор.  Да,  драгаэрянина (как и
    человека, в этом смысле мы анатомически мало отличаемся) можно отправить в
    отключку одним хорошим и  крепким ударом,  предпочтительно в  подбородок -
    Коти объяснила это тем,  что так импульс от удара лучше всего передается в
    мозги,  которые далее ударяются изнутри в стенку черепа, что я счел вполне
    разумным. Есть и некоторые другие подходящие точки. Однако суть в том, что
    ни  один  такой удар недостаточно надежен и  недостаточно предсказуем.  То
    есть если я  идеально ударю противника,  то  могу быть практически уверен,
    что он не очнется в ближайшие пять секунд, или десять минут, или сутки - а
    может,  вообще никогда.  И я сказал "практически уверен", а не "совершенно
    уверен".  Короче говоря,  если надо именно вырубить противника,  не убивая
    его - пожалуйста, однако не стоит ставить собственную жизнь на то, что это
    удастся сделать одним  ударом,  и  всяко  не  стоит  делать  предсказаний,
    сколько он пробудет в отключке.
         Так,  о чем бишь это я? А, да, точно. Парень встал на колени. Я зашел
    ему  за  спину,  привстал на  цыпочки и  шарахнул его  рукоятью кинжала по
    макушке, словно отрабатывая подачу в теннисе (ни разу не играл, но видел),
    и он рухнул как подкошенный.  Я проверил, насколько хорошо оба в отключке;
    судя по глазам и  дыханию,  достаточно надежно.  Спрятав оружие,  я окинул
    взглядом замок и часовых на крыше -  похоже,  нас никто не заметил.  Вот и
    хорошо.
         Планировал я  прогуляться по замку,  отмечая что сумею,  пока либо не
    привлеку внимание, либо благодаря странным особенностям Особняка-на-обрыве
    не перейду какую-нибудь незримую черту,  что отправит меня куда-то еще. На
    деле же  я  прошел не  слишком далеко -  обойдя замок примерно на четверть
    вдоль узкой тропинки как раз под крестьянскую телегу,  я  заметил странную
    дверь.  Расположенную почти параллельно земле,  лишь под небольшим углом к
    ней. И я уже видел одну дверь как раз под таким углом...
         Проверив, не засек ли меня кто, я подошел к двери. Одностворчатая, но
    шириной почти в  две  обычных,  заперта на  висячий замок.  Если  измерять
    надежность замков во  времени,  этот был десятисекундным.  По крайней мере
    для меня. Я сделал все необходимое, замок послушно лязгнул, я вынул его из
    петель  и  отложил в  сторону.  Потом  распахнул дверь,  спустился на  три
    ступени и  оказался в  том  самом  винном погребе,  который ранее  видел в
    Особняке-на-обрыве.
    
         12. Звезда семи камней
    
         С минуту я стоял на последней каменной ступеньке и осматривался.  Да,
    это точно тот же  самый винный погреб,  а  теперь кто-нибудь мне объяснит,
    что  все  это  значит?  Тот  же  размер,  те  же  самые стеллажи в  том же
    количестве,  и  наконец,  вода в углу капала строго в том же месте,  где в
    особняке были бурые потеки. Первая мысль была - ну теперь-то можно украсть
    бутылочку? За ней пришла вторая: а что, если я возьму бутылку, которая все
    еще  существовала  там,  откуда  я  пришел?  Что  произойдет,  если  вдруг
    встретятся две винные бутылки из  разных времен?  Часто ли вам приходилось
    задаваться подобными вопросами?
         Я  немного осмотрелся и  уверился,  что проходы и  кладовые -  теперь
    заполненные,  как положено,  фруктами, овощами, тюками материи и ящиками с
    гвоздями,  -  также были те  же самые.  Остановившись у  выхода из винного
    погреба,  я увидел через другую дверь широкую лестницу.  Вернулся к ней; в
    Особняке-на-обрыве эта  лестница спускалась вниз,  в  пещеру.  Здесь  тоже
    имелись факелы,  но они не горели.  Я  остановился и  зажег один с помощью
    забавного устройства из  кремешка и  стальной пластины,  какими  торгуют в
    Восточном гетто,  и  без этого устройства я  вряд ли выжил бы в  последние
    несколько лет. Когда факел загорелся, я пошел по лестнице вниз. В особняке
    ступени заканчивались в пещере;  здесь -  тоже,  но это была совсем другая
    пещера:  поуже,  с  более  низкими сводами и  полом  скорее песчаным,  чем
    каменным.  На  минуту я  совершенно перестал понимать происходящее:  мозги
    пытались сориентировать меня по морю,  которого здесь не было.  В  итоге я
    взял себя в  руки и  просто занялся делом.  Пошел налево,  и пещера спустя
    дюжину  шагов  просто  закончилась,   никаких  тебе   пометок  на   стене.
    Развернулся и  пошел обратно.  У дверей мне даже на миг показалось,  что я
    чувствую запах океана, но - нет, именно показалось.
         Шагал  я  долго,  порой приходилось поворачиваться боком,  так  тесно
    сходились стены. Откуда вообще берутся пещеры и почему они так себя ведут?
    Кто-то наверняка должен такое знать.
         Впереди я увидел свет, что уже было облегчением: хотя бы выход и вход
    у  пещеры именно в  тех направлениях,  где им и полагалось.  Выбравшись из
    пещеры наружу, в блеклых сумерках раннего вечера я увидел - нет, не океан,
    а реку.  Пещера выходила на берег футах в тридцати от воды.  Река текла, с
    моей точки зрения,  справа налево;  неширокая и небыстрая,  даже близко не
    та,  что протекает через Адриланку, но и эту водную артерию использовали в
    роли транспортной.  У меня на такие вещи взгляд наметан,  а кроме того, по
    течению медленно дрейфовала парочка небольших барж.
         Я  подождал,  пока они не  скроются из  виду,  сугубо по  привычке не
    привлекать ненужного внимания,  и подошел к самой воде. Берег порос густой
    и  пышной травой,  но  прямо здесь был  простой песок.  Мягкий,  однако не
    мокрый.  Течение,  как  я  уже сказал,  сильно уступало реке Адриланке,  а
    значит,  тут было тише. Я смотрел на текущую воду. Небо все еще оставалось
    достаточно ярким,  чтобы я смог определить, где Горнило, и я заключил, что
    сейчас сильно за полдень и вечереет,  примерно так же, как и когда я вышел
    из  пещеры,  и  вполне соответствует тому времени дня,  какое должно быть,
    учитывая, сколько времени я провел в замке. То есть я скорее всего там же,
    где и  был,  в  прошлом,  гуляю себе за  несколько сот лет до собственного
    рождения.  И  что тут может пойти не так?  Я  смотрел в  реку и размышлял.
    Хотелось бы  найти  связь между рекой и  фонтаном,  однако исток фонтана -
    Темные Воды,  воды,  которые никогда не видели дневного света,  а эта река
    мирно текла под открытым небом.
         Я  наклонился,  зачерпнул в горсть воды,  пропуская ее сквозь пальцы.
    Еще одна баржа плыла на сей раз вверх по течению. Я подумал, не спрятаться
    ли,  и решил,  что незачем. Я наблюдал, как она проплывает мимо. Судно шло
    достаточно близко к  берегу,  я  свободно различал черты  лиц  лодочников,
    которые,  в свою очередь, во все глаза пялились на меня; один так увлекся,
    что чуть не плюхнулся в  воду,  после чего прочие смеялись над ним.  Баржа
    была загружена бочками;  с  чем -  я понятия не имел,  однако это не имело
    значения, ведь я не знал, куда она направляется.
         На берегу росло несколько деревьев незнакомой мне породы - невысокие,
    веретенообразные,  и  веток раз-два и обчелся,  -  и тростник.  Вода имела
    грязно-бурый цвет.  Я развернулся,  но замка не увидел,  хотя до него,  по
    моей прикидке,  было с полсотни родов. Снова повернулся к реке, словно она
    могла  объяснить мне,  что  происходит,  найти  смысл  во  всем,  что  тут
    творится.  Прошел вдоль реки и  поймал где-то  впереди какое-то  движение.
    Остановился.  Движение  повторилось -  слишком  далеко,  я  только  и  мог
    разглядеть,  что сам факт:  что-то там небольшое двигается, на той стороне
    реки,  у  самого берега.  Я  подошел поближе;  движение продолжалось.  Еще
    ближе,  и  как раз когда я  оказался почти напротив,  оно прекратилось.  Я
    замер; примерно минуту спустя движение началось снова.
         Наблюдая,  я  запечал все  больше и  больше подробностей,  и  наконец
    понял,  на что именно я смотрю.  Разумеется, это был валлиста, кто же еще?
    На  отмели,  где  они  и  водятся.  Одним  быстрым движением он  откромсал
    верхушку камышинки,  немного пожевал,  положил камыш обратно на  песок.  В
    какой-то  момент  он  остановился,  чем-то  обмазал  стебель  -  наверное,
    пережеванной мякотью камыша -  и  сполз  в  воду,  что-то  держа  во  рту.
    Медленно перемещаясь,  держа  в  пасти  нечто смахивающее на  коробку,  он
    аккуратно поставил ее в воду,  а потом вернулся к камышу и принялся жевать
    дальше.
         Я  завороженно наблюдал  за  ним  минут  двадцать,  пока  сумерки  не
    сгустились  окончательно.  Я  осмотрелся;  откуда-то  сзади,  относительно
    недалеко, исходило сияние, и я не сразу сообразил, что это замок - на ночь
    там  зажгли  освещение.  Света  хватало,  чтобы  уловить  общие  очертания
    местности,  хотя мелочей и  не было видно.  У Лойоша и Ротсы ночное зрение
    много лучше,  чем у меня,  так что они смогут присмотреть за всем,  за чем
    нужно  присматривать.  И  что  теперь?  Поискать себе  ночлег,  попытаться
    вернуться в  свое  время или  бесцельно побродить вокруг,  пока кто-нибудь
    меня не съест?
         Что ж, ладно, давай сперва побродим.
         И  я  пошел дальше вниз по течению,  поскольку туда с самого начала и
    двигался.
         "Лойош, ты знаешь, что он делает?"
         "Валлиста? Рыбачит."
         "Рыбачит."
         "Сооружает ловушку для рыбы."
         "А. Хм. Наверное, это знак, ну, вроде того."
         "Почему?"
         "Не знаю.  Весь особняк - ловушка? В особняке есть ловушка? Я попался
    в ловушку?"
         "Думаешь?"
         "Не знаю,  говорю же. Но Девера точно попала в ловушку. И я сейчас не
    думаю,  а  просто угадываю,  пытаюсь извлечь хоть какой-то смысл из всего,
    что под руку попадется - а вдруг заодно и ответ всплывет."
         Лойош благоразумно заткнулся, а я пошед лальше вдоль реки, размышляя.
    Вообще говоря,  я  только что сказал ему чистую правду -  ну,  в основном:
    что-то во всей этой катаваси было -  особняк,  перемещение во времени, - и
    меня не покидало чувство,  что тут где-то рядом есть момент,  который я не
    вижу,  есть ключ,  который объяснит все. Ну а пока ждешь вспышки озарения,
    Талтош,  продолжай собирать мозаику...  ладно,  ладно.  Просто  собирай те
    кусочки информации,  какие можешь,  пока ждешь,  чтобы все это уложилось в
    общий рисунок. Ну а в нынешнем случае - шагай себе дальше.
         "Так,  полетайте вокруг и  посмотрите,  нет ли рядом чего интересного
    или опасного."
         Лойош  и  Ротса  взмыли в  воздух,  а  я  продолжал идти,  не  смеша,
    осматриваясь по  сторонам.  Темнело,  но,  пожалуй,  не так быстро,  как в
    Адриланке. А может, это лишь мое воображение.
         "Пока ничего, босс. Думаешь, надо вернуться туда, откуда мы пришли, и
    посмотреть, сумеем ли мы вернуться обратно?"
         "А ты сумеешь найти то место?"
         "Не уверен."
         "Тогда давай пройдем еще немного.
         Мысли мои все возвращались к  Темным Водам,  пытаясь отыскать,  как с
    ними может быть связана река.  В  конце концов,  пещера с выходом прямо на
    берег должна что-то да значить. Ну, возможно. Может быть. Наверное.
         Когда  пытаешься  решить  загадку,  всегда  возникает искушение силой
    вставить ответы на неподходящие места, потому что так они будут смотреться
    красиво и симпатично. Это неправильно, и об этом искушении я знал с самого
    начала,  когда только занялся изучением особняка;  однако то,  что я о нем
    знал,  не мешало мне раз за разом его испытывать.  Нет,  я не уступил ему.
    Пока не уступил.
         Я  сделал  себе  мысленную заметку  -  зафиксировать твердость почвы,
    звуки (более разнообразные,  чем на берегу океана,  и плеск воды составлял
    лишь  малую  часть  общей  картины) и  сложный букет  запахов,  в  которых
    доминировал запах рыбы.
         От пещеры я  отошел не так уж далеко -  примерно на пол-мили,  а то и
    меньше,  - когда наткнулся на арочный мост, сложенный из камня и дерева. Я
    пересек реку и продолжил путь в том же направлении.  Через несколько минут
    Лойош сообщил:
         "Босс, там дома и люди."
         "Где?"
         "Прямо впереди тебя. Ты там будешь через несколько минут."
         "Явная угроза имеется?"
         "Ты о банде драконлордов,  скрывающихся за углом и готовых выпрыгнуть
    наружу и покрошить тебя на кусочки? Нет. Я бы упомянул о подобном."
         "Прости."
         Через  нескольо шагов  из-за  речной излучины показались огни.  В  их
    свете я разглядел дорогу,  ведущую почти вдоль берега, и по ней я добрался
    до деревни. В силу причин, каковые я, безусловно, счел бы важными, если бы
    был о  таковых осведомлен,  деревню построили на  склоне холма,  а  не  на
    относительно плоской территории у  его подножия.  Прямо на  берегу имелась
    пара темных строений и небольшой причал, выходящий на более глубокую часть
    речного фарватера; лодок у причала не было.
         Остальные сооружения стояли выше по склону, разбросанные, насколько я
    понимал,  сугубо случайным образом.  В основном они также были темными,  в
    паре-тройке домишек светились слабые огоньки - то ли свечной огарок, то ли
    угли  в  очаге.  Единственное исключение находилось примерно  на  середине
    склона -  из  окон  проливалось много света,  а  когда я  подошел поближе,
    увидел над входом вывеску,  хотя разобрать,  что там изображено, и не мог.
    Впрочем,  я знаю,  как выглядит деревенский кабак, благо за последние годы
    посетил немало таких.
         По  склону я  поднялся,  никого не встретив.  Подойдя вплотную,  смог
    различить на вывеске звезду из самоцветных камней - алмаз, рубин, изумруд,
    сапфир,  опал,  жемчуг и еще один,  который,  вероятно,  представлял собой
    берилл.  Краски  были  достаточно свежими,  то  есть  вывеску скорее всего
    нередко подновляли, а следовательно, заведение процветающее.
         Когда я оказался у двери, Лойош спросил:
         "Босс, мы с тобой или ждем снаружи?"
         Каждый раз приходилось решать этот вопрос.  Народ в кабаке - сплошные
    теклы.  Войти к  ним  с  парой джарегов на  плечах или без таковых?  Сразу
    бросить  вызов  окружающим,  или  сперва  попробовать подход  "я  тихий  и
    безвредный"?
         "Окна есть?"
         "Полно."
         "Тогда пока обождите тут."
         Лойош ничего не ответил.  Я знал,  что ему это не по душе, и он знал,
    что я это знаю, и принимал это как часть работы.
         Я медленно открыл дверь, вошел и попытался стать мелким и незаметным.
    Помещение оказалось не таким большим,  как я предполагал, так что наверное
    тут есть и задние комнаты для избранных персон, а может, гостевые покои. В
    зале  стояла  примерно дюжина  столов  разного  размера и  конструкции,  а
    убранство  ограничивалось несколькими  плохонькими пейзажными  картинками:
    морской берег,  холмы с овцами на выпасе, горные хребты. В общем, картинки
    того типа,  которые вешают где угодно,  только не у  себя дома.  В  задней
    части зала имелся крошечный подиум,  где места едва хватило бы  на  двоих;
    мне внезапно вспомнилась Сара.
         Разумеется,  сидели в кабаке сугубо теклы всех возрастов. Заняты были
    всего три стола -  не  слишком многолюдно,  то  ли  потому что еще слишком
    рано,  то ли потому...  и  тут-то я  и понял,  что понятия не имею,  какой
    сегодня день. День недели, в смысле. Почему-то это меня сбило с толку. Зря
    не спросил у Гормена.
         Разумеется, весь зал смотрел на меня. Я улыбнулся, кивнул и попытался
    не  делать  слишком  умный  вид.  Хозяйкой была  этакая  всеобщая бабушка,
    невысокая по драгаэрянским меркам.
         Я  устроился за  столиком в  углу  недалеко от  выхода и  нарочно сел
    спиной к  залу.  Немного неуютно,  когда за  моей спиной не  присматривают
    Лойош и Ротса,  зато именно так приглашаешь всех смотреть на тебя. Бабушка
    заколебалась,  но в итоге решила,  что мои деньги не хуже, чем у других. Я
    попросил вина  и  получил  бутылку  незнакомого мне  вида.  Она  была  уже
    откупорена,  хозяйка налила мне  примерно пол-кружки и  подождала,  пока я
    искал в  кармане подходящую монетку.  Когда она  ушла,  я  сделал глоток и
    очень сильно об этом пожалел.  Сплошное послевкусие,  и  состоит из такого
    букета вкусов,  какой не пожелаешь попробовать даже злейшему врагу. Был бы
    я честным человеком,  назвал бы сорт, чтобы никто и никогда по доброй воле
    не стал такое заказывать;  однако я не таков,  а кроме того,  я его просто
    забыл. Скорее всего, что-то местное, а виноград в этих районах неудачный.
         Еще с  полчасика я сидел и изображал,  что пью вино,  однако никто ко
    мне так и не подошел, дабы обменяться словечком. С другой стороны, никто и
    не попытался врезать мне стулом по башке,  так что можно считать, квиты. Я
    пересел на соседний стул за тем же столом,  откуда мне открылся лучший вид
    на зал кабака. Никто в открытую не наблюдал за мной, все тихо беседовали о
    чем-то -  хотя о чем им тут говорить, кроме меня, лично я понятия не имел.
    Ну ладно,  это я преувеличиваю; раньше я уже имел дело с теклами и знаю, о
    чем они говорят.  Нет,  не о  том,  как погода влияет на рост...  в общем,
    того, что тут выращивают. И не о том, как относится к ним его милость лорд
    такой-то - в данном случае Атрант - и какую часть от урожая забирает. И не
    о том,  насколько лучше пошла вспашка с заточенным лемехом.  Все это лучше
    оставить тем сочинителям,  которые знакомы с  теклами лишь по трудам своих
    столь же необразованных собратьев. Нет, они болтали о том, что себе думает
    их младшенький,  и о поездке на ярмарку,  и о том, что лавочник вздул цены
    на грез-траву,  а  теперь удивляется,  почему ее перестали покупать,  и  о
    забавном случае  с  кошкой,  которая подошла слишком близко  к  маме-козе,
    когда та как раз рожала... Я не подслушивал, нужды не было: просто я бывал
    в десятках местечек вроде этошл кабака. Хозяйка наблюдала за залом с видом
    мамы-медведицы, время от времени подходя то к одному, то к другому столу с
    очередным заказом.
         За  ближайшим столом  сидели  две  женщины средних лет  и  парень.  Я
    поднялся и переместился к ним.
         - Не возражаете?
         Вопрос со  всей очевидностью им не понравился,  потому как они просто
    не знали, как вести себя со мной. Выходец с Востока, который открыто носит
    оружие - а ведь выходцы с Востока единственные в Империи, кто в социальном
    статусе стоит ниже текл.  Сложное решение, согласен. Я изобразил лучшую из
    своих дружелюбных улыбок.
         Через  несколько секунд одна  из  женщин что-то  буркнула и  кивнула,
    ответив тем самым на  первый вопрос -  кто тут главный.  Глаза у  нее были
    почти идеально круглой формы, кожа - бледная даже в здешнем тусклом свете,
    и очень острый нос; у меня бывали кинжалы более тупые.
         - Я Влад, - представился я.
         Они издали звуки, складывающиеся в странные местные имена; остроносую
    звали Уффак, я даже подумал, что это она так закашлялась.
         - Что  вы  вообще тут  пьете?  -  поинтересовался я.  -  Вино  я  уже
    попробовал.
         Все трое рассмеялись,  как смеются над тем,  кто обнаружил нечто, вот
    уже много лет известное всем окружающим.
         - Пиво,  - сообщила Уффак. - Держись пива, не прогадаешь. - И, махнув
    рукой хозяйке,  заказала мне кружечку.  Я  жестом изобразил,  что плачу на
    круг за всю компанию, кабатчица кивнула. Не то чтобы я был любителем пива,
    но не тот случай, чтобы привередничать.
         - Что ты тут делаешь? - спросила Уффак.
         - Просто иду мимо, - ответил я.
         - И куда ты идешь?
         - Да трудно сказать, даже не уверен, в каком именно направлении. Куда
    глаза глядят, скорее всего. А тут вокруг есть на что посмотреть?
         Вторая женщина, чье имя я так и не опознал, сказала:
         - На запад отсюда всего в нескольких милях - ярмарочные луга.
         - О, у вас тут ярмарка?
         - Закончилась восемь дней как.
         - Жаль.
         Парень добавил:
         - Но ленты там еще остались.
         Женщина покачала головой:
         - Нет. Уже убрали.
         - Точно? Я там был позавчера, и...
         Уффак кашлянула, и спор прекратился. А она обратилась ко мне:
         - Ищешь работу?
         - В сельских делах я не мастак.
         - Иногда в замке нанимают прислугу.
         - Да? А вы там тоже работали?
         - Мой младшенький работал.
         - И моя сестра, - добавил парень.
         А вторая женщина сказала:
         - Когда я была маленькой, то служила ее милости.
         - Ее милости, - повторил я.
         Она кивнула.
         - Я слышал, она умерла.
         Парень и женщина кивнули, а Уффак прищурилась и спросила:
         - Как ты об этом узнал?
         Лицо  ее  хоть  и  было  бледным,  но  благодаря морщинам  имело  вид
    высветленной дубленой шкуры.
         - Держу ушки на макушке.
         Она мне не поверила.
         - Ты был в замке.
         Я кивнул.
         - Кто?
         - Гормен.
         Она медленно кивнула.
         - Он слишком много болтает.
         - Для теклы или для иссолы?
         - Он больше не иссола.
         - Кстати, а почему? Что случилось?
         - Не твое это дело, и не мое.
         Что ж,  это оставляло не слишком много пространства для спора. А если
    спор не выходит,  надо попробовать метод убеждения,  я  всегда так говорю.
    Ну, иногда. Как минимум однажды точно сказал.
         Сунув руку в карман,  я нащупал там три империала.  Передал по одному
    золотому женщине, чьего имени я не запомнил, и парню.
         - Прогуляйтесь пока.
         Глаза их расширились,  но монеты они взяли и посмотрели на Уффак.  Та
    кивнула,  они поднялись и  перебрались за  стол на противоположной стороне
    зала. Когда они ушли, я толкнул к остроносой третий империал.
         Она  подняла  монету,  внимательно изучила  ее,  царапнула  ногтем  и
    нахмурилась.
         - А это кто такая?  - вопросила она, указывая на портрет императрицы,
    которая еще не заняла трон. Ой.
         - Не знаю, - соврал я. - Но золото есть золото.
         Она постучала пальцем по монете, кивнула и положила на стол.
         - Зачем тебе эта история?
         Покопавшись в карманах,  я извлек еще один империал и положил на стол
    рядом.
         - Достаточно веская причина?
         Она улыбнулась.  Зубов у нее недоставало,  а те,  что остались,  были
    желтыми.  Я  внезапно понял,  что  в  годы Междуцарствия у  драгаэрян зубы
    выглядели так же,  как у  выходцев с  Востока в  мои времена.  Вот даже не
    знаю,  смешно это или огорчительно.  А еще интересно было,  сколько сейчас
    запросил бы кузнец, чтобы сделать ей новые.
         - Многого я не знаю,  - сказала Уффак. - Только что это случилось лет
    через сто после Катастрофы.
         Она отхлебнула пива и тыльной стороной ладони смахнула пену с губ.  Я
    кивнул, ожидая продолжение.
         - Есть тут танцовщица, она тоже иссола. Хевлика.
         Я кивнул, а мысленно издал сразу десяток "ага".
         - И похоже, они с Горменом смахивали солому.
         Выражение такое я  слышал впервые,  но было нетрудно понять,  что оно
    обозначает.
         - Имели отношения, - уточнил я.
         Она прищурила левый глаз. Наверное, решила проверить, не изображаю ли
    я недопонимание, чтобы смутить ее - что было правдой, только не сработало.
    Я сверкнул улыбкой и кивнул.
         - Разумеется, об этом узнали.
         - Заранее прошу прощения -  мы, бедные выходцы с Востока, не особенно
    разбираемся в таких делах, - но разве подобрые интрижки под запретом?
         Пару секунд она смотрела на меня так,  словно я  не принадлежу к роду
    человеческому -  что  ж,  в  понимании драгаэрян так  оно  и  есть.  Затем
    расслабилась и проговорила:
         - Гормен в это время был ключником у его милости.
         - Это то же самое,  что домоправитель?  -  уточнил я,  вспоминая леди
    Телдру.
         Она кивнула.
         - Он был главным по всем хозяйственным вопросам.
         - И что же?
         - Танцовщица считалась частью  хозяйства.  У  вашего  народа подобное
    наверняка также считается недолжным, не так ли?
         - У  нас  ключников нет.  По  крайней мере,  в  хозяйствах выходцев с
    Востока я таких не встречал.
         - А кто же у вас руководит слугами?
         - А кто руководит вашими слугами?
         - Ключник, я же сказала.
         - Вашими? В вашем доме?
         - В моем доме? - она рассмеялась. - У меня слуг нет.
         - Вот и я о чем, - заметил я.
         Она посмотрела на два империала,  что лежали на столе, потом снова на
    меня,  словно не совсем мне поверила.  Пожалуй, я в чем-то ее понимал: как
    может тот,  кто швыряется империалами как медяками, не иметь слуг? Да, вот
    такой вот я загадочный.
         - Короче говоря, их поймали на горячем, и Гормена пинком выставили из
    Дома Иссолы.
         - И велели войти в Дом Теклы.
         - Ха. Уверен, вы все приняли его как родного.
         Уффак поджала губы.
         - Нет,  мы  не  были с  ним особо приветливы.  Однако Гормен достойно
    принял свою судьбу и никогда не задирал нос, и мы перестали его шпынять. В
    конце концов.
         - А теперь?
         - В смысле?
         - Чем он занят теперь?
         - А, тем же, чем и раньше, но теперь как текла.
         - А танцовщица?
         - Она все еще там.
         На лице ее мелькнуло выражение, которого я не успел прочесть.
         - Что? - спросил я.
         - Хмм?
         - Что за взгляд?
         Она  уставилась на  столешницу.  Я  ждал,  и  минуту спустя она  тихо
    проговорила:
         - Это было жестоко.
         Пальцем  я  рисовал  на  столешнице круги,  используя  вместо  краски
    конденсат с пивных кружек.
         - Что именно?
         Уффак вздернула голову.
         - А ты не понимаешь?  Его заставили остаться там,  где он по-прежнему
    каждый день видит ее, только теперь он текла.
         Драгаэряне в общем и иссолы в частности - то, что я знаю о них, - да,
    та  еще получилась картинка.  Он больше не иссола и  даже не принадлежит к
    одному из благородных Домов.  Она не может больше иметь с ним никаких дел,
    а  он ни за что даже и не подумает задать ей хоть один вопрос.  Драгаэряне
    полные идиоты.
         - И это просто жестокости ради?
         Она кивнула.
         - Это Атрант все сделал?
         Уффак  поморщилась -  наверное,  для  местных  "его  милость" слишком
    важная персона, чтобы называть его просто по имени, - но кивнула.
         - Кажется, он мне уже сильно не нравится, - заметил я.
         - Он многое пережил, - пояснила она.
         - Ты про его сына.
         Она кивнула.
         - А потом еще и дочь.
         Она нахмурилась.
         - Какая дочь? Нет у него дочери.
         - Да? Значит, ошибся.
         А вот и еще одно "ага".  Если вы вдруг упустили, поясню: я только что
    выяснил, что мать Тетии уже мертва, и при этом в селе никогда не слышали о
    женщине,  которая в  мое время была взрослой и  призраком.  Я  пока еще не
    знал, что именно это означает, но явно что-то.
         В кабаке появилось еще несколько человек -  драгаэрян,  - и расселись
    за свободные столы.  Наверное, для текл еще было рано. Опять же, возможно,
    кое-кому тут после завершения работы пришлось прошагать несколько миль; по
    опыту собственных странствий знаю,  теклы одолевают пешком изрядные концы.
    Кроме меня,  здесь по-прежнему все были теклы;  полагаю,  если бы в  кабак
    внезапно вошел представитель одного из  благородных Домов,  никто не  знал
    бы, как себя вести.
         Я кашлянул.
         - Мы тут говорили о жене Атранта. Как ее звали?
         - Ее милость.
         - Что, так и звали?
         - Другое имя мне неизвестно.
         Я кивнул.
         - Так что с ней случилось?
         - Не знаю. Нам никто так и не сказал.
         - А если верить слухам?
         Она рассмеялсь.
         - О, этого хоть отбавляй. Что один из экспериментов его милости вышел
    из-под контроля.  Что она сама отравилась в порыве отчаяния, наблюдая, как
    он преступает законы природы. Что пришел бог и взял ее себе в жены. Что он
    убил  ее,  когда  она  угрожала обратиться к  герцогу  с  жалобой  на  его
    беззаконную магию.  Что он принес ее в жертву,  дабы обрести могущество...
    Мне продолжать?
         - Не надо, суть я уловил. Кто может точно знать?
         - Его милость.
         - Вот спасибо.
         Она пожала плечами.
         - Ладно, а еще кто?
         Она задумалась.
         - Может быть, Хевлика.
         Я кивнул.
         - Может, и найдется способ ее повидать.
         - Она должна скоро быть.
         - Что? Здесь? Она что, приходит сюда выпить?
         - Она здесь танцует, пару раз в неделю.
         - А. Я думал, она танцует только для Атранта.
         Уффак нахмурилась.
         - С чего ты так решил?
         - Да вот сам не знаю.
         Смерив меня недоверчивим взглядом,  она что-то проворчала. Народу еще
    прибавилось.   Я  бывал  на  выступлениях  -   театральные  представления,
    концерты,  -  где  возбужденное предвкушение нарастало с  каждой минутой в
    ожидании начала.  Здесь не было ничего такого,  все вели себя расслаблено,
    словно то,  что сейчас будет -  просто часть вечера,  а  не особый случай,
    что-то  наподобие ужина в  выходень.  Есть что предвкушать,  но совершенно
    незачем ломать стулья.
         Я  купил  нам  еще  пару  кружек пива.  Стоит заметить,  что  хозяйка
    принесла напитки и  взяла с  меня деньги;  для  всех остальных она  просто
    делала пометки на доске,  что стояла у нее за стойкой.  Впрочем, не могу с
    уверенностью утверждать,  это потому что я человек,  или просто потому что
    нездешний.
         Я ждал начала представления.
    
         13. Принесенная ветром
    
         Прибавилось еще народу,  которые расселись за столами,  а потом еще -
    этим уже пришлось стоять у  стен,  потому что стулья закончились.  Хозяйка
    передвигалась по залу с грацией дзура в гуще сражения, разнося напитки.
         А потом появилась она -  Хевлика, на вид такая же, какой я ее помнил.
    Она улыбалась и кивала,  направляясь к сцене. С ней жел мужчина, текла, он
    нес незачехленный музыкальный инструмент,  в  котором я  опознал лант.  Он
    опустился на стул,  который специально поставили у края сцены,  и принялся
    настраивать инструмент,  а Хевлика обходила зал, здороваясь со зрителями и
    вообще  источая изящную вежливость,  доступную лишь  иссолам.  Я  коснулся
    рукояти Леди Телдры и вспомнил то, о чем совершенно не хочу говорить.
         В  конце  концов  она  поднялась  на  сцену,   шепотом  пообщалась  с
    лантистом, и - началось.
         Я уже описывал,  как танцует Хевлика.  Не буду пытаться повторить это
    описание. Просто скажу, что пока она не закончила, я не осознавал, что все
    это происходило на  площадке,  которой едва хватало на  полный шпагат (это
    когда они раздвигают ноги до такой степени,  что упираются в пол чреслами;
    кое-что я все-таки об этом знаю).  И то, что я в упор не видел, как трудно
    ей  вписаться в  столь небольшое пространство -  само по  себе кое  о  чем
    говорит.  Хотел бы я  лучше разбираться в  танцах,  тогда сумел бы описать
    подробнее.
         Но теклам точно понравилось.  Они все затаили дыхание,  а глаза у них
    были такие же круглые,  как у Уффак.  Думаю, Хевлика танцевала около часа,
    может,  чуть больше,  без перерыва,  но  это время промелькнуло совершенно
    незаметно. А когда она закончила, все восхищенно вопили, и орали, и топали
    ногами,  и я тоже вместе с ними,  а еще я гадал, сколько тысяч часов нужно
    потратить,  чтобы  заставить каждый  мускул  делать именно то,  что  нужно
    сделать,  выполнять наитончашие движения,  и объединять все это с музыкой.
    Если кто-то  спросит,  что  есть магия -  вот она,  самая что ни  на  есть
    истинная.
         Народ  потихоньку успокоился,  и  Хевлика  и  лантист покинули сцену,
    однако  никто  не  расходился -  похоже,  после  выступления артисты снова
    обходят зрителей, приветливо улыбаются и заразительно смеются. Она иссола;
    я должен был это предвидеть.
         Лишь после того,  как она пообщалась с народом,  те,  кто обменялся с
    нею парой слов,  медленно поднимались,  прощались и  пробирались к  двери,
    словно это  также  было  традиционной частью выступления.  В  конце концов
    Хевлика  с  лантистом  добрались  до  нашего  стола;  они  были  несколько
    удивдены,  увидев меня,  но все так же улыбались, а с Уффак поздоровались,
    назвав ее  по  имени.  Наши комплименты насчет представления они приняли с
    вежливой скромностью, при этом давая понять, что им очень приятно.
         Когда они  двинулись к  следующему столу,  Уффак поднялась,  хрустнув
    суставами, и уточнила:
         - Я заработала монеты?
         - О да, - ссказал я.
         Она кивнула.
         - Тогда доброго тебе вечера,  выходец с  Востока.  А  мне  надо утром
    кормить кетн.
         - "Или к  выходню не  будет ветчины",  -  закончил я  поговорку.  Она
    поджала губы; я привстал и поклонился, что, похоже, подняло ей настроение.
    Вот  что получается,  когда общаешься с  иссолами.  Уффак ушла,  а  я  сел
    обратно.
         "Долго еще, босс?"
         "Еще немного. Прости."
         "Ладно."
         Я  заказал еще  пива.  По  сравнению с  вином оно  было великолепным.
    Подождал,  пока  Хевлика и  музыкант пообщаются со  всеми;  кабак к  этому
    времени  почти  опустел -  остались только  артисты,  утомленная хозяйка и
    старик,  храпящий за  столом в  окружении пустых кружек.  И  когда Хевлика
    проходила мимо меня, я проговорил:
         - Позволено ли мне отнять у вас минутку для разговора, миледи?
         На  вопрос  такого  рода  иссоле  весьма  нелегко  ответить  отказом;
    танцовщица  беспромедлительно  кивнула  и  опустилась  на  соседний  стул.
    Музыкант без дальнейших намеков понял, что меня интересует разговор с нею,
    а не с ними обоими,  улыбнулся нам и направился к выходу, держа инструмент
    на плече, как драконлорд носит пику.
         - Могу  ли  я  купить вам  кружечку пива?  Я  предложил бы  вина,  но
    поверьте, вы его не хотите.
         Она улыбнулась и  повернулась к  хозяйке;  та кивнула и  принесла нам
    бутылку и два бокала, разлив вино - темно-красное почти до черноты. Подняв
    тост в  честь Хевлики,  я  пригубил вино и  был  приятно удивлен.  Хозяйка
    дождалась,  пока я не заплачу за вино,  потом что-то пробурчала,  оставила
    нам бутылку и зашаркала прочь.
         - Наверное, его тут держать специально для вас, - предположил я.
         Она улыбнулась.
         - Я Хевлика.
         - А я... Сурке.
         Она заметила миг заминки, а я пожал плечами.
         - Так уж сложилось,  что у  меня несколько имен.  И  я решил,  что вы
    заслуживаете самого лучшего.
         - Вы весьма любезны. Так о чем вы желали бы поговорить?
         - О покойной супруге лорда Атранта.
         Шокировать иссолу  -  возможно,  у  меня  должно  было  бы  появиться
    ощущение хотя бы  небольшой победы;  однако на самом деле мне стало скорее
    стыдно. Я ждал, пока она глотнет вина и придет в себя.
         - О ее милости, - наконец проговорила Хевлика. Наверное, это и правда
    было ее имя. То-то весело ей приходилось, когда она еще была ребенком.
         Я кивнул.
         - Я слышал, что с ней что-то произошло. Что именно?
         - Могу я спросить, почему вы желаете это знать?
         Такова уж особенность иссол:  вы знаете,  насколько трудно им сказать
    "нет", и именно поэтому точно так же трудно в чем-либо отказать им.
         - Это сложно,  - вскоре признался я. - Тут играют свою роль и большой
    дом в окрестностях Адриланки, и Чертоги Правосудия, и проходы сквозь...
         - Чертоги Правосудия, - повторила она.
         Я кивнул.
         Она отпила еще вина.
         - Именно там все и случилось, - наконец проговорила Хевлика, глаза ее
    были затуманены.
         - Что случилось? - спросил я миг спустя.
         Она покачала головой.
         - Я не знаю. В точности не знает никто.
         - Но ее милость отправилась в Чертоги, пока еще была жива?
         Она кивнула.  Я когда-то думал,  что Зерика и я были единственными. А
    теперь это смотрелось своего рода официальной имперской хроникой.
         - В это время она носила ребенка?
         Танцовщица удивленно дернула шеей.
         - Я об этом не слышала.
         - А, - проговорил я, - возможно, меня неверно информировали.
         - Вы весьма гладко говорите, - заметила она.
         - Вы имеете в виду,  для выходца с Востока?  - она кивнула. - Я много
    читаю,  -  пояснил я.  - Вы считаете нас кем-то вроде текл, но мы на самом
    деле вообще вне всяких правил.
         - Понимаю. Разумеется, большая часть того, что я о вас знаю, взята из
    поэм, сказок, пьес. Согласна, не самые надежные источники - но трудность в
    том, что заменить их особенно нечем.
         - Да, я понимаю.
         - Надеюсь, я вас не обидела.
         Я рассмеялся.
         - Я обижаюсь,  когда меня пытаются убить.  И мои чувства ранит, когда
    меня  колотят тупыми предметами.  А  если ничего такого не  происходит,  и
    ладно.
         - Я понимаю. У вас есть любовная лирика?
         - У меня? Нет.
         - Я имею в виду наш народ.
         - А,  тогда конечно.  А  еще любовные баллады,  эротические рисунки и
    похабные анекдоты.
         - У нас тоже.
         - Что, у иссол? Признаться, трудно поверить. Я про похабные анекдоты.
         Хевлика рассмеялась.
         - Слышали бы вы нас, когда рядом нет посторонних, - она подмигнула.
         - Готов платить золотом.
         - Что ж, я запомню, если нам придется свидеться снова.
         - О, мы непременно увидимся снова.
         - Да?
         - Мы, выходцы с Востока, разбираемся в подобных вещах.
         Она  вежливо улыбнулась,  причем  выглядело это  так,  словно она  не
    улыбнулась из вежливости. Иссола.
         - Надо вам попробовать себя в любовной лирике.
         - Вот уж не думаю. В мире и без моих усилий хватает плохих поэтов.
         - Что ж, хорошо.
         - А зачем, кстати сказать?
         - Это поможет.
         Я фыркнул.
         - С чем поможет?
         - С вашей печалью.
         - Какой еще печалью?
         - Вы же знаете, что я имею в виду, лорд Сурке.
         - Я правда не понимаю.
         - То есть вы не пишете ей писем -  исключительно в мыслях?  Не хотите
    описать ей, насколько отчаялись - но при этом понимаете, что если напишете
    и отошлете ей такое,  и она позволит вам вернуться,  вот тут-то и наступит
    подлинное отчаянье?  Это  будет ужасно,  твердите вы  сами себе.  И  когда
    что-то происходит - забавное, интересное, грустное ли, - вы оглядываетесь,
    собираясь рассказать ей об этом,  пока не вспомните,  что ее нет рядом.  И
    хотите  поведать ей,  что  происходит,  но  не  делаете  этого,  чтобы  не
    взваливать на  ее  плечи  дополнительный груз,  вот  только  вы  и  хотите
    навалить на нее дополнительный груз и ненавидите себя за такое желание. Вы
    спрашиваете себя,  встречается ли она с кем-то еще, и надеетесь, что да, и
    надеетесь,  что нет,  и ненавидите себя за то,  что вас до сих пор это так
    волнует.  И может быть,  вы и сами нашли себе кого-то,  но волнуетесь, что
    это нечестно по отношению к ней,  а потом вас волнует то, что вас вовсе не
    должно волновать подобное, а потом вы просто впадаете в ярость оттого, что
    столько времени проводите,  размышляя над этим,  и все это преобразуется в
    бесплодную печаль.
         - А, эта печаль...
         Она кивнула.
         "Лойош, ты ничего этого не слышал."
         "Чего я не слышал?"
         "Точно."
         - Как вы узнали? И почему?
         - Как -  это просто,  Сурке.  Это видно по тому, как вы ходите, и как
    держите плечи, а в основном - по тому, как смотрите, когда я танцую.
         - Чертовы иссолы...
         - Простите?
         - О, ничего.
         - А  почему -  потому что  могу,  и  потому что чувствую,  что должна
    извиниться за собственную грубость.
         - Ха. Что ж, спасибо.
         - Вы правда предпочли бы, чтобы я ничего не сказала?
         - Я вот что вам скажу,  -  проговорил я. - Вы живете тысячи лет. Мы -
    лет шестьдесят-семьдесят.  И  держу пари,  что вы  не найдете ни выходца с
    Востока,  ни  драгаэрянина,  с  кем бы не случалось подобного.  Это просто
    часть  того,  что  бывает,  когда  живешь.  И  проводить все  свое  время,
    переживая о  таких  вот  вещах  -  значит  настолько погрузиться мыслями в
    ушедшее,  что больше никогда ничего у вас не будет.  Да,  случается разное
    дер...  в общем,  разные неприятные и печальные вещи.  От этого больно. Но
    надо идти дальше.
         - А куда идете вы?
         - Хм?
         - В чем состоит то, что делаете вы, чтобы идти дальше?
         - Прямо сейчас - пытаюсь решить загадку. Есть чем занять голову.
         - Возможно, я смогу помочь?
         - Вы помогли. Уже дважды.
         Судя по взгляду, мне предлагалось развить тему.
         - Это сложно, - вздохнул я.
         - Да, потому-то и зовется загадкой.
         - Давайте лучше поговорим о других вещах.
         - Разумеется.
         - А вы пишете лирику? В смысле, о Гормене?
         Она отвела взгляд, потом снова посмотрела на меня.
         - Я  танцую,  -  сказала она.  -  А  у  Уффак слишком много воздуха в
    легких.
         - Простите,  -  потупившись,  я кашлянул. - Я не задавал бы подобного
    вопроса, не будь это важно - но, возможно, он связан с моей задачей.
         - Что заставляет вас так думать?
         - Потому что,  насколько я вижу,  здесь все и со всем связано, причем
    половина -  идеально и напрямик, а половина - способами, которые вообще не
    имеют смысла. Но пока я предполагаю, что связано все. И опять же, эту тему
    подняли именно вы.
         - Я?
         - Да.
         - Какую именно тему?
         - Любовь,  романтика,  разбитые сердца и  прочая чушь.  Вы иссола,  а
    иссолы никогда вот так вот сходу не  лезут в  личную жизнь незнакомца,  не
    имея на то серьезной причины.
         - Думаете, вы понимаете, каковы иссолы?
         - Гораздо лучше, чем то, каковы валлисты.
         Тут она рассмеялась,  и  это был красивый смех.  Я также улыбнулся и,
    подождав, проговорил:
         - Итак, в чем же дело? У вас ведь была причина поднять эту тему.
         - Вы настойчивы, да?
         - В  некоем месте маленькая девочка поймана в  ловушку времени,  и  я
    пытаюсь освободить ее.
         - Боюсь, я не узнала цитаты.
         - Это не цитата, а то, что я, собственно, и пытаюсь исправить.
         - О.  -  Она нахмурилась.  -  Поймана в ловушку времени?  Это кажется
    бессмысленным.
         - Да, потому-то я и сказал - все сложно.
         - Я не понимаю.
         - Я тоже.  Это некромантия,  а я ничего не знаю о некромантии,  и тут
    как-то задействована структура,  построенная... проклятье, в общем, кто-то
    когда-то построил то,  что связано с замком здесь,  и я бы охотно объяснил
    это сколько-нибудь лучше,  если бы мог.  Но здесь что-то происходит,  а  я
    намерен выяснить все, чего не понимаю, и прямо сейчас в списке того, что я
    не  понимаю,  первым  номером стоит  вопрос,  почему  вы  мне  только  что
    прочитали лекцию о любви и разбитом сердце. Так понятнее? Из всего, что со
    мной случилось за последние пару дней, это самое странное.
         Она проговорила:
         - Это совсем не сложно понять,  Сурке. Я подняла эту тему по вашей же
    просьбе.
         - По моей... так, ладно, продолжайте.
         - Вы думаете,  что когда я танцую, мне нет дела до зрителей, что я не
    обращаю на них внимания?
         - Признаться,  не  могу  ответить  ни  "да",  ни  "нет".  Никогда  не
    задумывался.
         - У  танца есть  смысл.  Есть суть.  Они  распространяются,  касаются
    людей.  Что-то во мне касается чего-то в тех,  кто смотрит на мой танец, и
    порой связь получается настолько крепкой, что ошибки не может быть.
         - Похоже на магию.
         - Не совсем.
         - Итак, то, как я реагировал на ваш танец - это и значит для вас, как
    будто я  сказал,  что  хочу поговорить насчет всего того глубоко личного и
    негласного, о чем мне даже думать не нравится?
         - Совершенно верно.
         Ответы,  которые пришли мне на ум, категорически не стоило озвучивать
    для иссолы.  В конце концов,  собравшись с мыслями,  раз уж она отказалась
    озвучивать большее, я выбрал вариант:
         - Возможно, со мной вы и правы. Но это не объясняет вашего случая.
         - Как вы и  сказали,  у  всех у нас хватает своих...  неприятностей в
    жизни.
         - Да,  но в основном они не приводят к тому,  чтобы Дом Иссолы изгнал
    кого-то из своих рядов.
         - Причины есть всегда.
         - В вашем случае, думаю, было нечто большее.
         - Что вы имеете в виду?
         - Позвольте мне сделать краткий обзор,  а вы проверьте, не упустил ли
    я чего-нибудь. Гормен руководил хозяйством лорда Атранта. Он встретил вас,
    появилось влечение. Поскольку вы на тот момент считались частью хозяйства,
    это было сочтено недолжным поведением,  и  решили,  что он не справился со
    своими обязанностями, а потому его и изгнали из Дома.
         Она кивнула, не отрывая от меня взгляда.
         - Однако его не изгнали из замка.
         - Лорд Атрант был доволен его работой.
         - Да. Чушь.
         - Господин?
         - Тут замешано гораздо большее,  а главное,  вы и сами это знаете. Он
    заигрывал с вами?  Подмигивал,  давал понять,  что он готов, если готовы и
    вы? Делал то, что делают люди, которых влечет друг к другу. И потом, когда
    в Доме Иссоле об этом узнали,  такое поведение сочли недолжным.  Ладно.  И
    как  поступают в  таких случаях?  Ему бы  просто прислали письмо или нечто
    подобное,  предупреждение,  мол, прекратить немедленно. И все. За подобное
    из Дома не изгоняют.
         - Вы эксперт по порядкам Дома Иссолы?
         - Я эксперт по порядкам драгаэрян. Пришлось им стать, поскольку сам я
    не драгаэрянин.
         - Это почти имеет смысл.
         - Спасибо.  Но я  к тому,  что либо он сделал куда большее,  либо тут
    случилось нечто совсем иное.
         - И то, и то, - подтвердила Хевлика.
         Я кивнул.
         - Хорошо. Продолжайте.
         - Мы были любовниками.
         Я кивнул.
         - Это случилось,  когда я еще гостила у лорда Атранта,  до того,  как
    стала частью хозяйства.
         - И долго?  В смысле,  долго ли длилась связь между вами до того, как
    Атрант нанял вас?
         - Сорок один год.
         - И сколько времени прошло, пока его не...
         - Около полутора лет.
         - Так. Понятно. А как обо всем узнал Дом Иссолы?
         - Не знаю.
         - Атрант?
         - Я спросила его напрямую.  Он все отрицал,  и полагаю, я бы увидела,
    если бы он солгал. Да и зачем бы ему?
         Я покачал головой.
         - До вопроса "зачем" я  пока и близко не добрался,  пока подбираю все
    "кто" и "как".
         - Я не знаю.
         - И у вас никого, ну, не было после этого?
         Она покачала головой.
         - Я кое с кем встречалась,  но это было еще когда я путешествовала. А
    здесь нет иссол.
         - Погодите,  вы имеете в виду, что вы единственная иссола в замке и в
    деревне?
         Она кивнула.
         - Ну надо же. Как интересно.
         - Сударь?
         Я  покачал головой,  пытаясь извлечь смысл из всего,  что танцевало у
    меня в голове.
         - В чем дело?
         - Лашин.
         - Кто?
         - Иссола по имени Лашин.
         - Я его не знаю.
         - Да.  Именно.  Это-то и  странно.  Как вы можете его не знать?  Весь
    расклад событий не имеет смысла, если вы его не знаете.
         - Кто...
         - Он помогал заботиться о сыне Атранта.
         Она покачала головой.
         - Нет-нет. Няньку звали...
         - Нянька была больна в тот день, когда это случилось.
         Она нахмурилась.
         - И верно. Откуда вы это знаете?
         - Я уже некоторое время изучаю этот вопрос.
         - Что вы еще можете мне сказать?
         - О  ваших трудностях?  Ничего.  Не  знаю.  Пока  я  озадачен слишком
    многим.  Но  скажу вам одно:  встретите типа по имени Лашин,  не доверяйте
    ему.
         - Лашин, - повторила она, словно фиксируя в памяти. - Это все, что вы
    можете мне сказать?
         - Возможно,  я смогу сказать больше,  когда мы встретитмя в следующий
    раз. А вернее, через раз.
         - Я совершенно ничего не понимаю.
         - Добро пожаловать в мою жизнь. Однако позвольте задать вам вопрос.
         - Конечно.
         - Вы правда думаете, что плохие стихи мне помогут?
         Тут она улыбнулась, и мне сразу вспомнилась Сара.
         - Да. Но сразу после того, как напишете - сжигайте их.
         - А вот это неплохой совет.
         - Я кладезь неплохих советов.
         - А можете посоветовать что-нибудь на тему как узнать,  что случилось
    с ее милостью в Чертогах Правосудия?
         - Для вас это так важно?
         - Да.
         - Даже не знаю, что вам сказать. Я не доверенное лицо и никогда им не
    являлась.  Я была знакома с ее милостью,  но не слишком близко:  она и его
    милость покровительствовали нашей труппы еще до Катастрофы. А о дальнейшем
    я знаю только то, что слышала.
         - От Гормена, - заметил я.
         Хевлика коротко кивнула.
         - Когда произошла Катастрофа, вы находились здесь?
         - Недалеко отсюда.  Лорд  Атрант  оплатил наше  турне,  так  что  нам
    повезло оказаться вне столицы.  -  Она вздохнула.  -  До сих пор скучаю по
    сцене в  Драгаэре,  по  "Каменным Садам".  Там подмостки были настелены из
    санговых досок,  несколько дюжин слоев,  и когда приземляешься на них, они
    пружинят. А само здание! Там сидения простираются скорее ввысь, чем вширь,
    и даже худшие места так близко, что почти нависают над сценой.
         - Вы говорили "нам" и "наше". Вы о вашей труппе?
         - Да.
         - А что случилось с ними?
         - Они позволили мне уйти и продолжили странствовать без меня.
         - Это тогда Атрант нанял вас?
         Она кивнула.
         - Я  прошу прощения за  то,  что продолжаю углубляться в  эти аспекты
    вашего прошлого,  -  проговорил я,  -  те,  что как-то касаются Гормена. Я
    знаю, как это бывает болезненно. Однако я пытаюсь понять.
         - Почему?
         Я вздохнул. Ладно. Раз уж она сама настаивает.
         - Кое-что я вам объясню.  Потому что кто-то запустил некромантическое
    действо, и мой друг попался в ловушку.
         - Некромантическое действо?
         - Только так я могу описать это.  Нет,  я не понимаю его, но полагаю,
    оно связано с  Чертогами Правосудия,  и  с  ее милостью,  и с Тетией -  ее
    дочерью.  Так,  давайте  выражусь еще  точнее.  Нечто  произошло во  время
    Между...  нет,  погодите,  попробую  еще  раз.  Однажды  произошло  нечто,
    связанное с  ее  милостью,  Чертогами Правосудия и  новым  особняком,  над
    которым они -  Атрант и  его присные -  трудились.  У меня есть друг,  она
    попала в  ловушку в  этом  особняке,  и  я  пытаюсь разобраться,  как  это
    работает. И я знаю, что как-то тут вовленчены ее милость и Тетия, ее дочь.
         - Тетия, - повторила она, потом покачала головой. - Я не знаю никакой
    дочери, и никого по имени Тетия.
         - И вы не знаете, как она оказалась в Чертогах Правосудия?
         Хевлика снова покачала головой.
         - Боюсь,  я  плохо знакома с  некромантией.  И  не  знаю,  как  можно
    оказаться в Чертогах Правосудия, разве только пройти Дорогами Мертвых, или
    с помощью демона... что такое? Я что-то не то сказала?
         - Сукин сын, - выдохнул я.
         - Простите?
         - Вам знаком некий Армарк?
         - Атира? Волшебник его милости? Да, его я знаю.
         - Уж конечно.
         - И что?
         Я покачал головой.
         - Да ничего, я...
         "Босс, неприятности!"
         "Какие?"
         "С дюжину рыл, бегут в твою сторону, мечи наголо."
         "Так, отлично."
         - Что случилось? - спросила Хевлика.
         Я поднялся.
         - Благодарю вас за  увлекательнейшую беседу.  Вы чрезвычайно помогли,
    но боюсь, мне пора удалиться.
         Она улыбнулась.
         - Мне тоже. Хозяйке, наверное, уже пора закрываться. В любом случае -
    удачи вам.
         - Спасибо.
         Я в последний раз оглядел кабак и в последний раз улыбнулся Хевлике -
    с  толикой грусти,  ибо,  как оказалось во  время нашей встречи двести лет
    спустя, она запомнила меня не слишком хорошо.
    
         14. Тщеславие Армарка
    
         Я  переступил порог и  вышел на улицу.  К  счастью,  в кабаке было не
    слишком светло,  и  я  не  совсем  утратил дарованные мне  остатки ночного
    зрения.
         "Где они?"
         "Со стороны замка. Две минуты, босс."
         Прятаться или бежать? Вокруг масса мелких строений и заборчиков, выше
    и ниже по склону, но это их территория, и все места, где можно спрятаться,
    они найдут куда быстрее меня.
         "Тогда мы в другую сторону," - решил я.
         И побежал.  Возможно,  та странная магия,  что перенесла меня сюда, в
    один прекрасный миг выдернет меня обратно,  но это с  равным успехом может
    как помочь мне сбежать, так и навредить. Так что я добрался до берега реки
    и повернул направо.
         Ротса свалилась прямо мне на плечо.
         "Они уже близко," - сообщил Лойош.
         Я двинулся дальше - уже не бегом, но довольно быстрым шагом. Хотелось
    сорваться на бег, но длинноногие драгаэряне могут бежать быстрее меня, и я
    не хотел быть слишком утомленным,  если вдруг меня все же разыщут.  Их тут
    многовато, и даже с Лойошем, Ротсой и Леди Телдрой рисковать не хотелось.
         Огней на берегу больше не было -  наверное,  деревня осталась позади.
    Река медленно изгибалась направо.  Я подался чуть в сторону от реки, чтобы
    не  влететь в  камыши или  что  там  растет прямо  у  воды,  но  продолжал
    держаться излучины,  и наткнулся на строение -  то ли большой сарай, то ли
    небольшой дом.  Кажется,  окон там не было.  Если я  спрячусь тут,  каковы
    шансы,  что погоня пройдет мимо? Если они все-таки решат поискать, выйдет,
    что  я  сам влез в  ловушку.  Замешкавшись,  я  решил проверить дверь.  Не
    заперто. Ладно. Я пошел внутрь, закрыл за собой дверь и тут же врезался во
    что-то.  Пошарил вокруг и  нащупал табурет.  Ровнехонько на высоте голени.
    Все,  не хочу об этом говорить.  Тьма кромешная, но эту сложность я решил,
    замерев на месте. Просто затаился у самой двери и ждал.
         Снаружи послышались шаги, все ближе и ближе, а потом...
         - Смотри!
         - Пригнись!
         - Это его твари, он должен быть рядом.
         - За ними!
         "Отличный ход,  Лойош.  Я сам должен был об этом подумать. Куда вы их
    ведете?"
         "Обратно к деревне."
         "Идеально."
         Я оставался там довольно долго, хотя уверен, что на самом деле прошло
    не  так  много времени,  как  мне показалось -  если хотите разувериться в
    собственном ощущении времени,  посидите-ка где-нибудь в полной темноте,  и
    чтобы  единственным звуком  было  чуть  слышное журчание воды  неподалеку.
    Когда я почувствовал, что это безопасно, я открыл дверь.
         Глаза мои привыкли к темноте куда лучше,  чем я полагал возможным.  Я
    даже  кое-что  сумел разобрать.  Внутри в  сарае имелась большая скамейка,
    бочки,  ящики,  глиняные горшки,  стеклянные банки -  некоторые пустые,  а
    некоторые закупоренные и заполненные некоей вроде бы прозрачной жидкостью.
    У одной из стен были сложены листы фанеры -  то есть я сперва подумал, что
    это фанера, а когда пощупал, это оказались листы стекла, замечу, отменного
    качества -  гладкие,  плоские,  идеально ровные.  Явно не местная работа -
    даже в Адриланке в мои времена такое делали всего две или три стеклодувные
    мастерские.  Мне сразу же  вспомнились окна особняка,  не  для него ли они
    предназначены?  Может, уже и небьющимися сделаны? В любом случае, выходит,
    что особняк уже начал строиться.
         На  крюке над  дверью обнаружился фонарь.  Я  открыл шторку,  запалил
    фитиль,  снова  прикрыл шторку и  продолжил осмотр.  В  керамической банке
    нашелся мелкий белый порошок.  Никому не  рекомендую пробовать неизвестные
    белые порошки,  найденные внутри строения,  где как-то  замешана магия или
    идет  строительство или  нечто вроде того,  но  очень уж  это  походило на
    хорошо просеянную муку,  а мне хотелдось проверить. Нет, это была не мука,
    а  сахар,  растертый  до  невероятно тонкой  консистенции;  вот  почему  у
    учеников булочников такие мощные плечи.  Но -  при чем тут вообще сахар? В
    задней части  помещения имелась кирпичная печь  с  уходящей вверх  дымовой
    трубой,  а  рядом  с  плитой  стоял  котелок  размером не  больше  средней
    кастрюли.  Несоответствие размеров литого  железного котелка  и  массивной
    печи было не менее странным,  чем сахар. Внимательно изучив печь, я понял,
    что это не печь в  привычном мне смысле -  тут не готовили пищу,  а что-то
    обжигали,  как горшечники. Рядом лежал сложенный грудой уголь: кому-то тут
    для  чего-то  явно требовался большой жар.  Изнутри кирпичи на  ощупь были
    холодными, так что печью явно давно не пользовались.
         Продолжил поиски и наткнулся на корзинку с двумя блестящими брусками.
    Взял один,  взвесил в руке, постучал пальцем, даже лизнул: серебро. Вернул
    на место,  хоть и было искушение спереть его,  и продолжил поиски.  Насчет
    дальнейших предметов у меня не было вообще никаких идей: банка с какими-то
    кристаллами, а из еще одной посудины, стеклянной, доносился неповторимый и
    весьма неприятный запах  аммиака.  Может,  вы  и  сумеете сложить из  этих
    кусочков цельную картину; я не мог.
         "Босс!"
         "Что?"
         "Они не сдались -  возвращаются обратно в  твою сторону.  Думаю,  они
    догадались, что мы делаем."
         "Ладно. Я пойду пока дальше вдоль реки, догоняйте потихоньку."
         Я  задул фонарь,  повесил его обратно на крюк,  вышел в ночь и закрыл
    дверь. Этот сарай был как-то связан с сооружающимся особняком, но я просто
    не мог понять, что же это такое.
         Я  вернулся обратно к  берегу и  продолжил идти вдоль длинного изгиба
    излучины.  И как раз уже подумывал, долго ли мне так вот шагать, как снова
    случилось то  же самое:  я  ничего не почувствовал,  но как только пересек
    незримую черту, следующий мой шаг перенес меня обратно на ту сторону реки,
    как раз перед мостом,  и река была справа,  а замок -  где-то вне пределов
    видимости, за холмом слева.
         "Лойош, вы где?"
         "Уже летим к тебе."
         "Нет, продолжате лететь в прежнем направлении."
         "А. Ладно."
         Мысленный его  голос  звучал озадаченным,  но  через  пару  секунд он
    появился из воздуха и плюхнулся мне на плечо.
         "Странно как-то."
         "Тоже мне, новость."
         Потом  появилась  Ротса  и  приземлилась на  другое  плечо,  все  еще
    продолжая хлопать крыльями.
         "Она недовольна."
         "Ага."
         "Она думает, что это ненормально."
         "Я тоже."
         Она  потихоньку успокоилась,  а  я  тем  временем изучал обстановку и
    перебирал варианты. Все те милые люди (драгаэряне), что гонялись за мной -
    здешние,   то   есть   они,   предположительно,   не   скованы   теми   же
    пространственными ограничениями, что и я. Надеюсь, я не ошибся, а то будет
    неудобно.  Но  если  я  прав,  можно просто пойти туда,  откуда я  впервые
    попал... в общем, сюда, и оттуда как-то да выбраться обратно.
         "Лойош?"
         "Не  уверен,  босс.  Там  есть  ориентир,  но  мы  изрядно покружили.
    Наверное, надо вернуться обратно к замку и начать уже оттуда."
         Я,  конечно,  как  умный  человек  сразу  пометил точное  место,  где
    появился,  потому  что  понял,  что  мне,  быть  может,  потребуется снова
    отыскать  его.   Но  как-то  не  сообразил,   что  искать  мне  его  может
    потребоваться  совсем  с  другой  стороны  и  в  темноте.  Такое  меня  не
    устраивало.
         "Сделайте что сможете."
         "Ладно."
         "И дайте знать, если вдруг увидите, что эти стражники возвращаются."
         "А,  хорошо,  что напомнил.  А то я бы придержал такую новость, чтобы
    сделать тебе сюрприз."
         Они снова взлетели в  воздух -  я так предположил,  что в направлении
    замка.  Над головой пролетела пара джарегов - диких, по своим делам; Лойош
    относится к таким как к бедным родственникам. Над рекой летала еще парочка
    ночных птиц, но я недостаточно хорошо их видел, чтобы опознать.
         Затем я  пустился в  путь,  а Лойош направлял мое продвижение фразами
    вроде "по-моему,  сюда было бы ближе", и "о, знакомый вид" - в общем, сама
    уверенность.  И  я  все  еще  не  был  уверен,  что двигаюсь в  правильном
    направлении,  когда впереди меня возник силуэт. Я замер в ожидании; хозяин
    силуэта также ждал. Подробностей разглядеть из-за темноты не получалось, и
    я положился на удачу:
         - Привет, Армарк. Я уж думал, увижу ли я вас снова.
         - Я надеялся, что вы найдете путь сюда.
         - Ну да.  Если я в прошлом умру, то просто исчезну, так? В смысле, не
    надо беспокоиться насчет трупа?
         - Вы весьма умны.
         - А почему вы не превращаетесь?
         - Потому  что  мы  не  можем  общаться,   если  я  нахожусь  в  своем
    естественном виде. А я хотел сделать вам одно предложение.
         - Предложение?  А  почему бы просто не убить меня?  Или сомневаетесь,
    что вам это под силу?
         - В целом да.  Я думаю,  что справлюсь, но уверенности нет, так зачем
    же рисковать?
         - Весьма рационально.
         - Так  вы  хотите выслушать мое предложение,  или я  зря трачу время,
    ожидая от вас разумного подхода?
         - О, это уже будет интересно. Хорошо, слушаю.
         - Сперва позвольте объяснить ваше положение.
         Я нарочито осмотрелся.
         - Вы имеете в  виду -  затерялся в  прошлом и не знаю,  могу ли найти
    дорогу домой,  при этом за мной гонится орава злых драконлордов? Поверьте,
    для меня тут мало нового.
         И шагнул чуть поближе. Загвоздка была не в том, чтобы убить Армарка -
    я  был  практически уверен,  что  на  это  меня  хватит.  Но  хотелось  бы
    раскрутить его на информацию.
         - Нет,  -  ответил он. - Я имею в виду тот щит, что я поставил вокруг
    нас, так что ваши дружки вам сейчас не помогут.
         Отдам должное этому гаду,  время он рассчитал идеально. Как раз когда
    он это сказал, в моем сознании раздался вопль.
         "Лойош?"
         Ничего.
         "Лойош!"
         - Что вы с ним сделали?
         - Спокойно,  человечек.  Не думаю,  что ему причинен вред,  он просто
    головой влетел в  мой щит.  Оглушен,  не более.  И более он не пострадает,
    пока вы будете вести себя должным образом.
         - До тех пор,  пока я... Армарк, или как там вас по-настоящему зовут,
    вы действительно так глупы?
         - Ваша зверушка окружена магической энергией, и я могу как накачать в
    нее столько энергии,  сколько пожелаю,  так и  рассеять этот щит.  Так что
    если вас волнует его жизнь и  благополучие,  вы  будете вести себя со мной
    крайне вежливо и делать в точности то, что я скажу.
         Даже в темноте я видел,  как Ротса,  футах в десяти от меня, пытается
    подобраться поближе к Армарку, но не может, словно вокруг него висит некий
    невидимый пузырь.
         - Тот мир демонов,  откуда вы пришли...  -  проговорил я,  -  там все
    такие идиоты, или это ваша исключительная прерогатива?
         - Придержите язык. Мне вы не сможете причинить вреда.
         - Да ну?
         - Я уже существую здесь,  в прошлом,  в другом виде.  Вы знаете,  что
    случится, если вы меня вдруг убьете?
         - Нет, но очень хочется проверить.
         - Два  меня  не  могут существовать одновременно.  Мое  существование
    здесь  уже  порождает некромантические колебания.  Раньше  или  позже,  но
    скорее раньше,  платформа,  которая открыла этот доступ, самосокрушится. В
    лучшем случае вы окажетесь здесь навсегда,  не в  состоянии вернуться.  Но
    скорее всего вас втянет обратно и уничтожит вместе с платформой.
         - Звучит неприятно, - заметил я и сделал еще шаг вперед. - Именно это
    случилось, когда вы переправили ее милость в Чертоги Правосудия?
         - Еще шаг, и вашей тварюшке конец.
         Я остановился.
         - Вы поняли, о чем я говорю? Уничтожите меня - и тем самым уничтожите
    себя самого.
         - Да-да,  я понял.  Но вы не ответили на мой вопрос.  Я знаю,  что вы
    привели ее  в  Чертоги,  и  там  она  родила.  Но  была ли  она  тогда уже
    беременна?  Об этом вы знали?  Вы привели обратно ее дочь?  Как вообще все
    это сработало?
         - На вашем месте я бы...
         - Вы очень, очень не на моем месте. Даже близко не на моем, и вряд ли
    вам это светит. А теперь - вы будете отвечать на мои вопросы?
         - Конечно же,  нет. И если хотите выбраться отсюда живым, возможность
    у вас только одна.
         - А, хорошо. А то я уж забеспокоился.
         - Вот  что вы  сейчас сделаете.  Предлагаю вам слушать очень и  очень
    внимательно,  потому что я уже чувствую давление,  и вот честно скажу,  не
    знаю, сколько у нас осталось времени.
         - Хорошо, говорите, - кивнул я. - Должно быть интересно.
         Нас разделяли два длинных шага.
         - Я   сейчас  создам  проход  в   ваше  время,   на  дорогу  рядом  с
    Особняком-на-обрыве.  Вы дадите мне слово,  что не будете возвращаться или
    вмешиваться каким бы то ни было способом, и пройдете туда. Потом я позволю
    вашим зверушкам последовать за вами.
         - Ага, - сказал я. - А могу я сделать встречное предложение?
         - Вы не в том положении, чтобы...
         Я обнажил клинок и двинулся вперед -  так быстро,  как только мог. Из
    полностью  расслабленного положения  -  обнажил,  шагнул,  ударил;  честно
    говоря,   я  не  был  уверен,  что  смогу  попасть  куда  нужно,  пока  не
    почувствовал,  как  клинок  дрогнул в  руке:  Леди  Телдра вошла  ему  под
    подбородок, пробив голову до самого свода черепа.
         Да.  Кушай,  Леди  Телдра,  возьми его##.  Возьми все  то  искаженное
    уродство,  что у него вместо души,  прожуй его, перевари и пусть он сгинет
    сгинет сгинет.  Его безмолвный вопль,  исполненный муки и отчаянья, длился
    долго и  еще  дольше звучал у  меня  в  ушах,  и  меня  это  совершенно не
    беспокоило.  В  момент смерти его взгляд столкнулся с  моим,  и сквозь вал
    ненависти я ощутил вибрацию мысленной связи, которая оформилась в слова "я
    запомню"  и  "ты  еще  пожалеешь".   Должен  признать,   вполне  приличные
    предсмертные слова. Впрочем, впечатлен ими я не был. В последний миг перед
    смертью  он  начал  превращаться,  но  далеко  не  продвинулся,  и  сейчас
    представлял собой  в-основном-человеческое нечто с  демоническими чертами.
    Те,  кто  изучат волшебство или  демонов,  могут  извлечь любые угодные им
    следствия из того факта, что после смерти он не обрел свой истинный вид.
    
         ## О том, что Леди Телдре полезно такое "питание", Влад узнает лишь в
    "Ястребе", который происходит несколько позднее.
    
         Ротса уже планировала на землю.  Я перепрыгнул через останки Армарка,
    нашел Лойоша и  поднял его:  он был не холоднее обычного.  Ротса зашипела,
    хлопнула крыльями,  и  не то подпрыгнула,  не то спланировала,  но в итоге
    оказалась у меня на плече.
         Я мысленно потянулся к Лойошу:
         "Эй, ты тут? Эй? Лойош?"
         И получил какой-то отклик.  Еще не сознательный ответ, но - отклик, и
    колени мои от  облегчения почти подогнулись.  Теперь мне осталось заняться
    лишь  одним мелким вопросом:  что,  если демон все  же  говорил правду?  Я
    осмотрелся.  Вроде все выглядело нормально.  Не то чтобы я понимал, на что
    именно тут смотреть.
         Осторожно спрятав Лойоша под плащ,  я  взял Армарка за ноги и поволок
    труп в направлении, которое, я надеялся, было правильным. Такой вот хитрый
    план:  если я  смогу доставить его тело в  другое время до  того,  как все
    рухнет или  он  столкнется с  самим собой,  значит,  даже если этот гад не
    соврал,  это не будет иметь значения,  потому что они так и не встретятся.
    Умно, правда?
         А теперь вопрос:  как парень,  который десять лет промышлял заказными
    убийствами,  ухитрился забыть, насколько тяжелые эти проклятые драгаэряне,
    особенно когда они покойники?  Меня хватило на пару футов,  потом я замер,
    тяжело дыша.
         Ладно,  всегда остается надежда, что он соврал - собственно, на это я
    с самого начала и положился.  Ну,  он ведь демон,  так?  А демоны способны
    появляться одновременно в  двух местах,  что должно значит также,  что два
    его могут существовать в одном времени и ничего не разрушить.  Наверное. В
    сотый уже раз я  пожалел,  что не могу побеседовать с Некроманткой.  И как
    раз  думал,  похоронить ли  его  или пустить плыть по  реке,  когда воздух
    передо мной пошел этакими волнами,  как в жаркий день над морскими водами,
    только сейчас была не жара и не день,  да и моря не наблюдалось. В желудке
    заныло,  первой моей мыслью было "проклятье,  ну вот,  уже..."  -  но нет,
    сквозь мерцание прошел еще один силуэт,  и  во  второй раз за  эти краткие
    минуты коленки мои дрогнули от облегчения. Наверное, старею.
         - Привет, Девера, - сумел произнести я.
         - Привет, дядя Влад. Мы не должны быть здесь.
         - Я знаю. Можешь вытащить нас?
         Она кивнула и подала мне ладошку.
         - Идем со мной.
         - А он? - спросил я.
         Она  взглянула  на  останки  демона,   и  выражение  на  ее  мордашке
    поменялось на нечто сложное, но по большей части любопытное.
         - Ему тут тоже не место, - заявила она.
         - Ага. И что мы...
         Она вытянула руку, и он начал растворяться. Нет, не расплавляться, не
    превращаться  во   что-то   иное  -   скорее  весь  объем  занимаемого  им
    пространства стал плоским,  пошел волнами,  а затем исчез совсем.  Или все
    это  произошло сугубо в  моем разуме;  кажется,  на  какой-то  миг над ним
    склонилась человекообразная фигура то ли с мечом,  то ли с жезлом,  но это
    лишь на миг и совсем не факт, что она была реальной, а потом, снова же, не
    стало и ее.
         - Научишь меня такому фокусу?
         Взгляд, который бросила на меня девочка, описать было трудновато.
         - Ладно,  неважно, - сказал я. - Думаю, пора нам отсюда убираться. Но
    ты мне вот что скажи: Чертоги Правосудия - ты ведь там родилась, да?
         Она кивнула.
         - А кто-то другой, рожденный там, может делать то же, что и ты?
         Девера нахмурилась:
         - Делать веретено, ты имеешь в виду?
         - Э, нет. Я имею в виду - ходить сквозь время.
         - А! Да, наверное. Поэтому я тут застряла?
         - Думаю,  да.  Демон устроил так,  что  там родилась некая персона по
    имени Тетия, и эта Тетия кое-что сделала, кое-что построила, что позволяет
    такой вот способ перемещаться.
         - Где этот демон, дядя Влад?
         - Исчез.
         - Куда?
         - Эммм. Вообще-то я его убил, а ты заставила исчезнуть.
         - А!  -  Девера кивнула,  лицо ее  стало необычайно серьезным.  -  Ей
    пришлось бы  построить это  вне  нормального плана бытия,  чтобы оно могло
    достичь иных мест.
         - Не понимаю.
         Она  скорчила рожицу,  которая вдруг  напомнила мне  Лойоша,  когда я
    попросил его объяснить, как он летает.
         - Мир -  это место,  и  есть еще места рядом с  ним,  понятно?  Но из
    одного места в  другое ты попасть не можешь,  если только нет пути куда-то
    еще, откуда можно добраться уже туда.
         - Э, да, - сказал я, как будто понял это. А потом вдруг на самом деле
    понял. - Да, она построила нечто над обычным миром. Платформу.
         Девера кивнула.
         - Значит,  вот...  - она замерла, осмотрелась, взглянула вверх. - Она
    рушится, - проговорила она. - Нам надо идти.
         - Хорошо.
         "Босс?"
         "Все хорошо, Лойош."
         "Я во что-то врезался."
         "Знаю."
         "Тот тип..."
         "Он уже мертв."
         Откуда-то издалека донесся возглас: "Что это? Вон там?.."
         - Идем, дядя Влад, - сказала Девера.
         А  я  что,  против?  Все еще держа Лойоша,  я  шагнул следом за ней в
    мерцание и снова оказался у фонтана - не того, что в Чертогах, но похожего
    на него.
         - Спасибо, Девера. А теперь, может, объяснишь...
         Я говорил с воздухом. Пора бы уже предвидеть.
    
         ЧАСТЬ ВТОРАЯ. СИНТЕЗ
    
         15. Время и богиня
    
         Когда я только вышел из замка,  было за полдень, а Армарка убивал уже
    ночью;  сейчас,  в особняке,  стоял ранний вечер.  С такими беспорядочными
    прыжками из ночи в  день и обратно недолго и сон перебить.  Да и та дрянь,
    что  мне  подсыпали,  явно не  окажет положительного влияния на  организм.
    Когда все  это  закончится,  залягу где-нибудь и  отосплюсь как  следует -
    часов тридцать,  а  то и  на все шестьдесят.  Прямо сейчас,  однако,  я не
    чувствовал усталости.  Было тепло,  даже жарковато;  я перестал кутаться в
    плащ  -  там,  возле  замка,  было  куда  холоднее,  понял я.  Температура
    окружающей среды -  одна из тех вещей, на которые я обращаю внимание, если
    не занят ничем более важным.
         Лойош завозился у меня под плащом а потом, ничего не сказав, выбрался
    ко  мне на  плечо.  Я  почувствовал,  как он  сжимает когти и  расправляет
    крылья; потом он покачнулся.
         "Уверен, что ты в порядке?"
         "Здесь мне лучше."
         "Как скажешь."
         "Что теперь?"
         "Думаю, вернемся откуда пришли, и будем иметь в виду Армарка."
         "Ты же сказал, что убил его."
         "Я убил его в том времени.  Он демон,  помнишь? Это там его больше не
    будет."
         "Но ведь все связано, и..."
         "Знаю.  Может, здесь его тоже уже нет. Но не хочу встретить такой вот
    неожиданный сюрприз."
         "Ну да. Хорошая мысль, босс."
         В принципе-то я думал, что Лойош прав - почти наверняка Армарка более
    нет в этом мире;  но если мы ошиблись, может получиться некрасиво. Одна из
    причин,  почему я все еще жив и рассказываю вам обо всем этом - потому что
    когда я  делаю что-то большое и  безумное,  то пытаюсь со своими мизерными
    возможностями играть максимально безопасно. Пока ведь получалось, да? Ага,
    слова  "пока  ведь  получалось,  да?"  сами  собой  напрашиваются  в  виде
    предсмертных, так что лучше не сильно задирать нос.
         Я еще раз осмотрел дворик,  вдруг что-то упустил -  но если и так,  я
    упустил это снова.  А потом обратно в потайной ход и снова обратно по нему
    же,  несколько раз останавливаясь,  чтобы вскрыть замки на других дверях и
    убедиться,  что - да, они ведут в тот же самый внутренний дворик, как им и
    положено.
         В конце концов я оказался там, где впервые вошел в потайной ход. Куда
    теперь?  В точности обратно по собственным следам?  Куда идти? Что делать?
    Теперь у меня были ответы,  хотя бы часть таковых, но что с ними делать, я
    пока не  знал.  Я  знал,  что  хочу сделать:  найти Атранта и  как следует
    поколоить его, просто потому что. Но это, пожалуй, не лучший способ добыть
    недостающие ответы и разобраться с задачей Деверы. Тогда как быть?
         Ладно,  за  неимением лучших идей -  вернемся по  собственным следам.
    Пока.
         Значит,  снова  в  спальню.  В  очередной раз  я  нахмурился,  увидев
    странные окна-двери:  не знаю точно,  как я сюда вошел, но если не так, то
    как еще?
         Я проверил окна-двери, они открылись, и я шагнул наружу.
         И оказался на утесе. Нет, к такому привыкнуть невозможно.
         Несколько шагов вниз,  и  я  оказался у выхода из пещеры.  У моих ног
    лежал потухший факел.  Я  поднял его,  попытался запалить,  не получилось;
    тогда ушел вглубь пещеры подальше от ветра,  еще раз высек огонь, и на сей
    раз факел загорелся. Лестница была там, где и должна была быть, я поднялся
    по ней и оказался в винном погребе под особняком.  Проходя сквозь него,  я
    старался не  слишком осматриваться,  чтобы  не  отвлекаться на  теперь уже
    несущественное.   Идти  пришлось  долго,   вверх  и  вниз,  сквозь  полные
    непонятным волшебством комнаты и  нудные коридоры,  и  вот я оказался там,
    где  хотел.   Из  этой  вот  комнаты  Армарк  переправил  меня  в  Чертоги
    Правосудия.  Сработает ли переход,  если его нет? Или он сейчас там и ждет
    меня,  дико злой на  меня за  то,  что  я  пырнул его  Великим Оружием под
    подбородок?  Еще оставался вопрос, хочу ли я вообще снова посетить Чертоги
    Правосудия,  и  тут ответ простой:  нет.  Обожаю вопросы,  на которые знаю
    ответ.
         Я  прошел дальше по коридору и оказался у комнаты с фальшивой стеной,
    за  которой сидело чудовище.  Оно не  вырвалось наружу,  когда я  подошел;
    очень любезно с  его стороны.  Я  посмотрел на  стену.  Так или иначе,  не
    думаю,  чтобы мы с  тобой закончили,  приятель.  Развернулся,  вышел через
    дверь  и  пошел дальше вниз  по  спиральной лестнице,  которая появилась -
    очень хочется сказать "как обычно", - не с той стороны коридора.
         Прошел по коридору,  вспоминая,  где что было,  или должно быть,  или
    может быть,  но на самом деле нет.  Скажем,  прямо надо мной сейчас должна
    быть комната,  откуда я  попал в Чертоги Правосудия,  и маленькая комната,
    где я встретил Атранта,  и потайная камера с чудовищем.  Как я уже сказал,
    они  должны быть надо мной -  но  вот  где они относительно меня сейчас на
    самом деле?  Учитывая обстоятельства,  бестолковое дело,  но  я  все равно
    пытался уместить все это у себя в голове. Что там за комнатой с чудовищем?
    Балкон над бальной залой? Нет, он должен быть еще дальше. Тогда оружейная.
    Нет, комната с зеркалами.
         Комната с зеркалами.
         Сарай-мастерская с  листами стекла,  серебром,  печью  для  обжига  и
    массой непонятных мне вещей.  Сложить их  вместе,  и  что будет?  Зеркала.
    Много зеркал.
         Восточное  колдовство  и  волшебство драгаэрян  имеют  очень  немного
    общего,  но  зеркала -  как раз одно из  тех исключений.  Стекло со  слоем
    серебра с тыльной стороны,  отражающее свет; способов его использования ну
    очень много.  Для некромантии?  Что ж,  создать проход в  Чертоги,  создав
    связь с  высшими сферами,  а  потом отразить ее  в  зеркала,  символически
    распространяя на весь особняк;  а странное смешение местоположений,  когда
    что-то находится не с  той стороны коридора или оказывается наверху,  хотя
    должно быть внизу - просто побочный эффект заклинания.
         Ну и  что же?  В  смысле,  я уже один раз попытался шарахнуть по этой
    проклятущей штуковине, и у меня только рука онемела.
         "Леди Телдра, босс," - сообщил мозговой центр нашей банды.
         Проклятье.
         "Это уже интересно. Ты когда об этом подумал?"
         "Когда ты в первый раз ударил по зеркалу."
         "П почему тогда промолчал?"
         "Я подумал, будет интересно."
         Теперь прямо в бальную залу и наверх -  по лестнице, которая на самом
    деле ведет наверх.  Вдоль края балкона,  и вот она, комната с зеркалами. Я
    открыл дверь.
         И что, я так и сделаю?
         "Готов, Лойош?"
         "Не очень, босс."
         Сделаю,  конечно.  Я  достал из ножен Леди Телдру.  Она имела обычный
    свой вид  -  тонкий,  очень длинный кинжал,  или слишком короткий меч.  Не
    давая себе времени задуматься о последствиях,  я выбрал ближайшее зеркало,
    подумал -  Вирра,  надеюсь,  это меня не убьет,  - и хорошим ударом всадил
    клинок в самый его центр.
         На  сей  раз  перемещение было  не  плавным.  И  непростым.  Зубы мои
    заскрежетали  так,   словно  их   сейчас  вырвет  из   челюстей,   комната
    закружилась,  в ушах заревело, и я оказался лежащим лицом вниз, а рука моя
    по-прежнему сжимала Леди Телдру.
         Я открыл глаза.  Пол был твердым,  явно рукотворным и чисто белым.  Я
    повернул голову,  и стена рядом со мной, похоже, была сработана из того же
    материала.
         - Здравствуй, дорогой. Очень настоятельно тебя прошу, спрячь это.
         Странный голос этот, вибрирующий подобно эху, был мне знаком.
         Я поднял голову.
         - Богиня?
         - А ты кого ожидал?  - сказала Вирра. - Пожалуйста, будь так любезен,
    спрячь оружие в ножны, любовь моя.
         - А где Лойош и Ротса?
         - Они  не  сумели  пройти  сквозь то  непонятное устройство,  которое
    перенесло тебя ко мне.
         Я привстал на колени, посмотрел на Леди Телдру и убрал ее в ножны.
         - Спасибо,  -  проговорила Вирра. - Итак, малыш Владимир, что привело
    тебя ко мне сегодня?
         - Да,  -  выдохнул я,  медленно поднимаясь на ноги.  Похоже, все-таки
    жить  буду.  -  Да,  я  бы  тоже задал этот вопрос первым номером.  Но  не
    волнуйтесь, есть и другие. Очень много других.
         - Надо же, - сказала она, - что ж, тогда устраивайся поудобнее.
         Мы сидели -  она на большом троне на постаменте, я на чем-то плюшевом
    и уютном.  Я не упомниаю о внезапном переносе без телепортации, просто бац
    - и оказался в другом месте; к такому я уже даже привык.
         - Давай начнем,  -  проговорила моя богиня-покровительница, - с того,
    как ты оказался здесь. Что случилось?
         - Я  ударил  Великим  Оружием в  магическое зеркало в  доме,  который
    путешествует  из   прошлого   в   будущее   и   имеет   внутри   коридоры,
    некромантически связывающие различные миры,  включая  Чертоги Правосудия -
    знаете, примерно как вы.
         - Ах вот как, - сказала Вирра. - Понятно.
         - Хорошо. А объяснить можете?
         - Ты сказал, магическое зеркало. Как оно было зачаровано?
         - Богиня, с чего вы вдруг решили, будто мне это известно?
         Она задумчиво кивнула.
         - Да,  конечно...  А  когда ты  сказал "из  прошлого в  будущее",  ты
    действительно имел в виду именно это?
         - О прошлом я знаю, и почти уверен насчет будущего.
         - Связанные коридорами.
         - И дверьми, да. В основном дверьми.
         - Итак, кто-то такое построил.
         - Да, кто-то построил. А что именно?
         - То,  чего  Дом  Валлисты пытался  достичь уже  многие  тысячелетия.
    Десятки тысячелетий.  И кто-то все-таки сумел. И именно сейчас. Это же был
    валлиста?
         - Да. А почему именно сейчас?
         - Я этого ожидала,  мой юный красавчик Владимир, но точно не знала. -
    Она улыбнулась. - Это нужно отпраздновать.
         - Отпраздновать.   Хорошо.   Да.   Давайте  отпразднуем.  А  что  мы,
    собственно, празднуем?
         Рядом со  мной из ниоткуда появился столик,  на котором,  как цветок,
    вырос хрустальный бокал. У нее тоже появился такой, а еще бутылка.
         - Подойди, - велела она.
         - Ладно.
         Я  поднялся,  подошел к ней,  влез на постамент,  она собственноручно
    налила мне вино,  потом я  вернулся обратно и  опустился в кресло.  Богиня
    подняла бокал:
         - За конец эпохи.
         - Какой эпохи?
         - Очень, очень долгой эпохи.
         - И она завершилась сегодня?
         - Нет-нет.  Она завершилась чуть больше двух столетий назад, просто я
    не была в этом уверена до сегодняшнего дня.
         - Что ж, хорошо. Наверное, это ответ на все мои вопросы.
         - Влад,  твой сарказм иногда утомляет. Если продолжишь в том же духе,
    вина больше не дам.
         - Ладно, ладно.
         Я отсалютовал ей бокалом и пригубил вино.
         - О Божественная!
         - Да?
         - Э, это... это очень, очень хорошее вино.
         - Да. Я приберегала его.
         - Нет, оно действительно хорошее.
         - Заткнись и пей.
         - Да, богиня.
         Я  сделал  еще  глоток,  пытаясь зафиксировать в  памяти  этот  вкус.
    Сладкое,  очень  сладкое,  но  без  приторности,  какая  обычно  бывает со
    сладкими винами.  Я  словно пил  свет,  пил  чистоту,  и  все эти ощущения
    танцевали у меня на языке, отказываясь складываться в единую картинку.
         - Это просто... в общем, спасибо.
         - Всегда пожалуйста.
         - Так, ну, что мы празднуем-то?
         - Не думай, Влад. Сосредоточься на вине.
         Да,  это был хороший план.  Я так и поступил. За такое вино я и убить
    могу.  Ну ладно,  не слишком хорошее сравнение,  учитывая,  за что я порой
    убивал. Но вы понимаете, что я имею в виду.
         Примерно три бокала я пил и,  как она и велела,  ни о чем не думал, а
    потом,  увы,  вино закончилось.  Что ж,  если я умру завтра, я хотя бы его
    попробовал. За такое вино я почти готов был простить богине, в общем, все,
    что она когда-либо сотворила со мной.
         - Ладно, - проговорил я, отставляя пустой бокал. - А все-таки, что мы
    тут праздновали?
         - Конец эпохи, как я и сказала. И, боюсь, больше времени уделить тебе
    я не могу.  Это очень,  очень большое дело,  Влад.  Есть то,  что я должна
    сделать,  есть то,  что я  должна подготовить,  а  еще есть боги,  в  лицо
    которым я  должна  сейчас расхохотаться,  взывая своим  лучшим театральным
    тоном - "говорила же я вам"!
         - Э, что?
         - Я  должна отправить тебя туда,  откуда ты  прибыл.  Ммм.  Это может
    оказаться непросто. Думаю, я справлюсь, если...
         - Богиня!
         Она дернула шеей и взглянула на меня:
         - Да, малыш?
         - Что происходит? Как я сюда попал? Что там делает Девера? Почему...
         - Девера?  -  резко переспросила она;  уже  привстав с  трона,  Вирра
    опустилась обратно и  взглянула на меня.  -  Какое отношение имеет к этому
    делу Девера?
         - Так именно она меня туда и втянула.
         - Во что в точности втянула?
         - Привела меня в тот дом, то место, - я кашлянул, - ту платформу, где
    все это и случилось.
         - Почему?
         - Там ее поймало в ловушку.
         - В ловушку? Невозможно.
         - Ну, как скажете.
         Богиня устроилась на стуле так,  как делают,  когда собираются сидеть
    еще достаточно долгое время.
         - Рассказывай все.
         - Вы первая, - сверкнул я взглядом.
         Она поднялась.
         - Владимир...
         Я  вставать не стал.  Просто коснулся рукояти Леди Телдры и  спокойно
    произнес:
         - Не угрожайте мне, богиня.
         - Ты обнажишь это оружие против меня в моем собственном доме?
         - Только если буду вынужден.
         - Ты дурак.
         - Именно поэтому вы меня и выбрали?  Я имею в виду,  с самого начала.
    Когда  я  был  Доливаром.  Вам  нужен  был  болван,  которого вы  могли бы
    использовать в качестве инструмента,  слишком тупой,  чтобы понять, что им
    играют?  Так ведь?  Все это время,  с  самого начала?  Может,  я  и дурак,
    Богиня, но не настолько, каким вы меня полагаете.
         Она медленно села обратно, а я отпустил рукоять Леди Телдры.
         - Во-первых,  -  проговорила она,  -  выбирала тебя не я,  а  Девера.
    Во-вторых,  это было не потому что ты дурак,  а потому что она думала, что
    ты свожешь воспротивиться ее бабушке, когда понадобится.
         - Иными словами, дурак.
         Она фыркнула, я расслабился. Будь тут Лойош, "дурак" было бы одним из
    самых мягких слов, какие я услышал бы от него.
         - Еще одно, - заметил я.
         - Что?
         - Когда  я  вспомнил  ту,  прошлую  жизнь  Доливара,  когда  вы  и  я
    встретились в первый раз - во всяком случае, я полагаю, что это был первый
    раз...  -  я сделал паузу,  но комментария не последовало.  -  Так вот,  я
    помню, что тогда думал, что Девере лет девять.
         - И что?
         - Ну,  драгаэряне ведь растут медленно,  правильно?  Пока драгаэрянин
    вырастет, человек давно уже умрет.
         - Да, это верно - сейчас.
         - Сейчас?
         Она кивнула.
         - А когда же это изменилось?
         - Постепенно,  в  течение невероятно долгого времени.  Ты  же знаешь,
    сколько существует Империя.
         - Да, но...
         - Что?
         - Очень уж странная штука.
         - Естественный побочный эффект.
         - Эффект чего?
         - Того, как дженойны давили на мир.
         - Я не понимаю.
         - Это был итог их изначальных усилий. Нет, не усилий. Эксперимента.
         - Эксперимента?
         - Влад, дженойны живут очень долго. Долго даже по меркам Сетры, долго
    даже по моим меркам. Они наблюдатели, и абсолютно бессердечны - по крайней
    мере по отношению к иным существам. Этот мир - эксперимент, который должен
    был проверить, можно ли породить общество застоя.
         - Ничего не понимаю.
         - Общества развиваются и  меняются,  Влад.  Случаются изобретения,  и
    изрядная их часть отдается в обществе;  отношения между людьми развиваются
    и становятся другими.
         - Поверю на слово.
         - Ты  этого никогда не  видел,  потому что,  во-первых,  недостаточно
    долго  живешь,  а  во-вторых,  здесь этого не  происходило.  Или,  точнее,
    происходило,   но   очень  и   очень  медленно.   Образование  Империи  из
    разрозненных племен заняло десятки тысяч лет.  Если  бы  не  вмешательство
    дженойнов, потребовалось бы лишь несколько столетий.
         - Это... я даже не знаю, что сказать.
         - Я тогда была в числе их слуг, и мне это не нравилось. Меня и сестер
    оскорбила сама идея,  не говоря уж о том,  как они относились к нам,  и мы
    взялись за дело.
         - Великое Море Хаоса.
         Она кивнула.
         - Того,  что сделали дженойны,  это не  изменило,  но ввело некоторый
    медленный постепенный прогресс.  С  того  времени прошли сотни  тысяч лет,
    плюс наши усилия воспрепятствовать их вмешательству...  в  общем,  кое-что
    менялось. Понемногу. Но теперь... - Вирра улыбнулась.
         - Что теперь?
         - Конечно,  я сама должна была понять.  Катастрофа Адрона.  Это ключ.
    Семнадцать Циклов.  Они сотворили стабильную систему,  я внесла разлад.  И
    Катастрофа - доказательство, что все получилось. Я должна была бы опознать
    дело рук своих.
         - Э-м-м, я понятия не имею, о чем вы говорите.
         - Я  говорю о  Девере,  о  моей внучке,  моем маленьком катализаторе,
    брошенном в болото застоя. Катализатор, да. Серебряная тиасса. Как я могла
    этого не узнать?
         - Богиня, я понятия не имел...
         - Девера. Дитя Междуцарствия.
         - Постойне,  это же бессмысленно.  Во время Междуцарствия ее матери и
    близко не было. Я-то знаю, я сам ее спас.
         - Да,  -  она улыбнулась. - Из Чертогов Правосудия. Куда она прибыла,
    лишенная тела вследствие действий ее  отца.  В  конце концов,  именно ради
    этого я  давным-давно ввела эту способность в  линию э'Киерон,  хотя и  не
    знала,  какие именно плоды она  принесет.  -  Вопросы возникали у  меня  в
    голове с  такой скоростью,  что я  и  запоминать-то их не успевал,  а  она
    продолжала:  -  И  вот  оно,  время вне  времен,  протянувшееся от  первой
    катастрофы до  второй,  и  вторая соединила вместе всех -  даже тебя,  мой
    неуемный выходец с  Востока,  -  чтобы породить малышку Деверу,  идеальный
    катализатор,   который  проходит  сквозь  любые   преграды.   Это   просто
    невероятно. Надо мне открыть вторую бутылку вина.
         - Да, было бы...
         - Расскажи мне все, что произошло.
         Драться с ней я больше не хотел, и выдал более-менее подробную версию
    событий, оставив в стороне дела, которые ее не касались, а также то, о чем
    пообещал не  рассказывать.  Вирра  слушала,  время  от  времени  кивая,  и
    смотрела на меня при этом так, словно ее взгляд пришпиливал меня к креслу.
         Когда я  закончил,  она села поудобнее и потерла подбородок пальцем -
    странные  они  у  нее,   всякий  раз,  как  вижу,  вспоминаю,  -  а  потом
    проговорила:
         - О чем ты мне не рассказал?
         - Так, мелочи, - ответил я.
         - И как же она попала там в ловушку?
         - Не знаю.
         - Ты ее не спросил?
         - Наши разговоры неизменно заканчивались на полуслове, потому что она
    внезапно исчезала.
         Богиня кивнула.
         - Да, конечно, так могло случиться.
         - Почему?
         Она отмахнулась так,  словно это было неважно,  что,  с  учетом моего
    везения,  значило,  что это и  есть ключ ко всему (ключом это не было,  но
    тогда я этого еще не раскрыл).
         - Что ж, хорошо, - проговорила она. - Теперь я понимаю.
         - Рад,  что хоть кто-то понимает. А можете объяснить, почему, когда я
    ударил в зеркало, то оказался тут?
         - Я  уверена,  -  сухо  ответила она,  -  что  если  ты  как  следует
    задумаешься,  то  сможешь сообразить,  почему,  когда ты  в  своей обычной
    изящной,  тонкой и незаметной манере прорезал дыру в ткани мироздания,  то
    оказался тут.
         - Э...
         "Вирра, надеюсь, это меня не убьет."
         - Ну да, - сказал я. - Понял.
         Она пожала плечами.
         - Какое облегчение. Идем со мной.
         Я последовал за ней узким белым коридором, пытаясь составить из всего
    роя вопросов нечто связное.  Коридор завершился аркой,  ведущей в  большую
    комнату,  также белую... только вот на той стороне оказалась совсем другое
    помещение.  Когда я  вслед за  богиней прошел под  аркой,  мы  оказались в
    круглой, не слишком большой комнате, с окнами...
         - Эй, - сказал я, - это же у Морролана...
         Она бесцеремонно толкнула меня спиной в одно из окон, и я оказался...
    разумеется, в особняке, лежа на спине, прямо у комнаты с зеркалами.
         "Босс?"
         "Лойош, ты не поверишь..."
         "Думаю, тебе стоит встать."
         Знакомый тон. Я поднялся.
         "Долго я..."
         "Не так уж  долго,  пару минут.  Но  когда ты  исчез,  послышался тот
    звук..."
         "Какой звук?"
         "Знаешь, когда камни трутся?"
         Проклятье.
         "Да, наверное, я зацепил сигнал тревоги."
         "Угу. Сматываемся?"
         "Куда?"
         Сверкнул взглядом в то зеркало, которое только что попытался разбить,
    и встретил собственный взгляд.
         Тут-то позади что-то шаркнуло, а Лойош воскликнул: "Босс!"
         Я  развернулся;  по  коридору ко  мне двигалось то  большое уродливое
    искаженное чудовище.  Насколько я мог судить, оно здесь не для того, чтобы
    поднять мое имперское графство в ранге до герцогства.
         Все, больше никаких сомнений: я обнажил Леди Телдру.
         "План будет, босс?"
         "Отвлечь сумеете?"
         "Может быть."
         "Вот и действуйте."
         Чудовище было очень быстрым и очень большим.
         Ладно,  работаем.  Я пригнулся,  наблюдая за ее движениями,  оценивая
    расстояние.  Лойош и Ротса нападали со спины, награждая чудовище ядовитыми
    укусами -  впрочем, никто из нас не надеялся, что яд подействует, а если и
    подействует,  то не сразу. Чудовище, кажется, их даже не замечало, и Лойош
    явно обиделся.  Когда оно рвануло к мне,  Лойош с его спины перепрыгнул на
    морду, а я откатился в сторону, пока чудовище промчалось там, где я только
    что  был,  и  влетело прямо в  зеркала,  которые,  увы,  ничего с  ним  не
    сотворили.
         Но спина чудовища осталась открыта.
         Я ударил, но оно дернулось, словно чувствовало, что сейчас будет, и я
    промахнулся, а чудовище в это самое время нанесло удар, и мне прилетело по
    голове, перед глазами заплясали пятнышки, мне стало дурно. Я подался назад
    так  быстро,  как  только  мог,  однако чудовище было  еще  быстрее,  и  в
    последний миг я  кувыркнулся вперед,  проползая на четвереньках промеж его
    ног,  позабыв о всяком достоинстве,  и когда вынырнул у него за спиной, то
    ударить даже  не  пытался,  а  просто отскочил на  сколько-нибудь надежное
    расстояние.  Лойош и  Ротса снова и  снова кусали чудовище в спину,  а оно
    снова и снова совершенно игнорировало этот факт.
         Оно  была невероятно проворным.  Нечеловечески быстрым.  Я  подался в
    сторону и  уклонился,  избегая еще  одного размашистого удара  -  клянусь,
    ветер от пролетевшего кулака чуть не сбил меня с ног. Я ожидал возможности
    для  ответного  удара,  но  чудовище  остановилось и  развернулось слишком
    быстро,  я  успел лишь с жадным сожалением скользнуть взглядом по открытой
    спине, а потом зубы клацнули перед самым моим лицом.
         Ротса оказалась слишком близко, я даже ощутил псионический эквивалент
    судорожного вздоха Лойоша,  но пока чудовище пыталась ее сцапать,  у  меня
    образовалась толика секунды,  и я извлек из плаща звездочку и метнул - вот
    тут уже сугубо наудачу, - целясь проклятому чудовищу в глаз.
         Почти попал. Задел бровь - вернее, то место, где она должна быть, - и
    чудовище моргнуло,  отчего звездочка упала на пол;  даже не воткнулась как
    следует.  Да ну?  Я отступил, достал еще одну и попробовал еще раз, на сей
    раз используя всю кисть,  как с метательным ножом,  жертвуя точностью ради
    силы.
         Звездочка  просвистела у  чудовища  над  плечом,  и  я  развернулся и
    пустился бежать по коридору.  Тут рядом,  кажется,  оружейная?  Нет ли там
    чего-нибудь полезного?  Алебарда была бы не лишней,  но я категорически не
    видел  способа,  как  добраться до  нее,  схватить  и  перевести в  нужное
    положение до того, как чудовище разорвет меня на клочки.
         Я метнул нож -  вслепую,  через плечо -  и услышал,  как он звякнул о
    камень.  Глупо;  у  чудовища не хватало мозгов,  чтобы замедлиться.  Снова
    захлопали крылья.  Потом меня  посетила мысль:  в  задней части плаща есть
    кармашек для  всяких полезных мелочей,  в  том  числе там была бутылочка с
    маслом, которым я пользовался, чтобы двери не скрипели, и может быть, если
    я  разолью его  на  пол,  чудовище поскользнется.  Вот только,  во-первых,
    нереально достать что-то  из  кармана в  задней  части  плаща,  не  слижая
    скорости,  чтобы оно меня не сцапало,  а во-вторых,  масла я уже несколько
    лет как не ношу. Но мысль была хорошей, правда ведь?
         Когда я почувствовал горячее дыхание у себя на затылке, я остановился
    и рухнул на пол - во весь рост лицом вниз, закрыв руками голову и прижимая
    локти к бокам;  потом я сказал короткое "уфф", когда чудовище наступило на
    мою левую руку и  та онемела,  я даже усомнился,  цела ли кость.  Чудовище
    начало разворачиваться, но я даже не пытался встать; просто приподнялся на
    колени и прыгнул навстречу, выставив вперед Леди Телдру.
         Чудовище уже поднималось на дыбы,  однако Леди Телдра уже вошла ему в
    бок почти по рукоять, а потом меня подняло в воздух и, клянусь надеждой на
    возрождение, шмякнуло аж об Виррой проклятый потолок. Затем я скорее всего
    упал на пол, но этой части уже не помню.
         Чуть позже -  как  утверждает Лойош,  минут десять спустя -  я  сел и
    осмотрелся.  Я знал, что была драка, и наверное, я победил, но сложить всю
    картину пока не получалось.  Наконец я заметил большого чудовищного урода,
    и  Леди  Телдра торчала чуть  повыше того  места,  где  у  людей находится
    тазовая кость.  Я  подполз к  ней,  извлек из  трупа  и  очистил о  шерсть
    чудовища, пока в моих мозгах собиралось, что и как было.
         Я встал и посмотрел на чудовище.  Бедняга.  Ребенок сбежал и оказался
    одержим демоном, а может, его просто исказило от контакта с потусторонними
    мирами,  не знаю,  и  всю оставшуюся жизнь он провел запертым в камере,  а
    потом встретил такой вот конец. Ребенка мне было жаль.
         Затем я  целую минуту потратил на самоанализ.  Мне его жаль?  С каких
    это пор мне жаль тех,  кого мне приходится убивать?  Ну, оно-то да, но тут
    особый  случай.  Обычно,  когда  мне  приходится кого-то  убивать,  это  в
    результате  их  собственных  сознательных решений.  А  это  чудовище,  это
    существо,  никогда  и  никаких сознательных решений не  принимало.  С  ним
    просто случилось, все и сразу, и в конце концов случился я. Жалкая участь.
    И  ведь винить в  итоге некого.  Ненавижу,  когда выходит так,  что некого
    винить. Обычно я выхожу из такого, сказав "это все Вирра".
         Вирра. Ха.
         "Босс, а что было, когда ты исчез?"
         "Лойош,  когда мы выберемся, у меня с тобой будет длинный разговор, и
    может быть, ты найдешь во всем этом смысл."
         "О, не могу дождаться."
         Я еще раз посмотрел на бедное существо, которое только что прикончил,
    и отвернулся.
         Отличная  работа,   Влад.  Ты  выжил.  И  наверняка  сильно  разозлил
    кое-кого,  как только большого белесого голого урода найдут мертвым.  Я не
    был уверен,  что в этом месте остался кто-то,  кого мне стоило бы бояться,
    однако я не был также уверен, что таких нет.
         Я  вернулся к комнате с зеркалами.  На скуле у меня осталась засохшая
    кровь, и вскоре будет роскошный фингал.
         "Босс, ты просто красавчик."
         "Заткнись."
         Я проверил,  не дрожат ли у меня руки.  Странно,  что такое надо было
    проверять? В общем, дрожали они не слишком. Я был уверен, что ответ в этих
    зеркалах,  или хотя бы изрядная часть ответа. Когда я ударил в одно из них
    Леди Телдрой,  меня отправило в  Чертоги Вирры,  и на меня тут же спустили
    чудовище, что было неплохим подтверждением моей правоты.
         "Босс, есть идеи?"
         "Пока нет. А у тебя?"
         "Да. Давай прикончим всех, кого встретим, и посмотрим, что будет."
         "Только не танцовщицу. Она мне нравится."
         "Ты что-то размяк."
         Я  еще раз взглянул на  труп.  Не  стоит ли  его спрятать?  Я  не был
    уверен,  как подойти к такому делу,  но вообще стоит ли?  Нет,  подумал я,
    учитывая обстоятельства,  то,  что меня за это конкретное убийство возьмут
    под стражу - самый маловероятный исход.
         Опять же тут никого нет...
         Дверь,  которую я только что закрыл,  открылась.  Я прижался к стене,
    кинжал скользнул мне в ладонь, и затаился.
         И  пусть в  меня воткнут сотню флажков и  назовут ярмаркой!  Но  мимо
    прошла троица слуг,  в руках подносы с едой,  спокойно-размеренные, словно
    возникнуть из  комнаты с  зеркалами -  это  самый обычный маршрут из  всех
    возможных,  чтобы подать ужин.  Они не  обернулись,  даже не заметили тушу
    дохлого чудовища всего в двадцати футах в той стороне; просто прошли мимо,
    вниз по спиральной лестнице, не в ногу, как солдаты, но не менее слаженно,
    словно выполняя каждодневный ритуал.  Я скользнул,  наблюдая за ними, пока
    они не скрылись в дверях бального зала.
         "Босс, что за..."
         "Понятия не имею. Не спрашивай."
         "Но ты же помнишь тех троих..."
         "Помню."
         Я пошел следом по лестнице и,  выглянув за дверь, успел заметить, как
    они скрылись за углом. Я держался на достаточном расстоянии и шел за ними,
    длинным и  извилистым маршрутом.  Двое слуг остановились в  кухне,  третий
    пошел дальше.  Когда я подошел к кухне,  изнутри послышались голоса: слуги
    ужинали,  примерно как и рассказывала Доррит.  Я добрался до поворота того
    первого коридора,  по которому вошел сюда, выглянул за угол; слуга как раз
    входил в те покои, где раньше сидел Атрант.
         Вот,  значит, почему кухня пуста: еду доставляют из другого места. Из
    прошлого.  Готовят еду в прошлом и приносят в настоящее.  Ну а почему нет?
    Почему я сам так не поступал, это же вполне обычное дело.
         "Лойош, я уже окончательно сбрендил?"
         "Может быть."
         "Спасибо."
         Я попытался выкинуть из головы все,  что рассказала мне Вирра, потому
    что это никак не помогало мне с основной загадкой.
         Было,  конечно,  искушение  просто  войти  и  поговорить по  душам  с
    Атрантом, требуя ответа. Но я не был уверен, что получу таковой, а потом я
    скорее всего выйду из себя и  прикончу его;  опять же прерывать чужой ужин
    было бы грубо.
         Я вернулся в комнатушку рядом с бальной залой и закрыл дверь.  Теперь
    я  наконец-то мог сделать то,  что хорошо умел,  не раз делал прежде и был
    уверен,  что справлюсь в должной степени:  я ждал. Миновал почти час, пока
    наконец я услышал шаги - та же медленная, размеренно-ритуальная поступь.
         Я ждал,  пока они пройдут мимо,  затем выглянул - да, это были все те
    же трое,  несущие на подносах грязную посуду и  объедки обратно в прошлое,
    где посуду помоют,  а объедки скормят кетнам или другим слугам.  Когда они
    скрылись  из  виду,  я  подождал  еще  минуту  и  последовал  за  ними  на
    достаточном расстоянии.  Я  как  раз  поднимался по  лестнице,  когда  они
    скрылись в комнате с зеркалами.  Кажется, они так и не заметили лежащую на
    полу тушу.
         После  их  исчезновения я  остановился подумать;  разыграть имеющееся
    можно было еще парой вариантов,  но  я  знал,  что хочу сделать.  Оно меня
    царапало уже некоторое время, и хотя это не было частью большой загадки, я
    хотел для начала решить этот вопрос.
         Почти секунду я  пытался придумать причину не делать этого,  а  потом
    вернулся по  всем этим лестницам и  коридорам в  те самые покои,  где меня
    давным-давно -  вчера -  поселили и  накормили.  Из дырки в потолке свисал
    шнур. Я дернул.
         Минуту спустя в дверях с поклоном появился Лашин.
         - Господин, чем могу служить?
         - Немного побеседуем, если не возражаете.
         - Нисколько.
         - Не хотите ли присесть?
         - Если мне будет позволено, господин, я бы предпочел постоять.
         - Как пожелаете.
         Я же сел и с удовольствием вытянул ноги.
         - О чем вы хотели бы побеседовать, господин?
         - О Хевлике.
         Наблюдал я внимательно;  челюсть его определенно напряглась от усилий
    изобразить отсутствие реакции.
         - Что вы желаете знать, сударь?
         Помните, я говорил, что нужен разный подход, чтобы заставить говорить
    разных людей?  Что ж, иногда разный подход нужен даже для разговорить одну
    и  ту же персону,  если речь идет о разных вещах.  Вот,  например,  Лашин:
    иссола,  дворецкий; для него долг, обязанности - это все. Он скорее умрет,
    чем нарушит свой долг,  а  значит,  достаточно развернуть дело так,  чтобы
    один аспект его долга требовал нарушить другой,  и все,  клиент готов.  Но
    если тут личные дела,  которые не имеют отношения к его обязанностям - это
    уже совсем иное дело, и требуется иной способ убеждения.
         Я достал кинжал из поясных ножен справа: мощный клинок, скорее боевой
    нож,  нежели кинжал,  широкий,  хищно изгибающийся к  острию на протяжении
    последних четырех дюймов; при взгляде на такой клинок неизбежно приходят в
    голову  длинные  разрезы снизу  вверх,  из  которых выпадают внутренности.
    Большинству такие картинки в отношении себя, любимых крайне не по нраву.
         Я  держал клинок свободно,  двумя пальцами на  рукояти,  позволив ему
    покачиваться туда-сюда на манер змеи, готовой к удару.
         - Расскажите, что там у вас с Хевликой.
         Веки его распахнулись,  взгляд остановился на ноже -  именно там, где
    мне и нужно.  Я немного подождал,  пока рот Лашина, словно утратив связь с
    прочим организмом, изображает неплохое подобие рыбы.
         - Может, все-таки сядете? - предложил я.
         Он опустился на кровать,  все так же не отрывая взгляда от ножа,  и в
    конце концов сумел выдавить:
         - Как вы узнали?
         Я покачал головой:
         - Вероятно,  вы перепутали, кто здесь задает вопросы, а кто отвечает.
    Я,  -  указал я ножом на собственную грудь,  - спрашиваю. Вы, - направил я
    острие ножа на него, - отвечаете. Начинайте отвечать сейчас же.
         - Я...
         - Да. Вы. Хорошее начало. Вы и Хевлика. Как вы связаны?
         - Я... я позову на помощь.
         - Не думаю,  Лашин,  что я  в это поверю.  Не думаю,  что вы способны
    сейчас издать звук более громкий,  нежели всхлип. Но если хотите - вперед.
    Не знаю, однако, от кого вам сейчас ожидать помощи. Чудовище, что когда-то
    было сыном Атранта, валяется сейчас на балконе над бальной залой, остывает
    и радостно готовится к трупному окоченению. Что до Армарка, думаю, я сумел
    отправить его обратно в то странное и невозможное место,  откуда он вылез,
    хотя могу и ошибаться.  Однако если хотите позвать на помощь - пожалуйста.
    За каждый вопль я порежу вас всего дважды,  и всего один такой порез будет
    на вашей симпатичной физиономии.
         Он взглянул на меня.
         Я  похлопал ножом по ладони и  дал ему еще несколько секунд прикинуть
    варианты событий. Когда Лашин взглянул на дверь, я фыркнул:
         - Нет, это был бы неудачный выбор.
         Он снова взглянул на нож.
         - Мы были...
         - Да. Вы были?
         - Я ее люблю.
         - Да? И как со взаимностью?
         - Она меня ненавидит.
         - Где вы встретились?
         - Я однажды сопровождал господина на выступление и увидел ее.
         - Так-так. На сцене?
         Он кивнул.
         - И  что  потом?  Вы  решили,  что  она обречена стать вашей истинной
    любовью?
         - Я... в вашем исполнении это звучит жалко.
         - Нет,  жалко - это то, как вы устроили, что Гормена изгнали из Дома,
    просто чтобы убрать его с вашего пути.
         - Убрать его? Да я понятия не имел, что между ними что-то есть!
         Лашин, произнося это, смотрел он не на нож, а на меня. И я поверил.
         - То есть это просто чтобы получить его место?  Вы выдумали,  что они
    состоят в отношениях, причем понятия не имели, что это правда, и благодаря
    этому сумели получить место, чтобы быть поближе к ней? В самом деле?
         Он снова опустил взгляд и смотрел теперь на пол, а не на нож. Я понял
    это как "да".
         - И давно вы знаете, что вы полный болван?
         - Лет двести.
         - Чего я никак не пойму -  ну, это примерно одна из тысячи непонятных
    мне вещей...  Как получилось так,  что тогда,  когда вы  сумели заполучить
    должность Гормена,  будучи  слизистым червем,  у  которого  достоинства не
    больше,  чем у пиявки,  - как это Хевлика никогда вас не видела? В смысле,
    даже не знала, что вы где-то рядом?
         - Откуда вы...
         Я  хлопнул плоской стороной лезвия по  ладони.  Он  сглотнул и  резко
    передумал.
         - Таков был приказ лорда Атранта, господин.
         - Но как?
         - Это было нетрудно.  Я  держался в стороне от театра и ее покоев.  А
    она не любитель гулять без дела. Тогда или ее навещал лорд Атрант, или она
    сама выбиралась в деревню.
         - И все?
         - Да, господин.
         - И долго так продолжалось?
         - Не очень,  господин. Примерно до тех пор, пока в особняк можно было
    вселяться,  а  это  случилось меньше ста  лет назад.  В  основном,  как вы
    понимаете,  работали с  магией,  а  не с самим строительством.  Как только
    хозяйство -  то есть сам лорд Атрант,  и лорд Армарк, и Гормен с Доррит, -
    перебрались в особняк,  он отменил то,  прежнее распоряжение. И тогда мы с
    Хевликой впервые встретились на самом деле.
         Я кивнул.
         - Хорошо. Осталось всего девятьсот девяносто девять.
         - Господин?
         Я покачал головой.
         - Теперь объясните вот что: почему?
         - Почему - что, господин?
         - Почему Атрант не хотел, чтобы вы двое встретились?
         - Но я не знаю, господин.
         - Хм.  Доставьте уж  мне удовольствие.  Попробуйте догадаться.  Я  не
    стану злиться на вас,  если вы ошибетесь.  Потому что уже настолько на вас
    зол, что дальше все равно некуда.
         Он развел руками.
         - Почему? - повторил я.
         Лашин с задумчивым видом проговорил:
         - Я  не знаю,  однако в те дни он был очень скрытным.  Всегда следил,
    кто кому что говорит,  и мы подозревали,  что Армарк по его приказу иногда
    накладывает на нас подслушивающие заклинания. Может, поэтому?
         - Хм, - только и мог сказать я. - А теперь, значит, он не таков?
         - Сейчас все иначе, - ответил он.
         - Продолжайте.
         - Сейчас он  просто ограничивает взаимодействие между  этим  местом и
    старым замком.  Слуги,  которые носят еду,  все  глухие,  а  нам запрещено
    путешествовать туда.  Я даже не знаю,  как именно это делают, но слугам-то
    путь открывается.
         - Значит,  поэтому здесь нет стражников. Он не желает приводить их из
    прошлого. Но почему бы тогда просто не нанять местных, из этого времени? А
    заодно и поваров?
         - Не знаю,  господин. Может, так и будет сделано, ведь особняк только
    что закончен.
         - Ладно, - заметил я. - Думаю, от вас я узнал все, что мог.
         - А что теперь будет со мной, господин?
         Я пожал плечами.
         - По-хорошему,  конечно,  стоило  бы  прикончить  вас,  просто  чтобы
    положить конец вашему жалкому существованию.
         На это внятного ответа он не дал.
         - Вы хотите жить, Лашин?
         - Господин? - Он сглотнул. - Да, господин.
         - Хорошо.  Потому что я  останусь здесь.  Ну,  я  имею в виду,  что в
    особняке буду ровно до тех пор, пока не выясню, как отсюда выбраться, но и
    потом я никуда не денусь.  Если вдруг случайно кто-то начнет предпринимать
    законные шаги,  чтобы быть принятым обратно в  Дом,  и если в процессе вам
    зададут  вопросы -  вы  будете  всячески сотрудничать со  следствием и  не
    станете лгать. Ибо если солжете, то умрете. Мы друг друга хорошо поняли?
         - Да, господин.
         - Хорошо.  А  теперь скажите мне вот что.  Почему вы остались?  Чтобы
    быть рядом с ней, потому что вам нравится работа, или просто по инерции?
         - Пожалуй,  верны все причины, - сообщил он, обращаясь к полу. Пол не
    казался впечатленным.
         Я смотрел на него, он же пытался не смотреть на меня.
         - Неважно,  - проговорил я. - Думаю, вы сумели сделать свою жизнь еще
    более жалкой,  чем все,  что могу придумать я.  Продолжайте в том же духе.
    Ничего не  говорите,  просто идите прочь и  занимайтесь тем,  чем  вам там
    полагается. Если мне что-то будет нужно, я позвоню.
         Лашин  не  сказал даже  "да,  господин",  что  может  дать  намек  на
    состояние, в котором он пребывал.
         Дверь за ним закрылась.  Я надеялся, что все скоро закончится, а то я
    уже проголодался.
    
         16. Этюд в медовых тонах
    
         Я  дал  Лашину время  убраться с  горизонта,  затем  пошел  обратно к
    бальной зале, поднялся на балкон и остановился перед дверью в театр. Вдох,
    выдох, открыть...
         И вот я уже сидел.
         К  таким переносам труднее всего привыкнуть.  Я  оказался не в том же
    месте,  что в прошлый раз,  но почти -  где-то на один ряд впереди и двумя
    креслами правее,  примерно так.  Что само по себе могло многое значить для
    кого-то, у кого мозги работают не так, как у меня.
         Хевлики не было,  и я настроился на ожидание.  Почему я был настолько
    убежден, что рано или поздно она тут непременно появится - трудно сказать,
    но я был убежден,  и примерно через полчаса оказалось,  что я прав, потому
    что она появилась -  просто взошла на сцену.  И сразу заметила меня,  ведь
    она всегда обращает внимание на зрителей. Она так сказала.
         Она  спрыгнула со  сцены,  подошла и  опустилась на  сидение рядом со
    мной. И словно по протоколу, смотрела прямо вперед.
         - Вы меня правда не узнали? - спросил я.
         - Узнала, конечно. Вы ведь были здесь вчера.
         - Я имел в виду, раньше.
         - Не понимаю.
         - Мы встречались раньше, под вывеской семи самоцветных камней.
         Она на миг свела брови, потом повернулась ко мне.
         - Так это были вы?
         Я кивнул.
         Какое-то  время она  изучала меня,  явно не  узнавая -  для некоторых
    драгаэрян мы действительно все на одно лицо; затем покосилась на мою левую
    руку и кивнула.
         - Да, теперь вспомнила.
         Я кивнул.
         - Но как это возможно?
         - Это трудно объяснить.
         - Однако выходцы с Востока... - она замялась, а я кивнул:
         - Да, мы обычно столько не живем. Я сжульничал.
         - Я не понимаю.
         - Я  тоже,  вот  честно.  Однако помните ту  беседу несколько сот лет
    назад? Для меня это было несколько часов назад.
         - Особняк.
         - Ага.
         - Кто вы такой?
         - Владимир Талтош,  граф Сурке милостью Ее Величества, бывший джарег,
    а ныне путешественник, нехикста и ценитель доброй еды и выпивки.
         - Одно слово я не поняла. Это на сариоле?
         - Нет,  это  из  языка котавров.  Меня так  однажды назвали.  Она это
    перевела как "тот, кто порезался дважды одним и тем же ножом".
         - Непохоже на комплимент.
         - Я  так понял,  этим словом обычно называют детей,  которые никак не
    научаться не  совать свой  нос  куда не  следует.  Я  уверен,  должен быть
    какой-нибудь  осквернитель культурных учений,  способный объяснить всю  их
    важность, причем совершенно неправильно.
         - Я не слишком хорошо помню ту,  прошлую беседу.  Только что вы тогда
    задавали очень много вопросов.
         - И еще предупредил вас не доверять Лашину.
         Она нахмурилась.
         - Да, было что-то такое. И я и правда не доверяю ему.
         - Это он устроил, чтобы Гормена изгнали из Дома Иссолы.
         Она снова взглянула мне прямо в глаза, на сей раз не отворачиваясь.
         - Зачем он это сделал?
         - Он влюбился в вас.
         Лицо  ее  преисполнилось отвращения с  некоторым оттенком неверия.  Я
    отвернулся, разглядывая сцену, чтобы дать ей придти в себя.
         - Зачем вы рассказываете мне об этом?
         - Честно говоря, сам не уверен. Но мне показалось, вам следует знать.
    Кроме того,  Гормен мне даже нравился - до того, как он подсыпал мне зелье
    и попытался допросить меня.
         - Не верю, что он так поступил.
         - Ему приказали.
         - Когда это случилось?
         - Несколько сот лет назад. Или еще сегодня, смотря как считать.
         - Гормен, - повторила танцовщица. - Он...
         - Это ведь нелегко, жить под одним кровом?
         Она кашлянула и отвернулась к сцене.
         - Это несколько личный вопрос.
         - Я задавал и более личные, тогда, в прошлом.
         - Правда? Не помню. И не понимаю, с чего бы мне на них отвечать.
         - Я тоже, кстати, потому что это не в духе иссол.
         - Возможно, тогда все было ближе к... - она словно подыскивала слова,
    чтобы сказать то,  о  чем не хотела говорить,  -  к тому,  что случилось с
    Горменом. Я тогда была сама не своя. Что это?
         - Хмм? О чем вы?
         - У вас пальцы дрожат.
         Я усилием воли убрал эту дрожь.
         - Просто мне хочется кого-то  прикончить,  но  здесь нет никого,  кто
    этого заслуживает.  Лашин -  гад, но для меня одного этого маловато, чтобы
    всадить кинжал ему в глаз.
         - Я... даже вообразить не могу, каково это.
         - Правда? Вы что же, никогда ни на кого по-настоящему не злились?
         - Ну - злилась, конечно же.
         - Тогда все вы знаете.
         - Что ж, пусть так.
         Мы немного помолчали.
         - А тогда,  -  наконец проговорила Хевлика,  -  вы объяснили,  что вы
    вообще делаете?
         - Вроде того.
         - Хотите попробовать еще раз? Я помогу, если сумею.
         - Ладно. Вы знаете о зеркалах?
         - Конечно, я в той комнате практикуюсь каждый день.
         - Нет, другая комната с зеркалами.
         - А. Туда мне нельзя.
         - В целом это магический фокус для всего этого места.
         - Наверное, так и есть. Но мне неизвестны подробности, а в волшебстве
    я не особенно искушена - знаю только то, что знают все.
         Трудно объяснять кому-то то, что сам не понимаешь.
         - Что ж,  -  сказал я,  -  я  кое-что понял.  Особняк не был построен
    здесь,  он здесь появился. Эту часть мозаики я сложил, когда увидел гнилые
    растения... не суть важно. Я нашел пещеру, помеченную волшебными рунами, и
    это было... нечто вроде якоря, понятно? Когда строили особняк, одна из его
    частей должна была...
         Я замолчал.
         - Что такое? - чуть погодя спросила она.
         - Думаю,  я понял, - проговорил я. - Дороги, коридоры, двери, зеркала
    с некромантией.  Зеркала обеспечивают преображение физического перемещения
    в  перемещение сквозь миры,  что порой обозначает "сквозь время".  Вот как
    особняк попал сюда. Есть места, на которых он заякорен - пещера под винным
    погребом,  и  Чертоги Правосудия,  и  то  место в  прошлом,  где  началось
    строительство. Зеркала работают как окна у Морролана...
         - У кого?
         - Э,  неважно.  Суть в  том,  что все пути в особняк контролируются с
    помощью зеркал,  и  они  вроде как  сложены стопкой один на  другой.  Идея
    Атранта была  в  том,  чтобы создавать дополнительные проходы в  различные
    миры,  куда можно попасть просто открыв одну из  дверей или  сделав шаг по
    коридору. - Тут я нахмурился. - Только он этого еще не сделал. Пока у него
    есть только путь в Чертоги, путь в будущее из внутреннего дворика и путь в
    прошлое -  изначальные якоря.  Он  не  построил ни один из таких путей,  а
    просто сделал места,  куда они могут вести, поэтому прямо сейчас получился
    набор  странных  комнат,  находящихся в  странных  местах:  он  вроде  как
    приготовил целую кучу ножен,  в  которые пока не  вложил кинжалы.  Почему,
    кстати? А, ну да. Лашин сказал, что особняк только-только закончен.
         Хевлика кивнула.
         - Мы переместились два дня назад. Я уже много лет жила в особняке, но
    он стоял рядом со старым замком на берегу реки, а потом мы вдруг оказались
    здесь.
         - Значит, вот в чем суть, - проговорил я. - Время.
         - То есть?
         - Пути в пространстве -  онн же и пути во времени,  если перемещаться
    между мирами.  Уверен,  будь здесь Некромантка,  она бы объяснила это куда
    понятнее, а меня на большее не хватает.
         - Я не...
         - Это все Тетия, и вы, и Лашин с Горменом.
         - Я никогда не встречала Тетию.
         - Да, именно так. Потому что она умерла, знаете ли.
         - Когда?
         - Вот-вот.  Когда.  Когда и  где.  Эта часть пока никак не сойдется у
    меня в голове, но именно здесь ключ ко всему.
         - Я за вами не поспеваю.
         - Тетия умерла здесь,  в особняке,  в прошлом,  но попала в ловушку в
    настоящем.
         Она покачала головой.
         - Попробуйте с  другой стороны:  Тетия пару сотен лет занималась тем,
    что накладывала все нужные заклинания.  Вы ее не встречали,  потому что ее
    часть работы требовала пребывания в будущем.
         - В будущем?
         - Ну да, в тогдашнем будущем, в нынешнем настоящем.
         - Я не...  погодите,  кажется,  я понимаю,  о чем вы. Она делала свою
    работу здесь,  под  Адриланкой,  в  том  времени и  месте,  где должен был
    оказаться особняк.
         - Да, накладывала заклинания, которые позволят ему существовать.
         - Но как она сюда попала? Как она переместилась во времени?
         - У меня голова раскалывается.
         - Простите.
         - Нет,  все нормально,  я справлюсь.  Смотрите:  на самом деле она во
    времени не  перемещалась.  В  Чертогах Правосудия можно  выбирать время  и
    место достаточно свободно -  наверное,  там их вообще бесконечно много, не
    знаю.  Но  пока  Атрант  руководил постройкой физической структуры,  Тетия
    оставалась в  Чертогах Правосудия,  создавая магические связи,  которые бы
    соответствовали ей.  И  когда они  оба закончили работу,  особняк появился
    здесь.
         - Но Тетия была...
         - Да,  да.  Она была в  Чертогах Правосудия,  ее заклинания создавали
    пути в  здесь и  сейчас,  и  она  была здесь и  сейчас,  а  ее  заклинания
    создавали пути в Чертоги.
         - Но вы сказали, что она не путешествовала во времени. Этого я уже не
    понимаю.
         - Ага, я тоже.
         Я  и  правда чувствовал себя  на  волосок от  приступа головной боли.
    Знакомо вам ощущение,  когда кусочки мозаики сошлись и все внезапно обрело
    смысл? Вот оно мне больше нравится.
         - Так,  -  медленно проговорил я,  прокручивая все  это  у  себя  под
    черепом,  - в Чертогах Правосудия, когда путешествуешь между мирами, время
    и место -  это части одного целого.  И если она была в Чертогах, она могла
    найти место, которое также и время. Вот с чем она соединяла особняк. Можно
    полагать  его   местом  и   временем,   которые  находятся  над   нашим  и
    соприкасаются с ним. Вот почему Тетия называла его платформой.
         - В этом уже есть сколько-то смысла. Но что тогда с ней случилось?
         - Вот это я и собираюсь выяснить.
         Она кивнула.
         - Тут есть волшебник. Возможно...
         - Да, Армарк. От него помощи было немного. И почти уверен, что больше
    его с нами нет.
         - О?
         Я  воспринял это  как приглашение объяснить подробнее и  отказал,  не
    сказав ничего.  Хевлика решила,  что  это прекрасный ход и  сделала то  же
    самое. Я нарушил молчание первым.
         - Как вы?
         - Господин?
         - После того,  что я вам рассказал. О Гормене и Лашине. Что вы будете
    делать дальше?
         - Мне нужно немного времени, чтобы обдумать это.
         - Вам будет трудно нормально вести себя с Лашином? Ну, если вы вообще
    этого пожелаете?
         - Не знаю.
         Я покачал головой.
         - Просто не понимаю. В голове не умещается.
         - Что именно?
         - Вы двое.  Вы и Гормен,  в смысле. Вы вместе, все прекрасно, а потом
    его Дом меняется,  и -  бац!  -  все стало иначе.  Ведь дело даже не в его
    положении,  потому что оно осталось тем же  самым.  Иным стал Дом.  Как вы
    могли позволить...
         Тут  я  остановился,  уставившись в  пространство.  Она  молчала  еще
    несколько секунд, потом спросила:
         - Что?
         Я покачал головой, приводя хоровод мыслей в относительный порядок.
         - Вот оно, - наконец проговорил я. - Теперь все сходится. Дома. Цикл.
    Империя. Катастрофа. Застой. Катализатор. Все.
         Хевлика терпеливо ожидала объяснения,  но когда я начал вставать, она
    заметила:
         - Влад, нельзя же вот так все бросить.
         Голос ее был несколько удивленным, но она была права. Я снова сел.
         - Простите.  Слишком много и слишком быстро.  И -  да,  это влияет на
    вас.
         - Как и что?
         - Не уверен, что смогу объяснить; скажу только, что с вами - я имею в
    виду,  со всеми вами,  драгаэрянами, - изрядно... поработали. Это проникло
    во  все,  что вы  делаете,  даже в  то,  в  кого вы  можете позволить себе
    влюбиться, и сделано это было целенаправленно. Дженойны хотели посмотреть,
    что получится.
         - Ах...
         - Вы  очень воспитанная персона.  Даже не  сказали "вы с  ума сошли",
    очень мило с вашей стороны.
         Улыбка ее  была классической улыбкой иссолы,  но  Хевлика не сказала,
    что я неправ.
         - Верить или нет,  дело ваше.  Я  многое из  этого знаю уже несколько
    лет,  кое-что выяснил относительно недавно, а сейчас все сложилось воедино
    и голова у меня раскалывается. Однако скажите мне вот что: почему вступить
    в брак с кем-то из другого Дома - столь немыслимое дело?
         - О, потому что... вы не поймете.
         - Нет, не пойму. Забавно другое: вы тоже не понимаете. Вы это знаете,
    вы это чувствуете, но не понимаете.
         Она посмотрела на меня, потом медленно повернулась обратно к сцене.
         - Простите,  -  проговорил я.  -  Вам,  наверное, неудобно говорить о
    таком.
         - Тогда,   возможно,  поговорим  о  ваших  трудностях?  -  предложила
    Хевлика.
         - Конечно.
         - Может быть, объясните? В смысле, что именно вы пытаетесь сделать.
         Я пожал плечами.
         - Хорошо.  Есть девочка,  ее  зовут Девера.  Она родилась в  Чертогах
    Правосудия. Ее бабушка - богиня, ее...
         - Какая богиня?
         - Вирра. Ее отец - тень Киерона Завоевателя.
         - Продолжайте.
         Я  моргнул.  Что  ж,  хорошо,  если она  принимает все  это как нечто
    возможное,  могу с тем же успехом выдать и остальное. Я коротко пересказал
    все  разговоры,   которые  тут  разговаривал,  все  вещи,  которые  видел,
    странности с  комнатами и коридорами,  выводы насчет леди Атрант и зеркал.
    Хевлика ничего не  говорила,  но  пару раз  кивала насчет выводов,  а  еще
    поморщилась,  когда  я  говорил об  убийстве Армарка и  чудовища,  которое
    когда-то было сыном Атранта.
         Когда я закончил, танцовщица долго молчала, потом заметила:
         - Девера.
         - Что насчет нее?
         - Вы  описали,  как  Девера  появляется и  исчезает.  Почему она  так
    делает?
         - Хм. Да. Наверное, я думал, что это часть ее природы.
         - Но это ведь не отет, правда?
         - Нет, не ответ. Вы правы.
         - Итак?
         - Итак,  вы задали правильный вопрос, а теперь где мне искать на него
    ответ?
         - Тут уж я вам помочь не могу.
         - Каждый раз,  когда вы говорите,  что не можете мне помочь, за этими
    словами следует очередной урок.
         Она улыбнулась, по-прежнему глядя на сцену.
         - Думаю, это больше ваша заслуга, нежели моя.
         - Быть может.  Что ж,  пусть так. Это не природа Деверы, иначе она бы
    все время так делала. И это не свойство особняка, потому что с другими тут
    такого не происходит.
         - Отсюда вывод?
         - Взаимодействие.
         Она кивнула, я рассмеялся.
         - Вот  и  отлично.  Чтобы понять,  как  тут  все работает,  я  должен
    выяснить,  почему  Девера все  время  исчезает,  и  для  этого  мне  нужно
    разобраться, как тут все работает.
         Она снова улыбнулась в сторону сцены. На месте балкона я бы уже начал
    завидовать.
         - Что ж,  -  заметила она,  - никто из остальных не исчезает. Так что
    поговорить можно со многими.
         Я фыркнул:
         - Это да, вы правы, но есть исключение...
         - Какое?
         - Тетия.
         - А что Тетия?
         - Она тоже внезапно исчезла.
         - Но ведь она призрак? Вы сказали, что она призрак, а призракам вроде
    бы так и положено себя вести...
         - Не знаю. Я прежде встречал только одного.
         Хевлика кивнула.
         - А я вообще их никогда не видела.
         - Кроме того,  думаю,  она  ограничена лишь  той  комнатой,  неважно,
    призрак она или что-то еще.
         Она кивнула.
         - Да, это похоже на правду.
         - Так что я, наверное, схожу побеседую с ней.
         Она кивнула.
         - Вряд ли мы еще увидимся.
         - Рада была пообщаться.
         - Спасибо вам. И за танец тоже.
         Она улыбнулась и кивнула, а я вышел через дверь.
    
         У меня возникла теория.
         Я вернулся в те покои,  где спал, и дважды дернул свисавший с потолка
    шнур.  Подождал.  Ждать пришлось куда больше, чем следовало бы, и я решил,
    что теория ошибочна,  а  может,  слуги совсем обленились,  но тут появился
    Гормен, и вид у него был весьма нерешительный.
         - Сударь, вы позвонили дважды.
         - Да.
         - Лашина вызывают одним звонком, а меня - тремя, и я не был уверен...
         - О, это моя ошибка. Я имел в виду вас.
         - Хорошо, сударь.
         - А два звонка - это кто?
         - В настоящее время - никто.
         - Ну конечно. Я бы хотел поговорить с вами. Не присядете?
         - Я предпочел бы постоять, сударь.
         Я знал,  что он ответит именно так,  но должен был спросить. Сам же я
    опустился на стул.  Это походило на второй акт небольшой драмы,  которую я
    час назад разыграл с Лашином.  А может,  там была репетиция,  а здесь само
    представление.
         - Вы же помните, меня, да? - проговорил я.
         - Да, сударь.
         - Я имел в виду -  раньше,  когда вы подсыпали мне зелье и попытались
    меня допросить.
         Взгляд его был направлен куда-то сквозь меня, он молчал.
         - Отвечайте, - велел я. - Вы меня помните?
         - Я сперва не узнал вас. А потом не был уверен.
         - Но теперь узнали, и уверены.
         - Да, сударь.
         - Хорошо.  Знаете,  я этим не слишком доволен. Особенно учитывая, что
    для меня это произошло не далее как вчера.  Но вы ведь это и  заподозрили,
    верно?
         Он снова смотрел сквозь меня. Если это повторится, он рискует вызвать
    мое раздражение.
         - Отвечайте, - велел я. - Вы это заподозрили?
         Он кивнул.
         - Значит, вы знаете о путях сквозь время.
         - Я...  знаю,  что  есть  странные вещи.  Есть  помещения,  куда  нам
    запрещено входить,  и ограничения, с кем нам позволено говорить. И я давно
    знал,  что  мой господин Атрант пытается решить задачу структуры,  которая
    может проникать в иные миры.
         - Но вы не знали, что задача решена?
         - Тогда не знал, - ответил он.
         - А когда?
         - Два дня назад я услышал крик.  Я попытался найти, кто и где кричал,
    и заблудился. А когда подошел к окну - увидел, что мы на краю утеса.
         - И  это  было для  вас первым подтверждением,  что переместился весь
    особняк?
         - Да, сударь.
         - А кто кричал?
         - Не знаю, сударь. Я спросил Армарка, знает ли он что-нибудь об этом,
    и он сказал, что это не мое дело.
         Так.  Отдайте мне  честь и  назовите генералом.  Этого я  не  ожидал.
    Загадочный крик,  и  особняк тут же  переносится на новое место.  Еще один
    кусочек мозаики.  С  минуту  все  это  крутилось у  меня  в  голове,  и  я
    проговорил:
         - Так,  это, конечно, интересно, однако с вами я собирался поговорить
    совсем о другом.
         Он кашлянул.
         - Да, наверное, о другом.
         - И вовсе не о тех неприятных событиях, которые имели место, когда мы
    встретились существенно раньше.
         - Сударь?
         - Речь о Хевлике.
         Челюсти его сжались,  он снова смотрел сквозь меня.  Я подождал, пока
    он придет в себя, и наконец Гормен проговорил - намного тише:
         - А что насчет нее?
         - Я знаю,  что случилось.  Я знаю,  кто устроил, чтобы вас изгнали из
    Дома.
         - Да, - ответил он, - Лашин. Он был в нее влюблен.
         Я моргнул. Однако. Еще один сюрприз.
         - Что ж, - сказал я, - не думал, что вы в курсе. И когда вы узнали?
         - Когда он появился здесь. Лет двести назад.
         - И вы даже не поговорили с ним?
         - Нам нечего было сказать друг другу, сударь.
         - И вы никогда не говорили об этом с ней?
         - Но как я мог?
         - И правда, как вы могли. Скажите мне тогда вот что...
         - Сударь?
         - Еда. Ее доставляют из старого замка?
         - Да, сударь.
         - Слуги готовят еду, а потом приносят через комнату с зеркалами?
         Он кивнул.
         - Почему?
         - Сударь?
         - Почему  не  перевести слуг  сюда?  Здесь  отличная  кухня,  большая
    кладовая. Почему не использовать их?
         - Не знаю, сударь.
         - Хорошо. Да. Отлично.
         - Я не понимаю.
         - А вот я, кажется, начинаю понимать.
         - Что...
         - Нет,  не спрашивайте.  У меня это еще крутится в голове,  и все еще
    есть вещи,  которых я не понимаю.  Но это зеркала,  и Армарк,  и Атрант. И
    парадный вход.
         - Парадный вход, сударь?
         - Когда я  в  первый раз говорил с  Атрантом,  он был удивлен,  что я
    сумел  войти,   а  потом  был  удивлен,   что  двери  парадного  входа  не
    открывается. Вы когда-нибудь через них выходили или входили?
         - Конечно, много раз.
         - Я имел в виду - с тех пор, как особняк оказался здесь, на утесе.
         - А. Нет, не имел такой возможности.
         - Точно. А что с другой дверью?
         - С какой такой другой дверью, сударь?
         - Вот-вот. Чтобы дом таких размеров имел лишь один вход-выход?
         - Ну, есть еще дверь во дворик.
         - Да, и боковая, которая ведет... никогда ею не пользовались?
         - Нет, сударь.
         - И не пытайтесь. Одно огорчение.
         - Да, сударь.
         Некромантические пути в иные миры,  двери, которые открываюься в иные
    времена, но не полностью, потому что ходить куда угодно нельзя...
         - Вы в порядке, сударь?
         - Голова раскалывается.
         - Не хотите ли студенцового отвара? Очень эффективное средство...
         - Нет-нет, все пройдет.
         - Да, сударь.
         - Как только разберусь во всем этом.
         - Конечно, сударь.
         - Катастрофа Адрона изменила все.
         - Сударь?
         - Я  наконец-то  начинаю понимать,  что это значит.  Вы  не  поймете,
    потому что  сами ее  пережили,  для  вас  все  это  было частью общей цепи
    событий. А я, похоже, понял.
         - Я не...
         - История драгаэрян,  как ее  понимают,  началась во взрыве,  который
    породил Великое Море Хаоса, и завершилась Катастрофой Адрона.
         Взгляд Гормена показывал,  что он не хочет спорить с  безумцем.  Я не
    обратил на это внимания и продолжал:
         - Сейчас  вы  живете  по  инерции.  Однако  прежние правила больше не
    действуют.  Все меняется.  Дома.  Цикл.  Все.  И вы,  старина, можете быть
    частью этих изменений.
         - Да, сударь, несомненно...
         - И чтобы стать этой частью,  вам только и нужно, что подойти прямо к
    Хевлике и сказать "я тебя люблю".  Все. Более романтичного убий... выходца
    с  Востока вы  точно не  встретите.  Но это правда.  Вот как появилось это
    место, Особняк-на-обрыве. Часть все того же сдвига, сотворившего прорехи в
    ткани мироздания.  Сотрясается все.  И что точно изменится,  так это Дома.
    Так что вперед, действуйте. Просто подойдите к ней...
         - Я не смогу.
         Я  посмотрел на него.  Я подумал о Коти,  о том,  как она когда-то на
    меня смотрела, и как смотрит сейчас, и я хотел врезать этому идиоту стулом
    по башке. Да, это не мое дело. Но уж очень хочется.
         - Что ж,  - проговорил я, - тогда почему бы вам для начала хотя бы не
    пойти посмотреть, как она танцует? Посмотрим, что будет дальше.
         Он вздохнул.
         - Если бы я только мог.
         - А почему нет?
         - Мои обязанности...
         - Да.  Есть у  меня предчувствие,  что ваши обязанности вскоре станут
    заметно легче.  Я  бы  пошел и  посмотрел на  нее,  когда она танцует.  Ей
    нравится, когда у нее есть зрители.
         - Я... хорошо. И... сударь?
         - Хмм?
         - Я прошу прощения.
         - За что?
         - За то зелье.
         - А.  Я никогда не виню кинжал за то,  куда он направлен.  Ну,  почти
    никогда.
         - Спасибо, сударь.
         - Послушайте.  Я  не пытаюсь указывать вам,  что делать...  хотя нет,
    именно это я и пытаюсь. Но просто хочу, чтобы вы знали: я сказал пару слов
    Лашину,  и если вы пойдете в Дом Иссолы и заявите, что все это было ложью,
    то он подтвердит.
         - Сударь, вы полагаете, что подтвердит?
         - Да.  Во Дворце, в крыле Иорича, есть такой адвокат Перисил, он либо
    поможет вам,  либо отправит к  тому,  кто поможет.  Уж  если он работал на
    выходца с  Востока,  то и  с  теклой поладит.  Так что,  может быть,  вы и
    сумеете  все  исправить,  не  поднимая вопрос  разных  Домов.  Однако  мне
    все-таки кажется,  что не стоит тратить на это времени. Впрочем, подумайте
    - и поступайте так, как пожелаете, черт его побери.
         - Спасибо, сударь.
         - Это все,  - махнул я рукой. Вот всегда так хотел сделать со слугой,
    а с Такко просто не посмел бы.
         Гормен не нашел в этом ничего странного,  просто поклонился и ушел по
    своим делам. А я сидел и размышлял.
         Что  мне правда хотелось,  так это задать Армарку несколько вопросов.
    Увы, я сам же сделал это невозможным.
         "Босс, план будет?"
         "Почти составил."
         "Этого-то я и боялся. Мне всегда страшно, когда у тебя есть план."
         "Ага, мне тоже."
    
         17. Замок Атранта
    
         Я добрался до комнаты с длинным столом, никого по дороге не встретив.
    Вошел,  как ни в чем не бывало,  сел, подождал. Ощутил некоторое затухание
    чувств,  как и раньше, но на сей раз не настолько сильное - странное слово
    для обозначения снижения интенсивности,  ну да вы поняли, о чем я. Я ждал,
    а когда ждать надоело, проговорил:
         - Тетия, это Влад. Есть у вас минутка?
         Снова потянулось ожидание,  и  столь простые слова перестали казаться
    такими уж умными. Я уже начал было придумывать другой способ ее дозваться,
    но тут Лойош сообщил:
         "Босс!"
         Я развернулся,  и вот она, на стуле в том конце стола. Я присмотрелся
    внимательнее,  и насколько мог разглядеть, обивка на стуле не была примята
    - а  должна  была  бы,   сиди  она  там  вживую.  Однако  я  видел  ее,  и
    предположительно мы  могли слышать друг друга,  так что кому какое дело до
    всего остального? Материя не первична, Талтош, и ты это знаешь.
         - Привет, - кивнул я, - помните меня?
         - Влад, - кивнула она.
         - Хорошо. Значит, время все же... неважно. Можем мы поговорить?
         - Мы уже разговариваем.
         - Ага. Вы сказали, что построили это место. Эту "платформу".
         - Нет. Я ее разработала. Строил мой отец.
         - Точно.  Но вы разобрались,  как заякорить ее в Чертогах Правосудия,
    чтобы "платформа" могла пересекать различные миры.
         - Она не заякорена в Чертогах, а просто пересекает их.
         - Ладно. Но скажите вот что: почему вы исчезаете?
         - Не знаю. А это важно?
         - Я хочу понять, как работает платформа, а это часть всего процесса.
         - Вы некромант?
         - Нет.
         - Тогда я вряд ли сумею объяснить.
         - А если попробовать?
         Она кивнула.  Я подумал,  что как раз был бы соответствующий,  ну или
    как  минимум иронический момент,  чтобы она исчезла -  но  хвала Вирре,  в
    кои-то веки мироздание оставило иронию в стороне.
         - Попробуем так.  У вас есть колдовской дружок. Вы понимаете механизм
    вашего с ним общения?
         - Нет, но любопытно было бы понять.
         - А. Что ж, ладно. Зайдем с другой стороны. Вы говорите, я исчезаю. Я
    не  исчезаю,  на  самом деле  даже  не  двигаюсь с  места.  Ну,  почти.  Я
    поворачиваюсь.
         - Поворачиваетесь. Ладно. Я весь внимание.
         - Вот почему это происходит так беспорядочно.  Прямо сейчас я активно
    пытаюсь остаться на месте,  ибо малейшее изменение местоположения... - она
    улыбнулась, - я почти пошевелилась, чтобы продемонстрировать. В общем, это
    переведет меня в иное состояние.
         - Слушаю очень внимательно.
         - Время и место кажутся самостоятельными вещами, но на самом деле это
    не так.  Они -  одно и то же.  Это существенно,  ибо там,  где я родилась,
    место и время объединены,  как...  - и тут она, сделав разочарованный вид,
    исчезла.  Я уж было хотел чертыхнуться, но тут Тетия появилась снова. Я не
    стал говорить ей,  что  как минимум часть сказанного уже разгадал сам,  не
    хотел прерывать объяснение.
         А она проговорила:
         - Вы понимаете, что значит быть богом или демоном?
         - Да,  это значит,  что можно в  одно и то же время проявляться более
    чем в одном месте. Так вы божество или демон?
         - Ни то,  ни другое.  Иначе я  бы могла управлять этим процессом и не
    перемещалась вот так.
         - Не понимаю.
         - Знаю.  -  Она свела брови. - Так, попробую объяснить. Получить силу
    божества или  демона -  значит обрести восприятие связей между  различными
    мирами,   получить  способность  перемещаться  по  ним  и  делать  это  по
    собственной воле.  Если силы этой у вас нет, а есть только факт рождения в
    месте,  где они встречаются -  вы их всегда видите, иногда перемещаетесь и
    лишь изредка управляете этим перемещением. Так понятно?
         Я медленно кивнул.
         - Да, конечно.
         Она молчала,  пока я сравнивал ее слова с тем, что знал о Девере. Да,
    в этом был смысл, однако...
         - Так,  вот еще чего я не пойму.  Как же так вышло, что вы родились в
    Чертогах Правосудия?
         - Этого я не знаю, - ответила Тетия. - Но очень хотела бы.
         И я тоже.
         - Может, я выясню, - сообщил я.
         Она слегка улыбнулась.
         - Может быть.
         И как же все это связано с тем,  как мы с Лойошем общаемся?  И почему
    Девера вроде бы способна перемещаться куда захочет - везде, но не здесь? И
    как...
         - Еще один вопрос.
         - Я все еще тут, - заметила она.
         - Эта  комната.  Эффекты,  которые она  порождает.  Как  такое вообще
    возможно?  Это не  волшебство,  ведь я  защищен от  волшебства.  Похоже на
    псионику,  однако от  нее я  тоже защищен.  Вы сказали,  это природа этого
    места, но я не понимаю, как такое возможно.
         - Это своего рода искусство,  - объяснила она. - Валлисты его изучали
    тысячелетиями.  Окна,  цвета,  наклон и высота стульев:  все в сочетании и
    порождает такой эффект.
         - Думаю, тут есть нечто большее.
         - О,  конечно.  Но сердце всего -  именно в  этом.  Эти чувства стали
    частью того,  кто разработал комнату, и частью всех ремесленников, которые
    над ней трудились. Вы вносите свой вклад автоматически - вдыхаете, а потом
    выдыхаете в дело рук своих.
         - Хм. Похоже на колдовство.
         - Искусство Востока. Я слышала о колдовстве, но ничего о нем не знаю.
         - Я не утверждаю,  что это колдовство,  просто ваше объяснение звучит
    довольно похоже. Или, точнее сказать, ощущается довольно похоже.
         - Это такое же искусство,  как и волшебство,  но в результате чувства
    становятся неотделимы от  помещения.  Как  я  уже сказала,  с  вами эффект
    сильнее,  чем если бы вы были человеком,  - Тетия была достаточно вежлива,
    чтобы не  добавить "потому что у  вас более слабое сознание" или что-то  в
    том же духе.
         - Вроде бы понял, - проговорил я, хотя это было не совсем так. Я и до
    сих пор не понимаю. Но если повезет, мне и не понадобится. Я получил ответ
    на  тот  вопрос,  который хотел задать,  что  само  по  себе  было поводом
    отпраздновать сей факт,  будь у  меня чем праздновать.  Эх,  мне бы сейчас
    того вина Вирры...
         - Что вы знаете о вашем состоянии? - спросил я.
         - Я не совсем его понимаю. Чувствую, словно бы я умерла. Но я здесь.
         - А что вы помните?
         - Как я бежала.
         - Куда-то или от кого-то?
         - Думаю, от кого-то.
         - А от кого именно?
         - Не знаю.
         - Что ж. Но вы не очень похожи на призрака.
         - А насколько хорошо вы знакомы с призраками?
         - Немного знаком. Лучше скажите вот что: чего вы хотите?
         Она довольно долго молчала, затем произнесла:
         - Если я  мертва,  то хотела бы освободиться,  и  тогда я вольна буду
    идти дальше, или обрести покой, или реинкарнироваться, как решит судьба.
         - Но что же может держать вас здесь?
         - Не знаю. Но это должна быть некромантия.
         - Армарк, - проговорил я.
         - Кто?
         Вот правда,  очень удручает, когда понимаешь, что убил какого-то гада
    до того,  как узнал,  сколько он на самом деле натворил, и в результате не
    получил от убийства должного удовлетворения.  Со мной такое впервые. Ну да
    ладно.
         - Неважно, - ответил я. - Демон. Его больше нет. Вопрос - почему.
         - Я не знаю.
         - Думаю,  знаю я, - сказал я. - А еще - думаю, что знаю, почему здесь
    я.
         - О, многие из нас этого так никогда и не узнают.
         Я фыркнул.
         - Я имел в виду более узкий смысл. Думаю, это сделали вы.
         - Что сделала?
         - Когда вы умирали - вы потянулись к Чертогам и получили помощь.
         - Я этого не помню.
         - Да,  вы не помните,  как умирали. Но думаю, вы попросили о помощи у
    богов, а вместо них сумели позвать Деверу.
         - А кто такая Девера?
         - Не божество.
         - Ах так. Значит, у меня не получилось.
         - Полагаю,  в общем и целом получилось.  А я как раз сейчас доделываю
    остальное.
         - Я не понимаю.
         - Отлично, значит, мы квиты. Расскажете мне еще кое о чем?
         - Все, что угодно.
         - Как выглядит проводник для вашего Дома?
         - Проводник?
         - Я не знаю нужного слова. Драконы запоминают книгу, чтобы знать, как
    ориентироваться  на  Дорогах  Мертвых.  У  ястребов  есть  кольцо-печатка,
    которое действует как проводник.  У джарегов - подвеска, которая действует
    как кольцо, а тиассы делают себе татуировку, которая работает как книга. А
    чем пользутся валлисты?
         - А,  наш  ключ.  Это кусок ткани,  обычно окрашенный в  желтый цвет,
    расшитый пурпурной нитью,  которая показывает правильные дороги. Обычно из
    него сшита одежда - платье, тога, саронг.
         - Он должен быть с вами,  когда вы умираете, как кольцо, или его надо
    запомнить, как книгу?
         - Эту  одежду  надевают,  отправляясь  в  Водопады.  По  дороге  нити
    извлекают,  лишние куски  ткани опадают,  и  в  Чертоги Правосудия умерший
    валлиста прибывает нагим.
         - И так вы устанавливали связь с Чертогами, правильно?
         - Да.
         - В вашей семье только один... ключ?
         - Не знаю.
         - Да, - проговорил я. - Однако, полагаю, знаю я.
         Она кивнула.
         - Что ж. Думаю, теперь я получил все, что нужно. Спасибо за помощь.
         - Удачи, - сказала Тетия.
         Сейчас  я   специально  наблюдал  и  успел  уловить,   как  она  чуть
    повернулась на стуле перед тем,  как исчезнуть.  Я побарабанил пальцами по
    столу.  Хотелось найти Атранта и  закончить с  ним,  вытрясти из  него все
    ответы; но - нет, сперва я должен сделать кое-что еще.
         Я поднялся и вышел из комнаты.
    
         Я добрался до пещеры,  наверх,  в спальню, в коридор и в детскую. Она
    сидела там в кресле-качалке с закрытыми глазами. Некоторое время я смотрел
    на нее,  пытаясь понять по ее лицу, что ей сейчас снится, потом понял, что
    это уже перебор, и кашлянул.
         Она открыла глаза, увидела меня и поспешно поднялась.
         - Господин?
         - Здравствуйте, Доррит.
         - Здравствуйте, господин.
         - Могу я побеспокоить вас еще с одним вопросом?
         - Да, господин.
         - Почему вы мне соврали?
         - Господин... я...
         - О  кухне и поварах.  Это же чушь.  Вы знали,  что это не так.  И уж
    очень странная тема, чтобы соврать. Так почему?
         - Господин, я...
         - Перестаньте. Просто ответьте на вопрос.
         Она боялась;  я это понимал, потому как меня стоило бояться. Вопрос в
    том, боится ли она кого-то еще? А если да, то кого и как сильно?
         - Если  вас  беспокоит Армарк,  -  добавил я,  -  больше он  здесь не
    появится.
         Она дернула шеей.
         - Вы уверены?
         - О да,  - ответил я, и это не было ложью: я и правда был уверен. И в
    итоге я оказался прав, так что никому это не повредило.
         - Я... могу я сесть?
         - Ну  конечно,  -  ответил я.  Где  мои манеры?  Что бы  сказала леди
    Телдра?
         Она сложила руки на коленях и спросила:
         - Что с ним случилось?
         - Несчастный случай, - объяснил я.
         Доррит ожидала,  что я  сейчас подмигну или улыбнусь,  но я  этого не
    сделал, и она просто кивнула.
         - Это он хотел, чтобы вы мне соврали про кухню?
         - Да.
         - Когда он велел вам это сделать?
         - Прямо перед тем,  как мы с вам беседовали,  господин. Может, за час
    до того.
         - То есть конкретно я, по его мнению, не должен был об этом знать.
         - Да, господин.
         - Почему?
         - Он не сказал.
         Ну да,  ему и  незачем.  Он точно знал,  увидев меня,  что мне тут не
    место.  О  Девере он знать не мог,  но наверняка понял,  что Тетия сделала
    что-то,  из-за  чего  я  оказался  здесь,  а  следовательно,  мне  следует
    препятствовать в  изучении особняка до  тех пор,  пока от меня можно будет
    избавиться, потому как Тетия. Все сводилось к ней, к тому, что она знала и
    могла рассказать,  к  тому,  что с  ней случилось и  почему.  Я смотрел на
    Доррит и размышлял.
         Доррит  от  моего  взгляда  чувствовала себя  неуютно.  Поерзав,  она
    спросила:
         - Это все, господин?
         - Не совсем.  Мне вот еще что любопытно - это не слишком важно, но...
    вы выходите наружу?
         - Иногда.
         - И собираете яблоки?
         Она кивнула, потом нахмурилась:
         - А разве в этом...
         - Нет-нет.  Просто вы  слегка поставили меня в  тупик,  а  теперь все
    понятно.
         - Мне нравятся яблоки.
         - Да, мне тоже.
         - Вы попробовали?
         - Да, парочку. Очень вкусные.
         - Теперь я буду ухаживать за деревьями.
         - А садовника нет?
         - Остался в старом замке, а здесь нет.
         - Ну конечно.  Есть многое,  чего Армарк не желал раскрывать,  не так
    ли?
         Она кивнула.
         - Скажем, поход леди Атрант в Чертоги Правосудия.
         Она опустила взгляд.
         - Вы ведь были с ней?
         Она кивнула.
         - И заботились о Тетии - там, в Чертогах.
         Она снова кивнула.
         - Доррит, как умерла Тетия?
         - Ее мать умерла во время Междуцарствия.
         - Доррит!
         Она подпрыгнула и снова опустила взгляд.
         - Скажите, что случилось. Вам он уже не причинит вреда.
         Она по-прежнему сидела,  уставившись в пол.  Я уже устал от тех,  кто
    смотрит в пол или сквозь меня.
         - Доррит, скажите, как умерла Тетия.
         - Это чудовище, - ответила она.
         - Чудовище? А, вы о том, что было сыном лорда Атранта?
         Она кивнула.
         - Чудовище преследовало ее. Не знаю, почему. Она не могла выбраться и
    попыталась влезть на крышу.  В  конце концов она прыгнула с  крыши прямо в
    океан. Она только-только вернулась, я не видела ее с тех пор, как она была
    ребенком,  когда она отправилась...  ну,  не знаю, куда. Но я не видела ее
    очень, очень давно, и вот она вернулась, а через час уже была мертва.
         Она почти готова была разрыдаться, а я спросил:
         - Как?
         - Господин?
         - Как она сумела прыгнуть с крыши?
         - Не понимаю.
         - Вы там были?
         - Только в тот раз.  Я видела, как она прыгнула. Лорд Армарк поднялся
    сразу за мной,  он сумел справиться с чудовищем. Он сказал, чтобы я никому
    и никогда об этом не говорила. Его правда больше нет?
         - Да.
         - Это хорошо, - вздохнула Доррит, глубоко и с чувством.
         - Как оно вырвалось?
         - Господин?
         - Вы  сказали,  чудовище преследовало Тетию.  Но как оно вырвалось из
    камеры?
         - Не  знаю.  Это  случилось сразу после завершения строительства,  мы
    только что появились тут, наверное, что-то пошло не так.
         - Или как раз что-то пошло именно так.
         - Господин?
         Я покачал головой.
         - Спасибо за  помощь,  Доррит.  Как вы там говорили,  что значит ваше
    имя?
         - "Доррит" значит "медвежий дом" на древнем языке лиорнов, господин.
         - Симпатичное имя, - заметил я. - Что ж, заботьтесь о нем получше.
         Я  отвесил ей  поклон,  потому  что  чувствовал,  что  так  нужно,  и
    удалился.
         Пока заканчивать со всем этим.
    
         Когда я вошел, Атрант отложил книгу.
         - Так, что вы...
         - Заткнитесь,  или я вас убью.  Я достаточно ясно выражаюсь? Не люблю
    убивать за бесплатно,  но меня так и тянет сделать для вас исключения, так
    что не давайте мне дополнительных поводов.
         - Я...
         - Вы - что? Армарка нет, ваше чудовище убито. Кто...
         - Убито?
         - ...кто будет вас защищать? Нянька или дворецкий?
         Он сверкнул очами.  Новость о том,  что его сын мертв, похоже, ничуть
    Атранта не обеспокоила.  Может быть,  это и не должно было волновать меня,
    учитывая все, что он еще сотворил, плюс этот сын сотни лет как стал жутким
    чудовищем.  Да,  может быть, это и не мое дело; но я подумал о собственном
    сыне, и Атрант стал мне нравиться еще меньше.
         Он  потянулся к  шнуру,  что свисал рядом с  креслом,  ио  я  покачал
    головой.
         - Не стоит.  Ваши стражники в прошлом, в старом замке; добраться сюда
    - это для них пройти сквозь комнату с зеркалами и вниз по лестнице. К тому
    моменту,  как они это осилят,  я давно вскрою вам брюхо и проверю, сколько
    раз сумею обмотать вашу шею вашими же кишками.
         Уж  если  собираетесь кому-то  угрожать,  зримо  представленный образ
    всегда надежнее. Я, правда, подобного делать бы не стал, но ведь работает,
    а значит, все к лучшему, и не вам меня судить.
         - Да вы ведь и  не хотите их звать,  правда?  Вы хотите,  чтобы здесь
    было как можно меньше людей из прошлого,  ведь чем больше народу в  курсе,
    тем более вероятно,  что кто-то выяснит,  что вы сделали, и сумеет послать
    наружу хотя бы  весточку,  даже если миновало двести лет.  И  все-таки мне
    хочется проверить,  насколько я  сумею вытянуть ваши кишки...  А может,  и
    возиться не стану,  просто пырну вас.  Вот этим,  - и обнажил Леди Телдру.
    Она имела тот вид,  в котором я впервые ее увидел - очень длинный и тонкий
    нож, изящный желобок вдоль клинка. Она была прекрасна.
         Когда-то кто-то объяснял мне, что мы по-настоящему не взаимодействуем
    с  людьми -  мы взаимодействуем с образами тех людей,  которые находятся у
    нас в голове.  Не знаю,  может быть. По мне, если я всажу Великое Оружие в
    глаз этому типу, получится взаимодействие, достаточно близкое к настоящему
    положению вещей для любых практических следствий.
         - Чего вы хотите? - практически прокаркал он.
         - Снимайте одежду, - сказал я.
         Глаза его распахнулись.
         - Что вы себе...
         Я шагнул к нему, острие клинка застыло в двух люймах от его лица.
         - Снимайте. Одежду.
         Атранта била дрожь. Обоснованно. Он встал, разаязал пояс мантии, и та
    упала с  его плеч.  Под мантией он носил в легкие панталоны желтого цвета.
    Их я разрешил ему оставить.
         - Подайте сюда мантию, - велел я.
         Он  смерил взглядом клинок Леди Телдры от  острия до  рукояти,  затем
    поднял мантию и передал мне.
         - Садитесь, - сказал я.
         Атрант сел.
         Я убрал Леди Телдру в ножны, и он явно расслабился.
         - Что вы...
         - Заткнитесь, или я отрежу вам язык, - предложил я.
         Добыл из  плаща маленький острый ножичек,  нашел на  мантии ближайшую
    пурпурную нить  и  перерезал ее.  Потом,  глядя  Атранту  прямо  в  глаза,
    принялся  вынимать нить.  Он  сглотнул.  Пурпурная нить  неспешно выходила
    одним длинным куском;  заняло это примерно минуту.  Когда я  закончил,  на
    полу лежали куски желтого шелка,  а в моей ладони собрался моток пурпурной
    нити.  И  когда я  уронил на пол и ее,  то услышал,  где-то далеко-далеко,
    глубокий металлический щелчок.
         - Вот так, - сказал я. - Теперь двери открыты.
         Он хотел было заговорить, но кое-кто успел первым.
         - Дядя Влад!
         - Привет,  Девера.  Это лорд Атрант,  он убил свою дочь, поэтому ты и
    попала тут в ловушку.
         Она повернулась, посмотрела на него, затем снова повернулась ко мне.
         - Он мне не очень нравится, - заявила она.
         - Ага, и мне тоже. Зато теперь ты свободна.
         - Я знаю.
         - И та женщина, из-за которой ты оказалась тут - тоже.
         Девера кивнула.
         - Мне пора идти,  дядя Влад.  Мне еще надо вернуться во вчера и найти
    тебя.
         - Конечно, - согласился я.
         - А ты... ты будешь делать ему больно?
         - Я пока еще не решил.
         - Может, оно того не стоит.
         - Может, и не стоит.
         - Но все равно спасибо тебе, дядя Влад.
         - Всегда пожалуйста, Девера.
         И она исчезла,  как всегда. А я придвинул кресло и сел напротив него,
    слишком  близко  для  вежливо-комфортного положения.  Наклонился вперед  и
    сообщил:
         - Что вы сделали -  я  знаю.  Я  просто хочу понять,  почему.  У меня
    имеется подозрение, но надеюсь, что я ошибаюсь, потому что не желаю, чтобы
    в мире вообще существовал такой... ладно, неважно. Рассказывайте.
         Он не стал.
         Я проговорил:
         - Это  Тетия  решила  задачу,  да?  Она  раскрыла,  как  добраться до
    Чертогов Правосудия, чтобы можно было путешествовать в разные миры.
         Он рыкнул, что я понял как "да".
         - Но вы пока этого и близко не сделали.  Вы просто коснулись основы и
    сейчас готовы расширять платформу до  любых  пределов,  где  сумеете найти
    точки доступа.  И  для  этого дела подрядили друга-демона,  который охотно
    помогал,  только  теперь  вам  придется найти  другого,  потому  что  этот
    случайно упал на  мой клинок Морганти,  когда пытался меня убить.  Обидно,
    да?
         Глаза Атранта снова сверкнули.
         - Хотя,  может,  я просто убью вас,  и тогда вам уж точно не придется
    беспокоиться о  подобном.  Но вот в  чем вопрос:  почему Тетия должна была
    умереть?  Да  не просто умереть,  а  чтобы она осталась привязана к  этому
    особняку,  заперта здесь?  О, я знаю, как вы это сделали - вы связали ее с
    Дорогами Мертвых вашим  ключом,  вот  этой  мантией.  Эту  часть мозаики я
    собрал.  Но почему? Вам нужна была душа, чтобы все это заработало? Нет, не
    нужна.  Был ли это трагический несчастный случай - случайно созданное вами
    чудовище случайно вырвалось на  свободу в  тот самый момент,  когда работа
    была  завершена?  Снова-таки  нет.  Или  это  был  ее  собственный  изъян,
    вследствие которого,  разработав эту  платформу,  Тетия  уже  не  могла ее
    покинуть? И это неправда.
         Вы  управляете дверью в  логово чудовища.  Вы выпустили его,  когда я
    только появился тут,  но -  вот этот кусок я вычислял дольше всего,  -  не
    успели  сообщить Армарку,  и  он  решил,  что  чудовище вырвалось само,  и
    водворил его  на  место.  Забавно вышло,  если  подумать.  Потом вы  снова
    выпустили его,  когда я  начал возиться с  зеркалами,  только на  сей  раз
    Армарка рядом не было,  и  я покончил с его жалким существованием.  И если
    после всего этого вам его жаль,  вы  самый отвратительный лицемер,  какого
    только  когда-либо   производила  на   свет  эта   скорбная  Империя.   Вы
    использовали собственного сына -  то,  что от него осталось, - чтобы убить
    собственную дочь.  Только в тот раз ваш друг-демон играл вместе с вами. Вы
    запечатали всю  структуру,  чтобы никто не  мог  войти,  но  он  приоткрыл
    маленькую щелочку,  чтобы она сумела спрыгнуть - таким образом получилось,
    что Тетия мертва, а вам даже не надо ничего убирать и избавляться от тела.
    Он был вам хорошим другом,  всегда готовым взять на себя грязную работу. Я
    бы сказал, что мне жаль, что я избавился от него, но тогда я совру.
         Только это был еще не конец.  Когда она умерла,  Армарк привязал ее к
    особняку,  и  вы  могли держать ее  тут.  Двери парадного входа держали ее
    душу,  чтобы она оставалась в ловушке. Я знаю, что это сделал он, и сделал
    ради вас,  но  почему?  Вот  мой вопрос.  Почему вы  убили свою дочь и  не
    позволили ее душе двигаться дальше? Чего вы таким образом добивались?
         - Если вы собираетесь меня убить, просто...
         Я извлек из сапога клинок. Не Леди Телдру, не сейчас - просто стилет,
    очень неприятный на вид.
         - Отвечайте на вопрос.
         - Не люблю отвечать тем, кто мне угрожает.
         - Что ж, это честно. Никаких угроз.
         Я  переложил стилет  в  левую  руку,  а  правой  отвесил ему  крепкую
    пощечину.  Голова его мотнулась туда-сюда,  затем я вернул стилет в правую
    руку и повторил воздействие уже с левой. Он выпустил подлокотник и подался
    вперед, и тогда я врезал кулаком ему в живот. Он сполз на пол и скорчился,
    кашляя и задыхаясь.
         Я же спокойно сидел, а минуту спустя проговорил:
         - Вот. Видите? Никаких угроз. Хотите, чтобы я снова вам не угрожал?
         Еще  пара  минут,   и  он,  похоже,  достаточно  пришел  в  себя  для
    членораздельных речей.  Я встал и помог ему снова устроиться в кресле;  он
    сперва дернулся, потом обмяк на сидении.
         - Я слушаю, - сказал я.
         - Чего вы хотите?
         - Почему вы убили свою дочь?
         Он вздернул голову и взглянул на меня.
         - Я трудился над этим всю свою жизнь...
         - Под "этим" вы подразумеваете...
         - Создание  межмировой  платформы.   Обитаемого  места,   где   можно
    передвигаться по коридорам и ходить в другие миры как в соседние комнаты.
         - Что  ж,  в  таком случае вы  сумели сотворить место,  где заходят в
    комнаты, а оказываются совершенно непонятно где.
         Атрант покачал головой.
         - Это   уже  пустяки,   рутинное  дело.   Просто  вопрос  правильного
    расположения зеркал.  Главное -  принцип,  и он работает. Именно так можно
    попасть в Чертоги Правосудия и в замок в Хаустауне. Платформа работает.
         - Хорошо, я вам верю. Она работает. И?
         - Всю свою жизнь.  Более трех с половиной тысяч лет посвятил я этому.
    Это в сто раз больше, чем вы живете на свете.
         Я  не  стал ни поправлять его подсчеты,  ни подмечать,  что теперь-то
    понятно, почему зеркала у него неправильно расположены. Просто сказал:
         - Что ж, пусть так. Но это не объясняет...
         - Три.  Тысячи.  Пятьсот.  Лет.  И  после  всего  этого  -  она,  моя
    собственная дочь, получит всю славу.
         - Но ведь она решила задачу, не так ли?
         - Нет!  Ее решил я! Это я организовал, чтобы она родилась в Чертогах!
    Это была моя идея!  Я устроил, чтобы она получила силу, способность ходить
    между мирами,  неся  с  собой реальность,  словно кусок нити,  привязать в
    одном месте и перенести в другое.  Дом Валлисты учредил премию.  Премию за
    величайшую разработку, за сооружение того, что никто более не способен был
    построить. И за все время существования Дома эта премия...
         - А вы сжульничали, чтобы ее получить?
         Он фыркнул как щенок.
         - Это не жульничество.  Я  выстроил вещи такими,  какими им надлежало
    быть.
         - Отлично.  Вы получили эту грамоту в золотой рамочке,  - кивнул я, -
    уверен,  будь  я  атирой,  я  бы  вас  понял,  а  будь я  валлистой,  даже
    позавидовал бы.  Но  я  всего  лишь  простой  скромный выходец с  Востока,
    поэтому спрошу: ну и что?
         - Ну и что? Ну и что? Вы что, меня не слышали?
         - Я  вас  отлично слышал.  Вас озарило идеей выковать из  собственной
    дочери инструмент, и у вас получилось, и вас теперь волнует только то, чье
    имя  впишут  в  исторические хроники.  Я  вас  отлично слышал,  просто  не
    поверил.  Что же это за никчемный набор кожи и костей, который беспокоится
    об этом больше, чем о собственной дочери? Я уж молчу о вашей жене: ей ведь
    тоже  пришлось умереть  ради  светлой идеи.  В  силу  причин,  которые вас
    совершенно не касаются,  я  могу видеться со своим сыном лишь раз в месяц.
    Иногда -  раз в неделю, если мне улыбается судьба. И это лучшие дни в моей
    жизни. Да, я готов принять, что для кого-то, возможно, семья - не главное.
    Пусть.  Но  вы  убили  собственную дочь,  а  теперь пытаетесь стереть саму
    память о том,  что она...  знаете,  вы,  наверное,  самый отвратительное и
    никчемное драгаэрянское отродье,  какое я когда-либо видел,  а ведь я убил
    немало таких гадов, и все они этого заслуживали. Право, я впечатлен.
         С  тем же успехом я мог бы и не расходовать дыхания,  потому что все,
    что он на это ответил, было:
         - Нет смысла пытаться заставить вас понять.
         - Вы правы, - согласился я, - никакого смысла.
         - И что вы собираетесь делать теперь?
         - Вернусь домой,  найду место,  где дают приют выходцам с Востока,  и
    буду несколько часов кряду принимать ванну,  смывая вашу мерзость со своей
    души.
         На  это он  достойного ответа подобрать не  сумел и  просто изобразил
    отвращение.
         - Но ведь и это еще не все.  Вы запечатали особняк. Никто не может ни
    войти,  ни выйти.  Вы держите всех своих слуг в  прошлом,  где им не с кем
    говорить,  оставив лишь троих,  да еще вашу ручную танцовщицу, которая для
    вас слишком хороша.  И вы запечатали двери,  чтобы они не смогли уйти. Вот
    только я вошел, и вы никогда не сможете узнать, что случилось.
         - Тетия...
         - С ней все будет в порядке,  -  пообещал я. - А вот на ваш счет я не
    уверен.
         - Делайте что пожелаете,  -  отозвался он.  -  Особняк стоит и  будет
    стоять. Я добился того, чего никто прежде не мог.
         - Да,  -  согласился я,  - этого вы добились. Именно поэтому я сейчас
    стою тут и размышляю, убить вас или не стоит того.
    
         ЭПИЛОГ
    
         Читатель, я убил его. Знаю, я сказал, что мог бы оставить его в живых
    - но вот именно что "мог бы". Тогда я еще не решил. За меня все решило его
    угрюмое торжество.
         Он  выглядел более оскорбленным,  нежели испуганным.  Наверное,  даже
    хотел сказать что-то  еще,  но  я  уже  воткнул кинжал в  его левый глаз и
    повернул,  и издаваемые им звуки значили не больше, чем полученная обманом
    премия.  Он перестал дергаться,  и я оставил его гнить и разлагаться в его
    же покоях. Конечно, его могут и убрать куда-нибудь, если сочтут нужным. Но
    насколько знаю  я,  Атрант так  и  остался сидеть в  том  кресле,  с  моим
    кинжалом в глазнице и осуждающе поджатыми губами.
         Что до Особняка-на-обрыве -  что ж, он по-прежнему стоит там, нависая
    над океаном.  А там,  в прошлом,  слуги по-прежнему готовят еду и, сами не
    зная,  что делают,  доставляют ее в  будущее,  а потом очищают подносы.  В
    пустом кабинете чародея копится пыль, а и без того скисшее вино становится
    еще хуже.  На  сцене,  что находится на  втором этаже,  но простирается до
    третьего,  по-прежнему танцует иссола -  а текла,  бывший иссола, смотрит,
    как она прогибается,  прыгает и  с каждым движением позволяет собственному
    телу предаваться дальнейшему саморазрушению,  во  имя  искусства,  во  имя
    любви. Стоит ли оно того - решать не мне и не вам.
         Я  шагал  по  коридору  к  выходу.   Мне,   конечно,  еще  предстояло
    разобраться со всей той чушью,  которую вывалила на меня Вирра.  Но - нет,
    забудьте. Не сейчас. Сейчас время выживать, потому что как только я покину
    особняк,  то вернусь в мир, где меня пытаются убить, и пока именно об этом
    и стоит беспокоиться в первую очередь. Если Могучая Десница Предназначения
    имеет на меня какие-то планы,  она может либо размазать по земле всех, кто
    угрожает моей жизни,  или сжаться в кулак и задушить себя же. А идеально -
    и то, и другое.
         Двери открылись передо мной,  и  я  начал свой  долгий путь обратно в
    Адриланку, а безжалостный океан гремел у меня в ушах.
    
         (с) Kail Itorr, перевод, 2017

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Браст Стивен (jerreth_gulf@yahoo.com)
  • Обновлено: 22/11/2017. 492k. Статистика.
  • Роман: Фэнтези, Перевод
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.