Гинзбург Мария
Истории с географией

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Гинзбург Мария
  • Обновлено: 17/02/2009. 110k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика Фантастика
  • Иллюстрации/приложения: 2 штук.
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Одно и то же место - Кауаи, остров, где Кулау-прокаженный выбрал свободу и смерть. Одни и те же люди - русский ученый Влад Никитский, громобой Дитрих Таугер и обаятельная китаяночка Тран Ле Чин. Но вот время - оно совсем разное… Повесть-напоминание, что времена - они всегда такие, какими их делаем мы.


  • Мария Гинзбург

    1. Остров, которого нет.

      
       [Deаthwisher]
      

       Каждое зло, достигнувшее апогея своего развития - стремится к добру
       Теорема Бене Тлайлеску (пока недоказанная)
      

    Пролог

       Влад скользнул взглядом по заголовкам первой полосы. Промышленный гигант IBM поставил в Намибийский эмират сто компьютеров для медресе. В столице Нигерии перестрелка между сторонниками Али Аббаса и Кадыра Мамеда, наследников недавно скончавшегося шейха. В Новом Хабаровске, бывшем Пекине, пущен первый блок НЭС. На Островах Восходящего Солнца траур, скончался архиепископ Игнатий, паства скорбит.
       Никитский отложил газету. Читать не хотелось. Хотелось растянуться в шезлонге и выпить сока со льдом. Взгляд Влада уперся в Таугера. Тот, обнаженный по пояс, удобно устроился в шезлонге и, прихлебывая сок, смотрел на море, блестящее под солнцем и необычно спокойное.
       - О чем вы думаете, Дитрих? - спросил Влад, взяв со столика свой стакан.
       Таугер усмехнулся:
       - На одном из тех островов, куда мы идем, жил Кулау-прокаженный. Будем надеяться, что за это время сгнил не только его палец, но и его ствол...
       Грубость каламбура покоробила Влада, а эрудиция Дитриха - неприятно удивила. Хотя огромный Таугер напоминал героев-первопроходцев Джека Лондона, Владу и в голову не могло придти, что десантник знаком с творчеством классика. Влад кое-что слышал о методах современного ведения войны, и не раз уже задумывался о том, какую долю массы тела десантника занимают имплантанты - не такие безобидные, как оранжевая звездочка под левой ключицей. Такие ордена давали не за спасение при пожаре, а скорее наоборот. Влад считал войну за марсианские колонии грязной и несправедливой. Но до сих пор был уверен в одном - большая часть имплантантов размещена в полости, до операции пустовавшей.
       В черепе Таугера.
       - Дитрих, а вы умеете что-нибудь кроме того, как убивать людей? - осведомился ученый.
       Таугер перевел взгляд на Никитского. У космического десантника были синие глаза, блестящие под солнцем и очень спокойные.
       - Ну, - сказал Дитрих. - Еще я умею их делать.
       Влад прикусил язык.
       Десантник сказал правду.
       Вчера для развлечения пассажиров устроили вечеринку. Влад видел, как Лора Скай, самая красивая женщина на корабле, восходящая звезда новозеландского киноконцерна "Stunt Crick Cinema", прогуливалась вместе с Дитрихом около бассейна на верхней палубе. Сам ученый забрел туда, чтобы смыть с костюма светящуюся разноцветную пену, которой щедро мазали всех участников дискотеки.
       Дитрих держал Лору под руку, актриса что-то рассказывала ему. Таугер слушал, улыбался и кивал. А когда Лору положила руку ему на грудь, Дитрих ловким и элегантным движением уронил себя и актрису в бассейн. Влад поспешно ретировался - несмотря на то, что парадное платье Лоры, черное с блестками, наверняка пострадало при этом маневре, вряд ли актриса собиралась предъявлять Таугеру какие-то претензии.
       А у Никитского с Лорой дело так и не зашло дальше обмена визитками на первой вечеринке, когда пассажиры знакомились друг с другом.
       Влад мрачно отхлебнул из своего стакана. К ним подошел измученный Кэн - радист "Капитана Кука".
       - Ребята, дайте глотнуть что-нибудь, - попросил он.
       Дитрих протянул ему вскрытый пакет с соком. Радист жадно припал к нему и долго пил.
       - Я волну потерял, - пожаловался Кэн, возвращая пакет. - Кэп лается. А я что? Передатчик отсырел, климат-то адский...
       - Не нервничай, во время Великой Чистки здесь дивизию потеряли, - заметил Дитрих.
       Кэн хмыкнул и двинулся к борту.
       - Вот это да! - воскликнул он. - Смотрите, катер!
       Влад поднялся и тоже увидел - сверкающую точку, за которой оставался изогнутый пенный след.
       - Откуда здесь взяться катеру? - пробормотал ученый. - До ближайшего острова еще ведь миль четыреста?
       Никитский обернулся, неосознанно адресуя вопрос Таугеру.
       Но в шезлонге никого не было.

    I

       Дверь за Вонг Чу закрылась, чуть скрипнув. Или это была Сяо Ли? Влад никак не мог запомнить их по именам. У него были дела поважней. "А в идее Су Вонга что-то есть", подумал Влад. Устроившись на жесткой кровати, он бездумно считал полосы лунного света на полу камеры, слушал, как кричат в джунглях птицы, и вспоминал свой последний разговор с Мао Бэем.
      
       - Что вы с нами сделаете потом? Когда мы оплодотворим всех девушек, годных к деторождению?
       Старейшина чуть опустил веки. И без того узкие глаза Мао Бэя почти пропали на плоском лице.
       - Отпустим.
       Влад покачал головой:
       - Вы нас убьете.
       Мао Бэй открыл глаза и пристально посмотрел на него:
       - Да.
       - Прошу вас, не надо, - сказал Влад. - Я ученый, я могу быть полезен и не как производитель. Я готов учить ваших детей, ведь вы пользуетесь награбленными устройствами, не понимая их предназначения.
       Мао Бэй поморщился, напомнив мышь из мультика про Дюймовочку.
       - Да, конечно, - спокойно сказал старейшина изгнанников. - А потом ты прорвешься к передатчику...
       Мао Бэй поднялся, собираясь уходить. Влад в отчаянии схватил его за руку. Тихо звякнули ракушки в ожерелье охранника, стоявшего у дверей камеры - мужчина вытащил висевший у него на поясе электрошокер. Старейшина жестом остановил охранника.
       - Нет, - горячо произнес Никитский. - Я ненавижу тот мир - скучный, серый мир денег и корысти. Я знаю, что это звучит слишком пафосно, но я никогда не умел подбирать слова. Поверьте мне, я вовсе не хочу туда вернуться! И не хочу губить вас...
       - Хорошо, - сказал Мао Бэй. - Попробуй, начни учить прямо сейчас. Тебя отведут в класс.
      
       Прошлепав босиком по каменному полу камеры, Влад сел за стол и включил лампу. Детей на острове, к его удивлению, учили высшей математике - по интегралы и логарифмы включительно. Не всех, конечно. Только тех, кому предстояло сидеть и на том самом злополучном передатчике, а так же водить абордажный катер. Познания же большинства детишек не простирались дальше ухода за дынями и четырех способов кормления акул. Никитский поморщился, отгоняя непрошеное воспоминание.
      
       ...Голая Лора, которую подталкивают к борту штыком старинной энергетической винтовки. Женщина кричит и извивается. На коже остается алая полоса. Кэна, который стоит рядом, несмотря на жару, бьет дрожь. Палец с заскорузлым ногтем зачерпывает охру из плошки и ставит на лбу Лоры какой-то корявый знак. Мелькает белые пятки Лоры, и тут же, едва тело касается алой воды, вспененной черными плавниками, раздается немыслимый вой человека, которого жрут заживо.
       Свою последнюю роль - роль жертвы в приношении богам моря дикарями - новозеландская актриса сыграла более чем искренне.
      
       Ученый вытащил листок, густо исписанный формулами, из ящика стола. "Зачем Су Вонг берет здесь производную?", размышлял Влад. - "Никто никогда не берет здесь производную, это же бессмысленно...А если...".
       Он так увлекся, что не слышал резких криков ночных птиц. Лампа на столе мигнула и погасла. Недовольный ученый поднял голову - за все время его пребывания здесь перебоев с электричеством еще не было - и вдруг ощутил нереальный, невозможный здесь запах сварки. Никитский увидел синие искры, брызжущие из окна - кто-то срезал штыри решетки. Решетка с грохотом ударилась об пол, а в следующий миг черная фигура заслонила окно. В камере стало темно, как в бочке. Влад вскочил, сжимая в руках ручку. Ночной визитер спрыгнул. В лунном свете, снова затопившем камеру, Никитский узнал посетителя.
       - Ты с ума сошел, Дитрих, - растерянно сказал Влад. - И зачем тебе сварочный резак вмонтировали?
       - Как раз затем. Я за тобой, - ответил Таугер, выпрямляясь. - Собирай манатки, быстро, и пошли.
       - Я никуда не пойду, - рассердился Влад.
       Таугер, придвигавший кровать к стене с окном, обернулся:
       - Как это?
       Влад сел.
       - А так. Я тебя понимаю, тебе ловить нечего, как только ты всех оплодотворишь, тебя убьют. А меня они взяли учителем, я останусь... Да и ты мог бы остаться! Тебе никогда не хотелось искупить нашу вину перед их народом, нашу чудовищную, огромную вину? Ты же профессиональный боец, ты мог бы их научить тому, что знаешь сам.
       - Нет, - перебил его Таугер. - Этого я делать не буду.
       Влад пожал плечами:
       - Возвращайся к себе в камеру, завтра утром я за тебя попрошу.
       - Мне сложно вернуться в камеру, там три трупа, - ответил Дитрих.- Собирайся. Как только эти желтолицые мартышки их обнаружат, они убьют и тебя.
       Влад понял, что ему придется идти. Идти в ночь, где кричат птицы - а в мангровых зарослях водятся и создания покрупнее птиц. Идти, вместе с этой машиной для убийства. Никитский, бормоча проклятия, поднялся и стал одеваться. Дитрих придвинул кровать к стене.
       - Ничего не забыл? - осведомился Таугер.
       Влад поспешно распихал по карманам листочки со своими записями и уравнением Су Вонга.
       - Вперед, - сказал Дитрих.
      
       Бетонную стену уродовали черные буквы, оплывшие от сырости и времени, но еще вполне различимые в свете старинной V- образной лампы под потолком:
       NIEMALS NICHTS FUR SIE
       FUR EVRIG
       Немецкого Влад не знал, но на противоположной стене обнаружилась надпись на языке, знакомом с детства.
       УМРЕМ, НО НЕ СДАДИМСЯ!
       - Это же блиндаж, - пробормотал Никитский.
       - Проходи, не отсвечивай на пороге, - буркнул Дитрих. - А это, вообще-то, дот. Полуавтоматический, модель...
       - Да, не стоит дорогим гостям мяться у дверей, - поддержал десантника мелодичный голосок.
       Влад изумленно уставился на миниатюрную девушку, хорошенькую, как куколка. Она сидела около электрической плитки, которую Никитский сначала не заметил, и срезала кожуру с плода хлебного дерева. Судя по аромату из булькавшей на плитке кастрюли, это был далеко не первый плод, который девушка уже очистила. На ней было парадное платье Лоры - то самое, черное, с блестками, и синтетический фартук из дрянного материала с алым штампом "Капитан Кук". На фартуке блестели очистки. У Никитского на миг подступило к горлу.
       - Это Тран Ле Чин, - хмуро представил ее Дитрих.
       - Я вас знаю, вы Влад Никитский, наш новый учитель, - улыбнулась девушка. - Брат много рассказывал о вас... Садитесь.
       Ошеломленный Влад опустился на табуретку. Десантник присел на корточки и стал рыться в ящиках, стоявших у входа. Никитский заметил голубой штамп 'UN Forces' на одном из ящиков.
       - Сейчас атое сварится, ужинать будем, - сказала Тран Ле Чин. - Дитрих, достань банку тушенки. Там еще оставалась одна.
       Десантник выпрямился, положил банку на стол.
       - Я пойду раздобуду что-нибудь на завтрак, - сказал Таугер. Влад подумал, что это крайне неосмотрительно - лес сейчас должен был кишеть островитянами, разыскивающими беглецов. Да и охота в темноте вряд ли оказалась бы удачной. Но Никитский промолчал. - Если что, ужинайте без меня. Да, и сидите тихо, не высовывайтесь.
       - Конечно, Дитрих, - кивнула девушка.
       Таугер бесшумно притворил за собой тяжелую кованую дверь.
       - Вы не откроете? - спросила Тран Ле Чин, кивая на тушенку.
       - Да, конечно, - кивнул Влад и взял со стола нож. Это оказался тяжелый, широкий клинок, которым обычно пользовались десантники. "Как же Дитрих собирается охотиться, если он даже оружия с собой не взял", подумал Никитский. - "Хотя да, к чему Таугеру нож? Он кого хочешь голыми руками порвет".
       Влад замахнулся. Кровь брызнула во все стороны. Он тупо посмотрел на собственный палец, от которого он отхватил почти половину верхней фаланги, когда промазал мимо банки.
       - Какие у вас острые ножи, - пробормотал он и тут наконец почувствовал боль.
       - Нельзя же быть таким неловким, - сочувственно сказала Тран Ле Чин, которая уже оказалась рядом с ученым. В руках у нее были йодный карандаш и бинт.
       Девушка перевязала палец Никитского, стерла кровь со стола и банки и открыла ее. Тран Ле Чин нарубила тушенку прямо в банке и высыпала ее в кастрюлю. Влад задумчиво смотрел на надпись на дальней стене дота, которую только сейчас заметил.
      
       278 гвардейская десантная дивизия
       Игорь Печкин  2094 - 15.06.2120.
       Марк Эренбург  2090 - 17.06.2120
       Fritz Schneider  2099 -
       Рустам Аллахаев  2097 - 02.06.2120
      
       Он перевел взгляд на Тран Ле Чин, колдующую над плиткой.
       - Тран Ле Чин, - сказал он. - А что это за место? Все эти надписи на стенах.... Или вы не знаете?
       - Можно Транни, - ответила девушка. - Знаю. И с радостью расскажу вам.
       Она стряхнула очистки с фартука в ведро.
       - Только знаете, - колеблясь, сказала Транни. - Я думаю, что в ваших песнях об этом поется по-другому.
       - Мне как раз хочется услышать ваши песни.
       Тран Ле Чин наморщила носик, кого-то до безумия напомнив Никитскому.
       - Много-много лет назад наши предки жили не здесь, а на другом, очень большом острове. Он назывался Ау Стра Ли, а селение, в котором они жили, называлось Сид Няо. Это было очень большое поселение, дома в нем были высотой с гору. Кроме наших предков, там жили и ваши. И ваши предки задумали извести наших, но не в честном бою, нет. Наши предки покупали у ваших одежду, обувь, кокосовые орехи, плоды хлебного дерева и много других замечательных и красивых вещей, от которых теперь остались одни названия, но никто не уже знает, что они значат. А я хочу узнать, - доверительно сообщила Транни Владу. - Я хочу увидеть книги, компьютеры, телевизоры, автомобили... И не только увидеть. Я хочу научиться обращаться с ними.
       - А вы очень хорошо говорите на нашем языке, Транни. - заметил Никитский. - Компьютер есть у вас на острове. Должен быть. С его помощью вы засекаете сигналы с проходящих мимо кораблей и глушите их передатчики.
       - Он уже очень стар и почти ничего не может. Да и управлять им допускают только мужчин, - отмахнулась Тран Ле Чин. - А что до вашего языка - у нас сохранились пособия, звукозаписи ваших детских сказок и еще много чего. Женщине это, конечно, совсем ни к чему знать, но мой отец разрешал мне слушать их.
       - А кто ваш отец? - спросил Влад.
       - Мао Бэй, - ответила девушка.
       - Вернемся к вашей сказке, - предложил Никитский, уже ничему не удивляясь.
       - И тогда ваши предки постановили, чтобы наши предки и еще одни люди, кожа которых была черной, закупались только в специальных магазинах. Они не приказали, нет; они сказали, что там продаются товары, которые лучше всего подходят для желтых, сделали скидки...
       - Рекламную компанию провели, - пробормотал Влад.
       - Никто не заподозрил подвоха, - продолжала Транни, не услышав его. - Кто мог подумать, что все вещи, которые там продаются - отравленные? Это был хитрый яд...
       - О, это был очень хитрый яд, - прошептал Никитский.
       - ...Он медленно впитывался в тела наших предков. И женщины перестали рожать детей - они стали пустыми, и семя наших мужчин стало мертвым. Сначала этого никто не заметил. А когда наши предки поняли, что вы сделали с нами и с черными людьми, началась война. Но Тзцин Ляо, тот, кто спас нас и привел сюда, сказал, что воевать не надо. Не надо убивать белых людей. Эта война уже почти проиграна, сказал он, но еще есть один шанс. Дети, сказал он - это наше будущее. Их тела еще не пропитаны ядом, и если мы уйдем отсюда и не будем есть проклятую пищу и носить заколдованную одежду, наши дети смогут продолжать наш род. Тзцин Ляо был врачом, и он знал, что говорил. Он собрал своих друзей. Тзцин Ляо взял лекарства - эти лекарства уже не могли помочь взрослым, но могли спасти детей. И мужчины взяли оружие, а женщины - своих детей, последних детей ханна в Сид Няо, и они все вместе сели на большую лодку и поплыли. Они плыли очень долго, и наконец, когда у них кончилась еда и вода и больше нельзя было идти дальше, они нашли этот остров.
       Тран Ле Чин сняла кастрюлю с огня, поставила на стол и сняла со стену круглую колотушку.
       - Здесь было нечто вроде гнезда, да только жили здесь не райские птицы, - сказала девушка, разминая пюре. - Ваши воины отдыхали здесь между битвами. Но в тот день, когда мы пришли сюда, в гнезде не было хищника. Была только горстка солдат, оставленных для охраны гнезда. Мои предки убили их.
       - Всех сразу? - спросил Влад, снова посмотрев на надпись на дальней стене.
       И на пустое место после дефиса около третьей фамилии.
       Транни облизала колотушку.
       - Нет, - сказала девушка. - Это были могучие воины, храбрые и умные. Очень жаль, сенсей Влад, что среди вас не все такие, а есть и подлецы, которые кормят маленьких детей ядом.
       Влад скривился.
       - Рука еще болит? - участливо спросила Тран Ле Чин.
       Влад отрицательно покачал головой, и девушка продолжала:
       - Так вот, несколько воинов успели убежать в горы и долго отсиживались вот здесь, в доте, как его называет Дитрих. Они бы продержались еще дольше, если бы мы не пустили сюда смертельный газ... Воины не успели ни позвать на помощь, ни предупредить, что здесь засада. Компьютер, о котором вы говорите, в те времена был гораздо моложе и сильнее. Он заманил сюда всех птенцов из этого гнезда, и мы убили их тоже - подло, как вы пытались убить людей ханна. Мы попросили компьютер, и он заставил железные птицы с вашими воинами разбиться или упасть в море, а корабли потопил. А затем компьютер стер этот остров со всех карт мира, чтобы нас никто не нашел. И мы стали жить здесь. Все дети пили лекарства Тзцин Ляо, и ели кокосы и плоды хлебного дерева вместо вашей проклятой еды. И вскоре на острове появились еще дети. Мы не знаем, как остров назывался до того, как мы пришли сюда, но мы зовем его островом Надежды. А завтра мы с вами уплываем отсюда.
       Пока Влад переваривал эту новость, она добавила: - Давайте есть.
       Девушка вынула из шкафчика пару алюминиевых мисок, разложила в них коричнево-белую массу и поставила на стол.
       - Я бы помыл посуду, но рука... - сказал Влад, когда миски опустели.
       - Перестаньте, - отмахнулась Транни, загрузила посуду в бочонок и залила водой.
       - Вы знаете такие замечательные сказки, и вы такая ловкая, - сказал Никитский. - И красивая... Жаль, что вам назначили Дитриха.
       Он смутился и замолчал.
       - Мне его никто не назначал, - сказала девушка. - Я его выбрала сама.
       - Но я думал...
       - Я не из тех девушек, которых между вами распределили старейшины.
       Тран Ле Чин ясно улыбнулась.
       - Я выбрала Дитриха за то, что он подарил мне звезду. Вот эту.
       Девушка приподняла цепочку на шее, которую Влад сначала не заметил.
       Из-под грязного фартука вынырнула оранжевая звезда.

    II

       Тран Ле Чин ударила ногой по двери каюты и нажала на спуск парализатора. Поле, которое генерировалось в нем, не оказывало никакого влияния на неодушевленные объекты, но лишало способности мыслить и передвигаться любое живое существо от червяка до юя - надо было только выставить соответствующую мощность заряда. Сейчас парализатор стоял на максимуме.
       В каюте никого не оказалось. Увидев черное платье с блестками, валявшийся на развороченной постели, Тран Ле Чин расслабилась. Белая женщина не могла быть ей серьезным соперником в драке, ей, владевшей тайным боевым искусством ханна наравне с мужчинами своего племени.
       - Я знаю, что ты здесь, - сказала девушка на чужом языке, который так старательно учила. - Мы ничего не сделаем тебе.
       Это было ложью. Всех женщин с захваченного корабля предстояло уничтожить, как и всех мужчин.
       Ну, почти всех. Люди Надежды следовали заветам Тцзин Ляо, а он говорил, что раз в два поколения кровь надо освежать, смешивать с чужой, иначе начнут рождаться уроды и идиоты.
       Однако никто не отозвался - похоже, в каюте никого не было. Поморщившись оттого, что зря израсходовала заряд, Тран Ле Чин шагнула через порог. Платье понравилось ей, хотя вряд ли пришлось бы впору. Однако девушка умела обращаться с иголкой и ниткой ничуть не хуже, чем с парализатором. В этот момент, когда Тран Ле Чин подумала, что обрезков хватит на шаль, перед ее глазами мелькнула дверь. Девушку сильно ударило по руке и выбросило обратно в коридор. Тран Ле Чин приложилась спиной об пол так, что у нее в глазах потемнело от боли. Вдобавок она лишилась парализатора. Оружие, крутясь на досках палубы, отлетело метра на три в сторону и теперь лежало, сияя отвратительно-белым обшарпанным пластиком ручки.
       Девушка увидела мужчину в дверях каюты. Нет, не так. Сначала она увидела оранжевую звезду на обнаженном торсе, а потом уже человека, который носил эту звезду. Тран Ле Чин уже успела заметить, что все белые люди намного выше ханна, но этот был просто огромен. На миг ей показалось, что он не пройдет в дверь - и мужчина действительно чуть наклонил голову, чтобы не удариться лбом о притолоку.
       Тран Ле Чин чуть не застонала от собственной глупости. Конечно, он стоял за дверью. Все же, излучение парализатора не до конца нейтрализовалось пластиковой панелью - мужчина с трудом наклонился, правая рука его висела как плеть. Однако Тран Ле Чин ничуть не сомневалась, что он сможет затащить ее в каюту при помощи одной руки. Девушка ударила его ногой в лицо. Белый человек осел назад. Транни вскочила, сделала шаг в сторону парализатора и с ужасом увидела, что мужчина уже поднимается. По разбитому лицу текла кровь. Тран Ле Чин снова ударила его ногой - тем коронным приемом, после которого Ли Тянг всегда красиво падал на мат.
       Но в этот раз все получилось иначе.
       Уклониться от ее удара белый не мог - правая половина тела почти не повиновалась ему. Он просто схватил девушку за лодыжку и ударил Тран Ле Чин ногой по корпусу. Девушка второй раз за тридцать секунд грохнулась затылком о палубу и скрючилась от боли. Мужчина стоял, смотрел на нее сверху вниз и улыбался разбитым ртом - скорее восхищенно, чем издевательски. Она заметила, что глаза у него неестественно огромные и синие, как небо.
       - Неплохая работа, детка, - сказал он. Из-за опухшей губы у него получилось несколько шепеляво, но Тран Ле Чин поняла его.
       Девушка увидела у него на лбу белый крестик и улыбнулась, несмотря боль. Мужчина краем глаза тоже уловил какое-то движение и присел. Часть заряда ушла в притолоку, но оставшейся части все же хватило, чтобы успокоить белого. Мужчина пробормотал какое-то короткое слово и тяжело рухнул на пол. Подошел Ли Тянг, поигрывая парализатором.
       - Ничего вам, бабам, доверить нельзя, - сказал он и сплюнул. - Сидела бы дома и не лезла в мужское дело...
       - Проверь его коэффициент, - перебила Тран Ле Чин.
       Девушка встала. Ли Тянг приложил прибор к шее мужчины. Прибор тихонько пискнул.
       - Сто двадцать коэффициент у этого ублюдка, - сообщил Ли Тянг.
       - У того ублюдка, что стал твоим отцом, коэффициент был шестьдесят восемь с половиной, - издевательски протянув "с половиной", спросила девушка. - Или я ошибаюсь?
       Ли Тянг скривился от ярости и пнул бесчувственное тело ногой под ребра.
       - Свяжи ему руки, - сказала Тран Ле Чин.
       Когда Ли Тянг почти закончил, пленный застонал и открыл глаза.
       - Встать, урод, - сказал Ли Тянг.
       Когда белый с трудом поднялся, кровь стекла с его лица на шею. Алый язык наполз на один из лучей звезды. Тран Ле Чин нахмурилась и протерла украшение.
       - Ой-ей, какая трогательная забота! - скривившись, заметил Ли Тянг. - Тебе его не назначат, и не мечтай. Мао Бэй побережет свою родную кровиночку...
       Он гнусно захихикал, но осекся под холодным взглядом девушки.
       - Что с того? - пожала плечами Тран Ле Чин. - Люди с коэффициентом ниже восьмидесяти не могут войти в наш клан, так что тебя мне не назначат тоже.
      
       Из кают-компании доносились пьяные голоса. Вкус настойки из кореньев ти не выдерживал никакого сравнения со вкусом коньяка из запасов командира "Капитана Кука". А в баре корабля белых, когда он шел ко дну, не оставалось ни одной бутылки. Катер, который ханна использовали для абордажа, можно было перевести на автоматическое управление. Но юный капитан, Су Вонг, отказался от выпивки, за что Ли Тянг обозвал его сосунком. После чего Су Вонг выбросил Ли Тянга из капитанской рубки и забаррикадировал дверь. С самого детства Су Вонгу лучше удавалось находить общий язык с машинами, чем с людьми. Но кроме капитана и двух пленных, на катере был еще один трезвый человек.
       Тран Ле Чин сидела на корточках за трофейной бочкой с машинным маслом, проклинала неудобную юбку и целилась в лоб пленному из гипноизлучателя. Рядом послышались чьи-то шаги. Девушка замерла. Пьяные почти не забредали на корму, но этот дошел. Раздались характерные звуки - кто-то блевал с борта. Транни видела, как черный плавник вспорол воду и пошел в сторону, где с равномерными шлепками падала непереваренная масса. Сегодня хозяева акул поднесли им обильное угощение, но, как гласила народная мудрость, акула сытой не бывает.
       Девушка дождалась, пока не рассчитавший сил гуляка вернется в кают-компанию, и снова прицелилась. К вечеру море разыгралось, и абордажный катер бросало на волнах, так что удалось ей это с трудом. Тран Ле Чин нажала спуск. Фонарь, висевший на корме над грудой тюков, слегка качнулся. Свет упал на пленного, перетянутого ремнями как колбаса, отразился от оранжевой звезды на его груди.
       И от широко раскрытых глаз.
       "Похоже, батарейка села", подумала девушка. - "Пойти, у Су Вонга попросить, что ли?".
       Но, как брат и как капитан, он очень заинтересовался бы, зачем Тран Ле Чин понадобился работающий гипноизлучатель.
       "Ну, пожалуйста, в последний раз", подумала девушка и погладила оружие. Но гипноизлучатель остался глух к ее мольбам. Девушка пробормотала себе под нос короткое словечко, которое сказал белый перед тем, как упасть. Пленник расхохотался. Захваченная врасплох Тран Ле Чин застыла на месте.
       - Подойди, возьми ее, раз она так тебе нравится, - тихо сказал он на языке ханна. - Я связан, тебе нечего бояться. Меня, кстати, зовут Дитрих. А тебя как?
       Девушка поборола удивление. "Великий Мао, ну и имечко", подумала Тран Ле Чин. - "Язык сломаешь". Она выпрямилась во весь рост и одернула юбку.
       - Меня зовут Тран Ле Чин. А такие воины, как ты, опасны и связанные.
       Дитрих улыбнулся, в свете фонаря блеснули ровные белые зубы.
       - Не глупи, Транни, - сказал пленный, чудно переделав ее имя. - Допустим, я возьму тебя в заложницы и захвачу катер. Так ведь у вас в движке топлива только на дорогу туда - обратно, я же слышал. А тут вокруг на четыреста миль только океан. Я бы сам отдал тебе эту игрушку, но я же связан.
       - Эта звезда не нужна тебе?
       - Я хотел бы отдать ее, но она останется со мной, даже если ты ее возьмешь.
       - Я не понимаю тебя.
       Дитрих помолчал.
       - Эта звезда означает, Транни, что я убил много-много людей, - сказал он наконец.
       - Это мне подходит, - улыбнулась Тран Ле Чин.
       Она обошла бочку, подошла к пленному и присела на корточки. Тран Ле Чин потрогала мускулистый бок и вдруг испытала смутное сожаление оттого, что придется изуродовать столь совершенное тело.
       - Лучше бы гипноизлучатель сработал, - заметила она со вздохом и потянулась за ножом, висевшим на поясе. - Не кричи, пожалуйста.
       - Не буду, - сказал Дитрих. - Подставь ладонь.
       Озадаченная Тран Ле Чин выполнила просьбу. Раздался тихий щелчок, и звезда упала ей в ладонь. Девушка тихо ахнула от восхищения. Звезда оказалась легкой, почти невесомой. Девушка спрятала звезду в карман блузки и перевела взгляд. На месте сорванной звезды торчал крохотный штырек и сочилась сукровица. Тран Ле Чин наклонила голову. Когда девушка коснулась раны языком, Дитрих глубоко вздохнул. Тран Ле Чин медленно слизывала сукровицу, чувствуя, как напрягается лежащее перед ней огромное тело.
       - Встань надо мной, - чуть задыхаясь, сказал пленный. - И сними...
       Дитрих произнес слово, значения которого она не знала, но догадалась. Тран Ле Чин поднялась, перешагнула одной ногой через Дитриха. Девушка взялась за край юбки и заколебалась.
       - Не бойся, - сказал пленный. - Не укушу я тебя, глупая...
       Ей пришлось упереться руками в балку, к которой был прикреплен фонарь. Балка закачалась перед глазами Тран Ле Чин, становясь то больше, то меньше. Исчезли вопли пьяной команды катера и плеск волн за бортом. Трещины на старом дереве, приблизившись, превратились в борозды марсианских каналов. Она укусила себя за руку, чтобы не закричать от мучительно-острого наслаждения.
       Транни покачнулась и опустилась на пленного. Отдышавшись, она потянулась к его губам, но Дитрих отвернулся.
       - Я же тебя сейчас ел, - хрипло произнес он.
       Тран Ле Чин усмехнулась. Она взяла его голову обеими руками, повернула лицом к себе и склонилась над Дитрихом.

    III

       - А вот и он! - радостно воскликнула Транни. - Тебе погреть или ты холодное будешь?
       Влад обернулся. Сначала он увидел массивный излучатель за поясом Дитриха, которого не было у Таугера, когда он уходил, а лишь затем - чешуйчатый хвост, торчавший над плечом десантника.
       - Не надо, детка, не грей, - ответил Дитрих и бросил ношу на пол. Картинным жестом охотника, притащившего в свою пещеру убитого мамонта, мелькнуло у Влада. Но это оказался не мамонт, а ящерица размером с коммодского варана. В оскаленной пасти Никитский насчитал три ряда острых зубов. В груди у монстра зияло сквозное отверстие с опаленными краями, в которое свободно прошла бы рука Тран Ле Чин. Влад покачал головой:
       - На одном из соседних атоллов явно был ядерный полигон.
       Но Дитрих его не слушал. Он стоял, смотрел на Транни и улыбался. Никитский вдруг осознал, что Таугер не играл в "сурового охотника, добывшего пищу". Дитрих им был. Каменный топор в руках охотника сменился излучателем, в голову, помимо вдолбленных шаманом табу, вложили творчество классиков и приемы рукопашного боя, да и место для нескольких компьютерных чипов тоже там нашлось. Но сам мозг - и ведомый им охотник - не изменились за миллионы лет с того момента, как Ева подарила Адаму первый смайлик. Первая женщина тогда еще не знала, что изобрела универсальную валюту, которой платит своему мужчине за то, чтобы он был хорошим парнем - но парень повелся и стал хорошим.
       Парень таким и остался.
       А вот понятия добра и зла за прошедшее время успели неоднократно поменяться местами.
       - Это же юй, - засмеялась Транни. - Их нельзя есть.
       - Запомни, - хмыкнул Таугер. - Есть можно все, детка. Ты просто не умеешь их готовить. А я - умею. Вот сейчас поем, и примемся за дело. Найди пока кусок целлофана побольше.
       Дитрих сел за стол. Тран Ле Чин придвинула ему котелок и принялась шуршать в стоявших у входа ящиках. Таугер принялся за еду, перебрасываясь с девушкой фразами на китайском. Транни отвечала ему.
       - Мы здесь не больше месяца, - с интересом прислушиваясь, заметил Влад. - А ты уже выучил их язык...
       - Я не учил, - ответил Дитрих. - Я скачал разговорник из архива Генштаба Великой Чистки. Тех фраз, которыми они обменивались при абордаже, хватило для идентификации. А что у тебя с рукой? Транни, ты его пытала, что ли? Твои соплеменники когда-то знали толк в таких вещах...
       Девушка засмеялась, а Никитский сказал:
       - Нет. Это производственная травма.
       - Смотри, подойдет? - спросила Транни, вытаскивая из ящика длинный кусок пятнистого мягкого пластика. Судя по форме, это был чехол от гранатомета.
       - Вполне, - сказал Таугер.
       Он доел и со стуком отодвинул миску.
       - Спасибо, - сказал Дитрих и чмокнул Транни в щеку.
       Таугер взял нож и разрезал швы на чехле.
       - На чем ты собираешься уплыть отсюда? - спросил Влад.
       - На каноэ, - ответил Дитрих. - Припасы позаимствуем...
       - Я бы не рискнул переправиться на их каноэ даже через лужу, а до ближайшего берега миль пятьсот, - очень тихо сказал Никитский. - Хотя тебе, безусловно, виднее. Но как ты собираешься позаимствовать припасы и лодку? Островитяне же сейчас охраняют их как зеницу ока, да и поисковые группы должны рыскать по всему острову... Им известно про наш дот, и я удивляюсь, почему здесь никого нет до сих пор?
       Дитрих вспорол брюхо ящеру. Желто-черные внутренности вывались на пластик. Влада чуть не вырвало.
       - Никто не помнит, где находится дот, - сказала Транни. - А с карт острова я его стерла, Дитрих научил меня, как сделать это и как пробраться к компьютеру... Так что не беспокойтесь, сюда никто не придет.
       - Транни, посмотри, что у нас есть из специй, - попросил Дитрих. - И найди пустой бочонок.
       Девушка задумчиво нахмурилась. Таугер распорол шкуру от груди до самой шеи юя. Влад вскочил, не в силах больше смотреть на это.
       - Я пойду, подышу свежим воздухом перед сном, - пробормотал он. - Посижу на полянке перед дотом, раз уж это безопасно...
       Дитрих тяжело посмотрел на Никитского.
       - Дыши, - сказал десантник и прокрутил нож в пальцах. - Это и впрямь безопасно - я вокруг полянки силовое поле поставил, генератор тут был... Змея не проползет, крылан не пролетит.
       - Ты что, думаешь, что я хотел сбежать? - поморщился Влад.
       Дитрих пожал плечами и вернулся к разделке добычи.
       Ученый выбрался из дота, прислонился спиной к двери и некоторое время стоял, унимая дрожь. В свете луны джунгли казались черными. Яростно благоухали цветы, названий которых Влад не знал, тоскливо кричали ночные птицы. Кусты дикого имбиря закачались - в зарослях двигался кто-то очень большой, скорее всего, родственник разделываемого юя. Никитский прошел по поляне, топча мальвы. Площадка была небольшой и заканчивалась обрывом. В двух шагах от края в лицо Влада впились ледяные иголочки - граница колпака, охваченного силовым полем, проходила именно здесь. Ученый криво усмехнулся, отошел назад и сел на траву. Внизу была видна деревня островитян - в ней метались огненные точки факелов.
       Влад вытащил из кармана скомканный листок с записями.
      
       - Уксус и перец... Детка, а больше ничего нет? Что-нибудь, чтобы выгнать из мяса горечь.
       - Я принесла с собой настойку из кореньев ти, но не знаю, подойдет ли она.
       - Вот это будет в самый раз.
      
       "Ну хорошо, допустим. Но что делать дальше? Взять разве это подмножество и..."
      
       - Вот, а теперь руби филе на равные кусочки....
      
       "Если размерность пространства многочленов от одной переменной степени не выше w равна w + 1, и тогда размерность пространства однородных многочленов степени 2 от трех переменных x, y, z равна 6. Это все уже давно известно, но вот вещественная размерность этого комплексного многообразия пространства, которую он тут берет...."
      
       - А запасная циновка для Влада у нас найдется?
      
       Влад потер глаза рукой и посмотрел на другую сторону обрыва. В темноте бесшумно двигалась цепочка факелов, но он этого даже не заметил.
       "Да почему тоже шесть? Должно быть четыре... Ошибки вроде нет, ну-ка, еще раз проверю".
      
       - Сколько у тебя было женщин до меня?
       - Много и ни одной... Перестань, Транни, я ведь тоже могу тебя стукнуть...
       - Что это значит - много и ни одной?
       - А то и значит. Ты - моя единственная женщина, Транни. Я хочу с тобой жить.
       - Я тоже. Мы будем жить в огромном городе, наш дом будет доставать до неба...
       - Не. Здесь мы жить не сможем. Мы улетим отсюда, Транни. Там, далеко, нет моря. Только красная каменистая пустыня. И куча полезных ископаемых... И там ни одна сука не будет интересоваться, с кем я живу...
       - Ты говоришь слова, которых я не знаю. Что такое "пустыня"? "Полезные ископаемые"?
       - А что такое "сука", ты знаешь?
       - Я так поняла, это могущественное злое божество, которое может испортить нам жизнь.
       - В самую точку, детка.
       - Поцелуй меня еще раз.
       - Давай лучше...
      
       "Так вот зачем ему была нужна производная!"
       Влад заплакал от радости.
       На траву упал желтый прямоугольник света из открывшейся двери дота.
       - Слышь, ты, Оппенгеймер, - услышал он голос Дитриха. - Иди спать.
       Влад перестал всхлипывать, вытер слезы рукавом, собрал листочки. Он касался их так, словно они были величайшей драгоценностью на земле. И эти замусоленные листики - в тот момент - действительно были.
       Земляне смогли вырваться в космос два века назад, почти сразу после Великой Чистки, когда была решена проблема с топливом для кораблей. Но корабли такого типа могли летать только в Солнечной системе. А в этих серых листочках из низкопробной бумаги, в этих закорючках, малопонятных для непосвященных, заключался способ достичь других звезд.
       Влад шел к доту, путаясь в траве. Перед его глазами мелькали иные солнца. Иные, удивительные миры с пышной, незнакомой растительностью. И - может быть - даже иные разумные существа, с которыми можно будет...
       В памяти Влада вдруг всплыло лицо Су Вонга. Так мало похожее на человеческое - плоское, с рудиментарным третьим веком в уголках глаз, и широким носом. Влад вздрогнул и очнулся от грез. Перед ним чернели деревья, которых не осталось нигде больше на Земле, необычные и удивительные. Никитский ощутил аромат цветов, столь же прекрасных, сколь чудесен был их запах.
       - Будет все то же самое, - прошептал ученый. - Все то же самое! К чему звезды, если...
       - Ты чего там бормочешь? - грубо спросил Дитрих. - Считаешь, хватит ли Нобелевской премии на космическую яхту? Так прокурор добавит.
       Подавленный Влад вошел в дот и молча растянулся на циновке. Транни уже тихонечко сопела в другом углу под кучей тряпья. Дитрих выключил свет. В доте было душно. Страшно воняло мясо юя в бочонке. Волокна из рваной циновки кололи ребра.
       "Этот каземат с протухшим мясом - это наша Земля", думал Влад, глотая слезы. Но плакал он уже не от счастья. - "И это единственное, чего мы достойны".
      
       Влада разбудили голоса. Он сел, щурясь от света. Рваное одеяло сползло с ученого. Дверь дота была открыта. Влад поднялся и выбрался наружу.
       - Доброе утро, - весело сказала Тран Ле Чин. Дитрих поливал шашлыки чем-то белым из калобаши. Угли шипели. - Как спалось?
       - Да как-то... не очень, - признался Влад. - Кошмары какие-то всю ночь.
       - А так со всеми бывает, кто слишком много думает, - сказал Дитрих и протянул ему прут, на который вперемешку с плодами хлебного дерева были насажены кусочки мяса.
       Влад хмуро посмотрел на Таугера, но еду взял и присел на траву. Плоды хлебного дела, пропитанные кокосовым молоком, оказались хрустящими и сладкими, а мясо юя - в меру мягким, в меру сочным и острым. По вкусу оно напомнило Никитскому утку в яблоках.
       - Шашлыки вам определенно удались, Транни, - сказал Влад, прикончив последний кусочек.
       Девушка протянула ученому еще один прутик и сказала Дитриху, все еще возившемуся над костром:
       - Ты сам-то поешь.
       Мяса в огромном ящере оказалось не так уж много - Таугер снял с мангала последний из импровизированных шампуров. Дитрих опустился на траву, поджав под себя ноги, взял миску и, обжигаясь, сдвинул в нее мясо и плоды хлебного дерева.
       - Ну как? - спросила Тран Ле Чин у жующего Таугера. - Хоть прожарилось?
       - Горячее сырое не бывает, - проглотив, ответил Дитрих. - Нормально. Кетчупа только не хватает.
       Влад меланхолично дожевывал свою порцию, глядя на подернутый туман склон на другой стороне обрыва. Вчерашние горькие мысли вернулись к ученому.
       - Дитрих, - сказал он. - Там, слева от входа, надпись по-немецки... Как это переводится?
       - "Ничего для них. Никогда", - неохотно ответил тот.
       - Я так и подумал, - мрачно сказал Влад.
       Сборы не отняли много времени, и уже через полчаса троица спускалась вниз по узким горным тропкам. Влад думал, что им придется пробираться через джунгли, но Дитрих повел своих спутников прямо по дороге, связывающей плантацию с деревней.
       - Разве это не опасно? - спросил Никитский. - Мы можем здесь встретить кого-нибудь... Даже самого Мао Бэя!
       Дитрих хмыкнул и ответил:
       - Нет.
       Он оказался прав - троица никого не встретила на дороге. Путники добрались до крутого косогора, нависавшего над деревней. Тропа тут круто поворачивала вниз.
       - Но это странно, - заметила Тран Ле Чин. - Здесь в это время должны ходить многие. И дым пахнет как-то не так...
       Дитрих покосился на девушку, но промолчал. Тран Ле Чин осторожно раздвинула кусты над обрывом, чтобы посмотреть на деревню. Влад подошел к ней, глянул через плечо.
       Деревня горела в нескольких местах. Кое-где огонь уже погас, оставив черные обугленные проплешины на месте одиночно стоявших хижин. А в следующий миг Никитский понял, почему с пожаром никто не боролся. Обрыв был высотой всего метров пять-шесть, и Влад отчетливо различил черные язвы на лицах трупов, которыми были завалены улицы. Клумбу на центральной площади, где росли мальвы и еще какие-то тяжелые золотистые и яркие оранжево-алые цветы, названия которых Влад не успел узнать, огонь не тронул. Теперь она казалась венком на разлагающемся трупе прокаженного.
       - Что случилось? - пробормотал потрясенный Никитский.
       Тран Ле Чин уже поняла, что. Девушка обернулась к Дитриху - тот стоял на обочине, дожидаясь, пока они насмотрятся.
       - Но ты же говорил, что хочешь только вернуться домой, - мертвым голосом сказала Транни.
       Таугер усмехнулся, но ухмылка получилась кривой.
       - Белые люди всегда врут, детка, - ответил он.
       - Но когда ты успел? - спросил Влад. - Ты же все время был с нами...
       Он осекся, вспомнив вечернюю отлучку Дитриха.
       - Ну, - сказал Таугер. - В тех ящиках хранилась не только тушенка, а еще кое-что, с гораздо большим сроком годности. Легко растворимое в воде, притом без вкуса и запаха.
       В деревне был централизованный водопровод, и Дитрих об этом знал, как и Никитский. Дар цивилизации, от которого не смогли отказаться дети ханна, в конечном итоге и погубил их.
       - Ты отравил воду! - воскликнул Влад.
       - Ты умен не по годам, - заметил Дитрих. - Все, пошли на причал. Возьмем абордажный катер, он теперь все равно никому не нужен.
       Они обошли деревню по задам - Дитрих не хотел, чтобы его спутники смотрели на трупы. Но на одно тело они все-таки наткнулись.
       Су Вонг лежал на пороге хижины. Черная полоска запекшейся крови тянулась от угла раскрытого рта через подбородок и пятнала пол. Тело раздулось под лучами солнца, но еще не настолько, чтобы Влад не узнал своего ученика. "Я уже умер", подумал Никитский, глядя на обезображенный труп, в котором разлагались одни из лучших мозгов Земли. - "А это - ад".
       - О господи, - воскликнул Влад. - И это все потому, что по какой-то ужасной случайности ты оказался на борту нашего корабля!
       - Такие люди, как я, случайно даже в пи*де не оказываются, - спокойно ответил Дитрих.
       Транни шумно вдохнула, а потом понял и Никитский.
       - Конечно! - воскликнул он. - Господи, это же элементарно! В каком-то районе со строгой периодичностью пропадают суда, всегда примерно одного тоннажа, всегда пассажирские. Только мартышки могли думать, что они смогут вечно развлекаться таким способом. Им надо было сидеть на острове и носа не показывать. Но они не могли. Генетика, мать ее... И в каком ты звании?
       - Какая разница, - сказал Таугер.
       - Ты и меня любил потому, что тебе приказали? - очень ровным голосом спросила Тран Ле Чин.
       - Нет, - ответил Дитрих. - Если бы это было так, я бы убил тебя сразу, как ты показала мне дот.
       - Ты позволишь мне похоронить брата?
       - Нет. Пусть мертвые хоронят своих мертвецов.
       Они двинулись дальше и спустились в лагуну. Золотистый полумесяц пляжа между джунглями и морем казался серпом, выпавшим из руки небесного жнеца. За несколькими каноэ, до половины вытащенными на песок, виднелся абордажный катер. Таугер, Никитский и девушка побрели к нему. Транни чуть отстала, но Дитрих не стал подгонять ее. Когда они дошли почти до середины пляжа, Никитского прорвало.
       - Скотина! - крикнул ученый. - Гестаповец!
       Как он и ожидал, Дитрих тут же заехал ему в ухо. Влад попытался уклониться, но добился только того, что удар пришелся в челюсть. В голове у него зазвенело. Никитский охнул и сел.
       -Ты моих предков не трогай, понял? - сказал Дитрих, стоя над ним. Голос доносился до Влада как сквозь воду. - Двести лет назад нашлись неудачники, которые не смогли довести дело до конца...
       Никитский поднял лицо и часто-часто заморгал от удивления. И ужаса. Влад хотел оскорбить Таугера, но совсем иной смысл он вкладывал в свои слова.
       - Так что, ты думаешь, до скончания веков теперь на нас будут плевать такие козлы, как ты? - продолжал Дитрих. - Ты сам-то убил хоть кого-нибудь, или всю жизнь только дрочил в компьютерных стрелялках?
       - "Ты, трус, еще не видал человеческой крови", - скривившись, пробормотал Влад и сплюнул. Песок потемнел.
       - Я-то видал, - ответил Таугер, и Влад заметил, что Дитрих опять его не понял. Но в этот раз ученый испытал глубокое удовлетворение.
       - Больше, чем мне хотелось бы, поверь, - закончил десантник.
       - Да я не об этом, - вяло ответил Никитский. - Вы больше ничего не умеете, кроме как крысиный яд в водопровод, стерилизаторы - в поставки гуманитарной помощи! Пусть бы эти несчастные последыши сидели на своем острове, кому они мешали?
       - Твои дружки, которые создали стерилизаторы, были умнее тебя, недоносок, - ответил Таугер. Тран Ле Чин вздрогнула и в упор посмотрела на ученого. - Если бы не стерилизаторы, на этом острове сейчас сидели бы мы. Ты хоть знаешь, что до Великой Чистки желтых и черных на Земле было около четырех миллиардов? Они размножались со страшной скоростью, как амебы... Они бы смыли нас с лица планеты, растворили бы в себе!
       - Сенсей Влад, - вдруг тихо сказала Транни. - Так это вы и ваши друзья создали тот страшный яд, которым отравили наших женщин, чтобы они не могли рожать детей? Которым вы уничтожили нас?
       Влад отвел глаза, не выдержав ее взгляда.
       - Мы уничтожили не вас, мы уничтожили сами себя, - хрипло ответил он. - Жизнь - в многообразии, в вариативности, вот, смотрите...
       Влад вытащил из кармана мятые листки и потряс ими. Дитрих нахмурился:
       - Это еще что такое?
       - Это одно математическое преобразование... Ученые бьются над ним уже несколько веков! И какая-то желтая тварь, которая первый раз в жизни увидела его вчера, решила его ... Мы отсекли все другие варианты развития, мы потеряли гибкость, и если мы пойдем по ложному пути, мы даже не заметим спасительных развилок... Да что ты понимаешь, дубина стоеросовая!
       Никитский с надеждой посмотрел на девушку. Тран Ле Чин безучастно переминалась с ноги на ногу.
       - Вы меня тоже не понимаете? - в отчаянии спросил ученый.
       - Отчего же, понимаю, - вежливо ответила Транни и выхватила излучатель из-за пояса у Дитриха. Таугер дернулся, но Тран Ле Чин успела отпрыгнуть. Дитрих замер в неудобной позе, почти по щиколотку провалившись в песок. Никитский засмеялся. Глаза девушки сузились, превратившись в две почти неразличимые щелочки. Транни медленно начала поднимать оружие.
       - Правильно, девушка! - воскликнул Влад. - Пристрелите и меня, сделайте милость!
       Дитрих смотрел, как локоть девушки проходит точку для стрельбы от бедра. Дитрих понял, что она задумала, когда локоть миновал точку для стрельбы от плеча.
       - Не надо, Транни, - глухо сказал он.
       К изумлению Влада, Дитрих опустился на колени перед Транни. Их головы оказались на одном уровне. Никитский презрительно улыбнулся, думая, что десантник будет просить о пощаде. Но Таугер сказал совсем не то, что ученый ожидал услышать.
       - Убей меня, - сказал Дитрих. - Отомсти за всех своих родных. И отправляйся с Владом. Со своим сенсеем. Ты же так хотела увидеть города и дома до неба, помнишь... Стреляй, прикончи меня. Ну же!
       Тран Ле Чин отрицательно покачала головой.
       - Я не хочу жить там, где в подлости - сила, а в силе - подлость, - сказала она, вставила ствол в рот и нажала на спуск. Дитрих закричал. Тело девушки выгнулось дугой и упало на песок. Черная волна выплеснулась из раздробленного затылка.
       - Она не поняла, - чуть не плача, сказал Влад. - Вы оба меня не поняли!
       Таугер, не вставая с колен, всем корпусом повернулся к нему. Никитский невольно сжался, крепче вцепился в листки.
       - Почему же, - очень спокойно сказал Дитрих. - Я понял. Ты вроде как хотел набить мне морду. Валяй.
       - Ну да, - нервно хихикнул Никитский. - Ты меня в песочке рядом с Транни и прикопаешь...
       - Бей, я сказал. Или я сам тебя ударю.
       Влад спрятал записи, попутно пытаясь вспомнить то немногое, что вынес из занятий по боксу. Теоретические дисциплины всегда лучше давались Никитскому, чем практические. Но удара, который он нанес в лицо Таугеру, не постыдился бы и олимпийский чемпион. Кровь из сломанного носа брызнула во все стороны. Влад охнул, поняв, для чего боксерам выдаются перчатки.
       Дитрих опустился на песок рядом с Транни, опираясь на локоть. Десантник медленно провел рукой по волосам девушки.
       - Да ты вдобавок и некрофил, - сказал ученый.
       Таугер его как будто не услышал. Две дорожки крови - та, что натекла из-под головы Тран Ле Чин, и та, что лилась с разбитого лица Дитриха - смешивались на песке. Никитскому стало неловко. Он отвел глаза.
       - Сентиментальность тебе к лицу, как тигру слюнявчик, - пробормотал Влад, когда ему надоело смотреть на небо, море и кружащих над волнами чаек. - Пойдем уже на катер. Я не хочу сидеть на этом острове, набитом мертвецами!
       - Я бы на этом катере даже лужу не рискнул бы переплыть, - не глядя на ученого, ответил десантник. - Ночью я послал SOS. Авианосец "Нагльфар" будет здесь к полудню, самое позднее - к вечеру. Надо ждать.
       Никитский посмотрел на солнце. Оно стояло уже почти в самом зените. Влад приободрился.
       - Близко они подходить не будут, чтобы островной синтомозг не перехватил управление авианосцем и не загнал его на рифы, - продолжал Таугер. - Они спустят шлюпку.
       Дитрих вытянулся на песке. Влад подумал, что было бы неплохо уйти с солнцепека, вернуться в тень джунглей или дождаться спасателей на абордажном катере островитян.
       - Дитрих, - просительно сказал ученый. - Пойдем в тенек.
       - Иди, - лаконично ответил Таугер.
       Но без десантника Влад не решался покинуть пляж. Кто-нибудь из островитян по нелепой случайности мог и не пить воды вчера вечером. Сейчас туземец вполне мог сидеть в прохладных джунглях, безумным взглядом смотреть на их спины, сжимать в руке энергетическую винтовку и ожидать только момента, когда кто-нибудь из белых людей окажется в зоне поражения.
       И Влад остался рядом с Дитрихом, который очень тихо и нежно бормотал слова на языке Транни.
       Слова, которых явно не было в разговорнике Генштаба.
       Ученый сидел, слушал хриплый шепот Дитриха и думал: "А он ведь выучил эти слова. Хотя знал, что будет последним человеком на Земле, которому известен их смысл..."
       Думать об этом было невозможно. Влад устремил свои мысли на огромный авианосец, который наверняка уже бороздит волны в каких-нибудь нескольких кабельтовых от острова Надежды. Никитский поудобнее уселся на песке, снял майку и обмотал ей голову. Отвернувшись от Таугера, по-прежнему обнимавшего труп, Влад стал смотреть на блестящее море, которое вспарывали черные плавники. Ученый закрыл глаза и попытался представить себе авианосец, но получалось плохо - вместо корабля перед внутренним взором Влада упрямо появлялся пакет с соком. Оставив эти бесплодные попытки, Никитский открыл глаза и с изумлением уставился на огромное, ослепительно сияющее тело авианосца. Корабль входил в залив. Влад крепко зажмурился, подумав, что это мираж, что он бредит от усталости и солнечного удара. Он осторожно открыл глаза. Корабль приближался, и уже была видна надпись на его борту. "Нагльфар", прочел ученый. Влад вскочил и закричал:
       - Дитрих, а вот и они!
       Таугер приподнялся, посмотрел на море.
       - Да, это они, - эхом ответил он и вынул излучатель из руки Тран Ле Чин.
       - Вам не расшифровать эти записи без меня, - дрогнувшим голосом сказал Никитский.
       Но Дитрих снова удивил его - в последний раз.
       - Если сильно достанут с расспросами, - сказал Таугер. - Вали все на меня, как на мертвого.
       Он прижал дуло себе ко лбу и выстрелил. Влад зажмурился и отвернулся.
       - Чтоб всю эту верность и предательство, силу и подлость, а особенно все государственные интересы и твой тевтонский кодекс чести забрал дьявол! - выпалил он в раскаленную пустоту. - И тебя самого, Таугер... А с меня хватит. Я буду смотреть на корабль. На прекрасный авианосец, который увезет меня отсюда!
       Он открыл глаза. Но вместо авианосца, замершего на безопасном расстоянии от берега, белого сверкающего авианосца, с которого, как надеялся ученый, уже спускали шлюпку, Влад увидел совсем другой корабль.
       Для современного военного корабля он был слишком мал. Но это был боевой корабль - нос его венчала грубо сделанная фигура, изображавшая оскаленную морду юя. Ладью сопровождал почетный эскорт из акул. Рыбы выпрыгивали из воды, кувыркаясь и забавляясь, как дельфины. На носу стоял рыжий мужчина во всем черном. Лицо его безобразила огромная черная язва. Она захватывала весь лоб и перечеркивала правую скулу.
       "У меня солнечный удар", подумал ученый, обливаясь холодным потом. Признать, что своим нелепым выкриком он призвал из морских глубин Локи, скандинавского сатану, бога убийц и предателей, означало сдаться безумию. - "Полдня просидеть на открытом солнце. В местном климате - это чревато...".
       Влад уже почти убедил себя в этом, когда Нагльфар ткнулся носом в песок. Локи дружески улыбнулся ученому.
       - Это не я! - в ужасе закричал Влад. - Вам нужен он! Дитрих! Это он во всем виноват!
       Локи отрицательно покачал головой и сделал приглашающий жест.
       Влад попятился и запнулся о тела. Он упал, проехался лицом по черному мокрому песку. Песок оказался горьким и соленым. Отплевываясь, Влад поднял голову. Он увидел черную язву - вмятину от выстрела в упор, захватывавшую весь лоб и правую скулу Дитриха.
       Синие, подернутые дымкой, как утреннее море, мертвые глаза Таугера смотрели прямо на ученого.
      

    2. Остров, которого не будет

      
        [Deаthwisher]
      

    Пролог.

       Группа ученых под руководством Тео Дора Тау Гера успешно завершила проект "Нарцисс", над которым работала последние пять лет по поручению Великого Вана. Теперь в нашем распоряжении находится мощное оружие, описывать которое в подробностях мы не имеем права, да это и ни к чему - наши враги очень скоро, скорее, чем они думают, испытают его действие на себе. Ученые премированы путевкой на Марс, чтобы своими глазами увидеть красную землю, которую они защитили от шайки черномазых выродков.
       Братья и сестры! Мое сердце разрывается от горя. Вчера, 15 мая 2284 года, в 15 часов 45 минут по Пекину, планетолет "Великий Юй", на котором команда Тау Гера направлялась на заслуженный отдых, был обстрелян и уничтожен космоклипером без опознавательных знаков. Трагедия произошла, когда "Великий Юй" заходил на посадку на космодроме Ляо Синь Вэн (Марс). Нападавшим удалось скрыться, но нет никаких сомнений, что это происки наших врагов, чьи мысли так же черны, как их кожа. Эти монстры в человеческом обличье идут на все, чтобы перегрызть горло свободолюбивому и мирному народу Великой Поднебесной.
       Наша месть будет ужасна. Великий Ван уже подписал приказ о...

    "Вести Великой Поднебесной", колонка главного редактора, 16 мая 2284 г.

    I

       Ржавое, местами поваленное ограждение по краям дороги в сочетании с гладким и ровным, как шкура касатки, асфопластом, смотрелось жутким диссонансом. Ли Тянг хмыкнул - экономика должна быть экономной, как говорят белые люди. Паланкин слегка покачивался в такт шагам носильщиков. Хотя многие предлагали решить проблему хирургическим путем, Ли Тянгу удалось выдрессировать этих черных зверей носить паланкин Тран Ле Чин без применения достижений современной медицины. Наставник дочери сёгуна верил, что в этих головах, покрытых короткой курчавой шерстью, не только кость - и оказался прав.
       - Начнем с начала, Тран Ле Чин, - обратился Ли Тянг к своей воспитаннице.
       Лицо принцессы преобразилось. На нем было написано самое искреннее радушие, восхищение и сознание приятного долга. "А ведь ей всего пятнадцать", с завистью подумал Ли Тянг. Как и любой высокопоставленный чиновник, он умел владеть лицом, но по сравнению с этой капризной развратной пигалицей он был просто ребенком в мимическом искусстве.
       - Космические трассы надежно соединяют Землю и Марс, наши колонисты и ученые несут свою нелегкую службу на спутниках Сатурна и Юпитера, - хорошо поставленным голосом произнесла Тран Ле Чин. - Однако древнейшей мечтой человечества были и остаются другие звезды и иные миры. Поговорим о тех, кто воплощает мечты в реальность, о тех, кто делает сказку былью. Вы все здесь хорошо знаете Владимира Никитского. А теперь о вашем друге узнала и я. Этот юный гений, мой ровесник, смог перекинуть мост к далеким мирам, о которых люди так давно мечтали. И понадобилась ему для этого классическая формулировка теоремы Ри Ма На Ро Ха для комплексных алгебраических...
       - Слитно, моя госпожа. Без пауз, - перебил девушку наставник. - Как будто это не пять слов, а два. Римана - Роха.
       - Ри Манна - Ро Ха, - повторила Тран Ле Чин. - Рима-на-Роха... Великий Мао, ну и имена у них! А уж фамилии! Язык можно сломать!
       Ли Тянг промолчал. Фамилию юного изобретателя принцесса учила два дня, изрыгая заковыристые проклятия.
       - Попробуйте еще раз, - предложил наставник.
       - Римана Ро Ха, - пробормотала дочь Вана.
       - Мягче. Напевнее...
      
       Куст шиповника тонул в белой кипени собственных цветов. Рядом с яркими соседями - мальвой, имбирем и оранжево-красными цветами, названия которых Бронислава не смогла запомнить, - шиповник казался пустым пятном на кричаще-яркой картине мира, которое художник по недосмотру или в спешке не закрасил.
       - Какая прелесть, - вздохнула Бронислава. - Откуда он здесь взялся?
       Влад улыбнулся. Дочь самого вана должна была вот-вот приехать и собственноручно вручить ему премию за открытие, которое он сделал. Бронислава боялась, что ее возлюбленный зазнается от свалившейся на него славы. Но Влад улыбался так же застенчиво и мягко, как и прежде.
       - Не знаю, - сказал он.
       Влад сорвал один из пышных цветов и протянул его девушке. Бронислава осторожно понюхала цветок.
       - Ты представляешь, Славка, - сказал Влад. - Благодаря этому шиповнику мы увидим иные солнца. Другие миры - и там, наверно, тоже найдем какие-нибудь удивительные цветы. А может быть, даже иных разумных существ, с которыми можно будет...
       Он не договорил - голос сорвался от волнения. Бронислава обняла друга.
       - Да, - сказала девушка. - Ты всю жизнь мечтал об этом. Твоя мечта сбылась. Звезды теперь наши. Как ты его нашел? - добавила она, указывая на кустарник.
       - Случайно, - ответил он. - Гулял здесь как-то раз. Я сел посидеть, вот так, - Влад опустился на траву. - Посмотрел и увидел его. И мне показалось, на минутку, что это не шиповник вовсе, а дырка в пространстве. Пустота. Ну не знаю, как объяснить...
       - Я поняла, - сказала девушка и села рядом с ним.
       - Я и подумал, - продолжал Влад тихо. - А почему не взять производную от классического преобразования для комплексных алгебраических поверхностей и сфер с несколькими ручками? Считают, что вещественная размерность таких многообразий равна четырем, но мне всегда казалось...
       Бронислава поцеловала его в шею.
       Влад обладал пытливым и острым умом; и этот ум давно уже пришел к выводу, что все вещественные многообразия в этом мире не стоят одной теплой и мягкой девушки.
       И хозяин этого ума был с ним согласен.
       Как, впрочем, и во всем остальном.
      
       Тран Ле Чин раздернула шторки паланкина.
       - Смотри, - сказала она Ли Тянгу. - Белый куст. Какое отвратительное блеклое пятно... Ну-ка, останови!
       Наставник понимал, что принцессе необходимо немного отвлечься. Он выполнил ее просьбу. Тран Ле Чин выпрыгнула из паланкина, и, путаясь в юбках, стала подниматься по склону. Ли Тянг, на ходу вытаскивая излучатель, последовал за ней. Догнав принцессу, он сказал сухо:
       - Если вам захотелось этих странных цветов, вам надо было лишь приказать.
       - Я не калека и могу взять сама, - процедила она сквозь зубы. - И уберите вашу пукалку. Кого вы здесь боитесь? Змей? Драконов?
       Наставник промолчал, но оружие в кобуру не вернул.
       Оставляя на колючих кустах яркие шелковые лоскутки, Тран Ле Чин добралась до заинтересовавшего ее куста и замерла в изумлении. Ли Тянг, остановившийся у нее за плечом, громко хмыкнул. "Классные сиськи", подумал он, разглядывая лежавшую под кустом полуобнаженную белую девушку. Та торопливо одевалась, и вскоре объект восхищения Ли Тянга скрылся под блузкой.
       - Кто ты такой? - раздался голос Тран Ле Чин. - Как тебя зовут?
       Только тогда наставник заметил подростка, сидевшего рядом с девушкой. Тот так обалдел от неожиданного появления принцессы и мужика с излучателем, что даже забыл встать. Подросток отвел глаза от лица принцессы и уставился на коллекцию самоцветов на ее руках - каждый палец Тран Ле Чин украшал тяжелый перстень. Эти украшения передавались в семье Великого Вана из поколения в поколение. Но вряд ли белому с глухого острова было известно назначение перстней.
       - Владимир Никитский, - пробормотал парнишка.
       Ли Тянг понял по лицу Тран Ле Чин, что она уже все решила. Принцесса давно жаловалась наставнику, что Ибрагим, ее третий пробный муж, выдохся и стал скучен.
       - Ты - тот гений, что смог перекинуть мост к тем самым далеким мирам, о которых люди так давно мечтали? А я - принцесса Великой Поднебесной, ты наверняка много слышал обо мне.
       - Я узнал вас, принцесса, - ответил паренек.
       - Ты, наверно, знаешь, что я приехала вручить тебе награду, которую ты заслужил. И помимо подарка от самого Великого Вана Мао Бэя, моего отца, ты получишь еще кое-что. О чем ты, Владимир Никитский, даже и мечтать не мог. Я так хочу, и так и будет.
       - Скажи ему все остальное, - бросила она Ли Тянгу через плечо.
       Принцесса развернулась и начала спускаться к дороге.
       - Да ты с ума сошла, - сказал Ли Тянг на родном языке. - Великий Ван не одобрит твоего поступка. Найди себе другого жеребца. Он же ученый...
       Транни обернулась. Наставник увидел, что принцесса сплела пальцы. Ли Тянг рухнул на колени. Тело скрутила боль. Принцесса наклонилась к нему.
       - Великий Ван на Марсе, - сказала она жгучим шепотом. - Он поручил Поднебесную на время своего отсутствия мне. А ты, как мне кажется, забыл об этом...
       У Ли Тянга потемнело в глазах. Он понял, что сейчас задохнется.
       - Прости, госпожа, - выдохнул он. - Прости своего неразумного слугу.
       - Вот так-то, - произнесла Тран Ле Чин, выпрямляясь. Принцесса чуть покрутила перстень на пальце, и боль отпустила, Ли Тянг хватал воздух ртом.
       - Ты думаешь, что эта белая обезьяна может быть умнее нас? - продолжала Тран Ле Чин спокойным, чуть усталым голосом. - Только благодаря нелепой случайности он открыл своего Римана-Роха первым. Ты же слышал, что сказал почтенный Су Вонг - он давно вел разработки в этом направлении. И теперь ты, наш верный помощник, говоришь мне, что его мозги могут быть ценнее его тела? Тогда как наукой доказано, что все белые годятся лишь на одно - на удобрения для марсианских оранжерей. Все они живы до сих пор только милостью Великого Вана... Не заставляй нас сомневаться в твоей верности, Ли Тянг.
       Она осуждающе покачала головой. Наставник похолодел. Достаточно было одного слова принцессы, чтобы он лишился всего. А уж то, что он сейчас испытал, показалось детской сказкой по сравнению с ночным кошмаром.
       - Нет, - сказал Ли Тянг. - Я верен тебе, принцесса.
       Тран Ле Чин усмехнулась и пошла вниз, к дороге.
      
       Влад смотрел, как длинный подол яркого платья дочери вана волочится по траве.
       - Меня зовут Ли Тянг, я наставник принцессы Великой Поднебесной, - услышал он голос мужчины в черном и перевел взгляд. Ли Тянг уже поднялся с колен.
       - Принцесса оказала тебе великую честь, - продолжал наставник принцессы. - Тран Ле Чин назначила тебя своим пробным мужем. Официально об этом будет объявлено завтра. Сразу после праздника принцесса, а вместе с ней и ты, вернетесь в Пекин. Вопросы есть?
       Ошарашенный Влад молчал.
       - А что это такое - пробный муж? - подала голос Бронислава.
       - Женщина должна быть искусна в ласках, чтобы сделать счастливым своего мужа, - ответил Ли Тянг. - Чтобы научиться этому искусству, главному в жизни девушки, наша принцесса берет себе пробных мужей. По достижении брачного возраста, то есть восемнадцати лет, наша повелительница выйдет замуж за представителя клана, соответствующего ей по положению. Пробные мужья обычно не переживают такого горя... Но иногда их, в качестве ценного подарка, преподносят подругам из родовитых семейств. Однако для этого нужно высоко себя зарекомендовать в глазах принцессы. Все ясно?
       На этот раз было ясно абсолютно все. Так чудовищно чисто и ясно Влад еще ничего не осознавал в своей жизни. Они с Брониславой кивнули одновременно, напомнив Ли Тянгу старинных фарфоровых кукол. Наставник принцессы направился вниз по склону, засовывая излучатель в кобуру. На полпути он остановился и сказал:
       - Завтра будет произведена стерилизация. У тебя, Влад Никитский, есть аллергия на какие-нибудь лекарства?
       Подросток отрицательно качнул головой.
       - До встречи, - сказал Ли Тянг.
       Влад и Бронислава смотрели, как сухопарая фигура в черном ловко забирается в паланкин.
       - Ценный подарок, - пробормотала Бронислава.
       - Мне нужен Дитрих, - произнес Влад. - Ты не знаешь, где его сейчас можно найти?
       - Я давно его не видела, но помню, что его определили жить в семью Шмидтов, - сказала Бронислава. Рихард Шмидт занимался не наукой, а отношениями между людьми. Бронислава до сих пор с благодарностью вспоминала несколько советов, которые ей дал психолог. - Ну знаешь, Хельга Шмидт из параллельного класса? Беленькая такая?
       - Не знаю, - ответил Влад.
       - Вряд ли Дитрих еще жив, - задумчиво продолжала Бронислава. - Но зачем он тебе?
       И тут она поняла, зачем ее другу, отличнику и изобретателю, понадобился Дитрих Таугер, не учившийся в школе ни дня.
       Дитрих Таугер, в первый же день после своего прибытия на Кауаи напавший на Лу Синя. Бронислава вместе с другими учениками находилась в школьном дворике, когда это произошло. Лу Синь подошел к автомату с напитками, оттолкнув Хельгу. У его класса только что закончилась физическая подготовка, и подросток очень хотел пить. Таугер налетел на него сзади - Лу Синь доставал банку ти из автомата с напитками и даже его не видел. Дитрих повалил паренька на землю и хотел ударить головой о край железной коробки. Если бы он попал, то скорее всего разбил голову Лу Синя. Но тот извивался, и Таугер не сумел приложить его нужным местом, а только разбил стекло. Бронислава до сих пор помнила звон, с которым осколки посыпались на землю - в школьном дворике царила потрясенная тишина. Каждый из учеников регулярно проходил тест на агрессивность, и в школе оставались только те, чьи показатели были в норме.
       То есть те, кто физически не мог вот так, ни с того ни с сего, напасть на незнакомого человека.
       - Моих родителей накажут, если выяснится, что они воспитали неполноценного члена общества, - ничего не выражающим голосом ответил Влад. - Члена, который в состоянии поставить свои личные интересы и чувства выше интересов нашей страны. Члена негодного, который не в состоянии даже...
       Никитский замолчал.
       - Зачем же сразу сдаваться? - рассудительно сказала Бронислава. - Почему ты не хочешь поспорить? Ты можешь принести большую пользу обществу, откроешь или изобретешь еще что-нибудь.
       - У тебя есть личный номер Великого Вана? - спросил Влад тихо.
       Бронислава осеклась, вспомнив, как в новостях сегодня утром передавали - Великий Ван прибыл на Марс, провести вместе с колонистами Праздник Цветов.
       - Ты знаешь, где живет Хельга? - спросил Влад. - Я у нее ни разу не был.
      
       На окнах чистенького, недавно побеленного домика висели занавески в таких уютных голубых цветочках, что сразу становилось ясно - здесь не могут жить плохие люди. Рихард Шмидт, хозяин дома, знал толк в таких вещах. Его последняя монография "Теория отношений в закрытых коллективах" наделала шуму в научных кругах. Но Рихард был не только дерзким теоретиком, но и великолепным практиком, и Берта гордилась своим отцом.
       Последний раз Берта навещала родителей еще до того, как забеременела Ли Цином, младшеньким. Тогда семья Шмидтов работала над проектом в Гренландии. Жене И Вана, куратора Ваньчжуйской провинции приходилось слышать, что в незапамятные времена Гренландия была погребена под щитом ледника, и Берта верила в это. Климат не меняется только в раю, как любил говорить Рихард Шмидт. Но ведь еще раньше, до того, как ледяное полотно накрыло остров, он был зеленым - об этом говорило его название, а Берта понимала не только кантонский диалект, на котором общалась с мужем, но и язык своих предков. Она и сама не знала, почему здесь, в окружении банановых плантаций, апельсиновых и манговых деревьев вдруг вспомнила о горах, где росли дубы, березы и ясени.
       И откуда пришла эта щемящая грусть - сюда, в этот воплощенный рай на земле.
       Берта, сидевшая на веранде в кресле-качалке, тряхнула головой, отгоняя странные мысли, и прислушалась к голосам играющих во дворе детей.
       - Я убил тебя, проклятый черномазый! - закричал Хун Го. - Земля очищена от выродков!
       "Надо будет проследить, чтобы они поменьше торчали перед визором", морщась, подумала Берта.
       - Я больше не хочу играть за черных, - сердито ответил Рихард. Берте все-таки удалось уговорить мужа назвать второго сына в честь своего отца. Так же, как когда-то ее свекрови Людмиле удалось уговорить своего мужа назвать ребенка Иваном.
       - Они всегда проигрывают! - продолжал возмущаться Рихард.
       - Тогда давай играть во Вторую Гражданскую Войну Белых, - быстро согласился Хун Го. - Будешь немцем, как наш дедушка!
       - Так нечестно, - возразил Рихард. - Ты опять выиграешь!
       - Тише, мальчики, - сказала Берта. - Разбудите Ли Цина.
       Она заглянула в детскую корзинку, где спал сын, с нежностью посмотрела на лысинку на крохотном затылке. Третьи роды дались ей тяжело, несмотря на все чудеса медицины. Можно было, конечно, переложить процесс вынашивания плода на инкубатор. Это стоило не так уж дорого, да и И Ван опасался за здоровье жены. Но Берта не смогла оставить свое дитя с первых минут существования, даже не существования, а пред-существования наедине с холодной, бездушной машиной. Что бы ни говорили об идентичности условий в утераторах и в живой матке, Берта не верила.
       Ли Цин спал, лежа на животе и подтянув ножки под себя. В этой позе он удивительно походил на лягушонка. Малыш научился переворачиваться на животик только две недели назад, и проплешина, заработанная им за то время, когда ребенок еще не мог двигаться, не успела покрыться волосами.
       - Хоть бы книжку какую почитали, - добавила Берта. - Отец же купил вам целый ворох манги для раскрашивания. Идите в дом, порисуйте.
       Однако вместо топота маленьких ног она услышала голос Хун Го:
       - Здравствуйте! А вы к кому пришли?
       - Мама! - завопил Рихард.
       Обеспокоенная Берта покинула качалку и выглянула в окно веранды. Хун Го стоял посреди двора, спиной к матери, независимо оставив одну ногу. Рихард застенчиво выглядывал из-за качелей, которые повесил к приезду любимых внуков дедушка. За всю свою жизнь в Эль-Хуфуфе Рихард не встречал столько белых людей, сколько за два месяца на этом крошечном острове, и все еще немного побаивался. Около ворот обнаружились два подростка, кудрявый мальчик и девочка лет четырнадцати. Коса девочки, светлая и почти такая же толстая, какую в свое время носила Берта, была перекинута на грудь.
       - Добрый день, - сказал мальчик. - Дитрих дома?
       Берта вздохнула.
       Дитрих, приемыш. Крепкий орешек, на котором все испытанные практики Рихарда Шмидта дали сбой. Впрочем, отец сравнивал приемыша не с орешком, а с гнилым зубом мудрости, который ни выдернуть, ни вылечить. За те два месяца, что Берта гостила у родителей, она видела Дитриха раза три. До беседы с ней подросток не снизошел, только посмотрел на ее сыновей так, что у женщины противно заныл живот.
       - Нет, - ответила Берта.
       - А Хельга? - спросила девочка.
       Берта отрицательно покачала головой. Сестренка, за время ее отсутствия из проказливой шмакодявки превратившаяся в юную валькирию, появлялась дома только чтобы поесть, делала уроки и убегала гулять. Домой Хельга приходила затемно, но как заметила Берта в разговоре с матерью, пока еще каждый день. На успеваемости в школе это никак не отражалось, и Рихард, исповедовавший теорию "длинного поводка", не вмешивался в ситуацию.
       Подростки погрустнели - это Берта видела даже с веранды.
       - Спасибо, извините, - сказала девочка и потянула мальчика к воротам.
       - А вы не знаете, где Дитрих может быть? - спросил он.
       И в его голосе было что-то такое, что сердце Берты дрогнуло, хотя она сама только что мечтала сплавить юного хулигана - ну а кем еще мог быть друг Дитриха?
       - Он работает на полигоне отходов, - припомнила женщина. - Оператором комбайна. Только я не знаю, сейчас его смена, или нет.
       Мальчик улыбнулся.
       - Спасибо большое, - сказал он, и парочка пошла со двора.
       Берта проводила их задумчивым взглядом.
      
       Стальные зубья ковша напоминали Ильясу зубы огромного крокодила. Иногда - расческу для великана. А иногда, когда таблетки были особенно хорошими - сабли, взошедшие из-под земли подобно колосьям.
       Но сегодня зубья ковша были только зубьями ковша. Ильяс нажал на рычаг, и железная пасть вгрызлась в гору мусора. Перед подростком мелькнули смятые банки из-под ти, разбухшая, почерневшая гигиеническая прокладка, куриные кости с прилипшей к ним банановой кожурой. Ильяс закрыл ковш, перевел два рычага, и экскаватор двинулся к открытой для заправки мусором огромной печи. Разболтанные колосники громко дребезжали.
       Парочка будто выскочила из-под земли, когда Ильяс был уже на полпути к печи. Он едва успел затормозить. Подросток высунулся в окно и очень изобретательно облегчил душу. Над головой парня и его телки промчался кривой Иблис, Локи и парочка демонов пониже рангом.
       - А где Дитрих? - спросил Ильяса паренек, когда боги скрылись вдали.
       - А ты кто такой?
       - Влад.
       Ильяс задумался, припоминая клиентов Дитриха.
       - Таких не знаю, - буркнул он и снова взялся за рычаги.
       - Ну пожалуйста, - сказала девка. - Очень надо.
       - Я понимаю, что надо, - огрызнулся Ильяс. - Но я вас не знаю, сказал же вам. Приходите завтра. Дитрих будет с утра.
       - Я завтра не смогу, - ответил Влад очень тихо.
       И хотя Ильяс уже твердо решил, что этим подозрительным кентам он не продаст ни грамма, было в голосе Влада что-то такое, что заставило его передумать. Он заглушил мотор, открыл дверцу и спрыгнул со ступеньки. Жилетка Ильяса распахнулась. Девка заметила вшитую под его левой ключицей зеленую звезду и попятилась.
       - Не понимаю тебя, милашка, - сказал Ильяс лениво. - Я-то просто тест на агрессивность не прошел, мать его так. Вот за что мне эту зеленую звездочку дали. Как же ты с Дитрихом собиралась разговаривать? У него ведь оранжевая. Знаешь, за что такие дают?
       - Знаю, - ответила девушка. - Видела.
       Ильяс хмыкнул.
       - Ну че, - сказал он. - Черный по триста, таблетки по пятьсот. Что брать будете? Таблетки в этот раз хорошие, Дитрих сам варил. Из того, что ему прописывают. А ему знаешь, что прописывают? Совсем не то, что мне. Короче, не пожалеете. Если на черном остановитесь, шприцы - вы же их вечно забываете - бесплатно. Сервис, мать его так.
       - А сколько нужно таблеток, чтобы... чтобы совсем отъехать? - спросил Влад.
       - У меня столько нет, - спокойно произнес Ильяс. - Да и тебя откачают, а мне потом успокаивающую терапию пропишут - пять сеансов по триста вольт? Не пойдет, брат.
       - Мне нужен Дитрих, - сказал Влад. - Он сам. Сегодня. Сейчас.
       Он посмотрел на Ильяса и добавил:
       - Дам шестьсот, брат.
       - Да тебя конкретно приперло, видать, - заметил Ильяс.
       - Да, - сказал Влад. - Край, как приперло.
       Ильяс покачал головой.
       - Забирайтесь, - сказал он.
      
       Когда дребезжание экскаватора затихло вдали, Влад и Бронислава стали взбираться на холм по тропинке, которую им перед отъездом показал Ильяс.
       - Имейте в виду, я вас никогда не видел, - сказал он им на прощанье.
       Тропинка была так - не тропинка, а стежка в густой траве, про которую если не знать, то и не заметишь. Влад и Бронислава молчали, цепляясь за воздушные корни лиан и топча папоротник.
       - Ты видел? - сказала девушка, когда они остановились передохнуть. - У Берты трое детей.
       - Ну и дура, - ответил Влад.
       Бронислава нахмурилась:
       - Ты правда так думаешь?
       - Да нет, - ответил ей друг. - Но у меня-то никаких детей не будет, Славушка. А так, это, наверно, весело. Я, когда был маленький, хотел братишку. Или сестренку. Думал, будем играть... как дети Берты сейчас во дворе. Но ведь что говорят? Что вредно это. Здоровье у женщины портится, фигура, психика. Да и по жизни... Вон Хельга - наша ровесница, а уже руководит экспериментальной группой. После окончания школы ей, может быть, лабораторию дадут. А Берта что? Ни образования, ни перспектив. Пойдем.
       Подростки двинулись дальше.
       Поднявшись на вершину холма, Влад огляделся.
       - Мне кажется, нам сюда, - сказала Бронислава и указала рукой на тяжелую, окованную порыжевшим железом дверь.
       - Подожди меня здесь, - произнес Влад. Бронислава просительно посмотрела на него.
       - Слава, - сказал подросток мягко. - А если у Дитриха сегодня особенно плохое настроение?
       Девушка вздохнула и присела на траву. Она смотрела, как Влад спускается по оплывшим ступенькам. Дверь, несмотря на свои размеры, даже не скрипнула, закрываясь за подростком. Бронислава осталась одна на полянке, окруженной кустами дикого имбиря. Девушка сорвала цветок мальвы, и стала отщипывать лепестки механическими движениями. Мать всегда говорила: "Под пристальным взглядом даже чайник не закипит". Бронислава старалась не смотреть на черно-красный прямоугольник двери, казавшийся плотом в море буйной зелени. Девушка задумалась о том, что мог бы изобрести Влад, если бы в то утро, когда на него обрушился приступ вдохновения, друг наткнулся бы не на цветущий куст шиповника.
       А на эту тяжелую дверь.
      
       Бетонную стену уродовали черные буквы, оплывшие от сырости и времени, но еще вполне различимые в свете старинной V- образной лампы под потолком:
       NIEMALS NICHTS FUR SIE
       FUR EVRIG
       Немецкого Влад не знал, но на противоположной стене обнаружилась надпись на языке, знакомом с детства.
       УМРЕМ, НО НЕ СДАДИМСЯ!
       "Это же дот", подумал Никитский. - "Полуавтоматический, одна из первых моделей". Влад видел такие только в военных энциклопедиях, и узнал сооружение по характерной форме бойниц. Пулеметов там, конечно, уже не было - только небо, прищурясь, заглядывало в дот своими голубыми, как у Брониславы, глазами. Но Влад ни на миг не задумался над тем, с кем же сражались люди, на языке которых он думал и говорил. Он мог думать только о том, согласится Дитрих выполнить его просьбу, или нет.
       Под потолком тихонько гудел кондиционер. Корпус треснул в двух местах, и пластик был грубо заварен. Старый, обшарпанный шифоньер делил бетонную коробку на две части. Влад даже догадался, откуда Таугер его взял. Дверца шкафчика была открыта, на полке лежала аккуратно сложенная стопка белья. Никитский окинул помещение быстрым взглядом. Стол с двумя грязными тарелками и какими-то бумагами, старая газовая плитка на две конфорки у противоположной стены, газовый баллон, шкафчик для посуды... Влад подумал, что если бы Дитрих ушел, то он бы запер дверь дота. И уж точно выключил бы кондиционер. Значит, Дитрих находился где-то здесь. Влад зашел за шифоньер.
       И замер, глядя в направленное на него дуло парализатора.
       Вторым, что увидел Влад, была оранжевая звезда под левой ключицей парня, лежавшего на кровати. Из кома сбитых простыней торчала только его голова и рука с оружием.
       - Я так рад, что нашел тебя, Дитрих, - сказал гость с чувством.
       Бровь Дитриха изумленно приподнялась. Он молча указал гостю на кривой табурет. Парализатор в его руке описал изящную дугу. Влад сел и обнаружил, что все слова куда-то повыскакивали, а во рту пересохло.
       - Меня зовут Влад Никитский, - начал подросток.
      
       Бронислава бросила безжалостно истерзанный цветок, встала и прошлась по поляне. "Господи, да что же так долго-то", нервно подумала девушка. Она остановилась на краю обрыва, задумчиво посмотрела на родной городок, лежавший в долине у ее ног. Такой уютный, чистый и милый.
       А вот мысли, ворочавшиеся в ее голове, никак нельзя было назвать чистыми и милыми. Как будто кто-то повернул в мозгу тяжелый вентиль вроде тех, которые ставят на газовых баллонах. Бронислава слышала, что в городах на материке давно уже перешли на солнечные батареи вместо газа. Но ни в одном из островных городков, где ей приходилось жить - а Бронислава за свою жизнь успела полюбоваться и на китов в Тихом океане, и на северное сияние - девушка подобного чуда не встречала. Да и к чему эти солнечные батареи, новые, ненадежные, когда на остров каждые две недели приходит газозаправщик?
       И газ начал просачиваться в ее душу - тоненькой струйкой, с негромким свистом и сипением.
       Газ, не имеющий цвета и запаха, но отравляющий все на своем пути.
       Конечно, Брониславе хотелось, чтобы Влад остался в живых. Никто не пожелает смерти своему парню. Но в этот момент девушка впервые подумала не только о том, что Влад будет жить, но и том, как он будет жить. Она словно увидела, как Влад ласкает эту нафуфыренную, набеленную куклу. В груди Брониславы поднялась горячая волна.
       "Дитрих согласится", подумала девушка. - "Конечно, он согласится. Он же больной. Псих. И таблетки не принимает".
      
       Влад замолчал и отвел взгляд в сторону, чтобы больше не видеть жуткой оранжевой звезды. Он ожидал чего угодно в ответ на свою просьбу. Но только не смеха. Негромкого, сдержанного, издевательского смеха. Влад вскочил, сжимая кулаки.
       - Сядь, - сказал Дитрих и качнул парализатором. Никитский опустился на табурет. "Где он, интересно, достал эту штуку", подумал Влад, неприязненно глядя на оружие.
       - Убить тебя, - продолжал Дитрих и покачал головой. Он произносил слова медленно, чуть нараспев. С любопытством посмотрел на Влада, усмехнулся. - Ну и чистоплюй же ты... Сколько ей лет?
       - По-моему, Тран Ле Чин на год младше меня, - неуверенно ответил Влад.
       - За три года многое можно успеть, - сказал Дитрих. - Если бы я был на твоем месте, я бы такой фигней страдать не стал. Да, ты ей будешь лизать все, включая задницу и пальцы ног. Она, конечно, вывернет тебя как захочет. Но ведь и ты ее раком будешь ставить. Каждую ночь. Они нас двести лет уже имеют, как хотят, так почему бы тебе... Кстати, а еще можно...
       Обомлевший Влад слушал, что еще, по мнению Дитриха, можно сделать с Тран Ле Чин. Не то чтобы все излагаемое было для него новостью, но в голове Влада этот раздел физических упражнений как-то не совмещался с понятием "дочь вана". Дитрих увлекся и зачастил. Иногда он спотыкался в словах, и шипел почти как змея, стремясь перепрыгнуть на следующее. Влад догадался, что обычно Дитрих говорит медленно для того, чтобы не заикаться. Никитский заметил, что простыня рядом с парнем тихонько зашевелилась. Влад вспомнил, что видел на столе две тарелки.
       Из-под простыни появилась всклокоченная голова. Лицо пересекали красные полосы и пятна, словно по нему проскакала стая мангустов - до того, как ее разбудил голос Дитриха, девушка сладко спала. Именно поэтому Влад не сразу узнал Хельгу.
       - Так вот о чем ты думаешь? - яростно спросила она.
       - О, м-милая, так ты уже проснулась...
       - И когда ты меня... Думаешь, значит, какой ты здесь сильный и могучий? Крутой такой? Да?
       Но Дитрих не смог бы ответить, даже если бы хотел. Хельга схватила его за горло обеими руками и ударила головой в лицо.
      
       Дверь распахнулась, и на полянку выбежал Влад. Вслед ему неслись какие-то слова на немецком, явно не комплименты. "Значит, отказал", подумала Бронислава и ощутила горькое разочарование. Девушка поморщилась - немецкий никогда не нравился ей из-за сочетаний хрипящих согласных, а сейчас это и вообще звучало так, как будто дракон средних размеров прочищал горло.
       Влад остановился рядом с Брониславой.
       - Пойдем домой? - участливо произнесла она.
       Девушке пришлось повысить голос, чтобы Влад ее услышал.
       - Нет, - произнес он. - Подождем немного. Пусть они разберутся...
       - Они? - переспросила Бронислава.
       И только в этот момент поняла, что из берлоги Дитриха доносятся два голоса. Влад сел на корточки, упер руки в колени. Ругань сменилась отчетливыми звуками такого характера, что Бронислава, покраснев, предложила:
       - Может, пойдем погуляем пока? Это ведь на полчаса, не меньше.
       - Да, пожалуй, - прислушавшись, неохотно согласился Влад.
       Он выпрямился.
       В этот момент на пороге дота показалась взъерошенная Хельга. Бронислава уставилась на нее с нескрываемым изумлением.
       - Заходите, - сказала Хельга приветливым тоном, никак не вязавшимся с ее мрачным видом. - Дитриху надо подумать. А мы пока чаю попьем.
       Подростки вошли в дот. Хельга полезла в навесной шкафчик за чашками.
       - Давай я тебе помогу, - сказала Бронислава.
       - Достань из холодильника пирожки, - ответила Хельга.
       Влад устроился за столом. Слушать болтовню девушек было невыносимо. "Господи, но что тут думать", стиснув зубы, рассуждал подросток. - "Да или нет, вот и все, что от него требуется. Садист..." Дверца шифоньера была аккуратно прикрыта. Дитрих сидел на полу у дальней стены, под надписью, которую Никитский в свое первое посещение не заметил.
      
       278 гвардейская десантная дивизия
       Игорь Печкин *** 2094 -
       Марк Эренбург ** 2090 - 17.06.2120
       Fritz Schneider ** 2099 - 15.06.2120
       Рустам Аллахаев * 2097 - 02.06.2120
      
       Влад на несколько секунд забыл о собственных неприятностях. Он смотрел на пустое место после дефиса около первой фамилии. Бронислава поставила тарелку с пирожками на стол и сочла на этом свою миссию вежливой гостьи законченной. Девушка села на чуть скрипнувший табурет.
       - Откуда вы все это взяли? - спросила она хозяйку. В отличие от своего друга, она первым делом обратила внимание не на надписи на стенах и даже не на компьютер, рядом с которым расположился Таугер, а на мебель и обстановку.
       - Люди много чего выбрасывают на помойку, - ответила Хельга. - А у Дитриха руки не из жопы растут. Передай бумаги, освободим стол.
       Бронислава собрала валявшиеся на столе бумаги. Это оказалась карта мира, распечатанная на четырех листах и еще не собранная в одно целое.
       - А почему здесь нет Кауаи? - спросила девушка, складывая листки стопочкой и протягивая Хельге.
       - Здесь и Гренландии нет, а мы там жили, - пожала плечами та.
       Дитрих повернул голову и сказал:
       - На карте нет ни одного острова, где живут белые. И ни одного такого острова на карте и не будет, пока миром правят желтые и черные ублюдки. Вот такая история с географией.
       Хельга поставила на стол чашки, пластиковую бутыль с холодным чаем и присела, наконец, сама.
       - Островов на карте нет потому, чтобы черные не могли нас найти. Нас берегут, нас прячут. Ведь мы - мозг Земли, если бы не мы, черные давно бы раздавили цивилизованный мир, - вежливо ответила Бронислава. - А у вас какие-то странные взгляды. В нашем мире все нации равны, и каждый занимается тем, к чему более способен. Белые люди занимаются наукой, желтые - производством и торговлей, и только черные не хотят работать, а хотят грабить наши земли. Вы разве хотели бы работать на стройке, до пояса в цементе, ниже пояса в грязи?
       Таугер усмехнулся.
       - Да, я п-п-предпочел бы строить, чем возить дерьмо. А островов на карте нет, для того, чтобы о них - о нас - знало как меньше людей. Если их можно назвать людьми... Для того, чтобы можно было спокойно нас перерезать, если придет такое желание. Если бы нас берегли, как ты говоришь, то гораздо логичнее было бы нам, желтым и белым жить всем вместе. Чтобы черным выродкам пришлось бы пробиться через великую желтую стену из тел наших братьев, прежде чем достать нас.
       Последние слова он произнес явно пародируя диктора новостей центрального канала.
       - А так - подплывай и бери голыми руками, - закончил Дитрих. - На островах нет военных комплексов. А те, кто п-п-предлагал их у-у-установить...
       Таугер замолчал. Несколько секунд Бронислава переваривала информацию.
       - Но ведь выходят газеты, - сказала девушка неуверенно. - С новостями. Где сообщается о достижениях белых ученых...
       - И как ты думаешь, - засмеялся Дитрих. - Многие из этих желтых ублюдков умеют читать хотя бы на одном из наших языков?
       Шокированная до глубины души Бронислава замолчала. Хельга наполнила чашки и предложила:
       - Берите пирожки. Они с картошкой. Я из дома притащила.
       Девушка первая последовала своему же совету и впилась зубами в румяный бок. Влад послушно взял пирожок, откусил.
       - А еще можно добавить сюда лучку, - начала Бронислава, но Хельга перебила ее:
       - А еще можно тушить помидоры в кетчупе. Так значит, они застукали вас под тем кустом шиповника, что рядом с дорогой?
       - На нашем острове только один куст шиповника, насколько я знаю, - ответила Бронислава.
       Хельга хмыкнула и сказала, обращаясь к Дитриху:
       - Помнишь, ты нарыл где-то песню про белый шиповник? Такая грустная. Тара-тарарам, та-ра-ра-ра-рам... Давай поставим. Пусть послушают - очень подходит.
       - Я перезаписал тот кристалл, - ответил Таугер.
       - Жалко...
       - Это же на вашем языке? - спросил Влад, указывая на надпись латиницей. - Что там написано?
       - "Ничего для них. Никогда", - неохотно ответил Дитрих.
       - Я так и подумал, - мрачно сказал Влад. - А ты - ты уже подумал? Что ты решил?
       Таугер взъерошил свои короткие волосы.
       - Поняла, Хельга, с кем ты спишь? С маньяком-убийцей.
       - Ну, с маньяком - это точно, - ответила девушка. - А насчет убийцы - ты ведь еще не сказал ни да, ни нет.
       - И как ты думаешь, что я скажу?
       - Мы же почти ничего не знаем про Вторую Гражданскую войну белых, - задумчиво произнесла Хельга. - Это было так давно... У наших предков могли быть причины кидать предъявы к предкам Влада. А у вас друг к другу ничего нет. Наверно, можно убить человека, но ведь не из-за бабушкиных сказок же.
       Дитрих улыбнулся. У Влада перехватило дыхание. Он отложил пирожок, чтобы не поперхнуться им.
       - Она права. Нет, - сказал Дитрих.
       - Ты должен сделать это сам, и быстро, - продолжал Таугер. - Чтобы они не могли тебя спасти. Могу посоветовать прыжок с высокого здания - гар-р-рантированный результат. Со второго корпуса университета, там, где лаборатория, например.
       Внутри у Влада все оборвалось. Перед глазами замелькали разноцветные полосы и пятна.
       - Но я пойду с тобой, - как сквозь вату услышал он голос Дитриха. - Я скажу, что я это сделал, чтобы твоих родителей не отправили всю жизнь поднимать науку в Антарктиде. Но не надейся, подталкивать я тебя не буду. Зассышь - значит, туда тебе и дорога.
       Влад глубоко вздохнул, справился с собой и ответил:
       - Хорошо.
       - Я зайду за тобой, когда стемнеет.
       Влад поднялся, чуть не опрокинув чашку с недопитым чаем. Встала и Бронислава.
       - До свидания, - вежливо сказала девушка.
       Бронислава просто была хорошо воспитана, но из-за этой ее невинной реплики Владу показалось, что он уже умер. И находится в аду.
       Впрочем, очень скоро ему предстояло проверить свои ощущения на месте.

    II

       В темноте звучала музыка. Дитрих подумал с досадой, что левая колонка опять фонит.
       - Я вот все думаю, а граф - это кто? - пробормотала Хельга, и он понял по ее голосу, что она уже засыпает.
       - Я думаю, что-то вроде вана.
       - А почему ты им не дал послушать?
       - Не хотел, чтобы Бронислава плакала.
       Куплет закончился и снова пошел проигрыш.
       - Ты скажешь, что убил его, - пробормотала Хельга. - Они поверят. Но они спросят, почему.
       - Из ревности.
       Девушка молчала так долго, что он решил, что она уже заснула. Но Хельга сказала:
       - Да, тогда они могут оставить тебя в живых. Так и скажи.
       - Так, значит, ты меня любишь.
       Хельга уже проваливалась в темные сладкие глубины сна. Но странный, изменившийся голос Дитриха выдернул ее обратно в реальность, как крючок рыболова, впившийся в глотку рыбе и вышедший из тела где-то за жабрами. Дитрих встал и начал одеваться, на ощупь собирая разбросанную одежду. Хельга повернулась на спину и сказала сердито:
       - Да при чем тут это-то.
       - Ты видела, как его Броня на меня зыркнула, когда я сказал, что не трону Влада?
       - Так это нормальная логика, - ответила Хельга. - Или мой, или ничей.
       Таугер тихонько засмеялся:
       - А у тебя, значит, ненормальная?
       У Хельги перехватило голос. Она подумала, что именно это, должно быть, чувствует Дитрих каждый раз, когда хочет сказать хоть слово. Девушка сглотнула тугой комок. Взвизгнула молния на штанах Дитриха.
       - С кем поведешься, от того и наберешься, - ответила Хельга.
       Он натянул футболку и пошел к выходу. Дитрих открыл дверь. Ночь была лунной, и его силуэт на фоне хлынувшего в дот серебристого сияния казался вырезанным из черной бумаги. Таугер замер на пороге.
       - Хотел сказать, чтобы ты мужиков сюда не водила, но ты ведь все равно будешь... Сильно этим не увлекайся. И выйди замуж за желтого. Лу Синь давно н-н-на тебя заглядывается, я же знаю.
       - У него короткий, - мрачно сказала девушка.
       - Глупое ты мясо, - сказал он нежно. - Если ты выйдешь замуж за белого, мы с тобой точно больше никогда не встретимся.
       Дитрих шагнул вперед. Дверь поехала под его рукой. Серебристый прямоугольник на полу дота бесшумно и быстро сузился.
       А потом исчез.
      
       Влад отшатнулся от края, борясь с дурнотой.
       - Ну, т-ты не передумал? Может, пойдем домам?
       Влад отрицательно покачал головой.
       - Но почему?
       - Я... Я понял, что это за дот, в котором ты живешь. И с кем они тогда дрались - русские и немцы, все вместе...
       Дитрих усмехнулся:
       - Вот далось же тебе это. Враги могут стать союзниками, но интересы наций остаются неизменными...
       Таугер еще несколько секунд смотрел на россыпь огней под ногами, и спрыгнул с бортика на крышу. Покрытие мягко спружинило.
       - А ты... ты не боишься умереть? - спросил Влад, колеблясь.
       Дитрих пожал плечами.
       - Отношение к смерти, которое воспитывают в человеке, зависит оттого, как его собираются использовать. А я намерен использовать себя исключительно сам.
       Он помолчал, глядя на деревья внизу.
       - Я скажу, что убил тебя из ревности.
       Влад удивленно посмотрел на него.
       - Мне будет восемнадцать через два месяца, - просто сказал Дитрих. - Я не могу снять эту звезду, я пробовал. Она сработает точно в срок.
       - Но как же ты... Ты что, никогда не видел принцессу? Ее часто показывают по визору.
       - Таблетки дадут, - пожал плечами Таугер.
       - Об этом я не подумал, - пробормотал Влад.
       - Так подумай. За три года многое можно успеть, я же говорю тебе.
       Порыв ветра с моря, свежий и холодный, просвистел над подростками, согнул лес стоявших на крыше антенн. Огромная тарелка спутниковой связи задрожала и загудела.
       - А как же ты? - сказал Никитский. - Это ведь для тебя единственный шанс.
       Дитрих махнул рукой.
       - Нет, - произнес Влад. - Ты понимаешь, я не хочу больше быть.... Как обезьянка, которая таскает людям самородки из узкой шахты. И получает за это бананы.
       - Какие бананы, - ответил Таугер. - Прививки от марсианских инфек-ц-ц-ций она получает...
       - Дитрих, не обижайся, - сказал Влад озадаченно. - Но на Марсе инфекций нет. Ни опасных для человека, ни вообще.
       Таугер сел на крышу, оперся локтем на низкий бортик.
       - Ты слышал про "покрывало смерти"? - спросил Дитрих.
       - Да, только этим "покрывалом" и удалось остановить черных, когда они рвались к Марсу четыре года назад. До сих пор не суются. А что?
       - Его изобрел мой отец, - сказал Дитрих. - Он предлагал отгородить от черных этим покрывалом Англию - мы тогда там жили. Они изобрели его вместе с мамой, ну, у нас там целая лаборатория была. Им обещали путевки на Марс за это. А в то утро, когда надо было уезжать, я с ними поругался. И убежал в лес. Там леса такие - сто лет человека искать можно. А потом вввдруг сообразил, что они уедут без меня, и я буду болтаться тут по лесам, а они - по Марсссу гонять на фффлаере... И когда я пришел, он-нни уже б-бб-были мертвые. Эти с-сс-уки сказали, что надо с-ссделать прививки от марсианских инфекций. Но н-ннеправильно рассчитали дозу, и первые н-нначали умирать, когда последним еще не сссделали привввв-иввв...
       Влад присел рядом с ним корточки и обнял Дитриха за плечи.
       - Я понял, не продолжай, - сказал он. - Я вспомнил. Тогда сообщили, что корабль с твоими родителями уничтожили черные. В космосе...
       Таугер мотнул головой.
       - Какие на фиг черные в космосе, сами желтомордые расстреляли всех, кому не усс-спели вколоть... А мама была еще живвва, когда я ее нашел. Она сказала мне: тт-ттооолько ник-ккому не гггговори...
       Он уткнулся лицом в плечо Влада и заплакал.
       - Я очень тебе сочувствую, Дитрих, - сказал Влад и погладил его по голове. - Ты, считай, никому и рассказал.
       Дитрих провел ладонями по лицу, стирая слезы и успокаиваясь.
       - Да ладно, - сказал он почти нормальным голосом. - Ничего. З-з-з-аикаюсь только вот теперь, так достает. Если бы не Рихард, я бы вообще не разговаривал...
       Влад отпустил Дитриха и забрался на бортик. Несколько секунд он смотрел вниз, на ярко освещенный фонарями квадрат площади перед университетом.
       - А ты... ты посмотришь, как я полечу? - спросил Влад.
       И вспомнил, как в своих мечтах уже много раз произносил эту фразу. Обычно она была адресована Брониславе, которая, конечно, отвечала: "Да". Влад всю жизнь хотел полететь к звездам. А оказалось, что ему в жизни ему предстояло совершить только один полет - с крыши лаборатории, что во втором корпусе. И рядом с ним была не Бронислава, а Дитрих, которому только такого зрелища не хватало для полного душевного равновесия.
       - Но если не хочешь, не надо, - добавил Влад.
       - Если надо, так посмотрю. Ты оттолкнись хорошенько, чтобы тебя на деревья перед входом не намотало. По-любому разобьешься, но ты ведь хочешь, чтобы побыстрее и не больно, я думаю.
       Влад сглотнул.
       - Я не знаю, как меня перевернет... Но если я еще увижу край этой крыши, я хочу, чтобы ты помахал мне рукой.
       - Хорошо, - сказал Дитрих и встал.
       Влад сильно оттолкнулся, и сначала его тело пошло вверх. К звездам, мигавшим в черной вышине. Но затем оно полетело вниз. Таугер перегнулся через бортик, наблюдая за полетом. Он увидел, что Влад перевернулся - вместо темного затылка появилось белое пятно лица. Дитрих отсалютовал.
      
       Таугер услышал, как открывается дверь. Он поднял голову, хотя каждое движение отдавалось болью в избитом теле. Дитрих не сопротивлялся, когда его брали. Он думал только о том, что должен сберечь губы, и это ему удалось.
       - Закройте дверь, - бросила Тран Ле Чин через плечо.
       - Но, госпожа...
       Принцесса ударила ногой по двери, и та захлопнулась. Девушка пересекла камеру и остановилась, не доходя шагов пяти до прикованного наручниками к стене Дитриха. Тран Ле Чин не удивилась, увидев под левой ключицей заключенного оранжевую звезду. Черно-синяя россыпь синяков на его теле вызвала на лице принцессы довольную ухмылку. Осужденному сковали руки за спиной, и сидеть в такой позе было бы неудобно даже тому, кого перед тем, как сковать, не били ногами.
       - Почему? - рявкнула Тран Ле Чин.
       - Я ревновал, - ответил осужденный.
       Принцесса осеклась, открыла рот, чтобы что-то сказать, но закрыла, так и не произнеся ни слова. Ее взгляд изменился - теперь она смотрела на него оценивающе.
       - Встань надо мной, - сказал пленный. - И сними...
       Дитрих произнес слово, значение которого ей было неизвестно, но принцесса догадалась. Тран Ле Чин приблизилась к нему и перешагнула одной ногой через Дитриха. Край жесткой юбки мазнул его по лицу. С утра принцессу нарядили в страшно неудобное платье для торжественной церемонии. О том, что праздника не будет, белые сообщили только час назад, после разговора со взбешенным проволочками Ли Тянгом - Тран Ле Чин должна была к вечеру уже быть в Пекине, принимать вместо отца парад, посвященный Празднику Цветов.
       Тран Ле Чин носила это платье не первый раз и знала, какие тесемочки и завязки нужно ослабить, а какие - подтянуть.
       Ей пришлось упереться руками в стену. Темно-красные кирпичи закачались перед глазами Тран Ле Чин. Серые дорожки цемента, выступившие между кирпичами при кладке, и так и застывшие, приблизившись, превратились в борозды марсианских каналов. Она укусила себя за руку, чтобы не закричать от мучительно-острого наслаждения.
       Транни покачнулась и опустилась на белого. Отдышавшись, она чуть приподнялась и приложила указательный палец левой руки, украшенный массивным перстнем, к оранжевой звезде. Раздался тихий щелчок, имплантант отделился, упал на пол и громко цокнул. В центре раны от сорванной звезды торчал крохотный штырек и сочилась сукровица. Тран Ле Чин улыбнулась, взялась за штырек и качнула его. Зрачки Дитриха сузились. Принцесса стала раскачивать штырек. Тело Таугера изгибалось в такт ее толчкам, лицо, потемневшее под тропическим солнцем, наконец-то стало белым. Но подросток не издал ни звука. Лишь когда штырек с кровавым клубнем и торчащими в разные стороны белесыми корнями проводков вышел из его тела, Дитрих глубоко вздохнул.
       - Ты будешь мне хорошим мужем, - сказала Тран Ле Чин удовлетворенно. - И я тебя даже, наверное, кому-нибудь подарю.
      
      
      
       29
      
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Гинзбург Мария
  • Обновлено: 17/02/2009. 110k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.