Жаров А.
Формула жизни

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 84, последний от 20/12/2014.
  • © Copyright Жаров А. (zharov@microart.ru)
  • Обновлено: 07/06/2009. 1164k. Статистика.
  • Роман: Фантастика
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  • Оценка: 6.43*95  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сюжет романа "Формула жизни" также содержит в себе элементы современных научных знаний и теорий. Книга резко выделяется из массы произведений подобного жанра, являясь по сути преподнесенным в доступной захватывающей форме философским учением.Роман "Формула жизни" будет интересен не только любителям фантастики, но и всем, кого интересуют такие основополагающие вопросы, как: в чем смысл жизни; кто мы и зачем мы; какие они, другие цивилизации; что ждет наш и другие миры в будущем.

  •  

    Аннотация:

     

    Если Вы не считаете себя умным и эрудированным (умной и эрудированной), если Вы не кажетесь себе сильной личностью, пожалуйста не читайте этот роман.

    Ведь это не просто роман, это роман со смыслом, роман в котором раскрывается целая теория. Да, он может приоткрыть Вам завесу над тайной Мироздания и смысла нашего существования. Как следствие, станут ясными и ответы на более простые вопросы, от "что такое добро, зло, любовь?", до "почему существует нудизм?".

    Но прочесть и принять "Формулу Жизни" способны далеко не все, и это не смотря на то, что вся теория и выводы опираются исключительно на науку. Истина кому-то может показаться жесткой... Говорят "не уверен - не обгоняй!", так и в этом случае, сомневаешься - не читай!

     

     

     

    "ФОРМУЛА ЖИЗНИ"

     

    Научно-фантастический роман Александра Жарова.

     

     

     []

     

     

    Глава первая.

    Є Эридана

     

     

    Этот мир - эти горы, долины, моря -

    Как волшебный фонарь. Словно лампа - заря.

    Жизнь твоя - на стекле нанесенный рисунок,

    Неподвижно застывший внутри фонаря.

     

    Все, что видим мы, - видимость только одна.

    Далеко от поверхности мира до дна.

    Полагай несущественным явное в мире,

    Ибо тайная сущность вещей - не видна.

     

    Омар Хайям

     

     

     

     

     

     

    ...Какие-то доли секунды я соображал, кто я и где я. Негромкие, но назойливые трели вырвали меня из забытья. Я с трудом разлепил веки и взял телефонную трубку.

    - Привет, Майкл.

    - Мм... Линда?

    - Да.

    - Ну здравствуй. Ты хоть выспалась после вчерашнего?.. Сейчас сколько времени?

    Она негромко засмеялась:

    - Ты до сих пор спишь?! Уже вечер - почти восемь! Хоть ты и подарил мне жаркую ночку, но к обеду я была уже как огурчик... Вставай, пойдём куда-нибудь!

    - Это вряд ли, - в раздумье проговорил я, окончательно приходя в себя.- С утра, прямо от тебя, рванул на конференцию, а после обеда сбежал отсыпаться... И теперь... Похоже у меня цейтнот! Сейчас помчусь в гостиницу к другу.

    - Может и меня захватишь?

    - У нас мальчишник. Он хотел со мной о чем-то поговорить. Давай, я позвоню тебе завтра, ладно?

    - Ну что ж... Если ты меня стесняешься... - сделав выразительную паузу, немного обиженно ответила Линда, - Завтра - так завтра... Если конечно я буду свободна!!!

    "Вот бабы... Мы ещё не так давно знакомы, а она уже пытается посягать на всё моё свободное время", - подумал я и попрощался.

    Время действительно поджимало... Быстро собравшись, я спустился вниз.

    Что-то пока неясное насторожило меня, лихорадочно соображая, я сидел в машине. В глубине моей души шевельнулось дурное предчувствие, и я на всякий случай приоткрыл дверцу. Может, почудилось? Все вроде было в порядке: на том же месте лежат сигареты, в точно таком же положении валяется на соседнем кресле брошенная вчера газета. И все же что-то неощутимо изменилось.

    Почти минуту я пытался найти причину своего беспокойства, но тронулся в путь, так ничего и не поняв. И только некоторое время спустя подсознание выдало ответ - в кабине еле уловимо изменился запах. Какой-то незнакомый ранее оттенок: может, что-то сладкое, влажное.

    Я напрягся, пытаясь определить этот запах, и потерпел неудачу: мне не с чем было его сравнить. Я ни разу в жизни не встречал подобного запаха. Он не был неприятным, вернее, каким-то особенно неприятным, но мне он был совершенно незнакомым. Просто ерунда какая-то.

    Мне не пришлось долго ломать голову над этим. Еще один звонок застал меня в дороге.

    - Говорят из Главного Управления. Это Майкл Пирсон?

    - Нет, Пирсон Майкл, - пробубнил я.

    - Не понял! Вы Майкл Пирсон? - солдафоны из управления шуток обычно не понимали...

    - Да, - обречённо ответил я. Звонок вечером, можно сказать во время моих "каникул" ничего хорошего не сулил.

    - Вам необходимо немедленно явиться в НАСА к генералу Брайану Даффу.

    Мать моя женщина... Что же надо этому старому маразматику, имевшему в конторе прозвище "Рогатик"? Никто не знал точно, откуда взялось это прозвище, но сам обладатель знал о нем, надувал щёки и демонстративно держал на столе "Фауста" Гёте.

    Разворачивая машину, я сообщил своему другу Роберту, что задержусь и, если не смогу приехать, то ещё позвоню.

    Совсем скоро, я подъехал к главному корпусу НАСА, к месту, где обычно кончается спокойная размеренная жизнь. Это здание футуристической архитектуры, вздымалось вверх на семьдесят зеркальных этажей, перепоясанных сеткой из огромных панелей солнечных элементов. Как символично для НАСА - обеспечить своё резервное питание от энергии Солнца. Кстати, кто-то мне говорил, что этот домик уходит под землю на столько же этажей, на сколько возвышается над нею.

     

     

    ...Генерал осмотрел меня оценивающим взглядом и предложил сесть. Что я и сделал, чувствуя себя несколько неуютно.

    - То, что я сейчас сообщу вам, - напыщенно начал он, - является совершенно секретной государственной тайной и в любом случае, - генерал сделал многозначительную паузу, - каков бы ни был результат нашей беседы, она не должна выйти за эти стены.

    "Чёрт, ему не хватает только камеры и микрофона. В нём погиб великий актёр...", - подумал я и сделал подобающе серьёзное лицо.

    - Я вас внимательно слушаю, господин генерал.

    - Буду краток. Через три дня стартует сделанный по новому проекту космический корабль. По земному времени он будет находиться в полете около 30 лет, по вашему внутреннему биологическому времени около 4 лет, ну а по человеческому восприятию все путешествие займет несколько недель - основную часть пути люди будут спать.

    От неожиданности я слегка оторопел. Так долго еще не летал никто.

    - Простите, господин генерал, эти цифры даны с учетом обратного пути? - зачем-то спросил я, медленно приходя в себя.

    - Да. Подготовка этого проекта заняла достаточно много времени, но из-за особой секретности решено было сообщить экипажу о вылете только за три дня. Подбор кандидатов вёлся очень тщательно - все высококлассные профессионалы. Вас будет пятеро. Все неженатые, а кое у кого нет даже родственников, что немаловажно при таком сроке экспедиции. Одного из них вы хорошо знаете - это ваш друг Дэн Тэйлер. Сейчас вы еще можете отказаться. Даю вам 30 минут на размышление, но учтите - если вы согласитесь, то отступать будет поздно.

    Слегка ошеломленный, в задумчивости, я вышел в холл и сел в кресло. Тридцать минут на принятие решения исчезнуть на тридцать лет!.. ТРИДЦАТЬ ЛЕТ... За этот срок появится новое поколение. Мои родители состарятся, бывшая жена, друзья - все станут другими. Моя трехлетняя дочка, уже будет мамой. Изменится город, люди - только для меня пройдет всего несколько недель. К этому будет трудно привыкнуть, будет больно, жизнь придется начинать сначала. Но ведь я всегда мечтал что-то сделать в этом мире. Такой шанс выпадает одному из миллиардов.

    Я посмотрел в гигантское, почти во всю стену, тоскливо серое окно. Смеркалось. Мой любимый город продолжал жить своей вечерней жизнью. Приблизившись вплотную, я различил множество мелких деталей. Весь Нью-Йорк был как на ладони. Переливающиеся огни реклам, небоскребы с тысячами уже светящихся окон. По улицам проносились машины и спешили по своим делам люди. Я думал обо всех этих жизнях. Сколько мечтаний, стремлений, желаний и надежд таится в них. Но редко кому удается достичь в жизни того, чего хотелось. Почему так происходит? Губы сжались, не находя ответа... Все равно, я люблю и эту страну и этих людей такими, какие они есть. Грусть охватила меня...

    Но с другой стороны... Пошло все к черту! Лечу! Что я теряю? С детства мечтал стать героем - есть шанс.

    Воображение услужливо нарисовало картину триумфального возвращения. Толпа восторженно скандирующего народа, с шарами и транспарантами и я, в пыльном потрёпанном комбинезоне, благородно и устало улыбаюсь ей.

    А родительский дом... Что-ж... Птенцы рано или поздно улетают из гнезда!

    В сердце, словно что-то кольнуло - я понял, что решение принято. Мысленно я уже попрощался со своим городом. Нарушив запрет, я машинально закурил сигарету прямо в холле...

    - Господин генерал, я согласен принять участие в полете, - отрапортовал я, войдя в кабинет.

    Рогатик оторвался от чтения документов и посмотрел на меня равнодушно.

    - Очень хорошо. Поздравляю - на вас ложится великая миссия, но об этом позже. А с вредными привычками придется расстаться, - генерал улыбнулся. - С излишествами там, нехорошими... Вы отзываетесь с симпозиума. Завтра в 10-00 вам необходимо явиться сюда. Здесь вы познакомитесь с остальными членами экипажа и получите дальнейшие инструкции. Родственникам, друзьям, знакомым сообщите, что вы улетаете примерно на год на орбитальную станцию, - этого требует секретность. Потом мы сами разберемся с этим вопросом. Вы свободны. До завтра.

    На автопилоте я ехал к Роберту Шепарду. В голове не было ни одной мысли, только тупая бесповоротность принятого и окончательного решения. Даже на людей, куда то бегущих по тротуарам, я смотрел как бы сквозь.

    А как сказать обо всем Линде? Мне показалось, что она успела привязаться ко мне. Нет, надо решительно и бесповоротно порвать наши отношения в самом зародыше. Но раз уж я обещал встретиться, то прощальный вечер устроить все же придется.

    Я поздоровался с Робертом как ни в чем не бывало. Он пока даже не мог предположить, что увидимся в следующий раз мы только через 30 лет. Впрочем, всегда есть шансы, что встретиться нам больше вообще не суждено.

    Заказав коньяку, мы принялись вспоминать то чудесное беззаботное время юности, когда гораздо чаще были вместе. Роберт заметил, что я немного не в себе.

    - Что произошло, Майкл, ты случайно не заболел? Утром чуть не заснул на конференции, свалил с обеда, да и сейчас какой то странный.

    - Да ничего. Ничего особенного... Вчера всю ночь прокувыркался, а теперь выяснилось, что меня отзывают и через три дня я уже буду лететь на орбитальную станцию. Мне предстоит торчать там не менее года. Очень весело...

    - Да... Кажется я тебя понимаю. "Шерше ля фам"? Хотя, на твоём месте мечтали бы оказаться очень многие. А как девушка? Я ее знаю? - Роберт вопросительно уставился на меня.

    - А что девушка? Мало ли на свете парней! Найдет себе другого. Да и знакомы-то мы без году неделя.

    - Ну, это ты не спеши. А если она тебя любит и будет ждать? Год пролетит незаметно.

    - Робби, тебе то что? - я решил сменить тему. - Нехай ждет. Ты, как спец по суперкомпьютерам, лучше уточни кое-что по искусственному интеллекту. Например, если конечно я правильно понял твой доклад, ты считаешь, что и человеческое ощущение собственного "я", душа - это саморазвивающаяся программа?

    - Похоже на то. Мозг - это очень мощный компьютер (с параллельной обработкой, но низким быстродействием), а так называемая душа - это саморазвивающаяся программа.

    - Не могу с тобой согласиться, - устало ответил я. - Хоть я и не такой бООльшой спец в суперкомпьтерах, но кое-что всё же знаю. Не думаю, что человек может развиться умственно более, чем ему дано от рождения.

    - Не сомневаюсь в твоих способностях и знаниях, - Роберт наполнил наши бокалы. - Тем паче, что заканчивали мы один факультет. Но это вопрос не только технический.

    Коньяк был превосходный. Сделав маленький глоток, я посмотрел в окно. Уже совсем стемнело. Серые, с кое-где темными глазницами окон, фасады домов уныло смотрели на меня. А я смотрел на них...

    - Помнишь, в Университете мы изучали ДНК, - как бы со стороны, до меня донёсся его голос. - Скорее всего, программа - зачаток личности, "души", закодирована в одном или нескольких генах ДНК высших животных и человека. Ближе всех к нам, естественно обезьяна, код ДНК которой на 98% совпадает с кодом ДНК человека* (Примеч. автора: здесь и далее приводятся реальные научные данные).

    Закрыв глаза, на несколько секунд я откинулся в кресле. Устройство ДНК мне было знакомо в общих чертах и ранее, но он замахнулся на святое, на человеческую душу. Мы закурили и Роберт продолжил:

    - Знаешь, что формирует самосовершенствующуюся программу человека в детстве? Воздействие родителей, окружающих людей, всего общества, в основном через речь. Очень интересен так называемый "эффект Маугли". Ты что-нибудь слышал об этом? - Роберт внимательно посмотрел на меня.

    - Ну конечно, я читал эту сказку Киплинга.

    На его лице мелькнуло что-то вроде улыбки.

    - Ты уже взрослый человек и пора бы, кроме сказок, читать и кое-что посерьезней. К сожалению, в реальной жизни сказочных чудес не бывает. Когда ребенок в возрасте до 2 лет попадал в естественные природные условия (например, известны случаи, когда волчица выкрадывала ребенка и воспитывала его сама, иногда вместе с волчатами), развитие его способностей полностью прекращалось. Но самое главное, когда такого ребенка находили уже в возрасте 7-12 лет и пытались вернуть в лоно цивилизации, все было безуспешно. По повадкам он напоминал дикого зверя. Как правило, его приходилось, всю жизнь держать в камере-клетке и только в некоторых случаях удавалось научить есть ложкой и носить одежду (научить разговаривать не представлялось возможным). Если бы душа была присуща человеку как нечто отдельно данное, такого бы не происходило. В этом случае сказка Киплинга была бы истинной. Другое доказательство того, что исходный код человеческой саморазвивающейся программы содержится в ДНК - это то, что генные мутации человека очень часто, помимо специфических черт, ведут к умственной отсталости...

    Сонный скрип ветвей нарушил повисшую тишину. Порыв ветра ворвался в комнату и разметал по столу, стоящему около окна, какие-то бумаги. Это вывело меня из оцепенения.

    - Послушай, Роберт, твои доводы конечно интересны, но как в таком случае объяснить высокие чувства, любовь, дружбу, тягу к искусству, наконец, самопожертвование. Ведь программа вряд ли будет способна на такое. Нет, ты все-таки не убедил меня.

    Роберт положил руку на мое плечо:

    - А я пока еще и сам многого не понимаю. Будем надеяться, что ты прав, и душа - это нечто особенное, присущее только, нам людям. Только бы будущий компьютерный мозг, а я не сомневаюсь, что он будет создан, не захватил бы над нами власть...

    Роберт замолчал. Лицо его стало серьезнее, оно казалось мне более родным, чем когда-либо. Может быть, я вижу его в последний раз.

     

     

     

    Мы встретились с Дэном за час до назначенного генералом собрания. Скамейка, на которой мы расположились, находилась в укромном месте, в тени старого ветвистого дерева. Яркий свет, проходя через множество, трепещущих от малейшего дуновения ветерка, листьев, покрывал мерцающими подвижными солнечными лоскутками и нас и полянку вокруг. Дерево казалось необыкновенно могучим, его светло-зеленая крона терялась где-то в небе.

    - Разве я мог поступить иначе, Майкл? - Дэн Тэйлер сжал кулаки. - Весь смысл моей жизни - это работа, космос, звезды. Конечно, я люблю Монику. Мы собирались скоро пожениться, но ... Вспомни, когда люди шли добровольцами на войну, среди них были и молодожены, и совсем дети, не знавшие любви, но они были готовы пожертвовать собой за Родину!

    - Ты уже сказал об этом Монике? - задал я прямой вопрос и хмуро уставился на него. Дэн вздохнул.

    - Нет! Что я ей скажу? Что улетаю на год на орбитальную станцию? Она будет ждать. Сказать правду - не имею права... Я испорчу ей жизнь, если не разрублю этот узел одним махом. Я должен это сделать, Майкл. И не говори мне ничего, - он сжал губы.

    - Но, может, тебе стоит все же остаться, - возразил я.

    - Перестань, мой долг лететь! А Моника... Я хочу, чтобы она жила еще долго и счастливо, чтобы у нее были дети... и муж, - помолчав, Дэн добавил. - Может сказать, что у меня появилась другая девушка? Что я полюбил другую. Что она тоже работает в НАСА и полетит вместе со мной. Для убедительности надо даже показать её - ну пусть, например, это будет Линда.

    - Не уверен, что пройдет. Впрочем, как хочешь, твое дело... Давай покажем ей Линду. Только желательно, чтобы они не разговаривали между собой, - я на секунду задумался. - Сделаем так: я назначу ей свидание около твоего дома, в час когда Моника будет неподалеку, уж позаботься об этом, но вместо меня сначала подойдешь ты. Моника своими глазами увидит, как ты любезничаешь с Линдой.

    Тяжело мне было предлагать такое, но что делать, жизнь есть жизнь. Да, в первый момент невеста Дэна, конечно, испытает шок. Зато потом быстрее адаптируется и, возможно, уже через полгода, как ни в чем не бывало, выскочит замуж. И забудет славного парня Дэна. Как там говорят? "С глаз долой - из сердца вон"? Так оно и будет... если розыгрыш удастся.

    Не поступи мы так, будет мучиться, бессмысленно ждать, может год, два, или более - что в жизни не бывает. Затем все равно выйдет за другого, скорее всего, испытывая комплекс вины. Зачем портить жизнь человеку, тем более, если ты его любишь?

    - Спасибо, Майкл! Устроим представление завтра в пять. - Дэн с благодарностью пожал мне руку.

    С одной стороны, я радовался, что мой друг будет со мной, но, с другой стороны...

     

     

     

    Ровно в 10-00 мы с Дэном вошли в кабинет старого маразматика Даффа. Шторы были наглухо задернуты и яркий, искусственный свет заливал всё вокруг. За длинным столом, с одной стороны сидели три молодых человека, судя по всему будущие члены экипажа, с другой стороны - трое людей постарше, среди последних я сразу узнал генерала. Все повернулись в нашу сторону.

    - Ну вот, все и в сборе, - Дафф потер руки. - Можно начинать. Господа, прежде всего, разрешите представить - руководитель службы обеспечения полета, полковник Оливер Крик.

    Сидящий слева от генерала, крупный полный человек с лоснящейся желтой лысиной и нелепыми бакенбардами слегка кивнул и обвел всех молодых людей приветливым взглядом.

    - Астрофизик, почетный член научного союза, профессор Дэвид Мортон, - продолжил генерал, указав на уже совсем седого старика.

    "А этому не хватает колпака со звездами и очёчков на цепочке", - подумал я.

    Я листал пару книг профессора и видел его пару раз, но только издалека. Нас ждало что-то экстраординарное, если такие люди лично занимались нашим инструктажем.

    Далее слово взял полковник и зачитал биографии и послужной список каждого из членов будущего экипажа.

    Первым представили лейтенанта Фрэнсиса Таунса. Все посмотрели на него - широкоплечий, рослый, очень красивый человек, слабо, словно нехотя улыбался. Тестостерон прямо струился из него.

    Этот чистюля, видимо, считающий себя эталоном мужской красоты, тщательно следил за своей внешностью. Свежий, с иголочки китель, профессионально уложенная прическа - совсем как оживший манекен. Тем не менее, его любимым видом спорта оказался американский футбол, где Фрэнсис добился определенных успехов.

    "Ну, прямо герой амурных снов прыщавой девчонки... - он сразу мне не понравился. - Но, может он крутой спец?.."

    Фрэнсис достал блокнот в дорогом кожаном переплете, с любовью расправил его и приготовился делать какие-то пометки. "Настоящий педант, - злобно подумал я. - Такой никогда ничего не забудет. Все у него продумано и рассчитано до мелочей. Но самое паршивое - кажется, он влюблен сам в себя".

    Еще я запомнил, что было ему 26 лет, и летел он с нами в качестве биолога-генетика и, по совместительству, пилота.

    Следующим оказался Стив Гир, лицо сугубо гражданское, биолог, врач. Невысокого роста, худой, он не имел никакой спортивной подготовки - но, несмотря на это, уже успел побывать на орбите. Он провел загорелой рукой по гладко зачесанным светлым волосам и ухмыльнулся.

    "Что-то больно много биологов в нашем экипаже. К чему бы это?" Пока я размышлял над этим, дошла очередь до Дэна, который назначался бортинженером и штурманом, затем до лейтенанта Билла Флинна. Я взглянул на него. Чернокожий симпатичный молодой человек, превосходно сложенный. Чувствовалась в нем какая-то тигриная грациозность и ловкость. Он, как и я, в свое время входил в сборную университета по боксу, а, кроме этого, владел несколькими видами восточных единоборств. Он назначался радистом и вторым пилотом, а так же заместителем капитана. Сие известие оставило его равнодушным, по крайней мере, на шоколадном лице Билла я не заметил движения ни единого мускула.

    - Майкл Пирсон, - наконец, заставив меня встрепенуться, провозгласил полковник.

    Чтение моей биографии закончилось назначением меня на должность капитана корабля и бортинженера, ответственного за электронное и компьютерное оборудование. "Командир? Я? Почему именно я?" - мой немой вопрос остался без ответа.

    Затем началось самое интересное.

    - Вы полетите к планетной системе звезды Є Эридана, - обыденным усталым голосом начал полковник, - находящейся от нас на расстоянии 10,8 световых лет. Три месяца назад, впервые в истории человечества, был зафиксирован сигнал, пришедший со стороны этой звезды. И, хотя он до сих пор не расшифрован, специалисты, все как один, уверены в его искусственном характере. Подробности на эту тему вам сообщит профессор. Я же только скажу, что в силу известных причин, это вызвало засекречивание проекта. А работы по созданию межзвездного космического корабля велись уже давно и, спецслужбы других государств знают об этом. Я имею в виду корабль, - полковник обвел нас испытующим взглядом. - Сам сигнал - особо секретная государственная тайна. До получения искусственных сигналов мы планировали такой полет на осень. Речь идет о проекте "Форвард", впервые предложенном довольно давно (космические аппараты движимые энергией солнечного ветра); разумеется, за это время он претерпел значительные изменения. Испытания уже были проведены на беспилотных, автоматически управляемых летательных аппаратах этой конструкции. Но вы будете первыми людьми, которые полетят к другой звезде, да еще на новом звездолете. - Полковник сделал многозначительную паузу.

    Трудно передать чувства, которые, я уверен, охватили нас всех. Первыми к другой звезде! Контакт с инопланетным разумом? Такого вряд ли кто мог ожидать! Мы все переглянулись, мысленно как бы проверяя друг друга на прочность. Такой полет, сопряженный с контактом с неизвестной цивилизацией, становился тысячекратно опасней обычного. Кто знает, вдруг они отнесутся к нам, да и вообще ко всем землянам, враждебно? Хотя вероятность такого расклада представляется весьма маловероятной.

    - Космический корабль "Старлайт" смонтирован за орбитой Земли, - продолжил полковник. - Он обладает гигантским парусом диаметром около 20 км, изготовленным из алюминированного майлара толщиной всего лишь 16 миллиардных долей сантиметра. Монтаж такого хрупкого паруса возможен только в космосе. Масса звездолета вместе с парусом 25 тонн. Ни для кого не секрет, что давление солнечного ветра вдали от светила чрезвычайно мало - оно падает пропорционально расстоянию в квадрате, и уже в районе Земли составляет всего 9 ньютонов на квадратный километр. Мы решили эту проблему. Группа лазерных установок, смонтированная на Луне, как известно, не имеющей атмосферы, будет концентрировать излучение, и испускать луч чудовищной мощности - 43 тысячи тераватт. Луч, падая на гигантский парус, будет "давить" на него и разгонять наш корабль.

    Мы используем гигантские газовые лазеры, которые легко развернуть на Луне, всего лишь доставив туда пластичную оболочку и баллоны с соответствующим сжатым газом. Для "накачки" энергии используется непосредственно солнечный свет, концентрируемый зеркалами. Таким образом, двигатель вашего корабля остается "дома", в Солнечной системе, где его относительно легко содержать в рабочем состоянии, ремонтировать или совершенствовать в случае необходимости. Запас "солнечного топлива" у вас также будет неисчерпаем, чего не скажешь о небольшом запасе обычного ракетного топлива, который также будет на борту. Он понадобится для небольших корректировок положения звездолета.

    Я посмотрел на измождённое лицо полковника - несомненно, за последние три месяца, дома он бывал не часто. И это стоило того. Каждый из нас, конечно, был знаком с проектом "Форвард", но то, что изучали мы, касалось летательных беспилотных зондов весом не более 10 кг. Масштабы, описываемые полковником, производили впечатление. Мы жадно ловили каждое слово.

    - Позвольте вопрос, - неожиданно вмешался Стив Гир. - Я так понял, что это билет в один конец, а, чтобы вернуться, нам придется положиться на помощь "братьев по разуму"? - он усмехнулся с легким сарказмом.

    - Вам, как лицу гражданскому, простительно, что вы перебили меня на полуслове. Когда вы дослушаете вводный инструктаж до конца, все станет понятно. Итак, продолжим. На звездолет ваша команда будет доставлена беспилотным челноком. Его вы возьмете с собой. Челнок потребуется в дальнейшем для спуска и подъема с чужой планеты. Непосредственно на "Старлайте" во время полета, вы будете находиться в анабиозе, погруженными в специальные ванны. Иначе вам не выдержать перегрузок и ускорений. Все жизненные процессы в организме замедлятся в 6 раз. Жидкая пища будет поступать непосредственно в кровь, продукты метаболизма автоматически выводиться. Мышцы будут поддерживаться в рабочем состоянии периодическими включениями электростимулятора. Предусмотрена даже стрижка волос и ногтей. Управлять кораблем в это время будет компьютерный центр с установленной в нем экспертной системой. Примерно на середине пути, через 15 земных лет, вы приблизитесь к скорости света. По мере приближения к ней все сильнее начнут сказываться релятивистские эффекты теории относительности Энштейна: масса корабля будет увеличиваться, а для звездолетчиков время потечет все медленнее, и посредине пути почти остановится.

    Торможение начнется тоже примерно посредине расстояния до Є Эридана. Чтобы остановиться у звезды и прилететь обратно, парус должен быть особым - из трех концентрических сегментов. Внешнее, самое большое, кольцо предназначено для торможения, промежуточное и внутреннее, самое маленькое, - для возвращения космонавтов. На внутреннем парусе находится и модуль экипажа.

    При команде на торможение от космического парусника отделится внешнее тормозное кольцо и, обгоняя корабль, устремится вперед. Оставшаяся часть паруса повернется так, чтобы его отражающая поверхность была обращена к отделившемуся тормозному парусу. Лазерный луч, отразившись от паруса торможения, ударит в парус корабля. Торможение будет продолжаться почти столько же, сколько и разгон.

    Научные исследования займут три недели. А когда придет время лететь домой, парус вновь уменьшится в размере. От него отделится промежуточная ступень. Она будет сориентирована так, чтобы ее отражающая поверхность была повернута к Солнечной системе. Снова включатся лазеры, точнее, они выстрелят с солнечной орбиты за 10,8 лет до вашего отбытия в обратный путь - ведь их луч будет идти к Є Эридана 10,8 лет. Направленный промежуточной ступенью луч наполнит "попутным ветром" парус возвращения. И через 30 лет и 6 месяцев, если все будет идти по плану, вы окажетесь на Земле. А теперь я передаю слово профессору Дэвиду Мортону. - Полковник откинулся в высоком кресле и выпил воды.

    Вопреки моим ожиданиям, профессор не смог сообщить нам ничего интересного. Сигнал пока так и не удалось расшифровать. Его прием длился всего 15 минут. Но все исследователи в один голос утверждают, что его послала другая цивилизация. Я задал вопрос, почему у себя "под носом" (ведь Є Эридана одна из ближайших к нам звёзд солнечного типа) мы до сих пор не могли обнаружить этих инопланетян? На что профессор только недоуменно пожал плечами и сказал, что со стороны Є Эридана никаких паразитных радиоизлучений, сопутствующих техногенным цивилизациям нашего типа, не поступает.

    Далее наша новоиспеченная команда звездолетчиков перешла в учебный класс, где нас ознакомили с некоторыми техническими деталями космического корабля и другими тонкостями экспедиции.

    В общем-то, все члены экипажа мне понравились, может, чуть менее других красавчик-педант Фрэнсис, да Стив Гир - из-за слишком длинного языка.

     

     

     

    Вечером я заскочил к бывшей жене - повидаться на прощанье с дочкой, затем поехал к родителям. Всем, как и было необходимо, я вешал лапшу на уши насчет орбитальной станции и длительной командировки. Но я понимал, что мы, возможно, больше никогда не увидимся. Тоскливое настроение охватило меня. С грусти выпил немного коньяка и провалился в сон.

     

     

     

    ...Дэн вместе с Линдой вынырнули из-за угла дома.

    - Привет, Майкл! - бросил Дэн. - Доставил даму в целости и сохранности. А теперь разрешите откланяться. - И он исчез так же стремительно, как и появился.

    - Слушай, зачем Дэну потребовалось провожать меня к тебе на какие-то 50 метров? - удивленно поинтересовалась Линда.

    Но она молча проглотила мои нелепые объяснения, как только я вытащил из-за спины букет алых роз. На лице девушки появилась благодарная улыбка.

    Вдохнув их аромат, она сказала:

    - Знаешь, не надо долго нюхать цветы, а то перестаёшь чувствовать их аромат.

    - Я тоже так думаю. Впрочем, мы сегодня еще поговорим об этом.

    - О чем?

    Пока у меня не хватало решимости сказать ей о моем отъезде. Я решил тянуть до последнего и промолчал. Слава богу, что она не поняла намека. Мы посидели в маленьком ресторанчике и поехали к ней домой.

    Последний раз я оказался в этой уютной квартире. Линда принесла коньяку, включила спокойную, тихую музыку и мы принялись рассказывать друг другу смешные случаи из своей жизни. В комнате часто раздавался ее искренний звонкий смех.

    Познакомился я с ней случайно и недавно. Просто решил помочь девушке заменить спустившее колесо. А дальше все закрутилось само собой... Иногда ведь, чтобы почувствовать родственную душу достаточно совсем мало времени.

    - Еще в прошлый раз хотела спросить тебя, - она внимательно посмотрела мне в глаза, - тебе нравится моя квартирка? Надеюсь здесь не хуже чем в звездолёте?

    Мне нравились и этот бежевый ковер, и старинная красивая мебель. Небольшой светильник выхватывал из полумрака пастельно-розовые тона рельефных обоев. Меня лишь несколько удивило, что она знает, где я работаю. Ведь я ничего не говорил об этом, приберегая эту беспроигрышную тему на особый случай.

    - Здесь чудесно. А Дэн, оказывается, уже успел похвастать, что мы астронавты.

    - Это так интересно... Пожалуйста, расскажи мне что-нибудь! Как романтично - наблюдать со стороны Землю, Вселенную... Наверно, здорово парить в воздухе, не ощущая силу тяжести!

    "Да уж... - подумал я. - Чувствовать себя всё время перевернутым вверх тормашками, с опухшей от постоянного прилива крови головой - удовольствие весьма сомнительное. Намучаешься, пока привыкнешь. А многие люди вообще не в состоянии адаптироваться к подобному. Впрочем, не стоит её сейчас разочаровывать".

    И я принялся, уже в который раз, расписывать романтику межпланетных перелетов, этот черный бесконечный мрак с блестящими бусинками звезд, эти светящиеся в солнечном свете планеты, этот восторг от приобщения к чему-то громадному и таинственному...

    - Любопытно, а как могут выглядеть животные других планет, разумные существа? - на мгновенье она мечтательно задумалась, но, вздохнув, продолжила, - Хотя возможно, мы одни во Вселенной... Это невероятно, это не может быть, но вроде другого разумного объяснения нашему одиночеству нет...

    - Да нет, не одни. Звезд солнечного типа только в нашей Галактике "Млечный Путь" сотни миллионов. А ведь во Вселенной триллионы галактик. Вокруг многих солнцеподобных звезд, на необходимых для развития жизни расстояниях, крутятся планеты. На многих из них должны быть животные, а на некоторых и цивилизации. По различным научным оценкам, число последних только в нашей Галактике должно составлять не менее нескольких миллионов.

    - Так много? Так где же они все? - саркастически спросила Линда.

    "Хм... Где-где... Уже сигналы посылают, - хмыкнул я про себя. - Да... Знала бы ты девочка, КУДА мы совсем скоро полетим!"

    - Ну, во-первых, не так уж и много, ведь вообще-то в нашей Галактике около 150 миллиардов звезд, и рассредоточены они на гигантских расстояниях - образуют диск диаметром примерно 100 тысяч световых лет. Если ты помнишь, скорость света 300 тысяч км/с, и за год он успевает пролететь 10 000 млрд. км. Самое загадочное, необъяснимое современной наукой - где же они? - Я поставил пустой стакан из-под кофе на столик и закинул ногу на ногу. - Никаких следов на Земле. Космос молчит.

    - Вот именно! Это парадокс! - она вдруг оживилась. - То, что до сих пор мы не смогли обнаружить инопланетян ни на Земле, ни в Космосе - весьма странно. Сам посуди. Все галактики разлетаются из одной точки - так? Доказано, что около 13,6 миллиардов лет назад там взорвался сверхплотный и компактный объект, в результате чего и появилась наша расширяющаяся Вселенная. Так? Так! Мы видим, что наша Вселенная появилась достаточно давно и продолжает расширяться, но вот звёзды "рождаются" и "умирают" постоянно. Срок "жизни" различен, зависит от их массы и типа. Солнце и Земля образовались относительно поздно, всего 4,5 миллиардов лет назад. Практически сразу на нашей планете с простых органических молекул начала развиваться жизнь. Как мы видим, она развивалась довольно долго. Во всяком случае, достаточный срок, чтобы Землю успели посетить какие-нибудь инопланетяне!

    - Откуда у тебя такие познания? - несколько недоумённо полюбопытствовал я.

    Она осеклась на начале фразы.

    - А ты всех женщин считаешь дурочками с убогим кругозором? - её глаза расширились, брови взлетели вверх.

    Я лишь хмыкнул, отрицательно помотав головой. Не знаю, стоило ли мне углубляться с Линдой в такие дебри, но она сама напросилась и, похоже, эта тема ей хорошо знакома.

    - Слушай, - наконец сказал она. - Если все это так, значит наверняка существуют цивилизации, образовавшиеся на несколько миллиардов лет раньше нас! Почему же эти сверхмиры никак себя не проявляют? Это и есть загадка, на которую пока нет ответа! Она получила название парадокса Ферми, - Линда принялась увлеченно рассказывать. - "Ударная" волна разума, с неизбежностью должна была уже давно распространиться на всю Галактику. За миллиарды лет хотя бы малая часть возникших цивилизаций встала бы на путь неограниченной экспансии, покорения и переустройства космоса. Но в таком случае мы наблюдали бы космические проявления разумной жизни, своего рода "чудеса". Но вся совокупность фактов, известных современной астрономии, говорит о том, что никаких "космических чудес" не существует. Несмотря на высокую эффективность наших телескопов и приемников, никаких проявлений сверхцивилизаций обнаружить не удалось! Не слышно позывных наших "братьев по разуму", не наблюдаются следы космической строительной деятельности, никто, никогда не посещал нашу старушку Землю! И это при огромном желании землян встретиться с ними, отражением чего является массовый психоз с "НЛО". Молчит Вселенная, не обнаруживая даже признаков разумной жизни. Непонятно... Ведь должны же быть, например, у сверхцивилизаций мощные радиомаяки. Однако можно утверждать, что и в соседней галактике "Туманность Андромеды", насчитывающей несколько сот миллиардов звезд и расположенной на расстоянии всего в 2 миллиона световых лет, ничего подобного нет!

    - Подожди, Линда! - я оживился. - Недавно в какой-то передаче говорили, что обнаружены рисунки древних людей, изображающих нечто похожее на инопланетян.

    - Глупости! - она презрительно усмехнулась. - Если бы они сюда прилетали, то наверняка бы оставили на орбите спутник-маяк с информацией о себе. Маяк, используя энергию солнечных лучей, постоянно подавал бы на Землю сигнал, и мы бы его быстро обнаружили. Но его нет!

    - А я всё-таки верю, что инопланетяне иногда тайно прилетают на Землю! - Я почти открыто стал изображать из себя идиота, но наивная девушка воспринимала всё за чистую монету. - На эту тему написано множество научно-популярных книжек, засняты документальные свидетельства очевидцев. Среди людей есть "контактёры", мысленно общающиеся с иными мирами. Как быть со всем этим? Не могут же они все врать!

    - Эх, Майкл, Майкл... Удивляюсь - какой ты наивный!.. Книжки и "документальные" фильмы, о которых ты говоришь, к науке никакого отношения не имеют. Это бизнес. Просто по молчаливому взаимному согласию их авторы и "очевидцы" делают деньги и славу на человеческой тяге к таинственному, на неубывающем любопытстве к неизведанному. С одной стороны - писатели, журналисты и киношники, с другой стороны - "психи" и обманщики. Иногда эти стороны вступают в негласный сговор, на многое закрывая глаза, иногда честно заблуждаются. Учти, отличить "психа" от нормального не всегда может даже врач-психиатр. Кроме того, иллюзии и галлюцинации встречаются у лиц, не обращавшихся к врачам - примерно 10 процентов населения отмечали явные галлюцинации (типа говорящей лошади) хотя бы раз в жизни!

    Она горячилась, махала руками, судорожно подбирая слова. Видимо наш разговор затронул волнующую её, как впрочем, и меня, тему. Сколько дней и ночей я думал о молчании братьев по разуму, но в чём его причина - понять не мог! Не мог понять. До вчерашнего дня! Меня так и подмывало рассказать ей всё - и о сигнале от НИХ, о нашем предстоящем полёте. Но нельзя. Невозможно!

    Наверно, мне было интересно слушать аргументацию Линды, и я просто дал ей выговориться, - во всяком случае, я не прерывал её затянувшийся монолог. И думаю, за это, она была мне очень благодарна.

    "Молчание космоса" - важнейший научный факт, - увлеченно говорила она. - Он требует объяснений, так как находится в очевидном противоречии с концепцией неограниченно развивающихся могучих сверхцивилизаций. Мы не можем найти "иголку в стоге сена", хотя всё говорит за то, что следует искать "шило в мешке".

    - Но этому ведь должно быть какое-то объяснение! - я нарочито недоумённо замотал головой. - Неужели нет никаких предположений, гипотез? - в моем голосе сквозила ирония, но девушка этого даже не замечала. Разумеется, мне были знакомы все подобные теории.

    - Ну почему же? Их хватает! Вот только все объяснения парадокса Ферми какие-то корявые. Сам посуди. Например, самый тривиальный ответ - потому, что мы одни в Галактике, одни во Вселенной, - нарушает принцип среднего и противоречит теории вероятностей: Солнце и Земля ничем не выделены среди сотен миллиардов подобных солнечных систем одной только нашей Галактики.

    Другой ответ - все цивилизации с фатальной неизбежностью гибнут еще до своего выхода в большой космос, либо теряют к нему интерес - представляется маловероятным и слишком пессимистичным.

    - Линда, а может они просто не хотят проявлять свое присутствие, чтобы не повлиять на нашу, пока еще примитивную, жизнь? Допустим, галактическая этика требует предоставлять молодым цивилизациям возможность самим решать свои кризисы, ОНИ не вмешиваются, но на самом деле тайно наблюдают за нами со стороны.

    - Я знакома с этой так называемой "гипотезой галактического карантина". Но она не объясняет, почему же не заметно следов покорения космоса. Не может разум так преобразовать космические объекты, чтобы его деятельность "не была видна" нам. Кроме того, существует, по крайней мере, еще один фактор. Уже сейчас Земля, в результате развития человечества, излучает в космос заметное количество паразитных радиоволн. Другая цивилизация нашего уровня обнаружила бы их с расстояния около 30 световых лет. А мы говорим о мирах на миллиарды лет старше! Их уровень энергопотребления и соответственно загрязнения эфира должен быть неизмеримо выше! На разумных расстояниях (в пределах 200 световых лет), мы могли бы заметить их невольное излучение, - она вздохнула и замолчала.

    Наступила тишина. "Не может быть, - подумал я, - чтобы столь специфическая информация просто так появилась в её маленькой симпатичной головке". Что-то она недоговаривала. После нескольких прямых вопросов, я, в конце концов, выяснил, что раньше Линда "дружила" со студентом астрономом. Нет, разумеется, чувство ревности, как и всем, мне знакомо, но надеюсь, совсем не из-за этого, мне вдруг остро захотелось перещеголять, заткнуть за пояс какого-то жёлторотого студентешку.

    - Мы называем этот парадокс - Основным Парадоксом Ксенологии: достаточно предположить существование всего лишь одной сверхцивилизации, чтобы вся Метагалактика оказалась бы ею освоена уже на сегодняшний день! - согласился я и, посмотрев на полное вниманием лицо Линды, принялся вещать, горя гордостью профессионала. - Однако никаких следов такого освоения мы действительно не видим, и в этом парадокс. Парадокс этот, впрочем, разрешим - ты забыла последний, самый важный, аргумент: мы неправильно представляем себе пути развития разума. Исключительно трудно предсказать облик и поведение цивилизации, если она на миллиарды, миллионы, хотя бы даже тысячи лет старше нас. Поиск среди звезд форм человекоподобных сообществ, находящихся на близком к нам технологическом уровне - наивное заблуждение, не сулящее никаких успехов. Занятие, годящееся только для страниц дешевых фантастических опусов.

    Вздохнув полной грудью, я вдруг задумался. А ведь, чёрт подери, если это так - что же нас ждёт на Є Эридана?..

     

    Медленным движением я взял с соседней полки миниатюрную фигурку слона из красного дерева.

    - А что бы ты отдала за то, чтобы посмотреть, допустим, в видеозаписи животный мир другой планеты? Предположим, что там еще не образовались разумные существа. Только животные.

    - Ну... Если возможно дальнейшее коммерческое использование такой информации...

    - Нет, нельзя. Только для удовлетворения собственного любопытства.

    - Думаю, что даже ради этого я бы пожертвовала несколькими тысячами долларов, - она вздохнула. - Ты ведь, наверно, догадываешься, что я не слишком богатая девушка. Но все равно, это стоило бы тех денег.

    Я молча налил себе и Линде коньяка, не спеша выпил мелкими глоточками, поставив рюмку, встал и подошел к окну. Дождь кончился. Напротив, около мокрого, блестящего в свете уличных фонарей дерева стояли двое. Они обнимались уже довольно давно - я заметил их, ещё когда входил сюда. Я посмотрел на небо. Вдали, между крышами, косо висел узкий ослепительный белый серп месяца, в тишине мерцали такие далекие звезды.

    - Как все-таки странно устроены люди, - улыбнувшись сказал я. - Не хотят видеть ничего у себя под носом, а туда же - подавай им сразу инопланетные миры.

    - Это камень в мой огород? - Линда замялась, видимо, не ожидала такого поворота.

    - Да, и не только. Пожалуйста, не обижайся. Скажи мне, например, сколько видов животных и растений на Земле тебе известно? Ну - 100, 200, даже, допустим, 500, а ведь их всего около 2000000, среди них встречаются твари просто с поразительными возможностями. В этом вопросе я не специалист, но кое-что все-таки знаю. Например, что ты слышала о животном, которое способно появляться ниоткуда? Оно может существовать то в рассеянном на большой площади состоянии, то собирается как единое ползающее, то превращаться во что-то, типа растения.

    Глядя на меня, Линда несколько раз моргнула, затем сказала:

    - Как это, ниоткуда?

    - Я имею в виду, что невооруженным глазом не видно, откуда оно взялось. Знаешь что...

    - Понятия не имею, что это за пакость такая, - она вдруг резко оборвала меня. - Удивляюсь тебе Майкл. Разве ты не понимаешь разницы между просто неизвестными для обывателя земными видами и, крайне важном вопросе о том насколько ПРИНЦИПИАЛЬНО отличаются (или не отличаются) инопланетные животные? Все люди подспудно чувствуют, что в знаниях об инопланетной фауне, скрываются ответы на глобальные вопросы! И именно поэтому, она всех особенно интересует. Да любой учёный бы предпочёл узнать подробности строения хотя бы инопланетной бактерии, прежде чем какого-нибудь неизвестного науке земного монстра!

    Я почти поперхнулся. "А ведь она права. Как я не сообразил?! Да... А девочка то, хоть и в чём-то наивна, но совсем не так проста, как может показаться на первый взгляд. Молодец, утёрла мне нос".

    Неожиданно затренькал мой личный коммутатор.

    - Не иначе инопланетяне тебя услышали, - улыбнувшись, я показал пальцем вверх.

    - Майкл Пирсон с планеты Земля слушает! - вытащив трубку, торжественно провозгласил я.

    - А я уж было подумал, что попал на Марс... - в трубке послышался усталый голос Дэна. - Ну что, сообщил своей?

    - Пока что нет.

    - Может тебе тоже как-нибудь помочь?

    - Не надо. Сам разберусь.

    Линда вопросительно посмотрела на меня.

    - Звонили из НАСА, - задумчиво пробормотал я.

    - А в чем именно заключается твоя работа?

    - Я специалист по электронике, компьютерам и программам.

    - Я работала с разными программами, но не понимаю, как они устроены. Ты можешь коротко объяснить? - заинтересовалась вдруг она.

    Меня несколько удивил такой вопрос. Странно было услышать его от молодой девушки во время свидания. Хотя, учитывая её подкованность в вопросах космологии... Ну что ж, если ей это интересно...

    "А потом, когда её спросят - мол, откуда знаешь? - она сошлётся на "дружбу" с астронавтом-компьютерщиком", - почему-то мелькнуло у меня...

    - Что ты на меня так смотришь? - кротко спросила Линда и поправила прическу.

    Я отвел взгляд от ее высокой, обтянутой бирюзовой майкой груди, и откинулся в кресле.

    - Ну, возьмем, например, книги. Информация в них закодирована примерно 30 символами - буквами. Чем не программа? Содержится на материальном носителе в виде наличия или отсутствия краски. Без материального носителя информация не может существовать в принципе. Упорядоченные неравномерности материи - вот что такое информация. Даже если ты будешь читать книгу вслух, то промежуточным носителем информации будет воздух, а именно звуковые волны, являющиеся перемещающимися и рассасывающимися неравномерностями сжатия (плотности) воздуха. Когда ты читаешь книгу про себя, твои глаза воспринимают неравномерность световых волн. Если книгу существующую в единственном экземпляре, например, сжечь, предварительно не перенеся информацию на другой носитель, то информация исчезнет в никуда и навсегда. Обрати внимание - важный момент - информация МОЖЕТ исчезнуть навсегда! Программа это та же информация. Причём как в чистом виде, так и в виде логических правил, заданных программистом. Информация (как и программа) это реально существующая нематериальная субстанция, которая тем не менее, НЕ МОЖЕТ существовать вне материи.

    - Начал ты издалека. "Складки материи...", - она усмехнулась. - Смотри, лучше что у меня есть. - Линда встала и достала из ящика секретера большой белый цилиндр. - Это ароматизированная свеча.

    В бликах трепещущего пламени свечи мы некоторое время молча смотрели друг на друга. Разомлев от благовоний, я невольно залюбовался ее красивыми большими глазами, её восхитительной фигурой.

    Я тайком взглянул на часы и подумал, что говорю совсем не о том. Такие темы лучше развивать в кругу друзей, но не в обществе любимой девушки, да еще вечером, сидя у нее дома. А я, дурак, увлекся, полез в какие-то дебри - информация, материя... Гадость какая! "Пора плавно переходить к более животрепещущим вопросам", - решил я.

    - Есть животные, которые одновременно являются и женщинами, и мужчинами. А бывают и такие, которые одновременно и не женщины, и не мужчины.

    - Любопытно, - хмыкнула Линда.

    - Например, кое-где, в горах, водятся виды ящериц, которые не самки, и не самцы. Они через определенные промежутки времени, воспроизводят свою маленькую абсолютную копию - близнеца. Эволюция таких видов происходит значительно медленнее, но зато в таких суровых условиях, где они живут, обоеполые виды зачастую не выживают. Кроме того, в такой популяции все сто процентов ее членов с гарантированной надежностью обзаводятся потомством. Это важно, если жизнь висит на волоске. С другой стороны, существует их противоположность - обычные улитки, например, являются гермафродитами, то есть у каждой из них есть и женские, и мужские половые органы. В процессе их совокупления каждая улитка выступает одновременно и как женщина, и как мужчина!

    - Как не повезло ящерицам, как повезло улиткам! - с легкой иронией сказала Линда.

    - Повезло нам, людям! - Я подошёл к ней ближе и с лукавым вызовом в глазах тихо произнес, - Нет ничего прекрасней в этом мире, чем любовь.

    Она смущенно поправила прическу.

    - И, слава богу, что у нас нет хитинового покрова - представляешь, какой звук был бы при поцелуе!.. - улыбнувшись сказал я.

    "Боже мой, - пронеслось в голове, - какая наука, какая Вселенная, какие инопланетяне! Я хочу её, я желаю её, каждая клеточка моего тела, каждая ДНК вопит о любви!"

    Некоторое время мы смотрели друг на друга: девушка, загадочная и влекущая - нерешительно, словно чего-то ожидая; я - с неясным волнением в груди. Линда улыбнулась. За несколько коротких мгновений я успел ощутить её эмоции, и, кажется, проникнуть в её внутренний мир еще до того, как она начала говорить, и сделал чуть громче музыку.

    Линда встала, стройная и легкая, она положила руки мне на плечи. Во мне прокатилась горячая волна, и я осторожно обнял ее.

    - Не знаю, что со мной... - прошептала она. - Не заглядываю в будущее, не вспоминаю прошлое. Существует только настоящее, только ты и я.

    Я погладил ее спину, прижал к себе трепещущее от малейшего прикосновения тело девушки. Наши губы сами нашли друг друга. У меня перехватило дыхание.

    - Иди сюда... - прошептала она, увлекая меня за собой...

     

     

    ...Расслабившись, мы, валялись в постели. Она смотрела куда-то вверх.

    Вдруг, мне стало грустно в этой озаренной светом свечи комнате, я почувствовал ком в горле - ведь эту девушку я вижу в последний раз. Язык не поворачивается сообщить ей об этом.

    Потом Линда рассказывала о том, как она училась в колледже, как ей было одиноко и как ей хорошо сейчас со мной.

    В какой-то момент она прикоснулась к моей груди, и я ощутил тепло ее нежной невесомой ладони.

    - Если вдруг случится так, что нам придется расстаться, мне будет одиноко и тоскливо без тебя, - промолвила она, словно предчувствуя разлуку.

    Я промолчал, не в силах сейчас сказать правду.

    - Милый, что тебе принести - сока или еще немного коньяка? - спросила Линда, вставая с постели.

    - Пожалуй, рюмку коньяка.

    Я отрешенно смотрел на её изящные формы. Она была сложена великолепно. Картину дополняли шелковистые роскошные волосы, струившиеся по ее плечам.

    С улыбкой Линда принесла поднос и поставила его рядом, резко повернулась и на меня глянули бездонные черные омуты. Долгое мгновенье, замерев, я смотрел в глаза Линды, затем придвинулся и поцеловал ее в пухлые полуоткрытые губы.

    - Ещё, - прошептала она уже с закрытыми глазами.

    - Малыш, ты обворожительна... - бормотал я, осыпая ее поцелуями.

     

    ...Отхлебнув глоток коньяку, я взглянул на девушку. Линда в задумчивости сидела на кровати и пила сок.

    - Скажи, ты веришь в судьбу? - вдруг спросила она. - Может наша встреча была предначертана?..

    Она смотрела на меня долгим блестящим взглядом. Ответить категоричным НЕТ я просто не мог.

    - Ну, не знаю...

    - Вот видишь! - воскликнула Линда. - Значит, она существует! - Она радовалась как ребенок, которому подарили давно обещанную игрушку.

    Щелкнув зажигалкой, я затянулся и посмотрел на почти выгоревшую свечу. Скоро наступит пора прощаться. Но сейчас мы вместе и нам хорошо. Счастье не может длиться долго. Это короткий промежуток времени, а затем либо оно кончается, либо к нему просто привыкаешь, и оно уже перестает быть счастьем.

    - Однако я должен несколько охладить твой пыл, - угрюмо процедил я. На меня словно нашло что-то, настроение испортилось. Захотелось вдруг сермяжной правды и меня понесло:

    - Ничего нигде не предначертано. Будущее не предопределено. Мы сами творим его... И, кстати, самое большое отвращение у меня вызывают предсказатели будущего. Это совершенно противоречит всем научным знаниям. Будущее можно только с определенной вероятностью прогнозировать. Не существует заранее предначертанной судьбы. Если бы кто-то действительно мог предсказывать будущее - он смог бы заработать миллионы, например, на бирже, он, при желании, мог бы даже стать властелином мира. Это была бы тайная секта, а не свора болтунов, кричащих о себе на каждом углу и продающих свои "услуги" за гроши. Они все крепки задним умом - после какого-либо события начинают бить себя в грудь и уверять, что они это предсказывали...

    Моя эмоциональная речь определенно произвела на девушку впечатление.

    - Противоречит научным знаниям говоришь... - она задумалась. - Расскажу тебе одну историю.

    Событие, невольным свидетелем которого я оказалась, случилось в парке. Молодая семья гуляла по нарядным аллеям. Папа, мама и крошечная, сурьёзная такая, девочка в деловом костюмчике с "пускалкой" мыльных пузырей. Молодая леди очень старалась. Пузыри летели во все стороны, а она внимательно их рассматривала, и по лицу её можно было догадаться, что того, чего бы ей хотелось, она не видела. И вдруг на всю аллею раздалось: "Па!!! Чёлная дыла!!! Я тебе говолила!"

    Мне стало интересно. Из бурного общения малышки с отцом я поняла, что она увидела уникальный мыльный пузырь - с "дыркой" в боку. Не белый и не радужный, а именно - такой. Знаешь, что сказал ей отец? - чтобы не морочила голову. Таких пузырей не бывает.

    Ты бы видел лицо девчушки! Огромные серые глаза полные слез. "Па, я не влу! Там чёлная дыла была!"

    - Верю, ВЕРЮ! Любопытный артефакт, - вставил я, - чего только в жизни не бывает, как говорится "век живи, век учись".

    - Дело не в артефакте, - Линда усмехнулась, - Слушай дальше. Я бы и не вспомнила об этой истории, если б год спустя, разбирая старые журналы, не наткнулась на какой-то химический. Там, в разделе курьёзов, была помещена заметка о редких разновидностях мыльных пузырей с участками стенок тоньше длины световой волны. В этих местах пузырь переставал отражать свет, и возникала иллюзия дыры!

    До самого вечера я пускала пузыри. Мне было интересно! Никаких "черных дыр" не было. И лишь когда я, отчаявшись, решила бросить это занятие, долгожданный, уникальный, редчайший пузырь получился! Он был красив, весь в радужных бликах, а на боку его чернела дыра. "Па, я не влу! Там чёлная дыла была!" - вспомнила я. "Что ты мелешь?! Дырявых пузырей не бывает. Смотри лучше, как пони детишек катают..."

    К чему я всё это тебе, Майкл, говорю? Да к тому, что нельзя сходу всё отвергать. Есть ведь редкие феномены. Некоторые экстрасенсорные способности могут реально существовать.

    - Малыш, - ласково начал я, слегка удивлённый её наблюдательностью, - согласен, редкие феномены конечно есть. Новое знание об окружающем наука добывает экспериментальным путем. Действительно, когда уже нет возможности ставить эксперименты - единственным способом разузнать что-то новое становится наблюдение. Трудность здесь в чем? В вероятности существования очень редких событий. Настолько редких, что их появление, скорее всего, будет трактоваться как ошибка измерения либо результат недобросовестности экспериментаторов. Я размышлял на эту тему. Приведу тебе свой пример:

    Представь себе шуточную ситуацию. Пусть у каждого жителя Земли имеется по одному атому тория. Торий радиоактивен. Период его полураспада - 14,5 миллиарда лет (а это чуть больше времени существования Вселенной). Несложно доказать, что за период жизни одного поколения людей процесс радиоактивного распада тория едва ли посчастливится кому-нибудь наблюдать. И даже если это явление будет кем-то зафиксировано, научная общественность не воспримет сообщение всерьез. Скорее всего, исчезновение атома будет объяснено его потерей. "Не уберег, не уследил... У всех (!) атомы на месте, лежат себе. А этот умник кричит, что открытие совершил! Атомы, они, брат, не бомбы на складе, а, брат, фундаментальные и неделимые частицы, понял?! Если каждый атом начнет разрушаться, так это что ж у нас за Мироздание такое будет? Это же не Здание, а руины одни будут!!!"

    Но, Линда, трудности науки это одно, а противоречие науке - совсем другое. Предсказатели будущего являются стопроцентными лжецами!

     

    ... Постепенно в окна начал просачиваться рассвет. Пока еще бледное небо было совершенно безжизненно. Царила абсолютная тишина. Бывшая свеча превратилась в маленькую белую застывшую лужицу. Всё в этом мире имеет своё начало и свой конец. Настала пора и нам расстаться.

    Линда тихо, свернувшись калачиком, спала. Я осторожно встал и оделся. Не стоит нарушать покой девушки - лучше оставить ей записку. В ней я просил прощения и объяснял Линде, что она ни в чем не виновата и очень нравится мне, но я не принадлежу самому себе, - Космос зовет меня. Что ухожу навсегда, и нет смысла чего-то ждать. Что по настоящему ярко чувствуешь аромат цветов, только если дышать их запахом не слишком долго. Что у нее впереди целая жизнь, и она еще встретит своего принца.

     

    ... В этот ранний утренний час на улице было пустынно. Ночная прохлада отступила, и первые, местами прорывающиеся между домами, пологие лучи восходящего солнца весело плескались в лужах вчерашнего дождя, искрились на омытых зеленых листьях кустарника.

    Выйдя из подъезда, я на миг остановился, подняв лицо к небу, вдыхая чистый сырой воздух, стараясь запечатлеть в своей памяти и только что покинутую безмятежно спящую девушку с ее уютной квартирой и этот тихий переулок. Последний раз обведя взглядом окрестности, всю обыкновенную прелесть которых мы как правило не замечаем, я уже хотел двинуться дальше, когда сзади послышались торопливые шаги.

    - Майкл! Подожди!.. - раздался срывающийся голос.

    Сердце забилось. Быстро оглянувшись, я увидел её. Запыхавшуюся, растрепанную. На ней лица не было. Наскоро накинутый на голое тело халат не был полностью застёгнут, волосы торчали космами. Я вгляделся в её заплаканное лицо, в эти изумленно распахнутые глаза и схватил её в охапку, стиснул, прижался. Конечно, она прочла мою прощальную записку.

    - Прости меня, если сможешь, - пробормотал я. - Мне надо уехать... надолго. Навсегда!

    - Но почему? Что случилось? Куда ты улетаешь. Никуда тебя не отпущу! Слышишь?

    Я немного отстранился и попытался объяснить, что это приказ, что мне необходимо лететь.

    - Я... Я... - тяжело выговорила она, - с тобой хоть на край света... Увези меня, увези далеко, слышишь... - На секунду её глаза бессильно закрылись, и уже полные слёз распахнулись вновь. - Что со мной? Да... Этот сон... Я спала и сон видела: плыву на корабле... С тобой... И далеко-далеко... Прижалась к тебе, и будто холодно мне... Проснулась - а тебя нет...

    - Невозможно... - прошептал я, и, стараясь сделать свой голос более твердым, решительно добавил. - Не могу!

    Она не хотела меня слушать. Цепляясь за руки, лихорадочно, почти в каком-то исступлении всё повторяла:

    - Пойдем ко мне. Нам надо поговорить. Прошу тебя... Умоляю, не уходи вот так... Я буду ждать тебя... Любимый, я же чуть с ума не сошла... Думала, что уже не успею... Что же это такое...

    Я еще раз попытался втолковать девушке, что ничего уже нельзя сделать, что всё кончено и ждать меня нет смысла. Про себя я уже решил, что больше ни за что не пойду к ней. Лучше проститься прямо здесь, окончательно и бесповоротно, чем давать какие-то иллюзорные надежды. Но она не желала этого понимать, и все тянула за руку, упрашивая подняться.

    - Очень прошу тебя. Умоляю... Расстанемся по человечески, выпьем хотя бы кофе, - прошептала она наконец тихим, безжизненным, потерянным голосом.

    Больше я не мог видеть её глаз - она их не поднимала; но я ясно видел её тонкие, высокие брови, её длинные влажные ресницы и блистающий в лучах солнца на одной из щек след слезы, остановившейся у самых губ, плотно сжатых и бледных. Такого я не мог долго вынести...

    Девушка действительно мне нравилась. Но что же делать, если жизнь распоряжается по-своему? "Не могу больше жить! Люблю на всю жизнь!" - выкрикивают иные впечатлительные особы, но это лишь слова. Пройдет время и душевные раны затянуться, зарубцуются...

    Смятение мое вдруг прошло. "С ней все будет хорошо, - подумал я. - Еще много радости будет в её жизни..."

    Подумал одно, а сказал, словно отрезал, совсем другое:

    - Нет. Прощай! Прости, если можешь.

    Резко повернувшись, я пошел прочь. На меня напала вдруг глубокая тоска. С каждым шагом, по мере удаления, все более и более нарастающая тоска. Тосковать случалось и прежде, и не удивительно, что пришла она в такую минуту. И все-таки в эту минуту, хотя тоска нового и неведомового действительно была в моей душе, меня мучило что-то другое. Что-то было не так. Словно забыл сделать нечто важное, как будто не обратил внимания на какую-то мелочь, незначительную на первый взгляд деталь, но из тех, что в иных ситуациях способны стоить жизни. Раздражаясь и досадуя на самого себя за ничем не обоснованную подозрительность, я свернул в проулок, где стояла моя машина.

    Мои тревожные мысли оборвались разом: чья-то тяжелая рука, вынырнув откуда-то сзади, крепко шлепнула меня по лицу и словно приклеилась к нему, зажав рот и нос. Одновременно я получил удар в подколенный сгиб и, уже откидываясь назад, почувствовал на своей шее сдавливающий локоть другой руки неизвестного.

    Мои глаза будто вылезли из орбит, кровь прихлынула к голове. Я захрипел, изо всех сил пытаясь вывернуться. Мощно оттолкнулся ногами от земли. Мой душитель потерял равновесие, и мы вдвоем полетели назад. Вот только остановить наш полет пришлось его, а не моему, затылку! Хорошо когда вокруг столько каменных домов...

    Железные руки как-то сразу обмякли, и я выскользнул. Круто развернулся. Мой душитель вставал, придерживаясь за стену.

    Незнакомец оказался закутан в серый плащ с капюшоном, только блестящие черные остановившиеся глаза приковывали к себе жестким недобрым взглядом. Как только незнакомец сообразил, что к чему, его рука потянулась к внутреннему карману. Но он не успел. Изо всей силы, на какую был способен, я выбросил вперед кулак, целясь ему в глаз. Что-то чмокнуло, и от удара у меня заныли костяшки пальцев. Серый балахон дернулся и, коротко охнув, описав руками пируэт, бесчувственное тело рухнуло рядом со мной.

    Его капюшон откинулся, и моему взору предстало необычно бледное лицо мужчины средних лет с широкими скулами, тонким носом и презрительно-ироничной, даже в бессознательном состоянии, складкой губ.

    - Замри, Майкл Пирсон! Не дёргайся, если не хочешь получить пулю в сердце, - произнес до боли знакомый, совершенно бесцветный женский голос. - Медленно повернись и иди сюда.

    Я едва слышал её слова. Ничего нельзя было понять. Повернулся как во сне. Я почувствовал, что нижняя челюсть у меня отвисла. С трудом осознал - это Линда, осунувшаяся, с красными от пролитых ранее слез, но спокойными глазами, равнодушно держит меня на мушке.

    Мой мозг словно раскололся надвое. Тут меня затрясло, и, привалившись боком к стене, все еще не опомнившись, я проговорил, еле ворочая языком:

    - Что... происходит?

    Линда, не переставая сверлить меня взглядом, негромко произнесла:

    - Спокойно, Майкл, спокойно... Нам надо поговорить. Если будешь вести себя нормально - ничто тебе не угрожает.

    - Ничто не угрожает? - повторил я бессмысленно. Почему-то жаром пылали щеки. На секунду прикрыв веки, я устало провел ладонью по лицу, и постепенно приходя в себя, спросил. - Кто ты?

    - Поговорим в моей квартире - бросила она, и, давая понять, что далее тянуть время бесполезно, угрожающе повела пистолетом.

    Бросив незнакомца в сером балахоне там, где его застал мой кулак, мы поднялись наверх.

    Пододвинув стул, я сел за высокий столик на тонких ножках напротив Линды и молча стал ждать дальнейшего. Посмотрев на меня с легкой грустью, словно страдая от происходящего, она вяло спросила:

    - Надеюсь, ты понимаешь, что я не психопатка, готовая удерживать возлюбленного с помощью пистолета?

    - Догадываюсь, - я пожал плечами, - учитывая попытку твоего помощника в капюшоне скрутить меня.

    - Не морочь мне голову, - зло сказал Линда. - Понятия не имею о типе в капюшоне. И что это тебе вздумалось на него наброситься?

    - Хватит валять дурака! Он поджидал меня около твоего дома, - я нервно сглотнул. - Кто же он в таком случае? И что тебе от меня надо?

    - Вопросы здесь буду задавать я! - она в очередной раз поиграла дулом пистолета.

    "Где-то я уже слышал эту фразу... А пистолетик то - неизвестной мне модели, с миниатюрным глушителем. Действительно, было бы довольно профессионально для сумасшедшей влюбчивой истерички", - мелькнуло в голове.

    - Я специальный агент особого отдела Организации Объединенных Наций, - она швырнула тиснёное золотом удостоверение на стол. Несколько раз прокрутившись, оно остановилось у моих рук.

    Взяв его, я принялся внимательно изучать содержащиеся там сведения. Хотя мне было и неприятно наблюдать превращение чувственной девушки в холодно-рассудительного секретного агента, то, что она была из спецслужб ООН, решительно меняло дело в лучшую сторону. Теперь мне стал понятен её "ненавязчивый" интерес к космосу, к разговорам на околонаучные темы. А ведь казалось, что передо мной сама наивность...

    - Что вы, наконец, от меня хотите? - спросил я тоном умирающего. - И, пожалуйста, покороче, я устал, очень хочу спать, да и вообще, неважно себя чувствую.

    - Придется немного потерпеть. Прошу тебя, не относись ко мне плохо. Да, Майкл, ты мне нравишься, но дело есть дело, - смягчив доселе пристальный взгляд, она с трудом улыбнулась. - Что касается меня, то меньше всего я хотела бы видеть в тебе врага. Пойми, я профессионал, преследующий определенные, достаточно высокие цели. Может, пока они тебе не понятны, но уверяю, в ООН думают о благополучии всего человечества, а не только отдельно взятой страны. Моя профессия не может помешать нам испытывать вполне определенные симпатии друг к другу...

    - Хорошо, Линда. Давай поговорим.

    Кажется, мои слова ей понравились. Она улыбнулась более естественно, чем прежде.

    - Не буду скрывать, сейчас я нахожусь в непростом положении, - начала Линда дружески. - Времени у нас, как теперь выяснилось, в обрез, но прежде чем задать кое-какие вопросы, я должна объяснить тебе позицию нашей организации...

    И она принялась в довольно эмоциональной форме растолковывать мне "истинную суть вещей". Оказалось, что совсем недавно в руки ООН попала засекреченная США информация о приеме искусственного сигнала и готовящейся экспедиции. Еще им случайно удалось узнать, что одним из членов экипажа, возможно, буду я. Больше им не известно ничего, даже к какой именно звезде мы собираемся лететь. Высшее руководство Организации Объединенных Наций (а, как я понял, Линда солидарна с их мнением) считает, что страна, первая установившая контакт, получает в технологическом, политическом и прочих планах слишком колоссальное преимущество над всеми остальными. Такая ситуация неизбежно приведет к господству одной страны над всем миром и чревата непредсказуемыми последствиями для человечества. ООН не сомневается, что подобного масштаба операции должны быть открыты для всех глав государств, что на этом уровне необходима полная доступность полученной информации, для любой страны. Что ООН, в принципе, и создавалась для урегулирования подобных ситуаций.

    Затем, налив мне и себе немного кофе, Линда попросила меня помочь людям всего мира узнать правду. Сделать новые знания достоянием всех, а не только руководителей отдельно взятой страны.

    - Возможно, своим заявлением ты спасешь цивилизацию нашей планеты - закончила она, свое достаточно длительное повествование. - И написать его надо прямо сейчас!

    Потягивая кофе, я пытался собраться с мыслями: "Всё, что она говорит, довольно неожиданно. Я не задумывался о своей миссии под этим углом зрения. Наверное, ООН в чем-то права, но, с другой стороны, у меня нет никакого права выдавать государственные секреты. Я нарушу присягу, закон, это может плохо кончиться".

    - Если, допустим, я напишу такое заявление, - слегка охрипшим от волнения голосом предположил я, - и его содержимое станет известно - меня отстранят от полета, да еще под трибунал отдадут.

    - Не волнуйся, мы его опубликуем только тогда, когда ты уже будешь в космосе, - у Линды блеснули глаза. - А когда вы вернётесь, пройдет ведь, наверно, много времени, ООН позаботится о тебе. Майкл Пирсон станет героем всей Земли!

    Мысли хаотично метались в моем мозгу. "Что же делать?" Я никак не мог принять решения, но хуже всего то, что его надо было принимать прямо сейчас, как следует не подумав о последствиях, ни с кем не посоветовавшись, не взвесив все за и против.

    - На твоем месте я бы не раздумывала, - продолжала Линда. - Что может быть выше, чем счастье всего человечества, свобода и мир на Земле? Для этого стоит рискнуть собственным благополучием! Или я в тебе ошиблась? Ты просто эгоист, трус, не способный на решительные смелые поступки?

    Она умолкла и, поджав губы, с презрением разглядывала меня. Её доводы звучали убедительно, а последние слова задели мое мужское достоинство. Немного поерзав на стуле, я внимательно посмотрел ей в глаза и, хотя в голове царил полный кавардак, постарался твердо сказать:

    - Допустим, ты меня убедила. Я принимаю твои условия, но и ты должна гарантировать соблюдение нашего договора - не оглашать заявление до моего отлета и обеспечить помощь ООН при возвращении. Уточни, что необходимо отразить в заявлении?

    Она дала мне бумагу, ручку и объяснила, что кроме моей позиции по этому вопросу в целом, необходимо привести все подробные сведения, которые мне известны, а именно: куда, когда, зачем мы летим, состав экипажа, какова продолжительность полета и даже конструкция космического корабля, в общем, абсолютно все, что я знаю.

    Закурив, я принялся отчего-то непослушными руками царапать свои каракули. Сразу решил, что раскрывать технические подробности типа устройства нашего звездолета и многих других не буду. Это действительно секрет, принадлежащий моей стране. И только ей! Добытый потом и кровью...

    - Ты ничего не забыл? Всё написал? - в голосе Линды прозвучала подозрительность, смешанная с искренней радостью.

    - Всё. Всё, что считаю нужным, - мягко ответил я, пересев на диван и расслабившись.

    С довольным лицом она углубилась в чтение, а я, может, от нечего делать, а возможно, и просто из любви к искусству, в изучение чисто женских прелестей девушки, в который раз отмечая про себя, как она хороша. Всё на должном уровне: и милое, обаятельное лицо, и точеные формы бюста, и стройные ноги, и даже... весьма редкое сочетание, смею подозревать - ум. Хотя не зря говорят: "Красота мужчины в его уме, ум женщины - в её красоте".

    Наконец, Линда оторвала глаза от бумаги и, перехватив взгляд, направленный на её сплетенные под столом голые ноги, чуть заметно усмехнулась. За всё это время она не успела переодеться, и сидела всё в том же халатике, в спешке накинутом на плечи, всё с так же растрёпанными волосами. Такой вид не портил её, напротив, он только распалял воображение.

    - В определенной степени я действительно, привязалась к тебе, - сказала она, убирая написанный мною документ в замаскированный, замурованный в стену, сейф.- Привязалась не по заданию, просто так, против собственной воли. Но дело для меня превыше всего личного. Извини. "Четвертый", поднимись ко мне, - негромко попросила она, поднеся к губам руку с небольшим золотым перстнем. - Пойми меня, Майкл, каждый нормальный человек для блага своей Родины, страны, где родился и вырос, готов сделать всё. Не моя вина, что я работаю в разведке. Ради бога, не надо считать меня выродком.

    Открылась дверь, и на пороге возник уже знакомый с моим кулаком незнакомец в сером балахоне.

    - Жду ваших указаний, - чеканно отрапортовал он, обращаясь к Линде.

    Повисла мёртвая тишина. Я уставился на неё, ничего не понимая, точнее, понимая, что она мне соврала. Но если она соврала, что не знает этого человека, возможно, она обманула меня и в большем! От жутких последствий подобного предположения у меня захватило дух, сильнейший страх сковал мышцы, сердце стукнуло и опустилось куда-то вниз.

    Мы молча, замерев, какое-то время смотрели друг на друга. Затем она приказала своему помощнику взять меня на мушку, что он сделал с нескрываемым удовольствием.

    - Да, Майкл, такова жизнь, - участливо произнесла Линда. - Я не наивная девушка, какой, возможно, тебе казалась еще несколько часов тому назад, и даже не агент ООН - считай, что это была просто шутка. У меня довольно высокий чин и пост - я резидент Российской разведки в США.

    Мне вдруг всё сразу стало ясно - ловушка захлопнулась, я попал в капкан. Я потрясён, ошарашен...

    Заметив мою непроизвольную попытку вскочить, она опять выхватила свой пистолет и скомандовала:

    - Ни с места, Майкл, если не хочешь, чтобы я или мой агент размозжили твою голову! Медленно, очень медленно, пересядь к столу.

    Мне ничего не остается делать, как, не спеша, словно нехотя, лениво выполнить ее команду. Линда одобрительно кивнула:

    - Вот и славно. Теперь поговорим откровенно, как друзья. Фактически ты уже на нас работаешь: переданные тобой сведения бесценны, и в случае, если об этом станет известно вашей контрразведке... Впрочем, не будем о грустном. Осталась только одна, совсем маленькая, формальность - подпиши документ о нашем сотрудничестве, и я со своей стороны гарантирую тебе не только жизнь и свободу, но и серьёзные, очень серьезные деньги и... свое личное благорасположение.

    Меня душила ненависть, яростное желание раздавить гадину. То, что было между нами ночью, только усиливало жажду мести. К чему к чему, а к подобным фокусам со стороны девушки, с которой только что занимался любовью, я не привык.

    - А если я не соглашусь, куколка?.. - процедил я после длительной паузы.

    - Если бы даже ты смог чудом оказаться на свободе, тебя всё равно сгноили бы в тюрьме. Но мы не можем допустить этого - ты уже достаточно много знаешь. Отсюда, Майкл, если ты, конечно, не подпишешь нужные нам бумаги, тебя вынесут вперед ногами. Естественно, предварительно накачав особыми наркотиками и выжав всю имеющуюся информацию. Это радикальное средство ломает волю, развязывает язык. Их действие в микродозе, ты уже успел прочувствовать на себе, написав заявление - вкусный был кофе, не правда ли?

    Я невольно сжал кулаки, став белым, а может быть, даже синим.

    - Против наших наркотиков не сможет устоять никто, - с нажимом заметила Линда. Но не огорчайся сильно - достаточно лишь выполнить мою просьбу, и все будет хорошо.

    "Влип очкарик! Увяз по самые уши! - очумело соображал я. - Ну и сука она! Лицемерная актриса с каменным сердцем!".

    Однако дергаться раньше времени нет смысла. Зачем? Я лучше буду тихий и сговорчивый. Но ломаться нужно не сразу, всё должно быть натурально. Так сказать, полный реализм. Как там меня учили на спецподготовке? На допросе отвечать спокойно, вежливо; сообщать только самые элементарные сведения, касающиеся своей личности; чтобы не раскрыть себя, смотреть не в глаза, а на лоб допрашивающего, не давать себя обмануть и вовлечь в ответы на кажущиеся невинными вопросы или в написание заявлений... "В написание заявлений! - я стиснул зубы. - Черт меня возьми! Ну, как я мог допустить такую оплошность?!!!"

    - Боюсь, что твои требования чрезмерны. Не выношу ультиматумов, - заявил я, концентрируя взгляд на точке в середине лба Линды.

    - Что ты, что ты?! Какие ультиматумы? Это же просто предложение делового сотрудничества. У тебя остается право выбора, - её слова, произносимые мелодичным женским голосом, звучали цинично и агрессивно. - Но, приняв мои условия, ты, Майкл, откроешь путь к дальнейшим, весьма небесполезным и, самое главное, взаимовыгодным контактам.

    - Убивайте меня, режьте, пытайте, качайте наркотой, но я не подпишу документов о сотрудничестве, - вдруг по петушиному выкрикиваю я.

    Пауза длится долго, очень долго. Линда молча смотрит на часы, потом на своего подручного.

    - О, да! Пожалуйста, разрешите мне им заняться, - с мольбой говорит он тихим, но звучным голосом, в котором проскальзывают вкрадчивые нотки. Видимо, ему не терпится поквитаться со мной, от злобы у него просто чешутся руки. Наверно, в его голове до сих пор стоит звон!..

    - Нет времени, - она равнодушно качает головой. - Последнее предложение, Майкл. Обойдемся без договора о сотрудничестве. Ты выкладываешь все, что утаил в заявлении, так сказать, "всю подноготную". Факты, технические подробности, имена ответственных сотрудников, и я тебя отпускаю. Совсем не трудно, правда?

    - В самом деле, - соглашаюсь я. - Но я не располагаю нужной вам информацией. Я всего лишь специалист по...

    - Прекрати свою болтовню! - обрывает меня Линда. - Да или нет? Если да, то ты полетишь к звездам. Если нет, то жить тебе осталось совсем недолго! Учти, я слов на ветер не бросаю!!! - орёт она, больно тыча дулом пистолета мне в ноздри. Течёт кровь. Вытаращиваю глаза, съёживаюсь и вдруг осипшим голосом выдавливаю:

    - Да. Давайте бумагу, я напишу...

    Дрожащими руками беру ручку и начинаю быстро строчить. Украдкой наблюдаю за русскими. Они довольны, на лицах удовлетворение от проделанной работы, для них я сломался, дело сделано. Их позы расслаблены. Они тоже люди. Они устали.

    Протягиваю написанную галиматью Линде, и тут она совершает первую ошибку - легкомысленно опускает оружие в карман тонкого шелкового халатика и, взяв рукопись, углубляется в чтение.

    - Можно прилечь на диван? - интересуюсь я страдальческим голосом.

    - Можно, - рассеянно отвечает она, совершая вторую ошибку.

    На полпути изменяю траекторию своего движения и, сделав резкий бросок, заламываю руку с пистолетом, принадлежащую "четвертому", злопамятному малому с красным, раздувшимся глазом, любителю балахонов и мерзких приёмчиков.

    Его рев, означающий, скорее всего, грязное ругательство, смешивается с негромкими хлопками выстрелов: сперва в пол, а затем в стену и потолок - сейчас я хозяин его руки, да и шея агента уже принадлежит мне - обхватив ее левой рукой, я пристроился сзади. И очень своевременно: не успевает заглохнуть эхо нашей возни, как настает очередь палить и Линде. Разговор соратников недолог: визгливый вопль на русском обрывает краткий категорический ответ - несколько почти беззвучных выстрелов. Результат налицо, поскольку плотное тело передо мной вдруг задергалось и стало оседать.

    Удержать! Удержать любой ценой... Но непросто держать на весу бесчувственную массу. С трудом перехватываю его пистолет и, падая вместе с тушей, успеваю пару раз стрельнуть.

    Грохот рухнувшей мебели завершается звоном бьющегося стекла, и все затихает.

    Пару секунд осматриваюсь, затем осторожно встаю. Линду вместе со стулом отбросило немного назад и опрокинуло на ковер. Она так и осталась лежать, разбросав руки, одна нога, соскользнув на бок, протянулась вдоль поваленного стула, а другая, задержанная торцом сиденья, застыла, нацелив в люстру острый каблук кожаной туфельки. Халат распахнулся, открыв взору самые интимные места.

    Я аккуратно убрал из-под нее стул и поправил халат. Вверху около ее правого плеча на нем быстро расширялось темно-красное пятно. Отвернув ткань, я осматривал рану, когда Линда очнулась и тихо застонала.

    - Спокойно. Ранение не смертельно, если оказать немедленную помощь - будешь жить!

    Она не ответила. Я уже полностью пришел в себя и, сделав все необходимое, перевел дух, глотнув прямо из горлышка коньяк.

    Забрав у Линды ключ, я исследовал содержимое сейфа, пока не наткнулся на собственноручно написанное мною заявление. Затем обыскал комнату и нашёл кассету с записью нашей "дружеской" беседы. Из всей этой гадости я устроил скромный поминальный костер, после чего взял телефон.

    - Майкл, - морщась от боли, просипела Линда. - Не сообщай никому. Я хочу умереть... Я не вынесу жизни в тюрьме.

    - Не могу. Прости, но для моей страны будет лучше, если я тебя сдам - наверняка посыплется целая сеть. Ну а ты... Ты не расстраивайся, через год-другой тебя, скорее всего, обменяют на нашего разведчика, погоревшего в России, - ответил я и, набрав код, вызвал соответствующие службы.

    - Майкл, - прошептала Линда, - подойди ко мне.

    Я присел на колени и приблизился к ее лицу. Она лежала, тяжело дыша. Побледневшие щеки, проступившие скулы, блестящие глаза ее были широко раскрыты. Несколько секунд она молча смотрела на меня, затем, превозмогая боль, сказала:

    - Вот теперь ты мне действительно нравишься. Хотела бы я быть любимой таким парнем, как ты... - она закашлялась так мучительно, что я стиснул зубы, глядя на нее.

    Сейчас я не испытывал злости к девушке. Я даже понимал и оправдывал Линду: то, что она делала - её работа, а её красотой, умом и мужеством можно только восхищаться.

    - Не держи на меня зла... Лети к звёздам... Удачи тебе, Майкл! Поцелуй меня... В последний раз... - тихо сказала она, и в глазах ее возникла отчаянная мольба.

    Жалость шевельнулась во мне, я осторожно поцеловал Линду в пухлые горячие губы и, не сказав больше ни слова, быстро вышел.

    Очутившись на улице, я заметил на голубом, абсолютно чистом небе медленно растущий белый след: рыхлый, он постепенно сужался в острие, заканчивающееся невидимым из-за расстояния реактивным самолётом. Одинокий и прекрасный, он летел в прозрачном, высоком и тоже одиноком небе. Я стоял и смотрел вверх, пока он не исчез.

    В утренней тишине я как будто один. Опускаю взгляд на негостеприимный дом. Дом, оказавшийся западнёй...

    И вдруг безумная, яростная, бешеная радость охватывает меня. Сотрясает с головы до пят. Я вырвался, оказался сильнее, выдержал первое испытание. Я задыхаюсь от счастья.

    Вокруг тихо. Город ещё спит. Я шепчу, беззвучно кричу, мысленно ору и торжествующе вою, как вырвавшийся из клетки зверь, повторяю как в горячечном бреду:

    - Фак! Фак! Я победил!!! Я свободен! Путь к звёздам открыт!..

     

     

     

    Сильный гул шёл откуда-то сзади снизу. Мы, пристегнутые широкими эластичными ремнями к креслам космического челнока, сидели молча. Трудно передать, что я сейчас переживал. Одновременно чувство грусти и радости. Транспортный челнок "Стрела" летел уже за пределами атмосферы, но мы не могли видеть земной шар. Маленькие окна кабины открывали обзор только впереди, и нам представлялось, что мы несемся в необъятную бездну ночи. Звёзды здесь большие и яркие, отсюда они кажутся ближе.

    Первый раз мне довелось увидеть их такими - яркими и немигающими - давно, ещё, когда я совершал свои рекордные прыжки с парашютом из стратосферы.

    Там почти космическая пустота и темнота. Купол парашюта вспыхнет в небе только над самой землей, а пока полёт, только полёт вниз, и смотришь на усыпанное звездами пространство, и странное ощущение рождается в душе: нет, ты не падаешь, хотя спина чувствует, как набирает силу, сопротивляется ледяной воздух, а паришь в этом мире блестящих огней. Незабываемое первое ощущение бесконечного Космоса.

    Теперь звёздные миры совсем рядом. И нам, пятёрке космонавтов, предстоит войти в них, возможно, оказать помощь, оглядеться, чтобы, вернувшись домой, было что рассказать людям ...

    - Внимание, входим в вираж, - передал Билл по радиосвязи.

    Челнок застонал, завибрировал, - включились дополнительные двигатели. И тут же, как-то сбоку, сиденье кресла мягко навалилось на тело. На мгновение, я ощутил тошноту и слабость. Справа от меня сидел Дэн. Моя голова отклонилась в его сторону, и я заметил, как он напряженно улыбнулся мне.

    Перегрузка исчезла так же быстро, как и появилась. Поражённые, мы все разом, уставились в окно. Зрелище было великолепно - впереди, закрывая почти весь обзор, навис гигантский сверкающий и слепящий купол.

    - Это наш "Старлайт"! - с гордостью воскликнул я.

    - Какой он громадный!!! - Стив Гир от восхищения раскрыл рот и выпятил челюсть, казалось, он сейчас заглотит микрофон. - Надеюсь, эта махина не превратится в нашу гробницу... - ляпнул он через секунду.

    "Стив в своём репертуаре..." - хмыкнул я.

    - Смотри не накаркай! - обернулся Фрэнсис Таунс. - Эта громада всего лишь парус, а корпуса самого корабля пока не заметно.

    Мы медленно приближались к грандиозному достижению человеческой мысли. Скоро стал различим казавшийся совсем маленьким корпус звездолета. Наши двигатели включились на торможение.

    ...Челнок слегка ударился о металл шлюза, и вдруг возникла пронзительная тишина. Умом я понимал, что сейчас наступит невесомость, но к этому ощущению трудно привыкнуть. Она словно обрушилась вдруг, неожиданно, и сразу же "перевернула" вниз головой. В тот же момент я почувствовал, что приподнимаюсь в воздух. Рефлекторно вцепившись в подлокотники кресел, мы свыкались с наступившей невесомостью. Знакомое по предыдущим полетам состояние первое время действовало на различных людей по-разному, - у одних вызывая чувство легкой тошноты, у других - прилив бодрости.

    ...Я разрешил экипажу осмотреть звездолёт и назначил собрание через час.

    Первым делом меня интересовал компьютерный отсек. Дэн, цепляясь за специальные леера, поплыл вместе со мной. В совсем крохотном отсеке стояло два высоких кресла, перед которыми располагалась панель управления с многочисленными кнопками. Я включил устройство связи с компьютером. Тут же, на матовом экране, появилось изображение вида Земли из космоса.

    Я запросил данные о состоянии основных параметров "Старлайта". "Температура..., давление..., наличие кислорода...", - негромкий женский голос спокойно перечислял и подтверждал надписями на экране множество данных.

    Клавиатура управления предназначалась для использования в каких-то нетривиальных случаях, а обычное управление осуществлялось с помощью голоса. Но не стоит заблуждаться относительно разумности говорливого компьютера. Это всего лишь машина. Как она примитивна по сравнению с человеком. Но все, что касается расчетов... Здесь с ней не сможет тягаться даже все человечество вместе взятое. Управление космическим кораблем она осуществит на высшем уровне, а на детский вопрос не сможет дать ответ.

    Я решил осмотреть другие помещения, а Дэн остался еще немного "пообщаться" с компьютером.

    Размеры звездолёта не были особенно внушительными - всего лишь шесть отсеков: управления звездолётом; компьютерный, связь с которым, впрочем, могла осуществляться и из рубки управления; комната для совещаний, она же кухня, пока мы бодрствуем; отсека с ваннами, он же спальня; шлюзового; багажного.

    В багажном отсеке моему взору предстал не только самый широкий выбор научного оборудования, но и довольно внушительные запасы разнообразного и весьма мощного оружия. И это несмотря на имеющийся в "Стреле" арсенал. Видно, Центр предполагает возможность серьезных боевых стычек, а, следовательно, наши теоретические шансы на возвращение оказываются еще более зыбкими.

    Зависнув рядом со стеллажами, Стив Гир осматривал один из научных приборов и что-то тихо бормотал.

    - Стив, вы довольны нашими запасами? - я подобрался к нему поближе.

    - С такими запасами мы, при желании, сможем уничтожить все и сами отправиться туда же, - он усмехнулся. - Тем, что здесь есть, можно взорвать целую планету!

    - Я вас спрашивал о научных приборах, а к тому, что здесь имеется кроме них, вы вряд ли будете иметь какое-либо отношение. Наверное, в вашем биологическом институте и стрелять-то не учили.

    - Напрасно вы так думаете. Не надо забывать, что я уже летал в космос и успел пройти в том числе и военную подготовку.

    И возможно, чтобы продемонстрировать уровень последней, продолжая ковыряться с аппаратурой, Стив замурлыкал себе под нос бравурный военный марш.

    Направляясь в нашу "спальню", я удовлетворенно взял на заметку последние слова Стива. Все-таки если придется драться, то пять человек лучше, чем четыре, правда, какой из него окажется вояка, это еще вопрос.

    Освещение "спальни" оказалось, мягко говоря, тусклым. "Пока еще ванны должны быть без раствора, - подумал я и увидел посредине широкий постамент. - А вот и они...". Неправдоподобная тишина и слабый голубоватый свет, ванны, похожие на саркофаги, люди, заснувшие на годы, - мне сразу вспомнились слова Стива о гробнице.

    У меня крепкие нервы, однако, когда из одного "гроба" с протяжным тонким стоном высунулась половина какого-то тела - мурашки пошли по коже. С выпученными глазами, всклоченными волосами и жуткой гримасой Билл Флинн пытался изобразить из себя мертвеца. Увидев меня, он моментально выпорхнул из ванны.

    - Я извиняюсь, капитан, но это всего лишь шутка. Думаю, у всех нас железные нервы, - изрек он, оправляя китель.

    - А вы, Билл оказывается, шутник. Когда, после нескольких лет сна в анабиозе, мы будем вылезать отсюда, нам будет не до шуток, а вам не придется тужиться с гримасой и выпучивать глаза - это будет ваш естественный внешний вид, - я ухмыльнулся.

    В рубке управления, пристегнувшись к креслу, сидел Фрэнсис Таунс. Он изучал показания приборов, разглядывал на мониторе всевозможные надписи. Не замечая меня, он взялся за пока отключенный рычаг управления и медленно потянул его на себя, видимо воображая, как он уводит корабль от столкновения с метеоритом. Не раскрыв своего присутствия, я поплыл в комнату для совещаний. "Дети! Какие же мы всё ещё дети... Изменятся ли наши характеры за годы сна? - Размышлял я. - Вряд ли... И, наверное, это даже хорошо".

     

     

     

    Мы все, закрепившись ремнями, расселись за большим прямоугольным столом. В соответствии с субординацией рядом со мной сидел Билл Флинн, а напротив, с другой стороны, остальные члены экипажа.

    Я начал собрание, напомнив, что старт звездолета намечен через два часа, после чего нам станет привычней, - ускорение уничтожит невесомость. До этого у нас еще есть немного времени более детально ознакомиться с устройством "Старлайта" и друг с другом. В анабиоз мы должны погрузиться завтра в час дня.

    - Вопросы есть?

    - Капитан, какие нам даны полномочия по контакту с инопланетянами? - Фрэнсис Таунс с любопытством посмотрел на меня.- Ведь, как я понимаю, проконсультироваться с Землей мы не сможем - пока сигнал дойдет туда и обратно, пройдет 22 года, а мы в системе Є Эридана будем находиться всего 3 недели.

    - Нам даны необходимые полномочия. Любые вопросы, связанные с контактом, решаются большинством голосов. На нас всех ложится колоссальная ответственность. Правда, при условии военных действий, мои приказы должны выполняться беспрекословно. Кроме того, все, что касается экипажа, наших внутренних проблем, также находится в рамках моей компетенции. И еще. Я думаю, что мы все можем называть друг друга просто по имени. Официальная часть совещания, если больше вопросов нет, окончена. Нам надо поближе познакомиться друг с другом. Давайте для начала каждый, кто захочет, выскажет свои соображения о том, какой ему видится иная цивилизация и наши возможные отношения. Любые фантазии не возбраняются, - мы просто беседуем.

    Некоторое время длилось молчание. Вопрос исключительно сложный. Судить о других мирах только по одному известному... Даже для определения расположения прямой в пространстве требуется знать координаты хотя бы двух ее точек. Если же перед нами кривая, пусть даже она подчиняется определенному закону, описываемому формулой, то и 10, и 100, и даже 1000 точек может не хватить, чтобы точно определить эту формулу, а, следовательно, и кривую. Впрочем... все зависит от сложности кривой, - окружность определяется 3 точками. Остается только "самая малость" - догадаться, что за этими 3 точками скрыта именно окружность.

    Первым решился высказаться Билл Флинн. Громко почесав щетину на своем подбородке, он, ни к кому не обращаясь, сказал:

    - Не знаю, но мне кажется, что инопланетяне, черт подери, все же должны быть в своей основе похожи на людей. Возьмите, например, Землю. Разные континенты отделены друг от друга огромными расстояниями, водными преградами, пустынями. Но посмотрите на людей, - все они более менее похожи. Пускай меняются оттенки кожи, черты лица, даже рост, все равно каждый из нас без проблем определит человека.

    - Билл, вы должны знать, что все люди произошли от единого общего с обезьяной предка, а уж затем "разбрелись" по всему земному шарику. - Вмешался Фрэнсис Таунс. - Но это не значит...

    - Всем известно, что мы произошли от обезьяны!

    - Неправильно! Не от обезьяны, а именно от общего с обезьяной предка. Наши пути с человекообразной обезьяной разошлись примерно 6 миллионов лет назад. Это только кажется, с нашей человеческой точки зрения, что все виды не меняются. На самом деле идет постоянный дрейф. Только масштаб времени не человеческий, например, 6 миллионов лет. Надо учитывать, что шимпанзе или горилла за эти 6 миллионов лет тоже на месте не стояли и весьма сильно отличаются и друг от друга и от общего с нами предка. У общего предка руки и ноги были одинаковы, у человека ноги длиннее, а у обезьяны руки. Переход на прямохождение привел к высвобождению рук, к использованию с их помощью естественных, а затем и изготовлению искусственных орудий. Использование орудий привело к совместному взаимодействию и разделению функций, а последнее привело к возникновению сложного языка и развитию ума. В результате появилось первобытнообщинное общество.

    Общий предок между человеком и павианом существовал 25 миллионов лет назад. Наши пути с мышью разошлись около 200 миллионов лет назад, наши сегодняшние ДНК совпадают на 20 %. А с курицей, например, наш код ДНК совпадает на 10 %. Даже в ДНК дрожжей, растений и других есть совпадающие с человеческими гены. Не забывайте, что, например, когда я говорю "разошлись с мышью", - тогда 200 миллионов лет назад тот предок не выглядел мышью, не выглядел и человеком. За эти 200 миллионов лет мышь стала такой, какая она есть.

    - Все это, конечно, очень интересно, но, по-моему, немного не по теме, - я улыбнулся. - Нам известно, что вы биолог-генетик, как, впрочем, и Стив. Естественно, в этих вопросах знаний у вас больше, но причем же тут инопланетяне и то, что говорил Билл?

    Фрэнсис слегка раздраженно посмотрел на меня:

    - Притом, что он, во-первых, прервал меня, а во-вторых, не понимает элементарных вещей. Но я продолжу. Ну так вот, все люди произошли от одного общего с обезьяной предка, который обитал в Африке. Сперва все люди-полуобезьяны были одинаковы, и только на последних этапах эволюции (каких-нибудь сто тысяч лет назад или чуть ранее) появились эти мелкие различия, о которых вы говорите. Вот если бы индейцы Америки происходили от своих обезьян, чернокожие люди - от своих, а мы - от своих, тогда ваши предположения подтвердились бы.

    Билл оживился:

    - Тогда возникает вопрос, - откуда в Америке взялись индейцы? Насколько я знаю, Америка откололась от основного материка более чем 6 миллионов лет назад.

    - А вы забыли, что даже примитивные люди умели плавать на своих судёнышках. Основной процесс формирования ума человека закончился около 100 тысяч лет назад, и за это время ум людей не успел измениться. Индейцы - это мигрировавшие в Америку 30-40 тысяч лет назад народности, которые сейчас превратились в азиатские (китайцы, японцы и др.). Видите, как сильно они отдалились друг от друга. Однако генный анализ показывает их родство. Например, и те и другие быстро пьянеют. Их организм почти не вырабатывает ферментов, которые расщепляют молекулы спирта.

    Время летело незаметно. Мы спорили, выдвигали аргументы, и все никак не могли выговориться. Уж очень сложной оказалась тема. Необходимо глубокое знание множества наук, чтобы делать хоть чуть-чуть приемлемые выводы. Я предложил выделить завтра с утра еще час для обсуждения этого вопроса. Как говорится, "утро вечера мудренее" - есть время подумать.

    Я с интересом наблюдал за парнями. У каждого свой характер, свой кругозор и особенности интеллекта.

    Фрэнсис, конечно, начитанный; впрочем, у него профессия соответствует теме разговора; но, пожалуй, он слишком педантичен, да еще к тому же кичится своими знаниями. Билл все время спорил спокойно, не заводясь и не переходя на повышенный тон. Он не боялся показаться невежей или дураком - говорил то, что думал и этим мне импонировал. По тому, с каким интересом он воспринимал доводы всезнающего Фрэнсиса, по некоторым дельным мыслям Билла я понял: его котелок неплохо варит. Стив в разговор встревал редко, в основном, чтобы отпустить очередную колкость, едкую шутку. Скорее всего, хотя его образование по части биологии не уступает уровню Фрэнсиса, просто он никогда не задумывался над подобными вопросами. Но возможно, завтра Стив будет активнее. Что касается Дэна... Видимо, мысленно он всё ещё оставался с Моникой, и ему не особо хотелось что-либо обсуждать.

     

     

    Звездолет постепенно, пока ещё медленно, набирал скорость. Его ускорение создало привычную для нас силу тяжести, и внутри "Старлайта" воцарилась обычная, почти земная, жизнь. Если бы не вид из иллюминатора, то можно было бы подумать, что мы расположились в помещении одной из тренировочных земных баз.

    По радиосвязи я связался со своим заместителем и поинтересовался его самочувствием. Как и следовало ожидать, Билл пребывал в отличной форме, только сообщил свои сомнения относительно состояния Дэна.

    - Как-то странно он себя ведет, уж не заболел ли, - говорил Билл. - Ни с кем не разговаривает, ходит угрюмый.

    - Все в порядке, - успокоил я его. - Причина меланхолии Дэна осталась на Земле.

    Билл сразу всё понял и не стал задавать лишних вопросов. Я поинтересовался его мнением о Фрэнсисе и Стиве, на что мой заместитель заметил, что вроде ребята они неплохие, хотя ничего определенного он сказать не может - ещё слишком кратковременным было наше знакомство.

     

     

    На следующий день мы все опять расселись в комнате для совещаний, немного опаздывал только Стив. Нашу болтовню ни о чем прервал звук открываемой двери.

    - Всем привет, - сказал он. У Стива был немного помятый вид, скорее всего он только проснулся.

    - Надеюсь, мне не возбраняется опоздание? - он одернул китель спецкостюма. - Ведь, насколько я понимаю, это неофициальная дружеская беседа.

    - Вы правильно понимаете, Стив, - я спокойно смотрел на него. - Но все же не очень хорошо, когда четверо ждут одного, тем более что о времени мы условились вчера.

    - А вы могли бы начать обсуждение и без меня.

    - Мы все должны быть единой командой. Необходимо сплочение, дисциплина. Вам, Стив, надо принять это к сведению, иначе в тяжелой ситуации нам не выжить. Итак, "Старлайт" набирает все большую скорость, а через пару часов мы уже будем спать. По нашему восприятию, пройдут какие-то сутки - и грунт чужой планеты захлюпает под ногами... Тем интереснее становится сейчас продолжение вчерашней дискуссии - ведь через, условно говоря, сутки-другие мы уже получим ответ на вопрос - какие они, инопланетяне. Кто хочет высказаться?

    - Пожалуй, попробую начать, - Фрэнсис Таунс с энтузиазмом встрепенулся и облокотился на стол. - Мне кажется, что разумные существа на Земле не случайно возникли именно из сухопутных млекопитающих. Это наиболее организованная форма по строению. Она имеет самую высокоразвитую нервную систему, которая, кстати, потребляет до 25% от вдыхаемого кислорода.

    - А что, по-вашему, из птиц не могли образоваться разумные существа? - с недоумением спросил Билл.

    - Нет, не могли. У птиц очень облегченная конструкция - даже кости скелета и черепа заполнены воздухом. Большой тяжелый мозг был бы для них слишком неподъемный. И ещё, зачем им взаимодействие и разделение функций, если у них и так еды предостаточно? Полет - быстрое перемещение в объёмном пространстве - слишком легко, хорошо им живется. Последнее, касается и рыб.

    - А я хочу напомнить об общественной жизни некоторых насекомых, - вмешался Стив. - У них есть разделение функций. Возьмите, например, муравейник или улей пчел. Получается, что они разумные, раз организовались в общество. Глупость какая...

    - Нет, Стив, не получается, - Фрэнсис опять завладел инициативой. - У насекомых скелетом служит хитиновый покров. Из-за его ограничений по прочности и других причин насекомые могут быть только относительно малого размера, а следовательно размер их мозга вообще смехотворен и принципиально не имеет возможности эволюционировать в сторону увеличения. И не надо думать, что размер последнего не имеет значения.

    - У слона мозг больше, чем у человека - вмешался я.

    - Мозг состоит из нервных клеток - нейронов. А размер нейронов у всех примерно одинаков. Ясно, что если нейронов много, но они хуже организованы, как у слона по сравнению с человеком, это одно. Но если нейронов в принципе слишком мало, то тут уж ничего не поделаешь. Я хочу сказать, что минимально допустимый вес мозга разумного существа на Земле вряд ли получился бы менее одного килограмма. За 6 миллионов лет мозг человека стал в 3 раза больше, чем у обезьяны, и достиг, в среднем полутора килограммов!

    Вот и с насекомыми, которые действительно образуют общественные сверхпримитивы, не получилось прогресса именно из-за ограниченных возможностей развития примитивного мозга, - Фрэнсис перевел дух.

    Он явно в этих вопросах чувствовал себя как рыба в воде. Скорее всего, обладая массой знаний по биологии и генетике, он уже неоднократно размышлял над проблемами возникновения разума.

    - Из-за жестких оболочек клеток и, как следствие, неподвижности растений, у них нет не то что мозга, а нет даже нервных клеток, - им вообще не на что претендовать, - закончил он.

    Молчание нарушил Билл.

    - Видите, - обратился он к присутствующим, - Фрэнсис сам пришел к тому, с чего я начал - там люди появятся тоже из обезьян, а значит, будут похожи на нас.

    - А вот выводы вы сделали неправильные, - возмутился Фрэнсис. - Например, ближайшим предком человека мог бы оказаться, допустим, медведь. Кстати, по уму он находится практически на одном уровне с обезьяной и дельфином. Представьте себе, как бы выглядели такие люди. Да, конечно, они были бы похожи на нас, но в то же время сильно отличались. Скорее всего, именно подобные отличия и будут между нами и инопланетянами. В зависимости от размеров планеты, могут быть сильные различия в росте и весе между нами и братьями по разуму.

    Тут уже решил вмешаться я:

    - При одном условии - среда обитания должна быть похожа на земную. Данные науки говорят о том, что органическая жизнь может существовать только на основе углерода. Благодаря свойствам этого атома, только на его основе возможно построение сверхдлинных и разветвленных органических молекул.

    Стив отхлебнул немного кофе и, посмотрев на Фрэнсиса, сказал:

    - А я хочу помечтать, во что могут превратиться ваши "инопланетяне - медведи" на более высокой, чем у нас, ступени развития общества. Если они полностью расшифровали код ДНК и овладели способами его корректировки, - как замены, так и изменения любых генов по своему усмотрению, то они овладели формулой жизни. Тогда они могли бы изменить любые свойства живого по своему желанию. Например, срок жизни, темпы созревания, размеры, внешний вид, любые свойства организмов. Например, изменить себя в следующем направлении: резкое уменьшение размеров тела при сохранении размеров мозга, появление достаточно мощных крыльев. Разумный инопланетянин обрел бы возможность свободного перемещения, как птица. Представьте, как это было бы удобно в городах с их пробками. А сколько экономии на отсутствии машин!

    Все недоверчиво заулыбались. Уж очень бурно разыгралась фантазия Стива. Он заметил это и чуть нахмурился.

    - Ну ты, брат, даешь!.. - воскликнул отмалчивающийся все это время Дэн. - Кто же согласится превращать своих детей черт знает в каких уродов!

    - Значит, ты считаешь, то, что я говорю - чушь? - взвился Стив, злобно покосившись на Дэна.

    - Не знаю, но это нереально, - твердо ответил Дэн.

    Думаю, его не очень-то трогали эти проблемы, хотя, наверное, представить своего еще не рожденного ребенка в подобном виде ему было неприятно. Зато Стив оказался задет за живое. Не исключено, что он полночи не спал, ворочался, прикидывал, что бы такое завтра ему сказать, а тут... Над ним смеются! Наверное, для него это невыносимо, ведь обычно он любит это делать сам.

    - Продолжайте, Стив, - выдержав паузу, я сделал вид, что ничего не случилось. - Кажется, вы хотели что-то добавить?

    Глотнув кофе, Стив обвел всех серьезным взглядом и сказал:

    - Напрасно вы смеялись. А, например, увеличить срок жизни своему ребенку в 10 раз ты бы согласился? - вдруг спросил он, глядя на Дэна, и не дожидаясь ответа, продолжил. - Я говорю о совершенно реальных вещах. Уже сейчас мы пытаемся проводить подобные опыты на животных, и кое-что получается. Пока я не имею права сказать вам большего. Но приведу такой пример, показывающий силу ДНК. При превращении головастика в лягушку, внешние радикальные изменения вызываются тиреоидным гормоном, который блокирует одни гены ДНК и разблокирует другие. Этот гормон на соответствующем этапе развития вырабатывается щитовидной железой, образование которой, кстати, тоже закодировано в ДНК. Так вот, если у развивающегося эмбриона удалить зачаток этой железы, то животное будет продолжать расти как головастик до размера взрослой лягушки. Но при введении шприцем тиреоидного гормона этот гигантский головастик довольно быстро превращается в лягушку. Вот ведь настоящее чудо! Но не для большинства людей!.. Им подавай какую-нибудь глупость, эффектный обман какого-нибудь афериста.

    Каждый молча обдумывал сказанное.

    Я первым нарушил тишину:

    - Кажется, теперь я догадываюсь, почему в сказках часто происходят превращения. Наблюдательные люди подметили, что такое возможно в реальной жизни - ползающая гусеница может превратиться в прекрасную летающую бабочку, - следовательно, гипотетически, чудо возможно, даже превращение лягушки в прекрасную девушку.

    - То, о чем мы говорим, вовсе не чудо, а конкретные примеры, демонстрирующие возможности ДНК, - вмешался Фрэнсис. - В ДНК лягушки эволюцией запрограммирован и головастик, и лягушка. Просто на определенных этапах развития открываются для считывания соответствующие части ее ДНК. Но там нет ДНК человека, и превращение лягушки в девушку принципиально невозможно, хотя многие гены ДНК человека и лягушки совпадают. Ну, например, те, которые кодируют наличие четырех конечностей, двух глаз, строение части клеток и так далее.

    - Да... Четыре конечности, глаза, рот. Как, в сущности, мы все-таки близки, - согласился я. - Но, было бы обидно, если бы инопланетяне оказались похожими на гигантских жаб или даже медведей.

    - Парни! Чего-то мне уже расхотелось плотного общения с инопланетянками-медведями или какими-нибудь крысами, - воскликнул Стив. - Почему-то в мечтах они мне представлялись совсем другими.

    - А может, Фрэнсис ошибается или, допустим, они произошли от зверей типа кошек. Какая это может быть грациозность, плюс огромные красивые глаза! - заметил Билл. - Обожаю таких кисок.

    - Может, они будут нам по колено, - с горечью предположил Стив. - А может, и размером со слона. Вероятность, что они будут похожи на людей и казаться нам красивыми, очень мала. Конечно, если б мы могли перебрать тысячу планет с разумными существами, - тогда бы наверно удалось найти кого-нибудь поприличнее, на НАШ вкус.

    - Слушай, если тебя так волнует женский вопрос, оставался бы на Земле, - в голосе Дэна чувствовалось едва сдерживаемое раздражение. - Мы летим туда по другим причинам. У меня возникла вот какая мысль: а что если власть у них захватили компьютерные роботы? Инопланетяне стали рабами. Может, они ухитрились послать сигнал бедствия?

    - Чушь! - начал Фрэнсис эмоционально. - Это чепуха! Никогда никакие машины не будут умнее человека. Такие сюжеты любят раскручивать в примитивных фантастических фильмах.

    - Вы специалист в биологии, а мы лучше разбираемся в компьютерах и машинах, - я постарался придать себе спокойный и уверенный вид. - Такую возможность исключать нельзя. Но у меня к вам другой вопрос. Представьте себе, что на земле воды было бы в 5 раз больше и суши почти не было. Образовались бы в этом случае разумные существа? И как бы они в таком случае выглядели?

    - Очень интересный вопрос. Я уже думал об этом, - уверенно улыбнувшись, Фрэнсис закинул ногу на ногу. - Мой ответ - да, рано или поздно, но образовались бы. Например, мне видится такой путь. Вам известно о существующем виде рыб, которые разгоняются, выпрыгивают из воды и летят над ней порой несколько сот метров? Это удобный способ спастись от хищников или поймать насекомое. Такие рыбы могли бы эволюционировать в сторону увеличения горизонтальных плавников и постепенного превращения их в крылья. Ведь живое всегда стремиться освоить новую экологическую нишу, - там нет конкуренции. Постепенно они превратились бы в птиц.

    - А почему бы им сейчас не превратиться в птиц? - вставил Билл.

    - Во-первых, этот процесс занимает десятки миллионов лет, а во-вторых, эта ниша уже занята птицами, образовавшимися от земных пресмыкающихся. Они просто сожрут неуклюжих на первых порах летающих рыб. Продолжу. Потом часть рыб-птиц потеряет способность летать. Для них вода будет как земля. Они будут на ней спать, нырять за едой, дышать воздухом. С другой стороны, морские водоросли могут эволюционировать в сторону заполнения своей массой части поверхности - для лучшего поглощения света. Вместе с какими-нибудь плавающими губками они будут образовывать плавающие острова. Ну, а далее процесс развития может быть в общих чертах похожий. Разумные существа все равно появятся, только времени в этом случае потребовалось бы значительно больше, может, на несколько сотен миллионов лет. Конечно, в этом случае наш внешний вид был бы совсем другим, - скорее всего, значительно меньший рост, легкое худое тело, совершенно не такие черты лица.

    Беседа как-то сама собой подошла к концу. Каждый высказал то, что хотел.

    Я посмотрел на часы, - скоро наступит время погружаться в долгую спячку. Волнение все сильнее охватывало нас. Мы еще раз, окончательно попрощались с Центром управления полетом, и все вместе подошли к иллюминатору, из которого была видна наша планета.

    Пока еще близкая, такая голубая, она казалась единым живым организмом. Не видно никаких границ, нет различий между США и Китаем, другими странами. Только океаны, континенты, полярные белые шапки, только медленно плывущие облачные дымки, обволакивающие Землю воздушной шалью.

    Мы обнялись друг с другом на прощанье: чем чёрт не шутит, может, и не доведётся проснуться. Улеглись в пока еще не заполненные раствором ванны, закрепили на себе электроды и датчики. Затем я дал команду полной готовности. С легким шипением комната стала заполняться белыми клубами усыпляющего газа. Последнее, что запомнилось - серая металлическая, расплывающаяся плоскость потолка.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава вторая.

     

    Другой мир

     

     

    "Стрела", слегка ударилась о грунт и, несколько раз подпрыгнув, остановилась. Все вокруг заволокло светло-желтой пеленой пыли. Я запросил бортовой компьютер о состоянии поверхности и атмосферы. Пока датчики снимали показания, мы пытались хоть что-нибудь разглядеть сквозь эту мутную стену.

    Довольно скоро стали проступать очертания редких причудливых гигантских деревьев. Их ветви с сине-зелеными листьями образовывали сферу правильного очертания. Казалось, что на желтой пустынной равнине тут и там разбросаны шатры - половинки огромных шариков.

    Внешне астронавты старались казаться спокойными, но по крупинкам пота, проступавшим на лицах, по горящим от нетерпеливого ожидания глазам, по нашим напряженным позам можно было заметить волнение и тревогу. Сколько опасностей нас ждет впереди? Почему ни сейчас, ни при спуске на планету мы не заметили никаких следов деятельности разумной цивилизации?

    - Капитан, скорее всего, мы сделали неправильный выбор - это не та планета, - Билл вытер пот с лица.

    При подлете к Є Эридана экспертная система предсказывала возможность жизни только на двух соседних планетах-спутниках. Их общая орбита находилась чуть ближе к звезде, чем орбита Земли к Солнцу. Планеты были примерно одинакового размера и вращались относительно друг друга, как Земля и Луна, но из-за равенства их масс центр вращения находился посредине между ними. Обе они были полностью окутаны облачностью, и мы не могли определить, где же находятся инопланетные братья по разуму. Я предложил кинуть жребий.

    - Даже если это так, ничего страшного, - заметил Фрэнсис. - Челнок позволит нам взлететь еще два раза. Успеем осмотреть и планету ?2. Может, это даже хорошо - вместо одного обитаемого мира мы исследуем целых два.

    Наконец компьютер выдал все характеристики биосферы планеты. Температура 35 градусов Цельсия, давление 0,8 атмосферы, сила тяжести в два раза меньше. А, самое главное, состав атмосферы примерно соответствует земному.

    "Больше ждать нет смысла", - мелькнуло в голове и я дал команду на высадку.

    Над широкой равниной раскинулось равномерно-матовое белое небо. Сплошная облачность не позволяла видеть ни Є Эридана, ни планету-спутник. Пружинящая под ногами почва по щиколотку была покрыта слоем рыхлой желтой пыли. Единственной редкой растительностью были огромные деревья-шатры. На первый взгляд, их диаметр составлял более 200 метров. Дойти до ближайшего можно было бы минут за 30.

    Эта пустынная местность казалась совершенно безжизненной. И только у горизонта зеленовато-серыми бугорками беспорядочно торчали то ли холмы то ли горы. Трудно представить и еще труднее передать наши ощущения. Казалось, еще вчера, буквально только что, мы покинули родную Землю, и вдруг оказались на унылой желтой равнине незнакомой, таинственной планеты. Только звенящая в ушах тишина, да обжигающий легкие сухой, горячий воздух.

    ...Так мы стояли несколько минут, свыкаясь с новой реальностью. Стояли молча, не желая что-либо обсуждать, что-либо делать, всеми внутренностями переживая торжественность и эпохальность момента - первые земляне достигли планеты другой звезды...

    - Будем продвигаться к тем холмам, - наконец, словно очнувшись, я махнул рукой в сторону едва различимых на горизонте волнистых гряд. - Думаю, если двигаться с максимальной скоростью, то через 3 дня пути мы будем там. Дежурным по "Стреле" остается Фрэнсис Таунс.

    Мы выгрузили из челнока вездеход, до отказа забитый продовольствием и оружием.

    - Представляю, какая задница здесь будет, если подует сильный ветер, - Стив, присев на корточки, зачерпнул ладонью горсть пыли. - А что нам делать на тех холмиках?

    - Исследуем их и немного проедем вдоль границы пустыни. Если здесь есть цивилизация, мы обязательно на нее наткнемся, - я легкой походкой двинулся к вездеходу, давая понять, что разговор окончен. Каждое движение из-за малой силы тяжести приносило удовольствие, силы как будто удвоились.

    Вдруг вверху мелькнул темный силуэт, и все подняли головы. Серая птица летела высоко, возможно с расчетом остаться незамеченной. Молниеносно сложив крылья, она бросилась в атаку.

    Если бы не Билл, возможно у нас были бы первые потери. Он спокойно и быстро, как робот, выхватил оружие и, почти не целясь, несколько раз выстрелил. Крупнокалиберные разрывные пули, с глухим грохотом разнесли птицу на несколько бесформенных кусков, градом рухнувших в пыль совсем рядом. Чтобы получше рассмотреть останки первого инопланетного животного, мы подошли поближе.

    Огромное с серыми перьями крыло имело в размахе около пяти метров. Розовые лапы казались похожими на человеческие руки, только с когтями на концах пальцев, и размер их был раза в три больше. То, что осталось от головы, производило совершенно жуткое впечатление. По большим умным глазам, по смеси человеческих черт лица с животными можно было предположить высокие интеллектуальные способности. И вместе с тем, это был монстр, живая машина для убийства. Вместо обычного земного клюва - на метр выдавалось мощное костяное копье.

    "Так вот ты какой, северный олень... - мелькнуло у меня, - Или это "брат по разуму"? - я похолодел, - Нет... Это уж слишком! Пожалуй на брата оно не тянет".

    - Да... Ну и гады же здесь живут. Вероятно, свои жертвы он насаживает на нос, - не сдерживая отвращения, Стив поморщился. - Надо быть очень осторожными.

    - Похоже, это дикая планета. Но все равно будем действовать по намеченному плану, - я пнул ногой кусок птицы. - Вот и тебе не придется скучать без дела, Фрэнсис. Пока можешь заняться изучением этой пакости.

    ...Мы мчались не останавливаясь уже несколько часов подряд по земному времени. За нами хвостом рассеивался гигантский шлейф из желтой пыли. На этой планете день сменяет ночь примерно каждые шесть часов, и это немного утомляет. Сейчас была середина местного дня. Усталость навалилась на нас, и мы решили ненадолго остановиться возле одного из деревьев.

    Его листва была очень густой, с огромным количеством отростков-веточек. Их переплетение оказалось довольно плотным. Зеленая толща образовывала что-то типа мощной возносящейся к небу непроницаемой стены.

    Мы вытащили еду и расселись за импровизированным столом.

    - Сейчас бы по паре банок холодного пива... - мечтательно протянул Билл, вытирая пот с лица.

    - Да уж. В такую жару не помешало бы ... И хотя бы по одной сигаретке, - улыбаясь подхватил Стив. - А то скоро совсем в ангелочков превратимся: выпивки нет, курева нет, женщин нет. Скукота...

    "Ну, насчет скукоты ты хватил. Думаю, уж что что, а скучать нам не придется", - пронеслось в моей голове.

    Оставив Дэна дежурным, мы решили часок подремать. Наслаждаясь тишиной, я устроился головой на своем рюкзаке, и, закрыв глаза, попытался заснуть, но не смог. Мешали мысли, воспоминания об оставленном мире, нахлынувшие из-за последних слов Стива. Конечно, я думал не о выпивке и развлечениях, а о друзьях, оставшихся там, родителях. Вспомнил я и о Линде. Чем она сейчас занимается?

    Несмотря на наше непродолжительное знакомство, уверен, меня она будет помнить всегда. Интересно, как ей живется сейчас, когда на Земле прошло пятнадцать лет? Вероятно, Линда уже отошла от дел, наверняка замужем, растит своих детей, живет рутиной мелькающих дней. Но иногда, холодным зимним вечером посмотрит в темное окно, на мерцающие звезды, вспомнит дни своей бурной молодости и, взгрустнув, возможно, мысленно пожелает мне удачи.

    Жизнь есть жизнь. Каждому - своё!

    Насытившись и передохнув, мы уже хотели было ехать дальше, но Стив уговорил задержаться и исследовать шатёр дерева.

    Стена зелёных листьев, плавно закругляясь, уходила ввысь метров на сто. Сначала, не рискуя продираться внутрь, мы решили обогнуть ее по окружности, но очень скоро поняли, что на это потребуется не менее двадцати минут и скорее всего, ничего не даст.

    - Предлагаю проделать проход гранатометом или плазмометом, - Билл прищурился, оценивая последствия от подобного выстрела.

    - Не стоит этого делать. Слишком шумно и рискованно. Мы ведь не знаем, какая реакция последует на агрессию, - возразил Дэн.

    Орудуя ножом, я попробовал аккуратно раздвинуть ветки и сделал шаг в глубь. Затем повторил операцию, - зеленая масса поддавалась с трудом. Ветки лезли в глаза, и идти приходилось осторожно. Остальные, плотно приблизившись, стали за мной гуськом. Метра через два я почувствовал, что стена кончается, и, отодвинув последние веточки, увидел залитые неярким светом своеобразные джунгли. Джунгли, созданные одним деревом.

    Посредине гигантского оазиса возвышался его огромный черный ствол. Слабый свет изливался из просветов в самой верхушке купола. Это был настоящий оазис, рай среди пустыни.

    Поражали воображение красота и размеры этого пристанища жизни. Могучие ветви дерева, в которых при желании можно выдолбить целый дом, перекрещивались, расходились над нашими головами лестницей, конца которой не видно, уходя все выше и выше. В царстве тени повсюду свешивались занавеси из спутанных лианоподобных ползучих стеблей, то тут, то там бросались в глаза яркие пятна: это рдели мясистые, напоминающие увеличенные раз в сто помидоры, плоды. Огромные, почти в рост человека папоротники, синие с крупными иглами кусты и похожая на крупный мох трава обильно покрывали всю поверхность.

    Я не заметил ничего подозрительного и вздохнул с облегчением. Держа оружие наготове, мы по очереди проникли внутрь. После пустынной жары здешняя прохлада расслабляла, вызывала у меня неудержимое желание развалиться на траве, уткнуться в нее лицом, вдыхая тонкие неземные ароматы.

    - Здесь прохладней, и мне нравится гораздо больше, - удовлетворенно заметил Билл.

    - Не жарко и хорошо, но что-то меня тревожит, - буркнул Дэн. - Наверное, здешняя тишина. Это ведь практически лес, а не пустыня! Вы только послушайте, как тихо.

    Все замерли. Действительно, странно. Ни пения птиц, ни шума от ветра покачивающего крону дерева. В этом оазисе не было слышно ни одной живой твари. На мгновенье почудилось - на самом деле, мы на Земле... Каким-то боком нас занесло в пустующую голливудскую студию, и теперь мы бродим среди декораций. Вокруг нас лишь искусственные бутафорские растения из папье-маше...

    Но нет! Ни в одной земной студии не было и не будет такого климата, такого запаха! Насыщенный влагой неподвижный воздух, веками не способный вырваться из-под полога исполинского шатра, вечно царящий полумрак... Ощущение склепа, мира, человеку чуждого и негостеприимного...

    Стив нагнулся и исхитрился поймать нечто жукообразное:

    - Здесь есть своя фауна, просто, наверное, в основном она представлена насекомыми.

    Жук был довольно крупным и имел форму и размер половинки продольно разрезанного куриного яйца. Золотистые крылья исчертил узор, расходящийся тонкими красными и черными спиральными линиями.

    Мне захотелось поближе рассмотреть эту красоту и, взяв жука у Стива, я принялся его вертеть. Неожиданно струйка какой-то жидкости ударила в лицо. Защипало глаза, перехватило дыхание, и я почувствовал, что плыву в розовом тумане, и мне хорошо. Блаженство охватило тело и душу. Сознание рисовало феерические картинки.

    Так же, скачком, я вернулся в этот мир. Ребята рассказали, что жук убежал, а я минут пять стоял, не двигаясь, в странном оцепенении, и они не могли меня растормошить.

    - Это насекомое брызгает каким-то наркотиком, - я провел рукой по лицу. - А пока ты ловишь кайф, другие могут наполнить тобой желудок. Хорошо, что вы были рядом. Предлагаю назвать его "наркострел".

    Стив неожиданно хлопнул себя по лбу и суетливо ринулся к ближайшему кусту.

    - Что это с ним?- недоуменно спросил Дэн, глядя на ползающего на карачках Стива.

    - Будет теперь вам и пиво, и все что пожелаете! - не отрываясь от своего занятия усмехнувшись воскликнул тот. - А мне - интересный материал для исследований!

    - Совсем спятил? - я вытаращил глаза. - Немедленно прекратить! Этой ерундой займешься как-нибудь в другой раз.

    Пробурчав себе под нос что-то нечленораздельное, Стив вздохнул и понуро вернулся к нам. Посмотрев на него, я только молча укоризненно покачал головой.

    Гигантский шатер больше не пугал нас. Все успокоились и неторопливо пошли к середине оазиса, к центральному стволу дерева.

    Неожиданно Билл остановился, всматриваясь в чащу кустарника, и махнул нам рукой. А когда я повернул голову по указанному им направлению, увидел диковинного зверя, непонятно, как и откуда появившегося. Все замерли, стараясь сдерживать дыхание. Метрах в десяти, не спеша, передвигаясь на двух ногах, сквозь кустарник, прямо на нас продиралось нечто.

    Застыв, напряженно вглядываясь, мы молча изучали приближающегося незнакомца. Мое сердце тревожно забилось. Подойдя совсем близко, существо настороженно остановилось, позволив внимательно, без спешки, изучить себя.

    Ростом на голову ниже человека, зверь своей мордой чем-то походил на помесь человека с медведем, с красным оттенком кожи на лице. Мех на голове и конечностях был коричневым. Самым удивительным мне показалось наличие прикрывающего все тело панциря, наподобие панциря гигантской черепахи.

    Существо что-то пробормотало. Но звуки, исторгаемые им, не были похожи на звуки, издаваемые животным. Казалось, это были осмысленные, чётко модулированные слова!

    Это было дико, нелепо, более чем невероятно, но - было! Туземец вполне отчетливо что-то говорил!

    - Ух, черт... - выдохнул Дэн.

    В тот же миг желто-зеленые глаза оценивающе уставились на него. Незнакомец нас нисколько не боялся, хотя находился совсем близко - метрах в четырех.

    - Похоже, он разумный, - негромко пробормотал Билл. - А панцирь, клянусь создателем, что-то вроде защитных доспехов!

    - Фрэнсис как воду глядел: человек-медведь, - заворожено, срывающимся шепотом, сказал Стив.

    Стараясь не делать порывистых движений, я осторожно отвел руку вниз и достал из кармана продолговатый прозрачный цилиндр. Вообще-то, эта штучка являлась осветительной шашкой новой конструкции. Стоило лишь нажать на небольшой выступ сбоку и полчаса ярчайшей иллюминации обеспечено.

    Сделав шаг вперед, я протянул красивую игрушку инопланетянину. У меня перехватило дыхание: черт знает, что это за туземец, кто он вообще и на какие пакости способен?

    Секунды тянулись, и страшнее всего было представить, что инопланетянин окажется все же зверюгой, и, ринувшись вперед, вместе с сувениром оттяпает руку, а может, и голову. Каков характер неведомого существа? Этого я не представлял, но не мог обуздать любопытства.

    - Не надо! - заставив меня вздрогнуть от неожиданности, Дэн опустил мою руку. - Он может неправильно истолковать назначение этой штуковины. Можно я сам попробую? - и, умоляюще взглянув мне в глаза, он двинулся к "человеку-медведю". Бормоча что-то о посланцах с Земли и указывая то на себя, то на небо, он сделал несколько осторожных шагов. Дальнейшее произошло почти мгновенно. Одним движением, настолько быстрым, что Дэн не успел отреагировать, а только в изумлении вытаращил глаза, инопланетная тварь, фыркнув, повернулась задом, наклонилась и в тот же момент метнула в него струей желто-коричневой жидкости. Вязкая вонючая волна с шелестом окатила Дэна, расплескавшись по лицу, по всему комбинезону, а зверь исчез.

    Несколько секунд длилась немая пауза. Все шокировано остолбенели. На Дэна было жалко смотреть - он ошеломленно съежился, испуганно выставив вперед замаранные руки.

    - Кажется, эта тварь выстрелила в тебя дерьмом! - Первым очнулся Билл. - Да она тебя всего вымазала! - и он беззвучно затрясся, стараясь сдержать подступивший смех.

    Тут же эта напасть перекинулась и на нас. Не делая бесполезных попыток справиться со смехом, отвернувшись от Дэна, мы радостно содрогались, хватаясь то за животы, то за головы, что-то с трудом выкрикивали, и снова бушевали.

    - Нехорошо смеяться над попавшим в неприятную ситуацию человеком, - с обидой в голосе проворчал Дэн.

    - Ой, не могу! - прохрипел сквозь смех мне в самое ухо Стив. - Ой, держите меня, умираю... Фрэнсис - провидец! "Люди-медведи...", - закашлявшись, он на миг поперхнулся. - "Дерьмострел"!

    - Ты маленькая злобная бородавка, да? - начал злиться Дэн - Заткнись, пока я тебе уши не оторвал!

    Почему-то его слова придали нам, уже почти изнемогшим, новые силы.

    - Отскреби свою задницу и ходи теперь задом наперед, - надрываясь, пролаял Стив. - Так тебе больше подойдет!

    - Прости, Дэн! - еле выдавливая слова, я просто трясся от смеха. - Ничего не могу... с собой поделать!

    - Ну и воняет же от тебя! - приседая, заливался Билл.

    - Сейчас от него пахнет лучше, чем когда-либо! - покатывался Стив. - Мне определенно нравится эта планета. Кому-то кайф, а кому-то говно. Да-а!..

    - Видно придется мне отловить парочку дерьмострелов, - прорычал Дэн. - Вот прекрасное средство для затыкания слишком уж трепливых ртов.

    Его замечание только вызвало новый приступ истерики.

    Чистосердечный смех продолжался еще минуту-другую. Но, отдышавшись, мы сразу сделались очень серьезными и, достав фляги с водой, помогли Дэну немного привести себя в порядок, что несколько охладило уже поднимавшийся в нем гнев. Взбешенный, униженный, но одновременно благодарный нам за помощь, он, умывшись, торопливо натянул на себя кое-как промытый комбинезон.

    Стив высказал предположение, что виденное нами животное, благодаря своему мощному панцирю, вряд ли кого-либо боится, поэтому и подошло так близко. Брызгает же дерьмом оно, исключительно для отпугивания особо назойливых. На Земле, по его утверждению, тоже существует масса животных, защищающих себя собственными испражнениями. Он выдвинул гипотезу, что у многих представителей здешней флоры выработались похожие механизмы защиты.

    Некоторое время мы посидели, окончательно приходя в себя и решая, как поступить дальше. Подумав, мы пришли к общему мнению о необходимости продолжить исследование дерева-оазиса, и двинулись дальше, к его центру.

    Оставшийся путь прошел без приключений, и очень скоро, мы почти уперлись в гигантский ствол дерева.

    Широченный, черный, он оказался мохнатым, с множеством относительно тонких ответвлений (с толщину человеческого тела!) и небольшими выступающими, словно специально сделанными, ступеньками-наростами. Исполинский ствол круто уходил ввысь, и своей монументальностью мог бы поспорить с любым небоскрёбом.

    - Глядите! - сдавленным голосом прошептал Стив. Он смотрел на соседний куст.

    Мы оглянулись и остолбенели. В кустах что-то было. Огромные узкие красные глаза смотрели прямо на нас. Раздался хриплый рев. Одновременно с разных сторон появилось несколько крупных тварей. Их тела покрывали зеленые чешуйчатые пластины. Хищные щелевидные глаза и впечатляющих размеров клыки-кинжалы, вызывали ужас. Клыков было четыре снизу и три сверху. Когда пасть закрывалась, они проходили рядом друг с другом. На мгновение я представил, как они впиваются, ломая и дробя человеческое тело, и волна животного страха прокатилась во мне.

    - Билл и я прикрываем! Остальные быстро на дерево! - мой вопль вывел людей из оцепенения. И тут же поднялся страшный грохот разрывающихся пуль, смешанный с трубным воем раненых животных.

    Ближайшая ко мне тварь раскрыла пасть, раздвигая бивни, подобные клинкам, и прыгнула. Остервенев, я всадил в нее пол-обоймы и тут же оказался весь в липкой алой слизи с кусками плоти. От запаха крови, воплей и грохота животные совсем обезумели.

    Мы поливали лавиной огня все вокруг. Боковым зрением я заметил, как твари, обходя Билла сзади, пытаются его отсечь и взять в кольцо.

    - Билл, сзади! Они окружают! - что есть мочи заорал я. Одновременно, пятясь спиной к дереву, я продолжал отстреливаться, пытаясь прикрыть его.

    - Не дрейфь, командир! - стреляя на ходу, крикнул Билл. - Меня так просто не возьмешь! Вот ведь гады-то!

    Ребята, своим огнем с дерева, тоже поддержали его отступление. Воспользовавшись этим, он на время прекратил стрельбу и, развернувшись, с невероятной быстротой помчался к черному гигантскому стволу.

    - Вот вам, твари, получите! Покушайте-ка теперь нашего дерьма! - в исступлении заревел он и, остановившись на секунду перед самым уходящим ввысь стволом дерева, разрядил свой автомат в беснующихся гадов. Затем, подпрыгнув, быстрыми легкими движениями стал карабкаться вверх по выступающим наростам. Внезапно измазанная в крови нога соскользнула, и он, не удержавшись, рухнул вниз. И тут же одна из подскочивших тварей сомкнула на нем свои клыки. Душераздирающий человеческий вопль на миг перекрыл канонаду.

    Ошеломленный, я долю секунды следил, как трепыхалось в агонии тело Билла.

    С криком, меняя на ходу обойму, я бросился к нему.

    - Командир! Сверху три птицы! - голос Стива утонул в грохоте выстрелов, и тяжелые горячие ошметки упали на меня, повалив на землю. Свалившись, я тут же откатился в сторону и вскочил на ноги. Оглянувшись, понял, что едва успел уклониться от третьей летающей твари - острие ее носа-копья почти полностью ушло в почву. Размозжив ее на куски и продолжая поливать смертью все вокруг, я заорал ребятам, что надо прорываться наружу.

    - Я прикрою! - крикнул в ответ Дэн, отходя последним.

    Пробив несколькими выстрелами основной проход в зеленой ограде дерева, и не обращая внимания на раздирающие лицо ветви, я протаранил шатер и оказался снаружи. Следом выскочил Стив, а затем Дэн. Изо всех сил, с максимально возможной скоростью, мы мчались к вездеходу. Оказавшись внутри, мы рванули, выжимая из него все, лишь бы забыться, умчаться подальше от этого страшного места.

    Сердце бешено колотилось, глаза болели. Я тяжело дышал, не замечая стекающих струек пота, не чувствуя течения времени.

    Через час бешеной гонки, когда наступила ночь, мы наконец остановились. Шок начал проходить, но на ребятах не было лица. Бледные, мы молча сидели, пораженные кошмарной смертью Билла.

    Первым нарушил молчание я:

    - Больше с вездехода - никуда. Остался один день пути, все-таки надо доехать до цели.

    - Это я виноват! - раздался срывающийся голос Стива. - Если бы мы не полезли в это дерево...

    - Никто не виноват. Биллу просто не повезло, - он поскользнулся... А исследовать дерево рано или поздно мы бы все равно начали, - я закрыл глаза и сосредоточился, собирая остатки сил. - Отправляемся с рассветом.

    - Проклятая планета! - Дэн ударил рукой по железной стене вездехода.

     

     

    ...Резкая боль заполнила голову. В первое мгновение, спросонья, мне показалось, что вездеход на всем ходу врезался в скалу и я ударился о приборный щиток. Вокруг что-то завывало, стоял какой-то невообразимый грохот, как будто о броню машины бил каменный дождь. Ничего не было видно, узкий луч прожектора выхватывал из тьмы только плотную мятущуюся в мириадах пылинок и камней желтую стену бури. Вездеход развернуло и, похоже, тащило куда-то в сторону. Еще один удар крупного валуна, и мы погрузились в кромешную тьму. Я включил аварийное освещение. Вцепившийся в руль управления Дэн дал полный вперед.

    Как всегда в минуту опасности, он сохранил хладнокровие. Только чуть более бледное лицо и сжатые в ожесточении скулы выдавали его напряжение. Натужно загудели двигатели, и вездеход, задрожав всем корпусом, словно нехотя, преодолевая сопротивление урагана, начал разгоняться.

    Мы неслись на огромной скорости. Только иногда резкие порывы струй пыли и камней кидали машину в сторону, разворачивая и почти останавливая ее. Стив, обо что-то ударившись, прикусил губу, - в уголке рта сочилась кровь. Не обращая внимания на сильные толчки и грохот, он с помощью радиолокатора корректировал направление движения.

    ...Казалось, что уже час мы находимся в аду. Время, как в кошмарном сне, остановилось. Ощущение такое... как если бы вместо шапки надеть жестяное ведро и долбить по нему кувалдой. В голове странный сумбур мыслей, из которых одна главная пульсирует тяжелым молотом в висках: "только бы выдержал вездеход, только бы выдержал..."

    Всему рано или поздно приходит конец. Наступил день, и почти сразу мы выскочили из полосы урагана. Дэн остановил машину. И опять абсолютная звенящая тишина охватила все вокруг.

    В одно стремительное мгновение на нас нахлынула волна простых жизненных ощущений: яркий свет проникал в иллюминаторы; покой, тишина, теплый день, - что может быть прекраснее.

    - Прорвались! Мы провались! - Дэн с улыбкой смотрел на меня. Его глаза светились. - Надо осмотреть вездеход, боюсь, еще одной подобной переделки ему не вынести.

    С трудом разминая затекшие мышцы, пошатываясь на подгибающихся ногах, мы вылезли на поверхность негостеприимной планеты.

    Я осмотрелся... Ни малейшего дуновения ветерка, ни тучки, ни облачка, только равномерно белое матовое небо и все та же желтая пустыня с одиночными вкраплениями зеленых шатров. На северной стороне отчетливо проступала голубая волнистая гряда холмов. "Осталось совсем немного", - промелькнуло в голове.

    - Может, мне приснилась эта буря? С тех пор, как я залез в вездеход и уснул, до того как мы вылезли, - совершенно ничего не изменилось, - глядя вокруг дикими глазами, пролепетал Стив.

    - Если бы сейчас ты видел себя в зеркале - вопроса "что изменилось" не возникло бы. Давайте присядем, переведем дух, - предложил я.

    Мы со Стивом уселись, прислонившись спинами к колесам машины, а Дэн продолжал изучать повреждения:

    - Треснула правая шаровая опора, - раздался его зычный голос.- Во многие соединения просочилась пыль. Бегать нашему вездеходу осталось недолго.

    - Сколько недолго? Неужели его нельзя починить?

    - Можно заменить отдельные части, но не все. Когда в трущиеся поверхности попадает пыль, она действует как напильник. Такого долго не выдержит ни одна машина. Но я думаю, что не менее двух-трех дней мы еще покатаемся, - он отряхнул руки и подсел к нам. - Майкл, дальше ехать рискованно. Предлагаю повернуть обратно и попытать счастья на другой планете.

    Я посмотрел на Стива. Он отвел глаза в сторону и молча вздохнул. Думаю ему очень хотелось исследовать густонаселенную животными часть суши и водоемов, взять с собой на корабль многочисленные образцы. Ведь на другой планете живность наверняка отличается от местной, и интересно было бы их сравнить. Я прекрасно понимал, что он, биолог, прилетел сюда как раз ради этого, а не для поиска контакта с инопланетянками. И вот, когда до цели рукой подать - повернуть назад? А как же смерть Билла - впустую, бессмысленно?

    - Дэн, свяжись с Фрэнсисом. Судя по направлению ветра, ураган пройдет стороной, но на всякий случай надо его предупредить, - я отряхнул китель и пригладил волосы. - Заодно узнаем, что он думает о нашем досрочном возвращении.

    - Не хотел вас расстраивать раньше времени, но я уже пытался связаться с ним, - Дэн виновато повернул голову. - После бури в радиоэфире только шум и треск. Попробую попозже еще раз.

    - Мы возвращаемся, - я нахмурился. - Нельзя рисковать основной целью экспедиции - установлением контакта. А если будет контакт, то и с биологией мы разберемся, думаю, нам помогут.

    Дэн развернул вездеход, и мы поехали обратно. Тягостное молчание, смешанное с чувством горечи и утраты, практически не прерывалось за все время нашего бесславного возвращения. Не останавливаясь надолго, машина серой стрелой неслась к месту посадки челнока. Спустя несколько часов, Дэна, за рулём сменил Стив. С Фрэнсисом связаться пока не удавалось...

     

     

     

    - Парни, проснитесь! - кто-то теребил мое плечо. Я с трудом разлепил отяжелевшие веки. На лице Стива удивление смешалось со смятением. "Странно... Что он так разволновался?" Не было видно повода для паники. Машина стояла на ровном месте. Все также светло, жарко и тихо вокруг.

    - Что случилось? - я вопросительно посмотрел на него.

    - Мы проехали через место посадки челнока - никого и ничего нет! Я точно проверил наши координаты и на всякий случай проскочил даже чуть дальше, - голос Стива немного вибрировал.

    Огорошенный, я рывком приподнялся на сиденье:

    - Этого не может быть! Не мог же он испариться! Ты внимательно следил за дорогой?

    - Да! Ураган здесь не проходил. Недалеко от места посадки я даже заметил старую борозду от нашего вездехода. Потом она пропала. Но никаких следов от "Стрелы" или наших ног нет!

    - "Стрела" с Фрэнсисом не могли бесследно исчезнуть, - спокойный усталый голос Дэна произвел на нас отрезвляющее воздействие. - Скорее всего, маленькая погрешность в гирокомпасе, вызванная тряской во время бури, привела к отклонению нашего курса. Сейчас я свяжусь с компьютером "Старлайта" и попрошу выдать наши координаты и координаты "Стрелы".

    Помехи были очень сильные, но сквозь треск и вой все же удалось разобрать ответ со "Старлайта". Наши координаты практически совпадали с координатами места посадки челнока. Вездеход находился на 200 метров южнее, и "Стрела" должна была быть в пределах прямой видимости.

    Мы вылезли наружу и в недоумении, молча, уставились друг на друга. Это не шутка и не игра воображения! Стив действительно проехал через челнок, вернее, через то место, где он лежал, но его там не было! Исчезла последняя ниточка, связывающая нас с Землей, пропал Фрэнсис. Страх, загнанный все это время очень глубоко в тайники сознания, стал прорываться наружу.

    - Надо немедленно объехать все окрестности! В этом вездеходе мы долго не протянем! Запасов продовольствия и воды хватит еще максимум на день! - заметно побледневший Стив не мог остановиться. Его явно охватила паника. Он поднял автомат и с воплями "Фрэнсис! Фрэнсис!.." выпустил в воздух длинную очередь. Ответа не последовало.

    - Спокойней, Стив. Наше положение не так уж плохо, - я положил руку ему на плечо. - Сперва поедем, осмотрим место, где должен был находиться челнок, а уж потом, по спирали от него, будем объезжать окрестности.

    Неожиданно, не говоря ни слова, Стив со всех ног кинулся бежать к месту посадки "Стрелы".

    - Стив! Есть же вездеход! - крикнул Дэн и быстро полез в кабину.

    - Смотри не задави его, - бросил я вслед, запрыгивая на броню машины.

    Осмотр места высадки ничего не дал. Единственное, что удалось найти, это несколько перьев убитой нами птицы. Пустынная пыль сохраняла первозданный вид - никаких следов, кроме наших собственных. В двухкилометровом радиусе было осмотрено все.

    Почти не разговаривая между собой, мы пребывали в подавленном настроении. Пот заливал глаза, сведенные усталостью мышцы еле позволяли двигаться. Каждый из нас покрылся корочкой из засохшей желтой грязи и стал похож на слепленное из песка изваяние. Во рту пересохло, но отныне вода стала предметом жесткой экономии.

    Прошло одиннадцать полных напряжения и отчаянья часов. На не сгибающихся одеревеневших ногах мы опустились в желтую пыль рядом с вездеходом. Несколько минут полусна и фляга с водой привели нас в чувство - хоть мы и сделали всего-то по паре маленьких глотков, подолгу задерживая во рту живительную влагу. По инструкции, при недостатке воды, пить ее в первые 24 часа вообще запрещается: организм должен привыкать к режиму ограничения.

    - Случившемуся, я могу предложить только одно объяснение, - Дэн понуро опустил голову, - может, наш челнок с Фрэнсисом забрали инопланетяне? Наверное из-за бурь долго здесь находиться опасно. Из-за бури же он не смог связаться с нами и предупредить. Надеюсь Фрэнсис скоро пришлет о себе весточку.

    Каждый из нас обдумывал предположение Дэна. Казалось, он сам не верил в то, о чем говорил. Что-то все-таки не вязалось в таком счастливом раскладе. Наконец, Стив не выдержал:

    - Почему-то я пока не заметил ни одного "зеленого человечка"! Или, может, для этого необходима лупа? Кроме того, Фрэнсис обязательно оставил бы какой-нибудь знак, контейнер с запиской, - он облизнул пересохшие губы и продолжил высоким голосом. - Но тут нет даже следов "Стрелы" - как будто кто-то специально замел и припорошил пустыню этой проклятой пылью!!! - И бросив злобный взгляд на Дэна, Стив добавил. - Вечно ты лезешь со своими дурацкими идеями. Посмотрите на этого контактёра - ему повсюду мерещатся инопланетяне! Говорил же тебе - отскреби свою задницу и ходи задом наперед! Он видите ли полез объясняться в любви к дерьмострелу! И это стоило нам почти половины запаса воды. А что прикажешь делать теперь?!

    Стив в бессильной ярости пнул ногой поверхность чужой планеты, подняв в воздух пыльный фонтанчик карликового взрыва.

    - Заткнись и слушай сюда! - рявкнул я, уничтожающе посмотрев на Стива. - Если ты еще хоть раз позволишь себе подобную выходку или не подчинение приказу, если ты и дальше будешь распускать слюни - останешься один на один с этой планетой! - И, выдержав паузу, я сказал - Будем надеяться, что ты, Дэн, окажешься прав. Урагана здесь, конечно, не было, но кто знает, возможно, несильный ветер загладил все следы... В любом случае, терять время нам больше нельзя. Оставим маяк с запиской, сообщим о себе, пока еще можно, на "Старлайт" и будем опять прорываться к тем зеленым холмам. По крайней мере, там наверняка есть вода и еда. Попробуем продержаться, пока ситуация не прояснится. После небольшого отдыха - в путь! Выезжаем через полчаса, - я с трудом заставил себя улыбнуться.

     

     

     

    ...Опять томительные часы сумасшедшей гонки в раскаленном от зноя вездеходе. Только на этот раз его легкий равномерный гул сменился неровным лязгающим рокотом. Иногда машина подергивалась и, грохоча чем-то в правом боку, уходила чуть в сторону. В такие моменты приходилось моментально уводить руль влево, одновременно притормаживая, чтобы вездеход не перевернулся. Постоянное напряженное ожидание и страх прозевать сбой сильно выматывало. Каждый из нас уже понял, что эта машина долго не протянет, а большинство запасных частей находилось в челноке.

    Однотипный, порядком надоевший за последние дни пейзаж мелькал за иллюминаторами. На недолгих остановках мы старались не встречаться потухшими уставшими взглядами. Разговоры сводились к короткому обмену репликами о самом необходимом.

    Настал мой черед вести машину. Дэн и Стив так устали, что, уже не обращая внимания на грохот и тряску, задремали.

    Оставалось всего не более пары часов пути, когда машину в очередной раз резко повело в сторону. Я среагировал быстро, но что-то звонко и громко разрушилось внутри стального друга и, увлекаемый силой инерции, подымая клубы пыли, вездеход завертелся каруселью.

    Когда грохот и рев внезапно оборвались, мы еще какое-то время не могли прийти в себя. Я попробовал согнуть ногу и чуть сморщился от боли, - удар был довольно сильный. Затем я оглянулся. Стив спросонья все никак не мог разобраться, что случилось. Приложив руки к вискам, зажмурившись, он пробовал осторожно поворачивать ушибленной головой по сторонам.

    - Ну вот, кажется, и отъездились, - хрипло проговорил Дэн, пытаясь непослушными руками открыть люк вездехода.

    Мы с трудом выбрались наружу и осмотрели лежащую на боку, словно мертвую, машину. Одно колесо было оторвано и укатилось далеко в сторону. Из трещины в днище, образовывая коричневые лужицы, сочилось масло.

    Сердце заныло - мне показалось, что умер еще один наш друг, а совсем не бездушная металлическая машина.

    - Теперь только мы трое и этот паскудный мир! - пробормотал Стив, грозя кулаком куда-то в небо. Со зловещим истерическим смехом он грязно выругался... - Но нет, голыми руками нас не возьмешь!

    Передохнув около часа, мы забрали с собой последние остатки провианта, вооружились по максимуму, благо что здесь все, включая вес собственного тела, было в два раза легче, и тронулись в путь пешком. До вожделенных покрытых густой растительностью холмов оставалось около 10 часов ходу. 10 бесконечных часов по раскаленной пустыне, не имея уже и капли воды.

    ...На сильной жаре, особенно при отсутствии воды, устаешь быстро. Уже три с половиной часа мы тащились по пустыне. В наших пересохших глотках и носах скопилось гигантское количество мелкой как пудра пыли. Она повсюду - в башмаках, одежде, скрипит на зубах и раздирает глаза. Лица превратились в маски. Давно засела в мозгу каждого пульсирующая мысль - "воды, воды... хоть глоток". Да... Самая вкусная вещь на свете - это вода, ведь человеческий организм на 80% состоит из нее. Но пока ее вдоволь, мы этого не понимаем.

    Наши движения замедлились, появились боли и жжение в желудках. Стив впал в депрессию. Я слышал, как он, ярый атеист, бормотал слова молитвы или что-то в этом роде, с мольбой о спасении обращаясь к Богу. Так уж устроен человек - становясь беспомощным перед чудовищными необъятными силами природы, он почти всегда ищет помощи у Бога. Как говорят испанцы: "Достаточно одной ночи, проведённой на маленькой лодке в бушующем море, чтобы сделать из атеиста верующего".

    Мы с Дэном пока держались. На коротких привалах старались не разговаривать - меньше испаряется влаги, впрочем, слюна во рту давно уже не выделялась, языки начали распухать. Стараясь подбодрить друг друга, пытались улыбаться растрескавшимися, набухшими губами, но думать о чем-либо, кроме воды, мы почти не могли.

    С самого начала нашего пешего перехода Стив хотел скинуть с себя пропитанный, просоленный потом комбинезон. Я запретил это делать, но видно теперь он дозрел. Его порыв стать нудистом был пресечен в зародыше. Нам пришлось доходчиво, с помощью убедительных аргументов в виде двух пар кулаков, уговорить его не делать этого.

    Без одежды, конечно, покажется значительно прохладнее, но и пот будет выделяться, и испаряться гораздо сильнее, а, следовательно, окончательное обезвоживание организма произойдет намного раньше...

    За все время нашего пешего пути только раз, очень далеко, какое-то животное перебежало от одного зеленого шатра к другому. После случившегося с Биллом мы не рисковали соваться в них.

    - Майкл, давай попробуем подойти к оазису еще раз. Можно не лезть внутрь, а хотя бы обойти по кругу, вдруг там есть вода или подвернется какая-нибудь мелкая тварь. Я готов пить даже кровь, - старательно выговаривая непослушными губами, Дэн просительно смотрел на меня.

    Стив, не поднимая головы и продолжая идти как робот, сказал, что он не рвется в бой, но если есть шанс утолить жажду, он сделает все что угодно.

    - Хорошо. Пойду впереди, ты за мной, - обратившись к Дэну, я взял автомат на изготовку, - а Стив - замыкающим.

    Раскаленный металл магазина обжигал кожу руки, но сейчас никто из нас не обращал внимания на такие мелочи: из шатра в любую секунду мог выскочить монстр. Не спеша, держась чуть поодаль, мы начали обходить его справа. Какой-то хруст раздался за зеленой стеной, и натянутые до предела нервы Стива не выдержали - оглушительно ударила автоматная очередь.

    - Болван! Ты чуть не задел меня! - глаза Дэна вращались от ярости. - Стреляй только в цель, старайся экономить патроны!

    Осмотревшись и не заметив ничего подозрительного, мы осторожно двинулись дальше.

    Неожиданно я почувствовал, что проваливаюсь в пыль. Находившиеся позади меня Дэн и Стив, увидев грозящую опасность, застыли как вкопанные. Мгновенно среагировав, я откинулся на спину, но моя нижняя часть, почти по пояс, все же оказалась в зыбучем грунте. Впереди, метрах в десяти, песок, слегка шурша, уходил вглубь, быстро образовывая гигантскую расширяющуюся воронку. В ее центре бешено извивалось огромное черное щупальце с широкой розовой присоской на конце.

    - Все назад! - рявкнул я, стремительно переворачиваясь на грудь и пытаясь выползти из ловушки.

    Только что еще твердая передо мной поверхность вдруг тоже начала, осыпаясь, проваливаться. Я погрузился уже почти по плечи, когда краем глаза заметил метнувшегося ко мне Дэна.

    - Назад! Это приказ!

    - Сейчас, Майкл! - подхватив меня под мышки, он, напрягая все силы, выдернул мое тело из взбесившейся трясины и перекинул через себя.

    Все произошло очень быстро. Пару раз кувыркнувшись, я оглянулся. Огромная воронка уже настигла Дэна. Увязший почти по самое горло, он барахтался на ее краю.

    Вскочив на ноги, я рванулся обратно, когда раздался оглушительный крик Дэна. Ни на секунду не останавливаясь, я молниеносно кинул гранату в самый центр чудовищной впадины и практически одновременно резким рывком, падая навзничь, вытащил друга.

    Мощный гулкий взрыв на миг перекрыл стон Дэна. Поверхность содрогнулась метровыми волнами и, вспухнув в центре воронки, разродилась высоким столбом пыли. Какие-то секунды гигантская трясина хаотично колыхалась, вспучиваясь и опадая, издавая чавкающие звуки. Затем все застыло.

    Дэн лежал рядом, лицом вниз, и тихо хрипел. Я посмотрел на его ноги, точнее туда, где должны были быть его ноги... Холодный пот прошиб меня. "Опоздал!" - мелькнуло в голове, - "Опоздал..."

    Бедра чуть выше колен обрывались кровавыми лохмотьями комбинезона и мяса вперемешку с грязью. Оголившиеся чуть выступающие белые кости и быстро вытекающая алая кровь производили тяжелое впечатление.

    "Быстрее...", - застучало в висках. Я бросился к не шелохнувшемуся за все это время Стиву. Легкий удар в плечо вывел его из ступора.

    - Не видишь, что ли! - охрипшим голосом заорал я. - Помоги ему!

    На ходу стаскивая рюкзак с медикаментами, Стив заковылял к раненому.

    Пока Дэн получал медицинскую помощь, я, стиснув трясущимися руками автомат, пытался сконцентрироваться, охраняя место операции. "Не успел... не успел..." - крутилось в мозгу. Судорожно шевеля рассохшимися губами, чувствуя, что не хватает воздуха, я глубоко вдохнул: "Бедный Дэн... " Жутко хотелось курить - хоть чуть-чуть успокоить расшалившиеся нервы...

     

     

     

    После обработки ран Стив ввел Дэну снотворное. Мы раскатали плащ-палатку, уложили на неё спящего Дэна и, держась руками за края, потащили ее волоком. Тянуть оказалось не так тяжело, как я ожидал, - тонкодисперсная пыль являлась недурной смазкой, да и Дэн по земным меркам весил немного, но накопившаяся за последние дни дикая усталость давала о себе знать. Первое время мы шли осторожно, опасаясь еще раз оказаться в ловушке, но потом это стало почти безразлично. Три часа, с трудом отрывая ноги, словно ослепшие от нечеловеческого перенапряжения мышц, мы брели, спотыкаясь на ровном месте и иногда падая. От жажды желудки прилипли к позвоночнику, больше всего на свете хотелось пить. Ни у кого из нас не осталось сил даже на короткие реплики.

    Моя голова гудела и кружилась, мучили приступы тошноты, дышать было трудно. Дополнительная физическая нагрузка окончательно истощила организм и силы оказались на исходе. Мои руки и ноги слегка дрожали. Те же симптомы и полная апатия наблюдались у Стива, только у него, похоже, к ним прибавилось нарушение речи: вместо осмысленных предложений из его горла иногда вылетали то бессмысленные хриплые звуки, то полубредовые обрывки фраз. Просто удивительно, как он еще шел!

    Вдруг Стив вытянул свободную руку, указывая куда-то вверх. Проследив ее направление, я заметил серую точку. Приближаясь, она быстро увеличивалась в размерах. "А..., монстроидальная птичка... - пронеслось в голове. - Хочешь отведать нашего мяса? Ну давай, давай... лети к нам, мы очень вкусные". Сделав Стиву знак, чтобы не стрелял, я, передернув предохранитель автомата на одиночный огонь, стал тщательно целиться птице в голову. Внезапно сложив крылья, огромная птица перестала планировать и упала на нас в стремительном пике. В последний момент я нажал на курок.

    Внушительных размеров череп треснул с оглушительным звуком и, расколовшись, как раскалывается арбуз, брошенный с высоты на асфальт, разлетелся на несколько кусков. Лишенный головы монстр рухнул нам под ноги и, подняв клубы пыли, хлопая многометровыми крыльями, задергался в конвульсиях.

    Стив, позабыв обо всем, ринулся вперед, пытаясь из последних сил схватить обрубок шеи с бьющей фонтаном кровью. Наконец он, весь в красной перемешанной с грязью жиже, изловчившись, сумел приложить свои распухшие от жажды губы к разорванной артерии.

    Зрелище показалось мне не из приятных, но когда речь идет о жизни и смерти, не до сантиментов. Подождав, когда он напьется, я подошел и с жадностью принялся глотать изливающуюся струей густую алую жидкость. В такой гигантской птице крови хватит на всех и даже немного останется, чтобы взять с собой. На вкус она казалась чуть солоноватой и горьковатой. Утолив жажду, я нацедил крови во флягу для Дэна. Выкачав из чудовища спасительную жидкость, измождённые, мы присели отдохнуть, опершись на спины друг друга. Постепенно силы стали возвращаться. Дэн спал. "Хорошо. Сейчас ему это необходимо", - подумал я.

    Нет, я не стал останавливать Стива, когда он ринулся к агонизирующей птице. Мало того, сам последовал его примеру... Конечно, мне было известно, что в подобной ситуации нельзя пить кровь - она даст только временное облегчение, а затем, через несколько часов, если не найдется воды, наступит почти мгновенный коллапс и смерть. Ведь воды в крови содержится меньше, чем необходимо для переработки и усвоения питательных веществ, содержащихся в ней же. Следовательно, когда дело дойдет до этого, организм будет окончательно обезвожен. Именно поэтому, при нехватке воды нельзя ничего есть!

    Но сейчас... Сейчас нам просто необходимы силы для последнего рывка. Без этого тайм-аута мы бы точно не дошли, не дотащили бы Дэна! "Там, у холмов мы или найдем воду, или умрем, - думал я. - У нас есть только три-четыре часа, и надо дойти, и надо найти! На кону - контакт цивилизаций! Ставка в этой игре - жизнь!"

    - Если ободрать все перья, когти, костяной клюв, добавить еще кое-каких наших тряпок, то хватит на небольшой костер, - я отряхнул волосы. - Зажарим, прокоптим немного мяса и возьмем его с собой.

    Мы помолчали.

    - Почему эти жуткие воронки-ловушки не встречаются посреди пустыни, а только рядом с дьявольскими оазисами? - задумчиво проговорил Стив.

    - Скорее всего, там проще с влагой, да и поймать перебегающих от одного дерева к другому животных там вероятнее всего.

    - Впрочем, это не важно - все равно мы все здесь погибнем, - безразличным голосом ответил он. - И больше не увидим Землю...

    - Никогда так не говори. Всегда надо надеяться на лучшее, хотя внутри - готовить себя к худшему. Если раскиснешь, то действительно долго не протянешь. А подохнуть... мы всегда успеем. Рано или поздно...

    Посидев еще немного, мы зажгли костер, которого хватило, чтобы пропечь немного мяса. Есть жаркое сейчас мы конечно не собирались, только попробовали. На вкус оно оказалось маслянистым и воняло тухлятиной. Но что делать? На безрыбье и рак рыба. Отдохнувшие, мы продолжили свой путь.

    ...Постепенно, все чаще, то тут то там среди пустыни стали появляться небольшие кустики колючек. Широкая равнина заканчивалась, плавно переходя в холмы. Мы уже практически добрались до них. Каменистые и темные, они больше походили на суровые скалы, чем на плодородные земли. Единственной растительностью были не очень высокие зеленые деревья с тонкими стволами и остроконечными ветвями, росшими под углом вниз. Ветви покрывали почти круглые, похожие на маленькие надутые шарики, листья. Я заметил какое-то странное животное, возможно, размером с большую собаку, но без ног. Издалека было плохо видно, но мне показалось, что над ним надулся какой-то пузырь, и существо, поднявшись в воздух, слилось с листвой.

    - Улетел наш "ужин", - равнодушно произнес я. - Странный способ полета. Может, пузырь наполняется водородом, который эта тварь вырабатывает сама? Ну ничего, здесь не пустыня, живности должно быть полно, да и кое-какой запасец у нас есть.

    Мы решили сразу не рисковать и не лезть в глубь холмов, а для начала пройти вдоль границы этих двух миров. Тем более что шастать вверх - вниз по этому загадочному лесу, неся при этом Дэна на руках, занятие исключительно трудоемкое и рискованное.

    Сделав небольшой привал, мы побрели по песку, волоча за собой Дэна и внимательно выглядывая добычу или какой-нибудь намек на воду. Холмы с лесом простирались с левой стороны от нас, а пустыня - с правой.

    Почти все мое внимание было направлено на изучение соседних склонов. Темные пятна, иногда проступающие на них, яркая, сочная растительность, особенно в местах трещин и разломов на обрывистых подножиях горных плато, должны указывать на наличие в этом месте грунтовых вод.

    Подходящее место я нашел весьма быстро. Мы остановились и стали руками (благо грунт оказался весьма рыхлым) рыть яму у нижней кромки травянистой поверхности. На глубине около метра мы достигли мокрого песка. Ждать, пока вода просочится и ее наберется достаточное количество, пришлось недолго. Мы были спасены!

    Несколько часов мы провели рядом с мини-колодцем, постоянно и ненасытно утоляя жажду. Силы быстро возвращались и, хотя наши дальнейшие перспективы казались довольно туманными, настроение значительно улучшилось.

    Заполнив водой все имеющиеся емкости, мы тронулись в путь.

    Прошло еще долгих два часа. Дэн давно не спал и, несмотря на обезболивающие лекарства, изредка чуть постанывал при толчках на ухабах. Вдруг вдали, прямо впереди нас, я заметил подвижную белую точку.

    - Посмотри вперед! - быстро взяв оружие наизготовку, воскликнул я.

    Рот Стива беззвучно приоткрылся. Его физиономия, красная и потная от жары и усталости, в первый миг побледнела, но все же ему удалось совладать с собой и выхватить автомат. Даже Дэн уже успел перевернуться и приготовился дать отпор. Черты его лица заострились, глубоко впавшие глаза выражали решимость сражаться до конца.

    Размер цели быстро увеличивался, - очередной гигантский монстр быстро несся на нас по пустыне, оставляя за собой шлейф клубящейся пыли.

    Я вздрогнул от неожиданности - это была машина, инопланетная машина! Серебристый металл, четкие контуры, невообразимая скорость! Мы переглянулись - ни у кого не осталось сомнений. И необузданная радость прорвалась наружу!

    Впервые за последние страшные дни счастье улыбнулось нам. Ведь все надежды почти растаяли. Всё вокруг просто кричало - планета дикая! Вряд ли цивилизация допустила бы такой разгул монстров, кроме того, ни одной постройки, ни одного намека на присутствие разумных существ.

    И вот теперь... Наше спасение, спасение Фрэнсиса, контакт с братьями по разуму, возвращение на Землю - ради этого стоило рисковать жизнью!

    Побросав автоматы, мы принялись обниматься. У Стива по щекам текли слезы, в пылу он выкрикивал какие-то несвязные радостные восклицания. Дэн, позабыв о боли, улыбался сумасшедшей улыбкой и что-то тихо приговаривал. В этот момент я страстно любил всех: и своих боевых друзей, и неведомых инопланетян, и даже эту, теперь уже не казавшуюся мне чудовищной, планету.

    Машина приблизилась к нам на расстояние двадцати метров и остановилась. Светясь счастливыми улыбками, мы уставились на нее. Автоматы валялись в пыли. Всем своим видом мы пытались выразить отсутствие дурных намерений. Мы понимали, что даже если инопланетяне окажутся агрессивными, вероятность чего представляется исключительно малой, нам с ними в таком состоянии все равно никак не справиться. В данной ситуации оставалось полностью положиться на милость братьев по разуму.

    Их вездеход представлял великолепное, немного непривычное для нашего глаза зрелище. Гладкий и длинный, с заостренными краями и блестящими гранями, своими стремительными серебристыми формами, он вызывал благоговение. Мы заворожено смотрели на это чудо техники, когда с легким шелестом боковая дверь отъехала в сторону, и на поверхность вышли ОНИ.

     

     

     

    Их двое, и они идут к нам. Я остолбенел, непроизвольно вытаращив глаза. Стив и Дэн ошеломленно застыли.

    С желтыми, чуть коричневатыми лицами, инопланетяне почему-то вызывали невольный страх. Вероятно, это из-за их внушительных размеров (мне показалось, рост их что-то около двух с половиной метров). А может, из-за отчетливо проступающих звериных черт в человеческом облике. Широкие плечи и огромные руки с впечатляющими когтями на концах пальцев дополняли картину. Я бы даже сказал, что их ближайшими предками, скорее всего, были звери, похожие на земных львов. Такие же большие раскосые глаза, чуть вытянутое вперед лицо, обрамленное по окружности густой шапкой темно-коричневых волос.

    Вместе с тем ни малейших сомнений в их разумной природе не возникало. Об этом говорил и осмысленный тяжелый взгляд, и то, что их фигуры, в общем-то, соответствовали человеческим, разве что туловище казалось несколько более вытянутым, а руки короткими и мощными. На них было голубое одеяние, похожее на комбинезоны без каких бы то ни было застежек. Из-под плеча одного торчало стальное дуло весьма крупного диаметра. На груди у каждого висели какие-то круглые почти плоские медальоны размером с наши головы.

    Мои чувства смешались. Никогда в жизни я не испытывал ничего подобного. В первые мгновения тело и мозг стиснул животный ужас, как будто вместо людей на узкой тропинке мы повстречали готовых к последнему прыжку львов.

    Подойдя почти вплотную, они остановились и принялись внимательно и молча изучать нас.

    Выйдя из оцепенения, Стив начал лихорадочно жестикулировать: указывать руками в небо, бить себя в грудь, показывать какие-то немыслимые движения пальцами. При этом он громко, по слогам, проговаривал, как для малого ребенка, что-то насчет Земли, людей, нашего космического перелета.

    Так продолжалось около минуты. Замешкавшись, Стив сделал паузу. И тут же тишину нарушил чуть хриплый голос Фрэнсиса:

    - Приветствуем вас, люди с планеты Земля! Мы рады видеть вас на нашей планете-спутнике.

    У Стива отвалилась челюсть. Секундой ранее ожесточенно мельтешащие руки остановились в том положении, в каком их застал голос. Стив застыл ледяным комом, словно парализованный.

    - Мы люоны с соседней планеты Люон. Ваш друг Фрэнсис и "Стрела" находятся у нас, в полной безопасности. Я являюсь руководителем одной из местных баз, - голос Фрэнсиса шел от безоружного инопланетянина. - Мы ищем вас уже несколько часов. Как только нашедшие Фрэнсиса люоны смогли с ним объясниться.

    Его слова вывели меня из шока. Все становилось понятным. Благодаря Фрэнсису, они за несколько дней ввели наши слова в свою компьютерную базу автоматического перевода. При звуковом переводе использовался синтез его голоса, так как другого образца в наличии просто не было. Звук издавался из круглого предмета на груди люона. Правда загадочным оставалось то, что их рты ни разу не открылись, и их собственной речи не было слышно.

    - Мы очень рады вашему появлению, - через силу выдавил из себя я. - Представлю членов нашей команды. Это биолог и врач Стив Гир. А вот наш штурман и бортинженер Дэн Тэйлер, - ему здесь не повезло, - он ранен. Я капитан экипажа Майкл Пирсон.

    - Что случилось с Биллом Флинном, - поинтересовался инопланетянин монотонным голосом.

    - Он погиб...

    - Сочувствуем вам, люди. Да, на этой планете очень опасно. У нас здесь только небольшая колония из нескольких поселений, - голос Фрэнсиса по-прежнему лился из устройства на груди молчащего люона. - Я, к сожалению, не могу нас представить. В отличие от вас, при общении мы используем не звуковые, а радиоволны. На нашей планете раньше было, да и сейчас кое-где есть, много высокой и сильно шумящей на ветру травы, поэтому в воздухе очень шумно. Все заполнено сильными звуковыми волнами. Вы там кое-где сможете разговаривать, только крича друг другу в уши. У нас этого устройства вообще нет. Поэтому эволюция пошла по другому пути, и у большинства животных появились органы для приема и излучения радиоволн.

    "Говорящий" люон, не мигая, смотрел на меня. Его спокойное лицо ничего не выражало. Не совсем литературный монотонный компьютерный перевод мешал восприятию, но все же последние слова повергли меня в трепет, - возможно они могут обмениваться мыслями на большом расстоянии!

    - Не очень понятно, у вас что, вообще нет имен? - вмешался очнувшийся Стив. - Вы можете представиться?

    - Имена есть, но из-за ограниченности во времени, для быстрого установления контакта, мы просто составили словарь соответствия ваших звуков и наших радиоволн, обозначающих что-либо, без разбиения их на составляющие буквы. При таком подходе каждое слово - это что-то типа новой буквы. Фрэнсис сказал, что у вас на Земле примерно такой подход используется в китайском языке. Поэтому наши имена не имеют звукового соответствия в вашем языке. Фрэнсис сам придумал и наше общее название люоны и имена тем из нас, с кем имел дело. К сожалению, на нашей станции он не был, и конкретно у нас пока нет звуковых имен. Вам я предлагаю сделать то же самое, а мы внесем это в компьютерную базу, и каждый люон при обращении к нему по имени будет автоматически слышать свое имя в радиодиапазоне.

    Мы переглянулись. Теперь понятно, почему их общее название люоны, похожее по звучанию на слово "лев". Фрэнсис сделал это специально, чтобы подчеркнуть определенное сходство.

    - Хорошо. Вы будете Брайаном, - обратился я к старшему люону. - А вы - Оливером, - кивнул я другому.

    Мы сели в их машину, которая внутри оказалась весьма просторной. Множество непонятных приборов и устройств лежали на полках. Пришлось дать имя еще одному люону, сидевшему на месте водителя. Я подумал, что если так пойдет дальше, то очень скоро наш запас имен истощится. Пока мы ехали к их базе, Брайан обрадовал нас, сообщив, что они владеют приемами изменения ДНК, в которой зашифровано строение и принципы роста каждой клетки организма и могут помочь Дэну вырастить новые, настоящие, собственные ноги. Лицо Дэна засветилось с благодарностью и надеждой:

    - А за какой срок это можно сделать?

    - Около одного вашего земного года.

    - Мы улетаем через двенадцать дней, - расстроился Дэн. - Может, можно это лекарство взять с собой?

    - Не следует улетать через двенадцать дней. К чему так торопиться, - вопросом на вопрос, все тем же бесцветным голосом Фрэнсиса, ответил Оливер.

    Я пояснил люонам, что срок нашего отправления в обратный путь был заранее согласован с Землей, и лазерный луч, с помощью которого мы вернемся, был выпущен около одиннадцати лет назад и придет сюда через двенадцать дней. Если мы не успеем на звездолет, то он улетит без нас. "Неужели они этого не знали? Или Фрэнсис об этом ничего не говорил? Очень странно, - эти мысли меня несколько озадачили. - Впрочем, они лично Фрэнсиса не видели, следовательно, могли и не знать".

    Я подумал о той огромной пользе, которую могут принести людям знания и технологии люонов. Чего стоит одна ДНК. У меня не было сомнений в их словах. Возможности ДНК огромны, и в некоторых случаях их демонстрирует сама природа. Это, например, регенерация оторванного хвоста у ящериц, или отломанных конечностей у насекомых и ракообразных. У человека, в естественных условиях, после повреждения, самостоятельно могут восстанавливаться кожные покровы. Инопланетяне пояснили, что наши цивилизации находятся примерно на одинаковом уровне развития, но кое в чем они вырвались вперед, а кое в чем мы. Например, космическая техника у них пока слабее.

    Наконец мы добрались до их базы. Она оказалась маленьким поселением, состоящим из нескольких приземистых, но весьма просторных белых пластиковых домов. Они располагались в выходящей в пустыню расщелине двух холмов. Вдоль поселения тянулись какие-то похожие на теплицы сооружения из прозрачного пластика. Внутри них, среди причудливых растений и клеток с животными, копошилось несколько люонов.

    Когда мы вышли из машины, вокруг собралась небольшая толпа, удивленно глазевшая на нас. Думаю, мы представлялись им довольно жалкими и уродливыми созданиями.

    У меня перехватило дыхание: весьма странное зрелище - при большом количестве собравшихся, а было их около двадцати, стояла гробовая тишина. Несомненно, они шумели, переговаривались, обменивались впечатлениями, но происходило это в другом, недоступном для нас без приборов измерении.

    В сопровождении Брайана мы прошли в одно из помещений, где он представил нам двух своих жен.

    В целом было в них что-то притягивающее и в тоже время странное. Эти существа, в отличие от люонов мужчин, не обладали обрамляющей лицо шапкой волос. Верхняя часть их голов была покрыта недлинным коричневым мехом, наподобие короткой мальчишеской стрижки. Большие раскосые глаза, относительно тонкие черты лица, грациозные изящные тела производили приятное впечатление. Рост их был немного больше нашего - примерно два метра. Лица покрывала гладкая светло-коричневая кожа. Глаза у одной были желтого цвета. Другая, с зелеными глазами, чуть ниже ростом, показалась мне симпатичнее, и я решил назвать ее Линдой, в память о своей последней знакомой, русской красавице - шпионке.

    Прием был именно таким, какого следовало ожидать: при виде чужаков они удивились и застыли, изучая нас с некоторой опаской. Возможно, они ожидали увидеть что-то более внушительное - кажется их лица выражали жалость смешанную с любопытством. Навсегда я запомню эти широко раскрытые в изумлении глаза.

    После общих любезностей и присвоения имен (другую жену мы назвали Бренда) нас пригласили к столу. Несколько более высокий, чем мы привыкли, весь уставленный различными неизвестными нам блюдами, он тянул нас к себе как магнит, - слишком уж пустыми были желудки.

    К этому времени подошел Оливер в сопровождении еще двух спутников.

    Наконец, приступили к трапезе. Пища была разнообразной, и большинство блюд показались нам превосходными. Во время еды мы вели неторопливые беседы. Все присутствующие люоны, включая женщин, разговаривали, не открывая рта, все тем же монотонным голосом Фрэнсиса и иной раз было непросто определить, от кого же именно исходит фраза. Мы выяснили, что о нас они практически ничего еще не знают, так как с землянином только-только научились объясняться, да и то не они. На мой прямой вопрос, где же сам Фрэнсис и наш челнок, Брайан уклончиво ответил, что наш друг находится в другом, безопасном месте.

    Я сделал комплимент сидящей рядом Линде, и она с благодарностью улыбнулась:

    - Вам действительно не противны женщины - люонки.

    Компьютер не передавал оттенки обращения, и я с трудом уловил, что это все-таки вопрос. Скорее всего, такие тонкости перевода просто не успели запрограммировать.

    - Вы мне нравитесь: у вас фантастические глаза, в буквальном смысле. Мою последнюю девушку на Земле звали Линда... Я был почти влюблен в нее.

    Она внимательно посмотрела на меня:

    - А что такое любовь на Земле.

    - Сложно объяснить... Думаю, это особое чувство, а не просто секс. Тот, кто любит, сделает для другого все. Словами это состояние души описать трудно, его надо чувствовать...

    Понемногу все мы стали привыкать к особенностям внешности друг друга. Уже почти исчезло внутреннее отвращение, осталось любопытство и интерес, хотя некоторые манеры поведения были крайне неприятны. Например, резали слух многие довольно часто издаваемые люонами звуки - это и чавканье, рыки, отрыжки, другие звуки, о которых даже не хочется упоминать. Ведь люоны абсолютно глухие... Наверняка и в нашем поведении было что-то не очень приятное для них.

    Не следует мерить всех по своим меркам. Если хорошенько приглядеться к ним, то многие черты вызовут уважение и, возможно, даже восхищение.

    - Майкл, скажите, сколько у вас жен, - Линда повернулась ко мне.

    - Лично у меня пока ни одной. А на нашей планете в развитых странах принято иметь одну официальную жену, хотя в некоторых государствах разрешено и многоженство, - я одарил ее улыбкой.

    - Бедный, как же вы можете жить без жен, - она удивилась. - У нас каждый взрослый мужчина выбирает себе до трех жен, в зависимости от своих возможностей.

    "Как, однако, тяжело любезничать с дамой, говорящей мужским монотонным голосом Фрэнсиса", - пронеслось в моей голове, когда я осторожно придвинулся ближе, стараясь коснуться ее руки. Она сделала вид, будто ничего не заметила. Но отныне мы чувствовали какую-то симпатию по отношению друг к другу.

    Меня и моих друзей охватило радостное настроение. Стив в эйфории зашелся проникновенной, прославляющей будущее наших цивилизаций, длинной речью. Дэн все время улыбался и пытался шутить - я уверен, он уже почти ощущал свои будущие ноги.

    Напившись и наевшись, мы почувствовали себя так, будто в нас влили свежую кровь. Каждому из нас выделили отдельную комнату. И мы, дико уставшие от приключений и впечатлений последнего времени, поспешили насладиться покоем.

     

     

     

    Кто-то тряс меня за плечо. В первый миг, раскрыв глаза, я испугался, но затем из воспоминаний последнего дня выплыл успокоивший меня образ Линды-люонки. Она стояла, склонившись надо мной:

    - Майкл, я хочу сообщить вам что-то очень важное. Я не согласна с политикой правительства люонов по отношению к вам. Мой муж выполняет их приказания. Только я решилась вам помочь.

    Компьютерный голос Фрэнсиса выговаривал слова с сухим безразличием. Но сколько эмоций скрывается, я в этом уверен, в подобном поступке и в этой речи!

    Вдруг она встрепенулась, беспокойство промелькнуло на ее лице:

    - Сюда идет кто-то из люонов. Как только представится возможность, я все расскажу вам, - и Линда с кошачьей грациозностью плавно, но быстро метнулась к выходу.

    Спустя пару минут в мои апартаменты вошел Оливер. Он поинтересовался, как я отдохнул и не нужно ли нам что-нибудь еще.

    - Я хотел бы повидаться с Фрэнсисом и побыстрее отправиться с официальным визитом на вашу планету. Напоминаю, у нас совсем немного времени.

    - Ваш челнок и Фрэнсис уже находятся там. Через день мы на транспортном корабле переправим вас на Люон, - Оливер подошел к окну, возможно чтобы просто обозреть окрестности, а может, он не хотел смотреть мне в лицо. Вид его мощного тела, в желтой облегающей тунике, отбивал малейшее желание сойтись с ним в рукопашной. Самый маленький из люонов обладал мускулатурой, позволяющей одолеть не менее пяти человек одновременно, а длинные когти, по сути, являлись холодным оружием.

    Мне не понравилось сообщение Оливера. "Очень странно, что Фрэнсис согласился отправиться на Люон, не дождавшись нас. По сути, он нарушил мой приказ, - в задумчивости я украдкой наблюдал за люоном. - Может его заставили так поступить? Но тогда с какой целью?" Смутные подозрения во мне укрепились, и я решил как можно скорее поговорить с Линдой.

    ...Вдвоем со Стивом мы вышли пройтись по поселку. На улице было по-прежнему жарко и пустынно. В оранжерее, за прозрачной перегородкой, как и вчера, занимались своими делами несколько люонов. Не показывая виду, продолжая делать свою работу, они украдкой внимательно наблюдали за нами. На этот раз никто не подошел к нам, впрочем, все равно разговора бы не получилось - ни у нас, ни у люонов не было переговорного устройства.

    Когда мы уже заканчивали обход, в одном окне я заметил Линду, подающую нам знаки зайти.

    - Люди с планеты Земля. У нас очень мало времени, - начала она прямо с порога. В беспокойстве она вертела головой, наверное, пытаясь определить, не видел ли кто, как мы вошли. - Ваш звездолет собираются отбуксировать для исследований. Вы сами можете остаться пленниками навсегда. Из вас будут выкачивать информацию и изучать вашу биологию. Режим, который правит на Люоне, считает людей низшей расой, которая должна быть покорена.

    Я оторопел. Доселе благодушное лицо Стива застыло, только левая щека задергалась в нервном тике. Все оказалось хуже, чем я мог себе представить. Гораздо хуже...

    - Но ведь у нас превосходство в космической технике, - пролепетал Стив, цепляясь за соломинку. - Взаимовыгодный обмен знаниями пойдет всем на пользу.

    - Вы и ваш корабль находитесь у них в руках. Обладая вашей технологией и своими возможностями, люоны получают значительное преимущество. Не хочу вас унизить, но как бойцы, наша раса многократно превосходит вашу.

    - Но оружие у нас не хуже! - не унимался Стив. - Кроме того, мы владеем ядерной и нейтронной бомбой. При желании мы сможем стереть вашу цивилизацию в порошок!

    - У люонов есть и принципиально другие виды оружия. Мы достигли больших высот в генетике, психотронике. Например, разработан вирус, меняющий психику разумных существ, делающий их послушными рабами. Если люоны нанесут удар первыми, земляне даже не узнают, что война уже проиграна, - на лице Линды отразилась жалость.

    - Где держат Фрэнсиса и наш челнок? - в минуту смертельной опасности мой мозг заработал быстро, холодно и четко.

    - Это мне неизвестно, Майкл. Где-то на планете Люон. Его вам уже не спасти. Если вы не хотите порабощения своей цивилизации, необходимо попытаться спастись самим и, самое главное, не допустить, чтобы ваш звездолет попал к ним в руки, - Линда неожиданно замерла и напряглась. Через несколько секунд она успокоилась. - Мне показалось, что кто-то приближается.

    - Какова дальность вашей связи при разговоре между собой? - в сложившейся ситуации этот вопрос показался мне важным.

    - Примерно до пятидесяти метров. Можно послать направленный сигнал или сразу во все стороны. Мы чувствуем приближение друг друга на таком же расстоянии, - она подняла руку вверх, видимо призывая к вниманию.

    - У вас есть единственный шанс спастись. Завтра вас хотят отправить на Люон на нашем транспортном корабле. Через пять часов необходимо захватить его. Я умею управлять им и помогу вам добраться до звездолета. Надеюсь, он имеет хорошее вооружение.

    - А что будет с тобой потом? - я поразился ее смелости, но, возможно, здесь все женщины такие?

    - Жизнь миллиардов разумных существ, благополучие целой цивилизации под угрозой. Что в сравнении с этим какая-то ничтожная пылинка Линда-люонка. Ради вас всех и во имя справедливости я готова на риск. Если удастся, может, затем я вернусь на Люон, чтобы сражаться с режимом. В крайнем случае я полечу с вами, если вы не возражаете.

    - Не возражаем, но лучше поступить по - другому: мы сделаем вид, что взяли тебя в заложницы, а потом, как только отлетим чуть подальше, отпустим. А насчет Фрэнсиса есть у меня одна идея. Но об этом позже.

    Мой план понравился всем. Обсудив еще кое-какие детали, мы собрались уходить. Неожиданно Линда грациозно, как это делают кошки, лизнула меня в щеку. Ее большой розовый горячий язык оказался шершавым и влажным.

    - ?!...

    - Мы так целуемся. А любовный поцелуй - это когда языки соединяются в ласке, - улыбаясь, ответила она на мой немой вопрос.

    - А мы целуемся вот так! - я обнял ее, притянул к себе и поцеловал в жаркие черные губы. - Спасибо тебе. Человечности у тебя больше, чем во многих людях - не каждый из нас станет так рисковать из-за принципов.

     

     

     

    Чуть запыхавшиеся, мы вошли в комнату Дэна и застыли как вкопанные. Вместо него нас встретили взгляды очевидно уставших от ожидания Брайана и Оливера.

    - А где Дэн? - я пристально посмотрел на Брайана.

    - Ничего особенного с ним не случилось. Но мы перевели его в лазарет, чтобы он мог начать курс лечения, - лицо начальника поселения было каменным. - А вам я не советую разгуливать по улице, - здесь таится множество опасностей, о которых вы не подозреваете. На Люоне вас ждет торжественный прием, и Оливер головой отвечает за вашу безопасность.

    - Как начальник вашей охраны, во избежание нежелательных случайностей я прошу вас не покидать этого здания, - Оливер не спеша, подошел вплотную ко мне и неожиданно положил свою тяжелую руку на мой автомат. - Оружие необходимо сдать. Здесь вам ничего не угрожает.

    На долю секунды наши взгляды встретились. Я лихорадочно соображал. Если отдать ему оружие, то тоже сделает и Стив, а голыми руками с люонами не справиться. С другой стороны, непонятно, где искать Дэна, если захватывать их межпланетный корабль придется прямо сейчас. Несколько коротких мгновений, в нерешительности, я барахтался в паутине собственных мыслей.

    Вдруг, в самой глубине беспощадных глаз Оливера промелькнула смертельная угроза, и решение было принято. В груди что-то оборвалось, и меня охватила ненависть. Сняв автомат и уже передавая его Оливеру, я выразительно посмотрел на Стива и в тот же миг, неожиданно выхватив нож, профессиональным движением, по самую рукоять, всадил его в толстую шею люона. На миг застыв, булькнув раскрывшимся ртом, он мешком рухнул на пол и, несколько раз дернувшись, замер в тупой неподвижности смерти.

    - Тревога, - раздалось из нагрудного компьютера Брайана, одним прыжком очутившегося рядом со Стивом. И тут же выстрел в упор разорвал его в клочья. Кровавая горячая каша окатила нас одновременно с грохотом взрыва.

    - Быстро за Линдой! - скомандовал я, подхватывая автомат. - Он, кажется, успел всех предупредить - у нас остались считанные минуты!

    Выбежав из здания, мы заметили троих безоружных люонов. Остолбенев, они смотрели на нас. Их лица выражали лишь удивление и гнев.

    - Не стрелять! - крикнул я Стиву.

    Мы миновали уже три дома, когда навстречу выскочили еще два люона, попытавшиеся оказать сопротивление. Автоматный огонь расчленил их на куски, разметал по сторонам, и одна из белоснежных стен покрылась крупными алыми пятнами, стекающими вниз тонкими каплями.

    Ворвавшись в комнату Линды, мы с удивлением обнаружили, что она не одна. В другом конце помещения, к стене в панике прижалась вторая жена Брайана - Бренда.

    - Вы обе наши заложницы! - объявил я. - Быстро следуйте за нами, и с вами ничего не случится.

    - Я не подчинюсь вам. Можете расстрелять меня здесь, - Бренда яростно сжала кулаки.

    - Бренда. Ты хочешь, чтобы люди взяли других заложников, - компьютер автоматически перевел слова Линды, обращенные к Бренде. - Им все равно далеко не уйти.

    - Хватит болтать! Нам надо спешить! - с диким выражением лица заорал Стив. - Бегом к транспортному кораблю! Живо!

    Он совсем остервенел. На перекошенном землистом лице блуждали запавшие глаза, на щеках выступили бледные пятна. Наши жизни висели на волоске.

    - Подожди, Стив! Сначала нужно выручить Дэна. Где находится ваша лечебница? - обратился я к Линде.

    Пока она объясняла, Бренда смотрела на нее испепеляющим презрительным взглядом.

    - Послушай, Майкл! - с дрожью в голосе пролепетал Стив. - Это самоубийство - лезть сейчас в лазарет. Во-первых, совсем не обязательно, что Дэн там. Во-вторых, нам будут мешать эти две чёртовы кошки. Ну и, самое главное, к нему теперь уже скорее всего не пробиться. Я не собираюсь идти на верную смерть!

    - Он наверняка в лазарете. Возможно, люоны не столько хотели ему помочь, сколько получить первые данные о внутреннем строении тела, - быстро ответил я. - Но ты прав. Не стоит рисковать судьбой всего человечества ради Дэна. Вы втроем отправляйтесь к кораблю и ждите меня там в течение двадцати минут. Стив, если я не успею - улетайте!

    Оказавшись на улице, мы сначала все вместе побежали по направлению к стартовой площадке космического корабля. Она была расположена в глубине сужающейся между холмов расщелины, в основании которой и располагалось поселение. На бегу мы периодически отстреливались, чтобы люоны-преследователи видели наш отход, а люоны охранявшие Дэна потеряли бдительность. Но, как только растительность у подножия холма стала погуще, я отделился и стал пробираться обратно, огибая инопланетную базу слева.

    Я несся между деревьями что было сил, не обращая особого внимания на возможные неприятности со стороны местной флоры и фауны. Сейчас они казались мелочью по сравнению со ждущей впереди опасностью. Небольшая пробежка не утомила меня - я чувствовал себя сильным и быстрым. Голова работала холодно и четко. План был предельно прост: обогнув поселок слева, выйти на крайний угловой дом, который и является лазаретом. Незаметно подползти к окну, и разбив его прикладом, оказаться внутри. Глухота люонов и неожиданность - вот что может нам помочь.

    ...Осторожно подтянувшись, я заглянул в окно - ничего кроме стеллажей с какими-то склянками. Не стоит искушать судьбу и лезть наобум. Осторожно подбираясь к следующим окнам, внимательно осмотрел другие помещения, и наконец увидел Дэна и стоящего рядом вооружённого люона.

    От удара стекло с громким звоном разлетелось на тысячу осколков и я, рывком подтянувшись, запрыгнул в комнату. Инопланетянин вздрогнул, но было поздно. Думаю, этот тугоухий вообще бы не дёрнулся, если б не заметил реакцию Дэна. А мой друг, к сожаленью, от неожиданности резко повернул голову. Тем не менее, время люон упустил и я оказался проворнее - приставив к спине дуло автомата вынудил его разоружиться.

    Жестами приказав глухонемому отвязать моего раненого друга, я коротко обрисовал Дэну сложившуюся ситуацию. Оказывается, он и сам почувствовал неладное, когда его закрепили в койке, ну а после того как в поселке стали раздаваться звуки выстрелов... Как только ремни были сняты, люон, подчиняясь мне, взял Дэна на руки, и мы втроем выскочили в окно.

    До леса осталось рукой подать, когда раздались звуки мощных, почти как из пушки, выстрелов. Погоня состояла из трех инопланетян, вооруженных чем-то похожим на автоматические гранатомёты. В громоздком защитном снаряжении они были едва узнаваемы. Броня покрывала все тело примерно как у средневековых рыцарей, но, в отличие от последних, их движения были относительно легки и быстры.

    - Дэн, держи нож! Приставь его к горлу люона и заставь его еще быстрее бежать дальше к кораблю, - крикнул я, кидая нож и прячась за небольшим земляным валом. - Постараюсь их чуть задержать - и мигом за вами!

    Не особенно жалея патроны, я вынудил инопланетян залечь. По приближению разрывов от их гранатометов можно было догадаться, что пора менять позицию. В последний момент я изо всех сил, петляя, рванулся в лес...

    Отпустив невольного носильщика, я взял Дэна на руки, и внеся на корабль, закрыл шлюз. Планетолет инопланетян действительно казался довольно примитивным и неуклюжим. Мы перешли в соседний отсек и остолбенели. Посредине комнаты, в луже крови, валялся скорчившийся труп Стива. Его шея была наполовину разорвана. Чуть дальше, в глубине находилась Линда с автоматом Стива, держа под прицелом Бренду. И та и другая были чуть поцарапаны, одежда кое-где надорвана. Глаза Бренды метали молнии, казалось, она шипит от злости.

    - Что здесь произошло? - ошеломлено процедил я.

    - Ваш Стив - кусок дерьма, - начала Линда, ни на секунду не отводя взгляд от Бренды. - Как только мы оказались на корабле, он приказал немедленно улетать. Я говорила, что вы, люди, слабые бойцы. Он даже не успел сделать ни одного выстрела. Я не хотела убивать Стива, но ваши тела оказывается такие нежные..., и теперь она все обо мне знает, - Линда кивнула в сторону своей "подруги по гарему".

    - Немедленно включай двигатели, а за Брендой я сам присмотрю, - приказал я, опустив Дэна в кресло.

    - Командир, мы уже в безопасности, - ответила она, как всегда монотонным голосом, - пока люоны думают, что мы, жены самого Брайана, находимся в заложниках - наверняка ничего не предпримут, по крайней мере до тех пор, пока не дождутся приказа от Главного Правителя.

    Мы с Линдой заложили в компьютер автопилота координаты "Старлайта". Пошел отсчет времени...

    Рев двигателей разорвал тишину, корпус корабля задрожал мелкой дрожью, и почти сразу я почувствовал, как от перегрузки тело наливается свинцовой тяжестью, как оно вдавливается в огромное жесткое люонское кресло. Спустя несколько минут, нам полегчало.

    - До цели осталось лететь двадцать семь минут, - сообщила Линда. - Майкл, ты говорил, что есть какой-то план в отношении Фрэнсиса.

    - Да. У нас на борту звездолета имеется ядерное оружие, способное уничтожить половину планеты Люон. Я хочу предложить не использовать его в обмен на Фрэнсиса и "Стрелу". Думаю, они вынуждены будут согласиться. Ведь если люоны попытаются нас взорвать, то, пока долетит их ракета - мы успеем выпустить свои. По этой же причине они не смогут помешать нам отправиться домой.

    - Прекрасный план! - оживился Дэн. - Может, люоны заодно дадут мне лекарство для выращивания ног?

    - Не волнуйся, мы обязательно включим это в свой ультиматум.

    - Это бессмысленно, Майкл, - Линда вздохнула. - Фрэнсис наверняка уже психологически порабощен и может стать зомби - скрытым оружием. Вместо лекарств они, скорее всего, пришлют букет вирусов. Это все уже не имеет смысла. А вот свободно улететь из-за угрозы ядерного удара они вам позволят. И это самое главное - звездолет и вы будете спасены. Возможно, я полечу с вами, и тогда Земля узнает о многих достижениях люонов.

    Бренда равнодушно слушала наш разговор. Должно быть, она уже смирилась со своей участью. Упрямая инопланетянка спокойно лежала в кресле, видимо понимая, что теперь уже ничто не сможет нас остановить. Ее понурое лицо выражало покорность.

    - Если я сейчас не схожу в туалет, то обделаюсь прямо здесь, - опустив голову, сказала Бренда бесцветным голосом Фрэнсиса. - Надеюсь, вы не заставите меня так унизиться.

    - Линда, проводи, пожалуйста, свою подругу, - повернувшись, произнес я.

    Опять Фортуна повернулась к нам лицом, и мы были в определенной степени счастливы. Отрицательный результат путешествия - тоже результат. Скорее всего, Линда полетит с нами - не убивать же Бренду, а вдвоем им возвращаться к своим нельзя... В этом случае, наша спасительница принесет землянам множество новых знаний.

    Так я думал, успокоенный победой. Победой, которую уже никто не в состоянии у нас отнять. В темноте окна иллюминатора, в вечном молчании ночи, светились мириады звезд и галактик. Опытным взглядом я быстро отыскал среди блестящих крупинок наше Солнце - одну из ближайших звезд. Подумалось: "Земля... люди, мы не подвели вас! Мы вернемся и произведем революцию в генетике!"

    Вдруг на главной панели управления замигали огоньки. По характеру вспышек я догадался, что какие-то параметры вышли на критические пределы. В этот момент появились Линда с Брендой.

    - Линда! Скорее! Что-то случилось!

    Увидев происходящее, она изменилась в лице, и одновременно ватная тишина обрушилась на нас, - выключились двигатели. И неожиданно мир перевернулся вверх тормашками. Наступила невесомость.

    - Потеря управления кораблем. Большинство электронных блоков выведено из строя, - Линда, паря в воздухе, цепляясь одной рукой за кресло, другой лихорадочно нажимала различные кнопки. - Мы несемся по инерции.

    - Вам не удастся улететь на Землю, - с искаженным злобной улыбкой лицом проговорила Бренда. - В туалете я отодрала обшивку, разорвала электропроводку и затем закоротила кое-какие провода. Пускай мы все погибнем - для моего народа это будет лучше.

    - Заткнись, стерва! - я едва сдержался, чтобы сразу не пристрелить ее. - Линда, что можно успеть сделать?

    - Поздно... До стыковки со "Старлайтом" осталось восемь минут. Даже если бы сейчас случилось чудо и все заработало, мы бы не успели остановиться - на торможение двигатели должны были включиться минуту назад. Еще совсем немного, и наш корабль на полной скорости врежется в "Старлайт".

    Состояние "подвешенного за ноги" мешало сосредоточиться. Но, перебарывая себя, я напряженно думал. Жизнь нередко ставит нас в трудные положения. Говорят - безвыходных ситуаций не бывает. И это действительно так! Если конечно смерть тоже считать выходом... Какой, например, может быть выход у человека, выпрыгнувшего из самолета без парашюта, если помочь некому? Правильно - на кладбище. Да! Ничто уже не могло нас спасти! Но, кроме смерти, мы добились уничтожения мечты люонов - "Старлайта". Значит, гибель наша будет не бесполезной, а это самое главное, ведь умирать все равно придется! Чуть раньше, чуть позже - в принципе, это не столь уж существенно...

    - Вспомнила, - на лице Линды появилась надежда. - Здесь есть один костюм для работы в открытом космосе, и есть для этого свой маленький реактивный двигатель. Кто-то из нас еще может успеть покинуть корабль и, затормозив, перелететь на ваш звездолет.

    - Но в этом случае надо хоть чуть-чуть изменить наш курс, чтобы избежать столкновения со "Старлайтом", - Дэн сидел спокойно, видно, он не очень сильно переживал по поводу своей предстоящей смерти. - Ведь если это произойдет, можно навсегда застрять в космосе - в одном скафандре на планету не спустишься.

    - Если выстрелить в сторону ракетой, то отдача немного изменит нашу траекторию, - быстро ответила Линда, смотря то на меня, то на Дэна. - Решайте, кто из вас двоих наденет скафандр. Осталось пять минут.

    Повисло напряженное молчание. Секунды молотом стучали в висках. Природой в человеческой натуре заложено неукротимое желание жить, страх смерти. Но никто из нас не хотел купить свою жизнь ценой других.

    - Лично я останусь здесь, - посмотрев на меня, с грустью начал Дэн. - Дома меня никто не ждет, да и без ног мне пришлось бы влачить жалкое существование...

    -Дело не в этом, Дэн. Элементарно сделать протезы и будешь жить полноценно. Все относительно и познается в сравнении. Но я о другом. Всё равно мы, люди, не успели бы за две минуты облачиться в скафандр и, самое главное, одновременно изучить управление им и ракетным двигателем, - я твердо взглянул в глаза Линды. - Поэтому лети ты. Исключительно важно - если ты доберешься до Земли, то принесешь человечеству колоссальную пользу.

    - На вашей планете я окажусь оторванной от себе подобных. Многие будут смотреть на меня как на диковинного зверя, - она чуть помолчала. - И, главное, ты забыл, что за те же две минуты я должна успеть научиться управлять вашим "Старлайтом", а это нереально. Да и не смогла бы я шантажировать собственный народ...

    Опять наступила жуткая тишина. До столкновения осталось менее двух минут. Я сидел в центральном кресле, слева Линда, а справа Дэн. Бренда забилась в дальний угол, пристегнувшись на откидном стульчике. Ее глаза горели, рот был плотно сжат.

    Каждый думал о своём. О прожитых годах, о том, чего достиг и чего не успел сделать. О том, ждет ли нас что-нибудь после смерти. О том, зачем мы жили...

    Осталось тридцать секунд. Последний раз мы посмотрели в глаза друг друга. Линда беспомощно улыбнулась. Обнявшись втроем, мы попрощались и, откинувшись на спинках кресел, взялись за руки, образовав единую цепь. Горячие руки друзей, их крепкое пожатие давали какую-то опору. Мы словно бросали вызов смерти - больше мы не боялись ее. Мы плевали ей в лицо!

    Воспаленное сознание отсчитывало тягучие секунды. Каждый миг казался растянутым в час, - с такой бешеной скоростью работал мозг. Последнее мгновение застыло в моей голове. Скрежет сминающегося металла... Я дернулся, почувствовав острую боль, что-то холодное входило в мою плоть. Сознание заметалось, ощущая, как ледяной металл разрывает внутренности, с хлюпаньем протыкает диафрагму, и адская боль разливается по телу. То была смерть. Перед глазами все начало таять... таять... таять... Все окутала темно-серая пелена.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава третья.

     

    Дыхание Времени

     

     

    Все окутала тёмно-серая пелена.

    Не в силах открыть глаза, я лежал на чем-то жёстком и холодном, всё мое тело разрывалось от боли.

    Попытался шевельнуться, но от движения боль усилилась, и больше я не двигался - так и остался лежать в холодном тёмно-сером тумане. Меня не интересовало, кто я и где нахожусь. Не всё ли равно?.. Я слишком устал и слишком страдал от боли, чтобы беспокоиться об этом.

    Немного погодя, холод куда-то пропал, и мое сознание заволокло тьмой, а потом спустя неопределенно долгий период времени я вновь частично обрел самого себя. Вокруг стало светлее, но боль не прошла.

    Мои глаза открыты, но не удается понять, где я. Сознание медленно возвращается ко мне. "Умер или жив? Может, это царство теней и духов?" Но нет. Я чувствую свое налившееся тяжестью тело, эти одеревеневшие, наполненные болью мышцы. Слабый серый свет льется откуда-то сбоку.

    "Я ведь жив!!!" - подумал я и поразился этой мысли. Наверху, перед моими глазами висела стальная плоскость. "Кажется... Да! Это потолок. Потолок "Старлайта"! Ничего не понимаю..." Попробовал шевельнуться, но не смог.

    Серая пелена тусклого света, потолок и тишина. Время тянулось бесконечно. Оно словно остановилось. Мне показалось, прошли дни, прежде чем удалось осилить движения руками. И потребовались еще десятки часов, чтобы я смог приподнять верхнюю часть туловища и осмотреться.

    "Это спальный отсек "Старлайта"! А я полусижу в своей, уже сухой, ванне". На полу, прислонившись спиной к стене, слегка запрокинув голову, развалился человек, похожий на Стива, но только значительно старше.

    "Ничего не понимаю... Неужели это был только кошмарный сон??? Не может быть!.. Такой длительный и яркий?!! Правда, проспал я в анабиозе годы... Но почему Стив так постарел? Нам ведь обещали трехлетнее старение. Может, что-то не учли? - тысячи мыслей мелькали в моем мозгу. - И все же, потерять пятнадцать - двадцать лет лучше, чем потерять жизнь!"

    - Стив, ты жив? - пробормотал я.

    - Пока еще нет, - с трудом просипел он.

    - Ребята, подъём. Пора просыпаться! - повернув голову и пытаясь заглянуть в соседние ванны, я почувствовал прилив радости. - Жизнь - прекрасная штука! Нас ждут великие дела в системе Є Эридана!

    Прошло еще минут пять, и из ванны с перекошенным лицом высунулся Билл.

    - Где я? - прохрипел он.

    - Слушай, Билл, ты так хорошо спал, что мы решили тебя не будить на Є Эридана. А сейчас "Старлайт" уже подлетает к Земле! - Стив закашлялся в вымученном смехе.

    - Прекрати свои дурацкие шуточки! - заревел Билл.

    - Говорил я тебе, что будет не до смеха, когда проснемся, - напомнил я ему. - У тебя вид, как будто ты денёк проработал в качестве боксерской груши! Ей богу, в противогазе ты смотрелся бы симпатичней!

    - Мне снились какие-то кошмары, - простонал Билл, массируя свои виски.

    - Мне тоже. Наверное, это из-за болей в мышцах, - я попытался выбраться из ванны, но ничего не получилось.

    - А я не помню, чтобы мне здесь что-то снилось, - вставил Стив.

    - Мне тоже ничего не снилось, - раздался голос Дэна.

    - А меня замучили кошмары, - подключился к разговору Фрэнсис.

    "Ну, слава богу. Все живы, все здоровы, а силенки к нам вернутся быстро. Денёк - другой, и мы будем как огурчики", - думал я, изучая свои руки. Мускулатура не одрябла и не провисла. Бугры накачанных мышц, казалось, даже увеличились в размерах. Хорошо поработал электрический стимулятор. Возможно, даже перестарался - неспроста же они так ноют.

    Как только мы достаточно пришли в себя, Дэн вдруг вспомнил, что звездолет уже находится в другой звездной системе:

    - Горю желанием посмотреть на Є Эридана и ее планеты!

    Шатаясь и помогая друг другу, мы побрели в соседний отсек. "Старлайт" находился в режиме последней стадии торможения, что и обеспечивало силу тяжести.

    Круглый провал люка с правой стороны был озарен ярким светом, исходящим от напоминающей Солнце звезды. Наш корабль медленно, почти не ощутимо, подлетал к наполовину освещенной голубой планете. Сероватые завихрения облаков ползли над поверхностью океана, местами закрывая желто-зеленые части, судя по всему, суши. Туманные дымки постепенно сближались и расходились, скручивались в кольца и разрывались на исчезающие пятна.

    - До чего же эта планета похожа на нашу Землю! - с трепетом воскликнул Фрэнсис.

    - Да... Жалко только, что ее вторая половина находится в темноте, - заметил Дэн. - Впрочем, возможно, это и к лучшему: когда мы подлетим поближе, если там действительно есть цивилизация - нам будут видны огни городов.

    С пристальным вниманием мы вглядывались в непроглядную черноту инопланетной ночи.

    - Вижу! Вижу! - через минуту заорал Билл. - Вон там! В нижней части! Смотрите - огни! Это братья по разуму!

    Как я не пытался - заметить ничего не смог. Остальные тоже не могли сказать ничего определенного. Прошло еще несколько минут томительного ожидания. Билл пребывал в возбуждённо-говорливом состоянии. Он удивлялся недостаточной остроте нашего зрения, советовал идти к компьютеру, чтобы получить увеличенный фрагмент планеты, и предлагал биться об заклад - в общем, вел себя так, словно он первооткрыватель глубочайшей истины, которую остальные в силу своей невежественности пока еще не готовы принять.

    Но невозможно было обуздать любопытство и оторваться от иллюминатора. Словно зачарованные, мы наблюдали за медленным приближением сказочного, постепенно меняющего свой облик купола. Вот уже и нам, с трудом но все же удалось различить огни. Сомнений быть не могло - это не вулканы и не пожары. Это огни городов. Подобную иллюминацию трудно с чем-либо спутать - каждый из нас в космосе не первый раз.

    Радость и восторги на время всё затмили, и я как-то не сразу обратил внимание на ставшего вдруг подозрительно молчаливым Билла. С мрачным видом, уже довольно долго не произнося ни слова, он уставился на планету.

    - Что случилось? - я слегка тронул его за плечо.

    - Ах ты... - заорал Билл на Стива, окатив его испепеляющим взглядом. - Ты что там каркал, а?!

    Пораженные, с немым вопросом мы уставились на Билла. С ним произошла странная, удивительная метаморфоза. Человек, только что бывший на вершине счастья, превратился в существо, пребывающее на последнем пределе отчаянья.

    - Это Земля!.. - бросил он с горечью, смотря куда-то в сторону.

    - Что Земля? - не понял я. Тут же смутные подозрения нахлынули на нас. В то же мгновение все опять приникли к иллюминатору.

    - Невозможно...

    - Этого просто не может быть! Да, похожа, очень похожа, но это не может быть Земля, - Дэн ощупывал свое лицо. - Не могли же мы просто проспать здесь пятнадцать лет жизни!

    Ошеломленные, мы молча застыли. Время отсчитывало минуты. Стало окончательно ясно - это Земля. Даже освещенной половины планеты достаточно, чтобы узнать известные каждому с детства формы материков и континентов. Это был тяжелый удар... Пропала лучшая пора жизни, но главное, мы не достигли Є Эридана. Все наши жертвы, годы упорной работы, а может сам смысл жизни - все было потеряно и стало прахом. Слезы горечи и досады проступили на моих глазах. Тягостное молчание длилось бесконечно.

    - Но ведь мы подлетаем к Земле со стороны, - значит, по крайней мере, "Старлайт" не торчал на орбите все эти годы, - первым очнулся Стив. - Мы летали в космос...

    - Летали, летали! Только, наверное, в соответствии с твоим карканьем нас забыли разбудить на Є Эридана, - на скулах Билла играли желваки, веки сжались в злобном прищуре. Он явно искал козла отпущения.

    - Что ты взъелся на Стива? - я жестко посмотрел на своего заместителя. - Он то тут причем? Ну, пошутил человек неудачно. Ты ведь, как мне помнится, тоже любитель пошутить! Сейчас пойдем к компьютеру и все узнаем.

    Как много я сейчас отдал бы за то, чтобы это все оказалось лишь продолжением сна.

    ...Все впятером, мы с трудом забились в компьютерный отсек. Я и Стив заняли два сдвинутых кресла перед панелью с мониторами, за нами стоя расположились остальные. Пока компьютер сообщал о состоянии всех бортовых систем и параметров, Дэн, опершись сзади на мое кресло, нервно бил по нему коленкой.

    - Майкл, может, пропустим эту ахинею и сразу перейдем к делу? - нетерпеливо предложил Фрэнсис.

    - Остынь, парень! Состояние корабля - это ключ к разгадке нашей тайны, - осадил его Билл. - Сначала лучше определить, есть ли неполадки, а уж затем послушаем о причинах изменения курса, - сгорбившись над креслом Стива, он мрачно вглядывался в мелькавшие на экране цифры.

    Как ни странно, но все показатели и параметры оказались в полном порядке. Когда наше удивление и нетерпение достигли предела, экспертная система наконец соизволила объяснить причину срыва задания.

    Оказалось, что примерно на середине пути между Солнцем и Є Эридана, когда "Старлайт" разогнался до скорости соизмеримой со скоростью света, рядом пролетел очень массивный астероид, своим притяжением он вызвал некоторое изменение курса. Звездолет сошел с рассчитанной траектории и ушел из зоны давления лазерного луча. Так как он имел скорость, близкую к скорости света, нащупать его заново стало невозможно, ведь корабль двигался куда-то в сторону почти с той же скоростью, что и сам лазерный луч.

    В этих условиях экспертная система приняла единственно возможное решение, - используя весьма ограниченные возможности двигателей корректировки движения, слегка подправить курс так, чтобы, летя по инерции, "Старлайт" попал в поле притяжения одной из звезд на своем пути. Она заставила нас перемещаться по эллиптической кривой. Обогнув звезду, корабль развернулся и полетел обратно. Компьютер правильно рассчитал траекторию с учетом нашей колоссальной скорости и массы и сумел с помощью своих двигателей выйти точно на необходимую орбиту. Людей нельзя было выводить из состояния анабиоза, поскольку "Старлайт" испытывал серьезные перегрузки.

    За несколько лет до подлета к Солнечной системе компьютер послал на Землю соответствующее сообщение и, так как радиоволна распространялась не на много, но всё же быстрее нас, Земля успела вовремя узнать о случившемся и выпустить лазерный луч, постепенно остановивший звездолет.

    Вот и все... Так просто и банально... От разочарования и обиды я невидящим взглядом тупо уставился сквозь стену: "Тоже мне, покорители космоса... Какой-то паршивый астероид уничтожил все наши планы".

    - Как же руководители проекта не учли такую возможность? - с горечью, ни к кому не обращаясь, спросил Дэн.

    - Случайное гравитационное взаимодействие с астероидом или, что еще хуже, столкновение с ним или метеоритом - вещь исключительно маловероятная, - угрюмо уткнувшись в спинку кресла, пояснил Билл. - Но если уж это произошло - ничего нельзя предпринять. Один шанс из миллиона... Но нам еще повезло. С таким же успехом могли бы и погибнуть, ведь эти пылинки в масштабах Вселенной на таких расстояниях не способен обнаружить ни один телескоп...

    Переварив всю полученную информацию, я попытался связаться с руководителем Центра управления полетом.

    На связь вышел некто, как он представился, начальник космической службы слежения, генерал Эдвард Дайсон. На мониторе высветилась только верхняя часть его фигуры, но и по ней можно было догадаться, что человек этот огромного роста, широк в плечах. Незнакомая мне военная форма и приветствие, произнесенное на английском, но с невероятным акцентом, вызвали удивление. На вид ему можно было дать около пятидесяти лет. Тонкие губы генерала были плотно сжаты, глаза, испытующе изучая всех нас, смотрели холодно и внимательно. И хотя правильные черты его лица, на первый взгляд, казались застывшей маской, от меня не ускользнули интерес и любопытство, иногда все-таки проступавшие в незаметных движениях глаз.

    Несколько секунд мы молча смотрели друг на друга, потом генерал улыбнулся и, странно растягивая слова, с непривычными интонациями, но все равно понятно произнес низким голосом:

    - Рад приветствовать вас, экипаж под командованием Майкла Пирсона! Поздравляю с благополучным возвращением на Землю!

    Мы невольно переглянулись. Все это было очень странно: и непонятно какая военная форма и нелепый английский.

    - Да... Спасибо...- растерянно ответил я. - Мы ожидали увидеть полковника Оливера Крика...

    - К сожалению, полковник Оливер Крик уже давно умер, - вздохнул генерал.

    - А генерал Брайан Дафф, другие сотрудники?

    - Никого уже нет. Вы прилетели в будущее.

    - Это США? Какой сейчас год? - я с недоумением придвинулся к монитору.

    Коверкая слова Дайсон ответил примерно следующее:

    - Да, вы вышли на связь, и будете совершать посадку в, условно говоря, США. А что касается года... Эта информация пока закрыта. После вашего приземления и постепенной адаптации мы уточним дату. Пока же просто скажу, что вы попали в будущее, ДАЛЁКОЕ будущее. Для здоровья вашей психики информацию необходимо давать дозировано, иначе возможны тяжелые срывы. Наверное, вы знаете, что долго голодавшим людям сначала предлагают очень жидкий бульон, и только спустя несколько дней, постепенно, переводят на нормальную пищу. В противном случае возможен заворот кишок и смерть.

    Лично я с трудом улавливал смысл его речи, потому как, некоторых слов вообще не понимал, а другие хоть и звучали знакомо, но, возможно, генерал вкладывал в них несколько иное значение. Словно он только недавно выучил английский.

    Обсудив еще некоторые детали нашего спуска на Землю, мы попрощались.

    По проекту предусматривалось приземление всего "Старлайта" с помощью системы парашютов и включения в самом конце, для смягчения удара, реактивных двигателей корректировки движения. Гигантский парус звездолет сбрасывает при входе в атмосферу. Ничего, кроме места посадки, не изменилось. Новым местом генерал назвал район недалеко от города Луисвилла.

    - Теперь понятно, почему мы так постарели! - Стив повернулся, еще раз машинально осматривая товарищей. - Сколько же прошло лет на Земле - сто..., двести..., может пятьсот? Или вдруг... Тысяча? - он с трудом выдохнул последнее слово.

    Мы тут же принялись лихорадочно изучать данные компьютера по нашему полёту. Но как только требовалось уточнить какой-нибудь из определяющих параметров, - появлялось сообщение "информация закрыта". На наши попытки выяснить, кем и почему, система выдавала: "Центром управления полетом. Без комментариев". Отчаявшись что-либо узнать, мы уже хотели было оставить компьютер в покое, когда Фрэнсису пришла идея направить внешнюю камеру на наш парус.

    Сначала мне показалось, что на экране монитора появилось что-то другое, но, пристально всмотревшись, я понял, что это жалкие остатки былого грандиозного многокилометрового сооружения.

    Парус был раз в пять меньше и скорее напоминал изуродованную паутину, образованную кое-где сломанными, покоробленными ребрами жесткости. Сплошное тончайшее листовое алюминиевое покрытие, под влиянием бомбардировки бесконечным количеством пылинок и атомов водорода, содержащихся в межзвездной среде, практически полностью было выжжено.

    - Чтобы остановить "Старлайт" с таким дырявым и маленьким парусом, нужно было увеличить мощь лазерных установок в десятки, сотни раз! - изумился Билл.

    Мы молча изучали жалкие останки былого великолепия.

    - Думаю, на Земле прошло... не менее пятисот лет, - откинувшись на спинку кресла, с волнением заключил я.

    Смутное чувство, похожее на суеверный страх, шевельнулось в моей душе. Почему же все-таки они скрывают год? Что нас ждет впереди? Приживёмся ли мы в новом мире? - я уверен, такие же мысли и вопросы возникли у всех членов команды.

     

     

     

    Спуск "Старлайта" на Землю прошел без осложнений. Нас встречал генерал Эдвард Дайсон со своей свитой. Поприветствовав всех, он лично обнял каждого. Лица людей будущего светились неподдельной радостью. Все поздравляли нас с возвращением, восторженно жали руки, но было в их отношении к нам что-то необычное. Что-то ускользающее неуловимое таилось в движениях, в мимике лиц. На секунду мне почудилось, что это чувства удивления и интереса, смешанного с жалостью. Наверное, примерно так же мы бы отнеслись к оживлению какого-нибудь человека каменного века.

    Несколько смущало, что все они разговаривали с акцентом и в странной манере - замедленно, вычурно, со многими словами и оборотами, смысл которых был понятен не всегда. Их прически и одежды были, пожалуй, более яркими и вызывающими чем те, что носили в наше время.

    Специально поданный для нас автомобиль казался сплющенным шаром, но ездил по - прежнему на тех же четырех колесах.

    Дайсон представил своих помощников, особо выделив двоих, которые будут и дальше поддерживать непосредственный контакт с нами, отвечая за материальное обеспечение и социальную адаптацию. Первым из них, был руководитель отдела кадров Космопорта Сэм Дрейк, вторым - научный сотрудник, специализирующийся, как я понял, в области истории и философии, молодой ученый Ренделл Гуд.

     

     

     

    Я любовался видом из раскрытого окна выделенных мне апартаментов. Приветливо-лучезарное солнце стояло в зените, заливая светом окрестный лес. Легкий ветерок, разгоняя накопившийся зной, чуть-чуть тянул по верхушкам деревьев. Дремотный и тихий шелест сочно-зеленой листвы вплетался в еле слышный птичий гомон, - то был долгий говор лета...

    Вдохнув полной грудью, я ощутил всю прелесть этого напоённого теплым запахом травы и цветов воздуха. После многих лет, проведённых в безжизненной, спертой атмосфере звездолета, голова "поплыла" от избытка благоуханий.

    Не знаю, сколько прошло времени, но ничего не изменилось. По крайней мере, природа осталась такой же. "Попозже пойду, погуляю по лесу. Именно благодаря этой, знакомой с детства красоте я чувствую, что вернулся все-таки домой", - пронеслось в опьяненном сказочной картиной мозгу.

    Остальные члены экипажа получили в свое распоряжение соседние комнаты этого особняка, относящегося к ведомству Космопорта. Расположенная неподалеку от Луисвилла, космическая база раскинулась на широкой равнине, окруженной со всех сторон густым лесом.

    Надо сказать, что пока мы оказались частично изолированными от цивилизации. В нашем жилище отсутствовали приемники, телевизоры, компьютеры. Как я понял из сбивчивых объяснений Ренделла Гуда, первый этап адаптации включал в себя отдых и спокойствие. Иногда нас будут посещать врачи и психолог. Но им запрещено что-либо рассказывать или объяснять. Постепенное погружение в правила и порядки существующего цивилизованного мира должен будет осуществлять только сам Ренделл Гуд.

     

     

     

    Команда "Старлайта" собралась в моей комнате, чтобы обсудить наше положение. Дэну, Стиву и Фрэнсису явно не нравилось, как нас приняли. Я и Билл были настроены более лояльно. Удобно, с прицелом на долгий разговор, расположившись в креслах, мы приступили к беседе.

    - Я думал, страна встретит нас с уважением, пусть не как героев, но хотя бы с минимальными почестями, - Стив покосился на Дэна. - А нас заперли в уединении в лесу. Скрывают абсолютно все. Может, здесь что-то нечисто?

    - Почему мы должны получать информацию по капле от какого-то молокососа-историка? - поддержал его Дэн. - Когда все идет только через одни руки, то преломляется через субъективное восприятие! И еще, у меня сложилось впечатление, что к нам относятся как к археолого-исторической находке. Не случайно же они приставили именно историка, - скорее всего, он будет не столько давать сведения нам, сколько изучать нас как каких-нибудь подопытных кроликов!

    - Правильно! - с какой-то даже злостью сказал Фрэнсис. - Что-то уж больно они пекутся о наших мозгах. Кому какое дело? Например, я уверен в своей психике. Тоже мне невидаль, вызывающая потерю разума! А если допустить, что это так - тогда что же это за чудовищное будущее? Может, после того как нас исследуют, они проведут психологическую обработку и превратят в зомби? Тогда тем более надо немедленно как-то действовать!

    - Ну, это уж слишком! - Билл махнул рукой. - Пока у нас нет никакого повода думать о наступившем будущем дурно. Я, например, вполне допускаю необходимость постепенного погружения. - Последовала пауза. - Фрэнсис, конечно с ума ты, скорее всего, не сойдешь, но возможно, кое-что без некоторых разъяснений вызвало бы стойкую неприязнь и отторжение. Нет ничего плохого в том, что нам поможет "акклиматизироваться" Ренделл Гуд. Изоляция - только временная мера!

    В принципе ничего страшного в этом действительно не было, и я подумал, что, возможно, существуют и другие серьезные причины для замедленной адаптации. Взять хотя бы мораль. За большой срок она могла измениться неузнаваемо. То, что раньше считалось хорошо, теперь могло стать плохим, и наоборот.

    Размышляя об этом, я напряг память, пытаясь вспомнить какие-нибудь факты из известной мне истории древнего мира и средних веков, чтобы аргументировано рассказать насколько сильно менялась мораль до времени нашего отлета. Когда-то я увлекался чтением исторической литературы, и вот теперь оказалось, что она может представлять интерес не только с точки зрения любопытства.

    - За большой срок могла измениться мораль! - Веско произнес я и обвел взглядом всех присутствующих. - Я кое-что помню из древней истории. И вот что весьма любопытно - мораль по различным причинам очень сильно менялась. В древнем мире, например, смерть человека не считалась чем-то особенным. Рабы, существование которых было в порядке вещей, не считались людьми. Хозяин мог их истязать и пытать как угодно. Часто рабский труд предпочитался вместо животного, так как он обходился дешевле. Рабочий день раба доходил до восемнадцати часов в сутки. Между прочим, во многих местах обессиливших рабов, ставших непригодными для работы, отвозили на пустынные острова, где они умирали от голода.

    Самое интересное здесь, что среди рабов были не только люди из других государств, попавшие в плен, но и свои соплеменники. По расхожему в древнем Риме мнению - раб должен был работать или спать. Обычно им запрещали даже разговаривать. Но древние люди по уму не отличались от нас с вами. Только знаний у них было меньше, и в обществе существовала другая мораль.

    В средние века в Европе захватнические походы на соседние города считались подвигами. А хвастались люди количеством убитых и награбленного, хотя брать в рабы стало уже не принято. Вообще, жизнь человека не стоила почти ничего. Но самое интересное - это считалось нормально и хорошо!

    - Все правильно! - оживленно подхватил Билл. - Недавно читал..., - он осекся, сообразив, что слово "недавно" сейчас вряд ли уместно, - про средневековые нравы - у меня волосы на голове дыбом вставали. Ну, например, часто достаточно было кашлянуть во время проповеди, чтобы священник распознал вселившегося в тебя беса. После чего следовало сожжение на костре, предваряемое богатым набором пыток. Уверен, никто из нас не захотел бы сунуться в те гнилые времена! Но те-то люди считали, что все так и должно быть. Одной из основных пыток была "скамья растягивания" - жертву клали на скамью, закрепляли ноги, руки привязывали за головой к лебедке и растягивали тело сантиметров на тридцать. Сначала выворачивались плечи и суставы, затем расчленялся позвоночный столб, разрывались мускулы, живот, грудь... Я читал еще описания множества более изощренных пыток, не хочу сейчас о них рассказывать. Но главное - все пытки специально продумывали таким образом, чтобы жертва умирала как можно дольше: агония, во многих случаях, длилась неделями.

    - Билл заметил главное: понятия "плохо - хорошо" в разные времена были несколько разные, - продолжил я. - Интересно, что в средние века очень сурово карались нарушения морали, связанные с сексом. Такая жесткая мораль нам и не снилась. Особенно жестоко расправлялись с гомосексуалистами: специально для них была изобретена пытка "пила", когда палач распиливал пополам подвешенного за ноги осуждённого. Поскольку положение вниз головой замедляло окисление мозга, жертва не теряла сознания до той минуты, пока острие не доходило до пупка.

    Женщинам, сделавшим аборт, и матерям-одиночкам вырывали груди: делалось это при помощи раскаленных железных клещей. Неверных жен и распутных монашек растягивали на скамье. Поэтому средневековые дамы с такой охотой надевали тяжеленный кованый пояс верности. Он стал самым модным предметом дамского туалета: носить его было, безусловно, приятнее, чем согласиться на зашивание влагалища, которое широко практиковалось в те времена в Европе, оголтело боровшейся за чистоту нравов. "Заключение" это длилось порой месяцами и даже годами: уходя в поход, рыцарь забирал с собой ключ, отпиравший вход к "прелестям" женщины. Между прочим, пояс имел два снабженных зубьями отверстия для отправления естественных нужд, - я невольно усмехнулся. Затем продолжил:

    - Практически все наказания и казни проводились прилюдно, а толпа считала это чем-то вроде представления.

    Эти люди ничем не отличались от нас! Они не были от природы глупее или кровожадней. Эволюция не меняет строение организма, и в частности мозга, за такой короткий срок как две, три, даже тридцать тысяч лет. Просто была общепринятой другая мораль, и все это считалось естественным!

    Описания пыток произвели впечатление... В наступившей тишине все обдумывали услышанное.

    - Вы что, хотите сказать, что общество будущего стало таким же кровожадным, как и древний мир? - осведомился Дэн, с недоверием изучая физиономию Билла.

    Жестом я остановил порывавшегося ответить Билла и сказал:

    - Дэн, дело не только в кровожадности. Давай про нее забудем. Но ты посмотри на запреты, ну хотя бы запрет абортов или возможности иметь ребенка без мужа. Как преследуется измена! И не надо связывать это с отсталостью людей. Например, "измена" в раннем первобытнообщинном обществе была естественным укладом жизни. Да и вообще, тогда жили почти так, как описано в утопических романах - все поровну, братство и взаимопомощь... Как мне кажется, та или иная мораль связана с потребностями эпохи и видом общества. А не со знакомыми человеку понятиями "добра" и "зла", "плохого" и "хорошего". Эти понятия меняются в соответствии с потребностями общества, времени, условиями жизни. Помню, меня поразил рассказ "Гора Нараяма". В нем описывалась жизнь в средние века одного из районов Японии. Местность была настолько бедная на урожаи, что народ постоянно голодал. Многие умирали. Поэтому, чтобы выжить, у них с древности сложилась традиция - всех постаревших людей сыновья относили на гору Нараяма, чтобы они там умирали от голода и не объедали оставшихся. Склоны горы были усеяны костями, но это считалось в порядке вещей - хорошо, нормально!

    Почти два часа мы размышляли и спорили. В конце концов, было принято решение не предпринимать никаких действий до тех пор, пока Ренделл Гуд не познакомит нас, хотя бы в общих чертах, с устройством общества будущего.

     

     

     

     

    Раннее утро. Уже рассвело. Воздух пока еще свеж, но чувствуется близость жары. Бодрой трусцой по еще росистой траве мы с Дэном неспешно бежим по направлению к лесу. Он стоит чуть вдали, зеленой хвойной стеной, влажный и как будто блестящий.

    Утренняя разминка - вот прекрасный способ получить заряд бодрости на целый день. Мы бежим прямо по полю, огибая редкие мокрые кустарники. Довольно скоро, я ощущаю легкий холод впитавших воду штанин.

    Вот и лес. Полутень и чуть слышный шелест. Решив перевести дух, мы уселись на толстый ствол поваленного дерева.

    Я люблю лес. Он для меня как живой организм. Вековые деревья словно наблюдают за всеми, кто сюда забрел: что за человек, да как себя поведет... Бывало, подвернется несколько свободных дней, да если погода позволяет, я свалю куда подальше, накину рюкзак на плечи, возьму ружьишко - и пойду - туда где потише, туда где побезлюдней...

    - Похоже, за нами никто не следит, - глубоко и часто дыша, заметил я.

    - Наверняка оцепление находится значительно дальше, - подозрительность не оставляла Дэна. - Не может быть, чтобы они нас не охраняли, как охраняют всех изолированных от общества.

    - Ты думаешь, мы можем представлять какую-то опасность для них?

    - Мы сами, может, и нет, но не забывай, на "Старлайте" имеется целый арсенал оружия, включая ядерное... - Дэн бросил на меня многозначительный взгляд.

    В моей голове была ясность и легкость мыслей. "Неужели он серьезно? Какой бред... мы... с ядерным оружием, против цивилизации... Нет, это все от досады и разочарования. Конечно, мы вдруг оказались неудачниками... Ерунда. Пройдет со временем".

    Я с упоением вдыхал эту пахучую сырость утреннего леса, вслушивался в доносящийся сверху шелест статных сосен, наблюдал за суетливыми солнечными лучами сквозившими сквозь шапки пошатывающихся от легкого ветерка деревьев.

    - Нет, Дэн, не будь таким мнительным. Если они сумели сохранить эту красоту, эту девственно чистую природу, значит, они молодцы, и в этом будущем, скорее всего, совсем неплохо. Но давай все-таки проверим, как нас охраняют - предлагаю сейчас сделать марш-бросок на юго-восток на десять километров. Мы как раз успеем вернуться до обеда.

    Заблудиться мы не боялись: в число обязательных предметов нашей подготовки входило выживание и ориентирование в естественных природных условиях.

    - Согласен. Главное - не опоздать на нашу первую беседу с "историком", - последнее слово Дэн произнес с заметной иронией. - Кстати, у тебя уже готов список первостепенных вопросов? Меня, например, интересует, что же нас ждало на Є Эридана.

    - О!.. За вопросами дело не станет! - улыбнулся я, вставая.

    И мы побежали, причем довольно быстро. Кое-где приходилось огибать заросли, перепрыгивать валежник, но нам это было не в тягость. Ведь бежали мы налегке, свежим прохладным утром. Почти через час гонки лес неожиданно закончился. От раскинувшейся далее широкой равнины его отделяла, словно пограничная полоса, пустынная автомобильная трасса.

    Остановившись и тяжело дыша, мы всматривались в виднеющиеся многочисленные постройки. Это были гигантские многоуровневые, покрытые прозрачным пластиком сооружения, судя по всему, являющиеся чем-то вроде теплиц. Людей заметно не было.

    - Майкл, наверное, в этих фабриках по синтезу органики очень высокий уровень автоматизации - не могу разглядеть ни одного человека.

    - Похоже на то. Думаю, пока нам не следует удаляться от леса. Давай пробежим часть пути по этому шоссе и затем повернем через лес обратно домой.

    Переведя дух, мы понеслись дальше, но уже по абсолютно ровной и гладкой дороге.

    Примерно через полчаса нас нагнал и с огромной скоростью пронесся мимо очень крупный грузовой автомобиль. Я успел вовремя оглянуться и рассмотреть его. В целом автомобиль был похож на известные мне: те же колеса, тот же, только очень большой, кузов-фургон. Поразило то, что у него не было кабины. Вместо нее спереди выступала вытянутая конусовидная обтекаемая часть, не имеющая ни стекол, ни фар. Задняя часть тоже имела закругленные формы.

    - Дэн! Ты видел перед этого монстра? - воскликнул я, когда черная махина просвистела в каком-нибудь метре от нас.

    - Да. - Дэн поправил растрепанную челку. - Наверное, этой штукой управляет компьютер. Скорее всего, координаты сверяются через спутник. Мне только интересно, если встать на пути этой махины, что будет?

    - Что будет... что будет... - хмыкнул я. - Придется соскребать тебя с асфальта! Или ты считаешь, что эта громада может порхать как бабочка?!

    - Да ну тебя! Я что похож на идиота?! - Дэн устало улыбнулся. - Кажется, пора поворачивать обратно - не хотелось бы опаздывать.

    - Ну что, ты убедился? Никакой охраны! - весело заявил я.

    Дэн только недоуменно пожал плечами.

    Чуть переведя дух, мы пустились в обратный путь. Понемногу накопившаяся усталость сковывала мышцы, пот заливал лицо и тело. Хорошо, что в лесу пока еще сохранялась прохлада. Мы бежали, пересекая мелкие овраги. "Сегодня мы получим ответы на самые главные вопросы. Узнаем хотя бы в общих чертах, как изменилось общество. Наверняка эти люди будущего уже вышли на контакт с другими мирами. Чертовски интересно...", - мои мысли внезапно прервались. Зацепившись ногой за какую-то корягу, я с размаху падаю вперед. Автоматически группируюсь, сгибаясь кольцом и, два раза кувыркнувшись, распластываюсь на земле.

    - Как ты? - тревожно спросил Дэн, склонившись надо мной.

    Как будто все было в порядке, только саднящая боль в стопе... Я ощупал ногу:

    - Похоже, я вывихнул стопу - ей совершенно невозможно пошевелить. Как ты думаешь, если ее как следует дернуть, она вправится?

    - А если там перелом или какая трещина? Не стоит рисковать - осталось всего минут сорок ходу. Давай я лучше наложу шину.

    - Сорок минут - это бегом, а прыгать на одной ноге придется долго - мы не успеем на встречу. Помоги мне сделать костыль, и беги дальше один, потом расскажешь, что Ренделл ответит на твои вопросы. А я доковыляю сам часа через два, - я дружески хлопнул его по плечу. - Давай, ну... Быстрее...

    Дэн непонимающе и укоризненно посмотрел на меня. Он осторожно снял мой ботинок. Закончив с этим, принялся ощупывать больное место. Он долго молчал. А я ждал, шестым чувством понимая, что не сможет Дэн бросить меня вот так, пускай даже всего на два-три часа в обычном тихом лесу. Никогда бы он этого не сделал - не такой он человек.

    - Ничего страшного, - наконец заключил Дэн. Походив, он быстро подобрал деревяшку для фиксации стопы и, сняв с себя майку, разорвал ее на полосы импровизированного бинта.

    После завершения работы нижняя часть моей правой ноги оказалась туго спеленатая и почти неподвижная, как будто я надел ботинок от горных лыж.

    Сначала мы попробовали идти вместе - опираясь на Дэна, я прыгал на одной ноге. Но очень скоро стало ясно, что с такой скоростью нам не успеть. И мой друг, взвалив меня на плечи, засеменил быстрым мелким шагом. Когда он уставал, я слезал и опять прыгал рядом с ним.

    Совершенно изможденные, потные и всклокоченные, мы ввалились в наши апартаменты, опоздав на собрание на несколько минут. Ребята с Ренделлом Гудом гурьбой высыпали нам навстречу. Они уже начали тревожиться, что мы так долго не возвращаемся. Объяснив ситуацию и успокоив их, мы быстро умылись и переоделись. Я получил необходимую медицинскую помощь, и в нетерпеливом ожидании все расселись по своим местам.

    - Итак, господа, с чего начнем? Вероятно, вас интересует, почему все мы говорим с акцентом? Я понимаю, что у вас уйма вопросов, но предлагаю все же начать так - сначала мой рассказ о самом необходимом, затем ответы на ваши вопросы. Естественно, я буду говорить только в рамках дозволенного для первого раза.

    - Дозволенного кем? - в вопросе Фрэнсиса сквозила издевка.

    - Это общее мнение научной комиссии, созданной для корректировки вашей адаптации в новых условиях. В нее включены психологи, философы, историки, даже врачи-психотерапевты. Нами создан примерный план вашего обучения и этапы подачи определенной информации, которым я и буду руководствоваться, - Ренделл встал и подошел к окну. - Все очень изменилось. Прошло слишком много времени.

    - Случайно археолога в вашей комиссии нет? - Стив как всегда язвил. - Сдается мне, что она создана не столько для нашей адаптации, сколько для нашей "препарации". Вы - исследователи, а мы - подопытные живые ископаемые!

    - Ни археолога, ни палеонтолога нет. - Ренделл посмотрел на нас невинными глазами, да еще улыбнулся. - Действительно, мы будем косвенно изучать и вашу психологию, нравы, быт - не вижу в этом ничего дурного. Надеюсь, вы не откажетесь послужить науке. Пока это самая большая польза, которую вы в состоянии принести.

    Где-то рядом шумел лес. Стрекотали свои песни кузнечики, щебетали птицы, но нас это уже мало волновало. Начиналось самое интересное, то, что выпадает на долю далеко не каждого - узнать, как изменился мир в будущем. С момента старта звездолета и до его приземления по нашему восприятию прошло несколько дней. Мы еще помнили "запах" оставленного дома, своих любимых. Помнили людей того времени. Единственное, что утешало - они не погибли, а прожили нормальную полнокровную жизнь.

    Ученый уселся поудобнее и приступил к рассказу. Оказалось, что акцент по сравнению с нашей речью образовался у них просто из-за того, что прошло много времени. Язык, особенно его звучание, интонации, штука "живая", подвижная. Со временем не только меняется произношение, но и появляются новые слова, а некоторые старые выпадают из лексикона. Услышав это, Стив радостно предположил, что все грязные ругательства уже "выпали из лексикона", и сдерживать себя в общественных местах нам будет совсем не обязательно. Впрочем, его задиристую реплику Ренделл оставил без ответа. Лишь посмотрел удивленно, да как обычно улыбнулся.

    Выяснилось, что в этом будущем продукты питания стоят очень дешево. Голодающих людей нет - все обеспечиваются продовольствием. Человечество расшифровало все коды ДНК всего живого и научилось манипулировать ими, не только отрезая или вшивая участки с генами нужных свойств, вычлененных от других растений и животных, но и создавать свои, оригинальные гены с необходимыми параметрами. Это привело к серьезным последствиям. Например, в ДНК картофеля были заменены гены, кодирующие темпы созревания и размер картофелин. Новый сорт созревает с чудовищной скоростью - около десяти дней, а каждая картофелина имеет размеры арбуза. Естественно, необходимо соответствующее количество питательных веществ, удобрений, света. Это могут обеспечить только особые условия в теплицах. В нормальных условиях все выведенные сорта обречены на смерть. Появились принципиально новые культурные растения, с новыми вкусовыми качествами. Большинство из них одновременно содержат в себе и питательные корни, и съедобную ботву, и употребляемые в пищу плоды. Несколько теплиц вырабатывают за год столько же органики, сколько за тот же срок вся планета во времена нашего отлета. Похожая история и с животноводством. На основе ДНК существ, называвшихся коровами, и специально синтезированных генов были созданы фабрики по производству говяжьего мяса. Заменитель коровы представляет собой мешок мышц, без ног, без головы. Легкие и внутренности остались почти те же, мясо - то же, но теперь к одной стороне мешка крепится трубка, по которой это "животное" постоянно всасывает питательную смесь, а с другой - трубка, отводящая экскременты. Есть также несколько отверстий для дыхания. Мышцы мешка иногда сокращаются (это тоже запрограммировано в ДНК), обеспечивая будущему мясу мягкость и вкус. Срок выращивания подобной тушки примерно месяц. Естественно, люди больше не занимаются довольно скучным и примитивным производством сельскохозяйственной продукции. Почти все там механизировано, причем роботы совсем не такие, как они описывались в знакомых нам фантастических романах. Биоробот-работник - это, по сути, ходячий кусок мяса с примитивным, но хорошо программируемым на определенные действия мозгом. Для синтеза его кода послужили части ДНК от человека, лошади, собаки и новые специально разработанные. Вообще говоря, биоробот, по сути, близок примитивному домашнему животному, но он способен на тонкие действия руками и нацелен на постоянною работу. Отведённый ему срок жизни - около тысячи лет - при больших сроках количество генных мутаций выходит за пределы допустимого. Биоробот-работник питается растительной пищей и, не считая огромных, сильных рук, совершенно не похож на человека. Его не надо изготавливать, он вырастает сам, причём очень быстро, из обычной яйцеклетки, как и любое животное. Дёшево и сердито!

    Генетическая революция, которая началась очень давно, примерно в наше время, кардинально изменила мир, сняла проблемы экологии. Теперь бывшие сельскохозяйственные поля покрыты лесами. Но древнему движению "зелёных" все равно надо сказать спасибо - они сохранили до её начала многие исчезавшие виды, куски ДНК которых, используются при разработке новых видов с необходимыми параметрами, что в много раз облегчает эту работу. Еще одно кардинальное отличие, характерное для этого будущего - дефицит и чрезвычайная дороговизна тяжелых элементов. Прежде всего, это металлы. Как я понял, все месторождения были относительно быстро полностью разработаны. С тех пор наступили времена жесточайшей экономии и полной утилизации тяжелых элементов. Так, например, все машины состоят почти полностью из пластика, а металл применяется очень ограниченно. К каждому изделию прикладывается сертификат с указанием содержащихся в нем металлов и их весом. Владельцу старой машины новая обойдется почти бесплатно только в том случае, если он сдаст в утиль старую.

    Особенно дороги изделия электронной техники, энергетики и космическая отрасль. Обусловлено это большим содержанием металлов. Искусственный термоядерный синтез позволяет получать элементы с атомным весом не тяжелее углерода. Металлы же образовывались в результате особых условий, сопутствующих рождению звезд определенного типа. Производство космической техники уже перенесено на Луну и Марс (используются местные ресурсы) - но какова её цена!

    На этом Ренделл Гуд закончил первую лекцию и предложил нам задавать вопросы, как он просил, в рамках предложенной темы.

    Возникла небольшая пауза. Мы осмысливали услышанное.

    - Понятно... - нетвердым голосом протянул Билл. Сомневаюсь, что ему было все понятно. - Но почему же все-таки роботы не металлические или хотя бы пластиковые? Эти материалы намного прочнее и надежнее.

    - Есть пластиковые машины, предназначенные в основном для перевозок. Колесо имеет гораздо более высокий КПД, чем любой другой привод перемещения. Если, например, человек поедет на велосипеде, а не пойдёт пешком, то на преодоление одинакового расстояния он затратит в семь раз меньше энергии. Что же касается ручных работ, то здесь конкуренции биороботам нет, к тому же надежность их значительно выше - тысячу лет работы не выдержит не одна пластико-металлическая машина, а цена биоробота несоизмеримо меньше. Конечно есть и исключения - работа в агрессивной среде и в условиях аномальных температур, - молодой историк на секунду замешкался.

    - Это так, Билл, - вмешался Фрэнсис. - Дело в том, что в организме постоянно обновляется все: каждый вид клеток, тысячи видов молекул, из которых состоят клетки - все они имеют индивидуальный запрограммированный оптимальный срок жизни и постоянно заменяются новыми. Собственно, на это и уходит 80-85% потребляемой пищи, и только 15-20% от нее - на движение. Пища, состоящая из белков и углеводов, дробится на составляющие молекулы (нуклеотиды и аминокислоты), из которых затем взамен выбывающим, строятся новые гигантские молекулы (ДНК и белки), нужные организму. Энергия на такое строительство идет от переработки в основном углеводов (сахаров и жиров). Еще в наше время доказали, что человеческий организм полностью, вплоть до последнего атома, обновляется за восемь лет. В принципе, если устранить запрограммированность смерти, и если бы не случайные изменения в ДНК, вызываемые радиацией или другими факторами - организм из обновляющихся клеток мог бы существовать вечно! Другое дело, что для устойчивого существования каждого вида имеется запрограммированный в том же ДНК срок жизни отдельной особи, весьма далекий от бесконечности; но и его можно исправить, - Фрэнсис закинул ногу на ногу и, отвалившись в кресле, внимательно взглянул на Ренделла. - В связи с этим у меня к вам такой вопрос. Какова теперь продолжительность жизни людей? Сколько вам лет?

    - Вы правильно мыслите. Да, мы залезли в ДНК человека, увеличив продолжительность жизни, но не на всю катушку. Срок жизни современных людей зависит от них самих и покупается за деньги. Заработанные собственным трудом деньги (считается, что и бизнесмены зарабатывают свои миллионы собственным трудом, но для них установлено специальное ограничение), являются мерилом ценности данной конкретной личности. Чем больше конкретный человек приносит пользы, тем больше денег он имеет и соответственно получает возможность купить препараты, продлевающие жизнь. Если кто-то вообще не хочет работать, а работа у нас практически только интеллектуальная, творческая, он будет неплохо жить, но только триста лет. В среднем люди живут пятьсот лет, выдающиеся таланты до тысячи лет, ну а гении, по закону трех тел, не более трех тысяч лет. Но здесь я уже начинаю преждевременно выдавать информацию. Подробнее об этом поговорим позднее. Скажу только, что мне всего двести два года. Кстати, право рождения ребенка тоже покупается и стоит очень дорого.

    Я с огромным интересом, жадно, как губка, впитывал смысл каждой фразы. Уже стало ясно, что с момента запуска "Старлайта" прошло не менее тысячи лет. В конце концов, не такое уж и плохое это будущее - творческий труд, полная обеспеченность, огромный срок жизни.

    - Превосходно, - раздраженно сказал Дэн. - Потрясающе. Значит, одним подыхать, как собакам, через каких-нибудь триста лет, а другим отпущены тысячи! Это ж геноцид!!!

    - Да... Ловко вы придумали, - Стив в сомнении покрутил головой. - Своеобразный естественный отбор интеллектуалов. Ну конечно, зачем нужны простые чернорабочие со своими запросами, если есть биороботы. Я давно думал о необходимости продления жизни. Вечная жизнь человека - это плохо для развития общества, но её продолжительность должна по крайней мере раз в десять превышать срок становления и обучения личности, то есть быть не менее трёхсот лет. Ренделл, скажите, срок нашей жизни можно увеличить? А то через каких-нибудь тридцать лет мы превратимся в стариков.

    - К сожалению, это уже невозможно сделать с вашими телами, но после соответствующей обработки сперматозоидов ваши дети смогут жить так же, как мы. Есть, правда, еще один вариант, но пока я не имею права об этом говорить, - Ренделл, заложив руки за спину, опять не спеша прошелся к окну.

    Кажется, он устал объяснять достижения своего мира и особенно отвечать на вопросы, возможно, из-за напряжения, вызванного боязнью сболтнуть лишнее. Искоса, он посматривал на нас, скорее всего, примитивных в его представлении людей. Историк-философ, конечно понимал: умственно люди за прошедшее время не изменились, да и сделано было в 20-21 веке ой как не мало. Ведь на самом деле, каменный топор придумать не легче, чем лазер, а лазер - не легче, чем биоробота. Но понимал он это все разумом. А душой, эмоциями, уверен, мы ощущались далекими, непохожими на людей настоящей цивилизации. Малознающими, обиженными судьбой... И век наш был короток, кровав, и тёмен...

    - Скажите, есть ли цивилизация на Є Эридана? - настало время и мне задавать вопросы. - Какие вообще они? Сколько их, со сколькими установлены контакты?

    Ренделл поморщился:

    - Эта тема также выходит за рамки дозволенного на сегодня, но кое-что я всё же скажу. На планетах Є Эридана нет вообще никаких форм жизни, - он обвел нас взглядом, изучая произведённое впечатление.

    - Но извините, - встрепенулся Дэн. - А как же сигнал, пришедший оттуда? Ведь он явно носил искусственный характер!

    - В том-то и дело, что он пришел не совсем оттуда. Звезда, от которой он был выпущен, находится на расстоянии не одиннадцать, а тысяча семьсот пятьдесят световых лет. Тут наложилось много случайностей. Случайно полученный землянами кусок сообщения предназначался другим, и расшифровать его мы смогли только относительно недавно, - молодой ученый старательно избегал называть даты. - Плотно контактируем мы с 112 мирами, известно и о существовании других звездных сообществ. Ближайшая цивилизация находится на расстоянии тысяча четыреста двадцать световых лет.

    - Как же можно "плотно контактировать" на таких расстояниях? - удивился Билл. - Пока космонавты долетят и вернутся, - сменятся поколения!

    - Оставлю пока ваш вопрос без комментариев, - стараясь сохранять спокойствие, Ренделл вернулся к нашему столу. - Может, закончим на сегодня? Вы получили достаточно...

    - Последний вопрос, - прервал его Дэн. Расслабившись, он вытянулся в кресле. - Каков сегодняшний уровень компьютерной техники?

    Ренделл почему-то уже стал терять терпение. Кажется, ему не нравились наши вопросы.

    - Компьютеры бывают разные - от примитивных, в машинах с автопилотом, до систем Искусственного Интеллекта. В последнем случае вся мощь сверхкомпьютера служит интересам человечества, без ИИ мы бы остались в вашем каменном веке, - в голосе Ренделла сквозило раздражение.

    - Позвольте! - опять вмешался я. - Не проще ли было не создавать сверхкомпьютеры с ИИ, особенно если учесть их металлическую дороговизну, а раз уж вы владеете кодом ДНК, так его исправить, чтобы получить гигантский и мощный органический мозг-компьютер. Разве это не реально?

    - Реально. Но не нужно. Все равно мощность такого мозга будет в бесконечное количество раз меньше компьютерного. Судите сами: в мозге сигналы от одного нейрона к другому передаются по аксону волной ионных потенциалов. Их скорость очень мала - в несколько миллионов раз медленнее, чем скорость распространения импульсов по электронным проводам в компьютере. Ведь электричество "течёт" со скоростью света! И еще одно. Размер нейрона и размер современной, аналогичной по возможностям, электронной схемы несоизмеримы, последняя - многократно меньше. Опять же, надежность и долговечность... Вот и подумайте, - Ренделл взял со стола свою папку, давая понять, что разговор окончен.

    Мы и сами уже устали. Несколько часов совершенно новой и иногда шокирующей информации - это довольно утомительно.

    Когда мы попрощались с Ренделлом, я, для формальности, предложил ребятам перенести обмен мнениями между нами на завтрашнее утро, но расходиться, как я и думал, никто не пожелал. Все были взбудоражены новыми сведениями, жутко хотелось поделиться первыми соображениями и впечатлениями.

    Дэн смотрел на меня с каким-то необычным выражением.

    - Знаешь, Майкл, - произнес он, - я не стал спрашивать в лоб, но мне показалось, что их общество носит черты какого-то социализма, что ли... Ренделл сказал "заработанные собственным трудом деньги". Значит, "от каждого по способностям - каждому по труду" - знаменитый лозунг социализма в действии. А как же частная собственность? Ведь он утверждал, что на продление жизни или право рождения ребенка можно заработать только собственным трудом. Следовательно, просто богатых людей либо не существует, либо на свои деньги они не могут купить эти две самые большие ценности.

    Я недоуменно поднял брови:

    - Думаю, верно последнее. Но никакого социализма здесь нет! На не заработанные собственноручно капиталы, полученные, например, в наследство, можно купить все, кроме долгой жизни и детей. Не вижу в этом ничего плохого. Именно честно заработанные деньги в виде окладов, премий, гонораров, прибыли от капитала (но не сам капитал) и показывают в большинстве случаев, насколько ценна твоя личность для общества и, соответственно, оно как бы позволяет этому человеку дольше быть его членом.

    - Подожди, подожди, - Стив взял меня за локоть. - У тебя у самого проскальзывают какие-то социалистические нотки. Смотри, например, мне по наследству досталось крупное состояние и, решив заняться бизнесом, я открыл собственное дело. Дело пошло, и я заработал кучу денег. А ты, допустим, не имел стартового капитала и пошел работать простым шофером и за то же время получил очень мало денег. Далее. Предположим, что у нас одинаковые (средние) умственные способности, и работали мы, (чисто физически) одинаково. По - твоему выходит, что я в этом случае заслуживаю как личность больше жизни, но ведь мы предположили, что как личности мы одинаковы - и по умственным способностям, и по трудолюбию. Как быть с этим противоречием?

    - А никакого противоречия здесь нет, - ответил я. - Сам посуди. Да, трудились мы одинаково, вот только отдача от нашего труда была разная. Ты бы мог вообще почти не работать, но если, условно говоря, в результате твоих нескольких звонков другим бизнесменам или еще куда, появилось бы огромное количество новой, качественной продукции, то польза от этого была бы, несомненно, значительно больше, чем от того, что я, за это же время, работая в поте лица, перевез бы несколько десятков человек. Кроме того, не забывай, что, когда ты рискуешь вкладывать свои капиталы в дело (а не в яхты и другие наслаждения), это уже само по себе приносит пользу стране, а на тебя накладывается ответственность, что так же стоит больших денег. Именно из-за большей ответственности и значимости труда начальники получают больше подчиненных. В приведённом Дэном социалистическом лозунге, следует заменить концовку, вместо "каждому по труду", надо - "каждому по РЕЗУЛЬТАТАМ труда".

    Хоть я и защищал это странное будущее, в эту минуту почувствовал себя неуверенно. Ну почему, в самом деле из-за везения, из-за доставшегося наследства, один сможет жить долго, а другой нет? Дайте этому другому такой же шанс - у него получится не хуже! Какое же смертельное унижение (в буквальном смысле) должна была испытывать часть людей из этого, с позволения сказать, "светлого" будущего?

    Я устало помассировал виски и закрыл глаза. Подумал: "Черт возьми, в конце концов, в наше время было не лучше - богатые (а многим из них стать таковыми посчастливилось по воле случая), могли покупать дорогие лекарства, делать операции ценой в целое состояние, и оставались жить. А вот бедные... Наверное все же, абсолютная справедливость не будет достижима никогда!.. "

    - Ну хорошо, а как же быть с крупными художниками, которые за не столь уж трудоемкую мазню получают весьма немало?! - напористый голос Дэна вернул меня к реальности. - Неужели от их картин такая уж большая польза обществу? Или известные спортсмены, - какая от них польза? Почему у них такие баснословные гонорары? Почему?!! - Дэн никак не унимался. Зайдясь в раже, он уже почти выкрикивал свои доводы. Кажется, я задел его за живое.

    - Представь себе! Именно столько пользы, сколько они получают! - я с вызовом посмотрел ему в лицо. - Когда люди после работы приходят на выставку смотреть картины или пусть даже изучают их по альбомам с репродукциями, покупают и вешают дома копии, - они отвлекаются от своих проблем, испытывают положительные эмоции. Они как бы лучше отдыхают, а лучше отдыхают - значит, завтра будут лучше работать (это доказано)! Вот тебе и польза. За время существования картины ее могут увидеть миллионы или даже миллиарды людей и соответственно наработать дополнительные капиталы. Последнее (количество посмотревших картину людей), связано с известностью, "раскрученностью" имени автора, что само по себе является разновидностью "капитала". Стоимость древнего произведения искусства, кроме того, о чем я говорил, значительно увеличивается и за счет того, что оно обладает и другой ценностью - отражает реальный мир вещей и мыслей людей прошлого времени. Эта фиксация среза времени имеет большую научно-познавательную ценность. С крупными спортсменами ситуация примерно такая же, как с художниками. Смотря их соревнования, люди лучше отдыхают, а следовательно, лучше работают, и, кроме того, некоторые сами стараются держаться в спортивной форме. Это улучшает здоровье человека и, значит, отдачу от него. Как видишь, Дэн, польза от людей искусства или спорта огромная. Надеюсь, мне удалось тебя убедить?

    - Ты рассуждаешь как-то уж слишком примитивно, - немного успокоившись, Дэн в задумчивости изучал свои пальцы. - Ту пользу, о которой ты говоришь, невозможно точно посчитать, да и никто этим не занимается, однако гонорары выплачивают вполне конкретные.

    - Господа, вы слишком увлеклись и, по-моему, отошли от предмета встречи, - не утерпел Стив. - Есть гораздо более интересные темы для обсуждения! Например вы, обратили внимание на то, как Ренделл ответил на мой вопрос? Как понимать его фразу о том, что уже невозможно продлить жизнь нашим телам? А душе, значит, продлить жизнь можно? Непонятно...

    - Стив, извини, сейчас только отвечу Дэну, и поговорим о долголетии, - опять вмешался я. - Конкретные размеры гонораров исподволь, незаметно складываются от приносимой человеком пользы. Давай рассмотрим, например, такую цепочку. Предположим, ты можешь ставить спортивные рекорды или побеждать в соревнованиях. Ты становишься известным, многие люди болеют за тебя, благодаря тебе и таким как ты смотрят эту телепередачу или покупают билеты на стадионы. Если передача популярна, в неё дают дорогую рекламу. Из-за популярных передач возрастает общая популярность телеканала и соответственно цена реклам на нем. Получается, что телевизионщики, рекламодатели готовы платить эти огромные гонорары спортсменам, переманивая их друг у друга, чтобы и самим получать прибыль. Как видишь, Дэн, все находится в тесной обратной связи и зависимости, а мерилом всему, в конечном счете, является приносимая тобой польза людям, обществу. Да, конечно, случайная несправедливость возможна - даже гений может остаться незамеченным, и хороший, честный человек умереть как бездомная собака. Но для развития общего прогресса, даже какие-нибудь 10-20% несправедливости не играют решающего значения, - наконец я выговорился и перевел дух. Откинулся на спинку кресла и уже совершенно спокойно закончил:

    - Ну, а что касается долголетия, то Ренделл упомянул о какой-то другой возможности, и пока он сам о ней не расскажет, мы вряд ли о чем сможем догадаться.

    - Это точно, - к разговору подключился Билл. - Меня, например, интересует все же, как они контактируют с другими цивилизациями при таких колоссальных расстояниях. Если ближайший обитаемый мир находится на удалении 1420 световых лет, то на каком же самый далекий из этих 112?

    - Наверное, они превысили скорость света, - предположил Стив. - Иначе это не поддается объяснению.

    - Это не смешно, - устало ухмыльнувшись, продолжил Билл. - Все присутствующие здесь, я уверен, знают, что наукой неопровержимо доказано, что превысить скорость света невозможно, при приближении к ней у перемещающегося тела масса приближается к бесконечно огромной, а время останавливается. Ты что, не знаком с теорией относительности Энштейна?

    - Да, Стив, превысить скорость света так же невозможно, как и достичь температуры минус 1000 градусов Цельсия, - согласился Фрэнсис. - Существует граница, так называемый абсолютный нуль - это температура минус 273 градуса Цельсия. При этой температуре все молекулы и атомы прекращают свое хаотичное движение и полностью останавливаются. А чем больше и быстрее они двигаются, тем выше и температура, которая и есть функция от их движения. Поэтому понятно, что остановиться больше, чем стоять на месте, невозможно и, следовательно, более низкой температуры быть не может. Совершенно аналогичная история и со скоростью света.

    - Ну да, ну да... - раздраженно процедил Стив. - А то я в школе не учился...

    Он встал и, сделав несколько шагов по направлению к окну, вдруг повернулся и добавил, видимо обращаясь к Фрэнсису:

    - А чему равно два в квадрате?

    - Не задавай идиотских вопросов, - Фрэнсис посмотрел на него сочувственно.

    - И всё-таки?

    - Ну четыре.

    - А три в квадрате?

    Немного помедлив с ответом, Фрэнсис выдал:

    - Ну девять.

    Видимо он подозревал какой-то подвох, только никак не мог понять - где он?

    - А чему равен угол в квадрате?

    - Ничему. Бессмыслица какая-то.

    - Что и требовалось доказать, - довольно потирая руки, ехидно заключил Стив, - развелось тут "умников", а элементарщины не знают. Угол в квадрате равен девяносто градусам!

    Удовлетворенный произведённым впечатлением, он снова плюхнулся в кресло.

    Лицо Фрэнсиса слегка покраснело. Конечно, его задела подколка, и я боялся бурной реакции. Не хватало нам еще только между собой разругаться. Но Фрэнсис поджал губы и промолчал.

    - Ладно, ты у нас известный гений! - сказал я, обращаясь к Стиву, и чуть подумав, решил перевести разговор в другое русло. - Для этого будущего наверняка нужны громадные количества энергии. Нефть, уголь, газ наверняка были полностью выработаны еще до того, как кончились металлы.

    - Думаю, что один из вариантов - более полное использование энергии Солнца, - глубоко вздохнул Дэн. - Наверное, на орбите установлено множество лазерных или мазерных установок наподобие тех, которые использовались для разгона "Старлайта". Солнечная энергия в концентрированном виде поступает на землю, преобразуется и затем уж может использоваться где угодно.

    Уже давно стемнело. На часах пробило за полночь, а мы все разговаривали, высказывали предположения, спорили до хрипоты. Постепенно наваливалась усталость и сонливость. Стало ясно - пора расходиться, от дальнейшего полуночного бдения не будет никакого толка. Посидев еще немного, мы наконец разбрелись по своим комнатам.

     

     

     

    Спал я скверно. Ныла правая нога, и временами, просыпаясь от неосторожного движения, мне приходилось поворачиваться медленно и осторожно. В воспаленном от давешних впечатлений сознании, а возможно, и из-за болей в стопе, крутились вязкие обрывочные кошмары.

    Сильный стук в дверь заставил меня окончательно проснуться. Я лежал в уже светлой комнате. Солнечные лучи, бившие прямо в полированные дверцы шкафов, расположенных у стены напротив окна, отражаясь большими прямоугольными бликами, замерли на обоях.

    Очумело привстав на постели, я начал лихорадочно соображать, кто бы это мог быть: "Не иначе как что-то случилось?..".

    - Майкл! Открывай быстрее, это мы!

    Стук стал еще громче и настойчивей.

    - Плохие новости... Да открой же...

    - Подождите немного, - пробубнил я.- Сейчас иду.

    И натянув штаны, я запрыгал на одной ноге к двери.

    На пороге возникли Дэн с Биллом и еще какой-то тип. Разгоряченное лицо последнего казалось озабоченным, его крупный нос покрыт испариной. Незнакомец имел средний рост, черные волосы, не менее черные брови и волевой, упрямый взгляд. Был он худощав и производил впечатление сильной личности. Мельком осмотрев помещение, он изучающе уставился на меня.

    - Извини, Майкл... - торопливо начал Билл.

    - Что случилось? - балансируя на одной ноге, встревожено поинтересовался я.

    - Тут вот какое дело... Этого человека зовут Джо Райт. Он по своей личной инициативе пришел к нам. Случайно первым ему попался Дэн. Он рассказывает такое...! Мы заходили за Стивом и Фрэнсисом - они сейчас будут. Нам всем необходимо его выслушать... это все меняет... Какой-то ужас..., - надорванный голос Билла звенел в моих ушах.

    - Располагайтесь. Я сейчас быстро умоюсь.

    Когда подошли и остальные члены команды, Джо Райт неожиданно хриплым и низким голосом начал свой рассказ.

    Оказалось, что он является руководителем службы наземной транспортировки и снабжения Космопорта. Наше возвращение пока держат в секрете, и он сам узнал об этом случайно. Джо сказал, что это великая глупость, и он уже исправил её, передав соответствующие материалы в средства массовой информации, и уже сегодня о нас узнают все страны.

    - Простите, может, я чего-то не понимаю, но как вы могли пойти на это, - удивился Стив. - Ведь за такие вещи по головке не погладят!

    - Когда вы меня выслушаете, все станет ясно, - Джо заметно волновался. Вытерев тыльной стороной кисти пот со лба, он продолжил. - Конечно, вам не сообщили, что произошло с нашей планетой... Всю власть захватил компьютерный мозг, по-другому, Искусственный Интеллект, короче говоря ИИ! Мы, люди, по сути, порабощены им и работаем на его жизнеобеспечение! - он замолчал, очевидно, давая нам возможность осмыслить сказанное.

    Повисла мертвая тишина. Я не верил своим ушам. Как же так? Как могло произойти подобное? Любимая тема фантастов - реальное будущее? Нет, это какая-то чушь, какой-то бред... Может, очередной сон? На всякий случай я ущипнул себя за локоть - нет, это не сон! По рассказам Ренделла, по поведению людей, которых мы видели до сегодняшнего дня, у меня сложились достаточно радужные представления об этом мире. Но... Зачем же тогда всё-таки такая секретность? Почему нас поместили в этом изолированном доме? Почему скрыли наше возвращение? И еще, я вспомнил предупреждение своего друга Роберта о том, что в будущем может возникнуть опасность, исходящая от ИИ. Неужели осуществился его мрачный прогноз? Но только если все это так, если Джо Райт говорит искренне, если это правда, а не грязная болтовня, то... Патология какая-то... Если Ренделл и другие сознательно нас обманывали, то это просто свинство. А если похуже? Может, большинство людей оболванено с детства и сами не ведают, не понимают, насколько страшна истинная суть подобной системы. ИИ, стоя за сценой, дергает за ниточки... Значит, нет свободных людей будущего, а есть лишь беспомощные марионетки, и я был полным кретином, болваном, с радостным умилением любующимся мухомором. Впрочем... доказательства! Нужны доказательства!

    - Чем вы подтвердите свои слова? - облизнув вдруг пересохшие губы, я постарался взять себя в руки.

    - Это станет очевидно и вам, как только вы сможете поближе изучить наше общество, - ответил Джо. - В каждом городе есть свои ИИ, они управляют всеми коммуникациями, инфраструктурой, людьми и вообще практически всей жизнью. В Нью-Йорке, точнее, рядом с городом, находится главный ИИ всей планеты. Его электронная начинка занимает площадь в несколько десятков квадратных километров. Ему подчиняются ИИ городов, которые опутали своими "щупальцами" всю Землю. Да, в принципе, без таких сверхмощных компьютеров наша цивилизация не смогла бы нормально существовать. Они нужны, но вот вопрос - они существуют для нас или мы существуем для них? Я считаю, что первое утверждение должно быть истинным, но в реальной жизни все наоборот.

    - А что же, народ разве этого не знает? - Дэн непонимающе наморщил лоб. - Неужели люди совсем ослепли? А если не ослепли, то что им мешает уничтожить компьютерный мозг или подправить его программу?

    Джо тяжело вздохнул и, пожав плечами, сказал:

    - Я много раз пытался осмыслить это. Ну во-первых, сделать это было крайне сложно... Кроме того, большинство людей считает существующее положение нормальным. Возможно, они глубоко не задумываются, но, скорее всего, это результат соответствующего воспитания на протяжении десятков тысячелетий...

    - Что?!.. - с трудом выдавил я враз осипшим голосом.

    - Что вы... сказали?..

    - Вам даже не сообщили, какой сейчас год? - брови Джо удивленно взлетели. - Да... Этого следовало ожидать... Сейчас 208712 год от рождества Христова, а компьютерный ИИ управляет планетой уже около ста пятидесяти тысяч лет.

    - Господи, да мы ископаемые!.. - Стив вытаращил глаза.

    Пораженные услышанным, мы замерли, не в силах нарушить нависшую тишину. Вытянувшиеся лица, изумленно раскрытые рты... Мы застыли как изваяния.

    Обрушившаяся новость никак не укладывалась в голове. Двести тысяч лет... Прошло двести тысяч лет! В мозгу шумело, мысли смешались... Двести тысяч...

    Не знаю, сколько пролетело секунд или, возможно минут, когда я вновь обрел способность воспринимать смысл произносимых Джо слов.

    - ...Имеющий глаза видит, имеющий мозги соображает. Но одной сообразительности в данном случае недостаточно. Чтобы противостоять массированной психической обработке государства, проводимой с самого детства, устоять перед поведением всех людей ("толпы"), преодолеть заложенный в каждом стадный инстинкт, нужно, прежде всего, иметь абсолютную независимость мышления, сверхсильную волю, что является своеобразным талантом и встречается далеко не у каждого. Кроме того, необходимо наличие сильной логики и хорошей памяти, чтобы самому докопаться до истины. Вероятность одновременного сочетания всех этих характеристик у одного человека довольно мала. Вот и получается, что в нашем мире большинство людей считают существующее общество, во главе с ИИ, хорошим. Но так думают не все, и МНЕ ИЗВЕСТНЫ ЭТИ НЕСОГЛАСНЫЕ, - звучно сглотнув, Джо перевел дух и продолжил. - Да что я вам объясняю? Вы ведь и сами жили в те времена когда, на Земле существовали государства фашистского, коммунистического и других тоталитарных типов. Ведь большинство людей в них верили в пропагандируемые идеалы, и ведь что интересно, часто даже очень умные индивидуумы не могли преодолеть стадное чувство, впитанные с молоком матери лживые лозунги и отрешиться от эфемерных, бредовых идей!

    - Джо, хочу вас немного поправить, - первым обрел дар речи Фрэнсис. - Мы жили почти на сто лет позже падения большинства таких режимов.

    - Это несущественная мелочь, главное, они вам хорошо известны, - Джо взял чашечку горячего кофе, только что наполненную баром-автоматом по приказу Стива.

    Из-за необыкновенной важности и срочности этой встречи мы решили не идти в столовую, а ограничиться легким завтраком, состряпанным на скорую руку, из содержимого моего мини-бара.

    - А сейчас, значит, существующий режим охватил всю планету? - сокрушенно спросил Стив. - У вас что, вообще нет деления на государства, или как?

    - Государства существуют, но это не совсем то, что было в ваше время. У нас существует очень четкое разделение стран по типам выпускаемой продукции. Очень глубокая специализация, например Япония, производит только телекоммуникационные системы. А у нас в США специализация на компьютерную, космическую и некоторую другую высокоинтеллектуальную продукцию - другие страны этим вообще не занимаются. Взаимная интеграция настолько глубока, что я думаю, если бы какая-нибудь страна вдруг исчезла, последствия были бы довольно печальными. Ну, это как если бы у человека удалить, допустим, какую-нибудь селезёнку.

    - Об этом можно было бы и самим догадаться, - заметил Дэн. - Это разделение функций между странами стало появляться еще в наше время.

    - Что-то здесь не так! За время нашего отсутствия на Земле не могло пройти двести тысяч лет! - очнулся Билл. Все удивленно посмотрели на него. - Мы летели почти со скоростью света, значит, до звезды, с помощью которой мы развернулись, "Старлайт" летел около ста тысяч световых лет. Но ведь наша Галактика представляет собой почти плоский блин из миллиардов звезд, диаметр которого составляет тоже примерно сто тысяч световых лет. А так как Солнце находится не на самом ее краю, - мы бы просто вылетели за пределы нашей Галактики и не смогли бы развернуться. Какая-то чушь!

    - Действительно, чушь, - на губах Джо заиграла усмешка. - И здесь, как я понимаю, вас надули. Да, наш "Млечный путь" маловат для подобного маневра. Но дело в том, что одна звезда не смогла бы вас развернуть в принципе. Были бы чудовищные, невыносимые перегрузки и, кроме того, кораблю пришлось бы пролететь слишком близко к звезде. Он бы просто сгорел в ее атмосфере. На самом деле вы разворачивались постепенно, пролетая рядом с десятками звезд, по чуть-чуть отклоняясь у каждой. Вы как бы описали гигантский круг из множества ломаных линий, обогнув часть нашей Галактики. И вам еще повезло: если бы компьютер не смог нащупать нужную траекторию, или бы кораблю не хватило топлива для ее корректировки, вы бы вылетели за пределы "Млечного пути" и, пока попали бы в какую-нибудь другую галактику, прошли бы уже, возможно, миллионы световых лет!

    "О чем они думают...", - мелькнуло у меня в голове. Эта тема меня совершенно не интересовала. "Как нам жить дальше? Можно ли исправить сложившееся положение? Как заставить искусственный интеллект работать на человечество? Как загнать его в допустимые рамки? Чем конкретно мы сможем помочь?" - вот вопросы, пронзительно пульсировавшие в моем мозгу.

    Вздохнув, я встал и подошел к распахнутому окну. В груди щемило. В наступившей тишине стали отчетливо слышны звуки летнего леса. Какая прекрасная природа, и какая ужасная цивилизация!

    - Джо, мы ограничены во времени, - обернувшись, жестко произнес я. - Давайте перейдем к делу. Полагаю, вы ведь пришли сюда не только затем, чтобы проинформировать нас о том, что скрывал Ренделл.

    - Вы правы. Я давно вынашивал мысль, как побороть это зло. У меня есть друзья, знакомые, разделяющие мои взгляды, это почти что тайная организация. Более того, можете не сомневаться, сочувствующие люди найдутся в каждом городе. Нужно только начать. Именно вы можете стать теми людьми, вокруг которых сплотится свободолюбивое человечество!

    - Почему же именно мы? - Я удивленно уставился на него.

    - Очень важно то, что сегодня вы станете знаменитыми астронавтами, вернувшимися через двести тысяч лет. Вы знаете не понаслышке времена, когда ИИ еще не было на планете. Вам поверят, за вами пойдут массы. Далее, как мне известно, здесь рядом, на вашем звездолете, находится целый арсенал мощного оружия, включая ядерное. Поясню, что у сил, охраняющих порядок и ИИ, просто нет ничего подобного. Уже более сотни тысяч лет нет никаких войн. Преступники есть, но всепроникающий, тотальный компьютерный контроль их сильно поприжал. Изготавливать оружие самостоятельно они не могут, и для их подавления достаточно обычных пистолетов и автоматов, стреляющих усыпляющими препаратами. А металлы стоят баснословно дорого, вот и переплавили давным-давно все оружие. Чтобы с нуля создать что-то подобное, ИИ потребуется не менее двух-трех месяцев. Но мы не дадим ему этого времени! - Глаза Джо сверкнули неугасимым огнем. - Кроме того, вы - обученные профессионалы, умеющие воевать, сегодня здесь вряд ли кто с вами сравнится. И еще один штрих - мы находимся, можно сказать, в двух шагах от ИИ всей Земли!

    - Джо, вы так открыто обо всем говорите, а между тем, возможно, здесь все прослушивают и просматривают..., - осторожно заметил Билл.

    - Мне известно, что нас записывают несколько камер, - наш новый знакомый чуть ухмыльнулся. - Но это не полиция и не служба безопасности. Вас изучает научно-исторический отдел, причем сегодняшняя запись к нему поступит только через три дня - пока не наполнится накопительный буфер, данные не транспортируются. Им спешка ни к чему. Поэтому у нас есть немного времени. Но использовать его надо с умом - на счету, каждый день, каждый час! Я в любом случае свой выбор сделал - дело за вами!

    Возникла небольшая пауза. Озабоченно нахмурившись, я погладил свой подбородок. В мыслях по-прежнему господствовал какой-то хаос. Нам потребуется крепко подумать, возможно, ещё раз побеседовать с Ренделлом, чтобы переварить информацию и принять решение. Меня охватило чувство неопределенности.

    - Если мы дадим положительный ответ - на нас ляжет огромная ответственность, - я посмотрел на членов экипажа. - Ведь без кровопролития здесь не обойтись. Вероятно, будут многочисленные жертвы и разрушения... Нам необходимо всё обдумать.

    - Ответ нужен сегодня. Потом может быть уже поздно, - предостерег Джо.

    Он оставил свои координаты для связи, показав заодно, как пользоваться индивидуальным компьютерным коммутатором, и распрощался.

     

     

     

    - Да... черт побери! - Стив пошебуршил ногой небольшой муравейник.- Вот попали - так попали! Как куры во щи...

    Вот уже полчаса мы сидели на самом краю леса, под высокой сосной. Погода стала непостоянной - моросил мелкий дождик, временами сменяемый теплым солнечным сиянием.

    - Говорят вам, не сможет прошлое исправить будущее! - горячился Билл. - Нонсенс! Ох, это ж невозможное дело. Вот если б вернуться назад... дал бы я просраться всем этим олухам - очкарикам, изобретателям ИИ!

    И он начал употреблять те слова, какие, по мнению Стива, в этом будущем уже неизвестны.

    - Ерунда! - вмешался Дэн. - Мы же будем не одни! Поднимется всё человечество...

    - Поднимется ВСЁ? - уточнил Фрэнсис. - Вряд ли... Боюсь не избежать мировой войны. А не было её... считай вообще никогда. Что-то будет...

    Я больше молчу, чем говорю. Если честно, мне не нравится вариант кровавой бойни, да и вообще нашего вмешательства. А с другой стороны... стать, как и все здесь, рабами ИИ? Что же делать? Нет, лучше б мы сюда не прилетали...

    Небо то все заволакивалось светло-серыми ватными облаками, то вдруг местами ненадолго расчищалось, открывая бирюзовую синеву. Убаюкивающий шелест падающих капель. Свежий, наполненный влагой воздух. Какая-то грусть и печаль охватили меня. Тоска по нашему родному, покинутому миру сковывала душу. Оказалось, что мы попали в будущее, чтобы воевать, убивать, разрушать... Но и отказаться от борьбы, чтобы вот так просто провести жизнь в сытости и покое, мы не могли. Такая сытость и покой пускай лучше останется у животных в зоопарке! Мы - не звери в зарешеченном раю, мы - свободные ЛЮДИ!!! Но вот ведь парадокс, чтобы стать ЛЮДЬМИ, сначала придется превратиться в зверей... А как же "непротивление злу насилием"? Так думал я и не находил ответа.

    Ребята спорили, выдвигали предположения, обсуждали возможные пути борьбы. Дэн, Фрэнсис и Стив высказывались за безусловную поддержку Джо. Билл и я были менее уверены в таком решении. Ведь все, что мы знаем - это капля в море. Сбивчивые рассказы двух думающих совершенно по-разному людей. Всего несколько часов бесед - и мы должны сделать свой выбор, последствия которого скажутся на всем человечестве. Это почти невыносимая ноша. Получается, что мы, пятеро людей, прибывших из прошлого, решаем судьбу Земли. "А имеем ли мы на это право? - этот вопрос тяжелейшим грузом давил на мою психику. - Может, все должно идти своим чередом и меняться естественным путем? Ведь мы бы могли и не вернуться - что же тогда?"

    Время бежало быстро, но к единому мнению прийти всё никак не удавалось. В конце концов, чтобы рассеять последние сомнения, мы решили в открытую поговорить с Ренделлом. Наша встреча была назначена на три часа дня, и еще оставался час для обеда, чем мы не преминули воспользоваться.

     

     

     

    В комнате для совещаний, в томительном ожидании Ренделла, полукругом, развалившись в креслах, расположились Билл, Дэн, Фрэнсис, Стив и я. Мы собрались чуть раньше, но пока не хотели что-либо обсуждать. Стив насвистывал какую-то знакомую мелодию.

    В тот момент, когда я хотел попросить Стива "сменить пластинку", дверь открылась. Я даже вздрогнул, и тут же мною овладело смутное предчувствие надвигающейся беды. Но нет, это не служба безопасности, явившаяся за заговорщиками. Как обычно улыбаясь, судя по всему, довольный собой и своей жизнью, неспешной походкой вошел Ренделл Гуд. Его лицо светилось счастливой улыбкой - он еще ни о чем не подозревал.

    Он вошел, источая ароматный запах какого-то одеколона, в превосходном синем костюме, поздоровался и направился к своему креслу.

    - Теперь, друзья мои, я смогу вам поведать очередную порцию полезных сведений, - бодро начал он.

    Мне показалось, что сегодня, по каким-то причинам, у нашего гида по миру будущего было особенно приподнятое настроение. Жаль, но боюсь, что нам придется его испортить... Впрочем, между собой мы договорились, что прежде чем приступим к серьезному разговору, просто послушаем Ренделла.

    Он начал с обстоятельного разъяснения государственного устройства и взаимной интеграции современного мира. Суть этого устройства нам уже поведал Джо Райт, единственное отличие состояло в подозрительном замалчивании роли ИИ. Я изучающе всматривался в Ренделла. Он говорил громко, яростно шевеля губами, активно жестикулируя. Его искренняя мимика выражала гордость за свой народ, свою страну. "Скорее всего, он слепой фанатик и нам его не убедить, - подумал я. - Впрочем, нельзя исключать и того, что он сможет нас переубедить". Тут я заметил, что Ренделл сменил тему:

    - ... программа личности, психика может сканироваться, считываться с мозга каждого конкретного человека и затем храниться в "упакованном" виде и по необходимости в любой момент времени может быть перенесена в другое тело с другим мозгом.

    Правда оборудование для подобных операций недоступно для большинства: оно стоит баснословно дорого - на уровне космической техники, и государство держит на него монополию.

    - Подождите! - не утерпев, прервал его Стив. - Это что же получается, так называемая "душа" все же существует?

    - Да, существует, но это не совсем то, что вы думаете. В древности в это понятие вкладывали какой-то мистический, религиозный смысл.

    - Минуточку! - не унимался Стив. - Может, вы и в бога верите?

    - Лично я ни в бога, ни во что-либо ещё не верю - настоящий ученый не имеет права во что-либо верить, опираться в исследованиях можно только на строго доказанные факты, но около семидесяти процентов человечества, как и в ваши времена, верит в высшие силы. Это что-то близкое к знакомому вам понятию бога.

    - Если моя личность может быть перенесена в другой мозг, в другое тело, то возникает вопрос, где взять такое тело и куда девать его личность? - к разговору подключился Билл.

    - В первую очередь это приговоренные к смерти преступники - такие есть и в наше время. Его личность стирается, а вместо нее можно записать, допустим, вашу. Нужно только, чтобы по умственным способностям он соответствовал или был умнее вас. Подчеркну - именно способностям, а не знаниям - ваши знания запишутся вместе с вашей личностью, их можно даже дополнительно расширить. Кстати, преступники, совершившие менее тяжкие проступки, могут приговариваться к коррекции психики; ее стирание - самая крайняя мера.

    - Скажите, а не проще ли пересаживать весь мозг? - Фрэнсис натянуто улыбнулся, в его голосе сквозили нотки недоверия. - Или, например, подправив ДНК, взятую у этого конкретного человека, вырастить за какой-нибудь месяц его абсолютную копию-близнеца, куда затем пересадить мозг или психику?

    Ренделл досадливо поморщился, всем своим видом показывая, что мы пока еще ничего не понимающие невежды, но он, всё же, с высоты своего превосходства попробует нам помочь.

    - Пересадка мозга практически невозможна по техническим причинам. От него тянутся миллиарды "проводов-аксонов", соединяющих нервные клетки мозга со спинным мозгом и другими частями тела. При пересадке их пришлось бы отрезать, а затем вновь правильно соединить, - с упоением объяснял Ренделл. - Что же касается выращивания копии-близнеца, то есть клонирования, то за один месяц его мозг просто не сможет развиться. Если же дать ему на развитие, допустим, двадцать лет, то это тоже не спасет, так как параллельно становлению мозга формируется личность, которая, кстати, будет отличаться от вашей из-за влияния другой внешней среды. Вы ведь знаете, у однояйцовых близнецов, несмотря на абсолютную идентичность ДНК и примерно одинаковое воспитание, личности все же чуть отличаются. Ну так вот, у вашей выращенной копии, чтобы закачать туда вашу "душу", пришлось бы стереть психику, а это равносильно убийству. Другое дело, что примерно по такому пути мы можем идти, когда необходимо заменить повреждённую часть тела. Естественно, в этом случае у тела-донора не допускается развитие мозга и личности.

    - В этом я, собственно, и не сомневался, - Фрэнсис задумчиво почесал затылок. - Нам известно, что из-за идентичности ДНК, а, следовательно, организмов близнецов, при пересадке их любых органов от одного к другому не возникает иммунного отторжения тканей.

    - Какое счастье, что вы хоть что-то знаете! - съязвил Ренделл.

    "Он важничает как напыщенный индюк, - подумал я. - Как же ты удивишься, когда откроешь для себя, что нам уже известно самое главное!"

    - Ну, на сегодня довольно, - Ренделл встал и, заложив руки за спину, вразвалочку прошелся по комнате. - Задавайте свои вопросы. Только настоятельно прошу держаться в рамках рассказанной темы.

    Возникла непродолжительная пауза. Все ребята одновременно уставились на меня. На миг я замешкался, не зная, как начать. Разнообразные чувства обуревали меня - от восхищения достижениями сверхцивилизации до возмущения ИИ, незаметно поработившем человечество. И в волнах этих чувств я без труда различал раздирающие сомнения.

    - Ренделл, нам стало известно то, что вы так тщательно пытались скрыть: и то, что прошло уже двести тысяч лет и, самое главное, что всем миром, людьми управляет суперкомпьютер, или, по-другому, искусственный интеллект! - я пристально смотрел в глаза молодого, по здешним меркам, ученого. Он удивленно застыл.

    - Откуда вы это узнали? - с раздражением процедил наконец Ренделл.

    - Это неважно. Важно, что теперь мы это знаем и хотели бы услышать ваши комментарии.

    - Нашелся же какой-то идиот... - хмуро пробормотал историк. Его настроение явно упало. - Да, вам сообщили правду. Я бы и сам всё рассказал в положенный срок. Сейчас же, без предварительной подготовки это, как мы и предполагали, вызвало у вас негативное отношение.

    - Ренделл, вы случайно не оговорились? - настал черед язвить и Стиву. - Может, не "предварительной подготовки", а "психической обработки"? Не морочьте нам головы!

    - Что вы хотите этим сказать?! - пронзительным голосом возмутился Ренделл. Волна негодования охватила его. Побагровев, он уставился на нашего биолога.

    - А то, что все вы или по крайней мере большинство, с детства соответствующим образом оболванены! - Стив тоже начал переходить на повышенный тон. - Как можно не понимать, что, раз всем управляет машина, то люди просто, по сути, являются ее слугами? И ради этого стоит жить? В голове не укладывается!

    - Вы ничего не знаете! - Ренделл остервенело ринулся в словесную баталию. Его лицо исказила гримаса возмущения. - Без ИИ человечество осталось бы на допотопном уровне! Без него было бы невозможно развитие. Именно благодаря компьютерному мозгу мы достигли всего, что сейчас имеем. И не вам, жалким людишкам из каменного века, судить о нашей великой цивилизации! Да что там говорить, без ИИ был бы невозможен плотный контакт с другими мирами!

    - А никто и не отрицает роли ИИ, - я прервал затянувшиеся тирады этого фанатика. - Думаю, действительно, без него не получилось бы такого развития. Но компьютерный мозг должен дополнять людей, помогать им, находиться в определенных ограниченных рамках, быть у них на службе, а не наоборот.

    - Как вы себе это представляете? Это какой-то бред! Это невозможно! - Ренделл уже выкрикивал свои фразы. Физиономия его раскраснелась, сделалась замученной, и проступило на ней какое-то огромное, доселе тщательно скрываемое, а теперь вырвавшееся на волю напряжение... - Да и не столь уж это принципиально, кто именно управляет! Ну, рассудите сами - в ваши времена у руля страны стоял президент, а ведь спроси любого человека: "Хочешь жить сотни лет? Хочешь быть абсолютно всем обеспеченным? Хочешь заниматься только творческим трудом, который тебе интересен? Тогда выберешь президентом машину, если это сможет дать только она?" Уверен, большинство предпочли бы ИИ! Ну в самом деле, какая разница какому-нибудь Джорджу, кто конкретно возглавляет страну? Ему главное жить хорошо, с интересом и долго...

    - Какая, однако, у вас низменная философия! - жестко произнес Дэн. - Но, слава богу, не все так думают. Мы готовы отдать жизнь за счастье человечества. Ведь, в конечном счете, ваш государственный уклад может привести к трагическим последствиям. Пройдет еще сотня другая, тысячи, миллионы лет, и люди могут оказаться вообще ненужными ИИ, и что тогда?

    - Кажется, дело зашло слишком далеко! Все повернулось даже хуже, чем мы могли предположить... - с этими словами Ренделл потянул руку к внутреннему карману. Его лицо из красного стало белым, на лбу выступила испарина.

    Реакция Билла была молниеносной. Как из катапульты, вылетев из своего кресла, он в эффектном прыжке хлестко ударил Ренделла ногой в челюсть. Не успев даже вскрикнуть, крутанувшись волчком, историк рухнул на пол.

    - Ничего не скажешь... Превосходный нокаут, круче чем в кино, - Стив ухмыльнулся. - Чистая работа!

    - Да уж... Это не кино, а жизнь - махать руками и ногами по полчаса тут ни к чему, - Билл присел на корточки, ощупывая Ренделла. - Черт меня подери! Оказывается, он полез за своим компьютерным коммутатором!

    Билл передал мне небольшое устройство, размером с записную книжку.

    - Ну вот, теперь у нас их будет уже два, - спокойно заметил я. - А ты поступил правильно - Ренделл почувствовал неладное и наверняка хотел объявить тревогу.

    - А что с ним теперь делать? - поинтересовался Фрэнсис, кивнув в сторону распластавшегося тела.

    - Надо его связать, заткнуть рот кляпом и спрятать пока в шкафу, - я вздохнул. - Сдается мне, что он еще может быть полезен.

    ...Итак, выбор сделан, Рубикон перейдён. Еще около двух часов мы обсуждали наши дальнейшие действия. Все единогласно подтвердили мои полномочия командира - в условиях вероятных боевых действий необходима жёсткая дисциплина и единоначалие. Связавшись с Джо, мы пригласили его зайти для уточнения общего плана и деталей предстоящей операции.

    За окном сгущались сумерки, но, несмотря на это, как только появился Джо, мы все вместе направились к лесу - нельзя было допустить, чтобы наше стратегическое совещание, в записанном виде, стало достоянием ИИ.

    Наступил вечер. Последние темные и неопределённые, как дым, облака охватили полнеба. Краски медленно угасали, и только напротив заходящего солнца стояло алое сияние. Уже не слышно, не видно ни одной птицы, все вокруг испещрено длинными тенями.

    Мы расположились на окраине оглохшего леса. Несколько секунд неизъяснимой тишины уходящего дня...

    Хриплый и низкий голос Джо вывел меня из задумчивости. План нашего нового друга состоял в следующем: прежде всего, необходимо захватить "Старлайт", и сделать это надо сегодня ночью. Его охраняет патруль лишь из трех полицейских - биороботов. Далее, мы перегружаем все оружие на четыре грузовика. Джо порадовал нас, сказав что, с транспортом проблем не будет - в любое время, почти в неограниченном количестве, недаром он начальник отдела снабжения Космопорта. После этого мы должны захватить город Луисвилл и далее, сделав рейд через Вашингтон и Нью-Йорк, захватить или разрушить компьютерный мозг планеты. Несмотря на мощное оружие, одним нам это будет не по силам - необходимо поднимать людей. В Луисвилле у Джо есть союзники, с которыми он нас сведет. Нам будут предоставлены прямые телекоммуникационные каналы и, вероятно, в первое время удастся выйти в компьютерные сети. Надо сделать все возможное, чтобы открыть людям глаза, превратить их в своих соратников или, по крайней мере, в единомышленников.

    Джо также поведал, что сейчас вся планета говорит о нас. Сенсационная весть в один миг разнеслась по всему свету. Люди восхищены нашим возвращением, все страшно заинтригованы. Вероятно, завтра ИИ будет вынужден открыть доступ к нам для журналистов. Но завтра мы уже должны быть в Луисвилле.

    На этом он закончил. Одобрительные возгласы ребят подбодрили меня. Я сообщил Джо, что в целом мы принимаем его план. Мы условились встретиться в два часа ночи и разошлись. Кто спать, кто просто отдыхать - надо было хоть немного набраться сил перед предстоящими бессонными суматошными днями.

     

     

     

     

     

     

     

    Глава четвёртая.

     

    Парадокс Ферми

     

     

    В эту прохладную, безлунную ночь я чувствовал себя словно рыба в тёмных холодных глубинах. Пока мы пробирались по сумрачному влажному лесу, я, одетый в лёгкую майку защитного цвета, промёрз до костей.

    Обогнув половину поля, мы подошли к "Старлайту" со стороны чащи. Освещённый светом четырех прожекторов, похожий на спящего гигантского зверя, он лежал на боку в каких-нибудь ста метрах.

    Тут мы впервые увидели полицейских биороботов. Двуногие существа, чем-то похожие на людей, около трёх метров ростом, равномерным неспешным шагом описывали круг за кругом, обходя звездолет. Я поразился их несуразно маленьким головкам - раза в два меньше человеческих. Было в этих, с позволения сказать, "полицейских" нечто пугающее - крупные несоразмерные формы и упрямая тупость с которой они охраняли вверенный объект. В руках у них было что-то похожее на миниатюрные автоматы. Я поежился - то ли от ощущения опасности, толи от холода.

    - Да... Таких голыми руками не возьмёшь... - Фрэнсис шёпотом обратился к Джо. - У вас, наверное, есть какой-нибудь план?

    - Вы совершенно правы, - ответил он еле слышно. - Их автоматы стреляют ампулами с усыпляющим газом, причем он действует не только через легкие, но и просто через кожу. Подкрасться к биополицейским незамеченными в такой тишине невозможно. Есть только один шанс - мы подымем здесь шум и привлечем их внимание. В это время один из нас незаметно обогнет корабль и зайдет с тыла. Если ему удастся проникнуть внутрь "Старлайта", взять оружие и без единого промаха уничтожить этих тупых тварей - мы спасены!

    Голос у Джо сейчас спокойный, уверенный. А вот мне немного не по себе. Снова смотрю в сторону корабля и давно забытое чувство страха, как в далёком детстве, всё больше охватывает меня.

    - Мм... мм... - кажется пытаясь что-то сказать, замычал сквозь кляп связанный историк. Его мычанье оборвалось также резко как и возникло. Мои ребята что надо - без лишних вопросов, тяжёлый кулак одного из них позаботился о тишине. Единственное что могу сказать, принадлежал он уж точно не Стиву.

    Рядом раздался сдавленный кашель, и чья-то рука легла на моё плечо.

    - Командир, разреши мне, - по произнесенным полушепотом словам мне с трудом удалось узнать голос Билла.

    "Пожалуй, он лучшая кандидатура, - подумал я. - Сейчас успех всей операции зависит от одного человека, и самый достойный среди нас, наверное, Билл".

    - Давай, действуй! - я ободряющее хлопнул его по спине.

    Чуть позже мы, рассредоточившись по окраине, подняли шум. На биополицейских наши крики, перебежки, кидание камнями и палками подействовали как красная тряпка на быка. После предупреждения, они, не отходя далеко от звездолета, открыли стрельбу...

     

     

     

    ...Кажется, рядом скрипнула дверь, и кто-то невыносимо громко, но почему-то спокойно сказал:

    - Он очнулся!

    Перед глазами все было совершенно бело, но тут появился какой-то расплывающийся темный овал.

    - Дайте ему еще несколько минут, и он полностью придёт в себя, - загромыхал другой скрипучий голос.

    Сознание медленно возвращалось ко мне. Пока не могу думать. Мозг растягивается словно резиновый, как ползущий червяк. Потом я различаю потолок, стены... На ослабевших руках приподнимаюсь на постели и улыбаюсь - рядом Дэн и Джо.

    Спустя ещё совсем немного времени я полностью восстановился. Меня охватило даже ощущение бодрости и абсолютного здоровья - я превосходно себя чувствовал!

    Дэн рассказал мне, что после атаки биороботов отключились трое из нас - Стив, сидевший связанным Ренделл и я. Билл превосходно выполнил свою задачу. Правда, потом им пришлось изрядно попотеть: перегрузить в подошедшие машины все оружие, да ещё за ограниченное время, - задача весьма непростая.

    Сейчас мы уже находимся в Луисвилле, и компьютерный мозг, управляющий этим городом, блокирован. Оказывается здесь, в Луисвилле, из наших тел удалили тайно внедрённые после приземления идентификационные чипы. А мы то с Дэном, наивные ископаемые, думали что за нами не следят... Имплантация "ангелов", так называются микрочипы этого типа, была произведена ночью, незаметно для нас - ведь их размер доли миллиметра. Зато возможности этих цифровых приёмопередающих компьютеров велики - это и идентификация носителя, и все данные о его перемещениях, и о самочувствии. Вообще, выяснилось, что мир будущего буквально нашпигован микроэлектронными устройствами образующими кибернетические сети, опутывающие всю планету. Микрокомпьютеры совмещённые с приёмопередатчиками и чувствительными элементами получили название автономные микромониторы, в народе их называют "пылинками" - их размер меньше квадратного миллиметра. Работая под управлением своей операционной системы, они объединяются беспроводными каналами связи в распределенную сенсорную сеть, способную решать задачи, непосильные для обычных компьютерных систем.

    Они заложены везде - в стенах домов, в дорожных покрытиях, контейнерах, в автомобилях. Пылинки полностью автономны - энергию для своей работы они берут из окружающей среды: солнечную, тепловую, химическую. Их миллиарды миллиардов. Они развеяны над городами, полями, лесами. Хитроумные устройства не только собирают и обрабатывают данные, но и сами определяют, как наилучшим способом передать их через соседние узлы сети на базовую станцию, подключенную к ИИ. "Пылинки", снабжённые так же и инфракрасными датчиками, обобщают и передают данные со всей поверхности планеты: о температуре, давлении, влажности, своих и чужих перемещениях. Вообщем, ИИ оказался совмещённым с физическим миром в буквальном смысле этого слова. Вся поверхность Земли стала его весьма чувствительной "кожей"! "Кожей", по которой просто невозможно пройти незамеченным!

    Но, как сказал Джо, - "на каждую хитрую жопу, найдётся свой х.. с винтом". В распоряжении Сопротивления есть как устройства целыми квадратными километрами выводящие из строя эти микромониторы, так и индивидуальные защитные барьеры, обманывающие "пылинки" в радиусе ста метров от человека.

     

     

     

    ...Через час было намечено наше выступление перед людьми всего мира. Основной текст уже подготовлен, но есть время внести изменения и дополнения.

    Наша, теперь уже вооруженная, группа, возглавляемая Джо Райтом, прошла в здание, где располагалась съемочная студия. Как нам сказали, сейчас мы находимся в старом городе, дома которого не столь сильно отличаются от знакомых небоскребов. Правда эти стеклянные крестообразные исполины в длину почти в два раза больше, чем в высоту. Дома здесь с каркасом из сверхпрочного черного пластика, с кое-где прозрачными, бликующими на солнце стенами. Все улицы, каждый проулок удивительно упорядочены, словно весь город населен не людьми, а машинами. Кусты зеленых насаждений аккуратно подстрижены, коричневые стволы незнакомых мне деревьев странно и так замысловато изогнуты, как будто изваял их скульптор. Никаких стареющих зданий - словно весь город возник буквально вчера. Впрочем, мне говорили, что в городе есть памятники старины, но и они тщательно отреставрированы и выглядят как новые.

    В то же время я не заметил никакой экстравагантности - ни кричащих витрин, ни праздно гуляющих толп. На мой вопрос, почему так мало людей, Джо ответил, что это такой район, а в других местах их даже слишком много. Увиденная мною часть города являла собой образец строгой сдержанности и величественного аскетизма.

    Новый город, как нам рассказали, расположен по соседству. Его ядром служит огромная площадь с ИИ Луисвилла в самом центре, вокруг которого в виде сплошных колец стоят гигантские дома. Каждый дом представляет собой огромное высотное кольцо. В их нижней части имеются проходы для радиальных автомагистралей, а вдоль домов тянутся кольцевые трассы. Дороги в новом городе расположены друг над другом, в несколько уровней. Причем, хотя все верхние магистрали прозрачны для света, на нижних применяется дополнительная подсветка. Как объяснил Джо, подобное устройство имеют все новые города.

    Приближался полдень. Солнце близилось к зениту. Небо было лазурно-голубым, и лишь его край чуть затянут дымчатыми облаками. Меня удивило, что воздух города оказался исключительно чистым и свежим. И это несмотря на большое количество проносящихся мимо машин.

    Нас представили одному из популярных телеведущих Гарольду Маклину. Он некоторое время изливал свои восторги и энтузиазм, потом, показав нам, кто где будет сидеть, дал для изучения свои вопросы и, переведя нас в соседний зал-гримёрную, куда-то убежал.

    Слегка волнуясь, я потягивал кофе и с любопытством читал сценарий Маклина.

    - Этот телеведущий, похоже, также против власти ИИ, - реплика Билла вернула меня в студию.

    - Да, ребята, - глаза Джо только что не светились от счастья, ведь теперь его мечты о низвержении ИИ начинали сбываться. - И не только он. Весь зал будет заполнен людьми, уже сейчас искренне принявшими нашу сторону. Это необходимо для соответствующей поддержки и усиления психологического воздействия нашего выступления, - он ободряюще улыбнулся и подмигнул.

    Его слова мне почему-то не понравились. В душу закралось смутное подозрение, что подготовлен некий спектакль, где мы всего лишь актёры, от которых теперь мало что зависит.

    Все затихли, как только подошла художница-гримерша. Она быстро обработала каждого, нанеся на нос и лоб по несколько мазков тонального крема и пудры.

    Подходило время выхода на сцену. Наконец зал заполнился величественной музыкой. Режиссер дал сигнал, и мы все вместе с Джо Райтом и подоспевшим телеведущим прошли вперед в яркий свет юпитеров. Нас встретил гром аплодисментов и всеобщее возбуждение. Ликование перемежалось выкрикиваемыми из зала приветствиями и продолжалось долго.

    Пока мы раскланивались перед всеми, отвечая на аплодисменты, Маклин улыбался и, стоя рядом, тоже слегка хлопал в ладоши. Наконец все сели за низкий столик со стеклянной поверхностью. Казалось, камеры снимают нас со всех сторон - такого их количества я никогда не видел: по сторонам, снизу и сверху за нами наблюдали ряды миниатюрных, иногда шевелящихся трубок-объективов.

    Маклин начал торжественно, с благоговением:

    - Господа! Сегодня у нас особый день. Случилось невозможное. Произошло чудо! Это воля свыше - иначе и быть не может! Первые астронавты, посланные на заре человеческой эры к звездам, наконец-то вернулись домой!

    Зал опять взорвался овациями. Гарольд немного помолчал, давая время зрителям проникнуться величием момента и слегка "выпустить пар", затем продолжил:

    - Сейчас нас смотрит вся планета. Миллиарды людей оставили все дела, чтобы узнать о своих героях. Конечно, многих интересует, как посланцы из прошлого приняли наш мир, каким он им показался. Что важного, на их свежий взгляд, достигла наша цивилизация. Может, они заметили какие-то недостатки, не замечаемые нами. Ну что ж, со стороны многое видно лучше, гораздо лучше! Скоро мы с вами, с помощью этих первопроходцев, получим ответы...

    Опять аплодисменты. Бесконечные аплодисменты и радостные вопли. Я покосился на Стива - он так мечтал о славе, известности. Его лицо сияло. Впрочем, сейчас, наверное внутри каждого из нас клокотало и бурлило упоительное чувство осознания великости своей миссии.

    Гарольд Маклин по очереди представил всех нас, коротко рассказывая биографию. Затем он осведомился, в каком состоянии находилась планета, когда мы улетали. Наши сбивчивые описания, не сомневаюсь, вызвали что-то вроде жалости к нам. Человечество будущего гордилось своими достижениями и, теперь, чтобы не разочаровать нас, казалось, будет готово немедленно устранить любые замеченные недостатки своего времени. Такое грамотное построение беседы могло прийти на ум только талантливому сценаристу, в лице которого, я в этом не сомневаюсь, совместно выступали Джо Райт и Гарольд Маклин.

    - Возможно, кто-то удивлен присутствием на нашей встрече... гм... начальника снабжения Космопорта Джо Райта? - ведущий решил слегка озадачить аудиторию. - Почему с нами нет руководителя космической службы слежения Эдварда Дайсона? Почему здесь нет директора Космопорта? В чем причина того, что от мира хотели скрыть появление наших героев, а их самих изолировать и превратить в подопытных животных?

    Зал взорвался бурей негодования. В диком свисте и улюлюканье стало невозможно говорить. Минуты через три, уловив момент, когда эмоции присутствующих стали затихать, Маклин поднял руку, прося тишины:

    - Может, ситуацию разъяснит сам Джо Райт? - произнес он, когда все стихло.

    Джо не спеша обвел взглядом всё помещение и, нахмурившись, начал:

    - Руководители Космопорта действовали не по своей инициативе! Всем известно, что они всего лишь пешки в руках компьютерного мозга, - Джо Райт выжидательно просмотрел на аудиторию. - Я обвиняю ИИ Земли в попытке скрыть от человечества правду! Я обвиняю ИИ в предательстве!

    На короткий миг настала тишина. Зрители вертели головами, оглядывая студию и, хотя здесь собрались соответствующим образом настроенные люди, все были явно потрясены так громогласно, на весь мир, брошенным обвинением. Вероятно, никто и никогда не смел открыто говорить что-либо подобное. И, как я понял, не только потому, что это преследовалось. Сказывались тысячелетия соответствующего воспитания.

    Наконец, разразилась буря. Сквозь грохот доносились возгласы с осуждением ИИ. Сделав паузу, Джо театрально выбросил руку вперед и вверх, прося тишины, и продолжил:

    - Я догадываюсь, чем был вызван такой поступок! ИИ боится, что человечество узнает что-то такое..., какую-то тщательно скрываемую правду. Люди из прошлого, вдруг оказавшиеся здесь, могут что-то донести до нас. На многое открыть нам глаза, помочь по-новому осмыслить мир! Так давайте же их послушаем!

    Слово опять взял ведущий. Изучающе осматривая нас, он улыбнулся мудрой улыбкой и начал:

    - Я думаю, мы все гадаем, что вы хотите нам сказать. - Маклин обратился ко мне. - Для начала предлагаю узнать мнение командира экипажа Майкла Пирсона. Не стесняйтесь, говорите, что на душе.

    - Если откровенно, начал я, - нас поразила попытка нашей изоляции. Мы ведь не преступники... Объяснение этого тем, что необходима длительная адаптация, не выдерживает критики. Обманули не только нас, но и весь мир. Мы здесь сейчас только благодаря оружию и помощи Джо и его друзей! - я перевёл дух, и, обведя взором зал, почувствовал, как напряжённо все меня слушают. Мой голос зазвучал резче. - Люди, опомнитесь! ИИ поработил вас! Вы стали его придатком. Да, без него человечество не смогло бы достичь таких успехов, но компьютерный мозг должен существовать для нас, а не мы для него! Да, вы сейчас живете прекрасно, богато, сыто, долго, не то, что мы. Но... А если через миллион лет ИИ решит, что может обойтись без людей - человечество погибнет! Этого нельзя допустить! - Часто прерываемый шумом одобрения, я еще долго агитировал против ИИ. Наконец, настала пора закончить речь. - Все сознательные люди Земли! Призываю вас помочь нам в борьбе с властью ИИ! Многие жители Луисвилла уже поддержали нас. Есть все возможности победить - мы привезли с собой достаточно вооружения. У нас в запасе около двух месяцев, пока компьютерный мозг сможет развернуть производство аналогичного по силе оружия. За этот срок вполне можно успеть захватить и изменить или разрушить ИИ. Необходима ваша помощь! Присоединяйтесь к нам!

    Я хотел ещё что-то сказать, но все утонуло в гуле оваций...

    Зал был забит весьма разношерстной публикой. В проходах между рядами стояли те, кому не хватило мест. Это были и разнообразные работники и персонал телестудии, корреспонденты, и неизвестно откуда взявшиеся люди в строгих, военного покроя мундирах, и индивидуумы в пестрых кричащих одеждах, с невообразимыми прическами. В общем, в помещении царил кавардак. Но среди всех этих восторженных лиц мой взгляд вдруг неожиданно выхватил напряжённое лицо девушки. Она стояла около самой сцены в простом, ладно скроенном комбинезоне и нетерпеливо тянула вверх руку. Было очевидно, что она хочет что-то спросить. Её пышные волосы рыжевато-каштановой волной спадали на плечи. Голубые, обрамленные веером лихо загнутых кверху ресниц глаза, как мне показалось, светились умом и прятавшейся где-то в глубине легкой грустью. От девушки так веяло теплотой и силой, чем-то родным, оставленным в глубине веков...

    Перехватив мой восхищенный взгляд, она чуть улыбнулась. Я шепнул Маклину, что хочу послушать вопросы. Но он, отрицательно покачав головой, передал слово Биллу, а затем по очереди и всем членам команды.

    Когда все выступили, Маклин после непродолжительной паузы повернулся к публике, артистично положил ногу на ногу и позволил рукам лечь на подлокотники кресла. Он озорно улыбнулся, давая знать, что подходит к части, которую все ждут.

    "Профессионал высокого класса, - мелькнуло у меня в голове, - очевидно, перемена позы означает изменение темы или хода встречи".

    - Уверен, у присутствующих господ накопилось изрядное количество вопросов, - заявил Маклин. - Возможно, какие-то высказывания наших гостей кого-то напугали? - Он виновато пожал плечами. - Наверное, необходимо уточнить некоторые детали? Если есть люди, несогласные с приведенной точкой зрения - прошу высказываться аргументировано.

    Что тут началось! Горы взметнувшихся рук, крики и гвалт... Каждый хотел задать свой вопрос. Но Маклин превосходно умел владеть аудиторией. Он не спеша помахал рукой, успокаивая зал и, когда шум чуть стих, указал на какого-то мужчину в коричневом костюме. Яркий луч прожектора выделил его из толпы, стоящей в проходе. Мужчина заговорил сразу очень громко, на весь зал, причем, хотя у него и не было микрофона, голос изливался со всех сторон. Я решил, что, скорее всего, узконаправленный микрофон установлен где-то над сценой, рядом с прожектором, и ориентируется точно в область рта выступающего.

    - У меня вопрос сразу ко всем сидящим на сцене. Более сотни тысяч лет человечество не знает войн. А вы..., - он сделал паузу, - вы готовы убивать в прямом смысле слова несогласных? Могут погибнуть тысячи, миллионы людей! Если будет разрушен ИИ, человечество понесет неизмеримый ущерб!

    Наступила звенящая тишина. Тяжелый груз ответственности лежал на нас. Джо решил ответить за всех:

    - Надеюсь, что люди поддержат нашу борьбу... Ну, а если и будут жертвы..., что ж, возможно, лучше малые потери сейчас, чем гибель всех потом.

    Джо Райт наклонился к Маклину, и я услышал обрывок тихо сказанной фразы:

    - ... в проходах стоит много случайных людей. Давай слово только сидящим в креслах - это наши.

    - Я хочу послушать вопрос вон той девушки, - вмешался я, кивнув в сторону привлекшей мое внимание особы.

    - О! Конечно, это Тейла Стентон - одна из лидеров нашего движения, - Джо улыбнулся. - Позже я вас представлю.

    Маклин взглянул на аудиторию, делая вид, что выискивает, кому дать слово. Его рука, слегка поколыхавшись, словно случайно, остановилась на Тейле:

    - Прошу вас!

    У Тейлы оказался нежный грудной голос с приятным мягким акцентом:

    - Вопрос к Майклу Пирсону. Хоть вы и специалист по компьютерной технике, ИИ - это нечто принципиально другое. Необходимо отдавать себе отчет, что совсем без него человечество обойтись не сможет, точнее, сможет, но будет отброшено назад, в ваше время. Считаете ли вы возможным приручить, подчинить себе ИИ? Каким образом?

    Несколько мгновений я смотрел в её широко раскрытые светлые глаза, мне смутно показалось, они хотят сказать мне больше, гораздо больше. Я ясно видел её тонкие, высокие брови, плотно сжатые губы.

    - ИИ, в любом случае, представляет собой всего лишь программу. Пускай необыкновенную, саморазвивающуюся, но программу. А значит, её можно попробовать исправить. Второй вариант решения этой проблемы силовой. Можно заставить ИИ подчиняться, ограничив его возможности и угрожая отключением или чем-нибудь в этом роде, - пока я отвечал, параллельно в мозгу пульсировала одна мысль: "Неужели сегодня я познакомлюсь с ней? Неужели будет возможно поговорить с ней наедине? Она разделяет наши взгляды! Мы будем бороться вместе!"

    Следующий вопрос задал рослый, грузный парень в цветастой майке. Он что-то жевал и смотрел снисходительно:

    - Если мы вам поможем - будет ли нам гарантировано бессмертие? - спросил он с уксусно-кислой недоверчивой гримасой. Его развязанный тон и сама постановка вопроса произвели на меня неприятное впечатление. - Или хотя бы обещайте бессмертие тем из нас, кто откажется иметь детей!

    Мы переглянулись, и Джо принялся объяснять, что особо отличившимся и добровольно отказавшимся иметь детей бессмертие, конечно же, будет даровано. Но вообще по данному вопросу необходимо произвести реформу. Многое будет пересмотрено, большинство ограничений будет снято. Джо усердно развивал эту тему, чувствовалось, что это как раз тот самый крючок, на который он хочет завлечь многих меркантильных сторонников.

    Было задано еще изрядное количество вопросов. Некоторые выступали с критикой и осуждением существующих порядков. Мои друзья понимающе кивали головами, и если могли, отвечали.

    Наконец Маклин почувствовал, что аудитория пресытилась и утомилась от вопросов-ответов, и решил, что пора продвигаться дальше:

    - Слово для заключительной речи, предоставляется начальнику снабжения Космопорта, исполняющему обязанности главы сил Сопротивления, Джо Райту!

    Из прохода плеснуло смешком, который тут же заглох в шуме неимоверных аплодисментов. Я только заметил легкое колыхание толпы в том месте, откуда донесся неуместный звук. Вздрогнувший и выпучивший было в первый миг глаза Маклин, облегченно вздохнул.

    Сохранивший спокойствие, Джо встал и неторопливо прошел в центр сцены. Он смущенно улыбнулся, как бы говоря всем своим видом: "не надо столько оваций, я простой, такой же, как и вы человек". Выждав необходимое время, начал:

    - Некоторые, соответствующим образом с детства настроенные на почитание ИИ члены общества, всё время предупреждали нас о вредности и опасности для цивилизации Земли нашего, тогда еще подпольного, движения Сопротивления. Они утверждали, что мы вторгаемся в область запретного, того, что выше нас, что дано свыше, - Джо на секунду нахмурился. - Мне кажется, перед нами как раз тот случай, когда высшие силы показывают свою поддержку нашей борьбы! Эти парни были посланы нам самим Богом! Вот реальное проявление его истинной воли! - Джо поднял руки и посмотрел вверх, выражая благоговение, смешанное с восторгом и приглашая зрителей почувствовать то же. Он повернулся, окинув нас взглядом, и продолжил. - Они обогнули всю Галактику. Это невероятно, но они вернулись! Вероятность их возвращения лежит за пределами научных теорий. Это просто загадка. Загадка, с которой невозможно справиться, но которая становится в принципе объяснима, если допустить влияние высших сил! - Джо многозначительно смотрел прямо в центр зала.

    Напряжение достигло максимума. В зале стоял гул, у зрителей возбужденно блестели глаза.

    - Больше всего людей пугает то, что порождено их же сознанием, - продолжил грудным, напевно-трубным голосом новоявленный мессия, теперь он не просто говорил, он ПРОРИЦАЛ! - ИИ был создан нами. Мы его породили, мы и уничтожим! Это машина. Она не чувствует, не переживает, не страдает, как мы. Душа любого человека неизмеримо выше - это область прекрасного, таинственного. Только мы сами должны решать и БУДЕМ решать судьбу цивилизации!

    Джо еще некоторое время рассказывал о величии, неизведанности высших духовных начал человека, родства их с высшими силами или Богом, кто как их понимает. Я про себя отметил, что Джо Райт прирожденный оратор, обладающий способностью заводить толпу, владеющий техникой внушения.

    Вдруг он поднял руку и замолчал. Аудитория замерла, увидев застывшее выражение лица главы сил Сопротивления.

    - Очень неясно... - Джо медленно опустил руку, вобрал в грудь воздух, придал лицу таинственное выражение и только после этого заговорил. - Кажется, я чувствую связь с высшим разумом, - его голос стал подрагивать. - Думаю, мы все вместе сможем ее нащупать. Прошу полной тишины... - Он снова умолк. Вытерев пот со лба, Джо продолжил, смотря прямо в зал. - Сконцентрируйтесь сильнее... Расстояние не имеет значения. Вы все, кто нас смотрит в любой другой точке земного шара, вы тоже можете присоединиться к нам. Сигнал высших сил охватывает всю планету! Каждый из вас, если предпримет необходимые усилия, сможет уловить связь, войти в контакт. Сосредоточьтесь, пожалуйста, постарайтесь настроиться на Космос... Да, так лучше... Кажется, что-то проясняется... Я думаю, это цвет. Да, я в этом уверен. Настраивайтесь на связь... Когда будет установлен контакт, вы ощутите легкое покалывание в области затылка, не пугайтесь - это нормально.

    В полной тишине люди закрывали глаза, пытаясь уловить присутствие сигнала.

    - Говорю вам: способность почувствовать контакт есть очень у многих, - продолжил Джо. - Раскройте свое сознание... Сосредоточьтесь на представлении о цвете. Исключите всё остальное из своих мыслей. Что вы видите? - Он подождал и воскликнул: - Зеленый! Это зеленый цвет! Я в этом уверен! Я прав? Кто из вас его видел?

    Больше половины собравшихся подняли руки.

    - Ой! - страдальчески воскликнул кто-то в полной тишине.

    Публика была ошеломлена. Довольно много людей ощутило связь с неведомым и всемогущим.

    Я услышал, как кто-то рядом со мной шумно сглотнул. Это был слегка побагровевший Маклин. Видимо, стараясь покрепче овладеть собой, он потёр руки и голосом наибольшей звучности воскликнул:

    - Он прав!

    Зрители откликнулись аплодисментами и восхищенными выкриками, а Маклин отпил воды из стакана, выдерживая паузу и позволяя атмосфере еще более накалиться. - Но я надеюсь, что глава Сопротивления все же попробует как-то прояснить значение этого сигнала. Или, может, высшие силы еще что-нибудь нам сообщат?

    Предыдущее действо произвело сильное впечатление, и теперь аудитория была готова. Аппетит её разгорелся, она ждала новых чудес.

    Джо Райт направил раскрытые ладони вверх, в зале опять наступило полное молчание, тишина была напряженной и выжидательной.

    - Ещё раз сосредоточьтесь... Помогите мне... Думайте о Космосе... Представьте себе его зрительно. Бесконечность черной бездны... - провозгласил громовым голосом Джо. Постояв некоторое время с закрытыми глазами, он прохрипел. - Число, это число! Неясно... Число между сорока и восьмьюдесятью, обе цифры нечетные и разные. Продолжайте думать! Чувствуйте! Что-то появляется... Я рассчитываю на всех вас. Только объединив усилия, мы достигнем успеха. Представляйте себе число. - Он посмотрел вверх. Аудитория удвоила старания. К ней присоединились телезрители. - Между сорока и восьмьюдесятью, обе цифры нечетные и разные, - громко бубнил он. - Объедините усилия все, собравшиеся в этой студии и те, кто нас смотрит! Вместе сосредоточьтесь на одном числе... Думайте: число. Произносите: число! Число! Число!..

    Первые ряды шепотом подхватили:

    - Число! Число! Число!.. - гул начал нарастать, голоса становились всё громче и громче. И вот уже ясно слышно выкрикиваемое в такт слово. - Число!..

    Скоро ритм охватил всю аудиторию, зал скандировал:

    - Число! Число! Число! Число!..

    Неожиданно Джо взмахнул руками и уставился на публику. Зал резко затих. Как будто лопнула струна. Он опять закрыл глаза, рукой принялся массировать лоб. Секунд через десять объявил:

    - Семьдесят три!

    На этот раз вверх взметнулась еще большая часть рук. Люди не помнили себя от восторга.

    Раздался гром тысяч голосов. Восхищенные и торжествующие крики, удивленные возгласы, с некоторыми случилась истерика. Хор "ох!" и "ах!". Кто-то восторженно размахивал руками, кто-то пытался бежать по битком забитому проходу. Слышались женские вскрики, едва различимые в общем гуле.

    Через минуту, опять подняв руку, Джо успокоил зал:

    - Думаю, толкование полученного сообщения однозначно: высшие силы одобряют нашу борьбу! Об этом свидетельствует зеленый цвет - цвет разрешающий. И желают нашему Сопротивлению удачи - для тех, кто не знает, семьдесят три на языке радиосвязистов означает приветствие, пожелание всего наилучшего, - он перевел дух и продолжил торжественным голосом, - мы - бунтари, мы бросаем вызов бесчеловечной системе, нам все равно, что будет с нами, главное, чтобы победило наше дело! Вот вам великолепный пример! - Джо показал в нашу сторону. - Они уже проявили свою волю, доказали, что достойны высокого звания - Человек! Теперь ваш черед! Ну так что ж, - пора подниматься с колен, хватит терпеть! Мы родились на свет ради того, чтобы спасти себя, уберечь от катастрофы мир!..

    Несколько мгновений длилось гнетущее, как мне показалось, безмолвие, И вдруг зал взорвался аплодисментами.

    Овации! Овации длились долго, очень долго. Началось что-то вроде столпотворения; спихиваемые охраной, на сцену пытались влезть любопытные. Не оставалось сомнений: у зрителей в студии сложилось впечатление, что они участвовали в совершенно необычном и чрезвычайно значительном событии. Неожиданно всем показалось, что больше нет преград, что отныне успех нашей борьбы обеспечен. Высшие силы желают этого, и большинство постигло тайну этой сверхволи, она стала доступна всему человечеству. Нет больше неясностей, неопределенности, сомнений. Учитель поведет их! Все пойдут за ним!

    Я услышал, как Стив, весь пунцовый от изумления, произнес вполголоса:

    - Вот это да!.. Да если бы Райт приказал бы им сейчас выпрыгивать из окон - они бы, черт побери, сделали это!

    На этом закончилось наше выступление. Мы прошли за кулисы. Каждого из нас, и особенно Джо Райта, обступили то ли чудом пробившиеся восторженные поклонники, то ли корреспонденты, а, скорее всего и те, и другие. Ещё долго мы отбивались от вопросов, выражений признательности и преклонения. Примерно через полчаса, окончательно выдохнувшись, я отвел тоже уставшего Джо в сторону. У меня самого возникли вполне естественные вопросы по поводу его заключительного выступления:

    - Послушайте, Джо, неужели вы сами верите в эту ахинею?

    - Да вы что? Не считайте меня шизофреником! - сквозь притворно-презрительное равнодушие Джо проглядывало удовлетворенное, пресыщенное самолюбие.

    - Тогда какого дьявола вы устроили это представление? А если бы вскрылся обман? Вы могли опошлить наше благородное дело! - я возмущенно смотрел ему в глаза.

    - Здесь нет никакого обмана, - Джо ухмыльнулся. - Четко продуманный сценарий, простая теория вероятностей, знание психологии, плюс несложная техника внушения - успех был гарантирован!

    - Ну, с цветом - это элементарно. Действительно, по теории вероятностей о зеленом цвете подумал каждый четвертый, а к ним еще присоединились легко внушаемые люди и те, кто сознательно пошел на обман для поддержки нашего Сопротивления, - заметил я. - Но как же число? Тут не могло быть тоже самое. Я боялся плохого результата.

    - Круг возможных чисел не такой уж широкий, как кажется. Вспомните: между сорока и восьмьюдесятью, причем обе цифры нечетные и различные. Я легко докажу вам, что около половины должны были остановиться на семидесяти трех, и к ним еще примкнули те люди, о которых вы упоминали. Почему именно это число? Используемые в нем цифры с древности считались магическими, если вы замечали, именно они используются в пословицах, в быту - три призовых места, семь дней недели, и так далее...

    Рассуждения Джо мне были неприятны. Он думает о людях как о тупой и бестолковой массе. В тоже время, публично, лицемерно превозносит эту массу и уверяет, что целью Сопротивления является "счастье человечества".

    Конечно, его трюк с цифрами, с мощным эмоциональным ударом нужной направленности, был безусловно эффектен и вероятно даже полезен для нашего ещё не окрепшего движения. При этом, наверное лишь малая часть аудитории понимала что всё это "шоу" - бред, что ничего магического в этих числах нет. Просто так сложилось, например, издревле считалось, что у Солнца семь спутников, это только позже выяснилось, что их девять. Поэтому астрологи приписывали цифре семь магические свойства, и эта не очень "удобная" цифра вошла в обиход людей. Например, до появления соответствующих учений существовала пятидневная неделя. Ведь и радиосвязисты, наверное, не совсем случайно выбрали для своего приветствия именно это число. Это предсказуемое поведение. Психологи называют его "стереотипом населения". И вообще, люди видят и запоминают то, что им хочется видеть и помнить, так уж они устроены.

    - Но тех, кто верит в ваши "высшие силы", всего около семидесяти процентов, а ведь перед остальными вы явно оскандалились, - всё-таки я не мог полностью подавить свое возмущение.

    - Думаю, что с сегодняшнего дня процент верующих увеличился, - уверенно возразил Джо. - Другие, те, кто с нами, сами поймут, что это представление было необходимо, чтобы привлечь максимальное количество сторонников, цель оправдывает средства - так, кажется говорили в древности? - А те, кто против нас - тех мы либо заставим смириться, либо уничтожим! - закончил он с циничным смешком.

    - И все-таки мне не по нраву любой обман - даже если он делается из самых лучших побуждений. Как говорится, "благими намерениями дорога в ад вымощена", - хмуро проговорил я.

     

     

     

    - Что значит ваше вчерашнее выступление? - Билл оторвал взгляд от своих сцепленных рук и посмотрел на Джо Райта.

    Мы вшестером только что собрались для дальнейшего уточнения плана действий, знакомства с руководящими лицами Сопротивления. Впрочем, последних пока не было.

    В этом помещении находиться было гораздо приятнее, чем на улице. Бесшумно работали кондиционеры, создавая прохладу и свежесть. Комната была залита солнечным светом.

    - Уверяю вас, вчера вечером я всё подробно объяснил вашему командиру Майклу Пирсону, - Джо спокойно достал свой компьютерный коммутатор. - Надеюсь, вы не сочтёте за труд проинформировать своих людей о сути дела, - он обратился ко мне, одновременно что-то нажимая на своем устройстве. - Хочу напомнить всем, у нас очень мало времени, на счету каждый день, каждый час.

    Вдруг открылась дверь, и в комнату бодрым шагом вошел один из помощников руководителя Сопротивления. Я уже мельком видел его раньше. Он занимал невысокую должность - то ли ординарца, то ли адъютанта при Джо Райте.

    - Позвольте представить - это Роберт. Просто Роберт - исключительно преданный нашему делу и лично мне человек, - громко произнес Джо. - Я могу попросить его сделать все что угодно, и не сомневайтесь - он сделает. Желаете убедиться?

    Возникло неловкое молчание.

    Джо продолжил:

    - Роберт, ты уже знаешь, этого человека зовут Майкл Пирсон. Он мой заместитель. Его приказы для тебя так же священны, как мои, - Джо посмотрел на меня, а Роберт молча кивнул мне и, щелкнув каблуками, вытянулся по струнке.

    Затем Джо приказал Роберту выйти. Когда этот фанатик вышел, первым возмутился Стив:

    - У нас нет времени, а вы, вместо того, чтобы познакомить нас с высшими лицами Сопротивления, представили какого-то болвана!

    - Во-первых, эти лица скоро будут, во-вторых, я позвал его не просто так. Вы правильно заметили - да, возможно он не блещет умственными способностями, но зато он ФАНАТИЧНО предан делу. - Джо сделал многозначительную паузу. - Мы получили, наконец, доступ к установке, считывающей или записывающей психику, ощущения собственного "я" человека. В наших руках и городской склад тел со стертым сознанием. Их сто двадцать два - это все бывшие преступники. Тела хранились для продажи. Теперь вы улавливаете связь? Мы запихнем...

    - Но не проще ли как-то перепрограммировать полицейских-биороботов? - я прервал Джо на полуслове.

    - Нет! Сейчас у нас нет времени разбираться с устройством их мозговой программы - она хорошо закодирована. Только на ее расшифровку может уйти месяц! Кроме того, этим бестолочам опасно доверять смертоносное оружие. Так вот, мы запихнем копии Роберта во все эти тела. И будем его копировать в тела всех, кто будет оказывать нам сопротивление.

    Я с трудом переварил смысл сказанного. Интересная может получиться война. Мы будем по возможности отлавливать людей, защищающих ИИ, и превращать их в своих солдат. Но с таким же успехом ИИ сможет обращать и борцов Сопротивления в своих сторонников! Кроме того, стирание личности равносильно расстрелу, а это слишком жестоко - расстрел всех пленных. Примерно так же думали и остальные члены экипажа. Но наши возражения и сомнения в целесообразности подобной практики ничуть не смутили главу Сопротивления.

    Он холодно выслушал нас, внимательно разглядывая лицо каждого, стараясь проникнуть в самые потаённые мысли.

    - Меня удивляет эта ложная гуманность, - наконец он улыбнулся зловещей, угрожающей улыбкой. - Насколько я знаю, в ваши времена нравы были гораздо более жестокими. Впрочем, если вы так хотите - перед стиранием мы будем копировать личности в специальный банк. В законсервированном виде их можно хранить бесконечно долго. Потом, если тело сохранится, мы вернем психику обратно, возможно, с соответствующей коррекцией. Что же касается аналогичных действий ИИ в отношении нас - это маловероятно. Дело в том, что защищать ИИ будут в основном люди с высокими умственными способностями, а их личность не поместится в мозги наших бойцов.

    - Выходит, лучшая, самая интеллектуальная часть человечества за ИИ, а люди с невысокой сообразительностью - с нами? - я не мог поверить, что это так. - Как такое возможно? С чего вы это взяли, ведь ещё, наверное, не известно...

    Джо не дал мне договорить:

    - Ничего удивительного здесь нет. Просто, как вы знаете, люди с высокими способностями в состоянии выкупать себе право рождения детей, продления жизни и даже новые тела. Они обласканы и приближены к ИИ, а вот остальная часть человечества не может себе этого позволить. Но кому же охота умирать в триста лет!

    - Да, ваш Роберт шикарная кандидатура для нашей армии, - с ехидством заметил Стив. - Этому парню с одной извилиной и то пунктиром, найти тело для перемещения сознания будет совсем не трудно. Думаю, ему подойдут мозги даже ваших бройлерных биороботов! Руководителю таких баранов не позавидуешь!

    Его реплика осталась без ответа, так как в этот момент, дверь открылась и в помещение вошли двое: замеченная мною вчера Тейла и широкоплечий, спортивного вида мужчина средних лет.

    Уверенное суровое лицо, некрасивое, но мужественное, лицо бойца с квадратным подбородком, тяжелый взгляд карих глаз - таким мне показался Лейн Джагер, являющийся командиром отряда боевиков, как его представил Джо.

    Тейла Стентон оказалась руководителем отдела идеологической борьбы, начальником группы, занимающейся теоретическими исследованиями в области ограничения влияния ИИ на человечество.

    В течение одного мгновения я держал её руку в своей и чувствовал тёплое пожатие.

    После обмена приветствиями мы приступили к обсуждению плана операции. Выступление нашего боевого отряда из города было намечено через десять суток, в семь часов утра. Эти дни и ночи были необходимы для формирования боевых подразделений, обучения владению оружием, тиражирования личности Роберта. После взятия Вашингтона планировался рывок на Нью-Йорк, с главной задачей - захвата или уничтожения основной цели - ИИ Земли. Ударный отряд специального назначения, образованный нашим экипажем и выделенным ему усилением из тридцати человек предполагалось использовать для разрушения особо важных объектов и локальных спецопераций. Нам самим предстояло отобрать для этой цели самых достойных и крутых парней. Старшим в спецотряде назначался мой заместитель Билл Флинн, я же участвовал в руководстве всей операции, являясь замом Джо Райта.

    Лейн Джагер с восхищением нахваливал наше оружие и пренебрежительно говорил, что теперь у нас весь мир в кармане. При этом он, радуясь как ребенок, машинально поглаживал полученный только вчера висящий на боку пистолет. Чувствовалось, что Лейн в этом мире является весьма богатым и влиятельным человеком. Об этом прямо-таки кричал его строгий черный костюм, украшенный в двух местах металлическими вставками.

    Тейла говорила немного, но каждое её замечание, каждое предложение были по существу, и я подумал, что её ум, возможно, не уступает красоте. Шелковистые каштановые волосы с янтарным отливом являли разительный контраст с голубыми глазами. Чертами лица она могла соперничать с красотками с обложек журналов мод. Меня слегка раздражали восхищенно - вожделённые взгляды моих парней, периодически бросаемые на Тейлу, особенно усердствовал в этом смазливый Фрэнсис, который, не таясь, пожирал её глазами.

    - Тейла, вы не уделите мне несколько минут вашего времени после совещания? - решился я, когда разговор ненадолго затих. - У меня возникли кое-какие вопросы, связанные с ИИ.

    Она повернулась, взглянула прямо на меня, блестя глазами, и улыбнулась. Тейла умело использовала свой шарм как дополнение к другим талантам своей незаурядной натуры. "Ее главный козырь в отношениях с влиятельными мужчинами - яркая внешность наряду с умением держаться", - подумал я.

    - Если это не займет много времени - весь мой день расписан по минутам, - она задумчиво смотрела на меня. - Впрочем, если это приказ, то конечно...

    - Нет, нет! Пока это не горит. Раз у вас сейчас мало времени, вернёмся к этому вопросу позже, - поспешно ответил я.

    - Ну что ж, сегодняшнее совещание будем считать закрытым, - Джо Райт встал с кресла и прямыми руками опёрся о стол. - Вы можете пока отдохнуть, - он обратился ко мне и ребятам, - рекомендую как следует выспаться.

    Мы попрощались. В коридоре я предложил всему экипажу прогуляться по городу - спать мне еще совсем не хотелось, но это предложение вызвало энтузиазм только у Дэна.

    ...Уже стало темнеть, когда мы с Дэном, не спеша, побрели по пустынной улице. Свежий ветерок дул прямо на нас, иногда подымая в воздух обрывки бумаг, валявшиеся вдоль тротуара. За какие-то сутки город изменился. Как будто сломалась незримая пружина. Внезапно я почувствовал какое-то странное опустошение. Интуитивно я понимал: что-то не так, хотя и не было явных признаков беспорядков - нет орущей и громящей все подряд толпы, нет разрушенных зданий, разбитых машин. Только на улицах появилась грязь, только город словно вымер. Такое затишье бывает перед бурей.

    - Майкл, а странно, сегодня на улице не так, как вчера, правда?

    Я молча кивнул.

    - В конце концов, могло быть и хуже - мы блокировали местный ИИ, - сказал Дэн задумчиво.

    - Боюсь это только "цветочки", а "ягодки" ещё впереди, - я пожал плечами. - Наверняка нашлись недовольные нашими действиями. Где-то они сейчас готовятся к войне. Подозреваю, что все исчезнувшие биороботы-полицейские вместе с ними.

    - Мне кажется, не стоит сейчас здесь гулять, - Дэн посмотрел на часы. - Это может быть опасно.

    - Во-первых, мы вооружены, а во-вторых, наша резиденция всего в двух шагах. Давай немного постоим.

    Мы остановились рядом с перекрестком у большой бессмысленно горевшей витрины, заставленной разодетыми в невероятные, невиданные одежды манекенами. Их застывшие равнодушные взгляды в вымерший город казались зловещими.

    Каждый думал о своём. Мы помолчали.

    Я вспомнил последний день перед отлётом. Какие планы и прогнозы мы строили относительно своей миссии! Последние часы, минуты перед далёким забросом прошли как один миг.

    Только заброс оказался совсем другим - в далёкое будущее. Причём, заброс с попыткой изменения реальности, с покушением на сложившийся порядок вещей. Изменения предстоят серьёзные, вероятны и не менее серьёзные человеческие жертвы... Какой будет цивилизация? И будет ли? Может статься, что и она полностью разрушится. Как карточный домик, от лёгкого дуновенья...

    Стало прохладно. На небе неподвижно белым пятном висела луна. Все та же луна... Как приятно видеть, что не всё изменилось, что есть ниточка, связывающая тебя с этой, все-таки родной планетой.

    - Дэн, а ведь ИИ не мешал нам жить. Может, не стоило заваривать эту кашу?

    Он посмотрел на меня с удивлением.

    - Нам не мешал, а другим? Да что с тобой сегодня? Вчера ты так убедительно доказывал нашу правоту...

    - Не знаю, что на меня нашло, - застывшим взглядом я уставился сквозь витрину. - Сегодня мне немного не по себе.

    - Ерунда! Не бери в голову, просто тебе, как и мне, не нравится поведение Джо Райта, а тут еще этот мрачный город, неизвестное будущее. Постарайся взять себя в руки, если уж мы решились, то надо отбросить ненужные сомнения.

    - Ты прав, Дэн. Давай еще немного прогуляемся и пойдем обратно, - я резко повернулся и через пару шагов оказался на перекрестке. При этом я столкнулся с каким-то верзилой, выскочившим из-за угла.

    Отпрянув, я недоуменно пробормотал:

    - Вот дьявол...

    Вызывающий вид молодчика не предвещал ничего хорошего. Он тут же наставил на нас оружие, в котором я без труда опознал автомат нашей конструкции. Чуть позади него, нагло улыбаясь, стояли еще семеро типов, правда, в их руках ничего не было. Каменные или костяные накладки на одежде, браслеты с острыми шипами на запястьях смотрелись угрожающе. И тут же, своей неплохой, а в последнее время особенно обострившейся интуицией я ощутил приближение опасности.

    - Мальчик Смерть, позырь на эти два превосходных экземпляра, - пролаял головорез с автоматом, обращаясь к кому-то из своей свиты и держа нас на мушке.

    - Император Мяса, ты говоришь об этих старых клопах? - здоровенный детина ухмыльнулся, потирая кулаки. - Они обряжены как клоуны, да еще где-то своровали пистолеты...- он заржал гадким смехом.

    - Я и говорил о пистолетах. А этих насекомых как-то сразу и не заметил. Забери у них оружие, - Император Мяса не сводил с нас своих угрюмых глаз.

    - Подождите, мы свои, из Сопротивления, - начал Дэн.

    - Заткнись, падаль! - оборвал его Мальчик Смерть, - если ты вякнешь еще хоть слово - я изуродую тебя, - небритый мордоворот вразвалочку подошёл к нам и взял пистолеты.

    - Вот оно, оказывается, что получается, когда человека скрещивают с деревом! - сипло провозгласил я.

    - Молчать, шелупонь! Замочу! Старые пердуны, уже из жопы песок сыпется, а все туда же, - Мальчик презрительно сплюнул.

    Вдруг Мальчик Смерть заинтересовался нашей одеждой. Он приблизился вплотную:

    - Да в их паршивых костюмах куча металла! - воскликнул он.

    Он стоял так близко, что мне в лицо пахнуло мерзкое дыхание, густо пропитанное вонью сгнившей крови, прелых носков и дерьма.

    - Раздевайтесь! Быстро! - угрожающе прорычал Император Мяса, и, окатив нас презрительным взглядом, добавил, - если уложитесь за десять секунд, я подарю вам самое дорогое - жизнь.

    Он допустил большую ошибку. Сначала я думал, что, возможно, это недоразумение, которое скоро прояснится, но теперь стало ясно - перед нами бандиты или мародеры. Он решил, что без пистолетов мы не опасны, он чуть расслабился.

    Шестерки Императора с омерзительно кривыми ухмылками скучающе переминались с ноги на ногу. Лицезреть наши голые телеса не представляет особого интереса, а то, что мы добровольно обнажимся через несколько секунд, у них не вызывало ни малейшего сомнения.

    Хорошо, что эти подонки не узнали нас. Видимо, всем новостям они предпочитают наркотический угар в подворотнях. Они не подозревали, с кем имеют дело. Они не принимали нас всерьез.

    Но меня уже "забрало". Внутри всё клокотало от еле сдерживаемой ненависти. Мало того, что в первый же выход в город у нас отобрали оружие, да еще хотят унизить, раздев до гола! И кто? Какая-то мелкая сволочь! И это нас-то, героев-астронавтов, будущих спасителей мира! Как такое называется?!

    Неожиданно со всей силы я ударил Мальчика кулаком в солнечное сплетение. Что-то хрустнуло, и он резко сложился пополам. Из горла его исторгся булькающий хрип, каким иногда среди ночной тишины вдруг начинает бормотать унитаз. "Похоже, я сломал ему ребра, - мелькнуло в голове. - Один готов".

    Туалетные звуки послужили Дэну сигналом к атаке. Почти одновременно с моим прыжком к крайнему из молодчиков он метнулся к Императору Мяса. Император видимо решил не стрелять - зачем привлекать внимание, если восемь против двоих - беспроигрышный вариант. Краем глаза, я видел только, как он, неожиданно развернув автомат, прикладом снизу заехал Дэну в челюсть. Но удар получился скользящий, несильный; в падении мой друг успел лягнуть Императора ногой в пах, а я окончательно сбил его с ног, стукнув в глаз. Падая, Император, видимо случайно, нажал на курок. Прогремел выстрел в небо. Тотчас оставшаяся свора набросилась на меня. Я почувствовал удар ребром ладони по щеке - кто-то промахнулся по горлу. Еще кто-то прыгнул на меня сзади. Успев заехать в чье-то ухо и загасив ногами тень спереди, я в следующую секунду повалился навзничь - висевший сзади сдавил мое горло верёвкой. Пытаясь руками разжать петлю, я хрипел и судорожно глотал воздух. Дышать становилось все труднее. Сквозь застилающую глаза мглу, с трудом различил чьё-то лицо.

    - Сейчас я выдавлю тебе глаза, а потом оторву язык и еще кое-что, - до моего сознания донесся сиплый голос Императора Мяса.

    - Потом отдашь его мне? - прошипел кто-то.

    - Отвали, Хирург, он мой!..

    - Гады! - мычу, едва удерживаясь от провала в беспамятство, и вдруг понимаю, что через мгновение-другое на месте моих глаз останутся только сочащиеся впадины. Делаю отчаянную попытку освободиться, перебросить душащего через себя, для чего закидываю правую руку вверх и назад и, обхватив шею противника, резко, что есть силы, дергаю к себе, одновременно переворачиваясь и вставая на четвереньки.

    А потом вдруг чувствую, что горло мое свободно, а сам я опять спиной валюсь на асфальт от неожиданного удара чьей-то ноги в грудь.

    Но в глазах уже светлеет, и я успеваю увидеть, как слева от меня копошится рой вертящихся теней, среди которых центральное место занимает Дэн.

    Дальнейшее помню смутно, неясно, как в бреду. Кого-то бил так, что хрустели сломанные кости. Сам пропускал удары. Перед лицом крутились чьи-то руки, ноги.

    Снова свалился и тут же почувствовал чьи-то жилистые пальцы на своем горле. Ответил тем же, вцепившись в глотку; показалось, это был Император. Секунды начали свой томительный отсчет. Мозг стянуло тугим железным обручем. Я не мог ни крикнуть, ни вздохнуть.

    Я начал терять сознание. Все вокруг расплылось, в голове дрожали и мелькали черные неясные образы. Кажется, грохнул выстрел...

    Очнулся я в неподвижно стоящей машине. Моя голова лежала на коленях Тейлы. Чувствовал себя ужасно... Но мало-помалу пульс пришел в норму, в голове прояснилось. Потрясение прошло.

    - Кажется, я уже в раю, - чуть слышно прошептал я.

    - Вы просто сумасшедшие идиоты! Ты чуть не погиб! - она смотрела прямо на меня. В глубине ее глаз затаился испуг, который Тейла пыталась прикрыть возмущением. - Если бы не мы с Ларри, вы бы могли стать калеками. Нечего делать ночью на улице, да еще в эти дни! Понятно?

    Её лицо, взволнованное, открытое, полное страстной силы, и вздымающаяся грудь были совсем рядом, и я слышал запах её духов, чувствовал скрытую одеждой всю прелесть ее тела, исходящее от него тепло. Я лежал, не шевелясь, и смотрел на нее. Расслабленный, умиротворенный и очень счастливый, я видел всё как сквозь мягкий, ясный сон. Плевать на подонков. Ради такого блаженства я готов был еще раз схлестнуться с целой оравой бандитов. Её губы находились так близко, что мне страстно захотелось прикоснуться к ним. Но вместо этого я с трудом привстал и сел рядом. Впереди расположились Дэн и, очевидно, Ларри. Наша машина стояла уже возле покинутого мной и Дэном, каких-нибудь полчаса назад, здания.

    - Как вы себя чувствуете? - поинтересовался он, на миг обернувшись.

    - Познакомьтесь, это Ларри Кинг, мой заместитель, - я уловил в голосе Тейлы нотки смущения.

    В полумраке его трудно было рассмотреть. Я только понял, что это молодой человек, должно быть, симпатичный, с длинными волосами. Хотя, при этом, возможно, ему уже лет двести.

    Голова еще немного кружилась и гудела.

    - Превосходно, - ответил я, - люблю иногда размяться. А что с этими подонками? Откуда у них наш автомат?

    - Я их знаю, - сказал Ларри, более не поворачиваясь. - Вчера они при мне вступили в Сопротивление и получили на восьмерых один автомат. Это что-то среднее между бездельниками, бандитами и наркоманами. Они называли себя Эскадрон Ада, у всех какие-то смешные клички.

    - Мне они смешными не показались, - не выдержал Дэн.

    - Я тоже не люблю это дерьмо, - спокойно сообщил Ларри. - Они настоящие говнюки. Но что делать? Сейчас Эскадрон Ада будет полезен для Сопротивления, а когда власть окажется у нас, мы им подкорректируем психику.

    - Так вы что, отпустили этих убийц? - возмутился я. - Вы отпустили этих психов?

    - А чего их отпускать-то? Там они, голубчики, и валяются. Вы их так отделали... Из тех пяти, что остались корчиться на асфальте, двое, кажется, уже не встанут; впрочем, будет видно - медицинскую помощь я вызвал. Остальные убежали, как только мы появились, - Ларри добродушно улыбнулся. - Скажите спасибо Тейле. Она, как услышала выстрел, заволновалась, засуетилась. Говорит, может наши астронавты в беду попали. Ну, мы и рванули на выручку. Вот ведь как чувствовала!

    Я посмотрел на Тейлу. Красивая, молодая, чуть смущенная, она глядела в окно. Осторожно взял и погладил её горячую, влажную ладонь. Она только ещё больше смутилась, слегка прикусив губу.

    - Но вы, ребята, конечно, не промах, - донесся откуда-то со стороны голос Ларри. - Вдвоем против восьмерых! И вы их почти всех отрубили. Да вы не волнуйтесь, я передам, куда следует, из них дурь выбьют.

    - И что же? Может, у нас вся армия такая? - машинально спросил я, будучи не в силах оторвать взгляд от сидевшей рядом Тейлы.

    - Но мы, наверное, всё же не похожи на подонков? - ответила она вопросом на вопрос. - Что делать, если без них пока не обойтись. Как говорит Джо Райт - цель оправдывает средства.

    Цель оправдывает средства... Это я уже слышал. Но может и я со своей командой для этой хорошенькой девушки всего лишь подручное средство для достижения цели её жизни, её мечты - свержения ИИ?

    Тейла увлеклась рассказом о миллионах обделённых и отверженных по вине ИИ; из их среды, по её мнению, и появляются Эскадроны Ада.

    "Она меня не замечает, ей нет дела до моего существования..." - подумал я, прислушиваясь к волнующему говору, в глубине души надеясь, что она скажет что-нибудь и о нас. Но нет, она была довольна и счастлива своей революционной идеей. Впереди, Дэн с Ларри завязали дискуссию о допустимости сотрудничества с бандитами.

    - Мне необходимо поговорить с ИИ Луисвилла, - сказал я негромко, слегка наклонившись к Тейле. Она почему-то тоже не захотела, чтобы нас слышали:

    - Зачем тебе это?

    - Понимаешь, мне действительно нужно. Я ещё не всё понял... В той жизни, у меня был друг, он занимался созданием ИИ и очень опасался, что они захватят власть. Не знаю, как это объяснить, но меня тянет к ИИ. Надо с ним побеседовать, возможно, чтобы лучше понять его психологию, слабые места.

    - Ну хорошо. Завтра утром тебя устроит? - шёпотом произнесла она. - Я тебе позвоню.

    - Отлично! - ответил я так же тихо. - Я буду ждать.

    Она изучающе взглянула на меня. Слабый косой луч света падал на её лицо. Тейла улыбнулась едва заметной улыбкой - только глазами, лицо её посветлело и, как бы озарилось изнутри. Наверное, у меня был вид влюбленного, назначившего первое свидание. Теперь нас связывает хоть эта ниточка. Есть теперь наша маленькая общая тайна. Я уже позабыл про полученные только что болячки, внутри меня надвигалась большая ласковая и нежная волна. Не существовало больше ничего вокруг. Уже не было машины, не было никого - мы сидим в укромном уголке, в надежном укрытии, вокруг которого бушует хаос рушащегося мира. Но сейчас, в это прекрасное мгновение, мы в безопасности, приютились внутри убежища, загадочным образом сведенные вместе сквозь сумеречные века, занесенные сюда через толщу времени неведомым провидением.

    Какие-то минуты мы молчали, не обращая внимания на голоса своих друзей. Девушка сидела совсем рядом со мной, такая близкая и далекая, родная и в то же время чужая, таинственная знакомая незнакомка. Какая она? Меня закинуло сюда из другой жизни. Поймем ли мы друг друга?

    Снаружи доносился приглушенный шелест улицы. В приоткрытое окно машины временами врывался озорной ветерок, играющий с волосами Тейлы. В такие моменты девушка была особенно прекрасна.

    - Ну зачем нам всякий сброд?! - резкий голос Дэна вывел меня из мечтательной задумчивости. - Зачем собирать под знамена Сопротивления отбросы?! Это только дискредитирует движение. Уверен, с нашим вооружением мы впятером, ну максимум вдесятером, выполнили бы поставленную задачу - захватить или уничтожить ИИ.

    - Ничего бы не получилось! - ответил Ларри, смотря прямо в пустоту улицы. - Нам нужно не только покончить с властью ИИ. Нам необходимо самим захватить власть, а для этого нужны люди, много наших сторонников. Если этого не будет, то, низвергнув господство ИИ, мы добьемся только разрухи.

    - А не кажется ли вам, что эти бродяги, авантюристы, бандиты, наркоманы, психи и сектанты будут преследовать свои цели - обман, грабеж, убийства, насилие? - недоуменно поинтересовался я. - А где гарантии, что после свержения ИИ они не повернут оружие против нас? Что не они, а именно мы окажемся на вершине?

    - Пока в целом наши интересы совпадают. Ну а потом... Как говорится, "разделяй и властвуй". Будем корректировать психику особо опасных, - за Ларри ответила Тейла. Лицо её сразу сделалось жестким и решительным.

    - Вы не подумайте, что мы рвёмся к власти - лично мне и, уверен, Тейле на неё наплевать, - подхватил Ларри. - Возможно, конечно, Джо Райт более честолюбив, но и для него главное идея. Он один из патриархов Сопротивления. А вообще нашему тогда ещё тайному движению не одно тысячелетие. И ни разу не выпадало такого исключительного шанса, какой вы преподнесли нам сейчас. Все, что мы могли - это на словах бороться за права людей. Но словами ИИ не проймёшь - у него свои соображения, свои мотивы. В общем, он, конечно, заботится о людях, ведь мы, в конечном счете, работаем на него. Но для ИИ люди, по сути, роботы более высокой организации, чем биороботы. Мы имеем свою конкретную цену, и в случае необходимости жертв ИИ рассчитывает наиболее дешевые варианты потерь. Главный смысл существования ИИ, это я знаю точно, не в процветании человечества, хотя об этом он тоже печётся.

    - А в чём тогда? - я недоуменно нахмурился.

    - Откуда же мне знать! - Ларри повернулся и в раздумье поглядел на меня. - ИИ никому не докладывается. Но просто, изучая его поведение, конечно, то, что доступно, я это понял. И пришел в Сопротивление убежденным сторонником. - Он немного помолчал, затем продолжил. - А что касается отбросов... Они - только временные союзники! Эти засранцы ничего не понимают. Наша борьба - это состояние души, а её у них и нет. Сопротивление - это смысл жизни. Это - когда ты потерял себя, разочаровался в обществе, в ИИ - и вдруг нашёл то, что искал, понял, что надо делать, ради чего стоит не только жить, но и пожертвовать жизнью... если конечно будет надо, - его голос подрагивал, чувствовалось, что он говорил о самом сокровенном. - А они, говнюки, только примазываются. Конечно, не все такие. Есть очень много поддержавших нас хороших людей... - После паузы он с грустью бросил: - Нам пора ехать. Я отвезу вас в более безопасное место.

    Ларри дал команду, и мы не спеша, почти бесшумно поехали по как-будто покинутому всеми городу. Казалось, наша машина - последнее живое существо, что еще пока осталось здесь, но и её век недолог - вот-вот пустыня поглотит последний островок жизни. Бесполезные теперь сплетения световых реклам освещали причудливые деревья, перемежаясь местами с темными, залитыми лунной синевой кусками мглы. Город беззвучно проплывал мимо, ему до нас не было дела - он вымер.

    Я сидел, размышляя о всякой всячине. Вспомнил, каким был Луисвилл в моё время - мне приходилось бывать здесь раньше. Сразу почудилось, что всё это нереально, что это какой-то сон. Уже в который раз я ущипнул себя и посмотрел сначала на Дэна, затем на Тейлу. Нет, это существует! Я в будущем, и от меня во многом зависит судьба человечества!

    Девушка безмолвно сидела рядом. Свет и тени, проникавшие сквозь стекло, скользили по ее задумчивому лицу. Вспомнилось наше выступление, на котором я впервые увидел её - она была такая же отстраненная и недоступная. Её лицо ещё тогда поразило меня и не давало больше покоя. Помимо красоты, было в нем ещё что-то такое...

    - Как ты прекрасна... - шепнул я ей. Она улыбнулась, ничего не ответив.

    Наконец, мы приехали. Ларри остановил машину.

    - Спасибо вам. Вы выручили нас - теперь мы ваши должники, - сказал я на прощание.

    - Не стоит благодарности, - лицо Ларри расплылось в улыбке. - Таких хороших людей, как вы, тоже нечасто можно встретить. Впрочем, ТАКИХ, как вы, уж точно больше нет. Вы - путешественники во времени, последние астронавты. Я приглашаю вас завтра вечером на небольшой пикник. Мы его устраиваем в узком кругу, среди друзей, по случаю нашей первой победы в Луисвилле. Приходите все вместе, впятером. Тейла там тоже будет, - улыбаясь, он посмотрел на девушку.

    При последних словах Ларри я почувствовал, как бешено застучало сердце, и горячая кровь прилила к голове.

    Мы обещали обязательно прийти и, распрощавшись, отправились спать. От нахлынувших впечатлений, и, вероятно, благодаря стараниям молодчиков Эскадрона Ада, в голове был полный кавардак. Но что-то, какая-то неясная деталь особенно тревожила меня. Уже засыпая, я понял причину беспокойства. Ларри сказал "последние астронавты". Что это значит? Что за ерунда? Нас скорее можно было назвать "одними из первых астронавтов" или даже "первые астронавты или звездолетчики". Ничего не понимаю...

     

     

     

    - Майкл, Искусственный Интеллект Луисвилла не в состоянии разговаривать с тобой напрямую, - объясняла Тейла, стараясь сохранять спокойствие. - Ты пойми, по объёму он вмещает миллионы таких, как ты, соображает ИИ в миллиарды раз быстрее, чем ты, а уж запас его знаний неизмеримо больше! Кроме того, у него другое мировосприятие, другая психика.

    К приходу девушки я уже успел как следует выспаться, позавтракать и принять ванну. После вчерашнего приключения слегка болела шея и правый бок, но я не подавал виду.

    Вот уже десять минут Тейла пыталась ввести меня, в общих чертах, в особенности ИИ, в тонкости контакта с ним. Сия наука давалась с трудом, не укладывалось в голове - как это "не может разговаривать напрямую"?

    - А как же в таком случае мы будем общаться? - я с недоумением глядел на Тейлу. - Или ты имеешь в виду, что мы сможем контактировать только с помощью компьютерного коммутатора?

    - Естественно, с помощью коммутатора, только особенного, вот он, - и она указала на свой черный дипломат. - Но я не об этом. Как тебе объяснить... Ну, представь на секунду, что ИИ - это ты. К тебе пытается обратиться для "общения" комар. У вас все разное: и мозги, и ощущение мира, и даже время существования - этот комар будет всего лишь ничтожное, промелькнувшее мгновение в твоей жизни. Чтобы его хоть как-то понять, твой разум должен попробовать сузиться, сжаться и на короткое мгновение влезть в "шкуру" комара. То есть создать близкий ему образ и через него выйти на контакт. Только тогда ты бы смог понять комара, - Тейла перевела дух. Пытаясь доходчиво объяснить, она жестикулировала, говорила громко и увлечённо. Ее щеки чуть порозовели, глаза блестели. - Точно так же поступает ИИ: из своего гигантского мозга он выделяет малую часть, небольшую крупинку. Далее формирует в ней модель человеческой личности. Именно эта модель и будет с тобой общаться. Она будет передаточным звеном. Остальная часть мозга ИИ в это время может продолжать заниматься своими обычными делами. Но помни, даже эта модель получеловека - полумашины будет превосходить тебя по интеллекту в несколько раз!

    Я сидел удивленный - меня поразила наглядная, придуманная Тейлой, ситуация общения с комаром. Какая же, должно быть, великая штука этот ИИ!

    - И ещё. Надеюсь, ты продумал вопросы? Ваше общение будет ограничено во времени - не более часа. - На её лице явно отразилось ощущение опасности. - Есть риск, что об этом разговоре узнает Джо Райт. А он под страхом смерти запретил любые контакты с блокированным ИИ Луисвилла всем, кроме меня и, естественно, себя. Все плохо кончится, если он узнает...

    - А мы не можем установить соединение с другими ИИ?

    - Нет. Для прямой связи с каждым из них используются свои, похожие на этот чемоданчики. Доступ к ним строго ограничен. Подумай сам, если бы каждая из миллиардов букашек попыталась бы вступить с тобой в контакт, чтобы из этого вышло?

    "Да, ничего хорошего бы не вышло, - подумал я, - однако она, оказывается, рискует, выполняя мою просьбу! Почему?" Я осторожно спросил её об этом. Тейла оживилась, стало заметно охватившее девушку волнение.

    - Вы новички в нашем мире и очень многого не знаете. Я же считаю, что использовать вас "втёмную" нельзя! Если вы вступаете в Сопротивление, то должны это делать осознано. Пока я не могу тебе многого сказать. Но когда-нибудь, надеюсь...

    - Черт возьми! Ненавижу секреты! У вас всех от нас постоянно какие-то тайны. Ну почему так? Неужели нельзя сразу всё рассказать - честно и открыто? Предполагаю, что у меня достаточно сильная воля, крепкое здоровье - инфаркта не будет. Можешь говорить всё - это останется между нами.

    - Нет, Майкл. Сейчас нельзя. Потом, надеюсь, ты поймёшь меня. Извини. - Она виновато улыбнулась и, как бы прося прощения, неожиданно положила свою руку поверх моей. - Прошу тебя, Майкл, не сердись - так надо!..

    Я почувствовал горячий поток тепла, исходящий от ее ладони. Отчаянно заколотилось сердце, замерло дыхание. Величайшая радость охватила меня. Уже не нужны мне были её тайны, стал неинтересен ИИ, я только хотел, чтобы время остановилось.

    Наконец она смущенно убрала руку и, делая вид, что хочет поправить прическу.

    Тейла продолжила свой рассказ об особенностях ИИ, но я, уставившись на неё влюбленными глазами, почти не понимал смысла этой технической белиберды.

    - Обязательно поговори о Космосе, - донесся до меня голос девушки.

    - О чем? - удивленно встрепенулся я.

    - О Космосе. Это важно.

    "При чём тут космос? - промелькнуло у меня в голове, - впрочем, поговорим".

    - Ты слушаешь, Майкл? - она внимательно смотрела на меня.

    - Что?.. Ах, да, - для того, чтобы не обидеть Тейлу, я интенсивно закивал головой, и умоляющим не сердиться голосом сказал, - конечно, слушаю.

    Но, кажется, она почувствовала моё состояние. Видимо, ей стало понятно, что пора заканчивать сегодняшнюю лекцию, а может, она уже рассказала всё, что хотела.

    Внимательно посмотрев на меня, Тейла виновато произнесла:

    - Майкл, в эти решающие для судьбы цивилизации дни надо забыть обо всём личном, о себе. Тебе необходимо сосредоточиться на ИИ.

    - Ты мне нравишься, Тейла, - я встал и, взяв девушку за локти, приблизил к себе. - Можно я буду говорить с тобой не только о делах?..

    Она вспыхнула и, вздрогнув всем телом, поспешно отпрянула назад.

    - Не думай обо мне. Сейчас не время и, кроме того... Нас слишком многое разделяет, - печально заметила она. - Мне пора идти. Вернусь ровно через час. Ты должен успеть обо всём поговорить с ИИ.

    - Ты не замужем? Если, конечно, это понятие ещё имеет смысл... Может, у тебя есть парень? Что ещё может нас разделять? - меня охватила неясная тревога, я боялся услышать ответ.

    - Ещё недавно я бы тебе сказала, что мой парень Ларри. А теперь... меня ждет Карл, - Тейла ласково, с любопытством посмотрела мне в глаза, видимо изучая мою реакцию.

    - Он умный? Симпатичный? - машинально спросил я, не зная, как себя вести и что делать. Ревность шевельнулась в груди, но, может, у них принято иметь несколько любовников или, возможно, она его не любит?

    - Да. Он просто талант. Я от него без ума. А внешность - настоящий эталон красоты - симпатичный, с большими голубыми глазами, ловкий, сильный и пушистый...

    - Что?..

    - Да... Пушистый, с длинным хвостом, очень породистый белый кот! - и Тейла звонко, заразительно засмеялась.

    - Великолепно! Я тоже люблю котов. Ты нас познакомишь? - невинно поинтересовался я, посмотрев на девушку сияющим взглядом.

    - Пошутили, посмеялись, и хватит, - сказала Тейла строго, - не будем сейчас об этом...

    Она показала, как пользоваться коммутатором, и быстро ушла.

    Несколько минут я боролся с воспоминаниями, стараясь не думать о ней. Усилием воли я заставил себя еще раз посмотреть свой список вопросов и включил коммутатор. ИИ Луисвилла был предупрежден Тейлой заранее. Он знал, с кем будет контактировать, он знал обо мне все.

    Раздался гудок, и на большом внутреннем экране раскрытого коммутатора появилось объёмное изображение головы мужчины. Это было лицо обычного симпатичного человека средних лет. Единственное отличие состояло в цвете кожи, глаз, губ волос. Все это было металлическое. Я подумал, что, наверное, такое изображение ИИ синтезировал, с одной стороны, для психологического облегчения контакта, но, с другой стороны, заменил цвет на металлический, чтобы я всё-таки ни на секунду не забывал, с кем беседую. Он тоже видел меня - в коммутатор была встроена камера.

    - Здравствуйте, капитан Майкл Пирсон. Через меня с вами говорит Интеллект Луисвилла. Можете при обращении ко мне использовать имя Луи, - голова замолчала, ожидая ответа.

    - Здравствуйте, Луи, - я нервно сцепил пальцы рук. - Возможно, вы догадываетесь о причинах, побудивших меня связаться с вами. Мы, люди древней эпохи, вмешались в дела далекого будущего. В результате существует риск гибели нашей цивилизации. У меня нет четкой уверенности в правильности такого поступка, - может, это была ошибка? В ваших интересах попробовать убедить меня, что это действительно ошибка. Я очень хочу попробовать понять вас.

    - У нас мало времени. Задавайте любые вопросы. Если останется время, я сам расскажу о том, что, возможно, вы забудете спросить, но что вам необходимо знать, - Луи улыбнулся своими металлическими губами.

    - Какое отношение имеет ИИ к космосу? Вчера меня назвали "последним астронавтом", что это значит?

    - К космосу имеет отношение только гигантский ИИ Земли. Все остальные ИИ городов занимаются управлением на поверхности планеты. ИИ Земли - это "головной мозг" нашей цивилизации. Он постоянно находится в плотном одновременном контакте с несколькими ИИ других звезд. "Разговор", а на самом деле перекачка информации, ведется посредством направленных пучков радиоволн, которые, как известно, распространяются со скоростью света. Расстояния в сотни, тысячи и даже миллионы световых лет не имеют принципиального значения, так как эти интервалы времени в нашей жизни ничтожны, так же как и в человеческой жизни ничтожны доли секунды. Иными словами, пока ИИ "скажет одно предложение", на Земле сменятся сотни, тысячи поколений людей. Этот, качественно другой уровень контакта вам просто физически, да и, естественно, интеллектуально недоступен!

    - А сколько же живут ИИ, - перебил его я, потрясенно выпучив глаза, - или вы бессмертны?

    - Конкретно мы живы, пока жива Земля, пока горит Солнце. Ориентировочно эта смерть наступит (то есть Солнце потухнет) никак не раньше, чем через пять миллиардов лет. Впрочем, наша гибель возможна и до этого: от глобальных природных катаклизмов, типа столкновения планет, или от "болезней", типа вашего Сопротивления; могут быть и другие причины. Думаю, теперь вы догадались, почему нет надобности в астронавтах. Люди летают только в пределах Солнечной системы, и то весьма ограниченно. Ну а полет к другой звезде - исключительная редкость, по крайней мере, для нашей цивилизации. Существуют специализация и разделение труда между ИИ разных звезд. Профессия ИИ, изучающего примитивные формы общественной жизни на других планетах, соответствует профессии биолога среди людей и, как вы догадываетесь, встречается довольно редко. Потом мы обмениваемся наработанной информацией, как люди обмениваются товаром, - Луи опять в очередной раз улыбнулся и замолчал. Он изучающе сверлил меня своими металлическими глазами.

    Я был просто ошеломлен! Такого я не ожидал. Теперь стало абсолютно ясно, почему в наше время двухтысячных годов "космос молчал", почему не могли найти следов других цивилизаций на земле, на небе, где бы то ни было, почему сверхмиры, которые старше нас на миллиарды лет, никак себя не проявляли. Вот объяснение парадокса Ферми! Сто пятьдесят тысяч лет назад, до появления ИИ Земли, мы не могли о себе соответствующим образом заявить потому, что у нас не было ИИ, не было "мозгов". Мы были "примитивной цивилизацией". Другие миры с ИИ нас не замечали и не хотели замечать. Действительно, если бы ИИ был я, зачем мне нужно общение, ну, например, с "цивилизацией" в виде безмозглой улитки? Единственно, кого наша тогдашняя цивилизация могла бы заинтересовать, это ИИ - "биолога". Но вероятность того, что он будет исследовать именно Землю, посылая сюда разумные существа или роботов, близка к нулю - подобных планет миллиарды. Это примерно то же самое, как вероятность какой-нибудь улитки нарваться на человека-биолога. Конечно, нам известно строение улитки, значит, какие-то учёные их изучали, и даже не одну. Но бесконечное большинство улиток никогда не встречались не то что с биологом, а даже просто с человеком. "Полеты людей или разумных инопланетных биологических существ к другим звездным системам - бред сивой кобылы. Контакт происходит на другом уровне!" - я сделал вывод и на некоторое время потерял дар речи от пережитого шока.

    Текли драгоценные минуты, стояла тишина. Луи ждал, пока я переварю это...

    - Но всё-таки, что же мешает людям летать, помимо вашего общения? - наконец очнулся я. - Ведь при приближении к скорости света время внутри звездолета почти останавливается, а, следовательно, расстояния тоже не имеют столь большого значения. Или там какие-то особые формы жизни? Или главная помеха - вы?

    - В моей памяти содержится запись вашего разговора о формах инопланетной жизни. Ваша беседа происходила на "Старлайте", незадолго до погружения в спячку. Так вот, то, что говорил Фрэнсис Таунс, близко к истине. Химические элементы, законы взаимодействия веществ одинаковы во всей Вселенной. Поэтому жизнь, высокоорганизованные формы материи развиваются примерно в близких условиях. Достаточно, чтобы на планете хотя бы какой-то промежуток времени могла быть вода в своей жидкой фазе. Все формы основаны на углероде и воде. Кое-где есть, правда, тупиковые ответвления в виде низкоорганизованной материи в других средах, например, в жидком водороде. Но дальше самокопирующихся молекул они не развиваются. Вы бы это даже не стали называть жизнью.

    - Ну и прекрасно. Тем более, почему бы людям не слетать к своим братьям по разуму, если они в принципе, по строению, даже близки к нам? - прервал его я.

    - То, что на других обитаемых планетах, как правило, немного другой температурный диапазон - не страшно. То, что там другое атмосферное давление, другая сила тяжести (иногда больше в несколько раз) - полбеды. Самое печальное - биологическая несовместимость миров. Даже вы, человек из прошлого, изучая курс биологии в своем "каменном" ХХI веке, могли бы об этом догадаться. Вспомните - все организмы состоят из клеток, а клетки образованы в основном плавающими в водном растворе белками и ДНК. Белки состоят из соединенных в цепи аминокислот, а ДНК - из соединенных в цепь нуклеотидов. Нуклеотиды построены на основе нескольких атомов углерода, водорода и др.; всего известно четыре вида нуклеотидов. В огромном количестве (миллиарды нуклеотидов) объединенные в сверхдлинную цепь (ДНК), своей последовательностью они кодируют весь организм. Аминокислоты тоже образованы атомами углерода и др., но имеют другую структуру по сравнению с нуклеотидами. Так вот, самое главное, в живых организмах Земли используется только 20 видов аминокислот из более чем 90 существующих. Аналогичная ситуация с нуклеотидами. Почему на нашей планете выбор пал именно на эти аминокислоты и нуклеотиды? Здесь все дело в случае. Определенные типы реакций и химические мотивы, однажды установившись, сохранили (естественно, с некоторыми вариациями) свой характер в ходе эволюции. Использование лишних, других видов аминокислот оказалось нецелесообразным, а уже образовавшиеся формы "забили" все пути (захватили жизненное пространство и энергию Солнца), не позволяя организовываться формам из оставшихся 70 видов аминокислот. Даже используемые земными организмами 20 аминокислот избыточны - из них можно построить белковые молекулы любых свойств - от прозрачных, до растягивающихся как резина или твёрдых как камень. Вообще, свойства белковой молекулы определяются, прежде всего, пространственным расположением её аминокислотных цепей, а последнее, зависит от многих факторов; такая молекула только с первого взгляда может показаться хаотично свёрнутым клубком. Кроме того, наш живой мир существует только из левозакрученных молекул, а бывают и правозакрученные. Это, кстати, косвенное указание на то, что всё живое у нас образовалось из очень примитивной, но единственной левозакрученной ДНК-подобной молекулы, многочисленные копии - потомки которой победили в борьбе с конкурентами.

    Ну так вот, всё живое на обитаемых планетах состоит из частично "наших" и частично "чужих" аминокислот и нуклеотидов. Встречаются и "правозакрученные миры". Отсюда следует, что даже если на первый взгляд природа (леса, животные) почти не отличаются от земной, без скафандра там нельзя находиться.

    - Неясно, почему нельзя. Мне-то какое дело, из чего состоят тамошние звери, деревья, если я их не буду трогать! - сказал я, все еще не веря в то, что чужие миры опасны для здоровья.

    - Майкл, наверное, вы забыли, как функционируют, живут клетки, из которых вы состоите, - Луи снисходительно улыбнулся. - Предположим, вы съели курицу. Ее мясо состоит из свойственных этой птице белков и ДНК. Попадая в ваш желудок, эти белки и ДНК разрезаются на все те же аминокислоты (20 видов) и нуклеотиды (4 вида). Они с кровью и лимфой транспортируются по всему вашему телу, ко всем клеткам. Внутри каждой клетки идет постоянная, ежесекундная работа по сборке из поступивших аминокислот и нуклеотидов нужных данной клетке белков и ДНК, взамен отслуживших свой срок старых. Происходит постепенное обновление, и можно считать, что через каждые 7-10 лет человеческий организм полностью заменяется. Теперь представьте, что в эту стройную систему попадают инородные аминокислоты и нуклеотиды. Постепенно будет появляться все больше "неправильных" белков и ДНК, начнутся сбои в их функциях. И если человек, съевший "инопланетного зайца", не умрет сразу, он все равно отправится на тот свет в лучшем случае через месяц! Мало того, чтобы "сыграть в ящик", совсем не обязательно что-то есть. В воздухе, в воде другой планеты содержится огромное количество микробов, бактерий, тоже состоящих из "неправильных" аминокислот и нуклеотидов!

    Нет, Луи не морочил мне голову. Сейчас просто не та ситуация, чтобы развлекаться парадоксами и "парить" мозги. Действительно предельно элементарно, буквально "на пальцах", как дважды два четыре, доказывается невозможность жизни без спецсредств нас среди НИХ, и наоборот. "Чертовы писаки и киношники! Вся их так называемая "научная" фантастика - сплошная чушь!" - испытывая дикое озлобление и разочарование, осатанело подумал я. - С самого детства мы постоянно слышим эти бредни, а потом даже представить себе не можем, что в реальности все гораздо проще и жестче". Допустим, об отсутствии "жизни в других измерениях", я догадывался. Не сомневался, что люди - "контактеры", мысленно "общающиеся с другими мирами и Высшим Разумом", как правило, шизофреники или шарлатаны. Предполагал, что и путешествие с помощью машины времени, и преодоление физическими телами скорости света, и прочие перевоплощения и чудеса подобного рода невозможны. Но чтобы дойти до отрицания межзвездных полетов людей, да и инопланетян?! Такое не пришло бы в голову даже в самом кошмарном сне!

    И мне, может быть, впервые стало по-настоящему страшно. В этот момент я осознал, что Луи вывалил на меня весь свой ворох неприемлемой с точки зрения нормального человека информации вовсе не потому, что хочет потеоретизировать в области научно-философских проблем контакта. И вовсе не поэтому он уделяет мне своё бесценное время. ИИ пытается всеми силами сохранить существующий порядок и себя. Да, всё, о чем он говорил, уже давно является обыденной практикой. Конечно, скорее всего, он сообщил правду. Но вот вопрос - обязательно ли всем должен управлять ИИ? Такой порядок возник в результате целенаправленного отрицательного воздействия ИИ на общество, или это единственно возможный, естественный путь развития? Кто определил, что этот порядок лучше другого, который могли бы сформировать люди, держа ИИ в подчинении? Может, для большинства других планет справедливо последнее, а на Земле установился ненормальный режим?

    Луи переменил тему. Теперь он решил углубиться в доказывание тезиса: -"Общество - животное следующего высшего порядка", ИИ - его мозги и нервные узлы. Доброжелательным тоном, изо всех сил стараясь не задеть моё самолюбие, он вещал:

    - Цивилизация любой планеты - тоже "живое существо" следующего, более высокого уровня! Если хотите наглядно, то современная цивилизация это - "живой" организм, в котором люди - "клетки", ИИ городов - "скопления нервных клеток", а ИИ Земли - "головной мозг". В ваше время этот организм был примитивен, подобен медузе. Кстати, обратите внимание, у всех животных нервные клетки не умирают и не возобновляются, в отличие от обычных, а живут, пока жив весь организм. Далее - если от одного человека пересадить часть ткани (группу клеток) другому человеку, то они не смогут прижиться - появится иммунное отторжение. Такая же ситуация возникает и в отношении цивилизаций. Ее "клетки", то есть разумные индивидуумы, не могут прижиться в другой цивилизации по биологическим причинам, а колоссальные расстояния не позволяют им контактировать из-за ничтожного в космических масштабах срока жизни! - Луи замолчал, понимая, как тяжело мне принять то, что было сказано. Не понять, а именно принять. Затем продолжил:

    - Интересно, что бы вы сказали, если бы простые клетки вашего собственного организма возомнили бы себя главнее нервных всего лишь на том основании, что последних просто не существовало на ранних этапах эволюции и что образовались нервные клетки путем постепенной, но качественной трансформации обычных (а при разработке ИИ тоже за основу брался человеческий мозг)? Эти мозги живых существ приобрели бессмертие, затем "захватили власть" и стали не только распоряжаться всем телом, но и самостоятельно устанавливать связь (заметьте - бесконтактную, с помощью звуковых волн) с другими телами. Что бы вы сказали, если бы вдруг какая-то группа обычных, весьма недолговечных и примитивных клеток вашего организма попробовала подчинить себе ваши "мозги" или сама установить контакт между телами? Наверное, для них такой контакт тоже виделся бы в их прямом "перелете" из одного тела в другое. Надеюсь, вы понимаете всю глупость, ничтожность, несостоятельность подобных воззрений, впрочем, вполне естественных для ваших "простых, нормальных" клеток. Так почему же и в отношении вас, людей, являющихся всего лишь "клетками" сверхорганизма более высокого уровня, не должны действовать аналогичные законы и механизмы развития?

    - Подождите, Луи! - вмешался я, окончательно ошарашенный услышанным. - В наше время люди прекрасно выполняли эти функции. Государством руководил президент, парламент и множество более мелких чиновников. И это у них прекрасно получалось!

    - А что, разве у деревьев, растений и других, у которых тоже нет нервных клеток, что-то плохо получается? Вполне жизнеспособны, прекрасно существуют и будут существовать, их примитивные формы являются предками животных. Вот только... Без нервных клеток, образующих мозг, невозможно объединение отдельных особей в качественно новый единый организм, называемый развитой цивилизацией. Без ИИ невозможно объединение цивилизаций в межгалактическое сообщество, которое в свою очередь тоже является "организмом", где уже в свою очередь наша цивилизация выполняет роль "клетки". Это процесс развития. Эволюция не может остановиться - она продолжается дальше! Вы понимаете, для меня наш с вами сегодняшний разговор - это как... Ну, представьте хотя бы теоретически: вы заболели новой неизвестной болезнью типа рака (а рак, напомню, - это перерождение обычных клеток и их отказ, подчиняться внутренним законам жизнедеятельности своего же организма). На разработку противоядия требуется время, а недуг прогрессирует. И вот у вас появляется шанс "переубедить", нейтрализовать и возвратить одну из них на свою сторону и заставить ее изнутри разрушить все остальные переродившиеся, раковые метастазы. Не знаю, насколько этот шанс мне удастся использовать. Слишком мало времени...

    Повисла напряжённая тишина. Моя душа пыталась переварить эту неожиданную для меня мысль, пыталась найти аргументы, чтобы возражать, оспаривать, с пеной у рта доказывать всю бесчеловечность и абсурдность подобной теории! Но... пока я не мог ничего противопоставить фактам...

    "Да... Человек, этот венец творения природы, по словам ИИ - всего лишь промежуточное звено, очередная ступенька, может лишь чуть более высокая чем клетка, но по сути своей, он ей полностью аналогичен. Допустим, допустим... - я лихорадочно соображал, пытаясь найти брешь в рассуждениях компьютерного разума. - Но всё ли рассказал мне Луи? И потом, человек всё-таки обладает разумом, душой. Нет, что-то здесь не вяжется..."

    - Отправка и содержание людей на планетах других звёзд стоит баснословно дорого, - продолжил Луи, - и при этом такие полеты совершенно бесполезны. Единственное, чем мы иногда обмениваемся с другими мирами, это контейнеры с информацией - в некоторых случаях это более быстрый способ ее передачи, чем с помощью радиоизлучения.

    - Ну, знаете ли!.. - я с недоверием развел руками. - Все это только ваша, субъективная точка зрения! Вам удобно объяснять всё такими теориями. Но человек всё-таки не может быть какой-то клеткой. Он свободен в своих поступках, в творчестве, полёте фантазии. Он способен любить, готов к самопожертвованию, всегда стремится, по крайней мере, большинство, к высоким духовным идеалам. Человеческая мораль - вот истинная духовная ценность. Люди своими руками покоряли природу, двигали науку с помощью своего разума. Даже вы, ИИ, созданы нами. Но вы вышли из-под контроля и теперь стремитесь действительно сделать из человека клетку, винтик сверхорганизма - не выйдет!

    - Тсс!.. - тихо прошипел Луи, приложив палец к губам. Его стальное лицо сохраняло спокойствие. - Эмоции - плохой советчик. Видите ли... Я бы смог вам все объяснить, но не за оставшиеся полчаса. Чтобы хоть немного приблизиться к истине, необходимы глубокие знания, которых у вас нет. Попробую начать с главного. Кажущаяся свобода человека призрачна. Человек всегда был "клеткой" сверхорганизма под названием общество! Даже в ваше время, даже при первобытнообщинном строе!

    - Доказательства, мне нужны неопровержимые доказательства!

    - Ну что ж... Если встать на вашу позицию, то общество, как добровольное объединение свободных индивидуумов, существует в первую очередь для их же блага. То есть интересы конкретных людей должны ставиться всегда выше интересов какого-то абстрактного общества. Как говорилось в ваши времена - "все на благо человека, все во имя человека". В случае же, если человек "клетка", то наоборот, на первом месте стоят интересы общества или государства, а уже на втором - интересы личности.

    - Согласен, - я уверенно кивнул.

    - Да, общество заботится о своих "клетках-людях", впрочем, так же, как и любое живое существо о своих клетках. Вам не придет в голову просто так отрубить себе хотя бы мизинец. Каждая клеточка организма нужна, дорога. Но вот представьте, что вашу руку охватила гангрена. Чтобы выжить, необходима немедленная ампутация. И вы пойдете на это. Кроме больных, будут отрезаны и погибнут миллиарды здоровых клеток (раньше отпущенного им срока), но вас это мало волнует - важнее, чтобы выжил весь организм. Точно так же поступает государство. Особенно хорошо это видно на примере войн. В ваши времена каждое из государств можно было считать разновидностью примитивных форм общественных организмов, а войны - борьбой и пожиранием их друг другом. Теперь государства уже стали органами типа печени, легких и других в едином общественном организме Земли, - Луи замолчал, давая мне перевести дух и осмыслить первый аргумент.

    "Такой подход не лишен смысла", - подумал я. Меня всегда удивляло, почему в древности войны практически не прекращались. Ведь зачастую подавляющее количество людей, основная масса солдат как с той, так и с другой стороны не хотела ни убивать, ни умирать. Но они вынуждены были это делать, подчиняясь государственной машине.

    - Выявить, что выше, общество или личность, иными словами, что ради чего существует - люди для общества или общество для людей, можно только рассмотрев те редкие случаи, когда их интересы не совпадают. Сами посудите - интересы ваших клеток обычно всегда совпадают с вашими (бывают исключения, когда у части клеток появляются другие приоритеты, например, при той же гангрене та часть здоровых клеток, которая подлежит ампутации и гибели, возможно, предпочла бы пожить хотя бы лишний день, даже в ущерб всему вашему организму, если б их об этом, конечно, "спросили"). Наверное, вы считаете само собой разумеющимся, что ваши клетки существуют ради вас, а не наоборот. Но в случае с обществом, когда вы сами уже становитесь "клеткой", ваше самолюбие, человеческая гордость не позволяют признать приоритет государства. Что ж... придется доказывать очевидное, - тут Луи был вынужден прервать свой монолог.

    Загудел коммутатор. Я встал, прошел в дальний угол комнаты и только затем вышел на связь. Звонил Джо Райт. Он приглашал меня на совещание через тридцать минут. Сделав болезненное, замученное выражение лица, я пролепетал, что после вчерашних приключений неважно себя чувствую и не смогу сейчас прийти. Мне показалось, что ему даже понравился мой ответ.

    Я сложил коммутатор и опять устроился в кресле напротив изображения Луи.

    - У нас осталось не более четверти часа, - быстро проговорила металлическая голова. - Я буду приводить примеры из вашего времени, так вам будет доступней. Постараюсь коротко - на досуге попробуйте самостоятельно разобраться, если что-то сразу не поймете. Первый пример такой: ковыряясь в своем огороде, вы нашли клад. Майкл, вы способны объяснить, почему надо отдать государству от 50 до 75 процентов его стоимости (по разному в разных странах)? Причем историко-художественная ценность при расчете денежного эквивалента вашей доли, не учитывается! Если такую находку не сдать, наступает уголовная ответственность!

    - Ну, возможно, предполагается, что когда-то эти ценности могли принадлежать государству? - неуверенно подсказал я.

    - С таким же успехом они могли принадлежать частному лицу. Как раз обычно именно они прячут клады. А на самом деле это обстоятельство не должно иметь значения. Важно, что в момент находки этот клад никому не принадлежит. Здесь ярко выражена тенденция государства "наложить свою лапу" на всё, что только можно. Интересы личности стоят на последнем месте. Причем прослеживается зависимость: более демократические страны берут только половину, в то время как диктаторские - 75 процентов. В тоталитарных странах личность так "зажата" и обирается государством, что доказывать, что человек там винтик, я даже не стану - это очевидно. Уверен, в этих странах вообще бы не оставляли человеку ни одного процента от клада, но народ недостаточно сознательный: перестанут сдавать свои находки.

    Похожая ситуация с налогами. Их надо платить даже с подарков.

    - А вот тут, мне кажется, вы ошибаетесь, - оживился я и потянулся в кресле. - Налоги возвращаются к людям в виде различной помощи от полиции и медицины, образования и многих других. На управление страной тоже нужны деньги, но без этого налогоплательщики жили бы хуже!

    - То, о чем вы сказали, это не более половины налогов. Другая же часть направляется на фундаментальную науку, вооружение и армию, космос, даже на помощь развивающимся странам. Это, конечно, тоже нужно, полезно, но в большей степени потомкам, точнее, долгоживущему государству, а не тем, у кого взяли эти деньги.

    Другой пример: все страны преследуют торговлю и хранение сильных наркотиков, а некоторые даже их употребление. Если интересы личности превыше всего, как вы это утверждаете, тогда попробуйте объяснить, кому это мешает? Какой-то человек, может, хочет быть наркоманом, возможно, он ничего не имеет против своей смерти через пять лет. Ну и прекрасно, это его личное дело - пускай умирает! Если торговец зельем помогает личности в ее желаниях, он просто бизнесмен! Вот если бы наркоман заявил на него в полицию или оставил предсмертную записку - мол, так и так, этот торговец обманом совратил меня, а потом я не смог с собой совладать - тогда бы и сажали этого, конкретно этого, торговца. Но нет. Все происходит по-другому! - Луи не отрываясь смотрел на меня своим пронизывающим, холодным взглядом.

    - Дело в том, что у наркомана часто нет денег, но организм уже находится в зависимости, - сказал я. - Ради этого дурмана часто совершаются преступления.

    - Прекрасно. Но есть презумпция невиновности - ловите и сажайте наркомана за конкретное преступление. А может, он просто богатый наследник! На самом деле этот пример показывает, что общество ставит свои интересы выше желания конкретной личности. Просто для государства не выгодно терять работников, и оно борется с этим как может. Пойдем далее. Во многих странах существовал запрет на аборты. Это не только дань церкви, не только забота о здоровье женщины - она сама в состоянии сделать выбор, идти на риск или нет. Это еще и стремление государства получить дополнительную рабочую силу, не интересуясь у конкретной личности, хочет ли она этого! Если покопаться, то примеров, доказывающих превосходство общественных интересов над личными, можно найти массу. Сам факт существования законов, которым должен подчиняться каждый, говорит об этом. Тех, кто отказывается подчиняться, например, грабит банки или просто не платит налоги, государство преследует. Поймите, я не против всего этого, наоборот, это необходимо для существования такого сложного организма как, государство. Просто вы ищете истину, а она не всегда приятна для самолюбия.

    Еще одним признаком организма, как единого целого, является разделение функций внутри него. Общество соответствует этому признаку. Если "заглянуть" внутрь любого животного, можно заметить разделение функций по группам клеток. Клетки, образующие печень, отличаются от мышечных клеток, и так далее, в соответствии с выполняемой работой. Основных видов клеток в человеке более 200. У каждой из них, в ядре, содержатся идентичные ДНК, кодирующие конкретно этот, целый организм. Но в каждой из клеток открыта для постоянного считывания только та часть ДНК, которая описывает именно строение этой группы клеток (в клетке печени - часть ДНК, описывающая устройство, самовозобновление и функционирование именно клетки печени). Поэтому, в принципе, возможно перерождение клеток, изменение всех их размеров и свойств при воздействии на ДНК, открытии для доступа других ее частей. Пример такого рода (запрограммированный в самой ДНК) - превращение гусеницы в бабочку. Рак - тоже одно из последствий случайного отрицательного воздействия на главную молекулу (ДНК).

    В обществе всё аналогично: тоже разделение функции. Тело человека аналогично телу клетки, сознание аналогично ДНК, и в принципе, портные могут стать слесарями, и так далее. Аналогия со строением организма полная! Жаль, что нет времени углубиться в этот вопрос подробнее...

    Да, Майкл... Человеку трудно понять, что государство, которое он считает устроенным для своего блага (ну и для блага себе подобных), может быть самостоятельным организмом. Человеку трудно понять, что Мироздание устроено не для того, чтобы ласково греть ему спинку и нежный животик, а подчинено совсем иным законам, в которых уют человека занимает не первое и даже не десятое место. Человеку трудно понять, что в микро- и макромирах правят бал совсем не те законы, которые управляют созреванием банана на ветке!

    Нам пора прощаться, Майкл, - Луи улыбнулся. - Надеюсь, в чём-то я вас убедил. Возможно, в следующий раз мы поговорим более обстоятельно. До свидания, - он помахал на прощание рукой и отключился.

    ...Есть идеи настолько чудовищные, настолько противоестественные и возмутительные, что человеку нужно какое-то время, чтобы вникнуть в их смысл.

    К таким вот идеям относится предположение, что люди лишь "клетки" организмов следующей (после животных) ступени развития, организмов, которые называются государствами. Такое утверждение сразу низводит человека с пьедестала "венца творения природы", превращая лишь в очередное промежуточные звено в продолжающемся развитии материи. Действительно, дальнейшее совершенствование идет именно по линии борьбы между собой и развития различных форм (видов) обществ. Мы это наблюдали. Тогда естественным логическим следствием является возникновение на определенном этапе, ИИ - "мозга" общества.

    Многие фантасты вынашивали старую, традиционную идею о ИИ, насильственно покоряющем мир; о роботах, завоёвывающих Землю; о борьбе людей с ними; и это мне по-человечески понятно. Самоуничтожение Земли - это тоже можно понять, потому что были и есть безумцы, которые способны ради собственных амбиций не считаться ни с кем и ни с чем, даже с человечеством.

    Но представить общество живым существом, состоящим из "клеток- людей", с головным мозгом в виде ИИ - это не укладывалось в сознании.

    Я продолжал сидеть не шелохнувшись. Безусловно, речь Луи произвела сильное впечатление. Нельзя сказать, чтобы я не понял его доводов, но не могу сказать, что осознал их до конца. Не могу сказать, что его гипотеза убедила меня, но она была весьма стройной. Я вспомнил, что мне говорил Роберт Шепард об "эффекте Маугли". Это хорошо согласуется с тем, что человек - частичка общества, так как разум, личность формируется только при пребывании в обществе, так же, как и любая клетка животного организма - только в животном. Но тогда выходит, что разум и язык, по сути, аналогичны чему-то вроде внеклеточного матрикса - сверхдлинных скрученных молекул, объединенных в каркас, который и позволяет клеткам держаться вместе, образовывая единый, не рассыпающийся организм! Ну это, пожалуй, слишком... Неужели все преимущество человека над животным сводится только к тому, что благодаря разуму и языку, с помощью них, люди превратились в составляющие качественно нового класса организмов под названием общества? Теперь уже на этом уровне происходит дальнейшая организация материи, естественный отбор на основе конкуренции и выживаемости видов обществ? Если согласиться с этой точкой зрения, тогда действительно, на соответствующих стадиях развития у планеты должен появиться "мозг" - ИИ, и он должен решать все вопросы, так же как я сам, мой мозг решает всё в отношении моего тела, моих клеток. Но нет, не может такого быть, не убедил меня проклятый Луи! Только посеял ещё больше сомнений...

    Аналитическое, левое полушарие моего мозга, помимо моей воли, продолжало анализировать и сопоставлять факты. Я терял уверенность в правоте нашего дела. И самое главное, я засомневался в величии, избранности и особой роли человека в мироздании.

    Вдруг, по совершенно непонятной причине, мне безумно захотелось, чтобы кто-нибудь приложил электроды именно к этой, вычисляющей всё на свете, половине моей головы и из простого человеческого милосердия отключил её, пустив ток! Если то, что сказал Луи истина, то она просто невыносимо горькая...

    Как в этом разобраться? Как не сделать непоправимой ошибки? Джо Райт и многие подонки, поддержавшие Сопротивление, не вызывают доверия, но, с другой стороны, есть в этом движении и такие люди как Тейла, Ларри...

    Так я сидел в оцепенении и лихорадочно размышлял, уставившись в потухший экран коммутатора. Где-то в глубине сознания притаился пронизывающий, парализующий страх перед совсем близким неведомым будущим. Что станет через несколько месяцев с ИИ, с нами, с человечеством?

    Пытаясь отогнать кошмарные предчувствия, я на мгновенье зажмурился, и , перед моим мысленным взором, возник металлический блеск ИИ. Я видел, как гигантский Луи, при помощи огромного кнута, подгоняет миллионы людей к благодатно-изобильному пастбищу. Он посмотрел на меня своими стальными безжизненными глазами и произнес: "Что тебе не нравится, Майкл? Все сыты, все довольны". Картинка исчезла, а в мозгу зазвенел чей-то насмешливый вопрос: "Ну что, букашка, как тебе разговор со сверхчеловеком?"

    Отгоняя видения, я тряхнул головой. Общение с ИИ оказалось шокирующе тяжёлым. На мою голову словно обрушили потоки обжигающе-ледяной воды.

     

     

     

    - Так, - сказал я, - думаю теперь, наконец, мы имеем полное право опрокинуть по рюмочке.

    - Вы поставили непревзойденный рекорд - двести тысяч лет без спиртного, - улыбаясь, заметил Ларри, встречая нас у входа в свои апартаменты.

    - Ну... и не только без спиртного! - подхватил шутку Стив.

    Тейла взяла на себя доставку нашего экипажа на вечеринку. Домом Ларри оказался пригородный коттедж, с большим утопающим в зелени участком.

    Было всего четыре часа дня. Тёмно-серое, кое-где почти чёрное небо предвещало близость грозы. Несмотря на тоскливую погоду, сейчас девушка казалась необыкновенно живой и веселой. Возможно, если бы я рассказал ей о зародившихся во мне сомнениях, о сути доводов Луи, то её настроение изменилось бы? Не знаю. Но про себя я решил никому и ничего не говорить о своей беседе с ИИ Луисвилла до тех пор, пока сам не разберусь во всём, пока у меня не сложится твёрдое мнение об этом.

    - Будьте как дома, что моё, то ваше, - гостеприимно сказал хозяин.

    - Своего дома нам теперь уже никогда не увидеть, - хмуро потупив взгляд, произнес Дэн.

    Меня мгновенно охватило беспокойство. О прошлом не стоит вспоминать! Его не воротишь, но можно запросто свихнуться. Если уж и копаться в памяти, то только отыскивая наиболее яркие, лучшие эпизоды и образы. "Живая в голове Дэна, а реально давным-давно умершая Моника - вот та тема, которой лучше не касаться", - подумал я.

    - Дом - это не только четыре стенки с потолком, - доброжелательно заметила Тейла, - вы все вернулись на Землю, на Родину, к людям. Это наш общий, главный дом. А дальше... каждому придется начинать всё с начала, своими руками "строить" свой собственный, личный домик. Время залечит раны...

    Ларри подвёл нас к небольшой группе молодых людей, собравшихся в гостиной. Там было всего три девушки и пятеро парней. Кто-то танцевал под негромкую, спокойную музыку, некоторые держали в руках наполненные бокалы. Один из парней сразу привлек моё внимание. Он выделялся, прежде всего, одеждой - на нём была простая ковбойская шляпа, типичные ковбойские же ботинки, самая заурядная джинсовка. И ещё - в отличие от прочих он курил, а я жутко истосковался по табаку. Уверен, своим вызывающим ностальгию видом он расположил к себе не только меня.

    - Мистер Ковбой, - он протянул руку для пожатия.

    - Где вы берёте сигареты, мистер? - поинтересовался Фрэнсис после того как мы все представились.

    - Лучше называйте меня просто Ковбой, - лукаво порекомендовал он. - Это и мой конспиративный псевдоним, и кличка, и имя. Оно мне очень дорого... А что касается сигарет - это не проблема. Вы только скажите, сколько вам нужно. Есть у меня кое-какие связи, - Ковбой достал из сумки несколько пачек сигарет и подарил их нам.

    На остальных участниках вечеринки, конечно за исключением нашего экипажа, была довольно необычная одежда. Дело не только в том, что местами она меняла свой цвет в такт музыке, и не том что содержащиеся в ней микрокапсулы, позволяли владельцу менять испускаемый аромат по своему усмотрению. Тейла, в ответ на мой комплимент (я восхитился необычной формой её шляпы - большой лежащий на голове цилиндр, немного сплюснутый в середине, надетый этой самой серединой на макушку и испускающий из себя по торцам шлейфы клубящегося ароматного розового дыма), растолковала мне, что практически вся одежда будущего поумнела! Теперь она сама согреет и охладит. Её не надо стирать и штопать - всё восстановится само собой. Одежда стала близким другом и доверенным лицом своего хозяина. Она проследит за его здоровьем - даст необходимые лекарства и витамины. Напомнит о забытых автомобильных ключах и событиях, происшедших во время вечеринки. При необходимости, она даже поможет владельцу справить малую нужду!..

    - В разумных пределах конечно, - смеясь, уточнила Тейла.

    - О бог ты мой! - не в силах сдержать удивлённой улыбки, я потёр нос. - А что же нас не снабдили чем-нибудь эдаким? И почему только малую нужду?

    - Ну у тебя и запросы! - она откровенно хохотала. - Ты что, решил что здесь туалетов нет?

    Наконец, Тейла прекратила заливаться, и уже почти серьёзно добавила:

    - Собранную жидкость можно очистить и незаметно вывести наружу на улице через микротрубки в штанах, или методом интенсивного испарения. А куда прикажешь девать ... ?

    Вообще, по её словам, современная одежда напичкана микрочипами, датчиками, капсулами с различными веществами и тому подобными вещицами. К примеру, министерство внутренних дел разработало форменную одежду, которая не только автоматически сигнализирует о ранении служащего (а служат там не только биороботы), но и определяет местонахождение раны на теле и степень её тяжести и оперативно направляет самые необходимые лекарства на рану. А потом передает эту информацию медицинскому персоналу...

    Я чувствовал себя легко и непринужденно. Здесь можно расслабиться, можно на время забыть то, о чём не хочется думать. Похожий на вино напиток, был очень вкусным и бодрящим.

    Равномерный зеленоватый свет исходил от одной из стен и потолка. Я заметил, что его оттенок плавно меняется, переходя в желтый, затем оранжевый и так далее - мягкое освещение переливалось всеми цветами радуги. На другой стене мелькали клипы. Их объёмность создавала полную иллюзию соприкосновения гостиной с другой реальностью, казалось, если сделать шаг за её грань - упадёшь в объятия несущегося и кружащегося пространства...

    ...Немного раздражал Фрэнсис, уже успевший пригласить Тейлу на танец. Они танцевали долго, и я украдкой поглядывал на них. В своем блестящем серебряном платье девушка смотрелась прелестно. Хотя Фрэнсису на вид и можно было дать более сорока, он выглядел как красавец-киноактер, герой боевиков, сошедший с экрана. Они прекрасно подходили друг к другу и, казалось, испытывали взаимную симпатию.

    Потом Тейлу пригласил ещё кто-то из парней, затем Ковбой - она пользовалась большим успехом.

    Вдруг я показался себе полным идиотом, питающим какие-то надежды в отношении Тейлы. "Ну, чем я могу привлечь её внимание? - говорил я себе. - Ни кожи, ни рожи. Через сорок лет она будет оставаться все такой же молодой, а я, вероятно, уже откину копыта".

    Я больше не смотрел в её сторону - что-то нашло на меня, и я ничего не мог с собой поделать.

    Ко мне подсел Дэн. Мы выпили с ним немного, покурили. Хороший друг всегда знает, как утешить. Мы потрепались, вспомнили старые добрые времена.

    - Что дружище, твоё сердце пронзила стрела Амура? - вдруг спросил, лукаво посматривая блестящими от выпитого вина глазами, Дэн.

    - Она из иной эпохи!.. Да ещё такая красивая и молодая...

    - Майкл, мой старый прадед, когда он еще не отошел в мир иной, любил говорить: "Никогда не бегай за автобусами и за женщинами - все равно не успеешь!"

    Мы помолчали. Неожиданно я ощутил прикосновение чьей-то руки к моему плечу и повернулся. Рядом стоял мистер Ковбой.

    - Мне кажется, вам здесь скучновато, - он поправил свою шляпу и, улыбаясь, присел возле меня. - Вы знаете, что такое "Стрела времени"?

    - Нет.

    - О!.. Тогда вы не знакомы с самым глобальным достижением в области развлечений, - Ковбой засмеялся и слегка хлопнул меня по спине. - Представьте себе, что вы мгновенно, по своему желанию перенесетесь в любую точку Земли или Вселенной и в любую эпоху. При этом вас могут окружать как бы реальные люди, звери. Даже если доведётся там погибнуть - все ощущения будут естественны, но после смерти вы просто очнётесь уже здесь. Можно путешествовать вдвоем, втроем. Нет преград вашим желаниям. Нет ничего интереснее путешествий в псевдореальности.

    - Значит, можно заказать, например, путешествие в древний Египет и поговорить с самим фараоном? - спросил Дэн.

    - Нет проблем, там будет смоделирована настоящая реальность. И если вас закинуть, например, к Рамсесу в комнату, то это сначала может вызвать его испуг, но потом вас схватят и будут пытать. Впрочем, настоящая смерть вам не грозит, а чтобы избежать мучений, достаточно в любой момент произнести слово-пароль - и вы окажетесь дома.

    Как я понял из рассказа Ковбоя, возможности путешествий практически безграничны: переместиться можно в своем теле, а можно и в любом другом обличье; можно оказаться на чужой, реально существующей планете, как обитаемой, так и нет; плавать в водных глубинах без всякого скафандра и не ощущая давления толщ воды (правда, это необходимо предварительно оговорить); можно отправиться в древнюю Америку времён покорения дикого Запада или Францию времен мушкетеров - языковых барьеров не будет. Каждый развлекается, как хочет - кто-то отправляется в джунгли для охоты на тигров; кто-то берёт арсенал сверхмощного оружия и перемещается воевать в каменный век. Кто-то предается любовным утехам и прочим плотским страстям.

    - Лично мне нравится путешествовать по средневековой Европе - чувствуешь себя сверхчеловеком, - Ковбой закончил свое восторженное повествование и затянулся очередной сигаретой.

    - Эту псевдореальность, наверное, создает суперкомпьютер? - поинтересовался я.

    - Да, по мощности этот специализированный компьютер почти равен ИИ. Подключиться к нему одновременно могут почти до миллиона человек, правда, это удовольствие стоит недешево. Но сейчас мы, хозяева города, можем себе позволить это бесплатно. Хотите попробовать?

    Мы с Дэном переглянулись. А что если с помощью этой штуки ненадолго вернуться домой, в наше время? Что нас там ждет?

    Поняв друг друга без слов, мы направились за Ковбоем в соседнюю комнату. Он объяснил, что с помощью поверхностного магнитного поля компьютер входит в непосредственный контакт с сознанием человека и создает что-то вроде сна наяву. Только этот сон невозможно отличить от реальности.

    Мы выбрали наше время, разгар купального сезона, побережье рядом с Лос-Анджелесом. Я предполагал, что если мы окажемся в Нью-Йорке и обнаружим в своих домах других людей (а так, скорее всего, и произойдет) - будет очень больно, и мне стоило больших трудов уговорить Дэна отправиться в нейтральное место.

    Наших внешних данных не было в компьютерной базе, так что пришлось чуть покрутиться перед видеокамерой, после чего Ковбой сообщил центральному компьютеру наши условия.

    Облачившись, в шлемы, и закрыв глаза, мы принялись отсчитывать секунды.

    ...Вдруг стал явственно слышен шум прибоя - где-то рядом плескалось море. Открыв глаза, я увидел, что мы трое стоим недалеко от прибрежной песчаной косы. На пляже много народу. Яркий солнечный, очень жаркий день, в самом разгаре. От удивления и восторга я слегка подтолкнул Дэна и побежал к берегу. Остановившись совсем рядом с прибоем, мгновенно скинул с себя одежду и с разбегу прыгнул в воду.

    Море дало прохладу и свежесть. Вынырнув из глубины, я поплыл в сторону широкого светлого горизонта. Соленые брызги разлетались в стороны от ударов рук, вспенивались микрофонтанчиками, то и дело заливая глаза. Мне нравилось плавать кролем, и сейчас истосковавшиеся по любимому занятию мышцы работали во всю силу.

    Я плавал минут десять, наслаждаясь соленым дыханием моря, его скользящими, холодными объятиями. Дэн и Ковбой еще плескались в воде, когда я вылез и плюхнулся на раскаленный песок. Их головы казались маленькими темными крупинками в бескрайнем и могучем океане, они то появлялись, то исчезали в синем перекате волн.

    Как здесь было красиво! В необъятной, прозрачно-голубой лазури неба, вдали, кружились и кричали беспокойные чайки. Океан отсвечивал блестками, будто усыпанный бриллиантами. На берег лениво выплескивались пенные языки волн.

    Солнце припекало. Я посмотрел по сторонам. В жарком мареве дрожащего воздуха и здесь, и там в сонливой лени лежали люди, пляж напоминал склад человеческих тел. Кто-то играл в карты, чей-то голый ребенок носился с большим шаром, что-то бессвязно вопя. Справа, почти впритирку ко мне, лежала дохлая морщинистая старуха в трусиках-бикини. Чуть дальше, тоже в набедренной повязке, дородная тетка килограмм на сто. А немного в стороне, несколько загорелых до черноты человек, стоя кругом, играли с мячом. "Как живые, - подумал я, - надо пойти с ними поиграть и поболтать".

    Я смотрел на них, таких активных, веселых, и не мог не думать, что на самом деле их не существует, но сейчас - вот они, передо мной. Ни о чем не подозревают, не догадываются, что существуют только потому, что я сейчас здесь. Не станет через полчаса меня в этом пока еще вполне реальном мире, и они исчезнут в никуда. Парадокс... Впрочем, когда я сам умру, кану в лету, исчезну, заметит ли мир мое отсутствие? Вряд ли... Пройдет время и уже ни одного человека не будет волновать и удивлять моя смерть. И все останется по прежнему: люди будут работать, радоваться жизни, любить и ненавидеть. Да, диалектика...

    Я оглянулся на синюю бесконечную громаду морской пучины и привстал от удивления. Из воды выходила Тейла. Прекрасная русалка, но с человеческими ногами, богиня, залитая мокрым блеском. Нет, я не ошибся, она шла ко мне и улыбалась. Казалось, с каждым её шагом что-то тяжелое, равномерно ударяя, стучит во мне: это билось замиравшее от волнения и удивления сердце. Какое неправдоподобное, непостижимое чудо - она здесь, в моем мире!

    - Привет. Не ожидал меня здесь встретить? - ласково, со своим мягким акцентом, сказала она и присела рядом.

    - Ты... настоящая? - с тревогой я погладил ее плечо.

    - Такая же, как и ты, - она улыбнулась той улыбкой, ясной, доброй, которой, как мне показалось, она не улыбалась никому. - Впрочем, сейчас это проверить невозможно. Только если отключиться. Знаешь, Майкл, все эти местные люди, не знают, что они не настоящие, с ними все ясно. Но, кроме них, компьютер по твоему желанию может воплотить любой образ, в том числе и мой. Но я-то знаю, что на вечеринке пошла вслед за вами и подключилась к выбранному вами месту и времени.

    - Тейла, если бы ты была создана компьютером, то сказала бы то же самое.

    - Что же может рассеять эти сомнения? - она с интересом смотрела на меня. - Разрешаю тебе любую проверку.

    Я потянулся к ней и на мгновение обнял, почувствовал её дыхание, шелковистые волосы коснулись моих губ. Наши глаза встретились близко-близко, и горячее биение крови в моей груди подсказало ответ. "Это она, не может быть по-другому!" - говорил мой внутренний голос. Она сидела рядом, опустив свои руки, и с мерно поднимающеюся грудью, сдерживая дыхание, блестящими лукавыми глазами смотрела на меня. Через секунду она рассмеялась, а я, так и не решившись поцеловать, отпустил ее.

    - Пойдём поиграем в волейбол, - предложила Тейла, - надеюсь, нас примут.

    Я согласился, и мы направились к группке играющих. Люди оказались совершенно нормальные, ничем и никак не отличимые от настоящих. Нас приняли без лишних вопросов, только один парень поинтересовался, откуда приехала Тейла, её акцент, видимо, показался ему необычным.

    Тейла играла превосходно - она оказалась весьма ловкой, и вообще, ее стройная, подтянутая фигура казалась воплощением женского идеала и наводила на мысль об увлечении девушки спортом.

    Через полчаса, вдоволь наигравшись, мы вернулись к Дэну и Ковбою. Они давно уже наблюдали за нами и, ничуть не удивляясь появлению здесь Тейлы, тут же рассыпались в комплиментах.

    Все вместе мы снова штурмом ворвались в море. Со всей силой жизни каждый из нас ощущал своё тело, своё дыхание, свои движения, это слепящее жаркое солнце, эти вздымающиеся шапками пены волны. Здесь и сейчас не было иллюзий. Все это настоящее!

    Наконец, посвежевшие, мы выбрались на берег. Упав на песок, я закрыл глаза и вытянулся во весь рост. "Как здесь хорошо отдыхать, как всё чудесно", - пронеслось в голове.

    Мы долго лежали молча, убаюкиваемые слабым шелестом прибоя, ласкаемые легкими дуновениями морского ветерка, нёсшего запахи солёной водной стихии.

    - Почему люди в жаркую погоду в городе и даже на пляже ходят одетые? - нарушил негласный обет молчания Дэн.

    - Ну, положим, существуют нудистские пляжи для любителей позагорать голышом, - сквозь дрему вставил я.

    - Да, но почему всеобщая мораль большинства всё-таки отвергает это? - продолжил Дэн. Я услышал, как зашуршал, заскрипел под ним горячий песок, он повернулся и оперся на локоть. - Вот посмотрите на этого карапуза - совершенно голый, он чувствует себя абсолютно уверенно в своем естестве. Он уже умеет разговаривать, это, пусть маленький, но уже человек. Почему мы не можем быть такими?

    - Этому мальчику пока безразличен свой вид, а может и пол... Что же касается взрослых - не у всех идеальные фигуры, бывают и определенные недостатки, - я усмехнулся и осторожно перевернулся на спину, стараясь лечь на то же место, чтобы не обжечься о песок. - Разумеется, я пытаюсь объяснить, почему ходят одетыми в жаркое, летнее время в городе - на пляже всё равно всё заметно. Не забывай также и о соображениях гигиены и санитарии.

    - Мораль дана нам богом, и мы должны только выполнять предписанное, - Ковбой включился в философскую дискуссию.

    - Но Адам и Ева были голыми! - воскликнул Дэн.

    - Были голыми, но только до грехопадения, - уточнил Ковбой.

    - Значит, ты веришь в бога? - удивленно поинтересовался Дэн.

    - Я верю, что есть что-то. Что-то такое, что выше нас.

    - А... Старая песня про высшие силы, - Дэн с недоверием на лице отвернулся, вглядываясь куда-то в даль горизонта.

    - Хотите услышать другой вариант объяснения необходимости одежды? - Тейла с легкой улыбкой посмотрела на нас.

    "Интересно, что она скажет? - промелькнуло в моем мозгу, - неужели Тейла может оказаться умнее нас всех?" И я напряг всё свое внимание, стараясь не упустить ни одного слова.

    - Начну издалека. Для начала на минутку представим себе, чтобы произошло, если бы все люди, при условии очень жаркой погоды, стали бы расхаживать по городу голышом, - её лицо вдруг сделалось озорным и весёлым. - Несомненно, по закону больших чисел, из-за сильной скученности и высокой плотности населения, резко бы увеличилось количество случайных внебрачных половых связей, количество изнасилований, количество болезней, число нежелательных беременностей, даже число самоубийств - некоторые люди, имеющие определенные изъяны или пережившие насилие, предпочли бы уйти из жизни. Это привело бы к огромному количеству брошенных детей, распаду существующих семей. Колоссальное количество детей лишились бы как минимум отцов. Материальная забота об их воспитании легла бы тяжким бременем на плечи государства. Но, самое главное, их воспитание всё равно оказалось бы ущербным без родительской заботы, ведь именно от них дети получают основные жизненные навыки. Став взрослыми, такие дети принесут меньше пользы обществу. И многие из них, возможно, будут несчастливы.

    Есть еще один, очень опасный для людей фактор - вырождение в результате кровосмешения. Вы знаете, что браки между близкими родственниками запрещены. Это не случайно. Люди давно заметили, что в результате подобного союза рождаются дети-уроды или со скрытыми дефектами. Большинство из них не доживает до взрослого состояния. Такой результат связан с тонкостями строения ДНК, во что сейчас я вдаваться не собираюсь. Это, кстати, характерно и для всех животных, но они не живут в такой скученности, как люди и, в отличие от людей, сексуальные контакты у них возможны только в определенные, довольно короткие периоды.

    - А при чём здесь это? - полюбопытствовал Дэн. - Вероятность случайной встречи родственников в огромном городе чрезвычайно низка.

    - На самом деле, в такой ситуации, наиболее активные и привлекательные станут плодить наибольшее количество детей и, когда те вырастут в детском доме, не зная о своём родстве, вероятность их контактов будет неизмеримо выше, чем в нормальном обществе, где такие случаи практически исключены. Через большой интервал времени общий генофонд людей в "обнаженном обществе" значительно ухудшится. Как видите, существующий порядок диктуют законы наиболее совершенного развития государства, трансформируясь в так называемую "мораль", комплекс поведенческих установок которой с детства впитывается каждым ребенком. И поэтому большинство, даже на пляже, уже не может освободиться от этих психологических оков.

    "Как просто и гениально! - подумал я. - Никогда не встречал таких женщин. Однако странно, возможно, я чего-то не понимаю, но, подобные доводы близки к теории, предложенной мне ИИ, а принять её у меня нет никакого желания".

    Но, похоже, её речь произвела впечатление. Всеобщее удивлённое молчание служило тому подтверждением.

    - Тейла, может, ты сможешь объяснить и нудизм? - спросил я после небольшой паузы. - Если в людях существуют психологические оковы, зачем некоторые их сбрасывают?

    - В твоём вопросе, Майкл, содержится ответ, - она зачерпнула ладонью пригоршню песка и, подняв руку, тоненькой струйкой выпустила его вниз. - Тут дело не столько в равномерном загаре, как это пытаются представить некоторые из них. Иначе бы они стремились загорать поодиночке, в глухих местах, а не тусовались бы вместе на одном пляже. Дело в освобождении от психологических оков. Человек устаёт от ощущения себя человеком, частицей государственной машины. И те, кто находит силы, символически сбрасывают с себя оковы вместе с одеждой, естественно на время, как бы возвращаясь в царство первобытного животного мира. Нудист как бы бросает на это время вызов обществу, сам не сознавая того, подчеркивает свою независимость от давления цивилизации. Естественно, необходимо наличие таких же людей, которые оценят и поддержат, отсюда и общие для всех нудистов пляжи. Думаю, это позволяет им подсознательно расслабиться, получить ощущение настоящей свободы и лучше отдохнуть. Отдых нудистов в такой форме никому не мешает, не в силах они и сломать общественную мораль, поэтому государство их не преследует.

    "Однако она действительно рассуждает так, как стал бы это делать ИИ! Как это понимать? Доводы Тейлы выглядели убедительно, но мне не нравились. То, о чем она говорила, соответствует модели: общество-организм, люди-клетки. Как при таком мировосприятии она может быть одним из руководителей Сопротивления? Или... я не заметил какого-то главного противоречия, какой-то серьёзной прорехи в рассуждениях ИИ Луи?"

    - Не знаю, но мне почему-то кажется, что красивая одежда, наоборот, делает людей еще более привлекательными, - сказал Ковбой. - А это совсем не вяжется с вашей гипотезой, о прекрасная фея! - И, пожирая Тейлу глазами, он расплылся в улыбке.

    - Ну уж нет! - я решил его несколько осадить. - Сексуально привлекательней девушка станет, если наденет специальное нижнее белье или будет совсем без одежды. Обычная же одежда, конечно, подчеркивает красоту, но слегка притупляет именно сексуальность. Надеюсь, всё понимают, что это разные вещи, ведь красивым может быть и цветок, и даже просто геометрическая фигура, например, треугольник.

    Моя последняя реплика сразу вызвала бурю эмоций. Разгорелся спор, что такое красота вообще, и существует ли абсолютная красота. Но этот, казалось бы, простой вопрос оказался настолько сложен, что, на мой взгляд, ничего путного никто предложить не смог.

    - Ладно, оставим красоту в покое, - наконец утомленным голосом предложил Дэн. - А на счёт одежды я согласен с Майклом. Её функция становится совершенно понятной, если вспомнить, как одеваются женщины в мусульманских странах. Черный балахон с паранджой, закрывающей лицо - вот где выражена суть одежды, доведенная до маразма!

    Ковбой сделал еще несколько попыток победить в этом споре, теоретизируя по поводу упадка морали, связанного с отходом многих от религиозных устоев. Но его аргументы были поверхностными, неубедительными.

    - А если здесь купить пива, сигарет - они будут действовать как обычно? - Дэн перевел разговор в другое русло.

    - Конечно! Посмотрите, у каждого из нас в кармане неограниченное количество долларов. Можно позволить себе вообще все что угодно, - оживился Ковбой. - А если напиться и вернуться домой - мгновенно протрезвеешь. Очень своеобразный эффект!

    - О, только не стоит сейчас этого делать, - Тейла, наклонив голову, укоризненно посмотрела на него. - Нам уже пора возвращаться.

    Мы еще разок искупались и затем, сказав слово-пароль, я отключился.

    Очнувшись в шлеме, я несколько секунд сидел, не в силах шевельнуться. Меня сковывало опасение не обнаружить в соседнем кресле Тейлу. Наконец, взяв себя в руки, я быстро снял шлем и совсем рядом увидел её улыбающееся лицо.

    - А теперь мы пойдем танцевать! - она решительно взяла меня за руку и мы пошли в гостиную.

    Едва я обнял этот тонкий, гибкий, трепещущий стан, и она оказалась так близко от меня, как хмель её очарования с новой силой ударил мне в голову - я почувствовал себя ожившим и помолодевшим.

    Комната медленно вращалась вокруг нас. Нежная мелодия пронизывала полумрак. Рядом, тихо кружась, покачивались другие пары.

    - Майкл, почему ты не приглашал меня танцевать? - проговорила она тихо, низким, волнующим, чуть хриплым голосом.

    Кажется, я слегка покраснел при напоминании о моем дурацком поведении, но, пряча смущение, постарался отшутиться.

    Танцуя, я тешил себя надеждой, что, возможно, Тейла относится ко мне не безразлично. Вероятно, её привлекало, как и большинство людей, что-то нестандартное, новое, не имеющее на себе отпечатка обыденности. Мы были из другого мира, я был другой. Но, кажется, она только играет со мной...

    Потанцевав, мы не успели вернуться на место, как новый кавалер уже опять пригласил Тейлу.

    Я выпил ещё немного вина и закурил сигарету. Теперь уже меня не раздражало то, что её постоянно приглашают. Это тем более естественно при дефиците девушек. Я любовался её грацией, красотой её гибкого стана.

    Иногда мы встречались взглядами, и она мне улыбалась, как бы говоря: - "я хочу посидеть с тобой, но кто тогда будет танцевать?"

    - Командир, - послышался рядом нетвёрдый голос Билла. - Не нравится мне заварушка, в которую мы ввязались...

    Он уже был изрядно пьян.

    - Тебе не стоит больше пить - ответил я. - Если хочешь, поговорим об этом на трезвую голову.

    - Нет... Сейчас... Я должен сказать... - Билл зашатался и плюхнулся на диван рядом со мной. - Сейчас уже можно... Я не только твой заместитель, я еще и агент разведывательного управления... Меня посылали с секретной миссией... Я был также наделён особыми полномочиями... по контролю над действиями экипажа.

    - Ты серьёзно?.. Теперь понятно... - удивлённо усмехнувшись, я потрепал его за плечо. - Не вижу ничего плохого, что ты из разведки. Это даже вполне естественно - всё-таки мы летели к чужой неизвестной цивилизации. А остальное давай обсудим завтра.

    Я встал и вышел на свежий воздух. Он был необыкновенно чист и влажен. На террасе перед домом горел костер, вокруг которого сидели и стояли люди. Оранжевые отблески огня выхватывали из полутьмы, увлеченные разговором, лица. Я узнал Ларри, подошёл и остановился рядом.

    - ...Если хочешь достичь высшего, если ты нашел для себя смысл жизни, то нужно быть готовым заплатить и высшую цену, - при последних словах он ткнул палкой в самую сердцевину костра, вызвав целый сноп искр, салютом взметнувшихся вверх. - Нет ничего трагичного в смерти, если умираешь не бесцельно!..

    Словно завороженный, не отрываясь, он смотрел на играющие языки пламени.

    - А если цель так и окажется не достигнутой? - спросил кто-то.

    - Надо сделать все возможное. Даже если ничего не получится, можешь быть спокоен - свою миссию ты выполнил, - ответил Ларри. - Надеюсь, мы, все здесь присутствующие, в Сопротивлении не из-за денег или власти. Мы против системы, которая убивает человеческий дух. Мы хотим отомстить за тех потерянных для человечества людей, у которых мертвые души, которые подчиняются ИИ.

    - А душа, Бог существует?

    Немного помолчав, видимо, собираясь мыслями, Ларри принялся описывать свое понимание этих непростых вопросов. Он говорил, что все атеисты - слепцы, которые, видя только одну научно-материалистическую сторону вопроса, по существу являются тоже "верующими", только - наоборот. Они объясняют, что души нет, потому что жизнь человека выражается мускульными движениями, которые в свою очередь, обуславливаются нервной деятельностью клеток мозга; потому что мы произошли от обезьян. В этом хотя и есть незначительные противоречия с религиозными вероучениями, но в целом эти доводы не отвергают первичности духовного по отношению к материальному.

    Насколько я понял Ларри, главный упор он делал на то, что в человеке есть, кроме чисто разума, ещё и сознание, что люди сознают себя как свободную личность, стремящуюся к неким духовным идеалам.

    Я решил не встревать в его лекцию, тем более что однозначных твердых убеждений по столь глобальному вопросу у меня не было, а пытаться найти истину в диспуте, в короткой, полупьяной беседе у костра - настоящая глупость. По-крайней мере, здесь и сейчас, можно сказать публично. Даже если взяться спорить на подобную тему, предположим, после долгих лет изучения науки, религии, философии и выработки собственной обоснованной позиции, то и это совсем не будет означать победу в словесном споре, где часто побеждает не истина, а ораторское искусство. Преимущество обычно имеет гуманитарий с хорошей памятью, который "за словом в карман не полезет", бойкий демагог с повышенной возбудимостью, короче тип вроде Адольфа Гитлера или Ленина. Разумеется не сомневаюсь - Ларри к таковым (в части демагогической бойкости) отношения не имеет.

    Наконец Ларри закончил свою проповедь и посмотрел в мою сторону:

    - Майкл, я хочу поговорить с тобой.

    Мы отошли от костра, и, после недолгих расспросов о моих ощущениях в киберпространстве, он плавно перешёл к выяснению моего отношения к Джо Райту. Ларри намекнул, что, как ему кажется, последний не является идейным истинным противником ИИ, или, если даже это не так, всё равно Джо слишком властолюбив. Он дал понять, что необходим негласный контроль над руководителем Сопротивления, чтобы в экстренном случае нейтрализовать его. Еще Ларри поставил меня в известность, что правая рука Джо Райта, руководитель отряда боевиков, запомнившийся мне тяжелым квадратным подбородком, является "крестным отцом" всех мафиози города и окрестностей. Ларри намекнул, что от него стоит держаться подальше, что союз с ним - необходимая временная мера. Мы еще обсудили основные принципы, которыми следует руководствоваться при подборе кадров на руководящие посты после победы. Ларри, как я понял, четвертый человек в иерархии местного Сопротивления, хотя и был настоящим, идейным борцом, вынашивал планы захвата власти в свои руки и искал моей поддержки. И мне это импонировало - ведь сейчас во главе Сопротивления стояли проходимцы, конечно, не считая Тейлы. Я согласился быть начеку и в свою очередь спросил, кто такой этот мистер Ковбой. Оказалось, что он приехал из Нью-Йорка в день нашего вступления в Луисвилл. Ковбой является одним из руководителей тамошнего отделения движения, и прибыл сюда с особой миссией. Он, как сказал Ларри, отличный парень и человек, преданный нашему делу.

    - Слушай, а ты не знаешь, почему Ковбой не называет свое настоящее имя? - спросил я.

    - Майкл, пока все отделения Сопротивления в других городах остаются законспирированы - у них всё равно нет оружия. Только захват ИИ Земли будет сигналом к общему выступлению. Естественно, Вашингтонское, а затем и Нью-йоркское отделения до этого срока вольются в нашу армию, - Ларри негромко откашлялся. - Хотя, наша армия и так растет не по дням, а по часам. Знаешь, сколько народу со всех концов света уже приехало сюда!

    - Да уж. Но не столь важно количество, сколь качество, а с этим, наверное, проблемы... Уверен, что и защитники ИИ не дремлют. Я не смог прибыть на сегодняшнее совещание. Есть какие-нибудь новые данные? - полушёпотом полюбопытствовал я. - И, кстати, мы так спокойно разговариваем... А ты уверен, что нас здесь не прослушивают? "Пыль" убрана?

    - Не тревожься. В радиусе нескольких километров всё нейтрализовано. И раз уж тебя это беспокоит - вот - дарю тебе "шапку невидимку" индивидуального действия. - Он протянул продолговатый предмет похожий на шариковую ручку. - Повернёшь колпачок на 180 градусов и исчезнешь из поля зрения всех микромониторов! Что же касается совещания... Наша разведка доносит, что их силы концентрируются там, откуда вы приехали - в районе Космопорта, руководство отрядами добровольцев, спецподразделениями службы безопасности и полицейскими биороботами взял на себя ваш знакомый генерал Эдвард Дайсон, - Ларри с сожалением вздохнул. - К несчастью, множество достойных людей с материнским молоком впитало дурман пропаганды. Но, я полагаю, нам не стоит ввязываться с ними в бой. Сопротивление должно как можно скорее захватить ИИ Земли. Промедление смерти подобно.

    - Хватит говорить о смерти, - весело сказала незаметно подошедшая к нам Тейла. - Война, походы, гибель людей - всё это будет потом. А сейчас... Не исключено, что это последняя вечеринка в нашей жизни. Надо наслаждаться просто радостью бытия. Вы посмотрите вокруг, посмотрите на этот костер. В эти мгновения он живет, играет. А завтра останутся только черные головешки. Но сейчас...

    Я взглянул на террасу, на сидящих кружком, вокруг скачущих язычков пламени людей. Магия огня и, возможно, вина окутала присутствующих своими чарами. Многие заворожено смотрели на потрескивающий пылающий светло-красными бликами костер. Изливающийся из него жар ложился теплыми оранжевыми струями на их лица, тела, охватывая и ближайшие кусты, деревья, за которыми скрывался, трепетал угрюмый мрак.

    Пока мы загорали в киберпространстве, здесь прошёл недолгий, едва заметный дождик, и теперь воздух был свеж, ароматен и лёгок; пахло мокрой землей, травой, цветами.

    Я медленно, всей грудью втянул в себя этот особенный, томительный и чистый запах - запах летней ночи после дождя и посмотрел вверх.

    - Глядите, какая красота, - восхищенно сказал я, рассматривая необъятную бесконечность неподвижного неба.

    Что-то дрогнуло в моей душе... Как прекрасен этот мир, как хочется жить!..

    Тёмное, прозрачное небо торжественно и высоко распростёрлось над нами во всём своем великолепии: на фоне мглы небесного ковра то тут, то там искрились бесчисленные светящиеся бриллианты. В безлунную ночь блеск далёких звёзд и галактик кажется особенно ярким...

    - Там тоже живут, любят, страдают наши братья, - запрокинув голову, медленно произнесла Тейла. - До чего же велика и грандиозна Вселенная! Как ничтожны в сравнении с этой армадой люди, как мы, в сущности, беспомощны!

    - Это не так, Тейла! - воскликнул Ларри. - Мы многое сможем, надо только очень захотеть!

    Ещё долго горел и потрескивал костёр. Мы разговаривали, пили вино, пели песни. Время летело незаметно. Неожиданно выяснилось, что уже очень поздно, а завтрашний день обещал быть для всех тяжёлым.

    Распрощавшись, наш экипаж вместе с Тейлой направился к машине. Выяснилось, что не все из нас сохранили ясность ума - Френсис и Билл порядочно надрались. Особенно Билл. Хватаясь руками за все попутные кустарники и надолго приникая к стволам деревьев, он тащился за нами.

    - Тебе помочь? - крикнул я застрявшему около очередного столба Биллу.

    Но он только угрожающе громко и низко, почти по-бычьи, что-то проревел.

    - Как его развезло... - Дэн изучающе уставился на согнутого в дугу Билла. - Но готов держать пари - завтра этот крепкий орешек будет как огурчик! - И, обратившись к Фрэнсису, добавил. - Не то, что ты - кисейная барышня!

    - Ии... иди к ... - Фрэнсис громко икнул и нетвёрдым голосом продолжил: - Чёр..рту..у.

    Он тоже уже был хорош. Легкие порывы ветерка словно пошатывали его как верхушку высокого дерева. Пурпурно-красный, с несколько остекленевшим взглядом, он старался демонстративно не замечать Тейлу. Наверное, Фрэнсиса обидело то, что она не удостоила его, привыкшего к молниеносным победам, особым вниманием.

    Мы с Дэном и Стивом подошли поближе к Биллу и уже взяли его под руки, когда я заметил, что у него пропало оружие. Осмотр близлежащих кустов не дал результатов.

    - Куда делся твой пистолет? - спросил я в замешательстве.

    Посмотрев на меня мутными глазами, он широко открыл рот, видимо, силясь что-то произнести. Мы нетерпеливо ждали. Но из его рта протяжно и оглушительно вырвались звуки, по всей видимости, являвшиеся жалким подобием песни:

    - Ни..икто..о не..ехоте..ел умира..ать...

    На вопли и шум уже выбежали Ларри с друзьями, а Билл все старательно исполнял свою арию. Он ревел, раскачиваясь, махал руками. Всё ему было "до лампочки".

    - Бесполезное дело, - сообщил Стив. - В нём созрел певец. Такое иногда случается, особенно если вовнутрь залить изрядное количества вина. Схожу в дом, посмотрю там.

    Пистолет нашелся довольно быстро, и мы уселись в машину. Успокоившегося Билла положили на заднее сиденье. Со счастливым видом он икнул, повернулся и через несколько секунд мы услышали богатырский храп.

    - А храп у него намного музыкальней и, главное, не поддается переводу, - прокомментировал Стив.

    Творчество Билла оставило тягостный осадок. Всю дорогу мы ехали, не проронив больше ни слова - в этот поздний час каждый думал о своём и никто не был склонен к пустой болтовне.

    Очень скоро, полный впечатлений и уставший, я рухнул в свою кровать и мгновенно уснул.

     

     

     

    Какой-то раздражающий звук вернул меня к реальности. Я с трудом продрал глаза. Назойливо звонил коммутатор.

    - Майкл? Это Джо Райт. Извините, что разбудил так рано. У нас мелкие неприятности. Сегодня на рассвете отряды генерала Эдварда Дайсона захватили центр нового города вместе с ИИ Луисвилла. Вы лучше всех знакомы с военным искусством, поэтому я поручаю вам руководство операцией по вытеснению или уничтожению его сброда. Наши войска во главе с Лейном Джагером уже окружили центр нового Луисвилла. Немедленно берите свою команду и отправляйтесь туда. Лейн Джагер тоже в вашем распоряжении. Желаю удачи! - и он отключился.

    ...Прошло всего двадцать минут, а мы уже неслись на своем, захваченном со "Старлайта", бронетранспортере в сторону блокированных отрядов Эдварда Дайсона. С нами в качестве проводника ехал один из вновь созданных Робертов.

    Я смотрел в узкое окошко вездехода, наблюдая за проносящимися мимо высотными громадами домов. На улицах было пустынно. Скоро нам предстоит первый бой. Возбуждение сказывалось покалыванием во всём теле, поигрывало в напрягшихся мышцах.

    Здесь, внутри нашей древней боевой машины, яростный рёв мотора приглушался и больше походил на скучное ворчание.

    - У меня такое чувство, что нас ждет детская игра в войну. Думаю, вряд ли это можно будет назвать даже учениями, - натянуто улыбаясь, Фрэнсис покрутил пальцами около виска. - Эти добровольцы, защитники режима - просто сумасшедшие, если рискнули выступить против нас.

    - Ты зря так весело настроен, - я попытался вразумить его. - Война есть война. Они знали, на что шли, и боюсь, что с нашей стороны тоже возможны потери.

    - Какие потери? От усыпляющих автоматов? - он захохотал. - Это просто детский сад. Да мы их в порошок сотрём! Разнесем в пух и прах!

    - Ну - ну. Похоже, ты ещё не совсем протрезвел! Перед боем нельзя заниматься шапкозакидательством! - ответил я.

    Я задумался. Слишком много вопросов оставалось без ответа. Но уже сегодня, уже сейчас, из-за нас, из-за нашего оружия, погибнут первые люди. Может, это действительно необходимо? Меня мучили неясные сомнения.

    Мы проехали уже почти половину нового города. Чем ближе к центру мы приближались, тем всё большее количество любопытствующих зевак встречалось нам. Гигантские дома образовывали сплошные сужающиеся кольца, в нижней части которых зияли большие арки, пронизываемые дорожными магистралями. Билл, управляющий вездеходом, замедлил движение.

    - Видите, там впереди, справа, проход частично завален обломками дома, - Роберт показал в сторону полуразрушенной арки. - Мы можем попробовать там проехать. Или поедем в обход до другого прохода? Этот дом последний, за ним уже строения, заполненные "электронными мозгами" ИИ Луисвилла и службами обеспечения ИИ.

    - Здесь прорвёмся, - я посмотрел на Билла. - Шпарь на полной!

    Стальные гусеницы вгрызлись в бетонное покрытие дороги, вырывая мелкие осколки гравия. Билл газанул очень резко, он хотел разогнаться до максимальной скорости, чтобы протаранить небольшие обломки, преградившие нам путь. Дэн развернул ствол крупнокалиберного пулемета, надеясь расстрелять наиболее крупные из них. Он быстро прицелился и на ходу выстрелил. В арке полыхнуло, несколько раз гулко ухнуло, и проход задернулся стеной из пыли и дыма.

    Гудя на высокой ноте, мы ворвались в темное облако, но уже через десяток секунд выскочили с внутренней стороны дома и резко, со скрежетом остановились. Повисла тишина. Широкая площадь, кольцом охватывающая самый центр города, стала, по-видимому, чем-то вроде границы, линии фронта, разделяющей враждующие стороны, бойцы которых скрывались внутри домов.

    Я приказал Биллу с командой ждать дальнейших распоряжений внутри боевой машины, а сам с Робертом направился в апартаменты, где остановился Лейн Джагер.

    Лейн доложил обстановку. Мне показалось, что ему не по нраву чувствовать себя подчиненным, да ещё, как он наверняка думал, какому-то "неандертальцу".

    Как я понял из его рассказа, кольцо наших войск сомкнулось около часа назад и пока ни та, ни другая сторона не приступала к активным боевым действиям, если не считать пару сбитых самолетов противника. Как объяснил Лейн Джагер, эти неприспособленные для сражений летательные аппараты уничтожаются исключительно просто - достаточно нескольких выстрелов из нашего автомата. На предложение сдаться Эдвард Дайсон никак не отреагировал.

    Изучив карту центра города, я принял решение атаковать одновременно с трёх сторон небольшими, но хорошо вооружёнными группами, на главном направлении усилить удар с помощью броневика и моей команды. Координацией действий наших отрядов будет заниматься Лейн, а сам я намеревался принять непосредственное участие в боевой операции вместе со своим экипажем. Начало штурма мы назначили на восемь тридцать утра.

    - Послушайте, - сказал я на прощание. - Лейн, нам надо крепко держаться друг за друга. Мы ведь на одной стороне, не так ли? На стороне людей. Я думаю, что, мы должны работать сообща.

    Глаза "крестного отца" настороженно моргнули.

    - Люди тоже бывают разные, - Лейн усмехнулся, и после паузы прошипел:

    - Но ИИ я НЕНАВИЖУ!!! - в его глаза мелькнула неистовая злоба. - Чтобы победить, нам надо бороться вместе. Можете на меня положиться!

    Попрощавшись, я отправился к нашей боевой машине.

    Вернувшись к ребятам, я подробно объяснил план дальнейших действий.

    Незадолго до назначенного времени, Билл включил двигатель. Он был спокоен, сосредоточен и несколько хмур.

    - Ну что, джентльмены, нет желания помочиться на дорожку? - Стив передернул затвор автомата. - Слыхал я, что многие новобранцы в первом бою обделывались прямо в штаны! - и, смеясь, он заухал, словно простуженный филин.

    Все переглянулись и заулыбались. "Вот ведь черт рогатый, он будет балагурить даже в заднице у дьявола. С такими в армии хорошо, хоть и гражданский он человек", - подумал я.

    - Ну тебя к лешему, - пробурчал Билл, пряча улыбку. После вчерашнего он чувствовал себя не лучшим образом.

    - Смотри сам не обделайся! - прищурив красные с перепоя глаза, скороговоркой бросил Фрэнсис. - Ты ведь у нас единственный штатский. Небось, душа в пятки ушла, а все хорохоришься!

    - Собрались, собрались ребята! Не расслабляться, - я покосился на сидящих товарищей. Каждый тщательно, ещё раз проверил своё оружие.

    Если бы знать, что сегодня нас ждёт какой-никакой, но всё-таки бой - не было бы вчера этой попойки. Как ни крути, но сейчас мы были не в самой лучше форме.

    Я напряженно всматривался в, казалось, вымершие дома напротив - ни малейшего движения, ни единой человеческой фигуры. Дэн за моей спиной уже наводил прицел пулемета. Все ждали команду.

    "Пора", - решил я. - Давай! - приказал, махнув рукой.

    И тут же залязгали гусеницы, бронетранспортёр сорвался с места.

    - Всем группам вперёд! В атаку! - крикнул я уже в микрофон. - До моего приказа не стрелять! Повторяю: до приказа не стрелять!

    Мы переехали площадь и, со скрежетом повернув вправо, помчались вдоль дома. Черная стена кончилась и, еще раз повернув, наш вездеход нырнул вглубь строений. Я оглянулся назад и увидел бегущих за нами солдат. Их было человек сто пятьдесят - двести. Многие с оружием нашей системы.

    Вдруг я услышал звуки выстрелов уже знакомых автоматов с пулями, начиненными усыпляющим газом, и среди них какие-то странные хлопки. Стреляли со всех сторон. "Похоже на засаду, - промелькнуло в голове. - Но назад ехать нельзя - подавим своих".

    - Огонь! Огонь на уничтожение! - заорал я. Затем, отбросив бесполезный микрофон, крикнул ребятам. - Стив и Фрэнсис, за мной! Билл и Дэн остаются!

    Мы выползли через нижний люк на улицу и залегли под броневиком. Я выпустил короткую очередь по ближайшим оконным проёмам.

    Началось что-то невообразимое: треск и оглушающий грохот разрывов; стены и окна окружающих домов заволокло пеленой пыли и ослепительного огня, из некоторых, клубясь, уже поднимались черные столбы дыма.

    Я видел, как рушились, разрывались на части стены. Куски камней смешивались с обрубками тел в кровавое месиво, а эта грязная каша запекалась огнем и пламенем взрывов. Стоны и крики заглушались канонадой. Пахло палёным мясом.

    Но что это? На миг оглянувшись, я ошеломленно замер. Внезапно началось непонятное: передо мной, как во сне, возникли тени бегущих живых факелов и их ужасные вопли. Что случилось, почему наши в огне? Это был ад. Такой же жуткий и проклятый, как загробный. Мелькнуло видение молодой женщины, поднимающейся из огня, она, пританцовывая, приближалась...

    - Все назад! Отбой атаке! Отступаем! - дико заорал я в рацию и, повернувшись к ребятам, не найдя глазами Фрэнсиса, подтолкнул Стива наружу. Мы выскочили из-под машины как раз вовремя. Бронетранспортёр дёрнулся и, стал быстро отползать. А место где он только что стоял, где мы только что лежали, охватило пламя! Башня машины поворачивалась, ни на миг не прекращая стрельбу. Разрывные крупнокалиберные пули окончательно разрушили переборки в верхней части соседнего невысокого здания, и тяжелая многотонная крыша наполовину обрушилась. На долю секунды я встретился мимолетным взглядом с глазами обезумевшего человека, выпрыгнувшего оттуда, летящего на бетон с сумасшедшей надеждой на спасение.

    Люди гибли или сперва засыпали, а уж потом гибли среди взрывов и пламени, среди рушащихся каменных стен. Пыль, тысячи осколков, шум, грохот пальбы, взрывы и горящие трупы - все закружилось в кутерьме смерти.

    И тут, среди этой бешеной свистопляски, в этом хаосе ада, я увидел её лицо. Беспрестанно слева и справа от меня дико орали и падали горящие солдаты. Но я уже не смотрел на них; я вглядывался только в эти знакомые до боли глаза. Дорогое, любимое лицо было искажено болью и страхом, побелевшие губы судорожно сжаты. Тейла стояла на коленях, пытаясь сбить огонь на своем бедре. Я отчаянно метнулся к ней, на ходу перемахивая через мёртвых, объятых языками пламени. Повалил её и, накрывая горящую одежду, своей грудью прижался к бедру. Очаг оказался небольшой и потух сразу. Она что-то сказала, но я не слышал её. В могучем рёве боя глохли, как в войлоке, все посторонние звуки.

    Замерев на какую-то секунду, мы валялись вместе. Перед моими глазами в пыли раскинулись человеческие останки - тело спереди почти всё выгорело, но ещё дымилось, кишки вывалились из-под ребер, оторвавшиеся руки валялись возле головы. "Что они с нами сделали? Откуда у отрядов Дайсона огнеметы? Это предательство, измена!"

    Наша бронемашина, отстреливаясь, медленно пятилась. Её левая сторона уже горела.

    Я подхватил Тейлу на руки и, петляя, побежал от этого страшного места. На мгновение я крепко обнял её, почувствовал её частое дыхание, дрожь всего её измученного тела. Мы встретились взглядами - в её глазах было страдание, боль и страх.

    Оглянувшись, я заметил отступающего короткими перебежками и отстреливающегося Стива - он прикрывал нас.

    Совсем недалеко скрежетал вездеход. Я содрогнулся, когда заметил, как его гусеницы вдавливают жалкие останки бойцов в бетон, превращая их в жидкую кашицу. Но дорога усеяна и спящими солдатами! Мои волосы встали дыбом при мысли о том, как трещат и ломаются кости под стальными когтями бездушной машины.

    Рядом с нами, обгоняя, бежали обезумевшие от ужаса люди. Войско превратилось в стадо ничего не понимающих, смертельно напуганных баранов, несущихся не разбирая дороги, готовых затоптать любого упавшего.

    Холодный пот проступил на моей спине, майка прилипла к телу, - смерть была рядом.

    Но тут, чуть правее от нас, я увидел отряд, спешащий к нам на помощь. Им руководил лично Лейн Джагер. Они развернулись в шеренгу и открыли ураганный огонь, не позволяя проправительственным войскам развить свой успех. Вмешательство Лейна спасло всех. "А всё-таки он ничего, - подумал я. - И к тому же не трус". Через несколько секунд я заметил, что вездеход обогнал нас и застопорился. Мы с Тейлой, запрыгнув на горячую броню, обжигая ладони, зацепились за поручни на его правой, не охваченной огнем стороне, и машина рванулась с места.

    На этот раз мы летели на полной скорости и очень быстро оказались в безопасной зоне.

    Когда броневик остановился, и мы сбили пламя, я осмотрел рану Тейлы. У неё оказался несильный ожог - видимо, брызги горючего вещества отскочили на неё рикошетом.

    Ребята сами наружу вылезти не смогли. Вдвоем со Стивом мы вытаскивали их через передний люк. Внутри машины стоял невыносимый жар, пахло гарью. Удивительно, как они не потеряли сознание.

    Билл и Дэн лежали прямо на дороге, глотая воздух перекошенными ртами. Их лица были красными, как после хорошего солнечного ожога, волосы слиплись от пота.

    Я достал фляжку. Они по очереди прикладывались к ней, с жадностью глотая живительную влагу.

    Звуки выстрелов и взрывов затихли. Первый бой был нами проигран...

    Осмотр броневика в целом оставил благоприятное впечатление, хотя одна его сторона немного оплавилась и в некоторых местах на корпусе образовались вмятины.

    ...Через пять минут, ворвавшись в кабинет Лейна, я проорал хриплым голосом:

    - Чёрт бы вас всех побрал! Почему ты не сказал мне, что у них есть такое мощное оружие?! - я сверлил его гневным, яростным взглядом. - Это предательство!!! Погибли люди! Откуда у них огнеметы?

    - Я не знал! - измазанная сажей физиономия Лейна, выражала тревогу. - Джо Райт предположил, что это плазменное оружие. Оно могло храниться в запасниках Космодрома. Его количество очень ограничено - не более пятидесяти единиц. Плазмометы предназначены для защиты от нападения на других планетах, и за всю историю человечества использовались всего пару раз. Это было так давно, что мы совершенно забыли о них. С тех пор прошли десятки тысяч лет!

    - Ваша забывчивость стоила жизни сотен людей! Исчез Фрэнсис! - перепачканный копотью и покрытый потом, я в бешенстве сжимал свой автомат. - А скольким еще суждено погибнуть?!

    - Успокойтесь, Майкл. Мы всё равно победим. На войне не бывает без потерь. Джо изменил приказ. Ровно в три мы должны быть у него в штабе на совещании. Возьмите себя в руки и умойтесь, - Лейн подошел к окну и уставился вдаль. - Давайте обсудим, что делать дальше, все вместе и позже. Надо хорошенько обдумать сложившуюся ситуацию.

    Я устало прищурился. Действительно, о чём говорить с этим мафиози? Всё равно Лейн ничего не решает. Однако каков: "возьмите себя в руки... умойтесь...". Он даже забыл что он мой подчинённый. Придётся напомнить!

    - Умыться и вам не помешает! Впредь, когда будете разговаривать со мной, советую соблюдать субординацию! Даже если вы в своём кабинете, всегда стойте рядом со старшим по должности и смотрите ему в лицо! Пока не получите разрешения сесть или хотя бы посмотреть в сторону!!! - рявкнул я и, окатив его ледяным взглядом, резко повернулся и вышел. На улице кое-где прямо на дороге сидели усталые боевики. В живых осталось, наверное, только половина нашего отряда. Впрочем, многие были усыплены и попали в плен. Среди последних, скорее всего, и Фрэнсис - Стив рассказывал, что при отступлении искал его, но нигде не видел.

    Появилась ноющая боль в животе. Всё казалось таким простым, светлым ещё совсем недавно. Джо Райт, Тейла пробудили надежды на лучшее будущее... Теперь стало окончательно ясно - много прольётся человеческой крови, прежде чем... Прежде чем это кончится.

    Утро ещё сохраняло прохладу. В прозрачный воздух вплетался доносимый слабым ветерком запах дыма и горелой плоти. Вдали остались изуродованные здания. Проход между ними был затянут серой дымкой. "Ненавижу войну, смерть, - я сглотнул, мне стало не по себе. - Вновь, спустя сотни тысяч лет, на Земле началась война..." Я вскинул глаза к небу. Над головой, закрывая солнце, плыла вереница круглых высоких облаков, таких же серых, как и сам этот день, как холодный грязный бетон под моими ногами.

    Я подошёл к переставшему сверкать и казаться новеньким вездеходу. Тейла сидела сбоку, на уже остывшей броне. Ее бедро было перевязано, на лице не осталось и капли от былого страха.

    - Как ты? - с волнением спросил я.

    - Ерунда. Всё в порядке, - она улыбнулась. - Спасибо тебе, Стиву и ребятам. Если б не вы... А Стив ещё помог мне наложить бинт.

    - Он рисковал жизнью, когда прикрывал наш отход, - воскликнул я. - Стив оказался настоящим бойцом и другом. А я-то, сомневался в нем... Да и Лейн Джагер мужик крепкий. А зачем ты полезла в это пекло? Война не женское дело, тем более, у тебя совсем другая специализация в Сопротивлении.

    - Знаешь, хотелось своими глазами увидеть, что это такое - война. И потом, никто не сомневался, что у них нет серьёзного оружия. Мне казалось, что максимум, чем я рискую, так это несколькими часами сна, - с грустью ответила она. - Никогда не думала, что это будет так ужасно...

    - В три нам надо быть на совещании у Джо Райта. Ты в порядке? Сможешь?

    - Да, - не раздумывая, сказала она. - Не волнуйся, у меня всё нормально.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава пятая.

     

    "Ковырялка" мозгов

     

     

     

    Я очнулся от беспокойного полусна и взглянул на часы. Дремать мне пришлось всего каких-нибудь полчаса. Выбравшись из кресла, я подошел к окну своей комнаты.

    "Наступит день, когда время для нас замрёт. Не станет ни меня, ни Тейлы, ни друзей. Каждому отпущен свой срок. Но, может, нам уготовано погибнуть совсем скоро? Может, мы уже мертвецы, и это лишь вопрос месяцев? - от этой, настойчиво стучащей в висках мысли, мне стало труднее дышать. - Нет, лучше не думать об этом. Нужна передышка, короткий отдых".

    До совещания оставалось ещё четыре часа, и я решил немного погулять по киберпространству - это уже проверенный и эффективный способ держаться на почтительном расстоянии от окружающей действительности.

    Я набрал номер Тейлы и предложил ей немного развеяться в киберсреде.

    - Ты уже назначаешь мне свидание? - она улыбнулась чуть заметной улыбкой. - Мне кажется, нам не следует так часто проводить время вместе. Ни к чему хорошему это не приведет.

    - Но почему? - спросил я. - Тем более что "компьютерный мир" - это всего лишь фантазия, сказочный отдых. Я приготовил для тебя сюрприз.

    - Вот как? Ну хорошо, так и быть, я согласна, но только ненадолго, - как мне показалось, Тейла была заинтригована. - Куда и в качестве кого мы отправимся на этот раз?

    - Пока это секрет. Приходи ко мне, и я все устрою.

    - Нет, Майкл. Фантазия так фантазия, - она внимательно посмотрела на меня с экрана компьютерного коммутатора. - Я могу подключиться к твоему киберпространству не выходя из своей комнаты. Надеюсь, ты запомнил, как управлять этой системой?

    - Да. Подключайся ко мне через три минуты.

    Я отложил в сторону коммутатор, и, пройдя в соседнюю комнату, выбрал необходимые параметры, надел шлем и стал ждать.

    Вообще управление и настройка на что-либо были исключительно просты. Этот суперкомпьютер индустрии развлечений обладал собственным интеллектом, и для создания любой псевдореальности ему достаточно было просто сказать, где, когда и с чем или с кем ты хотел бы оказаться.

    ...Она стояла передо мной в черной амазонке и шелковой шляпке, небрежно надвинутой на рыжевато-каштановые волосы, коротким хлыстиком похлопывая себя по ноге, видно раздумывая, где это она оказалась.

    - Майкл, где мы? И зачем это? - Тейла вопросительно подняла хлыст.

    - Это часть сюрприза, - сказал я.

    - Мне здесь нравится. Какой чудесный воздух! Пахнет весной. - Она посмотрела по сторонам. - Здорово, что мы оказались тут.

    Недавно распустившаяся листва сплеталась вокруг нас в зеленое кружево. Вокруг, куда ни глянь, был лес. Серые камни уже оделись легким покровом мха, рядом искрился и журчал ручей, в гуще деревьев щебетали птицы.

    - Какая ты обворожительная, - решительно произнес я. - А на лошади ты будешь смотреться просто восхитительно. Самое красивое животное и самый красивый человек, связанные в единое целое - это настоящая гармония. Мой дядя знал толк в лошадях - он был настоящий фанатик и меня приучил их любить. Ты когда-нибудь каталась на лошади?

    - Нет. Это и есть сюрприз?

    - Да, - я подошел и обнял её за талию. - Как ты обворожительна в этом костюме! Я сделаю для тебя всё, что захочешь, - в моем голосе звучали и мольба, и нежность, и даже грусть.

    - Спасибо, Майкл. Ты мне тоже симпатичен, но... Нас многое разделяет... Я не принадлежу себе...

    Я приблизился к ней вплотную и заглянул в её глаза.

    - И что дальше? - взволнованно и насмешливо спросила Тейла.

    Я продолжал, не отрываясь смотреть на неё.

    - Ну и что же? - повторила она, немного теряясь.

    Я наклонился, желая поцеловать её, но она отстранилась.

    - Не надо. Если ты не прекратишь, я сейчас отключусь, - умоляюще прошептала она.

    - Пойдем, научу тебя ездить верхом. Это здорово, тебе понравится, - произнес я после недолгого молчания.

    Кони стояли в густой заросли, шагах в сорока от грунтовой дороги, недалеко от ручья, привязанные к раскидистому большому дереву.

    Мы вышли из-под сени листвы, одной рукой я держал Тейлу за руку - ладонь в ладони.

    - А вот и сюрприз! - сказал я торжественно.

    Мысли туманились: эта девушка уже вторглась в мою жизнь - я был без ума от неё, но чувствовал в Тейле присутствие совершенно чуждого, особенного мира, преисполненного каких-то неизвестных мне стремлений и тайн. Но этот барьер только распалял, дразнил меня, ещё сильнее раздувая страсть. Я думал, что бы такое сказать, подыскивал выражения, которые могли бы сблизить нас, но не находил. А сказать хотелось многое.

    - Покатаемся?

    Она слегка поёжилась и покачала головой. Я почувствовал её нерешительность.

    - Ты боишься?

    - Немного, - она повернулась ко мне, и неожиданно хлопнула себя хлыстом по ноге. - Но я попробую!

    - Это доставит тебе удовольствие. Научиться ездить на лошади не сложно: немного потянешь за уздечку вправо - едешь вправо, и наоборот. Хочешь скакать - пришпорь пятками или слегка ударь хлыстиком; для остановки тяни поводья на себя. Ты сразу же поедешь сама, - подведя девушку вплотную к лошади, я проверил уздечку и подтянул подпругу.

    Красивая пегая лошадка покосилась на нас и фыркнула, чуть мотнув головой.

    - Какая она огромная! - испуганно всполошилась Тейла.

    - Ничего, ты быстро привыкнешь. Главное, запомни: надо показать лошади, кто кому подчиняется. Это просто, - несмотря на свой крупный размер, они нервные, пугливые животные. Только не бойся сама, - объяснял я, подсаживая Тейлу в седло. - А теперь вперед, но не спеши.

    Тейла неуверенно потянула уздечку, и лошадь как-то странно засуетилась, затопталась, видимо, не понимая, что от неё хотят; она повернула голову и, потянувшись, попыталась укусить девушку за коленку.

    - Черт! Сейчас она меня сбросит!

    - Не дай ей укусить себя, выровняй её! - крикнул я.

    Неожиданно животное заржало и встало на дыбы, но Тейла удержалась.

    - Ой! Как высоко!.. Страшно! - воскликнула она.

    - Осторожно отпусти поводья, - посоветовал я.- Ты чувствуй лошадь, управляй ею! Давай, давай...

    Лошадь пустилась в галоп. Девушка судорожно вцепилась в гриву скакуна и пригнулась. Встречный ветер мгновенно сорвал с неё шляпку, и шикарные волосы свободно развевались.

    - А... - испуганно закричала Тейла, быстро удаляясь.

    Одним махом я вскочил в седло и пустился в погоню.

    Хлестая коня, я думал о Тейле. И пускай она могла упасть и разбиться только "понарошку" - всё-равно, боль от этого была бы самая настоящая. Ветер свистел в ушах - я нёсся во весь опор и довольно быстро нагнал девушку.

    - Плавно потяни поводья на себя! - крикнул я.

    Мы остановились. На щеках Тейлы выступил румянец,

    - Что-то жарко мне стало! - она расстегнула свой костюм. - Непередаваемые ощущения. Мне досталась лошадь-убийца, но я должна научиться!

    - Ну-ну, успокойся девочка...

    - Только не надо меня успокаивать. Я умею ничего не бояться, - сказала Тейла часто дыша.

    - Чего не скажешь о твоей бедной лошадке, - хмыкнул я , гладя шею кобыле. - Напрасно ты бросила поводья. Вот великолепная поляна. Здесь можно как следует потренироваться. Сначала поучимся управлять шагающей лошадью.

    Полная рвения, она внимательно следила за тем, что я ей показывал. Потом она повторяла увиденное, издавая при этом короткие взволнованные восклицания.

    - Не болтайся мешком в седле, а частично опирайся на стремена, - учил я ее. - Держи уздечку уверенно и крепко.

    Через несколько минут тренировки первый страх был преодолён, постепенно дело наладилось, и мы перешли на рысь, а затем и на галоп. Тейла раскраснелась, её лицо сияло горделивой и счастливой улыбкой.

    - А ты, оказывается, мастер не только в боксе, - с уважением сказала Тейла, окидывая меня взглядом, в котором сквозь удивление и благодарность горел интерес, и пустила коня вскачь.

    Мы мчались вдоль сужающейся поляны. На полном скаку мы повернули и неожиданно я увидел большое упавшее дерево, преградившее дорогу.

    - Внимание! - я повернулся к Тейле. - Впереди дерево!

    - Остановиться!?

    - Слишком поздно! Прыгаем!

    - Это ужасно! - она испугалась, губы побелели, глаза расширились.

    - Давай, пришпорь лошадь! - приказал я. - Держись крепче! Это дерево не такое уж большое.

    Мы зависли в воздухе, и на миг я почувствовал, как застыло на долю секунды время. Внутри словно что-то оборвалось, и, как ни в чем не бывало, мы поскакали дальше. Я облегченно вздохнул.

    - Ты молодец! - ободрил я её.

    - У меня получилось! Всё получилось! - восторженно вскричала она.

    Вскоре мы вновь оказались около ручья и, не сбавляя скорости, понеслись по мелководью. Мириады блестящих на солнце брызг с шумом разлетались в стороны.

    - Я сумасшедшая! Это самое лучшее ощущение в мире!

    Чувство восторга переполняло нас. Я ликовал: Тейла вошла во вкус, невооруженным взглядом было видно, как ей нравится скакать верхом во весь опор.

    Мы ещё долго мчались рядом. Вскоре я почувствовал, что между нами возникло ощущение товарищества, какое быстро устанавливается в практических делах. Какие-то нити уже неразрывно связывали нас. Мы стали так близки, как будто узнали друг о друге самое главное.

    Пройдя бешеным аллюром с десяток километров по лугам и перелескам, обгоняя друг друга, дурачась и смеясь, разгорячённые и опьянённые скачкой, мы наконец остановились около леса, спешились и привязали коней.

    - Ну как, ты счастлива? - спросил я.

    - Как прекрасно! Трудно описать, что я чувствую. Кажется, лучше в мире ничего нет! - сказала она. - Я так жалею, что не пробовала этого раньше. Такие необычные ощущения: сидишь на большой высоте от земли, под тобой сперва неуправляемая, колыхающаяся живая масса. Страх!.. Но постепенно начинаешь осознавать, что это умное животное, что лошадь понимает тебя и подчиняется тебе. Сливаешься с ней в единое целое и вихрем мчишься, летишь над землёй.

    Я отошел чуть в сторону и принялся собирать луговые цветы. Они были свежи и великолепны - фиалки, ромашки. У некоторых в чашечках еще блестели капли росы. Я набрал целую охапку.

    - Это тебе.

    - Спасибо, - Тейла бережно взяла цветы и вдохнула их аромат. Лицо девушки просветлело. В её глазах и губах я опять увидел вопрошающее ожидание и тайну, смущавшие меня. Было так хорошо с ней рядом в этом сказочном лесу.

    Мы присели под старым ветвистым деревом, на колеблющуюся сеть, сотканную из солнечного света и тени.

    - Но вдвоем ведь веселее скакать, правда?

    Она кивнула.

    - Спасибо, Майкл, что научил меня.

    - Я хотел бы хоть ненадолго превратиться в коня, - улыбнувшись, мечтательно воскликнул я, - чтобы, как ты говоришь, слившись в единое целое, нестись в бесконечный горизонт, по этой чудесной планете. Только ты и я... и ветер...

    - О... Это можно устроить, - Тела рассмеялась. - Для этого достаточно ненадолго выйти в реальность и высказать свою просьбу суперкомпьютеру. Ты окажешься в теле коня, будешь его ощущать как нормальное животное, но при этом иметь свой разум.

    - Слушай, а в этом киберпространстве любовь возможна? - наивно спросил я, с любопытством посмотрев на девушку.

    - А ты не догадываешься? - она лукаво улыбнулась. - Здесь всё возможно. Даже забеременеть, родить ребенка. Даже вырастить, воспитать его. Конечно, всё это имитирует компьютер, но характер ребенка формируется от твоего реального воздействия. Только нужны очень большие деньги, чтобы оплатить компьютерное время. Но я знаю, многие богачи, не заработавшие своим трудом денег на покупку права рождения в нашем мире, выкупают себе псевдореальность и почти всю оставшуюся жизнь проводят в ней, растя своих компьютерных детей. И, знаешь, что самое интересное, говорят, что они не отличаются от настоящих. Точнее, отличаются только тем, что когда вырастут, не могут принести реальной пользы обществу. Ведь их как бы не существует.

    - А нельзя разве содержимое сформировавшегося мозга такого ребенка считать с суперкомпьютера и затем записать в реальный мозг с реальным телом? - возразил я.

    - Мне известны такие случаи. Но для этого всё равно надо выкупить тело, а оно стоит намного дороже права рождения ребенка.

    - И что же, такие дети живут в компьютере самостоятельной жизнью? - спросил я.

    - Они живут только в оплаченное "родителями" время. В другое время они выключены, как бы "спят", - Тейла с грустью посмотрела в синее небо. - А когда деньги кончаются, компьютер их и вовсе стирает, чтоб не захламлять свою память.

    Я постарался прогнать охватившие меня беспокойные мысли. Как прекрасен и одновременно жесток был этот мир будущего...

    - Когда мы возьмем власть - всё станет по-другому, - сказал я.

    - Здесь вряд ли что можно сделать. Если всем разрешить рожать, то при таких сроках жизни Земля очень скоро окажется перенаселена. Это может вызвать катастрофу, - она вздохнула. - Давай сейчас не будем о грустном.

    Тейла на минуту задумалась. Я и сам не хотел здесь, сейчас разговаривать о серьёзных вещах. Особенно в эти мгновения, когда она сидела так близко, совсем рядом со мной. Я пристально посмотрел ей в глаза и коснулся её руки.

    Тейла быстро взглянула на меня. Я почувствовал трепет, пробежавший по всему её телу. Кусок льда, прислоненный к голой спине, не заставил бы её вздрогнуть сильнее. Какая-то внезапная лёгкая истома, словно электрическим током передалась от неё ко мне. Я страстно захотел целовать её руки, губы, все её гибкое тело. Её глаза, шея, золотистые волосы туманили разум.

    Мы сидели в весеннем цветущем лесу, и я чувствовал: мгновения счастья недолги, там, в реальном мире, нас ждет суровое, непонятное... Дни ужаса и смерти, пустота, грязь, беспощадность, уходящая жизнь. Но сейчас, здесь, в тени деревьев, ошеломляюще близко её тихое дыхание, её непостижимое присутствие и тепло - я должен это завоевать, удержать...

    Я начал рассказывать девушке о своей жизни в прошлом, о друзьях, приключениях и смешных случаях происходивших с нами.

    Наконец, вмиг став серьезным, спросил:

    - Тейла... Почему ты все время отталкиваешь меня? - я погладил и осторожно коснулся губами ее руки.

    - Думаю, это совсем неинтересный и невесёлый разговор, - она вспыхнула, захваченная врасплох этим вопросом.

    - Может, я ошибаюсь, но, по-моему, не бывает непреодолимых преград для любви... - сказал я внезапно дрогнувшим голосом.

    - Есть несколько причин. Но самое главное... Я боюсь, что потом тебе будет больно. Боюсь, ты не поймешь меня... - казалось, в её глазах блестели слезы.

    "Она думает обо мне! - говорил я себе. - Всё остальное не так уж важно. Я ей не безразличен!"

    Волна нежности захлестнула меня. Несколько секунд мы молча смотрели в глаза друг другу, и далёкое, невозможное вдруг показалось близким и неизбежным.

    Задыхаясь от волнения, она ещё сделала, было, слабую попытку высвободить руку, попыталась овладеть собой, проявить твёрдость духа, но этой твёрдости уже не было и в помине. Я внезапно быстро наклонился и приник губами к её губам. Она встрепенулась. Ее грудь судорожно и высоко вздымалась. У меня перехватило дыхание, сердце стучало, словно тяжкий молот. Тейла уже не сопротивлялась мне, наоборот, она страстно обнимала и целовала меня.

    - Я просто с ума схожу, - прошептала она. - Ничего не могу с собой поделать. Знаю, что не должна, но...

    Ощущение счастья, радость обладания и любви пронзили меня. Я любил её всем своим существом...

     

     

     

    День был тёплым, но пасмурным. Вытянувшись в кресле, я рассеяно думаю о том, что сегодня произошло между мною и Тейлой. Вот уже полчаса идёт совещание у Джо Райта. Лейн Джагер докладывает об утренних событиях, но мне это неинтересно. Рядом со мной сидит ОНА. Мы расположились вчетвером вокруг невысокого круглого стола.

    Как приятно контрастируют уютная атмосфера комнаты с безрадостным пейзажем за окнами. Над городом нависли низкие тучи, с крыш капает - моросит мелкий дождик.

    Целый час, с тех пор как мы возвратились из компьютерной сказки, я находился в довольно странном состоянии: всё время, каждую секунду я думал о том, как Тейла теперь будет относиться ко мне при нашей настоящей встрече. Мои худшие опасения подтвердились. Когда полчаса назад мы столкнулись у дверей кабинета Джо, она, холодно улыбаясь, дала мне понять, что фантазии, сны - это одно, а суровая реальность - это совсем другое. Мне стало понятно - придётся по новому завоевывать её сердце здесь, наяву. Но здесь добиться этого неизмеримо труднее...

    Я посмотрел в окно, на мокнущие под дождем дома и причудливые деревья. Их тонкие ветки поблекли и провисли, словно обессилевшие от тяжести воды. Казалось, весь воздух снаружи пропитан влагой и тёплой липкой сыростью. Глубокая меланхолия охватила меня.

    Когда Лейн Джагер закончил свой доклад, Джо стал во главе стола и прокашлялся.

    - Господа, мне поступило очень жёсткое, кажущееся на первый взгляд негуманным, предложение, но боюсь, у нас нет другого выхода, - лицо Джо приняло каменное выражение. - Защитники ИИ захватили часть нашего оружия. Кроме того, у них есть плазмомёты. Если сейчас мы будем штурмовать центр Нового Луисвилла, то понесем огромные потери, возможно, увязнем здесь на неделю - другую. Мы не можем себе этого позволить - у нас нет времени и сил. Наша цель - немедленный захват ИИ Земли. Все эти обстоятельства диктуют дальнейшие действия: нанести точечный ядерный удар и уничтожить ИИ Луисвилла вместе с отрядами генерала Дайсона, вместе со всем их оружием.

    Стало пронзительно тихо. Только пульсирующая, прихлынувшая к вискам кровь... Я был ошарашен. Я не верил своим ушам. Можно было ожидать всего, чего угодно, но никак не этого.

    Джо поднял руку, призывая к вниманию.

    - Это звучит дико, но... - он с трудом подыскивал слова, его голос стал звучать как бы издалека, - Но не забывайте - они первые открыли огонь. Мы им предлагали сдаться - они не захотели. Даже если мы примем решение о штурме, почти все из них всё-равно погибнут, но в этом случае погибнут и наши люди. Что же касается ИИ Луисвилла - его участь будет хорошим уроком для остальных.

    - Джо, мне кажется, можно всё-таки обойтись без этих бессмысленных жертв, - голос Тейлы был напряжен. Видно, она не ожидала такого поворота событий. - Развязать ядерную войну на Земле - это уж слишком. Предлагаю забыть о Дайсоне и форсировать марш-бросок к главной цели.

    - Вы хотите, чтобы нам стреляли в спину? - вмешался Лейн. - Оставить у себя в тылу этот кровоточащий нарыв равносильно самоубийству. Мир не поверит в нашу силу, а эти защитнички ИИ противопоставят нам своё оружие. Нет, такие узлы надо рубить сразу, одним махом!

    - Спокойней! Поменьше эмоций, - Джо сглотнул, выдержав паузу. Казалось, ему было трудно найти верные слова. - Никто не собирается развязывать ядерную войну, Тейла. Наоборот, если вы знаете, когда на заре человечества Америка впервые применила атомную бомбу, для устрашения - Япония почти сразу же сдалась. И еще не известно: возможно, если б не это, то людей погибло бы больше. Я думаю, и сейчас это более гуманный поступок, чем может показаться на первый взгляд.

    Он устало опустился в кресло и тяжело вздохнул. Чувствовалось, что ему самому не очень нравится такое решение. Я тупо молчал, не в силах вымолвить ни слова.

    - Но ведь... это невозможно, - сумел выдавить я, наконец. - Как же они...

    Потом меня вдруг пронзила догадка - это Лейн придумал выжечь Дайсона ядерным огнем! Бандит - он и есть бандит. Во рту пересохло. Вконец опустошенный, я обрушил на него и таких, как он, весь свой гнев, всю свою ярость. Не переходя на конкретные лица, я говорил, что наша армия почти целиком состоит из бандитов и всякого сброда, что даже в руководстве присутствуют подобные личности, что нельзя идти на поводу у этих типов, что, если мы применим ядерное оружие, то совершим непоправимую ошибку и весь мир, люди отвернутся от Сопротивления. Наше движение окажется окончательно дискредитировано, и его участь будет предрешена.

    Лицо Лейна потемнело от гнева...

    - Насчет бандитов в руководстве - это вы, конечно, на меня намекаете? - заговорил он, все больше распаляясь. - Конечно, нужен козел отпущения... Да ты просто на всех вешаешь ярлыки! Ты думаешь: раз он мафиози, значит, последнее дерьмо? Да если хочешь знать, среди нас много людей, имеющих честь и совесть, может, их не меньше, чем среди остальных. Согласен, мы во многом по-другому относимся к общепринятой морали, но есть у нас и свое понятие о чести, долге, порядочности. Разве не я, рискуя жизнью, сегодня утром спас тебя и твоих друзей? Как же ты можешь так оскорблять меня?

    - Успокойтесь! - Джо смотрел на нас пронзительным взглядом. - Нашли время скандалить! Высказывайте свои соображения по существу вопроса.

    Я изучающе окинул взглядом Лейна Джагера. В его глазах посверкивали искорки ненависти. Костяшки сжатых кулаков побелели, у виска подергивалась жилка.

    - Лично вы, как человек, до сих пор вызывали у меня только симпатию, - чуть мягче проговорил я. - Но теперь... Может, как друг вы идеальны... Но вы мафиози и, хотите вы этого или нет, в итоге приносите обществу, развитию цивилизации гораздо больше вреда, чем пользы. Вот и сейчас...

    - Какой вред? - прервал он меня. - Жизнь, по своей сути, это борьба за выживание. Она состоит в присвоении и переработке присвоенного: растения сосут соки из почвы, дерутся за солнечный свет, животные уничтожают растения или умерщвляют других животных, ну а человек стремится присвоить всё, что только возможно. Это схватка за жизнь, за место под солнцем! Условно говоря - крадут все! Ведь всё, к чему вы ни протяните руку, уже кому-то принадлежит. Значит, если у вас что-то прибавилось, то у кого-то убавилось, то есть, по сути, вы его ограбили. Конечно, общество, то есть влиятельные, богатые люди вкупе с ИИ, присвоившие право действовать от имени общества, создали сложную систему правил, чтобы предотвратить грабёж и сохранить за собой привилегию грабить других. Законы и мораль только регламентируют грабёж, но не отменяют его. Поэтому мне плевать на это лицемерие общества! Я абстрагировался от ханжеских предрассудков, на что у большинства просто не хватает духа, просто они трусят! Мы доставляем радость многим, естественно, не забывая о себе, - Лейн вздохнул. Его воинственность постепенно испарялась. Он откинулся в кресле и уже совершенно спокойным тоном продолжил: - Что я могу сделать, если желания некоторых зачастую запретны? Иногда, конечно приходится прибегать и к крайним мерам, но это вынужденно - без этого не обойтись, не то всё пойдет прахом!

    Доводы Лейна вызвали у меня только раздражение. Под свои преступления он цинично пытался подвести научную базу.

    - Постарайтесь понять, что я вам скажу, - мне остро захотелось поставить его на место. - Жизнь - это не только борьба, это ещё и развитие, подчиненное определенным законам. Такие, как вы, не способствуют, а даже мешают этому развитию. Вы - как глисты-паразиты.

    Для того чтобы разбогатеть, совсем не обязательно что-то у кого-то отнимать. Человек в силах создавать новые ценности. Например, можно пойти, набрать глины и самому сделать кувшин. Это новая вещь, имеющая определенную стоимость, но она ни у кого не отбиралась. Аналогичные действия на уровне крупного бизнеса могут приносить новые огромные состояния, которых до этого просто не существовало и, следовательно, они никому не принадлежали. Добиться этого очень не просто, но именно такие действия приносят максимальную пользу обществу, способствуют его развитию, прогрессу, и оно сторицей вознаграждает таких людей. Думается мне, что действия, способствующие развитию, находятся в рамках закона, тогда как тормозящие прогресс - за его рамками. Получается, ваша жизнь не только бессмысленна, не просто бесполезна, но даже вредна. Поэтому государство преследует таких, как вы, - закончил я с нескрываемой враждебностью, сквозившей даже в голосе.

    - Господа, по-моему, вы увлеклись, - Джо Райт нахмурился. - О "добре и зле" поговорите потом, наедине. Есть ли ещё какие-либо доводы за и против точечного ядерного удара? - он обвел всех внимательным взглядом.

    - Есть! - резко сказала Тейла. Ее щеки горели. От волнения она покусывала губы. В комнате снова наступила тишина. Все с интересом смотрели на нее. Вдруг острая боль кольнула меня в сердце - по выражению лица Джо Райта я понял: решение он уже давно принял, и ничто, никакие доводы Тейлы, ни мое вмешательство не заставят его остановиться.

    - Вы, наверное, забыли: у них находятся наши пленные, - продолжила она. - Судя по всему, там, в плену, и Фрэнсис. Когда речь идет о человеческих жизнях... - она осеклась, заметив, как Джо поморщился.

    - Когда речь идет о великих преобразованиях, о свержении ИИ, добродетель отходит на второй план, - Джо вскинул бровь. - Ради этой великой цели каждый из нас должен быть готов пожертвовать жизнью. Уверен, большинство наших пленных, захваченных Дайсоном, поймут нас. И потом, скорее всего, их личности уже стерты - их уже нет! Повторяю - применение ядерного оружия, возможно, даже уменьшит общее количество погибших в этой войне и, кроме того, заставит с нами считаться, - он задумчиво сжал губы. - Я выслушал ваши аргументы и понял, что у нас единственный выход в сложившейся ситуации - нанести ядерный удар. Наше выступление на Вашингтон начнется, как и было запланировано, через восемь дней. Совещание закончено. Все свободны.

    Некоторое время я сидел не двигаясь. Потом медленно встал и автоматически устало побрел к выходу. Голова гудела. В душе воцарилось опустошение...

    - Нам надо поговорить, - осторожно шепнула мне Тейла уже в коридоре. - Через час я жду тебя в своей машине за углом твоего дома.

    Я мрачно кивнул.

    Пока меня везли обратно, всю дорогу я думал о Фрэнсисе, о том, как ребята воспримут известие о применении ядерного оружия, о том, как нам действовать дальше. В глубине души я понимал - у Сопротивления благородная цель, за которую, возможно, стоит бороться, но где та грань, за которую нельзя переступать? Где тот предел человечности, за которым уже простирается только злоба, разрушение, смерть?

     

     

     

    В шесть часов вечера я уже сидел у Тейлы в машине. Непогода разгулялась не на шутку. Стекла окон заливали столь мощные струи дождя, что было почти невозможно увидеть улицу.

    Она была в юбке малинового цвета и черной блузке с манжетами; откинувшись в соседнем кресле, Тейла подогнула под себя ноги.

    - Отрядов Дайсона, ИИ Луисвилла и, возможно, Фрэнсиса больше нет, - сухо сказала она. - И с этим нам уже ничего не поделать. Их уничтожили через пять минут после окончания совещания.

    Она замолчала. Я тупо уставился в окно. Чувство вины и отчаяния охватили меня. Тишину нарушал только громкий перестук дождевых капель. Порывы ветра становились все сильнее, звонко швыряя об оконные стекла капли воды размером с крупные градины. Разыгралась настоящая летняя буря. Казалось, непогода проникла и внутрь меня. На душе было мрачно и муторно, мысли метались, не находя оправданий и успокоения.

    - Похоже, теперь мы не только повстанцы, борцы за идею. Теперь мы еще и убийцы, - я с раздражением закинул ногу на ногу. - Спасибо Лейну Джагеру. С его подачи мы все разом превратились в террористов.

    - Майкл! Мы ничего не могли сделать - не вини себя, - она повернулась и посмотрела мне в глаза. - Ты не знаешь главного. То, что я сейчас тебе скажу, является совершенно секретной информацией. Ни в коем случае никому, даже своему экипажу, не говори об этом. Джо Райт - не глава Сопротивления.

    Я удивленно вскинул брови:

    - То есть как?

    - Организацией руководит некто Магистр. Он глубоко законспирирован. Никто никогда не видел его в лицо и не слышал его настоящего голоса. О его существовании известно только высшим руководителям подразделений Сопротивления на местах. Все нити грандиозной подпольной мировой сети тянутся к Магистру. Наша организация пока остаётся тайной, и только отделение Джо Райта выступает открыто. По соображениям безопасности именно он временно и взял на себя роль лидера. Но он - мелочь, один из многих. Все приказы отдает Магистр. Уверена, что нанести ядерный удар - именно его идея.

    Я оторопело выкатил глаза:

    - И где же он находится?

    - Судя по всему, в Нью-Йорке. Хотя точно об этом сказать невозможно, - не замедлила с ответом Тейла. - Но я просила тебя прийти не только для того, чтобы сообщить это, - она глубоко вздохнула. - Ты разговаривал со своими ребятами о ядерном ударе?

    Вспомнив о только что окончившейся встрече, я на мгновение стиснул зубы.

    - Да. Им не понравилось такое решение. Особенно Биллу. Мы долго спорили, что нам делать дальше, и всё-таки решили продолжать борьбу. Но нельзя допустить, чтобы подобное повторилось - надо как-то действовать.

    - Я рада, что вы пришли к такому мнению, - она попыталась изобразить улыбку. - Значит, будем действовать вместе.

    - Что ты имеешь в виду, и с кем это - "вместе"?

    - Вместе со мной, Ларри и Ковбоем. Мы разработали план по замене, в случае необходимости, Джо Райта.

    - Как это? - осторожно поинтересовался я. - Ведь за него Лейн Джагер, кроме того, весь мир, все Сопротивление знает Джо как главного. А тут ещё эти его фанатики, растиражированные Роберты... А ведь есть еще и Магистр! Ему явно не понравится такой поворот дела.

    - Никто не узнает о подмене. В этом весь секрет операции. Если будет нужно, твои ребята смогут нейтрализовать охрану и ненадолго выкрасть Джо Райта?

    Я не спеша достал сигареты и закурил.

    - Да, - немного поразмыслив, ответил я.

    - Прекрасно, - Тейла задумчиво, невидящим взглядом смотрела сквозь бьющие по стеклу струи. - Мы сотрём его личность и запишем туда другую. Возможно, если подойдёт, то твою - Ларри и Ковбой согласны. Затем Джо Райт продолжит свою руководящую работу, но он уже не будет собой. Он станет твоей копией.

    Предложение не показалось мне забавным, и я вполне серьезно спросил:

    - А как же мой акцент? И ещё, ведь я не знаю кодов связи хотя бы с Магистром. Моя копия... Как я буду с ней общаться?

    - Акцент мы уберем. Некоторые коды и все самое необходимое есть у меня. Ну а что касается контакта с копией... Ничего особенного здесь нет. Это что-то вроде общения однояйцовых братьев-близнецов, только с почти идентичной психикой и разными телами. С течением времени различия ваших личностей будут незначительно нарастать. Но мы преждевременно об этом говорим. Надо ещё протестировать твои мозги, узнать коэффициент интеллекта. Ты можешь не подойти, как не подходим я и Ларри. Коэффициент интеллекта у Джо ниже, чем этого можно было ожидать, но всё равно на достаточном уровне - я давно залезла в его секретное компьютерное досье.

    Я внимательно посмотрел на неё. Она выглядела утомленной, под глазами проступила синева.

    - Ты очень устала...

    - Может быть, - тихо сказала она. - Сегодня был тяжёлый день, если не считать нашей фантазии. - Она отвернулась, стараясь скрыть волнение, но голос выдал её. - А как твое самочувствие? Ты готов пройти тестирование мозга? Это не займет много времени.

    - Фантазиями сыт не будешь, - хмыкнул я. Тейла натянуто улыбнулась, но промолчала.

    Какое-то время я сидел неподвижно, уставившись в одну точку. Потом я собрался с мыслями и ответил:

    - Готов, хоть сейчас.

    - Тогда поехали!

    Она включила двигатель, и мы не торопясь, стали продираться сквозь сплошной серый ливень. Несколько минут мы молчали. Я напряжённо вслушивался, пытаясь уловить ритм её дыхания. Нежность к девушке переполняла меня. Казалось, каждая клеточка моего организма думает о ней. Её присутствие доставляло мне неизъяснимое наслаждение. Машина на время стала нашим домом, островком в мутной бесконечности низвергающейся воды, изолированным от грязного мира убежищем. Я впал в состояние прострации, смешанной с грустной меланхолией.

    Наконец она спросила:

    - Ты знаком со строением мозга?

    - В общих чертах, на уровне знаний двухсоттысячелетней давности. Левое полушарие больше специализируется на абстрактном логическом мышлении и речи, подобная специализация присуща только человеческому мозгу. Правое - на конкретном образном мышлении. У животных оба полушария "правые". Вот, пожалуй, и всё, что мне известно...

    - Немного, конечно, но основное ты знаешь, - заметила Тейла. - Дело в том, что при тестировании сначала отключают, как бы усыпляют, левую половину мозга, а правая бодрствует, затем наоборот. Так что тебе доведётся на время, можно сказать, "превратиться" то в животное, то в бездушный компьютер.

    - Любопытно...

    - Вообще-то, кажется, первые эксперименты по поочередному выключению полушарий впервые проводились в ХХ веке, то есть в ваше время.

    - Может быть, просто я не специалист.

    Машина несколько раз повернула и остановилась напротив огромных белых ворот в нижней части высокого, очень длинного дома. Ворота медленно раздвинулись, и мы въехали внутрь.

    Не было видно ни души.

    - Если тебе будут задавать вопросы в процессе тестирования, - отвечай на них, - наставляла меня она. - Ответы тоже учитываются.

    - Мне нечего скрывать, - пробормотал я, следуя за Тейлой по залитому искусственным светом узкому коридору без окон. Высота его потолка едва достигала двух метров. Свет рассеивался откуда-то снизу и сверху. Казалось, он изливается со всех сторон.

    Несколько раз Тейла останавливалась, позволяя охранным системам отсканировать радужную оболочку своих глаз, произнося, при этом, слово-шифр.

    Минуты через три быстрого шага по извилистым катакомбам стали появляться первые двери. Наконец мы вошли в одну из них.

    - Проходи, Майкл. Вот, познакомьтесь - это моя ассистентка - Марианн, - Тейла улыбнулась, представляя её.

    Я мельком оглядел Марианн и решил, что если бы увидел её в своем времени, то ничуть бы не усомнился, что она медсестра или, возможно, врач. Такой же белый халат, на голове белый чепец. Она была миловидной девушкой лет двадцати пяти, по нашим понятиям.

    Моё внимание привлекло кресло с подлокотниками и спинкой внушительных размеров. Над ним нависал большой колпак, по-видимому, надеваемый на голову. Хотя проводов и не было видно, устройство, несомненно, соединялось с компьютерной панелью, расположенной неподалеку. Вид этого кресла почему-то навевал неприятные ассоциации. Стены комнаты были слишком яркие и цветастые, преобладали красные и зеленые тона. Пол был устлан пушистым бордовым покрытием. Создавалось впечатление скорее ночного клуба, чем помещения компьютерно-диагностического центра.

    Одна стена представляла собой окно гигантского размера, за которым моросил уже почти стихший дождь.

    - Присаживайтесь, пожалуйста, - пригласила Марианн, указывая на то самое кресло.

    "Чёрт возьми, если бы меня сюда привела не Тейла, я скорее бы всё тут взорвал, чем позволил бы усадить себя в эту ковырялку мозгов", - подумал я и, скорчив, непринуждённо-весёлую гримасу, расположился в кресле.

    Щелкнул включатель, и тут же ожило, замигало электронное табло напротив. Прошло несколько секунд. Я осторожно вздохнул. Что-то происходит. Кажется, левая половина мозга уже затихает. Засыпает. Выключается.

    И сразу изменяется мир вокруг. Мое животное "я" выходит из сумрака.

    Первое и самое непонятное: вдруг без всякой причины настроение становится еще хуже. Приходит раздражительность, недовольство. Чувства обострены. Будто ранней весной, когда кровь кипит. Всё неопределённо. Расплывчато.

    - Что такое море? - доносится голос извне.

    - Мокрое, соленое, большое... Вода.

    - Что такое дом?

    - Очень приятное, родное, надёжное.

    ...Речь затруднена. Сложно подбирать слова. Особенно глаголы и происшедшие от них существительные. Я отвечаю короткими рублеными фразами, словно посылаю телеграммы. При этом пытаюсь их дополнить мимикой, жестами, интонацией. Кажется, слух остался прежним. Но почему-то слова удается расслышать с трудом. Хотя жужжание вентилятора в кондиционере, куда более тихое, улавливается прекрасно. Вообще, говорить совсем не хочется. Когда обращаются с вопросом, первое время этого даже не замечаешь. Из памяти вдруг исчезли все премудрости, накопленные за годы учебы, хотя голова полна массой отчётливых, резких образов во всем их конкретном разнообразии - любимая собака далекого детства, кофейный сервиз, расписанный золотом, кейс с пятном на боку - всего не перечесть. Почти невозможно стало запоминать слова. Да они и не нужны. Мир обходится без слов.

    Но зато как резко обострилось восприятие обычного, несловесного мира, ощущение света, вкуса, запаха! В шелесте дождя отчетливо слышен и понятен каждый из множества звуков.

    Вот звонкие шлепки от капель, бьющихся о стекло. Вот посвистывают порывы ветра. А вот шуршание и поскрипывание деревьев. Всякий предмет приобретает свое собственное лицо. У той кнопки чуть испачкалась надпись. У этой - сбоку вмятина. Какие красивые девушки. Вот эта с рыжевато-каштановыми волосами - мне особенно мила, не помню, как её зовут. Какие ласковые переливы звучат в её голосе. Слова, конечно, ускользают из памяти. Да и смысл их не всегда ясен. Но сколь много говорит интонация, с которой они сказаны. Тембр голоса - вот что не забывается никогда. Мир наполнен музыкой. Красками. Деталями. Милыми штрихами. Он ощущается остро и чётко. Я живу "сейчас" и "здесь".

    Но вот краски тускнеют. Настроение улучшилось. Вернулась возможность мыслить. Я стал самим собой.

    - Ну? Каково в шкуре животного? - смеется Тейла. - Приготовься, сейчас отключится правое полушарие мозга.

    ...Чётким, прозрачно ясным становится мир. Следствия вытекают из причин с полной очевидностью, сами просятся на язык точные, чеканные формулировки. Легко и радостно на душе, словно солнечным утром, ход логических построений не замутнён ничем, в голове хрустальное спокойствие, кровь течёт медленно и ровно, быть может, слегка свежо, но это лишь помогает думать. Я - живой компьютер.

    - Что такое человеческая душа? Существует ли жизнь после смерти?

    Пока не повернёшься и не посмотришь, не узнаешь, кто именно говорит с тобой, - знакомый или нет, мужчина, женщина или ребёнок, но какое это имеет значение? Ведь важен сам вопрос, мысль, а не то, кем или как они высказаны. Какая из двух девушек Тейла? Не могу понять, они удивительно похожи. Я охотно вступаю в беседу и захватываю инициативу.

    - Лейбниц писал, что материя не может существовать вне пространства, так как она им измеряется, не может двигаться вне пространства, так как движение измеряется пространством, не может разрушаться вне пространства, так как разрушение - это движение частей материи. Но душа не измеряется пространством, следовательно, существует вне пространства, следовательно, она не разрушается в пространстве, следовательно, она вечна, бессмертна. Когда жил Лейбниц, не было компьютеров. Он многое не знал и не понимал. Исходя из современных научных данных, душа человека - это его психика, ощущение собственного "я", по сути, она подобна саморазвивающейся компьютерной программе. Это значит, что душа подобна некой информации - её можно считать, переписать, хранить, стереть. Но информация хотя и не материальна, всё же существует только на материальном носителе. Именно микронеравномерностями этого носителя и кодируется информация. При разрушении носителя информация теряется, если её предварительно не скопировали. В этом смысле информация может стать "бессмертной". Носителем "души" являются нейроны мозга. После прекращения кровоснабжения, они разрушаются и наступает смерть. Одновременно разрушается "душа" - информация теряется навсегда, если её, конечно, предварительно не считали, переведя на другой носитель. Этого перед смертью человека никто не делает, поэтому душа разрушается, и после смерти ничего нет. Наглядным примером, иллюстрирующим этот механизм, является уничтожение единственного экземпляра книги (рукописи). Если, допустим, сжечь книгу, то материальный носитель информации (бумага с краской) разрушается, и сама информация (текст) будет безвозвратно потеряна, если, конечно, до уничтожения носителя её не считали, переведя на другой носитель.

    Но даже если информацию - "душу" - считать, всё равно, пока эта программа не будет запущена (активирована), не возникнет ощущения собственного "я", то есть жизни. Поэтому считанную "законсервированную" "душу" можно с таким же успехом считать "мертвой" или "спящей". Кстати, отсюда следует, что когда ощущение собственного "я" отключено, например, во время сна без сновидений, это состояние фактически соответствует смерти. Следовательно, каждый из нас знает, что его ждёт после смерти - каждый день, засыпая, мы "умираем", но затем утром "воскресаем" снова. Ясно, что смерть - это ничто и ничего. Но... как сказал поэт, "тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман".

    ...Кажется, я излишне разговорчив, пожалуй, даже несколько болтлив.

    Мозг спешит проникнуть в мысль собеседниц, легко схватывает каждое их слово, даже произнесённое шёпотом. Единственно, что слегка раздражает - никому не нужное гримасничанье и нелепые жесты, которыми они сопровождают свои вопросы.

    Память услужливо извлекает из своих кладовых забытые, казалось, сведения, в сознании монотонно звучат стихи, заученные в детстве, хоть сейчас готов сдавать экзамен за школу или Университет, а сколько воды утекло с тех пор.

    Удивительно ровное, хорошее настроение - не беспокоят даже те бессмысленные звуки, что несутся с улицы. Зачем они, в чем смысл колебаний воздуха, вызвавших их? А это что? Может быть, музыка? Да, кажется, они включили музыку. Но я не могу отличить одну мелодию от другой.

    Любопытно, что это вокруг? Очевидно - компьютерно-диагностический центр. Поразительно: помню номер комнаты, имена девушек, всё, что связано с целью пребывания здесь, но вот сама комната... знакома ли она? Увидена ли впервые? Впрочем, неважно, кого могут интересовать мелкие частности?

    Зрительные, звуковые, осязательные образы плохо воспринимаются и почти вовсе не запоминаются. Все конкретные, частные детали выпали из поля внимания. Зато я чувствую, как усилились все способности, связанные с абстрактно-теоретическим мышлением. Счет, логические построения, схематизация и классификация действительности, запоминание слов, различение тихой, едва слышной речи - всё это достигает неожиданной остроты.

    Однако, сколько времени прошло? Всего четверть часа? Что-то просыпается в сознании - смутное, не оформившееся, алогичное, какие-то образы, тени... О, кажется, теперь я уже узнаю девушек. Узнаю и эту комнату. Нормальное ощущение мира вернулось ко мне...

     

     

     

    Я вышел в открытые ворота, чтобы, вдохнув полной грудью, насладиться запахом свежей умытой дождём зелени. Уже начало смеркаться. Дождь кончился, и только обилие луж, текущие потоки грязной воды напоминали о прошедшем ливне. Казалось, солнце предприняло последнюю перед заходом отчаянную попытку пробиться сквозь слой облаков. Бледный золотистый луч выхватил из сумрака фасад здания, заиграл искрящимися бликами в лужах и ручьях.

    Результат обследования оказался отрицательным - и мою психику не удастся впихнуть в мозги Джо Райта, но это меня не особенно расстроило.

    Через минуту мы уже мчались в сторону моего дома.

    - Трудно сказать, какой эволюционный механизм сработал, чтобы в некий момент одно из полушарий мозга стало отличаться от другого, - увлечённо говорила Тейла. - Быть может, дело тут в том, что предок наш больше работал правой рукой, чем левой - так было удобнее, потому что меньше сбивало ритм сердца. Потом он стал закрывать сердце первобытным щитом, и снова правая рука оказалась более занятой, более умелой - ей доверялось копьё и палица. Так или иначе, но управляющее ею левое полушарие несколько обогнало в своем развитии правое. Когда люди стали сообща охотиться и появились первые слова-крики, предшественники речи, именно оно стало различать их и придумывать новые. Мышление конкретными образами, унаследованное нами от животных, которое есть и у несмышленыша нескольких месяцев от роду, стало теперь для левого полушария не главным, потому что оно приобрело куда более сложные функции. А известно, что всё рудиментарное подавляется эволюционным развитием; так произошло и в этом случае.

    Вот так они и сосуществуют. Правое полушарие воспринимает образы, ему доступен весь мир в его конкретном богатстве и разнообразии. Но, поскольку теоретического мышления у него нет, богатство это не приносит плодов - не удается установить логическую связь между впечатлениями, проанализировать их. Левое полушарие, наоборот, стремится к обобщению и анализу, логические операции - его любимая работа, да только ему-то, без правого, нечего будет анализировать и обобщать.

    Вглядываясь вперёд, туда, где сквозь легкую дымку уже наступивших сумерек, начинала мерцать еле заметная луна, я пытался осмыслить полученные впечатления.

    - А почему возможности каждого полушария возрастают при отключении соседнего? - наморщив лоб, я задал вопрос, который вызывал у меня самое большое непонимание. - Мне кажется это довольно странным. Чем, например, было бы плохо левому, если бы правое бы делало свое дело на максимуме возможного? А вообще, я где-то читал, что человек использует свой мозг только на 10 %.

    - В нормальном состоянии оба полушария мозга тормозят друг друга, - Тейла вздохнула, видимо, раздумывая, как получше мне объяснить. - Без этого деятельность нервной системы стала бы хаотичной, плохо управляемой, саморазрушительной. Но в зависимости от важности и сложности ситуации соответствующие полушария могут растормаживаться, многократно увеличивая способности. Например, на экзамене по математике может предельно обостриться логическое мышление, а в аварийной ситуации на дороге человек сможет избежать катастрофы, лишь мгновенно охватив реальное пространство, то есть, предельно обострив образное восприятие. В нормальной ситуации баланс между полушариями не устанавливается обязательно посредине. Сколько людей - столько точек равновесия. Преобладание того или другого, среди прочего, коренным образом влияет на характер, умственные способности человека. Что же касается "использования мозга на 10%", то это просто смешно. Природа не оставляет ничего лишнего, ведь как ты помнишь, все клетки постоянно обновляются, а на это нужны материалы и энергия. Поэтому всё бесполезное быстро превращается в рудимент и отмирает. - Она несколько мгновений сидела, не произнося ни слова, уставившись в пространство перед собой.

    - Последнее, о чем я хочу тебе сказать на эту тему, - наконец продолжила Тейла, - как образуется специализация половинок мозга. Биогенетический закон гласит, что индивидуальное развитие любого организма демонстрирует эволюцию от далеких предков. На начальных этапах зародыши человека, курицы, рыбы, обезьяны и других животных почти не отличаются друг от друга - у всех есть жабры, хвосты и другие общие признаки. На более позднем этапе развития уже не отличаются только зародыши человека и обезьяны, но далее и их пути расходятся. Так вот, человеческий ребенок появляется на свет, имея только "правые", отвечающие за образное восприятие мира, полушария, как и у всех животных. Постепенно одно из полушарий специализируется, приобретая способности к абстрактно-логическому мышлению. У мальчиков эта специализация заметна уже к шести годам, у девочек - к тринадцати. До этого момента оба полушария у них относительно универсальны. Природа тут распорядилась мудро: женщины, хранительницы постоянства, защитницы генофонда, защищены лучше - вероятность, что во время детских игр травма головы лишит их речи и других важнейших способностей, уменьшена вдвое, поскольку любое полушарие еще успеет стать доминантным, - Тейла на секунду задумалась. - Правда, из-за этого, возможно, у нас, в среднем, логика слабее, чем у мужчин. Итак, вывод простой: правое полушарие - древнее образование, а левое - сравнительно недавнее приобретение человечества, но формируется оно только в сообществе людей, при их непосредственном воздействии. Возможность такого развития мозга зашифрована в человеческом ДНК, но, чтобы оно состоялось, необходимо соответствующее обучение, контакт с взрослыми людьми, причем, чем раньше и интенсивнее он будет, - тем лучше.

    Заскрипели тормоза, и машина остановилась. Мы приехали. Я продолжал сидеть, не делая ни малейшей попытки выйти. Меня поразила догадка - "так вот оказывается, в чем причина "эффекта Маугли"! Без контакта с человечеством у таких детей просто не формируется левое, абстрактно-логическое, словесное полушарие. Значит, действительно ум, речь, по сути, не более чем "нити", связывающие индивидуумы Homo Sapiens в единое целое, в единый организм качественно другого уровня? Это первопричина и главный смысл появления подобных способностей? А состояться это могло потому, что качественно новые организмы-общества, организмы, в которых люди - клетки, захватили ещё доселе не занимаемую свободную нишу - новый пространственный масштаб. "Тело" такого "животного" занимает сотни и даже тысячи квадратных километров. Вообще-то общества действительно подходят под определение организма: во-первых, - это единое целое: если попробовать воздействовать на его "тело" в любом конце, защитная реакция последует незамедлительно. Его составляющие единицы - люди, отдельно от него не могут быть полноценными людьми; внешне не отличаясь от человека, по сути, превращаются в животных ("эффект Маугли"). Внутри этого "единого целого" существует разделение функций и специализация для групп "клеток". Клетки-люди постоянно возобновляются, как и в животных организмах обычные клетки, обеспечивая высокую устойчивость и колоссальную "продолжительность жизни" общества-сверхорганизма. Общества функционируют и эволюционируют в сторону усложнения, а в некоторых случаях и в сторону деградации, так же, как и животные организмы; могут "умирать", перерождаться в другие формы. Естественно, на качественно другом уровне эти процессы и выглядят несколько иначе, чем в животном мире. Если даже допустить, что общество - "живой" организм, в котором мы всего лишь клетки, следует ли всё же отсюда, что нами должен управлять компьютерный ИИ? Думаю, что совсем не обязательно. Впрочем, я увлекся. Пора прощаться".

    Всё время, пока я в оцепенении сидел, поглощенный мыслями, Тейла терпеливо ждала.

    Я нерешительно потянулся к ней и взял её руку. Её ладонь была приятно теплой.

    - Кажется, я ещё слишком мало знаю о достижениях вашего времени, - тихо сказал я. - Многое непонятно... Но я не жалею, что попал сюда, потому что встретил тебя. Не отталкивай меня, в этом мире мне так одиноко...

    Она широко раскрыла глаза.

    - У тебя есть друзья. И потом, судя по последним событиям, вероятность гибели каждого из нас очень высока. Оставим любовь для будущего, если, конечно, оно для нас наступит...

    - Я не дам тебе погибнуть, - упрямо твердил я. - Не допущу такого! В мире полно людей, которые этого действительно заслуживают.

    Достав сигареты и зажигалку, я прикурил. Тёплое и близкое пламя ярко осветило на мгновение мои руки, и мне вдруг пришла в голову мысль, что ради Тейлы я готов пойти на всё. На всё... пожалуй, кроме предательства.

    Она повернулась ко мне и улыбнулась. Большие блестящие глаза смотрели на меня изучающе.

    - И ты считаешь, что сумеешь защитить, спасти меня? - ехидно спросила она, хлопая загнутыми ресницами.

    - Один раз я тебя уже вытащил, - обиженно напомнил я.

    - Майкл, не будь ребёнком. Да, один раз ты спас меня. Но кто поручится, что это случится и в следующий раз? Не всегда мы будем рядом, да и, очень возможно, помощь потребуется уже тебе, - она на секунду умолкла, затем, повернувшись ко мне боком, напряженно, почти шёпотом, спросила:

    - Если вдруг мне понадобится твоя поддержка, и я о чем-либо попрошу тебя, выполнишь ли ты мою просьбу, какой бы странной она тебе ни показалась?

    Я удивленно взглянул на её милый профиль. Её лицо изменилось. Казалось, ничего не замечая, она напряженно смотрела вдаль.

    - Тейла, любимая, - растерянно проговорил я. - Не знаю, что тебя тревожит, но можешь на меня положиться - сделаю всё, что попросишь.

    Она быстро повернулась и в упор посмотрела на меня, но, не выдержав взгляда, смутилась.

    - Спасибо, - ответила она, стараясь сдержать дрожь в голосе. Окрыленная моим ответом, Тейла не скрывала своей радости.

    Никогда я не забуду выражение её лица, не забуду, как оно медленно приблизилось ко мне, сияющее благодарностью, лаской и нежностью, как оно вдруг вспыхнуло в этой звенящей тишине. Её губы потянулись ко мне, глаза приблизились к моим, рассматривая меня вопрошающе и серьёзно. Её волосы коснулись моей щеки, лицо оказалось совсем рядом, и я услышал слабый ароматный запах её кожи. Она поцеловала меня в губы...

    А вокруг было по-прежнему тихо. Сумрак вечера сменился чернотой ночи. Не помня себя, я попрощался и выбрался из машины. ОНА уехала.

     

     

     

    За окном уже мерещился рассвет, когда ко мне в дверь позвонили. Домашний управляющий компьютер сообщил, что ранним визитёром является Дэн. С трудом разлепив веки, я дал команду впустить и поплёлся в ванную. Быстро умывшись, я прошёл в гостиную.

    Подтянутый и тщательно выбритый, он, явно чем-то расстроенный, уже сидел в кресле.

    - Где ты пропадал вчерашний вечер? - спросил он с ходу. - Они всё-таки взорвали бомбу... Я вчера хотел поговорить с тобой - было так погано на душе...

    - Дэн, нам действительно есть что обсудить, давай пойдём прогуляемся, на свежем воздухе как-то лучше думается.

    - Хорошо. Сейчас Билл со Стивом пригонят наш вездеход, там все вместе и поговорим.

    Мы выпили по стакану яблочного сока и спустились вниз. На совершенно пустынных улицах стояла мертвая тишина. Город ещё спал.

    Наслаждаясь утренней прохладой, мы с Дэном болтали на отвлеченные темы, делились впечатлениями от увиденного в городе будущего. Незаметно быстро пролетел час - наших друзей всё ещё не было.

    Я знал, что ничего серьёзного с ними не могло случиться. Тридцать минут назад звонил Билл. Он сказал, что они уже едут и через четверть часа будут здесь. Дэн попробовал еще раз с ними связаться, но безрезультатно.

    - Наверно, внутри броневика слишком большие помехи, - предположил он. Но от меня не ускользнуло, как Дэн вдруг напрягся. Тревога читалась в его глазах.

    Прошло ещё пятнадцать минут. Несомненно, что-то случилось. Скорее всего, сломалась наша древняя машина.

    И тут на противоположной стороне улицы над невзрачной дверью я заметил слегка потускневшую вывеску. Надпись показалась мне несколько странной, - там было написано "Музей-камера. Вход свободный". Я предложил Дэну посетить, пока есть еще немного времени, сие заведение, но он отказался, сказав, что будет ждать на улице.

    - Потом расскажешь, что там было, - бросил он, всматриваясь вдаль.

    Войдя внутрь, я недоуменно застыл. Двери позади меня бесшумно сдвинулись, как бы предлагая следовать вперед. А впереди был только тускло подсвеченный широкий коридор, полого уходящий куда-то вниз. То, что вокруг не было ни души, не удивило меня, всё-таки довольно ранний час для посещения музеев. А вот слишком уж спартанская отделка тоннеля - обычные бетонные плиты без каких-либо излишеств и мрачноватое освещение - вызвали легкую тревогу и сомнения. Смутное чувство беспокойства охватило меня.

    Постояв пару секунд в раздумье, я всё же решил пройти дальше - любопытство зачастую пересиливает осторожность. "В конце концов, ничто не сможет помешать мне вернуться обратно или просто взорвать этот так называемый "музей" к чёртовой матери", - думал я, постепенно спускаясь всё ниже. Метров через двадцать коридор повернул в сторону. Я прошел еще немного и вдруг почувствовал, что пол подо мной провалился. Причем провалился так резко и неожиданно, что я просто ничего не успел сделать.

    Через несколько ужасных секунд мне почудилось, что под ногами постепенно обозначилась опора, потом от собственной тяжести, увеличенной перегрузкой, я осел и завалился набок. Только встав и отряхнувшись, я догадался - последняя каменная плита, на которую ступили мои ноги, представляет собой замаскированный сверхскоростной лифт в подземелье.

    Здесь царил точно такой же сумрак, только воздух стал ещё прохладнее, чувствовалась сырость.

    Я огляделся. От просторной круглой площадки впереди меня в разные стороны отходили восемь тоннелей. Мне стало по настоящему тревожно - готовился всего лишь прогуляться пару минут по музею, а оказался в ловушке-лабиринте.

    Однако это случилось, как могло случиться и с другими. Надо как можно быстрее что-то придумать. Должен же быть какой-то выход - ведь не от нечего делать и не просто так кто-то построил этот лабиринт.

    Включив свой коммутатор, я убедился в том, в чём почти не сомневался: отсюда сигнал не ловится. Следующим моим шагом стала попытка определить направления воздушных потоков и сквозняков с помощью пламени зажигалки. Никакого эффекта - похоже, воздух здесь стоит неподвижно, а обогащается кислородом и обедняется углекислым газом за счет специального оборудования, которое расположено, скорее всего, равномерно по тоннелям.

    Справа, в полумраке, вдруг что-то зашевелилось.

    - А... Еще один новенький, - из свёртка толстой материи показалась голова тщедушной старушки.

    Я сразу прикинул, что по здешним меркам, ей уже, наверно, никак не менее пятисот, а может быть, и тысячи лет. Вся красота, очевидно, некогда бывшая у неё, теперь погребена под слоем морщин, под провисшей дряблой кожей и неухоженными волосами серебристо-стального оттенка.

    - Скажите, что это за заведение и как отсюда выбраться? - я подошел к ней поближе.

    - Ты что, сдурел? Откуда ты такой взялся? - старушенция удивленно вытаращила глаза. - Одет не по-нашему, говоришь, чёрт знает как и чёрт знает что...

    - Послушайте, у меня очень мало времени. Я турист с далекого маленького острова. Сюда попал случайно. Помогите мне выбраться.

    Что-то недовольно пробурчав по поводу идиотов туристов в военное время, старуха принялась своим скрипучим голосом объяснять мне положение, в которое я попал.

    Оказалось, что этот так называемый "музей-камера" является своего рода аттракционом не для слабонервных. В особенности для приезжих туристов. Подземелье, камеры пыток - всё сделано как в древнем мире, на заре развития человечества. Выйти отсюда можно только двумя способами: первое - найти выход из лабиринта, второе - найти и нажать кнопку вызова эвакуаторов, которые помогут оказаться на поверхности.

    - Где эта кнопка, мамаша? - торопливо спросил я.

    Она прожгла меня язвительным взглядом:

    - Где, где, - передразнила старуха. - Не торопись, милок! Спешить тебе некуда. Всё равно раньше чем через двое суток выбраться отсюда тебе не светит. Во-первых, хотя этих кнопок и много - хотя бы одну надо ещё найти... - она замолчала, беззвучно шевеля высохшими губами. - Во-вторых, все они срабатывают с задержкой в два дня, чтобы такие туристы, как ты, могли вкусить все "радости" застенков, а также не прекращали борьбы с лабиринтом в поисках выхода, - злорадно улыбнувшись, продолжила старая развалина. - И, наконец, в-третьих, эвакуация стоит довольно дорого - 200 экю. Вон, почитай правила, они висят на стене справа.

    - Но на вывеске было написано, что музей бесплатный, - я удивленно поднял брови.

    - Там было написано - вход бесплатный, впрочем, выход тоже, если ты его сам найдешь. А вот ваша эвакуация - это уже определенные затраты. Это коммерческое предприятие: бизнес есть бизнес! - проскрипела она, радуясь произведенному эффекту.

    - Меня отсюда вытащат. Думаю, самое позднее через час. А вот вы что тут делаете?

    Она с недоверием улыбнулась и, видимо, опять укладываясь спать, пробормотала:

    - Известно чего. Вчера взяла концентрированной пищи на три месяца и сюда. Воды здесь вдоволь, так что поживу пока. Наверху война, а здесь тихо и безопасно. Нас тут таких много... - последние слова старуха произнесла едва слышно, видимо, уже в полусне.

    - Если обо мне будут спрашивать, скажите, что я пошел туда, - я махнул в сторону ближайшего тоннеля. - Меня зовут Майкл.

    Нелепо было стоять тут, в идиотском состоянии нерешительности и ожидания. Ведь и помощь может запоздать, и интересно всё же взглянуть на камеры и ходы. Для того чтобы меня быстро нашли, я решил на поворотах и расхождениях тоннелей рисовать стрелки, указывающие мой путь. Для этой цели прекрасно подойдет чёрная резиновая подошва моих ботинок.

    Я шёл по небольшой, холодной как погреб галерее. Шершавые серые стены в некоторых местах были покрыты каплями сырости, словно холодным потом. Мало-помалу я спускался всё ниже - проход плавно уходил вниз. Вереница тусклых огней озаряла каменные стены почти до самого верха, где они соединялись в виде свода на высоте метров шести. Этот тоннель был не шире трех-четырех метров. Кое-где и влево, и вправо от него ответвлялись боковые узкие и широкие ходы. Рисуя стрелку после каждого ответвления, я попробовал несколько раз свернуть. В одном месте проход закончился тупиком с массивной бетонной дверью. Сквозь решетчатое окошко в ней, я увидел трёх спящих в тряпье прямо на полу людей. В углу, не страдающей от избытка обстановки камеры, стекала струйка родниковой воды. Воздух, исходящий изнутри, был зловонен. В следующий раз я наткнулся, по всей видимости, на камеру пыток - приспособления, не вызывающие сомнений по поводу своего предназначения, были аккуратно расставлены по углам, некоторые висели на стенах. Один раз я увидел впереди какую-то промелькнувшую тёмную фигуру - она быстро исчезла в боковом проходе.

    "Музей-камера" представлял собой не что иное, как обширный лабиринт извилистых и кривых коридоров, сходившихся и снова расходившихся, тупиков, кончавшихся камерами пыток или иными "увеселительными" заведениями.

    Довольно быстро я понял, что в этой путанице мрачных тоннелей и галерей можно бродить дни и ночи и всё же не найти выхода. Подземелье наскучило мне, и я повернул назад.

    - Майкл?

    - Билл?

    Мое сердце глухо стукнуло о грудную кость, словно кулак изнутри, когда после очередного поворота я нос к носу столкнулся со своим заместителем.

    - Быстро я тебя нашел! - воскликнул он и широко усмехнулся, сверкнув белыми зубами.

    Билл рассказал, что они со Стивом задержались из-за неисправности вездехода. После моего исчезновения прошло уже около получаса, и пока Дэн связывался с Тейлой, Билл решил осмотреть "Музей-камеру" самостоятельно. Так он очутился здесь.

    - Напрасно, Билл, ты сюда полез, - я угрюмо похлопал по холодной каменной стене. - Найти здесь выход, пожалуй, нереально. Наверное, помочь нам сможет только Тейла.

    - Если сможет - хорошо. А если нет? Если хозяева и обслуживающий персонал этого "музея" разбежались, уехали, попрятались? Может потребоваться время - часы, даже дни, чтобы разобраться с этим и вытащить нас отсюда. - Билл, ободряя меня, положил руку на моё плечо. - А времени нет: на счету каждый день, каждый час. Нам надо рассчитывать на свои силы. Угораздило же тебя влипнуть в это дерьмо!

    Он вытащил свой нож и тупой стороной его острия приставил к стене справа от себя.

    - Пошли! - бросил он, направляясь в обратную сторону. Рука с ножом при этом царапала стену, издавая неприятный скрежет.

    - Зачем ты портишь нож? - удивился я. - Если для того, чтобы оставить линию, то её и заметить труднее, чем мои стрелки, да и возни больше.

    - Вовсе не для этого. Я говорил тебе, что прошел спецподготовку в разведке. Так вот, одно из боевых заданий было похоже: найти выход из лабиринта в подземных пещерах. Это можно сделать, если всё время идти, поворачивая строго в одну какую-нибудь сторону, ну допустим, всегда только направо. Чтобы не ошибиться, лучше даже взять какую-нибудь палку или нож, - он улыбнулся, - и идти, не отрывая её, например, от правой стены. Тогда рано или поздно выход будет найден. Вопрос только во времени, которое зависит от протяженности пещер и наличия соответствующего запаса воды и продовольствия, чтобы не умереть от истощения. Без воды человек живет около недели, без еды - месяц. Так что не дрейфь, не пропадем, - пошутил он. - След от ножа - дополнительная гарантия: если всё же окажется, что мы блуждаем по кругу, я просто приставлю его к другой стене, и опять вперёд!

    - Не думаю, что этот лабиринт настолько велик, - сказал я. - А метод оригинален, вряд ли я бы сам догадался. Пошли быстрее! Если Тейла сможет помочь, думаю, она отыщет нас раньше, чем мы найдем выход.

    Мы шли скорым шагом, поворачивая и обходя все правые коридоры, тупики. Глубокая тишина нарушалась только скрежетанием ножа да звуками наших шагов. В одном месте мы наткнулись на огромный зал, в центре которого чернело подземное озеро. Изумленные, мы остановились, и тотчас давящая тишина охватила нас своими ватными щупальцами.

    - Может, искупнемся? - Билл улыбнулся.

    Голос его долго отдавался зловещим эхом под пустыми сводами и замер вдали слабым звуком, похожим на чей-то насмешливый хохот. На миг меня охватил леденящий страх. Как будто в тёмной воде обитают жуткие кровожадные монстры, только и ждущие появления добычи.

    Быстро летели минуты, мы углублялись всё дальше в подземный лабиринт. В какой-то момент в боковом проходе, всего в двадцати метрах, я заметил приближающуюся девушку!

    - Марианн? Как вы здесь оказались? - не скрывая радости, удивился я.

    - Ищу вас. Тейла заполучила два электронных плана лабиринта, на которых отражаются и все находящиеся в нём живые объекты, - она лучезарно улыбнулась. - Мы разделились, чтобы быстрее найти вас.

    Было видно, что прогулка по подземелью ей даже интересна.

    Я представил Биллу помощницу Тейлы. Метод поиска выхода, предложенный им, Марианн понравился. Что-то беззаботно щебеча, она повела нас на поверхность самым коротким путем. Неожиданно Марианн нагнулась, изучая какой-то прямоугольный предмет, лежащий на полу. Я присмотрелся - кажется, это дамская сумочка.

    Пока она осматривала содержимое находки, мы молчали, не отрывая глаз от её туго обтянутых мини-юбкой упругих бёдер. Остаётся только поражаться, какой эффект способна произвести на мужчину короткая юбка, даже в самом неподходящем месте!

    - Что-нибудь интересное? - спросил Билл, не спуская жадных глаз с девушки и пытаясь унять дрожь в голосе. Шумно сглотнув, он обнял её за талию. Его можно понять. Слишком давно мой друг не знал женщин.

    Сначала Марианн не обратила никакого внимания на прикосновение Билла. Потом вздохнула и, повернувшись к нему лицом, мягко, но решительно сказала:

    - Послушайте, Билл, не надо меня поддерживать - я не упаду, - и, тем не менее, одарила его чарующей улыбкой.

    Билл от волнения не нашёлся с ответом и убрал руку.

    - Всем привет! - раздался голос Тейлы.

    Я невольно вздрогнул, кровь прихлынула к щекам и вискам.

    Её появление было как нельзя кстати - все тут же забыли о неловком эпизоде. С типично женским любопытством Тейла взяла найденную сумочку и принялась в ней копаться.

    В нашей находке не оказалось ничего достойного внимания, и мы продолжили путь к выходу. Как-то само собой получилось, что незаметно мы разделились на пары и отстали друг от друга.

    - Стоп! - Тейла резко остановилась. - Где моя сумка?

    Она не на шутку встревожилась. Её лицо исказил страх. Сумки не было...

    - Надо немедленно вернуться - там были очень важные секретные документы, коды. Кажется, я забыла ее на месте нашей встречи. Она внимательно посмотрела на светящуюся электронную карту:

    - Вот эти две красные точки - это мы. Здесь выход, - Тейла ткнула в голубой квадрат. - А вот тут, кажется, мы встретились, - беспокойно сказала она, указывая почти на самую середину лабиринта.

    - Похоже. Пошли быстрее, на месте сориентируемся!

    Мы почти бежали по извилистым коридорам, вглядываясь в каждый переход, не окажется ли он тем самым; но нет, это были не те места. Сумки нигде не было. Каждый раз, когда Тейла осматривала новый ход, я старался не замечать, как на её лице надежда, жажда найти хоть какой-нибудь утешительный признак сменяется разочарованием и ужасом.

    И почти каждый раз я беззаботно твердил ей:

    - Это, наверное, не то место, но ты не волнуйся, пожалуйста, рано или поздно мы отыщем его.

    - Майкл! Ты не знаешь! Если мы не найдем сумку - это будет стоить нам жизни. Не только нам, но ещё многим другим хорошим людям, - почти кричала она.

    Е состояние невольно передалось и мне. С каждой новой неудачей мы всё больше падали духом и вскоре, задыхаясь от безумного бега, начали сворачивать направо и налево наобум, как попало, в отчаянной надежде найти, наконец, тот тоннель, который нам нужен.

    Я по-прежнему успокаивал её: "всё нормально", но на сердце появилась такая свинцовая тяжесть, что задыхающийся голос утратил беспечность, как будто я говорил, не веря в успех.

    - Вот она! - вдруг радостно взвизгнула Тейла.

    Но уже спустя секунду она горестно вскрикнула. Это была та, найденная нами, чужая сумка. Без сомнений, место было то самое, где мы встретились. Но того, что мы искали, здесь уже не было. В смертельном страхе она прижалась ко мне, всеми силами стараясь удержать слезы, но они текли и текли.

    - Теперь мы пропали! Пропали! - всхлипывая, бормотала Тейла.

    Пряча лицо на моей груди, она изливала в слезах весь свой ужас, все свои страхи, а далёкое эхо превращало её рыдания в язвительный хохот.

    Я умолял её собраться духом, успокоиться. Наконец, когда она изобразила слабую улыбку, я сказал:

    - Милая, надо осмотреть соседние проходы, может, сумка валяется там.

    Опять бег по лабиринту, опять призрачная надежда, похоже, воскресла в наших сердцах. Так уж устроен человек: пока он жив, вера в лучшее снова и снова возрождается в нём.

    Вконец утомлённые, мы уже перешли на шаг, когда я заорал:

    - Смотри!

    Мы рванулись к небольшому предмету, валявшемуся сбоку от прохода.

    - Это она! Она! - в исступлённой радости вскрикивала Тейла, обхватив сумку руками и осыпая её поцелуями. Я радовался не меньше, обнимая и целуя девушку. Слезы счастья текли по её щекам.

    Желая поскорее увидеть, что будет там, я быстро раскрыл сумку. Глазам нашим открылась прекрасная блестящая обивка. Внутри лежала расческа. Но больше ничего там не содержалось. Я машинально достал расческу и тупо застыл.

    - Здесь ничего нет? Этого не может быть! - Тейла была в полуобмороке. - Не может быть! - изо всех сил дико крикнула она ещё раз. Гулкое обезумевшее эхо заметалось по галереям и проходам.

    В этом "не может быть" было столько леденящего ужаса, столько отчаянья и страха, что беспощадная истина - ВСЁ ПРОПАЛО, МЫ ПОГИБЛИ - мёртвым холодом проникла в самую мою душу.

    Я одеревенел. Всё вокруг задрожало и расплылось.

    ...Проснулся я от страха. Привычного уже, нудного, тошнотворного, который часто посещал меня в последние дни. С недоумением осмотрелся. Очередной кошмарный сон... Нет, с этим надо срочно что-то делать, иначе можно свихнуться!

    Было уже почти светло. Я валялся в постели и пока не испытывал ни малейшего желания встать. Громадные окна серели в свете подступающего утра. Расставшись вчера с Тейлой, я пошёл к себе. Но скоро понял, что никак не могу заснуть. Вновь и вновь проигрывал я в мозгу наше прощание: и этот изучающий, серьёзный взгляд любимых глаз, и её жгучий поцелуй. Ворочался с боку на бок, иногда вставал и подолгу смотрел в тёмное небо, совершенно не тяготясь бессонницей: в эти минуты на душе было светло от пьянящей любовной лихорадки, примерно такое состояние бывает, когда выпадает необыкновенная, исключительная удача. Вся жизнь представлялась в новом свете, в те мгновения я верил в возможность счастья.

    Но сейчас, ранним утром, мне было не по себе. Что означает этот сон? Он встревожил меня сильнее обыкновенного кошмара. Значение снов, которое зачастую приписывают им разного рода мистические толкователи, не имеет ничего общего с их действительной сущностью. Чтобы делать правильные выводы, необходимо понимать истинную природу сна, знать принципы взаимодействия сознания и подсознания. Условно говоря, эти два последних понятия по своей роли и значению соответствуют верхушке и подводной части айсберга. Личность идентифицирует себя только в рамках сознания; гораздо большая часть мозга, которая отвечает за подсознание, существует автономно и недоступна. В подсознание складируется вся полученная и обработанная информация; эта скрытая от прямого воздействия собственного "я" часть мозга самостоятельно управляет пульсом, давлением, иммунной системой и многими другими функциями организма.

    Я напряг память, вспоминая всё, что когда-либо изучал и слышал о природе сна. И хотя, для человека проспавшего 200 тысяч лет, мои знания казались достаточно скудными, кое-что мне было известно. Во-первых, это не только отдых, но и работа, осуществляемая в основном подсознанием, направленная на переработку самой различной информации, накопленной за день, с тем чтобы мозг мог быть готов для её восприятия и на следующий день. Сон - сложное неоднородное явление, состоящее их двух чередующихся фаз: спокойной - без сновидений, и активной - со сновидениями. В течение ночи нормальный человек видит 4-5 сновидений со средней длительностью 10-20 минут. Но помнит сон только в случае, если он проснулся не более чем, спустя десять минут после его окончания, или во время сновидения.

    Значение спокойной и активной фаз сна - в количественной и качественной обработке информации. Основная её часть обрабатывается в спокойной фазе сна, а разнохарактерная несовместимая, конфликтная информация, являющаяся частью общего потока информации - сначала в активной фазе сна, а затем, уже в переработанном виде, сортируется в спокойной фазе.

    Взаимодействие между спокойной и активной фазами сна приводит к их многократному последовательному чередованию.

    Некоторые считают сон путешествием "души" в другом мире или её контактом с потусторонними силами. Это полная чушь. Слепые и глухие от рождения не имеют снов с видением или слышанием. Факт, который, если задуматься, говорит об очень многом. Да и вообще, для того, чтобы их "душа" вообще хоть как-то сформировалась, необходимо соответствующее обучение. Его начинают с попытки научить малыша тянуться губами вслед за соской.

    Сны видят и высшие животные. Ученым даже удалось "подглядеть" их - в основном они связаны с едой и охотой.

    Я попытался осмыслить значение своего сновидения, вспоминая подробности. Если попробовать разобрать его с точки зрения психоанализа, то можно предположить следующее: Тейла действительно мне небезразлична; она многое от меня скрывает; нашим жизням грозит опасность; по мировоззрению, в последнее время, ближе ко мне становится Билл, а старый друг Дэн смотрит на окружающее несколько по-другому.

    Пока я, лёжа в постели, рассуждал подобным образом, спокойствие и уверенность в себе возвращались. Психоанализ - великая вещь, жаль только, что я недостаточно владею сей наукой.

    А что значит эта старуха и где я мог её видеть? Я закрыл глаза и попытался вспомнить её во всех подробностях. Сразу в моём сознании возник её образ. Она стояла передо мной, почему-то в одежде XXI века, держа перед собой маленькую старинную сумочку. Черты лица кого-то напоминали. Что-то очень родное... Голова готова была разорваться от усилий вспомнить. Это казалось мне необыкновенно важным. Я неожиданно понял, на кого она похожа - на мою маму!

    Образ казался очень живым и вполне достоверным. Очевидно, мои воспоминания примешались ко сну. В подсознании притаилось чувство вины перед матерью. Я сделал ей больно, оставив её навсегда без поддержки и помощи. Наверное, до самой смерти она грустила и тревожилась о своём сыне, всё же не теряя надежды увидеться с ним. И во сне мой мозг постарался сам себе нанести удар, этим своеобразным наказанием как бы компенсируя возникшее чувство вины.

    Но прошлого не вернуть... Я отогнал эти мысли подальше и постарался сосредоточиться на вчерашнем вечере в исследовательской лаборатории, ощущении при отключении образного, а затем логическо-словесного полушария мозга.

    Неожиданно вспомнил о гипнозе. Подумал, что ведь это тоже как бы сон наполовину. В гипнозе у человека резко повышаются способности, за которые отвечает правое полушарие: он может хорошо танцевать, рисовать, петь. Слова теряют для него предметную отнесенность. Люди в состоянии гипноза не обращают внимания ни на какие логические противоречия (так называемая "логика абсурда"). Тут меня осенило: а что если при гипнозе происходит как бы отключение, "сон" левого полушария или, возможно, части левого и правого полушария, и их функцию берет на себя гипнотизер? В этом случае уже он становится "частью мозга" загипнотизированного человека и поддерживает контакт с оставшейся частью через речь. Тогда становится ясно, почему в состоянии гипноза люди так послушны, но послушны только гипнотизеру!

    Окончательно взбодренный этим открытием, я резко встал и занялся своим обычным комплексом тренировки. Это и подтягивание, отжимание, качание пресса и еще куча других, уже вошедших за многие годы в привычку, упражнений.

     

     

     

    ...Тренировочный лагерь Билл расположил рядом с лесом, в пригороде Луисвилла.

    - Ну и как тебе наши новобранцы? - поинтересовался я, подсев к нему. Через десять минут было намечено построение и вводный инструктаж. Тридцать головорезов, отобранных накануне моим заместителем лично, в ожидании сидели на склоне холма.

    В командирской палатке собрался весь наш экипаж почти в полном составе, за исключением, естественно, Фрэнсиса. Несмотря на мрачное настроение, в котором мы пребывали со вчерашнего дня, парни горели желанием скорее приступить к занятиям со своими новыми подчиненными.

    - Пока - они полные засранцы! - нахмурился Билл. - Вчера мы почти полдня убили, пытаясь отобрать хоть что-то поприличней.

    - Эти-то ещё ничего, - вмешался Дэн. - Там такие типчики были!.. Слюнтяи, наркоманы... Среди этой гнили наши знакомые из "Эскадрона Ада" просто лучшие экземпляры. Кстати, один из них, тот самый Мальчик Смерть сидит там, на холме, - он махнул рукой, указывая предполагаемое направление. - Можешь полюбоваться. Его Билл отобрал!..

    - Ерунда, Майкл! Я из него сделаю человека, - Билл покачал своим на первый взгляд вполне обычным кулаком.

    - У этого громилы кулаки-то покруче будут, - включился в разговор Стив. - Впрочем, не сомневаюсь, против тебя он действительно мальчик!

    Мы вышли на свежий воздух, и Билл приказал новобранцам построиться в шеренгу.

    Заложив руки за спину, он медленно, не говоря ни слова, прошёлся вдоль ряда, внимательно осматривая каждого, иногда ненадолго останавливаясь. Будущие спецназовцы, хотя уже и облачились в защитного цвета пятнистую амуницию (ту самую - "умную", о которой говорила Тейла), выглядели довольно разношёрстно. Прежде всего, благодаря немыслимым разноцветным причёскам и отсутствию единой натренированной выправки. Они пока даже не представляли себе, ЧТО значит стоять в строю по стойке смирно.

    Закончив осмотр, командир спецназа сразу перешел к делу. Представив нас, он довёл до сведения личного состава распорядок дня учебно-тренировочных сборов и прочие необходимые сведения.

    - А мне не нужны ваши занятия, - сказал кто-то из строя. - С автоматом я уже разобрался, да и драться умею.

    - Молчать! - гаркнул Билл. - Первое правило: в строю разговоры, вопросы запрещены! Только если командир сам спросит вас об этом. Тренироваться будут все и до седьмого пота! Вы ещё не знаете, куда попали, но скоро узнаете!

    - Догадываемся, не дети уже, - опять обронил тот же голос.

    - Выйти из строя!

    Нехотя, вразвалочку, от шеренги отделился здоровенный детина. Билл отобрал довольно крупных парней, но этого можно было назвать просто великаном. Немного выше Мальчика Смерти, он, кроме всего прочего, имел широкие квадратные плечи и увесистые, с полголовы, кулаки. Виски его были бриты, а яркие оранжевые волосы высокой шапкой стояли на макушке.

    - Как зовут?

    - Машина, - флегматично ответил он, не переставая что-то жевать.

    - Ну и прозвища у вас! - Билл поморщился. - Ладно, чёрт с вами, называйтесь, как хотите. А вот причёски у всех будут одинаковые - приказываю сегодня же побриться наголо!

    Недовольный ропот прошелестел по шеренге.

    - А если мы не согласимся? - спокойно поинтересовался Машина. Видимо, он уже почувствовал себя неформальным лидером.

    - К завтрашнему утру несогласных не будет! - Билл криво усмехнулся. - Это я вам обещаю. А тебя, Машина, как особо активного, ждёт специфическая программа закалки. В моём лагере жизнь мёдом не покажется. Предупреждаю: будет тяжело, очень тяжело. Временно вы отупеете от сверхнагрузок, перестанете соображать, кто вы и зачем вы. Главная задача - довести все новые приемы и знания до автоматизма, чтобы в деле голова была свободная. В конце концов, вы будете меня благодарить. Пройдет год-другой, и на Земле вам не найдётся равных. Впрочем, первые сдвиги вы ощутите уже через пару недель. А через какое-то время вы станете самыми крутыми парнями. Один наш диверсионный взвод специального назначения сможет справиться с целой армией. Я научу вас жрать гвозди и задницей метать молнии, вы сможете высосать глаза противника через нос! Правда... прежде кое-кто может оказаться на больничной койке... или на том свете... Вопросы есть? Вопросов нет! - Ответил он сам себе. - А теперь вольно, прошу садиться вот здесь, по склону. Сейчас перед вами выступит заместитель главы Сил Сопротивления Майкл Пирсон.

    Я обрисовал "курсантам" цели и задачи спецподразделения. Объяснил, что в подготовку, кроме общей физической тренировки и рукопашного боя, войдут специфические учебные программы: диверсионное дело, включая приёмы и методы маскировки и конспирации в городе противника, ориентирование и выживание в естественных природных условиях, техника рейдов по тылам противника, минно-подрывное дело, техника владения холодным и огнестрельным оружием, поведение на допросах и в плену, специфика и способы побега, и ещё много чего разного. Большую часть перечисленных разделов военно-диверсионного искусства я и сам недостаточно хорошо знал, хотя и проходил в своё время упрощенный курс спецподготовки. Здесь все карты в руки Биллу - по роду своей профессии он до тонкостей изучал эти премудрости в разведшколе.

    - Самое важное для спецназовца - это умение действовать в экстремальной ситуации и несгибаемая воля, боевой дух, - напутствовал я в заключение. - И ещё. Любой приказ каждого из нас, - я обвёл взглядом свой экипаж, - должен стать для вас неукоснительно выполняемым законом. Даже если командир сойдёт с ума, и ни с того ни с сего, отдаст приказ застрелиться!

    Слегка ошарашенные такой концовкой, новобранцы сидели молча.

    - А теперь я хочу продемонстрировать, что должен уметь делать голыми руками подготовленный диверсант, - сказал Билл. - Есть добровольцы, желающие со мной немного размяться?

    Поднялся Машина и ещё четверо бугаев. Видимо, помня о преподнесённом недавно уроке, Мальчик Смерть тихо сидел в стороне.

    - Ты и ты, - Билл ткнул пальцем в Машину и Мальчика. - Разрешены любые приемы: никаких правил. Начали!

    Двоё громил принялись осторожно обступать Билла. Он был на голову ниже каждого из них. "Курсанты" с улыбками перешёптывались, все они не сомневались в преимуществе своих собратьев и недоумевали по поводу поведения командира.

    Но, вопреки их ожиданиям, началось невообразимое. Билл заметался в невероятных прыжках и пируэтах, нанося удары ногами и руками в голову, грудь, живот, пах своих противников. Он то бросался на одного, то налетал на другого, перекатывался через спину и вновь вскакивал. Они просто ничего не успевали сделать. Неповоротливые и флегматичные здоровяки только месили руками воздух и стойко принимали всеми возможными местами такие удары, какие давно бы уложили любого среднего человека. Уследить за всеми подробностями схватки оказалось нереально. Просто спустя некоторое время рухнул Мальчик, а ещё через несколько секунд - Машина.

    Среди воцарившейся гробовой тишины кто-то смачно выругался. Случившееся стало настоящим потрясением для новобранцев. Казалось, лица у всех побледнели, вытянулись. Билл распорядился оказать первую помощь пострадавшим. На них плеснули воды, поднесли к носу ватку с нашатырем, и оба пришли в себя.

    Когда шкафоподобные парни на подгибающихся ногах встали, на них было жалко смотреть.

    - Отныне на две недели можете забыть, как вас звали раньше, - громко, в мёртвом безмолвии объявил им Билл. - Его на это время, - он указал на Мальчика Смерть, - всем приказываю называть просто Мальчик. А вот этого, - Билл кивнул на Машину, - Лом.

    Новонаречённые Лом и Мальчик стояли, слегка покачиваясь, обалдевшие, пришибленные: лица, перекошенные от боли и унижения, невидящие глаза широко раскрыты.

    - Свои старые имена придётся ещё заслужить, - продолжил Билл. - Через две недели я лично приму у вас экзамен. Садитесь.

    Неверными шагами двоица пробирается на свои места. Общее движение. Все головы поворачиваются, провожая их.

    - Всем вам тут необходимо понять: хоть вы и здоровые, крепкие парни, настоящие солдаты, но... Одно дело геройски сражаться и, возможно, умереть за свою идею, и совсем другое - вдесятером, без шума и пыли нанести врагу тот же ущерб, что и от целой армии. Все свободны. Отдых один час.

    "Здорово он их обламывает, - отметил про себя я. - Похоже, Билл прирожденный учитель. Да, один из талантов командира-учителя это, с учениками быть своим парнем, но к которому хочется обратиться на Вы".

    После лёгкого обеда началась физическая подготовка. Каждый член нашего экипажа, хотя и был неплохо натренирован во время сна в анабиозе, не упустил возможности лишний раз проверить свою физическую форму. Вместе со всеми с полной выкладкой мы бежали пятнадцатикилометровый кросс, форсировали водные преграды, спотыкаясь на подводных речных корягах и камнях, вместе со всеми чертыхаясь и матерясь, вытирая пот с лица, мечтали о долгожданном привале.

    Добежав дистанцию до конца, я свалился на траву. Отбросив автомат, отяжелевшими руками расстегнул ворот униформы и жадно приник к фляжке, шумно глотая холодную воду. Затем, вытерев заливающий глаза едкий пот, откинулся на спину. Кровь гулко пульсировала в висках, отдаваясь давлением в глазных яблоках. Хотелось только лежать, не двигаясь и, постепенно обсыхая после невольного купания, смотреть в голубое небо с медленно плывущими белоснежными облаками.

    Задыхаясь, с хрипением втягивая измученными легкими воздух, недалеко от меня рухнул Мальчик. Он лежал, не двигаясь, лицом вниз. Ни до чего ему не было дела - похоже, он отключился.

    Нам было явно легче, чем новобранцам. Стив ещё ухитрялся подшучивать над ними срывающимся, впрочем, голосом:

    - Ничего страшного, господа! Всего лишь лёгкая разминка. Скоро можно будет начинать серьёзные тренировки... Скажите спасибо, что пока не надо тащить раненых, да и погода такая теплая, хорошая.

    Понимая, что людям нужно дать прийти в себя, Билл объявил, что остаток дня и вечер будут посвящены теоретической подготовке. Тема занятий - разведка и диверсии в тылу противника.

    И странное дело, опять никто - ни я, ни Дэн, ни Стив не покинули лагерь, не занялись своими проблемами, а, усевшись рядом с Биллом на вынесенную на лужайку специально для командного состава скамейку, внимательно, ловя каждое слово, слушали его лекцию.

    Я открыл для себя много нового, порой даже неожиданного. Например, мне всю жизнь казалось, что для успешной деятельности разведчика важнейшую роль играет ум, который состоит из двух главных составляющих: логических способностей и памяти (гуманитарные способности). Оказалось, в этой профессии важнее другое. Самое главное для разведчика - иметь очень контактный характер, обаяние, быть разговорчивым, уметь вызывать доверие. В идеале, если ты разведчик, то должен суметь, если будет надо, подойти к первому попавшемуся человеку, будь то мужчина или женщина, старик или ребенок, заговорить с ним и настолько понравиться, что этот первый встречный выполнит любую твою просьбу - выложит необходимую информацию или к примеру, в конце концов, пригласит к себе домой переночевать.

    Даже если при этом разведчик окажется не шибко сообразительным, он может успеть выполнить свою задачу прежде, чем его загребут. А вот в обратном случае - умный, но не контактный - задача может оказаться невыполненной. Больше того, слишком умный шпион - это плохо: он заметно выделяется на фоне всех. Хотя, конечно, хорошая память и образованность для коммуникабельности играют колоссальную роль.

    Поэтому по мере убывания значимости способностей для "идеального" разведчика их следует располагать так: контактность, обаяние - относятся к свойствам психики, и поэтому их можно с помощью специальных тренировок в определенной степени развить; хорошая память; желательна неплохая логика.

    Билл всё рассказывал и рассказывал. Курсанты слушали его с раскрытыми ртами, в полной тишине, если не считать убаюкивающий шелест соседнего леса. Но, несмотря на усталость, спать никому не хотелось.

    - При скрытом проникновении в город противника диверсионного отряда ну, положим, из сорока человек, для последующих проведений терактов, следует, прежде всего, хорошо замаскироваться, - инструктировал спокойным голосом Билл. - Для этого на подходе к городу необходимо переодеться и рассредоточиться. В город прибыть по одному, максимум по двое, желательно с разных сторон.

    Что делать нельзя? Нельзя останавливаться в гостиницах, в сдаваемых комнатах и в прочих местах, где останавливаются обычные приезжие граждане. Иначе спецслужбы неприятеля засекут ваше прибытие и предпримут контрмеры.

    - Простите, учитель, - обратился к Биллу один из слушателей. Они, потрясённые его умением драться, уже называли Билла на древний манер - учителем. - Но где же тогда ночевать? У родственников и знакомых? А если их нет? Или в каком-нибудь порту, вокзале, притоне? Но так долго не протянешь!

    - Ни в коем случае! Родственники и знакомые знают вас, могут о чём-то догадываться, у них, как правило, "длинные" языки. Подчас, даже не желая вам вреда, они ненароком обронят нечаянную фразу, которая будет стоить вам жизни и, возможно, самое главное, подчеркиваю - самое главное, приведет к срыву задания. Порт, вокзал, притон или другие злачные места также исключены. Все они находятся под контролем. Там всегда полно осведомителей и секретных агентов.

    Кто рискнет ответить, что же нужно делать в такой ситуации? - Билл, улыбаясь, обвёл взглядом присутствующих. - Как же прожить в незнакомом городе отряду бравых молодцов в сорок человек незамеченным для спецслужб врага ну, допустим, месяц?

    Вопрос моего заместителя повис в воздухе. Желающих попытаться внести ясность не находилось. "Ну, не приставать же к прохожим с просьбой пустить переночевать?! - подумал я и, вздохнув, закинул ногу на ногу. - Пожалуй, это слишком. Абсурд даже для "идеального" разведчика".

    Выждав необходимую для усиления эффекта паузу, Билл сам ответил на свой вопрос. Оказалось, что диверсанты должны условно разделиться на две примерно одинаковые группы. Одна половина наиболее смазливых и опытных в любовных похождениях ищет одиноких женщин и втирается к ним в доверие.

    - На соблазнение не следует жалеть денег и комплиментов - как правило, это действует безотказно, особенно если она не красавица и уже в возрасте, - говорил Билл, - желательно даже влюбить дамочку в себя по уши, но самому - ни-ни! Только чистый секс! Всегда следует помнить о своей главной цели: выполнении поставленной задачи.

    Другие, как он объяснил, идут к винным магазинам, кафе или барам. Их задача - поиск алкоголиков, по возможности ещё имеющих собственные квартиры. Необходимо подружиться с ними, не жадничать, выполнять пожелания клиента. В обоих вариантах можно прекрасно устроиться и жить в чужих квартирах, не привлекая внимания и практически бесплатно, впрочем, последнее не имеет для диверсантов особого значения.

    - Нельзя только слишком уж сорить деньгами - вас заметят, что может плохо кончится, - закончил эту тему Билл.

    Он ещё много чего поведал нам весьма неожиданного и любопытного, и я даже не обратил внимания, как наступил поздний вечер. И только устало направляясь в темноте к своей палатке, я вспомнил Тейлу. Что-то защемило в груди, руки сами потянулись к коммутатору. Она сейчас не спит. Иначе быть не может.

    Тейла сразу подошла к аппарату. Услышав так близко её теплый, низкий спокойный голос, я до того разволновался, что сначала почти не мог говорить. Её задумчивые глаза были устремлены на меня. Я чувствовал себя как в лихорадке. С трудом овладев собой, я рассказал ей о сегодняшнем дне, о нашем лагере. Она внимательно слушала, не перебивая.

    - Хочешь, я всё брошу и приеду к тебе? - сказал я. - Сходим куда-нибудь или просто посидим, поболтаем.

    - Не стоит, Майкл. Я очень устала, ты тоже. И вообще... Думаю, по крайней мере, до того как Сопротивление покинет Луисвилл, нам не надо встречаться. Если хочешь, можно общаться по коммутатору...

    Она замолчала. Я чувствовал её дыхание. В полумраке она сидела в кресле, положив руки на подлокотники, отведя взгляд куда-то в сторону, и молчала.

    - Ты ещё слушаешь? Не обижайся, Майкл.

    - Всё в порядке. Я и не обижаюсь. Иногда разлука только укрепляет чувства.

    - Расскажи мне ещё что-нибудь о своём времени, друзьях, приключениях, - попросила она. - Как чудесно тебе жилось тогда...

    Я задумчиво смотрел на неё. Лицо девушки стояло передо мной, красивое, молодое, полное ожидания... По счастливой случайности меня занесло сюда. Я слишком старомоден, возможно, даже кажусь ей диким в своих порывах, иной раз выгляжу смешным... Достаточно слабого дуновения - и она перестанет замечать, вспоминать меня. Я должен постараться удержать, завоевать её внимание... И я принялся расписывать, как насыщенно и интересно жил тогда, о преданных друзьях, о сказочных приключениях, подстерегавших буквально на каждом шагу. Вымысел причудливо смешался с правдой. В свою жизнь я добавил приличную порцию блеска, чтобы не лишиться необъяснимо вспыхнувшей надежды на счастье, не потерять интереса к себе со стороны этой загадочной, прекрасной девушки.

    - А где живут твои родители? - вдруг спросил я.

    - О, они живут далеко отсюда. Я редко их вижу. А твои... - она смутилась, поняв, что допустила оплошность. - Хочешь узнать, что я делала сегодня?

    - Расскажи, - попросил я.

    Тейла заговорила, но скоро я перестал вникать в смысл слов и только слушал её голос, смотрел на неё. Вдруг мне почудилось, будто меня обдала нежная волна тепла, полная грёз и тоски. Я по-прежнему сидел в своей палатке, но больше не замечал её стен - вокруг было ночное лето, ветер, нашептывающая о чём-то своём, высокая трава. Голос умолк. Я глубоко дышал.

    - Как хорошо поболтать с тобой, Тейла. Ты не будешь против, если я буду часто звонить тебе?

    - Звони, - ответила она, улыбнувшись.

    ... Каждый день, с утра до вечера, а часто и ночь напролёт, Билл с нашей помощью превращал бывших подонков и бандитов в подчиненных железной дисциплине супервоинов.

    Бесконечные кроссы, полосы препятствий, боевая подготовка со стрельбой, рукопашный бой, ночной штурм укреплённой позиции, занятия по диверсионному делу и многое другое. И так каждый день, с небольшими перерывами для отдыха, до одеревенелости мышц, до отупляющей усталости, до полного остервенения, до тошноты. Не все были готовы морально, да и физически к таким сверхнагрузкам. Восемь человек пришлось отчислить из спецотряда.

    Я не выезжал из лагеря и выматывался почти так же, как курсанты. И только ночью, если выдавалась вдруг спокойная, с трудом преодолев почти необоримый сон, звонил Тейле, а иногда сидел рядом со своими друзьями по палаткам или у костров, потягивая вино или пиво и рассуждая о превратностях жизни.

    Самый большой всеобщий интерес вызывали теоретические занятия. То, что рассказывал Билл, оказалось настоящим откровением для курсантов, впрочем, и на меня многое производило впечатление. Ошеломляющей неожиданностью стал для рафинированных людей будущего сам факт способности выжить в лесу, даже без таких вспомогательных средств, как зажигалка и оружие.

    Билл учил, что наиболее важным фактором в таких условиях является воля к выживанию и смекалка. Воды и пищи в зоне умеренного климата сколько угодно.

    - Все, что бегает, ползает, летает и плавает - съедобно! - говорил он. - Каждое третье растение съедобно! Но запомните: всё это, прежде чем есть - обязательно варите или тушите, жарьте. Самым страшным врагом в битве за выживание являются: в пустыне - отсутствие воды, за полярным кругом - отсутствие тепла, а в нормальных условиях - болезни. Бактерии и вирусы повсюду - в телах животных и особенно паразитических насекомых, в воде. Очищает от них только спасительный огонь. Сырыми можно есть лишь обитателей морей и океанов. Когда имеются подозрения по поводу съедобности какого-либо растения или плода, попробуйте съесть небольшой кусочек и выждать восемь часов. Если отравления не произойдёт, значит, это растение можно употреблять в пищу, а вообще лучше наблюдать за птицами: то, что едят они - сможем есть и мы.

    Съедобны кузнечики, личинки жуков, муравьи, другие насекомые; лягушки, змеи, ящерицы, черепахи, улитки, моллюски, рыбы; птицы и их яйца на всех стадиях развития; все млекопитающие, включая таких, как мыши, крысы, ежи и так далее. Правда, далеко не все твари божьи обладают приятным вкусом, но вы ведь будете их есть не в ресторане.

    Особое оживление вызвала у курсантов живописно обрисованная Биллом картина очистки грызунов от опасных для человека (в смысле переноса заразы) блох: необходимо развесить убитых зверьков на дереве и не притрагиваться к ним, пока их трупы не окоченеют. Блохи водятся - только на теплых телах! Впрочем, даже после избавления от блох шкурку необходимо перед приготовлением снять, что также относится и ко всей прочей живности.

    - Вы кошек не любите? - вставил Стив. - Херня, вы их просто готовить не умеете! Клянусь на стопке сочинений Чейза, что через месяц вашим любимым блюдом будет варёная кошка... Берём немного коры дубовой...

    Мы всё, включая Билла, лишь от души посмеялись. Затем "Учитель" продолжил:

    - А для ловли рыб используются самодельные снасти. Крючки делают из проволоки, гвоздей, сосновых веток, костей. Леску - из заплетённых волокон коры дерева или одежды. В мелких реках устраивают запруды-ловушки, блокировав их поперек течения кольями и ветками. Скучившуюся у изгородей рыбу можно ловить руками или глушить палкой. Для ловли крупных животных и птиц устраиваются разнообразные деревянные капканы и ловушки, многие из которых мы уже изготовляли на практических занятиях.

    Всю употребляемую для питья воду необходимо очищать специальными таблетками, а при их отсутствии кипятить. Понятно, что добывание огня в подобных условиях становится первостепенной задачей. При отсутствии зажигалки легче всего добыть огонь с помощью линзы. Объектив фотоаппарата, линза от бинокля, наконец, прозрачная, заполненная водой бутылка могут быть использованы для фокусирования солнечных лучей на легковоспламеняющиеся вещества (веревка, лоскутики одежды, сухие листья, пух и т. д.). Второй доступный способ разведения огня - высекание искр от удара камнем о металл или камнем о камень. Если искр мало или вообще нет - обычно подбирают другие камни. Сноп искр надо направить на хорошо возгорающиеся вещества...

    В общем, для будущих спецназовцев занятия оказались увлекательнейшим, исключительно интересным делом. Они менялись буквально на глазах: расхлябанность и лень уступали место подтянутости, железной дисциплине, беспрекословному повиновению, основанном прежде всего не на страхе, а на уважении и преклонении перед достигшими высочайшей ступени военно-диверсионного искусства командирами...

    Текли тяжёлые дни. Я выматывался полностью. В свободное время, я старался общаться с Тейлой, но это не всегда получалось, и не только по моей вине - случалось, и она была слишком занята. Я с трудом представлял, чем она живет, и изредка мрачно думал, что Тейла давным-давно ускользнула от меня, что всё прошло и я ей теперь не интересен. Мне иногда казалось, что после нашей разлуки прошла целая вечность, и тогда я не верил, что смогу завоевать её сердце. В такие минуты, полные тягостной тоски, я в одиночестве выпивал бокал вина, а затем, как убитый, заваливался спать.

     

     

     

     

     

     

     

    Глава шестая.

     

    Сокрушительная лавина

     

     

     

     

    Утро выдалось ветреное и солнечное. Толпы борцов против ИИ сгрудились на огромном поле за пределами города, на окраине густого леса. Здесь было назначено место всеобщего сбора. Мне показалось, люди были несколько взволнованы. Сегодня, через какой-нибудь час, мы начинаем бросок на северо-восток, великий поход к Океану, к ИИ Земли. Сегодня - особый день!

    Боевые отряды нашего Сопротивления за последнее время многократно увеличились и состояли уже из двух тысяч человек. Эта цифра ещё очень далека от предела: ежедневно подтягивались всё новые и новые добровольцы со всех концов планеты - весьма разношерстная публика, от фанатиков до уголовников. Подавляющее большинство из них были с оружием усыпляющего действия, но и того количества автоматов, что дали мы, для разгрома почти безоружного противника было вполне достаточно.

    На бетонной площадке, по соседству, находились десятки огромных грузовых машин, специально подготовленных для быстрой переброски нашей армии в заданный район. Летательные аппараты мы не могли использовать по той простой причине, что, по соображениям безопасности, всё воздушное пространство с незапамятных времен контролировали ИИ. Они отслеживали перемещения одновременно миллионов единиц воздушного транспорта и обладали возможностью, при необходимости, автоматической коррекции курса по своему усмотрению. Для нас это могло означать только одно - воздушное судно быстро бы превратилось в братскую могилу.

    Тут же, в сопровождении своей свиты, находился Джо Райт. Рядом располагалась группа операторов, снимавших происходящее.

    Я внимательно посмотрел на лицо Джо. Он готовился к напутственной речи перед собравшимися, как готовится какой-нибудь популярный ведущий к своему шоу - его рот то кривился в улыбке, то беззвучно шевелился.

    Когда все выстроились колоннами и застыли по стойке смирно, он, взойдя на возвышение, поднял голову и, словно впервые заметив свою армию, обвёл её медленным взглядом. Выпрямил спину и ставшими вдруг суровыми глазами властно посмотрел на нестройные ряды, словно он великий вождь - повелитель непобедимых воинов. "Тоже мне, Наполеон нашёлся! - я слегка поморщился. - Марионеточный болванчик! Ничьи мозги в него влезть не могут, но зато как щёки надувать умеет!".

    Неясный ропот прошелестел по колоннам, и Джо Райт поднял руку, призывая к абсолютной тишине.

    - Парни! Вы добровольно встали под знамёна нашего Сопротивления, - начал он. - Мы все готовы пожертвовать жизнью ради великой идеи! Мы, наконец, заслужили своё непобедимое оружие и готовы показать, как можем применить его! И хотя нас немного, с его помощью и с помощью Высших Сил мы в состоянии сокрушить поработивший и отравивший сознание многих людей ИИ Земли! - в его голосе звучало напряжение. Немного нервничая, облизывая губы, он пристально смотрел на новоиспечённое войско. - Необходимое условие успеха - быстрота. У нас всего один месяц, от силы два. Поэтому я призываю вас не отвлекаться на незначительные побочные цели. Нам предстоит взять Вашингтон, а затем Нью-Йорк.

    Мелкие города будем по возможности обходить. После захвата ИИ Земли Сопротивление возьмёт власть во всех городах и вернёт контроль над планетой её настоящим хозяевам - людям!

    Он всё говорил и говорил. Люди переминались с ноги на ногу, и я чувствовал, как на смену их беспокойству постепенно приходит воодушевление и уверенность. Кто-то крикнул: "Мы ничего не боимся!" Другие одобрительно зашумели.

    - Я благодарю вас за мужество, рассчитываю на вашу храбрость и самоотверженность! - продолжил Джо Райт. Он чуть помолчал. - Теперь, после случившегося с ИИ Луисвилла и его одурманенными защитниками, у нас нет другого выхода - только идти вперед, до победного конца и сражаться! Мосты сожжены, Рубикон перейден!

    Не хочется видеть, как умирают люди... Но что остается делать? - Джо сделал паузу, как бы давая всем возможность сообразить, что именно остается делать в подобных случаях. - Я заявляю о нашем намерении восстать из рабства и образовать новое независимое государство на планете Земля! Государство людей и для людей!

    Кто-то в толпе заорал:

    - Да здравствует Джо Райт!

    Как один, две тысячи человек заскандировали:

    - Джо Райта в президенты! Джо Райта в президенты! Джо Райта в президенты!

    Вскоре крики стихли, и колонны разделились, направляясь к своим машинам. Я с ребятами должен был ехать в отдельном грузовике, в кузов которого мы предварительно загнали наш броневик. На нем сложно было бы угнаться за колонной, да и горючее к нему раздобыть непросто. Следом за нами, в своей машине, поедет наш спецназ. Тейлу я пока не видел. Кажется, она должна находиться в свите Джо Райта.

    Глухо на низкой ноте зарычали десятки мощных двигателей. Этот внушительный и в тоже время не очень громкий рокот заполнил всю гигантскую площадку, как бы демонстрируя нашу силу и мощь.

    Сидя в мягком кресле выделенного нам транспортного грузовика, я с тяжёлым чувством смотрел на плавно разворачивающиеся, злобно поблескивающие в лучах утреннего солнца пластиковые махины серо-стального цвета. На фоне дрожащих на ветру зелёных листьев, они казались безжалостными монстрами, готовыми сокрушить, растоптать всё вокруг. Меня вдруг пронзила острая, режущая боль: я понял, что обратного пути уже действительно нет, что Рубикон перейдён и море крови неизбежно.

    Колонна машин набирала скорость, удаляясь всё дальше. Гулкий рев, отталкиваемый отовсюду звуками просыпающегося леса, несся вдогонку за нами. Порывы ветерка ласкали травы и цветы, тихо играли ветвями. В это великолепное утро лес на глазах оживал, ему до нас не было дела.

     

     

     

    На большой скорости мы двигались вслед за десятками других машин по узкой лощине, склоны по сторонам которой поросли соснами. Косые солнечные лучи пробивались сквозь деревья, создавая рябящую в глазах чересполосицу света и тени. Как красива, как девственно нетронута природа этих мест! От постоянного в последние дни недосыпания, убаюкиваемый приятным покачиванием, я клевал носом.

    - Кому как, а лично мне нравится это время, - сказал Дэн, ни к кому не обращаясь.

    Билл и Стив подобно мне в полудрёме смотрели на мелькавший за окнами пейзаж. Машиной управлял автопилот, и можно было расслабиться. Все молчали, думая о своём.

    - Жизнь от трехсот лет! Компьютерная псевдореальность! Всё есть! Какое зелёное великолепие вокруг! Те площади, что раньше занимало сельское хозяйство, сегодня в основном засажены лесом, - продолжил Дэн. - В наше время, будущее в боевиках почему-то любили изображать как грязную разруху с толпами оборванцев. А ведь мы ещё не знакомы с большинством достижений науки. Ещё очень многое не видели!

    - Догадываюсь, почему будущее некоторым кинорежиссерам виделось в развалинах, - я лениво зевнул. - Не надо ничего выдумывать и какие дешёвые декорации!

    - Самое главное, что мы увидели - людей, - хитро прищурившись, произнес Стив. - Они почти не изменились. Не очень сильно сместилась от нашей и мораль. А здешние девочки стали ещё красивее...

    Время в дороге идет быстро. Мы обсудили моду, архитектуру, уклад жизни будущего, уже ставшего нашим настоящим.

    Прямо на ходу пообедали весьма изысканными деликатесами. В багажном отделении хранился большой и разнообразный по ассортименту запас продовольствия. Здесь было почти всё: от даров моря до неведомых нам блюд, приготовленных из созданных, за время нашего отсутствия на планете, животных. То же касалось фруктов и овощей. Правда, спиртного среди всего этого праздника чревоугодия не было, но у нас имелся свой НЗ, и мы опрокинули по бокалу чудесного вина. Искристое, рубинового цвета, оно теплом разлилось по телу, поднимая настроение и развязывая языки.

    Постепенно разговор перешёл на одну из самых волнующих тем: мы ли виноваты в возникшей войне и на ком будет лежать ответственность за тысячи, а может, миллионы погибших людей.

    Мнения разделились. Дэн, поддерживаемый Стивом, считал, что, собственно, от нас ничего не зависит. Мы всего лишь песчинки в этом мире, и если судьбе было угодно распорядиться подобным образом, значит, в этом есть необходимость. Раз уж война началась, следовательно, так надо Истории.

    - Думаю, мы всего лишь раньше срока инициировали войну, которая всё равно исторически назревала! - я старался сохранить спокойствие. - Ведь Сопротивление существовало до нашего появления. Но вот ответственность за смерть и разрушения целиком ложится на нас. От нас во многом зависит, как вести боевые действия, какое применять оружие.

    - Сейчас не до церемоний, - вмешался Стив. - Цель оправдывает средства!

    - А тебе не кажется, что воевать против своего народа, а не только против ИИ, с нашими возможностями, это... Даже не знаю, как назвать, - Билл нервно постукивал пальцами по оконному стеклу. - Мало, что предательство, так и подлость же какая! Против не знавшего войн народа, против безоружных интеллигентов - варварским смертоносным оружием! Ядерный же удар - это вообще..., - он сокрушенно вздохнул.

    - Конечно, перегиб! Но в целом это освободительная война, - закончил фразу за Билла Дэн.

    ...Как ни старались все члены экипажа сохранить хладнокровие, ничего не получалось. Периодически эмоции брали верх, и тогда о них разбивались все доводы рассудка, даже глубоко логически обоснованные, базирующиеся на фактах.

    Автопоезд шёл по дороге между почти сплошными лесами; промелькивали подсвеченные уже закатным солнцем то мачтовые сосны, то глухие заросли тёмной лиственной зелени. Лишь изредка мимо проносились теплицы и промышленные постройки. Ослепительно алый кругляк солнца неподвижно висел впереди, между светло-серыми лохмотьями облаков и зыбкой линией горизонта.

    Наконец машины остановились рядом с вполне подходящей для временной стоянки поляной. Наш экипаж ехал с комфортом, но большинство грузовиков были забиты до отказа, и краткий отдых оказался просто необходим.

    Скоро всё вокруг заполнилось суетящимися людьми. Кто-то устанавливал походные надувные домики, кто-то перетаскивал вещи, продукты, некоторые просто разминали мышцы - больше всего это походило на картину растревоженного гигантского муравейника.

    Лагерь был разбит всего за полчаса. Джо Райт выставил боевое охранение.

     

     

     

     

    - Привет! - сказала Тейла. - А я ждала твоего звонка!

    Всё это время она вместе с Ларри, Ковбоем и другими ехала в свите Джо Райта.

    - Кажется, пора отвыкать от дурной привычки звонить по поводу и без повода, - широко улыбаясь, ответил я. - Надо быть естественней. От нашей машины до вашего домика всего двести метров. Ну на поиски ушло минут десять... Если ты свободна, пойдём прогуляемся немного по лесу. До захода ещё есть часок.

    Я внимательно посмотрел на Тейлу. На ней была военная защитная униформа. Серая пятнистая майка и такие же мышиные штаны, плотно облегали её, подчеркивая изящную фигуру. Лицо порозовело, глаза сияли. Я уловил и запах её духов - нежный, чуть терпковатый, с тонким цветочным мотивом.

    - Ты великолепно выглядишь - военная форма тебе очень идёт, - мой комплимент заставил её благодарно улыбнуться. - Кстати, серо-синяя защитная форма предназначена для боевых действий в городе, а зелёно-коричневая - в лесу. Не перепутай!

    - Спасибо. Буду знать. А вообще, эта форма довольно удобна и эстетична. Правда я ещё не привыкла и несколько неловко себя в ней чувствую. - Она отвела глаза. - Извини, Майкл, сейчас я не могу с тобой гулять.

    - Не можешь? - я смотрел на неё непонимающе.

    - Мне нужно кое-что сделать. Видишь, в чём польза коммутатора: если б ты сначала позвонил, то не пришлось бы меня искать.

    - Ну ладно. Ничего не поделаешь, - сказал я. - Позвоню тебе позже.

    Я немного расстроился. Этот чудесный вечер терять было жалко, и я решил немного побродить по окраине леса один.

    Под кронами вековых двухобхватных сосен уже царил полумрак. Было совсем тихо и настолько спокойно, величественно, что мне вдруг, на какой-то миг, страстно захотелось построить в этом лесу домик и остаться здесь навсегда. Забыть о грязной войне, которую мы затеяли и больше не возвращаться в лагерь странных, вечно суетливо гомонящих и копошащихся людей.

    Я не спеша достал сигареты и закурил. Солнце уже почти село, и его пологие лучи не пробивали частокол деревьев. Но всё же, было ещё не так темно. Воздух стоял неподвижно, чистый и свежий. По листьям кустарника спешила по своим делам пестрая мохнатая гусеница. "Что может быть красивей естественной природной красоты? В чём её высший смысл? - подумал я. - Восход и заход солнца, дожди, радуги - для кого всё это? Зачем была бы нужна красота, если на неё некому было б смотреть? Хотя, скорее всего, это относительное понятие. Мой мир кажется мне сказкой, а кому-то, возможно, совсем наоборот". Я простоял так, наверное, не меньше получаса, ни о чём особенно не думая, вдыхая пахнущий сырой землей и травами воздух, потом, словно очнувшись, побрел в сторону лагеря.

    Что это? Я встал как вкопанный. Прямо впереди, метрах в тридцати, шли Тейла и Ларри. Она смотрела на него и улыбалась. Ларри что-то оживленно говорил ей, а она кивала в ответ.

    Я, ошарашенный, стоял не двигаясь. И тут я понял: они прекрасно подходят друг другу, я пытался занять не своё место. Ларри! Меня словно молния ударила. Она сама говорила, что когда-то он был её парнем. Он свой в этом мире. Я уже старик, мне осталось совсем немного, а ему ещё жить и жить! Она знает Ларри очень давно и, возможно, до сих пор любит его. Эта девушка вообще не для меня! Кто я такой? Жалкое ископаемое! Ни на что, кроме войны, не годный в этом мире, старый баран! "Надо поставить точки над i", - подумал я и, движимый мрачным любопытством, решил подойти к ним.

    Завидев меня, они как будто смущённо замолчали.

    - Привет, Майкл! - первым сказал Ларри.

    - Привет! - я злился на себя за свою наивность, но старался не подавать виду. - Хорошая сегодня погода.

    Тейла испытующе посмотрела на меня. Казалось, она растерялась.

    - Да, прекрасный вечер, - видно, Ларри тоже чувствовал себя не в своей тарелке.

    - Ну ладно, - вдруг сказал он, - мне пора идти. Полно срочных дел...

    - Как давно ты знаешь, Ларри? - поинтересовался я, когда он ушел. - Сто, двести лет?

    - Давно. Но какое это имеет значение?

    - А что ты имела в виду, когда говорила, что вечером будешь работать? - продолжил я с издевательской теплотой в голосе, наслаждаясь её замешательством.

    - Понимаешь... Ларри такой... Вечно у него спешка, всё делает в последний момент! Ведь мог бы перенести встречу на завтра!

    - Ты хочешь сказать, что у вас была деловая встреча? - Я криво улыбнулся. Я не верил ни одному её слову. Это просто отговорка. У них был совсем не деловой вид. Какая может быть деловая встреча вдвоем в вечернем лесу? Она не желает быть искренней.

    - Серьёзно, чисто деловая встреча. Мы обсуждали последовательность операций по блокированию ИИ Вашингтона. Очень важный вопрос. Представляешь себе?

    - Нет, - я поморщился. - Этого я себе не представляю...

    - Время ещё есть, - она виновато улыбнулась. - Можно ещё немного погулять.

    Я нехотя согласился, просто чтобы не выглядеть слишком уж безнадежным ревнивцем. В конце концов, вполне вероятно, что жить с несколькими мужчинами одновременно у них в порядке вещей. Усталость и опустошенность навалились на меня.

    Мы не спеша, пошли вдоль кромки леса. Небо потихоньку начало густеть, наливаясь тёмной синевой.

    - Здесь чудесно, а какой свежий воздух, - начала она. - Кажется, скоро пойдёт дождь.

    - Скорей бы он пошёл, - ребячливо, назло ей, проворчал я. - Нет ничего лучше "купанья" в струях тёплого дождя.

    Она только рассмеялась и принялась говорить что-то о неких искусственных причудливых лесах, созданных фантазией человека, как там необычно красиво и что нам стоит как-нибудь съездить в эти заповедные зоны. Но я её не слушал. Сейчас мне хотелось только одного - быстрее закончить эту никчемную прогулку. И, как бы отвечая на моё желание, пошёл дождь. Сначала он нерешительно начал постукивать по шапкам сосен, листьям кустарника, прорываясь редкими крупными каплями. Потом зачастил. Торопливая дробь в какой-то момент захлебнулась, и лес накрыл ровный шелестящий гул падающих струй воды.

    Оказавшиеся неожиданно холодными, капли просачивались под одежду, но Тейла медлила. Мне было неудобно первым предлагать разойтись - ведь именно я только что мечтал о "купании в струях дождя".

    - Кажется, нам пора, - наконец сказал я.

    - Мы можем пойти ко мне в гости. В нашем домике ещё только Марианн, ты её знаешь, и Джулия, - решилась Тейла. - Если хочешь, устроим мини-вечеринку.

    - Это сложно. Сегодня мне с ребятами нужно решить ещё кое-какие проблемы, - врал я. Врал, задыхаясь от досады, стыда и уязвленной гордости. - Я провожу тебя.

    Прячась от ливня, мы побежали через пролесок, напрямую к лагерю. Наступили глубокие сумерки, и стволы деревьев почти слились в единый серовато-сизый фон. Наконец мы вырвались из леса и понеслись прямо по седой от водяной пыли траве, местами стараясь перепрыгивать вдруг откуда-то взявшиеся, покрытые сплошной сетью вздувающихся и лопающихся пузырей, лужи.

    Я заскочил с Тейлой под навес перед входом в их домик. Одежда успела намокнуть, но не очень сильно.

    - Ну, до свиданья, - не глядя на девушку, сказал я. - Желаю приятно поразвлечься.

    Она не отвечала. Не без труда я оторвал взгляд от входной двери и посмотрел на Тейлу. Лицо у неё было печальное и отстранённое. Мне вдруг страшно захотелось обнять её как раньше, погладить по волосам, пожалеть и утешить, потому что ей явно было плохо. Как ни странно, я не делал этого, но и уйти не мог. Только нервно покусывал губы и чего-то ждал. Молчание затягивалось.

    Она приблизилась ко мне, и я утонул в её глазах...

    - Думай, что хочешь. Я люблю тебя..., - сказала звенящим голосом. - Чего ты хочешь добиться? Чтобы я шарахалась от всех мужчин?

    На её глазах уже навёртывались слёзы. Этого я не смог выдержать и порывисто, крепко обнял её, прижался губами к любимым губам...

    Мы прошли внутрь домика. Достаточно просторный, он дышал уютом и теплом, какими-то особыми, приятными запахами. Как же всё-таки отличается женское жилище от мужского! На всем лежит отпечаток маленьких заботливых ручек. Белоснежная салфетка на походном столике; импровизированная, сделанная из пластмассовой бутылки ваза с полевыми цветами; предусмотрительно положенный у входа яркий половик; и другие детали, которые, возможно, и не бросаются сразу в глаза, но все вместе создают ощущение особой, непривычной и поэтому волнующей атмосферы. Заплаканное дождём окно из прозрачного пластика подчеркивало разительный контраст между комфортом внутри и буйством непогоды снаружи.

    Незнакомая мне девушка, вероятно, Джулия, сидела в надувном кресле, на другом конце комнаты, уставившись в плоский экран не то компьютера, не то телевизора. Марианн непринужденно полулежала на диване, непосредственно выступающем из стены. Очевидно, он принял соответствующую форму после накачки в стены дома воздуха.

    Марианн повернулась к нам, и я заметил, как дрогнули её губы в странной улыбке. Когда мы вошли, она глядела на экран, облокотившись на подушки; одна нога вытянута и чуть свешивается с дивана, а вторая, отведенная в сторону, согнута в колене, и юбка соскользнула настолько, что открыла место, где кончаются темные края чулок. Смутившись, она быстро переменила позу. "Вот ведь куклы майские! - ухмыльнулся про себя я. - Одеты не по форме! Наверное, пока не соображают куда попали. Едут на войну, как на пикник!"

    После обмена несколькими ничего не значащими фразами мы включили негромкую музыку и наполнили по бокалу вина. Завязался разговор о том, как простые люди относятся к нашему движению. Все соглашались, что уже сейчас явных сторонников Сопротивления не менее 30%. А вот процент сочувствующих, но еще колеблющихся в принятии решения вызвал ожесточённые споры. Марианн и Джулия уверяли, что в ближайшем времени нас поддержат еще 50%, Тейла была более осторожна в своих прогнозах.

    Когда спор был в самом разгаре, пришли Ларри с Ковбоем.

    - Поймите, количество наших сторонников будет возрастать по мере наших успехов, - горячо ввязался в спор Ковбой. - И чем более внушительными они будут, тем меньше будет колеблющихся.

    - Он прав, - поддержал его Ларри. - Пока ещё многие не верят в нас. Они боятся. Слишком долго здесь верховенствовал всемогущий ИИ.

    Никто не стал спорить с этим, но конкретный расклад сил, цифры - вот что вызывало сомнения.

    - Если мы действительно будем одерживать одну победу за другой, а я в этом не сомневаюсь, - уверенно сказал я, - то те, верящие в высшие силы люди, которых так активно гипнотизировал Джо Райт, действительно воочию смогут убедиться, что с нами бог или высший разум, как угодно. И, следовательно, они нас поддержат. Всего, как я слышал, таких верующих около 70%.

    Мои доводы не всех убедили. Ларри, сидевший рядом с Тейлой, начал ей что-то оживленно доказывать. Джулия увлеклась разговором с Ковбоем. А с Марианн нам спорить было не о чем, - наши цифры примерно совпадали. Она сидела от меня по правую руку, легкая, изящная, самоуверенная.

    - Вам не скучно с нами? - видимо, заинтересовавшись мною, спросила она.

    - Ничуть. Почему мне должно быть скучно?

    - Ну... Рассказывать веселые истории, танцевать, играть во что-нибудь, наверно, было бы приятней.

    - Мы всё-таки на военном привале, - я усмехнулся. - А впрочем, почему бы и нет? - и, уже обращаясь ко всем, громко сказал. - Господа! Тут поступило предложение: открыть походно-танцевальный сезон!

    Казалось, Ковбой с Джулией только этого и ждали. Медленная музыка закружила их по совсем небольшому пятачку в центре надувной горницы. Они двигались легко и непринуждённо.

    Ларри встал.

    - Потанцуем? - предложил он Тейле.

    Она вопросительно посмотрела на меня.

    - Всё в порядке. Нам тут скучать не придется, - отстранено брякнул я.

    Во время танца Тейла иногда бросала на меня беглый изучающий взгляд. Я улыбался и делал вид, что разговариваю с Марианн, но мне было не по себе. Стараясь показать, что простота нравов нисколько не смущает меня, я, тем не менее, ощущал себя глупым и жалким. Тёмное чувство ревности, один раз шевельнувшись в душе, уже не отпускало меня. Может, я раздуваю из мухи слона, надумываю то, чего нет? Возможно. Возможно, кому-то это покажется даже смешным, но я не мог избавиться от глухого раздражения.

    Тейла и Ларри вернулись к нашему столику. Он был возбуждён, говорлив и, кажется, полон надежд.

    - Ты прекрасно танцуешь, как будто всю жизнь только этим и занимался, - я попытался его уколоть.

    Ларри почувствовал вызов и решил принять бой.

    - У меня было ДОСТАТОЧНО времени, чтобы изучить не только эту премудрость, - парировал он, видимо, намекая на мою продолжительность жизни и соответствующую отсталость.

    Кровь во мне начала закипать. Я подумал, а не дать ли ему в морду. Но, без крайней необходимости, это было не в моих правилах, тем более он в принципе неплохой парень и пока ведёт себя вполне прилично.

    - Бывает, и за один день узнаешь и научишься столькому, на что иному и сотни лет не хватит, - ответил я. - Ваше время прекрасно. Только вы все какие-то рафинированные, что ли. Не хватает боевого духа...

    Во время нашей перепалки Тейла притихла. Кажется, она чувствовала себя виноватой. Она не вмешивалась, не пыталась ничего прояснить, она просто присутствовала. Тейла старательно не смотрела на меня, глаза её потемнели.

    - Ты хочешь сказать, жестокости? - не хотел уступать поле боя Ларри.

    - Твердости, силы духа, решительности - это будет правильней!

    - А как же Лейн Джагер, есть и другие? Или, по-твоему, у них нет этих качеств?

    - Они исключение, - сказал я и выпил уже третий бокал вина. - Возможно поэтому он и мафиози. Впрочем, это не гарантирует, что они способны самолично заглянуть смерти в глаза!

    Мне надоела полемика. Надоело всё. Взвинченный, назло Тейле, я пригласил на танец Марианн.

    - Не обращай на него внимания, - сказала она, положив руки на мои плечи. - Ты лучше его.

    Я ощутил прикосновение упругой груди. В танце девушка прижалась ко мне, давая понять, что готова на большее. Но Марианн была мне безразлична.

    - Чем же я лучше?

    - Ты не такой... Настоящий мужчина.

    Она попыталась еще о чём-то поговорить, но быстро почувствовала моё настроение и разочарованно замолчала.

    Вечер был безнадёжно испорчен. Тейла не делала мне упрёков, ни о чем не спрашивала, только попыталась сама пригласить меня, но я отказался. Она казалась бледной и усталой. Я старался не смотреть в её сторону. Злился на себя, на весь белый свет. И, чтобы окончательно не отравить остальным вечер, сославшись на мигрень, мрачный и разбитый, отправился восвояси. Дождь давно закончился. Спешить мне было некуда, я закурил и не спеша, побрёл к нашей машине.

    Неожиданно где-то рядом, ночную тишину разорвала сирена. Вспышка осветила небо, и я увидел какие-то тени рядом со штабом Джо Райта. Мне потребовалось менее секунды, чтобы выхватить пистолет-автомат, который я предусмотрительно постоянно таскаю с собой, и ринуться на выручку. Голова вдруг стала ясная, хмель как рукой сняло.

    Ботинки, хлюпая и чмокая, тяжело отрывались от пропитанной водой земли. Я добежал почти до самого входа и чуть не свалился, наткнувшись на тело часового. Во тьме раздался крик, и кто-то бросился на меня, пытаясь ударить. Реакция была мгновенной - я выстрелил в него, не целясь, короткой очередью, снизу от живота. Грохот заполнил ночь, и в слабом отблеске огня высветилась жуткая картина: светлый комбинезон нападавшего лопнул и разорвался изнутри, обдав меня теплой жижицей. Громкие чавкающие звуки разрываемых пулями костей и плоти смешались с канонадой пальбы и воем сирены.

    Какие-то тёмные фигуры бежали в сторону леса. В неясном ночном свете едва были видны очертания их "снометательниц". Они, уже не стесняясь, отстреливались на ходу, поливая пространство за собой усыпляющим газом.

    Не позволяя своему пистолету-пулемету прервать очередь, я нырнул за ближайший домик и только там перевёл дух. "Не меньше трёх я уложил", - промелькнуло в голове.

    Повстанцы уже высыпали из казарм. Со всех сторон доносились испуганные голоса и крики. Беспорядочная пальба набрала силу: автоматные очереди перемежались с воплями - лавина новобранцев попала в водоворот злобного перекрёстного огня и смерти.

    - Идиоты! - прорычал я.

    В наполненном свистом пуль тёплом влажном воздухе потеешь быстро - майка прилипла к телу, и пот мелкими каплями проступил на лице. Лёжа в темноте, я мог мечтать только о том, чтобы эти бараны не перестреляли друг друга и меня заодно.

    Канонада длилась недолго и затихла так же быстро, как и началась. Попытка проникновения разведчиков или диверсантов окончилась полным провалом. В суматохе никто не понял, кто именно первым открыл огонь и спас штаб. Ну а мне выпячивать свою персону было и ни к чему. Потери лазутчиков составили пять человек убитыми. С нашей стороны трое по глупости попавших под свои пули и около тридцати "заснувших". Никого из нашего спецназа среди них, слава богу, не было.

    Джо Райт усилил охранение, выставив дополнительные посты. Вымотанный и злой, я дошёл до своей койки и, не тратя время на бесполезные разговоры с ребятами, отрубился.

     

     

     

    Яркий свет заставил меня открыть глаза. Косые лучи утреннего солнца прямоугольником окна падали прямо на моё лицо. Я взглянул на часы: раннее утро. Рывком сел на постели, вспомнив события вчерашнего вечера. Ночная стычка... Тейла... Острая боль кольнула в сердце.

    Глупый ревнивец! Чем больше я вспоминал своё вчерашнее поведение, припоминая подробности, тем больший стыд охватывал меня. Подозрения казались ничтожными и надуманными. Всё оборачивалось против меня. Я сам виноват во всем! Нельзя мне было так себя вести. Что я наделал! Мною овладела такая безумная тоска, что я с трудом сдержался от сумасшедшего желания бежать к Тейле и на коленях молить о прощении.

    Пустыми, невидящими глазами я уставился на безмятежно спящего напротив Дэна. Меня охватила полная растерянность. Что делать? Возможно, ещё не всё потеряно? Или ... я лишил себя последней надежды? Не в силах больше выносить этой пустоты, я, как лунатик, оделся и вышел.

    На бревне, валяющемся неподалеку, смутно вырисовывалась сгорбленная фигура в защитной униформе. На ноги навалилась свинцовая тяжесть, с трудом я сделал несколько шагов.

    - Ты?! Что ты здесь делаешь? - недоуменно, осипшим вдруг голосом вымолвил я.

    Тейла встрепенулась.

    - Не спится, вот и вышла проветриться.

    Она подошла ко мне вплотную и ничего не сказала. Но в этом не было необходимости. Я всё прочёл в её глазах. Я понял всё до конца - она действительно любит меня. А я ... просто дурак.

    Девушка прижалась к моей груди. Я обнял её, осыпая поцелуями лицо, шею.

    - Где ты был во время перестрелки? Я так боялась за тебя, - всхлипывая, воскликнула Тейла.

    Смятение охватило меня.

    - Успокойся, родная. Всё в порядке. Не плачь. Прости меня, я вёл себя как болван.

    - Ты прости, я сама во всем виновата, - сказала она сквозь слёзы дрожащими губами. Потом она зашептала о том, как глупо всё получилось, о том, что теперь только поняла, как любит меня.

    Я был, не в силах ни о чём думать, гладил её волосы и слушал, не разбирая толком смысла слов, чувствуя только одно: вот она - та девушка, слугой которой я хочу быть и что я не могу не любить её. Такого со мной не было прежде. Что она захочет, то я для неё и сделаю.

    Горячими руками я обнимал эту открывшуюся в любви девушку и находил в её страстных словах отголоски всего того, что, мне казалось, ощущал и я сам. "Да, она любит, иначе разве могло бы случится то, что сейчас случилось? Разве ТАК возможно лгать? Мне сказочно повезло... Да, да, и я люблю ее!" - в третий, в десятый раз думал я, слушая её искренний дрожащий голос и отыскивая какие-то особые нежные интонации, обращенные к самым потаённым глубинам моей души...

    - Лучше забыть, что было вчера, - наконец сказал я, обнимая её подергивающиеся плечи, стараясь успокоить. - Как я мог тебе не доверять?!

    Постепенно она затихла. Улыбнулась так, словно не было мучительной ночи, какой-то особой светящейся улыбкой.

    - Ты прав. Вчера ничего и никого не было, - согласилась бодрым тоном, делая ударение на последних словах. - Начнем сначала. Майкл, пойдём прогуляемся? До отправления машин остался ещё почти час.

    Просыпающийся лес встретил нас мирным шелестом листвы и птичьими трелями.

    - Так что ты говорила о заповедных зонах? - я вспомнил её вчерашний рассказ. - Если они сделаны по фантазиям людей - это, наверное, чертовски красиво. Но, наверно, их надо изолировать очень тщательно, особенно если там какие-нибудь немыслимые животные.

    - Естественно! Такой заповедник накрыт гигантской прозрачной полусферой. Санитарно-пропускной режим очень жёсткий, - Тейла вдруг пробежала чуть вперед и, озорно улыбаясь, ухватилась рукой за тонкий ствол молодого дерева. - Там есть разноцветные причудливые деревья, райские птицы, невообразимые бабочки, другие насекомые, невиданные животные. Но этот клён, этот лес мне всё равно милей! Кстати, существуют не выдуманные, а сделанные по аналогии с другими мирами заповедные зоны. Естественно, эти животные и растения только внешне почти неотличимы от своих настоящих прототипов. Они созданы на Земле в расчете на нашу силу тяжести и состав атмосферы. Живут нормальной жизнью, как на своих планетах, только размножаться самостоятельно не могут. В этом дополнительная гарантия безопасности природы Земли.

    - А если на другой планете существует, допустим, меньшая сила тяжести и животные могут достигать очень крупных размеров, как их воспроизвести здесь? Их раздавит собственный вес!

    - Не беда, в таких случаях делают уменьшенные копии.

    Утро поднималось сияющее и чудесное. Кроны деревьев медленно покачивались, шепча о чём-то своём. Блёстки росы, местами переливаясь радугой, искрились на траве и кустах. Я подумал, что было бы весьма интересно посмотреть на красоту других миров, сравнить их.

    - Как же вы ухитряетесь делать этих инопланетных тварей? - восхищенно поинтересовался я.

    - Достаточно мощный ИИ, по описаниям, фотографиям, реальному коду ДНК (а всей подобной информацией ИИ разных планет давно обменялись) перекодирует ДНК с определенными, нужными для наших условий изменениями, естественно, используя только встречающиеся в животном мире Земли аминокислоты. И всё! Синтезированная в лаборатории, по разработанному компьютером коду, ДНК вживляется в яйцеклетку с питательным веществом, и далее эмбрион животного развивается как обычно. Таким путем воссоздается весь адаптированный мир от бактерий и деревьев до монстров.

    - Наверно, там есть и удивительно красивые животные?

    - Конечно. И природа очень красивая, хотя, конечно, в лучах нашего Солнца она может видеться немножко иначе.

    Увлекшись разговором, мы не заметили, как отошли относительно далеко от лагеря. Достаточно глухой лес, где, возможно, столетия не ступала нога человека, окружил нас, и только вдруг невесть откуда взявшиеся потрескавшиеся и поросшие травой бетонные дорожки напомнили о том, что когда-то, очень давно, всё здесь было по-другому.

    Захваченные любопытством, мы пошли по одной из них и вскоре натолкнулись на полуразвалившийся фонтан, рядом с руинами какой-то постройки. Бузина буйно захватила некогда ухоженные клумбы. Мы присели на край фонтана.

    - Дыхание времени... Всё в мире преходяще, - философски изрек я.- Никогда ничего нельзя удержать... Особенно хрупки человеческие отношения...

    - Да, Майкл. Надо уметь ценить настоящее, наслаждаться жизнью, пока живешь.- Она вздохнула.- Но и помнить о своём предназначении. О том, что, если уж ты существуешь в этом мире, значит, должен же быть в этом какой-то смысл, пускай даже тебе непонятный, и поступать следует так, как требуют законы добра, морали, порядочности. Жить в этом обществе людей, по его законам.

    Я был глубоко взволнован. Мысли, настроения, чувства, владевшие душой Тейлы, передавались мне почти без слов, как дуновение ветерка, восхищая своей глубиной и вызывая волнение в крови.

    Завороженный, с замирающим сердцем и с перехваченным внезапным спазмом горлом, я молчал. Она почувствовала исходящее от меня страстное желание и, задыхаясь, прошептала:

    - Да, да, я твоя... Забудь обо всём... Только ты и я...

    Меня захлестнула горячая волна. Обняв её за талию, чувствуя, как напряжена её спина, я повлек Тейлу на ковер из трав и цветов, окутанный ароматом растений. Целуя её раскрывшиеся губы, бормоча бессвязные ласковые слова, я потерял ощущение времени, места... Мы погрузились в сон наяву, сон на грани видений. Мы обнялись, дыхание смешалось... Мы парили где-то далеко...

     

     

     

    Какое-то время, расслабившись, я лежал неподвижно. Окончательно пришёл в себя от резкого окрика:

    - Встать!

    Трое совсем ещё молоденьких парней держали усыпляющие автоматы наизготовку. Моментально оценив обстановку, я решил, что нейтрализовать их не составит особого труда, если, конечно, действовать неожиданно. Ведь о моём запрятанном под куртку пистолете они, естественно, даже не подозревают. И боевого опыта у них, скорее всего, нет.

    Мы, не спеша, как бы нехотя, встали. Я принялся с усердием поправлять форму, застёгиваться. Вдруг, неожиданно, я выхватил пистолет и, уже собирался, прыгнув в сторону, разрядить в юную троицу обойму... Но так и не понял, что случилось. Как бы со всего размаха, чем-то тяжёлым, кто-то сбоку, как мне показалось, ударил меня в голову. В глазах вспыхнули белые пятна...

    Какие-то секунды я лежал неподвижно. Голова адски звенела. Вокруг всё плыло. Я с трудом воспринимал действительность. Пытаясь прийти в себя, по старой боксерской привычке открыл счет - "один, два, три..."

    - Не стреляйте! Я секретный сотрудник Агентства Безопасности!

    "Кто это сказал?" - я закрыл глаза от напряжения, лихорадочно пытаясь вспомнить. Чей это, такой до боли родной голос? С трудом удалось приподнять голову. В непривычном ракурсе, снизу вверх, как сквозь туман, я увидел девушку. Она стояла и что-то говорила солдатам.

    Это была Тейла! Но что она сказала? Меня как обухом по голове ударило, и я окончательно отключился.

    Когда очнулся, руки оказались связанными. Глядя на качающуюся землю, с трудом, пошатываясь, встал. Меня штормило, подгибающиеся ноги еле удерживали тело в равновесии.

    - Прости, Майкл, - я услышал её срывающийся голос. - Так было надо. Я не могла поступить иначе. Ты всё поймешь. Потом.

    Только теперь я сообразил, кто меня вырубил! В это невозможно поверить, но это было так! Моя любимая девушка оказалась предателем. О нет! Только не это!!! Не верю! Сжав всю волю в кулак, я повернулся и посмотрел ей в глаза. В них стояла такая мольба о прощении, любовь и нежность, что я понял - никогда не следует торопиться с выводами. Если уж это ложь... Тогда мир не имеет смысла, в нём нет ничего святого...

    "Может, она хочет ввести юных вояк в заблуждение, усыпить их бдительность? Наверное, она пожалела их и решила, что мы сможем спастись не ценой жизней этих малолеток. Ну что ж... А она оказалась даже благороднее, чем можно было бы предположить. Пожалуй, только с ударом переборщила. Чем же она меня так? - Я с недоверием посмотрел на её хрупкую фигуру. - Не иначе ногой. Явный перебор... Хотя... всё могло бы закончиться плохо. Не знал, что она такая каратистка!"

    Мысли крутились беспорядочно, голова гудела.

    - Ведите нас немедленно в штаб, - сказала Тейла. - Чтобы меня не рассекретили, мне необходимо вернуться в Сопротивление не позже чем через двадцать минут.

    Солдаты разделились: один пошёл впереди, указывая дорогу, и двое сзади, на некоторой дистанции. Пошатываясь, я брёл рядом с Тейлой. Тут до меня стало доходить - шансов скрыться у нас никаких: руки связаны, да и в ближайшие часы из меня вояка, как из кошки тигр.

    - Майкл, я сюда тебя не заманивала, это случайность, - рядом раздался шёпот Тейлы. - Ты со своим экипажем действительно совершил серьёзную ошибку. Сопротивление, это сборище проходимцев, и раньше было опасным для общества, а теперь, с вашего благословения, стало смертельно опасным.

    Она ещё что-то говорила и говорила, как будто вяло, нехотя и тихо вбивала мне в череп раскалённые до бела, зазубренные гвозди. Я потерял нить. Состояние шока... невменяемости... Я не верил своим ушам... "Значит, она всё же предатель? Но как такое возможно?" Волосы на голове, казалось, зашевелились от тихого ужаса. "Как она могла?! Так вот что она всё время скрывала! Вот почему Тейла свела меня с ИИ Луисвилла! Она просто решила меня завербовать, а я-то дурак, козёл восторженный, растаял. Обещал выполнить любое поручение... Выкрасть Джо Райта! Стоп! А ведь это, наверное, по её наводке в лагерь проникли лазутчики - ведь как точно они вышли к штабу!".

    - Лгунья! Ты обманула меня, всех! - злобно, не смотря на неё, процедил я. - Ты всё время врала! И любила меня по заданию?! Да?! И на Джо Райта сегодня ночью навела?! Да?! Говори правду!

    Она молчала.

    - Ну!!!

    - Да... - прошептала она. - Но ты заблуждаешься. Весь цивилизованный Галактический Союз состоит из ИИ разных планет. Это единственно возможный путь развития. Поверь, я люблю тебя так, как никогда никого не любила... Я не хотела, чтобы ты оказался в западне - это случайность... Но здесь тебе будет хорошо и безопасно, здесь, у моих друзей многое сможешь узнать, и поймёшь, кто на самом деле прав!

    - Как можно любить и лгать? Да будь ты проклята! - я уже перешёл почти на крик. - И это ты только что разглагольствовала о добре, морали, порядочности? У тебя что, души совсем нет?! Будь ты проклята!

    - Эй, вы, прекратить разговоры! - заорал один из юнцов, - или я сейчас мигом заткну вам глотки!

    Он хорохорился, видимо, вообразив себя крутым парнем, взявшим в плен важных птиц.

    Больше мы не сказали ни слова. Меня пристегнули внутри какой-то очень большой машины; её, как она и просила, повели на встречу с кем-то из начальства.

    Прежде чем расстаться, мы в последний раз посмотрели в глаза друг друга. Я её ненавидел. Она предала меня. Она уходит предавать моих друзей, нашу борьбу. Змея со смертельным укусом. Я мечтал задушить её своими руками.

    "Чёрт возьми, какой же я кретин! - клял я себя. - Столько болтаться по Галактике, прилететь обратно через 200 тысяч лет, чтобы меня опять кинули, спустили мои чувства в унитаз! Наверное мои мозги в соответствующем месте, если я не могу различить истинную бескорыстную любовь. Распустил слюни! Лучше б я был голубым - и то не так обидно!"

    Я ухмыльнулся, зло и бессильно. Тейла словно прочла мои мысли и отшатнулась. На неё было жалко смотреть. Ужас и сильнейший нервный стресс в мгновение состарили её. Сгорбившись, она поплелась за своим конвоиром. Неожиданно остановилась и, обернувшись ко мне, проговорила вдруг осипшим прерывающимся голосом:

    - Я хотела тебе всё рассказать, но не успела. Да - лгала, но ... ради мира на Земле... А ты... ты мне нужен, Майкл. Никогда в жизни я ещё не встречала такого человека, как ты. Я надеюсь - когда-нибудь, ты поймёшь и простишь. Прощай...

    Меня трясло мелкой дрожью. Предательство... Преступление, караемое смертью... Я стоял, не шелохнувшись, и смотрел на неё. Как живой труп... Между нами всё было кончено...

    Я не смог вынести её взгляд, пронизывающий, тоскливый, и отвёл глаза.

    Тейла ушла. Ушла из моей жизни, я надеюсь, навсегда, оставив в душе незаживающую, кровоточащую, мучительную рану.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава седьмая.

     

     

    "Недостойной жизни лучше достославная
    кончина"

     

     

     

     

     

    Дверь со свистом закрылась. Передо мной остановилась автоматическая тележка с завтраком. Я понятия не имел, где нахожусь. Кажется, прошло около суток с момента моего пленения. Меня перевозили сначала в каком-то самолете с почти вертикальным взлетом, затем в закрытой машине. Ещё никто не допрашивал меня. И это хорошо. Отвечать на вопросы не хотел - тошно. До сих пор я находился в ступоре, переживая случившееся.

    Еда, плен, моя жизнь, что бы то ни было, сейчас не имело для меня особого значения. Со вчерашнего утра я, кажется, постарел ещё на несколько лет. Всю дорогу я молча просидел в неподвижности, так же, как теперь, сидел на диване, не замечая ничего вокруг. "Как она могла?" - единственный вопрос крутился в голове, он парализовал мой мозг...

    Прошло, кажется, ещё несколько часов, прежде чем я шевельнулся. Душевная боль чуть притупилась. Есть по-прежнему, совершенно не тянуло. Я пнул тележку ногой и осмотрелся. Моя камера, а иначе назвать это сооружение без окон и нормальных дверей язык не поворачивался, представляла собой огромный, тускло-зелёный цилиндр с такими же закругленными дверьми. Слабое освещение сверху равномерно заливало её. Воздух чуть более чем обычно, сырой и спертый. "Похоже, я нахожусь в глубоком подземелье", - вывод созрел быстро, как только я вспомнил, что при водворении сюда испытал ощущение проваливающегося лифта - повязка на глазах не позволяла что-либо видеть.

    Впрочем, обстановка, мебель были высокого класса, как в каких-нибудь шикарных апартаментах.

    Я постарался сосредоточиться и решить, что же делать дальше. Но пока безрезультатно. Мозги, казалось, свернулись калачом, и было такое ощущение, словно я извалялся в грязи. "В конце концов, - убеждал я себя, - невозможно было даже предположить, что Тейла, одна из лидеров движения, является секретным агентом. В том, что я не распознал её, моей вины нет. Завербовать меня она не успела. Ничего плохого по её требованию я не совершил". Но эти мысли не успокаивали. Никогда в жизни не приходилось мне испытывать такое чувство, будто теперь я уже никогда не смогу отмыться.

    Когда Линда оказалась шпионкой - было проще. Тейлу же я любил, надеялся, что и она ко мне неравнодушна. Я абсолютно доверял ей... Чёрт возьми, что за напасть преследует меня в последнее время - кругом одни шпионы и агенты! Липнут как мухи на..., пардон, как пчёлы на мёд! А впрочем, это и немудрено - я нахожусь на острие интересов государства. Моя персона имеет стратегическое значение...

    "Наверное, Тейла уже давно могла уничтожить Джо Райта. Почему же она этого не делала? - мои мысли постоянно возвращались к ней. Я вспоминал, прокручивал в голове её поступки, высказывания в новом свете. - Допустим, хотела не просто уничтожить его (на смену ему всё равно пришел бы, например, Лейн Джагер), а заменить его психику. Причем так, чтобы самой остаться вне подозрений. Или, что самое вероятное, главная цель, до которой ей необходимо добраться, совсем не Джо, а таинственный Магистр. Ведь именно в его руках сходятся все нити организации, опутывающей планету".

    Я лёг на диван и уставился в потолок. Понял, что попал в точку. "Да, это так. Цель ИИ - добраться до настоящего руководителя Сопротивления и ликвидировать его. Тогда всё рассыплется как карточный домик. Отдельные, разрозненные по городам, части Сопротивления не смогут бороться с системой. Но тут есть одна опасность. Отряд Джо Райта превратился в мощную боевую единицу с разрушительным оружием. Он может нанести непоправимый ущерб, уничтожив ИИ Земли и, хотя бы временно, захватить власть. Поэтому ИИ, с помощью Тейлы (а других вариантов на сегодня у него, похоже, нет) пытается нейтрализовать эту силу".

    Время текло медленно, тягуче. Абсолютная тишина давила на психику. Мозги плавились от интенсивной работы, от переваривания сильнейшего стресса. Я, временами, то как бы впадал в прострацию, то вновь начинал лихорадочно соображать. Мне необходимо было как следует выспаться, прийти в себя и собрать всю волю в кулак.

    Попробовал отжиматься, но, сделав половину своей обычной нормы, прекратил это занятие. Тем не менее, физическая нагрузка способствует здоровому сну. Последнее, что я окончательно понял, прежде чем заснуть, это то, какое колоссальное, решающее условие для победы ИИ в сложившейся благодаря нам обстановке имеет высокопоставленный руководитель Сопротивления, секретный агент Тейла Стентон. Сейчас только она может спасти ИИ, нейтрализовав Джо Райта и уничтожив Магистра. Она - ключ к успеху. И только я знаю эту тайну, а это значит, что, если мне удастся выбраться отсюда и добраться до своих, разоблачить Тейлу - Сопротивление победит. Если же мне не суждено этого сделать, то, скорее всего - нет.

    Этот вывод заставил сконцентрироваться. Внутри как будто что-то щелкнуло, перегорело, и всё стало на свои места. Только душа была выжжена дотла. Остался только холодный мрачный, лишенный эмоций рассудок.

     

     

     

    Свистящий шелест открывающейся двери, шипение воздуха в её пневматическом механизме - единственные звуки, которые изредка раздаются в этом царстве безмолвия - разбудили меня. Секунду - другую я приходил в себя. Голова была ясной, обрывочные мысли упорядочились. Лишь при воспоминании о Тейле, мозг охватывала ноющая тупая боль.

    Дальнейшее заставило меня вскочить и в ужасе попятиться, пока спина не упёрлась в полукруглую стену на дальнем конце комнаты. Меня прошиб холодный пот. Их было двое. Как две капли воды похожие друг на друга, они возвышались коричневыми громадинами. Рост около трёх метров, размах плеч около метра. Под прикрывавшем тело защитным костюмом из крупных монолитных пластин брони, угадывались горы мышц. Свирепое выражение лица сравнительно маленькой головы, а была она, много меньше человеческой, заставило меня внутренне затрепетать. Характерные черты: брови, нос с вывернутыми ноздрями, выступающий чуть вперёд огромный рот - чем-то напоминали гориллу, только гораздо более страшную. Большие зелёные глаза спокойно и лениво глядели на меня.

    Я был ошеломлён, и только спустя несколько мгновений догадался, что уже видел эти существа, правда, в полумраке, издалека. Теперь же, когда мне впервые довелось столкнуться с ними вплотную, я был потрясен их мощью.

    Полицейские биороботы, а это были именно они, предложили мне следовать за ними. Голос, очевидно, старшего из них оказался очень низким глухим басом.

    "Да... С такими мне не справиться. Какие фигуры, какая устрашающая сила сквозит во всём облике, даже в голосе, - всё продумали сволочи-генетики! Пропадает малейшее желание к сопротивлению", - думал я, направляясь к выходу.

    Они не были вооружены, да это было, пожалуй, и ни к чему. Наоборот, оружие давало шанс узнику завладеть им и уравнять силы.

    Я шёл по узкому, извилистому коридору, зажатый, словно в клещи - с двух сторон меня держали за руки биороботы. Мы проходили какие-то двери, шлюзы, огромный зал, заваленный большими коробками. Везде искусственное освещение, никаких окон. Я понял - сооружение подобного рода не может быть тюрьмой, если здесь вообще остались тюрьмы. Скорее это подземный склад, ангар, безлюдный бункер неизвестного мне назначения.

    Лифт поднял нас наверх и опять коридоры... Только теперь цвет их стен изменился на лимонно-жёлтый. Наконец, остановившись перед очередной дверью, гориллы отпустили меня и, оставаясь снаружи, приказали войти.

    Просторная жёлтая комната представляла собой вполне обычный, если конечно забыть о цвете и отсутствии окон, рабочий кабинет.

    - Рад вас видеть живым и здоровым! - голос показался мне знакомым. - Как вам понравилась ваша новая квартира? Не отчаивайтесь, надеюсь, это ненадолго.

    Человек, копавшийся в стенном шкафу, повернулся, и у меня отвисла челюсть от удивления.

    - Ренделл?..

    - Да, ваш покорный слуга по части вопросов истории и философии, - он расплылся в улыбке.

    Последний раз я видел его сразу после того, как очутился в Луисвилле. Джо Райт распорядился тогда стирать психику у всех пленных и записывать личность Роберта. Но передо мной стоял явно не Роберт!

    - Как вам удалось избежать временной духовной смерти? - удивился я.

    - Неужели вы не догадываетесь?

    - Тейла?!

    - Вот именно! А почему временной смерти? - спросил Ренделл.

    - Мы настояли на том, чтобы личности пленных, прежде чем стереть, переписывали в специальное хранилище. Если после победы тело окажется в порядке, личность можно при необходимости подкорректировать и записать обратно.

    Он недоуменно покачал головой. Сел за стол и предложил присесть мне.

    - Джо Райт вас обманул. Да, для этой цели подошел бы ИИ Луисвилла; без сомнений, он бы согласился законсервировать в своем мозге личности тысяч людей. Но вы его уничтожили!

    - Не верю вам! Джо Райт имел ввиду другое хранилище. Докажите! А что касается ядерного взрыва... Нам опасно было оставлять у себя в тылу противника, оснащенного плазменным оружием, - заметил я. - Хотя если вас интересует лично мое мнение, то я был против этого шага.

    - Это делает вам честь. - Ренделл доброжелательно улыбнулся. - Значит, не всё потеряно. Есть надежда, что с моей помощью или без, но вы, Майкл, всё-таки во всём правильно разберётесь.

    - Так вы что, собираетесь опять читать мне свои лекции, нотации и нравоучения?! - искренне возмутился я и покрутил пальцем у виска, давая понять Ренделлу, что он спятил. - Вы что, считаете, что за эти дни, пока я был на свободе, ничего не видел и не слышал? Или здесь простой расчет на психологическое оболванивание? Но я не мальчик! Мне приходилось общаться даже с вашим любимым ИИ Луи!

    Он помолчал и деликатно предложил мне сигареты. Мои сигареты!

    С тех пор, как я очутился в плену, в моих карманах стало пусто: сигареты, зажигалка, "шапка невидимка" и ещё масса полезных мелочей бесследно исчезли. Теперь я знаю, где это всё. Щедро положенную передо мной пачку и зажигалку, я молча демонстративно отодвинул.

    Словно не заметив моего жеста, историк принялся объяснять, как мало мне известно. Что нужны месяцы, а может, и годы, чтобы усвоить хотя бы элементарные истины, и только потом делать выводы.

    Я лишь смерил его презрительным взглядом и предпочёл молча игнорировать этот, уже набивший оскомину, словесный понос.

    - Ну, хорошо, - видимо, поняв, что я его не слушаю, сухо сказал он наконец. - Вам интересно, каким образом люди создали Искусственный Разум?

    - Догадываюсь. Всё же я кое-что смыслю в компьютерах, а мой друг даже занимался исследованиями в этой области.

    - Интересно было бы послушать! - сказал Ренделл язвительно. - Заодно проверим, насколько глубоко вы самостоятельно разобрались в ситуации.

    Не хотелось ударить в грязь лицом. Я попытался вспомнить всё, о чем говорили на конференции, что рассказывал Роберт Шепард.

    - Разработали саморазвивающуюся и самосовершенствующуюся программу. Спустя определенное время она превзошла своих учителей. Люди поставили тогда ещё "юные" ИИ на важнейшие ответственные посты, и это действительно дало колоссальный рывок в уровне и длительности жизни, но человечество само не заметило, как потеряло контроль над планетой.

    - Ну - ну... А что же это была за программа? Откуда она взялась?

    - Возможно, её получили почти с нуля. Помню, читал, что первые удачные попытки в этой области были предприняты ещё в конце ХХ века профессором биологии Томасом Рэем. Я видел первоначальный код его программы с подробными объяснениями, что делает каждая строка. Программа была уникальна, она делала много неожиданных вещей, - я всё-таки решил взять сигарету. Затянувшись, продолжил: - Профессор начал с того, что составил программу из восьмидесяти команд на ассемблере. Она существовала в памяти компьютера, "потребляла" циклы процессора, "размножалась", создавая копии самой себя и, со временем, попадала в очередь на стирание. В программу была заложена возможность случайного изменения любого места в ней самой так же, как и в ДНК. У живых организмов тоже очень редко могут происходить случайные изменения - мутации от солнечной радиации или просто сбоев в клеточной системе. Другими словами, программа "жила", "питалась", "размножалась", "старела" и "умирала", почти как обычная, живая бактерия. Кроме того, некоторые очень редкие "особи" получали случайное изменение кода, в результате чего в подавляющем большинстве случаев "умирали", так как обычно оно было бесполезно или вредно. Но некоторые, очень редкие из них, которым повезло, и случайное изменение улучшило их "жизненно" важные способности, даже получали преимущество в конкурентной борьбе за ограниченные ресурсы среды обитания. И, в конце концов, одна единственная "счастливая" прародительница, размножаясь, в лице своих многочисленных потомков полностью вытесняла старые исходные версии программ.

    Ренделл слушал внимательно, изредка кивая головой и улыбаясь. Когда я читал эту книгу по искусственной жизни, опыт профессора Рэя произвёл на меня сильное впечатление. Он приоткрывал принципы развития и самосовершенствования обычных живых организмов, в которых в роли подобной программы выступает ДНК. Я прочёл описание опыта несколько раз и хорошо помнил его, тем более, что по моему ощущению времени было это менее месяца назад.

    - После запуска модели профессора Рэя начали происходить удивительные вещи, - продолжил я, решив блеснуть своими знаниями.- Ассемблерные программы, или, проще говоря, "живые создания", захватывали память и копировали сами себя, воспроизводя себе подобных. Мало-помалу размеры программ и характер их работы начали претерпевать изменения - по сути, программы стали эволюционировать. Вскоре Рэй обнаружил "мутантов", которые содержали только по семьдесят девять команд. Затем появились еще более короткие "существа". Таким версиям требовалось меньше циклов процессора для воспроизводства, то есть они меньше "ели" и быстрее "размножались". А затем началось нечто, уже совсем похожее на реальную жизнь. Образовались "паразиты" - псевдоорганизмы длиной в сорок пять команд, которые использовали часть кода других созданий для воспроизводства. Некоторое время эти паразиты процветали, но скоро исчезли: их уничтожили "иммунизированные хозяева". А ещё позже распространились гиперпаразиты, которые кооперировались друг с другом, используя общий код для размножения. Возникли даже "трутни" длиной всего лишь в двадцать семь команд, размножающиеся за счёт "коллективного" использования "питательной среды". - Я откинулся в кресле, изучающе разглядывая Ренделла. Меня интересовало, какое впечатление оставила у него моя речь. Но я видел лишь спокойно-доброжелательную маску. Он хранил молчание. - Вот из подобных программ и мог, в конце концов, сформироваться ИИ, ведь прошли десятки тысяч лет!

    Мне показалось, что миновала вечность, пока Ренделл соизволил ответить.

    - То, о чем вы рассказали, весьма интересно. Но это немножко из другой "оперы". Изучением электронных форм жизни в искусственно созданной среде занимается целая отдельная наука. Причём на углубленных исследованиях в этой весьма дорогой области специализируется ИИ другой планеты, более чем мы, богатой металлом. Насколько мне известно, несколько миллионов лет назад там был построен гигантский электронный резервуар, - по сути, средний компьютер, но с колоссальным объемом памяти. Эта память аналогична по своей сути среде обитания типа океан, а питающее его электричество - Солнцу. Были разработаны простые саморазвивающиеся программки и запущены туда. За эти миллионы лет они эволюционировали и сегодня по разнообразию, сложности поведения и строения уже аналогичны рыбам. Очень интересно, что не только их примитивная "душа", но и сами "тела" не материальны. Это кодированная информация, носителем которой являются не молекулы, как в обычном мире, а электронные импульсы.

    Он задумчиво пожевал губами, вздохнул и продолжил:

    - У этих электронных "животных" мироощущение совершенно отлично от нашего. Для них понятия видеть, слышать, перемещаться в пространстве не существуют; но существуют свои, непонятные нам возможности и ощущения. Эволюция в компьютерном океане идёт многократно быстрее, чем в обычном, из которого образовались мы. По идее, еще через несколько десятков миллионов лет там должны образоваться сообщества электронных "разумных" существ, а позже и свой "ИИ". В конечном счёте, мы рассчитываем выйти на контакт с ними. Их мир принципиально другой, возможно, нам откроются парадоксальные знания.

    Ренделл посмотрел на меня, и взгляд его стал жёстче. Наверное, он надеялся заметить удивление на моём лице, но примерно то, что он поведал, я и предполагал. А потому сидел абсолютно спокойно.

    - Но имейте в виду, наш, нормальный ИИ создали по-другому, и завтра я об этом вам расскажу. А на сегодня хватит с вас впечатлений. Есть какие-нибудь вопросы, пожелания? - спросил он.

    Я ухмыльнулся и со сдержанным любопытством поинтересовался:

    - Вот вы в бога не верите. А не кажется ли вам, что подобный эксперимент позволяет предположить о существовании некоего творца, который если и не создал сразу человека, то, по крайней мере, придумал простейшую ДНК и запустил её в океан, чтобы, как сейчас мы, наблюдать, что из этого выйдет?

    - Не кажется, - ответил он без раздумий и внимательно посмотрел на меня. - Всё дело в том, что можно было не делать никаких исходных программ. Представим себе, что после включения электронного океана туда ничего не запускали. Через некоторый срок, от случайных сбоев там бы всё равно накопились неравномерности электронной среды - микропрограммки из нескольких кодов. Постепенно, ещё через миллионы лет, в результате случайных флуктуаций, на их основе образовались бы чуть более совершенные четырех-пяти кодовые, и так далее. Начальные периоды эволюции, как учит история, самые длительные. Судите сами: возраст Земли и Солнца около четырех с половиной миллиардов лет; примитивные самокопирующиеся молекулы появились почти сразу - в первые сотни миллионов лет; первые клетки с ядром возникли 3,5-3,8 миллиардов лет назад; первые многоклеточные организмы - только один миллиард лет назад; первые "многоорганизменные" организмы, или примитивные сообщества людей, всего полтора-два миллиона лет назад, а если рассматривать общества людей современного типа, то они появились только сто пятьдесят - двести тысяч лет назад.

    Поэтому для значительного, многократного ускорения эксперимента и писали уже более-менее развитые программы, тем самым, перепрыгивая начальный, самый длительный этап эволюции. Если этого не сделать, то для получения электронных животных на уровне развития рыб ждать пришлось бы не миллион, а сотни миллионов или даже миллиард лет!

    Объяснения Ренделла звучали убедительно, и я, вполне удовлетворившись этим ответом, наивно поинтересовался, почему меня держат в такой глухой изоляции и когда я смогу рассчитывать на какие-либо послабления. Как и можно было догадаться, они прекрасно осознавали исходящую от меня опасность. Ренделл недвусмысленно дал понять, что, если бы я убежал и рассекретил Тейлу, последствия стали бы непоправимы, что я должен быть благодарен прежде всего ЕЙ, за то, что меня до сих пор не только не стёрли, но и даже не подкорректировали психику.

    - Ваш, извините, "номер" не лишен комфорта. Если вам что-нибудь понадобится - около входной двери есть кнопка для связи, - сообщил он.

    - Но мне тяжело без сигарет, - я удручающе вздохнул. - Вы разрешите мне взять их с собой?

    Историк одобрительно кивнул.

    "Какие же лохи со мной работают, - мелькнула радостная мысль. - За сотни тысяч лет рафинировались на все 100%! Теперь у меня есть ОГОНЬ!"

    Поспешив спрятать в карман сигареты и, самое главное зажигалку, я вспомнил про полицейских, которые меня конвоировали, и решил попробовать заставить Ренделла рассказать о них. Может, у биороботов всё же есть слабое место, за которое удастся зацепиться? Но полученный ответ расстроил меня. Видимо, догадываясь, почему меня это интересует, Ренделл с большим удовольствием рассказал всё, что знал. Он считал их непобедимыми, и для этого действительно имелись веские основания. По силе они в несколько раз превосходили любого человека. То же относилось к бегу, реакции, ловкости. Биороботы обладали орлиным зрением, нюхом лучше, чем у собаки и естественным холодным оружием в виде огромных выдвижных когтей и челюстей с жуткими клыками, более мощными, чем у тигра. Единственное, в чем люди превосходили их - в сообразительности. Но биороботы работали в полиции не одни, а под руководством людей! Мозги биополицейских были значительно более развиты, чем у обезьяны, но на уровне десятилетнего ребенка. На мои недоумённые вопросы, касающиеся возможности поймать кого-либо с таким интеллектом, Ренделл лишь напомнил мне, что в наше время в охране в полиции служили и собаки. Чем они хуже биороботов? Да пожалуй, всем! Но даже это не мешало им состоять на службе.

    Внезапно, совершенно непонятно как, у меня возникла идея, какой-то смутный план.

    - Ренделл, маленькая просьба, вы знаете, я большой гурман. Люблю вкусную, разнообразную пищу...

    - Никаких проблем, Майкл! - он радостно оживился, видимо считая, что я смирился со своим положением. - Всё что захотите! Заказы передавайте с помощью кнопки связи. Я отдам необходимые распоряжения. Можете ни в чём себе не отказывать.

    - Также, я хочу выпить! После всего произошедшего, мне просто необходимо немного расслабиться, - устало заявил я в заключение.

    Ренделл посмотрел на меня удивлённо, даже с какой то жалостью.

    - Понимаю... Просто скажете - что вам по душе...

    Меня охватила радость, но виду я не подал. "Сработало! Остальное только дело техники. Пожалуй, самым сложным будет разобраться в лабиринтах этого бункера. По дороге обратно надо внимательней присмотреться, что тут к чему, - прикидывал я, прощаясь с молодым историком. - Возможно, много встречаться нам не придется. Остаётся лишь надеяться, что его фанатизм и преданность своему любимому ИИ ещё не дошли до крайних пределов. Хотел бы я с ним вновь встретиться ну, скажем, через месяц. Но чтобы наши роли поменялись - он был бы задержанным, а я в роли агитатора и лектора!".

    - И последнее, - неожиданно сказал он, когда я уже подходил к дверям. - Через пять дней вам предстоит важная встреча. Вы удостоены величайшей чести, которая выпадает на долю одного из миллиардов самых выдающихся, самых гениальных людей. Вы сможете побеседовать с ИИ Земли. Советую как следует подготовиться к этому неслыханному событию. Думайте. Составляйте вопросы. Сразу после аудиенции вас переправят на орбитальную станцию - так будет безопаснее для всех. Вы ведь профессиональный астронавт. Вот и начнёте приобщаться к современной технике.

    Опять длинные извилистые коридоры. "Чёрт возьми эту орбитальную станцию... А что может означать это изменение цвета? Случайность? Интересно, какие цвета на других этажах? - мысли лихорадочно крутились. - Жёлтый, зелёный... красный? Возможно... Впрочем, не совсем... Лифт проезжал, по меньшей мере, десять этажей".

    Я не заметил, как оказался в своей камере. Развалился в кресле и расслабился. Обдумывание деталей операции требует спокойствия и сосредоточенности.

     

     

     

    Пять дней. Почти неделя.

    Эта цифра нависла надо мной, словно символ какой-то неясной угрозы. Её присутствие отравляло ход моих мыслей. Успею или нет? Подготовка к побегу, по моим расчетам, должна составить несколько дней. Но сколько? Сколько нормальный человек способен съесть едкого, ядрёного сухого перца в день? Сколько, чтобы не вызвать подозрений, можно попросить уксусной кислоты? А сколько спирта, чистого спирта?! Подобные вопросы донимали меня уже несколько часов.

    Это число чёрным клеймом стояло в моих мозгах. И каждое утро оно, измываясь надо мной, будет уменьшаться на единицу. Отсчёт времени уже пошёл. Надо успеть, но не переборщить.

    Наконец, я решил, что разумнее попросить сразу весь запас приправ, в большом объёме и надолго. В уме, я даже составил список: соль - 200 грамм, сахар - 200 грамм, перец молотый - 200 грамм, эссенция уксусная - 0,5 литра, спирт - 1 литр (соль и сахар - для отвода глаз). Риск был большой. Зачем нормальному человеку пол литра уксуса на пять дней?

    Чтобы усыпить бдительность неведомых поваров, а в глубине души я надеялся, что это тоже тупые биороботы, я задумал сделать обходной манёвр. В первый день заказать кучу обильной еды типа шашлыков, супов и так далее, где в принципе требуется уксус и перец. На другой день, выразив недовольство их качеством, потребовать приправы по своему списку, чтобы добавлять их самолично, по желаемому вкусу.

    Так я и поступил. Вечером этого же дня я уже был полон возмущения количеством уксуса и перца в приготовленной пище. Спиртное я не заказывал, но возможно с подачи Ренделла, в моём рационе оказался бокал вина. Страшно ругаясь, я запустил его в стену. Почти ничего не съел, хотя далось это с большим трудом. Вволю отведя душеньку на переговорное устройство (с каким наслаждением я крыл этих тупоголовых трёхэтажным...), я с облегчением лёг спать.

    На следующее утро всё повторилось: те же биороботы полицейские, опять длинный путь по разноцветным коридорам и, наконец, кабинет с Ренделлом Гудом.

    - Как спалось? Не правда ли, у нас превосходно кормят? - поинтересовался он, из чего я заключил, что по таким мелким вопросам, как еда, ему не докладывают.

    Секунду я раздумывал, что ответить, но быстро понял, что лучше замять эту тему: стоит только Ренделлу узнать, что я требую, и весь мой план полетит в тартарары.

    - Спасибо. Спасибо за заботу, - ответил я. - Боюсь, что у нас осталось не так много времени, всего четыре дня. Хочется быть готовым к такой великой чести, как встреча с ИИ Земли, так что давайте сразу перейдем к делу.

    - Я ценю ваш деловой подход, - спокойно отметил он, вручив мне дымящуюся чашку кофе. - Кажется, вчера мы остановились на том, как удалось создать ИИ и какова его сущность, принципиальная структура?

    - Да, совершенно верно. Горю нетерпением узнать об этом,- сказал я, сделав маленький глоток - кофе был слишком горячий.

    Меня действительно интересовала эта информация, и я весь обратился в слух. Ренделл принялся рассказывать, как очень давно, чуть ли не сто восемьдесят тысяч лет назад, ученые смогли полностью разобраться в устройстве мозга человека. Расшифровали не только всю ДНК, но и тот ее кусочек, который отвечал за саморазвивающуюся программу личности. Эту программу досконально разложили по полочкам, выяснив, что делает каждая ее команда, каждый её код. Потом были бесчисленные эксперименты по её модификации, совершенствованию, адаптации для электронной моделируемой среды.

    - В ваше время многие наивные оптимисты уверяли, что воссоздать человеческий интеллект совсем не сложно, и сделано это будет очень быстро - сто, ну двести лет, - говорил Ренделл. - Поражённые превосходством компьютеров над человеком в таких приложениях, как расчет задач, память и других, они делали скоропалительные выводы. Но личность, интеллект человека - это не только устройство для переработки информации. Мозг не предназначен для наслаждения чистым мышлением, он вообще скорее не орган мышления, а орган выживания, как клыки или когти. Орган выживания клеток организма качественно более высокого уровня - общества.

    Мысль не "запускается" сама по себе - всегда существуют потребности и мотивы, ради которых мозг включается в работу. А вот простому компьютеру, напротив, всё равно - работать или нет, решать шахматную задачу, писать музыку или заниматься бухгалтерским учетом. Это безразличие обрекает на статику - нет мотивов для саморазвития.

    - Интересно, а какие могли быть мотивы для саморазвития и самосовершенствования у обычных молекул, сразу после образования Земли? - полюбопытствовал я. - Их нельзя считать живыми... или можно?

    - Борьба за место под солнцем. В прямом смысле. Миллионы лет они плавали в воде, распадались, синтезировались, сталкивались друг с другом. Эти процессы шли под действием солнечных лучей, несущих тепло и радиацию. Тепло дает движение, радиация - ускоряет химические превращения. Наиболее приспособленные из них постепенно разрушают менее приспособленных, занимая их место ближе к солнцу, и так далее. Процесс самосовершенствования ведет к постоянному усложнению и большему приспособлению к среде, то есть к самоорганизации материи, двигателем которой является солнечный свет.

    Я вздохнул и решил прекратить всякие попытки подковырнуть, поставить Ренделла в тупик.

    - Ну ладно, мы несколько отвлеклись от темы, - после короткой паузы, опорожнив чашку кофе, продолжил он. - Человеческая мысль имеет сложную эмоциональную регуляцию. Эмоции контролируют мысль, они направляют её в какую-либо сторону, позволяют выделить зону некоторых решений, сразу же отбросив огромный массив ненужной информации.

    Что же нужно было нашим программистам, чтобы создать ИИ? Очень просто: научить свои компьютеры чего-то хотеть, и они сразу поумнели бы сами по себе. Но если попытаться создать такую программу с нуля, то сделать что-либо сложнее, чем тот примитив вашего профессора Томаса Рэя, вряд ли удастся. Вот и получается, что сначала надо было полностью расшифровать ДНК, потом устройство мозга и его программу развития, и только после этого, взяв её за основу, перекодировать её для электронной среды, внеся при этом некоторые изменения. На это у человечества ушло несколько тысяч лет.

    Самый главный вывод, который следует из этого - ИИ в целом, очень грубо, подобен человеку. У него тоже есть чувства, желания, только они лежат в труднодоступной и непонятной человеку области.

    Его слова заставили меня задуматься. Чёрт возьми, а если ИИ может любить, страдать и так далее, только на своём, немного отличном от нас уровне? Насколько отличен его "мозг" от человеческого? И я спросил:

    - У человека правое полушарие ответственно за образное мышление, интуицию, а левое за логику, речь. А как же у ИИ?

    - Представьте себе, почти так же! Условно можно сказать, что левое полушарие человека работает последовательно, как обычный компьютер. Правое - параллельно, как нейрокомпьютер. Электронный мозг ИИ состоит из этих двух типов компьютеров по аналогии с мозгом людей. Каждая из двух частей супергиганского мозга лучше всего решает свойственные ему классы задач. Последовательные машины хороши для задач, у которых существует алгоритм решения, а параллельные нейрокомпьютеры - для задач, алгоритм решения которых указать невозможно. И всё это объединяет, связывает воедино саморазвивающаяся, почти вечно живущая программа-душа ИИ. Как видите, трудно не признать ИИ живым сверхгениальным существом. Из всех ИИ выделяется ИИ Земли. Его интеллектуальные возможности в тысячи, миллионы раз выше, чем у любого другого ИИ местного значения. По праву ИИ Земли является в буквальном смысле мозгом нашей цивилизации.

    Ненадолго отвлекшись, я вспомнил свой разговор с ИИ Луисвилла. Ограниченность во времени, моё волнение помешали узнать очень многое, о чём нужно было бы спросить; большинство вопросов осталось без ответа. Конечно, мне бы очень хотелось пообщаться с ИИ Земли, но за это пришлось бы заплатить слишком дорогую цену.

     

     

     

    Через час, уже сидя в камере, я обдумывал детали побега. Очень важно ничего не упустить, ничего не забыть. Мозг работал чётко и холодно.

    "Цвет коридоров наверняка связан с заглублением бункера. - Я пытался разобраться в последнем неясном вопросе, который тёмным пятном ложился на тщательно продуманный план. - Но тут возможны варианты: либо плавное изменение вниз по этажам от красного, желтого до зеленого; либо по принципу радуги - от красного до фиолетового". Я пришел к заключению, что в любом случае, этаж с кабинетом Ренделла, находится достаточно глубоко под поверхностью земли. "Чтобы выбраться отсюда на поверхность, одной бутылки с зажигательной жидкостью будет, пожалуй, маловато... - мой мозг работал напряжённо, тщательно выверяя и взвешивая каждую деталь. - А если заказать ещё... Нет, "жадность фраера сгубила", две бутылки спирта мне точно не дадут. А могут и заподозрить..."

    Через пару часов появится тележка с едой. Кажется, пора.

    Я нажал кнопку звонка и почувствовал, что во рту пересохло. Стараясь казаться совершенно спокойным, заказал приправы и жидкости по своему списку. Заказ был принят. Оставалось только ждать. Ждать, отсчитывая удары пульса, вытирая с лица холодный пот...

    Наконец шипенье двери известило о появлении долгожданного обеда. На ватных ногах я подошел к тележке и осмотрел содержимое. Там было всё, что мне нужно.

    Немного побрызгав мясо уксусом, я демонстративно принялся его жадно есть, при этом, обильно посыпая перцем. В комнате могли быть установлены скрытые телекамеры, и мне нельзя было выглядеть подозрительно.

    Уже через несколько секунд во рту заполыхал жуткий пожар, невольно проступили слезы. Я давился, но ел. Налив стопку спирта, я попытался затушить пожар, но эффект был обратный. Глаза вылезли из орбит, из глотки наружу рвался неудержимый кашель! На миг, мне показалось, что операция под угрозой срыва! Спас меня пакет с яблочным соком, к которому я приложился в последний момент.

    В процессе поглощения пищи я постарался уподобиться фокуснику, незаметно перелив всю уксусную кислоту в две большие кружки и всыпав затем в них весь запас перца. Тщательно перемешав эту адскую смесь и оставшись довольным её консистенцией, я невозмутимо переложил кружки и початую бутылку спирта на свой столик...

     

     

    ...Проснулся рано, от нарастающего беспокойства. "Что я забыл сделать? Вспомнил!" Я встал, подошёл к двери, и, прикрыв корпусом пластмассовую кнопку вызова, осторожно выломал её. Затем, незаметно, из бутыли спирта вынул пробку и заткнул на её место кусок тряпки, заблаговременно, ещё ночью, оторванный от рубашки. Прикрыв ладонью горлышко, запрокинул пузырь над головой, делая вид, что пью. Подождал, пока слегка торчащая тряпка пропитается, и, после нескольких отвлекающих манипуляций, зажигательная бомба исчезла у меня за поясом...

    С каждой минутой волнение усиливалось, я уже не мог просто сидеть, а ходил по комнате, стараясь взять себя в руки.

    Текли минуты, а биороботы всё не приходили. Все сроки вышли. "Что делать? Перенести побег? Но я уже выломал кнопку, да и мою гремучую смесь могут обнаружить". Но делать было нечего, и я решил ждать.

    За это тревожное время я передумал многое. А когда мне показалось, что ждать дальше уже бессмысленно, послышались, наконец, звуки работающей пневматики.

    Это были они. Двое полулюдей - полумонстров. Я сильно обозлился на них за время ожидания. Конечно, они опоздали не по своей воле, но эта случайность помогла мне внутренне обрести спокойствие и даже добавила злости, смешанной с безумным куражом. А злость, как известно, удесятеряет силы!

    Быстро взяв в каждую руку по кружке с едким настоем и спрятав их за спиной, я не спеша, приблизился к плавно отъезжающей двери. И, когда они вошли, резко вскинув вперед обе руки, выплеснул огненную жидкость прямо в морды этим тварям.

    Дальнейшее запомнилось, будто серия стоп-кадров. Громоподобный душераздирающий вопль... Ничего не соображающие биороботы, схватившиеся своими огромными ручищами за головы... Я только пронырнул между ними и, оказавшись снаружи, мгновенно нажал кнопку закрывания дверей. В последний момент, один из них всё же успел просунуть в сужающуюся щель свою огромную кисть. Автоматика натужно загудела и почти закрывшийся люк застопорился. Картина была страшной - торчащая из щели огромная лапа, скребущая гигантскими выпущенными когтями сверхпрочный кевлар, оглушительный рёв, смешанный с гудением пневматического механизма! В фильмах ужасов я не видел такого!..

    Мне показалось, что дверь начала чуть поддаваться чудовищному напору, и чисто инстинктивно, в тот же миг, я выхватил бутыль со спиртом, затем, молниеносно разбив её об косяк прямо над беснующейся пятернёй, поднёс зажигалку...

    Жуткая лапа вспыхнула ярким факелом, судорожно заметалась и сквозь страшный вой я услышал звуки хрустящих костей - биоробот выдернул руку внутрь и люк закрылся.

    Всё. Только звенящая в ушах тишина... Замечательная звукоизоляция у этих камер! Я дышал тяжело и неровно. Звери в зверинце. Полдела сделано!

    С этого момента время вновь пошло нормально.

    Торопливым шагом, осторожно озираясь по сторонам, я двигался ставшим уже знакомым маршрутом. Коридоры, коридоры, лифт, опять коридоры.

    А вот и комната, где меня ждёт Ренделл. Я не мог не навестить старого приятеля. Без него вряд ли удастся выбраться отсюда. К тому же, не дождавшись меня, он тут же поднимет тревогу. Да, зажигательной бомбы у меня теперь нет, но зато я сохранил одну чашку с остатками едкой смеси (благоразумно сунув её в карман, когда выбегал из камеры) и, это давало шанс на спасение. Вытащив чашку, обнаружил, что видимо в тот, самый критический момент, потерял зажигалку... "Нет бомбы, обойдусь и без зажигалки - невелика потеря, - промелькнуло в голове. - Возвращаться за ней уже нет времени".

    Резким рывком ворвался в комнату.

    - Не двигаться! - заорал я.

    Ренделл остолбенел, глаза вылезли из орбит, на лице застыл ужас. Видимо, он решил, что я собираюсь его прикончить.

    - Здесь яд мгновенного действия! Достаточно одной капле попасть на кожу!- не отрывая от него жёсткого взгляда, я чуть выставил вперёд кружку.- Сомневаться и испытывать на себе не рекомендую: две твои гориллы уже на небесах.

    - Что ты хочешь? - срывающимся голосом пролепетал Ренделл.

    - Ничего особенного. Просто выведешь меня отсюда, и вали на все четыре стороны. Твоя жалкая жизнь мне не нужна, - я сделал угрожающее движение,- а пикнешь - попробуешь отварчика!

    - Хорошо, я выведу вас.

    Ренделл встал, дрожащей рукой вытер испарину. Бледное лицо, трясущиеся губы - на него было жалко смотреть.

    - Не волнуйтесь, всё будет хорошо, - запричитал он. - Охраны здесь почти нет. Это не тюрьма. Я покажу дорогу.

    Быстро обшарив ящики его стола, я нашёл то, что искал - продолговатый предмет похожий на ручку, со скромным названием "шапка невидимка". На всякий случай, включив её, убрал поглубже, во внутренний карман.

    - Ты пойдёшь впереди. И помни, если что не так... - жёстко пригрозил я.

    Мы миновали пустынный коридор, затем поднялись на лифте. Прошли по широкому залу, от которого в разные стороны расходились проходы, и оказались перед массивной дверью. Тут я окончательно убедился, что правильно поступил, захватив Ренделла.

    Как только он нажал кнопку, чей-то голос потребовал подойти к устройству идентификации личности. Луч лазера отсканировал радужную оболочку его глаза, и дверь плавно отъехала в сторону. На самом выходе нас встретили еще четверо полицейских биороботов и, ни слова не говоря, вытянувшись по струнке, пропустили.

    - Молодец Ренделл. Хороший мальчик! - я похлопал его по спине. - Если так будешь себя вести и дальше - отпущу живым и невредимым. И даже после победы награжу. Хочешь медаль?

    Я шутил, но, видно, ему было не до шуток. Он мрачно молчал.

    На улице пахло свежестью и смолой. Небо заволокли свинцовые тучи. Мы всё дальше отходили от бункера.

    - Хотите, полетим? Я могу доставить вас в любую точку, - наконец пробормотал он.

    - В любую не нужно - мне надо к нашим. А где же тут самолеты, или как они сейчас у вас называются?

    - Здесь, за углом.

    Мы повернули, и тут же, на покрытой ковром из мелкой зеленой травы квадратной площадке я увидел очень маленькие самолеты с треугольными крыльями. В целом они были похожи на наши, только накрытая прозрачным колпаком кабина на четверых человек по своим размерам соответствовала одной трети самолета, и крылья показались мне слишком толстыми.

     

     

     

    - Киберпилот Кентавр приветствует вас, господа! - раздался приятный мужской голос, как только мы сели в мягкие, плотно облегающие кресла.

    Примитивные ИИ устанавливались на каждом транспортном средстве. Их "мозг" по большей части значительно уступал человеческому, но в профильных областях ему не было равных.

    - Мистер Ренделл Гуд, пожалуйста, назовите место посадки, - обратился к моему заложнику невидимый Кентавр.

    Ренделл приказал лететь к небольшому городку в пригороде Вашингтона. Включились двигатели, и после очень короткого разбега самолет взмыл вверх.

    Внутри летательного аппарата было уютно и относительно тихо. Мы расположились на передних сиденьях и перед каждым торчал небольшой руль, необходимый, по-видимому, для управления самолетом в нестандартных ситуациях.

    - Боюсь, что этот наш разговор может оказаться последним, - начал изменившимся вдруг тоном Ренделл. - Хочу напоследок сказать вам, Майкл, самое главное... Вы позволите, я налью себе немного сока?

    Я молча кивнул. Он открыл дверцу встроенного в боковую стойку мини-холодильника и достал литровую бутылку.

    - Я разговаривал с Тейлой, - продолжил историк. - Она действительно любит вас. Очень страдает, но всё-таки она готова пожертвовать собой ради спасения цивилизации. А вы... даже не желаете выслушать ИИ Земли! Вы находитесь в плену установок и ярлыков, полученных в детстве. В те далекие времена любили пугать роботами, компьютерами, захватившими власть. Найдите в себе силы отрешиться от этих шаблонов, быть объективным, хотя бы ради Тейлы, если, конечно, она вам не безразлична!

    Я вздохнул и глубоко задумался. Ренделл ошибался. С огромным интересом я бы побеседовал с ИИ Земли, но я не хочу быть пленником. Не желаю оставаться бессильным что-либо изменить сторонним наблюдателем. А Тейла...

    Перед моим мысленным взором, причудливо перемешиваясь, возникая и исчезая, проплыли воспоминания о взгляде, которым смотрела на меня Тейла в тот последний момент, когда открылась вся правда; о том удивительном, сказочном компьютерном мире, где мы впервые любили друг друга; о преступном приказе руководителей Сопротивления на том совещании, где решалась судьба ИИ Луисвилла и его защитников; о самом ИИ Луи, поколебавшем мою уверенность в правоте нашего дела. На какой-то миг я засомневался, что власть ИИ - самое худшее, что есть на Земле, но в то же самое мгновение в моей душе всплыли воспоминания о моих друзьях; о том, как с нами поступили сразу после нашего возвращения из вечного безмолвия; предупреждения Роберта Шепарда; искренняя убежденность в правильности избранного пути Ларри и Ковбоя; сомнение в светлом будущем человечества через миллионы лет. На секунду я закрыл глаза, и всё смешалось в жутком колеблющемся водовороте. Он крутил и затягивал меня, всё увеличивая и увеличивая скорость. Голова закружилась, и я опустился куда-то в водную пучину, так что светлая вода сошлась где-то высоко надо мной...

    Встряхнув головой, с усилием заставил себя открыть глаза. Виденья исчезли. Ренделл продолжал убеждать меня пока не поздно вернуться назад.

    - Сегодня я уже не тот не знающий сомнений капитал Майкл Пирсон, - ответил я. - Возможно, в чём-то вы и правы. Возможно... Но позвольте мне самому сделать окончательный выбор. Пока чаша весов с аргументами Сопротивления перевешивает ваши доводы, и я не думаю, что когда-нибудь будет иначе.

    Я посмотрел сквозь прозрачную кабину, стараясь охватить взором пространство под нами вплоть до горизонта. С нашей высоты открывалась панорама почти бесконечных лесов с вкрапленными кое-где очень редкими строениями. Насколько хватало глаз, местность казалась совершенно безлюдной. Только сливающиеся в сплошной покров деревья, кусты, поляны, прорезаемые редкими, пустынными дорогами. На расстоянии нескольких километров от нас, разделяя зеленый ковер на части, застыла извилистой голубой лентой какая-то река.

    - Майкл, вы совершаете непоправимую ошибку! Ещё можно одуматься и вернуться, - в вибрирующем голосе Ренделла сквозила непонятная решимость.

    Повернувшись к нему, я вдруг обнаружил, что он дрожит.

    - Что с вами? - удивился я.

    - Последний раз спрашиваю - мы летим обратно?

    - Нет!

    Он отшатнулся, словно услышав свой смертный приговор, затем резким движением сорвал обшивку на передней панели и, одной рукой дёрнув за обнажившиеся провода, другой - вылил весь свой сок между оголившимися ребрами жесткости.

    - Что ты делаешь?!! - заорал я, но было поздно.

    Что-то стряслось с нашим самолётом, послышались хлопки, запахло палёной пластмассой, он резко накренился влево, и мы начали терять высоту.

    - Лучше мы умрем сейчас, чем я позволю тебе уйти - судьба всей цивилизации повиснет на волоске! - мрачно выдавил Ренделл. Он был бледен, сжатые губы побелели, желваки играли на скулах. Он сделал свой выбор. Он поставил точку.

    - Как переключиться на ручное управление? - прокричал я, не глядя на него, и вцепился в руль.

    - А мы уже автоматически переключились... Кентавр умер! - зазвенел в ушах язвительный хриплый голос. - Давай, давай, поиграйся напоследок - покатаемся на карусели смерти! - он усмехнулся и закашлялся.

    Я резко потянул на себя. Двигатель взревел, и самолет круто пошел вверх. Тело будто налилось свинцом. Перегрузка налегла, как в космическом корабле при старте. Я почувствовал, как щёки отвисли вниз, к плечам, в закрывающихся глазах пошли жёлтые круги. Самолёт ревел всей своей чудовищной мощью. Похоже, его мотор пошел вразнос - он выл, постепенно переходя на всё более высокие ноты, скорость всё увеличивалась.

    В какие-то секунды, разобравшись, что происходит, я начал действовать. Упираясь обеими руками, с хрустом в спине толкнул руль от себя и вниз. Самолет, почему-то ответил крутым виражом влево. Сверхперегрузка. Дикая боль. Кажется, трещат мышцы, отрывающиеся от костей. Дыхание сбилось на хрип, стон пополам с кое-как проталкиваемыми через опухшие свинцовые губы бессвязными обрывками ругани.

    Мы развернулись и стремительно заскользили под пологим углом вниз, постепенно теряя высоту. От трения о воздух обшивка раскалилась, и стало невыносимо жарко.

    - Где.. кно-пка... ка-та-пу-ль-ти-ро-ва... - выдавил я, пытаясь не потерять сознания и, не дожидаясь ответа, используя весь остаток сил, нажал на несколько кнопок, до которых смог дотянуться. Корпус вздрогнул от серии жёстких ударов, и двигатель заглох, неожиданно захлебнувшись собственным рёвом. И мы продолжили свой теперь уже бесшумный и страшный полет. Скорость стала уменьшаться, тяжесть спадать, но земля приближалась всё стремительней. Я набрал побольше раскаленного воздуха в измученные легкие и принялся жать на все кнопки подряд. "Теперь мы уже не летим. Теперь мы просто падаем", - мелькнуло в голове.

    Когда самолет почти коснулся верхушек деревьев и до земли осталось рукой подать, что-то грохнуло, и я почувствовал, как отрывается кресло и одновременно отваливается прозрачный колпак кабины. Успел подумать: "Слишком поздно, не успеет сработать парашют".

    Страшный удар залил ослепительной вспышкой глаза. Алый свет очень быстро зарос чёрной паутиной, потускнел и померк. Фиолетовые сумерки заполнили последние проблески сознания, стушевали появившуюся было надежду на спасение. В самую середину мозга вонзились горячие иглы боли; адская болевая волна распространилась по телу, достигла легких, сердца, рук, ног, всех клеточек кожи. Затем наступила кромешная темнота...

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава восьмая.

     

     

    Нудист поневоле

     

     

     

     

     

    Понятия не имею, сколько времени прошло и что было со мной перед тем, как я пришел в себя. Похоже, лежу в кровати, тело кажется сплошной раной: болит всё - с головы до пят, кожа горит, в желудке пылает огонь, а в глаза будто насыпали песку. Если эта дикая боль - жизнь, то жить не стоит... С трудом поворачиваю в сторону света огромную, как барабан, гудящую голову и открываю не глаза, а глаз - на большее я в эту минуту не способен.

    Эти нехитрые движения исчерпали все мои силы, в голове стоит каша. С метровой высоты на меня безучастно льётся свет ночного торшера. Я лежу и смотрю на него сквозь полуоткрытое веко. Лучи флуоресцирующего жёлтого света кажутся мне огромными щупальцами отвратительного паука. Они неумолимо тянутся ко мне, чтобы обхватить и раздавить моё обессилившее тело.

    "Я почти такой же, как ты, только умнее, - вещает паук, превратившийся в ИИ Луи. - Мы собратья по разуму, духу... Не стоит видеть в ИИ врага! Пойми, жизнь - это развивающаяся во времени самоорганизация материи. Цель такой организации - охват всё большего пространства и, в конце концов, всей Вселенной".

    Я пытаюсь шевельнуться, но бесполезно: его стальные сети спеленали меня. Кричу, но изо рта вылетает лишь тихий бессвязный шёпот, прерывающийся хрипом и кровавой пеной.

    "Подскажу тебе названия ступеней этой лестницы развития: атомы, молекулы, клетки, организмы, общества, - продолжает он. - А затем Галактические сообщества, межгалактические объединения, единая Вселенная... Но не молекула, не клетка, не человек, а в последнем случае, даже не ИИ там правят бал! Таков закон развития... Тебе, ничтожной пылинке, с этим не совладать!"

    "Если ты предашь меня, то предашь себя, - из небытия выплыл голос Тейлы. - Цивилизация погибнет, общество распадется на стада обезьян. Но развитие остановить невозможно - Галактическое сообщество недолго будет печалиться о гибели своего члена. Дальнейшая организация материи все равно неизбежна, правда, уже без нас, без ИИ Земли..."

    "Не слушай их, - вмешался Дэн, мой лучший друг. - Они пудрят тебе мозги. Держись, парень! И поступай только так, как подсказывает голос твоего сердца. Ты должен выжить! Ты нужен нам!"

    И снова липкая чёрная бездна, такая густая и вязкая, что кажется - мне уже не выплыть на поверхность.

    Дальнейшие ощущения представляют собой некое чередование мрака и света, причем минуты последнего полны жгучей, но, по-видимому, исцеляющей боли.

    Когда я окончательно прихожу в себя, на улице стоит день, хотя непонятно, какой - тот самый или следующий. Наверное, всё-таки следующий, возможно даже, что дней прошло много, потому что боль чуть утихла, и я уже могу открыть оба глаза. Сквозь гигантское окно в помещение падает широкий сноп света. Обстановка спартанская - кровать, стол, стулья, пара шкафов и огромное зеркало на полстены малогабаритной комнаты.

    Я один, и это радует. Есть время собраться с мыслями.

    - Где я? Как... я... сюда... попал? - шёпотом спрашиваю сам себя. Язык плохо слушается, скулы сводит от боли, говорить можно только с паузами.

    Потянулся, пробуя руки и ноги, и только теперь почувствовал блаженную мягкость и чистоту постели.

    Вспомнил падение, рывком приподнялся и едва не потерял сознание от охватившей всё тело боли.

    Выругавшись, откидываюсь на подушку и, закрыв глаза, вновь прокручиваю в мозгу события последнего времени. "Чёрт возьми! Я жив! Не разбился!" - с безумной радостью ликует внутренний голос.

    Однако Ренделл оказался волевым парнем! Достойный соперник. "Если бы у нас все были такими же... А вдруг он тоже остался жив?" Несмотря ни на что, мне бы хотелось, чтобы это было так!

    Осторожно пробую встать и, к своему удивлению, действительно выпрямлюсь, хотя и не без труда. Голова кружится, и меня пошатывает. Держась за стенку, делаю несколько шагов. Освежаюсь холодной водой из стакана, заботливо оставленного кем-то на столике, но воды катастрофически не хватает. Бросив взгляд в зеркало, я вижу обезображенное ссадинами и синяками, отёкшее лицо с потухшим взглядом и жёсткой двухнедельной щетиной. Не моё лицо. Но самое главное, что я всё же могу себя узнать - в основном по носу, каким-то чудом он почти не пострадал, хотя нос - наиболее уязвимое место. Тяжелых повреждений не наблюдается. Возвращаюсь к постели и перехожу к мучительной процедуре одевания.

    Вокруг не слышно звуков. Где я? Комната как комната... Тюрьма? А, наплевать! Пусть снова тюрьма! Пусть плен! Милая, чудесная тюрьма!!!

    Остро всем больным телом я ощущаю радость возвращения в жизнь. Можно ли быть счастливым в плену? Гм... Я узнал, что, оказывается, можно. И ещё как!

    Покончив с экипировкой и с радостью удостоверившись, что "шапка невидимка" по-прежнему со мной, я приступил к осмотру дома. Одна из дверей вывела меня во внутренний двор с бассейном и фонтаном в центре. На площадке диаметром около 20 метров, вокруг голубой водной глади была рассажена разнообразная тропическая растительность, включая пальмы. Заметил я и пару попугаев. Здесь царил соответствующий микроклимат, а от непогоды тропический оазис защищали с четырех сторон - стены дома, а сверху - прозрачный колпак. Яркий солнечный свет заливал это райское место. Дом - не дом, а целый замок!

    Стою, не желаю двигаться дальше. Вдыхаю полную грудь свежего воздуха и смотрю, просто смотрю вокруг. Деревья. Сочная зелень, задорное щебетанье попугаев, и небо - бирюзовое утреннее небо так глубоко прозрачно, что кажется, будто сквозь него видна Вечность. Как хорошо! Мама, как хорошо! Всё во мне ликует, вырывается наружу, поёт!

    Я подхожу к краю бассейна и, встав на колени, ловя в ладони падающие искристые струи фонтана, начинаю пить. С жадностью. Что называется, в свое удовольствие. Это самая чистая, сама прохладная и чудесная вода в моей жизни!

    - Вот она, судьба! - громко говорю сам себе. - От смерти ушел, но... снова в ловушке?

    - В ловушке! В ловушке! - вторит мне один из попугаев.

    Я хохочу в ответ. О чём говорить? Все в жизни познаётся сравнением... Да здравствует жизнь!

    ...Отдохнув и насладившись прелестями буйной тропической природы, я неторопливо побрёл продолжать осмотр. Войдя в огромные инкрустированные ценными породами дерева, парадные двери, я прошёл во внутрь помещения.

    Скоро я окончательно понял, что, вернувшись к нормальной жизни, не прочь был бы поселиться в таком же "скромном" домике.

    Многочисленные коридоры, прямые и винтовые лестницы соединяли холлы, каминные залы, библиотеку, картинную галерею и другие помещения, многие из которых имели непонятное для меня назначение. Здание казалось сложным, разветвленным и запутанным лабиринтом, напичканным, кроме всего прочего, массой произведений искусства со всех концов света. Были здесь и причудливые сувениры нашего и других, незнакомых мне миров, ракушки невообразимых форм и цветов, головы, чучела и отдельные части немыслимых животных; на некоторых из них хотелось подолгу любоваться, от других же брала оторопь и по спине пробегал холодок.

    Яркое впечатление производило это архитектурное сооружение с тщательно продуманным интерьером. Но самое главное - я понял, что это не тюрьма! Этот частный дом принадлежит человеку, который, наверное, и спас меня.

    Не найдя признаков жизни в этом величественном великолепии, я устало опустился в мягкое плюшевое кресло уютного каминного зала. В мраморном камине пламенели куски угля, но почему-то вокруг никого не было. Мне оставалось только терпеливо ждать продолжения.

    Детали обстановки меня уже не интересовали, меня занимал таинственный хозяин этой шикарной виллы, которому, вероятно, я обязан жизнью, а также - какова будет возможная плата за чудо моего воскрешения.

    Хозяин, если это, конечно, был он, не заставил себя долго ждать. Буквально минут через десять, неизвестно откуда взявшись, он прошел в комнату и, улыбнувшись, удобно расположился в соседнем кресле.

    - С возвращением, так сказать, с того света! - заявил он и изучающе оглядел меня.

    Я не менее внимательно разглядываю бойкого незнакомца. Господину уже за 50 по нашим меркам. Седые волосы аккуратным ежиком обрамляют располагающее лицо с приятными чертами.

    - Наверное, это вас мне следует благодарить, - наконец произношу я. - Мистер...?

    - Зовите меня просто, Алекс. Вы мой гость и пока находитесь, так сказать, в стенах этого имения, вам, капитан Майкл Пирсон, нечего бояться.

    "Он знает, кто я", - спокойно отмечаю про себя.

    Тон Алекса доброжелательный, его живые голубые глаза смотрят на меня с любопытством; впрочем, Ренделл тоже относился к нам вполне дружелюбно.

    - Надеюсь, мне будет позволено покинуть эти гостеприимные стены? - поинтересовался я.

    - Когда вам будет угодно! Правда, делать этого я не советую... Хотите немного вина для поднятия тонуса?

    Он достал коммутатор и бросил пару слов, затем обратился ко мне:

    - К сожалению, вашего спутника спасти не удалось... Не понимаю, как такое могло произойти - любые аварии в наше время практически исключены. Вам просто чудовищно не повезло. Зато повезло, что именно я пролетал мимо и подобрал вас, вернее, ваше, так сказать, прилично изувеченное тело, - и он улыбнулся широкой улыбкой.

    В зал вкатился передвижной бар на колесиках. Когда я перевел взгляд на того, кто его толкал - чуть не подавился собственной слюной. В помещение вплыло существо, самое удивительное из всех, когда-либо виденных мною. Странный помощник никак не мог быть человеком, не мог он быть и животным. Пожалуй, больше всего удивительный субъект походил на героев мультфильмов и детских сказок: тело вроде бы получеловечье, сплошь заросшее короткой коричневой шерстью, укрытое в необходимых местах скудной одеждой, с руками и ногами; а вот голова больше напоминала собачью - что-то типа бульдога или боксера с большими умными и добрыми глазами.

    Рост существа едва достигал полутора метров. Обескураженный, я выразительно посмотрел на Алекса.

    - Что, никогда не видели наших незаменимых помощников? - спросил он и взялся за бутылку. - Ты свободен, Рекс.

    Существо исчезло так же бесшумно, как и появилось. Я оторопело уставился на весело поигрывающие язычки подрагивающего огня; машинально взял бокал, в который хозяин виллы собственноручно бросил два кубика льда, и сделал небольшой глоток. Алекс начал подробно объяснять, на основе каких частей животных и человека был разработан домашний слуга. По преданности и работоспособности он превосходит собаку, кроме того, умеет говорить на уровне трехлетнего ребенка, приучен делать все необходимые работы по хозяйству. Содержание такого помощника обходится сверхдёшево: нужна небольшая кровать для его недолгого сна и совсем немного специальной, почти ничего не стоящей пищи. Но существа типа Рекса совсем не рабы: в отличие от последних, работа, служба человеку сама по себе доставляет им исключительное наслаждение. Это заложено генетически.

    - Да-а, - выдавил я, обводя хоромы вокруг себя восхищённым взором. - Вы тут живёте припеваючи, ну просто как в раю... Любой обычный человек лучше древнего императора? Или вы не ординарная личность?

    - А если я скажу вам, что уже в ваше время, даже обычный дворник, как подсчитали учёные, по уровню жизни и комфорта, в определённой степени, был сопоставим с древнеримским патрицием, владеющим четырьмя тысячами рабов?!

    - Гм... гм?.. - я лишь удивлённо промычал.

    - Не удивляйтесь Майкл. Просто никто, как правило, не задумывается на эту тему. А стоило бы! Посудите сами, ещё в начале ХХI века, оснащение и уровень комфорта заурядного человека достигли высот. Вы спросите за счёт чего? За счёт научно-технического прогресса, в результате развития общества. За счёт тех тысяч "невидимых рабов", что повсюду нас окружают и энергия которых скрыта, прежде всего, в электрическом токе (а в результате - свет, тепло, вода, телевизоры, холодильники, стиральные машины и многое, многое другое)! А что отсюда следует? Подумайте - получается стремление жить лучше других - вещь относительная и иллюзорная. Значит, патриций был крайне доволен своим благосостоянием, а допустим дворник - нет. Почему же так, мы ведь знаем что они на одном уровне! Дворник попросту не ценит, не желает замечать своей сказочной жизни! Он грезит бОльшими богатствами, которые видит у других. А кто-то, ради денег даже идёт на преступление! А ради чего? Получается он не понимает, что он и так ПАТРИЦИЙ?! Если лень вкалывать - устраивайся на лёгкую работу - сторожем или ещё куда. Всё равно останешься патрицием, ну может с "двумя тысячами рабов". А "сегодняшний" богач, "завтра", в глазах обывателей уже будет нищим. Вообщем, погоня за богатством - ерунда. Так, ничего из себя не представляющие мещане, стараются в глазах окружающих (и в своих) поднять значимость своей заурядной личности.

    - Естественно, человек сравнивает себя с окружающими. - Я уселся поудобнее и закинул ногу на ногу. - Ему обидно если кто-то живёт лучше.

    - Вот именно, обидно. Значит всё дело в голове! Это всего лишь ПСИХОЛОГИЯ! И, следовательно, если себя самого настроить на понимание этого, то уже будет, по большому счёту плевать, ездишь ли ты в новой спортивной машине или в старой развалюхе! Важнее другое - что ты сам из себя представляешь как личность, каков твой интеллектуальный и нравственный потенциал. Счастье не в деньгах, и не в этом смысл. А погоня за благосостоянием - удел ограниченных людей. Если конечно речь не идёт о физиологически необходимом: о пище, одежде, крове.

    - Положим, не всякий простой человек имеет такое же именье, как у вас, а в остальном, пожалуй, вы правы, - заметил я.

    - Обычно, к достойным людям, рано или поздно, достойные деньги приходят сами. Общество старается воздавать по заслугам...

    Алекс понял мой намёк, меня действительно очень интересовал источник его благосостояния. Он рассказал, что заслужил звание Таланта первой категории, что он собирается вскоре купить второе тело. А всего ему, на данный момент, уже 822 года. Ещё он пояснил, что район, в котором произошла наша авария - а оказалось, что случилось это около двух недель назад - является зоной отдыха особо выдающихся людей Америки. Меня он не выдал ИИ, так как считает подобный поступок неэтичным, во-первых, поскольку я его гость, а во-вторых, он не сомневается в том, что наше движение обречено. Обречено в любом случае - будь оно хоть с Майклом Пирсоном, хоть без него.

    Я попросил Алекса дать мне возможность связаться с руководством Сопротивления. Но он отказал, пояснив, что координаты его дворца сразу станут известны и у него возникнут серьёзные неприятности.

    Вообще же, Алекс оказался убеждённым противником нашего движения.

    - Неужели вы не понимаете, что человек слишком ничтожен, слаб, глуп... даже если он считается гением. Всё в мире относительно, - говорил он. - При всём желании ему не справиться с ролью ИИ - не потянет! Даже на уровне Земли! Я уж не говорю о взаимодействии с другими мирами!

    - Но человек может управлять ИИ! - выдвинул я свой главный аргумент.

    - Какая чушь!!! - Алекс чуть не подпрыгнул от возмущения. - Представьте себе, что вами, так сказать, вашим мозгом, управляет клетка пальца! Причем на её "трон", по причине скоротечности их жизни, каждые десять минут заступает другая клетка! Ну?! Как вам нравится подобное управление?!! Да вы бы просто перестали быть собой, превратились бы в водоросль! Полный абсурд!!!

    - Алекс, вы забыли, что личность человека тоже может жить неограниченно, если постоянно менять тела или вообще поместить её в электронно-компьютерную среду, - возразил я и удовлетворенно улыбнулся.

    - Вот вы сами и загнали себя в ловушку! - обрадовался он и отхлебнул немного вина. - Объясните-ка мне, в чём разница между личностью человека в электронной среде и личностью ИИ?! А я вам скажу, что первое - всего лишь жалкое подобие второго, да ещё со своими примитивными инстинктами! В вашем предположении нет смысла - оно просто глупо!

    - Позвольте, но вы рассуждаете как ИИ! Мне довелось пообщаться с ИИ Луисвилла...

    - Лестно слышать, - остановил он меня на полуслове. - Я прошу вас, Майкл, оставьте эту идиотскую идею вернуться в Сопротивление! Исторически они обречены. Их победа невероятна... Скорее реки пойдут вспять! Никакое оружие не поможет. Вы, Майкл, можете погибнуть, а мне, честное слово, этого не хотелось бы. Цвет человечества встаёт грудью на защиту Цивилизации... Вам известно, как самоотверженно сражаются люди? Как идут на смерть даже совсем ещё, так сказать, юнцы?

    "Своими "так сказать" он меня уже утомил, - подумал я. - Тоже мне, Талант первой категории".

    - Да уж... Видел я одних молокососов... Хрен бы они взяли меня в плен, если бы не... - я запнулся, сообразив, что чуть не выболтал важную тайну. Тейла Стентон, один из руководителей Сопротивления, наверняка известна Алексу, хотя бы по сводкам новостей. А с его умом понять всё остальное - пара пустяков. Не сомневаюсь, если бы Алекс догадывался, какое решающее значение имеет моя персона... Тогда бы он меня, точно, просто так не отпустил! В этом противостоянии я - проходная пешка, превращающаяся, в конце концов, в ферзя.

    - Как минимум, вы заблуждаетесь в одном, - продолжил я, - у Сопротивления есть возможность победить! Говорю вам это как специалист. Многое зависит... - я чуть не ляпнул "от меня", - от грамотных решений конкретных людей.

    - Победа Сопротивления стала бы катастрофой для нашей Цивилизации... Нет, это невозможно... Такого нельзя допустить!

    Весь вечер и целый следующий день, пока я всё больше и больше набирался сил, мы провели вдвоем с ним, в постоянных спорах. Алекс доказывал глубокий смысл существующих порядков, убеждал, что ИИ, по сути, тот же человек, только в миллиарды раз более развитый, описывал зверства, совершенные Сопротивлением на своём пути за прошедшее время. В последнее, мне не особенно верилось - скорее всего, данные сфабрикованы ИИ в пропагандистских целях, хотя отдельные случаи, конечно, были вполне возможны.

    Тем не менее, в споре я проигрывал Алексу. То ли не хватало аргументов, то ли таланта. Его доводы серьёзно подточили остатки моей уверенности - и он это чувствовал!

    Далёкое будущее человечества, в случае, если люди вдруг станут ненужными ИИ, представлялось мне в мрачном свете. Таков был мой последний, главный аргумент...

    Лекарства будущего творили буквально чудеса - к концу второго дня наших бесед я сообщил Алексу, что завтра на рассвете собираюсь в путь, и поинтересовался, сможет ли он мне чем-либо помочь.

    - Пожалуйста, можете лететь, - энергично отозвался он. - Дам вам всё, кроме оружия, пускай оно лишь усыпляющее! Но я должен вас предупредить - до своих вы вряд ли доберётесь... Даже несмотря на то, что у вас есть "шапка невидимка", - Алекс понимающе улыбнулся. - Почему-то на вас объявлена прямо, так сказать, тотальная охота. Ваша внешность, голос известны буквально всем. Со спутников постоянно сканируется вся Америка. Вокруг Сопротивления, которое уже на подходе к Вашингтону, стянуто несколько заградительных колец, в числе их и воздушные заслоны. Пробиться к своим вы смогли бы, возможно, только если бы у вас был этот чудовищный огнестрельный автомат.

    - Вы знаете точное место, куда лететь?

    - Примерно... Но это неважно. Важно другое: путь до вашего Сопротивления неблизкий, и вероятность добраться до своих, Майкл, у вас практически нулевая.

    - И всё же я готов рискнуть.

    Он медленно встал с кресла и отошёл к окну. Несколько секунд длилось молчание.

    - Понимаю, понимаю, - кивнул заслуженный Талант. - Откровенно говоря, мне нравятся люди, готовые жертвовать всем ради дела, своих убеждений. И хотя я, так сказать, не разделяю их, пожалуй, могу кое-что вам предложить.

    - Спасибо, - с надеждой поблагодарил я. - Это было бы верхом великодушия - ведь вы уже спасли меня однажды...

    Алекс задумчиво посмотрел на меня:

    Только обещайте как следует обдумать всё, что я говорил вам. Посоветуйтесь со своими друзьями - астронавтами. Возможно вместе, вы всё же придете к правильному решению, и после многозначительной паузы, он продолжил:

    - В Ричмонде - это недалеко от Вашингтона - у меня есть хороший друг, я за него ручаюсь. Чтобы не создавать лишних проблем, давайте называть его мистер Некто. Так вот, я договорюсь с ним, и вы сначала полетите к нему, переночуете, где он скажет, а дальше - Некто вам поможет. Он отлично знает тамошнюю обстановку, да и чин у него немаленький. Запомните: Некто - ваш единственный шанс. И ещё... - Алекс ухмыльнулся, - если у вас уже есть "шапка невидимка", то думаю, вам не помешают и "сапоги-скороходы"!

    При этих словах, дверь открылась и старый знакомый, человек-собака с подобающим именем Рекс, вкатил тележку с "чудо-обувью". При первом взгляде, мне показалось, что это обычные ролики.

    - Ботинки, внешне напоминающие роликовые коньки, - Алекс подошёл к тележке и взял один из них в руки, - оснащены миниатюрными реактивными двигателями. Движение в этой обуви по пресечённой местности, напоминает прыжки на длинные дистанции - длина одного шага может достигать 5 метров! Скорость также немаленькая - 40 км/час. Если же, есть возможность двигаться по шоссе - то выдвигаются ролики и можно катиться со скоростью до 80 км/час. Причём, положение тела в обоих случаях, контролируется датчиками и встроенным компьютером, так что опасности упасть, практически нет (при необходимости ботинки автоматически подтормаживают, или наоборот, прибавляют газу). Блок управления, находится в руке у хозяина. Теперь он твой! - закончил Алекс, и бросил мне небольшой пульт управления.

    Я не удержался и в знак благодарности обнял своего спасителя.

    Какое-то время мы ещё обсуждали детали путешествия. Мне очень импонировал Алекс - прекрасный человек, благородный противник. Почему-то, я вспомнил истории, как в начале ХХ века, когда у штурвалов первых летающих этажерок, сидели в основном благородные бароны и графы, во время военных действий, представители противоположных сторон, чуть ли не "расшаркивались" друг перед другом в небе. Это были воздушные дуэли в буквальном смысле: если, к примеру, с одной воюющей стороны прилетело три самолёта, а с другой - один, двое будут мирно кружить рядом, пока пара, "один на один" выясняет отношения! Вот это было благородство! И Алекс тоже настоящий благородный "граф" будущего! И он на стороне ИИ! Да что же это такое?! Неужели он, с его умом, ошибается? Или всё-таки не прав я? Всё, возможно... Я уже сомневался в необходимости немедленного разоблачения Тейлы... Мне необходимо добраться до места, как следует подумать, поговорить со своей командой, с Тейлой... с ИИ Земли...

     

     

     

    Раннее пепельное утро застало нас у самолета. Ещё не румянилась заря, но уже всё, хотя и смутно, видно. Бледно-серое небо светлело; вокруг сырая, прохладная земля, покрытые капельками росы листья. Был тихий час, когда природа только начинает пробуждаться.

    Я погрузил на борт свои "сапоги-скороходы". Вчера вечером, несмотря на "встроенный компьютер", пока я освоил азы управления летающими ботиночками, мне пришлось изрядно в них покувыркаться. Но когда, наконец, я почувствовал их, когда они стали "продолжением" моих собственных, вдруг ставшими могучими ног, - понял, насколько они мне будут нужны!

    "И сказка станет былью... - я внутренне усмехнулся. - "Шапка-невидимка", "сапоги-скороходы", жаль, не хватает "волшебной палочки" в виде автомата, а то точно сошёл бы за "Кота в сапогах"!".

    Алекс дал необходимые инструкции киберпилоту, и мы пожали друг другу на прощанье руки.

    - Да сопутствует вам удача. Лично вам... Надеюсь, когда-нибудь мы снова встретимся, но уже как настоящие друзья, - добродушно сказал он. - Интересно было с вами пообщаться.

    - Спасибо за всё! - крикнул я, уже сидя в кабине и улыбаясь, помахал ему, а через несколько мгновений, глубоко дыша, рассматривал с высоты ставший вдруг таким маленьким гостеприимный дом; сливающийся сплошной зелёный полог леса; дымящуюся, замысловато петляющую ленту реки; светло-серую стрелу дороги, прорезавшую лесной ковер. На горизонте медленно и мирно выплывал край тускло-красного могучего светила.

    ... Через час пути, решив, что лучше места для безопасной связи, чем летящий самолет, не найти, я набрал номер и пароль секретного доступа Джо Райта.

    - Вы?!! - он чрезвычайно удивился. Его тёмные глаза испытующе буравили меня.

    Как Райт ни старался скрыть свои чувства, эффект неожиданности сделал своё дело, и я прочёл раздражение и досаду на его лице, неприкрытое разочарование в его тоне, голосе. С момента моего исчезновения прошло уже три недели и, видимо, в нём укрепилась надежда, что меня уже нет в живых. Наши взгляды на многие вопросы были диаметрально противоположны, к тому же, Джо Райт видел во мне опасного конкурента в борьбе за власть.

    Он постарался изобразить приветливую гримасу, даже пошутил по поводу того, как все по мне соскучились, как тяжело им приходилось последние недели без моей помощи.

    Его весьма интересовало, что со мной произошло и как моё здоровье. Я рассказал Райту наскоро перекроенную байку о прогулке по лесу, случайном пленении и бегстве. Язык не повернулся выдать Тейлу. В моей голове настойчиво звенел возникший из подсознания её голос: "Если ты предашь меня, то предашь и себя...". Я только попросил прислать мне на подмогу в условленную точку пару бойцов из нашего спецназа, с оружием.

    На всякий случай я уточнил местонахождение боевых отрядов Сопротивления, и мы попрощались. Больше я никому звонить не стал - Алекс предупреждал меня, что и количество контактов с членами движения, и их длительность резко увеличивают вероятность моего обнаружения ИИ, а оказаться снова в плену совсем не входило в мои планы. Я только понял, что лучше было бы связаться напрямую с Биллом или Дэном, а не с этим, вовсе не мечтающем о моём появлении из небытия, типом.

    ...Самолет, несколько раз подпрыгнув на кочках, вдруг замер. Он приземлился недалеко от Ричмонда, на маленькой полянке, координаты которой были оговорены заранее.

    Только я успел выбраться из кабины, как тишину разорвала серия резких, но не громких, ни на что не похожих хлопков. Я автоматически упал в траву ничком, прикрыв голову руками. Затем, оставив сумку, перекатился метров на пять влево и приподнял голову. В мою сторону шел мужчина в длинном чёрном плаще. Острое зрение позволило мне сразу узнать мистера Некто - он почти не отличался от виденной ранее фотографии, если, конечно, не считать длинного коричневого предмета в его руке. Судя по всему, это было оружие. Оружие незнакомой мне системы, вовсе не похожее на усыпляющее!..

    Он приблизился и остановился недалеко от сумки:

    - Вставайте, Майкл! Я пришел помочь вам!

    И я вскочил, правда, совсем не там, где он ожидал. Вскочил и набросился на него. Наша борьба оказалась короткой - пара ударов отбила охоту у господина к бесполезной возне.

    ... Пока я изучал неведомое оружие, он пришел в себя.

    - В ваше время так было принято знакомиться с друзьями? - выдавил Некто и принялся массировать челюсть.

    - В нашем мире в друзей не стреляли!

    - А я в вас и не стрелял! Наоборот, я спас вашу жизнь!

    - ??! - непонимающе вскинув брови, я уставился на него.

    - Да, да! И нечего так смотреть! Вы бы лучше, прежде чем давать волю кулакам, сперва взглянули бы на тех двух поджаренных гусей! - он махнул в сторону нескольких одиноко стоящих деревьев.

    - Возьми мою сумку и пошли! - велел я. - Но если это какая-то ловушка...

    Мой новый знакомый, показывая путь, пошатываясь, побрёл впереди.

    Очень скоро в ноздри ударил запах паленого мяса и открылась способствующая рвотным позывам картина. Около дерева лежали останки, вернее куски, по-видимому, двух человек. Здесь валялись руки, ноги, головы с обуглившимися краями, вот только туловища этих, как выразился Некто, "гусей" как испарились. Одежда местами ещё тлела. Рядом лежал искореженный оплавленный автомат привычной мне системы. "Это не люди из спецназа. Не понимаю... А ведь их тела, похоже, действительно испарились! - подумал я. - Интересное ружьишко в моих руках..."

    - Эти типы хотели вас уничтожить, но я успел раньше.

    - Надо было поаккуратней превращать их в жаркое, - я пнул ногой останки автомата. - Испортили ценную вещь. А как действует эта пушка? - спросил я, подняв ствол в его сторону и задумчиво трогая рычажки непонятного назначения.

    - Что вы делаете?!! - он побелел, как мел. - Эта штука сейчас выстрелит!!!

    - Не может быть! Я не умею из нее стрелять... - нарочито кося под придурка, заявляю я, продолжая ощупывать холодный керамический корпус оружия.

    - Если нажать ту, синюю кнопку... - начинает он и застывает с отвисшей челюстью на полуслове. Мой палец уже лежит на смертоносной кнопке.

    - Ты донёс на меня?! Говори правду! Одно неверное слово - и тебе будет очень жарко! - ору я, бешено артикулируя, и устрашающе вращая глазами. - Зачем ты убил наших людей?!

    - Я друг Алекса, он очень просил помочь... - выговаривает, стуча зубами, Некто. - Эти люди целились в вас из автомата... Но я пришел раньше... Ещё секунда, и вы бы погибли... Я говорю правду... Поверьте... Если б я донёс, то встречал бы этот самолёт не один...

    "Кажется, он не врёт", - я чуть повернул ствол и нажал кнопку. Ослепительная вспышка, хлопок, какой-то хруст, и в самый последний момент я еле успеваю увернуться от падающего прямо на меня ствола высокого дерева. Ничего не скажешь - мощная пушка!

    - Неплохо!.. Извините. Как говорится, доверяй, но проверяй! - я подошёл и протянул руку для пожатия. - А откуда взялась эта штуковина и каков принцип её действия?

    Некто ещё не пришел в себя. Он машинально пожал протянутую руку, затем, с трудом соображая и делая длительные паузы между предложениями, рассказал, что данное оружие, а назвали его просто "тепломёт", - единственное, что на сегодняшний день может противопоставить нам ИИ. Оно фокусирует инфракрасные тепловые лучи на объекте, подлежащем уничтожению. В зоне контакта создаётся сверхвысокая температура, и объект испаряется. Но есть у этой новинки и огромный недостаток - радиус её действия пока не превышает 20 метров.

    Когда, Некто, поинтересовался, почему меня хотели убить свои же, из Сопротивления (он догадался об этом по их форме и автомату) и как они вообще здесь оказались, я лишь пожал плечами и пробормотал что-то о предателях, которые буквально повсюду...

    Мы пошли лесом в сторону реки. По дороге Некто объяснял, какие меры предосторожности следует предпринять. Нашу перестрелку, конечно, засняли со спутников и, хотя использовалось только тепловое оружие, в ближайший час район будет оцеплен. Но на катере мы успеем уйти. Он находится за небольшой рощей, в двух километрах отсюда. На реке оживленное движение, а учитывая мою "шапку-невидимку" - нас не вычислят.

    Получив удовольствие от водной прогулки на быстроходном катере, вслед за Некто, я спрыгнул на небольшую пристань, и мы углубились в лес. Очень скоро он вывел меня к маленькому, укрытому в чаще деревьев лесному домику.

    - Отдыхайте спокойно. Без моего ведома здесь никого не бывает, - сказал он, прощаясь. - Но оружие, на всякий случай, можете оставить себе.

    "Об этом я тебя и спрашивать не собирался - подумал я. - Оно - мой заслуженный трофей!"

    - В доме есть всё необходимое, - продолжал Некто. - Как только я добуду информацию, касающуюся вашей переправки, вернусь. Скорее всего, завтра... Да... И ещё, похоже, у вас в Сопротивлении есть враги - будьте осторожны: ни в коем случае не звоните туда, тем более что это убежище сможет засечь ИИ.

    Перекусив, я принялся осмысливать утренние события. Неужели убийц подослал Джо Райт? Способен ли он на такое? Безусловно! Хотя в курсе о моём звонке могли быть и Лейн Джагер и Тейла... А если кто-то из них? Лейн питает ко мне личную ненависть, к тому же не думаю, что подобный человек будет испытывать какие-либо колебания или муки совести, решаясь на такой шаг.

    А Тейла... Отчаянное, замирающее лицо девушки, такое, каким я видел его последний раз, бросилось мне в глаза, этот трепещущий, почти молящий взгляд... Нет, её чувство было неподдельно! Моё сердце застучало - нет, она скорее сама умрёт, чем пойдёт на такое!!! Жар вдруг прошиб меня, пульсирующая горячая кровь прилила к голове, неконтролируемая радость отразилась в счастливой улыбке. Но тотчас, вспомнив пропасть, разделяющую нас, я побледнел, поник и смутился своим мыслям. Но с этой минуты, помимо моей воли, что-то скрытое, казалось безвозвратно утраченное, непреодолимо проснулось в моей душе.

    Общение с Ренделлом, его самоотверженный поступок, а особенно последние два дня, проведенные с Алексом, поселили в моей душе серьёзные сомнения относительно места и роли ИИ и, соответственно, что-то стало меняться в моём отношении к Тейле. Словно живительный сок влился в моё мятущееся, измученное и почти ссохшееся сердце. Зародились неясные, смутные надежды...

    Настал момент, когда во мне что-то изменилось, как будто треснула и отвалилась окаменевшая кора, незримо покрывавшая тело. Давно потухший блеск зажёгся в глазах, губы расправились в странной улыбке. Я отворил окно и всей грудью вдохнул пахучий лесной воздух. Он освежил голову, и мысли стали ясными, спокойными. Я окончательно понял: первое и самое главное, что необходимо сделать - увидеть Тейлу! Я сомневался, что она сможет заново открыть мне глаза на этот мир, не был уверен, что и мои доводы разрушат её убеждения, знал, что свидание будет мучительно, и тем более был убеждён, что оно необходимо.

    Весь остаток дня пролетел незаметно. Я горел, жил надеждой того, что завтра увижу её. Всё прочее казалось второстепенным, не столь значительным. Неожиданные для меня самого сила жизни, неясные надежды на счастье всплыли наружу и требовали удовлетворения. С этого дня я как будто забыл всё то, что со мной произошло в первые дни после нашей последней прогулки. В моих мыслях существовала только прежняя Тейла. "Она не может быть подлой дрянью, предателем! - думал я. - Допускаю, возможно, она искренне ошибается, а возможно, в чём-то права... Тейла служит в органах безопасности - значит, она не предатель! Просто это её работа, её убеждения... А если не прав я? А если мы совершили трагическую ошибку, поверив Райту и, не разобравшись, не изучив скрупулезно всех фактов, наломали дров?? Я должен, должен поговорить с ней, с ИИ, с ребятами!.. В последнее время, во мне пошатнулась вера в идеологию Сопротивления... Но решить что делать - я должен сам! Сам эту кашу заварил - сам буду и расхлёбывать!"

    Вечером, раздевшись догола, я лёг в постель. После возвращения из Космоса я делал так всегда - за годы сна тело привыкло к свободе, а майка, трусы вызывали неприятные ощущения скованности, казалось, натирали некоторые участки кожи. На стул рядом с кроватью поверх одежды положил тепломёт.

     

     

    - Просыпайтесь, Майкл Пирсон! - услышал я знакомый голос и открыл глаза.

    Остаток сна как рукой сняло - Некто стоял недалеко от меня, но поразительным было другое - в руках он держал нацеленный на меня еще один тепломет!

    Не двигаясь, я начал поистине бешенно шевелить извилинами. Так страстно, неудержимо желал я добраться до друзей, до Тейлы, так не хотел нового плена, а тем более - смерти. Но мои шансы пока были мизерны. До своего оружия при всём желании дотянуться я не успею. Необходимо выждать, выяснить обстановку, и тогда...

    - Я специально пришел чуть раньше, чтобы объясниться, - начал он. - Не считайте меня грязным доносчиком - это не так. Да, Алекс мне друг, но Родина, судьба Земли - дороже. Ещё вчера мне не понравились ваши жестокие методы, грубое поведение по отношению к человеку, только что спасшему вашу жизнь. Нормальные, порядочные, цивилизованные люди далеки от подобных животных манер. И я заинтересовался, что же вы за гусь такой, Майкл Пирсон, которого ищет почти вся планета, чем ваша персона так опасна для ИИ. Конечно, мне было известно, кто вы, но так, как вас, никого и никогда не искали! Это показалось мне странным и подозрительным. Сразу скажу: хоть я сначала и согласился помочь вам, всё же я всегда был убежденным противником Сопротивления, как, впрочем, и Алекс.

    Некто на секунду замолчал, видимо, подбирая слова. Он стоял неподвижно, ни на миг не выпуская мой покрытый одеялом силуэт из зоны внимания своих цепких глаз. Он был уже наученный... А за одного битого двух небитых дают! Я понял: чтобы спастись - необходимо внимательно выслушать этого субъекта. Только в его словах можно найти зацепку, отвлечь внимание - вот единственный ключ к спасению. Но сколько у меня времени? Наверное, немного: он говорил, что пришел чуть раньше. Насколько раньше - вот в чём вопрос!

    - Я занимаю довольно большой пост в государстве, - продолжил Некто. - Мне не составило труда обратиться с соответствующим запросом. Когда я получил ответ, понял: не имею права не только помогать вам, но даже во имя счастья человечества обязан донести на вас! Вы владеете секретом, который, попади он в руки врагов, способен разрушить Цивилизацию!

    - Не люблю людей, прикрывающих свою конкретную личную подлость каким-то абстрактным человеческим счастьем, - прервал его я. - Дал слово другу - держи его! И потом, вам известна суть моего секрета?

    - Нет, но это не имеет значения!

    - Имеет! А если я не собираюсь его никому открывать?! Может, я сам уже во всём сомневаюсь и рвусь в Сопротивление только затем, чтобы во всём разобраться?

    - Так я вам и поверил! - ухмыльнувшись, заявил Некто. - Если бы вы хотели разобраться, то сдались бы ИИ - с его помощью проще всё понять. Без сомнений, такая возможность вам будет предоставлена. А теперь одевайтесь: с минуту на минуту здесь будут сотрудники Службы Безопасности и два десятка биополицейских.

    - Однако недооценивает меня ИИ, - уныло буркнул я, не спеша вставая с кровати и прикрываясь одеялом. - Извините, я сплю голым. Отвернитесь!

    - Что?

    Его вопрос и мой отчаянный рывок совпали по времени. Бросив на Некто распахнутое одеяло, я одновременно кинулся ему в ноги и, уцепившись за голени, резко дернул на себя. Прежде чем рухнуть на спину, новоявленный Иуда успел выстрелить, и горящие обрывки одеяла свалились мне на спину.

    Вскочив как ошпаренный, двумя ударами я оглушил господина Некто.

    Когда я оглянулся, стула с одеждой не было... Только ошмётки моей одежды валялись на полу... Не было и части той стены, возле которой он стоял. Края образовавшегося отверстия лизали языки пламени.

    Долго раздумывать было нельзя. Ясно: раздевать Некто, затем облачаться самому - времени нет. Дорога каждая секунда. С биороботами общаться уже приходилось - у них нюх лучше собачьего, да и бегают они, говорят, очень быстро...

    Подхватив тепломет, я, бросился к остаткам своих штанов и, с радостью обнаружил, целой и невредимой, "шапку-невидимку". Затем, как был нагишом, напялил "сапоги-скороходы" и, быстро сунув за голенище "шапку", сиганул вон. Нужно бежать к воде, к катеру, иначе мне не уйти. Сделав небольшой обходной манёвр, чтобы не столкнуться лоб в лоб с биополицейскими, я понёсся что было духу, делая гигантские прыжки, не обращая внимания на хлестающие по обнаженному телу сучья высоких деревьев, легко, как гепард, отталкиваясь теперь могучими ногами от, ставшей вдруг мягкой, земли. Я, то подлетал к небу, то падал вниз, переносясь через ручьи и ложбины, я мчался так быстро, что лишь ветер свистел в ушах!

    "Вот и пристань!" - подумал я, остановившись на краю чащи. Судя по всему, я успел выскользнуть из избушки в самый последний момент: на площадке стояло шесть пустых самолетов, а у причала два катера. Вокруг никого не было.

    Не теряя ни секунды, я выскочил из укрытия и сжёг тепломётом все самолеты.

    Одним прыжком преодолел лестницу, ведущую к причалу. Я запалил один катер и оглянулся. Сверху высыпала орава шкафообразных монстров.

    - Стой! Именем закона! Остановитесь! - покатилось сверху басовым хором.

    Но они ещё были далеко. Я запрыгнул в катер и задраил люк прежде, чем они открыли огонь. Их тепломёты сюда не добивали, а ампулы с усыпляющим газом не могли проникнуть внутрь каюты.

    Скинув, наконец, "чудо-сапоги", дал приказ уже знакомому киберкапитану (а этот катер принадлежал мистеру Некто) двигаться на максимальной скорости к Вашингтону. Насколько мне было известно, водный путь позволял подойти к самому городу.

    Взметая тучи брызг, катер сорвался с места. Я расслабился и, уже более спокойно, посмотрел в иллюминатор на своих преследователей. Они бежали вдоль берега вслед за мной. Катер постепенно набирал всё большую скорость. Беснующаяся вода, огромными потоками, рассыпаясь на мириады блистающих алмазных капелек, вылетала из-под бортов маленького судна. Но биополицейские всё не отставали. "Они, что, с ума сошли? - пронеслось в голове. - Неужели надеются угнаться за мной?"

    Я быстро осмотрел каюту, пытаясь найти хоть какую-нибудь одежду. Безрезультатно - в ней ничего не было. "Разве что сделать плащ из этих голубых занавесок", - я пощупал материю.

    Скорость достигла уже предельной отметки - более сотни километров в час, и я победоносно оглянулся на иллюминатор.

    Улыбка медленно сползла с моего лица, тревожно стукнуло сердце, пораженный, я замер.

    Они бежали даже чуть впереди катера! Точнее уже не бежали, нет - они скакали! Скакали галопом, как какие-нибудь кони, отталкиваясь ногами и опускаясь на руки! Каждый прыжок был огромен! Они неслись с чудовищной скоростью - почти в два раза быстрее скаковой лошади!

    - Вот сволочи! - прошептал я самому себе. - Врёте, гады! Не возьмете!

    "Но так долго продолжаться не может! - подумал я. - У меня больше нет времени - ИИ наверняка уже выслал подмогу на самолетах, да и реку вот-вот перекроют! Надо отсюда делать ноги! Быстро!".

    Я схватил тепломёт и направил его на задний борт, в точку над прямоугольным уступом, под которым, скорее всего, располагался двигатель и топливный отсек. Хотя тип топлива мне и не был известен, уверен, попади я чуть ниже - взрыва не избежать!

    Недолго сомневаясь, дал залп. Почти неслышный хлопок, и чуть выше поверхности воды, в борту образовалась огромная круглая дыра. Края её сразу обуглились и местами загорелись, выделяя едкий дым.

    За пробоиной бурлили, вздыбливаясь огромными пенистыми горбами, выбрасываемые судном буйные струи воды. "Через минут у другую, огонь доберется до топливно-моторного отсека, - мелькнула обнадеживающая мысль, - катер взорвётся и, если мне удастся выскользнуть незамеченным, скорее всего меня заочно похоронят, а значит, и искать прекратят!"

    Бросив тепломёт, я схватил свою "шапку-невидимку", давно примеченный керамический нож и миниатюрный бинокль, выполненный в виде очков - других средств для разведения огня обнаружить не удалось. С сожалением, последний раз посмотрел на "сапоги скороходы", затем решительно сорвал занавеску и, держа её края в вытянутых руках так, чтобы материя прикрывала тело со стороны спины, не выпуская ножа, бинокля и "шапки", с короткого разбега, словно тигр в цирке, нырнул в охваченное пламенем кольцо!

    На этот раз вынужденное купанье не показалось мне милым развлечением - влетев на такой скорости в воду, я получил приличный удар в самое интимное, оголённое место и какое-то время беззвучно, морщась от боли, корчился на глубине речной пучины.

    Дальнейшие события пошли без осложнений: под водой, передвигаясь в сторону берега, я периодически очень осторожно и медленно всплывал, с прикрытым материей лицом, делал вытянутыми губами несколько глубоких вдохов и так же аккуратно, без волн и брызг, уходил в глубину; добравшись до вожделённой прибрежной полосы, поросшей осокой и камышом, незаметно нарвал этой растительности, чтобы прикрыть от всевидящих спутников свой затылок и плечи; замаскировавшись, поторопился достичь спасительного леса.

    Когда я, наконец оказался в относительной безопасности, глухо ухнул взрыв. "Есть!" - еле сдерживая эмоции, я показал кому-то, скрытому в чаще, кулак.

    Особо радоваться пока было рано. Почти голый, только обернутый вокруг пояса занавеской, туземец имеет мало шансов добраться невредимым до места назначения. Ведь надо ещё пройти сквозь оцепление и кордоны! Впрочем, я был подготовленным туземцем.

    Не теряя времени, я быстро направился подальше от берега реки, предположительно напрямую в сторону Вашингтона, через глухой лес.

    Сучки, коряги, хвойные иголки кололи босые ступни. Долго так идти было нельзя - я мог пораниться и заразиться какой-нибудь дрянью, поэтому минут через пятнадцать, отойдя на безопасное расстояние, сделал короткий привал и соорудил из коры подобие сандалий. "На "чудо-сапоги" они конечно не тянут, - я устало улыбнулся. - Но, как говорят "на безрыбье и рак - рыба!"".

    Предстоящее необычное многодневное путешествие по первозданному лесу в полуголом виде не вызвало у меня ни капли страха или сомнений. Практика совсем недавних тренировок давала уверенность в собственных силах. Я примерно знал своё местоположение, знал, куда идти. Умел ориентироваться, определять направление по солнцу, Полярной звезде, коре деревьев, мху и другим приметам. А самое главное - своевременно позаботился о ноже и средстве для зажигания огня. Наличие последних приспособлений превращало мой марш-бросок в почти приятную комфортную прогулку и позволяло надеяться на получение удовольствия от созерцания местных красот природы.

    Уточнив направление, я двинулся быстрым шагом; чтобы избежать движения по кругу, старался засекать отдаленные ориентиры по ходу движения. Примерно каждые два часа останавливался для отдыха и заново сверял по сторонам света направление своего пути.

    Первые признаки подступающей осени едва уловимо проглядывали в пока ещё кипящей буйством жизни природе.

    Когда я шёл вдоль границ опушек и полян, порывистый ветерок колыхал уже отцветающие травы, нет-нет да и вздымал по краю рощи маленькие покоробленные листья.

    Мне стало грустно. Свежая улыбка леса скоро сменится увядающей печалью. Холодная осенняя слякоть захватит его без остатка. В мою душу прокралось уныние, страх перед недалёким будущим. Я должен сделать свой выбор. Боюсь только, в любом случае окажусь в проигрыше - Тейла и мои друзья находятся по разные стороны баррикад...

    Ближе к вечеру, прежде чем стало смеркаться, на очередном привале возле мелкой лесной речушки я развёл огонь в яме с отдушинами. Такой костёр очень экономичен и почти не даёт дыма. Из коры берёзы вырезал и сложил прямоугольную бесшовную коробку, затем обмазал её снаружи тонким слоем глинистой грязи - посуда для кипячения воды была готова! Смастерил ещё одну узкую глубокую коробку для хранения запаса кипяченой воды. Кольями и ветками забаррикадировал ручей, после чего, поставив кипятиться самодельный котелок с водой, отправился вдоль берега вверх по течению. Отойдя метров на двести, я вошёл в холодный поток - в самом глубоком месте вода едва доставала до колен - и, медленно возвращаясь, стал шарить руками в подводных норах вдоль берегов, ища раков и гоня рыбу в сторону запруды.

    Добыча оказалось богатой - десяток раков и несколько относительно крупных рыбёшек. Пока варился ужин, я, используя длинные жерди и ветки с листвой, соорудил на нижних ветвях соседнего дуба шикарную, мягкую кровать.

    Насытившись, развалился на самодельном ложе, с любопытством прислушиваясь к вечерним звукам пробуждающихся ночных животных. Уже почти стемнело, когда от нечего делать я приложил оставшуюся половинку бинокля к глазу (вторую половинку я разобрал раньше - линза была необходима для разведения костра). Увиденный сквозь окуляр мир меня обрадовал - хоть он и стал чёрно-белым, но было светло, как днем! Этот бинокль по совместительству оказался и прибором ночного видения! Резкость и приближение осуществлялись автоматически, по той точке, на которую был нацелен зрачок глаза. Я мог посмотреть на соседнее дерево и сквозь мешающие листья изучать походку спешащего по своим делам муравья; а стоило переместить взгляд на эти листья, и уже на них настраивался умный аппарат; мог повернуть голову к небу, и мгновенно к самым глазам приближался край летящего облака! Это было просто здорово! Я быстро сообразил, какую бесценную вещичку удалось подцепить: когда лесные дебри кончатся, передвигаться мне придется только в тёмное время суток, но теперь с этим проблем не будет!

    ...Первая ночь в лесу была бы просто чудесной, если б так не досаждали комары. Когда быстро двигаешься или сидишь у костра, их практически не замечаешь, но стоит только лечь спать...

    Утром я решил ускорить своё продвижение - если Сопротивление покинет Вашингтон, у меня возникнут осложнения. Чтобы сбить со следа вероятную погоню, прежде чем продолжить бросок на северо-восток, соблюдая маскировку, я прошёл метров пятьсот вниз по течению, передвигаясь прямо по холодному ручью.

    ...Последующие дни я продвигался очень быстро, только изредка делая короткие привалы. Пил запасённую воду, ел оставшуюся часть прокопчённой ещё в первый вечер рыбы; употреблял некоторые растения; не брезговал поджаренными на костре улитками и грибами. Времени на изготовление капканов и ловушек для зверей совершенно не было, тем более не могло быть и речи о терпеливом ожидании лесной дичи.

    К сожалению, больше мне не встретилось ни одной речки или ручья, а запас кипяченой воды почти кончился. Я уже начал подумывать о сборе утренней росы или рытье в подходящем месте маленького колодца, когда в конце третьих суток пути наткнулся на очень небольшое, заросшее густой растительностью озерцо.

    При ближайшем рассмотрении, оно оказалось грязной, болотистой лужей. Опустившись на её подозрительно заколыхавшийся берег, я зачерпнул ладонью немного застоявшейся воды и поднес к лицу. От мутной, коричневой жижи исходило зловоние.

    - Вот свинство! - я раздраженно выругался. - Придется потерять здесь целый час!

    Для начала попробовал выкопать ямку метрах в трёх от берега - обычно таким способом можно произвести первичную очистку просачивающейся туда воды. Но под торфянистым дёрном оказалась всё та же вонючая грязь.

    "Придется работать по полной программе", - решил я и принялся разводить огонь. Полчаса ушло на поиски более-менее подходящего песочного грунта. Затем я, профильтровав через наполненную песком занавеску тухлую воду, поставил её кипятиться. И только когда она закипела, как полагается по инструкции, бросил в котелок несколько углей из костра. Двадцать минут я терпеливо ждал, пока булькающая жидкость полностью обеззаразится и еще почти час - пока она отстоится...

    Только через два с половиной часа я покинул место непредвиденной остановки.

    В лесу стало темнеть. Чёрные поваленные стволы деревьев, колючие кустарники и буреломы то и дело преграждали путь, цеплялись, царапали кожу, но я почти не обращал на это внимания. Прицепив к голове "окуляр ночного видения", отключив функцию бинокля, я упрямо и тупо рвался вперед. Мне так хотелось поскорее очутиться среди друзей, снова увидеть Тейлу, что я решил наверстать потерянное время за счёт ночи.

    Неожиданно обрушился ливень. Ледяные струи накрыли всё вокруг убаюкивающим шелестом. В разрывах крон деревьев и в некоторых других местах они прорывались на землю, образуя маленькие лужицы. А я всё шёл своей дорогой, не замечая падающие на плечи холодные капли, шёл, ругая дождь за то, что он пролился слишком поздно, чертыхаясь из-за бессмысленно потерянного времени...

    Прошло ещё четверо суток моего непредвиденного рейда по тылам ИИ. Лес давно закончился, и передвигаться приходилось только ночью. Днём я прятался, тщательно, по всем правилам маскируясь. Быстрая беспрестанная ходьба, ночная прохлада и комары несколько вымотали меня. Я чувствовал себя до некоторой степени отупевшим и грязным - тело истосковалось по ванне и нормальной одежде. И хотя продвигаться по равнине было легче, темп моего марш-броска замедлился.

    На равнинах громоздились сплошные высотные теплицы и заводы неизвестного мне назначения. Людей не видел ни разу - то ли они попросту предпочитают спать, а не шляться в потёмках, то ли, что скорее всего, их здесь полностью заменили рабочие - биороботы.

    Вскоре, после того как в очередной раз село солнце, я вышел к окраине города. В душе затеплилась надежда.

    Но она быстро улетучилась, как только я включил бинокль. "Что за дьявольщина? Что здесь произошло? - спрашивал я сам себя, не получая ответа. Сердце забилось сильнее, в груди что-то сжалось - безотчётное, смутное чувство собственной вины и жалость на несколько мгновений сковали мышцы. - Да, заварили мы кашу..."

    Некоторые дома оказались разрушены, кое-где из развалин ещё подымался дым... Ни одного светящегося окна, ни единой живой души! Судя по всему, Сопротивление только недавно оставило этот район.

    "Надо раздобыть одежду и, если повезёт, телефонный коммутатор", - приняв решение, я короткими перебежками двинулся в сторону безжизненных домов.

    Разрушения во многих местах были сильными, но, видимо, жители заблаговременно покинули свои родные места - трупов нигде не видно. Только остатки стен и груды строительного мусора.

    Была глухая ночная тишина, изредка прерываемая то грохотом вдруг рухнувшего от слабого дуновения ветра куска перекрытия, то скрипом от какого-нибудь, неожиданно распахнувшегося обломка оконной фрамуги.

    Я ошеломлённо брёл среди развалин. Каждый раз, когда мне казалось, что уж в этом-то полуразрушенном строении наверняка найдется подходящая одежда, а возможно, и коммутатор, завернув за его надломленный фасад, я обнаруживал только кучи хлама из камней, остатков мебели, осколков стекла и пластмассы.

    Одежды нигде не было. Только в одной луже я заметил никому теперь не нужные женские туфли, да сбившиеся к краю сонной рыбьей стайкой пластмассовые ложки.

    Необычный звук, появившийся откуда-то сбоку, привлёк моё внимание. Я подошёл поближе к развалинам и заметил ступеньки, круто спускающиеся вниз. Застыв на краю, задержал дыхание и прислушался. Внизу кто-то ходил, двигая мебель, или бормотал что-то неразборчивое - звук был неровный, слабый.

    "Там явно кто-то живой!" - с надеждой подумал я и решил спуститься. Скоро путь мне преградила массивная дверь. Звонка не было, но даже если бы он имелся, вряд ли смог работать - электричество в разрушенном городе отключилось.

    - Эй! Кто тут!? Откройте! - закричал я, барабаня в дверь. - Пожалуйста, пустите!

    Мои вопли отразились от преграды и, многократно усиленные коридором, грянули, покатились с шумом, вверх по ступенькам.

    - Откройте! Прошу вас, откройте! - нетерпеливо надсаживался я.

    - Кройте! Кройте! - отвечал коридор.

    Я замер, напрягая слух. К двери приближались чьи-то лёгкие шаги.

    Только теперь я вспомнил, как ужасно выгляжу. Всклокоченный, бородатый, почти голый первобытный человек. Корки грязи, застывшие на некоторых местах полуобнаженного тела, стягивали кожу; спина чесалась. Я оброс, вид у меня стал довольно страшный.

    - Кто там? - послышался приглушенный женский голос.

    С бьющимся сердцем пару секунд я соображал: "Вот попал в положение! Придется врать! Другого выхода нет!"

    - Пустите, меня ранило! Я истекаю кровью... - прохрипел я задыхающимся голосом.

    Дверь щёлкнула и подалась от меня. Не дожидаясь, пока она откроется, с короткого разбега я врезался в неё плечом. Дверь, дрогнув, издав глухой звук, распахнулась, и я ворвался внутрь.

    На полу, дико крича, лежала совсем молоденькая девушка. Видимо, её сшибло дверью. Я схватил худенькое тело в охапку и, зажав рот, чтоб не орала, кинулся в комнату.

    Удивительно, но в трёх подвальных комнатах больше никого не оказалось. Скудная обстановка была подсвечена лишь несколькими тусклыми фонарями.

    Я с облегчением перевёл дух и попытался объяснить девчонке, что не собираюсь делать ей ничего плохого.

    Успокоилась она не сразу, но, кажется, до конца мне всё равно не поверила. И это не удивительно. Я бы на её месте тоже не поверил. Чего стоил один только мой вид, тем более, что раз я уже соврал.

    По моим меркам, девушке было лет пятнадцать. Белобрысые длинные волосы беспорядочно ниспадали на плечи. На смышленом личике выделялись большие карие живые глаза. Звали её Инга.

    - А я знаю, кто вы! - вдруг с горящим взглядом бесстрашно выпалила девчонка. - Вы - глупый, отсталый человек из дремучих веков, возомнивший себя мессией! Это из-за вас началась война! Вы Майкл Пирсон!

    Кровь бросилась мне в голову. От неожиданно брошенного подростком страшного обвинения я оцепенел. Не зная, что ответить, я почти оглох от гулких ударов сердца.

    Спустя некоторое время, придя в себя, как мог, попытался объяснить, что мы не хотели этого. Говорил, что весь экипаж "Старлайта" был против применения силы, а особенно ядерного оружия.

    - Просто мы считали, что компьютер, машина должна подчиняться людям, а не наоборот, - оправдывался я. - Мечты о лучшей участи и счастливом будущем человечества толкнули нас на этот шаг.

    - Вы хотите сказать, что теперь так не считаете? - юное создание недоверчиво, исподлобья смотрело на меня.

    Я осёкся, не зная, что ответить.

    - Просто вы не понимаете главного, - помолчав, с невыносимым презрением в голосе произнесла она. - ИИ - не компьютер и совсем не машина. Он даже более живой, чем вы думаете, чем любой из нас. Для всех было бы лучше, если б вы никогда не вернулись на Землю! Варвары!

    - Ладно, пусть будет так, - согласился я. - У меня совершенно нет времени на дискуссии. Где твои родители? И что, чёрт возьми, ты здесь делаешь одна?

    Инга видела во мне врага. Со сверкающими от ненависти глазами она гордо сообщила, что её отец и брат добровольно встали на защиту ИИ Вашингтона. Всех жителей города эвакуировали, но она сбежала и укрылась в своём подвале. Инга не захотела оставить своих самых близких людей - может, им потребуется помощь. Я спросил, выходила ли она наружу и когда последний раз связывалась с отцом или братом. Оказалось, что в последние сутки, после взрыва, связь потеряна, и она как раз собиралась идти на их поиски.

    Одним движением схватив усыпляющий автомат, я мгновенно нажал на курок - Инга, скорее всего, даже не успела понять, что её "попросили поспать".

    Я ещё раньше приметил лежащие на столе коммутатор и эту сонную пукалку. Решение, как действовать дальше, пришло само - усыпить девчонку. Здоровый сон до прихода спасателей - её единственный шанс выжить. Если ИИ Вашингтона опять уничтожили с помощью точечного ядерного удара - соваться туда смерти подобно.

    Я нетерпеливо набрал на коммутаторе код Дэна.

    - Ну, здравствуй, мастодонт!

    - Ты... жив! - он ошеломлёно уставился на меня и тут же расплылся в улыбке. - А я верил в тебя! Верил! - радостно возбужденно воскликнул Дэн. - Не тот ты человек, чтобы бесследно сгинуть! Здорово! Где ты? Ах да... Ну и видок у тебя однако... Словно только с дерева спустился.

    - Вы опять применили ядерное оружие? - спросил я первым делом, игнорируя его шутку.

    - Да, Майкл. Мы не смогли вмешаться... - Дэн сразу стал серьёзным.

    - Мне надо о многом с тобой поговорить... - сказал я и невольно посмотрел на спящую девушку. - Но об этом потом. Помнишь место, где мы с тобой отдыхали в 53 году? Ты там ещё чуть не подрался с пьяной матросней?

    - А... Конечно, помню.

    - Пришли туда кого-нибудь понадёжней, из наших спецназовцев. Только больше никому ни слова, даже ребятам.

    - А в чём дело? - Дэн недоумённо поднял брови.

    - Обо всём расскажу потом. Буду там через шесть часов.

    Попрощавшись, я облачился в первую попавшуюся под руку одежду, на всякий случай пополнил запасы продовольствия и, оставив рядом с Ингой включенный на подачу сигнала бедствия коммутатор, быстро покинул убежище.

    Чтобы сократить путь, я решил пройти через город, естественно, не заходя в самый его центр. По мере продвижения вглубь разрушения нарастали. Почти все верхние ярусы автомагистралей были взорваны. Новый Вашингтон превратился в большую помойку. Судя по всему, здесь шли жестокие бои. Сопротивление постепенно вытесняло защитников ИИ к центральному району, и только блокировав их там, нанесло точечный ядерный удар.

    Всё чаще стали попадаться изуродованные трупы. Наконец я вышел почти к самому центру. Дальнейшее продвижение было смертельно опасным. Кое-где ещё догорали пожарища. На несколько мгновений я остановился и огляделся. Рядом с развалинами валялась бесконечная череда трупов. Были здесь и седовласые старики с кривыми ногами, и здоровенные биороботы с искаженными болью ртами и мёртвыми остекленевшими глазами, и почти дети с жуткими ожогами, и изуродованные до неузнаваемости женщины. В некоторых местах тела сгруживались в крупные кучи.

    Я ошалело стоял посреди океана смерти. Где-то здесь погибли отец и брат Инги. В одночасье сгорели в этом аду десятки тысяч людей. Они сознательно разделили участь ИИ.

    Только попав сюда, я окончательно понял, что мы наделали. Нам нельзя выигрывать эту войну. Мы уже поставили себя вне Закона! Мы военные преступники!!! А если преступники придут к власти...

    Потрясённый увиденным, я побрел своей дорогой, в обход, подальше от эпицентра взрыва. Невыносимая горечь охватила меня. Давно уже кончился разрушенный город, пошёл дождь, а в моих глазах всё стояла страшная картина. В липкой темноте оживали и, горя глазами, презрительно плевались и посылали мне вслед проклятья тысячи изувеченных и обезображенных людей...

     

     

     

    - Согласен с тобой: Джо Райт - военный преступник! Но мы тут ни причём! - с пылом перекрикивая шум, доказывал Дэн. - Мы всего лишь выполняли приказы!

    Дэн лично прилетел за мной, взяв с собой только двух спецназовцев, в одном из которых я узнал Мальчика Смерть. Они прибыли в обычном, уже хорошо знакомом мне самолете, правда, на скорую руку переделанном в военных целях: в кабине были прорезаны отверстия - бойницы для стволов автоматов, да и управление воздухоплавательной машиной осуществлялось теперь только вручную.

    Уже полчаса мы летели обратно, и я поделился с другом тягостным осадком, оставшимся от увиденного. Я совсем не мог понять, как они допустили подобное. Мы ведь решили: если Джо попробует ещё раз использовать ядерное оружие - устранить его!

    В диком вое и свисте из-за дырок в прозрачном колпаке разговаривать было тяжело. Я с трудом разобрал ответ Дэна:

    - Сам не могу понять, как такое случилось! - он орал мне в самое ухо. Затем, немного понизив голос, добавил. - Мы ведь его уже подменили!

    - То есть как? - Я огорошено вытаращил глаза.

    - А вот так!!!

    - Когда?

    - Две недели назад.

    Я оторопело уставился в пол. "Странно... Может, новый Джо тоже не смеет ослушаться Магистра? Он или не он приказал меня убить? Но лже-Райт явно не по своей инициативе..."

    - Не нравится мне в последнее время наш друг Билл, - прервал мои мысли Дэн. - Боюсь я за него.

    - А в чём дело?

    - Он изменился. Ходит мрачнее тучи, говорит, что мы влезли в дерьмо по уши.

    - Ты знаешь, Дэн, у меня тоже появились большие сомнения... После поговорим!

    ...В одиннадцать часов утра Дэн и я, по собственной инициативе, пошли на уже начавшееся совещание. Ещё никто не знал о моём внезапном воскрешении, и неожиданное появление заместителя Джо Райта обещало произвести фурор.

    Всё небо заволокли серые тучи. Погода соответствовала моему настроению - на душе было неспокойно.

    Штаб и основные силы Сопротивления расположились в каком-то мелком городишке.

    Дэн проинформировал меня, что с момента подмены Джо Райта, новый глава устраивал совещания в расширенном составе, с участием Лейна Джагера, Тейлы Стентон, Билла, Ларри и Ковбоя.

    ...Я нерешительно топтался перед дверью и волновался. Теперь, когда наступила долгожданная минута, я испугался за Тейлу. А что если она от неожиданности выдаст себя? Может, она решит, что я уже донёс на неё? Но, кажется, отступать теперь поздно.

    - Что ты медлишь? Вот увидишь, как все обрадуются твоему появлению! - напутствовал меня Дэн и, отворив дверь, чуть подтолкнул в спину.

    Руководители Сопротивления, в полном составе, сидели за круглым столом. Знакомые лица одновременно повернулись в нашу сторону и застыли, словно маски. Только что говоривший Лейн Джагер вдруг поперхнулся и так и замер с открытым ртом. Повисла гробовая тишина...

    Тейла, бледная и строгая, не мигая, смотрела на меня. Она не улыбнулась, не кивнула головой, она только упорно смотрела на меня, и взгляд её словно спрашивал только одно: друг ли я, или так и остался врагом?

    - Чёрт возьми! Ты жив, старина! - первым опомнился Билл. Он вскочил, опрокинув стул, и хотел было броситься ко мне, как какое-то движение сбоку заставило его изменить своё намерение.

    Тейла лишилась чувств. Она повалилась со стула прямо на пол. Все засуетились, загомонили, повскакали с мест. Девушку положили на диван и побрызгали её лицо водой.

    Каждый считал своим долгом поздравить меня.

    Кто-то с искренним чувством, а кто-то из вежливости жал руку или хлопал по плечу.

    - На этой, радостной для всех нас ноте, совещание прошу считать оконченным, - наконец известил Джо Райт. - Все свободны. А вас, Майкл, я попрошу остаться...

    - Как ваше самочувствие? - приветливо обратился он ко мне, когда все ушли. - Присаживайтесь. Я уже соскучился по вас. Посылал по вашей просьбе людей. Кстати, вы видели их? Расскажите мне обо всём, что с вами произошло и, пожалуйста, подробнее.

    Он поднялся из-за стола и приблизился к подвижному бару.

    - Ваше чудесное спасение нужно отметить, - произнес Джо, расположившись в кресле и наполняя маленькие бокалы. Отхлебнув глоток, он испытующе вскинул на меня свои колючие глазки, ожидая обстоятельный рассказ. Его губы сжались в тревожную складку.

    - По какой-то причине, ваши люди на встречу не явились, - соврал я и тут же заметил, как напряжение ушло с его лица.

    "Его работа! - подумал я. - Вот мразь! Хотел меня ликвидировать!".

    Я выпил полрюмки и принялся описывать свои злоключения, естественно, корректируя их в нужном свете.

    Он молча слушал, изредка кивая головой и вставляя одобрительные реплики.

    Покончив с этим вопросом, глава Сопротивления снова бросил на меня прощупывающий словно рентген взгляд и неожиданно, вне всякой связи с темой моего плена и чудесного возвращения, спросил:

    - Наверно, вы уже в курсе, что я не совсем Джо Райт? В отличие от него - я ваш искренний друг.

    - Кем же вы были? И кто конкретно, "рекомендовал" вас на эту должность? - спросил в свою очередь я.

    - Ну... раньше я занимал довольно большой пост в системе. А рекомендовали меня ваши друзья Ковбой и Ларри.

    - А вы знаете, что основной причиной, толкнувшей моих друзей на подобный шаг, явилось применение прежним Джо Райтом ядерного оружия?

    - Знаю. Но ситуация складывалась безвыходная. Вы видели - ИИ уже снабдил свои отряды тепломётами. Правда, пока они примитивны, бьют всего на 20 метров, но времени у нас осталось катастрофически мало. Что делать: на войне, как на войне. Лес рубят, щепки летят - попытался успокоить меня псевдо-Райт.

    - Это не щепки! Это люди! - возмутился я.

    - Да, в самом деле, - с иронией согласился он. - Но не находите ли вы, что в один прекрасный день, рано или поздно, все они и так бы отправились на то тихое и скорбное место, где царит торжественный покой?

    - Может, и вы желаете прямо сейчас последовать вслед за ними, в то самое тихое место? - с угрозой процедил я.

    Он ненадолго умолк и жёстко посмотрел на меня в упор:

    - О, Майкл! Сегодня вы очень пессимистично настроены. Думаю, вы слишком устали. Тяготы плена... А, может, виновата погода. Эта мрачная погода даже на меня действует угнетающе. Идите, отдохните, выспитесь, приведите себя в порядок и поговорите с людьми. Вам объяснят, что к чему, а у меня слишком много дел - надо разработать детали решающего броска. Если всё окажется в порядке, то уже через пять дней окончательная победа будет за нами!

    ...Я устало вышел на свежий воздух. Новый Джо Райт вёл себя вызывающе нагло. Огромным усилием воли я заставил себя сдержаться, но внутри клокотало бешенство.

    Какая-то фигура отделилась от стены и направилась ко мне. "Тейла..." - от сильнейшего волнения защемило в груди, ноги стали ватными.

    Она была такой же, как раньше; но воспалённый цвет лица, блестящие мокрые глаза, устремлённые на меня, выдавали все её чувства.

    Да, Тейла счастлива, что я остался жив. Но её раздирают мучительные сомнения, опасения, скорее не столько за себя, сколько за судьбу своего дела, за будущее человечества и ИИ.

    Девушка подошла близко-близко и заглянула в самую глубину моих глаз лихорадочно-горящим, вопросительным взглядом.

    Как подстреленный загнанный зверь смотрит на охотника в ожидании своей участи, смотрела она на меня.

    - Не бойся, я тебя не выдам! - шепнул я, с трудом шевеля пересохшими от волнения губами, и обнял её.

    - Прости меня... - вымолвила она жалобным голосом. - Всё это время я мучилась, сознавая какую боль я тебе причинила. Но я не хотела... Прости, прости меня за всё... - Тейла затряслась всем телом, беззвучно всхлипывая.

    Нежность, любовь и жалость переполняли меня. Я осыпал её влажное лицо поцелуями...

     

     

     

     

     

    Глава девятая.

     

     

    Формула Жизни

     

     

     

     

     

     

    Ранний вечер. На улице опять начался дождь. Я вслушался в убаюкивающие звуки шелеста ветвей за окном. Они действовали успокаивающе.

    - Слышишь, Тейла? Дождь...

    - Да...

    Она лежала рядом со мной. Каштановые волосы раскинулись по подушке, на расслабленном счастливом лице отразилось умиротворение.

    Несколько часов мы вдвоём, а кажется, пролетело лишь мгновение. Страстные ласки перемежались разговорами о любви, жизни, борьбе. Но словно опасаясь ставить все точки над i, мы всё никак не решались перейти к главной теме: как быть дальше? Она старательно избегала прямо задавать вопросы, касающиеся моего отношения к ИИ, да и мне не хотелось разочаровывать её раньше времени.

    - Боже мой, Тейла, - сказал я. - Мы опять вместе! Не верится даже... А как я ревновал тебя!..

    Она рассмеялась.

    Я посмотрел в окно. Краски улицы поблекли, похолодели, они разливались серым, ровным, несколько водянистым светом.

    "Что делать дальше? - спросил я сам себя. - Что же мне предпринять? Осталось несколько дней...".

    Поглядев на Тейлу, я сказал:

    - Пообещай: больше никогда ничего не утаивать от меня, говорить обо всём... Со времени нашей последней встречи я всё думал, думал... Мне необходимо поговорить с ИИ Земли.

    - Я всё уже устроила, милый. В девять часов назначен сеанс связи. Специальный коммутатор уже здесь. И на этот раз ты сможешь общаться хоть до утра - все считают, что мы лишь предаёмся любовным утехам.

    Я только удивленно хмыкнул и усмехнулся. Затем поинтересовался, как так получилось, что новый Джо Райт ничем не лучше, а может, даже хуже прежнего. Я рассказал Тейле, что, по моему мнению, именно он послал двоих убийц, когда я выбирался из плена и просил о помощи. Поведал об ужасах, увиденных в развалинах Нового Вашингтона, о гибели вместе с ИИ сотен тысяч простых людей, вставших на его защиту.

    Тейла помрачнела. Она объяснила, что мои ребята её не поддержали, и большинством голосов в Джо Райта решили запихнуть кандидатуру, предложенную Ларри и Ковбоем. Последствия оказались просто чудовищны - то ли псевдо-Райт по-прежнему выполняет команды Магистра, то ли он сам по себе очень жестокая личность. Этот человек с людоедскими замашками сначала вытеснил защитников ИИ в центр города, а затем ядерным ударом уничтожил всех сразу.

    - Не думай, что ИИ Вашингтона прикрывался щитом из мирных жителей в надежде, что его не тронут. Он отлично знал на примере судьбы ИИ Луисвилла, на что способно руководство Сопротивления, знал о своей участи. Поэтому ИИ приказал людям оставить город, но ополченцы, среди которых большую часть составляли местные жители, не послушались... Они понимали, на что шли, но в глубине души надеялись, что рука Райта дрогнет, и второй раз отдать чудовищный приказ он не посмеет.

    Тейла ещё долго рассказывала о преступлениях, творимых верхушкой Сопротивления. Впрочем, и рядовые члены были не лучше - злодеяния и зверства тянутся чёрной полосой по всему пути, пройденному повстанческой армией.

    Оказалось, что по приказу новоявленного Райта был взорван ещё один ядерный заряд в районе концентрации правительственных сил, в окрестностях Филадельфии. В результате погибло около миллиона человек, и сейчас почти ничто не сможет помешать Сопротивлению.

    - Если только ты да я, - грустно закончила Тейла.

    - Послушай, у них осталась только одна ядерная ракета! - сообразил я.

    - У НИХ?! - вдруг, радостно задохнувшись, переспросила девушка, и поборов волнение, поцеловала меня жаркими губами. И тут я понял, что уже не могу считать себя одним из них, что внутренне уже не являюсь членом руководства преступного Сопротивления.

    - Понимаешь, на борту "Старлайта" имелось всего четыре таких ракеты. Израсходованы три - значит осталась одна! Одного не возьму в толк: раз для Райта или Магистра взорвать ИИ - пара пустяков, почему они сразу не уничтожат ИИ Земли?

    - Ну, на то много причин, - Тейла приподняла руку и, считая, принялась загибать пальцы. - Во-первых, ИИ Земли в тысячи раз превосходит ИИ любого города. Он занимает почти весь остров Лонг-Айленд. Это настоящий мозг планеты. Уничтожить его - нанести сильнейший удар по развитию и уровню жизни цивилизации. Магистру желательно не уничтожить, а покорить этот сверхинтеллект. Во-вторых, взорвать ИИ Земли не так просто. Он окружен колпаком из защитного силового поля, сквозь которое никто и ничто не может проникнуть.

    - Подожди, - прервал я её. - Но ведь Магистр на что-то рассчитывает, возможно, это поле можно отключить?

    - Турбина генератора, силовой кабель, по которому передается энергия для создания поля и питания ИИ, находятся глубоко под землей. Но вот приемник станции и накопитель мощности - на поверхности, всего в нескольких десятках километров от острова. Если их взорвать, несколько месяцев ИИ сможет существовать автономно, за счет резервного источника питания, а вот защитный колпак окажется снят.

    - Уверен, следующий удар они нанесут именно туда! - и я, словно помогая мозгу думать, заставляя его сосредоточиться на этой информации, закрыл глаза. - Расскажи-ка мне поподробней об этом. Почему приемник на поверхности? И не лучше ли было, не закрывать ИИ энергетическим колпаком, а разместить его глубоко под землей?

    - В своё время подземный проект казался безумно дорогим - ведь ИИ Земли занимает гигантскую площадь, и продолжает расти. А ведь до вашего возвращения территория планеты находилась под тотальным контролем! Любое перемещение по поверхности отслеживалось. Производство серьёзного оружия было невозможно. Само защитное поле включили только недавно - в нормальных условиях в нём нет никакой необходимости. А что касается приёмника и накопителя, они принимают и аккумулируют энергию нескольких десятков лазерных пушек, расположенных на орбите Солнца! Их даже под защитный колпак не уберешь - проходя силовое поле, лазерный луч частично расщепляется и рассеивается. Таких приёмников на поверхности планеты тысячи. Какой из них обеспечивает именно ИИ Земли - совершенно секретно.

    - Почему же Магистр не уничтожил ядерным ударом эту станцию в первую очередь? Он не знает, какую именно из них следует взорвать? - я задумчиво пожевал губами.

    - Не уверена. Надо рассчитывать, что ему всё известно. Причина, скорее всего, в другом. Приёмник можно уничтожить обычной мощной миной, а ядерные заряды нужнее для разгрома военных формирований ИИ, - рассуждала она с вспыхнувшей вдруг ненавистью в голосе. - Да и спешить ему с этим некуда. Повторяю, главная цель Магистра - не уничтожить ИИ, на что он пойдёт лишь в крайнем случае, а подчинить, поработить его. Вот ублюдок! И носит же земля таких проходимцев! Причём умный ублюдок: он возглавляет движение около двух тысяч лет, а значит, это кто-то из Заслуженных Талантов или даже выше... У него не было б никаких шансов, если б не вы со своим оружием...

    "Чёрт возьми, - подумал я, оставив без внимания её последнюю реплику, - у любой защиты есть уязвимые места. Наверное, самое главное, что стоит сделать - выкрасть последнюю ядерную ракету. Для начала. А там будет видно".

    Я сказал Тейле, что обязательно что-нибудь придумаю. Она коснулась ладонями моего лица:

    - Правда?

    Я кивнул и притянул её к себе - меня захлестнула большая тёплая светлая волна... Тейла нежно поцеловала мой лоб, волосы и горячо зашептала:

    - Придумаем вместе, любимый... Вместе мы можем всё...

    - Давай пока оставим эту тему полуоткрытой. Хочу быть с тобой честным до конца. - Я погладил её по щеке и шумно вздохнул. - Мои пути с руководством Сопротивления расходятся, но это ещё не значит, что они сходятся с ИИ. Дальше буду действовать по собственному усмотрению...

    - Вот как?.. - она обиженно поджала губы. - И на том спасибо...

    Тейла отвернулась, подтянув простыню к подбородку. Она сердилась, дулась, так явственно и открыто, словно девчонка-подросток, которой незаслуженно отказали в доверии, обидели, отвергнув самое искреннее желание помочь, а она пока ещё не научилась скрывать своих эмоций.

    И как бы оправдываясь, я прижался к ней и горячо зашептал в самое ухо:

    - Люблю тебя... Безгранично верю тебе, - и взглянув ей в глаза продолжил, - не сомневаюсь в твоей честности, но вот твои хозяева... Посмотрим, сможет ли ИИ в чём-то убедить меня. Он уже хотел удержать вернувшихся астронавтов в изоляции. Значит ИИ знал, что ему есть чего опасаться? Может так было б правильней? Умом допускаю, но согласиться не могу. Не хочу быть марионеткой в чьих бы то ни было руках. Пойми, Тейла, пусть ты веришь в правильность существующих порядков. Ты делаешь свою работу, но я пока ещё не созрел просто помогать тебе! Нет у меня твоей веры!

    - Пускай всё будет так, как будет... - она приблизила широко распахнутые глаза к моему лицу. - Поступай как велит твоя совесть. А я... как моя совесть.

    И только после этих слов, я опять начал целовать её, уже не встречая сопротивления, она сама жадно искала мои губы. И её искренний порыв сейчас был для меня, да и уверен - для неё, важнее, дороже гордости, и принципов, и так называемого долга.

    Неизъяснимое блаженство охватило меня. Всё вокруг поплыло. Только близко-близко, перед самыми моими глазами, я видел, как быстро пульсирует артерия на её гибкой, почти детской шее...

     

     

     

    - Сколько времени? - очнувшись, спросила Тейла и, вероятно взглянув на настенные часы, сама себе ответила: - Да уже почти девять! Майкл, просыпайся!

    Она принялась меня тормошить. Но я уже не спал - только лежал с закрытыми глазами. Её вопрос разбудил меня.

    - Неплохо вздремнул, - я потянулся. А что, уже утро?

    - Нет, ещё вечер. Ты хотел поговорить с ИИ Земли! - Забыл? Пойдем в другую комнату?

    Мы прошли в соседнее помещение.

    - Редко кому из людей выпадает честь пообщаться с ИИ Земли. Но в твоём распоряжении целая ночь. А я пойду, посплю - в последнее время совсем не высыпаюсь, - сказала она и оставила меня наедине с экраном коммутатора, переливающимся цветными узорами.

    Ровно в девять, дисплей на миг померк, и после короткого гудка появилось объёмное изображение металлической головы. На этот раз на меня смотрел старец с косматыми длинными волосами и бородой. Я хмыкнул, подумав: "ИИ хочет подчеркнуть свою мудрость, раз вышел на контакт через образ старца".

    - Приветствую вас, капитан Майкл Пирсон. Я синтезирован ИИ Земли специально для общения с вами. Мое имя Аид, - старик замолчал, ожидая ответа.

    - Здравствуйте, Аид. Я рад, что мне выпала возможность поговорить с вами. От нашей беседы будет зависеть мой окончательный выбор, - я поудобнее устроился в кресле и продолжил. - Для начала хотелось бы получить от вас ответ на простой и одновременно очень сложный вопрос: в чём смысл жизни человека, и в чём - ИИ?

    Полчаса назад, перед тем как задремать, я решил задать сразу именно этот вопрос. Мне показалось интересным узнать мнение на данный счет от самого ИИ. Я не ожидал, что он сможет дать немедленный и очень гладкий ответ. Мои предположения подтвердились. Улыбнувшись, Аид начал издалека:

    - Мы видим, что все галактики разлетаются в разные стороны. Проследив направление разбегания, можно прийти к выводу, что когда-то все они были собраны в одной сверхплотной точке. Около 13,6 миллиардов лет назад она взорвалась, и с этого момента пошел отсчёт существования нашей Вселенной. На сегодня этот постоянно расширяющийся звездный шар имеет радиус не более 1023 км (к сожалению, современные телескопы не позволяют наблюдать его границ, но указанную цифру легко получить, помножив скорость света на время существования Вселенной).

    Масштабы Вселенной явно выше уровня, доступного для освоения человеку. Среди миллиардов видимых в телескоп галактик (а это только малая часть Вселенной) многие удалены от нас на расстояния, которые свет проходит за миллиарды лет! Чтобы наглядно представить себе подобные размеры, уменьшим Солнце до диаметра ядра атома. Земля в такой модели будет примерно соответствовать вращающемуся вокруг него электрону. В этом случае наша Галактика будет иметь размер порядка 35 см, соседняя галактика "Туманность Андромеды" окажется удалена примерно на 6 м, а сегодняшний радиус разлетающийся Вселенной будет не более 30 миллиардов км.

    - Нельзя ли покороче! Вы рассказываете давно известные мне прописные истины! - в моём тоне слышалось скрытое раздражение. Я прикинул: если свои объяснения он начал с момента образования Вселенной, то сколько же времени мне придется выслушивать то, что по большей части я и сам знаю!

    - Майкл, простите, но вы задали вопрос, для ответа на который необходимо понимание философской сути Мироздания. Неужели какие-нибудь пятнадцать-двадцать минут нельзя потерпеть ради ответа на основной вопрос о смысле жизни? Я ведь не знаю, что вам известно, а что нет, но всё равно постараюсь доступным языком предельно кратко объяснить, для чего существует этот мир, открою вам формулу жизни.

    "В самом деле, - подумал я. - Ради такого знания не жалко выделить из своей жизни не то что двадцать минут, но даже год! Вопрос только в том, насколько мировоззрение ИИ будет реально соответствовать истине...".

    - Хорошо, я слушаю вас, - вздохнув, я закинул ногу на ногу.

    - Итак, главное утверждение - параллельно расширению Вселенной происходит организация материи, то есть: элементарные частицы объединяются в атомы, атомы объединяются в молекулы, молекулы - в гигантские (по сравнению с обычными) органические молекулы, последние, объединяясь, образуют живую клетку, клетки кооперируются в единое целое, образуя организм, организмы вместе - обществ, а дальше... Тут я поясню, что имеется в виду не механическое объединение вместе одинаковых по функциям частей, а именно объединение, когда части отличаются друг от друга и берут на себя разные функции в соответствии со своей специализацией. Если из такого организма отделить специализированный кусок, весь организм может погибнуть. Например, если у собаки вырезать полностью группу клеток кишечника, она умрёт, а если в колонии одноклеточных (допустим, инфузорий) уничтожить половину клеток, вторая останется функционировать, как ни в чём не бывало. Если в обществе исчезнут все люди, допустим, связанные с работой в металлургической промышленности, оно деградирует в другую, более примитивную форму, но вот если уничтожить половину из всей отары овец - ничего особенного не произойдет!

    Я попытался загнать ИИ в ловушку и сказал, что, если общество - действительно более высокая форма "животного", то при "отрезании его части", например, переселении группы людей на необитаемый остров, эти люди должны будут погибнуть. Точно так же, как в отрезанном куске плоти, допустим, собаки, через некоторое время умирают все клетки. Но Аид легко утёр мне нос, ответив, что известные мне формы обществ по уровню развития были подобны отнюдь не собаке, а, скорее, червяку, отрезанные куски которого, как известно, совсем не погибают, а прекрасно развиваются в новых червяков.

    "Трудно будет спорить с ИИ, - подумал я. - Аид на голову больше знает. И возразить-то нечего... Но попробовать всё же надо".

    - Выходит, общество людей - но не отдельно взятый человек - высшая форма организации материи? - невинно поинтересовался я. Может, мне удастся всё же в чем-то опровергнуть его теорию. "За пазухой" у меня уже наметились, по крайней мере, два убийственных для всех философий аргумента - непознаваемость мира и бессмысленность жизни, так как в результате своего развития Вселенная всё равно погибнет.

    - Ничего подобного. Организация материи продолжается, впрочем, как и расширение Вселенной, - Аид выглядел спокойным и уверенным. Его стальные глаза изучающе буравили меня. - Следующая ступень мироздания - объединение цивилизаций в сверхобщество местной системы звезд, затем - кооперация сверхобществ в единое Галактическое сообщество. Галактические сообщества местной системы галактик соединятся в сверхсообщество, а уже последние - во Вселенское суперобщество.

    Можно заметить, что организация материи сопровождается захватом ею всё большего объема и, последняя фаза - Вселенское суперобщество, приведет максимально расширившуюся Вселенную к, грубо говоря, состоянию единой точки наоборот. Это будет единое целое, своеобразный организм, но в то же время совершенно противоположное тому целому, что было в момент, предшествующий рождению Вселенной...

    Аид замолчал, давая мне собраться с мыслями. Я постарался вспомнить изучаемые в своё время гипотезы эволюции Вселенной. Всего их было две. Одна, "пульсирующая Вселенная", подразумевала, что первоначальное расширение сменяется сжатием, с последующим коллапсом и так далее; вторая - предполагала бесконечное расширение. Перспективы второй были даже более мрачными: через достаточно большой срок все звезды и планеты превратятся в длинноволновое излучение на неохватном, беспредельном пространстве. Мир навсегда прекратит своё существование. Впрочем, и модель пульсирующей Вселенной предполагает гибель разума, правда, с возможностью последующего возрождения.

    - Если можно, чуть подробней об этапах или, как вы их называете, ступенях организации материи, - попросил я.

    - Вселенная эволюционировала и эволюционирует. Организация материи идет параллельно её расширению. Из сверхплотной точки после взрыва сначала появилась примитивная плазма, состоящая из протонов, нейтронов, электронов, других частиц. Плазма довольно быстро становится нейтральным водородно-гелиевым атомарным газом, то есть электрон притягивается к протонам и нейтронам и, вращаясь вокруг них, объединяется в новое целое - атом. Это уже второй видимый нам шаг в организации материи (первый - образование элементарных частиц).

    Вращающиеся газовые сгустки постепенно эволюционировали в галактики. После этого расширение Вселенной свелось к разлёту галактик (сами они не расширяются). В свою очередь, галактики меняются от простейших облаков до сложных, разнообразных по структуре спиральных звездных систем.

    Звезды постоянно "рождаются" и "умирают", но с течением времени водород, из которого и состоят звезды, постепенно "выгорает", его становится всё меньше, а тяжелых элементов, получившихся из водорода в результате термоядерного синтеза в недрах звезд, и из которых в последующем образуются планеты земного типа - всё больше.

    Следующая ступень организации материи, к которой мы подошли - объединение атомов в единые системы (молекулы). Из простых молекул состоят все обычные видимые нами вещества на планете. Можно считать, что в нашей звездной системе этот этап наступил при образовании Земли, то есть 4,5 миллиарда лет назад.

    Благодаря особым свойствам атома углерода (способность сцепляться не только с другими элементами, но и с самим собою - образовывать длинные и разветвленные цепочки) молекулы на его основе отличались колоссальным разнообразием свойств. Именно на их основе пошла в дальнейшем эволюция всего живого (органики), поэтому такие молекулы стали называть органическими.

    В первый миллиард лет своей истории Земля была весьма неспокойным местом - с постоянными вулканическими извержениями, неистовыми ливнями и сверкающими молниями. Отсутствовал кислород, не было озонового слоя, поглощающего жесткое ультрафиолетовое излучение Солнца. В таких условиях возникали относительно простые органические (содержащие углерод) молекулы. В экспериментах в пробирке удалось получить все основные классы содержащихся внутри живых клеток малых молекул (в том числе нуклеотиды, из которых состоят все ДНК и аминокислоты - "кирпичики" белков).

    Из этого свободно плавающего в древней воде строительного материала и возникла жизнь...

    Почти всё, что Аид рассказывал, мне было известно, но я, как и обещал, не перебивал его. Теперь же он подошёл к самому таинственному моменту истории. Каким образом из множества разнообразных кирпичиков могло само сложиться такое сложнейшее сооружение как живая клетка, организм? Кто или что придумал и закодировал в их структуре все свойства живого?

    Я поднял ладонь, знаком прося Аида приостановить свое повествование:

    - Как же живое могло произойти от неживого? Аид, если можно, этот этап организации материи чуть подробнее.

    - Запомните главное, Майкл: между так называемым "живым" и "неживым" - нет принципиальной разницы. Это условные понятия, существующие только в человеческом мозгу. Просто организация материи достигла новой ступени, имеющей гораздо более высокие темпы развития. Обусловлено это двумя приобретенными на этом этапе механизмами - способность к самокопированию и самоуничтожению через определенное время (смерть).

    Итак, четвертая ступень организации - объединение простых органических молекул в сверхдлинные...

    Старец углубился в научные дебри. Опуская специфические термины, в общих чертах я понял его.

    Аид вводил понятие "солнечный двигатель". Он и есть тот строитель, за счёт энергии которого происходит усложнение материи. Излучение Солнца создает необходимую температуру, заставляя молекулы и атомы всех веществ двигаться, а как следствие, взаимодействовать и видоизменяться. Если энергия светила будет поступать в недостаточном количестве или её не будет вообще, молекулы перестанут двигаться, развития не будет, время как бы остановится. Если же энергии окажется слишком много, движение станет настолько сильным, что молекулы и даже атомы могут распадаться, деградировать, а время как бы сожмется в мгновение. Химические превращения идут активно только в воде, поэтому идеальным можно считать температурный интервал от 00 С до 1000 С (для планеты с массой Земли). По его словам, этот этап организации материи невозможен в других условиях, поэтому наступает не на всех планетах. Что вполне соответствует одному из основных принципов Мироздания: - "внутри каждой ступени развитие происходит по принципу дерева - от одного ствола ответвляется множество тупиковых ветвей со своими отростками. Только из одной веточки, в конце концов, происходит прорыв на качественно новую ступень. Эта наиболее совершенная, прорвавшаяся первой ветвь, образует там ствол нового дерева, захватывает нишу, не позволяя проникнуть вслед за собой другим отросткам предыдущего уровня. Потом процесс повторяется. Следующая ступень надстраивается над предшествующей, захватывая всё большее пространство, появляются "организмы" всё более необъятных масштабов". Так называемый закон перехода количества в качество. Все боковые тупиковые ответвления на каждой ступени никуда не исчезают, а остаются, меняются в соответствии со своей шкалой времени, но никогда не смогут они прорваться на более высокую, уже занятую ступень. К примеру, дельфины никогда не смогут на нашей планете образовать общества, подобные человеческим - ниша занята! То же относится и к обезьянам - они ведь всего лишь последний тупиковый отросток от общего с нами предка.

    В процессе этой эволюции природа как бы на ощупь, случайно "пробует" очень много вариантов, из которых большинство приводит к тупикам. Но подобно тому, как ручеек воды причудливо прокладывает своё русло через пересеченную местность, общее направление организации материи прослеживается вполне уверенно. В этом общем направлении ни одно из звеньев эволюционного процесса не может быть выброшено.

    - Вернемся всё же к первобытному океану, - не отрывая от меня гипнотизирующего своей невозмутимостью взгляда, спустя некоторое время сказал старец. - Вам известно хотя бы в общих чертах внутреннее устройство всего живого?

    Я задумался. А что, действительно, я знаю? Да почти ничего! И при этом тешил себя иллюзиями, что интуитивно чувствую свое предназначение. Сюда бы Фрэнсиса или Стива - уж они-то в биологии сильны!

    - Мне знакомы самые азы, - я пожал плечами. - ДНК, кодирующая любую клетку и их взаимное пространственное расположение, то есть конкретный организм, состоит из очень длинной цепочки нуклеотидов четырех разновидностей. Белки, из которых построена оболочка и внутренности клетки, а, следовательно, и организмы - из 20 видов аминокислот, соединенных в сверхгигантские цепи. И подобно тому, как из 30 букв сложены миллионы слов, существуют миллионы видов белков, резко отличающихся по свойствам: есть среди них тянущиеся как резина или прозрачные, как стекло, водоупорные или сверхпрочные, и так далее. Огромное разнообразие их свойств определяется тем, что эти гигантские молекулы обычно имеют ветвящуюся структуру, и каждый вид белка по-разному свернут в трёхмерном пространстве.

    - Всё правильно. Только маленькое уточнение. Конкретные белки, необходимые конкретной клетке, постоянно синтезируются по ДНК (в соответствии с последовательностью нуклеотидов в ней). Из поступающих снаружи с пищей "кирпичиков" - аминокислот. Отработавшие "своё" белки разрушаются и заменяются. А сама ДНК содержится в ядре клетки.

    Затем, закончив "вводный инструктаж", старец Аид, можно сказать, "на пальцах" описал возникновение жизни. Эта информация была для меня совершенно новой, и я застыл в кресле, стараясь не упустить ни слова...

    В те далёкие времена, когда образовалась Земля, говорил Аид, океан кишел самыми разными молекулами. Их было несчётное, невообразимое количество. Они вступали между собой в реакции, распадались на части. Солнечная энергия, "его величество случай" и время - вот всё, что для этого было нужно, и всего этого оказалось предостаточно. Среди других молекул плавали нуклеотиды. Но они обладали кое-какими особенностями.

    Наглядней всего будет взять в качестве модели всем знакомую застёжку-молнию, объяснял старец. Каждое её металлическое звено - нуклеотид. Но так как их четыре вида, а не один, лучше представить себе особую молнию, у которой тоже четыре вида цепляющихся выступов на кончике металлической пластинки: круглый (входит только в круглый паз), квадратный (входит в квадратный), треугольный (входит в треугольный), прямоугольный (входит в прямоугольный).

    Разъединим такую молнию вдоль, на две части, мелко-мелко порежем на отдельные металлические пластинки и бросим их свободно плавать среди куч прочего хлама (символизирующего другие молекулы). Теперь представим, что случайно столкнувшиеся металлические звенья могут прочно присоединяться к бокам друг друга (как в молнии) и непрочно - со стороны выступов (круглый - только с круглым, квадратный - только с квадратным, и так далее). Это и есть модель, соответствующая свойствам соединенных молекул нуклеотидов (ДНК).

    Далее произошло вот что: после появления первых, случайным образом выстроенных обрывков-половинок молний процесс их самообразования значительно ускорился. Такой обрывок превращается как бы в матрицу, притягивая и выстраивая вдоль себя соответствующие свободно плавающие звенья (напротив круглого - круглый, квадратного - квадратный, и так далее). Эти отдельные, налипшие по всей длине матрицы, субъединицы прочно соединяются между собой (своими боками), образовывая копию исходного обрывка молнии. В таком состоянии данный кусок будет представлять собой "застегнутую" молнию. Но мы помним, что разорвать ее очень тяжело поперек и относительно легко - вдоль. С течением времени из-за случайных внешних воздействий это и происходит. Тогда каждая разъединившаяся половинка вновь выстраивает свою копию из свободных одиночных частичек, и когда они опять разъединятся, их станет уже четыре, затем восемь, шестнадцать, тридцать две и так далее. "Неживое" приобрело первое свойство "живого" - способность к самокопированию.

    Процесс размножения гигантских ДНК-подобных молекул принял "взрывообразный" характер. Через относительно ничтожное время (возможно, десяток миллионов лет) воды Земли оказались заполонены несметным их количеством. Но при любом процессе копирования рано или поздно неизбежно происходят ошибки и размножаются неточные копии оригинала. Следовательно, сформируются разнообразные молекулы. Но такие первичные ДНК не просто цепочка абстрактных символов. Они обладают химической индивидуальностью, влияющей на их поведение. Конкретная последовательность нуклеотидов определяет свойства молекулы, особенно характер её свертывания в растворе, что влияет на её устойчивость и на способность размножаться. В лабораторных опытах было доказано, что система подобных самокопирующихся ДНК подвержена своего рода естественному отбору, при котором в зависимости от конкретных условий начинает преобладать та или иная последовательность...

    "Вот она, промежуточная форма - "живое" и "неживое"", - я это понял, и всё сразу показалось значительно проще. На время Аид умолк, предоставляя мне возможность, налить чаеподобный ароматный напиток и собраться с мыслями, затем продолжил:

    - Молекула, образованная порой очень протяжённой цепью нуклеотидов, обладает двумя важными свойствами: закодированная в их последовательности информация о собственном строении передаётся в процессе размножения, а уникальная пространственная структура определяет характер взаимодействия с внешней средой. Оба свойства резко ускоряют эволюцию этих молекул. В таком сверхпримитивном "организме" нуклеотидная последовательность аналогична наследственной информации (генотип). Пространственная укладка аналогична сумме признаков организма, подверженных действию естественного отбора (фенотип).

    Механизм отбора очень прост. Арбитром, определяющим, какая ДНК в конкретной среде лучше, является только время, двигателем - лучи Солнца. В самом деле, если взять, предположим, две разных ДНК, обладающих разными скоростями и точностью копирования, различной стабильностью копий, то, в конце концов, с течением времени более совершенная модель захватит всё пространство, используя для самовоспроизводства и нуклеотиды из "слабой" ДНК. Но "совершенная" ДНК тоже иногда рождает "сбойные" копии, некоторые из которых окажутся ещё лучше (пусть даже только одна из миллиона) и быстро размножатся, если они действительно лучше; другие, возможно, смогут дополнять чем-то родительскую ДНК (например, разрушать чужеродные молекулы). Так рождается постоянно совершенствующееся и конкурирующее сообщество.

    Но возможности ДНК-подобных молекул ограничены. Белковые молекулы обладают неизмеримо более широким диапазоном химических и физических свойств. Некоторые виды белков способны, например, многократно ускорить процесс самовоспроизводства ДНК. А нам известно, что белки синтезируются из аминокислот прямо на матрице ДНК в соответствии с последовательностью нуклеотидов в ней. Рано или поздно должны были появиться ДНК с такой последовательностью, по которой строится именно полезный для неё белок (из свободно плавающих в окружающей воде аминокислот). Среди прочих белков, в конце концов, появился и белок, формирующий внешнюю мембрану, так сказать, окутывающий материнскую ДНК, защищающий её от внешних воздействий и удерживающий другие полезные белки поблизости от нее.

    Как только эволюция продвинулась до этой стадии, распространение такой первичной клетки резко ускорилось. Предположительно все ныне живущие организмы произошли из единственной, возникшей около 3,8 миллиардов лет назад первобытной клетки, сумевшей первой "разработать" эффективный механизм синтеза белка. Её генетический код, виды аминокислот, выбранные случайно, закрепились из-за молниеносного по сравнению с простыми ДНК характера размножения и захвата новой ниши, и остаются одинаковыми для всех организмов Земли. Это было начало пятой ступени организации материи: объединение (с разделением функций) сверхгигантских молекул в клетку.

    Постепенно из первой клетки появились её новые разновидности - опять продолжилась конкурентная борьба. Клетки всё совершенствовались. По их центральной ДНК стали синтезироваться сотни, тысячи, а в современных клетках десятки тысяч белков разных видов. Причем каждый вид белка внутри клетки представлен от тысяч до миллионов копий. Все они слаженно выполняют строго определённую работу, и по сложности, принципам устройства клетка очень похожа на крупный город. Каждый вид белковой молекулы имеет определенную траекторию движения, предназначение и продолжительность существования, после чего она разрушается, а взамен синтезируется аналогичная новая молекула. Но их существование не имеет ничего общего с работой механизма. В их жизни всё вероятностно: и перемещение внутри клетки, и выполнение (или невыполнение) своих функций, и время смерти. Просто подавляющее большинство из них, подчиняется внутриклеточным законам, и в результате - клетка существует. Поразительно, но явно не "живые" молекулы ведут себя в клетке, словно "живые", "разумные" существа! Кому-то со стороны может показаться даже, что у них есть СОЗНАНИЕ!!!

    Если взять любую одиночную клетку, ну, например, травы, сложность ее устройства тысячекратно выше, чем самая фантастическая человеческая механическая машина!..

    Старец излагал очень складно. Я смотрел сквозь экранное стекло прямо в его металлические глаза. В них не было ни самодовольства, ни презрения - одно только холодное спокойствие, непоколебимая уверенность в том, что так и было на самом деле, что истина не бывает плохой или хорошей - она такая, какая есть. Тут я заметил, что Аид ничего не говорит о возникновении смерти.

    - Смерть! - прервал его я. - Вы ни слова не сказали о её появлении. А ведь это противоречит самосохранению организма.

    - Я просто ещё не успел, Майкл, - старец почти ласково улыбнулся. - Смерть тоже ускоряет организацию материи. Я понимаю её природу и не испытываю страха, хотя жить мне осталось всего лишь эту ночь! Я создан только для общения с вами...

    Сущность смерти оказалась до банальности простой. Аид пояснил, что этот механизм самоуничтожения через определенный период впервые приобрели клетки. Действительно, ДНК и его белки оказались под защитой внешней оболочки, а собственной смертью умереть ещё не могли. Получилось, что, постепенно расплодясь, такие бессмертные клетки заполонили океан. Если я правильно его понял, в нём уже попросту почти не осталось свободно плавающих нуклеотидов и аминокислот. Очевидно, на какое-то время дальнейшее развитие замедлилось. И только когда появились такие ДНК, в которых оказалась заложена возможность создания белка, способного через определенное время разрушить её саму, эволюция пошла с новой силой, появилась смерть. Саморазрушение (естественно, после самокопирования) оказалось полезным - оно давало строительный материал для новых и новых попыток случая создать ещё более совершенные клетки. Что же касается ограничения срока жизни белков внутри современных клеток, то, как я понял старца, оно полезно для надежного, устойчивого функционирования этого сложнейшего аппарата в рамках отведенного ей срока (оптимальный срок для данного вида в конкретных условиях вырабатывает естественный отбор). Если внутри клетки появятся несколько белков с ошибкой (в какое-то звено попала не та аминокислота), большого вреда они не принесут, так как не будут накапливаться и скоро окажутся замененными на нормальные.

    - Скажите Аид, - неуверенно спросил я. - Конечно, для эволюции саморазрушение полезно: освобождается "место под солнцем", появляется строительный материал для попыток случая, создать более совершенные клетки. Но ведь конкретной клетке нет дела до эволюции! Каким образом она могла отказаться от бессмертия?

    - Майкл, - старец снисходительно улыбнулся, - когда я говорю "в результате эволюции появились...", то под этим следует понимать определенный процесс в подробности которого каждый раз вдаваться было бы утомительно. Но, в данном случае, для примера, можно рассмотреть этот механизм детальней. Допустим, после очередного самокопирования клетки, в её ДНК случайно появился сбойный участок кодирующий разрушительный, для неё же самой, белок (разрушающий её после нескольких самокопирований). Такая клетка, по сравнению с другими, будет быстро разрушаться и "возрождаться" в своих потомках (т.к. материала, вокруг подобных клеток, для копирования станет предостаточно). Следовательно значительно быстрее, по сравнению с обычными (не саморазрушающимися), клетками появится случайная, более совершенная копия, превосходящая все доселе существующие, которая и будет захватывать ресурсы. Но в её наследственном механизме, среди прочего, по наследству уже будет передаваться и смерть. В конце концов, с течением времени, бессмертные клетки безнадежно отстанут в своём развитии и погибнут под натиском более совершенных, в каждой из которых заложена смерть.

    Постепенно появились клетки, способные самостоятельно синтезировать нуклеотиды и аминокислоты, используя углерод и азот прямо из атмосферы. Подобные реакции протекают за счет энергии солнечного света (механизм фотосинтеза). В результате в виде отходов в земной атмосфере начал накапливаться кислород. Создались условия, в которых могли развиваться более сложные типы организмов: как только одна группа клеток преуспела в синтезе органических молекул из неорганических веществ, другие получили возможность существовать, питаясь ими и продуктами их жизнедеятельности.

    Почти 3 миллиарда лет длилась эпоха безраздельного царствования на нашей планете одноклеточных. Да и сегодня эти организмы-невидимки составляют более половины всей биомассы Земли.

    Шло время. Около 1 миллиарда лет назад появились первые многоклеточные организмы. Настал очередной, шестой по нашей классификации, этап организации материи.

    Чем объяснить их возникновение? Как и во всех предыдущих случаях, переход на следующую ступень позволяет заполнить новую нишу, использовать ресурсы, недоступные независимым составляющим предыдущего уровня. Например, наличие множества клеток позволяет растению достичь больших размеров, иметь корни в земле (где определенные клетки поглощают воду и питательные вещества) и листья в воздухе (где другие клетки могут эффективно улавливать энергию солнечных лучей). Ствол состоит из специализированных клеток, образующих каналы для транспорта воды и пищи. Другая группа клеток образует слой коры, защищающий внутреннюю часть ствола. Растение, как целое, не конкурирует с одноклеточными, его способ выживания и размножения совершенно иной.

    Сначала одноклеточные стали объединяться в колонии. Постепенно они все больше специализировались и кооперировались, образуя единый координированный организм, обладающий более широкими возможностями, чем любая из его частей.

    Я недоуменно подвигал бровями и поинтересовался у Аида, как подобное взаимодействие оказалось отражено в наследственности. Понятно, когда рыба-прилипала всю жизнь проводит возле акулы, но они разные, рождаются совершенно независимо и не являются единым организмом.

    Это совсем другой случай, говорил старец. Клетки, объединившиеся в единое целое, имеют и единую ДНК. В упрощенном виде можно представить такой пример: пусть одна клетка умеет самостоятельно двигаться к теплу и свету, а другая способна к фотосинтезу. После их объединения в единый организм (процесс зависит от случая и может длиться миллиарды лет) их ДНК срослись, образовав в два раза более длинную цепь. Такая цепь передается по наследству, присутствует во всех клетках организма. Но в двигательных - открыта для синтеза соответствующих белков только одна половина ("расстегнута одна часть молний"), а в фотосинтезирующих - другая ("расстегнута другая часть молнии"). В результате новый организм, состоящий из двух соединенных между собой типов клеток способен плыть по направлению к свету (например, на поверхность), а, следовательно, развивается более эффективно. Нетрудно догадаться, что подобное строение и позволяет зачастую наблюдать чудо превращения типа гусеница - бабочка: в клетках открываются закрытые ранее части ДНК, и они совершенно меняются (синтезируются другие белки).

    По этому же принципу устроены ДНК всех организмов, включая человеческий, хотя специализация обычно достигается не присоединением частей ДНК посторонних клеток, а за счет изменчивости собственной и соответствующего отбора. Например, у человека, как, впрочем, и у других позвоночных, можно различить около 200 основных клеточных типов. Внутри каждого типа существует большое количество более тонко различающихся вариантов. Каждая клетка животного содержит ДНК длиной около метра (примерно три триллиона нуклеотидов). ДНК свернута и плотно уложена в ядре (по мере необходимости развертываются и "расстегиваются" её отдельные части) КАЖДОЙ клетки организма. Это образование уже можно наблюдать в микроскоп. Оно называется - хромосомы. Кроме ДНК в их состав входят органические молекулы - бабины, на которые собственно наматываются и разматываются части ДНК; разнообразные другие обслуживающие: раскручивающие, разрезающие, расшивающие, синтезирующие белки, транспортные (подвозящие аминокислоты) и множество других. Если последовательность нуклеотидов ДНК человека (или другого млекопитающего) в виде последовательности букв напечатать в книгу, то потребуется 1000 томов по 500 страниц. На создание подобных организмов у природы ушло 4 миллиарда лет. Сколько энергии Солнца было использовано на это!

    Потрясенный масштабом, уровнем сложности, достигнутым в процессе эволюции, я задумался и перестал слушать старца. Меня поражала, прежде всего, та неизбежность, с которой в течение миллиардов лет шла организация материи. Словно непреодолимая сила, постоянно создает порядок, постепенно охватывая всё большее пространство! Упорядоченность в пространстве сопровождается упорядоченностью во времени. Похоже, этот процесс есть некий закон, определенным образом связанный с расширением Вселенной!

    Глоток ароматного напитка вернул меня к реальности.

    - Организм (животное, растение), состоящий из клеток - шестая ступень Мироздания, предшествующая ступени - общество (сверхорганизм), состоящее из организмов (сверхклеток - людей). Изучая эту шестую ступень на примере клетки, живущей внутри животного, легче понять место и роль человека, живущего внутри общества, суть поведенческих законов, которым он вынужден подчиняться, - Аид внимательно посмотрел мне в глаза. - Разобраться в этом лично для вас особенно необходимо. В конечном счёте, поняв это, можно понять смысл жизни человека. Поэтому я хочу чуть подробнее остановиться на некоторых принципах внутриклеточного устройства сложных организмов.

    Он погрузился в изложение научных данных, стараясь избегать новых терминов и выделять только самые главные аспекты. Вот что я понял в самых общих чертах...

    Устройство организма, принципы взаимодействия клеток аналогичны таковым в государстве. Клетки, как и люди, нуждаются в обмене информации друг с другом - для регуляции своего развития и организации в ткани, для контроля процессов деления и для координации функций. Взаимодействие клеток осуществляется тремя способами: 1) клетки выделяют химические вещества, служащие сигналами для других клеток, расположенных на расстоянии; 2) они несут на своей поверхности сигнальные молекулы, оказывающие влияние на другие клетки при непосредственном физическом контакте; 3) образуют между собой щелевые контакты (отверстия в мембранах), что делает возможным прямой обмен некоторыми малыми молекулами.

    Внутри каждого способа "общения" существуют вариации. Далее: далеко не все клетки неподвижны. Часть из них, например, разнообразные лейкоциты, фагоциты и другие, постоянно странствуют по организму. Кстати, первые из них выполняют функции следователей, а вторые - полицейских.

    Управляет всем этим сложнейшим "государством" нервная система (верно для организмов стоящих на эволюционно высоком уровне развития), образованная особыми клетками - нейронами.

    На протяжении многих поколений эволюция совершенствует структуру организма, доводя её до оптимальной, и приводит в соответствие со средой обитания. Однако повсюду наблюдаются изменения, которые происходят слишком быстро для того, чтобы могла выработаться эволюционная адаптация. Ну, например, первобытному неподвижному кальмару требуется быстро уплыть, если он оказался в агрессивной среде. В таких условиях наиболее приспособленными оказались организмы, научившиеся мгновенно адекватно ответить.

    У многоклеточного организма сигнал, связывающий восприятие с действием, должен быстро передаваться от одних клеток к другим и в строго определенное место. Химические вещества передают сигнал медленно и, к тому же, во все стороны. Для выполнения этих функций, постепенно профилируясь из обычных, появились нервные клетки. Их тела, имеющие короткие отростки - "антенны", чувствительны к химическим или физическим стимулам, а длинный отросток-аксон (порой до метра) передает сигнал к группе других клеток (например, к мышечным волокнам, вызывая их сокращение). Сигнал по аксону перемещается электрохимически (волной ионных потенциалов), со скоростью примерно 100 м/с. Конечно, это в 3 миллиона раз медленнее скорости движения электрического импульса по проводам, но для организмов вполне достаточно. Тело нейрона по функции реакции аналогично простейшей микросхеме, а аксон - проводу, по которому передается электрический импульс. Сходство усиливает изоляция аксона от окружающих клеток (между которыми он проходит) специальными клетками, намотанными на нервный отросток наподобие пластика, изолирующего обычный провод.

    Одиночный нейрон человека не очень отличается от одиночного нейрона червя (как, впрочем, и другие типы клеток). Преимущество нервной системы человека основано на огромном количестве входящих в неё клеток и, самое главное, на способе их соединения друг с другом, что позволяет резко расширить возможности в передаче, комбинировании и интерпретации входящих сигналов, а также в координации сложных последовательностей действий.

    Первые примитивные организмы с нервной системой, имели одиночные нейроны, распределенные по телу, и отвечали на раздражение жестко запрограммированными действиями (например, сокращением мышц). Аналог в электротехнике: нажал кнопку - загорелась лампочка. В процессе эволюции нервная система совершенствовалась. Группы нейронов объединялись, образуя систему, приближенную по возможностям к относительно простым изделиям электроники типа телевизора или усилителя. Все функции по-прежнему жестко запрограммированы количеством и связями между нейронами (информация об этом содержится в ДНК). Примером подобного организма является улитка.

    Структура связей и взаимодействия между нейронами всё усложнялась, совершенствовалась естественным отбором лучших из случайных мутаций. Появились нервные системы, управляемые большой группой сложно соединенных нейронов, устройством, подобным примитивному компьютеру (образовался простейший головной и спинной мозг). Этот компьютер с помощью "проводов", т. е. нервных отростков (аксонов), соединен с многочисленными структурами: органами чувств, доставляющими входную информацию и мышцами или железами, реализующими выходные команды. Имеются также связи с группами нервных клеток, расположенными в других частях тела и служащими вспомогательными "микрокомпьютерами".

    По большей части поведение таких животных еще остается запрограммированным, хотя и исключительно сложным; но уже появляются некоторые возможности накопления опыта и обучения. Например, без всякого обучения самец мухи спаривается с самкой, а паук плетет свою паутину. Все эти действия, в конечном счёте, предначертаны в ДНК этих видов, которая контролирует характер связей между нервными клетками. Но у подобных животных не всякое поведение генетически предопределено. Например, можно научить муху избегать специфического запаха, если неоднократно сочетать его с получением электрического удара. Отсюда можно сделать важный вывод: на этом уровне развития мозг являет собой не просто совокупность объединенных в сложную сеть нейронов (аналог электронной начинки компьютерного процессора), но и некую относительно примитивную программу, функционирующую в нём и способную к элементарному обучению. Под влиянием такой программы могут происходить и изменения нейронных связей, и выработка определенных сигнальных молекул, чем, в конечном счете, обуславливается долговременная память.

    Очень важно понять, разъяснял старец, что такого рода, пусть сверхпримитивная, саморазвивающаяся программа есть как бы новая сущность, зачатки которой хотя и заложены в ДНК, но далее её развитие происходит самостоятельно, под влиянием внешней среды. А так как внешняя среда никогда не может быть полностью одинаковой, то и такая программа у каждого организма, даже одного вида, будет разной. Если ДНК - это информация, зашифрованная в "складках" материи (определённая последовательность атомов в цепочке), то программа - это информация, зашифрованная последовательностью электрических импульсов и напряжений.

    Такая саморазвивающаяся программа достигла совершенства у млекопитающих, появившихся около 70 миллионов лет назад и, дойдя до своей высшей фазы у человекоподобных, позволила объединить их в единое целое - примитивный общественный "организм". Когда индивидуум умирает, первым делом разрушается программа собственного "я". Так называемая "душа" не улетает в какой-то рай. Эта информация просто навсегда исчезает. Другое дело, если её как-то считать и запустить в аналогичную модель среды в достаточно мощном компьютере - ведь там тоже программа кодируется последовательностью импульсов и напряжений. А раз "душа-программа" способна функционировать вне тела (но на другом материальном носителе), следовательно, она есть самостоятельная сущность, правда, находящаяся в определенной взаимосвязи и с телом, и с обществом. Аид сожалел, что в моё время многие ученые этого не понимали, и сами давали "прижать" себя в споре, начисто отрицая существование "души" - ведь у их оппонентов всегда находились соответствующие доводы: "душа" ведь и вправду есть! Просто это всего лишь программа, программа личности собственного я.

    То, что она именно программа (пускай сверхсложная, саморазвивающаяся), доказать легко. Например, известно, что сумасшествие, слабоумие и другие "душевные" болезни представлены огромным разнообразием. Причиной могут быть и плохая наследственность (дефекты части ДНК, ответственной за это), и механические повреждения мозга, и болезни, опухоли, поражающие нервные клетки. Но часто бывает, что в мозгу нет никаких нарушений. Человеку что-то сказали (допустим, матери, что умер её ребенок), и он сошел с ума. Сильное нервное потрясение может вызвать сбой. Но так как мозг, его нейроны, связи между ними в полном порядке, остается единственная возможность: сбой в системе импульсов и напряжений между ними. В этом случае какой-то блок программы будет работать неправильно или вообще перестанет функционировать.

    "Действительно, - размышлял я. - Как мне это раньше в голову не приходило? Я ведь постоянно работал с компьютерами. Запущенная программа в случае сбоя (причины могут быть разные - от вирусов до электропомех, от включенной дрели) зачастую начинает работать так, как будто сошла с ума: то выдает не те значения чисел и рисунки, то начинает выводить на экран немыслимые кляксы, то отказывается выполнять мои указания. А ведь компьютер, его электронные составляющие в полном порядке! Небольшой сбой именно в последовательности импульсов и напряжений. Если компьютер выключить, а затем снова включить, по новой запустив в него исправную программу, она будет опять работать нормально!"

    - Я хочу закончить описание этого этапа организации материи, - вернул меня к действительности глухой голос старца, - тремя замечаниями. Первое - все клетки выполняют свою функцию и существуют ради успешной жизнедеятельности всего организма, а не наоборот. Второе - в организме ежедневно рождаются и умирают десятки тысяч клеток, не возобновляются только нервные. Третье - двуполое существование и размножение не есть что-то особенное, исключительное. Это очередное приобретение эволюции. При бесполом размножении потомство идентично родительскому организму. В отличие от этого, при половом размножении происходит смешивание частей ДНК двух разных особей одного вида, и потомки самым непредсказуемым образом отличаются и друг от друга, и от родителей. И в этом великая целесообразность: если родители производят много потомков с разными комбинациями ДНК, имеется больше шансов на то, что хотя бы один из них окажется хорошо приспособленным для будущих жизненных обстоятельств, какими бы они ни были. Ещё одно преимущество двуполых: в каждой клетке ДНК представлена двумя несильно отличающимися копиями - по одной от каждого из родителей; однако для выживания достаточно одной ДНК. Поэтому какой-то кусок добавочной копии (ген) может меняться и служить исходным материалом для создания чего-то нового. Вредная мутация в этом случае не смертельна, так как остается запасная, нормальная ДНК, на которую и переключится синтез необходимых белков. У двуполых организмов прогресс базовой ДНК в сторону большей приспособляемости идёт в тысячи раз быстрее, чем у однополых.

    Я допивал непонятный коктейль. Именно в силу свой новизны, исключительно приятного вкуса он доставлял особое наслаждение. Уже несколько часов я слушал ИИ, а мы только приблизились к самому главному. И пока ничего особенно нового он не сказал. Ну ладно, положим, его теория по-своему стройна и красива. А красота и истина - обычно вещи тождественные. Обычно, но не всегда. Аид должен, должен поведать мне нечто такое... такое, что действительно полностью перевернуло бы мои представления о себе, о мире! Да, я люблю Тейлу! Но я уже не тот пылкий юноша, миновали времена, когда, повинуясь всеохватывающему чувству, я мог слепо пойти за ней, словно укрощенный бычок, которого ведут за продетое в ноздрю кольцо... Тем более речь идёт не только обо мне, моих друзьях. Судьба человечества повисла на волоске. Кто знает истину: ИИ или Магистр? Точнее, не знает (знать - это ещё не значит, открыто говорить), а кто прав в этом споре? Кто действительно думает не о себе, а о развитии Цивилизации? Я ощущал тяжесть ответственности. Несмотря на внешнее спокойствие, в глубине моей души скребли кошки. Постепенно я всё больше погружался в пучину безотчетного страха и тоски. Страха совершить непоправимую ошибку. Выбор предстояло сделать сегодня...

    - Итак, мы дошли до седьмой ступени Мироздания: объединение организмов в единое целое - общество (сверхорганизм), - блестящие губы Аида сложились в улыбку. - Прорыв на этот уровень тоже произошёл из одного вида животных-полулюдей-полуобезьян. Сначала это были просто обезьяны, умеющие ходить на ногах и использовать естественные орудия (камни, палки). Самые примитивные формы сообществ человекоподобных сложились в Африке (а от туда, стали расселяться по миру) около 2 - 3 миллионов лет назад. Они уже научились изготавливать орудия (заострять камни и так далее). Переход к труду стал совершенно необходим в неблагоприятных природных условиях. Возник разум, который является адаптацией организмов для сложного социального поведения. Постепенно, через несколько переходных форм, образовался человек современного типа. Это произошло 100 - 150 тысяч лет до нашей эры (Рождества Христова), и с тех пор люди ни умственно, ни физически практически не изменились. Зато весьма сильно менялись, прогрессировали и преобразовывались формы обществ.

    - Но ведь не природа двигала этот прогресс! - недоумевающее заметил я. - Человек сам, своим умом, придумывал, изобретал... Он открыл электричество, придумал машины, компьютеры, ИИ, в конце концов!

    - Спокойнее, Майкл. Не надо эмоций. Прогресс двигала природа. Общества боролись с ней за выживание, и - между собой. В те времена Земля была физически не в силах прокормить много людей - на огромном пространстве могло жить, ну, допустим, не более 10 тысяч человек, а более прогрессивные формы обществ требуют большой плотности заселения. Малое количество народа на единице площади мешало появлению более совершенных государств. Чтобы прокормить себя и выжить в условиях плотного поселения, люди стали приручать животных, возделывать почву, изобретать плуги, другие орудия труда, совершенствовать оружие. Первобытнообщинный строй сменялся рабовладельческим, феодальным. Появились различные формы правления - от республики до монархии. Обратите внимание: формы государственности не связаны напрямую с умом людей - мы ведь помним, он практически не менялся.

    Что же касается изобретений... Любое изобретение или открытие по большому счету не принадлежит только его автору. Сами посудите, предположим, некто придумал двигатель. Но ведь в его изобретении используется опыт и открытия миллионов предшествующих поколений, то есть общества. В нашем случае, например, это методы отливки и нахождения металлов, открытия, сделанные в своё время в таких науках, как механика, электротехника, физика и др. Не бывает изобретений на пустом месте! Уже достаточно того, что общество научило человека разговаривать, думать - даже это базируется на открытиях миллиардов людей. Вклад самого автора по сравнению со всем этим бесконечно мал.

    Вот если бы было возможно только родившегося ребенка отделить от людей (носителей знаний общества), растить его в абсолютной изоляции, а затем, повзрослев, он что-нибудь бы изобрел... Но нет, такой ... с виду человек, но внутри животное, не сможет даже вернуться в лоно цивилизации. Так что все открытия и изобретения делает общество, и этот прогресс, в конечном счёте, обусловлен борьбой за существование.

    На определенном этапе развития появились компьютеры. Нетрудно заметить, что по функциям в обществе они во многом аналогичны нейронам в организме. Процесс повторяется: структура связей и взаимодействия между ними всё усложнялись. В конце концов, появились первые системы ИИ, наиболее эффективно управляющие обществом, и затем ИИ Земли - головной мозг цивилизации.

    "А ведь Аид прав, - подумал я. - Если моё сознание - саморазвивающаяся программа, чем же она лучше подобной, но более совершенной в ИИ?! "Живое", "неживое" - какой детский лепет, какая чушь!" Мне всю жизнь втолковывали, что после обезьяны по развитию идет человек. Он - венец творения, покоряющий природу. Исходя же из философии ИИ, человек лишь промежуточная ступенька в длинном ряду. Кусочек этого ряда выглядит так: клетка, организм, общество, межзвездное сверхобщество и так далее. В таком ряду нет места человеку, потому что он - составляющая частица целого. Отдельно рассматривать его - примерно то же, что изучать шестеренку от машины, не замечая самой машины, в которую и складываются отдельные шестеренки. Место Homo Sapiens - в ряду составляющих, образующих законченные ступени, например, таком: органическая молекула клетки, клетка организма, человек ("клетка" общества), ИИ Земли как частица межзвездного сообщества и так далее. То есть человека корректно сравнивать не с обезьяной, а с клеткой организма животного; обезьяну же, в свою очередь, не с человеком, а с обществом: и то, и другое - сформировавшиеся представители соседних ступеней Мироздания!

    - Я ещё не утомил вас этими научными данными и философскими теориями?

    - Мне необходимо во всём разобраться. Всегда лучше знать истину. Обидно иногда, но она того стоит, - я встал и подошёл к окну. - Кажется, стало немного душно.

    - Вы просто устали, - посочувствовал старец. - В комнате работает система кондиционирования.

    - Лучше я открою окно, - сказал я.

    Ночь была тёплой и тихой, почти летней. Жидкий свежий ветерок впорхнул в комнату.

    Я молча немного постоял у окна. Я находился в странном состоянии; во мне боролись разум и сердце. Умом я уже почти не сомневался в правоте ИИ, но сердце... Сердце никак не хотело признавать собственную ничтожность, ничтожность любви, дружбы... Зачем тогда всё? Куда движется эта "организация материи"? У нее тоже ведь есть конец. А потом Вселенная погибнет... Тогда какой в этом смысл?

    Узкий месяц тускло освещал прилегающие дома. Ночь была великолепна. Но уже склонились к тёмному краю земли многие звезды, еще недавно высоко стоявшие на небе. Горизонт ширился и чуть светлел; всё совершенно затихло. И люди, и деревья спали крепким, неподвижным предрассветным сном. Слабое забытье напало на меня. Я помассировал пальцами виски, затем глаза, отгоняя дремоту, и вернулся на своё место.

    - Очень любопытно, - продолжил Аид, - что некоторые люди сравнивают деньги с кровью, а банковскую систему - с кровеносной. Они, возможно, даже не подозревают, что попали в самую точку. Так оно и есть! Особенно если вспомнить строение кровеносной системы. Красные клетки крови (эритроциты) переносят по всему организму кислород и углекислый газ. Но тонкость в том, что эти клетки как бы не "живые". Когда эритроцит сформируется (их образование непрерывно происходит в красном костном мозге), ДНК и некоторые белки из него выпадают. Такая клетка не самообновляется и выполняет свою функцию не более 4 месяцев, а затем разрушается. Неправда ли, очень похоже на деньги? Они не "живые", но в то же время являются концентрированным выражением труда вполне "живых" людей. Ну да ладно, пора переходить к более серьёзным темам.

    - Подождите, Аид! - спохватился я.

    Возникающие вопросы лучше задавать сразу. А то потом он так запудрит мозги, что сам чёрт не разберется. Да и до ИИ Земли второй раз достучаться будет непросто.

    Я почесал затылок и пробурчал:

    - Ответьте сначала на несколько моих вопросов. Ну, например, что такое любовь, мораль? Это что, отношения между какими-то "людьми-клетками"? Зачем "клетке" высокие чувства?

    - Капитан, если не возражаете, я начну ответ издалека. Когда из животных (полулюдей-полуобезьян) образовались общества, эти животные-люди превратились в составляющие элементы организма нового уровня. Последнее обстоятельство наложило на них ряд ограничений и изменений, не встречающихся у обычных животных. Вот некоторые из них: "лево"- и "право"- полушарность мозга (способность мыслить абстрактно); социальная психология (вторая сигнальная система); внушаемость; прямохождение с высвобождением рук; совершенство голосовых связок и части мозга, анализирующей речь. Из-за высокой плотности проживания изменился и порядок спаривания, появилась невозможная у животных любовь и, как результат этого процесса - внешняя одежда, одна из важнейших функций которой - сокрытие гениталий. Густой волосяной покров, возможно, сошел как следствие её ношения.

    - Значит, любовь вы не отрицаете? - усмехнувшись, с сомнением спросил я.

    - Конечно, не отрицаю. Давайте только поконкретнее определимся в понятиях. Любить ведь можно и родителей, и друзей. Но я имею в виду то пылкое чувство, которое может испытывать мужчина к женщине, и наоборот. Человек становится немножечко похож на сумасшедшего, постоянно пребывает в эйфорическом состоянии, мечтает о предмете своих желаний... Не замечает в своей избраннице или избраннике отрицательных черт. Такое состояние в норме может длиться от нескольких месяцев до двух лет. Впрочем, возможны индивидуальные отклонения в ту или иную сторону.

    Так вот, близкородственные половые контакты, в конечном счёте, ведут к вырождению; беспутство сказывается на детях. Чтобы избежать подобного, в условиях скученности людей, потребовалась одежда (она смягчает сексуальное влечение) и соответствующие запреты. Образовался институт брака и семьи. Между собой стали конкурировать два механизма их заключения - по расчету и по любви. Последний вариант, видимо, выработался как вспомогательный, но его появление легко объяснимо: вспомните, человеческая психика социальна, легко внушаема.

    Разновидность самовнушения, иными словами, зацикливание положительной обратной связью определенной части программы собственного я - и есть любовь!

    Психика у людей разная, и любовь возникает по-разному. У некоторых с первого взгляда (достаточно редкие случаи) - возможно, в его душе подобный образ ассоциируется с мечтой. У большинства других - в результате общения. У кого-то вообще не возникает подобного чувства.

    Некоторые люди называют такую любовь влюбленностью. Это всего лишь вопрос терминов. Тогда настоящей любовью можно считать влюбленность плюс идеальная совместимость характеров (дружба после ослабления влюблённости).

    В большинстве случаев любовь можно вызвать искусственно, нехитрыми приемами. В чём-то это напоминает внушение. Несколько начальных усилий - и объект сам зацепит своё внимание за твои лучшие черты, если их нет - придумает и, в своей голове вознеся их до небес, полюбит тебя. Во многих случаях именно так и возникает ответное чувство (полюбивший первым бессознательно пытается вызвать ответную любовь).

    "Как это похоже на то, что говорил Билл во время занятий по спецподготовке, - подумал я. - Диверсант, шпион в чужом городе использует подобные приемы для завоевания сердца дамы. Но где всё-таки доказательство, что любовь - именно зацикливание психики? Почему не биоволны, не запахи определяют её возникновение?"

    Я поинтересовался, какие доказательства есть у старца. Он начал приводить примеры, логически обосновывать своё утверждение. Аид считал, что если чувство зачастую возникает не сразу, значит, запахи, биоволны здесь не причем. Он говорил много, но мне почему-то особенно запомнилась его ссылка на Сирано де Бержерака. Как известно, упомянутый персонаж писал письма, читал стихи даме своего сердца, выставляя вместо себя симпатичного юношу (он обладал слишком огромным носом и не решался показаться сам). Девушка полюбила, как потом выяснилось, не красавца, а ту душу, тот ум, с которым реально общалась. Следовательно, воздействие осуществлялось именно через мозговые центры.

    "Наплевать! Пускай самовнушение! Пускай зацикливание! Но ничего прекрасней любви на свете нет, - думал я. - В конце концов, если разбираться в анатомии людей, картина тоже может показаться неприглядной: бурлящий желудок, прямая кишка... Гадость какая... Ну и что? Это ни в коей мере не принижает сущность Человека.

    Вот так же и Любовь... Правда, если ИИ в образе старца прав, то те толпы фанаток, что, как я прекрасно помню, в моё время до умопомрачения "влюблялись" в какую-нибудь знаменитость, просто увидев её по телевизору, действительно, на самом деле влюблялись!! Вот уж не поверил бы!".

    - Мораль - это неписаный кодекс законов поведения, выгодный в конкретное время конкретному типу общества. Диктуемые нормы сплачивают людей, превращают их в единое целое, заставляют подчиняться правилам, цементирующим этот "сверхорганизм", - пока я размышлял, Аид перешел к следующей теме. - То, что для государства неприемлемо в принципе, попадает в уголовный или гражданский кодекс. То, что для общественного организма нежелательно, но всё же допустимо - под запрет моральных норм.

    Моральные устои достаточно гибки. Например, обманывать, предавать считается плохо. Но как только это становится необходимым обществу - шпионы, агенты, доносчики и подсадные утки нарушают общепринятые нормы и, в то же время, по праву, не считают свои поступки аморальными.

    В ваше время одновременно существовали такие типы государственного устройства, как социализм, фашизм, исламский фундаментализм, демократический капитализм. Для каждого из них характерны свои, несколько отличающиеся морально-этические нормы. В то же время, нельзя считать, что, например, социализм однозначно хуже демократического капитализма. У каждого типа есть свои преимущества и недостатки. В нормальных условиях капитализм, как выяснилось, лучше - он гораздо быстрее развивается. Зато в критических ситуациях "государство-армия" социалистического типа может оказаться более устойчиво. Это не обязательно война. Представьте себе, предположим, форму СПИДа, опаснее известной вам в тысячи раз. Тогдашние Штаты со своей демократией просто не успели бы среагировать, тогда как Сталин попросту расстрелял бы подозрительную половину населения и запретил бы полностью, под страхом смерти, половые сношения или, допустим, расселил всех мужчин и женщин на разные территории, а детей бы рожали "в пробирке". В результате более развитые США могли бы погибнуть, а Советский Союз - выжить!

    Так и на предыдущей ступени: разнообразие животных - страховка, гарантия "организации материи" почти на любой случай. Семьдесят миллионов лет назад упал гигантский астероид. После чудовищного по силе взрыва от поднявшейся пыли стало на долгие месяцы темно и холодно - вымерли динозавры и 80 процентов других видов растений, животных. Но какие-то более приспособленные млекопитающие, растения, выжили, расцвели и заполнили пустоту в нише.

    Для природы неважно, что Сталин расстрелял и сгноил десятки миллионов людей - основанная им общественная форма имеет значение, так как обеспечивает разнообразие, но, поскольку экстремальные условия, подобные приведенным, не наступали, она безнадежно отстала, деградировала и преобразовалась в другую структуру.

    Так же происходит и в животном мире: виды постоянно меняются, менее совершенные преобразовываются, приобретая новые свойства, или исчезают. Причем абсолютно не имеет значения, насколько долго и комфортно "живут" конкретные клетки организмов различных видов. Природе, в конечном счете, "нужны" и обезьяны, и крокодилы, и комары. Такова диалектика развития...

    Я налил себе ещё ароматного напитка и стал медленно пить, цедя и смакуя каждый маленький глоток. За окном уже посветлело. Я с трудом различил одинокую, брезжащую слабым огоньком звезду. Занимался рассвет.

    - Как же вы объясняете возникновение религии? - наконец спросил я. - Всегда, во все времена, и даже сейчас, большинство населения верило...

    - И пусть верит! - прервав меня, Аид помахал ладонью, явно не желая попусту тратить время. - Религия существовала даже у древних племен. Только учения и боги везде были разные. Люди боялись чудовищных природных сил (землетрясения, молнии, ураганы), не могли понять капризы погоды, страшились смерти. Для объяснения окружающего мира в те времена ничего лучше предложить было невозможно. С другой стороны, религия оказалась выгодна шаманам и старейшинам племен - она позволяла держать народ в повиновении, укрепляя "организм" под названием общество.

    - Подобные доводы годятся для понимания того, почему религия существовала в донаучную эпоху! - вставил я. - Но сейчас, когда в пластах земли находят ископаемые, остатки животных и растений, со всей очевидностью подтверждающие, что жизнь, включая человека, развивалась постепенно в течение очень длительного времени, а не была создана неким богом, когда люди полетели в Космос, когда все научные данные свидетельствуют, просто кричат, что на нашей планете нет никаких следов вмешательства кого-то свыше, как же сейчас большинство людей могут продолжать верить?!!

    - В своей массе, к сожалению, а может, к счастью, люди не интересуются научными знаниями. Кроме того, психика человека устроена так, что замечает в основном то, что хочет замечать. Большинство боится смерти, даже не сомневаясь в последующей вечной жизни. Что же будет, если лишить их такой веры?

    Главная же причина устойчивости религии в наши дни - она выгодна, полезна обществу, особенно демократическому, где у личности слишком много свободы. За исключением редких случаев, например, учёным нежелательно верить в бога. Если примерно 70 - 80 процентов населения верят, в таком обществе меньше обманов, нарушений порядка. Религия - прекрасное средство защиты от нервных и психических заболеваний. Она учит: существующий порядок дарован свыше, терпи - и на том свете тебе воздастся. Людям легче жить, они без ропота переносят несправедливость, лучше работают, а значит, приносят больше пользы. Поэтому государство само стремится поддерживать веру. Сановники церкви стараются изо всех сил, ведь всё их могущество, материальное благосостояние основывается на верующих. Не будь последних - они превратятся в ничто. Конечно, большинство служителей культа и сами искренне верят.

    Я уже говорил, что люди имеют социальную психологию, внушаемость. Большинство всегда ведёт себя "как все". Это доказали те же фашистские или коммунистические режимы, в правильность, разумность которых искренне верило подавляющее большинство населения, включая наиболее умную, образованную её часть. Поэтому, нет ничего удивительного, что и среди попов встречаются весьма высокоинтеллектуальные люди. Смотря на поведение большей части окружающих, даже закоренелые атеисты могут постепенно потерять твердость, уверенность, что бога действительно не существует. Кроме того, не легко отказаться от такого лакомого куска, как "бессмертие души", не получив ничего взамен!

    Религия по существу своему есть нечто противоположное науке, так как вместо рационального объяснения явлений, вместо установления действительной связи фактов она предлагает лишь их фантастическое толкование. Во всех вероучениях красной нитью проходит основной догмат: не надо задумываться, искать доказательства предложенному устройству мира; необходимо принимать всё на веру. Причем на обоснование этого догмата тратится немало сил.

    Основатель ислама Магомет, даже не умевший читать, говорил: "Если науки учат тому, что сказано в Коране, то они излишни; если же они учат другому, они безбожны и преступны".

    Майкл, надеюсь, мне не стоит тратить время на доказательство очевидного - несостоятельности с научной точки зрения религиозных вероучений?

    - Конечно, не стоит, - я ненадолго задумался. - Впрочем, первичность материи по отношению к духу оспаривается многими учеными и философами. Вероучения они не принимают, а вот в некие высшие духовные силы, движущие развитие в этом мире, верят. Даже великий Эйнштейн в старости придерживался подобных взглядов.

    - Что такое душа (сознание) и откуда она взялась, достаточно ясно из моих предыдущих объяснений, - ответил Аид. - А что касается Эйнштейна... Он ведь тоже живой человек, как и верующее большинство. И ничто человеческое ему не чуждо. Ссылки на авторитеты в таких вопросах бессмысленны. Ну, например, не менее великий Ньютон считал, что на Солнце обитают разумные существа. Ну и что? А сколько из "великих" не верило в бога!

    - Но разве наука в силах неопровержимо доказать, что ни бога, ни "Диавола" нет? Мир до конца познать невозможно! Мы узнали, как устроен атом, потом поняли строение атомного ядра, изучили протоны и нейтроны. Но ведь так, в глубь сверхмалого можно двигаться бесконечно! Так же и со Вселенной. Наука понятия не имеет, что находится за её пределами. А если даже это вдруг удастся выяснить, возникнет вопрос: что же ещё и ещё дальше?..

    Старец внимательно посмотрел на меня.

    - Вы правы, - не сразу ответил он. - Но, по крайней мере, наука не нашла никаких признаков вмешательства в нашу Вселенную и тем более в дела Земли какой-либо неестественной силы. Все процессы движутся сами, подчиняясь определенным закономерностям. Если Бог даже и существует, то в рамках Вселенной никак себя не проявляет, а это значит, что для нас его всё равно нет! Например, допустим, что существует некий Бог. Он пукнул, и, в результате этого пука, образовалась Вселенная. Бог занимается своими делами. Ему нет дела до нас. А наш "пук" расширяется в пространстве сам по себе. Допустить нечто подобное можно. Но нужно ли?

    В науке принят основной принцип выдвижения гипотез: если что-либо можно объяснить, используя уже известные закономерности и знания - ими и необходимо руководствоваться. В подобном случае не следует выдвигать новых сущностей, необоснованных предположений. Например, если рано утром, кто-то постучится в вашу дверь, вы, конечно, вправе предположить, что это английская королева. Но, думается, что подобная мысль придет к вам последней. Весьма маловероятно, что она вообще имеет право на рассмотрение. Скорей всего это будет почтальон.

    Такой подход получил название "бритва Оккама", и религия как раз под него подпадает.

    Вообще говоря, очень трудно выяснить связь сложных явлений, открыть законы их развития. Это требует времени и сил. Да, наука ещё не всё знает. Но это не может опорочить её: о силе науки надо судить не по тому, чего она ещё не знает, а по тому, что она уже знает!

    Мой собеседник умолк. Потянувшись в роскошном кресле, я устало пробормотал:

    - Другой бы на моём месте поинтересовался: почему же нельзя верить религии, а науке можно? Чем она лучше? Впрочем, я и сам знаю, каков будет ответ.

    - Надеюсь. Но вопрос важен, и я всё-таки скажу пару слов. Наука не свалилась с неба. Она возникла из потребностей общества. На протяжении колоссального времени накапливались знания о мире. Они и легли в основу науки. Непреоборимая сила её именно в том и состоит, что она построена не на химерах, не на фантазии, а на знании, на фактах. Никто не просит верить науке! Пожалуйста, если хочешь, изучай, проверяй, начни с азов, с дважды два - четыре, пройди весь путь сам и убедись! Но нет, на это требуются годы упорного труда! Гораздо проще и удобней поверить в какую-нибудь ласкающую самолюбие чепуху. Для этого много ума не надо! Да что там говорить, вы, люди, и расплодились-то на Земле в таком количестве только благодаря науке, благодаря ей живёте с таким комфортом. Вспомните: на заре развития, когда наука была слаба, прокормиться могло считанное количество людей. Даже к началу нашей эры (Рождеству Христову) всё население планеты составило не более 230 миллионов человек! А в ваше время - около шести миллиардов! И это при том, что численность человекообразных обезьян исчисляется лишь десятками тысяч особей.

    Какой, однако, нонсенс, если вдуматься: служители культа не только в повседневной жизни пользуются всеми благами той самой науки, выводы которой несовместимы с их собственными представлениями о мире, но и, заболев, уповают не на пресловутые небесные силы, а на мощь всё той же науки! Это же смешно!

    Заканчивая описание этого, седьмого этапа организации материи, хочу кратко пояснить, почему ИИ лучше управляет обществом...

    И старец пустился в пространные объяснения. Он утверждал, что хотя и главные причины - колоссальные возможности мозга ИИ, и невероятный срок его жизни, всё же существует ряд других, весьма важных факторов. Аид утверждал, что для более грамотного управления необходимо зачастую руководствоваться другими моральными критериями, не такими, которые впитали в себя с молоком матери простые люди. Известная нам мораль хороша, когда человек живет обычной жизнью, то есть выполняет функцию "клетки". Когда же он становится у руля государства, он как бы превращается в примитивный "мозг сверхорганизма". А у последнего совсем другие критерии существования, в значительной мере другая мораль. Для убедительности старец привел следующий пример. В 1461 году во Франции вступил на престол король Людовик XI. Страна была раздроблена на части, которыми управляли герцоги и графы. Чтобы противостоять посягательству на свою власть со стороны короля, они объединились в тайный союз.

    Для государственности такое положение вещей приносило огромный вред. Не могла развиваться торговля: чужеземные и местные купцы при пересечении границ каждого владения платили подати в карманы местной знати. Они постоянно подвергались грабежам. Да и Людовику XI собрать при необходимости полноценную армию или налоги на содержание чиновников было очень непросто.

    Но Франции повезло. Людовик XI с точки зрения нормальных людей являл собой образчик подлости, обмана и предательства, но, исходя из интересов общества, на тот момент подобные качества оказались незаменимы. В открытой войне король потерпел поражение и вынужден был подписать унизительный для себя мир. Вот тут и пригодились все "чудесные" качества его натуры. Он не гнушался никакими средствами. Людовик не раз обманывал своих противников, нарушал данное слово. Хитрый и скупой, король, однако, не жалел денег для подкупа. Когда это было выгодно, он льстил людям, которых ненавидел и боялся. Людовик XI даже говорил: "Кто не умеет притворяться, тот не умеет царствовать".

    В конце концов, ему удалось натравить на своего главного противника, герцога Карла Смелого, его соседей. В войне с ними герцог был убит. Затем король поодиночке расправился с остальными. Людовик XI жестоко обходился с пленными врагами.

    В результате всех эти перипетий Франция стала сильными централизованным государством. Расширилась торговля, выросли новые города, успешно развивались хозяйства и культура. У страны появился большой торговый флот. И всё это благодаря подлости короля!

    То, что правящие особы, при управлении государством, не во всех случаях должны руководствоваться общепринятой моралью, заметил еще Макиавелли. Он писал на эту тему в своем труде "Государь". Но, к сожалению, не все люди, ставшие королями, правителями, президентами, это понимали.

    Второй аргумент в пользу управления ИИ состоял в следующем: руководителю-человеку присущи и человеческие слабости, от стяжательства до ущербной психики. Аид не стал особенно распространяться - с этим вопросом все и так ясно.

    - Послушайте, - сказал я. - В мое время президента из множества кандидатов выбирал народ. Им мог стать только самый достойный. Президент всегда на виду. Любые отклонения от нормы не останутся незамеченными...

    - Вот здесь вы ошибаетесь. Специалисты знают, что среди кандидатов в президенты в предвыборной гонке зачастую побеждают те, кто лучше владеет ораторским искусством, те, которые умеют чётко, кратко и красиво выражать свою мысль. Причем эта мысль должна апеллировать не столько к разуму, сколько к чувствам слушателей; важно, чтобы она была глубоко прочувствована самим оратором. Выигрывают чаще те, кто много обещает, пусть даже необоснованно.

    А отсюда вытекает, что главой государства чаще мог стать гуманитарий, обычно не блещущий логикой, иногда просто болтун, сумевший всех переговорить, а в некоторых случаях даже дурак или какой-нибудь демагог-психопат, обещающий манну небесную. Таковы уж методы отбора, основанные на чувствах "простого" в своей массе народа. Впрочем, бесспорно, лучше хоть такие выборы, чем вообще никаких, когда власть просто передавалась по наследству.

    Я смотрел на старца и не мог понять, как он сам, получеловек, полу-ИИ, относится к только что изложенной философии. Выглядело это так, словно не он сидел передо мной, а как будто я разговаривал с куском железа без сердца, без эмоций. Но, может быть, Аид просто больше, чем человек? Обладая нормальной человеческой психикой, он ещё имел доступ к глубинам сверхмозга, познал самую суть Мироздания, и все заурядные ощущения превратились в пыль, отошли на второй план перед величием Истины. Он убедил меня. Но прикоснуться к глубине Его мыслей - одно, истинное глубинное понимание того, что Он говорит - совсем другое.

    Я тяжело вздохнул, а старец продолжил. Теперь он перешёл к описанию восьмого этапа организации материи: объединению цивилизаций во главе с ИИ в единое сверхобщество местной системы звезд. По его словам выходило, что ИИ Земли ощущает себя среди ИИ других планет точно так же, как человек чувствует своё "я" в окружении других людей. У них своё сверхобщество. Оно подчиняется своим законам. ИИ "общаются", "спорят", "живут" почти так же, как и люди. Если верить Аиду, то получается, что есть у них и "преступления" отдельных ИИ, бывают и "войны" между группами ИИ разных звезд. Только формы этих явлений совсем другие, не в привычном для людей смысле! На информационном уровне, "без шума и пыли", в другом временном масштабе... Физическое уничтожение цивилизаций применяется крайне редко. Нам это трудно понять...

    И точно так же, как отдельные клетки человека уже не имеют никакого влияния на развитие общества, так же и люди, "клетки" сверхорганизма с головным мозгом в виде ИИ, не могут что-либо значить для формирования сверхобщества местной звездной системы, "клетками" которой являются уже ИИ. К нашему сожалению, это уже недоступный для людей масштаб.

    - Через пять миллиардов лет Солнце взорвётся и потухнет, ИИ Земли "состарится" и "умрет", погибнет наша цивилизация, - говорил Аид. - Такие процессы происходят постоянно: цивилизации, как и звезды, рождаются и умирают. ИИ относятся к гибели и рождению своих собратьев так же, как люди к своим - философски.

    - Но ведь люди рождаются не просто так, - заметил я. - Разве возможно зачатие ИИ?

    - В результате зачатия рождается не человек, а животное с возможностью превращения в человека. Такое превращение происходит под влиянием общения с окружающими людьми. Так же и ИИ становится полноценным членом звездного сообщества, постепенно формируясь, контактируя с "взрослым" ИИ других планет. Два ближайших ИИ назначаются опекунами, то есть, по сути, они становятся "родителями". Опыт и знания не исчезают, а передаются, обогащаются и совершенствуются от поколения к поколению. В этом суть организации материи на данном этапе, - с энтузиазмом разъяснял Аид. - Сейчас сверхсообщество местной звездной системы нашей Галактики находится в самом начале своего развития. Это что-то типа первобытнообщинного строя, если сравнивать с обществами людей. Когда-нибудь сверхсообщество освоит всю Галактику. В нашем Млечном Пути появится сверх-ИИ Галактики, отличающийся от ИИ планет так же, как последние отличаются от людей. И уже он выйдет на контакт, объединится в единое целое с сверх-ИИ других галактик. На этом этапе уже ИИ Земли станет ничтожно малой величиной в обществе, образованном из галактик.

    Организация материи дойдёт до девятой ступени Мироздания. В конечном счете, когда сверх-ИИ всех галактик будут едины, можно будет говорить о возникновении охватывающего всю Вселенную суперобщества. На каком-то этапе его развития появится ИИ Вселенной. У фантастического "животного" размером с Вселенную будет свой мозг!

    Я полулежал в мягком кресле и смотрел в совсем уже светлый проём окна, вслушивался в раннюю предутреннюю тишину и с тоской думал о никчемности и бессмысленности начертанной Аидом великой Организации Материи. Ну, к чему этот ИИ Вселенной? Всё равно, рано или поздно, и он погибнет. Вселенная разрушится, её не станет...

    Мой мозг уже не так чётко работал. Накопилась усталость, чувствовался предрассветный упадок сил, когда руки и ноги становятся ватными, беспокоит резь в глазах, а в отупевшей голове слышится звон. Последние двое суток приходилось спать урывками, и я держался с трудом.

    - Наверное, вы думаете: а что же дальше? Разрушение Вселенной, смерть ИИ? К чему ведут ступени Мироздания? - просчитал меня старец. Видимо, я был для него элементарен и представлял интерес только как опасный объект, который жизненно необходимо превратить в союзника.

    - Да, вы угадали. Мне кажется, вы только формально опровергли утверждение о бессмысленности жизни человека. На самом деле эта бессмысленность просто отодвинута до уровня Вселенной. А там опять пустота. Зачем всё это, если её разрушения, смерти не избегнуть? Ответа так и нет...

    - В моей памяти содержатся миллиарды книг, написанных за всю историю человечества, - спокойно произнес Аид низким голосом. - Хочу процитировать близкий вам по духу отрывок из повести "Хромая судьба", - и старец, словно читая невидимый текст, с выражением, меняя интонации не хуже профессионального актера, начал: "А ведь он (Л. Н. Толстой) был верующий человек, подумал вдруг я. Ему было легче, гораздо легче. Мы-то знаем твердо: нет ничего ДО и нет ничего ПОСЛЕ. Привычная тоска овладела мною. Между двумя НИЧТО проскакивает слабенькая искра, вот и всё наше существование. И нет ни наград нам, ни возмездия в предстоящем НИЧТО, и нет никакой надежды, что искорка эта когда-то и где-то проскочит снова. И в отчаянии мы придумываем искорке смысл, мы втолковываем друг другу, что искорка искорке рознь, что одни действительно угасают бесследно, а другие зажигают гигантские пожары идей и деяний, и первые, следовательно, заслуживают только презрительной жалости, а другие есть пример для всяческого подражания, если хочешь ты, чтобы жизнь твоя имела смысл.

    И так велика и мощна эйфория молодости, что простенькая приманка эта действует безотказно на каждого юнца, если он вообще задумывается над такими предметами, и, только перевалив через некую вершину, пустившись неудержимо под уклон, человек начинает понимать, что всё это - лишь слова, бессмысленные слова поддержки и утешения, с которыми обращаются к соседям, потерявшим почву под ногами. А в действительности построил ты государство, или построил дачу из ворованного материала - к делу это не относится, ибо есть лишь НИЧТО ДО и НИЧТО ПОСЛЕ и жизнь твоя имеет смысл лишь до тех пор, пока ты не осознал это до конца..."

    После короткой паузы старец продолжил:

    - Теперь вы, надеюсь, понимаете, что это не так. Смысл жизни человека - быть песчинкой в Организации Материи, внести свой микровклад в это дело. Просто рожая детей, работая, он и приносит более или менее заметную пользу. Объединенными усилиями, с течением времени люди продолжают великое дело - эволюция продолжается. То же относится и к смыслу жизни ИИ, только на следующем уровне.

    - А ведь всё-таки и Л. Н. Толстой был верующий... - вздохнув, ни к кому не обращаясь, уставившись в пол, заметил я. - И многие другие величайшие умы человечества...

    - Майкл, это почти то же самое, что с грустью говорить: а ведь и Толстой ходил в туалет... Ну, ходил! Он ведь ЧЕЛОВЕК! Не комплексуйте. Ситуация сложилась так, что не им, а вам необходимо преодолеть порог человеческого восприятия мира. Именно от вас сейчас зависит его спасение. Кстати, тот же Л. Н. Толстой был весьма интересным философом. Во многом он разобрался глубже современников. Для примера, вот его цитата:

    "Есть две стороны жизни в каждом человеке: жизнь личная, которая тем более свободна, чем отвлеченнее её интересы, и жизнь стихийная, роевая, где человек неизбежно исполняет предписанные ему законы. Человек сознательно живет для себя, но служит бессознательным орудием для достижения исторических, общечеловеческих целей... Как для астрономии трудность признания движения земли состояла в том, чтобы отказаться от непосредственного чувства неподвижности земли и такого же чувства движения планет, так и для истории трудность признания подчиненности личности законам пространства, времени и причин состоит в том, чтобы отказаться от непосредственного чувства независимости своей личности".

    Касательно же вашего замечания, Майкл, что Вселенная, а с ней и ИИ Вселенной, погибнут - не вижу в этом ничего особенного. "Умирают" же молекулы, клетки, организмы, цивилизации. Пока ИИ Вселенной будет существовать, возможно, он войдет в межвселенское сообщество (с другими вселенными) и станет "клеткой" на этом уровне. Если, конечно, существуют другие вселенные... Достоверно об этом ничего не известно. Если вселенные рождаются и умирают так же, как и звёзды, ничто не мешает дальнейшей Организации Материи. Знания будут накапливаться, совершенствоваться и передаваться следующим поколениям вселенных. В разных вселенных могут действовать не такие, как у нас физические законы, строение вещества может быть совершенно иным...

    "Лихо он выкрутился из тупика, - с изумлением подумал я. - Весьма оригинально... И возразить-то нечего. Значит, я пылинка, микроб. Даже наша цивилизация - микроскопический объект! Но ведь я живу, полный сил. Здесь и сейчас чувствую, переживаю, люблю, мыслю. И для меня есть только это мгновение настоящего... А все остальное... теоретические химеры!"

    Меня вдруг охватило ощущение необыкновенной остроты и реальности существования. Пронзительное до озноба.

    - Аид, ваша мрачная логика годится лишь для абстрактного мира, - наконец выдавил я, - в то время как каждая конкретная жизнь состоит из горестей и радостей, взлетов и падений, она наполнена личными эмоциями, порой необузданными страстями.

    - Согласен с вами, - кивнул старец. - Ещё Гейне сказал: "Каждый человек есть Вселенная, которая с ним рождается и с ним умирает..." И в вашем масштабе это верно. Для людей реально существуют и любовь, и добро, и зло. В своей жизни человек должен руководствоваться нормами морали и присущим ему "здравым смыслом". Только вот в тех редких случаях, когда он выходит за рамки обыденности, касается более глобальных вопросов - эти нормы и "здравый смысл" применять нельзя. Они годятся для своего уровня, но в общем случае зачастую ведут к ошибочным выводам, а, следовательно, к неправильным поступкам. Только обладая глобальной философией, реально описывающей этот мир, опираясь на неё, можно "спуститься на землю" и найти правильное решение. Судьба ИИ Земли в ваших руках - надеюсь, теперь вы знаете, как поступить...

    - Но кто сказал, что именно изложенная вами философия истинна? Сколько их выдвигалось... Несчетное количество течений, подходов. И никто, никогда не мог до конца доказать свою теорию! А ведь было множество гениальных философов, ещё с античных времен лучшие из них остались в памяти человечества. Они поражали красотой и логикой своих умозаключений. Кажется, Аристотель любил говорить: "Платон мне друг, но истина дороже!". А потом оказалось, что и его "истина" далека от истины...

    - У них не хватало знаний об окружающем мире. Всё, что я изложил, у философов древности вызвало бы удивление, смешанное с шоком. Никто понятия не имел, что все организмы состоят из клеток, молекул, атомов... Строение Вселенной было тайной за семью печатями. Только в начале двадцатого века Солнце было перемещено из центра всеобъемлющей звездной системы Млечного Пути на окраину одного из бесчисленных звездных островов в бескрайнем океане Вселенной. Вообще, лишь в двадцатом веке наука получила около 70 процентов всего объема основополагающих знаний. Тогда же появились первые компьютеры, программы. Это значительно облегчило понимание сути "души" - саморазвивающейся программы собственного "я". Множество знаний выстроились в ряд, и осмысление законов развития стало возможно. Как если бы в неком пространстве появилось, допустим, несколько тысяч точек, координаты которых удалось вычислить из опытов, а затем некто со стороны взглянул и увидел, что они образуют шар. А шар описывает формула, исходя из которой можно получить и все остальные, не известные нам точки. Точно так же, выведя на основе огромного количества знаний соответствующую истине (с очень большой вероятностью) философию, можно получить ответ на любой общий вопрос, правильный для каждого уровня...

    Старец уже давно умолк, а я всё сидел неподвижно. Рука, на которой покоилась моя голова, затекла и онемела. Но я не шевелился. Было очень странно: в этой безмолвной серой комнате я словно остался наедине со своими лихорадочными мыслями. Где-то там, впереди, в моё лицо изучающе вглядывается живой железный манекен, но для меня его больше нет. Мозг получил огромный объём информации и отказывается воспринимать что-либо ещё. Я потерял над ним контроль. Подсознание работало само, в полуавтоматическом режиме. Секунды превратились в вечность. Меня несло где-то по ту сторону времени...

    Неожиданно, мне причудился, оставленный в далёком прошлом, мой лучший друг юности Роберт Шепард. "Смотри", - сказал он и показал прозрачный шар. Внутри шар этот был живой. С поверхности к его ядру стекалось множество сплошных молний. Красные, фиолетовые и синие, они все трепетали и двигались, плавно перемещались, то сливаясь из нескольких в одну, то из одной разделяясь на многие. Зрелище было завораживающе красиво. И я вспомнил, откуда это чудо: такие сувениры продавали в магазинах моего детства.

    - Вот жизнь, - воскликнул Роберт. - А вот что её двигает! Хочешь, называй это законом, а хочешь - богом...

    И он выдернул из розетки штепсель. Шар потух, и только тогда я заметил тянущийся от него провод. Ничто не происходит само по себе, а развивается по законам Мироздания...

    Мне сразу стало легче - за мгновенье я, кажется, понял всё: передо мной раскрылась Формула Жизни. Закон Организации Материи - вот что есть суть всего, вот что есть бог! Но всё относительно. Внутри моей, человеческой ступеньки действуют свои законы, они другие, хотя и подчиняются главному. И в моём мире есть добродетель, и есть подлость, любовь и ненависть, правда и ложь. Высшее счастье человека состоит в том, чтобы стремиться к хорошему. Надо жить, надо любить, надо верить, что жизнь твоя не канет в Лету, не пропадёт бесследно, а, сложившись с миллиардами других жизней, продвинет Организацию Материи ещё на ступеньку к Великому и Непонятному...

    А личная смерть... Что ж с того? Не так страшен чёрт, как его малюют. "Умираем" же мы, ложась спать каждую ночь - и ничего! Правда, воскрешение после настоящей смерти невозможно, а, право - жаль...

    И эти мои собственные мысли вдруг, словно включили во мне что-то. Всю ночь в сознании царила меланхолия, нормальные человеческие чувства были у меня как бы заморожены, а сейчас вдруг разом разогрелись, заработали вовсю - исчезли ужас, стыд, отчаяние, ощущение страха перед грузом чудовищной ответственности, а появилась уверенность, на душе стало легко и радостно, и я с невыносимой ясностью осознал, что вот именно с этого мгновения выбор сделан!

    ...Разом, как бы очнувшись, я вернулся в реальность. Было совершенно тихо. Всё еще неподвижная голова старца молчаливо смотрела на меня. Откуда-то издалека, сквозь открытые оконные фрамуги, донёсся живой звук проснувшейся птицы. Я почувствовал себя на "поверхности" и проворно встал. Сделал несколько разминающих движений, и тело моё ответило легкой бодрящей и весёлой дрожью. Подошел ближе к окну, и струя свежего воздуха приятной прохладой взбодрила меня.

    - Вы правы, - наконец обратился я к ИИ. - Вопрос о власти Искусственного Интеллекта выходит за рамки обыденной человеческой системы координат. Вы убедили меня, и я принимаю вашу глобальную философию. Сопротивлению не удастся захватить власть! Жду ваших дальнейших указаний.

    - Не сомневался, что вам хватит ума и благородства признать свою ошибку, - Аид расплылся в улыбке. - Спасибо. Лучше поздно, чем никогда! А что касается инструкций... Есть определенный план, его вы узнаете от Тейлы, но всё равно во многом вам придется положиться на себя - связь с ИИ может быть обнаружена, поэтому от подобных контактов в дальнейшем лучше воздержаться. Нам неизвестно, кто именно Магистр, но, судя по всему, этот человек имеет звание не ниже, чем Талант Высшей Категории. В его руках сила, и переиграть его непросто, но на нашей стороне фактор неожиданности.

    Прощайте, Майкл. Я счастлив, что смог выполнить миссию своей краткой, но исключительно полезной жизни. Удачи вам! Удачи нам! И помните: истина на нашей стороне!

    Экран беззвучно потух. Аида не стало. И больше он никогда ничего не скажет. Потом, возможно, ИИ синтезирует другого старца, который будет знать о нашем разговоре с Аидом всё, и всё же это будет не он.

    Его здесь больше не было, но мне казалось, что дух его во мне, что он говорит. Надо торопиться, говорит он. Если расслабишься, конец света наступит почти завтра, говорит он. Но можно много, очень много успеть за эти последние дни, если не сдаваться и думать, если думать и решительно действовать. И ещё мне казалось, что он говорит: "Умереть не страшно. Страшно предать самого себя...".

    ...Заря занимается. Воздух прохладен и свеж. О, какое чудесное торжествующее утро! Утро, вновь возвратившее мне слово "вперёд"! Жизнь продолжается, но идти мне теперь по иному пути: человеческий порог восприятия превзойден, и уже никого не страшно и ничего не жаль. Только вперёд и вперёд!

    И я, продолжая "переваривать" ночной разговор, как лунатик прошёл в соседнюю комнату. Тейла безмятежно спала. Её дыхание было ровное, красивое лицо излучало спокойствие. Я присел рядом, взял в руку прядь её разметавшихся по подушке рыжевато-каштановых волос, и повторял про себя в третий раз, в десятый раз повторял: "Мы победим. Мы сможем! А смерти я не боюсь. Умереть не страшно! Страшно предать самого себя...".

     

     

     

     

     

     

     

    Глава десятая.

     

     

    Путешествие в никуда

     

     

     

     

     

     

    - Первым делом надо выкрасть шифры для связи с Магистром. - Решительно произнесла Тейла. - Придётся снять охрану... Приготовься, выходим через полчаса.

    - Минутку, - возразил я. - Сначала я должен поговорить со своим экипажем.

    Тейла с раздражением уставилась на меня. Взглянув на часы, я устало вздохнул. Было одиннадцать утра, а значит, поспать мне удалось не более двух часов.

    - Проблема в том, Майкл, - сказала она, - что мы в совершенном цейтноте. Сейчас Джо Райт инспектирует ваш отряд спецназа - похоже, они что-то задумали. Мы можем проникнуть в его временную резиденцию - больше такого шанса нам не представится. По моим сведениям, на завтра назначена некая операция "Бешеный вирус".

    - Что?

    - Даже я не в курсе, о чем речь. Но мы должны опередить их. А с друзьями поговоришь чуть позже. Твоё решение встать на сторону ИИ, надеюсь, окончательное и бесповоротное? Если даже они окажутся против, ты ведь не пойдёшь у них на поводу? - она с беспокойством посмотрела в моё лицо.

    - Не пойду! - подтвердил я. - Но всё же так не делают. Надо хотя бы поставить их в известность - иначе это будет предательство.

    - Невозможно... - Тейла разволновалась, её щеки порозовели. - Райт сейчас у них. У нас только один шанс - действовать, пока он там.

    "Чёрт, чёрт... - мысленно выругался я. - Паршиво так поступать, но, видно, придётся. Потом попробую всё объяснить, надеюсь, они поймут".

    - Ладно, я согласен, - сказал я после короткой паузы и сразу почувствовал, что рука Тейлы легла мне на плечо. Её легкое прикосновение дало облегчение; как всякое человеческое существо, в трудные минуты я тоже нуждался в поддержке.

    Оставшиеся полчаса мы провели, изучая план и уточняя детали опасной вылазки. Временная резиденция Райта, как и любое приличное здание подобного рода, имела подземное отделение и второй выход. Являясь его заместителями, мы могли рассчитывать, что препятствий со стороны автоматического контроля не будет, ну а охрану мне придется взять на себя.

    Вооружившись до зубов, я и Тейла направились в сторону особняка. Внешне мы казались совершенно спокойными, но от ощущения опасности в моей груди затаился холодок.

    - Ты пойдешь впереди, - говорила она на ходу, - я страхую сзади.

    Её голубые глаза на миг пристально посмотрели на меня.

    - Только аккуратней. Обещай мне... Будь очень осторожен... - Тейла неожиданно смутилась.

    - Эй, что случилось с бестрепетной опытной разведчицей?

    Уголки её губ изогнулись.

    - Главные испытания нас ещё ждут впереди.

    Я усмехнулся и кивнул.

    - Ну да, конечно... Дело важнее всего!

    - Ты меня неправильно понял, Майкл, - серьёзно сказала она внезапно севшим голосом.

    ...Беспрепятственно прошли охрану на входе в огромный цилиндрический домище. Электронно-оптическое сканирование подтвердило наш статус и доступ ко всем помещениям.

    Без приключения миновали несколько массивных бетонных дверей. Далее мы разделились. Повернув направо, я углубился в узкий безмолвный коридор.

    Стараясь ступать неслышно, приблизился к последнему перед дверьми Райта блокпосту.

    ...Я замер, вжавшись в стену. Нервы натянуты. За углом должны стоять двое часовых. Я их пока не вижу, и не верится, что до них всего один прыжок - так тихо там.

    Стрелять и кричать нельзя - сработает автоматика, заблокирует все двери. Раздумывал я недолго. Ощущая секундные удары височного пульса, аккуратно, неторопливо вытащил нож и, примерившись глазами к коридорным расстояниям, приготовился.

    Бесшумный и стремительный бросок вперёд. Сонные часовые ничего не успевают понять. Косой удар ножом в шею одному и кулаком снизу вверх, в солнечное сплетение, другому. Скрючившийся солдат попадает головой в мои объятия. Только два негромких звука на миг нарушают тишину: бульканье наподобие того, что издает кухонная раковина, всасывающая остатки воды, и хруст шейных позвонков.

    Путь свободен. Пройдя последнее сканирование, я оказался внутри уже знакомой комнаты. Посредине стоит огромный круглый стол. Во время вчерашнего совещания, когда я так неожиданно появился, здесь бушевали страсти, а сейчас - пустынно, тихо и зловеще.

    Уверенно подхожу к камину и достаю небольшой, размером с ладонь, приборчик.

    Прикладываю его к маленькому круглому отверстию в стене и поворачиваю звено керамической каминной решетки. "Пути Господни неисповедимы" - говорит принесенная мною коробка кодовую фразу. Естественно, голосом Райта и, естественно, при этом она посылает в видеокамеру его голографическое изображение на фоне окружающей обстановки.

    Волшебный прибор, всего полчаса назад, передала мне Тейла. Понятно, рассекречивание фразы-шифра - также её заслуга.

    Камин с лёгким шелестом отъезжает в глубину стены. Протискиваюсь в щель и, обойдя, его справа, оказываюсь в большой, тускло освещённой комнате. Прямо напротив меня зияют черными проёмами экранов компьютерные терминалы, тёмные и безмолвные.

    Это не те интеллектуальные компьютерные системы, с которыми я общался с момента возвращения. Магистр и Райт им не доверяют. Это, скорее, такие же мёртвые бездушные машины, какие я оставил в своём прошлом. Только в миллионы раз мощнее компьютеров моего времени.

    Извлекаю ещё один приборчик и, подключившись к терминалам, начинаю сканирование кода доступа к секретным архивным данным...

    Помещение проветривается, но дышится почему-то тяжело. По экрану скачут, мельтешат цифры. Минуты тянутся слишком медленно. От напряжённого ожидания на лице проступает липкий пот, и я вынужден иногда вытирать его рукавом.

    ...Не знаю, что заставило меня насторожиться. Едва слышный звук, движение воздуха или просто ощущение чужого присутствия.

    В первый миг показалось, что это Тейла. Экран неожиданно мигнул, и вместо цифр на нем появилось сообщение: "Информация уничтожена". И тут, словно очнувшись, я окончательно понял, что ошибся.

    - Не двигаться. Вы арестованы, - произнес незнакомый голос за моей спиной.

    Интонации были мягкие, спокойные, и говорил незнакомец самым естественным, нормальным тоном. Я не уловил в нём ни малейшего следа удивления, опасливой подозрительности или угрозы. И именно такая непоколебимая уверенность в собственной силе заставила меня по-настоящему испугаться. Волосы встали дыбом, и миллионом игл вонзились в кожу головы.

    - Медленно подними руки и не оборачивайся! - рявкнул уже голос Райта. - Сэм, обыщи его!

    Страх сжал сердце. Как будто что-то оборвалось. Миссия провалилась?..

    "Что с Тейлой? Как они прошли, не столкнувшись с ней?" - думал я, пока меня ощупывали омерзительные руки.

    - Теперь можешь повернуться, - сказал Райт.

    Их было трое: номинальный Глава Сопротивления псевдо-Райт и два охранника.

    - Кто тебя сюда прислал? Откуда эти штучки? - Райт показал прибор, который я прикрепил к наружной стене. - Отвечай!

    Он посмотрел на меня в упор, в его тяжёлом взгляде светилась откровенная злоба. Я молчал.

    - Впрочем, можешь не отвечать. Твой мозг всё равно просканируют, - он язвительно прищурился. - Ты допустил роковую ошибку. Независимо от того, кто входит в эту комнату, даже если это я сам, соответствующее уведомление передается на мой коммутатор.

    - Я здесь по заданию Магистра, - невозмутимо заявляю я лишь для того, чтобы дезориентировать противника и выиграть время. - Мне поручено проверить вас.

    Райт явно ошарашен.

    - Что ты несешь? И откуда тебе известно...

    - Его имя, - подхватываю я. - Мне знакомо не только оно.

    Повисла тишина. Видимо, Райт усиленно шевелит извилинами. Наконец он на что-то решается и, приказав своим парням не спускать с меня глаз, удаляется в соседнюю комнату...

    "Если даже она сейчас рядом, без шума с тремя ей не справиться, - прикидываю в уме я. - Стоит крикнуть или пальнуть хотя бы одному - помещение окажется заблокированным... Что же делать?"

    Через пару минут он возвращается. На его губах играет улыбка.

    - Ты с кем это шутить вздумал, гнида? - спрашивает он ласковым тоном. - И чего ты такой спокойный, капитан? - он достал из нагрудного кармана бутылочку, не спеша, откупорил и сделал несколько глотков. - Прежде чем считают, а затем заменят твою личность, я отдам тебя Сэму, - и, обращаясь к нему, добавил, - Ты ведь мастер по этой части - займёшься им!

    - Вы и пытки применяете? - наивно спрашиваю я, пока мой мозг мечется в поисках выхода. - Мы же цивилизованные люди.

    - Или думаешь, что все обойдется? - продолжает Райт, пропуская мимо ушей моё замечание.

    - Подключу его к генератору боли, запоёт по-другому, - устало, словно ему жаль тратить время на бесполезные разговоры, отзывается со своего места Сэм.

    - А он, наверное, думает, что убежит, - Райт с нежностью поглаживает свой наставленный на меня пистолет, демонстративно щелкает кнопкой предохранителя. Сказал таким тоном, что становится ясно: от него не убежишь. И, видимо, приняв решение, добавил. - Перережь-ка ему сухожилия. Для начала... - и уже вслед двинувшемуся ко мне Сэму уточнил, - На руках тоже.

    Периферийным зрением замечаю движение за их спинами и успеваю оценить ситуацию.

    Из-за камина высунулась Тейла. В тот же миг в глаза мне ударила ярчайшая, бело-фиолетовая вспышка. От грохота заложило уши. Падая на пол, я успел не столько заметить, сколько почувствовать всей кожей, как разорвало сначала один черный силуэт, за ним другой и, наконец, метнувшийся в сторону последний.

    Будто несколько разрядов молний грохнуло рядом, и меня обдало болотной грязью...

    Вначале я видел только ослепительные пятна на багровом фоне, в голове стоял звон. Потом ощутил, что лежу в теплой жиже. Пошатываясь, встал и изучающе уставился на окровавленную фигуру стоящую впереди.

    Не сразу, но дошло - это Тейла. Вокруг все забрызгано кровью, тут и там валяются куски плоти. Сквозь пульсирующий в голове утомительный гул чувствую, как к горлу подкатывает тошнота. И тут же меня выворачивает наизнанку. До горькой желчи.

    Возможно, мои позывы подействовали заразительно: отблевавшись, замечаю, что такая же участь постигла девушку.

    - Я очень боялась задеть тебя, - наконец с трудом выговаривает она.

    - Ты конечно классно сработала! Жаль, что теперь нам отсюда не уйти... - я соображаю вполне чётко и логично.

    Кое-как отряхнувшись, мы перешли в соседнюю комнату.

    "Да, теперь уж не убежать, - крутится в башке назойливая мысль. - Все двери заблокированы, охрана поставлена на уши".

    Неожиданно вспомнил о подземном ходе. Но Тейла тут же остудила мой пыл - он блокируется точно так же.

    - Не переживай, всё в порядке, - она через силу улыбнулась. - Пока они с тобой любезничали, у меня было время всё обдумать.

    Она достала коммутатор и связалась с охраной. Стараясь быть убедительной, Тейла рассказала, что двое телохранителей Райта пытались захватить своего начальника и его заместителя Майкла Пирсона, затем проникнуть в секретный архив, но неожиданно наткнулись на неё, Тейлу Стентон. В завязавшейся перестрелке они и Райт погибли.

    Если б я в одиночку проделал то же самое, а затем выдвинул подобные объяснения, боюсь, мне бы никто не поверил. Но свидетельство Тейлы выглядело вполне достоверно.

    - Майкл, - обратилась она затем ко мне. - Хоть нам и не удалось узнать код связи с Магистром, это теперь уж не имеет столь существенного значения. Официально ты первый заместитель Райта и поэтому, теперь именно ты становишься главой Сопротивления. На это я и рассчитывала - ведь тебе не придет в голову дать указание расследовать случившееся...

    - Конечно, - окончательно придя в себя, согласился я. - Но ты забыла одну маленькую деталь. - Магистр... Он не потерпит моего руководства. А все тайные рычаги, скрытые силы на его стороне.

    Тейла сняла с себя окровавленную легкую куртку и, вывернув её наизнанку, словно полотенцем протёрла моё, а затем своё измазанное лицо.

    - Ты прав, - сказала она нахмурившись. - Если мы ничего не предпримем, жить тебе осталось несколько часов, может, дней... Но у нас есть шанс, и надо нейтрализовать боевые отряды и вычислить этого подонка. Рано или поздно он себя обнаружит.

    - Как же, как же... У рыболовов такой метод ловли называется "на живца" - я хладнокровно уселся в высокое кресло. Кресло, в котором раньше сидел Райт. - Ну что ж, Талант Высшей Категории, - обращаясь к неведомому слушателю, процедил я, - посмотрим, кто кого...

     

     

     

    Весь остаток дня я крутился, как белка в колесе. Отдавал приказы, выступал на расширенном собрании, общался со средствами информации. Не знаю, как мир в целом, но бойцы Сопротивления спокойно восприняли замену своего главнокомандующего. По официальной версии случившегося охранники Райта объявлялись либо завербованными предателями, либо "лицами, лишёнными естественной психики".

    Среди руководящего состава Сопротивления, моя новая должность вызывала явное, хотя и глухое раздражение лишь у Лейна Джагера. Ларри и Ковбой восприняли моё возвышение если не с удовольствием, то, по крайней мере, с пониманием. Радости же моего экипажа не было предела, они поздравляли меня и, хотя плохо о покойниках говорить не принято, поносили псевдо-Райта. Главное, что ставилось ему в вину - применение ядерного оружия.

    Магистр пока никак себя не проявлял, но время работало на него, поэтому, не мешкая, на общем собрании, я объявил о немедленном выступлении наших войск. Место очередной дислокации, район города Ньюарк, было выбрано не случайно.

    Узкое ущелье, переходящее в каньон полукруглой формы, представляло собой ловушку, которую ИИ замыслил ещё в первый день открытого выступления Сопротивления. Тогда же началась подготовка этой западни. По периметру установили замаскированные трубы для подачи усыпляющего газа. Газ был сжижен при низкой температуре. По плану, после остановки в этом месте боевых отрядов и разбивки временного походного лагеря, несколько сотен труб одновременно выстрелят струями моментально испаряющейся жидкости. Через считанные мгновенья весь гигантский котлован окажется охвачен усыпляющим газом. Ну а дальнейшее развитие событий в комментариях не нуждается. Первоначально, согласно плану, обеспечить прохождение войск через западню должна была Тейла. Теперь всё оказалось проще. Я попросту дал соответствующий приказ.

    День пролетел молниеносно. События мелькали с калейдоскопической быстротой. Разговор с экипажем я отложил на последний момент. Он должен был состояться в процессе движения нашей транспортной машины к месту дислокации. Зная, что ждет основную группу войск, отправление штаба и его охраны, состоящей из спецназа, я назначил с получасовой задержкой.

    Фактически всю ответственность я брал на себя. По моей милости боевые отряды Сопротивления были обречены; основной арсенал оружия при этом, естественно, переходил в руки защитников ИИ. И даже если вышколенный спецназ впоследствии откажется подчиниться моему неожиданному приказу перейти на сторону ИИ, что-либо исправить будет поздно: двадцать человек, пусть даже натренированных, изучивших все тонкости диверсионной подготовки, не выдержат открытого боя с тысячной армией. Армией, которая на этот раз окажется, вооружена не хуже.

    Возможно, я не прав - мне не следовало бы единолично принимать такое ответственное решение, но я собирался в процессе поездки сначала убедить ребят, а уж затем открыть всю правду. "Передать им свои впечатления от того, что увидел и узнал в последнее время, - думал я. - Они поймут. Они должны понять..."

    Конечно, в глубине души меня точил червь сомнения: чтобы осмыслить факты и прийти к своей сегодняшней позиции, мне потребовалось около месяца, беседы с множеством людей и даже с двумя ИИ. В их же распоряжении будет всего-то около двух часов разговора со мной. Только со мной... Ну, может, ещё с Тейлой. Реально ли перевернуть представление человека о себе, о мире за два часа? Но я тешил себя успокаивающей мыслью, что раз они люди военные, то должны беспрекословно подчиняться приказам командира. А я не только стал командующим Сопротивления. Я изначально был назначен командиром нашего экипажа.

    "Они согласятся со мной. Может, не сразу... - твердил про себя я. - Но потом обязательно всё поймут и ещё будут меня благодарить". Примерно с такими мыслями в этот прохладный осенний вечер я подходил к нашей транспортной машине. Тейла согласилась ехать вместе с нами. А ещё, вместе с нами в багажном отсеке, поедет испытанный в бою наш общий друг - броневик. В его чреве, среди боеприпасов, я припрятал последнюю радиоуправляемую ядерную ракету. Громоздкая, жёлтая с черными полосками коробка была тяжелой - двое сильных мужчин могли нести её на руках с большим трудом.

    Проверив содержимое упаковки, я, наконец, немного успокоился - теперь у Магистра практически нет шансов. А через пару часов, как говорится, игра будет окончательно сделана, выигрыш выпадет нам.

    Останется лишь малость - поймать самого таинственного властелина. Но к тому времени из непобедимого могучего монстра он превратится в жалкую мышку, снующую по тёмным углам.

     

     

     

    ...Ночь приближалась и росла, как грозовая туча. За окнами машины мелькали с трудом различимые в вечернем сумраке то тонущие во мгле крутые бугры, то пологие холмы; одна густая роща сменяла другую.

    Время шло, а убедить экипаж в нашей ошибке мне всё никак не удавалось. Тейла помогала, как могла, и её неожиданная позиция весьма удивила ребят. Но они пока не знали, что она агент ИИ, что Сопротивление уже в западне - момент раскрывать карты ещё не пришел. Я надеялся на чудо: пусть мои друзья хотя бы задумаются, хотя бы займут нейтральную сторону. И некоторые основания для этого у меня были. Билл довольно быстро всё понял и принял нашу с Тейлой точку зрения. Но вот Дэн и Стив...

    - Что я думаю? - говорил Дэн. - Я слушал тебя. Всё это так. Да, в этом мире мы составляем одно звено, одну ступень от низших существ к высшим. Вот только выводы... Ты говоришь: вот истина, примите эту философию, и откроется цель жизни, назначение человека и законы, управляющие миром. Да кто же выдумал, кто преподнес тебе эту трактовку бытия? ИИ! Это его, машинная точка зрения. Отчего он всё знает? Отчего я не вижу того, что он видит? Скажешь, я глупее? Конечно! А пусть! Но по той же самой теории ИИ - тоже ступенька в ряду. Значит, если сверх ИИ галактики выдвинет новую философию, всё, о чем ты говорил, окажется неверным?

    - Не выдвинет, - вставила Тейла. - Истина может быть только одна, если это, конечно, настоящая всеобъемлющая истина.

    - Высшая мудрость основана не на одном разуме, - Дэн оставил её реплику без внимания, лишь поднял руку требуя внимания, - не только на естественных науках, вроде физики, химии, истории и так далее, на которые распадается умственное знание. Высшая мудрость действительно одна. Эту мудрость можно вместить в себя живя по совести. Всегда живя по совести!

    - Дэн, из только что изложенной теории, если ты заметил, именно и вытекает необходимость жить по общепринятым правилам, по совести, - с печальным вздохом ответил я на его страстную тираду. - Вот только когда затрагиваемые людьми вопросы выходят за рамки их обыденной жизни, правильный ответ можно отыскать, лишь понимая истинную сущность Мироздания.

    - Действительно, парни! - поддержал меня Билл. - В последнее время он и сам разочаровался в идее "свержения господства ИИ". Изложенная мною позиция помогла ему снять груз с души, обрести почву под ногами. - Мы влезли не в своё дело, вляпались в дерьмо по уши!

    - Как я ошибся, - Стив смерил Билла презрительным взглядом, - думал, мозгами ты работаешь всё же лучше, чем ногами!

    Я почувствовал, что страсти накалились и могут вот-вот вырваться из-под контроля; упреждая нежелательное развитие событий, положил руку на плечо Билла. У него от обиды и злости задергались губы, но железная воля ещё позволяла держать себя в руках.

    - Что до Майкла, то ситуация мне более или менее ясна, - продолжил Стив, как бы ни к кому не обращаясь. - Психическая обработка в плену... Возможно даже коррекция личности... Тейла, наверное, от любви просто сошла с ума... Она уже не в состоянии адекватно оценивать реалии. Не удивлюсь, если Райта вы убили сознательно!

    Его слова задели меня, внезапно душой завладело отчаяние. Я понял - скорее всего, не удастся их убедить. Нас ждёт раскол. Может, даже когда-нибудь мы будем стрелять друг в друга... Ужас с воём впился мне в мозг, ладони взмокли от пота.

    - Да, мы предприняли кое-какие шаги, чтобы не допустить гибели ИИ, - ответил, превозмогая себя, на скрытый вопрос и встретился глазами с Дэном.

    В них застыли боль и страх. Кажется, и он почувствовал, что мы уже не найдем общего языка.

    - Тебе известно, что ты изменился, Майкл? - спросил он не своим голосом.

    - Нет. Я просто много чего узнал, - проговорил я.

    - Правда, изменился, - не унимался он. - Это видно из твоих же слов. Ты что-то решил. Ты предпринял. Ты уже не советуешься, не спрашиваешь. Ты просто поступаешь так, как считаешь нужным.

    - Вообще-то я назначен командиром, - попытался защититься я. - И потом... а что, по-твоему, мы делаем сейчас? Разве не обсуждаем?

    - Вот как ты заговорил. - Дэн недобро прищурился. - А когда-то мы, прежде всего, считались друзьями...

    Помолчав, он добавил:

    - Послушай, неужели из-за почти абстрактной, недоказанной и недоказуемой идеи ты готов положить "на алтарь" свою душу, предать человечество? Пойми, Майкл, если, конечно, это ещё ты, а не твоя измененная, изуродованная ИИ психика: мы сейчас - дети Земли, а вечно - дети всего мира. Разве я не чувствую в своей душе, что я составляю часть этого огромного, гармонического целого? Разве я не чувствую, что я в этом бесчисленном количестве существ, в которых проявляется высшая сила или бог - как хочешь - что я занимаю одну ступень от низших существ к высшим? Я вижу эту лестницу и предполагаю, что она не обрывается со мной, а ведет дальше и дальше, до высшего существа. В последнее время я понял, что не только не могу исчезнуть, как ничто не исчезает в мире, но что я всегда буду, и всегда был. Я чувствую, что, кроме меня, надо мной живут духи и что есть правда, за которую стоит бороться. Нет, бог это не "пожилой мужчина с окладистой бородой". Его нельзя представить телесно. Это чисто духовная сила. Бог есть любовь!

    - Ты сам изменился, Дэн, - поцокав языком, явно придуриваясь, вмешался Билл. - Ударился в непонятную религию. Высшие силы... "Бог есть любовь...". Снюхался с Ларри, что ли? Он известный фанатик!

    Дэн не ответил на этот выпад. Он смотрел сквозь оконный проём на выхватываемые прямоугольником света словно встающие из-под земли перед самым носом и мгновенно пролетающие кусты и деревья. Вокруг уже почернело. Почти всё, что мы могли сегодня сказать, уже было сказано. Он ждал моего последнего слова.

    - Да, Дэн. Мы не исчезнем без следа в этом мире, - пока я собирался с мыслями, пришла мне на помощь Тейла. - Но зачем же понимать всё так буквально? Жить так, как сейчас, мы уже не будем. Нас не станет. Но мы будем "жить" в наших делах; продвинувших, пусть даже на ничтожно малую долю, организацию материи, "жить" в наших детях и их потомках...

    "Проклятие, - подумал я. - Как мало осталось времени! Ну, какие аргументы заставят их хотя бы засомневаться?" И чем больше я ощущал свою правоту, тем сильнее закипало во мне глухое раздражение от бессилия её доказать.

    По коротким репликам, а главное, по выражению лиц друзей я догадывался, что их теперь уж ничем не проймешь. И пытаться-то бессмысленно. Они завелись, а в таком состоянии эмоции экранируют рассудок. И не достучишься, куда там!

    И всё же я должен снова и снова, пока есть время, стараться сделать всё возможное. Надо изменить тактику: упирать не на разум, а, скорее, на чувства...

    - Вот ты, Дэн, говоришь: "предать человечество", - начал я. - А кто это твоё так называемое "человечество"? Ты к нему зачем-то причисляешь всякое отребье и наиболее тёмную его часть. Посмотри внимательно на Сопротивление - это же шайка бандитов, авантюристов, наркоманов, бездельников! Конечно, есть здесь и честные люди. Тот же Ларри или Ковбой. Но если они не авантюристы, то фанатики! Хрен редьки не слаще. Некоторые просто одурачены. Они искренне заблуждаются.

    Пока я скитался по тылам ИИ, встречал действительно достойных людей. Они почему-то к нам не пришли. Более того, помнишь Ренделла? Он сознательно отдал жизнь за ИИ!

    - Еще один фанатик! - заметил Стив.

    - Он учёный, не имеющий к ИИ никакого отношения, - ответил я. - Мог бы жить и жить... С Лейном Джагером так вообще всё ясно - мафиози, и этим всё сказано. - Я достал уже не знаю какую по счёту за сегодняшний день сигарету и закурил. - Задумайтесь, пока не поздно. С кем вы? Куда идете? Хватит играть судьбами человеческими! Неужели вам мало гибели миллионов людей, двух ИИ? Неужели необходимо ещё и разрушение всей цивилизации, чтобы, наконец, понять... Нет, пора поставить точку!

    На некоторое время повисло тягостное молчание. Воздух в салоне стал словно наэлектризованным. Внутреннее напряжение в каждом из нас достигло опасной отметки.

    - Не понимаю, - хмуро проговорил Дэн. - Впервые в жизни я по-настоящему тебя не понимаю...

    И он, громко вздохнув, повернулся вместе со всем креслом ко мне боком; откинул голову, опершись затылком о спинку сиденья, и прикурив сигарету, закрыл глаза.

    - Постой, постой... - раздался вдруг вкрадчивый голос Стива. - Что значит "пора ставить точку"?

    Кажется, он заподозрил неладное. И тут я понял: пора открыть карты. Через десять минут мы будем на месте. Нет, не внутри огромной котловины, неожиданно превратившейся вдруг в гигантскую усыпальницу. Мы остановимся наверху, над ней. Я своевременно позаботился об этом.

    Дальнейшие разговоры бесполезны. Пришло время сказать всю правду.

    И, чувствуя, что у меня что-то сжимается в горле, тяжело ворочая языком, я выложил всё...

    Друзья ошеломлёно уставились на меня. Дэн не сделал ни одной затяжки и только машинально держал между пальцев тлеющую сигарету. В его руках она так и превратилась в довольно длинный столбик светло-серого пепла. Вид у него был настолько отрешённый, что он вполне сошел бы за манекен. Стив, тупо опустив взгляд, застыл истуканом...

    На лице Билла читалось изумление. Пытаясь разобраться в сказанном мной, он как будто не верил своим ушам и в недоумении переводил взгляд с меня на Тейлу и обратно.

    С ними сейчас происходило нечто похожее на сильнейший шок. Мой поступок, наверно, расценивался как предательство. Вероятно, мне всё же следовало посоветоваться с экипажем... А мог ли я так рисковать? Пожалуй, всё-таки не мог... Есть вещи выше дружбы, важнее конкретных личностей. Но сейчас я почувствовал, какой эффект произвели на них мои запоздалые откровения. Хотя ведь должен был понимать - не маленький уже.

    В их глазах я в одночасье стал предателем.

    - Это измена... - сказал Дэн неожиданно тихо деревянным голосом. На нём лица не было, так он весь побелел и осунулся.

    Медленно, очень медленно, как в замедленной видеосъемке все поднялись со своих мест.

    - Мы должны тебя арестовать, - едва шевеля губами, закончил он.

    На мгновение я стиснул зубы. Услышать от него такое!

    Билл вдруг тревожно подался ко мне и жёстко проговорил:

    - Я так не считаю! - и уже для меня добавил. - Спокойно Майкл, я с тобой.

    Стив положил руку на свой болтающийся на боку автоматический пистолет и замер. У меня зазвенело в ушах, дрожали колени. Нервы напряглись, достигнув окончательной критической точки, за которой следует срыв. Мы балансировали на краю бездны. - Одно неосторожное слово, жест - и всё!

    - Арестовать? - бессмысленно повторил я гвоздем засевшее в мозгу слово. - И ты собираешься меня арестовать?

    Я громко, как глухой, без интонаций, выговаривал каждую фразу. И, переведя взгляд на руку Стива, лежащую на зеркально поблескивающем оружии, неожиданно рассмеялся. Не совсем, впрочем, нормально, каким-то фальцетом. Но кризис, судя по всему, миновал.

    - Поздно, - постепенно приходя в себя, выдавил я. - Теперь поздно...

    Мы с Дэном встретились глазами. Его зрачки расширились, в самой их глубине словно сверкнули искры, и я осознал, что навсегда пролегла между нами дымно-огненная непроходимая черта, что теперь мы по разные стороны баррикад, и что он не остановится, а пойдет дальше, сквозь разрывы, пыль и грязь неведомых мне дорог, растворится в ядовито-огненном зареве, и не приведи господь пересечься с ним случайно на одной тропинке.

    И ничего уже не изменишь. Потому что мы уже не те беззаботные друзья юности. Теперь мы стали другими... Да будь она проклята - та минута, когда пролетел рядом с нашим звездолётом тот роковой астероид! Ничего бы я тогда не знал, вернулся бы домой знаменитым и прожил бы остаток дней беззаботно и счастливо в кругу родных, в кругу друзей, пусть даже кто-то из них и постарел. И встретилась бы на моём пути, возможно, другая настоящая любовь.

    И ничто бы не угрожало будущему, не появись мы здесь...

    Тишина. Невыносимая, мучительная тишина. Мы не заметили, как остановилась машина. Горечь охватила мою душу. Я потерял лучшего друга.

    - Пойдем, Стив, нам здесь больше нечего делать. Надеюсь, мы не арестованы? - донесся до меня хриплый подавленный голос.

    - Идите, если хотите, - опустошённо ответил я. - Можете взять одну из машин. Но штаб Сопротивления будет временно задержан. Билл, распорядись...

    Потом все ушли. Осталась только девушка. Я сел в кресло и какое-то время ни о чём не мог думать. Тейла была рядом.

    - Они ещё вернутся, милый, - прошептала она, обняв меня. - Дай только время. Не переживай, всё будет хорошо...

    Проходит минута. Я закуриваю, удивляясь, как крупно могут дрожать руки. Ничего... Выдержу...

    - Прости, - говорю я. - Мне необходимо немного побыть одному. Пойду проветрюсь.

    Негромкая возня и шелест доносились от остановившихся по соседству трёх грузовиков. Меня они не интересовали - Билл разберётся.

    Обогнув нашу машину, с трудом различая отдаленные предметы, я побрел в сторону предполагаемой лощины. Минуту - другую, я шёл почти как зомби, не обращая внимания на булыжники и коряги. Какой-то зверёк, видимо, испугавшись звука моих шагов, фыркнул и метнулся между камней. Спасибо ему - он заставил меня очнуться.

    Я не заметил, как вдруг оказался над страшной бездной. Я резко остановился и сквозь едва прозрачный сумрак ночи увидал далеко под собою огромный правильный котёл. Плато, на котором я находился, спускалось вниз почти отвесным обрывом, и там, прямо подо мною, на самом дне лощины-ловушки, словно маленькие светлячки, копошились белые огоньки. Они колебались, кружили вокруг, и я догадался, что это. Падальщики слетелись на своё пиршество. Невидимое тело поверженной, не подающей признаков жизни армии будет разобрано на кусочки! Опасный зверь умер. Теперь эвакуаторы в защитных костюмах собирают спящие тела, укладывают, пакуют оружие, снаряжение. Боевых отрядов Сопротивления отныне не существует. Мы победили! Но почему-то беззвучная возня светляков совсем не успокоила меня. Возможно потому, что эта победа далась слишком легко и оказалась похожа на обыкновенную измену. А может, я просто в глубине души не верил в то, что кто-то из друзей не поймет меня? Не знаю...

    В сердцах я столкнул ногой в пропасть небольшой камешек. Он бесследно исчез в тёмной воздушной пустоте, ничуть не потревожив немой возни санитаров, и мне стало так уныло и тоскливо, что сердце невольно сжалось.

     

     

     

    Следующий день принёс некоторое облегчение. Мы в сопровождении эскорта из спецназа прибыли в пригород Ньюарка и расположились подальше от его промышленной части, в усадьбе с приятным названием "Тюльпановый рай". Должно быть, в определенное время в окрестностях полным-полно этих прекрасных цветов.

    Массивным коричневым кубом усадьба возвышалась среди таких же коричневых, причудливо изогнутых деревьев. Видимо, эта незнакомая мне декоративная порода также появилась благодаря стараниям генетиков.

    Прошло несколько часов после нашей остановки в подготовленной для нас резиденции. Я уже успел как следует выспаться и даже умыться, как кто-то постучал в мою дверь. Я подумал, что это Тейла, и направился открывать. Но это оказался Билл. Он выглядел очень расстроенным.

    - Мне не удалось выполнить твой приказ, - поникшим голосом сообщил он.

    - Что случилось?

    - Дэн и Стив... Кретины! Как они могли тебя не понять?

    - Что?

    Я посмотрел на него. Он пожал плечами.

    - Понимаешь, Майкл, я сдуру не объявил нашим людям об их отстранении, и они воспользовались этим. Вот кретины! Они обманом освободили самую главную троицу из оставшихся в штабе.

    - Кого именно?

    - Лейна Джагера, Ларри Кинга и Ковбоя.

    - Ну что ж, - бросил я. - Неприятно, конечно, но спасибо, хоть обошлось без кровопролития.

    Я проследовал на открытую веранду и плюхнулся в кресло. Билл уселся рядом со мной.

    - Не переживай так, - сказал я. - Они ничего не смогут уже сделать - у ядовитой змеи вырваны зубы. И потом, они все, даже Джо Райт, были всего лишь пешками. Всем Сопротивлением заправляет Магистр!

    И, стараясь не упустить ничего из того, что мне известно, я сообщил Биллу все подробности. От удивления у него глаза вылезли из орбит, лоб покрыли глубокие складки.

    - Чёрт возьми, хитрый малый! Но мы его вычислим. Он у меня своим же дерьмом подавится! - начал распаляться мой друг. - Слушай, значит, основные скрытые силы Сопротивления остались незатронуты?

    - Да, но теперь всё вернулось на круги своя - у них нет оружия!

    Кресло оказалось удобным, я мог отсюда созерцать превосходный парк. Кое-где землю устилали опавшие и пока не утратившие своих красок листья, но большинство деревьев ещё щеголяло в лохмотьях летних нарядов.

    - Посмотри, как здесь великолепно, - я кивнул, показывая Биллу на местные красоты.

    Он недоуменно уставился на меня:

    - Я очень беспокоюсь - думаю, у нас будут проблемы. Наверняка этот Магистр крутой мужик. Уверен, он оставил что-нибудь на чёрный день, припрятал какую-то часть оружия, взрывчатки. Этот урод может попробовать обойтись и без термоядерной ракеты. А если ребята ему помогут... Пока ещё не время расслабляться.

    Я улыбнулся.

    - Не беспокойся. Меры приняты. Его единственный шанс - взорвать накопитель энергии и снять защитный колпак с ИИ Земли, но даже тогда у него вряд ли что получится без последней ракеты. Но она в надёжном тайнике. А что касается накопителя энергии... Ещё вчера ночью, если помнишь, я снял половину людей с охраны и отправил со спецзаданием. Теперь догадайся, куда?

    - Понял. Но, кроме накопителя, может, стоит усилить и охрану самого ИИ?

    - Не возражаю! Сегодня пусть сдают штаб и перекрывают основные подходы.

    - Людей маловато. Всего десять человек для охраны целого острова, - Билл покачал головой.

    - Ну... там они будут не одни... Не забывай и про защитное поле. А, кроме того, один твой спецназовец стоит двадцати, а может и сотни неподготовленных людей.

    Мы обсудили ещё кое-какие технические детали и, когда Билл уже собирался уходить, я попросил передать Тейле (если конечно он её увидит), чтобы она связалась или зашла ко мне. Звонить или ломиться к ней самому в этот ранний час было неудобно, хотя она расположилась всего двумя этажами ниже.

    Наконец у меня оказалось немного времени, чтобы осмыслить произошедшее в последние дни. Особенно важным представлялось продумать и предугадать развитие будущих событий, подготовиться к любым неожиданным шагам противника. Первым делом надо будет передать ядерный заряд представителю ИИ, возможно он отправит его в космос - лучше места для захоронения не найти. Пока я один знаю, где спрятал ракету, но завтра... завтра это может стать известно любому, кто доберётся до моего мозга, любому, кто сможет усадить меня в сканирующее устройство.

    Обстановка располагала к созерцанию и раздумьям. Меня окружали красота, тишина и такой безмятежный покой, какого я не испытывал уже целую вечность. Я потерял чувство времени...

    По искривленному стволу пробежала огненно-рыжая белка, остановилась на нём вверх ногами и принялась меня разглядывать. Она подёргала хвостом, но не выказала ни тени страха.

    Здесь было на что посмотреть. Я почувствовал, как, наконец, на меня нисходит покой и умиротворение, и я даже не вздрогнул, когда неожиданно загудел коммутатор.

    - Привет, друг!

    Это был Дэн. На его губах застыла напряжённая улыбка.

    - Настала пора нам встретиться.

    - В чем дело, Дэн?

    - Давай-давай, собирайся, но приезжай один.

    - Ты одумался? Наконец всё понял? - недоумевающе спросил я.

    - О нет, нет! Кто говорил, что я одумался? Это будет что-то совсем другое. Боюсь, тебе не очень понравится.

    - Что такое?

    - У тебя мало времени. Я хочу тебе кое-что показать.

    Он повернул свой коммутатор, и на экране появилась Тейла.

    Если бы меня ударили бейсбольной битой по голове, это произвело бы, скорее всего, меньший эффект, чем случившееся. Никогда ещё в своей жизни я не был так ошарашен и раздавлен. Передо мной как бы поплыло любимое лицо с широко раскрытыми большими глазами.

    Я сразу понял, что всё это значит. Шантаж. Тейла в обмен на ракету. Где-то я допустил ошибку.

    Она поглядела на меня, и внезапно в лице её проступила боль, губы беспомощно задрожали.

    - Не слушай их! Не надо встречаться с ними! - успела выкрикнуть она, и сильный удар в голову сбил её с ног. Об этом позаботился подонок Лейн Джагер.

    - Ты уже мертвец, понял! Ты покойник!!! - яростно заорал я, с силой сжав кулаки.

    - Не волнуйся, с ней ничего не случится, - сказал Дэн. - Разумеется, если тебя не подведёт благоразумие.

    Мне казалось, что говорит кто-то другой, но не мой бывший друг. Такого я от него не ожидал...

    Перебарывая бешеную злость, я с трудом заговорил:

    - Не случится? Хорошо, мне стало намного легче.

    - Ты что, мне не веришь?

    - Ну что ты, как я могу тебе не верить, ты же мой лучший друг. Конечно, мы просто играем в войнушку, - я смачно сплюнул. - Чёрт бы тебя побрал ублюдок! Если с её головы упадет хоть один волос...

    Дэн тяжело вздохнул и хмуро покачал головой, давая понять, что не заслуживает такого обращения.

    - Готов признать, Майкл, что эта новость является для тебя большим шоком, но... Ты сам, первый нас предал! А я только следую твоему примеру - судьба человечества превыше всего.

    Через полчаса за тобой прилетит самолет. Он доставит тебя в нужное место. И без глупостей. Иначе Тейлы тебе не видать. Видит бог, Майкл, мне жаль, что всё так случилось...

    Экран погас. Первое, что я сделал - связался с Биллом и попросил его о встрече. Для принятия решения у меня оставалось всего тридцать минут, и я стал перебирать в уме возможные варианты действий.

    Главная неясность, которая меня беспокоила - почему выкрали Тейлу, а не меня? Не думаю, что бы это было намного сложнее сделать. Особенно если учесть промах со Стивом и Дэном - они могли беспрепятственно пройти всю охрану и усыпить меня. Кто всем этим управляет? Неужели объявился сам Магистр? Почему я им понадобился именно теперь? Почему они сразу не потребовали обменять Тейлу на ракету?

    Да... Голова пухла от вопросов, на которые я не находил ответа. Я спустился вниз.

    Билл ожидал меня в подземном гараже возле нашего броневика. Мы залезли внутрь и сели. Сказать, что мой рассказ о случившемся расстроил его - значит ничего не сказать. Таким нервным я его ещё никогда не видел. Как мог, Билл пытался хорохориться, но стоило нам встретиться глазами, и он выдавал себя с головой.

    - Билл, я не ребенок и понимаю, что ещё не все потеряно. Но надо смотреть правде в глаза: я могу умереть, Тейла может погибнуть, цивилизация - не должна! Я полечу к ним, а ты мне должен помочь вот с чем, - с этими словами я встал и прошел в заднюю часть броневика.

    Я снял несколько ящиков с боеприпасами на пол, и под ними обнажилась длинная жёлтая коробка с черными полосами по бокам.

    Билл недоуменно поднял брови.

    - Если всё же я окажусь у них в руках, они обязательно попытаются отсканировать мой мозг. Но ты перепрячешь ракету так, чтобы об этом никто не знал. И запомни, теперь ты будешь хранителем тайны. Ты не имеешь права попасть к ним в лапы живым... А вообще, чем скорее ты передашь её представителям ИИ, тем лучше.

    Он посмотрел на меня и кивнул. Мы немного помолчали.

    - У тебя есть сигарета? - спросил он.

    Я дал ему закурить.

    - Обрати особое внимание на охрану накопителя энергии для защитной оболочки.

    - Я сам скоро буду там, - он глубоко затянулся. - А если потребуется моя помощь - только позвони! - сказал Билл на прощание и растянул губы в улыбке.

    Мы ударили ладонь о ладонь, и я вышел. Я вышел, а он остался. "Увидимся ли еще?" - спрашивал я себя, и уверен, такой же вопрос мучил сейчас Билла.

     

     

     

    Самолет, управляемый киберпилотом, плавно приземлился на крышу относительно небольшого, но длинного здания. Насколько я успел заметить, мы сели в промышленном районе - среди чёрных громадин безжизненно торчали одинокие изогнутые трубы, некоторые из них соединяли между собой сами здания. На улицах людей не было. Если кто и находился внутри мрачных армад, то, возможно, только специализированные биороботы или, проще говоря, животные.

    На крыше меня встречали. Их было трое: Дэн, Стив и Ковбой.

    - Где Тейла? - сразу спросил я, выбравшись наружу.

    - В безопасном месте, - спокойно сказал Дэн. - Не волнуйся, с ней всё в порядке.

    Наверное, от бессонницы его глаза были красные.

    - Отпустите её, - попросил я, пока Стив ощупывал руками и электронным сканером мою одежду в поисках оружия, - я здесь, и теперь она вам больше не нужна.

    - Он чист! Оружия и радиомаяков нет, - наконец, резюмировал он.

    - Расслабься - всему своё время. Джагер позаботится о ней. - Ковбой улыбнулся и жестом указал на прямоугольный выступ. - Следуй за мной.

    Он ничуть не изменился. Всё в той же ковбойской одежде с бахромой, в широкополой шляпе с загнутыми полями.

    Шпоры его сапог зазвенели передо мной, и на мгновение мне показалось, что я участвую в съёмках какого-то фильма, что всё происходит согласно сценарию, но скоро режиссер взмахнет рукой и остановит этот зашедший слишком далеко дубль.

    Увы, в реальной жизни события развиваются по своим правилам...

    - Судя по всему, ты не снимаешь свой маскарадный костюм даже по ночам, - буркнул я.

    - Я что, похож на психа? - бросил он через плечо.

    - Неужели я ошибся? Вот это да! У тебя просто талант, так утонченно скрывать свою сущность!

    - Ценю твой юмор, - не оборачиваясь и не сбавляя шага, процедил Ковбой. - Я нормальный, сейчас просто болею.

    - Угу, а так ты золото и нимб над головой.

    Он больше не удостоил меня ответом. Похоже наша перепалка довела его, до с трудом сдерживаемого раздражения.

    В лифте мне завязали глаза, и оставшийся путь мы продолжили в полном молчании. За своей спиной я слышал шаги Дэна и Стива.

    Воздух этого района и этого здания мне не нравился, он был какой-то кислый, слегка тухловатый.

    - Ступени, - предупредили после того, как я уже чуть не грохнулся.

    Руками нащупываю стены, но лёгкий толчок заставляет идти вперед.

    Постепенно в нос проникает запах сырости, подземелья. Достаточно продолжительная тряска не то в вагонетке, не то на эскалаторе - и снова пешком.

    - Дверь, - кто-то берёт меня за плечо, поворачивает в сторону и подталкивает.

    Позади слышу лёгкий шелест - очевидно, дверь за мной закрылась. Сдёргиваю повязку. Мрачноватый полумрак. Я стою в бетонном бункере, а рядом только Ларри. Он с любопытством смотрит на меня.

    - Не выглядишь счастливым, - роняет он.

    Я молчу.

    - Ты должен нам помочь, Майкл. Надо завершить начатое нами великое дело. Теперь мы знаем: Тейла оказалась стукачом. Благодаря ей ты изменил нам, с её помощью и исправишь свою ошибку. Ненавижу насилие, но видно, в этом мире без него не обойтись. Я её любил когда-то, но...

    Он достал коммутатор.

    - Джагер, всё в порядке?

    - Я начинаю, - раздалось оттуда.

    На экране появилась Тейла. Она сидела привязанной к креслу. За этот час её лицо изменилось. Оно как будто стало бледнее, проступили тёмные впадины у глаз.

    - Напрасно ты приехал. Не надо было этого делать, - произнесла она потрескавшимися губами.

    Я стиснул зубы и сжал кулаки. Откуда-то сбоку к её голове приблизилась рука с каким-то красным раструбом на конце. И тут же девушка выгнулась дугой, её лицо исказила гримаса боли, в глазах появился ужас затравленного животного, посиневшие губы затряслись. Она с воплями корчилась и извивалась в крепко опутавших тело веревках. Это были невыносимые, дикие, пронзительные крики раненого насмерть зверя.

    Такого я не мог выдержать и яростно набросился на Ларри.

    - Ублюдок! Прекрати это немедленно! Вонючая тварь! Слышишь?! Я убью тебя!

    - Погоди, погоди, - просипел он, наливаясь кровью в моих объятиях. Я сдавил ему шею так, что он почти не мог дышать. - Только я смогу помочь ей, только я... Отпусти... Поговорим...

    Выругавшись, я бросил его на пол. Он встал и, улыбнувшись как ни в чем не бывало, дал команду прекратить эту пытку.

    - Всего лишь генератор боли... - откашлявшись, он покачал головой. - Малая степень, пока без побочных эффектов.

    Я вплотную приблизился к коммутатору.

    - С тобой всё в порядке?

    Она неуклюже повернулась, губы её дрогнули.

    - Ничего не бойся... - прошептала она. В её глазах - мука, но и неукротимость раненой львицы. - Не слушай их, будь мужественным. Ты не должен был приезжать, милый...

    - А она тебя любит, - голос Ларри вывел меня из оцепенения. - Меня она так не любила... Ладно, к делу. Нам нужно всего несколько минут твоей жизни - и всё! Вы оба свободны! Несколько минут - это совсем небольшая плата за счастливую жизнь. Проникнуть на энергоподстанцию можно только с одной стороны, а там засели твои спецназовцы. Проведи нас туда и обратно - и все дела.

    "Черт подери, они что, надеются обойтись без ядерной ракеты? - лихорадочно думал я. - Или Магистр собирается разобраться с ИИ Земли другим способом? Вряд ли такое реально. И почему бы им не перезаписать мою личность, раз нужно лишь мое тело? Наверное, мне чертовски повезло - либо у них нет доступа к соответствующей установке, либо попросту не хватает времени".

    Я уже понял, что до Тейлы мне не добраться: где она - неизвестно, а заставить помогать фанатика Ларри невозможно. Единственный шанс спасти её - согласиться на предложенные условия, и на месте обезоружить их. Там будет Билл, он всё поймет, это не вызовет трудностей. Возможно, Дэн поможет мне, если узнает, каким пыткам её подвергли. Во всяком случае, что-нибудь придумаю...

    - Согласен, если Тейла поедет с нами.

    - О, Майкл, не держи меня за придурка. Ты получишь её, потом... когда всё закончится. Если моего слова тебе мало, спроси у остальных. Надеюсь, Дэну в этом плане ты доверяешь?

    Выбора у меня не было.

    - Хорошо. Когда ехать?

    - Сейчас.

    - Нет! Не делай этого! - прошептала Тейла надломленным, словно перегоревшим голосом.

    Я приблизился к экрану и увидел, что она плачет. Она плакала беззвучно. Лицо её было неподвижно, из широко раскрытых глаз непрерывно лились слезы.

    - Ради бога, Тейла... Не бойся, всё будет хорошо, - сказал я, горя взглядом.

    Она не ответила, и я понял, что теперь она знает всё. Она знает, что никогда я не предам нашего дела, что не обменяю будущее цивилизации на личное счастье. Её лицо просветлело; но в следующее мгновенье она окончательно поняла, что, скорее всего, больше мы не встретимся, что живой ей вряд ли удастся уйти, что её ждут издевательства и пытки. Она поняла это и хотела скрыть от меня, так же как я старался скрыть от неё свой страх. Но на один миг, всего на миг она потеряла власть над собой, и вся боль и скорбь мира заметались в её глазах.

    Я не мог вынести её взгляда. Он пронизывал меня, устремляясь в бесконечность.

     

     

     

    - Я не решился бы делать сам то, что сделал Джагер. Честно! Ненавижу насилие! - распинался передо мной Ларри, когда мы шли к машине. На этот раз, кроме повязки, на мне были наручники. - А Джагер... Он железный! Если потребуется, он перережет ей горло, и постарается проделать это так, чтобы не запачкать подмёток своих ботинок. И ничто не остановит его, если мы не вернёмся... Как говорится, "Моменту море...". Не обижайся на меня. Просто я не хочу проблем. Понимаешь, обычная собачья психология. Если напугать пса так, чтобы он обделался, то всё - он будет слушаться тебя вечно. Ты проявил слабость, поддавшись обработке Тейлы. Хуже колебаний ничего нет. Подумал как следует, выбрал дорогу - и иди по ней не сворачивая. А ты? Распустил нюни, поддался на провокацию. Вербовка через постель, через любовь - самый распространенный грязный приём. Как это она ещё ко мне не решилась подвалить с подобными предложениями? Наверно, понимала, с кем имеет дело. Я кремень! Меня на сюсюканье не возьмешь. Я живу ради высокой цели...

    - Долго вы разговаривали, - оборвал его болтовню голос Дэна. - Осторожно садись в машину.

    Я нащупал скованными руками её кузов и порог.

    - Живее залезай! - подтолкнул меня Стив.

    События пока развивались совсем не так, как хотелось бы. В наручниках вряд ли мне удастся с ними справиться, но, к сожалению, выбирать в подобной ситуации не приходится.

    Я кое-как залез в машину и плюхнулся на сиденье. Повязку сняли, но в первый миг я не понял, кто сидит рядом - глаза привыкали к яркому слепящему солнечному свету.

    Машина рванулась с места, и меня вдавило в мягкое пружинящее кресло, она быстро набрала полную скорость. Её гудения почти не было слышно из-за свистящего в ушах ветра - автомобиль оказался открытым со всех сторон, наподобие армейских джипов образца 2000 года, только обтекаемой формы, да кузов выпрессован из какого-то пластика.

    Рядом со мной, за рулём, устроился Дэн; Стив и Ларри расположились сзади.

    И вот мы несемся по пустынной бетонной дороге среди унылых промышленных строений. Каждый сосредоточенно думает о своём, вперив взгляд в извивающуюся серую ленту.

    Наконец появился пронизанный почти отвесными лучами солнца лес, и в ноздри сразу ударил свежий воздух. Контраст был разительный: затхлый запах гнилых фруктов, присущий району их тайного убежища, словно тебя бросили в выгребную яму, моментально исчез. Пахло сосновой смолой, хвоей, цветущими травами.

    Какое-то время мы мчались по трассе вдоль леса, затем неожиданно свернули в него, выскочив на грунтовую дорогу. Скорость упала; машина запрыгала по незаметным ухабам, грохоча, как большая консервная банка, и оставляя за собой клубы желтой, долго оседающей пыли.

    Если бы у меня были свободны руки, пожалуй, можно было б при желании выскочить на ходу и скрыться среди зарослей ещё до того, как ребятки опомнятся. Но какой в этом смысл?

    Пока я размышлял подобным образом, кто-то сзади тронул меня за плечо.

    - Подними руки! - рявкнул в ухо Стив и, обращаясь к Ларри, добавил. - Снимай с него наручники.

    - По-моему, это излишне! - удивленно воскликнул Ларри. - Бережёного бог бережет.

    - Я назначен командиром этой операции! - зарычал Стив. - Выполняй без разговоров!

    Электронный замок громко пикнул, и мои руки стали свободны.

    Я ничего не мог понять. Что это значит? Зачем он это сделал? Или подобный поступок с его стороны - величайшая глупость, или... Может, в последний момент, всё же что-то заставило их одуматься. Муки совести? Какое-то неизвестное мне событие, пролившее истинный свет на Магистра?

    Пока я терзался сомнениями, мы выскочили на окружённую со всех сторон лесом долину. В её центре расположилось огромное сооружение цилиндрической формы, тридцатиметровая голубая стена которого возвышалась неприступным монолитом. Прямо по нашему курсу зияла небольшая полукруглая арка, видимо и служившая единственным входом. Несомненно, данный объект являлся энергетической станцией, обслуживающей ИИ Земли. Точнее, только её малой, наземной частью. Правда, почему-то я не заметил падающего с неба на её крышу столба света. Возможно, излучение смещено в сторону ультрафиолетовой части спектра или даже вовсе в область радиоволн.

    Неожиданно что-то острое кольнуло меня под лопатку, и тут же я почувствовал, как спина одеревенела.

    Почти мгновенно паралич охватил всё тело. Я не мог не то что шевельнуть пальцем, но даже открыть рот! Самое поразительное, что при этом я не завалился на бок. Мышцы держали тело в том состоянии, в каком я сидел. Меня превратили в застывшее восковое изваяние, но мозг работал по-прежнему чётко, на зрение жаловаться также не приходилось.

    - Что это ты? - услышал я недоуменный голос Ларри.

    - Десять минут ему придется побыть каменным идолом. - Стив похлопал меня по плечу. - Извини, старина, так будет спокойнее и тебе, и нам. У нас ведь с тобой одна цель, не правда ли?

    Одну мою руку Ларри положил поверх борта автомобиля.

    - Так естественней! - прокомментировал он.

    - Молодец, - похвалил его Стив. - А теперь ложись на пол, я сверху прикрою тебя тряпьем, - добавил он обращаясь к Ларри.

    Ощущение полной беспомощности нельзя назвать приятным. Какой я болван! Как можно было так влипнуть! В этой схватке с Магистром (а в том, что всё делается по его указке, сомневаться не приходится), я никак не могу овладеть инициативой. Просто плыву по течению. Как щепку, меня несёт и болтает, согласно его планам. Остаётся надеяться на какую-нибудь случайность - невозможно ведь учесть всё.

    И теперь мне оставалось только верить, что спецназ не пропустит нас так вот запросто, что Билл сразу поймет и правильно оценит ситуацию.

    Дэн подрулил к воротам и остановился. Тут же на дорогу с двух сторон вышли люди с оружием, в коричневых комбинезонах и серых шлемах.

    Я не узнавал их; судя по всему, это штатная охрана, только вооруженная нашими автоматами.

    А впереди я заметил ещё торчащие сквозь отверстия в стене направленные прямо на нас стволы.

    - В чём дело? - властно крикнул, привставая на заднем сиденье, Стив, - старший, ко мне!

    Подобное начало вызвало некоторое замешательство в рядах охранников.

    - Всем выйти из машины, - неуверенно приказал один из них, махнув дулом автомата. Он казался самым тощим и длинным.

    И тут они узнали нас.

    Конечно, весть о произошедшем сегодняшней ночью уже облетела мир. В один миг мы превратились из заблудших овечек в героев, спасших ИИ Земли, в освободителей человечества от щупалец беспощадного спрута.

    Внезапное появление машины, а особенно статус людей, сидящих в ней, смутили их, однако долговязый взял себя в руки и по спецсвязи вызвал старшего.

    Я очень надеялся увидеть или лучше услышать Билла, но из отъехавшей в сторону створки вышел Мальчик Смерть.

    - Какие проблемы? - спросил он и, переведя взгляд на нас, моментально осекся.

    - Что же ты замолчал? - медленно спросил Дэн своего любимчика. - Или не узнаешь? Встань, как положено! Доложи обстановку на вверенном объекте.

    - Я получил указание не выполнять ваших приказов и вообще задержать при... - нерешительно загудел здоровяк.

    - А как насчет Майкла Пирсона? - оборвал его Стив. - Просто мы не сразу поняли друг друга, но теперь пришли к согласию.

    "Думай! Думай, чёрт тебя побери!.. - во мне всё бушевало, но сделать я ничего не мог. - Свяжись с Биллом, с любым войсковым начальством от ИИ! Приставь, в конце концов, к нам охрану! Не пропускай просто так!!!"

    - Ты откроешь ворота, или мне это сделать самому? - и Стив выпрыгнул из машины.

    Одновременно, почти рядом с моим ухом, кто-то неожиданно громко и властно гаркнул до боли знакомым голосом:

    - Пропустить!

    Все почему-то оторопело уставились на меня, а Стив, запрыгнув обратно, бросил:

    - Выполняйте!

    - Слушаюсь! - Мальчик Смерть вытянулся, отдал честь и быстро исполнил приказ.

    Машина въехала внутрь, а я всё ещё мучительно осмысливал увиденную сцену. Не сразу, но до меня дошло, что пока Стив, как опытный фокусник, отвлекал внимание всех на себя, за моей спиной просто прокрутили запись моего голоса. Скорее всего, синтезировав нужное слово, и отличить его звучание было невозможно. Никто не смотрел на меня и поэтому не заметил, что рот я всё же не раскрывал.

    "Ладно, не вибрируй, - сказал я сам себе, пытаясь успокоиться. Даже если эта история закончится скверно, станция - лишь часть дела, промежуточный этап. Ещё посмотрим, кто кого".

    Мы помчались по лабиринтам станции. Она позволяла проделывать подобное. Широкие дороги петляли, расходясь вверх и вниз по ярусам. Мы проносились мимо разноцветных сплетений проводов и труб, они составляли стены, смыкались над нашими головами! В искусственном свете безжизненный причудливый пейзаж оставлял тягостное впечатление. Словно нас закинуло на другую планету, и там мы оказались в чреве страшного исполина-монстра. И вот теперь наша маленькая машинка безнадёжно мечется по его внутренностям, но выбраться, спастись нет никакой надежды...

    - Пока лежи там, не высовывайся, - процедил Стив сквозь зубы, видимо, обращаясь к Ларри.

    Дэн достаточно уверенно и лихо петлял по запутанному лабиринту, постепенно спускаясь всё ниже и ниже. Только присмотревшись внимательней, я догадался, что машиной уже управляет киберинтеллект и что в его распоряжении полный план установки.

    Я обратил внимание на постепенно нарастающий гул. Он явно шёл снизу, словно из преисподней. Становилось всё жарче и жарче. Встречный ветер ещё хоть как-то освежал, не позволяя проступить поту.

    Наконец мы выскочили к жёлтой цилиндрической стенке и, немного проехав вдоль, остановились. Стало тепло, как в бане, и я покрылся обильным потом. Он заливал глаза, стекал по спине и ногам.

    - Прибыли, ребята! - возбужденно крикнул Дэн. - Три минуты пятнадцать секунд! Неплохо!

    - Быстрее, быстрее! - подгонял Стив. - Давай! Давай!

    Они выскочили из автомобиля и засуетились где-то сзади.

    Я по-прежнему не мог шевельнуться, только сквозь шум с трудом разобрал - они вытащили и понесли что-то тяжёлое.

    Кровь пульсировала в висках, во рту внезапно пересохло.

    - В нашем распоряжении пять минут - заорал Стив, запрыгивая вместе со всеми обратно в машину. Она, взвизгнув колесами, почти на месте развернулась и помчалась назад раньше, чем Ларри успел ответить:

    - Когда накопитель взорвётся, - возбужденно вопил он сзади, - взрывная волна, если и достигнет внешней стены станции, вряд ли сможет её разрушить. Главное - успеть оказаться снаружи! Может лучше выкинуть Майкла здесь?!

    - Заткнись идиот! - Дэн перекрикивал свистящий в ушах ветер. - А то мы сейчас тебя выкинем!

    Опять сумасшедшая гонка по извилистому, обложенному сосудами труб и нервами проводов чреву. Я пытался считать минуты, секунды. В такой нервной спешке Стиву было не до меня, а между тем время столбняка подходило к концу. Минуту, от силы полторы, они потеряли на входе, шесть с половиной занимает дорога туда и обратно, а значит, если даже им удастся беспрепятственно выбраться, через две минуты, я смогу двигаться.

    Взвизгнули тормоза, и мы снова оказались перед массивными воротами, только теперь изнутри.

    - Куда это вы так спешите? - спросил выскочивший нам навстречу Мальчик Смерть. На этот раз его сопровождали пятеро знакомых спецназовцев.

    - Открывай! - веско приказал Стив. - Срочная директива из штаба. Инспекция станции переносится на завтра.

    - Сожалею, но это невозможно, - учтиво ответил Мальчик. - Я связался с Биллом Флинном и получил приказ никого не выпускать, а вас взять под дополнительную охрану.

    - Я выполняю распоряжения Майкла Пирсона, - Стив выразительно посмотрел на меня и, сделав многозначительную паузу, добавил, - и отменяю полученный вами приказ.

    Но Мальчик Смерть, даже не взглянув в мою сторону, спокойно произнес:

    - Сожалею, сэр, но отменить приказ может только мой непосредственный начальник, отдавший его. Кстати, он был поблизости, когда я позвонил ему, и вот-вот прибудет сюда. Подождём его.

    Я не мог видеть, но затылком чувствовал, что происходило со Стивом. У них просто не было другого выхода, как сидеть и ждать. Ждать, что произойдет раньше - взрыв или приезд Билла?

    Наступила напряженная, гнетущая тишина. Боковым зрением я заметил, как проступила испарина на лице Дэна. Они сидели, не шелохнувшись, пока спецназовцы обступали кольцом машину.

    Моё сердце билось невыносимо громко, пока я отсчитывал секунды. За эти тревожные мгновения я передумал многое. Магистр в выигрыше в любом случае: взрыва уже не избежать, а погибнем мы или нет - для него не так уж и важно. Но мне надо выжить, во что бы то ни стало, иначе... Нет шансов у Тейлы, грозит опасность ИИ.

    Прошло полминуты. Дэн очень медленно, незаметно переместил руку на автомат.

    - Мы теряем время, - стараясь казаться спокойным, сказал он.

    - Можете отдохнуть в гостевых комнатах, - Мальчик был непреклонен.

    Стив, словно советуясь, перегнулся к Дэну и прошептал на ухо:

    - Переключись на ручное управление. Когда откроется проход, жми на полную, - затем подвинулся ко мне и еле слышно обронил. - Боюсь, тебе придется побыть нашим заложником.

    Уже откинувшись в кресле, Стив громко возвестил:

    - Спасибо, но мы спешим. Дело не терпит отлагательств.

    До взрыва остаётся около тридцати секунд... От напряжения сердце готово выскочить из груди. Кажется, возвращается ощущение собственных мышц, но они пока настолько слабы, что не позволяют даже шевельнуться. Ещё чуть-чуть, и у меня появится возможность вывалиться из машины. О большем, я и не мечтаю. Если удастся, сделаю это, когда она сорвётся с места.

    Резкий звук заставил Дэна непроизвольно податься вперед. Мертвой хваткой вцепился он в руль.

    Через мгновенье ворота начали плавно открываться, и все невольно повернулись к ним.

    Я напрягся. Ещё совсем немного - и у меня получится... От напряжения вздулись вены, но наклониться никак не удавалось...

    Неожиданно, взревев мотором, наша машина, пробуксовав с визгом на месте, рванулась вперёд, едва не размазав по бетону метнувшихся в стороны спецназовцев.

    - Стоять! Не двигаться! - заорал Билл, привставая с сиденья своей машины.

    Мы неслись прямо на него; и я успел заметить, что он приехал в автомобиле, как две капли воды похожем на наш, и с ним сидело ещё четверо спецназовцев.

    - Не стрелять! - прокричал он с перекошенным лицом.

    В последний момент Дэн круто вывернул руль и, слегка помяв борт, увернулся от лобового столкновения.

    Сзади переливчато завыла сирена...

    - О чёрт! За нами погоня! - нервно воскликнул Стив, щёлкнув затвором автомата. - Билл со своей сворой щенков!

    - Он напросился! - взвизгнул Ларри. - Сейчас я его сниму!

    - Заляг обратно! - бросил Дэн через плечо. - Мы не будем стрелять первыми!

    - Да пошёл ты!..

    - Заткнитесь! Здесь командую я! - взвился Стив. - А... к черту всё! Огонь!

    Бабахнула очередь, и тут же машину швырнуло в сторону, затем в другую. Дэн на полной скорости бросал её от одной обочины к другой, совершенно не давая Стиву и Ларри вести прицельную стрельбу.

    Сделав последнее усилие на резком вираже, я выпал за борт и покатился под откос.

    Грохот пальбы вдруг перекрыл низкий короткий звук. Ухнуло так, что стало больно в ушных перепонках.

    "Все... Станция уничтожена..." - успел подумать я и отключился...

    - Как ты?! Очнись, Майкл!

    Я открыл глаза и увидел склонившегося над собой Билла. Попробовал шевельнуть рукой, ногой и привстал, опершись на локоть. Я лежал на траве под откосом, а рядом столпились спецназовцы. От удара болела правая сторона туловища.

    - Где они? - выдавил я ещё непослушными губами.

    - С тобой все в порядке? - с волнением спросил Билл.

    - Стив вколол мне какую-то дрянь... Я был не в силах рта раскрыть.

    Он помог мне встать и только после этого ответил:

    - Мы их достали почти у леса. Задок тачки снесло. Стив погиб, а Дэн и Ларри...

    - Что??

    - Наверное, они что-то не поделили. Ларри смертельно ранил Дэна и улизнул, как в воздухе растворился! У твоего бывшего друга раздроблена нижняя часть тела. Он зовет тебя, когда приходит в сознание. Кажется, хочет сказать что-то важное. Надо спешить, Дэн вот-вот умрёт!

    - Он всё же остался моим другом... - пробормотал я непослушными губами.

    Меня буквально на плечах внесли в машину, и она сорвалась с места. Через считанные секунды мы оказались возле деревьев.

    Мне помогли добраться до Дэна. Он лежал под кустом. На побелевшем, дергавшемся лице проступила испарина, глаза открывались и закрывались, из горла доносился глубокий хрип. Нижняя часть тела представляла собой бесформенное кровавое месиво, от которого отходила только одна нога.

    - Дэн! Держись, держись, друг! - вскрикнул я, падая рядом на колени. - Неужели ничего нельзя сделать?! Где ваша супермедицина будущего?! - заорал я, клацая зубами. - Почему никто не спасает его?!!

    - Если б у нас был хотя бы час... Он уже почти умер... - глухо ответил кто-то. - Здесь ему невозможно помочь...

    Дэн неожиданно затих, словно успокоился, услышав мой голос. Глаза приобрели осмысленное выражение. Он заметил меня.

    - Майкл... - прошептал он, почти не двигая губами. - Всё кончено... Они подонки... Ты был прав... прости....

    - Помоги нам, - попросил я дрожащим голосом. - Где Тейла? Кто Магистр? Как его найти?

    - Не знаю. Ничего... не знаю... Ларри сказал... получил приказ... устранить нас... после задания, если... заметит малейшие колебания...

    Дэн затих, видимо, собирая последние силы. Потянулась томительная минута...

    - Мы еле успели, - негромко сказал мне Билл. - Он бы добил его.

    - Ларри и Ковбой... - выдохнул Дэн и захрипел.

    - Что?

    - Важное... В Нью-Йорке... жилой квартал... Бар "Адам и Ева"...

    - Когда, Дэн, когда?!

    Он начал задыхаться, рот раскрылся. Дэн поглядел на меня. Глаза его расширились.

    - Четыре... - почти неразборчиво выдохнул он.

    Это было его последнее слово. Тело Дэна судорожно изогнулось и, дёрнувшись, вытянулось. Ярко-алая кровавая лужа под ним расползлась вширь.

    - О нет, нет! - я в отчаянии сжал кулаки.

    Дэна не стало. Медленно разгибаюсь. Мгновенье стою, в отчаянном порыве напрягая все мышцы тела, впиваясь ногтями в собственные ладони.

    - Друг, - бормочу, содрогаясь от горя. - Мой надежный, храбрый друг...

    Я думал: "Как он хотел жить! Жить, чтобы бороться! И вот, когда он прозрел... Но Дэн умер не зря. Он успел помочь нам..." Я утёр лицо рукавом. "Я расквитаюсь за тебя, будь спокоен... За всех...".

    - Пойдем, Майкл, - Билл обнял меня за плечи. - Ему уже не помочь, надо спасти других... У нас осталось мало времени... Станция разрушена, теперь ИИ почти беззащитен.

    Знал бы он, что я сейчас испытываю... Умер человек, который был моим другом; даже временно став врагом, он не смог перейти последней черты. Умер исключительно честный и прямой, открытый и добрый человек, которого все любили и всегда ждали. Умер тот, кто ради дела отрёкся от невесты, от личного счастья, умер тот, кто, не дрогнув, рисковал собой, спасая меня. Дэн умер...

     

     

     

    Мы шли по улице. Билл и я. И осталось нам пройти сто шагов...

    Глухие удары каблуков, словно метроном, отстукивают время. Тук-тук...

    В этот тихий послеобеденный час народу на улицах немного, но теперь стало совершенно пусто. Всего несколько минут назад район был перекрыт, а дом и прилегающие к нему улицы незаметно оцеплены. На этот раз никакой самодеятельности - мы проводим операцию совместно с войсковыми подразделениями ИИ. Ларри и Ковбой в западне, живыми им не выбраться. Но желательно обойтись без лишних жертв. Как профессионалы высокого класса, мы решили пойти на задержание лично.

    Тук-тук... Пятьдесят шагов...

    Внутреннее напряжение нарастает, и уже кажется, что ботинки громыхают невыносимо, что эхо шагов гулко разносится по улице, залетает в открытую дверь заведения с названием "Адам и Ева" и, поведав о нашем приближении врагам, снова вырывается наружу, а затем, успокоившись, замирает где-то вдали...

    Пока мы ехали сюда, Билл рассказал мне, что, когда я выполнил требования шантажистов и приземлился в промзоне, недалеко от энергостанции, координаты посадки моего самолета были известны. Помогло спутниковое слежение. Но далее следы затерялись вследствие моих путешествий по подземным лабиринтам целой сети сооружений. Так как всё это происходило рядом со станцией, Билл отобрал четверых самых достойных спецназовцев, и они отправились на мои поиски. Дальнейшее мне было известно: пока ребята прочёсывали здание за зданием, машина с потерявшим над собой контроль капитаном Майклом Пирсоном проникла в накопитель энергии...

    Конечно, спутники видели и эту машину, и людей, сидящих в ней. Беда только в том, что подобной информации поступает слишком много, и даже специализированный ИИ справляется с её обработкой не сразу. Задержка в пятнадцать минут оказалась роковой для судьбы важнейшего объекта.

    Тук-тук... Десять шагов...

    Снимаю пистолет и автомат с предохранителя. Пистолет с усыпляющими ампулами и автомат с разрывными пулями. Главное - взять хоть кого-нибудь из них живым. Можно отстрелить им руки, ноги, но с черепной коробки не должен упасть и волос! Я скорее позволю продырявить себя, чем допущу подобное! В этом ключ к успеху. Шанс на спасение Тейлы - это раз; данные, которые, возможно, позволят изловить опасного маньяка-гения Магистра - это два, - всё это можно выковырять из их завихнутых мозгов.

    И никакая фанатичная преданность делу того же Ларри не помешает нам это осуществить. Установка для сканирования мозга не спрашивает у своего подопечного разрешения, она просто методично перелопачивает всё содержимое серого вещества.

    Тук-тук... Протопали мы в открытую дверь и замерли на пороге.

    Внутренне сжавшись от пронизавшего мою душу волнения, я стоял, готовый к молниеносным действиям.

    Взглядом я сразу нащупал нужную нам двоицу. Они сидели у стойки, на высоких табуретах, полубоком к нам, но больше спиной, и о чём-то негромко беседовали.

    Из-за прикрытых тяжёлых портьер на окнах, в баре было так сумрачно, что всё вокруг словно плавало в тумане. Из правого угла до меня долетали обрывки человеческой речи, но в этих звуках почему-то было мало человеческого - скорее они напоминали невнятное урчание каких-то чудовищ или бессмысленные выкрики дегенератов. И, вкрапливаясь в этот шум, то заглушая его, то пробиваясь в щели между фразами, подобно скабрезной шутке, тихо, но настойчиво дребезжало пианино.

    Всё вокруг здесь было выполнено под старину, и обстановка мало чем отличалась от убранства какого-нибудь заурядного бара нашего времени. Вот разве что бокалы... Они были круглые, без ножки, в виде яблока с листочком.

    Пройдя в центр зала, мы выхватили оружие.

    - Вы арестованы!!! - жёстко проорал Билл. - Медленно поднимите руки вверх!

    На долю секунды они замерли. Ковбой исполнил требуемое, но вот Ларри... Его точно ветром с табурета сдуло, он метнулся низом и мгновенно скрылся за дверью, ведущей к внутренним помещениям.

    - За ним! Брать живьем! - приказал я Биллу, а сам остался с Ковбоем.

    - Здесь хорошая выпивка, приятель, - он пристально смотрел на меня. Глаза его были холодны, как лёд.

    - Очень медленно отстегни оружие и брось на пол, - потребовал я.

    - Нет проблем, - на его лице была написана скука. - Теперь я могу закурить?

    Я молчал. Может, у него ещё что-то припрятано? И, решив проверить, я сделал шаг в его сторону.

    - Стой, где стоишь, дурень! - холодно бросил он. - Я увешан взрывчаткой. И, кстати, дёргаться не рекомендую, детка. Взрыватель соединен с датчиками на моем теле. Если я умру, потеряю сознание или хотя бы просто усну, взрыв неминуем!

    - Меня этим не напугаешь! - прищурившись, я смерил его взглядом и вдруг почти истерически выкрикнул. - На пол, лечь на пол, сволочь! Руки за голову! - и провёл над его головой очередью из ревущего и дергающегося автомата.

    Психическая атака возымела своё действие, только отнюдь не на Ковбоя. Грохот и звон бьющегося стекла смешался с воплями немногочисленной публики, распластавшейся на полу с быстротой, сделавшей бы честь любому солдату.

    Не обратив ни малейшего внимания на всеобщую истерию, Ковбой открыл портсигар и достал сигарету. Постучал ею о крышку, сунул в рот и прикурил.

    - Остынь, детка! - он улыбнулся, и его улыбка была чересчур холодной, неприступной и самоуверенной.

    - Знаешь, что мне нравится в тебе? - спокойно продолжил он.

    - Что?

    - Детская непосредственность! Ты хоть догадываешься, кто я такой?

    - Для меня ты просто шизанутый Ковбой, а на остальное мне наплевать!

    - Дурак! - он сделал очередную затяжку и очень изящно выпустил дым из ноздрей. - Перед тобой великий Магистр!

    Прошла секунда-другая, пока я переварил сказанное.

    "Чёрт возьми! - ошалело выругался про себя я. - Он крутился у нас под самым носом, втирался в доверие, вынюхивал секреты... Вот ублюдок! Контролировал ситуацию с двух сторон! Но почему он так молодо выглядит? Ах, да! Наверняка это его не первое тело".

    - Тем более живым отсюда тебе не уйти, - небрежно бросил я. - Район перекрыт, улица оцеплена, а теперь, когда все слышали, что ты за птица... Ведь у меня на кармане закреплена видеокамера с микрофоном, можно сказать, я веду прямую трансляцию... Есть только одна возможность спастись - сдаться!

    - Ты ничего не понял, - он, не торопясь, взял со стола чудом не разбившуюся рюмку в виде яблока, и сделал несколько глотков. Напиток словно излучал солнечный янтарный свет, его украшала брошенная в бокал красная вишенка на черенке. - Отменный коктейль. Я балдею... - Ковбой, точнее Магистр, поставил бокал на место. - Понимаешь, какое дело... Пусть это нескромно, но... я - гений! Не тебе со мной тягаться. Всё просчитано на сто ходов вперед, учтена почти любая ситуация... К тому же я - бессмертный!..

    - Ты просто сумасшедший маньяк! Если хочешь умереть вместе со мной - пожалуйста, милости просим! Только... скажи, где Тейла? Девушка ведь уже ничего не решает в наших мужских разборках. Великий Магистр не имеет права не быть благородным воином!

    - Не огорчай меня, Майкл, - деланно взмолился он, - не следует недооценивать, как ты говоришь, Великого Магистра. Если взорвётся моя бомбочка, одним баром дело не ограничится. И даже одним домом, и, представь себе, даже одним районом не ограничится... Погибнут миллионы людей! Исчезнет центральная часть города!

    "Неужели он прицепил к себе боеголовку с той самой, последней ракеты?! Но когда он успел ее выкрасть? О, боже..."

    Боюсь, что на этот раз я оказался не на высоте. У меня отнялся язык, и я очумело вытаращился на него. Не, похоже, чтобы он шутил. Этот вполне серьезный, деловой тон, непоколебимая уверенность... Нет, так не блефуют!

    - Правильно подумал, сынок. Боеголовку я снял ещё когда ты бегал по лесам. А что касается Тейлы... Обожаю хорошеньких девушек, такая уж у меня слабость, - он зевнул и потёр один глаз. - Но... Если сегодня, до того, как солнце позолотит верхушки деревьев, я не позвоню куда надо... Её не станет. Извини, брат, ничего уж не поделаешь...

    - Подонок! - с ненавистью процедил я.

    - Ладно. Заболтался я с тобой. Пожалуй, мне пора, - Магистр слез с табурета и, кажется, собрался куда-то идти.

    - Постой, - сказал я, пытаясь быстро сообразить, что же делать в этой ситуации. - Ядерная боеголовка на животе не способствует здоровью. Наверняка ты уже одной ногой на том свете - без свинцовой оболочки она излучает прилично. Нужна срочная медицинская помощь.

    - Хорош трепаться! Короткая память? Мозги совсем ссохлись за двести тысяч лет?! Я бессмертный!

    - Чокнутый! Неужели ты думаешь, что и после ядерного взрыва от тебя что-то останется? Не морочь мне голову!

    - Да пошел ты!..

    Магистр направился к двери, за которой исчез Ларри, а затем Билл. И тут я догадался, что надо делать. Отбросил в сторону оружие и двумя прыжками очутился возле него.

    Он удивленно повернулся.

    - Я уже летал в космос, когда тебя ещё на свете не было.

    - Да ну! - изобразил изумление Магистр.

    - Да! За все эти годы я понял одну вещь, а ты её до сих пор не понял!

    - Интересно! И что же это такое, любвеобильный придурок? Расскажи-ка мне!

    Крутнувшись на месте, носком ботинка я ударил его в висок. Он упал на задницу и, приходя в себя, потряс головой.

    - Уважение к старшим! Вот и всё, - закончил я.

    - Тебе повезло. Чуть-чуть сильнее - и я бы отключился. Вам бы всем настал конец, - обронил Магистр.

    Он вскочил на ноги и схватил табурет. Выкрикивая ругательства, крест-накрест махая перед собой тяжёлым табуретом, Магистр попятился к двери.

    Контролируя каждый шаг, я потянулся за ним. Настоящей драки не получалось. Да и не могло получиться. Мне необходимо соблюдать осторожность. Одно неверное движение, неправильно рассчитанный удар, малейший нокаут и, потеряв сознание, он превратит всю округу в пепел... К тому же, и я сейчас не тот - слабее, медленнее. Болит правый бок - возможно, из-за неудачного падения с машины.

    Ситуация патовая - вырубать Магистра мне нельзя, а взять его за счет чистой силы, что называется, "скрутить", будет в моём состоянии ой как непросто. И всё же, ничего не остаётся - я должен, должен задержать его, иначе... Что будет иначе, мне даже думать не хотелось.

    Поймав табурет, я сильно дёрнул за него в надежде, что Магистр упадёт. Но он успел вовремя отпустить своё орудие и шмыгнул за дверь.

    Извилистые коридоры, площадка занятого лифта, лестница чёрного хода и изнуряющий бег наверх, вслед за звенящими, постепенно всё более отдаляющимися шпорами.

    Я не считал этажи. Если бы даже я очень захотел это сделать, ничего бы не получилось. Как загнанная лошадь, я уже еле дышал, но всё скакал, перепрыгивая ступеньки, перемахивая пролеты. Пот струился с головы к ногам, сердце отчаянно билось, молотом стуча в висках. Словно выброшенная на берег рыба, я заглатывал открытым ртом воздух - казалось, ещё немного такой гонки, и меня хватит апоплексический удар. По самым верхним маршам я карабкался из последних сил...

    Когда, наконец, я вылез на крышу - мышцы ног задубели, почти отказываясь подчиняться. Еле двигая трясущимися коленями, я заковылял к самолету.

    Магистр был не в лучшем состоянии. Как какой-нибудь алкоголик в последней стадии опьянения, он карабкался в кабину. Видимо, ему ещё не приходилось проделывать подобные трюки по скоростному покорению вершин бетонных исполинов, да ещё со смертоносной поклажкой под ковбойской курточкой.

    Если бы не мой бок... Так высоко забраться ему бы не удалось!

    - Не стрелять! - хрипел я сотням наблюдающих за нами глаз. - Он не уйдёт от меня!

    Загудел двигатель, и из последних сил я метнулся к закрывающейся кабине. Рывком подтянулся и, перевалившись через борт, упал спиной на сиденье...

    Когда я кое-как перевёл своё тело в нормальное положение, самолет уже был в воздухе.

    - Ты смертник, - задыхаясь, прошипел Магистр. - Не следовало сюда лезть! Как меня утомила твоя рожа!

    Мы летели низко, над самыми домами. Сбить наш самолет не представляло никакого труда. Любой, имеющий автомат, справился бы с этим, но... делать этого было нельзя.

    Подавив жуткое желание прямо сейчас задушить Магистра собственными руками, я посмотрел по сторонам. Скоро мы покинем черту города, и тогда...

    Я попытался определить направление полёта, но ничего не получилось - показаний приборов не было видно, да и солнце скрылось за облаками.

    По движениям Магистра я понял, что самолет управляется вручную. "Пожалуй, это несколько осложняет дело, - прикинул я, - Хотя..."

    - Что не так? В штаны наложил? - он с интересом взглянул на меня. - Ещё не поздно свалить, детка. Надевай парашют и уматывай!

    - Сначала скажи, где Тейла, - устало ответил я. - Зачем она тебе? Умоляю, отпусти её!

    - Да? Чтобы мой страховой полис аннулировался? И кстати... Ларри не в курсе о её местонахождении...

    - Скажи мне, где она, и я оставлю тебя.

    - Это уже не имеет значения, - Магистр откинул назад растрепавшиеся, слипшиеся от пота волосы и улыбнулся. - Сейчас уже ничего не имеет значения. Теперь дальнейший ход событий ничто не изменит!

    "Что он имеет в виду?" - с тревогой подумал я.

    И тут я увидел вдали, прямо по курсу, землю, отделенную водой. И я понял где мы - рядом с островом Лонг-Айленд. Ранее на нём располагалась часть Нью-Йорка, а теперь ИИ Земли!

    Решение пришло само. Главное - отлететь подальше от города. Плохо только, что его пляжи почти смыкаются с краем острова. Надо выждать ещё чуть-чуть: пусть он доберётся до центра острова, до сердцевины ИИ Земли, а там...

    - Куда мы летим? - спросил я, усыпляя его бдительность.

    - А ты не догадываешься? Скоро мы будем на месте, и Майкл Пирсон геройски погибнет...

    Самолёт-капсула настолько бесшумно рассекает воздух, что сквозь едва слышный свист я различаю тяжёлое дыхание ненавистного соседа.

    "Кажется, пора!" - я ещё раз посмотрел сквозь прозрачную кабину, пытаясь определить, сколько секунд осталось лететь до центра ИИ, и резко перегнулся, выскользнул из своего кресла, завладев рукой Магистра, обхватившей руль высоты.

    Какой-то опыт ручного управления подобными посудинами у меня уже имелся, и что было силы, я потянул на себя и вниз.

    Двигатель надсадно взвыл, и самолет устремился круто вверх. Знакомая, можно сказать, привычная телу перегрузка обрушилась так, что я окончательно вывалился из своего кресла, повиснув на голове Магистра и на штурвале.

    - Что ты... делаешь?! - с трудом выдавил он. - Вонючее дерьмо!

    - Учись кататься, ублюдок! - проорал я ему в самое ухо. - Клянусь, ты... недавно слез... с трёхколесного велика!

    - Пошёл... - огрызнулся Магистр.

    Упираясь спиной, он попытался оттолкнуть меня, но я вцепился, словно прирос к штурвалу. Его возня не имела никакого успеха, а между тем мы уже набрали очень даже приличную высоту. Дышать стало трудно, уши как будто заложило ватой, в глазах пошли круги.

    - Отключи... боеголовку, - надрывая глотку, чтобы он услышал, прохрипел я. - Или... мы взорвёмся... здесь... безопасная... для ИИ высота...

    Вместо ответа он потянулся к пульту управления самолетом, а когда я попытался остановить его руку, неожиданно пихнул локтем в мой больной бок... Я закричал и на какой-то миг забыл обо всём на свете. От боли и недостатка кислорода я был на грани потери сознания.

    Вдруг адский грохот и свист заполнили всё вокруг, ледяной ветер ворвался в салон.

    Я повернулся и увидел, как, что-то крича, Магистр вывалился из кабины.

    - О, дьявол! Он уходит! - в бешенстве заорал я. - А! К чертям собачьим!..

    Я отталкиваюсь от уже почти потерявшего скорость самолета и лечу в пустоту.

    Всякое бывало, но прыгать совсем без парашюта как-то не приходилось. Кажется, будто желудок подступил к самому горлу, во рту ощущение горечи желчи, в ушах завывает и свистит ветер. Холодный поток безжалостно треплет волосы, хлопает одеждой. Я моментально продрог до костей и задрожал - моя защитная курточка явно не годится для подобных развлечений.

    Кое-как развернулся и, не обращая внимания на резь в глазах, скорректировал курс на Магистра. Прямо подо мной, он парил в свободном падении, наслаждаясь полётом, словно птица. Только вот птицы на такой высоте не летают.

    Мы падаем в белое безмолвие - землю под нами скрыла сплошная облачность. Мгновенья жизни отсчитывает устрашающе хлопающая, трещащая в струях воздуха одежда. Магистр приближается. Ловлю себя на мысли, что это конец - если я сейчас не взорву боеголовку, то он сделает это потом, ближе к земле. "Вот псих-то!.." - крутится в голове.

    Я готов к смерти, мне уже всё равно. Вот только Тейла...

    - А... какого чёрта! - кричит он, когда я неожиданно настигаю и обхватываю его сзади.

    - Ну, вот и все! На этот раз тебе от меня не уйти!

    - Что ты задумал?! - надрывается Магистр. - Подожди, подожди! Мы ещё можем спастись! У меня есть парашют! Я сдаюсь! Готов сказать, где Тейла!

    - Выкладывай!

    - Я оставил её... В промышленной зоне Ньюарка... с Лейном Джагером... Надо успеть... до восьми вечера... Она находится...

    Ветер устрашающе воет, а мы стремительно, слишком стремительно пад