Жарковский Сергей
Очень мужская работа

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 2, последний от 17/03/2013.
  • © Copyright Жарковский Сергей (zharkovsky68@gmail.com)
  • Обновлено: 20/10/2012. 599k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика
  • Оценка: 5.24*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:


  • Александр ЗОРИЧ

    Сергей ЖАРКОВСКИЙ

      

    ОЧЕНЬ МУЖСКАЯ РАБОТА (Сталкиллер-IV)

    фантастическая повесть

      
       В тексте использованы термины из произведений И. Ефремова, А. и Б. Стругацких, И. Варшавского и Ф. Херберта...
      

    "Реквием по пилоту"

      
       В Чернобыле теперь говорят - одна голова хорошо, а две - лучше. В Гиндукуше рассуждают так же.
      

    "Синельников и холодильник"

      
       ПРОЛОГ
       - Здравия желаю, товарищ Клубин, проходите, приглашаю присаживаться, вот стул. Чайку живого приказать? Я-то сам к таблеткам привык.
       Вошедший остановился на середине кабинета. Не обращая на хозяина внимания, неторопливо снял очки, огляделся, пряча очки в нагрудный карман комбинезона и делая губами "пу-пу-пу", была у него такая манера. Кабинет представлял собой наспех убранное нерадивым уборщиком поле жестокого боя. Кровь с паркета отскребали едва ли не лопатой. Соскребали давно. А потом паркет не мыли и даже не подметали. Знаменитую, в полтора человеческих роста витрину из бронестекла, разбитую изнутри, жалко декорировал кусок маскировочной сети.
       - Ну дак приказать чайку? - повторил хозяин кабинета, потирая ладонь-лопату о лопату-ладонь - гостю аж скрежет помстился. - И поговорим о делах наших...
       Так. Строевую тяжёловатую жовиальность хозяина пресечь следовало сходу.
       - Генерал-лейтенант, уясните сразу, - произнёс гость подчёркнуто равнодушно, глядя исключительно мимо или сквозь хозяина. - Я вам не товарищ. И разговаривать с вами я не собираюсь. А тем более сообща скорбеть. У меня к вам только требования и приказы. Смирно!
       Сначала у хозяина вытянулось лицо, а потом и сам он - вытянулся. Было заметно, что "смирно" его не ставили давно, но коли уж он встал, так уж выглядеть это будет хорошо. С понтом.
       - Первое. Немедленно всё, что есть лично у вас по делу Бредня, передаёте мне. Все материалы. В оригиналах. Акт составим, разумеется, это официальное изъятие. Пока я буду изучать материалы, вы организуете мне встречу с Пушкарёвым и Уткиным - обеспечив условия, генерал-лейтенант! Вплоть до поставок мороженого или баб по первому требованию! Что им там в их состоянии интересней. Ясно?
       &mdash Так точно...
       - Рад слышать. А затем, Малоросликов, вы полиняете так, чтобы я вас на фоне этих ваших крашеных стен даже не замечал. У вас и без меня дел навалом. Вопросы?
       Хозяин вопрос имел. Не вопрос, так, замечание.
       - Что вы себе позволяете... - тускло сказал он.
       - Что-что-что? - переспросил гость.
       - Господин Клубин, со всем уважением к вашим полномочиям...
       - Малоросликов. Вот вы тянете время, болтаете языком. Вы что-то хотите скрыть от меня? А почему вы прячете глаза, Малоросликов? Намерены мне тут клована валять? Нет уж, это я вас валять буду. Может быть, с вами вышли на контакт Хозяева? А может быть, профсоюз? Мародёры? Русские? А не ваша ли машина на стоянке, такая чёрненькая, трёхтонка?
       Генерал-лейтенант Малоросликов, начальник Особого военного округа под патронажем ООН "Чернобыль", побледнел так, что это, в сочетании с красными от многодневного недосыпания глазами, превратило его лицо в лик святого после полной тысячелетней смены в чистилище. Впрочем, слова "господина" Клубина против воли Малоросликова взбодрили, в частности, он вдруг остро ощутил свою небритость. И тут же решил про себя: сделает замечание - убью варяга брюссельского. Словом, старому боевому коню лишний шенкель никогда не помешает борозду не портить.
       В отличие от шекеля, кстати.
       Вслух генерал-лейтенант Малоросликов по кличке Задница сказал:
       - Господин главный инспектор, я полностью в вашем распоряжении! В вашем! - Генерал-лейтенант уже и не знал, как выделить слово "вашем". Получилось почти истово. Сообразив это, Малоросликов побагровел до лилового. Взбодрился, ничего не скажешь. Мать-перемать, Красная армия, с устава не устанешь...
       Клубин наконец посмотрел прямо на него, сделал губами "па-па-па" и тоном ниже произнёс:
       - Ладно, генерал-лейтенант. Вольно. Садитесь. То есть, присаживайтесь... пока. Текущую обстановку мне доложите. Кратко. Вы курильщик. Можете курить.
       Они сели напротив друг друга за стол "для подчинённых". Стол был новенький, с налипшими на боках кусками упаковочной плёнки. Он был приставлен к рабочему столу генерал-лейтенанта криво, будто нарочно. Малоросликову - официальному "куму Зоны", но много лет бывшему таковым лишь формально, - закурить было нужно. Бормотнув извинение, он дотянулся до своего стола, заваленного распечатками и электронными папками, с трудом подцепил за дужку пепельницу-лукошко и осторожно поставил её перед собой. Палец его в дужку еле-еле проходил. Было похоже, как человек перстень надел. А потом с трудом его снял. Клубин тряхнул головой. Он тоже не спал третьи сутки напрострел.
       - Какая у вас зажигалка... золотистая, - сказал он. Не удержался. Уже лишку дал.
       - Так это... сослуживцы на юбилей... - Генерал-лейтенант повернул платиновый "фейер" дарственной надписью к изуверу. Предъявил индульгенцию.
       - На сорокасемисполовинойлетие?
       - Че... Чего? Виноват?
       - Обстановку текущую - доложить, трах-тарарах! - сказал Клубин, злясь уже на себя. На Малоросликова-то он не злился. Малоросликов был молодчина.
       - Слушаюсь! Обстановка такова. Со времени вчерашнего доклада изменений не наступило, господин главный инспектор! Изменений не зафиксировано, радиационный фон по-прежнему нулевой, аномалии не детекти... не наблюдаются. Если не считать зимы летом. Оборудование периметра закончено на шестьдесят семь процентов. Не покладая рук, господин главный инспектор. Буду ходатайствовать о поощрении моих инженеров...
       - Ходатайствуйте.
       - Благодарю. Инцинденты(1) по попыткам прорывов в Зону мародёрья и прочей... незаконных лиц - пресекаются жёстко. Удачных попыток не зафиксировано. Есть задержанные, есть арестованные. Есть уничтоженные, дела по фактам заводятся неукоснительно, слежу лично. У меня потерь с июля так и нет. - Малоросликов совершенно автоматически сплюнул через левый погон. - Несём службу по уставу и по здравому смыслу. ИнциНдентов в рядах, типа психозов и неуставных личных нет. Данные аэросъёмки с периметра подтверждают эффективность избранной пограничной тактики... имеем полное отсутствие перемещений по Зоне... Никого в Зоне нет, господин главный инспектор! Саркофаг стоит, как ничего никогда не взрывалось, район второго Выброса - нуль по гитикам, то есть... по аномалиям, то есть, район нынешней Вспышки - по нулям всё. Нет больше нашей Зоны. Как есть, нет. Ни одного инциНдента за считай почти три недели. Как Уткин и Пушкарёв из Зоны выползли. Как в сказке то есть.
       - Вас на сказки потянуло, мне не показалось?
       Генерал-лейтенант курил редкие во второй четверти двадцать первого века сигареты - "прима". Услышав вопрос, он помолчал, затянулся так, что спалил сигарету до ногтей и, проглотив дым, заговорил политически:
       - Со всем уважением. Разрешите сказать. Прошу выслушать. Благодарю. Я на Зоне сижу девятнадцать лет, господин главный инспектор. С восемнадцатого года, с января. Со старших лейтенантов начинал. Мне генерал армии Пинчук лично дела в тридцатом передавал. Из рук в руки. И сколько мы тут сидели на заду без дела? По рукам связанные всякими секретными соглашениями? протоколами? Не стрелять, брать живьём, пресекать без применения?.. ООН! Европа! Двадцать первый век! Уже и чуть ли не в аренду Зону решили отдать мировому сообществу... как царица СССР Аляску американцам. Со всем уважением, господин главный инспектор!
       Клубин и не собирался перебивать. Малоросликов был прав. То же самое Клубин годами втолковывал Комиссару. После рабочего дня - даже с применением мата.
       - Надо нами легионеры - хохотали. Пиндосы - хохотали, поляки анекдоты про нас рассказывали, - продолжал Малоросликов, ковыряя ногтем столешницу. Последняя затяжка так и сидела у него в лёгких, голос его срывался в сип. - Сталкеры... отребье... воздушные поцелуйчики звуковые мне слали, поздравляли с восьмым марта... открытки эти электронные... Ну да что с них взять, недаром американцы на слово обижаются... Военспецы объединённые - не лучше диких. Что русские, что украинцы. Ладно, стыд глаза не выест. Дело не делалось! Девятнадцать лет - и семь, как я тут кум! Думаете, Сергей Борисович Пинчук свой инфаркт от полевой работы получил? Нет - он рапорты писал. В м-молоко. На рапорты здоровье убил! Ладно. Я военный. Выслуга, звания, не спорю. Жалованье. Европа! - Малоросликов произносил "Европа" как ругательство. - Но дело, товарищ... господин Клубин, - не делалось! - Малоросликов поднял на Клубина мутные глаза с обваливающимися от усталости веками и сделал паузу - давил в пепельнице окурок. - Не Зона, не Особый военный округ, а проходной двор с тремя борделями, плюс диснейленд с базаром. Демократия и пропащая научная экспедиция. Вот и доигрались прошлой зимой. Вспышка. Третья! Вы не понимаете... виноват, чего я вам-то... Не были вы тут лично, что ли...
       А ведь он знает, подумал Клубин удивившись, но ненадолго. Действительно, во время Вспышки (так назвали Третий Выброс), одиннадцатого января с.г. он был в Зоне на выходе, на своём ежегодном сафари. С Костей "Тополем" Уткиным в ведущих, между прочим. И ещё кое с кем. Деловое вышло сафари. Лорд Рокстон и метис Гомес... Кабы не Вспышка...
       - Продолжайте, генерал-лейтенант, я слушаю вас. Выговаривайтесь.
       - Аб-гадились! Мировое сообщество... Супервыброс, Вспышка! И вся весна - цирк, а не Зона. Французы, остроумцы, пе-ервые драпанули. Американцев свои эвакуировали чуть ли не с орбиты... чуть доблестное украинское ПВО стрельбу по ним не начало... - Малоросликов подумал. - Поляки, правда. Молодцы, тут дурного не скажу. Но их и прижало сильно, как крыс. Вот они и... себя обороняли в основном. Мужественно, да. Нет, товарищ Клубин! Мы! - Генерал-лейтенант почти выкрикнул, но умерил себя тут же. - Мы взяли периметр Зоны под контроль. Я. Считайте - февраль, март, апрель, май. Потери мои - сами знаете. Триста семь человек! Почти девять тысяч гражданских я вывел с сопредельных территорий. А потом - лето началось. Карьер накрылся! Снег пошёл. Восстание! Пять прорывов! Я... мои люди подавили и залатали их. А вы меня мордой по столу возите, господин главный инспектор...
       - Вожу, - согласился Клубин. Малоросликов не ожидал этого, но с тона не сбился. Сам себя заводил теперь. Что и требовалось. И муть в его взоре исподлобья таяла потихоньку. И краска на лицо возвращалась.
       - ...И Бредня вашего мои ребята вытаскивали! Мой Саркисян, уж разрешите напомнить!
       Клубин едва не кивнул. Малоросликов не митинговал - нутряное лилось из него, настоящее, как будто в атаку он сынков подымал сейчас, и те - подымались...
       - Ладно! Успокоилось. Отбились. Локализовали в обозначенных границах. Что там было, откуда там всё это, что за супергад в Зоне завёлся, почему гада Бредня вы мне приказали отпустить, - это ваши секреты, ваша компетенция. Комиссия, Комитет. Целесообразность там. Карьер прахом пошёл - радость-то какая!.. Я не учёный, мать-перемать! Но бой был - мой! И оборона моя, и преследование. И зачищал всё гадство тоже я. Имею в виду - по периметру, в Предзонье. И Пушкарёва с Уткиным я вытащил, мои врачи их спасали - хотя там уже спасать было нечего!.. И потом, вот сейчас, господин главный инспектор. Последние три недели какой другой на моём месте пил бы, не просыхая, а я по буеракам с сапёрами, по холодным вагоном с труповозами и патологами. Патолого... анатами. - Малоросликов закурил из сложенной пополам пачки. Странно он курил - дым исчезал в его недрах бесследно. - Зажигалкой попрекнули, господин главный инспектор! Я послать-то вас не могу в ответ. Вы же вроде боевой человек, уважаемый, славянин опять же, в Зону выходили. А мордой меня, как я не знаю, как каптенармуса проворовавшегося! А машина - жены. Тесть у меня миллионер, чтоб его... П-подарочки эти его... А вы...
       - Дети же есть у вас? - перебил Клубин. Хватит. Восстановление боевого духа завершено. Сохраняемся, и следующий уровень.
       - У меня? Девчонки, две. Старшая и...
       - И младшая?
       - А... э... Да уж, сказанул! - Малоросликов фыркнул. Покрутил большой головой с большой лысиной. Захохотал - смущённо.
       - Выспаться вам надо, Малоросликов, - сказал Клубин. - Я и рад бы вам приказать сутки сна, но... Беда, зам у вас... не очень, говорящая фамилия. Гнать его вам надо. Добрые люди погибли, а этот...
       - Хороший он строитель, - возразил Малоросликов. - Ну, как мужик... да, не мужик. Но строит быстро. А воровать я ему не даю. Он знает - расстреляю. И расстреляю! Некогда сейчас воровать, не вовремя.
       - Хорошо, ваш Беда, не мой. Продолжим. Раз нет изменений в Зоне, то и нет, и слава богу. Хотя у нас с вами тут затишье перед бурей, конечно. Сами видите - снежный покров в Зоне до метра. Само по себе аномалия, и очень чётко локализованная по периметру выброса две тысячи шестого года. Ничего не кончилось, Артём Аркадьевич, не бывает никаких сказок в Зоне. И на этот раз быть готовыми ко всему наша с вами обязанность и задача. Повторение ошибки есть воинское преступление. И твёрдо уясните: Зона ваша, гражданин кум. Теперь - не на бумаге ваша - по-настоящему. Вы всем показали, и это не комплимент. Карьера, слава богу, больше нет, с глаз долой, бабу с возу. Делить больше нечего. Политика кончилась, жопия спасаем. И лично я, Артём Аркадьевич, нахожу вашу работу слов нет какой работой. Я же тут уже десять часов, вы уж извините, не объявился сразу. Проехал, посмотрел, понюхал. Благодарю за службу!
       - Да я знаю, что вы тут с утра... Доложили же мне, что вы... Стараться - рад.
       - Ну, тем более вы молодчина. Новости вот какие я вам привёз. - Как бы меняя обстановку, Клубин зашевелился и выложил перед собой коммуникатор, ридер, помигал лазером стила. - Смотрите. По охране. В ближайшие сорок восемь часов Google переводит свой "сорок первый" в стационар над Зоной, пока она, так сказать, инертна. Примерно на неделю без дозаправки его хватит. Они сами на нас вышли с просьбой. Мы разрешили, поскольку достигнуты договорённости, что информацию в свободный доступ они пока не отдают, сексог ООН по Зоне четыреста пятнадцать, параграф тысяча семь. Эту информацию вы получите, больше никто, она именно для вас. В реальном времени. Гугловский монитор привезут уже к вечеру, помещение подготовьте, а лучше прямо здесь, в вашем кабинете оборудуйте пункт. Они своих специалистов пришлют. По-русски те балакают... да они и есть бывшие русские. Только уж больше, пожалуйста, чучел голегромов в витринах не выставляйте в служебных необорудованных помещениях. (Генерал-лейтенант матернулся беззвучно и оскалился, отрицательно замотал головой.) Ну, я рад. Помните, Малоросликов, неделя! Извольте успеть с периметром. Материалы идут без перебоев?
       - А, это-то точно как в сказке, разгружаться не успеваем... Стена четыре метра, полтора метра позиция, наблюдательная сеть очень хорошая, да... Очень хорошая канадская робосистема, и бетонные процессоры очень хорошие, слова дурного не скажу. С учёными пока вот не знаю, как быть. Рвутся в Зону, ругаются! Со всех сторон. Как не было этих тридцати лет. Как с ними быть? Самурая я так и не смог из его базы на нейтралке вытащить. Говорит, буду стрелять на поражение.
       - Знаю про учёных, весь коммуникатор забит их прокламациями. Учёные нам нужны, Артём Аркадьевич. Да и сами вы понимаете. Будьте дипломатом. А Мураки оставьте в покое, бог с ним. Или кто там у него, Будда. Он в Зоне человек свой. Как работал, так пусть и работает.
       - Есть, понял... А "сорок первый" это сила! Объёмная съёмка, многозадачная...
       - Разрешение десять сантиметров... - добавил Клубин значительно, но Малоросликов не уловил иронии, и Клубину стало даже неудобно.
       - Очень поможет, господин главный инспектор! - сказал Малоросликов.
       - Пу-пу-пу... А просто хвост нам прижало, мировому сообществу-то, товарищ генерал-лейтенант... (Малоросликов позволил себе усмехнуться.) И люди свежие у вас будут, вопрос решается. И люди правильные, не наёмные. Кстати, со спутником и так и так будет спокойней. Если и ваши дирижаблики и "сорок первый" обрубит враз - значит, началось снова.
       - Понятно. Молодцы эти гугловцы. Американцы, не пиндосы.
       - И это тоже, и им, вдобавок, выгодно, поверьте. Весь мир на ушах стоит. Новости-то смотрите?
       - Да я с этим всем и мундиаль весь пропустил!..
       - Сами они виноваты, нечего было цикл сбивать... Да, весь мир и именно на ушах. Наш с вами Чернобыльский кризис посильней получается, чем Мексиканский. Очень, очень много материалов вынесли из Зоны за столько-то лет. Представляете, что было?
       Малоросликов покосился на свою витрину и так глубоко вздохнул, что Клубин невольно прикинул, на сколько им двоим теперь может хватить кислорода в кабинете.
       - Но это не наша забота. Не ваша, если ещё точней, - продолжил Клубин. - Далее, обращаю ваше внимание. Я сказал, что политика кончилась. Это не совсем так. Контрразведчики и внутренняя служба безопасности Института прогнозируют в ближайшее время начало активных действий со стороны выживших Хозяев и аффилированных с ними лиц, то есть профсоюза. Хозяевам надо домой, остальные сходят с ума, лишившись доли в Карьере... В Киеве, в Москве их депутатики и сенаторишки, не считая президентов, в очередь стоят к... трибунам. Благо Брюссель хоть мы прикрываем, но и там неспокойно, свара всё-таки будет... Мы с вами, генерал-лейтенант, сейчас - пока - массовые убийцы, оборотни в погонах... дурацкое выражение, откуда они его выкопали?.. В связи с этим, первое.
       Малоросликов подобрался.
       - Сталкерскую резервацию полностью изолировать. Госпиталь - изолировать. Поговорите сами с Болотным Доктором, чтобы подумал головой. Напомните, что он к нам прибежал, а не мы к нему. Он гений, должен сообразить.
       - Есть.
       - Второе и главное: семьи высших чинов Управления, Штаба и учёного совета Экспедиции поставить на казарменное положение немедленно. (Задница сначала воззрился на него, потом как-то непонятно моргнул. Клубин запомнил это.) Под охрану круглосуточную. Не хватает нам ещё киднэппинга. И сами осторожней, вы тут самый главный военный преступник... и самый осведомлённый на Земле человек, между прочим. Нам с вами надо спасать мир, но мир будет нам сильно мешать. Я постараюсь вас оградить, но... Газеты-то действительно не смотрите совсем?
       - Да когда?! Ё... Есть! Разрешите выполнять? Господин главный инспектор, мне бы лично... такое дело раз...
       - Не просто разрешаю - приказываю лично возглавить. ("Что ты тут интонируешь, генерал, интересно?") Поставьте мне только сейчас оригинал записи номер один по делу Бредня, да распорядитесь насчёт Пушкарёва с Уткиным. Как их состояние?
       - Уже можно сказать: стабильное, средней тяжести. Пневмонию задавили. Кислород им нужен постоянно. Нет, отставить, виноват. Нельзя сказать: стабильное. Всё-таки с их уродством... В любой момент может что угодно. Следим. Тут вопрос в том, что куда-то им надо уходить, завтра, не позже. Два дня как они в сознании, и куда-то им уже надо. Очень настаивают на разговоре с главным по Зоне. Говорят, информация масштабная. Собираются ей заплатить за освобождение.
       - То есть, могли бы сказать проще, Артём Аркадьевич: состояние Пушкарёва и Уткина без изменений со времени последнего по времени отчёта. Отлично. Представитель главного по Зоне прибыл. Это я. Я сам хочу услышать их, своими ушами... Посмотрю сейчас досье Бредня и отправлюсь на переговоры... А вообще, Артём Аркадьевич, дайте-ка вы мне ключи от сейфа, я сам разберусь.
       - Есть! Вот ключи... - Генерал-лейтенант отстегнул липучку на нагрудном кармане спецкостюма, достал карточку... запнулся. - Разрешите помочь?
       - Я сам, сам, - сказал Клубин успокаивающе. - Заодно и вы лишний раз убедитесь, что я - тот, за кого себя выдаю. Да и я тоже... убежусь. Рискну для тренировки. А вы - действуйте, отправляйтесь. - Главный инспектор поднялся, генерал-лейтенант синхронно с ним. - Что, что-то ещё?
       Малоросликов помялся.
       - Можно личный вопрос? Прямо гложет меня. Всё это время. Уткин-то с Пушкарёвым ни слова мне не сказали. Господин главный инспектор... так что, инопланетяне всё-таки? Или нет?
       - Нет, генерал-лейтенант, не можно личный вопрос. Можно Машку за ляжку, а сталкера за рога - и об забор. Идите, работайте. Отставить! Чуть не забыл. Господин генерал-лейтенант, смирно. Вы представлены к "Миротворцу" второй степени и "Спасателю" первой, поздравляю вас. - Клубин протянул руку над столом, Малоросликов пожал её, не выразив особых эмоций. Его щёлкнули по носу за дурацкий вопрос, сам напросился, но - проехали. Теперь в мыслях он уже бежал защищать жён и детей. А награды... В шкафу они лежат. На нижней полке. А вот дочек не видел... Да две недели уже.
       - Служу человечеству. Разрешите идти?
       - А чайку мне пусть доставят. Знаете что? Пусть принесут чайник, заварку и всё остальное сюда... Идите. И вот что, генерал.
       - Слушаю!
       - Я заметил и оценил: про Полесскую Дугу вы не спросили.
       - Никак нет, не спросил, - сказал Малоросликов.
       - Благодарю за службу, генерал-лейтенант, от своего имени и от имени Комиссара Девермейера. Не беспокойтесь по поводу Полесья. Никакой подлянки нет. Вы над периметром хозяин, только вы. Полесье вам будет передано примерно через неделю. Вместе с полной информацией. Мы именно над этим работаем, чтобы информация была полной. Идите.
       Малоросликов отдал салют и быстро вышел. Он двигался совершенно по-сталкерски... вроде бы Задница это слово признаёт, как и все у нас в "Капусте"... Дверь шлюза с утробным звуком - как будто в животе у слона булькнуло - встала на место. На главного инспектора Специальной комиссии Евросоюза (Брюссель) по делам Зоны "Чернобыль" и представителя Чрезвычайного Комитета по ликвидации последствий инцидента "Восстание-37" Андрея Олеговича Клубина по прозвищу (строго секретному) Сталкиллер навалилась тишина - тишина спецпомещения высшей защиты.
       Защиты, прорванной лишь однажды - изнутри.
       Клубин огляделся снова, внимательней.
       Армированная кларк-нейлоном керамика переборок, звукоизоляция, автономная энергетика, установка "магнит"... В здание штаба врезали целиком штабной модуль НАТО, спасающий и людей и электронику в эпицентре взрыва устройства типа "керранг". Система жизнеобеспечения и защиты работала абсолютно бесшумно, и в тишине, почти лабораторной, особенно отчётливо и остро представлялось, что чувствовал Малоросликов, оказавшийся здесь в ночь Восстания. (У него с женой не ладилось, да и Зона ходуном ходила, и генерал-лейтенант через день ночевал в штабе. Ну и угадал.) Восстание произошло в двадцать три часа второго июня сего, тридцать седьмого, года. Малоросликов проводил инструктаж ночной смены дежурных по Штабу. Вот тут, здесь, в этих стенах. Здесь с ним было ещё семь человек. Выжил только Малоросликов. Прямо таки битва с Игли у Поющих Вод... герой милорд Флэш Задница...
       Единственный в мире человек, голыми руками заваливший голегрома. Нет, не в мире. Во Вселенной безусловно. Голегрома - и, вдобавок, бессмертного. Восставшего.
       Клубин встал, подошёл к разбитой витрине, приподнял сеть и потрогал тупые изломы бронестекла. Спецстекло, СС-1001. Держит очередь из калашникова-ТМА с десяти метров. А если б витрина оказалась обычной? Это же случайность, что солдаты Малоросликову притащили именно такой шкаф под чучело... Сколько стекло держало гада - минуту? Две? Сняло эффект неожиданности... Чушь, какое там - сняло?!. Но выжил Малоросликов, и ведь исключительно его заслуга, что мы так быстро организовались и дали отпор... Клубин даже поёжился, представив, что в ночь Восстания сибирская вохра осталась бы без командира. Без такого командира. Да, упусти мы полсуток, всего полсуток... А я его мордой об стол.
       Но без этого "мордой об стол" было нельзя. Нет Малоросликову замены, и не будет. Не-ет, подумал Клубин, надо его привлекать, и я его привлеку, и хрен вам, шеф, дам я Задницу слить, пронести мимо носа... Решено.
       А пока держать его в рабочем состоянии. Хоть вприсядку, хоть на цырлах. Интересно, что-то он, когда я заговорил про семьи, стушевался. Это неприятно. Ладно, пометим и оставим пока.
       В дверь позвонили. Клубин вернулся к столу, глянул на монитор и впустил адъютанта с чайными принадлежностями. Пока адъютант, спокойный толстый ротмистр по фамилии фон Тизенгаузен (с тремя неуставными бронзовыми стрелами через левый эполет - повидал человек Зону, военспец, ходила экстра-класса) включал чайник в розетку и вскрывал пакеты, Клубин смотрел в окно-экран на пустой плац. А на Зону - не смотрел, хотя кабинет располагался на третьем, верхнем этаже штаба, а забор был не выше второго. Боялся Клубин смотреть на Зону. На Зону, в которой сейчас не было ни единой аномалии, ни единого гада, ни единого живого человека. Хоть начинай программу по восстановлению Припяти и Чернобыля и возвращению беженцев восемьдесят шестого года. И делов-то: дома отремонтировать. Да снег почистить.
       Снег почистить. В августе.
       - Разрешите идти, господин главный инспектор?
       - Да, ротмистр, идите.
       Клубин выпустил ротмистра, выбрал на подносе особо нагло смотревшийся бублик и откусил от него половину. Ладно, хватит ёжиться. Надо работать. На повестке дня - домашнее видео.
       Сколько уже я его насмотрелся.
       Клубин занял кресло хозяина, открыл карточкой сейф, убивший бы его, кабы допуском не вышел, сделал губами "пту-пту-пту", рассматривая внутренние пространства сейфа, и заговорил - на запись. Гарнитура суперкоммуникатора, представлявшего собой "умный компьютер", была встроена в воротник комбинезона. (Шлем Клубин оставил в машине - её охранял его миньон Лёша Лёшевич Старпетов.)
       - Итак, шеф. Сегодня восемь восемь тридцать семь. Четырнадцать ноль шесть Москвы, извините за патриотизм. Я нахожусь в кабинете начальника Особого округа "Чернобыль" генерал-лейтенанта Малоросликова. Разговор с ним вы слышали. Пожалуй, я был резковат, но встряска ему на пользу... Ему надо отдохнуть, а это невозможно.
       Сразу же выполняю ваше пожелание, Комиссар. Исследую оригинал записи "Бредень-1". Итак.
       Сейф Малоросликова. Внутри сейфа всё согласно нашей описи. Извлекаю нужное дело, пойнт.
       Сейф-папка "Золинген" канцелярского формата, наклейка "Бредень"... Забавно, Малоросликов пишет "Б-Р-Е-Д-И-Н-Ь"... известный вам код доступа. Открываю папку, деактивирую систему самоуничтожения... Внешний осмотр свидетельствует: все объекты дела присутствуют в отделениях сейфа-папки согласно нашей описи. Извлекаю объект номер один, пойнт.
       Информационный накопитель "сонба", не редактируемый, заводские пломбы в полной сохранности, идентификационный номер... согласно описи... Вставляю в плеер, ввожу код, пойнт.
       Служебная информация: "сонба-9", объём 1024 терабайта, тип - "магнитная запись"... т-так, формат активного объёма - "видео-Н", моно, что соответствует нашей... ожиданиям... Конкретика: сохранённые данные интеллектуальной системы видеоразведки "Тошиба-Камбэк", копирование разрешено в объёме 49 процентов... копий было сделано три, все они нам известны... воспроизведений было шестнадцать, всё соответствует опять же нашей описи. Время записи двадцать восемь минут две секунды... Точек активного мониторинга девять, из них сработали четыре... Субъект мониторинга "Бредень" был обнаружен, помечен и взят под наблюдение точкой номер 3... Тут геометрия, план слежения, хорошо. Аудио - не редактированный поток, внятность минимальная... Но расшифровку мы читали, мы посмотрим сейчас, Комиссар, как это всё выглядело в оригинале.
       Это я себе чай наливаю, вскипел у меня тут чайник, прошу прощения. Передайте привет Буанопарту, и, кстати, напомните доку Горски про пари, если он у вас там поблизости. По-моему, он проспорил, никаких телодвижений в нашу сторону от Совета директоров Концессии и сегодня не произошло. Пойнт.
       Итак.
       Группой специального назначения под командованием бригадира Саркисяна по наводке агента "Клариче" был выявлен адрес, в котором известными нам подозреваемыми удерживался и допрашивался объект Бредень, подозреваемый же. Посёлок Стечанка... территория средней школы номер три, подвал гаражного хозяйства. Приблизившись к адресу, с дистанции в пятьдесят метров, Саркисян успешно выполнил мероприятия по перевербовке вражеской системы слежения, и затем запустил "Камбэк". Эффекторы-точки проникли в подвал школы, распределились по заданной схеме и произвели сканирование.
       Точкой номер три объект Бредень был обнаружен. С этого момента началась боевая фаза реализации наводки. Пойнт.
       По временной шкале записи активная информация с точки номер три поступала от метки два нуля на центральный блок системы - шесть минут пятьдесят одна секунда. Точка три у нас в режиме "ночь". Описываю. На полу разостлан брезент, на брезенте навзничь лежит человек. Точка обращается к оператору, оператор, сообразуясь с предварительной информацией, метит человека как "приоритет 1000". Упакован наш приоритет в ОЗК... советской модели... как глушитель в гондон... на голове противогаз... кажется ГП-7... военрукову оружейку, действительно, они, что ли, разорили? Противогаз без фильтрующе-поглощающей коробки, маска заклеена металлизированным скотчем. ОЗК тоже весь в скотче, ещё и перехвачен резиновыми жгутами поверх. Грудь, ноги... ноги спутаны жгутами вместе. Руки за спиной. Дыхания мы не слышим, человек совершенно неподвижен... почти семь минут записи. Даже грудь не поднимается. Ускоряю воспроизведение. На метке пять минут девятнадцать секунд. В помещение входят двое. Пойнт.
       Два, прямо скажу, Комиссар, амбала. На них СПП-100К, полный комплект, шлемы закрыты... маркировки на плечевых накладках - размер ХХLХ. То есть действительно амбалы, удивительно, что от них ничего крупнее яйца не осталось. Возятся они в кадре, работают, несомненно, с шлемной СНВ, свет не зажигают... пытаются поднять связанного на брезенте, как на носилках, ничего у них... не выходит, вытаскивают они связанного волоком. За ноги.
       Перепасовка с точки три на точку семь, пойнт.
       Это коридор в подвале. Освещение очень слабое, какие-то лопаты, огнетушители... Точка сопровождает группу амбалов с волокушей с потолка, пропускает их под собой... разворот... В общем метра четыре они и прошли по коридору всего. Затаскивают нашего Бредня прямо в соседнее помещение. Глупость на глупости, ну да что с бандитов взять, даже если они и сенаторские... Так, перепасовка.
       Точка семь передаёт помеченного точке восемь.
       Здесь света тоже нет, ночной режим форева. Точка восемь работает из верхнего угла помещения, очень удобно. Вешают нашего Бредня за руки к какой-то скобе, на цепи от наручников. Подтягивают... ноги пола не касаются... приспускают... так, зафиксировано.
       Амбалы уходят.
       А-а, вот и господин сенатор Гога-Миллиард. Со своим помощником господином Прилиплым, полковником юстиции. Полковник юстиции несёт стульчик для господина сенатора. Следует этюд "добрый хозяин и злой надсмотрщик". Так, это мы всё слышали на нашей копии, я ускоряю... Прилиплый бьёт Бредня... и вот господин сенатор приказывает снять с Бредня противогаз: заговорил наш гад внезапно! (Долгая пауза.) Фухин?.. Нет. Вот и ты, товарищ Бредень, воочию. Плеер, стоп, крупный план.
       Да, Комиссар, это не Фухин. Это - не - Фухин, повторяю. Это Антуан Филлипович Берендейкин. Телохранитель для особых поручений господина сенатора Гоги-Миллиарда. Пассажир рейса девять-восемьсот.
       Мне надо чайку хлебнуть, прошу прощения.
       Комиссар, я подтверждаю его личность. Это реальный человек. Как я вам и говорил, в Зоне я скорее поверю своим глазам, чем результатам генетической экспертизы.
       Делаю скрин, помечаю своим кодом, копирую.
       Плеер, вперёд.
       Так, тайм-тэйбл: группа Саркисяна заняла позицию для штурма, подходы расчистила. А вот Бредень говорит... "Лето будет снежным, барин, а вы сейчас бежите - две минутки ваших есть"... Потрясающе, Комиссар. Он его предупредил, и ведь Миллиард действительно мог уйти! Потрясающе. Бредень Мессинг из деревни Луковички! Но - господин Миллиард решает провести эти две минуты глупо. По-своему... и эти две минуты есть его последние две минуты.
       Далее, Комиссар, следует штурм. Его мы не раз уже видели.
       Господи, мы своими руками освободили гада. Не мы его создали, но мы его освободили. Надеюсь, мы не ошиблись.
       И надеюсь, это всё-таки инопланетяне.
       Конец доклада, конец записи.
       Привет супруге, шеф. Over.
       Клубин отключил связь, допил чай и, наливая вторую порцию, очень тихо, сквозь зубы и очень эмоционально повторил:
       - Господи, пусть это будут инопланетяне!..
      

    Часть первая

    ТОПОЛЬ

      
       Глава 1
       ТОПОЛЬ НАЧИНАЕТ
       Is everybody in?
       Is everybody in?
       Is everybody in?
       The ceremony is about to begin.
       WAKE UP!
       You can't remember where it was
       had this dream stopped?
      

    Doors

      
       - Как мы с Комбатом понимаем, вы тот и есть, кого тут все ждали, верно? Главнейший инспектор самой главной и самой общечеловечной комиссии по Матушке? И секретный вы по самое не могу? И вот так вот и будем мы с вами разговаривать, по телевизору? Ну и хер с вами. Нам с моим другом Владимиром Сергеевичем уже надоело всё. В общем, мы с вами по телефону условились - мы вам выкладываем что да как, раз уж мы опять основными оказались, а вы нас подвозите к Матушке и отпускаете. Мы ведём себя тихо-мирно, а вы нас не... не обманываете. Вот Владимир Сергеевич всё слышит - вы подтверждаете?
       - Да. Сделке быть. Слово чести.
       - Хорошо. Начнём. Комбат, давай ты курить не будешь, я говорить не могу от твоего дыма. Я, инспектор, начну, поскольку, видите же, я тут... э... основа всего, хотя братец мой Комбат, как я понимаю, немного раньше меня в историю влип. И даже, можно сказать, приложил к ней свои шаловливые грабки с высшим образованием. Со спичками. А я теперь, можно сказать, его на своих широких плечах вынужден был... Всё-всё, не ёрзай, голова! Никогда не знаешь, когда всё началось на самом деле, верно, Комбат? Вот такой вот каламбур!
       В общем, для протокола, инспектор. Я Константин Уткин, двухтысячного года рождения, Россия. Сталкер, точнее, трекер, ходила высшего класса, чуйка "генерал", партийная кличка "Тополь". В Матушку-Зону поступил военспецом в две тыщи двадцать первом, на вольные ништяки удалился год спустя. Ни от кого никогда не работал, сам по себе. Вот, значит, почти семнадцать лет. Стаж. Мы, считай, с Комбатом тут едва ли не самые старые - из живых, конечно. Был ещё совсем недавно сталкер Вобенака, да куда-то вышел прошлую осень... Видали мы много, добывали много, жопы в "каплях", "грави" из ушей растут. С властями не ссорились, если они к нам без хамства... И хватит с вас, семейное положение вас не касается.
       Почему я говорю, что приложили мы руки ко всему этому дерьму с Восстанием. Мы с Комбатом во время Восстания оказались в самом эпицентре, и видели там знакомых. Кое-кого из этих знакомых в Зону вывели мы. Я - одного из них, Комбат - другого. Про своего знакомого Комбат вам расскажет, а я расскажу про своего. Этого моего звали Сергей Фухин по прозвищу "Фуха". Что?
       - Что, простите?
       - Вы что-то сказали? У нас тут булькнуло.
       - Нет.
       - Извиняюсь. Так вот. Началось всё, и с этим Фухой, и со знакомым Комбата, всё уже давно началось, в прошлом году ещё. Вот вы спросили про Вспышку. Так вот, прямо в момент Вспышки, прошлой зимой, я на незаконном выходе и вывел этого самого Фуху, мать его, в Матушку. За что Комбат потом и пострадал, как видите, а следом и я сам. Чистосердечно признаюсь.
       И так же чистосердечно и в первых словах моего допроса признаюсь, что Вспышке я благодарен так же, как Комбат благодарен Восстанию. Поскольку меня Вспышка излечила от сумасшествия и от убийства, а Комбата Восстание - спасло от смерти. Вот прямо тупо от смерти. С моей помощью, правда.
       Записали?
       - Да. Записали. Но про тупое спасение господина Комбата я послушаю от...
       - Ладно, ладно, давайте только без всяких там нравоучений. И про Комбата, и про типа "не нарушали бы законы, не ходили бы в Матушку - жили бы себе спокойно". Ладно, я спросил?
       - Ладно.
       - Комбат, под моим заявлением подписываешься?
       - ... ... ... сапоги.
       - Подписывается, в общем. Со всем своим высшим образованием. Итак, Вспышка. Это прошлая зима. Одиннадцатое января. Вывел я двоих на охоту. Та ещё получилась охота. Я был уже полностью свихнувшись, но и без этого хорошо получалось.
       У нас ведь тут как? Если ты не отмычка и не новичок, а старый, упорный ходила? Клиентура нарабатывается. Охота и прочий экстремальный туризм, плюс учёные жаждут гитикам причаститься. Вроде как уже официальный статус, практически профессия. Ну как на Эверест лазить. Не были на Эвересте?
       - Был.
       - Бля.
       - Продолжайте.
       - Э-э... На фоне общего упадка в Предзонье - самое то работа. Психов в большом мире столько, что иной раз и хочется от них в Матушку сбежать, так они за тобой и сюда! Толерантность, свобода передвижения! В Предзонье - как начались эти ооновские тёрки с арендой и прочим, как завезли города и туристов к Периметру, и в особенности после подвига моего друга Алана Квотермейненко, партийная кличка Комбат, по обнаружению всего золотого запаса планеты Земля, после чего профсоюз и возник, - так просто продыху честному ходиле не стало. Преступность появилась! Смейтесь, смейтесь.
       Раньше преступник у нас кто был? Сам ходила. А теперь? А теперь главный преступник - турист, гастролёр, турок. Вернулся, скажем, ходила с выхода, скинул ништяк честному барыге, честно обмыл, остатки сладки пересчитал, идёт домой, никого не трогает, в кармане шкурой и нервами нажитое. Бац, в подворотне какие-то с шокерами или с чем там. Бац, голый, босый, сотрясение мозга, спасибо, если живой. Раньше делалось как, когда и если ты прочухался? Бывает. Да. Шалят, шакалят. Люди есть человеки. Но! Ты всех знаешь, тебя все знают. Объявился, с людьми потолковал, - глядишь, крысу нашли, наказали. Либо сам. Так все и понимали! Своё человек возвращает, а суку надо бить палюбому.
       А как ты турка отыщешь? Если их в десять раз больше стало и половина - одноразники? Рисанулся, поднял, отвалил? Бардак. Теперь, значит, раз в систему гопота пошла - начинается орнаменталистика. Бизнес. ОПГ. Эта подворотня моя территория, эта подворотня твоя территория. Ну маразм же, при Матушке-то! и двадцать первый век на дворе! Да, не отрицаю, у нас тут тоже бывало. Кланы, войны до последнего человека, но, опять же, между нами, между сталкерами! С каких жареных яиц диктовать и бычить принялись те, кто ни "семьдесят седьмой" не вынес, хоть даже и "шпротки", я уж про "трёхлитровки" не скажу, ни собаченьки не нюхал, ни вообще в Зону не выходил?
       Это всё очень серьёзно... Потом - менты. Епэбэвээр! Эти-то с чего вдруг возбухли? Нет, я не дешёвка, я про, скажем, Задницу, то есть, извиняюсь, гражданина начальника Малоросликова слова дурно не скажу. Мужчина правильный, хоть и должность у него собачья. Сибиряк. Но он не столько вертухай, сколько пограничник, всем этим демократическим воякам роботизированным не чета. Но вот эти-то что? полиция ООН, полиция нравов... да господи ты боже мой! Полиция нравов в Предзонье! Это же анекдот! Меня как первый раз на улице мент остановил и обыскал, я прямо решил: конец Матушке. Ну, виноват Карьер, конечно... спасибо моему другу Комбату, трекеру столетия, значит.
       За него и перестали моего друга Комбата в Предзонье наши любить. И даже объявили ему бойкот. За его, значит, нетрадиционное понимание общечеловеческого долга, хы-хы-хы...
       - Тополь, да давай ты уже про себя!
       - А-а, колет глазок-то правда? Всё-всё, дружище, ну трудно удержаться... и давай-ка пить буду я, горло у меня сохнет, а ты так повиси.
       Словом, ежели бы не Вспышка, товарищ инспектор, - назревало у нас тут. Карьер Комбатовский - пусть, хорошо и превосходно, разрабатывайте, для блага всего человечества, но и нас, трекеров-аборигенов, через ёлку-палочку кидать - не будет этого. Без нас Зона - не Матушка. Мы, свободные ходилы, тут главные, основные, всё, что хочешь. И кланы уж мир заключили, и забылись уже гражданские войны все, и стали мы потихоньку психов - всех этих уфологов, проповедников собственных религий, сектантов, хиппарей, всех этих, среди которых бандиты и паслись, - строить рядами... И даже с Хозяевами начали мы чего-то там воду в ступе толочь... профсоюз профсоюзом, а раньше Хозяева хоть что-то понимали... да фигня, что это я?! Как Восстание выяснило, Хозяева, в общем, не очень-то Хозяева оказались, когда их козыри вдруг шестёрками обратились. Драпали они не хуже остальных. Лучше, ёптыть! Причём не к нам, не к Заднице, у которого все спасались, правые и неправые, а к ООН именно... если только раньше оно, ООН это, в профсоюз не входило тишком, на что и похоже, кстати. Ну это политика, она и на Луне дерьмо... но в Матушку, когда мёртвые встали, пошли мы вот с Комбатом да, дико сказать, писатель Шугпшуйц, а вовсе не политики-механики... ну ещё Задницыны, то есть, малоросликовские ребята. Вот кого надо тут главным делать, а не демократов с их роботами! А мы - пас, конечно, у нас с Комбатом сейчас другие проблемы. Они, как говорится, налицо... Н-да. Слушайте, а вы вправду на Эвересте были?
       - Да, правда.
       - А как вы думаете, взял тогда вершину Мэллори?
       - Думаю, нет.
       - А я думаю - взял! Ладно. В общем, пока всё это варилось, мы выходили как выходили... О чём я говорил-то? Да, о клиентах. Столько-то лет. Коне-ечно, наработалась клиентура! С ништякощением по доходам вроде бы и не сравнить, но тут ведь как глянуть. Лично у меня, считай, чуть ли не каждый месяц один-два старых клиента вынималось и клалось. В основном - охота. Ну и там "дребезги", другую фурнитурку какую поподбирать - если под ноги попадётся. Раз-два в год - учёные нанимали, туда проведи, то принеси, там поставь хренотень и таскай из неё кассеты раз в месяц. Главное, выводил я всех, с кем вышел. Репутация! Деньги не пикусовые, но ровные - жизнь обеспечивают. Ну а иной раз и яхту купить можно. У нас это называется: сериал. Работаю "сериалом", не ништяками к успеху двигаюсь. Ещё существенно: почти любой "сериальный" выход - охотничий, без верчения "кишок". Значете, что такое "вертеть кишку"? Ну конечно... Так что процентов на семьдесят-восемьдесят дело иметь приходится с гадьём, а не с гитиками. Все старики практически в "сериалы" перешли, у кого фишек собственных не очень, или злые они. Вот мой друг Комбат только под клиента и работал, лет три-четыре уже последних. Ну, он не я, а я не он, несмотря...
       - Вы невероятное трепло, господин Уткин.
       - Да что вы говорите? Придётся потерпеть. У меня остаточные явления химических изменений в мозгу. Я же реально спятил же тогда, вы что, я же не шучу, блин.
       Был у меня один постоянный клиент, охотник. Сейчас посчитаю... шесть лет подряд. Зимой. Как штык! Приезжает, платит, и вывожу я его на охоту. В январе или феврале. Такой Клубин, Андрей Олегыч. Лет за полста мужчина, явно о-очень богатый, но без закидонов абсолютно. Не знаю, где живёт, как звать по-настоящему. Русский, да, это есть. Это не спутаешь. Если уж русский мразь - так мразь полная, и у него это на роже кириллицей, а если нормальный человек - так и неважно, сколько у него денег. Тут было неважно. А? Что, простите?
       - Ничего.
       - Этот Клубин, я так понимаю, молодость свою тешил, старости не давал настояться. Какой-то он то ли десантник, то ли спецназовец бывший... наверное, гражданскую трёхлетку в EARMY оттянул, по лексикону судя. Либо что, не знаю, но - тёртый человек. То есть так он вежливый мужчина, чинный, но иногда прорывалось... Ну, одни в бассейнах раз в год понты мочут, детишек с ментами распугивают, а есть и настоящие, а я считаю, коль хочешь поиграть в Кинг Конга - лучше джунглей места нет, а в городе по праздникам получаешься ты не Кинг Конг, а мудак. Да ещё и толпой. Мудак в превосходной степени.
       И, замечу, "чуйку" у него выявила Матушка - не рядовую. Я бы сказал - этак сразу уровня "капитана" чутьё, если вы понимаете. Кабы он выходил регулярно, стал бы ходилой-первоклассником, поверьте слову. Но он выходил раз в год. Кстати, если вы понимаете, значит, действительно мужчина видал виды, раз Матушка над ним полной власти не имела, держал он банку и в ней, и за ней, а это труднее, мы-то навидались... Не спился, не скурился, не скурвился.
       Этот Клубин всегда приезжал один. Звонил предварительно, и через пару дней объявлялся, если я мог. Вообще он моё время уважал, подождать ему приходилось иной раз. Больше он в Матушку ни с кем не выходил, хотя платил по высшему разряду и многие наши его заполучить хотели. Он не вёлся. Хм. Я, межпрочим, горжусь.
       Ну вот, а тут он приехал не один. Вообще странная история. То есть, что в Матушке не странно, а тут и Вспышка, взрыв интенсивностей, куда уж страньнней, но и с Клубиным как таковым небанально получилось на этот раз. Я о личном.
       Не получается в Матушке не обращать внимания на личное. Все вопросы - обоюдоострые. По-другому нет. И - без личного никуда не довыйдешь. Зона - война, и любой клиент быстро в напарника превращается. Либо во врага. В балласт, то есть. И Клубин тоже. Клиент не клиент, а было, было что не я его, а он меня вытащил.
       Мне тот раз были ну просто неминуемые кранты...(2) И он меня спас, и мы вернулись от Матушки так: он меня с переломанными ногами на себе волок, а я пальцы облизывал и по ветру шевелил.
       Кстати, по-моему, я вот тогда и свихнулся. Там сложно всё было, пришлось себя самого убивать...
       В общем, мародёру не пожелаешь...
       - Господин Уткин, мы тут не для романа про сталкеров байки собираем.
       - Но вы же не для романа байки собираете, согласитесь! Возвращаюсь к одиннадцатому января. Вот так, межпрочим, мы писателей и разводим, сначала на кабак, потом на долю.
       Вот такой человек Клубин. И Вспышку мы с ним пережили на пару. И долг я ему вернул... хотя честно скажу - трудно мне объяснить без сумасшествия, почему я вообще согласился с ним этот раз выйти. Всё было против. И, главное, сам я был против, сам я! Но...
       В общем, рассказать-то можно, и я расскажу, раз уж взялся с начала начинать, но вот объяснить, почему я не отказался... Ладно, вон Комбата так и подмывает объяснить, да не может, пока я говорю. Ну, значит, он потом и объяснит, умник.
       - Я хочу сказать, что ты достал трепаться, псих. Все уже поняли: ты согласился выйти, потому что свихнулся и решил охоту на себя повторить с теми же персонажами. Целый год ты терпеливо ждал и готовился. Тогда ты себя победил в честном бою, а сейчас реванш решил взять, победить себя ты.
       - Фрейд, да? Всё так. Позвонил мне клиент мой Клубин числа девятого января. Я уж ждал, если честно. Аж подсигивал, пива в рот не брал, не мог от нетерпения.
       Его снаряга у меня хранилась. А снаряжался он очень просто и эффективно. Не по цене, а по уму. О, писатель бы тут на полкниги растянул! То есть и спецкостюм у него был не самый дорогой, с "умником" в заднице, а самый верный - СКК-Т-1000 "Терминатор" северокитайский. Ну, с SyNAPSE, конечно, на борту, но где сейчас без него хоть пылесос достать... О, про эту штуку, про "Терминатора", я долго могу, хоть и не писатель. У меня у самого такой же, два... И оружие он держал не электронное, а для Матушки самое правильное - чешский "суперкалашников" ТМА-47, по жизни точная копия первого, тульского, патрон семь шестьдесят две с активной гильзой, снайперская доводка, а надёжный и неприхотливый, как его предок. Дорогая машина, но не потому, что она штурмовка "умная" или там нанотехнологичная, для ковбоев в условиях гравитационных гитик, а потому дорогая, что редкая, с производства снятая за ненадобностью. И патроны золотые, считай.
       Я приценивался, думал такой же купить, но расстался с мыслью. Не по деньгам, а потому что геморрой стволы менять, патроны заказывать... Можно было, конечно, хотя бы матрицу для принтера достать... Но - раздумал. Дорого всё равно. Я ходила, - а он турист, охотник, понял? А тут пятьсот метров прицельная дальность тройником - в яблочко, кровососу в глаз, а череп целый, потому что пуля калёная, с дробью - рельсу навылет, и их три одним нажатием, идут носик в попку друг другу, колбасой, и никаких рикошетов. Как от малокалиберки трофей сохраняется, и кровосос, как белка, насмерть. Ну для космоса делалось, понятно.
       Так что есть что повесить над камином. Психология!
       Блин... аж жуть представить, сколько этих чучел и над какими каминами висело при Восстании...
       - Много, господин сталкер, много. Продолжайте.
       - Трекер, говорю вам, трекер я, я человек современный! Епэбэвээр... Охотился Клубин только на кровососов. В смысле, стрелять-то приходилось всё, что набросится, но в трофеи он брал только кровососьи башни. Могу посчитать. Девять штук должно было у него скопиться. Надеюсь, он живой, Олегыч. Губы-то кровосос разбросить может на три метра от камина, а уж насос у него... В нёбе насос ведь, мама дорогая!..
       - Продолжайте же.
       - В общем, позвонил он, назвался, и мы поговорили. Тут он меня и удивил, сказав, что будет с мальчиком. Зять его, видите ли. Я, естественно, поставил вопросы. Ну тут хоть какой ты псих - деловые рефлексы из меня дуплетом не выбьешь.
       Обсудили, по порядку, кодом. "У вас не продаётся лошадь на двоих? - Конечно, мерин Тяни-толкай...", как-то так. Цена, вывести двоих, один новичок, инфляция, общак, плюс снаряга для второго... Сошлись на девяти, если кому интересно, и стал я его, то есть их, ждать. Приехали они буквально назавтра, к вечеру. Я всю и ночь не спал, и днём не ел. Очень ждал. Гонял по стенам тараканов и общался с Путиным: чего это он, мол, такой умный и богатый, а не я.
       Живу... жил я на Новой Десятке. Я туда со Старой, из Чернобыля то есть, переехал в тридцать пятом. Купил домик общечеловеческий, "энтрай энд лайв"... Жил открыто... да чего ты ржёшь, Комбат? Ну да, вывеску "Тополь, вывожу Туда и Обратно" не вешал над крыльцом, но с тех пор как кланы заключили мир и даже его соблюдали, я по бункерам не прятался. Это ты, умник, привычки не меняешь, куришь вот, а я к подвалам компьютеризированным и не привыкал... хотя сколько лет в них прожил.
       И заткнись, блин, дай же дорассказать человеку.
       В общем, всё чин чинарём, назавтра, десятого числа то есть, к вечеру, позвонили мне в дверь, я проверился - стоят у крыльца, и именно Клубин, а с ним какой-то молодец - и открыл...
      
       Глава 2
       СТРЕМАЯСЬ УСПЕХА
       We don't need no education.
       We don't need no thought control.
       No dark sarcasm in the classroom.
       Teacher, leave them kids alone.
       Hey, teacher, leave them kids alone.
       All in all, it's just another brick in the wall...
       All in all, you're just another brick in the wall!
      

    Pink Floyd

      
       - Привет, Костя, - сказал Клубин, откинув капюшон и махнув у седого виска зажатой в руке перчаткой. Он был без шапки, из-за шиворота пуховика поднялся парок, пуховик был с грелкой. - С наступившим тебя. Это вот мой зять новоявленный, Сергей. Я тебе говорил. Погреться нас пустишь? Похолодало.
       Стоя на крыльце, Тополь посмотрел вверх по улице, вниз по улице, посмотрел на окна дома напротив. Улица была пуста, такси, на котором приехали клиенты, уже уковыляло в Тридцать второй переулок, и даже снегоочиститель, весь день мотавший Тополю нервы своим пыхтеньем, уехал, наконец. Тополь посмотрел на небо. Ясно. Снег перестал ещё час назад, и действительно похолодало, несмотря на усилия местной звезды какого-то там спектрального класса G при ясном небе, как сказал бы писатель. Клубин и его зять были в разных по цвету, но явно из одного магазина, пуховиках. На двоих у них была одна сумка, оттягивала плечо зятя. Зять этот улыбался. Улыбка была полированно-сияющая, нарисованная. Не понравился Тополю этот зять. Навскидку не понравился.
       Первый взгляд, конечно, и всё такое, но своему первому взгляду ходила верит автоматически, без объяснений.
       Какой-то этот зять был засланный.
       - Конечно, Андрей Олегыч, заходите.
       Клубин поднялся на крыльцо. Они с Тополем пожали друг другу руки. Клубин не менялся совершенно. Пуховики у него менялись, а сам он нет.
       - С наступившим, - повторил Клубин.
       - Взаимно, - сказал Тополь и посторонился, пропуская Клубина в дом. Зять уже держал свою руку наготове для пожатия. В перчатке.
       - Константин, - сказал Тополь. - Можно звать Тополем. Официально.
       - А можно - Кипарисом? - спросил зять. - Ну что, ручкать-то будешь? Сергей меня зовут, а русские люди Фухой знают.
       - Извини, руки не мыты, запачкаю, - сказал Тополь. Всё стало ясно. Готовый мародёр. Клубин что, с ума сошёл? Или дочка его с ума сошла? Второе вернее. Дети - неразминируемые фугасы. - В дом проходи, Серёжа, быстренько давай, не маячь. Прямо по коридору.
       Если бы зятёк сейчас, скажем, сплюнул, Тополь бы его удавил, такое раздражение он у Тополя вызвал. Но зятёк ограничился оттопыриванием губы и вошёл в дом, без малого не задев Тополя сумкой. Тополь ещё раз огляделся по сторонам, включил фонарь над входом - быстро темнело - и запер дверь на все засовы, включая раритетную сортирную щеколду, присобаченную остроумцем Комбатом на тополево новоселье.
       Клубин, уже в очках без оправы, причёсывался перед зеркальным шкафом. К остаткам волос он всегда относился бережно. Как шлем ни снимет, так враз у него расчёска наголо. У них с Тополем даже дежурная шутка образовалась, вот только сейчас Тополю было не до шуток. На Клубине был обычный серый костюм, галстук, завязанный виндзорским узлом. Было ясно, что дорогое пальто и дорогие туфли он сменил на пуховик и "туристы" недавно и наскоро.
       На военном аэродроме.
       На военном!
       Давно, давно меня Клубин пасёт-обихаживает... шерлобонд, блин. Ну, недолго осталось. А пока будем вести себя... правильно.
       Зятёк сидел, раскинувшись, на диване. Пуховик не снял, сумка на диване рядом. Нижняя губа всё оттопырена. Над верхней - волосики в виде дембельских усишек. Пожилой подросток. Прыщи скрытого ношения. На вид он такой, или по жизни?
       - Андрей Олегович, - сказал Тополь. - Я вас очень уважаю, но, наверное, придётся вам выйти не со мной на этот раз. Вам любой писатель однозначно то же самое сказал бы.
       Клубин даже ответить не успел.
       - А что это ты так да вдруг? - спросил зятёк. - Тебе разве не платят? Или у тебя месячные, сталкер?
       - Серёжа, не мог бы ты сейчас помолчать? - спросил Клубин. - Константин, на пару слов тет-на-тетно выйдем на кухню?
       - Я вам не Серёжа, сколько раз повторять! Не можете звать нормально, зовите Фухой! Что за дела, в конце концов, а? На хрен я вообще с вами поехал? Одному надо было... летом...
       Тополь закрыл рот. Лицо у Клубина было до такой степени непроницаемо, что холодок с загривка Тополя по спине тихонько спустился в трусы. Действительно, зря Серёжа поехал с ним на охоту. Именно - на хрен. И лучше - летом, летом.
       Та-ак, притащил ведомый свои семейные проблемы в Матушку. Жаль. Ведомый был знатный. Кон-стан-тируем.
       - Извини, Сергей, - сказал Клубин вежливо. - Сейчас мы всё обсудим с нашим проводником. Тут свои законы, свой этикет. Предзонье, Сергей. Веди себя повежливей. Ты тем более в гостях.
       - В гостях, повежливей... - проворчал зятёк. - Сейчас пятьсот евров ему сверху спустите, и всё. Этикет, блин.
       - Костя, - сказал Клубин.
       - На кухню, - сказал Тополь. - Вы, Сергей, не трогайте тут ничего. Я трекер, мало ли что у меня на виду может лежать. Вещи кусаются иногда.
       На кухне Клубин сразу сказал:
       - Ты меня, Тополь, извини. Это во-первых и в-главных. Но по телефону всего не расскажешь.
       - Дочка и любимая, - сказал Тополь.
       - Свихнулась совершенно, - подтвердил Клубин. - Как об стену горох.
       - Вы его, Олегыч, зачем сюда-то потащили? Прямо спрошу: оставить тут хотите?
       Клубин сказал:
       - Пу-пу-пу... Как было бы славно. Окстись, Костя, креста на мне нет, что ли! У меня другая мысль насчёт него. Но в оконцовке, конечно, сбыть с рук. Мне его надо в Зону окунуть, для протокола, понимаешь?
       - И потом - по официальным каналам? - сказал Тополь понимающе.
       - Примерно так.
       - Незаконное проникновение?
       - Да.
       - А водил его некто Костя Уткин?
       - А вот тут-то мы всех и обманем, - сказал Клубин. - Никаких Кость Уткиных.
       - Олегыч, вы что, спятили на старости лет? - спросил Тополь жёстко, но, всё-таки, без нажима. Нравился ему Клубин, и какая-то беда у него случилась, явно. Что может быть хуже семейных бед? - Какое там "обманем"?! Да этот ваш Серёжа споёт на первом же допросе оперу арию "Ля-ля и Тополя" а капелла за одни только аплодисменты!
       - Пятьдесят тысяч, Костя, - сказал Клубин. - И моё слово, что не споёт.
       - Олегыч, давайте я сам вам пятьдесят тысяч дам сейчас, чтобы вы отсюда свалили? По-моему, вы сошли с ума и разговор надо заканчивать.
       - Поймал бы я тебя сейчас на слове, Костя, но я здесь не за этим. Ладно. Пу-пу-пу-у. Слушай меня внимательно. Полностью раскрываюсь. Похоже, они с дочкой меня решили похоронить. Она у меня единственная наследница. Это он тут петросяна валяет перед тобой, что я его с собой вытащил. Я от него отбиться не мог, на самом деле. Хочет вроде свадебный подарок Ирке моей сделать, шкуру кровососа к ногам повергнуть. Ты в такое веришь? И я нет. Этот повергнуть может только палку невесте или папку невестиного. Я по дочери вижу - она мне уже месяц как в глаза не смотрит. Я очень богатый человек, Костя. Помоги мне. Да, ты правильно понял, если он попытается меня слить в Матушке, я хочу его там и оставить. Не попытается - буду думать дальше. А с дочкой... что ж, она моя дочка. Как-нибудь. Но пока эта мразь...
       - Ну что, папа, не уговорил ещё? - Зятёк был тут как тут. На лице Клубина появилось и исчезло выражение досады, для Клубина несвойственное, выглядевшее как мгновенная судорога. - Слышь, сталкер Костя, хочешь, я тебе из своих добавлю? Может хватит мозга долбать нам? Олегыч, я сейчас Ирке звоню, чтобы шла встречать, и хер с ней, с охотой. Или как?
       Тополь принюхался. Он что, урод, вмазал, пока Клубин мне тут душу раскрывал? Чёрт бы его побрал с его душой. Ну и история! Без бутылки не разберёшься, как сказал бы писатель. Клубин не отводил взгляда. Ничего бы на Тополя не подействовало, ни деньги, ничто... и в особенности не подействовало бы напоминание, что именно Клубин вытащил его из "правилки". Но Клубин как раз не напомнил этого. Хотя, казалось бы, самое время напомнить.
       Не напомнил.
       Человек.
       И такой человек меня хочет сдать на опыты...
       - Да нет, всё нормалёк, Серёга, - сказал Тополь. - Ну поторговался чуток, что ты, не понимаешь? Слупил с твоего папаши ещё штучку.
       - Штучку много, - сказал зятёк авторитетно. Проявил корпоративное заединство. - Пятиста бы хватило. Я же говорил, Олегыч.
       - В следующий раз сторгую, - сказал Клубин. - Ну что, Тополь, снаряга-то готова?
       - В гараже. Вы, Олегыч, идите, вы там всё знаете. А у меня ещё пара звонков. Бабе надо отзвонить, чтоб спать ложилась, да барыге одному тут. Всё на стеллаже справа. Только вы уж там лишку не возьмите.
       - Какой разговор. Ну, Сергей, пошли экипироваться?
       - Ага, щас иду. Я тут тоже словечко сталкеру скажу, да? Чтобы больше не зарывался.
       - Да, надо поставить его на место, - сказал Клубин. - Всё-таки ты охамел, Костя.
       - Профессия такая, - сказал Тополь.
       - Пу-пу-пу, - сказал Клубин и ушёл. Зятёк расстегнул, наконец, свой пуховик, большими пальцами сбросил его на локти, и Тополь увидел пистолет в сандалете под мышкой. Кольт. Казах. Под "старое серебро" крашенный. Тополю стало смешно. Нервно, но смешно. От Клубина - нервно, а смешно от этого вот в плохом смысле клоуна.
       Он ещё и пальцы в бёдра упёр, клоун. Клован.
       - Пу-пу-пу, - сказал клован важно и выматерился. - Вот, блин, привязалось! Слышь, Костик, я тут пошумел.
       - Да нормально, - сказал Тополь.
       - Натура такая. А папик мне прямо все нервы уже вымотал.
       - Он может.
       - В натуре же? Я чего, в общем... ты там зла не держи. Слово за слово, я очень эмоциональный пацан. Ты сам откуда?
       - Подмосковный.
       - Россия-мать, без балды же, да? В общем, Костик, нам надо хорошо в эту вашу Матушку сходить, понял? Мне его Ирка очень по душе - и по хрену тоже - пришлась, жениться хочу. Да этот олигарх брюссельский со своей капустой все мозги высосал дочке. Он же космонавт ещё, понял? Вообще офигели. Я ему не то, я ему не тот... Мне Ирка всё как на духу, у неё от меня секретов нет. Я её того, а она мне всё рассказывает. Плачет, прикинь, дура? Не плакать тут надо. Короче, Костик, я человек не последний в России, второй помощник депутата Госдумы, полгода уж как. Потом, "Движение за воссоединение Руси и Сибири" тоже мы. Перспективы успеха, сам понимаешь. Если что - надо со мной дружить. Не прогадаешь.
       - Базару нет, брат. Только ты пока Зону Матушкой не погоняй. Грех как бы, пока сам не был.
       - А, вот так вот, да? Понял. А ты давай меня Фухой зови, да? У меня фамилия Фухин - не слыхал?
       - Я вообще газет не смотрю, некогда. Извини.
       - Услышишь ещё, не вопрос. Кличка партийная, - сказал Фуха со значительностью. - Ты человек русский, а все русские всегда возвращаются в Россию. Я лично зарёкся в загранку ездить, отдыхаю в Сочах, не у чурок, бабло трачу в своей стране. Вот вообще в первый раз за границей, но Украина-то не заграница вовсе, а мятежная область. Так что со мной надо дружить. И события надо смотреть, быть в курсе, что, как. Где ещё правду узнаешь и людей? Вернёшься в своё Подмосковье, чего какая проблема, кому звонить будешь? А я вот он я. Прикинь?
       - Слышь, Фуха, да у меня сегодня прямо мой день, - сказал Тополь перехваченным голосом. - А я голову ломаю - как быть, кто меня ждёт на Родине... Ну, хоть спасибо твоему тестюшке, свёл нас.
       - Ну с него хоть шерсти клок, уже баран, а не овца. В общем, мы поняли друг друга?
       - Как не понять, Фуха.
       - Окей. Тьфу, блин, привязалось. У нас за такое штрафуют, прикинь! - Фуха погоготал. - В общем, надо нормально сходить. Я слыхал, не то счастье, что ты в Зону вошёл, то счастье, что ты из неё вышел. Да?
       - Да ты подготовился, я смотрю.
       - Да посмотрел форумы, уж не поленился. Короче, всё нормуль?
       - Абсолютно. Только "сталкер" ты мне больше не говори. Трекер - нормально, услышал?
       - Вот так вот прямо всерьёз, да? Окейно-оллрайтно, братан. Где там твой гараж-то?
       - Пошли, покажу. Ты, братан, вот что. Папика со снарягой пока слушайся, он в Зоне бывал. Мотай на ус, мало ли.
       - Я беру моё там, где его увижу, - произнёс Фуха с огромной важностью, аж приостановившись для этого перед лестницей в гараж. Тополь же остался стоять с открытым ртом. У него аж в мозгах прочистилось.
       - Ну, работа, восемь-насемь! - сказал он наконец сквозь зубы. - Ну, Олегыч, мать твою. Да. Надо помогать мужику. Пока не сдал меня на опыты. Выходим, не отменяем. Так. Надо мыть окно.
      
       Глава 3
       ПОМЫТИЕ ОКНА
       Left a good job in the city
       Workin' for the man ev'ry night and day
       And I never lost one minute of sleepin',
       Worryin' 'bout the way things might have been.
       Big wheels keep on turnin'.
       Proud mary keep on burnin' -
       Rollin',
       Rollin',
       Rollin' on the river!
      

    Creedence

      
       Была среда.
       По средам (и пятницам с понедельниками) "окном" у Тополя работал прапорщик Армии ООН Перечитайло. Фамилия прапорщику не шла, он должен был быть Нечитайло. Тополь созвонился с ним ещё накануне, предупредил. Прапорщик старому клиенту (самому старому клиенту, если быть точным) отказать не мог, но Тополь почуял какое-то напряжение в его голосе. Это следовало учитывать. Держать уши востро, включая среднее. Особенно среднее.
       В двадцать один час от Перечитайлы должен был приехать мальчик за магарычом. Перечитайло брал с Тополя пятьдесят пять процентов предоплаты. Встреча была назначена, как обычно, в "Лейке". Процедура предоплаты и называлась "помыть окно".
       Тополь остановил свою парадную "тойоту-могилу" у бара без пятнадцати девять. Выключил электричество, осмотрелся по сторонам, протирая изнутри стёкла тряпкой для конспирации.
       Да-а, эта "Лейка" была совсем не та "Лейка" старины Хуареса, "Лейка", попавшая во все одноразовые бестселлеры. Хуарес уехал куда-то давным-давно, продав дело. Друг Тополя Володя-Комбат с Хуаресом какое-то время переписывался или созванивался, а потом вдруг однажды, передав Тополю обычный привет, вдруг добавил, что помер вчера Хуарес. Это, безусловно, было серьёзным поводом выпить. Что и было исполнено. Помянули старые ходилы барыгу из барыг по всем правилам. И грустно им было не столько оттого, что Хуарес умер, сколько оттого, что не было никого рядом, кто мог бы присоединится и по праву помянуть... Вдвоём они сидели, пили, вдвоём и дрались потом с какими-то... Не с ходилами, с какими-то турками, что уже даже не удивляло.
       В Зоне время летит три к одному как минимум, да и вокруг Зоны - не медленней... Иных уж нет начисто, а иные и тысячелетия проживут - по "кольцам" да по "омутам", да по "рапидшарам", но куда это катится мир, если в баре под святым названием "Лейка" вольного ходилу не каждый день встретишь!
       Тополь вышел из машины, запер её. Да, вывеска была та же самая, на что он обратил внимание впервые за столько лет. Перенесли со Старой Десятки. Чёрт бы побрал сантименты. Скоро уже начнёшь любому псевдогиганту радоваться, как старому другу. Тридцать семь лет будет, в Матушке - с двадцати, три к одному - это сколько мне уже? Ещё недавно послал бы Олегыча с его семейными тайнами на хер.
       Всё-таки Олегыч его, Тополя, подставил. Значит, больше мы с ним в Матушку не ходим. Долги надо отдавать, но иногда это значит: отдал и забыл о человеке. Иные долги дружбу держат. Не похоже, что у истории с дочкой двойное дно, зятёк Фуха весь как на ладони... но очень всё это неприятно, неприятно, и Олегычу больше веры нет. Сегодня он сюда, в Матушку свои семейные проблемы тащит, а завтра... А завтра он меня продаст на опыты. Исчезают же люди!.. Куда? Почему? Вобенака пропал - вот уж кто удивил так удивил... Значит, помогли ему.
       Очень подозрительный человек Олегыч. Как же я раньше-то?..
       Тополь и его мозг не успели додумать: в ухе закашлял голосом старинного актёра Папанова вызов. Звонил Комбат. Тополь глянул под перчатку на часы и ответил.
       - Сейчас ты скажешь "лёгок на помине", - сказал Комбат.
       - Ты сказал. Вовян, у меня три минуты.
       - Ты где, там, на Новой у себя? Конспиратор.
       - Да, у себя. Мы по сотовой говорим. Напоминаю.
       - С-слушай... Не хочешь съездить отдохнуть на Средиземное море?
       Секунду Тополь лихорадочно пытался понять, что же Комбат зашифровал.
       - Ты имеешь в виду - действительно съездить на Средиземное море?
       - Ну хочешь - на Аральское.
       Тополь соображал, аж за ушами трещало.
       - Подальше отсюда?
       - Вот именно.
       - Так, что случилось?
       - Да как-то мне не по себе.
       - Комбат, я сегодня выходной, говори конкретней, если есть что.
       - Слушай, отмени выходной, давай поработаем! Приезжай ко мне хотя бы!
       Через площадку от "могиро" Тополя остановился ооновский хаммер. Дверца распахнулась, показался мальчик Перечитайлы. Тополь скрипнул зубами.
       - Комбат, у меня встреча. Перезвоню тебе через десять минут.
       - Только перезвони обязательно! Дружище, обязательн!..
       Тополь дал отбой и направился к входу в бар, заметив боковым зрением: мальчик не один, и вообще мальчик сегодня роли не играет. Перечитайло изволил прибыть лично. Ожидая, пока Тополь зайдёт в помещение, стучал ботинком по колёсам. Проверял, не сдулись ли.
       Тут писатель бы сказал так: вечер из всех сил переставал быть томным: Клубин со своей драмой, Комбат с идиотскими намёками, теперь профессиональный взяточник - собственной персоной. Но Тополь не был писателем, он просто блякнул шёпотом и толкнул дверь. Плечом, плечом.
       В баре было почти пусто, как сказал бы любой писатель. Январь, месяц "отпусков", да ещё и среда впридачу. Новая Десятка, например, пустела чуть менее чем полностью за неделю до Нового года и оставалась таковой недели две после. Российская традиция неделями праздновать в Предзонье стала вполне интернациональной. (Трекеры-американцы, например, рассказывали, что прямо невмоготу им жить в ихней Америке в январе.)
       В Зоне тоже мало кого можно было встретить. Да, не старые времена, когда людей в Зоне было больше, чем собак, хоть в январе, хоть в удушающем августе. Собственно, потому Клубин и выбирал для охоты январь, как он однажды признался. Лишь раз он приехал в феврале - не мог освободиться, как он объяснил тогда. Тогда он, кстати, и признался, что не любит толпы... Что он имел в виду?
       Дался тебе этот Клубин. Всё за отмену выходного, сталкер-трекер, буквально всё! Об этом подумай!
       Тополь налил у стойки бесплатного кофе из всегда горячего кофейника, бросил в прорезь дохлой "семьдесят седьмой-тушёнки" монетку на благотворительность и понёс свою чашку в любимый уголок. На столике мигала разряжающаяся вчерашняя газета, забыл какой-то библиофил. Тополь свернул пластиковый листок в трубочку и вставил в стойку для салфеток. Не успел он схлебнуть пенку, как Перечитайло очутился напротив, как по-волшебству.
       - Здоров, ходила.
       - Здорово, мздоимец, - вежливо ответил Тополь.
       - Ну говори.
       - Как обычно плюс один.
       - За что же плюс один?
       - За ещё плюс одного.
       - Ну засылай.
       Тополь отхлебнул кофе.
       - Скажи-ка мне, Рувимыч, а нет ли какой суеты сегодня?
       - Ты зашли давай, зачем явился, потом обменяемся, - сказал Перечитайло нетерпеливо. - Ты что меня, даром дёрнул?
       Определённо надо отменять выходной.
       - Информация, - сказал Тополь требовательно. - Ещё собственную пулю я не оплачивал. Этот расход пойдёт за счёт государства палюбому.
       - Кто бы ещё объяснил - какого государства, - сказал Перечитайло матом.
       - Смотри, Рувимыч, останешься без старого клиента. Выкладывай уже. Сам явился, есть зачем, значит.
       - Да ничего такого, Костя, нет, - с досадой сказал прапорщик. - Как с цепи вы сегодня сорвались. Два выхода оплаченных отменили, теперь я мучайся, учитывай на потом. Детский сад, предчувствия у них. Дожили. Любой щен помойный себе Пророк, чуть ли не Вобенака! Главное, были бы кто, а эти - пацаньё профсоюзное, едва из отмычки выросли на Хозяевских щедротах.
       - Кто?
       Перечитайло помолчал.
       - Это уже стОит, ходила.
       - Проехали. В Зоне-то что?
       - Как же херово, что Синоптик в заглушке, верно? - спросил Перечитайло, осклабясь. Прапорщик служил на Кордоне почти десять лет, времена помнил и знал.
       - Так и тебе никакого профита нет. Раньше чего было любезней: заплати за канал и слушай себе все перемещения. Ништяком-то на выходе брать было выгодней, - парировал Тополь. - Хера ли ты скалишься сейчас, взяточник?
       Перечитайло покивал.
       - А я не спорю. Пора нам с вами объединиться и прижимать профсоюз. Рвануть их точки глушения. Не та стала Матушка, ох не та. Благодаря твоему дружку, кстати. Угораздило его эти ихние философские булыжники найти.(3) Вот и кушаем теперь баланду, что вы, что мы. А скоро Задница вовсе власть заберёт. А с ним не договоришься.
       Малоросликова прозвали Задницей по двум причинам. Во-первых, он был честный служака, остро переживающий своё в частности и подчинённой ему службы в целом трёхсмысленное положение. Во-вторых, у него была остро примечательная внешность. Его лицо состояло как бы из двух таких полушарий, как филе любого двуногого существа на планете Земля. Маленький треугольный носик генерал-лейтенанта, торчащий из щели между полушариями, положения не спасал и, того хуже, каким-то чудом не стал причиной клички ещё оскорбительней. Но, видимо, всё-таки, честность что-то значит даже в Предзонье и даже в двадцать первом веке, и Малоросликова погоняли всё-таки Задницей даже мародёры.
       - Да ты, Рувимыч, провокатор, - заметил Тополь. - Прокачиваешь квалификацию, переходишь на другой уровень.
       - Ну, ходила, короче, хорош газ в "очко" пускать, - сказал Перечитайло. - По сути - ты выходишь сегодня или нет? Да - да, нет - расход.
       Тополь, помедлив буквально секунду, достал из перчатки приготовленную ещё вчера одноразовую банковскую карточку Банка ОЕ и, как игральную карту, пустил её Перечитайле. Тот остановил карточку на лету, прибив к столешнице точным движением пальца. Не проверяя номинал, спрятал в кармашек на предплечье и произнёс:
       - Всё, как обычно. С двадцати трёх по ноль два. Не забудь объявиться.
       - Если что, стреляй мимо поточней.
       - Да не ожидается проверяющих.
       - Проверяющий на то и проверяющий, что не ожидается.
       - Ты мне не сказал, куда трек тянешь, когда обратно.
       - А когда я это тебе говорил?
       Перечитайло засмеялся. Настроение у него улучшилось - кстати, в строгой противофазе ухудшению настроения Тополя. Если ещё было куда ему ухудшаться. И верно, веселит только безумие, а сейчас оно немножечко отступило. Мучительное состояние нормальности охватило Тополя. Так сказал бы писатель. Удивительно тягостное состояние - норма.
       - Костя... э-э... что там с Вобенакой-то? - спросил Перечитайло. - Не слыхать?
       - А что с Вобенакой? Он пропал.
       - Но как, где?
       - Спроси дракона, - сказал Тополь.
       Перечитайло тоже был фанат знаменитого киносериала. Он осклабился и продолжил цитату:
       - Ясно, мог бы и просто послать. Ясно... Ну, удачи не желаю. Не остановись, ходила.
       - И тебе не хворать. А то захвораешь, а на твоё место очередь выстроилась.
       Перечитайло, вроде бы уже сделавший движение встать, сел снова.
       - Знаешь, да вот действительно... Поредела очередь-то. Странно как-то.
       - В смысле?
       - Недобор. Контракты люди разрывают. И просто уходят, без компенсаций, и по девятой статье. Кадры чуть ли не каждую неделю рапорты наверх пишут. Просят людей. Так что Задница над нами навис - я в натуре не шутил. А его сибиряки мзды не имут. Форс у них такой. Так что ты, знаешь что, скажи-ка своему дружку, что с его входов - с реки, с белорусской стороны - наши посты скоро меняют Задницыны люди. Думаю, уже в феврале оттуда в Зону не выйти без боя. - Перечитайло вытряс из стаканчика зубочистку и закусил её. - Я не бесплатно тебе это. Я пока тут, и Кторов не собирается уходить, и Сандерс вроде нет, так что придётся твоему Комбату с нами иметь дело. Надо быть повежливей ему с нами, я имею в виду.
       - Сам посмотрит, - сказал Тополь.
       - Смотрит пусть, да смотреть-то нечего. Мне врать невыгодно. А ему хамить невыгодно будет скоро. И так он в бане. Бывай, Тополь.
       - Попрощались уже.
       Перечитайло ушёл. Кофе остыл. Тополь переселился к стойке и налил себе свежего, и стал, не торопясь, пить, хотя время уже поджимало, как сказал бы писатель. Полчаса забрать ведомых, проверить снарягу, час до Кордона... а может быть и не час, если не по бетонке военной, а просёлками... а ведь придётся просёлками...
       Тополь, что ты делаешь? Все чёрные кошки уже перебежали, все священники благословили, все зеркала побились, Перечитайло, насколько мог себя пересилить, предупредил, а ты, после всего этого, за выход заплатил, да ещё и прикидываешь, как к Кордону подбираться?
       Ты спятил, ходила? Ты что творишь?! Отменяй охоту, гони Клубина, вызванивай Комбата и двигай с ним купаться... на прохладное Средиземное море. А там утопи его, кладоискателя.
       - Привт, Кост, - услышал Тополь и с трудом переключился. Это бармен позволил себе перестать быть невидимым. Бармена все звали по фамилии - Костас, имя его и по бумажке прочитать было невозможно, не то что запомнить. Тополь же естественным образом называл бармена Тёзкой, и горя не знал.
       - Привет, Тёзка.
       - Усчинат будич? Чаррасско, а мочно и борчш.
       - Нет. Мне пора. У тебя вообще как с посетителями последнее время?
       - Ккк у всх. Новим год! Но й вобсчет. Продал хохле Зоню-Матюсчку Бруччел. Уходт все. Заднцч. Злото насчли, кому тпер хабр нучин, сталкр-трекр нусчин. Тепр одна забт - злото да иридьи центнрам. Профсз да Заднцч, чсчветло бдусч. Дермо дела. Из дерма злото делат. Тьфу! - "Тьфу" бармен произносил бес мальейчег акчцент.
       Тополь залпом допил кофе. Эта чашка была лишней. И так лишней, и так. Бдусч действительно чсчветло.
       - Пошёл. Пока, Тёзка.
       - Удачки не жсчелай теб, Кост, от мен.
      
       Глава 4
       СУНДУК ДЛЯ МЕРТВЕЦА
       Sun streaking cold -
       An old man wandering lonely.
       Taking time
       The only way he knows.
       Leg hurting bad,
       As he bends to pick a dog end
       He goes down to the bog
       And warms his feet.
      

    Jethro Tull

      
       За руль "выходного" козлика Тополь сначала велел сесть Клубину. Фуху (Тополь уже привык так называть зятька) тоже посадил вперёд.
       Фухе было пофиг, а Клубин явно удивился, но не стал спорить. Клубин прекрасно читал карту, машину водил, как сам Тополь. Тополь быстро объяснил ему сегодняшнюю дорогу, просунувшись с ридером между сиденьями. Клубин слушал, покусывая дужку очков, смотрел, утвердительно пыхтел, кивая. Фуха, что удивительно, сидел как зайчик, без комментариев. То ли его пробрало, наконец, - мало ли какие он там форумы посещал, - то ли профессиональную карту видел впервые. Зачаровался.
       Клубин внятно и без ошибок повторил маршрут, вставил ридер в рамку на панели справа от руля, сдвинул очки на кончик носа и тронул машину. Тополь откинулся на спинку. Теперь у него было минимум полчаса подумать, что же происходит и что же он, Тополь, творит. Почему не перезвонил Комбату, явно что-то знающему? Вообще выключил телефон? Ну, правильно, выход, какие могут быть телефоны. Но почему сам не перезвонил? Ну, правильно, - сумасшедший же.
       Полчаса ему не потребовалось. В голове было пусто. Так сказал бы любой писатель. Даже Гуинпленов. Уже через минуту автодопроса, и квартала не проехали, у Тополя заболели виски и он, похлопав Клубина по плечу, попросил отдать руля.
       - Да что за... - начал высоким голосом Фуха, дёрнувшись, но Клубин сказал:
       - Спокойней, Сергей, спокойней. Ему видней.
       Они быстро поменялись, и Тополь вдавил педаль. Теперь думать было некогда и стало хорошо.
       На "российской" окраине (Новая Десятка не имела предместий, улица номер четыре бесстыдно обрывалась в чисто поле) он свернул с бетонки в кювет и погнал через означенно чисто поле к холмам.
       Цепи звенели по мёрзлой земле, по старым ранам от грядок арбузных бахчей. Снега за городком почти не было почему-то. Как сдуло. "Может, пристегнуться?" - спросил лязгающий зубами, бессильный выбрать между передним поручнем и верхним, Фуха, а за оба одновременно держаться в козлике никому не удобно, так уж построен. Тополь Фухе не ответил. Через некоторое время Фуха ещё раз подал голос. "Курить-то можно?" - спросил, когда козлик нырнул между холмами (на том, что был справа, догнивали некие железодеревянные развалины, ещё советские) и Тополь включил ближний свет. У Тополя мелькнуло, что было бы весело ответить "да", поглядеть, как Фуха будет прикуривать, но именно мелькнуло - начиналось дело.
       Дело начиналось.
       - Ведомый, закрой пасть. Держись и смотри вперёд. Никакого курения.
       Этот тон Фуха понимал.
       Тополю, в принципе, не был нужен свет: он отлично видел в темноте, Матушка одарила. Помнится, месяц спать не мог, так было страшно, что облучился. Болотный Доктор, осмотрев его, подошёл к пластиковой доске, набитой на стену его знаменитой кухни-лаборатории, и вписал имя Тополя в длиннющий список ходил, поражённых биологическими аномалиями. Ты такой пятьдесят первый, сказал Доктор. Первого я наблюдал почти два года, пока он под "жарку" не попал. (Или в "горелку" он сказал?) Ничего страшного. Купи тёмные очки. Примерно ещё месяц понервничаешь -привыкнешь. Так сказал Доктор.
       И что - привык, конечно. Очки купил.
       Трекеры очень не любят обсуждать свои патологии, есть на это очень серьёзные причины, но Тополь знал, что возбуждением сетчатки страдает (и некоторые действительно страдают, до психозов и инсультов) как минимум половина их, кто больше, кто меньше. В любом случае, драки в полной темноте по барам случались очень нередко. Впрочем, лучше уж ноктолопия, чем, как у Шрайбикуса электрочувствительность, доведшая мужика до самоубийства (бедолага мог спать только в специальном изоляторе, заряженный мобильный телефон чуял за полкилометра), или как у Фарруха-одноглазого - абсолютная память (упросил Болотного Доктора взять его в пациенты и сгинул, говорят, счастливо). Талант, доведённый до абсолюта, вещь, видимо, страшная.
       Так что грех жаловаться - днём глаза не режет...
       Комбату вот повезло - попустила ему Матушка, ничего не выпятила, не утрировала, не пометила мутацией. Ну, если не считать ритуального поноса на границе выхода. Но это нервное. Человеческое. Да ещё характер ему испортила. А меня вот на опыты хотят сдать. Клубин и хочет. Выявить ген чутья моего. Боевика притащил с собой. Спас меня из "правилки". Специально ведь спас, с умыслом. (4) Я со своим "сэйвом" сражался, а Клубин, стало быть, наблюдал и планировал. Расскажи кому - ведомый спас вожатого из "правилки". Коварство невероятное.
       Как можно так жестоко воевать, Клубин?..
       В общем, фары нужны были только для того, чтобы охрана Перечитайлы оплаченный выход засекла и опознала по "пятнашке". Даже Перечитайло, да что там Перечитайло, даже самый кромешный продажный погранец Ремитизов не продавал обществу координаты точек слежения, разбросанных вокруг Кордона. Найти нанокамеры было невозможно даже с приборами. (За такие-то штучки американцев и ненавидят во всём мире.) Умное оружие, трах-тарарах. Нечестно. Ты в грязи и соплях ползёшь по буеракам к окну, а какая-то сволочь в расстёгнутой гимнастёрке и тапочках на босу ногу, попивая космонавтский чаёк, в тепле и уюте, смотрит на монитор, как ты корячишься, припадая к земле Матушки при малейшем звуке, обсуждает с телефонистками твои пластунские навыки и неторопливо, успевая рассказать анекдотец-другой, наводит на тебя "хаммер" с патрулём. Система активного наблюдения "пятнашка", DSC-15 "SworLTd", мать её, бостонскую, штат Массачусетс.
       Пока мы не сообразили, что вариантов нет и надо договариваться, много наших с именем и репутацией село в тюрьму, если везло и патрулю было не лень их брать живьём. А адвокаты со обществом не работают, это всем известно. Европа! Написано: "Вход строго воспрещён!" - значит, недаром написано. Полез - ты виноват, рюсский авосьский чюрка.
       И никаких. Они бы между собой так умели договариваться, как против нас.
       Около половины двенадцатого прибыли на место, к окну.
       Это была полукилометровая полоса ничейной земли. Нейтральная полоса, нейтралка. Здесь уже случались неопасные спецэффекты. Тополь остановил газик у заброшенной узкоколейки, неизвестно зачем от одного мёртвого села к другому мёртвому селу протянутой прямо по земле, без подсыпки.
       Давно по ней никто не ездил. Но Тополь не единожды и не дважды, и даже среди бела дня, слышал гул мотовоза, шкандыбающего мимо, и ветерок ощущал попутный, горячим мазутом пахнущий. Встречались на нейтральной полосе и другие призраки. Убить они не могли, но иной раз свежего человека отпугивали не хуже стрельбы. (Если, конечно, свеженького человека не тащили в Зону Шопототамы.)
       Физически Зону здесь отграничивала от доброго злого мира лишь распаханная "контролька" (сейчас подкрашенная по складкам снежком), в полукилометре прямо по курсу. Тополь вымигал фарами условную фразу точками и тире. Спустя ровно полторы минуты по секундомеру вымигал вторую условную фразу. Сегодня он даже не стал гадать, где тут могут быть камеры. Сразу дал газ.
       Козлик взрослым козлом перескакал рельсы, сбил ледяную накипь с кустов на той стороне и помчался к Зоне. Если Перечитайло решил - или его заставили - сыграть подло - минное поле не деактивировано - это будет плохим вариантом отзыва на условную фразу. (Через "контрольку" машина по рытвине пошла боком, как кот на конкурента; Тополь поддал газу.) Но тогда Перечитайле - нельзя даже - и подумать вылезти - из казармы. Ближайшие годы. Удавят.
       Нас, конечно, осталось мало вольных да старых. Но чтобы вернуть барыге порченый товар - и отмычка жизнь свою положит. В Зоне мало действующих законов - и один из них: деньги стоят.
       Перечитайло был честен, слово взяточника держал, мины не сработали. Тополь зачем-то попытался вспомнить, говорил он хоть одному ведомому, что "контролька" минирована? Видимо, никому. Профессиональная вежливость палача.
       Твоё настроение мне нравится больше и больше, Тополь! Ещё немного и Володя Комбат, повстречав тебя, не выдержит и произнесёт эти слова: "Ты, Тополь, спятил!"
       И будет, видимо, прав.
       "Контрольку" Перечитайло обновит ровно в два ночи, согласно плану мероприятий. А сейчас мы остановимся на регистрацию за старой цистерной с кипящим и никак не выкипающим цементом, десятки лет служившей последним перед выходом через это окно в Зону, уже нечеловеческим, но ещё безопасным прибежищем. В кабине цементовоза сидел скелет пассажирки. Умерла от сердечного приступа в момент Первой Вспышки. Водитель делал левак, подсадил заказчицу. Довёз до смерти, называется. Известная история.
       - Всё, мы на пороге, ведомые, - сказал Тополь, заворачивая за цистерну и глуша двигатель. - Я гашу свет, не рыпайтесь, привыкайте к темноте. Ни шагу без моего разрешения. К тебе, Фуха, относится прежде всего.
       - Я понял, братан. Но пойдём-то мы утром?
       - Утром, да. Ночью мне с вами в Зоне - сразу крышка. То есть вам крышка. У тебя кровь носом идёт, не пугайся. Платок носовой есть? Вы как, Олегыч? Опять экспериментируете? - Тополь посмотрел назад и зажёг потолочную лампочку. Не для себя, естественно. Автоматически как-то.
       Клубин закапывал в глаза капли. Опять новые и баснословно дорогие, вероятно. Его нормальной реакцией на выход была кратковременная диплопия. Тополь всякий раз советовал ему просто закрыть один глаз, чтобы устранить дискомфорт, но Клубин опять же всякий раз пытался бороться медикаментозно. От этих его новых капель пахло какой-то мятой. Тополь ненавидел мяту и распахнул дверцу настежь.
       - Глупость это, Олегыч, - сказал Тополь привычно.
       - Это, Костя, уже ритуал, - ответил Клубин, аккуратно промакивая глаза бумажной салфеткой из пакетика. - Я просто воду капаю с травкой. Сегодня шестой выход у меня. Пять раз капал, вернулся живой и с добычей. Как же мне не капать теперь?
       - А! - сказал Тополь. - Знаете, я и не догадался. Есть такие, что носки не стирают. Прошу прощения, вы правы.
       - Это... - хлюпнув и с ужасом глядя на окровавленную ладонь, сказал Фуха. - Это... Пацаны, это чего я? Это Зона? Радиация? Э, поехали отсюда, пацаны!
       - Спокойно, Фуха, спокойно, братан, - сказал Тополь. - Сиди прямо, не пукни, стирать негде. Это Зона, и радиации тут навалом, но сейчас Зона просто-напросто с тебя входной билет спрашивает. По-доброму. Не бойся, дольше часа не бывает. И скажи спасибо, что не водянка у тебя, не понос и не глюки. Иногда волосы выпадают. Но только у тех, кто дрочит.
       Фуха дико взглянул на Тополя, дёрнулся, но сообразил тут же, сдержался, не полез под шапочку-чеченку проверять - не выпадают ли.
       - Пошутил что ли, стал... трекер?
       - Отчасти, - сказал Тополь, несколько удивлённый. Фуха-то Фуха, но реакция у него хорошая и вообще морально стойкий пацан, как сказал бы современный писатель. Запомним. - У вас там, в Думе, не прописывают новичков, что ли? Вот и тебя Матушка сейчас прописывает. В реестр заносит. Метит. Понятно?
       - Не нравится мне это, - сказал Фуха. - Я не малолетка тебе. Не надо со мной шутить, братан. Зона - ладно, она явление природы, а ты не шути.
       Тополь чувствовал, что Клубин слушает очень внимательно. Непростой человек Клубин, очень непростой. Ах, Тополь, Тополь, зачем ты подписался на этот выход? Тополь снова отогнал назойливый и очень-очень правильный вопрос.
       - Хорошо, не буду, - согласился Тополь. - Платок носовой есть у тебя? Сморкаешься обычно куда? На комбинезон капает.
       - Папаша, дайте ваши салфетки мне, - сказал Фуха сквозь зубы. - Пожалуйста, э.
       - Пожалуйста, - откликнулся Клубин.
       Тополь вышел из машины, огляделся. Всё как всегда. Вокруг булькающей и сопящей цистерны зеленела муравка (в темноте - серая). Тёплая земля по краям полянки с цистерной посередине парила. Словно в волосы сигаретным дымом дунули. Здоровенный деревянный ящик (в таких песок хранят, пожарный инвентарь) с общественными припасами, стоящий прямо под боком цистерны, аккуратно закрыт и сверху на него по обычаю наброшен брезент. Скурмачи прекрасно знали про ящик. Был даже когда-то один с Кордона, ящик заминировавший. Не поленился выйти в Зону, ревностный служака. Отжалел для общечеловеческого дела казённую Ф-1 и полметра проволоки. Идиот. Ходила, погибший на обыкновенной человеческой растяжке, достоин этого. Так что патрульный зря прописался в Зоне. И вообще зря жил. И недолго. Растяжку ему аккуратно вернули. Буквально через день-другой. Неприятная история, на непродолжительное время осложнившая отношения между обществом и Кордоном. Командованием Кордона, конечно, поскольку военспецы, как один, в этом случае встали на сторону противника.
       Но на шею садиться тоже нельзя давать. Дело делом, а хамство хамством. Даже у погранцов есть понятия, что можно, а что нельзя.
       Клубин тоже вышел, но остался рядом с машиной. Зажимал один глаз ладонью в перчатке. Тополя, отошедшего на десяток метров, он уже не видел в темноте, но смешно таращился, ориентируясь на скрип подмёрзшей земли. А вокруг тёплой полянки снега было по щиколотку, ещё прошлогоднего. Следы только старые, дырки в насте, заметённые всклень и тоже прихваченные морозцем. Фуха в кабине героически боролся с кровотечением, матерясь громко и с чувством.
       - Олегыч, попросите вашего сынульку прибрать звук, - сказал Тополь так, чтобы Клубин его услышал, и не децибелом громче. - Накликает. А у нас в машине снаряга. И Шопотов бойтесь. Ну, вы знаете, чего я вам.
       Он переступил через пар, попробовал ногой травку. Подошёл к ящику, сдвинул брезент и приоткрыл крышку на два пальца. Проверил. Всё нормально, мин нет. Он откинул крышку. Его обдало смешанным запахом горячего пластика, жести, и почему-то - хлеба. Брать отсюда в начале выхода было и нечего, и не принято, но заглянуть стоило.
       Сундук для мертвеца. Так назывались личные и общественные лабазики при окнах в Зону. Хранилось там немногое, но чрезвычайно полезное.
       Два ящичка патронов 5.45 россыпью. Тючок с гражданской одеждой (там были и неношенные джинсы, пожертвованные когда-то самим Тополем, ему оказались малы). Два ПМ в кобурах и целлофане, третий исчез, кстати. Канистра с живой водой из Серебряного ручья - почти пустая, между прочим, не забыть бы, ручей почти наверняка придётся переходить. Аптечку сильно распотрошили. Да, кто-то возвращался побитым, бинтов совсем нет, и тюбик с биоклеем выдавлен полностью. Тополь порылся в тряпье и достал молескин. Аккуратно раздёрнул заедающую "молнию". Открыл страницу, заложенную карандашом. Крайняя запись. Незнакомые каракули.
       "Взял много братья вернулся рваный. Собаки потом голегром битый помял. Диатез обкаменел на Поросятнике, Малый в лужу у Межи провалился, когда голегрома в стволы брали. Хабар бросил на Меже сверху, на девятом шесту, не прятал. Кто возьмёт тот дешевка, кровью помыто. Два "пенсне" целых, жёлтая "77-иваси" и полкило "пляшущих человечков". Вернусь за хабаром и Малым через неделю. Взятое восполню. Выходил 2-во января, через П. Сегодня какое не знаю, ночь. Вроде пятое должно быть. Хохмач".
       - Не сегодня ли ты, Хохмач, должен был выходить? - пробормотал Тополь, складывая потрёпанную книжку и зарывая её обратно в тряпьё. - Ах, не спросил я у Перечитайлы, кто же отказался... Два "пенсне" похерил, считай, новая тачка. Сегодня-завтра уже треснут, "пенсне"-то...
       Тополь, сам не зная, зачем, достал из ящика PDA в чехле, верхний - из целой стопки. Как мы мучились, когда заглушили FM Синоптика! Как мы привыкли к этим радиосканерам! Как было удобно! "Переносной детектор аномалий", очень остроумное название, приблудными писателями превращённое в нечто несообразное по глупости. Но Комбат нашёл Карьер, организовался профсоюз, Матушку начали продавать Прогрессивному Человечеству, - и нас, вольных ходил, задавили. Почти сразу же обрезали радио. Изобретатель и владелец "Радио Активность", никогда в Зоне не бывавший программист Вася Волчок по прозвищу Синоптик, сгинул буквально на полуслове (как раз был на связи с ним негр Рамон-Мусульманин), и никто так и не узнал, кто Васю взял и что с ним сталось. Лично Тополь был уверен, что взяли Хозяева. Люди бы просто не осмелились - тогда, во всяком случае. Тогда, пять лет назад нас было в десять раз больше, и Синоптика мы берегли, как зеницу ока.
       Старшие профсоюза, конечно, знают, Васину судьбу, но... Не удивлюсь, если его, Васю, как раз и заставили работать главным глушителем, и сидит он сейчас в недрах Саркофага за облезлым пультом, забивает свои же родимые частоты чёрным шумом... И кормят его похлёбкой из бюреров, и кожа с него сходит раз в неделю кусками, и пришивают её обратно тетивой из паутины...
       - Костя! - услыхал Тополь и очнулся. В руке был PDA, не наручный, ручной. Откуда он у меня? Какой сейчас год?
       - Костя! - снова позвали его, и Тополь пришёл в себя.
       - Оле... - Он закашлялся. - Олегыч, я тут, всё в порядке. Стойте, где стоите.
       - Костя, да два часа тебя нет уже!
       Осознав эти слова Клубина, Тополь уронил прибор в ящик.
       Так. Вот так вот. "Перед выходом проверь - не сошёл ли ты с ума.
       Если всё-таки вышел - значит, точно сошёл".
       Старая мудрость. Писанная даже не кровью.
       Кровавой мозговой жижей.
       На фаянсовых плитках подземных этажей Станции.
       Невыводимо.
      
       Глава 5
       ТОПОЛЬ РАЗОРУЖАЕТСЯ ПЕРЕД ПАРТИЕЙ
       Sleeping very soundly on a Thursday morning.
       I been dreaming I was Al Capone.
       There's a rumor going round,
       Gotta clear outta town.
       Yeah, I'm smelling like a dry fish bone.
       Here come the law.
       Gonna break down the door.
       Gonna carry me away once more.
       Never, I never, I never want it anymore.
       Gotta get away from this stone cold floor!
       Crazy... Stone cold crazy, you know...
      

    Queen

      
       - Так-то, физически, как трекер на выходе, я себя полностью контролировал, конечно. То есть, сознание выпадало если только я на чём-то отвлечённом концентрировался. Причём, дырки, что оставались в памяти, я потом уже прекрасно сознавал.
       В общем, лечению подлежало ещё, кабы я согласился.
       - Очень смешно.
       - Да вам-то что, инспектор? Вы слушайте. Я ведомых после моей мозговой менопаузы успокаивал довольно долго - даже Олегыч был почти в истерике, уж не знаю, чего его так разобрало... да что тут знать-то? И вернуться им было нельзя, хоть до "контрольки" там, вроде и рукой подать, шагов триста... но идти-то эти триста шагов по Матушке, а по Матушке назад не ходят... и что-то у них там с Фухой слово за слово таки произошло. В общем, меня они чуть не расцеловали. Олегыч, значит, в спокойной такой, безнадёжной истерике, а Серёжа совершенно был в бешенстве, пришлось уже с ними втроём обратно к сундуку для мертвецов сходить, попить водички. Высосали канистру досуха. Я тоже глотнул, знаете, редко себе позволяю, но тут было надо.
       И опять я забыл положить что-нибудь в сундук на счастье. Всегда забываю, всегда искренне. Добрая традиция, как сказал бы писатель. Значит, суждено мне было вернуться.
       Ладно, мало ли я видал истерик у ведомых. Одному по роже, второму по яйцам, третьей, например, сказать, тушь же течёт, дура, - между прочим, действует безотказно. У этих истерика была такая... взрослая. Спецкостюмы напялили, в шлемах, оружие наготове. Руки трясутся, да, и шлемами этими мне чуть нос не расквасили, когда обнимать лезли. Глотнули воды - успокоились. Не в них дело, словом. Ладно, проехали на первой. Сидим, ждём рассвета.
       А я себя боялся. Знаете, как где-то написано в какой-то книжке: попробуй, мол, не думать о голубоглазом медведе? Моя ошибка - и, в вашем, общечеловеческом, смысле, преступление - была в том, что я давно за собой замечал неладное. Эти мои пряталки с переездами... Выходы бессмысленные, в одиночку, без объявления... Неважно. Проще всего сказать - Матушка меня водила, звала. Что подсел я на шопототамов, например, мазохируюсь. Мало ли таких наркоманов. Но нет, не Матушка меня водила.
       Я сам себя водил. Вот и доводился. Комбат раньше меня во мне увидел безумие, но... у него и своих проблем навалило. И бан знаменитый от общества, и профсоюз прессовал его все пять лет после находки Карьера, и, главное, я начал от Комбата прятаться. Никак он меня не мог словить. Чтобы, скажем, неторопливо побеседовать, понять меня.
       Сумасшедшие люди - мы очень хитрые. Великолепно симулируем нормальность. Почему я про преступление сказал? Отвечаю. Вывести в Зону клиентов, да ещё с такими непонятками, как в тот день, да поверх всех знаков, - а суеверия в Предзонье са-авсем не суеверия, а самая что ни на есть верная штука... как ещё назвать? Мародёр? Но я не мародёр. Сумасшедший. Единственное оправдание.
       Я вёл Клубина на смерть. Я вообразил, что он меня за шесть лет проверил, оценил, и теперь решил продать на опыты. Пропадали же наши в реале, не в Зоне. И я решил разом всё закончить. Я был ему должен жизнь - значит, вместе и ляжем. Возможно - возможно, повторяю - я даже обрадовался, что он нынче с компанией. И я спрашиваю вас: разве не преступление это? Ни разу, повторяю, ни разу я, Костя Уткин, не выводил перед собой отмычек. Не бывает ходил-ангелов, даже ходил-демонов нет, мы гораздо хуже. Я убийца, я бросал людей в Зоне, когда вытащить их не мог без смертельного риска, я мимо прикованных или распятых проходил, я кино снимал, как взвод военспецов в петле Люрекса крутится, но обманом или силой новичка в ловушку посадить ради ништяка или жизни - не было такого. Не закладывал я.
       А тут заложил. Не в "правилку" вёл, понятно, не в "карусель". Но за компанию помереть. Суд как бы совершить. Причём - как бы всё неожиданно должно было случиться, в первую очередь для меня самого. Я же придумал, куда, как их поведу. Только себе не признавался. Хотел, правда, одного с собой прихватить - нормального мужика, между прочим, и которому, между прочим, повторяю, я жизнью обязан. Я всё соображал. Когда он позвонил - я же помню - я вроде даже дрогнул. Приедет, решил, - откажу. Он приехал, ну а ним этот... дочкин хахаль. Вот и провернулось у меня в мозгу - пусть ублюдок Матушку удобрит со мной и Олегычем... Такой подарок дочке хорошего человека сделаю. Ну, в благородство я своё, прекрасно помню, верил аки паки. Я бы их, конечно, не убивал бы. Но хрен бы они выбрались без меня, конечно. С "мутки" на Янтаре никакой ведомый не выберется. Просто дорогу не отыщет.
       Невозможно. На "мутке" и чудо не работает.
       Видали? Никакой логики, дорогие телезрители. Сумасшествие - это когда сам себя каждую секунду наё... обманываешь, хитро улыбаясь. Причём, обманываешь очень ловко и, главное, очень рад обманываться. Восторг! Аж слюнки текут. Почему вы думаете все психи слюнявые? От удовольствия. Это ж кайф!
       Да покури уже, Комбат, я хоть понюхаю. Только ты не вертись.
       - Ты идиот, блин.
       - Уже нет. Сам не пробовал - не хай. Я почему рассказываю-то про себя всё это дерьмо. Исповедуюсь? На хрен. Очень всё просто. Во-первых, закончился мой лебединый выход благополучно, ну, в особом роде благополучно. Во-вторых, вряд ли бы он закончился благополучно, будь я тогда нормальный. В-третьих, я хоть какой-то опыт приобрёл на обратной дороге, пока новые гитики ещё зыбкие были и дырявые. Так что стал я трекер новой формации - первый, и надолго первый, и единственный, кто вернулся живым из Зоны после Вспышки, Третьего, значит, Выброса. Потом ведь считали, сколько было на выходе одиннадцатого января. И многие были - люди, не фуфло первоходное. Январь январём, а человек тридцать-сорок было. А вернулся только я. И Клубин.
       А Зона-Матушка, товарищи дорогие, помнит всех, кто в неё вышел, но вдвойне помнит - тех, кто из неё выбрался.
       А в-четвёртых - мы с Комбатом уже две недели, больше, тут шепчемся... у вас, наверное, господа европейские инспекторы, целый терабайт наших разговоров да ругани. Так что не новость, что я свихнулся и путного мужика с собой вывел. Чего же мне скрывать?
       Чего ты, Комбат? Шопототам окликнул? Да брось ты, никаких глупостей я не несу. Нет во мне психа сейчас. Со мной - да, псих есть. Ты. А я - как новенький я. Вышибло из меня всю дурь Вспышкой. Мощный понадобился клин, да ведь и дури скопилось ого-го сколько.
       От молнии в голову, я слышал, люди вон вообще прозревают, от роду слепые.
       А тогда не молния была. И даже не атомный взрыв.
       Вспышка.
       - Бур-мур-щыр...
       - Что? Повторите вопрос. Говорите, епэбэвээр, в микрофон. Я ваше секретное бульканье почти не разбираю.
       - Продолжайте, Уткин.
       - А, продолжать. Продолжаю.
       В общем, мы вышли, а трек я нам наметил в таких видах.
       От цистерны мы по снежку вполне можем до северной окраины бывшего села Тимрюки доехать. И "жарки", и "карусели", и тяжёлые места снежок обозначит задолго, а тут, на арбузьях бывших, ничего другого за столько лет никто не видел, а места посещаемые: в Тимрюках вообще зимняя база Винторезов была. Ни трескотней, ни кукумберов, ни "Весёлых Бульбашей", ни "Грустных", ни даже "Насраллдинов" не отмечено, места, можно сказать, спокойные, курортные. Цивилизованные. Юг, Юго-Запад Матушки, ну, известно. Собаки - да, но зимой они сонные, поскольку сука в спячке.
       Может, да, выскочить зомбак-шатун, кровосос может попасться, но на открытом пространстве, да ещё утром-днём - нормально. Я тогда не знал, что за боец зятёк Серёжа, и что он вообще себе прикинул насчёт Клубина, но на труса он, как бы, не походил. Подлец - да, и берёт не дорого, но реакция хорошая - готовый успешный мародёр. А они бывают бойцы. Просто спиной не надо поворачиваться. Так что два ствола у нас было верных, и почти наверняка - три. До Янтаря, во всяком случае. Клубин был настроен именно так, а он своего зятька знал лучше. Забегая вперёд, Клубин оказался прав, Серёжа вёл себя хорошо, а иной раз просто отменно, пока мы кровососа не положили... то есть... ну, там по ходу расскажу.
       Практически, значит, паинька. И, похоже, не врал он про подарок невесте. Форумы-то посещал, круто же - кровососа завалить. Ну и осмотреться, попривыкнуть ему было надо, конечно.
       Тимрюки, считай, пригород Припяти. Село почти сразу с запада переходит в бывшие дачные общества, потом полустанок железнодорожный, шоссе дохлое на Киев, а там и город. Туда нам было не надо: профсоюз, Периметр, Карьер, Саркофаг. Цивилизация, говорю же.
       А на Янтарь, где кровососы плодятся, нам так идти я решил: сначала смотрим на месте, как там пруд у Тимрюков. Если хорошо замёрз и радуг на нашем берегу нет, то машину бросаем у конторы рыбного хозяйства на Скорбной стоянке, и по льду переходим - на опушку Сёмкиной рощи. Кабаны там могут быть, "жарка" известная, многолетняя, стабильная, спецэффекты днём не агрессивные, а "мистик" у Сёмкиной не наблюдалось вообще никогда, - и на гайках опушку мы проходим нормально. Пять километров уже выиграли. И часам к трём мы у бетонного завода, а это уже Янтарь и есть. И началась весёлая охота! Два-три часа можно поохотиться. Когда стемнеет - отступаем к управлению ЖБИ, с добычей ли, без - в нашей с Комбатом лёжке ночуем. А завтра... Ну, до этого не дошло, спаси господи.
       Ну а если пруд зарадужен - проезжаем потихоньку по окраине, вываливаемся на грейдер, - снежок, не забывайте - и до Межи. Там, кстати, можно глянуть "пенсне" Хохмачёвы по пути. Кому хабар, а кому оружие неплохое, тем более, "пенсне" старые, напружиненные, из Зоны уже не вынесешь. По Меже до двенадцатой вешки доезжаем, козлик наш одноразовый хороним в кювете, чтобы грейдер не загромождать, и дальше надо через Серебряный ручей. И как раз подходим с нужного берега, кстати, чтобы живой воды набрать, а не мёртвой. Ну а Серебряный - это тот же бетонный завод, вид с управления. Чуть позже, да. Часам к пяти вечера, уже в темноте. Там в лёжке опять же ночуем, а весёлая охота начинается завтра. И завтра же... Но до этого не дошло.
       Это прикидка, как бы, по карте, по памяти. По уму и по опыту. В реальности Зоны карта лечь может и поперёк, может и вчетверо сложиться, и пути контролёра неисповедимы, а снег может с утра и растаять. Запасные варианты трека я, разумеется, имел какие-то. По уму.
       Но по безумию же моему сложиться должно было иначе. Оно уповало именно на активные "радуги", поскольку хотело попасть не сразу на Янтарь за кровососом, а к Малиновым Угодьям, к малому могильнику. На край Янтаря.
       К "мутке", в общем.
       Как сказал бы любой, произвольно взятый писатель: оно хотело положить себе конец, моё безумие.
       - Кто кому чего и на что?
       - Чего, Комбат? Кто на кого хотел положить конец? На себя же самое, говорю, безумие, оно хотело конец положить потяжелей с прибором. Ночного видения. Тьфу ты, объясняю: псих Тополь хотел покончить самоубийством. Так тебе понятней? А трекер Тополь рабски выполнял распоряжения психа.
       - А.
       - На. И свой план безумие выполнило где-то до половины. Рязанский ему помешал, а потом и Серёжа этот странный решил выступить всеми силами. Спасибо им. Боюсь, кабы бы не они, безумие успело бы до Вспышки свои планы реализовать досрочно. Поскольку "радуги" у пруда взяли так, что фотографировать их было можно.
       Епэбэвээр, ребята! Я впервые их такими видел. Они-то Вспышку чуяли.
       Я же только потом узнал, что и Припять почти пустая была, оставили только охрану, и Хозяева лыжи смазывали чуть ли не с Нового года.
       Ну, пуделя тянет от пожара, а дворнягу к пожару... Спасибо Матушке, немного дворняг оказалось, человек всего тридцать. Из известных Тульский, Вист, Поганец тоже угодил в дворняги... Страшно подумать, если бы в Зоне одиннадцатого-пятнадцатого больше классных ходил легло. Летом бы Задница так дешёво не отделался... К писателям прибегать же пришлось, мать-перемать!..
       Но про писателей, может быть, потом, я продолжаю.
       Так что был я дворняга, и попробуй только, Комбат, мне это припомнить.
       Так вот, "радуги"... "Радуги" у пруда сияли... как падлы! В одну собравшись. Я впервые такое видел. И никогда не слышал про такое. Сверкало за километр!
       Клубин ещё пожалел, что опять фотоаппарат забыл.
       Даже Фуха офигел, уж на что по жизни не ценитель.
       Явно не ценитель.
      
       Глава 6
       РАЙСКАЯ РАДУГА
       No sighs or mysteries,
       She lay golden in the sun.
       No broken harmonies,
       But I've lost my way.
       She had rainbow eyes...
       Rainbow eyes...
       Rainbow eyes...
      

    Rainbow

      
       - Костя, что это? - спросил Клубин тихо.
       Как сказал бы писатель, они стояли возле машины рядком, озарённые радужной вакханалией. Они глядели на невероятное играющее полотно, газовый занавес неземного театра, театра из мира, где цветов на тысячу больше, чем семь штатных солнечных, и представлять, какую же декорацию может скрывать подобный занавес, было физически больно, больно в душе, и Тополь вдруг ясно понял - боль указала - где, оказывается, она прячется, душа, в теле человеческом.
       Понял и тут же забыл. Дикари в Полинезии при виде самолёта впадали в религиозный ступор именно потому, что в их языке не существовало слова для обозначения летающего чуда. Недолго и помереть от удушья, захлебнувшись в нерефлексируемой вербально эмоции. Как в блевоте собственной.
       (Да, вот именно так писатель бы и написал про "радуги" у тимрюковского пруда в канун Вспышки.)
       Цвета, наблюдаемые Тополем и его ведомыми, земных имён не имели. Ступор, охвативший их, ступор белых людей, ступор жителей Земли второй четверти двадцать первого века, века совместного торжества энергетической, генетической и общечеловеческой революций на территории половины мира, но узревших вдруг чудо райских радуг - ничем не отличался от ступора полинезийского шамана. Даже хуже был. Устойчивей.
       Образование, то, сё, вы поймёте. Если подумаете.
       Впрочем, как раз шаманы и научились использовать самолёты в своих целях. Без рефлексий. Отринь рефлексии. Просто действуй, как всегда. Политика. Плюс к тому, ведущий и ведомые жили, всё-таки, не на той половине Земли, где революции разума именно торжествовали, правили бал. На этой стороне они, революции, обычно пьянствовали в людской. Так что иммунитет к прекрасному имелся.
       У Тополя - ещё и профессиональный.
       - А это "радуга", - сказал Тополь, надвигая нейтральный светофильтр на забрало. В горле было сухо, а в перчатки, наоборот, будто масла налили. Впрочем, поездка закончилась, перчатки пора и снять. Это очень важно в выходе: чтобы ладони были голые. - "Райская радуга". Долго не стоит любоваться. Берегите глаза, можно и до косоглазия досмотреться. Легче лёгкого. И обычная-то башку дурит, а сегодня вон какая... развернулась. Ничего, не расстраивайтесь, помрём - налюбуемся в раю вдосталь. Сталкеров в ад не берут... Конечно что-то исключительное сегодня, интенсивное. Кстати, удваиваем осторожность. Закройте светофильтры, ведомые. И переходим на кислород. "Радуга" ядовита. Воздушно-капельным путём.
       Может, уже и наглотались издалека.
       - Опять я фотоаппарат забыл, растяпа! - воскликнул Клубин, хлопнув себя по шлему. - На коммуникатор же это не снимешь!
       - Стоп, Олегыч. У вас что, коммуникатор с собой?
       - Я выключил и разрядил его, конечно. Батарейки отдельно.
       - И то хлеб. А то бы поругались. Эй, Фуха. Фу-ха!
       - А? Чего? Слышь, братан, а чего это?
       - Это "радуга". Гитика. Активная. Спецэффект. Спецэффект жизнедеятельности системы атмосферных призм неизвестной природы.
       - Ни-хре-на себе красиво! Как Новый год.
       - Ага, звёзды красные Кремля. Ясно всё. Олегыч, помогите ему с кислородом и шлемом. Я спущусь к радуге гляну, сможем ли мы пройти.
       - А что, может помешать?
       - Пруд с Янтарём - запарены, - медленно сказал Тополь. В горле у него стало ещё суше. Ближе и ближе время Ч. Уж капает со стекла, со стрелок, подвешенных в пустоте. На сердце ладонь легла. - Если тут "радуга" играет, то там... ну питается она там, что ли. Вакуумные полости, хлопушки. Помните, северная стена ЖБИ разрушена? Вот когда над прудом "радуга", там целая война гитик. Проверено горьким опытом поколений. Потом, обратите внимание: пруд не замёрз совсем. И даже пара нет. Радуге часов десять от роду значит. Свежая, сильная.
       - А как же быть?
       - А вот я сейчас и посмотрю, оценю, подумаю, и обсудим запасной вариант хода. Разные пути есть в Зоне. Зятю спецкостюм настройте. И сами - ушки на макушке. Собаки, не забывайте. Так что смотреть лучше на село, а не на радугу. Полезней для здоровья.
       Тополь обошёл машину, тщательно выбирая, куда ступить, спустился по краешку асфальтированной дорожки к провалившейся внутрь себя коробке конторы рыбного хозяйства, повесил Боягуза (старый добрый FN-2000, исполнившаяся мечта) на нагрудный зажим и достал из набедренного кармашка одну гайку. Ближайшая кулиса "радуги" трепетала метрах в пятнадцати от места, где Тополь остановился. Поверхность пруда казалась стоящей вертикально, как стена. Противоположный берег и роща виднелись довольно отчётливо сквозь вбиравшую в себя все краски "радуги" воду.
       Вообще-то, вода вовсе не казалась "вставшей дыбом". Активный спецэффект. Но мозг отказывался воспринимать его иначе, чем галлюцинацию, мираж. Однако ходила Коренье много лет назад утонул в таком вот вертикальном водоёме, а точней (и обидней) - в луже. Отправился полюбопытствовать, хоть спутники и кричали ему: Коренье, на хрен тебе надо, давай назад. Но не может же лужа быть вертикальной, решил, наверное, гениальный Коренье. Не кино ж американское. И подошёл, примерно на полметра. Руку протянул. И дёрнуло его.
       И утонул, словно в зеркале упырь. Так сказал бы писатель. И, между прочим, сказал, в книжке "Бичи Матушкины". (5)
       И случилось утонутие без никаких радуг в пределах видимости, между прочим, - выжившие спутники Коренья утверждали это совершенно определённо.
       Тополя интересовал прежде всего просвет между водой и плоскостью занавеса. Если хорошенько прицелиться, то можно обозначить его гайками, по кривизне траектории понятно становится, по ходу гайки, по шлепку. Главное, в радугу не попасть. Не маловата ли гайка? Тополь подбросил её на ладони, прикидывая. Нормально. Ну, с богом.
       Просвет обозначился с пяти бросков. Скорей всего, Тополь поскромничал в оценке, и "радуга" была совсем свежая, не десять часов, а два, три максимум - кулиса отстояла от поверхности воды почти на три метра. Значит, оно и ничего, что "радуга" так сверкает. И, значит, нынче утром у нас планируется репагулярный нуль-переход имени Тарантоги прямиком к могильнику. Куда нам и треба. Там и свершим свой суд над предательством. А вообще, любой писатель здесь сделал бы лирико-философско-информационное отступление, рассказав, что возможности и методики использования побочных свойств спецэффектов аномальных интенсивностей неизвестной природы в своих (низменных) целях сталкеры открывали чаще всего поневоле, прижатые к стенке в углу тупика. Не считая, разумеется, счастливых случайностей. Взять ту же "радугу".
       Первым её телепортационный эффект испытал на себе мародёр Вонилло. За ним гнались монолитовские чистильщики. Загнанный, Вонилло предпочёл прыгнуть в "листовскую радугу" и долго не мог прийти в себя, мановением Матушки оказавшись вот здесь, у Тимрюков. Прийти в себя ему помогли чистильщики из клана "Чистое небо", расположившиеся на привал неподалёку от точки выброса. Как только сами в себя пришли. Вонилло и им был превосходно известен, так что в случае Вониллы мановение оказалось "семьдесят седьмой", пустышкой, двумя нолями на боку. Но, несомненно, свой вклад в общественный глоссарий Вонилло вклал, посмертно.
       Или взять... да много что можно взять. Тополь был дважды первопроходцем, а Комбат - аж трижды (6).
       В общем, это как с грибами. Как отличить съедобный от ядовитого? Да вот так. Подыхаешь с голоду - и экспериментируешь.
       То есть - история человечества. В этом и состоит онтологическая суть данного лирического отступления. Любой писатель сразу скажет, только глянув.
       Пойнт.
       Итак, номер с "радугой" смертельный, но мы про то никому не скажем, заключая мысленную писательскую тираду, подумал Тополь и захихикал, сдерживаясь, чтобы не потереть руки. И правильно. Чего людей зря беспокоить? Про мины на "контрольке" я им не говорил... Или говорил? Хорошо бы сейчас Комбату позвонить, похвастаться. Такая "радуга", мол! Где мой телефон, интересно? В машине? Или дома я его оставил? Так, а где мой дом? На Новой у меня выставочный вариант, а живу-то я где? Старею, подумал Тополь успокаивающе. Естественный же процесс. Ничего страшного. Простая человеческая забывчивость. Возрастные изменения. В горле першит, хотя я не курю. Слушай, Тополино, а ведь ты можешь попить водички, вот же у тебя в шлеме мундштук! Гениально придумано. Любой писатель со мной согласился бы тут же.
       А о кровососе мы ещё подумаем. Живое существо как-никак. А его уже приговорили. К расстрелу. Из автоматов. Сейчас сидит он на первой попавшейся бетонной чушке, в губу себе не дует... голодный, холодный... На термометре минус четыре. Нет, минус десять. Странный термометр, подмигивает, как будто в нём Комбат прячется, а вот о сестре моей непутёвой, превратившей за каких-нибудь десять лет дружище моего Комбата в подкаблучника и почти монаха, мы даже и вспоминать откажемся... не термометр, часы это.
       Так.
       - Ты там, братан, чего так долго-то опять? - спросил Фуха, когда Тополь вернулся к обречённому козлику. - Стоял смотрел на часы минут десять.
       - Я думал, братан, - не моргнув ответил Тополь. - Ответственность большая - людей веду. Надо по семью семь раз отмерять... и не резать.
       За светофильтром почти не видно, но Тополь прямо нутром ощутил, как остро, недоверчиво смотрит на него Клубин. Хотя почему же - нутром? Клубину пришлось повернуть ко мне торс. Вот я и заметил. А заметив - сообразил, идентифицировал движение. Скафандр же на нём. Спецкостюм. СКК-Т-1000, одиннадцать тысяч двести евро по каталогу WASA, на чёрном рынке двадцать девять тысяч со склада на Кордоне, с рук - ещё плюс четверть. Цены в Предзонье на снарягу безумные стали. Газик одноразовый за последний год подорожал на тысячу. Шлем жёсткого соединения, забрало маленькое - единственное неудобство, между прочим. Когда-то скафандры стоили, наверное, миллионы. Вот и повернулся ко мне Олегыч, чтобы недоверчиво посмотреть. Он молодец, до этого стоял, как патриот, сканировал Чимтюки... Тимрюки, да... Собаки. Да! Собаки!
       - Собаки как, Олегыч?
       - Не было собак. Костя, можно спросить?
       - Нормально всё со мной, Олегыч. Просто "радуга" большая. Надо было подумать.
       - Ну и что надумал-то? - спросил Фуха. - Мы тут уже сколько топчемся? Оценили красоту, и давай уже двигать.
       - Олегыч. Придётся пострелять кровососа не совсем на Янтаре.
       - А где? - спросил Клубин, помолчав.
       - "Радуга" - через неё можно пройти отсюда прямо к кровососу.
       - Так куда, я не понял?
       - Я же сказал - к Малой свалке. На Янтарь, на ЖБИ - глухо. Я даже рисковать не буду. Перекрыто. Матушка сегодня очень живая.
       - Как - через радугу? - спросил Фуха упавшим голосом. - Слышь, ядовитая же!
       - Если дышать. А мы-то изолированы. Шагаешь в занавес здесь - выходишь у Малой свалки. ЖБИ наглухо закрыт. Ну, день такой. Там сейчас война пространства с пустотой. Так один учёный мне говорил.
       Фуха поднял светофильтр и сплюнул в стекло. Ошарашенный, скосив глаза, проследил, как плевок стекает у него под носом в воротник.
       - Шлем не открывай! - приказал Тополь поспешно.
       - Долбанные космонавты! - сказал Фуха. - Слышь, сталкер... да трекер, трекер, но я не понял, как - в занавес? А вдруг нас переломает? Андрей Олегович, что за нафиг? Вы что молчите?
       - Я тут главный, друг Фуха, - проникновенно сказал Тополь, опередив Клубина. - Я маршрут устанавливаю. Вам нужен кровосос? Будет вам кровосос. Но где его взять и как туда пройти решаю я. Я проверил - "радуга" не ударит, воды в ней нет. А переламывает не "радуга". "Соковыжималка", "карусель", если ударная, "прокруста" ломает ещё. "Правилка" режет. А через радугу многие ходят.
       - А ты-то ходил?
       - Да сто раз.
       - Через вот эту?
       - Через вот эту? Раз пятьдесят.
       - Значит, к Малой свалке? - спросил Клубин. - Погоди, Сергей, помолчи.
       (Фуха выругался. Попытался протереть заплёванное изнутри забрало. Опять выругался.)
       - У "радуги" там отражение, - объяснил Клубину Тополь, пока Фуха сдерживал негодование. - Питание она берёт у Янтаря, а двойник её - у Малой свалки.
       - Спецкостюмы выдержат? - спросил Клубин.
       - Они нужны нам только как изолирующие противогазы, - с поистине педагогическим терпением ответил Тополь. - Через радугу, сияй она как обычно, можно даже задержав дыхание пройти. Прыжком. На той стороне просто под ноги смотри, и всё.
       - А если я, например, откажусь? - спросил Фуха злобно.
       - Останешься тут, - сказал Клубин. - Таков закон. Без вариантов.
       - Погодите, мы ему деньги платим! Или не платим? Кто тут главный вообще? Как у вас там, в Европах, поступают?
       - А говоришь - "форумы смотрел". Ты что, братан? - сказал Тополь со смешком. - Мы не в лавке. Мы в Зоне. Дорогу выбираю я. А ты по ней шагаешь. Дистанция пять метров. Я с тобой вежлив, потому ты зять Андрей Олегыча, а я его уважаю, как человека старше меня. Меня так мама воспитала. ("Не будь я Костя Сапрыкин!" - чуть не добавил Тополь выскочившую из какого-то кино фразу.)
       - Не нравится мне постанова! - заявил Фуха решительно. - Какая-то подляна.
       Чертовски был прав Фуха. Ещё какая подляна. Великолепный первоходка оказался Фуха. Чутьё, реакция - все дела. Но он слишком много говорит.
       На Тополе был спецкостюм "орлан", с наборной кирасой. Плечами он пожал легко.
       - Оставайся. Хозяин - барин.
       - Андрей Олегович! - воззвал Фуха. - Ирка ведь вам...
       - Сергей, не место и не время говорить об Ирине, - ответил Клубин сухо - суше не позволял внешний динамик. - Дискурс у нас простой. Мы на выходе. Ведущий - бог и Моисей едины. Сам ты не вернёшься. И вдвоём не вернёмся, без вожатого.
       - Дискурс? Моисей? - путая ударения, переспросил Фуха, помолчал и на что-то, похоже решился. - Ну, дискурс так дискурс. Только ты, трекер Костя Уткин, идёшь первым.
       - Первым идёт новичок, - возразил Тополь. - Между прочим, стоять на одном месте и болтать языком тоже опасно. В нас уже прицелились, считай.
       - Мы, вроде, сталкер, с тобой обо всём договорились, - с явной угрозой напомнил Фуха.
       - Не отрицаю. Ничего не изменилось.
       Фуха сдался.
       - Ну, ладно, - обещающе-безнадежно сказал он. - Ну командуй, что ли, бля. Сталкер.
       - Берём багаж, Олегыч, - сказал Тополь. - Первый должен быть налегке. А ты, Фуха, братан, сними "калаша" с предохранителя. Запомни. Ты примерно минуту будешь на той стороне один. Всё, кроме нас с Олегычем, что движется - враг. Огонь на поражение, тройниками. Но от точки выхода ни на шаг. Хоть там земля гори. Особо не бойся, спецкостюм тебе тесть выдал правильный, как родному. Не дёргайся, понятно? Всё будет путём.
       - Понял, понял, - сказал Фуха. - А машина-то?
       - А это уже не машина, - объяснил Тополь, защёлкивая замки рюкзака на плечах. - Это памятник нашему выходу. Готовы, Олегыч? Смотрите, режим маскировки на спецкостюмах не включите случайно. А то друг друга перестреляем. Ну а кровососу наша химическая невидимость - тьфу. Как в телевизоре.
       - Я заблокировал, - сказал Клубин. - И себе, и ему.
       - Тогда вперёд! - скомандовал Тополь. - Светофильтры! Смотреть под ноги! Не бздеть!
       Они спустились к берегу.
       К чести Фухи, в радугу он шагнул без колебаний. Сжавшись, пригнувшись, но не колеблясь. На радуге за ним остался кривой угольный рубец.
       - Ждём, - сказал Тополь. - Ждём-ждём-ждём...
       - Костик, он сейчас жив? - спросил Клубин, не оборачиваясь.
       - В смысле? - удивился, как будто был нормальным, Тополь. - Вы решили, что я задумал сейчас вот зятька вашего Матушке слить?!
       Клубин молчал.
       Зачем, зачем настоящий человек Клубин взял с собой злого мальчика? Зачем он тогда меня - вытащил? Не слишком ли сложно человек Клубин играет в подкидного дурака? И с кем он играет? Уж не со мной ли, старым ходилой? Какие мыли, однако, лезут в мою бедную пропадающую голову...
       - Нет, Олегыч, подставы нет. Разбираться с ним ваша забота. Меня он убивать не станет, поскольку уже понял, что один не выйдет. Убить вас в спину я ему не дам. Всё остальное - между вами.
       - Справедливо, - сказал Клубин. - Так и надо.
       - На счёт три, - сказал Тополь. - Приготовьтесь. Сейчас шрам стянет. И смотрите, кстати, как бы зятёк вас не принял на ствол. "Запсиховал", "не понял", всё такое.
       - Да. Очень красивый спецэффект эта "радуга". В Матушку должны ходить художники, а не воры.
       - Любой художник в Матушке в вора превратится... на счёт... - Шрам исчез полностью. - Раз, два... три! Пошёл!
       Клубин пошёл.
       Ни секунды не промедлил.
       Шрам после него остался крупный. Тополь оглянулся на деревню. Обратной дорогой не возвращаются? Но можно было бы попробовать наконец. В конце концов, кем это сказано, что обратной дороги нет... Закончить всё прямо сейчас, здесь и сейчас...
       Шрам затягивало.
      
       Глава 7
       СУКИН СЫН РЯЗАНСКИЙ
       He gives a great big cry
       And he can swallow up the ocean
       With mighty tongue he catches flies
       And the palm of his hand incredible size
       One great big eye
       Has to focus in your direction
       Now the battle is won
       Yeah yeah yeah
       Come tonight
       Come to the ogre site
       Come to ogre battle fight
      

    Queen

      
       Рязанский объявился совсем недавно, меньше года назад, но за неполные двенадцать месяцев успел заработать репутацию гада классом повыше, чем даже исконное исчадье кровосос, не говоря уже о более современном голегроме - тиранозавре Матушки.
       Что и сказать, показал себя с хорошей стороны рязанский - рейтинг популярности его бил все рекорды. И блокбакстер, и бестселлер. Beastseller, как сказал бы любой писатель из какбе поталантливей.
       Этимология устоявшихся названий гадов, аномалий или артефактов обычно проста. В случае с голегромом, например, имел место классический "брехучий телефончик". Кто-то успел крикнуть в микрофон за секунду до смерти - "Голем!", кто-то - "Гром!", кто-то выживший отметил вызывающую наготу гада, кто-то спьяну врущий скомбинировал слоги в посильную для заплетающегося языка структуру, а может быть, и наоборот; в общем, одно из созданий сумрачного гения Зоны окрестили голегромом, а он и не возражал, не приходило ему в башку. Чёрт возьми, да он вообще не знал, что его как-то зовут.
       История же рязанского одновременно и проста, и не очень. И имя он получил не сразу, а по результатам научных исследований. Сначала его называли либо "цугар хед", либо "топтыга", часто с присовокуплением обидных эмоциональных прилагательных. Впрочем, тех людей можно понять: они гибли.
       (Что представлял собой рязанский, так сказать, биологически, первым выяснил, конечно, Болотный. После знаменитой конференции - речь о которой ниже - он выдвинул предположение, а позже, изучив доставленные ему останки и лично понаблюдав за живой особью в естественной обстановке, своё предположение и обосновал, опубликовав в своём блоге работу "Особенности зоо-биологического объекта 564-134". Новый гад был грибом-мутантом. Для праздной публики самое интересное было, что данный гриб - существо двуполое и живородящее, и это был тот самый невероятный случай, когда интерес праздной публики в точности совпадал с интересом профессиональных микологов. Но здесь мы сексуальных обычаев, бытующих в Матушке, касаться не станем, хотя тема благодатна и рейтингоёмка. Для любого писателя мякотка самой писечки. Не говоря уже о практически любом журналисте. И - в виде исключения - о любом микологе.
       Именно в статье Болотного "топтыга" ("цугар хед") и был впервые назван "рязанским". Название прижилось мгновенно, как только русскоязычные сталкеры растолковали фишку коллегам-басурманам и прочей немчуре.)
       Взрослый в спокойном состоянии рязанский как две капли воды походил на двух-с-половиной-метровую пулю от ПМ, обильно политую сверху сахарной глазурью и вывалянную затем в бабушкиной "ненужной" шкатулке с обрезками шёлковых и шерстяных ниток. Затылок пули, то есть, основание гада, было его единственной ногой. Передвигался рязанский совершенно мультипликационно. Он вытягивался и заострялся до состояния "пуля от калашникова" (четыре метра у клотика), затем, пружинисто сократившись, бросал своё основание вперёд (назад, вбок - по требованию) с колебанием длины одного "шага" от нуля до трёх метров. На любом конкурсе пинков, включая междупланетные, этот одноногий брал бы все призы: скорость он развивал до тридцати километров, степени свободы его были безбрежны. Обзор - верхняя полусфера, ибо главным украшением гаду служили глаза.
       Глаз у каждого конкретного рязанского было произвольное количество по всему головоторсу, и их россыпи выглядели весьма, как сказал бы писатель, живописно - если смотреть по телевизору. Они были разноцветными, флуоресцировали и мигали сложнейшим образом, словно дорогая ёлочная гирлянда со случайной логикой.
       Рязанский и есть.
       Между собой они общались - при помощи довольно сложного языка, выражавшегося миганием. Со временем был даже составлен небольшой словарь. Понятно, что внешние контакты рязанских не интересовали - если только в режиме "умрите сейчас же, а я никогда". Перемигиваться с ним было бесполезно, нипочём не выиграть в перемигивание. Но некоторые закономерности были отмечены. Что, правда, никого ни от чего не спасло.
       Необходимо отметить, что появление и активная жизненная позиция рязанского на арене нечеловеческого цирка под названием "Зона" стало причиной события, в новые, профсоюзные, времена поистине исключительного. Рязанские (тогда ещё - "топтыги") почти полностью парализовали "украинскую" сторону Зоны. После того, как семейная парочка общим весом в тонну оставила от охраняемой польским конвоем колонны с обогащённой в Философском Карьере рудой мокрую двухсотметровку, реакция профсоюза была нервной, но, в кои-то веки, разумной. Было куплено у государственного информационного портала время в вечерних новостях и в его, времени, рамках обнародовано приглашение для "всех заинтересованных лиц, проживающих и работающих в окрестностях Особого округа "Чернобыль" принять участие в конференции по проблемам безопасности в связи с новым квази-биологическим фактором". Конфиденциальность и личную безопасность депутатов от союза вольных работников гарантировал начальник производственно-добывающего объединения "Мидас" доктор Моример Пурист.
       Также профсоюз ухнул бешеные средства на обстрел Янтаря, окрестностей Карьера, Припяти и, частично, Речного Кордона контейнерами с "пятнашками". Акцию произвели в общем-то от отчаянья, не надеясь даже на десятипроцентное выживание мониторов. Однако результат неожиданно был достигнут: одна из точек записала и сумела передать по неуверенной цепочке ретрансляторов почти шестичасовой фильм "Обычаи и культурные традиции семейства "топтыг" ("цугар хедов")". Нарезка из фильма и была продемонстрирована на состоявшейся конференции для застрела дискуссии.
       Далее был обнародован небогатый опыт более-менее успешного отражения атак. Обрывки видео, снятые с огрызков памятных плат систем контроля погибшей колонны. Выступили в качестве свидетелей и немногочисленные "свободные" депутаты, решившиеся прибыть на сходняк лично (конференция проходила в бизнес-центре гостиницы "Рижская", только что отстроенной польско-израильским консорциумом посреди Новой Десятки). Эти были все, как один, в масках, что придавало собранию маскарадно-кубриковский оттенок. (Тополь и Комбат в конференции участвовали удалённо. Их, естественно, интересовали гадские новости Зоны, хотя с "цугаром" они ещё не сталкивались. Кино они смотрели, порывисто подавшись к экранам. Посмотреть было на что. Гад был эффектен.)
       Всеми без исключения экспертами и выжившими потерпевшими степень агрессивности рязанского была оценена как максимально адова.
       В ближнем бою гад "топал" и "бодал". В высоту он мог "топнуть" на полный человеческий рост. Сила "топка" - в сочетании с массой плюс, спасибо Ньютону, силой тяготения планеты Земля - составляла до пяти тонн на сантиметр. Хаммер с одного топка проламывался до днища, капот БТО сплющивался, как консервная банка, от человека в защитном костюме любой модификации оставалось немного влаги в рваном мешке. Удар макушкой (в зависимости от избранного рязанским в каждом конкретном случае стиля боя - "тупыш" или "дротик") останавливал тот же БТО на полном ходу. Ходили слухи, что рязанский может "кусать глазами". Но это уже в спокойной обстановке, никуда не торопясь - как необязательный бонус.
       Однако всё вышеописанное было детской игрой по сравнению с талантами рязанского по жонглированию гравитацией.
       Он мог ударно повысить вокруг себя значение земного G в тридцать-восемьдесят раз - в радиусе от пяти до двадцати метров на время от секунд до минуты. Он мог хлестаться гравитационными узконаправленными лучами на расстояние до пятидесяти метров. Он мог генерировать ударные волны - как кольцевые, так и прицельные. Он мог понизить в избранной пространственной локали ускорение свободного падения до нуля. Он мог инициировать печально известный в Зоне спецэффект "black cunt" любого значения в любом угодной ему точке офигевающего риманова пространства на расстоянии до пятидесяти метров. (В этом случае очень кинематографично, по-голливудски выглядели схлопывание тягача "Белаз" в высокорадиоактивную брекчию из искусственных материалов (если применялась "чёрная п...да" классическая) и разрыв человека изнутри (при применении к его организму обратной "чёрной п...ды").
       К счастью, природа Вселенной, допускающая в своей реальности существование Зоны, справедлива. Рязанский был уязвим.
       Во-первых, он был довольно туп, что отмечали все очевидцы. Далее, он был клинический пироман. Он мгновенно и однозначно агрессивно реагировал на движение, но зажжённый фальшфейер - да даже огонёк зажигалки - зачаровывал его напрочь. Он моментально переставал подпитывать все гравитационные экзерсисы, отекал до состояния "расплющенная пуля от ПМ" и Внимал Огню. Пока горело, он не ощущал повреждений, в него можно было садить обойму за обоймой, подойдя как угодно близко - конечно, после деградации его защитного спецэффекта "кольцо". Вспышки от стрельбы тоже влияли на него, он терялся и цепенел. А напалмовая граната в лоб или очередь из искровика, казалось, приводили его в состояние счастливой релаксации. Он горел счастливым.
       Во-вторых, не защищающегося активно рязанского брала даже пистолетная пуля. (Правда, пуль требовалось сотни, чтобы разрушить достаточно нервных волокон в головоторсе и "убить".) Один выстрел из "мухи" рязанского уничтожал. Главное было попасть. Точней, даже не попасть, промахнуться по этой тумбе сложно, но тумба не должна использовать своё гравитационное кунфу. Другое дело, что рязанский гадом был ночным, и днём, "спящего", его убить было почти невозможно: в солнечном свете глазурь на головоторсе твердела, огонь её не брал, глаза прятались, а дыхательная система отсутствовала как таковая. И вообще поссориться с ним днём было довольно сложно.
       В-третьих, вся гадская фауна и, отчасти, флора Зоны восприняли рязанских однозначно негативно, моментально изобретая поразительные методы классовой борьбы. (Что тоже несколько примиряло прогрессивную общественность с неприятной действительностью.) Хотя рязанский и был тварь от плоти и души Зоны в полной мере.
       Большинством ловушек он не ловился. Тяжёлые места считали его своим. Любил он расположиться на днёвку посреди подходящей "прокрусты" или в эпицентре "карусельки". С "пятаками" он играл, словно Михал Потапыч с рыбой в ручье, а одну молодую особь сфотографировали военспецы во время форсирования ею, особью, одного из притоков Припяти. А использовала гадина в качестве плавсредства не что иное, как "глубокое зеркало". (Военспец, автор фото, за безумный магарыч продал его S-T-A-L-K-E-R.SUN, изданию желтейшему, но очень зажиточному и информированному. Слово за слово, обсуждение публикации достигло накала почти апокалиптического, навроде бесконечных споров вокруг флага Армстронга и Олдрина (7). Поскольку военспецура чрезвычайно трепетно относилась к своей деловой репутации, скандал выплеснулся и в реал, с массой тяжело пострадавших полемистов. Так что и по эту сторону от Зоны некоторые злые спецэффекты явление рязанского спровоцировало.)
       Никто, конечно, даже и не мечтал определить, каким образом рязанский управлял гравитацией, откуда черпал и как преобразовывал энергию. А что вообще удалось определить в Зоне? Зона есть Зона. Безусловно, явление на лике Ея такого удивительного существа произвело научную сенсацию, но вяловатую, не сравнимую, конечно, с открытием Философского Карьера. И изучение рязанского было очень затруднено. По вышеописанным причинам. Не говоря уж о практической полезности его в быту... Нет, стоп, стоять. Писатель налгал. В быту-то как раз рязанский оказался очень полезен. Как и Карьер, но в ином роде.
       Какой-то ходила с утраченной фамилией эмпирически (здесь - вынуждено - Авт.) доказал, что рязанский очень вкусен и, мало того, в виде еды совершенно безопасен. Вышеупомянутый вариант познания: жратва кончилась у ходилы, а двинуться не мог, в тупик попал. Рязанского одолели, но ходила остался один и в тупике. Ну и пришлось попробовать ему мяско гриба - в конце второй недели ожидания. И не пожалел! Ноль аккумулированной радиации, ноль микотоксинов... И вкус!
       Суши из рязанского стали хитом гастрономии во всём мире. Япония прошлым летом буквально сошла с ума поголовно. Дошло до аккредитации в Киеве при посольстве специального государственного представителя по неофициальным закупкам "чернобыльского гриба", и это даже прокатило.
       Мякоть рязанского была не подвержена гниению и хранилась в любых условиях без ограничений. Витамины квантум сатис. Здоровая калорийность. Запах, консистенция. И вкус!.. В общем - трюфель, да и только, а не сморчок какой наш рязанский оказался. Цена туши впрямую зависела от степени её, туши, повреждений. Именно вкус был "шлейфом" рязанского, и второй раз в истории - "шлейфом" без срока годности... Дневная глазурь тоже ценилась - как крокодиловая кожа, только в тысячу раз дороже...
       (Стоит упомянуть следующее. Восторг разделили не все. Опять же Доктор записал и обнародовал особое мнение. В своём очередном сетевом обзоре он обратил внимание мира, что сохранение вынесенным из Зоны артефактом аномальных свойств перестаёт быть уникальным, как и в случае с трансмутированными материалами из Карьера. Это может быть вторым звоночком к чему-то важному, сказал Доктор с применением капслока. Человечеству следует внимательней присмотреться, человечеству следует оставаться начеку. И всякое такое.
       Впрочем, вкусовые качества рязанского не отрицал и Доктор, известный лакомка.)
       Как бы ни было, опаснейший мерзкий гад оказался дорогим, чуть ли не драгоценным и уж точно хитовым ништяком, добыча коего, что немаловажно, профсоюзом не лицензировалась. Пока. Забот у профсоюза и с Карьером хватало.
       К чему тут всё это? А вот к чему. Сей гадо-артефакт встретил охотничью группу Тополя на выходе из "райской радуги". Так что настоящий писатель рассказывал бы про рязанского ещё полчаса.
       В Зоне всегда ждёшь неприятностей в виде столкновения с кем или с чем угодно, но посреди светлого дня - только не с агрессивным рязанским. Ни разум Тополя, ни его безумие не были готовы к этому. Ну посудите же, люди добрые, люди и джентльмены! Одиннадцать часов утра. Одиннадцать градусов мороза. На вершине спящего рязанского в этих условиях можно фотографироваться, хороводы вокруг него водить, с отбойным молотком добывать деликатесную плоть. Если молоток захватил с компрессором, и победитовые долота в количестве.
       Внутри "радуги", как глаза не защищай, жмурься хоть под светофильтром, под хоть мраморной плитой, - вспышки и взрывы остро светящихся снежинок. Так что на финише всегда приходится постоять, пока не развиднеется. Естественно, что, услышав бешеную стрельбу, Тополь цели не увидел. Вслепую среагировал - прыгнул в сторону, направо, упал, покатился, молясь, чтобы край "радуги" не подмок, и чтобы в гитику приблудную сослепу не вкатиться. Катясь, крикнул, едва не прикусив язык, "волшебное слово" активирующее интеллект шлема, а Боягуз уже как бы сам собою искал цель в направлении "от калашниковых". Радужные пятна редели и рассеивались, и Тополь, наконец, увидел в проталинах на сетчатке врага и, осознавая в какой навоз угодили, истратил немалую толику впитывающего ресурса памперса.
       Рязанский, взросляк, даже, пожалуй, ещё мощный старик Русенбум, стоял в формации "пуля для калаша" и, раскачивая острой макушкой, "бил поклоны". То есть кранты. До рязанского было буквально пятнадцать метров. Клубин и Фуха жарили в унисон длинными очередями. (Пока живы оба.) Огонь заведомо "грел улицу": снег вокруг рязанского смёрзся в лёд, пули плющило о воздух, как о броню. Тополь сразу оценил мощность кольца гравитации, которым рязанский опоясался, в сорок-пятьдесят ударных единиц. Сбитые пули с грохотом, словно вбиваемые сваи, входили в землю Матушки на краю ледяного блина. Уже и канавка бездонная образовалась.
       Господи, подумали ум и безумие Тополя хором, слава тебе, что день и мороз, но как эти идиоты умудрились его разбудить?!
       Сквозь туманные полосы неравномерно тяжёлого воздуха Тополь заметил в глазури рязанского несколько дырок, из которых стекал к основанию "ноги" горячий пар, и выбиты были несколько глаз. Пробили, но как?!
       Шлем завёлся, набросал на забрало тактическую сетку, отметил местоположение "своих", связался с управлением Боягуза, заблокировал "дружеский" сектор. Оба ведомых оказались по выходу слева, даже бывший десантник Клубин.
       Идиоты.
       - Прекратить огонь! - заорал Тополь.
      
       Глава 8
       КАК ГУМАНОИД ГУМАНОИДУ
       A man with no defense,
       What's mine is my own.
       I won't give it to you.
       No matter what you say,
       No matter what you do.
       Now we're fighting.
       In our hearts.
       Fighting in the street...
       Won't somebody help me?
      

    Culture Club

      
       Более звонкий калашников смолк по команде. Второй, хрипловатый, добил магазин досуха. Стало тихо, только в тяжёлом кольце вокруг рязанского звенел смерзающийся газ.
       - Не двигаться! - проговорил Тополь. Осторожно понизил общую громкость акустической системы. Ушей у рязанских не было, но звук они на свету видели.
       - Что нам делать? - спросил в отдалении Клубин.
       - Молиться, - сглотнув образовавшуюся в глотке шерсть, сказал Тополь. - Очень медленно идите ко мне. Не поворачиваться! Боком. Сначала Олегыч. По полшажка! В "радугу" не влипните. Назад нельзя. - Тополь осторожно откашлялся.
       Рязанский медленно уплощался. Но это ничего не значило. Гриб он, конечно, гриб, но во его власти группа была полностью. И кто его знает, когда он решит заснуть снова. И решит ли. Как неспокойно сегодня, мать её Матушки, а?!
       - Не доходя до меня пяти шагов - стоп, - предупредил Тополь.
       Пока ведомые перемещались, а рязанский решал, лечь ли спать сейчас или сначала убить всех, и лечь спать потом, Тополь примерно определился, куда их вынесла "радуга" и как тут и куда можно маневрировать. Конкретный пятачок незнакомый, но ориентиры есть. Кажется вон там котлованы мусорные. Там Тополь ходил не раз, с той стороны...
       И получилось у него, что отсюда, где они очутились, путь к отступлению лишь один - мимо рязанского, по краю кольца. Твою мать. "Радуга", бывшая за спиной, вела назад, то есть в смерть. Не вариант. (Тут безумие вдруг промолчало. От неожиданности, что ли?) Слева, откуда пятились ведомые, обильно парили на морозце затопленные котлованы для мусора. Вода в них была заражена "сушкой", как цистерна с бетоном на входе. Справа располагался пустырь с "мамиными трещинами" - самой непроходимой, неумолимой даже живой отмычкой, гитикой Зоны. Чёртов гриб расселся, получалось, прямо на пути группы Тополя к Малой Свалке. И сейчас судьба означенной группы целиком и полностью зависела от его, гриба долбанного, добродушия. Но у грибов нет души... Да как же он проснулся, епэбэвээр?!
       Кое-что мог прояснить опрос свидетелей.
       - Фуха, - сказал Тополь спокойно, - как ты его разбудил?
       - Да я поссал на него! - Фуха осёкся, сообразив, что какой-то неуместненький тон вышел. - Случайно я... Вас нет, а тут эта тумба. А я уже не могу терпеть. Чего это вообще, а, братан? Это ж не этот... не голегром?
       У Тополя не нашлось слов, даже элементарных, и Фуха, не в силах молчать, продолжил:
       - Он задымился и вспух. Вдруг раз - глаза на нём! Я отскочил и врезал по нему. А он вон какой как вырос! Врать не буду - я очень испугался. А тут и вы подоспели. А ты чего не стрелял, братан? У него что - силовое поле? Как в кино? Я думал это чушка бетонная какая-то.
       Если бы Тополь имел возможность сознавать свою душевную болезнь, он бы мог сейчас изречь нечто историческое, вроде: "никакое безумие не опасно так, как здоровый идиотизм невежды". А потом продать какому-нибудь писателю, старому Зоричу или жирному приблуде Шугпшуйцу. Лучше Шугпшуйцу, он именно банальностями и жив, и сыт.
       Рязанский осел до нормальных зимне-дневных размеров. Но кольцо гравитации не ослабевало. И ни один глаз не закрылся. Макушка оставалось острой. Трюфель был раздражён. Тут его можно было понять.
       Не выдержал Клубин.
       - Это рязанский, - сказал он. - Рязанский же?
       - Ещё какой рязанский, трах-тарарах, - откликнулся Тополь.
       - Он нас видит?
       - Риторический вопрос отчаявшегося человека, - заметил Тополь.
       - Разговаривать-то нам можно?
       - Последнее слово приговорённому положено законом.
       - Что нам делать? Может, отвлечь огнём? Факелы, зажигалки?
       - Пятьдесят на пятьдесят, - сказал Тополь. Он думал именно об этом. - Может отвлечь, а может и разбудить его окончательно. Разное говорят.
       - Ты не сталкивался до сих пор с таким, Костя?
       - Матушка милостива была. И сегодня была бы. Ведомые у меня идиоты.
       - Что делаем?
       - Ждём и надеемся. Глаз вроде закрылся один. Эх, мать твою...
       В этот момент у Тополя в спецкостюме сработал датчик-весы. Но ещё за секунду до этого, по пузырю, вдруг надувшемуся в желудке, он понял, что рязанский предпринял. Слава богу, предпринял нежное.
       - Подвесил, скотина! - сказал Тополь, стремительно теряя вес. - Старайтесь не обрыгаться! Глотать!
       - Ай!
       - Не сучить конечностями! Держитесь ногами вниз! Это всего лишь невесомость!
       Про невесомость Тополь объяснял зря. Клубина подняло невысоко и чуть набок положило (а замер Клубин сразу), но Фуха, запаниковавший и доставший в дурацкой (но естественной, надо согласиться) попытке зацепиться ногой, землю, взмыл метров на пять и там, в вышине, завалился на спину, его перевернуло... так крутиться он будет теперь сколько грибу угодно. И трение не поможет. Или поможет? Тереться об воздух - что может быть нежней? Тренировками же на невесомость Фуха себя никогда не пытал. Ты, что ли, Тополь, ими себя пытал?.. Уже то хорошо, что Фуха молча крутится. Возможно, от ужаса. Или вообще вырубился. Или захлебнулся рвотными массами и отдаёт концы...
       - Фуха, старайся! Двигайся, как кошка, останови вращение! - сказал Тополь, больше не стесняясь с громкостью. Он повис ниже всех, с поджатыми ногами. - И не стрелять! Если до сих пор он нас не рванул и не растоптал...
       Рязанский вдруг рассократился и произвёл мощный "топок" в их направлении. Табм! Земля дрогнула так, что это ощутил даже парящий вниз головой Фуха. Табм! Рязанский стоял уже на границе собственного гравитационного кольца. Глаза Тополя отказывались закрываться. Рязанский начал топ-танец, пугая жертвы. Табм! Табм! Табм! Табм! Сейчас он нас уронит и затопает. И ведь не поспоришь: обоснованно! Кому понравится: ты мирно спишь, к тебе подходит какой-то урод и задирает на тебя ногу... Табм!
       - Внимание, ведомые! - заговорил Тополь, на полную повысив громкость. - Мы друг от друга на приличном расстоянии! Если что! Если он одного топнет - остальных перестанет держать. Есть такой шанс. Кому повезёт! Сразу, как упали! Вскакивать и бежать в радугу, чёрт с ними, с правилами! Если не повезёт мне! Желаю вам удачи! Выбраться! Бежать хоть на переломанных но...
       - Да нет уже никакой твоей "радуги"! - крикнул Фуха с выражением. - Куда бежать-то?
       Надо же, Фуха был в сознании. Впрочем, топот-то он слышал, но тушу, прыгающую наподобие резиновой дубинки из мультика, не видел, его как раз развернуло спиной. Он сказал - "радуга" слиняла? Необходимо, необходимо убедиться... Резкое движение тазом. Получилось!
       - А это ещё кто?! - Фуха не взвизгнул, а... Сложно атрибутировать тон, каким он задал вопрос. Истерический вссип? Фальцет молодого Гиллана? "Ваня Гиллан верещит - поросёнка режут..." Как там дальше папа пел?..
       "Радуга" исчезла начисто. Видимость сегодняшним поздним морозным утром наводила изумление и восторг. Промороженный воздух был чист, на горизонте, акварельно подчёркнутым щёткой лесопосадок величественно серела на фоне непрозрачного неба куча Саркофага: "радуга" вывела их из себя лицом на север; а на юге, на западе, на востоке... что ж, снег отлично задрапировал выселки и хутора Малой свалки, превратив кучи грязного железного лома в живописные холмики. Обратка. Вот я где. Свалочная Обратка. Вот куда сместилось отражение тимрюковской "радуги". Новое в зоноведении. Дрейф радужных окончаний неизвестной природы.
       Здесь вообще никто и никогда не ходил. За ненадобностью. С той стороны могильников есть тропа. А с этой - Фуха стал первопроходцем.
       Это был тупик. "Радуга" высадила их в подкову непроходимых гитик и смылась, сука. Единственный выход из подковы наглухо замкнут осквернённым, жаждущим мщения рязанским трюфелем...
       Но оказывается, у группы Тополя здесь имелась компания - чего Фуха-то визжал.
       Компания в лице местного кровососа.
       Он, наверное, "радугу" пережидал - с той стороны занавеса.
       Про кровососа Фуха и визжал. Что это, мол, такое?
       Да кровосос же, идиот.
       Рязанский-Русенбум заметил кровососа одновременно с Тополем. Сон, если в каком-то из глаз рязанского и оставался, слетел моментально. Подвешенными двуногими без злых губ он мог пока и пренебречь, удерживая их автоматически, а вот кровосос, враг опасный, двуногий с губами, внимания требовал специального и полного. Русенбум единым топком отскочил в центр своего кольца, вытянулся во весь рост и завибрировал боками, словно цыганка бюстом. Редкие шерстинки старика торчали дыбом, как проволочные. Кто бы решил, что он затрясся в ужасе, но только не Тополь. И не кровосос.
       Кровосос был битый, возрастной, не раз менявший шкуру и восстанавливавший конечности. Одна из губ у него была неполна, левая нога срослась неровно, как рваный ноготь: кровосос заметно прихрамывал. Если бы он хоть чуть-чуть сместился в сторону... чтобы мы с ведомыми висели не на линии огня... Если сейчас рязанский хлестнёт его гравитационной плетью... впрочем, вряд ли. Далековато. Да и день ведь, чёрт побери!
       - Костя, если что, мы за кого? - неожиданно спросил Клубин неожиданно спокойно.
       - За двуногих без перьев, - ответил Тополь со смешком. Видимо, границу ужаса они оба перешли далеко. - До выяснения победителя.
       - Понял, - заключил Клубин.
       - А мне что делать? - крикнул сверху Фуха.
       - Наслаждайся видами. Вспоминай "Отче наш" попутно.
       Фуха выматерился.
       - Неправильно помнишь, - заметил Тополь. - Начинается "Иже еси на небеси".
       Кровосос кратко взгуднул и рывком исчез. Детектор движения в шлеме Тополя с полусекундным запаздыванием показал его манёвр - кровосос ушёл резко к котлованам, к врагу, однако, приблизившись. Теперь он был на одной линии с ними. Днём у кровососа очень большие преимущества перед рязанским. И подвесить себя он не даст, и "чёрной дыркой" в него грибу не попасть. Да и не будет тратиться гриб на мощные удары, он же не вечный двигатель: день же. Кровосос, кстати, на невидимость тоже не хотел тратить силы, зная, видимо, по опыту, что грибу эти ухищрения тьфу, пока гриб прячется за кольцом. Так что кровосос, переместившись, проявился. И тут Тополю - или его безумию - помстилось на миг, что кровосос покосился на него и - вот лично ему, Тополю, конкретно - кивнул. Кровосос. Кивнул. Юмористически.
       Мол, чё, дятел?
       Висишь? И дальше-то - что?
       Кольцо гравитации, тем временем, уже должно было сильно подтаять. По скорости кровосос рязанского превосходил намного, даже со скидкой на хромоту. Рязанскому ни в коем случае нельзя подпускать его близко. Попасть в кровососа трудно, а каждый точечный, прицельный гравитационный экзерсис сонного трюфеля утомляет несказанно. Значит, должен кольцо стабилизировать и ждать ночи. Вряд ли кровосос отстанет. Совершенно сто пудов, что Русенбум, раскрывшийся при солнечном свете, представляет огромный интерес, как гастрономический, так и экзистенциальный. Пойдёт рязанский на риск или нет? Ведь можно подпустить врага к себе на максимально возможное расстояние и накрыть новым ударным кольцом. А потом затопать... Дело нелёгкое, но возможное... Но есть тонкость. Очень толстая тонкость. Чтобы организовать новое кольцо, Русенбум должен покинуть радиус старого. Иначе срезонирует, и в эпицентре резонанса его самого и хлопнет. Видеофайл номер такой-то, коллекция форума bez-tochek.wrd, регистрация по инвайтам.
       Собьёт с ноги и оглушит.
       - Олегыч, лёд видите кольцом?
       - Да. Гравитоудар.
       - Если гриб из него вытопнет на нормальный снег - беглый огонь! По Русенбуму.
       - По кому?!
       - По грибу же.
       - Понял.
       Русенбум продолжал вибрировать на месте. Кровосос, припав к земле губой, словно спринтер на старте, тоже не двигался. В состоянии сжатой пружины он мог пребывать сколько надо. Внезапно ноги Тополя коснулись земли.
       Фальшфейер. В рюкзаке. Но у ведомых спецкостюмы с газырницами на поясе.
       - Олегыч, я спускаюсь. Подтаяло. Вы как?
       - Да вроде... Да.
       - Вот что. Вы можете достать осторожно фальшфейер?
       - Он у меня в руке.
       - А! Поставьте задержку на пять секунд.
       - Она по умолчанию.
       - Ждите. Крикну "Ап!" - поджигайте и бросайте прямо в рязанского.
       Ноги Тополя утвердились на земле обе, но чувствовал он себя ещё лунным жителем. Тут с неба разом обрушился Фуха. Спецкостюм демпфировал падение, Фуха только ойкнул.
       - Лежать! Не дёргайся!
       Мексиканская пауза тянулась уже вторую вечность. Старое гравикольцо рязанского уже наверняка пригасло до выносимых величин. Негуманоид, что поделать, подумал Тополь. Выдержка нечеловеческая. Грибная. Миллиард поколений буддистов. Нирвана как способ существования. Похоже, он будет ждать на месте. Кровосос соскучится раньше, несомненно... А там и ночь. Времени в Зоне нет...
       - Я на земле, - сообщил Клубин.
       - Ждём. Фуха, ты оружие перезарядил?
       - Я его выронил.
       - Мудак! - сказал Клубин с выражением. - Хоть пистолет достань осторожно.
       - Хорошо, - пробурчал Фуха. - Долго ещё эта херня?
       - А тебе что, братело, скучно? - спросил Тополь.
       - Да я думаю можно тихонько уйти. Им, по-моему, на нас пофиг.
       Тополь только вздохнул.
       - Лежи, в общем.
       Воздух вокруг рязанского полностью очистился, ледяная взвесь не конденсировалась. Полторы-две единицы... но ведь ударных... Кровосос чуть повернул голову!
       - Ап! - крикнул Тополь. Клубин резким кистевым движением швырнул фальшфейер. Гриб как будто игнорировал его, фальшфейер дважды подпрыгнул на льду кольца и остановился, приклеившись. Миссисипи, Миссисипи, Миссисипи, Миссисипи... Ещё секунду на силу тяжести... Фальшфейер полыхнул! Рязанский сделал то, чего Тополь точно не ожидал. Он топнул - накрыв фальшфейер основанием. У грибов тоже есть нервы. А кровососа уже не было на старом месте. Уследить за ним в рывке было невозможно. Будь у тебя хоть сколько глаз.
       И - два дела одновременно - не для рязанских, а для Македонских. А топать по фальшфейерам и встречать атакующего кровососа - два дела и есть.
       Удар снизу вверх когтистой лапы взрезал рязанского пополам от киля до клотика. Только осколки глазури взлетели двойным фонтаном - и осыпались, как льдинки. Как битое стекло. Превратившись в разрезанный пудинг, рязанский медленно развалился - направо и налево. И между половинками вкуснейшей парной мякоти воздвигся торжествующий победитель, воздел верхние конечности к небесам и трубно возгудел о своём торжестве.
       - Ни ....., ...... мать!.. - сказал Клубин на выдохе, когда небеса поглотили вой кровососа без остатка. - ................. тепловозное депо!
       Тополь был с ним совершенно согласен. Сам бы он столь подходящих к случаю слов не нашёл.
       Так. Теперь что?
       - Что теперь? - спросил Клубин. Тополь не успел ответить. Не потому, что не знал - что, а потому, что не успел бы и зная.
       Кровосос подобрал губы и посмотрел на них. С юмором?! Вдруг один глаз его лопнул внутрь, голова кровососа откинулась назад, зоб вспух и надорвался, мышцы на шее вздулись, напряглись, как канаты на барабане, возвращая голову обратно...
       Бац. И всё повторилось.
       В животе Тополя вспухла пустота, как давеча, когда рязанский его подвесил.
       Кровосос медленно сел на корточки и медленно обхватил опустевшую голову.
       Затем упал навзничь. Два g там как с куста...
       Кто-то стрелял. И славно стрелял!
       Кто?
       - И все дела, - сказал Фуха, опуская автомат.
       - ................! - по инерции сказал Клубин, заканчивая свою мысль.
       - Не, вот тот, которого я обоссал, был очень страшный, - сказал Фуха пренебрежительно. - А этот только сначала. Хотя здорово он его. Как пилорама. Ну что, сталкер, можно пойти посмотреть? Надо бы проконтролировать. Зверь здоровенный всё-таки. Кровосос же, верно?
       - Кровосос, - подтвердил Тополь обезжиренным голосом. Такого он и не чаял увидеть. Завалить кровососа - не подранка! - на тридцати шагах. Только что их спасшего кровососа. Не защищавшегося. Не нападавшего. Две пули. В один глаз и в другой. Фуха отлично стреляет. Он идиот! Странное чувство. Епэбэвээр! Будто стал соучастником какой-то измены. В боевой обстановке.
       - Но, в конце концов, мы за этим и шли... - сказал Клубин тоном неопределимым. Похоже, он испытывал нечто подобное.
       - Враг моего врага мне друг, пока жив один из них! - заявил Фуха наставительно, явно кого-то цитируя. - Ни одного не должно остаться! Здорово получилось, да же? Ну что, мы вроде и поохотились, папаша? За один день обернулись!
       У Тополя слов всё ещё не было. Какой писатель, может, и нашёл бы слова. Но Тополь не был писателем. В школе сочинял... сочинения.
       - Мартышка смотрит на бой тигров, - сказал Клубин.
       - Шакал, - поправил Тополь, встрепенувшись.
       - Человек, - возразил Клубин. - Больше я не охочусь. Никогда. Ты потерял клиента, Костя.
       - Наш герой дня прав, - сказал Тополь. - Надо добить. Олегыч, идите первым. Я справа, Фуха, слева. Цель друг другу не перекрываем.
       - А не прикуёт нас там? - спросил Клубин.
       - Уже точно нет. Две-полторы единицы.
       - Голова моя! - заявил Фуха.
       - Конечно, ходила, конечно. Твой трофей! - с выражением проговорил Тополь. - И вообще. Занесение тебе в благодарность.
       Кровосос был мёртв. Однако Тополь не поленился, просунул Боягуза мордой между грудными пластинами и добавил "лосину" в спинной мозг.
       Ноги кровососа всё-таки дёрнулись.
       - Жалко, папаша, фотоаппарат ты забыл! - проговорил Фуха, пиная кровососа ногой в бок. - Давайте меня хоть на телефон сфоткайте кто-нибудь!
       - Нельзя, Фуха, телефон включать, - пробормотал Тополь, осматривая куски Русенбума. Плодовое тело было на вид мраморным. Добыча из добыч. Зрелый, зрелый рязанский. - Но ты не бойся, всё есть в памяти твоего спецкостюма. Правда, разрешение не очень и пятнадцать кадров в секунду.
       - А я ничего там такого не включал, - обеспокоено сказал Фуха.
       - Он автоматически, - пояснил Тополь. - Разве что ты запись выключил.
       - Ничего я не выключал!
       - Значит, порядок.
       - Эх, блин, сейчас бы бабу и выпить! - заявил Фуха. - Вы, папаша, не обижайтесь, ну как бы я после боя там, ме... метаморфически. Правильно сказал?
       - Близко к тексту.
       Тополь принял решение.
       - Ночуем прямо здесь. Прямо сейчас начинаем ночевать, в смысле. Подойти к нам теперь можно только со стороны Малой Свалки. Гриб был одинокий, пары у него нет - почти без шерсти старик, импотент. Самый смак, чёрт... Стандарта на охране хватит. СторОжим фишку, короче, прежде всего.
       - Я бы это... перекусил бы хоть, - авторитетно сказал Фуха. - А этого... рязанского... едят же вроде? Правда, обоссал я его... Но мы же на охоте!.. Вы чего со мной не разговариваете никто?
       - Мы ещё просто не успели опомниться, сынок, - сказал Клубин.
      
       Глава 9
       ПОСЛЕДНИЕ ПОЛЧАСА
       Death! Kill! blood will flow!
       From the ones who play for money...
       Sold! Out! It's time to pay
       You're gonna die no other way.
       Blind! Wake up man you've got to hits...
       Change! Now it's time to end this shit.
       Make! Way! The time's at hand,
       To ride the world of milk metal bands!
       Slow! Death! The only way -
       A fitting end to their treacherous game.
       Traitor! Traitor! Traitor! - a sonic betrayal!
       Traitor - it seems you've faked.
      

    Tankard

      
       Клубин вызвался помочь Тополю с развёртыванием тревожной системы. Фухе, чтобы занять его, поручили установить тент, дали читать инструкцию, при виде которой Фуха необыкновенно посерьёзнел и как-то даже повзрослел. Но прежде всего Тополь приказал проверить спецкостюмы.
       Таблица ресурса его собственного уже мигала. Фонило у Малой Свалки сравнительно гуманно, пятьдесят лет назад эти могильники хорошо забетонировали и засыпали абсорбентами поверх всякого здравого смысла. (Хотя, если рассудить, в вопросах радиационной безопасности здравый смысл как раз и начинается, когда кончаются абсорбенты.) Словом, схватить дозу здесь было редкость.
       И "радуга" погасла достаточно давно, чтобы её эманациями отравиться. (Тут Тополь, спохватившись, сделал себе заметку: Ведь Фухе, чтобы помочиться, надо было расстегнуть спецкостюм. При "радуге". В нескольких шагах от неё. Так.)
       Тополь откинул забрало и принюхался. Кровосос смердел неимоверно. Тополь тотчас созвал народ на субботник. Труп доблестного кровососа отволокли за ноги подальше от половинок рязанского. Едва управились - начался небольшой свежий ветерок, и кровососа пришлось перетаскивать ещё раз - в противоположном направлении. Мякоть рязанского пахла тоже сильно, но, действительно, аппетитно, до выделения слюны, обоняние реагировало как на запах шашлыка. Тополь вскрыл пакет с маскировочной сетью, рязанского тщательно укрыли, потом собрали ногами в кучку осколки глазури. Глазурь не успела отвердеть, ей набили и тополев контейнер, и клубинский. Фухе сказали "Разделим дома". Фуха усмехнулся. То ли не знал цену глазури, то ли слово "дом" его рассмешило.
       Затем Тополь разрешил ведомым снять шлемы совсем и раскрыть кирасы. Насколько великолепна СОЖ "Терминаторов" стало ясно сразу. Ни запаха, ни пота, поддёвки и на Фухе и Клубине сухие абсолютно, хотя по паре литров, не меньше, каждый из них должен был потерять в приключении. Свою поддёвку Тополь сразу разорвал, вытянул по полоске из кирасы и отнёс к трупу кровососа. На фоне кровососьего смрада не заметно.
       Безумие Тополя ещё не решилось вернуться к нему. Тополь чувствовал себя очень хорошо. Про "мутку", неусыпно вибрировавшую в ожидании жертвы всего в километре отсюда, не вспоминал. Клубин тоже вновь обрёл его доверие. Отступило безумие, спряталось. Трусливо безумие, как всякий подлец.
       Открыли рюкзаки, перезарядили батарейки, по очереди почистили оружие, поставили климатизаторы спецкостюмов на забор-очистку кислорода. Затем Фухе опять вручили инструкцию от тента, а Тополь и Клубин, распаковав трёхточковую "сонбу" китайско-сибирского производства, отошли с ней на полсотни метров к устью "подковы".
       - Я сторОжу, а ты охраняй меня, Костя, - напомнил Клубин. - Как всегда.
       Клубин легко садился на корточки, устанавливал эффекторный "ньюк", синхронизировал его с "ньюком"-маткой, переходил к новому месту, выбираемому Тополем. Тополь зорко озирался, иногда подсвечивал себе подозрительную "точку" со шлемного монитора, прогонял через тестер.
       И за делом они поговорили. Фуха не мог их слышать. Но мог бы и слушать. Разговор получился пустой. Перелили из решета в решето. Но он не мог их слышать, и напрягся. Что стало ясно через несколько минут.
       - Олегыч, я что-то не вижу, что ваш герой точит на вас злую пулю, - сказал Тополь.
       - Знаешь, Костя, меня с начала выхода заботишь, в основном, ты. Ничего, что я вот так, напрямки?
       - А что не так?
       - Ты когда спал последний раз, Костя?
       - Даром я денег не беру, Олегыч. Между прочим, спасибо Матушке и вашему зятьку, я их уже практически заработал. Вам же одного кровососа на семью хватит?
       Клубин засмеялся.
       - Да не в кровососе дело. Костя, с тобой непорядок какой-то. Не могу я тебе помочь? Погоди, не горячись... У этой точки защитная пломба выдавлена, ничего?
       - Посторонитесь... С китайскими бывает. Там же и русскоязычные работают, руки-крюки... Подцепите её ножиком, чтобы за ушко встала... Ага, вот так. Олегыч!
       - Не горячись, погоди. Я же не...
       - Олегыч, проехали. Вы лучше объясните мне, по-чесноку, почему вы с зятем сюда?..
       Клубин остановился и снизу вверх уставился на Тополя. Лысина его блестела сквозь редкие волосы. Он подышал на замёрзшие руки и покачал головою.
       - Костя, я сказал тебе перед выходом в тысячу раз больше, чем хотел и вообще мог.
       - Ну, смотрите. Давайте заканчивайте, Олегыч. Есть хочется.
       - Ты умеешь с рязанским что-нибудь делать?
       - Готовить? Да его сырым можно.
       - Не поклонник я сыроядения. Готово. Проверяй.
       Всё оказалось в порядке, система благополучно активизировалась и встала на дежурство. Осторожно Тополь и Клубин вернулись к стоянке. Там их встретил Фуха.
       Фухе удалось натянуть тент только с одного боку. Он сопел и был зол. Он явно пытался подслушать разговорчики папика со сталкерским отродьем, ничего ему не удалось, и задание он провалил тоже. Он потерял инструкцию. Клубин, произнеся своё "пу-пу-пу", снял и спрятал в нагрудный клапан очки и занялся костром - выложил на поддон пару брикетов и чиркнул по нижнему активатором. Тополь, безадресно матерясь, поставил тент, прямо на голом льду напшикал из баллончика пенку, сел на неё и перебросил баллончик Клубину. Фуха устроился слева от Тополя. Автомат он держал на руке, баюкая. Ничего в этом такого не было. А вот кольт он вставил в рамку на откинутом нагруднике - зачем? Зачем-то. Клубин копался в продуктовой сумке. Костёр разгорался. Тополь подтащил к себе свою продуктовку за лямку. Завтрак, полевой стандарт НАТО номер один. Жвачка фруктовая, презерватив со вкусом киви и запахом кедровой свежести.
       - Трекер, дай мне из твоего запаса взаймы, неохота мой тюк разматывать, - попросил Фуха преувеличенно вежливо.
       - Придётся размотать, - ответил Тополь, отдирая клапан от пластиковой баночки с "салатом сырным с орехами". Фуха скривился. Вытащил сигарету, закурил.
       - Ты, братан, не выгрёбывайся, - сказал Тополь. - Поддержание тонуса нельзя в Зоне откладывать. Надо поесть, пока тихо. Ты будь очень осторожен с банкой. Быстро вываливай еду на тарелку - и банку дави в блин. А то...
       - Да знаю я! - огрызнулся Фуха. И: - Мы же тут на ночь! - издевательски полуспросил.
       - Предположительно - да. Но располагает тут Матушка.
       Фуха подчинился. Ели молча. Фуха жевал, громко дыша ртом. Уникально тотальная несимпатичность у типа. Словно нарочно. Впрочем, неприязнь - для неглупого человека лучшая лупа в мире.
       - А вы, папаша, значит, пожалели кровососа? - спросил Фуха, долизав десерт и рассматривая этикетку на жвачке. - Союзник типатово, да?
       - Я не хочу обсуждать это, с твоего позволения, Сергей, - сказал Клубин, причёсывая свои жалкие виски. Пластиковая расчёска застревала в дужках очков, но Клубин не снимал их. - Поступил ты, конечно, правильно. Эффективно. Стрелок ты замечательный. И автомат ты, я думаю, оценил всё-таки.
       - Конечно! Русское же оружие. Вот слушай, скажи мне, сталкер, ты русский человек, так? С Подмосковья. Как мы могли допустить крушение коммунизма? Как мы могли продать за поганые еврики такую идею?
       Тополь засмеялся. С тотальной политизированностью жителей России, приезжавших в Предзонье, с их агрессивной обидчивостью, он сталкивался не впервые. Но патриотическая проповедь в Зоне! После боя! Десерт после десерта, что ли?
       Впрочем, как правило, сплеснув с кружки переполняющий её горкой политологический невроз, россияне становились абсолютно адекватными людьми. На какое-то время.
       Правда, не все.
       Не в коммунизме было дело, не в исторических несправедливостях, не в отделении Сибири. Дело всегда в манерах. Конкретно сегодня - в манерах конкретного Фухи. В коммунизм, как бы он ни был прекрасен, шагать рука об руку с ним категорически не хотелось. Туда если и можно попасть, то только в хорошей компании. Это как водку пить. А с таким вот - бесполезно. И сам не дойдёт, но и тебя сожрёт допрежь, и не с голоду, а как только припасы оскудеют немного. Необходимость сожратия идеологически обосновав. И обязательно присовокупив: "ничего личного!" Ковыряя в зубах. Ногтем.
       Что-то мне не по себе, подумал Тополь. Что-то мне не по себе. Продали Россию?..
       - Ты же не продавал, - сказал Тополь. - Лично ты. Чего же беспокоиться?
       - Я тоже ответствен! И ты, сталкер, ответствен. И вы, Андрей Олегович! Вы вообще больше всех. И такие, как вы. Эх, вы!.. предатели... Вы же родились в Эсэсэр! Почему вы живёте в Европе это сраной? Почему ваши деньги работают не на Россию?
       - С чего это ты вдруг, Сергей, - про мои деньги? - скучно спросил Клубин. - И просили же тебя: не "сталкер", а "трекер".
       Тополь сказал себе: товсь.
       - Ой, да ладно, "сталкер", "ххялкер"... А что, не так, что ли? Про деньги?
       - Ты совершенно напрасно решил, что я с тобой, Сергей, буду обсуждать, где и как работают мои деньги.
       - Сами же сейчас сказали, что работают в России!
       - Когда я это сказал? - неискренне удивился Клубин.
       - Может быть, не будем о политике, ведомые? - предложил Тополь повышенным голосом.
       - Погоди, братан. Вы, Андрей Олегович, сейчас сказали, что ваши деньги работают в России.
       - Он спросил тебя, братан, с чего ты вдруг решил, что он будет с тобой разговаривать о его деньгах. И он прав, - сказал Тополь. - Так, ведомые, хорош!
       - Чего-то я не понял ничего, - злобно сказал Фуха. - Вы что здесь, жизни меня поучить решили?
       - Слышь, братан. Вот именно здесь и именно сейчас лично я занят именно обучению тебя жизни, - сказал Тополь, совершенно нормальный, здоровый Тополь. - Дело это нелёгкое. Не порть мне передышку. Чего ты взъерепенился, ведомый?
       - Не понял я! - с настоящей злобой сказал Фуха. Он уже стоял на коленях, руки, как давеча, уперев в боки, и был он готов с колен прыжком вскочить. Аргументов у Тополя было навалом его осадить, но влез, чёрт бы его побрал, Клубин.
       - Вот в том и дело, Сергей, что вы, профессиональные патриоты, никогда ничего не слушаете и именно поэтому ничего не понимаете, - сказал он насмешливо. - Ну ничего у вас не меняется, трах-тарарах.
       - А вы, ххх, всё, ххх, понимаете! У вас, ххх, всё новое каждый день!
       - Не всё. Но я приучён внимательно слушать собеседника. Хотя бы.
       - И это вам тоже дал коммунизм! Советская школа! А нас вы этого лишили!
       - Я не настолько стар, - заметил Клубин. - Сергей, хватит валять вола. Закончили тему. Прекрати клоунаду.
       - Клоунаду?! С-сыка... Все вы трусы! - объявил Фуха и утвердился на коленях поудобнее. - Советский народ построил Чернобыль. А его взорвали. Утопили гигантский корабль с туристами. Специально. Чтобы дестабилизировать обстановку в Эсэсэр. Чтобы советский человек лишился присущей только ему веры в незыблемость завтрашнего дня, уверенности в нём. И это удалось - деструктивным западным силам. Им нужны были наши высокие технологии, наша Сибирь и наши мозги. Предатели в правительстве нашлись, конечно, за евро-то да замки на Багамах! И всё прахом пошло. Сибири нет - это раз! С термоядом этим - кстати, советским (8) - наша нефть никому больше не нужна. Два! С генераторами этими... "серловскими"... там тоже непонятно! Молодёжь деградирует! Работы нет! И будущего! Три! Остался только космос, да и тот... "Акционерное общество Наш Космос", - с высоким презрением заключил тираду Фуха. Тополь едва не зааплодировал ему. Но не зааплодировал, а привычно незаметным движением перевёл податчик силовой кобуры в режим "ready".
       - "Уверенность в завтрашнем дне"... - повторил Клубин задумчиво. - Да, это я уже помню... То есть я помню момент, когда завтрашний день, о котором ты говоришь, наконец превратился в день сегодняшний. Прямо катастрофа случилась. Как зима. Ни с того, ни с сего...
       - Ну правильно! - сказал Фуха. - Как только отобрали уверенность, народ обнищал тут же, и всё посыпалось!
       Клубин поверх своих стёкол смотрел на Фуху долго, поджав губы, потом сказал с оттяжкой:
       - "Уверенность в завтрашнем дне", пацан ты пацан, это всегда значило в совке "лишь бы не было войны". Настоящая уверенность в завтрашнем дне, на самом деле, это абсолютно другое. И как раз этого тогда и не было. Никогда не было. Впрочем, и сейчас там, у нас, нет... Надо учить историю, Сергей. И не на партийных дискотеках. Работать надо. Ложь, что нет работы, самая страшная ложь... Работы навалом. - Он почесал бровь расчёской. - Отправить тебя на полгода в Швецию, что ли, с Ириной? Или позволить тебе так и умереть счастливым? А то, ну что это такое - яйца выросли, а мозги - нет...
       - Умере-еть? - протянул Фуха. - Не дождётесь, папаша. И Сибирь снова будет наша. И космос будет нашим! И Зону, построенную на русские рубли, мы будем контролировать! Со всеми вашими Карьерами! И тогда посмотрим, что нужней, яйца или мозги!
       Тополь заржал. Невозможно было удержаться. Ситуация уже необратима. Психоз новичка. Практически, приговор. В лучшем случае заканчивается мордобоем. Клубин, Клубин, что же ты творишь, скотина, разводишь мутилово да военново? И, главное, как ловко!
       - Ты-то что, халдей?! - вызверился на Тополя Фуха. Он не на шутку себя взвинтил. Обычно люди после сытного обеда добреют и расслабляются... Да, типичный, типичный мародёр с принципами. Кажется, я уже об этом думал когда-то недавно... Не нужно особой психологии, он сам туда лезет, в бутылку Клубина...
       И не подкопаешься. Новичок психанул, группу подставил - ну, что ж, там и закопали... И правильно сделали.
       Халдей, значит.
       - Братан... извини. Большой мой русский сагиб! Ты сегодня был герой, и я не преувеличиваю, - сказал Тополь проникновенно и искренне, с надрывом. - Ты завалил кровососа, в одного, двумя, с двадцати. Я завтра об этом буду людям рассказывать, поверь. И они запомнят, что такое возможно. Два выстрела подряд - и каждый на миллион. Кстати, и рязанского на днёвке тоже же ты расшевелил... да как небанально... Пополнил общественный опыт. Теперь тебе в Предзонье всякий нальёт, повтОрит и будет этим хвастаться... Но давай уже, попусти политику. Мы ещё не вернулись. Заслуженное уважение из Зоны надо вынести, понимаешь? Это же ништяк, вникни... баран.
       - Я тут, суки, в первый и последний раз, понял? Я сюда, суки, вернусь, когда Зона станет нашей, и золото из нашего Карьера будет наше, и вы у нас в ногах валяться будете, чтобы мы с вами им делились. А вас, предателей, мы развесим на фонарях, суки.
       - Ты очень груб, братан, - сказал Тополь. - Нельзя тут. Так.
       - Вернуть гадов в лоно, предварительно наказав, - пробормотал Клубин очень отчётливо. - Охо-хо-хо-хонюшки...
       - Да я ваш нюх ненавижу, каз-злы! - заорал Фуха и схватился за пистолет. И замер. Два ствола с двух сторон смотрели на него в упор, не мигая, спокойно и окончательно. Парабеллум-премиум Клубина и "ночной" ПМ Тополя. В силовой кобуре Тополя потрескивал трансформатор. Пора менять.
       - Олегыч, я буду говорить с ним, - сообщил Тополь. - Фуха, Серёжа, как тебя там... ведомый! Тебе прямо полсекунды до смерти. Здесь тебе Зона, здесь себя грубо не ведут. А невыполнение приказов ведущего карается расстрелом, на месте, без разговоров. Ты должен быть сейчас о-очень неуверен в своём завтрашнем дне, Сергей. Сейчас, о мой большой русский сагиб, презренный халдей в последний раз попытается научить тебя жизни... Палец от спуска оттопырил подальше! Перехвати автомат за ремень. Другой рукой, урод! Пальцами, бля! Так. Тихо спусти на землю. Теперь повернись ко мне спиной и садись. Так. На жопу сел! Так. Ноги раздвинь, руки за го...
       Пробил полдень. И в тот же миг Матушка - Вспыхнула.
       Началась новая иппоха, как говорил один писательский мальчуган.
      
       Глава 10
       TIMEOUT
       Relax and settle down.
       Let your mind go 'round.
       Lay down on the ground.
       And listen to the sound,
       Of the band.
       Hold my hand!
      

    The Who

      
       Дальше Клубин знал - помнил - всё лучше Тополя. От первого толчка Тополь упал, а Фуха, наоборот, как и полагалось ему, существу, специально созданному для действий в любой обстановке, справился, вскочил и ударил Тополя каблуком в грудь, а потом вскинул пистолет... "Ну шо, папаша? ДискУрс изменился ли нет то? - ощерив над чёрной точкой ствола свой дарёный голливуд успел спросить он Клубина... а Клубин, не пытаясь больше встать, не мог он уже, глянул на него сквозь треснувшие очки, с трудом, в два приёма, переглатывая, успел набрать сколько-то слюны и сплюнуть - Фухе точно на ботинок, на шнуровку... и, за секунду до выстрела, в предвещающей Небесный Гром тишине, он процедил, ясно и разборчиво: "Он сгнил, половая ты щёлка..." А потом добрался до них семимильный шаг Небесного Грома, и ударил их всех, не разбирая правых, сирых и квёлых, огромным страшным ватным валиком, выбив из почвы всю влагу... и был слепой и беззвучный выстрел клона, и был невероятный рикошет пули от фланца... и спина Фухи, сломя голову скачущего по лопающимся кочкам "дымовиков" куда-то к горизонту... и сиплый мат Тополя, что охранную систему надо сторОжить не только на вход, но и на выход... И когда Тополь, увлечённый своим рассказом, сказал: "И тут меня на полуслове оглоушило, как доской по уху, и очухался я через не знаю сколько, и началось всё опять заново... как написал бы Жарковский, - "мексиканская ничья..." у нас, болезных, началась", - Клубин кивнул и перебил его: "Окей, здесь пока закончим, господин Тополь", - и обратил внимание собеседников на время.
       Пришла пора процедур и обеда.
       Пожелав недовольному Тополю и усталому Комбату приятного аппетита, Клубин выключил монитор (старая привычка - отлучаясь с рабочего места даже на минуту, выключать монитор), поднялся с операторского стула, выгнулся назад, упираясь руками в поясницу, кряхтя, присел пару раз - очередью щёлкнули суставы. Два с половиной часа у настольного микрофона - рабочей гарнитуры, видите ли, у техника не нашлось... Сюда, сюда, в Задницу надо вливать средства, не потрошить их по национальным бюджетам... пропорционально...
       Техник-сержант Каверис, согласно допуску и профессиональной гордости просидевший весь сеанс в углу тихо, как мышка, кашлянул и подал Клубину флэшку. "Запись прикажете уничтожить?" - спросил неожиданным фальцетом. "Нет, зачем же? - сказал Клубин. - Высший уровень шифрования, три креста в тему и сохраняйте в общем потоке. Порядок есть порядок". - "Слушаюсь". - "Где у вас столовая, сержант?"
       Сержант объяснил где столовая внятно, и Клубин ни разу не ошибся на поворотах подземного царства генерал-лейтенанта Задницы, и достиг пищеблока за пять минут. В небольшом зале с низким потолком никого не было, заливал кипятком и раздавал пищу автомат фирмы "Катерпиллар". Пища - стандартные пайки WASA, сублиматы. С горячим подносом в руках Клубин поблуждал между столиками, выбирая подходящее место "чуйкой", не замечая даже, что он что-то выбирает, думая совершенно о другом.
       Клубину в жизни не единожды приходилось жалеть, что никогда не пользовался своими псевдонимами явно, но сегодня он был этому рад: в разговоре с "солёной парочкой", как прозвали Тополя и Комбата военспецы Задницы, анонимность Клубину блюсти пришлось поневоле, что придало допросу очень важный эмоциональный, восходящий к оперативному, бэкграунд.
       История его собственного выхода в Зону прямиком под Вспышку, рассказываемая его собственным ведущим вслепую... и как странно! Ни в одной мелочи Тополь не соврал, ни разу ничего не перепутал. Клубин хорошо знал, что Тополь приврать мастак, любимое развлечение - полоскать мозги журналистам, домашним учёным и прочим бездельникам на с-т-а-л-к-е-р.рф, и нынешние точность и откровенность его заставляли предположить подвох. Но какой? В чём? Существенное значение, конечно, имело психофизическое состояние Тополя и Комбата, но всё равно, Тополь был честен преувеличенно, небывало.
       Пища для серьёзных размышлений.
       Приступая к ним, Клубин обжёг переперченным горячим гороховым супом язык и серьёзные размышления протекали поначалу в несколько матерной тональности.
       Политических интриг и международных скандалов вокруг Чернобыльской Зоны Аномальных Интенсивностей (неизвестной природы) хватало всегда.
       Началось всё, конечно, с самого первого взрыва восемьдесят шестого года. Получило мощный толчок после Выброса 2006. И закончилось (если закончилось, Клубин в это не верил, да и по должности не должен был верить) тоже взрывом. Вспышкой. Выбросом-2037. Как по писанному: карнавал должен начинаться общим салютом, продолжаться оргией и окончиться - всеобщей резнёй. А потом трескается земля и Дон Гуан проваливается.
       Можно было утверждать, нисколько не преувеличивая, что официальный статус Зоны на всём протяжении её существования был поражён аномалиями в той же мере, что и многострадальная чернобыльская земля. (Как заметил бы Тополь - "так сказал бы писатель".) Государства, на чьих территориях Зона расположилась, её пытались и продавать, и использовать как средство шантажа, и аргументом для получения субсидий она честно служила, и чёрте чем ещё. Государства, коим её продавали или впаривали иным образом, относились к Зоне соответственно. Провались она пропадом.
       В сумятицу посильный вклад вносило мировое научное сообщество, поскольку ЧЗАИ представляла собой здоровенный кусок сыра, в дырах коего таились невообразимые количества открытий и Нобелевских премий. Сыр, правда, таился в мышеловке. Беспощадной и самовзводной.
       Охрана Зоны обходилась в копеечку: эпидемий и вторжения гадов с аномальных территорий боялись очень долго, проблема представлялась острой, а потом уже не было средств снимать охрану, дешевле было продолжать финансировать. (Тут Клубин перекрестился.)
       В конце десятых Украина и Беларусь, перегрызшись из-за Зоны и внутренне, и внешне, прокляли Евросоюз, чей Объединённый комитет по делам ЧЗАИ безуспешно и довольно бесстрастно их старался примирить, и обратились в Совет Безопасности с предложением о создании международного протектората над Зоной, ну хотя бы на 99 лет. (Тогда уже стало ясно, во-первых, что вынесенные из Зоны артефакты или сразу глохнут или быстро разряжаются, и, во-вторых, что и в ближайшие годы Беларуси членом Евросоюза стать не светит.) России, как раз тогда разрываемой надвое на фоне глобального термоядерного антикризиса (9), было и вовсе не до Зоны. Евросоюз в одиночку тоже платить по счетам устал, и пробудившись от привычной спячки, обрадовался проклятию Батьки и Киева хищно. И вот в 23 году Соглашение, вяло подталкиваемое с разных сторон разной степени заинтересованности, было подписано. С огромным количеством оговорок, поправок и особых пунктов, но - подписано. И вступило. К сожалению, тогдашний Комиссар был человек нестойкий. Но - повезло, потому что тогда высокие договорившиеся стороны решили, что удобный способ умерить постоянную головную боль и систематизировать, наконец, деньги, которые всё равно все тратили, найден, и разъехались по правильным местам отдыхать.
       И Брюссельскую комиссию распустить просто забыли. Бюджет её утверждался в дальнейшем уже по инерции. Это опять же было дешевле, чем собираться снова и комиссию демобилизовывать.
       (Россия, кстати, несмотря на внутренние, мягко говоря, проблемы, старейший член ООН и младой, но действительный член Евросоюза, неожиданно для себя получила неоценённый ею заранее профит: представителя России избрали секретарём Объединённого комитета по делам Зоны под протекторатом ООН. Что в дальнейшем стало серьёзным российским козырем. Но это было позже и, как всегда, урегулировалось взяткой.)
       Шатания и разброды несколько улеглись. Хотя локальные скандалы вспыхивали, вотумы взаимного недоверия и прочие ноты протеста выносились и вносились... в основном, связанные с почти бессмысленной и потому чрезвычайно прибыльной контрабандой артефактов... или смертями в Зоне известных людей, коим тут как чёрт вареньем намазал, и никакими запретами и страховыми бойкотами их не остановить... а вернее всего скандалы, вотумы и ноты возникали в зависимости от рекламных потребностей личных программ избираемых то тут, то там депутатов.
       Локальная полезность (в медицине, в гастрономии, в оптике) артефактов с внезоновым "шлейфом" аномального поведения, добываемых контрабандно (45-55 процентов от общего количества материалов в год) и законно (всё остальное), установившийся статус заметно поколебать не могла. Научные исследования в Зоне контролировались тем же Объединённым комитетом ООН, закрытые или частные исследования были официально запрещены - по причине опасности исследований и в рассуждении военном и в рассуждении громадных потерь научного персонала... Собственно, тогда и сталкерство было впервые объявлено вне закона официально. (Кстати, с этим названием на первых порах возникало немало курьёзов - англоязычные посетители ЧЗАИ никак не могли взять в толк, при чём тут сексуальное подглядывание. Женщины были очень недовольны. Вслух, во всяком случае. И потом. Когда уже сталкеры не понимали, о чём женщины ведут речь. Постепенно и сами сталкеры начали бороться с устаревшей привычкой, включив на слово "сталкер" функцию автозамены с боем в ухо при необходимости. "Трекер". Абсолютно точно и политкорректно.)
       К сожалению, декларация о создании под эгидой ООН Международного института по проблемам ЧЗАИ оставалась декларацией и по сей день - эксперты-академики на первом же совместном заседании по бюджету записали десять особых мнений, использовали по два-три права вето, и в бюрократической работе по организации Института настолько нашли себя, что до собственно дела не доходило вот уже десятилетие. Так что Международная Экспедиция, основанная ещё в девятом году, так и осталась единственной работающей профессиональной исследовательской структурой.
       Худо-бедно, с приключениями, но без истерик, протянули до тридцать второго года. Объединённый комитет ООН планировал бюджеты и взаимодействовал с международным пограничным контингентом, а руководитель Брюссельского отделения, то бишь начальник старой Комиссии Евросоюза, вступивший в должность ещё в 24 году, тратил небольшой свой бюджет на агентуру и подготовку кадров. Человек он был умный, пожилой, и очень, очень озабоченный страшными чудесами Зоны. И он был сталкер. Он был Эйч-Мент.
       Так и тянулось.
       В тридцать первом году вольный трекер Вобенака, секретный сотрудник и первый заместитель Эйч-Мента, открыл репликационную систему аномалий "Планета Камино" (10), и координаты её и пути подхода к ней были Эйч-Ментом засекречены даже от официального руководства.
       В тридцать втором году трекер Владимир "Комбат" Пушкарёв открыл Философский Карьер (11) и поверг его координаты и схему прохода к стопам просвещённого человечества в открытый доступ.
       Научная и деловая общественность вдруг осознала, что материалы, трансформированные аномалией "Мидас" в Философском Карьере, сохраняют новоприобретённую природу и за пределами Зоны - и, судя по всему, навсегда. Спешно приглашённые всеми сразу Фрейни и Мак-Хортов независимо друг от друга доказали необратимость трансформаций. Лабораторное по чистоте золото, вынесенное из Зоны, таковым и оставалось навсегда, и вело себя как самородное золото.
       Хотелось бы сказать: земляне получили свой Рог Изобилия и с тех пор жили долго и счастливо большой и дружной семьёй. Но это было бы, к сожалению, ложью. Мягко сказать, сразу возник вопрос, кому принадлежит "Мидас" юридически. И как делить по волшебству неизвестной природы возникавшие золото, ртуть, платину, уран, ванадий, да хоть резерфордий, да хоть алмазы, или всё то остальное, что только в голову взбредёт получить в аномалии "Мидас" из песка обыкновенного речного или глины серой вульгарной - в промышленных количествах, в пропорции - один к одному.
       Делить, получалось по документам, надо было на всех. На всё прогрессивное человечество.
       Мгновенно, мгновенно и чуть ли не с наслаждением прогрессивное человечество перегрызлось.
       Мгновенно:
       Украина потребовала пересмотра Соглашения "в связи с новыми обстоятельствами".
       Беларусь, теряя и подхватывая ночные тапочки, металась по Брюсселю с бумагой сильно напоминавшей ультиматум. (Как раз тогда в Беларуси проходил очередной всенародный референдум, каковое событие активную позицию во всём маленькой гордой страны усиливало неизмеримо даже безразмерной линейкой Мировой Политики.)
       США, растерявшись, и от этого чрезвычайно агрессивно предложили посчитать, сколько кто в Чернобыль внёс денег за всю его историю, начиная, разумеется, с 85 года прошлого века. И отнестись соответственно. И вспомнить о Мексиканском заливе. Неплохо бы и возместить титанические усилия американского народа по восстановлению Гольфстрима, озонового слоя и мировой популяции креветочных. И вообще.
       Россия, как выше упоминалось, почти случайно сохранившая в Объединённом комитете по делам ЧЗАИ статус и вес, неожиданно для всех и для себя самой превратившие её чуть ли не в лидеры упомянутой Мировой Политики, с удовольствием поддержала предложение США посчитать, но с маленькой поправкой: начинать счёт она предлагала с 1967 года, когда Минэнерго СССР был утверждён проект Чернобыльской АЭС. А правопреемником СССР является... кто? То-то. Вы нам ещё за Аляску ответите, гады. (Справедливости ради надо отметить, что претензии Госдепа подняли на смех прежде всего родные американские СМИ.)
       США внесли протест, в котором говорилось, что их неправильно поняли, и, хоть считать и надо, но не с 1985 года, а с 1992. Здесь, говорят, Генеральный Секретарь ООН, даром что потомственный самурай, не выдержал и заржал вслух, утирая скупые самурайские слёзы. После этого тему замяли довольно быстро, к общему облегчению. (В кулуарах больше всех облегчался полномочный представитель Президента США Ричард Таллоне, человек пожилой и умный, к роли клоуна совершенно неприспособленный и зачитывавший протест с явным отвращением. Впрочем, прогулки по парку Ариана душевное равновесие восстанавливают быстро.)
       Тем не менее, США свою роль, как обычно, сыграли. Произведённый ими дипломатический кошмар сна политического разума, воспринятый нормальными людьми поначалу исключительно юмористически, как экспресс-гэг, тем не менее, имел реальные последствия. (Зевок разума порождает зевоту и у окружающих обязательно. Физиология.)
       Было так: чтобы сменить тему, Украина, Россия и Беларусь, с теми же, немедленно примкнувшими к ним, США, в поисках позитивного креатива напряглись, натужились и - потребовали от Нью-Йорка и Брюсселя окончательного и бесповоротного искоренения неформальной социальной страты "сталкеры", расплодившуюся исключительно попущением общечеловечески настроенных учёных, сотрудников оперативных Подкомиссий. И, раз такое попустительство место имеет, то и такие Подкомиссии народам мира не нужны. Вообще мышей не ловят. И вообще с названиями путаница. То Комиссия, то Подкомиссия, и с подчинением всё к чертям непонятно. Перед кем отчёт держать будете, господа?! Мгновенно остервенившийся Нью-Йорк сказал: ну, блин, ах так, вам надо, вы и искореняйте, силами своих национальных контингентов, вот вам от нас мандат, не подавитесь только. Искоренители, коим врубать отскок было поздно, скинулись, кто сколько мог, организовали штаб и начали развёртывание манёвров по приведению неформального сталкерства к нулю.
       Комиссар же Брюссельского отделения Эйч-Мент вызвал всех агентов из отпусков и приказал держать готовность номер один.
       Искоренители, как водится, заказали для начала исследования "своим" политтехнологам, слетевшимся на вонь от предназначенных для освоения средств, словно комары на спящего. Политтехнологи, погрызя для затравки и приличия горла друг другу, обратились к "своим" пограничникам. Начальники штабов национальных контингентов (в первую очередь - начальники штабов национальных контингентов стран-искоренителей) созвонились между собой, собрались на Старой Десятке, хорошенько вмазали и решили: да пожалуйста, раз у вас мандат. Милости просим. И все свои официальные архивы открыли. Приезжайте, встретим. Свои же люди. Пятнадцать процентов вот на такие-то счета.
       Вот тут и пошла интересная информация. Совершенно неожиданно выяснилось, что количество "так называемых свободных сталкеров" удручающе невелико и, по-видимому, даже в золотые, дикие годы, не превышало трёхсот активных участников единовременно. Однако развлекательно-туристический бизнес, установившийся при Зоне, оборачивает шестьсот-девятьсот миллионов евро в год, и "свободные сталкеры" - есть один из столпов этого бизнеса. И всё это прекрасно обходилось без Карьера. Карьер карьером, но бизнес тут налажен, не надо сюда лезть, да ещё за ради того, чтобы Нью-Йорк всего лишь приспустить. Не надо лезть сюда, ребята. Патриотизм патриотизмом, а табачок врозь. Миллиард - конечно деньги небольшие. Но убить можно любого. И везде.
       Оно вам надо, товарищи искоренители?
       Осознав (не в первый раз, между прочим) сие обстоятельство, сначала тихо вышла из группы искоренения Украина. Затем как-то Россия стушевалась, Беларусь держалась ещё пару недель, получая извращённое удовольствие от общения на равных с самими США, но потом случайно под днищем майбаха-голд жены полномочного представителя нашли предупредительную Ф-1, референдум в стране прошёл, и Беларусь США бросила.
       Как исчезли из Предзонья и прилегающих пространств США никто даже и не запомнил. Профессионально исчезли. По-английски.
       Манёвры провалились, так и не начавшись.
       Дав прекрасный повод пограничникам собраться ещё разок выпить и добро посмеяться, подсчитывая барыши.
       Но.
       Из этой бредовой истории, стараниями Эйч-Мента, Брюсселю извлечь удалось огромный фан. Брюссельскую комиссию давно заставляли нервничать особые данные, получаемые из Предзонья и Зоны агентурой, данные иногда фантастические и весьма пугающие. (Плюс открытие и эксплуатация Карьера внесли в обстановку совершенно особый тон.) И, давая искоренителям своё "согласен" на Нью-Йоркском мандате, Комиссар вытребовал и для себя право генеральной инспекции национальных контингентов, осуществляющих "противодействие незаконному промыслу артефактов (т.н. "парнаса") и движимых аномалий (т.н. "гитик")".
       И вот тут уж начальники штабов встретиться и выпить просто не успели.
       У инспекторов Брюссельской комиссии (главным из которых и был Клубин, точнее, его должность называлась "первый заместитель Комиссара по оперативным разработкам") к правительствам стран-искоренителей, официально державшим на периметре Зоны почти десять тысяч военных против пятисот сталкеров, возникли серьёзные вопросы, самым неудобным из которых был "А где эти десять тысяч человек и чем они заняты на самом деле?"
       Заключение инспекторов было однозначным - моют окна пограничники. И всё остальное в Зоне тоже - моют. За столько-то лет без контроля - конечно. Обзавелись хозяйствами.
       И впервые за много лет выяснилось, что самое нищее подразделение охраны, ведомство генерал-лейтенанта Малоросликова, созданное и финансируемое Сибирью исключительно для того, чтобы стул в Объединённом комитете не остывал, было, есть и будет единственным эффективным охранным ведомством. Ни единого окна на части периметра, контролируемом Сибирью, и всеобщая ненависть к Заднице и его псам.
       Комиссар, изучив материалы инспекции, пару дней подумал и на внеочередной планёрке провозгласил: вперёд! Ставим на уши и на Малоросликова. Но потихоньку, без шума.
       Без шума не удалось. Пограничники что-то почуяли.
       На Малоросликова, возникшим к нему вниманием не очень поначалу озаботившимся, было совершено четыре покушения подряд. Это свидетельствовало недвусмысленно, что его коренастая и корявая фигура вдруг стала фигурой real politic. Третьему покушению Задница ещё кротко удивлялся, но четвёртое его раздражило, и он принял адекватные меры (12). Почувствовал, так сказать, себя востребованным.
       Затем с ним встретился Комиссар. Данные о различных событиях в Зоне и за её пределами, которыми он с Малоросликовым поделился, привели генерала в ужас. Зону он любил, ненавидел и не доверял ей ни на грош. Кроме того, и у него накопились данные.
       Выброса и распространения аномалий за пределы, очерченные Зоной самой себе в 2006 году следовало ожидать в ближайшие годы. Ни Комиссар, ни Задница не были согласны считать такой вариант всего лишь возможным.
       Эвакуация людей на сто километров от современных границ представлялось самым малым, что необходимо было сделать. Кабы не Карьер.
       Карьер довершал нарисованную ими картину, но именно он и представлял для Комиссара и Задницы проблему непреодолимую. Закрыть Зону после обнаружения Карьера стало просто невозможно. С другой стороны, появлялась причина полностью выселить из Предзонья сталкеров и обслуживающий их персонал, включая пограничников. Предполагалось, что война будет, война будет большая, но Карьер всё спишет. И начинать нужно было немедленно.
       Для начала хотя бы учения провести требовалось. Решили провести небольшую предварительную рекламу среди высокопоставленных лиц государств, граничащих с Украиной и Беларусью. В сопровождении представителей Брюссельской комиссии, Малоросликов и его адъютант фон Тизенгаузен совершили турне. Читали лекции "Зона - вчера и сегодня" для министров обороны и социального обеспечения. Впечатление, надо сказать, произвели. Комиссар же тем временем, довольно назойливой, очень подозрительно составленной депешей, в весьма свободных выражениях порекомендовал Нью-Йорку присмотреться к сибирякам-лекторам повнимательней и пофинансировать-ка их в особом режиме. Получил ожидаемо раздражённый отказ, после чего провёл простую интригу с Сенатом Сибирской республики и получил службу Малоросликова в своё непосредственное подчинение. (Умные сибиряки, впрочем, своё хиленькое финансирование вохры Малоросликова не отозвали, сохранив формальное влияние на Задницу. Иметь дело с ними, впрочем, было приятно, и Комиссар приказал "не препятствовать".)
       А в блистающих Политических Высотах тем временем Вершилась Своя История. Совет Безопасности в тесном сотрудничестве с Генеральной Ассамблеей, после плодотворных консультаций с Нью-Йоркской комиссией по делам ЧЗАИ, наконец закончил предварительные дебаты по новой ресурсной политике в с учётом возможностей аномалии "Мидас" и, помолясь, сел обсуждать самое смачное: национальные квоты на превращения из песка в золото. Формализовать, наконец, Всемирную Концессию...
       Вот тут-то и появился Лис (13).
       Даже Эйч-Мент рот открыл, об этом услыхав. Не поверил поначалу. И даже потом, поверив, он не сразу сообразил, выгодно ли для дела возникновение на сцене Хозяев во главе с Лисом или нет.
       Вломились же Хозяева на сцену поначалу очень дипломатично. Всего лишь с ультиматумом. Ультиматум истерически голосил что-то такое... Чуть смягчая выражения: "Или вы, людя поганые, волки позорные, нас смотрящими на Карьере признаёте и долю верную нам отслюниваете, или вам, вертухаи, фраерьё ментовское, кило золота, нашей родимой Зоной сделанное, стоить будет прям как кило марсианской черники".
       Безусловно, Лис с компанией ломились ва-банк. И, главное, в их способности нагадить мировому сообществу верили все. Что им было сейчас-то терять?
       Надо отдать должное, Комиссар ньюйоркцев очень быстро вспомнил, кто именно на много лет загнал Лиса под лавку. И телефон личный сразу вспомнил, и ночью не постеснялся позвонить. И разговаривал сухо, но очень просительно.
       Брюссельский Комиссар, конечно, согласился выступить в назначенных без него переговорах. Отказаться было невозможно, да и информация была ценна непосредственностью её получения.
       Переговоры прошли в виде, естественно, телеконференции. Лис присутствовал перед камерой лично, говорил его голосом свеженький кудрявый зомби. Разговор начался, естественно, на повышенных тонах, но потом до Лиса дошло, кто с ним пришёл базарить.
       Ультиматум был быстренько отозван, даже напоминать Лису о двадцать пятом годе (14) не пришлось. Перед Лисом сидел сам Эйч-Мент! Лис даже что-то приветственное вякнул лично, не через зомби. Комиссар же (Эйч-Мент - для осведомлённых) пригладил остатки волос вокруг сияющей шишковатой лысины и просипел в микрофон на своём шепелявом скотче: "Привет, привет, слякоть. Ну чо вы тут бля басалыги выёживаете?" Переводил Комиссара Клубин, русский знавший во всех его классах, так что зелёные, светящиеся наколками и перстнями тени на мониторе сразу перестали лаять, и разговор начался предметный, вежливый, интеллигентный.
       Но позиционно Комиссар был на толковище слаб. Он понимал это изначально. Само согласие ООН на переговоры уже был проигрыш. И Лис это понимал. Он ненавидел и уважал Эйч-Мента, но он был абориген Зоны и никому не подчинялся, а Эйч-Мент был всего лишь скурмачом и у него было начальство. Официальной ролью Комиссара было - проиграть достойно. И он проиграл достойно.
       Был бы он сам себе голова! Но - Карьер, Концессия, Консорциум... Рабочие и учёные в Карьере, конечно, гибли, Зона есть Зона, за риск им платили бешено, и всё равно грамм волшебного осмия стоил со всеми затратами сорок евроцентов, а грамм волшебного ошеломительно чистого золота - цент. Лис же предлагал много - защиту Карьера и трассы от гадов, плюс детектирование и контроль прилегающих к Карьеру и Трассе гитик. И страховщики и (неожиданно) транснациональный издательский конгломерат, владелец франшизы "С.Т.А.Л.К.Е.Р." поддержали участие Хозяев в Концессии ООН по разработке Карьера. Сказали своё слово "да" и пограничники, польщённые, что их вообще спросили.
       Резоны и тех, и других, и третьих были ясны, лобби - мощным, Комиссар записал формальный протест, и Хозяева оказались при делах. Как обеспечивающее безопасность Концессии наёмное подразделение охраны.
       Получил Лис всё, что потребовал. Тридцать три и три удовольствия. Голос в Совете директоров, сложная сетка процентных отчислений, поставки продовольствия в ЧАЭС по категории А ("Больше никакой сраной "гуманитарной помощи"!" - это было едва ли не основное его условие.)
       На охрану Карьера и Трассы Хозяева теперь отряжали по бригаде закодированных контролёров ежесуточно. Смертность среди персонала понизилась резко, стоимость грамма золота ушла за ноль, теперь можно было как-то успокоиться.
       Но Комиссар недаром предупредил: бандитам, хоть они трижды мутанты, нельзя ни остриженного ногтя давать. Дали - не жалуйтесь потом. Особенно, если рядом с бандитами без присмотра толпятся дикие учёные.
       Два учёных придурка, технари-оптики, юстирующие лазерную установку на входе "Мидаса", приманили сникерсами говорящего контролёра и подначили его заменить собой лазер.
       У них получилось: система аномалий, трансформирующая вещество, подчинилась контролёру как родная, и из очередной порции глинозёмной шихты (предназначенной для превращения в золото-титановый сплав AI-875/Е по заказу WASA) сделала куб пенопласта с ребром в шесть метров. Ну просто контролёр любил грызть пенопласт. Пока у учёных и технологов, "сидевших" на процессе, улегалась мозговая паника, контролёр отгрыз сколько мог пенопласта и умчался первым, а Хозяева, получающие информацию напрямую, буквально через час отозвали с охраны Карьера уже их всех.
       Хороший сытый контролёр берёт реципиента за десять-пятнадцать километров. В течении суток Хозяева распределили контроль над "Мидасом" на неизвестное количество особей, и те полностью заморозили раздачу. Теперь даже Эйч-Мент не мог помочь, а мог разве что для успокоения собственных нервов повозить столами по мордам лоббистов на внеочередном заседании.
       Даже бомбить Саркофаг, под которой ютились Хозяева, теперь было бессмысленно, контролёры работали автономно. Теперь Хозяева могли предъявлять. Только они могли отменять запрет на блокировку Карьера. И очень было похоже, что они могли Карьер с системой "Мидас" и уничтожить. И не было времени искать решение: система аномалий Карьера очень легко могла с голодухи деградировать, встать, как гироскоп, на упор. В том, что такое возможно, сходились все специалисты.
       Истинный владелец вещи есть тот, кто эту вещь может уничтожить. Как сказал бы сталкер Тополь, это без устали, к месту и ни к месту, талдычили все сто тысяч существовавших писателей фантастики. Радиоактивной же фантастики в старой библиотеке ЧАЭС было не сто тысяч, но тоже навалом, а Хозяева читали, как и всякие ЗК, запойно и внимательно.
       Так что теперь разрабатывали Карьер - Хозяева. И трансформированные "Мидасом" материалы нужно было у них покупать. Вот так Концессия и сдулась, и возник ей на замену Консорциум а.к.а. профсоюз, первое в мире производственно-торговое объединение человечества с нелюдями. Негатив фактории.
       А у Брюссельской Комиссии появился в пику "Мидасу" мощный спонсор и лоббист - Европейский Комитет по ресурсам. ООН и Евросоюз после конфуза с Лисом прямо видеть друг друга не могли.
       Против профсоюза и в интересах Комитета по ресурсам Клубин и работал. Официально.
       Работа была неприятной. Даже регулировать отношения между лунными колониями во время конфликта тридцатого - тридцать первого годов было легче. Не в пример легче. На Луне существовало табу на убийство, самые свирепые конфликты обходились без жертв. Но сам Комиссар был человек в годах, Клубин был его лучший ученик среди функционеров СБ Европы, ежегодно ходил в Зону, в личном управлении имел полмиллиарда евро и обширную личную агентуру в Предзонье, и с Луны был Комиссаром отозван и брошен в кашу вокруг Карьера. Быстро заслужил новое своё боевое прозвище - Сталкиллер. Пятое уже. Плетень - Белый Араб - Тускарор - Эндрю-Кислород - Сталкиллер (15)...
       Работал он, работал, ничего не успел наработать... случилось Восстание. Против кого теперь-то мне работать? И в чьих интересах?
       Слава всем именам бога - Восстание не стало следствием его деятельности... Впрямую. Разные в Зоне есть Карьеры... Золото - прах. Нет, сейчас это лишнее, рано... Словом, Бредень в оригинале своём оказался совершенно посторонним человеком, не клоном-пенетратором, известным Тополю под именем Фуха, и хватит пока, достаточно. Не время тешить своё облегчение. Зона есть Зона. Это надо помнить...
       - Господин хороший, можно вас спросить: вы будете горячее перезаказывать? - услышал Клубин женский голос и опомнился. Он сидел за столиком с ложко-вилкой в руке, уткнувшись в остывший поднос. Суп свернулся, пюре покрыто блестящей плёнкой. Клубин машинально ткнул в котлету - не сумел её даже наколоть. Он поднял голову, снял очки и прищурился, всматриваясь.
       Немолодая высокая женщина в комбинезоне, в берцах, с пилоткой под погончиком, с знаком полного сержанта на рукаве, стриженная наголо, с совершенно седыми бровями, стояла над ним и не улыбалась. "Беретта-планида" в наплечной кобуре. Сержант была очень красива. Клубин с трудом переключился.
       - Да, сержант, что вам? - спросил он. - Не понял вас, виноват.
       - Вы ведь работаете с солёными ребятами, господин хороший, не знаю вашего звания. С Тополем и Комбатом. Обедать вы пришли, та обед ведь уже кончается, а вы не поели ничего, замыслились, видать. Голодный пойдёте или принести вам горячего?
       Бэджа на ней не было.
       - Представьтесь, сержант.
       - Та "гаврилку" свою опять в раздевалке оставила, виновата. Сержант Кондратьева Нина, сектор хозобслуги объекта, главный специалист.
       "Тяжёлое ранение" - свидетельствовала нашивка на груди. Речь мягкая, плавная, но сниженное "д" только в случае "да". Не говор, манера говорить.
       - Самотлор? - спросил Клубин. - Сургут? Вартовск?
       Кондратьева заулыбалась. Не только речь у неё была плавная, она сама была плавная, текущая женщина. Как Обь. Украина-Сибирь, миссис Вселенная.
       - Мегион, - ответила она. - Деревянко девичья фамилия. Полтавские родом.
       - Давно служите в Зоне?
       - Главный специалист, - сказала Кондратьева просто. Умному достаточно.
       - А это? - Клубин показал очками на "тяжёлое ранение".
       - Берсерк, - сказала Кондратьева. - Четыре ребра. Спасибо Матушке, "красной плесенью" и грудь спасли. Вот, давеча, во время Восстания. Тю! Я-то что! Тут такое было, сколько мальчиков легло, мне ли жаловаться.
       Пограничники и военспецы на вопросы о ранениях всегда отвечали охотно и подробно.
       - Генерал лично меня вытащил, - закончила Кондратьева. - Так вы пообедаете всё же, или пора вам? Процедурное время у ребят кончилось, отзвонились уже, ждут вас.
       Клубин поднялся. Есть хотелось неимоверно.
       - Нет, мне пора. Сам виноват. Спасибо за заботу... сержант Кондратьева.
       - Ну что ж... Передайте ребятам, что свитер я им к завтрему довяжу.
       - Хорошо, передам.
       - Нет-нет, я ваш поднос сама выброшу, вы идите, господин хороший.
       - Меня зовут Андрей. Андрей Олегович.
       - Очень приятно. Ну, ступайте, я приберу.
       Клубин кивнул ей и направился к выходу из столовой. Настроение у него - как с изумлением вдруг понял он - наступило отличное. Всё то, что навспоминал он, сидя над стынущим обедом в тишине подземного пищеблока, вдруг оказалось покрыто такой же блестящей плёнкой, как искусственный суп. Отдалилось. И не имело почти никакого значения - теперь, после Восстания. Нет Карьера, нет профсоюза, Лис в камере, нет политических интриг, транснациональной коррупции в форме бизнеса развлечений и пограничной охраны... и чёрт с ним, с проектом "Фуха", провались он пропадом, сколько сил и времени сожрал, и семью мою чуть не слопал... Есть лишь "Планета Камино", мечта царей земных и суть счастья человеческого. Только это есть, и всё прочее чушь... кончились вокруг Зоны политические лабиринты, по колено заполненные дерьмом, великая, лучше всякой войны, кормушка для полусотни тысяч бессмысленных международных проходимцев-политиков... кончились беспощадные в своей бессмысленности Хозяева... бессмыслица кончилась.
       А дочка простит со временем.
       Пауза, пауза, звенящая пауза между боями. Тот, старый бой, был бой против. Этот, предстоящий, бой - за. Разница!
       Покурить, выпить, вытрясти из ушей песок и пепел, почистить и перезарядить оружие, обработать раны, похоронить товарищей, посидеть, подумать, что дальше, как дальше. Счастливое время, счастливый момент, целая жизнь. Мало кому выпадает такое во время атомной войны, а ведь Зона - как раз атомная война, только на резиновых бомбах... Что ж, нам выпало... Есть время подумать, и есть информация, выжили свидетели. Чёрт, неужели нам всем так повезло?..
       Только бы это были инопланетяне, подумал Клубин, открывая дверь в операторскую, где его ждали мониторы, микрофоны и техник-сержант Каверис. Только бы инопланетяне. Не мы. Не наше. Потому что - "кто нашёл - того ништяк".
       Клубин не верил в инопланетян. Но он также не верил в веру.
      
      
      
      
      

    Часть вторая

    КОМБАТ

      
       Глава 11
       КОМБАТ ПОДЫМАЕТ ВЕКИ
       You say yes, I say no.
       You say stop and I say go, go, go.
       (Oh, no...)
       You say goodbye and I say hello.
       (Hello, hello.)
       I don't know why you say goodbye,
       I say hello.
      

    Beatles

      
       - Господа, Нина Кондратьева просила передать, что свитер она довяжет к завтрему.
       - О, спасибо ей! Скажите ей там, у себя...
       - Сами скажете, Уткин... Вы отдохнули, господа? Сыты? Пьяны? Господин Пушкарёв, теперь вы. Первый вопрос: где писатель? Он был с вами. Он помогал вам тащить Бредня к мотовозу. Свидетельских показаний имеется много (16). Я не спрашивал господина Тополя, я спрашиваю вас. Шугпшуйц вышел в Зону с вами, в самый разгар обороны Старой Десятки.
       - Нет, не со мной он вышел. Впереди меня. Мы были порознь. Удивительное существо был этот Шугпшуйц, сколько раз я бил ему морду... С моей точки зрения, он погиб. Героически. А как на самом деле - я не знаю.
       - Вы видели его труп? Мировая культура уже достала нас вопросами.
       - Мы видели очень много трупов, господин инспектор. В разном виде. Я даже сам был трупом. Где Шугпшуйц сейчас - я не знаю. Он, хоть и приблуда, но он здорово помог. Он был бездарность и жирная свинья, но он нам здорово помог. По сути, именно он спас город. Если, конечно, "десятку" считать городом. Так что про Шугпшуйца надо бы отдельный роман писать. Бредня уложил именно он. Босса, так сказать, уровня. Мировая культура, конечно, должна поносить его на щите.
       - Вот так вот, да?.. Это всё?
       - По писателю? Всё. Я, кстати, так и не узнал его настоящую фамилию - за столько лет, что он отирался в Предзонье.
       - Ну, возможно, и не надо... Окей. Что вы имеете сказать по Восстанию? Кстати, вы как - сталкер, трекер, своё?
       - Чушь всё это, инспектор. Я традиционалист. Нельзя менять название корабля. Сталкер, конечно.
       - Окей.
       - Говорить мне трудно, сделайте у себя погромче. И прошу вас оставить шуточки, у нас с Тополем юмор один на двоих, эрго, на вас его не хватит.
       Я буду исходить из того, что над моим - нашим - положением все отсмеялись, и идиотских вопросов по типу "как вы уживаетесь со своим другом и братом жены" не будет. Окей? Итак, инспектор. Я вас слушаю.
       - ...
       - Я вас слушаю, спрашивайте.
       - ...
       - Понятно. Хей, ю, чиф. Я не Тополь. Болтать не люблю. Не умею, не приучен. Так что вам придётся задавать вопросы, гражданин невидимый секретный начальник. Тополь, я попью, у меня уже пересохло, дай... А то я сразу уже стихами заговорил...
       - Назовите себя.
       - Владимир Сергеевич Пушкарёв, девяносто восьмой прошлого века, Витебск. Образование высшее, Минск, университет Лукашенко, физфак. Женат, детей нет. В Зоне с двадцать шестого года. Свободный сталкер. Рейтинг - "маршал". Открыватель Философского Карьера.
       - Вы чисто говорите по-русски.
       - Спасибо. И вам не хворать.
       - Понятно. Итак. Вы звонили господину Уткину перед его последним выходом. Что вы хотели ему сказать?
       - Я хотел его остановить, придурка.
       - Почему?
       - До него и самого дошло потом, позже. Декабрь и половина января - перед Вспышкой - были чрезвычайно сложными. Сталкеры с выслугой больше пяти-семи лет всю зиму от кошмаров и приступов суеверия сходили с ума. После Нового Года отказывались выходить в Зону массово. Среди наёмного персонала Карьера чуть было не началось восстание. Если бы не корейцы эшелонами, Карьер закрылся бы на полгода раньше. Сейчас очевидно, что общество ждало Третьего Выброса со дня на день. Кроме, конечно, сумасшедших. Возьмём, например, Тополя. И ярко и наглядно.
       - Как вы могли собрать такую статистику? Ведь вам был объявлен бан.
       - Бан - баном, а сталкер есть сталкер. Я им был и остаюсь. А строем покидать помещения питейных заведений при моём появлении - это было бы слишком сильно для обитателей Предзонья. Это же не форум с модерацией для школоты. Со мной не общались, да, но от стойки мне никто не отказывал. Кроме того, я водил в Зону клиентов. Мои выходные окномои информацию мне продавали. Меня, естественно, не забанил мой друг Тополь.
       - Как же, Вовян, мы же родственники... Близкие!
       - Прикололся?
       - Ну немного.
       - Повиси. И, Костя, заглохни! Что, простите?...
       - Уткин рассказывал вам о своих предчувствиях? Сегодня, вы же слышали, он упоминал. О своём безумии?
       - Отрадно, что вы относитесь к нашим словам серьёзно. По-моему, вы не новичок в наших краях. Нет, Костя мне ничего не рассказывал о себе. И я только в общих чертах знал о его войне с его "сэйвом". Но это было не нужно. Его плачевное психическое состояние было очевидно. Мне и моей жене, его сестре. Я видел такое не раз. Обычно ничего нельзя поделать с свихнувшимся сталкером. "Бабочка" мы таких называем. То же самое случилось с Костей. Как только я - или моя жена - пытались с ним поговорить, он впадал в истерику и становился некоммуникабелен. Мы тут все вооружены. Поэтому приходится думать о себе в первую очередь. Я уверен - и Константин уже после всего подтвердил - он устроил себе выставочную жизнь на Новой Десятке исключительно, чтобы с нами не встречаться лишний раз. Нам он зла не хотел. Ведь "бабочку" почти невозможно остановить. Их убивают почти всегда. А психиатрическая помощь в Предзонье не работает. Мы молились и надеялись.
       - Вы религиозны?
       - Нет нерелигиозных сталкеров. С богом в Зоне говорят даже мародёры. Иногда бог отвечает. Даже мародёрам.
       - Расскажите о своей теории произошедшего в Зоне за последние полгода.
       - Вы нарочно коверкаете русский язык?
       - Да. И вы тоже.
       - Туше, благодарю вас. У меня нет теории как таковой. Я просто знаю, что и как произошло. Я не знаю - почему, с какой целью. Вы ловите не ту рыбу. Бредень - самое эффектное действующее лицо в Восстании, но не он главный герой. Адольф Гитлер и Владимир Ленин не убили своими руками ни одного человека.
       - Назовите главного героя.
       - Он един в двух лицах. Это близнецы, юноша и девушка. Его звали Владислав, её - Владислава. Фамилии их я не знаю. Но найти их следы на Земле вы сможете, информации о них у меня много. Я дам вам её. Я не мог ничего проверить сам: нужно выезжать в мир, проводить полноценное дознание. Сначала у меня не было времени, потом причины, ну а теперь - возможности.
       - ...
       - Спрашивайте, пожалуйста.
       - Вы сожалеете, что открыли Карьер?
       - Во нах! Ну вы явно человек на своём месте, гражданин начальник! Одну секундочку, я должен это просмаковать... И да, и нет. Как сталкер - да, сожалею, хотя открытие Карьера сделало меня знаменитым... и на целый год самым уважаемым в нашей среде. Я получил сразу тысячу очков в рейтинг, и вряд ли кто-нибудь когда-нибудь меня сместит с первого места, бан или не бан... Но - да, мне жаль, что я открыл Карьер. Мне не посчастливилось принести в Зону то, что ей противопоказано - мировую политику и плановую экономику.
       С другой стороны, как землянин, разумеется, нет, не сожалею. Земля получила в свободное пользование пещеру Мидаса. Мир стал намного богаче. Не знаю, как с Карьером дела сейчас...
       - Продолжайте.
       - Не скажете?
       - Пока нет.
       - А всё-таки?
       - Вернёмся к ответам, господин Пушкарёв.
       - Скурмач позорный...
       - Ладно, Тополь. Конечно, как и со всей Зоной. Отключено. Проехали... Продолжаем выполнять условия джентльменского соглашения между ворами и ментами. Впрочем, я на вопрос ответил. И да, и нет.
       - Бан вам выписали именно в связи с организацией профсоюза?
       - Тот же ответ. Не только в связи с профсоюзом. Если бы дело было только в профсоюзе, основной кисляк общество поимело бы от Хозяев. Вот уж кто показал себя с хорошей стороны!.. Меня, думаю, задело бы, но не так. Тут несколько интересней. Меня официально обвинили ни много ни мало в срыве сделки Украины с ООН по передаче Зоны с прилегающими территориями в аренду. Никогда бы не подумал, что сталкеры - включая даже мародёров - так жаждут для Зоны политического статуса ещё особее, чем он сейчас есть. Был. Чуть ли не государственности им подавай. "Золотой телёнок" да и только! Мне и в голову не приходило. Да кому бы пришло? Тебе бы пришло? Приходило?! А что ж ты, конфедерат хренов, молчал раньше? Вот то-то. Самое интересное, инспектор, что общественное сталкерское мнение оказалось правым даже больше, чем могло себе вообразить. Бредень-то как таковой - самое прямое последствие возникшего кризиса с договором об аренде.
       - Вы так думаете?
       - Ну вам же известно, кто он. Кем он был, до того как стал Бреднем.
       - Кем же?
       - ...
       - У нас с вами соглашение, Комбат. Вы отвечаете на все вопросы.
       - Вы знаете, чей самолёт кувыркнулся в Зону, и откуда они летели. И кто был на борту. Там любого ни возьми... Лучшие зомби получаются из тех, кто отродясь - зомби.
       - Хорошо. Господин Пушкарёв, после бана вы полностью переключились на работу ведущего. Это связано?
       - Натурально. Чего бы там Костя ни нёс. У меня тупо перестали покупать ништяки.
       - Но вы обеспеченный человек.
       - Овёс нынче дорог.
       - Почему же вы отказались от бонуса и доли с разработок Карьера? Нам известно, что предложения вам делались и не однажды.
       - Из соображений личной безопасности.
       - Вы могли уехать.
       - Земля маленькая, интернет большой.
       - Всё-таки, серьёзно, почему вы остались в Предзонье?
       - Зона. Тополь. Жена.
       - Поясните.
       - Нет.
       - Хотели досмотреть это кино до конца?
       - Начальничек, я не сентиментален.
       - Итак, Владислав и Владислава.
       - Ещё в октябре ко мне обратились. За, так сказать, квартал до Вспышки. Искали они именно меня, конкретно. Парню нужно было выйти, позарез. Девушка его сопровождала, но сама с ним не собиралась.
       - Обычно сталкеры интересуются мотивами гражданских абитуриентов.
       - Ну я спросил - не скурмачи ли они.
       - Пошутили?
       - Какие же шутки? Спросил, натурально. Они ответили - нет, не скурмачи.
       - У нас нет времени валять волов, Пушкарёв.
       - Да вы, оказывается, тоже поэт, как и я!.. Инспектор. Я не спрашиваю, зачем кому-то нужно в Зону. Человека видно. Спрашивают либо понтатые новички, либо сталкеры с низкой самооценкой. Я - не спрашиваю. Тополь, хорош уже меня трясти! У тебя очень высокая самооценка, ты спрашиваешь из принципа!.. Что ж ты Вобенаку не спросил, куда он выходит?.. Но близнецы мне были рекомендованы, и побить эту рекомендацию невозможно, настолько она для меня ценна.
       - Важны подробности, Пушкарёв. Согласитесь, ваше заявление полностью меняет...
       - Да-да, соглашаюсь и сейчас расскажу. Твари убили безумное количество людей и... э-э... Обездвижили Зону. Теперь-то я уж точно не на их стороне - при любых раскладах, благодарность там, не благодарность... Дайте минуту подышать кислородом и промочить горло. А вы проверьте свои регистраторы: повторять я не буду.
       Так вот, они искали именно меня, Вову Пушкарёва, с рекомендацией, и с рекомендацией очень небанальной. Скажу честно: я прямо офигел, когда поверил своим глазам и ушам. До того офигел, что пообещал хранить секрет даже от жены и, чёрт бы меня побрал, обещание выполнял долго.
       До сегодня. До сейчас.
      
       Глава 12
       В ПЕРВЫХ СЛОВАХ МОЕГО ПИСЬМА...
       I'm gonna write a tear stained letter,
       I'm gonna mail it straight to you.
       I'm gonna bring back to your mind,
       What you said about always bein' true.
       Bout our secret hidin' places;
       Bein' daily satisfied.
       I can see you sittin' and readin' it,
       While you hang you head and cry.
       I just hope you're not so sad,
       You're gonna go down suicide.
      

    Johnny Cash

      
       Приём абитуриентов Комбат вёл, если не был на выходе, ежедневно, исключая, естественно, понедельник. С семи до одиннадцати вечера. В баре "Лазерный Джукбокс". Сюда он переселил свой "офис" из "Входа" прошлой весной. "Лазерный Джукбокс", злачное питейное новообразование на Седьмой Поперечной, не доросло ещё до злокачественного, хоть и было открыто на деньги профсоюза. Для полноценного культурного отдыха свободной вахты штрейкбрехеров с Карьера. Но на управление наняли одноногого Хиляя, что, между прочим, свидетельствовало о нерядовом и даже недюжинном уме профсоюзного культурного распорядителя господина Манчини, в миру - Бобы Итальяно.
       Хиляй, по инвалидности закончивший ходила - с отличной репутацией, и ныне действующий повар - с репутацией великолепной, умудрился поставить дело так, что уныло повзводно и по талонам развлекающиеся северные корейцы и северные индийцы не мешали заведению извлекать и обычную прибыль, попутно становясь ещё одним альтернативным сталкерским клубом.
       Погранцы и профсоюзный менеджмент "Лазерный" не посещали (не статусно, столовка со шлюхами), а безумства и бесчинства отдыхающих по талоном ограничивались поеданием еды и, после достижения опьянения сытостью, громким хоровым пением. Корейцы пели: патриотические популярные песни просто так патриотические, патриотические популярные песни о любви к революции, и патриотические популярные песни о патриотической любви патриота к патриотке (грустная песня). Пели с чувством, но почему-то фальшиво, как нарочно. Индийцы пели под аккомпанемент столовых приборов фантастические по ритмике и мелодике саги о: любви к Амиттабху Баччану (в свои девяносто пять лет активно снимающемуся в ролях богов, будд и Ганди), любви Митхуна к Митхуне, любви к наследственному спальному семейному месту под лавкой на милой, милой Дадабхай Роуд. Пели так, что многие сталкеры, протрезвев от впечатления, записывали их пение на свои коммуникаторы и даже платили за полученное удовольствие. (Корейцам подавали из чувства справедливости, не за удовольствие.)
       Веселились карьерные рабочие, не вставая из-за столов, под присмотром бригадиров, организовано. Часто смотрели на часы над стойкой, тщательно не смотрели по сторонам, то есть на стриптизёрш. Так что остальные посетители "Лазерного" - пьяные сталкеры пополам со скупщиками, гоняющие в бильярд, заключающие сделки и бьющие друг другу лица, им не мешали совершенно. Нет, стриптизёрши всё-таки немного мешали, пожалуй. Хотя и были все на одно лицо и несексуально худые. Как соотечественницы, товарищи женщины.
       "Лазерный", разумеется, прослушивался и просматривался насквозь, но когда это и кого в Предзонье напрягало или заботило. Вся Земля прослушивается и просматривается. Где б найти столько прослушивателей и просматривателей.
       Комбат углядел "Лазерный" сразу же, сходил на открытие (бесплатная еда и тёлки не брали денег за танец) и, пока традициями и табу бар обрасти не успел, вынюхал себе столик в самом укромном и дальнем уголке внутреннего зала, застолбил его и пометил. В его часы столик не занимали. Бан баном, но репутация - репутацией.
       Неизвестно ещё, между прочим, кто больше страдал от бана, Комбат или общество. Так иногда думал Комбат, в моменты раздражения. В раньшие времена он никогда не отказывал собратьям в консультациях, делился опытом, по делу никогда не лгал. А сейчас кто подскажет, как обойти "прокрусту" (всего несколько человек знало, как), как напрячь "христову воду" (теперь, после исчезновения Вобенаки лишь Комбат и Тополь знали), куда бить кукумбера ночью, а куда - утром? Старики погибали, умирали, спивались, просто старели. Либо крысили информацию, либо врали. Делиться не привыкли. Комбат всегда выбивался из сложившегося дискурса дикости и корысти. Другого бы убили давно. Впрочем, почему же? Не раз Комбата и убивали.
       Вот только не смогли.
       Вот только с Карьером Комбат всё-таки довыбивался. Доделился. Довыё. Да ещё и женился вдобавок. Перепортил отношения с лёгкого поведения жительницами Предзонья. Надо сказать, бан вот со стороны лёгкого поведения Комбат переживал. Лисистраты хреновы! Но тут ему очень помогала Гайка - она была страшно ревнива и её радость по поводу состоявшегося игнора Комбата профессиональными женщинами её ревность немного украшала, примерно как гроб цветочек. Комбат очень любил Гайку, и не любил, когда она плохо выглядела, а в приступе ревности она дурнела очень.
       Двадцать второго октября, хорошо за понедельник выспавшийся и заскучавший, Комбат явился на пост с пятнадцатиминутным упреждением. Однако клиенты его уже ждали. Что было не принято и странно, словно они ни с кем не и не посоветовались, как правильно подойти к сталкеру.
       Самые странные клиенты в его сталкерской жизни. Вот только другой жизни он уже и не помнил, - как обязательно заметил бы писатель.
       Третьей странностью странных клиентов стало как раз то, что они ему именно о той, о другой, прежней его жизни, напомнили.
       А второй странностью был их вид.
       А первой...
       Вот только по порядку.
       У стойки, пошевелив пальцами для привлечения внимания Хиляя, Комбат взял обычное своё - пиво, вазочку с орешками и пачку "кэмэл" без фильтра, возрождённого по многочисленным просьбам ценителей поляками, купившими в 2025 году JT International подчистую. Хиляй слова Комбату не сказал, блюдя общественное порицание, но деньги с карточки считал с обычным удовольствием. Он любил считывать деньги. Он был скуповат даже для сталкера.
       Комбат понёс добычу между столиков, пустых и уже населённых, к арке во внутренний зал. Зал этот был длинный и узкий, как вагон-ресторан. Стоящие у входа сегодняшние кариатиды в бикини, Мура и Мерседеница, автоматически улыбались в пространство, но, когда в прицел к ним попал Комбат, улыбки синхронно погасили. Сразу стало темнее в баре. Комбат вздёрнул подбородок и горделиво прошёл было между них, как между столиками, словно как Арагорн во Врата Тьмы. Но сбавить скорость пришлось тут же. В служебные обязанности Мерседеницы (она себя сама так называла, она была красивейшая до умопомрачения хохлушка, красоту свою нивелирующая до отрицательных величин своей умопомрачительной невежественностью) входило оповещать клиента о клиентах.
       - Тебя там ждут (17), - сказала она с трогательным натужным презрением на невообразимом своём суржике.
       - Сердечно вас благодарю, несравненная Катерина Тарасовна (18), - притормозив на траверзе Мерседеницы, ответствовал Комбат по-украински.
       - Тю! Мурка, ти диви - який паліглот маскальский найшовся, аж небеса обісралися! - воскликнула Мерседеница, глубоко оскорблённая.
       Мурка (Анжела Николаевна Куликовская, бакалавр философии, Сорбонна) только чуть сморщила недавно переломанный и починенный носик. Она знала семь языков. В ушах у неё были серёжки с "марсианской черникой" в оправах. Подарок незабвенного Френкеля. Эхе-хе... Комбат кивнул ей, шагнул в арку, раздвинув волевым лицом, вкусным пивом и широкими плечами блескучие висюльки.
       Приблизившись к своему столу, он поставил пиво и орешки на пробковые подставки, вытащил из карманов куртки коммуникатор, бумажник, зажигалку и ридер, разложил их. Снял куртку, повесил её на вешалку у стены, сел за стол и, не теряя драгоценного времени одновременно глотнул пива из горлышка, включил ридер, проверил коммуникатор (не побеспокоил ли его кто нечаянным сообщением?), бросил в рот орешек, поправил сандалету под мышкой и расстегнул верхние пуговицы на армейской рубашке. Закурил, отлепил табачинку от губы. Всё это он проделал как бы одним движением, не обращая как бы никакого внимания на сидящих перед ним абитуриентов. Хотя рассмотреть их успел и удивиться успел несказанно.
       Хотя, вроде бы, повидал Комбат разных людей перед собой.
       Абитуриенты были близнецы, вдобавок ещё и одетые одинаково - чёрные с живым переливом длиннополые "сбилберговские" куртки из новомодного шелковина, на изобретении которого чуть приподнялась экономика Мексиканской нефтяной зоны. Не сразу Комбат понял, какого пола близнецы, и одного ли они пола, и какого пола из них кто. Честно сказать, сам он этого так бы и не понял. Личики у них были нежные, прекрасного цвета кожа (карнавальное освещение в баре Хиляй ещё не включил, девок было выпускать в залы рано), огромные прозрачные голубые глаза, соболиные брови, чётко прорисованные носики, одинаковые, чёрт бы его побрал, родинки на левых щёчках. Лет по двадцать... Меньше? Больше? Неизвестно. Волосы скрывали капюшоны, впрочем, неглубоко надвинутые, лица были полностью открыты. Оружия как-то не ощущалось. Под столом лежало что-то вроде мягкой сумки. Никаких личных мелочей на столе перед ними. Лишь пустые кофейные чашечки. Комбату помстилось, как в кошмаре, что даже гуща в чашечках одинаково лежит. Он тряхнул головой, сбросил явное наваждение. Хотя гуща всё равно лежала одинаково.
       - Здесь не принято занимать чужие столики, - сказал он. - Вам лучше пересесть. Я жду людей.
       - Вы господин Владимир Пушкарёв? - сказал... сказала... сказали! близнецы.
       - А кто его ищет?.. - пробормотал Комбат, отчётливо сознавая, сколь верен и философичен в данном конкретном случае этот стандартный киновопрос. Кстати, Гайка буквально недавно писала статью о воздействиях кино- и игровых меметических стандартов на общую культуру социумов. У неё вдруг получилось, что катастрофическое влияние на сознание советских людей последних десятилетий прошлого века оказали всего несколько человек - переводчики голливудских фильмов, и именно они вроде бы ответственны за разгул беспредельной бандитской жестокости в России достагнационного периода. Результат её саму привёл в негодование, и они чуть не поссорились: Комбат доказывал, что она совершенно права, а она искала у себя ошибку. Сошлись на том, что виноваты на самом деле японцы и немцы с их стремительно дешевевшей видеотехникой.
       - Меня звать Владиславом, - представился тот что сидел у стены, слева (от Комбата глядя). В общем, Комбат по голосу понял так, что и задал первый вопрос этот мальчик. Владислав. - Моя сестра Владислава. Наша фамилия вам ни о чём не скажет, хотя она и не секретна.
       - У нас к вам письмо от Ирины Петровны Костриковой, - сказала сидящая у прохода, справа (от Комбата глядя). Теперь Комбат был уверен, что первый вопрос задавала она.
       - Так, стоп, - сказал он решительно. Тут ему обожгла пальцы впустую истлевшая сигарета и он её затушил, шипя сквозь зубы. - Ты, парень. А ну-ка сними хотя бы капюшон. У меня в глазах двоится. Это нормально только за нейтралкой.
       - Да, извините, мы всё время забываем, что наша внешность, когда мы находимся рядом друг с другом, сильно действует на свежих людей, - сказал, чёрт бы их побрал СОВЕРШЕННО, кто-то из них.
       Капюшон был снят. Кое-какая разница обозначилась. Комбат перевёл дух.
       - Впрочем, когда мы не находимся рядом, наша внешность может воздействовать ещё сильней. Учителя иногда уходили с работы, - сказала та, что осталась в капюшоне. Владислава.
       - У них нервная работа, - выговорил Комбат. Тут до него дошло: мозги получили немного свободной оперативной памяти. - От тёти Иры письмо?!
       - Да, от Ирины Петровны.
       - Она жива?!
       - Нет, к нашему огромному сожалению.
       Комбат глотнул пива. У него всё внутри оборвалось. Конечно, он был уверен, что тётя баба Ира умерла. Он сотни раз об этом думал. Но какая же я свинья свинская. Тётечка бабуля Ирочка...
       - Когда?..
       - В две тысячи тридцатом.
       Шесть лет назад...
       - Мучилась? Болела?
       - Скоропостижно. Во сне. Владислава как раз была с ней. Я, к сожалению, уезжал по делам.
       - Ничего нельзя было поделать. "Скорая" приехала очень быстро. Врачи работали великолепно. Но - обширный инсульт, - проговорила девушка.
       Тётечка баба Ирочка... Сегодня же позвоню родителям. Сегодня же! Как они там, на Гавайях...
       - Мы вам глубоко сочувствуем, Владимир Сергеевич. А вы, прошу вас, посочувствуйте нам. Баба Ира очень много для нас значила, - сказал Владислав без капюшона.
       Комбат с трудом, с боем, по частям брал себя в руки.
       - Я ещё не сказал вам, я ли это, - сказал он, закашлялся и глотнул из пустой бутылки, открыл ногтем вторую - прямо в упаковке. - Но да, это я. Спасибо за сочувствие, а я предварительно выражаю вам своё. Теперь следовало бы объясниться.
       - Лучше будет, если вы сразу прочтёте письмо.
       - Письмо? От тёти бабы? Что там?
       - Мы не читали его, Владимир Сергеевич, - произнёс Владислав с заметной укоризной. - Чужие письма нельзя читать.
       - Почему же тогда - "будет лучше"?
       - Туше, - негромко сказала Владислава. Владислав улыбнулся краем рта.
       - Бабу Иру просили написать для вас это письмо, - пояснил он. - И мы приблизительно представляем, что она могла написать. Во всяком случае, что она могла написать о нас.
       - Семь лет назад? - спросил Комбат, не спросив того, что хотел - "Кто просил написать?". - Шесть?
       - Десять лет назад почти ровно, - сказал Владислав. - Какая-то ирония усматривается в ваших вопросах.
       - Десять лет? И с тех пор ничего не изменилось?
       - Хм. Кое-что не меняется и за сто лет. И никогда.
       - Что же, например?
       - Чувство благодарности.
       Иппон... мать! Комбата заткнуло. Владислав так и не дождался продолжения, чуть-чуть повернулся к сестре и попросил:
       - Влада, передай письмо Владимиру Сергеевичу, пожалуйста.
       - Одну секунду, - сказал Комбат. Всё-таки он был сталкер, крутой мужик, государственный преступник, физик и всё такое. - Где тётя Ира хранила деньги на хозяйство?
       - Я брала их из второго тома девяностошеститомного собрания сочинений Льва Николаевича Толстого, - ответила Владислава, остановив руку у груди... у грудей... ничего не видно.
       - А как звали любимого кота тёти Иры?
       - Мы его, естественно, не застали. Фотография висела на стене в зале. Борис Николаевич, - сказал Владислав. - Больше котов у тёти Иры никогда не было.
       - Я тоже его не застал. Давайте письмо, - сказал Комбат, беря со стола ридер. Близнецы переглянулись. Владислава вытащила из внутреннего кармана (блеснула белым вроде бы белая рубашка у неё под курткой) некий объект.
       - Владимир Сергеевич, ридер вам не понадобится, - сказал Владислав. - Письмо на бумаге.
       Комбат принял протянутый ему предмет. Удивительный, почти квадратный бумажный конверт с картинкой. Уголки сильно обтрёпаны. Воспоминание. В комоде в спальной тёти бабы Иры, в верхнем ящике справа лежат стопкой зелёные тонкие тетрадки, чистые и наполовину исписанные... ручки и карандаши в мутном пыльном целлофановом пакете... красная резинка стягивает пакет... кусок сургуча... и толстенная пачка вот этих конвертов. На картинке изображён писатель И.А.Ефремов. На фоне Туманности Андромеды. Со спутниками. Юбилейная почта СССР. Как же так... Ведь сейчас письмо в таком конверте не доёдёт никуда, в машину же почтовую не влезет.... До Комбата не сразу дошло, что письмо адресату доставили без применения почтовых машин.
       Он посмотрел на Владиславу, он посмотрел на Владислава. В горле что-то мешало, со вкусом гудрона, не проглотить.
       Конверт был запечатан. Комбат осторожно оторвал полоску сбоку и вытащил двойной листочек большого формата в линейку, сплошь исписанный бисерными буковками. Тётечка Ирочка вела письмо, как всегда, колонками поперёк линовки.
      
       "Здравствуй, мой Вовочка. Прошло 20 лет, но я надеюсь ты помнишь меня, не забыл меня. Это я, Кострикова Ирина, твоя баба тётя, как ты меня звал. В первых словах моего письма (откуда цитата, Вовочка, помнишь? ) хочу сообщить тебе, письмо это к тебе попадёт через несколько лет. Господь только знает, если он есть, буду ли я ещё живой, но уже сейчас вижу, что жизнь моя прошла нормально, и плохое и хорошее было, и было их примерно поровну. Не верую, но грех жаловаться.
       На здоровье я не жалуюсь, вот только артрит мучает, много не напишу.
       Очень по тебе скучала я все эти годы, но сердце ты не рви и не винись, что разошлись наши с тобой дорожки: глупость и, значит, грех - обижаться на взрослого мальчишку, что он носу домой не кажет. Всё правильно, живи, как сердце и обстоятельства подсказывают. Я помнила о тебе, любила тебя, внучек мой, но я не ждала тебя. Дел было много, и сердце моё пусто тоже не было.
       Надеюсь, Сергей и Василиса здоровы и ты им пишешь или звонишь. Передавай им от меня поклон. Ссора наша была идиотством. Я виновата, не Василиса. Пусть она меня простит. Попроси её за меня, Вовочка. Я была старая дура, да ещё и дура из прошлого веку.
       Надеюсь, ты счастливо женат и здоровы детишки твои.
       Надеюсь, ты здоров и не беден.
       Надеюсь, что ты бросил свои глупости в Чернобыле, хотя мне и придётся с тобой как раз о Чернобыле поговорить. :/ И просить тебя вернуться туда, если глупости ты всё-таки бросил. Прости меня за это, мальчик.
       В Белоруссии я жила не всегда. До 92-го года я жила со своей старой бабкой в деревне Котлы - в 15-ти километрах от Припяти. Деревня была в старой зоне отчуждения 1-го Чернобыля, даже не деревня, а хутор в 10 дворов, как бы выселка от Плютовища.
       До войны бабка работала уборщицей во Дворце культуры ЧАЭС (не помню названия) в Припяти и держала коз. На работу бабушка ездила на велосипеде. Моя мама меня бросила совсем маленькой, где она и что с ней я так никогда и не узнала - бабка моя была суровая неграмотная женщина и прокляла свою дочь страшным проклятием. Мне кажется, что однажды под Рождество мама приезжала, ночью, но бабка её и на порог не пустила.
       В 86 году мне было уже 15 лет и начало войны я помню хорошо. Я заканчивала школу и собиралась поступать. Но война всё изменила. Когда летом началась эвакуация, бабка наотрез отказалась уехать, сдать коз на уничтожение, и мы с ней и с козами спрятались на хуторе, где-то недалеко от деревни. Бросить одну я её не могла, переубедить уехать тоже, и я осталась с ней. Как странно, я сейчас подумала за себя, маленькую, по-взрослому. Конечно, тогда я всего такого не думала. Просто осталась с ней.
       Примерно через 2 года, когда строили 1-й саркофаг и всё немного успокоилось, мы вернулись в бабкин дом в Котлах. Мы там были не одни. Довольно много людей жило. Жили мы с огорода, и организовалось с жителями что-то навроде коммуны.
       Если честно, я вспоминаю это время как очень хорошее. Однажды мы всей деревней дали отпор мародёрам, одного даже схватили и передали милиции. Парней вокруг не было, забот хватало, из припятской библиотеки я натаскала книг и, читая их, строила мечтательные планы. Но очень сильно сознавала, что бабушку не оставлю до её смерти.
       В деревне был православный поп..."
      
       Глава 13
       БЛИЦ
       Conductor in hell,
       Conductor in hell,
       Why you here?
       Why you came for me?
       You dream' to become strong,
       You dream' to become great,
       You dream' to adjure people.
       Yea, you itself has called me...
       Yea, you has a business in hell...
       Get up! (don`t worry)
       Stand up! (be happy)
       Us time to go...
      

    Lenka Kolhia

      
       Комбат, как Путин в хронике, перекинул страничку вверх.
      
       "Он не служил и не носил рясы, но все верили, что он рукоположен, что он настоящий. Он появился, когда деревня собиралась. К нам ведь пришли многие с других деревень, по одному по 2 человека. Поп появился примерно в 1989 году, зимой, то ли в самом начале весны. Занял домишко с окраины, сколотил крест из досок на крыше. Бабки стали собираться у него вечерами, на чаепитие по вечерам. Он читал вслух библию и жития, у него с собой было. Его кормили всей деревней. На лице у него была большая родинка рядом с глазом. Моя бабушка одна не верила, что он поп. Она решила его разоблачить, ходила на чаепития и провоцировала его на религиозные темы. В результате они подружились, и он перешёл жить к нам.
       Человек он был хороший, хотя очень строгий и молчаливый. Чопорный, но не по-деревенски. Сейчас про таких говорят "сноб". Ему было лет, как моей бабушке, примерно 57-60. Однажды я стирала одежду и вытащила у него из кармана бумажник. Девчонки любопытны, и я посмотрела внутри. Там был паспорт (Иевлев Виктор Викторович), деньги и удостоверение подполковника КГБ СССР в очень толстом целлофане. Я не знаю, как пишется в удостоверениях про отставку и пишется ли, но у него про отставку ничего не было. Подполковник Комитета Государственной Безопасности СССР Иевлев Виктор Викторович.
       Бабушка была очень счастлива, и я не решилась ей сказать, потому что моя мама была под следствием по неблагонадёжности. Она познакомилась с человеком, который её вовлёк в антисоветсткую деятельность. Поэтому она меня и оставила на бабушку. Я очень испугалась. Я не знала, как бабушка относится теперь к КГБ, но я знала, что бабушка ненавидит когда врут. Я постирала брюки с бумажником внутри, чтобы он не догадался, что я видела. Он совсем не ругался, даже слова не сказал.
       Так мы жили. А потом всё кончилось, потому что в 1990 году летом (в июле) из леса вышел военный врач. Все знали, что в округе очень много объектов. Некоторые эвакуировали и люди подбирали там стулья, столы, вообще мебель, иногда там находились даже телевизоры. Но ходить на объекты было очень опасно. На одном эвакуированном объекте кто-то подорвался на мине, ходили слухи.
       А некоторые продолжали работать. Там светило электричество, туда ездили машины. А некоторые не работали, но охранялись.
       А ещё в лесу неподалёку от нас был объект, который люди звали Кладбище, потому что там действительно было старое кладбище и ещё до Великой Отечественной Войны брошенная деревня. Вот с этого объекта и пришёл к нам врач.
       Он был в военной солдатской форме и в синем резиновом халате поверх формы, с противогазом с баллонами на спине и с таким автоматом, как в кино, с круглой обоймой внизу и стволом с дырками. Его звали Владислав Егорович, фамилии он не сказал. Он очень удивился, что в деревне люди и спросил, есть ли телефон, потому что ему нужно срочно позвонить. С ним стал говорить бабушкин поп. Кстати, все звали его отец Николай, а я дядя Коля. А бабушка звала его Коленька.
       Они долго проговорили у нас на огороде, там был стол и скамейка. Дядя Коля попросил бабушку принести картофельного самогона. Уже темнело, когда они наговорились и вместе ушли в лес. Перед этим они с бабушкой поругались. Дядя Коля предупредил бабушку, что в лесу больной и нужна мужская сила его вынести. Он велел приготовить место для больного в пустой избе, а мне приготовиться на утро идти к АЭС, чтобы сказать военным, что нужна государственная помощь. Бабушка закричала, что они тут живут хорошо, а если привести военных, то всех эвакуируют. Дядя Коля повысил голос (в 1-й раз) и сказал, что есть вещи более важные, чем спокойная растительная жизнь, и он, может быть, тут и просидел столько времени, чтобы быть готовым помочь государству, когда это потребуется. Ещё он сказал: "Долг платежом красен!" Я запомнила его слова дословно. Тут бабушка очень страшно, без слёз, заплакала (впервые вообще в моей жизни) и сказала, что она-то, дура, думала, что он тут сидел совсем не из-за того.
       Дядя Коля сразу же после этого ушёл. Больше ни его, ни военного врача с автоматом я не видела..."
      
       Погасили верхний свет. Вечер начинался в "Лазерном". Комбат, не глядя, ткнул пальцем в кнопку на настольной лампе. Попал, конечно. "Чуйка", настоящий сталкер.
      
       "...На АЭС бабушка мне ходить запретила. Она вообще стала как мёртвая. Запретила говорить о дяде Коле. Через неделю бабки и дедки собрались и отправились на поиски отца Николая. Они вернулись через два дня ни с чем, но очень напуганные. Я потом подслушала, что они ходили прямо к Кладбищу, дорогу-то знали многие, но, пройдя положенное расстояние, не смогли найти ни Кладбища, ни старой деревни, ни даже поляны от них. Кладбище это было где-то у реки, в 5-ти или 10-ти километрах от нас. Разговоров вроде "леший водил" или "чёрт попутал" не было, даже у бабок. Они проклинали почему-то науку, которая и АЭС взорвала, и жизнь им испортила, и могилки добрых людей ("мучеников") спрятала.
       В августе бабушка как будто проснулась. В один день собралась, собрала меня и мы с ней на велосипедах за несколько дней добрались до Страхолесья, где, как оказалось, жила её старинная подружка, бывший директор школы-восьмилетки. В Страхолесье давно шли разговоры о тотальной эвакуации из зоны отчуждения, а подружка оказалась теперь работницей исполкома. Я не знаю, как, но к сентябрю мне сделали паспорт и свидетельство об окончании 8 классов. Бабушка сказала, что мы расстаёмся навсегда.
       Она дала мне очень много денег - 10000 рублей. Она не знала, что эти деньги почти уже не деньги. Я плакала, но она была непреклонна. Сказала мне, что Коленька пропал из-за неё, и она будет его искать до смерти, но надежды у неё уже нет и смерть не за горами.
       Её подружка, Екатерина Семёновна, отвезла меня на исполкомовской машине в Приборск, где посадила на автобус до Киева, а оттуда я по железной дороге отправилась в Минск, к сестре Катерины Семёновны, Ольге Семёновне, маме твоей, Вовочка, мамы Василисы, моей одногодки. Ольга Семёновна и Фома Альбертович приняли меня как дочь, за что вечное им спасибо, а Василиса стала мне сестрой. Мы вместе поступили с ней в педучилище, а через два года сдали документы в Университет.
       На пятом курсе Василиса познакомилась с Сергеем, они поженились, а потом Сергея пригласили в это витебское производственное объединение..."
      
       Комбат перевернул последнюю страничку. Пальцы не дрожали. Кремень, настоящий сталкер, ходила-супер. Голова-локатор и плавающий центр тяжести.
      
       "Связи мы не теряли, гостили друг у друга. В 2000-м, когда Василиса заболела, Сергей привёз тебя маленького ко мне, попросил присмотреть. Так у них сложилось, что тебе пришлось у меня прожить почти 8 лет. В 05-м году твоей маме сделали операцию хорошо в Германии, и ты уехал, а потом ещё несколько лет гостил у меня на каникулах или просто так. Я очень люблю тебя, Вовочка!
       О бабушке я всегда помнила, но вестей от неё не было никогда, а сама её искать я так и не решилась. В 06 году в Зоне начался этот Выброс, жуткие вещи стали происходить. Путь-дорога к бабушкиной могилке (я сердцем чуяла давно, ещё с педучилища, что нет уже моей бабушки в живых) совсем закрылась.
       Когда я узнала через годы, что ты поступил работать в сталкеры, я неделю плакала. Не через меня ли ты, Вовочка, заразился этой дрянью ядовитой, не я ли тому виной? Не отпускает меня Чернобыль, метка чёртова на всех, кто его пережил. И мёртвым покоя тоже нет. Бабушка пришла ко мне ночью 7-го февраля 2019 года. Как раз в тот день открывали лунную станцию Клавий. Даже в домофонном экранчике я её узнала, открыла дверь, впустила - как во сне. Я бы и рада думать, что сошла я на старости лет с ума, но утром пищали у меня на тахте в конвертиках младенцы - бабушкины детки, Владик и Влада.
       Я бы и рада описать тебе, Вовочка, какой у нас с бабушкой был разговор, как она меня успокаивала, что она понарассказала, а не смогу я. Начинает у меня болеть затылок до обморока, когда пытаюсь вспомнить, вот и сейчас пришлось спорамин пить. Остались у меня детки, я их слово дала вырастить. Получается - своих дядьку и тётку. Ещё бабушка оставила деньги - очень много. Старыми стодолларовыми купюрами, намучилась я с ними.
       Деток я вырастила, долг исполнила. Если ты читаешь это письмо, значит ты видишь их собственными глазами. Боюсь я, что предаю тебя мальчик, втягиваю в этот фильм-ужасник. (Помнишь, как ты их любил?) Но взяла с меня бабушка обещание, чтобы сейчас написала я такое письмо и отдала его моему знакомому сталкеру. А сталкер знакомый один у меня - ты.
       Если сможешь, Вовочка, помоги им, если для тебя это не очень опасно.
       Очень люблю тебя и всегда скучала. Передай Васеньке милой и Сергею мой привет. Уверена я, что живы они и здоровы. Я виновата перед ними, пусть они меня простят. И ты меня прости.
       Тётя баба Ира твоя".
      
       Даты не было. Сигаретная пачка была пуста. Комбат смял её, всунул в горку пепла в пепельнице, выдернул зубочистку из стаканчика, сжевал, стараясь делать это медленно. Сложил письмо, разгладил его ладонями на столе. Детки мёртвой бабушки, по всей видимости, даже не шелохнулись, ожидая, пока он закончит чтение. Дети Зоны, "могли".
       Комбат остро пожалел, что в его коммуникаторе нет хотя бы счётчика Гейгера.
       - Я могу купить вам сигарет, - предложила Владислава. - Мне нетрудно.
       - Да... если нетрудно... - выговорил Комбат. - Скажите просто чтобы записали на меня там.
       Она кивнула и легко, как пушинка от ветерка, поднялась и ушла к стойке.
       - То есть... типа... вы с сестрой родились в Зоне, что ли? - спросил Комбат.
       - Маловероятно, - сказал Владислав. - Но в Зону мне попасть нужно.
       - Зачем? - понимая, что спрашивает глупость, но не в силах не спросить, спросил Комбат.
       - Вроде бы не принято такое спрашивать, нет? - сказал Владислав, приподняв бровь. - Мне нужно. - Он извлёк из-за пазухи свёрток и положил его на стол. Прозрачный целлофан. Фотография пожилой женщины на фаянсовой лепёшке. - Мне нужно похоронить родителей, чтобы затем жить своей жизнью, без долгов. Пусть это даже бредовый, воображаемый долг. Но психологический барьер есть и очень сильно мне мешает. И мне, и сестре. Дефект хорошего воспитания. Думаю, вы понимаете меня, Владимир Сергеевич.
       Ах, тётечка Ирочка, тётечка Ирочка! Да, Комбат его понимал.
       - И, кроме того, я не собираюсь...
       Вернулась Владислава с сигаретами. Комбат, едва не сорвав ноготь, разодрал обёртку в клочья и закурил так жадно, словно дождь хлынул над пустыней. Владислава села на своё место. Она улыбалась чему-то. Она принесла себе и брату ещё по чашечке кофе на одном подносике.
       - Вы не нервничайте, Владимир Сергеевич, - сказал Владислав. - Вам нужно время опомниться, мы это понимаем. Время на это мы учли.
       - Не надо мне говорить, что мне делать, молодой человек! - Никак не получалось успокоиться. Выскальзывал сам у себя из рук, как "мокрое мыло". Время на это они учли!
       - Прошу прощения, - тотчас сказал Владислав. - Я продолжаю. Я не намерен использовать вашу любовь к тёте Ире для уговоров. Мне надо в Зону. Вы один из лучших ведущих. Знаменитость. "Маршал". Сколько стоят ваши услуги, Владимир Сергеевич?
       - Вы говорите "я, мне, меня", - сказал Комбат. - Вы что, выйти хотите один? Да, спасибо за сигареты, Владислава...
       - Мне было не трудно.
       - Да, разумеется. Один.
       - Я сопровождаю брата, потому что лучше ориентируюсь в повседневности, - пояснила Владислава.
       - То есть? - удивился Комбат.
       - Соприкосновения с грубой реальностью жизни ранят его. Перед продавцом сигарет его душа беззащитна. Ваш дикий городок такой дикий городок.
       Это было нечто. Комбат аж про тётю Иру позабыл на минуту. Ну и вечерок, ну и клиенты. Парень, конечно, худенький и чистенький, но отнюдь не мягкий. Нет, не мягкий. Мягко стелет - это да. Но под периной - шарики для подшипников. Россыпями. Или мне чутьё изменяет? Суета в том зале какая-то.
       Комбат сообразил, что суета началась уже пару минут как.
       - Влада, не стоит так-то уж, - произнёс Владислав. - У Владимира Сергеевича может сложиться неверное впечатление обо мне. Да и о тебе тоже.
       - Нет, не сложится, Влад. К сожалению.
       - Что ты имеешь в виду?
       - А вот смотри.
       Отчётливо взвизгнули женщины, в зале зажёгся верхний свет. Суета приобретала характер, очертания, и - приближалась. С серебряным звоном разлетелись висюльки в арке. Очертания суеты выяснились окончательно когда сталкер Кость, с совершенно перекошенной, разбитой в кровь мордой, ввалился в зал. Он зажимал один глаз рукой и пытался что-то кричать. Крик не выходил из него: сталкер Кость никак не мог перевести дыхание.
       - А, - сказал Владислав понимающе.
       - Он хлопнул меня по заднице, - объяснила Влада.
       Владислав сокрушённо покачал головой.
       - Всё к лучшему, сестра? - спросил он.
       - Как обычно, - ответила она. - Всё очень скучно. Выбешивает не грубость, а одинаковость грубости. И реакция на твою реакцию. Помнишь, Влад, "Неукротимую планету" (19)?
       - Сейчас разберёмся, - сказал Комбат, в принципе обрадованный перемене блюд. Странные клиенты - к ним надо привыкнуть. Иначе решение невозможно будет принять. Отмахнуться от них нельзя - мощная рекомендация, но и выходить в Зону со странным... дитём Зоны? "Могли" встал перед Комбатом как живой, как будто не прошло пять лет... Удовольствие очень специфическое - общение с ребёнком Зоны. Небанальное... Фантастика вообще... учли они время и на его, Комбата, шок, что ли?
       - Сейчас разберёмся, - повторил Комбат, отодвигая коммуникатор, ридер и сигареты к стене. Письмо спрятал в карман. Он не торопился. Напряг воображение. Время подчинялось сразу и - привычно.
       - Нет, Владимир Сергеевич, не вмешивайтесь, - произнёс Владислав.
       - Вы за моим столом.
       - Благодарим вас, но всё к лучшему. Не вмешивайтесь.
       Кость надвинулся.
       Двигался он, между прочим, с трудом. То ли ноги его не держали, то ли сориентироваться не мог. Вообще-то, Кость был малопьющий сталкер. Что-то у него там было с печенью, он даже вроде собирался её менять. Вроде бы ему её уже выращивали в Канаде. Ну то есть давно бы уже вырастили, но что-то не получилось с первого раза. А деньги - тьфу... Впрочем, на его воспитании болезнь, если она и была, не отражалось никак. Он был гиперактивный бабник. Не подлец, нет, не хамло, но руки его и его сердце не знали покоя, равно как и остальная его половая аппаратура, включая язык.
       С тылу огорчённого Костя подпирала целая толпа зевак и свидетелей обвинения.
      
       Глава 14
       КОСТЬ В ГОРЛЕ
       I'll tell you from the start,
       He's gonna break your heart.
       You can't stop the lover boy,
       You can't stop the lover boy.
       He's gonna tell you lies,
       But you won't realize,
       Because you can't stop the lover boy.
       You can't stop the lover boy.
       He's got a thing in his head.
       It's from a book he's read.
       It's got a funny title,
       It tell you how to be vital.
       He took a lot of time,
       Over every line,
       Because it's guaranteed.
       To satisfy -
       He's gonna knock 'em dead.
      

    Supertramp

      
       - Ты! - взревел Кость, надвинувшись вплотную. - Ты, овца! Ты за что меня так ударила?!
       Он был вне себя, очень далеко вне себя. Далее начался театр комедии и драмы "но" в 3D.
       - Он уязвлён в самое сердце, - сказала Влада Владу. - Мы были так грубы.
       - Вероятно, мы были неоправданно грубы, - сказал Влад Владе. - Потерпевший так груб поэтому. Он груб в свою очередь.
       Здесь Кость сообразил, что обидчик внезапно для него, Костя, удвоился. Кость осёкся и застыл с кулаком над головой.
       - Возможно. Что же мы должны делать, как ты думаешь? - спросила Влада Влада.
       - Не должны ли мы выйти за него замуж? - спросил Влад Владу.
       - Должны ли мы получить благословение? - спросила Влада Влада.
       - Что точно сделать следует, это узнать, согласен ли жених, - сказал Влад. - Вдруг у него имеются смягчающие обстоятельства?
       Они перебрасывались репликами как воздушный шарик друг другу перещёлкивали, выговаривая слова чётко и громко. И необычайно оскорбительно. А голоса у них были одинаковые совершенно. Если бы Комбат не знал, кто Влад, а кто - Влада... Отработанная комбинация, безусловно. Комбат откинулся на спинку стула. Опять как в кино. Будет даже обидно, если это только кино.
       Впрочем, кино бывает и смешным.
       Сталкер Кость, между тем, уже сообразил, что имеют место хамские близнецы, и что карать возомнивших туристских близнецов следует обоих, карать жестоко. Но нужно как-то обставить кару, как-то обосновать её, чтобы не на эмоциях, а легитимно. Всё-таки тёлки. Или не тёлки? Или тёлки? Невероятное мучение отразилось на видимой части лица сталкера Кости, невероятное.
       Комбат никогда бы не поверил, что Костя можно так подвесить за ситуацию к потолку. Кость был отличный ходила, работал сначала от Гения, потом с Гением не поделился, выставил тему на общество, разошлись с Гением краями, отошёл было к Вобенаке, но и раза от Вобенаки в Зону не вышел, тёмная история; перегруппировавшись и подкупив снаряги, работал в одного: и думал быстро, и глаз у него был - алмаз, и сам по себе он был довольно цельным парнем. Если бы не отвязанный язык и не склонность доставать окружающих для собственного удовольствия, цены бы ему не было. А тут он потерялся. Чтобы не в Зоне с таким качеством графики двоилось в глазах - чересчур это, господа хорошие.
       Комбат ощутил даже некоторую солидарность с Костем. По меньшей мере он его понимал. В отличие от зрителей. Те - не понимали. Им было не видно лиц Влады и Влада. Кость немилосердно медлил и резинил, считали зрители. Шум и нетерпение в их рядах нарастали.
       - Слышь, Кость, давай её сюда! - крикнул кто-то из зрителей женским голосом. - А мы посмотрим, что она тут за фряу с кунфу!
       Кость внезапно нашёл выход. То есть, он его увидел. В лице Комбата.
       - Комбат, - сказал он с выражением и по слогам. - Эти хунки - с тобой?
       - Ба! - сказал Комбат и заржал. Неожиданный поворот тупикового сюжета отыскал опытный сталкер Кость, ничего не скажешь! - Кость, ты ж постанову нарушаешь! Я в бане. Ты чего, ходила?
       - Ты давай-ка, Комбат, не карусель-ка, - потребовал Кость, увлекаясь открывшимися возможностями. - С тобой эти, я тебя спросил?
       Комбат, разумеется, собирался ответить "со мной" и уже открыл рот, но его опередили.
       - Он нашёл решение по своему уму, - сказала Влада. - Нам так радостно за него. Настоящий мужчина! Он джентльмен? Или он струсил?
       - А я считаю, он поступает мудро, - сказал Влад. - В наш век феминизма, свободы нравов и боевых искусств третьего поколения мало ли на какую девушку напорешься. Тем более, что уже напоролся.
       То ли Кость в полной мере и предметно прочувствовал, что, действительно, напоролся, то ли ступор буриданова барана перед одинаковыми стожками сена его охватил целиком, или всё это вместе, да ещё нос сломан и глаз заплывает, стены качаются и зрители подпирают, но решил он искать удовлетворения не там, где потерял, а под фонарём.
       - Ка-ам-бат! Ты мне не ответил! - провозгласил Кость, опираясь о стол свободным кулаком и разворачиваясь на нём фронтом к Комбату. Если его сейчас легонько по запястью локотком, упадёт, как родной. И дальше делай с ним, делай его, делай по желанию. То есть, парня водят, как на поводке. Что происходит-то, а? Гипноз? Ну и ребят ты вырастила, баба тётя!
       - Давай, Роберт, замнём, а? - сказал Комбат миролюбиво. - Я проставлюсь. Ты схватил девушку без спроса, девушка за себя постояла. Нормально. Что тебе, хватать некого больше?
       - А что это, повод так бить человека? - крикнула всё та же активистка-зрительница. - По заднице её погладили! Нечего шляться по кабакам, вот и не будут гладить! Ай!
       Комбат не уследил - как, что, но - Костя вдруг сдуло от стола в сторону, где он неловко и сел на пол, с грацией потерявшего равновесие малыша. А к столу вдруг оказалась припечатанной чья-то морда средней небритости, страдальчески сморщенная и хватающая воздух свободным уголком рта. Комбату потребовалось несколько секунд (интересно, учтённых ли?), чтобы понять произошедшее. Влад, видимо, встал, оттолкнул Костя, вытащил из толпы активистку, оказавшуюся мужского рода, вывернул ему руку, вывел к рампе и заставил поклониться... в позе "зю"... Неторопливо. Не вдруг. Просто быстро. За секунду. Влада пригубила кофе, поморщилась.
       - Остыл, - ангельским голоском сказала и тоненькой струйкой вылила кофе активисту в ухо.
       - Уй! - пискнул активист, гримасничая свободной стороной лица. Ну и голос ему достался, действительно.
       - Надо мочить, - неуверенно сказал кто-то в зрительном зале. Теперь точно - женским голосом. - Ну же, мужчины!
       - Прошу вас, - приглашающе сказал Владислав, не обращаясь ни к кому конкретно. - Можете даже отстреливаться.
       После паузы кто-то умный сказал:
       - Я - за тех.
       - Отпусти его уже, Влад, - произнесла Влада нежно. - Он больше не будет бессмысленно повышать голос. Никогда, как я понимаю.
       В полной тишине (даже музыка стихла) Влад разжал пальцы.
       - Ой! - прошептал освобождённый активист, заскрёб ногами, упёрся лицом в стол и отскочил. Повреждённая рука мотылялась вокруг него, как плеть. Приключения тела активиста, впрочем, не закончились. Отскочив, он наступил на ногу Костя и опрокинулся на столик противоположного ряда, заставленный тарелками и судками с недавно принесённым горячим. Хозяева столика (пара важных профсоюзных прасолов с жёнами в вечерних комбинезонах на голое тело) подскочили, спасаясь от потоков и брызг супа. Но без визга и проклятий, что характерно.
       Одна тарелка до капельки пролилась за шиворот Костя. Кость сжался, но промолчал. Подбитый глаз он до сих пор прикрывал татуированной строкой смарт-кода ладонью.
       - Цирк, - сказала в тишине та, что предлагала мочить, и прыснула.
       Комбат, давясь от хохота, подошёл к Костю и помог ему встать. Сунул ему за шиворот салфетку. Вторую - прижал к Костеву носу. Активист протискивался сквозь толпу прочь где-то уже на периферии событий. Удивительно, что до сих пор нет Хиляя. Уж не попал ли он под горячую ручку Влады? по неизвестным пока причинам?
       - Слышь, Вов, - спросил Кость негромко, но гулко - из горла. - Это парень или девчонка?
       - Тебя присадила девчонка, - шепнул Комбат в ответ. - Она ближе сидит. Роб, ты бы извинился.
       - Они откуда? Кто вообще они?
       - Родственники мои. Племянники.
       - Ё-моё, - сказал Кость искренне. - Всё, мне надо пойти хлебнуть.
       - Да ты уж хлебнул! - Комбат почти плакал. С незапамятных времён его так не веселили ресторанные битвы.
       - В натуре говоришь! - подтвердил Кость с жаром. - Хлебнул - полной ложкой! Ну всё, хорош меня трепать, я не баба. Давай, не серчай на меня, сталкер. Можешь меня банить, слова не скажу.
       - Да я сам офигел, - ответил Комбат, но кажется, Кость даже не услышал его. Он был весь устремлён к Владе.
       Твёрдо ступая, Кость подошёл к ней и громко сказал:
       - Мадам!
       - Да-да? - сказала Влада. - Вы ко мне?
       - Мадам, я должен принести вам глубочайшие мои извинения за хамство!
       - Но вы, видимо, были нетрезвы и здесь так темно?
       - Отнюдь! - сказал Кость. - Нет! Тем... моё... поведение недостойней!
       - Полноте, подпоручик, - сказала Влада. - Пустое. Я на вас не сержусь. А что у вас с лицом?
       Кость отодрал, наконец, от лица руку. Комбат, усаживающийся на место, снизу вверх только глянул и сразу отвёл глаза. Нокаут там был, чистый нокаут. Неудивительно, что буча началась с задержкой. Ничего себя Влада. Ассоль Иствуд. "Это время мы учли".
       - Споткнулся, недоразумение, - объяснил Кость небрежно и продолжил с нарастающей в голосе бархатистостью. - Мадам! Не будет ли с моей стороны беспримерной наглостью лелеять надежду на продолжение столь нелепо - по моей вине - начавшегося знакомства? Возможно, присутствующий здесь Владимир Пушкарёв не откажется рекомендовать меня?
       - Капец сталкеру, - сказал тот, умный. Зрители, оказывается, ещё не разошлись. - Пошли, братцы. Цирк уехал, остались кони.
       Кость даже внимания не обратил. Он весь был в ожидании приговора. Влада и Влад переглянулись - Комбат голову на отсечение бы дал, что Влад почему-то кивнул Владе.
       - Всё возможно, - сказала Влада. - Однако сейчас, господин сталкер, позвольте нам продолжить нашу беседу с Владимиром Сергеевичем. Так сказать, интимно.
       - Понимаю, - с интонацией опытного метрдотеля сказал Кость, поклонился и, сделав шаг в сторону от стола, заорал:
       - Эй ты, кому это тут капец, ты, сирый, блин! А ну стой, недопрорисованный!
       - Такие нравы, - сказал Комбат. - Вы молодцы, ребята. Но теперь по-тихому не сходить вам никуда. Пальцами показывать будут. И мусора сегодня уже занесут вас в свои макинтоши.
       - Неважно, - сказал Влад. - К делу, Владимир Сергеевич...
       - Комбат и на "ты", - сказал Комбат.
       - Извините, Владимир Сергеевич, но так нам неудобно, - сказал Влад. - Вы, разумеется, можете обращаться к нам так, как удобно вам. К делу. Мне надо в Зону сегодня ночью. Сколько вы хотите за проводку?
       - Сегодня?
       - Именно и только.
       - Вы вообще когда приехали?
       - Только что. Час назад, то есть.
       - А как? Что у вас в пропусках?
       - Нет никаких пропусков, - нетерпеливо сказал Влада. - Влад уходит в Зону, я возвращаюсь на "новую десятку". Я буду ждать его там. Владимир Сергеевич, вы пойдёте с Владом ведущим? Да, нет, опрос сосёт?
       - Да, я могу выйти сегодня, - сказал Комбат.
       - Сколько?
       - Нисколько, - произнёс Комбат. - Тётя Ира просила вам помочь. Базару нет. Олл - энд.
       - Спасибо, - сказал Влад.
       - Спасибо, - сказала Влада.
       - Куда именно в Зону вы собираетесь? - спросил Комбат. - К этим Котлам? Это довольно дикое место. Мы называем его Заповедник. Аномалии группами, "комбо", одиночные. Интенсивности тысячекратные, резонансные. Артефактов мало, либо очень большие, вроде "биг-бенов" или "десиптиконов". Гады стаями. Потом - Приречье. Это неделя, если не две, одного только ходу, Влад. Если живы будем. Обстановка может сложиться так, что вовсе не дойдём. Осень, между прочим. Зона готовится к зиме. Очень сложный трек, Влад.
       - Нет, Владимир Сергеевич... Мне надо не к Котлам.
       - Ясно. Влад, мне надо знать цель. Точно. Сейчас. И я не кокетничаю.
       Тут у Комбата сложилось впечатление, что Влад и Влада растерялись. Что-то не рассчитали заранее всё-таки. Переглянулись в явном затруднении. Комбат не сводил с них глаз. Гипноз клоунады с Костем развеялся, Комбат вспомнил - кто эти двое, из какой истории они вылезли... ну а скорость их и боевитость ложились уже в строку, как арбалетный болт в жёлоб. Епэбэвээр, на чо-чо-чо я только что согласился?!
       - Вы выйдете с Владом в Зону и обсудите цель уже там?.. - сказала Влада с вопросительной ноткой.
       - Детский сад, русская фантастика, - сказал Влад озабоченно и она кивнула, соглашаясь.
       - Ну, ребята, это аксиома, - сказал Комбат. - Я, конечно, уже согласился, но...
       - Видите ли, мы не хотим вам говорить, куда я иду, - сказал Влад.
       - Сказав, вам придётся меня убить? - спросил Комбат понимающе и вдруг осёкся. Влад смотрел на него спокойно, его длинные ресницы чуть дрожали.
       - Ни хера себе, - сказал Комбат.
       - Я сказал вам правду... я хочу поправить могилу... Но это не всё, что я хочу сделать... - Затруднившись, Влад впервые за вечер проявил какие-то чувства. Он потёр лоб, пощёлкал пальцами. Сестра не помогала ему. Но улыбалась так же безмятежно. - Владимир, послушайте меня... я не хочу вам врать. И не хочу вам вредить. И я очень хочу, чтобы именно вы провели меня в Зону... потому что таким образом я буду вам обязан... а это очень важно, чтобы я был вам обязан, Владимир, очень важно!.. - Комбат слушал, открывши рот. - Что вам, любезный?
       У столика, оказывается, стоял официант с бутылкой в одной руке и здоровенным веником из роз в другой. Алые розы пылали в разноцветном полумраке. Веник был с внутренней подсветкой - голографический. Пахло от букета хорошо и не чрезмерно. Иной раз ужас что. Дорогую проекцию купил Кость.
       - Господа, вам привет и заверения в совершенной дружбе от господина Костя! - объявил официант негромко, но проникновенно. - Букет этих превосходных цветов - для прекрасной дамы... Э-э...
       - Давайте цветы, - сказала Влада. - Поставьте бутылку, мы откроем сами. Привет господину Костю и всё такое. Ступайте.
      
       Глава 15
       КОМБАТ МЯМЛИТ КАК НЕРОДНОЙ
       How do you know when it's time for you to go.
       How can you stop when you don't know how to start.
       How can you go back when you don't know why you're here.
       How can you see when your eyes begin to fade.
       How will you hear when you've heard it all before.
       How do you do all the things you want to do.

    INXS

      
       - И вы вот так согласились выйти?
       - Именно.
       - Странно.
       - Согласен, на первый взгляд странно. И на второй. Слишком даже мягкое слово "странно". Но с другой стороны, в свете последующих событий...
       - Согласен. Итак, никаких уточнений по маршруту близнецы не предоставили. От денег вы отказались по личным соображениям. Проверок не производили, хотя у такого опытного сталкера, как вы, возможности и знакомства, конечно, есть...
       - Были.
       - Принято, были. В подлинности письма сомнений у вас не возникло. Тем более, если вы поверили письму, вы не испугались выходить с возможным ребёнком Зоны на пару. Хотя опыт работы с ребёнком Зоны у вас есть, и очень негативный (20). Вы вышли без маршрута, по непроверенной рекомендации. Без обычной проверки ведомого. Зная, что ведомый и его сестра появились в Предзонье без пропусков. Убедившись, что ведомый и его сестра обладают экстраординарными боевыми навыками. И, в довершение, вы вышли, несмотря на то, что во время переговоров, по вашим же словам, не раз и не два у вас возникала мысль о гипнозе.
       - Всё так. До хера вы знаете, садовник вам нужен, прополоть вас да полить.
       - А ты ещё меня за сумасшедшего держишь, Комбат...
       - Помолчите, Уткин. Пушкарёв, меня интересует ваша субъективная оценка скорости действий этого самого Влада. Вы человек образованный, постарайтесь.
       - А при чём тут моё образование? А, понял. Аналог ли спецэффектов Бредня?
       - В том числе.
       - Нет. Спецэффектов действия Влад не демонстрировал. Я так думаю даже сейчас, когда мы все убедились, что границами Матушки аномалии и спецэффекты больше не ограничиваются обязательно.
       - Поясните.
       - Конечно. Я бы сказал, что быстрота и эффективность Влада - и, как я понимаю, Влады - основана на исключительной точности. Безошибочность. Он не тратил ни миллисекунды на анализ ошибки. Поправки не нужны. Не доступил, не попал, рука слишком низко... всё это не нужно. Абсолютная точность действий. Уверенность в точности. Привычная точность. Ни мгновения на расчёт предстоящего действия. Принимается решение - получается результат. Без поправок на ошибки и компенсацию внешних противодействий. Я бы сказал как-то так... Влад двигался не быстро, но настолько точно, что мне - и всем остальным - требовалось время на осознание, что это трюк, не фокус, не спецэффект. Не он быстрый, а мы все реагировали медленно. Вот такое сложилось у меня ощущение. Врождённое, из ряда вон, - но не спецэффект. Могли применял спецэффекты, но сам он был такой медвежонок из мультика, неуклюжий, непритворно неуклюжий... Да и Кость их действиям не удивился... то есть, он удивился, что ему пачек накидали, конечно, но ничего сверхъестественного, чтобы там креститься, злых духов отгонять... А у него чутьё... сравнимо с моим. М-м... Очень трудно выразить, в общем.
       - Было красиво?
       - Отличный вопрос. Очень. Завораживающе. Произведение искусства.
       - А гипноз?
       - Из той же оперы. Я и сейчас уверен: направленного воздействия, то есть индукции как таковой, лично ко мне не применялось. Между прочим, вернувшись с выхода, я проанализировал записи спецкостюма. Я, в отличие от моих собратьев-бандитов, всегда надеваю подшлемник и включаю все датчики. В энцефалограмме ни одного из известных фонов "контроля" не зарегистрировано. И вообще ничего подозрительного.
       - Чёрт побери. Великолепно, Пушкарёв! Но мысли о гипнозе возникали?
       - Да, но это был результат личной рефлексии. Попытка объяснить себе, почему я со всем соглашаюсь... и вообще, реагирую как кобра на дудочку. Сейчас я бы назвал воздействие - в кавычках - Влада и Влады родом обаяния. Как в театре. Иной раз актёр так играет, что забываешь дышать. Или в кино. Но не когда экшн, да ещё голограмма, а... не экшн, сопереживание. Любопытно, кстати. Про меня говорят... даже недоброжелатели... Знаете выражение "он знает, как себя вести по обе стороны от мушки"?
       - Конечно.
       - Про меня так говорили люди. Тем вечером в "Лазерном" я, по-моему, впервые в жизни понял, что сторон бывает больше двух. И я сейчас с той из них, где никогда не бывал, и где я не знаю, как себя вести. И, главное, мне не хочется никак себя вести. Достаточно быть зрителем.
       - Хм.
       - Ни хера себе, Комбат, ты голова-философ! Я тут рядом болтаюсь, ничего? не мешаю?
       - Заглохни, Тополь.
       - Уткин, не вмешивайтесь, иначе придётся вас удалить.
       - Очень остроумно, товарищ вертухай.
       - Инспектор, я предупреждал вас об идиотских шутках. Конкретно эту мы уже слышали раз двести. Ты, между прочим, Тополь, шутишь не остроумней. Заглохни.
       - Прошу прощения, господа. Сорвалось. То есть вырвалось.
       - Пусть оно лучше держится, инспектор, договорились? Мало ли, и с языком вместе может какой другой раз вырваться.
       - ОК. Продолжим. Пушкарёв, Могли, да. А о других детях Зоны что вам известно?
       - О других? Ну, извините, там ведь явные мутации. Более или менее болезненные. Вне Матушки - без спецэффектов. Либо я чего-то не знаю. Кстати, а что с детьми было во время Восстания? В "Колосках" например?
       - Много чего было... Хорошо. Пушкарёв, я ожидаю, что ко мне могут поступать сведения о проверке этих Влада и Влады из Беларуси, я буду обращаться к вам за комментариями по мере поступления.
       - Мне и самому любопытно.
       - Итак, вы вышли тем же вечером.
       - Не просто "тем же вечером", а прямо из бара, тотчас. Буквально - через минуту после цветов с бутылкой от Костя. Буквально встали и пошли на выход. Бутылку с собой только взяли. Влада взяла. Ну, это понятно. По Костю они решили ещё когда он там перед ней кобелировал с побитой мордой.
       - Не гипноз, значит, вы утверждаете?
       - Вот что вы хотите, чтобы я вам ответил?
       - Пушкарёв, я не дитя Зоны по имени Влад. Я не безошибочен. Никто не безошибочен. Но ваши поступки... если не объяснять их гипнозом... Хочется вас удавить за них. Я не шучу.
       - Не для протокола, а для души вашей, скурмачовской, вы мне это говорите?
       - Не превращайте беседу в базар, Пушкарёв. Запись не прерывается.
       - А, вы мне спасательный круг бросаете? Под запись?
       - Слышь, Комбат. Хорош. Столько людей погибло. Хорош.
       - Проясните момент с выходом, пожалуйста, чёрт бы вас побрал. Вы вышли тотчас. И что же вы сказали жене?
       - А что?
       - А чего такого-то тут?
       - А, возможно, я чего-то не понимаю. Прошу разъяснений. Вы, Владимир Сергеевич, отправились в бар. Дежурить, ждать клиента. И прямо из бара - в Зону. Куда пропал, на сколько пропал, - жена не знает?
       - Вовян, он просто не в курсе. Инспектор, я вам отвечу. Вы не в курсе. Ясно, трекеры женаты редко какой. У нас не принято прощаться на выходе и не принято прикидывать даже приблизительно - на сколько вышел. Сколько раз я выходил на полдня - машину из Зоны выгнать, например. А возвращался через неделю. Да любого спросите. Хоть приблуду-писателя.
       - Актуальное суеверие. Ясно.
       - Абсолютно точно. Предзонье - рай для проповедников, шарлатанов и прочих психов. Именно потому, что любая мистическая глупость довольно быстро находит соответствующее ей подтверждение в реальности. В опасной реальности, смертельной. Любое суеверие актуализуется почти мгновенно. "Мамины трещины" - известный пример. "Чёрный сталкер". "Бог есть". Вы читали фон Спесивцева? Его теория о сознающей себя ноосфере Матушки довольно популярная штука в обществе. Если её, конечно, перевести на слэнг... Я сам не раз поражался. Очень похоже. Френкель, кстати, любил собрать зрителей в кабаке и часами разглагольствовал. В сети есть. Френкель очень уважал работы фон Спесивцева. Они даже переписывались, пока фон Спесивцев не ушёл в монастырь.
       - Фон Спесивцев предполагал зловещую волю Хозяев.
       - Немного не так. Он предполагал, что Хозяева - изначально, как известно, мрачные, невежественные, приговорённые к смерти бандиты, уголовники - после мутации проецируют своё мрачное невежественное мировоззрение на реальность Зоны, им подчинённую.
       - Там были не только уголовники, Комбат.
       - Ну да. Ещё там были военные. И охрана. Лис - точно охранник... по фамилии... э-э... Тополь?
       - Не надо, я знаю его фамилию.
       - В общем, жаль, что там были не лауреаты Нобелевской премии мира и заслуженные учителя.
       - Не будем об этом.
       - Действительно, лучше на фиг. Но в последний вариант "Маленькой сумасшедшей Вселенной" фон Спесивцев вставил главу о сталкерах. Вот, кстати, достойный человек! Сталкерами он нас не называл, даже трекерами не называл, а использовал наше общественное - "ходилы". Знал, что переводиться будет книжка. Ну вот. О влиянии Зоны на нас и о нашем влиянии на Зону... "Обилие жестоких чудес Зоны - не лучшее ли подтверждение теории Дарвина, данное нам в интенсивности?" И всё такое. Хотя, боюсь, всё уже в прошлом. Не актуально.
       - Гадать не будем, Пушкарёв.
       - Я тоже надеюсь на лучшее. И Тополь тоже надеется. Нам с ним ох как нужно хотя бы ещё одно чудо. Бог, говорят, любит троицу. Снег там как, лежит ещё?
       - Да.
       - И то хлеб. Я посадил Влада в машину, сестра его поцеловала, мне пожала руку - я аж отпрянул - и вернулась в бар. После этого я долго её не встречал, хотя слухи о её бурном романе с Костем, конечно, бродили и пузырились. Меня даже Ирина допытывалась, что у Костя за чикса за такая реальная выяснилась среди унылых женских миражей Предзонья.
       - Приблуда ты, блин... Инспектор, Ирина - это моя сестра Гайка.
       - Спасибо, Уткин. О близнецах, значит, разговоры были?
       - То-то и оно. Не о близнецах. Только о сестре. И только в связи с Костем. Один из первых парней на деревне, что вы. Про мальчишку никто и не вспоминал. И до вас, вероятно, не дошло, до скурмачей нью-йоркских. Или брюссельских? Ну закрутил авторитетный вор Роберт Гинзбург роман с некоей там. Осыпает её марсианскими камнями. Попал под каблук, как под бронетранспортёр. Она его побила, и его сердце растаяло. И всё. Верно? По-моему, очень остроумно.
       - И очень эффективно.
       - Всё остроумное эффективно.
       - Вот вы бля философы! Вам бы водки сейчас друг с другом выпить!
       - Снаряжение ваше было при окне?
       - Конечно, причём мои окна, в отличие от окон Тополя, долговременные. Здесь я, пожалуй, замкну уста печатями здравомыслия. Без подробностей. Мы вышли с Владом в Зону приблизительно в половине второго ночи.
       - Какие вещи у него были с собой?
       - Сумка. Одна мягкая сумка. Он легко нёс её на плече. Судя по инерции её, визуально оценивая, весила килограммов пять-десять, не больше.
       - Оружие?
       - Никакого не видел. И от моего он отказывался. Тут мы с ним едва не поссорились. Без гипноза.
       - Понимаю...
       - Ещё бы. В конце концов он эдак по-человечески плюнул, схватил из ящика первое попавшееся, - М-96 искровик - проверил предохранитель и забросил за спину. Просто чтобы я от него отстал. Я и отстал. А вот спецкостюм он надел с охотой.
       - Выраженная реакция на выход в Зону у него была?
       - Нет. Прописки не было. Если он был не меченный, то очень имунный.
       - А у вас?
       - А это не ваше дело.
       - Понимаю.
       - Ещё бы, чёрт побери! Потом он сказал мне, куда мне тянуть трек.
       - И куда?
       - К Карьеру.
       - Куда?!
       - Я тоже так спросил. С той же интонацией. Только матом.
      
       Глава 16
       ЛОТЕРЕЯ ПЫТОК
       You know that feeling you get
       You feel you're older than time
       You ain't exactly sure
       If you've been away a while
       Do you keep the receipts
       For the friends that you buy
       And ain't it bittersweet
       You were only just getting by
       But I hope you know
       That it won't let go
       It sticks around with you until the day you die
       And I hope you know that it's touch and go
       I hope the tears don't stain the world that waits outside
       Where did it all go wrong?
      

    Qasis

      
       - Мне нужно в Карьер, - повторил Влад.
       - В Карьер?! - оторопело ещё раз переспросил Комбат.
       - В Карьер, в Карьер, Владимир Сергеевич. Не ругайтесь только так жутко.
       Комбат присел на рюкзак, закусил очередную зубочистку: в Зоне он не курил, мало кто из серьёзных сталкеров курит в Зоне: чутьё... Пить тоже... лучше не пить. И не жрать горячего. Совершенно собачья жизнь. Бережём чутьё.
       - И куда же именно в Карьер?
       - А как вы называете саму трансмутационную аномалию?
       - Я? "Белочка", - ответил Комбат. - Я пролежал в тупике рядом с ней неделю. И всю неделю был уверен, что спятил. А сейчас мне трудно отделаться от уверенности, что и ты, Влад, сумасшедший.
       - Нет, я не сумасшедший.
       - Невиновен по собственному признанию, - сказал Комбат и выплюнул зубочистку в сторону, в темноту, в занавеску. - Влад, а как ты намерен объясняться с охраной? С контролем? С Хозяевами?
       - Я - никак. Вы меня должны провести. Причём, я бы хотел сохранить и своё инкогнито, и жизни охранников. Жизни охранников - это очень важное условие задачи. Приоритетное. Правда остальные, Хозяева, контроль, меня не очень волнуют.
       - Денег у тебя с собой сколько? - спросил Комбат.
       - Очень много.
       - А жизней? Твоих?
       Влад засмеялся. Подошёл, перешагнув стоящий на прихваченной мягким морозцем земле, второй рюкзак, присел рядом с Комбатом - на уголок ящика со снаряжением. Рядом опустил свою сумку. Ничто не звякнуло.
       - Меньше, чем у беспородной кошки. Владимир Сергеевич, если уж взялись - давайте делать дело. Мне нужно в Карьер, к самой вашей "белочке". Я хочу, чтобы мы прошли тихо, и - очень важно! - не убивая людей.
       - "Карусель" пройти легче, чем профсоюзную охрану, - сказал Комбат с чувством. - Они сейчас даже от атаки семейки "рязанских" отбиваются без потерь. Запретка толщиной в пятьсот метров, "контролька" сплошь минирована. Крупнокалиберки с горячим боеприпасом. Два-три контролёра. Пять-десять берсерков. Триллеры в количестве. Плюс один-то уж голегром точно. И натасканный. Кукумберы.
       - Но ведь мы же не "рязанские".
       - Не поспоришь. - Комбат помолчал. - Влад, что тебе надо в Зоне?
       - Вопрос стоит так: что мне надо от Зоны.
       Комбат помолчал.
       - И что? Счастье для всего человечества?
       - Ну-ну, Владимир Сергеевич. Чего тогда стоит человечество, если его осчастливить - одной Зоны хватит?
       Комбату стало страшно. Рядом с ним сидело чудовище - он ясно, до колики в животе, понимал. Непонятное, огромное, беспощадное чудовище. Инопланетянин. Чужой. Комбат версус Алиен. Или за?
       Бедная баба тётя. Бедный Комбат. Сейчас самое время спросить: кто ты, Влад? Ага, а он ответит: я есмь Он. Или как там? Я - Сущий? Нет, он ответит так: если я скажу, мне придётся тебя убить. Но говорить что-то надо. Поддерживать разговор. А то он меня заподозрит... в чём-нибудь.
       - А в Зоне есть что-то такое, что может дать человечеству счастье? - спросил Комбат.
       - Откуда же мне знать? - удивился Влад. - Тут вы сталкер. Впрочем, Зона часть планеты, а на планете, безусловно, есть что-то такое, что вполне могло бы и дать счастье человечеству. Владимир Сергеевич, нам пора идти. Я тщательно подготовился к выходу и знаю, что вы так и не открыли никому ваш личный способ проникновения в Карьер. И сами туда ни ногой. Поэтому профсоюз старался и старается вас купить. Именно поэтому, кстати, вы и живы до сих пор, что никому не выдали свой трек. Проведите меня. Обещаю, что я никому никогда не скажу, как мы прошли. - Он счёл нужным добавить: - Лгать я не умею.
       - Либо умеешь очень хорошо. Трансмутационка - не единая гитика, - сказал Комбат. - Там система гитик, "комбо". Видимо, случайная. Чёрт знает, в общем. Там разлом в почве. Как ледниковая трещина. Лично я не верю в высший разум Матушки. Пара мощных "калейдоскопов", синхронизированная очень редким по структуре гравитационным деревом. И всё это стоит на обширной площадке "маминых трещин". "Трещины" перестроены деревом по векторам выхода и входа "калейдоскопов". Сами же "калейдоскопы" в противофазе.
       - Я читал описания.
       - Все эти описания можно квалифицировать исключительно как "топографические"... В общем, там три "калейдоскопа", а не два. Третий - блуждающий. Спутник.
       - Ух ты! - сказал Влад. - Вот этого нигде не было. Тройник!
       - Да нет, квартет. Третий "калейдоскоп" тоже имеет пару, он не уникален. Но его пара далеко за пределами Карьера.
       - Вы что, прошли в Карьер через "калейдоскоп"?!
       Комбат помолчал. Сплюнул каким-то комком. Достал сигарету и, мать её, закурил.
       - В общем, дорогой мой родственник, мой личный путь-дорожка в Карьер настолько нерадостный, что мама дорогая, - сказал он, отплёвываясь от крошек табака. - Мне о-очень не хочется его заново торить. Хоть я и знаю частоту входного "калейдоскопа".
       Теперь помолчал Влад.
       - А почему этот, третий, до сих пор не обнаружен?
       - Тысячу раз его видели. Он описан в справочниках как экспресс-спецэффект. Воздушная линза. Нестабильная. Там же разлом, минус сорок пять метров на уровне трансмутационки, солнышко только летом в середине дня, на полчаса. А на электричество третий "калейдоскоп" не отзывается. А ультрафиолет туда спустить так никто до сих пор не дотумкал.
       Воцарилось молчание. Комбат курил, выдыхая дым между колен.
       - У меня с собой действительно много денег, - произнёс Влад. - Порядка миллиона евро на пяти картах. Есть вариант заплатить за проход по трассе?
       - Для начала нужно знать, что ты будешь делать у "белочки". Если у тебя в сумке ядерная бомба и ты агент партии зелёных, то я-то нет. Я выхожу, Влад, чтобы вернуться. Баптистские, зелёные и общечеловеческие сталкеры-пенетраторы давно уже не в моде. Они давно в доле. Кто ходила, я имею в виду. Остальные либо в сырой земле, либо вон, в парламенте.
       - Нет, ничего такого у меня с собой нет, - произнёс Влад.
       - А что есть?
       - Я есть, - сказал Влад.
       Комбат массировал живот, просунув руку под раскрытый нагрудник спецкостюма. Колика уже явно была не нервная - родная, приветственная. Матушка приветствовала его, хорошо что на сей раз здесь, на ничейной полосе. Подзадержались на нейтралке, да...
       - Значит что, Влад, - сказал Комбат, затаптывая окурок, терпеть было уже невозможно. - Ты сиди на месте, а я отойду по нужде. Ты сам как, нормально? Ничего не болит, желудок?
       - Всё в порядке. Сижу на месте, жду вас.
       Фонарь Комбат брать не стал. Сейчас он даже радовался начавшейся протоколописательской активностью кишок во славу Матушки. Посидеть и подумать, пока длится сраженье. Повод превосходный.
       Его личный "сундук для мертвеца" прятался по Честертону: лист - в лесу. Самая старая лёжка старины Комбата. Лесополоса на границе между выходом к Саркофагу и треком на Монолит и на Мёртвый Колхоз. Маскировал лёжку Комбат с помощью редчайшего артефакта - "занавески". За годы она так разрослась между деревьями и кустами, что иной раз Комбат и сам тратил немало времени, отыскивая дорогу к "сундуку" между полотнищами плоского миража. Все сталкеры (и не только сталкеры) жалели, что нельзя использовать "занавеску" в качестве маскхалата. Газ, к сожалению, игле и ниткам не подчиняется.
       Ориентироваться помогали звёзды: светили ярко с чистого морозного неба. Поглядывая на них, Комбат сделал два поворота налево, считая шаги между поворотами и нетерпеливо отбрасывая голые ветки карликовых акаций, поворот направо, осторожно раздвинул локтями "занавеску" у мёртвого тополька. Вот и нужник, тупичок "занавесной" гитики. Яйцеобразная люлька от старинного мотоцикла, в ней - лопатка и туалетная бумага в пакете.
       Терпеть было уже невозможно. Но опытный сталкер Комбат успел расстегнуть все необходимые молнии, выйти из спецкостюма, не запутавшись, силы воли его хватило и на то, чтобы бросить спецкостюм на люльку аккуратно, спустить без нервов трико и устроиться в позе человеческой, не утеряв ни толики достоинства перед лицом равнодушных звёзд.
       Ситуацию, в которую Комбата занесло, проще всего, проще всего, конечно, объяснял гипноз.
       Про детей Зоны ходило много слухов, но, как Комбат знал предметно, подавляющее большинство этих слухов было придумано специально для пасущихся в Предзонье беллетристов, журналистов и прочих сектантов творческих профессий. О, это тоже был бизнес!
       Сталкеры, что вольные, что военные, отдыхали душой, вымалывая языками ужасы и страшилки о вампирах и прочих вампуках, проникающих в большой мир и имеющих там, в мире, тайную организацию почище масонской или гринписовской. Комбат однажды с оторопью пролистал в сортире "макдональдса" на Новой Десятке "документальный" роман "основанный на реальных событиях" некоего В. Пильтуса (21), в котором (романе) разоблачалась целая бесчеловечная американо-еврейская организация, нелегально ввозившая в Зону завербованных путём жестокого обмана белых русских женщин. Их ввозили в Зону и жестоко оплодотворяли. Там ещё потом террористические организации под крышей ЦРУ скупали младенцев, жестоко сортировали их и создавали бригады то ли янычар, то ли сардукаров.
       Всё это было безбоговдохновенным враньём чуть менее, чем полностью: до сих пор Матушка к планете, в которой выела язву, относилась относительно справедливо. Аномалии и артефакты, доступные к выносу в мир, саморазряжались обязательно. Одни почти мгновенно, другие действовали (как "кварцевые ножницы" к примеру) около месяца. (Постоянным и прибыльным бизнесом в Предзонье была зарядка артефактов, особенно лечебных, управляющих, энергетических.)
       Гады же, с большими трудами и даже жертвами, иногда изловляемые живьём, свои аномальные способности теряли за границей Зоны также. Например у контролёра моментально глохла и слепла его внешняя виртуальная нервная система, отчего он моментально же и подыхал в жутких муках. "Рязанские" были очень вкусны и жонглировали гравитацией, как в пинг-понг играли. Но вкусовые качества сохранялись и вне Зоны, а вот пинг-понг - нет, и учёные, навострившие (не впервой уже) свои паркеры и стрелки осциллографов для построения новых нобелевских теорий и практик на рязанской почве, голыми волками выли от разочарования после успешной, но жуткой по материальным затратам и людским потерям операции "Живой трюфель"...
       Вобенака, правда, последнее время что-то невнятно, непохоже на себя, скворчал про грядущие перемены, но с ним же не поговоришь серьёзно... То есть это он ни с кем серьёзно разговаривать не будет...
       И где он, Вобенака, спохватился Комбат.
       В общем, гипнотическая гипотеза всем была хороша: и проста, и, в принципе, оставляет надежды... любой гипноз можно парировать... но... но, но, но, nope. Комбат сплюнул. Ничего Влад не врал. И не гипноз. Не манипуляция. И под гипнозом Комбат бывал, и контролёр ловил его когда-то... нет, управляющую гитику Комбат почуял бы.
       Чутьё, товарищи сталкеры, это не шутки. Я частоту "калейдоскопа", товарищи сталкеры, за несколько часов прочуял, прочитал. Я с поля "маминых трещин" ночью голый выходил, никто, правда, не верит... да и сам я не очень... Это серьёзно - чутьё. И если я хоть на секунду поверю, что меня могли завести на выход аномальными манипуляцией или гипнозом, что я не взял гитику чуйкой, - мне конец. Как сталкеру конец, а, поскольку я уже в Матушке, то мне и вообще конец. Кто что там себе чем выдумывает, а чутьё на аномалии - вещь реальная, не для кино, не для книжек. Чутьё, "чуйка" - как слух музыкальный. Нас, настоящих, академический "чуйтил" за все годы и было человек семь. Не больше десяти. Так что, здравствуй, Матушка, я облегчился, но я тут дома, и мальчишку я привёл сюда по своей воле - просьбе дорогого мне человека, бабы тётечки уступив. Решено, подписано.
       Иначе мне просто шагу не ступить, гайки не бросить.
       Самогипноз, хе-хе-хе, грустно подумал Комбат, сделал утиный шажок вперёд и, не разгибаясь, дотянулся до пакета с пипифаксом. У тебя, сталкер, мотивационная абстиненция, и все дела. Нет тебе прибыли, вот ты и вертишься, куркуль. Как так, мол, - в Матушку выходить бесплатно? Когда такое было? В летописях не отмечено, старожилы не припомнят.
       Хватит, давай решать. Ты вслепую посулил парню отвести его, куда парню надо. Уже мудак, что вслепую, но ладно, проехали. Эмоции, скупая слеза грубого сталкера. Ладно. Опа, парню - внезапно - надо в Карьер... Лопатка совсем тупая стала, и приморозило землицу как, не греет "занавеска"-то... Ладно. Зачем? Зачем ему в Карьер? Он отвечать не хочет, и ты, вроде, сталкер, уже дважды лох. Эй, эй, не лох! Окей, не лох. Мудак. Мудак неизвестной природы, как учёные говорят. Так будет... необидней. Ладно, не лох, мудак, - но дважды. Ты знаешь два пути в Карьер, и оба хуже. Можешь ли ты выбрать, каким вести ведомого, не зная его, ведомого, окончательного интереса?
       Не герметизируя спецкостюм, со шлемом на затылке, без перчаток, Комбат, автоматически отсчитал шаги и повороты в обратном порядке. Влад сидел на в прежней позе. Комбат, словно сомнамбула, стал расхаживать перед ним, то ли мысленно, то ли вслух, рассуждая.
       Зачем люди выходят?
       Артефакты?
       Ну, типа да.
       Некоторые лечат, пока не разрядятся. Эти дорогие. Некоторые очень красивые и тоже дорогие. Некоторые сильно взрываются - если быстро и верно использовать. Эти дороже всего. Некоторые - да, собственно, все - имеют большую научную ценность. Будут иметь, когда наука дорастёт до понимания чем их измерить и просветить. Научное значение. Неизвестной природы...
       Рязанские вкусные, кровососы здорово смотрятся в витринах, "зеркала" - в псевдостаринных рамах. Далее: охота. Нервы пощекотать. Вот и всё - для одиночки, если ты, разумеется, не гений со странностями, как Болотный Доктор или, например, Кретин. И вокруг всего этого - рекламно-развлекательный бизнес. Плюс снабжение. Сбыт снаряги и оружия. Обслуживающий персонал. Погранцы. Весёлое пилилово под эгидой локализации язвы.
       Промышленное же превращение пустой породы в золото или иридий - поляна больших серьёзных полугангстерских правительственных организаций под эгидой ООН. Точней, Евросоюза, там у них война и вроде сейчас Евросоюз сверху. Хотя, если бы Евросоюз был сверху, то хрена бы Лис влез в Концессию. В Брюсселе на старой Комиссии сидит Эйч-Мент, мимо него никто из Хозяев не просочился бы...
       Но зачем ты пришёл в Зону, странный мой Влад, дядя моей тёти бабушки? Могилке поклониться. Это окей. Это я понимаю. Разные люди бывают. Бывают и хорошие. Но могилка-то на сколько Карьера северней? Неделя ходу. Так зачем тебе в Карьер-то? В клоаку интересов той самой полугангстерской организации под эгидой ООН и крышей Лиса? В Карьер, из-за которого чуть гражданская война на Земле не началась?..
       - Спасибо трекеру Комбату, первооткрывателю, - сказал Влад.
       - Что? Да... Только "сталкеру Комбату"... А что такое Карьер? Что там у нас? Там моя "белочка". Вносишь в фокус системы центнер песка, раздражаешь систему лазером с нужной частотой, и через минуту-другую действия образовавшейся волновой кавитации неизвестной природы родного риманова пространства в фокусе гитики остаётся полтора центнера чего закажешь в рамках таблицы Менделеева. Только под ртуть или там неон надо вёдра подставлять. Больше ничего нет в Карьере. Значит, нужно Владу чего-то там трансмутировать. И не в деньгах дело, верно? Лимон на пяти карточках, видите ли, у него...
       - Верно, Владимир Сергеевич, дело не в деньгах...
       - Но это же, блин, в принципе невозможно, дорогой ты мой Влад, мать-перемать! Охрана! Не так страшны Матушкины гады и ловушки, как люди вышедшие страшны. Устал я уже вам всем втолковывать, ведомым... Увидят незнакомого сталкера за километр и начинают орать, размахивать руками... Земляка, видите ли, встретили... А уж профсоюзные деятели... просто сталкеры - те ещё земляки, а профсоюзники - земляки ещё те. - Комбат выделил "ещё те".
       - Я понял, - сказал Влад.
       - Что ты понял?
       - Я некорректно сформулировал задачу, вот вы и зависли.
       - Чего-чего я? - спросил Комбат.
       - Не сердитесь. Вы пытаетесь отыскать решение стоящей перед вами задачи, при котором лично вы и выживаете и не теряете свободу. А такого решения нет. Я не сообразил сразу, прошу прощения. Вы в любом раскладе или гибнете, или попадете под колпак к профсоюзу.
       Комбат с силой выдохнул воздух. Кажется, тот ещё воздух, что вдохнул перед встречей с Владой и Владом в баре "Лазерный".
       - Да, - раздумчиво продолжал Влад. - Я поступаю несправедливо. Нужна коррекция, иначе вы просто не сможете шагу сделать. Владимир Сергеевич, мне - не надо возвращаться из Карьера. Мне надо попасть к "белочке", и всё. На этом ваша миссия кончается. Выводить меня не надо. Я там останусь, у меня довольно долгие дела. И ждать меня не надо. Ваша задача - обеспечить моё к "белочке" попадание, и всё. Вы идёте домой. Понимаете?
       - Нет.
       - Вам не нужно понимать мотивы моих поступков. Но саму задачу теперь вы понимаете?
       - Да.
       - Это возможно? Ещё одна коррекция: на данном этапе моей жизни я желал бы всё-таки избежать варианта с "калейдоскопом".
       Комбат закурил. Выкурил. Попил водички. Закурил.
       - Владимир Сергеевич, нет смысла гадать, чем я занимаюсь. Я могу попасть к "белочке" без вас?
       - Да.
       - Не через "калейдоскоп"?
       - Да, не через.
       - Подкуп?
       - Нет, тут и пытаться нечего: люди с тебя возьмут деньги и сольют с десяти стволов за первым же поворотом. Так будет нормально: деньги взяли, попытались провести, - но не получилось, звиняй, браза. Совесть чиста, сон глубокий, спокойный. А подхватит тебя контролёр... Всё ещё очевидней.
       - Есть третий вариант?
       - Есть третий вариант. Он же и последний.
       - Какой же?
       - Космонавт. "Вот Толька". Не слыхал?
       - Он же убит, Владимир Сергеевич.
       - Форумы интернетные, они такие форумы, Влад. Тащитесь в Зону, вооружённые виртуальными знаниями... до зубов. Собираем потом ваши мудрые зубы в мешочки. Я хочу тебя попросить... нет, посоветовать: если ты как-то на меня воздействуешь, побереги-ка батарейку.
       Словом, так. Я отвожу тебя к Космонавту, а там уж ты с ним сам. Он мутант, ты тоже не хуже, как видно, столкуетесь. А я пойду себе домой. Как тебе такой план? Или ты меня собираешься убить, много знаю?
       - Я не воздействую на вас никак, Владимир Сергеевич.
       - С остальным ты, в общем согласен?
       - Да.
       - И убивать меня собираешься?
       Влад поднялся и поднял свою сумку.
       - Нет. Если тот, кого звали "Вот Толька" жив - мне нужно с ним увидеться. Доведите меня до него, и я буду вам очень признателен за помощь. Как мы пойдём?
       - Ну - "пойдём". Туда далеко. Туда мы не пойдём, а покатим. А пойдём мы сейчас прятку конкурента курочить. Я знаю, где тут есть мотоцикл с коляской.
       - Я готов.
       - Тогда - направление "вон туда", ведомый. - Комбат показал. - Мои указания - приказ, ни шагу в сторону, никаких вопросов. За нейтралкой здесь гитик километровый пояс, очень плотный, тропка узкая. Ночью трудно, но до утра ты не дотерпишь?
       - Верно.
       - Тогда сразу тебя Матушка и проверит, сталкер, на ночную удачу. Заряди автомат.
       - Нет.
       - Твой выбор. Не буду настаивать. Через гитики я тебя провожу, но если натыкаемся на гадов - каждый сам за себя.
       - Безусловно.
       - Бери фонарь, пошли домой... Вышли сала! Здравствуй, дорогая Мамочка...
      
       Глава 17
       БАЛЛАДА О КОСМОНАВТЕ
      
       Fly me to the moon,
       Let me play among the stars.
       Let me see what spring is like
       On a-Jupiter and Mars.
       In other words, hold my hand.
       In other words, baby, kiss me.
       Fill my heart with song
       And let me sing for ever more.
       You are all I long for
       All I worship and adore.
       In other words, please be true.
       In other words, I love you...
      

    Frank Sinatra

      
       - Чёрт бы вас побрал, трекеры-сталкеры-ходилы.
       - Ежедневно побирает. Но вы-то тут при чём, инспектор? И, мне кажется, ваше пожелание высказано тоном восхищённым. Или вокодер врёт?
       - Не врёт. "Вот Толька"! За столько лет никто, ни один из вас, ворюг и браконьеров, не сдал блаженного!
       - А, вон вы про что. Ну не надо так уж плохо про всех ворюг. Сдали бы, сдали, в очередь бы выстроились, кабы знали массово. Я знал, Генрих Френкель знал покойный, ещё пара человек знала, чьи имена вам незачем. Но эти двое - не всё знали.
       - Вы знали, Тополь?
       - А?! А... Я - нет. Мы уже тут с Комбатом погавкались. Мне, лучшему другу, не сказал, не то что вам, скурмачам поганым.
       - Базар фильтруйте, Уткин, наконец.
       - Инспектор, вы сильно расслабились. Живёте не в Стокгольме часом? Если вы слишком устали общаться официально, может быть, сделать ещё один перерыв?
       - Господа, приношу свои извинения. Действительно, я несколько забылся. Вы такие блин рассказчики, что и дышать позабудешь. Что касается перерыва: да пожалуйста. Сколько угодно перерыва. Вы можете себе его позволить? Я - могу.
       - Утёрся, друг Комбат?
       - Один-один, инспектор. Ладно, давайте продолжим. От точки моего выхода до Космонавта сорок пять километров, благо, что большей частью по дорогам...
       - Прошу прощения, господин Пушкарёв. Чтобы никому не вставать два раза. Кратко, под запись, расскажите о Космонавте.
       - Хорошо. Лет семь назад появилась у нас тут такая тварь, Хохатый, туман ему картошкой, б-блин, крысе припятской. Выходил он недолго, пару месяцев, но на легенду наработал, куда уж больше. Феноменальное чутьё, упорный ходок, но ублюдок редкостный даже с точки зрения нашего малоуважаемого общества. Меткий стрелок в спину, любитель отмычек... Начал очень ярко. С первого же выхода вынес живую "жопу негра", а группа с ведущим канула - попали, по словам Хохатого, прямо в микровыброс, под "разлёт". Ну а он типа героически выбрался. Сочли удачей, бывает, что ж, прописали. Он попил немного, покутил, - просадился, накосячил по пьяни. С "десятки" его наладили. Вот тут присутствует лично наладивший господин Тополь. Они с Климом Вобенакой налаживали... Хохатый попытался прижиться на Янтаре, накосячил уже вчёрную, по трезвому, семь трупов веером, со свидетелями. Разобрались, метку крысе выписали, но он ушёл с суда. Чутьила, конечно, потрясающий. Прибился, естественно, к мародёрам - так и они его приговорили, буквально через неделю! В общем, решил он валить из Предзонья начисто, и был совершенно прав.
       Но напоследок собрался выйти он за "проявителем". Откусить сколько можно, значит.
       "Проявитель" у Матушки известно, где лежит, черпай кастрюлей, да только туда, пока локти себе не пооткусываешь, не попадёшь. Гитика "Лабиринт" знаменитая. Иначе - "Бермудская, 22". Жуткое место. Акустическая решётка. Но Хохатому терять было нечего. Пока общество чухалось, его по окрестностям разыскивая неторопливо, он взял поехал в Киев, и там, урод, набрал пяток ребят... ну реально детей, младшему было лет шестнадцать, что ли... Две девчонки. Студенты, скауты, паркуром занимались да прочими прыжками себе на голову. Гитара, Цой жив и всё такое. А тут каникулы, лето. Чем он их завёл, как, что им посулил, они уже рассказать не могут. Кто как думает, а я думаю, был в деле ещё кто-то, вербовщик. И вербовщик ментовской, потому что приговорённому мародёру одна дорога - к ментам. А может быть, покупатель на "проявитель"... Вещь дорогая, долгоживущая, а деньги есть деньги, чем они не воняй. Народная мудрость такая.
       Вот один из ребят и был такой Толя, не знаю настоящей фамилии. Впоследствии - "Вот Толька", Космонавт...
       Кто их переправил в Зону, как - неизвестно. Вы, инспектор, знаете наверняка, но ведь вы не скажете?
       - Знаю. Скажу. Он получил пожизненное. Если быть точным - она получила. Сидит и никогда не выйдет. Крытка, ночная. Полный бан. Возможность изменения условий содержания - через десять лет, если считать точно.
       - Неужели Куропатко?!
       - Да вы чо?!
       - Продолжайте, Пушкарёв.
       - Сука депутатская, епэбэвээр, бля! Крыса мародёрская, вялая шея...
       - Согласен с вами, Уткин. Продолжайте, Пушкарёв.
       - Зря вы не обнародовали это тогда, м-менты, вашим-не-нашим. Теперь уж поздно, конечно... В общем, завёл он их в Лабиринт, погнал под стволом перед собой, и четверо страшной смертью по очереди погибли, прокладывая ему криком дорогу. А Толю этого он оставил на возвращение, видимо. Ну и "проявитель" до края Лабиринта донести, я разумею, попутно. Два контейнера, сорок кило. Да вот только...
       - Оттуда и пошло это "Вот Толька", кстати, инспектор.
       - Да, но и позже было. Не встревай. Да вот только на предпоследнем тупике они столкнулись с Генри Френкелем. Генри мне рассказывал сам. Генри с его напарником... Тополь, как его звали, толстого?
       - Фрукт его звали, французский еврей. Пешер фамилия. "Ола-ла, я не люблю девушки, я люблю мальчушки!.."
       - Да, Фрукт. Их подрядили американцы доставить к предпоследнему "тупику" Лабиринта какой-то счётчик чего-то, машину, в общем. Туда ещё можно пройти без отмычек, если снаружи, и вернуться без отмычек, только поспешай. А что за машина? Я лично думаю, что как раз тогда американцы под первый, он же последний университетский бюджет и разворачивали в Зоне ретрансляционную сеть-ловушку, первую, экспериментальную, и Генри как раз тащил один из оконечников... Деньги есть деньги, ладно, да и откуда ему знать-то. Хотя, что тут знать - сталкеров давят их же руками, всегда так было... Ладно. И вот они столкнулись.
       Лишних слов не говоря, принялись они друг в друга садить. Генри с напарником были в спецкостюмах, Хохатый тоже, а детей он голыми вперёд себя гнал. Заставлял кричать. Так что Френкель за минуту, наверное, приготовился. "Вот идёт Толька, вот Толька!" Грамотно, между прочим, он его заставил, без "эр". Чутьё у скота было невероятное, конечно, у Хохатого... Ну, кричит парень со слезой, охрипло уже... Эх, меня там не было. Френкель их дождался, говорит "Стоять, сука! Парень, на пол!". Ну а Хохатый сразу веером от бедра. С неё, с этой очереди, мальчишка получает пулю в плечо, сзади. Руку ему отрывает, а самого уносит в стену Лабиринта. Встречной от Генри и Фрукта разбабахивается один контейнер с "проявителем". Дальше всё мешается, но Френкель в оконцовке Хохатого подшибает. Уже за "тупиком". Берёт, судит, раздевает и казнит в "тупике" - око за око. "Последний тупик" в "Лабиринте" - очень медленный, года полтора в минуту, наверное, так что воздаяние свершилось сполна. Фрукт свидетель, всё чисто. Голову Хохатого - в мешок, предъявить обществу. Пока она глазами ещё лупает и языком мотыляет.
       Вот Тольку они пытались найти. Провели в коридорах перед последним тупиком - уже очень рискуя, стены резонировали даже от дыхания - почти сутки. Бесполезно. Ну, поставили свою машину, наскребли разлитого "проявителя" с пола, второй контейнер взяли и вернулись. Прихватили и руку Толика - для опознания. Поскольку скандал начался, и на Десятке уже сидели киевляне-антитеррористы. Френкель честно сам пришёл на Кордон Два, сдал руку и показал, чего да как было. Сдал и голову. Поскольку к Френкелю претензий никаких не выкатили, голову, видимо, успели допросить...
       - Да. Под запись.
       - Ну, в общем. Дальше. Выходит это Френкель снова, позже, не помню зачем, в район Подводного Метро на Тигейке. Там виртуальный разлом, Красное Пятно, очень подвижное место.
       - Он медицину на зарядку нёс.
       - Точно, Тополь! Он же работал на Первый Военный госпиталь официально, заряжал им "печени", "нити-нити" и "матную плесень", точно. Идёт наш Фрэнк на периферии Пятна, потихонечку, по шажку, на гайках, и вдруг ему с неба тонким трубным: "Вот - Толька! Гляньте на него! Он несёт знание вам и покой, земляне!"
       Френкель, естественно, носом в грязь, кувырок вперёд, ствол с предохранителя. Опомнился, присмотрелся: парит в позе ангела небесного над ним летающий человек. А солнечный день, видимость на миллион. Сколько глаза не протирай - да, летит человек и вещает про знания. На голове у человека кастрюля с прорезями, на одной руке хоккейная перчатка, на другой - резиновая электромонтёрская, какой-то балахон из серебрянки на проволочках, на ногах бахилы от спецкостюма.
       Так Френкель и встретил нашего Космонавта впервые. Рука отросла, и вес он потерял. Вот только невменяем чуть менее, чем полностью. Считает себя посланцем Земли на какой-то дикой опасной планете. Букву "эр" не употребляет.
       Был бы на месте Френкеля другой, может, тут бы Космонавт и кончился. Нельзя к сталкеру в поле подлетать сверху и пугать его кастрюлей на голове. Да вот только Генрих человек был начитанный, в кино когда-то снимался. Целую книжку об опасностях и чудесах Матушки надиктовал этому... Кому, Тополь? Не Шугпшуйцу же?
       - Жарковскому.
       - А! Да. Ну вот. Опомнился он, автомат отложил и начал, понимаете, процедуру Контакта. Покормил парня, приветил как-то, как он умел, попытался расспросить, что, как, где. С умыслом, конечно: регенерация дело прибыльное. Бесполезно, Космонавт ни хрена не помнил и ни хрена не соображал. Где был, как его Матушка починила - неизвестно. Френкеля он, однако, запомнил. Вот только...
       - Там ещё с родителями беда случилась.
       - Да, они ещё не уехали, к несчастью. Пытались договориться. То с вольными, то с военными... отыскать хоть тело, и всё тут, и слышать ничего не хотим! Любые деньги платили. Френкель-то, поразмыслив, ничего никому не сказал про Космонавта: парень категорически отказывался покидать окрестности своего ионного звездолёта. Вот только бы не лез он ещё на глаза всем, кого встречал...
       - Вот только лез.
       - Какой-то шпынь с ним поговорил, сообразил себе выгоду, заметил, где Космонавт пасётся, и вывел родителей на встречу. Все трое и канули, где, как, неизвестно.
       - Он их в "карусель" завёл. И сам за ними зашёл, мудила. Видать, занят был, козюлю выковыривал. Шобостомысльский, польский цыган.
       - Находили их? Ты откуда слышал?
       - Ты как раз на море на своём был, яхту красил. Видели люди эту "карусель", сытую.
       - Ну и память у тебя, Тополь.
       - Думаешь, я просто с ума сходил? Я, дружище, с большого ума сходил.
       - Отныне ты имеешь право именовать себя просто Наполеоном, без приставки "торт". Я скажу санитарам.
       - Га-га-га-га!
       - Так что там с Космонавтом, сталкеры?
       - Три примерно года юродивый наш по Матушке шлялся. Он решил остаться на нашей планете, звездолёт свой отпустил. Построил себе модуль (он так его называл) из молочной цистерны. За Кошовкой, но не на берегу, а там, дальше, в лесу. База там какая-то была, утильсырьё какое-то советское.
       - Хозяйство "Зятевское".
       - Может быть. Недалеко от Добруши.
       - Озеро?
       - Озеро. Так вот, шлялся наш Космонавт, контактировал с нами, с инопланетянами, помаленьку. Вот только приспособить его для полезных обществу целей не удавалось. А было бы славно. На нём ловушки не срабатывали, спецэффекты гасли, он и в реке купался, сквозь "карусели" насквозь пролетал. Ну, мутант же, с пропуском, как "калиновская фурия" или красноголовый кровосос.
       - Зомби ещё встречались с пропуском, из района Чернобыля-2. Русские тоже.
       - Курские, наркозомби (22), да... Он, конечно, иногда, очень редко, но хоть почту носил нам с края на край Зоны, и Болотный с ним вроде сблизился... Разошлась слава. И вот решили его изловить учёные, словно обычного гада. На опыты. Изучить, так сказать, нашего очередного Могли. Нельзя же оставить в покое несчастного парня. Это же невозможно! Сначала сунулись к нам: поймайте, мол. Мы их послали, а стукача пообещали из "семьдесят седьмой" воду пить заставить. Болотный, когда сунулись к нему с тем же, естественно, тоже послал. Тогда они решили обойтись своими учёными силами. Запаслись шоколадом, сетями, и двинули.
       - И ни один не вернулся.
       - То есть буквально ни один.
       - Что, как произошло - не понятно. То есть, понятно, что Космонавт отказался с ними идти, они попытались его сетью взять, даже спутали... И дальше он стал защищаться. Сколько в группе ловильщиков было, я не помню сейчас... ты не помнишь?
       - Не-а.
       - Странно. В общем, спасательная группа нашла их - в виде вывернутых наизнанку мешков. Как будто в "фишку" попали. Только без "фишки". Ровное место, без аномалий, днём дело было. Сеть там же валялась, разодранная. И пустые магазины у всех - садили ловильщики со всего по Космонавту, когда у них там не задалось...
       - В общем, Космонавт разбушевался.
       - Да не разбушевался он, что ты мелешь. Он не умел. Он же из будущего. С великой доброй планеты Земля. Но его попытались взять в плен, чтобы выведать координаты Родины. И он принялся Родину защищать. Есть такая... инструкция. И с тех пор он, бедняга, принялся нападать на нас, на ходил. Старина Синоптик тогда ещё работал, и телефоны работали, так что общественность быстро в курс вошла.
       - Слушайте, инспектор, а вы сами-то хоть понимаете, что вы, блин, официальные лица, натворили своими глушилками?
       - Простите, Уткин, я не понял?
       - Ну, оставайся у нас и сегодня связь в Зоне, на порядок же меньше жертв случилось бы. Во время Восстания, я имею в виду.
       - Согласен.
       - И кто-нибудь поплатится?
       - Нет, конечно. Решение законное. А Восстание - форс-мажор.
       - Да Матушка же сама по себе форс-мажор, мать вас всех за ногу!
       - Не надо лазить, где запрещено.
       - Вот видишь вот, Комбат, как я и говорил тебе: скурмач есть скурмач.
       - Да запись же идёт, дубина.
       - Хоть запись, хоть не запись. Скурмач есть скурмач.
       - Вы закончили, сталкеры?
       - Мы, блин, ещё и не начинали!
       - Если бы это не помешало разговору с Пушкарёвым, я бы посоветовал вам выпить успокоительного, Уткин.
       - Тополь, хорош орать, воздуху мало. В общем, Вот Толька принялся нападать на кого увидит. Кидался камнями, железом всяким, артефактами, а потом повадился стрелять, - отыскал где-то пистолет. С трупа снял, надо думать, слава богу - оказался ПМ... Ну, мало ли по Матушке кто в кого стреляет, дело обычное, но, поскольку мы сообразили не сразу, что парень спятил окончательно, он успел не по делу намочить. Катили двое ходил на квадроциклах к Монолиту по десятому грейдеру. Не докатили. Один выжил, обнародовал, представил запись с наплечной камеры.
       - И за дело взялась Светочка Савтоватова, "Кипа" (23).
       - Единственная настоящая женщина-сталкер.
       - Женщина эс-эс.
       - Даже три эс. Страшная баба, прямо сталкиллер. Она его выследила и подстрелила. С тех пор он и значился в покойниках. Только двое знали, что вот только хрен он покойник, я и Френкель. Хотя вру, не двое, по очереди: сначала знал один Френкель, а когда он погиб, стал знать один я.
       - Что, и Болотный не знал? Почему вы замолчали?
       - Н-нет. А он знал? А откуда ему? Космонавт и в него стрелял. Болотный, конечно, гений, но не дурак.
       - Чёрт, Пушкарёв... ну неужели именно вы нашли "завещание Френкеля", Пушкарёв?
       - Да (24). Его нашёл я. (25)
       - П-п-п... Круто!
       - Сволочь ты, Комбат. Тебе бы байки сталкинутым писателям толкать по доллару за слово. На форумах проповедовать - за хит-понты.
       - А почём ты знаешь, что я не толкал и не проповедовал?
       - Очень остроумно ты меня осадил. Башня осадная. Колонна.
       - Колонны обсадные. В общем, инспектор, Космонавт жив, я об этом знал, и я знал волшебное слово, его позывной. То есть, я мог к нему подойти без стрельбы и побивания камнями. И я к нему, чёрт бы меня побрал, подошёл. Правда, дорога далась тяжеловато: в тот день Матушка уже очень глубоко дышала.
       - Продолжайте, Пушкарёв. Почему вы замолчали?
       - Да я сейчас подумал, - может, предчувствовала?.. В общем, довести я Влада довёл, а договариваться с Вот Толькой предоставил самому. И он, блин, договорился, не сойти мне с этого места.
       - Типун тебе на язык! Чего ты мелешь - "не сойти мне с этого места"?! А мне?!
       - Да, верно. Типун мне на язык, малиновое зёрнышко в зубы... И как ловко он договорился, вы не представляете. Он ему предложил взятку, и самое невероятное, что Вот Толька взятку взял. Знаете, что я понял для себя? Взятки надо уметь выбирать, это вам не подарок на восьмое марта глупому военспецу.
      
       Глава 18
       ВОТ ТОЛЬКЕ ТОМАГОЧИ
       My mortals burning glance.
       Is harmless now
       The power's fading wearing off.
       I'm so exhausted by this strength.
       I can bring them pain to suffer.
       I can make them kneel.
       They will never be able to see.
       Core of danger, seed of evil.
       Soul destructive gift.
      

    End Zone

      
       В рамках русского, официального языка Зоны, в разных профессиональных ходильских а.к.а. сталкерских а.к.а трекерских сообществах - ведомых а.к.а. отмычек а.к.а. новичков погоняли по-разному.
       Косные невежественные и грубые мародёры иначе как "тралик-валик" (в крайнем случае повышенной интеллигентности мародёра - иначе как "первонах") к своим отмычкам не обращались. У косных невежественных строевых военспецов они были "фартуки", реже - "активы", "активисты". У косных невежественных весёлых ходил-бойцов, в зависимости от семантических традиций конкретной группировки, - "кенгурятники" (чаще "кенгуру", конечно), "тачки", "послы", "хоббиты"... Образованные добрые и человеколюбивые вольные трекеры, работающие, в основном, по найму и определённый политес соблюдать вынужденные, ведомых ведомыми и звали: всё-таки люди деньги платят. А слово "туристы" не прижилось, точнее, "туристами" называли всякую гопническую шушеру, героически промышлявшую в Предзонье, а не в Зоне.
       Ведомые бывают разные. Матушка - учитель суровый, но даже и суровый учитель не всегда способен вбить быстро даже основные правила поведения среди аномальных интенсивностей неизвестной природы ученику-идиоту. Разве что сразу преподать знания в смертельной дозе, и не мучиться. И чтобы ученик тоже. Не мучился.
       Но, слава богу, идиотов всё-таки многажды меньше, чем остальных.
       За всю карьеру рыцаря печальной хари Комбату довелось всего дважды столкнуться с проявлениями крайнего идиотизма у ведомых. Один из этих случаев даже кончился сравнительно благополучно, "ночным параличом" всего-то лишь. Конечно, неплохо было бы организовать курсы подготовки ведомых, вроде как для орбитальных туристов, "участников космического полёта" в Звёздном, Хьюстоне или Менге, но как? Это невозможно - по причине предельной нелегальности туристическо-познавательного маршрута. И, разумеется, по причине невозможности создания тренажеров, хоть сколько-нибудь воспроизводящих реальную обстановку. Хуже, чем невесомость.
       Зона - это вам не планета Пирр из помянутой выше популярной книжки.
       Любопытно, что ведомые-первоходки держатся более-менее пристойно все. Страх, джентльмены-леди-товарищи-обоих-полов. Проблемы с идиотизмом начинаются... точнее сказать, исчезают у ведомых именно "бывалых", уже из Зоны возвращавшихся. Точнее сказать, выведенных из неё согласно прейскуранту.
       Самым частным признаком неполной адекватности ведомого являются слова "я порядок знаю".
       Они подошли к юго-западному выходу из комбатовой лёжки, и Комбат жестом остановил Влада. Чтобы прочитать выходное наставление.
       - Идём так... - начал он.
       - Я порядок знаю, - перебил его Влад.
       Второй признак - нетерпимость к замечаниям и порывы бежать впереди батьки без команды.
       - Снова наши взяли Киев. Тебе следует меня внимательно выслушать, Влад... Стоять!
       - Не надо меня хватать руками, Владимир Сергеевич.
       Так. Вот такого с первоходками ещё не бывало у Комбата.
       Комбат ненавидел объяснения с ведомыми на повышенных тонах в поле. А ведь от "сундука", где Влад вёл себя, в принципе, спокойно и адекватно, они отошли всего на двадцать шагов! И первоходка ведь он, мать его неизвестную. Или нет, всё-таки? Не первоходка?
       - Слышь, ведомый, - сказал Комбат, не снимая руки с наплечника Влада и даже и надавив. - Ну-ка, стоять молча, не шевелясь, ведомый, слушать меня и гривой махать согласно. Или мы тут же расстаёмся. Автомат тебе не нужен, ладно, я проглотил, твоя жизнь - твоё дело, а за себя я и в один ствол постою, но водить по Матушке неуправляемого первоходку я не буду. Поскольку моя жизнь - моё дело, и очень важное. Неуправляемый ведомый - хуже не бывает.
       Влад скрипнул зубами, Комбата несказанно изумив этим. Да, что-то за двадцать крайних шагов произошло с Владом. Что? Комбат лихорадочно искал аналогии. Утлые голые акации лесополосы в подмороженном стоячем воздухе тихо и отчётливо потрескивали не в такт мыслям. Сбивали с толку своим дурацким предательским треском.
       - Чем ты недоволен, ведомый? - прямо спросил Комбат, так ничего не сообразив.
       - Я недоволен вашим прикосновением ко мне. Уберите руку, Владимир. Я недоволен необходимостью выслушивать выходное наставление. Я могу его прочитать вам наизусть, как Отче Наш, формулу Миранды. Или про хотят ли русские войны. Владимир Сергеевич, давайте мне направление и будем двигать. Формальности и заклинания нужны вам, а не мне.
       Комбат помедлил и сказал:
       - Возможно. Они нужны мне. Почему же ты считаешь, что это неважно?
       Влад повернул к Комбату лицо. За ободом забрала виднелись его левый глаз и щека, подсвеченная индикаторной панелью зелёненьким и ореховым, а в глазу сидел ореховый блик. Влад поморщился, мотнул головой, как бы стряхивая пот, и Комбат с невероятной отчётливостью понял, что странный мальчик тратит неимоверные усилия, удерживаясь с ним, Комбатом, в одной тональности мировосприятия. Так бывало и с Комбатом - когда попадался особенно тупой или упрямый ведомый.
       Когда ты привык один шаг делать там, где остальным нужно десять, самое утомительное - и унылое - подстраиваться под копуш. И как утомительно играть фугу, когда голосит бессмертная зомби Пугачёва из неотключаемой радиоточки.
       - Признаю, важно, - произнес, наконец, Влад. - Важно до такой степени, что пропустить нельзя и словечка. Приношу вам извинения, проводник. Постараюсь больше не препятствовать вашим... потребностям. Отправляйте их, Владимир Сергеевич, я потерплю. Но... убедительнейше прошу... не трогайте меня руками. Хотя бы в виде компенсации за мою... покладистость. Вы меня отпустите когда-нибудь, или нет?
       - Ты ведь точно первый раз выходишь? - спросил Комбат, уверенный, что спрашивает не в первый раз.
       - За предыдущие минимум девятнадцать лет я в Зоне не был. Господин Пушкарёв, мы топчемся на месте!
       Комбат облизал губы.
       - Ты идёшь в указанном мной направлении. Я иду за тобой. Дистанция - пять-семь шагов. Мой приказ - закон. Грязи не бояться. Шлем закрыть, радио включить. Громкость - на троечку. Радио специально очень слабое, уверенный приём - двадцать-тридцать метров. Громкость внешних микрофонов - на семёрку. Овер?
       - Roger, - с небольшой усмешкой ответил Влад и отвернулся.
       - Не орать, руками не размахивать. Перчатки снять, манжеты на полную затяжку. Идём ночным. Фонарь без команды не включать. Все, кого мы встречаем - по умолчанию враги. Овер.
       - Понял.
       - На кислород переходить самостоятельно при малейшем недомогании, при резких колебаниях температуры или по моей команде. Воздушный фильтр в твоей модели спецухи закрывается автоматически...
       - Я знаю...
       Чем бы тебя подсечь, снова испортить твою самоуверенность хоть немного?
       - Выключи подсветку индикаторов в шлеме.
       Влад запнулся.
       - А как?
       Ага, опять вот так просто? Это надо отметить. Ещё раз.
       - Всё вам, первоходкам, показывай, - увесисто, с расстановкой сказал Комбат. - Слева на панели индикатор "батарея". Нажми подбородком и держи три секунды. И, Влад, заметь себе: это самое маленькое из того, что ты не знаешь про Матушку.
       - Понял, понял. Я сейчас машина. Рычаг ваш.
       - Примерно так. Хорошо сказал. Значит...
       - Всё ясно, я слушаю вас и повинуюсь командам беспрекословно. Мы так и пойдём в обнимку?
       Комбат убрал руку. Он внезапно забыл, о чём только что шла речь. Тут Влад, не шевелясь, произнёс спокойно:
       - Собака.
       - Что?
       - Собака справа, - повторил Влад.
       Далее Пушкарёв Владимир Сергеевич как личность, со своими сомнениями и недоумениями, со своим образованием, высшим и законченным много лет назад, со своей любовью к жене, со своими понятиями о чести, дружбе и измене, со своими политическими пристрастиями, которых, как образованный когда-то человек, не был чужд, закончился и начался Комбат как он есть многоопытный сталкер, супер-ходила, герой-адоборец, западный стрелок и мастер-индеец. Суровый, суровый. Быстрый и грубый.
       Поздновато для многоопытного героя-адоборца-индейца он повёл себя себя адекватно обстановке...
       Но ведь и спутник достался ему нынче нетрадиционный!..
       Но когда уж Комбат повёл себя, так уж повёл правильно.
       Услышав волшебные слова "собака справа" он не выстрелил трижды сразу навскидку от бедра в прыжке с перекатом через голову попав в цель точно промеж ушей всеми тремя пулями из пистолета древней советской модели "макаров" буквально вслепую и даже не на звук а по наитию и волшебству и авторскому произволу... Аминь, хау.
       Он мог поступить так дёшево лет назад как раз пятнадцать. И поступил, единожды, случайно. Выбросила Матушка лопуху-"кенгурятнику" Пушкарёву (по тогдашней кличке Теля, от "интеллигент") спасательный джокер. Матушка милосердна вообще, но единожды - спасительна, особенно, если сталкер ещё и приложит пистолет Макарова, с патроном в стволе и снятый с предохранителя (существеннейшие, между прочим, детали!). Правда, не собака атаковала тогда "кенгурятника" Телю - юный самец химеры. И не справа, а сзади.
       Но пятнадцать чрезвычайно насыщенных событиями лет прошли, Теля качественно перебродил в Комбата, и Комбат не принялся никуда прыгать, стрелять навскидку и прочее подобное из книжек русскоязычных писателей про шпионов.
       Он повернул голову направо и посмотрел, сначала вживую, а затем, опустив голосовой (ларингофонной) командой забрало, через ноктовизор. Для верности. Он не торопился. На нейтралке гадов не бывает. А будь они в Зоне за нейтралкой... Чернобыльский пёс не умеет быть тихим - его дыхательный аппарат не приспособлен для скрадывания. Хрип и липкие всхлипы шейных сопел чернобыльский пёс скрыть не в состоянии физически, и Комбат, какого бы он интеллигента разнюнившегося сегодня ни праздновал, в Зоне за нейтралкой услышал бы пса именно оттуда. Издалека.
       Влад, разумеется, мог спутать чернобыльца с другим Матушкиным гадом, с поросёнком, например, или с "китайским связным". Мог он и не знать, что гадам на нейтралку путь заказан. Но скорее всего он сказал именно о том, что увидел. И биохимический компьютер внутри жёсткого костяного корпуса носовой части сталкера Комбата, обрабатывающий входящую информацию со скоростью, скорость света превышающей на несколько порядков, выдал список текущих целеуказаний с одним-единственным пунктом: "Псина обыкновенная, бродячая". А в примечании к пункту стояло: "Чёрт бы побрал эту дворнягу, теряй теперь на неё время".
       Псина, впрочем, была не дворнягой.
       Домашний молодой пудель, ещё не очень сильно истаскавшийся и заросший. И ошейник на нём. Потеряшка. Пудель сидел на полусогнутых лапках, не касаясь задницей мёрзлой тропинки, крупно дрожал и совершенно по-собачьи, снизу вверх, со слезой, смотрел на людей. Скулить он боялся. Это был очень молодой пудель. Он потерялся играючи, потерялся почти нарочно, вопреки предупреждающему голоску своего маленького домашнего умчика, спрятался, выпущенный хозяйкой из машины в туалет где-то неподалёку, и спрятался так хорошо, что его перестали звать и искать... а в Зону заскакал от отчаянья, вопреки всем предостережениям, уговорам и угрозам своего собачьего чутья. Скакал-куда-глаза-глядят.
       Для жертвы Шопототамов пудель был, конечно, ещё щенок.
       На нейтралку призванные животные попадали довольно часто, чаще, чем люди. Для Украины и Беларуси, да и для России тоже, стокилометровые полосы отчуждения вокруг Зоны были накладным (во всех смыслах) делом, и "нормальные" поселения, вполне официальные, процветали иногда буквально в километре от нейтралки. Так что всякой живности было откуда рукой подать до попадания в качестве главного персонажа в пьесу про любопытную Варвару. Тем более, что сирены Зоны, Шопототамы, брали по некоторым направлениям много дальше, чем километр. Правда, Шопототамы немного не дорабатывали, они, стоило зачарованной кошке, барану или пастуху переступить границу нейтралки, бросали жертву. Ну и действительно же, зачем ветровым мультичастотным тоннелям неизвестной природы мясо.
       Но нейтралка - уже Зона, и для очнувшегося от призыва любопытного начиналось непонятное.
       Если лунатика-пастуха могли ещё остановить бешеной стрельбой или сиренами (здесь имеются в виду именно звуковые извещатели, ничего такого, эзопного) погранцы и, профилактически набив лицо, отвезти в отстойник для проверки и депортации восвояси, то на кошек и баранов выстрелы и мегафонные заклинания действовали, естественно, иначе - наоборот.
       Счастье, что Шопототамы никогда не цеплялись к детям. (Первый сталкерский тост, "за милость Матушки", вполне искренне произносится, с чувством неподдельным.) По вполне разумным соображениям Зона не делала различий между людьми и животными, так что щенок пуделя не слышал Шопототамов точно так же, как и человеческий щенок. (Исключение составляли кошачьи.)
       Существовало поверье, что малых сих домашних, всех этих собак, свиней, коз, индюков и домашних крокодилов (был такой случай), привлечённых Шопототамами, с нейтралки выводить надо, если встретишь, непременно, иначе Матушка покарает "и всё такоэ". Поверье оформилось в обычай, но насколько неукоснительно он выполнялся - бог весть... хотя сталкер - брат суеверный и, как всякий убийца или солдат, животновод изрядный и сентиментальный. Тут ещё дело было в том, что, влетев на наведённых эмоциях (верно для баранов и пастухов) и наведённом охотничьем энтузиазме (верно для собак, кошек и крокодилов) в Зону, животное, опомнившись от грёз, начинало искать спасения остервенело. Обратно через границу перейти самостоятельно они не могли - словно стена огня вставала перед ними. Глубже в Зону они тем более не шли. И, если чудом встречался им человек, то есть сталкер, бросались к нему, алча защиты, и тупой баран и трепетный крокодил. И пастух а.к.а. селянин.
       Чуть ли не в руки прыгали.
       Невозможно было не помочь - даже крокодилу. Годы назад Мародёр Всех Времён И Народностей Валя-Гулливер попался патрулю клана "Крестителей" именно при выводе с нейтралки барана с козой. И был отпущен "крестителями" с миром и матом, как знающий приличия. Прожил лишнего. Вошёл в легенду.
       - Тьфу ты, вот уж кстати красота! - сказал Комбат с выражением. Щенок дрожал, в окошке ноктовизора даже немного расплываясь. Но не скулил. Не первый день здесь, явно. Гады на нейтралку зайти не могут, кроме контролёра, но учуять беззащитное сладкое мясо - могут вполне, и даже обязательно, а уж страшно облаять и обрычать недосягаемую питательную собачку - сам Злой Хозяин велел.
       Напугали до отчаянья. К счастью, не до сумасшествия.
       - А правда, что Френкель дарил Космонавту всяких виртуальных зверюшек? - спросил вдруг Влад. - Игрушки?
       - Что? - не понял Комбат.
       - Правда, что знаменитый сталкер Генрих Френкель дарил Космонавту виртуальных зверюшек, я спросил?
       - Погоди, Влад, - сказал Комбат. Отщёлкнул за ушами упоры, скинул шлем за спину и, присев на корточки, медленно протянул к щенку руку ладонью вниз. (Глаза привыкли к темноте почти мгновенно - да, сталкер Комбат включился на полную. Мороз был градусов семь-восемь, и сталкер Комбат автоматически пометил в логе: если придётся открывать шлем в Зоне - делать это надо с пониманием, поскольку пар.) - Фьють-фьють, потеряшка глупая. Ко мне!
       Щенок взвизгнул с таким облегчением, что "как же долго я вас искал!" прозвучало практически по-русски. Он с места прыгнул в Комбата, три с половиной метра по восходящей кривой преодолев, словно пуделиный Бэтмэн. Комбат поймал его за ошейник, встал, поднял на уровень глаз. Щенок висел как сопля, только животик ёжился. Кобелёк. Глазами пёс ел Комбата с эффективностью землечерпалки Liebherr. И молчал. Пёс-сталкер. Путь самурая. Любимый Тополев фильм. Любимым фильмом Комбата был "Papillon".
       Одно время (говорили старые псысталкеры) да, пытались таскать с собой в Зону собак. Вроде как на минное поле. Зону довольно долго полагали эдаким минным полем, было такое стыдное дело. Миноискатели таскали, всякие там лазерные дальномеры, локаторы волокли, один - втроём... и - собак. Зачастую именно волочь несчастных псов приходилось.
       Интересно, подумал в который раз Комбат, сколько же нас здесь погибло всего, людей? Так-то нас, людей, немного при Матушке во всякий отдельный кол времени, но ведь и знаем мы не про всех, и счёт-то ведём только вернувшимся... Ведь тысяч пять-десять наверняка тут легло за тридцать лет? Не больше пятнадцати, конечно.
       Мелочь.
       Не всё так страшно и отчаянно.
       - Я возьму его с собой, - сказал Влад. - Но называть никак не буду.
       - Правильно, его же уже зовут... Бигз. Или Багз? На ошейнике написано. И номер хозяина там есть. Российский, кстати. Получается, мародёрствуем.
       - Хозяин потерял его. Разрешите мне взять его, Владимир?
       Комбат повернулся с пуделем к Владу. Оказывается, Влад и сумку свою приоткрыл заранее для щенка. (Мельком Комбат заметил в сумке какие-то плоские блестящие... тряпки?) И руку уже протянул. Уверенно протянул. Хозяйски. Комбат ощутил ужаснувшую его самого потребность взять и свернуть собачке шею, и только потом отдать Владу.
       Н-да, подумал он. Довели меня, сталкера, бедного ходилу, благодетеля человечества, одинокого мотылечка-хлопотуна радиоактивные дети-мутанты... Да, а что он там про Генри спросил?..
       - Не знаю, как и чем Френкель Вот Тольку подманивал, - сказал Комбат. - Лично я его ничем не подманиваю. Он меня просто так знает. Кто тебе рассказал про Френкеля?
       - Реакция у вас действительно сталкерская, Владимир Сергеевич. А Генрих Френкель - что ж, известный сталкер. То есть международный преступник.
       Комбат покачал головой.
       - Генри ненавидел, когда его называли "сталкер"... Полправды, ведомый, ты мне сказал.
       - Гораздо меньше, чем полправды, Владимир Сергеевич, - сказал Влад.
       Хоть бы улыбнулся...
       - Епэбэвээр... как ты мне надоел, ведомый, - выговорил Комбат. - Не так страшны в Зоне спецэффекты, как непонятки.
       - А спецэффекты вам понятны?
       - Спецэффекты мне по барабану, - сказал Комбат, испытывая новое жгучее желание - сесть, где стоит и никуда и никогда не ходить, мхом порасти. Пока Влад не удалится куда-нибудь за горизонт. Порасти водорослями. Как подводная лодка. - Мне они по барабану, потому что с ними ясно мне, что делать. А вот с тобой что делать...
       - По условиям задачи. Вести меня по определённому маршруту. Я буду хорошо себя вести в Зоне, Владимир Сергеевич, обещаю. - Влад опустил руку. - Вы отдадите мне пуделя или нет?
       - Я с тобой и так половину значимых ритуалов нарушил... Спасибо тебе, ведомый. Красиво мы выходим. Никто и никогда красивей не выходил! С такими паузами и с такими нарушениями. Матушка ждёт меня с распростёртыми объятиями.
       - Ритуалом больше, ритуалом меньше. Матушка не заметит. Я почему-то уверен.
       - Да я уж понял. Трын-трава тебе не расти, голегром тебе по пояс. Не был в Зоне - не зови её Матерью.
       Влад вздохнул, аж гейт рации сработал.
       - Мы не задержимся из-за пёсика в любом случае, Владимир Сергеевич.
       - Это я не понял, - сказал Комбат.
       - Ритуал по выведению щенка из Зоны мы игнорим по умолчанию. Нет сегодня никакого хода назад. Есть ли пёсик, не было бы его. Собственно, ему повезло, я придумал ему применение... Вы ведь давно уже сообразили, Владимир Сергеевич, что я не обычный... турист.
       - Ничего я не сообразил, и не собираюсь соображать! - От страха... да-да, именно от страха, - слова из Комбата выходили... нагло-угрожающие, беспомощные. - Бери свою собаку! И давай, топай уже, трах-тибидох-тах-тах, трижды тремя "семьдесят седьмыми" крытая изнасилованная мышь!
       Щенок перешёл из рук в руки без малейшего писка, будто был не щенок, а заинька. И в сумку поместился без протеста. Влад застегнул наполовину молнию, поднялся с корточек, подхватил сумку, с неудовольствием поправил автомат. Двигался он, конечно... как Майкл Джексон. Здесь у Комбата случилось что-то вроде момента истины. Озарило его, окатило откровением, как из ушата: если он, жестокий и великолепный сталкер, старейший ходила, искусный добытчик преудивительных и необычайных чудес аномальной натуры, старый добрый Комбат, если он сейчас допустит ещё одну, очередную, навязшую, тошнотворно-томительную паузу, грёбанную интеллектуальную мексиканскую ничью, мать её, рефлексию достоевскую, ещё одно столкновение традиции с прогрессом, прошлого с будущим, аномального с нормальным, - в истерику он, Комбат, сорвётся, в этакую дешёвую, из аматёр-кинематографии интернетной, истерику, с матом стеснительным, стрельбой веером в слоу-мо по направлению к горизонту, и ногами ещё будет топать. С брызгами. Хотя нет, без брызг: морозно.
       Он сказал:
       - Так, окей, ведомый. Вечер сантиментов закончен. Комбат плаксивый стих сдал. Делай, что хочешь, только от курса не отклоняйся и молчи. Да, о "молчи". Если потребуется тишина, - а она потребуется, - а щенок твой примется скулить там, лаять, - давить его будешь ты, без приказа, моментально и насмерть. Без колебаний и прочего. Ясно?
       Влад молчал. Смотрел на Комбата и молчал.
       - Ясно, я спросил?
       - Ясно.
       - Вперёд тогда, если ясно. Туда. В ту сторону.
       Кажется, Влад опять удивился. (Или я себя обманываю? - подумал Комбат. - Или даже утешаю?) Опять Комбат повёл себя неожиданно. Но это неожиданное поведение Комбата Владу, наконец, пришлось по душе. (Если есть она у него, и есть ли она вообще?) Одобрило чадо Зоны неожиданное поведение ведущего. И - Влад улыбнулся, да так, что, будь на месте его сестра-близнец, Комбат тут же бы и влюбился, оголтело и навсегда. Ну и слова в голову лезут. Не влюбился бы, конечно. Но воспылал бы. Страстью бы воспылал. Красивые дети у Зоны.
       Наваждение...
       Комбат отвернулся от Влада, вытянул шею, чтобы подальше из шлема лицо высунулось, и врезал себе кулаком в лоб. Хватит уже, уже хватит!
       - Я пошёл, - сказал Влад.
       - Без оголтелости давай, - сказал Комбат ему в спину. Чисто чтобы слово за собой оставить. Крайнее.
       Полтора километра нейтралки они пересекли за пятнадцать-двадцать минут, двигаясь по направлению прямо на Чернобыль. Обычно Комбат на проходке нейтралки присматривался к ведомому, как он идёт, насколько управляется. Несколько команд, пару раз положить ведомого, где погрязней... С Владом ничего такого делать не понадобилось. Не первый год когда людей выводишь - "чуйка" вырастает и на людей, не одними спецэффектами она, "чуйка", питается... Как у опытного водителя, что норов машины постигает, не трогая её с места - по звуку двигателя, по динамике руля, по отзывчивости педалей...
       Влад был лучшим ведомым из всех у Комбата бывших. Из сотен. Да, из сотен. Больше двухсот ведь их было. Ничего себе! Комбат сообразил впервые в жизни, что из сотен. А потом он подумал, не подведением ли итогов он занялся, подсчитывая своих ведомых, но тут Влад пересёк терминатор и без команды остановился, и Комбат выругался, потому что остановить ведомого должен был он, ведущий, и не в Зоне, а десятком шагов заранее.
       - Я вышел, - сказал Влад, не оборачиваясь.
       - Прямо направо, по бровке, - сказал Комбат и откашлялся. - Как понял?
       - Понял правильно, - сказал Влад.
       Несколько минут они двигались параллельно, Влад - по Зоне, Комбат - ещё по нейтралке. Чёрт знает, чего он ожидал. Но потом показалась страшенная чугунная скамейка, знаменующая собой вход на территорию свалки уборочной техники, Комбат скомандовал "Стоп!", сделал несколько шагов и вышел сам. "Вышли сала!"
       Было четыре часа утра.
      
       Глава 19
       КОМБАТ: ТАКОЙ ЖЕ, КАК И ВЫ
       Remember when we did the moonshot
       And Pony Trekker led the way
       We'd move to the Canaveral moonstop
       And everynaut would dance and sway
       We got music in our solar system
       We're space truckin' round the stars
       Come on let's go Space Truckin'
       The fireball that we rode was moving
       But now we've got a new machine
       Yeah Yeah Yeah Yeah the freaks said
       Man those cats can really swing...
      

    Deep Purple

      
       - Замолчали вы что-то, инспектор.
       - У меня есть одно замечание, но я жду, пока уважаемый Комбат напьётся. Есть подозрение... прошу прощения за игривость тона, господа.
       - Поставь стакан осторожней, Тополь... Полноте, инспектор, не надо извиняться, что мы, бабы, что ли... Тем более - вокодер у вас там. Какая там "игривость тона" - булькаете на одной ноте, хуже чайника. Действительно, интересно же посмотреть, как мы отправляем естественные потребности.
       - Наоборот. Вправляем.
       - Не умничай, братец. Так что у вас там за замечание, инспектор?
       - Вы рассказываете почти исключительно про себя, Владимир Сергеевич. Как истый интеллигент. Помните такое слово? Эти люди, помимо остального, отличались в быту и творчестве способностью в любой дискуссии переводить разговор на себя. Поведать о своих чувствах. Этакий исповедальный баттхёрт.
       - Га-га-га-га-га!
       - У-ели! Чёрт, неужели так и было?
       - В натуре, старина! Главное, сколько лет я никак понять не мог, почему меня всегда так ломало с тобой общаться!
       - А теперь, стало быть, ты прозрел, да?
       - Ну нет же худа без добра.
       - Ну и отрежь свою голову, а я разобью её о стену.
       - Я прошу прощения, Владимир Сергеевич. Но мне действительно давно хотелось вас оборвать.
       - Ну так и обрывали бы.
       - Не злитесь.
       - А-а-а-а-а!.. Да что я вам, баба, действительно, меня утешать?! Зарапортовался - заткните, и дальше пошли!
       - Окей. Так вот. С вашими личными впечатлениями более-менее ясно, тем более, что вы о каждом из них рассказали несколько раз. Задаю вопрос: о чём - конкретно - спрашивал Влад?
       - Хм... Он спрашивал... Обычные, нормальные вопросы. Например, он спрашивал, что происходит с техникой, на которой сталкеры выезжают к Матушке. Не спрашивал, собственно... он выразился примерно... вроде того... мол, непонятно ему, почему нейтралка не представляет собой сплошную автостоянку. Это я уже "Сузуки" выкатил из старого бункера и заряжал аккумулятор от "кролика". Он и разразился. Я объяснил ему.
       - Так, понятно, что ещё?
       - Потом... да, уже на окраине Лелёва по курсу выпал "битум", и я остановился переждать, пока рассосётся. Ждать пришлось часа полтора, "битум" был очень свежий, и мы разговорились. О погоде, о треке. Он спросил меня, читал ли я статью "Зона: Крыша мира или Марианская впадина?" Я не читал. Тогда не читал, в смысле. Дома нашёл, прочитал... Экстремальный туризм, так сказать, против международной науки. Хотя посыл и верен, сама статья - чушь. В Марианскую впадину, если мне память не изменяет, как раз частное лицо спустилось, на частные денежки... Да и Эверест не государство осваивало. То есть я китайцев не беру, конечно... Вы что хотите узнать-то?
       - Я хочу узнать всё. Об оружии вы больше не говорили?
       - Да, нет.
       - Правильно ли я понял, что нежелание нести оружие он никак не объяснял?
       - Правильно поняли. Немотивированный отказ.
       - Просто вы были довольно невнятны, описывая спор по поводу оружия.
       - Я понял. Немотивированный отказ, раздражённое согласие после моего ультиматума.
       - Как с надоевшим ребёнком, верно?
       - Епэбэвээр, да! Как с надоевшим ребёнком, точно так. Инспектор, я делюсь информацией, а не исповедуюсь.
       - Вообще-то, Комбат, это и есть информация.
       - Тебя, нежить, не спросили.
       - А ты прапорщик-надомник.
       - Окей, сталкеры. Владимир Сергеевич, продолжайте. Как вы шли, что делали, чтобы дойти... Отчётным манером, если возможно. Всё-таки не исповедь, вы ведь правы. Время занимает.
       - Вы знаете, вообще-то Комбат ничего не делает зря.
       - Твою мать, у тебя что, стокгольмский синдром, что ли, епэбэвээр?!
       - Что такое, "епэбэвээр", объясните мне, наконец, сталкеры!
       - А вот, торчит сам автор, он вам пусть и объясняет. Он, похоже, на вашей стороне, господин скурмач.
       - Не скажу, хоть отрезайте меня.
       - Н-да. Свалились в трёп и флуд. А я за вами. Устали мы все, что ли?
       - У вас тоже стокгольмский синдром. Не будете интеллигентом дразниться.
       - Вы так говорите, как будто быть интеллигентом плохо, Пушкарёв.
       - Сами же обвинили меня в самовыпячивании.
       - Наличие баг не означает отсутствие фич.
       - Ага. Бага в фиче, фича в баге, не забыть бы про овраги. Вы что кончали, инспектор?
       - Скажет: секретная информация...
       - Это секретная информация, благодарю вас, господин Уткин. Итак, Владимир Сергеевич, вернёмся к делу. Трек, транспорт, события на маршруте, итог. Насколько я понимаю, маршрут должен был быть довольно нетрадиционной ориентации.
       - Смешно. В Зоне, господин инспектор, традиционной ориентации не существует в принципе. Есть... точнее, были... были более-менее натоптанные тропы к областям, богатым либо артефактами, либо охотой. Думаю, все эти беллетристико-научные трели о "сетках аномалий", "дыханиях Матушки", "розах выбросов" мы обсуждать не будем, хорошо? Поскольку взрослые люди, не учёные по рекламе, не писатели.
       - Ты ещё "детекторы аномалий" вспомни.
       - Самое то. Из того же йёперного тиатера. В общем, по Матушке хорошо натоптана только область старой тридцатикилометровой зоны отчуждения. Эпицентр ЧАЭС. То есть Припять, Старая Десятка, Чернобыль первый и окрестности. Малый туристический набор: станция, "Монолит", "Свалка-один", Болотное Болото. И от жилья недалеко, и, в принципе, совпадает с одним из эпицентров Выброса 2006. Стабильных аномалий много, свалок и мусора навалом, так что материала для зарождения и развития артефактов - непочатый край. Гадства, наоборот, мало, если не считать популяцию контролёрской мрази, ну, это понятно, поскольку Хозяева приманивают. Ходить можно. Тем более, что мы говорим о реальности, а не о фэнтезях про сталкеров. Из ста произвольно взятых гитик смертельными, злыми спецэффектами обладают не более десяти-двенадцати. Надеюсь, вы отличаете реальность от торговли пирожками с мертвечиной, господин инспектор.
       - Отличаю.
       - Окей. Почти непроходим район Белорусского эпицентра. Заповедник, Полесье, весь северо-запад - как раз там царит зверьё, страшное место, гиблое, набор аномалий небольшой, но плотность очень большая. "Психушки", "гейзеры", "китежграды" встык один к одному. Радиация. Непопулярные места. Болота, вы понимаете. И очень, очень много трупья.
       И - русская Зона, Курский Язык так называемый, или Курский Коридор. Горы, леса, но очень много старых военных баз. Злые Щели. Электричество. И триллеры. Царство триллеров.
       Так что, если бы я расставлял области по опасности, я бы русский эпицентр поставил на первое место, Полесье и весь северо-запад на второе, центральный эпицентр, то есть, собственно Чернобыль - на третье. Ну а юг, юго-восток, - Чернигов, Харьков, - считай, почти курорт. Нейтралка широкая, до десяти километров доходит. Недаром вся инфрастуктура Экспедиции и все штабы, кроме Задницына, именно там и окопались...
       - А слыхали, кстати, как в десятых годах афганцы с албанцами на паях пытались через русскую Зону наркотрафик в Европу наладить?
       - Блин, Тополь! Ты же не в кабаке писателю Бурдюченкову басни для бестселлеров продаёшь! И не афганцы с албанцами, а...
       - Господа, не будем отвлекаться. Дело с наркотиками мне известно.
       - А что, а я как раз по делу. Я к тому, что там очень зомби много, по русскому направлению. Они, наркомы бывшие, потихоньку к нам-то и спускались, оттуда - к Припяти... На своём тепловозе... А куда вообще делся состав с травой, выяснили? Триста же человек разом!
       - Как - куда? Матушка, господа, Матушка. Мяч круглый, поле квадратное. Зона есть Зона.
       - Оп-па.
       - Сам напросился, Тополь, да?.. Обтекай. Но, инспектор, вообще-то Костя прав, "русский фактор" очень значим в Зоне. После истории с "нарковозом".
       Продолжаю. Путь наш с товарищем Владом лежал на тот берег Припяти, к Красным горам, конкретно - к озеру Добруша. Выход сам по себе дальний, тридцать-сорок километров по прямой, а со всеми траверсами-переправами, со всеми экивоками - пятьдесят-шестьдесят - к гадалке не ходи. Надо было обеспечиться колёсами. И я погнал ведомого сначала к известной мне нычке с транспортом.
       - Вы хотите сказать, что, отправляясь к Космонавту, вы всякий раз форсировали реку? Френкель - форсировал реку? Вы меня за кого принимаете, Пушкарёв? За писателя действительно?
       - Колись, Комбат.
       - Ну да, да. Да. Припять нельзя перейти. То есть можно, но не там... и не форсировать, а перепрыгнуть... Неважно. Вот Толька действительно жил у Добруши в своей бочке-звездолёте с невесомостью. От нас туда, по Матушке напрямки, добраться невозможно. Нет такого хода, действительно.
       Но они с Френкелем сделали себе связь.
       - Я так и думал. "Дупло"?
       - Нет, не "дупло". "Дупло" через воду не бьётся, господин инспектор по делам Зоны, дети знают. Другая штука. Генрих никак эту систему спецэффектов не назвал, но, безусловно, она разновидность "глаза Мацумака". Я такое вот только раз и видел в Зоне... Давайте я по порядку?
       - Только помните, Пушкарёв, что вы не заявку на грант озвучиваете.
       - Я завяжу себе узелок на платочке.
       - Виндзорский...
       - О! Ггг. Ну, наконец-то, хорошо сказал, в кои-то веки.
       - Ходилы, вы уже оххххи, решительно. Как будто у вас время не выгорает ведёте себя.
       - Я его решил проверить, вот как вас.
       - Кого?!
       - Влада. Я продолжаю уже. Я ему также как и вам прогнал про пятьдесят километров и про реку на пути.
       - Так.
       - Ноль эмоций, но у меня сложилось впечатление, что он сразу мне не поверил.
       - Как будто знал, как идти? Но он же удивился, узнав о Космонавте? Я так понял из вашего же рассказа.
       - Положим, это вы удивились. Наложилось у вас. Не создалось у меня впечатления, что он удивился. Скорее он удивился, когда я сначала начал жевать мякину про подкуп охраны, потом про тяготы и лишения моего способа хода в Карьер... И с собакой он сообразил моментально.
       - Кто ему мог рассказать про Космонавта?
       - Ай, б-блин!..
       - Вы так пожимаете плечами, Комбат?
       - Комбат, а можно поменьше страсти?! Блин, ухо!
       - Е-пэ-бэ-вэ-эр-р-р! Чтоб эту Зону... впотьмах растраханную... с кривыми окольными... с параллельными пер-пен-ди-ку-лярными... в пыльном мешке, высшими силами... с дребезгом... с лязгом... вприсядку бегом... нахер, в космос!.. Тополь! А можно башкой своей, тупой и твёрдой, не мотылять, как мошонкой на палочке?!
       - Я же и виноват?!
       - Потри мне ухо... Сильней, блин! Блин, вот ведь было небо в алмазах!
       - "Сильней себя себе не навредишь".
       - Вы что, тоже фанат сериалов, что ли, инспектор?
       - Ну я смотрел, конечно. А кто ещё?
       - Да есть у меня знакомый тут, был, то есть... наверное... Блин, как больно. Не знаю уж, как он Восстание пережил, живым ли, мёртвым... Перечитайло, мой взяточник на периметре. Я же рассказывал. Знаток!
       - Ах, да. Итак?
       - Хватит тереть, Костя... Итак, да эдак... Инспектор, микрофон вы отключали - давились от хохота, что ли? Чарли Чаплин вам тут с щепками балуется?
       - Пу-пу-пу... Господин Пушкарёв, я на работе, да и вы, практически, тоже. Посерьёзней.
       - А у нас не получается посерьёзней. У нас тут получается цирк с конями. В общем, хорош гнать, действительно. Идти нам было надо к "ацтекскому радио", по старому реестру Экспедиции номеру семьсот пятому, что ли... С литерой "хелл" гитика, высшая степень недоступности. Второй конец у этого "семьсот пятого" был неподалёку от "звездолёта" Космонавта. Очень мощный "ацтек", я не мерил, но децибел триста в эпицентре только так. А недоступен он... вы реестр не смотрите ли?
       - Ищу... Ого! Калиновское Грёмово!
       - Вот вам и "ого". Короче, от моего "окна" к "семьсот пятому" можно пройти либо через очень гадючьи места - по кривой, через Лелёв по окраине, либо по "кишкам", по старому шоссе на Корогод. В рассуждении пацифизма Влада я решил вести его, конечно, "кишками". Да и люди там могли шастать, у Лелёва, от Старой Десятки к Припяти, самый оживлённый трек, пробка на пробке... А "кишки" там такие: сначала немного по трассе проехать, ну это легко, потом с трассы сходишь в правильном месте и начинается. Сначала широко известный "театр" (26), с дафоенодоном и диниктисом который, по левой руке его пройти надо, потом два тяжёлых места почти встык, как мне говорили учёные, типа противовес такой у "театра". Дальше, километра через два - "головоломка", сложная, аж с тремя трамплинами. Так вот, средний - безопасный, и подбрасывает он к "рапидшару" имени Шекспира. Тоже знаменитый экспонат, знаете наверняка. Но фишка в том, что с этого трамплина оказываемся мы с "рапидшаром" рядом не в нашем родном измерении, а в этом... в "негативе", понятно?.. И с "негатива" "рапидшар" нас может пропустить мимо себя не как обычно, направо от пляжа с Джульеттой, а, представьте себе, налево, прямо по воде...
       - Позвольте вопрос из личного любопытства. Вы видели лицо Джульетты, Комбат?
       - Нет, конечно.
       - Нельзя ей в лицо смотреть, вы что! Сразу окаменеваешь и тонешь тут же. И живой. И навсегда там остаёшься. Вечно в пучине, каменный... и живой...
       - Скаутов пугать после отбоя тебя засылать надо. Нет, не видел я лица Джульетты. Хотя слева, с воды видно быть должно. Но я не смотрел. Удержался, как тот Улисс... А вы там бывали, у "шекспировской"? Или в интернете посмотрели?
       - Можно сказать, да, в интернете посмотрел... Продолжайте.
       - Так вот, проходим по воде по самому краешку нейтралки "рапидшара" и дальше начинается вперемешку с пляжем, проецируемым нейтралкой, - "хрустальный город". Интенсивности там мощные, но простые, на гайках проходимые. "Волчки" в основном, да одно "лёгкое место", не путать с "сортиром". И вот сразу после "лёгкого места" "город" выпускает - по переулочку одному специальному - к Грёмову. Вот вся "кишка". Субъективных километра три, наверное, до обеда работы. Если, конечно, выживаешь. "Лёгкое место" очень высокое, взлетишь - наверняка насмерть. Ветерком отнесёт - и в лепёшку. Километров, может быть, как раз с трёх.
       - Ну хорошо. Комбат, но вы же ходила не упорный, вы же были растренированы. Не опасались "кишкой" идти?
       - Можно мне? Дай я. Инспектор! Если ты хоть дважды "кишку" такого класса свертел и из неё выполз живым и целым - это дар. Какая там тренировка, господин хороший скурмач? И талантливый человек может на "кишке" погибнуть, конечно, но пугаться её? Как вы говорите - "пу-пу-пу", товарищ инспектор. Тут очень подходит.
       - Ну и потом, инспектор. "Не упорный", "растренирован"... Вы такой умный человек, так ловко меня поддели... Хорошо. Ну а как же тренироваться-то? Нет тренажёров на гитики. Наука ни хера не умеет их. Не придумано. Так что бой - наша школа... Он же жизнь... И что мне оставалось? Что за детские вопросы? Как на форуме сталкинутых, ей-богу.
       - Всё понятно. Продолжим. "Кишку" вы прошли. Влада к "ацтекскому радио" доставили. Вызвали Космонавта, он прилетел, правильно? Влад подарил ему собачку, очаровал, и Космонавт Влада унёс. К Карьеру.
       - Если коротко, то да. Унёс. Куда - не видел. Летать не умею, даже спьяну.
       - Момент жертвы у шекспировской "рапидшары" имел место?
       - А, конечно. Влад офигел. Там была сцена, да. И тогда, давно, и потом. Недавно.
       - Очень интересно.
       - Окей. Рассказываю подробно. Там, где мы шли, с воды, стрелять по Пуле Пидораса очень удобно...
      
       Глава 20
       АНТРАКТ
       Dead man, dead man...
       Keeps firmly, hold fast...
       Best sentry, my loved
       Keep my gold, keep my gold.
       But if will come other dead man - please, skip him...
       Skip him.
      

    Sara & Red-Top Boys

      
       Описание дальнейшего любой писатель, и даже неплохой, даже и независимый, начал бы со штампа "внезапно замолчал на полуслове".
       Так и было: Комбат внезапно захрипел на полуслове, закатил глаза (вроде бы даже один вверх, а другой - вниз) и голова его повисла, так сказать, ниц. Как будто подрезали ему кадык и толкнули в затылок. На видео Клубин не раз видел, как знаменитые сталкеры, ходилы и главные свидетели Восстания (а.к.а. Exit) Комбат и Тополь теряют на полуслове-полушаге сознание, и не удивился; удивительно было, скорее, что произошло это только на пятом часу допроса-интервью.
       В камере-палате сталкеров поддерживался режим повышенного кислородного давления. Но потрясающее воображение увечье Пушкарёва и Уткина, как не старайся, сказывалось, было независимо и весьма своевольно. Кроме того, сталкеры курили бесперечь, хоть ты им кол на голове обтёсывай, и отнюдь не электронные сигареты. Горели сигареты ярко.
       Опытный поневоле Тополь сообразил быстро, включился в проблему и, успев даже загасить сигарету в пепельнице с водой, обхватил обеими руками голову свояка, под подбородок и за макушку, а затем дико вызверился в объектив и заревел матом плач Ярославны на тему "замучили-парнишечку-своей-болтовнёй-скурмачи-поганые-врача-сюда-доктора-профессора-епэбэвээр-Комбатик-не-умирай-скоро-ужин-гречневая-каша-дефицит!.." По сю сторону экрана округ Клубина завспыхивали тревожные сигналы, разгорелся полный верхний свет, а сменившийся за время допроса дежурный техник-старшина с неизвестным именем подскочил на своём стуле, выронив к едрене-фене планшет-читалку с какой-то фэнтезийной порнухой, и принялся суетливо-прилежно давить нужные корочки на голографической матрице управления; заработал контроль шлюзовой камеры, и уже через минуту после начала переполоха вокруг Комбата и Тополя образовались два медика в синих балахонах со шприцами и кислородными клистирами наперевес. Интервью прерывалось на неопределённый срок.
       Клубин отозвал от локальной сети допросной свой коммуникатор, завинтил крышечку на бутылке с минералкой, поднялся, потянулся, сделал наклон, сделал приседание, попрыгал, тряся головой. Перерыв был кстати.
       - Когда выяснится, когда я смогу продолжить допрос - сообщите немедленно, - приказал он дежурному, размявшись. - Вот канал, - он постучал пальцем по одноразовой визитке, лежащей на панели рядом с микрофоном.
       - Есть!
       - Занимайтесь.
       Пять часов, думал Клубин, вышагивая по коридорам задницыных застенков. И что я узнал? Да всё, практически. Хотя и не допрос у меня получился, а заседание анонимных сталкеров. Полуанонимных. Вечер воспоминаний... Комиссар прав, я давно уже не сталкиллер, а обыкновенный ходила, адреналиновый наркоман, помеченный, и скоро я начну на форумах запальчиво доказывать сетевым зевакам, что "сталкер" - термин благородный, робингудовско-кожаночулковый, а не обидно-вуайеристский. Ибо семьсот лет назад в Шотландии, в области Earra-Ghaidheal agus Bod построили замок - Stalker... Целый замок средневековых вуаейристов... Мне ведь сталкерские байки о ловушках и о героической борьбе с гадами и спецэффектами как виртуальная выпивка - пьянею же по-настоящему...
       Вот только? - с одной стороны всё это, конечно, ужасно, это ужасно и навсегда, и срочно пора менять зону интересов, но с другой-то стороны - где ты, Клубин, найдёшь себе дело интересней твоего насущного... Впрочем, что за гопнические настроения, в самом деле, Клубин? Что за инфантилизм с калашниковым наперевес, Клинт, блин, Нюня?.. "Всем вам русским надо носить колокольчики на шляпе", - сказал однажды Комиссар. А я, дурак, оскорбился не хуже дурака Фухи и закатил в ответ лекцию-истерику на тему "а у вас инквизиторы негров вешают". Но прав-то Комиссар: всё, что нормальный человек переживает и пережёвывает в двенадцать-пятнадцать лет, в пору созревания, у нас составляет смысл духовной и интеллектуальной жизни...
       Итак. Для протокола.
       Считаем доказанным, что Восстание (по-нашему, по-брюссельски, Exit) не спровоцировано нашими действиями, то есть сорвавшейся операцией по уничтожению Хозяев. Операция "Фуха". Наши клоны тут ни при чём. Выявлен настоящий фигурант. То есть их, фигурантов, двое - одинаковых с лица. Влад и Влада. Двое из ларца, по детской варварской ассоциации. Удивительно, но за два часа целый отдел информатиков из "Брюссельской Капусты" ничего не смог отыскать на них. Никаких следов в сетевых архивах. Беларусь - страна сама по себе удивительная, не хуже, чем Россия... Но, помилуйте, искали-то не кто-нибудь, а мы... И удивительно, что вся моя сеть в обществе ничего мне за полгода не принесла кроме "Кость женился на пришлой тёлке".
       Нет, инопланетянам такое не под силу. Только человек способен обмануть человека. Против тотального информационного апокалипсиса, наступившего на нашей маленькой Земле, действенно только одно: невежество... пусть оно даже имитируется. Имитация невежества. Ни единого же следа - за три часа поисков! (Клубин на ходу заглянул в коммуникатор, да, как горело сообщение "результат отрицательный", так и горит.) Впору не поверить Комбату! Но в том-то и штука, что Комбат не лжёт. С Матушкой ведь как? Ничего нельзя придумать - всё существует на самом деле.
       Хочешь пользоваться информацией, отправлять свои сенсорные потребности, маленькие и большие, - изволь распроститься с личными тайнами, ты в базе. Не человек ты уже, ты уже юзер...
       И, если нет тебя в Сети, то тебя нет и в реальности. Но в Зоне - реальности нет. Значит, такой вот у нас дырявый апокалипсис.
       Но может, всё-таки инопланетяне? Мексиканский залив, Арал, Антарктида, первый Чернобыль... может, хотя бы ЧЗАИ - не наша, не земная работа? Думаешь так - и вроде как-то веселей. Как-то не безнадёжно.
       Надо подышать свежим воздухом.
       Вестибюль штаба был разгорожен тремя решётками, с тремя постами контроля. Службу люди Задницы блюли "на ять". Ни через один Клубина не пропустили без тщательной проверки. И было заметно, что охрана не рисуется, не пускает пыль в глаза столичной штуке. Шлюз обслуживала молодая майор, по местной традиции пожелавшая уходящему "ни "пуха", ни "Полыни"". Отвечать было не принято. В портале подъезда, на ступеньках, на мешках с песком, курили упакованные в "арабески" по глаза и до зубов вооружённые офицеры, в количестве четырёх зеркально выбритых рыл. Это были те же, сопровождавшие Клубина с утра. Видимо, Малоросликов приказал им оставаться в его распоряжении... Заметивший Клубина первым рыжий старший лейтенант спрятал сигарету в перчатку, вскочил и раздулся, дабы гаркнуть "господа офицеры!", но Клубин упредил его, отдавши салют таким образом, что было недвусмысленно и верно понято как "вольно, сидите, останьтесь".
       На улице светило вечернее солнышко, хорошо пахло, точнее, не пахло озоном. В штабном периметре не виднелось ни одной праздной души. Подойдя к своей машине, Клубин спохватился и включил телефон. От Задницы поступило не меньше десяти сообщений, и все были по делу. За шесть часов кум Зоны успел выполнить все приказания, вдвое и с тремя походами. Семьи эвакуированы, размещены, охраняются. В Зоне изменений не произошло. Прибыли и разворачивают монитор гугловцы. Довольствием и жильём обеспечены. Находится Задница постоянно на связи, готов выполнить любое распоряжение. За Задницей надо посматривать, он наверняка за допросом следит. Как он отреагирует? Надо посматривать. Задница - фанатик. Но как нам с ним повезло - пером не описать. Только топором вырубить.
       Клубин подтвердил получение донесений и вознамерился выкурить под боком своей машины сигару. И просмотреть рабочую папку на свежем воздухе целиком, чтоб два раза не засовывать, раз уж коммуникатор в руке и включён.
       Были же времена, когда связь была не такой мобильной! Сколько лет планета на казарменном положении? Полвека минимум.
       Группа Эй.
       С Фарку связь установить не удалось, хотя стрельба в развалинах Сорбонны продолжается, и продолжают регистрироваться землетрясения... до пяти единиц магнитудой в эпицентре! Но попыток прорыва "рязанских" с территории зачистки не зафиксировано. Матушка милостива и выключенная.
       Торнтон Фарку и его люди имели задачей зачистить семейство рязанских, восставших в музее-лаборатории университета и разнёсших Сорбонну до основания, не хуже, чем революционный люд Бастилию. Ну, что поделать, хорошая была Сорбонна. Фарку - знаменитый боевик, ваххабит, двадцать лет проходивший в особо опасных террористах, помеченный (два выхода), и группа у него подобралась злая, зубастая, двадцать отморозков: интернационалисты, Иностранный Легион, "белые чеченцы", Христианское Возрождение... и бриллиант группы - непримиримый либерал по прозвищу "Окуджава", а по фамилии Солнечный, по гражданству "россиянин", а по сути - отморозок... Интереснейшая личность, кромешный идейный бандит. По настоятельной рекомендации Фарку сам Эйч-Мент его вытаскивал из Сибири, где "Окуджава-Солнечный" отбывал пожизненное за подготовку и осуществление операции "Кеннеди-2".
       Клубин знал "Окуджаву" очень хорошо, поскольку в Брюссельской комиссии руководил проектом "Clone Attack", и "Окуджаву" выбирал донором для создания незабвенного "Фухи-4". И генетика была от "Окуджавы", и базовая психоматрица... Хорошо бы "Окуджаву", нелюдя, там, в руинах Сорбонны накрыло "рязанским" - с пользой для человечества...
       В общем, стрельба продолжается, будем надеяться. И ждать... Кстати, да, вот, ещё утром пришло подписанное Генеральным секретарём помилование на всю группу Фарку чохом. Вот оно, и всё в документе правильно. А документы прикрытия на оформлении.
       Группа Би.
       Торонто. Контроль локализован, контролёр-сучка уничтожен (тварь "утонула в аквариуме"... странно и интересно, надо будет выяснить подробности), сейчас скрадывают Хозяина. Потери... потери только среди полицейских и национальной гвардии. Может быть, хоть теперь главкоп-канадец опомнится и прекратит играть в Большого Северного Шерифа. Популяция активных зомби оценивается в полторы-две сотни, прирост, стало быть, мы остановили. Это у нас старина самурай Иода работает, слов нет, молодчина. Наставника Джедаев послать надо будет ему на именины фигурку одну ещё. Уже не обижается, самурай, смеётся... Года два шутка доходила до него. Тупые у нас шутки в Комиссии.
       Группы Си, Си-три, Си-четыре.
       Гарвард, Москва, Новый Кабул. Без изменений к худшему. В Кабуле чуть улучшилась обстановка. Помощь пришла. Но помощи просить продолжают. Без остановки. Да, господа талибы, с триллерами сражаться - не американцев резать под камеру и не статуи взрывать. Мусульмане вообще с Зоной связываться... не любят. Наверное, Коран запрещает отчаянным горделивым воителям...
       Владивосток. Просмотрев сообщение, Клубин расстроился. Ещё один случай нападения "каминного кровососа".
       Твою мать! Вице-губернатор! Удивительный, всё-таки, идиотизм. Ну добыл ты башку, Бэтмэн, блин. Человек, блин, Шах. Ну - как "добыл"? Купил, конечно. Ну висела она у тебя над камином под водочку и для секретарш. Но ведь весь же мир три месяца стоит на ушах! Номер общепланетного канала весь мир выучил наизусть, не хуже, чем номер антипиратского спецканала ФБР. Ну не выделывайся, набери ты эти шесть-шесть-семь, вызови ты наших спецов, приедут, изымут, уничтожат... Нет, блин! Три месяца мужчина государственного ума кормил ожившую башку мясом, снимал кино с ней в главной роли, видите ли... вот сам в мясо и превратился. Как стул в кенгуру.
       А кстати, почему кино-то не отследили? Клубин побежал ногтями по тачпаду. Неужели в сеть не сливал свои подвиги господин вице-губернатор? Клубин отправил запрос, пометил восклицательным знаком. Разберутся.
       Вообще, конечно, частные коллекции мы практически обезвредили. Тут мы молодцы. С тысячи вызовов в первые-вторые сутки Восстания спустили проблему до одного-двух. Мой прогноз оправдывается, к Новому году планету вычистим. Уже доброе большое дело, сладкое лыко в петлицу... да Заднице опять же.
       Именно Малоросликов первый сообщил по команде о некроактивности экспонатов и препаратов, официально и доказательно сообщил, всего лишь через десять минут после воистину гомеровской своей битвы с голегромом один на один врукопашную.
       Окровавленного, обезображенного лица... нет, будем честны, а точнее - точны, - не лица, а перекошенного хлебала генерала Малоросликова на фоне разнесённого кабинета Клубину никогда не забыть.
       Сидя на заднице поверженного чучела голегрома по кличке Топотун, Малоросликов спокойным горловым сипом доложил, что имеет место быть такая вот ху... непонятка неизвестной природы: чучело голегрома ожило, проявило агрессию, уничтожено, потери есть. Общая тревога по периметру, ведётся круговой бой... Повсеместно оживают препараты и активизируются экспонируемые и находящиеся на хранении артефакты. Рекомендую и инициирую боевую тревогу красную, общепланетную. Командование по ЧЗАИ принимаю на себя. Требую подкрепления какого-нито. Нахожусь в бою, отбой.
       Клубина даже сейчас передёрнуло. Судорожной затяжкой он раскурил почти погасшую сигару. Возникла настоятельная потребность посмотреть на небо, какое оно синее сегодня, чистое. Вот какое прекрасное небо.
       "Воздушная волна" Восстания, расходившаяся от Зоны по планете, двигалась со скоростью приблизительно двадцать километров в час. Благодаря сообщению - и репутации, разумеется - Малоросликова, мы успели локализовать почти все частные и государственные зарегистрированные коллекции на противоположном Зоне полушарии. Двадцать пять миллионов единиц материалов, из них незаконно полученных - девятнадцать миллионов триста с копейками тысяч! От безобидных "ёжиков" в детских и "волосатых стёклышек" над супружескими кроватями - до "абсента Пандоры" в Остинском Институте Биотехнологий и семейства "рязанских" в Сорбонне... Американцы - ладно, исследования санкционированы... а вот с французами надо разбираться, как это им удалось "рязанских" добыть, при помощи какого такого чуда неизвестной природы, и какая сталкерская сука выводила д'артаньянов в Зону, да так ловко вывела, что ни от одного клубинского источника не светануло инфой в Комиссию... Не Вобенака ли тут сыграл свою последнюю скрипку? За Вобенакой водилось такое. Тогда понятно, почему инфой не светануло... Клубин разозлился, жестоко загасил сигару каблуком, забил ошмётки под машину, открыл дверцу и шагнул в недра пассажирского салона, давно уже ставшего его основным жилищем.
       Бросил коммуникатор на диван, прошёл прямо к холодильнику. Достал бутылку с ледяным газированным каркади и, отвинчивая крышечку, просмотрел "газету" на виртуальном мониторе рабочего стола, спроецированном сервисом по месту локации приоритетного идентифицированного юзера - на переднюю панель печки. Судя по индикации, Лёша Лёшевич Старпетов героически проблюл на посту, никуда не отлучаясь. Сидел в кабине с "огрызком" на руле и резался с "духом" "огрызка" в "С.Т.А.Л.К.Е.Р." весь день. Клубин вылил на язык капельку чая и вызвал интерком.
       - На проводе, - немедленно доложил Лёша Лёшевич. Он запыхался. И жевал жвачку. И был нетерпелив. Оторвали его от дела. - Происшествий не произошло.
       - Частности? - спросил Клубин, проглотив божественное с кипящей пузырьками кислинкой.
       - Звонила Ирина, звонок под контролем врача. Всё в порядке.
       - Ненавидит, дурочка?
       - Не могу знать. Повелела привезти ей её косметичку, но не жёлтую, а синюю, и не "Сакуру" синюю, а "Армани". И чтоб вы сдохли. Это цитата.
       Клубин вздохнул.
       - Ещё бы я помнил, где у неё какая. Она не сказала, московскую или альпийскую?
       - Она сказала - ту, что в Шанхае. Синяя "Армани" с "марсианской черникой" из Шанхая. В туалете на стиральной машинке.
       - Ладно, понято. Отдыхай.
       - Тут у меня личный вопрос по Луне образовался, шеф. (Лёша Лёшевич писал роман "Лунные войны". Писал он дурно, "как все умеют", что, при минимальном прилежании, гарантировало успех.)
       - Лёша, всё потом.
       - Вот вы меня опять вынуждаете! - предупредил Лёша.
       - Только опять не продешеви, когда будешь торговаться. Предашь меня по самому высокому тарифу, двадцать пять процентов потом занесёшь.
       - Вот вы взяточник.
       - А ты раздолбай. Прошлый раз меня предал за какую-то говённую виллу в Голливуде. Без бассейна! Я до сих пор оскорблён, между прочим, ты давай думай, думай, как искупить.
       - Мне тут лунные акции предлагают.
       - Это ты для книжки?
       - Да нет, это я в качестве искупления. Всё-таки не вилла.
       - Если акции русские - бери. Их сейчас будет Беркли подгребать под себя, семь к одному примерно выйдет. К концу года пакет процентов на семнадцать подорожает. Станет вровень с китайским.
       - Сколько за консалтинг возьмёте?
       - К моему законному "углу"? Шесть процентов.
       - Вы даже не акула, а спрут, шеф.
       - Не видал ты акул. Всё, отдыхай, не забывай бога. Овер.
       - Овер, повер и кранты.
       - Ну и отношения у тебя с твоим клоном, сонни, - тут же раздался медлительный голос Эйч-Мента из-под потолка. Клубин чертыхнулся, завинтил бутылку и повалился на диван, принимая позу наиболее неуставную. Хотя и неудобную.
       - Комиссар, вы своё как хотите плетите, а моё не путайте.
       Эйч-Мент помолчал.
       - Хайнлайн? - предположил он.
       - Опять верхнюю ссылку прочитали? - спросил Клубин ядовито.
       Эйч-Мент помолчал.
       - Не хами, сонни, не хами, я тебе не твой клон.
       - Комиссар, вы хуже всякого клона. Сколько раз я просил не лезть в мою личную сеть? Трижды, не меньше.
       - Да, трижды. Три больших кризиса мы с тобой пережили. Считая этот. Который мы с тобой ещё не пережили. Я понимаю, сонни, тебе нравится корчить передо мной гимназиста, а иногда даже и нужно покорчить, для расслабления, но ты поразмысли на досуге, что мне-то не перед кем. Следовательно, накапливается усталость. Тебе надлежит иметь это в виду. Безопасность прежде всего, сонни. Касательно твоей личной сети, - а как прикажешь контролировать справедливые отчисления от предательств моих подчинённых? И подчинённых моих подчинённых?
       - Увлекательная игра, согласитесь.
       Эйч-Мент помолчал.
       - Согласился, - сказал он наконец.
       Клубин вздохнул, сдался, сел официально и поднял руки.
       - Я весь ваш, Комиссар. Угощайтесь.
       Эйч-Мент помолчал. Иногда во время пауз Эйч-Мента у его собеседников шла кровь носом от напряжения.
       - Мне понравилось, как ты разговаривал сегодня, сонни. И с Малоросликовым, и с обвиняемыми свидетелями, и, в особенности, с этой красивой женщиной в столовке.
       Слово "столовка" Эйч-Мент произнёс по-русски.
       - А ещё больше мне понравился новый демон, диктограф чучхейский. Прекрасно расшифровывает и записывает. Даже твою кашу во рту. Ни одной ошибки. Я вчера целый час его тестировал. Пошлю тебе, пожалуй, дистрибутив. И регистрационный код пошлю.
       Эйч-Мент пошутил, изволите видеть. Но Клубин стойко перенёс шутку, никак не отреагировал на неё, не пацан зелёный. Новый диктограф а.к.а. войсридер, действительно, великолепный, Клубин давно (позавчера, в день презентации) украл у пиратов. Так же как и Эйч-Мент, он пользовался именно расшифровками переговоров, так было быстрее, чем слушать записи as is, и эффективнее. (Хотя до распечатки расшифровок на бумаге Клубин пока не докатился, в отличие от шефа, поколением не вышел.) Комиссар наверняка сегодняшний день Клубина и прочитал и проанализировал, распечатав именно на бумаге. Пока, например, Клубин курил сигару у машины да препирался с самим собой-водителем.
       Раньше, при работе с американскими или сибирскими продуктами был и смысл и даже необходимость уточнять проставленную "демоном" интонацию или мимику объекта по видео, но функция распознавания тире атрибуции интонаций описываемого творения стремительно дорожающей объединённо-корейской конторы ASSDDF работала небывало великолепно, невиданно великолепно. И, пожалуй, с вековечной мечтой писателей и чекистов вопрос решился отныне окончательно. Стенографирует, срисовывает и идентифицирует эмоциональную моторику новый виртуальный робот безошибочно. Пока, правда, только на четырёх основных языках.
       Дня через два их станет в разы больше.
       Пираты никогда не спят, ибо прогресс неостановим.
      
       Глава 21
       КОНЕЦ АНТРАКТА
       You know the day destroys the night
       Night divides the day
       Tried to run
       Tried to hide
       Break on through to the other side
       Break on through to the other side
       Break on through to the other side, yeah
      

    Doors

      
       - Вопросов у меня к тебе появилось немного, - произнёс Комиссар, завершая разговоры о погоде. - Но они есть. Зачем ты дал обвиняемому свидетелю Уткину понять, что ты - это ты? Это первое. Не надо отпираться.
       - Пу-пу-пу, - сказал Клубин. - Я и не собирался отпираться, Комиссар. Can we just take this down a couple notches, please (27). Это тактическая провокация. Уткин меня знает, Пушкарёв - нет. Я приоткрылся, Уткин меня, безусловно, узнал. Далее я отслеживал, как они общаются между собой, зная, что находятся под камерами. Мне представлялось важным понять, есть ли между ними контакт на уровне... э-э...
       - Невербальном, неизвестной природы, - закончил Эйч-Мент. - Окей, copy. И твоё, сонни, мнение?
       - Нету ничего такого.
       - И ты полностью отвергаешь вариант, что Уткин Пушкарёву рассказал о тебе во время перерыва на обед? Они отлучались и в туалет, и в умывальник.
       - По моему распоряжению наблюдение покрывало сто процентов их личного пространства.
       Эйч-Мент помолчал. Чувствовалось, что он там, у себя, на небесах, недовольно морщится.
       - У всех у вас, у унтерменшей, манера выражаться на нормальном европейском языке чудовищна. Вы переводите со своего варварского советского канцелярита, а у меня, старого вырождающегося аристократа, весь мозг уже в метастазах от него. Иногда я подозреваю, что ты, сонни, по-прежнему думаешь по-русски. А мне лжёшь, что давно уже нет. Зачем ты мне лжёшь, сынок?
       - Для профилактики, Комиссар. (Клубин подумал.) И для тренировки.
       - То есть, ты и впрямь всё ещё думаешь по-русски?
       - Нет, не думаю.
       - Хорошо... продолжай мне лгать, мне это выгодно... Окей, от твоего неумного поступка хуже не стало, хотя и пользы особой не наблюдаю... Либо - ты что-то себе маракуешь на будущее, - произнёс Эйч-Мент по-русски. И замолчал, ожидая правдивого ответа.
       - Ну да, да, Комиссар, я намерен идти с ними, куда они там собираются. Я обнаружил себя перед Уткиным, чтобы иметь джокер доверия.
       - И больше никогда не морочь мне голову, мальчик, когда речь идёт о важном деле. Ты уже вроде взрослый опытный человек, сорок три года всё-таки. Пора уже повзрослеть.
       - Есть, Комиссар. Принято к исполнению. Как поживает ваш кровосос?
       - Представь себе, он уже почти восстановил все внутренние органы и явно ищет самку. Я позвонил подполковнику Джилберту, мы ударили по рукам, ночью его кровососиху привезут.
       Плевать было Эйч-Менту на детсадовские провокации.
       - Настучать бы на вас, Комиссар, да некому, - сказал Клубин.
       - Если ты изыщешь способ выполнить свой долг землянина и уничтожить мою незаконную собственность, я слова тебе не скажу в порицание, сынок, и никак не взыщу с тебя. Второй вопрос возник у меня к тебе. Можем ли мы теперь утверждать, что знаем, кто находился в пилотской кабине RN-24777? Я имею в виду то самое загадочное "не установленное лицо". Твоё мнение.
       - Да. Мы знаем.
       - Влада находилась.
       - Влада. Но подтверждение у Пушкарёва и Уткина я, конечно, получу.
       Эйч-Мент помолчал.
       - Двусмысленно сказал.
       - Однозначно, шеф. Разве что "но" было лишнее.
       - Непохоже это всё на инопланетян, сынок, - с отвращением произнёс Комиссар. - Слишком по-земному. Любой из Хозяев, nom de Dieu de putain de bordel de merde de saloperie de connard d'encule de ta mere (28), действовал бы похожим образом, получи он те же возможности.
       - Дело в праве на получение тех возможностей, Комиссар. А если учесть, что наши новые знакомые, Влад и Влада, выросли на Земле... да ещё в Беларуси... О! Как там выборы, кстати?
       - Многие у меня тут считают, что через пару лет не будет такого государства. Страна останется, конечно, а государство придётся создавать всем миром. Вот только Зоны у них теперь нет, придётся создавать государство задёшево, в качестве гуманитарной помощи.
       - Я бы погодил с похоронами. Сорок лет уже...
       - Говори по-немецки... С чьими похоронами ты бы погодил, Сталкиллер? С государственными?
       - Матушку хоронить я бы погодил, - сказал Клубин и подумал: "Застрадались уже, полит-Нострадамусы... Одно раздражение от них на коже... Чесотка интеллектуальная..."
       - На мой третий вопрос ты ответил. Хорошо. Но говори по-немецки, заклинаю тебя. Ну и вопрос напоследок... открой-ка мне дверь, сынок.
       Клубин с сервиса, встроенного в подлокотник дивана, открыл дверь. Эйч-Мент, огромный, приземистый, с самого детства и навсегда загорелый, словно поджаренный на свином жиру и оливковом масле, красноглазый, с тяжёлыми веками, в чёрном плаще, в армейских ботинках, в трофейной шапочке-пидорке по брови с зелёными арабскими буквами над левым ухом, шагнул в салон, и в салоне сразу стало тесно и официально-неуютно. Клубин поднялся, салютовал. Эйч-Мент кивнул в ответ, сунул Клубину перчатку для пожатия, взял со стола ополовиненную бутылку с чаем и, валясь величаво в кресло напротив, длинным глотком выпил её до дна. Остающийся снаружи телохранитель Эйч-Мента подпоручик Пшечка козырнул Клубину и задвинул перед собой дверь.
       - Удивили, Комиссар, - заметил Клубин. - Здравствуйте.
       - Piss off, man, - с чудовищным, не воспроизводимым индусско-немецко-чеченским акцентом - и с большим чувством - сказал Эйч-Мент. - И здравствуй, товарищ... Крестница как моя?
       - Вы же подслушивали.
       Эйч-Мент помолчал.
       - Привет от меня ей передай. Впрочем, я сегодня заеду к ней, я соскучился... Это надо. Моей вины столько же, сколько твоей, сонни, сынок. Косметичку ночью ей доставят. Как раз твой протеже из Китая вылетает, я его озадачил. Замок потом поменяешь. Ну, позвонишь там кому-нибудь, я не знаю... Сам решай.
       Клубин кивнул. Эйч-Мент крутил между ладоней пустую бутылку. Затем аккуратно, навесом, бросил её в угол, в корзину для бумаги. С лица его сошла отеческая скорбь а.к.а. участие. Он глянул из-под низкого лба прямо Клубину в душу, как если бы хотел увидеть там нечто незаконно скрываемое.
       - Итак, сынок. Событие, именуемое нами "Exit", - в свете открывшихся обстоятельств, - есть событие самостоятельное? Мы не имеем дело с результатом наших... нашей политики, скажу вот так. Вот такой вопрос. Он по-житейски риторичен, но политически... ты понимаешь, сонни, Сталкиллер. Мы должны с тобой очень точно уяснить, имеем мы - или имели - дело - с чем. Или - с кем. Как быть дальше - вопрос второй. Кто виноват - первый. Как быть дальше от него зависит. Отвечай. И без привлечений неизвестной, мать её, природы. Объект регистрировался средствами ПВО ООН, SETI, WASA. Отныне никакой "неизвестной природы", ясно тебе? Меня тошнит от неё! - Эйч-Мент помолчал. - Говори, Сталкиллер.
       - "Eхit" - совершенно самостоятельное событие, Комиссар. К добру или к худу ли, я пока не знаю. Но мы тут не при чём. Крестовые выходы за бесплатным золотом в Карьер, "Планета Камино", наша с вами война с радиоактивными уголовниками под Саркофагом - не провоцировали и не инициировали Восстание. Своим чередом наступило время, событие созрело - и произошло. - Клубин почесал бровь, собрался. - П-п-п... По-моему, Комиссар, кашлять на всю нашу политику Влад и Влада хотели. И с полным на то основанием. Даже с моей точки зрения они правы. Клопиные бега у нас с вами. Свадьбы и похорона государственные наши собачьи.
       - Ага, - без паузы сказал Эйч-Мент. - То есть, основные фигуры - они. Влад и Влада. Вдруг возникшие сегодня. Из волшебного ящичка сталкера Комбата.
       - О других нам неизвестно, Комиссар.
       - Об этих нам тоже было неизвестно до сего дня, Сталкиллер... Не спеши. Не спеши... Ну а Бредень?
       - Вы знаете моё мнение. Он эффектор. Бич, а не бог. Раньше я предполагал, теперь я уверен...
       - А Пушкарёв и Уткин? Голову они тебе морочат отлично, я согласен.
       - Не верю. Не верю, что близнецов они выдумали.
       - Faith! - с непередаваемым презрением сказал Эйч-Мент. - Сталкиллер, две эти головы, Комбат и Тополь - равные мне и Вобенаке по "чуйке" и по помеченности сталкеры. Не забывай. Не забываешь? Теперь говори снова.
       С расстановкой Клубин сказал:
       - Комиссар, я - не верю - что близнецов Влада и Владу - Комбат выдумал - на подставу вместо себя.
       - Принято, - молвил Эйч-Мент без паузы. - Соглашаюсь. Далее.
       - Далее. Близнецами ли вызван Exit я пока не знаю. Однако, в любом случае, находясь в самом эпицентре событий они были способны контролировать их. Это я полагаю установленным фактом. В том числе - они были способны спасать тех, кого спасти было, с нашей точки зрения, невозможно. И они спасали. И не задёшево - для себя не задёшево - спасали.
       - Уткина и Пушкарёва.
       - Уткина и Пушкарёва. И никакой оперативной необходимости в спасении Уткина и Пушкарёва не было. Наоборот, они им здорово мешали, Владу и Владе, заметьте, Комиссар.
       - Я заметил, заметил. "Благодарность"... - проворчал Эйч-Мент.
       - Именно! Благодарность. Как с вами легко и приятно работать, Комиссар, - искренне сказал Клубин.
       - Знаю, и мне это не нравится, Сталкиллер. Я старею... - Эйч-Мент помолчал. - Значит, неопознанный объект, из которого сначала управлялось Восстание и затем покинувший Землю... после чего Зона... Помоги.
       - Обесточилась.
       - Отлично, согласен с термином... Указанный объект принадлежал вот этим ребяткам, брату с сестрой, Владу и Владе? Так запишем?
       - Принадлежал ли - не знаю, но управлялся ими.
       Эйч-Мент помолчал.
       - Я понимаю тебя с твоей любовью к советской газетно-канцелярской манере выражения. Трудно соблюдать абсолютную точность, когда пытаешься описать невозможные вещи. Канцелярит подходит, - раздумчиво проговорил он.
       - Безусловно.
       - Видимо, я пересмотрю своё отношение.
       - Я уже некоторое время данный объект просто называю космическим кораблём, шеф. И в ус не дую.
       Эйч-Мент помолчал.
       - Как-как ты сказал? - переспросил он.
       - В ус не дую. Прекрасно себя чувствую.
       Эйч-Мент щепотью пожал себе нос.
       - Не ты один, не ты один... ОК. Мистеру Горски расшифровку твоего интервью с ходилами я отдал, у него и у его бандитов наверняка уже семьдесят три теории готовы... Из них семьдесят две - инопланетные. Или, в крайнем случае, инопространственные... Что будем делать-то, Клубин? У нас тут, оказывается, контакт с инопланетянами был. Нет?
       - Не знаю.
       - Ты повышен на звание за такой ответ. А в порядке бреда? Dam't, себя мне надо за такие вопросы в звании понижать... Отвечай.
       - Советские архивы, шеф. Проводились ли в районе Чернобыля закрытые исследования. До восемьдесят шестого года, я имею в виду. Так ведь никто и не знает, на что намекал Горбачёв во Владивостокской речи. Все думают до сих пор, что на тектоническое оружие.
       - Восемьдесят восьмой год, сонни. Или восемьдесят девятый?..
       - Ну и что? Какая разница, какой год, шеф? - спросил Клубин вежливо.
       Эйч-Мент помолчал.
       - Согласен, неважно. Но вряд ли архивы такого уровня сохранились в постсоветском дерьме. Если даже что-то и было... Либо сгорело, либо продано... Прикажешь мне брать заложников у россиян? Отдайте нам ваши секретные библиотеки, а то мы сейчас ваши бюджетные деньги объявим незаконными доходами и конфискуем? Или опять сместим с поста генсека NATO? Очень смешно.
       - Генсек-то ладно, но вы попробуйте найти разницу между их бюджетными деньгами и частными, вам экономисты памятник поставят... Комиссар, вряд ли сами россияне что-то сейчас знают. Такой был бы у них козырь, вы что. Нет, они наверняка не в курсе. Кто знал - мертвы, а архивы наверняка дырявые и неполные были изначально. Да, мы с вами сейчас бредим, не забывайте, шеф.
       - Не забываю. Итак, некие биотехнологические исследования. И именно советские, не украинские. Не россиянские.
       - Да. Только не "россиянские", а "российские".
       - Piss off, man. Ещё какие идеи?
       - Лично у меня одна внятная идея, Комиссар. Про россиян - я говорю вам в порядке бреда, подчёркиваю. Проверить надо, надо очень хорошо подумать и очень тщательно проверить, чтобы в тылу не оставлять, но я не верю в советские биотехнологии, в результате реализации которых возникла Зона. А моя идея проста. Летающая тарелка. Та самая, сбитая над Станцией в апреле восемьдесят шестого. Лежала она в лесу, потихонечку автоматически ремонтировалась. Фонила на всю округу. Ну, вот и отремонтировалась. Зона - внешний скелет и энергосистема. Как у контролёра - нервная.
       - Детский сад, - сказал Эйч-Мент задумчиво. - Фантастический рассказ. Зона - проекция динамической конфигурации тарелки на местности? Детский сад, сонни.
       - Так с детьми мы дело и имеем, Комиссар.
       - Как вы мне все надоели! - повысив голос на четверть тона, что означало протяжный вопль, пробурчал Эйч-Мент. - Ну, ладно. У меня нет времени, мне уже пора бежать, сонни, Сталкиллер. Ты у меня левая рука. (Эйч-Мент был левша.) Что мне делать? Рекомендуй.
       - Комиссар, мы знаем, что в районе Котлов существовал и действовал советский секретный объект. Именно с ним связаны Влад и Влада, именно из района Котлов стартовал НЛО, именно оттуда вышли в их настоящем виде Уткин и Пушкарёв. Что это был за объект? Земные исследования? Или там действительно хранилась инопланетная посудина? Рекомендую использовать наши информационные возможности... неизвестной природы. То есть, Хозяев, Комиссар. (Эйч-Мента ожидаемо откровенно передёрнуло.) В Москве есть контролёры, есть они и в Киеве. Значит, вам нужно двое из Хозяев, пусть возьмут по три-четыре особи, выведут их из-под охоты и ловят нужных чиновников. Сталкеры мы или не сталкеры, в конце концов. Если уж забивать микроскопами гвозди, так уж по шляпку. И зачем брать заложников, когда можно брать сразу языков.
       - Пленных, ты имеешь в виду? - уточнил Эйч-Мент, воззрясь на Клубина с любопытством.
       - Да.
       - Ну ты нахал, Сталкиллер. Принято, согласен. Информация о Котлах нам нужна. У Хозяев нынче выбора нет. Согласен. Тем более - всё это пройдёт под шумок, - заключил Эйч-Мент по-русски. - Он помолчал. - Ну а твои действия?
       - Я закончу интервью и пойду в Зону с Уткиным и Пушкарёвым. Вы сами надеетесь, что всё кончилось?
       - Нет, и не имею права. И ты не имеешь. И всё наоборот, сынок. Я надеюсь, что ничего не кончилось. И тебе приказываю надеяться.
       - Я хотел, чтобы вы это сказали вслух, шеф. Спасибо.
       - Незаконному мигранту в глотку твоё спасибо. Так что про наших уродов, зачем тебе с ними в Зону?
       - Им туда надо. Значит, там что-то осталось. Важное. Важное и для нас. Кто первый встал, того и Зона, шеф.
       Эйч-Мент помолчал.
       - Слушай, а не зря мы мировую общественность пускаем наблюдать? - спросил он.
       - Google? Нет, не зря. И за кого вы меня держите? Они у меня под контролем. Не давайте только ни WASA, ни корейцам, ни частникам лезть в зенит Зоны. Никаких дронов, никаких беспилотников. Опять же, Эмираты, Мирза-Чарле. Вот их надо придержать, как мы с вами и договорились. А за Google - не беспокойтесь. Под контролем. Думаю, монитор уже устанавливают. Мне здесь он очень поможет. Лично мне. И вам, значит.
       - Roger, copy. Тебе что от меня ещё нужно? Материалы? Люди?
       - Ответы.
       - Давай.
       - В районе "Камино" уже должны были закончить...
       - Ни выживших, ни уцелевших.
       Эйч-Мент был предельно точен в формулировке. Клубин вздохнул.
       - Жалко? - спросил Эйч-Мент.
       - Очень, Комиссар, - откровенно ответил Клубин. - Я надеялся на Вобенаку. Хорошо хоть Наполеон выжил... Очень жалко, в общем.
       - Мне тоже жалко, - сказал Эйч-Мент, принимаясь застёгивать свой плащ. - Карьёр - не жаль, а вот "Камино"... Очень жалко. Твою дочку спасли, вылечили. А остальные сто миллионов человеков прямо сейчас? Как им помочь? - Эйч-Мент помолчал, возясь с застёжкой на животе. - Мне всю Зону жалко. На аэродроме сегодня - вылез из шаттла, иду, гляжу - валяется пустая консервная банка. Сладкое молоко, знаешь? И так мне стало горько, что никакая неизвестная, мать её, природа больше не превратит эту несчастную банку в магнитную дыру, в "семьдесят седьмую". Останется банка просто банкой. Вовеки веков. Так и сгниёт пустышкой... Не интересно же! Скука. А так было интересно. Надо успеть нам к включателю первыми, Сталкиллер... Да, кстати! Доктору Горски ты должен бутылку, а не он тебе. Сводка к тебе не попала по моему распоряжению. Я сам хотел тебе сказать. Полюбоваться.
       Ничего себе! У Клубина отвисла челюсть. Железный Сталкиллер остолбенел. Суперсталкер, охотник на кровососов потерял контроль над лицом.
       Эйч-Мент с удовольствием пялился, скаля свою радиоактивную металлокерамику.
       - Да - ты - чо!.. - выдавил Клубин. - Комиссар, вы серьёзно?
       Эйч-Мент хохотнул - словно стальным языком по железному нёбу.
       - Есть такой слух. Профсоюз действительно готовит иск. Непосредственно к нам. Возмещение упущенной прибыли и счастья человечества. Мы, стало быть, виноваты, что Карьер накрылся. Сумма - три процента ВВП стран-основателей. Ежегодно. На сто лет. Мне уже звонили из канцелярии Её Величества. Ругались русским матом. Вот тебе, Сталкиллер, и мистер Горски. Он же фантазёр. Молодец он, а не фантазёр. А ты - Фома, не верующий в абсолют человеческой глупости. Пошёл, пошёл слушок, не сомневайся, сонни. Но благодаря мистеру Горски мы заранее готовы.
       "Пошёл слушок", "есть такой слух" у Комиссара означало "информация достоверная, перекрёстно подтверждённая независимыми источниками".
       - Повзрывать их к чёртовой матери, анацефалов? - спросил Клубин.
       Эйч-Мент пожал плечами.
       - Хорошо бы. Но... Ты бутылку-то старику отдай, раз проспорил, а в политику не лезь, сонни. Не надо никого взрывать. Не двадцатый век. Человеческая жизнь священна. И всё такое.
       - Так то - человеческая...
       - Кстати о жизни. Ты опять без оружия.
       - Комиссар! - сказал Клубин недовольно. - Шеф! Ну вас к дьяволу!
       Эйч-Мент расстегнул застёгнутый плащ обратно, запустил руку в неведомые глубины и долго там рылся. Клубин, морщась, ждал. Эйч-Мент, наконец, добыл искомое и со щелчком, словно доминошную косточку, выложил перед Клубиным на стол флэшку с матрицей.
       - Давай, и без разговоров, русский коммунист. Приказ и всё такое прочее. А мне пора. Будь на связи, а клона своего не балуй. Когда теперь ещё нового заимеешь. Про дочку твою - ну я тебе уже сказал. Я её навещу. Со сталкерами пора уже обострять тему. Но будь осторожней с Задницей. Он фанатик, он добрый малый. И он лучший солдат, кого я знаю. Так что интервью твоё он слушает обязательно. Думаю, ты специально не закрылся. Вариант приемлемый, я тебя поддерживаю, но будь осторожней. Жаль Задницу гасить. Мне он нравится, и он спас много людей. Если что - он на твоей совести. Всё. - Эйч-Мент поднялся, застегнул последнюю пуговицу и, не кивнув, не попрощавшись, - шагнул к выходу. Клубин едва успел открыть дверь перед ним. Снаружи, оказывается, шёл редкий крупный дождик.
       Громко и искусственно, пластмассово затрещали капли, разбиваясь о плащ Эйч-Мента, Комиссара, единственного на планете сталкера с рейтингом выше Комбатовского, о чём, впрочем, знали лишь четверо - сталкиллеры Клубин и Клим "Вобенака" Айве, доктор Джон "Горски" Ли, и - сам Комиссар, Эйч-Мент... хозяин Хозяев, создатель, руководитель и давно уже единоличный владелец самой эффективной и действительно всепланетной организации, ближе всех стоящей к высокому званию легендарной Мировой Закулисы... и не в комическом её значении, а в настоящем, досель небывалом...
       Всякий раз, думая об этом, Клубин ощущал холодок промеж лопаток. Действительно - фантастическая постановка, как в книжке, и я, опытный, повидавший виды человек - её персонаж, и не самый главный... Роль второго плана, как не пыжься, как не старайся, сколько не делай... Ужасное ощущение.
       Клубин был убеждён, что его испытывает всякий, сталкиваясь с Эйч-Ментом воочию. Отец-основатель. Человек-государство. Robber Baron.
       Эйч-Мент вдруг обернулся, придержал закрывающуюся дверцу пальцем и произнёс:
       - Да, я забыл совсем. Ты беспокоился. Недоумевал. Как его... "Епэбэвээр"... Это аббревиатура такая на вашем дурацком русском. "Единые правила безопасности при взрывных работах".
       Клубин задрал брови и фыркнул.
       - Ну, я поехал, - сказал Эйч-Мент. - Работай, сталкиллер. Бога не забывай. Wibbly-Wobbly (29), сонни.
       Дверца закрылась.
       - О тебе разве забудешь... - сказал Клубин, с трудом удержавшись, чтобы не перекреститься.
       Сегодня его пробрало до самых печёнок.
      

    Часть третья

    А.О.КЛУБИН И ДР.

      
       Глава 22
       ВОСПОМИНАНИЯ... (КЛУБИН)
       With the twilight colors falling
       And the evening laying shadows
       Hidden memories come stealing from my mind
       As I feel my own heart beating out
       The simple joy of living
       I wonder how I ever was that kind...
      

    Johnny Cash

      
       Приказ есть приказ и всё такое прочее. Клубин, даже мысленно не ропща, открыл сейф с принтером и запустил матрицу в память. На дисплее выскочило время: 15 min 34 sec. Принтер стартовал, пустил обратный счёт. Клубин сел на место и стал ждать.
       Создание подлинной, детальной, ответственной истории Зоны было невозможно по причине элементарной и человечеству привычной - секретность, она же - жлобство, оно же жаба. Ни отдельные люди, ни десятки огромных организаций, паразитирующие на поражённой аномальными интенсивностями неизвестной природы территории "Зона", не могли похвастаться обладанием хоть сколько-нибудь полной статистикой ужасных чудес и событий. Невозможно было свести гигантские объёмы информации разных степеней качества, достоверности и упорядоченности в один компендиум. Дефрагментация была неосуществима: слишком много мелких и одинаковых интересов, слишком много невежества, слишком много неверия, слишком много болтунов и слишком, слишком много чиновников на кормлении. Все следили за всеми, все делали свои маленькие дела (суммы, правда, могли быть вполне глобальные), все берегли свои куриные, золотые и даже рубидиевые яички, тщательно рассовывая их по разным корзиночкам, пряча даже от себя самих и никогда не записывая координат, адресов и наблюдений.
       Таким образом, любое крупное движение по последовательному отбору и упорядочиванию действительно массивных информационных пластов неизбежно означало, что слишком кто-то умный слишком много хочет. И ядовитая ноосфера, окружавшая Зону, реагировала однозначно - моментальным пробуждением и непреодолимой активностью бюрократическо-корпоративных големов демократии, братства и свободы в их современной онтологии.
       Хороших людей на планете оставалось ещё очень много, но они решительно друг другу не доверяли, вплоть до взаимного уничтожения. Что, впрочем, Клубина не удивляло. Наоборот, удивляли редкие, но непрекращающиеся проявления альтруизма.
       И тоже - вплоть до уничтожения...
       Уникальным успешным опытом централизации информации была и оставалась деятельность Брюссельской подкомиссии Объединённого комитета ООН по делам ЧЗАИ под руководством адмирала, бывшего начальника Отдела безопасности ESA Херберта "Эйч-Мента" Девермейера.
       Успешность имела высокую цену - половину средств и материалов Эйч-Мент тратил на организацию видимости ничегонеделанья - по типу и шаблону родственного Нью-йоркского филиала ОК ООН. Сложнейшая работа. Впрочем, увлекательная... Клубин, как и все заместители Эйч-Мента, был в курсе разработок "Отдела Запуска Призраков", то есть Отдела связей с общественностью, и некоторые акции злых веселых эйч-ментовских пиарчеров вызывали у него искреннее восхищение пополам с жгучим желанием присоединиться к их компании.
       Как Вобенака однажды сказал, сидя в парилке в одних носках: "Никогда не смотрю порники и спорт. Сердце разрывается. Хочется участвовать!"
       Принтер стрекотал, иногда даже взвизгивал, словно металл резал, словно Эйч-Мент смеялся. Допивая новооткрытый чай, Клубин приходил в себя после явления Комиссара. На него нахлынули воспоминания, написал бы здесь писатель... прах бы побрал Тополя с этим его присловьем!.. Клубину вспомнился спич пьяного Горски, послуживший причиной дикого скандала между собственно спикером и Комиссаром, каковой скандал, в свою очередь, определил политику Брюссельской комиссии на годы вперёд. В скандалах рождается если не истина, то, по крайней мере, политика, будь она проклята. Распорядок действий в преддверии неотвратимого конца пути.
       ...Скандал случился на drink session в финале первого общего заседания заместителей Эйч-Мента, на котором Клубин присутствовал. Он недавно что вернулся из Моря Жажды и только что, буквально накануне согласился на предложение Комиссара.
       Познакомившись с Клубиным, обсудив насущное, приняв какие-то решения, что-то отложив до выяснения всех обстоятельств, заместители без объявления войны вскрыли бар Комиссара и сдвинули все столы в кабинете. Было надо. Поприветствовать, во-первых, нового члена банды русского товарища Клубина и, во-вторых, спрыснуть удачу, успех и чудо выхода нашего дорогого и любимого шефа Эйч-Мента прямиком под Саркофаг в логово Лиса, выхода и благополучного возвращения из оного живым и не безумным. Эйч-Мент не возражал, сидя в своей кабинке в освинцованном скафандре. Ему туда переправили бутылку текилы, вишнёвый компот, холодную пиццу с курицей и сигару. Непьющих заместителей у Эйч-Мента не было. В Зоне пьют все.
       Первую дали, естественно, "за Матушку милостивую", потом пили какое-то время под рассказы Клубина о Луне. Всем очень понравилась, как Клубин в процессе погони за луноходом Крджи Гилельса наткнулся на взлётную ступень "Антареса" и в куче мятой фольги отыскал совершенно целую кассету от Hasselberg (30), Шепардом и Митчеллом забытую в суматохе перехода в GSM. Кайф подобной находки, мятный холодок прикосновения к древнему подвигу был сталкерам близок и понятен. Выпили с чувством, наперебой просили фотки показать. После Клубина полковник Оклахома Байрон, бывший специалист по связям с общественностью ЦРУ, довольно долго и довольно косноязычно толковал о Монро, как там с ней так нелепо получилось. Выслушали, помянули женщину (Клубин - из вежливости, ибо нет звёзд, кроме Одри Хёпберн, и он, Клубин, пророк её).
       Эйч-Мент потребовал к себе в закуток вторую бутылку и, обретя её, высказался насчёт японцев, зашедших с лабораторией на нейтралку под Черниговом, под крышу Экспедиции. Мнение Эйч-Мента было таким: не препятствовать самураям. Выпили за их удачу в борьбе с раком, пошло отлично. Решили помогать якудза всеми силами. Вобенака рассказал про одного джапа, ходившего когда-то под Вобенакой отмычкой. Отличный был ходила. Убили его тупицы из "Свободы", уже под конец одноимённой (с тупицами) войны.
       Комиссар, впрочем, слово отдавать не собирался. Едва Вобенака отвлёкся на борьбу с ниспадением острого конца пиццы, Эйч-Мент вступил с рассказом о Лисе, кто он, откуда и чем его, советского упыря в законе, бывшего вертухая, уязвить можно и нужно. Настоящее опьянение настигло Клубина как раз по ходу пышущего раздражением и радионуклидами повествования Комиссара, настигло его и остальных, поскольку "Сага о радиоактивном воре" перемежалась тостами особенно часто. Запомнилось Клубину восклицание Ингрид Каролссон: "Да, really (31), не йод мы тут пьём, сталкеры!"
       Эйч-Мент закончил нравоучением. Сенсорная усталость накапливалась, а спиртное ещё было. Следующие пять Вобенака предложил пить залпом за успех нашего общего дела, без лишней болтовни.
       Начали, но после третьей доктор Горски вдруг, с несвойственным ему надрывом (в чём Клубин убедился позже: as is доктор Горски представлял собой великолепный экземпляр man of cold, этакого Клинта Иствуда времён мультиоскароносного "Старика и моря") провозгласил: нарушаем обычай, сталкеры; пить залпом следует не за успех какого-то там предприятия, а только и исключительно за жизнь нашего шефа, нашего Путина, Ленина и Мао Цзе Дуна - нашего дорогого и любимого шефа, Эйч-Мента, чтоб весь стронций из него долой.
       Все довольно стройно замолчали, вылупились, силясь объять коллективным разумом причину порыва. Доктор Горски порозовел от внимания, поднялся, весьма вертикально утвердился над оскудевшим шведским дастарханом, и интеллектуальную бомбардировку коллег начал, зайдя на цель с разных сторон одновременно.
       История - это география, заявил доктор (M.D., C.S., G.M. и так далее) Горски, пальцами показывая, что не просто так цитирует, а чуть ли не утверждает товарный знак. От Зоны мог бы быть толк, если бы не расползлась она по бывшим окраинам империи зла, так неудобно и некстати рухнувшей на радость всем людям доброй воли. Поняли меня? Не кончилась Война Тупых в Зоне. Не поняли опять? Объясняю.
       Исследования Зоны обречены на вечный раздрай и не могут быть результативны в смысле глобальном. Единственный способ извлечь пользу из Зоны, из этого невероятного подарка земной цивилизации от неизвестной природы - объявить её суверенным государством, с правительством, армией, министерством торговли и, главное, с шлюхами и Академией наук. Не понимаете? В холодной фазе Война Тупых. Опять не понимаете? Разжёвываю.
       Мои маленькие ничтожные оппоненты, продолжал доктор Горски, сполоснув горло "праймом". Беда цивилизации земной в том, что в Зоне нет коренного населения. Электората. Налогоплательщиков. Все силы надо бросить на их поиск! Вдруг да есть хоть кто-нибудь... Искать - или создавать! Понимаете меня? Так запоминайте, если не понимаете. Да! Население необходимо, а не всякие там посетители в виде бомжатника из контрабандистов, военных, диких трусливых учёных и прочей швали... Спортсмены! - с невероятным презрением сказал Горски. - В лучшем случае Зону исследуют спортсмены. Каждый делает свой маленький рекордик... Не спорьте со мной, я прав, а вы все... - Горски запнулся, но ловко ухватил убегающий смысл риторического периода за кончик хвостика. - Население... народ, назову я его, и буду прав! Народ Зоны должен возникнуть и немедленно озаботиться завоеванием суверенитета, судари мои госсталкеры, брюссельская вы капуста! Возникнуть и жить, вплоть до объявления войны хоть кому... Война человечеству - во имя счастья человечества! Раз уж другого способа наладить в Зоне науку никак не придумать... Японцы... Экспедиция... Остальные частники... Я и сам был частник, я знаю: чепуха всё. Только централизованные исследования!
       Тут доктор Горски отставил бокал и взял за горло бутылку.
       Первые десять лет Зоны мы жили в ужасе, друзья мои, мои ничтожные оппоненты и сотрудники. Открытая косметичка Пандоры! Открытая неизвестно кем, неизвестно как и неизвестно откуда взявшаяся вообще. Вообще - конечно! В ужасе мы жили, работали и любили. Страшные волшебства, восставшие кладбища, временные линзы, астрономические процессы в объёмах старой бетономешалки... гитика на гитике гитикой погоняет! Редакция "Нэйчур" в полном составе совершает сёппуку! Доктор Нобель изобретает динамит обратно! Я превращаюсь в алкоголика... Что? Что такое "гитика"? Комиссар, увольте её. Гитика, милая Каролссон, это советское обозначение аномалии... аномалии... неизвестной природы, понял? В научный лексикон не вошло, а мне нравится... И сталкеры используют.
       Гитики! Целый был бы яблоневый сад для нашего брата, отца и святого духа Ньютона! (Продолжал доктор Горски.) Но нет у старого Ньютона нынче братьев, отцы у него - пьяницы, а святым духом и вовсе сыт не будешь! До чего мы себя довели, в какую подлость низкую ввергли с нашим авторским правом, толерантностью и законами сохранения вырожденных популяций... Ньютонов сад-то под охраной злых собак и живых мертвецов... под охраной гитик каких-то - всего лишь... Рассказать бы это Кюри - померла бы от смеха старуха!.. Десять лет мы осознать не могли, невозможно поверить было, что вынести из Зоны можно только то, что ты успел сожрать, и только в собственном желудке... Потом мы надеялись, что хоть семена приживутся, извлекали их, выкапывали из собственных испражнений... Что? Семена добывали из испражнений, говорю. Валите в свою Америку, господин полковник. Только в Америке нужны такие полковники.
       И доктор Горски показал конкретно полковнику Оклахоме дулю, для чего переложил бутылку из правой руки в левую. Затем доктор Горски распространил дулю и на всех присутствующих по справедливости, обнеся, впрочем, направление Эйч-Мента. Не прижились семена, господа! Вот вам, вот вам, а вот и вам. Человеческий навоз бесплоден.
       Беда - не Зона, господа, с горечью сказал доктор Горски. Мы сами - беда. Мы же все вздохнули с облегчением, мои маленькие учёные, когда до нас дошло - ничего Матушка нам отдавать не собирается. Вздохнули, вздохнули, и именно с облегчением, не надо отрицать... Потому что выходить - опасно. Потому что копаться в собственных испражнениях кисло. Потому что мы хотим от Матушки украсть, а не сотрудничать с ней. Потому что мы Матушку не воспринимаем стороной контакта. Потому что нам выгодней делить шкуру медведя, на охоту даже и не собираясь. Как со СПИДом позорище, в точности.
       У нас на планете нашёлся только один настоящий учёный! Он живёт в Зоне и звать его Болотным Доктором, а другого имени ему и не надо. Вот он занят делом, а мы все заняты выгрызанием бюджетов из политической биомассы, накипевшей и засохшей на краях горшка с единственным в мире истинным чудом. И нам, доблестным выгрызальщикам, поп-учёным, двигателям финансовых ништяков, весело и ни о чём не надо думать.
       Каролссон, вроде бы даже протрезвевшая, что-то буркнула себе под нос. Доктор Горски услышал её.
       Что ты сказала, Ингрид? Были и энтузиасты? Были и герои? Были. Вечная им память. Но неудачи не стоят благодарности, и мертвецы не пишут реферируемых статей, и Нобелевская премия посмертно не присуждается. Что не записано - то не наблюдалось. Выродилась, дорогая моя Ингрид, вся наша Большая Наука в серию фантастических боевиков, основанных на реальных событиях... да и то...
       Доктор Горски, с размаху присев и едва не разбив себе подбородок, сунул бутылку под стол и отобрал у Клубина недопитый стакан.
       Молчать! - гаркнул он в благоговейной тишине. - У меня больше всех публикаций, молчать и слушать, раз уж вы меня упросили говорить без обиняков и без... без этих. Технику Матушка палит, палево не окупается, связь не работает, а к каждому дрону нашего уважаемого Вобенаку с его патологическим чутьём на гитики не привяжешь. Сейчас я вам скажу. Сейчас вы услышите правду. Накипело у меня. Сам удивляюсь, что не засохло.
       Как мне жаль Советского Союза Республик! Как мне жаль, что он, этот жуткий геополитический кадавр немецкого Франкенштейна упал мордой и захлебнулся салатом... оттого, что пил, не закусывая... Слушайте меня! Я расскажу вам. I had a dream. Снилось мне, что Матушка - советская, мои ничтожные оппоненты. И я эмигрировал в русские. Я записался в чекисты! И я начал искать абсолютное оружие для установления мирового господства коммунизма. А попутно - по-пут-но! - занимался своим грёбанным математическим моделированием гравитационных интенсивностей предельных величин. Я мучил политических заключённых и гонял их... да ещё детей, солдат срочной службы... за данными и материалами. И они у меня бегали! И некоторые возвращались. Приносили мне артефакты.
       А по субботам, нализавшись спирту, я трахал усатых советских капралш-телефонисток... и, поверьте, был я совершенно счастлив, и - слушайте! - я действительно двигал мировую, мать её, науку, вперёд. Семимильными сапогами вперёд пихал, и даже в страшном сне не лелеял я авторские, мать их, права университетских, мать их, спонсоров и попечителей... И генералиссимус Сталин пожаловал мне... чем он там жаловал своих неизвестных героев?
       Жизнью жаловал, сказал Клубин. Чем ещё пожалуешь раба? Не свободой же. На хрена она овце?
       Доктор Горски сел, слово из него внезапно вышел воздух. Внимание собрания, однако, не ослабло ни на йоту.
       Не надо иронизировать, дорогой мой русский, сказал он грустно. Я же не фантазирую. Я пересказал замечательную книжку, которую так не взяли в серию С.Т.А.Л.К.Е.Р. Её написал такой же русский, как и ты, за десять лет до первой Вспышки. Но я подписываюсь под каждым словом печального умного романа ужасов, уважаемый наш азиат Клубин... И как не подписаться? У нас, грубо говоря, машина времени под боком, а мы двадцать лет в войнушку играем, лишь бы соседу не дать в ней разобраться...
       Я обобщаю, разумеется, и утрирую, сказал доктор Горски непосредственно Клубину. Не надо искрить камнями ваших уважаемых почек, высвечивая низость моего мысленного преступления перед человечностью. Ведь я в отчаянии, а отчаянье есть аномальная интенсивность известной природы...
       А в отчаянии я, потому что мы в беде. А беда, повторяю, не в том, что мы не знаем как, почему и из чего возникла Зона, что было причиной Вспышки, почему локализация аномальных воздействий столь безумна и не воспроизводима в сфере нашего опыта... мы ведь даже конфигурации Зоны не знаем, Клубин. Высота обнаружения аномалий - то триста, а то семьсот километров от поверхности, а то вообще спутник горит на десяти тысячах в зените... ну, про наше доблестное бурение... Срам! Только однажды мы зафиксировали воздействие на Зону извне - спасибо сверхновой Бетельгейзе... Не в том беда, товарищ наш новый Плетень, что мы не понимаем, почему, оказывается, гравитацию можно наливать в вёдра, какова природа памяти аномального электричества, каким образом психоматрица конкретного человека записывается в стационарный геном и может быть воспроизведена на клоне... почему, наконец, возможна и существует машина времени... Беда в том, уважаемый Тускарор, что при нынешнем положении вещей мы этого никогда и не сможем узнать... понять... сплясать и спеть. Мы даже не начинали. И не начнём. Ни-ког-да. Вот беда.
       "Так плохо с наукой?" - спросил Клубин, оглядывая собрание.
       "Так плохо с учёными! - закричал доктор Горски. Фрагментирован сам инструмент дефрагментации, понимаете, дорогой боевой лунянин? Поэтому, милый Белый Араб, я и согласился на рабство в Брюссельской комиссии... блюду и защищаю античеловеческие законы нашего любимого и дорогого Комиссара... Хайль Девермейер! Раз уж СССР нету... в геополитическом смысле, я имею в виду... А вот зачем здесь появились вы, политический убийца второго рода, я даже и помыслить боюсь. Ведь наш великий и ужасный шеф в очередной раз остался жив, вот, мы за него сегодня пьём горькую... Хватило бы и его одного, зачем нам второй такой... вы, то есть..."
       Клубин, естественно, обомлел, а Эйч-Мент, естественно, вступил.
       "Позволено будет сказать рабовладельцу пару слов?" - спросил он для начала вежливо.
       "Конечно, шеф! - выговорил доктор Горски с энтузиазмом. - Но если только вы сразу признаете: о "Планете Камино" я при новичке и словом не помянул!"
       Тут-то обычная вежливость Эйч-Мента и покинула его.
      
       Глава 23
       ...И РАЗМЫШЛЕНИЯ (КЛУБИН)
      
       Speculate to break the one you hate
       Circulate the lie you confiscate
       Assassinate and mutilate
       As the hounding media in hysteria
       Who's the next for you to resurrect
       JFK exposed the CIA
       Truth be told the grassy knoll
       As the blackmail story in all your glory
      

    Michael Jackson

      
       Бутылка с чаем опустела. Встряхнув головой, Клубин включил систему прозрачности салона. Было уже около восьми вечера, солнце скрылось за зданием штаба, горели фонари. Клубин вытащил очки, протёр замшевым уголком, надел. Стоянка оставалась пустынной. Ни души не было и на плацу. Принтер с натугой жужжал, словно всё пилил железо.
       Отчаянье доктора Горски было, действительно, понятно. Оружие в Зоне не решало ничего. Начиналось-то всё хорошо. Когда прошёл первый шок, когда все газетные утки оказались реальными индюшками, первоклассными, жирными индюшками, когда эвакуировали выжившее население, когда из могил ещё не вышли триллеры - вперемешку с национальными гвардиями пострадавших государств хлынули в Зону первоклассные учёные. Неудержимо, без подготовки, иногда с одними только ноутбуками наперевес, сначала в основном через Украину. Хлынули. И за пару лет погибло более четырёхсот учёных класса "А", включая четырёх нобелевских лауреатов.
       Университетские лаборатории сиротели, горели гранты и бюджеты, гибли целые уникальные направления, программы и разработки. Университеты забили в свои колокола, страховые общества - в свои. В восемнадцатом году было принято решение ООН о запрещении научных исследований непосредственно на территории ЧЗАИ. Понятно, что сумасшедшие физики, биологи, палеонтологи измерять своими алгебрами и арифметиками предоставленное им Зоной безумие натуры рвались по-прежнему, и запрет ООН в гробу бы они видели, но застраховать свои жизни им стало практически невозможно. Спонсоры, учёные советы, жёны, мужья, общественное мнение в целом, - всё и вся восстало на защиту жизни и здоровья господ учёных, какими бы потерями для их исследовательских карм эта защита не оборачивалась.
       Должен жить, и всё тут, и нечего тебе в Зоне делать.
       И на этом фоне, и на фоне описанной выше возни с организацией Международного Института, регулярная наука в Зоне, практически не начавшись, кончилась и больше не возобновлялась. Если измерение динамических состояний какой-нибудь "прокрусты" в режиме "день-ночь" стоит жизни нобелевского лауреата, трёх магистров и десятка бакалавров, не считая погибшей обслуги, проводников и охранников - кому оно нужно, такое измерение? Особенно, если учесть, что данные надо сначала в Зоне отыскать, потом героически и с потерями вынести, и уже потом - внезапно - осознать, что расшифровать-то их, данные, некому. Не говоря уже об анализе...
       Иногда возникали частные проекты, вроде печально известного "Заката", но почти всё всегда заканчивалось тухло. Исключением был Болотный Доктор, принявший что-то вроде пострига, да влачащая устойчиво небогатое и совершенно незаконное существование так называемая "Экспедиция АН С.С.С.Р." (32) под Черниговом, принимавшая иногда под своё крыло безумных учёных - с тайного благоволения лично Эйч-Мента.
       На долгие годы Зона и Предзонье превратились исключительно в спортивно-криминальный комплекс.
       Доктор Горски был абсолютно прав: анархия была выгодна до тех пор, пока Зона не вписалась в общемировой технологический процесс.
       Для подавляющего большинства землян черту под анархией подвело открытие сталкера Комбата.
       Но кое-что, гораздо более ценное, чем бесплатное золото в промышленных количествах, отыскалось в Зоне раньше. Но отыскалось уже не для всех. А для дела...
       Клубин включил в столе электроплиту, поставил на блин разрумянившейся конфорки металлическую чашку, в чашку бросил, очистив от обёртки, три батончика "Сникерс". К "чеченскому супу" он привык с юности, как индейцы привычны к мачике и распадуре (33).
       Артефактами, не теряющими аномальных свойств за пределами Зоны, были только сталкеры. Основным из этих свойств считалось чутьё, на арго - "чуйка", штука необъяснимая и непонятно, то ли врождённая, проявляемая и фиксируемая Зоной, то ли приобретаемая на выходе. В любом случае, "чуйка" была именно аномалией неизвестной природы. А доступность носителей её для исследований была, всё-таки, намного выше, чем доступность любого другого материала или спецэффекта.
       Сталкер, ходила, чующий на расстоянии неким нутром малейшие изменения динамических характеристик пространства-времени, способный определить в тумане сгущённого воздуха безопасное "очко" "птичьей карусели" и пройти через него невредимым, отличающий на вид мёртвую воду Зоны от живой, сообразивший, как выключить "жарку", - то есть, человек, вышедший в Зону и вышедший из неё, оставался, при том, человеком. Его можно было уговорить, купить, его можно было арестовать, украсть, - его можно было исследовать, с ним можно было сотрудничать.
       Ноктолопия. Электрочувствительность. Эйдетическая память. Слух, тождественный спецэффекту "брехучий телефончик". Субакселерация организма. Устойчивость к радиации. Регенерация. Телепатия. Гипноиндукция.
       Когда-то сталкеры (в массе своей маргиналы разных степеней цивилизованности) отдавались в руки учёных с неким даже удовольствием, алча не только денег, но и славы. Толку от их вивисекции (разных степеней гуманности) было не очень много, но и опыт, всё-таки, потихоньку набирался, создавались неполные, неточные, но методологии.
       Решение выйти требует от человека огромного запаса природного авантюризма (либо природной глупости). Решившегося Матушка подвергала испытанию. Смотрела на него, показывалась ему сама, помечала смельчака (глупца) и - оставляла внутри себя или выпускала обратно. Затем нечто, возникшее внутри, исследовало носителя и, или без остатка забирало его, привязывая к Матушке до смерти, или отгоняло от неё прочь, в мир, в почти неизбежные сумасшествие и наркоманию.
       (Сей момент, кстати, был неплохо статистически изучен. Решившиеся выйти больше одного раза почти наверняка переселялись к Зоне поближе навсегда, какие бы внешние обстоятельства не препятствовали переселению. И напротив, до девяноста пяти процентов от Зоны сбежавших - в обязательном порядке начинали принимать вещества либо лекарства, превращаясь в неизлечимых хроников-химиков, и молва о них, профессиональная, в солидных сетевых изданиях, или любительская, в блогах или на форумах, в свою очередь создавала вокруг Зоны ещё один барьер, может быть, самый эффективный.)
       Зона была наркотиком мгновенного привыкания. Дело было не в "синдроме ветерана" и не в адреналиновой зависимости. На фоне адреналиновой эйфории Зона давала сталкеру ещё что-то, и это что-то, неустанными стараниями неизвестной природы, с годами усложнялось, кайф и сопутствующие ему возможности наркомана увеличивая, углубляя.
       Сколько было прямых свидетельств - с самых древних времён Зоны считая!
       Кто-то, пьяный до беспамятства, нечувствительно левитировал по направлению к дому. Кто-то, пропивая на Канарах ништяк, поигрывал в пинг-понг при помощи телекинеза. Кто-то на спор катался на "злом лотосе" через Припять. Кто-то разговаривал с контролёрами на их языке, сам сходя с ума от непонятки. Кто-то на несколько минут силой желания превращал в кабаке стакан нелюбимого соседа в "семьдесят седьмую", и лицо соседа срывалось с черепа, словно троекуровский мишка ссосал, стоило бедолаге пригубить из секунду назад невинного стакана...
       Поначалу "помеченных" убивали сами сталкеры, считая проклятыми, чужими, как в кино... Что ж, голливудская фантастика, кодируя человечество от футуршоков, попутно неплохо мотивирует низкие прямые реакции, попутно программируя на необнаружение брёвен в собственных очах... "Война Тупых" 2006-2019 годов вовсе не была войной исключительно рациональной, территориально-меркантильной, как представлялась в большинстве фантастических воспоминаний и прочих "романов, основанных на реальных событиях". Именно религиозные, мистические мотивы играли в ней огромную роль. Как бы люди сражались с как бы нелюдями. Поэтому война и продолжалась практически до последнего бойца. Ах, если бы мы начали изучение сталкеров, сотрудничество с ними, ещё тогда... Клубин почти неожиданно для себя выругался. Религия! Чёрт бы её побрал...
       Вместе с Голливудом. Адская смесь, посильней "мёртвой воды".
       Клубин выключил конфорку, помешал одноразовой ложкой в чашке и быстро выхлебал приторно-сладкую коричневую массу, пока не застыла. Орехи глотал, не разжёвывая. Он действовал машинально, как в горах. Как на выходе. Принтер оборвал своё "жжж-ззах" и одноголосо проиграл тему из известного гимна музыкального оркестра "Queen". Клубин отодвинул чашку на угол стола, поднялся, вытирая рот и руки салфеткой, подошёл к стойке, осторожно вытянул из рабочего объёма тёплый поддон с готовыми керамическими деталями, вернулся к столу и, пока принтер печатал вторую очередь задания, неторопливо собрал бластер.
       В унисон собирались и мысли.
       Зона взрослела, эволюционировала, оставаясь, милостивая, хотя бы, в заданных Выбросом 2007 года границах. Но зомби и триллеры первых лет - восстановленные по скелетам недосапиенсы с захваченных Зоной кладбищ, персонажи резиново-кетчуповых ужастиков - давно сменились зомбаками сложными, разумными, продолжая аналогию - цифровыми, играемыми не статистами и тёлками режиссёров, а большими, серьёзными актёрами. Гравитационные аномалии, временнЫе, зоология, оптика, - всё в Зоне развивалось и усложнялось... Зона апгрейдилась, используя неведомые внутренние возможности и не пренебрегая иногда и внешними воздействиями звёздных порядков. (Упомянутая доктором Горски сверхновая Бетельгейзе в 2018 году породила голегромов, "рапидшары" и "алисины зеркала".) Впрочем, базой для спецэффектов неизменно служил "подножный корм". Любой артефакт, любая "гитика" Зоны была "надета" на земной мусор. (Особенно Зона любила мусор технологический.)
       Само по себе существование Зоны, охрана её границ было для человечества строго затратным. Для отдельного человека, не изуродованного философией, благ и хитов из Зоны наколотить можно было много. Рисково, но на войне как на войне, плюс не нужно заниматься юридическим прикрытием.
       Однако за последнее десятилетие было доказано, что аномалии Зоны всё-таки могут из Зоны выноситься и действовать - поначалу на платформе вида homo sapiens, в виде приобретённых воздействием Зоны аномальных свойств.
       Затем стало отмечаться и регистрироваться увеличение времени жизни некоторых вынесенных из Зоны артефактов.
       Затем череда инцидентов с "могли", детьми Зоны.
       Затем была открыта аномалия "Планета Камино".
       Затем появился "рязанский" - с бесконечным временем жизни вне Зоны его гастрономических свойств.
       Затем была открыта аномалия "Мидас".
       Любой здравомыслящий политик, близко связанный с Зоной, не мог не ощущать, что вплотную приблизился и вот-вот готов взорваться серьёзный кризис. Более того, если бы открытие аномалии "Камино" получило бы такую же известность, как и "Мидас", взорвалось бы давно - и на порядок мощней.
       Философский Карьер по заказу трансформировал неживую материю.
       "Планета Камино" по заказу трансформировала материю живую.
       Пойнт.
       Приблизительно с начала двадцать первого века на планете появилось и окрепло некое сословие индивидуумов, имеющих и права и возможности именоваться "государством". Причём в смысле не столько в философском или юридическом, сколько в самом что ни на есть практическом.
       Адамы (и одна Ева) описываемого вида зарождались в странах третьего мира, обладавших либо несметными людскими, либо несметными природными ресурсами, либо и теми и другими одновременно, и главным здесь было не качество этих ресурсов, а их несметность.
       На фоне социальных потрясений конца двадцатого века в Восточном полушарии и всепланетного фантастического скачка информационных технологий, сначала стихийно, а затем и вполне управляемо в этих странах была подвергнута тотальной модификации основная идея западной цивилизации - демократическая процедура переизбрания высшей государственной власти. Выборы были превращены в оружие. Один выстрел из него кардинально менял суть государственной системы, оставляя, впрочем, в неприкосновенности её "цивилизованный" облик. Поначалу.
       Высокая абстракция "президентства", при сохранении внешней её атрибутики подменялась чистой конкретикой "национального лидерства".
       Главной видовой чертой этих человеков-государств была смелость - или, скорее, подлость - с которой они использовали полученные в управление глобальные ресурсы целых стран в личных целях, даже и в малой части не коррелировавших с интересами государственными. Довольно быстро в мировой политике произошло де-факто размежевание понятий "президент" и "государственный строй". Договариваться - и торговать - приходилось (в Евразии, на Ближнем Востоке, в Северной Африке) не со странами, а с "национальными лидерами".
       Старые, массивные европейские и заокеанские демократии, отягощённые системообразующими институтами свободной печати и свободного ношения оружия, угнаться за выскочками даже не пытались. Демократические ритуалы с вековой инерцией обладали, конечно, определённой устойчивостью к возмущениям и наметившуюся эволюцию (или деградацию) миропорядка кое-как поначалу сдерживали. Особо хамившие "национальные лидеры" приводились к ногтю при помощи торговых санкций или точечных ковровых бомбардировок. Подобные уроки усваивались моментально, ведь не застёгивать нижнюю пуговицу на пиджаке, не нарушать поставок, показывать по телевизору потёмкинскую демократию, международно сотрудничать в космосе научиться несложно любому гопнику. А большего, в общем, и не требовалось. Иногда, правда, лезла, куда её не просят, наука... чёрт бы её побрал с изобретениями безумного Рэда Хорза, термоядом и вечными аккумуляторами... но даже с отделения Сибири можно получить отменный профит. Для одного чисто конкретного человека. Тем более, что постепенно элита мирового сообщества сообразила, что, во-первых, купить "национального лидера" дешевле, чем воевать с целой страной и, во-вторых, не надо рыть яму на Олимпе, сам в неё попадёшь. Олимп маленький.
       Яркость и экономическая успешность человеков-государств, тиранов нового типа, их мобильность, их поистине очаровательную безжалостность при подавлении малейших посягательств на щедро отмеряемый ими самим себе политический статус, находили своих апологетов, подражателей, последователей, тайных или явных, повсеместно. Ведь и армии, и полиции, и церкви - и, главное, государственные чиновники на всех уровнях бюрократического аппарата - всё работало в личных интересах одного конкретного человека. Ну кто ж откажется от такого - когда, тем более, процедура апробирована...
       Один человек действительно мог изменять мир - под себя, любимого и родного. Правда, цена была старая, бессмертная душа, но это уже, действительно, презренная философия, недостойная серьёзного, состоятельного человека. (Индульгенции всегда продавались. А успешность в третьем мире всегда измерялась "квартирой-дачей-машиной". В степени их.)
       Таким образом, пример "человеков-государств" был очень привлекателен.
       Мир менялся под них.
       Государственные границы оставались незыблемыми лишь в сознании избирателей. Миграции давно стали предметом международных торговых отношений. "Золотой миллиард"? Фикцией - за явной экономической невыгодностью. Геополитика, что бы там ни говорил о ней доктор Горски - и другие уважаемые доктора - на данном уровне развития транспорта и связи - оказывалась невыгодна тоже.
       Мир менялся.
       Менялась и Зона.
       Зона была бесхозным государством с неисчерпаемым и уникальным ресурсом.
       "Человеком-государством" на нём и намеревался стать Эйч-Мент.
       И Клубина утешала - или тешила? - лишь мысль, что Эйч-Мент не самый дурной человек.
       Император должен хотя бы изредка ходить в настоящую атаку.
       Эйч-Мент не пропускал ни одной.
       Клубин, опытный, немолодой, независимый, недоверчивый человек был совершенно убеждён в правоте Херберта Девермейера и признавал его право на владение Чернобыльской Зоной Аномальных Интенсивностей.
       Принтер закончил программу полностью. Клубин зарядил бластер горячим картриджем, взвёл оба предохранителя, вложил бластер в горячую кобуру, кобуру прицепил к поясу под локтем, а из запасных картриджей составил на столе пирамидку. Клубин отдохнул, знал, что делать дальше, был готов действовать, в том числе и терпеливо ждать. Как только сталкеры очухаются, его моментально вызовут, и он почему-то совсем не опасался, что они могут и не очухаться. Зона, выключенная или нет, не позволит Тополю и Комбату умереть. Эйч-Мент прав: это было бы неинтересно. А Зона тем и хороша, что в ней никогда не было неинтересно. Никогда.
      
       Глава 24
       РАЗМЫШЛЕНИЯ... (КЛУБИН)
       And now, the end is near
       And so I face the final curtain
       You cunt, I'm not a queer
       I'll state my case of which I'm certain
       I've lived a life that's full
       And each and every highway
       And yet, much more than this
       I did it my way
      

    Sex Pistols

      
       Ещё недавно считалось, что на светлом пути Эйч-Мента стоят, спасибо Комбату и "Мидасу", профсоюз и Хозяева. Профсоюзом Эйч-Мент занимался лично, а вот против Хозяев работал Клубин. Он готовил диверсанта для внедрения в кодлу Лиса. Одним из кандидатов - точнее, одной из моделей диверсанта - был незабвенный клон Фуха, шедевр Клубина-Франкентшейна. Выход Клубина с Фухой в Зону под опекой Тополя был испытательным выходом, кончившимся аномально. Зона есть Зона, и Клубин не счёл бы потерю Фухи во время окаянной Вспышки провалом, если бы не последующие события, показавшие, что претендентов на власть в Зоне гораздо больше, и что кое-кто из них имеет перед Эйч-Ментом очень серьёзную фору.
       Например депутат Российской Общественной Ассамблеи (сенатор по-простому) Георгий "Гога-Миллиард" Лисицын - двоюродный внук Лиса. Во-первых. В-старых.
       И, во-вторых, как выяснилось только сегодня, некий Влад, "могли Зоны".
       Но сначала о "Камино".
       Систему репликационной аномалии "Планета Камино" (название взяли из какого-то фэнтезийного фильма, чуть ли не из первых "Star Wars"), открыл Клим "Вобенка" Айве, главный заместитель Эйч-Мента и одновременно - свободный сталкер. Или "вольный", как хотите.
       Открытие было сделано незадолго до приглашения в "Капусту" Клубина. Любопытно, что, в отличие от большинства известных активных аномальных систем, система "Камино" была найдена и исследована не случайно, не самыми распространёнными в Зоне поисковыми методами антинаучного анализа или научного тыка. Издавна регистрируемые спецэффекты "Алисино зеркало", "клоака" и "поляроид" никак не удавалось привязать ни к какой гитике, действующей поблизости от инцидента. Свободных или (как хотите) "вольных" спецэффектов в Зоне было чрезвычайно мало, то есть, предполагалось, что все их проецируют какие-то конкретные системы, просто не удаётся найти связи (то есть, заметить эту связь) между, скажем, дубликацией сталкера спецэффектом "клоака" и возбуждением какой-то стационарной гитики в пределах прямой видимости. (Справедливости ради сказать, добавляла в проблему неразберихи уныло-стандартная реакция уныло-стандартного сталкера-оригинала на явление себя самого - истерическая агрессия с применением всех наличных видов вооружения. Голливуд, государи мои земляне! Голливуд, как и было сказано. Машина стандартизации реакций.)
       "Алисины зеркала" и остальные спецэффекты неполного реплицирования или дубликации высокой степени достоверности регистрировались на всей территории Зоны: Центр, Монолит, Янтарь, Град Харьков, Курский Коридор, украинский край Полесья. По всей видимости, таинственная система то ли обладала тотальной дальнобойностью, то ли существовала не в единственном экземпляре. Для Вобенаки она стала Святым Граалем. Он искал её годы и годы. По собственной инициативе пошёл в рабство к Эйч-Менту. Бросил пить. В 2031 году, в печально известном Холодном Феврале, рекордном по температурному минимуму за последнюю тысячу лет, Вобенака нашёл систему.
       Нашёл в Полесье, всего в полукилометре от нейтралки.
       А через полгода Эйч-Мент (адмирал Службы безопасности ESA Девермейер, герой спасения МКС по совместительству) отозвал с Луны оперативного агента Клубина и предложил ему перейти в Брюссельскую комиссию - его, Эйч-Мента, заместителем по агентурной работе.
       Клубин согласился.
       Работать заместителем Эйч-Мента не будучи трекером - нельзя. Вход в Комиссию стоил выхода. "Ищи себе ведущего, турист", - сказал Эйч-Мент, нерадостно скалясь.
       Пойнт.
       Константин "Тополь" Уткин на особом контроле "Капусты" стоял со времён незапамятных, приблизительно с 2026 года. Но серьёзную, плотную его разработку начал лично Клубин. Между прочим, вопреки мнениям Эйч-Мента, Вобенаки и многочисленных специалистов Брюссельской Комиссии по психологическому моделированию.
       Ещё военспецовское досье на Тополя свидетельствовало безоговорочно: к сознательному длительному ответственному сотрудничеству с государственной организацией Тополь решительно неспособен. (Уволен Тополь был "за систематическое нарушение субординации" и "независимость мысли".) Более того, к сотрудничеству с организацией частной он неспособен также. С любой организацией он был неспособен к сотрудничеству принципиально.
       Анархист, отягощённый, вдобавок, неискоренимыми дворовыми принципами ума, чести и совести. Чудовищное сочетание. Но играть Тополя втёмную тоже было опасно: был Тополь умён, приметлив, обладал, как выяснила Зона, мощнейшей "чуйкой" и, как выяснило Предзонье, "во такой вот моральной устойчивостью". Но, выбирая ведущего для обеспечения своего первого выхода, Клубин ознакомился с досье (с несколькими досье, на самом деле) Тополя, ознакомился и с приключенческими книжками, написанных по мотивам интервью с Тополем, и, наконец, с Тополем познакомившись лично, работать в Зоне лохом решил именно с Тополем и только с ним.
       Клубин понял, что выбрал верную, красную пилюлю сразу, прямо во время торга.
       Торг начался с настойчивых попыток бездушного и бессердечного угрюмого подлеца ходилы, убийцы и мародёра, отговорить богатенького лоха от выхода.
       К подобному Клубин готов не был абсолютно и растерялся самым прискорбным образом. Опомнившись, он сообразил, что вовлечён в аукцион, где и лот и лицитатор - единое целое, а бороться за право обладания желаемым ему, повидавшему виды и даже целые кинофильмы Клубину, приходится не за страх, а за совесть с самим собой, лопухом, с карманами, набитыми махоркой. Было, впрочем, поздно, ни роль не позволяла отступить, ни правила навязанной игры.
       Играть лоха не пришлось. Клубин почувствовал себя лохом, и поневоле начал повышать ставку. Уговорить себя Тополь милостиво повелеть соизволил за двойной с половиной тариф плюс закупка и амортизация снаряги за счёт какбитуриента.
       Поистине удивительно, что у Клубина (в роли лопуха туриста) ещё и осталось постфактум устойчивое чувство вины, поскольку поганец-ходила отговаривал его, безусловно, искренне, не считаясь с возможным упущением прибыли. Не за ради набивания цены отговаривал. Отговаривал по человечности. Но сломался добрый сталкер, отчаялся пред очередным потным валом человеческой глупости... а что до денег, так лишка была даже не предложена, а навязана, не отказываться теперь-то уж, когда голова лоха уже в кустах... В шаттле Клубин отпивался вином и непроизвольно ёжился, вспоминая переговоры, а отчёт Комиссару предоставил наикратчайший, на какой только оказался способен. Тополь его поразил. Предпринятые позже Клубиным действия по уточнению информации подтвердили: Тополь напрочь отговаривает от выхода минимум одного из трёх, обратившихся к нему.
       "Не связывался бы ты с хорошими людьми... - недовольно сказал Эйч-Мент, ознакомившись с отчётом. - Ну да ладно. Выбрал - женись. Но я недоволен..." Вобенака, имевший право вето, явился Клубина наставить на путь истинный. Не нравился и ему Тополь. Но Вобенаке Клубин напомнил его же высказывание: "Первый пинок на ход самый важный". Тут Вобенаке крыть было нечем, а конкретно об "аномальной квалификации" Тополя он имел мнение превосходное. И Вобенака отстал: "Ну, ладно. Тебе жить, тебе и умирать, первоходка".
       Выход, проводку, собственно охоту и вывод Тополь провёл блестяще. Первоходник в Зоне, но опытный чекист, участник космических полётов, глубоководник и оперативник Клубин мог оценить искусство управления человека человеком в боевой обстановке неизвестной природы объективно. Тополь работал великолепно.
       Предельно жёсткий и предельно справедливый, он тратил время на разъяснения своих поступков и приказов неукоснительно, не вызывая у ведомого и тени недовольства. Все получаемые от него пинки и поощрения были понятны, не унижали, работали на успех. Тополь ограничивал, но не давил. Он до самого последнего возможного момента надеялся на здравый смысл новичка, но он всегда успевал советом, командой или пинком упредить ошибку. Он был нетороплив и он был уверен, и он отлично разбирался в людях и дифференциации их поведений в Зоне. Он говорил как простолюдин, но Клубин редко встречал собеседника глубже и серьёзней. Он был настоящий искатель приключений и он был настоящий солдат удачи - в самых серьёзных и романтических смыслах этих определений, не исключая и их эмоционального бэкграунда. Как игрок Клубин получил полнейшее удовлетворение за свои деньги, приколотил в кабинете отличной сохранности голову матёрой самки кровососа над книжной полкой с коллекцией прижизненного Пушкина, и внёс Константина "Тополя" Уткина в список самых опасных, самых сложных, но и самых перспективных для разработки в смысле операции "Фуха" сталкеров под номером "три" - после великого Френкеля и гениального Китоёба.
       Здесь следует заметить: по мере расширения и редактирования списка Тополь ни разу не потерял в высоте столбца, даже когда Сталкером Всех Времён и Народов был назначен за открытие Философского Карьера друг и родственник Тополя - Комбат. (Китоёб выбыл из списка за подтверждённой безвременной гибелью - умер от абсцедирующей пневмонии в 2035 году, уникальная врачебная ошибка. А пропавший без вести год назад Френкель убытию из списка покамест не подлежал, - как в оригинале своём, так и в дубле.)
       Клубин "ходилой на равных" отпраздновал "первоходную" с Комиссаром, Вобенакой и доктором Горски, узнав в процессе и подчёркнуто "между прочим", что вероятность успешного ввода его, Клубина, в "игру на местности" суперходилы - руководители Брюссельской комиссии - полагали небольшой. Что троих претендентов на место Клубина Эйч-Мент потерял в Зоне, и даже имена их из памяти выскоблил, невзирая на их прошлые заслуги перед человечеством.
       "Неудачная попытка не стоит благодарности", - часто повторял Эйч-Мент и, похоже, не шутил. Поистине, невозможно успешного авантюриста счесть плохим человеком. Как бы плохо ни поступал он, как бы зло ни мыслил. В боях и приключениях шкала ценностей сдвигается "на полный газ", до упора. В веках плохим слывёт неудачник, непобедитель. По плодам видны деревья. Отношение к Тополю было официально пересмотрено, а на проект "Фуха" Эйч-Мент утвердил Клубина уже в ранге меченного новичка, битой отмычки. Что было уже что-то, и - немало. "Велкам, сонни, славянский варвар. Будешь рассказывать нам про Луну, а то мы тут уже совсем, ох..."
      
       Глава 25
       ...И РЕШЕНИЯ (КЛУБИН)
       The emotion it was electric
       And the stars, they all aligned
       I knew I had to make my decision
       But I never made the time
       No, I never made the time
      

    Killers

      
       Пойнт: между прочим.
       На Клубина произвела глубокое впечатление лекция о природе Зоны и природе в-неё-проникателей, исполненная однажды Тополем у спиртового костерка на обратном пути. Тополь сказал так:
       "Ну вот представьте себе, Олегыч: вы - суслик. Существо маленькое, но повсеместно славное своей любопытностью, граничащей с идиотизмом. И вот вы, суслик, однажды поутру, как написал бы любой, может даже и хороший, писатель, выбираетесь из своей уютненькой норки с зубочисткой и сытной отрыжкой, а сосед, такой же суслик, вам и говорит: пошли скорей, там чудо чудное завелось за бугром... Теперь: вы видали когда-нибудь карьерный самосвал "Кранц" производства Норвегии, ведомый? Чудовище, пятьсот пятьдесят тонн. Вот он-то и стоит за бугром, являя собой то самое чудо чудное. Стоит и работает на холостом ходу. А водила отправился... отправился кирять... И вообще водила - финн. Так что, ведомый, понимаете, пошёл водила не просто кирять, как пошли бы вы, я или мой свояк Вова, а пошёл водила кирять именно как финн. Так что долго стоять самосвалу, но топлива у него полный бак, аккумуляторы свежие, а солнечных батарей на нём - сорок процентов поверхности. И вот вы, суслик, пару деньков за пышущим и бухтящим чудом чудным понаблюдав из укрытия, множественно от сладкого ужаса обкакавшись и буквально от любопытства изныв, решаете, наконец, учинить, как сказал бы только хороший писатель, разъяснение дива дивного предметно. Подбираетесь на полусогнутых к подножию, обнюхиваетесь и, постепенно, начинаете всё смелей и смелей проникать внутрь. Дырок-то много, дверца кабины приоткрыта, топливный бак не на замке... Финн же водила, епэбэвээр. А вы - суслик-герой и, притом, сквозь гарь и копоть нечеловеческим своим нюхом слышите запахи жареных орешков, колбасных шкурок, испарений из недопитой... какой там недопитой, финн же... испарений из допитой, но ещё свежей пивной банки... Ну и всё такое, понимаете? И вот вы, суслик, и не только вы, нас ведь много, сусликов в округе, - вы лезете внутрь, лезете, лезете и лезете. Лезете в двигательный отсек, в систему вентиляции, в турбонаддув, в холодильные камеры, в бак, в пневматику, в кабину, в ковш, и везде вас шарашит, хреначит и лупит током, морозом, жаром, давит сжатым воздухом, поршнями, щемит внезапно срабатывающими клапанами... А вы лезете и лезете, таскаете наружу орешки, кусочки сахара, отгрызаете цветные проводки, отковыриваете красивенькие клавиши с панелей, подбираете в ковше кусочки горяченького урана и блестященького золота, отколупываете наклейки с голыми бабами от интерьера... Понимаете? Вот это и есть Матушка, вот это и есть сталкеры. Ну, постепенно, если выживаете, вы становитесь сусликом опытным. Сусликом со стажем. Начинаете, например, уметь читать... Читали, Олегыч, "Собачье сердце" Михаила Булгакова? Должны же были? "Из пяти тысяч московских псов только совершенный идиот не способен сложить из букв слово "колбаса". Не думаю, что мы, суслики, пред лицом Матушки стоим больше собак, но и меньше - вряд ли. И старый профессор Павлов много писал про удары током как средство воспитания..."
       "А вы, Тополь, какой суслик?" - спросил Клубин после некоторого молчания.
       "А я - суслиный король, - без раздумий ответил Тополь. - Главное, мне нельзя забывать, что я не один такой... из бывших простых сусликов".
       Аналогия Тополя в пересказе Клубина произвела впечатление и на Эйч-Мента и на доктора Горски, хотя отреагировали они каждый в своём роде. Эйч-Мент проворчал что-то типа "монголоиды... самородки домотканые... п-писатели розовых херов на заборе..." и напустился на Клубина с обычным "нечего за преступниками байки подтирать, работа твоя где, не вижу результатов". Доктор Горски, наоборот, выслушал с приоткрытым ртом, уточнил термины, поаплодировал, а в дальнейшем начал беззастенчиво пользовать образы Тополя даже и в документации. "Киряющие финны", "наклейки с интерьеров" и "суслиные короли" вошли и в обиходный и в официальный лексиконы сотрудников Брюссельской комиссии на тех же основаниях, что и старые добрые "прокрусты", "мудаки неизвестной природы" и "райки дедушки Исаака"... Вобенака же, как оказалось, всё это слышал, слышал уже, слышал и слышал. Он даже дал понять, что Тополь вовсе не оригинален, и что Вобенаке известно конкретно, почему Тополь не оригинален. Но развивать тему отказался. Вобенака был дико тщеславен. Собственно, именно на тщеславии Эйч-Мент его и купил. Но это другая история, древняя, доКлубинская (34)...
       Буквально на следующее после его "выходной" утро Эйч-Менту донесли о возможной утечке информации по "Камино". На ровном месте, необъяснимо, провалился в Москве агент, собиравший материалы на родственника Лиса сенатора Гогу-Миллиарда...
       Пойнт.
       Полесье - страшное место. Непролазные леса-мутанты, перемолотое, скомканное пространство-время, аномальный биогенез субъективным возрастом в несколько десятков тысяч поколений... Останков технологии в полесской части Зоны было сравнительно немного, но это компенсировалось огромным количеством известных и неизвестных захоронений, в том числе скотомогильников. Так что вперемешку с зоологическим и биологическим гадствами Зоны огромные толпы триллеров и зомби по Полесью слонялись. Старых триллеров и старых зомби, абортов ещё первого Выброса... все эти древляне, - советские зека, итальянцы, немцы, партизаны, беженцы... костяные коровы, отработавшие хряки... И самые жуткие триллеры - помеси детей и лис - стали для Клубина личным ночным кошмаром.
       Сквозь эту гекатомбу Вобенака и сумел проложить к "Планете Камино" два сложнейших трека. Один круглосуточной доступности, но тридцатикилометровый, по дуге, весьма нездоровый по радиации. Другой трек был всего шестикилометровый, но ночной, и пройти его без потерь и массированной стрельбы не удалось ни разу.
       Вот эта-то стрельба и послужила причиной второй утечки. Привлекла внимание каких-то вольных ухарей, и образовалось что-то вроде мародёрской экспедиции в район "Камино". "Что, мол, там такое, пацаны интересуются". Эйч-Мент потребовал мародёров бесследно потерять на выходе, а историю зачистить. Ответственный - Клубин. Первое тебе задание. Собирайте группу и садитесь в заслон. А вы, уважаемый Вобенака, озаботьтесь уже обеспечением безопасного трафика к системе "Камино". Пора дело делать. Строить базу...
       Клубин провёл в Полесье полтора месяца. После уничтожения мародёров его больше никто не называл новичком (36)...
       И дело делалось. База строилась. И построилась. Но строительство требовали времени, а Гога-Миллиард, заинтересовавшийся Зоной однажды, интереса к ней так и не потерял...
       Пойнт.
       Репликационная система гитик "Планета Камино" основывалась на огромной по площади аномалии типа "Град Китеж" (в Зоне были известны ещё две однотипных гитики - "Град Харьков" и "Град Назарет"). Полесский "Град" имитировал перевёрнутый Йеллотаун примерно 1867 года.
       "Планета Камино" выдавала до четырёх совершенных особей мужского пола в земные сутки. Юстировка психоматриц клонов допускалась любой вообразимой степени избирательности. Рабочее тело для воспроизводства либо выращивалось системой из пробы - биоматрицы донора-оригинала, либо - если требовалось получить существо уникальное - десатурировалось биоматрица произвольно взятая. Управление системой осуществлялось точечным возбуждением-подавлением оптических сенсоров типа "поляроид". Причём, случайно или нет, "поляроид", встроенный в систему был настолько чист и настолько отзывчив, что после серии экспериментов на клонах была реализована возможность, например, регенерации повреждённых внутренних органов и отсутствующих частей тела. Более того, была реализована возможность редактирования оригинальных органов.
       Более того, возможность воскрешения мёртвых была реализована в нескольких вариантах...
       Ограничение существовало одно: гендерное. Полная репликация самок homo sapiens sapiens была изначально недоступна и оставалась таковой по сей день. Женские психоматрицы, "Планетой Камино" считанные, без проблем "надевались" на репликанта-самца. ("Без проблем" - имеется в виду, конечно, "без технических проблем".) Получающиеся кадавры являлись существами исключительно экспериментальными, конфликт между ян-сомой и инь-психикой коррекции почти не поддавался, опровергая многочисленные домыслы многочисленных фантастов и футурологов по поводу единого источника мужского и женского сознаний. Обучение и воспитание экспериментальных существ было дорогим и маетным, психическая стабильность обученных требовала ежедневной профилактики, а времени и сил было жалко, не было и особого желания, и уж вовсе не было никакого смысла: чудес было завались и без женщин. Экспериментальную группу уничтожили. Пустили на биомассу. Причём педагоги, психологи и дрессировщики, работавшие с группой, в очереди стояли поучаствовать, "дёрнуть рубильник", под зад пнуть: довели их кадавры.
       Эйч-Мент тогда сказал: "ф-факультет доктора Менгеле, так-растак!" и сильно ударил кулаком в лицо доктора Платова, руководившего экспериментом.
       Но зло действительно от баб.
       Вобенака, отдохнувший, натешившийся секретной славой, с обеими руками, с новыми почками, заскучав, пристал к доктору Горски за новым смыслом жизни. Безмерно занятой, доктор Горски, чтобы Вобенака отвязался, высказал предположение, что, согласно его "гипотезе "неявных отражений на территории Чернобыльской Зоны Аномальных Интенсивностей (неизвестной природы)", должна существовать и репликационная система аномалий типа "инь". Позже (много позже на самом деле) доктор Горски от предположения своего с проклятиями отказался, но было поздно. На поиски "женского" отражения "Камино" Вобенака убил несколько лет, и Философский Карьер открыл Комбат. Именно "Мидас" в Философском Карьере был "неявным отражением" "Камино".
       Рвал на своих подчинённых волосы лысый доктор Горски, клял проклятых баб и свой примитивный двуполопоцентризм. Вобенака гонялся за призраком. Философский Карьер был, чёрт бы его побрал, открыт лицом абсолютно праздным, да ещё, вдобавок, и возвышенно настроенным, вроде английского учёного профессора Хорза, слившего (с подачи обеих жён) в общий доступ теорию и технологию "токамака-ХХII" и его производных (37)...
       Всё зло от баб, в общем.
       Горе доктора Горски Клубин полагал надуманным, защитной реакцией особого рода, но не вмешивался, - это было не его, Клубина, дело... И, самое главное, сейчас, сегодня, протирая остывший бластер салфеткой, он подумал, что именно история с Комбатом, Карьером и профсоюзом образовала в результате очень полезное движение, ибо проблема Хозяев, стоявшая очень остро и непоколебимо, вдруг обрела возможность решения.
       Гнездящиеся под Саркофагом радиоактивные полииндукторы в законе оставались неуязвимы, пока сидели тихо, действуя исключительно исподтишка. Они всегда имели в запасе лишний ход, и побить его было просто нечем. И вообще непонятно как. Хозяев можно было заткнуть, как Эйч-Мент когда-то, но не более того. Именно "Мидас" и выманил Хозяев в политику, в профсоюз, раскрыл их. Оставалось только ударить. Клубин предложил ("нет худа без добра") использовать для выхода под Саркофаг фигуру нездорово интересующегося человека Гоги-Миллиарда. "А вот это попробуй!" - сказал Эйч-Мент после длиннейшей паузы.
       И Клубин попробовал. Так попробовал, что чертям тошно стало...
       И если бы не Восстание - Карьер уже сегодня находился бы под контролем Эйч-Мента, а Хозяев не существовало как таковых.
       Это и было - дело Клубина. И, раз уж нечто неизвестной природы дело Клубина совершенно походя похерило, Клубину требовалось дело новое. Как Вобенаке.
       Раздался звонок по одноразовому каналу. Клубина ждали Тополь и Комбат.
       Матушка в натуре милостива. Без ништяка не оставит. Вот оно, новое дело. Назгул-назгул, моя прелесть.
      
       Глава 26
       ОБОСТРЕНИЕ (КЛУБИН И ДР.)
       Oh holy night
       The stars are brightly shining
       It is the night of our dear Savior's birth, oh yeah
       Now long lay the world in sin and error pining
       Till he appeared and the soul felt it's worth
       The thrill of hope, the weary world rejoices
       For yonder breaks, a new and glorious morning

    Christina Aguilera

      
       - Надеюсь, вы отдышались, господа сталкеры и трекеры. Пора поговорить о времени.
       - Вовян, о чём это наш скурмач да как вежливо, как ты думаешь?
       - Ну, Тополь, мы с тобой, типа, демонстративно не торопимся, тянем пса за хвост, треплемся много, хотя сами две недели скандалы закатывали, требовали самого главного по Матушке и прямо сейчас... А когда кто-то появился с вокодером на микрофоне, мы даже удостоверения не потребовали у него... Непонятно себя ведём, в общем. Вот господин неведомый инспектор и ставит понт ребром. Чего мы на самом деле такого-этакого можем предложить прогрессивному человечеству, чтобы оно нас с тобой освободило из-под стражи, продолжая, при этом, обеспечивать квалифицированной медицинской помощью.
       - А! Освободило из под стражи, продолжало обеспечивать, - и доставило в Матушку, куда мы скажем. Не забудь, Вовян, когда они торговаться начнут. Я гляжу, они уже готовы начинать.
       - Господин инспектор, спешить, конечно, надо, надо спешить, но вы приехали на день раньше, чем мы ждали. Впечатляет вас моя откровенность? Нас ваша - впечатляет, в скобках замечу. Эверест, и тому подобное.
       - Рад за вас. "Приехал раньше" - стало быть, завтра конца света вы, сталкеры, не ждёте. Это не может не радовать. Но я хочу услышать немедленно, ждёте ли вы его вообще, и если да, то когда? Возможно, лишний день не помешает для подготовки к нему.
       - К чему - "нему"?
       - К концу света, господин Уткин.
       - Вовян, он гонит.
       - Хватит, Тополь.
       - Сталкеры, Зона должна скоро включиться?
       - Нет. Сама - нет. Не должна.
       - Хорошо, Комбат. Вы должны её включить?
       - Должны? Перефразируйте вопрос.
       - Вот как... Хорошо. Вы можете её включить?
       - Сегодня - нет.
       - Завтра?
       - А завтра мы можем попробовать.
       - То есть, вы знаете, где у Зоны кнопка.
       - Знаем, инспектор. Что и есть предмет торга человечества в вашем лице с нами, с ничтожными преступниками. Кнопка включения Зоны.
       - И выключения?
       - Ну вы же видите, сейчас она выключена.
       - Окей. Включённая, Зона восстановится в своём полном объёме?
       - Что вас интересует? Карьер? Или... или не только Карьер?
       - Вот отсюда я рекомендовал бы вам тщательно выбирать слова, Комбат.
       - Похоже, что я их не выбираю?
       - Нет, но не могу не предупредить.
       - Весьма высока вероятность возможности избирательного включения зон Зоны. Прошу прощения за слог. Я не писатель, как мой товарищ Тополь.
       - Так. Конкретней. Что значит "зон Зоны"?
       - Конкретней невозможно, тем более, тщательно выбирая слова... Существует определённый порядок неких действий. Его в том числе и частичное выполнение - лично нас с Тополем приведёт в норму, никому больше не помешав. Мы хотим жить. Это нормально... Я достаточно тщателен, инспектор?
       - Пока да, достаточно. Одно замечание. Предмет торга - не кнопка, сталкеры. Предмет торга - ваше желание жить.
       - Нет. Предмет торга, на самом деле, - наша лояльность, инспектор. Ведь никто не знает, будет ли доступна кнопка после включения Зоны. Кроме нас - никто не знает.
       - А вы знаете?
       - Совершенно определённо - да, знаем.
       - Не блеф ли?
       - В Зоне невозможно жить, вы никогда не замечали, инспектор? Куда мы, мать вашу так, денемся? Естественно, никуда. Только обратно к вам.
       - Зона - как бы такой самосвал огромный, господин скурмач. Только без водителя. Водитель как бы ушёл...
       - Да прах тебя, Костя, побери с твоими вобенаковскими метафорами!
       - Скажи, что я не прав. Ну скажи.
       - Да прав, прав, плагиатор. Меня твои рожа и тон раздражают. Не тобой придумано про самосвал водителя, не тебе и лицо корчить.
       - Про водителя - я придумал. Что он финн.
       - Уймись, шизофреник. Видишь - аритмия. Кстати, ты довёл - тебе и таблетку грызть.
       - Вижу... Расслабься, я руку протяну. И разговаривай о деле уже, Вовян. А не то помру - и не договоришь. А я не узнаю, что такое "метафора".
       - Господа. Сталкеры и трекеры. У меня неожиданно появилась тут одна запись. Сейчас я вам продемонстрирую из неё фрагменты. Не узнаете ли вы кого-нибудь. Возможно, мне будет легче поверить вам.
       - Да давайте. Что за запись?
       - П-п-п... Запись вот что за запись... Следящее устройство самолёта "Сессна-Орёл" с накопителем удалённого хранения. Синхрон с таблицей состояний самолёта, видеонаблюдение с трёх точек, приборная колонка, пилотская кабина анфас, пассажирский салон, общий план. Аудио пилотской кабины. Передача данных в реальном времени, многоуровневое формирование файла записи, посекундная доступность. По Международному Закону о служебной информации следящих устройств на средствах сообщения повышенной опасности запись такого типа может быть получена по постановлению суда либо континентальной юрисдикции, либо суда государства, на территории которого произошёл инцидент, либо по согласованному решению Арбитражной комиссии по безопасности воздушных перевозок. Вот такая у меня запись. Только что переслали.
       - Тот самый "Орёл", что ли, который в Зону кувыркнулся десятого апреля? С Бреднем, прости господи, на борту?
       - Именно тот.
       - Вовян, вот же суки, а?! У них, то есть, точные координаты падения с самого начала были! А туфту прогнали бедным сталкерам: пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что, чёрный ящик, чемодан с документами... Ну не суки?
       - Суки, господин Уткин, ещё какие. Но не поэтому. А потому, что не объявили по радио: государственные институты не имеют никакого отношения к незаконному конкурсу на проведение спасательной операции с привлечением социально неустойчивого контингента, компактно проживающего на запрещённых для проживания территориях, сопредельных с территорией ЧЗАИ... А не объявили, потому что никто бы из вас, грёбаных мародёров, не обратил бы на такое объявление внимания - в виду посулённого ништяка капустой... Ладно. Запись имеет аномальные характеристики. Определить по ней координаты падения "Орла" - или координаты посадки - нельзя.
       - Как так? Почему нельзя? Какие такие "характеристики"? Я видел такие записи. В интернете. Там и карта спутниковая... а, да.
       - Че-во ты несёшь, Тополь...
       - Какая там спутниковая карта над Зоной, Уткин?
       - Да я понял, понял. Но всё равно - какие там "ненормальные характеристики" в посекундном видео!
       - Характеристики какие? Аномальные, неизвестной природы, трах-тарарах, господин Тополь!
       - Мудак ты неизвестной природы, Костя, действительно.
       - Так, господа. Терпение. Извините меня за очередной срыв, Тополь. Давайте-ка пойдём, всё-таки, по моему плану интервью... Я отобрал несколько чётких кадров. Пилотская кабина, девять минут до конца записи. Смотрите.
       - (...)!
       - Вовян, как это, я не понял?! Она что, на самолёте была? Я же её тринадцатого апреля на Новой Десятке видал! Свадьба же, Кость же! Погодите-ка...
       - Инспектор, подтверждаю, в кресле второго пилота девушка, известная мне как Влада, сестра-близнец моего крайнего ведомого. Сомнений никаких. Удивили, инспектор. А я уже думал, что разучился удивляться.
       - Значит, я прав... Мы никак не могли её идентифицировать, ни по каким базам данных... Да и в общем каша была с достоверностью записи... я поясню чуть позже. Значит, Влада, Комбат?
       - Да. Девять минут, одиннадцать пятнадцать... Но они ведь уже над Зоной? И она пилотирует самолёт? Первый пилот какой-то неживой, по-моему. Голову так свесил неудобно.
       - Говорю же вам: каша непонятная. Потерпите, мне самому... пу-пу-пу... жуть, как интересно обсудить с вами эту запись подробно.
       - Стоп, а чего вы тут нам врёте?
       - Не понял, Уткин.
       - У вас есть запись с самолёта. Такая неизвестная девушка неизвестной природы. Жуть как интересно - кто такая. И все ваши хакеры-фигакеры за не знаю сколько времени не смогли сравнить её с записью свадьбы Костя? У него в блоге? Чего вы нам тут втираете? И, главное, зачем?
       - ...
       - Что-что?
       - У меня нет ответа на ваши вопросы.
       - То есть - вы соврали, мы скушали - едем дальше?
       - Уткин, я не врал. Вы меня сейчас как из ушата окатили. У меня ровно те же вопросы, что и у вас, и я их как раз сейчас задаю, кому надо.
       - Скверный анекдот. Ладно, Тополь, все косячат. Тебе ли не знать.
       - Программы распознавания образов косячат? Загрузились - и давай косячить напропалую?
       - Хватит. Ты поймал господина инспектора, объявил, мы все всё поняли, господин инспектор взял паузу подумать. Мне не очень хорошо, Костя, давай проедем немного дальше. Спать всё равно нельзя. Инспектор, что там у вас дальше?
       - Кадр следующий, точка "три", пассажирский салон.
       - О! Тополь, глянь... Это Бредень - прямо под камерой. И опять Влада. Остальных не знаю.
       - Ага, это Бредень, с кейсом на коленях. В проходе за ним стоит опять Влада, жена Костя и сестра ведомого... Остальные, кого вижу... семеро рыл... Лично мне личности неизвестные. Хотя, раз это та самая "Сессна", предполагаю, что многих из них я видал... в другом виде. И имейте в виду, инспектор, пу-пу-пу, я всё запомнил.
       - Я понял, Уткин. Будет что сказать - скажу сразу. Так. Это охрана Берендейкина и стюард. Теперь прошу внимания, сталкеры. Возвращаю предыдущий кадр. Ничего не замечаете? Ещё раз.
       - Комбат, формуляр служебный, паси...Часы!
       - Е-пэ-бэ-вэ-эр... До миллисекунды. Но как она могла и там и там... Одета одинаково... Их две?
       - Или три, едрёныть. Комбат, а чему мы тут поражаемся, как эти? Зона.
       - Кадр с точки "один". Приборная панель. Та же секунда. Кадр с точки "два". Обратите внимание - ноги и руки.
       - Ну и дела.
       - А что - "ну и дела", Вовян? Зона, внушаю же тебе. Ладно, молчу.
       - Инспектор, так кто управлял самолётом? Мужчина в форменных брюках с волосатыми граблями, или Влада в миниюбке с браслетиками и фенечками на ручонках... и ножонках? Тут ведь двойниками и тройниками не объяснишь. Да и ничем больше. Зона. Обычный устойчивый триллер.
       - Почему же - ничем больше? Следователи Комитета по воздушным перевозкам объяснили отлично. Повреждение записи в момент её формирования.
       - А запись сохранялась только на одном удалённом сервере?
       - Действительно беру вас на работу, Тополь. Примерно девяносто процентов информации сохранилось в кэше прокси-сервера спутника-ретранслятора, и ещё процентов сорок - в оперативной памяти открытого браузера на консоли диспетчера, проводившего в тот день другой самолёт. Случайность. Было плановое сближение "Сессны" и другого рейса, и его диспетчер истребовал реальную картинку с камеры "один" бредневской "Сессны", чтобы следить за приборами обоих бортов. Молодой парень, геймер, "лишней информации не бывает", - из таких. Ну а когда началась паника, он и сохранил потоковое видео. Сообразил. Так вот, кадр с мужскими ногами в форменных брюках - из его записи. Кадр с той же камеры - с Владой в кресле второго пилота - из кэша спутника. По таймингу и точке кадры синхронны, но накладываются друг на друга.
       - А официальная запись?
       - А из официальной записи следует, что "Сессна-Игл" RN-24777-частный Киев - Тушино-3, благополучно в Тушине приземлился, вырулил с взлётно-посадочной полосы и стал на указанной ему стоянке. Ну и рожи у вас.
       - На себя посмотрите. Нам не видно... И дальше?
       - А дальше к "Сессне", точнее, к стоянке, подъехал лимузин помощника сенатора господина Прилиплого, сопровождаемый микроавтобусом охраны. За Бреднем и его кейсом. А там нет никакого самолёта. Ну, скандал, мат в эфире, "за что мы деньги платим". Поиски, куда же пилоты вырулились на самом деле... и - параллельно одному скандалу начинается другой - в диспетчерскую поступает устный запрос от дежурного инспектора. "Где там ваш этот киевский частный, сколько мне ещё ждать, когда он сядет, смена кончается?" Да ведь сел же, сел и вырулил! "Кто сел? Когда? Никто не садился!"
       И так далее.
       - А диспетчер, который "Сессну" вёл, он что, курить непрерывно ходил? Или дул прямо на рабочем месте, но не табак он там дул?
       - На проводке RN-24777-частного были проблемы локации, а также потери аудио-визуального контакта. Поскольку и то, и другое восстанавливалось быстро, диспетчер не объявлял тревоги, да и не особенно волновался. Такое случается часто, всё-таки Киев от Москвы напрямую экранирует Зона, а спутниковая ретрансляция иногда залипает. Вдобавок командир воздушного судна - его фамилия Дурникин - планируя рейс, выбрал северный облётный коридор, попав под российский спутник. Так что помехи ожидались.
       - И в Тушине самолёта не нашли?
       - Нет. Дубля, если вы о нём, не было. Полчаса к Москве летел и садился в Тушине морок. Морок с радиопередатчиком на борту. Реальная "Сессна" упала - или села - в Зоне. Не уточните, кстати? Упала или села?
       - Трудно сказать, господин инспектор... Может быть, ни то и ни другое...
       - "Ни то, ни другое" - поясните, пожалуйста. Комбат, вы видели в Зоне "Сессну-Орёл", бортовой номер RN-24777?
       - Летит там один такой, с оранжевым хвостом и акулой на фюзеляже. Летит эдак - низэнько... Я имею в виду - летел. Когда я его видел. Три недели назад. Удивительное зрелище. Но в принципе, привычное. Да и не до того мне было, чтобы номера бортовые запоминать наизусть, поверьте.
       - Где вы его видели, точно?
       - Давайте по порядку, господин инспектор. Мы отвлеклись от сути дела.
       - Отвечайте на вопрос!
       - Ну-у, так не торгуются.
       - Знаете, что лично я думаю?
       - Что же вы думаете, Тополь?
       - Вас, скурмачей и прочих ментов, конечно, должны были ещё прошлой весной удивлять и возбуждать аномальные события, происходящие далеко от Зоны, но явно с ней связанные. Но теперь-то, после Восстания, пора бы привыкнуть и вам. Я полностью поддерживаю Владимира: мы отвлеклись. Конечно, интересно, как там с самолётом этим дело было, с Владой, настоящий Бермудский треугольник, антология таинственных случаев из антикварного журнала "Молодёжная техника". По всем признакам ваша эта запись - "шлейф" классического "морока", аномалия "причуда". Значит, начиная как минимум с прошлой зимы "причуда" лупит вовне Зоны аж до Москвы. Ну и куда вы смотрели, инспектора-учёные, полмешка луку вам в рот? Я так вам скажу, сейчас, после Восстания, запись ваша для пьяненьких писателей, конечно, очень интересна, но на самом деле, по-взрослому, цена ей - дерьмо. Просроченный товар.
       - Согласен.
       - Значит, считай, мы обо всём уже поговорили. Какой смысл? Теперь вы либо выполняете обещание, либо расписываетесь, что вы нас заранее решили кинуть. Ну и будем думать отсюда тогда.
       - Не согласен. Погодите, Тополь. Есть ведь и иные соображения.
       - Какие же?
       - Скажу так: оперативные. Господа, не надо корчить такие многозначительно-бессмысленные лица. Однако к определённому рубежу нашего интервью мы, действительно, приблизились вплотную. Сейчас я попытаюсь суммировать некое целое, некую предысторию к Восстанию. Согласны?
       - Я не согласен.
       - А почему?
       - Из принципа, в поддержание собственного имиджа... Господин скурмач, вы намерены выполнять условия договора, скажите прямо? Хорош уже "семьдесят седьмую" языком затыкать. Прямо ответьте.
       - Да, намерен. Я намерен честно и полностью выполнить условия нашего с вами договора.
       - Ну тогда я согласен. Суммируйте, чего вы там хотели.
       - Итак. Из ваших показаний, результат экстраполяции которых весьма плотно ложится на наблюдаемую реальность и, значит, показаний, заслуживающих самого серьёзного к себе отношения, следует, что мы имеем дело с некоей, совершенно новой силой, новой аномалией...
       - Блин...
       - ...Владом и его сестрой. Существование этой силы до самых недавних пор оставалось для нас неизвестно. Пока эта сила... Как, по-вашему, расшифровать это "пока", уважаемый Комбат? Ну же, Комбат! "Пока Зона не достигла определённого уровня готовности к принятию новой силы"?
       - Пока новая сила не дозрела.
       - Так. Пу-пу-пу. Тополь, январская Вспышка - дело рук Влада?
       - Да, господин главный инспектор по делам Зоны.
       - Это ваше умозаключение или вы спрашивали его?
       - Моё умозаключение, господин главный скурмач по делам Зоны. И я его, вдобавок, спрашивал. Отвечай, говорю, гад, как на духу!
       - Тополь.
       - Как я его, трах-тарарах, мог не спросить?! Вспышка нам с ва... с ведомым жизни спасла сначала, а потом нас же чуть не угробила! Конечно я его спросил, поинтересовался. И интерес был и, кстати, повод ого-го какой: когда Фуха откуда ни возьмись, выскочил и с Бреднем сцепился.
       - Фуха?!
       - Ну да. Хе-хе.
       - П-п-п... А кто это такой - "Фуха"?
       - Не знаете? Пёсик Хозяев. Казачок засланный. Хе-хе.
       - Тополь.
       - Дров в Зоне, господин инспектор, наломано - писатель не опишет. Загадили Матушку по самое не могу. Внесли, так сказать, правду жизни в фантастику. Вот вам и "пу-пу-пу" с Эверестами... Труп ведь он и в Зоне труп - покуда не восстал. А если уж восстал - не всегда Матушка им управляет. Поэтому мы и разделяем зомбей и триллеров. Вроде одно и то же, а на самом деле - абсолютно разные вещи. Только что смердят одинаково.
       - Прерву вас, Тополь. Не надо рассказывать про Восстание сейчас. Было оно и прошло. Так себя ведём покуда.
       - Не понял.
       - Запись, дубина. Оперативные соображения.
       - (...). А до того, считается, можно было всё рассказывать?
       - Мы рассказали ровно столько, чтобы нас завтра отпустили. Тополь, выключи ты Тополя, наконец. Ты побыл сумасшедшим, хватит.
       - Константин, если вы прислушаетесь к совету родственника, слов нет, как поможете себе и ему. И мне. Ведь именно я гарантирую вам... завтрашний выход.
       - Инспектор, мы с Костей знаем многое, но вы знаете не меньше, судя по всему. Я вас как открыватель Карьера спрошу. Чёрт бы его побрал. Заруба ведь не только за Карьер намечается?
       - Золото - грязь, Владимир. Тем более, золото дешёвое как песок. Вы попытайтесь представить, как на нас - в широком смысле "нас" - действует ваш внешний облик. Какое впечатление производит на смертного человека. На какие наводит мысли. Какая каша заварится, узнай про вас побольше народу, чем сейчас. Человечество, спасибо Восстанию, убедилось: Зона столько лет удовлетворялась сравнительно небольшим куском земли сознательно. Убедилось, но пока не осознало. Те, кто успел осознать, но не знает про вас, считают возможности - головокружительные возможности! - упущенными...
       - То есть, нас всё-таки могут отдать на вивисекцию, если что?
       - Владимир, вы же образованный человек, читающий. У Земли нет знаний для извлечения из трепанации Комбата и Тополя хоть какую-то пользу. Вы - результат, а нужна машина, в рабочем состоянии и с инструкцией. Так вот. У меня, человека весьма осведомлённого, до фига сомнений, что машину упомянутую отличить от складок местности мы сумеем без вас с Тополем. Но вот потом...
       - Комбат, он хочет пойти с нами.
       - Да я понял. Как я тебе и говорил.
       - Благодарность, господа сталкеры. Из рук в руки. Как олимпийский огонёк.
       - Я сейчас разрыдаюсь.
       - Я тебе не буду слёзы вытирать. Буду собой занят. Знаете что? Вот если бы про нас писал писатель, то именно здесь должны наброситься враги, убить всех второстепенных, а нас с тобой, Комбат, захватить. Как ты думаешь, братан, наш инспектор персонаж главный или второстепенный?
       - У хорошего писателя нет ни главных, ни второстепенных. Сколько раз я тебе говорил: не общайся с дураками в кабаках. Сколько бы они тебе не платили.
       - Комбат, Тополь, надо прерваться. Отключаюсь. Проблема. Если что - держитесь.
       - О-па.
       [- Язык твой, Костя, - враг мой. Ну просто по жизни. Уймёшься ты когда-нибудь наконец? Ведь в натуре же накаркал!]
       - Ё...
      
       Глава 27
       ВСПЫШКА И СПОЛОХИ (КЛУБИН, ЗАДНИЦА И ДР.)
       Past the arms of the familiar
       And their talk of better days
       To the comfort of the strangers
       Slipping out before they say so long
       Baby loves to run
       Run baby
       run baby
       run baby
       run Baby run...
      

    Sheryl Crow

      
       Клубин выключил селектор, повернулся с креслом и уставился на Малоросликова. Малоросликов опустил руки по швам.
       - Что-то случилось, генерал-лейтенант?
       - Разрешите обратиться, господин главный инспектор.
       - Разрешаю, - сказал Клубин, нагнув голову.
       - Наедине, - приказал Малоросликов вбок. Приказ был обращён к технику, вернувшемуся на пост сержанту Каверису. Тот не медлил. Избежав взгляда Клубина, поставил свою консоль на паузу, отдал в пространство салют и испарился. Малоросликов запер за ним дверь. Прислонился к двери спиной. Одна из трубок дневного света в операторской готовилась перегореть, помаргивала.
       - Надо поговорить, господин главный инспектор, - произнёс Малоросликов. Видно было, что генерал-лейтенант сдерживается. - В неофициальном разрезе.
       - С удовольствием, генерал-лейтенант, но, раз уж вы зашли, то сначала я хочу услышать официальный доклад, - сказал Клубин вежливо. - Как там дела.
       - Дела хорошо, - сказал Малоросликов. - Я докладывал сообщением. Все приказы выполнены. В Зоне без изменений.
       - Прекрасно. Теперь задавайте свои вопросы. У вас ведь вопросы?
       - Да, у меня вопросы.
       - Вы можете присесть, господин генерал-лейтенант. Что за вопросы?
       - О чём вы здесь говорили с этими уродами. Что они могут включить Зону обратно. - Это были не вопросы. Это была предъява.
       - По их словам, - кивнул Клубин. - Однако это мило, что вы в курсе.
       - Я у себя дома, - сказал Малоросликов.
       - За дом плачу я, - сказал Клубин.
       - Господин главный инспектор... Я очень давно не служил под началом по-настоящему серьёзных людей, взрослых людей, деловых мужиков. Это лето было самым лучшим за мою службу. Стояли задачи, я их выполнял, вы меня обеспечивали. Всё, как подобает. В мире есть армии хорошие, но вокруг Зоны всегда было болото. Потом появились вы. То есть, как я понимаю, господин Девермейер. И я не задавал лишних вопросов. Мы делали дело вместе. Я знаю, как вы работали с аномалиями и гадством по всей остальной Земле. Поэтому я сейчас пришёл и говорю с вами, а не арестовываю вас.
       - Как мило. Выдать вам чарку водки в награду?
       - Никак нет, господин главный инспектор. Я не пью. Господин главный инспектор, вы сами. Лично вы, дали мне возможность слушать ваши переговоры с этим... с этими сталкерами. Хотя могли их просто увезти с собой к себе, куда там. Вы слили мне информацию. Лично вы и адресно мне. Вы знали, что я не могу её не получить, иначе какой бы я был командир. И теперь я, Задница, должен теперь мучительно решать, с чем я столкнулся. С предательством или с просьбой о помощи. С вашей лично, господин Клубин, просьбой. Не могли бы вы как-то попроще со мной? В форме приказа, если нетрудно. Мне будет проще сориентироваться. Я простой пограничник.
       Клубин задрал брови.
       - Гимназиев не кончали? - спросил он, чтобы хоть что-то сказать. Издеваются надо мной, подумал он. Что сталкеры, что шеф, что этот... Удивил, собака!
       - Я что-то неясно выразил? - спросил Малоросликов.
       - Генерал-лейтенант, вы так превосходно говорите, что я просил бы вас продолжать.
       - Виноват, вы считаете - мы можем себе позволить посидеть-пообщаться?
       - Судя по вашему же докладу - да. Ведь всё хорошо. - Задница вздохнул, и Клубин, уловив его острое разочарование, сказал несколько даже с поспешностью:
       - Задавайте вопросы. Я признаю, что спровоцировал вас. Сознательно спровоцировал. Задавайте вопросы, не тяните резину.
       - Вы хотите включить Зону обратно?
       - Отличный вопрос. Получение ответа на него выводит, да что там "выводит" - выбрасывает вас далеко за рамки вашей компетенции, генерал-лейтенант, - сказал Клубин. - Вы готовы к этому?
       - Я ко всему готов, инспектор. Сталкеров в ад не берут.
       Иными словами, Малоросликов пропустил ход, перелагая решение на Клубина. Выбор придётся делать ему. Делать выбор, а не решать проблему. Задница был великолепен. Ведь он даже связи Клубина не попытался лишить (что было невозможно, кстати). К варианту "Задница атакует" Клубин был готов, хотя и надеялся (справедливо, кстати) на ум генерал-лейтенанта. Однако сейчас Клубин даже и напрягся: Задница был слишком умён. Или это случайность? В смысле глупость? Ах ты, зараза, язва сибирская, шахматист-в-"чапаева".
       Как я устал, подумал Клубин. И тут же поймал себя на ухмылке. Ладно, давай на изгиб. А потом на слом.
       - Зону нельзя включать, - произнёс Малоросликов. - Я так считаю. Иначе - зачем всё? Следовательно, Уткин и Пушкарёв - угроза, а вы - предатель.
       - Понятно, - сказал Клубин. - Ну-ка, господин генерал-лейтенант, смирно. - Малоросликов не шелохнулся. - Смирно, смирно. П-п-п... Что, даже не попробуете?
       Даже не попробовал. Клубин поднялся, подошёл к Малоросликову вплотную. Брови Малоросликова были усыпаны блестящими шариками пота, но его двойное лицо под чудовищным двойным лбом было сухо, а глаза блестели так же, как пот на бровях. Да, он несколько месяцев без сна. А я? А я - семь лет.
       - Ты что, военный, - сказал Клубин, - в спасителя человечества поиграть вздумал?
       - Не играю я в спасителя. Я и есть он, - сказал Малоросликов. - Я тебя сейчас убью, скурмач. Поскольку ты играешь в политикана, а я уже наелся на вас, козлов, глядеть. Потом я убью сталкеров. Потом я закатаю Зону в забор, и буду стрелять в любого, кто подойдёт на километр к забору. Нормальный план.
       - Нормальный план. Неизвестной природы. А патроны с тушёнкой будешь покупать у бандитов? - сказал Клубин презрительно. - А деньги будешь зарабатывать земледелием?
       - Разберёмся! - сказал Малоросликов.
       - Ну-ка, сядь! - приказал Клубин. - Сесть, я сказал! - проревел он, делая шаг в сторону и показывая рукой на кресло сержанта Кавериса.
       В предательство поверить трудно. И Малоросликов подчинился, сел. Едва втиснулся. Его кобуру зажало между боком и подлокотником. Он сложил на коленях руки-грабли в стрелковых перчатках. Клубин стоял над ним, злясь так, как давно уже не злился. Было невыносимо жаль тратить секунды и мозговое вещество на вычисления, что же злит больше - предвиденный, но неуместный срыв Задницы или собственная? В высшей степени неожиданная рефлексия по поводу этого срыва. Мозговое вещество прямо пузырилось от злости. Задница насухо выиграл сет, увеличил свою ценность на порядок. Умеют, сталкеры, собаки, торговаться. Целую минуту Клубин не знал, как поступить дальше. И молчание его на ораторскую паузу, паузу "для внушительности", не походило, и сердце Клубина радовал лишь несомненный шок генерала: он просто сейчас не запомнит Клубинского замешательства...
       Потом Клубин вспомнил про коммуникатор и ему захотелось поступить правильно - застрелить Малоросликова. До вмешательства Комиссара в ситуацию оставались буквально всего ничего. Замешательство Клубина стоило Малоросликову жизни почти наверняка. Ставкой был целый мир. Или, если хотите, счастье всего человечества. Или, если хотите правды, возвышение лично Эйч-Мента до статуса бога, ведающего бессмертием.
       Скорее всего, штаб Задницы уже блокируется. Неужели шеф не даст хотя бы минуту? Задницу жалко безумно. Нет ему замены. Кутерьма по периметру неизбежна. Чёрт, ну и что мне было, в куклы с Задницей играть?
       Всё правильно. Но Задница давно не спал. Это - ему хинт, учитываемое обстоятельство. Чисто на эмоциях погнал, пришёл выяснить, рамсы расставить... Но если шеф не объявится буквально в эту вот, текущую минуту...
       Клубин подкатил своё кресло и сел напротив Малоросликова, глаза в глаза, с поправкой, разумеется, на разницу в росте. Зрачки у генерал-лейтенанта были во всю радужку.
       - Артём Аркадьевич, - произнёс он. - Вы меня слушаете?
       - Зону нельзя включать обратно, - сказал Задница. - Еле выключили. Это надо беречь. И плевать мне на ваше золото и ваш иридий.
       - Клубин, - сказал из-за пазухи Клубина голос Эйч-Мента и Клубин чуть язык не сглотнул от облегчения. - Я слежу не с самого начала, но моя рекомендация: убей-ка ты эту бабу в погонах. И продолжай заниматься по утверждённому плану. Людей я тебе высылаю.
       - Дайте мне три минуты, Комиссар, - проговорил Клубин. Взгляд Малоросликова между тем сделался осмысленным. Он прислушался.
       - Ты мямлишь, - сказал Эйч-Мент. - Не ожидал от тебя. - Он помолчал. - А почему, собственно, я "не ожидал"? Дьявол меня разберёт.
       - Я вас ещё не подводил, шеф.
       - И не сможешь, сонни. Я блокирую штаб.
       - Дайте мне три минуты. Благодарность - помните?
       Эйч-Мент помолчал.
       - Хорошо. Логично. Но тебя спас генерал. Не вмешался в наш разговор. И он давно не спал. Попробуй спасти его. Санкцию на информацию в пределах разумного я тебе... дарю. Чёрт бы тебя взял с твоей психологией. Работай.
       Эйч-Мент был государством, но в его государстве не было бюрократов. Бюрократов Зона не выпускает из себя живыми.
       - Даже пять минут, - заключил Эйч-Мент. - Блокирование штаба на паузе. Удачи вам обоим. Овер.
       - Сегодня утром я пинками выбивал из вас истерику, генерал-лейтенант, - сказал Клубин Малоросликову. - Сейчас вам придётся пинать самого себя. Видите: мне некогда.
       - Я вас слушаю, - произнес Малоросликов медленно.
       - Точное количество "двухсотых" с начала Восстания доложить.
       - Триста семь человек моих.
       - Я предлагаю вам сотрудничать с нами, генерал-лейтенант. Отныне - и до бесконечности. Ваш первоначальный гонорар - ваши триста семь погибших. Мы вам их возвращаем. Не зомби, не триллеры. Не мороки. Живые люди. Целые и невредимые. Оригиналы. Психически здоровые. Это то, что вы получаете единовременно. Бонус за согласие. И в дальнейшем гарантирую - ни одного погибшего. Никаких болезней. Ни прошлых, ни текущих, ни будущих. У вас лично, и у тех, за кого вы лично поручитесь. Семьи - в доле.
       Задница моргнул. Его родная младшая сестра была больна ДЦП.
       - Паралич излечим, - добавил Клубин. Возможно, сказал лишнее. Но - само выскочило. Невозможно было этого не сказать.
       - Полесье? - спросил Задница на глотке.
       - Так было до Восстания. Но Зону выключили. Но есть шанс включить её обратно. Вариант - включить частями. Условия отличные, Артём Аркадьевич, подвоха нет. Смена собственника у охраняемого объекта. Никакого предательства. Никакой измены. Сибирь ваша остаётся Сибирью, получает лобби в вашем лице. Всё. Время, генерал-лейтенант
       Задница сопнул.
       - Не надо, инспектор, про ваши две минуты. Дорогое удовольствие со мной биться. Вы же в курсе. И уважаемый Девермейер тоже в курсе.
       - Вы не поняли, Малоросликов. Хорош уже хорохориться. У нас не будет потерь, никаких. Ваши - умрут все. Зона должна быть включена. Время, генерал-лейтенант. Торг небывалый, я понимаю, но добавить ни секунды не смогу. Не мои секунды.
       - Ну вас-то я разможжу, если что. Будьте спокойны, - сказал Задница без особого энтузиазма.
       - Да нет же, трах-тарарах!.. Артём Аркадьевич, полтора года назад у меня сгорела дочь. В пепел. В пепел. А завтра я её поведу покупать новое платье. Или новый самолёт. Её, понимаете? Не её копию, а её саму, настоящую. - Клубин потёр лоб, сбил очки, не глядя, поймал их, водрузил на законное место. Теперь обратим любой ужас, подумал он в тысячный раз. И я уничтожу любого, кто встанет против этой обратимости ужаса. - А может быть, Артём Аркадьевич, вы хотели бы выпить с вашим старым приятелем Вобенакой? - спросил он. - Да хоть нынче вечером. Если вы наш - нет проблем. Он скучает, кстати. Не было, говорит, у меня больше такого собутыльника, как Задница. Минута.
       - Гарантии, - сказал Малоросликов сипло. - Что вы всё это мне не лжёте. Что дело не в Карьере. Что вы там вправду нашли... оживлялку.
       - В задницу Карьер! - рявкнул Клубин. - Будь дело в Карьере, я бы увёз сталкеров и работал бы с ними... у себя. А потом включил бы Зону, и покатилось бы по старой дорожке. Вы бы и не пикнули. Повернули бы фуражку козырьком назад и потянули бы свою старую потёртую лямку. Ничего не заподозрили бы. Зона есть Зона.
       - А вы не слишком хороший парень, инспектор? Не чересчур? - спросил Малоросликов.
       - За что вы цепляетесь, Малоросликов? За свои суждения о других по себе, не выше, так сказать, сапога? Это было когда-то справедливо, но уже позавчера... - Клубин оборвал себя. - Вот что, - сказал он. - Ваши люди - герои, генерал-лейтенант. В кои-то веки можно воздать им по справедливости. Герой должен жить. Но выбор сейчас на вас. Сами они его сделать опоздали. А вы - ещё нет. Это ваши живые и мёртвые герои. Я даю вам возможность королевского выбора. Вы заслужили это, лично. Парень я не очень хороший, но и не полный ублюдок. Когда имеешь дело с бессмертием... нет, когда воюешь за всю планету чхом!..
       - Так точно, будьте здоровы, - машинально сказал Малоросликов.
       - Спасибо... - Клубин достал платок, промокнул лицо, а потом высморкался, именно в таком порядке. - Когда воюешь за всю планету чохом... в общем, трудно остаться полным ублюдком. У меня не вышло. Очень старался, но не получается. Как я выворачиваюсь перед вами, генерал-лейтенант, вас не тошнит?
       - Фантастика какая-то, - сказал Малоросликов. Видно было, что слово "фантастика" он произносит впервые в жизни. У него даже части лба сошлись - он нахмурился.
       - Зона есть Зона, - сказал Клубин.
       Малоросликов полез пальцем под погон, выковырял кривую сигаретку без фильтра, закусил.
       - Курите на здоровье, - сказал Клубин.
       - Никак нет, некогда. - Сигарета перебежала из одного угла рта Малоросликова в другой, словно прогресс-бар обозначился. Словно фитиль сгорел. Он сплюнул сигарету в кулак и сказал:
       - На меня дважды пытались выйти русские. Им нужны Хозяева. Лучше всего - Лис, лично. До зарезу. Так что, виноват, не довёл до вас утром... Семьи офицеров штаба я взял под охрану ещё неделю назад.
       Клубин - как ни в чём не бывало - кивнул. С некоторой даже величественностью.
       - Хорошо, что признались, господин генерал-лейтенант.
       - Какие следуют распоряжения, господин главный инспектор?
       - Русские меня сейчас волнуют мало. Ими займутся специальные люди, инструкции получите от них. Для меня - распорядитесь приготовить караван. Обычную "двойку". К четырём ноль-ноль завтра. Без экипажей. Проследите, чтобы обе машины были оборудованы для транспортировки - под Комбата и Тополя. Медицина, всё прочее. Сопровождение до периметра - усиленное. Небо перекройте. Google вам в помощь. Техники в курсе.
       - Ах ты, ч-ч... - Малоросликов хмыкнул. Поскрёб щёку. - В курсе, значит, техники?.. Так точно. Понял. Всё будет исполнено. До периметра - сам пойду, машиной ПВО.
       - Отставить. Готовьтесь к включению Зоны - в любой момент, начиная с шести ноль ноль завтра. По всему периметру. Про Полесскую Дугу я помню, не ваша ответственность, но с соседями взаимодействие будет обеспечено. Уже новой субординации следуя. Визу на выход мне и сталкерам не забудьте обеспечить. Туда и обратно.
       - Так точно. Разрешите идти?
       - Отставить. Минутку. Артём Аркадьевич, интервью я ещё не закончил, вы уж с подслушкой больше не мучайтесь, слушайте напрямую. Или вообще не слушайте. Новую субординацию, систему связи, протоколы обеспечения информацией получите часа через полтора, как я прикидываю. Это я подготовил, только "фас" сказать. Вот... - Клубин выбрал в бумажнике карточку, нарезанную ещё позавчера на всякий счастливый случай и протянул её Малоросликову. - Берите. Пароли для курьера. Вы очень неудобно сели, кстати, не находите? Пистолет зажат у вас.
       - Это ничего, - сказал Малоросликов, пряча карточку в перчатку. - Это специально для вас.
       - Я бы не купился, - сказал Клубин укоризненно.
       - Уже купились, раз заметили и держали в оперативке. Виноват.
       Фыркнул и закашлялся в смеховой тональности коммуникатор Клубина. Эйч-Мент тешил душу.
       - Туше, генерал-лейтенант, туше, - сказал Клубин, построив улыбку любезную. Вот это ты, Задница, зря. Это у тебя получилась заусеница - на будущее. Я ведь сейчас запомнил, что посадил себе на шею конкурента. Хоть и благородного. Вот так всегда со справедливостью. Самый тяжкий груз - лишняя соломинка на шее. Как у Джека Лондона. Двадцать фунтов сверху ста не дают подняться. Доказано всей историей человеческой цивилизации.
       Пока она не была бессмертной. Как сложится теперь? Ну, вот и узнаем. Ещё чуть интересней стало жить. "Благодарность" - сказал наш загадочный Влад. Что ж, посмотрим.
       - Всё верно, - произнёс Клубин. - Купился я. Считаем - налил вам стакан с линзой, не ошибся в вас. Знаете, как у нас на Луне говорили? "Линза на стакане дороже ордена".
       - У нас в Китае тоже так говорили, - сказал Малоросликов. Он поднялся, отцепил от себя кресло. - Разрешите идти?
       - Идите. Рад был повидаться. Очень полезная беседа у нас состоялась. Увидимся утром. Занимайтесь по плану, но постарайтесь выспаться. Химия штука хорошая, но у вас уже на погоны течёт. - Клубин толкнулся ногой и поехал к консоли, с которой он за сегодняшний день уже сроднился. - Кавериса своего, героя невидимого фронта, шлите мне обратно, коня в респираторе... Салют, господин генерал-лейтенант!
       С щелчком дверного замка одновременно на мониторе перед Клубиным появились бледные рожи заждавшихся сталкеров и одновременно заворочался, забурчал в коммуникаторе Девермейер.
       - Значит ты у нас не полный ублюдок, - констатировал он. - А кто - полный? Не я ли? Наверное, Горски. Наш доктор Морзе... или Зло? Мабузе? Менгеле, в общем. Я ему передам. Ладно. Молодец. Вот так ты, сонни, little convo (38) с нашим краснолицым Задницей. Экономика должна быть экономной. На охране мы сэкономили. Потом расскажешь, какие меры ты предпринял для контроля твоего Задницы. А ты предпринял?
       - Безусловно, шеф.
       Эйч-Мент помолчал.
       - Нас он немного поводил за нос. То есть думал, что водит. Ты заметил?
       - Меня - водил, - сказал Клубин. Сталкеры на экране принялись беззвучно ругаться между собой. Выглядело это, конечно, комично. Повернуться к друг другу они не могли, ругались уголками ртов и гримасничали - Комбат правой половиной лица, Тополь - левой.
       - Да. Извини. Я как раз проверял, не успел до тебя довести... Сонни, меня удивило, что твой Задница не очень сейчас удивился. Ну хорошо, Полесье он заметил только сейчас. Человек неглупый. Сложил два и два. Но мне не нравится, что он не удивился, что его взяли на небо. Что ты его взял на небо.
       - Шеф, нам надо было добывать Миллиарда живым. Или Прилиплого.
       - Тут ничего не поделаешь. Не оживлять же их... Хотя... Ладно, ладно, ты был прав, я был не прав. Если продолжить логику - утечка по "Камино" в пользу Гоги имела место - могло что-то дойти до нашего Малоросликова? Хотя бы в виде слуха? Как ты полагаешь?
       - Нет данных.
       - Himmeldonnerwetter, du hast ja einen Knall... Ладно. Ты сам спать не собираешься?
       - Нет.
       - Будешь болтать со своими сталкерами? А им не надо поспать?
       - Я бы их сейчас называл ключниками. Во сне они слабеют, вы же знаете. Буду их бодрить.
       - Согласен... Парень, больше я не буду тебя беспокоить. Будь осторожен. По выходу - любая поддержка. Ты знаешь. Давай, сделай, сонни. Новый прекрасный мир, ну и там другие дурацкие слова. Мечта нормального коммуниста. Проиграешь наш джокер - сам удавишься, шнурок у тебя с собой. Over.
       Удавлюсь - вряд ли, но покоя не будет мне никогда - если сорвётся, подумал Клубин.
       - Over, шеф.
       - Всё равно плохо, что он не удивился. - Эйч-Мент помолчал. - Ну, я тебе доверяю. Компьютерщиков я расстрелял. Сидят, чешут задницы. Косяк, конечно, невообразимый... С другой стороны - что бы изменилось?
       И он исчез. Ответ ему был не нужен. Клубин вздохнул. Король в "Капусте"...
       Вокодер он включать не стал.
       - Приветствую вас, сталкеры и трекеры, - На рожах Комбата и Тополя возникло одинаковое выражение. - Всё в порядке. Меня тут кофем попоили, ну и небольшая революция, не без того. Приказ о подготовке транспорта на утро я отдал. С идентификацией Влады имела место ошибка, человеческий фактор. Хотите - верьте, хотите - нет. Вот так... Пока суть да дело - продолжим. Кое-что о Бредне я хочу поспрашивать, если не возражаете. Не возражаете?
       Осторожно, чтобы не столкнуться носами, сталкеры переглянулись.
       - Пу-пу-пу, - произнёс Тополь со значительностью. - Не возражаем, Олегыч.
      
       Глава 28
       КОЕ-ЧТО О БРЕДНЕ (ПО МОТИВАМ РЕАЛЬНЫХ СОБЫТИЙ)
       Shooting up away and back,
       A bit of guts is all that you lack,
       Far behind the stable door,
       I know you've met that horse before,
       But I don't care for sky,
       And this sure ain't no lie,
       At the end of all the tracks and trails,
       Dead Men Tell No Tales!
       Dead Men Tell No Tales...
      

    Motorhead

      
       Крупный ништяк быстро обретает мощь легенды не только в Зоне, а легенда, как известно, срока годности не имеет никогда и нигде. Однако Зона усиливает всё, и легенду тоже, и, значит, и ништяк. Особенно, если он оценивался в деньгах и безо всякой Зоны по-крупному.
       Вот такими клубокомысленными загогулинами обожают начинать периоды настоящие писатели. Получается умно и возвышенно, в драматической тональности. Читателю кажется, что он писателя понимает как родного, да и сам бы так мог, кабы было время чего-нибудь пописать.
       За находку потерпевшего крушение самолёта, тела специально поименованного лица в нём, и, главное, некоего кейса, долженствующего находиться рядом с телом, Выглядящий Солидно Человек, появившийся на Новой Десятке на исходе первой декады прошлого апреля, объявил десять миллионов евро.
       Объявлялось, бывалоча, и больше, но сумма была, конечно, достойная, не придраться. На дороге не валяется, с одного артефакта не возьмёшь. Поэтому, несмотря на неспокойную в Зоне погоду, поиски начались немедленно, и после первых неудач (последовавших мгновенно) прекратиться, конечно, не могли.
       За десятилимонным ништяком общество, после зимней Вспышки приунывшее, впавшее в спячку, поднялось как один, как на войну, как за пивом. Как будто новой крови хлебнуло под портретом Че Гевары.
       Какой такой кейс, что за специально поименованное лицо в самолёте, откуда взялась авиакатастрофа, если над Зоной даже птицы не летают - тоже было интересно. Мало ли, возможно и десятка розовых - не предел. Старожилы, покумекав, спрогнозировали даже приток в Предзонье страждущих новичков, а те из старожилов, кто был и поумней, и чья репутация зиждилась на тщательно скрытом мародёрском прошлом, начали потихоньку переговоры с погранцами, чтобы, так сказать, постоять у раздачи, прикупив, как в старые недобрые времена, право досмотра возвращающихся. Издавна велось, что Матушка чаще всего именно первоходке позволяла вынести наружу крупный ништяк. Так что бархатные портянки и на сто рублёв огурчиков в зад всегда были для глупого удачливого новичка в Предзонье наготове, ибо хоть Земля планета и непростая, но века на ней всегда стоят средние, и какой честной пират не хранит в матросском сундучке тщательно справленный капёрский патент.
       Старожилы оказались правы, Земля маленькая, но интернет большой - новичков привалило - все автостоянки забились до отказа. В Предзонье стало людно прямо как когда-то. Торговлишка оживилась по всем параметрам спроса и предложения. Точнее, наоборот. Праздновали до лета, ну а летом известно что началось. Но мы не о празднике, а о Бредне.
       Было бы и справедливо и статистически оправдано, натолкнись на Бредня впервые группа официально объявленных "спасателей кейса" или там одинокий испуганного вида первоходка беспокойного типа.
       Вот только? получилось иначе. Зона есть Зона.
       Загадочный самолёт пропал 10 апреля утром. Выглядящий Солидно помощник московского сенатора Гоги-Миллиарда господин Семён А. Прилиплый, нервный, со вздрюченной охраной и с круглой десяткой евро чисто мытым кэшем объявился на Новой Десятке назавтра, и, далее, уже в канун Дня Космонавтики за объявленным ништяком вышли в Матушку сразу четыре группы. Две группы от Нулимова (ведущие Отец Февроний и Мирный Гадес), группа от Гения и Ко (ведущий Лось) и частная группа Озефа. Неделю спустя Озеф вернулся - ни с чем, потеряв половину состава. Отец Февроний и Лось положили друг друга в бою, столкнувшись в Бутылочном Горлышке между Сосущим холмом и грейдером 18 Крупино - Колотунцы. Гадес так и пропал без вести, но речь, приходится повторить, не о них. Да и не о ништяке вообще речь, всё равно никто никогда его не поднял, зря сидел господин Прилиплый со своими миллионами в минусзвёздочном отеле "Ходила Честный" до конца аж мая, ни разу не отважившись покинуть номера. А речь у нас пойдёт о Подфарнике, о первом столкновении Бредня с людьми. Уж какие в Зоне ему попались.
       15 апреля группа под управлением Юрия "Подфарника" Бурчикова героически и совершенно сепаратно от популярной темы с самолётом вышла на сложнейший трек "Старая Десятка - Запад "Монолита" - Клин-Клинские поля".
       Древний свободный сталкер Подфарник работал от себя. У него в Зоне было несколько очень труднодоступных фишек, несколько раз в год дававших Подфарнику дорогие редкости. "Генеральскую чуйку" Подфарник натренировал, спасибо Матушке, за долгие годы мыканий, но большинство его фирменных треков достались ему в наследство. В этот раз - финальный раз, как Подфарник решил для себя - он вознамерился посетить "прокрусту Копейкина", где пёкся у него "абсент", очень дорогой бинарный "длинношлейфовый" артефакт. Как раз должен был "абсент" созреть, вот Подфарник и собрался, не смотря ни на что.
       Около года назад Подфарник неизвестным способом заполучил крупную, трёхсот грамм весом "полынь" и, не разменивая её на десять-пятнадцать тысяч евро, положил "на проценты". Для чего погрузил невесомое неизвестной природы изумрудное желе с резким горчичным запахом в "королевскую кашу". При хорошем раскладе продажа "абсента" могла принести тысяч сотни три. Подфарник был стар, собрался на покой, пенсионный ништяк желал себе достойный.
       "Прокруста Копейкина" жила в бетонном ангаре, когда-то принадлежавшем инженерной части Советской Армии, из работавших на "ликвидации последствий" в 1986-89 годах. Шесть километров от Монолита на запад по бывшим совхозным полям, густо заляпанным тяжёлыми местами, "сварками" и эффектными, но безопасными "живорезками" и "поляроидами". (Напрямую, через садовые хозяйства "Мирный Атом" и "Отдых" билось близко, но "близко" и "быстро" в Зоне только в мечтах и сталкерских романах и совпадает. Одичавшие сады никто и никогда не проходил, и никто не знал - почему. Свидетели не выживали.)
       Но не аномалиями-аборигенами славилась земля эта Матушки. Славна она была тем, что подвергли её в 2015 году экспериментальной бомбардировке. "Программа уничтожения аномалий". Идиотски знаменитая операция "Клин клином", стоившая первому русскому генсеку НАТО карьеры и позорного часа общепланетной славы, а ракетным войскам Франции и ВВС Норвегии - крупнейших людских потерь за всю историю их существования и международного суда над их командирами - за "безответственное командование". (Один из процессов начался с заявления европрокурора, не скрывавшего злости и не стеснявшегося её: "Здесь вам не Россия, tovarischi генералы, не Северная Абхазия!" Жена откровенного прокурора была братом госпожи министра обороны Французской Республики, в результате скандала ушедшей в отставку.)
       Расстрелянные поля с тех пор и назывались "Клин-Клинские". Название отлично перекликалось с названием кривого клинка "человеческой территории", глубоко вонзавшегося в тело Матушки с северо-запада. Клинок этот назывался "Клин Лубянский", и пройти по нему было ещё труднее, чем по садовому хозяйству "Мирный Атом" - нейтралка Лубянского Клина охранялась сибиряками. "В Задницу мзду не засунешь". А застава называлась "Лубянкой" - официально. На ней начинал службу знаменитый генерал Пинчук, духовный генералиссимус Задницы.
       Так вот, бомбардировка превратила вполне обычную, рядовую территорию Зоны в территорию повышенной недоступности.
       "Обычные" неразорвавшиеся ракеты и бомбы валялись по Клин-Клинским полям в живописном беспорядке, боеприпасы же современные, в день "хэ" взорвавшись прилежно, "как учили", взрываться с тех пор так и продолжали; главным же украшением гекатомбы, её вишенкой, служил норвежский "торук", сдёрнутый Зоной с небес, целёхонький, аккуратно уложенный поперёк какой-то старинной бетонированной траншеи. (Внутри суборбитального бомбардировщика царила нулевая гравитация, а при желании - и умении - из баков его было можно наковырять сколько угодно топлива, если, конечно, к умению и желанию прилагается безумие, граничащее с отвагой. В бомбардировщике жили трое зомби, орущие днями напролёт так, что в хорошую погоду их было слыхать на "Лубянке" - за шесть километров не самой ровной топографии. Старожилы толковали, что когда-нибудь зомби сообразят, как им вылезти, и вот тут-то и начнётся самое интересное.)
       Несмотря на концентрацию гитик и весьма неблагоприятный радиоактивный фон, Клин-Клинские поля прохождению поддавались. Самый старый маршрут был проложен здесь ещё во время войны "Свободы" и "Независимости" за контроль над Лубянским Клином. Несколько человек из "Независимости" были отрезаны боем от главных сил и им, беспатронным, пришлось выбирать между окружением и расстрелом, Бермудским треугольником "Мирного Атома" и - нехоженными Клин-Клинскими. Пошли по пашне. Один человек выжил. Через неделю по своим же гайкам и трупам товарищей вернулся к Монолиту, обременённый тремя заполненными под горлышко контейнерами: "целина, чево вы хочете, нагибаться задолбался за ништяками!"
       "Чуйка" у парня (имени его в анналах не сохранилось) была недурна, но вот мозги отсутствовали как средний класс в Волгограде. Распродав-расшлёпав вынесенное, парень уволился из группировки, объявил себя вольняшкой, и его тут же подгрёб под себя известный мародёр Подполковник Копейкин. Подгрёб, подвязал, промыл, стряс с дурака карту целины, вывел в Зону, пустил отмычкой и, провесив трек, открыл им ворота в этот вот самый стройбатовский ангар, место потенциально золотоносное - высокое большое помещение. Тут же, через несколько минут, Подполковника Копейкина навестил супергерой Пипец, так как ангар занимала огромная "прокруста", гитика на тот момент истории новая, невиданная, гайкой не обнаруживаемая. Это и был последний выход Подполковника Копейкина, мародёра из Кронштадта.
       В группе Копейкина и начинал Подфарник.
       "Прокрусты" - свето-воздушные аномалии - обожают зарождаться и жить среди высоких стен. Им особенно комфортно когда стены есть, но потолок - чисто небо с вместо бра Луной. Норвежская крылатая бомба "фраг" попала в центр крыши ангара и расколола центральную плиту, а стены разве что дрогнули. Она не взорвалась, срикошетировала, улетела куда-то далеко за плетень. Вторая бомба, дублёр, высокоточно пришла парой минут позже по тому же заданию и пробила уже пол, когда-то наскоро и неровно настланный строителями срочной службы поверх тонкой щебёнчатой подушки. Объединённые обломки, как нарочно, перемешались и легли так, что получилась удобнейшая для "прокрусты" как бы ёмкость, как бы чашка, по-сталкерски - "горсть". "Прокруста" постепенно в "горсть" поднялась, расположилась, ёкнула, и скоро превратилась в жирную, двухуровневую, вторую в Зоне по величине и мощности "прокрусту", королеву "прокруст".
       Через какое-то время любопытствующим мимоходом Подфарником было замечено, что на первом уровне "горсти", в бетонной как бы пещерочке, скапливается некая неопасная субстанция как бы небесно-золотого цвета, прозванная за внешний вид "королевской кашей". А через какое-то другое время, в другом месте и по другому поводу было открыто, что "королевская каша" многократно усиливает поведение и удлиняет "шлейфы" погружённых в неё артефактов. Такой как бы коктейль из стероидов и формалина неизвестной природы. Живая каша, королевская.
       Для превращения "полыни" в "абсент" "королевскую кашу" "Копейкинской прокрусты" и использовал сталкер Подфарник. Уже трижды.
       За результатом третьего использования он и вывел в Зону свою группу - через трое суток после крушения умопомрачительного рейса RN-24777-частный и через два месяца после Вспышки-37, спасшей туриста Клубина и сумасшедшего трекера Тополя от озверевшего согласно генетической программе клона-пенетратора Серёжи "Фухи" Фухина, инвентарный номер такой-то.
       В гоп-команде Подфарника было, кроме начальника, ещё пятеро истых потомков Адама и Лилит.
       Вот их славные имена.
       Отмычка Орясина (афроукр по расовой принадлежности), зрелые траченные ходилы Кутак, Ламалыга, Sleep и Гера-Джихад. Между ними и намеревался разделить свои фишки Подфарник по уходу на покой. Ну а как уж они поладят, дело божье. Почти наверняка Подфарник ощущал себя королём не только с королевской кашей, но и сказочным: было у короля пять сыновей...
       Издавна, с незапамятных времён Подфарник слыл ходилой недалёким, но здравомыслящим, поскольку по меркам сталкерского сообщества был очень осторожен а.к.а. трусоват.
       Ввиду многократно усложнившейся после Вспышки аномальной обстановки в Зоне, он не среагировал на посулы господина Прилиплого и своим близким реагировать не позволил. Реализация крупной единицы "абсента" (на нужды экспериментальной а.к.а. аномальной медицины) могла до Вспышки принести около двухсот тысяч евро, Вспышка же подняла цены значительно. "Абсент" у Подфарника исправно покупался - в районе Чернигова на нейтралке с грехом пополам и совершенно самоотверженно работала японская научная экспедиция, одно из немногих внятных подразделений Мировой Науки в ЧЗАИ. Начальник экспедиции и её спонсор, самурай Масао Мураки, профессор Кунаширского Университета, в прошлом - космонавт, очень хотел победить наконец рак. Обычно с Подфарником сходились они на двухсот, нынче сошлись на двухсот семидесяти - с бонусами за предполагаемые потери, "ну ты сам, узкоглазая твоя душа, гля, чего в Матушке творится, так что триста ты имей в кошеле, in that order. Не-не, ты свои карточки на холодильник лепи, я человек старообрядный, ты давай налом".
       Впоследствии Подфарник вслух крыл себя за лишние слова - в Зоне действительно творилось чёрте что. Как сказано, так и хожено.
       Группа Подфарника достигла ангара в полном составе, но почти без патронов и в самом скудном расположении боевого духа. Действительно, Матушка прямо озверела. По сути, знакомый трек пришлось торить заново, на ходу приобретая необходимые для выживания новые знания и корректируя старые. Если бы не влажность воздуха, в этот день достигающая процентов шестидесяти, не дошли бы вообще никуда. Это было очевидно.
       По пути Подфарник не раз пожалел, что вообще вышел, дважды укусил свой язык, и питать надежд на возвращение в том же составе не смел. Группа чувствовала себя ещё хуже.
       Отмычка Орясина пребывал в клинически классическом реактивном состоянии, приятели Sleep и Ламалыга уже почти в открытую шептались между собой и вели себя вызывающе, то есть - отчаянно. Кутак непрерывно молился, а Геру-Джихада, человека обычно простодушного, впервые на памяти Подфарника пробило на лингвистический понос, и ему пришлось сообща сломать рацию, закрыть шлем, и чеку в замок вставить.
       Так что, как говорится, лишь "вальтер-31" под кирасой спецкостюма согревал душу Подфарника, тешил её, полнил надеждой...
       Последний привал перед броском к ангару через ров, остатки забора, плац и руины казарм сделали в "стеклянных кустах" - по "ходиле" реперная точка RRG-851, триста одиннадцать метров до южного угла ангара.
       Открыли большую банку с "килькой в томатном соусе". Не вываливая содержимого (чтобы банка прямо в руках не превратилась ненароком в "семьдесят седьмую"), прямо поверх удушенной рыбы надавили геля из пакета, подожгли. Собрали из половинок "сталкерские кружки", набили их "сникерсами" и "путлибами" по вкусу, Кутак собрал из проволочек "шаровню", заставили "шаровню" кружками, а под неё подсунули две горящих "Coghlans Camp Heat Fuel". Жрать хотелось неимоверно.
       Молчали: запасы мата кончились на треке, мысли, соответственно, тоже. Ждали еды, молчали. Лишь Гера-Джихад в гулкой тишине спецкостюма нёс свою чушь, рассказывал вентилятору о детстве, любимой сестре и рыбачьих рассветах на брегах Азова. Вдалеке, в тумане, выли норвежские зомби.
       "Чечнявица" заплавилась, закипела. Вынули чеку у Джихада, дали открыть шлем. Показали ему автомат, предупредили последний раз: "шепчи, если невтерпеж". Разобрали кружки, сдвинулись над килькой. Принялись хлебать "чечнявицу", сосать орешки, доставать ложковилками из оранжевого варева горячие рыбьи сопли, сглатывать их. Хлеба не было.
       "До ангара хоббитать пойдёт Sleep, короче, - сказал Подфарник. - Орясина в забылке, всем видать. Не хер полыжить, братва, - на косяке рывок не взять. Sleep, короче, тебе прямо идти, in that order. Не криви морду, ты знал."
       Sleep засопел. Со спичек, брошенных вчера, выпало ему, Sleep'у менять Орясину. Спички в Зоне не спорЯт.
       "Так а что Орясина? - спросил Гера-Джихад простодушно, как будто Орясины и рядом не было. - Отливаем его?" - "То ещё! - сказал Подфарник Гере вразумляюще. - Какое там, в рот нехороший, в ангаре будет? Будет Орясина делать судьбу в пещерке, короче... Ну ты смотри, братья, что с Матушкой творится! Как сбесилась. Если б не туман - никуда бы не прошли... Короче, на вожжах пущу поперёд Орясину в ангар, но до ангара - ты торишь, Sleep. Эй, ты слы?.. Расходовать человеческий и хоть какой ресурс надо с толком, братья. И так патронами скудахтались. Ещё и живого человека без толку отливать? Нет, короче. Не даю, как старший, своего позволенья, in that order... Ламо, ты посматриваешь, не затык?" - "Посматриваю, дядя Вася", - откликнулся из-за кустов назначенный на фишку Ламалыга. "Собирались же на Новый год, дядя-ёжа..." - с досадой сказал Sleep. "Собирались... Да не готово ж было! Да и один хер, короче. Зону с осени трясёт. Ты посмотри на "десятку", сынове, добрых людей как корова языком. Остались одни мы, и такие же. Чуйка, братья!" - "Только чуйкой жив не будешь!" - сказал Кутак с выражением. "Пацан говорит, - подтвердил Подфарник. - Ничего. Справимся, вернёмся, я до трёхсот пятидесяти догоню ништяковые. ОтъёдЕм, братья, в тёплые страны, пока Матушка не кончит, не боитесь, in that order. Я, в рот нехороший, родилсЯ в одна тыща сорок седьмом году, и до сих пор, спасибо Матушке, живой, короче. И дальше жив бля буду".
       Докушали скудное полезное в молчании. Подождали пока поест Ламалыга. Заставили Орясину проглотить десяток шариков с валериановым настоем. Убрались за собой. Оправились, сменили прокладки. Привстали, осмотрелись. Влажных коконов сгущённой атмосферы на пути к воротам виднелось два, это были тяжёлые места, нестабильные, неровные. Новые. Чёрта с два их можно было бы выбросить гайками - кабы не туман. Влажный денёк выдался, спасибо Матушка, обозначила сама... Подфарник действительно в этом году справил девяностолетие, он был одним из трёх живых до сих пор помеченных здоровьем сталкеров и рекордсменом среди них; впрочем, долголетие было едва ли не единственным Подфарниковым достоинством. Начавший выходить в одиннадцатом году, он сравнительно недавно дозрел до ведущего, чуйкой обладая рядовой, а характером неверным. Стучал, впрочем, он всем мыслимым международным и национальным скурмаческим организациям при Зоне, о чём общество, конечно, знало, знало от Подфарника самого, поэтому его и не трогало, используя порой в качестве сливного бачка антикварной фирмы "Павел Буре". Даже писатели его сторонились. Так что ход в группе Подфарника направляли обычно либо Ламалыга, либо Кутак. Главным богатством Подфарника были его треки, короче.
       Двинули. Sleep благополучно дотянул группу до ближнего к кустам угла ангара. Было около часу дня. Здесь надо было постоять и принюхаться. Постояли, принюхались, зорко озираясь в тумане. "Прокруста" пахла очень резко, ядовито, но обычно сквознячок продувал ангар от ворот - к задней двери, выбитой взрывом, отсюда - туда, и обходились добрые люди респираторами. Была надежда и сегодня. Никому не хотелось герметизироваться сегодня в Матушке. И воздушные токи теряешь, и микрофон - не родное ухо, конечно, и запах если что не поможет, не упредит, и общаться тяжело, когда надо - "прокруста" радио слышит.
       Воняло гадостно. Сквозняка не было.
       - Ладно, в рот нехороший! - сказал Подфарник хрипло, захлопнул шлем, защёлкнул перчатки и, взяв Орясину за шиворот, толкнул его перед собой. Когда они проходили мимо Джихада, Джихад перекрестился - и католически, и православно. Он считал, что так вернее. Миновали Sleep'а.
       - Дядя-ёжа, ты его хоть загерметизируй, - проворчал Sleep в спину Подфарнику, точнее - в ухо ему, в наушнике. Подфарник даже и не отругнулся. Если что в ангаре не так, выжить Орясине шансов больше с голыми головой и руками. Ненамного, но больше.
       Всё, Орясина был теперь в авангарде.
       - Стоять! Снимай манатки, хоббит! - приказал Подфарник шёпотом. - А вы все - ждите меня, in that order! Глядите на затык, гадство, если что, не пугайте до упора. Контейнер передаст мне Кутак. Кутак, будь готов, продвинешься к воротам. Ты снял, Орясина? Ламо, тЫ, наверное, его баг прибери. Ну, с богом. Про "сторожку" не забудь, напоминать не буду. In that order, в общем. Пшёл!
       Орясина заскулил и упёрся. Подфарник без лишней злости сунул ему в ухо пламегаситель "терминаторского" AR-180. Сильно сунул, ободрал.
       Орясина сдался.
       Шагнул.
       Прошёл вдоль закрытой створки ворот по вытоптанной в щебёнке тропке. Остановился, заглянул в ангар. Обернулся. Пятнистое коричневое лицо его было сведено судорогой, лошадиный рот с огромной щелью между передних зубов оскален. Но он смог помотать головой вниз-вверх-вниз и произвести руками жест, похожий на "чисто". Подфарник ободряюще улыбнулся ему и показал стволом: "вперёд!"
      
       Глава 29
       9 АВГУСТА 2037 ГОДА, 4 ЧАСА УТРА
       Oh Lord, won't you buy me a Mercedes-Benz?
       My friends all drive Porsches, I must make amends.
       Worked hard all my lifetime, no help from my friends,
       So Lord, won't you buy me a Mercedes-Benz!
      

    Joplin & McClure / Neuwirth

      
       С посадкой в машину справились на удивление быстро и без особых происшествий.
       Тополя и Комбата, укрытых до подбородков шелестящей металлотканью, вывезли из штаба на каталке давешние офицеры-охранники, железо смертоубойное своё где-то бросившие и выглядящие без него голыми. Клубин шёл рядом с каталкой от самой палаты. Тополь, увидев его воочию, осклабился под прозрачной маской так, что улыбка из-под маски вылезла, и продолжал скалиться и заговорщицки подмигивать всю дорогу. Комбат же, бледный в зелень, внимания не обращал ни на что, кроме светлеющего розово-голубого неба. Кусал губы.
       В ногах носилок, на металлоткани лежал пакет с дарёным свитером - на первом посту процессию встретила и проводила старший специалист Кондратьева. Перекрестила сталкеров, положила свитер, подоткнула ножки. На крыльце врачи (старший сержант-военспец и гражданский, армянин) пожали сталкерам плечики, пожелали удачи и вручили Клубину здоровенный пикающий и мигающий чемоданище с жизнеобеспечением, от которого под металлоткань тянулись провода и трубки. (Клубин внутренне ужаснулся, увидев этот чемоданище, но чудовище оказалось почти невесомым.) Попрощавшись, врачи остались на крыльце, немедленно закурив.
       Два модифицированных хаммера (ракетная установка, огнемёты, гермокабины, канадские манипуляторы) ждали на плацу. Один хаммер, грязный, как из болота вылезший, украшали, кроме обычного малоросликовского бурундука в каске, красные кресты, второй - чистенький, как надраенный, похвастаться мог только бурундуком. Народу вокруг было немного, а зевак не было совсем: дисциплина у Малоросликова не разбалтывалась даже ввиду жестоких чудес, коими Комбат и Тополь и работали не за страх, а за совесть.
       Малоросликов сидел на подножке чистого вездехода и вполголоса распекал какого-то незнакомого полковника с бакенбардами и лопатками в петлицах. Полковник по стойке "смирно" истекал потом и молчал с написанным на длинном лице выражением героизма в терминальной стадии. В сторонке деликатно жевал табак денщик генерал-лейтенанта ротмистр фон Тизенгаузен. Увидев приближающуюся процессию, Малоросликов оборвал нотацию, поднялся, и взяв полковника левой рукой за эполет, кратко, подытоживающе врезал ему кулаком правой поддых. Полковник не дал слабины и тут: даже не пикнул. Фон Тизенгаузен подскочил, помог полковнику распрямиться, увёл куда-то в пространство.
       Малоросликов козырнул Клубину, посмотрел на сталкеров, посмотрел на чемоданище.
       - Ожидаю приказаний, - сказал.
       Клубин поставил чемодан на бетон.
       - Мне больше нравится вот этот, - сказал он юмористически, показывая на грязную машину.
       - Виноват, господин главный инспектор. Человеческий фактор. Как прикажете.
       - Так и прикажу. Врачи сказали: без системы жизнеобеспечения сталкеры и получаса не проживут.
       - И всё во имя и по приказанию международной общественности! - подал из-под маски голос неугомонный Тополь. И пропел: - Нобелька-нобелевка, нобелька родная, мировецкая ты нобелька моя, е, е, е!
       - Молчать на носилках, - проговорил Малоросликов.
       - И это вы говорите тому, кто, не щадя живота своего... и прочих немаловажных органов!.. Олегыч, я протестую. Обидно, ёптыть!
       - Тополь, заткнись, - проговорил Комбат с интонациями Малоросликова.
       - "Олегыч"? Вы что, знакомы? - спросил Малоросликов Клубина негромко.
       - Пу-пу-пу... Да познакомились вот спозаранку. В Зоне это быстро. Кстати, прекрасное утро для нарушения субординации, не правда ли, господин генерал-лейтенант?
       - Виноват, господин главный инспектор. Прошу понять: обстановка необычная. Осваиваюсь... Как прикажете поступить с вашим водителем? Открывать огонь или просто постричь?
       Клубин хлопнул себя по лбу.
       - Трах-тарарах! - сказал он искренне. - Забыл. Пропустите его, будьте любезны, сюда, господин генерал-лейтенант. Он пойдёт со мной, второй машиной.
       - Слушаюсь. - Малоросликов шагнул в сторону, прижал к гарнитуре палец и забубнил приказания. Клубин же обратился к возчикам.
       - Осторожно грузите носилки в салон, господа офицеры. Чемодан этот - в систему, в рэк под индексом "четыре". Врачи сказали, само всё включится.
       - Так точно! Не впервой! - сказал капитан постарше. - Разрешите исполнять?
       - Действуйте.
       Клубин увидел себя, то есть Лёшу Лёшевича. Старпетов, злой, со вздыбленной шевелюрой, тянул за собой оба кофра со скафандрами, рюкзак висел на Старпетове спереди. Старпетова сопровождали трое сержантов с автоматами наголо.
       Не давая Лёше Лёшевичу ни секунды времени, Клубин сказал:
       - Я про тебя забыл. Не ори. Мой спецкостюм положи в эту машину, сам поедешь вот в этой. Связь обычная.
       - Знаете что, милостивый государь мой Порфирий Петрович... - всё-таки начал Лёша Лёшевич, освобождаясь от лямок.
       - Ты ещё, малой! Я всё сказал. Выполнять. Люди кругом.
       - Как будто я вас совращать собираюсь, - уже на холостых оборотах пробурчал Старпетов. Раздражение и тревогу он обуздал меньше, чем за секунду. It my boy, по-русски подумал Клубин. Недаром я тебя отговорил назваться Полиграфом Полиграфовичем Шариковым. Вслух Клубин сказал:
       - Сказал же, всё. Нам пора. Садись - и за мной.
       Лёша Лёшевич кивнул и отвалил. Клубин, наблюдая, как он садится во вторую машину, открыл водительскую дверцу мед-хаммера - с дверцы посыпалась присохшая грязь. Клубин выругался, потопал, стряхивая падаль с ботинок. Заглянул в салон. Медицина включилась, сияла и пыхтела. Комбат пил из фляжки. Тополь помахал Клубину свободной рукой и показал большой палец. Сзади подошёл Малоросликов, покашлял.
       - Курьер, как вы и обещали, прибыл. Связь я принял. Что дальше мне делать - по нашим договорённостям?
       Клубин захлопнул дверцу и на пару шагов отвёл генерала-лейтенанта.
       - Сейчас заканчивайте периметр и продолжайте охранять свои семьи. Ведите наблюдение за Зоной. Может включиться. Я надеюсь, - выделил он. - С русской стороны охрану проинструктируйте на предмет возможной военной агрессии. За Лисом и прочими усильте наблюдение. Если эти, - Клубин кивнул в сторону машины, - не блефуют, на что непохоже, то ещё придётся подраться, Артём Аркадьевич. - Малоросликов взялся за подбородок, кивнул. - Пока меня нет, приказания могут поступать напрямую из Брюсселя. К исполнению обязательны.
       - Это я понял...
       - Слушайте, чёрт возьми. Сегодня же соберите файлы ваших погибших в контейнер, опечатайте. Передадите спецкурьеру. Файлы должны быть полными. Полными, понимаете? Со всеми образцами. Вы ведь следовали инструкции?
       Малоросликов сглотнул комок.
       - Неукоснительно. Образцы, все, всё по медицине. Еженедельно отбирались. По каждому человеку. Я как знал.
       - Может быть и знали... И вот ещё что... Обеспечьте-ка ежедневный забор мазков на ДНК у своих людей. Ежедневный. Чтобы как зубы чистить. И сами сдавайте. Ясно? Ну, хорошо. Всё, Артём Аркадьевич, я на выход. Не прощаюсь, до связи. Пропуск на меня не забудьте, проконтролируйте, чтоб меня не тормозили на каждом шагу. И выдержка, выдержка, генерал-лейтенант. Никакой спешки, чтоб всё правильно - с первого разу.
       Малоросликов отдал салют и посторонился. Клубин сел за руль, завёл двигатель. В кабине воняло лакрицей. Клубин содрал пакетик с лобового стекла и выбросил его вон. Захлопнул дверцу, затянул сбрую. Включилась аппаратура, по умолчанию выставленная в режим "ручное управление".
       - Куда ехать, ходилы? - спросил Клубин, не оборачиваясь.
       - Вы не поверите, Олегыч, - откликнулся Тополь.
       - Клин-Клинские поля? - предположил Клубин. - Не зря же ты мне байку про Подфарника прогонял, Костя Уткин.
       - Вот за что я не люблю скурмачей больше, чем писателей, - сказал Тополь. - С писателя какой спрос? Никакого. А скурмачи такие умные попадаются, что хочется иногда прямо взять, и убить. Скажи, Вовян? Слы, куда ты опять руку мою потащил?..
       - Ничего я тебе не скажу... - проворчал Комбат, приподняв маску. - Андрей Олегович, дайте мне закурить. Сил моих больше нет.
       Клубин, перегнувшись через кресло в салон, дал ему закурить, закурил сам и тронул хаммер. Привкус лакрицы на языке не пропадал. Клубин загерметизировал кабину, включил аварийную вентиляцию, из-под торпедо вытащил фляжку с тоником, прополоскал рот. Проверил ведомого. Сталкиллер-2 в лице двадцатилетнего парня с изобретённой им самим ФИО не отставал, соблюдал идеальную дистанцию. Проезжая мимо стоянки, Клубин отметил, что его собственный лимузин нарочито напоказ заминирован. Толстые провода, гранаты, брикеты старой доброй С4, какая-то ёлочная гирлянда, - где только Лёша Лёшевич её откопал... На лобовике картонка с надписью маркером: "Завидовать опасно!".
       - Их ты, вот так мерс! - сказал Тополь.
       - Это мой, - сказал Клубин неожиданно для себя - хвастливо.
       - А ничего так настроеники поднялись, да, Олегыч? - сказал Тополь немедленно и в точку. - Застоялись мы, ходилы. Без Матушки-то.
       - Заткнись, Тополь, - хором сказали Клубин и Комбат.
       Хаммер въехал в тамбур. Давая место ведомому, Клубин почти прижал передний трал к внешним воротам. Какие-то команды и запросы пробежали по дисплею "кубика", мелькнул личный код Клубина, и моментально виза Малоросликова покрыла всё сверху главным козырем. Внешние ворота разверзлись. Клубин тронул и сразу же повернул направо, погнал вдоль стены. Камеры внешнего наблюдения зорко пялились на него, хаммер прилежно сообщал по каждой, что наблюдение дружественное. Контрольная полоса между стеной, отгораживающей святая святых Задницы - штабной городок "Пермь" - представляла собой железобетонный градусов в пятнадцать откос шириной двадцать метров, без единого зелёного насаждения. Воронки и прочие повреждения исправлялись на контрольной полосе немедленно. Можно было с лёгкостью отдать руля автоводителю, но Клубин не снимал рук с баранки. После суток в тёмной комнате вести боевой вездеход самому было приятно, во-первых, во-вторых, помогало оставаться в роли допросчика, а не собеседника.
       - Так что там с Подфарником-то?.. - спросил Клубин. Мотор ворчал громко. - Слушайте, ходилы, наденем-ка гарнитуры, чтобы не орать.
       "Пермь" располагалась в десятке километров к северу от Новой Десятки и граничила с безымянным жилым посёлком - ещё Пинчук его построил для гражданского персонала "Перми", по-доброму договорившись с уважавшими его американцами о поставке строительных отходов. Восстание здорово посёлок потрепало, трижды на него накатывало, разрушен он был основательно. Особенно посёлку досталось в июле, когда Задница позволил открыть в поселковом парке накопитель для беженцев (сталкеров и членов их семей, в основном). Объявление Задница дал по радио - и почти сразу же явились в поисках спасения двое Хозяев - Сёма Воровайка и Георгий "Бывший" Чапурия. Ну а за ними не замедлил быть Бредень собственной суперперсоной, во главе табуна снарков и с редкостным по подлости голегромом в качестве правой руки. Ещё недавно белоснежные полипластиковые "entry and live"-постройки торчали копчёными осколками и огрызками, водонапорная башня от удара "жарки" сплавилась, как пластилиновая, асфальт улиц - Клубин видел это вчера утром - пятнали глубокие следы-дыры... и трупы ещё продолжали находить. И не трупы тоже. А гильзы и оболочки выстрелов вымести так никогда и не удастся, наверное.
       Мягкий щелчок в ухе дал Клубину знать, что внутренняя связь задействована.
       - Что там с Подфарником-то дальше было, Костя? - повторил Клубин. - И, кстати, ты уж скажи по старой дружбе, откуда ты историю эту узнал. У меня никакой информации не было. А ведь Подфарник у меня в ведомости значился, сердяга. Огорчительно мне.
       - Так от Подфарника же и узнал, - с удивлением пояснил Тополь. - От кого же ещё? А я не сказал вам, Олегыч? Я думал сказал... Он же, Подфарник, сосед Комбата, жил дом в дом с ним на Старой. А я у них с Гайкой с зимы обитал, как мы с вами поохотились славно, так я к ним и переселился. Я сразу из Зоны к ним поскакал, как мы с вами по-доброму расстались навсегда. Вовян с сестрой меня и выхаживали.
       - И кормили, - подал голос Комбат.
       И Клубин в который раз уже удержался спросить - почему ни Тополь, ни Комбат ни разу не попросили связать их с сестрой и женой. Клубин прекрасно знал, где сейчас Ирина "Гайка" Пушкарёва, и как она тоскует по погибшим брату и мужу.
       - Да, картошку ты жаришь, конечно, славно, Вовян, - сказал Тополь.
       - Здесь должна быть скупая мужская слеза.
       - Не дождёшься, - возразил Тополь. - Бремя приветливого родственника и друга...
       - Я имел в виду - у меня должна была появиться скупая мужская.
       - Не должна, потому что ты должен стойко переносить тяготы и лишения бремени приветливого родственника и друга...
       - Тебе надо завязывать с чтением бестселлеров про сталкеров, - сказал Комбат. - Скоро ты вовсе разучишься разговаривать по-русски с этим дерьмом.
       Разговорились ходилы! И медицина, настроенная на них, зелёным пишет. Оживились уродцы... родимые, живая наша иллюстрация к старинному чернобыльскому анекдоту.
       - Так я с зимы баклуши и бил у сестры с вот этим бездушным, - продолжал Тополь. - Я теперь вообще тебя игнорирую, - сказал он Комбату. - Днём я пил пиво у них в садике, сидел в форумах, укрощал неправых, вечером пил пиво в "Писателе и Свистке", с Шугпшуйцем вашим, Олегыч, и с другими графоманами, а ночью пил пиво в доме, как раз канал NASA по ночам активизируется. Ну а от скуки подмечал всё вокруг...
       - И помечал, - вставил Комбат. Клубин ещё раз повернул направо и обернулся посмотреть на сталкеров. Сталкеры, отрегулировав каталку, полусидели уже оказывается. Тополь рассказывал, Комбат с обычной усмешкой слушал его. Он порозовел, чёрная щетина его как бы полиняла. Так пойдёт, придётся опасаться предательского удара в спину, подумал Клубин.
       - Из Подфарника же конспиратор - как из бутылки молоток. Он со своей гопой регулярно устраивал совещания, а за две недели до выхода этого своего повадился военные советы собирать ежедневно. Таскали туда-сюда снарягу. А я ж их всех смолоду знаю, и Sleep'а, и Кутака водил по разу, никто не отказывался со мной пивка выпить. Заворачивали ко мне в садик...
       - Ко мне в садик.
       - ...К нам в садик, присаживались. Пиво пили и вели себя загадочно. Ни слова о "полыни", конечно, чего там. Только я все треки и все фишки Подфарника наперечёт знаю, да и все вокруг знают. Кстати, я его уважаю вполне как трекера. Его фишки люди, конечно, грабили, но далеко не все. К этому ангару с "прокрустой Копейкина" лично я, например, и за верным "абсентом" не сунулся бы. А ведь у него были треки и в Монолит, и в Полесье он что-то прятал, и за реку у него был трек, старинный какой-то, радиоактивный... Ходил он осторожно, но умело. Но - ведро он, конечно, худое, как человек. За пару дней до выхода - как раз истерике с самолётом начаться - явился к старине Комбату инкогнито, идиот. Советоваться, какие цены нынче. К забаненному сталкеру... В общем, я Подфарника и встретил, как он вернулся с Клин-Клинских, бывших толстолесских... Посмотреть на него стоило, чтобы знать, какие бывают люди, из Зоны выбравшись... Ну, прощай, цивилизация! - Тополь примолк.
       Машины Клубина и Старпетова оставили позади комплекс "Пермь" и катили теперь по бетонной двухрядке в чистом поле. Скоро должен был начаться лес. Было уже совсем светло. Далеко справа тянулась, сколько было видно, чёрная стена, по решению Совета Безопасности ООН долженствующая, наконец, охватить Зону сплошным кольцом. Почти тысяча километров кольцо, пятиметровой высоты, полутора метров толщиной. Интересно, кто-нибудь из местных остряков обозвал уже её как-нибудь?.. Навстречу машине низко летел вертолёт, приблизившись, пошёл боком, пугая, показывая бурундука на боку и стволы пушки, торчащие из открытого салона. Но сверкнул на панели "кубика" козырной туз Малоросликова и вертолёт, приосанившись, пролетел мимо, куда ему там было нужно. Хаммер свернул с бетонки на объездной грейдер, тряхнул старинный мостик через заплесневелую Нижжу и вкатился в сосновый бор. До Новых Соколов оставалось четыре километра. Здесь надо было приглядывать не только за поздоровевшими сталкерами. Вполне могла прыгнуть выжившая собака или недобитый снарк свалиться с дерева на крышу. Клубин включил датчики движения - и родной хаммеровский, и личный, в спецкостюме.
       - Он, Подфарник, не сразу подорвался бежать из Предзонья, он же ещё полдома умудрился вывезти, куркуль. Буду прямо говорить: это я его немного в себя привёл. Я как-то проникся, какой он был, посидел с ним, посочувствовал...
       Короче...
       Тут Клубин заржал, невозможно было удержаться. Заржал тихонько и Комбат, и заржал и сам Тополь, и продолжил:
       - Повторяю: короче! Вчера они, "подфарники" значит, убыли значит на выход, а сегодня сижу это я с пивом на скамеечке, комм на коленке, троллю одного старого мудака из Череповца, погода отличная, скурмачи мимо шастают на "патрулях", я на них поплёвываю, хорошо! Смотрю: пилит соседушка, прямо по улице, посередине. Не так: я его сначала унюхал. Часов двенадцать дня было. Рабочий полдень, как сказал бы писатель. Шатает его по середине улицы, памперсом нечистым и гарью от него разит, и зубы неделю не чистил. Пустой, без машины и один. И в спецкостюме, епэбэвээр, но без шлема и прибора, только разгрузка пустая на кирасе болтается. А на морде у него выражение, представьте, как у императора Цезаря. Обычно он, не в Зоне когда, старичок такой суетливый, Подфарник, мордочка двигается всё время, этакий лукавый, балагур, не знаю уж, каков он в Зоне, не ходил я с ним, но так, повседневно, - неприятный тип, заискивающий, явный стукач, даром что девяносто лет и Зоной облагодетельствованный. Долгожители, между прочим, все трое похожи - детский сад, штаны на лямках. Что Онишенко, что Бринько, что этот. В Зоне какие они, повторяю, не знаю. Так вот, пилит по улице Цезарь, натурально... как сказал бы писатель. Пустой, ни железа, ни людей при нём. Но "патруль" вырулит - готовьте бриться, закроют как пить дать, спецкостюм же. Он подошёл, я уже в стойке, пасу скурмачей, шиплю ему: "Привет, Фара, уважаемый, ты что, средь бела дня, давай в кусты!" - а он, епэбэвээр, мимо меня фигачит, ухом не повёл, с этой государственно-озабоченной гримасой, словно мигалку включил... словно у него папа инженер, Байконур бетонировал. Я аж огорчился. Ах ты, думаю, тушка барана, стратегическая, сорок пятого лилового года штамповки. Людей где-то потерял, да ещё не здороваешься. Примут тебя сейчас - и всю улицу за компанию перевернут, по подозрению в укрывательстве. А там через дом не трекер, так барыга живёт. Вы записываете, господин скурмач?.. Комм в даун, догнал его, за разгрузку сзади хвать, ставлю его к себе передом и готов уже объяснить, кто он есть, старикашка, что он есть и с чем его будут сейчас есть...
       - Что человек из Зоны и ходил по-тяжёлому не видно тебе было, конечно, - сказал Комбат, заполняя паузу - разошедшийся Тополь сбил дыхание и жадно дышал из маски.
       - Да я вообще-то озверел немного от безделья, признаю, - сказал Тополь с редкой интонацией - смиренно. - И пива во мне уж вторая упаковка сидела, и мудак этот из Череповца довёл... Главное, я что подумал: что тормознули их на выходе погранцы, ведомых приняли, а этот ушёл. Законное предположение, суток же полных не прошло, как они вышли. Ну а если так, то шариться по улицам на Новой среди бела дня в спецкостюме - неуместный маскарад. И с такой мордой. А это у него - я уж потом догнал - судорогой морду свело... Короче. - Тополь подождал. Клубин и Комбат внимали молча. - Тряхнул я его пару раз и затащил к Комбату в сад. Там у него скамеечка в кустах, наяда со струйкой, холодильничек прикопан, все дела. Сибаризм и греческие ночи. Испортил зятёк мне сестру всю, Плутарха читает, дура... Вот там мне всё Подфарник и выложил... Комбат, а чего ты молчишь, я тут твою жену оскорбляю? Я бы уже полчаса как дрался.
      
       Глава 30
       НОВЫЕ СОКОЛЫ - ОРДЖОНИКИДЗЕ - ЛЕСНИЧЕСТВО РОДИНСКОЕ
       With the twilight colors falling
       And the evening laying shadows
       Hidden memories come stealing from my mind
       As I feel my own heart beating out
       The simple joy of living
       I wonder how I ever was that kind
      

    Johnny Cash

      
       Похоже, именно Комбат против разговора с женой, подумал Клубин. И Тополь об этом знает, и, примиряясь с мнением приятеля, в душе его не признаёт. Понятно, конечно, кому была бы охота объявляться любимой супруге в таком виде... Но тут не только это. И Тополь и Комбат официально "пропавшие без вести", что, безусловно, после летних событий равно "погибшие". Выбора у них нет - в Зону надо возвращаться, есть у них там что-то, что, как они надеются, их исцелит... Они тянули эти двадцать без малого дней явно. Им нужны были эти двадцать дней, какой-то назначенный срок они выдерживали. Без медиков им выжить было нельзя, вот они и выбрались к Заднице. Не возвращаться в Зону им тоже было нельзя - вот они и вызвали меня. То есть, не меня конкретно, конечно... Вызвали полномочного представителя Мировой Закулисы. Который мог Задницу в любой момент обуздать. Единственно правильная тактика. Единственный выход...
       Где-то у нас здорово утекала информация, подумал Клубин. А может быть, всё намного проще? Я же уже думал об этом, совсем недавно. Главный тот, кто собирает больше позитивной информации. Не могли эти полтысячи умных, энергичных, обладающих невероятным опытом взаимодействия с настоящими чудесами изменённой натуры мужиков за столько лет не прочувствовать некую точку силы, действующую в Предзонье... данную в ощущении. И она, эта точка, то есть "Брюссельская Капуста", то есть - мы, - когда началось Восстание, мы просто не могли ни проявить себя явно в кровавой каше, вылезшей из чернобыльского горшка и заляпавшей весь мир. И после этого нас стоило просто позвать. И мы появились. Как миленькие. Конечно, нужна была нам блесна поблескучей. Но тут Комбату с Тополем даже говорить что-то вслух не требовалось. Я же помню, что со мной сделалось, когда я первый раз увидел их фото...
       - Свинство, конечно, с моей стороны, признаю полностью... - говорил Тополь. - Но Олегыч! Вы знаете, что сказал бы сейчас настоящий писатель?
       - Что? - спросил Клубин обернувшись, потому что Тополь ждал этого вопроса.
       - Он бы сказал так. Я, конечно, свинья, сказал бы он, зато мне есть что сейчас рассказать вам. Копирайт.
       - Шугпшуйц? - спросил Комбат.
       - Шугпшуйц бы лопнул от натуги такое написать. Не, это из Лукьяненко.
       - Как скажешь... - сказал Комбат, снова сунул нос в маску, откинулся на подушку и закрыл глаза.
       Клубин подвигал понимающе бровями, посмотрел на дорогу, на приборы, в монитор заднего обзора, включил автоводителя: безлюдные развалины Нового Сокола оставались по левую руку, лес низвёлся до скудных гнилых кустарников по обочинам, грейдер был прямой, пустынный, Клубин решил перекурить. Он протёр очки, зачесал грязные волосы, попил водички и, повернувшись на кресле боком, уставился на Тополя.
       Тополь, как мог, приосанился. Он здорово нервничал. До нейтралки Лубянского Клина - если ничего не случится - оставалось часа полтора.
       - Вы прямо через "Лубянку" собираетесь ехать, Олегыч?
       - Да. Не заезжая, конечно. Иначе неудобно. Ты же, Костя, видел: Зону огораживают, все прилегающие дороги забиты. А тут тихо. Мирно.
       - Охрана же, - сказал Тополь.
       - Ну у нас же есть волшебный задницын сезамчик. Как сказал бы писатель.
       - Ясно... Не для протокола, Олегыч. Ну вы, Олегыч, меня и развели. Вы очень дурной человек, Олегыч, лукавый. Вы в курсе? Семь лет меня имели.
       - Я собирался извиниться, Костя. Извини. Мы хорошо с тобой ходили. С меня пузырь. Зато - тебя никто никогда не трогал, между прочим. Всерьёз, я имею в виду.
       - Может, пока есть время, расскажете, что за Фуха и всё такое?
       - Не могу.
       - Про дочь наврали? - с напором спросил Тополь.
       - Про дочь - не наврал, - сказал Клубин. - Если бы про дочь наврал - ты бы ещё тогда враньё почуял.
       Тополь отвёл глаза.
       - Ну с ней хоть всё в порядке?
       - Не очень, - сказал Клубин. - П-п-п... Тополь, я же не лезу к вам с расспросами про твою сестру.
       Комбат поморщился, но глаз не открыл. Клубин отвернулся от них, стал смотреть на дорогу.
       - Такой интимный момент, ведомый, - сказал Тополь. - Не люблю их, а куда от них денешься в Зоне? Вы ведь меня дважды вытащили.
       - Не надо, Костя, - сказал Клубин. - Ты меня прикрыл, я - тебя. Я тебя тащил, ты дорогу выбирал. Вообще, сейчас это не имеет значения...
       - Дурак, - прошелестел в ухе Клубина голос Эйч-Мента.
       - Как знать, - сказал Тополь. - Как знать, когда что понадобится. Когда что примется во внимание... Я ещё почему сейчас всё это начал, Олегыч. Вроде бы я видел вашего Фуху этим летом в Зоне.
       - Мёртвым? - спросил Клубин, не удержавшись.
       - Не скажу, не знаю. Как было там живого от мёртвого отличить? Такое только Влад и мог - отличать.
       - И что он делал? Фуха?
       - Он стрелял. Метко. Вам интересно?..
       Клубин помолчал.
       - Мне интересно про Подфарника, Костя. Мы едем по важному делу, коротаем время за разговорами. Вы дали мне информацию, я выполняю договорённость. Вам нужно вылечиться - мне нужно, чтобы Зона включилась. Всё остальное - потом.
       - Странно, - вмешался Комбат. - Задница ненавидит Зону. Что вы ему посулили, господин инспектор? Это же должно быть что-то невероятное.
       - Зона есть Зона, - сказал Клубин. - У вас ведь тоже был план, когда вы именно к Заднице из Зоны подались...
       - Орёл или решка, - сказал Комбат. - И монетка ещё крутится.
       - А ведь вы мне доверяете, Пушкарёв, - сказал на это Клубин с усмешкой.
       - Да, много болтаю, - согласился Комбат. - Хотел вас попросить, инспектор. Покажите бластер. Ни разу в руках не держал.
       Без колебаний Клубин вытащил бластер и, не разряжая, бросил его, обернувшись, в руку Комбата. Комбат с трудом поймал оружие, поднёс к лицу, стал вертеть его так и сяк, но сам не отрывал взгляда от Клубина.
       - Вам нужно оружие? - спросил Клубин. - Могу подарить. Вам на двоих как раз этой штуки хватит.
       - Вещь! - сказал Тополь, рассматривавший конкретно бластер. - Соглашайся, Вовян. Звёздные войны! Ты и дышишь подходяще.
       - Ловите, - сказал Комбат и неуклюже бросил бластер обратно, Клубин еле поймал его. - Штука хорошая. Может, потом вернёмся к вопросу.
       - Wake my guest, - сказал Клубин, упаковывая пистолет в кобуру.
       - Сколько в нём зарядов на раз? - спросил неугомонный Тополь.
       - Пятьдесят. Неужели на чёрном рынке ещё не появлялся?
       - В Предзонье - нет, - сказал Тополь. - Только реклама. Одно скажу, - если кино не врёт - штука в Зоне полезная эта пукалка. Я бы сразу купил. Или отобрал бы. Я же преступник, надо же этим пользоваться хоть иногда.
       - Сейчас мы проедем место, где "рязанский" убил два танка, - сообщил Клубин. - Не знаю, убирались ли тут... Я по сводке про это знаю. По фото.
       - А чьи танки? - спросил Комбат.
       - Наши, Владимир, наши танки. Человеческие.
       - И где? - спустя пять минут, прошедшие в молчании спросил Тополь.
       - Сейчас вот этот распадок, а потом дубрава небольшая с ручейком. К ней съезд с грейдера... Вот. Да, тут убрались.
       Клубин знал, что Малоросликов отрядил большое подразделение для уборки гибельных мест и эвакуации останков погибших. Клубин перехватил управление и сбавил скорость, поехал шагом. У дубравы (десяток старых приземистых древ почти правильным полукругом) уборщики-гробовщики побывали, да и трава за два месяца поднялась, укрыла место гекатомбы. Мятую броню сгребли в кучу поближе к грейдеру, приготовили для транспортировки. Ни одной узнаваемой детали. Куча металлолома привлекала специальное внимание лишь необычным цветом - металл после гравитоудара стал ярко-зелёным - да жёлто-чёрной пластиковой лентой, обрамляющей бывшие танки, подрагивающей от ветерков на дюралюминиевых шестах. Клубин знал ещё, что довольно долгое время броню после удара гравитационного трюфеля можно было протыкать хоть пальцем... Ещё там была какая-то табличка на одном из шестов, но надпись на ней с дороги прочитать было невозможно. Да и зачем, собственно? Клубин дал газ.
       - Посмотреть, в общем, не на что, - сказал Тополь. - Но - земля пухом.
       - Трудно быть и на той и на той стороне одновременно, не правда ли, Костя? - спросил Клубин.
       - Нет, - ответил вдруг Комбат. - Не трудно. Нет никаких тех и тех сторон, инспектор. Есть смерть и есть жизнь, вот и все стороны.
       Клубин покивал.
       - Так говорят сталкеры, - сказал он. - Знаю. Удобно, что.
       - Не в удобстве дело, - возразил Комбат.
       - Не понимаю я тебя, сонни, - сказал Эйч-Мент недовольно. - Что за wibbly-wobbly у тебя такие с подозреваемыми? Они там тебя не индуцируют, случаем? Или ты опять там ксенопсихологией занимаешься на работе?
       Клубин почесал нос. Вообще-то слова Эйч-Мента пришлись кстати, их следовало хорошенько обдумать... Несу я и впрямь что-то лишнее... Что-то такое исконно советское, кухонное, зажизненное...
       Клубин решил переменить тему.
       - В Орджоникидзе заезжать тоже не будем, - произнёс он задумчиво. - Там инженерная база, не протолкнёшься. Костя. Так что там с этой "прокрустой Копейкина"? Почему нам от неё надо танцевать? Это портал какой-то?
       - Вроде шлюза, - сказал Тополь как ни в чём не бывало. - Мы почему знаем? Бредень оттуда и начал, и именно туда и вёл колонну заложников. Шугпшуйц - за ним по пятам на квадроцикле, а уж за Шугпшуйцем - и мы с Вовяном. Шлюз, в натуре. Огромное такое длинное помещение, сквозняк жуткий. Красный свет. "Радуга" - это перемещалка, без наворотов, а "прокруста", оказывается, настоящий шлюз. Если знать, как войти, как выйти... И зачем... (39) Что, Олегыч, желаете прослушать про Подфарника до конца?
       - Откровенно говоря, я уж отчаялся услышать окончание твоей занимательной истории, - сказал Клубин. - Сам смотри, Костя. Ты уже ничего мне не должен. Влада и Владу вы нам отдали, договорённость выполнили.
       Тополь хмыкнул.
       - Что такое "сторОжить фишку" знаете, Олегыч? - спросил он.
       - Ну, догадываюсь, наверное.
       - Я как сейчас на эти танки глянул, подумал, - сказал Тополь. - А не нарочно ли старикашка свои треки направо и налево сливал? Вроде бы спьяну? У него ведь - я уже говорил - очень хороших, годных треков накопилось в загашнике порядочно, богатые ништяками маршруты, дорогие. А он с одного стакана начинал их рисовать на салфетках всякому, кто второй поставит. Все гитики, все ловушки указывал... Но я что-то никак не припомню, чтобы ребята прямо так уж часто его треки грабили. Хотя - казалось бы. Может, специально он дураков так отсеивал?
       - Да ну, - сказал Комбат. - Не маньяк же он. Не замечал я в нём никакой такой вот запредельной патологии.
       Тополь цыкнул зубом на северокавказский манер.
       - Погоди, Вовчик. Патология, не патология... Он, Подфарник, не ваш ведь агент был, Олегыч? Или я уже вас спрашивал? А вы и не ответили ничего?
       - Зарплату, Костя, я ему не платил. Я и тебе её не платил - за стук, в смысле. Ты что же, намекаешь, что Подфарник по чьему-то заданию сталкеров в ловушки заманивал? Сокращал ваше поголовье? Бред, извини.
       - Бред так бред. Вам жить, Олегыч. А вот подумалось мне сейчас почему-то... Отмычек он, во всяком случае, пользовал широко. И не переводились они у него. Одного подставит, тут же другой откуда-то появляется...
       - Что ты несёшь, Тополь? - с отвращением сказал Комбат. - Отмычек он вспомнил. Ты сам с отмычек начинал, кто тебя в отмычки подписывал? Да ну тебя совсем, голова с телом. Хорош тут тьму не по делу нагонять. Молчать невмоготу - рассказывай по сути. Скоро вон уже большой лес начнётся, а там и до Лубянки рукой подать.
       Тополь рассмеялся.
       - А знаете что, уважаемые слушатели? А я уже даже привык за последний день к роли сказочника. А ты - нет, Вовян? А вы, Олегыч, похожи на барина, спустились, значит, в людскую послухать с дворовыми рабами байки захожего инвалида... побыть с народом... Так ведь хоть бы наливали! Никогда бы не поверил, что могу столько болтать, ни грамма не дерябнув. Да, вот это и есть жажда жизни! Пока болтаю - жив. Такова судьба каждого настоящего писателя. И ненастоящего - тоже. За что ты его не схвати... В общем, дорогие вытребени и вытребеньки, вот что я имею сказать за Подфарника дальше...
       - Скорее - колдуна, - сказал Клубин.
       - Чего, какого колдуна?.. - не понял Тополь.
       - Колдуна захожего, а не инвалида, - пояснил Клубин. - Спустился барин послушать в людскую, - добавил он, глянув в зеркальце.
       Никто бы не услышал без микрофона, как Комбат пробормотал:
       - Как будто колдун не может быть инвалидом...
       - Да вы тут все неучи! - сказал Тополь торжественно. - Инвалид в старину - не обязательно калека. Инвалид - это отставной...
       - Самолётных хвостов заноситель, - перебил Клубин. - Извини, Костя, все всё поняли. Давай уже, трекер Уткин, добивай про Подфарника: Орджоникидзе вон проехали.
       - Ещё следует знать, господин скурмач Олегыч, - сказал Тополь торжественно и с чувством, - что в тёмных, преступных кругах, к которым я близок, словом "колдун" можно нанести серьёзное оскорбление. Вам следует отдавать себе отчёт в этом. Разве мент не должен правильно понимать законы и правила преступного мира...
       - Нет.
       - ...работая под прикрытием...
       - Нет.
       - ...или беседуя с преступником по душам за жизнь?
       - Нет, - сказал Клубин.
       - Смотрите-ка: дирижабль! - произнёс вдруг Комбат совершенно детским тоном.
       Над посёлком слева, видимым за поредевшим лесом, действительно висел здоровенный жирный дирижабль, заляпанный разноцветными эмблемами.
       - Это канадцы, - поглядев, объяснил Клубин. - Они привезли четыре строительные робосистемы. Дирижабль - диспетчерская. Логистика, наблюдение.
       - Не вижу логотипа кока-колы, - сказал Тополь раздражённо.
       - И это странно, между прочим, - сказал Клубин. - Чего-чего, а рекламы сейчас в Предзонье - в две очереди стоят рекламодатели. Взоры всей планеты прикованы к операции по физической блокаде Чернобыльской Зоны Аномальных Интенсивностей неизвестной природы, этого злокачественного нарыва на лице нашей маленькой голубой Земли... Что, Владимир, закурить?
       - Угадали, господин Клубин.
       Клубин дал ему закурить.
       - Так, меня будут слушать, или не будут? - прямо спросил Тополь.
       - Безусловно, - сказал Клубин, объезжая воронку на дороге. - Как только ты начнёшь, наконец, свой интересный рассказ... - Он аккуратно перевалил через подбитое дерево на дороге. - И слушать будут, и записывать будут... - Машина миновала скелетированный труп, валяющийся на обочине. Безусловно, кровососа. Странно. - Вот только? снимать на видео не будут, Костя. Выключил я видео... даже не знаю, зачем.
       - Я тебя потом спрошу, зачем, - проворчал незримый Эйч-Мент.
       - Клубин вызывает Малоросликова, - сказал Клубин, притормозив. Вызов по переадресации сработал мгновенно, генерал-лейтенант ответил через полминуты.
       - Здесь Малоросликов.
       - Клубин. На траверзе Орджоникидзе, примерно двадцатый километр, точку по GPS сбрасываю. Следы боестолкновения, наблюдаю неучтённый труп кровососа. Примите.
       - Понял, принял. Епэбэвээр.
       - Продолжайте контролировать особый пропускной режим для моей группы, - сказал Клубин и дал газ.
       - Продолжаю контролировать.
       - Принял, отбой. До связи.
       - Вы слышали, между прочим? - спросил Тополь. - Он сказал: "епэбэвээр"!
       - В анналы - не передом, так задом, - сказал Комбат, выпуская дым.
       - Анналы - хорошая штука, - заметил Тополь. - Если без опечаток писать. Зря ты, Вовян, куришь. У тебя вся голова белая.
       - Недолго осталось, что так, что так. Давай рассказывай, сказочник. Когда ты треплешься - как-то легче на душе. Словно шум морского прибоя. Бессмысленно, но приятно.
       - В общем, я точно знаю, Подфарник продавал "абсент" три раза, а скорее всего, больше. Сам делал их и выносил. Пользовал он "королевскую кашу" из-под "Копейкинской прокрусты" суверенно, единолично, чем многих в обществе обижал, а правильней сказать, в стиле, присущем нашему тёмному преступному обществу - огорчал многих этим старик Подфарник. Но - "своя фишка" есть своя фишка. А сторОжил "прокрусту Копейкина" Подфарник отчаянно и жестоко: "кроссворд" на входе в ангар повесил.
       - Э-э... Это электрозамок?
       - Да. Вечный артефакт, очень агрессивный. Род "пенсне", но недружественней. Раз завёл его - и всё, навсегда, до скончания Зоны. Ангар стройбатовский с "прокрустой" - там вход только один, с фронта здания, а задние ворота недоступны, там тяжёлое место впритык, причём, тяжёлое место без подхода, за один шаг сразу ударная перегрузка единиц в семьдесят - весь зад ангара перекрыт жёлтой взвесью, спасибо Зоне. Не пройти, не выйти... То-то Sleep, при всём уме и уменье на Подфарника и батрачил: надеялся на наследство. Поиметь ключи можно было только по наследству. In that, так сказать, order. Фишки свои Подфарник сторОжил намертво, "кроссворды" скупал или отыскивал, "пенсне", "хлебалки"... Подфарник действительно, сдаётся, кайфовал, устраивая в Матушке острова сокровищ... он же недаром годами пытался представляться Флинтом, помнишь, Вовян?.. Ну какой только он, епэбэвээр, Флинт? Подфарник и есть, и больше ничего... Говорят, между прочим, он когда-то пионервожатым в Советском Союзе работал, в каком-то пафосном пионерлагере. Накладывает отпечаток, видимо. Паруса, каравеллы, благородные пираты... тайные клады... Ну и вот. Подзарядки "кроссворду" не надо, в отличие от "пенсне", например. Тут другая беда: если ты забыл свой собственный алгоритм... что это я - "алгоритм"... Не алгоритм, а набор ключей, код, по-простому, то ты сам и попал: пройти под "кроссвордом" невозможно, если его поставили в узости какой-нибудь, а другого хода нет. И ещё хуже - "кроссворд" не сотовый телефон, раз ошибся при вводе - второй попытки не будет, распишитесь в получении розовой молнии в башку, и больше никогда и никого "кроссворд" под собой не пропустит. Сколько "фишек" так похерилось, вы не представляете, Олегыч! И каких "фишек"... Можно, конечно, попробовать пошедший в разнос "кроссворд" взорвать, но скорей всего ничего не получится, а в данном нашем конкретном подфарниковом случае - нельзя стопроцентно. Во-первых, ангар сложится, во-вторых взрывать, и даже стрелять, и даже с глушителем стрелять - рядом с мощной "прокрустой"... Смертельный трюк, "прыжок Смерти", премия Дарвина в чистом виде. В общем, пароли для "кроссворда" хозяину "фишки" надо знать лучше, чем сколько у него пальцев и правша он или левша.
       Отмычка подфарников в ангар вошёл благополучно, к проволоке подобрался, как к родной, ну и кликнул, значит, ведомого... А, "кроссворд", Олегыч, физически - проволока стальная, такой белой как бы бахромой неизвестной природы обросшая, как бы таким пухом, а когда ты её натянул, незаряженную, или подвесил, то этот пух - или бахрома - в центре собирается сама собой и петельки такие образовывает, не меньше пяти, даже если проволока короткая. И не больше тринадцати. Если на эти петельки повесить - или продеть в них - какие-нибудь мелкие предметы - скрепки там канцелярские, тряпочки, патроны, - то проволока прорастает в эти пуховые петельки и набор предметов запоминает. Металлическая память неизвестной природы опять же. А когда ты их достаёшь аккуратно, то бахрома осыпается, а через несколько минут снова нарастает, уже пустыми петельками. Всё, взведено. А когда ты в петельки снова те же предметы вставляешь - не обязательно те же, но точно такие же - получается как бы разрыв в электрической цепи между проволокой и проходящим под ней хозяином. И назад когда идёшь - то же самое надо сделать. Всегда ты имеешь с собой два набора ключей. Иначе шарахнет молнией, и дальше ты уже идёшь обугленный и вкусно пахнущий.
       Кстати, от этой розовой молнии не бывает грома, она бесшумная вообще. Ни грома, ни ударной волны как от "Тесловой эспаньолки". Это совершенно особая розовая молния, специальное электричество, такое только у "кроссворда" бывает. И - насмерть, мощность от длины проволоки вообще не зависит. У меня был как-то "кроссворд", сантиметров пятнадцать всего длиной. Так сожрал он взрослого голегрома как миленького! Он меня выследил, голегром, и приклеился, ну как обычно, даже если выскочишь из Зоны, то голегром вечно будет тебя искать, и обязательно найдёт... В лесу дело было, рядом с станционным прудом, от Р-десятого шоссе недалеко, там пионерлагерь, кстати... был. Подловил я гада этой малюткой, я думал - тормозну хотя бы гада, а сам пока найду местечко, поставлю мину... Не понадобилось, он сгорел, обуглился, натурально! Вот тебе и пятнадцать сантиметров. Даже неизвестная природа считает, что размер не имеет значения... В тот лес я теперь ни ногой, потому что не помню, ни чем я "кроссворд" взводил, ни где точно я его повесил... То ли я на берёзке его повесил, то ли на осинушке... А не отвлёкся ли я опять?
       - По-моему, нисколько, Костя, - совершенно серьёзно сказал Клубин. - Писателем ты зарабатывал бы не в пример.
       - Хорошенько следи за собой, Сталкиллер, - сказал Эйч-Мент с нажимом. - Индукция, безусловно. Чего-то они от тебя хотят, чего-то необычного. Вот стервецы.
       - С писателями вы не общались, - возразил Тополь. - Им только на водку да на интернет хватает. Их бабы кормят...
       - Не согласен, - обращаясь к Эйч-Менту, сказал Клубин.
       - Чего там - "не согласен"! Интернет почитайте, - возразил ему Тополь. - Бабы и...
       Эйч-Мент сказал:
       - Quos vult perdone - dementat... Это я, сынок, про себя. Что касается тебя... Прикрою-ка я тебя особо. Специально. Получше, чем мы хотели. Вот и доктор со мной согласен. Мы тут просто диву, сидим, даёмся.
       - Не надо! - сказал Клубин.
       Уже открывший для продолжения рот Тополь сказал не то, что намеревался:
       - ...и сталкеры... С кем это вы там, Олегыч? С куратором?
       Клубин обернулся и кивнул Тополю, глядя на него, подобно тёте Полли глядящей на нашкодившего Тома Сойера, - поверх очков.
       - С ним, Костя, с ним самым. С самым главным в Мировой Закулисе. С тем, кстати, кто запретил Малоросликову вас с Комбатом сдать в концлагерь на вивисекцию, - сказал он. Трекер и сталкер смотрели на Клубина и молчали. Переваривали? - В общем, Костя, мне уже не особо интересно, как там Подфарник узрел Бредня и почему жив остался после этого... - закончил Клубин, снова возвращаясь к управлению.
       - Он его отпустил... - по инерции объяснил Тополь.
       - Спасибо, Костя... А хочешь, я угадаю, чем занимался Бредень под "прокрустой", когда твой Подфарник туда подлез? За каким занятием Подфарник Бредня застал?
       - О! - сказал Комбат с непонятным удовлетворением. - Пошли козыри. Все четыре козырные масти.
       - Верно, Владимир. Пошли. Приближаемся к катарсису, как сказал бы писатель, как сказал бы Тополь. Ва-банк на ва-банк, ладушки на ладушки... Катарсис - из цейтнота у нас состоять будет. И выход из него будет только один... Слушайте, сталкеры, а вам действительно вот сейчас так вот до зарезу важно из себя изображать супергероев? Вроде бы вам про нас всё понятно, нам про вас... Нет, детали, конечно, всей этой истории с инопланетянами очень важны, но о них можно будет поговорить и позже, потом, если, например, Зона вам возьмёт - и не подчинится. Спокойно поговорить можно будет, и без интимных измерений... у кого шрамы больше... А?
       Минут пять после монолога Клубина тянулось молчание - обратно пропорционально физической скорости машины: Клубин гнал здесь, по прямой, под сто, спасибо хаммеру. Лес вокруг просеки стоял такой, словно в нём никогда не ступала нога человека. Здесь уже брали "шопоты", и не дай бог здесь было попасться лубянскому патрулю. Хороший лес - охраняемый лес. Честными людьми или злыми нелюдями охраняемый. Или - охраняемый одновременно, и теми, и теми...
       - Так ну и что же Бредень делал? - спросил, наконец, Тополь.
       - Пу-пу-пу... Он, Костя, скорее всего, я думаю, жрал "абсент". Горстями. Нет?
       - Ну вы прямо с туза, Олегыч, - сказал Тополь, под преувеличенным восхищением скрывая замешательство.
       Клубин пожал плечами.
       - Мне надо в туалет, - сказал Комбат. - Давайте остановимся. Лес редеет, скоро Черемошна, чего людей пугать. Вот же блин, сто лет не орошал среду!.. Тополь, а тебе разве не надо?
       Тополь пробурчал что-то вроде "захватил и пользуешься, как своим..." Клубин остановил машину.
       - Помочь? - спросил он, наблюдая в зеркальце за вознёй сталкеров на каталке. - Или справитесь?
       Теперь Комбат пробурчал что-то вроде "натыкали в вены всякого..."
       - По-моему, я здорово мешаю оперативному агенту на задании, - не выдержал Эйч-Мент (если, конечно, про него можно так сказать - "не выдержал"). - Но спросить очень хочется, трах-тарарах, ты чего творишь, Сталкиллер?
       - Шеф, они взрослые ребята, и знают, что делают, - сказал Клубин громко. - Видите, какие они стали розовые и шустрые. Если они сейчас не справятся с системными насадками и пижамными штанами, что я с ними буду делать дальше, за забором?
       - Скажите этому своему шефу, что мы с Вовяном и его, и машину, на которой он ездит, того! - сказал Тополь, распутывая трубки на локте.
       - Скажи этому твоему... - Эйч-Мент, включивший громкую связь, сделал паузу, давя позыв говорить на иностранных языках русским матом. - Скажи твоему этому наглецу, что вешать я его, стервеца, буду на виндзорском узле, причём не на двойном виндзорском, а на простом, чтобы мне сорок три секунды сэкономить, а у него отнять.
       Тополя и Комбата как из ушата окатило.
       - Это Эйч-Мент?! - вдохнул Комбат.
       - Да ладно!!! - вдохнул Тополь.
       Потом они хором выдохнули:
       - ДА-ТЫ-ЧО!..
       И замолчали, сидя на своей каталке с разинутыми ртами.
       Клубин приспустил боковое стекло и махнул озабоченному Старпетову рукой: всё в порядке, оставайся в машине.
       - Вы здорово мне мешаете, Комиссар, - сказал затем Клубин негромко.
       Эйч-Мент помолчал.
       - Нет худа без добра... ммм... господин Клубин, - сказал он. - Так, или Значе, я редко пользуюсь своим рейтингом. А зря, как я слышу. Чего они там у тебя примолкли? Осмысливают, кого на хер послали? Это им урок, уркам. Ладно. Пусть осуществляют там принцип цивилизованной дефекации и дальше езжайте давайте уже. Я буду молчать.
       Он действительно помолчал.
       - Эй, ходилы, слышите меня? - спросил он. - А? Комбат... и ты, как тебя, деревянный?
       - Слышим, - сказал Комбат.
       - Не обверзались там от почтения?
       - Пока трудно судить, - ответил Комбат.
       - Сторону свою думайте правильно, ходилы, - посоветовал Эйч-Мент. - Ваша где только не пропадала, это верно, уважаю, но вряд ли ваша здесь и сейчас не пропадёт. Инопланетяне улетели. Или кто там они были. Думайте сторону, ходилы, соображайте. Это вам не война тупых и не книжка с точками... Я не жду от вас hair-trigger action за то, что спас вас и за то, что теперь отпускаю, но я надеюсь на неё. Цените... А если вы, ненароком, моего человека решили скласть по треку, обещаю: я пойду следом, лично. И тогда вы узнаете, кто убил Кеннеди, что такое бозон Хиггса, где чаша Грааля и второй носок...
       Он помолчал.
       - Впрочем, с моим человеком сначала придётся разобраться. Попытайтесь. Андрей, Сталкиллер, работай по плану. Как всегда.
       - Сталкиллер?! - переспросил Комбат. - Кто?
       - Олегыч, вы?! - сказал Тополь. - Да ты чо... Всё, мне надо выпить.
      

    (Окончание следует через месяцок-другой)

      
      

    ЛПК-2 - Москва

    2011

      
      
       Редактору: НЕ ИСПРАВЛЯТЬ! - С уважением, Авторы.
       2 См. документальный роман Зорича-Жарковского "СТАЛКИЛЛЕР-0: Охота на себя".
       3 См. фантастический роман Зорича-Жарковского "Карьер Философского Камня".
       4 См. опять документальный роман Зорича-Жарковского "СТАЛКИЛЛЕР-0: Охота на себя".
       5 См. одноимённый рыцарский бестселлер Зорича-Жарковского.
       6 На самом деле - четырежды, см. далее. - (Прим. переводчика.)
       7 Не закончившихся даже после прямых репортажей экспедиции Международной Общественной Комиссии По Историческим Фальсификациям с места посадки "Орла", споров. Наоборот, усилившихся. Многие известные социопсихиатры, впрочем, находили в канализаторской ёмкости "американского флага на Луне" глобальный положительный терапевтический эффект, отвлекающий разного рода маньяков от физических действий в подворотнях и лесопосадках. - (Прим. ред.)
       8 См. Ордена Андрея Первозванного нулевой степени кавалера У. У. Пылаева-Уставного роман-эпопею "Смертельно обязательная необходимость". - (Прим. переводчика).
       9 См. например патриотический роман А. Зорича "Русский Небось" или роман-исследование профессора сетевой этики и меметики С.В.Жарковского "Профессор Рэд Хорз: Второе пришествие Прометея: Попытка обстоятельного исследования на материалах Vikipedia".
       10 См. автобиографический роман Зорича-Жарковского "СТАЛКИЛЛЕР-I".
       11 См. фантастический роман Зорича-Жарковского "Карьер Философского Камня".
       12 См. роман-феерию Зорича-Жарковского "ЭЙЧ-МЕНТ-2: Сдох сам - передай соседу".
       13 См. роман в прозе Зорича-Жарковского "ЭЙЧ-МЕНТ-3: Охота на Лиса".
       14 Да см. же ты опять роман в прозе Зорича-Жарковского "ЭЙЧ-МЕНТ-3: Охота на Лиса".
       15 Опять см. автобиографический роман А. Зорича "СТАЛКИЛЛЕР-I".
       16 См. нравоописательный роман-автобиографию А. Шугпшуйца (1999-2037; 2041-?) "Хороший писатель" (Нобелевская премия, 2047).
       17 Тібя там чекають. - (русск.)
       18 Сердечно дякую, незрівнянна Катерино Тарасівно. - (русск.)
       19 См. антисоветский роман Г. Гаррисона "МИР СМЕРТИ-I: Неукротимая планета".
       20 См. роман-реконструкцию Ника Исвила "Могли. Книга Джинглов".
       21 См. скандальный роман-расследование Василия Пильтуса "Наши русские дети!"
       22 См. сатирический роман Зорича-Жарковского "Как поймать нарика" (в России и Южной Чечне выходил под названием "Охота на нарка", в Китае - "Нарком похищенный").
       23 См. документальный роман Зорича-Жарковского "Карты ада online".
       24 - сказал Комбат просто.
       25 См. приключенческий роман Зорича-Жарковского "Завещание Френкеля".
       26 См. роман воспитания А. Зорича "Бабочка старого Брэдбери".
       27 Давайте-ка успокоимся. - (англ.)
       28 name of God of whore of brothel of shit of filth of jerk of fucking their mother up the ass - (фр.)
       29 Покеда. - (англ.)
       30 Авторы прекрасно знают, что в вакууме не слышно звуШепард и Митчелл в суматохе забыли не фотокассету, а кассету 16 мм из кинокамеры LM. - (прим. Авторов.)
       31 в натуре - (англ.)
       32 См. утопический роман П. Денюжного "Рассвет начинается в полночь".
       33 Кукурузная мука и неочищенный сахар - стандартная еда индейцев пуэльче. - (прим. Переводчика.)
       34 См. упоминавшийся уже дважды (а то и трижды) роман Зорича-Жарковского "ЭЙЧ-МЕНТ".
       35 См. остросюжетный роман Зорича-Жарковского "СТАЛКИЛЛЕР-II: Спасти и уничтожить".
       36 См. примечание 7.
       37 Побазарил - (англ.)
       38 Во всех подробностях Восстание описано в романе Ф. Шугпшуйца "Хороший писатель" и повести У. Чумародина "Некрогенез". Интересующимся предлагается обратиться непосредственно к указанным текстам.
       39 мгновенной отдачи - (англ.)
      
      
      
      
      
      
       150
      
      
       1
      
      
       150
      
      
      
      

  • Комментарии: 2, последний от 17/03/2013.
  • © Copyright Жарковский Сергей (zharkovsky68@gmail.com)
  • Обновлено: 20/10/2012. 599k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика
  • Оценка: 5.24*8  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.