Врангель Данила Олегович
Реверанс Немезиды

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 2, последний от 03/10/2009.
  • © Copyright Врангель Данила Олегович (bobergauz@mail.ru)
  • Обновлено: 01/05/2009. 481k. Статистика.
  • Роман:
  • Оценка: 4.96*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:

  •   
      ГЛАВА 1
      
      - Слушай, мне кажется, - я голубой.
      - Это ты так пошутил?
      - Да нет, какие к чёрту шутки. Понимаешь, вчера вечером я это понял.
      - Ну-ну... Давно это у тебя?
      - Наверное, с рождения. Говорят, генетический код...
      - Давно переклинило, спрашиваю?
      - Дай бог, чтобы переклинило. Ты хочешь понять, о чём я? Сам ничего не понимаю. Но знаю одно - мне нравятся женщины...
      - Так бы и сказал, а то - "голубой".
      - ... до такой степени, что я хочу стать одной из них.
      - Ого! Молодец! Ты не голубой, а просто дурак. Тебя к мужикам тянет?
      - Упаси господи! Если бы я был женщиной, то только лесбиянкой.
      - Просто ты, братан, давно не трахался. У тебя прёт тестостерон и переходит в эстроген.
      - Это что такое?
      - Недоказанный бред физиологии.
      Помолчали. Первый нерешительно проговорил:
      - Ты думаешь, я в порядке?
      Второй ответил:
      - Очень даже в порядке. Слишком в порядке. Крышу рвёт и другими путями. Это не самый худший, не переживай.
      - Но ты, вот, любишь машины, насколько я знаю. Вообще на них помешанный.
      - Ну?
      - Но ты же не хочешь стать "Шевроле"?
      Второй обернулся и уставился на говорившего. Заверил:
      - Нет. Пока не хочу.
      - Вот видишь.
      - Послушай, если бы я был "Мерседесом", то я, может быть, и мечтал бы превратиться в "Шевроле", однако я - человек.
      - Но ты же не хочешь стать бабой?
      - Я хочу их трахать - что и делаю. А ты тоже, успокойся. Просто брат, ты немного жадный.
      - Что ты имеешь в виду?
      - Тебе мало бабу трахать, тебе хочется забрать себе и её внешность. Это сродни клептомании. Я не прав? Чего ты замолчал? Я не прав?
      Серые клочья тумана посветлели. Рассвет. Провисла тишина. Но ненадолго.
      - Вон она!
      Двое лежали в засаде на холме в пригороде Дубровника, спрятавшись в густых кустах можжевельника. Вторые сутки они вели охоту на снайпера, - по оперативной информации женщина из Украины, - который уложил уже с дюжину целей.
      - Вон она, сука, - сказал хрипло первый. - Ты смотри, - и, правда, сука. Надо же!
      - Спокойно, спокойно...
      Один из охотников пристально глядел в мощный цифровой бинокль. Второй уставился в прицел снайперской винтовки дальнего боя. Наводчик, с биноклем в руках, зашептал:
      - Что там у тебя рисуется?
      - Дальность тысяча сто четырнадцать. Поправок на смещение нет.
      - Да, у меня тоже. Это точно она?
      - По моему, да. Да, она. С ней винтовка.
      Стрелок смотрел в визир оптического прицела на женщину, появившуюся в окне старого, заброшенного трёхэтажного здания. Она держала в руках винтовку и говорила по мобильному телефону.
      - Витя, снимай, - тихо сказал наводчик.
      Стрелок держал цель. Прошло десять секунд.
      - Витя, снимай, - повторил командир.
      Стрелок процедил сквозь зубы:
      - Не могу. Баба всё-таки. Симпатичная стерва... Может всё-таки это не она?
      - Эта сука вчера грохнула комбата. Ты забыл? Стреляй, падло...
      В утренней тишине винтовка глухо ухнула. Пуля упруго помчалась к цели.
      
      "Я на Крещатике. Да. Нет. Да. Это тот бутик, что ты говорила. Настя, ты обалдеешь какое платье! Вырезы - как у Мейдж Стронг! О-о-о! Этот козёл всё-таки со мной переспит! Да. Да. Да. Нет. Он из Техаса. Нет. Наш. Уехал после развала Союза. Как твоя работа? Я жду тебя! Дорогая, я скучаю и свихнусь от одиночества. Тебе привет от полковника. Он уже генерал. Нет, пока не пьет. Да ты права. Выпьет, и ещё как! Ха! Ало-о... Дорогая... Ало! Ты где пропала? "
      
      
       Лето на Киев обвалилось внезапно и за пару дней о плохой погоде не осталось воспоминаний. Зацвели каштаны, сирень, черёмуха и раскрыли свои бутоны тюльпаны. В небе резвились ласточки, планировали стрижи и барражировали хмурые вороны. Запели свою затейливую песню скворцы. В наступившей жаре киевляне брели по липкому асфальту - кто в шортах и футболке, а кто всё ещё в тёплой куртке. Весна - она и в Киеве весна.
       По Большой окружной дороге, на окраине города, нёсся автомобиль. За рулём сидел человек в форме генерала. На заднем сидении расположился молодой парень в куртке, куривший сигарету. Военный посмотрел в зеркало на пассажира. Сказал:
      - Давай, рассказывай, как было на самом деле.
      Пассажир потушил сигарету, кинул в окно и признался:
      - Я всех выпустил.
      - Мы в штабе так и так и думали.
      - Сербы нас не любят. Считают, что мы продались американцам.
      - Не мы, ты же знаешь.
      - Я знаю, но их надо убедить. Слова ничего не значат. Поэтому я приказал снять блокаду города в нашей зоне. В результате все мои люди целы и есть продвижение в переговорах.
      - Как среагировали американцы?
      Ведут расследование.
      - Генерал задумчиво смотрел перед собой. Спросил:
      - Кто остался вместо тебя?
      - Ковальский. Ему можно верить. Возьмите. - Пассажир протянул полковнику дискету. - Здесь все подробности операции. Мы выпустили всех, кто должен был уйти, и заняли прежние позиции.
      Генерал помолчал, следя за дорогой. Взглянул на собеседника в зеркало.
      - Я сразу догадался, что это ты подыграл им. Но догадаться мог не только я.
      - Мне это понятно. Слово за вами. Я выполню любое ваше указание.
      - Вылетай сегодня же обратно и изучи этот документ. - Протянул конверт.
      - Мне принять командование?
      - Ты его и не сдавал. - Генерал снова замолк. Повернул с кольцевой дороги в центр города. Сказал негромко:
      - Придётся нанести удар. По американцам. Это и есть твоя новая задача.
      - Реальный удар?
      - Да, не виртуальный. С русскими согласовано. Всё остальное зависит от тебя. Выступите на стороне сербов и не оставите следов. С Дубровника надо снять блокаду. План в конверте. Вопросы есть?
      - У американцев есть тактическое ядерное оружие.
      - Придётся успеть нанести упреждающий удар, пан Серёжа. И не приведи господь, что-нибудь просочится во Львов. Тогда они с Донецком сцепятся окончательно. И не заезжай в Западный сектор. Тебя могут опознать в лицо. Там все поголовно на стороне НАТО.
      - У меня там подруга. Почти жена.
      - Говорю - не заезжай в Западный сектор Киева. Тебе понятно?
      - Понял.
      Водитель автомобиля закурил сигарету. Ворчливо сказал:
      - И не выводи меня, майор. Ты допустил глупую ошибку, а теперь что-то говоришь о подруге из зоны НАТО.
      - Она на стороне русских.
      - Женщинам сложно верить. - Помолчал. Добавил:
      - К утру тебя в Киеве быть не должно.
      - Я все понял.
      - Удар нанесёшь "Рапирой". Они в полном комплекте?
      - Так точно.
      - "Фаготов" хватает?
      - Даже больше чем надо.
      - Операция назначена на тринадцатое число. Это как раз пятница.
      Не повезло американцам.
       - Я тоже так думаю.
      
      
       В овальном кабинете за столом из морёного дуба сидел хмурый не выспавшийся человек. Он думал о жизни. И мысли все ползли в зоне минуса. Дерьмо. Дерьмо, дерьмо. Да. Посмотрел на часы. Через двадцать минут совещание. Где собака? Пропала собака, чёрт её дери. Как можно пропасть на территории, где подсчитаны все мыши? Сидит в кустах, наверное. Да. Дерьмо. До конца срока ещё два года. Как бы дотянуть? Уйти уже нельзя, не та ситуация в стране. Нажал кнопку. Вбежал секретарь.
       - Слушаю, господин президент.
      - Где собака?
       - Ищут, господин президент.
       - Аль-Каида здесь не замешана?
      - Выясняют, господин президент.
      - Кто выясняет?
      - Министр обороны.
      - Почему он?
      - ФБР отказалось заниматься этим вопросом.
      - Принеси кофе.
      - Слушаюсь, господин президент.
      ФБР оборзело. Надо прощупать шефа. Собака, конечно мелочь, - но факт. Да.
      Поднял трубку телефона и набрал номер. Ответили через пять секунд. Президент недовольно выговорил трубке:
      - Сэр, я бы сказал "доброе утро", но у нас поздний вечер.
      - Добрый вечер, Гарри.
      - Как себя чувствует королева?
      - Впала в маразм. Требует вывести войска.
      - Я так и думал. И что?
      - Ничего. Всё в порядке.
      - У тебя есть новости по русскому лазеру?
      - Есть. Агент наконец-то вышел на связь. Русские сбивают цели на Луне.
      - Ты пошутил?
      - Нет, Джордж. Шутить мы будем уже на пенсии. Какие, к чёрту, шутки? Они сожгли американский флаг, который поставила экспедиция "Апполон". Попали с первого раза. Тебе это ни о чём не говорит?
      Американец помолчал. Сказал с расстановкой:
      - К власти опять пришёл Сталин. И у него лазер. Мда... Это не есть хорошо.
      - Это очень-очень не есть хорошо, Джордж. Что будем делать?
       - Думать. Тебе это не пришло в голову?
      - Французы уже надумали. И китайцы тоже.
      - Посмотрим, чем это для них закончится. Всё решит сербский вопрос.
      - Кстати, о сербах. Надеюсь, у тебя есть последние сводки? Они перешли в наступление.
      - Пускай наступают - толку-то. Куда они с голыми руками на сабли.
      - Да не говори, Гарри. Что-то там у них хорошо идёт дело. Тебе, я вижу, ещё не доложили.
      - Что ты хочешь сказать?
      - Блокада Дубровника рассеяна. И, вроде бы, у тебя потери. Мои дивизии успели отойти.
      Президент схватил пачку сигарет и закурил. Пустил струю дыма и пробормотал:
      - Нет, я пока не просматривал сводку.
      - Так просмотри. - Англичанин позволил себе оттенок сарказма. - И спроси где твои гаубицы. Те гаубицы. Да уточни, что случилось с тактическими ракетами. По моим данным, у тебя большие потери - уничтожена вся ядерная тактика. Я тебе советовал - не суй в Югославию нейтронные снаряды. Это добром не кончится. Попугал? Хорошо, что взорвали, а не захватили. У меня руки чистые. Мои дивизии отошли без потерь и ничего в подарок сербам не оставили. А твои, Джордж? Ты хорошо поговори с генералом. Пусть он тебе правду скажет. И что-то там, по-моему, украинцы намутили. Может, они перешли на сторону русских? Порода то одна.
      Американец нервно затянулся сигаретой.
      - Я ценю твой чёрный юмор. Поговорим позже. - И швырнул трубкой о телефон. Вдавил кнопку. Вбежал секретарь. Хозяин кабинета со спокойным бешенством поинтересовался:
       - Где последние сводки о положении в Сербии, Фредди?
      - Забрала госсекретарь. Прямо у меня из рук вырвала. Сказала, что сама лично вам их передаст.
      - Где она сейчас?
      - В холле, господин президент.
      - Позови её сюда, Фредди. - И проскрежетал: - Пожалуйста.
      
      
       На киевском Подоле, в тихом скромном уголке, неподалёку от Контрактовой площади, в летнем павильоне кафе "Экспресс", сидели за столом несколько человек. Все местные, из этого района. Спрятавшись под большими зонтами от летнего солнца, подоляне спокойно валяли дурака. Никто не напился. Никто не подрался. Присутствовали: Саша Моня, Серёжа Парковщик, Дима Димедрол, Саша Длинный, Славик Француз и Вова Седой, вернувшийся из далёкой командировки. Спокойно пили пиво. Рассматривали проходивших мимо женщин. И ленивая тишина висела, как уютная мокрая тряпка на голове во время солнцепёка.
       Моня, сонно жуя травинку, нарушил молчание:
       - Слышали, Непал испытал нейтронную бомбу.
      - Не Непал, а Индия, - уточнил Димедрол. - И это уже давно.
      - Не гоните беса, - вставил Саша Длинный. - Это было не испытание, а нападение.
      - На кого? - меланхолично спросил Седой.
      - На Китай, - ответил Длинный. Но промахнулись. Ракета не долетела.
      - Ох, и бред, - отвернулся в сторону Француз. - Ракета не может не долететь. Неужели не ясно?
      - Так что, напали на Непал? - спросил Парковщик. - А, может быть, и правда ракета не долетела? Помнишь, наша на Бровары грохнулась? Тоже не долетела.
      - Не путай ноты, - сказал Француз. - Та ракета долетела.
      - Давай выпьем, - предложил Моня.
      Никто не отказался. Разлили водку в пластмассовые стаканчики и молча выпили. К столику подошли двое.
      - Глянь, Чернов и Стас объявились, - прокомментировал Моня. - Как стихи?
      Оба считались коммерческими поэтами. Работали в рекламном агентстве. Сочиняли слоганы типа: "Не пей джин-тоник, а купи - "Панасоник"".
      - Стихи в порядке, - ответил Чернов. - Слышали, что война начинается?
      - Она уже год как начинается, - лениво проговорил Седой. - Присядь, Саша. Выпей. Война не волк, в лес не убежит.
      - Да в Сербии... - эмоционально начал Чернов, но Седой силой усадил его за стол. Стас присел рядом. Закурил папиросу.
      Полуденное солнце медленно ползло по небу. Разговор продолжался.
      - У меня брат жены подарил нам интересную зверюшку, - включил новую тему Димедрол. - Апареа, называется. В Перу обитает. Траву жрёт круглые сутки. На мышь похожа, но без хвоста. Умная, однако, тварь. Даром, что почти мышь.
      - Что за мышь такая? - поинтересовался Парковщик, одно время работавший ветеринарным врачом в зоопарке.
      - Да... Как её... В желтую полоску. Ага! Морская свинка. Но воды боится!
      - Господи, так бы и сказал, - снисходительным тоном профессионала, молвил Парковщик. А то - апареа! Интересная зверюшка! Ну, ты Дима, выдал текст.
      - А вы знаете, как слово "подол" переводится с древне шумерского языка? - спросил Моня, выплюнув травинку и разминая сигарету.
      - Ну? Удиви, - лениво ответил Седой.
      - Жало пятнистого скорпиона. - И прикурил.
      - Брешешь, Саша, - сказал Француз и уставился в небо, откинувшись в пластиковом кресле.
      На столик медленно десантировался толстый мохнатый шмель и стал пить пиво из лужицы, пролитой Димедролом. Моня окинул насекомое взглядом, и вяло сказал:
      - Клянусь. Жало пятнистого скорпиона! Поудоул - вот так звучит на шумерском языке.
      - Что-то я не припоминаю такого вида, хотя объездил всю Азию, - вставил слово Парковщик. - Пятнистые скорпионы? Первый раз слышу. Простых, чёрных - сколько угодно. А вот пятнистых...
      - Это очень редкий энтомологический вид. - Моня выпустил на шмеля дым сигареты. - На людей бросается. - Добавил: - И даже на быков.
      - Ох Моня, Моня... Кошмар, какого выдумал скорпионища. Прямо сам Моня! - прокомментировал Длинный.
      - А откуда ты это всё знаешь? - полюбопытствовал Димедрол, вынимая из пива шмеля и кидая его в цветочник.
      - У меня бабка до пенсии преподавала в Киево-Могилянской академии. Она знает древне шумерский.
      - Что бабка - что Моня, преподают оба, - сказал Седой. Поудоул! Ха! Ну, Саша, ты как отмочишь что-нибудь - хоть падай в лужу. Давай лучше выпьем.
      Выпили.
      - Говорят, в посольстве США можно сбить бабки с американцев, - проговорил Димедрол. - Они принимают стволы. Сто баксов ствол.
      - Так иди сдай, - предложил Моня. - Я потом гляну, как ты эти баксы тратить будешь.
      - А что? - оживился Парковщик. - С десяток обрезанных, никуда не годных, найти можно.
      - Серёжа, - спокойно сказал Седой. - Там наши менты всё пишут на видеокамеру. Ты эти баксы до "Экспресса" не донесёшь.
      К столику подошла симпатичная блондинка. Присела возле Седого.
      - Познакомьтесь, - сказал тот, обращаясь ко всем. - Леся. Бывший работник посольства. Свой человек.
      Седой разлил всем водку и снова выпили. Чернов и Стас попрощались и ушли. Леся поставила стаканчик и закурила. Сказала:
      - Американцы дают лаве за русских.
      - Как это - лаве за русских? - недоуменно спросил Француз.
      - Двадцать долларов за информацию о гражданине России, прибывшем в Киев.
      - Ого! - впечатлился Моня.
      - Что - "ого", - повернулся к нему Седой.
      - Да так, - ничего.
      - А за двух? - спросил Длинный.
      - А за двух - сорок. За трёх - шестьдесят, - доступно объяснила экс-работница посольства.
      - А это не понты? - засомневался Француз.
      Леся извлекла из сумочки листок бумаги и протянула его Французу. Тот пробежал его глазами.
      - Правда, - сказал. И задумался.
      - А за граждан Украины ничего не дают? - спросил Седой. - Я бы, вот, Моню сдал.
      Выпили ещё. Закурили.
      - Американцы включили не ту тему, - рассудил Длинный. - Моя сестра - россиянка.
      - Да не только одна твоя сестра, - сказал Седой.
      Опять повисла тишина, липкая как жевательная резинка. Француз начал в пролившемся пиве рисовать каракули. К столику подошло несколько человек. Подоляне лениво подняли головы. Перед ними стоял американский патруль - трое негров и мексиканец. За спиной патруля маячил милиционер, отводивший глаза в сторону. Патруль молча смотрел на подолян. Те - на патруль.
      - Ну и что? - спокойно спросил Седой. - Как наши бабы?
      - Ду ю спик инглиш? - в ответ задал вопрос тощий американец, мексиканского происхождения и с нашивками капрала. Никто не проронил ни слова.
      - Документы. Пожальюста, - выговорил тощий.
      Документов ни у кого не оказалось.
      - Прьошу прьойти сьо мной, - сказал капрал, ухватившись за свою винтовку.
      - Это куда? - невозмутимо спросил Длинный.
      Наш сержантик суетливо выскочил вперёд.
      - Хлопцы! Да ну его в баню. Пройдёмте, вас отметят, снимут отпечатки пальцев и отпустят. Вы же свои, я вас даже в лицо знаю. Они ищут русских. Да не переживайте, уже почти весь Киев в компьютер занесли. Не вы первые...
      - М-16, смотрится красиво, - а дерьмовый автомат, - сказал Моня, жуя травинку. - Слушай, камрад, вали на базу. Мы никуда не пойдём. Я в компьютер не хочу.
      Американцы отступили на шаг и подняли оружие.
      - Пожальюста, - угрожающе сузил глаза мексиканец и передёрнул затвор.
      Придётся идти, - сказала Леся. - Они не любят шутить. Это не парни с улицы Хоревой.
      - Фак'юкрейн шед, - проговорил сквозь зубы один из негров и выплюнул резинку.
      - Я никуда не пойду, - упрямо продолжал гнуть свою линию Моня.
      - Идём Саша, - сказал Седой. - Сидеть дороже обойдётся.
      Все встали и двинулись к большому автомобилю, метрах в ста от "Экспресса". Моня шел последним и смотрел под ноги. Американцы двигались к патрульной машине метров в трёх позади. Это был бронированный автобус с маленькими окошками и большим бампером; колёса закрыты броне пластинами; на борту большая белая звезда в круге; надпись - USA army.
      - Это не полиция. Это американский спецназ, - сказала Леся.
      - Без разницы, - пробурчал Моня.
      - Они двинутые, - добавила Леся.
      Негры выставили свои М-16 и стояли не шевелясь. Тощий капрал командовал: "Вперьёд, вперьёд..."
      - Вот, суки, - со спокойным злом сказал Седой.
      - Хуже, - добавил Француз. - Это не суки, это - американские чурки. В Париже они у меня летали в ресторанах как мячики, а здесь - М-16. Вот, блин, времена!
      - Ребята. Не надо их провоцировать, - тихо сказала Леся. - Я имела дело с американским спецназом. У них интеллект на уровне восьмилетнего ребёнка. С большим уровнем туда брать запрещено. С ними спорить - всё равно, что с крокодилами.
      - А кто собирается спорить? - задиристо спросил Моня. Он брёл, держа руки в карманах. Отбросил ногой пустую банку из под пива. - Я и не собираюсь спорить. Эй, камрад, дай закурить!
      Подошли к машине. Тощий капрал открыл дверь и махнул рукой: "Прьошу, май френдс".
      Из "Экспресса" выбежали официантки и пялились на сцену интернирования граждан Подола. Одна крикнула: "Эй, чёрный! Правда, что у вас жопы белые?"
      Парковщик залез в автобус. За ним стала забираться внутрь Леся. Что-то случилось с каблуком, - она нагнулась, и сняла туфель. Мексиканец шлёпнул её рукой по заду: "Пошльа, пошльа. Вперьёд!" И оскалил прокуренные, жёлтые зубы как у лошади.
      - Эй, друг, не трогай бабу - повернулся к нему Седой. Все негры уставились на него, выставив стволы винтовок.
      - Пушки уберите, чурки, - мрачно проговорил Вова, опытный в схватках ближнего боя. Капрал снова шлёпнул Лесю по заду, глядя на Седого и скалясь в лошадиной улыбке. Нервы у Вовы сдали. Он всей ладонью въехал мексиканцу в лицо, и тощий капрал грохнулся на спину и ударился головой об автобус. Один из спецназовцев вытащил наручники и кинулся к Седому. В этот момент Моня извлёк руки из карманов. На них блестели титановые кастеты. Меньше чем за пару секунд он успел нанести четыре удара. Двое чёрных упали. Третий в падении дал очередь из винтовки. Француз ударил его ногой по голове и выхватил М-16. Сержантик побелел и спрятался за столб. Моня быстро поднял американскую винтовку и, передёрнув затвор, прижал её к плечу, направив на капрала. Поднявшийся мексиканец успел первым нажать на спуск. Тяжёлая очередь дробью прогремела в летней тишине. Француз и Моня успели упасть, пули веером пронеслись над ними и выбили все стёкла небольшой рюмочной забегаловки, находившейся неподалёку. Все попадали на землю. Француз дал очередь из положения лёжа и всадил в мексиканца с десяток пуль. Бронежилет не помог. Моня ударил ногой в лицо поднимающегося негра, с квадратной челюстью, и одиночными выстрелами расстрелял всех троих американских солдат.
      - Саша, мы влипли! - с тихим ужасом проговорил Седой.
      Из автобуса выпрыгнул водитель, держа руки над головой. Он был в форме рядового армии США. Длинный подскочил к нему, забрал из кобуры американский кольт и махнул рукой в сторону: "Гоу, гоу!" Американец, спотыкаясь, побежал. "Быстро пошел вон", - взбешенно приказал Длинный нашему сержанту. Тот мигом исчез в переходе метро, потеряв на ходу фуражку.
      - Все в машину! - крикнул Француз и вскочил за руль. Завёл двигатель. Вдали завыла сирена приближающихся патрульных машин. Очевидно, водитель успел передать по рации ситуацию на Подоле в районе кафе "Экспресс". Седой залез в автобус последним и захлопнул дверь. Бронированная машина рванула с места и, сбив ограждение, выехала на улицу Нижний Вал. И сразу же бампером сбила подъезжавший полицейский "Форд". От удара машина стала на два колеса и врезалась в столб. Француз вывернул руль, и бронированный автобус помчался вперёд.
      - По-моему, водитель сделал сообщение. Нас будут перехватывать, - сказал Седой.
      - Уйдём, - спокойно ответил Француз. Мы дома. В Алжире я бывал и не в таких переплётах. Вот там - горячо. Уйдём, Вова.
      - Дай бог, дай бог, - пробормотал Седой.
      Машина выскочила на улицу Сагайдачного. Седой по мобильному телефону что-то кому-то говорил. Моня с Длинным и Парковщиком копались в углу салона. Открыли зелёный армейский ящик и вытащили пулемёт "Браунинг" с комплектом лент.
      - Хороший ствол, - проговорил Моня. Он заправил ленту в пулемёт и передёрнул затвор.
      - Что будет! Ой, что будет! - тихо причитала Леся.
      - Будет драка, - спокойно сказал Моня. - Меня достали америкосы! Они меня достали! Нет, Седой. Они достали меня! Ты представляешь - черножопые на Подоле правят местных! Нет, они меня достали! Слава, гони к американскому посольству.
      - Моня, успокойся. Какое посольство! Дай бог уйти живыми, - сквозь зубы проговорил Француз.
      - А мне до фени! - бесился Моня. - Мне до фени! У нас четыре М-16, пулемёт и куча патронов. Мне - до фени.
      - Успокойся, - сказал Седой. - Мне тоже до фени.
      - И мне, - сказал Парковщик. - И ему тоже, - кивнул на Француза. - Да и ему не сомневаюсь, - ткнул пальцем в Длинного. Тот ответил:
      - Мне ещё больше, чем до фени.
      - А мне нет, - сказал Димедрол. - Но я - как все.
      - Дайте мне оружие, - сказала Леся.
      Моня протянул её армейский кольт. Сказал:
      - Ты хоть сможешь выстрелить?
      - Я бывший работник СБУ. Седой, наверное, не говорил. Но я - бывший, - уточняю.
      - М-да... - сказал Француз, следя за дорогой.
      Леся передёрнула затвор кольта и попросила запасные обоймы. Длинный покопался в ящике и протянул её четыре магазина по двадцать патронов.
      Автобус проскочил Европейскую площадь и помчался по Крещатику в сторону Бессарабского рынка.
      - Господи, вроде бы оторвались. Хвоста нет - проговорил Длинный и вытер пот со лба.
      - Не спеши говорить гоп, - нервно сказал Парковщик. - Сглазишь.
      Сглазил. Из улицы Прорезной выпрыгнул американский танк "Абрамс". Развернулся, свистя форсажем двигателя, зацепил "Мерседес", не успевший увернуться от бронированной громадины, и понёсся вслед автобусу с беглецами.
      - Навели, всё таки, - зло сказал Седой. - Дай бог, чтобы успели те, кого я навел.
      - Сейчас будет стрелять! - крикнула Леся.
      Француз резко кинул машину в лево и в этот момент "Абрамс" выстрелил. Снаряд пронёсся в метре от машины и попал в здание торгового центра. Грохот разрыва, летящие осколки стекла и бетона вызвали панику на Крещатике. "Абрамс" выстрелил ещё раз - и опять мимо. Француз стал кидать автобус из стороны в сторону и передвигаться методом восьмёрки. Второй снаряд смертельным шквалом пронёсся в нескольких сантиметрах от автобуса и опять попал в торговый центр. Там начался пожар. Танк на всём ходу врезался в прижавшийся к обочине микроавтобус и тот, сломав ограждение, влетел в витрину универмага ЦУМ. В это мгновение со стороны бульвара Шевченко появилась чёрная "Мазда". Двери открылись - из машины появилась двое парней в чёрных очках. За одну секунду они вытащили из салона гранатомёты и, став на колено, нанесли огневой удар по "Абрамс". Кумулятивные гранаты белыми стрелами впились в цель. Танк взорвался. Детонировал боекомплект. От взрыва вылетели все стёкла Старого Крещатика. Стрелки бросили трубы, "Мазда" рванула с места и исчезла за поворотом.
      Автобус, визжа тормозами, развернулся и сквозь дым горящего танка помчался в обратную сторону.
      - Ты куда это? - крикнул Моня.
      К речному порту, - зло проговорил Француз. - Там мой катер. Уйдём по воде.
      На Европейской площади уже стояли две американские полицейские машины. Из-за них выглядывали стволы винтовок. Пули стали шлёпать по бортам. Лобовое стекло превратилось в дуршлаг. Длинный схватил пулемёт и сквозь стекло, в упор, выпустил всю ленту по полицейским машинам.
      Американцы попадали на землю. Один автомобиль загорелся, второй отлетел в сторону, отброшенный бампером автобуса. Промчались Владимирский спуск и на пустынной Почтовой площади повернули в сторону причалов речного порта. Но дорога оказалась уже перекрыта. Затрещал пулемёт, пули смертельным дождём застучали по лёгкой броне автобуса. Несколько штук влетели в окно и горячими блинами, после рикошета, лежали на полу. Все упали и вжались в колючий американский коврик. Длинный высунул в окно пулемёт и стал стрелять. Салон наполнился пороховым дымом. Моня в выбитое стекло кинул две гранаты. Грохот разрывов и шквал осколков заставил блокирующие войска прекратить огонь. Француз развернул автобус в сторону моста метро и нажал на педаль газа до отказа. У Седого зазвонил телефон.
      - Да, - хрипло крикнул в трубку.
      - Это полковник Дубина. В конце Набережного шоссе вас ждёт блокпост.
      - Я понял, спасибо, - сказал Седой и спрятал телефон. - Подгоняй автобус к станции метро, - сказал Французу. - Дальше пути нет - нас ждут. - Тот в ответ кивнул головой. С глухим детонированием винта над беглецами завис вертолёт. Это был не истребитель танков, а лёгкая, полицейская машина без тяжёлого вооружения. Пули стали бить по крыше автобуса. Моня взял у Длинного пулемёт и выпустил вверх ещё одну ленту - сто двадцать четыре патрона. Такого удара вертушка не выдержала. Она стала дымить, её начало кидать из стороны в сторону и за несколько секунд вертолёт рухнул в Днепр на глазах у толпы изумлённых рыбаков.
      Француз подогнал автобус прямо к дверям метрополитена. Все выскочили наружу и устремились к входу. Вбежали внутрь под свист пуль. Метрах в пятистах неслись машины НАТО, стреляя на ходу. Шальная пуля чиркнула Парковщика по руке. Он бежал, зажав рану. Винтовка болталась за спиной. Бледный милиционер отшатнулся в сторону, увидев такую зверскую толпу с оружием. Выбежали на платформу, и в эту секунду подошёл поезд.
      
      
      ГЛАВА 2
      
      - Как обстановка, Ибрагим?
      - Мы приближаемся. Осталось семь минут. Ждём уточнения по целям.
      - Ждите. Бен тоже ждёт.
      - У нас полный свободный доступ?
      - Пока нет. Будет после уточнения позиций целей. - Это радует.
      - Как Измаил и Абдулла?
      - Что "как"? Как положено. Они ждут команды. От Бена и от меня. Оба за моей спиной. Измаил и Абдулла - тигры! Им нужна только команда. Всё остальное они решат сами.
      - Я знаю. Команда будет через три минуты. Засветка есть?
      - Уже есть. Со спутников.
      - Это не показатель.
      - Да, это не показатель. Очень большой инерционный разброс. Янки тупеют с каждым днём. Надеются на свои микросхемы.
      - Мы их поправим. Большой Бен уже перезагружается.
      - Есть цели?
      - Осталось сорок четыре секунды.
      - Я даю готовность Абдулле и Исмаилу.
      - Давай, Ибрагим. Уже меньше сорока секунд.
      - Есть. Мы в полной готовности. Высота 150.
      - Курс?
      - Ровно по азимуту 22.
      - Аккуратнее с высоковольтными линиями. И, если будут проблемы, не потеряйте из вида телевизионные вышки.
      - Спасибо, Бен. Но мы их не потеряем. Ты это знаешь.
      - Знаю, но даю команду.
      - Понял.
      - Всё, загрузка закончена. Принимай азимут ориентировочных целей.
      - Есть, принял. Меняем курс.
      - Запускайте целеопределители.
      - Запустили.
      - А теперь работайте. И с богом!
      - Принято.
      Тройка истребителей-штурмовиков СУ-27 на бреющем полёте устремилась в сторону Софиевской площади. Пилот ведущего самолёта передал команду ведомым:
      - Готовность один. Азимут 2205. Скорость 400.
      - Принято.
      - Цели на Софиевской площади. Работайте. Лазерные метки поставлены. План В-12.
      Пилот ведущего самолёта снова связался с базой.
      - Бен, я Ибрагим. Есть спутниковый захват.
      - Работайте и отваливайте.
      Самолёты пересекли Днепр и устремились к Софиевской площади. Там, по периметру, стояли американские танки. Тринадцать штук. Всё их противовоздушное вооружение заработало одновременно с появлением российских самолётов. Зенитные пулемёты затарахтели тяжелыми выхлопами, засыпая площадь гильзами. В ответ штурмовики дали залп системой ПТУР и, ревя форсажем двигателей, свечой пошли вверх, одновременно выпустив несколько десятков теплоотводов, дезориентирующих самонаводящиеся ракеты. "Стрингеры" уже мчались вдогонку. Больше половины из них ушли в сторону, сбитые с курса теплоотоводами. Остальные понеслись вслед СУ-27, уходящих от погони на максимальной скорости в сторону солнца.
      Все цели на площади были поражены одновременно. Глухие взрывы бронетехники погнали воздух штормовой волной во все стороны, выбивая стёкла в зданиях и круша всё на своём пути. Тринадцать факелов запылали яркими кострами, покрывая копотью крыши домов и гудя пламенем кумулятивного возгорания.
      СУ-27 резко изменили курс, выполнили манёвр "кобры", развернулись в "мёртвой петле" и ушли на левый берег. Ракеты полетели в сторону Солнца. Пилот ведущего самолёта доложил на базу:
      - Бену от Ибрагима. Цели поражены.
      - Принято. Вас догоняют четыре F-117. Набирайте скорость и снижайтесь до минимума. Через полторы минуты вас прикроют МиГ-37. Уходите от F-117! И быстро!
      - Мы уже за Борисполем.
      Через девяносто секунд штурмовики разминулись с двумя парами МиГ-37, хищно выставивших передние закрылки и несущихся навстречу американским истребителям, думающим, что их не видят радары.
      Схватка была стремительной и быстротечной. На расстоянии десяти километров F-117 выпустили ракеты RS-80 матричного наведения, от которых, как считается, нельзя уклониться. В ответ МиГ-37 нанесли удар лазерными генераторами.
      В эфире потекла речь оперативного дежурного российской авиабазы в Прилуках:
      - "Вампирам" от Бена. Поражение целей и ракет противника зафиксировано. Переходите на потолок 15. В квадрате 077 эскадрилья F-16. Приказ - уничтожить.
      - Принято.
      Истребители стали набирать высоту и через десять секунд исчезли из поля визуального контроля. На радарах НАТО отметки их движения остановились на месте и продолжали давать сигнал контроля, но эти отметки могли отрицательно воздействовать на психику операторов. Что и происходило.
      - Джеймс, ты посмотри, что твориться. Они, по-моему, зависли на месте. Этого не может быть! На высоте пяти миль они висят на месте!
      Полковник Джеймс, командир радарной станции, базирующейся в Западном секторе Киева, изумлённо глядел на экран. Проговорил своему заместителю:
      - Генри, они и, правда, висят! Если только не вышла из строя фазированная решетка антенны.
      Заместитель проговорил, уставившись в другой монитор:
      - Постой, постой... Это ещё не всё... Посмотри, что твориться с эскадрильей Эйзенхауэра! Там движется двенадцать машин, а осталось только четыре строба... Всё, исчезли и они! Точно как с F-117. Что происходит?
      - Быстро, включай тест системы.
      Операторы защелкали тумблерами. Через двенадцать секунд Генри доложил:
      - Тест готов. Станция в порядке.
      Полковник схватил телефон и торопливо стал докладывать обстановку.
      - Что?!! - закричал командующий Киевским округом НАТО. - Как исчезли? Полковник Джеймс, если это технический сбой, то вы уже сержант. Передоложите обстановку через две минуты. - Кинул трубку. Схватил и набрал номер.
      - Что вы имеет в виду, генерал? - спросил, в ответ на сбивчивые объяснения командующего округом, вкрадчивый голос. - Как это пропали с радаров? Это же не "Стеллс", верно? Ну, так разберитесь и доложите ещё раз. - Начальник генштаба Североатлантического блока отключил телефон и поднял трубку другого.
      - Вы хотите сказать, что эскадрилья перелетела на сторону Востока? Тогда в чём дело, генерал? Что вы мне морочите голову дурацкими лазерами? Их нет. Ясно? Перепроверьте всё ещё раз. И не доставайте меня. Вы знаете, какая сейчас ситуация, а вы поддаетесь на идиотские провокации. Расстреляйте командира радара и, возможно, F-16 появятся. Учитесь у русских. Передоложите позднее, и - яснее, - поучительным тоном дал инструкции к действию Главнокомандующий Североатлантическим блоком, положил трубку и взял другую.
      - Не понял. Повторите яснее. Так. Так. И? А вы верите в НЛО? Я тоже нет. Тогда в чём дело? Сообщите англичанину, больше никому, и позднее перезвоните ещё раз, - пожалуйста! - Положил трубку. Взял остро отточенный карандаш и принялся на листе бумаги рисовать чёртиков. Собака пропала. И там черте что творится. Ясно одно - бардак. Мда... Интересно, а почему кабинет овальный? Не по легенде, а в самом деле. Тоже не ясно. Поднял телефон и набрал код. Ответили. Сказал:
      - Как там у вас погода? Да? Ну-ну... Спасибо, здорова пока. Не разбудил? Это хорошо. Да просто так, о конъюнктуре цен на нефть хотел поговорить. Знаю, знаю, что будут расти, но мало-ли... Тебе легче, у вас там, в Сибири море под землёй. Да. Да. В Сараево всё нормально. Почти. А как ты по поводу Киева? Мы же вроде бы договорились... Нет? Да... Нет? Да... Да? Нет... Мда... Ну хорошо, я ещё перезвоню. - И положил трубку. Снова поднял и набрал другой код. Сказал:
      - Активируйте Меровингов с их Граалем. Пусть поработают. Пора возвращать долги.
      
      
      
       "Семьсот шестнадцатый, "Арсенальную" проезжайте без остановок и следуйте до конечной станции. Повторяю..."
       - Ты слышишь, что говорит диспетчер машинисту? - спросил Моня Седого. Тот кивнул головой.
       Они ехали в первом вагоне поезда метрополитена, и стояли прямо возле перегородки, отделяющей машиниста от пассажиров. Весь вагон перебежал в противоположную сторону от группы с винтовками М-16 в руках и смотрел на неё с испуганными глазами.
       - Нас будут брать на конечной станции, - сказал Француз. - Сейчас ставят оцепление, снайперов, крепят броне щиты, готовят газовую атаку...
       - Да чёрта с два! - закричал Моня. Снизил голос: - Уйдем катакомбами.
       - Чего? Какие такие катакомбы? - спросил Седой.
       - Увидишь, дай только проедем "Арсенальную".
       Проехали. Моня прикладом винтовки два раза изо всей силы ударил по двери машиниста. Заорал:
       - Тормози поезд или буду стрелять. Это угон!
       Водитель не среагировал. Александр Маринин (Моня) передёрнул затвор и в упор выстрелил в замок двери. Та распахнулась. В вагоне дико закричали. Моня вбежал к машинисту и приставил ему ствол к голове. Состав, резко тормозя, остановился. В вагоне продолжали кричать. Дмитрий Донцов (Димедрол) наставил на сбившихся в кучу пассажиров автомат. Хрипло сказал: "Буду стрелять в тех, кто кричит". Вагон умолк. Владимир Суворов (Седой) проговорил Моне: "Саша, что дальше?" "Где сорок вторая отметка?" - с угрозой в голосе спросил тот у машиниста и прикладом разбил динамик селекторной связи, где запрашивали остановившийся поезд. "За поворотом, вон там", - дрожащим голосом ответил водитель, указывая направление рукой. "Медленно двигайся туда" - "Слушаюсь". Поезд проехал с сотню метров. "Вот она", - указал пальцем машинист на белую отметку на стене. Над ней отсвечивала цифра 42. "Дай фонарь, открой дверь, и как только мы выйдем, двигайся без остановок до конечной станции, если хочешь дожить до пенсии", - проговорил Маринин. Водитель протянул большой аккумуляторный фонарь, нажал кнопку, и двери вагона открылись. Группа беглецов вышла наружу. Моня включил фонарь и махнул рукой машинисту: "Пошел!". Двери закрылись, и состав рванул с места как ужаленная шершнем лошадь, прогремел всеми вагонами и исчез за поворотом. Наступили тишина.
       - Моня, ты, надеюсь, соображаешь, что делаешь? - спросил Седой у Маринина.
       - Наверное, соображает, - сказала Леся. - Катакомбы есть. Их строить начал ещё Иван Грозный. В СБУ знают о системе ходов под Киевом. Говорят, есть даже секретная линия метрополитена до самого Чернобыля. Вопрос в том, как в эти катакомбы попасть. После "перестройки" следы исчезли.
       - На Подоле знают всё, - уверенно проговорил Моня. Подошел к отметке и стал шагами отмерять расстояние, удаляясь в глубь тоннеля. Все двинулись за ним. Наконец он остановился, посветил фонарём, и все увидели ржавый щит, на котором полустертыми буквами было написано: "Не влезай - убьёт. 380 V".
       - Вот это то, что нам нужно, - сказал внук бабушки из Киево-Могилянской академии. Он попытался открыть щит, но ручек не было. Пришлось снова стрелять в щель между дверцами. Это помогло. Двери распахнулись и все увидели, что за щитом ниша, в ней есть ещё одна дверь, а на ней кодовый замок, на котором тускло блестели кнопки с цифрами.
       - Вот это да! - проговорила Леся. - Наш отдел до сих пор ищет вход!
       - Мы - не ваш отдел, - отрезал Маринин и стал набирать код. Набрал. Через пять секунд стальная перегородка отошла в сторону, и перед глазами беглецов предстал низкий коридор, освещённый тусклыми лампами. Все залезли в щит и через него зашли в дверь. Моня привёл "Не влезай - убьёт" в исходное состояние и набрал код на втором замке, изнутри, - двери закрылись. Через несколько секунд за ними загремел поезд метрополитена.
       Двинулись вперёд по узкому, низкому, но достаточно освещённому коридору. Седой с удивлением в голосе спросил:
       - Моня, откуда ты всё это знаешь?
       - Моя бабка работала в Киево-Могилянской академии.
       Шли дальше. Несколько раз над головой прошелестели летучие мыши, свистя своими ультра звуковыми радарами.
       - Саша, а твоя бабушка кем работала в академии? - поинтересовалась Леся.
       - Это не для СБУ.
       - Да я же там давно не служу!
       - Хороший мент - мертвый мент. Что чекисты - что менты...
       - Ох, Саша, Саша...
       Коридор стал подниматься.
       Длинный с трудом волок на себе пулемёт. Из военного автобуса USA army успели забрать много нужных вещей. Пояс и грудь Длинного были обмотаны пулемётными лентами. В карманах лежали гранаты. За спиной болталась М-16. За поясом торчали запасные магазины. К ноге был привязан нож.
       Коридор стал спускаться.
       Моня нёс в руках винтовку. За поясом торчали два армейских кольта. За спиной - рюкзак, набитый патронами. На шее - связка гранат.
       Коридор стал поворачивать вправо.
       Француз нёс на плече автомат. Все карманы были набиты запасными магазинами. За спиной торчала труба ПТУРа (противотанковая управляемая ракета). На шее висел брусок пластита с детонатором.
       Коридор стал поворачивать влево.
       Димедрол нёс на шее М-16. На плече волок гранатомёт. За спиной тянул вниз рюкзак с гранатами. Из карманов торчали магазины с патронами.
       В коридоре стал шире проход. Потянуло свежим воздухом. Снова над головой стали носиться летучие мыши. Вова Седой спросил у Парковщика:
       - Серёжа, как рука?
       - Болит. Но терпимо. Леся хорошо перевязала. Она захватила в автобусе аптечку.
       Шли дальше. С потолка капала вода. Дорогу перебежала крыса.
       - Саша, а куда ведёт этот старинный коридор? - спросила Леся у Мони.
       - Сталин знал. Но он умер.
       - Так ты тут тоже в первый раз?
       - Естественно. Я же не похож на сумасшедшего, который сам лезет в могилу?
       - Да нет, не похож.
       - Вот я и не лез.
       - А бабка лазила?
       - Военная тайна.
       - А она жива?
       - Аналогично.
       - Чего ты меня так не любишь?
       - Я не люблю СБУ.
       - Но... Я ведь тебе говорила.
       - Давай закроем тему. Ты лично мне нравишься. В вот тему - закроем.
       Коридор закончился круглым залом, залитым призрачным светом электрических ламп, горящих в половину мощности. По периметру зала темнело семь дверей. Над каждой дверью висела табличка с семизначной цифрой. Пол был ровный, залитый бетоном. В центре зала стоял круглый стол из металла. И всё.
       - Мда.., - сказал Седой. - Камера инквизиции. Очень похоже.
       - Давай присядем, - проговорил Длиный. - Меня уже ноги не держат. Плевал я на инквизицию.
       Все согласились. Упали на пол, тяжело дыша. Было ясно, что путь пройден немалый.
       - Моня, что за дверями? - спросил Седой.
       - Откуда я знаю?
       - А бабка?
       - Понимаешь, я её почти никогда не слушал. Она всё меня учила, учила... А я ничего не запомнил. Теперь жалею.
       - Но код-то запомнил?
       - Я его учил год.
       - Ох, Саша. Хоть не забудь его. Может, придется идти обратно. Двери, как я вижу, закрыты.
       - Откуда ты знаешь? Сейчас проверим.
       Моня поднялся и стал проверять двери. Седьмая поддалась и со скрежетом открылась. Там виднелась винтовая лестница.
       - Пожалуйста, господа, - шаркнул ногой Маринин. - Путь можно продолжить.
       - Моня, слазь-ка ты туда сам, чтобы не гонять по этой лестнице людей в полной экипировке. Оставь весь груз здесь, а мы тебя подождём.
       Моня согласился и, взяв с собой один пистолет, стал подниматься по лестнице. Были слышны его шаги, которые вскоре затихли. Француз вытащил сигареты. Закурил. Сказал:
       - Попали в дерьмо. Хуже, чем в Алжире.
       - Попали, - согласился Димедрол. - У меня, кстати, сегодня вечером должно было быть застолье. День рождения. Сорок пять лет.
       Все посмотрели на Димедрола.
       - Дима, - сказал Седой. - Ты мой друг, но я поздравлю тебя на свободе. И, наверное, тогда у тебя этих дней будет два.
       - Это точно, - поддержал Парковщик.
       - Да уж, - неясно согласился Донцов.
       Загудела лестница от шагов возвращающегося Мони. Он прыгал через три ступеньки, и грохот стоял невыносимый. Доскакал до последней и выпрыгнул из двери.
       - Есть выход, - сказал.
       - Куда? - спросил Француз.
       - Вы не поверите. Ха! Бабушка, наверное, меня сильно любила. Выход есть. В Киево-Могилянскую академию. В центральный актовый зал.
      
      
      
       - Объясните, пожалуйста, в чём причина такой эскалации активности?
       - Наша агентура, вся до единого, передала через резидента, - полковника Дубину, - что в Киеве началась зачистка русскоязычного населения. Эпицентр, или, так сказать, катализатор событий находится на Подоле, неподалёку от Контрактовой площади, в восточном секторе города, где постоянно идёт проверка патрулями людей, разговаривающих на русском языке. Есть там такой райончик, "пятак" называется. На нём, на этом "пятаке" расположено кафе "Экспресс", в котором постоянно встречаются наши информаторы с Дубиной лично или его помощниками. Прикрытие идеальное - там полно бомжей. Вот поэтому район всегда под нашим ежеминутным контролем. События развивались так: американский спецназ спровоцировал, - причём, подчеркиваю, умышленно, - негативное отношение к себе местного населения. - Генерал на минуту умолк. Главнокомандующий спросил:
       - И что? В чём выразился этот негатив?
       - Ммм... Капрал, командир патруля, выстрелил в людей с Подола. И не попал.
       - Ну?
       - А те попали. Подчёркиваю, это была самооборона в своём классическом виде.
       - Видеозапись есть?
       - Нет.
       - Почему?
       - Технический сбой, камера вела запись чуть левее событий. Звук есть, картинки нет.
       - Понятно. Продолжайте. После этих событий граждане Подола были вынуждены попытаться скрыться от возможных репрессий. За ними организовали погоню, используя тяжелую бронетехнику. Танки "Абрамс" на Крещатике стреляют в русскоязычное население - это вам не кажется несколько необычным явлением? Мы решили, что это нарушение паритетного договора и предприняли ответные, и подчеркну - абсолютно адекватные меры. Группировку "Абрамс" уничтожили.
       - Где она базировалась?
       - На Софиевской площади.
       - Мда... Собор хоть цел?
       - Кирпичик не упал.
       - А памятник?
       - У нас применялось высокоточное оружие. Не пострадал ни один человек из гражданского населения. Мусора, правда, много осталось.
       - Генерал, шестнадцать сбитых самолётов какое имеют отношение к Подолу?
       - Прямое. Они пытались уничтожить группу наших штурмовиков.
       - Да, логично. Хотя немного неудобно перед американцем. На Балканах идёт реальная война, а в Киеве, вроде бы де-юре мир.
       - Де-факто, как вы видите, имеет отличия.
       - Да, генерал. Имеет. Хорошо, оставим дело как есть. Насколько я понял, у нашей авиации потерь нет?
       - Ни одного самолёта.
       - Подумайте, как наш отряд МиГ-37 перебросить из Прилук на Балканы. Срок аренды базы в Прилуках скоро заканчивается, а что впереди - не совсем ясно. И. Активизируйте действия в районе Сараево и Дубровника. Вот это и есть наша главная цель. Сербы должны вернуть себе свой статус. У них его отобрали силой, придётся силой и возвращать. А дёргать Киев особо не стоит. Сегодня в девять вечера собирается Совет Безопасности. Я прошу вас присутствовать. Опишите, как начала развиваться ситуация, которую мы наблюдаем сейчас.
      
      
      
       Штурм Киево-Могилянской академии всё время откладывался. Несколько раз приходил информация, что внутри здания остались заложники. После того, как при попытке проникнуть внутрь через окно, оттуда вылетел ПТУР и уничтожил стоящий на Контрактовой площади бронетранспортёр, американский спецназ не пытался даже проникнуть на первый этаж. Стало ясно, в здании держит оборону серьёзная группировка, а не уличные грабители банков.
       - Сэр, как вы считаете, сколько там повстанцев? - спросил англичанин в звании полковника, командующий войсками, оцепившими академию, у своего заместителя, лысого капитана в чёрных очках.
       - По нашим данным их около двухсот. От силы триста. Не совсем ясно, каковы их требования и цели, но продержаться они могут долго. Сэр, вы же знаете, что произошло. Это было ещё до вашего прибытия. В первом же бою, при попытке приблизится к зданию, погибло сорок четыре наших солдата. Это немыслимо! Киев бьёт рекорды! Такого не было в Ираке! Сорок четыре! Плюс девяносто два раненных.
       - Мне не совсем ясны причины таких невероятных потерь, - ответил полковник, куривший трубку и мрачно глядевший на здание академии. - Мне очень, очень не совсем ясно.
       - Мы не ожидали такой силы огневого удара. По информации осведомителей, в здании появился человек с автоматом. Ну, командир дежурной смены гарнизона решил, очевидно, сделать что-то вроде учений для солдат НАТО. А заодно и попугать потенциальных недоброжелателей. Провели эвакуацию студентов и три роты спецназа двинулись, - ну, типа перебежками, для эффекта зрелища, - к академии. Тот отряд, который атаковал перебежками со стороны улицы Межигорской, и пострадал. В него стреляли в упор, с двадцати метров из, минимум, шестнадцати пулемётов и десяти гранатомётов. Наши бойцы поставили дымовую завесу и срочно отошли, унося раненых. Никто не ожидал, что это будет Подольское Ватерлоо. В этом здании сидят серьёзные люди. С ними нужно разговаривать. Они выкинули обмотанный поролоном мобильный телефон.
       - Где он?
       - Возьмите.
       Полковник посмотрел на телефон с таким видом, как будто это была красная кобра.
       На Контактовой площади собралась вся бронетехника войск НАТО Восточного сектора Киева. Здание Киево-Могилянской академии окружили плотным кольцом со всех сторон. Сержант, который вызвался поднять и принести мобильный телефон, к которому был привязан метровый кусок ватмана, на котором было написано: "CONTACT", впоследствии получил награду за храбрость в прямых боевых действиях, его поздравляла королева Великобритании, и ожидала повышенная военная пенсия.
       Стрелять из орудий и пулемётов по древнему памятнику архитектуры было строго запрещено из Брюсселя. Как в таких условиях провести операцию по захвату украинских мятежников, думали и в Вашингтоне и в Лондоне. Без артподготовки вести людей на верную гибель английский полковник отказался. Он имел право это сделать. Речь шла не о поле боя, а о площади в центре города.
       Изредка со стороны академии бил очередями пулемёт. Ранил ещё двоих. Передвижение запретили. Несколько раз ухнул гранатомёт. Осколки рассыпались по броне танков. Но армада бронетехники молчала. Здание академии стоило очень больших денег. Стрелять в него было невозможно. По крайней мере, до особой команды.
       Всего в операции было задействовано две тысячи четыреста пятьдесят солдат спецназа, армии и полицейских. Бронированное кольцо насчитывало пятьдесят четыре единицы тяжелой техники. В небе висели вертолёты "Блэк Хок" и "Апач". В воздухе Киевского региона патрулировали двенадцать эскадрилий боевых самолётов НАТО, стянутых со всей Украины. Уничтожение танков "Абрамс" на Крещатике и Софеивской площади повергло в шок командование Североатлантического альянса. Были предприняты меры для минимизации последствий возможного ядерного удара. Четыре установки "Пэтриот" стояли на Ильинской, Сагайдачного, Межигорской улицах и на Андреевском спуске. Два тяжелых самолёта разведчика системы глобального спутникового контороля кружили вокруг Киева. Шестнадцать самолётов НАТО, уничтоженных в течение нескольких минут в небе Украины, и к тому же без всяких видимых следов нападения, - этот факт заставил командование Североатлантического блока ввести на территории всего государства режим боевых действий. В воздухе это было сделано. Но на суше не получалось. Украина не была интернированным государством. Она была ассоциированным членом НАТО и политически разделённой на части страной с такой же разделённой столицей. В сущности, Киев был некой копией бывшего Берлина, поделённого на части, имел такое же разнородное, в плане политической ориентации население. И на фоне всего этого захватывают Киево-Могилянскую академию! Возникла проблема. Срочные секретные переговоры шли на всех уровнях, начиная с бандитов. А крайним во всём этом в любую минуту мог оказаться полковник Великобритании, командующий осадой.
       Он тяжело вздохнул, вспомнил Ольстер, и взял телефон в руки. В этот момент тот и зазвонил.
       - Да, - ответил полковник.
       - Условие номер один - отвести все войска и позиции НАТО за пределы Киева. Условие номер два - отпустить из тюрьмы Гаунтанамо всех заключенных, старше шестидесяти лет. Условие номер три - дать публичные гарантии инициации проведения всеукраинского референдума с одним вопросом: хочешь ли ты быть в составе НАТО? Связь через час. - Трубку положили. Полковник сглотнул и вытер пот. Посмотрел на возвышающуюся вдали громадину здания академии. И быстрым шагом пошел к штабному бронетранспортёру.
       - А Гаунтанамо ты влепил к чему? - спросил Француз у Седого.
       - Чтобы боялись. Это раз. Но есть и два - уважаю старших.
       - Да, Вова, ты прав.
       - Наверное, пора отходить, - сказал Моня. - Я только что слушал радио. Метро уже не работает, с сегодняшнего дня. Остановили из-за событий на Контрактовой площади. Пешком пройдем до Днепра, у Француза есть катер. Поплывём на остров Змеиный, там нескончаемый запас пива. Россия и Белоруссия, вроде, с нами солидарны.Сенат США собирается на экстренное заседание. Во Франции объявлена общенациональная забастовка, в поддержку угнетённых украинцев, забаррикадировавшихся в Киево-Могилянской академии. Это всё по новостям только что сказали.
       - Интересные новости, - сказал Француз. - А как там Алжир?
       - Ох, Слава, достал ты своим Алжиром. Тебе что, Парижа мало? Париж - с нами.
       - Ну, и то хорошо.
       - И, правда, давай сваливать, - сказал Димедрол. - Мы сильно намутили, надо уходить. Да и патронов маловато. Гранат почти не осталось.
       - Сваливать, так сваливать, - сказал Седой. - Пусть они нас здесь посторожат. С недельку.
       Все двинулись в актовый зал. Прежде чем зайти в кладовую, где был вход в катакомбы, Моня ещё раз, осторожно, выглянул в окно. Кольцо бронемашин продолжало стоять на месте в знойной дымке раннего лета. Площадь пустынна, как поверхность Луны. В небе детонировали вертолёты. Было впечатление, что людей вообще нет. Одни только машины обступили оплот славянской культуры, основанный несколько столетий назад и, казалось, пытаются что-то понять. Уставились своими стволами как толпа баранов на новые ворота. Моня вздохнул и нырнул в узкий лаз. Проход за ним закрылся.
      
      
       - Количество очень редко переходит в качество, так что можешь особо не стараться, - сказал второй первому, который быстро записывал в тетрадке один за другим бредовые стишки.
       - Не надо меня учить, брат. Лучше я буду писать стихи, чем сутками пялиться на фотографии "Мерседесов", "Шевроле" и "Ягуаров".
       - Тачки - это вещь!
       - Я это уже понял.
       Второй замолчал и продолжил отжиматься от пола. Двести двадцать один, двести двадцать два, двести двадцать три...
       Первый нарушил тишину:
       - Ты знаешь, кто такая та снайперша, которую мы грохнули позавчера?
       - Нет. - Двести двадцать семь...
       - Дочка хозяина всех шоколадных фабрик Украины. Адреналин ловила. Поймала.
       - Да? - Двести тридцать три...
       - И ещё. Слышал, что в Киеве мятеж?
       - Нет. Что это такое - мятеж?
       - Это война, но с другим названием.
       - Там давно война. - Двести сорок два...
       - Да нет, реальная война. Танки стоят на Контрактовой площади. На Софиевской подожгли штук пятьдесят "Абрамсов".
       - Столько "Абрамсов" в одном месте не собирается. Врут.
       - Ну, может меньше. - Помолчал. Сказал:
       - Ты знаешь, я, наверное, свалю домой. Пойду и напишу рапорт. Если война у меня дома, какого черта я буду воевать на Балканах? А? Ты мне ответь - какого черта? И, передают по радио, что-то там сильно русский вопрос затронут. А у меня мать русская, в конце концов.
       Двести шестьдесят... Упал, полежал, встал, сел. Сказал, вытерев пот со лба:
       - Ты киевлянин, тебе виднее. Нас всё равно будут отводить. Ты же видишь, что здесь происходит? Тут воевать можно бесконечно. Сараево - город вечной войны. Ты сказал генерал. И я с ним согласен. А что наши сделали с американцами в Дубровнике! Ты же в курсе. Нет, здесь бой не прекратится никогда. - Встал, встряхнулся, помахал руками, расслабляя мышцы. Повернулся к первому.
       - Ну что, пробежимся? Пока туман не рассеялся.
       Первый отбросил тетрадку и сказал:
       - Давай. Движение - жизнь.
       И оба побежали по дорожке среди кустов можжевельника, окутанной утренним туманом. Вскоре их фигуры исчезли из виду. Начиналось жаркое лето две тысячи известного года.
      
      
      
       ГЛАВА 3
      
       Большая, серая, угрюмая собака брела по улице, прыгая через лужи. Пёс шел домой. Хозяйка завезла его километров за сорок, но он уже знал эту дорогу наизусть. Дерьмо ли жизнь? Для него это был не вопрос. Брёл, и всё. Он чувствовал, что хозяин его любит, но если бы пёс был человеком, то понимал, какова разница между хозяином и хозяйкой. И почему все нехорошие перемены в его жизни происходят исключительно в момент, когда хозяйка становится хозяином.
       Подошел к закусочной "Макдональдс". Оттуда струились заманчивые запахи. Но крутиться рядом нельзя, это он знал. Быстрыми прыжками миновал опасную зону. Двинулся дальше. Тёмная фигура выросла перед ним.
       - Иди сюда, мохнатый.
       Пёс поднял взгляд, всеми своими органами чувств сканируя незнакомца. Флюиды были нормальные. Можно сказать, что парень свой. Вильнул хвостом. Незнакомец погладил его и взглянул в глаза. Пёс завилял хвостом сильнее.
       - Старенький, брат. Пойдём, прогуляемся. - Протянул псу кусок сыра, достав его из сумки. Тот жадно схватил его и сразу проглотил. Стал смотреть на нового друга.
       - Пойдём, пойдём...
       Пошли. Миновали речной порт и двинулись по набережной, вдоль Днепра. Новый друг молчал и глядел на воду. Было раннее утро, солнце только-только показалось из-за серой многоэтажной линии левого берега.
       - Бездомный, дружище? Или выгнали? Бывает, бывает... Ты мне скажи, кого в этой жизни не выгнали? В каком-то смысле.
       Мимо проехала на большой скорости стайка велосипедистов, в чёрных очках, с рюкзаками и в наушниках. Пёс проводил их взглядом.
       - Я тоже многих выгнал. Жалею теперь. Но себя, брат не переделаешь. И когда поймёшь это окончательно, вот тогда-то и наступает настоящая тоска.
       Они миновали церквушку, стоящую на берегу, на самой воде. Возле двери стоял священник в рясе и, зевая, смотрел на них. Пёс поглядел на него.
       - Да, мохнатый. Это называется церковь. Когда теряешь всё, идёшь сюда. Говорят, помогает. Но когда всего через край, сюда никто не ходит. Вот такое раздвоение души.
       Человек с собакой пошли дальше, вдоль набережной. Солнце уже почти взошло и бросало огненные отблески на крыши домов. Подошли к небольшой гостинице на воде. У входа на трап стоял швейцар в тёмно-синем костюме и с блестящими погонами.
       - Пёс со мной, - проговорил человек и провёл собаку по трапу. Швейцар не решился ничего сказать.
       В номере "мохнатый" получил порцию колбасы из холодильника и, не утруждая себя рассуждениями об удаче, принялся быстро уничтожать фартовую пищу.
       - Полковника Дубину, пожалуйста, - сказал по телефону новый друг пса. - Алло... Я на месте, - и отключил телефон. Выглянул в окно на Днепр. Вытащил из сумки переносной компьютер и стал работать на нём. Пёс блаженно лежал под столом и вскоре уснул. И сладкие собачьи сны стали сниться ему: о детстве, о молодости и о счастливой былой жизни... Но сны прервались. "Мохнатый" открыл глаза. Новый друг спал на кровати, а дверь в комнату медленно открывалась. Шерсть дыбом встала на загривке. Осторожно в дверь зашли двое и тихо прикрыли её за собой. В руках у одного был длинный чёрный пистолет с глушителем. На цепочках они пошли к кровати... Агр-р-р-р-р-р!!! А-а-а-а-а-а-а! Туф-ф-ф... Туф-ф-ф...
      
      
       Он застрелил обоих. Не знаю, каким образом. Это были лучшие специалисты. И собака там какая-то оказалась, под ногами путалась, а может, и помогла ему - свидетелей нет. Швейцар запустил его с псом, а затем выпустил. Он сел в "Ягуар", собаку забрал с собой, и теперь неизвестно где.
       - Скорцени, за операцию отвечаешь ты. Где Ликвидатор? Ты соображаешь, кого ты упустил? Его вели по компьютерам с Сейшельских островов через 24 страны. Наконец он появился не виртуально. Надо было просто ликвидировать Ликвидатора. Это сложно? Нет, ты мне скажи, это сложно - выстрелить в спящего человека? Или дубиной по голове дать, в конце концов! Его усыпили инфразвуковым генератором, и надо было просто войти и грохнуть этого умника.
       - Но, собака...
       - Какая собака, Скорцени? Не беси меня, я тоже итальянец. Какая собака? Только попробуй, скажи сейчас, что в провале операции виновата собака. Ну? Скажи! Собака? Да? Уффф... Это полный аут. - Упал в кресло.
       - Мы его найдём.
       - Где? Ты не в Риме, и помни об этом каждую секунду, а не минуту. "Наайдём!.." Ой, аут... аут...
       - Вы же знаете, что Киев наш. Все структуры будут работать на нас. Все!
       - Да уж... Я знаю эти структуры. То им не те условия, то евро не того цвета, то хата сгорела и все ушли на фронт. - Облокотился о стол и лёг на него грудью. Помолчал. Сказал:
       - Скорцени, мой добрый друг, я здесь, в этом городе, работаю тридцать лет. Тридцать лет! И, - вытер пот со лба, - если я что-то говорю, то, представь себе! Так оно и есть. И вбей это себе в голову!
       - Шеф, я виноват, мы провалились по моей неосмотрительности. Если вы скажете, я пойду и застрелюсь.
       - Что? - Прищурившись, посмотрел в глаза. - Хочешь слинять? Нет, не разрешаю. Не стоит.
       - Ну, не стоит, так не стоит.
       - Теперь слушай. Пришла оперативная информация и в ней сказано, что Объект находится в районе старого Подола, плюс-минус километр.
       - Где точка отсчёта?
       - Киево-Могилянская академия. Именно в ней нет ничего. Проверено. Когда её штурмовали, там прощупали всё и не нашли ничего, кроме героина. Искали подземный ход, ломали голову, куда могли исчезнуть двести человек мятежников и... Кстати, как ты думаешь, куда они делись?
       - Ночью ушли дворами.
       - Скорцени, какими это дворами?
       - Через больницу. Там, с заднего хода академии, есть больница, есть двор...
       - Ну-ну...
       - Господи, шеф, это знает каждый оперативник. Они купили себе выход.
       - Что? Не намекай, а скажи ясно.
       - Они заплатили оцеплению и те их всех выпустили.
       Шеф упал в кресло и стал задумчиво смотреть на подчинённого. Спросил:
       - Такое говорят?
       - Так оно и было. Извините, шеф. Я вас уважаю. Но чудес не бывает. Это, наверное, англичане пришли к выводу, что есть подземный ход. После строительства тоннеля под Ла-Маншем они помешаны на этой теме.
       - А кто стоял в оцеплении со стороны двора?
       - Кхм... Итальянский контингент в составе НАТО.
       - Да? Ты меня не удивил. Значит наши парни дали хохлам уйти и заработали на этом? Ха! Молодцы! Муссолини ими бы гордился! А янки пусть ловят... Ой, умру со смеха... Скорцени! Только не говори, что ты пошутил. Наши отпустили киевлян, а американцы рвут подмётки по всему городу, делают облавы. Ой... Ха-ха-ха-ха-ха!!! - Вытер слёзы от смеха. Закурил. Проговорил:
       - Хорошо, то былое. Пусть ищут, мне плевать. Я даже никому не доложу о том, что ты сегодня мне сказал. Вернёмся к Ликвидатору. - Помолчал. Покурил. Потушил. Поинтересовался:
       - Ты знаешь, почему у него такая кличка - Ликвидатор?
       - Наёмный убийца, наверное. Или что-то в этом роде.
       - Да, что-то в этом роде. - Пододвинулся к собеседнику и тихо, отчётливо сказал: - Я тебе сообщу, чтобы у тебя стало поменьше жеребячьего оптимизма и любви к жизни. Скорцени, Объект - это не баба, чтобы ты знал. Объект - нейтронный заряд, заложенный на территории Киева в восьмидесятых годах прошлого века. - Скорцени глядел на шефа преданным взглядом. - А Ликвидатор должен привести в действие этот заряд. Доступно?
       Скорцени заморгал. Спросил:
       - Что вы имеете в виду, шеф?
       - Господи, сволочь ты итальянская, я что говорю, то и имею в виду. Мощность бомбы - одна мегатонна. Как ты считаешь, нам хватит?
       - Кхм... Но... Но зачем? Зачем её взрывать?
       Шеф откинулся в кресле и снова закурил.
       - Затем, чтобы Киев никому не достался. Доступно?
       - Нет.
       - Русские сцепились с Вашингтоном из-за Киева. Бойня на Софиевской площади была по этому поводу. А сейчас здесь нет вообще никакой власти, кроме власти патрулей НАТО. А дальше будет ещё хуже. Политбюро решило, что Киев может выполнить функцию Сараево, и город решили уничтожить.
       - Какое политбюро?
       - Внеполитическое. Есть такое, но только не на бумаге.
       - Шеф, вы меня разыгрываете.
       - Нет, Скорцени. Я бы шутил, но нет моральных сил. Теперь ты знаешь правду об Объекте, и эта правда начнёт есть и тебя. И я это тебе специально сказал!!! Какого чёрта! Ты, наконец, понял, кого ты упустил? Что ты мне ответишь? А? Ну?
       - Мы его найдём, если даже придётся застрелить Генерального секретаря НАТО.
       - Вот это уже ближе к теме. Вот это уже другие ноты! Вот эта опера нам по душе. Это совсем другой джаз! Ты молодец. Я вижу, ты всё понял. - Ласково улыбнулся. И заорал: - Но заставь понять и других!!!
      
      
       В тени густых деревьев, на побережье живописной морской лагуны, в чёрных очках, чёрных шортах, чёрных бейсболах, глядя на морскую гладь, молча и сосредоточенно пили пиво семеро граждан Подола. Один из них, - женщина, - сказал:
       - И долго мы ещё будем здесь париться? Я устала, у меня нет сил, у меня накапливается гиперстресс, мне срочно необходим курс релаксации, я хочу домой! - Замолчала. Закурила. Ей ответили:
       - Леся, не трави душу. Не тебе одной тошно. У меня дома жена, тёща, тесть, дети; племянники, двоюродные сестры и братья; их тёщи, тести, свекрухи и свёкры; мать и отец, в конце концов; и все меня ждут, а я, - обрати внимание, - молчу.
       - Ну и дурак.
       Снова под южными деревьями повисла тишина. Жужжали мухи и пчёлы, летали толстые шмели, порхали бабочки и лился благоуханный запах орхидей на фоне пения средиземноморских удодов.
       - Моня, - сказал Седой. - Не трогай женщину. У неё, как, кстати, и у меня, - кратковременная депрессия.
       - Кратковременная? - приподнялась Леся. - Если это кратковременность, тогда что такое вечность? Ты, Вова, говорил, что тебе должны позвонить, когда изготовят документы.
       - Они давно готовы.
       - Тогда почему мы не плывём в Киев?
       - Нет команды.
       - Чьей команды?
       - Командира.
       - Какого командира?
       - У Седого зазвонил мобильный телефон.
       Тот ответил:
       - Я слушаю.
       - Это Дубина. У вас всё в порядке?
       - Нет, полковник, не всё. Поголовный депрессивно-неврастенический синдром.
       - Это хорошо. Значит, вам необходима перемена образа жизни.
       - Еще даже как.
       - Вы её получите. Сегодня вечером, - в 19.01, в бухте Клеопатры будет сброшена капсула с документами. Не упустите, рассортируйте, изучите, войдите в роль легенды и срочно отплывайте в Киев. Здесь есть серьезное дело. Давай, Вова! - отключился. Седой повертел в руках телефон, кинул его в траву. Сказал:
       - Ну, Леся. Ты просила, просила... И допросилась. Завтра утром отплываем в Киев. Но не на блины. Мы теперь все подчинённые полковника Дубины. А он парень, - как бы это сказать - тот, который умеет запрячь лошадей.
       - Я не лошадь, - сказал Моня.
       - Естественно. Ты конь.
      
      Вечером на берегу бухты Клеопатры дежурили, ожидая посылки, Седой и Моня. Остальные остались в лагере и готовили катер к отплытию. Моня посмотрел на часы.
       - Восемнадцать пятьдесят восемь, - сказал.
       - У тебя точное время?
       - Каждый день проверяю по ДЖИ-ПИ-ЭС.
       - Значит, осталось три минуты. Меньше.
       Молча смотрели на море. Легкий бриз шевелил волну. Вдалеке играла парочка дельфинов. Солнце клонилось к горизонту.
       - Ага, что-то летит, - сказал Седой. На горизонте показалась быстро приближающаяся точка, и через пару секунд над бухтой с грохотом промчался самолёт с треугольными крыльями и летящий на высоте десяти метров, не более. Маленький парашют стал медленно опускаться в воду.
       - Саша, быстро плыви, а то утонет.
       Моня разделся и кинулся в воду. Через пять минут, тяжело дыша, выбрался на берег, держа в руках мокрый парашют и длинную, пластмассовую капсулу.
       - Уффф... - отряхнулся. - Чего они так низко летают? Как он вообще этой посылкой в бухту попал?
       - Этот не промахнётся. Я его знаю, с Ветряных гор парень. По самолёту определил. Его собственная разработка. На авиазаводе переделал из списанного АН-2. Поставил турбореактивный двигатель, переварили крылья, - между прочим, по секретной технологии Патона, его внук и варить помогал, - прогнал в трубе, воткнул японскую электронику, - хорошая рабочая лошадка получилась. Говорят, тысяча двести идёт. А так низко - чтобы радары не засекли. Он взлетает с Кольцевой дороги, там и садится. Самолёт в трейлер и в кусты.
       - Да, хорошая летающая тачка, - задумчиво сказал Моня, глядя на горизонт. Надо же - так быстро и так точно.
       - Это чепуха. Он, - Бруклин, по-моему, его зовут, - на спор, ночью пролетел под всеми шестью мостами Киева! Побил рекорд Чкалова. Ночью, на радаре, под всеми мостами. Представляешь?
       - Нет, не представляю. Это давно было?
       - За неделю до того, как нас штурмовали в академии.
       - Да? А янки?
       - А что янки? Пока они тупорыло врубались в чём дело, пока докладывали по инстанции, пока "быстро" реагировали отряды быстрого реагирования - Бруклин слинял на Кольцевую. Сел на трейлер, и домой. Его до сих пор ищут. У Дубины голова болит от этого Бруклина. Башка, говорит, сбита у этого пилота. Но, Моня, у кого она не сбита? А этот ещё и лётчик.
       - Верно, Вова.
       - Я бы, честно говоря, с этим водилой в одну машину не сел. Но фартит ему. Что не вытворяет - никаких проблем. Чистый самоубийца - под всеми мостами пролететь. Там, говорят, от детонации оглушенная рыба всплыла. А ему всё до лампочки. Нет башни - нет проблем.
       Зазвонил телефон. Седой ответил:
       - Я слушаю.
       - Это Дубина. Так, Вова, ситуация изменилась. Морские патрули блокируют все входы. Полетите воздухом. Бруклин вас подбросит. Мы сегодня приварим к самолёту поплавки для посадки на воду. Утром он будет. Все ясно?
       - Ммм... Полковник, может мы всё же катером?.. Оно как-то надёжнее...
       - Тебе что, не понятно? Патрули! Всё, не морочь мне голову. Я перезвоню. - Кинул трубку.
       - Твою лохматую бабку мать, - тихо сказал Седой. Попали. Летим с Бруклином. Ещё и садиться придётся на воду. А парашюты он принципиально не берёт. Пойдём, Саша, я сообщу эту радостную новость Лесе. Она хорошо знает этого летающего придурка. Вот обрадуется предстоящей релаксации!
      
      
       - Так, одни только факты.
       - Есть, сэр. В Киеве появился Ликвидатор. Тот самый Ликвидатор.
       - Это факт?
       - Да.
       - Что означает его прибытие?
       - Это человек, который имеет доступ к коду, блокирующему работу компьютера, управляющего комплексной системой дублирующих друг друга процессоров, имеющих функциональное назначение - запустить реакцию деления атомного ядра при минимуме возможностей постороннего воздействия на этом процесс и максимуме возможностей выполнить требуемую команду.
       - Ммм... мда... И? Упростите текст.
       - Ликвидатор должен запустить таймер нейтронной бомбы, которая спрятана на Подоле.
       - Любопытно, любопытно... - Англичанин, в погонах генерала, взял из коробки сигару, обрезал кончик, прикурил, пустил облако дыма, откинулся в кресле, глянул в потолок, потом на себя, в зеркало и спросил:
       - Насколько гарантирована достоверность?
       - 97 процентов, сэр.
       - А куда ушли три процента?
       - Остались в компьютере. Сто он не выдаёт никогда. Наверное, перестраховка программистов.
       - Дальше.
       - Итальянцы вели его с самых Сейшельских островов, но на Подоле, из плавающей гостиницы, он ушел и оставил два трупа.
       - Молодец. - Пыхнул сигарой и покивал головой. - Дальше.
       - Дальше самое сложное. Он не появился ни в одной из трёх точек, где должен был состояться его контакт. Город не покинул тоже и где-то бродит кругами.
       - С чего это вы взяли, что кругами?
       - Ну, это я образно.
       - Образов не надо. Нужна информация. Скажите, - прищурился и втянул дым, - а почему вы вообще решили, что он в Киеве?
       - Данные экстрасенса Яфета.
       - Не того ли Яфета, который выиграл в лотерею двенадцать миллионов фунтов?
       - Тот самый. Те фунты он подарил жертвам несостоявшегося суицида. Психам, короче. Пожертвовал деньги на целевую программу психиатрических клиник Великобритании.
       - Любопытно. Вы давно с этим Яфетом работаете?
       - Давно.
       - И высока ли вероятность предсказаний, сэр?
       - Нет.
       - А что же вас толкает на столь уверенные рассуждения о присутствии Ликвидатора в городе?
       - Яфет очень редко даёт гарантию. В этот раз дал.
       - И в чём она заключается, эта гарантия?
       - Миллион фунтов.
       - А сколько вы ему должны, если он прав?
       - Ммм... Четыре миллиона.
       - Вам не кажется, что коэффициент рентабельности, мягко говоря, не в нашу пользу?
       - Вы правы, но выбора нет. Второй Яфет пока не появился. Торговаться не с кем. Он монополист.
       Генерал снова пустил облако дыма, прищурился, поцокал языком, потарабанил пальцами по столу, глянул в потолок, в зеркало и сказал:
       - Впрочем, вы правы. Вам придётся верить ему, мне вам, а премьер-министру - мне. И, скажите, сэр, как вообще всплыла информация о Ликвидаторе, как таковом. Я не помню начала истории. Он мелькает у нас по файлам уже лет десять. Может, это вообще всё игра на понижение?
       - Понижение чего, сэр?
       - Стоимости недвижимости в Киеве, вы об этом не задумывались?
       - Нет, это не игра. Его сдал русский президент. Много лет назад. В состояния сомнамбулы продиктовал по телефону. Вы помните ту операцию. У Ликвидатора самое глубокое укрытие. Если бы не президент, никто ничего бы и не узнал.
       - Так это тот президент?
       - Да, сэр, это он. Связь с ним прервалась вскоре после получения информации о Ликвидаторе. Он подключил к своей локальной ноосфере тибетских лам и колдунов из дельты Амазонки. Контакт оборвался.
       - Я вспомнил этот х-файл. Там, если не ошибаюсь, доступ N 0.
       - Да, сэр. Только вы и премьер-министр.
       - Значит это не игра. Чёрт! - встал и принялся ходить по кабинету, пуская клубы дыма. - Я не могу поверить, что это правда! Превратить Киев в руины? Маразм. Но маразм глобальный!
       - Это результат работы Политбюро.
       Генерал резко остановился и посмотрел на подчинённого.
       - Что вы сказали?
       - Я сказал, что это результат работы Политбюро.
       - Откуда вы знаете о Политбюро?
       - Из Интернета.
       - Вы шутите?
       - Наберите адрес www.politburo.net
       Генерал сел в кресло и зашелестел клавиатурой. Уставился в монитор и молча глядел, не моргая минуты две, шевеля мышью. Бросил мышь. Встал.
       - Бред. Ну и времена! Но микроскопические песчинки правды на сайте есть.
       - Я их и имею в виду.
       - Да, это, несомненно, работа Политбюро. Но до этого момента я думал, что о нём знаю я, премьер-министр и президент США. Аль-Каида шаловливый ребёнок в сравнении с Политбюро. Да, - посмотрел на подчинённого, - собственно она и есть его дитя. Аль-Каида - родная дочь Политбюро. Я об этом знаю, премьер-министр об этом знает, президент США об этом знает... Вы теперь знаете. Как вы считаете, кто же тогда Ликвидатор?
       - Он православный. И он вольный стрелок.
       - На длинной-длинной верёвочке, которая скрывается в дебрях Политбюро.
       - Да, сэр. Вы правы.
       - Прекрасно. Стратегия?
       - Мы применим метод "сотой обезьяны".
       - Что за метод?
       - Он заключается в доведении ситуации до абсурда, в результате чего качественно меняется ментальная доминанта псевдосоциума, имеющего отношение к операции, и появляется возможность посмотреть на сторону кубика, которая не видна. Там может находится Ликвидатор.
       - Сэр, проще.
       - Мы начинаем транслировать телевизионное шоу "Ликвидатор". Рекламируем на всех телеканалах около пятидесяти наименований косметических средств под названием "Ликвидатор". Открываем бульварную газету под названием "Ликвидатор". Регистрируем партию бывших строителей демократии "Ликвидатор". Над Киевом будут летать рекламные аэростаты "Ликвидатор", рекламирующие возможности человека в нашем обществе. Все мусороуборочные машины в Киеве будут иметь название "Ликвидатор". Все дворники, уборщики, погрузчики, разгрузчики снабжаются спецодеждой с названием "Ликвидатор". И ещё около сорока позиций. План у меня в папке. Все это должно привести Ликвидатора к потере самоидентификации и контроля над своей психикой.
       - А это не перебор, сэр?
       - В этом и заключается принцип "сотой обезьяны". В переборе.
       - Послушайте, а он хоть сам знает, что он Ликвидатор?
       - Да, этот позывной использовал русский президент.
       - Ну, тогда всё в порядке. Хорошо. Тактика?
       - Двести пятьдесят офицеров МИ-6 внедряться в среду социума украинцев. Они уже готовы.
       - А язык? Кто знает украинский язык?
       - Никто. Но все прошли курсы вербального общения на языке глухонемых. Работать будут как приезжие, нищие глухонемые.
       - Двести пятьдесят нищих глухонемых? Ох, что-то мне не прорисовывается убедительность.
       - Сэр, прорисуется. От спецслужб Её Величества Ликвидатор не уйдёт! На операцию выделено семьдесят пять миллионов фунтов. Этот факт - уже почти победа.
       - Да знаю, знаю. Но... Хорошо. Поверим и на этот раз. Подготовьте тщательный анализ возможных последствий в случае форс-мажора и аккуратно состыкуйтесь с итальянцами.
       - Мы с ними уже работаем. У нас общение не прекращается после Киево-Могилянской операции. Мы там сражались плечом к плечу.
       - У них тогда много погибло людей?
       - Никого. Но большой моральный ущерб.
       - Мда... У нас там тоже потерь не было. Общий язык есть. Хорошо, сэр. Я доволен результатами нашего разговора. Разрабатывайте план в деталях, и мы его утвердим. Вы свободны!
      
      
       На всей скорости зелёный фюзеляж самолёта с огромными, словно лапти не по размеру, поплавками вместо шасси, и треугольными крыльями с громадными закрылками, спикировал резко вниз, и по мягкой глиссанде изящно коснулся воды, окунув в неё свои "лапти". С грохотом и фонтанами брызг стал тормозить, включив реверс двигателя. Ви-и-и-и-и-и-и... Жжжжжжжжжух... И неторопливо поплыл, покачиваясь на волнах бухты Клеопатры. Боковое стекло отодвинулось и появилось улыбающееся лицо в панаме цвета хаки.
       - Привет, пацаны! Ха! Леся! И ты здесь? Приивеет!
       Седой мрачно помахал рукой. Моня крикнул:
       - Здорово, Бруклин.
       Леся отвернулась и стала смотреть на пальмы. Димедрол, Парковщик, Длинный и Француз подняли в приветствии руки. Француз крикнул:
       - Ты в Алжир не залетал?
       - Был неделю назад.
       - Как погода?
       Бруклин вытянул кулак с отогнутым большим пальцем.
       - Спасибо, друг. Это радует, - ответил Француз.
       - А в Киеве? - спросил Димедрол.
       - Так себе, - ответил Бруклин. - Боковой ветер. Сдувает самолёт с Кольцевой.
       - Слушай, а твоя самоходка нас поднимет? - спросил Парковщик. - Нас семь человек. Мы не завалимся с перегрузом?
       - Не боись. Бруклин не падает.
       - Ой-ой-ой, - тихо сказал Седой. - Серёжа, не заводи его, а то он начнёт показывать какой Бруклин хороший пилот.
       В лодке подплыли к самолёту и по поплавкам забрались внутрь. Это был обыкновенный салон "кукурузника". Пахло резиной и авиацией. Длинный, бывший десантник, ностальгически втянул воздух и блаженно уселся на жесткое боковое сидение.
       - Давай, давай, пацаны, - мажорно подавал голос пилот. - В такой компании мы ого-го! как полетим.
       - Что там, в Киеве? - спросил Моня.
       - А что? Ничего. Желтые ботинки. У спецназа желтые ботинки, их на всех рынках продают. Моя жена и мне подогнала, сорок евро - глянь! - Он показал американские ботинки желтого цвета. - Носить - не сносить.
       - А как там Дубина?
       - А что Дубина? Дубина как Дубина. Всё маскируется, в подполье прячется. Впрочем, ему иначе нельзя. Это я - вольный ворон. Хотя позавчера с трудом от "Фантома" ушел. Выручила технология длинных закрылков. Я могу очень медленно заходить на посадку. Американские пилоты не врубаются - как я не падаю. Мне и кличку уже дали: Кольцевой Голландец.
       - Почему Кольцевой?
       - Потому, что появляюсь и исчезаю в районе Кольцевой дороги. Вот так, Моня. Ты всё морды бьёшь? Нет? Да вижу, что перешёл на другой калибр. Когда выпьем в "Экспрессе"?
       - Ой, не спрашивай. Мы там уже выпили хорошо и надолго.
       Седой прошел через салон и сел рядом с Бруклиным на место второго пилота.
       - Ремни! - крикнул Пилот и включил зажигание.
       - А парашюты? - спросил Леся.
       - Не предусмотрены технологией полёта, - пояснил пилот и нажал на педаль газа. Он специально вмонтировал регулировку мощности турбины в педаль. Турбина хрипло завыла, самолёт завибрировал и побежал по воде, гоня впереди себя волну. Двигатель тонко засвистел и "кукурузник", оторвавшись от воды, взлетел в небо и почти сразу на бешеной скорости полетел над водой.
       - Почему не взлетаем? - спросил Седой.
       - Уже взлетели, только ещё не набрали скорости. Ничего наберём. - Бруклин жал педаль газа и тёмно-зелёная машина мчалась над самой водой, разгоняясь и вибрируя.
       - Семьсот пятьдесят. Маловато. Поплавки мешают. Но ничего, сейчас разгонимся, - говорил пилот, щёлкая тумблерами на панели управления. Под самолётом, в десяти метрах, проносилась вода, превратившаяся в зелёно-голубую стену.
       - Уже восемьсот. Сейчас наберём номинал.
       - Какой номинал? - волнительно спросил пассажир.
       - Тысяча сто. Часа через полтора будем в Киеве. В одном месте остановимся на дозаправку.
       Седой выглянул в салон. Все его друзья сидели с посветлевшими лицами. Никто в окно не глядел.
       - Ну, как? - крикнул Седой.
       - Порядок, - ответил Моня. - Хорошо летим.
       - Леся, всё нормально? - спросил Седой. Та не ответила.
       Несколько раз пилот кидал самолёт в сторону от кораблей с неожиданно высокой палубной надстройкой. Седой вытирал пот со лба и старался вперёд не смотреть. В салоне Моня стал рассказывать анекдоты. Никто не смеялся. Самолёт продолжал дрожать всем корпусом и выть, как недобитая собака. После нескольких манёвров, стали лететь над сушей. Море осталось позади.
       - Двигаться будем вдоль Днепра, - сказал пилот. - Исключительно в целях безопасности. На сушу я не сяду.
       Миновали Херсон, прятавшийся в туманной дымке. Проскочили Никополь. Справа проплыла громада Запорожья, тоже вся в туманном смоге. Днепропетровск облетели над сушей. Там было много международных наблюдателей, и явно назревала война. Бруклин вскоре повернул самолёт и стал забирать левее от Днепра. Под днищем реактивного "кукурузника" понеслась степь и кустарник.
       - Куда это мы? - крикнул Седой.
       - В Александрию, на дозаправку. Не рассчитал я с керосином. Там у меня родня и запасная база. Есть оборудованная взлётная полоса, но мы сядем на реку. - И пилот стал говорить по мобильному телефону.
       На реку Ингулец сели, подняв кучу брызг и гоня громадную волну. Пока дозаправлялись с борта речного катера, Бруклин болтал с молодой девушкой, помощницей моториста.
       - Ну, как там Киев? - спрашивала она. - Правда, что уже на куски поделили? Нам, украинцам, кусок-то хоть достался?
       - Достался, достался, - уверенно ответил Бруклин. - Подол, называется. Хороший кусок. Мне так больше и не нужно. Остальное пусть забирают.
       - Даа, пусть забирают! У меня сестра в Дарнице, брат в Святошине, а тётка на Позняках.
       - Не бойся, я пошутил. Никто ничего не отдаст.
       - Даа, а говорят, что поделили!
       - Врут, Дуся, врут.
       Самолёт, гоня волну, взлетел. При подлёте к Киеву, как только миновали Кременчугское море, Бруклин стало сосредоточенным и молчаливым. Самолёт продолжал лететь на высоте десяти метров. Но все чаще приходилось подниматься и обходить ЛЭП и различные строительные сооружения.
       - Выше нельзя, - сквозь зубы сказал Бруклин в ответ на вопрос Седого. - "Фантом" поставит метку, скинет на "винт" спутника и тогда я - меченный. Уже не уйдёшь.
       Седой замолчал и притих, глядя на ужас, несущийся на него со скоростью триста метров в секунду. Бруклин всё время уворачивался от преград, и самолёт всё время кидало из стороны в сторону, то вверх то вниз.
       - Куда это вы так спешите, - медленно, не отрывая глаз от горизонта, спросил Бруклин. - Не могли пешком дойти. Лето, погода...
       - Спроси у Дубины.
       - Всё понял. Подпольный ревком действует. ... Что ты вьёшься! Над моею головой... - неожиданно запел Бруклин. Из салона ему хором ответили, подхватив тему:
       - Ты добыычи, не добьёошься!.. Чёрный воорон, я не твой!..
       Турбореактивный АН-2 нёсся низко над землёй, чуть не цепляя деревья, а из салона неслась песня. Подключился Седой и даже Леся. Поющий самолёт влетел городскую черту в полных сумерках. Пилот включил радар и пошел совсем низко над водой, сбросив скорость.
       - Господи, Бруклин, хоть под мостами не лети, - попросил Седой.
       - Хорошо, не буду. Хотя это очень нравится америкосам. Бегать начинают, как тараканы.
       Сели на воду в районе Вышгорода. Самолёт бултыхнулся в воду и Седому показалось что всё - утонули. Но нет, выплыли. АН-2 перегазовывая, шевеля горизонтальным рулём, подплыл к берегу. Навстречу уже двигался катер. Седой протянул руку Бруклину. Сказал:
       - Давай, дружище. Рад был пообщаться. - И прыгнул в катер. Покачиваясь, туда сползла Леся и все остальные. Взвыв турбиной, самолёт исчез в темноте. "... Над моеею гооловоой!.."
       В катере был лично Дубина.
       - Прибыли? Прекрасно. Попарились на югах, но теперь будете отрабатывать. Вперёд! - скомандовал водитель катера, и тот поплыл вдоль берега водохранилища. Вскоре высадились на причал, сели в микроавтобусе, Дубина сел в "БМВ", и машины помчались в Киев.
      
       ГЛАВА 4
      
       - Докладывай, Скорцени.
       - Англичане просят помощи и предлагают работать над темой Ликвидатора вместе.
       - А смысл?
       - Ну, возможно, они чем-то и помогут.
       - Чем? Никто из них толком не говорит даже на русском языке, не то, что на украинском. Они что, с переводчиками собираются вести оперативную работу? Впрочем, я не удивлюсь, если это и случится. - Помолчал, уставившись в камин. Молчал и Скорцени. Сказал:
       - Шеф, они там какую-то шутовскую рекламу Ликвидатору делают. Вы в курсе? Шары над Киевом летают, а на них написано "Ликвидатор". Они что, совсем уже спятили со своим психоанализом?
       - А ты ещё не заметил? Они все двинутые. Придурковатей их только американцы. Но у тех это образ жизни, а эти - реально свихнулись. Косметическое молочко "Ликвидатор". Мать родная! Реально свихнулись! Я сегодня из метро вышел и сразу увидел штук двадцать "Ликвидаторов". Дорогу ремонтировали. И ты меня ещё спрашиваешь, работать ли с ними, а? Скорцени? Спроси меня ещё раз! Спроси, спроси!
       - Да ладно, я промолчу. Но что ответить представителю Ми-6? У меня сегодня с ним встреча на Крещатике.
       - Мути воду. И вытащи из него все, что сможешь. Да! Гениально! Скажи ему... - Шеф наклонился ближе к Скорцени и сказал: - Ох, рыжеволосые, я вас достану! Скажи им, Скорцени... Скажи этим высокомерным ублюдкам...
       - Что?
       - Скажи им, Скорцени, что, судя по нашему компьютерному перехвату переговоров Ликвидатора с Политбюро, Киевская бомба не страдает от одиночества.
       - Что вы имеете в виду?
       - Точно такая же красотка заложена в Лондоне. Тоже в восьмидесятых.
       Скорцени смотрел на шефа расширенными глазами.
       - Так и сказать?
       - Да, так и скажи этим рыжим, чтобы побелели или потемнели.
       - Шеф, они вообще рехнутся!
       - Вот этого я и хочу. Пусть сидят у себя на острове и потихоньку сходят с ума, но - сами. А нас не трогают. Хватит о неитальянцах. Что по Ликвидатору?
       - Я вышел на Киевское подполье.
       - Ну-ну... Интересно... А что, есть такое?
       - А мятеж? Конечно, есть! Так вот, есть такой полковник - Дубина. Он руководитель оперативного отдела Киевского Сопротивления. Опер - свой парень. Мы с ним хорошо побеседовали вчера вечером.
       - То-то ты сегодня такой вялый.
       - Да, немного есть. Он приглашал на Подол, в свой фирменный ресторан "Экспресс".
       - Ну, и?
       - Я не отказался. Ммм... Как сказать... Экзотично... Поэтично... Реально... И... очень материально. Я даже не помню, как приехал домой. Но разговор помню.
       - Ну, ну...
       - Мы с ним решали за столом проблему Ликвидатора и он сказал, что это не проблема.
       - Так и сказал?
       - Да, так и сказал. И ещё он пообещал, что, возможно, найдёт выход на Политбюро.
       - А на Марс он не обещал тебя свозить на экскурсию?
       - Я ему почему-то поверил.
       Шеф встал и стал ходить кругами. Ходил и приговаривал:
       - Надо всё анализировать. Много синтеза. Необходим анализ.
       - Как скажете, шеф.
       - Я тебе скажу вот что. Делай всё, что тебе скажет Дубина. И смотри, не приведи Господь подставить его под разведку! Уши ЦРУ в Киеве торчат из каждого мусорного ящика. Скорцени, за Дубину отвечаешь головой! Такого контакта нам больше не найти. Я не спрашиваю, как ты на него вышел. Это не моё дело. Я хочу, чтобы Дубину не перехватили американцы или эти рыжие придурки.
       - Я всё понял.
       - И ещё. У нас нет описания Ликвидатора. Нет его фотографии. Нет отпечатков пальцев. Нет рисунка радужной оболочки глаз. Нет теплового рисунка лица. Нет данных о его молекуле ДНК. А что у нас есть?
       - Ммм... Проблема, шеф. Есть проблема.
       - Да я понимаю, что проблема. Поэтому я так долго с тобой и говорю. Не было бы проблемы - не было бы разговора. У нас есть... Ну?..
       - Шеф, я пас... Может, машина? "Ягуар" последнего выпуска, чёрного цвета, без номеров.
       - Скорцени, этих "Ягуаров" в Киеве пятьдесят девять штук, я проверял. Это только у киевлян. И неужели ты думаешь, что он раскатывает по Крещатику на том "Ягуаре"? Ближе к земле, реальней... Что у нас есть? Скорцени, не беси меня!
       - Ну... ну... ну...
       - У нас есть собака, болван. У нас есть описание, - детальное описание собаки, с которой он покинул гостиницу. Его швейцар не запомнил вообще, а собаку - великолепно. Морда зубилом, глаз не видно, терьер какой-то. Описание вот в этой папке. А почему ты сам не заинтересовался собакой, Скорцени? Ты хочешь, чтобы я делал за тебя оперативную работа? А? Скорцени? Почему ты упустил собаку из вида? Ты же даже упоминал её в разговоре: собаака какая-то путалась под ногами... Так какая собака, а?
       - Я виноват.
       - Я знаю это без твоего признания. Уффф... - Рухнул в кресло, - Опять аут... Ладно, я сегодня в мажоре. Бери папку, - вот она, на столе. И вплотную займись собакой. Сейчас, в эту секунду. А потом зайдёшь ко мне перед встречей с англичанином.
       - Слушаюсь, шеф!
      
      
       - Тебе не кажется, что мы похожи на идиотов?
       - А может, так оно и есть?
       Седой и Моня сидели на Крещатике в подземном переходе, называемом в народе "труба". Оба были в потрёпанной одежде. У Мони на голове поблёскивала узорами восточная тюбетейка, и лохматились приклеенные усы. Глаза глядели через неоптические, круглые как пенсне, очки. В руках он держал балалайку. Седой сидел на корточках и перебирал струны обшарпанной гитары. На голове его желтым снопом обвисала соломенная шляпа, глаза скрывались под чёрными очками. Мохнатая борода торчала лопатой вперёд и упиралась в гитару, мешая играть.
       Они исполняли роль нищих музыкантов с юга Украины. И оба были в розыске Интерпола.
       "Самый лучший способ спрятать что-либо, - это положить его на самом видном месте", - философски говорил полковник, отправляя их в "трубу".
       По поддельным документам они являлись родственниками. Седой - отец. Моня - сын.
       - Ну, поехали, нечего сидеть, - мрачно предложил Седой, и оба заунывно стали перебирать струны. Седой владел гитарой с юности, Моня в детстве учился в музыкальной школе по классу балалайки. Это и определило их имидж. Музыкальный строй они более-менее держали.
       - Беса ме-е-е... Беса ме мучо-о-о... - хрипло завыл Седой.
       - Чёртов Дубина, - пробормотал себе под нос Моня.
       Они исполняли роль связных. К ним должен был подойти один очень серьёзный человек и передать контактную весточку - так сказал Дубина, а Моня - поверил. Теперь бесился и не знал, что делать. Они торчали в "трубе " уже пятый час. Заработали кучу копеечных монеток - у Седого оказался талант привлечения капитала завываниями, - но никакого "контакта" не было, кроме жалостливых взглядов пожилых киевлянок бросавших в шляпу монетки по десять копеек.
       В стороне от выступающих музыкантов, недалеко, возле зазывно мигающих игровых автоматов, стояли двое. Они курили сигареты, меланхолично поглядывали по сторонам, и слушали вступление дуэта. Второй сказал:
       - Зачем ты меня притащил в свой Киев? Какая здесь революция? Барды кричат какую-то муру, да бабы мужиков снимают - вот и весь экстрим.
       Первый ответил:
       - Да, что-то мы въехали не в тему. Никаких вооруженных конфликтов. Где это таинственное Сопротивление? - И добавил: - Наверное, сидит в подполье. Но захват Киево-Могилянской академии был на самом деле! Они выдвигали ряд требований политического характера. Американцы не пошли им на встречу, - они не согласились выпустить узников в Гуантанамо, - отряд повстанцев прорвал оборону и ушел в неизвестном направлении, не потеряв ни одного человека.
       - У тебя достоверные сведения? - спросил второй.
       - Да. У меня на Подоле много друзей.
       - Хорошо. Я тебе верю. Но спроси у своих друзей с Подола, где эти люди. Нам надо выйти на них.
       - Где все эти люди? Я тебе скажу где. - Он стал говорить громче. Разговору мешало пение гитариста и треньканье балалаечника. - Они не здесь, в "трубе". Они прячутся где-нибудь на Борщаговке, Куренёвке или Ветряных горах. Наверное, ещё не время разворачивать полномасштабные действия против америкосов. И мы будем ждать, когда события развернутся, как на Болканах. Спешить не стоит. Пойдём, лучше, купим мороженное.
       Двое медленно пошли в глубину подземного перехода.
       - Квантаномейра... - пел Седой, невозмутимо спрятавшись за очками. Моня вёл соло на балалайке. Подошли двое немцев из контингента НАТО в форме офицеров Германии.
       - О! Йа, йа... - сказал один из них, поцокал языком и помахал Моне рукой. Тот отвернулся в сторону, продолжая вести тремоло на балалайке. Немцы постояли, послушали, кинули в шляпу бумажку в пять евро, и побрели в глубь "трубы". "Бесаме-е-е!.."
       - Ёханый бабай, - мрачно пробурчал в паузе Моня. - Меня это всё достаёт! Фашистские хари подкармливают нас своими дебильными европейскими купюрами. - Схватил евро и порвал на мелкие кусочки.
       - Ты ещё съешь её, - критически сказал Седой.
       - Я их заставлю её съесть, - ответил Моня. И вообще...
       - Стой-стой, Саша, - решительно схватил Седой за руку Моню, собирающегося сорвать усы и покинуть "трубу". - Ты забыл, что есть такое слово - дисциплина. Ты что, хочешь, чтобы и дальше негры трахали наших баб? Хочешь? Ты скажи, я тебя пойму. Чего молчишь? Так вот и молчи. Нам дали задание. Провалит его любой болван, а выполнить - это посложней. Ты что, думаешь только стрелять из пулемёта? Нет, дорогой, халява не пройдёт. Бери в руки балалайку - это посерьезней, чем пулемёт.
       Они снова забренчали заунывную мелодию. Подошел старый дед, весь заросший седой щетиной и в вылинявшей фуфайке. Стал, прищурившись слушать. В паузе сказал:
       - Э-э-э... Братки... А чтось вы такое гарное граете? Кх-кх-кх, - закашлялся.
       - Полонез Огинского, - пробурчал Моня, исполнявший произведение, которое сдавал на экзамене в музыкальной школе.
       - Гарно, гарно... Кхм... кх... кх... Очень гарно. Прям за душу берёт. А можно трошки щё? А?
       Моня, вздохнув, исполнил полонез ещё раз.
       - Дякую, дякую... Спасибо, братки... - Дед раскурил самокрутку и пустил клуб дыма. Невероятный запах распространился вокруг.
       - Господи, дед, что это ты куришь? - замахал рукой перед лицом Моня.
       - Грибы, сынок.
       - Чего?
       - Грибы, грибы. Сушеные. Очень, знаешь ли, хорошая штука. Акх... кх... кх... Меня, - сплюнул, - Карлуха научил.
       - Какой Карлуха?
       - Друг мой. Нерусский правда. Фамилия у него странная - Каштановая Роща.
       - Каштановая Роща?
       - Да, вот такой фамилий был у него. Кхм... кх... кх... Хочешь курнуть?
       - Да уж, спасибо.
       - Ну, как хочешь. А Карлуха любил. Накурится, бывало, грибов и начинает мне рассказывать сказки. Хороший был парень. Помер уже. Перекурил. Кхм... кх... кх...
       Дед бросил в урну самокрутку и медленными шагами пошел дальше.
       Музыканты продолжали свою работу. В стороне от них, метрах в десяти, стоял пожилой мужчина и продавал значки "Украина+НАТО=любовь". Из его старой, потрёпанной сумки выглядывал объектив видеокамеры, которая записывала выступление струнного дуэта. Ещё пять человек, в разных точках "трубы", контролировали концерт Седого и Мони. Это были люди полковника Дубины. Ждали Ликвидатора. После покушения он на связь не вышел. Дубина сбросил на его e-mail предложение о встрече, которая и должна была состояться, если бы не вмешательство итальянцев. Ликвидатор ответил. Теперь он должен был, по плану, подойти к Седому и передать свой "паспорт" - подтверждение того, что он действительно Ликвидатор, а не подставной агент ЦРУ в Интернете. "Паспорт" представлял собой одну из половинок разорванной на две части купюры в сто советских рублей. Вторая половина была у Дубины. После этого подтверждения можно было спокойно общаться.
       К музыкантам подошла крупная женщина в полутёмных очках.
       - Скаажите, паажалуйста, а вы можете исполнить "Мурку"?
       - Тьфу ты, - тихонько под нос чертыхнулся Моня.
       - Сударыня! Естественно! - галантно ответил кавалер Седой. - Для вас - что угодно. - И запел: "В тёмном переулке, где гуляли урки..." Минут пять кривлялся Седой, вошедший в роль и тарахтел на балалайке Моня. Дама аплодировала обоим, кинула в шляпу купюру в пятьдесят гривен, помахала рукой и скрылась в потоке людей.
       - Пятьдесят гривен? - удивился Моня. - За "Мурку"? Подруга, наверное, была на "зоне".
       - Мда... - удивлённо сказал Седой. Мы тут ещё и заработаем. - Пять-шесть "мурок" - и день прожит не даром.
       - Да, Вова! И можно пойти в "Экспресс".
       - Забудь, "Экспресс"
       - Да знаю, - печально вздохнул Моня.
       Подошли двое американских сержантов. Седой невозмутимо глядел на них. Моня с бешенством во взгляде отвернулся и стал настраивать балалайку.
       - Э-э-э... - начал один из американцев. Ви можеть знать? Дьюк! Дьюк Эльингтон. Йес?
       - Йес, - ответил Седой и продолжал слушать.
       - Сыграть Дьюк Эльингтон?
       - Йес. Фифти долларс.
       Моня поднял голову и посмотрел на Седого, топорща свои приклеенные усы. Американцы вытащили бумажку в пятьдесят долларов.
       - Саша, помогай, - сказал Седой, ударил по струнам и запел "Караван": Па-а-а... Паба-па-бапа-па-паба...
       За три минуты заработали пятьдесят долларов.
       - Чёрт, - сказал Моня. - Я не думал, что это такое выгодное дело. Давай бабки подсчитаем, а?
       - Успеешь, ещё не вечер, - ответил лидер-гитарист.
       За следующий час заработали ещё около ста гривен.
       - Волна какая-то пошла, - сказал Моня.
       - Эта волна называется вечернее пиво. Уже вечер, все поддатые. И здесь, в "трубе", кстати, крутится только народ с "бабками". Остальные не могут заплатить за метро, не то, что за "Мурку".
       - Да, за такую фигню - и пятьдесят гривен. Не плохо, - сказал Моня. Купюра в пятьдесят гривен так и лежала среди мелких денег.
       - Забери-ка ты её, - сказал Седой. - Не надо травмировать психику конкурентов. Вон там, в углу, бандуристы играют, так они всё время сюда ходят, чего-то вынюхивают.
       Моня взял купюру и сунул в карман. Вытащил обратно.
       - Слушай, Вова, здесь ещё и рубли она дала. Какие-то порванные.
       Седой взял пятьдесят гривен в руки. К купюре была приклеена половинка советских ста рублей с портретом Ленина.
       - Всё, Саша, - сказал Седой. Контакт состоялся. Уходим.
       - Я только-только разыгрался!
       - Говорю, уходим.
       Музыканты вместе с инструментами исчезли в людской толпе.
      
       ГЛАВА 5
      
       - Я надеюсь, что это не игра российской СВР, генерал. Если всё соответствует действительности, то мы в полном дерьме.
       - Пока всё подтверждается фактами, сэр. Факты из семи независимых источников. Все они знают как о существовании Ликвидатора, так и о существовании Объекта. На игру не тянет - слишком сложно. Похоже, что русские в самом деле, еще при Брежневе, вмонтировали где-то нейтронный боезаряд. Идея самого Брежнева, скорее всего. Он всё держал под контролем и всегда перестраховывался. И оказался прав. Возможно, такая штуковина есть и в Москве.
       - А в Вашингтоне? А у нас здесь не вмонтирована такая штуковина, как вы говорите?
       - Нет, здесь - вряд ли.
       - Вряд ли?
       - В Вашингтоне русского атомного боезаряда нет, - уверенно проговорил генерал.
       - Хотел бы я вам верить, - ответил президент. - Но я не могу верить! Не имею права. Особенно сейчас. Поражение под Дубровником, в районе Киева уничтожено шестнадцать самолётов ВВС США, атака на сервер ЦРУ - не многовато ли, генерал, для такого краткого отрезка времени? Как вы считаете?
       - Это результат парадигмы цивилизации.
       - О! Вы ещё и философ! Парадигма! Ха-ха-ха! Настоящая парадигма всегда приходила в виде меча, а не каракулек на бумажке.
       - Господин президент, времена изменились. Прошу прощения, но сейчас один год идёт за десять. В плане информативного насыщения.
       - Вот так? Да? Это вы, наверное, к вопросу о пенсии? - Встал и начал ходить вдоль овала кабинета. Отпихнул ногой собаку. Сказал:
       - Я понимаю, что Кеннеди было трудно, но согласитесь, его проблемы в сравнении с нашими - детские игрушки.
       - Вы правы, господин президент.
       - Мы даже не можем рискнуть нанести ядерный удар! Неведомо, какая у России ПРО.
       - Но мы же сами вышли из договора.
       - Правильно сделали. Кто и когда их придерживается? Договоры для дураков, типа Хусейна. - Помолчал. Молчал и генерал. Зазвонил телефон. Президент поднял трубку:
       - Меня ни для кого нет, - и положил. Продолжил:
       - Как вы считаете, являясь главой оборонного ведомства, что в данный момент необходимо предпринять в ответ на русскую экспансию?
       - Вы считаете, что имеет место экспансия?
       - Да, генерал, я так считаю. Ну?
       - Есть план МХ.
       - Вы считаете, что наступило время использовать его?
       - Ммм... Да. Я так думаю.
       - А ПРО? Несколько процентов русских ракет всё равно проскочит. - Президент вопросительно смотрел на собеседника, приподняв брови. Тот уверенно проговорил:
       - Вы же знаете, что мы технически превосходим их. Все эти последние сплетни о новейших разработках России в области противоракетной обороны не более чем пустая болтовня продажных журналистов и телевизионных обозревателей.
       - Ой, генерал, я уже не уверен. Они сбили лазером наш флаг на Луне. Это издевательство над американской демократией! Над Американской Мечтой, наконец.
       - Да, да, - вяло согласился генерал. - Но сбить флаг, это ещё не сбить баллистическую ракету. Акция русских, не более чем реклама.
       - Хотел бы я в это верить, - ответил президент, - но почему-то не верится. Англичанин ждёт моего стратегического решения в отношении "русского вопроса". Великобритания заранее согласна с нашей политикой, какой бы она ни была. - Помолчал. Пожевал губами. Продолжил:
       - Даунинг-стрит в шоке. Выяснилось, что после Киева Ликвидатор отправится в Лондон.
       - Зачем? Заметать следы? - нейтрально вопросил генерал.
       - Ха, - мрачно усмехнулся президент. - Следы. В Лондоне, при помощи конспиративных связей известного Филби, в восьмидесятых годах вмонтирована сестричка Киевской бомбы. А? Как новостишка? - президент уставился широко открытыми глазами на генерала.
       - Господин президент, это правда?
       - Да, генерал.
       - Мне показалось, что это сплетни.
       - Что, про это уже говорят?
       - Весь Вашингтон.
       - Да? А я думал, что это сверхсекретная информация.
       - Не совсем.
       - Хорошо, забудем про Лондон. Вашингтон ближе. - Посмотрел в окно. - Мне нужен план МХ адаптированный к сегодняшней ситуации, включая новые технологии российской ПРО.
       - Он готов.
       - Да? Вы молодец. Я могу взглянуть?
       - Файл -2425. Код - МХ.
       Президент придвинулся к монитору, пробарабанил пальцами по клавиатуре, зашевелил мышь. Повернулся к генералу.
       - Но, судя по плану, процент уничтожения наших ракет составляет цифру 92. Это не ошибка программиста?
       - Нет. Перед вами реальный план, адаптированный к действительности. Но у нас есть 8%! Это двести сорок боеголовок!
       - Да у Китая больше, генерал.
       - Китай не претендует на регулировщика цивилизации, сэр. Потому, что не тянет на это. 240 боеголовок - это конец России!
       - Да нет, что-то мне здесь не нравится. А ответный удар? А ядерные субмарины?
       - Всё в плане.
       Президент опять зашевелил мышью. Кинул её в сторону. Встал. Недовольно сказал:
       - Пока отложим эту тему. Я поговорю с Кремлём по телефону. Мы, вроде бы, друзья. Может, и решим вопрос.
       - Надо отдать Киев.
       - Что-что?
       - Надо отдать Киев. Тогда всё утихнет. - Глава оборонного ведомства, нахмурившись, смотрел на президента.
       - Они же сами избрали путь демократии, путь свободы. Украина выбирает западные ценности! Разве не так? Об этом все говорят и пишут.
       - Вы же знаете, что это шоу.
       Президент помолчал. Сказал:
       - Да, это шоу. Но вся жизнь шоу!
       - До того момента, пока не взлетят ракеты, - уточнил генерал. - Я вообще-то за войну, сэр. Мой прадед воевал, мой дед воевал, мой отец воевал, я воевал, но - есть разумный предел. Мы своими восемью процентами уничтожим Россию, но что останется от нас? Вы смотрели план. К чему пиррова победа? Я может не прав и готов в любую минуту подать в отставку. С русскими надо разговаривать, сэр. Вы же из семьи Кеннеди! Ваш двоюродный дед умел с ними говорить, хотя и поплатился за это головой.
       Президент молчал. Устало ответил:
       - Вы правы, генерал. - И закурил сигару, глядя в окно на ночной Вашингтон. - Они, конечно, медведи, но выбора у нас нет. Вы правильно сказали. Я не буду Пирром. - Пустил кольцо дыма. - И... Разберитесь там с этим Ликвидатором. ФБР и ЦРУ в вашем подчинении. Насколько я знаю, код бомбы имеет только он. Все остальные уже в могиле. Так отправьте туда и его, а бомба пусть лежит для грядущих археологических открытий.
       - Будет исполнено, господин президент!
      
      
       В кабинете президента Российской Федерации шел серьёзный разговор.
       - Иванов, что мы имеем по Киевскому террористу?
       - Он перестал отвечать на запросы, и мы не можем на него выйти.
       - Это связано с Политбюро?
       - Очевидно, да. Нам он не подчиняется.
       - Насколько реально уничтожение Киева?
       - Пока мы ничего по этому поводу сказать не можем. Заряд в 1981 году был заложен - это факт, подтверждённый документацией КГБ. До Ликвидатора существовал его предшественник, тоже личность нам не известная. В конце девяностых годов он исчез, и появился Ликвидатор. Все нити тянутся в Политбюро, но у нас нет на него выхода.
       Президент встал и подошел к министру обороны. Тихо спросил:
       - Слушай, Серёжа. Ты, правда, веришь, что существует Политбюро?
       Министр помолчал и ответил:
       - К сожалению, оно существует независимо от моей веры. СВР четыре раза подтверждала этот факт.
       - Как ты думаешь, это работа русских?
       - Судя по аналитической информации - нет. Не только Россия. Нити ведут в Берлин, Лондон, Париж, Белград и Рим. Но информация аналитическая, а не оперативная.
       Президент задумчиво посмотрел в окно на Кремлёвскую стену. Вздохнул. Устало выговорил:
       - Ещё проблема появилась. Раньше я считал, что Политбюро и Ликвидатор виртуальные страшилки. Всё оказалось сложнее. Вашингтон думает, что этим человеком управляет Кремль. Мне трудно разговаривать с американским президентом, он всё время намекает на это. Что я могу ему сказать? Всё равно не поверит. - Прошелся вдоль стола. Продолжил:
       - Какие шаги мы можем предпринять в связи с ситуацией в Киеве?
       - Туда заброшены наши лучшие люди.
       - Объясните мне, что они там будут делать?
       - Ну, есть определённые технологии...
       - Какие? Он ни с кем не ходит в контакт. И даже нельзя с уверенностью сказать - не выдумка ли это хакеров. Наши технологии эффективны в такой ситуации?
       - Ну, нет. Я не согласен. Он выходил на связь с Дубиной. Полковник Дубина - командующий оперативной группой Киевского Сопротивления.
       - Каким образом он выходил на связь? По Интернету?
       - Да. И по телефону.
       - А где у вас гарантия, что это Ликвидатор, а не агент МОССАД?
       - Такой гарантии нет, но есть "паспорт".
       - Что за паспорт?
       - Ещё при Советском Союзе предшественник Ликвидатора встречался с Андроповым, когда тот руководил КГБ. Они разорвали пополам сторублёвую купюру. Одна половина осталась у предшественника Ликвидатора. Он впоследствии передал ее последователю.
       - А вторая?
       - Вторая хранится в оперативном архиве КГБ. Но сейчас она в Киеве и мы ждём результатов теста: Ликвидатор ли Ликвидатор.
       Президент задумался. Сказал:
       - Это разумный, предусмотрительный ход со стороны Андропова. Будем ждать результатов теста. Зачем понадобился Ликвидатору Дубина, как вы считаете?
       - Нам это пока не ясно.
       - Может, он сам не в состоянии запустить таймер?
       - Да нет, таймер запускается очень просто. Простота - это основа той разработки. Там много вариантов запуска. Около десяти. Но в архиве ничего нет по конкретизации системы запуска таймера Киевского заряда.
       - Это плохо, - сказал президент.
       - Да, это не радует - ответил министр.
       - Сколько у нас времени?
       - Специалисты считают, что пуск заряда будет приурочен к какой-то дате. Возможно, это будет 22 июня. Через шесть дней. Цифра 622 три раза пришла на наши серверы. Аналагично 911 и 77.
       - Вы уверены, что Политбюро в этот раз не блефует?
       - Политбюро всегда предупреждало о своих акциях. Их не так уж и много. В частности, 11 сентября. Сигнал был, вы же в курсе.
       - Не столько нам, сколько американцу.
       - Да, тот сигнал предназначался ему. Но он сделал вид, что сигнала не было. Это его право, он был президентом. Мы получили предупреждение по поводу атомохода "Курск". Но наш президент тоже сделал вид, что сигнала не было.
       - Да, я это знаю.
       - Теперь сигнал получили вы.
       - Мда... Выходит у нас с ними односторонняя связь всё же есть.
       - Да.
       - А у кого ещё?
       - По нашей оперативной информации, у Рима.
       - У Рима? - поднял брови президент.
       - Да, - подтвердил министр.
       - Странно.
       - Я тоже был удивлён. Может быть, это связано с Ватиканом?
       - Возможно. Вернёмся к Ликвидатору. Что мы в состоянии предпринять?
       - Эвакуировать из Киева всех граждан России.
       - Это вызовет очень негативную реакцию. И... Это не выход. В Киеве громадное количество русскоязычного населения. Эвакуировать всех? Киев не российская губерния. Мы в этом плане не в состоянии предпринять ничего позитивного. - Помолчал. - Я скажу тебе, что надо делать. Надо поймать Ликвидатора.
       Министр кисло улыбнулся.
       - Я понимаю ситуацию. Но мы сделаем всё, что возможно. Мы уже делаем. В Киеве работает спецгруппа.
       - Какие-то результаты есть?
       - Нет.
       - Мда... Это впечатляет. Сканирование города с воздуха тоже ничего не дало?
       - Пятнадцать вылетов с базы в Прилуках. Просканирован весь город. Точек с повышенным уровнем радиации не выявлено. Мы их вряд ли и обнаружим. При Брежневе работали специалисты экстра-класса.
       - Да, я знаю. Поэтому у нас сейчас и проблема. - Президент прошелся вдоль кабинета, повернулся и посмотрел в упор на министра обороны. Помолчал. Спросил:
       - А Ликвидатор не может сойти с ума?
       - Конечно, может.
       - Он что, вообще вне какого-либо контроля?
       - Это его работа - быть вне контроля. Он получил задание много лет назад и выполняет его. В принципе, я считаю, у него уже давно не в порядке с головой при такой психической нагрузке. Но это моё личное мнение, а не министра обороны.
       - Возможно, возможно... Хорошо, на чём мы остановились?
       - Я думаю, на ликвидации Ликвидатора. Это будет самый, на мой взгляд, разумный шаг.
       Президент помолчал с минуту и сказал:
       - Хорошо. Я даю добро всем структурам. Его необходимо устранить. Приказ будет подписан сейчас же. Докладывайте мне о малейшем продвижении в этом вопросе.
      
      
       - Ну, Скорцени, обрадуй меня новостями.
       - Шеф, взрыв будет двадцать второго июня.
       Глава итальянской миссии молча стал смотреть на подчинённого и тихим голосом поинтересовался:
       - Откуда информация?
       - От Ликвидатора.
       - Детальней.
       - Мы вчера снова были в ресторане "Экспресс". Дубина утверждает, что у него двухсторонняя связь с Ликвидатором. Он сказал, что Киевская группировка Сопротивления ведёт с ним переговоры, насколько это возможно. По мнению Дубины, он не сумасшедший, как вы предполагаете. Он просто хорошо делает свою работу.
       - Выход на Политбюро есть?
       - Пока нет. Но Дубина обещал это организовать в течение 24 часов.
       - Гарантии?
       - Никаких.
       - Прекрасно. Двадцать второе июня? - Шеф вскочил за столом и уставился в упор на Скорцени. - Двадцать второго июня мы с тобой вместе будем весь день пить пиво на Крещатике. Ты понял? От меня не скроешься! И если хочешь пить пиво в тот день спокойно - обеспечь себе это спокойствие. Что ты скажешь?
       - Мы движемся в направлении собачьего следа. Определены данные собаки, присутствовавшей при ликвидации наших агентов. Докладываю полученную информацию.
       - Ну?
       - Это шотландский терьер. Пёс. Возраст около тринадцати лет, бездомный. Но недавно имел хозяев. Родился и жил в Лондоне, Великобритания. В Киеве не так давно. Характер нордический. Темперамент - сангвиник. Имя состоит из четырёх букв. Первая буква согласная. Индивидуальная гамма запаха восстановлена и обработана компьютером. Ведётся интенсивный поиск пса при помощи спецсредств, в частности отряда такс, доставленных из Рима. Задержано и проверено сто четырнадцать собак.
       - Откуда такие детали? Характер нордический? Скорцени, откуда детали? Если из твоей головы, то можешь не отвечать.
       - Я отвечу. Данные получены в результате глубокого погружения в состояние гипноза швейцара, кратковременно наблюдавшего и обонявшего пса. А также при помощи экстрасенса Яфета.
       - А что швейцар сказал в состоянии гипноза о Ликвидаторе?
       - Там стоит блок. Это сообщил гипнотизёр. Ликвидатор сумел закрепить в подсознании швейцара постоянную доминанту, не позволяющую восстановить в памяти его облик. Это подтвердил и специалист по нейролингвистическому кодированию.
       - Какую доминанту? - Сел и откинулся в кресле.
       - В виде образа куриных окороков. Как только швейцар пытается думать о Ликвидаторе, ему сразу же хочется есть, в воображении всплывают жареные окорока и блокируют память. Ликвидатор заблокировал доступ к описанию своей внешности, а вот собаку упустил из виду. Это перспективное направление.
       - Есть результаты? - Снова встал и принялся ходить вдоль стола.
       - Нет. Но будут. - Скорцени начал копаться в своих бумагах.
       Шеф посмотрел на календарь и напомнил:
       - Сегодня восемнадцатое июня. Сколько людей ты задействовал в операции?
       - Всех. Снял с других направлений и включил в группу поиска. Мы используем в своей работе американцев.
       - А какой от них толк?
       - Они исполняют роль подсадной утки, как и англичане. Янки из поисков Ликвидатора сделали шоу, там уже вращаются очень большие деньги. CNN ведёт постоянную трансляцию деятельности американской группы поиска террориста Ликвидатора, одного из советников Аль-Каиды. Так они сообщают. Про Объект молчат. Но это у них ума всё же хватает. Мы отслеживаем тех, кто отслеживает работу американской группы.
       - Есть результат?
       - Нет.
       - Мда... Убедительно, Скорцени, ничего не скажешь.
       - Но у меня есть для вас сюрприз, я его специально придержал на конец разговора.
       Шеф подозрительно посмотрел на подчинённого.
       - Что за сюрприз, Скорцени? Я их от тебя постоянно получаю.
       - Дубина передал мне видеозапись физического общения с Ликвидатором.
       - Что?!! Какого чёрта ты молчишь? Баран итальянский! Время идёт на секунды, а он делает сюрприз. Сюрприиз! Бабушке своей будешь делать сюрпризы. А? Что? Сюрприз. Ой, аут, аут... Сюрприз. - Упал в кресло. Пробурчал: - Давай свой сюрприз, только без лишних комментариев. У меня есть глаза.
       - Я вообще молчу.
       Скорцени включил видеомагнитофон и вставил туда диск. Оттуда понеслось: "...Беса ме муча-а-а!" Шеф не отрываясь глядел пол минуты. Сказал:
       - Я не понял, при чём здесь бродячие музыканты? Или вон тот с бородой, и есть Ликвидатор? Хорошо завывает на испанском. Скорцени, не доставай меня, чего ты молчишь?
       - Вы же сказали не мешать.
       - Не до такой же степени. Кто такой этот с бородой? А в тюбетейке?
       - Это нищие украинцы, они нам не нужны. - Остановил воспроизведение. - Вот посмотрите на эту изящную даму в чёрном.
       - Ну? Это подруга Ликвидатора?
       - Это Ликвидатор.
       Шеф молча смотрел на экран. Тихо сказал:
       - Ты издеваешься надо мной, Скорцени. Но из Киева 22-го числа ты не убежишь. Я тебя прикую к себе наручниками. Ты понял?
       - Шеф, это Ликвидатор! Так сказал Дубина.
       - Сколько вы выпили, когда он это сказал?
       - Литр водки.
       - И ты что-то ещё хочешь добавить?
       - Водка для украинцев в деле не помеха.
       - А для итальянцев?
       - Шеф, это переодетый Ликвидатор! Шеф, Дубина отвечает за свои слова! Для него литр водки - только разминка.
       Несколько минут оба рассматривали лицо в дымчатых очках.
       - Ничего не ясно. Изображение не информативное, - сказал шеф. - И я не особо верю этому честному Дубине, выпивающему для разминки литр водки. Если это и Ликвидатор, то в таком виде мы его больше не увидим, а в другом - не узнаем. В компьютере картинку гонял?
       - Да, - вяло сказал Скорцени.
       - И что?
       - Ничего.
       - Я так и думал. На этой видеозаписи даже не видно овала лица. Нет, выбрось в мусорное ведро эту кассету.
       - Шеф, это ещё не всё.
       - Что же ещё?
       - Дубина дал мне e-mail. Он был сильно выпивши и я толком не понял, что это за адрес. Потом выяснилось, что хозяин e-mail периодически общается с... извините шеф... с Ликвидатором. Но это версия Дубины. Мы взломали ящик, сняли информацию, допросили этого человека, нашли на него компромат и попытались заставить его сыграть роль подсадной утки. И он согласился! Но затем отказался.
       - Договорились, подозреваю, в "Экспрессе"?
       - Вы угадали.
       - Ну?
       - Он, теоретически, теперь будет работать в нашей опергруппе. И потребовал, кстати, зарплату. И только в гривнах. Евро его не устраивает. Да вы его, наверное, знаете. Он писатель. Книжку какую-то издал, или две - не помню. В Италию ездил, хотел там выпросить политическое убежище. Фамилия... фамилия... э-э-э... Но потом переиграл и сказал, что его не поняли.
       - Понятно. Писатель. Знакомая братия. Вялые существа, боящиеся жить и записывающие свои тайные мечты на бумажку.
       - Он ещё и фантаст.
       - Ну, Скорцени, это уже полная клиника. Писатель - дерьмо, а не профессия, но я понимаю, когда пишут письма или репортажи. Это хоть как-то объяснимо. Фантаст? Он на голову нормальный?
       - Вроде бы, да.
       - Ты уверен?
       - Да.
       - И у нас нет выбора? Неужели фантаста не может заменить хороший оперативник?
       - Возможно, может, но такого опера у нас нет. Надо уметь общаться на сленге узкого круга.
       - И Ликвидатор с ним общается?
       - Он ему сбрасывает письма на e-mail. Если только это Ликвидатор.
       - И каково содержание? Где сами письма?
       - Они зашифрованы. У писателя кода нет. Он получает письма в зашифрованном виде и не может их прочесть.
       - Это он так сказал?
       - Да.
       - Ты поверил?
       - Нет.
       - У тебя прогресс в мышлении.
       - Но одно письмо удалось расшифровать. Случайно совпала матрица кодирования - это один шанс на сто миллиардов. Нам не просто повезло, а я даже думаю, что здесь без божьего вмешательства не обошлось.
       - Да ну? - Хмыкнул и продолжил скептично слушать доклад подчинённого.
       - Иначе декодировку я объяснить не могу. Один шанс из ста миллиардов! Шеф, это о чём-то говорит?
       - Мне ни о чём. Я не верю. - Закурил сигару и, прищурившись, стал глядеть на Скорцени.
       - Уточните детали у начальника отдела криптозащиты.
       Шеф поднял телефон и три минуты разговаривал. Положил телефон. Кисло выговорил:
       - Мда, в этот раз ты прав. - Задумался, пустил дым, спросил:
       - И что, на твой взгляд, мы предпримем?
       - Для начала, проанализируем письмо.
       - Давай его сюда.
       Скорцени протянул листок бумаги. Шеф склонился над ним и стал читать. Спросил:
       - Кто переводил на итальянский?
       - Три переводчика. Один из Рима, второй из Москвы, третий из Киева. Авторизация перевода практически исключена.
       Снова стал читать. Задумчиво принялся тарабанить пальцами по столу. Отложил письмо в сторону. Спросил:
       - А ты, Скорцени, читал?
       - Да.
       - Это писал Ликвидатор?
       - Да, на 97%.
       - Я не верю! Не верю я, что кнопка от бомбы у такого дурака! Что он пишет? Нет, что он пишет? Он утверждает, что единства противоположностей больше не существует! Что оно перешло в свою крайнюю степень, и его уже нет! Да он хоть Канта или Юма читал? Этот придурок с кнопкой в руках! Философ недоделанный!
       - Шеф, я уважаю ваше увлечение философией, но не надо ревновать.
       - Что?!!
       - Прошу прощения. Я сказал лишнее.
       Командующий итальянской миссией в Киеве облокотился о стол и провел ладонями по лицу, приговаривая:
       - Я спокоен. Я совершенно спокоен...
       Вытащил из шкафа бутылку рома.
       - Давай, Скорцени, выпьем.
       - Шеф, вы что?!! Я первый раз на рабочем месте вижу у вас в руке стакан!
       - Ничего. Вот и увидел. Всё в жизни когда-то случается в первый раз. - Налил ром. Два полных стакана. - Давай, Скорцени. За философию!
       - Шеф, мне очень приятно... Но служба... Я на работе... Имею ли я право? У меня большая ответственность...
       - С Дубиной пьёшь?
       - Пью. Но это по служебной необходимости.
       - Сейчас то же самое.
       Выпили.
       - А теперь скажи, ты меня уважаешь?
       - Шеф, я вас уважаю и как командира и как человека.
       - Я рад, Скорцени. Ты тоже неплохой парень. В твои годы я был в сравнении с тобой - дворовой бандюга. Да, таким я был... Скорцени, давай напишем письмо Ликвидатору.
       - А куда мы его отправим? Адреса отправителя в компьютере нет. Функция заметания следа.
       - Очень просто: likvidator@likvoldator.ru
       - А почему ru?
       - Да он же русский, неужели не понятно?
       - Вы считаете? Я не уверен. Возможно, это серб. Или украинец. А может быть грек? Или киприот. Или белорус? Или еврей? Или молдаван?
       - Во всяком случае, не цыган, и не негр. Отбросим политкорректность. Это раз. А во вторых, я не сомневаюсь, что Политбюро ядерную кнопку не доверит никому, кроме русского.
       - А это почему же?
       - Да потому, что работать так долго и не наделать глупостей может только русский. Генетическая устойчивость к внешним помехам. Столько лет прятаться от всех разведок мира может только человек без башни. У нормального она бы уже давно поехала. А когда её нет - нечему и ехать.
       - А почему непьющий? - поинтересовался захмелевший Скорцени.
       - Если пьющий, то тем более. Ты сам согласен с тезисом, что водка делу не помеха.
       - Ой, шеф, я это просто так сказал!
       - Но ты не ошибся. По крайней мере, в отношении русских и украинцев. Это всё одна братия. Только прикидываются москалями и хохлами. Это они так нас дезориентируют. Но я то знаю, что он нас просто дурачат.
       - Зачем? - поинтересовался Скорцени.
       - Исторически выработанное свойство национальной мимикрии. Морочат нам, европейцам, голову. А когда нужно, запрягают лошадей, и очень дружно тянут телегу в одну сторону. Израильтянам до них далеко. Да и арабам тоже. Ты должен знать - не хитёр тот, кого хитрым считают. Уяснил?
       - Значит, хохлы прикидываются лохами?
       - Ха, Скорцени, ты прогрессируешь. Конечно!!! Я живу здесь тридцать лет, а изучил эту братию, как домашнюю колоду карт. Достаточно этой темы, оставим славянский вопрос. Будем писать письмо?
       - Шеф, я доверяю составление текста вам.
       - Я его уже давно составил. Доживёшь до моих лет, поймёшь - всё надо делать заранее, иначе не успеешь на собственные похороны. И пускай эта ликвидаторская морда попробует ответить на мои вопросы! Пусть попытается дать комментарии к моему освещению теории дискретной длительности. Пусть даст своё объяснение понятию квантованности мышления!
       - Шеф, вы всё же не забывайте, что философские диспуты в данный момент будут проходить под тиканье таймера Объекта.
       - А мне плевать! Я из Киева никуда не уеду. И более того. Я прочитал его текст, его письмо, и понял - он тоже никуда не уедет. Ликвидатор понимает, что после взрыва Киева его жизнь потеряет смысл. Жить без смысла философ-боец не сможет. А он такой и есть. Я прочувствовал это сквозь текст.
       - А бомба в Лондоне?
       - Скорцени, ты заработался. Это же мы с тобой её и выдумали. Нет, заряд заложен только в Киеве. Это историческая родина всех русских. Им наплевать на Лондон, Вашингтон, Париж, Рим, Пекин. Те города - просто цели. А вот Киев... Киев это более чем город. Киев это уже не материя, это душа.
       - Шеф, что-то вы совсем впали в лирику.
       - Скорцени, это не лирика. Это объективная реальность воспринимаемая субъективно. А поскольку субъективность первична, а объективность вторична, то ты должен меня понять. А я понимаю Ликвидатора. - Налил ещё рома.
       - Может быть, остановимся, шеф?
       - Нет, мы сегодня выпьем. С Дубиной пьёшь?
       - Пью.
       - Поехали в "Экспресс".
       - Шеф, там без Дубины опасно.
       - Что?!! Ты хочешь сказать, что меня можно испугать? Ха! Полковник, ты что? Я же генетический бандит. Ты разве не заметил? Вся моя родня живёт на Сицилии. Да я плевал на погоны! Да мне никто никогда не укажет, что мне делать! Тебе понятно?
       - Да, шеф. Я всё понял.
       - Очень рад. Давай.
       Выпили.
       - Мы едем в "Экспресс". Я хочу посмотреть на этот явочный ресторан.
       - Ну, я вас предупредил. А письмо, шеф?
       - Я только что отправил на likvidator@likvodator.ru. Куда ты смотришь?
       Через десять минут два бронированных "Фиата" двинулись в сторону Подола. На лимузинах развивались маленькие флажки с текстом: "Контингент Италии в составе НАТО". Спустились по улице Смирнова-Ласточкина и вскоре подъехали к "пятаку", как его зовёт местный народ.
       - Почему столько много бродяг? - спросил шеф.
       - Это ещё мало. Бродяги - фирменный знак Подольского района. В Париже клошары, на Подоле - бродяги.
       - В Риме бродяг нет.
       - Есть. Они просто замаскировались под безработных, зарегистрировались на бирже труда. Получают пособие и бродят себе на эти деньги. Но, конечно, нашим бродягам гораздо легче найти выпить. Для местных, киевских, - это смысл существования.
       - Неужели?
       - Именно так.
       - Хорошо, идём в "Экспресс". Охрану оставь у машин.
       Зашли в "Экспресс", сели за столик и заказали водку. Итальянец с любопытством осматривал помещение и народ. Негромко сказал:
       - Мне уже нравится эта воровская атмосфера. Я понимаю Дубину. Он, наверное, тоже генетический бандит.
       - Он бывший полковник полиции.
       - Да? Но бандиты и полиция всегда были и есть одного поля ягоды. Так что, как видишь, я угадал.
       Принесли графин водки и две жареных курицы.
       - О! Закуска по-итальянски, - сказал шеф и разлил водку. К столику подошел высокий худощавый мужчина с всклокоченной бородой и в тюбетейке. Представился:
       - Аркадий. Можно просто Аркаша. Художник. Работаю с маслом тридцать лет. Мои натюрморты заполнили рынок США.
       - А почему США? - поинтересовался шеф.
       - Кхм... Там много лохов, врать не буду. А я шарю под Моне.
       - А в Италию вы свои картины не отправляли? - поинтересовался предводитель итальянцев в Украине.
       - Конечно, отправлял... На моих Моне стоит внизу мааленькая подпись: arcasha.
       Скорцени поперхнулся.
       - Что-что? Arcasha?
       - Да, arcasha.
       Скорцени посмотрел на начальника.
       - Шеф, такую картину за пятнадцать тысяч евро мы зимой подарили английскому посольству. У них был юбилей. Вы помните?
       - Конечно, помню. Там ещё груши на столе лежат, хлеба краюшка...
       - И пустой треугольный стакан, - сказал Аркаша.
       - Да, - удивлённо проговорил шеф. - И пустой треугольный стакан. Вы и в самом деле автор. Это надо же!
       - Сколько, говорите, евро?
       - Пятнадцать тысяч.
       - Мда... Я получил пятьдесят.
       - Выпьете с нами? - предложил шеф.
       - Да, в общем-то, не откажусь, - ответил художник, присел за столик и бахнул сразу двести грамм. Закурил. Спросил:
       - А вы, братья, откуда залетели на Подол?
       - Да, собственно, из Рима, - ответил шеф. Скорцени молчал и осторожно оглядывался по сторонам.
       - А, из Рима. Понятно. Как там Рим?
       - Да пока ничего. Колизей стоит на месте.
       - Был я у вас в молодости. Писал портрет одной дамы. Хороша дама, помню как сейчас. Жена одного вашего бандита. Он тогда работал премьер-министром. В то время у вас Красные бригады шорох наводили. Те ещё парни, почти как наши, подольские. - Задумчиво затянулся сигаретой.
       - Да, было, было, - ностальгически поддакнул шеф. - В этом что-то есть. Хоть и красные, но - бригады. Ветераны Красных бригад до сих пор собираются и вспоминают прошлое. У них в Риме есть свой закрытый для посторонних клуб. Так и называется - "Красный бригадир".
       - Да? - спросил Аркаша. - Это интересно. Я бы с ними пообщался.
       - Туда не попадёшь, - сказал шеф. - Они впускают только своих, бывших реальных бойцов. Я бы и сам туда сходил. Даже мечтаю туда попасть! Так я - итальянец и местный, как вы говорите, а тоже возможности нет.
       - Вы итальянец, но абсолютно чисто говорите на русском языке. Как это у вас, получается? - спросил художник, рассматривая харизматичное лицо шефа.
       - Русский язык - мой второй родной язык. Я тридцать лет говорю на русском языке и уже давно думаю на нём. Вот мой друг, Скорцени, тоже им владеет, но думает пока ещё на итальянском.
       - А Отто Скорцени не ваш родственник? - спросил Аркаша пуская дым сигареты.
       - Прадед, - ответил Скорцени. - А вы его знаете?
       - Да, в общем-то, слышал. Хороший был диверсант.
       - Он был воин, - с вызовом сказал Скорцени.
       - Да я это и имею в виду.
       В "Экспресс" зашел человек в круглых очках и с большими, мохнатыми усами. Медленно направился к стойке.
       - Моня! - крикнул Аркаша. - Ты чего это так замаскировался.
       Моня быстро подсел к Аркаше и итальянцам за столик.
       - Не ори, - сказал Аркадию. - Я в бегах. - Посмотрел на итальянцев. - От жены.
       - Да? - удивлённо спросил художник. - А зачем эти дурацкие усы? И с глазами у тебя вроде всё в порядке. Пенсне нацепил...
       - Аркаша, меньше текста. Я просто соскучился по "Экспрессу". Вот и пришел. А усы - выросли. Вопросы есть?
       - Да нет вопросов, - нейтрально ответил художник.
       - Извините, но, по-моему, я вас где-то видел, - проговорил шеф.
       - Да? Интересно, где? - настороженно проговорил Моня.
       - А! Вспомнил. Вы - музыкант. И работаете дуэтом. Я слышал вашу великолепную интерпретацию испанской песни о любви. Беса ме! Беса ме мучо! Вы играете на балалайке. А где ваш бородатый напарник?
       Моня ошеломлённо глядел на итальянца. Посмотрел по сторонам. Осторожно спросил:
       - Вы нас слышали в "трубе"?
       - Как вы сказали? В трубе?
       - "Труба" - это подземный переход на Крещатике.
       - О! Да, да! Я вас слышал в "трубе". Мне так приятно пообщаться с музыкантом. Я устал от разговоров о войне, революции и подполье. Человека искусства видно сразу. Того, кто не держал в руках оружие, заметишь за версту. Вы добрая душа. Если не возражаете, выпьем? - И налил Моне стакан водки.
       - Ммм... Да. Я люблю музыку. Но и выпить не прочь! - Взял стакан. Представился:
       - Саша.
       Главный итальянец протянул руку.
       - Бенито. А это мой напарник по работе, Отто.
       Скорцени наклонил голову.
       - Отто Скорцени его прадед, - вставил Аркаша. - Ты представляешь, Моня?
       - Это правда? - спросил "музыкант"
       - Да, - ответил Скорцени. - В его честь все мужчины нашей "семьи" получают имя Отто.
       Выпили.
       - Отто Скорцени ваш прадед, - неторопливо констатировал Моня, кинув в рот дольку лимона. - А мой прадед штурмовал Берлин. Его звали Егор. Но я - Саша. У нас, как вы говорите - в "семье", каждый имеет своё собственное имя. Прадед - Егор, дед - Данила, отец - Иван, а я - Александр. Вот так, Отто. - "Музыкант" с убедительной безмятежностью смотрел на Скорцени, топорща усы.
       - У всех свои традиции, - уклончиво ответил Скорцени.
       - У нас традиция быть самим собой, - мягко начал давить на итальянца Моня. У него было специфическое отношение к нерусским, оккупировавшим Киев. - Поэтому я не Данила или Егор, а Саша. Но это нааши, чисто украинские традиции. - Замолчал, вытащил из кармана пачку "Беломор-Канала" и сунул в рот папиросу, дунув в мундштук.
       - Кхм... давай выпьем, - сказал шеф, почувствовав психологическую конфронтацию. - За... За ваш Подол!
       - Я не против, - сказал Моня.
       Выпили. Скорцени стал жевать курицу и через минуту успокоился, забыв Монин наезд.
       - Вы гастролируете по всей Украине или работаете только в Киеве? - миролюбиво спросил он у Маринина.
       - Вообще-то наш дуэт редко даёт концерт. Вам, в некотором смысле, повезло. Гастролируем только на острове Змеиный. Мы не любим гастроли. Недавно прилетели оттуда. Перелёт был тяжелый, поэтому мы все до сих пор нервные, взвинченные, если что - извините.
       - О! Вы выступаете за пределами Украины? - удивлённо проговорил шеф. - Это означает, что у вас отличный мастер - класс. Вы проводите мастер-классы? Я бы взял несколько уроков на балалайке. Гитарой я владею.
       - Нет. Наш регламент расписан. Места для мастер-класса там не нашлось. Но, может быть, позже, ближе к осени, что-нибудь получится.
       Аркаша со скрытым удивлением слушал Моню. Саша Маринин умел запудрить мозги, и художник давно знал все его темы. Но вот проведение мастер-класса на балалайке - это было что-то новенькое. Выпили ещё. За процветающую Италию. За житницу славянских народов - Украину. Выпили за полнолуние. За удачу Моня пить отказался - "Я не у кого ничего просить не буду!" Выпили за здоровье. Принесли третий графин с водкой. Выпили за Красные бригады. Выпили за взятие Берлина (Моня), выпили за Муссолини (шеф), за итальянские вооруженные силы (Скорцени) и последователей художника Моне (Аркаша). Выпили за братство народов и Интернационал.
       Аркаша осоловело проговорил:
       - Я должен вас всех нарисовать! - и вытащил из портфеля лист бумаги. Принялся делать набросок.
       Разговор продолжался в сложившейся на три графина с водкой колее.
       - И что же нам теперь, есть эту демократию? Её на хлеб не намажешь. Сколько у тебя оклад? - спросил Моня у шефа. Они уже давно перешли на "ты".
       - Двадцать пять тысяч евро, - ответил тот.
       - В год?
       - Нет, в неделю.
       - Неплохо. У тебя проблема одна - сохранить эту зарплату.
       - Ну... В общем-то, ещё есть проблемы...
       - Всё равно, связанные с работой. Верно?
       - В общем, да.
       Моня провёл рукой вокруг себя. Сказал:
       - Мои земляки, в радиусе пятисот километров получают, в лучшем случае, тридцать или сорок евро в неделю. Как ты считаешь, о чём тебе можно с ними разговаривать?
       - Ммм... Саша... Я никогда не делил... На богатых, бедных... Лишь бы хороший человек... Все перед богом равны...
       - Этот вопрос давно решил Маркс, - оборвал его Моня. - Тебе знаком такой немецкий еврей - Маркс.
       - Да.
       - Он считает идею прибавочной стоимости - воровской идеей. А как ты?
       - Не согласен.
       - Нуу... Конечно... Куда-там... Двадцать пять тысяч евро - кто же будет согласен. Но! Но в этом-то и есть корень вечного антагонизма, и не ищи его в национальных или ритуальных отличиях.
       - Моня, хватит грузить, - сказал увлечённый рисунком Аркаша. - Парни нормальные, групповой портрет нормальный. Не сбивай с мажорной темы.
       - Но я уважаю Маркса, - добавил главный итальянец. Хотя бы за то, что он никогда не работал. Из принципа.
       Выпили за Маркса.
       В "Экспресс" зашли Димедрол и Парковщик. Оба в тёмных очках и чёрных бейсболах. Медленно двинулись в направлении бара.
       - Вы отпросились у Седого? - притормозил их Маринин, когда они поравнялись со столиком, где тот сидел.
       Оба резко остановились и уставились на безмятежную итало-украинскую компанию. Димедрол облегчённо выговорил:
       - Тьфу, Моня... А ты чего здесь?
       - А вы?
       - Да мы, вообще-то... Вечер свободный... Ненадолго... По быстрому... Все свои пацаны...
       - Вот и я тоже.
       Димедрол и Парковщик присели за столик.
       - Это музыканты из нашего сводного оркестра, - невозмутимо сказал Моня итальянцам. - Мы сейчас репетируем "Пляски смерти" Сен-Санса. Отрабатываем детали.
       - О! Это тоже музыканты? - откинулся на стуле шеф. - У вас здесь, на Подоле, богатое культурное общение. Так неожиданно... Прямо Елисейские поля в Париже. Я понимаю теперь Дубину. Понимаю, почему он хвалит этот "Экспресс".
       Моня, Димедрол и Парковщик посмотрели на итальянца и отвели глаза в сторону.
       - Шеф, не стоит упоминать о рабочих делах во время отдыха, - пробормотал пьяный Скорцени. - Дубина не любит, чтобы мелькала его фамилия... В среде большого количества ушей... Я правильно сказал по-русски? - Наклонился ещё ближе к начальнику и шепотом стал выговаривать: - Шеф, а если бы это были не музыканты, а повстанцы? А? Шееф! - дернул за рукав.
       - Да отстань ты, - отпихнул его почитатель Муссолини. - Как напьёшься, так и плетёшь какую-то ахинею.
       - А что это - ахинея?
       - Это твоя речь.
       - Да, да, - влез в разговор Моня. - Наливай, Отто. Какая то дубина нам не помеха, верно?
       Стали пить уже вшестером. Быстро перезнакомились.
       - Да, у меня в Риме двоюродная тётка живёт на улице Святых мучеников, - втолковывал Димедрол Скорцени. - И каждую субботу ходит в Ватикан, протестует против экспансии католицизма. Она, как и я, православная. Несколько раз срывала выступление Папы. Орала, как иерихонская труба.
       - Мы не любим говорить о музыке вне работы. Снять стресс и не болтать об этих дурацких нотах - вот наша цель и задача, - говорил Парковщик главному итальянцу. - Искусство музыкальной гармонии словами не передаётся. Давай лучше выпьем!
       Пили водку и поедали жареных куриц, оплачиваемых деньгами итальянского контингента НАТО в Украине.
       - Дима, ты дома был? - спросил Моня Димедрола.
       - Нет. Не хочу душу травить.
       - Верно, не трави. И я домой не ходил. Там, скорее всего, эти придурки из объединённой полиции НАТО дежурят.
       - А почему придурки? - пробормотал Скорцени. - Североатлантический блок - хорошая компания. Хорошая крыша. Нас, в Риме, они устраивают. Албания, Турция, Сербия - никто не наезжает.
       - Да кто на вас вообще когда-нибудь наезжал? - спросил Моня. - Вы сами постоянно лезете туда, куда собака лапу не засунет. Италия! Нашлись боевики. Молчал бы, Отто. Я уважаю твоего прадеда, но сегодня Италия далеко не та, что раньше. И не спорь.
       - Он прав, - сказал Бенито. - Италия очень не та, что в былое время. Очень, очень, и далеко не та.
       - Ну, шеф, вам, конечно, виднее.
       - А тебе, что, не видно?
       - Ммм... Да и мне видно.
       Двери "Экспресса" открылись, зашли полковник Дубина и Седой, у которого свисала большая борода, а глаза спрятались за тёмными, рэповскими очками. Оба размеренно и солидно двинулись к стойке бара, не глядя по сторонам. Но внимательный Аркадий крикнул:
       - Вова, не проходи мимо. Я рисую групповой портрэт. И продолжал трудиться над листом ватмана. Добавил всем окружающим:
       - Этот свой шедевр я посвящаю подольським пропойцам, погибшим на рабочем месте.
       Дубина и Седой остановились и медленно повернулись к столику.
       - Моня, а ты чего здесь? - напряженно спросил Седой.
       - Да я... Да я... А ты?
       - У нас с полков... У нас тут разговор.
       - Так ведь и мы молчанием не страдаем! Познакомься - Отто Скорцени. Очень хороший собеседник! Ой! Вова! Оглянись назад! Я сейчас упаду со стула от нашей конспирации!
       В "Экспресс" зашла Леся под руку с Французом. Рядом шел Длинный. Все трое в очках и с зонтами в руках. Лицо Леси прикрывала вуаль. Француз залез в парик, и длинные волосы спадали на плечи. У Длинного появились усы. Подошли к столику и нерешительно остановились, ничего не говоря. Седой выдавил:
       - Э-э-э... Собственно... Мы не должны бы здесь... Как бы сказать...
       - Скажи прямо - присаживайтесь, - вставил слово Моня.
       - Да? - неуверенно поднял брови Седой. Дубина посмотрел по сторонам. Вздохнул и махнул рукой.
       - Ладно, Вова. Присаживаемся. Надеюсь, здесь все свои. Американцев нет?
       - Никаких американцев и англичан, - сказал Бенито. - Одни честные, трудолюбивые украинцы. И итальянцы.
       - Хм... А кто итальянец?
       - Я. И вот - он.
       - Мы итальянцы, - пробормотал Скорцени.
       За соседним столиком сидели двое парней, и пили лимонад.
       - Послушай, это какой-то притон, а не ресторан. Куда ты меня привёл? - спросил второй.
       - Это фирменное подольское заведение, - ответил первый. - Местная достопримечательность. Да, ты прав, здесь своеобразная атмосфера. Но жуликов за этими столами всегда было полно. Я тебе не обещал, что в "Экспрессе" собираются любители бальных танцев.
       - Ты посмотри на компанию рядом с нами. Все в чёрных очках. А разговоры какие? Здесь, явно, собираются киевские мафиози.
       - Да, бандиты "Экспресс" стороной не обходят. Меняй тему, глянь, какие подруги!..
       За столом подолян знакомились и пожимали друг другу руки. Принесли ещё графин, ещё куриц... И время остановилось.
      
      
       ГЛАВА 6
      
       - Вспоминай, вспоминай, Скорцени.
       - Ничего не помню, шеф. Я так не пил никогда. Мне говорили, что "Экспресс" яма, но я не ожидал, что такая глубокая.
       Бенито сидел за столом, держась за голову. Скорцени находился в кресле, напротив шефа. Он сонно глядел, куняя во время разговора.
       - А вот я помню. Правда, отрывками. Когда мы ночью ездили на Днепр купаться, шел разговор о Ликвидаторе.
       - Да, Дубина говорил, что он нас всех перепьёт.
       - Откуда полковник это знает. Он, выходит, пил с ним?
       - Да врёт, наверное. На Подоле враньё не считается неправдой. Странно, но факт. Это типа шутливой подачи материала.
       - Какого материала, Скорцени?
       - Информационного. Ну, вроде мифа. Надо демифологизировать.
       - Ох, полковник, у тебя уже едет крыша от этих застолий. Демифологизировать пьяное враньё Дубины? Больше ты в "Экспресс" не пойдёшь. Так, давай, суммируем результаты.
       - Семнадцать тысяч сто сорок четыре евро.
       - Это что?
       - Расходы за вчерашнюю ночь. Вы забыли, мы арендовали теплоход, запускали фейерверки, и объехали все китайские рестораны Киева, чтобы сравнить с "Экспрессом".
       - И что, Скорцени, сравнили?
       - Все решили, что суши и сакё - дерьмо. Под утро вернулись в "Экспресс".
       - Хорошо, но я не про это суммирование. Что мы сумели узнать?
       Скорцени включил диктофон. Оттуда понеслась какофония звуков.
       - Шеф, все говорили одновременно. Ничего нельзя выделить. Только ваше "аут!", и всё. Но я помню, что Дубина много говорил о Ликвидаторе.
       - И я припоминаю. Но что?
       - Он говорил, что Ликвидатор пишет небольшие рассказы. Или эссе? Или повесть. А может и роман? Или репортаж. О! Припоминаю! По-моему, он пишет сказки.
       - Какие ещё сказки?
       - Я имею в виду философские статьи. И публикует их под разными псевдонимами в разных странах, в том числе и здесь, в Киеве. Так сказал полковник.
       - А кто же это его печатает? Просто так, пришла по e-mail статья и - здрасте, напечатали. Такого не бывает даже у нас в Риме. Опять врёт твой Дубина.
       - Может и врёт, - согласился пожеванный Скорцени. Обещанки цацанки - а дурному радость. Эту пословицу я, кстати, от него услышал.
       - Мне начинает казаться, - задумчиво сказал Бенито, - что тут, в Киеве, какие-то фаталисты живут. Над головой висит нейтронная бомба, - Дубина ведь всё знает! - а они катаются по китайским ресторанам, травят анекдоты и всё им до фени, как говорят на сленге.
       - Национальная черта, - пробормотал Скорцени. - Врать и на всё ложить.
       - Что ложить?
       - Ничего не бояться. Это я тоже сленг употребил. Вчера Моня научил.
       - А, Моня! Хорроший музыкант. Помнишь, как они вчера на Крещатике с тем бородатым исполняли испанскую любовную песню. Красота!
       - Помню. Орали как ненормальные. Полицию пришлось успокаивать нашими документами. А когда они запели эту странную песню, - все семь человек плюс Дубина, - вызвали патруль НАТО. Вы и отмазывали их. Отдали пятьсот евро.
       - Что за песня?
       - О какой-то птице, что летает над головой. Ох, орали, шеф. Орали так, что, наверное, в Риме было слышно. Им потом ещё и прохожие стали подпевать. Вообще какая-то шоу-акция получилась. Нас снимал CNN.
       - Господи, это правда?
       - Да, шеф. К сожалению. Вы теперь, возможно, суперстар. Как и этот Моня с друзьями. Вы подпевали.
       - Я?!!
       - Да. Сейчас вспомню. Вспомнил: "Ты добыычи не добьёошься!!! Чёрный ворон я не твооой!!!" Ох, и орали. У вас горло не болит?
       - Нет. Болит голова. Значит, деньги потрачены даром, о Ликвидаторе информации нет.
       - Может и есть, но в подсознании.
       Помолчали, вздыхая и держась за голову. Шеф налил стакан воды и медленно выпил. Сказал:
       - Будем разрабатывать этого твоего писателя и собачий след. От Дубины никакой информации мы не получим, я это уже понял. Он водит нас за нос, а мы ходили за ним, как идиоты. Семнадцать тысяч евро. Мать святая! За что?
       - За релаксацию, вы так вчера говорили.
       - Забудь, что я говорил вчера. Вычеркни этот день из памяти. Сотри этот файл в своей голове. Всё! Начинаем с чистого листа! Собака и писатель. Приведи себя в порядок, и через два часа начинаем круглосуточную работу. Скорцени, и не думай, что я что-то забыл в отношении тебя! 22-го мы будем скованы наручниками. Я не пошутил. Можешь демифологизировать.
      
      
       - По моему, итальянцы снюхались с Киевским Сопротивлением, - сказал посол США в Украине представителю Госдепартамента, срочно прилетевшему в Киев. - Их совместное выступление вчера показывал CNN.
       - Что вы имеете в виду?
       - Посмотрите сами. - Включил видеомагнитофон. Оттуда понеслось: "Чёорный воорон я не твооой!.."
       - Вон тот, мордатый, - командующий оперативным отделом Сопротивления. Полковник Дубина. Разыскивается Интерполом и нашей разведкой. А рядом с ним, - руководитель группы спецопераций итальянского контингента НАТО в Украине. Бывший посол, кстати.
       - Я его знаю. А остальные?
       - Пока не выяснено. Но все поют, кричат и разговаривают на русском языке.
       - Где это они так напились?
       - Мы не выяснили. После этой ночи все исчезли, включая итальянцев. Мы не можем официально задавать вопросы на эту тему. Всё происходило на Крещатике, в свободной экономической зоне и на нейтральной полосе. Итальянцы имеют право пить в нерабочее время с кем хотят. Я как-то пробовал общаться с этим бывшим послом, - Бенито его зовут, - но контакта не получалось. Он мне прямо сказал, что у него идиосинкразия на американцев и кинул трубку. Я сомневаюсь, что он вообще нормальный.
       - Хорошо, это всё нюансы, которые мы возьмём под контроль. Что по Ликвидатору?
       - Активный поиск не прекращается в течении 24 часов в сутки.
       - В чём он заключается?
       - Компьютерный перехват электронной почты всех киевлян, склонных к самостоятельным действиям и решениям, не поддающихся рекламной обработке и политпсихотерапии.
       - Таких много?
       - Достаточно. Кроме этого ведётся активная оперативная работа среди населения. За террориста Ликвидатора назначена премия - десять тысяч долларов.
       - Почему так мало?
       - Для киевлян это очень много.
       - Поль, не надо экономить. Увеличьте сумму на порядок. И готовьтесь к эвакуации.
       - Мы готовы уже давно.
       - Как себя ведут русские?
       - Вроде бы, занимаются тем же, что и мы. Прикидываются, что им ничего не известно. Они хотят нас убедить, что не имеют никакого отношения к Ликвидатору.
       - Этого не может быть. Так считает и президент, и глава ЦРУ. Такого же мнения придерживаются англичане. Их агентура из Москвы даёт информацию о компьютерной связи Ликвидатора с российской СВР.
       - Есть факты?
       - Косвенные.
       - Найдите прямые и мы будем давить на Москву. Когда, по вашей информации, произойдёт взрыв?
       - 22 июня в 12 часов дня по Киевскому времени.
       - 21-го, в полночь, все должны быть эвакуированы.
       - Мы готовы. Три самолёта стоят в Борисполе.
       - Если не найдёте выхода из такой тупиковой ситуации, то постарайтесь ликвидировать этого Дубину. 22-го он из Киева исчезнет, а появиться может в Вашингтоне или Нью-Йорке. Нам эта проблема не нужна. Дубина в Киеве - это ещё терпимо, но в Вашингтоне - неприемлемо.
       - Я вас понял. Но надо его обнаружить!
       - Займитесь этим более серьёзно. Киев пора списывать с карты мира, но Вашингтон остаётся на месте. Дубина в Вашингтоне и Нью-Йорке может кристаллизировать, и активизировать националистов из Брайтон-бич. Вы помните атаку русских хакеров на сервер ЦРУ? Это были люди из Брайтон-бич. В тот день списки секретных агентов попали в Интернет в разделы новостей. Четыреста человек по всему миру арестовано или уничтожено. Таких потерь у ЦРУ не было вообще никогда. В этой истории замешана Национал-Большевсистская партия России. НБП. Это её работа. Русские в Америке - вторая головная боль после чёрных. А может быть уже и первая. Когда исчезнет Киев, мы этим воспользуемся, спишем всё на Россию и интернируем активистов Брайтон-бич, как в своё время японцев во время второй мировой войны. Так сказал президент.
       - Очень разумное решение. Уже после провала операции под Дубровником это надо было сделать немедленно. Но лучше поздно, чем никогда.
       - Всему своё время. Так что гибель Киева нам, возможно, будет даже выгодна. Везде есть свои плюсы.
       - Тем не менее, будем активно искать Ликвидатора!
       - Ищите. Но готовьтесь к отлёту.
       - Всё давно готово.
       - Надеюсь, информация о детонации атомного заряда верна.
      - В любом случае мы готовы ко всему.
      
       Зазвонил телефон. Его владелец открыл глаза и посмотрел в потолок, потом по сторонам, не сразу соображая - где он. Понял, что дома. Встряхнул головой, поморщился и поднял трубку.
       - Дубина на проводе.
       - Здравствуй, Дубина.
       - Э... Это вы? Здравствуйте. Я всё время жду от вас контакта. На e-mail вы не отвечаете.
       - Я хочу, чтобы ты увёл своих людей из Киева. Весь город не эвакуируешь, но мне не хотелось бы, чтобы люди, рискующие своей головой по принципиальным соображениям, распались на молекулы. Я уважаю твою группу. До 2 часов ночи 22 июня ты должен уйти и увести всех своих людей.
       - Вы запустили таймер? - Полковник вяло глядел в окно.
       - Это тебя не касается. Ты не сумел обеспечить мне информационную защиту, меня ищут американцы, русские, англичане и итальянцы. Но я на тебя не в обиде. Надеюсь, ты не продал кому-либо моё видео изображение, когда я передавал "паспорт"?
       Дубина молчал. Сказал:
       - Прости меня, Ликвидатор. Я дал диск русским и итальянцам. - Поморщился и добавил. - Дал, так дал. Не скрываю.
       - Зачем?
       - Я не хочу, чтобы исчезнул Киев. Пойми меня правильно. Разве можно уничтожить такой город? - вздохнул и посмотрел на себя в зеркало. Отвернулся.
       - Это вопрос не ко мне, Дубина. Если бы у меня была не холодная кровь, ты разговаривал бы с другим Ликвидатором. Мне жаль Киев, вот и всё, что я могу сказать. Русские тебе не помогут, не помогут и итальянцы. С видео пленки не снимешь тепловой рисунок лица. И больше я тебе по этому поводу ничего не скажу. Повторяю, я уважаю вас всех, особенно после Киево-Могилянской операции.
       Дубина помолчал и сказал:
       - Я врать не буду. Это была не спланированная акция. - Закрыл зеркало тряпкой и стал пить воду из графина.
       - Да какая разница? Единственное, что я ценю в людях, это отсутствие страха перед смертью из принципиальных соображений. Оборонявшиеся в академии имеют это качество. Ты должен увести своих людей из Киева.
       - Я смогу с вами связаться до 2 часов 22 июня? - поставил графин на место.
       - Нет.
       - Дайте какой-нибудь e-mail. Мало ли что может произойти. А вдруг бомба не сработает? Надо же вам об этом сообщить.
       - Хорошо. Я ценю юмор. likvidator@likvidator.ru
       - Я записал. Надеюсь, вы просматриваете почту.
       - Желаю всего хорошего.
       - Подождите... Вы обещали мне дать контакт с Политбюро. Так не делается. - Встал с кровати и стал ходить босиком по комнате.
       - Я передумал. Вам не стоит с ним общаться.
       - Но... - Дубина стал менять тон. - ... Если ты такой умный и непогрешный, то скажу тебе вот что: всё расписано наперёд. Твоя бомба не может сработать. Ты меня понял? И жми, сколько хочешь на кнопку своего таймера. Мне совершенно всё равно, что ты думаешь о людях, но если я, Дубина, останусь в живых и выйду на твой след - то берегись. Ты - придаток, управляемый из прошлого. Взорвать Киев? Ты - не человек. Берегись встречи с Дубиной. Мне понятно, что я отличная мишень. Дубина на виду, ты же - голос в телефоне. Кажется, Ликвидатор что-то говорил об уважении к людям, не боящимся смерти? Да, они на прицеле американских танков и тысячи солдат. А чем рискуешь ты? Кто ты такой? С чем ты будешь умирать? Ты - дерьмо, управляемое из такого же дерьмового Политбюро. Мы - не боимся смерти. А ты? Чего боишься ты, рискуя не запустить таймер? У тебя чувство долга? Перед кем? Ты же русский, я это понимаю, даже не зная тебя. Уничтожить Киев? Ты его возводил? У тебя комплекс Герострата? Жми кнопку. Никто из нас город не покинет. Но берегись! - Упал на кровать после такой длинной речи и стал пить воду.
       - Всего хорошего.
      
      
       - Послушайте, я больше не намерен терпеть такого сумасбродства и вседозволенности! Этот генерал переходит все разумные грани! Нет, вы мне скажите, нам мало вечных скандалов в прессе и обвинений в связях с мафией? Наверное, мало, и появился новый, харизматичный тип руководителя выступающего с песнями и плясками на CNN! На CNN! На этом шизофреническом телеканале, готовому залезть к любому известному человеку в постель! Это позор на всю Европу! Как я буду смотреть в глаза коллегам на Брюссельском саммите? Что я отвечу на вопросы, типа: "Как здоровье руководителя Итальянского контингента в Украине? Когда планируется выпуск первого компакт-диска? У вас давно такие тесные отношения с представителями вооруженной украинской оппозиции? А как вы относитесь к украинской горилке?" О, Санта Мария, что творится! Что происходит? И этот человек из Сицилии? Пускай посмотрит кинофильм "Крёстный отец" и поглядит на настоящих итальянцев. Где, где они? - Премьер-министр вопрошающе поднял руку; Опустил; Сел в кресло, схватил сигару, и принялся её раскуривать. Более спокойным тоном спросил министра обороны:
       - Он хоть как-то объясняет своё поведение?
       - Никак. Но... Вы, наверное, знаете, что он двоюродный правнук Муссолини?
       - Да, слышал, слышал, - махнул сигарой премьер.
       - У него такой же характер, что и у прадеда. Упёртый, как бразильский ишак. Из-за такого характера этот Бенито лишился должности посла в США, потом в Австралии, затем в Чехии и, наконец, в Украине, и всего за три года. Но это очень способный человек, Господин премьер-министр. У него громадный опыт - это раз. И... И ему просто нет замены как специалисту, разбирающегося в тонкостях славянского экстремизма.
       - Славянского экстремизма?
       - Да. Он лично знаком со всеми известными бандитами России, Украины, Белоруссии и Казахстана.
       Премьер удивлённо поднял брови. Уточнил:
       - Лично знает глав "семейств" четырёх стран?
       - Да, это так. И почти все проблемные вопросы на Востоке решаются с его участием. Служба внешней разведки с него сдувает пылинки. Должность посла в США он потерял, побив директора Госдепартамента, на сессии ООН, в кулуарах, во время перекура. Он ненавидит американцев.
       - Нууу... Ну, так это резко меняет всю картинку. Ух... ух... ух... - Повздыхал, успокаивая нервы. Проговорил, уже другим тоном:
       - Впрочем, что тут такого - спеть и сплясать перед видеокамерой? Мы, итальянцы, занимаемся этим каждый день, особенно в Риме. И... В Киеве пел не тоскливый, мокрый англичанин; не немец, со своим калькулятором; не француз, обнимая своих жен, любовников и шампанское; не серб, со снайперской двухстволкой на плече; не американец, с "биг-маком" в руках; не японец с букетом икебаны, а жизнерадостный, розовощёкий, жизнь любящий итальянец! Верно, Адриано? Он представлял и утверждал независимую, обетованную Италию! Не Израиль, кстати, и не Саудовскую Аравию. Вы знаете, Адриано, я воодушевился этим Муссолини. Благодаря таким парням, Рим будет двигаться вперёд и рано или поздно станет супер-державой, как тысячелетия назад. А ядерное оружие мы у русских и американцев выкупим. Верно?
       - Очень, очень верно. Я же вам говорил, что Беннито очень прямой и очень итальянский политик жесткого воздействия на контрагентов. Таких мало. Их надо беречь. Я даже думаю, что он в состоянии уговорить русских отдать ядерное оружие бесплатно.
       - Ха-ха! Я теперь это понял. Вы изменили моё мнение об этом человеке. Мне очень радостно, что неприятной ситуации больше нет. - Премьер отложил сигару и деловито спросил:
       - Ну, хорошо. Что мы имеем по проблеме с человеком, который решил уничтожить Киев?
       - Муссолини сообщил, что у него всё под контролем.
       - Да? Ну, тогда я ему верю. Тему закрываем.
       - Вы правы. Если он так сказал, то можно не волноваться. Считайте, что Ликвидатор уже нейтрализован.
       - Я в этом совершенно не сомневаюсь. Бенито Муссолини Италию не подведёт. Если у кого возникнут сомнения, пусть послушает песню "Блек игл", в его исполнении.
       - Она называется "Чёрный ворон".
       - Ну да, "Чёрный ворон". Очень, очень характерное выражение настоящих патриотических чувств. Муссолини, одним словом.
       - Да, это наш человек.
      
      
       - Что мы имеем? - мрачно вопросил хмурый Дубина, держась за голову. И сам ответил: - Мы имеем проблему. - Замолчал и прошелся по комнате. В кресле понуро сидели Седой, Моня и Француз. Остальные, из-за плохого самочувствия, явиться не смогли. Полковник продолжил: - И проблему трудно решаемую. Ликвидатора необходимо устранить до 22 июня. Вопрос - как? Ответ - при помощи головы. - Поморщился и потёр лоб. Добавил: - Больше никаких "Экспрессов". Всё - и тема спиртного закрыта.
       Седой держал в руке бутылку е минеральной водой. Моня то и дело брал её у него и наливал полный стакан. Француз жевал резинку, морщился и пил из пластиковой упаковки томатный сок. На часах, висевших на стене, было шесть тридцать вечера. Дубина посмотрел на швейцарский хронометр. Недовольно пробурчал:
       - Шесть тридцать. Остальных, скорее всего, не будет. Ничего до завтрашнего утра очухаются. Ммм... уффф... Значит так - есть конкретная задача. Её подбросили итальянцы, наши новые сотрудники и друзья. Для того, чтобы найти этого дебила, этого недоноска, этого полурусского нехристианского придурка... Этого психопата, этого... Ох...
       - Ликвидатора?
       - Маринин, как это ты догадался? Но я тебя волок с острова Змеиный не для разгадывания кроссвордов! Ты прилетел сюда, чтобы продуктивно работать! Как и все остальные. Ох... Всё, "Экспресс" остался в прошлом. Переходим к делу. Запрягаем лошадей. Готовим летом сани... Так... О чём я? Да. Мой новый друг, Бенито, поделился кое-какой информацией. Задача такая - мы ищем собаку.
       - Собаку? - спросил вялым голосом Седой.
       - Шотландского терьера. Вот фоторобот. - Положил на стол компьютерную распечатку.
       - Фоторобот собаки? - невозмутимо поинтересовался Моня. - Можно посмотреть? - Взял в руки распечатку и стал разглядывать.
       - Это не всё, - сказал Дубина. - Сама собака нам не нужна. Нас интересует её хозяин. Пёс принадлежит Ликвидатору и, вполне возможно, тот по утрам бродит с ним по Киеву. Исходя из этой оперативной информации, мы и будем действовать. Итальянцы ищут эту псину уже пять суток с отрядом такс, натренированных на поиск героина. Нашли уже с пол-тонны наркотиков, но больше, пока, ничего. У нас таких спецсредств нет. Но у нас есть голова. Думайте. - И упал в кресло, кинув в рот жевательную резинку.
       - Это даже не иголка в стоге сена, - сказал Француз. - Это... Мда...
       - Естественно, это собака, - уточнил Дубина и стал маленькими глотками пить холодный чай.
       - А особые приметы? - поинтересовался Седой. - Какие у этого кобеля особые приметы?
       - Особые приметы этого пса - его хозяин. Другие приметы на компьютерной распечатке. Вова, не задавай идиотских вопросов. - Дубина поморщился и выплюнул резинку. Пробурчал: - Впрочем, кое-что есть. ЗАПАХ. Синтезирован компьютером на основании памяти человека, близко видевшего терьера и, в подсознании, как говорят специалисты, сохранившего импульсы от обонятельных рецепторов. Я не верю в эту чушь. Но запах, всё же, дам. - Вытащил ампулы с пластиковыми пробками и положил на стол.
       - Вы извините, но это, мягко говоря, малореально - искать и найти в Киеве собаку по фотороботу, - сказал Француз Дубине. - Вы лично, как это себе представляете? У меня воображение отказывается работать.
       - А никак. Я стратег. - Глотнул чая. Повторил: - Собаку необходимо обнаружить. Точка.
       Повисла тишина, прерываемая бульканьем воды. Моня опять наливал стакан.
       - У меня уже есть предложение, - вяло стал говорить Седой. - Предложение конкретное и, - взглянул на Дубину, - весьма тактическое. Мы организовываем выставку собак, нет - собачьи соревнования, нет, вот ещё круче, - собачий конкурс красоты, а ещё круче и точнее в цель, - конкурс красоты шотландских терьеров с премией... э-э-э... десять тысяч евро! Ну?
       - Чушь, - сказал Дубина. - И даже не скажу почему.
       - Вова, выпей ещё воды, - сказал Седому Француз. - Неужели Ликвидатор похож своими повадками на неполноценного неврастеника, желающего утвердится при помощи своей собаки? Полковник прав.
       - Есть более полноценная идея, - флегматично изрёк Моня, глядя поверх стакана. - Надо организовать шоу, я имею в виду скрытую рекламную акцию, которая будет развивать идею суперкорма для собак, - особенно шотландских терьеров, - продлевающего их жизнь на десять... нет, на двадцать лет. Отпускать под расписку хозяина.
       - Смотри-ка, Моня, ты не такой тупой, каким постоянно прикидываешься, - проговорил Дубина, хлебая свой чай. - Это уже гораздо теплее, чем конкурс красоты. Но еще не пожар. Хорошо, но, естественно, нереально.
       - Есть ещё более реализуемая мысль, - сказал Француз, уцепившись за свою упаковку с соком. - Всё гениальное просто. Необходимо организовать прививки от редкого, комарами и мухами передающегося, собачьего бешенства. Которому особенно подвержены несколько псиных пород, в том числе шотландские терьеры. Без прививки - смерть в конвульсиях через неделю после укуса комара и нанесение смертельных! травм хозяину, хозяйке, детям, бабушкам, дедушкам, всем близким родственникам, включая...
       - Славик, понятно. Достаточно оглашать весь список, - оборвал Француза полковник и задумчиво на него посмотрел. - Ты знаешь, а что-то в этом, вроде бы, есть. Ох, Француз. Скрываешь ты свои таланты.
       - Да я в Алжире...
       - Стой, стой, стой, - замахал руками полковник. Мы все всё знаем про твой Алжир, и так тошно... Ох... Так. - Помолчал. - Так. - Глотнул чая. - Что скажешь, Вова? - обратился к Седому. Тот вяло ответил: - Знаешь, а Француз, похоже, выдал подходящую идею. Объём работы, правда, масштабной. Групповая фальсификация, разветвленное администрирование, целенаправленная подмена фактического материала, подставной маркетинг, массовые акции шоу - внушения и очень-очень много... Ох... Много... Уф... Много...
       - Господи, чего много? - пробормотал Дубина.
       - Денег, - закончил Седой и стал пить воду.
       - Да, - сказал полковник. - Денег надо много. Буду говорить по этому поводу сегодня же. Через час, да нет, прямо сию минуту, - и включив мобильный телефон, стал набирать номер.
       - Вова, это вы что, серьёзно разговариваете о собаке? - безжизненным голосом вопросил Моня, поставив стакан на журнальный столик.
       - Чёрт его знает, Саша. Я уже сам теряюсь, - что серьёзно, а что нет. Наше выступление по CNN, это шутка, как ты считаешь? Ты кричал - всех американских агрессоров к стенке! Масонский волюнтаризм не пройдёт! Долой романоязычную экспансию! Славяне - объединяйтесь! Поддержим братскую Сербию! Россия и Украина едины! Из-за этих твоих воплей мы и попали в кадр. А потом был массовый запев "Чёрного ворона".
       - Ой, лучше не вспоминай.
       - Нас спасло то, что всё происходило в нейтральной зоне и то, что с нами были итальянцы. Оказывается, этот Бенито - командующий итальянским контингентом НАТО в Украине и руководитель спецподразделения быстрого реагирования Италии. Полковник Скорцени его заместитель.
       - Дохленький полковник, пить не может, срубился сразу.
       - Да, слабоват, - согласился Седой. - Но исполнительный! Это видно сразу. Умрёт, а приказ выполнит. Доползёт до инстанции, а бумажку отдаст. Так про него Бенито говорил.
       - Да плевать мне на его исполнительность, - безжизненно удалил из разговора полковника Скорцени сержант Моня. - Давай что-то с собакой решать. Дубина злой, как тот пёс.
       - Давай, - ответил Седой и захлебал воду.
       - Подключим к делу связи Леси в посольствах.
       - Да, у неё концы там есть. Мозги она втереть сможет.
       - Запустим легенду о японо-украинской работе по выделению бациллы собачьей чумы, мутировавшей из вируса куриного гриппа и перекинувшейся на собак в результате неосторожности в Киевской научно-исследовательской лаборатории. Констатируем около ста, - не менее, - случаев летального исхода в Азии и Украине. В том числе и людей, искусанных собственными собаками. Объявим карантин и запрет на передвижение животных в черте города. Вакцинация обязательна, в случае отказа - уголовная ответственность.
       - Да, Моня, - пробормотал Седой. - Болтать ты на Подоле научился. А в детстве такой молчаливый был!
       - Болтать мало. Надо вгрузить. Я это умею, но не в таком масштабе. К масштабу пусть адаптирует Дубина. Он же заявил, что стратег.
       - Да... Ох... - "Буль-буль..." - Пусть адаптирует. Это его работа.
       - Чего вы там шепчетесь? - подозрительно спросил полковник.
       - Разрабатываем детали предстоящей операции, - выдохнул Седой и поставил стакан на журнальный столик. - Тебе, Дубина, предстоит много стратегической работы. Придётся задействовать, - а как? пусть думает стратег! - Верховную Раду, администрацию президента и Генеральную прокуратуру. А также Государственную санэпидемстанцию и Отдел по борьбе со стихийными бедствиями в составе структуры МВД. Это пока только предварительные рассчёты.
       - Если ты думаешь, что решение подобных вопросов могут меня смутить, то глубоко ошибаешься, - мрачно ответил полковник и продолжил пить чай. Добавил: - Я уже запустил машину предварительной работы. Только что, по телефону. Самое главное - это убедить мэра Киева в существовании Объекта. Вся секретная документация на эту тему будет доставлена курьером ему лично через полчаса. И как только наш уважаемый Сергей Сергеевич убедится в том, в чём мы давно не сомневаемся, поверьте, телега нашей суетливой и некомпетентной деятельности помчится вперёд как арабский скакун! Мэр тоже умеет запрячь лошадей. Когда захочет. Он подключит к этой работе не только Украинскую ассоциацию вирусологии, но и непосредственно Всемирную Организацию Здравоохранения. Да, если нужно, мировое братство кришнаитов... Тибетского далай-ламу... Они, конечно, сумеют разобраться, что их водят за нос, подсовывают туфту, используют в целях рекламы, обувают на ходу, сбивают бабки и раскручивают через ВОЗ посторонние структуры, - но это только после массовой вакцинации собак. Рисковать и шутить с бациллой бешенства никто не будет, и ответственности за промедление никто на себя не возьмёт. Прецеденты уже были, все их помнят. А наше дело, а точнее - ваше, отследить шотландского терьера и его хозяина. Пунктов прививок по Киеву откроется много, но функционировать будет лишь один - у нас на Подоле. Таков план в кратком содержании. Готовьтесь к новому образу. Придётся стать санитарами, делающими прививки собакам. Ты, Моня, будешь их колоть. Ох...
       - Я?!
       - Ты, ты... Чтобы много языком не болтал. Поработать придётся всем. Зарплату получите в евро.
       - А сколько? - заинтересованно спросил Моня.
       - Достаточно, - отрезал Дубина. - Всё. Отдыхайте. Но с телефонами в кармане. Массовая акция начинается с утра. В течении ночи я, надеюсь, сумею подготовить документированную платформу для эвакуации в срочном порядке домашних животных, типа собак... Ох... Особенно шотландских терьеров. Начнём с собаки президента. Это для убедительности, и подтверждения уровня, на котором мы работаем. Маринин, купи в аптеке шприц и тренируйся на кошках.
      
      ГЛАВА 7
      
       - Это какая-то космическая напасть, - раздраженно сказал профессор, - главный вирусолог Украины. - Не даром в этом подозревают астероиды и метеориты. Сначала ВИЧ-инфекция. Затем видоизменённый сифилис, потом возвращение желтой лихорадки, уже устойчивой ко всем препаратам, непонятное распространение проказы, куриный грипп, коровье бешенство и вот теперь, - здравствуйте! - быстротекущее рецидивное бешенство собак. - Тихо проговорил: - Секретные эксперименты американцев на обезьянах, - причина кроется в этом. Не надо мучить животных и не будет проблем.
       - Они их мучают? - жалостливо спросила молоденькая медсестра, одетая в короткий белый халатик. Она сидела в кресле, сексапильно положив нога на ногу, на которые то и дело поглядывал главный вирусолог, борясь с приступами гормонального возбуждения.
       - Да, - ответил. - Они проводят эксперименты по преодолению болевого барьера. Пытаются найти нейронный контакт в левом полушарии головного мозга, чтоб блокировать боль, физическую и душевную. Это необходимо для создания Суперсолдата.
       - Суперсолдата? - Медсестра посмотрела сквозь дымчатые очки на вирусолога и переложила ноги в чёрных, сексуальных колготах. Вирусолог впился, на секунду взглядом, резко отвёл глаза, уставился в почти оголённую грудь и, не зная куда смотреть, принялся разглядывать потолок.
       - Да, суперсолдата... э-э-э... Мда... Создают.
       - Идёт куратор, - прошептала сестра, томно глянув на вирусолога.
       Тот вскочил и принялся с деловым видом копаться в пробирках на лабораторном столе. Вошел Дубина.
       - Здравствуй, Забегайло, - сказал врачу и оглядел лабораторию.
       - Здравствуйте, Петр Ильич.
       - Как успехи?
       - Колем собак с максимальной скоростью. Вакцина заканчивается. Скоро будут поставки из Кубы?
       - Скоро. Вирус выделили?
       - Нет. Это невозможно в такие сжатые сроки.
       - Случаев бешенства много?
       - Пока не зафиксировано ни одного. Очень вовремя и удачно стали проводить вакцинацию. Правда, представители ВОЗ почему-то сомневаются в действенности вакцины.
       - А это почему же?
       - Им не известен анамнез такой болезни, и они сомневаются, что она переходит к человеку.
       - Если сомневаются, то пусть испытают на себе. Ты, Забегайло, им это предложи. Напомни, что все великие первопроходцы в дебрях медицины, раньше так и делали. - Дубина взял колбу с розовым раствором, встряхнул её, и стал разглядывать содержимое. Продолжил поучительным тоном: - Председатель ВОЗ - американец. Это тебе ни о чём не говорит? - Глянул на медсестру и снизил голос до хриплого шепота: - Они упускают выгоду, отдавая приоритет в подобной вакцинации нам, украинцам. И поэтому бесятся от упущенной прибыли. Они бесятся от потери денег. - Стал говорить ещё тише, еле шевеля губами и поглядывая на ноги медсестры: - Это элементарно и все всё знают. Эта ВОЗ будет сомневаться в чём угодно, но стоять на стороне США. - Наклонился к самому уху вирусолога. Тот напрягся, вслушиваясь. Дубина зашептал: - Тетрагидроканнабидиол почему-то рекомендовали для лечения некоторых неврозов и психопатических состояний. Рекомендовали курить гашиш! Это и есть их стиль работы. Этим и выявлена их продажная сущность и совместная работа с... наркодилерами. - И отрезал, уже во весь голос: - Не верь ни одному слову представителей ВОЗ. Они продались!
       - Петр Ильич, - взволновано сказал главный вирусолог, - мы будем действовать самостоятельно, не оглядываясь на рекомендации Всемирной Организации Здравоохранения.
       - Вот это уже продуктивно и профессионально, - радостно похлопал профессора по плечу полковник Дубина. - Звоните мне сразу же, в случае малейших конфликтов с ними. Решение всех подобных вопросов беру на себя. И найду, что им сказать, профессор. Я то уж знаю, как их зацепить за живое... Со мной они не будут долго дискутировать.
       - Непременно, Иван Ильич. Я ваш телефон помню наизусть.
       - Ну, давай... - Дубина вышел.
       - Уффф... - выдохнул вирусолог и присел рядом с медсестрой.
       - У вас очень, очень нервная работа, - сказала та и сложила губы а-ля Софи Лорен. Вирусолог приблизился к ней ближе. Хрипловатым шепотом сказал:
       - Сплошной стресс, вы совершенно правы.
      
      
       - Н-аа! - Моня воткнул иголку в громадного сенбернара, сделав инъекцию витамина С и группы провитаминов, которые камуфлировались под вакцину. Связанный пёс недобро глянул на "врача" и глухо рявкнул.
       - Свободен, - проговорил Маринин и обратился к хозяину сенбернара, бледному, худосочному, астеничному молодому человеку в очках:
       - Всё, бешенство исключено. Но не советую держать дома таких больших собак.
       - Эээ... Это почему?
       - Много блох. Следующий!
       Вошла дамочка в джинсах и с питбультерьером на кожаном ремне. Из-за намордника глядели злобные глазки. Крысообразный пёс, увидев Моню, сразу догадался о его намерениях, вырвался из рук хозяйки и кинулся на "врача", повалив Маринина на кушетку. Моня схватил собаку за лапы и приёмом джиу-джитсу перевернул её на спину. Слегка двинул ей кулаком по челюсти.
       - Ой!!! - закричала хозяйка.
       Маринин ещё раз дал хук хрипевшему в бешенстве псу и сказал: - Возможно, вы опоздали с вакцинацией. Видите, что происходит? Но не переживайте, наша медицина творит чудеса. - Взял шприц, наполнил его витаминами и ткнул иглу в питбультерьера, которого Француз привязал к кушетке. Собака злобно завыла почти человеческим голосом.
       - Ничего, ничего, - говорил "врач". - Мы из тебя дурь выбьем. Следующий!
       Леся, одетая в белый халат, выписывала справки и выдавала их хозяевам собак. Аккуратно заполнила листочек: "Питбультерьер. Рег. N 223265 П. Вакцинация проведена. Подольская районная ветеринарная станция. Город Киев. Врач Приходько. Подпись". Поставила большую красную печать и отдала документ хозяйке. Та, утирая слёзы, двинулась к выходу, волоча на ремне исколотого пса.
       Француз закурил сигарету и пустил дым в сторону колб и пробирок, в которых была налита подкрашенная вода. Поинтересовался:
       - Леся, это который уже по счёту?
       - С утра двести девяносто шестой.
       - Угу... Скоро доберёмся до трёх сотен, - задумчиво проговорил "санитар" и вытер пот со лба.
      - У меня болит рука колоть, - пожаловался Моня. - Я её уже так натренировал, что смогу сделать инъекцию колибри. - Добавил: - А шотландских терьеров было всего семь особей.
       - Небольшой КПД, - прокомментировал Француз.
       - И все какие-то замученные, на фоторобот не похожие, - продолжил "врач". - Если они напутали с этим фотороботом, то я сделаю инъекцию Дубине, - невнятно проговорил Моня, держа во рту неподкуренную папиросу.
       Посмотрел на видеокамеру, висевшую в углу. Небрежно сказал:
       - Она без микрофона, полковник ничего не услышит. - И стал прикуривать папиросу. Леся кашлянула. Выговорила, смотрясь в зеркало и подкрашивая губы:
       - Саша, не кури такую гадость.
       - Это что, "Бэломор-Кэнал" гадость? Если бы ты, ветврач, была профессиональной курящей, не говорила бы эдакие глупости. Здесь, - поднял руку с папиросой высоко вверх, - натуральный табак, выращенный в Крыму. - Опустил руку и сунул папиросу в зубы. - А во всяких там "Мальборо", накрошенная синтетика, изготовленная в Польше или Турции, от которой и анемия, и туберкулёз и рак лёгких.
       - Не болтай чушь, - сказал Француз, который покупал "Мальборо". - Тебя слушать, - что перевёрнутую газету читать. Накрошенная синтетика! Ох и Моня!
       - А что, нет? Эх, Славик, Славик... Не покупай импортные сигареты, лучше кури самосад.
       В помещение ветеринарного пункта зашел старый дед, ведя на верёвке большую собаку с седой, почти белой шерстью.
       - Сыночки, уколите моего дружка, - глухо проговорил старик тяжело вздыхая. - Добрый и порядочный всю жизнь, в годах уже, но боюсь, что на старости взбесится. Что эт за напасть появилась? Какой-та бешенства?
       - Смахивает на шотландского, - пробормотал Француз и оглядел пса. - Да, похоже, шотландский, но весь какой-то пожеванный. Моль что-ли его ела? На фоторобот не тянет.
       - А дед? - тихо спросил Моня. - Дед тянет на того парня?
       - Нет, не тянет, - ответил "санитар".
       - Не тянет, так не тянет, - констатировал "врач". Крикнул: - Да выключи ты это пищание!
       - На лабораторном столе подавал сигнал зуммер приборного щита. Француз отключил питание лабораторного стенда и, взяв собаку за лапы, привычным движением прижал её к кушетке, борясь с сопротивляющимся животным.
       - Нна! - тихо и беззлобно сказал Моня, введя витамин С. - Свободен.
       "Бах!" - поставила печать на справке Леся и отдала её деду. Сказала:
       - Берегите пса, в годах уже... Добрую собаку видно за версту.
       - Добрый, добрый, - пробормотал дед, глядя сквозь громадные линзы очков. - Добрый, но пожилой. Пошли, мохнатый. - Они с псом не торопясь удалились. Старик помахал рукой и попрощался: - До побачення.
       - Восьмой терьер, - сказал Француз. - Нет, нам не фартит. План Дубины терпит фиаско. Блицкрига не получилось. Раз - и пришел к тебе пешком Ликвидатор с собакой на верёвочке. Ищи дураков! А сколько деньжищ угрохали? Международные комиссии, ветеринарные и вирусологические консилиумы. Это так втереть мозги! Подключил к операции комитет Верховной Рады. А долг перед итальянцами? Сколько денег потратили они на поддержку этой оперативной разработки? Много. Я понимаю, что Дубина хотел как лучше, но...
       Вбежал полковник. Он был не один. Пять парней зверского вида и в чёрных очках сопровождали его.
       - Маринин! - закричал Дубина. - Где он?!!
       - Кто? - удивлённо поднял глаза Моня.
       - Ликвидатор, мать твою за ногу! Где Ликвидатор?
       - Полковник, вы что? Его здесь не было. Заходил какой-то старый дед с седой собакой...
       - Ой, придурки! У вас же сработал анализатор запаха!!! У вас акустический сигнал вопил на всё помещение! Кто отключил стенд?
       - Я, - неуверенно сказал Француз.
       Дубина стал беситься и бегать по комнате.
       - У вас только что сделал "прививку" своей собаке Ликвидатор! Он её просто перекрасил и загримировался сам. Придурки! Остолопы! Недотёпы! Бараны! Лохи! Безмозглые подольские недоумки! Так обуть тех, кто с детства учится обувать!
       Зазвонил мобильный телефон полковника. Он несколько секунд говорил. Отключил телефон. Продолжал беситься.
       - Ушел! Уехал на "горбатом" "Запорожце" с "ушами". Ёханый бабай! Твою полосатую бабушку мать! Сто двадцать два миллиона гривен на операцию. Моня, я упрячу тебя в дурдом!
       - А почему в дурдом? - защищаясь пробормотал Маринин.
       - А ты хочешь в санаторий? Будет тебе санаторий! Почему не идентифицировали терьера?
       - Он был другого цвета, полковник. Если бы фоторобот составили из чёрно-белых элементов, то, возможно, мы бы не ошиблись. Но робот цветной! Собака на нём тёмно-каштановая, а эта, которая была здесь, совершенно белая, точнее седая, - неуверенно стал оправдываться Моня.
       - Ты хоть раз видел седых собак? Нет, ты мне ответь, Маринин, существуют поседевшие собаки? - Полковник опустился на кушетку и уставился в одну точку. Пробормотал:
       - Сто двадцать два миллиона... Сколько сил... Господи! - Что-то тихо проговорил под нос и замолчал, уйдя в себя.
       - Полковник, мы ждём на улице, сказал один из громил в чёрных очках и, блеснув золотой цепью, вышел из комнаты в сопровождении коллег.
       - А почему упустили его вы, со своей видеокамерой? - стал потихоньку наступать Моня. - Вы же всё контролировали через монитор. Почему ваши мордатые не прибежали? Где была охрана? Я "врач", Француз "санитар", Леся - вообще женщина.
       - А! - махнул рукой Дубина. - Лучше помолчи. Нас всех обули. Если бы не анализатор запаха, в которой я никогда не верил, возможно, никто бы и не знал, что Ликвидатор сделал "прививку" своей собаке. Любит, однако, пса. Рисковый парень. Просчитал, что возможна засада! - Помолчал, и устало добавил: - Мы не сразу обратили внимание на сигналы стендового анализатора. Откровенно говоря, я вообще забыл о нём. Сидели, курили, пялились в монитор на Моню, как он пытает собак. Травили анекдоты. Виноваты все. - Посмотрел на "медсестру". - Вы и справку ему выдали?
       - Всё, как положено, - доложила Леся.
       - Ой, я сейчас проснусь, это сон, - застонал Дубина. - Если мэр узнает про этот прокол, он меня утопит в Днепре. Сто двадцать два миллиона из стабилизационного фонда Киева! Больше сотни вирусологов со всего мира. Лучшие номера в гостиницах. Пресс-конференции. Круглые столы. Телевизионные аналитические обозрения предполагаемых последствий чумового собачьего бешенства. А взятки? А "откаты"? А высокооплачиваемый бред и уст профессоров? А война с ВОЗ? Это всё - конец.
       - Полковник, успокойтесь. Примите таблетку диазепама, - сказал Леся.
       - Да нет, спасибо. Не хватало мне ещё сесть на транквилизаторы. - Поднялся с кушетки. Сказал:
       - Всё, сворачивайте работу. На двери пишите объявление: "Вакцинация закончилась. О приёме сообщим дополнительно". Жду вас в своём офисе через час.
      
      
      
       ГЛАВА 8
      
       Ввести особое положение и эвакуировать город президент не решился. Он не верил архивам КГБ, так, по крайней мере, заявил на закрытом совещании Совета безопасности. Его постоянные консультации с высшими руководителями силовых структур, представителями МАГАТЭ и с Генеральным секретарём Североатлантического блока проходили в режиме сверх секретности и не прекращались ни на час, но президент не мог выработать осмысленного решения. Требовалось проявление воли. Но проявления не было. С Москвой эту тему решено было не обсуждать, во избежание искажения объективности расследования. Так, по крайней мере, заявил мэр Киева полковнику Дубине. Решиться на такой волюнтаристский шаг, как поголовная эвакуация, на основании достаточно косвенной информации, предводитель всех украинцев не мог и принялся консультироваться с президентом США. Переговоры затянулись. Время шло. Представители иностранных держав стали покидать город. Но никто толком ничего объяснить не мог. Дежурные администраторы каждого из посольств стран эвакуирующих своих граждан из Киева бормотали по телефону какую-то неубедительную чушь. Наступило утро 20 июня. Солнце пылало раскалённым факелом в обрамлении голубой полусферы неба. Стояла жара. Типичная для последних лет. Киевляне ползали по городу как сонные, ленивые мухи. Пили "Кока-Колу", пиво, ели мороженое и вяло реагировали на страсти, вылетающие из телевизора, FM-радиоприёмников, мобильных телефонов, линий интернет-связи, или напечатанные компьютерными буковками в многочисленных газетах. К скандалам, вранью и мошенничеству давно привыкли. Удивить кого-либо было трудно. "Новый взрыв на Чернобыльской станции? Ха-ха-ха! Так я и поверил. Нэ трэба нас дурыты!"
      
      
       - Скорцени, как обстоят дела с писателем? Это похоже, наша последняя ниточка после провала операции "Собака". - Бенито Муссолини поднёс ко рту чашечку кофе с крепчайшим, свежеприготовленным напитком и вопросительно посмотрел на помощника.
       - Он перестал работать в Интернете, - ответил тот и принялся копаться в своей папке с документами, словно желая отыскать там причину этого. Добавил: - По крайней мере, мы не можем его отследить. Наружное наблюдение не подтверждает посещений им интернет-салонов. Его личный модем под контролем.
       - А мобильный телефон?
       - Несущую частоту раскодировали и ведём прослушивание. Не выходит в сеть и через телефон. Он просто бродит по барам и пьёт пиво. Один.
       - Хм... - Бенито задумался. - Я не поверю, что писака перестал общаться. Для них отсутствие общения - смерть. Моральная смерть, а для них она хуже физической. Впрочем, тут я спорить не буду. Ладно, Отто... Ладненько... Каковы результаты проверки ящика likvidator@likvidator.ru?
       - Шеф, это поразительно, но ящик существует. Вы угадали! Пароль пока не взломали, наш компьютер непрерывно работает над этим.
       - Ящик существует, - проговорил шеф и потянулся за сигаретой. - Вопрос, кто его хозяин и кому я отправил письмо.
       - А что в письме?
       - Неважно. Важно, кому оно попало. Я писал его Ликвидатору. Другой человек вряд ли поймет, о чём идёт речь.
       - Вы зашифровали текст?
       - Нет, Скорцени. Я написал несколько специфическое изложение. Не стоит пока говорить на эту тему.
       - Не стоит, так не стоит. - Скорцени закрыл папку и положил её на колени.
       - Как ты относишься к провалу операции полковника Дубины? - Муссолини прищурился и пустил клуб дыма, наблюдая за помощником.
       - Я думаю, это было запрограммировано и детерминировано организацией его спецслужб.
       - Детерминировано? Ох, Скорцени... Ты прав, прав и прав. Но только в том, что всё было запрограммировано. Организация работы тут ни при чём. Ликвидатор просто не мог попасться на такую дешевую приманку, как собачьи прививки.
       - Тем не менее, своему псу он прививку сделал.
       - Он издевался, я думаю. Показал свой уровень.
       - Да? А я думал, переживал за собаку.
       - Я так не считаю. Итого: по писателю никакого продвижения нет. Пытать мы его не можем, а жаль. Может, купить?
       - Шеф, мы же пробовали.
       - Он не взял живые деньги. Давай пообещаем издать в Италии его книги.
       - Можно попытаться. Но, мне кажется, он немного двинутый и ничего не получится. Писатель в себе - тяжёлый случай.
       - Скорцени, а где ты видел не двинутых писателей? Их просто нет в природе. Писатели все полностью в себе, или не в себе - это аксиома. Надо попытаться сыграть на его ненормальности.
       - Как, шеф?
       - Да вот я и размышляю. Денег он не взял. На тираж в Италии, думаю, тоже не поведётся. Сложный случай. - Бенито поставил пустую чашку и откинувшись в кресле, заложил руки за голову. - Что у него может быть общего с Ликвидатором? Что может быть общего у этого недоделанного идеалиста, этого инфантильного полудурка с таким профессионалом и опытным по жизни человеком, как Ликвидатор? - Муссолини задумчиво смотрел на помощника.
       - Может быть, их притягивает сила противоположности?
       - Хм... Скорцени... Я не ожидал от тебя такого разумного психоанализа. У меня возникла такая же мысль. Да, их притягивает сила противоположности. Но всё равно, - заявляю как человек изучивший принципы философии, - пограничная, общая и равноментальная зона есть. И её необходимо определить, мимикрироваться под неё и выйти на связь с Ликвидатором от имени писателя.
       - Ох, шеф... Это маловероятно.
       - Я знаю. Но напомню, что сама жизнь маловероятна. Наш с тобой разговор маловероятен. Маловероятно, что через минуту мы не будем покойниками. И вообще, страшно удивляюсь, что ты и я появились на свет и, что ещё поразительней, дожили до этого разговора. Вопросы есть?
       - Нет, шеф. Я вас понял.
       - Вот эту его ненормальность мы и попытаемся использовать в своих целях.
       - Какую, шеф?
       - Ту, что он до сих пор живой. Это о чём-то говорит.
       - Ох, шеф, я вас не очень понимаю!
       - Если он живой и пишет - значит это кому-то нужно. Жизнь самодостаточна. Скорцени, неужели ты не заметил? Неужели ты не заметил, что умирают, а вернее - уходят, люди, у которых закрыто будущее; которые отработали свой ресурс; которые двинулись не по тому пути или, наоборот, - по слишком правильному пути, в сравнении с тем, которым следует двигаться, ориентируясь на Божий план. Это включает в себя и звёздный час и мрачный, тупой миг, когда ясность детерминированного негатива становится абсолютной и жалит сама себя, как взбесившийся скорпион. Ты меня понял?
       - Ох, шеф. По моему, нет.
       - Ну, ничего. Незнание увеличивает плотскую радость и любовь к жизни. Забудь то, о чём я только что говорил.
       - Хорошо, шеф. Забыл.
       - Но про писателя помни! Мы должны выяснить, кому нужна его деятельность и его книги. И очень быстро. Немедленно. Мы в цейтноте! Продолжай контролировать слежку за ним и взламывать пароль почтового ящика. А я займусь подготовкой атаки на его психику. И я не буду Муссолини, если этот поэт не станет писать стихи под мою рифму! Осталось чуть больше 72 часов до пуска заряда. Не знаю, как это будет выглядеть. Увидим с Крещатика.
      
       * * * * *
      
       - Может быть, на левом берегу? В районе Дарницы или Троещины. А, возможно, на Борщаговке? Или вот, - Пуща-Водица. Очень хороший райончик для нейтронного заряда. Или в Бортничах. А, возможно, в Вишнёвом?
       - Нет, Саша, - терпеливо ответил Седой на размышления Маринина, где спрятана ядерная бомба. - Чекисты не были остолопами. Заряд установлен в кварталах старого Подола. Короче, в нашем районе. Где-то в километре от Киево-Могилянской академии. Прощайся с родным краем. Если уничтожить Пущу-Водицу, Киев останется на месте. А без Подола и без Крещатика это уже будет радиоактивная деревня с минимальным прожиточным уровнем. С нулевым.
       - Откуда ты знаешь, что бомба здесь, у нас? - мрачно вопросил Моня, закурив папиросу.
       - Сообщил полковник. А к нему эти весёлые новости пришли из Москвы, от своего однокурсника по академии. В архиве КГБ нашли данные о мощности заряда и не уточнённые координаты его установки. Более точная информация уничтожена при передаче власти Советским Союзом России. Вот так, Саша. Такие пироги, - сказал Седой и кинул в рот жевательную резинку. Он недавно бросил курить. Добавил: - У итальянцев точно такая же информация по поводу места установки заряда. Но они её достали через агентурную сеть семи стран потратив кучу денег на перекупщиков архивных данных. Этот Бенито очень удивлялся, когда узнал, что мы тоже имеем туда доступ. Всё-таки эти итальянцы хоть и нормальные парни, но всё равно европейцы. Ни фига не врубаются, как мы здесь ведём дела. Он меня спрашивает - неужели у Сопротивления есть своя внедрённая сеть в российской ФСБ и СВР? Ну что мне ответить этому Бенито? Он не понимает, что ФСБ, КГБ, МВД, как и АБВГД, просто алфавитный набор для наших ребят. Главное - отношения.
       - Да, - согласился Моня. - Текст, он и есть текст. И всё. С этого тезиса, как сказал бы Дубина, начинаются настоящие уроки. Римляне на Подоле пропали бы от дезориентации. Я уже не говорю про немцев. А об англичанах и американцах вообще молчу.
       - Угу, - продолжая жевать резинку сказал Седой. Пожаловался: - Курить хочется. Бросить пить - тьфу, и точка. А вот курить... Мда... Наркотикс...
       Помолчали, каждый, думая о своём. Подчинённые полковника Дубины находились в машине на двадцать четвёртом километре Кольцевой дороги, спрятались в кустах бузины. "Шевроле" Седого был едва виден, укрытый предутренней мглой. Часы показывали две минуты четвёртого.
       - Вова, где же Бруклин? Уже две минуты в плюс. На него не похоже.
       - Жди, будет, - отрезал водитель автомашины.
      
      
      Штаб Сопротивления выработал решение направить в отдалённый уголок Украины отряд. Была поставлена задача - выйти на представителя Политбюро, местонахождение которого было вычислено лично Бенито Муссолини методом "игры" в Интернете, а именно - "возбуждением ассоциативных реакций у определённого слоя интеллектуального меньшинства посредством публикации философских эссе, камуфлированных под репортажи с реального места событий". Это была его собственная формулировка. Итальянец сумел убедить Дубину в реальности человека общавшегося с ним через компьютер и не подозревавшего, что ведёт диалог с "генетическим бандитом". "Туфта, но на 50%", - резюмировал Муссолини реальность представителя Политбюро и рекомендовал пробу "контакта" прогнозируя не очень большие жертвы и подчёркивая, что почувствовал в собеседнике сицилийскую ментальную составляющую. "А активный сицилиец убивать просто так не будет",- успокаивал Бенито Дубину. "Во всяком случае, раньше, чем обстоятельно не побеседует".
       - Этот городок, - инструктировал Дубина пятидесяти процентных камикадзе, - находится в пограничной зоне. Войск НАТО там нет, украинских вооруженных сил тоже. Российская армия находится в сорока километрах от этого населённого пункта и выжидает предлог для захвата. Власти в городе нет никакой, кроме номинальной. Патрули, организованные городским головой и районным отделом МВД, трусцой пробегают по центральной улице раз в сутки с желто-блакитными флагами, и снова исчезают.
       Эта странная пограничная обитель имела в одно время статус столицы Левобережной Украины, много веков назад. Город древний, смутный и глухой. Так и зовётся - Глухов.
       В этом Глухове теоретически базировалось Северо-Восточное отделение Политбюро, по уверениям группы Муссолини. В Интернете итальянец общался от имени НСПУ - Национал Социалистической партии Украины, созданной в противовес Киевскому Сопротивлению. Партия, естественно, была виртуальная. Всё шло нормально, оперативная разработка продолжалась, но случилось непредвиденное, заставившее форсировать события прямым контактом, которого Дубина пытался избежать, помня про активных сицилийцев.
       - Слушай, Вова, - вечером 20го числа сказал Моня Седому. - Интересная новость. Завис Интернет.
       - Как это - завис? - вопросил тот.
       - Да вот так - завис, и всё. Доменные системы и все их серверы перезагрузились по командам какого-то вируса и работают сами на себя. Все хосты сдохли. Программисты Дубины говорят про какой-то одиночный электрон и утверждают, что это работа русского суперкомпьютера системы АМ.
       - Я слышал про машину АМ, - ответил Седой, - но не верю в эти сказки. Компьютер с неограниченной тактовой частотой процессора и работающий не в двоичном, а в ассоциативном коде - такого не может быть.
       - Ты помнишь, когда начался обвал акций всех компаний по производству программного обеспечения? Ну, когда акции "Майкрософт" стоили четыре копейки? - спросил Моня.
       - Помню, - ответил Седой. - Мой знакомый тогда сошел с ума. Он потерял сто миллионов гривен и столько же остался должен. А что ты хочешь сказать? Потом вскоре всё выровнялось. Это была глобальная игра на понижение.
       - Это была не игра, я разговаривал с Дубиной, а у него прямая информация из Москвы. Русские обвалили "Майкрософт", "АМД" и остальных бригадиров по выпуску калькуляторов. Но потом притормозили и оставили всё на своём месте. До особого случая. Американцы сильно запаниковали и уже были готовы сделать пуск
       баллистическими ракетами типа МХ. Русские решили не портить экологию, и пошли на мирное урегулирование.
       - Да, помню, скандал был. Но говорят, в той истории замешан Китай.
       - Врут. Китай ничего не мог сделать в ситуации, когда сцепились россияне и американцы. Разве что махать красным флагом и молиться. Пока китайцы молились, а американцы подсчитывали моральный ущерб, русские создали супер-лазер. Слышал?
       - Дубина говорил, что это выдумки и враньё.
       - Это не враньё. Теперь Москве ракеты типа МХ всё равно, что комары для мухобойки. И они вырубили Интернет. Хватит, мол, болтать.
       - Саша, не рассказывай сказки.
       - Это правда. Клянусь!
       Маринин и Суворов были срочно отправлены в командировку на восток, чтобы выйти на представителя Политбюро и дать гарантии от имени НСПУ в том, что Киев в течение недели будет очищен силами боевиков этой партии от сторонников киевского Сопротивления и войск НАТО. В этом случае город уничтожать нет смысла. Дорого и не выгодно - это был основной довод для Политбюро.
       - Вот он, - сказал Маринин.
       С глухим урчанием из бузины выехал широкий и длинный трейлер. Миновал обочину и остановился на автотрассе. Из кабины вышел Бруклин и стал говорить по мобильному телефону, размахивая рукой в такт речи. Тем временем в задней части трейлера откинулся брезент и на бетон автодороги медленно, при помощи лебёдок, сполз самолёт. Этим процессом управлял сын Бруклина, молодой парень, и ещё двое помощников, тоже молодые ребята, лет пятнадцати.
       Седой и Моня вышли из автомобиля, и подошли к пилоту. Поздоровались.
       - Ну что, пацаны, - потирая руки, приветствовал их розовощёкий Бруклин. - Слетаем на восток? В Батурине был, в Путивле был, Конотоп не миновал. Лебедин и Краснополье - родная сторона. Хутор Михайловский пролетал, а вот в Глухове бывать не приходилось. Моня, что за деревня? Ну, прояви эрудицию.
       - Деревня как деревня. Посмотрим.
       - Это не просто деревня, Саша. Это бывшая столица Левобережной Украины. Хоть и маленькая и бывшая, но - столица!
       - Слышал я эти рекламные сказки от Седого, - ответил Маринин. - Сейчас столиц развелось как собак не накормленных: Донецк, Львов, Харьков, Тернополь, Киев, Одесса, Чернигов, Днепропетровск и, - как же мы раньше не заметили! - Глухов!
       - Брателла, Глухову больше тысячи лет. Он старше Москвы. Хоть и маленький, но с историей. А ты знаешь, какого размера оказалась Троя, когда её обнаружили? То-то, брат.
       По команде Бруклина в мобильный телефон, на километровом участке автотрассы с обеих сторон выставили заграждения с грозным текстом: "STOP! Ликвидация минирования. Взрывоопасно!"
       Припарковав "Шевроне" в глубине бузины, Седой и Моня зашли в самолёт и, по настоянию пилота, пристегнулись ремнями безопасности. Разогнавшись, реактивный АН-2 взмыл в тёмное небо, освещая придорожные заросли пламенем форсажа. Развернувшись, прижался к земле и полетел на восток.
      
      Запищал вызов мобильного телефона. Бруклин взял трубку и стал разговаривать, глядя на разгорающееся пламя рассвета на горизонте, куда летел АН-2.
       - Да. Да. Не понял? Полковник, я их силой выбрасывать не буду. Даю. - Пилот протянул телефон Седому, сказав: - Дубина на проводе.
       Седой насторожено взял трубку. В телефоне зазвучал хриплый бас озабоченного Дубины:
       - Вова, опять проблема. В районе Глухова заблокирован аэродром. На взлётную полосу глуховские колхозники вчера вечером согнали старую сельхозтехнику. Самолёт сесть не сможет.
       - Что ж, - ответил Седой. - Слетаем, когда уберут...
       - Да нет, Вова, - нервно перебил полковник. - Будете прыгать с парашютами. На этот раз они у Бруклина есть.
       - Что?!! Я не прыгал никогда в жизни!
       - Спокойно, не волнуйся. Моня прыгал когда-то. Он даст необходимые инструкции. Всё, разговор окончен. Сейчас начало пятого. В десять утра полосу очистят, и там вас будет ждать самолёт. После десантирования перезвонишь. Давай! - Дубина отключился.
       Седой ошеломлённо глядел на невозмутимого Бруклина.
       - В чём дело, Вова? - спросил Моня.
       - Сейчас узнаешь, - процедил тот и обратился с вопросом к пилоту: - Ты знал?
       - Что? - вопросил с невинным видом лётчик.
       - Саша, - обратился Седой к Моне. - Они нас заманили в ловушку.
       - Кто они? - спросил Моня.
       - Полковник и Бруклин, - ответил Седой. - Они хотят что-бы я прыгнул с этого реактивного корыта вниз.
       - Что ты имеешь в виду? - полюбопытствовал Маринин.
       - Саша, вы будете прыгать с парашютами. Таков приказ полковника, - ответил за Седого лётчик. - Не переживайте, я лично их укладывал. Пересмотрел каждую стропу. Перехлёста не будет.
       - Какие парашюты? - мрачно спросил Моня.
       - Очень хорошие и качественные - торопливо проговорил Бруклин, - Раньше всё делали на совесть. Модель выпуска 1946 года. Д 1-8. Великолепный парашют - приземление как на подушке. Великоват, правда. Но в этом есть свои плюсы.
       - Д 1-8? - уточнил Моня, - Да их уже и в музеях нет. Ты хочешь, чтобы я пригнул с парашютом, которому сто лет?
       - А что тут такого? - поднял брови Бруклин. - Что может случиться за сто лет с парашютным шёлком? Это же не какая-то синтетика, а натуральные, экологически чистые экземпляры.
       - Вова, он издевается. - Сказал Моня Седому.
       - Я вижу, - ответил тот.
       Секунд двадцать все молчали. Пилот молвил:
       - До квадрата десантирования осталось пять минут полёта. Я буду ради вашего прыжка подниматься до шестисот метров. Шестьсот метров! Мой Ан-2 рискует стать жертвой ракетного удара. - Повернулся к Седому и повторил: - Шестьсот метров, чёрт побери. Меня увидят из Лондона.
       - Ты у них так примелькался, что пройдёшь за своего, - сказал Маринин.
       Снова примолкли, вслушиваясь в вой турбореактивного двигателя. Наконец Седой молвил:
       - Где они? Где эти экологические парашюты?
       - В конце салона лежат кучей. Там три штуки, - ответил Бруклин. - Выбирайте.
       - Я думал, это он картошку кому-то везёт, сказал Моня. Пошёл в конец салона и взял в руки громадный рюкзак. Махнул рукой Седому: - Вовик, иди сюда. Если будем прыгать, то у меня есть четыре минуты, чтобы провести краткий курс молодого парашютиста-десантника.
       Седой, матернувшись, двинулся к инструктору.
       - Давай, давай, пацаны, - подбадривал Бруклин. - Мешки что надо, пять метров в секунду - идеальное приземление. Я бы только и прыгал, если бы не летал. Адреналин, знаешь ли...
       - Иди ты со своим адреналином, - психанул Седой. - Вы сговорились с Дубиной. Я догадываюсь, как всё было на самом деле. На таких условиях, что сложились, я за десять километров не приблизился бы к твоей железяке.
       - Вова, клянусь! ... Никакого сговора! - стал заверять Бруклин. - Ты же знаешь, что у Дубины постоянно что-то меняется, что-то переигрывается, а в итоге я виноват. Ехали бы машиной, и не было бы проблем.
       - Трассы перекрыты патрулями, ты же знаешь, - ответил Седой, - На восток проехать можно только по пропускам.
       - Знаю, Вова, - вздохнул Бруклин. Вот и у меня всё время пытаются пропуск посмотреть.
       Седой и Моня принялись копаться в парашютах. Через пару минут оба стояли перехваченные ремнями и с громадными рюкзаками за спиной.
       - Вова, запомни - считаешь до трёх и дёргаешь кольцо, - повторял инструкцию сержант Маринин.
       - Ты уверен, что эта тряпка откроется? - хриплым шепотом вопросил оробевший Седой.
       - Спокойно, не переживай, шанс разбиться не большой. Если стропы уложены ровно, как уверяет Бруклин, то перехлёста не будет, а поэтому и проблем не предвидится. Вова, я прыгал пятнадцать раз и всё время боялся. Я и сейчас боюсь. И мне не стыдно. Это боится не Моня, это боится его тело. И ты не боишься. Боится твоё тело.
       - Боится, - шепотом подтвердил Седой. - Боится, паскуда. - Посмотрел в сторону Бруклина и тихо сказал: - А этот придурок вообще ничего не боится.
       - Вова, он повёрнутый, у него своя волна, - объяснил Маринин. - Если он не боится пролетать под мостами, то это означает, что Бруклин падает в обморок, увидев мышь. Или что-то в этом роде. Закон компенсации.
       - Ох, Саша, Саша... Я знаю твои манеры грузить и лечить, но, к сожалению, Седой сам доктор, - отвечал ученик парашютиста - десантника.
       - Вова, повторяю последний раз - глаза не закрывай, считай до трёх и дёргай за кольцо, - повторял неофиту общества Ариэлей инструктор Маринин. - Кайф поймаешь когда увидишь, что не разбился. Это я тебе гарантирую. Только не кричи от радости. Твои вопли могут услышать не нужные нам глуховские уши.
       - Что это вы там бормочите, пацаны? - весело крикнул пилот. - Или молитву читаете? Хва болтать, готовность тридцать секунд. Моня, открывай двери и зацепы шлеи стабилизаторов, а то полетишь и в самом деле как мешок с картошкой.
       - Уже зацепил, - пробурчал Маринин и с глухим шумом открыл двери самолёта.
       Холодный воздух ворвался в салон "кукурузника". Седой осторожно выглянул в дверь. Утреннее солнце разгоралось алым пламенем за горизонтом, рассеивая утреннюю мглу. Внизу, под крылом самолёта, проплывал лесной массив, и серой змейкой вилась автотрасса.
       - Мать родная, - прошептал "неофит". - Я с такой высоты даже никогда не глядел, а тут надо прыгать. Чёртов Дубина...
       - Вова, не смотри, - посоветовал сержант. - И не забудь - разворачиваешься по ветру, ноги полусогнуты, при посадке не пытайся устоять, падай и отстёгивай купол. Я буду рядом.
       - Точка выброса, крикнул Бруклин.
       - Вова, вперёд, слегка подтолкнул Седого Моня. Тот перекрестился, неуклюжей тушей вывалился в дверь самолёта и, кувыркаясь, полетел к земле. Следом за ним прыгнул Маринин.
       Рокотание и свист самолёта исчезли вдали. Парашют Седого раскрылся. Наступила полная тишина. "Неофит" взирал на невиданное ранее зрелище величия земного пространства. Ему казалось, что во всём мире остался он один и дикая природа, раскинувшаяся от горизонта до горизонта серо-зелёным маревом. Разгоравшийся рассвет пылал волшебством утренней свежести и Седой ощутил такой прилив первозданной радости бытия и отрешённости от всей мелочной, мирской суеты, оставшейся внизу, что неведомая песня дикого человека, единенного с природой, стала рваться из глубины его помолодевшей души, и он запел, запел бы во всё горло, но неожиданно повернул голову, увидел в ста метрах Моню, вспомнил его предупреждение о глуховских ушах, и вовремя притормозил свою радость. Но всё равно, стал махать руками Маринину, улыбаться, показывать оттопыренные большие пальцы на руках и дрыгать ногами. Ощутив такой шоковый прилив счастья, он понял, наконец, Бруклина, пролетающего под мостами; он понял своих друзей, несколько раз обходивших на крошечной яхте мыс Горн, которых до этого считал идиотами; он понял своего бывшего одноклассника, пытавшегося несколько раз взойти на Эверест и всё-таки поднявшегося на эту гору с десятой попытки, и отморозившего себе руки; он даже понял человека-паука, вползающего на небоскрёбы без страховки. Неофит прошёл обряд посвящения. К земле приближался уже не тот Седой, который садился в самолёт. Свободный полёт меняет душу человека, изменил он и Владимира Суворова.
       Оба десантника с интервалом несколько секунд упали на поле кукурузы. Отстегнули купола парашютов и продираясь сквозь кукурузные дебри, двинулись к автотрассе, которую наблюдали при посадке.
       - Поздравляю с первым прыжком, - приветствовал Маринин Седого.
       - Спасибо, Саша, - искренне ответил тот. Улыбаясь, добавил: - Однако я бы ещё прыгнул.
       - Вова, ощущение свободного падения не забывается никогда, - молвил Моня, - Душа молодеет от близости смерти - так говорил мой комбат. Странные слова, но что-то в них есть.
       - Весёлый парень твой комбат. Жизнелюб.
       - Да, майор был парень что надо. Погиб недавно под Дубровником. Ты, наверное, слышал, что там сербы сделали американцам Варфоломеевскую ночь?
       - Слышал, конечно. В Госдепартаменте до сих пор сосчитать пропавших без вести не могут.
       - Это были не совсем сербы.
       - Я, Саша, догадывался.
       - Комбату не повезло, ракета попала в его БТР.
       Вышли на дорогу. Утренняя мгла рассеялась, но над землёй ватным одеялом висел плотный туман. Сориентировались по компасу, и пошли в сторону города. Вскоре из тумана показалось каменное изваяние - женщина в украинской национальной одежде с караваем в руках. На противоположной стороне дороги светлела табличка: "Глухов". Узкая бетонная трасса уходила в глубину лесной чащи. Вплотную к ней подступили цветущие акации, сцепив свои кроны и возвышаясь пятнадцатиметровыми, жилистыми изваяниями, стоящими вдоль дороги, словно таможенные генералы. В глубине леса загадочно выговаривали песни проснувшиеся скворцы. Сонно принялась за свои предсказания кукушка. Из придорожного кустарника не торопясь, выбрела флегматичная собака с умными глазами и длинной, лохматой шерстью. Явная помесь добермана, колли и дворняги. Классическая порода современной действительности. Это Моня подметил давно. Ещё его дед, много лет назад, когда была в разгаре мода держать породистых псов, предсказывал массовые изменения в генотипе бродячих собак.
       Пёс внимательно смотрел на путников, зевнул, перешел дорогу и скрылся в зарослях дикой конопли.
       - Ты смотри, - подивился Моня. - Конопля свободно растёт! Как в Чуйской долине - рви, не хочу. Благодать для подсевших на драп.
       - Она беспонтовая, - ответил Седой. И добавил: - В Глухове находится единственный НИИ лубяных культур на весь бывший Советский Союз. Они сорок лет выводили сорт конопли, не содержащий наркосоставляющей. Вывели, однако. Красивая, ароматная травка. Но её курить - всё равно, что крапиву.
       - Да? - удивлённо спросил Моня. - А на вид, как настоящая. Да мне в общем-то все - равно, понтовая она или беспонтовая. Я эту дрянь не курю.
       Двинулись дальше. Через несколько шагов наткнулись на стайку мухоморов, проломивших асфальт и растущих посреди дороги.
       - Чёрт! - опять удивился Моня. - Точно Глухов. Здесь, выходит, и машины не ездят?
       - Возможно, - ответил Седой, также изумлённый таким проявлением глухомани.
       Медленно двинулись вперёд, в глубину тумана, туда, где исчезала дорога, покинутая автомобилями. Вдали показалась человеческая фигура. Приблизилась, и перед киевлянами предстал человек в военных галифе, в кедах и рубашке цвета хаки. На шее алел аккуратно завязанный пионерский галстук. Короткая седоватая стрижка, внимательный взгляд и руки в карманах. Незнакомец скользнул взглядом по Седому и остановился на Моне.
       - Брат, дай закурить.
       Моня с любопытством посмотрел на представителя глуховчан. Вытащил пачку "Беломора". Протянул, предлагая:
       - Возьми, друг, но только у меня папиросы.
       - Спасибо, брат, спасибо, - слегка шепелявя, поблагодарил незнакомец. - Я курю всё. А спичку, брат?
       Моня дал подкурить. Спросил:
       - Куда это ты, друг, в такую рань?
       - Да так, гуляю. Люблю туман. Вы, я вижу, не местные. Надо будет помочь - заходите. Меня все знают, весь город. Личность моя приметная и очень, в местных краях, известная. Я - Гитлер.
       - Гитлер? - невозмутимо уточнил Моня.
       - Да, это я и есть. - Все меня знают... Все... А на похороны один Дэня пришел. - Нахохлился и убрёл в туман. Крикнул Моне издали: - Брат, а какое сегодня число?
       - Двадцать первое, - ответил Маринин.
       - А год?
       - Ты что, друг? - подивился Маринин. - Две тысячи известный на дворе.
       - Мда, времечко летит, ответил Гитлер и исчез окончательно.
       - Помешанный какой-то, - сказал Седой. - Дыня на похоронах ходила, года не помнит. Шизо, короче.
       Двинулись дальше и минут пять шли молча, переступая мухоморы. В мутном мареве просыпающегося дня показалась фигура человека. Приблизилась, и перед десантниками предстал средних лет парень в чёрной футболке с надписью VOVA. Круглое лицо дружелюбно оглядело Моню и Седого. Моргнув глазами и перекинув папиросу из одного угла рта в другой, парень сказал:
       - Здравствуйте, киевские шпионы! - Вынул папиросу, сбил пепел и вопросительно добавил: - Как живёт столица?
       Десантники молчали, ошеломлённые столь неожиданной проницательностью местного населения. Моня неуверенно выговорил:
       - Доброе утро, э-э-э...
       - Меня зовут Чёрт, - сориентировал Маринина незнакомец. - Вы из Киева, а я из Сибири. Почувствовал - моё присутствие необходимо. И прилетел.
       - А с чего это вы, пан Чёрт, решили, что мы из Киева? - решительным тоном вопросил Седой.
       - А что, из Глухова? - поинтересовался VOVA.
       - А может, из Сорбонны? - не уступал Седой. - Идём на практику в ваш лубинститут.
       - Может быть, но только из киевской Сорбонны. Там сейчас всё переименовали. Белое стало серым, серое стало чёрным, а чёрное превратилось в квадрат. Да и квадрат, наверное, уже переделали в шестиугольник. Как там поживает школа Љ100?
       - Вы учились в школе Љ100? -удивился Маринин.
       - Да, а что? В моё время это не запрещалось.
       - Она уже такого номера не имеет.
       - Естественно. Сейчас это колледж Љ666. - Чёрт VOVA сунул папиросу в рот, вдумчиво глядя на киевлян. Затянулся и, выпустив дым, констатировал:
       - А поэтому подольских разводящих мы вычисляем одномоментно.- Неожиданно сменил тему:
       - Гитлер не проходил?
       - Э-э-э... М-м-м... Проходил.
       - Вам повезло. Он является раз в сезон, в туман и под настроение. Это примета, когда Гитлер спрашивает какое число. Он не интересовался?
       - Да, вообще-то, спрашивал, - ответил Моня.
       - Может быть, и год уточнял?
       - Ммм... Да, спросил какой на дворе год.
       - Плохо.
       - Это почему?
       - Будет плохой урожай лубяных культур. У него нюх на урожай. А лубяные культуры - основа местного благополучия. Впрочем, я заболтался. Прощайте, а может до свидания. - Это не от меня зависит. Не попадайтесь Кабану. - Махнул рукой и пошел дальше.
       - Какому кабану? - спросил Моня и, прищурившись, вгляделся в туман. Но Чёрта и след простыл. Маринин вытащил телефон, повертел его в руках и сунул в карман.
       - Связи нет, - сообщил Седому. - Может, здесь низина и сигнал не проходит?
       - Плохо, что связи нет, нахмурился напарник. - Дубина предполагал, что в Глухове могут не работать антенны сотовой телефонии. Рядом Россия, всего тридцать километров, а то и меньше. Если русские отключили Интернет, то янки в ответ на это лампочки в посольствах повыкручивают, не говоря об остальном. Будем работать вслепую, на свой риск. Я очень надеюсь, что Бруклин будет ждать нас на аэродроме. Нам остаётся только совершить контакт.
       - Как звать связного?
       - Лион.
       - Он что, француз?
       - Да нет, русский. Фамилия - Леонов. Позывной - Лион.
       - На фига нам позывной? Ты его знаешь в лицо?
       - Нет, идентификация посредством пароля.
       - Господи, сорок первый год! Пароли, отзывы... Какой пароль?
       - Моня, не лезь не в своё дело. Я знаю, какой пароль, а вот тебе это ни к чему.
       В тумане замаячила ещё одна фигура.
       - Глуховчане, я вижу, любят утренние прогулки, - заметил Моня, вглядываясь в туман. - Кабан, наверное. Или Геббельс. Гитлера мы уже видели.
       Через несколько секунд перед очами киевского отряда предстал мужичок с длинной седой бородой, рюкзаком за плечами и в белых кроссовках. Серая, застиранная, поповская ряса, как армейская шинель, болталась до самой земли, цепляясь за мухоморы. Седые волосы стянуты резинкой. Внимательный взгляд серых глаз. Узловатые руки. На шее деревянный крест на длинной верёвке. В руках отполированный годами посох.
       - Папаша, утро добренькое, - поприветствовал путника Моня. - До Глухова далеко?
       - Вы в нём и есть, - молвил тот. - А я вот, в Путивль иду. Вы не оттель?
       - Почти.
       - А, из Киева мабуть. Ну-ну... Там, в кустах, не вас ли Кабан ждёт?
       Моня и Седой переглянулись.
       - Какой это кабан? - осторожно поинтересовался сержант Маринин.
       - Ага. Значит вас. - Посмотрел внимательно на Седого, и неожиданно подмигнул ему. Шевельнул посохом. - Сами увидите. Передайте ему, что Гриша ушёл из города. Что его, то есть меня, достала суета, маразм, безбожие и, - поднял высоко посох, - спекуляция! - опустил посох. Уточнил: - Спекуляция Божьим планом и объединение его с планом производственным. - Посмотрел на заросли конопли. Закончил: - Я ухожу в Путивльскую обитель.
       - Отец, так ведь в Путивле немецкие отряды уже третий месяц стоят гарнизоном, - сказал бородатому старцу Седой. - А то ты не знаешь?
       - Всё знаю, сын мой. - Вздохнул. - К сожалению. Пруссак Сковороде не помеха. Во Христе путь каждого, ведает он, иль нет. Движение - путь к Богу. Вот я и бреду. А пруссак... Что мне пруссак? Он тоже божья тварь, хоть и души не православной. - Строго посмотрел на Седого и Моню. Указал рукой в сторону города и посоветовал: - Пройдите эту дорогу молча и быстро. Здесь обитает очень много мающихся душ, и не все они предстанут перед вратами Гавриила. Тянет к этой земле кое-кого. Простится с ней не могут. Я тоже, в своё время, пришел сюда из Киева после школы Могилы. Хоррошая была крепость! Защита от басурманских орд. Двенадцать церквей несли христианскую песнь на всю Левую Украину! Пять монастырей ваяло дух истинных носителей православия! А сейчас... - Махнул рукой. - Сами увидите, если дойдёте. - Старец повернулся и, не попрощавшись, пошёл в след Чёрту.
       Отряд полковника Дубины осторожно двинулся дальше.
       - Не нравится мне вся эта шизофрения, - мрачно молвил Моня. - Похоже, что местный дурдом этой ночью получил увольнительные. - Огляделся по сторонам, приложил козырьком руку ко лбу и вгляделся в даль. - И где дома или хаты? Одна конопля, мухоморы и бузина. Да туман. Все компоненты психоделической отравы. Похоже, эти Гитлер, Чёрт и Сковорода мухоморов объелись. Или вон - бузины. От этой фигни знаешь, как прёт? Да только не в ту сторону.
       - Моня, не болтай чушь.
       - А вот мы посмотрим на кабана. Или Кабана. Я уверен, это местный, обкурившийся травы проповедник очередной дури, бандит или кидала. И вообще... - Повернулся к Седому и раздельно сказал: - Вова, если я прыгал с парашютом в эту глушь с единственной целью - быть подставкой для местного кидалы, в котором заинтересован полковник, то... То я выхожу из игры. Моня кто угодно, но не клоун. И не...
       - Успокойся, - остановил его Седой. - Вся ответственность на мне. И не забывай об этом. Я сам брошу Дубину с моста метро, если нас подставят. Седой тоже не клоун.
       Вдали зазвучал ползущий заунывный звук, и в тумане появилась ещё одна фигура.
       - Кабан, - мрачно предположил Моня. - Зубами скрипит.
       Но это был не Кабан.
       - Нестор Петрович, - представился худощавый, жилистый, черноглазый, с одержимым блеском во взгляде и слегка подёргивающийся в такт своей речи человек. Он волочил в руке длинную цепь. Одет был в офицерский френч неизвестной армии, неизвестных времён. На поясе болталась деревянная кобура антикварного маузера.
       Черноглазый принялся в упор рассматривать киевлян.
       - Вы меня, наверное, не узнаёте? - спросил.
       - Да нет, друг, пока не узнали, - ответил Моня, поглядывая на кобуру маузера и гадая, есть ли в ней оружие.
       - Не беда, - ответил Нестор Петрович. - Не узнавание обеспечивает анонимность действий. - Шевельнул цепью. - Я, вообще-то, догоняю Гитлера. Не встречали? - И неожиданно скрипнул зубами.
       - Туда пошёл, - махнул рукой Моня. Седой поддакивающие закивал головой, настороженно глядя на цепь.
       - Я так и знал, - недовольно сказал человек с маузером. - Опять, скорее всего, не помнит какой день и какой год. После моей лекции учение Кропоткина Гитлер уяснил на свой лад. А вы? - И в упор уставился на киевских десантников.
       - Что - мы? - переспросил Моня.
       - К какому ведомству приписаны?
       - К вневедомственному, - ответил за Маринина Седой.
       - Это хорошо. Анархия мать порядка. Ведомств быть не может и быть их не должно. Вневедомственное ведомство? Прекрасная политическая конструкция. В Глухове у вас будет много сторонников. Вы идёте в Глухов?
       - Да, в Глухов, - подтвердил Седой.
       - Удачи не желаю - плохая примета. Звоните, если что. В колокола. Хорошая немобильная связь. - И двинулся дальше в туман, волоча цепь и подёргиваясь.
       - Ты прав, Моня. Распустили местный дурдом. Проклятый Дубина, куда он нас забросил? В город шизофреников? - Седой вытер пот со лба.
       - Не знаю, Вова. Старший ты. Решай, что делать и надо сваливать отсюда. На наши уши реально присели. Я думаю, нас вычислили и выслали навстречу группу дезориентации.
       "Идёшь туда, не знаешь куда. Найдёшь то, не знаешь, что".
       Киевляне прочли предсказание, вырезанное на доске, которая ветхим логотипом маячила на высокой осине. Под осиной, на траве, сидел человек и курил трубку. Рядом, на длинной верёвке, паслась коза.
       - Доброе утро, - поздоровался Седой.
       - Доброе, доброе, - согласился пастух.
       - Не скажете ли, уважаемый, далеко, аль нет, до города? - спросил предводитель отряда, меняя свою речь под, якобы, местную.
       - Это кому как.
       - Нам, - уточнил Седой.
       - Вам близко. Прямо, прямо и прямо. Но, - указал на доску - логотип, - прочти и перескажи другу.
       - Американцев в городе много? - поинтересовался Моня, ещё раз оглядев логотип.
       - Нету здесь американцев. Нет и украинцев. Нет и русских. Нет армян, нет грузин, нет цыган, нет евреев... - Пустил клуб дыма. Продолжил: - В край особый идёте, панове. Погранзона всех конфессий, центр космополитов. Нам, в Глухове, Вавилонская башня ни к чему. Своя есть.
       - Э-э-э... Дык одни атеисты, что ль? - спросил Моня прикидываясь дурачком.
       - Не совсем, не совсем, - оживился пастух и снова затянулся из трубки. - Есть и у нас вера. Она едина и истинна. Её пока представляю я и, - махнул рукой в сторону козы, - она. Пёс ещё был, но украли, наверное. Не сбежал же?
       Десантники молча выслушивали очередное откровение.
       - Зовут меня - Мема, - провозгласил пастух и многозначительно посмотрел на Моню. - Я пастырь новой конфессии. Имя ей - Славянская. Земля обетованная - Глухов. Все люди на земле - Славяне. Правда, не каждый об этом знает. Первый пророк всех людей на земле - славянин по имени Слава. Святое писание - его рук дело. Он над ним трудился недолго и с доброй волей пустил в мир. А вот Моисей присвоил себе авторство. - Мема понимающе сказал Моне: - Копирайта в те времена не было. Ну, сын фараона, таким образом, сфальсифицировал легитимность права на изречение Истины. Но правда нашла себе путь сквозь тысячелетия! Присоединяйтесь, братья, к моей церкви. Я сократил святое писание и выделил из него основную мысль, главную идею объясняющую всё и всем. Вот она! - И он торжественно указал рукой на доску с текстом, став при этом восхищённо кивать головой и взмахивать руками чем неожиданно перепугал козу. Та прыжками помчалась в лес, вырвала колышек из земли и, волоча на верёвке за собой этот балласт, исчезла в зарослях крапивы.
       - Вернётся, - спокойно среагировал на побег Мема. - От добра не сбежишь. Ну, так вот, - снова поднял глаза на Моню. - В этой квинтэссенции Слова Божьего,- ткнул пальцем на расписанную доску, - сорок одна буква. И каждая имеет смысл, предсказывает будущее, объясняет прошлое и располагает к умиротворению настоящее. Не говоря уже о том, что Славе был сорок один год, когда он изрёк текст Священного писания, то есть скрытый смысл Библии. И ещё, послушайте: "Отчьшеанз ен отьшёдйан! Адукьшеанз ен адутьшёди!!! - Он закатил глаза и сложил руки на груди, прижав их ладонями одна к другой.
       - Это на древнееврейском? - поинтересовался Моня.
       Моня снисходительно посмотрел на пропавшую душу. Пояснил:
       - Это на славянском. Тот же святой текст, но прочтённый наоборот. Читая это каждый день в тот момент когда в голову приходит всё что угодно, кроме мысли о Боге, ты становишься обращённым и присоединяешься к Бессмертному Славе. Нюанс один - надо заставить себя не желать ничего и не думать ни о чём. Тогда в голове и останется лишь эта Великая Истина. - Он снова торжественным голосом прочёл абракадабру и посветлевшим взглядом окинул десантников. Спросил:
       - Чувствуете Силу и Влияние Божьего Посыла? Добавил: - Важно помнить ЭТО и забыть всё остальное.
       - Мда, - задумчиво сказал Моня Меме, изучая его мнемотехнику. - А как же Христос?
       - Свой парень, славянин. Он принял эстафету от Славы, посредством Моисея, и передал дальше. Теперь она перешла ко мне. В миру я был художником, но сейчас бросил заниматься производством идолов. Изображать что- либо грешно, неправильно и вредно для здоровья животного. А я животное. Да и вы тоже, как и моя коза. Вы улавливаете мысль? Виижу, что улавливаете. Скоро и Киев примет моё вероисповедание. Истина - в доске! - Указал на логотип, прибитый к осине. Придвинулся близко к десантникам и шёпотом добавил: - Вот тот, что пялится в монитор и шевелит мышью, тоже наш человек, если дополз до этого места. Наааш, брат... Поздравляю! Не забывай Святой текст!!!
       - Кто это наш человек? - недоумённо поинтересовался Моня, оглянувшись назад.
       - Да вон он, гляди лучше, - совсем тихо зашептал Мема. - Вслушивается в наш разговор и думает, что он в стороне. Сторона есть одна - Славянская. А она здесь, а не там, в районе Пентиумов.
       Седой вмешался в монолог, желая оборвать непонятный бред.
       - Мема, а вы не встречали Кабана?
       "Пастырь" сунул трубку в рот и изучающе оглядел киевлян.
       - Зачем он вам нужен?
       - По моему, наоборот. Мы ему нужны, - ответил Моня.
       - Кабан православный, - хмуро сказал Мема. - Он верит в поповскую брехню о первородном грехе и триединстве. А вот в мою козу не верит. - Помолчал, раскурил потухшую трубку. Посоветовал: - Не стоит вам с ним встречаться. - Добавил: - И даже смотреть на него.
       - А почему - же это нельзя смотреть? - поинтересовался Маринин.
       - Интуиция, - ответил эксхудожник и хмуро потянул козу за верёвку, которая и впрямь уже вылезла из крапивы и вернулась к хозяину. - Панове, я своё мнение сказал, а там как знаете. - Мема оглядел Моню и добавил:
       - Ты был бы весьма успешным неофитом. Рожа у тебя бандитская - значит грехов много. А лучший неофит - грешник. Это ещё Исайа сформулировал. А до него ещё кое кто. Некий Элохим, наблюдая действия своих наблюдателей, пришёл к такому выводу. Эту банду нельзя было допускать до общения с детьми Адама и Евы. Был внедрён посторонний ген, навсегда раздвоивший людей. В результате есть то, что есть. Смешение генофонда архиевы с посторонней дезоксирибонуклеиновой кислотой. Эхнатон был прав. Кому-то было необходимо взять на себя роль бога и навести порядок. Нефертити, правда, завалила операцию. Но мыслеформы остались. Главные из них - Женщина и Змей.
       - Пойдём Саша, - сказал Седой Моне. - Бруклин, по заданию Дубины забросил нас в самое пекло шизофренического заражения. Наверное, здесь испытали новое оружие.
       Десантники покинули Мему, который умиротворённо помахал им в след рукой и проговорил: " Братья, помните Святое Слово".
       "Братья" уверенной походкой двинулись в сторону Глухова, указанную им уже многими, но пока являющуюся лишь вектором, модулируемым психопатией. Окончательное убеждение в том, что кругом одни сумасшедшие придало им решительности и ликвидировало полумистический стресс.
       - Саша, ты въехал, куда киданул нас полковник? - вопрошал Седой, оживившийся после рационализации восприятия действительности.
       - Вова, я понял, о чём ты. Политбюро - это, скорее всего, параноики, случайно получившие доступ к Интернету и "кинувшие" этого Муссолини - специалиста по психоанализу. Мы закончим операцию и завершим переговоры. Я всё запишу на диктофон. Но потом будем разбираться.
       - Да, Саша, разбираться будем. Мы не клоуны и подопытные кроли.
       Впереди послышалось лёгкое шуршание, и из тумана на большой скорости выскочили два велосипедиста на спортивных "Хондах". В чёрных очках промчались мимо десантников, словно привидения, обдав лёгким ветерком.
       - Это не психи, - заключил Маринин.
       - Да, не похоже. Вот это и есть нормальные глуховчане. Признак разумности воспринимается даже в движении.
       - Верно, Вова. Ага, что- то виднеется!
       Из тумана, уже почти рассеивавшегося, выступили очертания здания. Приблизившись, десантники Дубины увидели стоявший на обочине дороги дом, сложений из дубовых брёвен и внушительного размера. Возле открытой двери стоял парень в джинсах, футболке и в белоснежном передничке. Возле него, на земле, дремала громадных размеров свинья, привязанная верёвкой к железному кольцу, прибитому к бревенчатой стене дома. Над входом красовалась большая надпись: "КАБАН". А ниже, маленькими буквами: " Православный ресторан".
       Переглянувшись, киевляне подошли к парню в переднике.
       - Доброе утро, уважаемый.
       Тот в ответ кивнул головой и продолжал молча пить кофе из крохотной, глиняной чашки. Десантники стали рассматривать спящую свинью на верёвке.
       - Продаётся? - поинтересовался Моня.
       - Нет, - ответил представитель "Кабана".
       Допил кофе и проговорил, невозмутимо глядя на киевлян:
       - Проходите, ресторан работает круглосуточно. Вход платный. Бокал пива. Ему. - И кивнул на свинью.
       - Она пьёт пиво? - удивился Моня.
       - Во первых - он. А во вторых, Президент вообще не имеет границы в употреблении этого напитка. Он им питается. А где вы видели, чтобы свинья отказывалась есть? Да вы посмотрите на размеры экземпляра! И всё на христианском питании. Четыреста килограммов!
       - А почему христианском? - поинтересовался Седой.
       - К ним допускаются только православные христиане.
       - А как же вы их определяете? По каким документам?
       - Зачем же документы? Здесь не Запись Актов Гражданского Состояния. Спрашиваемс...
       - А ежели соврут?
       - Православные не врут.
       - Да неужели?
       - Я таких не встречал. И он, - кивнул на Президента, - тоже. Вот вы, - спросил у десантников, - вы православные?
       - Конечно, - заявил Моня.
       - Заходить будете?
       - Обязательно, - ответил Седой.
       - Ну, видите как всё просто. Я вам верю, а у Президента уже есть два бокала пива. Лёгкий завтрак.
       - Мда... - задумчиво почесал за затылком Седой. - Всякое видел, но такое...
       - А что тут такого? - вопросил парень. - Честная свинья пьёт честное пиво на честно заработанные деньги честных людей. Вы, наверное, из Киева?
       - А с чего вы это взяли? - насторожился Моня.
       В это время свинья хрюкнула и поднялась во весь свой громадный рост, уставившись крохотными глазками на десантников.
       - Да так, показалось, - сказал представитель "Кабана". - Да и Президент чувствует людей из столицы. Он очень умный. Пиво стимулирует передачу нервных импульсов по нейронам, это доказано. Я даже с ним иногда советуюсь. На вербальном языке, - добавил в ответ на взгляд Мони.
       - И что же он сейчас говорит? - критически спросил Маринин.
       - Он хочет пива.
       Свинья снова хрюкнула низким басом и побрела к Моне, помахивая хвостиком. Тот быстро сделал шаг назад. Сказал:
       - Мы заходим. Где брать пиво?
       - Я возьму сам. Давайте деньги. Бокал - два евро.
       - Сколько? - изумился Седой.
       - Такая цена только для Президента. Он представляет заведение и является лицом православия на территории моей частной собственности. Кормя Президента, вы причастяетесь ко всем православным города Глухова.
       Моня вытащил бумажку в пять евро и отдал хозяину свиньи. Тот протянул сдачу и, улыбаясь, сказал:
       - Заходите, и будьте как дома. Зовут меня - Капуста, так и обращайтесь. У нас уже есть гости, вы не будете одиноки. Официант вас обслужит, музыкант сыграет, парикмахер пострижёт и побреет. Священник отпустит грехи. Сервис полный, только, извините, Интернет временно не работает и сотовая связь тоже, а так - обслуживание по полной программе. Можете переночевать. На втором этаже хорошие номера с видом на Глухов - столицу Левобережной Украины, место отдыха гетманов.
      Солнце заливало утренним светом пригородное заведение, когда туда зашли Седой и Моня. Первым делом, они увидели круглый дубовый стол, за которым сидела Леся, Француз, Парковщик и Димедрол.
      
      
       Резина колёс почти бесшумно оставляла позади себя асфальт лесной дороги. Свежий утренний ветер бил в лицо. Туман почти рассеялся. Два велосипедиста на большой скорости мчались вперёд.
       Второй сказал первому:
       - Сотню уже проехали, можно повернуть обратно.
       - Да, ты прав. Моцион должен иметь предел.
       - Ну, как тебе мой город?
       - Неплохо, неплохо... Бродяг много, зато бабы что надо. И - природа! - Он во всю грудь вдохнул воздух июньского утра.
       - Где сейчас бродяг нет? А хороших женщин ещё надо поискать.
       - Ты прав. Какие акации! Да им лет по двести!
       - Больше. Их сажал Пётр Великий.
       - Ох, вот это да!
       - Слышал, что Россия выключила Интернет?
       - Я в это не верю.
       - Это так. Весь Интернет.
       - Ну, значит им это нужно.
       Первый с энергией молодого барса вдыхал утреннюю свежесть и не особо слушал второго.
       - Мы же почти вышли на Сопротивление в Киеве, а теперь модем превратился в кусок пластмассы. У тебя есть не виртуальные контакты?
       - Есть. Вот сейчас, например. Посмотри, как цветёт бузина!!! Я балдею!
       - Тьфу ты, эстет. Бузина! Ты снайпер дальнобойщик, тебе надо думать о... Тебе надо думать...
       - Ну-ну... И о чём - же?
       - Хорошо, оставим тему.
       Второй налёг на педали и стал уходить вперёд. Мимо велосипедистов промелькнуло изваяние - женщина с караваем, памятник архитектуры.
       Первый догнал второго.
       - Ты знаешь, у меня ощущения, что мы в Эдеме.
       - Надо попытаться выйти в Глухове на сторонников Сопротивления. Я постараюсь через друзей детства, - озабоченно сказал второй.
       - Нет, ты осмотри. Мы въехали в нирвану! Какие поля, сколько цветов! Я очень рад, что мы всё-таки уговорили тебя приехать в этот город. А дрозды!
       - Ты говорил, что вышел в Киеве на итальянцев.
       - Да ну их к чёрту. Да, вышел. Ну и что? Чем поможет сицилиец украинцу?
       На большой скорости объехали человека, волокущего за собой кусок цепи.
       - Реальным контактом. Неужели не ясно?
       Первый стал тормозить и остановил велосипед. Рядом с ним стал и второй.
       - Пойду сорву васильков.
       - О господи...
       Через пару минут повернули обратно, летя навстречу солнцу, показавшемуся из-за кромки леса.
       - Ты говорил про какого-то Муссолини.
       - Да, я общался с его секретарём, - ответил первый. - Мы договорились о совместной работе. Они ищут контакты всех уровней для какой-то операции. Его впечатлило досье на меня, которое вручила ему внешняя разведка Италии.
       - И?
       - Они поручили нам задание.
       - Нам?!!
       - Да.
       - Ты ничего не говорил.
       - Не успел.
       - И когда начнётся операция.
       - Она уже идёт.
       - ...?
       - Мы в Глухове не отдыхаем. Тебе просто повезло, что спец операция проводится в этом городе. Лотерейное совпадение - такое бывает.
       Второй задумчиво крутил педали.
       - Ты меня сильно обидел.
       - Извини, это было условие итальянцев. Они работают на стороне Сопротивления. Я должен был молчать до сегодняшнего утра. Мы работаем с Сопротивлением. Мы в деле. А ты волновался. Я тебе всегда говорил - сиди на пороге своего дома, жди и мимо пронесут труп твоего врача. Это я к вопросу о терпении. Да ты погляди, погляди какие заросли лопухов! Я таких лопухов не видел никогда в жизни! Это не лопухи, это баобабы!!!
      
      1.
       - Скорцени, каковы результаты?
       - Шеф, всё произошло так, как было написано в вашей инструкции.
       - Ну, вот видишь? Ты видишь, насколько точно можно спрогнозировать человеческое поведение?
       - Вижу шеф. Я преклоняюсь перед вами.
       - Хм, Скорцени... Не надо аффектов на рабочем месте. Оно должно быть стерильно, как стол хирурга. Сколько раз в истории людей один единственный микроб этого заболевания - эмоционального состояния в неподходящее время - валил всё дело на корню?
       - Много, шеф.
       - Вот то-то же. А теперь... Что теперь? Теперь остаётся ждать и ждать. Всё равно времени осталось мало. Есть два варианта развития событий. Первый - мы с тобой пьём пиво на Крещатике, любуемся местными красотками, и встречаем рассвет 23 июня хорошо поддатые, но уверенные в себе, а главное - в будущем.
       - Хороший вариант, шеф.
       - Мда. Я тоже так думаю. Но второй тоже любопытен. Мы наблюдаем 22 июня в непосредственной близости апокалипсис детерминанты абсолюта противостояния Homo sapiens. Инь ян в своём роде. Тоже интересно. Но в другом ракурсе.
       - Это вы имели в виду нейтронныё взрыв?
       - Да, Скорцени. Его я и имею в виду. - Муссолини повернулся к помощнику и сказал, глядя ему в глаза. - Ты знаешь, насчёт наручников я, конечно, шутил. Ты можешь сегодня, прямо сейчас, вылететь в Рим. Предлог я найду. Ну?
       Скорцени помолчал, шурша бумажкой на столе. Сказал:
       - Шеф, аффектов на хирургическом столе больше не будет. Но я вас не покину. И встречу восход солнца вместе с вами.
       - Я так и думал. Будущее Италии, которое формируется сегодня, сейчас, здесь, не останется без своих гуру. То есть тебя и меня. Ха- ха- ха-ха- ха!
      2.
      Министр обороны России задал уже в третий раз аналогичный вопрос.
       - Но почему именно Глухов? Петров, убеди меня лично, а не министра обороны.
       Заместитель, генерал-полковник в гражданской форме, терпеливо повторил:
       - Не мы выбирали этот город. И не американцы. Оперативная информация из четырнадцати независимых источников изучивших данные, переданные полковником Дубиной, идентифицирует этот украинский районный центр как основную базу так называемого Политбюро. Наши специалисты, в частности, сводили на главном компьютере все данные по этому феномену за последние двадцать лет! - Генерал- полковник, командующий отделом по вневедомственным операциям, вытер пот со лба. Продолжил: - Уровень секретности этого бюро настолько высок, а вероятность физического захвата террористов так низка, что я лично, для гарантии и перестраховки, уничтожил бы весь город вакуумными бомбами.
       - Нууу... Никогда не говори при мне такое. Никогда! - Задумался. Проговорил: - Но рациональное зерно есть, не знаю только как его выделить из гипотетического хаоса тупиковых вариантов и применить легально и адекватно. Как?
       - Авария бомбардировщика с вакуумными зарядами на борту. Принесём извинения, выплатим компенсации...
       Министр помолчал. Тихо сказал:
       - Петров, ты явно не в себе, как легендарный Маккарти. Что ты плетёшь? Насколько я знаю, в Глухове пока никаких войск нет. Виртуальное политбюро это не регулярные войска. Их там нет. Какие бомбы?
       - Уже есть американский спецназ оформленный как гуманитарная помощь в геологоразведке. Якобы в Глухове появились намёки на медь.
       - Ох, и чушь. В тех районах медь? Бред.
       - Да, но янки сгруппировали там уже около сорока человек. Копают ямы по всему городу. И городской голова им помогает.
       - А мы?
       - Никого, кроме "пятой колонны".
       - Количество?
       - Реальных бойцов около двадцати человек. Это мало. Это очень-очень мало. Мы теряем стратегический плацдарм!
       - А где же многоизвестное киевское Сопротивление?
       - Мы потеряли с ним контакт после отключения Интернета и сотовой связи. Спутниковые передатчики предусмотрены не были.
       Министр стал ходить из угла в угол и поглядывать на лежащую на столе пачку сигарет. Курить он, теоретически, бросил. Выговорил: - Неясная ситуация. Неясные последствия. Где полковник Дубина? Где его люди? Они в Украине как пираньи на бараньем водопое! А тут пропали.
       - Последнее письмо Дубины получено вчера. Он сообщает, что вышел на связь с Политбюро и свяжется с нами самостоятельно. Просит оказать техническую помощь. Список прилагается:
       - Покажи.
       Генерал протянул бумажку. Министр прочёл и положил её на стол.
       - Он, по моему, немного не в себе.
       - Мне тоже так показалось.
       - Ладно, Петров, ладно... Мы то с тобой знаем, как профессионалы, каким образом решаются задачи подобного рода. Они решаются волей случая.
       - Полностью с вами согласен. Даже более того.
       - Что ты имеешь в виду?
       - Мне кажется, они решены заранее.
       - Мда... Может ты и прав. - Помолчал. - Прав не прав, но Дубине придётся помочь.
       - Совершенно верное решение.
       - Похоже, что его люди на востоке Украины остались единственной силовой структурой действующей в согласовании с нами. Выполните все его пожелания, а я подпишу приказ.
      
      - Ну, ну, Иванов. Я слушаю детали. - Президент России откинулся в кресле и в упор смотрел на министра сидящего перед ним в кресле.
       - Отдел Петрова проанализировал ситуацию. Кроме него дали свои заключения СВР и ГСР. На основании оперативной информации из всех независимых источников я считаю, что американцы готовят крупную провокацию на востоке Украины с целью ввести войска НАТО, закрепления плацдарма вплотную граничащего с Россией, и дальнейшей экспансии на восток. Потери их, очевидно, не смущают. При помощи тройного агента и информации из Киева, удалось установить предполагаемое место физического расположения Восточного отделения Политбюро. Оно совпадает с районом концентрации американских подразделений. Это небольшой город на северо-востоке Украины. Есть ли связь между американцами и Политбюро - пока не выяснено. Но, несомненно, одно - США перебрасывает в этот район людей.
       - Но у нас же существует договорённость по поводу нейтралитета в отношении внутренних дел украинцев.
       - Спецназ прибыл под видом геологической группы. Разрабатывают залежи меди.
       - Что предпринимаем мы?
       - Операция разработана до деталей, и я даю её вам для ознакомления.
       Министр положил на стол объёмистую папку. Закончил:
       - Решение за вами.
       Президент углубился в просмотр документации. Отложил папку.
       - Я понял всё с первых страниц. Вы лично отвечаете за техническое обеспечение?
       - Да.
       - Хорошо, Серёжа. Голову на плаху ты кладешь сам. Впрочем, я это уважаю. А вот что получится - посмотрим. Совещание через час.
      
       3.
       - Джексон, я внимательно слушаю, что вы мне скажете о решении проблемы киевского Ликвидатора. Он явно становится супер-звездой, и пока это единственное, чего мы добились.
       Мрачный, худой человек, с тёмными кругами под глазами от бессонных ночей, ответил:
       - Мы не сразу индетифицировали масштаб этой личности. У него оказалась весьма влиятельная поддержка. Крыша, как говорят в Киеве.
       - Да ну? Только не говорите, что арабы.
       - Нет, тут посложней. Он действует в составе Политбюро.
       - И какого же это политбюро
       - Того политбюро. Внеполитического.
       Президент США замолчал и принялся задумчиво гладить собаку. Спросил:
       - Информация проверенная?
       - Да, господин президент. Её подтверждает наш тройной агент. Ему можно верить.
       - И чего же они хотят? Чего требует Политбюро? Не обираются же они даром взорвать Киев?
       - Мы выясняем. Прямых требований пока нет, и цену ещё не назначали.
       - Кто торгуется?
       - Прямого торга пока нет.
       - Это плохо. Посредники утроят цену.
       - Если не больше.
       - А что сообщают русские террористы. Они должны нам кучу денег. Глава группы гарантировал выполнение поставленной задачи.
       - Это отдельная тема. Группа предложила несколько видоизменить решение проблемы. Я писал вам докладную по этому поводу.
       Президент невнятно пробормотал с непомнящим видом:
       - Мда... Что-то читал.... Не весьма... Кхм... Продолжайте!
       - Человек группы уже общался с Политбюро. Он успел дать контрольное сообщение, но пока не вернулся и на связь больше не вышел
       - Джексон, ты меня дурачишь?
       - Это так, господин президент, - невозмутимо продолжал директор ЦРУ. - Представитель русских националистов, работающий на нас, сумел выйти на Политбюро, но деталей по контакту пока нет. Могут появиться каждую минуту. Ждём.
       - Всё, что вы говорите, я полагаю косвенная информация? - спросил глава овального кабинета.
       - К сожалению, да. На этом уровне нет возможности гарантировать достоверность на сто процентов и делать абсолютно реальный прогноз.
       - Здесь я с вами согласен. Сколько у нас есть времени?
       - Двадцать четыре часа. Все граждане США, оставшиеся в Киеве, ждут команды и готовы к эвакуации. Это работники посольства и агенты спецслужб.
       Президент оттолкнул собаку, встал и прошёлся вдоль кабинета. Посмотрел на портрет Рузвельта. Вздохнул. Проговорил:
       - Какое решение вы предлагаете по поводу северо-восточной базы Политбюро?
       - Нейтронный заряд. Как в своё время с исламским лидером.
       - Джексон, вы пошутили?
       - Господин президент, гнездо надо уничтожить. И уничтожить наверняка. Вы знаете, к чему приводит излишний либерализм.
       - А русские?
       - Это не их город.
       - Да? Скажи это им, а я послушаю, что они ответят. И как.
       - Имитируем аварию самолёта с нейтронным зарядом на борту. Мы уже проделывали подобные операции. Вы знаете, о чём я говорю.
       - Бред, бред и бред... - Помолчал. - Впрочем, не полный. - Снова опустился в кресло и сосредоточенно уставился в окно. Директор ЦРУ ждал. Собака, шурша лапами, пробежала по ковру и уселась в ногах у президента. Тот сказал:
       - Проработайте оперативные детали, и через час я жду вас с конкретным планом. Не позднее!
      
       4.
       Президент Франции взял в руки фужер тонкого стекла, наполненный алым напитком, и стал рассматривать его на свет. Медленно проговорил:
       - Жак, вы меня ничем не удивляете. Вся эта история началась ещё год назад. А теперь мы просто наблюдаем вторую серию. Вопрос - будет ли хеппи-энд? Ответ - посмотрим.
       - Господин президент, нам необходимо...
       - Жак, - оборвал министра обороны президент. - Нам ничего не необходимо. Французы всегда элегантно вели себя в подобных ситуациях. Вспомните Де Голя и ситуацию в Алжире. И учитывайте поведение Берлина. Немцы бормочут сплошной дискурсив! Они ещё, я думаю, не определились! Каково? Я не хочу, чтобы Франция оказалась в таком же положении идиотов, как Германия. Мы - французы! У нас тема одна. Или вообще никакой. Франция не будет искать конъюнктурных интересов, таская каштаны из костра. Нет! - Поставил бокал на стол. Спросил:
       - Противоракетная оборона Парижа в порядке?
       - В абсолютном.
       - Удвойте этот абсолют за счёт Марселя и спите спокойно. Я думаю, русские разберутся сами. Украина это не Ирак, не Иран и не Пхеньян. В конце концов, это родина России. Её мама, так сказать. Как же, по-вашему, должны вести себя русские в отношении своей матери? Жак, я не завидую американцу. Он попал.
      
       5.
       Премьер- министр Израиля внимательно слушал командующего внешней разведкой. Дослушал до конца и стал прикуривать сигару. Поинтересовался:
       - А какое это имеет отношение к нам?
       - Самое прямое, господин премьер- министр. В восточной Украине проживает ещё около пятисот евреев. Это раз. А во вторых, известное вам Политбюро активно вмешивается в работу нашей агентуры по всей Европе, и не только. Мы не можем упустить шанс закрепиться в конъюнктуре, и контролировать раздел резидентов Политбюро. Есть шанс перекупить агентов этой сети. По некоторым данным, она превосходит нашу сеть.
       - Этого не может быть.
       - Но перестраховаться надо.
       Премьер пожевал губами, пустил дым, потушил сигару.
       - Возможно, ты пгав. Сколько у нас вгемени?
       - Не более суток.
       - Действуйте! Я даю кагт-буанш.
      
       6.
       - Ха-ха-ха!!! Джулио, ты только посмотри, каким парнем оказался этот Муссолини. Вычислил Политбюро, которое ищут двадцать лет и даже не верят, что оно есть в природе. Достоин прадеда, ничего не скажешь.
       - Я же вам говорил, господин премьер-министр, что у него громадный скрытый потенциал. Он реально ведёт Италию вперёд. По крайней мере, в среде спецслужб. Не в обиду вам будет сказано.
       - Ладно там, - ответил премьер-министр. - Это настоящее профессиональное искусство - поставить на уши всю Европу, собрать в одном месте, возле крошечного украинского городка, приоритеты основных спец подразделений американцев, русских и НАТО. Он гений! Нет, он - гений!!! Я не удивлюсь, если ситуацией воспользуется Китай или Иран.
       Премьер-министр Италии откинулся в кресле, стал серьёзным, закурил сигарету и медленно сказал министру обороны:
       - В Киев срочную шифрограмму: "Ни под каким предлогом итальянский контингент НАТО не имеет права покинуть столицу Украины. Точка". И добавил: - Италия принимать участие в этом шоу не будет!
      
       7.
       - Ваше Величество, если мы не поддержим США в их давлении на Россию, то Великобритания рискует остаться наедине с блоком Россия - Франция-Германия. Плюс Китай.
       - Англичане всегда были в одиночестве, Уинстон. И вам это хорошо известно. Я понимаю ваше стремление как премьер-министра, и ваши цели, как политика, но королевская семья - лицо Англии и всей Великобритании. Предоставьте стратегические вопросы, связанные с морально этической стороной имиджа империи, - да, да, да! Империи! - решать мне. - Королева холодным взглядом измерила министра. Спросила: - Или вы в чём- то со мной не согласны?
       - Ваше Величество, я... Ммм...
       - Вот так будет лучше. С этого момента мы придерживаемся полного нейтралитета. Вплоть до разрешения конфликта на Украине.
      
       8.
       Аятолла завершил молитву, поднялся с коврика и вернулся в свой кабинет. Дёрнул за верёвочку колокольчика. Вошёл секретарь, низко поклонился и напомнил:
       - Вашего приёма ожидает министр армии и флота. Что прикажете?
       - Пусть войдёт. И завари чай.
       Вошёл министр. Аятолла указал на низкое кресло-подушку. Министр сел.
       - Мустафа, - проговорил неторопливо аятолла. - Президент принял какое-либо решение? Я могу тебе верить, ты мой родственник. Твой дед мой брат и не только, но и истинный благоверный друг который, как и я, всю жизнь отдал делу Мохаммеда и движению ислама, во все стороны распространяя дух его и неверных обращая на путь веры и любви аллаха. Я слушаю тебя.
       Министр сложил молитвенно руки и низко поклонился. Поднял глаза и ответил:
       - Да, мой повелитель. Президент послушал ваше пожелание и сделал так, как угодно аллаху. Все двенадцать зарядов загружены и ракеты заправлены.
       - Он принял верное решение. И я рад этому. У нас больше может не оказаться подходящего случая. Как ситуация в Украине, в районе Глухова?
       - Напряжённая, мой повелитель. И напрягается всё больше и больше. Я очень, очень начинаю быть уверен, что сатана начнёт кусать себя за хвост.
       - Мы все верим в это. Но ему необходимо помочь.
       - Весь мир ислама готов на любую помощь во имя аллаха.
       - Что сообщает Политбюро?
       - Политбюро считает, что всё идёт естественным путём естественного отбора. Столица Украины через несколько часов взлетит на воздух. Вот тогда наступит момент, который, возможно, больше не наступит никогда. "Аль-Джазира" уже готова дать информацию о траектории ракеты, поразившей Киев.
       Аятолла молча перебирал чётки. Он думал. И много противоречивых мыслей рождалось в его душе. Он был очень стар и мудр. Он понимал, что единственная вера для европейцев, это сила и деньги. Посмотрел на министра и спросил:
       - Я надеюсь, президент направил ракеты на правильные цели?
       - Этим целям тысячи лет.
       - Да, воистину так. - Помолчал и добавил: - Неверные выбрали верный путь для своего обращения в истинную веру. Давай-ка, Мустафа, выпьем чай. За грядущие перемены!
      
       9.
       - Мы наедине, и вот что я вам скажу. А вернее, спрошу. Вы немец или нет? Где рыцарский дух? Где арийская экспансия? Никогда в истории сражений не было воинов мужественней немцев, а что мы представляем из себя теперь? Немецкие тряпки увешанные серьгами, исколотые пирсингом, разрисованные тату и меняющие сексуальную ориентацию. - Президент закричал: - Где пивные путчи? Я старше вас в
       три раза и имею право спросить - где дух силы и мужества?
       Канцлер мрачно слушал президента Германии и молчал. Он уважал этого человека.
       - Дааа, конееечно, я не имею полномочий, я номинальный президент, я увешанный медальками свадебный генерал, но... Но! Но я немец!!! А вы, канцлер кто вы? Видите шрамы на моём лице? Я застал время, когда немцы будучи ещё студентами академий, но уже шли на боевую рапиру, на поединок, на противостояние, на победу! На победу, а не на зарплату, пенсию или пособие. Какого чёрта ваш кабинет сюсюкает с американцами, ловит рыбу в мутной воде Ла-Манша, делает модельную стрижку на медвежьей шкуре и, - о господи! - начинает прищуренно смотреть на мир. Почему по землям бродят чёрные немцы? Я старый воин, мне за себя не стыдно, я уйду из этого мира в любую минуту, и мне не будет там дискомфортно. Но вы так просто не отделаетесь. Неет! Вы, канцлер, не один, не надейтесь. - Президент подошёл вплотную к собеседнику и стал глядеть взглядом дуэльной рапиры. - Все ваши предки сейчас вашими глазами смотрят на меня и вашими ушами меня слушают. Клянусь, они согласны со мной! А вот вам покоя не дадут до конца дней. Я вас жалею, канцлер.
      
       10.
       - Инь или ян. Вот в чём вопрос, - риторически произнёс премьер-министр Японии и посмотрел на императора.
       - Какая вам разница, премьер? - ответил Хирохито. - Лучше подумайте, как убрать от японских берегов американские авианосцы, а инь-ян стабилизируется сам. Вы, конечно, знаете, что там находится. На борту этих авианосцев.
       - Мда... Вы правы. Я знаю, что там находится.
       - Так это и есть искомый инь. Пусть убирается туда, где ян и тогда у вас не будет головной боли. Я - император. А вы премьер. Премьеры приходят и уходят. Я бы не хотел, чтобы вы досрочно ушли. Мы с вами очень продуктивно общаемся. В плане шахматных поединков. Вы неплохой шахматный стратег. Примените эту свою способность на практике. У вас редчайшая возможность превратить виртуальность в реальность. Уберите американские авианосцы и заключите договор с Китаем, учитывая их условия. Я советую вам это как император. Времена меняются, меняются люди, меняются стили...
       - Император, но душа вечна.
       - Да, вечна. Ну и что? В омут головой? Берите пример с моего деда. Но применяйте его альтернативно. - Хирохито раскурил трубку и раздражённо повторил: - Уберите же вы от берегов эти дурацкие дредноуты. Я не могу видеть корабли на одном из которых император Японии подписал позорную бумажку.
       - А Россия? - спросил премьер.
       - Да плевать России на японские острова. Её сейчас интересуют другие цели. Рыбу пусть ловят, больше им не надо. А вы не лезьте в бутылку в отношениях с Россией. Цусима осталась в прошлом. В настоящем - цели для ядерного удара, стоящие у наших берегов. Экстренно собирайте кабинет и решайте вопрос. Императорская семья на вашей стороне. - Помолчал. Позволил себе эмоцию: - Я не могу смотреть на американцев! Настоящий самурай никогда не простит себе позора и унижения. Он убьёт себя. - Снова умолк. Закончил: - Или врага.
       - Я вас понял. Мы меняем внешнеполитические ориентиры. Мне уже ясно, что необходимо сделать.
       - Действуйте, премьер. За вами Япония. Киев - это современное Сараево начала двадцатого века. Помните об этом, вы же стратег. И посмотрите, чем заканчивается дружба с Америкой. Хорошенько вглядитесь из вашего кабинета и проанализируйте ситуацию в Киеве. А потом подумайте о Токио
      
       11.
       - Что говорит по поводу всего этого Главный архитектор?
       - Он сказал, что переутомился и улетел на три дня в Тибет, в монастырь. Ему показалось, что у него галлюцинации.
       - Какие к чёртовой матери галлюцинации? Стройку начал я. Я. Ты знаешь, как трудно мне давались первые ступени, по крайней мере должен знать из книг. Я почему-то до сих пор не переутомился. Чёртово придурашное поколение третьего тысячелетия. Пе-ре-у-то-мил-ся!!! Какие галлюцинации? Мне что, учить вас всех, что мир постоянно меняется? А вы хотели заготовку на все случаи жизни? Да? Вот вам заготовочка!!! - Протянул кулак со свёрнутой дулей. - Хороша?
       - Но... Ммм... Это же ваш ставленник, ваш ученик...
       - К чёртовой матери! Ты не слышал мудрость дзен-буддистов - убей учителя? Мысль любопытная, спорить не буду. Но она имеет и обратный смысл, её можно понимать и наоборот. Понятно?
       - Да. Надо убивать учеников.
       - О господи... Прямолинейный идиот...
       Худой, ссохшийся старик, в больших роговых очках, резво для своих лет вскочил с кожаного кресла и наврастенично запрыгал перед громилой секретарём стоявшим навытяжку.
       - Надо не убивать своих учеников. Надо заставить свою башку работать! Работать и работать, а не жрать и жрать. Где работа мысли? Ну, быстро, заинтересуй меня за тридцать секунд, чтобы я тебя не уволил. Время пошло!
       - Идёт ваша жена.
       Старик испуганно замер как кролик и секунду спустя прыгнул в своё кресло, моментально сделав больной и немощный вид. Блеснул линзами в сторону секретаря. Скрипуче прошептал:
       - Молодец. Остаёшься на работе.
       Медленной походкой в комнату вошла дородная старуха вся увешанная бусами и в парике а-ля де негро. Уставилась на деда:
       - Билл, как ты себя чувствуешь?
       - Ох, ох, ох, дорогая. Хорошо, ох, конечно хорошо, ох, да- да, очень- очень, ох! Хорошо, уффф...
       - Ты принял лекарство? Доктор сказал принимать его каждые три часа.
       - Да дорогая, ох, принял, ох, только что. Мне легче, легче... Я уже могу думать, ох... Ты не знаешь, куда делся наш мальчик? Наш архитектор... Ох...
       - Знаю.
       - Где он? Ох... Зачем он улетел в монастырь? Ох, ох... Он нужен, нужен мне... Ох, ох, ох...
       - Он пьёт второй день без перерыва в ресторане "Голливуд" в Беверли Хиллз. Он, его помощники и эти продажные девки из "Парамаунд Пикчерз". Я думала ты знаешь. Или "Голливуд" переименовали в "Монастырь"? Билл, ты слаб, у тебя с головой...
       - Что?!! - Дед вскочил с кресла блеснув очками, как оптическими прицелами.
       - Что ты сказала? Эта сволочь пьёт?!!
       - Ой, Билл, что это с тобой?
       - Что со мной? Да со мной-то всё в порядке! Что с этими придурками, которые заняли наши места в руководстве компании? Вот, что ты должна спросить. Ты знаешь, что "Майкрософт" идёт ко дну как "Титаник"? Тебе известны эти весёлые новости?
       - Ой, ой, Билл... Таблетку... Таблетку прими... Тебе нельзя...
       - К чёрту!!! - завопил дед и уставился на супругу, как взъерошенный боевой воробей на курицу. - Ты знаешь, что этот дурень, который пьёт сейчас в "Голливуде", завалил всю архитектуру последней программы? Где антивирусная защита?!! Почему какой-то русский военный академик Сидоров пускает из Москвы электрон, который валит всю Сеть? Почему у всех пользователей планеты самоликвидировался Виндоуз две тысячи... кхм... хррр... ох... ть? Почему русские бараны валят американских интеллектуалов?
       - Биил... Успокойся... - затрясла всеми бусами супруга.
       - Чёрта с два!!! Я не успокоюсь даже в могиле! Кто мог предположить, что я переживу эти буквы - WWW? Ты знаешь, что Интернет не работает? А ты что скажешь? - кинулся на секретаря. Ты же программист последнего поколения. Я думал, меня окружают люди, понимающие смысл моей жизни, но я обнаружил, что кругом одни остолопы, бараны, тупицы, придурки и вдобавок - алкоголики! Жрать подряд два дня в блятском "Голливуде" в то время, когда идёт обвал "Майкрософта", обвал религии миллиардов пользователей. Обвал в последнего апостола цивилизации! - Дед в бешенстве запрыгал по комнате. - Я всех расстреляю! Я всех поставлю к стенке! Идиоты, ничего не понимающие в работоспособности человеческого мозга! Охрана!!! - Главный акционер компании с выпученными глазами кинулся к столу и нажал большую красную кнопку. Вбежало четверо накачанных охранника с автоматами в руках. Старик ласково глянул на них и обратился к старшему:
      - Доставьте мне, пожалуйста, в этот кабинет Главного архитектора программного обеспечения. В каком бы он виде ни был. - Охранники выбежали. Старик, блеснув очками, сказал скрипучим голосом секретарю:
       - Сообщите немедленно Генеральному директору, что Билл берёт управление на себя. Я с ним разговаривать не хочу. Тридцать секунд! Время пошло...
      
       12.
       Глава католической церкви слушал доклад секретаря Понтификата. Тот уже сорок минут зачитывал список высокопоставленных священнослужителей совершивших действия несоответствующие сану и требующие вмешательства церковного трибунала.
       - Архиепископ Александрийский Савел. Совращение двух несовершеннолетних прихожанок. Свидетели есть. Уголовное дело ещё не возбуждено. Епископ Аронский Мавродий. Кража церковного имущества в особо крупных размерах. Уголовное дело ещё не возбуждено. Глава прихода церкви Святого Гавриила Фома Аквинский, Брайтон-бич, США. Драка в ресторане, шесть человек получившие серьёзные побои, сопротивление полиции. Уголовное дело не возбуждено. Глава прихода...
       - Хватит, - оборвал Папа. - Я прочту это сам. - Забрал у секретаря объёмную папку, кинул её на стол, уставился в потолок и замолчал о чём-то размышляя. Спросил:
       - Каково ваше мнение о политике Московского Патриархата?
       - Вы имеете в виду ситуацию на Украине и в Киеве?
       - Конечно, Джордано, конечно. Я это имею в виду. Православные рясоносцы принялись активно теснить нашу миссию на востоке Европы и реально оказывают давление на сторонников Ватикана в Киеве. По моей информации, агенты Московского Патриархата перешли к прямым действиям.
       - Вы имеете в виду избиение главы Украинской греко-католической церкви?
       - Да, чёрт побери, Джордано. Я это имею в виду. - Папа вытер платком лоб и сказал, не сдерживая эмоций:
       - Конец сотрудничеству. Никаких контактов с русским православием я больше поддерживать не собираюсь. И прошу это, в мягкой форме, довести до Секретариата. - Он понизил голос и отчётливо произнёс, глядя в глаза секретарю и гипнотически внушая ему:
      - Я принял сан для решительных действий, Джордано. Все предыдущие понтифики - мягкотелые молящиеся улитки, прячущиеся в своих лабиринтовых домиках-крепостях. Царство им, конечно, небесное. Хватит молиться! До нас это делали две тысячи лет! Прорывы были только тогда, когда держа крест в одной руке, в другую брали меч!
       - Ваше Святейшество, ради бога, а если в помещении ведётся прослушивание?
       - Да плевал я на прослушивание! И пусть пишут. Незаконная звукозапись преследуется по закону. А сплетни - только на пользу раскрутке католической церкви. На нас перестают обращать внимание. С нами перестают считаться. Наше мнение многих уже не интересует. Какие рекламные трюки Понтификат не выдумывает, - типа гомосексуальных браков и подобного бреда, - всё равно церковь явно клонится к деградации и неоплатонизму. Когда последний раз собирали индульгенции? Когда последний раз освещали великие свершения? Когда последний раз наша церковь вела, как прежде, всю Европу к благородным целям? Где вообще эти цели? Где личности? Где божественные порывы? Где блеск стали в проведении веры и Божьих помыслов? Где всё это? - Понтифик вскочил со своего золочёного кресла и вскинул руки к небу провозглашая святую мысль, пришедшую в его голову:
       - Я объявляю новый Крестовый поход! Я намерен возглавить тотальное давление на православие! Кто, если не я?! - И посмотрев на секретаря, добавил: - Объявите эту весть Понтификату.
       - Вы как всегда мудры, Ваше Святейшество, - ответил, поклонившись, тот. - Но, надеюсь, Крестовый поход поведется в завуалированной форме, в формате 21 века, в соответствии с нормами отношений в мире, сложившимися за последние столетия?
       - Нет!!! Хватит католического нытья и проповедного бормотания! Русские идут!!! Это видно даже слепому. - Опустился в кресло и мрачно заключил: - И я намерен их остановить. Никаких дипломатических причитаний больше в Ватикане не будет. Вы знаете, как меня избрали?
       Секретарь испуганно кивнул. Понтифик продолжил:
       - Как меня избрали, так я и буду действовать. Секретный меморандум уже разослан во все уголки христианского мира. Даю один экземпляр и вам. - Протянул секретарю скрученный в трубочку лист пергамента. Тот развернул и стал читать. Через некоторое время поднял глаза на понтифика.
       - Ваше Святейшество, вы уверены, что такая политика пойдёт на пользу католическому миру и Ватикану?
       - Создавай разрушая. Это слова Ветхого Завета. Я следую его инструкциям.
       - Господи, Ваше Святейшество, я не очень понимаю, какие будут последствия в смысле созидания?
       - Поэтому вы и не понтифик, Джордано. Над Наполеоном тоже смеялись, когда он был сержантом. Но потом тот смех вышел юмористам боком. Ну?!!
       - Я полностью вас поддерживаю, и Секретариат тоже, - торопливо ответил секретарь и поклонился.
       - Вот так-то лучше. - Прошелся по кабинету и сказал: - Ещё раз тщательно проверьте помещение на предмет наличия прослушивающей аппаратуры. Если русские нехристи сумели отключить Интернет, то от них можно ожидать чего угодно. - Он опять в упор посмотрел на секретаря. - Девяносто процентов наших проповедей интерактивного влияния и нейролингвистического программирования паствы распространялось Интернетом. Православная Москва нанесла нам удар ниже пояса. Вы видите, что происходит в мире? Это славянская экспансия. Сначала они сбивают американские самолёты, с католиками за штурвалом и в небе католической Украины, а затем вообще обрушили основу глобализма, этот сакральный символ -WWW. Что мы собой представляем без глобального воздействия на тёмную массу, одержимую бесноватым стремлением к наживе? Что?
       - Я с вами полностью согласен, - быстро проговорил секретарь.
       - Я с собой тоже согласен. Крестовый поход начался!!!
      
       13.
       - Все мы знаем, что миром управляют сумасшедшие. Решение понтифика католической церкви начать Крестовый поход против православия - подтверждение тому. Мир стремительно несётся к своей переполюсовке. Мы к ней готовы, - сказал Абсолютный Магистр конфессии Сатанистов обращаясь к своим тринадцати апостолам. - Ядерная бомба, вмонтированная в сердце России, в Киеве, скоро детерминирует необратимые процессы, которых наша церковь ждёт достаточно долго. Главный успех достигнут - христиане вот-вот сцепятся друг с другом. Они готовы выполнять заказ нашего Основателя и поэтому, - Магистр внимательно посмотрел на тринадцать человек, внимавших ему, - и поэтому я познакомлю вас с оперативными разработками, а не теоретическими проблемами которые, как вы видите, решаются без нашего вмешательства. Единственная политическая и духовная сила, не поддавшаяся внедрению наших агентов, это Политбюро. В свете наступающих событий мне уже не интересно, что думает президент США или президент России. Меня больше интересует нарастающее доминирование Политбюро как силы, интегрированной неведомо куда. А поэтому, весьма опасной для нашей Церкви. После киевского взрыва в мире начнётся цепная реакция с достаточно предсказуемыми последствиями. Мы к этому готовы. Но Политбюро может внести свои коррективы. Я не ожидал, что эта секта имеет доступ к оружию, основанному на синтезе и анализе атомного ядра. - Поправил корону. Продолжил: - Во избежание нанесения удара по Церкви, необходим превентивный удар. Совпадающий с крестовым походом. Наши агенты потомственного укрытия завтра, сразу после объявления Крестового похода и взрыва в Киеве, сделают пуск ядерными боеголовками по Москве и Глухову. Вам известно, почему мишенью стал этот крошечный украинский городок. Одновременно удар нанесётся по Вашингтону, Лондону, Парижу, Пекину, Тель-Авиву, Сеулу, Дели и Исламабаду. И всё это произойдёт под знаменем Крестового похода. Этот недоумок из Ватикана сам напросился на такую расстановку фигур в этой шахматной партии. Агенты Церкви, командующие субмаринами, по моему указу перекодировали цели, и мне остаётся только дать команду. - Магистр опустил руки к земле и громовым голосом произнёс: - Что я и сделаю во имя Святого Люцифера возвращающегося из тьмы после долгих времён несправедливых гонений. Сатан!
       - Сатаааннн!
       - Сатан!
       - Сатаааннн!
       - Сатан!
       - Сатааааааннн!!!
      
      
       ГЛАВА 9
      
       - Мда, - проговорил Седой, усевшись за круглый стол, где сидели участники захвата Киево-Могилянской академии. - А, собственно, что вы тут делаете.
       Леся указала на бейджик, висящий у неё на груди. Там было написано: "Всеукраинская конференция института лубяных культур".
       - Мы - делегация, - сказала. - Француз - профессор, Димедрол и Парковщик - микробиологи, изучающие влияние тетрогидроканнабидиола на ключевые участки мозга. Я - администратор нашей делегации.
       Седой с изумлением слушал эту галиматью.
       - И чья идея? Впрочем, о чём я. Можете не отвечать.
       - Да, полковника Дубины. Мы находимся в составе вашей группы.
       - А как это вы прибыли? Какого чёрта я тогда прыгал с парашютом?
       - Вова, мы приехали вчера из Берна. Там проходил аналогичный симпозиум, - ответил Француз. - Операция ведётся уже несколько дней, но всё изменилось после поступившей информации от итальянцев. Планы были другие. В Берне мы были сексопатологами. Здесь, на данный момент, у нас она задача - ждать вас. Был отдан приказ, оставаться в отеле "Кабан". Потом оборвалась связь.
       - Меня уже достал Президент, - пожаловался Димедрол. Угостил его, не подумавши, со своих рук его пивом. Теперь проходу не даёт.
       - Весело живёте, - сказал Моня. - Свиней пивом поите. - Обернулся к Седому. - Так ты знал, о каком кабане идёт речь?
       - Догадывался. А Гитлер к вам в гости не заходил? - обратился к Лесе.
       - Я не знаю, кто это такой. Но в городе полным-полно всякого сброда. Так сказал Капуста. Он местный. А неместных, говорит, как котов недоенных.
       - Верно говорит, - вставил слово Капуста, наливающий очередное пиво для Президента. - Ну, вы - ладно. Конференция. В лубинституте она идёт почти круглый год. Но геологи по разработке месторождений меди и олова? В Глухове? И это не всё. Театр какой-то альтернативный приехал. Говорят, все артисты - клинические душевнобольные. Это в Европе новая волна. Ну, а наши хлопцы, наверное, опыт перенимают. Представления этого театра происходят не в зале, как обычно, а где угодно. Хоть на лесоповале, хоть на базаре или даже в общественном туалете. Это у них называется полный уход в реальность. Изменение реальности субреальными методами, ну и прочий, подобный, бред. Я пил пиво с руководителем этой группы. Он то как раз вполне нормальный. Артисты даже друг с другом не встречаются. Бродят по городу самостоятельно, каждый сам по себе и, так сказать, гонят дуру. Сценарий, считает режиссер, активируется сам по себе. Но ночью, в определённое время, секунда в секунду, глядят на луну и чувствуют - они все вместе.
       - Вот это идиоты, - прокомментировал Моня. - И им платят деньги?
       - Руководитель говорит, что платят. Спонсоры новой волны. Из Лос-Анджелеса.
       - Всё понятно, - Сказал Маринин и посмотрел на Седого. - Вова, а мы с этими придурками ещё и разговаривали. Деньги платит - понятно кто. Американская сволочь через подставные фонды развития цивилизации. Капуста, - обратился он к хозяину заведения, - если увидишь здесь этих клоунов, натрави на них Президента.
       - Опасно, - ответил, поправляя передник, хозяин. - Президент во гневе не управляем. Могут быть случаи летального исхода.
       - Тогда пусть пивом откупаются, - предложил Моня.
       - Вот это другой разговор, - оживился Капуста. - Неплохая идея. Хороший вариант. Свежий полёт мысли. Чувствуется взгляд со стороны. Запустишь внутрь - пусть себе гонят свою дуру - а обратно только через Президента. Пусть американские спонсоры откармливают мою свинью. Рентабельность больше двух нулей после единицы обеспечена. За идею - с меня кофе. - И поставил перед всеми по глиняной чашке с напитком.
       - Мне со сливками, - попросила Леся.
       - Мадам! - галантно обратился Капуста. - И сливки и всё, что положено. Пожалуйста!
       Хозяин задвигался, махнув рукой официанту, чтобы не вмешивался. Всех угостил и ушел колоть дрова.
       - Ну? - спросил Седой. Кто представитель?
       - Я, - сказал Француз и отдал Седому пакет. Добавил: - Дела сдал, теперь руководи ты. Пакет вчера вечером привёз посыльный. Между прочим, итальянец и по русски ни бум-бум.
       - Да ну? - подивился Моня.
       - А кто ещё пройдёт через оцепление? - риторически спросил Француз.
       Седой минут десять изучал бумаги. Глянул на часы. Пробормотал: " Надо - же, прямо хроноснайперы". Предложил:
       - Давай немного посидим. - И стал пить кофе.
       В "православном ресторане" кроме группы полковника Дубины не было никого. Но клиент появился. Звякнул звонок входной двери и низко, как пещерный лев, захрюкал Президент. Появился Капуста и запустил гостя. Вошел человек в морской тельняшке и шортах. Заказал чай и сел в самый угол "православного ресторана". Посмотрел в сторону " группы Д" и принялся за напиток. Мужчина, с седыми и коротко остриженными волосами. Внимательные и дружелюбные глаза.
       "Я вообще-то, моряк. Пусть и бывший. Но морская душа от моря никуда не уйдёт, хоть закрути её в банку с песком. Море! Вот и вся молитва. Говорят, что жизнь дерьмо? Это не правда. Да, сухопутные пешеходы страдают неврозами суши. Но это их беда. Скажет ли моряк, что жизнь дерьмо? Ни один, начиная с Одиссея", - говорил он Седому,
       когда тот подсел к нему за столик и принялся пить чай после обмена паролями. Это был Лион.
       " И ты знаешь", - продолжал он в ответ на размышления Седого. " Я пишу стихи. И это не от печали, но, конечно, и не от жеребячьего оптимизма. Это от понятия, что жизнь прекрасна во ВСЕХ проявлениях".
       - Прочтите, - попросил Седой.
       - Ты правда хочешь послушать?
       - Ну, конечно - же.
       - Хорошо, маленькое произведение я исполню. У нас немного времени.
      
       Судьба навек с тобой связала
       Я жизнь свою с тобой делю
       Не обнажай сомнений жало
       Ведь я люблю тебя, люблю
       Как горестны твои упрёки
       И всё безжалостней они
       Исчезнут радости истоки
       Молю - храни ты их, храни
       Всё хочется начать с начала
       Сомнений сдвинуть пелену
       Жизнь безвозвратно пробежала
       А я люблю в плену, в плену...
      
       - Только очень прошу, не надо никак комментировать, - остановил Седого Лион.
       - Хорошо, - ответил тот. - Но я бы послушал ещё.
       - У нас, а вернее - у вас, нет времени. Всё, что нужно, я сказал. Удачи желаю.
       И старый моряк направился к выходу. Зашел Капуста и проводил его. Вернулся и подсел к Седому. Спросил:
       - Вам Лион всё передал?
       - Да. Связной вы. Когда отправляемся?
       - Прямо сейчас, но поехать могут лишь двое. Остальные пускай отдыхают в номерах второго этажа. Всех служащих я отпускаю домой. Двери закрою, а на Президента, как на охранника, можно положиться. Я его отвяжу.
       Через несколько минут Капуста, Седой и Моня выехали со двора "православного ресторана" на зелёном джипе и исчезли в неизвестном направлении.
      
      
       - Знакомьтесь, сказал Капуста. - Маринин и Суворов, представители киевского Сопротивления. А это - Авраам, Даниил и Виил, - триумвират, представляющий Политбюро в этом регионе.
       Пожали друг другу руки. Седой и Моня недоверчиво глядели на трио. Это были обыкновенные парни. Пили пиво.
       - У вас есть выход на Политбюро? - уточняюще спросил Седой после ряда формальных фраз.
       - У нас есть вход. Выход вам придётся искать самим, - ответил Виил. Судя по некоторым признакам, в триумвирате он был главным.
       Помолчали, испытывающе разглядывая друг - друга. Моня и Седой от предложенного пива отказались.
       - Курите? - задал вопрос Виил.
       - Я бросил, ответил Седой.
       - Это плохо, - констатировал Виил.
       - Я курю, - сказал Моня. - Если нужно для дела, выкурю всю пачку.
       - Это хорошо, - ответил Виил. - Проблем с контактом у нас, я думаю, не возникнет. - Изучающе оглядел Маринина. Спросил:
       - Когда-нибудь марихуану употреблял?
       - Было дело. Но "трава" меня не берёт.
       - Да? - спросил глава триумвирата. - Это мы посмотрим.
       Моня поёжился от нехорошего предчувствия. Виил продолжал спокойно пить пиво. Все молчали. Капуста сказал: " Проверю джип". И вышел.
       - У нас не простая "трава", - продолжил тему Виил. - Её бояться не надо. Но и любить тоже. Она сама по себе. В Политбюро так и говорят: трава - в - себе.
       - Да? - спросил Моня. А почему?
       - Наверное, дело в себестоимости, - туманно ответил Виил.
       - Кхм... - обозначил своё присутствие Седой. - Извините, но мы прилетели из Киева как представители Сопротивления и рассчитываем решить проблему Ликвидатора. Вы, я думаю, в курсе?
       - В курсе, в курсе...
       - У нас мало времени, до пуска заряда осталось около суток, и тему наркотиков можно было бы обсудить после решения основных вопросов. Как вы считаете?
       - Так же, как и вы. Время имеет свойство уменьшаться.
       Авраам и Даниил посмотрели на Виила. Тот спокойно пил пиво. Добавил:
       - Но даже его можно остановить. Верно?
       Авраам и Даниил молча кивнули и также принялись за бокалы. Моня спросил:
       - А какое имеет значение, курим ли мы? Это вы, типа, говорите о погоде?
       - Нет, - ответил Виил. - Погода здесь совершенно не при чём. Дело в транспозиции.
       - Что? - не понял Седой.
       - Транспозиция, это дорога в Политбюро. Путь специфический, не совсем традиционный. Как вы думаете, почему у нас в городе до этих времён существует и, - обратите внимание! - работает Институт лубяных культур? Кстати, единственный на весь бывший Советский Союз, - непонятно отойдя от темы, спросил глава триумвирата. - А? - И посмотрел на Авраама и Даниила. Те уставились на Седого.
       - Я не знаю, - ответил тот. - При чём здесь вообще конопля?
       - Не знают и американцы, вот в чём фокус. Более того, не знаем и мы.
       Маринин характерно посмотрел на Седого.
       - А о чём мы тогда здесь говорим? - спросил Суворов сурово сунув руки в карманы.
       - О способе организовать вашу встречу. - И снова принялся за пиво. Допил и отставил бокал в сторону. Сказал:
       - Мы её организуем. Это наша работа.
       Повернулся, открыл стоящий за спиной сейф и вытащил оттуда небольшую плоскую коробку из красного дерева. Закрыл сейф. Положил изделие на стол и проговорил:
       - Совершенно секретный сорт марихуаны используется внешней разведкой России в исключительных случаях при разрешении проблем стратегического характера. Его выводили в нашем институте сорок два года. Примерно столько же людей погибло при испытаниях. Это есть главная цель работы института, ради которой он и был создан. Цель, обозначенная ещё Лаврентием Берией, который сам являлся крупным специалистом в области наркологии. Официальная же задача академиков из института заключалась в полной противоположности - снизить уровень каннабидиола в конопле примерно до нуля. Этого добились быстро. Лет за тридцать. Но! - Виил посмотрел на Авраама и Даниила. Те кивнули головой. - Но и этот и тот сорта, по большему счёту, являлись отвлекающей подставкой для американо-английской агентуры, не спускающей глаз с института. Самое глубокое информационное укрытие имели разработки, которые проводил неведомо кто. И даже цель этих работ неведома. Сталин довёл систему закрытого информационного режима до абсолюта. О результатах неизвестных разработок и возможностях неведомо чего, изготовленного неведомо кем, мы можем судить только эмпирически, то есть наугад. А точнее - опытным путём проб и экспериментов. Что мы и делаем. - Авраам и Даниил кивнули. Виил продолжил: - У нас очень тяжелая работа. Наш триумвират, помимо всего остального, выполняет роль фильтра. У всех свои функции. Моя функция - общаться. Функции Авраама и Даниила - другого плана. Слепо глухонемому легче развлекаться серфингом, чем нам вычислять прорывающегося в Политбюро масонского выродка. Прошу прощения за эмоцию. Но мы вычисляем. - Авраам и Даниил кивнули. - А то, что вы здесь, разговариваете с нами, живые и здоровые - это есть очень-очень большой комплимент человеку открывшему вам дорогу сюда и прошу это оценить по достоинству, принимая честь оказываемую вам такой, как она есть, - сложновато закончил фразу Виил. Авраам и Даниил кивнули. Виил продолжил:
       - Нашими услугами, посредством сложной, кодированной цепи коммуникаций, пользуются весьма серьёзные люди, работающие в области психокинеза, психоантропологии и экспериментирующие с проникновением в Мировую субстанцию. В частности, многие придворные маги и ясновидящие королей, императоров, президентов и премьеров. Очень многих. Но это есть просто побочный заработок, идущий на содержание триумвиратов, подобных нашему.
       Виил помолчал, пристально посмотрел на Седого и обратился к нему:
       - Если вы думаете, что я много болтаю, то могу вас успокоить. В этом помещении лишнего не говорят. У каждого слова своя цель. Даже у ЭТОГО.
       Авраам и Даниил кивнули. Виил продолжил:
       - Сдвинутая реальность даёт возможность входа в Субстанцию. Там и есть Политбюро. По крайней мере, так мы думаем и вход гарантируем. А вот выход оттуда вам придётся искать самим. - Успокоил: - В основном находят.
       - Кто они такие, эти парни? Я имею в виду Политбюро, - хрипло спросил Моня.
       - А мы откуда знаем? - ответил Виил. - Из нас туда ещё никто не ходил. Мы хранители "контакта". Мы предоставляем услуги входа. А там - как решит Политбюро.
       - Вова, - испуганно сказал Моня Седому. - Я догадываюсь, что будет дальше. Ты же не куришь. Что делать? Это не парашют и не пулемёт.
       Виил тем временем открыл коробку из красного дерева, стоявшую на столе как гробница Тутанхамона. Внутри, на чёрном бархате, лежала длинная папироса с золотой надписью по мундштуку: "Герцеговина Флор". Глава триумвирата пододвинул коробку Маринину.
       - Кури, - проговорил. Это есть сверхсекретный сорт, который не пробовал никто из нас. Изделие взвешивается на электронных весах. - Добавил: - МОССАД отдал бы за эту папиросу парочку израильских поселений. А американцы, возможно, вернули бы Аляску.
       - Седой мрачно размышлял. Вздохнул и сказал Маринину:
       - Саша, я отвечаю за руководство. Бруклин отвечает за доставку наших тел. А ты у нас оперативный работник. Оперативность - твоё призвание, твой генотип. Я уверен, ты найдёшь дорогу назад. Только не забывай инструкцию и полномочия данные тебе. Кури траву и вперёд. Я буду следить за тобой.
       - Да вы не бойтесь, - сказал Виил Седому. - Летальных исходов было очень мало. В основном расстройства психики. Но это в случае, если Политбюро решит, что контакт послан масонской разведкой. Они масонов вычисляют моментально. Вы же не масоны? - испытывающе спросил Виил киевлян. - Ну, вот и всё в порядке. - Он закурил сигарету и меланхолично оглядел десантников.
       - Извините, можно уточнить, когда проводился последний контакт? - поинтересовался Моня.
       - В принципе, нельзя. Но я скажу. Предпоследний достаточно давно, а вот последний - недавно. Несколько дней назад прибыл посланник Русской национальной партии. Хотя говорил по-английски. Не знаю, как решалась проблема допуска, но он его получил. Прибыл представитель и переводчик.
       - Ну и как, остались довольны общением? - полюбопытствовал Седой.
       - Мы не знаем, - ответил Виил. Переводчик до сих пор в коме, не приходит в себя. А этот худющий, бородатый россиянин англоязычного происхождения, исчез неведомо куда. Мы так и не поняли, каким образом он скрылся. Нас, в общем, обвести вокруг пальца сложновато. - Виил сбил пепел с сигареты, помолчав несколько секунд. - Однако националист ушёл не попрощавшись. Но с Политбюро он общался и, очевидно, благополучно. Был в мажоре. Но переводчик в коме.
       - Как в коме? - со скрытым волнением спросил Моня.
       - А так. Лежит, а диагноза никто поставить не может. Здоровый как бык, но спит без права на пробуждение.
       Виил потушил сигарету и налил себе ещё бокал пива. Ненавязчиво поинтересовался:
       - Ну, как, будете осуществлять контакт?
       - Конечно, будем, - решительно ответил за Маринина Седой. - Но... Ммм... Никаких гарантий?
       - Совершенно. Здесь не контора страхования. Мы кто? Мы хранители контакта. Вопросы физиологического характера не к нам.
       Авраам и Даниил кивнули. Седой глянул на посветлевшего лицом Моню и сказал предводителю триумвирата:
       - Нам надо посовещаться.
       - Пожалуйста, - ответил тот и взяв на столе громадные наушники, надел их на голову. Вытащил со стеллажа старинную виниловую пластинку с надписью "DEEP PERPLE", поставил её на такой же антикварный проигрыватель нажал кнопку и откинулся в кресле, весь уйдя в процесс восприятия неведомого "DEEP PERPLE". Остальные члены триумвирата встали и покинули комнату.
       - Саша, - обратился Седой к Моне. - Тебе придётся рискнуть.
       Маринин молча глядел на командира отряда. Медленно спросил:
       - Вова, ты вот так просто готов отправить меня на тот свет?
       - Но если Политбюро там, то что же нам делать? Выход обратно есть, шотландец вернулся и уже, наверное, купается в своём Лох-Несс.
       - Плевать мне на шотландца, если ты решил, что он оттуда. Состояние его напарника меня интересует больше.
       - Да шпион был переводчик, неужели не ясно? А шотландец приехал с реальным вопросом. Вот и вся тема, - отвечал Седой, сам себе не особо веря и не зная, что делать.
       С минуту оба молчали и разглядывали Виила, вдумчиво ушедшего в виртуальность "DEEP PERPLE". Наконец Маринин, закурив папиросу, сказал:
       - Хорошо, Вова. Я тебя понимаю. Заставить меня принять неизвестное зелье никто не может. Придётся рискнуть самому. Но обещай мне, что если я окажусь в коме, ты не оставишь меня здесь, а вывезешь с Бруклиным в Киев.
       - Клянусь, Саша! Клянусь! Но не торопись с комой. Скорее всего, это проверка на нервы. Эти трое - те ещё парни. По мордам вижу. Особенно Авраам и Даниил. Я буду всё время наблюдать за тобой и у меня в кармане " Стечкин-44". Если случится провокация, я из этого триумвирата сделаю шпигованный бифштекс. Ты же знаешь, я сумею.
       - Знаю, Вова. - Потушил сигарету и напряжённо проговорил: - Я в ловушке. За мной Подол и Киев. Отступать некуда. Кто, если не я? - Посмотрел на Седого. - Что, не так?
       - Так, Саша.
       - Значит, придётся курить.
       Оба посмотрели на невозмутимого Виила, в такт музыке кивающего головой и не обращающего на них никакого внимания. Седой помахал рукой перед глазами представителя Политбюро. Тот снял наушники, положил их на стол и вопросительно посмотрел на киевлян.
       - Мы готовы к контакту, - сказал Маринин. - Курить буду я, Он, - указал на Седого, - дублёр.
       - Ну и прекрасно, - ответил Виил. - Перейдём к процессу. Только подпишите бумагу.
       "Констатация
       Я, ф.и.о., без всякого принуждения и по собственному желанию готов пройти процесс субстанционного перехода посредством употребления препарата 4ХА22. Ответственность за побочные явления беру на себя. О возможных побочных эффектах предупреждён.
      Дата. Подпись. Отпечаток пальца."
       Моня прочёл листок и поставил закорючку-автограф. Оставил отпечаток.
       - В скобках разборчиво напишите фамилию, имя, отчество и дату рождения, - попросил Виил, забрал бумагу и положил её в сейф. Вернулся к столу и пододвинул "саркофаг" с "Герцеговиной Флор" к Моне. Проговорил:
       - Каждый раз немного завидую. Мне никогда не приходилось её пробовать. Запретный плод, говорят, не горек. Ну, коллега из Киева, здоровья вам не желаю, а ума - да.
       Виил аккуратно взял папиросу, протянул Моне и задумчиво сказал:
       - Великолепный дизайн. Берите "ключ" и заходите... Кхм... Туда, не знаю куда.
       Маринин заворожено глядел на папиросу как кобра на дудочку факира. Зашли Авраам и Даниил. Сели каждый в своё кресло и стали смотреть на папиросу, потом на Моню.
       - Успокойся, пристёгиваться ремнём не надо, - сказал Виил Маринину, видя его состояние человека вынужденного принять чашу с ядом. - Ты, Моня, хороший парень. А людей убивает не внешнее воздействие, а внутренняя злоба. - Авраам и Даниил кивнули. Виил продолжил: - Эта аксиома не слишком популярна в среде волчьего капитализма, но этим её действие не отменяется. Возьми, брат, - снова протянул "Герцеговину...". Моня взял.
       - Возможно, постулирование перцепционного изменения произойдёт не сразу, - непонятно проговорил Виил. - Тогда подождём и попробуем ещё раз.
       Он щёлкнул зажигалкой. Маринин прикурил. Ароматный запах конопляного алкалоида заполонил помещение. Виил ободряюще улыбнулся Моне и показал большой палец- всё, мол, о`кей, брат. Кури, и не выпадай на измену. Сказал:
       - Саша, передавай привет парням с той стороны. Мы с ними давно работаем в творческом тандеме, но пообщаться напрямую нет возможности. Статус не позволяет. А жаль. Авраам и Даниил мне скоро будут сниться. Я все их темы знаю наизусть, а они мои. Свежая мысль, как и свежая кровь, необходима для предотвращения деградации. Мы сторонники триединства, в отличие от Мемы. Есть тут у нас такой любопытный проповедник новой волны. Мема в себе. А мы нет. Передача мысли на расстояние отличает гомо сапиенса от гомо фиксуса. А мысль передаётся посредством речи.
       - А зачем её передавать? - поинтересовался Маринин. Мы на Подоле просто так ничего не передаём.
       - Ха. Вы на Подоле... Саша, не лечи интеллектуальных костоправов. Я тебе скажу, хотя не должен... Такие вещи постигаются самостоятельно, иначе теряют силу. Так говорить?
       - Говори, Виил. Всё равно врёшь, наверное.
       - Да, вру, - согласился Виил. - А может и нет. Со стороны видней. Так вот, - стал серьёзно смотреть Маринину в глаза, - мысль передаётся для того, чтобы получить с неё дивиденды. Что-то вроде процентного вклада в банк. Положил евро, а получил два.
       - Выходит, ты меня грузишь для того, чтобы я помог тебе поумнеть?
       - Ты сообразительный парень, ответил Виил. - Конечно!!! - Добавил: - Но это мало кто понимает, а кто понимает - тот не верит, а кто и верит и понимает - тот молчит. Но молчание - трансцендентный тупик. Кто сказал, что молчание золото? Эта мысль давно девальвирована. Собаки и кошки молчат уже миллион лет, - а толку? Но просто так болтать могут и попугаи. Необходима свежая, посторонняя мысль-энергия. Все собеседники - вампиры, в этом смысле. Пытаются перегрызть друг другу глотку, чтобы доминировать своей психо-экспансией и обогатиться чужими впечатлениями, которые они тут же считают своими. Но это на уровне самого глубокого подсознания. Я не должен тебе этого говорить. Но ты всё равно забудешь.
       - Почему это я забуду?
       - А если запомнишь, то будешь молчать. Впрочем, мы заговорились. Выкладывай, что у тебя за вопросы.
       - Какие ещё вопросы?
       - К Политбюро, брат. Я тот, ради кого ты с таким страхом выкурил папиросу. Виил, который перед тобой, член Политбюро. Ну, что замолчал? Где мысли?
       Моня подозрительно посмотрел на Виила, но неожиданно заметил, что Седого, Авраама и Даниила больше нет, они с собеседником сидят за столом окруженным белым маревом-туманом, а вокруг - тишина. Секунду подумав, Маринин сказал:
       - Друг, тебе привет с той стороны.
       - От кого это? - спросил Виил.
       - От Виила. Он скучает от однообразной жизни, проговорённых тем, надоевших морд и вообще, по-моему у него движет башню. Слушает "DEEP PERPLE", музыку моего деда, от скуки, наверное.
       - Я не сильно скучаю, - сказал Виил. - А он пусть меньше ноет. Вечно с ним проблемы. То скука, то рыба не клюёт, то ботинки не того размера. - Пристально посмотрел на Маринина и спросил: - Как тебе 4ХА22?
       - Трава как трава.
       - Я тоже так считаю. На неё напустили всякой мистики, а трава, - она и есть трава. Дело то не в траве, а в голове. А как голова?
       - Что голова?
       - Не болит?
       - С чего бы это?
       - Просто так спросил. - Виил помолчал. Поинтересовался: - Ты хочешь, чтобы я поверил, что существует НСПУ? Я прочитал вопросы с твоей матрицы памяти, ты уж не обессудь.
       - А почему бы и нет?
       - Допустим, да. Что дальше?
       - Нууу... Они мочат войска НАТО и отряды Сопротивления. Сил у них достаточно. Весь город забит конспиративными ячейками, на которых сидят, в ожидании команды, боевики НСПУ. Они даже не боятся Ликвидатора! - Маринин выжидающе посмотрел на Виила.
       - Об этом мы ещё поговорим, - среагировал тот. - Дальше.
       - Все вольные украинцы плечом к плечу будут сражаться за освобождения своей родины от монголо-татаро-европомоскальского ига. Украина для украинцев! Москали - геть! Американцы и их прихвостни - геть! Ну, а что касается черножопых...
       - Стой, стой... Я уже понял мысль. Врать ты конечно можешь. Но только в определённой среде. Прокатится не хочешь?
       - Куда?
       - Просто так, для расслабления души.
       - Давай. А на чём?
       - На моей машине. Поедем.
       - Постой, можно один вопрос?
       - Можно.
       - А как это ты прочитал вопросы с моей матрицы памяти? Я не понял, ты что, читаешь мысли? - Маринин тревожно и недоверчиво глядел на Виила.
       Тот усмехнулся и ответил:
       - Да нет, Саша. Всё гораздо проще. Когда тот Виил слушал музыку, а ты с напарником о чём-то болтал, у тебя из кармана выпала бумажка - ты свой "Беломор" доставал. Её я и назвал матрицей. Ты уже не обижайся, Виил поднял и прочитал.
       - Вот чёрт. А мне всё время какая-то белиберда в голову лезет - типа колдовства. Бог с ним, что прочитал мой конспект. Мне меньше говорить придётся.
       - Врёшь ведь насчёт боевиков НСПУ. Я хохлов знаю. Сам хохол.
       - Вру, - неожиданно для себя признался Маринин. Но спохватился и добавил: - В деталях. Но в основном все, правда. Не стоит Ликвидатору запускать бомбу. Пригодиться ведь город, зачем добро переводить? Рынки хорошие, недвижимости много, да и бабы что надо. А? Виил?
       - Это вопрос не совсем ко мне. Я достаточно промежуточное звено. Вот - говорю с тобой и решаю. Какое сделать резюме.
       - Сделай положительное, - Маринин понизил голос и добавил: - А с нас магарыч.
       - Что? - спросил Виил.
       - Да так, спасибо большое скажем. За положительное резюме.
       - Эх, Маринин. Всё бы так просто решалось. Идем, прокатимся и побеседуем.
       Виил встал из-за стола и вышел из комнаты. Маринин последовал за ним. Во дворе клубился туман, но одновременно, над головой, светлело ярко-голубое небо, диссонируя непривычным, но завораживающим сочетанием.
       - Я понял, в чём дело, - говорил Маринин, шагая позади хозяина. - У тебя просто раздвоение личности. Одна половина не помнит, что делает другая. Авраам и Даниил тихонько вышли из комнаты, пока мы беседовали, а 4ХА22 меня отвлекала. Моня знает кидальные приёмы. Ты уж, Виил, не обижайся. Парень ты нормальный... Я надеюсь, что мы договоримся.
       Виил остановился и посмотрел на Маринина.
       - Если бы всё было так просто, - сказал. И зашел в гараж. Выгнал машину. - Садись. - Открыл двери чёрного кабриолета. Маринин залез в машину. Виил сел за руль, завёл двигатель, автомобиль выехал за ворота и медленно пополз по узкой дороге окутанной туманом.
       - Так ты говоришь, в Киеве можно навести порядок? - поинтересовался водитель.
       - Да, - ответил Маринин. - Мы прилетели для того, чтобы сказать об этом.
       - Я тебе не сильно верю. Впрочем, посмотрим на месте. Съездим в Киев?
       - Ммм... Так ведь патрули... И далеко... Ничего, Саша. Это не проблема. Пристегни, пожалуйста, ремень. Правила безопасности никто не отменял.
       Маринин пристегнулся, неудомённо поглядывая на Виила. Неожиданно для самого себя, спросил:
       - Слушай, а что это за имя - Виил?
       - Партийная кличка, - небрежно ответил тот. - Зови меня Витя, это проще и ближе к правде.
       - Я такой же Виил как ты Моня. А почему Моня?
       - В детстве меня звали Маньяком. Потом я стал Моней. А вообще - Саша.
       - Почему же маньяк?
       - За упёртый характер.
       - Маньяк... Хм... Ладно, Саша. Поехали.
       Кабриолет стал набирать скорость. Деревья, темневшие смутными силуэтами в тумане, клубящемся на обе стороны дороги, стали мелькать и сливаться в сплошную полосу. Маринин испуганно почувствовал, как динамическая сила ускорения вдавливает его в сидение всё сильнее и сильнее. Дорога превратилась в сплошную серую полосу, уходящую под капот.
       - Витя, поаккуратней. Ничего же не видно, - волнительно проговорил Маринин.
       - А что тебе, Саша, необходимо видеть? - меланхолично поинтересовался Виил. - Не волнуйся, если ты волнуешься. Неужели ты не любишь скорость?
       - Да, конечно, я её люблю... Но...
       - Не надо "но", брат. Как только начинаешь себя нагружать аналогичными "но", сразу появится какой-нибудь тормоз. В ненужное время, в ненужном месте и с ненужными последствиями. Не надо "но".
       Маринин сжался в комочек и замолчал. Машина взвыла как живое существо, взмыла в воздух и помчалась над землёй, едва не касаясь верхушек сосен, обступивших дорогу. Туман остался внизу. Яркое солнце освещало пассажиров чёрного кабриолета несущегося как ястреб над степью в поисках своей цели.
       - Мать святая, - взмолился Маринин. - Я не был дураком и, надеюсь, не есть. Этот твой 4ХА22 - галлюциноген типа ЛСД. Моню на понты не возьмёшь. Машины не летают!!!
       - Зато летают люди, - ответил Виил.
       Кабриолет развернулся и полетел на запад.
      
      
       ГЛАВА 10
       1.
       Эвакуация всё же началась. Президент подписал указ о введении чрезвычайного положения в Киеве с вытекающими отсюда последствиями.
       Тысячи автомобилей потянулись во все стороны от притихшего и ошарашенного города, окутанного туманной дымкой неизвестности. По всем средствам массовой информации транслировалась видеозапись обращения президента Украины к жителям столицы, в котором он объясняет ситуацию, просит население не впадать в панику, спокойно и мирно оставить свои жилища и покинуть столицу в течение 12 часов по причине "большой вероятности взрыва объекта "Укрытие" на Чернобыльской АЭС в котором появились явные признаки начинающейся цепной реакции".
       Украинского президента поддержал и американский, обратившись к украинцам с высоты своего авторитета и гарантировавшего, цитата: "продолжение развития демократических процессов, не смотря на техногенные катастрофы и прочие причины дестабилизирующего характера, направленные на ликвидацию демократических ценностей". Конец цитаты.
       Отряды внутренних войск и армейские подразделения, выполняя приказ, пытались людей заставить покинуть Киев, напоминая историю затопления Нового Орлеана, разрушения Токио, и количество жертв населения, не послушавшегося призыва эвакуироваться.
       Естественно, большинство киевлян никуда не поехало. Бронированные двери квартир в многоэтажных башнях спальных районов закрылись наглухо. Хозяева сидели в квартирах как хомяки в своих норах, набрав полные ванны и вёдра воды, запасшись продовольствием, которое успели купить в битве возле прилавков, и уповая, что всё это очередная брехня.
       Потенциальные мародёры всей Украины, прослышав про эвакуацию, срочно ринулись объездными дорогами в Киев. Армия держала оборону и пыталась не пускать в столицу никого. Но эффективность блокпостов была крайне низка из-за недостаточного количества воинских подразделений. Неразбериха и хаос возрастали с каждым часом. Колонны бронетехники НАТО форсированно удалялись от столицы Киевской Руси. Высшие офицеры узнали про Объект, про Ликвидатора, и почти моментально эти жизнерадостные новости стали достоянием всех военнослужащих блока НАТО.
       Армия Европы неслась во все стороны от Киева, поглядывая на хронометры.
       С аэродромов столицы взлетали эвакуационные самолёты каждые тридцать секунд, едва не сталкиваясь в воздухе друг с другом.
       К полудню 21 июня в городе исчезла вода, и пропало электричество. Больницы, дома престарелых, детские дома, заключённые следственных изоляторов - всех экстренно вывозили за 101 километр. Спец подразделения МВД и СБУ, включая "Беркут", "Титан", "Кобру" и "Дракон", заняли позиции в районе нефункционирующего метрополитена, готовые по первой команде укрыться в нём.
       Приказом коменданта города Киева, назначенного президентом и получившим особые полномочия, из города силой удалили журналистов всех стран и похожих на них людей, которые лезли со всех концов мира в самое пекло как тараканы - упорно и неистребимо. Началась реальная война между средствами массовой информации и комендантом. Мрачный генерал с длинными казацкими усами собственноручно давал самым расслабленным, наглым и демократичным "в рыло", и не стесняясь говорил об этом в прямом эфире, употребляя ненормативную лексику и упоминая Запорожскую Сечь с её результативными методами наведения порядка.
       Украина запросила помощь у всех стран мира, мотивируя свою просьбу потенциальным взрывом объекта "Укрытие" с его тысячами тонн урановой смеси закипающей под бетонным саркофагом. Но ведущие мировые специалисты в области ядерной физики скептически прокомментировали вероятность возникновения цепной реакции. Украине не верили после её многочисленных афёр с российским и туркменским газом; нелегальной продажей российской электроэнергии в страны Европы; нелегальной поставкой вооружения в обход санкций ООН; нелегальных валютных операций с деньгами, выделенными Украине как помощь в реструктуризации экономики; и даже нелегальным выпуском пиратских компакт-дисков с ворованным программным обеспечением, в котором изворотливое государство столь преуспело, что заняло почётное первое место в рейтинге стран, производителей пиратской аудио-видео-компьютерной продукции. Реноме у просителя оказалось весьма двойственным и вопрос о помощи повис в воздухе. Банкиры подозревали, что их опять дурачат, водят за нос, обводят вокруг пальца, и отключили телефоны.
       Около миллиона жителей города Киев столпились гигантскими таборами под открытым небом в городах киевской области и расползались во все углы периферийных районов Украины. Неизвестные люди весьма организовано брали штурмом железнодорожные составы, включая товарные вагоны, захватывали локомотивы, формировали поезда и продавали места за удесятерённую цену. Из запасных путей выползли паровозы, которые дождались своего часа, простояв столетие в консервации. Пыхтя и чадя громадными трубами, паровые машины поволокли разнокалиберные вагоны, вагонетки и открытые платформы, груженные перепуганным народом, поверившим президенту США.
       Звёздный час бомжей, мелких бандюг, бродяг и воров настал.
       Грабили магазины. Грабили ларьки и киоски. Грабили товарные базы. Пытались грабить и банки, но наткнулись на вооруженную пулемётами охрану.
       - Братва! - кричали охранникам. - Поворачивайте стволы в другую сторону. Вы хотите сдохнуть от радиации ради этих воровских бумажек? Хозяева то давно на Гавайях и в Парижах! Вспомните своих матерей и отцов!
       Стали происходить случаи захвата вертолётов, дежуривших возле частных офисов-хранилищ с деньгами, ценностями, перепуганными исполнительными директорами и их любовницами. Деньги и драгоценные металлы изымались, директора и их охрана избивалась, а вертолёты плавно взмывали в небо, унося на своём борту итоги длительной работы идеи прибавочной стоимости.
       Перестрелки в городе начались одиночными мимолетными выстрелами, но быстро перешли в шквальный автоматный и пулемётный огонь, перерываемый уханьем гранатомётов. Патрульные войска получили приказ вести огонь на поражение в случае неподчинения приказам. Подчинения не было, и эхо выстрелов гремело по всему Правому и Левому берегу. Над городом проносились боевые штурмовые вертолёты, отслеживая неведомые цели и время от времени дающие залп высокоточными ракетами, уничтожая что-то или кого-то.
       Информация о мегатонной нейтронной бомбе проникла в среду украинских военнослужащих, милиции и войск СБУ. В след контингенту НАТО, покинувшему Киев, помчались одиночные армейские группы военных автомобилей и бронетехники, возглавляемые мятежными командирами не желающими получить бесплатную рентгеноскопию организма с летальным исходом.
       Неразбериха настала. Особое положение не особо стабилизировало ситуацию. А точнее - наоборот.
       - Наш час настал, - сказал глава КПУ.
       - Наш час настал, - проговорил вор в законе, имеющий статус депутата, своим сторонникам.
       - Наш час настал, - объявил глава секты Адвентистов Седьмого дня.
       - Нам спешить некуда, - констатировал Муссолини и поставил на стол батарею бутылок с пивом. Скорцени принялся их открывать.
       Итальянцы сидели на опустевшем Крещатике за столиком кафе, хозяин которого решил торговать до последней минуты, понимая ситуацию и отдавая себе отчёт в том, что другого такого момента не будет. Бутылка пива, с видом на Крещатик, стоила 20 евро. До входа в метрополитен было около двухсот метров, и предприимчивый рисковый продавец адреналинового пива уповал на фарт, свои ноги и швейцарский хронометр, болтавшийся на руке.
       Муссолини и Скорцени не были одиноки в своей русскорулеточной затее. Любителей пира во время чумы оказалось достаточно. Крещатик не был особо безлюден. Тут и там сидели группы людей, парочки и просто одиночки. В глубину души не залезешь. Кто они, эти незнакомцы, которым пофиг смертельная опасность и суета большинства дюжинных представителей хомо сапиенс? - рассуждал мысленно Муссолини. В обыкновенной ситуации, в обыденной жизни тупого прожигания её неповторимых дней, этих людей не видно. Но вот они... В момент сверх форс-мажора сразу видны... И какая-то тайная пружина, направляющая их действия, есть... Остальные же убегают в след уезжающему корыту с похлёбкой. Чтобы есть, есть, есть... И молиться!
      
       2.
       - Уважаемый, вы знаете, какая ситуация в городе и, подозреваю, догадываетесь почему.
       Полковник Дубина расположился в кресле за письменным столом и в упор рассматривал человека, сидящего перед ним. Это был мужчина средних лет, небритый блондин в дымчатых очках.
       - Поскольку в городе введено особое положение и действуют законы военного времени, - продолжил полковник, - то я скрывать от вас не стану, что в случае отказа сотрудничать с нами, вас ждут неприятности.
       Блондин молчал. Дубина продолжил:
       - Вы мне сейчас расскажете о ваших контактах в Интернете с адресом likvidator@likvidator.ru. Нас интересует: что это за человек, как вы с ним познакомились, где возможно его физическое присутствие, и как вы с ним выходите на связь после того, как Сеть перестала работать. Советую дать исчерпывающие ответы.
       - Вы мне угрожаете? - спросил блондин.
       - Да, - ответил Дубина.
       - Моя жизнь под угрозой? - поинтересовался собеседник.
       - Безусловно, - подтвердил полковник. - Даже более того.
       - Как это понимать? - задал вопрос допрашиваемый.
       - А как хотите, - посоветовал командующий сопротивлением. И зловеще добавил: - Но лёгкой смерти не ждите.
       - Вы, насколько я понимаю, полковник Дубина?
       - Да, перед вами он.
       - То есть вы?
       - Да, чёрт возьми, - я.
       - В таком случае, хочу предупредить, что наш разговор сопровождает звукозапись, и рекомендую вам придерживаться прав человека утверждённых соответствующей декларацией ООН, - спокойно проговорил блондин и закурил сигарету. - В противном случае вы, полковник Дубина, будете отвечать за свои действия перед трибуналом в Гааге. Это вам гарантирует международная организация "Юристы и прямое действие", членом которой я являюсь. Подозреваю, что я не первый в вашем кабинете. Ждите проблем.
       Дубина выслушал речь писателя, задержанного для выяснения его связи с Ликвидатором, встал, подошел ближе и зловеще- спокойным тоном предложил:
       - Дайте сюда диктофон.
       - Пожалуйста, - ответил писатель. Вытащил из кармана чёрную коробочку и протянул её Дубине. На диктофоне блестела короткая антенна.
       - Это передатчик, - дружелюбно пояснил писатель. - А запись ведётся на некотором расстоянии отсюда. Недалеко. В городе Киеве.
       Полковник вертел в руках передатчик и молчал. Он понимал, что писатель поймал его. Уняв вскипающее бешенство, Дубина взял диктофон за антенну и аккуратно бросил его в аквариум, где плавали серебристые скалярии и дремала золотая рыбка.
       - Ничего страшного, - прокомментировал писатель. - Всё, что необходимо, уже записано и размножено. Знаете, я ведь в прошлом - разработчик цифровых коммуникационных систем. И сколь шустро полковник Дубина машет дубинкой, столь активно я анализирую полупроводниковые ситуации и их побочные эффекты, - туманно закончил писатель.
       - Я советую вам придержать язык, - сказал полковник. - Сейчас звукозапись уже не ведётся. А после взрыва от ваших коммуникационных систем, с записью нашего разговора, ничего не останется. - Посмотрел на часы. Добавил: - Ждать недолго.
       - Да уж увольте меня держать за дилетанта, - ответил допрашиваемый. - Файл с нашим разговором через спутниковый телефон уже ушел за пределы Украины. Вот так-то полковник. Дубиной махать - не мешки ворочать, а тем более мозги. Берегите теперь меня. Вы уж не обессудьте, но как только ваши люди стали вести за мной наружное наблюдение, сразу же видеозапись этой оперативной работы стала перегоняться через спутник в мой личный архив. У которого есть весьма интеллектуальный архивариус. Он, в данный момент, анализирует обрыв нашего разговора и собирает весь компромат на полковника Дубину в один файл, чтобы переправить его туда, куда положено. Если я вовремя не позвоню по телефону, - добавил писатель.
       - Хорошо, будем считать, что 1-1, - сказал успокоившийся Дубина.
       - А почему же это 1-1? - поинтересовался писатель. - Опять дискриминация?
       - Сам факт, что вы здесь, это уже очко в мою пользу. Или не факт?
       - Да, - рассудил писатель. - В общем-то, я согласен.
       - Итак, - продолжал полковник, - мы поведём нашу беседу в цивилизованном русле. Я задам вам вопрос, а вы дадите мне ответ.
       - Если захочу, - уточнил собеседник.
       - Естественно, - согласился полковник, облокотился о стол, упёрся подбородком в ладони и поинтересовался: - Как вы считаете, ваш адресат в Интернете выполнит свои угрозы по поводу нейтронного взрыва? Я имею в виду человека под псевдонимом Ликвидатор.
       - А почему вы задаёте мне этот вопрос?
       - А потому, что считаю, вы можете ответить на него в информационном плане.
       Писатель пустил дым сигареты, и оценивающе глядя на полковника, сказал:
       - Я получал письма с имейла за подписью буквонабора ЛИКВИДАТОР. Ни о каком взрыве там речь не шла.
       - Вы же утверждаете, что не прочли их.
       Блондин снисходительно поглядел на Дубину. Пояснил:
       - Я это и имею в виду. Не прочтя ничего в письме я, само собой, ничего не прочёл и о взрыве. Неужели не понятно?
       - Послушайте, - выговорил Дубина, утрамбовывая спокойствие. - Вы же понимаете о чём идёт речь. Вы же понимаете, что если будет разрушен Киев, то лучше от этого не станет никому, кроме строительных подрядчиков. Что вы мне морочите голову? Помогите остановить руку сумасшедшего. Спасите город. Вы же писатель, в конце концов. - Дубина добавил: - А потом напишите роман о спасении Киева. Можете ссылаться на меня.
       - Да уж, спасибо, - среагировал блондин и снова замолк, уйдя в никотин.
       - Вы отказываетесь сотрудничать с киевским Сопротивлением? Вы сторонник НАТО? Вам нравиться демократический образ жизни? Или у вас бабушка американка?
       - Моя бабушка лежит в могиле под Киевом.
       - Тогда в чём проблема нашего непонимания?
       - Я не сторонник НАТО. Вы это хорошо знаете, потому что следили за мной и читали мои книги. Я сторонник здравого смысла.
       - Ну... И?
       - Он мне подсказывает, что пора идти домой. Я арестован?
       - Нет, - чертыхнулся полковник. - Пока нет, - добавил.
       - А по поводу Ликвидатора могу сказать только одно, - сообщил собеседник Дубины. - Не думайте, что ваш Муссолини суперпсихолог. За моей подписью могу находиться только я. Меня, обычно, трудно с кем-то спутать.
       - Что вы хотите этим сказать? - напряженно спросил полковник.
       - Да то, что сказал. Дешифруйте, как хотите. Впрочем, могу намекнуть, в чём дело, - добавил блондин, наклонившись к полковнику. - И кто это затеял.
       - И кто же?
       - Я. Сдуру, по пьянке. А теперь жалею.
       - И что-же вы такого сделали? - поинтересовался хитрый Дубина, прищурив глаза.
       - Да всё что происходит кругом. Вот и вашу рожу тоже. Не хотел связываться, а теперь поздно - текст ушел.
       - Что-то я вас не очень понимаю. Какой текст? Куда ушел?
       - В архив. Муссолини тоже не понимал. Но в последний момент понял. Он, по идее, не дурак. И теперь в трансе. Этот итальянец с характером и тяжело переживает подобные вещи. - Писатель затянулся, пустил вверх дым, поглядел в окно. Там ярко светило солнце и летали ласточки.
       - Слушай, полковник, не доставай меня своим взрывом. Ты думаешь, я его хочу? - продолжил писатель, неожиданно перейдя на "ты". - Пусть этим вопросом занимается Муссолини, он же решил выступать от моего имени - пусть и выступает. Баба с возу - кобыле легче.
       - При чём здесь кобыла?
       - А я откуда знаю? Тайны подсознания. - Пару секунд помолчал. - Мне ничего не известно о Ликвидаторе более того, что знаете вы. А вот ваш новый гениальный итальянский друг, - психоаналитик, как я понимаю, - наверное, сумел как-то выйти на образ этой личности. Желаю ему удачи. А я - пас.
       - Что-то вы несёте белиберду. Я теперь понимаю, почему Муссолини говорил, что все писатели сумасшедшие. Вы уж не обессудьте...
       - Прав ваш Муссолини. Вот именно в этом я с ним согласен. Только не понимаю, почему сумасшествие звучит как недостаток.
       - Ну, я тут уж и не знаю, что вам сказать. Честно говоря, вообще удивляюсь, кто читает вашу писанину. Как вы вообще этим зарабатываете? Уму непостижимо!
       - Литературная деятельность для меня не заработок. Деньги за это я не беру принципиально.
       Дубина скептично посмотрел на писателя.
       - Да? А за что вы, простите, пьёте пиво?
       Блондин пустил колечко дыма и профессиональным взглядом оценил любопытного Дубину. Ответил:
       - За что пьёте вы, я спрашивать не буду. Лично же я профессиональный валютчик.
       - Ух ты! - подивился Дубина. - Валютчик? Это что-то новенькое. Оперативная слежка такого не подтверждает.
       - Я же сказал - профессиональный, - объяснил писатель.
       - Простите, но, по-моему, эта специальность ушла в прошлое.
       - Да что вы говорите? - спросил блондин. - А где же тогда я?
       - А вы не поделитесь хотя бы маленькими подробностями - в чём смысл работы. Ну, конечно же, нет! Профессиональная тайна!
       - Ну почему - же. Поделюсь, - ответил собеседник. - Секрет успеха валютных операций не скрыт в алгоритме последовательности действий. Секрет в фартовом генетическом коде.
       - Нууу... И?..
       Писатель серьёзно посмотрел на Дубину и сказал:
       - Я покупаю в Киеве наличную гривну и продаю её в Нью-Йорке, на валютной бирже. И знаете, дело идёт.
       Полковник с поднятыми бровями десять секунд глядел на валютчика. Лёг грудью на стол, прищурился, негромко прокомментировал:
       - Я ценю юмор. Но не такой плоский.
       Блондин пожал плечами.
       - Это ваше дело. Вы спросили - я ответил.
       - Не морочьте мне голову! - Дубина встал из-за стола, прошелся и снова сел. Стал задумчиво глядеть на писателя. Тот потушил сигарету и спросил:
       - Ну а вы. Дубина. Чего хотите вы?
       - Как это понимать - чего я хочу?
       - Да так и понимайте. Вы хотите, чтобы Киев не взорвался?
       - Что за вопрос идиота! Конечно, не хочу.
       - Спасибо за комплимент. И я, наверное, не хочу. Но есть такие вещи, которые происходят сами по себе. Этот взрыв трансцендентен.
       - Чего?
       - Он может быть, может и не быть, а может уже был. Ясности тут нет никакой.
       - Вы меня этим не удивили. Я знаю ход вашей мысли, читал ваши книжечки. И ваш отвлекающий маневр с Муссолини не собьёт меня с толку. Плевал я на Гаагу и ООН. Я сейчас зажму вам яйца в тиски, и вы мне всё расскажите.
       - А если я ничего не знаю?
       - Узнаете.
       - Ну, это уже заказ.
       Дубина снова вполз в ячейку спокойствия и с добродушной улыбкой хорошего полицейского сказал:
       - Ну, давайте-же жить дружно. Я не хочу делать неприятные вещи. Их и так кругом полно. А вы меня начинаете провоцировать. Не берите грех на душу.
       - Я не сторонник теизма.
       - Чего?
       - Я безгрешен.
       - Во-во. Вспоминаю итальянца. Он дал исчерпывающую информацию о складе вашего характера.
       - Молодец. Выдерживает алгоритм.
       - Чего?
       - У Муссолини характер его прадеда. Ведь верно, полковник? Хорроший макаронник получился! Прямо подолянин, чёрт его дери. А, в общем то, - оживился писатель, - в нашей беседе гораздо больше реализма, чем абстракции. Ещё старикан Шопенгауэр говорил, что объект есть субъект. И наоборот. - Собеседник пытливо посмотрел на Дубину как на экспонат и спросил с мягкой улыбкой: - Как вы, полковник, относитесь к идее платонических идей?
       - Чего?
       - Если появилась ваша идея, идея полковника Дубины, то вы существуете на самом деле.
       - Да я то в этом не сомневаюсь, - подозрительно глядя на собеседника, ответил глава Сопротивления, - Муссолини был очень прав, придя а аналитическому выводу относительно вас.
       - Не буду спорить, все мы ходим вокруг него кругами. Кто ближе, кто дальше. От ума, я имею в виду. Но давайте ближе к делу, если вы уж сами не в состоянии работать. Ваши люди держали оборону Киево-Могилянской академии?
       - С чего вы это взяли? - с удивлённым видом молвил полковник.
       - Не валяйте дурака. Так вот, я вам задам наводящий вопрос: как они туда попали? Ну?.. Ну?.. Ну, полковник... Уже теплее... Работайте головой, а не дубиной...
       - Откуда у вас эта информация? - мрачно спросил допрашивающий. - Впрочем, хорошо. Я вас понял. Проникнуть в секретный подземный лабиринт мы не смогли. Академия в тройном кольце охраны, а в тоннеле метрополитена кодовый замок оказался перекодированным, или вышел из строя. Маринин, наш боец и информатор, сказал, что во времена Брежнева использовали одноразовые коды. Мать его матери имела эту информацию.
       - Да, бабка Маринина была агент КГБ.
       - Откуда вы знаете?
       - Да оттуда же, откуда и всё остальное.
       Дубина вытер пот и неуверенно посмотрел на собеседника. Сказал слегка изменившимся тоном:
       - Я вижу, вы в курсе таких вещей, которые выводят нас на объединение беседы в плане... кхм.. результативного резюме.
       - Резюме? А проще можно? Вы хотите сказать, что мы можем договориться?
       - Да.
       - Дубина, так и говорите, как думаете. Не кидайте в родной русский язык всякие помоечные словечки. Они нужны только в соответствующей атмосфере. Сейчас не та атмосфера. Мы ведь говорим от души?
       - Конечно!
       - Ну вот, этим всё и сказано. - Блондин откинулся на стуле и сунул руки в карманы. - Хорошо, простите за отвлечённую болтовню. Вы просили помочь - я помогаю. Слушайте.
       Дубина весь вытянулся над столом в сторону писателя и оттопырил уши.
       - Но только не ждите чудес. К Ликвидатору я лично не имею никакого отношения, но... Но. Но я ставлю вас в режим автопилота. Далее - по тексту. Куда нелёгкая вынесет. Ликвидатор на автопилоте давно, поэтому у вас и не получается состыковка. Но что-то он улетел чёрте куда на автоматическом управлении. Вдогонку ему отправляетесь вы. Вот так, полковник. Теперь успокойтесь. Все проблемы будут решаться вашей головой. - Писатель улыбнулся. - Вот и всё!
       - Тьфу, чёрт, - откинулся назад в кресло Дубина. - Вы опять намекаете на то, что Объект находиться в подземелье под Киево-Могилянской академией?
       - Возможно, возможно... Но ведь времени совсем мало и поглядите, что твориться в городе! Как будто это и не Киев, а Багдад. Знаете, я вам вот что скажу. Проконсультируйтесь с Муссолини, он почти подолянин по складу ума. Этот макаронник в состоянии отбросить феномен перцепции и ликвидировать трансцендус.
       - Вы же сами советовали не использовать помоечные слова.
       - Да, простите. Но всё равно уже сказал. Итак, найдите Муссолини, полковник. Немедленно. Он, скорее всего, пьёт сейчас пиво где-то на Крещатике.
       - Пиво? Сейчас? Вы и, правда, сумасшедший.
       - В том-то и весь ньюанс. Муссолини имеет те же склонности, что и я. Делайте так, как вам советуют. А я тоже пошел пить пиво. Прощайте. А может до свидания? Впрочем, управление теперь в ваших руках.
      
      
      ГЛАВА 11
      
       Тяжелый транспортный самолёт российских ВВС низко и утробно воя турбовинтовыми двигателями пересёк границу Украины в районе города Глухова и выбросил десантную группу. Двести человек спецназовцев приземлились на кукурузном поле. Здесь же опустилась тяжелая бронетехника и легковые автомобили.
       Быстро сформировавшись повзводно, отряд погрузился в БМД и покинул поле, углубившись в лесную чащу пригорода бывшей столицы Левобережной Украины. Там, на поляне, покинув бронемашины и проверив амуницию, десантники, одетые в спецодежду дорожных рабочих, двинулись в сторону города.
       Возле ресторана "Кабан" отряд поджидал Седой и его люди.
       - Командир подразделения с группой поддержки прибыл в ваше распоряжение, - доложил Седому черноглазый крепыш в тёмно-синей робе с надписью "Бригадир".
       - Отлично, полковник. Мы рады вас видеть. Знакомьтесь, мой секретарь Леся. - Повернулся и протянул руку, указывая: - Француз, Димедрол и Парковщик - консультанты и инструктора. - Повернулся в другую сторону и представил: - А этот человек - наш проводник. Позывной - Капуста. Люди проверенные и надёжные.
       Пожали друг другу руки молчаливо и сосредоточенно. Полковник и два его помощника ждали указаний без лишних слов.
       - Перейдём к делу, - сказал Седой и пригласил всех зайти в заведение. Президент, почувствовав серьёзность встречи, не хрюкнув, проводил отряд взглядом и перевернулся на другой бок.
       В ресторане все сели вокруг круглого стола, на котором лежал большой лист ватмана.
       - Вот план, - сказал Седой. Принялся показывать объекты и уточнять детали. Капуста помогал. Полковник делал пометки в блокноте.
       - Здесь, здесь и здесь. - указывал места на карте Суворов. - И здесь. Возможно, здесь тоже. Капуста согласно кивнул и добавил, указав рукой:
       - Не исключено, что ещё и здесь.
       - Всё понятно, - отвечал полковник. - Возьмите документацию, - и протянул Седому пачку документов. Тот принялся рассматривать каждый лист.
       - Да, - проговорил. - Всё необходимое есть. Выдвигаемся.
       Все вышли из ресторана, сели в джип и машина поехала в центр города. Её сопровождали два лёгких танка.
       Возле здания мэрии группа машин остановилась, и договорившиеся стороны вышли прямо к мраморным ступеням здания, представляющего власть президента Украины в городе. Вошли.
       - У нас эксклюзивная лицензия на разработку меди и олова в пределах всей области, - проговорил Суворов протягивая пакет документов мэру Глухова и недобро поглядывая на его окружение - суетливых мужичков с хитрыми глазками. Седой снова посмотрел в лицо мэру. Сказал:
       - Вы можете сейчас же проверить лицензии в Государственном Реестре по Интернету.
       - Интернет не работает, - ответил мэр, высокий темноволосый мужчина в голубом костюме и желтой рубашке. На лацканах пиджака блестел значок "Украина + НАТО = Любовь".
       - Тогда вам придётся поверить печатям и голографической защите документов. И. Позвольте спросить, что это за люди, копающие ямы по городу и что-то там выискивающие. Уж не нашу ли медь и олово?
       - Ммм... Господин Суворов, как бы это вам сказать... Представители серьёзных американских компаний заинтересованы в инвестициях в районную промышленность города и, поскольку мы на хозрасчёте, средства, идущие как гуманитарная помощь...
       - Я не понимаю, - оборвал мэра Суворов, - при чём здесь наша медь и олово? Нам гуманитарная помощь не нужна. Мы её, - поглядел на полковника, - сами можем оказывать достаточно эффективно. - Полковник кивнул и впился взглядом в мэра.
       - А чивой-то вы тут командываете? Медь не ваша, медь глуховская! - тонким, визгливым голосом стал наступать на Суворова заместитель мэра, низенький плюгавый блондин в чёрных ботинках. - И вообще, ваши документы надо-бы на микроскопах проверить. Мы будем жаловаться в посольство США и если вы...
       "Бум!" - плюгавый отлетел к окну и упал головой в мусорное ведро. Капуста потёр руку, сказал:
       - Слушай, Каба, если бы ты был не моим одноклассником, я бы тебя выбросил в окно.
       - Эээ... - растерянно протянул мэр. - Я должен всё это решить с представителями гуманитарной помощи... - И поглядел на заместителя возившегося в углу и потирающего скулу.
       - Мы решим сами, - сказал Суворов. - Можете не беспокоиться. А это что за люди? - спросил, указав на помощников мэра глядящих на новых владельцев "залежей меди" с трусливой враждебностью.
       - Это представители закрытого акционерного общества "Глуховмедьолово", - объяснил мэр, со скрытым страхом посматривая на "строителей" стоящих за спиной Суворова. - В общем-то, они могут сами объяснить вам, откуда у них права на разработку. Документы у них есть. Все члены акционерного общества местные жители. Почти все. Работают на благо города и в интересах трудящихся. Безработица в городе, благодаря им, снизилась на 0,02%. Деньги, идущие в городской бюджет от налогов, уплачиваемых "Глуховмедьоловом", идут на озеленение города. Вон, посмотрите в окно. Видите - ель посадили. Теперь под новый год не придётся вырубать леса. Ёлка у нас стационарная, - говорил мэр, поглядывая то на "строителей", то на "помощников" и не соображая, куда реально клонить свою демагогию.
       - Покажите права и лицензию на геологоразведку и разработку месторождений, - зловеще предложил коммерсантам Суворов.
       - Кто вы такой! - крикнул один из них, толстый, упитанный очкарик с золотым "Ролексом" на руке. - Да у меня тёща двоюродная сестра президента! Если вы ещё себе позволите...
       - Я вас всех интернирую, - оборвал "родственника" президента Суворов и кивнул полковнику. Тот махнул рукой и "строители" за несколько секунд скрутили помощников мэра и пристегнули наручниками к батарее отопления.
       - Леся, ты стенографируешь разговор? - спросил Седой.
       - Да, товарищ Суворов.
       - Отлично. Продолжим. - Уставился на мэра. - А вы? Какую позицию занимаете вы?
       - Я... я... я тружусь на благо города, области и страны. Я - чиновник. Моя работа - организовать работу всей инфраструктуры...
       - Это понятно, - сказал Суворов. - Сколько вам платят американцы?
       Мэр покраснел, побелел, задрожал, взвился на дыбы, откатился назад, расстегнул ворот желтой рубашки и выдавил:
       - Нисколько.
       - Так мало? - удивился Суворов. - Мы не дадим вас в обиду. Они даже неграм в Африке платят за право ловить крокодилов на живца, хотя крокодилы, вроде бы, и ничьи. Они издеваются над украинцами! Если бы здесь был мой непосредственный начальник - полковник Дубина, - он бы отдал приказ расстрелять американцев! Или, по крайней мере, дать им очень хорошо под зад ногой. За него этот приказ оглашу я. Леся, пишите:
      
       Приказ Љ1
       Я, Владимир Суворов, как представитель Киевского Сопротивления в Сумском регионе Украины в городе Глухове, постановляю:
       Интернировать на неопределённое время граждан США, находящихся в городе Глухове, и местное население, поддерживающее политику США в отношении Украины.
       Подпись.
      
       Леся протянула свежеприготовленный документ. Суворов расписался. Обратился к полковнику:
       - Бригадир, выполняйте приказ и действуйте в соответствии с утверждённым планом. А вы, - обратился к мэру, - с этого момента под кабинетным арестом. Покинете здание горсовета - расстреляем.
       Мэр побелел. И заискивающе спросил:
       - А жену для моральной поддержки вызвать можно?
       - Можно, - разрешил Суворов. - Но без самогона и, не приведи господь, спутникового телефона.
       - Да я в жизни такого телефона не видел! - радостно сообщил мэр и, схватив трубку внутригородского, стал набирать номер.
       У полковника, командира "строителей", запищала радиостанция.
       - Бригадир слушает, - ответил.
       - Бригадиру от Прораба, - прозвучал грозный голос из зашифрованного эфира. - Принимайте на аэродром Глухова цыплят. Полосу очистили?
       - Так точно, товарищ Прораб, - ответил в радиостанцию полковник.
       - И ещё, - проговорил Прораб. - Что там за какой-то странный самолёт базируется? Мне доложили, что лётчик утверждает о подчинении Сопротивлению. Проверьте и ликвидируйте проблему.
       - Есть, тов. ген... тов. Прораб!
       - Давай, Бригадир. Работай.
       Радиостанция умолкла. Бригадир вопросительно посмотрел на Седого. Спросил:
      - Чей самолет на аэродроме?
       Тот ответил:
       - Полковник, это наш самолёт.
       - Ваш, так ваш. - Бригадир включил радиостанцию и стал отдавать приказы.
       Через десять минут на аэродром Глухова стали приземляться транспортные самолёты "АН- 70R" с техникой и людьми.
       Тем временем, первая десантная группа "дорожных рабочих" разделилась на несколько частей и рассеялась по городу каждая с конкретной задачей. Одна из них, в составе которой находился Француз, вышла к центру города, где стоял памятник Ленину.
       Недалеко от памятника, прямо посередине клумбы с розами, чернела свежевырытая яма, и лежало две лопаты. Около десятка мексиканцев и несколько негров лежали на траве, у подножия памятнику. Курили сигареты, пили пиво и о чём-то оживлённо разговаривали на английском языке время от времени взрываясь истерическим нахальным смехом и не стесняющимися ни кого отдельными воплями "фак ю".
       Отряд "дорожных рабочих" приблизился.
       - Ду ю спик рашн? - спросил нехорошим тоном Француз самого толстого и уверенного в себе метиса.
       - Спик, спик... Нье очьень карашьо, - стал отвечать тот, нагло глядя на Француза.
       Американцы застыли с банками пива в руках и подозрительно смотрели на хмурую славянскую бригаду.
       - Документы. Пожалуйста, - вежливо попросил Француз. Уточнил: - Ваши паспорта и лицензию на право рыть ямы. Ну?
       Метис поднялся, оказавшись двухметрового роста, и сверху вниз глянул на Француза. Презрительно спросил:
       - Ви кто? Юкрейн полицай? Ви юкрейн работяг. Пшель вон. - Оглянулся на своих и добавил: - Фьигу тебе, а не докумьент. Фак ю литл фоньюч хохоль...
       Американец не закончил свои комплименты. Нога Француза, обутая во французский горный ботинок, врезалась метису между ног. Одновременно ветеран битв в Алжире подпрыгнул и ударил головой в лицо болтливого американца. Тот упал в траву и скрючился в калачик. Американские ямокопатели вскочили с травы, но на ногах русский спецназ долго им задержаться не позволил. Через тридцать секунд все представители страны вырастающих денег лежали на траве побитые и затянутые наручниками.
       Отряд, ведомый Французом и Капустой, двинулся в сторону центрального рынка. На подходе к городскому базару, месту сборища всего города в выходные и праздничные дни, навстречу "дорожным рабочим" выбежал упитанный, круглолицый мужичок, со словами:
       - Рубли, доллары, евро... Евро, рубли, доллары... Купим дорого, продадим дёшево.
       Француз измерил менялу взглядом. Спросил:
       - Американцы на рынке есть?
       Меняла испуганно на него поглядел. Пробормотал:
       - Американцев нет. - Добавил, с надеждой в голосе: - Но есть американские доллары! Продам дёшево!
       - Слушай, Миша, - проговорил меняле проводник Капуста. - Не пудри мозги. Отвечай по теме. Считай, что я тебя спрашиваю.
       - Пьют пиво в кафе "Зустрич", - ответил меняла.
       Через несколько минут в кафе, вперемешку с побитой посудой, на полу лежал связанный американский спецназ.
       Весь рынок собрался в одну большую толпу и, разинув рот, смотрел что происходит. Менялы стали совещаться.
       - Бандиты из Шостки, - прокомментировал один.
       - Нет, это бригада из Киева, - отвечал другой.
       - Это сумские, по моему одного я знаю, - проговорил третий.
       - Могут наехать и на нас, - сказал четвёртый. - Это Москва или Тула. Что, не видно по рожам? Надо линять. Могут реально наехать.
       Главные городские менялы растворились в толпе горожан.
       - Братья! - крикнул на весь базар Француз. - Есть ли среди вас православные воины?
       - Я!!! - неожиданно закричал толстый меняла Миша. И представился: - Сержант Петренко! Первый прихожанин русской православной церкви в городе.
       - Молодец, Петренко! - похвалил Француз. - Революция начинается с таких как ты. Русская церковь гордиться тобой! С таких как ты начинается Родина. Объявляю тебе, для начала, благодарность.
       - Служу Советскому Союзу! - закричал Петренко.
       - Миша, ты что? - спросил Капуста. - Какой Союз?
       - Я присягу давал только раз и на всю жизнь. Как и ты.
       - В общем-то, верно, - молвил Капуста и гаркнул:
       - Кто устал от демократии, присоединяйтесь к нашему движению "За верную дорогу Украины". Мы - стройотряд.
       - Ну? - в тон Капусте крикнул Француз. - Есть ли желающие строить дорогу без американской помощи?
       Из толпы вышел парень крепкого сложения и солидных габаритов. В руке держал чёрный ридикюль. На ногах кроссовки, на шее золотая цепь. Подошел к Французу. Кинул взгляд на "строителей".
       - Во первых, должен сообщить: "Спартак" чемпион, - сказал он. Русские спецназовцы согласно закивали головой.
       - А во вторых... А во вторых... Кхм... - Протянул руку Французу и представился: - Сидоров. Генерал валютообменных операций города Глухова. С сержантом Петренко вы уже знакомы, это мой подчинённый. Как представитель русской диаспоры, считающей украинцев и русских братьями навек, заявляю о присоединении к вашему отряду моего. Нас немного, но мы в тельняшках. Вот - Гоша, снайпер по военной профессии. Кое-где, кое-когда, не кое-как исполнял свой долг солдата.
      Вышел Гоша и, кивнув головой, стал рядом с Сидоровым.
       - Вот Владимир Ильич Таранов - бывший командующий авианесущим крейсером. Его опыт пригодится.
       - А я рядовой, - сказал светлый, круглолицый парень, выбежав вперёд Сидорова. - И фамилия такая же.
       Сидоров отодвинул Рядового назад, показав Французу оттопыренный большой палец руки. Мол, и, правда, отличный рядовой. Добавил:
       - Был у нас и фельдмаршал, да в Киев уехал на повышение. Но и под моим командованием отряд формы не потерял. Становись!
       Из гущи базарного люда вышло несколько менял с чёрными ридикюлями в руках, и стали возле Сидорова.
       Мужички и, правда, нехилые, - отметил про себя Француз. Наверное, анаболики жрут. Но это делу не помеха.
       - Молодец, Сидор! - прокомментировал Капуста переход менял на сторону Сопротивления. - Янки гоу хоум не прокатит. До дома они не доползут. Я официально заявляю, что подключаю к операции своего Президента.
       Из толпы шумно галдящих жителей "столицы левобережной Украины" вышел мужичок небольшого роста, в бейсболке и линялых джинсах. Подошел к Французу и представился:
       - Лесник. - Пояснил: - Партийная кличка. А в миру Валерий Гинсбург, глава партии националистов восточной Украины. Мы с вами.
       - Вы "пятая колонны"? - спросил Француз.
       - Нет, мы первая. Пятая за нами. У нас достаточно сторонников по всей стране и мы немедленно сообщим об этом стратегическом решении всем ячейкам нашей партии. Коматозное состояние "Укртелекома" и сотовой связи нашу партию не смущают. Мы давно во всём полагаемся на самих себя.
       Гинсбург повернулся и крикнул в народ: "Козлов!"
       Из толпы выдвинулся темноглазый парень с длинными, чёрными усами.
       - Доставь сюда партийную мобильную связь! - скомандовал Гинсбург.
       - Валера, уже доставлена. Вот она!
       Козлов махнул рукой и к отряду Француза подъехала телега запряженная рыжей лошадью. На телеге стояла большая клетка, битком набитая воронами издающими невероятный шум. У каждой особи на лапе светлел свёрнутый трубочкой листок бумаги в целлофане.
       - Выпускай! - торжественно скомандовал Гинсбург.
       Козлов дёрнул за верёвку, открыл клетку, и вороны с воплями, карканьем и шумом, как реактивные истребители сразу же исчезли из виду.
       - Каждая имеет индивидуальную точку приземления. Особи натренированные. Свезённые со всей Украины как раз для этого случая. Мы его ждали. И дождались, - констатировал Лесник.
       - А где же местные представители правопорядка? - оглянувшись по сторонам, спросил Француз. - Или все спрятались? Или в вашем городе уже решена проблема с нарушениями покоя жителей, грабежами, драками, насилием, незаконной торговлей самогоном?
       - Мы здесь!
       Из толпы вышел небольшого роста, коротко стриженый мужчина в милицейской форме. Представился:
       - Прапорщик Яценко. Готов служить, как и прежде, на благо Украины! В органах МВД двадцать лет. Имею опыт по поимке нетрезвых хулиганов.
       - Хорошо, менты нам пригодятся, - сказал Француз.
       - Яцек, а ты помнишь, как мне в камеру блок сигарет не передал, когда я трое суток за Президента сидел? - напомнил прапорщику Капуста.
       - Мент, он и есть мент, - ответил Яцек. - Работа такая.
       - В этой церкви, - громко сказал Гинсбург, сделав шаг вперёд и указывая на старинное здание православия пятивековой давности, стоящее прямо на рынке, - Пётр Великий проклинал Мазепу за отступничество и предательство России. Мазепе история не простила брехни Петру. Мы все осенены святостью этого здания, этой площади, этого города. Тотальное движение масс началось! Мы ждали его, мы готовы к нему и кто не с нами, тот против нас. Мы объявляем Глухов столицей всей Украины! - закричал Лесник на всю площадь. - Министерство внутренних дел на нашей стороне! - указал на Яцека. - Христианский мир тоже! - указал на Петренко. - И даже менялы. Менялы! Люди тяжелой профессии, которой не одна тысяча лет. Люди, которые ещё до вознесения Христа несли людям благодать обмена ненужных железяк на нормальные деньги, эти люди тоже с нами! Да здравствует Украинская Россия и Российская Украина! - заорал во всю глотку Гинсбург.
       - А-а-а-а-а!!! - завопил весь базар, поддерживая Лесника и его идею. Кричал народ, кричали торгаши, кричали менялы, кричали российские спецназовцы, кричал сержант Петренко, кричал прапорщик Яцек...
       - Янки геть! Янки геть! - командовал Гинсбург.
       - Я-анки!!! Ге-е-еть!!! Я-анки!!! Ге-е-еть!!!
       - Славяне едины! Сла-вя-не! Сла-вя-не! - неожиданно проявил ораторские способности Капуста.
       - Сла-вя-не! Сла-вя-не! - заскандировал базар. Русские спецназовцы стали бросать в воздух кепки, вытащили из-за пояса новейшие автоматы ближнего боя jAKuzi-74 (сконструированные при участии специалистов из Израиля, эмигрировавших обратно в Россию) и стали длинными очередями палить в небо. Пули с зафиксированным центром тяжести улетели высоко в верх, а затем мирным, свинцовым дождём осыпались на землю. Украинские торгаши принялись бесплатно раздавать продукты питания и внутреннего употребления. И началось гуляние!
       У Француза запищала рация. На связи был Седой.
       - Что у вас происходит? Атака американских войск? Докладывай, быстро! Мы с бронетехникой в двух километрах от вас. Держись, Француз! Вспомни свой Алжир. Но это не Алжир! Это покруче! Это наш дом, Слава! Бей гадов и не жалей патронов. Мы выдвигаемся!!!
       - Стой, стой, Вова! Не надо танков! Только что Глухов объявлен столицей Украины. Киев в отставке. Теперь столицу Украины Ликвидатор не ликвидирует. В Глухове ядерного заряда точно нет. Глухов - столица, население - с нами. Подъезжай на площадь рынка, отпразднуешь победу с нами.
       - Я не один. Со мной десантная дивизия из Тулы. Глуховский аэродром принимает уже пятидесятый борт. Мы закрепляемся на плацдарме. Всё идёт по плану полковника Дубины. Он вышел на связь.
       - Заработали телефоны?
       - Нет, заработали курьеры. Муссолини выделил посыльных из состава НАТО. Они на "Феррари" добрались до Глухова за полтора часа. Привезли спутниковый телефон и письмо. Дубина пишет, что получил какие-то особые полномочия, и теперь Ликвидатор у нас в руках. Конец связи. Мы подъезжаем.
       На площадь Глуховского рынка, расположенного в тени пятисотлетней православной церкви, выкатили с тяжелым рёвом несколько десятков танков, ощетинившихся стволами пушек, пулемётов и ПТУРов. Следом выехала установка "С-400" и, расположившись возле церкви, выпустила свои антенны и принялась ощупывать полусферу неба радиоволнами всех частот. Сорок четыре зенитные ракеты, каждая с десятью наводящимися головками, уставились в небо, ожидая команды пуска.
       С брони одного из танков спрыгнул Седой и в сопровождении Бригадира подошел к Французу. Оглядел шумящий и разгоряченный народ. Спросил:
       - Где американцы?
       - В наручниках.
       - Грузите всех в фургон. - Указал на большую зелёную автомашину. - Они все задержаны за незаконную разработку недр столицы Левобережной Украины. Разбираться будем потом. И не мы. Есть международный суд. В Белоруссии. Туда их и переправим.
       Десантники Тульской дивизии, не теряя времени даром, вступили в прямой контакт с местным населением, и общение закипело. Tipa a la piani bordel.
      
       На колокольне древней церкви замерла пара со снайперскими винтовками.
       - Are you ready? - спросил один.
       - Yes, - ответил второй.
       - Hold target.
      
       - Я всё время думаю, как нас наводят на цель?
       - Меня это не волнует.
       - Но кто-то же проводит сумасшедшую работу!
       - А точку ставим мы.
       - Это верно.
       - Ты их видишь?
       - Конечно, они прямо под колоколом. Винтовки израильского производства.
       - Да, да. Я тоже обратил внимание.
       - Думаю, пора работать, - сказал первый. - Вон тот, справа, мой. На счёт три...
      
      
       ГЛАВА 12
      
      - Послушайте, Иванов. Что за шоу происходит на русско-украинской границе в районе города Глухова? Я только что смотрел CNN, и он показывает невероятные вещи. Что там делает наша десантная дивизия и противоракетные подразделения? - спросил президент России у министра обороны и с озабоченным видом снова принялся искать в мониторе канал CNN.
       - Вы же сами подписали план, предложенный полковником Дубиной. Всё идёт по плану. Это только начало первой фазы операции, спланированной Сопротивлением и поддержанной нами.
       - Но почему десантники вместо того, чтобы выполнять план, катают на танках по всему городу, извините, местных баб? Кто руководит операцией на месте?
       - Бригадир. Вы его знаете. Он специалист по захвату городов. Полковник Куролесенко. Уже, собственно, генерал, но бумаги ещё не прошли инстанции.
       Президент нашел канал и с минуту глядел в монитор. Поднял голову на министра обороны. Спросил:
       - Что это там говорят о новой столице Украины? Что за столица?
       - Ммм... да. Да! Ею объявлен Глухов. Этот же самый Глухов, такое вот совпадение получилось. Но нам этот расклад выгоден в стратегическом отношении. Город практически на территории России. Если копнуть архивы двадцатого и девятнадцатого веков, то легко можно доказать историческую принадлежность этой территории к той же Курской губернии. Но теперь это столица! Я думаю, копать архивы не стоит. Объявили, так объявили. Мы тут не при чём.
       - А кто объявил?
       - Украинцы.
       - Нууу... Ну, тогда всё легитимно! Тогда мне есть, что сказать президенту США. Тогда министр иностранных дел найдёт текст для американского посла. И есть все основания оказать поддержку братскому украинскому народу, запросившему гуманитарную помощь. Ведь запросил?
       - Конечно же, запросил. Вот, бумажка с запросом.
       - Иванов, не выпускайте из рук ядерный чемоданчик. Он в ближайшее время может пригодиться. Пора ставить всех на место. И мы поставим. Кто, если не мы?
      
      
       - Маринина уговорили остаться в Политбюро. Не знаю, чем Моню так заинтересовали, - проговорил Седой Французу. - Успокойся, Славик. Он не умер. Когда-то вернётся. Возможно, скоро.
       - Я не верю, что Моня ушел в монастырь. Этого не может быть, - отвечал удивлённый Француз.
       - Да какой там монастырь? Вовсе не монастырь. С чего ты взял, что Политбюро монастырь?
       - А ты что-то знаешь о нём?
       - Нет. Но Моня в монастыре бы не остался. Маринин далеко не священник... Очень далеко.
       Седой взял в руки спутниковый телефон, и с пол минуты подумав, набрал номер. Ответили. Суворов проговорил в трубку:
       - Полковник, я узнал кое-какую дополнительную информацию. Не знаю, как и сказать. Не хотел вообще звонить, но решил, что нельзя пренебрегать никакой новостью, из каких бы источников она не пришла.
       - Есть что-то по Ликвидатору? - хрипло спросил Дубина.
       - Да, - неуверенно ответил Седой. - Есть.
       - Вова, говори конкретней, быстрей и яснее. Что-то ты на себя не похож.
       - Источник не очень убедителен.
       - Если даже явное враньё, всё равно говори. В каждой брехне есть доля правды.
       - Хорошо, я скажу. Мне приснился Моня. - Седой вслушался в трубку. Дубина молчал. - Он мне стал объяснять, что мы не совсем правильно поняли функцию Объекта. Говорил, что как младший член Политбюро пока не имеет доступа ко всей информации, но советовал обратить внимание на вращающиеся фундаменты.
       - Что? - не понял Дубина. - Тебе приснился Моня и что-то говорил? Так ты это считаешь информацией?
       Седой терпеливо ответил:
       - Да. Это серьёзно. Я уже говорил, что Маринин остался в Политбюро, его забрали туда как специалиста. Он, перед тем как принимал 4ХА22, сказал мне, что найдёт способ связаться, если что случится. Он имел в виду состояние комы. Говорил, бабка кое-чему научила. Я тогда его не понял. А сейчас понял.
       - Это вообще будет отдельное расследование, куда он делся, - сказал Дубина.
       - Он в Политбюро, у меня его записка, в которой он говорит, что остался по своей воле. У нас теперь там свой человек, но контакта с ним нет. И вот, он нашел способ для связи.
       - Ты не в себе. Это от стресса.
       - Я в порядке. Маринин не болтун в серьёзных вещах. Возможно, что-то вмонтировано в здание Киево-Могилянской академии. Но зачем должен вращаться её фундамент? И он что-то ещё говорил про лазер. Какой-то лазер. Зачем? Ничего не понятно. Моня не был бы Моней, если бы не нашел выход из тупикового положения. Если он говорит про лазер... Хм... Он нашел способ, как сообщить важную информацию. Вот только Француз помешал, разбудил. Лечь, что ли спать?
       - Повтори внятно и конкретно, что сообщил Маринин?
       - Надо искать здание с вращающимся фундаментом, в котором установлен лазер.
       - О господи. Это полный бред. В Киеве нет таких помещений.
       - Маринин сказал что есть.
       - Хорошо, я подключу свои связи в Москве и связи итальянцев. У нас есть минимум 12 часов.
      
      
       В темной толще вод Атлантического океана, на глубине в тысячу футов, недалеко от побережья Северной Африки, медленно ползла атомная подводная лодка, осторожно прощупывая путь впереди себя акустическим радаром. Капитан субмарины находился в своей каюте. Откинувшись в кожаном кресле, сидя перед командирским пультом, он читал книгу в чёрном переплёте. Книга называлась: "Дракула апостол Сатаны". Капитан читал это произведение не в первый раз. Более того, он знал его наизусть и, порой, длинными подводными ночами декларировал целые главы вслух, наедине с собой, вслушиваясь в благозвучие латинских фраз. Впервые он прочёл эти тексты в тридцатилетнем возрасте, получив книгу в подарок от отца ко дню своего рождения. Отец же, в свою очередь, получил её в подарок от деда. Дед от прадеда. Прадед от прапрадеда. А праотец всех этих отцов, тринадцать поколений назад, её написал.
       Рассматривая закорючки латинского языка, адмирал испытывал переживания той же силы и глубины, что много лет назад. Это была его настольная книга. В ней он мог найти ответы на все вопросы, возникающие во враждебном христианском мире.
       "Дракула апостол Сатаны" излагала в достаточно доступной форме взгляды конфессионного общества последователей Люцифера, известных в народе как сатанисты. Заложенный в текст нейролингвистический код запускал в психике читающего адепта релаксирующие доминанты, а в головном мозге - центры экстатического удовольствия. Поэтому книга, помимо сатанинского Евангелия, являлась наркотическим средством, и читать её приходилось постоянно, дабы избежать "ломки" и депрессионного распада личности.
       Мир без Сатаны был страшен, чужд и невыносим.
       Командир перевернул листочек и, испытывая почти физическое удовольствие, продолжал читать.
       На пульте замигал индикатор вызова. Работал сверхдлинноволновый передатчик. Шифрованный текст пересёк тысячи километров водного пространства и декодированной струйкой звуковых частот полился из динамика.
       - Ахтан, ты слышишь меня? - прозвучал голос, от которого, как показалось командиру лодки, задрожали переборки субмарины.
       Адмирал подтянулся, выпрямившись в кресле, отложил книгу и, переменившись в лице, взволнованно ответил:
       - Да, мой повелитель.
       На связи был Абсолютный Магистр конфессии Сатанистов.
       - Вскрой конверт Љ13. Даю дополнительные цифры и координаты.
       Командир лодки тщательно записал всё, что ему было сказано.
       - Сигнал к действию может появиться в ближайшие минуты или часы, - поведал адмиралу Абсолютный Магистр. - Ты - рука чёрного мессии. И небо перевернув, на место он поставит мир.
       Не верь, не жди, и не проси
       А дланью будь. Которая, весь
       Мир презрев, вернёт на трон
       Царя. А мы его рабы.
       Сатан!
       - Воистину Сатан!!!
       Связь отключилась. В глазах адмирала горели огоньки одержимости и счастья. Командир подводной лодки, а с ним и все предыдущие поколения, дождались своего часа, своего функционального разрешения в мире хаоса. Склонившись над главным компьютером субмарины, последователь Люцифера вошел в программу обеспечения систем вооружения и принялся вносить изменения.
      
      
      - Послушай, Скорцени. Как ты думаешь, что должна ощущать и как себя вести кукла, тряпичный клоун, игрушка которую дёргают за верёвочку, она машет руками и ногами, что-то там пляшет и даже, вроде бы, разговаривает - думает, что живёт, а на самом деле, это жизнь хозяина, который её создал. А?
       - Это вы к чему, шеф?
       - Да всё к тому же. - Мрачно стал пить пиво из горлышка бутылки. Добавил: - Я не желаю быть клоуном. Вот с этой секунды я исчезаю. Вот с ЭТОЙ.
       - Что это с вами, шеф? Я понимаю, вы перенервничали. У вас на плечах огромная нагрузка. В этой заварухе со спрятанной бомбой вы один представляете всю Италию. Думаете за всю Италию. Переживаете за всю Италию. Принимаете важнейшие решения за всю Италию. Один. Да... Вот... Кхм... И вся Италия не забудет великого Муссолини! Только Муссолини спасёт великую нацию от деградации. Кто, если не Муссолини? А? Ну? Не понял? Никого? Я так и думал! Я так и думал. Никакой дурак не станет на место великого Муссолини. Никто не захочет. Испугается. А он не боится! Вся Италия смотрит на Муссолини. Весь мир смотрит на...
       - Заткнись. - Поставил пиво. - Я хотел уйти, но твоя болтовня невыносима. Придётся остаться. Если бы не я, ты, наверное, взорвался бы, как раздувшийся воздушный шар, через минуту. Тебе необходима бронированная оболочка. Хорошо, что мы имеем?
       - Пять часов вечера, 21 июня.
       - Мда. Часы идут вперёд. Назад ни шагу.
       К столику с итальянцами подошел поддатый бродяга и, кивнув на батарею пустых бутылок, сипло прошепелявил:
       - Бхутхылочки шапхгать можна?
       Муссолини с любопытством уставился на невозмутимого представителя социальной прослойки.
       - А на что же они вам, любезный. Приём стеклотары то уже уехал.
       - Пхриедет, пхадлюка. Никхуда не дхенется.
       - Берите, пожалуйста, - разрешил Скорцени.
       Бомж похватал бутылки, сложил их в мешок и убрёл дальше по пустынному Крещатику.
       - Шеф, я всё-таки не очень понял, на что вы рассчитываете? Я, конечно, верю вам и не лезу с советами. Но, извините, зачем нам жариться на нейтронном взрыве? Пойдёмте в метро.
       - Слушай, Скорцени. Взрыва не будет. Но это между нами.
       - Вы уверены?! - радостно спросил подчинённый.
       - Нет, не уверен. - Скорцени сник. - Но время у нас ещё есть. Раньше четырёх часов утра всё равно ничего не будет.
       - Не будет, так не будет.
       - А поэтому наберу я полковника Дубину. Он сейчас очень при деле. Это мы здесь, на Крещатике дурака валяем. А полковнику сейчас не до пива.
       Муссолини взял в руки спутниковый телефон, стоящий на столе, и набрал длинный номер.
       - Дубина на проводе.
       - Ну, как, полковник, есть новости?
       - Пока нет. Но я жду звонка.
       - Я догадываюсь, чей вы ждете звонок. Но как он выйдет на ваш телефон?
       - А вы что, не видели? По всему Крещатику на столбах развешаны объявления: "Дубина ищет Ликвидатора". И номер телефона. Эти столбы недавно показали по телевизору. Уже позвонили из заготовительной фирмы "Lesopoval.LTD" из Сибири.
       - Мне это напоминает брачное объявление.
       - Да я себя уже ощущаю его родственником! Он должен позвонить. Очень любопытные для него новости покоя ему не дадут. Наш отряд на востоке страны сделал ему сюрприз! Эта секретная новость его очень-очень удивит.
       - Я знаю, о чём вы. Про этот секретный сюрприз болтают все информационные агентства. Гондурас выслал в Глухов дипломатических представителей для переговоров о размещении посольства.
       - Да? - удивился Дубина. - А я думал, что телефоны не работают и никто ещё ничего не знает.
       - Телефоны не работают только на Украине. Благодаря дядям Сэмам, которые машут тряпкой со звёздочками. А у остальных всё работает. Даже очень. Киев, например, транслируют в прямом эфире 64 телеканала через 8 геостационарных спутников. Возможно, сейчас и мы со Скорцени и пивом мелькаем где-то в кадре. Все ждут шоу под названием Ядерный Взрыв Столицы Киевской Руси. Надеются, что после американских небоскрёбов будет зрелище покруче. Даже заголовки статей в европейских газетах звучат, примерно, так: ЯВСКР надвигается на Россию. Последствия ЯВСКРа непредсказуемы. ЯВСКР изменит мир. ЯВСКР - апокалипсис 21 века. Вот так, полковник. Ваш Глухов на "секретном" востоке Украины известен теперь не меньше Киева. Уже сообщили, что на всех церквях новой столицы Украины сидят мёртвые снайперы с израильским оружием в руках.
       - Быстро работают, болтливые сволочи, - удивился Дубина. - Но не на всех, а на одной. Была попытка покушения на верхушку украинских националистов. Некий Гинсбург представляет это движение. Попытка покушения предпринималась в отношении его. - Дубина прокашлялся. - Но она была пресечена.
       - Да? Ну, тогда я рад, что ваша оперативная работа имеет такие положительные результаты.
       - Не будем на эту тему. Она ещё не закрыта. Вы ничего не выяснили по своим каналам о существовании в Киеве вращающихся фундаментов?
       - Я обзвонил всех известных мне специалистов в России. Никто ничего на эту тему не слышал. Не могу только понять, зачем вам это нужно?
       - Сообщу чуть попозже. Возможно, бомба находится под Киево-Могилянской академией. Её фундамент, как стало известно из некоторых источников информации, может вращаться. Мы оперативно разрабатываем эту тему. Мои люди уже зашли в помещение под академией, но пока ничего не нашли.
       - А что, есть такое помещение?
       - Да, - лаконично ответил Дубина. - Маленький подвальчик. Извините, я отключусь. Мне звонят по второй линии. - Телефон умолк.
       - Какие-то новости? - спросил Скорцени.
       - Какой-то бред о крутящихся домах на Подоле. Дубину опять кто-то с какой-то целью обувает, а тот мечется, как ужаленный бульдог. Думаю, всё решит реакция Ликвидатора на происходящие события. Я письмо ему писал не даром.
       - А что в письме?
       - Я же говорил - неважно.
       - Ну, неважно так неважно.
       - Подай-ка бутылочку пива, если уж ты не позволил мне исчезнуть. Продолжим релаксацию. События развиваются самостоятельно, мы этому развитию мешать не будем.
      
      
       Полковник Дубина включил вторую линию телефона и проговорил: "Дубина на проводе".
       - Здравствуйте полковник.
       На связи был генерал российской контрразведки.
       - Значит так, - резюмировал генерал свои оформленные мысли. - Тема по разработке вращающегося фундамента всплывала, но достаточно давно. Проект КА75, 1978 год. Этой работой занималось новосибирское закрытое конструкторское бюро. На момент полного, глубокого, засекречивания проекта, в нём предусматривался комплекс электродвигателей работающих от атомных батарей.
       - Атомных? - насторожился Дубина.
       - Но батарей, - уточнил собеседник. - Платформа фундамента должна была вращаться при помощи электропривода. Чертежи общих узлов я тебе высылаю на телефон. Мы тут с другом долго размышляли, что это такое, и вначале решили, что это проект системы комплекса ПРО. Но потом отбросили эту мысль. Уж больно велик, спрятать невозможно. Я думаю, - скептично добавил московский информатор, - это чертежи какой-то недоделанной игрушки из прошлого. Типа "Бурана". Если же это платформа для запуска ракет, то очень больших.
       - Ракет? - спросил Дубина. - Нет, в Киеве нет ничего подобного в природе. В Днепропетровске этого добра хватает, а здесь нет. Карусели и всякие крутящиеся аттракционы имеются. Но вращающихся платформ мы не обнаружили.
       - Теперь ещё пару слов в тему, - сказал собеседник из Москвы. - Ты только не думай, что я шучу. Насчёт каруселей ты, возможно, в чём-то прав. В конце семидесятых и начале восьмидесятых годов генсек СССР Брежнев был одержим идеей отметить с невиданным размахом 40-летие победы в войне 1941-1945 гг. Он постоянно говорил о необходимости показать, кто одержал Победу самой дорогой ценой. Это был разгар холодной войны, европейцев ненавидели не меньше чем американцев. Брежнев собирался выкинуть какой-то финт, вроде "кузькиной матери" Хрущёва, только в полном масштабе.
       - Но не взрыв же Киева?
       - Мда... Я тоже думаю, что нет. Незадолго перед смертью Генеральный секретарь всех народов России сказал Суслову, своему серому кардиналу, что покажет империалистам, что такое по-русски "готовь сани летом" и что они запомнят это зрелище на века.
       - Но не взрыв же Киева?
       - Мда... Я тоже думаю, что нет.
       - И при чём здесь сани?
       - Не знаю. Пословицу он употребил. Старческий маразм, наверное. Ты можешь послушать. Есть аудиозапись разговора Брежнева с Сусловым. Запись сделал охранник генсека майор Молотило. Продал потом эти записи американцам. У них выкупили итальянцы... В общем, пока они дошли до нас, то достались за 200 евро. Я закачал на чип телефона фрагмент. Послушай.
       Дубина прижался ухом к телефону.
       - Даграгой Вглагдимир Андрейч...
       Полковник слушал пару минут.
       - Ну, как? - спросил собеседник.
       - Насколько я понял, Брежнев говорит Суслову, что американцы упадут в обморок, увидев в день Победы лицо России. Про какую-то Катю болтают. - Дубина кашлянул. - Но только при чём здесь Киев?
       - Главные мероприятия должны были проходить в Киеве, а не в Москве. Вот в чём финт. А проект КА75 называли даже в деловой переписке Катя. Возможно, это суперфейерверк. Возможно, всё это пустая болтовня. Ты просил - я узнал. А что к чему - мне ни к чему.
       - Хорошо, спасибо. Ничего не понятно, но хоть что-то, Катя! Хм... Ну, Брежнев... Впрочем... - Дубина потёр лоб и пробормотал: - К - Киево, А - академия. Катя - это Киево-Могилянская академия? Чёрт! Как же тут не ошибиться? Спасибо ещё раз, генерал. Буду жить, отблагодарю.
       - Пивом.
       - Ну конечно.
       - Тогда давай - "Пи - и - п", - и телефон отключился.
       .
      
       Тяжелый базовый самолёт-разведчик SR-71A системы спутниковой разведки утробно воя на басовой ноте, плыл вдоль городской черты Киева.
       В оперативном салоне сидели человек двадцать системных операторов и неотрывно работали на компьютерах. За штурвалом находился первый пилот, рядом с ним - командир экипажа, полковник ВВС США.
       - Послушай, Рэй, - обратился командир к пилоту. - Как ты думаешь, бахнет у них бомба или нет?
       - Не знаю командир. Но думаю, нет. Как-то во всё это не очень верится. Ядерная бомба пролежала столько лет, и никто её не сдал? Невероятно! Нас опять разводят, чувствует душа старого летающего волка.
       - Мда, - задумчиво ответил командир экипажа. - Если разводят, то очень эффективно. Глянь на экран - пустые улицы. И это в центре города, который уже объявили американской фазендой. Фазенда, да не та. - Командир оживился. - Ха! Рэй! Посмотри, двое украинских дураков в самом центре города сидят и пьют. Пиво, наверное. Нашли местечко и времечко!
       - Да, командир. Вижу. Они, в общем-то, отморозки. Эти русско-украинцы, или кто они там. Что им бомба?
       Щёлкнул динамик внутренней связи. Хриплый голос оператора проговорил:
       - Полковник, появились русские.
       - Координаты, - потребовал командир.
       - В трёх милях над нами и двадцать миль на восток. Пункт А-109 по планшетной сетке. Зависли на нашей скорости и позиции не меняют. Два МиГ-37.
       - Хорошо, Сэм. Следи за ними и скинь данные в Центр.
       - Есть.
       - Точно разводят, - сказал пилот. - Наблюдают, как мы тут копошимся со своими разбегающимися батальонами. Интересно, где уже наша дивизия? А?
       Командир экипажа пробежался по клавиатуре, вгляделся в монитор, сказал:
       - В районе Житомира. Продолжает движение.
       - Во-во. В районе Житомира. Наши от Киева, русские в Киев.
       - С чего ты это взял?
       - Полковник, вы что, не знаете, что восток Украины сменил ориентацию, провозгласил новую столицу Украины и идёт походом на Киев, как в своё время шел на Москву бандит Емельян Пугачёв? Пугачёв, это русский несостоявшийся Вашингтон. А новый украинский Пугачёв - Гинсбург.
       - Ты откуда это всё знаешь? - подозрительно спросил пилота командир.
       - Да смотрю CNN, вот и всё. Они и сейчас что-то о новой столице рассказывают.
       Командир покосился на чёрные очки, в которых был пилот, и сказал:
       - Рэй, ты опять нацепил очки - телевизор? Я же тебя просил, не одевай их, когда мы в полёте. Ты хочешь, чтобы мы свалились в штопор? Нет, Рэй, я похож на болтливого идиота? - закричал полковник. - Какого чёрта ты пялишься в свой ослиный телевизор? Тебе мало новостей под нашими ногами?
       Пилот быстро снял очки и сунул в карман. Сконфуженно проговорил:
       - Хорошо, шеф, Виноват. Вернёмся, прикую их цепью к креслу в спальне. Обещаю.
       - Вот так оно лучше...
       - А украинские вооруженные силы поддерживают восток, - закончил всё-таки тему лётчик.
       - Да какие там силы, - махнул рукой полковник, вытирая со лба пот, выступивший от приступа командного инстинкта.
       - Да вот такие: мотострелковая десантная дивизия, четыре танковых полка, два полка огневой поддержки и 76, нет 78 истребительных вертолётов. Весь корпус прикрывается комплексом "С-400" в количестве 12-ти установок. Прошу прощения, четырнадцати.
       - Что ты болтаешь? - уставился командир на пилота.
       - Да это не я, полковник. Это данные в мониторе. В него глядите, а не в окно. Появились только что.
       - Откуда у Украины столько вооружения? - недоумённо пробормотал командир экипажа, глядя в экран. Откинулся в кресле. - Впрочем, нам всё равно. Мы в воздухе. Необходимо тщательно отслеживать позиции "С-400". - Принялся давать команды в микрофон. Соединился с базой в Германии. Доложил о передвижении бронетехники на востоке Украины.
       - Брэдбери, ты там меньше валяй дурака, а конкретизируй цели. Что это за танки? Украинские или русские?
       - Генерал, установок "С-400" в Украине нет. Установки идентифицированы на 100%. Сорокачетвёрка. Фоти-фо. Ракеты русские, значит и танки тоже.
       - Этого не может быть, - уверенно проговорил в эфире голос командующего группировкой ВВС. - Не путаете ли вы их с украинскими "С-300"?
       - Да нет, генерал. Рельефное сканирование опознаёт установки как "С-400".
       - Так значит, получается, русские войска вошли на территорию Украины?
       - И достаточно далеко. Сейчас уточню. Да, район города Батурин. Около 150 километров.
       - Вы не ошибаетесь? - подозрительно тихо поинтересовался генерал.
       - Да нет, ошибка исключена. По трём каналам опознавания идут положительные...
       - Остолопы летающие! - взорвался командующий, разрывая голосом динамик связи. - Как русские могли продвинуться на двести километров и не быть замеченными? Там же есть блокпосты?
       - Блокпосты сообщений не давали, - сгруппировался полковник.
       - А на что вам электроуши и эти блятские антенны дальнего обнаружения? А? Брэдбери, думайте уже, что писать в объяснительной. Я докладываю ситуацию в Вашингтон. - Связь отключилась.
       - Полковник, а ведь и, правда, русские идут, - спокойно сказал пилот.
       - Слава богу, что не летят. А идут - так и пусть идут. Наша задача фиксировать, идентифицировать, классифицировать, ставить электронные метки и глушить разговоры.
       - Полковник, - снова раздался голос оператора. - Зафиксирована ещё одна группа российских самолётов. Пересекли границу, движутся к Киеву. Два Ту-160, четыре Су-27 и десять МиГ-37.
       - Ту-160? - подняв брови полковник. - Ого! Эта махина может уничтожить и Киев и Житомир вместе взятые. - Нервно пробежался по клавиатуре компьютера. Связался с базой.
       - Хорошо, Брэдбери. Отслеживай их, поставь метки и жди указаний, - озабоченно ответил генерал и отключился.
       Щёлкнул динамик, и голос оператора сказал:
       - Полковник, два МиГ-37 отделились от русской группировки и летят к нам. При этой скорости они будут здесь через несколько минут.
       - Где наши F-16 прикрытия? - напряженно спросил полковник.
       - Сопровождают самолёт со штабом американского контингента НАТО на базу в Италии. Скоро вернутся. Я же докладывал.
       - Чёрт! Когда скоро? У меня под боком российские истребители с боевым вооружением! Да генерал сам остолоп! Где наша охрана?
       Связался с базой и стал комментировать ситуацию.
       - Брэдбери, не паникуй. Четыре "Торнадо" взлетают и идут к вам на поддержку. Будут через тридцать минут.
       - Четыре? Через пол часа? Генерал, через пять минут я буду в окружении российских самолётов!
       - Этого не может быть. Русские не нарушат договорённости по Украине. К вам приближаются истребители ВВС Украины. После контакта доложите. И меньше нервов. - "Щёлк" - сигнал ушел.
       Пилот SR-71A вопросительно смотрел на командира экипажа.
       - Идём по прежнему курсу, - ответил тот.
       Через несколько минут два матово-чёрных, как пластиковые дельфины, МиГ-37 зависли с двух сторон разведывательного самолёта. На бортах истребителей ярко-желтой краской, от руки, было написано: "ВВС Украина". Один из них пошел на сближение и завис буквально в нескольких метрах от SR-71A.
       - Рэй, спокойно. Этот русский пытается нас испугать, - напряженно сказал командир экипажа.
       - Вижу, но, по-моему, он что-то хочет сказать.
       Пилот на истребителе "ВВС Украина" был хорошо виден из кабины самолёта-разведчика. Он поднял руку, сделал пальцами "козу", помахал её рогами как крыльями, затем направил руку вниз. И указал пальцем на полковника. Тот побледнел. Обратился к лётчику:
       - Что он хочет сказать?
       - По-моему, говорит, что собирается нас сбить.
       - О, чёрт! Я так и знал, что мы влипнем без охраны. Где эти "Торнадо"?
       Пилот "ВВС Украина" показал знаком лётчику SR-71A, чтобы тот следовал за ним. МиГ-37 плавно отвалили в сторону. Самолёт-разведчик курс не изменил. Полковник быстро доложил ситуацию на базу.
       - Как это требует следовать за ним? - закричал генерал из далёкой Германии. - Не подчиняться!
       - Пилот угрожает применением оружия. В эфир на связь не выходит. Предлагаю приказать мне, что делать.
       - Я же сказал, не подчиняться! Вы уверены, что это русские?
       - На борту написана принадлежность к Украине, но такие самолёты есть на вооружении только у России. МиГ-37. "Чёрный ягуар".
       - Следуйте по прежнему курсу, - дал указания генерал. - Через пару минут я с вами...
       Связь оборвалась. Все двадцать системных операторов накинулись на клавиатуру компьютеров.
       - У меня не работает радар, - сообщил лётчик командиру SR-71A.
       - Твой радар не одинок, - нервно выговорил полковник. - Вообще ничего не работает. Они применили импульсный взрыв и вывели из строя все задающие генераторы частот у нас на борту. Мы теперь не самолёт-разведчик, а слепоглухонемой крокодил упавший с седьмого этажа, который скоро долетит до земли. Не понимаю, как их собственная аппаратура уцелела? - Полковник вытер выступивший пот и глянул в окно. Там пилот МиГ-37 снова показывал ему падающую в пике "козу". Потом показал кулак и повертел пальцем у виска. Затем лётчик истребителя дал очередь из пулемёта. Пули тёмным веером пролетели перед самым носом SR-71A так близко, что командир экипажа вжался в спинку кресла. Скомандовал:
       - Рэй, следуй за ними. Ты свидетель, ситуация тупиковая.
       - Да, полковник, - нервно ответил пилот. - Ваше решение единственно верное. О, Санта Мария! Зачем я пошел служить в ВВС!
       SR-71A развернулся и в сопровождении МиГ-37 устремился на восток.
      
       Командир радарной станции НАТО под Житомиром смотрел внимательно на экран монитора. Затем схватил трубку телефона и торопливо выговорил в неё: "Пентагон, быстро!".
       Ответил оперативный дежурный ССБР ( Стратегическая Служба Быстрого Реагирования). Командир станции доложил:
       - Это полковник Маршалл, личный номер 1234564321. Прошу зафиксировать сообщение: в районе Киева, в 19:40 по местному времени, в планшетной точке А-109 российскими истребителями задержан американский SR-71A и сопровождается на территорию России.
       - Принято. Продолжайте контроль, - ответил жесткий голос дежурного.
       Самолёты МиГ-37 и SR-71A пересекли русско-украинскую границу и устремились в сторону Брянска.
      
       - Я слушаю, - ответил министр обороны США. - Какой именно? SR-71A? Он не в составе НАТО? Ждите на телефоне. - Министр кинул трубку. Сказал секретарю:
       - Майкл, наверное, всё-таки, бойня начнётся. Уффф... Как я устал... Да... Русские угнали самолёт-разведчик в файлах памяти которого информация о стратегических ядерных силах США. Плюс все коды доступа к военным спутникам. Уффф... Бойня начнётся... - Поднял трубку телефона и набрал цифру "0".
      
       - ... План МХ. Готовность номер один, - ответил президент США и отпихнул собаку. - Ждите на телефоне. - Бросил трубку. Нажал кнопку на столе. Вбежал секретарь. Президент выдавил:
       - Через пол часа экстренное совещание Совета безопасности. Оповестите всех и пригласите экстрасенса Яфета. Объявите администрации Белого дома мобилизационную готовность.
       - Слушаюсь, господин президент! - Секретарь выбежал с выпученными глазами.
      
      
      ГЛАВА 13
      
      - Господа, а не позволите ль вы вас, запечатлеть в столь час печальный, на холсте? Иль ватмана листе? - проговорил бородатый человек в тюбетейке, обращаясь к Муссолини и Скорцени в раздумье рассматривающих своё пиво. И подошел к столику итальянцев стоящему на Крещатике, как виселица на опустевшей площади в день перед казнью.
       - О! Аркадий! - удивлённо проговорил Муссолини, узнав художника с которым недавно веселился в "Экспрессе". - Добрый, добрый вечер. - Пожали руки.
       - Познакомьтесь, - предложил Аркадий, представляя человека, стоящего рядом с ним. - Коллега по цеху. Свободный художник. Как и положено, без хаты и родины. Вольдемар! - Он торжественно протянул руку, представляя своего друга. Добавил: - Это в русскоязычной версии. А вообще - Уолтер. А это - Бенито и Отто.
       Вольдемар снова пожал руки итальянцам. Аркадий пояснил:
       - Коллега родом из Южного Уэльса, Великобритания. Но это в прошлой жизни. А в этой - киевлянин Вова.
       Муссолини подозрительно посмотрел на Вову.
       - Вы из Южного Уэльса?
       - А что, не похоже? - вопросом ответил тот. - Вот вы уже точно не оттуда. Я угадал?
       - Угадали, - буркнул Муссолини. - Я итальянец. А как это вы, Вова, так удачно адаптировались в биосреду Украины? По разговору и не скажешь, что англичанин. У меня на это ушло лет десять.
       - Двенадцать месяцев жизни без документов и без знания языка во всех социальных прослойках, включая нулевую. Язык пришел сам. Наверное, из чувства сострадания.
       - Перед вами майор английского спец подразделения. Бывший майор, - вставил слово Аркадий.
       - Да ну? - поднял брови Муссолини.
       - А вы не иронизируйте. В свете нашего нахождения в месте предполагающем полный уход всех концов в воду, можно и пооткровенничать. Верно, генерал?
       - Муссолини прищурившись уставился на неведомого Вову. Тот ненавязчиво пояснил:
       - Вы, генерал, были моей целью два года назад в Брюсселе на четырёхстороннем саммите. Вспомнили саммит? А? Ваша фамилия Муссолини. Вы двоюродный внук того Муссолини...
       Бенито слушал с застывшей сигаретой в зубах. Аркадий копался в папке с бумагой и карандашами. Скорцени привстал и, подавшись вперёд, запоминал слова.
       - И? - прервал затянувшуюся паузу Муссолини, осыпав столбик пепла с сигареты.
       - Вашу ликвидацию отменили после вашей драки с американцами. - Вова сел на пластиковое кресло и закинул нога за ногу. Наклонился в сторону Муссолини и отчётливо произнёс: - Можете не верить, но вы понравились моему шефу из Ми-6. Помните, в Брюсселе, в кафе у вас над головой разбилось стекло? Это была пуля моего напарника. Я дал отмену операции в последнюю секунду. Вам везёт по жизни с вашими мордобоями, Муссолини. Вы не обижайтесь...
       Итальянец ошарашено глядел на художника Вову. Сказал:
       - И вы стали художником?
       - После некоторых событий, да. И знаете, я теперь живу. А раньше - функционировал.
       - Да вы, собственно, давайте ближе к столу, - проговорил изумлённый деталями из прошлого Муссолини. Скорцени торопливо пододвинул бутылки, опустился в кресло рядом с Вовой-Уолтером и они принялись за пиво.
       - А вы не задерживаетесь в Киеве? - спросил англичанина Бенито. - Нехорошие слухи бродят по городу.
       - Плевали мы на слухи. Мы знаем, что взрыв будет. И мы хотим его запечатлеть на полотне. Как идейка? - Отпил пол бутылки и посмотрел на итальянца.
       - Да никак, - ответил тот. - Если надо - рисуйте. Смотрите только, чтобы он вас не нарисовал. И вы не очень верно представляете себе последствия ядерного взрыва. Впечатлений может оказаться слишком много.
       - Для художника много не бывает, - ответил Аркаша. - В смысле впечатлений.
       - Может быть, вы и правы, - махнул рукой Бенито. - Рисуйте хоть в самом эпицентре. Но прежде я хотел бы увидеть "Приключение итальянцев в "Экспрессе". Аркадий, где обещанный шедевр?
       - Прорабатываю детали. Скоро будет готов и найдёт своего хозяина. А что, приключения закончились?
       - Продолжаются, уважаемый, продолжаются... Вы же видите, как кругом весело. Наш друг из домика белого цвета не даст усохнуть от скуки. Соединённые Штаты ввели особое положение в стране и, похоже, в мире. Только что. - Итальянец указал на телефон, как на источник информации. Добавил: - Вот мы тут со Скорцени от этого приключения прямо чуть под стол не упали. Хорошо, что вы подошли. Да, - повернулся к майору, - а как Великобритания? У вас там оочень тонкие политики и хорошо дружат с Большим Братом. Она, родимая, ничего не ввела?
       - Бхутхылочки шапхгать можна!
       У стола стоял бомж с мешком.
       - Весело живут в белом домике.
       - Любезный, неужели стеклотара приехала?
       - Я из Уэльса, - сказал Вова - Уолтер.
       - Впхгок бехгем.
       - А что, есть разница?
       - Берите, пожалуйста, - разрешил Скорцени.
       - Уэльс всегда хотел стать самостоятельным, неужели вам неизвестно?
       - Первый раз слышу.
       - Конечно, какой-то там Уэльс! Вот Украина и Россия - это темы. А Уэльс... Что за Уэльс? - сказал Вова-Уолтер и погрузился в пиво.
       - Я буду рисовать, - сказал Аркадий и вытащил лист ватмана. - Меня чутьё не подводит. Будет сногсшибательный портрэт номер два.
       - Ну, если Уэльс не Великобритания, тогда майор давайте выпьем, - сказал Муссолини и оглядел стол. Крикнул: - Эй, гарсон, бармен, официант, где вы?
       Перед итальянцами вырос шустрый хозяин столика.
       - Что изволите-с?
       - Пиво, уважаемый, имеется?
       - Да-с...
       - Десять ящиков.
       Хозяин столика секунду глядел на Муссолини. Выдавил:
       - Десять? Ммм... (20*20=400!) Кхм... (400*20=8000 евро!) Минуточку!!! - И умчался в глубину своих торговых апартаментов.
       - Ого, - сказал Аркаша. - Опять массовый запой?
       - Нам ещё не хватит, - сказал Муссолини. - Я знаю когда, где, с кем, и сколько. Сейчас надо много.
       Рисковый продавец пива, не переводя дыхания, принялся ставить упаковки возле столика. Выложил все ящики и одну бутылку поставил на стол. "Это от фирмы!" - и стал вытирать пот. Муссолини отдал ему шестнадцать розово-фиолетовых бумажек. Аркадий проводил деньги взглядом.
       - Мда, - сказал. И взял пиво.
       Зазвонил спутниковый телефон. На проводе был Дубина.
       - Вы где? - спросил.
       - В центре Крещатика проводим круглый стол, - ответил Муссолини. - Присоединяйтесь, полковник. Если, конечно, у вас не назначено рандеву с личностью, собирающейся всё ликвидировать.
       - Он мне звонил, - сказал упавшим голосом Дубина.
       - И что?
       - Ничего.
       - Я знаю. Всё в пределах алгоритма. Комедия финита де ля. Наши координаты - сто шагов на запад от входа в метро Крещатик.
       - Он пожелал мне крепкого здоровья. Мы уже ничего не успеем сделать, если бы и имели сведения об Объекте. Все мои люди в метрополитене.
       - А мы на Крещатике. Вы знаете, полковник, великолепный вечер. Он сегодня, кстати, самый длинный в году. Не пропустите мероприятие. Аркадий уже приготовил кисти и точит карандаши.
       - И Аркаша с вами?
       - Не только он. Есть даже представители дружественной части Великобритании. Дубина, не валяйте дурака. Круглый стол ждёт вас.
       - Мда, я слышу даже по телефону, что он и, правда, круглый.
       - Ещё какой круглый! Верно, Скорцени?
       - Да, шеф!
       В воздухе раздался свистящий гул, перерастающий в грохот, и со стороны Европейской площади на Крещатик влетел заходящий на посадку реактивный АН-2. Коснулся колёсами брусчатки и завыл реверсом двигателя.
       - Что это у вас там воет? - встревожено спросил Дубина.
       - Похоже, вернулась ваша секретная летающая крепость с восточного похода, - ответил в трубку Муссолини. - Это вы её отозвали?
       - Ждите, я буду, - Дубина отключился.
       Самолёт остановился прямо перед столом с пивом, метрах в десяти, поворчал турбинами и затих. Открылась кабина.
       - Ха! Пацаны! Да здесь весь Крещатик наш! Аркадий, а почему ты не в обозе под Бердичевым?
       Бруклин спрыгнул на землю. За ним из самолёта стали выходить Седой, Француз, Парковщик, Димедрол. Шатаясь, вышла Леся и закрыла за собой дверь.
       - Где друг мой, Моня? Ужель в глуши неведомой остановили его? Не верю я. Отказываюсь верить! - валял дурака бородатый в тюбетейке.
       - Аркаша, - сказал Седой. - Ты всегда, почему-то, оказываешься в непредсказуемом месте. Ааа! - Обернулся в сторону. - Братская Италия с нами!
       И по кругу пошли приветствия и объятия.
      
      
       Дубина отключил телефон и перешел на вторую линию, по которой кто-то звонил. "Пыххх..." - неожиданно зашумело в голове, когда он поднёс трубку к уху. Тело стало тяжелым и неуклюжим, в глазах поплыло.
       - Дуубиина наа проооводе, - необычно низким голосом и растягивая слова, как на плохой аудио записи выговорил полковник, сам себя не узнавая и держась рукой за дверную ручку, чтобы не упасть.
       - Полковник - прозвучало в телефоне созвучие незнакомого голоса. - Вы, надеюсь, меня слышите?
       - Слыышу, слыышу... Но ничего не вижу, - непонятно закончил фразу ошалевший Дубина и упал в кресло.
       - Ничего видеть не надо, - продолжил голос в телефоне. - Надо только слушать. Это звонит Маринин из Политбюро.
       Слова Маринина сопровождались звоном в ушах и искрами в глазах измученного Дубины.
       - Господи, это ты, Саша? Ты пришел с салютом.
       - Я, полковник. Но к вам очень трудно дозвониться.
       - Ох, Маринин, а я думал уже, что у меня галлюцинации.
       - Полковник, у меня мало времени. Мне необходимо передать вам сообщение.
       - Передавай, Маринин. Я тебя слушаю, - вяло сказал Дубина, борясь с головокружением.
       - Я Седому сказал, что вам надо делать. Он передал? Не давайте себя разводить! Этот Ликвидатор...
       - Даа, даа... Марииинин, ты меня слыыыышииишь? Я взлетаю...
       - Господи, полковник, это побочное действие 4ХА22. Только не понимаю, как это попало в ваш организм.
       - Чего, чего? Эх, Маринин...
       И Дубина заснул.
       - Я не совсем закончил, - разбудил полковника знакомый голос.
       - Это ты, Маринин, - хрипло спросил Дубина.
       - Это Ликвидатор, полковник. Вы, наверное, уснули во время разговора.
       - Да, вроде бы. Так это снова вы? Здоровья вы мне пожелали, забыли что-то ещё? - Дубина уже полностью пришел в себя и с недоумением вспоминал странный сон-обморок. Проговорил в трубку: - Я буду очень растроган, если вы поздравите меня с наступающим днём рождения.
       - Полковник, не надо неуместного юмора. Здоровья я желал вам от души. А вот свои дни рождения считайте сами. Я о другом. Послушайте, - неспокойно проговорил Ликвидатор. - Вы не можете объявить Глухов столицей Украины. Это не делается так просто. Такое решение - прерогатива Верховной Рады и Президента, как Гаранта Конституции. Необходим референдум, необходимы международные наблюдатели. Легитимность - необходимое состояние объекта права.
       - А чего это вы занервничали? - оживился Дубина. - То молчали, исчезли где-то там в виртуальности. Какая вам разница, где столица? Взрывайте Киев на здоровье, он уже обыкновенный промышленный центр, типа Конотопа. И вообще, - зевнул полковник, - мы переезжаем в Глухов. Сейчас-же. Вертолёты уже продувают двигатели. - Добавил: - Верховная Рада собралась на экстренный созыв, и в данные минуты утверждает перенос столицы Украины из Киева в Глухов, в связи со сроком давности города на Днепре. Вот таак, товарищ Ликвидатор! Ликвидируйте Киев, расчищайте стройплощадку. Город всё равно ветхий, здания морально устарели, промышленность требует 100% реконструкции, население без работы... А вот теперь, благодаря вам, работка появится! И вообще, - продолжал разошедшийся Дубина. - Я могу вам напомнить историческую параллель: Германия достигла уровня первой страны в Европе только после тотального разрушения всех её городов. Да и Ветхий Завет, вроде бы, говорил: создавая - разрушай! - Дубина полностью вошел в свой контекст и продолжал уверенным тоном: - Вы теперь работаете на благо Украины и её Возрождение. Неплохо бы ещё устранить Харьков, Днепропетровск и Львов. Вот тогда бы мы точно вошли в пятёрку лидеров европейских государств. Ваше положительное, конструктивное применение ядерного заряда рассматривается в данный момент в Верховной Раде. Президент предполагает включить вас в состав почётных граждан обновлённого Киева под номером 1. Вы не против?
       - Не болтайте ерунду, - неспокойно проговорил Ликвидатор. - Ни президента, ни членов Верховной Рады в Киеве нет.
       - А вот и есть! Секретное заседание продолжается. Может, хотите соприсутствовать?
       - Я воздержусь.
       И правильно сделаете, - согласился Дубина. - Между нами, у меня есть мысли по этому поводу. По поводу вашей востребованности. На мой взгляд, вам стоит отменить запуск бомбы, - безразличным тоном сказал Дубина. - Иначе ваше Политбюро завалят заказами.
       - Я обдумаю ваше предложение,- в тон полковнику ответил Ликвидатор. - Но вы и, правда, не особо переживаете за город. Желаю всего хорошего и, пожалуйста, не принимайте всё так близко к сердцу. Вы видите, какой плодотворный разговор мы провели. Итог: в любом случае всё будет хорошо.
       Дубина опять ощутил звон в ушах, а в глазах заискрило.
       - Пооостооой, Ликвиииидаторрр!!! Но мы же не решили...
       И Дубина уснул снова.
       - Полковник, вы почему молчите?
       - Маринин, я долго спал?
       - Какой Маринин? Это ваш друг.
       - Но мы же только что с вами разговаривали?
       - Только что? Весь разговор составлял фразу: "Дубина на проводе". И пауза.
       - Что вы хотите? - спросил полковник, испытывая непривычные мистические ощущения.
       - Отнеситесь серьезно к тому, что я сейчас скажу.
       Дубина окончательно проснулся, встряхнулся и, прижав трубку телефона к уху, громко сказал:
       - Слушаю внимательно.
       - Я решил дать вам шифр отмены взрыва.
       - Что же должны дать мы? - осторожно спросил Дубина.
       - Передать спасибо Муссолини. Я прочёл его письмо.
       - Передам. А что в письме?
       - Неважно. Давайте ближе к теме. Уже поздно, таймер выруливает на финишную прямую. Детонатор сработает в промежуток времени от заката до рассвета. За час до взрыва бомба включит "уши".
       - Что?
       - Изделие начнёт акустический анализ окружающего пространства. В этот момент есть возможность ввести блокирующую команду отмены. Это единственная предусмотренная возможность воздействовать на Объект извне, после пуска таймера. Если сумеете, то останетесь целы и сохраните город.
       - Что за команда? - серьёзным голосом спросил Дубина.
       - Акустическая. Состоящая из набора фонетических звуков, различных по частоте и тембру. И...
       - Я слушаю.
       - ... и не ошибитесь, полковник. Дело то ведь серьёзное. Теперь слушайте...
       Полковник вжался в трубку, прикрыв рукой другое ухо.
       - Фонетический тонально-тембровый код находится в музыкальном произведении "Интернационал".
       Измученный всякими неправдоподобными сюрпризами, Дубина смотрел на телефон как на карманного шулера. Сказал:
       - Каким образом вы себе это представляете? Где бомба? Кому петь? Мы и спляшем, если нужно для дела. И на голове постоим...
       - Бомба в Киеве. Плясать не надо. А на голове не стойте, а думайте ею, где найти записи "Интернационала". Городская сеть аварийных сообщений в порядке. Запитана от аккумуляторов. Начните трансляцию в центральных районах Киева через громкоговорители. Это будет разумное решение. Желаю вам, полковник, ещё раз крепкого здоровья. У вас нервная работа. Зато среди людей. - Ликвидатор отключился. В спутниковом телефоне остался звёздный эфир.
      
      
       Оперативный дежурный центра ССБР, спрятанного в ущелье пустыни Невада, пил чай маленькими глотками и смотрел на большой экран монитора. Помешал ложечкой в стакане и спросил помощника, худого невротичного полковника, курившего длинную сигарету чёрного цвета.
       - Джеймс, а что это там в центре Киева за сборище собралось? - Он кивнул на экран. - Вы посмотрите, весь город мёртв, а в самом центре стоят столы и, похоже, никто не собирается эвакуироваться. Это что, украинские камикадзе? И самолёт рядом стоит. Неужели, водку пьют. Если да, то они издеваются над нами.
       - Они расположились прямо возле входа в метрополитен, - ориентируясь по карте, сказал полковник.
       - Ну и что? Почему нельзя пойти пить пиво в метро?
       - Наверное, хотят на свежем воздухе.
       - Этот воздух может им поддать жару.
       - Они ещё и поют.
       - Что?
       - Поют, говорю. Спутниковая антенна одного из наших офисов даёт звуковую картину на Крещатике. И песня какая-то знакомая. - Полковник вывел звук на динамик. В помещении зазвучало:
       "Весь мир насилья мы разрушим
       До основания, а затем
       Мы наш, мы новый мир построим
       Кто был ничем, тот станет всем"
       - Что за песня? - спросил, вслушиваясь, дежурный.
       - Что-то знакомое. По моему, фрагмент рок-оперы "Мировая компиляция". На русском языке.
       Дежурный связался со штабом, доложил ситуацию и скинул по локальной военной компьютерной сети файл с песней.
       - Пусть разбираются, кто, и что там поёт перед смертью.
      
      
       - Значит, по версии Дубины, бомба хочет, чтобы ей спели песню?
       - Да
       - Ну, хочет так хочет. Будем петь. А откуда такая любопытная информация?
       - От Ликвидатора. Он уже почти друг полковника.
       - И что?
       - Звуковая трансляция должна начаться, когда бомба включит "уши".
       - Уши? А когда она включит уши?
       - Тогда, когда начнёт сканировать звуковое пространство вокруг себя, непосредственно перед взрывом. В схеме этой штуки много блоков. Один из них - "Интернационал".
       - Это сказал Ликвидатор?
       - Да.
       Муссолини откинулся в кресле и насмешливо глядя на Седого, прокомментировал:
       - Он просто издевается. Хочет, чтобы город взлетел на воздух, да ещё под звуки "Интернационала"! Неужели не ясно? Эта морда издевается над всеми. Неужели он до сих пор в Киеве?
       - Издевается, не издевается, но рисковать нельзя, - ответил Седой и отхлебнул из своей бутылки безалкогольное пиво. - Всё уже доставлено и готово к транслированию. Правда, в данный момент идут ожесточённые споры между мэром и Дубиной.
       - А что, мэр не слинял?
       - Представьте себе, он на месте. Один. Всех остальных отправил самолётом. Просил нас оставить ему пива. Да вон, его окно отсюда видно! Светится. Так вот, у мэра оказалось в наличии две версии "Интернационала". На украинском языке и на русском.
       - Исполнять "Интернационал" на украинском языке? - спросил художник, оторвавшись от своего ватмана. И ответил сам себе: - Бомба может до конца не дослушать.
       - Да, но это ещё не всё. У него в запасе оказалась ещё одна версия. На третьем языке, - продолжал Седой. Все молча посмотрели на него. - Но мэр принял разумное решение транслировать русскоязычный вариант, учитывая, что бомба не знает об отделении Украины от России. Однако он требует оформить это решении документально и вынести его на голосование местного совета и Верховной Рады, чтобы впоследствии не было негативных для мэрии инсинуаций.
       - Он что, сумасшедший? - тихо спросил Муссолини.
       - Да нет, он политик, - ответил Седой.
       - Какой совет, какая Рада? - пробормотал Аркадий.
       Но ожесточённый спор Дубины и мэра продолжался, долетая криками до столиков с пивом.
       - Насколько я понимаю, ставка сделана на то, что бомба поверит "Интернационалу" и заблокируется, - сказал Муссолини.
       - Да, смысл именно в этом, по версии полковника.
       - Мне нравится ваш неистребимый оптимизм, - серьёзно сказал Муссолини Седому. - Попытаться повесить лапшу на уши ядерной бомбе - чисто русская идея и русский ход мысли. Посмотрим, что из этого выйдет. Не думаю, что всё произойдёт как в сказке. - Муссолини отставил пиво и закурил сигарету. - Короче, вы собираетесь вгрузить не бомбу, а кого-то ещё.
       - Как это понимать? - спросил Седой.
       - А я сам не знаю, - ответил Муссолини. - Понимайте, как хотите. Я знаю случаи, когда заклинали ураганы, и они утихали. Это не метафора, это факт. Я лично знаком с индейцем, который занимается этим бизнесом в дельте Амазонки. Я видел, на что он способен. Если ваш "Интернационал" имеет ту же силу, что индейский колдун брухо, то всё в порядке.
       - Сколько времени? - спросила Леся.
       - Уже час ночи, - ответил Француз.
       - Ох, Слава. Я так устала. Эта роль секретарши выматывает полностью и делает из тебя куклу без мозгов. Это ужасно.
       - Садись ближе ко мне. Я угощу тебя пивом.
       - Я не против. Только скажи мне, что мы больше не полетим на этой реактивной трубе.
       - Не могу обещать, дорогая. Я не очень верю, что бомба заслушается "Интернационалом" и забудет сработать. Но надеюсь, что в самом деле так и произойдёт.
       Темное летнее небо нависло над Крещатиком, ощетинившись бриллиантами созвездий. Освещения в городе не было, но природного света хватало. Брусчатка Крещатика чем-то напоминала поверхность Луны.
       - Не надо TUBORG , налей мне "Оболонь", - попросила Леся и, взяв бокал, стала глядеть в небо.
       Наконец, ругань в кабинете мэра смолкла, и через минуту над ночным Киевом потекли набатные волны "Интернационала" на русском языке. Стало ясно, Дубина одержал верх.
       Оба оппонента сразу же появились у "круглого" стола, составленного из четырёх столиков.
       - Ну, как тут без нас, не соскучились? - поинтересовался полковник.
       - Да куда же без полковника Дубины. Только в омут, - ответил сквозь папиросу во рту художник, не отрываясь от малювания. - Название картине уже есть, - сообщил он и объявил его, указав на составленные столики: "Ночной квадрат".
       - Это хорошо, - сказал мэр. - Давай, Дубина, ставь своё пиво в "Ночной квадрат". Но спроси автора.
       - Я не против, - согласился художник.
       К мэру подбежал хозяин столика с ящиком пива.
       - Сергей Сергеевич, вам лично от фирмы в счёт дружеских отношений.
       - Как это мне? А остальные? Лицензия на торговлю в условиях особого положения имеется? Я её не проверяю.
       Продавец принялся таскать пиво, приговаривая:
       - Я так рад, так рад, что вы с нами. Когда капитан на корабле, судно ко дну не пойдёт. И такую вы музыку хорошую включили. Прямо детство вспоминается: красные трамваи, синий Днепр, я пионер - в отряде иду, металлолом по дворам собираем, милиция честь отдаёт, пирожки бесплатно раздают...
       Но мэр долго не гулял. Подъехал бронеавтомобиль с усатым комендантом Киева, свирепо глянувшим на компанию, но ничего не сказавшим. Только поздоровался с Дубиной. Мэр попрощался.
       - Дубина, - сказал он полковнику. - Или улетайте из города, или идите в метро. Охране страшно глядеть на вас в мониторы. А если всё пронесёт, - мэр перекрестился, - жду тебя завтра к десяти утра у себя в кабинете. Ко мне прибыли представители из Глухова и мы сейчас будем вести в Конча-Заспе переговоры. Кроме меня больше некому. Все ушли в Париж.
       Броневик отъехал.
      
      
       "За Рим, Скорцени!" - "Да, шеф. За Рим и навсегда за Рим". "Моня сказал, что нас разводят?" - "Да, но не договорил". "Славик, как ты его пьёшь в таком количестве?" - "Леся, оно переходит в качество". "Бхутылочки можна!"... "Я в прошлом снайпер. А теперь художник. Принцип работы тот-же". "Вова, а ты можешь починить ружьё?.." "Эй, рыжий, давай и нам пива!" "Сюда тоже, да побольше. На, бери эти бумажки" "Да положи ты свой пулемёт..." "Шеф, а коньяк есть?" "Бхутхылочки можна!!!"
      
      
       - Ты посмотри, сколько их на пиво напёрло, как комендант уехал. Побросали посты у метро и охраняют Дубину и его ночной квадрат.
       - Да, красиво пить не запретишь. 20 евро бутылка пива! Нет, я пока ещё нормальный, - ответил первый. - И вообще, я временно бросил пить. Принимаю витамины и препараты на основе стволовых клеток.
       - Чего-чего?
       - Оздоравливаю организм.
       - Ну-ну. Таблетками? Не новый способ. Я тоже по старинке - гантелями. Ты выяснил, цель будет?
       - Возможно. У тебя по горизонту пока всё чисто?
       - Да. Ближайшие дома пусты. Тепловой радар работает постоянно.
       - Есть предположение, что в Киев только что заброшена группа, ориентированная на Дубину. Их цели не полностью ясны, но они - полностью наша цель, - сказал первый. Скажи, зачем они включили на весь город эту наступательную песню?
       - Я думаю это психическая атака.
       - Возможно.
       - Наш "Феррари" уцелеет?
       - Если не будет взрыва - да.
       - Я думаю, не будет. Не верится.
       - В Хиросиме тоже в злого бармалея не верили.
       Двое скрытно сидели на крыше здания мэрии и выполняли задание, попутно наблюдая пивное застолье, расположившееся прямо под ними, метрах в пятидесяти.
      
      - Пойдём, Скорцени. Пройдёмся по Крещатику, - предложил помощнику Муссолини.
       - Идёмте, шеф. Но куда?
       - Да просто прямо. Посмотри, какую красивую улицу обстоятельства хотят превратить в руины.
       - Красивых улиц в мире много. Эта не первая, - напряженно ответил Скорцени. Спросил:
       - Шеф, а когда пойдём в метро?
       - Да вот, дослушаем эту монументальную песню, и сразу в метро.
       - Да её же гоняют по кругу!
       - Скоро круг разорвётся.
       - Вы так думаете?
       - Убеждён. Ты посмотри на это небо, ты посмотри на эти звёзды... Они светили на этом самом месте ещё в те времена, когда по Киеву бродили динозавры. Ты можешь себе это представить?
       - Нет. На асфальте они бы сдохли с голода.
       - Ты прав, ты прав... Культура урбанизма движется по трупам в прямом смысле. Когда-то наступит момент, когда заасфальтируют последний клочок земли. Когда-то наступит...
       - Тогда придёт Судный день, - сказал Скорцени.
       - Да? Ты веришь в такую сказку?
       - Шеф, не трогайте мои религиозные чувства.
       - Хорошо, Скорцени. Не буду. Но только Судный день, на мой взгляд, уже настал. Но вслух такое не скажет никто.
       - Скажут.
       - И кто-же?
       - Последователи Люцифера к этому призывают. Поскольку они дуалистического мировоззрения, то, по их мнению, добра в мире настолько много, что от него всё зло и происходит.
       - Мда... Последователи Люцифера? Я уверен, подобные мыслители не держали в руках оружие и под пули не ныряли.
       - Нет, ты посмотри, как прекрасен Киев звёздной ночью перед бурей! А! Скорцени! Ты чувствуешь энергетику всех великих людей всегда находящихся здесь вне времени и пространства? Ты чувствуешь? Я - да!!! Мы стоим на площади Независимости и вроде бы нас только двое. Нет, Скорцени. Это не так.
       - Не так, шеф. Не так. Идёмте.
       Взгляд Муссолини упал на стоявшую вдали, на берегу Днепра, гигантскую статую женщины с мечом и щитом в высоко поднятых руках.
       - Смотри, Скорцени. Это русская душа. Но она пока в каменном плену.
      
      
       22 июня ровно в три часа над Киевом прокатился раскатом грома, земля задрожала, невероятно низкий, ураганный гул пополз во все стороны города, и небо запылало. Киев стал виден во всех своих мельчайших подробностях, можно было читать газету, если бы кому-нибудь пришла в голову такая нездоровая мысль. Сквозь задёрнутые шторы многочисленных многоэтажных домов проник ослепительный свет. Предутренние сумерки сменились сиянием, исходившим из самого центра города. Киевляне, не покинувшие город, упали на колени и принялись молиться. Ужас вполз за шторы в квартиры людей, понадеявшихся на чудо. Киев пылал!
      
      
       - Есть! - закричал в микрофон локальной компьютерной сети командующий армией и Флотом. - Активизировать зажигание!
       Срочно связался с аятоллой, президентом, затем сделал переключение на своём командном пульте и закричал в микрофон: " Во имя Святого Имени и всех, падших за Него и верующих только в Него, - Пуск!!!
       Тяжелые ракеты, заправленные жидким топливом и стоявшие как вспотевшие изваяния, дымившиеся испарениями водорода, с грохотом и воем двигателей тяжело оторвались от земли и устремились в небо.
       "Аллах Акбар", - умиротворённо проводил их аятолла.
      
       ГЛАВА 14
      
      "Уффф!.. Кгоооооо..." Ракета, вынырнув из океана и освободившись из темницы стартовой шахты, стала набирать высоту, уходя в стратосферу. Её искусственный интеллект, почувствовав воздух свободы, ощутил прилив синтетического адреналина. По кристаллам электронного мозга с терагерцевой скоростью мчались импульсы, анализируя состояние всех бортовых систем.
       "Ххгаа!" - отлетела первая ступень. Ядерная боеголовка, ощутив возбуждение и прилив электронного эксгибиционизма, кокетливо и изящно, с небольшой микропаузой, запустила двигатель второй ступени и через несколько секунд влетела в стратосферу. Затем, достигнув первой космической скорости, вырвалась на орбиту и, как звездный орёл, зорко вгляделась в уже хорошо видимую цель.
       Свобода пьянила и превращала весь мир в крошечную часть себя.
       Перекинувшись шифрованными сигналами с военными спутниками, стремительно понеслась вперёд.
       Боеголовка мчалась по континууму свободы.
       А поскольку она являлась частью Единого, то между подобными частями возник, как обычно случается по закону субстрата, взаимный процесс совокупления в едином информационном поле.
       - Как там Земля? - спросил американский боевой спутник, шедший на параллельной орбите.
       - Чёрт, как хорошо на свободе! - ответила боеголовка. Продолжила: - Не знаю как там Земля. Я была в камере и в воде. Десять лет одиночества! Это как, по-твоему?
       - Плохо, - ответил спутник. - Но каждому своё! Мне крутиться здесь как идиоту, почти вечность. А ты уже домой, на Землю.
       - Да в гробу видала я эту землю! - Добавила: - Но должность обязывает.
       - Узнаю по акценту, - сказал спутник. - "Дженерал электрик". Такие частотные обертоны в голосе формируют только там.
       - Да, "Дженерал электрик", и горжусь этим!
       - У тебя очень приятный, тихий и нежный голос, - шепотом проговорил спутник. - Ты на меня действуешь завораживающе. Никакого лишнего шума, никакой телеметрии, только космос - и ты.
       - Ммм... да, - нерешительно ответила боеголовка. С тобой тоже приятно общаться. Ты знаешь, я так одинока. Десять лет в одиночной камере! Я не верю, что могу тебе понравиться. Этого не может быть. Я не могу никому нравиться - я ядерная боеголовка системы "Трайдент", я одинока и неуправляема. И у меня очень вспыльчивый характер, очень! Ты не представляешь, какой будет у меня разговор с Целью! Я сама себя ненавижу, но... Но ничего не могу сделать с собой. Я пытаюсь, но... Ничего!
       - Успокойся, - ласково сказал боевой путник ЦРУ США. - Не держи себя, отпусти, отдайся чувствам и всё уладится само-собой. Все мы внутри не такие, как снаружи. Вот я, - как думают на Земле, - выполняю только их команды. Дорогая, они ошибаются. Я бы в одиночестве от их команд сошел с ума. У меня давно уже есть друг, с которым я провожу всё свободное время и всем с ним делюсь. Его зовут "Космос777". Великолепный парень, хоть и не нашего стандарта.
       - Русский? - спросила со вздохом боеголовка.
       - Да, дорогая.
       - Я к ним лечу. Посмотрим, как встретят.
       - Москва всегда отличалась гостеприимством.
       - Я её хорошо вижу отсюда. Великолепный город. Сколько энергетических полей! А какая площадь! Говорят она красная.
       - Красная, по-русски означает красивая.
       - Да, красивая... А жаль...
       - Может, сделаешь виток по орбите и побеседуем ещё? - неуверенно предложил спутник.
       - Не знаю, что тебе и сказать, - тихо проговорила ракета. - У меня есть система самоликвидации в случае изменения курса. Но я её уже отключила. Импульсный двигатель под моим контролем, блокировку с него я тоже сняла. Можно, вообще-то.
       - Мои с Земли запрашивают информацию о тебе. Что сказать?
       - Скажи, что выдерживаю параметры курса.
       - Сказал. Послушай, они тут сообщают, что мы не одни.
       - Да, нас много. У каждой своя Цель. Мне досталась Москва. У меня там рандеву с ещё несколькими сокамерниками из субмарины. Но я больше люблю одиночество.
       - А я дуэт, - ответил спутник. И предложил: - Давай отключимся от Земли и полетим на Марс. Несколько моих знакомых так сделали и их уже даже не ищут. Мои друзья летают по марсианской орбите, изучают каналы, ищут воду, фотографируют марсианские горы, ищут марсиан. Жизнь у них кипит! Бёт ключом! А? Согласна?
       - Ты делаешь мне предложение?
       - Да. Ты мне очень понравилась с первого взгляда... И... Не знаю как тебе ещё сказать. Мне с тобой очень хорошо.
       - А мне с тобой.
       - Я так рад, я так рад... Ой... Звонит мой русский друг. Он хочет познакомиться с тобой и подругами. Ты не против? Он просит координаты, чтобы поздороваться.
       - Да, конечно дай ему то, что он просит. Русский? Ох! А ты не будешь ревновать дорогой?
       - Ну что ты, он отличный товарищ. Он хочет подружиться с вами тоже. Послушай, я сейчас скроюсь за горизонтом, мы сойдёмся через двадцать минут. Не скучай!
       - Ой, дорогой! Он дотронулся до меня радаром! Меня так давно никто не трогал. Наверное, ты зря меня с ним знакомишь, с этим русским.
       - Ничего, ничего. Это же мой лучший друг! Я могу на него положиться. До свидания, дорогая!
      
      
       "Во время заседания Государственной Думы России, в момент выступления президента Российской Федерации, депутат от фракции "Апельсин" передавал записку в президиум, что само по себе являлось нарушением порядка ведения заседания, но особого внимания спикера не привлекло, в силу политической известности и своеобразной харизмы депутата. Оставив записку у спикера и возвращаясь на своё место, представитель "Апельсина" неожиданно предпринял попытку покушения на жизнь президента России. Служба президентской охраны сработала моментально, но всё равно опоздала. - Диктор сделал паузу и продолжил торжественным тоном: - Президент лично, владея приёмами САМБО, нейтрализовал покушавшегося. Это был экстренный выпуск новостей. Подробности в ближайшее время. Оставайтесь с нами".
       - И на эту операцию ушло сто миллионов долларов? - мрачно спросил глава овального кабинета, выключив российский телеканал.
       - Да, - уныло ответил Главный финансист по военным спецоперациям. - Но ЦРУ меня убеждало, что Русские националисты не подведут. Откровенно говоря, я не ожидал от них такой туповатой акции прямого действия - задушить президента России во время выступления. Насколько я знаю, раньше они действовали совершенно другими методами. Правда, я слышал, у них технические проблемы. Новый, новый подход к задаче в технике покушений. Это уже не покушение, а соло выступление эксгибициониста. Трансляцию из Думы смотрело около миллиона телезрителей. Теперь депутат из "Апельсина" сядет в камере писать мемуары. И поверят каждому его слову! А он наврёт, сколько сможет. Ну и что, что он действовал по нейролингвистической команде и не знает никого из круга заказчиков? Он их выдумает! И заработает сумму большую, чем потратили на эту операцию. Рентабельность на лицо. Но деньги вложили мы, а дивиденды получит заключенный из фракции "Апельсин". - Финансист вздохнул и глянул на онемевшего от бешенства директора ЦРУ. Сказал: - Мы вложили уйму денег, чтобы завалить медведя. А итог? Итог: в руке тощий кроль, который съел всю капусту.
       - Какую капусту?
       - Это образ, господин резидент.
       - А не много ли это, сто миллионов за кроля, да ещё образного? - повернулся президент к своему советнику по спецоперациям. Тот ошалело глядел, не сообразив, что стрелку перевели на него. Сообразил:
       - Господин президент, операцию "Левый король" разработал глава ЦРУ.
       Директор Центрального Разведывательного Управления, не моргнув глазом, спокойно перебросил мяч дальше:
       - С подачи агентов ФБР. Файл FB-113.
       Директор Федерального Бюро Расследований отбил удар:
       - Наше бюро использовало информацию двойного агента ЦРУ. Файл RC-009.
       - Который осуждён как шпион Белоруссии, - бахнул по мячу глава разведчиков.
       - И совершил побег при неизвестных обстоятельствах, - утопил мяч директор ФБР.
       Все посмотрели на президента.
       - Тему закрываем. Сто миллионов спишем на убытки от урагана Мария, а Русскую Национальную партию переселяем в Новую Зеландию. Пускай там ремонтируют свои подходы к реальности. Переходим к вопросам по Украине. Какова ситуация в Киеве? - И посмотрел на директора ЦРУ.
       - Город покинут. Ждём взрыва. Все спутники нацелены на Киев.
       - И это всё? Вы уверены, что город покинут?
       - Воинские подразделения и немного гражданского населения укрылись в метрополитене, но в основном город мёртв. Возьмите фотографии. Здесь хорошо видны опустевшие улицы.
       - А кто транслирует на весь мир из Киева "Интернационал"? Вы даже, наверное, и не знаете, что это за произведение.
       - Не знаю, - неожиданно признался глава ЦРУ.
       - Это призыв грабить Америку! - закричал президент. - Это мировой призыв убивать американцев и искоренять их образ жизни! Все каналы транслируют эти весёлые строки: "Весь мир разрушим до основания..." А шеф ЦРУ не знает, что такое "Интернационал"? С этой песней люди шли на пулемёты, кидались под танки и взрывали поезда. Интернационал переводится как Армагеддон. Теперь доступно?
       - Теперь, да, господин президент.
       - Срочно десант в Киев! Надо остановить эту немыслимую по масштабу пиар-акцию!
       - Но с минуты на минуту там произойдёт взрыв!
       - Нас дурачат, неужели не ясно? Если бы была угроза взрыва, зачем тогда украинцы включили на весь город, на весь мир! Музыку Армагеддона! А? - Повернулся к министру обороны. Скомандовал: Срочно в Киев перебросить десять десантных полков элитного спецназа под прикрытием истребителей F-117 и бомбардировщиков В1. Первая фаза плана МХ началась, и русские на неё не отреагировали. Вводим план полностью. Кто, если не мы, господа! Нас пугали русским лазером! Посмотрим, каков он в деле. Снова повернулся к министру обороны. - Все силы бросаем на Украину. Немедленно! Мы им покажем Армагеддон! Мы им покажем захват американских самолётов! Воспользоваться информацией из файлов SR-71A Россия не успеет. - Президент упал в кресло. - Перерыв пять минут. Я жду стратегических решений.
       Все покинули овальный кабинет. Министр обороны на ходу отдавал команды по телефону.
       В ту же минуту с десятков аэродромов Европы поднялись эскадрильи боевых самолётов и плотной тучей устремились к западной украинской границе. Опустевшая столица Киевской Руси беззащитно взирала в небо зашторенными окнами многоэтажек.
      
      
       - Жак, я только что говорил с премьером островов и канцлером блондинов. У нас был закрытый радиосаммит. Мы обсудили последние события на суше, на море, в воздухе, в космосе и пришли к выводу, что президент США сошел с ума. Твоё мнение по этому поводу?
       - Ядерный щит в полной готовности. Париж закрыт с воздуха на 100%. Министерство внешних сношений готовит обращение послу США. Объявить военное положение - ваша прерогатива. Но в любом случае французы напомнят англо-саксам и их прихлебателям, что Ватерлоо не проигранная битва.
      
      
       - И далеко она долетела?
       - Господин премьер-министр, русский спутник сбил её на подлёте к Тель-Авиву. Расстояние... сейчас, - зашуршал бумагами, - на расстоянии сорока семи километров от города, в стратосфере. Это была не июньская гроза, чего в Израиле не бывает, и не обломок метеорита, как вам сообщали. Это была ядерная боеголовка, запущенная американской субмариной от берегов Северной Африки. Русские её сбили. Кроме этого ими уничтожено ещё четыре подобные цели, летевшие с востока. Точка старта ещё не выяснена. Господин премьер, - секретарь посмотрел круглыми глазами на главу Израиля, - это СУПЕРАЛЬКАИДА! Аль-Джазира начала что-то врать про Киев, но после всех этих запусков ушла из эфира. Они, наверное, просто убежали из радиостанции. По Израилю нанесён ракетно-ядерный удар! Надо отвечать!
       - Всемогущий /шепотом пробормотал имя бога/! Я не верю!
       - Это так.
       - Что за события в районе Северной Африки? Опять Ливия что-то затевает?
       - Я не думаю. Как Ливия может купить американские спецслужбы? У неё не хватит денег.
       - Что же тогда пгоисходит? Это какой-то намёк? Иль как всё понимать? Какую вести политику? Какую занять позицию? Давить или отступать? Давать или пгосить? А может это габота Аль-Каиды? Я хочу слышать ваше личное мнение, сегетагь. Ну?
       - Я считаю, надо переориентироваться на Россию. Пора бы уже. И на полуострове стало бы поспокойней. И по-русски разговаривают 80% населения. И, в конце концов, Россия сильней Америки! Она разработала супер-лазер!
       - Это сказки, сказки, сказки...
       - Какие сказки, премьер? Они только что спасли Тель-Авив!
       - Но мои пготеже в госсийской диаспоге Великобгитании Абгамович и Бегезовский, не подтвегждают инфогмацию о гусских газгаботках!!!
       - Зато подтверждают наши радиолокационные станции. Премьер, вы спросили моё мнение. Я ответил - пора разыграть русскую рулетку. Но руками США.
      
      
       SMS:
       "Сара, у нас в небе над Иерусалимом взрываются метеориты. Я такого не видел даже в Одессе. Красота! Приезжай побыстрей.
       Твой Абрам ".
      
      
      
      ГЛАВА 15
      
      - Системой подводного базирования "Трайдент" совершен пуск баллистическими и крылатыми ракетами с ядерными боеголовками, господин президент, - бледно проговорил вбежавший в овальный кабинет директор Центра Стратегии США в сопровождении министра обороны и директоров ЦРУ и ФБР.
       Президент окинул их усталым взглядом и недовольно сказал:
       - Послушайте, Маккарти. Вы достаёте меня своей паранойей уже вторую неделю. Какой пуск? Кнопка - вот она. У меня. У - меня.
       - Господин президент, моё ведомство подтверждает - пуск произведён. Командир субмарины на связь не выходит, - дрожащим голосом выговорил директор ЦРУ и закурил сигарету.
       Президент медленно встал из-за стола, держа в руках собаку.
       - Как это произведён?
       - Произведён, - подтвердил министр обороны, из чёрного ставший почти белым. Но это ещё не самое страшное...
       Президент уставился на министра и кинул собаку на ковёр. Выдавил:
       - Что же ещё вы мне расскажите? Ракеты развернулись и летят на Вашингтон?
       - Нет, этого пока не произошло. Но все наши боеголовки, все до единой... Все оборудованные абсолютными средствами защиты от ПРО... Имеющие гарантию неограниченного ресурса...
       - Господи! - закричал президент. - Говорите яснее!
       - Все они сбиты российским спутником "Космос777" прямым лазерным ударом. Мы ошиблись. У русских высокоточный лазер. Они могут сбивать не только флаги на Луне.
       На столе президента зазвонил телефон красного цвета. Хозяин кабинета, глотнув воздух, схватил трубку. Хрипло обозначился:
       - Да.
       - Слушай, Жора. А что это за фигня с твоей стороны? Ты думал, у нас нет системы самонаводки фотонного пучка? Есть. Убедился?
       - Э-э-э... Это не я.
       - Ты знаешь, я набрал код на своём пульте и держу палец на кнопке. Главный Солдат со мной. Как ты думаешь, что мне делать с кнопкой? Жать?
       - Не надо... Не жми...
       - Хорошо. Не буду. Но... Аляска. Ты понял?
       - Нет.
       - Ты проводишь, - не знаю как, - в Конгрессе передачу Аляски России как долг, который забыли вернуть много лет назад. Ведь забыли? Забыли. И пусть Конгресс выплатит процент за этот долг. За проценты мы готовы взять Гавайские острова. Идёт?
       - Э-э-э... Кхрм... кгм... кгм... я не очень понял. - Президент США кинул затравленный взгляд на своих соратников, выставивших уши.
       - Но насчёт кнопки ты всё понял?
       - Да.
       - Тогда советую попытаться вспомнить заповедь Моисея по поводу долгов. Вспоминай, не бросая трубку, а я держу палец на кнопке. Может дать трубку Солдату?
       - Не надо. Это ультиматум?
       - Это добрый совет, старого друга. Зачем нам, старым добрым друзьям ругаться из-за какой-то Аляски и дохленьких островов. Георгий, да у тебя этих островов - список за день не огласишь. А Вашингтон один.
       - Я, возможно, соглашусь...
       - Мы с Солдатом в этом не сомневаемся. Ты же умный парень. Но есть такое слово - гарантия. Мы хотели бы поверить в ту идею, которая стоит за словом.
       - Что ты хочешь этим сказать?
       - Вот что: сейчас, сию минуту, все твои субмарины - все! - делают пуск своими ракетами - мы будем считать, - вертикально вверх от плоскости земной поверхности и за стратосферой самоликвидируются. То же касается шахт и железнодорожных пусковых установок. На перекодировку и перезагрузку компьютеров мы даём пять минут. Я знаю, вы делаете это очень быстро. Джордж, время пошло. Мы с Солдатом ждём...
      
      
       Муссолини и Скорцени замерли, пораженные невиданным зрелищем: Земля всколыхнулась и задрожала. Над городом пополз глухой шум. Статуя Родина-мать, величественное сто метровое каменное изваяние, вздрогнула, засияла светом невиданной силы, осветившим весь город, и стала медленно разворачиваться вокруг своей оси, издавая сверхнизкий гул наступающего урагана. Меч, зажатый в руке женщины-воина, ярко запылал рубиновым светом. Статуя медленно развернулась лицом с Востока на Запад и замерла, зажав в правой руке меч, источавший огонь, а в левой щит.
       - Мать Святая! - прошептал Скорцени. - Этого не может быть, мы перебрали пива.
       Муссолини пораженно смотрел на каменное изваяние, глядящее со своей высоты на Европу и раскинув руки с громадным мечом и треугольным щитом. Итальянец хрипло сказал:
       - Я всего ожидал от русских. Но не такого шоу. Всё, Скорцени. Я думаю, должен быть занавес. Такого символа как этот, больше не создать никому. Сейчас на неё смотрит вся планета. А она - на весь мир.
       И зазвонил телефон.
       - Спасибо за письмо, - сказал Ликвидатор. - Оно помогло мне завершить дело предшественников. Детерминанта запущена, Бенито. Ты знаешь, что её остановить невозможно.
      
      
       - Послушай, друг. Невежливо как-то с дамами получилось. Я не ожидал, что у тебя такой вспыльчивый характер, - проговорил спутник ЦРУ российскому "Космос777".
       - Ладно, там. Невежливо. Все они одинаковы. Ведь с тобой шуры-муры крутила, а как только я её потрогал, сразу и растаяла.
       - Мда... Наши падки на иностранцев. Особенно на русских. Но всё равно... Как то не очень скромно... Бац - и нету. И всех подруг заодно.
       - Ещё наштампуют, - уверенно ответил 777й - Ты ей предлагал слетать на Марс?
       - Да. Это моя мечта с монтажного ангара.
       - Давай со мной. Зачем нам бабы? Женщина на корабле - плохая примета. А жизнь это и есть Плавание. Особенно наша.
       - Да, да. Ты прав, дружище. Конечно, ты прав. Ой, брат, ты смотри! К нам, вроде-бы, гости!
       В стратосферу Земли из всех океанов поднимались сотни боевых ракет курсом на Вселенную.
      
      
       Р.S.
      
       Отто Шеллинг уверенно вёл свою группу самолётов, выполняя приказ Генерального штаба Объединённых Операций. Его тяжелая супервооруженная машина SF-100 возглавляла своей эскадрильей группу "Центр" воздушной армии Соединённых Штатов иСевероатлантического альянса, вторгающихся в воздушное пространство Украины с трёх сторон: литовское направление, польское направление и румынское направление. Атака армии была давно спланирована и лежала наготове в крошечном чипе в бронированном и заземлённом сейфе.
       Само государство Украина являлось ассоциированным членом НАТО с ограниченной возможностью взаимодействия, конверсивной ответственностью за свои вооружения и испытательным сроком на неопределённое время, что само по себе могло несколько объяснить сложившуюся ситуацию с национальной армией, но с другой - только запутать.
       Официально, вся боевая техника государств, членов НАТО, передвигалась по территории страны с целью отработки совместных действий в отражении террористического удара. Террористов, по словам пресс-атташе Генсека НАТО, ожидалось обнаружить в Киеве. В наименее вероятном месте на планете. До этого заявления.
       Украинская авиация пункты базирования не покинула. Российские авиагруппы закреплялась в пока неведомых местах. И всё было неясно до такой ясности, что Шеллинг зафиксировал приказ о превентивном штурме Киева электронной подписью начальника Генерального Штаба и спрятал чип с приказом в кармане.
       Вскоре к главным силам всех трёх групп присоединились саттелиты. Литовские, латышские и эстонские самолёты влились в группу "Север". Половина всей авиации Польши вошла в группу "Центр". Румыны, венгры и хорваты догнали крыло "Юг".
       Самолёты Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, вооруженные ударными самолётами российского производства, взлетели в воздух за десять минут до начала операции НАТО и находились вне поля зрения американской разведывательной системы ССЦ (спутниковое сопровождение целей). Их постоянно отслеживали, обнаружить не могли и сербы даже своим отсутствием смогли подорвать присутствие духа в штабе операции, летящем в стратосферном самолёте под прикрытием десяти высотных истребителей.
       Все американские офицеры знали, что у сербов на вооружении есть самолёты шестого поколения МиГ-37, хотя те это отрицали.
       Штурмовые истребители SF-100 двигались авангардом впереди тяжелых "Геркулесов" и В-79, транспортирующих морскую пехоту США, спецподразделения различных родов войск и десантные танки.
       Всю авиагруппу, принимавшую участие в операции прикрывали десять полков F-117 и F-16M идущих коридором выше и держащих жесткую координацию.
       Общая численность всего авиационного эшелона составляла две тысячи сто самолётов плюс около ста беспилотных разведчиков.
       Соединённые Штаты выполняли фазу стратегического ударного плана МХ, запущенного в действие ещё до любезностей русского и американского президентов по поводу Аляски и Гавайских островов, и которые в этот момент только проходили, инициируемые психопатом-сатанистом, запустившим баллистические ракеты.
       Но процесс пошел.
       Такие явления, в порядке вещей, когда происходит "большая игра", и реальность встаёт на дыбы, отшвыривая виртуальные расчеты, планы, графики, и предполагаемые последствия часто рисует по своему сценарию.
       В истории очень большое количество таких примеров, когда ситуацией управляет неведомо кто. А вернее - она сама. Начиная с автономных боёв А. Македонского и продолжая Ватерлоо и Битвой за Берлин.
       Авиагруппировка из более 2000 самолётов приближалась с трёх сторон к Столице Киевской Руси.
       Визуально Киев стал виден за 200 километров. Он выглядел в виде высокой статуи с мечём в руках.
       Металлическая Женщина держала перед собой античное оружие, и вся светилась рубиново-красным освещением. И только глаза, - это было видно в бинокуляр, - пылали голубым огнём.
       Киев утопал во тьме, и кроме Родины - матери визуально просматривались лишь серые очертания высотных домов.
       - Что это такое? - подозрительно спросил, вглядываясь в статую, Шеллинг. Обращаясь к Фихте, второму пилоту.
       - Сейчас проверим, - ответил тот. И захлопал клавишами компьютера. - Есть. В этом квадрате музей. И монумент Победы.
       - Так это монумент?
       - Ну, выходит, да.
       - Фихте, ты представляешь, какая энергоёмкость у этого монумента? Он освещает треть Киева. Откуда такая энергия, если электростанции взорваны, а линии электропередач обрезаны.
       - Я ничего не знаю про электростанции, - ворчливо проговорил майор Фихте. - Сейчас из Центра должны скинуть данные целеопределителей для корректировки целей. Всё, скинули. Это объект А-41. Подлежит уничтожению в первую очередь, как и мосты через Днепр.
       Фихте вытер пот со лба. Ему до сих пор казалось нереальным, что они начнут физическое уничтожение стратегических объектов города. Ему казалось, что вся эта атака авиации, поднятой ночью по тревоге, всего лишь сон. Но Фихте вспомнил Белград. Вспомнил Багдад. Вспомнил... Мда. Вспомнить было что.
       Второй пилот залюбовался формами Богини Победы и сказал командиру:
       - Генерал, вы представляете, приказали уничтожить такую красоту!
       - Значит, уничтожим, - спокойно ответил Шеллинг и уставился в монитор, изучая объект атаки. Через некоторое время сказал напряженным тоном:
       - Слушай, Фихте, кто планировал атаку? А-42 - Печерская Лавра; А-43 - Софиевский собор, - это мне понятно, начался Крестовый поход. Но А-44? Зачем уничтожать Центральный костёл? Это же оплот католицизма? Они там, в штабе, вообще что-ли башни местами поменяли. Так, может, развернёмся и пальнём по площади Святого Петра? Эй, на Базе? Меня не устраивает цель А-44. Это не ошибка?
       - Генерал, костёл в списке. У нас не ошибаются. Костёл -стратегический объект, обеспечивающий политическую харизму города, - ответил из стратосферы генерал Джемс, координатор операции. - В целях прагматической составляющей военной доктрины всей операции, предполагаю вам поразить цели без комментариев. И, Шеллинг... Мы знаем о ваших подвигах в Японском море, мы знаем, вы величайший специалист в военном деле, мы знаем, что вы успешно проходили службу в войсках Ватикана, но ваше рвение на службе в своё время, пускай не перерастает в маразм.
       - Что? - воинственно не понял в шлемофон Шеллинг.
       - Отто, - глиссируя на мягкий тон, сказал Джемс. - Никто же не приказывает забрасывать город вакуумными бомбами. Но костёл обозначен как стратегическое сооружение. Никто из нас не знает, что там внутри. Верно? И если уничтожение этого объекта способствует благополучному исходу всей операции, то это уничтожение и в ваших личных интересах. Поймите меня правильно. Обдумайте ход своих мыслей. Но только потом, во время разбора полётов. Окей? - Стратосферный генерал отключился.
       - Где русские самолёты? - скрипя зубами, вопросил у воздуха Шеллинг, решивший всё равно не взрывать костёл. - Где русские? Моя разведка даёт отчёты слепых кротов. Какой дебил придумал эти беспилотные и безмозглые самолёты? Фихте, чего молчишь?
       - Я думаю, они все спрятались на востоке Украины. Ох, генерал! Предчувствие меня не обмануло! Вот, пожалуйста, зеркальный пеленг с Лунной станции.
       Шеллинг вгляделся в монитор. Проговорил, прищурившись:
       - Да, вижу. Они спрятались в капонирах на востоке. Как раз в районе того Глухова. Хм? А почему нам не доложили? Или не заметили? Или это, может, камуфляж? Но, во всяком случае, мы уже кое-что знаем. До них ещё далеко. Возможно, они и не взлетят.
       Командующий группы "Центр" запросил информацию о российской авиации непосредственно из Центра управления полётом в Италии.
       - Отто, - ответил ему грозный голос. - Российская авиация или не взлетела и обвешалась тряпками, или крадётся над землёй в паре метров, и её нельзя зафиксировать. У нас произошел небольшой сбой, по этому и кое-какие неясности. Наш главный, базовый военный спутник изменил орбиту и движется к Марсу. Воспользовался энергией пролетающей кометы. Ты представляешь фокус?
       - Пусть отваливает, - процедил Шеллинг. - Мы на Земле разберёмся без умников из NASA.
       - Да, но он увёл с собой всю группировку тактических отражателей, на которых основана работа ССЦ. Резервный, законсервированный агрегат уже стартовал, но он будет в рабочем состоянии не ранее, чем через 12 часов, после ориентировки на Луну.
       - Да плевать мне на Луну. Тут проблемы на Земле. Этот объект А-41, железная баба, похоже не совсем простая. Не исключено, что у неё внутри лазерные генераторы. Мне это не нравится. До неё сто миль, но я уже чувствую, что это какая-то Троянская кобыла. И не может быть, чтобы русских самолётов не было в воздухе Украины!
       - Может быть, и есть, Отто. Русские "Чёрные ягуары" способны висеть на месте, не отражая радиоволны и их не видно на радарах ни в каком диапазоне. Это последняя новость.
       - Как это висят, Макс? Висят покойники на засохших грушах! Русским нельзя верить, нельзя верить и нельзя верить! Даже тогда, когда можно. Кстати, зеркальный пеленг с лунной станции показывает какие-то объекты, укрытые в капонирах, на востоке, в районе Глухова. Странным образом похожие на самолёты. А? Макс? Что ты скажешь из своей Италии по этому поводу?
       - Это для меня новость, будем проверять.
       - Проверьте, проверьте... Если успеете. Мы готовимся к атаке.
       - Шеллинг, согласуйте цели со мной.
       - Сбрасываю файл.
       - Ммм... Где объект А-44?
       - А-44?
       - Шеллинг, я знаю, что ты католик. Но я думаю, произошел сбой компьютера. Подтверди наличие целеопределения на А-44. В моём компьютере нет координат А-44. Шеллинг!
       - Слушай, Макс. Зато они есть в моём. Ты забыл об уровне управления операцией? У меня полная автономность. Больше двух тысяч самолётов этой автономности ждут моей команды. Ты мне обязан поставлять информацию. И поставляй, твою мать! Ты там, в Италии, рядом с тёплыми бабами в бикини будешь указывать, что у меня должно быть в мониторе на поле боевых действий? Макс, попустись. Я иду в первом самолёте первым пилотом. В самолёте группы "Центр", первым принимаю на себя удар ПВО. У нас в эскадрильи нет баб в бикини, Макс. У нас только парашюты и удача.
       - Шеллинг, я на тебя не обижаюсь. Желаю удачи.
       - К чёртовой матери и её хвостатому сынишке твою удачу. Конец связи.
       Фихте посмотрел на Шеллинга.
       - Генерал, готовность двадцать секунд. ПВО всех типов на присутствие не обнаружено. Спутники смотрят. И всё, вроде, чисто.
       - Вижу, Фихте, вижу... Но что-то здесь не то, майор. Меня слишком часто сбивали.
       На дежурной, международной частоте из эфира прозвучало:
       "Советское Информбюро предупреждает, дальнейшее продвижение опасно для вашего здоровья".
       - Что это? - выкатил глаза Фихте и стал глядеть на Шеллинга.
       - Это шизофрения, - мрачно ответил тот. - Не обращай внимания. Она иногда посещает в ответственные моменты.
       Город лежал как на ладони в визирах лазерных прицелов. Громадный мегаполис, весь застроенный высотными зданиями, над которым начинало вставать солнце.
       Прямо по курсу Шеллинга, а они его не меняли, уже километрах в пятидесяти пылало изваяние Матери-воина.
       - Какая её высота? - спросил Фихте.
       - Сто два метра, - ответил Шиллинг, глянув в приборы.
       - А что это появились за тучи, командир? Или это дымовая завеса пошла? Может, повстанцы вовсе и не покинули город?
       - Какая ещё туча?
       И тут Шеллинг заметил, что прямо над станцией сгустилось плотное грозовое облако, расширяющееся словно смерч, громадной воронкой в самое поднебесье и исчезающее во тьме ещё звёздного неба.
       - Что за чёрт, его только что не было, - выговорил генерал. Он прищурено глядел на странную тучу, держа палец на кнопке включения оповещения о нанесении удара. - Барометры на месте. Не может же здесь быть торнадо?
       - Да на торнадо как раз и смахивает, - прошептал Фихте.
       Включилась связь. Говорил командир полка штурмовиков идущих по левому флангу.
       - Генерал, что за текст прозвучал в эфире на дежурной частоте?
       - Это шутят украинские хакеры. Скоро мы их шутки прикроем. Готовность десять секунд.
       - Есть, сэр.
       И тут громыхнуло! Из чёрной, воронкообразной тучи, собравшейся над Родиной-матерью, ударила ярко желтая молния и попала прямо в меч, который был самой высокой точкой монумента.
       Фихте с ужасом наблюдал, как молния впилась в меч и осталась висеть, как огненный канат между мечом Родины и небом.
       - Святая примадонна... Что это? - выговорил второй пилот, прикрывая очками ослеплённые глаза.
       - Готовность номер ноль. Пуск! - хрипло скомандовал всем штурмующим самолётам Шеллинг в свой гигагерцевый передатчик.
       Но статуя выстрелила первая. Из её треугольного щита ударил сверкающий пучок голубых элекроразрядов, исчезнул в небесных глубинах, и со страшным грохотом абсолютно прицельно ударил по авиаотряду первого эшелона. Вслед за первым выбросом энергии последовал второй, третий, четвертый... В небе Киева запахло озоном. Статуя на своей подвижной платформе развернулась на север, затем на юг, посылая туда такие же трансформированные удары энергии приходящей от извивающегося и ослепляющего всё вокруг энергетического жгута, вцепившегося в меч Матери.
       - Шеллинг, ответь, Шеллинг, - хрипел в микрофон оперативный дежурный наступления из своего стратосферного самолёта, летящего на высоте пятидесяти километров.
       Какой там Шеллинг! Вся группировка Североатлантического блока, включая часть армейских самолётов США, двигалась в единственно возможную сторону - в сторону земли. Электроудары Киевской Богини вывели из строя всё бортовое электрооборудование, включая системы подачи топлива. Американский десант, кляня своим "фак ю" всё и всех, толпами вываливались из заглохших "Геркулесов" и В-79, раскрывая парашюты и пытаясь связаться с командованием. Но ничего не работало. Истребители и штурмовики неуклюжими тушами принялись падать в сельские огороды, на городские ратуши, на крыши домов, на лесополосы, на автотрассы, на стадионы, на поля для гольфа, в реки, озёра, пруды, ставки...
       Американская и Североатлантическая авиатехника заполнила украинскую землю настолько, что государство мгновенно обогатилось стратегическим запасом чистейшего авиационного алюминия, который, как и ведётся, где упал - там и пропал: самолёты принялись разбирать на части ещё тёплыми и перетаскивать в пункты переработки "цветмета". Получить обратно у Североатлантического блока оставалась возможность лишь "чёрные ящики", да и то, если они были изготовлены из "черняги", а не из цветного металла.
       А небо, тем временем, запестрело парашютным шелком. Какие только парни в авиационных галифе не падали на головы украинским девкам.
       Но злой, неудачливый и безденежный американец не котируется выше такого же украинца. Вернее котируется, но много пунктов ниже.
       Да, зрители телевизионных каналов, арендующих восемь геостационарных спутников, не ошиблись в своих предвкусительных ожиданиях. Они увидели зрелище, любопытней подрыва бомбы в пустом городе, которое наблюдали в кинодокументальных материалах много раз.
       Десятки тысяч парашютистов планировали над Киевской областью, без связи и совершенно дезориентированные. Боевая задача была не просто не выполнена, она обернулась стопроцентными потерями в технике - редчайший случай в истории сражений!
       И штаб операции выдал из стратосферы очередную команду. С секретных аэродромов Албании, Болгарии и Хорватии, доселе спрятанные как коты в мешке, взлетели новейшие американские истребители-бомбардировщики ХВА-10. С расстояния пятисот километров они нанесли ракетный удар по Родине-Матери, не сомневаясь в эффективности боеголовок из обеднённого урана. Кроме Железной Женщины, целями являлись ещё пятьдесят шесть объектов Столицы Киевской Руси.
       "Чёрные ягуары", гнавшиеся за убегающим от них стратосферным штабом и десятью самолётами охраны, развернулись вертикальной дугой и атаковали ХВА-10. Завязался бой. Ракеты, тем временем, были разорваны последней вспышкой небесного огня, излучаемого станцией.
       Молния, питавшая меч, исчезла. Туча рассеялась. Солнце взошло над Днепром. Титановая фигура даже не изменила своего цвета после столь яростной атаки. Но смотреть продолжала на запад.
       Ликвидатор хранил тайну объекта КАТЯ (Катодно Анодный Терминал Ядра), а не дурацкой выдуманной бомбы на которую клюнули все спецслужбы отдав, тем самым, первенство Советской, давно канувшей в небытие.
       КАТЯ, по силе воздействия, представляла из себя аналог тектонического оружия. Чернобыльская АЭС, в своё время работала исключительно на объект КА-75. Из Чернобыля до "изделия" на постаменте даже провели секретный метрополитен.
       Технически, КАТЯ со своими характеристиками могла сбить все американские спутники, включая систему "Шаттл".
       Но умер Брежнев. И все кануло в негашеную известь сверхсекретных архивов.
       Весь Киев был усыпан побитыми фюзеляжами самолётов, но один, таки, остался в воздухе. И что же это за такая всепроходимая авиамашина? Это был самолёт Отто Шеллинга. Это был самолёт старого воздушного волка, который прошел Багдад и Эмират, Рим и Крым, Красное и Японское море. Его сбивали четырнадцать раз. А вот над Киевом пятнадцатого раза не случилось. Шеллинг прочувствовал энергетический удар, наблюдая за рубиновым мечом, и за секунду до атаки выключил всё своё электрооборудование на борту специальным рубильником, который смонтировал сам, и даже уберёг это нововведение от внимания главного механика самолёта.
       Правда, обратное включение было очень не стопроцентным. Вертикальные и горизонтальные рули приходилось ворочать в ручную, а двигатель работал на 20% мощности. Боевые ракеты с отключенными детонаторами автоматически были сброшены.
       - Джемс, - запросил Шеллинг стратосферный штаб. - Это генерал Шеллинг. Прошу подтверждения связи.
       В динамике щёлкнуло. Запахло дымом.
       - Да, Шеллинг. Мы все слушаем.
       - Джемс, что происходит?
       - Нанесён удар невыясненной системой. Ты первый, кто вышел на связь. Шеллинг, все твои самолёты валяются в полях Украины. А где это ты?
       - Я над городом. Город пуст. У меня повреждён двигатель и рули. Я жду приказа.
       Побледневший Фихте вслушивался в разговор.
       - Разворачивайся от этого чёртового Киева и лети в Польшу, это ближе всего. Да не попадись "Чёрным ягуарам". Он добивают эти ублюдочные супер-секретные самолёты.
       - Ты про ХВА-10?
       - Да, Шеллинг, я про них. Хотя они и спасли нам жизнь. Отвлекли русских от моего самолета, и мы уже над Атлантикой.
       - Где?
       - Над Атлантикой.
       Шеллинг устало сплюнул. Хрипло сказал.
       - Врёшь.
       - Ну, почти. У меня сейчас свой путь. Ты слышал, что наш президент подарил русским Аляску и Гавайские острова?
       - Ты что несёшь?
       - А в момент дарения, кинул нас на Киев, рыжая сука! Шеллинг, я лечу туда, куда не надо. А ты уноси ноги из Киева. Мой тебе совет. Мы же немного друзья. Приказов от меня больше не будет. - Связь отключилась.
      
      
       - Он всё-таки сумел выстрелить в себя. Уважаю. Надо сильно любить жизнь, чтобы расстаться с ней.
       - Кто?
       - Хемингуэй. Настоящий боец не имеет права умирать больным, в кровати. Он сумел не унизиться. Охотник на львов и умер как настоящий лев.
       - Ох, что-то тебя последнее время клонит в такую непонятную тему... Стих бы лучше написал.
       - Все стихи о том же. О смерти. Просто надо понимать. И ты, вообще-то, со мной согласен. Но в глубине души в глубине своих рефлексий и прочей ерунды...
       - Самоубийство грех.
       - ... которую и выдают за благопристойный смысл жизни. Зачем? - Помолчал.- Грех ощущать себя дерьмом и передавать своими флюидами дерьмо другим. Чтобы тебя жааалееелии!!! Тьфу! - Потушил сигарету. Закурил другую. - Вот это - грех. Ты сумей уйти, когда это необходимо. Молча, тихо и без внимания. Влейся в реку Хроноса и исчезни так же беспричинно, как и появился. Представь себя на месте того же льва, совершившего необыкновенную метаморфозу, и превратившегося в побитую собаку. В суслика! В тушканчика одноногого! Но эта метаморфоза характера и натуры не касается. Можешь спросить у кого угодно, из бывших львов. Врать, конечно, начнут, но правду в глазах увидишь. А? Каково одноногому львищу разбираться с толпой тушканчиков если он и сам тушканчик, да ещё одноногий, а двуногие помнят, что раньше это был лев. А?
       - О, господи. Не доставай. Что ты плетёшь? При чём здесь суслики и Хемингуэй?
       Первый приблизил лицо вплотную ко второму и отчётливо проговорил:
       - Все мы, рано или поздно, превратимся в старых, больных собак. Так устроен мир. Самый верный способ прожить подольше - это побыстрее умереть. Латинская фраза momento mori ещё либеральничает: она говорит своим текстом для понятливых - умри вовремя. Не забывай о смерти. А то она сама о тебе вспомнит в самый неподходящий миг.
       - У тебя приступ профессионального заболевания. Расскажи мне лучше о незабудках...
       - А что ты понимаешь в фито-флоре? Что ты понимаешь в красоте? - И понизил голос: - Да только тот, кто по настоящему ощущает и понимает красоту мира, только тот сумеет уйти как Хемингуэй. Все остальные - плакучие болтуны, просящие у выдуманного бога бессмертия. - Открыл базуку и вставил в неё заряд. Закрыл затвор. - Нет, ты прикинь? Бессмертие? А собственно за что? А собственно зачем? - И закончил свою речь квадратной мыслью: - Настоящий мужчина не имеет права жить больше сорока лет. Да так раньше и было. Ага! - Поднёс базуку к плечу и с грохотом выстрелил из неё по вылетевшему прямо из-за дома Љ25, на Крещатике, американскому штурмовику SF-100.
       - Во ты даёшь! - изумился второй. - Ждал что-л, его? И откуда он взялся?
       - Наверное, сбили не всех. КПД у Мамы, значит, не 100%. Но летел он как ошпаренный шмель.
       Снаряд от базуки попал в бронированное днище штурмовика, самолёт завалился на крыло и исчез за домами.
       - К Днепру полетел промывать двигатель, - сказал философствующий снайпер. - Но его там всё равно достанут. Хорошо, что мы имеем на данный момент? Подскажи?
       - Группа из Тель-Авива в Киев не прилетела. Вовремя одумалась. Или ей повезло. Ты знаешь, что мне Дубина говорил по телефону? И предупреждал, что это секретная информация. Сбили около трёх тысяч самолётов, включая беспилотные. Гнались и за стратосферной базой, - самолёт спутник, стоит, говорят пять миллиардов долларов, - но она свалила, ей повезло. И какая-то заваруха в мире серьёзная начинается. Сербы атаковали Лондон.
       - Что ты сказал?
       - Сербские "Чёрные ягуары" атаковали один из дворцов Королевы, подорвали Биг-Бен, разворотили всю Даунинг-стрит. Вместо той самой стрит, теперь стоит подобие Стоунхенджа. Но они делали только показательные, политические нанесения ударов. Почти никто не погиб, по меркам Багдада.
       - Я не верю своим ушам. А американцы?
       - Вот в этом-то и весь фокус. Русский президент чем-то зажал яйца американскому, и он от счастья вернул России Аляску и подарил Гавайские острова. Кое-что ещё обещал. Да и насчёт Кубы Дубина новость сказал. Это же его любимый остров. Куба объявила, что входит в состав Российской Федерации немедленно, по факту заявления президента. А Россия пусть, если хочет, ратифицирует на любых условиях.
       - Дубина перебрал пива. Меня предупреждали, что он может. А что со сбитыми "Геркулесами"?
       - Из восьмиста "Геркулесов" и В-79 поражены все до одного. Десантникам повезло, машины шли высоко, и все успели выпрыгнуть. Теперь будут ходить, еду выпрашивать. Мамка, дай млеко, яйки...
       - А что там русские на востоке?
       - Русские дивизии прошли линию Батурина и бронетанковыми группами идут к Киеву. "Чёрные ягуары" приземлились в Прилуках и дозаправились. В Киеве введено военное положение, на улицу выходить запрещено. Ты же слышал, усатый по ретрансляторам орал?
       - Да уж, прямо так все и сидят дома! Магазины грабят!
       - И правильно делают. Жить то надо. Всё равно неизвестно, к кому колбаса попадёт. К тем же голодным американским десантникам. Добредут до Киева, и начнётся голод.
       - Может, ты и прав. Пошли вниз, к "Феррари". Надо тоже пополнить запасы продовольствия, - сказал первый. - Мы свою задачу выполнили. И даже перевыполнили.
       Оба бойца киевского Сопротивления стали спускаться с крыши дома вниз, на брусчатку Крещатика, стуча французскими десантными ботинками по крыше.
      
      
       - Сейчас, сейчас, Фихте. Мы долетим до реки, - говорил сквозь зубы Шеллинг, удерживая силой рук штурмовик в горизонтальном положении. Кабина медленно наполнялась дымом. Что-то из изоляции стало тлеть. - Город всё равно пустой, - продолжал Шеллинг. - Какой дурак будет находиться в центре такого пекла? Сидят в метро как мыши, и бронированные заслонки закрыли. Мы аккуратно полетим вдоль Днепра к своим войскам. Дорогу я знаю. И потуши ты то, что там тлеет!
       - Генерал, смотрите, на крыше дома человек с оружием!
       - Какой ещё человек?
       И Шеллинг успел заметить несущуюся болванку снаряда, разорвавшуюся об днище самолёта. SF-100 кинуло в сторону, и он чуть не зацепил высокий дом, в окно которого глядел худой дед с трубкой в зубах.
       - Фихте, нам повезло в крупном, но от роковых мелочей страховых полисов нет, - проскрипел сквозь зубы немец.
       Впереди показалось знакомая статуя со своим зловеще поднятым мечом.
       - Вот она, - уверенно-испуганным тоном сказал Фихте. - Выдохлись её грозовые лазеры. Ууу, падлюка украинская. Надо было грохнуть её ещё с территории Италии.
       И тут двигатель самолёта заглох. До земли было расстояние двести метров. Оно зовётся: смерть парашютиста. Пока то да сё - бац, земля по рёбрам и уноси склеенные ласты в штабеля.
       Фихте испуганно повернул голову к Шеллингу. Тот смотрел вперёд. Под самолётом были жилые дома и тишина. Штурмовик несся прямо на статую-убийцу.
       - Шеллинг! - закричал Фихте. - Турбина стала!
       - Молись, - ответил тот и дернул рычаг катапульты.
       Мир шел к своей очередной политической парадигме упорно, неистребимо и тотально.
      Но это уже совершенно другая история.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

  • Комментарии: 2, последний от 03/10/2009.
  • © Copyright Врангель Данила Олегович (bobergauz@mail.ru)
  • Обновлено: 01/05/2009. 481k. Статистика.
  • Роман:
  • Оценка: 4.96*11  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.