Виноградов Павел
Любить Дракона

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 2, последний от 28/05/2010.
  • © Copyright Виноградов Павел (pawel.winogradow@gmail.com)
  • Обновлено: 17/06/2011. 7k. Статистика.
  • Статья: Публицистика Публицистика
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чем нам грозит Китай.

  •   Павел Виноградов
      
      Любить Дракона
      
      Стоит ли России переориентироваться на Восток в целом и на Китай в частности
      
      Вчера в ходе своего визита в Россию премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао встретился с Владимиром Путиным. А позавчера Дмитрий Медведев встретился со своим вьетнамским коллегой, и в тот же день на закрытом совещании российского правительства обсуждалась концепция внешнеэкономического развития нашей страны, предусматривающая переориентацию внешней торговли с западного направления на индокитайское. И все это на фоне мирового финансового кризиса. Похоже, в условиях краха западной экономики происходит разворот России на Восток. Причем касается это не только и не столько экономики. Так стоит ли России заводить стратегически тесную дружбу с Великим Драконом и его соседями по региону? Или наоборот - стоит опасаться его?
      Разворот на Восток в российской истории случается не в первый раз. Дмитрий Медведев и Владимир Путин стоят здесь в одном ряду с Александром Невским и Алексеем Михайловичем. И даже Петр I, казалось бы образцовый западник, на склоне лет грозился "повернуться к Европе задом".
      Ответ на вопрос, почему Россия всегда обнаруживает, что европейский (в широком смысле) мир ей глубоко чужд, занял бы слишком много места (тем более что мы неоднократно об этом писали). Стоит заострить внимание на другом: братание России с "Востоком вообще" так же невозможно, как и с Западом. Прежде всего потому, что Восток цивилизационно неоднороден. Одно дело - движение "встречь солнца", сравнительно мирное созидание державы на евразийских просторах, а другое - взаимоотношения с такими особенными этнокультурными общностями, как Китай или Япония. Тут, как мы знаем, всякое бывало...
      В последние годы в России нарастает хор, предостерегающий от сотрудничества с Китаем. Мол, ханьцы - народ коварный и агрессивный, мечтающий о мировом господстве. А потому он завоюет Россию тихим сапом - просто перекачав на нашу территорию избыток своего населения, а остатки русских добив военным путем. В общем, возрождение теории "желтой угрозы". (Нелишне напомнить, что сам этот термин "желтая угроза" был введен в оборот германским императором Вильгельмом II во время боксерского восстания в Китае. Тогда Германии надо было отвлечь на Дальний Восток Россию и Британию, чтобы легче было давить в Европе на Францию. То есть имела место геополитическая "разводка" в духе стратагемы древнекитайского трактата о военном искусстве Сунь Цзы: "На востоке поднимать шум, на западе нападать".)
      Все это накладывается на обывательские представления о чуждой и враждебной цивилизации, с гениальной простотой выраженные поэтической строчкой Екатерины Горбовской: "Я боюсь войны с Китаем".
      Но была ли когда-нибудь "война с Китаем"? Да, такое случалось. В 1651 году Ерофей Хабаров основал на Амуре острог - так Российская империя впервые непосредственно соприкоснулась с Китайской. То есть общая граница у нас уже более 350 лет. Но за все это время на ней можно насчитать лишь три-четыре серьезных военных столкновения. Первое произошло в 1682-1685 годах за тот самый Албазинский острог. Потом, в 1899-1901 годах, разразилось антизападное восстание ихэтуаней (боксеров), в подавлении которого Российская империя приняла деятельное участие. В 1929-м произошел конфликт между Советской Россией и режимом Чан Кайши за обладание Китайско-Восточной железной дорогой. И наконец, боями на острове Даманский начался период "латентной войны" первой половины 70-х годов прошлого века.
      А теперь посчитайте, сколько за эти же 350 лет у нас было военных столкновений на границе западной?.. И учтите их масштабы, а также ущерб, нанесенный ими нашей стране... Так какая же опасность нам грозит больше - "желтая" или "белая"?
      Другой миф о китайцах: "Они хотят мирового господства". Это не так уже потому, что для китайца его родина - Чжунго (Срединное царство) - и есть весь мир, а все остальное - варварские окраины: "Они верят, что они самая цивилизованная, самая могучая и самая богатая - в этом, полагаю, они потенциально могут быть правы - нация на земле..." - говорил американский писатель Джеймс Клавелл.
      Иностранные посольства ко двору китайского императора всегда воспринимались как выражение варварами покорности воле Небесного императора - со льстивыми словами и земными поклонами. Хитрые англичане сделали положенное число поклонов и к середине XIX века фактически подчинили Китай. Наши гордые предки никак не хотели принять такое унижение и очень долго не могли договориться с китайским правительством о жизненно необходимых вещах.
      Но китайцы ничего не забывают.
      - Они никогда не прощают обид. Будут их помнить столетиями. Вот рассчитались с Англией за унижение, забрав у них Гонконг, с Португалией - забрав у тех Макао. Они обязательно вернут себе Тайвань, тем самым рассчитавшись с Соединенными Штатами, - говорит Владимир Полеванов, бывший губернатор Амурской области, хорошо знающий ее соседа.
      Но и достоинство поведения российской дипломатии в Китае тоже прекрасно помнят. В том числе и поэтому относятся к русским с уважением, не переставая, конечно, считать нас в душе "длинноносыми северными варварами".
      Что касается собственно китайской экспансии, то история показывает: расширение Китая за пределы своей территории, четко обозначенной географическим ареалом Срединной равнины, в конце концов сходит на нет, будто этот народ не в силах выйти из изначально очерченного круга. Так было и во II веке до нашей эры, и в VIII веке нашей.
      И вообще китайцы не любят решать проблемы силой. Все их уже упомянутые стратагемы, которые буквально въелись в национальное сознание, учат достигать победу хитростью: "В покое ожидать утомленного врага". На сильного Китай никогда первый не нападал. А то, что Россия сильна, а если и ослабевает, то ненадолго, тоже заложено в бездонной китайской памяти.
      ...14 октября прошла церемония передачи КНР острова Тарабаров и части острова Большой Уссурийский. Это означает не отказ России от исконных территорий, а совсем наоборот - отказ китайцев от претензий на огромные территории российского Дальнего Востока, которые они до сих пор считали несправедливо отторгнутыми по Айгунскому договору 1858 года. Теперь эта проблема решена - граница установлена. Россия действовала в этой ситуации, руководствуясь стратагемой "Пожертвовать сливой, чтобы спасти персик".
      Что касается этих бывших спорных территорий, то, как резонно заметил тот же Полеванов, "почти двести лет Китай мог и тем не менее не колонизировал эти земли".
      Правильно, ханьцы не очень любят север, даже их компас указывает на юг. И если возможна какая-либо экспансия Китая, то только в этом направлении. Примечательно, что это говорят не только ученые и политики, а даже и один прославившийся прозорливостью православный старец, который утверждал, что китайцы пойдут на юг...
      В общем, политика руководства России в очередной раз подтверждает, что оно знакомо с рекомендациями великого ученого-евразийца Льва Гумилева, неоднократно повторявшего: "Опыт истории показал, что с китайцами лучше жить в мире и порознь". Иными словами, не сливаясь, но взаимодействуя.
      
       Невское время", 29. 10. 2008

  • Комментарии: 2, последний от 28/05/2010.
  • © Copyright Виноградов Павел (pawel.winogradow@gmail.com)
  • Обновлено: 17/06/2011. 7k. Статистика.
  • Статья: Публицистика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.