Василенко Владимир Сергеевич
-2-

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Василенко Владимир Сергеевич (vladvoron@yandex.ru)
  • Обновлено: 05/04/2011. 15k. Статистика.
  • Глава: Фэнтези Глава первая. Барт
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:

  •   -2-
      За завтраком Барт сидел мрачнее тучи. Толстуха Мэм, сжалившись, поставила-таки перед ним тарелку с пудингом, но юноша к нему даже не притронулся. Быстренько покончив с едой и отмахиваясь от расспросов, он поспешил в лавку. Бонацио уже давно там. Хотя, это даже к лучшему. Если бы он застал Барта за столом, то уж точно не отвязался бы, пока все не выпытал. Более занудного типа Счастливчик не встречал. Вылитый папаша, разве что мозгами господь не наградил.
      Лавка занимает весь первый этаж особняка Твинклдотов и, в отличие от жилых помещений, имеет выход не в узкий проулок, а прямиком на центральную торговую площадь портового района. В общем, местечко что надо, и от недостатка посетителей "Твинклдот и сыновья" не страдают. Тем более что товары их - в основном фрукты и овощи со всего побережья и разная скобяная мелочь - хоть и не приносят большой прибыли, но и на прилавках не залеживаются.
      Кроме того, дядюшка Донателло варит неплохое пиво, пользующееся определенной популярностью. Правда, продает он его оптом в близлежащие таверны. Барт сколько раз уже намекал дяде, что, если бы они сами открыли кабак, то можно было бы вовсе забросить всю эту торговлю овощами и жить припеваючи. Но Индюк почему-то не хочет связываться с этим делом, полагая содержание питейного заведения занятием не вполне добропорядочным и благородным. Тьфу! А скупать у пропахших навозом фермеров из окрестных деревень всякие там бобы и кукурузу, а потом перепродавать ее с наваром в несколько лир с корзины, выходит, благороднее?!
      - Барт, ты где шляешься все утро? - забубнил Бонацио, едва завидев его на пороге. - Я же не могу один со всем управляться. Хорошо, покупателей пока мало...
      Покупателей, как можно было заметить, пока нет вообще. Бонацио же занят размещением ассортимента на прилавке. Работа как раз для него - аккуратно, разве что язык не высовывая от усердия, укладывает на полках морковку, петрушку, лук - пучок к пучку, луковку к луковке. Яблоки высятся на прилавке ровненькими штабелями, и все как полагается: самые чистенькие и красивые - снаружи, те, что с червоточинкой или с ушибом на боку - в глубине. Придет какая-нибудь хозяйка за продуктами - сунешь ей два-три хороших для вида, а еще парочку поплоше. Так, глядишь, все и сбагришь.
      Впрочем, как раз этого-то бедняге Бонацио не дано. Поставь его к прилавку - будет подавать только то, что просят. Постоянные клиентки давно уже этого простофилю раскусили. Как завидят - тут же к нему и давай командовать. Этого мне, дескать, получше, да этого покрупнее, да чтоб без гнильцы, да самого спелого. А Бонацио знай себе хлопает своими белесыми, как у коровы, ресницами да смущенно кивает. Да уж, нет в младшем индюшонке торговой жилки...
      - Тебя Матео искал. Говорит, ты ему обещал чего-то. Только что заходил. Ты его не видел?
      - Нет, - отмахнулся Барт. - Надо будет - еще зайдет.
      Он уселся на свободный прилавок и легонько, самыми кончиками пальцев, пробежался по струнам захваченной из комнаты лютни. Инструмент старый, капризный, так что настраивать его приходится каждый раз перед игрой. Впрочем, Барта это ничуть не расстраивает. Музыку он всегда любил, и играл, по его мнению, достаточно сносно, хотя и был полнейшим самоучкой. Помнится, в детстве мечтал стать бардом и ходить по городам и весям, слагая баллады и выступая перед графами и герцогами.
      Одна незадача - если кое-какие способности к музыке у Счастливчика имеются, то вот таланта стихосложения, по злой иронии судьбы, не наблюдается вовсе. Во всяком случае, те две с половиной баллады, что он успел сочинить, дались ему с превеликим трудом, а должного впечатления на слушателей и - что самое обидное - на слушательниц не производят. А что же это за бард, если от его пения девицы не начинают вздыхать и смахивать слезы платочками, а глаза их не горят восхищением и обожанием? Ерунда, а не бард.
      К тому же у барда должны быть длинные волнистые волосы - белокурые, золотистые или, на худой конец, черные как смоль. Еще не помешают выразительные голубые глаза, тонкие подкрученные усики и, самое главное - томный, чарующий голос. У Барта же волосы рыжеватые, жесткие, как леска, да еще торчат на затылке, как перья в головных уборах дикарей с Архипелага. Усы пока растут плохо, глаза и голос вполне обыкновенные... В общем, приходится юному Твинклдоту добиваться девичьего расположения другими, гораздо более сложными путями, нежели музыка.
      Но сейчас, когда пальцы будто бы сами собой порхают над струнами, извлекая из инструмента медленную и до невозможности печальную мелодию, мысли Барта заняты вовсе не противоположным полом. Задуматься и без того есть над чем. Перед глазами до сих пор стоит жуткий незнакомец в черном, в ушах не стихает предсмертный хрип старого Дабера... О, Аранос-хранитель, может, все это ему приснилось?
      Нет, не приснилось. К превеликому сожалению. Как не приснилось и то, что кошелек со всеми его сбережениями и деньгами, оставленными дядей для закупки бобов, остался либо в лавке Хорька, либо лежит на дне морском или где-нибудь на улочках портового района . В последнем случае, впрочем, долго он не залежится.
      Дуду - так зовут фермера, у которого дядя Дон закупает бобы - обещал приготовить товар послезавтра. Так что с утра Барт, оставив лавку на попечения Бонацио, должен будет отправиться за город. Осталось неполных два дня, чтобы вернуть деньги. Но где их раздобыть?
      Пока вариант только один - то самое кольцо, что он забрал из лавки Дабера. Рассмотрев его внимательнее, Барт пришел к выводу, что оно золотое. По крайней мере, очень похоже на золотое. И размера приличного.
      Одно лишь повергало в уныние - то, что покупателя на такую вещицу будет найти ох как непросто. Зловещие черепа, непонятные письмена... От кольца так и веет магией. Само по себе колдовство в Валемире не запрещено - культ Талоса не запрещает такие вещи вовсе, а насаждаемый Империей культ Араноса, более жесткий, здесь пока не особо прижился. Но эта штука, даже если она и не магическая, явно принадлежит к какому-то темному культу, и если Барта застукают с ней, это будет похуже, чем попасться с полными карманами скумы или пороха. Это - верный путь на виселицу. Хуже, пожалуй, только быть заподозренным в сочувствии к повстанцам Балтазара и иже с ним - тех, что еще надеются свергнуть императора Валора и вернуть власть старым династиям. За это, говорят, четвертуют.
      Будь у него побольше времени, можно было бы все-таки подыскать какой-нибудь вариант. Но сейчас единственное, что приходит в голову - это попытаться переплавить кольцо. Если оно действительно золотое, то весу в нем, должно быть, не меньше пяти унций. Даже если отнести этот слиток к ближайшему ростовщику, известному симпатичным прозвищем Живодер, то вырученного с лихвой хватит, чтобы вернуть все потерянные деньги, да еще и останется.
      В общем, несмотря на все испытания, выпавшие на долю Счастливчика этим утром, он быстро пришел в себя. Помогло прирожденное жизнелюбие, да и музыцирование всегда отражалось самым благотворным образом на его душевном состоянии. Так что мелодия, производимая видавшей виды лютней, постепенно перестала быть душераздирающе печальной.
      - Папа ведь запретил тебе играть в торговом зале, - не преминул заметить Бонацио, оторвавшись от своего занятия. - Кто клиентов обслуживать будет?
      - Ты видишь хоть одного клиента? - парировал Барт. - К тому же, не забывай - это меня дядя Дон оставил за старшего. Так что давай, раскладывай свои яблоки.
      Толстяк обиженно засопел - кузен задел его за живое. Решение папеньки оставить лавку на попечение Барту, который с самого детства только и делает, что шкодит, а не ему, всему из себя послушному и правильному, явно не укладывается в его голове. Мировоззрение Бонацио в эти дни дало глубокую трещину.
      Барт вернулся к игре, а заодно и к своим размышлениям. Вопрос, стоящий перед ним, был, на первый взгляд, предельно прост. Но это только на первый взгляд.
      Как переплавить кольцо?
      Лучше всего, конечно, отнести его какому-нибудь кузнецу, а еще лучше - ювелиру. Но ни тех, ни других среди знакомых Барта замечено не было. Пытаться договориться с незнакомым - это риск, что тебя сдадут стражникам. Борьбой с темными культами занимаются не только жрецы Араноса, но и светская власть. Даже если его и не заподозрят в принадлежности к культу, то колечко-то наверняка отнимут.
      Впрочем, даже не поэтому Барту не хотелось обращаться к незнакомцу. Если кто и согласится провернуть это дельце, то ведь, как пить дать, потребует свою долю. А делиться-то совсем не хочется.
      В конце концов, можно попробовать самому. Даже если не удастся полностью расплавить кольцо, то хоть вид его можно будет изменить до неузнаваемости, и тогда легче будет потом сбыть его какому-нибудь ювелиру.
      Все-таки не так уж все плохо. Может, и не зря он наведался этим утром к старому Даберу. Эх, если бы еще кошелек не потерял...
      Тренькнул бронзовый колокольчик, подвешенный у выхода так, чтобы слышно было, как открывается дверь. Ага, посетители. Барт вздохнул. Похоже, с музыкой пора завязывать. Впереди - долгий и невыразимо скучный день за прилавком...
      
      ...показавшийся вдвойне тягостным из-за постоянного ожидания. Барт и рад бы был отвлечься от невеселых мыслей, однако день, как назло, выдался не очень богатым на покупателей, да и те в основном шли к Бонацио. Так что Счастливчик оставался один на один со своими опасениями и воспоминаниями об утрешнем происшествии.
      Вечеру, казалось, тоже не будет конца. Барт долго ворочался на койке в своей каморке, прислушиваясь к звукам, доносящимся с нижнего этажа и с улицы. Было уже темно, но в доме Твинклдотов ложатся поздно. Хорошо хоть самого дядюшки нет - тот мог и до полуночи корпеть над своими амбарными книгами.
      Наконец, уверившись, что все крепко заснули, Барт отбросил одеяло. Лежал он одетым, так что, достав из-под тюфяка зловещее кольцо, сразу отправился вниз, на кухню. Только там, в большом очаге, можно было надеяться оплавить эту штуковину - даже ночью там было полно горячих углей.
      Проклиная, на чем свет стоит, скрипучие ступени и половицы (раньше и не замечал, что они такие шумные), Барт чуть ли не на ощупь пробрался во владения толстухи Мэм.
      Очаг действительно был еще полон углей, освещающих часть комнаты не хуже свеч. Барт присел, с сомнением заглядывая в топку. Подбросил щедрую порцию угля, стал дожидаться, пока он разгорится.
      Сидеть рядом с очагом было жарко, и он отодвинулся подальше. Достал кольцо, в очередной раз поглядел на черепа и угловатые руны. Эх, главное - с углем не переборщить! Кольцо должно основательно оплавиться, но не потечь.
      Прикинув, что уголь успел достаточно разгореться, Барт подцепил кольцо кочергой и аккуратно поместил его в самую середину пламенеющей кучи.
      - Та-ак... Осторожненько... Потихонечку... - беззвучно лепетал он одними губами, подбадривая себя.
      Наконец, отодвинувшись, он под аккомпанемент безумно колотящегося сердца стал наблюдать.
      Кольцо мгновенно почернело, будто покрывшись густым слоем сажи. Так и должно быть? В этом Барт не был уверен. Когда же сквозь черноту проявились пламенеющие багровым руны, да еще и пульсирующие, будто внутри кольца бьется сердце, он и вовсе оробел. Потянулся было за кочергой, чтобы вытащить кольцо из огня, но не успел.
      Дальше все сложилось так, что он ничего уж не смог бы изменить.
      Заскрипели половицы у входа. Тяжелые неспешные шаги. Мэм! Барта едва не разорвало пополам от двух противоположных порывов - броситься вон из кухни или же попытаться выхватить кольцо из очага. Он в ужасе засеменил ногами на одном месте, как загнанная в угол курица, и это промедление едва не стоило ему жизни.
      В очаге вдруг жахнуло так, будто туда бросили целый картуз пороха. Угли разметало по всей кухне. Несколько из них больно ужалили Барта по ногам, насквозь прожигая штаны. Пламя же в камине, которое после взрыва вроде бы должно было лишиться своего источника, наоборот, вздыбилось единой волной, выплеснулось за пределы очага, жадно обрушиваясь на деревянный пол.
      Бросаясь наутек к двери черного хода, расположенного в дальнем конце кухни, Барт еще успел расслышать испуганные женские возгласы. Кажется, это действительно была Мэм. Оглянувшись, он явственно ощутил, как нечто будто бы схватило его за кожу на затылке и потянуло, так что брови, волосы, и даже уши зашевелились, поползли вверх, а челюсть, наоборот, бессильно ухнула вниз. Он не закричал - горло будто бы перехватило колючей удавкой, а глаза от ужаса выпучились так, что едва не вывалились из орбит. И было из-за чего.
      Из очага медленно подергиваясь, будто протискиваясь сквозь узкий проход, выползало сотканное из пламени щупальце. Вернее - червь с широко разинутой пастью, окаймленной длинными языками пламени. Гул огня все нарастал, сквозь него едва пробивались крики Мэм и возгласы со второго этажа - там, видно, тоже все проснулись. Немудрено - бесплотный огненный дух ревел, как бешеный бык, силясь выбраться из очага.
      Бесплотный ли? Приглядевшись, Барт с ужасом заметил, что края топки, обложенные полированным камнем, трескаются, выпирают наружу, будто под напором вполне осязаемого тела. Да и очертания чудовища, поначалу едва угадываемые в огненной пляске, постепенно становятся все отчетливее.
      Всего на несколько мгновений задержавшись на пороге, Барт успел разглядеть все в подробностях - до каждого уголька, тлеющего на деревянных половицах, до каждого язычка пламени, пляшущего на боках червя, до каждой струйки дыма, поднимающейся от уже вовсю горящих предметов мебели. Картина эта врезалась в мозг, будто клеймо, выжженное раскаленным добела металлом. Оцепенев от ужаса, он, пожалуй, так и стоял бы до конца, но, когда заметил, как тяжело заворочалась под натиском огненного чудовища вся стена, сорвался с места, как ошпаренный.
      Под грохот обвалившегося камина и треск ломающихся потолочных балок он вывалился на крыльцо. Пробежал по инерции на другую сторону узкой улочки, с размаху встретив ладонями стену соседнего дома.
      Пламя неожиданно быстро охватило весь дом, будто стены были заранее пропитаны горючим раствором. Жадные огненные языки уже вырываются из окон второго этажа, отдельные сполохи возникают даже на крыше. Мелькнула мысль о пожитках, которые остались там, в его комнатке на чердаке. Одежда. Лютня. Перечитанная на много раз книга про Архипелаг, на которую он копил многие месяцы...
      Барт тут же ужаснулся этим мыслям. Там, в огненной западне, гибнет вся его семья, а он думает о каких-то шмотках!
      Может, кому-нибудь все же удастся спастись?
      Из окна кухни вырвался сноп пламени, постепенно принявший форму все того же червя, который успел вырасти по меньшей мере втрое, будто подпитываясь от бушующего вовсю пожара. Чудовище взвилось на дыбы, как рассерженная кобра, поводило в стороны безглазой мордой.
      Чудищу нужен он, Барт! Эта мысль подействовала на юношу как удар хлыста. Он опрометью бросился прочь от горящего дома, понесся, не разбирая дороги, сквозь ночь.
      Что же он наделал? Что же он наделал?!

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Василенко Владимир Сергеевич (vladvoron@yandex.ru)
  • Обновлено: 05/04/2011. 15k. Статистика.
  • Глава: Фэнтези
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.