Томсинов Антон Владимирович
03 Горсть воды. Анри.

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 8, последний от 01/11/2011.
  • © Copyright Томсинов Антон Владимирович (powergod@yandex.ru)
  • Обновлено: 02/12/2004. 267k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика Одинокие в толпе
  • Оценка: 4.24*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья и последняя часть.

  • ГОРСТЬ ВОДЫ. АНРИ

    Мир стал пустыней, и мы все жаждем найти в ней товарищей; ради того, чтобы вкусить хлеба среди товарищей, мы и приемлем войну. Но, чтобы обрести это тепло, чтобы плечом к плечу устремиться к одной и той же цели, совсем незачем воевать. Мы обмануты. Война и ненависть ничего не прибавляют к радости общего стремительного движения.

    Антуан де Сент Экзюпери.

    "Планета людей"

    ...Япомню сон- первый за многие годы. Он был похож на виртуальную реальность, хотя я и знал, что всё происходящее было на самом деле.

    Или будет?..

    Японимал, что это лишь сон,- но не мог проснуться...

    Явидел огненные капли, стекающие на землю с небес.

    Явидел падающее здание-исполин, от которого в считанные мгновения осталась лишь туча серой пыли.

    Якуда-то бежал, поддерживая постоянно съезжавший и бьющий по рёбрам автомат. Задыхаясь, я чувствовал разливающийся по организму яд. Широко открытым ртом я хватал горьковатый воздух.

    За спиной звучали взрывы, стрекотали пулемёты...

    Кто-то лежит на спине, раскинув руки крестом.

    Антей, укрытый кучей ржавой арматуры, прекратил стрельбу. Вего сторону постоянно бил тяжёлый пулемёт, высекая снопы искр рикошетящими пулями.

    Прыжок, несколько шагов, кувырок- и я стою за мраморной колонной, когда-то блестящей, а теперь выщербленной выстрелами.

    Отсоединить магазин автомата, заменить его новым... Взрыв за спиной обдаёт волной тепла...

    Проклятый полис... Проклятое время... Крысы были умнее- все они ушли...

    УАнтея ещё должны быть гранаты... Если перебежками добраться вон до того угла, можно подобрать ручной пулемёт...

    Никогда не был человеком действия. Моя стихия- Сеть, а не война...

    За домами слышны глухие удары. Ямолюсь всему, во что не верю, чтобы это оказалась полиция полиса...

    Пора делать перебежку.

    Выдох.

    Вдох...

    Явнезапно выскакиваю из-за колонны и зигзагами бегу в сторону спасительного угла.

    Но в это время...

    От внезапного толчка я просыпаюсь.

    Дуглас продолжает дремать на заднем сиденье среди сумок. Часы на его руке развернулись циферблатом вниз, блестит металлический браслет.

    Антей уверенно смотрит на дорогу, почти не мигая. Три часа назад, когда пришла его очередь, он сел за руль, найдя удобный наклон спины и прочное положение локтя. Так и вёл машину, не меняя позы.

    Лампочки приборов и монитор бортового компьютера тускло мерцают в темноте. Мы едем со скоростью 200км/ч.

    Антей не замечает ещё, что я уже не сплю. Вего голове вертится какая-то мысль, он думает о чём-то... Он не может не думать. Он не умеет скучать. Секундная остановка грозит гибелью высокоточному механизму его мозга.

    Позади неделя пути. Скоро мы будем в месте назначения.

    За окном проносится невидимый во тьме мир- безжизненная пустыня, в которой летают чёрные хлопья едкой пыли. Если бы не кондиционер, мы бы заживо изжарились.

    Закрываю глаза и снова проваливаюсь в блаженную дрёму. Резкая остановка через полчаса будит меня.

    Антей уже свернул с дороги и выехал на заброшенное шоссе. Сейчас он остановил машину. Слепящий свет бьющих в нас прожекторов заставил прикрыть глаза.

    Прожекторы по пятьсот ватт каждый укреплены на массивных железных конструкциях. Их не разворачивали лет десять. Этого не видно в темноте, я просто это знаю.

    "Мы прибыли",- говорит Дуглас в ответ на вопрос из динамика коммуникатора.

    Внезапно проявились чёрные силуэты.

    Свет ослабевает, он больше не режет глаза, спокойно освещая въезд в подземный гараж. Створки двери открываются, люди расходятся в стороны и машут нам руками. Антей мягко улыбается им и трогает машину с места.

    Длинный спуск, покрытый металлическими листами, гулкий шорох шин.

    Вгараже мы встаём на одно из свободных мест, выходим из машины.

    Всей грудью вдохнув воздух, я наполняюсь незыблемым спокойствием- вот мы и в vault 2, одном из четырёх убежищ Клана. Здесь мы родились, здесь нас воспитывали, здесь мы учились использовать возможности своих имплантантов. Клан всегда будет для нас чем-то священным- нашей религией, нашей семьёй.

    Имы возвращаемся сюда.

    Как бы далеко ни ушли- возвращаемся.

    Иногда- посмертно...

    Обширные подземные сооружения, крутые спуски, гулкие коридоры, бесконечные залы, лаборатории, белые панели стен, скрывающие потайные ходы... Повсюду- свежесть и чистота. Иокружающего пространства, и мыслей живущих здесь людей... Мир вне Клана ничего не значит для нас. Там царят жестокость, ненависть, алчность и страх- их нет и не будет в Клане. Мы- избранные, элита.

    Внешний мир- наше поле боя.

    Здесь- убежище для зализывания ран. Пиршественный стол. Гипотетический камин, у которого собираются друзья...

    Рядом с нами готовится к отправке курьер. Он уже поставил свою сумку на заднее сиденье своей машины и слушает то, что ему говорит провожающий. Курьер согласно кивает, одновременно переключая тумблеры и нажимая кнопки.

    Он уже застегнул кожаную куртку и надел перчатки. Он уже неуязвим. Он уже в родной стихии.

    Сколько ему придётся проехать, прежде чем он вернётся? Ивсё для того, чтобы донести вести из Клана до тех, кто работает и живёт в полисах. Он поддерживает связи и помогает обмениваться посланиями. Человеческие судьбы иногда зависят от маленького диска в кармане курьера. Он приедет поздним вечером, договорится о встрече, вручит диск... Немного посидит, попивая кофе и наслаждаясь коротким отдыхом... Апотом опять помчится по шоссе, проводя тревожные ночи в придорожных гостиницах.

    Пока нет устойчивой связи между полисами- спутники прежнего человечества навеки потерялись в бескрайнем космосе.

    Может быть, они ещё летают там, в темноте, беззвучно пересекая холодную пустоту?.. Аможет, давно упали и ржавеют где-нибудь в песках?.. Впрочем, какая разница...

    Вкаждом городе имеется своя Сеть, но пока не хватает мощностей, чтобы связать полисные Сети между собой. Локальные системы основаны на принципе отражения сигнала от энергощита, защищающего полис от внешнего мира, а для объединения их надо построить цепочку трансмиттеров... Впрочем, о чём это я? Давно за собой замечаю склонность к бесцельному потоку мыслей...

    Нас встречают.

    Перебирая сухими пальцами блестящий металлический брелок, Серж смотрит как бы поверх наших голов. Такого взгляда у него не было, когда мы вместе учились. Просто недавно Серж стал командором этого ваулта.

    Что ж, в людях вообще с годами многое изменяется- мысли, привычки, отношения с людьми...

    Но по сути своей ты, Серж, остался прежним- аккуратный, пунктуальный, требовательный к себе и другим. Идеальный пробор, выглаженная одежда, начищенные ботинки. Ты- замечательно подходишь на пост начальника. Содной стороны, власть тебя не изменит в худшую сторону. Сдругой- ты прагматик, а это очень помогает в жизни.

    За спиной Сержа, чуть слева, замерла Инна, его заместитель. Неизменная и вечная Инна: те же гладко зачёсанные назад чёрные волосы, та же стопка папок с бумагами под мышкой... Не помню, чтобы она хоть в чём-то изменилась за последние пятнадцать лет. Странное дело- командоры ваулта умирали, уезжали, а их заместителем всегда оставалась Инна.

    На дальней галерее я вижу серую массу.

    Это судьи Трибунала. Один из них, высокий и худой, стоит впереди, сложив руки за спиной. Сухое морщинистое лицо. Гладко выбритая голова. Вниточку вытянуты тонкие губы.

    Это Вольд, отец Антея, бессменный глава Трибунала. Ему придётся принимать участие в суде над собственным сыном.

    Но Вольд- не тот человек, которого это могло бы озаботить.

    Закон беспристрастен.

    -Сприбытием,- говорит Серж, на мгновение фокусируя взгляд на каждом из нас. Дуглас улыбается и отходит в сторону- он сделал своё дело, он может уходить.

    Нас размещают в свободных комнатах на гостевом четвёртом уровне.

    Обычные белые параллелепипеды. Временные убежища для тех, кто проездом в ваулте. Здесь всё одноразовое.

    Бросив сумку на пол своей комнаты, я захожу к Антею. Тот методично достаёт из своей сумки вещи и расставляет их по местам.

    Ноут на стол.

    Коробку с дисками на стол.

    Потрёпанную книжку на кровать.

    Любимую статуэтку свернувшейся змеи на тумбочку у кровати.

    Чёрные ботинки в угол у двери- он любит, приходя домой, переобуваться в более удобные шлёпанцы.

    Интересуюсь, зачем такие хлопоты, закрывая за собой дверь- мягко, без щелчка.

    Он поворачивается ко мне со свойственным ему хитрым прищуром (у него есть любимые выражения лица, как есть у других любимая одежда).

    -Ярассчитываю пробыть здесь пару дней,- говорит Антей, отставляя сумку в сторону.

    Ремень сумки свешивается на пол, он отодвигает его ногой.

    -Просто привык делать своё жилище более уютным,- добавляет Антей, подходя к двери. Вголосе его лишь я один из всех людей могу уловить нотку иронии- если решение трибунала будет не в его пользу, то это последнее жилище, которое он обставляет.

    Мы выходим из комнаты и идём по знакомым лестницам, залам, коридорам. До трибунала ещё целый день, так что у нас есть время, чтобы навестить всех друзей, обитающих здесь.

    Лифт.

    Окружённые пятью зеркалами, мы поднимаемся на второй уровень (отсчёт здесь идёт вниз, а не вверх).

    Вот и нужный ангар. Гараж и мастерская. Сотни машин всех моделей, цветов и степеней сборки. И- обычная для Клана чистота.

    Человек копается во внутренностях какой-то синей машины. Лицо скрывает откинутый капот, видны только мускулистые руки, покрытые ветвящейся замысловатой татуировкой.

    Антей делает мне знак замереть на месте, а сам бесшумно идёт к нему.

    Он остановился на расстоянии двух шагов, обернулся ко мне и подмигнул: человек ничего не услышал.

    Антей сделал нормальный шаг.

    Человек отскочил от машины, зажав в руке инструменты.

    На его лице сменились выражения раздражения, узнавания, радости.

    -Ты словно вышел из ниоткуда, камрад,- говорит он, освобождаясь от инструментов, чтобы пожать руку Антея.

    Ятоже подхожу к Альфреду. Старого механика мы всегда навещаем первым, когда случается заехать в ваулт.

    Ты всегда был каким-то особенным, Альфред. Не добрым, не злым, не грустным, не весёлым... Не поддающимся классификациям... Ты можешь рассказывать о набухающих почках яблони, копаясь в грязном чреве мотора. Однажды ты объяснял нам различия между типами машинного масла, наигрывая на гитаре пастораль Баха.

    Вскоре мы уже сидим в комнате, ждём чай, заваренный в традициях пред-Апокалиптического мира,- это лишь один из многих секретов, которые помнит Альфред.

    Итак, я разливаю душистый, пахнущий жасмином напиток по коричневым чашкам с золотыми краями. Струя ударяет в девственно-чистое донышко, начинается хоровод чаинок, не останавливающийся и после того, как я перехожу к следующей чашке.

    Антей, сложив руки на столе, спокойно рассказывает о последних событиях- о задании клана, об изобретении аппарата, копирующего сознание человека на электронный носитель, о ликвидации его создателей, о смертях кланеров, о том, что теперь его будут судить, а я приехал за компанию.

    Альфред устроился на заправленной белым покрывалом кровати, готовит к игре свой старенький синтезатор- переключает какие-то тумблеры, нажимает на кнопки... Он любит настраивать инструмент под каждого слушателя индивидуально.

    Вэтих вопросах он- дока. Мы слушаем его мелодии и верим, что он- самый лучший музыкант в сегодняшнем мире.

    Вообще-то я не люблю такой музыки. Но Альфред, играя забытые ныне мелодии, что-то трогает во мне, и какая-то моя железа выделяет чрезвычайно приятное для мозга вещество.

    Он не поёт, потому что не умеет. Он говорит, что для других надо либо делать всё хорошо, либо совсем не браться за работу.

    Это правда. Тут я с ним полностью согласен.

    Альфред ужасно сожалеет, что мы никогда не услышим песен, записи которых не сохранились. Петь их своим пропитым, старчески-хриплым голосом он считает кощунством.

    -Да...- внезапно говорит Альфред, рассеянно перебирая клавиши.

    На самом деле это только кажется, что рассеянно,- льющаяся воздушная мелодия требует дьявольской гибкости пальцев.

    -Мир раньше был лучше...- бросает он первую фразу, продолжая импровизацию.

    Он минималист, наш старый добрый Альфред. Аего музыка такова, что закрой глаза- и покажется, будто он наигрывает на арфе, где вместо струн- голубые лучи лазера.

    -Мой отец,- продолжает Альфред,- часто любил говорить мне, что в его времена трава была зеленее, солнце светило ярче... Но я просто скажу: в моё время была трава... Было солнце... Нам не нужны были очистительные фильтры и энергоэкраны, чтобы жить в городах... Спрошлым связаны приятные воспоминания, и потому мы его любим. Любые воспоминания со временем становятся приятными. Любые, кроме смерти. Мы не боялись смерти в то время, мы думали, что сможем победить её. Рано или поздно мы все готовились стать бессмертными богами.

    Боги имеют дурную привычку ссориться друг с другом. Но их ссоры менее жестоки, потому что они могут не спорить о выживании благодаря своему бессмертию. Алюди спорят на выживание, и потому их споры полны жестокости.

    -Вы помните то, что вам рассказывали о пред-Апокалиптическом мире,- продолжает странный аккомпанемент-рассказ Альфред.- Знаете, в последние годы перед концом света жить было особенно интересно. События сменяли друг друга с такой скоростью, что некоторые звенья просто выпадали из логической цепи. Мир несся под откос, словно поезд, набирающий скорость. Глобальное потепление... Повышение уровня мирового океана... Затопленные острова и огромные площади материков... Производство всё больше дорожало, когда к стоимости товара прибавлялась стоимость электроэнергии кондиционеров, которые, по мере потепления, должны были становиться всё мощнее и мощнее... Днём на улице 50градусов жары- каково?! Более-менее нормальный климат остался только на территории Сибири...

    Ведущие страны того мира любой ценой стремились захватить контроль над быстро исчезающими ресурсами. Обострилось противостояние политических блоков. Противники истощали друг друга войнами, чтобы насытиться тем, что останется от проигравшего.

    Но в войнах того времени не могло быть победителей.

    Ивот мы сейчас хотим построить новый мир на обломках старого,- смеётся Альфред, играя пальцем одной и той же клавишей.- Мне не нужен новый мир. Пока я здесь, в этом ангаре,- я в своём прошлом, словно на маленьком космическом корабле... Да, если бы мы сегодня умели строить космические корабли, я бы купил себе один и улетел с запасом питания на пятьдесят лет.

    Ябы носился вокруг планеты до самой смерти, никогда не приземляясь. Авы бы могли сказать: "Остановите мир, я сойду прямо здесь". Уменя вам было бы уютно. Ябы вам сыграл пару мелодий.

    -Как сейчас?- спрашивает Антей.

    -Как сейчас,- отвечает Альфред.

    -Нам пора идти,- говорит Антей, вставая.- Мне ещё многих надо навестить.

    Мы проходим по коридорам. Спускаемся в лифте.

    Нам кружит головы ностальгия: здесь классы, в которых мы когда-то учились. Вокруг дети и юноши, которые станут Виртуалами,- так стал называться объединённый Клан Нейромантов и Пауков. Они пока не знают о своём предназначении, не чувствуют на своих плечах вес жизни.

    Мы тоже здесь познавали загадочный мир, который ожидал нас снаружи...

    Взале, куда мы заходим, полутьма. Светится мягким светом экран. На нём- бесконечная глубина космоса, мерцающие звёзды. Таким его можно было видеть пятьдесят лет назад. Сейчас- бесполезно: над нами только тьма.

    Перед экраном сидит человек. Со стороны кажется, что он смотрит на звёзды, но это не так.

    Он вспоминает.

    -А, это вы, Антей, Анри,- говорит он, всё ещё узнавая нас по звуку шагов.- Проходите, проходите.

    Я- дизайнер. Моя память привыкла цепко удерживать образы, которые я потом превращаю в элементы дизайна или картины. Вот, например, в данное мгновение, она запоминает, как хорошо смотрится человек на фоне пустоты космоса, когда мягкие синие тени очерчивают его лицо.

    -Прочти нам какую-нибудь хайку,- просит Антей.

    Кресло поворачивается, и мы наконец видим лицо Накиро Табуто, нашего старого учителя.

    Ясная луна -

    Всю ночь напролёт гуляю

    Около пруда...

    -Годится?- говорит Накиро, лукаво щурясь.

    -Кобаяси Иса?- спрашиваю его.

    -Мацуо Басё,- отвечает он.- Ты никогда не был силён в поэзии, Анри.

    Пожимаю плечами. Каков есть, таков есть.

    Взгляда Накиро мы предпочитаем избегать. Глаза у него искусственные, только внешне похожие на живые. Невольно начинаешь искать еле заметные признаки имплантантов, уже не вникая в разговор. Ты лишь сейчас кажешься больным и слабым, наш старый учитель, возлежащий в своём любимом кресле. Во время уроков ты мог привести в чувство кого угодно, произнеся спокойное "Что ж..."нерадивому ученику.

    Однажды мы видели, как ты танцевал... Боевой шест летал вокруг тебя, словно ангел-хранитель. Он не оказывался сразу везде. Он был там, где должен был быть,- в одном единственном месте.

    Этому ты учил и нас, Накиро Табуто. Человек должен быть на своём месте. Человек должен знать свой путь... Смысл? Это слишком туманно... Цель- смешно и не ново... Нейромант не знает своей цели, ему известен лишь путь...

    Мы пришли в твой класс детьми, только-только познавшими страшные головные спазмы после имплантации плат. Мы ещё не знали, что эта боль будет неотступно следовать за нами по пятам. Мы и не догадывались, что всегда есть риск "перегореть": тогда не поможет и смена физического носителя- боль переселится в новое тело.

    Ах, как же мы были молоды! Ис замиранием сердца слушали учителя в строгом чёрном костюме, постепенно открывавшего нам беспредельность возможностей наших имплантантов... Ты учил нас, Накиро, владеть той силой, которая в нас самих!..

    Учитель, никогда не говоривший "Привет!" и никогда не прощавшийся с нами, будто всегда незримо присутствовавший рядом, готовый в любой момент прийти на помощь...

    Учитель, часами медитирующий перед экраном, на котором горят звёзды, светившие тебе в детстве.

    Звёзды Японии...

    Летняя ночь.

    Влунных бликах вдаль улетает

    Эхо моих шагов...

    Твои хайку въелись в нашу память.

    Яв своё время долго отучал себя от привычки каждый эпизод жизни связывать с каким-нибудь трёхстишием.

    Отучил не до конца.

    -Как дела? Как ваша жизнь в большом беспокойном мире?- спрашивает Накиро.

    -Всё по-прежнему. Люди, как всегда, неторопливы, а ночь, как всегда, восхитительна,- отвечает Антей, проходя между пустыми партами и проводя рукой по клавиатурам учебных компьютеров...

    Много пришлось потрудиться Накиро, прежде чем мы отбросили клавиатуры, как выздоровевший отбрасывает костыли. Чего это стоило ему- не знают ученики. Как не знают и того, что сам он решился на операцию аж в двадцать пять лет и работал, как проклятый, осваивая возможности платы, а в таком возрасте это нечеловечески сложно. Иу него не было учителей.

    Мудрый учится на своих ошибках.

    Ученый- на чужих...

    -Вы надолго?- спрашивает Накиро.

    -Не знаю,- чистосердечно отвечает Антей.- Как получится. Яприехал в качестве обвиняемого на Трибунал.

    -Рассказывай!..

    Антей садится против Накиро и повествует обо всём, а я смотрю в звёздное небо на экране.

    Как можно не отрываться от него часами?

    Очень просто.

    Главное- расслабиться. Думать об одной из звёзд. Тогда почувствуешь всю бездонность космоса. Вселенная вдруг перестаёт вертеться вокруг тебя одного. Иты становишься частичкой общей гармонии. Даже если умрёшь- ничего не изменится. Просто наступит уютное Ничто.

    Медленное дыхание... успокоение... Думать о звезде...

    Нервные окончания мягко покидают тело, и под ногами ты ощущаешь поверхность далёкой планеты, твои волосы треплет ветер, которому сто тысяч миллионов лет...

    -...Но я не боюсь трибунала, ты знаешь,- заканчивает говорить Антей.

    -Да, я знаю,- отвечает Накиро.

    Бесстрастный взор и еле уловимая гордость в голосе.

    Он хорошо нас воспитал.

    -Вам пора на ужин. Там вы сможете встретиться сразу со всеми, с кем захотите. Яобязательно буду присутствовать на Трибунале. Попрошу все материалы дела и изучу их.

    -Пойдём ужинать вместе, учитель?

    -Нет. Сегодня я не чувствую потребности в еде...

    Вобщей столовой собираются не все. Некоторые берут еду в свою комнату, кто-то ужинает в компании друзей. Но в зале всё равно достаточно людно. Примерно две сотни человек.

    Мы устроились за столом с Олегом и Арсением. Олег- наш одногодок, мы вместе учились. Он решил вернуться в Клан после трёх лет пребывания на поверхности. Теперь занимается тестированием нового оборудования. Наше объединение с Пауками добавило ему работы. Мы, Нейроманты, всегда славились аппаратным обеспечением. Всякие платы, харды, мониторы, имплантанты... Вобщем, техника и электроника... АПауки- непревзойдённые мастера обеспечения программного. Они всегда старались выжать максимум из самой обычной техники, которой обладали. Интенсивный путь развития- в отличие от нашего, экстенсивного... Теперь Пауки пишут свои гениальные программы для наших не менее гениальных компьютеров. Возможности растут в геометрической прогрессии.

    Олег идеально подходит для своей нынешней работы. Вней необходимы аккуратность, возведённая в ранг священного ритуала, точность и неземное спокойствие. Там, где Митер, к примеру, запустил бы неработающую железяку в стену, Олег сядет и будет долго думать, проверяя один за другим множество вариантов, пока не выяснит всё досконально и не получит результат.

    За ужином Олег рассказывает нам смешные случаи, связанные с его нынешней профессией. Это похоже на тест интеллекта: никто, кроме кланеров, его термины и шутки не поймёт- слишком специфичны.

    Что же касается Арсения... Держите его четверо, когда он начинает говорить! Мозг у него развит до умопомрачения: Арсений может писать на компе программу, одновременно подкалывая, веселя и выводя из себя половину рабочей группы. Причём программы ему поручают такие, которые даже от Нейроманта требуют полной концентрации и десятикратной проверки каждого действия! ААрсению хоть бы хны. На экране строчки кода так и мелькают, хотя его рот не закрывается ни на миг. Вот и во время еды он умудряется говорить без умолку, хотя ест за троих.

    Антей веселится вполне искренне, слушая обоих, и демонстрирует отменный аппетит. Япросто поражаюсь: через день Трибунал, а он- будто отъедается напоследок!

    Впрочем, кто бы говорил... Сам-то я насчёт покушать вкусно и много тоже не промах!..

    Концовку ужина подпортил Калисто, который подошёл и подсел без приглашения.

    Он экзекутор. Длинная грива белых волос. Большие глаза и громкий смех... Неудивительно, что Антей его на дух не переносит.

    Правда, Калисто уверен в обратном: Антей ещё никогда и никому не показал свою неприязнь- разве что в шутку. Лично я плохо скрываю своё отношение к другим людям. Глядя, как Антей находит общий язык с любым человеком, могу только аплодировать и завидовать по-доброму.

    Сприходом Калисто разговор в основном завязался между ним и Арсением, которого заставить замолчать невозможно. Мы с Антеем наскоро доели, откланялись и ушли от этого экзекутора.

    Нет, какой же я, всё-таки, витиеватый! Конечно, не кланялись мы никому, а просто встали, попрощались и ушли.

    Что-то тянет меня в последнее время на образную речь и ненужный словесный хлам!

    ***

    Утро. После завтрака сидим у Антея и ждём прихода экзекуторов: через двадцать минут- первое судебное заседание из двух.

    -Ты выглядишь так, словно это тебя поведут на Трибунал,- вдруг говорит Антей.

    -Счего ты взял?

    -Взеркало погляди. Ты как будто с жизнью прощаешься!

    -Если бы это было правдой, то я бы уже бегал и занимал у всех деньги!

    Всё же смотрю в зеркало. Да, видок действительно... не очень...

    -Ты что-то слишком спокоен перед Трибуналом!

    Вруках Антея, как живая, изгибается серебристая металлическая змея.

    -Ая уверен, что меня оправдают.

    -Ты всегда был чересчур самоуверенным. Когда-нибудь это тебя погубит!

    -Возможно. Вообще-то я не имею привычки недооценивать чужие силы. Однако и свои возможности знаю до самого их предела.

    -Накиро нас учил, что предела человеческим возможностям нет.

    -Он имел в виду абстракцию. Ав каждый конкретный момент у каждого человека свой порог возможностей. Кпримеру, если не спишь три дня, то, естественно, и физических и психических сил куда меньше, чем когда отдохнёшь... Авсё-таки ты выглядишь, как будто готовишься умереть. Ничего странного за собой не замечал?

    Пожимаю плечами. Не слишком уверенно.

    -Ну... разве что сны опять стали сниться? Они, конечно, всегда и всем снятся, но я имею в виду то, что помню их дольше пяти минут после пробуждения.

    Антей сочувствующе кивает головой, но не успевает ничего сказать.

    Звенит звонок. Антей открывает дверь: на пороге Дуглас и ещё один экзекутор- рослый парень с прямыми чёрными волосами до плеч.

    -Привет,- говорит Дуглас.- Явижу, вы уже готовы. Антей, я проведу тебя к судьям, а тебе, Анри, придётся отправиться с Маркусом: Серж хочет тебя видеть.

    -Но ведь сейчас Трибунал! Неужели мне нельзя присутствовать на заседании?

    -Серж просил быть без промедления.

    Киваю и выхожу в коридор. Мы с Антеем обмениваемся взглядами и расходимся в разные стороны- каждый за своим проводником.

    Переходы, лестницы, лифты... Снующие вокруг кланеры напоминают мне лейкоциты, носящиеся по кровеносным сосудам...

    Серж ждал в зеркальной комнате. Здесь пол, стены, потолок- всё из тёмного стекла. Лишь в одной стене вмонтирован терминал. Когда мы с Маркусом вошли, Серж стоял как раз перед ним и смотрел на экран, в задумчивости почёсывая гладко выбритый подбородок.

    -Анри, садись. Маркус, можешь быть свободен.

    Ярасположился в чёрном кресле на тонких металлических ножках.

    -Прежде всего хочу тебя попросить, чтобы всё, что будет сказано в этой комнате, осталось тайной для других. Вы с Антеем отлично выполнили возложенную на вас миссию. Следующее задание, которое решено поручить тебе, некоторым образом связано с ней.

    Серж говорит, глядя на экран. Там виден зал Трибунала, расположившиеся по местам судьи, пара экзекуторов, другие кланеры. Антея ещё не ввели.

    -Не буду от тебя скрывать- Антей бы подошёл для этого задания лучше, но его ситуацию ты знаешь, а нам надо спешить.

    Серж начинает медленно ходить по комнате, заложив руки за спину и глядя перед собой.

    -Вы трое- ты, Антей, Митер- замечательно прочная команда. Антей прекрасно владеет собой, способен найти общий язык со всяким человеком и извлечь из него требуемую информацию. Митер обладает молниеносной реакцией, неустрашимостью и решительностью. Ты- жизнерадостен и постоянно нацелен на использование новых технологий. Свои недостатки вы умеете нейтрализовывать, усиливая положительные стороны друг друга.

    На экране видно, как в зал вводят Антея.

    -Теперь слушай меня внимательно и запоминай,- сказал Серж и выключил терминал.- Ты должен выехать в Ландополис. Там происходит нечто странное. Кланеры просто исчезают. Исчезают слишком часто, что не позволяет списать это на естественные потери от рук преступников и врагов. Сначала мы думали о тщательно спланированной вражеской операции, но проверка не подтвердила наших опасений. Тогда мы подняли архивы и обнаружилась интересная вещь. Исчезновения начались ещё два года назад. Внескольких полисах сразу. Вот уже полгода бьёмся над разгадкой, но не намного продвинулись вперёд... Последним совсем недавно пропал Бернис... Помнишь его?

    -Да, конечно. Такой высокий, рыжеволосый, немного наивный, очень быстрый и резкий в движениях. Он, помнится, хорошо программировал. Иненавидел любую музыку.

    Серж усмехнулся.

    -Утебя хорошая память. Очень полезно в жизни. Вы ведь с Антеем вместе проходили специальную программу тренировок по развитию памяти? Да-да, так и есть... Так вот. Бернис был смертельно болен. Через курьера он известил, что скоро его имплантант доставят в Клан на переустановку. Кого он хотел попросить вынуть плату, мы не знаем. Плата в Клан так и не прибыла. Мы навели справки- квартира Берниса пуста, никто из кланеров не в курсе, где он и что с ним... Дальше расследование поведёшь ты. Будь осторожен. Всё же мы не можем быть до конца уверены, что Бернис не пал жертвой Бионов или Хранителей... Сдругой стороны, есть основания предполагать, что за исчезновениями стоят наши же соклановцы.

    Он внезапно остановился и бросил на меня горящий взгляд.

    -Скажи, ты верен Клану?

    -Что ты имеешь в виду?

    -Насколько ты верен Клану? Понимаешь, вопрос о верности чему-либо не может не возникнуть, когда ты верен этому с самого детства. Нам рассказывали в детстве о религиях. Представь себе обычного человека, который придерживается той же религии, что и все вокруг- родители, друзья, знакомые... Но есть ли в нём собственно вера? Или тут следует вести речь о привычке?.. Яговорю об этом не просто так. Слишком много фактов свидетельствуют, что к исчезновениям наших товарищей в Ландополисе причастны другие кланеры. Вероятность этого прискорбного обстоятельства 80%. Согласись, этого достаточно, чтобы обеспокоиться! Вот и возникает вопрос: могут ли кланеры, выросшие и воспитанные здесь, изменить Клану? Иесли да, то ради чего?.. Мы воспитывались, как элита,- с сознанием своего превосходства над остальными. Кто знает, может, это была неправильная программа воспитания?.. Но оставим эту тему. Ею следует заниматься не нам, а аналитикам. Итак, мы подозреваем других кланеров. Официальное расследование спугнёт преступников. Твой приезд в Ландополис должен остаться тайной для всех. Неизвестно, на кого там можно положиться, поэтому, повторяю, будь осторожен. Благодаря недавней смене физического носителя тебя не узнает ни один из Нейромантов Ландополиса. Найдёшь в городе одного хакера... ВСети полиса он проходит под ником Инф. По имеющейся информации он произвёл удачный взлом ноута кого-то из наших кланеров.

    -Вот как? Аон не прост, этот хакер...

    -Да, он виртуоз. До тебя мы посылали к нему Леонида "Некроса"- ты его не знаешь, он недавно перевёлся из другого ваулта. Леонид и установил, что Инф скачал уйму информации с ноута некоего кланера, имя которого выяснить не удалось. Вроде бы кланер задолжал Инфу за что-то, и вот так они рассчитались. Некрос уже договорился о встрече с Инфом, но вдруг исчез. Апотом мы обнаружили в базе данных полиции отчёт о его трупе... Все сведения, которые Леонид "накопал",- на этом диске.

    Беру у Сержа серебристый диск, прячу его в один из карманов жилетки.

    -Продолжи начатое Некросом расследование. Найди Инфа и договорись с ним об украденных данных. На диске, кроме прочего, есть досье на всех кланеров полиса- живых и исчезнувших.

    Изумлённо приподнимаю бровь- досье на всех кланеров полиса является бесценной информацией. Если продать эту информацию Бионам, они сразу простят мне все прегрешения и организуют рай на земле до конца жизни.

    -Чтобы ты не мучился вопросом, почему выбор пал именно на тебя,- объясняет Серж,- открою: перед установкой твоей платы в новый физический носитель мы проверили твою память. Кроме тех, кто прошёл такую проверку, я доверяю в эти дни немногим- тем, кому я привык верить, как себе. Если уж и они предадут, то мне уже нечего делать в этом мире.

    Мы встаём одновременно.

    -Маркус отведёт тебя в оружейное помещение Корпуса Экзекуторов. Подберёшь подходящее оружие и снаряжение. Потом заглянешь к медикам. Тебе надо вставить имплантант под язык- он поможет определять отравленную пищу. Новая модель, теперь всех ими обеспечиваем- раз уж Бионы так полюбили яды. Вот ключ- вверху, в гараже синий "Гарвей" с запасом топлива. Всалоне найдёшь сумку со всем необходимым и продовольствие. Кстати, вместо своего старого ноута возьми вот этот,- Серж достаёт из шкафчика тонкий чёрный ноут.- Здесь есть клавиатура, и по виду он похож на обычный компьютер- тебе придётся работать среди людей, которые не должны удивляться тому, что у тебя в мозгу сидит имплантант.

    Беру ноут, удивляясь малому весу.

    -Итак,- говорит Серж (это его любимое словечко),- отправляйся сегодня же, как только получишь оружие и перепишешь со старого ноута необходимые программы.

    -Хорошо.

    -И... будь осторожен. Мы считаем себя элитой, гордимся своим превосходством, но три бандита в переулке могут любого из нас убить, как простого смертного.

    -Явсегда осторожен. Антей меня этому научил.

    Серж кивает головой, его глаза теплеют...

    Маркус ждал меня за дверью. Не говоря ни слова, он отделился от стены и пошёл по коридору. Ямолча последовал за ним.

    Эти экзекуторы всегда слегка странные. Из-за множества имплантантов, которыми их нашпиговывают куда только можно, мозги экзекуторов иногда немного едут по фазе.

    ***

    Пятиместный "Гарвей" оказался приятным и послушным. Не люблю водить машину в полисах, но мало что сравнится с удовольствием от бешеной езды по пустому вечернему шоссе.

    Клан остался позади.

    Ятак быстро его покинул в этот раз, что иногда меня будут посещать сомнения: было ли это на самом деле, или лишь во сне?

    Но рядом со мной лежит сумка с новым ноутом, кучей дисков и некоторыми другими вещичками. Среди прочего имеется и Sven- отличный пистолет-пулемёт с подствольной обоймой, исключительно полезный в городских условиях. Слева на животе, в кобуре так называемого лепешечного типа, рукояткой вправо торчит Maxwell 4N. Пистолет можно быстро извлечь как правой, так и левой рукой. Левая пола пиджака легко отбрасывается движением бедра, всё очень удобно- как советуют учебники.

    Оружие, подобранное в Клане, внешне выглядит совершено обычно- такое можно купить в любом полисе. Но оно малость модифицировано. Главный плюс- нет проблем с патронами.

    Свен пригодится в крайних случаях. Он прямо излучает ауру уверенности. Максвелл жеуниверсален, используется практически всеми. Сним по популярности соперничают полицейский Holtzer&Shultz, который делают Оружейники, и Predator v-23, разработанный независимой фирмой. Последний мне не очень нравится, хотя у него лёгкий спуск и палец не проваливается после преодоления сопротивления курка, как бывает у Максвелла или H&S. Зато у пистолетов с лёгким спуском чаще случаются осечки, что куда неприятнее и опаснее пары пролетевших мимо цели пуль. Чем легче спуск, тем меньше дёргается пистолет и выше точность. Но одновременно повышается чувствительность к загрязнению, предрасположенность к осечкам.

    Многим нравится именно лёгкий спуск- настолько, что ради него уменьшают изгиб боевой пружины или подтачивают выступ курка.

    Здесь надо быть осторожным.

    Подточишь чуть больше, чем нужно,- и пистолет начнёт стрелять очередями.

    H&S, конечно, хорош, но им пользуются слишком многие (а я люблю индивидуальность), и он тяжелее Макса на 300 г. Ктому же мне он не нравится чисто внешне.

    Последний аргумент в пользу Макса- на его зарядку уходит на 0,3секунды меньше, чем на зарядку H&S.

    Конечно, нехорошо брать пистолет, с которым ещё не успел как следует познакомиться. Дело в том, что я имею привычку, готовясь к стрельбе, заранее выбирать пальцем свободный ход курка, чтобы выстрел произвести мгновенно после обнаружения цели- тогда достаточно только лёгкого движения сустава. Стакой привычкой надо точно знать, каков ход курка у пистолета- у каждого он индивидуален. Иначе нельзя остановить курок в нужном положении, полностью почувствовать его сопротивление.

    Впрочем, я не такой поклонник оружия, как Антей или Митер. Не люблю пальбы. Но для того чтобы выжить в полисе, надо уметь стрелять быстрее и точнее врага, а потому нас и обучили убивать...

    Придорожная гостиница.

    Сворачиваю, въезжаю в ворота ограды.

    Всё, теперь я за щитом, значит, можно выйти из машины и подышать нормальным воздухом.

    "Особые скидки для постоянных клиентов!"- извещает вывеска сбоку от входа, нарисованная красным по жёлтому и вывешенная сбоку от входа.

    Войдя внутрь, ловлю себя на мысли, что хотя и прочёл название гостиницы над дверью, но уже благополучно его забыл- вымотала трёхдневная езда.

    Обычный бар, столовая с неприятным запахом, синтезировавшимся из сотен запахов пищи.

    За столами- самые разные, непохожие друг на друга люди. Уокна устроился торговый агент в дорогом костюме. Он быстро пьёт кофе, просматривая бумаги, которые перелистывает левой рукой.

    Вглубине зала сидят сразу четверо. Судя по одежде- водители грузовиков. Оттуда слышен громкий смех и несётся запах спиртных напитков.

    Кто-то спит за самым дальним столиком, надвинув широкополую шляпу на глаза и далеко вытянув ноги.

    Пока продавец снимает деньги с моей кредитки, смотрю на его коротко остриженную голову и гадаю- как долго он здесь работает?

    "Особые скидки для постоянных клиентов!"...

    Когда я с подносом отхожу от стойки и ищу свободное местечко, меня преследует навязчивая мысль. Такие вот во всём одинаковые придорожные гостиницы развивают в человеке неприятное чувство постоянного deja-vu. Яникогда не смогу вспомнить: бывал ли в этой гостинице раньше или же заехал сюда впервые?

    Это неважно.

    Покупай еду, заказывай комнату на ночь- и продолжай поездку.

    Здесь не живут- здесь существуют в состоянии паузы.

    "Особые скидки для постоянных клиентов!"... Как можно стать постоянным клиентом, если никогда не вспомнишь, бывал ли ты здесь раньше?..

    Маленькая комната- самая обычная для таких гостиниц: чистая и удобная.

    Отличная вентиляция, TV-блок с дисками записей различных шоу, концертов, презентаций, фильмов, выступлений, новостей и многого-многого другого.

    Слишком много слогов "го". Это утомляет.

    Накиро учил нас играть в го- японские шашки, которые, впрочем, совсем не похожи на шашки...

    Явключаю какой-то фильм, через десять минут мне становится скучно, и дальше слежу за событиями в режиме ускоренной перемотки.

    Сон приходит мгновенно, кажется, я даже не успеваю коснуться головой ортопедической (как же иначе!) подушки...

    ***

    Утро.

    Распотрошённое, расколотое, скомканное, залежавшееся утро.

    Утро, лишённое свежести.

    Не хочется вставать- но и продолжать лежать в этой постели невыносимо. Ни одна дилемма не сможет сравниться по сложности с этой, с каждой секундой делающейся всё сложнее.

    Одноразовая зубная щетка. Одноразовая зубная паста. Одноразовое полотенце. Одноразовый пластиковый стаканчик для воды.

    Среди этих одноразовых вещей моя электробритва выглядит оплотом спокойствия, островком уюта.

    Я- фетишист. Вданный момент прямо-таки обожаю свою замечательную матовую, чёрную, беспроводную электробритву.

    Ещё пятнадцать минут моей жизни, пролетевшие, как в ускоренной перемотке,- и машина уже несёт меня по лику планеты со скоростью 170км/ч. Явоображаю себя то птицей с раскинутыми крыльями, то жуком, подтягивающим под себя весь маленький шарик Земли...

    Надо будет запомнить этот образ. Дизайнер ищет материал для своего творчества в самых неожиданных местах.

    Утро для меня- пора фантазий. Ими я восполняю недостаток снов, которые не вижу уже несколько лет. Нет, на самом-то деле я их вижу, просто забываю сразу, как только открываю глаза,- побочное следствие программы тренировки памяти.

    Сон- это здоровье. Мы должны спать, чтобы восстанавливались силы. Рецепт спокойной жизни- 8часов сна ежедневно. Больше или меньше- вредно для мозга: он тогда работает не в полную силу.

    Ия не выдумываю историй про то, будто бы моя душа путешествует по неизвестным мирам, пока я сплю. Это сон, естественное физиологическое состояние мозга. Никакой мистики. Никакой философии.

    Я- пуля, несущаяся к цели...

    Я- импульс, летящий по нерву.

    Я- электрический разряд, скачущий по проводам...

    Колёса отрываются от земли, я ощущаю радость полёта.

    Возникает соблазн мягко потянуть штурвал на себя, сделать разворот на левое крыло и пустить залп ракет.

    Но машина падает вниз- случайная неровность дороги, пославшая автомобиль в высокий прыжок.

    О, для кого-то эта выбоина оказалась фатальной- на правом бетонном ограждении висит днищем вверх искорёженный остов.

    Который уже день- дорога... Вроде бы ничего утомительного в долгой езде нет, но выматывает она порядочно.

    Перемотать фильм назад, запустить снова.

    Придорожная гостиница.

    Сворачиваю, въезжаю в ворота ограды.

    Всё, теперь я за щитом, вне машины можно дышать без противогаза.

    Повторять до отупения.

    Перемотать обратно, повторить ещё раз.

    Только и воспоминаний, что придорожные гостиницы, ворота оград, вывески, столовые, похожие друг на друга комнаты...

    Их было три- придорожных гостиниц. Амне они показались тридцатью...

    Почему в каждой гостинице кто-нибудь дремлет у дальней стены? В60% случаев этот кто-то надвигает на глаза шляпу, которая в 50% случаев широкополая...

    "Особые скидки для постоянных клиентов!"...

    Для постоянных скидок нужны особые клиенты...

    Меня преследует странное чувство, будто фильм со мной в главной роли подходит к концу, и вокруг начинают проноситься эпизоды, которые не укладываются в бюджет, а потому делаются наспех. Всё ради финальной развязки.

    Мысль о том, что я, возможно, еду навстречу своей смерти, забавляет...

    Когда наконец замерцали вдали огни Ландополиса, эти звёзды в кромешной тьме, я расслабил затёкшие мышцы спины и позволил себе немного помечтать об отдыхе. Первый день после приезда буду бездельничать!..

    Обычная процедура проверки документов проходит в слишком тёмном помещении. Яне вижу лица полицейского, стоящего у противоположной стены.

    Сержант, возвращающий мне персональную карточку, даже забывает вежливо улыбнуться. На его форме видны пятна извёстки- следы неосторожного прислонения к стене. Мозг, неделю видевший только дорогу и похожие друг на друга гостиницы, цепляется за всё, жадно впитывая новую информацию...

    Въезд на улицы полиса. Слева- разрушенный дом. От него осталось только два нижних этажа. Третий- с раскуроченными перегородками, свисающим на железных прутах бетоном и обломанными стенами. Вряду других домов этот выглядит гнилым зубом.

    По мере удаления от границы полиса картина не меняется. Часто попадаются разбитые дома, словно здесь регулярно, каждое воскресенье, играют в войну. Прохожие- страннее некуда: переходят улицу так, будто машин не существует на свете. Приходится тормозить в самый последний момент. Сворачиваю на улицу, где, по моим сведениям, находится Центр аренды помещений.

    За спиной остаётся мир кошмаров- странные, не найти другого слова, районы с почерневшими домами, стеклянными осколками, хрустящими на тротуарах, и пешеходами, выглядящими, как последователи мистической секты.

    Теперь я среди несущихся болидов, ярко освещённых стен небоскрёбов.

    Иповсюду- полицейские патрули: я насчитал штук двадцать, пока добрался до Центра.

    Подходя к подъезду арендного офиса, боковым зрением замечаю движение в переулке: там копошатся крысы. Миг- и они разбегаются, бесследно исчезают, заслышав шаги человека. Мерзость.

    Это самый грязный полис из всех, что я видел.

    Внутри офиса уютно и светло, а его сотрудники излучают добродушие и сверкают улыбками. Конечно, это всё- маски, но всё равно лично мне приятнее смотреть на улыбающиеся лица.

    Пока Клауди Дэвис (так гласила карточка на столе) сверяется с компьютером, выискивая квартиру, удовлетворяющую моим небольшим запросам, я разглядываю в окно стену соседнего здания.

    Сверху светится неоновая вывеска, рекламирующая какую-то фирму по продаже бытовой техники. Внизу выделяются ярко освещённые витрины- уставленные TV-блоками, музыкальными центрами, кучей других мелких вещичек, безусловно полезных обывателю. Всамом деле- как можно чувствовать себя нормальным человеком, не имея такой замечательной техники?

    Пространство от витрины до неоновой вывески ничем не освещается. Лишь окна, в которых горят слепящие галогеновые лампы. Светлые дырки в темноте.

    Этот образ я запоминаю. Позже использую его в какой-нибудь картине.

    -Ядумаю, это вам подойдёт,- наконец раздаётся голос Дэвис.- Как вы и просили, в районе Двенадцатого проспекта, рядом со станцией метро А-12. Две комнаты, приличный дом, 12этаж. Посмотрите, вас устроит?

    Бросив беглый взгляд на планировку квартиры, киваю. Обилие цифр "12" меня не пугает.

    Клауди начинает заполнять форму договора аренды, а я рассматриваю смешного человечка в шляпе на её столе.

    Ярегистрируюсь по другой карточке- не по той, которую предъявлял для оформления въезда в полис,- на всякий случай.

    -На какой срок вы хотели бы заключить договор?

    -Месяц. Возможно, потом продолжу.

    -Вы собираетесь поселиться в нашем полисе?

    -Отвечать обязательно?

    Она отрывается от клавиатуры и смотрит мне в лицо.

    -Нет. Просто мне интересно: что может заставить человека переехать в наш полис? Поверьте, это не самое прекрасное место на земле.

    -Странно, судя по развитой промышленности, полис должен процветать.

    -Это не так,- грустно улыбается девушка.- Мэр полиса, мистер Альберти, ничего не может поделать с волной преступности. Он даже не в силах справиться с крысами. Их в последний год стало так много, что, проходя по улице, я каждый раз наступаю на какую-то из них. Многие из тех, у кого есть деньги на переезд, уже уехали. Работодателям приходится платить намного большие зарплаты- только это и удерживает людей на месте. Ябы и сама сбежала отсюда, но я знаю, что зарплата, которую мне предложат в другом полисе, будет в два-три раза меньше. Потому люди и готовы мириться с преступностью, грязью и крысами на улицах, отгораживаясь от них в своих светлых квартирах, тратя свободное время на покупки и вечеринки.

    Она опускает глаза.

    -Простите. Что-то на меня нашло. Унас, как вы можете догадаться, не очень много клиентов последние месяцы.

    -Ничего. Яблагодарен вам за откровенность. Теперь буду иметь представление, где предстоит работать. Хотел бы вас ещё спросить об одном.

    Она снова подняла на меня прекрасные большие глаза.

    -Явидел на улицах огромное количество полицейских патрулей. Неужели они не могут обеспечить безопасность граждан?

    -Втех районах, где патрули появляются, относительно спокойно, хотя даже на главной улице могут ударить ножом в спину, чтобы снять с вас часы. Но есть и такие районы, где живут бедняки. Там полиция не патрулирует, лишь раз в месяц устраивает чистки. Там действуют специальные команды- хорошо вооружённые и подготовленные. На полицию нельзя слишком рассчитывать. Поэтому тот, кто хочет жить долго, не выходит без оружия и в магазин на углу.

    Вподтверждение своих слов она показала мне маленький пистолетик в кобуре, укрепленной на поясе.

    ***

    Ответив ещё на несколько вопросов относительно договора, я смог покинуть офис и отправиться к месту моего нового жилья.

    Прежде чем сесть в машину, покупаю пачку чипсов и бутылочку газировки: никогда не отказываю себе в маленьких радостях!

    Открывая дверцу, вдруг почувствовал спиной чей-то пристальный взгляд.

    Яоборачиваюсь- и вижу невдалеке неподвижно стоящего среди спешащей толпы худого парня в обгорелой одежде. Он тоже пристально смотрит на меня. Что-то ёкает в сердце: суеверные кланеры считали, что Эдди (так они между собой прозвали этого парня) является предвестником смерти.

    Бред.

    Мистика.

    Явсегда считал себя рассудительным человеком. Явсегда ненавидел веру в сверхъестественные силы.

    Спокойно сажусь в машину, даже не удосужившись проверить, существует ли этот парень в обгорелой одежде на самом деле, или это лишь следствие переутомления.

    Район, где расположена квартира, не респектабелен- мне не нужно быть на виду. Зато он находится близко к тем местам, где придётся работать, используя информацию Некроса.

    Вокруг- унылые громады домов. Здесь живёт самая бедная часть горожан.

    Ярешил срезать дорогу и поехал по пустым тёмным улочкам.

    На тротуарах- ни души.

    Повсюду перед домами навалены кучи мусора, будто жильцы вышвыривают его прямо из окон. Икрысы, крысы, крысы... Они повсюду. Каждая куча кишит их серыми телами.

    Кажется, что они провожают мою машину голодными взглядами красных глаз, а из их пастей по острым зубам стекает слюна.

    Крысы боятся человека, когда их мало. Но если собирается больше трёх особей, они становятся опасными. Эти мутировавшие создания легко могут допрыгнуть до горла и крепко вцепиться в него, им вполне по силам раздробить своими челюстями руку или вырвать кусок мяса из ноги...

    Огромные монстры существуют только в сказках.

    Крысы пугают своим единством, общим сознанием Стаи, которой безразличны единичные потери, которая не чувствует боли, жалости, ненависти, злобы- эти чувства присущи только человеку. Стая знает только голод- и борьбу за существование...

    Внезапно из-за угла вылетает чёрный болид.

    Педаль тормоза, нажатая на секунду позже, чем надо.

    Страшный удар, сминающий перед моего Гарвея и бок чёрного Cruiso Extremo. Хвала инженерам- я отделываюсь лёгким испугом.

    Выхожу из машины- Cruiso не двигается с места, загораживая мне проезд.

    -Эй, мистер!- стучу я по тонированному стеклу Cruiso.

    Стекло резко опускается, открывая взору улыбающуюся физиономию белобрысого парня лет шестнадцати, направляющего прямо в меня револьвер.

    -Jas muvn U ded, wikl! (Только двинься- и ты мёртв, чувак!)- жизнерадостно объявляет он.

    Сзади слышатся шаги, потом мощный удар чем-то тяжёлым по шее бросает меня вперёд. Ясползаю по крылу Cruiso на землю, как масло по горячему ножу. Позвоночник не сломан только чудом.

    Сквозь боль я слышу смех.

    Он исчезает, растворяясь в темноте...

    ...Благодаря вашим имплантантам- вы бессмертны!- говорит Накиро Табуто, наш старый учитель, неторопливо прохаживаясь между рядами.- Вы можете жить вечно. Жизнь тела- тлен. Тело в конце концов всегда погибает. Подлинное бессмертие- бессмертие сознания. Человек либо боится смерти, либо обретает спокойствие, примирившись с её неизбежностью. Вы можете умереть- если пуля попадёт в имплантант. Но это будет смерть мгновенная. Кто знает, что за ней? Воспринимайте смерть как новую стадию развития своего сознания. Смерть- приправа, обостряющая вкус жизни. Что чувствуют файлы после их удаления? По крайней мере, вы избавлены от ужаса медленного старения...

    Накиро- наш любимый учитель. Ничьи уроки не нравятся нам больше- даже программирование, даже виртуальные тренажёры... Только почему в классе так темно, Накиро? Какой сейчас год? Ипочему меня тянет куда-то вверх?..

    ...Я, видимо, потерял сознание на пару секунд. Притворяться бесчувственным глупо: они всё равно добьют- ради удовольствия увидеть чужую смерть.

    Сквозь боль я слышу смех.

    Он вызывает волну ярости- её бы не было, если б преступники делали своё дело молча.

    Рука.

    Моя правая рука.

    Она ничем не задета.

    Она может достать пистолет, снять с предохранителя и выстрелить- менее чем за секунду. Всего-то и надо- перевернуться на спину...

    ...Явключил имплантант, одновременно перекатываясь на спину и выхватывая свой Maxwell 4N.

    Выстрел номер один- прямо в дверь Cruiso: Максвелл пробивает такие преграды, как бумагу. Сидящий в машине наиболее опасен. Он вскрикнул. Одновременно повернулся ко мне тот, что орудовал дубинкой, самозабвенно круша стёкла моей машины.

    Выстрел номер два- ещё раз в дверь: благодаря крику я смог точно позиционировать в пространстве голову подростка, а благодаря моей реакции она не успела сместиться.

    Какой-то клёкот после выстрела- захлебывающийся.

    Выстрел номер три- в того, который меня ударил. Он как раз заносил свою дубинку.

    Пуля через пах прошила тело насквозь, дробя кости.

    Резкий толчок левой ногой- я поднялся с земли, посылая пару пуль в задние двери,- там послышалось шевеление.

    Оттуда уже почти выбрался из машины юнец и готовился поднять на меня пистолет- его унесло силой выстрела, раздробившего ключицу. Внутри салона- женский стон, но через аккуратную дырочку, проделанную пулей в чёрном стекле, ничего не увидеть.

    На всякий случай- ещё выстрел в окно.

    Резкий разворот- выстрел в голову парню с дубинкой.

    Яподошёл поближе к машине и поверх крыши добил того, с раздробленной ключицей...

    ...Руки механически отщелкивают пустую обойму, заменяя её новой. На эту операцию, благодаря тренировкам, у меня уходит 2,6секунды. На 0,4секунды больше, чем у экзекуторов.

    Не успел приехать- тут же нарвался на банду сопляков, катающихся на Cruiso Extremo, стоящем минимум 55000кредитов, постреливая и избивая прохожих... Ничего себе развлечения у местной молодёжи!.. Куда катится мир?!

    Ударом рукоятки пистолета разбиваю стекло Cruiso: белобрысый красавчик за рулём мёртв, вторая пуля разнесла череп на части. На заднем сидении какая-то девушка в одежде ядовитых цветов- видимо, чья-то подружка. Она пока ещё жива, мои пули поразили живот и грудь. Ладно, сама умрёт- любительница острых ощущений!

    Остальные двое нападавших не живее автомобильной шины.

    Всем- по 16-17лет. Неплохой город...

    Вирус побери этот полис- ни во время перестрелки, ни даже сейчас не слышно полицейских сирен!.. Действительно, заброшенные районы тут никто не патрулирует...

    Шею мне всё же повредили: не могу ни повернуть, ни наклонить голову. Надо бы обратиться к врачу.

    Стекла в машине перебили, канальи!

    Ветер вовсю треплет волосы.

    Боль становится тёплой, как молоко, и стекает куда-то вниз по спине.

    Ещё пять минут- и я на месте. Ставлю машину рядом с домом и иду в квартиру, не забывая смотреть по сторонам,- нападение добавило мне осторожности.

    Всё-таки этот район чуть получше того, где в меня врезались.

    Даже горят уличные фонари, хорошо освещая прохожих.

    Вкоридорах тоже включен свет. На нескольких дверях замечаю таблички с названиями фирм- здесь явно прокручиваются теневые капиталы.

    Вот и моя серая дверь. Номер 4373.

    Приятно набирать код на мягкой резиновой сенсорке.

    Итак, я внутри. Здравствуй, дом.

    Квартирка маленькая, чистая и светлая. Ничего лишнего, всё- самое необходимое. Она ограждает меня от жестокого, грязного внешнего мира.

    Внём слишком много слогов "го".

    Оглядев пустые стены и углы, я ощутил желание заняться накопительством разных приятных вещей, благодаря которым смогу самодовольно оглядывать прожитую жизнь.

    Купить диванчик- непременно с покрытием из кодьюара, нежно-бежевый и мягкий.

    Напротив поставить стеклянный столик кредитов за тысячу. На нём будет приятно наигрывать серебристый музыкальный центр.

    На пол подойдёт ковёр, в котором ноги утопают по щиколотку.

    Можно заваривать по утрам двойной эспрессо с чарующим запахом, ставить чашечку на блюдечко, наслаждаться всеми своими вещами, сидя в глубоком кресле, глядя на море далёких огней в окне.

    Но- в такой квартире трудно найти место для хромированного Maxwellа, да и пистолет-пулемёт плохо смотрится на тумбочке у кровати. Ещё хуже и безвкуснее только ноут, стоящий рядом с кофеваркой. Так что такая обывательская жизнь не для меня (здесь я нахожу уместной лёгкую улыбку).

    Приняв ванну после дороги, одев всё чистое, пахнущее свежестью, с нетерпением вхожу в Сеть Ландополиса. Оплачиваю время, вводя кредитку в щель ноута, соглашаюсь с условиями договора, получаю доступ к ресурсам Сети.

    Хотя я переписал на новый ноут всё необходимое, пока он кажется чужим и холодным. Временно, конечно: через пару дней работы это ощущение пропадёт.

    После просмотра общей информации подключаюсь к игровому серверу.

    Дело в том, что Инф почему-то общался с Некросом не по коммуникатору и даже не через виртуальный чат. Он предпочитал встречаться в мире одной сетевой игры, в котором ежедневно бывает добрая сотня тысяч человек. Мудро- очень сложно найти его в реальности, зная лишь виртуальную сущность: игровые серверы неплохо защищены.

    Насколько я понял- это так называемая ролевая игра. Действие происходит в выдуманном мире, и каждый игрок сам избирает свою роль. Наряду с живыми игроками существуют и NPC, Non Playing Characters,- боты, управляемые компьютером. Всё просто: чем больше сражаешься, тем мощнее твои удары. Чем чаще бегаешь, тем дольше не устаёшь. Всё как в жизни.

    Мир отдалённо напоминает Землю много сотен лет назад- не реальную Землю, а такую, которая знакома по сказкам, легендам и мифам. Это жестокая и мрачная вселенная, агонизирующая перед своим концом.

    Смысл игры в том, что персонаж постепенно набирается опыта и развивает свои навыки. Хочешь- будь вольным наёмником. Хочешь- капитаном имперских арбалетчиков. Хочешь- стань магом-советником мятежного барона или суровым епископом. Хоть владельцем золотых рудников- было бы желание.

    На набор опыта и прокачку умений нужно время, которого у меня нет. Сегодня уже поздно погружаться в игру, а завтра я её взломаю...

    ***

    Первый раз спать на новом месте- всегда немного странно.

    Проснувшись, не сразу вспоминаешь, где находишься...

    Открываю и закрываю глаза, привыкая к обстановке.

    Уменя странное строение сознания. Стех пор как я снова начал помнить сны дольше пяти секунд после пробуждения, они окрашивают в свои краски окружающий мир в течение первого часа моей жизни в новом дне.

    Сегодня, например, мне снилось нечто грустное, где все умирали, не успевая договорить фразу до конца.

    Поэтому сейчас я в печали. Неизвестно, по какому поводу, но я почти наслаждаюсь этой своей печалью.

    Каждая комната обладает своим характером. Ядавно понял это.

    Есть два вида комнат.

    Одни выглядят одинаково во все времена суток. Они обладают единым настроением, влияющим на состояние человека. Есть перманентно весёлые комнаты, есть вечно печальные.

    Другие могут в один день выглядеть так, а в следующий- иначе. Яжил в комнатах, которые утром нагнетали депрессию, а вечером возвращали спокойствие.

    Эта комната с утра кажется холодной, и мне совершенно не хочется вставать. Чтобы опять не поддаться сну, включаю новостной канал радио.

    "...приведёт скорее всего к резкому уменьшению производственной мощности предприятия..."

    Лёжа под одеялом, потягиваюсь, разминая затёкшие мышцы. Кшее не прикоснуться- тот парень здорово мне заехал.

    "...также выразил своё несогласие с принятым законопроектом. Несмотря ни на что, на пресс-конференции, проведённой..."

    Яникогда не встаю сразу после пробуждения. Люблю ещё часок понежиться, проваливаясь и вновь выныривая из дремоты. Новости идут кусками, не фиксирующимися корой головного мозга.

    "...в секторе G-32, был ликвидирован к 22часам. Причиной возгорания, по мнению ведущего расследование капитана Уильяма Астона, послужил теракт, совершённый одной из преступных группировок с целью убийства сенатора Траверса. Входе предварительного расследования было также установлено..."

    "...чему и послужила неисправность бортового компьютера. Николас Олдбраш навсегда запомнится зрителям, как исполнитель главных ролей в фильмах..."

    "...открывается эта замечательная выставка. Все желающие познакомиться с работами таких величайших мастеров, как Георгий Волокнов, Алессандро Марино, Пол Стефансон и Кристиан Пар, могут..."

    Лёжа под одеялом, чувствую сердцебиение всего полиса. Всех миллионов людей, занимающихся своим делом.

    За завтраком я впервые изучаю карту города.

    Сейчас она для меня- не более чем линии и раскрашенные многоугольники. Но я хочу узнать другой полис, чтобы при взгляде на карту видеть не скупой чертёж улицы, а, например, магазинчик на углу. Тогда я узнаю эту улицу из тысячи других, она станет мне почти родной. Именно так можно подружиться с городами: надо смотреть на них не гордым взглядом завоевателя, а пытливыми глазами путешественника.

    После стакана сока и сдобной булочки я наконец отправился к врачу. Он налепил мне на шею пластырь с быстро всасывающейся мазью, дал с собой целую коробку таких же и наказал ставить их на десять минут утром и вечером. Через пару дней боль должна пройти.

    Дома я уселся за ноут и включился в игру. Я- Нейромант. Если что-то теоретически можно взломать, то я это сделаю обязательно. Вирус меня побери, я ведь в своё время был лучшим в классе взломщиком! Пять минут погружения в виртуальность- и игра подчинена, время сжимается в кулаке, становится послушным...

    ... Язакрываю глаза и вспоминаю пройденный путь- мне кажется, что всё было совсем недавно.

    Ястоял на вершине холма. (Оригинальное начало, нечего сказать!)

    На боку- короткий меч, за плечами- мешок с огнивом, парой завёрнутых в чистую тряпицу лепёшек, верёвкой, несколькими другими необходимыми путешественнику вещами.

    Ябыл молод, но не страдал наивностью.

    Яне хотел стать великим- просто хотел получать удовольствие от жизни.

    Сначала на меня напали бандиты, когда я проходил по лесной дороге, стремясь попасть в славный город Ладен, столицу Эгера. Их было трое- но я оказался быстрее и хитрее. Убегая, я заставил их растянуться цепочкой, потом, внезапно обернувшись, сразил ближайшего и взял его дубину. Быстро погиб и второй.

    Третий попытался убежать, но я метнул дубину ему в голову, а затем пригвоздил к земле, не дав даже прийти в сознание.

    Ястоял на дороге с окровавленными руками и мечом и был ужасно горд собой. "Не это ли- счастье?"- подумалось мне тогда.

    Потом я стал ловчее, и кровь врагов больше не пачкала мои руки. Янабирался опыта, предпринимая безрассудные походы, чтобы потом, проедая и пропивая добытые сокровища, услышать о новом интересном месте- и, загоревшись, рвануться туда.

    Весь мир был мною исхожен вдоль и поперёк- от густых лесов Арландии до зловонных болот Риенбурга. Мои волосы трепали самумы знойных пустынь Ринна и суровые ветра заледеневшего Регана. Мои ноги ступали по шелковистой траве Радении и по сухой земле Норгемра.

    Янёс в себе воспоминания о годах странствий, битв и поединков, чего нельзя было предположить, видя моё молодое лицо.

    Лишь наблюдательный человек мог заметить "птичьи лапки" в уголках моих глаз и морщинки у сжатых тонких губ.

    Но меня никто не рассматривал пристально, наоборот, все старались опустить взгляд и отойти подальше.

    Виной всему был мой черный плащ с красной подкладкой и широкополая шляпа с залихватским белым пером.

    Обычная одежда инквизиторов.

    Впринципе обывателей можно понять: Святая Инквизиция- самая могущественная сила в этом мире.

    Когда-то всё было по-иному: власть Инквизиции почти не распространялась за пределы Эгера; короли, князья и бароны правили по собственному произволу, не считаясь с мнением Церкви. Но времена меняются.

    Кто ещё может встать на защиту людей, когда расплодились колдуны, вампиры, оборотни, зомби, демоны и прочая нечисть? Лишь инквизиторы. Правда, вместе с виновными частенько гибнут и невинные, но разве это повод для сомнений? Ересь должна уничтожаться с корнем!

    Почувствовав могущество Святой Инквизиции, я не колебался в выборе карьеры.

    Ивот позади низшая ступень- я больше не простой охотник на ведьм, а полноправный инквизитор. Выше- только командоры и сам Великий Инквизитор, лишь формально подчинённый Святому Совету патриархов Ладена.

    Япомню многое.

    Ябыл среди войска, осаждавшего замок Утерлофт в 1305году. До сих пор стыжусь того ужаса, который охватил меня вместе со всеми воинами, когда ворота проклятого замка открылись, выпуская отряд чёрных рыцарей со стальными крыльями летучих мышей на шлемах.

    Настоящий инквизитор не должен ощущать страх. Он обязан подавить в себе все эмоции, могущие повредить святому делу.

    Пока на моём счету только два самостоятельных расследования.

    Во-первых, я выследил в болотистой местности близ Риенбурга одного вампира, при жизни носившего титул барона фон Кирхсдорфа. Кто знает, отчего некогда славный и честный воин ударился в оккультизм, проводил сатанинские ритуалы, призывая демонов и заклиная их кровью собственных детей?.. Тусклым октябрьским днём я задал ему этот вопрос, когда мы стояли друг против друга на противно хлюпающей траве, мягко проваливающейся под ногами. Барон не ответил мне, вознамерившись решить спор ударом своего двуручного рыцарского меча. Сила, свойственная всем вампирам, не помогла ему. Ведь что такое физическая мощь против Святой Инквизиции? Получив удар Святой Силы, барон немедленно потерял свою прыть. Вконце концов мой клинок отделил его голову от тела...

    Во-вторых, я раскрыл еретический заговор, вызревший в Дельнийском княжестве. После собранных мною доказательств много благородных дворян и дворянок отправились в подвалы Святой Инквизиции, из которых, как известно, ещё никто не выходил оправданным. Чем с большей страстностью человек убеждает в своей невиновности, тем увереннее брат следователь в том, что перед ним- упорствующий еретик... Вскоре ересиарх был изобличён и сожжён на главной площади Ладена, а я мог со спокойной душой взяться за другое задание.

    Странно, но второе расследование доставило мне больше удовольствия, чем первое. Хотя... Яведь никогда не был человеком действия. Пусть другие бегают с поднятыми мечами- я предпочитаю сопоставлять факты и расспрашивать свидетелей...

    Итак, за пять часов игры я добился столького, на что другим требуются недели. Немного смухлевал, подправил статистику своего персонажа, но в конце концов кто никогда не обманывает?..

    Завтра начну поиски Инфа- он очень осторожен и подозрителен.

    Выключив ноут, я беру пистолет, надеваю куртку с капюшоном и выхожу из дома- пора сделать один важный визит.

    ВЛандополисе по вечерам идёт дождь.

    ВМидиаполисе, откуда я приехал, для очистки атмосферы пускают снег, но право же, дождь мне нравится больше.

    Дождь...

    Ялюблю звук падения первых капель, вестников ливня.

    Ялюблю печаль последних капель, остатков небесной воды.

    Ялюблю дрожащие, трепетные нити, сшивающие небо с землёй.

    Ялюблю непроницаемую стену, ограждающую меня от толпы.

    Пока нет дождя, асфальт тротуаров и дорог похож на пористую кожу. После дождя он блестит, словно самый дорогой атлас.

    Во время дождя на улицах не видно крыс. Они прячутся в самые глубокие норы.

    Единственное, чем плох дождь,- он снижает меткость и искажает траекторию пули: приходится целиться немного выше, чем обычно.

    Надвинув капюшон, пробираюсь через толпу, запрудившую улицу. Среди шляп, зонтов, плащей я выгляжу одиноким байтом, скачущим по безбрежной Сети.

    Мне не очень далеко идти, хотя я с удовольствием бы насладился длинной прогулкой.

    Довольно холодно. Вэтом полисе явно экономят на электроэнергии.

    Сворачиваю в переулок, выхожу на другую улицу, где почти никого нет. Прохожу её до конца и попадаю в дыру, куда не суются полицейские патрули.

    По левую руку сквозь струи дождя виден мрачный силуэт заброшенного завода по переработке отходов. Его трубы- все три- вздымаются выше окрестных домов. Их не освещают специально, поэтому лишь случайные отблески выхватывают из тьмы монолитный бетон.

    Пробираюсь дворами- так короче. Рука- на рукоятке пистолета: мало ли кто может шататься по таким задворкам?

    Повсюду однообразные огромные дома-"муравейники". Втаких домах низкие потолки, маленькие комнаты с тонкими стенами. Сотни, тысячи комнат. Безликие соты вымершего роя...

    Где-то слышен крик. Потом выстрел.

    Крепче сжимаю пистолет, стараясь держаться не слишком близко к тёмным провалам подъездов.

    Тротуар внезапно обрывается под ногами. Явовремя останавливаюсь перед огромной ямой, окружённой искорёженным асфальтом. Сюда будто выстрелили из базуки.

    Выхожу на длиннющее шоссе, по которому примерно раз в полминуты проносятся на огромной скорости автомобили. Трасса напоминает глубокую рану на теле города, мокрую от дождя. Её обрамляют стены строений- молчаливые свидетели всего, происходившего здесь. Они стоят так близко друг к другу, что с высоты, наверно, крыши кажутся ровным полем.

    Редкие прохожие постоянно вжимают головы в плечи, держась за поднятые воротники.

    Прямо на улице валяются металлические ящики. Какой-то человек в ветхом рванье, с которого текут потоки воды, роется в одном из них. Ещё двое таких же оборванцев сидят на соседних, переговариваясь и настороженно поглядывая на меня.

    Женщина в красном длинном плаще выходит из продуктового магазинчика, запихивает пакеты с покупками в стоящую рядом с тротуаром машину, обходит её с другой стороны, садится за руль, и машина срывается с места, блестя мокрым металлом.

    Мой капюшон постоянно норовит сползти на спину. Язатягиваю тесёмки потуже, уменьшая область обзора.

    Ещё десять метров, свернуть в переулок...

    Неоновая вывеска над тёмно-зелёной дверью давно разбита и не горит.

    Дверь поддаётся с трудом, тихо поскрипывая. На ладонь налипают частички краски.

    Пройдя по проходу, спускающемуся вниз, я оказываюсь в главном помещении. Примерно сотня квадратных метров. Жёсткая электронная музыка. Разноцветные тусклые лампы, оставляющие тёмные пятна неосвещённого пространства. Человек тридцать посетителей: одни сидят возле бара, другие за столиками, половина работает на портативных компьютерах, изредка перебрасываясь словами. Здесь не в моде бриллиантовые украшения. Здесь больше ценят висящие на тонких цепочках сгоревшие платы- знак того, что хакер взломал правительственную систему или крупный банк. Таков клуб "Log out", обнаруженный Некросом и охарактеризованный как место сбора друзей со "сцены".

    "Сценой" называют хакерское сообщество. Интересно почему?.. Главное, не путать "сцену" с "демосценой"- сообществом талантливых творцов, лучших в мире знатоков компьютерной графики.

    Почитатели газетных "уток" и дешёвых сенсаций будут разочарованы, увидев "сцену" своими глазами. Обычному человеку не понять, как можно сутками торчать перед чёрным экраном программы отладчика или перерывать гору распечаток кодов операционной системы, например NUOS, ища программные ошибки, открывающие дорогу атакующему...

    Обществу хакеры представляются на фоне погонь, перестрелок, громких взломов и разбирательств в судах. Многие верят, что хакер- обязательно отважный одиночка, бросающий вызов Системе, обижающий "плохих парней" и помогающий "парням хорошим"...

    Бред!

    Этих глупцов не убедишь, что человек, взломавший банк и наворовавший миллионы кредитов, вовсе не хакер, а обычный грабитель, от остальных бандитов отличающийся только орудиями преступления...

    Ну да Вирус с ними!.. Вмаленьком закрытом сообществе есть своя прелесть- этакая субкультура: свой запах, арго, непонятные постороннему намёки во фразах.

    Небрежно подхожу к бару и заказываю себе минералку.

    Слева и справа на меня устремляются изучающие взгляды.

    Свысоким стаканом и холодной бутылкой в руках иду в дальний угол. Нахожу свободный столик, сажусь. Стул, сделанный из тонких хромированных трубок, немного прогибается под моим весом. Достаю из сумки ноут, включаю. Делаю несколько глотков ледяной газировки, пока он загружается.

    Всей кожей ощущаю на себе колючие взгляды.

    Одно неверное движение- и я покойник.

    Здесь нет места глупым играм- здесь стреляют без предупреждения.

    Полиция убивает хакеров на месте, лишь изредка доводя дело до суда.

    Хакеры всё глубже отступают в тень, скрывая все подходы к себе.

    "Особые скидки для постоянных клиентов!"...

    Язнаю их, знаю их всех.

    Лишь в углу сидит кто-то с надвинутым на лицо капюшоном. Аостальные знакомы мне по тайным снимкам Некроса. Он просто запоминал их образы, а потом составил как-то раз базу данных.

    Вон Мот- сонливый, медлительный человек, лишь иногда побеждающий обычную свою меланхолию. Ему 30лет, он ленив, жаден и бесстрашен. Из одежды предпочитает потёртые джинсы и необъятных размеров свитера.

    На кожаном диванчике сидят Эрик и Неро. Эрик- здоровенный, мускулистый, на его голове укреплено переговорное устройство с подведённым ко рту микрофоном. Большой любитель обтягивающих чёрных маек и геля для укладки волос.

    Неро- глава группы, один из лучших на "сцене". Заносчив и дерзок. Ботинки, часы, рубашка- во всём чувствуется стиль. Сразу понятно, что перед тобой человек спокойный, решительный и очень в себя влюблённый. Не знаю почему, но я чувствую к нему неприязнь.

    Напротив них вечно грустный Руди Штейнер- самый старший, ему далеко за тридцать. Вместо левой руки у него хромированный протез. Предпочитает застёгнутые на все пуговицы рубашки тёмных тонов и вельветовые брюки.

    Руди противоположен счастливчик Старк- лет 19, причёска в стиле "только что с утра", широченные штаны с карманами на коленях- обязательно такие, чтобы зад висел ниже коленей. Оппозиция всем. Любит минеральную воду.

    За отдельным столиком возится с клавиатурой Лита- короткие белые волосы, аккуратный косой пробор, кожаные джинсы, чёрная футболка, кожаные перчатки с обрезанными пальцами, металлический браслет-головоломка на руке. Ксожалению, никто ей так и не сказал, что девушке не к лицу постоянно носить чёрную одежду- как бы это ни было удобно. Да и перчатки с обрезанными пальцами на женских руках плохо смотрятся...

    Язнаю их так же хорошо, как если бы провёл с ними долгие годы. Мне известны факты их биографий. Скажем, Неро был младшим сыном в богатой семье, поэтому получил хорошее образование. Из-за своего характера он ни с кем не мог ужиться и предпочёл солидной карьере в семейной корпорации жизнь свободного хакера.

    АМот родился в этом бедняцком районе, перед ним никогда не маячил сверкающий путь в элиту. Работать он не любил, но обладал немалым талантом ко всякой технике, потом раздобыл компьютер... Неро встретил его когда-то и научил почти всему.

    Из крайне неблагополучной семьи и Лита: отец постоянно избивал её мать, которой было всё равно,- она до самой смерти так и не смогла побороть свою страсть к наркотикам. Теперь Лита сама зарабатывает на жизнь, воспитывая младшего брата.

    Эрик- типичный пример хакера, сделавшего себя из ничего. Он постоянно дрался на улицах, но не упускал случая пополнить знания об очаровавшем его мире компьютеров. Неплохо сочетает интеллектуальные тренировки с физическими.

    Старк- личность таинственная: откуда-то из трущоб, не помнит ни отца, ни матери.

    Штейнер тоже мало рассказывает о своём прошлом. Кажется, он работал в каких-то официальных структурах, но из-за чего-то вылетел со службы и стал хакером- больше по духу, чем по способностям...

    Яне предпринимаю ничего особенного, просто лазаю по Сети.

    Наконец, кто-то делает первый ход. Защитная self-made программа извещает о появлении постороннего сканирующего модуля.

    Что ж, для этого случая у меня припасена специальная программа-ghost. Она подсовывает чужому модулю не настоящую систему, а модель, фальшивый образ.

    Высветилось сообщение, что модуль закончил сканирование и удалился. Очень хорошо.

    Пять минут ничего не происходит. Окружающие продолжают заниматься своими делами, как бы не обращая на меня внимания. За соседним столиком ковыряют паяльником плату.

    Шесть минут...

    Ага, началось!

    Курсор ползает рывками с черепашьей скоростью. Защитные программы либо молчат, либо сигналят о внешнем вторжении.

    Короткая команда- и на экране обычная программная оболочка сменяется серым цветом консоли. Правая половина экрана- статистика: сведения о текущем состоянии системы. Левая- быстро уходящий вверх список введённых команд, летящих из моего мозга через имплантант в ноут.

    984374948clusters lost

    Initiating mirror wall... Done

    Proceeding... Done

    Язадействую резервную систему защиты, называемую "зеркальной стеной". Постоянно приходят сообщения о недоступности отдельных кластеров жёсткого диска.

    984378121clusters lost

    Template error in m(c=23); 47h39

    Low memory warning

    Scanning... Done

    Deleting clusters...

    Завершая сканирование и закрытие портов, запускаю холодную перезагрузку, стирающую всё, находившееся в оперативной памяти. Ноут понимает меня с полуслова и не ругается предупреждениями, что все несохранённые данные будут потеряны.

    Copy protection activated

    983834clusters lost

    Ситуация под контролем. Можно даже позволить себе улыбнуться в ответ на изощрённые атаки моих противников. Мой имплантант обеспечивает мне существенное преимущество: представьте себе двух шахматистов, один из которых играет блиц, а другой над каждым ходом размышляет минут десять.

    Prepare to evacuate memory

    Shutdown immediate... Denied

    Вот как?.. Молодцы! Чуть совсем не отключили от системы. Однако послать в нокаут великого Меня одним ударом невозможно.

    Preparing to shutdown

    Shutdown in 10...

    Low memory warning

    Scanning complete... Deleting infested files

    Internal conflict located... Fixed

    Low energy warning

    Additional memory required

    Они всё же запустили отключение системы. Забили всю память. Каким-то образом даже сымитировали недостаток энергии. Скорее всего поставили минимальное время бездействия до отключения- соответственно каждую секунду, когда я не посылал команд, ноут порывался выключиться и залечь в ждущий режим, но мои догоняющие приказы снова заставляли его работать.

    Что ж... Пора входить в киберпространство.

    Человеческий мозг- самый мощный вычислительный механизм: он может снять всю нагрузку с главного процессора ноута...

    ...Потоки цифр рождают ощущение полёта.

    Shifting realities.

    То кажется, что это я лечу, то, наоборот, я неподвижен, а вокруг бушует хаос... Унеподготовленного человека от такого мозг бы просто отключился. Уменя же он начинает работать с большей интенсивностью. Яуже не думаю над командами- в этом состоянии для меня подобное столь же нелепо, как в реальной жизни думать над каждым движением руки. На то и существуют подсознание, инстинкт, "прошивка" в спинном мозге...

    Нет здесь никаких образов на самом деле. Все эти потоки- лишь абстрактное представление.

    На самом деле ничего нет. Яничего не вижу- откуда тут глаза? Только чувства, инстинкты, интуиция... Вся нужная информация просто возникает в мозгу...

    Мозг измеряет время не так, как тело. Тело знает, сколько времени прошло в реальном мире, пусть мы и не умеем прислушиваться к нему настолько чутко, чтобы нам не нужны были часы.

    Вкиберпространстве мозг отделён от тела. Ничто не мешает ему и не поправляет его. Апотому- всё измеряется мыслями.

    Два байта тому назад я сделал то-то...

    Через пять мегабайтов совершу то-то...

    Лишь так, а не иначе!..

    Можно выйти обратно в реальный мир- и обнаружить, что прошло лишь несколько секунд с момента погружения в киберпространство.

    Аможно- очнуться с чувством, что у тебя провал в памяти, что из неё выпало несколько часов.

    Вэтот раз я не задерживаюсь в киберпространстве надолго- всё же не в безопасной закрытой комнате, а среди чужих.

    Япросто разгружаю память компьютера и ускоряю решение задач, чтобы ресурсы освобождались быстрее, чем загружаются...

    ...Mirror wall initiated

    Закрыты все порты, система очищена от информации, поступившей за последние пять минут,- дискриминация по временному признаку.

    Мимолётный взгляд поверх экрана: вся группа собралась вокруг Неро, ожесточённо молотящего по клавишам своего компьютера. На лицах написано удивление, а на лице Неро- ещё и раздражение.

    Что ж, теперь моя очередь. Давно хотел испробовать свои любимые вирусы и программы в боевых условиях.

    Безобидная программка-сканер просмотрела систему Неро и составила доклад с анализом узких мест. Это как водопровод: если есть одна тонкая труба, то и по остальным вода течёт медленнее.

    Запускаю BX-3000- отличный вирус, поставленный компьютерными хулиганами на поточное производство в каждой Сети. Любая защитная программа его элементарно вычисляет.

    Моя программка-сканер на этот раз проанализировала защиту.

    Неро доволен- он решил, что у меня не хватило сил взломать его систему. Окружающие похлопывают его по плечам, улыбаясь.

    Автоматический подбор вируса, необходимого для той программы, которая напала на BX-3000, потом в бой вступает Cassandra- недавно появившийся летальный вирус. Между прочим, массовый, не мной придуманный и даже не кланерами. Под прикрытием "Кассандры" запускаю и небольшую программку, подключающую под видом дополнительных антивирусных баз заранее записанный лог.

    Использованная Неро защитная программа во время работы творит в своём каталоге сущий бардак, постоянно создавая и уничтожая временные файлы. Поэтому моё добавление осталось незамеченным- просто какие-то файлы сгенерировались и пока не удалились.

    Защита, естественно, "Кассандру" распознала и засигналила об опасности. Тут-то и пригодился мой лог-файл: прочитав его, компьютер объявит, что "system files infested, infesting increases dramatically" и надо немедленно удалить все заражённые файлы, причём как можно скорее.

    Далее возможны два варианта: либо Неро настолько глуп, что удаление файлов, опознанных по категории A, у него автоматическое, либо программа начнёт замораживать все процессы, а он будет долго думать, что и откуда удалять. Для каждого случая у меня заготовлен свой сценарий, ставящий систему на колени.

    Сканирование показало, что удаление началось автоматически.

    Посылаю всего две строчки кода, разрешающих защитной программе затереть нулевую дорожку жёсткого диска. Бой окончен.

    Конечно, я использовал свои способности Нейроманта- обычный человек не смог бы подавать нужные команды с моей скоростью, да и нет у него таких сканеров под рукой. Всегда обожал именно этот вид программ- уши и глаза в стане врага. Предупреждён- значит вооружён! На деле иметь хороший сканер гораздо важнее, чем обладать крутым вирусом.

    Позволяю себе откинуться на спинку стула и отпить немного ледяной минералки, от которой ломит зубы,- пока мои программы автоматически убирают все следы своего воздействия. Так подрывники извлекают из-под золы куски оболочки взрывчатки. Тонкая струйка воды, в моём мозгу вызывающая образ блестящей ртути, пробегает по пищеводу в желудок, приятно холодя горло.

    Неро говорит исключительно нехорошее слово и бьёт кулаком по столу. Потом лицо его разглаживается, он качает головой, как человек, ставший свидетелем гениального трюка. Оставив свой компьютер, он встаёт и подходит ко мне.

    Продолжаю делать вид, будто я- обычный посетитель, вознамерившийся попить минералки с газом в приятной компании, заодно решая свои дела в Сети.

    -Hey, mist! Wana tok bout sas? (Эй, мистер! Вы ни о чём не хотите поговорить?)- интересуется Неро, беря стул из-за соседнего столика и подсаживаясь ко мне.

    Смотрю на него поверх экрана. Делаю ещё глоток минералки.

    -An watta tu wana tok bout? (Ао чём ты хочешь поговорить?)- спрашиваю его в ответ.

    Неро усмехается.

    -I se tus da comp rula! (Явот вижу, что ты спец по компьютерам!)- говорит он, глядя мне прямо в глаза.- Neva se da tu hic. (Никогда тебя здесь раньше не видел.)

    Ставлю стакан на стол и сладко потягиваюсь.

    -Don mind. I lik hic. I sink I gona rouch hic gaingain. (Ничего. Мне здесь понравилось. Яздесь собираюсь бывать почаще.)

    -Hau tu nu da det chacot? (Откуда ты узнал про это местечко?)

    -Frend da mine tokt me. Nekros- nu da him? (Да друг один рассказал. Некрос- знаешь его?)

    Неро улыбается. Остальные подходят чуть-чуть ближе, чтобы слышать разговор.

    -Me can remo him if tu me tok sas spek bout him. (Наверное, смогу вспомнить, если ты про него что-нибудь особенное расскажешь.)

    -He tokt me ke me doit tu giv det disk if I nid U a maid. (Он советовал передать тебе этот вот диск, если мне понадобится, чтобы мы нашли общий язык.)

    Япротягиваю ему диск, закрытый фирменной системой Некроса. Ключ он доверил только Неро.

    Неро вставляет диск в комп Мота (его-то комп нескоро сможет работать, хе-хе!), проверяет защиту, потом кивает:

    -Ye, he bin da gut frend anda cul hacker. Tu nu ke he ded? (Да, он был хорошим другом и крутым хакером. Ты знаешь, что он погиб?)

    -Ye, but don nou hou. (Да, только не знаю, как.)

    -Sudernt gotchas. It bin da tragic I tok tu. (Случайные преступники... Это стало для меня настоящим ударом, честно признаюсь.)

    Мы подсели к остальным и разговорились. Группа больше не смотрела на меня с настороженностью, а я перестал замечать их ломаный жаргон. Естественно, и познакомились между делом.

    -Никогда не встречал человека, который бы действовал так филигранно,- признал Неро.- Ты отбил такие атаки, которые должны были отключить комп за пару секунд. Хотел бы я видеть, как тебе это удалось.

    -Ая хотел бы лучше увидеть, как он поставил твой комп на колени. Всё произошло куда как стремительно!- заметил Штейнер, беря протезом пластиковый стакан с пивом.

    Протез аккуратно смыкается вокруг стакана и несёт его ко рту. Синтересом наблюдаю за ним.

    -Яэтому долго учился,- говорит Штейнер.- Сначала либо брал слишком свободно- и стакан падал, либо слишком крепко- и стакан трескался.

    Вголосе его сквозит застарелая печаль.

    -Уменя есть вопрос. Мне нужен человек под ником Инф. Кто-нибудь знает, как его найти?- спрашиваю я как бы невзначай.

    Неро пожимает плечами.

    -Некрос с ним встречался. Разве он тебе не рассказывал?

    -Инф слишком осторожен. Он прячется ото всех.

    -Тогда почему ты думаешь, что мы знаем, где его искать?

    -Просто. Вдруг- знаете. Обычно хакеры владеют информацией, которая может пригодиться.

    -Хакеры не всевидящи,- внезапно прерывает своё молчание Лита.- Ине всесильны, как думают обычные люди. Впрочем, мы тоже обычные люди. Нам не дано предвидеть события или читать чужие мысли. Мы просто живём так, как того требует наш разум. Кто-то думает, что мы мечтаем стать живыми придатками Сети. Возможно, есть и такие. Но большинство всё же- нормальные люди с привычными эмоциями и чувствами.

    Она залпом выпивает стакан красного джанго- третий за вечер.

    -Лита, ты сегодня не в себе?- спрашивает Старк.- Специально напиваешься, гонишь всякую ерунду...

    -Это не ерунда!!!- Лита вскакивает со своего места, замахиваясь на Старка полупустой бутылкой.

    Джанго стекает по руке, попадая в рукав.

    На её лице внезапно проявляется искажающая черты ярость, в глазах горит настоящее бешенство.

    Штейнер успевает перехватить бутылку и усаживает Литу обратно. Она успокаивается моментально, хочет налить ещё стаканчик, но Штейнер не даёт, обнимая её своим протезом. Она покорно затихает, продолжает говорить, не обращаясь ни к кому, глядя в стол:

    -Мы иногда слишком резки... Мы бываем даже жестоки... Стремление достичь предела своих возможностей- вот что породило хакеров! Система, порабощающая всё,- вот что выковало наш характер! Мы прячемся, мы боимся даже своих друзей, в наши клубы может прийти только тот, кого мы сами позовём... Но иногда нас ослепляет Сеть. Мы теряем контроль и забываем о своей человеческой сущности, становясь холодными и жестокими. Втаком состоянии мы можем переступить через своих друзей, родных... Скрэбберы- хакеры, которые стали работать на полицию и корпорации,- просто нашли в себе силы признаться в нашей общей слабости... Амы... Джонни хотел со мной поговорить. Он хотел меня удержать. Ая... Ябыла ослеплена Сетью в тот миг...

    Она внезапно встаёт, собирает вещи и быстро уходит.

    -Что с ней?- спрашивает Старк.- Кто-нибудь знает? При чём тут Джонни?

    -Её брата вчера ночью сожгла полиция,- отвечает Штейнер.- Он хотел показать себя, попытался взломать что-то- ему всегда хотелось быть таким же умелым, как старшая сестра. Он просил у неё помощи, а Лита его отчитала и прогнала, сказав, что нечего ему заниматься такими делами... Вчера она вернулась домой и узнала, что её Джонни засекли. Он подпадал под статью со смертной казнью, поэтому, когда кинулся убегать, полицейский просто выстрелил ему в спину из плазменного ружья. Теперь Лита места себе не находит- она слишком мало времени уделяла младшему брату, всё больше о себе думала... Она не может себе простить, что последними словами, которые услышал от неё Джонни, было: "Поди прочь и не мешай мне!"

    Все замолчали на некоторое время. Ох, уж мне эти комплексы вины...

    -Джонни уже не вернуть, надо думать о жизни, а она...- Старк сочувственно машет рукой.

    -Заткнись, Старки,- говорит Эрик, выражая общее мнение.

    -Ага, заткнёшься тут, когда эти убийцы в форме отстреливают наших при первом удобном случае, а Лита предаётся скорби и унынию вместо того, чтобы мстить!

    -Ты говоришь, как ребёнок... Кому мстить? Идти в полицию с пистолетом? Или устроить бойню на улице? Аможет, взломать полицейскую базу?- отвечает Штейнер.

    -Ты так рассуждаешь, потому что до сих пор оправдываешь полицию!- взрывается Старк.- Конечно, чего ещё ждать от бывшего копа!

    -Старк, оставь это,- говорит Неро.- Мы ведь давно решили...

    -Да, все знают- Руди был копом, поэтому ему всё равно. Скажи нам, Руди, скольких хакеров ты убил, пока служил в полиции?- не унимается Старк.

    -Яже говорил тебе, что служил в другом отделе,- с печальным спокойствием возражает Штейнер.- Киберполиция- это отдельная организация, в которой только 10% сотрудников ходят по улицам и ловят хакеров. Остальные сидят за компами и ищут информацию, чтобы эти 10% знали, куда надо идти... Ая теперь заодно с вами. Обратной дороги нет, и ты это прекрасно знаешь. Зачем ты так себя взвинчиваешь? Надо быть спокойнее.

    -Но ведь можно сделать что-то в память о Джонни?- встревает в разговор Эрик, оторвавшись от своего компа.- Мы ведь могли бы устроить катастрофу на транспорте, промышленную аварию или ещё что-нибудь.

    -Лита прекрасно может устроить аварию, в результате которой погибнет сотня обывателей. Только она для себя решила, что такими делами заниматься не будет. Сотня невиновных людей- не те поминки, которые заслужил Джонни,- отвечает Неро.

    -Ладно, засиделся я тут,- говорит Штейнер.- Увидимся, bros.

    -До встречи.

    -Пока, bro.

    -Удачи.

    -Пока.

    Он накидывает на плечи длинный кожаный плащ, берёт зонтик с великолепной костяной ручкой и уходит.

    -Обычно такие всплески не свойственны нашей группе,- говорит мне Неро, как будто оправдываясь.- Ну да полиция кому хочешь нервишки испортит.

    -Мне лично нервы чуть не испортили несколько молодчиков, неосмотрительно попытавшихся развлечься посредством меня.

    -Всамом деле?- Неро делает вид, что удивлён.- Обычно такие случаи не происходят сразу в день приезда, хотя за первую неделю раза три- стабильно... Унас, завидев старика, начинают разбегаться в разные стороны: долго здесь никто не живёт, и если человек дожил до старости, значит, это какой-то страшный маньяк.

    Все улыбаются, я улыбаюсь тоже, хотя десятки раз слышал эту шутку, имеющую, впрочем, все основания считаться правдой.

    -Если честно, то жить здесь действительно- не очень... Зато всегда есть, где спрятаться. Ккрысам мы давно привыкли.

    -Лично мне кажется, что в нашем полисе самое поганое- это не крысы, а дождь,- говорит Старк.- Ты как думаешь, Анри?

    -Ничего не имею против дождя. Там, откуда я приехал, используют вместо него для очищения атмосферы и снижения радиации особый снег.

    -Аоткуда ты приехал, собственно говоря?- спрашивает Неро.

    -Из Мидиаполиса.

    Неро кивнул, и я понял, что этот факт ни за что не вылетит у него из головы. Стаким человеком надо быть поосторожнее. За десять лет хакинга вырабатываются специальные навыки.

    -Нет,- продолжает Старк.- Просто дождь тебе пока в новинку. Терпеть не могу улиц нашего полиса. Мало того, что темно, так ещё и дождь. Он проникает даже в такие места, где ты надеялся спрятаться от него. Смотри, даже у нас он тут как тут!- он указывает на соседнюю стену.

    По ней бегут струйки воды, то соединяясь, то снова разбегаясь.

    -Кстати, не вздумай ходить под дождём с непокрытой головой- от него волосы выпадают. Мало того, что он изначально с химическими добавками, так ещё и впитывает, пока вниз падает, всякую гадость.

    Действительно, улицу Ландополиса не спутаешь ни с какой другой: у каждого в толпе есть шляпа или зонт.

    -Увас тут всегда так холодно?- спрашиваю я.

    -Да, почти всегда. Днём, естественно, градусов на пять потеплее. Недавно сломался один из энергореакторов- теперь используют резервный, экономят энергию. Этот полис находится в глубоком дауне, каким бы процветающим ни казался, исходя из графиков роста промышленности.

    -Эй, Неро!- кричит кто-то из-за спины.

    Ярезко оборачиваюсь, успевая заметить улыбку на лице Неро.

    Вижу низкорослого человека в длинном тёмно-зелёном плаще. За ним на полу остаются мокрые следы, а с длинных волос и бороды стекает вода.

    -Привет, Дэвис!- Неро встаёт, чтобы пожать пришедшему руку.

    -Увас тут чего выпить найдётся? А, джанго, очень хорошо!- Сэтими словами Дэвис ловко ухватывает почти опустошённую бутылку, из которой пила Лита.

    Он бесцеремонно отхлёбывает из горлышка, потом начинает откашливаться.

    -Чёрт, здесь градусов 45будет! Да ещё и намешано всякой дряни... Кто такое пьёт? Это же самоубийство форменное!

    -Лита. Унеё брата убили,- отвечает Мот.

    Дэвис кивает.

    -Упокой Матрица душу непутёвого парня... Эх, вырос бы, я бы его в свою группу взял, обучил всему.

    Он снова отхлёбывает из бутылки.

    -Зачем пришёл, старик?- спрашивает Неро, насмешливо глядя на ходящий кадык Дэвиса.

    -Да вот плату тебе принёс обратно. Спасибо, что одолжил. Обращайся ко мне, если что-нибудь понадобится. Ты меня здорово выручил.

    Он протягивает Неро двенадцатисантиметровую плату, извлечённую откуда-то из-под плаща.

    Неро размотал антистатическую оболочку, осмотрел плату, снова упаковал и убрал в карман куртки.

    -Вследующий раз обращусь прямо к тебе, Дэвис, уговорил... Полагаю, о раскрытии даже самого маленького секрета великого Маркуса речи быть не может?

    -Конечно, bro. Всё, кроме этого... Признайся: до сих пор таишь обиду на Маркуса? Но, согласись, всё было чисто. Увас своя работа- у нас своя.

    -Ничего. Вследующий раз я вынесу его так, что он до конца дней запомнит,- лицо Неро темнеет.

    Дэвис уходит, прихватив бутылку, а я спрашиваю:

    -Очём речь шла?

    -Он из группы Маркуса. Классный хакер. Они с Неро перехлестнулись неделю назад. Унас был свой заказ, у них- свой. ИМаркус нас заломал. Неро теперь только и ждёт, чтобы отмстить,- засмеялся Старк.

    Да, Неро злопамятен. Надеюсь, он не будет предпринимать глупых попыток отомстить мне за сегодняшний взлом.

    -АШтейнер действительно работал в полиции? Счего он тогда присоединился к вам?

    Неро усмехается.

    -Сним произошла одна история... Довольно неприятная... Старк, сделай одолжение, помолчи и комментариев не вставляй. Твой язвительный язык мне хорошо известен... Руди был капитаном и руководил в соседнем районе отделом по поимке особо опасных преступников. Однажды он расставил ребят вокруг какого-то дома, куда должен был прийти кто-то из важных криминальных персон, а сам отправился в участок, чтобы что-то там проверить. Тут некий агент ему сообщил, что засаду сдали, и вместо одного преступника едет целая банда мочить копов. Руди собрался бежать туда, чтобы предупредить своих, но его остановила знакомая девушка и пригласила на ужин. Надо сказать, что Руди к ней весьма неровно дышал. Она его уже звала пару раз, но ему всё было некогда- работал-то действительно, как проклятый. По тону, которым было сделано предложение, он понял, что если снова откажется, то больше ему надеяться не на что. Ион согласился, убедив себя, что ребята и так справятся, не маленькие... Пока он ужинал, его друзей расстреливали из ручных пулемётов. Акогда провожал свою пассию домой, их трупы описывала мертвецкая команда... Руди принял это близко к сердцу, впал в глубокую депрессию. Потом намеренно шёл на самые опасные задания, стремясь умереть. Но ему везло. Как-то раз противник промахнулся, стреляя из шотгана,- но левую руку по локоть разорвало в лохмотья. Ему предложили перейти в другой отдел или выйти в отставку, он выбрал последнее- не терпит бумажной работы... Теперь вот хакерит понемногу.

    -Адевушка?

    -Продолжает работать в полиции. Когда Штейнеру руку оторвало, она к нему охладела, а он скорее всего тоже не особо стремился продолжать отношения. Мы не можем осуждать его, потому что никто из нас не был в его шкуре... Он был единственным сыном матери-одиночки, которая умерла, когда ему было десять. Знал только полицейскую школу, училище, спецкурсы. Потом вышел на улицы в форме и с оружием, благодарный полиции за то, что она не бросила его, выучила, указала цель в жизни и дала друзей. Он полюбил впервые- и за это пришлось заплатить дорогую цену. Руди стал чувствовать себя чужим в полиции, недостойным носить форму...

    Грустная история. Хотя для меня бы в ней не было никакого сложного психологического выбора. Во-первых, Клан превыше всего. Во-вторых, друзья всегда останутся друзьями. Яне понимаю, как можно пожертвовать друзьями ради девушки, каких тысячи на земле? Правда, девушкам об этом лучше не говорить...

    Мы посидели ещё час, разговаривая о разных мелочах, потом я попрощался и вышел на улицу. Дождь всё продолжался...

    Накинув капюшон, я сделал несколько шагов. Выход из переулка- и я уже среди толпы, один из многих ничем не примечательных организмов. Кому какое дело до вынырнувшей из переулка тени? Люди в толпе смотрят только себе под ноги. Целые поколения боящихся смотреть вперёд или вверх...

    Может, когда-нибудь и мне надоест дождь. Но после холодного Мидиаполиса, после Клана, в котором воду экономят, меня притягивает летящая с небес влага. Словно в этом полисе есть свой маленький персональный бог, щедро одаривающий его водой.

    Глядя больше на бесконечные капли, чем перед собой, я случайно сталкиваюсь с прохожим, спешащим навстречу. Его лицо закрыто маской с нащёчными очистителями воздуха, глаза поблескивают из-под стекла. Видимо, один из тех бедолаг, кто страдает респираторными болезнями вроде гликемии или воспаления дыхательных путей. Вот доктор и посоветовал ему ходить по городу в таком виде, дабы предупредить попадание в организм микробов и бактерий.

    Вмаске он удивительно похож на робота.

    Впереди натянуты жёлтые ленты полицейского заграждения. Замерла куча машин с красно-синими мигающими огнями, копошатся копы со сканерами и записывающими устройствами. Полицейский, что-то печатающий на портативном компьютере, покрикивает на двух помощников. Немного приглядевшись, замечаю обгорелый остов авто- взрывом мощной гранаты салон разнесло вдребезги. Только на капоте остались следы краски, по которым можно понять, что это была патрульная машина.

    Прохожие быстро проходят мимо- они видели достаточно таких сцен.

    Оглядываюсь на полицейские мигалки,- и тут же из-под ноги слышится резкий писк. Инстинктивно отдёргиваю ногу, крыса улепётывает в дыру на асфальте. Мерзость.

    Ожидая на перекрёстке зелёный свет, слышу разговор двух пожилых людей. Они говорят о недавней перестрелке каких-то двух банд.

    На противоположной стороне улицы, среди мокрой толпы, опять мне мерещится Эдди- парень в обгорелой одежде. Это меня смешит. Ну не думать же в самом деле, что я скоро умру? Чего только кланеры не придумают! Вот сейчас дадут зелёный свет, и я пройду мимо призрака. Посмотрим, каков он вблизи.

    Между нами проезжает рефрижератор.

    Напротив уже нет Эдди...

    Наваждение какое-то. КВирусу всю мистику: он просто, наверно, решил перейти улицу в другом месте- здесь слишком оживлённое движение. Как будто нельзя было построить подземный или наземный переход! Вдругих полисах такого нет- чтобы на главной улице нормальных переходов не существовало!

    Однако, приглядевшись, я замечаю чернеющую пасть тоннеля, закрытого решётками, рядом с которыми на ступеньках копошатся крысы.

    Понятно, значит, был переход, но обвалился, просто его не успели отремонтировать.

    Вмагазинчике рядом с моим домом работает пожилая женщина с узкими глазами и острыми морщинистыми скулами. Она быстро-быстро лопочет что-то на родном языке, одновременно вставляя слова из всеобщего жаргона. Покупаю у неё две пластиковые коробочки: первую- с кусочками цыплёнка и рисом, который приобрёл жёлтый цвет и специфический вкус оттого, что его приготовили с добавлением яиц, а вторую- с длинными тонкими макаронами, обильно политыми каким-то ароматным соусом. Вследующий раз побалую себя игуаной на палочке- в таких заведениях всегда есть соблазн заказать такую.

    Это как память о когда-то виденных снах или прочтённых книгах- я не знаю, о чём именно.

    Окна в моей квартире слишком грязные снаружи. Такое чувство, что чёрный дым, летающий по городу и невидимый среди вечной ночи, оседает хлопьями на стёклах.

    Уже сняв куртку и ботинки, приготовившись поужинать содержимым принесённых коробочек и раскупорить купленную ещё утром бутылочку алой руалы, я вспомнил, что у меня нет ни вилок, ни стаканов... Что ж, придётся есть руками и пить из горлышка, хотя это и вульгарно.

    Достаю из упаковки один из лечебных пластырей и налепляю на шею, немедленно чувствуя разливающееся тепло.

    Яем макароны пальцами так, словно выражаю тем самым свою ненависть к обладателям шикарных костюмов и сверкающих машин. Отправляя в рот кусочки цыплёнка, представляю собой немой укор для тех, кто ежедневно взвешивает своё тело на весах, каждый месяц проверяется у врачей, никогда не ест ничего жареного или перчёного, кривит нос при виде сального пятна на одежде.

    Яне из их культуры.

    Есть некая грань, перейдя за которую, человек приобретает вместо обычного стремления иметь хорошие вещи- полную зависимость от них. После этой грани кончается человек и начинается обыватель.

    Список того, что мне нравится в жизни, покажется более чем странным большинству людей. Например, в нём обязательно будет запах от нового, первый раз включенного компьютера,- причём где-то на верхних строчках! Есть в нём что-то такое, что трогает невидимые струны моего сердца. Ах, этот аромат прогревающихся плат, только-только извлечённых из упаковки... Нет, словами его не описать даже мне!

    Ладно, хватит об этом. Одна из моих слабостей- размышления во время еды на отвлечённые темы...

    Вымыв пальцы и отодрав пластырь, я сел перед ноутом и снова погрузился в реальность другого мира, в котором должен как можно скорее найти маленького человечка по имени Инф...

    ... Яприсоединился к инквизиции не только из-за того, что она представляла собой самую значительную силу в мире, а я всегда старался быть на победившей стороне.

    Всё дело в том, что в инквизиции были самые лучшие архивы.

    Никто не мог избежать ока Святой Инквизиции, раз попав в её поле зрения. Человек мог перебираться из страны в страну и даже не подозревать, что где-то в канцелярии престарелый писец прилежно отмечает его путь в одной из пожелтевших бумаг.

    Легче всего найти Инфа, работая в архивах. Мой сканер (противозаконное деяние- с точки зрения создателей игры!) просмотрел все бумаги в Цитадели, куда свозили копии дел местечковых отделений инквизиции. Следы вели на северо-запад, в славный город Альбрехт. Там когда-то зафиксировали сведения о деятельности колдуна Криспина Белтагью, под именем которого и скрывался Инф, если верить записям Некроса.

    Явыпросил у командора направление в Альбрехт и теперь нёсся туда со всей скоростью, на которую была способна моя лошадь. Путь до Альбрехта неблизкий. Надо пересечь земли, где теснятся десятки мелких баронств и княжеств, потом ещё столько же времени пробираться по Радении, где и расположен этот городок.

    Ясжульничал, как и в случае с просмотром архивов. Месячный путь покорился мне за полчаса. Всумерках вечера я уже шёл по дороге, глядя на поднимающиеся из-за горизонта шпили башен Альбрехта. Лошадь давно пала, не выдержав столь долгой скачки.

    Надеюсь, никто не заметил скорости моего прибытия? Вэтом мире такое сочтут колдовством, а за колдовство сжигают очень быстро, хоть и на медленном огне!

    На крепостных стенах висят трупы длинноволосых людей в рваных, но кое-где ещё сохранивших позолоту одеждах. Вгородские ворота втягивается поток телег. Грубо оттолкнув крестьян, создавших затор, я прохожу мимо стражи- мне не надо платить пошлину.

    На улицах уже стихают разговоры, друзья перекидываются прощальными фразами и расходятся по домам, лавочники закрывают ставни своих заведений.

    Всё правильно, после наступления темноты бродить по городу небезопасно.

    Брат Игнациус, местный командор, оказался сухим угловатым человеком лет пятидесяти или даже меньше. Его лицо избороздили морщины, а от виска к подбородку тянулся глубокий шрам. Длинные серые пряди упали на стол, когда он склонился над моими бумагами, подписанными ладенским командором.

    -Увас неплохие характеристики, брат...- Он снова заглянул в бумаги.- Брат Манфред... Надеюсь, вы лишь улучшите их у нас.

    Ямолча замер в поклоне.

    -Могу я поинтересоваться, что заставило вас перевестись из столичного командорства в наше?

    -ВЛадене и без меня достаточно братьев, служащих святому делу. Там почти нет серьёзных заданий, одна рутина... Ябы хотел приносить пользу Святому Престолу, искореняя ересь здесь, где она особенно сильна.

    Аскетическое лицо брата Игнациуса, словно высеченное из дерева топором, немного разгладилось.

    -Да, вы правы, брат Манфред. Встолице нет настоящего служения. Лишь в провинциях действительно продолжается борьба за святую Церковь. Раньше, когда культы языческих богов ещё не были истреблены, приходилось гораздо тяжелее. Теперь же в основном дела о колдовстве. Сказывается близость Гельголанда.

    Отлично. Ясумел найти как раз то, что нужно этому человеку.

    -Вы верите в существование Гельголанда, брат Игнациус? Ядумал, это лишь легенда...

    -Ятоже не верил, что остров, который по официальной версии ушёл под воду в 1211году из-за магического эксперимента, продолжает существовать. Однако, после долгого сопоставления фактов и наблюдений капитанов, вынужден признать, что он есть. Примите это как данность, брат Манфред. Враг, которому мы противостоим, обладает мощной магией. Никогда нельзя недооценивать силу своих врагов. Тот, кто об этом забывает, долго не живёт.

    Ясмотрю на него и думаю: кто он? Бот или человек? Ботов тут столько же, сколько и людей, так что шансы равны. Правда, боты обычно бывают крестьянами, пекарями- в общем, простолюдинами, без которых мир не мог бы существовать. Человек не будет в игре долбить киркой стену. Поэтому и ввели ботов, чтобы обеспечить многолюдность... Впрочем, какая разница? Всё равно бот действует неотличимо от человека.

    -Сегодня ступайте в архив, брат Манфред. Там вас познакомят с положением в округе. Завтра утром спросите брата Роберто. Он будет вашим напарником первое время. Задание получите от него. Можете идти, брат Манфред.

    Молча поклонившись, я выхожу.

    Архив. Именно он меня и интересует в первую очередь.

    Запустив сканер, я быстро обнаружил имя Криспина Белтагью в отчёте за позапрошлую неделю. Это было приложение, содержавшее список умерших и захороненных при церкви одной деревушки.

    Внутри меня всё оборвалось.

    Теперь, после смерти его персонажа, мне не узнать Инфа, даже если он будет рядом! Он создал нового персонажа или вообще прекратил играть в этом мире. Проклятье...

    От нечего делать отправляюсь бродить по городу. Никто ещё не придумал ничего лучшего для размышлений, чем ночная прогулка.

    Тихие улицы, на которых нет ни души. Лишь случайные воины звенят оружием. Прошёл патруль, стуча коваными сапогами. Попадались и монахи в серых рясах с капюшонами. Да ещё редкие дворяне шатались туда-сюда, возвращаясь в свои дворцы с пирушек.

    Ночью на улицах правит Тьма...

    Вампиры, оборотни, мертвецы, гхоулы, призраки- вся нечисть, таящаяся днём, выходит на охоту с наступлением темноты.

    ВАльбрехте очень много крыс. Не меньше, чем в абсолютно реальном Ландополисе.

    Думай, Анри, думай!

    Есть ли способ оживить старого персонажа Инфа?

    Или узнать имя нового?

    Как отследить компьютер Инфа?..

    Будем мыслить логически.

    Нового персонажа можно выявить, взломав сервер компании, которой принадлежит этот игровой мир. Но надо знать имя, под которым Инф там зарегистрирован- его логин... Нет, этот вариант отпадает.

    Оживление проводят двумя способами- магией и молитвой. Для магического метода нужен сильный колдун или ведьма. Аих проблематично найти в мире, где человека сжигают даже за подозрение в наведении порчи.

    Для молитвы нужна специальная церемония, куча народу, высшие чины церкви... Проще самому обучиться колдовству!

    Есть ещё вариант- взломать сервер и оживить Криспина вручную. Но его будем держать на крайний случай. Защиту для серверов писали не дураки. Оживление всё же посерьёзнее скоростного набора опыта, запущенного в архивы сканера или сверхбыстрого коня...

    Отследить компьютер Инфа можно по обращению к нему программы сервера при передаче данных, которые обрабатываются на сервере и возвращаются обратно, показывая, что собирается делать его персонаж. Таков механизм каждой сетевой игры. Но эти данные не передаются, если персонаж мёртв.

    Ачто у нас происходит при оживлении? Ага! При оживлении сервер обязан послать Инфу извещение, что его персонаж возродился. Вэтом мире воскресший Криспин будет пребывать в летаргическом сне до тех пор, пока Инф не начнёт им управлять. По сигналу сервера можно определить адрес компьютера Инфа, а потом мне не составит труда позиционировать его в реальном мире и нагрянуть в гости. Вот и разгадка, как говорил какой-то литературный герой!

    Итак, надо найти колдуна или ведьму... Вконце концов я ведь в Инквизиции, а она именно этим и занимается, правда, с другими целями... Надо вернуться и просмотреть архивы на всех колдунов, замеченных в округе в последнее время.

    За размышлениями я и не заметил, как вышел к воротам города. Крики, раздававшиеся от них, привлекли моё внимание.

    -Что здесь происходит?

    Сержант угрюмо вытянулся передо мной и доложил:

    -Какой-то бродяга пытается пройти в город, святой брат, а ворота не положено отпирать до рассвета. На это имеется прямое указание брата Игнациуса.

    Яподошёл ближе и открыл маленькое зарешеченное окошечко. На меня смотрел худой человек лет тридцати, чем-то напоминавший брата Игнациуса- те же седые пряди, свисающие на лицо, те же морщины и впалые щёки... Только шрама не хватало.

    -Кто ты и почему не вошёл в город до закрытия ворот?

    -Меня зовут Корвин-Флейтист. Яиду из Брюгге. Там открывают калитку, даже если путник прибывает ночью!

    Сержант за моей спиной расхохотался:

    -Вы только на него посмотрите! Да Брюгге ведь в Срединных Землях! Идолго ты идёшь?

    -Ябыл там ещё на прошлой неделе,- невозмутимо ответил Корвин.

    Сержант расхохотался ещё больше:

    -Сумасшедший! Или лгун!

    -Яникогда не лгу,- тихо прошептал Корвин, но услышал его только я.

    Этот человек меня заинтересовал.

    -Сержант.

    -Да, ваше святейшество.

    Плащ инквизитора обладает удивительной способностью располагать к себе людей. Они сразу становятся ужасно услужливыми.

    -Принесите моток крепкой верёвки.

    -Зачем?

    Ямедленно повернулся к сержанту и посмотрел ему в глаза. Нет, у меня хорошее лицо- специально подобранное. Когда мои глаза смотрят на человека, тому кажется, что я взвешиваю все его грехи.

    -Слушаюсь, ваше святейшество,- исправился сержант и немедленно исполнил приказ.

    Яподнялся на стену, обвязал её вокруг одного из зубцов, скинул свободный конец вниз.

    -Корвин! Ты здесь?

    -Да,- долетело снизу.

    -Если хочешь попасть в город до утра, хватайся и лезь на стену.

    Молча отхожу и жду, прислонившись к соседнему зубцу и скрестив на груди руки.

    Наконец Корвин перелез, и я рассмотрел его внимательнее при свете факелов.

    Неплохой костюм из чёрного шёлка. Широкополая шляпа. Котомка за спиной. На широком кожаном поясе- два длинных стилета и футляр с флейтой.

    -Спасибо, ваше святейшество,- благодарит Корвин.

    -Не за что. Тебе ещё надо найти место для ночлега.

    -Аразве меня не приютят в подвалах инквизиции?

    -Ты опасно шутишь, Корвин-Флейтист. Инквизиторы бывают разные, очень разные...

    Первая же приличная гостиница открыла свои двери, как только я потребовал этого именем инквизиции...

    ...Явозвращаюсь в реальный мир, в то время как мой персонаж уснул глубоким сном в скромной келье. Вэтой игре, когда человек отключается от Сети, протагонист просто засыпает. Если кто-то подойдёт к нему, то проверяются умение этого человека действовать бесшумно и чуткость сна спящего, плюс учитывается, может ли человек, проснувшись, справиться с врагом в драке. Если по логике получается, что бесшумно подкрасться не удалось, то тело приобретает прозрачность, и с ним уже ничего не поделаешь. Украсть в этом случае у него тоже ничего нельзя. Так был найден компромисс между виртуальными любителями ночных прогулок, чёрных плащей и масок, отмычек и кинжалов, и теми, кто хочет, возвратившись в игру, узнать, что ночь прошла спокойно.

    После объединения с Пауками мы получили доступ к Сети, и я бы мог найти Инфа через сервер игры. Увы, но Сеть не открыта полностью даже её владельцам- пользователи требуют абсолютной безопасности. Хорошо, если я смогу определить местонахождение компьютера Инфа, перехватив идущий к нему с сервера сигнал.

    Встаю из-за стола и делаю несколько шагов туда-сюда по комнате. Глаза слипаются, мышцы затекли- надо бы их размять. Пара суставов даже хрустнула. Очень болит шея. Пора спать...

    ***

    Когда я открыл глаза, уже был полдень.

    Обычно я просыпаюсь ранним утром, но, видимо, организм ещё не пришёл в норму после утомительной поездки.

    Не спеша пообедал, налепив на шею пластырь, потом сидел в Сети, писал нужные программы, в общем, был занят.

    Всемь часов вышел из дома: побродить по полису, прикупить нужных вещей, например пару пачек одноразовых вилочек и ножичков, да и просто отдохнуть от экрана ноута.

    На улицах опять дождь. Люди прикрылись зонтами- чёрными, прозрачными, разноцветными.

    Капюшон от быстрого шага снова норовил улететь на спину, пришлось затянуть его так, что я вижу только перед собой.

    Рядом с тротуаром пронёсся на огромной скорости человек в красной куртке, красном шлеме, на красном спортбайке. Пижон.

    Рядом с исполинскими зданиями люди кажутся букашками. Явспоминаю старую сказку о том, как море расступилось перед человеком, и он прошёл по дну, между застывших стен отхлынувшей воды...

    Ещё один байкер в красном выскочил из переулка, сбив лоток какого-то темнокожего торговца. Лёгкие алюминиевые трубки, укрытые полиэтиленом, разлетелись в стороны, жалкий скарб торговца покатился по залитому водой тротуару, несколько мелких вещичек исчезли в дырах водозаборника... Негру оставалось только потрясать кулаками вслед умчавшемуся хулигану, оглашая воздух виртуозными ругательствами.

    Язабежал в маленький уличный магазинчик, чтобы погреться и выпить чашку горячей руалы- а то недолго и простудиться в такую погоду.

    Неон рекламы тоже размыт дождём.

    Некоторые любят поверх вывесок пускать в витринах струйки воды- никогда не любил этого эффекта. Здесь, впрочем, так не поступают- всё равно вечером, когда идёт дождь, никто не заметит.

    Устраиваюсь около высокого круглого столика так, чтобы видеть улицу. Фигуры людей за стеклом, залитом водой, выглядят фантастическими, нечёткими.

    Руала ещё кружится водоворотом в моём стаканчике. Рядом пьёт пиво байкер в красной кожаной куртке. Он до ужаса похож на тех, которых я встретил на улице.

    Его короткие волосы выкрашены в оранжевый цвет и топорщатся ёжиком, придавая ему сходство с разъярённым котом. Влевом ухе серьга, похожая на сгусток пламени. Она мягко переливается в свете уличных огней.

    Байкер замечает, что я его рассматриваю, и улыбается мне. Вего челюсти недостаёт двух зубов, щека зашита крупными стежками.

    Сбоку внезапно кто-то извергает взрыв смеха. Привычно морщусь, глотая горячую руалу.

    -Dets da aff polis. Det rains da werd, det temps da werd, et I canno endure da it! (Это ужасный полис. Этот дождь выводит из себя, да и холод пробирает до глубины костей, я совершенно разбит этим!)- делится своим горем с другом посетитель кафе, сидящий за столиком невдалеке.- I go a job a 7eurs, I revan a 19- et I don see da clair sky. Com I go- it da runs, com I revan- it da runs. I hate da cet rain. (Яухожу на работу в 7часов, а возвращаюсь в 19... Яникогда не вижу чистого неба. Когда ухожу- ещё идёт дождь. Когда возвращаюсь- уже идёт дождь... Ненавижу этот клятый дождь!..)

    Допив руалу, я снова вышел на улицу. Всё-таки идти под дождём приятнее, когда в животе булькает горячая смесь.

    Байкер выходит за мной, садится на свой красный спортбайк и медленно едет следом.

    Когда я через две улицы заметил, что он всё ещё сопровождает меня, в душе шевельнулось беспокойство.

    Мы должны быть всегда начеку. Полис опасен для рассеянного человека. Лишь потому, что я всегда настороже, до сих пор и живу.

    Когда мы поравнялись с толпой, я сворачиваю в переулок, быстрым шагом скрываюсь за углом, пробегаю несколько метров и выхожу на совсем другой улице. Оглядываюсь- никого.

    Но через минуту прямо передо мной на тротуар выезжает байкер в красном. То ли это тот самый, то ли один из его коллег.

    Он останавливает мотоцикл и смотрит на меня. Молча сворачиваю за угол и бегу прочь.

    Япопал в какой-то квартал, населённый исключительно узкоглазыми или темнокожими. Они раскладывают свои товары прямо на асфальте, оживлённо беседуют. Такой район можно найти в любом полисе. Здесь можно купить всё что угодно, можно найти кого угодно.

    Но сейчас мне не до этого.

    Япросто бегу, просачиваясь в малейшие щели в плотной толпе. Судя по звуку мотора, байкер держится рядом.

    Дорогу преграждает какая-то раскрашенная девица, что-то говоря на своём щебечущем языке. Ябесцеремонно отталкиваю её прочь и бегу дальше. Налево, направо, в пустые улицы. Лишь мои шаги стучат в унисон ударам сердца.

    Впереди вылетает байкер на красном спортбайке, но, не рассчитав скорости, поскальзывается на мокром асфальте и вместе с байком красиво впечатывается в стену.

    Сзади меня догоняет ещё один, крича "Stop, hosser!"

    Отскакиваю в выемку в стене, одновременно вынимая пистолет.

    -Hey, hacker! No way, man! Lisnda me, man. Us got da gut job! Ya gotta hav da big drime! (Эй, хакер! Так не пойдёт, парень! Унас для тебя есть хорошая работа! Ты получишь за неё большие деньги!)- кричит один из байкеров.- Get otta da det fukin grift! (Вылезай из своей норки!)

    Есть два варианта. Либо они действительно хотят дать мне работу, либо просто изрешетят, как только я выйду.

    Смешно- получить работу на улице!

    Ямогу перестрелять этих. Но это явно какая-то банда, раз их так много крутилось вокруг меня... Ладно, рискнём.

    Байкер улыбается.

    -Brit man. Sitta a hind da me. (Умный парень. Садись сзади меня.)

    Мы приезжаем в клуб, где я был вчера с хакерами. Байкер вёз меня, даже не спрашивая адреса, словно знает это местечко давно.

    Все здесь. Штейнер пьёт пиво и печатает что-то на своём ноутбуке; рядом Эрик наблюдает из-за плеча Литы, как она работает на его компьютере; Неро и Старк оживлённо спорят о чём-то. Поодаль сидит вчерашний незнакомец в плаще. Он смотрит на нас и молчит.

    За соседним столиком- двое байкеров в красных куртках. Тот, которого я заметил в магазинчике, туго бинтует предплечье, повреждённое при падении с мотоцикла. На лице второго нет свободного места от пирсинга- столько колечек, шариков и других железяк он на себя навесил. Даже вокруг шеи у него ожерелье из стальных шариков. Причёска стандартная- короткие волосы, крашенные в огненно-рыжий цвет.

    Чуть поодаль сидят ещё двое таких же мотоциклистов.

    -Deiv got hicca. (Приехали наконец.)- говорит первый байкер, затягивая узел эластичной повязки.- Крис!

    Второй байкер смотрит на меня и расплывается в улыбке.

    -Tuv runt da us a lotta tai, qviki. (Побегал же ты от нас, живчик.)- констатирует он.

    -Спокойно, Анри, это друзья,- говорит Неро.- Что это у тебя такой испуганный взгляд? Они ничего плохого не сделают. Им просто надо, чтобы ты выполнил для них одно задание, за которое они готовы тебе хорошо заплатить.

    Неро говорит так, будто воображает себя самым крутым перцем в полисе.

    -Счего ты решил, что у меня испуганный взгляд?.. Что ж, хорошую работу я всегда готов исполнить. Авы? Сами-то почему не взялись?

    Неро улыбается.

    -Мы все попробовали- и не один раз. Увы!.. Но я вспомнил, как легко ты отбил мои атаки, и подумал, что у тебя должно получиться.

    -Ну, конечно, это же великий Я!.. Что за работа?

    Крис осклабился:

    -Hossers da cul as potch! (Парень явно с деловой жилкой!)

    -Кто вы вообще такие?

    -Они называют себя Огненные Коты,- объясняет Штейнер.- Одна из самых могущественных банд полиса. Очень эксцентричные люди. Носятся на своих байках, как психи.

    -Tu gona fer da hyto as tu hut-cut a destero, us gona hi-quot frik da tu! (Непереводимо. То есть переводимо, но непечатно.)

    -Да ладно, Крис, успокойся,- умиротворяющее поднимает руки Штейнер.

    -Us gona giv tu da hot-dodge a hom da us, if tu gona hit da test-werk. Go, hacker, go. (Мы дадим тебе работу, если пройдёшь тестовое задание. Давай, хакер, приступай.)

    Сэтими словами мне передают диск.

    -Hack it! Get da info outta it! (Взломай! Нам нужна информация с этого диска!)- говорит покалеченный.

    -Уменя же нет с собой компа, как я хакну его? Просто подышу на диск?

    Байкер в ответ порылся в своей сумке и достал портативный компьютер, имевший тем не менее считывающую пластину для дисков. Ачтобы взломать, особо сильный компьютер и не нужен.

    Простенький подбор пароля не прошёл. Требуется быстренько написать программу-сканер. Будь я один- ушёл бы себе в виртуальность и сделал всё за пару минут. Аздесь придётся постучать по клавишам.

    -Что-то ты медленно на клавишах работаешь,- говорит Штейнер.- Ядумал, твои руки так и будут летать.

    Это верно. Привыкнув вводить команды через плату, на клавишах я работал мало- в основном только когда играл.

    -Не моя клава. Не привык к такой раскладке,- отмазываюсь я.

    Через полчаса упорного труда я написал по памяти программку, запустил её и вскрыл защиту диска.

    -Яже говорил: ему такое- раз плюнуть!- смеётся Старк.

    Неро качает в знак уважения головой.

    -Us da best hacker I saw! (Ты лучший хакер из всех, кого я видел!)- говорит байкер с забинтованным предплечьем.

    -Подумай хорошенько, Анри, прежде чем браться за эту работу,- внезапно оживает Штейнер.

    -Очём ты, Руди?- спрашиваю его напрямую.

    -Сейчас ты стоишь вне борьбы. Ты нейтрален. Ни у кого нет причин убивать тебя. Коты враждуют с другими бандами. Если ты начнёшь выполнять их задания, то тоже будешь втянут в эти игры.

    -Аразве вы не выполняете их заданий?

    -Мы- группа, мы должны действовать вместе, пусть даже кто-нибудь и не согласен. Не нравится- можешь уйти, но если остался,делай общую работу. Утебя пока ещё есть выбор.

    Итак, карты открыты. Содной стороны, если я вступлю в игру, назад хода нет. Это может замедлить расследование, ради которого меня послали в этот полис.

    Но, с другой стороны, пока я нейтрален, все смотрят на меня несколько напряжённо. Мало ли к кому я переметнусь? Свободным хороший хакер долго не бывает. Всмыслеот обязательств перед кем-то... Мне обязательно понадобится помощь группы Неро- нужно собрать кое-какую информацию по Дну...

    Не очень, конечно, радует перспектива стать мишенью для других банд. Если меня увидят вместе с Котами, если как-нибудь станет известно, что я выполнял на них работу, то за мою жизнь никто не даст и сгоревшей платы.

    Иногда в жизни бывают такие ситуации, когда ты стоишь перед выбором, причём делать его надо быстро и назад дороги не будет. Это как нестись по трассе между полисами. Если не выберешь вовремя, в какую сторону сворачивать, то разобьёшься о развилку. Язавидую Антею! Принимая решение, он потом никогда не скорбит об упущенных возможностях, всегда спокоен и зря не нервничает... Яже заранее знаю, что пожалею о своём выборе, каким бы он ни был...

    -Ну, я, типа, согласен, что надо сделать?

    -OK. Us gotta go nou! (Хорошо. Уходим прямо сейчас!)- говорит Крис.

    Мы выходим из клуба, мне дают ярко-красный шлем и сажают за спину Криса. Коты срываются с места, и скоро я уже думаю только о том, чтобы не свалиться.

    Вгруди всё холодеет: байк под нами кажется таким непрочным и ненадёжным! Мне постоянно кажется, что уж на следующем-то повороте мы точно навернёмся и полетим по асфальту. Это- верная смерть. Даже если не сломаем шеи сразу, нас задавит какая-нибудь из сотен несущихся рядом машин. Только ливер брызнет из-под колёс!

    Но мастерство байкера пока было выше всяких похвал. Вирус меня побери, я сам вожу мотоцикл не намного лучше!

    Скорость! Явесь пропитан твоим ядом! Он во мне, он не уйдёт никогда! Ивечно будет заставлять меня мчаться всё быстрее- до тех пор, пока я не умру в снопах пламени!

    Скорость сродни наркотику.

    Что опаснее? Это вопрос!..

    Но только тот, кто хоть раз вдавливал до отказа тугую педаль, кто сливался с машиной всем своим телом,- он рассмеётся вам в лицо, ведь вы не понимаете смысл его жизни!

    Тот, кто хоть раз уложил байк на бок, вписываясь в крутой вираж, кто мчался по трассе, загипнотизированный послушанием мотоцикла,- он больше не принадлежит этому миру.

    Есть люди, тратящие огромные суммы на модификацию своих тел. Это speed freaks.

    Их скелеты усиливают вставки легированной стали, их байки настроены индивидуально под пилота и учитывают малейшее изменение веса или центра тяжести.

    Освоих глазах спидфрики всегда заботятся особенно тщательно, идя на операцию при малейшей аномалии. Вглазах- их жизнь.

    Они сделали всё, что только возможно, для ускорения рефлексов. Цирковой трюкач позавидует координации их движений, а хирург- гибкости и ловкости пальцев.

    Крис, конечно, не спидфрик. Он не поддался до конца этому наркотику. Всё равно: Крис на байке и Крис на земле- это два разных человека...

    Мы сворачиваем и несёмся по пустынным тёмным улочкам, где все дома кажутся слепыми из-за выбитых окон. Встене одного из них зияет пролом.

    Крис едет более-менее спокойно, а вот его друзья вытворяют такие трюки, по сравнению с которыми езда на одном колесе- детская шалость.

    Внезапно дорогу впереди преграждает чёрная машина. Крис укладывает байк в вираже, и я чудом не улетаю из седла.

    Из машины открывают автоматный огонь. Один из Котов валится вместе с байком, ударяется о стену и остаётся лежать. Из треснувшего шлема сочится кровь. Это лишь картинка, которая за долю секунды отпечатывается в памяти,- смазанный скоростью кадр.

    Крис кричит что-то, но я не слышу из-за выстрелов.

    Оглядываюсь: за нами следует только один Кот, третий остался там.

    Сквозь просветы между домов я вижу чёрные машины, преследующие нас по параллельной улице.

    Позади выстрелы раздаются с новой силой- тот автомобиль, что преграждал нам дорогу, теперь гонится по пятам, продолжая на ходу поливать нас свинцом.

    Впринципе в реальном бою дальность выстрела не имеет ничего общего с официальной- сказываются дополнительные факторы и состояние стрелка. Всреднем, прицельная дальность пистолетов- не больше 5метров, короткоствольных автоматов- до 25метров, обычных автоматов и пулемётов- около 90-100метров, снайперской винтовки- порядка 500метров. При превышении этих значений меткость резко падает. Явидел, как стрелок промахивался из пистолета по бегущему в десяти метрах от него человеку, хотя в тире он легко поражал мишени на расстоянии в 100метров.

    Точнее тот, у кого нервы крепче.

    Сейчас меня эта статистика безумно радует. Пули проносятся мимо, не задевая пока никого.

    Впереди дорогу перекрывает ещё одна машина. Крис смещает руку и жмёт на гашетку вмонтированного под руль байка пулемёта. Чтобы создать веер из пуль, ему приходится выписывать восьмёрки.

    Из-за чёрной машины дважды огрызается дробовик. Несколько дробинок бьются о щиток, прикрывающий ногу Криса, и отскакивают прочь.

    Второй Кот, подняв байк на заднее колесо, просто перепрыгивает машину, одновременно оставляя им гранату.

    Взрыв, летящие осколки и вопли...

    Крис опять что-то кричит. На этот раз я понимаю и отстёгиваю висящий у него наискосок ремень с гранатами. Парочка тут же летит под колёса машине преследователей.

    Крис сворачивает в переулок- со мной на заднем сидении ему не прыгнуть. Внезапно байк заваливается на бок, и мы скользим в таком положении метров десять.

    Несмотря на боль в плече, я вскакиваю, быстро помогаю подняться Крису и, пока он ставит мотоцикл на колёса, с пистолетом в руках слежу за переулком.

    Слышны сирены полиции. Стрельба усиливается. АКрис улыбается:

    -Lets go til dey gonna fuk da cops! (Поехали, пока они отбиваются от копов!)

    -Кто это?

    -Us col them da blaks. Donno hou dei col deselvs. (Мы зовём их Чёрными. Не знаю, как они сами себя величают.)

    Он некоторое время возится с байком, потом заявляет:

    -No wey, men. Us gotta da wok (Ничего не получится, друг. Нам придётся прогуляться.)

    Он стаскивает с себя красную кожанку и прячет её в сумку. Его чёрная майка не скрывает мускулистых рук.

    Мы сворачиваем в следующий переулок и выходим на улицу, по которой нас гнали, немного дальше от места событий. Крис не отказал себе в удовольствии полюбоваться результатами нашей работы.

    Там уже стоят три полицейских машины. Двое стражей порядка описывают арену боя, протоколируя всё сразу в портативные компьютеры. Другие двое укладывают на носилки тело своего товарища. Одна из чёрных машин ещё горит- в неё стреляли из гранатомёта. Во второй роется полицейский.

    Яобращаю внимание на трупы Чёрных. Они действительно любят этот цвет- одеты в чёрную кожу, чёрным выкрашены их ногти и губы, длинные волосы тоже чёрные. Авот лица у них намазаны чем-то белым, отчего и при жизни, видимо, выглядят, как у мертвецов.

    Крис по дороге рассказал мне, что его банда воюет с Чёрными: делят районы влияния. Поэтому и случаются постоянно перестрелки. Если Коты ездят на байках и предпочитают такую одежду, в которой удобно, то Чёрные маниакально любят шикарные чёрные машины, костюмы, кожу, шнуровку, латекс и другие подобные штучки. Крис отметил со смехом, что у них и не поймёшь, кто девушка, а кто парень: все выглядят как нечто среднее- даже мышц ни у кого нет.

    Через полчаса прогулки Крис вывел меня ко входу в подземный гараж одного из домов. Дверь открылась, не успели мы приблизиться.

    Наши шаги гулко отражали влажные стены. Наконец, при тусклом свете немногих целых ламп я увидел несколько красных мотоциклов, Огненных Котов и поставленный на капот чьей-то машины ноутбук.

    -Мы думали, что вас прикончили, Крис,- улыбнулся один из Котов.- Зак нам всё рассказал.

    -Чтобы меня прикончить, надо быть немного покруче,- ответил Крис, пожимая всем руки.- Сейчас надо поскорее закончить работу. Знакомьтесь, это Анри. Он сумел взломать тот диск.

    Собравшиеся уважительно покачали головами.

    -Что надо сделать? - спросил я, направляясь к ноуту.

    -Ты должен обнаружить на этом компьютере вирус Чёрных, блокировавший доступ ко всей информации, а также определить, откуда он взялся. Если сможешь,- вот анонимная карточка на 3000кредитов!- произнёс один из Котов.

    Полчаса я усиленно изображал упорную работу, не забывая иногда стучать по клавишам. Это даже смешно- специально тянуть время, дабы не показалось подозрительным, что ты можешь всё сделать за пару минут. Коты сидели вокруг, слегка раскачиваясь.

    -Ты молодец, хакер,- сказал один из них, когда я исполнил всё требуемое.- Бери кредитку, ты её заработал. Вследующий раз мы можем рассчитывать на тебя?

    -Несомненно.

    ***

    Выйдя из гаража, я отправился примерно в ту сторону, откуда мы ехали, но вскоре заблудился в тёмных улицах. Ястоял посреди тротуара, соображая, куда дальше идти, и вдруг увидел идущего ко мне человека в длинном плаще. Его лицо надёжно скрывал капюшон. Насторожившись, я молча ждал, готовый ко всему.

    Он, видимо, почувствовал напряжение и, приблизившись, высвободил из капюшона голову. Лицо его ничем особо не выделялось, только глаза какие-то глубокие... у людей таких не бывает.

    -Привет. Меня зовут Ивар,- представился он.- Видел тебя пару раз в клубе вместе с группой Неро. Обычно я тоже там сижу, хотя и не связан никак с компьютерами. Просто нравится атмосфера их заведения... Ты, надо понимать, заблудился?

    Киваю.

    -Нам по пути,- говорит он.- Сегодня просто волшебная ночь!

    -Замечательная,- отвечаю я.

    -Пошли, выведу тебя. Если хочешь найти сегодня Неро,они на концерте в клубе "Ghast".

    -Можно и туда.

    -Ты- друг Некроса?- вдруг спрашивает он.

    -Да...

    Ивар сокрушённо кивает.

    -Знал его... Если хочешь, могу отвести тебя как-нибудь в его квартиру- он снимал здесь неподалёку. Некрос попросил меня в случае чего отдать ключ тому, кто назовётся его другом. Возьми.

    Он протягивает мне пластинку ключа.

    -Ты приехал из Мидиаполиса, как я слышал... Хорошее место.

    -Да. Там нет крыс на улицах.

    -Тебе не нравятся крысы?

    -Акому нравятся эти мерзкие создания?

    -Ты просто не знаешь их так же хорошо, как я. Они- самые умные создания на планете. Их приспособляемость и иммунная система совершеннее, чем у человека. Они действуют стаей и сильны единством.

    Пожимаю плечами. Всегда был индивидуалистом. Конечно, не таким принципиальным одиночкой, как Антей, но мне всё же не требуется обязательное присутствие других. Нет, люди интересны в большинстве своём, и я не разделяю презрения Антея к ним. Кпримеру, хакеры- с их стремлением достичь предела своих возможностей. Учитывая условия, в которых им приходится начинать, они демонстрируют поразительные результаты!.. Но в целом коллективизм мне претит. Тем более...

    -Не все разделяют твои чувства. Крысы нападают на людей. Они переносят болезни... Странно любить крыс.

    Ивар усмехается:

    -Да я их тоже не очень люблю. Скорее даже- совсем не люблю. Просто уважаю- как часть Природы, как часть общей гармонии... Они используют то, что имеют, с максимальной пользой, в отличие от нас. Люди задействуют лишь часть своих возможностей, довольствуясь малым. Аведь в прошлом было столько попыток достигнуть чего-то грандиозного, но мы забыли о них.

    -Очём ты говоришь? Прошлое больше не существует. История сегодня никому не нужна. Она никого ничему не научила: люди либо повторяли прежние ошибки, либо обстоятельства менялись так, что опыт прошлого становился неприменим.

    -Есть, однако, в прошлом ценности, которые не меняются с течением времени. Ведь каждый из нас является источником огромной энергии, которую надо правильным образом направить. Амы сосредоточились на изготовлении приспособлений, компенсирующих нашу слабость. Этот путь ущербен. Вместо того чтобы воспитывать в себе силу, мы пропагандируем леность. Каждый нефункционирующий участок тканей и нервов- это вызов нашей воле и жизнеспособности. Если мы не ответим на него, то крах цивилизации неизбежен. Знания опасны для тех, кто, будучи не в ладу с самим собой, предпочитает применять их для управления другими людьми и предметами, вместо того чтобы улучшать и совершенствовать самих себя.

    -Это лишь страшилки.

    -Страшилки? Аты можешь управлять своим телом вот так?- Сэтими словами Ивар сбрасывает свой плащ.

    Он бежит вперёд, потом резко подпрыгивает и крутится в каком-то замысловатом сальто, подскакивает, хватаясь за карниз, в мгновение ока исчезает в темноте, окутывающей стены небоскрёба. Ястою некоторое время, ожидая его, а он внезапно кладёт руку на моё плечо сзади.

    Уменя превосходные рефлексы. Искорость реакции- абсолютная. Явсегда начеку. Поэтому, почувствовав касание, моё тело автоматически приходит в движение: я наношу резкий удар локтем в лицо предполагаемому противнику. Локоть проваливается в пустоту. Разворачиваюсь, одновременно уходя от ответного удара.

    Ивар- он сумел подобраться ко мне абсолютно бесшумно- смеётся и уклоняется в сторону, его руки кажутся немного размытыми- с такой скоростью он ими действует...

    ...Свключённой платой всё становится на свои места и замедляется.

    Ивар выбросил руку вперёд, она медленно-медленно поплыла к моему животу, я немного отклонился, нырнув под следующий замах, оказался за его спиной и нанёс удар по печени, подсекая сразу и ноги.

    Но Ивар подпрыгнул чуть ли не на уровень моей головы, быстро ударил меня пятками в грудь и, прокрутившись в воздухе, приземлился на ноги за три метра...

    Явстаю и отряхиваюсь.

    -Зачем надо было бить так сильно?- спрашиваю Ивара, с улыбкой надевающего плащ.

    -Твой удар локтём не выглядел слабее. Япросто продолжил игру.

    -Это был рефлекс! Явсегда так реагирую на внезапное прикосновение.

    Ивар смеётся:

    -Аты нервный!.. Впрочем, все хакеры таковы... Признай: ведь я появился у тебя за спиной бесшумно?

    -Да.

    -На самом деле, я производил шум, просто ты его не слышал. Потому что был под внушением.

    -Это невозможно.

    -Ну, раз я тебя обманул, значит, возможно... Хочешь ещё один опыт? Яуже убедился, что у тебя хорошая реакция. Асможешь уклониться от удара, если перед ним мы будем смотреть друг другу в глаза?

    -Легко.

    Включив плату, я замедлю время (точнее, ускорю своё мышление), значит, замечу его движение, как только он его начнёт. Влучшие времена и от пуль уворачиваться доводилось.

    Мы стоим и смотрим друг другу в глаза. Проходит минута.

    Внезапно я обнаруживаю себя на земле, а грудь опять болит.

    Проклятье, и с включенной платой я не заметил никакого движения! Не психической же энергией он меня ударил?!

    Мы повторили фокус ещё два раза, прежде чем я поверил, что Ивар и вправду обладает некими сверхъестественными психическими возможностями.

    Крысы задумчиво следили за нами... Интересно, что они едят?

    Полуразложившиеся трупы?..

    Мы вливаемся в поток прохожих.

    -Ты смотрел когда-нибудь на полис с крыши дома?- интересуется Ивар, когда мы миновали пару улиц.

    -Нет. Апочему ты спрашиваешь?

    -Мне кажется, ты можешь меня понять.

    Он на ходу поднимает голову и смотрит вверх:

    -Там тихо... Там очень-очень тихо... Шум машин, бесконечным конвейером пересекающих улицы, туда почти не долетает... Люблю сидеть в одиночестве на высокой крыше. Высоты не боюсь. Это моё самое любимое занятие- смотреть на полис и видеть под собой долину огней, напоминающих глаза, обращённые к небу... Когда идёт дождь, капли достигают крыши раньше, чем улиц. Они начинают барабанить по поверхности всё сильнее и сильнее, с нарастающим гулом большого ливня. Струйки воды медленно стекают по моим плечам. Протягиваю ладонь- и в моей горсти крутится маленький водоворот, в котором быстро-быстро исчезают капли... Там никто мне не мешает... Представь себе пустынную крышу под дождём. Она начинает блестеть; единственное тёмное пятно на ней- это я... Сижу и думаю о тех людях, которых мне не видно с высоты и которые оттуда кажутся такими маленькими перед лицом ночи и дождя...

    Яневольно смотрю на Ивара. Вего глазах отражаются разноцветные галактики- скопления уличных огней. Надо бы использовать этот образ в дизайне.

    -Аведь есть и такие, кто ни разу в жизни не поднимался на крышу. Иникогда не поднимется- они не поймут, зачем рисковать и что интересного можно разглядеть в кромешной темноте... Если рассказать им, что я люблю сидеть в одиночестве на крыше дома и смотреть вниз, они рассмеются и посчитают меня сумасшедшим.

    -Ты прав.

    Ивар отвлекается от своих мыслей и поворачивает ко мне голову. На его худом лице- усмешка.

    -Да. Ты меня понимаешь. Вы тоже сумасшедшие- все хакеры и компьютерные фрики. Общество и вас считает ненормальными. Более того, оно на вас охотится.

    Это горькая правда.

    Мы узнаём друг друга в толпе по красным глазам, воспалённым долгим сидением перед монитором, по нервно дрожащим пальцам- обычный недуг всех компьютерщиков, которые сажают себе нервную систему частыми посещениями виртуальности... Иногда я встречался взглядом со случайным посетителем кафе- и мы молчаливо расходились, улыбаясь друг другу странной улыбкой, понятной лишь таким же сумасшедшим...

    Мы быстрым шагом идём по улице. Вкаждой чёрной машине мне чудятся белые, как смерть, лица и автоматы...

    Какой-то человек чуть не сбивает меня с ног, извиняется и убегает дальше...

    Ивар покупает себе пачку сигарет у очень странного уличного продавца- по такой цене, которую никто не даст за простой табак. Он начинает говорить что-то о Неро, о группе, о постоянной войне Котов и Чёрных...

    Слушаю его в пол-уха, потому что внезапно вспомнил, где мог видеть лицо чуть не сбившего меня человека,- это же кланер Гэль!.. Явсё ещё не могу привыкнуть, что действую в полисе в одиночку, что мне нельзя выдавать своё присутствие даже своим. Ведь и Гэль может оказаться тем, из-за кого исчезают другие наши.

    Куда они деваются? Зачем кому-то нужно убивать соклановцев, если предположить, что их убивают?.. Ладно, сначала надо найти Инфа...

    СИваром прощаемся на перекрёстке.

    -Вот я и довёл тебя. Не обижайся за мои шуточки.

    -Хорошо,- отвечаю я (грудь ещё саднит!).

    Иуже в спину ему:

    -Эй, Ивар, спасибо!

    Он в ответ пожал плечами, не оборачиваясь.

    Надо присматривать за ним... Уменя такое чувство, будто он Хранитель... Правда, настоящий Хранитель никогда не полюбит хакеров; настоящий Хранитель также слишком утончён, чтобы проводить жизнь среди отбросов общества и чтобы одеваться в какой-то старый плащ...

    Клуб, в котором проходил концерт, располагался в подвале одного из домов. Его обстановку было сложно разглядеть- и освещение отвратное, и народа толпилось довольно много.

    На сцене стояли 4человека: двое с синтезаторами, один с гитарой, ещё один за барабанной установкой. За их спинами висел огромный экран, на котором в ритм музыке появлялись и исчезали образы, генерируемые компьютером.

    Конечно, можно было заменить барабанщика ещё одним синтезатором, но, по моему скромному мнению, ничто не сравнится с энергией, которую генерирует здоровенный человек, что есть сил лупящий по барабанам.

    Рядом со мной кто-то сказал своему соседу:

    -Luk da drumar lokin up! (Посмотри, как барабанщик делает lock up!)

    Так называется специальная манера фиксации кисти при извлечении особо брутальных звуков. Мощь бластбитов этого парня действительно потрясала. Он с ураганной скоростью задействовал всё, что только было в его гремящем хозяйстве.

    Да и коллеги, надо отдать им должное, не отставали и давали жёсткий, плотный саунд. Царил жестокий электро. Одинокий гитарист чесал струны с бешеной скоростью, умудряясь ещё и что-то петь. Голос, кроме микрофона, они ещё обложили "примочками", так что он напоминал нечто компьютерное. Вобщем, соответствовал музыке... Нет ничего хуже, когда голос и музыка не совпадают по характеру.

    Посетители клуба отлично проводили время. Кто-то стоял перед сценой, раскачиваясь в ритм музыке, кто-то сидел за столиками, поглощая самые разнообразные напитки.

    Яоборачиваюсь на дружеский тычок в плечо.

    -Привет!- улыбаясь, кричит Неро, чтобы я услышал его.- Познакомься, это Линда, моя девушка!

    Якиваю стоящей рядом с ним красотке с крашеными белыми волосами. Нет, определённо, не нравятся мне такие, как Неро: они хватают всех за руки, таскают за собой, а в разговоре и вовсе потрясают: "Проходите, дорогие гости, посмотрите: вот моя кровать, мой стол, мой диванчик, мой компьютер, моя девушка, мой телевизор, мой музыкальный центр..."

    -Зашёл с нами развлечься?

    -Да,- выдавливаю на лице улыбку.- Мне нравится здесь. Агде остальные?

    Неро махнул рукой в сторону соседнего помещения:

    -Они там!- кричит он.- Развлекаются с компами!

    Янаправляюсь туда, но он меня окликает:

    -Акак работа для Котов? Сделал?

    -Сделал.

    -Честно тебе скажу- ты самый великий хакер из всех, кого я знаю!

    Развожу руками- ещё бы, я тоже так думаю!

    Он улыбается мне, но это ничего не меняет. Ячувствую, как он меня ненавидит. Ипонимаю- за что!

    Прохожу в соседнее помещение. Здесь музыка звучит потише, хотя стены всё равно вибрируют... Нельзя не уважать музыку, от которой дрожат стены!..

    Лита, Старк, Эрик, Штейнер, Мот сидят за одним столиком, еле разместив на нём компьютеры. Пальцы молотят по клавиатурам быстрее, чем у синтезаторщиков на сцене.

    -Привет всем ещё раз.

    -Ну как, сделал?

    -Да.

    -Сколько заплатили?

    -Три тысячи кредитов.

    Мот присвистнул.

    -Неплохо,- говорит Старк, не отрываясь от монитора и клавы.

    -Авы чем тут балуетесь?

    -Ой, ну куда же нам до вас, великих,- улыбается Старк.- Мы только играемся, только развлекаемся...

    Смотрю на его монитор. Там лишь цифры. Какая-то неизвестная мне программа.

    -Глянь лучше у Руди- там картинка!

    На мониторе Штейнера через оптику автоматической телекамеры виден зал какого-то завода. Механизированный конвейер с деталями... Двигающиеся руки роботов...

    -Они сражаются за контроль над вот этим роботом,- тычет пальцем в экран Штейнер.- Победит тот, кто заставит его исполнить свою программу. Лита хочет поднять одну из деталей с конвейера, Старк должен ударить соседнего робота, Эрик пытается отъехать к двери, а Мот собирается взять ту балку и положить поперёк прохода.

    Яприсаживаюсь рядом и слежу за экраном. Робот дёргается то туда, то сюда... Вот он начинает протягивать руку к конвейеру, но сосед внезапно атакует его.

    -Это нечестно!- кричит Лита.

    -Можно использовать всё что угодно,- отвечает Старк, хихикая.

    Внезапно он разражается проклятиями.

    -Кто атаковал мой комп?!

    -Ты же сам сказал, что можно использовать всё,- спокойно парирует Эрик.

    -Ты негодяй! Мы так не договаривались!

    -Сам виноват, нечего быть беспечным!

    На экране робот всё порывается то отъехать к двери, то взять что-то с конвейера.

    -Старки! Ты теперь меня хочешь атаковать?- возмущается Эрик.

    Старк только смеётся и продолжает стучать по клавишам.

    -Ну всё, сейчас получишь!- Эрик вскакивает с места, но Старк оказался быстрее и уже отбежал от него.

    -Давай, Эрик, давай! Посмотрим, кто лучше дерётся!- кричит он.

    Эрик с воплем бросается на Старка, тот уворачивается и бьёт Эрика под колено. Они ведут драку, которая отличается от настоящей только тем, что не используются грязные приёмы,- ведь не враги же в конце концов! Это просто одна из традиций тех, кто вырос на улице.

    Во многих местах любого полиса каждый день сходятся в поединках молодые люди.

    Кто-то так выплёскивает свою злобу...

    Кто-то так доказывает что-то другим...

    Кто-то просто любит драку за напряжение всех жизненных сил...

    Эти люди узнают друг друга по синякам и сбитым костяшкам кулаков вернее, чем по именам.

    Яне жалую подобные забавы, а вот Антей и Митер частенько встречались с другими соклановцами в дружеских поединках.

    Яслишком ленив. Мне дали физический носитель с замечательными мышцами, а я даже не поддерживаю его физическую форму. Надо, надо делать какие-нибудь упражнения, чтобы хотя бы не накапливать лишний жир и содержать мышцы в работоспособном состоянии...

    Вылезаю из образовавшейся толпы и иду купить что-нибудь выпить и перекусить. Всоседнем зале я видел бармена за стойкой. Он отлично смешивает для посетителей коктейли и одну за другой приносит широкие пластиковые тарелки с чем-то вкусным.

    Лита закрывает свой компьютер и догоняет меня:

    -Подожди, я тоже проголодалась.

    Улыбаюсь: впервые за последние дни не буду трапезовать в одиночестве.

    -Втаком случае я угощаю. Отметим получение 3000кредитов. Что тебе взять?

    Лита пожимает плечами:

    -Чего-нибудь нежирного и неострого, лучше всего рагу из овощей. Надо придерживаться диеты.

    -Рагу из овощей и бифштекс с картошкой,- говорю я бармену за стойкой.

    -Что будете пить?- спрашивает он, посылая с маленького компьютера команду на кухню.

    -Мне- минеральной воды с лимоном,- решает Лита.- Иещё чашечку горячего шоколада.

    -Хорошо, тогда две минералки с лимоном и две чашки шоколада.

    Бармен ловко открывает бутылки, наливает минералку, кладёт в стаканы дольки лимона. Потом наполняет два пластиковых жёстких стаканчика горячим шоколадом из автомата.

    Вокошечко за его спиной стучат, он резко разворачивается, берёт оттуда и ставит перед нами на стойку поднос с рагу и бифштексом.

    -Пожалуйста. Свас 132кредита...

    Да, натуральные продукты в наше время дороги!..

    Явставляю данную мне Котами карточку в щель кассы, набираю код и сумму. Это анонимная карточка, то есть деньгами может воспользоваться любой человек, не требуется формальностей и персонального счёта в банке.

    Мы садимся за столик. Музыка в главном зале временно прекратилась.

    -Ты действительно блюдёшь диету?- спрашиваю я, наблюдая, как Лита перемешивает рагу.

    -Ачто, незаметно?- смеётся она, выпрямляясь, чтобы я мог видеть тонкую талию.- На самом деле просто вывожу вредные вещества из организма. Один месяц из трёх я всегда посвящаю своему здоровью... Как твой бифштекс?

    -О, он превосходен!..

    Белый пластмассовый нож гнётся, не желая отрезать кусочек мяса.

    -Ты только подумай, как вреден для твоего организма этот пропитанный жиром кусок! Аещё перец, приправа...

    -Пожалуйста, не порть мне аппетит. Это всё равно невозможно.

    Лита улыбается, вертя в пальцах свой браслет-головоломку:

    -Ятак часто вывожу из себя друзей... Но ведь действительно многие живут так, будто им заменят износившиеся тела!

    Вилка застывает в моей руке на полпути ко рту. Очень интересная метафора. Ценю.

    Браслет в её тонких пальцах превращается то в шар, то в длинную палочку, то в звезду...

    Ясмотрю на неё, и в каждом движении, в каждом жесте Литы воскресают образы других женщин... Япомню имя той, чья улыбка была точно такой же... Япомню глаза той, что точно так же склоняла голову... Ясловно наяву вижу ту, чьи ресницы тоже мелко подрагивали и опускались вниз так же плавно...

    Во всём виновата кочевая жизнь, которую я вёл несколько лет после выхода из Клана на поверхность. Когда постоянно знакомишься и встречаешься с огромным количеством людей, то в конце концов невольно привыкаешь их между собой сравнивать. Ивсегда обнаружишь памятные твоему сердцу детали... Это знание и настраивает меня на симпатию к людям, а также избавляет от частых привязанностей.

    -Трудно было?- спрашивает Лита, имея в виду работу для Котов.

    -Да, но встречались вирусы и посерьёзнее.

    -Не сомневаюсь... Особенно вспоминая те, которые вырубили комп Неро. Жаль, что они самоуничтожились... Его твоя работа очень впечатлила. До сих пор ходит сам не свой, пытаясь осмыслить, где допустил ошибку... Он, кстати, и рассказал про тебя Котам. Чуть ли не гарантировал, что ты обязательно им поможешь.

    -Вот как? Спасибо ему, спасибо...

    Значит, Неро захотел меня подставить... Вариант, что он просто восхищается моим искусством, даже не рассматриваю из-за его наивности.

    -УКотов была небольшая проблема- их атаковали хакеры Чёрных. Их нашли, но они успели скрыться...- рассказывает Лита.- Здесь всегда так. Если банда узнаёт, что ты помогал их противникам, то на тебя открывают охоту, нанимают других хакеров, чтобы вычислить твой след. Тебе стоит помнить об этом и впредь быть осторожным. Никогда никому не говори о своей связи с Котами. Никогда никому не говори, где ты живёшь. Приобрети полезную привычку не оставлять за собой следов...

    Да, в полисе полно хакерских групп, и они между собой не всегда ладят. Частенько оказываются и по разные стороны баррикад. Правда, все едины в ненависти к официальной власти. Тех хакеров, которые предали своих друзей и теперь работают на правопорядок, скрэбберов, тоже ненавидят сообща- вечная война Дна и Системы, в которой не берут пленных...

    Лита изящным жестом берёт стакан с минералкой, делает глоток.

    -День назад ты мог подумать, что я постоянно напиваюсь... На самом деле я редко... злоупотребляю... Тогда как раз на меня нашло.

    -Не бойся, моё мнение о тебе не слишком поколебалось. Штейнер рассказал всё... Можно понять...

    -Штейнер иногда чересчур добр,- говорит Лита с внезапно появившейся в голосе стальной стрункой.- Он, уверена, так расписал, что присутствовавшие рыдали от жалости... Как будто мне нужна жалость! Сострадание- удел слабых!.. Не терплю, когда меня жалеют, и ненавижу сочувственные взгляды! Это всё внешнее... Каждого волнует только он сам- и меня тоже... Аостальные- безразличны!

    Ямолчал. Втакие моменты лучше ничего не говорить.

    -Янапилась так во второй раз в жизни... Расскажу тебе одну историю. После неё я напилась в первый раз. Это было давно, года три назад. Уменя была подруга, Элен, не помню уже фамилии- я всегда называла её Элен. Однажды она пришла ко мне со своей бедой. Она работала в Zimmer Co- не очень большой посреднической компании. Из-за ошибки, допущенной Элен, компания понесла убытки. Анезадолго до этого я обмолвилась ей между делом, что скопила приличную сумму на обучение брата в университете. Элен попросила дать ей взаймы, чтобы она смогла восполнить недостачу. Взамен пообещала устроить моего брата в отдел киберполиции, где раньше работала её мать. Там дают очень хорошее образование: сотрудники киберполиции должны охотиться на хакеров, то есть быть не менее техничными. После отставки они всё равно остаются связанными с полицией- им куда-то зашивают микрочипы, так что отыскать любого не составляет труда... Мне не хотелось, чтобы мой брат стал охотником на хакеров. Ядумала о хорошем университете, из которого он бы вышел специалистом и перед ним открылись любые пути. Но нельзя было и отказать своей лучшей подруге. Ядала ей эти деньги, хотя отказалась от её предложения. Всё же и о брате требовалось позаботиться. Япризадумалась... Элен как-то упоминала о системах безопасности, используемых в её фирме, и я решила хакнуть эту контору. Мне казалось, что Элен ничего не узнает. Ну и славы захотелось. Признания на "сцене"... Япозвала двух знакомых хакеров, рассчитывая, что они станут свидетелями моего триумфа. Мы воспользовались паролем, выведанным мною у Элен, и всё прошло, как по маслу... Ксожалению, мои коллеги не ограничились только деньгами. Они решили устроить небольшой сбой, который бы заморозил поиски по меньшей мере на несколько дней. Когда Элен узнала о сбое, то поняла, что использована информация, о которой через неё знала только я. Мы встретились, и я обо всём ей рассказала. Она не просто обиделась- она разорвала со мной все отношения, хотя и не заявила, куда следует. Теперь она работает в киберполиции. Вот так можно потерять человека, кто был тебе близок многие годы. Это так же просто, как разбить стакан.

    Ясмотрел на Литу, и мне опять на ум приходила мысль о множестве выборов, встающих перед человеком. Жизнь- словно вода в горсти. Ты умираешь от жажды и должен её выпить или перелить куда-нибудь, иначе она лишь вытечет сквозь пальцы, но как знать, не яд ли это? Выпить или пусть вытекает сквозь пальцы?

    -Таков наш удел. Мы постоянно вынуждены делать выбор, и не всегда удаётся поступать правильно,- говорю я Лите.- Один мой друг никогда не мучается по поводу совершённого им. Что бы ни случилось, прошлого не изменить, а потому не стоит убиваться, полагает он и живёт спокойно, не растрачивая жизнь на самокопания.

    -Ятак не могу. Ксожалению... Или к счастью...- отвечает Лита.- Явсегда была склонна к самоедству...

    Да, она приятная собеседница. Мне даже всё равно, что она говорит,- мне интересно следить за её мимикой, жестами, движениями... Это редкий дар, присущий немногим людям...

    Отужинав, я отправляюсь домой. Пора уже. Денёк выдался непростой.

    Дома загружаю программу, стремясь как можно скорее выплеснуть все накопившиеся за день образы, превратить их в картины. Япрежде всего дизайнер. Даже в момент своей смерти, наверно, буду удивляться, как мягко разливается свет по летящей пуле.

    Перед тем как лечь спать, выставляю таймер ноута на утро- он начнёт играть какую-нибудь мелодию по нарастающей громкости.

    Сначала я назначил время пробуждения на 9часов, но потом передумал и поставил на 8:30, лишая себя целых 30минут сна.

    ***

    Утром продолжил работу над набросками, сделанными накануне. Убрал неровности, на которые вчера не хотелось тратить время, подправил пару рисунков, посмотрев их свежим взглядом.

    Шея всё ещё беспокоила той ноющей болью, которую из всех разновидностей боли я больше всего не люблю.

    Покончив с творческой работой, приступил к просмотру баз данных, составленных Некросом. Скучное занятие. Но я привык перерывать тонны документации и материалов.

    Начнём с систематизации данных в специальной таблице. Это дисциплинирует мою мысль.

    Имена... Места... Факты... Закономерности...

    Просидел так полдня, а после обеда позвонил в фирму, занимающуюся ремонтом автомобилей, и потом внимательно наблюдал, как вставляют новые стёкла и выправляют вмятины на моём "Гарвее".

    Далее я рассчитывал продолжить составление таблицы, но позвонила Лита.

    -Анри, мне нужна твоя помощь.

    Вскоре я, сам не понимая, зачем мне это надо, слонялся в ожидании Литы рядом с ярко-зелёным киоском на пересечении проспекта D-4и улицы С-12.

    Идиотская блажь обозначать улицы, дороги и проспекты буквенно-цифровым кодом!..

    Лита появляется из толпы внезапно.

    Только что я был один, а вокруг пробегали манекены в одинаково тёмных одеждах, и вдруг- она.

    -Пойдём.

    Ничего не остаётся, кроме как следовать за ней.

    Мы молча идём по улице, запруженной народом. Вокруг снуют люди в шляпах, плащах, с зонтами в руках или подмышкой. Кто-то тащит ещё и свёрток, кто-то- кожаный дипломат. Чуть поодаль человек в короткой куртке и с гладко выбритой головой оживлённо спорит с узкоглазым уличным продавцом.

    -Ты скажешь, зачем нужна моя помощь?

    -Не здесь,- отвечает Лита, ловко уклоняясь от случайного прохожего.- Когда придём на место, я всё объясню.

    -Почему ты не попросила помочь кого-нибудь другого?

    Она резко останавливается:

    -Если не хочешь- иди, справлюсь без тебя!

    -Нет-нет, что ты. Просто я- новенький в городе, а они- твои друзья.

    Мы идём дальше. Сворачиваем за угол. Впереди сияют огни известного развлекательного центра.

    -Понимаешь, от Мота или Штейнера мне помощи не получить. Эрика и Старка не хочу просить, а Неро никуда не пойдёт от своей девушки.

    -Понятно.

    -Надо зайти ещё за одним парнем. Он тоже может помочь.

    Мы проходим до конца улицы и пересекаем огромный мост, под которым расположена широченная 12рядная дорога.

    Утомляет этот принцип многоуровнего строительства! Нигде и никогда нельзя сказать с уверенностью, стоишь ли ты на земле, над ней или в глубоком подземелье. Тросы, по которым ползут над нашими головами фуникулёры, провода, транспаранты- это всё части огромной сети, улавливающей в себя полисных букашек.

    Дальше мы следуем по улице, на которой полно мелких магазинчиков.

    Не каких-то обычных, а маленьких изысканных бутиков, в которых один кожаный пояс стоит примерно с мой гонорар у Котов. Вокнах- манекены, одетые в самые шикарные вещи.

    На одной из витрин надпись: "Магазин закрывается, скидки 80%!" Маленький аккуратный магазин, ярко освещённый и какой-то тёплый, уютный... Но внутри нет ни одного покупателя. Посреди зала стоит темноволосая девушка-продавщица и смотрит на прохожих через витрину. Яслучайно ловлю её взгляд...

    Человек с серым дипломатом, догоняющий лист бумаги, унесённый внезапным порывом ветра...

    Прямо посреди тротуара- оборванец с вывеской-рекламой, зазывающей в новый ресторан. Никогда не подумал бы, что у ресторана могут быть управляющие, нанимающие подобных типов...

    Дождя нет. Звуки полиса словно обрели силу. Нас обволакивает целое звуковое облако: шум толпы... высокие ноты разговора двух подруг... усталый голос продавца, рассказывающего о преимуществах данного костюма... рёв мотоциклов и машин, трогающихся от перекрёстка... шорох газеты, которую разворачивает человек, ждущий автобуса.

    Люблю города. Обожаю ходить по ним, чувствуя себя частичкой населения, незаметным человеком... Во мне мало развито чувство элитарности, присущее всем кланерам... Я... это покажется странным, но я люблю людей. Там, где Митер может устроить стрельбу, где Антей в гневе скажет несколько слов, я лишь улыбнусь.

    Они такие забавные- эти люди.

    Яне хожу с плеером, но в моменты восторга так и хочется добавить к естественной музыке города дополнительный саундтрек- какую-нибудь необычную мелодию старого доброго Альфреда из нашего ваулта... Наложить на прозрачный перелив клавиш тяжёлые ноты контрабаса...

    Листы бумаги неведомо откуда и неизвестно куда несёт ветер над головами прохожих...

    Рабочие вставляют новое стекло в витрину...

    Стекольное дело, наверно, ужасно прибыльное- повсеместно бьётся потрясающее количество стекла в единицу времени!..

    Хочу забыть обо всём- о поисках Инфа, об исчезающих кланерах, о человеке в обгоревшей одежде, предвещающем мою смерть... Хочу зайти наугад в одну из маленьких кофеен, заказать чашечку кофе, сесть на высокий хромированный стул и созерцать в окно горящие неоновые иероглифы на стене противоположного дома...

    Бумажный змей, оборвавший привязь и играющий на ветру хвостом из разноцветных обрывков в победном полёте...

    Внезапно Лита останавливается.

    Улица впереди перегорожена жёлтыми лентами полиции. Стоят почему-то безголосые машины. Вбелый медицинский фургон кого-то уносят на носилках суровые молчаливые доктора. Синие и красные огни бегают по лицам людей... Как холодно!..

    -Отдел по борьбе с хакерами,- шепчет Лита.

    Пальцы девушки начинают нервно дёргаться, я ловлю её руку. Она холоднее льда.

    Лита смотрит вперёд, лицо похоже на маску, какие продаются в окрестных районах темнокожими нагловатыми продавцами с длинными кучерявыми волосами, заплетёнными в десятки косичек.

    Полиция составляет протокол. Видны обугленная почерневшая стена и выбоина в асфальте. Много крови. Тело на тротуаре- парень в поношенной куртке лицом вниз. Из-под него к водозаборникам тянутся быстро подсыхающие красные струйки.

    Люди на улице закидывают головы и смотрят вверх. Этаже на 30м включены все огни, оттуда выглядывает полицейский.

    Втолпе выделяется женщина в светлом красивом платье, она держит на руках дочку- очаровательное создание лет трёх. Женщина поднимает девочку повыше, чтобы она видела мёртвого парня. "Смотри, Люси, хорошие дяди полицейские нас защищают, они всех могут победить!"- говорит мама. Дочка смеётся и тычет пухленьким пальчиком в копа с плазмаганом на ремне и в красивой броне из какого-то бежевого блестящего пластика.

    Один из полицейских присел на капот машины, снял шлем и проверяет свою штурмовую винтовку.

    Среди полицейских в шлемах и броне я вижу знакомую фигуру кланера, когда-то Паука, теперь Виртуала. Он ходит с важным видом в мундире, поправляет стильный галстук затянутой в чёрную перчатку рукой, в общем, неплохо устроился.

    -Что здесь произошло?- спрашиваю я у одного из стоящих.

    Низкорослый усатый мужчина осмотрел меня с головы до ног, потом поведал, что полиция брала трёх хакеров, парней 16-20лет, взломавших на прошлой неделе Tyrels Bank, но почему-то оттуда ничего не взявших. Одного хакера расстреляли в квартире, второй и третий успели выбежать, убив по дороге двух полицейских. На улице их уже ждали. Одного сразил снайпер- его труп лежит на тротуаре, второй- долго отстреливался, пока его не зажали в подворотне. Тогда парень вышел с поднятыми руками, выбросив оружие. Но когда собрались его обыскать, сработала спрятанная под одеждой взрывчатка. Двух полицейских и самого парня разорвало на части, женщину-полицейскую здорово изуродовало.

    -Watta dumbling griffer, hes jus craz litl motfacker, hot kil ol da griffing hackers! Watta U sink? (Ну что за долбаный негодяй, он просто долбаный долбёжник, чтоб их всех поубивали, этих долбаных хакеров! Ты как думаешь?)- вопросом закончил свой рассказ этот добропорядочный гражданин.

    Ядаже не нашёл сначала приличных слов для ответа. Однако, совладав с собой, сказал ему вежливо, что это просто трижды долбаный полис, раз в нём установлена смертная казнь и расстрел на месте за простейший взлом.

    Гражданин остался стоять, выпучив глаза и хлопая ртом, как рыба, а мы с Литой свернули в переулок и обошли затор.

    -Ябы хотела послать пулю в лоб каждому копу, каждому человеку, стоявшему в той толпе и глядевшему с радостью на мёртвого хакера... Ябы хотела разнести каждую машину... Яхотела бы быть там и помочь погибшим ребятам,- говорит Лита.

    -Да ты хоть стрелять-то умеешь?.. Говоришь как ребёнок!

    -Смотри!

    Лита достаёт из внутреннего кармана пистолет и целится в дальнюю лампу.

    -Ты даже держать не умеешь оружие!- Яеле успеваю отобрать у неё пистолет до выстрела.- Пожалуй, надо поучить тебя немного.

    Мы заходим в безлюдный переулок, и я читаю короткую лекцию, сопровождая её наглядной демонстрацией:

    -Ты держишь пистолет очень глубоко в ладони. При этом- смотри!- задняя часть рукоятки располагается вплотную к бугру большого пальца. Врезультате при прицеливании пистолет оказывается расположенным в кисти руки под углом к лучезапястной кости. При такой хватке, первое - трудно наводить оружие на цель и удерживать его; второе- сложнее нажимать на спуск; третье- сила отдачи воспринимается не всей рукой, а только большим пальцем. Пистолет поэтому будет сильно отбрасывать при стрельбе, что затруднит повторное наведение на цель. Апри стрельбе очень важна скорость прицельной стрельбы- огневой контакт до выхода из строя одного из противников в среднем длится 2,8секунды. Обе стороны в среднем успевают выстрелить по 2,8патрона. В75% случаев огневого противоборства расстояние не превышает 6,4метра. Поэтому совсем необязательно без промаха бить на дальние дистанции. Надо просто отработать приёмы стрельбы до автоматизма, иметь крепкие нервы и быть всегда настороже.

    Лита понимающе кивает. Япродолжаю:

    -Сначала нужно сформировать правильное положение кисти. Бери пистолет,- я вкладываю рукоять в её изящную руку,- четыре пальца вместе, большой- отведи в сторону и держи параллельно другим... Теперь сжимай их. Большой- фиксирует рукоятку в ладони, указательный- на спусковом крючке... Эту хватку ты должна отработать до автоматизма. После долгих тренировок придут лёгкость и уверенность.

    Лита попыталась взять пистолет правильно.

    -Вот так?- спрашивает она.

    Вголове мелькает мысль, что зря я всё-таки учу воплощение красоты нести смерть, но её перебивает другая: в нашем мире- либо ты, либо тебя... Поэтому каждый должен быть вооружён.

    -Тебе надо постоянно контролировать, чтобы ствол пистолета находился на одной линии с рукой... Большой палец выпрями и направь вдоль ствола. Если будешь держать его, как прежде, согнутым, ухудшится охват, а из-за напряжения большого пальца усилится дрожание оружия. Так... Плотнее обхватывай рукоятку! Пусть средний палец верхним краем упрётся в скобу спускового крючка. Тогда, во-первых, вес оружия лучше распределится по кисти, во-вторых, скоба станет ограничителем для пальцев... Спуск курка научись производить сгибанием только первого сустава указательного пальца. Иначе, когда ты преодолеешь усилие хода, палец провалится и пуля пролетит мимо.

    -Так?

    -Не совсем. Ногтевая и вторая фаланги указательного пальца не должны касаться боковой поверхности пистолета... Да, теперь лучше... Поднимай пистолет и целься, не стреляя.

    -Действительно стало легче, и ствол меньше водит.

    -То, что я тебе говорю,- базовые элементы, которым учат везде. Усилие хвата потом закрепит твоя мышечная память. Но первое время тщательно проверяй положение оружия. Проще всего делать это так: изготовься, прицелься, усиливай и ослабляй сжатие рукоятки. Если ты держишь пистолет правильно, ничто не должно отражаться на положении мушки в прорези прицела.

    Явстаю сзади и направляю её руку на цель.

    -Теперь научимся правильно стоять. Ноги на ширину плеч, стопы слегка разверни! По окружности отставь назад правую ногу. Она будет упором для гашения отдачи... Корпус правым плечом поверни несколько назад... Немного наклонись вперед... Подбородок должен быть чуть впереди коленей...

    Яотхожу и смотрю на Литу со стороны. Веё позе чувствуется ещё некоторая напряжённость, но в целом вполне сносно для новичка.

    Случайный прохожий, забредший в переулок, в страхе убегает, завидев Литу, целящуюся из пистолета.

    -Втакой стойке колебания ствола значительно уменьшатся, быстрее сможешь восстанавливать наводку, а отдача будет поглощаться всем телом. Перенос огня на другую цель осуществляй поворотом корпуса за счёт мышц спины...

    Это не мои слова. Так говорил наш инструктор, Вильгельм Альцварт- человек со старомодными манерами и цепкими глазами. Ялишь передаю его знания некоторым новичкам.

    -Амне говорили, что правую ногу назад отставлять не надо,- замечает Лита.

    -Если её не отставлять, хуже гасится отдача, усиливается напряжение мышц, а отсюда- дрожание всего корпуса... Это стойка для стрельбы на меткость при дальних расстояниях, а в уличных перестрелках нужна скорость прицеливания. Кстати, на ближних дистанциях, когда держишь пистолет двумя руками, их можно не распрямлять до конца, но если цель дальше 15метров, то лучше держать руки прямыми.

    -Чёрт, откуда ты всё это знаешь? Тоже работал в полиции, как Штейнер?

    -Просто я ходил одно время на курсы стрельбы.

    -А, понятно.

    Конечно, Лита не достигнет моего уровня. Яведь в своё время упорно работал по особой методике. Вчастности, отлично натренировал свою навигационную систему: завязывал себе глаза и шёл вслепую на источник звука, всё усложняя обстановку. Опасность падения или удара удивительным образом мобилизует большинство ресурсов организма! Дойти до источника звука... Вернуться на исходную позицию... Повторить то же самое с движущимся звуком... Итак- много раз, до автоматизма...

    Можно научиться делать безупречно 90% всех дел- нужна только упорная тренировка по рациональной системе. Оставшиеся 10% требуют ещё и чего-то неуловимого, необъяснимого, интуитивного...

    Кажется, основное Лита затвердила. Вон как держится- прямо настоящий снайпер... Однако мы ведь не в тир собирались...

    Через пять минут ходьбы она вводит меня в какие-то подвалы. Там очень жарко, пахнет благовониями.

    Появляются странные бритоголовые люди в рясах шафранового цвета.

    -Это ещё кто?- с удивлением интересуюсь я.

    -Это последователи Безначального. Они попросили меня о помощи.

    -Какого ещё Безначального? Секта? Во что они верят?

    -Ввеликого бога Одо, Отца Машин, который наделяет каждую вещь частичкой жизни. Они с величайшим почтением относятся ко всякой технике- это их культ. Уважают и хакеров. Они считают нас пророками Одо.

    Усмехаюсь: мало ли безумцев в наши дни?..

    Авот и главное помещение. Тут действительно курятся благовония, лёгкий дымок витает в воздухе. Люди в шафрановых халатах усаживают нас за стол, уставленный компьютерами. Вуглу я замечаю Ивара.

    -Вот как? Иты здесь?

    Ивар пожимает плечами:

    -Просто хочу понять других людей. Мне забавны эти сектанты...

    Лита ловко распутывает провода, подключает компьютеры к энергосети.

    -Несколько братьев были захвачены полицией два дня назад. Нам надо зайти в сервер полицейского управления, чтобы выведать, где их держат, какие обвинения предъявляют,- говорит она, ставя клавиатуру по привычке себе на колени.

    Киваю. Значит, опять придётся взламывать... Сдругой стороны, смешно ожидать от хакеров, чтобы они, к примеру, целыми днями просто играли с роботами...

    Взлом прошёл на удивление легко. Сама атака длилась не более трёх минут, и вскоре мы получили доступ к базе данных.

    -Всё,- сказал я, откидываясь на спинку кресла, ходящего ходуном под моим весом.

    Ивдруг начинаю понимать, что собравшиеся смотрят на меня как-то странно, включая Литу. Лишь Ивар улыбается, сидя под слуховым окошком подвала.

    -Вчём дело?

    Никто не отвечает. Ребята в смешных шафрановых рясах один за другим опускаются передо мной на колени, бубня какую-то мантру.

    Лита, широко открыв глаза, не в силах вымолвить ни слова.

    -Ивар, что происходит?

    Он отвечает своим бархатистым баритоном, широко улыбаясь:

    -Просто когда вы начали атаку, ты вдруг перестал стучать пальцами по клавиатуре. Твои глаза остекленели, ты как будто застыл и не реагировал на наши слова... Мы хотели вынуть тебя из-за стола, но заметили, что команды продолжают идти в компьютер, причём во много раз быстрее, чем раньше. Транс продолжался, пока ты не сказал: "Всё!" Сектанты теперь считают, что ты- аватар: воплощение великого Одо! Поэтому можешь общаться с компьютерами силой мысли... Ну как, и сейчас не веришь, что в человеке скрыты внутренние силы, которых не объяснить науке?

    -О, чёрт!

    Конечно, я забылся, погрузившись в привычную стихию, и чисто рефлективно активировал имплантант!.. Ещё бы они на меня так не смотрели. Это зрелище может заставить излишне слабонервных полезть в карман за таблеткой чего-нибудь успокоительного!..

    ***

    Явернулся домой, крайне на себя раздосадованный- допустить такой промах!.. Если среди присутствовавших был хоть один кланер, меня раскусили... Всем им прекрасно известно о способности Нейромантов взаимодействовать с компьютерами посредством имплантированного в мозг чипа.

    Ну да ладно, сделанного не вернёшь... Явообще-то не слишком склонен переживать о своих промахах. Самокритика ещё никого ни до чего хорошего не доводила...

    По пути заглянул в соседний магазинчик- купил целый пакет различных пирожных и три литра молока.

    Теперь надо как можно скорее найти Инфа и покончить с этим...

    ...Через стены я слышал орган.

    Его поддерживал мощный хор мужских голосов- инквизиторы на общем молебне пели литанию от Тьмы. Благодарение за пережитую ночь. Иодновременно- очищение от следов Зла, которое было так близко...

    Брат Роберто оказался полноватым и невысоким- ну, копия моего реального физического носителя. Ая в виртуальном мире- длинный, худой человек с неулыбчивым лицом. Волосы острижены довольно коротко: не терплю ни малейших неудобств в бою.

    Брат Роберто был также болтуном, что меня вполне устроило. Он не успокоился, пока не рассказал мне обо всём примечательном, что произошло у них за последние полгода.

    Время в виртуальном мире течёт иначе, чем в реальности: обычный час равен двенадцати виртуальным. Но погружённое в киберпространство сознание этой скорости не замечает.

    Мне безразлично, что происходило здесь, в Альбрехте. Мне нужен кто-то, умеющий оживлять трупы...

    -Ана чём вы специализировались, брат Манфред?- спросил меня брат Роберто.

    -На ведьмах.

    -Разве простых охотников на ведьм недостаточно?

    -Яискал ведьм внутри городских стен. Среди ремесленников... Среди военных... Среди высшего света...

    -Действительно?- изумился брат Роберто.- Поиски ведьм среди высшего света?.. Да, дворяне чаще остальных склонны к нечестивому колдовству... Наверно, вам пришлось нелегко?

    -Несомненно,- на моих губах появилась самодовольная улыбка, обычная для служителей церкви.

    -Ваши поиски были успешны?- не отставал брат Роберто.

    -Будучи послушником, я следовал за братом Феоктистом. Оказывал ему помощь по мере своих скромных сил в поимке Хортсваальской Колдуньи и Пляшущих Красавиц в Оддмонде... Акогда стал работать один, мне выпала честь расследовать дело о ереси октетов.

    Брат Роберто уважительно покачал головой:

    -Увас хороший опыт... Вы носите целый арсенал оружия. Видимо, неплохо им владеете?

    Арсенал- это громко сказано. Яношу лишь тяжёлую боевую рапиру с широкой чашкой, 15дюймовый кинжал с "лепестками" да пару новомодных пистолетов- на манер тех, которыми вооружены лёгкие пистольеры элитного конного отряда Радении. Внём служат две сотни дворянских отпрысков, затянутых в чёрный шёлк и бархат. Своими пистолетами они наносят немалый урон врагу, внезапно появляясь и исчезая... Многие недолюбливают это оружие, а мне оно нравится.

    Изобретение пистолета с кремневым колесцовым замком дало коннице возможность пользоваться огнестрельным оружием- с тяжёлым мушкетом неудобно управляться верхом на коне.

    Вбою сначала стреляет первая шеренга пистольеров, потом она отъезжает, освобождая место второй шеренге,- перезаряжает пистолеты и вновь атакует после третьей шеренги. Тяжёлая конница, конечно, пистольеров сомнёт- если догонит. Да и проредят ряды рыцарей пистольеры основательно... Кого-то пугает быстрое развитие вооружения. Уменя же оно вызывает лишь любопытство...

    -Для блага святого дела можно принять вид и разбитного дворянского повесы. Лишь бы расследование не заглохло!

    -Ну, если так... Тогда вам будет особенно приятно узнать, что мы отправляемся к леди Амалии эн-Горнелье. Очень родовита, красавица, жемчужина графских балов. Её подруга, леди Генриетта эн-Тронье, уличена два дня назад в ереси, колдовстве и призывании демонов. Мы должны допросить леди Амалию. Уменя есть сомнения насчёт её невиновности.

    -Как скажете, брат Роберто, как скажете...

    Хмурые улицы Альбрехта... Тучи в небесах- словно серое гигантское лицо- с уродливыми губами, обвислыми щеками и маленькими впавшими глазками... Хорошо хоть дождя нет...

    Невесёлый город... Лица у людей угрюмые, неулыбчивые... Серость. Здесь властвует серость...

    Единственное живое- это запах свежего хлеба поутру...

    Крысы... Они здесь, таятся в тёмных углах, сверкая голодными глазами... Серое воинство... Как же их много...

    Даже не знаю, кого больше: монахов в серых рясах или серых крыс?..

    Инквизиторы носят чёрное с красным. Толпа расступается перед нами... Но кто знает, что говорят в спину?..

    Шикарная карета с лазурным гербом проехала по мостовой. Из окна виднелась белая женская ручка, державшая батистовый платочек с искусно вышитым вензелем.

    Рядом с каретой скакал дворянин при шпаге и в чёрном бархатном плаще. Иногда он почтительно склонялся к окну и выслушивал летевшие оттуда слова, время от времени постукивая хлыстиком по голенищу высокого сапога.

    Мы остановились напротив резной ограды шикарного особняка. Завидев нас, садовник бросился открывать калитку.

    -Леди Амалия дома?- спросил брат Роберто.

    -Да, святой брат.

    -Отлично!- Брат Роберто решительно направился к дверям.

    ...Леди Амалия оказалась жгучей брюнеткой, высокой и грациозной. Она сверху вниз смотрела на пухлого брата Роберто. Инквизитор неодобрительно поморщился: платье, сшитое по последней моде, слишком открывало плечи и грудь... Леди Амалия поняла гримасу и накинула алый шарф.

    -Вам известно, зачем мы здесь?- сразу перешёл к делу брат Роберто.

    Леди Амалия кивнула... Настоящая светская дама, она поразительно хорошо скрывала свои чувства:

    -Да, конечно... Присаживайтесь, пожалуйста.

    Она и сама медленно опустилась в богато украшенное золотым шитьём кресло, прошелестев платьем и заставив шелохнуться воздух, напитанный запахом её духов. Фиалка, корень варвихи, какие-то масла, если я правильно разобрал...

    Не одобряю. Мне никогда не нравилась фиалка- предпочитаю жасмин...

    Яостался стоять, осматривая комнату. Брат Роберто с облегчением плюхнулся в ближайшее к леди Амалии кресло:

    -Думаю, не стоит напоминать, чем грозит ложь инквизитору... Итак, леди Амалия, вы знаете леди Генриетту с самого детства?

    Она изящно наклонила головку:

    -Ссеми лет, если вам угодно.

    Брат Роберто пошевелил мокрыми губами:

    -Когда вы узнали, что она виновна в ереси и колдовстве?

    Леди Амалия пожала плечами:

    -Как все- когда её арестовали...

    Ясделал несколько шагов по комнате, чтобы лучше рассмотреть стоявшие на мраморной полке над камином золотые часы. Отличная работа, филигранное исполнение: движущиеся фигурки, мелодичный звон... Весьма изысканно...

    -...За леди Генриеттой вы не замечали ничего такого?

    -Чего- такого?

    -Чего-нибудь странного или особенного? Не совсем обычных друзей или знакомых?.. Возможно, появились какие-то странные привычки, слова?..

    Если бы мы были сейчас в реальности, я бы легко определил, лжёт она или нет. Аздесь остаётся лишь следить за нею.

    -Нет... Ядаже подумать не могла, что Генриетта... Ах, это до сих пор не укладывается в моей голове!..

    Очень грамотный вздох. По всем правилам искусства. Вполне естественно...

    -...Как вы думаете, ради чего могла леди Генриетта решиться на колдовство? Кто-то колдует ради денег, кто-то ради любви- ну, вы ведь не хуже меня знаете!- Брат Роберто вопросительно смотрел на леди Амалию.

    ...Япрошёл на другую половину комнаты, чтобы насладиться висевшей там картиной. Великолепно! На холсте была изображена классическая сцена из Священного Писания- Спаситель, стоящий перед царём Минхом, приказывающим распять его ножами на брёвнах, положенных буквой "Т"... Работа выполнена настоящим мастером. Отлично прописаны грустное, всепрощающее лицо Спасителя и яростное, блестящее от пота, как у раба в каменоломнях, лицо Минха- на фоне восковых лиц остальных людей.

    -...Даже не могу себе представить, чтобы Генриетта... Она была богата, любима, счастлива...

    -Подумайте хорошенько, леди Амалия,- настаивал брат Роберто.- Ведь должно быть что-то?.. Чего ей не хватало? Острых ощущений? Власти?

    -Яне знаю!.. Адостаточно ли сильны доказательства против неё, брат Роберто? Не могу поверить, чтобы Генриетта- этот ангел, образец доброты и святости- так низко пала!

    -Вы не доверяете Святой Инквизиции?- угрожающе спросил брат Роберто.

    -Нет, что вы...

    -Кто автор этой картины, леди Амалия?- Явнезапно повернулся к ней.

    -Михаил из Крольма.

    -Неужто подлинник?

    -Конечно,- горделиво подняла голову леди Амалия.

    -Благодарю вас.

    Брат Роберто продолжал задавать вопросы, а я уже знал ответ: она виновна не меньше своей подруги. Скорее всего леди Генриетта была вообще невиновна, для Инквизиции она была лишь поводом, чтобы вплотную заняться леди Амалией.

    Дело в том, что Михаил из Крольма продавал как подлинники, так и копии, которые не отличались ничем, лишь стоимостью- примерно на порядок! Поэтому обычно простаки довольствовались копиями. Однако ходили разговоры, что подлинники обладают некими магическими свойствами... Михаил продавал подлинники только некоторым счастливчикам и всегда с условием: картины никому не будут перепродаваться, а ему позволяется иногда навещать картины на новом месте.

    Заметил я и чёрные камни, щедро рассыпанные рядом с каминными часами,- абсолютно такие же использовали еретики в Ладене. Их откалывали от знаменитой Проклятой Скалы, одиноко высящейся в болотистых топях Норгемра. Под нею, по легенде, был похоронен некогда могущественный лич Валаэдра, покончивший с собой. Его магию и впитала Скала.

    Да и имя леди Амалии довольно часто встречалось в архивах инквизиции- мельком, осторожно, но всё же чересчур часто, чтобы это было случайным.

    Асамое главное- я учуял проведённый прошедшей ночью в этой комнате магический обряд. Давно, когда я ещё следовал за братом Феоктистом, меня ударил молнией один колдун. Явыжил. Метался месяц в постели, весь обложенный компрессами и молитвами,- но выжил. (Не без некоторой подправки файлов здоровья, конечно!) Напоминание о молнии- сеть багровых шрамов, покрывающая мои спину и грудь. Она теплеет, когда рядом витают частицы магии...

    Инквизиция терпелива. Она, как хищник, следит за жертвой, а потом убивает одним ударом...

    -Благодарю вас за искренность, леди Амалия,- сказал брат Роберто, вставая.

    -Явсегда была верной дочерью Церкви,- ответила она, склоняясь для благословения.

    -Мы знаем,- ответил брат Роберто, крестя её головку толстыми пальцами.- Мы знаем...

    ...Вечером мы сидели вместе с Корвином-Флейтистом в одной из таверн старого Альбрехта. Солнце- редкий гость в этих краях- всё же прорвалось сквозь тучи и грело нас через оконные стёкла. На столе дымилась мясная похлёбка, сладко пахла краюшка хлеба.

    Всё, казалось бы, замечательно... Но это не так!

    Солнце- прощальный луч жизни. Когда оно закатится- настанет время Зла!..

    Краюшка хлеба стоит дороже десяти похлёбок!

    Вэтом виноваты крысы. Они съедают запасы зерна, загрызают детей в колыбелях, они превратили жизнь города в сущий ад! От них не спасают ни капканы, ни коты, ни молитвы...

    -Подумать только! Целых три флорина за краюху!.. На Равнинах она стоит три медяка,- усмехнулся Корвин, а я подумал, что его усмешка мне кого-то напоминает...- Здесь какая-то странная публика. Они за весь день кинули в мою шляпу лишь горсть мелкой монеты...

    Корвин, как обычно, попытался играть на площади, но горожане в трудные дни не расположены к музыке...

    Музыкант проводил глазами хозяина, прошествовавшего из конца в конец таверны с неторопливостью, присущей галерам Внутреннего моря.

    -Аты, я вижу, везде побывал?

    -Да,- ответил Корвин.- Брожу, ищу материал для песен.

    -Откуда же ты родом?

    -Из Альдег... из Ардена.

    Арден... Когда-то эта страна была оплотом рыцарства. Двенадцать примархов возглавляли самых лучших воинов, что когда-либо ступали по земле. Они верили в Слепого Стража- бога, которому не нужны были глаза, чтобы видеть всех насквозь...

    -Увас ещё сохранились старые храмы?

    -Что? А, ты об этом... Они почти все разрушены, а на их месте построены церкви Спасителя. Разве что вне городов ещё зарастают травою руины.

    -Алюди помнят Стража?

    Корвин засмеялся:

    -Так я и скажу инквизитору, что у нас развиты языческие культы!

    -Не бойся... Яспросил лишь потому, что мне интересна история падения Ардена. Он ведь последним покорился Святому Престолу.

    Яискренен- история этого вымышленного мира, мрачная и пугающая, заворожила меня. Потому что он тоже готовится к Армагеддону...

    -Уменя есть мелодия, посвящённая той битве...- ответил Корвин, доставая из футляра чёрную флейту.

    Он заиграл негромко, несмело... Мелодия постепенно заполнила таверну, поднялась к потолку и оттуда обрушилась на меня безумной мощью...

    Ясловно сам стоял 31августа 1213года на широком поле близ Аусдорна. Последний день лета... Впереди расступились ряды лёгкой энедской пехоты, пропуская тяжёлую конницу. Вокруг меня лишь плотнее сдвинулись воины, готовясь встретить удар... Тонкая, дребезжащая нота- внезапно грянули боевые рожки, взвились вверх разноцветные стяги... Протяжная, скользящая мелодия- небо темнеет от тучи стрел, выпущенных по приближающейся "свинье". Вответ бьют арбалеты эгерских латников. Ещё некоторое время я слежу за ужасающе-красивой конной атакой. Апотом пехота подняла вверх частокол копий, конница сшиблась с ней, с боков подоспели ландскнехты, срубая древки длинными двуручными в рост человека мечами ... Торжественные, сильные звуки- инквизиторы, стоящие среди вражеской армии, начинают петь Гимн Света, добавляя сил всем слушающим его единоверцам... Дальше мелодия кружится вихрем, молнией выхватывая отдельные эпизоды: падающего знаменосца... блестящие щиты селинорской панцирной пехоты, вооружённой короткими широкими мечами... облако дыма, скрывающее конных пистольеров после их залпа... далёкий гул пушек... мастерски проведённый удар паладинов во фланг арбалетчиков... Потом были кровь, грязь, дым, трава, темнота... Последний день лета...

    Корвин замолчал, отнимая от запёкшихся губ флейту.

    Теперь я понял, почему на неё надеты стальные колечки: дерево трескается от такой игры!..

    -Очень хорошо, флейтист... Ясловно сам стоял на том поле... Где ты научился так играть?

    -Всвоём родном городе.

    -Как он называется?

    Корвин замялся на мгновение.

    -Альдегран...

    Яподнял изумлённо бровь:

    -Никогда не слышал о таком.

    -Он... не очень большой... Ите, кто там побывал, не рассказывают о нём... Там все умеют играть на чём-нибудь. Или петь.

    Якивнул- мало ли мелких городков на земле? Мне всё равно... Яищу Инфа...

    ...Откидываюсь на спинку стула и смотрю на гаснущий экран.

    Найти Инфа...

    На самом деле я не только ради этого хожу в виртуальный мир. Эскапизм- вот как это называется: бегство от реальности...

    Мне всё равно... Не вижу в эскапизме ничего плохого...

    Всё же виртуальность круче всего остального. Инет ничего плохого в том, что человек хочет уйти от реальности. Главное, чтобы реальность не захотела уйти от него, как гласит древняя мудрость...

    Пора спать... Внашем мире ночью не ходят по улицам колдуны, ожившие мертвецы и призраки... Впрочем, у нас вечная ночь, а выйти на улицу ничуть не безопаснее, чем в Альбрехте. Мы были бы благодарны даже за серое сумрачное небо, какое бывает там...

    Унас нельзя прожить день, чтобы не стать свидетелем- хорошо, если не участником- какого-нибудь инцидента.

    Человек, все люди вокруг тебя такие разные, но в них всех есть что-то общее. Каждый- лишь равноценная часть гармонии.

    Но двери остаются закрытыми на несколько замков, а под одеждой спрятан пистолет, готовый к бою.

    Ты растрачиваешь свою краткую жизнь, ты делаешь её ещё короче ненужными спорами, вспышками гнева, ненавистью.

    Ты переживаешь по пустякам, которые кажутся тебе значимыми событиями.

    Ты боишься одиночества. Из-за этого совершаешь множество поступков, о которых потом жалеешь.

    Ввас всех спрятана особенность, которой нет у Нейромантов: не представляю, как бы я мог жить обычной человеческой жизнью, зная, что проживу максимум 60лет (а скорее лет 45, воздух ещё полон вредными веществами)? Чувствуя приближающуюся стену темноты? Алюди могут. Они большую часть своей жизни не помнят о смерти и живут так, словно собираются жить вечно. Это наполняет моё сердце восхищением.

    Ты, человек, проснёшься и встанешь однажды с постели, всем своим существом ощущая близость смерти. Ужас поселится в твоих глазах и перевернёт твою жизнь с головы до ног. Аты так много ещё не сделал в жизни.

    Полицейские никогда не рассказывают о случаях из своей работы, связанных с перестрелками. Восхищение смертью- это для подростков, которые мечтают иметь такой же большой пистолет и так же метко стрелять.

    Просто они не знают, на что похоже поле боя после победы...

    Ты придёшь однажды на работу и увидишь, что твои коллеги что-то обсуждают. Как дела? Неужели? Какая жалость, ну да с кем не бывает.

    Просто одну твою знакомую вчера ночью убили.

    Люди не дышат воздухом вечности. Им надо спешить. Это мы, меняя тела, как одежду, получили иллюзию бессмертия- именно иллюзию, потому что, кроме физического старения, есть и старение психическое.

    Большинству людей этого не заметить. Многие люди, прожив 40лет, всё ещё обладают мировоззрением 15летнего подростка.

    Амы? Мы несём в себе накопленный долгими годами жизненный опыт, мириады психологических решений и бесчисленное множество выбранных путей. Скаждым прожитым годом ценность кланера увеличивается в арифметической прогрессии- так гласит неписаный закон Клана.

    Иногда я сомневаюсь в нашей элитарности. Спрашиваю себя: действительно ли мы- следующая ступень развития? Влюдях есть что-то неуловимое, мне не выразить это словами, но именно оно- неназываемое- и заставляет любить людей. Бывает, я чувствую ненависть, теряю голову от злости, но всякий раз эти волны отливают. Лишь когда они захлестнут меня полностью, я перестану смотреть на мир с улыбкой...

    Сон пришёл незаметно...

    ...Мне снились звёздные дороги... Тысячи тонких, изогнутых дорожек в бескрайнем космосе... Ясначала думал, что дорожки висят во тьме, но нет... ведь космос- живой!..

    Куда свернуть? Налево или направо?.. Скорее, скорее- нельзя стоять! Дорожка опасно прогибается под ногами!.. Нельзя стоять, только вперёд!

    Но иногда страшнее идти, чем упасть в бездонный космос...

    Звёзды ужасно далеки от нас... Настолько далеки, что мне всё равно- существуют ли они на самом деле, или это картинка, нарисованная на недостижимом фоне умелым художником...

    На тех дорожках, до которых и не допрыгнуть, ходили люди.

    Многие оступались, исчезали во тьме.

    Яхотел крикнуть, но в космосе нет воздуха, а значит, нет и звука.

    "Ну куда же вы смотрите, люди! Не смотрите под ноги, смотрите вперёд!"- неприятной плёнкой застывали на губах несказанные слова и болело, кровоточило сердце.

    Никто не слышит. Никто не видит.

    Водиночестве я продолжал идти- медленно, только чтобы не упасть. За моей спиной дорожка рассыпалась на осколки...

    ***

    Япросыпаюсь и лежу, глядя в потолок. Страшно не хочется вставать.

    Апридётся.

    Протягиваю руку к коммуникатору, который заливается тревожным звонком. Это Старк. Он очень взволнован.

    -Ну, и зачем ты меня разбудил так рано?- бурчу я недовольно.

    -Рано? В13часов ты ещё спишь?

    Смотрю на часы- действительно 13часов. Забыл вчера включить будильник...

    Массирую затёкшие мышцы шеи. Она ещё побаливает.

    -Явчера очень устал... Ав чём дело-то?- спрашиваю, морщась.

    -Ты должен быть теперь очень осторожен, потому что Чёрные тобой занялись серьёзно. Они поклялись, как мне передал Крис, содрать с тебя кожу за помощь Котам. Сживого!

    Смеюсь.

    -Бред... Откуда они могут знать, что это был я? Всё чисто, никаких следов... Успокойся, старик, я халтурой не занимаюсь.

    -Неро рассказал им про тебя! Ятолько что подслушал его разговор!

    Резко сажусь.

    -Неро? Какого чёрта?!

    -Ну, знаешь, он на тебя злится с того дня, как ты его систему грохнул на виду у всей группы... Он ведь очень самолюбив.

    Ксчастью, Неро не знает, где я живу, и потому дома я в безопасности.

    -Спасибо за предупреждение, Старк.

    -Нет проблем... Мне не нравится, что он так кидает всех... Явообще подумываю перейти в группу к Дэвису, он давно меня приглашает.

    -Пока, Старк.

    -Пока, Анри...

    Бросаю коммуникатор на столик, он сталкивает комочек вчерашнего пластыря, который падает на пол и исчезает где-то в углу.

    Вот и подтверждение тому, что я- хороший психолог и могу распознавать истинную сущность людей.

    Проклятье... Этот Неро- тот ещё проходимец!.. Ладно, мне всё равно. Пусть ищут...

    Достаю из сумки свой пистолет-пулемёт и проверяю его. Это всегда отлично успокаивает нервы.

    Сегодня мне некуда спешить...

    Слишком много зубной пасты выдавил из тюбика- большая часть её не удержалась на зубной щётке и упала в раковину...

    Пытаясь достать бритвой волосок на верхней губе, порезался. Давно со мной такого не случалось.

    Завтракаю, вполуха слушая новости по радио.

    "...конечно, приведёт к запланированным результатам. Однако нашим горожанам нечего бояться. Мы уже организовали специальную комиссию, непосредственно занимающуюся этим вопросом..."

    Молоко слишком холодное. Ставлю его на электроплитку, а пока оно греется, делаю себе бутерброды и распаковываю укутанные в прозрачную плёнку пирожные.

    "...таким образом, это серьёзно понижает шансы господина Эдвардса на предстоящих выборах директора компании..."

    Такие новости безразличны всем живущим вне полиса. Аздесь они кажутся людям настолько важными, что многие большую часть свободного времени проводят за просмотром или прослушиванием их. Это называется "держать руку на пульсе".

    Жители полиса не сознают, что на самом деле они- всего лишь овцы, которых умело направляют куда-то.

    Новости, аналитические программы, ток-шоу... Корм для тараканов!

    Для тех тараканов, которых выращивают в головах людей средства массовой информации.

    "...несомненно, является самым знаковым событием за последние десять лет. Мы все помним, что..."

    Проклятье, я передержал молоко на плитке! Ксчастью, есть ещё одна пачка в холодильнике. Не люблю тёплое, тем более горячее, молоко- это мои родители в детстве внушали мне, что горячее молоко с маслом- самое лучшее лекарство от простуды.

    "...в соответствии с информацией, любезно предоставленной нашему агентству Рональдом Даго, производственные мощности компании "Энтерлор" постоянно..."

    Бутерброды- не самая здоровая пища. Япрекрасно это знаю.

    Для переваривания мяса требуются одни железы, для переваривания хлеба- другие. Вместе они работают плохо, с напряжением, быстро изнашиваясь. Но именно это напряжение и рождает чувство сытости.

    Мне всё равно: смена физического носителя- не проблема...

    Наконец, я позавтракал. Никаких важных дел в реальном мире пока нет. Поэтому включаю ноут и- на поиски Инфа...

    ...Весь день пришлось болтаться с братом Роберто. Глупый толстяк задавал людям бессмысленные вопросы, его извилины совсем отказывались шевелиться. Он упускал разгадку буквально из-под носа.

    Поприсутствовали мы и при допросе леди Генриетты. Она была красива- пока инквизиция не заполучила её в свои руки... Под каким-то предлогом я вскоре покинул пыточную камеру- не вытерпел такого зрелища. Похоже, инквизиторами владеют самые гнусные комплексы.

    Впринципе давно известно: все верующие- немного сумасшедшие. Они на всё способны. Всовременном мире, к счастью, нет церквей. Люди больше не верят в богов. Так лучше. Не надо насилия, убийств- просто детей следует с самого рождения воспитывать так, чтобы они смеялись над всякой мистической чепухой, не воспринимали всерьёз сказки о потустороннем мире, не вступали в секты.

    Тогда вскоре вырастет поколение, полностью утратившее рудимент религии.

    Те, кого сжигали на кострах, были бы счастливы знать о таком обществе.

    Те, кто сжигал их, не поверили бы, что возможно общество без религии.

    Всегда, в любое время и в любом месте, есть люди, готовые подбросить вязанку хвороста в костёр с еретиком. Просто иногда это принимает другие формы. Sancta simplicitas. Хотя, на мой взгляд, святого в этом мало.

    Абрат Роберто остался смотреть на пытку Генриетты, на страдания невинной девушки.

    Яснова ужинал с Корвином. Он был возбуждён.

    -Что с тобой?- спросил я его.- Ты вертишься, будто на углях.

    -Договорился с бургомистром Альбрехта! Яспасаю город от крыс, а они дают мне столько золота, сколько смогу унести!

    Ярассмеялся:

    -Ты собрался извести всех крыс?

    -Увидишь!- ответил Корвин, хитро улыбаясь.

    Он открыл футляр и пробежался пальцами по флейте...

    Ближе к ночи я вернулся в келью и переоделся в одежду конного пистольера. Высокие сапоги с узким голенищем, широкий кожаный пояс, пара пистолетов, рапира... На перевязи закрепил также мешочки с пулями и порохом. Поверх накинул плащ инквизитора и надел широкополую шляпу. Мне предстояла опасная прогулка.

    Ямедленно шёл по городу в ночной тишине. Часы на главной ратуше как раз пробили четверть первого. Вглухом переулке я быстро снял плащ и шляпу, спрятав их в специально приготовленный мешок. Дальше двигался под видом подгулявшего дворянского сынка.

    Вокруг раскинулся город, храпя во сне, открыв рот чёрному потолку неба. Город иногда ворочался с боку на бок, посапывал. Он ведь совсем живой, старый город Альбрехт, в котором обитают не менее миллиона особей человеческого рода, примерно сто тысяч котов, двести тысяч собак, а также неисчислимое множество крыс, блох, мух и прочих тараканов.

    Все добропорядочные горожане сейчас спят рядом со своими пухлыми жёнами, задыхаясь спёртым воздухом комнат. Толстые бюргеры думают, что они в безопасности в своих домах.

    Но есть в городе и другие обитатели. Они таятся от ночных патрулей, они не показываются инквизиторам, но гостеприимно распахивают объятья всем остальным...

    Чёрная тень бесшумно отделилась от стены второго этажа и налетела на меня, огромным плащом заслонив блестевшую в лунном свете мостовую. Выработанные за годы инквизиторства рефлексы швырнули меня в сторону, и вампир потерял на миг равновесие, приземлившись на колено. Этого мне хватило, чтобы достать тяжёлую рапиру и дагу. Вампир оскалился, потом рванулся вперёд так быстро, что будь на моём месте обычный дворянин, валяться бы ему с разорванным горлом.

    Яже крутнулся волчком в сторону и достал вампира дагой. Далее всё было, как обычно: резкое движение рукой, разворот кругом, правую ногу отставить назад, секундная задержка и- молниеносный удар рапирой, аккуратно вонзившейся в лоб вампира над переносицей. Мокрый хруст костей, не прозвучавший крик, тело обмякает и падает на мостовую.

    Опираюсь рукой о стену, пережидая, пока спадёт напряжение и успокоится сердце.

    Бой чаще всего бывает именно таким- быстрым и некрасивым. Блеск клинков и сверкающие доспехи- лишь в песнях менестрелей. На самом деле бой- это грязь и кровь.

    Вампир попался слабенький- мелкая сошка, не из высших...

    Яотёр оружие и спрятал его в ножны.

    Надо пройти ещё два квартала.

    Наконец, особняк леди Амалии. Вокнах не увидеть света- они занавешены плотными шторами. Авот на калитке есть, оказывается, удобные для ног резные выступы.

    Вглавную дверь я входить не стал- решил зайти со стороны кухни: там всегда есть кто-нибудь из прислуги. На мой осторожный стук дверь открыл здоровенный детина в белом фартуке, заляпанном кровью.

    -Мне необходимо срочно увидеть леди Амалию,- сказал я.- Неотложное дело.

    Детина задумчиво оглядел меня с головы до ног.

    "Прикидывает, вынесет такого с одного удара или с двух..."- подумалось мне.

    -Авы кто?- спросил наконец детина, давая мне возможность оценить его незаурядные умственные способности.

    Умственные способности человека, который задаёт такие вопросы и так говорит, явно не могут быть обычными, просто скудными- они обязаны быть исключительно, незаурядно ничтожными.

    -Это тебя не касается,- ответил я нагло.- Пошевеливайся, деревенщина, бистро, бистро!

    Детина молча повернулся и медленно повёл меня вглубь дома.

    Потом он вывел ко мне заспанного человека, в котором я узнал вчерашнего садовника. Ксчастью, своё лицо я предусмотрительно скрыл бархатной маской, какие в ходу среди высшего света.

    -Что вам угодно... э-э, господин пистольер?

    -Как можно скорее переговорить с вашей госпожой!

    -Она спит!- попытался протестовать дворецкий-садовник.

    -Может случиться несчастье...

    Выразительный жест, которым я сопроводил свои слова, давал дворецкому понять, что в первую очередь несчастье произойдёт с ним.

    Амалия приняла меня через десять минут. Судя по её лицу, она неважно себя чувствовала.

    -Кто вы?- спросила она, нервно комкая в руке батистовый платочек.

    -Вы не знаете моего имени. Да оно и ни к чему. Яхочу предупредить, что вам следует немедленно бежать. Завтра утром инквизиция придёт за вами. Ваша подруга Генриетта не выдержала пыток. Она назвала вас своей сообщницей!

    Приглушённый стон, закушенная губа... Ав ней есть человеческие чувства, есть...

    -Откуда вам известно обо всём этом?- спросила Амалия.

    Ямолча снял маску.

    Ахнув, Амалия отпрянула от меня.

    -Вы- инквизитор, и я не верю вам!

    -Ядействительно служу в инквизиции, но всё же не на её стороне. Япришёл, чтобы помочь вам, леди Амалия. Прошу вас, собирайтесь поскорее.

    Она замерла, размышляя и глядя мне в лицо пронизывающим тёмным взглядом.

    -Зачем вы хотите мне помочь? Вам нужны деньги?

    Яулыбнулся надменно и дерзко:

    -Мне достаточно того, что у меня есть. Яхочу вам помочь, потому что знаю, как инквизиция пытает схваченных ведьм. Ничего приятного в этом нет. Мною движет обычное человеческое желание помочь, хотя и весьма уникальное в наше время.

    -Вы так хорошо относитесь ко всякому, кого встречаете? Всех не спасти, дорогой незнакомец, всех вам не спасти...

    -Яделаю то, что в моих силах. Этого достаточно, чтобы спать спокойно. Ябуду ждать вас у заднего входа. Поторопитесь!..

    Через пятнадцать минут тоненькая фигурка, закутанная в плащ, выскользнула из двери. Леди Амалия выглядела ещё изящнее без шикарного платья.

    Когда мы быстрым шагом шли по переулку, оставляя позади шпиль городской ратуши, леди Амалия спросила:

    -Как можно выйти из города, если ворота закрыты?

    -Доверьтесь мне.

    Внезапно в ночной тишине раздалась мелодия, льющаяся откуда-то от главной площади.

    -Что это?- спросила Амалия.

    -Не обращайте внимания... Крассвету мы должны быть далеко, очень далеко...

    Ячувствовал её магическую ауру. Она притягивала меня, дурманила сознание... Да поможет мне оставаться бесстрастным вся моя выдержка ...

    Улицы молчали, они казались затаившимися. Мне чудились глаза, провожающие нас из каждой щели.

    Амелодия звучала всё громче, обретая силу. Флейта звала, флейта приказывала следовать за нею. Звуки медленно приближались к нам.

    Вдруг мимо пробежала стайка крыс и исчезла за углом...

    Ввоздухе пахло ожиданием чего-то, перед чем мы- лишь ничтожная пыль. Покалывание во всём теле сигнализировало о сильной магии. Флейта буквально зачаровывала, она манила, просила, требовала...

    Снова бегущие через дорогу крысы... Плохой знак...

    Мелодия приближалась, с каждым мгновением обретая новые нотки. Иногда у меня кружилась голова, иногда мне казалось, что играет не одна флейта, а несколько. Икаждая- свою мелодию...

    Потом я различил какой-то странный топоток- словно армия маленьких воинов маршировала плотным строем.

    -Вперёд!- шепнул я леди Амалии, видя, что и она не в себе.

    На ходу надел плащ и шляпу инквизитора, чтобы заставить стражу открыть ворота.

    Лишь после долгого разговора с капитаном и предъявления особой грамоты Святого Престола мне разрешили пройти и провести с собой Амалию, под низко надвинутым капюшоном прятавшую лицо.

    Амелодия всё летела нам вслед прощальным плачем...

    Мы остереглись дороги, ведущей через лес: не стоило выбираться из города, чтобы испытывать нашу судьбу в нём. Явёл Амалию к скалам на юге от Альбрехта. Там находилась деревня, на погосте которой захоронен труп Инфа или Криспина Белтагью...

    -Куда мы?- спросила Амалия, откидывая назад капюшон, когда мы отошли на порядочное расстояние от ворот.

    Она красива, чёрт меня побери! Рядом с нею я чувствую себя здоровенным эспадоном, поставленным рядом с изящной рапирой, отделанной бриллиантами.

    -Как можно дальше от города. Вближайшей деревне купим коней.

    -Апотом? Вы вернётесь в город, а меня предоставите самой себе? Или хотите последовать за мной?- рассмеялась Амалия.

    Она стала заметно смелее, когда мы вышли из города.

    -Мне необходима ваша помощь в одном деле. Ябы, безусловно, помог вам и из одного сострадания, но раз уж вы можете оказать мне услугу, я осмеливаюсь просить о ней.

    -Ичто это за дело?

    -Терпение, моя благородная леди,- замечательная добродетель. Потерпите до деревни...

    Луг был весь покрыт цветами. Мы ступали среди их ароматов. Хотелось вспомнить какую-нибудь хайку из репертуара Накиро Табуто...

    Алмаз, лежащий на чёрном бархате... Именно- с ним можно сравнить её взгляд!.. Но об острые грани можно и порезаться...

    Деревушка была самой обычной. Тихой, мирной... Здесь приятно провести остаток жизни: бродить по колено в цветах, мять в пальцах резко пахнущую хвою, смотреть на дымок, поднимающийся в небо... Ради этого многие и играют в такие игры... Каждому своё. Кто-то предпочитает коврик для медитаций. Кто-то- вот такие миры. Разница лишь в средствах, результат одинаков.

    Церковь слегка покосилась и вросла в землю...

    До рассвета пара часов. Земля ещё принадлежит мгле и злу. Никто не откроет дверь и не выйдет до рассвета, никто не помешает нам.

    Всё, что мне нужно здесь,- небольшое уютное кладбище за церквушкой...

    Ржавая чугунная калитка... Замшелые погосты... Не пришлось даже читать надписи на могильных камнях- я сразу увидел свежую- по сравнению с остальными- могилу мэтра Криспина.

    -Зачем тебе это кладбище? Тут может быть опасно!- зябко кутаясь в плащ, проговорила леди Амалия.

    -Только не мне. Нечисть не страшна инквизитору, которого направляет свет истинной веры.

    -Это у тебя-то истинная?

    -Она истинна для меня, хоть и не во всём совпадает с верой остальных...

    Заступ... Мне нужен заступ!..

    Всарайчике, стоявшем в черте кладбища, как я и ожидал, нашлись лопаты. Вскоре могила была разрыта, и гроб извлечён из земли. Отвратительная работа! Не дай Бог заниматься этим ещё раз...

    -Теперь то, о чём я хотел тебя попросить. Оживи этот труп! Света луны достаточно для колдовства.

    -Ты принимаешь меня за колдунью?- спросила Амалия, приподнимая тонкую бровь.

    -Можешь не играть со мной. Япрекрасно чувствую твою магическую ауру.

    Леди Амалия рассмеялась, распуская свои длинные чёрные волосы, и тряхнула головой:

    -Аты не так уж прост, инквизитор!

    -Что тебе нужно для обряда?

    -Время. Несколько камней. Перо.

    -Камней достаточно на земле. Аперо...

    Яснял с головы шляпу, отстегнул от тульи щегольское перо и подал ей.

    Амалия с поклоном приняла перо, расстегнула пряжку своего плаща, расстелила его на земле рядом с открытой могилой и сказала:

    -Будь настороже! Волшебство притягивает непрошеных гостей...

    Яусмехнулся: уж кому-кому, а мне, инквизитору, прекрасно было известно, что занятия колдовством могут привлечь такие силы, с которыми не стоит сталкиваться смертному- иначе зачем мы с таким рвением уничтожаем магов... Яобнажил рапиру и дагу, приготовил пистолеты и присел на высокий могильный камень, наблюдая за Амалией.

    Она долго бродила по кладбищу, собирая нужные камни, потом так же долго раскладывала их на своём плаще в виде замысловатой фигуры. Затем стала вполголоса напевать на незнакомом мне языке, водя пером в воздухе. Волнение нарастало. Вокруг девушки собирались магические силы. Перо уже летало в воздухе без помощи Амалии, опускаясь и взмывая вверх. Что-то двинулось в поле... Какой-то шорох послышался среди домов...

    Ябыл спокоен. Яопытный инквизитор и не раз сталкивался со злом. Меня защищали талисманы: любое прикосновение к моей плоти нестерпимо жгуче для нечисти.

    Сзади что-то шевельнулось- я понял это по еле уловимому колебанию воздуха. Обычный мертвец... Он не успел сделать и шага, как моя рапира пронзила его грудь.

    Многие думают, что для борьбы с нечистью надо иметь тяжёлое ударно-рубящее оружие. Это не так. Главное здесь- не отрубить голову, а уничтожить заклинание, привязывающее душу к мёртвому телу или- как в случае с зомби- заставляющее тело двигаться и исполнять команды. Рапира несёт в себе достаточно сильное благословение, чтобы нейтрализовать почти любое такое заклинание...

    Мертвец тяжело рухнул навзничь, источая зловоние. На блестящей поверхности клинка не осталось и пятнышка...

    Амалия продолжала ритуал. Оживление- сложное заклинание. Нам нужно продержаться полчаса...

    Кто-то вышел из-за угла церквушки. То ли вампир, то ли ещё один мертвец?.. Выпад- и пришелец упал... Всё просто...

    Танцуй, Амалия, не останавливайся! Пока ты танцуешь, они не могут к тебе подойти!..

    Вполе нарастал волчий вой... Бродят бешеные волки по дороге скрипача...

    Не к месту вспомнилась легенда о волшебной скрипке. Отой самой, на которой стоит только заиграть, как волки пойдут за тобой и нападут, когда ты кончишь играть, устав...

    Волки напали на меня, окружив стаей. Первым прыгнул вожак. Его я встретил ударом рапиры в сердце- этих тварей не убить заклятьем.

    Потом остальные.

    Вспышки выстрелов озарили старенькое кладбище... Давным-давно я научился двигаться быстро. Анадо ещё быстрее!..

    Глаза Амалии, полные ужаса...

    Оскаленные пасти, при взгляде на которые холодеет в груди...

    Зубы, рвущие одежду и плоть.

    Стань подобен вихрю, кружащему осеннюю листву...

    Двигайся, словно ветер, качающий головки цветов...

    Боли нет... Боль придёт после победы...

    Стая, движимая слепой ненавистью, и человек, слившийся воедино со своим оружием...

    Круг стали вокруг меня.

    Капля крови, перерубленная в падении метнувшейся дагой...

    Хруст мелких косточек...

    Гибкая рапира, гнущаяся под весом тела...

    Земля, принявшая усталое колено.

    Явытер пот левой рукой, выпустив из окостеневших пальцев дагу. Правая висела плетью.

    Яистекаю кровью, словно треснувшая бочка- вином...

    Святые слова, которые я прошептал непослушными губами, усыпляют боль и останавливают кровь. Аледи Амалия- изящный тюльпан ночи- приступила к последней и главной части заклинания...

    Вгробу Криспина слышны шорохи...

    Нас окружает бледное свечение. Это духи лежащих здесь не хотят отпускать своего товарища. Они сначала нападут на меня, а потом, когда Амалия закончит заклинание, на неё.

    Мне поведали о них древние книги с изрубленными переплётами и обожженными страницами. Ясмогу многих сразить святой силой. Ещё несколько погибнет в огне моих талисманов. Но и мне не выжить!

    Осталось прибегнуть к Слову Инквизиторов- страшной, последней молитве, сотворенной за 500лет до этого утра... Её говорил я не на обычном языке- а на том, что был в ходу более тысячелетия тому назад... Её повторял я, кашляя кровью, привалившись к холодному надгробию... Её шептал я, глядя в белое лицо приближающегося призрака, не отворачивая глаз...

    Шаги за спиной... Словно кто-то остановился в двух шагах за мною... Ядоговорил Слово и устало замер...

    Призраки- как один- смотрели на того, кто пришёл...

    Шорох- так меч вынимают из ножен...

    Вдруг- быстрые посвисты!- словно невидимый, тот, за моей спиной, рубит воздух крест накрест! Призраки, будто рассечённые пополам, медленно тают в ночи...

    Опять шаги за спиной, словно кто-то уходит в ночь, одинокий и печальный...

    Яне верил, что Слово действует ещё... Но если оно работает, значит, должна совершиться и расплата: все, кто произносил эту молитву, погибали при леденящих кровь обстоятельствах через несколько дней...

    Мне всё равно, лишь бы Амалия оживила Инфа...

    Она уже почти закончила. Яприготовился...

    Втот момент, когда накопленная сила сотрясла останки Криспина, я активировал программу-сниффер.

    При оживлении сервер послал запрос компьютеру Инфа. Сниффер перехватил этот запрос и оставил мне 25значный идентификационный номер. Внём есть всё- вплоть до того, какую операционную систему использует Инф.

    Крышка гроба разлетелась в щепки. Труп начинает подниматься.

    Выстрел- его отбрасывает назад... Мёртвое пусть и останется мёртвым...

    -Зачем ты это сделал?!- вскричала Амалия.- Ты ведь просил оживить?..

    Ярассмеялся:

    -Это моё дело. Мы с тобой квиты. Можешь идти на все четыре стороны.

    Яс трудом встал и начал собирать свои вещи.

    -Подожди!- воскликнула Амалия.

    Ямолча перезарядил пистолет и специальным ключом взвёл пружину колесцового замка.

    -Ты не можешь просто так бросить меня здесь!

    -Неужели?

    Второй пистолет занял своё место за поясом.

    -Уезжай отсюда. Уинквизиции хорошие архивы. Тебе придётся скрываться. Советую найти Гельголанд. Там не властна инквизиция.

    -Разве он существует?

    -Так считает командор инквизиторов Альбрехта- человек исключительной честности...

    Мне пора. Яслишком задержался в этом мире...

    Ну вот и нашёлся этот суперхакер!..

    Усиливается навязчивая идея- пойти и как можно скорее навестить его, пока он не изменил место нахождения. Спереносными компами всегда так- сниффер засёк точку, где объект был в момент проверки. Потому что серверу игры Инф разрешил обращаться к своему компу. Если просто попытаться отследить его, вряд ли что-то получится путное: я лишь насторожу хакера...

    Интересно, получилось ли у Корвина спасти город от крыс?..

    Здесь бы тоже не помешал такой флейтист...

    ***

    Пахнет мокрым асфальтом. Вода медленно стекает в водозаборники. Скоро снова будет сухо...

    Сначала надо съездить на квартиру Берниса. Яспускаюсь в ближайшую станцию подземки, невольно ёжась. Ветер здесь чувствует себя, как дома... Грохочут поезда, летящие в противоположные стороны.

    Япротискиваюсь в вагон. Вокруг стоят, раскачиваясь, скучные, однообразные люди. Только один из них привлекает моё внимание.

    Человек этот постоянно вертит головой, его туловище двигается в странном ритме. Он ниже меня, с лохматой чёрной шевелюрой, в красно-синей клетчатой рубашке (и где только нашёл такое старьё?), заправленной в потёртые джинсы. На его широкоскулом обветренном лице- улыбка. Он смотрит по очереди на каждого из окружающих, левой рукой подбрасывая и ловя пластиковую бутылку с газировкой. Бутылка вертится, крутится, но падает точно ему в ладонь. Он ловит её, не глядя.

    Наверно, какой-нибудь артист.

    Я, как и многие другие, слежу за ним с интересом- меня всегда привлекает мастерство. Заодно и станции летят незаметно.

    Ввагон заходят двое, несущие огромную коробку.

    Человек с бутылкой освобождает им место для коробки у стенки вагона и выходит на следующей станции. Жаль, такие люди мне весьма по душе. Яс ними резонирую.

    Быстро добираюсь до дома Берниса. Обычный, стандартный подъезд.

    Бесшумный лифт. Дверь с надёжным замком. Вставляю в щель ключ, переданный мне Иваром.

    Вквартире чувствуется присутствие живого человека, несмотря на то что Бернис погиб месяцы назад. Не знаю, зачем я пришёл сюда и что хочу найти... Впрочем, хотя бы ради того, чтобы отдать последнюю дань уважения соклановцу. Иещё- как ни трудно себе в этом признаться, чтобы немного облегчить боль одиночества. Ведь здесь жил товарищ...

    Комната полна запахов лекарств- Бернис пытался задержать течение болезни. На столике- недочитанная книга. Нажимаю кнопку аудиосистемы- начинает говорить радио, передавая последние новости. Очень удобно засыпать под мерный голос диктора.

    Япредставил себе, как Бернис полулежит на диване, слушая новости и ощущая смерть своего тела. Иникого рядом...

    Бернис... Вся твоя квартира выглядит как квартира очень одинокого человека.

    Не могу представить тебя празднующим здесь что-то в компании друзей. Скорее- откинувшимся на спинку поставленного перед окном кресла, следящим за огнями проезжающих по дороге машин, похожих на огненные бусины гигантских чёток.

    Груда бумаг на столе- кем-то перерытых...

    На кухне стоит чашка, на донышке которой немного высохшего чая. Рядом корзинка с зелёными конфетами.

    Явключаю чайник из прозрачного голубого пластика. Потом хожу по квартире и включаю всё, что только можно. Комната приобретает обжитый, тёплый вид.

    Беру пачку фотографий с полки, сажусь на диван. Не торопясь, просматриваю их.

    Бернис фотографировал здания: окружённые разноцветными толпами... на фоне неба... разрушенные...

    Зачем он это делал?..

    Мы часто переезжаем из полиса в полис и тащим за собой кучу вещей, которые создают иллюзию уюта, чего-то неизменного и вечного. Мы вешаем фотографии и плакаты на голые стены, бросаем книги на столик у кровати, оставляем одежду в шкафу...

    Всё это искусственно... По моему мнению, чтобы был дом, нужны только кровать и окно. Остальное приходит само собой... Иуходит...

    Бернис был одинок. Он мог встречаться, разговаривать с другими кланерами, но это не то...

    Семья не всегда избавляет от одиночества. Слишком много знакомых тоже не помогут. Сколько из них знает, когда ты ложишься спать? Что любишь на завтрак? Какие каналы радио и телевидения слушаешь и смотришь? Какую одежду предпочитаешь?

    Один верный друг избавляет от одиночества вернее, чем целый клан единомышленников. Странно, почему так?

    Есть люди, у которых одиночество въелось в кровь, пропитало мозг. Они не терпят чужого биополя. Они могут быть лучшими друзьями, но никогда не расскажут всех своих секретов.

    Но таких мало, это- мутация, это- вопреки эволюционному опыту, который требует от индивида быть среди других. Одиночка не может выжить- генетическая память вызывает в нас необходимость чувствовать общность.

    Ода, мы можем испытывать радость от того, что вместе идём к одной цели.

    Каждую минуту моей жизни я знал, что за спиной стоит Клан. Единый Клан, который всегда выслушает меня. Даст цель. Защитит.

    Но чувствовал ли я одиночество? Да, как только отрывался от двух своих друзей.

    Легко идти плечом к плечу к одной цели. Это дарит тепло, даёт спокойствие, ты уверен в завтрашнем дне, сама смерть больше не пугает тебя. Трудно стоять в стороне, когда все куда-то идут нога в ногу.

    Но чувство единства не уничтожает одиночества. Это нечто особое. Можно идти вместе с другими, отдавая жизнь за общую цель- и быть при этом ужасающе одиноким.

    Это чувство похоже на утренний чай в 7утра, который ты пьёшь, неторопливо поднося чашку ко рту, в то время как общность- это шумный пир, не оставляющий места грусти.

    Ито и другое имеет право на существование.

    Ихотя я сейчас один- я могу найти в себе силы продолжить бег.

    Довольно самотерапии.

    Прощай, Бернис, прощай, одинокий человек одинокого мира... Мне пора посетить Инфа...

    На этот раз я ехал на замечательном двухэтажном автобусе- естественно, на втором этаже. Кондуктор, когда брал за проезд, спросил, до какой станции я еду, и покачал головой: Инф живёт в самом захолустье. Это район, который до последнего времени не контролировался полицией. Только теперь она решила, видимо, и там взять власть в свои руки.

    Пристраиваюсь на свободное местечко рядом с громадным негром с уродливо выпученными глазами и квадратной челюстью. Когда он говорит, то половина звуков, наверное, просто не проходит через толстые влажные губы этого примечательного типа.

    Почти все пассажиры уже вышли. Япорывался тоже сойти, но кондуктор каждый раз с улыбкой останавливал меня и делал знаки, что, мол, предупредит вовремя. Наконец он лично поднялся на второй этаж и сказал, что следующая остановка- моя. Имне ещё говорят, что хороших людей в наше время нет!

    Схожу с чёрных ступенек автобуса и начинаю быстро застёгивать куртку- холод продирает до костного мозга.

    Где-то за домами слышны выстрелы, словно там идёт небольшая война. Прохожие безучастно снуют по своим делам, как будто ничего не происходит.

    Вгороде участились облавы полиции. Старк рассказывал, что полиция внезапно начала массовые аресты жителей трущоб. Вполисе скоро произойдёт нечто, что перевернёт его жизнь с ног на голову. Полис ждёт, затаив дыхание, он словно прогибающаяся пластина, которая вскоре выпрямится и приведёт в действие механизм.

    Япроплутал в переулках добрых двадцать минут, разыскивая дом Инфа. Нумерация зданий тут совершенно странная. Но наконец я у цели.

    Когда-то в доме было три подъезда. Теперь остался один- остальные обвалились... Тёмная лестница. Мотки проволоки. Картонные коробки у стены... Звонок в дверь. Сначала- тишина, потом голос из динамика:

    -Hus da it? (Кто там ещё?)

    -Fren da Necros. (Друг Некроса.)

    -Watta fren? Me donnou any frens! (Какой ещё друг? Не знаю я никаких друзей!)

    -We gotta tok a bit da job. Me nid som info da tu. (Давай поговорим немного о работе. Мне нужна от тебя информация.)

    -Get otta me! Tu dongo ve, me shot! (Вали отсюда! Если не уйдёшь, пристрелю!)- обещает голос из динамика.

    -Necros tokt me qe Krispin ne refses da gut job... (Некрос говорил мне, что Криспин не откажется от хорошей работы...)- называю имя его персонажа из игры.

    За дверью помедлили немного, потом спросили:

    -Watta info wana tu? (Ачто за информация тебе нужна?)

    -Info da cracked host foqe tu got cocht! (Овзломе, во время которого тебя засекли!)

    Такие мастера, как Инф, редко попадаются, поэтому помнят свои провалы.

    Дверь щёлкает и открывается. На пороге стоит давно не брившийся высокий старик с длинными седыми патлами. Он одет в синюю рубашку и грязные штаны, застиранные до такой степени, что их цвет трудно определить. Но больше всего меня занимает револьвер двенадцатого калибра, направленный мне в живот.

    -Меня зовут Анри,- говорю я, стараясь не думать о том, что останется от моих внутренностей, если палец этого старикана дрогнет.

    Он смотрит на меня изучающим взглядом, потом чуть отступает.

    Вхожу.

    Комната Инфа завалена проводами, платами, дисками, корпусами- в общем, напоминает мешанину из пластика, текстолита, железа, алюминия и хрома. Во всех её углах блестят искорки.

    Инф садится в кресло и кивает мне стволом на соседний стул.

    -Итак, тебе нужна эта информация. Откуда ты узнал о ней?

    -Некрос сказал.

    Инф кладёт револьвер на стол рядом с собой, вытаскивает из кармана рубашки мятую пачку "Астена", прикуривает сигарету и пускает облако ароматного дыма. Судя по запаху, в табак подмешано немного наркотического вещества.

    -Некрос был хорошим парнем. Жаль, что его убили.

    Яподнимаю вопросительно брови.

    -Да, я навёл справки,- отвечает Инф.- Любой начнёт беспокоиться, когда такой пунктуальный человек, как Некрос, перестаёт появляться в назначенном месте.

    -Ввиртуальном мире?

    -Да,- Инф закашлялся, но продолжил курить.- Это ведь он рассказал тебе о том, как меня найти?

    -Да... Так что насчёт информации?

    На стене висят листочки с цифрами, буквами- как на доске объявлений.

    Инф ногой отталкивается от стола, уезжает в своём кресле на колёсиках в соседнюю комнату и возвращается оттуда с бутылкой и стаканом.

    -Будешь пить?.. Ну, как хочешь... Информацию я бы тебе дал- как и обещал Некросу. Вот только у меня её больше нет.

    -Агде же она?

    -Понимаешь ли... Ты вообще знаешь, что это конкретно за информация?.. Нет? Ну, тогда слушай... Мне надо было прорваться на один из серверов. Но защита там стояла мастерская. Ясумел просканить его и заметил, что этот сервер- лишь гейт, а настоящий подключён через него. Япросканил хост и случайно, благодаря найденной ошибке в программном коде используемой там проги, залез внутрь. Ну и начал сразу качать информацию, оставив защиту на потом. Но меня засекли. Сбрасывать информацию со своего прокси-сервера я решил на сервак одной копании... Vitdater inc... благодаря безграмотности её сотрудников, у меня были пароли входа. Представляешь- случайно по делам меня послали в их офис, а там один из сотрудников написал свой пароль на бумажке и прилепил к монитору! Бывают же глупцы... Так что я всю инфу сбросил туда, чтобы тот, кому принадлежит хост, не смог ни выследить меня, ни уничтожить скопированное... Через пару дней я попытался зайти и забрать своё с компьютеров Витдатера, но жестоко обломался: они неожиданно поменяли все пароли и защитные системы. Информация осталась там. Так как второго счастливого случая мне, по всей видимости, больше не представится, то к ней не подобраться. Витдатер не взломать- у них очень толковый админ, и надо иметь чертовски нетривиальные мозги, чтобы влезть в его сеть. Могу дать тебе координаты их сервака и название папки, но, поверь, тебе это не по зубам. Только натравишь на себя полицию и будешь застрелен.

    -Ладно, давай.

    Инф оторвал со стены одну из бумажек, покрытую какими-то цифрами, быстро нацарапал нужные координаты на оборотной стороне и отдал мне.

    -Бери... Буду счастлив, если тебе это поможет... Ты точно не хочешь выпить?..

    Яузнал всё, что мне было нужно, и, простившись, с облегчением покинул грязное обиталище. Вирус меня побери, неужели я мучился в виртуальности только ради этого получасового разговора?!

    Язашёл в первую попавшуюся забегаловку, чтобы перекусить и подумать. Устроился в самом углу, разложил свой ноут и стал проверять координаты, подаренные мне Инфом. Не забывая, конечно, о замечательных сэндвичах с хрустящей корочкой, мягким тестом, ветчиной, сыром, помидорами и чем-то ещё необыкновенно вкусным. Есть у меня такая слабость- обожаю бутерброды! Инахожу в высшей степени утончённым удовольствие со вкусом составить сложную конструкцию, а потом её поглощать, наслаждаясь букетом...

    Поискав в базе данных, я по идентификационному номеру без труда нашёл имя кланера, которого взламывал Инф: Максим Роллер. Вернулся к базам, оставшимся от Некроса.

    Там имя Роллера мелькало довольно часто. Он вроде бы не делал ничего особо важного, но тем не менее с завидным постоянством фигурировал в записях. Главное- он был последним, кто встречался с Бернисом перед его исчезновением. Ага, последним он видел и ещё трёх пропавших кланеров... Так. Переехал сюда год назад- из Сонополиса... Аведь там тоже как сквозь землю провалились несколько кланеров! Интересно, именно накануне переезда Роллера исчезли сразу двое. Ибольше такой плотности потерь не было...

    Что ж, пора упорядочить всё в систему. Здесь пропадают кланеры. То же происходит и в других полисах. Это дело рук наших врагов или, как предупреждал Серж, соклановцев? Очень многое убеждает в последнем!

    Кто из них и почему- неизвестно. Любой кланер может с равным успехом оказаться и врагом, и другом. Поэтому-то моя миссия секретна. До меня действовал Некрос, который при невыясненных обстоятельствах погиб. Он сумел узнать, что Инф взломал ноут Максима Роллера по заказу, связанному с работой последнего в одной из корпораций. Инфа засекли, но хакер успел скинуть информацию на сервер фирмы Vitdater Inc. Там она оказалась недосягаемой для него. Думаю, для Максима, который наверняка пытался ликвидировать утечку информации, тоже. На фирме неожиданно прошла замена всех паролей и переустановка защитных систем. Теперь информация спрятана не менее надёжно, чем на диске Максима.

    Надо понять: нужна ли мне эта информация?..

    Явытираю жирные пальцы салфеткой и беру пластиковый стакан с чаем- точнее, его суррогатом.

    ...Некрос сделал вывод, что многие факты говорят против Роллера. Действительно, похоже, именно Максим более чем кто-либо другой, может быть причастен к исчезновениям. Следовательно, я должен добыть информацию. Там ведь почти полная копия диска- Инф не качал только сердечники известных массовых программ, музыку и видеофайлы.

    Что ж, попробуем... Посмотрим: так ли уж сильна защита этой фирмы?..

    Через пять минут скана задумчиво откидываюсь на спинку кресла: защиту ставили очень толковые профессионалы... Достаю коммуникатор и набираю номер Штейнера.

    -Привет, Руди.

    -Итебе того же. Случилось что?

    -Только не говори ничего о нашем разговоре Неро. Руди, ты не знаешь часом подходящего местечка в полисе? Ну, тихого, чтобы людей вокруг не наблюдалось? Сам понимаешь, для чего...

    -Абсолютно, камрад. Есть такое, конечно...

    Через час я уже входил в стеклянные двери неприметного кафе в моём районе. Штейнер помахал рукой от столика в углу, и вскоре я уже распаковывал ноут.

    -Хочешь кого-то взломать?- спрашивает Штейнер, наливая в свой бокал немного руалы.

    -Да. Фирма Витдатер. Нужна информация с одного из их серваков.

    Штейнер усмехнулся:

    -Ты думаешь, камрад, получится? Тебя просто засекут... Надеюсь, ты это почувствуешь, и мы успеем убраться отсюда до приезда полиции...

    Явключаю ноут, он шелестит, загружаясь.

    -Тебе лучше уйти сейчас, Руди. Не подвергай себя опасности.

    -Брось. Неужели я покину товарища? Да и интересно смотреть на твою работу... Кстати, тебе привет от того сумасшедшего в плаще с капюшоном- Ивара, кажется?

    -Он что-то хотел?

    -Представь себе, он нанялся изводить крыс!.. Из-за них город на грани катастрофы. Мало того, что они переносят эпидемии и болезни, так ещё и грызут провода, портят оборудование. Сам знаешь, каково искать обрыв кабеля... Ну, администрация города и объявила конкурс на средство спасения от крыс. Сумма победителя ожидает немаленькая... Так вот, Ивар заявил им, что через пару дней город будет очищен! Смех, да и только... Об этом он и просил тебе рассказать.

    -Пусть попытается. Может, получится?.. Хотя до сих пор ничего эффективного против них не создано. Ни оружие, ни отпугивающие устройства, ни ловушки не способны изгнать или уничтожить крыс... Крысы- умные твари. Они моментально вырабатывают иммунитет. Сейчас научная мысль не идёт дальше ультразвуковых сигналов или распыления ядов.

    -Как бы его не съели... Впоследнее время участились нападения крыс на людей. Пробираются внутрь домов- особенно небогатых горожан, у которых нет полной изоляции... Авчера крысы прогрызли какую-то перегородку в одном из трёх энергореакторов. Произошёл взрыв... Теперь задействованы резервные источники питания. Говорят, несколько районов совершенно отключены от электричества- самые бедные, конечно же. Анедовольных перестреляли или разогнали по домам с помощью полиции.

    -Канальи...

    -Почему ты просил не говорить ничего Неро? Он бы мог здорово помочь со взломом,- бросает Штейнер, глядя на статистику загрузки системы.

    -На меня охотятся Чёрные. Старк утверждает, что это Неро их навёл.

    -Вот как?- поднимает бровь Штейнер.- Не похоже на него.

    -Люди меняются...

    Лицо Штейнера внезапно становится грустным.

    -Ты прав, Анри,- отвечает он, поглаживая протез здоровой рукой.- Люди всегда меняются со временем...

    Итак, я приступаю к взлому.

    Моя очень аккуратная атака не должна быть обнаружена. Проверяя логи сканера, запущенного мною первым делом, нахожу в сети компании один подходящий компьютер. На нём работает нужная версия NUOS: её программные ошибки вызывают переполнение буфера, не описанные пока в bugtrack- регулярных выпусках списка ошибок, обнаруженных в этой замечательной операционной системе. Посему для этих ошибок нет соответствующих "заплаток".

    Запускаю скрипт, использующий найденную возможность,- и я уже в системе. Обычный хакер взял бы скрипт с какой-нибудь борды в Сети. Но мне по силам написать и собственный. На это много времени не надо, когда точно знаешь ошибку. Редактирую логи и устанавливаю root kit- чтобы сисадмин не выкинул меня моментально, если вдруг обнаружит.

    Пришло время убедиться, что защита взломанной машины не только не будет возражать против моего присутствия, но и позже не выдаст меня. Чтобы быть уверенным в этом, удаляю /etc/init.d/names. Помню, что похожие функции обычно дублируются в /lpd,- отключаю и его.

    Вирус меня побери! Самой большой наглостью после взлома будет послать им информацию о найденных дырах...

    Ясоздал необходимые директории, нужные в root kit, сделал /dev/tty для не очень быстрого обнаружения сисадмином. Обычно все рекомендуют использовать /dev/... Что ж, пойдём за толпой.

    Root kit включает в себя загружаемый модуль ядра (loadable kernel module). Ясам написал его в своё время. Он лучше тех аналогов, которые мне встречались. Очень затрудняет обнаружение новых файлов, скрывая их и себя. Даже команда lsmod, которая выдает список загруженных модулей ядра, не показывает его. Он также скрывает процессы, начинающиеся с.kore.

    Теперь- самое вкусное.

    Япроинсталлировал identd с warpом из root kit. Файлы /usr/sbin/in.identd и /usr/sbin/identd практически одинаковы. Ко второму не обращались уже давно, следовательно, это резервная копия.

    Изменил владельца и группу на первом из этих файлов на root.

    Теперь можно запускать мой фирменный пакет программ. Они построены по принципу капель воды, сочащихся сквозь трещину в стекле. Кусочками проникают внутрь и собираются там, до самой сборки не представляя опасного и потенциально ожидаемого объекта.

    Мне бы не успеть собрать все кусочки воедино до включения программ защиты, если бы я не был Нейромантом. Наши имплантированные платы не улучшают мышления, но помогают быстрее отдавать команды.

    Сосредоточиться... Все ресурсы мозга направлены на вычислительные операции, недоступные ни одному процессору...

    Говорят, Бионы изобрели органические компьютеры- из живых микроорганизмов... Но в органике нельзя быть уверенным до конца. Вот мы знаем, отчего бывают сбои в технике и чем обусловлено движении импульсов,- а потому полностью контролируем свои системы. Вживой материи большая часть процессов непонятна человеку. Бионы умеют, к примеру, собирать яд, выделяемый колонией микроорганизмов, разъедающих хромированные трубы, но они не знают, почему эти же микроорганизмы вдруг перестают продуцировать яд и как он образуется в их телах...

    Итак, программы собраны и приступили к работе. На мой диск через компьютер-жертву течёт информация, спрятанная Инфом.

    Всё.

    Программы тут же начинают самоуничтожаться. Через десять секунд ничего не остаётся. На взлом ушло девятьс половиной минут.

    Штейнер поднимает руки, чтобы поаплодировать мне, но в этот момент в дверь влетают двое полицейских в чёрных блестящих шлемах и броне. Они целятся из своих штурмовых винтовок прямо в нас. Ана улице ещё человек пять спецназовцев- тоже наизготовку.

    -Freeze!- орут они.

    Мы, естественно, замираем. Влипли...

    Страдальчески смотрю на свой ноут. Что, ну что я сделал не так?..

    Быстро запускаю программу кодирования. Если даже они возьмутся за мой ноут,- ничего не найдут...

    Вслед за спецназовцами входят два офицера. На плечах- оранжевые опознавательные знаки с эмблемами.

    Какая пошлость эти знаки! Да, у них ведь ещё принято придумывать для каждого отряда особо оригинальные названия- типа "Козырные карты" или "Ночные ястребы"... Попса!..

    Один из офицеров снимает шлем. Это, оказывается, красивая девушка. Иони знакомы с Руди: смотрят друг на друга, как будто давно не виделись.

    -Так вот до чего ты докатился,- говорит она.- Теперь мы на разных сторонах улицы.

    -Не тебе меня судить, Элен,- отвечает Штейнер.

    -Это точно, не мне. Судить тебя будет суд. За то, чем вы тут занимались, вас скорее всего приговорят к смертной казни... Очень плохо, мистер Штейнер. Аведь ты подавал неплохие надежды...

    Второй офицер подходит к моему ноуту и пытается что-то там сделать.

    Мысленно блокирую клавиатуру- маленькая шуточка Нейроманта.

    -Глухо,- говорит офицер.- Разберёмся на месте. Пошли.

    Следующие события остались бы для меня почти за кадром, если б я вовремя не активировал имплантант ...

    ...Всё резко застывает, словно во время ураганного фильма нажата пауза: рука Руди медленно поднимается, палец давит на курок неведомо откуда взявшегося пистолета, одновременно Штейнер прыгает влево, сбивая офицера с моим ноутом.

    Первый выстрел в сторону противника можно производить самовзводом еще при подъеме оружия с живота или груди. Второй производится прицельно, поскольку курок уже на боевом взводе, и усилие спуска уменьшается.

    Вмомент выстрела отдача автоматически рвёт руку Руди вверх, и пуля летит- я вижу её траекторию- прямо в лоб Элен, не успевшей сделать ничего за те наносекунды, которые понадобились Штейнеру.

    Витрины разлетаются на тысячи кристалликов, медленно оседающих на пол,- это с улицы прогремели выстрелы.

    Пули, блестя цельнометаллической оболочкой, прочерчивают свои спирали к Руди, который уже приземляется, послав вторую пулю в голову другого офицера.

    Несколько событий происходит одновременно: удар о шлем и рикошет в потолок; падение Элен; два попадания в Штейнера.

    Энергия выстрелов отбрасывает Руди к стене, а все следующие пули поражают его...

    ...Металлическая рука-протез медленно сжимается и разжимается.

    -Он мёртв,- говорит один из спецназовцев, проверив труп Штейнера.- Изачем ему понадобилось стрелять в Элен?..

    Офицер снимает свой шлем и проводит пальцем по царапине, оставленной пулей Штейнера:

    -Он всё-таки был удивительно шустрым. Ксчастью, шлем выдержал...

    Офицер складывает мой ноут в сумку и грубо толкает меня в плечо:

    -Пошли. Наденьте на него наручники, пока не выкинул чего-нибудь.

    Меня быстро обыскали, отобрали Sven, из которого я так ни разу и не выстрелил, и сковали руки.

    Кдверям кафе уже подкатил фургончик полиции. Наверно, стоял за углом, а теперь появился, как снег на голову. На месте задержания остаются трое, остальные садятся со мной.

    Залезая в фургон, я видел на другой стороне улицы среди толпы случайных зевак фигуру человека в обгоревшей одежде.

    Торжествуй, Эдди, твоё пророчество сбывается...

    ***

    Мы едем долго- минут двадцать. Очевидно, станция быстрого реагирования расположена недалеко- иначе бы они не успели среагировать, а теперь меня везут в какое-то главное управление.

    Выгружаюсь во дворе какого-то высоченного корпуса. Улицу не видно- со всех сторон нависают пристройки этого здания.

    Успеваю заметить вывеску на дверях, в которые меня практически заносят: "Vitdater inc". Доигрался, братец кролик...

    Тащимся по красивому вестибюлю... Столик секретарши. Над её лицом явно поработали пластические хирурги- сразу заметна неестественность мимики... Лифт с горящими зелёным кнопками... Коридор... Люди в белых халатах поверх деловых костюмов. Никто не обращает на нас внимания.

    Наконец, меня вводят в большую комнату. Напротив двери- огромное, во всю стену, окно. Слева- громада аквариума, в котором колышутся редкие водоросли. Диваны, удобные кресла, столы с бумагами и компьютерами...

    Уокна прогуливается сухонький человек лет пятидесяти. Тщательно выбрит, одет в серый костюм от Fabio Pietro, на заколке галстука горит изумруд, в начищенные туфли можно смотреться, как в зеркало.

    Спецназовцы размыкают наручники и выходят, оставляя нас наедине.

    -Добрый день, господин... как-там-ваше-имя?.. Меня зовут Оливер Гордон. Я- президент фирмы, сеть которой вы столь искусно хотели взломать,- говорит он глухим низким голосом.

    Мы идём друг к другу и встречаемся рядом с аквариумом.

    -Авы не боитесь, что в отсутствие охранников я могу выкинуть какую-нибудь штучку?- интересуюсь я, разминая кисти.

    Гордон достаёт из кармана синий платок, снимает очки и начинает их протирать. Очень медленно. Несколько раз смотрит на меня сквозь стёкла и снова протирает. Наконец водружает их обратно на нос и соизволяет ответить:

    -Посмотрите,- он показывает рукой в углы комнаты.

    Там укреплены видеокамеры слежения, под объективами которых горят красные огоньки.

    -Вы на прицеле, хакер. Вас прожгут лазером быстрее, чем вы двинетесь.

    -Думаете, успеют?

    -Операторы следят за вашими глазами. Представьте себе: ваш глаз- во весь двадцатидюймовый экран. Его анализирует специальная программа... Поверьте, они успеют.

    -Не собираюсь и проверять.

    Внезапно боковым зрением замечаю движение и инстинктивно отпрыгиваю в сторону.

    Гордон смеётся:

    -Ятак и знал, что вы будете впечатлены моим домашним питомцем. Не правда ли, великолепный экземпляр?

    Рядом со стенкой аквариума плавает касатка- если я правильно помню рисунок из школьного учебника. Она отплывает и снова бьётся головой в стекло.

    -Поразительно! Их ведь больше не существует?

    -Да. Это дорогая штучка. Создана по сохранившейся модели ДНК.

    Гордон отходит от меня и садится за стол у стены. Вотличие от других этот сделан не из лёгкого пластика, а из массивной имитации под дерево.

    Яещё пару раз оглядываюсь на касатку. Могучий зверь продолжает свои попытки разбить стенки.

    -Не беспокойтесь. Стекло выдержит... Знаете, эта касатка напоминает мне вас, хакеров. Она упрямо бьётся о преграду, хотя если б разбила её, то вскоре погибла бы без воды.

    -Как меня взяли? Где я прокололся?- спрашиваю я.

    Гордон открывает мой ноут и проводит рукой по клавишам, будто стирая пыль.

    -Вы изменили владельца и группу на root только на /usr/sbin/in.identd- а это просто ссылка на /usr/sbin/identd. Про второй файл вы забыли.

    Проклятье!.. Что со мной, Вирус меня побери, как я мог?

    -Клавиатура заблокирована. Это сделано грамотно... Что вам было нужно на серверах моей фирмы?

    -Какая разница? Всё равно любой суд приговорит меня к смерти без права апелляции.

    -Не факт, не факт... Это решать мне... Возможно, мы сможем договориться?

    Понятно, куда он клонит.

    -Вы предлагаете мне стать скрэббером?

    Гордон улыбается.

    Его очки поблескивают, отражая лампы.

    -Eggs-ackly, мистер хакер. Вы исключительно проницательны. Да, я предлагаю вам оставить преступный путь и стать законопослушным человеком... Вы, кстати, так и не назвали своего имени.

    -Да, стать законопослушным человеком за жалкую плату- жизни друзей.

    Гордон разводит руками. Лицо изображает сочувствие- изображает так, чтобы никто не вздумал принять его гримасу за настоящее сочувствие. Он хладнокровно продолжает:

    -Такова жизнь... Одни выживают, другие менее удачливы... Впрочем, как знать?Может, и ваши друзья решат присоединиться к нам вместо того, чтобы умирать?

    -Что я должен сделать, если согласен присоединиться к вам?

    -Во-первых, назвать своё имя.

    -Алекс Бернбери...- Мне ни к чему, чтобы они начали собирать обо мне информацию по тому имени, под которым я зарегистрировался. Поэтому называю имя, фигурировавшее при въезде в полис.

    -Во-вторых, что вам понадобилось на моих серверах?

    -Ничего, что касается вашей компании. Яиспользовал серверы только как перевалочный пункт.

    Гордон покачивает головой в такт моим словам. Его лицо похоже на дешёвую резиновую маску.

    -То есть вы действовали без заказа? По личному желанию?

    -Да.

    -Ачто за информацию вы перебрасывали себе?

    -Давайте не будем говорить об этом.

    -Боюсь, это меня не устроит, мистер Бернбери. Зачем тайны между друзьями? Ямогу открыть окно и выбросить ваш компьютер с пятнадцатого этажа вместе со всей бесценной информацией. Атам и вы исчезнете через несколько минут... Стоит ли упрямиться?

    Он встаёт и подходит к окну. Смотрит на полис, сложив руки на груди, выпятив вперёд подбородок.

    -Подойдите сюда, Алекс, посмотрите вниз.

    Яподхожу и вижу площадь. Посередине стоит памятник, который раньше, должно быть, освещался прожекторами, но сейчас ничего не разобрать. Фары машин выхватывают какие-то куски, однако цельного образа не получается.

    -Это одна из главных точек полиса. Центр его индустриальной жизни. Здесь расположены крупнейшие предприятия...

    Гордон щурит глаза, вглядываясь во что-то.

    -Наш полис стоит на грани... Администрация не может контролировать его. Всовет полиса входят представители крупнейших концернов, которые ежедневно заключают сделки на такие огромные суммы, какие ты не можешь себе представить!.. Ты- лишь крупинка. Тебя перемелют и не заметят- точно так же, как и любого другого человека с улицы. Даже мы, директоры концернов, благоговеем перед мощью внутренних сил. Мы тоже ничего не значим. Если нас не станет, найдутся другие руководители, концерны всё равно продолжат работу. Знаешь, мне иногда кажется, что они обладают собственным надчеловеческим сознанием... Наш полис экономически выгодно расположен и мог бы стать богатейшим городом мира. Но внутри него действуют могучие силы, неподвластные нам...

    Он говорил, а я чуть ли не наяву видел пульсирующие потоки информации- самого важного ресурса. Внутри, на глубине, существуют и другие, но на поверхности всегда- информация.

    -...Мы не можем понять, что делаем неправильно. Вполисе почему-то ничто никак не налаживается. Мы не справились с преступностью, которая достигла небывалых размеров. Предпринятые меры хоть и снизили её уровень, всё же не в силах уничтожить это сумасшествие полностью. Где-то там сражаются банды Огненных Котов и Чёрных Господ, устраивают перестрелки на улицах, не зная, что всех их направляет на взаимное уничтожение невидимая рука, протянутая отсюда, из компании Витдатер. Эти наивные подростки думают, что они борются за доминирование в районах... Но они лишь пешки в нашей игре...

    Интересно. Очень мудро. Мне даже хочется смеяться при мысли об истинной ценности постоянной уличной войны Котов и Чёрных.

    -...Что, что происходит внутри? Чего мы не можем заметить? Участились случаи катастроф, которые происходят в таких местах, что на ум приходят мысли о тайной деятельности какой-то скрытной анархической организации. Проклятые нигилисты! Для них нет ничего святого. Аэти крысы? Знал бы ты, какой убыток они наносят промышленности полиса. Перегрызают провода, до которых только могут дотянуться, нападают на людей. Внаших гаражах недавно было найдено три полусъеденных трупа. Крысы несут заразу, нам постоянно приходится тратить громадные деньги на противоэпидемические меры- иначе весь полис вымер бы за неделю. Теперь ты видишь, насколько тонка грань реальности? Обыватель, который с удовольствием пьёт вечером пиво с друзьями в баре, гораздо счастливее нас, через руки которых проходят миллиарды кредитов.

    Он отошёл к маленькому столику, видимо, утомившись, налил себе из бутылки какой-то прозрачной жидкости. Кажется, водки.

    -...Ну что, Алекс? Согласен? Утебя было время подумать... Итак, что за информацию ты скачивал у нас?

    Нельзя говорить правду. Инельзя допустить, чтобы фирма обнаружила имплантант в моём мёртвом теле. Аещё я должен выполнить задание... Неро попытался меня сдать. Что ж, я тоже могу быть коварным...

    -Там была информация, которую украл с ваших серверов один человек. Его зовут Неро. Что именно в пакете, я не знаю.

    Сканируйте, сканируйте мой глаз. Нейроманта нельзя засечь по его реакции.

    Гордон смотрит на монитор, обращённый ко мне задней стороной.

    -Ты не врёшь... Недавно нас как раз пытались атаковать... Ты знаешь, как нам взять этого Неро?

    Яназываю ему адрес, где живёт Неро,- знаю его из записей Некроса.

    Гордон нажимает кнопку на столе.

    -Капитан Трейс.

    -Да.

    Гордон диктует адрес Неро.

    -Бери людей и отправляйся туда. Быстро. Возьмёте хакера. Его кличка- Неро. При сопротивлении можно убить.

    Потом он обращается ко мне:

    -Ты действительно хочешь присоединиться к нашей фирме?

    -Да. Зачем ещё, Вирус меня побери, я бы стал сдавать вам Неро?

    Гордон снова смотрит на монитор.

    -Да. Ты не врёшь.

    Он нажимает другую кнопку на своём столе, и в комнату входят двое белых воротничков.

    -Стиви, отнеси это к нашим техникам,- показывает Гордон на мой ноут.- Пусть поковыряются. Аты, Ричи, проводи мистера Бернбери в комнату 6б. Яещё займусь тобой, Алекс. До встречи.

    Меня ведут по многолюдным коридорам, сажают в лифт и поднимают на семнадцатый этаж. Вкомнате 6б есть окно, стол и стул. Всё. За спиной противно щёлкает замок.

    Подхожу к окну и провожу рукой по раме- сплошная, окно не открывается. Даже если и открывалось бы- у меня нет ни присосок, ни тросов с крюками, чтобы спуститься.

    Сажусь на единственный стул.

    Не терплю ожидания. Не могу его выносить. Аздесь даже неизвестно, сколько придётся ждать...

    Проигрываю в уме всю неудачную атаку.

    Явсё делал слишком быстро- боялся обнаружения... Из-за страха и не устроил подробное сканирование- иначе бы понял, что один из этих клятых файлов лишь ссылка на другой.

    Руди погиб из-за меня. Ничего не случилось бы, если б я предпринял должные меры безопасности- например, включил блокиратор. Но я пренебрёг защитой ради скорости, полагая, что не успею войти в систему до того, как она поднимет тревогу и захлопнется.

    Зачем Руди понадобилось стрелять в Элен? Яне могу понять мотив его поступка...

    Главная проблема: мне необходим мой ноут и добытая информация. Разберите его, удивитесь нестандартному строению начинки, только отдайте мне информацию...

    Надоедает сидеть, и я встаю рядом с окном. Нога начинает быстро-быстро притоптывать- нервный тик. Видны только окна строений на другой стороне улицы. Если бы я жил в этом полисе давно, может, и определил бы, в каком нахожусь районе.

    Через пять минут следить за проезжающими внизу машинами надоедает, и я снова сажусь за стол. Откидываюсь и начинаю качаться- древняя привычка, которую так и не могу побороть. Одна из задних ножек кривая- она скребёт по полу, когда я раскачиваюсь.

    Ещё через десять минут я уже весь искрутился и отсидел себе всё, что можно. Начинаю просто ходить взад-вперёд, хотя особо не походишь: комната- два шага в ширину, четыре в длину...

    Вокно видно, как мерцает энергокупол над крышами домов...

    Наконец, на сорок третьей минуте моего пребывания в этой камере, дверь открывается. На пороге стоит Стиви- тот самый, кто относил мой ноут. Он и сейчас его держит.

    -Пойдём, мистер Бернбери.

    Яиду вслед за ним, как крыса за звуком дудочки,- у него мой ноут!

    Он то и дело здоровается со встречными людьми, лучезарно им улыбается. Белый воротничок, чтоб его...

    Мы спускаемся в лифте на минус второй этаж. Здесь почти никого нет, только техники чинят что-то в ангарах.

    -Куда ты меня ведёшь?- спрашиваю я, не отрывая глаз от ноута.

    Этот воротничок так его несёт, что того и гляди расколет.

    -Тихо. Мы почти пришли.

    Он подводит меня к одному из фургончиков и открывает заднюю дверь. Ясразу обращаю внимание на толстые стенки- они экранируют сканеры, скрывая от лишних глаз содержимое груза.

    Внутри сидят Лита и ещё один человек.

    Мой проводник с поклоном подаёт мне мой ноут. Ятут же быстро его осматриваю- не поцарапан ли?- и вместо приветствия пытаюсь пошутить с Литой:

    -Странно видеть тебя здесь. Подрабатываешь на доставке грузов?

    Она быстро шепчет:

    -Кончай болтать и давай сюда побыстрее!

    Язалезаю, Стиви захлопывает двери. Лита включает лампу, которая окантовывает потолок фургончика по периметру. Здесь отличная звукоизоляция- совершенно не слышно громыхания в гараже.

    Сидений нет, и мы трое расположились прямо на полу. Яустало откидываю голову и прислоняюсь спиной к прохладному металлу кузова, сложив руки на коленях.

    Нас немного дёрнуло- фургон тронулся с места.

    -Можно я задам самый идиотский вопрос за всю свою жизнь? Что вы здесь делаете?.. Нет, не то... Как вам это удалось?

    Лита пожимает плечами.

    -Чего не сделаешь для аватара Великого Одо.

    Яобращаю внимание на сидящего рядом с ней человека, почтительно склонившего предо мной голову,- это один из тех сектантов, которым мы помогали вместе с Литой. Теперь, правда, он выглядит получше- в кожаной куртке вместо дурацкого оранжевого халата.

    -Повсюду наши люди, и они преисполнены веры, которая помогает им творить добро,- говорит одоист.- Стиви- хороший человек. Он всегда нам помогал, пользуясь своим положением в компании. Великий Одо видит всё. Он узнал, что ты попал в беду, и послал к нам Литу, чтобы мы могли помочь аватару Великого Одо, Отца Машин.

    -Как ты узнала, что меня захватили?- спрашиваю Литу.

    Вданный момент я на седьмом небе от счастья: мой ноут со мной- целый и невредимый. Как мало надо человеку...

    -Мы с Неро сидели в клубе. Один паренёк нам сказал, что неподалёку была перестрелка, взяли каких-то хакеров. Мы прибежали туда, и из расспросов я поняла, что Руди убили, а тебя увезли. Мы проверили все участки- и тут нам сказали, что фургоны въехали в ворота Витдатера. Ты действительно хакал эту фирму?

    Ярассказал ей, как всё происходило, рассказал и то, что Неро меня подставил, а я его сдал Витдатеру.

    Лита широко открыла глаза:

    -Когда Старк звонил тебе?

    -Сегодня около часу. Он сказал, что Неро при нём разговаривал с Чёрными.

    -Старк не мог ничего слышать, потому что весь день отсутствовал. Авот я постоянно была рядом с Неро с одиннадцати и где-то до трёх. Вчас мы с ним и Штейнером обедали. Потом смотрели трансляцию с соревнований гладиаторов...

    Явнимательно изучаю её лицо. Содной стороны, не исключено, что Старк меня надул, и я отправил полицию к хорошему человеку... Сдругой- она может быть в сговоре с Неро... Был бы Руди, я бы ему поверил. Но Руди мёртв...

    Вголове вертится информация о Старке и Неро.

    Старк говорил, что хочет перейти в другую группу. Он не знал, где находится дом Неро,- это точно следует из записей Некроса. Старк не мог сам сдать Неро, не сдавая остальных хакеров. Они с Неро были не в самых лучших отношениях... Решил убрать Неро моими руками?

    Ладно, будем считать, что Лита не лжёт. Мне такой расклад приятнее.

    Будь что будет. Если я ошибаюсь, готов ответить за это.

    Воспользуюсь основным правилом Антея: сделав выбор, нельзя колебаться, надо идти до конца.

    -Куда нас везёт Стиви?

    -Просто подальше. Внаш район... Они узнали твоё имя?

    -Нет, я назвал им другое.

    -Хорошо. Тогда можешь идти домой, они тебя не вычислят.

    -Сначала надо предупредить Неро.

    Мы выходим из фургона, и меня поражает перемена на улицах полиса. Прохожие двигаются заметно быстрее, машины вообще проносятся так, что опасно приближаться к дороге.

    -Что произошло в городе?

    -Взорвался ещё один энергореактор. Начинают отключать энергию в самых бедных районах. Там бунтуют. Полиция наводит порядок. Ситуация выходит из-под контроля властей... Яуверена: это дело рук одной анархической группы. Оней никто ничего не знает толком. Известно только, что её лидера зовут Райдел Ферри.

    Мы бежим в клуб, надеясь застать Неро. Но нам сообщают, что он простился со всеми с полчаса назад- пошёл провожать свою девушку, а потом собирался домой.

    Мы разделились. Лита побежала догонять Неро- она знает, где живёт его подружка. Ая заскочил домой, положил ноут и взял свой старый Максвелл- не привык ходить без оружия: чувство собственной незащищённости сводит с ума. Потом спустился в гараж, завёл машину и поехал по маршруту, который мне указала Лита. Бортовой компьютер показывал стрелками повороты к дому подружки Неро.

    Лита была там. Оказалось, что Неро уже нет: он посидел минут пятнадцать и отправился к себе.

    Мы бросаемся вдогонку.

    Мне кажется, что чего-то не хватает вокруг, потом я понимаю- крыс.

    Скорее, скорее... Надо успеть перехватить Неро, пока он не дошёл до дома, где его наверняка ждёт засада.

    Внезапно впереди я вижу скопление машин. Их так много, что не проехать! Ближайшие переулки тоже полны ими. Люди вышли наружу и молча смотрят на что-то.

    Мы тоже выходим и начинаем продираться сквозь толпу.

    Впереди- большая двенадцатирядная дорога. Ина другой её стороне столпотворение.

    Ана дороге- крысы. Кним присоединяются всё новые и новые, вылезая откуда попало. Они словно чего-то ждут...

    Какая-то гнетущая атмосфера... Словно должна произойти трагедия...

    Нарастает гудение... Такое чувство, что я уже слышал его где-то...

    Шелест...

    Идущий по пустой дороге человек в длинном плаще... Капюшон откинут на спину, руки спрятаны в рукавах...

    Это же Ивар!

    Но сложно узнать его в этот миг.

    Белые губы, словно он умирает от жажды... Глаза смотрят вперёд, не мигая. Вних застыло видение чего-то неизбежного и ужасного, доступного пока только Ивару... Серая кожа, туго обтянувшая череп... Ноги мерно отсчитывают шаги...

    Аза ним- серой армией, тёмной рекой, зловонным воинством- идут крысы. Не отрывая от него глаз, горящих адским пламенем, одна за другой, в колонну по шесть, они следуют по пятам за безумцем в чёрном плаще.

    Он идёт к выходу из полиса. Он ведёт их за собой. Если он остановится, его съедят.

    Из всех переулков, из отдушин и щелей вылезают новые и новые крысы, чтобы присоединиться к своим собратьям. Они разорвут Ивара в клочья, если вдруг пропадёт странная магнетическая сила, притягивающая их к нему.

    Что это?

    Люди долгое время фиксировали разные сверхъестественные явления среди животных, но никогда не видели ничего подобного.

    Выходит, Ивар прав, говоря о скрытых силах человеческого организма.

    Никто не произносил ни слова.

    Никто не издавал ни звука. Словно на похоронах.

    Крысы идут- будто одурманенные.

    Бесконечной рекой... Как же их много!..

    Лита хватает меня за локоть и показывает на толпу, стоящую напротив: среди людей и Неро...

    Шествие продолжалось пять минут. Наконец, крысы исчезли из виду.

    Люди медленно стали расходиться, словно околдованные странной силой. Мы кинулись через дорогу и настигли Неро.

    -А, Лита, Анри, привет!.. Что вы здесь делаете?

    -Ты не должен возвращаться домой! Там засада полиции!- выпаливает Лита.

    Неро останавливается и поднимает брови:

    -Откуда вам это известно?

    -Япослал их туда,- произношу, еле переводя дух.

    -Ты?.. Зачем?!- Ещё мгновение, и он схватит меня за грудки.

    -Пойдём, сядем в машину, мы всё объясним...

    После горячей беседы Неро бьёт кулаком в ладонь:

    -Каналья Старки!.. Язнал, что он на меня зуб имеет, но чтоб до такого дошло!.. Едем в клуб. Старки больше не жилец, если только не удерёт из полиса!..

    Приезжаем в "Log out".

    Пока Неро и Лита разговаривают со своими знакомыми, я сажусь за свободный столик и просматриваю информацию, которую добыл в Витдатере.

    Паззл начинает собираться воедино.

    Интересная программка лежала на диске у Максима. Япокопался в ней, потом проверил остальную информацию. Неутешительный вывод подтвердился.

    Серж оказался прав... ВКлане- раскол.

    Программка Максима предназначена для копирования имплантантов. Он выборочно перекачивал необходимое из плат умерших кланеров в свой мозг.

    Яне стал проверять эту программу на себе, потому что пополнение собственных знаний таким способом страшнее любого наркотика. Однажды начав, нельзя остановиться.

    Возможно, Роллер случайно придумал эту программку и без дурных намерений испытал её, как только ему в руки попал имплантант погибшего кланера. Адальше перестал контролировать себя. Знания- это власть, сила... Они подчинили его.

    Ячувствую к нему самую чёрную ненависть, какая только существует,- он убивал своих собратьев!

    Если Клан не строится на дружбе и взаимопомощи, то он теряет смысл. Пока он существует- у нас есть цель в жизни. Унас есть путь. Это сознание может вытащить нас из глубочайших бездн депрессии, оно никогда не даст нам сбиться с пути потому, что однажды мы задумаемся над вопросом о смысле жизни.

    Иногда в Клане появляются такие люди, которые ставят себя выше него. Для них и существует корпус экзекуторов. Гниль надо вычищать...

    Япроверял контакт-листы, логи, стёртую информацию- картина открывалась передо мной весьма неприглядная. Как только я представлю доклад Сержу, начнётся расследование. Ведь Максим- не один. Многие его сообщники скрываются от Клана, числясь пропавшими в других полисах. Очень ловко...

    Кстати, на диске Роллера в момент взлома лежал и отпечаток сознания Берниса. Жаль, что Инф не успел скопировать его полностью. Впринципе, если схватить Максима и если он до сих пор не уничтожил следы, Берниса можно будет спасти- хотя бы так, как Нату...

    Всё. Задание выполнено. Можно возвращаться в Клан. Но сегодняшний вечер я проведу с Литой и Неро. Надо почтить память Руди. ИМота- его убили в начавшихся беспорядках. Странное дело: за такое короткое время я привязался к этим людям.

    ***

    Через день, когда я заехал в клуб в последний раз, полис уже сошёл с ума. Внём шла самая настоящая война.

    Япредложил Лите и Неро переехать в другой город, и мы решили проститься с остальными хакерами. Неро как раз разругался со своей подругой, так что и его здесь ничто не держит.

    Высажу их в Мидиаполисе, съезжу решу свои дела в Клане, а потом вернусь с оправданным в Трибунале Антеем. Познакомлю его со своими новыми друзьями. Он обязательно с ними подружится.

    Неро и Лита ещё прощались в клубе с товарищами, а я уже дожидался их в машине. Вдруг откуда-то появился Ивар. Выглядел он бесконечно уставшим, словно несколько суток без сна работал в урановых рудниках.

    -Привет,- сказал он.- Вы, я слышал, уезжаете?

    -Да. Здесь совершенно невозможно жить.

    Он кивает головой.

    -Может, найдётся местечко и для меня?

    -Конечно.

    Ивар садится на переднее сиденье рядом со мной. Мы молчим.

    -Скажи, Ивар, ты никогда не играл в онлайновые миры?- решаюсь я задать вопрос.

    -Нет, а что?

    -Просто мне встретился там персонаж, очень похожий на тебя. Извини, наверно ошибся.

    -Да ладно... Хотя, вроде бы, ты должен знать, что Хранители не играют в компьютерные игры.

    -Что? Что ты имеешь в виду?

    -Эх, Нейромант... Разве ты не раскусил меня?

    -Ну, у меня были подозрения, однако ты не вполне соответствуешь стереотипу Хранителя.

    -Яушёл от них. Не во всём с ними согласен, вот и стал обычным человеком. Теперь меня мало волнуют клановые войны.

    - А...

    Поздно: Неро и Лита уже идут к машине.

    Неро удивляется:

    -Ты тоже хочешь переехать? Начнёшь новую жизнь на те деньги, что тебе заплатили за избавление полиса от крыс?

    Ивар невесело улыбается:

    -Мне не дали никаких денег. Сказали, чтобы убирался, покуда цел, иначе засадят в психушку...

    Хакеры садятся, захлопывают двери, и я трогаюсь с места.

    -Прощай, старый добрый Ландополис,- говорит Лита.

    Она провожает глазами переулок, где расположен клуб.

    -Да. Самое время попрощаться с этим полисом. Скоро его не станет,- говорит Ивар.

    Все поворачивают головы и смотрят на него. Он пожимает плечами:

    -Они не заплатили. Крысы вернутся. Лишь вы, дети мои, спасётесь...

    За пять с половиной секунд машина набирает скорость 100км/ч...

    Мимо проносятся изуродованные улицы... Горящие остовы машин...

    Развалины... Разбитые стёкла... Выброшенная на улицу из окон мебель...

    На выезде стоит усиленный отряд полиции. Нас проверяют около двух минут. Мы все, кроме Ивара, заметно нервничаем, а мне ещё и приходится улыбаться стоящим рядом с машиной полицейским. Они держат в руках направленные на нас штурмовые винтовки.

    Наконец, всё позади. Дорога. Неро и Лита ликуют на заднем сидении. Ивар рядом со мной молча смотрит вперёд. Яразгоняюсь до 200км.

    -Куда вы едете?- спрашивает Ивар.

    -ВМидиаполис.

    -А... Хорошее место.

    -Да. Вы наконец увидите, что такое снег...

    ...Следующие дни- в ожидании чуда.

    Ивот- мы въезжаем в Мидиаполис. Янемедленно рассылаю друзьям приветствия по коммуникатору. Мы ещё повеселимся!

    Что-то ноет внутри- слишком всё хорошо. Вжизни не бывает счастливых концов.

    Митеру я отправлю с курьером замечательный подарок- программку Максима Роллера. Уменя такое чувство, что он сумеет её настроить так, чтобы перевести отпечаток сознания Наты, хранящийся у него в компьютере, на чистый имплантант, и осуществит первое воскрешение кланера после смерти не только физического тела, но и платы.

    Машина плавно едет по заснеженным улицам. После кричащего, бурлящего, горящего Ландополиса Мидиаполис кажется тихой деревушкой, хотя он больше раза в три.

    -Снег! Посмотрите, снег!- кричит Лита, и изо рта у неё вылетает облачко пара. Она открыла окно и ловит рукой снежинки.

    -Теперь надо одеваться потеплее,- усмехается Неро.

    -Япознакомлю вас с одним моим замечательным приятелем. Его зовут Квер, и он большой любитель компьютеров. Думаю, он возьмёт вас в свою группу, как классных спецов.

    -Ты проявляешь просто отцовскую заботу,- смеётся Лита.

    -Спасибо,- просто благодарит Неро.

    -Сейчас заедем ко мне, а потом я договорюсь со своими друзьями- они найдут вам отличное пристанище...

    ВМидиаполисе моя квартира расположена в одном из самых престижных районов. После трущоб Ландополиса заснеженный дом кажется сказочным.

    Бросаю взгляд на высящийся рядом дом Антея. Ничего. Скоро увижу и его самого.

    Пока Неро, Ивар и Лита осматривают квартиру, я отвечаю на звонок одного из курьеров, который только что прибыл в полис.

    -Привет, Дэн.

    -Привет, Анри. Давно тебя не слышно было, старик.

    -Дела, дела... Как там Митер? Ты ему ещё возишь послания?

    Пауза.

    -Анри...- успел произнести Дэн, а потом связь пропала, словно отрезанная ножом.

    Яещё несколько мгновений слушал тишину в трубке.

    Что же такое он хотел мне сказать? Почему оборвалась связь?

    Убираю коммуникатор и иду в комнаты. Вот здесь можно разместить Ивара и Неро. Атут будет спать Лита.

    Устроив всех, говорю им, что моего присутствия в другом месте требуют дела исключительной важности. Придётся отъехать на пару недель, но потом я вернусь. Конечно, перед исчезновением помогу им с работой и устройством, познакомлю с нужными людьми...

    Звонит коммуникатор. Яизвиняюсь и выхожу.

    -Анри, это я,- говорит Дэн.- Извини за внезапный сбой- сел аккумулятор. Явставил запасной, полудохлый, поэтому буду краток. СМитером всё в порядке, я только что от него, привёз вам с Антеем по посланию. Не знаешь, где Антей? Никак не могу его найти.

    -Он сейчас в Клане. Можешь передать мне и его почту- я как раз на днях тоже еду туда.

    -Идет,- отвечает курьер, и мы договариваемся о встрече в моей любимой кафешке- заодно покажу её Неро, Лите и Ивару.

    Следующие дни мелькают, как бегунок на кварцевых часах...

    Путь назад. Обратная перемотка фильма- быстрее, ещё быстрее... Остановить только когда я выйду из своего Гарвея в гараже Клана.

    Альфред копается во внутренностях соседней машины. Яего не окликаю. Влевой руке- ноут с информацией.

    Вхожу в лифт, нажимаю кнопку этажа Сержа, достаю коммуникатор.

    -Это я, Анри. Спускаюсь к тебе в лифте.

    -Отлично,- отвечает Серж.- Жду тебя.

    Лифт останавливается за два этажа до нужного. Смотрю на лица вошедших кланеров. Одного я знаю- это Валерий Рожков, мой одногодка.

    -Привет, Анри,- говорит он.

    -Привет.

    Валерий носит длинный чёрный плащ поверх кожаной жилетки и полицейские ботинки на толстой подошве. Он оставляет на лице трёхдневную щетину и любит стальные перстни.

    Его приятель похож на него, словно младший брат. Разве что пояс у него потоньше и без вульгарных металлических бляшек.

    -Давно не виделись. Так давно, что хочется поговорить подольше.

    Его спутник нажимает кнопку остановки лифта.

    -Сожалею, но сейчас спешу. Если ты подождёшь чуток, то я скоро освобожусь до конца дня.

    Валерий странно улыбается.

    -Нет, мне особенно важно поговорить с тобой перед твоей встречей с Сержем. Итак, ты возвращаешься из поездки в Ландополис. Милое место. Там работает один мой друг. Максим. Иногда он зовёт себя Роллер. Не хочешь рассказать, как он поживает?

    Ядержу ноут в правой руке. Дурная привычка- левой пистолет из кобуры не достать. Если отпустить ноут, он скорее всего выдержит удар. Можно рискнуть.

    -Так как, Анри? Ая в обмен расскажу тебе о твоих друзьях. Правда, мои новости будут очень сильно зависеть от того, что скажешь ты, а ещё больше от того, что ты сделаешь после нашего разговора. Ипобыстрее, не стоит заставлять нашего дорогого Сержа ждать...

    Приятель Валерия сверлит меня взглядом, его правая рука крутит пуговицу чёрной вельветовой рубашки. Он успеет достать пистолет быстрее меня. Этому дурачку всё же хватило вкуса найти себе стильную рубашку.

    -Хватит играть, Рожков. Говори начистоту, я не юнец и отлично пойму тебя.

    Валерий смеётся. Его огромное тело просто содрогается от смеха.

    -Ярад, что ты в состоянии нормально меня воспринимать, Анри. Ты всегда отличался здравомыслием. Итак, нам известно всё о твоем задании. Один очень верный друг Сержа оказался при смерти. Ясмог раздобыть его имплантант. И соответственно его знания стали моими. Серж- отличный конспиратор. Если бы не этот маленький прокол, нас бы взяли с поличным. Яговорю "нас"- ведь ты, наверно, уже догадался, что дело здесь не в одном Максиме?..

    Он склоняется ко мне ближе. От него исходит запах дорогого модного одеколона. Кажется, "Kin-Toe"... Хотя нет, ошибаюсь: "Takrua"- из осенней коллекции Кристиана Мэя, который недавно переехал в Анерополис.

    -Вглядись внимательнее, Анри, и ты увидишь, что в моих глазах светится знание, которым не обладает ни один другой кланер. Ясобрал воедино всё полезное, что знали многие из нас. Таких пока немного, но скоро власть в Клане будет принадлежать нам.

    -Зачем вам власть? Что за радость- управлять Кланом?

    -Воля к власти- это наркотик, благодаря которому мы продвигаемся всё ближе и ближе к своему триумфу. Мы будем обладать таким величием, с которым не сравнится ничто. Мы уничтожим все остальные Кланы и станем доминировать в обществе. Подумай, Анри: каждый человек в мире будет нам подчиняться!

    "Он псих,- подумал я, глядя в глаза Рожкова.- Унего глаза человека, всю жизнь ширявшегося в трущобах самых зловонных полисов мира...

    Натуральный псих... Ав голове такие тараканы, что любой нормальный человек должен держаться от него подальше..."

    -Зачем вы убивали кланеров? Ведь, скопировав информацию, можно было отправить имплантант в Клан на переустановку в новый физический носитель.

    -Амы не хотели, чтобы о нас узнали раньше времени. Укланера, информацию которого копируешь, остаётся память об этой операции- небольшая недоработка программы... Поэтому приходилось уничтожать платы.

    -Ладно, будем считать, что я понял, кто вы и что вам надо... Чего же вы хотите конкретно от меня? Предупреждаю сразу: если это помешает мне насладиться сегодня вечером бокалом холодной газировки, то я пошлю вас ко всем чертям.

    -Ты собрал информацию, за которой тебя посылали. Иначе бы ты не вернулся. Так?

    -Допустим.

    -Иты несёшь её Сержу, собираясь выдать имена отступников, которые стали тебе известны.

    -Вы бесконечно проницательны, миста Рожков.

    -Анам бы этого не хотелось... Янастоятельно советую тебе не называть имен. Можешь сказать всё, что угодно,- ты ведь всегда был мастер выворачиваться- только без имён... Иначе, как сам понимаешь, будут определённые последствия.

    -Серж вычислит вас, если вы захотите меня убить. Тем более он знает, что я уже в лифте.

    Приятель Валерия нажимает на кнопку, и лифт продолжает опускаться.

    -Онет, мы не столь грубы и прямолинейны. Просто вдруг однажды кого-нибудь из двух твоих друзей найдут с развороченным черепом- с кем не бывает? Или кто-то вдруг просто исчезнет- таинственность только добавляет страха... Нас не найти. Мы повсюду. Нельзя быть уверенным ни в чём. Доверь что-то лучшему другу- друг умрёт, и его знания станут нашими... От нас не укроется ничто... До встречи, Анри. Желаю удачи.

    Они остаются в кабине, а я выхожу и здороваюсь с Сержем, который стоит и ждёт меня у дверей лифта. Мы идём в кабинет.

    Итак, проблема понятна.

    Вся сложность в том, что я исключительно быстро и крепко привязываюсь к людям. Не могу без общества.

    Такие люди, как Валерий или Максим, раскалывают Клан. Всё моё существо алчет их крови.

    Остаётся только решить, что для меня важнее: сохранить Антея и Митера или покарать негодяев?

    Вжизни для меня самое главное- друзья и Клан. Они всегда были нераздельны.

    Ямогу распорядиться судьбами друзей?

    Ямогу закрыть глаза на Клан?..

    Ненавижу дилеммы! Ненавижу жёсткий альтернативный выбор!

    Итак, и сяк- всё равно проигрыш.

    Что бы сказал мне Антей?

    Что бы посоветовал Митер?

    Антей бы придумал хитрый ход...

    Митер, скорее всего проверил бы свой пистолет.

    Уменя нет ни комбинационного мозга Антея, ни решительности Митера...

    Можно посмотреть и с другой стороны: в команде Валерия и Максима исключительно деловые люди с чертовски ясным умом, раз смогли реализовать свою программу и оставаться незамеченными долгое время. Они могут привести Клан к величию. Ведь мне никогда не нравилась нынешняя политика, направленная не на искоренение остальных Кланов, а на развитие собственного...

    Интересно, на чью сторону встали бы Антей и Митер?..

    Как должен поступить лично я?.. Я, которому так мало времени отпущено на размышление...

    Скорее, скорее... Время утекает водой из ладоней... Что делать?

    Дать напиться умирающему от жажды другу?

    Выпить самому и попытаться найти дорогу?..

    Вода сочится вниз каплями, и всё меньше её в горсти.

    Япредставил, как мне приносят весть о том, что Митер найден мёртвым в своей квартире.

    ...Человек внезапно спотыкается и падает, катится вниз по бархану, наконец застывает, уткнув в песок голову...

    Язнаю, что почувствую, когда мне скажут, что Антей случайно упал в подземке под поезд.

    ...Человек сначала натягивает капюшон и ёжится, пытаясь сохранить от метели последние крохи тепла, потом садится, и вскоре- лишь заледенелый сугроб остался в снежной пустыне...

    -Утебя, наверное, первый вопрос об Антее,- говорит Серж.- Сразу обрадую: он в порядке. Оправдан. Против был только его отец- глава Трибунала. Он страстно желал смыть пятно позора. Этот человек готов пожертвовать всем ради своей чести. Но остальные члены Трибунала не поддержали его.

    Мы входим в кабинет Сержа, и дверь за нами закрывается.

    -Ну, выкладывай, что ты там откопал в Ландополисе,- говорит Серж.

    Он отходит к холодильнику, достаёт пару стеклянных бутылок моей любимой газировки, открывает их, передаёт одну мне и располагается в кресле у стола.

    Яставлю ноут на стол и включаю его.

    -Смотри внимательно, Серж. Здесь информация и имена тех, кто выступил против Клана. База ещё не полная. Мы в величайшей опасности. Предстоит много работы...

    Струйки воды сочатся между пальцев... Живительной влаги- или яда?..


  • Комментарии: 8, последний от 01/11/2011.
  • © Copyright Томсинов Антон Владимирович (powergod@yandex.ru)
  • Обновлено: 02/12/2004. 267k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика
  • Оценка: 4.24*9  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.