Толчинский Борис Аркадьевич
Иран: демократические выборы под скорлупой исламской теократии

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Толчинский Борис Аркадьевич (boris.tolchinsky@gmail.com)
  • Обновлено: 30/01/2018. 10k. Статистика.
  • Статья: Публицистика ПОЛИТОЛОГИЯ и ПУБЛИЦИСТИКА
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иран интересен вдвойне и втройне. Одна из древнейших мировых империй, единственная из древнейших, если не считать Японию и Китай, дожившая до наших дней. Родина древнейшей мировой религии, которая оказала исключительное влияние на все последующие - иудаизм, христианство, ислам. Бессменный исторический соперник цивилизаций европейского мира - сначала эллинов, потом римлян, ромеев (византийцев), османов и русских. Страна, многие традиции которой, даже не желая этого, впитали в себя соседние народы и державы.

    1


  •    (с) Борис Толчинский, 2013
      

    ИРАН: ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ ВЫБОРЫ ПОД СКОРЛУПОЙ ИСЛАМСКОЙ ТЕОКРАТИИ

      
       В Иране состоялись очередные президентские выборы. Благодаря им эта страна опять мелькнула в заголовках новостей - но совсем ненадолго, увы. В отличие от времён советского "тоталитаризма", прогрессивная общественность постсоветской России не очень-то интересуется чужими странами. Даже если они были, остаются или естественным образом станут нашими ближайшими соседями, друзьями, недругами, союзниками, партнёрами. И даже если эти страны сами по себе необычайно интересны, а их огромная и удивительно богатая история - феноменальный сплав событий, мифов и героев, своего рода стартовая площадка человечества, испытательный полигон истории, где она "тестирует" различные модели мироустройства.
      
       Иран интересен вдвойне и втройне. Одна из древнейших мировых империй, единственная из древнейших, если не считать Японию и Китай, дожившая до наших дней. Родина древнейшей мировой религии, которая оказала исключительное влияние на все последующие - иудаизм, христианство, ислам. Бессменный исторический соперник цивилизаций европейского мира - сначала эллинов, потом римлян, ромеев (византийцев), османов и русских. Страна, многие традиции которой, даже не желая этого, впитали в себя соседние народы и державы.
      
       Даже ислам, как будто одолевший и убивший исторический Иран, на самом деле глубоко впитал его традиции и изменился сам под их влиянием. Не будет преувеличением сказать, что именно Иран придал захватившим его в VII веке варварам-магометанам государственность. До покорения Ирана они были неорганизованной ордой фанатиков из аравийской пустыни, а после - стали Халифатом, который тотчас вышел в мировые игроки. Мечта о возрождение своей империи не оставляет Иран по сию пору - мы в этом с ним близки.
      
       И теперь, когда ислам, казалось бы, твёрдо удовольствовался третью человечества, шиитский Иран всё равно идёт собственным курсом, отличным от курса окружающих его суннитских держав. Это хорошо видно на примере Сирии. Иран - единственная из исламских стран, которая поддерживает светский режим Асада целиком и полностью, без холёных дипломатических оговорок. Иран может себе это позволить, даже вопреки всему остальному миру. Свою тысячелетнюю монархию Иран в себе убил, выжег калёной, страстной проповедью неистового имама Хомейни. Но лишь затем, чтобы на обломках светской монархии шахов возвести эпическое здание современной конституционной теократии.
       Действительно, в наше время Иран - единственная на планете государственная теократия, добровольно ограничившая себя писаной конституцией. Конечно, на Земле есть и другие теократические государства, от папского в Риме до саудовского на родине пророка Магомета - но те монархии абсолютные, не связанные основным законом. Иран сегодня - единственная теократия, которой удаётся уживаться с демократией.
      
       К сожалению, многие наши соотечественники не вполне представляют, насколько удивителен и самобытен такой строй. Вот, например, закончились в Иране только что выборы президента. И люди думают: народ избрал себе лидера, этот новый лидер сменит (либо не сменит) те или иные направления политики страны. Подразумевается, что президент Иран - ровня по правам и по возможностям, к примеру, президенту Путину. Или Януковичу. Или хотя бы Оллану, как ни сомнительно звучит теперь такая аналогия. О президентах ФРГ или Италии речи нет, поскольку их выбирает не народ, а парламент, и президентствуют они в парламентской республике, скорее для проформы, чем по сути.
      
       В действительности президент Ирана - должность вроде нашего премьер-министра. Или украинского. Или хотя бы французского. Многие ли за границами Франции знают фамилию французского премьера? Но даже у французского премьера больше власти и устойчивости, чем у президента в Иране. Премьер-министр Франции обычно опирается на большинство в парламенте, поддержку всенародно избранного президента и, самое главное, на развитое гражданское общество.
       В Иране всё иначе. После исламской революции 1979 года там правит теократия - аятоллы, высшее шиитское духовенство. В Иране президент, даже и всенародно избранный, - не первое лицо, не лидер государства, а только исполнитель воли и генеральной линии истинного лидера.  
       Первое лицо и истинный правитель государства - рахбар, или вали-факих, т.е. верховный (духовный) лидер. Именно ему - согласно писаной Конституции - принадлежит практически абсолютная власть, какой не было даже у шахов. Рахбара избирает высшее духовенство, его должность пожизненная, над ним лишь Аллах. Отсюда неизбежно следует, что мы имеем перед собой вполне сложившуюся выборную монархию, которая, однако, функционирует в одеждах исламской республики. У духовного лидера нет внешних атрибутов высшей власти, державы, трона и тиары, но он - фактически монарх, неограниченный и полновластный.
      
       Поэтому нельзя сравнивать, как поступают некоторые наши блоггеры, иранского рахбара и патриарха Русской православной церкви. У патриарха Московского и всея Руси нет над Русью светской власти, в Конституции РФ он не прописан вообще. Патриарх не может сместить президента, приговорить отступника к смерти или объявить войну соседней стране, а рахбар - может и делает это. У духовного лидера Ирана не только власть духовная, но и светская, ему принадлежит последнее и решающее слово во всех делах государства.
      
       Господа и товарищи, которые любят кричать о засилье "клерикализма" в России - будьте любезны, поезжайте-ка в Иран и там, что называется, почувствуйте на собственной персоне разницу. Бьюсь об заклад, она вас неприятно изумит своей огромностью.
      
       Нынешний рахбар Али Хаменеи находится у власти почти четверть века. При нём меняется уже четвёртый президент. Меняется вполне демократическим путём, хотя все нити этой уникальной демократии находятся в руках рахбара. Вне или против его воли никто не может победить на президентских выборах. Если кандидат не устраивает духовного лидера, этого кандидата попросту не регистрируют. Если кандидата с реноме реформатора-прогрессиста всё-таки регистрируют и он тут же, с первого тура, побеждает на президентских выборах, значит, воля народа совпала с волей духовного лидера, и никак иначе.
      
       Таким образом, новоизбранный президент получает сразу две легитимации: демократическую, от народа, и религиозную, от духовного лидера. Но, обратите внимание: не народ на выборах утверждает угодного рахбару кандидата в президенты, а рахбар - избранного народом президента. Может и не утвердить! Или отстранить, причём в любое время, под любым предлогом. То есть, легитимация со стороны рахбара стоит выше, чем от всего народа. Но это главный признак суверенной власти!
      
       И уж, конечно, ни один "реформатор" не дерзнёт проводить какие бы то ни было реформы против воли всемогущего рахбара и стоящих за его спиной "стражей Исламской революции". А также духовенства, армии, спецслужб и прочих силовых структур, прямо подчинённых теократическому правителю.
      
       Президент Махмуд Ахмадинежад, будучи политиком своенравным и абициозным, при этом сравнительно молодым, пытался как-то противостоять рахбару и в рамках куцых президентских полномочий проводить свою, особую политику. Но эту битву, как и следовало ожидать, вчистую проиграл. Сегодня он оставляет страну изолированной и ослабленной, а вслед ему несутся плевки и издёвки даже от людей, когда-то верных, возлагавших на него надежды. Есть основания полагать, что новоизбранный президент Хасан Рухани окажется умнее и сильнее.
      
       Между прочим, нынешний рахбар Хаменеи в своё время, при имаме Хомейни, в самые сложные для страны 80-е годы, также работал президентом Ирана. После смерти Хомейни (1989) его избрали верховным лидером, хотя на тот момент он даже не был аятоллой. Оказывается, умный, осторожный, при этом всецело преданный системе глава светской администрации в условиях развитой теократии вполне способен не только уверенно побеждать на демократических выборах, но и выполнять куда более значимую роль - избранника и рупора единственного Бога.
      
       Если вы читали книги моего "Божественного мира", вы можете себе представить, насколько важен и насколько интересен такой строй для автора.
      

    (продолжение см. в статье
    "
    Потомки Дария и Ксеркса в мире победившей теократии")


  • Оставить комментарий
  • © Copyright Толчинский Борис Аркадьевич (boris.tolchinsky@gmail.com)
  • Обновлено: 30/01/2018. 10k. Статистика.
  • Статья: Публицистика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.