Тюрин Александр Владимирович
Червивая груша

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Тюрин Александр Владимирович (alexander-tyurin@inbox.ru)
  • Обновлено: 28/01/2013. 111k. Статистика.
  • Рассказ: Фантастика
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир, где полностью победил рынок и принцип максимизации прибыли. Мир, где по сути люди разделены на два класса: биороботов и биомассы. И это мир конца, потому что не может существовать дальше. Придет ли очищение и каким оно будет?


  •    Александр Тюрин
       Червивая груша
       1.
       Я работаю в "Pear". Это не просто ведущий производитель интракорпоральных устройств, с каждым проданным устройством он делает и потребителей, и своих сотрудников еще свободнее и счастливее. Я - свободен и счастлив!
       Если тебе вдруг показалось, что это не так, то, вообразив яркое небо над головой и девушек с попами как крантики, начинай пританцовывать в ритме "сальсы". Два шага вперед, два назад, энергично работай локтями и потряхивай плечами.
       Если ты должен сидеть на стуле, то наклоняйся направо и налево. Живее-живее, пытайся достать пальцами пола, дыши глубже.
       Если тебя могут обвинить в повышении расходов на кондиционирование воздуха, то просто вспоминай что-нибудь смешное, как ты, например, выловил на рыбалке дамские трусики.
       Если видеокамера, имплантированная тебе в бровь, или интракорпоральный датчик, встроенный в твой палец, замечает у тебя падение темпа работы, то спасайся в сортире - только не забудь послать запрос об удовлетворении малой нужды на сервер учета рабочего времени (СУЧ).
       Если емкостный сенсор унитаза фиксирует, сколько ты на самом деле испустил мочи и СУЧ может заподозрить преступную симуляцию малой нужды, то тебе остается последнее.
       И это не общение с сотрудниками твоего отдела - их собрали с разных стран мира, они говорят и думают (если это случается) на "деловом английском", из местных здесь только "сертифицированные европейцы". О да, они любят пообщаться во время "кафи-тайм". Но ты, скорее всего, уже не захочешь обсуждать с ними методы похудения при помощи генно-модифицированной дезинтерийной палочки. Или яркий индивидуальный стиль собеседника: "посмотрите на мои аккуратные рожки - это не импланты, а генная терапия по цене нового мерса". Или то, как сгореть на работе ради интересов акционеров. Среди них сам основатель корпорации неживой-немертвый Килл Дейтс, лежащий в анабиозе, однако оставивший нам электронную копию своего мозга - он даже с того света умеет толкать речи насчет "обретения свободы через гаджет Pear" (правда, все фразы похожи одна на другую, как яички с птицефабрики).
       Кстати, мы тут занимаемся "атмосферной рекламой". Например, пузырями, сверхживучими благодаря сверхмогучим поверхностно-активным веществам, которые по утрам влетают в окна потребителей, продирающих зенки, неся на своих боках благие известия о скидках на последние интракорпоралы. А еще аэрозольными облаками из нанодисплеев, что по ночам показывают неспящим клиентам жгучую эротику - облачные девушки и воздушные геи попутно сообщают, что радости жизни недостижимы без нейроинтерфейсов нашей фирмы, которые "подарят вам незабываемые сексуальные впечатления даже по дороге на работу".
       Мы заняты своим делом всерьез и надолго - сверхурочные не оплачиваются, но поощряются карьерным ростом. Собственно, у нас и не отдел, но, согласно принципу "прибыльности страха", придуманному Киллом Дейтсом (точнее, его электронной копией), отдельная "фирма", обязанная конкурировать с другим таким же отделом, находящимся в Мьянме. В случае проигрыша в конкурентной борьбе - смерть через банкротство и массовое увольнение.
       Потому-то руки сотрудников бешенно мелькают в воздухе. Создается обманчивое впечатление сумасшедшего дома, однако таков труд в эпоху виртуальных Windows. В последней версии операционной системы "окна" напоминают могильные плиты из гранита. Контактные линзопроекторы, плавающие на наших зрачках, ответственны за столь тяжеловесный дизайн, но именно так имитируется ощущение могущества - типа "ворочаю горы".
       Между прочим, согласно концепции "обнуления кадров", созданной верной соратницей Килла Дейтса, его то ли супругой, то ли вдовой Марой Цукершмельц (до перемены пола именовавшейся Марком) , никаких наемных работников в "фирме" и нет. Официально мы сами являемся свободными покупателями пузырей и прочих трюков атмосферной рекламы, а наш доход - это разница между их стоимостью и размером увеличения продаж гаджетов "Pear". Хитро? Именно так было и задумано. Иной месяц этой разницы нет и надо становится в очередь за тарелкой благотворительного супа, сваренного международной НПО "Суппи райот" из нанотехнологично переработанных фекалий...
       Так о чем я? (Работа в рекламе сделала меня болтливым.) Если никак увильнуть от дела не удается, то остается пойти в испытательный сектор.
       Это значит, что тебя задержат минимум на час. Однако ты уже не будешь встречать криками радости засранца, который поймал с бодуна пузырь, обещающий самую большую скидку, и теперь пришел вставить себе в задницу орган (в данном случае интракорпоральный музыкальный инструмент). И не будешь обзванивать тысячу человек, чтобы спросить, довольны ли они мозговым онанизмом, пардон, сексуальными впечатлениями, подаренным нашим нейроинтерфейсом, пока они сидели в сортире. Их блудливые хихиканья, где-то с пятисотого клиента, начинают просто разрывать черепной коробок - ведь динамики смонтированы прямо на твоих височных костях.
       Я, как экс-программист, бывший обладатель статуса "творец", всегда мог наведаться в отдел перспективных технологий нашей корпорации, как известно, ведущей по разработке устройств, имплантируемых прямо в тело, и контролирующей почти весь соответствующий сегмент рынка. (Оп, и сбился на рекламу, что поделаешь, условный рефлекс.) Вообще-то я не злоупотребляю, но сегодня других вариантов не имелось: готов был уже сигануть в окно. Ну да, выброситься с 100-го этажа невозможно, всё запаковано, но расколоть башку о металлостекло - вполне. Оно крепкое, в прошлом году уволенный сотрудник стрелял с той стороны из автомата калибра 7,67 - не пробил. Зато удачно застрелился сам. Ах, как нас потом таскали по высокооплачиваемым психологам, похожим на вышколенных сторожевых псов; они всматривались в наши бздливые глаза, внюхивались в наш трусливый пот - не сторонники ли мы проклятого равенства, не готовим ли преступление против святого рыночного принципа, согласно которому побеждает и разрывает добычу самый сильный.
       Был, если честно, еще один фактор: менеджер эксперимента. Когда М. Вилнер наклонялась, чтобы прикрепить датчики к моему лбу, около моего глаза оказалась рыжая прядь ее волос, около носа - ее молочная шейка, возле рта - ароматная ложбинка меж известных холмиков в расстегнутой до второй пуговички кофтюле. А порой и ее хрупкая коленка касалась моей ноги. Меня не то, чтобы одолевали блудные помыслы, но было приятно. Хотя, прямо скажем, М. Вилнер никакого повода не давала. Лицо ее было словно высеченным из камня (мрамора), глаза - стальными, и на мои попытки пошутить она реагировала лишь как на досадный "белый шум". Общение между нами она консервировала в пределах стандартных фраз, и только на заморском языке. М.Вилнер приехала "оттуда", хотя я знал, что её папаня, физик со степенями, выходец "отсюда".
       В отделе перспективных технологий, если точнее, в испытательном секторе, мне сперва сделали инъекцию обезболевающего - в район решетчатой кости, потом туда же ввели дозу нанодиффузионного средства. Через какое-то время оно должно было ассемблироваться в интракорпоральный гаджет.
       На сей раз меня по-быстрому отпустили из испытательного сектора, заставив прочитать не более десяти буклетов рекламных материалов - еще и рабочий день не закончился.
       Поскольку на СУЧ было введено время окончания эксперимента - 19.00, я решил для приличия поболтаться еще полчаса внутри, а пол седьмого сколоть. Настроение улучшилось и я даже понадеялся, что гаджет не заработает. Единственное, что мне досаждало в коридорах Pear-Building, похожих на кишечник барана - это абстрактное искусство, то бишь висящие повсюду картины Соломона Мешигенера, которые стоят кучу денег и сделаны то ли с помощью плевания краской на холст, то ли чем-то похуже. Впрочем, через двадцать минут я уже скучал по таким незначительным проблемам, потому что новый интракорпорал ассемблировался и включился. Послышалось роковое: "Загружен интерфейс доступа к органам чувств. Боди-коннектор устанавливает соединение с сервером экспериментальной рекламы (СЭР). Произведен удаленный вызов функций СЭРа. И тут же я осознал, что не выдержу и часа, а ведь мне обещали демонтировать интракорпоральное устройство лишь в понедельник утром.
       Вы еще не знаете, что такое реклама, которая, раздвигая полушария, втекает прямо в ваши мозги. Которую невозможно остановить, от которой нельзя смыться. Но именно так работал экспериментальный интракорпорал, не нуждающийся даже в линзопроекторах - прямое подключение к оптическим нервам, максимальный КПД.
       От всего, что было в нашем здании, разлетались розовые бабочки, пузыри с румяными щечками, разбегались лисята и микки-мауз-подобные мышата, и, конечно же, расползались веселые червячки. (Они есть и на логотипе Pear: надо ж показать, что груша - вкусная, а не такая "пластиковая", как в дискаунтном супермаркете.) Всё щебетало, смеялось, завлекало и настаивало на своем, как если б взять блошиный рынок из купчинского гетто для обнищавших экс-менеджеров и усилить в сто крат. Причем гадкий гаджет обрушивал на меня двойной удар - как на покупателя и как на сотрудника корпорации.
       Отовсюду верещало и внушало, но зажимать уши было бесполезно - голоса возникали прямо в голове - там, где находятся интракорпоральные динамики.
       Усовершенствуй мир, купи новый гаджет Pear. Все вместе: "Мы любим мир, в котором есть Pear".
       Pear первый в мире, старайся быть первым в "Пире". Pear - это лучший мир.
       Мужественный голос мачо: для сотрудника "Пира" - все женщины мира. И сразу же толерантно-писклявый дуэт: гей из "Пира" - самая желанная задница мира...
       Через полчаса у меня мозги звенели как бутылки на пункте приема стеклотары, еще немного и расколются; меня качало, словно я стоял на палубе парусника, болтающегося в зыбях Бискайского залива. Чтоб охрана не подумала, что я на игле, решил выбираться вместе с основным стадом коллег, несущимся из сотен прозрачных боксов многоуровневого хлева. Все они были, как и я, в куртках "от Pear" с броской стереоскопической рекламой интракорпоралов, конкретно как в анатомическом атласе показывающей, куда можно встроить гаджет. Вплетенное в эту одежку устройство позиционирования, между прочим, докладывает полную правду на сервер учета внеофисной полезности сотрудников (СУЧ-2): сколько куртка находилась за пределами домашнего шкафа и выполняла рекламные функции.
       Однако и в стаде выбраться из Pear-Building не так-то просто.
       Сперва идентификация: лазерные лучики прыскают на радужку твоего глаза (заодно дыхни в трубочку, дабы было ясно, что он - твой, а не от мертвого осла). Затем бесстыжий куб терагерцерцевого излучателя не только раздевает тебя, но и прощупывает твое тело до клеточного уровня, рамка электромагнитного сканера размером с дверной косяк - до молекулярного.
       Не выносишь ли ты из здания какие-либо устройства, являющиеся собственностью корпорации? Не тащищь ли ты внутри себя информацию, составляющую технологическую или коммерческую тайну корпорации? Ну-ка, что у тебя там в жировой прослойке спрятано? Не превращены ли липосомы в ячейки памяти - мемоциты - в которых записаны все сведениях о новых разработках корпорации?
       Затем мистер робохранник мановениями многопальцевых манипуляторов проверяет, чем набиты у тебя карманы. Вдруг ты похищаешь дизайнерскую туалетную бумагу "Делай со мной ", преступно увеличивая расходы фирмы на содержание персонала. Это щекотно, но не веселит.
       В конце еще имеется пост с двумя, так сказать, живыми охранниками - впрочем, вы вряд ли найдете у них какое-то отличие от биороботов. Они и моргают редко. Эти "иносранцы", от которых не отделаешься щуточкой; за хорошую зарплату они изучают выражение твоего лица, твою походку - не обманул ли ты ведущего производителя интракорпоральных устройств, не злоупотребил ли своим положением. И вообще тщательно показывают, что ты - микроб, в отличие от них.
       - Попрошу остановиться, господин.., - его сканер быстро считал мой интракорпоральный бэджик, - Царегородский.
       Секьюрити смотрел на меня оловянными глазами из-под узкого лба - это был взгляд свободной личности, исполненной внутреннего достоинства и осознания собственной миссии. Это не просто "я только делаю свою работу", скорее уж: "я загрызу тебя, едва заподозрю, что ты вредишь нашей всемирно известной корпорации, где мне дали должность такого крутого парня." Заметно было, что я ему не понравился; неловкая улыбка или быстрое моргание могут только усугубить мое положение.
       - Вы шатались при ходьбе, - наконец приговорил он, пробуривая во мне взглядом дырку. - Ввиду подозрения в употреблении вами наркотических веществ, я вынужден вас протестировать: пройдите по виртуальной белой линии к электронному носу, который проанализирует ваши запахи.
       Я должен испугаться, почти что обкакаться. Как бы не так! Жри, гад:
       - Сами идите к носу. Или к экрану терагерцевого сканера, где все тетки голые. Сегодня мне вживили испытательное устройство и вы получили об этом информацию с СУЧ. Некоторый сенсорный хаос, видимо, привел к проблемам с моим вестибулярным аппаратом, это и ежу понятно.
       - Согласно данным СУЧ вы должны были находиться в испытательном секторе до 19.00, - отбарабанил охранник.
       - Но эксперимент закончился раньше и я не мог, имея хаотизированную сенсорную сферу, возвращаться на свое рабочее место.
       - На СУЧ нет никаких упоминаний о том, что эксперимент возможно закончится досрочно и что вы не сможете продолжить работу.
       Вообще с охраной заедаться нельзя. За препирательство с секьюрити фирма выгоняет с работы в два счета и без выходного пособия. Но эта скотина смотрела на меня как на негра с плантации. И я не мог обуздать свои чувства.
       - Слушай, я отдал этой фирме пятнадцать лет жизни, перерабатывая почти каждый день и не тебе читать мне нотации.
       "Оловянный глаз" немного удивился моему сопротивлению.
       - Сейчас идите, но я составлю на вас рапорт, господин Царегородский, - сказал он чуть более тихим голосом.
       - Да подотрись ты им, сэкономишь для любимой фирмы на туалетной бумаге.
       Когда я сделав несколько шагов обернулся, то чуть не упал. Не потому, что поскользнулся.
       Распахнулась форменная куртка на животе охранника, там мгновенно расцвел цветок с мясистыми листьями, да еще из него заскользил червеобразный отросток в сторону какой-то сотрудницы, проходящей контроль. Вокруг секьюрити, демонстрирующего такую скорость биологических процессов, всё будто застыло и для красоты немного заискрилось. Сотрудница не реагировала и почти не шевелилась, пока блудный червяк ощупывал ее лицо, елозил по тому, что ниже, и вползал ей под юбку. Вот так номер. Только лицо её посерело...
       А потом наваждение развеялось. Охранник как охранник, никаких отростков не видно. За мною через контроль, тупо жуя резинку и выдувая из нее пузыри с рекламой Pear, прошла очередная карьеристка средних лет. Никто ничего особого не видел. Кроме меня. А я что - идеал разве? С кем не бывает - померещилось с недосыпу. Если честно, до полуночи катался виртуальным колобком, к тому же в игре "Рашн боллхед" явно не хватало викселей - это ж дешевый контрафакт с блошиного рынка. "И от тебя, тираннозавр злоеб..., уйду".
       Я повернул голову к желанным наружним дверям - и тут сюрприз. Секьюрити уже стоял передо мной. И он хорошо подготовился к новой встрече.
       Его кожные покровы стали, по большей части, прозрачными. Красный цветок рта опускался стеблем пищеварительного тракта вниз, неморгающие глаза пускали корни в гиацинтовое пятно, находящееся на месте мозга. А там, где на животе разошлась его рубаха и распахнулась куртка, что-то активно шевелилось и даже чмокало.
       Кажется, я так рванул, что он отлетел в сторону как пушинка. У меня ускорение такое было, что я нашел себя уже в кабине моего авто-старичка на скайвее. Здание фирмы, хоть и напоминало, соответственно названию, грушу, но теперь не исполинскую, а просто большую - километр от Pear-Building я просвистел.
      
       2.
       По дороге, конечно, думал-гадал на тему этого ужастика, но ни к какому выводу не пришел. Померещилось - это солидная версия. И "колобок" мог повлиять, и употребление в пищу энерджайзеров; из-за них нервные цепи, идущие от органов чувств, иногда берут передышку, а мозг, расправив крылышки, устремляется в полёт фантазии. Версия вторая - тот интракорпоральный гаджет, который мне впрыснули в испытательном секторе, так подействовал. Но в такой версии самым важным является то, что этого не может быть.
       Льющиеся из интракорпорала виртуальные образы должны прославлять продукцию "Pear", которая "делает мир свободнее, счастливее, демократичнее" и так далее по списку. А тут такой мрак. И вообще, ниже пятого этажа в Pear-Building новый интракорпорал, по счастью, уже отдыхал - из-за отсутствия совместимых (а заодно проклятых назойливых) транспондеров, передающих через мой боди-коннектор экспериментальную рекламу от СЭРа...
       Вот я и дома. Будь я слепым и глухим, то все равно б узнал свой sweet home. На лестнице меня окутывает густая смесь запахов. Солируют тухлые яйца, что входят в кухню какой-то южной народности, сбежавшей в квартиру номер пять от ужасов сокращения расходов на рабсилу у себя на родине. Мощным хором вступает резина, из которой умельцы лепят "подруг гастарбайтера" в квартире номер семь. А домовладелец запечатал пластиком все окна, чтобы сэкономить на отоплении.
       Когда я собрался вставлять карточку ключа в прорезь дверного замка, то уловил - внутри кто-то есть. Последующая мысль превратила мои ноги в кисель, я едва не плюхнулся на пол. А что, если этот червивый секьюрити уже там внутри? Вовремя вспомнил, что моя экс-фрау должна была подвезти детей. Вон даже голоса слышны. Впереди выходной, меня впервые за долгое время не подписали на "сверхнедельные" в счет отпуска, который я не могу уже взять пару лет.
       Детишкам до двенадцати вживление интракорпоральных устройств в прошлом году законодательно запрещено (этот запрет соблюдается, правда, только в "белых зонах"), так что Джонатан и Максимилиан были обвешаны гаджетами снаружи - как рождественская елка игрушками. Очки - проекторы "дополненной реальности", сенсорные куртки и дигитальные полуперчатки, транслирующие игрока в виртуал, сенсорные наклейки на ногти - устройство ввода-вывода, без которых не загрузишь игру. Самыми мальчишескими были, пожалуй, их ботинки на минироликах с накопителями движения. Натик сейчас активно раскатывал по квартире, помахивая виртуальным мечом и снося головы оркам, пока еще виртуальным, а Максик пристроился к холодильнику.
       - Макс, я же тебе говорил, что адреналиновые пастилки - это только для взрослых, и на упаковке тоже имеется предупреждающий знак.
       - Во-первых, надо было что-то приготовить к их приезду, а во-вторых - поздороваться.
       Бывшая женушка повернулась вместе с креслом. Когда она привозила детей и ей приходилось задерживаться на десять-двадцать минут, то использовала лишь то сиденье, которое когда-то купила - словно всё остальное было заражено паршой. Вообще, она хорошо смотрелась на этом месте - типа "смотри, что ты потерял по собственной дурости". Круглые и гладкие (за счет невидимых колготок) коленки; всё было глянцево также выше и ниже их - насколько проникал взгляд, а он проникал достаточно. Блузка, похожая на облегающий туман. Подпертые нанотрубчатыми пружинами титьки - я представляю в какую сумму ей обошелся секс-каркас. И эти инвестиции надо очень быстро окупать, ибо наша рыночная религия сулит смерть и ад тому, кто не заботится о прибыльности проекта.
       - Прости. Сегодня совсем дикий день, под конец еще полаялся с секьюрити.
       Виноват, ошибочку допустил. Моя бывшая совсем не тот человек, у которого надо искать сочувствия.
       - Тебе уже понизили статус, съехал из "творцов" в "знатоки". И, похоже, сейчас всё делаешь, чтобы тебя поперли из фирмы. Ты, что, не въезжаешь, что никогда не найдешь ничего похожего на работу в "Пире"? Хоть бы в газетку заглянул, новостями поинтересовался, сегодня конкурируют не корпорации, они как-нибудь договорятся, а работяги - за рабочие места.
       - Как говорят в Одессе, не учите меня жить, лучше помогите материально. Этой новости уже сто лет. Насчет устройства пищевой пирамиды я в курсе: рабочие места, что получше, уходят к робоклеркам и искусственным интеллектам, что похуже - к неграм, в Африку; места, на которых можно просто наслаждаться жизнью - остались в Калифорнии. Но у меня есть квалификация.
       - Какая квалификация? Великого "покупателя пузырей"? - Оксана скривила губки, что у нее всегда получалось отлично. - У "гениев" (это она про высший статус сотрудников в нашей фирме) - действительно квалификация вместе с мозгами. А такие "квалифицированные", как ты, получив под зад ногой, выращивают в себе печень и почки на продажу, чтобы как-то прокормиться. Вырастил пару-тройку раз и готов - в разделочный цех. Заодно подарил накопленную тобой пенсию банкиру. А у тебя, между прочим, дети.
       Что касается критики в мой адрес, то Оксана практически неутомима. Лучше срочно признать вину и в полной мере осознать ошибки.
       - Да-да, всё правильно. Очень-очень верно. К тому же прозорливо. Тело продавать - себя не уважать. Это ко всем относится.
       - Я посмотрю, какие пузыри ты будешь надувать через полгода. Ладно, я поехала. Заеду за мальчиками в понедельник после обеда - перед тем как отправиться на работу, запри их получше. И не надо каждые пять минут слать мне муму-мессиджи: покажи да расскажи как приготовить яичницу и чем вытирать детям нос.
       - Улетаешь в Дубай с Гольденбергом?
       "Дубай" этот, конечно, не настоящий, просто куча песка под искусственным солнцем и куполом из диамантоидной пленки, но туда тоже лететь надо - на вертолете ухажера.
       Оксана машинально поправила юбку, как будто что-то такое вспомнила.
       - В Мумбай и не с Гольденбергом. И вообще это тебя не очень касается.
       - Касается. Ты же ищешь папу моим детям. Имею право знать. Кстати, Гольденберг - это еще куда ни шло.
       - Откуда ты вывалился? Сейчас-то найти постоянного партнера уже проблема, а ты - "папа". Но не сомневайся, с этим у меня всё в порядке.
       - Да я не сомневаюсь, что у тебя качественные перманентные партнеры противоположного пола, рост не ниже ста восьмидесяти, если учесть кепку, генномодифицированная шерсть на груди, динамичный пирсинг пониже пупа, управляемая джойстиком пиписка...
       - Уж покачественнее тебя, хам.
       - Да и ты куда качественнее, чем эти квазиживые так сказать девушки surreal dolls китайского производства, на использование которых перешли многие менеджеры среднего звена.
       Она еще минут пять распространялась, как я сломал ей карьеру в "Pear" и ей теперь приходится обслуживать придурочных клиентов в косметическом салоне, которые за полчаса хотят "сделать свои ягодицы круглыми и упругими". А нанотрубчатые импланты индонезийского производства иногда превращают владельца этих самых ягодиц в гиппопотама.
       Какой нечистый дух связал нас когда-то узами брака? Наверное, тот, что производит рекламу. А она гласит, что работать в "Pear" - "это сексуально". Начальство поощряет не только рвение на работе, но и веселье в оставшееся от нее время. Приветствуются и связи половые между сотрудниками, особенно на корпоративных вечеринках.
       Отдайся "гению" (только на вечеринке, а не под рабочим столом) и гениальность снизойдет на тебя.
       Скопулировал и привет, в следующий раз будет другой (другая). А вот долговременные отношения - это хуже; продолжительные вздыхания по любимому снижают рентабельность персонала. Когда это дело засекут, то одному суженому надо увольняться, да и оставшемуся наверняка понизят статус.
       Я, пока мог, тянул Оксану - из уличной "подвижной рекламы" на сидячую работу в отделе косвенного маркетинга, готовил ее к сертификационным экзаменам, чтобы поднять ей статус от "чайника" до "эксперта". Между нами тогда ничего такого еще не было. Просто было жалко не отличавшуюся упитанностью дивчину родом из нищего галицийского села, пока она мокла на улице под дождем и расходовала ползарплаты на средства от насморка. И она в то время: "Пан, можна я при§ду до вас i що-небудь приготую". Это уже потом, когда она собралась разводиться, пошли разговоры про ее дiда-бандеровца, который "вiшав вас, москалiв, на високому суку i правильно робив."
       Наконец за Оксаной захлопнулась дверь.
       Однако парой минут спустя мне показалось, что она все еще торчит на лестничной площадке. Подошел, распахнул - никого. Значит, действительно показалось. Опасность в виде Оксаны миновала.
       Я, выдохнув, достал из холодильника пиццу-самогрейку, ввел степень разогрева на съедобном тачпаде, находящемуся у нее посередке, через пару минут бросил ее на растерзание деткам. Затем вытащил из платяного шкафа свой старомодный лаптоп, который приятно подержать в руках - всегда получаю личную почту только на него и никогда не таскаю на работу, чтобы никакая бестия не лезла его досматривать.
       Что-то многовато стало спама в последнее время - говорят, этим сейчас занимаются искусственные интеллекты; кто ж еще может замаскировать рекламу под письмо от мамы. "Ты плохо выглядишь, сынок, ты отупел, у тебя бараний взгляд. Не забудь посетить салон оздоровительных услуг Мадам Вонг Инк., где тебе сделают инъекцию стволовых клеток прямо в твои засохшие мозги. Целую, мамочка". Закрываем крышку? Или вот - это не спам. От родной в каком-то смысле фирмы. Отдел Human Resources предлагает сотрудникам петербургского филилала "Pear" корпоративную вечеринку под названием "Зимнее волшебство". Отняв у меня за истекшую шестидневную рабочую неделю 60 часов, корпорация не хочет потерять меня и в воскресенье. Это так трогательно. Блин, скоро они захотят контролировать еще и время моего сна; вон сотрудники "Monsanto" дрыхнут с нейроинтерфейсами, которые используют простаивающие нейронные цепи для бухгалтерских расчётов.
       А я и без того куколка на ниточках. Не только во время работы, но и в "свободное" время обязан использовать "лицензионные" гаджеты лишь из списка, "рекомендованного" HR-отделом нашей корпорации - у них такая привязка к фирменному контенту, что будешь платить и мучиться весь остаток своей жизни. Это раньше работник, отпахав на хозяина 60 часов, шел домой или в паб, и отдыхал там в меру своих ограниченных способностей, играл на губной гармошке, пел, плясал. Но Мара Цукерщмельц, известная своей рыночной гениальностью, побеспокоилась и о твоем свободном времени: будешь проводить его, как и все сотрудники твоего отдела и еще сто миллионов сотрудников таких же в отделов - в социальной сети "Гей-энд-хетеробук". Чтобы ты не завернул куда-то не туда, то PR-отделом спущен и длинный список нерекомендованных сайтов "дикой сети" - в Нью-Йорке сидит несколько жирных задниц, эксперты Совета по Международным отношениям, они и решают, что можно и что нельзя. За посещение коммунистического или националистического сервака тебя оставят без работы и зарплаты - фирма опрашивает провайдеров, те и не смеют отбрехаться. Ты не веришь, что Америка победила всех злодеев, начиная от индейских вождей-антисемитов, и принесла каждому свободу вместе с кока-колой? Тогда ты сам злодей - враг свободы. Ты интересуешься, сколько малолетних рабов вкалывают на "Pear" в той самой Африке и какие испытания на людях фирма проводит в России? Тогда ты с гарантией нашел проблемы на свою задницу. Сперва тебя будут таскать по психологам, тестировать-аттестировать, макать электроды в твои злонамеренные мозги, потом всё равно погонят с работы - с волчьим билетом no office job, записанным в глобальной базе квалифицированной рабочей силы. Спущено из отдела "социальных связей" и описание дресс-кода - никаких длинных галстуков, которые, по мнению феминисток, напоминают о таком члене, которого у них нет, ибо их член, выращенный генной терапией, на галстук совсем не похож.
       На этой неделе у меня уже состоялась продолжительная беседа с корпоративным психологом, которая корректировала мое отношение к жизни. Мадам, по-доброму скалясь акульей улыбкой - у нее точно было 64 зуба, посоветовала мне быть более агрессивным потребителем, не отказываясь от кредита под залог внутренних органов - приверженность сотрудника рыночной "свободе" оценивается по баллам, которые он накопил в глобальной базе активных покупателей. Психологиня намекнула, что иметь только аттестат "молодого яппи" в моем возрасте уже несолидно. Спросила несколько раз, почему тяну с дальнейшей сертификацией? Отчего не стремлюсь получить сертификат "европейского профессионала"? Да, у меня давно лежит в ящике стола длинный список вопросов для получения сего сертификата. А там есть и такие вопросы: "Испытываете ли вы стыд за вашего деда, служившего в Красной армии?" Если не испытываешь, то минус десять баллов...
       Так, в "Гей-энд-хетеробук" я запустил вместо себя бота с умственными способностями не ниже, чем у среднего офисного работника. Может просматривать популярные видеоклипы, копипастить сообщения об очередной перемене пола и внешности Сеней Общак и высмеивать "быдло" (тех, что не попали в "сертифицированные европейцы", потому что гордятся Девятым Мая и Гагариным и хотят делать на заводах ракеты, вместо того, чтобы продавать интракорпоральные гаджеты или собственную печень). А на корпоратив мне, пожалуй, надо сгонять. Я зашатался, мой статус неустойчив, возможно под меня копают, да вот еще стычка с охранником добавилась. Деятельным участием в вечеринке засвидетельствую свою "индивидуальность" (так называется копошение на корпоративной тусовке) и психолог добавит мне несколько баллов. Пригодятся, когда HR-менеджер будет готовить очередное "жертвоприношение" и оценивать список кандидатов на увольнение. Происходит корпоратив в "уютном отеле на лоне природы" - судя по номеру дистрикта, это бывшая Ленинградская область. Близнецам, по сути, все равно, где баловаться со своими гаджетами, а там хоть свежий воздух будет - этот дистрикт давно опустел. Предприятия упали еще при первом "гайдаровом" нашествии капитализма, а "новая экономика" в виде разного типа торговли телом и дешевого аутсорсинга там не прижилась - люди предпочли вымереть.
       Фирма делает подарки только престарелым сотрудникам, согласившимся на эвтаназию вместо выхода на пенсию, однако цена у этой поездки не запредельная, а доехать можно за пару часов. Покручусь еще часок среди "своих" и всё, отбыл номер. Самое главное - там же снег есть, который здесь вытравливают химикатами. Намажем лыжи и вперед.
       А, ладно, пошлю подтверждение...
      
       3.
       Двинулись далеко не с утра - пришлось еще выдержать обстрел подушками, который устроили сынки, не желающие вставать, и длительные поиски двух носков и одного ботинка. Едва не напялил - в силу условного рыночного рефлекса - рекламную куртку "от Pear". Успел всё же сообразить, что этак будет зябко в условиях русской зимы, да и неохота передавать все время данные о своем местоположении на СУЧ-2.
       Рассекали сперва по скайвею "city highs", идущему на высоте триста метров мимо небоскребов питерской лагуны над ее волнами, лениво-голубыми и несколько соплевидными (благодаря поверхностно-активным веществам). Потом, съехав около памятника "мученикам рыночных реформ", где в стиле спагетти сплетены Чубайс, Кох, Гайдар и прочие "борцы за освобождение денег от тоталитарного гнёта", по наноплантовой трассе "go west". Здесь плата за проезд уже снималась не автоматически, а каждые пять километров изволь вложить кредитку в ротик роботу-шлагбауму. Наноплант (тм), который был в свое время разрекламирован как саморастущий и самопрограммирующий материал, оказалось, страдает своими наноплантовыми болезнями, нанослерозом и нанопоносом. Лечит его все та же заморская фирма, которая его придумала на беду всему миру - а деньги на лечение ездокам отстегивать. Перед съездом на областную трассу неподалеку от Лайдонера (это бывший Ямбург-Кингисепп, переназванный в честь эстонского генерала, который бил красных при помощи белых русских, а затем уморил и белых спасителей) я благоразумно решил подзаправиться. Ребятишки побежали в сортир, а затем в кафешку за пищящими по последней моде снэксами.
       Заправившись, я тоже зашел в кафе - типичная для заправок BP франшиза Road Cowboy. Из местных видно было только пару дядек бандюковатой наружности, пару дам развратного вида, пяток типов в бейсболках и клетчатых рубахах - вероятно прибалты и ляхи, перегоняющие натовские грузы на Дальний Восток.
       Мои парни уже расположились за столом, снэксы распихали по карманам и теперь активно жевали светящуюся тянучку, которая смеялась и лопотала как живая на кантонском диалекте китайского языка.
       - Слушайте - это "гэ" нельзя брать в рот. От него моча становится синей, а кака - зеленой.
       - Он нам запрещает, - Натик показал на меня пальцем. - Мам так и говорила, что он нам все будет запрещать, потому что он - коммуняка.
       "Он"? Да, хорошо хоть не "оно".
       - Ладно, пускай надувает щёки, - благодушно отозвался Максик. - Денек потерпим. Да и зеленая кака - круто. Порисуем. Сол Мешигенер на такой живописи миллионы заработал.
       - Мешигенер себя как-нибудь отклонирует, а у вас из-за этой дряни собственных детей не будет.
       - А оно нам надо? - стал философствовать Макс. - Я такого как Нат не хочу. Наглого и тупого.
       - У Макса точно детей не будет, потому что ему нравятся мужчины, - хихихкнул Натик в ответном слове.
       У меня испарина поползла по спине.
       - Уже? То есть, какие еще мужчины?
       - Например, Брэд Питт из "Генерал Паттон: покоритель Берлина".
       Немного полегчало.
       - Это всё - бред. Никакой Паттон не покорял Берлин, русские его брали, ваш прадед Царегородский Василий в том числе.
       - Что никого не интересует, забудь. Теперь Берлин будет брать Брэд Питт, который Паттон, - внушил Макс.
       - Ты - отсталый, - контратаковал меня Нат. - Мама говорит, что ты - лузер.
       - Почему-то я лузер? У меня, между прочим, работа есть - в мультинационале, понимаешь.
       - И сколько ты там работаешь?
       - Пятнадцать лет.
       - Скоро выгонят, потому что ты не растешь и на твое место претендуют молодые, - умудренно молвил Макс.
       Чёрт, нынешние парни в десять лет знают всё то же, что и потёртые дядьки.
       - А что ты до того делал, как стал работать на "Pear"? Тебе ведь уже за сорок, в носу волосы седые, которые, кстати, надо стричь машинкой, так по телеку говорят, - Нат посмотрел хитрым глазом.
       - Ходил в детсад, тогда такие еще были, в школу, в армию, в институт, некоторых еще бесплатно учили, потом КОТ, то есть "кризис обрушения техносферы", это когда советское наследие совсем состарилось, я всякой всячиной занимался, а затем уже в "Pear" попал.
       - Всякой всячиной? - недоверчиво протянул Натик. - Ты о чём, папаша?
       - Рэкет, - подсказал Макс. - Наверное и модельными наркотиками приторговывал, от которых человек становится маньяком и про него в Голливуде фильм снимают.
       - Значит, наш предок уже не додик какой-нибудь, этим можно и похвастаться, - одобрил Нат.
       И тут мое внимание привлек тип, вышедший из подкатившего к заправке сферического "Доджболла". Не вроде бизнесмена, а скорее артист из шоу. Выбеленное лицо, на котором словно наклеенная бородка, аккуратная и кучерявенькая, напоминающая кое-что расположенное у проституток пониже пупа, ярко-красные надутые коллагеном губы, штанцы в обтяжку. Кажется, это тот, который выступал за перенос памятников советским воинам из города на свалку.
       Артист подошел к стойке, демонстративно заглянул в декольте одной из развратных дам и что-то там лизнул, вызвав у нее притворное смущение, шлепнул по заднице водилу-прибалта, спровоцировав здоровое ржание у товарищей пострадавшего.
       Пялиться на этого чмура не стоило, чтобы не привлечь его внимание, так что я отвернулся.
       - Он - прикольный, - протянул Макс.
       - Не то, что папа, - поддержал Нат.
       Я не удержался и снова обернулся к "прикольному".
       Тот угол кафешки, в котором находился шоумэн, словно бы смялся, стал смутным и будто замедленным. Я видел, как артист наклоняется к очередной даме, его рот, вытянувшийся вперед, похож на сардельку, намазанную кетчупом. Однако важнее то, что его живот быстро набухает, там со скоростью звука расцветает мясистый цветок, оттуда еще вырастает побег, червивится; этот червь рывком входит в даму где-то под одеждой. Женщина не реагирует, словно влипла в паутину, а потом сразу меркнет, сереет...
       Я вскочил, грохотнув стулом.
       - Пошли отсюда.
       - Но я еще не доел, - заныл Натик.
       - Дожуешь эту гадость в машине.
       - Я не хочу в твою пердючую старую машину. Меня там стошнит.
       - Ей всего восемь лет. Ребятки, на выход, я потом вам все объясню, - понизив голос, я добавил, - здесь опасный преступник.
       - А где, покажи, - еще более оживились дети, - вот этот, что ли? С бородкой, как у тёти на писе?
       - Пальцем не тычьте, - рявкнул я. - И вообще, откуда вы знаете, что есть у тёти на писе, безобразники вы этакие?
       - Чего обзываешься, нам всё показывали на уроке по сексу, - пояснил Макс, а Нат стал уточнять:
       - А этот преступник вроде Джека Потрошителя или круче?
       - Ладно, двинулись, неизвестно, что этот клоун отпотрошит, лично мне яйца еще пригодятся, - Макс потянул брата за куртку.
       Около выхода я оглянулся. Шоумэн пёрся в нашем направлении и из его живота тянулся цветок. Поскорей вытолкнув сынков на улицу, я закрыл за собой дверь и какое-то время подержал ручку.
       Внимание парней, по счастью, отвлек поваливший снег, которого они, может, с рождения не видели - в Питере его ликвидируют еще на облаках, чтоб было "как в Майями", и вниз падает какая-то дрисня. Макс ловил снежинки на язык, а Натик даже начал лепить снежки. Поскорее затолкав их в машину, я двинулся с места, но все равно получил порцию снега за шиворот.
       Когда выгреб, вспомнил артиста. И что, опять померещилось? На что спишем? Я мучительно напрягал мозг на эту тему, пока мы ехали по "Ingria road", приличной платной трассе.
       Но потом мне стало не до этого: сдох прибор GPS, а заодно замолчало и устройство мобильной связи - эти интракорпоралы встроены мне в верхнюю челюсть. Где съезжать - первый, второй, третий съезд? Ладно рискнем.
       Вскоре я оказался на присыпанных снежком выбоинах сельской дороги - вода, то замерзая то оттаивая, разорвала асфальт в клочья, а чинить некому, в ближайшем сельсовете только призрак отца Гамлета в шапке-ушанке. Надо возвращаться на трассу, а тут вдруг заглох мотор. Я попробовать вызвать ремонтную службу - мобильный по-прежнему молчал, хотя сетевой доступ имелся. После третьего звонка через височную кость в среднее ухо влетело подлое сообщение: "В нерабочее время активность номера ограничена". Блин, это что работодатель мне пакостит? Он, вообще-то, может. Ходят упорные слухи, что перед тем как уволить, "Pear" старательно издевается над обреченным - если успешно доведет до самоубийства, то не надо выплачивать выходное пособие. Ладно об этом потом. Включаю шестое чувство и чую, что от места назначения недалеко - только насколько?
       И тут появляется автобус, у которого к лобовому стеклу приклеена надпись "Курново". А я точно помню - отель возле населенного пункта с таким вот названием.
       - Парни, хвать сумки и побежали.
       Мы сразу оказались то ли в "третьем", то ли "четвертом мире", который, отдав все более-менее ценное "золотому миллиарду" и "белым зонам", теперь обязан был вымереть. Автобусу натикало не менее пятидесяти, а швыряло его так на выбоинах, что было удивительно, как еще не разъехались в разные стороны его ветхие колеса и морщинистые кресла. Внутри сидело несколько женщин лет за семьдесят, не знавших, что ботулиновый токсин увеличивает красоту, что ягодицам нужны коллагеновые каркасы, почём биомеханические вкладки в бюст. Натик сразу стал зажимать нос, а Максик не менее демонстративно жмурить глаза. Вокруг были те, кто не годился в "сертифицированные европейцы", да и их сыновья вряд ли годились, если еще не спились и не встретились с истребительными командами салафитов, которые уже прошлись по этим краям под видом "сборщиков вторсырья". Встреча одного с бутылкой против трех-четырех с ножами обычно заканчивалась новой могилой на сельском кладбище.
       - Да тут неплохо в стрелялку поиграть, - оценил Натик, глядя на попутчиков и неказистые домики вдоль дороги. - Эй, Макс, помнишь, "Call of duty-10", там как раз действие происходило в русских деревнях - надо было красных партизан покрошить.
       - Я на этот "кал" месяц убил. Партизаны совсем лузеры были, но потом набежали еще какие-то лешие со звездами на фуражками и шерстью на загривке, вот те резвые оказались.
       Я не выдержал:
       - Один из ваших прадедов был, между прочим, красным партизаном и не лузером - оккупантов нащелкал порядочно.
       - Да ладно, что ты всё заедаешься, как крейзанутый, - изрек философ Макс. - Такие теперь правила игры, против потока не попрешь, только жизнь себе испортишь и станешь как эти бабки.
       - Точно, наш предок любит писать против ветра, - подтвердил Нат.
       - Бабушка, вы тут отеля, то есть... дома отдыха не видели? - спросил я ближайшую старушку, скорее, чтобы отвлечь ее внимание от паясничающих мальчишек.
       - Какого-такого шмотеля? - недовольно отозвалась старушка.
       - Был тут, Петровна, в советское еще время, - подключилась другая бабуля. - Но его лет двадцать как закрыли.
       - Как закрыли?
       - Полстраны закрыли, потому что она невыгодная, так чего тут удивляться. Да вот он, - крючковатый старческий палец показывал на несколько заснеженных построек рядом с леском.
       - А вот и не закрыли, - вмешалась совсем крохотная бабулька, которую я сперва вовсе не заметил. - Я вчерась ехала за хлебом, только с ранья, видела, что туда от дороги какие-то фигуры шли, вроде как с хвостами.
       - И что, выходим? - к нам обернулся старичок-водитель с лицом как печеное яблоко.
       - А вы когда обратно поедете?
       - Завтра утречком. Если что, до Курново по дороге пять камэ, и пёхом осилить можно, только лучше не в темное время. Всякое здесь бывает - на исламиста, то есть салафиста можно напороться. Едва завидишь мужчину с большой железной банкой - они туда вырезанные органы складывают - сразу беги.
       "Фигуры с хвостами" и салафиты с сосудами Дьюара не очень вдохновляли, но я все-таки решился.
       - Ладно, парни, выходим.
       Мы покинули автобус и я сразу пожалел. Полкилометра до отеля, о котором никто ничего толком не знает. Если я что-то перепутал, еще полкилометра обратно - да по снежку; снегопад был недавно, и дорожку, похоже, никто не расчищал. Потом еще ползти в Курново. Может, конечно, какая-нибудь проходящая фура и подбросит. А может и нет. Да там ночлег искать. Парней простужу, экс-жена убьет - затолкнув мне в рот индонезийский самораздувающийся имплант для ягодиц, лишит права с детишками видеться. Про встречу с салафитами лучше и не думать.
       Даже Максику стало жалко моего грустного вида.
       - Эй, чего остолбенел, сопли текут, а ты не смахиваешь. Да пошли и особо не переживай. Мы ж спортсмены, в смысле в спортивные-то игры тоже играем: оркский волейбол с отрубленной головой например.
       Ребятам вроде и понравилось по снежку бегать, только вот солнце отбрасывало все более длинные тени от сугробов. Минут за пятнадцать дотопали. Вблизи вид у двух корпусов был вполне, их явно модернизировали: окна из поляризованного стекла, стены покрыты микросхемным пластиком переменной цветности - сейчас оттенок у них бирюзовый, крыша из какого-то материала, напоминающего, пожалуй, фольгу. Странно правда, что нет расчищенного подъездного пути.
       - Может, передохнем? - предложил Нат.
       - Отдохнешь, а потом примороженные яйца от сугроба отскабливай, - критикнул как обычно Макс.
       Любит он у меня сочные образы.
       - Похоже, парни, мы просто не с того края подошли и вообще не по той дороге ехали, вход с другой стороны.
       - От тебя никто другого и не ожидал, - подмигнул Натик.
       Мы стали обходить здание - занятие довольно утомительное по глубокому снегу. Неожиданно перед нами оказалась дверь. Черный вход? Надо попробовать - это все же лучше, чем тащиться через сугробы.
       Я дернул ручку. Уф, открылось. Наконец повезло.
       Мы прошли через что-то напоминающее пищеблок. Никелированные поверхности, экраны и индикаторы, кок-манипуляторы, дотягивающиеся до каждой полки в холодильнике и до любой конфорки на плите, полная автоматизация. Вышли в пустой холл. Уютненько, тропические растения, гелиевая инсталляция - "река, текущая вверх" а-ля художник Эсхер, робоптички поют, вот и главный вход виден. И опять никого... Да чего удивительного, современные отели обходятся без ресепшн, а постояльцы где-нибудь рассредоточились.
       - А я, кстати, голоса слышал, - сказал Натик.
       - Это у тебя тянучка в брюхе разговаривает, - не согласился Макс.
       Ладно, сперва в апартаменты. Номер-то я знаю.
       Лифт, похожий на вазу богемского стекла, поднял нас по прозрачной шахте на третий этаж. Мы пошли по модно извилистому коридору с обоями "под пещеру".
       Вот и дверь - материал (программируемый наноплант) придает ей вид каменной плиты; табличка "66" будто из позеленевшей бронзы. На экранчике замка появилась надпись "введите код, который был указан в приглашении и приложите любой палец к сканирующей поверхности". Память у меня работает когда хорошо, а когда и не очень - но тот код я запомнил, потому что он очень напоминал номер школы, в которой я учился. Ввёл - сезам и открылся.
       Этот номер был подготовлен к приезду гостей. Внутри, по счастью, никакого пещерного дизайна, еще нам наноплантовой паутины не хватало.
       Одна большая кровать, две маленькие, установленные на одной хромированной опоре и заправленные.
       Кондиционер фурычил, поддерживая температуру и влажность, в плоском холодильничке - ледяные напитки, даже пол в ванной - теплый. Спрятанный где-то рум-компьютер приконнектился ко мне, когда я еще шарил по стене в поисках включателя света и теперь накладывал виртуальные окна на место реальных. Сплошные пальмы плюс голубое море.
       - Пальмы с морем - убрать к чертям, доложить о наличии других постояльцев, - скомандовал я рум-компьютеру, но тот был туп как морская свинка. Для получения сведений о "других постояльцах" надо было иметь административный доступ.
       - А если тут больше никого нет, мы, что, будем ночевать одни в огромном заброшенном домище? - засомневался Натик.
       - Уж призраки тут наверняка имеются, - охотно откликнулся Макс. - Привидения придут познакомиться, полтергейсты явятся - яйца покрутить.
       Всё стабильно, он в своем тинейджерском репертуаре, хотя ему и двенадцати нет.
       - Скорее, придут медведи и спросят, кто спал на моей кроватке и кто лопал из моей миски, - Нат вдруг вспомнил сказку, которую я ему рассказывал, когда ему было года три.
       - Если даже в отеле никого нет, то переночуем здесь и свалим завтра поутру, - решительно рёк я. - Пакет еды я взял, на раз-полтора хватит. Кстати, в холле имеются автоматы по продаже всякой съестной всячины, но ее лучше не набирать, потому что это химические говны в разных пропорциях. Есть там и более-менее сносный кофе - это, правда, только для меня.
       - Ой, кофем напугал, да мы энерджайзеры хлещем, так что дым из ушей прет, - Натик выдул иронический жвачный пузырь изо рта.
       Легким надавлением на сенсорную серединку мы приказали потеплеть трем гамбургерам-самогреям. Потом Натик стал скакать с кровати на кровать, лупя виртуальной дубиной по виртуальным башкам неандертальцев, заставляя и меня инстинктивно спускать голову на этаж ниже, а Максик углубился в космическую стрелялку и всё просил не заслонять звезды. На прогулку я их решил пока не гнать, успеют еще нагуляться.
       А вот мне, похоже, надо прошвырнуться.
       Я велел своим пацанам никому не открывать, пока не услышат мой голос за дверью: "ваша папа пришла, молочка принесла" - и выдвинулся в коридор. Cпустился в холл, выпил там чашечку кофе. Подозрительным образом не сработали ни дебитная ни кредитная карты, имплантированные в мой большой палец - версия о мести работодателя получила весомое подтверждение; хорошо, что автомат мелочь принял. Хватило и на бутылку дэнс-колы - дерьмецо, но ребятам нравится, потому что вначале в виде шариков пляшет в стакане, а уже потом с великим треском превращается в жидкость.
       Что-то зашептало из-за бамбуковых зарослей, никак особа женского пола? Я раздвинул бамбук и меня ослепила световая вспышка. Рекламный чип-транспондер проанализировал кровь, текущую через сосуды сетчатки моего глаза и обнаружил в ней маркеры, которые свидетельствовали о длительном отсутствии интимных контактов с женщиной. В руки упала упаковка с "сюрреально-сексуальной куклой Долли Орал для взрослых", которая тут же заворковала: "Надуй меня и ты не пожалеешь".
       Поскорее отшвырнул ее, чтобы не успела приклеиться и узнать номер моего счета, ну и рванул от греха подальше на этаж вверх. И опять в коридоре ни души. Панели освещения включались вместе с тем, как я подходил к очередной, а предыдущая гасла. Может быть, в имейле указана другая дата - и корпоратив только через неделю?
       Однако я стал натыкаться на явные указания того, что в отеле водится живность человеческого размера. По крайней мере, недавно водилась.
       Один номер оказался с приоткрытой дверью, откуда доносилось пение попугаев, если так можно выразиться. Внутри работали телевизионные обои, показывая красоты южных островов, "манящие берега Манилы". Это тот "лучший мир", куда после выхода на заслуженный отдых попадает "сертифицированный европеец"; лишь там пенсионных накоплений хватит, чтобы дожить до естественного конца, используя дешевую местную обслугу. На полу лежал чемодан, на кровати вещи, если точнее штучки-дрючки для участия в костюмированном бале готического стиля. Вот квазиживая маска вервольфа - зло морщится нос и уши шевелятся, вот биомеханические челюсти вампира, скалятся так натурально, что у меня кожу на загривке начинает покалывать. На столе вибрирует, заряжаясь от розетки, весьма шаловливый фаллоиммитатор с тремя степенями свободы и управляющим чипом, "gay edition" повышенной мощности, это уже для применения после "готики".
       Еще в паре номеров работали то ли телевизоры, то ли плейеры - судя по звуку - но внутри никого не было, по крайней мере никто мне не открыл.
       Я добрался до небольшого бара на втором этаже. Мигали индикаторы кофейного аппарата, играл ненавязчивый "амбиент", похожий на жужжание мух в сельском туалете. На половине столиков стояла неубранная и как будто недавно использованная посуда, на стаканах - оттиски напомаженных губ. Работала вентиляция, но в воздухе еще оставались следы табачного дыма, травки и синтетического нейроакселератора "никоти-плюс", - чтобы дрыгать ногами до утра.
       За баром я вышел на многоуровневую парковку, которая занимала левое крыло корпуса - тут было полно авто.
       До меня наконец дошло. Все ж наверняка на мероприятии. Никто не посмел увильнуть, никто не захотел показаться "врагом демократии". Значит, надо искать зал для сборищ. Наверняка там проводится благотворительный аукцион в пользу детей Конго, где малолетки за доллар в день добывают редкоземельные металлы, которые используются в миллиардах гаджетов "Пира", приносящих прибыли на сотни миллиардов. Соберут на аукционе сто долларов и полчаса будут корчить из себя благодетелей, еще и электронная копия Килла Дейтса пришлет с того света поздравительный имейл. А тем временем "Pear" перечислит сто миллионов бандитской "группировке пастора Нкунды", чтобы контролировать конголезские копи и превращать этих самых детишек в рабов - в шею им вживляются интракорпоралы нашей фирмы с токсиновым зарядом, чтобы не вздумали сколоть... Только через час-полтора корпоративное действо плавно перейдет в разгул и сатиры с нимфами, стуча копытами и фыркая от похоти, распределятся по номерам и барам. Конференц-зала в этом корпусе явно нет, значит надо перейти в следующий.
       Кажется, на переход можно было попасть с третьего этажа.
       Зайти сперва к своим, проведать? Или сразу топать в другой корпус? Ладно, сразу в другой.
       Переход оказался затемнен, лишь где-то в конце его мигала багровая панель. И сенсоры не реагировали на мое появление радостной иллюминацией. Впервые мне стало совсем неуютно. Где-то ж полно народу - выпивон, веселье, а мне почему-то жутко. И еще такое ощущение, что рядом кто-то есть, чувствуется то ли колебание воздуха, то ли какое-то натяжение пространства.
       Вдруг по переходу пронесся крик. Елки, да это ж кто-то из моих верещит. Я рванулся назад, по переходу и коридору, а мое сердце пыталось выпрыгнуть и побежать впереди меня. Дверь с табличкой "66" - ввел трясущимся руками код, приложил палец... Давай же, гадина, быстрей. Я влетел в номер.
       Какое-то существо, массивное, мутное, похожее на грушу, пыталось стащить Макса со шкафчика.
       Мне повезло. Не оцепенел, напротив, меня словно подхватила и швырнула вперед волна - я даже заметил ее по искажению интерьера. Пространство на секунду утончилось и я словно прорвал пленку. Или, может, оболочку. И существо полностью "прояснилось". Сквозь прозрачную кожу были видны куст кровеносных сосудов, веревки сухожилий, розовое пятно мозга, какая-то сеть, обвивающая смутные внутренние органы, она еще и шевелилась; на животе - непонятные пластины. Я швырнул в существо попавшийся под руку бачок для мусора. И промахнулся. Существо обернулось или просто "повернуло" личину ко мне. Ну и тварь.
       Я догадался, сейчас оно попробует меня нейтрализовать. И обрушил ему бутылку на макушку. Бутылка раскололась, существо рухнуло, по его голове и спине запрыгали шарики дэнс-колы, но сквозь этот танец я заметил как ко мне юркнул змеевидный отросток. Успел сплюснуть его ботинком - а потом бил-колотил тварь стулом... Пока она не перестала хрипеть и шипеть. Вроде готова, но сеть внутри ее продолжает расползаться, нити будто тянутся из какой-то точки, находящейся за пределами этой чудовищной туши.
       Я подошел к Максу. Выдохнул, постарался придать своему голосу спокойствие - получилось плохо.
       - Ладно уж слезай.
       - А где оно?
       И тут я понял, что знаю монстра - если убрать прозрачность, это менеджер из HR-отдела, который вызывал меня на собеседование по поводу падения моей прибыльности, допытывался почему я не стремлюсь к продолжению карьеры, даже спрашивал, когда я в последний раз покупал что-то крупное в "Икее", увольнением пугал. Тогда я узнал, что у него есть "муженек", вот и "маленького" усыновили и, вообще, они "социально ответственные", в отличие от меня .
       Елки, такую важную персону грохнул. Мне ж теперь до скончания века в тюряге гнить - суд конечно же решит, что господин такой-то просто зашел пообщаться с детишками, которых очень любит, а голым был, потому что у него свобода выбора в ношении и неношении одежды. Я резко обернулся, чтобы пару раз пнуть проклятый трупак. Но важной персоны на полу не было. Только значок остался: I love lovers in New York и какая-то слизь.
       И тут до меня дошло...
       - А где Натик? - заорал я.
       Еще секунду и сердце бы у меня разорвалось, но тут я заметил, что холодильник трясется, да еще испускает какие-то звуки. Рванулся, открыл. Нат был там.
       Я поспешно вытащил его наружу, обрушив полочку с йогуртами.
       - А где этот урод? - спросил он, пытаясь побороть дрожь.
       - Папка его - того. Типа уделал. Покачественнее, чем в Call of Duty, бутылкой колы, - гордо поведал Макс и щелкнул языком. - А у тебя теперь кличка "йогурт".
       - Тихо, - я проверил санузел, заглянул под кровати.
       Какие-то шумы явно доносились из коридора. Я открыл дверь наружу и сразу захлопнул. Эти твари были в коридоре. Пять или шесть штук. Что там за секунду рассмотришь, если они к тому же такие смутные плохо различимые. Но один из них явно тащил ногу. Голую ногу. Оторванную у какой-то женщины.
       Я несколькими глубокими вздохами попытался унять сердцебиение. Надо тикать.
       - Парни, одевайтесь, куртки, ботинки, всё как положено.
       Я выглянул в окно. Третий этаж, но высокий - из-за холла на первом этаже. Прыгать - кости переломать можно и позвонки потерять. Веревку связать? На окнах штор нет, только жалюзи. На кроватях, как это теперь принято, одноразовые пододеяльники, наволочки и простыни. Дешево производимые и легко утилизуемые. Я дернул за край простыни - в момент расползлась. Ладно, будем выходить через дверь - лестница недалеко, в двух шагах - скатимся вниз и через холл к выходным дверям.
       Так, какое у меня есть оружие? У кровати можно открутить ножку - получается стальная тридцатисантиметровая дубинка, назовем ее палицей, можно ее даже засунуть за ремень, чтобы не слишком заметно было. "Швабра где?" - крикнул я рум-компьютеру. Она нашлась в маленькой подсобке за едва заметной дверкой. Хорошо, что в любую поездку я беру с собой складной нож с фиксатором - привычка с юных лет: булочку порезать, от хулиганов отмахаться. Рукоятка у швабры хоть не деревянная, но из твердого пластика - сейчас заточим. Вроде острия получилось. Назовем изделие копьем.
       - Ух ты, - похвалил Натик. - Да ты настоящий красный партизан. - Только бороды не хватает. И зубов кривых.
       - Слушайте меня внимательно. Сейчас мы выходим из комнаты и чешем к лестнице. Оба держитесь за мой ремень. Ни на секунду не отпускайте. Только, когда выйдем из здания, можно не держаться. Но тогда надо бежать изо всех сил. Не отставая от меня ни на шаг. Даже если я упал, вам дуть вперед. Через двести-триста, максимум пятьсот метров будет трасса, параллельной той, по которой мы приехали. Там орать, голосовать, кричать "полиция". Если никого нет, то поворачивать налево и топать пять километров до посёлка. Усекли?
       - Может, ты это.., - засомневался Натик.
       - Преувеличиваешь, перебарщиваешь, - подсказал Макс. - Да, был тут один типа монстр, но это так, случайность. Похоже, просто обдолбанный пидор сходил на party, наглотался какой-то параши, обосрался, разделся - и потерял... как его, человеческий облик.
       - Это не-слу-чайность. Цепляйтесь, выходим на счет раз-два-три.
       Кто-то маячил в одном конце коридора. За секунду мы добрались до лестницы в противоположном конце и понеслись вниз. Второй этаж, первый. За дверью холл. Оттуда донесся крик, на высокой истерической ноте, но сильно приглушенный. Я приоткрыл дверь. По холлу носилось несколько женщин - похоже, они приехали недавно. Не из нашей конторы точно. Это ж девы "по вызову", иначе говоря сотрудницы эскортной фирмы в соответствующей униформе. Короткие юбчонки, фотонические татуировки на голых ногах - светящиеся извививающиеся змейки указывают, в каком направлении надо стремиться клиенту.
       Внезапно перед одной из них возникла смутная тварь - тьма, впрочем, быстро развеялась. Да это ж наш PR-менеджер; извините, я его по размерам задницы узнал. Это он заставлял нас при любом разговоре, пусть с собственной бабушкой, упоминать о достоинствах гаджетов Pear. Для того нам и внедрили в зуб мудрости звукозаписывающий интрокорпорал с выходом на мобильник, встроенный в верхнюю челюсть...
       Женщина кричит, видно по распахнувшемуся рту, но не очень слышно из-за звукопоглотителей.
       Ага, ясно отчего. У твари на животе раскрылся огромный цветок, его мясистые лепестки охватили дамочку и приклеили. Помогая руками, PR-менеджер стал быстро запихивать женщину внутрь.
       Несколько секунд и все. Специалистка по легкому поведению исчезла в животе у твари, я даже не успел заметить как. В руках у PR-менеджера остались женские туфли, которые он с явным возмущением швырнул в тропические кусты. Затем тварь, поддерживая живот, зашла за фикус и тоже пропала.
       И вдруг дамочка возникла снова, вернее выползла из-за того самого фикуса, встала, немного покачиваясь, на ноги. За кадром остался стриптиз - теперь она была без одежды. Откровенное "ню". Нет, никакой эротикой тут и не пахло. Я бы ей предпочел десять баб - забойщиц с мясокомбината, одетых в полный комплект химзащиты. Ее кожные покровы были полупрозрачны, напоминая дымку, а внутренние органы отливали металлом. Кровеносные сосуды выглядели вьющимся растением, мозг казался чем-то вроде пуддинга, кости напоминали проволочные конструкции, а глаза представали пунцовыми ягодами на стебельках. Какое-то время она выглядела как труп, обработанный обесцвечивающими химикатами для некрофильской выставки, но затем грудная клетка ее колыхнулась и поднялись полупрозрачные веки.
       Она подошла к своей подружке, напрасно рвущей наружнюю дверь - очевидно запертую.
       Рот обесцвеченной женщины округлился в трубочку, выдвинулся вперед. У подружки, косившей на монстра обезумевший лиловый глаз, лопнула кожа на затылке и трубочка стала втягивать вылетающую оттуда красную жижу. Потом обесцвеченная распахнула и выдвинула вперед цветок брюшных челюстей. Острый пестик вошел подружке в спину и, после того, как порвалась кофточка, было видно, что он обвил ее позвоночник. С какого-то момента жертва перестала сопротивляться, хотя из нее по ходу дела вытащили пучок кишок. Но завершилось всё быстро - обесцвеченной удалось "упаковать" и за миг втянуть подружку полностью...
       Я поймал себя на мысли, что вообще-то улепетывать надо, а я тут стою и пялюсь как в кино - но, с другой стороны, такое мало кому удавалось увидеть и вообще надо побольше разузнать о противнике...
       Еще одна дамочка побежала через холл - в направлении приоткрытой мной двери. За секунду до того, как я собирался выскочить ей навстречу, позади нее возникло какое-то искажение. Я бы назвал его тенью, оторванной от поверхности. Тень словно приклеилась к женщине, затем как будто вспыхнула, только без света. Этакая вспышка тьмы. И дамочка была втянута в никуда. Из ниоткуда вылетели обратно одежда и две туфли на кошмарно-модных каблуках из металлопластика, утончающихся посредине до ширины незаметной ниточки, а затем снова расширяющихся до размеров копыта.
       Каблуки были интересные, но мне сразу стало не до них: искажение, затемняясь, двигалось к нам.
       Сил на переживания у меня уже не было. А без переживаний мозг, надо сказать, заработал четче.
       Здесь драться - шансов никаких. Возвращаться обратно в номер - плохое решение. Но осенило: парковка! Попробовать добраться до нее и ... угнать автомобиль.
       - Так, парни, даём задний ход и очень быстро.
       Тварь внезапно оказалась рядом, как будто поднявшись на истекающих из нее водах, зависла надо мной, а сыновья судорожно вцепились в меня.
       - Спокойнее. Не хватайтесь за меня. Я его задержу, а вы бегите вверх по лестнице...
       Я успел увидеть, как Нат с Максом чешут по лестнице. Затем весь обзор перекрыла эта тварь, ее живот распахнулся и выросший оттуда "цветок", разворачивая челюсти, надвинулся на меня.
       Мелькнуло проблеском одно воспоминание времен службы. Я стою около стены, а надо мной в темном проеме окна возвышается "дух" - сейчас навалится. А ведь тогда успел отреагировать.
       Меня что-то подтолкнуло - я заметил, что это была глянцево-черная волна, на мгновение исказившая окружающее пространство. Тварь словно растянулась и обрела прозрачность. Передо мной повис набор органов: сплетенные сосуды, мышцы, сухожилия, нервные волокна, которые увенчивались оранжевым суфле мозга; огромные брюшные челюсти, напоминающие цветок.
       Я проскользнул под лепестками хищного "цветка", когда эта хавалка стала разворачиваться ко мне, шибанул ее ногами и, приподнявшись, влепил по мозговому суфле своей импровизированной палицей. Наверное крепко. Мозги разлетелись по полу. Личина у издохшей твари была смутной, пропускающей багровое зарево, но я ее узнал - менеджер из нашего отдела. Тот, который предложил распылять нейроинтерфейсы, насыщенные рекламным контентом, прямо в атмосфере - в дисперсном виде, законом же не запрещено, а потребитель - надышался, увидел во сне интракорпорал фирмы "Pear" и утром побежал покупать...
       Догнал своих парней уже на первом этаже - они сперва припустили от меня со страха, да еше на своих роликовых ботинках с "кардинально редуцированным, благодаря наноподшипникам, трением качения", потом требовали пароль назвать. Сошлись на слове "Мадам", это у нас так именовалась когда-то морская свинка.
       Успели добраться до середины коридора, когда я почувствовал - те рядом. Шепнул Нату и Максу: "Быстро к стойке бара, спрячтесь за ней". Потом уловил искажение света.
       Двое вышли из "пузыря", выгнувшего стену. Оттолкнувшись от батареи, я подпрыгнул и ударил первого своим копьем - продырявил ему грудную клетку, перекатился через него и кое-как увернулся от другого. Его брюшные челюсти оттяпали шматок от моей куртки, но и я впаял ему по черепу стальным ломом. Потом еще разок. Воздух вокруг меня пронзило хрустальными нитями, на них как цветы, садились сгустки крови. Нити оплетали мою кожу, внутренние органы, мозг, я видел их, чувствовал их пульсации - они сковывали, стесняли меня, сдавливали. А по нитям ко мне скользил еще один враг. Или друг? Лицо у него как у любителя музыки, слушающего Лунную сонату в исполнении любимого исполнителя. Изрядно растекшаяся сладкая улыбка. "Маска, я тебя знаю", это ведь директор по нейро-лингвистической рекламе, автор книги обязательной к прочтению для всех сотрудников "Pear" - о том, как внушать потребности. В нижней части его живота спешно вырастал цветок на длинном стебле, из которого выползал змеевидный пестик. По-моему он еще шептал: "Ты же хочешь стать одним из нас".
       Все было очень серьезно, я почти сдался и попросил у того, кто дает надежду, позаботиться о моих детях...
       И тут сквозь потончавший мир... я увидел океан, да еще непростой.
       Глянцево-черные волны катились во всех направления, вверх, вниз, проникая друг сквозь друга, превращаясь в водовороты и вихри, которые уходили к далекому молчаливому небу и в неведомые глубины, где как будто ворочалось могучее бесконечное тело.
       И каждый поток мог рассыпаться в бесконечность хрустальных точек и линий, поблескивающих от напряжения.
       Мои кожа и мышцы вибрировали, откликаясь океану, вихрь пронесся по аркаде позвоночника и поджег туманность мозга, а подошедшая волна вырвала мое тело из клейкой сети. Теперь уже директор по НЛР стал медленным, словно потонул в вязкой жидкости.
       Я, нырнув на пол, влепил каблуками ему под колени, его тело пролетело надо мной, щелкнув цветком челюстных пластин. Приподнявшись, ухватил директора за запястье, так, что мгновением спустя его цапкая длинная кисть оказалась вывернута за спину. Теперь я видел "друга" кустом кровеносных сосудов, который венчало аметистовое пятно мозга. Были там и органы, которых не должно быть у человека - белесая сетчатая структура, что расползалась от позвоночника, оплетая весь организм, особенно плотным коконом - сердце и желудок. В районе живота хорошо проглядывалось твердое образование из трех створок; это брюшные челюсти - вид сзади. Удерживая его запястье правой рукой, я ударил левой - ножом в узел сетчатой структуры, находящийся за этими "створками". Потом еще повернул лезвие и рукояткой предотвратил разворот челюстей.
       Хруст, стеклянный звон падающих и разбивающихся нитей. Директор чуть посерел и улегся.
       Я отвернулся от опрокинувшегося противника - вроде больше не опасен - и засадил свое копье в еще одного "сертифицированного европейца". Бил в тот самый узел - но уже пытаясь достать его спереди, через раскрытые брюшные челюсти. Гад застыл, словно прилипнув к стене - кровь и слизь капали с челюстных пластин. Я и этого узнал, кстати, - Дамарский из отдела "контента", тот, кто программирует убеждения через секретные интракорпоралы, подсовываемые клиенту вместе с оплаченным гаджетом. На ночь клиент получает "ужастик" про царистско-коммунистическую Рашу - в виде полусна-полуяви со страшными рожами; утром, при пробуждении, "радостик", идиллию, это уже про Запад - скачут плечистые ковбои по необозримым прериям, гоня тучные стада, а их встречают герлфренды в коротких джинсовых юбочках.
       Я вовремя прижался к полу и ударил снизу ножом того, кто выпрыгнул из ничего. Знакомый специалист по маркетингу проехал по лезвию, впилился в пол, скользнул еще на несколько метров. Из его рваной раны лезли какие-то трубки и щупальцы, что-то белесое червивилось, но я понял - этот уже не опасен. В коридоре сделалось тихо.
      
       4.
       Замок на дверях парковки отреагировал на мой палец, мы влетели внутрь. После коридора помещение показалась мне неожиданно большим, как бы раздутым.
       Сейчас придется совершить преступление - угнать автомобиль. А, фиг с ним, я этих преступлений насовершал уже кучу, похоже, даже кого-то в ад отправил.
       Потёр глаза - кажется или нет, что стоянка заполняется серебристыми струями?
       Это ж признак, что сейчас они "выйдут" - прямо от той глухой стены.
       - Быстро, парни, ныряйте под ближайшую машину.
       Стена изогнулась, покрылась пузырями и лопнула - от нее вынесло сразу троих; они появлялись где-то на высоте полутора метров от пола.
       Но и я торопился навстречу, словно выпрыгивая из своего тела и пробивая оболочку реальности. Дальнейшее наверняка происходило в бешенном темпе, но поток времени не мешал мне, наоборот я успевал оценить, что надо сделать и что не надо...
       Одного сразу посадил на копье - на лицо брызнула кровь. Поднатужившись, перебросил его через себя. А вот копье не успел вытащить. Разворот на тридцать градусов к другому - удар ножом в шейный узел сетчатой структуры.
       Нырнул под третьего - тот, завершив прыжок, оказался ко мне спиной и не успел повернуться - я влепил палицей по узлу, располагающемуся там, где у людей пятый шейный позвонок. Монстр не отключился, напротив, стал разворачивать ко мне брюшные челюсти. Делать нечего, засадил ему в "пасть" огнетушитель со стены.
       Раздался хруст ломаемого металла, брызнула пена, тварь потянула меня куда-то, едва сумел прихватить копье. Мир стал тонким, как пленка, того и глядя и проткнешь его пальцем. Мир закачался на поверхности темного океана. Быстрое течение понесло меня в зыбкой среде. Я не слышал ни собственного дыхания, ни боя собственного сердца. Привычную геометрию размыло так, что видел я лишь темные потоки и черные глянцевые волны. Волны катились во всех направления, проникая друг в друга, отрываясь от несущей и уходя в криволинейные пустоты с рычанием годзилл и неистовством смерчей.
       Мои кости стали струями, мягкие ткани - пеной. А растягивающееся тело раненого монстра напоминало пиявку. Их было много этих пиявок, которые, "оседлав поток", выплывали из багровой преисподней к свету. На какое-то мгновение я воспринял сложную симметрию потоков и волн. Каждая пятая волна идет не так, как другие, - она быстрая и "восходящая".
       Оседлав восходящую, я как будто опередил пиявок и оказался в "преднастоящем" (название я подобрал много позже). Там соперники уже утратили пиявковидный, но еще не приобрели окончательно человекообразный вид: сосуды свивались, мышцы сплетались, пятно мозга с выделяющимся напряжением теменных долей садилось на свое место за ягодами глаз, белесая сеть оплетала потроха. Процедура встречи была незатейлива: удар ножом между нижней челюстью и кадыком - во второй узел сетчатой системы. Когда они замирали, то я узнавал их - персонал юридического отдела, который умел выиграть любое дело, даже когда интракорпоралы вызывали у потребителя паранойю, заканчивающую массовым убийством где-нибудь в гетто для нищих.
       "Конь" все-таки сбросил меня. Прямо перед собой я увидел монстра - помимо куста кровеносных сосудов и белесого кокона на сердце, хорошо просматривались тросы мышц. Импланты что ли? Походили туда-сюда маслины его глаз и, пригнувшись, он атаковал меня. Я, развернув копьецо, ударил его древком в пах, а когда он согнулся - сверху, в узел за брюшными челюстями, где скручивались пряди внутренней сети. Пригвоздил, как выяснилось. И опознал. Шеф юристов, любимый адвокат дьявола, мог даже выиграть дело, если несовершеннолетний носитель интракорпорала кончал жизнь самоубийством.
       Все, муть прояснилась. Я - на парковке.
       На мне висели кишки, трубки, извивающиеся обрывки сети, руки были забрызганы липкой жижей. Трое монстров превратились в скорлупы, залитые слизью, они моментально разложились. "Конь", на котором я прокатился, составил компанию этим трем. Тоже отпрыгался. Я и его узнал - господин Пендерович из PR-отдела, который готовил слащавую инсталляцию на тему, как "Pear" облагодетельствовал детишек в Конго. А до этого "любитель детишек" пиарил кампанию по изъятию малышей из "недобросовестных", то есть бедных русских семей - дескать, "эти уроды просто опасны для бедных крошек", которых надо передавать в "социально добросовестные партнерства", в гейские тройки в Штатах и Нидерландах. Наша корпорация, как "ячейка гражданского общества", это дело хорошо профинансировала. А на левых сайтах сообщали, что часть детей добралась только до трансплантологического рынка в косовской Приштине.
       Пора брать на прокат автомобиль. Своей стальной палицей бил-бил и пробил стекло, открыл дверцу, сорвал панель зажигания. Теперь соединяем два проводка - есть искра. Мотор закряхтел. Всё готово, чтобы сорваться из чистилища. И тут понял - "неувязочка", не вижу парней.
       - Нат, Макс - вы где, чертенята?
       Помотали они мне нервы. Не сразу, а через полминуты из-под массивного внедорожника послышались их голоса:
       - А это кино точно закончилось?
       - Садимся в машину, сейчас будет серия вторая - погоня.
       Мы подъехали к выезду с парковки и... ворота не открылись. Заблокировано. Так и погоня нам не светит.
       Я сдал назад на тридцать метров, въехав на пандус.
       - Ребятки, спешно вышли. Буду таранить.
       - Мы тоже хотим таранить, - возразил Натик.
       - Ты чего, в лепешку собрался превратиться? - резонно произнес Макс, - глаза на попе окажутся.
       - Я сказал - вышли. Это приказ.
       - Ты - диктатор. Нам учительница про таких рассказывала, ты против геев и поп-корна, - осудил Нат, но Макс отозвался в тему:
       - Ай, ай, кэптэн.
       Когда я подлетал к воротам, то уловил, что задумка была неудачной.
       С ударом из меня полетели вперёд все соки, а вот кости остались где-то позади, на ремне. Я понимал, что вышел из строя: может на год, может на десять минут, но выпал. А сейчас десять минут были важнее года.
       Обзор затянуло пеленой, возможно полопались сосуды у меня в глазах, да еще из-под капота точно пошёл дым. Когда взгляд наконец сфокусировался, я различил, что ворота на самом краю погнулись и там образовалась щель. Небольшая. Взрослый вряд ли пролезет, а ребенок вполне.
       Преодолев болезненное окостенение и натиск подушки безопасности, я повернул голову к распахнутой дверце машины и что есть мочи заорал. Получилось однако полузадавленное сипение:
       - Парни, слушай мою команду. Вперед, в щель. Бежать в северном направлении... если не будет расчищенной дороги, то ориентируясь на полярную звезду, я вам показывал как ее найти, до трассы. По ней налево, как я и говорил - к поселку.
       Со второго раза вышло получше.
       Неожиданно я увидел рядом с дверью... Оксану.
       - Вот так явление, ты разве не в Дубае-Мумбае?
       - А ты еще не в полицейском участке? Я-то приехала детей проведать - знаю, что на тебя положиться нельзя. Про Мумбай потому сказала, чтобы ты не трезвонил мне все время.
       - Откуда узнала, где мы?
       - Легко. Тебя дома нет, мобил твой не откликается, а на сайте филиала есть сообщение о месте проведения вечеринки. Я смотрю, ты уже изрядно порезвился, алкаш несчастный. Ладно, выплывай. А детям спать пора, я их в номер отведу.
       - Туда нельзя, там монстры.
       - Сам ты монстр.
       - Парни, не идите с ней. Тикайте в щель.
       Но она зло швырнула дверцу авто, я услышал, как они уходят и даже разобрал голос Макса:
       - Ма, честно, папа не придумывает.
       Затем наплыла тяжелая боль и я, кажется, отключился.
       Очухался от пощечины. Кто-то отстегнул ремень, выпустил пену из подушки и потащил меня из кабины.
       Через несколько секунд я лежал на холодном бетоне, а сверху на меня смотрел... явно участник костюмированного бала.
       - В монахи наряжаться неприлично... Где монстры? Дядьки с челюстями на пузе.
       - Мне прилично, сын мой. И кого ты называешь монстрами - перепивших сотрудников фирмы "Пир"?
       Я поднялся. Качало, мутило, болели бок и грудь, но, в целом, близко к норме.
       Передо мной стоял монах. Настоящий. В рясе, на которую, правда, было накинуто пальто, в клобуке. С посохом. На сжимающей его руке была видна странная татуировка: парашют, пропеллер и слон. Монах был выше меня на полголовы и шире в плечах тоже прилично.
      
       5.
       - Я смотрю, в зоопарке внезапно появились посетители.
       - Меня вызвали освятить здание, - объяснился монах.
       - Это явно несвоевременное предложение. Здесь полно каких-то мутантов... У меня детей увели. Сейчас иду их искать.
       - Сын мой, а может сперва протрезветь?
       - Я не пил и не курил, у меня на шее разъем, но там нет никакого наркоконнектора, - с мучением выкрикнул я.
       Монах покачал головой, однако сказал:
       - Хорошо, я с тобой. И зови меня не "эй", а отец Христофор.
       - Принято. А вы кем раньше были, отец Христофор, до пострига? Я не просто так спрашиваю...
       - Военным, сын мой, вначале ВДВ, потом 22 бригада спецназа. Как ты понимаешь, должность, имя и фамилию сообщать не буду.
       Да, я должен бежать за детишками вместо того, чтобы трепаться с непонятным типом, но, с другой стороны - куда бежать, непонятно. Надо взять себя в руки, задавить психоз и попытаться выяснить, что это за личность пожаловала и какой от нее толк.
       - Странная траектория полета, отче - из тех, кто может всё, к тем, кто не хочет ничего.
       - Ладно, давай про траекторию. Пришел КОТ, правительство подписало известный "договор с корпорациями" и "перепрофилировало" армию, меня отправили охранять колтановые рудники America Mineral Fields в Конго.
       - Далековато отсюда.
       - Наши "смежники" из ЧВК "Кси-сервис" потрошили деревни, где якобы скрывались поддерживаемые китайцами партизаны. Наемники ходили обвешанные вырванными кишками и отрезанными пенисами, а мы, получается, их прикрывали. И как-то я не выдержал, отвалтузил одного из тех до кровавых соплей, это перешло в перестрелку моего взвода с их командой, там три трупа образовалось. Провел год в корпоративной тюрьме, точнее в клетке размером чуть больше гроба; клопов и прочих членистоногих собою кормил, однако не без пользы - смирению научился. Дело замяли, благодаря подполковнику Карояну, и улетел я на родину без выходного пособия. Поскольку не вышло из меня ни вояки, ни кормильца в этом "прекрасном новом мире", покинул семью, ушел в монастырь. Прошел нормальный путь по направлению к Богу - трудник, послушник, инок. Насчет того, что не могу ничего - посмотрим, на всё воля Божья. Двинулись теперь - глянем, нет ли их прямо в твоем номере.
       Так, понадеемся, что не струсит.
       На лестнице нам никто не встретился. Но и в моем номере на третьем этаже мальчишек с Оксаной не было. Надо искать комнату охраны, где находятся камеры видеонаблюдения.
       На выходе из номера нас ждали. Прямо у двери.
       Перед человеком в рясе тварь отступила, превратившись в сплетение сосудов, мышц, сухожилий, лилии яичников тоже были видны - бывшая женщина. По оранжевому "цветку" мозга и пришелся удар монашеского посоха. Мозговое вещество разлетелось по полу и темная воронка схлопнулась, поглотив монструозное тело.
       - Неплохо для начала, отец Христофор.
       Про воинов-монахов я только сейчас вспомнил. Это не только какие-нибудь тамплиеры. У нас воины-монахи защищали от супостата монастыри-крепости, Псково-Печерскую и Троице-Сергиеву обители, причем с весьма важными для государства результатами.
       Еще две твари выпрыгнули из темных моментально закрутившихся вихрей.
       Сейчас я сам рванулся в неустойчивость и оказался, можно сказать, "перед настоящим". Тварь там еще не совсем готова для атаки: сосуды, мышцы, кости еще разделены по слоям, но нити управляющей сети пытаются связать их воедино - я стал рубить ее ножом. Опоздал. Противник увильнул и закрутился вокруг меня.
       Это уже вихрь, как найти у него точку уязвимости? Я ныряю под волну. Течение тащит меня вглубь, еще немного и не будет сил бороться. Я понял, что надо остановиться, просто не бояться и отдохнуть. И действительно через несколько секунд я толкнулся и выплыл, оказавшись позади монстра.
       Сейчас были видны хрустальные нити управляющей сети и рубиновое пятно сердца.
       Я постарался, чтобы удар был точным - ножом в сплетение жизненных нитей противника.
       Рев, гром. Управляющая сеть перестала пульсировать, бесчувственное тело монстра унесло течением.
       - Я здесь был когда-то, - сказал монах, вытирая посох об одежду убитой им твари. - Когда тут еще находился Дом отдыха Минобороны. Кажется, я знаю, где может быть комната видеонаблюдения.
       Мы нашли ее - маленькая дверь притаилась под лестницей, ведущей из холла в столовую.
       Отец Христофор смотрел на записанную рекордерами свистопляску, а я искал на экранах своих мальчишек.
       Запись пятичасовой давности, монах с помощью замедления и укрупнения деталей добился наилучшей видимости.
       Почти одновременно на парковку въезжают стреловидный байк и дорогой автомобиль - сфера с неразличимыми окнами и дверями.
       С байка сошел парень, снял шлем. Идеальная выглаженная генноимплантами внешность: светлые кудрявые волосы, яркие голубые глаза. Сын нашего генерального - Джаспер. Сфера автомобиля замерла рядом и мгновенно раскрылась - отчего подумалось об яйце динозавра - только "вылупилась" оттуда не рептилия, а женщина. Молодая, особенно на мой взгляд, однако, явно постарше парня, с волосами, выкрашенными сяющей фотонической краской, с хищной крепкой челюстью и раздувающимися ноздрями. Узнаю - шефиня в отделе виртуального маркетинга, как там ее - Лилиан, Дуриан...
       Недолгое объяснение, объятия, чмок-чмок. И вдруг... Женщина, похоже, кричит. Куртка у парня расходится, рубаха лопается.
       У него на животе словно огромный цветок раскрылся, лепестки охватили дамочку и потянули внутрь. Не живот, а зев. Напоминало то, как питон заглатывает свою жертву. В то же время голова парня-питона откинулась назад и глаза пялились в зенит. Если точнее, над ним висел дрон, похожий на ежа из-за 5-6 антенн - я, кажется, видел такой в отделе перспективных технологий. А от него в глаз парню зеленые лазерные лучики посылаются, явно идет передача информации.
       Сопротивление женщины прекратилось, хотя он была еще жива и рот ее застыл в крике. Она даже помогала злодею. Подняла одну ногу, потом другую и еще согнулась. В последний момент, перед тем, как исчезнуть, она будто совсем сложилась - колобок получился. Сложился и закатился. Я впервые увидел финал во всей красе. Если точнее, и при самом большом замедлении не было непрерывного изображения, только дискретное, с какими-то темными провалами. Словно поток времени, в котором находились эти двое, выпадал из Настоящего за счет своей особой скорости, а потом возвращался обратно.
       И вот она исчезла у парня в животе. Полностью, блин. А он даже не растолстел, поправил рубаху и пошел с парковки.
       Снова открылась сфера автомобиля. В кабине сидела женщина. Похожая на ту, что несколько минут назад поглотил Джаспер или кто там вместо него. Отличие в том, что она теперь без одежды. Ее кожные покровы были полупрозрачны, напоминая дымку, а внутренние органы отливали металлом.
       Секунду назад она труп трупом, а сейчас дрон-ежик оказался рядом с ней, случилась вспышка, грудная клетка ее колыхнулась и поднялись полупрозрачные веки.
       Рядом со сферомобилем остановилась машина - оттуда вышел менеджер средних лет, этого толстячка я знал, из отдела продаж.
       Посмотрел, повернулся и бросился бежать с искаженным от ужаса лицом. Не догадался даже сесть в машину. Но полупрозрачная Лилиан-Дуриан оказалась прямо на его пути. Ее рот округлился в трубочку, словно она хотела поцеловать нового партнера, а на животе раскрылось огромное зево. Струйка крови потянулась, кажется, из шеи и паха менеджера в эту дыру. А потом потащило и его самого - затормозить ему не удалось, хотя он пытался. Его плоть тряслась как студень, на коже надувались и лопались пузыри. А потом он согнулся, прижал голову к животу, охватил руками щиколотки и вкатился прямо в ее зево. Около них, кстати, все время вертелся ежик-дрон.
       Похоже, с этого всё и началось... Но детей пока не видно ни на одной записи. Другие экраны показывали, как в номерах и ресторане появлялись резкие тени. Если точнее, некие контуры, рельефы на словно бы утончившемся пространстве. Контуры раздувались, приобретали грибовидную форму, этакие матово-черные большие поганки. Они лопались и из них выходили твари, похожие на скелеты, обернутые в полупрозрачную плоть. Задняя часть твари словно состояла из истекающих темных вод. Она хватала человека и затягивала вместе с собой в воронку, которая выбрасывала обратно одежду... Кое-кто пробовал бежать, но тварь всегда оказывалась у него на пути... Улизнуть, в общем, было нереально. А потом покатились роуборщики, деловито втягивая оставшийся на полу "мусор".
       - Отец Христофор, что происходит? Что это за существа? Может, вы в курсе.
       - Тебе по-научному или по-нашему?
       - Да уж по-научному сперва.
       - Так работает Интракопоральная Механохимическая Фабрика.
       Ну да, читал на левых сайтах про это дело. То ли существует, то ли нет. То ли создана лабораторией "Pear" в Беркли, то ли куплена корпорацией у одного русского ученого, который после того скоропостижно исчез или помер. Основная версия: ИМФ была разработана на основе дисперсных интракорпоральных медицинских систем. У Pear имелся на это дело заказ от своего правительства. Американская администрация собиралась передавать технологию ИМФ элитам в некоторых странах Третьго мира, в обмен на "хорошее поведение", то есть утрату суверенитета в пользу "Pear", "Monsanto" и прочих ТНК. Ноу-хау предполагалось жестко держать под контролем и риски казались незначительными по сравнению с выгодами. ИМФ - это поддержание и улучшение здоровья. Носителю ИМФ не угрожают ни бактерии, ни вирусы, ни дерьмовая еда.
       - Допустим, я поверил. Значит, отец Христофор, вы - в теме. Но почему? Как это, сидя в монастыре...
       - Испытательный полигон "Pear" располагался неподалеку отсюда, за Курново. И настоятель отец Павел, зная мою предысторию, поручил мне проследить за экспериментами. Деньги на приборы скрытого наблюдения нашлись, остальное было в рамках моей предыдущей компетенции.
       - Насколько я понимаю, в ИМФ должна входить "защита от дурака". А его носители жрут или, скажем, поглощают людей.
       - Носитель ИМФ не поглощает людей, он их преобразует. По своему подобию разумеется. Те тоже становятся носителями ИМФ - вторичными, третичными.
       - Из них получаются сущие демоны, челюсти на пузе, потроха видны. Это что признаки большого здоровья?
       - А кто самый здоровый, сын мой?
       - Тот, на кого не действуют микробы, вирусы и химикаты в тридцати сортах "колбасы".
       - Тепло. Еще кто?
       - Те... кто не стареет, на кого не действует время.
       - Бинго. Носители ИМФ умеют обходить время, использовать его - для них время не стрела, а множество разнонаправленных и разноскоростных потоков.
       - Значит всё, что они делают, полезно для них, отец Христофор?
       - Если человек в рабстве греха, то полезно. И сильные и слабые мира сего служат Мамоне, и душа почти всякого настежь открыта соблазнительному злу. Немногие души не подвержены обаянию чертовщины. Если по-нашему оценивать - это обращение человека к аду, отрыв его от Духа Святого.
       - Я так понял, отец Христофор, что вы уже перешли на религиозное толкование, теперь можно называть всё, что не нравится, "адским". И чем это, по-вашему, угрожает человечеству?
       - Обращенные к аду - я их называю обратниками - множатся, создают себе подобных, забирают время у верных Богу, чтобы бесы построили силой этого времени адское царство. И чтобы никогда не появилось царство Божие на земле.
       - Отец Христофор, вы в самом деле пришли сюда освятить этот Содом?
       - Нет, сын мой, конечно нет. Я бы подождал с визитом, если бы ты не привез сюда своих чад - у меня есть небольшой дрон-робинсект, заначка времен службы, чтобы наблюдать за обстановкой.
       - Вот они! - я ткнул пальцем в экран.
       Оксана ведет парней, держа их за руки - крепко. Они еле поспевают. Получается, что она сама... не смогла их "обратить". Может, остатки материнского чувства сыграли, может, это должен сделать кто-то другой. Да, другой.
       Впереди уже набухает контур обратника.
       У меня обвалилось сердце. Не успеть.
       И тут Макс выворачивается из руки матери, вырывает Натика и они бегут. Уж что, а бегать на своих роликовых ботинках с редуцированным трением они умеют, да еще петлять по ходу дела...
       По таймеру это было пять минут назад. Помещение очень похоже на коридор первого этажа, только другие картины на стенах и другие растения в кадках. Значит...
       - Это второй корпус.
      
       6.
       - Молись вместе со мной, - сказал монах на ходу.
       Боже, прости беззакония моя и согрешения.
       Непобедимая и божественная сила, честнаго и животворящаго Креста Господня, не остави мя, грешнаго, уповающаго на тя...
       - И если мне настолько повезет, что Господь призовет меня, то возьми мой посох, - сказал отец Христофор.
       И вдруг я увидел в окно - парни уже снаружи, чешут по очищенной от снега дорожке к трассе. Со всех сторон от них вырисовываются тени, образуют кольцо, набухают.
       Распахнув окно, я бросился вниз. Внизу оказалось не так уж мягко. Несколько секунд приходил в себя. Отец Христофор обогнал меня, десантная подготовка у него была наверняка получше моей.
       И вот, вращая посохом, человек в рясе вышиб мозги из первого попавшегося навстречу обратника. Потом оприходовал и другого.
       "Остановись."
       Ко мне шла Оксана. Выглядела она гораздо лучше, чем когда бы то ни было, даже в день свадьбы. Отполированная, лакированная Оксана. Распахнутая шубка, мини-юбочка, сияющие глаза.
       - Ты воюешь против друзей, против свободы и прогресса. И ты забыл, что я была твоей первой любовью.
       Иной раз мне стыдно, что моей первой любовью была пустоголовая бабенка, но это так.
       - До меня у тебя не было женщины, которая хотела бы с тобой встретиться больше одного раза.
       Это слишком смело сказано. Может, я того не хотел.
       - Кажется, Оксана, у нас не было контакта последние годы. Тебе не нравилось, что у меня прекратился карьерный рост. Тьфу, зараза, о чем это я, прочь с дороги...
       - Мне не нравилось, что ты все меньше думаешь обо мне. Я хотела полного слияния. И хочу сейчас.
       Я почувствовал... как будто уже внутри ее.
       Кружась вокруг сияющего позвоночного столба, я спускался вниз, в ее жаркие влажные недра.
       Я словно целиком находился в канале, прозрачном как хрусталь, но теплом и упругом, сквозь который виднелись созвездия яичников.
       И в это время как будто издалека донесся окрик отца Христофора.
       "Очнись, идиот."
       Но я не смог даже пошевелиться. Толстые кольца обвивали меня со всех сторон. А сверху раздвигался огромный слизистый зев, обрамленный створками трех мощных челюстей.
       Я еще раз попытался выдернуться. Совершенно безнадежно. Я не крут, я - слаб и бессилен.
       - Ты проник в меня слишком глубоко и теперь мне придется тебя переварить.
       Я слаб и ничтожен. Блаженны нищие духом...
       В последний момент я словно сдулся и провалился сквозь кольца. Я уходил в водоворот, а меня догоняла огромным телом черная жирная пиявка.
       Рано, слишком рано. Теперь пора, вязкий поток ненадолго стал упругим. Толкнувшись, я устремился вверх. Рядом оказался изгиб черного тела и я снова оттолкнулся. Подо мной пронеслись жернова круглой пасти. Она почти догнала меня, но я развернул копье так, чтобы пасть не могла закрыться и, упершись в древко, оттолкнулся еще раз. Глубины преисподней отпустили меня, я еще успел увидеть темный океан, в который вливалось время - это было посленастоящее, прошлое, ад, где распадаются формы, чтобы освобожденная энергия пошла на новый цикл созидания. Волны и водовороты этого океана были необозримы - в них падали куски нашего мира, похожего на тающий распадающийся айсберг.
       Я вернулся на "сушу" уже без моего импровизированного копья.
       Четверо обратников были мертвы. Трое окружили монаха, он рухнул, а они добивали его.
       Я побежал на выручку - с хода проскользнул под рукой у одного из обратников и обрушил стальную палицу ему на затылок. Швырнул палицу в другого, но тот уже убил отца Христофора, вонзив острый отросток ему в шею. Я оказавшись рядом с тварью, загнал в нее нож, но она резко развернулась и оставила меня без оружия. Я попытался опрокинуть ее толчком в брюшную створку, однако сам оказался на земле. Её морда опускалась ко мне, на брюхе распускался цветок челюстей, из которого выходил змеевидный отросток.
       До руки мертвого отца Христофора, все еще державшей посох, был метр.
       Я полз, а червь, вонзившись в меня, торопился добираться до моего сердца. В тот момент, когда он почти добрался, я схватил посох и огрел обратника по макушке. Потом вырвал из себя червя. Твари надо было выбрать правильную тактику, а она решила срочно меня добить, стала наваливаться.
       Я резко крутанулся вбок и стригущим движением ног подсек нападающего. (Чего греха таить, когда-то занимался брейкдансом - оказалось, не впустую потратил два года, сейчас помогло.) Между нами образовалась необходимая дистанция. Тут я и вмазал ему набалдашником монашеского посоха - в глазницу. Так я прикончил директора отдела перспективных технологий, вероятно того, который выпустил в свет обратников.
       Я пролежал в снегу минуту, смотря на набалдашник - из заостренной он вернулся к прежней форме, округлой; у отца Христофора было всё продумано. А потом...
       - Вставай, папа, - Макс тянул меня за руки, а Натик подталкивал сзади. - Пошли уже отсюда.
       Психологическая устойчивость у них оказалась ничего, стрелялки-уничтожалки-виртуалки дали закалку.
       - Может, маму подождем? - прикинул Макс.
       - Это не мама была, оборотень, - со знанием дела пояснил Нат.
       Я встал, повернул отца Христофора на спину, сложил ему руки на груди. Под светом полной луны я с сыновьями шел к трассе и мне слышался голос воина-монаха:
       "Я еще вернусь. А потом придет Господь. Но пока будь осторожен."
       Сзади накатил жгучий свет фар - автомобиль ехал из отеля. За ним еще один и еще. В кабинах дорогих машин никого не было. Они ехали под управлением борт-компьютеров по данным навигационных систем. Возвращались домой без хозяев.
       А потом я заметил, что неподалеку от выхода на трассу нас ждали.
       - Стойте здесь, - сказал я мальчикам.
       Темные квадратные силуэты были все ближе, но лиц не видно. Когда до них оставалось метров пять не больше, сзади накатил свет фар еще одного автомобиля, возвращающегося на автопилоте домой. У меня имелось несколько секунд, пока они были ослеплены, а я их видел во всей красе. Трое. Щетинистые лица под бараньими шапками. У одного точно линзы ночного видения - белки не просматриваются. А вот в руке другого тускло отсветил металл. Не нож - телескопическая металлическая дубинка со свинцовым утяжелителем - ломать кости и пробивать череп с одного удара. Салафиты. Вышли поохотиться на людей. Ни одного из этих чмуров еще не разу не посадили в тюрьму, даже если полиция ловила их. Салафитов всегда защищали лучшие корпоративные юристы. Убил паренька одиннадцати лет, значит тот был "агрессивным русским фашистом". Изнасиловал девчонку - значит, та была "проституткой". Очищенные от местного населения территории переходили корпорациям...
       Ну хорошо, теперь я буду судьей.
       Рывок. Крайнего справа, того, что с дубинкой, ударил посохом в лоб. Ближайший меня еще не видел, но уже через мгновение в его руке оказался нож. С полуборота влупил ему посохом по горлу. Этот с хрипом лёг. Обернулся к первому - лоб у того оказался крепким и он, выпустив с щелчком пять звеньев дубинки, нацеливал ее на мою голову. Но монашеский посох был длинее. Второго удара этот тип уже не выдержал. У последнего салафита блеснул в руке ствол. Еще рывок - на этот раз меня подтолкнула волна и я будто опередил свое тело. Различил напряжение мышц в крепком теле противника и, согнувшись, бросился ему в ноги. Его рука с пистолетом оказалась над моей головой - схватив её за кисть, сломал о свое плечо. И ударом посоха по вражескому затылку, украшенному бараньей шерстью, завершил дело.
       - Теперь вперед, - окликнул я сыновей, - не дрефить.
       - Да мы уже привыкли, - сказал Макс, обходя лежащие тела по приличной дуге.
       Мы вышли на трассу, и... звук мотора, кто-то едет и вроде не из нашего адского отеля. Я поднял руку и рядом со мной остановился пикапчик с эмблемой ремонтной службы. Из него высунулся не корпоративный монстр, а мужик-техник.
       - Э-э, милейший, а не вас ли я вызывал три часа назад? - обратился я.
       - Царегородский? - опознал меня техник.
       - Ну да.
       - Мы получили ваше сообщение о поломке с большим опозданием. Садитесь, только без этой... жерди. Сейчас посмотрим, что с вашей машиной.
       Я еще раз посмотрел на посох. Открутив набалдашник, вытащил из него стальное кольцо с насечкой, надел на палец, посох утопил в снегу.
      
       7.
       Полчаса спустя я возвращался домой вместе с детьми в своей машине. Отвез их к бабушке-дедушке, залепил порезы и раны пластырем из синтекожи и... отправился на работу. Понедельник - утро. А что еще делать - кричать, что в одном отдельно взятом отеле случился конец света? Так меня ж в психушку и отправят. Я, кстати, до сих пор не уверен, не было ли это завихрением моих отдельно взятых мозгов? Или же неудачной работой интракорпорала, поставленного мне в испытательном секторе. Вдруг это было лишь набором виртуальных сцен, цепко въедающихся в сенсорную матрицу?
       И вот я в стенах корпорации "Pear". Начиная с пятого этажа, от всего, что имелось вокруг, разлетались розовые бабочки, пузыри со щечками, разбегались лисята и мышата, расползались веселые червячки. Всё щебетало, завлекало и настаивало на своем.
       Усовершенствуй мир, купи новый гаджет Pear. Все вместе: "Мы любим мир, в котором есть Pear".
       Pear первый в мире, старайся быть первым в "Пире". Pear - это лучший мир.
       - Эй, Царегородский, зайдите к нам сейчас. Снимем имплантированное вам экспериментальное устройство. Не волнуйтесь - сообщим на СУЧ, что вы у нас были, - менеджер из испытательного сектора пронеслась мимо меня.
       Там сделали мне инъекцию под кожу в районе решетчатой кости и еще одну - в вену, для промывки организма от "отходов производства".
       Через пятнадцать минут розовые бабочки наконец перестали порхать у меня перед глазами.
       - Всё, Царегородский, можете идти, - распорядилась М. Вилнер, - у вас в запасе еще четверть часа.
       Уходить не хочется. Строгость ее не портит. Мне даже кажется порой, что М. Вилнер играет в "деловую". Ну, как девчонка играет в принцесску.
       - Раз четверть часа, тогда, может, вместе по чашечке кофе выпьем - за избавление пациента от галлюцинаций. А, госпожа Вилнер?
       Менеджер задержала на мне взгляд холодных серых глаз и, даже не улыбнувшись, сказала.
       - Вы разок уже подженились на сотруднице корпорации. Не стоит два раза наступать на одни и те же грабли.
       Впервые заговорила не на "бизнес-инглиш", а на русском и почти без акцента. Значит, я всерьез достал её.
       Я побрел в свой отдел, по дороге машинально опустил руку в нагрудный карман пиджака, где у меня расческа лежит, вытащил оттуда визитную карточку. М. Вилнер, что ли, подбросила? На обратной стороне надпись: "Во время обеденного перерыва буду у кофейного автомата на двадцатом этаже." Уже неплохо, хотя трудно представить М. Вилнер непринужденно болтающей со мной о том о сем. Разговор явно будет по делу. Я зашел в свой отдел, сел на кресло в своем прозрачном боксе. Массажные колесики сразу принялись массировать мою спину. Всё, как обычно. Как будто. Лишь одно "но". В отделе сидели другие люди. Тех, что работали здесь на прошлой неделе, а затем поехали на корпоратив в загородный отель, не было. Кроме меня. Судя по разрезу глаз, цвету кожи и по-птичьи щебечущим голосам - это были люди из той самой параллельной "фирмы", расположенной в Мьянме.
       В наш улей зашел новый шеф отдела, мужчина полутора метров ростом, смуглый и стройный как сахарный тростник, засеменил к одному сотруднику, к другому. Грозно защебетал на сотрудницу. Судя по переводу с "пиджин- инглиш", которое автоматически делало правое полушарие моего мозга, он распекал ее за потерю прибыльности и призывал совершить самоубийство путем утопления в реке Иравади. Тем временем, нижняя часть его живота удлинились и, прорвав пиджак и рубаху, превратилась в неожиданно здоровый челюстной цветок, из того полез червеподобный пестик и впился за ухом застывшей подчиненной.
       Моя рука потянулась в ящик стола, где лежала хорошо заточенная отвертка - отдыхая от работы, потихоньку обрабатывал её нанокристаллическим наждаком - а взгляд упал на швабру, которую уборщица оставила в углу. Это пригодится тоже.
       Еще до обеденного перерыва я прикрутил заточенную отвертку к концу швабры - изоляционной лентой крепко-накрепко. А когда наступил перерыв, завернул импровизированное копьецо в газету Ingria Times, которую нам положено читать, и отправился в хрустальной вазе лифта на двадцатый этаж. Уже на выходе из кабины я уловил в воздухе что-то не то. Ускорив шаг, понесся к закутку, где стояла кофейная машина.
       Его я опознал по аккуратной розовой лысинке, похожей на тонзуру. Шеф испытательного сектора.
       Пиджак у шефа был распахнут, на животе раскрылся цветок, его толстые лепестки охватывали М. Вилнер и тянули внутрь. Какая-то секунда и ее сопротивление было бы сломлено. А между нами оставалось еще пять метров. Я, прорвав утончившееся пространство, вогнал ему копье в узел управляющей сети между лопаток. Шеф опрокинулся на бок, прозрачная личина сразу стала сереть, а брюшной цветок закрывался, пряча огромный слизистый зев.
       Недавно еще холодноглазая дама сейчас трепетно схватила меня за руку. Подержала немного, оперативно успокоилась - видимо с нервами у нее все в порядке, а может и психопрограмма-транквиллизатор установлена - затем сказала:
       - Коля, я вживила тебе не тот интракорпорал, который ты думаешь. Ты уж прости, но иначе нельзя было. Мы расширили тебе диапазон восприятия времени. Чтобы ты мог работать не только со обычными потоками, но и со всеми остальными - как носители ИМФ.
       - Ой, не время для лекций, госпожа Вилнер. Хотя, конечно, интересно, кто это "мы"?
       - Мой отец. Ему удалось определить способы наблюдения за материальным временем.
       - А оно точно материальное?
       - Да, Николай, благодаря его организационной силе могут существовать системы, противодействующие общему нарастанию энтропии. Извини, там гигабайты изложения теории и описаний опытов - в двух словах не рассказать. Но самое главное, что отцу удалось заметить странные утечки времени, нашего основного ресурса, за горизонт настоящего. И опытным путем зафиксировать, что область настоящего сужается, что в нем появляются своего рода дыры.
       - И кто же эти дыры проделывает?
       - ИМФ. Если точнее, их носители. Они и забирают себе наш ресурс. Потому так быстро идут мутации у этих тварей, они как бы живут в потоках ускоренного времени... Извини, но я получала всю информацию о происходящем в отеле через твой интракорпорал мобильной связи.
       - Но он же не действовал!
       - Для меня действовал. А вот для СУЧ и СУЧ-2 он стал недоступным - иначе твари быстро б вычислили тебя.
       - С папой познакомите?
       - Его уже нет... Он покончил с... нет, его убили месяц назад и тогда я решила подключить вас к экспериментам.
       - А теперь драпать, уважаемая. Подробности, в том числе, как вас зовут - после.
       Легко сказать "драпать". Внизу охрана. При малейшем сопротивлении она вызовет подкрепление из ЧВК "Кси-сервис".
       И тут до меня дошло, на стальном кольце отца Христофора высечен телефонный номер - в двоичной системе...
       Трубку "снял" бот.
       - Союз ветеранов Африканского корпуса.
       - Соедините меня с кем-нибудь, кто знает отца Христофора.
       - Назовите вашу фамилию и воинское звание.
       Кисло.
       И вдруг на связи оказался живой голос.
       - Кто вы и что с ним?
       - Царегородский, сотрудник корпорации "Pear". Отец Христофор погиб. Я был тогда вместе с ним. Это случилось в бою.
       - Опишите противника.
       - Носители Интракорпоральной Механохимической Фабрики, разработанной корпорацией "Pear". Отец Христофор называл их "обратниками".
       - Что вы хотите от нас?
       - Мне... срочно нужна поддержка при выходе из Pear-Building.
       - Как вас узнать?
       - Шрам на левой щеке. Боди-коннектор работает по протоколу IEEE 1000.1. Со мной невысокая девушка, темно-рыжие волосы, дочь профессора Вилнера.
       - Не гарантирую. Отбой.
       Внизу нас ждали. Три охранников здания и ближе к дверям еще четверо бойцов в форме "Кси-сервис".
       - Госпожа Вилнер - видите тот автомат по оплате парковки? Спрячьтесь за него и не появляйтсь, пока всё не стихнет.
       За дальнейшими своими действиями я наблюдал словно со стороны.
       Как я бежал и бросал копье - ровно в узел управляюшей сети оловянноглазому монстру.
       Словно со стороны я видел, как отклоняю голову от пистолета, который направляет на меня второй охранник. Локоть мой врезается в его челюсть снизу, другая рука отводит ствол в сторону. Далее - надавливание на кисть противника, для упора использую собственное колено. Хрустит кость и пистолет "Глок-50" переходит ко мне.
       Все остальное было вполне предсказуемо.
       Я стрелял из-за стойки охраны, а бойцы из "Кси-сервис" по ней. Когда у меня оставалось всего два патрона, послышался грохот. Стекляную наружнюю стену холла снесла боевая машина - едва заметная из-за стелтс-покрытия с отрицательным индексом преломления света. По силуэту я признал в ней "Гепарда", используемого, в основном, Африканским корпусом. И вскоре все бойцы из "Кси-сервис", немного повертевшись, легли и превратились в коконы - их накрыла и стянула нанотрубчатая сеть "Авоська-М" из капсулы, отстреленной "Гепардом".
       Люк машины открылся и меня поманила рука в камуфляжной перчатке.
       - Ну вот, госпожа Вилнер, экипаж прибыл, - она ответила вымученной, но такой приятной улыбкой, я ухватил ее за тонкое запястье и мы рванули к "Гепарду".
       - Полковник Кароян, - услышал я от плечистого человека, который заполнял половину кабины, лицо его было скрыто зеркальным забралом шлема.
       Он похлопал меня по плечу и тут же открылись виртуальные окна телеприсутствия. Я видел, что "Гепард" уже мчится по скайвею, сверху баражируют геликоптеры и, внизу по питерской лагуне, несутся катера-ракетоносцы.
       - Вы несколько поторопили наше выступление, Царегородский, - сказал полковник Кароян. - Только вчера президент аннулировал договор с корпорациями и распорядился вернуть наш Африканский корпус из Конго. Вертолеты пришлось захватывать у "Кси-сервис" - провели операцию ночью, действовали ножиками, по-пластунски, чтобы меньше визга было. Но ведь и ждать нельзя: черви уже доедают наш мир.
       Армагеддон рядом. И он требует мое жизни. Чтобы дать в ответ бессмертие.

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Тюрин Александр Владимирович (alexander-tyurin@inbox.ru)
  • Обновлено: 28/01/2013. 111k. Статистика.
  • Рассказ: Фантастика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.