Тюрин Александр Владимирович
Вася-василиск, или Яйцо Цинь Шихуанди

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 3, последний от 18/05/2016.
  • © Copyright Тюрин Александр Владимирович (alexander-tyurin@inbox.ru)
  • Обновлено: 17/05/2013. 573k. Статистика.
  • Роман: Фэнтези
  • Оценка: 7.75*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сообщество корпораций, конкурирующих, но объединенных общим желанием господствовать над человечеством, овладевает самыми мощными силами - силами времени. В перспективе - уход из нашей "плоской" реальности, превращение в небожителей. Для оставшихся внизу - дезорганизация и хаос. Однако мир оказывается сложнее, чем представлялось свежеиспеченным олимпийцам. Им противостоит "всадник", наследственно способный взаимодействовать с сущностями, находящимися за пределами нашей реальности... Одно из ранних произведений автора.


  •    Александр Тюрин
       Вася-василиск, или Яйцо Цинь Шихуанди
      
       Как бы пролог. Если на на гору залезть
      
       Ночью вертушка высадила разведгруппу в горах, шли до рассвета. Затем целый день просидели в узком ущелье, под "плащом" из плюща - опасались не сколько джихадистских дозоров, сколько дронов западных "друзей". У западников с джихадистами какая-то интимная связь точно имеется и информация перетекает от одних к другим за считанные секунды; это при всех громогласных заклинаниях, что первые борются "против террора", а вторые "против неверных". И снова ночной марш-бросок по сложно пересеченной местности - уже через три часа Василий маршировал в полуотключке, слыша только свое хриплое дыхание и цепляясь взглядом за уверенную спину капитана, который уверенно лавировал среди зарослей, густо переплетенных обвойником.
       В конце второго ночного перехода разведчики оказались на известковых скалах, зависающих над каким-то селением.
       - Там, - махнул рукой капитан Лялин, - находится то, что нам нужно больше всего. Майков, не оплошай, а то съем.
       И разве не ясно, что в самом деле съест - тигра видно по ухмылке. И откуда он взялся на нашу голову? Зачем разведчикам из сводного батальона морской пехоты дали командиром "варяжского гостя", капитана-грушника, и поставили задачу найти то, не знаю что? Этого старлей Василий Майков так и не понял. Но было не до посторонних раздумий, Майков занялся рекогносцировкой, перебираясь по узким скальным карнизам, заросшими крючковато-колючим держидеревом. Данные укладывались в память боди-компа, чтобы в конце концов стать интегральным изображением населенного пункта под названием станица Тарская, координаты такие-то, восточная часть Большого Кавказа. Справочная система Минобороны "Нестор" выдавала еще, что население по "последним" статистическим данным тридцатилетней давности порядка 500 человек, две трети из них русскоязычные. Однако добавляла, что вообще-то все русскоязычные покинули станицу в 1990-е, кто не сбежал, того убили. Теперь это, по мнению компетентных инстанций, логово джихадистов, выходцев из разных регионов: и Кавказа, и Ближнего Востока и Центральной Азии, каждой твари по паре. На то, что здесь пасутся непростые овцеводы, указывали и антенны спутниковой связи, расставленные на плоских крышах двух-трехэтажных особняков и крутые джипы, припаркованные на узких кривобоких улочках. Джихадисты, если исключить пешек, которых эмиры отправляют на убой, люди небедные и обычно появляются там, где Семь Горгон <прим. Семь Сестер или Семь Горгон - обозначение нескольких финансовых корпораций, действующих скоординированно в целях максимизации своей прибыли> решают свои дела, кому-то угрожают, кого-то разлагают, кого-то погружают в хаос, кого-то грабят. Несколько раз, за время наблюдения, в селение заезжали и "тачанки", внедорожники с пулеметными гнездами на крышах. Однако местные не выставляли патрулей, похоже посторонних здесь не ждали.
       Успешно закончив свое дело, Майков психологически окреп и поинтересовался насчет того, что собственно ищет капитан Лялин в этих "гостеприимных" краях:
       - Мы языка что ли брать пошли или какого гада-джигадиста пора ликвиднуть? Тут у многих русская кровь на руках. Мне в штабе батальона намекнули, что вы все расскажете.
       Лялин посмотрел характерным взором - "уважаемый, а тебе какого хера?", - но всё же ответил:
       - Мы за одной штукой идем. Она нам нужна больше всего. Это важнее ликвидации любого джихадиста.
       - На что хоть похоже это, что "нам нужно больше всего", товарищ командир? А то мы схватим, к примеру, ночной горшок - он тоже бывает самый нужный.
       Тон был шутливый, но получилось дерзковато:
       - Именно я найду и возьму эту штуку, а больше никто,- рубанул грушник. - Остальным она не по зубам. И запомни, Вася-друг. Я - профессионал. А ты - и морпех условный, и уж тем более разведчик под большим знаком вопроса. Знаю, как в вас в батальон "сводили", сгребали с четырех флотов, и коков, и механиков, и каптерщиков. На бесптичье и попа соловей, так что знай свой шесток.
       Зубастый капитан, зубастый. Да еще жилы веревками под кожей ходят, родом с Алтая, выносливый как черт. Когда Майков хотел примазаться к сибирякам, все-таки родился в Барнауле, то Лялин снова дал отлуп - "ты и в этом условный, раз в детский сад уже в Питере пошёл".
       - Но мы все не вечны, что особенно заметно при исполнении ответственных заданий,- попробовал спорить Майков, хотя чувствовал себя неуютно. - А если с вами что-нибудь случится?
       - Тогда командуешь ты как старший по званию; все возвращаетесь на точку высадки, оттуда вас забирает вертушка.
       Ясно. Всё чисто человеческое, сомнения, нытье, смятение сердца и томление духа - Лялину чуждо.
       Командир опять решил пропустить дневное время, и уж потом активничать. Майков протиснулся в щель меж двух известковых глыб, сжевал шоколадный батончик, начал мечтать о жарких девушках и холодном пиве, как вдруг на него уставился капитан Лялин. Смотрит своими ненормальными гляделками, то ли расфокусировано, то ли насквозь, и молчит. Наконец командир прервал затянувшуюся паузу:
       - Ты со мной за этой штукой пойдешь - на тебя звезды указали, ха-ха.
       - А кто же, как не я, срочники что ли?
       И блин, что это за штука разыскивается такая? Времена нынче лихие, многим начальникам не до государственных задач; может, произволением какого-нибудь паркетного генерала ищет ответственный Лялин безделушку типа вазы китайского фарфора.
       Когда от солнца остался только нежно-светящийся призрак возле какого-то утеса, Лялин легким птичьим посвистом подозвал всех и начал повторять то, что уже растолковал каждому в течение дня.
       - Косарев и Жмайло спустятся вон по той тропе, далее вдоль обрыва прошмыгнут к двухэтажному дому рядом с чинарой и спрячутся за сараем, более никуда... Мухаметшин и Кальнишевский доберутся до противоселевой стенки на повороте дороги и заминируют ее... После всего мы будем отходить по дренажной канаве, что тянется левее дороги. Если начнется пальба, Косарев и Жмайло работают по огневым точкам противника. Когда я дам отбой по радиосвязи, отваливают в кустарник, начинающийся у северной окраины станицы. Это колючий боярышник, так что задницу не оголять. Мухаметшин и Кальнишевский сидят тихо, а по команде взрывают стенку, потом прикрывают отход остальных. Встречаемся через час возле обвалившегося мостика - все его видели? На карте он тоже есть... Жмайло, закрой рот, работай носом... Василий, тронулись.
       Инфракрасный канал бимонов окрашивал пейзаж в мрачные темно-зеленые тона, придавая ему подводный вид. Однако Майков с удивлением отметил, что по мере спуска по склону мандраж убывает и не расслабон приходит ему на смену, а охотничий азарт. Еще на склоне начался фиговый сад. Деревья были низенькие, кривые, зато плоды здоровенные, налитые. Майков едва удержался, чтобы не впиться.
       - Ну-ка фу, - прошипел Лялин как на собаку. - Помнишь, чем обернулся кусочек яблочка для товарища по имени Адам? А фига - это еще слаще яблока. Что у нас по карте?
       - Выходим на точку "один",- приуныв, произнес Майков.
       "Точкой один" оказался приземистый измученный жизнью глинобитный сарай, чудом уцелевший среди джихадистских особняков. На цифровой карте за ним показан был большой террасчатый двор. Впрочем и на убогой постройке стояла камера ночного наблюдения.
       - Посмотрим, чего стоят разработки российских ученых, - Лялин, а следом и Майков натянули на лицо капюшоны; камуфляж-хамелеоновка всеми своими пикселями сравнялся по тепловому и оптическому рисунку с местностью.
       - Потекли, - приказал командир при нужном развороте камеры.
       Российские ученые, хоть и старички, не подкачали. Капитан подсадил Майкова на крышу сарая, а потом забрался сам - легко и непринужденно. Здесь он прицелился из своей бесшумной "Грозы"<прим. стрелково-гранатометный комплекс, исполненный по схеме "буллпап"> и мигом шпокнул здоровенную собаку, которая не успела залаять метрах в двадцати от них.
       Спрыгнув во двор, пошли на полусогнутых вдоль бахчи. Лазерный дальномер выдавал на бимоны <прим. контактные бинокулярные мониторы, проецирующие изображение на сетчатку глаз и создающие "дополненную реальность"> расстояния до грубой каменной кладки.
       - Выходим на точку "два", - рапортовал Майков, который постоянно подзаряжался уверенностью от моторного капитана.
       Точка "два" располагалась на каменной ограде, что отделяла один двор от другого. С нее разведчики сразу попали на наклонную крышу интересующего их дома. С крыши спрыгнули на веранду второго этажа и здесь Лялин мгновенно снял часового, двумя быстрыми движениями рук - в реакции и решительности командиру нельзя было отказать. Внизу шумел густой сад, а на веранду выходили темные окна просторной комнаты. Ночной прицел вовремя показал, что из её глубины кто-то выдвинулся к окну и стал направлять ствол. Майков отреагировал четко, нажав спусковой крючок своей "плевательницы"<прим. короткоствольный автомат АК-74УБ>, также оснащенной глушаком. Человек со стволом повалился и замер.
       Капитан Лялин просунул руку в форточку и, дернув задвижку, открыл окно изнутри, после чего перекинул себя в комнату. За ним последовал и Майков. Капитан быстро нашел лестницу, ведущую вниз, и нетерпеливо махнул пальцами.
       Ступеньки проявили свою враждебность громким скрипом. Однако враг по-прежнему дремал . Разведчики спустились на первый этаж и оказались в помещении на полста квадратных метров, густо залепленном коврами. Чего тут только не было, помимо ковров: на стенах сплошняком висели сабли, щиты, колчаны-саадаки, хоругви с вышитыми сурами, на полках и в нишах густыми рядами стояли кувшины, кубки, блюда, кальяны и шкатулки. "Наверное, у джихадистов тут музей, - подумал Майков, - прав я был в сомнениях. Лялин и вся группа вслед за ним, похоже, обязана доставить господину генералу восточный раритет. Вон сколько тут антикварного оружия: ружья со стволами, украшенными чеканкой и инкрустациями, благородные булатные клинки в ножнах, шитых золотом, с изумрудами и топазами на рукоятках и эфесах, кинжалы, чеканы.
       Кстати, одна из сабель выглядела не такой, как все. Головка не украшена самоцветами, а рукоять не инкрустирована золотом, но... Клинок был необычайной для Кавказа формы, с сильно расширенной елманью. К тому же, можно было удивиться, источал он какое-то пульсирующее, почти неуловимое сияние, причем в оптическом диапазоне. Из-за этого призрачного сияния немножко плыли очертания комнаты и ближайших предметов. Фосфором, что ли, намазанный?
       - Кажется, тот самый гаджет, - шепнул Лялин.
       - Кто бы сомневался, ищем раритеты для генералитета... А это что, засада? - Майков заметил, что различимые в инфракрасном диапазоне струи потянулись из разных углов комнаты и даже из подпола - прямо к Лялину. В тоже время расстояние до клинка увеличилось, это показал лазерный дальномер.
       - Э, лазер-то случаем не бракованный? Или куда поплыл раритет?
       Еще мгновение - и сабля оказалась в руках у какого-то типа, который словно вышел из стены. Нет, выполз или даже выплыл. Голова, руки, торс человека и далее змеящееся тело нечеловека. Майков увидел в своих бимонах, что лицо монстра разукрашено сеточкой прожилок, которые были градусов на пять холоднее тела. Вот так сюрприз!
       Командир чуть попятился, наводя свой бесшумный автомат на третьего лишнего. Но за мгновение до выстрела монстр словно бы растекся, исчез в одном месте и появился в другом - сбоку от Лялина. Майков выпустил во врага очередь из своего "АК" именно в тот момент, когда сабля опускалась на командира. Монстр замерцал и снова исчез, но по тяжелому сдавленному дыханию Лялина стало ясно, что он ранен.
       - Все, старлей, хрен с гаджетом, - произнес командир еле слышно. - Двинулись на точку четыре.
       Майков подхватил Лялина и потащил из дома. Командир, судя по всему, мог орудовать только правой рукой. Но орудовал он ею отменно. Когда разведчики оказались в саду, по ним стали стрелять с обоих этажей дома. Вот Лялин и засадил в дом пару осколочно-фугасных гранат из своей "Грозы" - да как удачно. Стихли стрелкИ, набрали в рот кровавых соплей. Сотрясенная взрывными волнами голова Майкова сильно зазвенела и перестала рассуждать. Но рассуждать было необязательно. Он видел возникающие по углам сада фигуры, быстро брал цель, опережая электронную прицельную марку, выставляемую бимонами, и бил короткими очередями. Над головой проходили трассы с южной окраины селения. Это, наверное, поддерживали Косарев и Жмайло.
       Командир висел на левой руке тяжеленным мешком, хотя продолжал метко садить из своей "Грозы". Срезал и душмана с ручным пулеметом у ограды. А за ней должна проходить та самая дорожка, сопровождаемая дренажной канавой. Там Косарев с Жмайло прикроют.
       Однако, в десяти метрах сзади, из багрового, но холодного облака, возник монстр: частью человек с саблей, частью ящер со змеящимся телом. Да что там возник - выполз и конца его хвосту не было видно. Инфракрасный канал бимонов хорошо выделял клинок - похожий на язык пламени, только холодный.
       - Этот гад за мной увязался, - севшим голосом шепнул капитан Лялин. - Ладно, пообщаемся. А ты, Вася, вали отсюда. Приказ, не обсуждать.
       Когда Майков перелезал через ограду, то оглянулся. Зря он это сделал. Сцена навсегда врезалась ему в память.
       Воин-монстр наносит клинком кроящий удар, однако в руке у капитана Лялина - "эфка" <прим. граната "Ф1">. Сабля входит в тело командира, отваливая ему руку с плечом вместе, из скривившегося рта вылетает струйка крови... И почти одновременно - взрыв, летят ошметья, уносится чья-то кисть с торчащей костью и сабля.
       В этот миг холодное сияние клинка было настолько сильным, что его б заметили и за пятьдесят километров. Майкова несколько секунд мучило желание - вернуться. Быстро его поборол, Лялину уже не поможешь, он в раю, а антиквариат так быстро не найдешь, да вот и очередь гукнула рядом с левым ухом, попросив поторопиться.
       Старлей спрыгнул и за оградой стало ясно, что он крепко лажанулся в этой суматохе, не помогла и цифровая карта.
       Оказался он не возле дороги, а на соседнем дворе. Вскоре раздался взрыв, сопровождаемый грохотом камнепада, это Мухаметшин и Кальнишевский взорвали противоселевую стенку на повороте дороги - кто им мог команду дать, запаниковали, что ли.
       Двор густо зарос виноградом. Майков вскоре потерял всякую ориентацию и бился в переплетениях лозы, словно муха в тенетах паука. Когда желание бороться уже стало иссякать и осталось только лечь да сдернуть чеку с гранаты, чтобы не даться басурманам в виде, пригодном для издевательств, послышался прерывистый шепот:
       - Эй, парень. Я слышал ты матюгами сыпал. Никак русак?
       Майков едва не откликнулся автоматной очередью, но тут сообразил, что голос без акцента.
       - Я-то да, а ты кто такой?
       - Живу здесь. Вернее жил. Это был дом моих родителей. Как-то приехал их навестить из Астрахани - я там в институте учился, а родители как в воду канули, а тут уже эти. Не отпустили. Пахал на них, чтобы не убили. Мне еще ничего... знаешь, сколько они местных русских покромсали? А ведь наши люди эту станицу поставили. Справедливо, да? Ну, тронулись, я тебя выведу.
       Раб выглядел не только тощим и кособоким. Пропеченный солнцем и пропаханный работой до глубоких морщин, со свежими фингалами - такими яркими в инфракрасном диапазоне. Раб не испугался наведенного на него ствола и не стал ждать ответа; ухватив Майкова за рукав, потащил через виноградник, потом провел мимо каких-то злопахнущих чанов, втолкнул в дверь сарая, вывел через другую и подвел к месту в каменном ограждении, где осыпалась кладка.
       - За ней тропа, ведет к рухнувшему мостику, а потом в горы.
       Майков глянул вдаль - похоже на то.
       - Давай со со мной, мужик.
       - Не мужик я, а казак. И куда я такой скудный приду? Родственников нет, органам одно расстройство. А здесь место для меня родное. Мои отцы и деды тут похоронены и мне до полуночи пять минут осталось. Петр Алексеевич Прошкин я. Будь здоров.
       Василий почувствовал, что не может потратить на уговоры ни одной лишней секунды, иначе сердце вылетит изо рта и само припустит по дороге.
       Старлей Майков выбрался тогда целым и невредимым. Но в Тарской остался и мертвый Лялин, и живой Прошкин, да и Андрюха Косарев пропал без вести - отходил вслед за Жмайло, а потом раз и исчез, без единого звука.
       А когда Майков вернулся в родной город Питер, оказалось, что здесь джихадистов куда больше, чем в Тарской.
      
       Бомж
      
       На грязную тощую руку уселся комар с зеркалящим брюшком мутанта, могучим хоботом вампира и аппетитом тираннозавра. Но убивать хищное создание уже не хотелось. В частностях жизнь была проиграна, оставалось надеяться лишь на выигрыш в целом.
       Членистоногий граф Дракула расставил пошире ножки, поднатужился и глубоко вонзил свой хобот. Первая капелька чужой теплой крови ушла в его дородное пузо, потом вторая, третья.
       Потом он улетел, не сказав даже "спасибо". Из дырки, обильно смазанной антикоагулянтной слюной, продолжала сочиться кровь. Комары-мутанты последнего поколения добились уже двухчасовой несвертываемости. Прилетят еще веселой эскадрильей мухи и устроят маленькую пирушку. У комаров с ними симбиоз и взаимовыручка. Почему такого нет у людей, почему люди жрут друг друга?
       Антон перевязал тряпкой длинные засаленные волосы и посмотрел на человека, лежащего по ту сторону огня. Впрочем, за языками фиолетового пламени - так странно, но жарко горит наноплант - не было видно и силуэта.
       - А что было потом, Василий-су?
       С той стороны огня послышался голос, низкий и хриплый. Такой голос мог бы принадлежать бандиту или охотнику на человеческие органы.
       - "Потом"? Это было самое начало. Наверное, начало конца... Если считать вместе с Тарской, я в пяти рейдах участвовал. Собрали нас с четырех флотов, с бору по сосенке, сколотили сводный батальон морской пехоты и послали воевать против джихадистов в горы. И это правильно, наша морская пехота воевала в горной местности и в восьмидесятые, в Афгане, и в девяностые, на Кавказе. У потенциального противника - я имею в виду пиндосов - корпус морской пехоты также на всех ландшафтах воюет. В общем, зря Лялин нас недооценивал, по ходе делу мы стали настоящими "земноводными"; по чести с прежними морпехами, наверное, не сравнялись, но и особо её не уронили. Загвоздка в другом оказалась, гадов-то сперва в родном городе давить надо было. Да и что за сабля такая, я, в общем, не понял. Антиквариат ли с мистическим уклоном, прибор ли замаскированный.
       - Вы в каком звании уволились, Василий Савельевич?
       - Да какое там "вы". Я - простой бомж. Так и уволился, если точнее уволили, старлеем. Вернулся на побывку в Питер, а у Кронштадта уже вражий флот стоит, приплыл по просьбе прогрессивной общественности. А в городе взрывы и убийства, долбают всё подряд, детей, женщин; солдатики, конечно, бегают, но никого споймать не могут, будто киллеры и террористы - совсем невидимки. Ну, думал, сейчас морская пехота порядок наведет, мало не покажется. Начали было зачищать местность от джихадистов, вяжем подряд всю шантрапу со следами пороха и взрывчатки на ладонях; иногда с мордобоем и перестрелкой получается, но чаще тепленькими берем, из хороших авто, из кроватей с бабами. Тут правозащитники возбухли - нарушаете-де права гражданина. Мы им - вы же сами просили защитить, какие-такие права у террориста? А они нам - мы не вас просили защитить, а натовские войска, они сделают всё красиво и с политесом.
       - И что, те разве не с политесом сделали? - подколол Антон.
       - Ты слушай, что за политес случился. Командование нас, в самом деле, снимает с операций внутри города, потому что еще более высокое начальство хочет выглядеть паиньками в глазах "мирового общественного мнения", а нас пресса уже изобразила сборищем вурдалаков, "черной смертью", царистами-коммунистами и так далее. С пехотной службой кончено, возвращаюсь на корабль. Идем топить вражеские борта, один там западенский крейсерок очень хорошо подставился, однако опять начальство нас заворачивает, потому что еще более высокое начальство снова задрейфило. А в городе к тому времени совсем бардак наступил - эти так называемые ингерманландские демократы, среди которых полно заезжих "туристов" из Прибалтики и заморских стран, берут приступом последние оборонные объекты, вламываются даже в спецлабораторию ВМФ, где делают покрытия-невидимки для кораблей. В один непрекрасный момент, как и следовало ожидать, на улицах нате вам - америкакесы и прочие натовцы появляются, а над головами дроны их порхают и вертушки месят воздух. Супостаты сразу нас к "общечеловеческим ценностям" начинают приобщать. У меня друга-каплея застрелили, так сказать, за косой взгляд. Думал, нас наконец начальство спустит с цепи, мы пиратов этих порвем на куски, город-то ведь наш русский.
       - Так это вам лишь казалось, - поддел Антон.
       - Может и казалось, да только у меня дед под Ленинградом в Отечественную голову сложил, потому я его считал и считаю нашенским. Короче, командование погрузилось в кому, а толпа педиковатых "ингерманландцев" на Дворцовой площади орало "НАТО, защити от неэффективных российских властей и эффективных джихадистов" - их, конечно, показывали на весь мир, типа "глас народа". НАТО тут как тут, с их крейсера прибивает еще несколько рот морской пехоты США и теракты вдруг как рукой сняло. Натовская солдатня ходит в обнимку с девками и кривозащитниками, американским морпехам придают статус ооновских миротворцев, а мы - в жопе. Вот так на месте Питера появился ОПГГ, то бишь "Открытый Петербург - Ганзейский Город", а я был уволен без пенсии, как "враг свободы". Зато в параллельном измерении я уже капитан первого ранга - мне одна бабка-вещунья сказала.
       - Но теракты-то действительно прекратились, а, Василий Савельич? - опять подколол Антон, не забывая ковырять палкой в своих лошадиных зубах.
       - Прекратились, хотя натовские патрули больше по кабакам шастали. Весь город был сразу разделен между десятком ЧОПов<прим. частные охранные предприятия>, в которых, наверное, те самые киллеры и террористы нашли себе работенку почище. По прежнему кого-то резали и насиловали по ночам, но уже без взрывов и битого стекла. Джихадисты из невидимых сделались видимыми и занялись легальным бизнесом - нелегального бизнеса в ОПГГ вскоре не осталось. Продавать наркотики в любых видах, от героина до диффузных нейроинтерфейсов - пожалуйста, вырезать и вытаскивать органы - пожалуйста, хватать женщин и сплавлять их в гаремы по всему Ближнему Востоку и Центральной Азии - пожалуйста. Ну, разве что требуется от того, кого режут и продают, сдать подпись или кликнуть кнопку "согласен" на экране - при современных психопрограммных средствах это - как два пальца обоссать. И вся законность соблюдена, тем более что защищать нищего совка никто не будет, ни богатый адвокат, ни право- , вернее, кривозащитник.
       - Утрируете, мил человек. Да и всё это иллюзия, майя, - утешил, как ему казалось, Антон.
       Василий Савельевич замолчал, наверное задумался.
       С тех пор, как его уволили со флота и родился Саша, прошло девять лет - лет, в течение которых любой неудачник из подающего кучу надежд молодого здоровяка превращается в серого никому не интересного желчного субъекта с учащенным мочеиспусканием и сердцебиением. В персональном случае Василия Майкова он вдобавок обратился из вполне элегантного морского офицера в тошнотворного иждивенца с брюшком и залысинами. Он не интегрировался в современное глобальное общество, не сдал экзамены и не получил ни одного сертификата Европейской комиссии, подтверждающего его либерально-рыночную ориентацию: "севропа"<прим. северный европеец>, "распа"<прим. Ruthenian Certified Professional> или "амраша" <прим. American Not Russian Certified Professional>.
       Как многие неудачники Василий Савельевич попробовал стать сценаристом, но опять упустил свой шанс, когда ему предложили написать сценарий для компьютерной игры "Убей ветерана", а он не справился. И со сценарием для детского мультика "Спаситель Петрограда" о бароне Маннергейме <прим. командующий финскими войсками, участвовавший в создании блокадного кольца вокруг Ленинграда и пытавшийся замкнуть второе кольцо блокады наступлением через Свирь> тоже не совладал. Родной дед, тот, что сложил голову на Карельском перешейке и лежит в Агалатово, во сне явился и запретил.
       Попробовал Василий Савельевич и коммерческие романы пописать; думал, раз у него все предки были мастера байки травить, таки получится.
       "Ночные бабочки" рассказывал о том, как стая насекомых, сплоченная коллективным разумом, занималась сексом по телефону. "А вместо члена пламенный мотор" - здесь шла речь о том, как одна часть тела, отторгнутая хирургом от остального организма и брошенная в банку с некачественным спиртом, смутировала в злобную тварь и стала заниматься насилиями в подъездах и лифтах. Роман "Чужой в супермаркете" содержал такие строки: "Женщина, внутри которой сидел Чужой, то и дело воровала фарш в магазинах. Как увидит фарш, так сразу и сжирает, не заплатив. Чужому требовалось много. К тому времени, когда её должны будут разоблачить, он превратится в стокилограммового монстра." Потом один добрый издатель показал "писателю" пачку таких же текстов, сочиненных компьютером, только без орфографических ошибок, и Василий Савельевич снова стал читателем, читая, в основном, напоминания об оплате счетов.
       Попробовал он стать программистом-аутсорсером, но тут сгубило его незнание иностранного языка, на котором говорит заказчик. Да еще, чтобы получить "свидетельство о доверии", которое выдают четыре ведущие транснациональные корпорации, занимающиеся производством программного обеспечения, надо было сдать электронные отпечатки мозга и внести залог в пять тысяч желтодолларов (залог возвращается в том случае, если анализ отпечатков не покажет преступных замыслов, направленных на подрыв "устоев демократического общества"). А без такого "доверия" ты не программист, а пропекинский хакер-вонякер.
       Давно растаяли аплодисменты почитателей и улыбки друзей - почитатели и друзья вымерли и были сменены на новых жителей ОПГГ, "мало-мало" понимающих "руски език"; давно здоровый стул сменился бесконечной драмой, состоящей из запоров и поносов, давно всё, что льется потоком на стенные стереоэкраны, стало скучным и противным; давно деньги сделались мечтой, давно жена стала грымзой, переходящей в стерву, давно ребенок оказался двоечником, которому учеба пофиг.
       Дерьму никогда не кажется, что его уже слишком много. Майкова начали вызывать в прокуратуру по ордеру, выписанному гаагским трибуналом по Кавказу. Кто-то сдал Василия Савельевича как участника боевых действий, а гаагцы старались дотянуться до всех, кто воевал за Россию против джихадистов, сепаратистов и тому подобных "борцов за свободу". Оказалось, тот Юнус из Тарской, которого подстрелил старлей Майков, был из такой уважаемой семьи, обильно представленной банкирами, учеными и бизнесменами. Помимо повесток наведались в гости и криво-право-защитники, в сопровождении представителей "уважаемой семьи" - судя по повадкам, "банкиры, ученые и бизнесмены" еще недавно грабили и насиловали беззащитное "совковое" население на Кавказе и в ОПГГ.
       От первых набегов и наездов удалось отбиться. От кривозащитников - шваброй, от "ученых и бизнесменов" огромной рогаткой, стреляющей кирпичами и изготовленной по Сашкиному рецепту, однако надлежало по-быстрому замести следы. Продали квартиру и купили новую, более дорогую и маленькую в охраняемом районе. Адвокаты из конторы "Розенкранц и Гильденстерн" оказались бойкими ребятами, они сильно отсрочили выдачу Василия Майкова в Гаагу, где русских подсудимых обычно ждал скорый "сердечный приступ". Чтобы запутать преследователей, поменяли фамилию Майков на фамилию жены Маши, то есть Берг. Однако смена адреса, фамилии и добрые услуги адвокатов оказались дорогим удовольствием, и счета майковской семьи оказались в глубоком минусе.
       Потом, уже на новый адрес и фамилию, стали приходить письма от неправительственной организации "Элизиум - Елисейские поля", ненавязчиво предлагающей мягкую эвтаназию. Появился и ее представитель, сказал, что ее спонсирует Сорос, Карнеги, Маккартуры и прочие высокоуважаемые фонды. Рассказал о том, как важно вовремя и красиво уйти из жизни, чтобы не мешать ближним и дальним. Механизм красивого ухода таков. Гражданин ОПГГ, very very sorry невписавшийся в рынок и неспособный к сертификации, страдающий из-за большой задолженности и низкого качества жизни, получает своего рода кредит. Если точнее, продает последний свой товар - фьючерс на жизнь. Стоимость органов, крови, зародышевых клеток и других "запчастей" обеспечивает высокий уровень потребления и замечательное качество получаемых услуг в течение целого года! Счастливый год исполнения всех желаний, затем утилизация тела покрывает расходы фирмы... Все крайне демократично и свободно. Вы можете связаться с вами и мы вам поможем с правильным оформлением ухода из жизни, которому будет предшествовать феерически веселое время на Карибском море. Нашими услугами уже воспользовались тысячи жителей ОПГГ!
       Василий Савельевич с поджопником выпроводил представителя "Элизиума", но понял, что счетчик тикает. Что без него всем будет лучше, в том числе и семье. Не будь его, жена получала бы пособие от Европейского сообщества - для "лесбиянок-одиночек, воспитывающих асоциально настроенных детей противоположного пола". Жена не была лесбиянкой, но оформить "лесбиянство" было легко.
       Единственное, что удерживало Василия Савельевича от того, чтобы сказать Элизиуму "да", была вера. Он мечтал не о памятнике в виде бронзового красавца с земным шаром в руках, где на граните высечено: "Прадеду - правнук" или о чем-то в таком роде. Пусть на могиле будет, как и водится, одна лишь табличка с нелепо процарапанной физиономией, а еще лучше православный крест, как у предков, но под ним будет лежать чел, осуществивший свое предназначение. Не герострат какой-нибудь, а четкий русский мужик, спасший прошкина, вытащивший лялина, утопивший вражеского пирата, поспособствовавший Родине снова стать единой и могучей. А пока ничего такого не сделано, надо жить и надеяться.
       Мечты мечтами, но кольца змея свивались вокруг отставного морячка все плотнее и плотнее. В ОПГГ он попал в число самого неэффективного населения. А кто виноват? Кто мешал продать себя? Вертеться надо быстрее, на то вам и дали свободу, как сказала госпожа губернатор Гольдмахер. А еще она сказала: это автократы принуждали учиться и работать и загоняли в счастье, а мы вам свободу дадим, свободу испытать все несчастья, тогда вы к счастью сами побежите. Ну да, можно было выучив финский язык и биографию "великого Маннергейма - спасителя Петрограда", получить сертификат "северного европейца". Можно было сдать экзамен на знание голливудских фильмов, стать активным потребителем, правильно и своевременно отзываться на рекламу, собрать тысячу этикеток от коробок с попкорном, десять тысяч фантиков от жвачки, попасть в базы данных разных торговых сетей, получить от них тонны спама, показать, что твой труд и отдых принадлежит мировому рынку и сделаться амрашем. Но всё как-то не ладилось. И Маннергейм - гад, на котором половина блокадных смертей, и от Голливуда с попкорном тошнит, и в супермаркет не тянет.
       Можно было, в конце концов устроиться в "Блюуотер", так называемую голубую полицию, или в какую-нибудь другой ЧОП - они же весь город поделили. Это ведь не выращивание прямо в себе органов на продажу в рядах "печёночников" (особенно быстро, при генной стимуляции, растёт печень и продавать ее можно ломтиками), это же не предоставление сексуальных услуг извращенцам (чем занимается большинство несертифицированного населения ОПГГ). Это хорошая работа для "настоящих мужчин", желающих защитить "свободу и демократию". Легко на сердце и тяжело в кошельке, когда у тебя есть лицензия на отстрел "комми"!
       Но Василий Савельевич решил спасаться бегством. Линять из "открытого ганзейского города" в единственно возможном направлении, к российской границе, а там на Алтай, баранов пасти, или хоть на ближайшую Вологодчину, на лесопилку.
       Да только уже оказалось поздновато. При попытке сесть на самолет или поезд, борт-компьютер считывал его индивидуальный боди-чип, в котором значилась сумма задолженности банку "Чейз Купчино бэнк". Стальная рука робостража разворачивала неудачливого беглеца в обратную сторону, а стальная рука давала ему под зад...
       Месяц назад Василий Савельевич попытался удрать из ОПГГ на автомобиле жены. Город-то самый открытый, какие вроде проблемы... Ему удалось проехать по пятиярусному скайвею, проходящему над картинно-голубыми напичканными ПАВ <прим. поверхностно-активные вещества> водами питерской лагуны. Уже остались позади фаллосы-переростки, то есть громады наноплантовых небоскребов, уже были разогнаны мокрым ветром стаи макромолекулярных пузырей, несущих рекламу на своих боках... И тут система дорожного контроля потребовала от него немедленно оплатить проезд и через пять минут отключила автоматику на машине. А как платить-то, если нет своего счета в банке? Но штраф в триста желтодолларов <прим. желтые доллары - валюта Калифорнии, Малайзии и других государств тихоокеанского "желтого пояса", единственная, на которую свободно обменивается китайский юань> прибывшие дорожные полицейские приняли наличными. Еще двести "йеллов" взяли за буксировку обратно - как с куста, никуда не денешься. Жена, забирая ключи от машины, стукнула пару раз - больно было. Она ж ходит на курсы борьбы крав-мага, оплачиваемых Международной федерацией доминантных женщин.
       Позавчера Василий Савельевич решил бежать на своих двоих...
       Да, еще позавчера он стоял в теплой чистой комнатке, где нет ни комаров, ни мух. Поднявшись с кровати, смотрел в окно несколько осоловевшим взглядом. Город выглядел прекрасно - если точнее, его высотная часть, видимая через оконное стекло - все остальное заслонял биллборд на наружной стене. С искусственных облаков, представляющих аэрозоль из нанодисплеев - сияла реклама прокладок для мужчин и лились выпуски последних новостей мира потребления. Облачная красотка - рекламирующая искусственных женщин "Надуй себе сам" от фирмы Surreal Doll - настойчиво звала в сад наслаждений. Её спущенная с неба нога как бы поглаживала наноплантовые небоскребы питерской лагуны, смахивающие на кактусы-переростки.
       Однако Василий Савельевич осознал, что настал предел и попросил Бога, который был однажды человеком, сделать чудо. Такое чудо, которое может быть явлено самому никудышному придурку, который не думает о своей душе, пьет, курит, смотрит порно и употребляет легкие наркотики, который не молится и не очень думает о ближнем своем, но все же хочет, чтобы ему перестало быть стыдно за свою жизнь, чтобы воспоминания не мучили его, а совесть не терзала.
       Затем Василий покидал в вещмешок манатки типа автоматической мочалки-грязеедки и универсальной щетки, которой можно было чистить хоть зубы, хоть башмаки, набил котомку саморазогревающимися консервами, прилепил к животу дешевый боди-компьютер, от которого скоро начнет зудеть кожа, и направился к двери. Жена Маша промолчала. Кажется, она была не против, по крайней мере не отвлеклась от одновременного просмотра двух документальных и двух художественных сериалов: "Совковая пионерия. Кровавый галстук", "Транссексуал. Сделай себя сам", "Охота на ортодокса" и "Жизнь Мафусаила Борисовича", занявших все четыре стены. Она - после смены, ей надо отдохнуть. Это раньше отдохновение был личным делом каждого, а в постиндустриальном обществе время твоего отдыха, как и время твоего труда, принадлежит хозяевам жизни.
       Жена-врач получила сертификат "северного европейца", была интегрирована в профессиональную, политическую и социальную жизнь ОПГГ и по праву ходила в супермаркет, а зарабатывала тем, что вытирала задницы престарелым демократам, приезжающим в город дешевых услуг даже из-за трех морей.
       У двери Василий Савельевич еще раз оглянулся. На стенном трехмерном экране исключительно честный триллионер Мафусаил Федерковский праздновал свой пятисотый год рождения в окружении далеких потомков, которые с унылыми лицами все еще боролись за его наследство и в тысячный раз принялся рассказывать героическую историю становления крупного капитала в северной Евразии.
       Сашка тут оторвался от своей любимой компьютерной игры в "Монтану Джонса", снял 3D-шлем и сказал солидным голосом: "Па, а ты кнут не забыл?"
       Папа не забыл пакетик, в котором было сорок миллиграмм чистого наркода, то есть десять желтых пилюль диффузного нейроинтерфейса, где десять самых главных оттягов на свете, включая "ностальжи". Исполнено на языке психопрограммирования "Джамайка"! Ни один из наркотрипов не отличим от глубокого сна своей достоверностью! Так гласит реклама, которую несут на своих боках стаи пузырей, летящие через питерскую лагуну.
       Делается это умное говно в Петронезии на основании суперсекретного "ноу-хау", свистнутого в лабораториях "Ваджрасаттва инк", лучшего в мире производителя психопрограмм. А принимается, так сказать, орально, а не как нейрокарта, которую нужно вставлять в разъем на башке - тот в полевых условиях легко загрязняется и вообще можно легко огрести стрептококковую инфекцию. Так что лучше поставить стационарную затычку и забыть о нем. Уж что-то, а выбор по части кибернаркоты в ОПГГ самый богатый. И вообще ОПГГ самый свободный город в свободном мире, Петронезия - самый свободный район в самом свободном городе свободного мира. Блошиный рынок Петронезии самый свободный рынок в самом свободном районе самого свободного города и так далее. В общем, дури тут любой предостаточно.
       Большинство из землян, приехавших в экс-Петербург на зов ООН, Европейской комиссии и губернатора ОПГГ Гольдмахер, огласившей: "Здесь можно всё", осело или, вернее, приводнилось в Петронезии. Вполне вероятно, что среди них были не только земляне, но еще марсиане и юпитериане. Всем приехавшим Гольдмахер дарила по старой баржонке или какому другому плавучему гробу, а еще по пятьсот зеленых долларов - их брали, пока не стало ясно, что это пустые бумажки, которыми подтираться и то неудобно. Но всё было сделано, чтобы превратить Питер в самый открытый самый терпимый город мира.
       Всё, чтобы вы хотели попробовать, но боялись потребовать; всё, что вы хотели отнять, выпросить, трахнуть, откусить, выкурить, вколоть, купить в остальном мире, но не имели такой возможности - встретит вас в Петронезии, представляющий слой списанных барж, танкеров, ролкеров, буксиров, тральщиков, эсминцев и крейсеров, которые встали на вечный прикол в самой грязной части питерской лагуны. Той, что возле плавучих мусороперерабатывающих заводов, куда привозят дерьмо со всего свободного мира. Таков был флот губернаторши Гольдмахер, лидера партии "Свободы и стремления к Счастью" (СС), избранной подавляющим большинством голосов сертифицированных граждан ОПГГ (а тот хакер, который выяснил, что мадам Гольдмахер прежде была мужчиной и служила наркодиллером в ЦРУ, всплыл на третий день из питерской лагуны в несколько подпорченном виде)...
       За месяц до бегства Василий Савельевич выведал пешую дорогу у бывалых бродяг. До Купчино добраться по красной дорожке для пиццамобилей, или даже проехать на роликах , цепляясь за проезжающие автомашины гекко-липучками. Там, на пустыре, где находится рынок рабсилы, подконтрольный хасавюртовской группировке, пригородные баи покупают на день-два трудягу, делясь с хасавюртовцами. Бай погрузит рабсилу в виде Майкова в кузов своего внедорожника и отвезет в Тосно, куда сбрасывают подгнившую канцерогенную жрачку со всего мира, - требуется много людей на дезинфекцию, сортировку и переупаковку. Однако перед въездом в городок, на перекрестке, надо спрыгнуть, и проситься попутчиком до Новой Ладоги - там паромная переправа обслуживает финско-американскую базу на Валааме, и много дальнобойщиков дует туда прямо из Эстонии. Слезть надо у Погостья, потому что далее на трассе стоят сплошняком чек-пойнты пискиперов и патрули голубой полиции, которые шерстят и пассажиров и водителей - будут пробивать и по базе должников банковского коллектора и по базе данных на "врагов демократии". А Майков, хоть он и Берг, точно значится в первом, и, возможно, во втором. Если попадется, то отведает шокер, тизер и самозатягивающуюся сеть.
       В общем, надо выйти и припустить пешим ходом. Вначале вдоль речушки Синеводки. Когда впадет она в болотистое озеро Горькое, преодолеть воду на плоту; затем дунуть через лес по едва заметной тропе. И к концу дня доберешься до поселка Камышинский. Там у Василия старинный кореш Егор, на одном корабле служили, был тот престарелый мичман, отчего его звали "дядей". У Дяди Егора старенький "жигуленок" - он подбросит до границы ингерманландской зоны у Киришей.
       Гладко было в мечтах.
       Доехать даже до Тосно не получилось. В Купчино Василия Савельевича купил как рабсилу лавочник с автофургоном. Посадил не в кузов, а в кабину, слушатель ему понадобился. Это тип называл себя "ингерманландцем", и все восхищался наноплантовыми дорогами, которые были протянуты за "американские деньги". "А до этого было одно дерьмо". Василий Савельевич не выдержал и напомнил, что во-первых, ранее Питер был городом знаменитым, с великой наукой, архитектурой и культурой, который отстаивали от всех врагов, а не отстойником, в который зазывают извращенцев со всего мира. Во-вторых, наноплантовые стежки-дорожки - это эксперимент с квазиживым материалом, который растёт сам и неизвестно, до чего дорастет. В-третьих, американскую "зелень" берут только проститутки в ОПГГ и жертвы гуманитарных бомбардировок, но даже обезьяны в джунглях предпочитают желтодоллары. В-четвертых... Тут "ингерманландец" его и высадил, придав ускорение хорошим пинком: "Чертов коммунист". Зря Василий Савельевич с ним связался, у севропов разговор короткий... Более всего жаль, что котомка с едой в кабине осталась.
       Пришлось пробираться до Погостья пешком, 50 км по прямой, вдвое больше по кривой, по "ингерманландской демократической демилитаризованной зоне", как она кличется в документах ООН.
       Брошенные поселки, пятиэтажки, глядящие пустыми глазницами вылетевших окон. Люди словно поглощены Бермудским треугольником.
       Жизнь отсюда вытянул недалекий Запад. Население в ингерманландской зоне, в основном, вымерло и разбежалось, что резко контрастировало с быстрым разбуханием экс-Петербурга. Там за девять лет число обитателей увеличилось в два раза, только не за счет коренных. Федрезерв США и его верная ООН за это время уничтожили в Северной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке все "кровавые" и "диктаторские" режимы, те самые, что могли за счет масштабных проектов дать трудягам работу в родных краях. Куда-то теперь надо девать три миллиона "людей в шлепанцах", с верхнего Нила, нижней Амударьи, восточного Кавказа и западной Нигерии - люди-то хорошие, хотят есть гамбургеры и вытирать своё лимпопо туалетной бумагой. Не платить же им приличную зарплату по месту традиционного проживания, что за дикость, тогда в этих странах будет невозможно вести бизнес, они станут неэффективными. Не в Европу же их везти, где в одной стране за другой приходят к власти правонационалистические режимы?
       И Семь Сестер приняли мудрое решение. Пусть эти миллионы помогают строить свободу в ОПГГ. А когда высвободится еще десятка два миллионов, пристроим их строить свободу и в остальной России. Но подивившись на дела, творившиеся в ОПГГ, остальная Россия отнюдь не возжелала их повторить и отгородилась стеной повыше, да и вообще за ум взялась - отчего попала в число самых "кроваво-диктаторских" режимов...
       Изредка кое-как оживляют "ингерманландский" пейзаж фабрички по выращиванию трансгенных свиней, - тех, которые без конечностей, но с трубками, закачивающими искусственные протеины да антибиотики. Сквозь оконные стекла можно увидеть лица индонезийских рабочих, скучающих по далекой родине, где небо и вода голубые-голубые.
       На одной фабричке удалось обменять куртку на пять банок саморазогревающейся тушенки - у упитанного индонезийского юноши, вышедшего из цеха, чтобы попИсать на просторе. В Петронезии Василий Савельевич уже изучил по десятку слов на всех азиатских и африканских языках. "Анак лаки-лаки, сайя мау <прим. индонезийск. Сын, мне нужно>... - Майков наглядно облизнулся, отчего юнец сначала покраснел, если точнее побагровел, но потом все же догадался, какой гешефт намечается. Однако порадовать желудок не получилось. Голодный странник, открыв банку, испустил крик отчаяния. Свинину индонезийцы, как честные мусульмане, не употребляли, поэтому там лежало нечто, напоминающее по вкусу и цвету пластиковую взрывчатку. "Сделано в секторе Газа."
       Иногда, в местах поживописнее, стоят особняки севропов и финские дома - колонисты из Финляндии и Швеции обживаются. Эти усадьбы заметны издалека благодаря заборам с динамической колючкой, похожей на скелет плезиозавра. Финно-шведы сильно боятся националистов из движения "За Пушкина", про которых с упорством, достойным лучшего применения, пишут газеты, подконтрольные Пяти Братьям <прим. медиа-корпорации, производящие основные потоки информации>.
       Еще на трассе видны огромные голографические биллборды, показывающие вожделенные цели гражданина и потребителя - сертификат "северного европейца", сексуального партнера из квазиживых материалов "собери себе сам", бунгало в орбитальном городе "Нью-Голливуд", где живут клоны всех знаменитых артистов.
       Иногда посреди пустыря попадается мечеть, пагода, баптистская молельня - конечно же , автоматическая, с роботом-проповедником и молитвенным барабаном. И снова - остовы домов.
       В мертвом теле Ингерманландии тут и там проросли наноплантовые трассы, по которым катаются автомобили голубой полиции, так что лучше идти в сторонке, через пустырь, протравленный техноплесенью еще в то время, когда НАТО боролось за выполнение резолюции ООН о "демократизации лесопарковой зоны в окрестностях Санкт-Петербурга". И стараться к Ладоге не уклоняться, где летают американские дроны, украшенные финской свастикой - могут принять за "угрозу мировой торговле в районе фенноскандинавских озёр" и сверху ракетой - бамц. Для торжественных похорон придётся останки с камушков бритвочкой соскребать...
       Вскоре после того, как колонист-свиновод обстрелял бродячего Василия Савельевича из немного устаревшего, но хорошего автомата "Steyr AUG", нашелся и напарник, которому, как видно, было все равно куда бежать. Но сперва они вместе от пуль дёру дали. В отличие от Василия Савельевича, который числил себя добропорядочным семьянином, Антон считался вечным странником, бичом-интеллектуалом. Он вечно чего-то искал и взыскал: еще большей свободы, еще большего контакта с инопланетной цивилизацией, еще лучшего сочетания инь-янь, которое, как известно, можно найти в Шамбале. У него не было никаких долгов и никакого жизненного счета с большим минусом. Это вызывало здоровую зависть у Василия Савельевича. Антон вел зверино-дикарскую жизнь и проходил лишь по спискам живой природы. Его не было в базе данных банковского коллектора и в списках плохих потребителей сети супермаркетов, также как там не числились белочки и голуби. На что он жил, кроме сбора грибов и пустой тары - выяснить не удалось. Он охотно жрал как взрывч... тушенку из майковских запасов, так и грибы-мутанты, напоминающие человеческий мозг.
       Это искатель незнамо чего познакомился на бегу с Василием Савельевичем, проговорив: "Вы не считаете, что у животных до появления человека был гораздо более высокий уровень жизни?"
       Поскольку Антону было без особой разницы, где пробиваться в Шамбалу, то Василий Савельевич запросто сгоношил его на переход в Камышинский. Как в лесу-то без напарника? Ведь когда спишь, надо чтобы кто-то сидел на стреме. А то ненароком подвалит мишка и откусит "шишку". Впрочем в мертвом лесу, уничтоженном техноплесенью, распыленной с самолетов пискиперов, может подвалить только квазиживая слизь.
       Несмотря на приличный рост и ширину плеч Антон показался безобидным, хотя он признался, что имелся в его биографии годичный срок отсидки. За то, что ударил своего дедушку поленом, а тот взял и помер. "Это как нахлынуло, - объяснял Антон, - дедушка стоял и ругал природу матом... а природа, то есть пракрити, как говорят ведантисты, защитилась моими руками." Потом настало время "ганзейской свободы" и Антона выпустили из тюрьмы, как жертву тирании....
       Дойдя к вечеру до озерка, путники сделали очередной привал и пытались поджарить на костерке какую-то пиявковидную рыбешку, а может и вовсе жирную пиявку, которую Антон поймал ботинком. Последнюю банку палестинской взрывчат..., то есть тушенки, решили оставить на потом.
       Перекусив "рыбкой" и вытянув после этого из зубов остатки чего-то резинового, Антон перетянул тряпицей сальные волосы и сказал:
       - Люблю я природу, и она мне отзывается. Не причинит мне вреда ни комарик, ни гад...
       - Гадушка, - поправил его Василий Савельевич.
       - Ни гадушка, ни волчок, ни мишка, ни клещик энцефалитный. Потому что я источаю одне лишь вибрации любви. Я перенастраиваю даже самых зубастых зверьков на волну мира и благорасположения.
       - Да уж твоей головушке энцефалит не помеха, - согласился Василий.
       Общая дискуссия вдруг прекратилось, а лицо Антона слегка исказилось.
       - Живот болит.
       - Брат микробушка пошаливает, - смиренно отозвался Василий Савельевич. - Мало, значит, ты его любишь. Вот он и обижается.
       Однако Антон быстро юркнул в ближайшие пластмассового вида кусты и после недолгого кряхтения затих.
       - Хорошо-то как, - спустя минуту послышался его голос. - Стоило пострадать маленько, зато сейчас словно воспарил. Еще Лао Цзы говорил, что сильный понос - это уже не понос, а просветление.
       Василий Савельевич на минутку задумался о том, как с утра придется плот вязать, чтобы через озерцо перебраться, а напарник по-преимуществу будет просветляться и воспарять, вместо того, чтобы махать топорком. Эта мысль крепко огорчила его, и Василий Савельевич принял пилюлю с наркодом - подействует, правда, через час.
       Но Антон вылетел из кустов как перепел, лихорадочно застегивая штаны, не имея на лице и следа благости.
       - Самый свободный юноша самого свободного города, почему вы не спустили после себя воду? - вежливо, но строго вопросил Василий Савельевич.
       - Там чудище прется сквозь заросли! Я видел его очертания - оно в два раза выше человека. Это не зверь, потому что не откликается на мои вибрации любви. Ему надо не травку и не мышку, а человеческого мяса.
       Василий Савельевич хотел было обсмеять напарника, позабывшего о гармонии с природой, но и в самом деле что-то стало ломиться сквозь ветки, сопя мощно и яростно.
       Оба странника мигом подхватили свои вещмешки и давай удирать во все лопатки, надеясь к тому же не слишком оторваться от берега озерка.
       И было полчаса страшного ночного кросса, когда все сучья направляли свои острия именно в глаза.
       Пластиковые заросли готовы были разодрать беглецов, разнести их кишки по сучьям, а мозги по кочкам. Но бимоны Василия Савельевича проецировали в его глаза тепловую картинку местности, а боди-комп проставлял азимуты и расстояния до колющих-режущих предметов. Антон же, как большой малыш, бесхитростно цеплялся за рукав напарника.
       Наконец Василий Савельевич прокричал сквозь натужное дыхание своему "малышу":
       - Так почему бежим?
       - Хозяин леса пришел,- отозвался Антон.
       - И всё? - Василий Савельевич притормозил. - Для медведя тут экологической ниши нет, понял? Вот и для меня в Питере её нет. Какой это лес? После применения техноплесени лесонасаждение стало пластмассовым, да еще пискиперы перестреляли как "врагов демократии" всё, что движется и размером более пяти сантиметров.
       - Может, тогда это... робот-охранник был? Мы, может, нарушили границы частного владения, вот он за нами и пошел.
       - Это вполне, - согласился Майков. - Тогда вырождается Европа. Вместо того, чтобы самому пристрелить аборигенов, которые не признают священного права частной собственности, свиновод посылает терминатора. Интересно, кого он к жене своей пошлет?
       Василий Савельевич и Антон остановились. Один стал восстанавливать дыхание, другой решил попИсать и в очередной раз попал себе на ботинки. Вокруг были заросли, тихо так, если не считать поскрипывания пластиковых веток.
       Напарники решили переждать ночь до конца у поваленной ели, обходясь лишь самым хиленьким костерком. Никто из них уже не спал, а лишь напрягал мускулы, чтобы при первом же грозном намеке сорваться с места или запрыгнуть на дерево. Антон даже присмотрел себе какое-то дупло со всеми удобствами.
       Когда наступил рассвет, стало ясно, что странники сильно заплутали. Никакого тебе берега озера Горького, лишь гуща мертвого ельника.
       - Ну, давай, связывайся со своим окаянным спутником, - шутейно произнес Антон,- если вместо него не летает уже какой-нибудь демон-асур.
       Да, пора было определять координаты с помощью GPS - этого-то и боялся Майков; пока ты вычисляешь положение, тебя самого вычисляют кредиторы.
       Все же он встал на какой-то поваленный ствол и начал крутиться, помогая бодику - тот использовал тело как антенну.
       - Ау, орбита. Я - земля.
       Наконец Василий Савельевич сдвинул бимоны и покачал головой.
       Антон же не преминул заметить:
       - Я предупреждал, что спутник на космической орбите легко может стать добычей инопланетян.
       - Он стал добычей банкира. Джи-пи-эс оплачивала жена; значит, она сняла все деньги со своего счета. Мы оказались в информационном вакууме, куда ж нам плыть?
       - Любовь приведет нас к себе, - заметил напарник.
       - Ты это брось, Антуан. Любовь нынче заканчивается крышкой в хосписе для спидоносцев.
       Товарищи по постыдному бегству подобрали оставшиеся вещи и стали ориентироваться по солнцу и прочим сомнительным приметам. Притом роль следопыта играл Антон, который чувствовал, откуда и куда течет энергия "ци", где преобладает "инь" и где "янь". Полдня было потрачено на усиленное ориентирование, но берег озера так и не обнаружился.
       Для поднятия настроения бич-интеллектуал половину дороги цитировал "Бхагавадгиту" и сказания племени догонов, а еще полдороги "Даодэдзин", добавляя из кое-каких сутр.
       Василий Савельевич, в отличие от Антона, заметно приуныл, отходняк после наркода тоже усугублял картину.
       От чувства зависти к эрудированному напарнику даже заныло под ложечкой. "Гастрит, - подумал Василий Савельевич,- организм сам себя съедает."
       И вдруг, прямо в мертвом лесу, когда вроде ничто не предвещало неожиданностей, путники наткнулись на колючую проволоку. Колючка, создавая забор, тянулась с запада на восток настолько, насколько хватало силы обозревающему глазу. За ней стоял точно такой же лес, что и перед ней. И все же, если ее протянули, значит она огораживает не только мертвые деревья.
       Василий Савельевич нашел силы порадоваться забору, а вот Антон нет - колючка сразу уколола его душу своей явной нерастворенностью в природе. Он предложил обойти ее с южной стороны. Предложение было принято, за неимением других. Путь оказался неблизким, колючка тянулась и тянулась, как будто представляла собой земной меридиан. В конце концов, это надоело обоим странникам. Василий Савельевич нашел место, где забор накренился под воздействием упавшей ели. Если не бояться законсервированных иголок, можно без особых затруднений переползти на ту сторону. Что странники и проделали.
       Пока они перебирались, ствол скрипел и чмокал. А под конец даже треснул и сломался. На оголившейся древесине стала заметна серая техноплесень, все еще грызущая покойную ель. Теперь путь назад был отрезан, по крайней мере здесь. Но назад, собственно, и некуда было возвращаться - разве что под лапу лесного чудовища или робота-бобота, дабы торжественно превратиться в кучку чего неаппетитного. Может, Антон и не сильно возражал против такого слияния с природой, однако Василий Савельевич был против категорически...
       - Ну что ж, за вход рубль, за выход два. Оставь надежду всяк сюда входящий и ты найдешь что-нибудь получше.
       Оба лесных скитальца направились вглубь огороженного пространства. Прошли около двухсот метров, а лес уже разрядился, потом и вовсе превратился в валежник, густо облепленный дезактивированной техноплесенью. На фоне этой "растительности" все чаще стали попадаться предметы индустриального происхождения, хотя и непонятного назначения. Балки и прочий стальной прокат, прямой и изогнутый, кронштейны, катушки изоляторов, поваленные столбы, обрывки проводов, барабаны из-под кабелей, а также что-то напоминающее большие тарелки.
       - Заброшенная обитель дьявола,- подытожил Антон свои первые впечатления.
       - Здесь был наверное какой-то завод. - прикинул Василий Савельевич.
       - В лесу-то? И если был, то сплыл. Здесь давно никого нет, кроме демонов, копошащихся во прахе.
       - Но, скорее всего, где-нибудь во прахе ютятся десятка два гаитянских женщин и пара таджикских мужчин. Сидят сейчас в неприметном бетонном сарайчике и варят суп из сферической курицы-мутанта, которая решением ООН спасает третий мир от голода. Варят уже пятый час на огоньках контрабандных зажигалок, а курица лишь пукнула слегка. Но когда сварят, это будет лучше любого фуа гра и фондю.
       Человек, смертельно уставший от палестинской взрывчатко-тушенки, потянул носом воздух.
       - Гаитянки - сестры по вуду - это хорошо,- согласился Антон, - суп - плохо, потому что из убоины...
       Напарник действительно упорно не ел убитых, зарезанных, расстрелянных млекопитающих, жалея молодые жизни меньших братьев - ну если не считать эпизода, когда он поймал и на глазах Василия живьем загрыз какого-то кролика. Как объяснил напарник: "Эта тварь слишком злобно грызла травку."
       - Хорошо, дружок, ешьте кал на первое, второе и третье.
       И если по правде, то гастрономические мечтания Антона останавливались на слегка переработанных фекалиях с петронезийских мусоропищевых фабрик.
       Закончив обсуждение на тему, странники двинулись далее вглубь непонятно зачем огороженной зоны, стараясь придерживаться залысины на почве, напоминающей тропу.
       Еще полчаса упорного топанья и лазанья среди всякого металлического и пластикового хлама, но не обнаружились ни суп, ни гаитянки, которым можно было б сказать: "Je ne mange pas six jours".
       Зато мусора стало не меньше, а больше. И был он каким-то агрессивным, назойливым, он заслонял пейзаж как группа невоспитанных юнцов.
       - Ай! - вдруг вскричал Антон, - эта штука вступает с нами в контакт. Моя голова раздувается, она сейчас взорвется.
       Василий Савельевич уже понял, почему встрепенулся чувствительный напарник. Перед ними, шагах в двадцати, полулежала-полустояла какая-то полусфера.
       - Похоже на локатор; получается, тут был не завод, а военная база, - оценил Майков. - Но и ее закрыли, после чего навезли ненужного добра со всей округи. Впрочем, локаторов таких я никогда не видел. Это ж разве решетка? Больше похоже на огромный щит.
       - Эта штука действует, - сказал Антон.- Я и так чувствую, а ты подойди поближе и протяни руки.
       Василий Савельевич нехотя согласился... уже через несколько шагов ладонь почувствовала какое-то течение, даже не воздуха, а словно бы невидимой жидкости; волоски на коже вообще дыбом встали. Еще ближе подошел - и эта "жидкость" уже вязкой сделалась, мешала даже руками двигать. И теперь не совсем она невидимая, а как будто серебристая. С поверхности кожи струйки этой жидкости, казалось, проникают вглубь, изучая начинку тела и струясь по сосудам. И что-то из глубины тела вроде откликалось на эти струи, росло им навстречу.
       - Локатор штука вредная, но так воздействовать на организм не может, - Василий чувствовал, что, кабы не остаточное действие наркода, он бы сейчас запсиховал, поэтому попробовал выразить свое отношение к происходящему в одном логичном предложении.- Давай-ка тикать отсюда на всех четвереньках.
       Скитальцы юркнули в ближайшую канаву, быстро проползли по ней, снова вылезли и оглянулись.
       Ну, е-мое. "Локатор" развернулся в их сторону и вот от него отделился вихрь, полетевший навстречу словно летающая тарелка! Да еще он как клубок разматывал прямо в воздухе сеть из серебристых нитей.
       - Похоже на испытания нового оружия, - решил экс-офицер. - Антон, давай налево, там легче будет затеряться среди всякого хлама.
       Но напарник стал вести себя странно.
       - Я больше не стану удирать, Василий Савельевич. Мне кажется, ОНО пытается общаться с нами. Я не знаю, кто эту хреновину создал, но в ней есть что-то надчеловеческое. Это Сознание смотрит на нас.
       Василий чувствовал что нельзя терять ни секунды, но бросать Антона не собирался, пусть тот и дурак.
       - А зачем Сознанию смотреть на нас, чудак-человек?
       - Чтобы создавать иллюзию того, что мы существуем.
       - Запутано как-то. Если наше существование иллюзорно, то нет никакой гарантии, что и это Сознание не иллюзорно. Антон, дружище, давай перекрестимся и сделаем ноги.
       - Не крестись, Василий Савельевич. Идем к нему, вдвоем. Нам все равно не убежать.
       Напарник протянул мускулистую и волосатую руку, от которой Майков предусмотрительно попятился.
       - Не бойся, друг мой, - продолжил Антон, - я отведу тебя к Нему и иллюзорный мир закончится.
       - Не надо меня вести, я и сам умею ходить.
       Василий Савельевич продолжал бояться и тогда в руках у самого свободного гражданина ОПГГ появился топор, которым он помахал словно ложкой, показывая, что лучше согласиться.
       Василий Савельевич помотал головой, а Антон вдруг замахнулся - прицельно, раз и по кумполу попадет хорошо наточенной сталью...
       - Ну, ты не дури, козел...
       Василий Савельевич поймал себя на том, что в самый неподходящий момент слушает стук своего сердца. Все стало медленным, "летающая тарелка" зависла над ними и пространство вокруг оказалось пронизано серебристыми нитями. Рука Антона, озаренная сталью, на которую упал отблеск солнца, неторопливо, но неумолимо падала на Василия Савельевича.
       Он рванулся - безрезультатно, никакого движения - он словно бы метался в узах своего неподвижного тела, а тело застряло в сети.
       Вокруг всё было вязким и тугим. Словно бы потерявшим ход времени. Птички, листики, травинки - все увязли в киселе. Каждое движение шло рывками, выходя из плена замершего времени и снова попадая в него.
       Василий Савельевич рванулся еще раз, стук сердца стал чаще, сделалось так больно, словно к серебристой сети прилипли не только кожа, но и внутренние органы. На какое-то мгновение он замер и попросил того, кто родился прежде века и воплотился, чтобы дать надежду, хотя бы один шанс и одну отсрочку...
       Василий Савельевич почувствовал, как по позвоночнику пронеслась струя, пробуждая тело от крестца до черепа. Затем нахлынула невидимая волна, вырвав тело из клейкой сети. И время вдруг побежало с ошеломляющей скоростью, но только для него. Он это понял, потому что птицы в небе застыли. И само небо словно потрескалось.
       Василий Савельевич пролетел под рукой Антона, успев ухватить ее за запястье, так что мгновение спустя кисть свихнувшего напарника была далеко за его спиной, а топор выскочил из нее как белка.
       Василий Савельевич услышал биение крови в сосудах Антона и даже увидел их расположение.
       Безумный напарник превратился в куст кровеносных сосудов, который венчало аметистовое пятно мозга. По сути, это был не сам Антон, а проект Антона, когда он еще не полностью материализовался - на пороге Реальности.
       Топор перекочевал в руку Василия Савельевича.
       Он оглянулся - сеть из серебристых нитей стала еще гуще, затянув окрестности как туман. Нити располагались неоднородно, в них просматривались узлы и пряди. И по этим прядям... скользило существо. По внешнему виду - членистоногое вроде паука или даже скорпиона, только большое. А безумный напарник безнадежно запутался в нитях тумана. Существо повертев Антоном, ударило его шипом. И напарник разлетелся на кусочки, словно рисунок в детском калейдоскопе. Только струйки крови, напоминающие тонкие веточки, и порванные струны сухожилий явно не соответствовали представлениям о детских игрушках.
       Василий Савельевич видел, как пролетают, кружась, руки, ноги, уши, гирлянды кишок, ломти печени, другие органы и члены тела.
       По дороге они посеребрились и обернулись прядями нитей. А в итоге втянулись в полусферу, в фокальную ее точку.
       "Можно сказать, что наш буддист стал иллюзией,- автоматически подытожил Василий Савельевич,- за что боролся, на то и напоролся, получил майю по полной программе.
       Но "локатор" не успокоился. Он стал разворачиваться в сторону уцелевшего странника, который поспешил прочь, шепча: "А мне этого не надо". Однако, серебристый туман легко догнал его, проращивая свои нити сквозь воздух. Над головой неотвратимо возник и бросил тень тот самый "скорпион". Обмирая, Василий Савельевич поднял голову - брюхо скорпиона бурлило жидким серебром и посверкивало гиацинтовыми капельками. А потом брюхо изогнулось и Майков увидел приближающийся к нему шип, который сиял словно расплавленный металл. Майков швырнул топор в гада, да что толку.
       Но следующая волна ускоренного времени, - Василий Савельевич будто даже уловил её гиацинтовый окрас, - сорвала его с места и понесла вперед. В конце броска он остался в пустоте, странной, серебристой, рассеченной сияющими прожилками как мрамор.
       Он висел в ней, не чувствуя тела, не слыша своего дыхания, вокруг были только смутные огромные тени незнаемого. Они омывались светоносными потоками, которые рождали новые и новые тени. От этой картины Василий Савельевич чувствовал себя беззащитной рыбкой в аквариуме.
       В какой-то момент сфокусировавшееся зрение развеяло тени. У Василия Савельевича снова было тело, он влетел в дренажную трубу и свет сменился тьмой, что показалось весьма уютным. Но ненадолго, впереди забрезжил день - труба заканчивалась.
       А когда Василий Савельевич снова вышел на свет, то увидел поваленную колючку и снесенные каким-то паводком столбы. Пожалуйте на волю, в пампасы. Василий Савельевич бежал по мертвому лесу, казавшемуся теперь таким родным и близким, и старался ни о чем не думать. Но потом он понемногу стал выдыхаться, останавливаться для отдыха, а в его голове принялся заседать дискуссионный клуб, который все-таки пришел к мнению, что это просто наркод поработал, пилюля с "Веселым кошмаром". Просто действовал тот необычно долго.
       Почти всё, что увиделось сегодня, это - глюки. Наркод тем и славен, что создает виртуальную реальность, которую воспринимаешь некритически, в достоверности которой не сомневаешься. В то же время он, особенно "Ностальжи" и "Веселый кошмар", извлекает из подсознания всё то, что ты туда загнал. Что касается Антона - ну, парень явно рехнулся и дал деру незнамо куда. Что и следовало ожидать от долбанного буддиста-пофигиста. К тому же, он намедни какие-то мухоморы жевал.
       Пару раз боди-комп пытался помочь советом и спрашивал, не поиграть ли сейчас в крестики-нолики или морской бой, не спеть ли караоке. Но Василий Савельевич посылал назойливый софт подальше. А к концу дня одинокий странник все-таки ступил на болотистый берег озера Горькое. Из его амуниции мало что сохранилось, только вещмешок с универсальной щеткой и миской, в которую нечего было класть. Электромочалка и то сломалась, отчего теперь только лупила током и бессмысленно скакала по спине. А еще сохранился пакетик наркода. Его Василий Савельевич без особого сожаления бросил в воду. Но потом, без особых колебаний, выловил снова и ограничился тем, что отсыпал в озеро половину ядовито-желтых пилюль.
       С трудом двигая уставшие ноги, он собрал немного валежника и развел костер, тот украсился разноцветными огоньками и пустил токсичный дым - техноплесень в своем репертуаре. Странник улегся на бочок, поджарил на костерке одну половинку своего тела, повернулся и припек другую. И по счастью успел отодвинуться, прежде чем отрубился от изнеможения и дымного отравления. Снов не было, ни приятных, как наркодовский трип, ни поганых, как во время отходняка.
       Когда он прекратил спать, то почувствовал, что лучше полежать еще немного без какого-либо движения. Ведь достаточно шевельнутся и сразу всё заболит, хором, и руки, и шея, и поясница, и желудок, и его брат - кишечник. Отходняк - дело серьезное, особенного у потертых мужиков...
       Василий Савельевич переправился через озеро не на плоту, а на полусгнившей коряге. На большее у него не хватило бы последних сил. Во время"паромной" переправы ноги пассажира оставались в воде. Это было удобно, потому что пассажир по совместительству являлся и двигателем. Можно было грести в самом нужном направлении. С другой стороны, ослабленный организм не справился с переохлаждением и быстро пал в объятия простуды. Так что в Камышинском Василий Савельевич появился с температурой, весь в соплях - нос работал, как неисправный кран.
       Дядя Егор встретил старого знакомого еще на тропе, ведущей к поселку, и сразу признал, несмотря на то, что они лет шесть не виделись. Был экс-мичман, как и положено, в тельняшке. Но ехал не на авто, а на телеге с лошадкой, так что доставил на хату с ветерком и уложил поближе к растопленной печке, из-за которой высовывали свои рыжеватые мордочки нелегалы-грызуны.
       Печальная весть добила гостя - от "жигулей" лишь ржавый остов на огороде остался. Побегу гостеприимный хозяин никак поспособствовать не мог, зато стал потчевать всякими отварами да наварами, из которых особенно запомнилась спиртовая настойка из экскрементов молодого лося, приготовлению которой Дядю Егора научила одна шаманка еще во время срочной службы на Амуре. Из-за такого лечения-кормления Василий Савельевич вообще света белого не видел. У него всё плыло перед глазами и казалось, что температура тела подскочила минимум до ста градусов. Больной даже почувствовал, что испаряется. Однако моральных мучений никаких: полностью выложился на дистанции, показал себя настоящим спортсменом и джентльменом. К утру температура исчезла, почти совсем: и лишняя, и необходимая. Василий не только охладел, но вдобавок высох; само собой, от соплей и следа не осталось, также как от слюней и других внутренних жидкостей. Даже кожа потемнела и заморщинилась.
       - Это поправимо. Много - не мало, - мудро изрек Дядя Егор и притащил ведро кваса, который был тут же выпит. Из-за этого бывший больной раздулся и покрылся отеками.
       - Понятно, старлей, что оказался ты здесь не от хорошей жизни, поэтому привередничать не будешь, - приговорил Дядя Егор. - Но хорошая жизнь обнаруживается в нашем селении безо всякого микроскопа. Тракторов тут со времен Гайдара не наблюдается, так что воздух чист и свеж и никто на ногу не наедет. Выпить - всегда пожалуйста. Выйти с голым задом в огород - выходи, и никто выговора не сделает, кроме собственной совести. Бабы - вот тебе нате, от шестидесяти до девяноста лет, любых размеров и любой краски для волос, и даже жениться не обязательно, если конечно совсем бесстыжий. Если хочешь спеть что-нибудь нашенское - "врагу не сдается наш гордый Варяг" или "выпьем за тех, кто командовал ротами", так пой в полный голос, не опасаясь что соседи настучат в полицию. И я тебе подмогу - это вам не Питер, где за такие песни сажают. Эх, есть нам что вспомнить, командир. В общем, не придется тебе здесь кручиниться, Василий Савельич.
      
       На берегу
      
       Три года кручиниться в натуре не пришлось. Поселок Камышинский оказался редкой областью процветания в "ингерманландской демократической демилитаризованной зоне"; сюда никто не лез, считая его черной дырой, ни банкир, ни правозащитник, ни бизнесмен, это позволило уцелеть трем десяткам аборигенов, коим вполне хватало и подножного корма, и традиционной медицины в виде йода и мёда, и обносок, оставшихся от тех древних изобильных времен, когда еще работали фабрики "Большевичка" и "Скороход". Рыбалка, поиск грибочков, охота на призрак зайца - вот и вся трудовая деятельность, по сути не труд, а активный отдых. Вечером - отдых пассивный, "бойцы вспоминают минувшие дни и битвы, где вместе рубились они", естественно не натощак - воспоминания под уху и грибочки, песни под яблочное вино. Музыкальное сопровождение - Дядя Егор с гармонью, подтанцовка - две соседние старушки-близняшки, знающие любой пляс, вплоть до брейка (или как они его называли, "взбрыка"). Ну и и самогон на сон грядущий, чтобы не переживать, как там семья. Боди-компу за неуплату счетов давно перекрыли выход в инет, но у одного местного жителя был стыренный на трассе мобильник с топливным элементом, то бишь работающий на самогоне, можно было попользоваться. Жена редко отвечала на письма Василия, да еще так кратко, односложно, будто это и не Маша вовсе, а какая-то мадам Берг. Имелась еще одна странность, тоже малоприятная.
       Во сне Василий Савельевич постоянно ощущал тесноту. Будто нет у него ни рук, ни ног, зато... хвост с шипом, большой голодный рот, и адская пустота в животе. А вокруг еще сотни таких голодных ртов и хвостов с ядовитыми шипами. И надо постоянно сновать, ползать, дергаться, увиливать от шипов и сосущих-грызущих ртов. А самому разить-колоть и кусать, впиваться, грызть, сосать, размачивать едкой слюной, потому что голодно и тоскливо. В самом последнем сне стало еще холодно и страшно - он словно прорвал какую-то преграду и из теплой, теперь уже уютной полости вылетел в океан. Он был крохотной тварью, зубастой пиявкой, которую носят бурные потоки и разят мощные заряды, которую всасывают огромные водовороты и подбрасывают высоченные фонтаны...
       В свою последнюю камышинскую ночь Василий Савельевич проснулся с ранья и с сердцебиением, как у него и раньше бывало после просмотра неприятных снов. В рассветных сумерках комната колыхалась, словно зыбь на воде. Даже цвет у нее был какой-то необычайный, ультрамариновый с фиолетовыми и гиацинтовыми отблесками. Как будто Василий Савельевич сожрал пилюлю наркода на ночь; однако ж оставшуюся пилюлю он не ел, а лелеял на крайний случай. Что ж, решил пока не паниковать. Может это так тоска по морю действует?
       Когда Василий Савельевич потер ладони, те показались влажными, однако он снова принудил себя не обращать внимания, может вспотел, хотя печку не топил и ночь была прохладной. Василий Савельевич встал с кровати, зажег керосиновую лампу. Посмотрел в зеркало, висящее над тазом для умывания. Его передернуло от отвращения - на шее, груди и спине появились какие-то удлиненные красноватые вздутия. Глазные же радужки с чего-то порыжели и как будто искрили слегка.
       - Что за говно? - горло сдавило, и слова получились какими-то шипящими. Не "говно", а "гуанооо". Так могла бы говорить рептилия.
       Василий Савельевич судорожно сжал пальцы в кулак и почувствовал мылкую мокроту на коже. Так и есть - из-под ногтей сочилась слизь. Уже не получится не обратить внимание!
       Нехорошо сделалось, гадко. И взгляд как будто мутью заволокло, все вокруг потеряло четкие очертания, стало размытым, акварельным.
       И вдруг вспышка. Василий Савельевич даже заорал от ужаса и удивления, напомнив человека со знаменитой картины Мунка, соответственно именуемой "Крик". Комната, ее обстановка, вся изба размывались как лед или глина бурными потоками, будто оказались в волнах морских. В глаза ударил свет незнакомого фиолетового солнца и все предметы показались лишь бликами от его лучей на водной поверхности.
       Василий Савельевич в панике выскочил из дома. Но и весь утренний пейзаж был похож на бледную акварель, нанесенную на колеблющуюся ширму, которая заслоняла от взглядов БОЛЬШОЙ НАСТОЯЩИЙ МИР.
       Приехали. Свихнулся! Наверное, его поразила какая-то гнусная болезнь, объединяющая катаракту и шизофрению. Конечно же, смертельная. Достойный конец неудачника. Поучительный финал грешника. Теперь Василий Савельевич мог оценить все этапы своей бесславной биографии как ступени лестницы, неотвратимо ведущей вниз. За всю жизнь ни одного подвига, достойного восхищения и аплодисментов. Хотя мог бы. Из командировки в Тарскую вернулся, сознавая, что не спас двух человек. А во время петербургской заварушки не использовал идеальный шанс - да, командование не дало добро, но уже на следующий день командования не стало, а он мог влупить "Шквалом"<прим. противокорабельная ракето-торпеда> прямо в серый вражеский борт, в пиндосовский крейсер "Атланта", нагло стоявший у Котлина. А потом с сотней морячков покончил бы со сворой джихадистов, совершающих теракты. Если бы не смалодушничал.
       Спазмы распространялись по всему телу, тошнота то и дело подкатывала под горло. Вздутия, уже не красноватые, а багровые, горели и давили. По идее, сейчас надо было срочно ложиться в больницу, звать "Скорую" - спаси-помоги. Однако последний мобильник в поселке отключили за неуплату с полгода назад. А проводная связь в Камышинском отсутствовала со времен гайдаровских и оставления Крыма. Кто-то бросал первые презервативы на поверхность Марса, где-то скрещивали арбуз с тараканом, кому-то приспичило выращивать на грядке мозги вместо капусты, кое-кто обучал машину реагировать на тупые шутки бодрым смехом, где-то выращивали наноплантовые небоскребы, а в поселке Камышинском со времен первой дерьмо... демократической революции 1991 года становилось всё глуше и он через средневековье бодро опускался в неолит.
       До полудня Василий Савельевич просидел в нужнике, скрываясь от всяческих взоров и "наслаждаясь" ароматической симфонией выгребной ямы. Затем сердобольный Дядя Егор просунул под дверь сортира ключи от медпункта и посоветовал сходить за таблетками от поноса. Сам фельдшер затерялся на бессрочной рыбалке.
       Василий Савельевич быстро прошмыгнул вдоль кустов в покосившийся сарай с намалеванным на двери красным, вернее бурым крестом - вроде тех, что когда-то украшали борта фашистских "Тигров". Здесь в самом деле удалось найти пригоршни таблеток без каких-либо опознавательных знаков, опустошенные бутыли из-под спирта, а также... о, волшебство... вполне современный терагерцевый сканер с медкомпьютером. Это не инопланетяне решили вывести Камышинский из неолита, а наши земные прометеи, точнее "Геи Голливуда", приславшие гуманитарную помощь. Но когда "Геи Голливуда" узнали, что в Камышинском нет ни одного гея, если не считать одного подозрительного пёсика, живущего у бабки Настасьи и сексуально атакующего всё, что движется, то забыли прислать персонал, который мог бы это обслуживать.
       Техника была еще не активна, но ее никелированные поверхности, покрытые следами жирных пальцев, любезно отражали страшную внешность Василия Савельевича, особенно сетку подкожных каналов ярко-красного цвета, которые исходили из точки, находящейся в области крестца.
       Василий Савельевич, не успевший погрязнуть в невежестве, сумел сунуть вилку в розетку, ввел код доступа в заработавшую систему (паролем оказалось слово "мудило", процарапанное на входной двери), повернул экран медкомпьютера к себе и стал водить сканером вдоль больного тела.
       Компьютер, изучив данные сканирования, через пять минут выдал на экран отталкивающий рисунок, достойный кисти позднего Босха. Видя такое, как не впасть в отчаяние и не завыть волчьим голосом!
       Внутри тела у Василия Савельевича находилась некая структура с температурой в тридцать градусов - и это несмотря на красную окраску вздутий. Структура имела вид перевернутой ящерицы. Эта форма явно претила представлениям Микеланджело и прочих ренессансников о прекрасном.
       Василий Савельевич какое-то время приходил в себя, кусая себе губы, чтобы не завыть от отвращения, а затем, вспомнив, что он все же морской офицер в отставке, стал мужественно изучать тошнотворное изображение. Оно, в свою очередь, услужливо вертелась перед ним на экранах в трехмерном виде, в разных ракурсах, разрезах и проекциях.
       В структуре явно выделялись "головка" - приходящаяся на область крестца, и "брюшко", находящееся в области поясничных позвонков. Хвост этой ящерицы протянувшись по шейным позвонкам до головы, УХОДИЛ ВГЛУБЬ ЧЕРЕПНОЙ КОРОБКИ, задние конечности ее огибали все тело Василия, достигая пупка. Передние же заканчивался не где-нибудь, а прямо в неприличном органе, именуемом для благозвучия пипис... пенисом. И конечности, и хвост её, хоть и медленно, но шевелились!
       Медкомпьютер с холодной вежливостью бесчувственной машины попросил разрешения внести данный случай в медицинские анналы. В ответ Василия Савельевича вырвало желчью - в животе давно отсутствовала какая-либо снедь.
       Страдалец, позабыв выключить жестокий прибор, вылетел из медпункта, проломил гнилой забор и помчался через капустное поле прямо в лес.
       Только, когда он забрался поглубже в чащобу, горло его освободилось от тисков рефлекторного сжатия и из него вылетел звук, похожий на скорбный скулеж добермана-пинчера, которого не выгуливали десять часов кряду.
       Эта штука, эта долбанная ящерица в нем навсегда! Такие штуки не рассасываются! Во всяком случае его не станет раньше ее! Она пожирает его изнутри, превращая в говно! Вот так сбежал от кредиторов! Всё пропало! Ее не удалить, потому что она оплетает все его внутренние органы и, более того, проникает внутрь их. Во всяком случае, операция будет стоить десятки тысяч долларов, причем не сраных зеленых, а желтых.
       Сразу же возникли мрачные мысли о самостоятельном прекращении бесславного жизненного пути. Но как это сделать, если раньше еще не пробовал? Наверное, самый простой суицид - идти дальше и дальше, пока не закусают комары или волки... Или все-таки нет, неужели он сделает собственными руками то, чего от него не добились господа из "Элизиума"?
       Идти или не идти?
       Василий Савельевич скушал последнюю пилюлю наркода и пошел подальше бани, в лес. Деревья в окрестностях Камышинского были не мертвые, и живые, а согласно загруженной психопрограмме под названием "Впадение в детство" вокруг него теперь резвились герои мультиков - олененок Бемби, Пумба и Серый Волк. И вроде не грустно уже, хотя и не весело, а как-то, в общем, пофиг. Лишь через час он стал обращать внимание на то, что идет не так. Вокруг не четкие очертания, а размытые. Деревья растекаются как жидкая акварель по бумаге. И Бемби с Пумбой куда-то провалились. Воздух же не равномерно прозрачный, в нем появились какие-то прожилки, складки, напоминает он колышущиеся занавески. Голубое небо словно потрескалось и стало протекать серебристыми струями. Вот они текут между деревьев, превращая обычный лес в мангровые заросли. Струи вообще-то смотрелись классно, лишь кое-где их портила грязь.
       Если точнее, мерзость текла из кустов волчьей ягоды. Василий Савельевич остановился, потому что кусты и колыхались к тому же. Что-то тут не то, отставник залег, прикрывшись еловыми лапами. И вовремя. Из кустов показался... он никого не увидел, только понял, что-то идет. Или даже не "что-то", а "кто-то".
       Василий Савельевич весь вспотел, ведь последний раз он встречался в бою с настоящими врагами девять лет назад. Но тогда он был старший лейтенант, при оружии и амуниции, и находился в полном здравии, да и враги являлись видимыми, а не как сейчас...
       И когда он впал в отчаяние, а из отчаяния выпал в прострацию, мир стал плоским, а ЭТИ проявились как рельефные серебристые контуры на плоскости.
       Их невидимость не имела отношению к изменения оптических свойств, как у метаматериалов, которые заставляют световые волны огибать объект, вместо того, чтобы отражаться от него. Василий-то Савельевич знал не понаслышке, что такое стелтс-покрытия. Сейчас было другое. Невидимость возникала, как будто, за счет несоответствия движения света и тел, те словно вычленялись из нормального пространства-времени.
       Судя по контурам, невидимки были похожи на охотников. Они явно собирались пострелять, но только не птичек-зайчиков. Они несли автоматические гранатометы с магазинами на двадцать четыре гранаты и легкие автоматы-буллпапы с обоймами на сто беспатронных зарядов, то бишь реактивных пуль. Было у них и кое-что, напоминающее две спаренные трубы - явно пусковая установка и к ней кассета, там наверное четыре ракеты с головками самонаведения. Скорее всего, "охотники" нацеливались на поселок Камышинский, который и высматривали через свои навороченные бимоны.
       Можно было зуб дать, что это не "руссисты", придуманные инфомагнатами Пятью Братьями, не мальчишки-запушкинцы, которые рисовали графитти на стенах тех полицейских участков, где их забивали насмерть, когда отлавливали.
       Пока что Василий Савельевич решил ничего не предпринимать, лишь только следить, и соскользнул в длинную рытвину. Его голова теперь находилась на уровне вражеских ног, обутых в противоминные берцы. Числом шесть. Но "охотников" могло быть больше, чем трое...
       Василий Савельевич понял, что желание просто "последить" может ему дорого обойтись, учитывая мрачную настроенность этой тройки. Но затем ощутил, что терять ему, собственно говоря, нечего - кроме проклятой "ящерки". Ведь с ним случилась трагедия, которая и Эсхиллу не по зубам. Так, может быть, именно сейчас противное и гнусное в его жизни пора преобразовать в прекрасное и возвышенное? Наши достоинства суть продолжения наших недостатков?
       Однако рытвина заканчивалась, надо было предпринимать что-то конкретное, но пока ничего путного не шло в голову, лишь нарастал звон крови в висках.
       "Ты никогда не боялся боя", - стал внушать он себе. И, слегка расслабившись, ощутил покачивание, откуда-то пришла волна, имевшая гиацинтовый оттенок, и придала ему невероятную легкость. Он как будто покинул твердь, преодолел удар прибоя и быстрое течение понесло в зыбкой среде. Он не слышал ни собственного дыхания, ни боя собственного сердца. Очертания местности вокруг размыло так, что видел он лишь потоки и волны.
       А когда зрение сфокусировалось, то рытвина уже стала стволом большой лиственницы. Василий сидел на этом стволе на высоте метров четырех от земли. А внизу был враг, застывший в замершем времени, как муха в смоле. Более того, "охотник" раскрылся как цветок и теперь был отчетливо виден, превратившись в сплетение сосудов, мышц, сухожилий - словно Майков забежал в некое Преднастоящее, где объекты еще только начинают материализоваться и складываться, прежде чем обрести полную реальность. Было слышно биение крови в сосудах врага, ощущалось натяжение его мышц, стало видимым напряжение теменных долей его мозга, похожего на клубничное мороженое в стеклянной вазе.
       Дальнейшие действия были не то автоматическими, не то машинальными. Случился выплеск ярости, полосы на руках Василия загорелись и вскипятили его кровь.
       Он спрыгнул точно на "охотника". Раздался хруст позвонков - руки отставника мгновенно, в лялинском стиле, свернули врагу шею. Бимоны и автомат человека-невидимки стали законными трофеями Василия. Оружие стояло на боевом взводе, поэтому первой же очередью был срезан второй "охотник". Он был полуприкрыт еловыми лапами, но источал такой густой поток мерзости, поэтому сразу попался под пули и, брызнув кровью, улегся.
       Третий "охотник" успел укрыться за деревом и уже оттуда ударил из своего оружия. Пули повышенного радиального действия, известные у солдафонов как "ромашки", стали кромсать веточки и срубать сучья вокруг Василия, сужая ему жизненное пространство.
       Однако отставник уже сориентировался в системе управления трофейным оружием. На бимоны и затем в сетчатку глаза шли от автомата маркеры, захватившие цели, прицел, общее или секторное увеличение, а при нужде - тепловой рисунок с большим разрешением. За какое-то мгновение совместил прицел и маркер, пометивший голову неприятеля, затем паф и готово, тот улегся!
       Затем Василию пришлось совершать кульбиты и прыжки, удирая от взрывов гранат, самонаводящихся на его тело. Следом за передовой тройкой "охотников" шла еще пара, типа группы прикрытия. Противник погнал его и быстро засадил почти что в топь... Бежать, по идее, было некуда, но, как выяснилось, в мире больше дорог, чем кажется. Василий проскочил по кочкам топкой мшины, опережая взгляды противников. Те, отчаянно моргая, так и не смогли поймать его в перекрестье прицела. "Охотники" сами стали "добычей".
       Трофейный автомат, благодаря реактивным пулям, стрелял почти без отдачи, да еще выдавая 1200 выстрелов в минуту. Надо было за пару секунд, пока враг не опомнился, обработать свинцом участок в десять квадратных метров. Именно там находилась живая мишень, скрытая кустами. И во врага, потенциально угрожающего поселку Камышинский, из девяноста выпущенных зарядов попало тридцать три - вполне достаточно.
       Василий подбежал обыскать изрешеченный труп, но тут из пусковой установки пятого "охотника" стартовала ракета с умной головкой самонаведения. Маркер-целеуказатель успел "захватить" ракету, рука прицелила автомат, а палец нажал на спусковой крючок. Ствол выпустил целую тучу пуль и ракета была подорвана в воздухе, не успев проявить свой "ум". Но Василий знал, что в кассете еще три ракеты. А в боеголовке каждой ракеты две независимые системы наведения: на тепло и образ. Может, это было избыточно для поля, но для леса - в самый раз.
       Очередной противник пока был плохо различим и мог спокойно жать кнопку огня, дожидаясь попадания в "яблочко". Василий услышал нарастающий трубный звук, это приближалась ракета, четко отличающая его облик от образа деревьев и кустов. "Ну почему я не ёлка, теперь всё, абзац",- произнес он прощальное слово, однако волна сорвала его с места. В один нырок он преодолел три десятка метров. Поток снова вынес его на твердь, взгляд сфокусировался, тут горячая стена взрыва двинула его сзади, заставила перекувырнуться три раза, но не прикончила. Впрочем, Василий чуть не сломал позвоночник об какую-то толстую ветку и, хрипло выдохнув, шмякнулся на ковер из мха возле здоровенного пня. Чуть левее - расколол бы голову.
       Не отдохнув и полсекунды, он кинулся бежать. Дорогу не выбирал, ветви лупили его со всех сил и по физиономии, и по животу, и по ногам; на губах почувствовался солоноватый "морской" привкус крови. То, что он петлял как заяц, сыграло свою роль - следующая умная ракета разорвались справа от него, в достаточном удалении. Закончив петлять, Василий оказался у тела первого охотника. Тот был стопроцентным покойником, так что не возражал, когда у него позаимствовали автоматический гранатомет - по счастью, эта американская машинка не слишком отличалась от русского РПГ-50.
       Поток ускоренного времени втянул Василия и повел по сучкам лысоватой сосны. Он и враг номер пять увидели друг друга почти одновременно, но если граник <прим. гранатомет> стреляет сразу, то ракетной установке требуется крохотное время, чтобы сообщить боеголовке, изменилась ли таблица распознавания цели.
       Граната долетела раньше, однако в тот момент, когда она взорвалась, ракета уже покинула трубу пусковой установки.
       Василий разжал руки и полетел вниз с высоты десять метров, ломая телом колючие ветви. В какой-то момент этого недолгого полета ему показалось, что красные вздутия на его коже превратились в жесткую встопорщенную чешую. Сразу после оглушительного столкновения с землей случилась пауза - почти полная отключка, Василий отстраненно наблюдал, как на него льется огненный дождь и падают горящие ветви.
       Первое, что Василий ощутил в новой серии своей жизни - это был запах гари от его тлеющих штанов. Он поднялся и очень удивился тому, что кости целы. Сосна, на которую Василий недавно столь лихо взлетел, была срезана на высоте трех метров от земли и обуглилась почти до самых корней. Кроны и стволы ближайших деревьев оказались сильно иссечены осколочным ветром. Не только на штанах, но и на куртке-штормовке были дыры, сквозь которые виднелась покрасневшая кожа и... "конечности ящерицы" - сейчас они были синими и, кажется, выделяли слизь. Спасительную слизь. По крайней мере, обошлось без серьезных ожогов, терзающих болью и вздымающихся пузырями. А как насчет ушибов? Бывает, что свалишься на лестнице с первой ступеньки и в десять раз хуже расшибешься. Напряжение пока не ушло, оно расходилось волнами от центра в крестце и развихрялось в нескольких точках на груди и животе. Кое-где мышцы живота были спазмированы, а икры сведены судорогой. Минуты три Василий приводил их в порядок разминкой, известной ему со времен морской службы.
       Жизнь продолжается! Но что это за жизнь?
       Радость выживания пока была отчетливой и искренней. Но какой силе он обязан? Может, его собственная психика мобилизовала все ресурсы организма на борьбу? Писали ведь в учебниках по психологии, что какая-то бабка так психанула во время пожара, что буквально выпорхнула из хаты вместе с двадцатипудовым сундуком.
       От охотников осталось шесть трупов, после смерти они утратили невидимость и начали быстро темнеть. Явно выходцы из Центральной Азии - значит, джихадисты. Ни одного налепленного или наколотого боди-компьютера, вся аппаратура, кроме бимонов, была глубоко инкорпорирована в их тела. Василий стянул трупы в овражек, туда же кинул ненужное ему оружие, засыпал все это хозяйство прошлогодней листвой и ветками.
       Несмотря на неизвестное будущее, впервые за девять лет имелось осознание исполненного долга. Василий Савельевич улыбаясь как Франциск Азизский птичкам и белочкам, направился в сторону поселка. Собственно, спешить было некуда. От Камышинского либо уже угольки остались, либо никто не сунулся туда вовсе.
       По дороге оптимизм растаял. И не потому что в овраге лежало шесть трупов - за что боролись, на то и напоролись. Просто Василий Савельевич глянул в лужу. Багровые жилы покрывали густым диковинным орнаментом и физиономию, и грудь, и живот; на спину не имелось способа взглянуть, но можно было себе представить, что и она достойна кисти Пикассо. Или Сальвадора Дали. Пожалуй, эти двое сумели бы создать совместный шедевр на тему Василия Савельевича.
       "Да, я уцелел как особь, на которую будет охотиться банковский коллектор,- подумал Василий Савельевич,- но стоит ли жить таким уродом?" А кроме того навалилась пыльным мешком усталость, первым мешком, вторым, третьим, казалось, он никогда еще в жизни так не уставал, даже когда на службе совершал марш-броски по 20 километров. Похоже, под кожей вообще исчез жирок. Это... ускорение времени даром не проходит, быстрота за счет собственного вещества...
       Возвращался он в Камышинский, мягко говоря, неторопливо, добрался к вечеру. Поселок остался прежним, не более и не менее неприглядным. Если здесь и шли бои, то только между двумя местными петушками. Василий Савельевич, изнемогая от усталости, закопал трофейный автомат с гранатометом в скирду сена, причем сразу забыл в какую. До егоровой избы добрался уже в темноте. Не обращая внимания на кастрюлю горохового супа, дрожащую в руках Дяди Егора, рухнул на койку и заснул мертвецким сном. Но напоследок еще услышал вещие слова:
       - Ты, это, не расстраивайся насчет полосатой морды. Я, после того как подшился и не сдержался - выпил, вообще синим стал. Так ведь, всё равно на дискотеку ходил, и в фильме про инопланетян снимался, и вообще жизни радовался. Даже девушки у меня были, только заикались вначале немного, от страха наверное.
       В какой-то момент сон из мертвецкого стал обычным. Василию казалось, что он просыпается, но оказывается не в нашем, а совсем в другом мире, с лиловым небом и густым океаном гиацинтового цвета. Из его вод вырываются кипящие желтые фонтаны, которые вонзаются на километры в высь. Там он похож одновременно на скорпиона и ящера: шесть лап, секущие челюстеруки, грудной и спинной панцири, бахрома быстрых и гибких отростков, среди которых выделяются два хвоста, один из них увенчан сияющим шипом. Дракон ныряет в бездонный океан, в глубинах которого ищет себе добычу. Насытившись в бурной глубине, он думает о подруге...
       Когда из-за волн уже доноссится её вой, ударяет фонтан, который рвет и треплет его тело - и Василий Савельевич открывает глаза.
       Дядя Егор тряс его за плечо, причем, судя по серому свету, грустно сочащемуся в мутное очко оконца, время было самое раннее.
       - Ну, что ты не даешь человеку забыться? - укорил экс-мичмана Василий Савельевич. - Кроме как во сне, порадоваться негде. Куда я теперь с такой мордой?
       - Хоть куда. Всё пройдет, старлей, и печаль, и радость. Рыбалить пора.
       Василий Савельевич подбежал к зеркалу. Красные полосы ушли, багровые жилы тоже, их не было на лице, спине, груди и животе. Вокруг самого Василия Савельевича тоже было нормальное пространство, без всяких ширм, потоков и волн. Так это были всего лишь глюки! Меньше наркода жрать надо.
       Вместо рыбалки, Василий Савельевич стремглав помчался в высокотехнологичный сельский медпункт, провел там терагерцевым сканером вдоль всего организма, пристально глядя на экран компьютера: и никаких тебе следов той самой ящерной структуры. Лишь довольно бодрая окраска в районе желудка - ну да это гастрит.
       Вместе с освобождением от кошмара пришло ощущение новой опасности. В любой момент могут появиться пискиперы или полиция, откопают трупы центральноазиатов - уж они то ему не приснились, найдут оружие, начнут расследование, кого и зачем здесь порешили. Поскольку Василий Савельевич, на взгляд правоохранителей, сам личность темная, его скорее всего объявят участником бандгруппы. Пора возвращаться в город, пусть даже это ОПГГ, там хоть можно замести следы.
       От дальней дороги Василия Савельевича избавили "экологи без границ", прилетевшие в голубом вертолете. Эти люди уходили исследовать права серой крысы в постиндустриальном ландшафте, а обратно аппарат летел порожняком и пилот был согласен взять попутчика, развлекающего его пустопорожними разговорами.
       В Питере Василий Савельевич ожидал получить большую взбучку от жены, сопровождаемую быстрым прикладыванием ладоней к его щекам. Но рукоприкладства не получилось. Жена нашла работу в Бельгии и вся любимая семья укатила куда-то под Брюссель. Три года назад - просто она об этом не писала в своих имейлах. Муж Вася жене Маше был больше не нужен. Заодно оказалась продана и квартира - за долги.
       Остался только ключ-вездеход, ведущий в дом и закуток в его подвале, который никто из жильцов не догадался занять. Там можно было коротать дни и ночи. Но через неделю закончились запасы еды, которой снабдил Василия Савельевича на дорожку Дядя Егор. Началось истощение, ведущее прямиком в могилу. И вдруг пришла идея - проверить бумажную почту, пусть почтовый ящик уже использовал совсем другой человек.
       Легко ступая худыми ногами, Василий Савельевич поднялся из подвала наверх... и в почтовом ящике нашлось послание на имя господина Берга от женщины, которая назвала себя менеджером фирмы "Сайкотроникс", а также Асией Раисовной, а также его его дальней родственницей по бабушкиной линии. Письмо пролежало там полгода, видимо новый жилец бумажной почтой вовсе не пользовался и в ящик не заглядывал.
       Господина Берга приглашали на собеседование в фирму. И он пошел, в штопанных штанах, через полгода после приглашения. И его взяли на работу. Без единого сертификата! Без "свидетельства о доверии"!
      
       Ловушка для программиста
      
       Работенка из области объектно-динамического программирования, - и плата за нее семь тысяч желтобаксов на бочку. Вроде замечательно, правда аванс в три тысячи получаешь только после демонстрации серьезных успехов в работе. Но пожить можно было пока у... самой Асии Раисовны, так что никаких квартирных расходов, она и одолжить могла на карманные расходы. Муж ее давно погиб в какой-то горячей точке, сражаясь, скорее всего, за неправое дело (грубая физиономия почившего, представленная на фотографии, выглядела откровенно бандитской), а сынки (на фотках небритые чмуры, хвастающиеся своими бицепсами-трицепсами) лет пять как обосновались в Османском халифат-союзе.
       Господин Берг подумал и согласился, хотя точно не знал, кем приходится ему Асия Раисовна - двоюродной тетей или троюродной сестрой, а спросить было неудобно. Знал только, что ее девичья фамилия Бекмурадова, как и у бабки.
       Асия Раисовна проживала в нехилой пятикомнатной квартире в доме-кукурузине на проспекте КИМа, ныне Якоб-Делагарди-авеню <прим. Я. Делагарди, генерал французского происхождения, завоевавший северо-западные русские земли для шведской короны>, в западной части Хирвисаари <прим. официальное финоязычное наименование, принятое в ОПГГ для Васильевского острова>. Там господин Берг занял комнатку, где раньше, до своей кончины, жила большая сивая собака, оставившая свою шерсть на коврах и диване. Пса, между прочим, усыпили за пожирание пенсионера, который был соседом Асии Раисовны и большим занудой, по ее словам. Потом господин Берг обнаружил за батареей и разбитую ампулу от психопрограммирующего средства для бойцовых псов.
       С понедельника, как и принято, господин Берг явился на работу в красивое здание, словно сделанное из золотистой фольги, на улице Гороховой, то есть Рижского мира <прим.унизительный договор 1921 г. с Польшей, обязывавший Россию отдать обширную территорию и выплатить контрибуцию> . Но вместо дешевых аутсорсовых задач, вроде учета столов и стульев в офисах, его ожидал ребус. Директор фирмы "Сайкотроникс", прозываемый Виталий Магометович, "порадовал" нового работника нестандартным заданием. А был шеф представительным мужчиной с породистым носом шейха и аккуратной бородкой, и в каждом жесте его сквозила нешуточная значительность. Казалось, он должен потратить на тебя, максимум, движение левой брови или правого мизинца.
       Помощник директора сбросил готовые программные модули и объекты на предоставленный господину Бергу "Калимантан", мощный компьютер с параллельными процессорами и фотомолекулярной памятью - первоклассного индонезийского производства, а не какой-нибудь "черной" африканской сборки. На южноазиатских предприятиях вся электроника, фотоника и спинтроника изготавливалась работницами, подчиненными через нейроконнекторы управляющему серверу: ручки - женские тонкие, а команды - компьютерные четкие. Ну, а прибыли делили между собой калифорнийские кибербароны, скупившие и присвоившие патенты на все виды передового хардвера (кто не хотел отдавать "ноу-хау", тот получал психопрограммную инъекцию наноразмерной иглой прямо в мозг и становился послушным мальчиком).
       Поставленная шейхом Магометычем задача решалась лишь методами субъектного динамического моделирования. Господин Берг владел этим оружием, выкованным в подвалах "Мумбайсофта" - а мастерство, как говорится, не пропьешь, - так что из столкновений со всякими головоломками нередко выходил победителем. Поэтому он и сейчас смело кинулся на амбразуру, хотя далеко еще не понял, с чем, собственно, воюет. Как ему вскоре показалось, фирма балуется с не очень легальными биотехнологическими делами. Ну, а ему, собственно, какое что.
       Когда господин Берг начал заниматься моделью, через СМИ пошли сообщения о террористических атаках в ОПГГ и ингерманландской зоне. Почти год пресса, управляемая Пятью Братьями, валила всё на русских националистов, руссистов, запушкинцев. Особенно много визгу было в СМИ соседних стран - ясновельможной Польши, Финляндии и прибалтийских карликов - те живописали происки Москвы, которая "как известно, стала в последние годы гораздо агрессивнее, восстановив свой военный и диверсионно-разведывательный потенциал после неудач двенадцатилетней давности". Международная общественно откликалась и спешила на помощь "молодым демократиям". Натовские пискиперы посылали свои дроны, чтобы убивать "террористов" по ту сторону российской границы, русские поднимали в воздух стаи антидронов, снабженные общим, конечно, же "тоталитарным" искусственным интеллектом. Наконец тульские умельцы выковали БПЛА "Сирин", способную перепрограммировать натовские машины прямо на лету и уводить их обратно, после чего те обрушивали свои бомбы и ракеты на штаб-квартиры западных банков и корпораций. На этом война дронов закончилась и "свободная пресса" стала реже называть террористов руссистами, иногда уже моджахедами, фидаями и джихадистами, но еще твердила, что они подсылаются Москвой, Пекином или, на худой конец, Тегераном, союзником Москвы и Пекина. Хотя командование джихадистского "Международного объединения джамаатов" все чаще намекало - станет хуже или лучше, зависит именно от него.
       Моджики-моджахеды любили захватывать глухие деревни и забубенные рабочие поселки, чтобы, в ходе последующего боя за освобождение, те были бы дотла уничтожены. Самих моджиков уничтожить было трудно, видимыми они становились только после смерти, а по жизни являлись невидимками, и секрет их невидимости оставался неизвестным. Впрочем, в аккуратных корпоративных кварталах с коттеджами и кондоминиумами, где обитают сертифицированные "северные европейцы" и менеджеры-амраши, ни одна лишняя пылинка не падала на газоны. Их доблестно защищали корпоративные ЧОПы и "голубая полиция", пискиперы и охранная робототехника. Получалось, что могучая джихадистская организация, выступающая вроде за социальную справедливость, упорно косит не богатых "сертифицированных европейцев", не амрашей и распов, а никому не нужных совков. Из-за этого сообщения об очередной бойне стали занимать в потоках новостей, изливаемых Пятью Братьями, не более двух-трех строчек.
       Но еще год спустя "европейские джамааты" вдруг провели военную операцию в Ландскрона-Сити. Впервые за двенадцать лет джихадисты открыли пальбу не в полузаброшенном селении и не в задрипанном городском гетто, а в шикарном новом центре ОПГГ. Голубая полиция не выдержала внезапной и мощной атаки невидимых боевиков, так что, потеряв несколько бронемашин, покинула район к западу от Фридом-Билдинг. Однако и моджики не стали дожидаться появления подразделений ООН, испарившись незнакомо куда... Затем пошла волна операций "сил джихада" в Европе, где они действовали еще более решительно, чем в ОПГГ. Во Франкфурте-на-Майне они легко заняли деловой район, рассадили робоснайперов на большей части лондонского Сити, заминировали бизнес-кварталы еще в десятке больших европейских городов. Толпы менеджеров и стада клерков бежали от опасности, роняя на землю гаджеты и проджекты, но по пути их косили пули автоматических снайперских систем и осколки прыгающих мин. А официальные СМИ все искали связи между внезапно всплывшими джихадистами и азиатскими диктатурами, то бишь московитской и пекинской, а также просили не отождествлять террористов с активистами демократических революций, преобразивших лицо Ближнего Востока, Северной Африки, Центральной Азии и Кавказа. Известно же, что именно "диктатуры" спят и видят, как выхватить тот или иной город или страну "из объятий свободного мира, чтобы затем погрузить в рабство". (Шутники-леваки добавляли: чтобы принудить каждого работать, получать зарплату, не заниматься проституцией, не колоться наркотиками, не продавать собственные органы.)
       Было ли это интересно товарищу Майкову... пардон, господину Бергу? Нет, он не желал интересоваться политикой, да еще льющейся из аналов Пяти Братьев. Товарищ Майков хотел получить деньги, честно заработанные мозолями на заднице, забрать семью из Брюсселя и поселиться с ней на Алтае или хотя бы в Вологде. Впрочем, вместо этого, господин Берг нередко желал закрутить с какой-нибудь с длинноногой потаскухой и через цепь ресторанов и отелей отправиться с ней на Майорку. Может так, сперва, в роли господина Берга повеселиться с блондинкой на Майорке, с брюнеткой на Ибице, а уж потом, в образе товарища Майкова, забрать семью и на Алтай...
       В новостях программиста Берга интересовала только ерунда, вроде сообщения о массовых операциях по перемене пола, с женского на мужской в Индии, с мужского на женский в Европе, а также об искусственном ускорении умственного развития одного барана и одной козы с помощью диффузного нейроинтерфейса, в результате чего баран возглавил движение, призывающее волков обратиться к вегетарианству, а коза стала защищать права парнокопытных дам от козлиного насилия.
       До политики было ли господину Бергу, если он только что создал особые программные объекты, именуемые субъектами (за способность к самопрограммированию) и лишь теперь стало стопроцентно ясно, какую несуразную задачу поставил Виталий Магометович.
       Некий объект, приходя в активное состояние, начинал вести себя как тридцать тысяч независимых субъектов. Однако основные параметры субъектов продолжали составлять, понимаешь, динамическое единство, изменяясь по совместным, то бишь интегральным функциям. Аргументами этих заковыристых функций выступали почти случайные воздействия, приходящие из хаотической "внешней среды", а целевой функцией являлось уничтожение максимального числа сотоварищей.
       Почему-то к описываемому объекту приклеилось у программиста Берга прозвище - ЯЙЦО. Уж больно оный напоминал яйцо какого-то монстра, из которого проклевывается тьма мелких пронырливых злобных гадов.
       Каждый день вел программист Берг незримый другим людям бой, который начинался фактически еще до начала рабочего дня.
       На работу он ездил наиболее безопасным маршрутом на метро до станции "Ханско-Крымская" (ранее Сенная Площадь). Питерская подземка встречала господина Берга пискиперами-финнами, которые высовывали из-за бетонных глыб чек-пойнта дульные части своего оружия - автоматы у них были с изогнутыми стволами, так что самому солдату выглядывать было не обязательно. А в вестибюле стояли цепями полицейские-окси, импортированные в количестве пяти "auxiliary bataillons" из Эстонии и Латвии. Эти были закованы в шлемы-горшки и бронежилеты-макси, а в руках сжимали детекторы ВВ и ОВ <прим. взрывчатые и отравляющие вещества>, похожие на алебарды. В общем, окси в своих макси смахивали на пеших кнехтов, пришедших с утра пораньше на Чудское побоище. Полицейские наставляли на тебя стволы, пока детекторы искали металл и вынюхивали ароматы пластиковой взрывчатки. Иностранцам помогали здоровенные ротвейлеры немецкого производства, также облаченные в доспехи.
       Тем не менее взрывчатка рвалась, а яд травил, когда хотел. Когда того хотели джихадисты.
       Взрывные устройства могли быть боеголовками небольших киберов, так называемых "тараканов", которые проникали в подземные и надземные помещения через шахты лифтов, вентиляционные колодцы, трассы водопроводов и канализации. Самое забавное - самодвижущиеся взрывные устройства почти ничем не отличались от детских игрушек "хексбагз" южноазиатского производства.
       ВВ и ОВ могли быть начинкой шахидов. Смертникам закачивали жидкие взрывчатые вещества в закупоренные участки кровеносных сосудов или толстого кишечника, заодно вшивали под кожу кремнийорганические детонаторы. Случалось, что адская машинка помещалась на месте удаленного левого полушария мозга. Подрывники с такой, с позволения сказать, головой, не были ни исламистами, ни джихадистами. Они сами относились к числу жертв: их хватали в пролетарских гетто на окраинах Питера или где-нибудь в России; им проводили резекцию, имплантацию, затем программирование мотивационной памяти. После потери центров аналитического мышления хватало коротенькой психопрограммы на десять строчек с хорошим фармакологическим закреплением. И вперед, на смерть, с улыбкой во весь рот.
       Именно так взорвал вагон метро солдат-срочник, украденный где-то под Иркутском. Что дало начало очередной истерике в прессе ОПГГ и балтийских стран насчет того, что за джихадистами стоит Москва. Прибалты и ингерманландцы упорно именовали Россию Москвой, хотя в это время страна уже имела вместо одного центрального города линию из семи городов вдоль Большой Трансроссийской Магистрали, которые и выполняли правительственные функции...
       Господин Берг выходил на станции "Ханско-Крымской", украшенной сценами набегов "вольных крымских воинов" на "деспотическую Московию", - стереоскопические джигиты уводили с собой радостных беловолосых дев, - бесшумно плевал на бюст хана Девлет-Гирея, продевался сквозь кольца терагерцевого сканера и через минуту оказывался на эстакаде сабвея. Помимо рамочного рентгеновского сканера там опять-таки стояли рядком полицейские-окси, которые тыкали в пах каждому садящемуся в вагон пассажиру сенсором биоопасности, имеющим вид серпа. А еще пассажиров обнюхивали нервные доберманы, которые любили грызть ботинки и жевать штаны. У некоторых личностей окси требовали чип-паспорт, который совали в сканирующий мобильник для сличения с базами криминальных данных. Попавшие в салон пассажиры обреченно ждали, когда закончится досмотр остальных.
       Наконец некогда изящный вагон с доваренными бронещитами тяжело двигался в путь - если произойдет взрыв, то дополнительная защита не позволит ему разлететься на высоте ста метров над уровнем города, хотя, конечно, при таком раскладе пассажиры внутри него превратятся в яичницу. Но господин Берг больше думал о том, почему кассовый аппарат, скромно мигнув красным глазком, не выдал ему положенную сдачу. Или о том, какие окажутся формы у той потаскухи, с которой он отправится на Майорку, когда с работой будет покончено. Умом ему нравились "яблочки", а сердцем "дыньки"...
       После всех дорожных мероприятий тот досмотр, который учиняли ему в фирме "Сайкотроникс", не казался столь уж противным. Те же детекторы, которым шарил по телу робостраж. Он же проверял флэшки, которые программист Берг иногда притаскивал с собой - обратной дороги им уже не будет.
       Господин Берг быстро смирился с тем, что фирма Виталия Магометовича занимается какими-то левыми делами. Моральный ущерб будет компенсирован материальным наваром, запрет работать на дому спасет от обвинений в воровстве фирменного софта, а полиции в данном на господина Берга наезжать бесполезно. Он самый простой исполнитель, да и в ОПГГ разрешено всё, за исключением того, что может вернуть Питер обратно в Россию.
       Программист Берг торчал у компьютерного монитора по двенадцать часов в день - безропотно, как курочка на жердочке. (Некоторые зеленые программеры работают в виртуальном режиме, но это не для серьезного дела.) Бимоны и цифровые перчатки господин Берг надевал не более чем на пятнадцать минут, чтобы помахать мечом в Куликовской битве или саблей в сражении при Молодях <прим. эпохальная битва 1572 г., в ходе которой войском Московской Руси была разгромлена 120-ти тысячная крымскотатарско-турецкая орда>. Игры эти нельзя было выводить на обычный экран, только в виртуальное окно <прим. изображение, проецируемое на сетчатку глаза контактным дисплеем и создающее "дополненную реальность">, чтобы никто не заметил; они были запрещены в ОПГГ (где, по идее, разрешено всё), как подрывные руссистско-националистические. Господин Берг позволял себе позабавляться лишь раз в день, во время обеденного перерыва, после употребления всяких кебабов, бешбармаков и прочих восточных харчей, от которых потом страдал живот. Впрочем, если запить пивом, то ничего.
       Так называемое "Яйцо" состояло из трех подсистем, сильно отличающихся по своим задачам. Программист Берг прозвал эту тройку - "желток","белок" и "скорлупка". И в каждом из тридцати тысяч конечных субъектов, на которые делилось большое "Яйцо", присутствовали все подсистемы.
       Субъекты соединялись, дробились, стирали друг друга и изничтожались "белым шумом" <прим. здесь автокоррелирующий случайный процесс>, но никак не желали составлять гармоническое единство.
       Каждое утро господин Берг бодро хватался за дело, настраивая себя на близкую победу, но уже после обеда сникал.
       В прежние времена, если у него что-то не клеилось, Василий Савельевич бросал чертову работу и отправлялся прошвырнуться. А там, глядишь, решение созрело само по себе и осталось только победно ударить по клавишам. Но сейчас программист Берг был прикован к этой гнусной комнате с портретом какого-то Джинна Хотабыча на стене, к этому мягкому стулу, принимающему форму тела, к этому огромному экрану.
       После девяти вечера произошел бы, конечно, разогрев, однако именно в это время работа в фирме железно прекращалась. И ни дисков, ни карт памяти, ни даже записочек на бумаге вынести с собой нельзя. На выходе, помимо детекторов и робостража, встает еще и охранник-качок - буравит глазками и шарит по карманам.
       Кстати, по выходу с работы господин Берг всегда начинал мучиться головной болью и ему совсем не хотелось раскидывать болящими мозгами по поводу программистских трудностей. Он предпочитал остаток дня провалять дурака.
       С отдыхом тоже обстояло не блестяще, потому что психика катилась вниз еще быстрее, чем соматика. Пить было не с кем, все товарищи канули в лету, кто в "Элизиум", кто продал органы и помер. А о том, чтобы на бабу вскарабкаться, Василий Савельевич и думать прекратил давным-давно. Во-первых, он все еще числил себя в категории женатиков. Во-вторых, оправдывал свою робость тем, что в ОПГГ свирепствует новая форма гриппа, завезенная секс-туристами из Бангкока, самая скоростная. Смерть наступает в результате внезапной дефекации, вызывающей инсульт. (Представьте-ка себе, много ли благородства в обосранном покойнике?) Возбудитель - робовирус с искусственным генОмом, один из тех что регулярно появляется в Юго-Восточной Азии, а потом расходится по всей Евразии, передаваясь половым путем или через компьютерную мышку. У робовируса последней модели в цепочке нуклеотидов прочитывалась торговая марка "Ведер геномикс" - явная промашка производителя, работавшего на ЦРУ.
       Растирая ладонями ноющие виски, господин Берг возвращался домой. Лучше это было сделать до одиннадцати часов. По улицам уже густо разъезжали БТР с пискиперами и БМП с окси, через каждые два метра чернели патрули "Блюуотер", голубой полиции, - наемной армии губернатора Гольдмахер, в которой преобладали выходца из этномафий. В темноте звучали звуки горных и пустынных песен, мелькали светлячки кальянов, над городом барражировали натовские ударные вертолеты, имевшие мандат ООН на создание "бесполетной зоны". "Сиуксы" шарили прожекторами по крышам домов и можно было лишь догадываться, когда какому-нибудь из америкакесов захочется пострелять по "ред рашенс". В самом деле, после одиннадцати господин Берг не раз слышал выстрелы. То ли действительно у пискиперов шалили нервишки, то ли выходили на ночную работу таинственные снайперы. Но к тому времени он уже был на квартире у Асии Раисовны.
       Долгое время он отказывался от ее харчей, обходясь сосисками и пиццей, но гастрит не дремал, угрожая смертью, поэтому пришлось перейти на домашние супчики хозяйки. После ужина добрая тетушка, порасспрашивав господина Берга о том о сем, уходила в одну из своих светелок, а он отправлялся дымить табаком в свою комнатку. Поначалу пиво целым бидоном и снотворное давали ему возможность заснуть мертвецким сном, но потом сон становился все менее доступным. Наркода же он избегал, потому что тот вёл к тяжелому бодуну, вышибающего из рабочего ритма. Так что приходилось терпеть бессонницу. И даже накачавшись пивом, обалдев от снотворного, насмотревшись на вихляния армированных гелепластиком певичек на стереоэкранной стене, он сидел и думал о том, что прожил жизнь зря. Где-то к трем утра он доходил до ручки и тупо созерцал обстановку комнаты: ковры с причудливыми арабесками, медные кувшины, вазы, чаши, кубки и даже масляные лампы. Здесь было много всяких восточных сосудов старинной работы и они сильно притягивали внимание. Стояла и клетка с птичками-корольками, забуревшими от табачного дыма.
       Может, поэтому наваливавшиеся после трех ночи сновидения были малоприятные. Ему снилось, что он летает бесплотной тенью среди таких вот сосудов. А в каждом из них - сгущенная тьма, в которой время останавливается навсегда, и едва окажешься поблизости, она захапает тебя. Это во-первых. А во-вторых, особенно после пива, снилось, что он заточен в каком-то из этих сосудов уже добрую тысячу лет и не может шевельнуть ни одним своим членом, хотя по страшному хочет попИсать. Вначале он еще пытается выкарабкаться, но затем... струя, пущенная им самим, заливает его с головой, и он, в самом деле, просыпается на мокрой простыне. Позорище такое, приходилось потом, втихаря от тети Асии, застирывать в ванной. И в третьих, иногда он оказывался в клетке для корольков, причем разбухшим, отечным, рыхлым, прижатым к ее прутьям. К нему приближалось что-то похожее на тучу, а потом это оказывалось лицом Асии Раисовны. Василий-из-сна просил его выпустить, жаловался, что все члены его отекли и болят, но голос просящего напоминал хлюпанье спелой груши на зубах, а ласковое воркованье тетушки Асии - грохотание танка "Абрамс".
       В восемь звонил будильник. Господин Берг долго ворочался в кровати, пытаясь выдавить из жил тягучие, клейкие остатки сна, слушал, не вникая, бубнеж сетевого радио про очередные теракты. Асии Раисовны уже не было дома, поэтому он заглатывал порцию сосисок и пол-литра кофе с тонизирующими таблетками. По синапсам проплывал кофеин под ручку с адреналином, появлялось фальшивое воодушевление и господин Берг поспешно бросался в пассажиропоток, промывающий ОПГГ...
       В одну из таких утренних поездок, когда он, как обычно, настраивал себя на борьбу с программным Яйцом, в глаза вдруг бросилась одна фигурка.
       Поезд в это время остановился на станции "Музей Маннергейма" (бывшая "Василеостровская") и почему-то застрял. Или откуда-то выбежали самонаводящиеся кибертараканы, или кто-то вспорол себе живот, выпустив оттуда кубометр ОВ. В общем, вынужденная остановка затянулась минут на десять.
       Двери были уже закрыты, вдоль вагонов прохаживались голубые полицейские в своих шлемах-горшках, помахивая тизерами-угомонизаторами. А на платформе накапливался народ, заполняя место, не занятое многочисленными бюстами Маннергейма и изваяниями финских солдат со свастиками на касках. Среди толпящегося там малоразличимого люда господин Берг приметил девицу. Никакой тебе радужной или зеркальной шевелюры, ни стереоскопического маникюра, ни голографического тату, ни колготок-экранов типа "сейчас покажу", ни какой-то другой фотоники. Обычная такая одежонка, если точнее совсем немодная в ОПГГ - сарафан, ситцевая кофточка, почему-то без куртки или пальтеца, несмотря на осень... Но главная особенность девушки заключалась в другом - она смотрела на него! Впервые за последние двенадцать лет девушка (не имеющая к тому ж никакого материального интереса) обратила свое внимание на его персону. Господин Берг подумал естественно о том, не вылез ли у него конец рубахи из расстегнутой ширинки и не забыл ли он смыть зубную пасту со щеки, однако большая зеркальная задница соседки по вагону показала, что ничего экстраординарного с ним не случилось... Короче, господин Берг отозвался взглядом. Может потому что девица напоминала жену, если не фигурой - Маша-то поплотнее будет, - то темно-рыжими волосами и какой-то гордой линией губ. А потом господин Берг заулыбался во весь рот, ну и молодайка тоже. В конце концов он так разошелся, что стал изображать голубого полицая, вышагивающего в своем горшке мимо вялого, как белье на веревке, народа (голубой, конечно же, этого не заметил). Девушка откровенно смехотнула. Господин Берг еще больше расшалился. Стал корчить рожи, показывая какая физиономия у полицейского под забралом. Молодушка до того развеселилась, что даже приставила кулачок к своему смеющемуся рту.
       Господину Бергу страшно захотелось, чтобы в тоннеле метро еще что-нибудь взорвалось или пустило ядовитую вонь, а тогда двери вагона открылись бы, ну и... О нарушении заповеди "не прелюбодействуй, а то козлом станешь" он даже не думал, а вернее не мечтал. Просто хотелось постоять рядом с приятным существом противоположного пола, далеким от пенсионного возраста. Но, увы, ничто больше не взорвалось и поезд двинулся по рельсам. А девушка, хоть и не провожала господина Берга клейким взглядом, однако посмотрела напоследок как будто даже с сожалением.
       И всё утро на работе господин Берг вспоминал этот взгляд, отчего динамическое моделирование вызывало меньший интерес, чем обычно. Особенно раздражал "Джинн Хотабыч" на стене, который сверлил программиста буравчатыми глазками профессионального подрывника. Василий даже перевесил настырного старца лицом к стене (портрет на следующий день вообще исчез со своего поста.)
       Однако именно в этот день случались моменты, когда казалось, что все уже склеивается, надо только утрясти трое-четверо параметров, но"белый шум" в считанные секунды увеличивал их количество до двадцати-тридцати и поиски алгоритма начинались снова.
       К исходу рабочего дня у программиста Берга сложилась твердая уверенность, что вся задача эта - лабудовая, то есть бессмысленная и беспощадная, что труды рук его напрасны и что фирма эта - просто бандитская "крыша"; здесь программированием прикрывается отмывание денег какого-то настолько грязного бизнеса, что даже в ОПГГ его надо маскировать. И вообще это плохо для него кончится - ведь он лишний свидетель.
       Вернулся господин Берг домой в очень плохом расположении духа, поэтому стал пригоршнями бросать в пиво амфетаминовые "колеса". Врубил погромче музон, психотронную группу "Лоботомия". А потом добавил наркод, к которому старался не прикасаться со времен побега в Камышинский. (Во время визита в Петронезию, где разноцветные нейропилюли с оральными наркоинтерфейсам лежали ведрами, все же не удержался, купил одну штучку.)
       Как проглотил дозу, стало ничего себе. Забылись и молодка с платформы, и подозрения по поводу фирмы, и пронзительный старичок в рамочке. Змейки на обоях танцевали веселый танец, а из углов выглядывали гномы, которые лопались, если попадешь плевком. Лишь бы не затошнило после принятия всего этого набора. Он помял руками купленную намедни игрушку - "умный пластилин". Если ты придашь ему более или менее приемлемую форму, то дальше он уже сам поможет начинающему скульптору и дооформится. Господин Берг собирался вылепить кораблик, но опять получилась девушка. И хотя пластилиновая барышня была "ню", с длинными белыми волосами а ля Лореляй (которые еще колыхались будто на ветру), перед внутренним взором ярко предстала метрошная незнакомка. Темнорыжие волосы, подстриженные "под пацанку", легкие ножки, до щиколотки выглядывающие из-под сарафана, расстегнутая до второй пуговки кофтюля. А вот и наркод посодействовал, пластилиновая девушка превратилась в эту самую рыжую, только высотой в двадцать сантиметров. Вот зараза, изыди, чертова дюймовочка, изыди.
       Господин Берг размахнулся и засандалил пластилиновой девушкой в стену. И надо же - прилипла, правда превратилась в бесформенный ком. Неудачливый программист подумал, что неплохо бы достать из шкафа "Конструктор юного сексиста", который он купил намедни за двести йеллобаксов, одолженных у тети Асии, но до сих пор стеснялся распаковать. Любой умелец мог при желании собрать из пластиковых деталей подобия женских гениталий, заполнить их водой, воткнуть в розетку, чтобы нагрелись и зашевелились, а затем использовать извращенческим образом. С наркодом, наверное, даже не почувствуешь разницы между пластмассой и настоящими женскими телесами. Он уже было протянул руку к большой коробке с надписью "Я - твоя", как в комнату вошла Асия Раисовна. Наверное, она постучала, но господин Берг из-за наушников не услышал. Впрочем, он сразу вытащил лишнее из ушей и постаралась пригладить волосы, всклокоченные и изрядно поредевшие за время работы в "Сайкотроникс".
       - Ну что с тобой творится, Вася? - ее голос был стопроцентно заботлив. - Во-первых, надо меньше курить...
       Она пригасила свет, чтобы комната была менее заметна шальным снайперам и распахнула окно, за которым летели к земле толпы капелек с радиоактивным цезием - привет от снесенных народным восстанием нигерийских атомных станций, - заодно выкинула наружу неоконченную пачку сигарет.
       - Во-вторых, пить и есть надо вовсе не эту гадость.
       - Ну, пить пророк запретил, - криворото усмехнулся горе-программист, - учитывая принятый в то время гарем, это можно понять.
       - В-третьих, не говори того, чего не понимаешь. У них в первую очередь был духовный брак.
       - Ну, это само собой и вообще я тут лишнего сболтнул. В любом случае, пророка Мухаммеда уважаю, он был за равенство и братство, не то, что некоторые... Может, мне в церковь сходить, покаяться, исповедаться, причаститься?
       - Зачем в церковь, не надо никакой церкви, - заторопилась женщина.
       - Асия Раисовна, я вам, наверное, надоел, завтра съеду, сниму комнату поближе к этой чертовой работе, пусть уж шеф, наконец, мне чего-нибудь заплатит, пока я чего-нибудь не испортил. Шучу, естественно. Но по правде, достала меня уже эта работенка, слишком много неопределенностей и ограничений, будто я сам подопытный кролик. Обменял бы с удовольствием такое программирование на лесопилку.
       - Зря ты со мной не делишься, Вася, я же тебя вроде и подбила на это дело. Думаю, что ты справишься, не зря Виталий Магометович в тебе сразу что-то такое разглядел.
       - Что-то такое разглядел, а вот экзистенциального кризиса так и не увидел.
       Асия Раисовна явно не врубилась.
       - Ну, экзистенциальный... связан с общим недовольством тем, как устроен мир. Как-то не так устроен мир, правят им... вампиры и лгуны.
       Господин Берг поморщился, потому что подступила тошнота и голова загудела.
       - Миром значит недоволен, однако пользуешься им, пиво дуешь за троих, амфетамины и снотворное лопаешь, вот даже "конструктор юного сексиста" купил, думаешь я не заметила. А может просто перебрал ты, Васенька? Это так по-русски. Вон весь в каких-то красных узорах,- несмотря на неодобрительные слова, действия ее были ласковые.
       Она подошла к нему и запустила свои чистые пальцы в его засаленные волосы. Вначале кожа головы зачесалась, но ладони были мягкие, теплые и как будто успокаивающие. Господин Берг прикрыл глаза и открыл их, когда действительно полегчало. Перед глазами были и шея, и грудь Асии Раисовны в значительно расстегнутом халате. Немалые округлости спокойно лежали под тонкой тканью, слегка натягивая ее в районе сосков. Зрелые выпуклости не очень юной, но хорошо сохранившейся женщины, не вылезающей из косметических салонов, где ее регулярно колют стволовыми клетками. Хотя и зрелые, но эластичные, упругие и т.д. Зачем это, зачем? Отвали, дура.
       А при повороте глазных яблок вниз были видны ее коленки, конечно, круглые и гладкие.
       Господин Берг сглотнул слюну - где-то гурьбой побежали гормоны - более того, в нижней части живота, вне зависимости от сознания, оживились плоть и кровь.
       Ни-зя, ай-ай-яй. Она же как будто родня и бабище приличного возраста.
       - Ну, прижми головушку, так лучше будет, - Асия Раисовна как будто не чувствовала опасности момента. Или словно провоцировала ее.
       Дурная голова господина Берга одним виском склонилась на ее грудь, как на подушку, рука Асии Раисовны потерла другой его висок.
       Лежать на теплом и пухлом было приятно, от ее ладони шла какая-то легкость вначале без эротического фактора, потом все более возбуждающая. Из мозга, глаз и жил уходила тяжесть, сменяясь электричеством.
       Прямо перед носом оказалась прикрытая одним лишь слоем мягкой ткани выпуклость соска. Рука его инстинктивно легла на талию Асии Раисовны - так было удобнее прислоняться. Ее халат еще больше распахнулся, его щека заелозила по голой коже во впадине между двух известных по всей планете выпуклостей. Желание прислониться сочеталось с нарастающим желанием присосаться, войти, проникнуть, вклиниться, ворваться. Потом разорвать и взорвать. Но это второе желание было как будто не его, оно словно отражалось в нем. А источник был пока далеко.
       На какое-то мгновение он увидел это "далеко". Лиловое небо над ним и пучащееся болото гиацинтового цвета под ним. Любовь - это смертельный поединок. И тот, кто победит, устроит из трупа побежденного любовника уютное гнездо для пожирающих друг друга лярв. Те личинки и личинки личинок, которые уцелеют, прогрызут высохшую оболочку и вылезут наружу в Большой мир, чтобы встретиться, может быть, через сто лет. Но опять-таки для войны.
       Господин Берг, словно заразившись желаниями далекого мира, с каким-то звериным урчанием опрокинул Асию Раисовну на диван, и халат ее услужливо разошелся, оголив добротную мякоть.
       Зверь поднял голову к лиловому небу и заревел.
       И тут Асия Раисовна вылетела из его комнаты, как воздушный шарик под порывом ветра. Изрядно струхнула, наверное.
       Пришел стыд. И полный срам. Он хотел было немедленно валить с ее квартиры, но потом подумал, что совершенно выдохся и лучше вздремнуть часок.
       Однако спал господин Берг хорошо и долго. Утром он нашел на кухонном столе завтрак, приготовленный для него Асией Раисовной. Она не обиделась. И даже оставила на столе записку: "А я всё забыла"...
       На работе для воссоздания динамического единства все еще предстояло согласовать с десяток параметров, но теперь он уже уловил суть. Тридцать тысяч дочерних субъектов действительно напоминали мелких гаденышей, которые беспрестанно дерутся меж собой и выедают тело родителя, однако стремятся СОВМЕСТНО повышать ПОТЕНЦИАЛ ВЫЖИВАЕМОСТИ.
       Наконец удалось применить методы сложно симметричного моделирования, разработанные Новосибирской школой, и вот уже забрезжило динамическое единство субъектов.
       Чтобы предотвратить разрушение всего объекта под воздействием непредсказуемого "белого шума", господин Берг усложнил модель, внеся взаимодействие в поведение субъектов. Теперь при сколь угодно опасной атаке хаотической внешней среды погибали не все лярвы, а только более уязвимые и слабые. Остальные особи выдавливали обреченных на периферию, повышая потенциал выживаемости всего сообщества.
       В тот день, когда началась заварушка в Антверпене, господин Берг завершил основную часть работы. Впрочем, забугорные коллизии не приковали его внимания, он даже не заметил, что его семья живет совсем неподалеку от того места, где состоялась вспышка джихада. Господин Берг скорее беспокоился о том, как будет тратить деньги, каковые предстояло получить по завершению главного этапа работы.
       Главный этап завершился еще до обеда. Но господина Берга заставили ждать до конца рабочего дня. Почему не подождать, отчего не попревращать мечты в четкие планы-графики близкого отдыха? И даже бубнеж сетевого радио не был помехой сладким мыслям. А после обеденного перерыва оно вовсю гудело о том, что Ландскрона-Сити переходит под контроль террористов, которые удачно использовали данную им передышку, что пискиперы под их натиском покинули еще несколько офисных зданий, что боевики используют захваченные банковские документы и носители финансовой информации в своих целях, что начинается новая фаза экономического кризиса. Но господин Берг был спокоен, несмотря на все запугивания. Он знал, что йеллобаксы ни при каких потрясениях не пострадают - катаклизмы только заставляют людей скупать желтопузиков. Сетевое телевидение показывало взрывы и пожары, бегущих нонкомбатантов, патрули голубой полиции, выдвигающиеся на бронетехнике, однако никаких солдат в ходе боестолкновения, никаких пленных и убитых, словно бились невидимки. Собственно и сообщалось, что пискиперы носят камуфляж с отрицательным индексом преломления света, имеют стелтс-покрытия их боевые машины, а боевики невидимы уже на органическом уровне. Пока необъясненным образом их тела могут "уходить" от света, или, как объясняют некоторые ученые, способны "разрывать", а потом снова "склеивать" световой поток...
       Из офисного же окна было видно лишь то, что Ландскрона-Сити затянут, как сетью, разноцветной дымкой. Из-под этой пелены порой доносился грохот, напоминающий игру на бас-гитаре с очень приличным усилителем. Господин Берг, знакомый не понаслышке с тем, как Пять Братьев промывают мозги - виртуальные войны превращают в настоящие, а настоящие в виртуальные, - пока не беспокоился.
       Гораздо больше его взволновало то, что в конце рабочего дня ему кинули лишь тысячу желтодолларов, а еще пару тысяч, покрывая старые долги господина Берга, фирма перечислила прямо на счет банковского коллектора. В итоге, получилось прилично меньше аванса, указанного в контракте. Выданная на руки сумма вряд ли могла возместить понесенный морально-психологический ущерб, да и долги тете Асии надо отдавать. В общем, господин Берг вспыхнул и задымился.
       Недовольный программист грозно завис над бухгалтершей, но та скромно объявила, что лишь выполняет поручения шефа, у которого имеются некоторые претензии к отработке контракта. Господин Берг несколько стух, поскольку понимал, что, следуя букве договора, его можно прихватить сотней различных способов. А черноокая красавица-секретарша с удовольствием прощебетала, что шефа сегодня уже не будет, да и завтра, в пятницу, тоже. Сами понимаете, у правоверных выходной. Так что, до понедельника.
       - В вопросах отдыха я солидарен сразу с тремя религиями, - известил господин Берг. - Так что, в самом деле, до понедельника.
       Когда он проносил свое тело сквозь контроль на выходе, мозги сжало спазмом. А когда господин Берг вышел на улицу и прошел метров двадцать, не более, свет вдруг ушел из глаз, оставив весь мир во тьме. Последняя мысль была о деньгах, лежащих в заднем кармане брюк.
       Очнулся он, потому что было жестко и холодно. Вскоре господин Берг понял, что лежит на каталке в каком-то мрачном холодном помещении со стенами из бетонных блоков - то ли в приемном покое, то ли в морге.
       Щека сильно болела, господин Берг дотронулся пальцем - что-то липкое, наверное кровь, текущая из рассеченной кожи, или... фу, даже страшно подумать. Потом рука трепетно метнулась к заднему карману брюк - о, блин, хорошо-то как, - деньги все еще лежали там тугой пачкой.
       Здесь было радио, которое щебетало, что террористы блокировали на подходе к Ландскрона-Сити крупное подразделение пискиперов и сейчас применяют для его уничтожения умные миниракеты с расщепляющимися боеголовками, что колонна бронетехники под флагом окси не смогла пробиться на помощь окруженным и отступила, понеся большие потери, что правительство Османского халифат-союза открещивается от причастности к снабжению боевиков оружием и всё валит на Москву и Пекин, что боевики вообще-то прибыли как туристы из новых исламистских государств, чье образование Запад поддержал авианосцами двадцатью годами ранее, что, по непроверенным данным, один из полевых командиров, именуемый Мехмет Айдин, получил ранение во время последних боев.
       Еще радио сообщило, что в Атлантическом океане затонуло судно, перевозящее десять тысяч тонн творений скульптора Цементели, в том числе конный памятник "Голдману-Саксу" <прим. крупная финансовая группа>, а в Папуа-Новой Гвинее террористы съели французского посла. Причем, по ошибке, приняв его за американского.
       Господин Берг стал слезать с каталки, но тут его остановил грубый голос:
       - Лежать. Щас полицаи придут, они тебя оформят, - голос принадлежал квадратному санитару, лениво выдувающему большие зеркальные пузыри из здоровенного комка баббл-гам, катающегося у него в пасти. - Будут кокументы в порядке, сможешь слинять, если нет - они тебя повяжут самозатяжками и станут твою морду лечить у себя в застенке.
       - Спасибо, я свою морду лучше сам полечу.
       - Лежи, я сказал.
       Полицейские пришли через час. С Василием всё обошлось - банковский коллектор, получив часть долга, пока что убрал его из красного списка "невыездных должников", а в базе "врагов демократии" он под новым именем Берг еще не значился. Однако какого-то лежащего неподалеку гражданина полицейские сбросили с каталки, невзирая на его бинты и гипсы, сковали вдоль и поперек кандалами-самохватами и потащили с собой. Экранчик полицейского компа показал, что у калеки очень-очень большая задолженность и его заждался Элизиум.
       - Ну что, линяешь? - уточнил санитар. - В больнице оставаться не советую, нормальной страховки у тебя нет, значит попадешь в подвал, где бомжи обосанные. До понедельника никто тобой заниматься не станет, только денежки будут высасывать, а до той поры и так все живет. Жрачка у нас, для таких как ты неотстрахованных, хилая, потому отожраться не надейся.
       - По тебе не видно, что хилая, скоро уже ряха треснет, - почти мысленно произнес господин Берг и побрел на выход.
       Когда он был у самой двери, слова санитара заставили его оглянуться и встрепенуться.
       - Эй, мужик. Двести "йеллов", кстати, я у тебя взял. За охрану так сказать.
       - Как это двести, какую-такую охрану? - сглотнув возмущение, спросил господин Берг.
       - Ну, лежал же ты здесь словно куча, а я тебя сторожил, чтобы никто твое достояние не спиздил. Тут вообще такое творится - яйца могут оторвать, едва зазеваешься. Знаешь, сколько сейчас органы стоят на бирже?
       Господин Берг потрогал свои органы и поежился, но потом даже повеселел из-за того, что так дешево отделался - всего парой сотен желтопузиков.
       Было около часа ночи. Когда он подходил к станции метро "Дудаевская" (бывшая "Достоевская"), его замел патруль "Блюуотера". Голубые полицейские просветили и просканировали его на предмет ОВ, ВВ, устройств типа встроенного в прямую кишку гамма-излучателя. Бравые "голубые" явно искали повод утащить первого встречного в застенок. Но все же отпустили, когда Василий оторвал от сердца еще 200 мозолистых йеллобаксов - хлопцы в шлемах-горшках были по счастью не из Прибалтики, а из под Житомира, жадные, но не вредные.
       С удобством располагаясь на сидении в вагоне метро, господин Берг был уверен, что на этом его мытарства закончились. Вокруг в массе своей сидели не севропы и не амраши, - те пользовались скайвеями - а родные русаки с добавлением китайских туристов. Так оно и казалось до поры до времени. Но неожиданно, на переходе между станциями "Проспект Бжезинского" (бывший "Невский проспект") и "Музей Маннергейма", поезд встал и тут же погас свет. Стало донельзя жутко, однако вскоре зажглись маленькие красные лампочки аварийного освещения. А потом послышался шум. Как будто кто-то открыл очень большой водопроводный кран с насадкой аэрации. И господин Берг вспомнил, что над ними Нева, в последние-то годы терроризм вырос, а подземные коммуникации остались прежними - зачем в них вкладываться, ведь приличные люди ездят на своих авто по скайвеям, а туристы по сабвеям. Единственное усовершенствование - вагоны были обмазаны нанопластиком, который в случае опасности затягивал щели, придавая герметичность...
       Мощный поток воды захлестнул поезд, заставив его запрыгать, а стоящих и даже сидящих пассажиров попадать. Лишь немногие женщины смогли тоненько закричать, еще несколько слабонервных описалось со страха, а кто-то даже обкакался, сильно ухудшив качество замкнутого пространства.
       - Донт уорри, Раша, - произнес военный в чине американского майора, видимо случайно, после визита к даме, оказавшийся в метро. - Америкэн арми с вами. Улибайтес!
       Мужественный миротворец поднес фонарик к одному из иллюминаторов свежеспущенной подводной лодки. За стеклом как раз проплыл труп, у которого голова была пробита мобильником.
       - О, май год,- бодро произнес бывалый военный, вселяя уверенность в остальных пассажиров и рассказал уже по-английски (однако господин Берг понял, о чём speak), что дескать, бывает так, что голова в одном месте, а яйца, за три километра остались, но демократия всё равно побеждает.
       Наконец по поезду пролетел голос машиниста.
       - Господа граждане ОПГГ и гости нашего города, со станцией связаться не могу, но воздуха в каждом вагоне хватит на шесть часов не слишком активного дыхания. Так что, господа граждане, не портите со скуки атмосферу .
       Уже через три часа некоторые пассажиры потеряли морально-психологическую устойчивость, покраснели и стали делать вид, что задыхаются. Пискипер начал показывать, как можно дышать по минимуму, одними порами кожи.
       Но через четыре часа майор потянулся за кольтом и хотел перестрелять этих "комми", чтобы для истинного носителя демократии, такого как он, осталось больше воздуха. По счастью сидевшая рядом баба ударила его по голове кошелкой, в которой явно находилась сковорода, "отдохни, сердечный", и американец надолго отпал.
       Через шесть часов воду из тоннеля еще не откачали, но подали воздух по шлангам. Полное освобождение состоялось только в воскресенье вечером. Пассажиров-подводников, пострадавших в результате то ли аварии, то диверсии, развозили по домам новенькие автобусы, показанные телевидением на фоне губернаторши, толкающей бодрую речь насчет того, что "демократия опять победила".
       И вот, наконец, робостраж отсканировав радужку господина Берга, отпер дверь подъезда. Неудачные "выходные" подходили к концу. Однако, едва он вошел, на его плечо легла тяжелая рука. Господин Берг обернулся и увидел человека совершенно определенной наружности. Бугры стероидных мышц, рядом с которыми двигались тросы мускульных имплантов, выдавали в нем Робин Гуда 21 века, то есть цивилизованного рэкетира, который бьет и грабит бедных в пользу богатых.
       - Василий Савельич, нам надо пообщаться,- произнес человек с акцентом, хорошо знакомым старшему поколению по фильмам про "Покаяние", внушительно перекатываясь массивным телом с носок на пятки. - Ваши доходы резко увеличились, господин Берг. Нам это известно и не надо скромничать. Деньги могут стать злом, могут испортить вашу личную жизнь, но мы знаем, как сделать так, чтобы вы получали от них одно удовольствие.
       - Кто это "мы"?
       Человек поднес к лицу господина Берга большой кулак, опушенный жесткими темными волосками, но не для того, чтобы напугать. Кулак служил визитной карточкой, на большом пальце была голографическая радужная татуировка, изображающая сидящего на кафедре орла с буквой "П" в когтях . Такую татуировку не стоит подделывать, за фальшивку в тюрьме убивают заточенной ложкой, а на воле гранатой, но в любом случае сдирают кожу с ложным изображением.
       - Профессора? - на всякий случай уточнил господин Берг.
       - Они самые.
       Господин Берг знал, что в этой могущественной банде, называемой также университетской группировкой, состоят даже самые настоящие профессора, и полным полно бакалавров гуманитарных наук, которым не хватило место на преподавательской и медийной работе. Одно время в университеты и институты шли, по велению губернатора и хотению международной общественности, представители всех угнетенных российским режимом народов - "жертвы режима" ордами спускались с гор и выходили из пустынь. Но научной работы на всех не хватило, да и может скучновата она оказалась. Бакалавры с крепкими кулаками не смогли превратиться в ЧОП, - остальные бандформирования не поделились территорией, - поэтому цапают всё, что плохо лежит, по всему городу.
       - Мы возьмем вас вместе с вашими доходами под нашу охрану, - рэкетир неожиданно распахнул кожаную куртку, оголив тело, однако это действие не относилось к разряду эротики. Он нажал на сенсорные кнопки, расположенные около пупка, и на экране, напыленном на волосатую грудь, сразу возник готовый договор между г-ном Бергом и некоторым ООО с названием "Кафедра".
       - Мы, Василий Савельевич, даем защиту от криминального мира, наездов то есть, обеспечиваем надежное обращение ваших денег, эффективное их вложение, своевременный возврат выданных вами займов, получение вами кредита под разумные проценты. Ну и так далее, полный сервис. Мы защитим вас от кредиторов, связанных с системой "Элизиум". Примерный перечень кураторских услуг я вам сейчас распечатаю.
       Из прорези гибкого принтера, затесавшегося в складках бандитского живота, вылезла небольшая бумажка. Университетчик развернул ее - она была сложена вчетверо и оказалась в итоге нормального формата А4, даже без заметных сгибов.
       - Во сколько мне обойдутся ваши, так сказать, услуги? - вяло спросил господин Берг, вертя в руках бандитский перечень.
       - Двадцать процентов от каждого денежного поступления, учитывая доход последних трех лет. Сегодня вы можете не расплачиваться, хотя скажу, что потом это будет дороже. Мы берем полупроцентную пеню в день за отсрочку. Другие подобные организации, кстати, до одного процента. Мы же уважаем деньги наших клиентов. Так вот, в случае задержки выплаты, через месяц первое физическое предупреждение, через два месяца - последнее.
       Господин Берг сразу представил свой расчлененный труп, валяющийся в мусорном баке вперемешку с гнилой рыбой и использованными музыкальными кондомами. Неприятное зрелище.
       - Но расписаться нужно сейчас,- неторопливо распорядился университетчик.- Приложите указательный палец прямо к экрану, у него сканирующая поверхность - и это будет вашей подписью под договором.
       Господин Берг растерянно посмотрел на палец и, не найдя ничего лучшего, почесал им в ухе. Затем пробовал проскочить к лифту, но "профессор" заслонил дорогу как шкаф.
       - Ай, дорогой, не будем ссориться. Нам ведь еще долго работать вместе - я ваш личный куратор. И я не хочу хоронить вас в скором времени. Честно говоря, не люблю я этого. Вот вчера провожали одного приятного господина гражданина в банк органов, кстати неплохого программиста. Нелепая случайность произошла с ним, такая нелепая, вдруг его зажало между двух дверных створок на выходе из лифта, а кабина еще поехала и... хрясь - готовы две половинки, лечить уже нечего.-"Профессор" слегка засопел, похоже, вспоминаемая сцена доставила ему эстетическое удовольствие. - Хорошо развалился господин гражданин, ровно пополам... Мы вообще люди гуманные, господин Берг, но в случае отсутствия взаимопонимания, можем сообщить ваши координаты родственникам некоего Юнуса - а вы им известны как старлей Майков - и , я думаю, они проводят вас на тот свет в виде мелко нарубленной баранины. Печально - "он не пришел кудрявый наш певец". Уж лучше мы вас лет через двадцать культурно проводим на пенсию.
       И господин Берг решил не сражаться с непреодолимой силой.
       - Ладно, давайте ваш экранчик. Но учтите, деньги портят людей, особенно чужие.
       Пришлось нажимать на кнопочку, расположенную на теле "куратора". Тот не застеснялся.
       - Я понимаю ваши чувства, господин Берг. Вот вам, для укрепления атмосферы сотрудничества, маленький подарочек от нашей, так сказать, "кафедры" .
       "Профессор" учтиво вручил новому подопечному говорящую конфету в виде "девушки твоей мечты". Конфета нашептывала: "А как насчет облизать ", опять напоминая Василию о манящей незнакомке и, в противовес словам рэкетира, только усилила горечь обиды.
       - А если меня захотят "защитить" еще какие-нибудь другие бандформирования?
       - Посылайте ко мне. Так и скажите: а пошел ты к Соросу. Это мой художественный псевдоним.
       И бандит прошел на выход мимо робостража, нисколько не опасаясь разоблачения...
       Пока господин Берг поднимался с первого этажа, он из пожухлого листика превратился в яростно негодующего монстра. Уже в прихожей он заметил, глянув в зеркало, что его лицо украсила красная сетка прожилок, а глаза порыжели. Опять, опять!
       Не снимая куртки и ботинок, он прошел на кухню. Асия Раисовна колдовала у плиты.
       - Устал, котик,- проворковала она, нисколько не обращая внимания на его "полосатость". Более того она просунула ему руку под куртку, а затем и под футболку. Где-то далеко заревел разгоряченный зверь и его желания отразились в господине Берге. Левую руку он положил на тугую нижнюю полусферу бабенки, другой опрокинул в рот рюмку "Абсолюта", кинул туда же котлету прямо со сковородки. Затем бесцеремонно и грубо ухватился правой рукой за вторую нижнюю полусферу Асии Раисовны, оставляя жирные следы на ткани халата. Ну и потащил хозяйку к столу.
       - Да, остынь, остынь, рыжеглазый, - шептала она, - поешь сперва, вся ночь впереди. - Но сама требовательной рукой вползала ему в штаны.
       Он кинул ее на обеденный стол, как кусок мяса, опрокинув заодно несколько стаканов, сам залез следом. Ладонь попала в блюдо с патиссонами, голова женщины оказалась в соусе. Он едва не ворвался в "приемный покой", как вдруг сквозь ставшую зыбкой стену кухни увидел самку дракона, выедающую разъятые внутренности самца. Господин Берг, намотав волосы Асии Раисовны на руку, протащил женщину лицом по пролившейся сметане, хлестнул пару раз большим огурцом по заднице, и, вытерев ладони об ее шелковый халатик, отправился в свою комнату. Да и свои любимые сосиски не забыл захватить.
       Чтобы не вспоминать недавнее озверение, господин Берг стал блуждать по ньюс-серверам. Леваков, вещавших с плавучих платформ в Балтийском море, видимо, всех утопили, а сайты, принадлежавшие Пяти Братьям, переживали из-за того, что наблюдается сильный отток капитал с фондового рынка: индекс Доу-Джонса упал за три дня на девять пунктов, а ДАКС на целых пятнадцать; соответственно резко подскочили цены на золото, платину, чипы с искусственным микроинтеллектом и гелий-5. А радовались тому, что миротворческие силы снова контролируют Ландскрона-Сити. Однако вот разминирование затруднено сильным насморком - на вооружении у террористов появилось лазерно-вирусное оружие. Узконаправленный луч может нести "на себе" вирионы и буквально проталкивать их через разные преграды. Подразделение голубой полиции, несшее патрульную службу на улице Правозащитницы Алексеевой, было выведено из строя наведенным ринитом... А вот это уже интереснее, ЦРУ обнаружило, что на русском оборонном предприятия в городе Екатеринбурге изготавливаются киберимпланты, способные придавать диверсантам невидимость...
       Вранье - дело прибыльное; смысл выступления америкакесов понятен, перевести стрелки на Россию, начать борьбу против "утечки опасных технологий", наслать инспекторов вперемешку со шпионами; в общем, ковырять щель, пока не получится влезть в нее грязными ногами.
       Ньюс-серверы продолжали катить на Москву, но господин Берг уже вырубился - и во сне он видел пляж в Анапе, лет так двенадцать назад, когда еще не было никакого ОПГГ - под вечер, без зноя, а вокруг все свои, где-то неподалеку жена Маша, совсем еще не стерва, баюкает младенца-сынка, ничто не угрожает, никто ничего не требует...
       В понедельник Виталий Магометович появился на работе с перевязанной рукой. Это выглядело странным, вряд ли такой солидный муж катается на роликовых коньках.
       - Никто не зажимает деньги,- стал неторопливо объясняться шеф.- Вы сейчас на верном пути, в хорошем рабочем состоянии, и мы просто боимся, что большие суммы могут вывести вас из равновесия и даже ввергнуть в неприятности, что также помешает нормальному завершению нашей общей работы.
       - Виталий Магометович, ежели вырисовывается такая забота о человеке и труженике, то, может, избавите от Сороса, который очень интересуется моими доходами.
       Босс проявил максимум внимания и сразу пригласил в кабинет господина, представившегося детективом Саидом Бекмурадовым - родственник тетушки Асии, что ли. Выглядел тот вполне солидно - квадратная фигура, на глазах вместо бимонов более модерновые лекторы <прим. линзы-проекторы, проецирующие изображение "дополнительной реальности" на сетчатку глаза>, оттого радужки на вид черные, без зрачков, а в них то ли искорки, то ли цифирки прыгают. Шрамы на лице, на левую руку или протез перчатка натянута - богатое, значит, прошлое. А еще Бекмурадов кого-то напоминал...
       - Так кем назвался этот бандит и как выглядел?
       Выслушав жалобу, шеф торжественно пообещал, что означенный Сорос и другие университетчики больше никогда не появится на горизонте. И вообще программист Берг будет до конца дней как сыр в масле кататься. Будущий "сыр" почти что даже поверил.
       Впрочем, когда вечером господин Берг уходил с работы, в голове роились совсем иные мысли. О том, что его держат на крючке. Ему не отдают деньги, чтобы он не дал деру. Он не дает деру, потому что ему не отдают деньги. Опять привиделся бак по производству биодизеля с гниющей килькой и трупом в собственном соку. Надо разорвать порочный круг и не ждать момента, когда к нему в подворотне подвалит Сорос или на темной улице схватят за горло родственники Юнуса.
       Ехать надо прямо сейчас - как-никак немалая сумма в кармане, да и Берга-Майкова пока что вымарали из красного списка банковского коллектора. Немедленно отваливать. Сейчас прямо на вокзал имени Пилсудского <прим. польский руководитель, пытавшийся насильственным путем, в первую очередь за счет завоевания российских земель, создать Польшу "от моря до моря">, тот, что ранее был Варшавским. Сперва, куда угодно, только бы из ОПГГ. Потом семью разыскивать...
       Господин Берг вышел на станции "Проспект Бжезинского" и двинулся на другую сторону платформы, чтобы отчалить к вокзалу.
       Всего два шага - и господина Берга скрутило. Ударило по всем болевым точкам, вызвало нехватку воздуха и тошноту. Вдобавок и кровь хлестнула из носа, как из сифона. Господин Берг понял, что еще пара шагов в нужную сторону и он заорет от боли. Он повернул назад и боль стала униматься. А когда сел в поезд, идущий в прежнем направлении, то начал приходить в себя.
       Было ясно, что Виталий Магометович нашел способ привязать его к колышку. И жаловаться бесполезно, некому. Наверное среди ста пунктов договора есть такой, который указывает, что до полного исполнения всех обязательств господин Берг технически лишен возможности покинуть ОПГГ.
       Господин Берг всегда считал, что жевание очень помогает нервам. Поэтому вынул говорящую конфету "девушка твоей мечты", подарок "профессора", и сунул ее в рот. Та сладострастно застонала, но он едва не сломал об нее зуб. Внутри конфеты находилась ампула. Господин Берг осторожно развинтил ее и увидел характерную пилюлю ядовитого цвета. Да, запах и вкус тот самый. Это - наркод. Похоже, рэкетиры неплохо знают его скрытые желания... Нет, заглатывать наживку не будем. Господин Берг вдруг успокоился, почувствовав, что, помимо этого лукавого мира, есть другой, более объемный и важный.
       На станции "Европейская" (бывшая "Приморская") программист Берг отличался от других пассажиров, идущих к эскалатору, только своим бледным видом. И отужинал мирно, хотя Асия Раисовна активно вертелась перед ним, причем было заметно, что под новым шелковым халатом нет даже трусиков.
       Потом господин Берг отправился в свою спаленку и даже ухитрился заснуть. Но коварная баба, конечно же, проникла в его комнату. Когда он проснулся, она уже сидела на нем и теребила его чресла.
       Его руки стиснули буфера Асии Раисовны, еще немного - и брызнула бы кровь, но тут страшная картина вспышкой осветила его мозг.
       Желтые яростные фонтаны вздымаются к косматому лиловому небу, словно пытаясь вонзиться в него. Он распростерт на гиацинтовой зыбкой поверхности, а самка оседлав его, закогтила когтями шести лап, подрезала челюстеруками, придушила двумя хвостами и готова пропороть трехрядками челюстей, чтобы отложить в него свое начиненное хищными лярвами яйцо...
       Господин Берг заорал и выскочил из-под упругих телес искусительницы.
       Она разочарованно отправилась к себе. А он спал как никогда спокойно за последние пару месяцев и через окно его баюкала своими нежными лучами Луна.
       На следующий день динамическая модель уже жила, ее самопрограммирующиеся субъекты, состязаясь или сотрудничая друг с другом, наращивали полезные навыки. Они все более умело противостояли воздействиям внешней среды и уже пробовали совместно использовать ее, переходя на новый уровень сложности.
       Но когда господин Берг брал передышку от своего трудового штурма, в голове начинал настойчиво звенеть вопрос: "Что это?". Если это не игрушка, не бессмыслица, прикрывающая отмывание денег, не биотехнологический проект, тогда что? А не являются ли самопрограммирующиеся субъекты, которых он смоделировал по воле Виталия Магометовича... каким-то цифровым представлением тех самых лярв из его видЕний?..
       Вечером на станции "Музей Маннергейма" господин Берг заметил ту самую девушку, что намедни улыбалась его кривляниям, - практически в тот момент, когда двери уже закрывались. Не думая о последствиях, он рванулся и успел выдраться из сжимающихся створок, потеряв при том половину пуговиц, в том числе весьма важную - с самой ширинки.
       Молодка еще не заметила рвущегося к ней навстречу господина Берга, когда боль уже оглушила и остановила его.
       Что делать? Позади очень вероятный капец. Но еще один шаг вперед и тоже кранты. Что выбрать, вероятный капец или немедленные кранты?
       Господин Берг все-таки шагнул вперед.
       Девушка подхватила его, когда он уже падал, ведь всё тело вопило от боли.
       Она чем-то попрыскала ему в лицо, отчего сразу полегчало, боль отступила, и на смену ей пришла прострация.
       Девушка потащила его по платформе и вскоре они оказались за массивным автоматом по продаже дрянного кофе. В руке ее засиял лазерный скальпель, господин Берг даже охнуть не успел, вернее только крякнул, как она уже рассекла ему кожу на лице. Крякнул скорее от неожиданности, анестетик заблокировал рецепторы и превратил боль в давление. Девушка поднесла к физиономии господина Берга инструмент, похожий на клещи, и что-то хрустнуло. Затем машинка размером с электробритву, слегка пискнув, впилась в разрез и стала быстро его зашивать. Операция закончилась наложением бинта-регенератора. Заняла она не более минуты.
       - Ну вот, маячок вместе с нейроконнектором снят с твоей скуловой кости,- на ладони девушки лежала крохотная пластинка с двумя тоненькими ножками. - Такой приборчик хорош для косвенного контроля, может обеспечить не только болевой удар, но даже и летальный исход.
       - А когда мне его поставили? - только и смог произнести господин Берг оцепеневшими губами.
       Девушка не удержалась от хмыканья.
       - Очевидно, твой наморщенный лоб выражает мучительное раздумье. А хлопался ли ты оземь без чувств, была щека потом разбита?
       - Да... была.
       - Так нечего и лепетать "когда".
       Девушка находилась рядом с ним, совсем близко, так хотелось взять ее изящную, но умелую руку, которая только что избавила его от мучений. Сейчас целительница не казалось слишком юной, скорее молодой дамой, не торопящейся созревать сообразно годам.
       - А вы, получается, об этой "закладке" знали? - справился господин Берг, - медицинские инструменты-то у вас при себе были.
       - Догадывались,- скупо отозвалась молодая особа. Сейчас она старалась не смотреть на собеседника, как будто случайно оказалась рядом и вообще не причём.
       - А кто это "вы"? - не мог не спросить господин Берг, понимая, что опять имеет дело с таинственной организацией.
       - Много будешь знать, голова отвалится, - девушка явно не хотела поддерживать беседу на скользкую тему.
       Она вдруг подхватила господина Берга под руку и провела по платформе до самого конца. Едва просвистел поезд, незнакомка прыснула спреем и облачко аэрозоля, искажающего свет, заслонило их от взглядов толпы. Они спустились в тоннель и остановились в полумраке рядом с путями. Ситуация стала еще более сюрреалистической.
       - Ладно, перекурим и назад, - натужно пошутил господин Берг.
       Девушка надела бимоны, затем отозвалась:
       - У нас есть минута.
       - А если чуть больше пообщаемся, мама нашлепает?
       Вместо ответа девушка повела его прямо по путям, отчего господин Берг почувствовал себя крайне неуютно. Особенно это чувство усилилось, когда послышался шум идущего навстречу поезда. А не сектантка ли она, ищущая напарника для совместного самоубийства? Еще немножко и Василий сдрейфил бы самым позорным образом. Впрочем, девушка уже остановилась возле едва заметного люка в стене тоннеля, направила на него руку и сезам открылся.
       Незнакомка стала чуть более знакомой, когда ее круглая попка оказалась на уровне глаз Василия - она первой нырнула в боковой тоннель ремонтного предназначения. И едва беглый программист последовал за ней, как сзади массивным вихрем пролетел поезд. Девушка еще раз махнула рукой и люк затворился, обрезав шум.
       Оказались они в трубе, где и не разогнуться полностью. Господин Берг снова подумал о том, насколько подозрительна эта подземная прогулка. А девушка сказала неожиданно твердым даже металлическим голосом, не терпящим ни малейших возражений:
       - Ты пойдешь вперед.
       - Но я не знаю, куда, - залепетал господин Берг, ощутив напор превосходящей воли и свою морально-психологическую нетвердость. - Я ж там не был.
       - Я буду тебе подсказывать. Вот фонарь.
       Господин Берг еще больше усомнился в незнакомке. "А вдруг хочет выстрелить в затылок?"
       - Ну и дурак,- сказала она, показав, что неплохо угадывает мысли. И господин Берг заставил себя думать, что она просто не хочет выставлять свой задок напоказ.
       Труба, в итоге, привела их в коридор весьма запущенного вида, где сверху капало, а снизу активно текло.
       Коридор сделал три поворота и два раза разветвился - идущий незнамо куда мужчина уже смирился с тем, что ни за что не найдет дорогу назад. По сторонам, где посуше, особенно по выщерблинам стены, пробегали крысы. Ниже ползали мокрицы. Целый зоопарк. Поток воды, в котором господин Берг мочил ноги, становился то бурнее и глубже, то спокойнее и мельче. Пару раз мужчина проваливался чуть ли не по мотню. А сопровождающая особа шла почти бесшумно, проявляя себе лишь подталкиваниями. Иногда по подземелью проносились мрачные трубные звуки, напоминающие о песнопениях сатанистов. Господин Берг снова подумал о злоумышлениях сектантов. Говорят, сатанисты кладут свои черные требы в самых глубоких подземельях и обязательно приносят в жертву человека, которого так или иначе заманивают в свое логово. И хотя в ОПГГ свобода религии, сатанисты не хотят приносить человеческие жертвоприношения при свете белого дня - им дорогА мрачная эстетика катакомб. Господин Берг уже собрался согнуться и сымитировать расстройство желудка - чтобы пропустить потенциальную сатанистку вперед, как вдруг некий кусок стены повернулся вокруг какой-то оси и открылся вход. Достаточно было сделать широкий шаг через глубокую лужу, чтобы оказаться в помещении.
       Это был светлый, чистый, обставленный, современный офис, неизвестным образом оказавшийся во глубине метрошных катакомб. В нём, обложившись компьютерными мониторами, сидел человек ухоженного вида, типичный метросексуал. Он, неторопливо повернувшись к вошедшему, распорядился не без брезгливости:
       - Обувь снимите и поставьте на коврик, чтобы грязь не размазывать. Брюки тоже, дама отвернется. Повесьте их вместе с носками на радиатор. Наденьте халат, а потом садитесь вот сюда, господин Берг. Или вас лучше товарищем Майковым называть?
       - Называйте меня груздем, который полез в первый встречный кузов.
       Василий Савельевич послушно выполнил все указания и плюхнулся в модерновое кресло, которое сразу выложило его тело в правильную позу и стало слегка покачивать. Дико смотрелись неухоженные мозоли на больших пальцах голых ног, образовавшиеся вследствие ношения обуви не по размеру. Собеседник-то был в красивом двубортном костюме и дорогих полуботинках, весь выглаженный-вылизанный, а "незнакомка", как и прежде, в туфельках-лодочках и чистых джинсиках - словно никакая грязь подземелья ни коснулась ее.
       - Неплохо вы устроились, - сказал Василий Савельевич, чтобы немного разрядится.
       - С нами сотрудничает пара лучших диггеров. Но мы не так уж оторваны от поверхности, как может показаться. Всё знаем, что там наверху. Над нами, к примеру, сейчас проходит поезд сабвея, - уверенно заявил приличный господин.
       - Откуда знаете? - поинтересовался Василий Савельевич.
       - Как можно было догадаться, я это на экранах вижу. Притом никаких видеодатчиков мы на поверхности не держим, ограничиваемся анализом колебаний грунта. И, тем не менее, нам доподлинно известно, что делается на участке улицы длиной в сто метров и даже пролетают ли над ней вертолеты или самолеты. К примеру, сейчас над нами остановился полицейский джип и из него выпрыгнуло двое окси.
       Человек отклонился в сторону и дал Василию Савельевичу увидеть на экране изображение улицы - трехмерное и детальное, с несколько схематичными контурами движущегося транспорта.
       - Здорово. Ну и что я вам буду должен за экскурсию? - осторожно справился Василий Савельевич.- Надеюсь, у вас твердые цены и скидка для работников творческих профессий.
       - Вы должны будете вернуться обратно и более ничего. Если точнее, вернуться на работу, в свою фирму.
       Василий Савельевич напрягся и спинка кресла оперативно принялась массировать его спину - со всем прилежанием.
       - Обратно в чертову фирму козлобородого сатаноида? Вот те на. Это после всего... того, что у нас было с этой девушкой. Она же форменным образом похитила меня.
       - Мы исправим эту ошибку. Ей просто показалось, что вам нужна скорая помощь,- ухоженный господин полуотвернулся на своем крутящемся стуле, показывая, что время дискуссии уже окончено или еще не подошло.- Вы немедленно вернетесь обратно, потому что мы вас не желаем спасать бесконечно. И завтра утром вы, как ни в чем не бывало, отправитесь в офис "Сайкотроникса".
       - И они спросят: "Где ты был, дорогой? И что у тебя за шрамик на морде лица?"
       - Скажете, что вам это совершенно неизвестно. Мол, стал случайно добычей каких-то бандюков, возможно вольных охотников на органы, те хотели утащить мозжечок, стали ковырять, но тут появились случайные граждане и криминальные элементы разбежались.
       - Почему вы считаете, что мое начальство верит устаревшим сказкам в стиле братьев Гримм? Кого могут вспугнуть случайные граждане, если у потрошителей договор с местным ЧОПом.
       - Ну, осовременьте как-нибудь,- довольно легкомысленно отозвался собеседник.
       - А если они сказок вообще не любят?
       - Не волнуйся, мы тебя не бросим,- наконец вмешалась девушка, которая успела - пока Василий общался с офисным работником - снять бимоны, навести макияж, выпить кофе и, прочитав кипу распечаток, кинуть их в мусорную машинку, которая переделала их в пачку чистой бумаги.
       - Теперь мы будем всё время следить за тобой, - добавила она.
       - Как? Тоже пришпилите "жучок"?
       - Не будь занудой, Василий. Узнаешь, когда придет время..
       - А всё-таки, что тут у вас за контора? - снова задал Василий Савельевич наболевший вопрос. - Вы из... ?
       Дурновоспитанная девушка опять отмахнулась от ответа.
       - Считай, из КВД<прим. кожно-венерологический диспансер>. Штаны-то ты уже снял.
       - Тогда мне надо помочиться в баночку. Вон та ваза сойдет?
       - Мы - ангелы- хранители,- снова вступил в разговор элегантный мужчина, а сам-то похож не на ангела, а на менеджера, для которого ничего цифирек не существует. Если цифирьки сойдутся удачно и покажут прибыль, то в конце года отдых на престижной Ямайке и обслуживание под пальмами по высшему уровню.
       - А мне не надо знать, как зовут ангелов?- задался вопросом Василий Савельевич. - Ну там, Гавриил, Рафаил. Или Сатанаил? Я всегда думал, что говорить "эй, ты" - невежливо.
       - Чтобы не говорить "эй, ты", называйте меня Лео или Лев Константинович, как уж вам удобнее, а вот ее, конечно же, Зина... Теперь о том, что нас интересует. Ваша фирма. Вы уже поняли наверное, что она непростая, с гнильцой. Особенно нас беспокоит ее директор.
       - А, Виталий Магометович.
       Лео, который Лев Константинович, тут же что-то ввел в компьютер. Он пользовался виртуальной клавиатурой и длинные его пальцы как бы пробежали по воздуху.
       - Василий Савельич, вы каждый день видели его на работе в последнее время?
       - В четверг был только до обеда, в пятницу вообще отсутствовал, так что я узрел его лишь сегодня, кстати, при перевязанной руке. Может, человек с велосипеда упал?
       Лев Константинович и Зина едва заметно переглянулись.
       - Слушайте, мне наверное что-то будет, если я стану отвечать на подобные вопросы,- забеспокоился Василий Савельевич.
       - Если не станете отвечать, точно будет. К примеру, получите постоянную прописку в одном из этих коридоров,- сказал Лев Константинович без всякой стали в голосе, совершенно буднично и легко. Стало ясно, что когда дело требует, послаблений он не дает.- Тут много бездокументных костей валяется, начиная от питекантропов и кончая современными умниками. Ладно, мы отвлеклись. В каком году, Василий Савельич, вы демобилизовались?
       - Это так называется? Выпихнули со службы, когда ОПГГ тут настал, двенадцать лет назад,- изложил не без эмоций Василий Савельевич.
       - Да, верно, - согласился с его сведениями собеседник.- Всего двенадцать лет назад вы были боевым офицером. Насколько нам известно, у вас проблемы с трибуналом по Кавказу.
       Столь глубокая информированность непонятных людей внушала тревогу. "Куда же я вляпался, убегая от одной беды попал, что ли, в другую, - подумалось Василию Савельевичу, - случаем это не розыскная фирма, которая работает на гаагцев?"
       - Ты чего напрягся так? Мы не оттуда. Что говорится, одобряем, но не участвуем, - успокоила Зина.
       - Не знаю, что вы там одобряете. Я воевал против врага, кто режет, взрывает и грабит людей за то, что у них иная вера.
       - Так что с оружием вы справитесь, - заметил Лев Константинович.
       - Да не надо мне уже никакого оружия, навоевался. Я просто хочу, чтобы от меня все отвязались: и злоеб... трибуналы, и адвокаты, которые тихой сапой карманы мне обчистили, и те типы, которые хотят отправить меня в Элизиум, и Виталий Магометович, чтоб я мог наконец свалить из этой, так сказать, "страны с неограниченными возможностями" куда-нибудь в Вологду.
       Собеседник впервые усмехнулся. Похоже, он знал о дальнейшей судьбе Василия Савельевича гораздо больше, чем сам Василий Савельевич.
       - Надо еще потерпеть, любезный. Вы влипли в очень плохую историю. Девять шансов из десяти, что вы выйдете из нее вперед ногами, "на щите", а один - что на своих двоих, "со щитом". И этот шанс обеспечиваем вам только мы. По-моему, грех им не воспользоваться.
       - Вы сможете переправить меня в Россию?
       Собеседник усмехнулся во второй раз.
       - Мы никак не связаны с упомянутой вами страной. Но мы поможем вам реализовать ваши желания. Хотя кое-что потребуем взамен. Мы не Красный Крест или Санта-Клаусы, поэтому выгода должна быть взаимной, как и доверие.
       - Ага, значит, я вам должен верить. А Виталию Магометовичу не должен? Во что он меня втянул?
       - У нас еще нет достаточной информации, - сказал Лев Константинович, - но думаю, что дело не в задании, которое вы исполняете, а в вас самих.
       - Блин, что же это за заговор такой? Получается, и Асия Раисовна в нем участвует?
       - Эта ханума - подельница твоего Виталия Магометовича,- жестко, как будто даже с ноткой ревности, сказал Зина.
       - Но она ведь родственница моей бабушки, не наврала же.
       - Бекмурадовы прокляли и забыли твою бабушку за то, что она осмелилась выйти за русского, и никогда с ней не общались.
       - Это почему прокляли? Чем старушка-то перед ними провинилась?
       - Во-первых, тогда она не была старушкой. А во-вторых, надо еще знать, кем был твой дедушка.
       - Советский офицер, в Отечественную погиб, ну, а Бекмурадовы вообще партийцы. Был, правда, мой дедуля родом из казаков Сибирского линейного войска, папа его - вообще есаул. "А есаул догадлив был. Он сумел сон мой разгадать", - слышали, наверное. Прадед, конечно, и туркестанских баев бил, и Хиву с Кокандом брал. Ну, так это ж Средняя Азия, а Бекмурадовы вроде с Кавказа.
       - По нашим сведениям, они как раз родом из Средней Азии, и только после революции перебрались на Кавказ.
       - Тест показал, что вы принимаете наркод,- бросил Лев Константинович как бы невзначай.- А как давно?
       - С тех пор, как русаков стали топить, а всю нормальную работу отдали этим сертифицированным козлам, севропам, распам, амрашам,- сказал Василий Савельевич и заозирался, словно ища поддержки.
       Едва договорил, Зина поднесла ему на блюдечке прозрачную таблетку и стакан воды, чтобы запить.
       Он взял стакан и тут заметил, что таблетка слегка шевелится.
       - У меня что, своих глистов мало? Я не брезгливый, но эту дрянь хавать не буду - заупрямился Василий Савельевич, - тогда уж прямо расстреливайте.
       - Эта пилюля - твоя жизнь,- довольно патетически произнесла Зина. - Во-первых, она - твой маячок, с его помощью мы сможем следить за тобой, чтобы оказывать помощь в критические моменты. Во-вторых, эта таблетка будет купировать воздействие наркода или любого другого нейроинтерфейса на твою психику. В то же время, врагу нашу таблеточку обнаружить очень непросто, потому что она перемещается у тебя в кишечнике на манер ленточного червя.
       - Порой друзей надо бояться больше, чем врагов, - риторически произнес Василий Савельевич и заглотил пилюлю.
       В животе, как ему показалось, сразу что-то заползало, а Лев Константинович проверил через компьютер, прошел ли устойчивый сигнал от маячка.
       Подземный менеджер кивнул. Это означало, что сигнал есть и время аудиенции истекло. Василий Савельич одел просохшие штаны, носки и туфли, сказал "до свиданья" в спину занятого делами Льва Константиновича. Зина провела Василия Савельевича обратно коридорами да туннелями метрошных подземелий и, в конце концов, вывела на платформу.
       - Ну что, пора прощаться,- сказал он с некоторой грустью, озирая потеки грязи на штанах. Опять уляпался.
       - Пора, - довольно охотно произнесла девушка. В ее руке появился какой-то баллончик. Раздалось пшиканье, в нос мужчины ударил резкий запах и... свет вдруг потек струями, а когда снова стал обычным, то Василий Савельевич увидел себя на платформе, одиноко качающегося посреди движущейся толпы. Он даже не знал, сколько вот так простоял среди толкающих его тел, под злобное шипение: "Застыл как памятник... Наширялся... Обоссался... Встал как хер поутру".
       Часы показывали десять-сорок. Господин Берг помнил, что выскочил из вагона в восемь-тридцать. А потом что?..
       Кажется, ему стало больно, дурно, плохо, потом наступила пустота. Значит, он простоял как столб, в умственной отключке, более двух часов. Кажется, он снова видел ту девушку, но так и не смог дойти до нее. Проклятье, непруха. Пальцы машинально помусолили лицо и нащупали новый шрам, крест-накрест лежащий на предыдущем. Вот те на...
       По недолгому размышлению господин Берг решил, что упал, рассек щеку, отрубился, его снесли в медпункт, там накачали анестезией, зашили и вывели в придурочном виде наружу - дабы не загромождал тесное помещение. А что штаны мокрые - так это энурез проклятый. Или собачка сделала метку. Или уборщица-грубиянка плеснула из ведра. В общем, эти объяснения не хуже любых других.
       И господин Берг снова вернулся к Асие Раисовне. От ужина не отказался, однако не стал реагировать, когда она, возникнув в его комнатке, начала принимать всякие вызывающие позы. Ее зрелые формы кружили перед ним в свете ночника словно две комнатные луны, колыхались и тряслись. Ящерка пыталась расправить свои конечности, но господин Берг обманул её. Он задвигался с Асией Раисовной в ритме вальса, отчего та доверчиво прижалась к нему. Однако соблазняемый потихоньку отвальсировал соблазнительницу за пределы комнаты, а потом быстро юркнул обратно, запер дверь и сдавил свою голову двумя подушками. Издевательское хихиканье над растерявшейся искусительницей пересилило воздействие звериного начала.
       Вопреки обычному, утром его не ждал завтрак на столе. Перекусив на вокзале и опоздав из-за этого, программист Берг явился на работу несколько позже девяти, просквозил с невозмутимым лицом сквозь все детекторы и сел на свое место. Однако где-то час спустя секретарша отвела его комнату, которая находилась под кабинетом Виталия Магометовича, на полуподвальном этаже, о существовании которой господин Берг даже не догадывался. Женщина по-быстрому исчезла и можно было оглядеться. Стены без обоев, пол, что называется, цементный, узкие окна с опущенными жалюзи и всего один стул. Когда господин Берг хотел повернуться к двери, то кто-то, оказавшийся сзади, подвел его к этому стулу и аккуратным, но настойчивым нажатием усадил. После чего свет лампы стал есть глаза, а поток холодного воздуха от вентилятора начал неприятно трепать макушку. Всё в классических канонах. Спереди подошел человек, но в полумраке он был виден только как квадратный силуэт, напоминающий утес или надгробие.
       - Меня зовут Саид Бекмурадов, мы с вами уже встречались. Напоминаю, я частный детектив, имеющий лицензию, и фирма "Сайкотроникс" попросила провести с вами беседу, так как у нее возникли сомнения в вашей лояльности. Господин Берг, где вы были вчера с двадцати-тридцати до двадцати трех?-спросил тот, кто находился спереди.
       - В дороге. Я вышел из поезда на платформу, оттого что стало не по себе, упал, потерял сознание, меня отнесли в медпункт, а потом вынесли из него. Я снова вошел в поезд и поехал домой...
       После этих слов господин Берг познакомился с цементным полом. Из-за сотрясения он не сразу сообразил, что тот, кто сзади, вышиб из-под него стул. На цементе осталось мокрое пятно, это выпали слюни изо рта.
       - В следующий раз надо будет тазик подставить, - весело сказал тот, что сзади, и голос его был господину Бергу знаком. Горе-программист попытался встать, но пинок в зад снова опрокинул его на пол.
       - Ну что, Васёк, теперь стало по себе?
       От своей деятельности тот тип, что сзади, явно получал удовольствие, как иной человек от употребления вишневого варенья и персикового компота.
       - Вот садюги, - прошептал господин Берг. - Зверолюди.
       - Ошибаешься, - гоготнул тот, что сзади, - пока наша жестокость где-то на уровне современных первоклассников. Как там у классика, "то стан совьет, то разовьет и нежной ручкой морду бьет". И не зверолюди мы, а специалисты в сфере общения со лгунами.
       - Есть немало способов быстро увеличить правдивость, - дополнил Саид Бекмурадов и шлепнул задержанного по затылку своей рукой, облаченной в перчатку. Оттого в голове у господина Берга раздался мелодичный звон. - Да только потом придется полгода на лечение потратить. На лекарства целое состояние уйдет. Ну как, вспомнил, где был с восьми-тридцати до одиннадцати?
       - Я же говорю, в отключке был. Наверное упал и ударился, наверное, приехал медбрат из больницы для бедных родственников, наверное дал анестезию, когда зашивал щеку. Ну и амнезия с энурезом случились.
       Сейчас весь лежащий организм от мошонки до фолликул сжимался в предвосхищении следующей атаки палачей. Плюс господин Берг испытывал моральную муку. Он понимал: имей , что сказать, обязательно бы выдал любому садюге. Лишь бы не ударили так, что на полгода в больницу.
       - Амнезия-анестезия... вот сучара брехливая, - произнес тот, кто сзади. - Кажется, наш друг сейчас прищемит пальчики между дверей. Или голову.
       - Не торопись, Зураб, - сказал "частный детектив". - Может, человек и не врет.
       - Саид, какой же это человек? - оспорил человек с незнакомым именем Зураб и знакомым голосом.
       Сейчас Саид встал полубоком и господин Берг с пола разглядел его даже лучше, чем в кабинете шефа. Ясно теперь, кого этот квадрат напоминает, того кошмарного воина из Тарской, который рубил саблей капитана-сибиряка. Прямо брат-близнец, и по чертам лица, и по излучаемой мощи. Эх жаль, что сейчас нет под рукой "эфки".
       Господина Берга подтащили к креслу в углу, которое вначале не было заметно, или может появилось не сразу. На лоб, запястья, локти и щиколотки моментально легли захваты. Из какой-то панели вылез автоматический шприц с тепловым самонаведением и метко куснул в вену.
       Через несколько минут господина Берга стало покачивать. Потом волна стала сильней, его будто сорвало с места и какое время страшно кружило, вызывая дурноту, но затем поток обернулся вязкой гущей, а там и вовсе затвердел. Господин Берг теперь не мог пошевельнуть ни одним членом, словно его замуровали в бетон. Он наверное бы испугался, но все чувства словно атрофировались.
       "Интересующий отрезок памяти полностью промыт", - прорвался сквозь бетон чей-то трубный голос.
       "Может, увеличить полосу возбуждения?"
       "Ты чего, совсем мудак? У него ж от этого инсульт может случится."
       "Ну хотя бы смазать ему по роже. Уж больно привлекательная."
       "На свою будку лучше посмотри. Он уже на грани. Коротнет чего-нибудь в мозгах и получим идиота. А, может, шеф хочет из него сделать своего любимого сотрудника."
       "Глянь-ка. У него пошла спонтанная активация долгосрочной памяти. Какая-то психотравма сдетонировала."
       Бетон крошится, его словно сдувает ветром. Василий снова видит, как стреляет в боевика Юнуса, выглядывающего из темной комнаты, как змеечеловек ранит капитана Лялина. Василий тащит командира по саду, а следом стелился багровый шлейф. Ползучий сатаноид опять возникает на этом хвосте, змеится вдогонку. На этот раз Василий не перелезает через стену, а решает встретить опасность вместе с командиром, однако какая-то сила отшвыривает его. Воин-сатаноид снова рубит капитана Лялина саблей. Взрыв гранаты похож на бросок разбушевавшейся саламандры. От всей сцены остается лишь алое пятнышко, которое улетает вдаль. Наступает непроглядная ночь...
       Бетон собирается снова и Василий кричит в стену: "Верните меня обратно, суки, я знаю, как вытащить Лялина".
       Но когда снова настает день, подвергшийся психозондированию человек видит перед собой лишь Виталия Магометовича, строгого и спокойного.
       - Вы нас разочаровываете, Василий Савельевич, - укоризненно молвил чернобородый господин.
       - Но я действительно ничего не помню, хоть это было недавно! А что было давно, помню. Я, надо полагать, уволен? - со слабой надеждой спросил господин Берг.
       - Нет, - расстроил собеседник. - Ваша работа в нашей фирме еще не закончена. Мы нашли, что на ваше сознание было оказано серьезное внешнее воздействие. Хотя в вашем мозгу мы не обнаружили каких-либо электронных или киберорганических имплантов, вы могли быть закодированы фармакологическими психопрограммным средством или с помощью диффузного нейроинтерфейса, напоминающего хорошо известный вам наркод. Так что, извините, господин Берг, но вам необходимо пройти карантин, обязательность которого следует из пункта договора номер сорок три, говорящего о мероприятиях по подтверждению доверия. Не забывайте, Василий Савельевич, мы живем в правовом государстве.
       Что такое карантин в "правовом государстве", становится доподлинно известно уже через пару минут. Какие-то абреки берут господина Берга под белы руки и спускают в самый натуральный подвал. Всё очень мрачно, жертва пункта номер сорок три ожидает, что её сейчас начнут растворять в ванне с серной кислотой и понемногу сливать в канализацию. Но нет, гуманизм побеждает, господина Берга просто приковывают наручниками к крепчайшей трубе, проходящей от одной стены до другой вдоль третьей.
       Единственная мысль, каковая вертелась в голове Непрометея Прикованного, была жалобной: "Почему я такой несчастный? Одним - мерседесы со встроенными туалетами, курорты на Мартинике, блядки в Монте-Карло, внимание прессы, именование борцом за свободу. Другим - то по роже, то под зад, то наезд бандитов, то накат прогрессивной общественности, то негативный имидж, чтоб не жалко было мучить."
       Непрометей подергался на цепи, попрыгал на попе и на ногах, постучал каблуками по трубе. Пока всё безрезультатно. Поозирался. Помимо всякого неинтересного хлама в углу подвального помещения стоял какой-то массивный аппарат, похожий на помесь могильной плиты и автомата по продаже колы. Он явно работал, мерцал индикаторами, издавал негромкое, но напряженное гудение. Еще господин Берг заметил глазок видеокамеры, установленной совсем невысоко на тоненьком кронштейне. Впрочем, сейчас это хозяйство чуть ли не в каждом сортире монтируют - менеджмент интересуется, не слишком ли много времени сотрудник проводит на горшке, нет ли в этом проявления нелояльности к фирме.
       Все, осмотр окончен, дальше пялиться было некуда. Настало время отдыха. Руки были свободны настолько, чтобы он мог залезть в карманчик рубашки - а там лежала доза наркода, подаренная Соросом, мучители почему-то не изъяли ее. Господин Берг заглотил ярко-желтую пилюлю, потом стал развлекать себя, вспоминая содержание статей из пятьдесят восьмого тома "Брокгауза-Ефрона". В конце концов, он вздремнул, так бывает, если очень неуютно и подсознание умнее сознания.
       Когда он проснулся, то обнаружил, что массивный аппарат переместился в центр помещения, как это делают робопылесосы. А над ним, как бы на потолке, колышется зыбкое световое пятно. К тому же воздух между аппаратом и потолком будто сгустился. Господин Берг поморгал, но такое впечатление, что там прямо образовался столб серебристой жидкости, в котором искрятся сапфировые точки. Ага, это ж наркод подействовал, теперь грустить не придется. Господин Берг швырнул в столб осколок кирпича. И кирпич исчез, то есть вначале замерцал, потом распался на серебристые нити, которые словно втянуло водоворотом. А в потолке будто открылся люк и... оттуда стал спускаться человек, известный как Саид Бекмурадов. Без лестницы, без лифта, без какой-либо опоры, однако не падал, а плавно двигался вниз.
       "Такой глюк мне совсем не по нраву, - подумал господин Берг. - Подарочек бандита, конечно же, бракованным оказался".
       Играющие мускулы и желваки небритого лица ясно выдавали намерения "частного детектива". Он был настроен явно враждебно, как зверь по отношению к другому зверю, оказавшемуся на той же охотничьей территории. На лице его был отпечаток транса, но не пассивного, когда сопля из носу и улыбка до ушей, а агрессивного, боевого - который у малайцев прозывается "амок", в котором кавказские воины пляшут "зикр".
       "Это, конечно же, глюк, - успокоил себя господин Берг, но тут же подумал. - А если не?
       Тогда шансов на спасение маловато. Увы, узник мог перемещаться лишь вдоль трубы, от одной стены до другой, вдоль третьей. Господин Берг и побежал вдоль стены, понимая со стыдом, что поступает как неразумная тварь. Вот уже конец пути, глухой бетон, выплеск отчаяния. Отчаяние неожиданно переросло в ярость. Притом кипучую.
       Где-то неподалеку была подруга. Так хотелось разорвать ее, вкушая блаженство, но между ним и ей стоял соперник, тупая помеха, которую следует уничтожить.
       И тут подвал из объемного стал плоским, будто нарисованным на ширме, а за ним зашевелилась какая-то глубина. Далее проклятая геометрия Евклида, которая неумолимо обрекала Василия на гибель, потеряла свою незыблемость. Замкнутый набор плоскостей раскрывался. Ширма трескалась, пропуская струи серебристой жидкости, а за ней проступал облик другого, настоящего мира.
       За истончавшей бетонной стеной господин Берг увидел свое отражение. Радужки глаз порыжели, физиономия вся в багровых полосах, задравшаяся рубаха показывает, что они бегут и по телу.
       В крестце зашевелилась ящерка, ее конечности, удлиняясь, прощупывали потоки Большого мира.
       А обстановка подвала быстро таяла, как лед под мощными струями теплой воды.
       Вдох всем телом, подвал хрупнул как орех, растрескалась даже незыблемая стальная труба - и правая рука высвободилась.
       А Саид уже рядом, наваливается - весь разукрашенный ярко-красной татуировкой, с радужками цвета граната-карбункула, с занесенным пудовым кулачищем; левая же рука, та, что раньше была в перчатке, оказалась здоровенной клешней. Василий, сжав правой рукой кольцо наручников, врезал обидчику в челюсть. Удар был хорош, Саид отшатнулся, повращал удивленными глазами, однако стал надвигаться снова.
       А Василий почувствовал волну, она всё сильнее, и вот сорвала его с тверди, крутанула, швырнула. Стало жутко, будто он утопает, уже и воздух заканчивается.
       Василий судорожно вздохнул, но, вместо того, чтобы захлебнуться, осознал, что можно не дышать, ему теперь не нужно дыхание...
       Заплыв продолжался неизвестно сколько, вокруг были только неясные тени, но вот нечаянный пловец снова на тверди и взгляд сфокусировался. То, что казалось тенью, сконденсировалось в пучок серебристых нитей с рубиновым пятном посредине, потом они покраснели и стали сплетением кровеносных сосудов.
       После дальнейшего прояснения Василий обнаружил себя в другом конце комнаты, а сплетение кровеносных сосудов сгустилось, в нем проросли сухожилия, нервы и кости, которых обкрутили толстые мышцы, все это оказалось обтянуто кожей и стало Саидом. Бекмурадов снова пошел на сближение со свирепым лицом и глазами-карбункулами. Эх, раньше надо было бить.
       Однако едва страшила Саид приблизился к Василию, того сорвала с места новая волна и бросила в водоворот, в котором можно было захлебнуться, если бы надо было дышать.
       "Мир гораздо больше, чем нам кажется", - переведя дух, подумал Василий. Большой мир - это океан, который мы ухитряемся не замечать. Океан, заполненный не водой, но может временем, субстанциональным, материальным временем.
       Вначале всё происходило случайным образом. Волна подходила, когда хотела, сбивала с тверди и уносила, куда хотела.
       Потом Василий стал работать головой и выбирать. Не взгляд различал волны. Но будто появился новый орган чувств. Он воспринимал движение потоков в новом мире, словно проникая в них щупальцами, а вот и мозг собирал картину воедино.
       Море было гиацинтового цвета. Небо лиловым, с него светили фиолетовые солнца, а может они были лишь отражениями одного невидимого светила. Тверди не было видно, но она иногда ощущалась под ногами.
       Вдох, вспышка, толчок, нырок и движение, надо поймать течение, оседлать волну. Тебя несет вперед, тянет вниз, затем ты всплываешь, преодолевая вязкость среды. Покуда хватает сил. Иногда подъем проходит легко, как будто снизу подталкивают восходящие потоки.
       Но здесь он был не один. Саид Бекмурадов тоже рассекал гиацинтовые воды.
       Имейся зрители у этого "спектакля", они бы видели, как два человека появляются и исчезают в разных местах подвала. При этом они гребут руками и отталкиваются ногами непонятно от чего и делают "бочки" с"иммельманами", как истребители, и "двойные тулупы", словно фигуристы. При этом один человек, крепкий и небритый, как бы преследует другого, сравнительно более щуплого, и пытается до него дотянутся.
       Вот крепкий мужчина своим кулаком, размером с искусственный спутник, пытается приголубить более щуплого субъекта по загривку. Но более щуплый изгибается и срывается с места словно шпилька, выброшенная рогаткой.
       Внушительный мужчина стремится следом, вот он тончает, исчезает и появляется снова, но почему-то вращается сразу вокруг двух осей. Мимо проносится более щуплый субъект, его положение немногим лучше. Он сучит ногами и машет руками, как будто это может сделать его полет управляемым. И в самом деле поражает атлета в голову.
       Противоборствующие стороны меняют свои относительные размеры, то щуплый субъект становится мухой, витающей около зубов противника, то крепкий мужчина делается размером не больше шмеля и норовить ужалить врага в нос.
       Но никакие зрители не узнали бы, что Василий уже подметил способ выходить из водоворота, раскинув руки и ноги. Вот он намеренно отдает себя вихрю. Противник принимает это за беспомощность, устремляется следом и уходит в неведомую глубину. Василий еще помогает ему ударом по макушке - в руке неведомо откуда взявшийся камень...
       Василий замечает, что остался в подвале один.
       "Привидится же такая чертовщина. Наркод третьей свежести, или те двое, что допрашивали - кабан Саид и скотина Зураб - накачали меня чем-то."
       Однако массивный аппарат лопнул одним боком и искрит, на полу валяется сорванная с кронштейна видеокамера, труба согнута и выдернута из стены, дверь раскрыта.
       "Похоже, я еще психанул не по-детски и всё тут покрошил - человек же использует свою силу обычно лишь на двадцать процентов; значит, совсем я с тормозов слетел."
       Василий повернул и раскрыл зачесавшуюся ладонь. На ней... лежал камень, вроде обработанная яшма, с бордовыми прожилками, да еще с резьбой - древними письменами и знаками. "Это чего, он из пылесоса, то есть аппарата вывалился? И что мне с ним делать прикажете?". Словно откликнувшись, камень стал полупрозрачным, как медуза, и неожиданно растаял в руке, оставив на ладони только пятно, как будто от ожога. А если точнее, и растаял, и отлетел одновременно.
       "Опять глюки усиливаются. Всё, это уже мне надоело. Хочу обратно в реализм!" Но страдать по реализму не было времени. Надлежало тикАть с первой космической скоростью. Программист Берг устремился в распахнутую дверь, нашел в коридоре лестницу, поднялся на этаж выше. А там к нему уже бежали люди. Василий заскочил в туалет, вышиб локтем стекло и выпрыгнул наружу, только оказался не на улице, а во внутреннем дворе.
       Василий сделал несколько шагов и оглянулся, из окон в его сторону полетели белые ленты. Сейчас надо отпрыгивать и отскакивать, а силы совсем кончились. "Похоже, биополимерная сеть с самонаводящимися присосками", - успел подумать Василий. Мгновение спустя сеть обвила его и начала стягивать - он вспомнил скульптурную группу: Лаокоон с своими хлопцами, удушаемый змеями. Свободными остались только ноги ниже колен.
       И вдруг весь воздух оказался засыпан серебристой фольгой, а неподалеку сконденсировался куб... похожий на стелтс-геликоптер с распахнутым бортовым люком.
       Собрав последние силы, отставник в несколько перекатов достиг борта и запрыгнул внутрь.
       Люк закрылся, оставив беглеца в гордом одиночестве и полном изнеможении внутри темного замкнутого пространства. Спасение? В этот момент куб стал заполняться жидкостью, светящейся и серебристой. Кошмар продолжался. Блин, да и геликоптер ли это? Василию казалось, что он уходит в водоворот, из которого нет возврата.
      
       Долина драконов
      
       Очнувшись, он нашел себя на щебенке - лежать неуютно, но сети на нём нет. Василий поднялся, опираясь дрожащими руками, и сердце забилось сильно-сильно. Восходящее солнце перебрасывало длинные тени через скальную гряду, на склоне которой его, очевидно, выбросило из этого... этой... машины. Что за хреновина с морковиной? Где машина и где это он? Ясно только, что далеко.
       Без жрачки, без питья, без оружия, без денег, под распаляющимся солнцем, в одной туфле - долго ли человек протянет при такой экипировке, прежде чем станет очередной мумией? Вон уже от брюха ничего почти не осталось. Имелись бы хоть башмаки из натуральной кожи - какая-никакая еда. И вообще, что ищет он в стране далекой? Вернее, кто и за какой счет перевез его за тысячи километров от малой родины?
       - Сволочи, чтоб вас закинуло на северный полюс и чтоб из одежды один дырявый презерватив,- послал Василий мощное проклятье неизвестному туроператору.
       - Паскуды, хоть бы огрызки от яблок оставили!
       Что-то пискнуло и бипнуло в ответ, прямо в среднее ухо.
       На теле, где обычно, то есть в районе пупка, Василий не обнаружил пластины боди-компа, ну да ее ж изъяли в пыточном отделе фирмы "Сайкотроникс". Бимоны вообще остались в офисе. Однако при словах "Вы мне ответите, суки" появилось виртуальное окно с веселой надписью "Персональный Навигатор". Значит, в теле появился, откуда не возьмись, интракорпоральный бодик, а на глазах самосборкой образовались мономолекулярные линзопроекторы, то бишь лекторы.
       Откуда и зачем - сейчас не до теорий. Сперва Василий спросил самозваного Навигатора о своих координатах. Тот выдал северные склоны Тянь-Шаня, координаты такие-то такие-то, высота 2500 метров над уровнем моря, растительность северотяньшаньская луговая и луговинно-злаковая с кустарниками - если вы не баран, то питаться вам тут практически нечем. Услышав такое, как не впасть в отчаяние? Но прежде, чем это сделать, Василий сказал Персональному Навигатору пару теплых слов и он исчез со словами "Я обиделся".
       - Эй, Навигатор, ау, нельзя же так, - возмутился Василий, - это не по-мужски.
       - Он ушел, но обещал вернуться, теперь я буду, так сказать, оказывать эскорт-услуги, - в виртуальном окне возникла цифровая девушка, напоминавшая ту незнакомку, с которой программист Берг переглядывался на станции "Музей Маннергейма". - Стиль общения фамильярный, разрешение 300 пикселей на квадратный сантиметр.
       - Блин, да ты ресурсов столько потребляешь. И кто тебя создал на мою голову?
       - У нас с тобой один Создатель,- веско напомнила цифродевица.
       - Сомневаюсь. Однако, оставим теологические темы, я ведь учился не в семинарии, а в военно-морском училище. Ты работаешь на "Сайкотроникс" или на тех, кто спровадил меня сюда в пакете из-под кефира?
       - Ответ на вопрос требует кардинального расширения твоего информационного поля.
       - Во как. А чего от меня хотят те, кто забросил меня в эти горы? Чтобы я обделался по-полной?
       - Вопрос не идентифицирован, - отозвалась цифродевица, как вполне обычная программа.- Сформулируй по-новому.
       - Что я должен здесь делать: петь, плясать, вышивать? Целевая функция-то какова?
       - Искать, - кратко отозвалась цифродевица.
       - Поди туда, не знаю куда, и принеси то, не знаю что. Э, вы, что, лучшего поисковика не могли найти? Или, может, большего дебила?
       - Обращаться ко мне надо по имени "Зина" вместо "э". И не скромничай, большего дебила найти трудно, и к тому же ты знаешь, что искать. Твое подсознание знает.
       - Мое!? Я сейчас задумаюсь. Надолго. А вообще условия - неподходящие для думанья. Нет даже камня, на который можно присесть и подпереть голову кулаком по примеру того мужика, которого Роден наваял.
       - Слово "Яйцо" тебе не о чем не говорит?
       - Ну, называл я кое-что Яйцом.- поделился Василий.- То была всего лишь модель, с которой я работал в фирме "Сайкотроникс". Чтобы спросить меня об этом, не надо было тащить мое тело на край света.
       - Это не только модель, с которой ты работал, это реальность, способная влиять на реальность.
       Василий был внутренне готов ко всякого рода несуразностям, бессмыслицам, нелепым гиперболам и так далее, но тут даже присвистнул:
       - Слушай, может ты разыгрываешь, "Мисс Матрешка"? Как можно с помощью одного какого-то яичка повлиять на реальность? Я понимаю еще два яичка...
       Цифродевица исчезла из виртуального окна. Василий подумал, что система зависла и теперь отсчитывается какое-то время до автоматического перезапуска, но, выдержав небольшую паузу, "Зина" появилась снова.
       - Я - девушка воспитанная. И меня не запрограммировали на разговор о каких-то там яичках. Так что попрошу впредь воздержаться от оскорбительных намеков.
       - Виноват-с, хотя ты сама начала, - Василий даже попытался щелкнуть по-офицерски своими пятками.
       - Извинение принято и теперь я тебе кое-что тебе, пожалуй, расскажу. Устраивайся поудобнее, только не забывай карабкаться по склону. Намотай тряпку на босую ногу - оторви рукав от рубахи. Торопись, а то солнце скоро будет в зените.
       - Может без лекций обойдемся?-буркнул изрядно вспотевший Василий, но совету последовал - один рукав намотал на босу ногу, другой на голову, чтобы не было солнечного удара.
       А цифродевица знай себе повествовала.
       - Все началось с изучения гробницы Цинь Шихуанди, древнекитайского императора, близь города Сяньян, полчаса езды на автобусе. Собственно из имечка правителя можно смело выбросить слово "Цинь" - это всего лишь название династии и слово "Шихуанди", что означает "первый император.
       - Получается, его никак не звали.
       В виртуальном окне появилось изображение: раскопанная императорская могила, в ней длинные ряды глиняных воинов в натуральную величину со всей амуницией и даже конями - тысяч пять, не меньше.
       - Кстати, парни Шихуана были хорошим всадниками и ростом далеко не типичные китайцы - есть мнение, что они скифского происхождения, ну, считай, почти славяне.
       - Я журнал "Вокруг света" тоже читал, когда в детсад ходил, так что сэкономь время.
       - Гробница была открыта в семидесятые годы, а три года назад группа ученых из Франкфурта проводила ее обследование при помощи всякой современнейшей аппаратуры, СКВИД-детекторов, гравиизмерителей, нейтронно- радиационных, нейтронно-активационных, гамма-спектрометрических и рентгенорадиометрических приборов и датчиков. Выявились сильные гравитационные и магнитные искажения, причем, как говорится, на пустом месте - там, где их не должно быть. К исследованиям привлекли доктора Коль-Анбрехта, светильника в области метаструктурной физики. В результате изучения феномена он пришел к выводу, что источник искажений - черная дыра, микроскопическая, но стабильных размеров, через которую утекает в никуда до одного грамма вещества в год. Пощупать "дыру" никак нельзя, потому как китайское правительство вскрывать собственно захоронение императора запрещает.
       - И я бы запрещал, когда такая кодла иносранцев роет дырку посреди чужой страны.
       - Ну, а еще один исследователь, крупный востоковед, доктор Эдельштайн, недавно, кстати, пропавший без вести во время боев во Франкфурте, обнаружил в одном из средневековых уйгурских трактатов интересную запись по поводу. Один-де китайский император, будущий создатель великой стены, получил от правителя второй небесной долины Яйцо, которое могло даровать быструю победу над любым недругом и удачу в строительстве мощного государства. А вдобавок три ключа к нему, под роспись.
       - Ага, уже все понял. Кто-то от кого-то когда-то чего-то получил, ну а этот самый Эдельштайн сразу начинает гнать пургу, что это именно тот самый Шихуанди, которого все знают и который напёк пять тысяч глиняных колобков - иначе как же продать "новость"?
       - К тому сведению, Эдельштайн действительно крупный китаист и вполне обоснованно полагает, что имеется в виду такой сильный властитель как Цинь Шихуанди, который прекратил междоусобицы и объединил всех китайцев, который действительно поставил великую стену для обороны от степных паразитов - ко всеобщему удовольствию мирных тружеников, - который провел дороги большой протяженности и тому подобное. Далее уйгурский трактат сообщает, что некое сообщество колдунов позавидовало власти императора. Бедняга был медленно отравлен, сошел с ума. Покуда он чах и шизовал, Яйцо, перестав работать на государственную пользу, принялось высасывать жизненные силы из родных китайских подданных, Поднебесная стала угасать.
       - А можно без мистики обойтись? Дороги и стены все любят использовать, но далеко не все любят их строить. Устали просто люди от строек-роек, захотели отдохнуть и подождать, пока всё не развалится, а Яйцо тут и не причем. Ладно, продолжай сказки сказывать.
       - Император, изображенный в трактате, заметил, что его дело к вечеру, а вокруг Яйца и ключей выписывают круги совсем посторонние люди. А ему это надо? Перед его безвременной кончиной ключи к Яйцу, именуемые яшмовым, булатным и нефритовым и имеющие вид камня, клинка и щита, были разосланы по трем сторонам света. Яйцо же император спрятал, то ли в своей собственной гробнице, то ли отправил по свежевыстроенному шелковому пути, куда подальше. И, чтобы до него никто не докопался, император приказал казнить 70 тысяч колдунов наиболее быстрым и экономичным способом. А то, что правителя Шихуанди кормили ртутью под видом эликсира бессмертия и то, что он пустил в расход изрядное число мыслителей, которые тогда все поголовно использовали магические практики, является подлинным историческим фактом...
       - Если конечно не вранье. На мой взгляд, указанная численность "мыслителей" явно завышена, стольких нет и сегодня, - прервал сказительницу упорно карабкающийся по камням Василий.
       - Эдельштайн поискал, нет ли чего и в китайских книгах насчет Яйца и не нашел, стало быть сведения о нем были вытравлены основательно. Однако изображения сияющего овоида, падающего себе с неба, имеются в наскальных петроглифах, которые были оставлены динлинами, светловолосыми всадниками. Они пришли из Сибири именно в то княжество Цинь, из которого вышел объединитель Китая - Шихуанди. Что было с Яйцом после кончины великого императора, уйгуры тоже насочиняли. Колдуны все же сумели найти яшмовый ключ, который и передали Огуз-кагану. Последнего исследователи соотносят с владыкой гуннов по имени Модэ. Именно при нем гунны - до того кочевники средней руки - изобрели мощный лук и начали суперуспешные завоевательные походы на Запад. Успешность дошла до такой степени, что наследник Модэ, вождь Атилла, помыл свои пятки в средиземноморской воде, однако везло ему лишь до определенного момента.
       - Ага, уже понял, уперли у него ключ. Нибелунги какие-нибудь.
       - Типа того. Только яшмовый ключ снова выплывает в Азии, причем у жрецов Бонпо.
       - Про этих слышал, - сказал изрядно запыхавшийся странник. - Черные маги, ети их мать, которых Гитлер завозил пачками из Тибета в Берлин.
       - Бонпосцы хотели подобрать все три ключа к Яйцу, чтобы из него родился герой Гэсэр, в котором воплотится божество войны Дайсун-тенгри. Этот самый Гэсэр, он же Дайсун-тенгри, будет-де обладать такой колдовской силой и таким непобедимым войском, что покорит двенадцать "злых ханов", к коим относится и китайский император, и повелители западных земель. Ну, а всем остальным тошно станет.
       - И у бонпосцев, конечно же, получилось. Остальным тошно становится регулярно.
       - Новым воплощением Гэсэра и Дайсун-тенгри оказался парнишка Темучин из племени кераитов, то есть Чингисхан. Когда парень получил ключ к Яйцу от потирающих руки жрецов, то из обычного отморозка превратился в величайшего полководца всех времен и народов. Тридцать тысяч монгольских воинов прошли, выкашивая на своем пути все живое, от Желтого до Средиземного Моря, нанеся особый ущерб культуре Средней Азии, Ближнего Востока, Китая.
       - Про Русь ты, конечно, забыла. Доигрались наши тогдашние олигархи, клепали друг дружке, вместо того, чтобы общерусскую оборону крепить.
       - Монголы были идеально организованы, более того изощренно использовали ресурсы и технологии всей завоеванной ими Азии, включая Китай. И откуда это в недавних пастухах? Съезди, пообщайся с чабанами насчет того, как они собираются завоевать полмира. Короче, ответ на мой вопрос звучит так: монголы и в самом деле имели ключ, и, скорее всего, не один.
       - Использовать чужие ресурсы и англосаксы тоже большие мастера. На самом-то деле, нахрена монголам было жить в почти-пустыне с узкой экологической нишей и регулярными высыханиями под корень всего живого, если можно побегать по свежей травке в других краях. Есть стимул даже чабану пошевелить мозгами и покачать мускулатуру. А то, что при этом монголы аннигилировали города и деревни - тоже понятно; среднестатистическому кочевнику для прокорма надо сто гектаров, а крестьянину и одного хватит. Собственно, в итоге, великие воины рассосались, а Монголия легла на бок и стала ждать, когда придет большой советский брат и построит водокачки и школы.
       - Значит, ключ или ключи были утрачены.
       - Так я и поверил. Ладно, продолжай пока что. Или нет. Каждый ключ имеет равный доступ к Яйцу или у каждого есть какая-то особенность?
       - Правильно и то и другое. Каждый ключ имеет равный доступ к Яйцу, но активизирует его по-своему. Яшмовый помогает укреплять свое воинство и свое "го", то есть государство, за счет превращения энергии времени в организационную силу; булатный дает возможность разрушить чужое воинство и чужое государство, отсекая его от потока времени; нефритовый помогает употребить чужую силу и чужие ресурсы к своей пользе, - забрать, так сказать, чужое время себе.
       - Это всё занятия для императора, президента или на худой конец полководца. Простому парню, вроде меня, от всех трех ключей особого толку нет.
       - Простой парень их помощью может мало-помалу стать императором или "всенародно избранным". Пожалуй, яшмовый ключ ему пригодится раньше всего, порыв и натиск в борьбе всегда нужны.
       - Ладно, что там с яшмовым?
       - Собственно уйгурская рукопись о судьбе яшмового ключа больше ничего не сообщает, но доктор Эдельштайн считает, что тот попал к Тимуру. И этот хромоногий житель Средней Азии из захудалого полевого командира превратился во властителя огромной державы, простиравшейся от Волги до Индии, да еще прославился башнями из черепов.
       - Зато он надавал по мозгам золотоордынскому хану Тохтамышу, тому самому, что вырезал Москву, и султану османскому Баязету, чем и внес позитивный вклад в историю.
       - Не перебивай каждую секунду. Яшмовый ключ, по мнению Эдельштайна, был вложен в тимурову гробницу. В связи с чем, дескать, и существовало поверье, что если кто-то откроет его могилу, то на мир оттуда выйдет страшная война. И вот что произошло, когда докопались до Тимура. - "Зина" тут же расположила в виртуальном экране публикацию из газеты "Правда" от 20 июня 1941 года о вскрытии гробницы великого воителя в городе Самарканд. - Делать это, по мнению Эдельштайна, не стоило.
       - Дурак ваш Эдельштайн. Как раз стоило. По логике всей этой басни, именно яшмовый ключ помог Иосифу Виссарионовичу одолеть Третий Рейх, опиравшийся на силы всей Европы. А на самом деле, мы бы и без яшмового ключа наклепали вашей объединенной Европе. Зря, что ли, дядя Джо промышленность ускоренными темпами создавал - он уж точно на тамерлановы подарочки не полагался. К твоему сведению, страшных войн хватало и в то время, пока яшмовый ключ мирно спал в обнимку с Тимуром. Индейцев и прочих аборигенов истребляли миллионами, африканцев били и продавали в рабство десятками миллионами, китайцев и индусов били и грабили сотнями миллионов, ну и так далее. И всё это проделывали вполне на вид пристойные джентльмены, совсем не похожие на косоглазого и хромоногого эмира.
       - Что указывает на использование других ключей, - вывернулась цифродевица. - Я ж тебе объясняла их особенности, так что шевели мозгом. К примеру, нефритовый ключ открывает дорогу к прогрессу, в котором одни развиваются за счет других. Это как раз на тему того, что западная цивилизация творила в отношении заморских патриархальных культур.
       - Похоже, правитель второй небесной долины подарил нам второй закон термодинамики.
       - Второй закон термодинамики говорит об открытых системах, к которым безусловно относятся и социальные образования. Яйцо и позволяет максимально открыть систему для развития за счет внешней среды. В этом случае, организованность и устойчивость твоего царства, твоей армии, твоей корпорации растут, а другого царства, армии, корпорации падают. Если смотреть в корень, то они теряют хрональную энергию, а ты стал владыкой времени. Но если ты утратишь ключ или ослабнешь мозгами, то дезорганизация постигнет твое собственное царство-армию-корпорацию. А хрональная энергия уйдет - если верить уйгурскому трактату - обитателям второй небесной долины. Так что важно иметь все ключи и разумно ими пользоваться, не одуревая от собственной силы.
       - Ладно, уболтала. Как выглядит ключ, вытащенный из гробницы Тимура?
       - Ученый из Франкфурта уверен, что ключ являет собой обработанный камень, который в июне 41 года был перевезен в один из музеев Ленинграда - ведь гробницу Тимура вскрывали именно ленинградские археологи - именно поэтому город, хоть и понес огромные потери во время блокады, не был взят германцами и финнами.
       - Опять двадцать-пять; да они не взяли Ленинград, потому что его защищали такие как мой дед... И что с музеем?
       - Эдельштайн чуть ли не божится, что ключ давно уплыл из музея, еще в период перестройки, и отметился в Афганистане, Чечне, Боснии, Косово, в Северной Африке и так далее.
       - Немчук забыл сказать, что перестройка та зовется криминальной революцией и ключик явно попал через бандитов в ЦРУ, а от него в руки прикормленных им буратин, то есть исламистских организаций. А в списочек достижений исламистского хозяйства добавь к Северной Африке еще Франкфурт, Париж и прочие европейские города, где похозяйничали джамааты...
       Солнце пекло с нарастающим садизмом, ноги плавились, спина склеивалась с рубашкой, пот стекал на глаза и заливал лекторы. Более всего, помимо воды, Василий сейчас мечтал о твердой городской мостовой - двигаться по камням казалось занятием для одних горных баранов. Вот сюда бы Саида Бекмурадова, пусть он ищет. Про камень из подвала "Сайкотроникс", который растаял на руке, Василий, конечно, вспомнил, но логику включать не стал, не стоит применять индукцию и дедукцию к глюкам. Рассказ цифродевицы, который вначале немало развлекал, превратился постепенно в досадливый бубнеж.
       - А про остальные прелести Волшебного Яйца ты мне расскажешь в более приятной обстановке, где-нибудь на Майорке.
       - Собственно, рассказывать о них нечего,- к великому удовольствию слушателя сообщила компьютерная Зина. - Яшмовый похитили, нефритовый ключ непонятно где; по косвенным предположениям уже несколько сотен лет в одном из западных банков. А о булатном ключе имеется лишь одно упоминание, и то вскользь, в той же уйгурской рукописи. Дескать, он имеет форму кривого клинка - по крайней мере, в рукописи говорится о его сходстве с молодым месяцем - и находится в стране, которую китайцы пару тысяч лет назад называли Сиванму. Похоже, это регион Тянь-Шаня.
       - И, наверное, ты предложишь мне найти этот... "молодой месяц", который был где-то тут пару тысяч лет назад?
       - Ты удивительно догадлив. Чем больше у тебя ключей, тем лучше доступ к Яйцу, тем сознательнее ты его используешь, и тем меньше неприятных последствий.
       - Блин, с этого и надо было начинать. Я могу заодно отыскать и "пожилую луну".
       - Само Яйцо также, возможно, находится в этом районе. Наши предварительные исследования, проведенные с помощью летательных аппаратов, показали здесь наличие гравимагнитной аномалии, схожей с той, что обнаружена в гробнице Шихуанди. Только если там что-то вроде черной дыры, то здесь дыра белая, выдающая некоторое количество массы и излучения прямо из ничего. Согласно весьма обоснованным предположениям, тут находится воздвигнутый в эпоху Цинь, или несколько позднее, пещерный храм, в котором и надо всё переворошить.
       - Ага, в сяньянской гробнице дырка от бублика, а сам бублик здесь... Ну, сама бы его и поискала. Приделали бы тебе твои начальники босоножки-металлоискатели на гусеничном ходу, стальной бюст пятьдесят четвертого размера со встроенными базуками, и вперед.
       - А на что ты тогда? Ты ведь человек особенный.
       Не наркоман, не глюколов, не больной на голову, а особенный! В это хочется поверить. Василий сразу чуток загордился.
       - На особенных все ездят. И вообще, что мне за это будет хорошего?
       - Получишь воздушный, то бишь компьютерный поцелуй. Или что-то вроде секса по телефону. Первые пять минут интима - бесплатные. Фирма угощает.
       Тут с Василием случилось что-то вроде мини-обморока. В ушах забили колокола, в глазах размножилось солнце, сердце заметалось, как хорек в клетке.
       Гребни скал были рядом, но казались призрачными из-за поднявшегося от камней знойного марева. В этом мареве виделись Василию какие-то духовидные фигуры, которые перемещались и будто даже махали бестелесными руками. Слышались вроде и слабые шепотки. Чтоб было повеселее, Василий затянул песню предков "Заиграли трубы, трубы-барабаны, отворились двери и вышел басурман. Закипела битва, битва беспощадна, полилась рекою горячая кровь..."
       И вдруг за останцем, имеющим форму сидящего джинна<прим. результат выветривания горных пород> открылось пустынное плоскогорье, кое-где поросшее стелящейся арчой, а заодно Василий столкнулся с двумя существами - пацаненком и верблюдом. От неожиданности путешественник вздрогнул и побледнел. Ему сперва показалось, что он встретился с карликом и его горбатой лошадью. Маленький же азиат что-то проорал с испуга, потом упал на колени и затараторил умоляющим голосом. Только молодой верблюд сохранял благородную выдержку и спокойствие.
       - Я загружен резидентно,- сообщил программный переводчик из бодика,- могу начать обработку поступающего текста.
       - Да тут, блин, и спрашивать не надо. Вежливый какой нашелся. Валяй, работай,- прикрикнул Василий.
       Бодик выдал первую порцию перевода:
       - Верблюд... искать... хозяин... второй день... упасть.
       - И эта галиматья - всё, на что ты способен?- возмутился Василий.
       - Половины же слов не слышу. Повернитесь в сторону источника звуковых волн и встаньте с подветренной стороны.
       - Слушай, как с тобой сложно.
       Пока продолжались препирательства малолетний житель азиатской глубинки перешел на русский язык.
       - Кто бы ты не был, арбак, мангыс или человек, я умоляю, выслушай меня. Я водил верблюдов Джанибека, а потом этот,- пацан показал на горбатое животное,- этот подлый верблюжий высирок потерялся. Я искал его везде, а брат Джанибека лупил меня и камчой, и ладонью, и носком сапога. А потом был праздник-кохпар, и Джанибек зарезал барана, но мне и кусочка малого не дал. Так голодного и отправил сюда. Я бродил по сырту <прим. тянь-шаньские плоскогорья> три дня, обжигая себе пятки и превращаясь в ледышку ночью, за все время съел только пять ягод смородины, - слава Аллаху, что нашел хоть их, - и вот наконец отыскалось это гнусное отродье верблюжьей задницы. Потом услышал твою песню и стал прятаться, потому что думал, идет дух горы. А теперь я боюсь, потому что бурдюке уже почти нет воды, а ты зол и голоден.
       - Да не зол я, сколько можно говорить. Только воды у меня тоже нет и в голове звенит. А ты иди к своему Джанибеку,- посоветовал Василий.- Он на радостях, что ты отыскал верблюда, подарит тебе эскимо на палочке.
       - Он не подарит мне эскимо на палочке. Он не из наших мест, он вынимает из людей печень и продает ее в Амстердаме... Значит, ты не дух предка и не ек <прим. злой дух в верованиях тюркских народов>, который выпьет мою кровь?
       - Если бы я, екарный бабай, был твоим предком, ты б сейчас не подтирал верблюдам задницу.
       - Может, тогда ты - Кызыл-Хизр <прим. святой в верованиях некоторых тюркских народов>?
       - Брось ты, я ведь православный, только молюсь редко, потому что образ жизни веду неподобающий. Может, это ты Кызыл-Хизр? А про самолеты ты знаешь, или про аэропорт?
       - Конечно. И про ракеты знаю, и про трансплантаты и стволовые клетки.
       - Так какого хрена ты дикаря из себя корчишь?- строго вопросил Василий.
       - "Хрен" - это что такое?
       - Это... русский злой дух.
       Малец попросил больше не призывать никаких других русских злых духов и Василий дал честное пионерское.
       - Аэропорта тут нет.... Слушай, если ты не предок, то наверное, шпион, за тобой вертолет прилетит.
       - На это надеяться не стоит. Как зовут-то тебя, мечтатель?
       Мальчик приосанился.
       - Меня зовут Акай, я из рода Джансеит. А давай я вместе с тобой пойду.
       - Разве тебе не надо к Джанибеку и его брату?
       - Не надо. Брат Джанибека все равно будет лупцевать меня, как разъяренный мангыс, да и этот кусок верблюда вскоре опять потеряется. Он ведь дикий, вместе с мамкой из пустыни пришел. Мамка его померла, и Джанибек взял Нура к себе.
       - Значит, этот "кусок верблюда" зовется Нуром. Очень приятно, хорошее имечко. Ну, пошли вместе, Акай, вдвоем будет легче счастья искать, а потом сдам тебя в какой-нибудь детский дом поприличнее.
       Трое смелых двинулись в путь, причем Акай тараторил без остановки.
       - Мой отец - потомок Ибн-Зайдуна, между прочим, был зайсаном - главой рода, носил высокую шапку-джыгу, он закончил школу такую, называется университетом, в Москве которая, и научил меня русскому языку. Затем с юга пришел Джанибек со своими абреками, ослепил наших абреков американским лазером и вырезал у них селезенку, отравил моего отца ампулой с цезием и сам сел на белый войлок. Из Америки ему Госдеп-хан прислал поздравление и пожелал успехов в строительстве этой самой... дымократии. Джанибек взял мою мать в младшие жены-токол, поставил ей в голову микрочип, чтобы она всегда слушалась, а затем уморил насмерть, чтобы положить в пробирки, а затем продать ее прекрасные глаза. Он убил бы и моего брата, но тот удрал далеко и стал воевать.
       - Похоже, он стал воевать не там, где надо. Твой брат - моджахед? Он воюет за веру?- аккуратно справился Василий.
       - Нет, он воюет за деньги,- радостно отвечал Акай.- У него уже много желтобаксов, только он пока прислать не может - иначе Джанибек всё заберет. Вначале брат служил в османском спецназе и его посылали взрывать программистов в Иране, потом он должен был охранять горные тропы, по которым афганский героин идет в Россию, но ему это не понравилось. Он дал подкупить себя русской разведке и начал убивать производителей героина. Тогда на него стала охотиться американская морская пехота, больно ранила его в голову, но он выздоровел и в отпуск на море поехал. Если все деньги не спустит и не забудет меня забрать, хорошо нам будет житься. А ты тут ищешь Яйцо Дракона?
       - Что мне, по твоему, нечем заняться? - торопливо произнес несколько ошарашенный Василий.
       - У тебя, чужеземец, глаза рыжие, как камушки сердолика, значит ты ищешь его. Ведь оно здесь, - уверенно сказал мальчик и переключился на наболевшее. - Если мой брат совсем не приедет, то Джанибек убьет и меня - колдун-бакши велел ему немного подождать, пока у меня гипофиз подрастет, чтобы можно было продать его за хорошие деньги.
       - Ай-яй-яй,- искренне посочувствовал Василий.
       - Может, ты убьешь Джанибека? Вот я дам тебе немного воды, - мальчик протянул худой бурдючок, - и ты оседлаешь дракона.
       Рядом, а если точнее, в виртуальном окне, снова появилась цифродевица, уже в мини-юбке.
       - Ты слишком долго торчишь на одном месте и точишь лясы с этим дурачком. Я бы рекомендовала забрать воду, а его связать или как-то обездвижить.
       - И бросить здесь подыхать? Разбежалась. Я лучше тебя сотру со всех носителей и как следует промою их верблюжьей мочой, чтобы не появлялась больше.
       - Ой, какие мы жалостливые. Ладно, это твои проблемы. Но если ты попадешься в руки брата или даже сестры Джанибека, я тебе не завидую.
       - Как ты можешь мне не завидовать, набор нелепых кодов? - излил свое недовольство Василий.- Сидишь где-то у меня в поджелудочной железе, и еще выступаешь.
       - Между прочим, я не только набор кодов, но еще и девушка,- тонко заметила цифродевица.
       - Ну, тогда я бабушка... Послушай, треп закончился, сгинь сама, пусть вернется Навигатор, мне нужна подробная карта.
       Бодик выдал карту в нескольких проекциях, на которых пометил участок где-то с гектар размером - там мог находиться искомый пещерный храм. Визуально Василий уже мог определить, что этот "гектар" приходится на ущелье, разрывающее скальную гряду в направлении с востока на запад.
       Мальчишка Акай, с трудом поверивший, что Василий - не демон арбак и не мусульманский святой Кызыл-Хизр, сейчас пребывал в полной уверенности, что пришелец общается с духами, хотя, конечно же, знал о компьютерах.
       - А они не зловредные? - поинтересовался пацан.
       - Только, если у них троян внутри. И вообще, пошли уже к ущелью, постарайся отвести меня так, чтобы я все ноги не переломал.
       И новые знакомые двинулись в путь, причем Василий не рискнул сесть на тощего верблюда. Солнце уже двинулось к закату, и ущелье закрывалось тенью, когда до него добрались пережаренные путники.
       - Ты знаешь, дядя Вася, это место у нас пользуется дурной славой,- ответственно сказал мальчик. - Тут кишмя кишит злыми духами, которые в лучшем случае разрывают, терзают и потрошат людей, а в худшем - высасывают их души. Но, конечно, та гуль-демоница, которая сидит у тебя в печенках, с ними спокойно договорится.
       Спуск в ущелье представлял собой своего рода каменную лестницу со ступеньками высотой в человеческий рост - очень удобно. А само ущелье было настоящим каньоном, который прорезала в скалах давно скончавшаяся река.
       - Хотела бы тебя немного просветить,- снова подала голос цифродевица,- именно здесь пролегало одно из ответвлений Великого Степного Пути, по которому, в основном, не шелка возили, а ходили завоеватели-кочевники: арии и скифы на восток - а ты, дурашка, и не знал, что они добирались до Китая; гунны, авары-жужжани, тюрки-огузы и монголы на запад, если точнее, до западного конца евроазиатской степи.
       - Ах, спасибо за информацию, "огузы-арбузы". Мне вот более интересно, американские дроны типа "новые кочевники" тут не делают пиф-паф по всему, что движется?
       - Они южнее курсируют, Гиндукуш и так далее, сюда залетают редко.
       Искатели приключений углубились в ущелье шагов на сто и взору открылись первые следы раскопок, похоже археологи здесь уже побывали.
       - Ну, кто так раскапывает?- осудил Василий. - Свиньи со своими пятаками аккуратнее роются. После таких археологов железобетонный дот и то бы не уцелел.
       В самом деле, археологические изыскания велись здесь не совсем правильным образом. Там и сям, на дне извилистой траншеи, валялись черепки, оставшиеся от старинной посуды и изваяний, ржавые осколки какого-то съеденного коррозией оружия, а может и древнекитайского мерседеса, наконечники стрел и копий - все это было присыпано легким слоем песка и пыли. Похоже, археологи пытались отрыть что-то конкретное, немало не интересуясь остальным.
       И вдруг послышались голоса...
       - Кажется, какие-то люди ищут то же самое, что и ты,- сказала компьютерная девушка.
       Василий заметался взглядом и заметил что траншея наполовину проходит под своего рода "карнизом", его образовывала скальная стена, резко выступающая вперед на высоте семи метров. В одном месте выступ доходил до низу, создавая "колонну".
       - Ну-ка, молодежь, дуй из ущелья наверх,- обратился Василий к своим компаньонам, Акаю и Нуру. - Ждите меня там, за скалой, похожей на голову выпивающего человека.
       - Голову человека! - у Акая затряслась челюсть.- Это окаменевший мангыс.
       - Да твои мангысы - просто пацаны сопливые по сравнению с "черными" археологами.
       Дети и верблюды нехотя удалились, голоса стали пронзительнее, а Василий стал карабкаться по изъеденной ветром "колонне", используя выступы и выемки. Минут через пять осознал, что это дело скорее для молодого скалолаза, чем для потертого отставника. Пальцы впивались в скалу все более слабо и уже сочились кровью; силы как будто вытекали вместе с потом. Василий каждые десять секунд убежденно говорил себе, что не продвинется вверх больше ни на сантиметр. Но двигался, все более зверея, все более психуя. Все больше ненавидя тех, кто довел его до такой жизни. Басурмана Виталия Магометовича, старую шмару Асию Раисовну, качка Саида, подлюку Сороса, губернаторшу Гольдмахер и ее банду кривозащитников, а также тех безличных гадов, что закинули его в эти чертовы горы. Василий уже замечал своими глазами, налитыми кровью, как багровые прожилки бороздят его руки.
       Наконец он добрался до "карниза" и втиснулся в какую-то трещину, наступила самая радостная минута в его жизни. Он просто парил. Впрочем, кайф был вскоре сорван. Голоса оказались совсем близко, а скрытость Василия вызывала большие сомнения. Он максимально втиснул тело в щель, но при том высунул голову. Это дало ему возможность увидеть людей в униформе вооруженных сил какой-то азиатской страны, может быть Пакистана или, скорее всего, Османского халифат-союза <прим. созданное Турцией объединение ряда исламских государств Ближнего Востока, Северной Африки и Центральной Азии>.
       Потом из-за поворота, обусловленного кривизной ущелья, подъехало на джипе еще пяток османов. Уже с десяток военных ходил вдоль траншеи, смотрел, галдел.
       Спустя десять минут с восточной стороны подъехал еще один джип. Из него вышло двое в хамелеоновке, но без знаков отличия какой-либо армии. Бодик услужливо сделал "зумм" и Василий едва не поперхнулся своей слюной, которая вдруг стала излишней.
       Явились-то сюда "частный детектив" Саид Бекмурадов, выступивший недавно в роли демонического воина (или это был глюк?), и Сорос, бандит-университетчик. У Саида, кстати, была перевязана голова - упал с кровати, что ли... или провалился в подпространство?
       В любом случае, они о чем-то пронюхали. Ой, не ищут ли они тоже драконье яичко? Вот те на, шизофрения заразна. Яйцо, накапливающее хрональную энергию и порождающее драконов - несомненная выдумка! Однако, то что он здесь, на краю света, это не выдумка, хотя и практически невероятно.
       Немного потерзав себя сомнениями и утверждениями, Василий пришел к вполне естественному выводу. Не важно, в чем суть проблемы, неважно, кто и что ищет, в любом случае он должен в этом участвовать.
       Тем временем османы, как будто подчиняясь Бекмурадову, отодвинули ломами камень, выступающий из скальной стены, и открыли проход вовнутрь. Потом вынесли из джипов всякую аппаратуру. Что-то свалили около входа, остальное унесли вглубь скалы. От автомобилей с включенными моторами протянулось внутрь несколько кабелей. Двое аскеров заняли посты на свежем воздухе, остальные отправились по проходу.
       Василий прождал час в очень неудобной позе, все более коченея - солнце уже уходило за гору - но так ничего и не изменилось. Кто ушел, тот не вернулся, кто караулил, тот так и остался, причем и "колонна" и "вход" в скалу были ярко освещены фарами джипов. Путь вниз был отрезан. Направиться вбок или вверх по скальной стене мог только персонаж фильма, но не Василий.
       Он попробовал поудобнее разместиться в своей трещине и отчасти получилось - ноги куда-то пролезли. Следом он автоматически направил и тело. У трещины явно имелось продолжение. Василий с тяжким кряхтением развернулся в сторону этого "продолжения" и вытянул шею вместе головой, желая разглядеть открывшуюся расщелину - похоже, она уходила вглубь скалы. Облизанный палец зафиксировал сквозняк, а значит воздух движется между двумя отверстиями, входным и выходным. Василий решил рискнуть и прогуляться в таинственное "может быть", тем более что багровые полосы на его руках немного светились.
       Расщелина оказалась не слишком годной для променада, здесь можно было лишь ползти. Иной раз ее ширина была меньше толщины живота, иногда у нее имелись острые выступы в виде резательных приспособлений, которые нацеливались на половые и прочие органы. Однако Василий, втягивая живот, грудь, спину и прочие органы, протискивался все дальше и дальше. Неожиданно щель перешла в довольно широкую прорезь явно искусственного происхождения.
       - Ну и? - поинтересовался свежеиспеченный спелеолог у Навигатора. - Что это?
       Бодик видел глазами Василия, но анализировал точнее.
       - Камень обработан примитивными орудиями, но с удивительной точностью, - отозвался Навигатор. - Наклон штрека - десять градусов.
       - По моим предположениям время постройки: конец третьего века до нашей эры - начало первого века нашей эры, - включилась цифродевица в роли любительницы истории. - Если это не Шихуан, тогда кушаны, - это такие близкие скифам племена, - тоже ведь великую империю создали от Инда до Тарима.
       - Удивительно полезная информация.
       - Только не надо иронии. Я ж тебе говорила про пещерный храм и возможно содержащиеся в нем артефакты, надо было слушать и делать выводы, а не клювом щелкать.
       - Слушай, Зина, я от твоей трепотни уже устал.
       Наклон вниз вскоре сменился подъемом, а затем и изгибом. В какой-то момент тоннель раздвоился и Василий выбрал правый проход, после чего снова появился уклон вниз. Стенки прохода становились все более склизкими и ребристыми, так что в определенный момент сходство с кишкой сделалось очень заметным. А потом послышался шум и, едва Василий успел сгруппироваться, его подхватил поток щебня. Куда его несет, крутя и вертя - он, конечно, не знал. Все силы и мысли уходили на то, чтобы не наглотаться каменной трухи.
       Когда, наконец, движение прекратилось, Василий точно знал, где находится. Посредине ничего.
       Минуты две он пребывал в полной прострации, вернее глубоко кашлял, в чем принимало участие все тело, включая пальцы ног. Он даже боялся наложить с натуги в штаны.
       - Ты явно находишься в прекрасно сохранившемся, включая действующую механику, буддийском пещерном храме времен Кушанской империи, - фальшиво подбодрила цифродевица.
       - Ага, сейчас начну билеты туристам продавать. Ты бы хоть повороты считала, пока меня носило по этой жопе эпохи кушан,- напустился на нее Василий, несколько прокашлявшись.
       - Если бы была видимость получше...
       - Плохому танцору всегда что-то мешает. Если бы вы меня сюда не затащили, я бы сейчас слизывал крем с пирожных где-нибудь на Майорке. Плюну я на ваше задание.
       - Ну, плюнь, только на себя не попади.
       В самом деле бастовать, только себе хуже делать, да и сквознячок все же чувствовался, значит надо идти.
       Первое время бездна его отчаяния никак не уменьшалась, "потолок" снова стал ниже и приходилось тащиться на карачках. А потом спелеолог-нелюбитель почувствовал толчки - во глубине скалы что-то содрогалось. Словно намечалось землетрясение. Но содрогалось регулярно, как будто билось сердце. Огромное драконье сердце.
       Это было так жутко, что уже стало интересно. Что там напридумывали эти самые укушаны? Василий прибавил ходу на своих карачках и проход завершился лабиринтом из небольших пещерок, соединенных узкими переходами. Снова содрогнулось "драконье сердце" и, старательно завывая, в этот лабиринт ворвался ветер. Пальцы не смогли уцепиться за склизкий камень. Была минута пытки, когда Василия бросало из пещерки в пещерку, пытаясь сломать ребра и расквасить лицо. После одного сильного удара по хребту он счел себя без пяти минут покойником.
       Но на этом "избиение" прекратилось, его вынесло в относительно прямой тоннель, пробитый в шпате - этот можно было бы, при желании, сравнить с прямой кишкой. Наклон здесь был градусов тридцать, так что, не успев отсчитать раз-два-три, он вылетел наружу...
       Первое, что Василий увидел, когда поднял голову - это была нависшая над ним пасть дракона, огромная и устрашающая, а глаза драконьи, смотрящие свирепо-свирепо. Второе, что увидел Василий, оглянувшись, было отверстие, из которого он выпал - оно являлось задницей другого дракона.
       Драконы были каменные, с корундовыми глазами, но все равно устрашить могли любого.
       В пасти большого дракона было зажато искристое кварцевое яйцо, на котором проглядывался высеченный орнамент.
       В этом рисунке угадывались и круглый камень, и сабля, и щит, похожий на свернувшуюся змею. Никак "яшмовый", "булатный" и "нефритовый" ключи?
       Так это и есть Яйцо, о котором говорила Зина? То самое или не то? Ладно, сейчас хватать его и тикать, потом разберемся. Только весит оно килограммов двадцать - так что придется катить...
       Этому смелому плану не суждено было реализоваться. Кто-то вдруг заговорил - пронзительно и резко, скорее всего, на языке тюркской группы. Тут же ударил луч прожектора. Василий вздрогнул и обернулся. Метрах в пяти от него стоял офицер османской армии, наставив дуло автомата. Классная немецкая машинка могла выпустить за десять секунд триста реактивных пуль типа "ромашка" и разорвать тело в клочья, как газету. Маленькие глазки османcкого командира выражали гнев. Позади офицера свирепо таращилось двое аскеров. Офицер опять заверещал резким голосом, - программный переводчик явно не поспевал - так что Василий лишь пожал плечами и поприветствовал со слабой улыбкой:
       - Киз мераба <прим. турецк. здравствуйте, девочки>.
       По ярости, дополнительно нарисовавшейся на лицах османов, Василий догадался, что ошибся в выборе слов.
       - Девочки тоже с тобой здороваются и извещают, что немедленно пристрелят тебя, если ты не скажешь, откуда взялся и что здесь делаешь,- человек, известный как Саид Бекмурадов, выступил в роли толмача, наполовину заслонив собой прожекторный луч.- Меня ты, кстати, тоже стал раздражать, хотя я понимаю, что везет тебе неспроста.
       - Господин Бекмурадов, меня изрыгнул или точнее испражнил дракон, а до этого я упал с неба.
       - Это ты местным верблюдоводам расскажешь, господин Берг, они тоже как выпавшие из задницы.
       - Хорошо, давайте подробнее. Вы посадили меня в подвал, потом пошла такая круговерть - вы же знаете. Ну, и в итоге я оказался в какой-то ящике, а потом здесь, на Тянь-Шане, будь он неладен.
       - Дальше. Что ты тут забыл?
       - Ничего, я ж случайно здесь оказался. Но раз пошла такая пьянка, то и я антиквариатом бесхозным не прочь прибарахлиться. Кувшины, черепки...
       - Яйца? - прищурившись спросил Саид.
       - Если Фаберже, то сгодятся и яйца.
       - Здесь, скорее, найдутся от динозавров. Значит тебе нужно одно. Или два?
       - Одного достаточно. У вас, господин Бекмурадов, случаем, нет лишнего?
       - У меня, случаем, нет. Хотя я его тоже ищу. Вижу, пора становиться в очередь за яичком. Плохо, что тебя тут никак не ожидали увидеть, ты появился сильно невовремя. Иди-ка сюда, господин Берг.
       Идти "сюда" не хотелось. Василий вращал глазами, ища точку опоры для рывка и планируя траекторию бегства. Пещера немалых размеров вся была украшена изваяниями драконов. Тот из них, что с яйцом в пасти, лапами опирался на пол, а морду держал довольно высоко, так что к ней надо было подниматься по широкой лестнице. Почему-то Василию хотелось воспринимать эту яйценосную тварь как самку. Сам же он стоял в тарелкообразном углублении перед этой драконессой, прямо как... жертва. В грязи, на дне "тарелки", кстати, проглядывались человеческие кости - пять штук, разного размера, от берцовой до фаланги пальца. Двое драконов поменьше располагались на противоположной стороне, в окружении мешанины из гаденышей и змеенышей. Между их хвостами мог быть выход, по крайней мере, там стояли прожектора и какое-то оборудование, от которых, наверное наружу, уходили провода. Но возле топталось несколько вооруженных османов. А между ними и Василием располагался Саид. С десяток османов рассредоточилось по всему пещерному залу. К краю "тарелки" еще подошел человек, у которого была внешность "профессора" Сороса.
       - Ну, здравствуй, говорящая задница, - поприветствовал университетчик. Теперь и ежику сопливому ясно, что бандит из университетской группировки является подручным Виталия Магометовича по кличке Зураб. - Или ты еще претендуешь на название "господин Берг".
       - А как вас лучше именовать теперь, Зурабом или Соросом? Или, может быть, Карлом Поппером?- поинтересовался Василий.
       - Можно и Карлом Поппером, я тоже за открытое общество, в котором открыты все пути для выбивания денег из лохов,- отозвался университетчик и протянул руку, чтобы помочь выбраться Василию из "тарелки". Но движение оказалось ложным. Вместо того, чтобы помочь, он столкнул Майкова вниз. Потом еще раз. Наконец на товарища шикнул Саид Бекмурадов, и Василий смог вылезти из углубления.
       - Эй, програмхер, как оно тебе? - Саид махнул рукой на кварцевое яйцо, зажатое в гранитных зубах драконессы.
       - Тяжелое, наверное.
       - Поможешь его вытащить, станешь нам другом, не поможешь - останешься в дураках.
       - Так я вам и поверил. Не вы подослали мне этого Сороса, который на самом деле Зураб, или вообще Жоппер, чтобы он из меня деньги тряс? Не вы ли выбивали из-под меня стул и зондировали мне мозги? Не вы посадили меня в подвал? Не ты собирался прикончить меня там? А, Саид?
       - Отвечаю по порядку. Зураб просто следил за тобой и придумал на ходу, что он рэкетир, когда ты засёк его. А если бы я всерьез собирался прикончить тебя, то размазал бы по стене, не сомневайся. Мы пытались понять, почему ты не такой как все, в чем причина твоей патологии.
       - Ну и выяснили?
       - Не до конца. Послушай, Василий, мы не хотели, чтобы твои патологии были использовано кем-то в низменных корыстных целях.
       - У вас будто цели возвышенные и светлые, - уколол Василий. - Мехмет-то Айдин не из вашего ли коллектива? А он террорист, напал на Ландскрона-Сити. И во Франкфурте засветился.
       - Мехмет Айдин, говоришь, напал? Откуда дровишки? С левых сайтиков? В солидных респектабельных СМИ сообщают, что в Ладскрона-Сити действует агентура Москвы и ее пособники-руссисты. А во Франкфурте джамааты заняли несколько зданий, чтобы предотвратить использование местного аэропорта московским спецназом, а то, похоже, канцлерша вошла в секретное соглашение с русней. И никакой тут Айдин Мехмет не нужен. Между прочим, "истинные европейцы", которые сейчас должны сформировать европейское правительство, с джамаатами вполне согласны.
       - Ой, как убедительно. Еще дай ссылочки на виртуальные картинки, изображающий московских спецназовцев на улицах Франкфурта - естественно бьют витрины, насилуют всё, что движется, и тащат всё, что плохо лежит. Пять Братьев уже небось намалевали.
       - С кем ты разговариваешь о политике, Саид? - упрекнул Зураб. - У него в башке мыслишки только насчет своих йеллов. Маленькая у него головенка, худая.
       - Это у тебя в голове мыслишки насчет моих йеллов, - огрызнулся Василий. - Специалист по чужим деньгам.
       Зураб сделал шаг навстречу, чтобы вмазать, но Саид остановил своего помощника по пыточным делам. Дескать, если уж я свою лютость подавляю, то и тебе, горилле, пока зверствовать не дам.
       - Тихо вы, пэтухи. Не надо горячиться, Зураб.... Аллах вразумит тебя, Василий, и я буду тому весьма рад, ведь ты мне типа родня. Но сперва небо пошлет тебе испытание. Мы все хотим узнать, что это наворочено здесь: драконы, змеи, яйца. Право первооткрывателя у тебя, ты будешь наш Амундсен и Колумб.
       - Я буду ваш Сусанин, поверь. Поэтому готов уступить право первой ночи... Зураб, иди познакомься с девушкой.
       - Да нет, только после вас, - зажеманничал Зураб. - Я лука наелся, выхлоп не тот.
       Османские военные возбужденно залопотали. Один из них вложил в казенник своей винтовки синюю пулю - значит струйная. Такая не пробивает тело, а лишь расплющивается и впрыскивает под кожу психопрограммный препарат для отключения воли. Первый раз такие пули были применены в ОПГГ для подавления демонстрации "националистов", которым не нравилось Ооновское нашествие и губернаторша Гольдмахер. Пять минут поработали струеметы и под команду громкоговорителей пять тысяч "антидемократов" пошли в порт, погрузились на суда и были отправлены рабами в отдаленные районы дружественного Османского халифат-союза.
       До выхода не добежать, будь ты трижды спринтер и спелеолог. Да, задание "взять Яйцо" сулит неприятные неожиданности. Но Саид, Зураб и османы, в случае отказа, доставят вполне ожидаемые неприятности.
       - Идите к яйцу, хуже не будет, - шепнул Навигатор.
       - Давай, давай, - подбодрил Зураб. - Или желаешь вначале перекусить? Могу предложить твои собственные яички всмятку.
       И Василий обреченно двинулся к Яйцу. Первая, вторая, третья ступени. Офицер-осман и Зураб тоже начали подниматься, но сохраняли дистанцию в 3-4 метра.
       По мере приближения морда драконессы приобретала все более зловещий вид, хотя ничего опасного не было видно. Василий стал инстинктивно бормотать совершенно бессмысленные слова: "Цып, цып, курочка ты моя, отдай яичко свое непростое". Наконец, он подошел вплотную и положил обе руки на поверхность кварцевого яйца. Опять-таки в ощущениях ничего особенного. И он никак не ожидал, что сможет покрутить этот эллипсоидной формы камень. Несмотря на внушительные размеры, каменное яйцо скользило в своем гнезде- благодаря идеально гладкой поверхности и тому, наверное, что оно было полым. Неужто в нем взаправду что-то есть?
       Василий еще покрутил и потолкал эллипсоид, убедившись, что он находится на неглубоком "ложе", а сверху остается еще приличный зазор.
       - Хоть бы за домкратом сбегали, тетери сонные, - обратился Василий к наблюдателям.
       Османский солдат принес домкрат, однако не стал задерживаться около драконьей морды и поспешно удалился.
       - О , уважаемый, куда вы? Этак вы не попадете на первые полосы газет и останетесь самым неизвестным из пяти миллиардов азиатов, - предупредил его Василий. Затем установил механизм на нижней челюсти дракона, немного поработал ручкой, и вскоре между каменным яйцом и его ложем образовалась щель в три сантиметра.
       Первооткрыватель-неизвестно-чего осторожно поднес к ней свои глаза и, что говорится, вперился. Но в ней просматривалась лишь "египетская" тьма. Василий решил еще поддомкратить, а затем подвести снизу каталку, которую уже подготовили османы - у нее были и колесики, и ножки переменной длины, как раз для спуска по лестнице.
       - Эй, аскеры, пособляйте. Для вас уже заготовлена доска почета и траурные рамочки, сегодня вы будете в раю, передавайте привет гуриям.
       На мгновение воцарилась атмосфера сотрудничества и кооперации. Бывшие враги дружно принялись за совместную работу. Зураб сыпал грубыми шуточками, солдаты визгливо хихикали чему-то своему. Тем не менее, офицер-осман и Саид остались на порядочном расстоянии.
       - Теперь рычаги давайте, волосатые задницы, - бодро скомандовал Василий. Приятно было то, что "волосатые задницы" послушались.
       Под действием рычагов каменное яйцо довольно легко поддалось, двинулось вперед, и съехало на крепкую каталку, оголив черный зев драконессы. Впрочем, на эту мрачную глотку никто и внимания не обратил, ввиду общего радостного возбуждения.
       Драконесса - просто обработанный камень, корундовые ее глаза сияют разве что в лучах прожекторов, яйцо мирно лежит на каталке, нечего вроде беспокоиться. Драконы как были так и остались каменными изваяниями, однако Василий почувствовал - ЧТО-ТО ПРОСНУЛОСЬ и как будто запахло зверем. Он ощутил, что она зла, потому что у нее отняли яйцо.
       Пещера, и все что в ней, вдруг потеряли объемность, стало уплощаться и превращаться в рисунок. А за этим ним уже шевелился Большой мир и светилось другое солнце.
       Османы проложили сходни и готовы были двинуть каменное яйцо вниз по лестнице, но каталка вдруг затрещала. А на руках и лицах у ближайших к Василию военных появились серебристые капельки. Он уловил, что сейчас что-то произойдет и... соскочил на несколько ступеней вниз, надеясь, что сразу стрелять по нему не будут.
       - Стой, мудак, завалю, - заорал Саид, а какой-то аскер застрочил из своего автомата. Василий успел пригнуться и очередь кромсанула воздух над его головой. А затем один из османов, придерживающих каталку, вдруг повалился и потянул ее за собой, яйцо скатилось и раскололось пополам на ступенях. Внутри не было ничего, кроме дыры, абсолютно белой. Никто уже больше не стрелял. Солдаты-османы не то что побледнели - посерели и, откляча задницу, подались назад.
       - Эй, как ты думаешь, что это за херня?- бесхитростно спросил ошеломленный Зураб.
       - Снесла курочка яичко да не простое,- так же бесхитростно отозвался Василий.
       Османский офицер закивал и еще больше отклячил задницу, что не мешало ему пятиться назад.
       - Ребята, я ж пошутил,- Василий Майков не отказал себе в удовольствии поиздеваться.
       Впрочем, веселился он недолго. Белая дыра стала вращаться и заодно растягиваться, и вот это уже вихрь, расширяющийся к стенам пещерного зала и все более превращающийся в серебристый водоворот.
       Османы ударились в поспешное отступление с кудахтаньем на устах. Они были отборными вояками и, без сомнения, отдали бы свои жизни по первому слову командира, но сейчас явно посчитали, что потревожили злых джиннов, которые пожрут их тела и поглотят души. Они испытывали самый чистый первобытный и непостыдный страх пред сверхъестественными силами, от которых не убережешься никакими пулеметами и гранатометами.
       Тряся накачанной задницей, потрусил к выходу и Зураб.
       Пещера, рассыпаясь как пазл, уходила в водоворот. Поверхности, истончившись, лопались, и в щели входили потоки серебристой жидкости.
       - Я пожалуй тоже пойду, по-моему, начинается кино для сильно взрослых,- пробормотал Василий.
       - А ты, Васенька, уже стал большим мальчиком, так что, пожалуйста, останься,- распорядился Саид Бекмурадов. Он отступил на десяток шагов к выходу, но ствол его штурмгевера <прим. Sturmgewehr SG-2021 - беспатронная штурмовая винтовка фирмы "Хеклер унд Кох"> упорно смотрел на экс-программиста.
       - Виталию Магометовичу такое самоуправство не понравится. Он дядя самых строгих правил.
       - Он отдал тебя в мое полное распоряжение. Важен результат. Так что обратного билета у тебя пока нет.
       Упертым был Бекмурадов, несогласным на проигрыш, также как и капитан Лялин.
       - Я могу и зайцем обратно, Саид, - сказал Василий, чувствуя все большую ненависть к своему собеседнику.
       Самка, источающая дурманящий запах, совсем рядом, из-за этого сладкой ломотой наполняются панцирные швы. Какие еще панцирные швы? Что это за запах такой? Да, слегка заходит ум за разум, но надо поскорее отыскать ее и... опять-таки вступить в любовный поединок. А тут мешает этот квадратный недоброжелатель. Он не просто мешает, он как кость в горле, здоровенная такая кость. И не проглотить ее, не выплюнуть, только разгрызть...
       Из тела, точнее из крестца, что-то прорастало, связывая то, что гнездилось внутри него, с тем, что он не видел, но было рядом. С чем-то большим и мощным... как дракон.
       - Зайцем - это некрасиво, Вася. Тебя чему учили в первом классе?
       - Ох, как вы в меня вцепились. Значит, я не просто инвалид с полосатой болезнью.
       - Ты - козёл, который умеет прыгать там, где остальные не могут...
       Василий понял, что Саид запАл, что он тоже бесится из-за драконессы. А отростки, вышедшие из крестца, уже прочувствовали волны, бьющие в ту полоску тверди, на которой пока держится Василий вместе со своим оппонентом.
       - А за козла ты ответишь.
       Вдох и нырок. Он ощутил сильную тягу, похоже, какой-то зверь подхватил его и понёс, как будто вытянув сразу на сотню метров (опять-таки по ощущениям, все привычные измерения расстояний сразу потеряли свой смысл), а потом ему удалось притормозить и даже снова встать на твердь.
       Прямо перед собой Василий увидел вояку-османа в виде куста кровеносных сосудов и сплетений нервных волокон, одно из которых украшали маслины глаз. Пора врезать ему в солнечное сплетение. Бедняга даже и не понял, кто его нокаутировал. Василий осталось только выдернуть автомат из обмякших рук иностранного военнослужащего.
       Будто бы стайка гранатовых капель пролетела около головы Василия - это пули. А затем на него побежал осман, собираясь пырнуть штыком. Вон и Зураб из другого конца пещерного зала навёл гранатомет. Еще один нырок под волну и Василий заслонился османским солдатом, который тоже стал сплетением змеек-сосудов и черячков-нервов. В его теле и разделилась на поражающие элементы граната, выпущенная Зурабом. Солдат несколько секунд напоминал фейерверковую шутиху, из него вылетали огненные шарики и иллюминировали пещерный зал гроздьями вспышек.
       Остатки зала ушли в водоворот, и Василия потянул поток, при том ощутил он не беспомощность, а то, что связан с большим сильным зверем. Ящерка, которая сидела в его теле, теперь обернулась драконом.
       А еще он понял, что сейчас будет схватка.
       И вот оба зверя плывут к драконессе по гиацинтовой жиже под лиловым небом, стараясь не попасть под фонтаны кипящей адской энергии, стремящейся вонзиться в небо. Они гребут шестью лапами, их извивающиеся хвосты заканчиваются шипами. Они торопятся к самке, потому что ее чарующий запах проникает сквозь панцирные швы и возбуждает неистовство.
       Они будут драться за право сразиться с самой самкой, пока один не сдастся и не залезет сращивать проломленный панцирь в какую-нибудь трясину. А тот, кто победил, отправится к ней.
       Если дракон окажется слаб, она разорвет ему брюшной шов и вложит в кровавое гнездо свое яйцо. Вылупившиеся лярвы должны расти в драконьем теле, пожирать его плоть, брать его силу. Они будут поедать и друг друга, наращивая массу и умение. Они будут размножаться делением, производя все более изощренных бойцов. Через девятьсот поколений, разрывая оболочку выеденного трупа, наружу выйдут молодые драконы. И все они будут недоразвитыми самками.
       Если сильнее окажется он, то даст ей выносить яйцо, затем вспорет ее брюшной шов и оплодотворит знанием.
       Через девятьсот поколений молодые драконы покинут пожухлую оболочку ее трупа, полноценные самки и самцы, знающие океанские пути...
       Ровный огонь сердца давно превратился в московский пожар 1812 года. Василий-василиск, оседлав волну, ринулся к Саиду, который хорошо подставился. Сейчас были видны его жизненные нити и рубиновое пятно сердца, и берилловая клякса мозга. Но василиску не хватило умения. Как неудачного серфингиста его перевернуло несколько раз и потащило вниз. Он тонул, и никакие трепыхания не помогали. Но в какой-то момент удачно полыхнул огнем, заставив отпрянуть вязкую материю, толкнулся лапами и выплыл.
       На взгляд стороннего наблюдателя всё это напоминало бы путешествие шарика в игровом автомате: скачкИ, торможения, резкие повороты, соударения. Вторым шариком катался Саид, еще где-то проносились османы и Зураб - они, видимо, не успели вырваться из пещеры, так что их тоже захватили вездесущие потоки.
       Враг, смутно уловимой тушей, двигался к Василию-василиску в потоке ускоренного времени, на гребне волны. Тот попробовал удрать и его забросило на мелководье с зыбучим дном.
       Однако и противник оказался не слишком ловок, на мелководье он уже не плыл, а натужно месил трясину своими широченными лапами. Он понадеялся на свою мощь, вместо того прочувствовать рельеф Большого мира.
       Мощи этому дракону и в самом деле было не занимать. Хотя дно под его лапами ходило ходуном, он безоглядно рвался к тому, кого считал жертвой. Вот и не заметил подходящую волну, которая сдернула его и понесла - и протащила над Василием-василиском, который успел поднырнуть под нее. Василиск оказался позади могучего дракона и вложил все силы в удар - шипом в сплетение жизненных нитей противника.
       Рев, гром. Жизненные нити перестали пульсировать, бесчувственное тело дракона унесло течением. А Василий-василиск заскользил к самке, такой желанной, такой налитой родильными силами.
       Но она встретила его темным облаком безвременья - или, точнее, застывшего времени, - которое выпустила как каракатица. Облако заморозило недавнего победителя и его, находящегося в бесчувствии, тоже унесло течением...
       Василий нашел себя в ущелье, далеко за пределами пещерного храма, его качало и ломало, как после двойной дозы наркода, острая боль пронзала плечо. Отдыхать надо, лечиться и лучше на больничной койке, но в двухстах метрах уже замаячил внедорожник, нагруженный солдатами, с пулеметом на крыше, - похоже, тот приближался на всех парах.
       Как оценить произошедшее? Случилось так много вздорного, неочевидного, невероятного, непривычного; глюки были, и в большом количестве; стал ли он в самом деле всадником на драконе или же потенциальным пациентом Бехтеревки? А ведь точно в плече игла <прим. поражающий элемент кассетной пули> застряла, он в пещере так заигрался, что ее и не заметил.
       Пулеметная очередь посекла камни в нескольих метрах от него. Василий, прервав неуместные размышления, кинулся от османов в направлении выхода из ущелья, но ноги вязли в песке, плечо страдало от раны, да и вообще шансов удрать кот наплакал. Но тут из-за какой-то каменной глыбы очень своевременно выехал Акай на своем Нуре.
       - Жаль, что я раньше не ездил на верблюде, если не считать карусели,- сказал Василий, забираясь на один из тощих горбов Нура. - Это животное также похоже на корабль пустыни, как я на боксера-тяжеловеса.
       Но когда надо было, Нур задал стрекача. Османы пробовали стрелять вслед, но Василий со спины верблюда, как с тачанки, огрызался из трофейного автомата. Противник, почувствовав почерк батьки Махно, оперативно свернул.
       Верблюд с немалой резвостью проскакал вдоль ущелья - тоже ведь боялся за свою задницу - и вынес двух наездников на сырт.
       - Давай-ка я слезу, а то Нур пукнет с натуги и пупок надорвет, - запереживал друг животных Василий Савельевич.
       Но приземлился он явно преждевременно.
       Пятеро джигитов мчались навстречу, истово погоняя лошадей камчой.
       Подскакав, они стали выписывать угрожающие круги, в центре которых находился верблюд и двое его друзей. Их глотки явно изрыгали брань, однако бодик, похоже, завис и устранился от обязанностей переводчика.
       - Извините, друзья, нельзя ли по-русски? - попросил Майков. И джигиты без проблем перешли на понятный Василию Савельевичу язык.
       - Я привяжу тебя к палке, и женщины будут мести твоей вшивой головой двор, - посулил Акаю важный мужчина, в коем, судя по каракулевой шапке и золотым часам "роллекс" , можно было признать почтенного зайсана Джанибека.
       - Это слишком большая честь для него,- возразил джигит с недобрыми тусклыми глазками, придающими ему звериный вид: явно брат Джусуп. - Я сделаю из этого шакальего сына ершик для чистки отхожего места.
       Мальчик встал поближе к Василию.
       - Эй, порождение заднего прохода, кто с тобой? Этот вот, с физиономией, напоминающей ослиную задницу? - небрежно спросил Джусуп. Видно было, что церемониться ни с кем он не намерен.
       - Пусть этот человек отойдет от нашего верблюда и идет своей дорогой, да поглотят его в пути зыбучие пески, - сказал более дипломатичный Джанибек.
       - Это друг моего брата Назыра,- вдруг выпалил пацан, - а скоро приедет и сам мой брат Назыр.
       - Брат твой - шакал,- зашипел Джусуп, еще более зауживая щелки глаз. - Изменник истинной веры. Его труп, наверное, уже сгорел в могиле. А друг твоего брата, наверняка, такая же отрыжка шайтана. Я даю ему столько же времени, сколько требуется собаке, чтобы погадить, на очень быстрое исчезновение с глаз моих долой. Иначе откроются лишние отверстия в его теле, а нелишние закроются.
       - Вообще-то я уважаю вас за гостеприимство, но это уже хамство, - Василий перекинул со спины на живот трофейный автомат. Однако на индикаторе боезаряда горела гордая цифра "0" и, конечно, же никаких запасных обойм. Оставалось только хохмить. - Подождите меня здесь, я сейчас за схожу за своим новеньким гранатометом.
       - Джусуп, покажи ему, что есть у нас,- сказал представительный мужчина с "роллексом".
       Человек с кривой прорезью на месте рта снял с плеча короткоствольное помповое ружье очень большого калибра. Двенадцатого как минимум. Внушительный черный глаз ружья уставился прямо в лоб Василию.
       - Раз - и голова разлетится как арбуз. Я это уже проверял.-сказал Джусуп под общее поощрительное ржанье, а затем поразмыслил вслух. - Тебе придется очень постараться, чтобы я тебя не убил. Ну, если выпишешь мне чек на миллион желтодолларов, то я еще подумаю. Только поторопись.
       Где-то крикнула большая птица, а затем заверещала маленькая птичка, которую то ли насиловали, то ли убивали. Смерть была так близко, что очень хотелось думать о чем-то постороннем, о фисташках, о количестве добываемой в Саудовской Аравии нефти, о проблемах фараона Нехао.
       - Мой брат слишком горяч и у него слабо с фантазией, - сказал Джанибек. - Но он молод и, может быть, еще разовьется в правильном направлении. А у меня более тонкая натура.
       Почтенный Джанибек слез с коня, достал из седельной сумки какую-то матово-черную машинку со странным хоботком, который придавал ей вид комара. Василий даже улыбнулся из вежливости.
       - А ты не смейся. Веселиться буду я,- ревниво заметил важный человек. - Русских надо убивать с фантазией и огоньком. Немало я ваших положил и на Кавказе, и в Туркестане.
       Джанибек, торопясь порадоваться, потянул из машинки какие-то штыри, в итоге получился пропеллер. Еще секунда и дрон-микроптер взмыл в воздух с руки хозяина, как беркут.
       - Ты лучше беги, - посоветовал криво ухмыляющийся (иначе у него, наверное, уже не получалось) Джусуп.
       "Похоже, натовская микроБПЛА "Москито", - подумал Василий, - стреляет пулями типа "бутон". Гуманитарная помощь от америкакесов борцам против "московско-имперской тирании""
       Машинка рванулась было вдаль, но затем почти бесшумно полетела обратно.
       Василий бросился бежать, как и посоветовал Джусуп, а мальчишка почему-то увязался следом. Микродрон же выписывал над ними круг за кругом. Безобидная на вид стрекоза. Джанибек управлял ею вслух, при помощи речевого интерфейса:
       - Давай вперед, теперь влево, пора взять эту бегущую тухлятину на прицел. А теперь, птичка, клюй.
       И птичка стала клевать своими "бутонами". Раздались крайне неприятные звуки кромсаемого камня. Василий едва успел, подхватив Акая, нырнуть в какую-то рытвину; очередь потерзала почву всего лишь в метре левее, гравий ударил по щеке и рассек кожу.
       Джанибек уловил свою ошибку и поднял машинку выше.
       Еще одна перебежка, и Василий с пацаном укрылись за бугорком, в который вошла следующая очередь.
       Из-за отдачи, или может, порыва ветра машинку бросило в сторону, но Джанибек умеючи положил ее на правильный курс - видать, хорошо натренировали его американцы на своей гиндукушской базе.
       Очередь пропорола воздух прямо над головой, мальчишка уткнулся лицом в камень и завыл. Ну всё, сейчас полетит фарш из умной многообещающей до сих пор головы Василия Савельевича, а какой-то горный баран радостно забекает: "Попал, попал". Пора прощаться с жизнью и подводить итог: "Покойный любил варенье и печенье". А еще Майков подумал о том, что нехорошие люди обязательно пописают на его труп, так что лучше перевернуться на живот, чтоб не в лицо.
       Страх дошел до максимума и при зашкалившей стрелке неожиданно перешел в свою противоположность. Майков увидел, что багровые жилы тянутся из его рук, протыкая плоский малый мир и делаясь серебристыми, а пустынное плоскогорье становится узким рифом между водами Большого океана.
       Тварь, которая была похожа на миногу, свивала петли и поднимала из потока голову, лишенную черепа. Проклятый микродрон?
       Василий разом ощутил мощное тело, свое и одновременно чужое. Вдох превратился во вспышку. Один щелчок хвостом и "минога" разлетелась на мелкие кусочки.
       Дрон врезался в камень в двух шагах от Василия, брызнув осколками металла и чипами.
       Еще нескольких тварей застыло на рифе - на вид кусты, налитые кровью, с ягодками глаз. Василиск устремился к одному из них, потом свернув хвост, сбавил скорость... и Василий оказался на коне, позади джигита. Ударом локтя вышиб того из седла, не забыв выдернуть из рук падающего противника помповое ружье. Давненько Майков не ездил на четвероногом друге, в последний раз лет двадцать назад - у родственников, на Алтае. Однако мозжечок сохранил память о верховой езде и лошадь на полном скаку опрокинула человека, вставшего у нее на пути. Натянув поводья, нечаянный наездник оглянулся и увидел, что на него во весь опор несется еще один джигит, а в руке у того изогнутый клинок. Оставалось только разрядить ружье в опасного субъекта. А потом еще в двух других, скачущих наперерез... Стрелять удобнее, бросив поводья, но дело это требует долгой тренировки - с третьего выстрела отдача выбросила Майкова из седла.
       Взгляд заволокло мутью, а когда все прояснилось, то вылетевший из седла отставник увидел три трупа. А также спины двух улепетывающих всадников. От дрона же осталось лишь несколько раскатившихся деталей и прочих мелочей. Мертвецы - Джанибек, его брат Джусуп и какой-то их подручный - выглядели совсем скверно. Один рухнул с коня и сломал спинной хребет, да так что позвонки снаружи оказались; у другого была свернута шея, около уха застыла рука с "роллексом" - стекло треснуло, время остановилось; у третьего была дыра в животе, откуда вывалилось пять метров кишок и почему-то презерватив.
       Подавив рвотный позыв, Василий глянул на свое плечо. Та игла, которая застряла было под кожей, теперь наполовину вышла наружу, осталось только потянуть за "хвостик" и вытащить.
       Порадовавшись нежданному исцелению, Василий подумал, чего-то все-таки не хватает в композиции. А именно Акая и Нура. Но надо полагать, они дали деру в суматохе.
       Будет ли задница пацана менее страдать от плетей в отсутствии Джанибека и Джусупа? Или остальные джигиты отыграются на мальчонке и расфасуют его органы по пакетикам, которым прямой путь на трансплантологический рынок в Петронезии? Василию стало неприятно. Еще более неприятно сделалось, когда он подумал, что те двое удравших могут привести из ближайшего аула десятка два вооруженных бандитов. Или боевиков-джихадистов. Или борцов за свободу - если об этом напишут либеральные журналисты...
       Запереживавший Василий увидел на малой высоте небольшое облачко. Внезапно его очертания и цвет изменились, отчего обернулось оно летательным аппаратом кубической формы. Раз и летающий куб оказался прямо перед наблюдателем, причем без рева мотора и бьющих по воздуху лопастей. У аппарата не было иллюминаторов - одинаковые зеркальные поверхности, никаких тебе выступающих деталей и даже стыков. Тем не менее одна из поверхностей вдруг отошла в сторону, за ней была тьма, непроглядная, как в зеве драконессы. Выглядело это так странно, что Василий подошел поближе и заглянул внутрь. Ничего не увидел, только что-то клейкое лентообразное мгновенно обхватило любопытного и одним рывком, от коего захрустели все хрящи, втащило внутрь.
       Поток серебристой жидкости закрутил его и потащил вглубь.
      
       Гибель Вавилона
      
       Как ему показалось, прошла едва ли секунда-другая и куб распался. Но вокруг были уже не камни и песок тянь-шаньского сырта, а высотки мегаполиса - значит, если рассуждать здраво, во всё время перелета в другую местность пассажир пребывал в отключке.
       День очевидно ясный, но солнца не видно. Над домами стелется густой как будто даже жирный дым. Рухнувшие путепроводы и разорванные линии электропередач придают пейзажу откровенно помоечный вид. Там, где горит парковый массив, дым более легкий и светлый. Кое-где сквозь него пробиваются огненные языки.
       От остова большого вокзала тянутся широкой полосой железнодорожные пути. И хотя там и сям видны разбитые вагоны и платформы, похоже, что пути пострадали меньше всего. Однако заканчиваются они рухнувшим мостом, который ранее перебрасывал их через ковши речного порта. На темной поверхности воды горят нефтяные пятна. Из неё торчат какие-то апокалипсические шпили и башни - сразу и не догадаешься, что это надстройки покоящихся на дне судов.
       Воюющих бойцов не видно, но всё вдруг оказывается расчерчено трассами реактивных пуль, мелькают алые шарики реактивных гранат, видны и факелы ракет, которые оставляют за собой серые немного извилистые дорожки. Вот одна выскочила из бурого густого облака, застилающего берег реки, и долбанула стелтс-геликоптер "Дэймон", который стал видимым только после попадания. Не выйдя из виража, он вспыхнул где-то ближе к хвосту, затем резко переломился на две части словно им стукнули об колено; обломки, вальсируя, потянулись к земле. Более крупный из них по дороге взорвался и превратился в рой красных и оранжевых конфетти.
       Из серой с желтыми пятнами пелены, затянувшей небо, выскочило что-то похожее на сигарету.
       Появилось виртуальное окно - ага, бодик очнулся и дал увеличение. Это не сигарета, а истребитель-бомбардировщик "Мессершмитт-380". Вот от него направилось к земле несколько управляемых бомб и лазерные лучи, похожие на спицы, уткнулись в прибрежное облако. Спустя мгновение оно из бурого превратилось в ярко-красное, напомнив по цвету и очертаниям губы кабацкой красотки. Какая-то цель была накрыта вакуумно-вихревыми боезарядами.
       Виртуальное окно ближнего обзора показало, что из-под развороченного автомобильного путепровода, предсмертно оседающего на изгрызенных взрывами опорах, выползает около десятка бронемашин. В реальности они едва были видны из-за стелтс-покрытий, напоминая ползущее марево. В этой группе четыре танка - они неспешно двигались вперед, останавливаясь, чтобы пальнуть из главного орудия или выдохами огнеметов "продезинфицировать" и без того скудную местность перед собой. Вдруг один из танков вспыхнул - в его правый борт нырнул стремительный факел ПТУР<прим. противотанковая управляемая ракета>...
       Да, здесь было очень неуютно. Однако ясно, что эта остановка надолго.
       Виртуальное окно увеличило один из объектов, расположенный по соседству с издыхающим путепроводом.
       Бывший супермаркет. Перекрытия почти нигде не уцелели. От него, по сути, остался лишь ажурный стальной каркас, но и тот местами разорван или скручен. Кое-где еще высятся колонны, по которым раньше взлетали прозрачные лифты. Теперь колонны упираются в никуда, да и сами расползаются, начиная с верхушек; наноплант - материал чудесный, но он умирает при отключении питания. Чудом устояла многоярусная спиралевидная эстакада, которая недавно возносила в потребительский "парадиз" движущуюся дорожку с вожделеющими консуматорами.
       Земля была застелена многосантиметровым ковром из осколков разноцветного стекла, обрывков серебристого и золотистого металлопластика. В одном месте, над грудой рухляди, высилась авангардная статуя, изображающая женское существо с гениталиями сильно преувеличенного размера. Надо полагать, это была рыночная Астарта. Ударные волны, подходящие с разных сторон, крутили пустотелые металлические формы вокруг осей. Особенно Василия поразила грудь женоподобной статуи, открывающаяся и закрывающаяся, как форточка на ветру.
       Это был несомненно ОПГГ, но та часть, в которой Василий почти никогда не бывал.
       Тут из ожившего бодика стал вещать незримый собеседник.
       - Ландскрона-Сити, район Фридом-хауз. И во что только превратился новый сити, выросший на месте Охты? В кладбище карьеров и капиталов.
       - Навигатор, ты что ли? Раньше ты обходился без охов и вздохов.
       - А кто ж вам рисует крупный план?
       - Зина-то где?
       После некоторой паузы бодик, как говорится, доложил:
       - Стёр я ее, Зину эту, слишком много оперативной памяти потребляла, зависание устроила. Кстати, и ко мне теперь можно обращаться по имени - Вергилий.
       - Я вроде недавно был на Тянь-Шане и вдруг такой поворот, как же я сюда попал?
       - Ответ на такой вопрос находится за пределами моей компетенции.
       Голос у Вергилия вдруг стал железным, а манера дубовой, словно на первое место он поставил свирепую экономию ресурсов. Однако Василий был рад любому попутчику.
       - "Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу, утратив правый путь во тьме долины..." Лес бы еще ничего, но тут какие-то Содом и Гоморра после огненного дождя. И чьих это рук дело? Уж ответ-то на такой простой вопрос наверняка в рамках твоей компетенции.
       - Я пользуюсь только открытыми источниками, Василий Савельевич. Ньюс-серверы называют боевиков "агентами Москвы" и расистами-руссистами из организации "За Пушкина", стремящимися подорвать открытый свободный демократический характер ОПГГ. А масс-медиа Польши и Прибалтики именуют московитской ордой.
       - Слышал-слышал. Спасибо за очередной сеанс промывания мозгов в стиле Пяти Братьев. Ясно, что медийная канализация непобедима. Но давай-ка, друг Вергилий, без вранья и виртуальщины, иначе ты у меня снова зависнешь. Кто по правде воюет?
       - Боевые операции ведутся "Волками джихада" Мехмета Айдина и бойцами из северно-европейского крыла "Мирового Объединения Джамаатов", подчиняющегося султану Бейбарсу. Помимо них, в городе моджахеды и фидаины еще из десятка джихадистcких организаций: "Ансар", "Хандшар", "Исламские братья" и тому подобный зоопарк: все - отборные бойцы и, в основном, фанаты. Командование МОД называет это ограниченной операцией на северном фланге, призванной предотвратить переход ОПГГ под контроль Москвы и переброску российских войск на помощь бундесверу.
       - А что, бундсвер сильно нуждается? Неужто потомкам гитлеровских вояк не управится без помощи потомков красноармейцев?
       Теперь с каждой репликой тон Вергилия становился все более развязным, видно, он быстро пополнял смысловые ассоциаторы.
       - Бундесвер обделался по полной. Пара батальонов, где преобладали славные нордические геи, вообще разбежались и пришли просить убежища в кубинское посольство. В Германии валить на агентов Москвы теперь не получается и официоз признал, что имеет дело с вооруженными джихадистами. Тем более, во Франкфурте уже сидит, причем прочно, в самом центре города, "временная исламская администрация Центральной Европы". Во Франции дело немногим лучше. Зональное командование МОД, расположившись в Латинском квартале, переименованном в Мавританский, провозгласило всю страну субъектом Аллаха. Во многих парижских районах бал правит мусульманская милиция и ей на подмогу каждый день прибывают североафриканские и ближневосточные исламисты, преимущественно ребята из тех организаций, которые использовались французскими спецслужбами для борьбы против тамошних светских режимов. Француженки опасаются появляться на улицах без платка и шальвар, в противном случае домогательства, вплоть до самых скверных, гарантированы. Про Марсель не говорю, там уже давно всё ясно. Вчера перешел в ислам министр внутренних дел Бернар Анри Жулио-Бери и его супруг министр обороны французской пока еще республики Пшиздецки-Дрексманн.
       - А что, я одобряю, нефиг было лягушатникам организовывать желто-буро-малиновые революции на этом самом вредном Востоке. Хотя, конечно, надо посочувствовать и французским женщинам, которым уже нельзя обходиться одними трусиками. А как дела у британского крокодила?
       - Ты имеешь ввиду британского льва? Он пока играет на склоках между суннитской брито-пакистанской лигой и зональным командованием МОД, в котором заправляют шииты - всё в традициях Даунинг-стрит. Но лондонский Сити вымер.
       - А что там Единая Европа и ее объединенные вооруженные силы? Роланда с Сидом на подходе не видно?
       - Правительство ЕЕ пока что ведёт переговоры с МОД при посредничестве Османского халифат-союза, и, по большому счету, Объединенные вооруженные силы пока не задействованы. Ну, если не считать совместного с джихадистами патрулирования некоторых районов Амстердама и Брюсселя. Публике сообщают, что это для предотвращения высадки московского спецназа. Виртуальные картины, на которых московиты грузят "тридцатьчетверки" в "кукурузники", выглядят убедительно и пипл, который уже давно ничего не соображает, бодро заглатывает информационные потоки.
       Василий пожалел, что испросил такую порцию негатива, и слегка вспотел. Как там его семейка, затерявшаяся в районе Брюсселя.
       - А в Штатах что?
       - В Штатах всё спокойно, если не считать, что за Калифорнией на выход просится перешедший на желтодоллары Техас.
       - Да уж, это мелочи, если джихадисты там тихи как незабудки. В общем, ясно откуда ноги растут. За кадром осталось желание стариков из Федрезерва опустить европейские валюты и снова поднять интерес к гринам. Или, может, Семь Сестер собираются устроить на Земле средневековье, а победителей капиталистического соревнования перебросить в космические города на орбите?
       - О мотивах и действиях финансовой группировки, именуемой левыми аналитиками "Семь Сестер" и "Семь Горгон", рассуждать не уполномочен, - отрезал Вергилий.
       - А про меня рассуждать уполномочен? Раз моё тело, как электронное письмецо, легко перекинули за тысячи камэ, да так что я и не заметил, то остается узнать, ради чего?
       - Я уполномочен вскрыть пакет с заданием. Так... Вы проберетесь по подземным коммуникациям, которые начинаются под супермаркетом, до здания фирмы"Руссише Электронише Гемайншафт", где предположительно находятся джихадисты, и выясните там обстановку.
       Голос у бодика теперь был тусклый и незаинтересованный, как у доктора, который говорит больному: мы вам отрежем руки, ноги и голову, только сперва сдайте анализ кала.
       Василий попробовал сопротивляться:
       - Выяснить обстановку в гадючнике? А какая там может быть обстановка, гады ползают, кусают и всё тут. Зачем вам это надо, а тем более мне? И вообще, какой из меня сегодня ниндзя? Человек устал, разве не понятно?
       - Желудочный сок выделяется во время еды, как говорят людоеды,- откликнулся бодрым лозунгом бодик и добавил.- Пора оснащаться. А потом вперед.
       - Да уж ясно, что не назад, - обреченно протянул "ниндзя-поневоле".
       В двадцати шагах от Майкова нашлось мертвое подразделение голубой полиции - все с маленькими отверстиями от игл. Выбор "товаров для войны" был как в супермаркете.
       Хеклер-коховский штурмгевер под беспатронные реактивные боезаряды, с многоканальным прицельным комплексом. Компактный пистолет-пулемет "Steyr TMP" и боезаряды к нему: повышенного останавливающего действия типа "бутон", которые разворачиваются в теле; и кассетные, нашпигованные скрученными двадцатимиллиметровыми иглами. Четыре ползучие самонаводящиеся кибермины, похожие на толстых черных тараканов. Трехслойный бронежилет для защиты от пуль, осколков, игл и поражающих факторов ВВ. К нему капюшон, газовая маска, передничек для надежной оборон чресел, фонарики, детекторы и анализаторы всяких опасностей. Противоминные берцы с датчиками. Автоматический нож, способный отстреливать лезвие. Еда и питье в многосекционных саморазогревающихся банках.
       Василий, "заправившись" тушенкой и кофейком, быстро завершил экипировку, система управления оружием без накладок подключились к бодику через незаметные скин-интерфейсы. Пора было подытожить:
       - Только презерватива для полного оснащения не хватает.
       Василий прошел едва ли десяток метров, как щебенка под его ногами поползла и он провалился в подвальный гараж. От гаража, впрочем, одно название осталось. Там и сям балки перекрытия обрушились, вместе с ними просыпались вниз груды земли, мусора, цементного крошева. Воняло здесь и паленой резиной, и какой-то едкой химией, и обычной копотью.
       Навигатор наложил на обычное поле зрения своё виртуальное окно и стал рисовать в нём путеводные стрелочки.
       Они повели к уцелевшей опоре, за которой нашелся люк, напоминающий канализационный. Но Василий попал через него в подземный пассаж. От прежней торговой жизни остались перевернутые пирамиды киосков с вылетевшими стеклами. От прежнего веселья - графитти на стенах, содержащие лозунги пацифистской направленности: "Хрюшки вместо пушки", "Не хотел быть красным, станешь голубым для зеленых", "Купил в аптеке вазелин? В дверь стучит Мехмет Айдин".
       Здесь Василий увидел первый гражданский труп. Обычный клерк даже без следов огнестрела - упал, стукнулся башкой, готов. Много ли требуется сертифицированному гражданину, привыкшему к спокойной размеренной жизни? Похоже, что в этом переходе случилась крупная давка - весь пол застилали пакеты, сумки, коробки, всякое шмотье, даже несвежие трусы попадались. Готовая инсталляция под названием "Потребительский пузырь лопнул".
       Вергилий завел Василия в какую-то дверь "для персонала". Просквозив вереницу служебных комнаток, новоявленный ниндзя остановился возле решетки вентиляционной камеры.
       - Ломайте, - велел Вергилий.
       Ниндзя попробовал отодрать сетчатую железку своими пальцами, давно отвыкшими от приклада и привыкшими бегать по "клавам" и "батонам". Однако с позором отступил.
       - Слабак,- проворчал "еле слышно" Вергилий.
       - Ой, кто бы говорил. Я-то, кстати, терминатора из себя не строю. И вообще это делается не так, ружье не для того, чтобы в носу ковырять.
       Два выстрела из штурмовой винтовки по скобам, крепящим стальную сетку. Удушливая горячая волна толкнула Василия, даже закрутила, что-то резко стегнуло по жилету. Однако решетка бессильно повисла на одной петле.
       Василий спустился по вентиляционной шахте на два пролета вниз. Там выбил своими противоминными ботинками ржавую заслонку и оказался в тоннеле, который служил, видимо, для чисто технических целей - здесь тянулись толстые кабели, трубы отопления и посылочные пневмопроводы. Василий это подземелье сразу невзлюбил. Сверху-то, над ним, все перелопачено, пробомблено, заминировано, в любой момент обвал может случиться.
       Преодолев первые полсотни метров, он решил, что пора воспользоваться газовой маской. Химический анализатор, встроенный в бронежилет, показывал высокую концентрацию паров хлора, кроме того здесь застоялась гарь и оттого легкие все время напрягались, чтобы не разлаяться кашлем. Осилил еще метров тридцать и стал ощущать чье-то присутствие. Так бывает только в безлюдных местах, когда даже единичное живое тело имеет достаточную "контрастность".
       Впрочем, тепловые детекторы пока ничего не фиксировали. Василий снял маску, прислушался и принюхался - как будто ничего примечательного, надел снова.
       - Что вы так встрепенулись, аж даже пульс участился на 30 ударов в минуту? Давайте не будем терять время. Нам еще идти и идти,- зазудел Вергилий. Кажется, он был не слишком высокого мнения о способностях своего подопечного.
       - Не нравится мне как-то и что-то. Не могу я здесь бодро топать вперед, как по Невскому, то есть проспекту Бжезинского. Появится за спиной моджик с лимонкой - и всё, в коммуне остановка. Наверное, ты считаешь, что у меня оплачена дорога только в одну сторону?
       - Я все время анализирую показания химических детекторов, - стал успокаивать его Вергилий.- Понимаете, от грязного-то человека разит за сто шагов, метилиндол и всё такое, а негрязного тут не может быть. Никого в этом туннеле нет, если не считать членистоногих, которых я не фиксирую.
       - Ты как-то оскорбительно высказываешься о людях, - возмутился Василий. - Еще неизвестно, как ты сам завоняешь, если тебя вытащить из моего тела и сунуть в пионерский костер. А если кто-то из этих джигадистов помоется в виде исключения?
       - Ладно, ладно, - пошел на попятную Вергилий, - не будем выяснять, кто дурак, хотя это любимое занятие людей... Сейчас я выведу схему дренажной системы - только не спрашивайте, откуда она у меня - и предложу альтернативные пути выдвижения.
       Навигатор нарисовал в виртуальном окне схему и несколько кривых стрелочек, которые привели Василия к решетке в полу. Ниндзя, крякнув, отжал ее и глянул вниз. Уровнем ниже проходила канава высотой не более метра, с многообещающей жидкой грязью на дне. О-ба-на...
       - Приятной прогулки, сударь мой,- ехидно пожелал Вергилий,- только крышку не забудьте за собой закрыть.
       Василий обреченно сполз в канаву, задвинул над собой решетку и двинулся вперед на сильно согнутых ногах - в детсаду это называлось "по-утиному". От грязи сильно разило дохлятиной, так что пришлось снова воспользоваться газовой маской. Василий боялся наткнуться на гниющие останки, но вспомнил, что наноплант, из которого вырастают нынешние офисные здания - материал квазиживой, обладает обменом веществ и выводит продукты распада. Пока работали насосы, метаболиты утекали в огромные отстойники, расположенные в городских гетто.
       - Вы сами этого хотели, - уколол Вергилий, чтобы ему провалиться в унитаз.
       Через двадцать метров канал закончился кубической камерой вроде небольшого отстойника. В ее стенах - два проема на полметра в диаметре. Лучше никакого выбора, чем такой выбор.
       - Не задерживайтесь, это не музей, - напомнил Вергилий, - дальше придется на четвереньках.
       Нарисованная им стрелочка вела в левый лаз.
       - Да помолчи ты, я как будто слышу... чье-то дыхание. Хотя, может это газовая маска "фонит".
       Когда он уже собрался мужественно лезть в проем, луч фонаря случайно упал на свод камеры. По периметру его огибала балка, за которой проглядывалось несколько ниш; так вот в одной из них лежало тряпье. Василий сразу подумал, кто и зачем его туда засунул?
       Он подпрыгнул и ухватился за край тряпки. За этим краем потянулись и все остальное. Из рванины вдруг вынырнуло лицо, вернее выглянул глаз. А потом вся куча тряпья спрыгнула вниз и попыталась юркнуть мимо Василия в правый проём. И ей это удалось.
       Василий от неожиданности свесил челюсть на грудь, затем попробовал ухватить убегающую кучу, но ударился головой о стенку и на какой-то промежуток времени отпал, предавшись своим ощущениям. Затем все-таки полез следом - решил взять языка. Протискиваться мешали то колени, то задница, то голова, то штурмгевер, так что Майков уже подумывал, не пальнуть ли в улепетывающее тряпье. Пока думал, тряпье неожиданно исчезло. Как будто истлело в момент. Бррр, готика, будто не в дренажной системе, где метаболиты да вонь, а в лабиринтах старинного замка тринадцатого столетия. Впрочем, и в замках того самого столетия было богато по части метаболитов и вони. Куда рыцари гадили? Ясное дело. Если не в ладошки своим крестьянам, то в любую ямку. А куда мусор выбрасывали? В уголок.
       Но если готика-невротика тут не при чем, значит тряпье скрывает какое-то живое существом с почти разумным поведением. При царящей здесь антисанитарии местный обитатель должен представлять собой мутанта с фильтрующим носом длиной минимум в тридцать сантиметров.
       - Вы выбрали не тот канал, - сообщил Вергилий, - так что я за последствия не отвечаю.
       Василий стал разворачиваться в обратную сторону, к отстойнику, но неожиданно его руки, щупающие стенку, куда-то провалились. Так и есть, еще одно ответвление, нормальный канал или тупичок? На схеме-то его нет. Василий посиял в дыре фонариком и обнаружил ту самую кучу тряпья.
       - Спокойно, сопротивление оказывать не стоит. Ты человек или зверь?
       В ответ куча лягнулась и попала разведчику в высокий лоб.
       По силе удара Василий сделал вывод - не мужик ему вмочил, иначе бы черепная крышка набок и шейные позвонки - хрясь.
       Но кто тогда? Подросток-отросток, старичок-боевичок, девица-истерица? Второй раз Василий уже не дал себя приголубить и поймал чью-то ногу. Холодную худую, не волосатую. Значит, этот подземный монстр что-то вроде бабы. Через секунду Василий уже прижимал бабу-монстра своей винтовкой ко дну канала. Пришлось столь неделикатно обращаться с "дамой", потому что она все норовила врезать костлявым кулаком в кадык, ткнуть острой коленкой в пах и еще что-то откусить.
       Наконец противник был окончательно зажат между винтовкой и дном. Оба борца замерли, не зная, что предпринять дальше, и услышали голоса, доносящиеся сверху, похоже, что из технического тоннеля. Женщина опять попробовала побороться, но Василий прошипел сквозь газовую маску:
       - Тихо, на вас лежит друг и доброжелатель весом в 85 килограммов. Раньше было больше.
       На что женский голос отозвался по иностранному:
       - Sei doch still <прим. нем. да помолчи>.
       - Ага, понимаю, учил в школе, оценки правда не выше тройки. Я-то помолчу, только они нас обоих на шампур посадят. А кто там, вы в курсе?
       - А вы кто такой?-парировала женщина уже по-русски, судя по акценту одна из европейских колонисток.
       Василий стащил газовую маску, придающую ему вид волка-оборотня, и простонал: "Из-за этой вони можно рехнуться." Но чего только не сделаешь ради первого контакта.
       - Я - брат по разуму. И вообще невежливо отвечать вопросом на вопрос. Я первый спросил, причем не о том, сколько вам лет. Ну, так кто это такие? Шахиды, моджахеды, джихадисты?
       - Во-первых, прекратите меня так прижимать... Да, так уже лучше, спасибо... Это - зверье, руссисты, которые охотятся за органами.
       - Ах, руссисты. Тогда я один из них. Очень приятно познакомиться. Как звать-то?
       - Фрау Зингер, - помедлив, сообщила женщина.
       - И что же вы, фрау, так боитесь меня? Всё будет путево, никаких там дешевых подкатов с моей стороны, то есть, будем жить культурно, пока вы сами не намекнете.
       Василий еще хотел поспрашивать у дамы насчет того, как она докатилась до такой жизни, но тут голоса, доносящиеся из технического тоннеля, снова напомнили о себе, потому что сделались много громче.
       - Послушайте, фрау, в отстойник мне возвращаться неохота. Я хочу выйти именно по этому лазу в технический тоннель.
       - Она - ненадежный источник, - напомнил Вергилий.
       - Цыц, не мешай с бабой разговаривать!.. Извините, фрау, это я не вам.
       Фрау Зингер была осведомлена в подземных трассах больше Навигатора. Они находились в дренажном канале, который шел под техническим тоннелем, и через пятьдесят метров их соединял колодец. Если там выбраться в тоннель, то совсем рядом будет располагаться вход на цокольный этаж здания.
       Фрау неожиданно легко согласилась сопровождать Василия, видно уже наелась подземного одиночества.
       Товарищи по несчастью двинулись вперед единственно доступным способом, на четвереньках, хотя при этом физиономия Василия все время рисковала уткнуться в задок фрау Зингер, который ему смутно что-то напоминал. Иногда он еще"наступал" рукой на край тряпья, который она считала подолом платья. В этом случае тряпье трещало по всем своим швам, а он дико извинялся.
       - Здесь, - женщина остановилась.
       В колодце можно было наконец выпрямиться. Василий осторожно приподнял решетку шпигата и высунул голову в тоннель. Метрах в пятидесяти от наблюдателя маячило три фигуры, однако в стороне противоположной от здания.
       - Я выскакиваю первым, а вы следом. Дуете отсюда вдоль стеночки к... этому... "Руссише Электронише Гемайншафт", черт язык можно сломать. Я вас догоняю после краткой беседы с этой тройкой на понятном ей языке.
       Хорошо сказано, киношно. Присутствие "публики", пусть даже в виде такой замарашки, вызвало очередной приступ решимости.
       - Я не хочу туда. Там убивают. Я убежала оттуда,- завозражала фрау Зингер.
       - Послушайте, дама, вы же сегодня с кавалером.
       Фрау Зингер, когда выбралась из дренажной канавы, превратилась из кучи тряпья в особу небольшого роста, одетую по последней моде. Впрочем, последняя мода в виде длинной юбки, свободного пуловера, элегантного шарфика и расшитого жакета превратилась под воздействием агрессивной окружающей среды в то, что не возьмет никакая прачечная.
       Можно было догадаться, что фрау - не мутант, что молода, хоть сейчас она тянула на бабушку Ягу, что она изящного телосложения, судя по тому, как сидело тряпье, и тому, что проглядывало сквозь дыры. А еще она чем-то напоминала ту молодушку с платформы на экс-Василеостровской. Может, тем, что смотрела на него. Впрочем, ту женщину Василий особо не разглядел через вагонное окно, загаженное графитти, да и с разглядыванием новой знакомой были проблемы. Пялиться через ночной прицел некрасиво, это выглядит элементом запугивания, а "естественное" освещение состояло лишь из слабого света фотонической краски. В первую очередь, можно было заметить, что мордашка у фрау, как у замарашки, сильно замызганная.
       Долго разглядывать фрау Зингер не пришлось, неудобно, да и со стороны неясных фигур, удаленных на полста метров, послышались окрики "на одном из языков нахско-дагестанской группы", как заметил эрудированный бодик.
       - Ну, фрау, вперед, - поторопил Василий.
       Женщина с искаженным от страха лицом заструилась вдоль стенки. Фигуры же никуда не спешили и Василий вскоре догадался, почему. Со стороны здания "Руссише Электронише Гемайншафт" его и фрау Зингер, скорее всего, тоже ждали.
       - Стойте. Вероятный противник умнее, а я дурнее, чем ожидалось.
       Женщина послушно спряталась за массивной уборочной машиной.
       Василий открыл огонь из штурмовой винтовки по "вероятному противнику". Но фигуры умело залегли и начали обстрел; пули зазвякали по стенам и потолку, превращаясь там и сям в голубые вспышки. Это было даже красиво. Но Василий знал, что если по нему применят прыгающие игольчатые боезаряды, то хана наступит быстро.
       - Вот вам несимметричный ответ,- он отправил по потолку в сторону трех вредных фигур самонаводящегося "таракана", а биоволновой детектор взрывателя установил в режим "первого пропусти". Потом стал отходить в сторону "Руссише Электронише Гемайншафт". В жилет воткнулось сразу четыре иглы. Василий прибавил ходу, но вовремя заметил крупную неприятность - сдал назад и укрылся за уборочной машиной.. Фрау Зингер здесь не было, она находилась шагах в тридцати. Какой-то мужик в камуфляже обнимал ее, на джихадистский лад - приставив пистолет к ее виску. Его напарник целился в Василия из винтовки, поставив ногу на здоровенный чемодан с приметными ребрами охладителя.
       Майков, как более-менее образованный гражданин, знал, для чего служат такие чемоданы-рефрижераторы - для перевозки человеческих потрошков.
       - Положи оружие,- велел по-английски человек, расположившийся возле чемодана, - и выходи с поднятыми руками.
       - Спасибо, после вас. Скажите лучше, какой ишак научил вас подобным образом приставать к женщине? - отозвался Василий по-русски.
       - Привет, Ванёк, - сказал по-русски, но с легким кавказским акцентом человек, ухвативший фрау.
       - Скорее уж - Васёк.
       Майков понимал, что позиция у него не выигрышная. Фрау он теряет почти при любом раскладе. Жалко все-таки. "Она была стройной и грязной", единственное, что можно будет вспомнить потом.
       - А не договориться ли нам, ребята? - предложил миролюбивый ниндзя.- Насколько я понимаю, вы не относитесь ни к одной из воюющих сторон, а просто пользуетесь суматохой, чтобы немного подзаработать. Вам до фени все эти лозунги, призывы, факельные шествия и демонстрации. Вы, так сказать, люди свободной профессии, своего рода художники по натюрморту. Я даю вам двести желтобаксов и после мы расходимся, кто с чем был.
       Человек с винтовкой что-то спросил у напарника на английском, тот отозвался с легкой ухмылкой, дескать, пусть козел позаливает, а потом обратился непосредственно к Василию.
       - У нас тут найдется лишний килограмм мозгов. Может подарить, если твои протухли?
       - Ладно, четыреста йеллов. Решайте, четыреста на дороге не валяются, особенно для гастарбайтеров,- не оставил увещеваний Василий.
       В этот момент он подумал, где возьмет четыреста желтобаксов, если вдруг эти двое согласятся. В кармане-то валялась лишь бумажка на сотню желтодолларов, которую он захватил из дома в тот последний день нормальной жизни. И он почти обрадовался, когда понял, что потрошители не собираются с ним вступать в сделку купли-продажи.
       - Мы не любим получать деньги за так. Мы не халявщики, а трудяги,- стал культурно объяснять "гастарбайтер" с пистолетом.- И твоя подружка- это наша работа. Не лишай нас честно заработанных денег, добрый человек. Так что клади винтовку и все остальное, а потом , ладно уж, тикай отсюда. Давай, у тебя всего три секунды на размышления. В противном случае мы тебе оторвем ручки, ножки, перережем глотку и будем использовать вместо плевательницы.
       Василий давно смирился с тем, что ему придется потерять фрау Зингер, но время, положенное на размышления, решил использовать. На третьей секунде раздался взрыв. Сработал тот самый "таракан", который уполз навстречу трем фигурам, продвигавшимся сзади. Все подземелье, включая собеседников, тряхнуло ударной волной. Коленки тоже поджались.
       Василий в этот момент заметил, что дуло пистолета отклонилось от виска женщины, да и винтовка, наставленная на него самого, несколько дрогнула.
       Первым выстрелом уложил он "гастарбайтера", державшего женщину, тут уж медлить нельзя было - пуля вошла прямо в лоб. Но одновременно выстрелил и второй потрошитель. Василий будто шпалой получил в бок и влепился в стену. Штурмгевер вывернулся в его руках, направив дуло в ненужную сторону, до пистолета-пулемета было поздно тянуться. Следующий выстрел "гастарбайтера" мог погасить свет в голове с миллисекунды на миллисекунду. Однако вспотевшая рука нащупала рукоять ножа, а палец надавил на кнопку. Освободившееся лезвие толкнуло руку, в почти в тот же момент грохнул еще выстрел.
       Немного погодя Василий понял, что "гастарбайтер" с винтовкой уже никому не угрожает. Он безропотно свалился на чемодан, роняя свою кровь на никелированную поверхность. Оружие сработало в руке потрошителя, когда лезвие уже вошло ему в шею чуть выше ворота бронежилета.
       Сзади послышался шум и показался тот "первый", которого пропустила самонаводящаяся мина. В результате контузии он плохо реагировал на окружающую действительность и пристрелить его не составляло особого труда даже для отставника, коего к тому же прикрывала уборочная машина. Противник шлепнулся с дырой в голове, бурые сгустки лениво потянулись из открытой "чаши" на пол.
       Василий подошел к женщине, обрызганной кровью потрошителя - у нее слегка подрагивала голова и чрезмерно моргал глаз, но не более.
       - Кажись, отбились. И даже штаны у нас сухими остались. Позвольте... - и Василий стер несколько красных пятен с лица у женщины.
       - Поздравляю, - отметился Вергилий.
       - Помолчи, нас из-за тебя едва не грохнули.
       - Допроси бабу получше, - посоветовал Вергилий, - это она тебе такую дорогу насоветовала.
       - Да, кстати, что это за фирма такая "Руссише Электронише Гемайншафт"? - обратился Майков к фрау Зингер. - Когда я еще ориентировался в электронике, такой не было.
       Фрау Зингер ответила четко и без заминок.
       - Это филиал корпорации "SAP", который был создан пять лет назад, когда было решено увеличить поток инвестиций в ОПГГ, чтобы дать работу сертифицированным "северным европейцам". Я там работаю, потому что изучала русский язык в венском университете.
       -А я думал, что венский университет готовит специалистов по ликвидации русского языка<прим. герой намекает на репрессии против носителей русского языка, проводимые Веной, когда под ее управлением находилась провинция Галиция-Лодомерия>. Здесь-то как, надзирателем трудитесь? - пошутил Василий.
       - Я - гешефтсфюрер маркетингового отдела, - не без гордости представилась женщина.
       - Это звучит как бы по-нашему. Ладно, обеденный перерыв закончился и надо будет поработать еще немного. Эй, Вергилий, выведи план подземных этажей "Руссише Электронише Гемайншафт". А вы , фрау Зингер, дайте мне руку, чтобы я через скин-коннект мог передать картинку. Я вижу, что у вас в глазах линзопроекторы, значит всё увидите, если протоколы передачи данных совпадут.
       - Пожалуй, здесь мы не сможем пройти. - сказала она, с некоторым смущением подергав свое тонкое запястье в руке Василия, а второй рукой, такой легкой, изящной и грязной, ткнула в виртуальное окно. - Служба безопасности, когда покидала здание, взорвала подземный вестибюль, куда можно было попасть из гаража... Остается только точка фастфуда. Я как раз через нее и выбралась из здания.
       - А что-то вы недалеко ушли. Почему было б не свалить совсем?
       - Куда? - отразила женщина. - Вокруг стрельба, дроны и робоснайперы палят по всему, что движется, мины рвутся... Вероятно, сразу еще можно было уйти. В первые полчаса после объявления эвакуации. Но меня накрыло взрывной волной. Это было в левом крыле, контузило слегка, но много ли надо с непривычки... И обо мне просто никто не вспомнил. Ни начальники, ни подчиненные, ни служба безопасности, ни муж.
       - Еще бы. Как в Европе. Каждый за себя. - поддержал Василий. - А наши - каждый из себя. В смысле - крутой, форсит перед другими, пыль в глаза пускает, геройствует.
       - Когда я пришла в себя, эти "руссисты" были уже повсюду. Я видела, что они сделали с тремя моими коллегами, которые попали им в руки... - ее голос дрогнул.
       - Руссистов, кроме себя, я пока тут не видел; как вам легко мозги промыть, дамы и господа, - возмутился Василий, но женщина не обратила внимания на его слова.
       - Я пряталась в кладовке, где хранилась отработавшая, но еще не списанная аппаратура... Когда эти черти угомонились, спустилась по колодцу пищевого подъемника на кухню, а там... двое схватили меня и...
       Ее голос, сбившийся на шепот, прервался совсем.
       - Да, понятно уж. Отсечь бы этим насильникам кое-что под самый корешок,- возмущенно произнес Василий.
       - А когда они наразвлекались, я сбежала через черный ход. Руссисты искали меня...
       - Опять "руссисты"! - на повышенных тонах выступил Василий. - Вы что только официальные "ньюсы" читаете, так они ж волну гонят. Ну, вспомните хотя бы как они выглядели эти насильники, на каком языке они говорили.
       Фрау Зингер смолкла, плечи ее поникли. Она как будто понимала, что данные "не сходятся", но пропаганда сидела у нее глубоко в мозжечке, а может и имела психопрограммную основу.
       - Ладно, ладно, женщина. В маркетинге вы может сильны, а в остальном - "сон разума, рождающий чудовищ".
       Василий осторожно погладил фрау Зингер, по остаткам некогда модной прически "перья павлина", по плечу. Он заметил, что женщина на секунду прижалась к его ладони, но почти сразу отвела ее в сторону.
       - Я без задних мыслей,- сказал Василий.
       - А что вы забыли в "РЭГ"? - вдруг спросила Зингер холодным голосом.
       - Где, где?
       - Послушайте, что вам надо в здании "Руссише Электронише Гемайншафт"?
       Василий несколько растерялся.
       - Да собственно не мне надо... я и сам хотел бы знать...
       - Молчи,- скрипнул Вергилий. - Она может быть подсадной уткой, смотри, какая у нее нафаршированная башка, а если и не подсадная, то через час запросто окажется в лапах врага. И все расскажет да покажет... Ты ей наплети чего-нибудь, чтобы успокоилась.
       - Я ... просто первобытный собиратель, думаю, есть и мне, чем поживиться в РЭГ. Стеклотара, туалетная бумага...
       - А, вы просто мародер.
       - Это вам, за комплимент,- Василий протянул женщине банку с саморазогревающимся обедом и сказал с интонациями своей бабушки. - Ешь, может поумнеешь.
       Глядя на фрау Зингер, уплетающую тушенку за обе щеки, он добавил:
       - Вы, дама, торопитесь, но не очень. Я еще гляну, что там в чемоданчике у потрошителей.
       Чемодан был заперт хорошо, герметически, как сейф, но замок оказался незакодированным. Когда крышка поддалась, то сейф первым делом мощно дохнул холодом. Василий увидел сенсорные пульты управления, индикаторы, мониторы, вычерчивающие графики, блок питания с электромотором. Всё это было миниатюрно и размещалось по краям. Когда была поднята непрозрачная пленка, стало ясно, что является начинкой чемодана. Блин, лучше бы его было не открывать.
       Там лежало полчеловека: тело, где-то по пояс - то, что в искусстве называется бюстом. И снизу, и сбоку, и спереди в тело через клапаны входили полупрозрачные трубки, по которым прокачивалась какая-то голубая жидкость, похоже, что васкулоидный<прим. васкулоиды - микромашины, заменяющие красные и белые тельца> заменитель крови. Рот и нос через мундштук снабжались кислородом. Кожа сплошь была залеплена пластинками датчиков.
       Пол-организма принадлежало молодому человеку атлетического сложения и породистой европейской наружности. Василий заметил даже, что грудь его колышется - выходит, в этом обрубке не только билось сердце, но и дышали легкие. Внезапно полчеловека открыл глаза и, напрягшись, выплюнул мундштук из синих губ.
       - Ich will sterben<прим. нем. я хочу умереть>,- сказал он.
       - Добивать - это не мое дело,- Василий краем глаза заметил, что женщину по имени фрау рвет только что съеденным обедом.
       - Помоги,- сказал полчеловека.- Но вначале помолись.
       - Я не умею, тот есть не знаю, как надо молиться в таких случаях. Да я другой веры к тому же.
       - Не важно.
       - Фрау, вы знаете как это делается? Как насчет отходной молитвы?- обратился Василий к женщине.
       - После конфирмации я была пару раз в церкви,- сказала она,- но я просто встречалась там с парнями.
       - Поэтому-то вы и продуете тем, у кого есть какая-то вера,- рявкнул Василий.
       - Не отвлекайся,- сказал с трудом полчеловека.- У меня мало времени.
       - Ладно, герр, повторяй за мной.
       И он прочитал единственное, что знал, "Отче наш": "... и остави нам долги наши якоже и мы оставляем должником нашим".
       - Я мало, что понял, - сказал европеец, - но мне стало легче.
       С последним словом обрубок человека умер. Сам. Хотя трубки еще гоняли искусственную кровь и кислород.
       - Какие еще долги?- выкрикнула женщина.
       - Неужто непонятно. Местный офисный планктон имел всё, не вспоминая ни на секунду тех, кто не имеет ничего, ни мыслинки о тех, кому он устроил ад во имя своего благополучия, - Василий в последний раз глянул на содержимое чемодана. - Надеюсь, этот парень свои долги уже отдал.
       Оценив выражение лица фрау Зингер, Майков догадался, что она пока ничего не поняла.
       - Ладно, фрау, оставим теологические споры на потом. Сейчас вперед, придется обедать второй раз уже по дороге.
       Через сорок метров тоннель вывел на небольшую площадку, где стояли автоматы по продаже всякой снеди, кофе, чипсов, шоколадок - погасшие, с порванным пластиком и выбитыми стеклами.
       - Когда всё началось, здесь укрылось человек тридцать, я в том числе; а лестницу, ведущую сюда из здания, завалили - чтобы рус... бандиты не пришли,- стала комментировать женщина.- Но затем из торгового пассажа, через технический тоннель, сюда стали наведываться потрошители. Из-за этого наше количество стало быстро таять. Ну и, в итоге, осталась я одна. Тот, которого вы видели в чемодане, господин Ломер, исчез предпоследним.
       - Где стол был яств, там гроб стоит,- вздохнул Василий.-А как бы нам отсюда на верхние этажи попасть.
       - Вы что с ума сошли? У вас все чашки в шкафу? - Это была уже явная калька с немецкого.
       - У меня в шкафу граненые стаканы, - с достоинством отвечал Майков.
       - Тогда помогите отодвинуть,- фрау Зингер махнула рукой на агрегат, продающий пакетики с мумифицированной снедью.
       Когда героическими усилиями преграда была устранена, за ней обнаружился в большом количестве мусор - здесь, видимо, насорили последние поедатели чипсов.
       - Позвольте,- галантно молвил Василий и, как сенбернар, оперативно прорыл кучу мусора. Попутно разогнал семейство крыс, которое хотело что-то дохарчить.
       - Если крысам можно ходить туда-сюда, то почему нам нельзя?- Василий задал риторический вопрос, добравшись до квадратного отверстия в стене.- Это, надо полагать, вентиляционная шахта. Вы, фрау Зингер, если хотите, можете остаться здесь.
       - Неее, - заблеяла она.
       - Понятно, с мужиком, даже завалящим, все-таки надежнее,- прокомментировал Вергилий.
       Через несколько минут случайные напарники были уже возле решетки, отделяющей вентиляционный канал от кухни, некогда снабжавшей кушаньями сотрудников "РЭГ". Еще немного ползком - и они оказались в помещении пищеблока, прямо за огромной никелированной плитой. Однако, едва это произошло, на темной кухне зажегся свет и кто-то, напевая заунывную песню пустынь, стал готовить мясо. О чем сразу стало понятно по мощным, каким-то даже упругим запахам. Василий облизнулся и выглянул из-за плиты. Его голова оказалась возле ног повара. Тот, кстати, мог бы услышать двигающегося лазутчика, если бы не шипение страдающего на сковороде барашка.
       Поющий повар, наверное, удивился, когда с другой стороны сковороды появился человек со стволом, на который был навинчен глушак. Впрочем, удивление было недолгим, потому что голова певца упала в огромную сковороду и тоже стала подрумяниваться.
       - Один из ТЕХ,- подытожила фрау Зингер и горестная складка пересекла ее лоб, впрочем ненадолго.
       - Это такие у вас "руссисты"? Ну что ж, справедливость частично восстановлена с помощью пули-цветка. Грех на это жаловаться,- Василий загреб горсть риса и отправил в рот.- Да, пожалуй, повару надо было выделить еще четверть часика и немного соли. Хотя плов ничего, сделан по-узбекски, если не ошибаюсь.
       Женщина тем временем уже настроилась на деловой лад.
       - Люк пищевого подъемника должен быть возле шкафа со специями.
       Подключился к общению и Навигатор:
       - По моим данным, штаб "Волков джихада" находится на двенадцатом или тринадцатом этаже.
       От этой новости Василий сразу вспотел.
       - Ого. Вы привели меня прямиком в логово зверя? И я там должен сыграть роль свежего мяса. С кем ты на связи, кто меня использует?
       - Тихо вы, услышат. На двенадцатый-тринадцатый этаж вам как раз ходить не надо. Плевать на самих "Волков", важнее то, что они здесь ищут. В лабораториях "РЭГ" были разработаны искусственные z.структуры, управляющие потоками хрональной энергии. Это не должно попасть в руки джихадистов. Повторяю для "особо одаренных" - не должно.
       - А раньше можно было сказать? Или вы считали, что я кому-то проболтаюсь про тайны "РЭГ"?
       - Кто мог исключить такую вероятность?- перешел в контратаку Вергилий.-Вы, Василий Савельевич, такой своенравный, такой неуправляемый, иной раз мне кажется, что вы вообще невменяемый.
       - Спасибо за "комплимент". Да только вы даете мне задание, рассчитанное как раз на невменяемого: отнять у "Волков джихада" власть над временем. А выпить море мне случаем не надо? Это же лучшие джихадисты Европы, - не унимался Василий.
       - Не забывай, что ты сам влип в нехорошую историю.
       - Я влип? Меня влепили!
       Вергилий замолчал, показывая что дискуссия закончилась.
       Василий обошел пищеблок. Возле шкафа, за грудой коробок из-под консервов, нашлась шахта пищевого подъемника, который, конечно же, не работал. Зато в одну из ее стенок были вделаны скобы, образующие подобие лесенки.
       Тут возник вопрос. Кому лезть первым. Если действовать по неписаным законам спецопераций, более знакомый с местностью должен отправиться вперед, то есть - lady first . Однако по неписаным законам джентльменства сэр обязан двигаться первым, дабы не заглядывать леди под юбки.
       - Да я не буду, честное слово,- пообещал Василий.- Я уже почти женоненавистник. Кому-то от дамского пола веселье, а мне одна головная боль.
       Фрау Зингер нахмурилась, но объективности ради приняла первую точку зрения и заняла позицию сверху. До шестого этажа они добрались более-менее благополучно, если не считать того, что женщина пару раз оскальзывалась, но ее ловил мужчина, карабкающийся снизу. И не совсем за талию.
       Подъем закончился тем, что Василий и его новая знакомая вышли на шестом этаже в районе буфетного помещения. Сперва все было тихо. Но когда Василий собирался выскочить из буфета, то в виде большого сюрприза зажегся яркий свет и злополучный ниндзя увидел нацеленные на себя стволы, штук десять, не меньше.
       - Упс, - только и сказал Вергилий.
       Ствол уперся и в затылок, так что не попрыгаешь, выделывая всякие шиво-учи, мае-гери, киба-дачи, много-сдачи и так далее. "Волки" подкарауливали визитеров и сзади, со стороны буфетной стойки.
       "Похоже, так и было задумано теми, кто меня сюда направил. Но человека человек послал...",- исковеркал цитату Василий, а знакомый голос произнес:
       - Ты хоть и дурень, но везучий.
       Голос, увы, принадлежал хитроумному и могучему батыру Саиду Бекмурадову.
       - Зураб был и дурак, и невезучий, поэтому не выбрался из той переделки в краю драконов.
       Саид выступил из-за стены крепких чернобородых бойцов, с улыбками посматривающих на Василия, а с подмигиваниями на фрау.
       - И это по вашему "руссисты"? - краем рта шепнул Василий напарнице, но та не ответила, поскольку сорвалась в психологический штопор.
       - Твоя везучесть еще послужит джихаду. А сейчас клади оружие и особо не переживай. У тебя есть хорошая возможность и дальше кушать хлеб с вареньем. Шеф прямо-таки по отечески к тебе относится.
       - А у нее есть такая возможность? В смысле кушать с вареньем,- Василий слегка кивнул в сторону фрау Зингер.
       - У тебя, Василий, кажется, имеется жена.
       - Русские своих не бросают, Саид.
       - Тоже мне, нашел "свою", умнее ничего не мог придумать? У нас на Востоке давно известно - женщине хорошо с любым хорошим мужчиной. Ладно, мы примем твои гуманитарные соображения во внимание. Жизнь фрау, в том числе и сексуальная, целиком зависит от тебя... Я тебя понимаю, дамочка пронырливая, шебутная, чего стоят ее походы по подвалам... Но только маячок мы на нее поставили еще при первой встрече... Она тут уже ублажала джигитов и, кстати, особо не возражала - наверное, забыла рассказать тебе.
       Василий выпалил в порыве благородного возмущения:
       - Я очень извиняюсь, но один из тех, кто ублажался, сейчас немного раскаивается. А голова его жарится на сковородке с бараньим хером во рту.
       Саид помедлил секунду.
       - Значит, такова была воля Аллаха. Рафик был никудышный боец, но верный, да ублажат его теперь в раю семьдесят гурий семьюдесятью различными способами... Ну да, мы отвлеклись.
       Василий положил на пол штурмовую винтовку, пистолет-пулемет, самонаводящиеся мины - их взрыватели сразу проверил один из джихадистов.
       - Жилетку снимай. Следить за тобой будем строже, чем в прошлый раз.
       Уложенный на пол бронежилет сразу обшмонали двое моджахедов, третий досматривал Василия, четвертый под усилившиеся ухмылки всех прочих стал ощупывать фрау Зингер.
       - Тьфу на вас, басурмане, вам действительно нельзя культурную женщину доверить,- сплюнул Василий.- На том свете вас не семьдесят гурий ублажат, а поимеют в задницу семьдесят шайтанов железным хером длиной в семьдесят сантиметров.
       - Складно поешь, - похвалил Саид, - достоин продолжать сказки "Тысячи и одной ночи".
       Один из боевиков вынул из кармашка бронежилета какой-то пакетик и спросил: дескать, что там?
       - Толченая задница твоей мамочки,- огрызнулся Василий, хотя и сам не знал, что это такое.
       Боевик отдал пакетик Саиду и тот, надорвав краешек, заглянул внутрь.
       - Труха какая-то. Ладно, потом разберемся. Двинулись.- И сразу четверо рук подтолкнуло в спину плененного программиста. Василий однако еще откинул голову назад.
       - Саид, передавай привет Виталию Магометовичу. Между прочим, он мне должен четыре тысячи желтобаксов.
       И получил от Бекмурадова по шее. Не очень сильно, но сопля вылетела.
       - Виталий Магометович никому ничего не должен, кроме Всевышнего. Ты можешь только просить у него, а не требовать. Понятно, Вася?
       - Теперь понятно,- пробормотал экс-ниндзя, разминая шею в лечебных целях.- Вы хорошие педагоги, все очень толково объясняете.
       Издевательство на этом не закончилось. Уже в коридоре конвой вывернул Василию руки - и к нему подвалил какой-то тип в белом халате, совсем не похожий на жителя пустынь или гор. Из шприцпистолета он закатал пленнику под кожу в разных местах десять кубиков какого-то радужного дерьма.
       - Это, чтобы спалить все посторонние ингредиенты в твоем теле, интерфейсы, бодики и так далее, а когда апгрейд испарится - станешь ты таким же простым, как и все бараны, - пояснил белохалатник, а затем еще разжал Василию веки и прыснул в глаза жгучим спреем.
       Василий и вздохнуть не успел, как оказался в персональном огненном аду; пламя металось по телу, члены были разложены по сковородкам. Интракорпоральный бодик успел пропищать: "Остановлено сорок... восемьдесят... сто процентов всех процессов... оперативная память обнулена ... личностная матрица дезинтегрирована... меня уже нет, ку-ку... абажур, абракадабра, астролябия, ахинеяяя... ааа...ууу...хххххрррыыы..." и выдал напоследок "System Crashdown"в почерневшее виртуальное окно. Затем распались и лекторы. Воющего Василия затащили в какую-то кладовку и, бросив на пол, защелкнули замок. Наконец стало полегче, хотя дико хотелось пить. Он еще три часа кантовался в полной темноте, да и слышно было лишь то, как попискивает некий таймер. В голове крутилась только одна хилая мысль: "Меня швырнули в пасть зверю, чтобы проверить, как он щелкает зубами".
       От более глубоких дум его всё время отвлекал вопрос, как ему попИсать, когда захочется попИсать, и не захотел ли он попИсать уже.
       Через три часа в комнату втолкнули нового арестанта. На секунду мелькнул свет в одном из углов, а затем кто-то испуганно задышал. После минутной паузы Василий протянул руки и понял, что это фрау Зингер. Он не хотел спрашивать, что с ней произошло. Просто обнял ее и усадил рядом с собой, а она и не подумала отстраниться от него. Василий подумал, что фрау перевели к нему, чтобы проверить, не проснется ли его "полосатость" и "драконистость". Он машинально поворошил свои воспоминания. Вспомнились и гиацинтовые воды, и лиловое небо, и яростные фонтаны, но собственная ярость не вспомнилась. "Да уж, никудышный из меня дракон, куда там разодрать подругу. Виталий Магометович, наверное, разочарован." Не было ярости, не было и силы. Он не мог разбудить в себе зверя.
       Василий взял руку фрау в свою и положил ее голову к себе на грудь. Его рука лежала на ее бедре. И ничего сексуального в этом не было. Просто слияние тепла, взаимный поиск убежища. Они изредка обменивались фразами вроде: "А как называется по-немецки вот это?"- "Der Wand."- "Прекрасно называется."- "А как это?"- "Der Fussboden".-"Тоже неплохо звучит, хотя по-русски лучше. Фуссбоден - это что-то чисто строительное, а вот "пол" - такое приятное словцо." "А кого ты больше любишь, Канта или Гегеля?" - "Больше люблю пирожные" - "И я тоже".
       За дверью кто-то рыгнул. И Василий, и фрау Зингер поняли, что скоро предстоит расставание, что каждый в одиночку будет пережеван молохом всемирной войны. Женщина как будто решила не терять остаток времени. Она теснее прижалась к Василию, но он почувствовал, что дверь сейчас откроется. И в самом деле, не успел он досчитать до десяти, как в глаза ударил яркий свет.
       - Успэл? Или нэ успэл? Успэл-нэ-успэл,- насмешливо пропел на какой-то горский мотив конвоир. У него был короткоствольник с убранным прикладом вроде "сучки"<прим. автомат АКС74У>. Не выбить - гад соблюдает верную дистанцию, не убежать - боезаряд с иголками догонит. На близком расстоянии они превратят неудачливого беглеца в ежика.
       - Ты смотри, успей покакать раньше, прежде чем встретишься со мной на воле, - сказал Майков. -- А то твой труп будет слишком сильно смердеть.
       Конвоир засверкал глазками-изюминками, щелкнул затвором, но все же довел арестанта до лифта, а там присоединился еще один боевик. Ствол крупнокалиберного пистолета прижался к позвоночнику Василия. И опять никаких шансов. он знал, что произойдет в случае выстрела. Пуля- "ромашка" перерубит позвоночник и вышвырнет внутренности наружу через дыру размером с блюдце.
       Они проехали три или четыре этажа - сколько именно, Василий не просёк, потому что его развернули лицом к голой стенке. А вышли на этаже, который Василий распознал как лабораторный - похоже, здесь в "РЭГ", располагался исследовательский блок. На одной из дверей было написано "Sonderlabor Bio3. Eintritt verboten <прим. нем.:специальная лаборатория "Био3". Вход воспрещен>.
       Пленного ввели в большой зал, не слишком заставленный приборами, но с ячеистым потолком и парой голографических постеров на стене, изображающих глиняных воинов из сяньянской гробницы. Но было не до размышлений на тему. Василия притиснули к какой-то конструкции, смутно напоминающей королевский трон, из нее вышли металлические стержни, которые свернулись кольцами на его руках, голове, ногах, шее. Теперь пленник был готов для участия в любых самых смелых экспериментах в роли подопытного. Попытка оказать сопротивление выглядела бы нелепо и лишь вызвала бы улыбку у экспериментаторов. Когда сломленный Василий решил не противиться злу, ввиду технической невозможности применить насилие, появились люди в белых комбинезонах с эмблемами "РЭГ" и заняли свои места у пультов. Примерно половина из них выглядела чистопородными учеными, без каких-либо признаков джихадизма. Значит, коллаборационисты. Или обычные приспособленцы, коими собственно и были господа севропы, амраши и распы.
       Сердце забилось, как крыса, пойманная змеей, когда конструкция, к которой он был приделан, плавно изменила форму, превратившись в стол. Потом Василий стал чем-то вроде стержня, который продернули через кольца мощного сканера. Один из лаборантов сразу позвонил куда-то, и появился Виталий Магометович собственной персоной. На нем не было написано"Мехмет Айдин", но по тому, как с ним общались и персонал, и боевики, стало ясно, что он важный джихадистский шишкарь. И еще, что он больше не собирается выпускать Василия Савельича из своих когтей.
       - Здравствуйте, салям,- все-таки Василий обрадовался знатному визитеру.- Как-то неудобно мне тут лежать, тем более, что вы стоИте. Меня, кажется, с кем-то перепутали. Не прикажете ли этим чертовым экспериментаторам размокнуть захваты и продолжить опыты на морских свинках? Те ведь не возражают ни в устной, ни в письменной форме.
       - Прикажем, дорогой. Как не приказать, потерпите еще немного. Мы ведь нашли то зернышко, из которого произрастают ваши необыкновенные способности. Слава Всевышнему и хорошей аппаратуре. Тут ведь, в "РЭГ", и Коль-Анбрехт работал, и сяньянские гробокопатели. Сейчас мы попробуем выковырять вашу ящерку. Не волнуйтесь, при полной анестезии. Нам не надо, чтобы вы или оно беспокоились.
       Шприц-автомат нацелился на вену в локтевом сгибе и аккуратно вошел в кровеносный сосуд. Василий вроде бы и не заснул после этого. Он только немного отделился от своего тела и стал ему слегка чужим. Он чувствовал, как киберлапароскоп проникает в его тело, но только это отзывалось в его сознании не болью, а лишь ощущением чего-то непривычного. Инструмент поковырялся в районе крестца, потом двинулся выше и замер.
       Лаборант что-то доложил Виталию Магометовичу, тот походил в раздумье и, в итоге, обратился непосредственно к Василию.
       - Зернышко подвижно и, помимо того, всё время уменьшается в размерах. Это очень интересно, но крайне неприятно. Кончится тем, что оно встроится в какую-нибудь клетку и мы его потеряем. Даром только покромсаем вас. Так что остановимся.
       - Спасибо, Виталий Магометович,- подобострастно сказал Василий, не зная, слышит ли его джихадистский кардинал.
       А тот обнадеживающе продолжил:
       - Будем считать, что эта искорка - ваша неотъемлемая часть.
       Операционный стол, на котором лежал Василий, превратился в каталку. Она выехала из первого лабораторного зала и по какому-то узкому коридору проследовала в другой.
       Этот выглядел еще более внушительно: металлические стены и своды, напряженно гудящие шкафы с аппаратурой, массивные распределительные щиты, толстые кабели электропитания и съема информации. А посередине - здоровенный агрегат кубический агрегат, немного напоминающий склеп - за счет мрачного цвета. На нем лежала изморозь, и вообще тут было прохладно. Каталку подвели прямо к люку "склепа".
       - Василий Магометович,- прошептал Василий коченеющими губами,- я туда не хочу. Вы же меня вроде отпустили. Остановите безобразие. То есть, дайте хотя бы небольшой ликбез, курс лекций эдак на полгода, насчет того, в какую задницу меня суют и зачем.
       К уху поднесли мобильник и бодрый голос пролился в голову подопытного:
       - В конце времен перевернется весь мир, весь мир вывернется наизнанку. Разве можно это сравнить с небольшой процедурой, через которую вам предстоит пройти. Вперед, мой друг, к истине.
       - Я всегда был уверен и друзья подтверждали, что истина в вине,- последний раз вякнул Василий, шприц-автомат снова куснул его в вену, отчего потянулась по сосудам какая-то необыкновенная легкость. Люк распахнулся, открыв сияющий зев, из которого дыхнуло ледяной бездной.
       Вместо глупостей пора было вспоминать слова молитвы. Но не успел Василий прошептать и полслова, как каталка въехала в "бездну". И ничего. Только кромешная тьма и молчание.
       Потом он стал ощущать, что уже не давит на каталку, вес как будто исчез, не чувствуются захваты на лбу, запястьях, щиколотках, шее. Но и двинутся невозможно: или не хочется, или нечем двигать. Не чувствуется холод, но и тепло не ощущается, и вообще никаких ощущений...
       Однако, когда он уже думал, что обрел вечный покой, началось движение; он долго и упорно падал там, где по идее некуда было падать. Теперь и думать ни о чем не хотелось, словно мысли сильно отстали от падающего тела. Откуда-то донесся голос:
       "Дельта-ритм, плоская линия."
       Падение как будто замедлилось, но теперь ничто не говорило о том, что у падающего есть тело.
       "Омега-ритм, сглаженный. Объект вышел на точку "минус пять секунд"."
       В падении он проскочил точку, после которой уже нельзя было понять, существует он или нет. Молчание чувств, нуль воспоминаний. И хотя никакой инерции не ощущалось, ему показалось, что падение прекратилось и он уже стремительно поднимается.
       "Омикрон-ритм, колебание по Махровскому. Точка "плюс пять секунд"."
       Из черноты-мутоты выплыло яркое пятно, которое как-то хитро дрожало и пульсировало. Пятно оказалось объемным, состоящим из нескольких оболочек, каждая из которых имела собственный полюс и пульс. Можно было четко различить три слоя - в общем, все это напоминало яйцо. А еще можно было рассмотреть, что каждый слой состоит из сплетения пульсирующих нитей.
       - Это Преднастоящее. Плюс две секунды, - пояснил как будто знакомый голос.- Хрональные потоки еще не сформировали пространство. Объекта пока нет. Ты видишь как бы его проект.
       Нити стали гуще, одни из них сплетались в кровеносные сосуды, другие в мышцы, третьи в кости.
       - Это уже ближе к Настоящему. Плюс одна секунда. Ты, конечно, хотел бы вернуться в уютное настоящее, но сперва ты должен послужить Всевышнему. Ты хочешь спросить "как"? Отвечаю. Ты сотрешь заразу, гниль и яд, разлагающие творение Его. Ты очистишь творение Его от бесполезных племен. Ныне Он дает острые мечи своим воинам, чтобы несли они воздаяние и исправление. И один из этих воинов света - ты.
       Куб открылся и некто, потерявший имя, обнаружил себя в потоке темных вод. А потом воды вдруг вспенились - вокруг были сотни голодных ртов и хвостов с ядовитыми шипами. Но знакомый мощный контур промелькнул в глубине - василиск вернулся. Сердце зверя кипело, выбрасывая ярость в мышцы, длинные челюстеруки смыкались и размыкались, готовые расчленить все, что попадется им на пути.
       Воин на василиске был готов нести в мир возмездие, острием меча отделяя любимцев неба от обреченных на адские муки.
       - Восстань. Отныне нарекаешься ты шахидом Ала-ад-Дином, или согласно привычному произношению Аладдином, в честь великого делийского воина-султана. Однако для прессы ты по прежнему русский отставник Василий Майков, возглавляющий пророссийскую диверсионную организацию "За Пушкина".
       Названный Аладдином встал, взял оружие и охотно отправился туда, где кипел бой. Танковая группа противника перла на приступ - примитивная сила, ползущая по плоскому миру. А драконья кожа, покрытая бахромой чувствительных отростков, ощущала далекие и близкие течения времени, ускоренные и замедленные, вязкие и разреженные. Новоявленный борец за веру, взяв в помощь пятерых воинов, подобрался через развалины ресторана на расстояние прямого гранатометного выстрела к танковой колонне. Танки пискиперов, подставляя свои борта, двигались по узкому проходу в минных полях, проделанному штурмовой авиацией.
       Аладдину, двигающемуся в потоке ускоренного времени, танки казались застывшими как могильные плиты. Оставалось только отправить их экипажи в могилу. Аладдин неожиданно вспомнил слова капитана Лялина: "Беда натовской бронетехники - это высокий силуэт, но если ты не полный кретин, не вздумай лупить в лоб башни или в высшую часть борта". Аладдин поджег две передние машины несколькими короткими очередями из своего автоматического гранатомета - ударил в оптику, в катки и нижнюю часть борта. Танки, которые шли следом, стали выруливать для объезда горящего собрата, другие принялись крутить орудийные башни в стороны флангов и даже разворачиваться к ним, чтобы спрятать свои борта.
       Наступающая колонна превратилась в толпу неповоротливых бронированных даунов.
       Аладдин, точно определив угол наклон танкового орудия, засадил гранату прямо в дуло - оттуда она благополучно проследовала в кабину.
       Воины джихада, подбив две задние машины, отрезали танковой группе легкий путь назад.
       В потоке ускоренного времени шахид Аладдин влетел чуть ли не в самую гущу вражеской бронетехники. Он казался окруженным со всех сторон, но с одной стороны его защищала подбитая машина, с другой - поваленная взрывом опора, что еще недавно поддерживала скайвей .
       И пошла ратная потеха: ныряя в потоки ускоренного времени и оказываясь в Преднастоящем, Аладдин видел бронированного противника в виде силовой схемы и наносил удары в точки уязвимости. В Настоящем он оказывался в нужном месте на самой выгодной позиции, откуда его гранатомет и штурмовая винтовка жгли вражескую технику и уничтожали живую силу противника. Выстрелом из ПЗРК он упаковал стаю дронов - кассетная боеголовка ракеты развернулась в сеть из УНТ <прим. углеродные нанотрубки> - и направил ее в землю. Затем Аладдин завалил ударный вертолет "Викинг" со шведскими опознавательными знаками. Стелтс-покрытие не спасло его от всевидящих глаз всадника на драконе. Выпустив напоследок блок НУР в белый свет как в копеечку, "Викинг" получил гранату прямо в лобовое стекло. С горящей кабиной, из которой вываливались дымящиеся тела, он пошел вниз и догорел на стальных фермах бывшего супермаркета. А тела пилотов долго еще падали в Посленастоящее, напоминающее бездонную воронку.
       Пулеметы не могли достать Аладдина, а танковые пушки молчали, потому что танкисты боялись впаять друг другу. Залп из огнемета наконец выжег его позицию, но спустя секунду после того, как он оттуда благополучно ретировался.
       Танки ползли кормой назад, не имея возможности развернуться, еще более снижая ход, чтобы обогнуть подбитых стальных собратьев. Аладдин вспомнил слова Лялина: "Сзади действуют насильники, а также приравненные к ним небольшие воинские подразделения; если тебе повезло оказаться позади танка, то засади ему прямо в коробку передач". Так и сделал. Два танка ушли влево и подорвались на минах, еще один заполз на развалины ресторана, откуда уже снялись бойцы джихада, попал под огонь, ведущийся из здания "РЭГ", и вспыхнул.
       Аладдин занял новую позицию - в малозаметном канализационном люке - и подбил еще две бронемашины, разворотив им гусеницы. Гордые месье и гонористые паны драпали, тряся задницами, с той же быстротой, что и их предки во Вторую мировую войну.
       Свежеиспеченный воин ислама мог отправиться за ними следом, как темный ангел Азазэль, и словно серпом срезать их души, но подумал, что слишком они убоги и это ему не по чести.
       Когда он вернулся в здание "РЭГ", то посланец Всевышнего спросил, почему доблестный Аладдин не превратил в прах всех солдат противника, хотя и мог.
       - Они были слишком ничтожны. Всевышнему не нужно пресекать жизни малых сих, они обмануты и слепы, а исправятся и будут жить праведно, - и даже вспомнил чьи-то слова. - Милость к падшим...
       - Волю Всевышнего оглашаю я, а не ты, Аладдин, - строго рек Его посланец.-Я буду определять, когда тебе надо карать и когда миловать. Противника будет истреблено ровно столько, сколько нужно, чтобы превратить остаток в наших рабов. Ты понял, сын мой? А всю православную белиберду выбрось из головы. Православные никогда не могли довести ни одного дела до конца и поэтому всегда в итоге проигрывали.
       Посланец Всевышнего, водитель божьих воинств, назвал его, Аладдина, сыном. Это вдохновляло. Он почувствовал единение со всей неисчислимой ратью джихада. И сразу угасли все возражения.
       Прошла ночь и снова была битва. Аладдин сжигал как ангел огня вражескую бронетехнику и на сей раз вознамерился предать смерти отступающих солдат противника. И он пошел за ними следом, отправляя их в ад одного за другим. Уничтожить их полностью помешали лишь налетевшие тучей вертолеты пискиперов.
       А вечером Аладдин состязался в ловкости и проворстве с другими воинами джихада. Почти все они были мощнее его в своих земных силах, их могучие тела были словно отлиты из бронзы, но чутье дракона вело его в поток ускоренного времени, который показывал ему точки уязвимости у застывших соперников.
       Едва на коже Аладдина проступили красные полосы, он начал быстро одолевать всех, кто противостоял ему на ристалище, и оставил трех соперников без чувств, с кровавыми пузырями, выползающими изо рта и носа. Один из соперников, сильно обмаравшись напоследок, испустил дух - тот самый, что совсем недавно издевательски пропел "Успэл-нэ-успэл". Посланец Всевышнего прекратил потеху, решив поберечь тела воинов. Однако когда Аладдин спросил, как насчет цветущих плотью женщин Востока, не пора ли ознакомиться, то возразил посланец Всевышнего. Великий-де воин должен беречь силы. Аладдин был, конечно, недоволен, что ему не дали женской плоти, но самолюбие оказалось удовлетворенным - воин-то он как-никак "великий".
       А утром, перед боем, когда он только надел штаны, футболку и зашнуровывал ботинки, к нему подвели фрау Зингер, себялюбивую, хитрую и расчетливую выдру. И сказал посланец Всевышнего:
       - Мы должны предавать мечу детей врагов и женщин врагов, потому что через них размножается Скверна. Ты согласен?
       - Я согласен.
       - Пока что ты не слишком разговорчив и немало похож на лупоглазое полено, слишком велико ошеломление от принятия воли Всевышнего,- заметил Его посланец.- Но потом это пройдет и ты снова научишься шутить... Убей ее, брат.
       - Как?
       - Как хочешь, лишь бы она стала бесполезной для Скверны.
       - Раз ты назвал меня братом, я убью ее медленно, голыми руками. Я буду разрывать ее сантиметр за сантиметром от влагалища до рта.
       - Хорошо звучит, брат.
       Брат посланца Всевышнего увидел свои руки, расцвеченные красными полосами силы. Затем подошел к женщине и первым делом разорвал ее тряпье. До чего же слабое, тщедушное у нее тело! Скверна не может принести расцвет плоти - она жадничает, даже когда питает мерзостью свои отродья. Насколько эта чахлая телесность уступает цветущей благодатной плоти женщин Востока.
       - Да, да, разорви ее,- поторопил посланец. - Отправь в ад, откуда она пришла.
       В глазах фрау Зингер ничего кроме страха. Зверек, грызун.
       Воин джихада схватил женщину, его пальцы оставляли гематомы на ее тонкой коже; ее руки, парализованные страхом, висели как веревки, а рот по рыбьи хватал воздух. Аладдин швырнул Зингер на пол и уже поднял ногу, чтобы раздавить ее вялый живот, неспособный плодоносить.
       И вдруг почувствовал запах другого зверя. Соперник находился где-то совсем рядом. Это дракону совсем не понравилось. Пока он терзает слабую плоть какой-то твари, соперник отыщет подругу. Если растратить свою ярость здесь, то не выдержать последующей битвы за плод самки. Аладдин замер и в замешательстве наклонился, заглянул в глаза женщине. Спустя мгновение он подобрал объяснение своему поступку - надо узнать, действительно ли это глаза зверька?
       В ее глазах бился ужас, но где-то в их глубине он заметил и что-то другое...
       А не является ли она подругой? Тогда не должно разрывать ее ослабевшую, нет, пусть выносит яйцо.
       - Никак ты скис? Ты заплутал, брат мой, и не чувствуешь воли Всевышнего? Я тебе напомню ее, - зазудел около уха посланец.
       Кто-то вложил в руку Аладдина крупнокалиберный пистолет. Большой палец уже взвел курок, указательный лег на спусковой крючок, чтобы разнести выстрелом хлипкую грудь лежащей женщины.
       И вот тебе на - появился Акай, вышел словно из-за спины Аладдина. А на вид он уже не киргизский пастушок, а беловолосый парнишка откуда-то из-под Вологды.
       - Не делай этого, дядя Вася.
       - Ты мешаешь мне. Поэтому я сперва снесу твою дурацкую башку, в которой вместо мыслей течет моча.
       Аладдин навел пистолет на мальчика. Но Акай бесстрашно коснулся руки экс-Василия и тот вдруг увидел громадную воронку, уходящую в багровую бездну. Все, кто сейчас окружал его, "борцы за веру" и сам "посланец Всевышнего" катились в нее, будучи катышками, слепленными из сосудов, сухожилий, мяса и жира. То, что творили эти люди, не было исполнением воли Всевышнего, ведь они прямиком следовали в адскую бездну!
       Не Аладдин, а уже снова Василий тремя выстрелами из пистолета укладывает трех боевиков - в Преднастоящем они не более подвижны, чем саксаулы. Все три входные отверстия от пуль - между глаз. Из выходных отверстий выплеснулась красноватая кашица. Еще парочка джихадистов незатейливо пытается выскочить за дверь. Но падает там двумя бревнами - у обоих пробоины в затылке. Обойма пистолета опустела, но Василий оснастился штурмгевером, выпавшим из рук умерщвленного врага, а также его гранатами.
       - Айдин-сука, который Виталий Магометович, вон туда побежал, - Акай показал тоненькой ручонкой в угол. Там имелся шкаф, а вернее дверь, замаскированная под шкаф - все в канонах авантюрного жанра. Выстрел из штурмовой винтовки - и ее замок, разлетевшись брызгами, превратился в круглую дыру.
       - Бери фрау под мышку и за мной, - скомандовал Василий, - только держись на расстоянии.
       Маленький коридор перешел в большой, и там Майков увидел сразу семь моджахедов.
       Шейные пластины встопорщились - у ящера это означало улыбку. Четверо врагов скучилось в потоке замедленного времени, и воин-дракон легко отправил этих в ад, разметав их кишки, мозги и сопли по стенкам. Но трое, попав в поток ускоренного времени, успели скрыться в каком-то просторном хорошо отделанном помещении, похоже, что конференц-зале.
       Воин-дракон нырнул в поток вслед за ними и вышел в Настоящее около громоздкого голографического проектора в центре конференц-зала. В Василия целился моджик из гранатомета, но лапы дракона в Преднастоящем сбросили противника с тверди в бушующее море. В Настоящем рука моджахеда дернулась и граната ушла в потолок, откуда пролился огненный дождь вперемешку с щебнем и волосами проводов. Василий обогнул проектор, перемахнул через круглый стол и почти столкнулся с моджиком - пришлось стрелять из штурмгевера в упор. Обойма были начинена разрывными - женщины в зеленых платках постарались - так что у противника отлетели и руки, и голова.
       Ближний бой перешел в перестрелку с парой других джихадистов. По ходу её гибли десятки "нонкомбатантов" - стулья, столы, занавеси и гардины. Летели щепки и осколки, воздух в конференц-зале полнился разноцветными искорками, затягивался струями дыма - вовсю горела бумага из шкафов.
       Моджахед был слева, джихадист справа. Василий, прокатившись по полу, ткнул носком ботинка кнопку включения голопроектора - тот ожил и стал украшать помещение яркими картинами пляжно-курортной жизни в Сингапуре.
       Василий прыгнул прямо в бананово-лимонный закат и оказался на портьере, раскачиваясь на манер сингапурской обезьяны, заодно предоставил возможность одному из джихадистов случайно подстрелить другого. Впрочем, "меткий стрелок" сам хорошо подставился и съел пулю.
       Из коридора слышался топот, так что на рекогносцировку оставалось всего несколько секунд.
       Ближе к правой стороне конференц-зала проходила матово-черная труба лифта, более похожая на столб густого дыма. Василий в три прыжка оказался рядом, подавил на кнопку "вызов" - и никакого результата. Раз так - отжал стволом створки, глянул в шахту - до верха далеко, до низа тоже. Швырнул гранату в проем входной двери, откуда повалили басурмане; залег, дав осколочному ветру необходимую миллисекунду на то, чтобы выкосить нападающих.
       - Я, кажется, частично регенерировался после зверской чистки, которой подвергли меня джихадисты, - вдруг пискнул бодик и не забыл похвастать.- Все-таки я диффузный. Управление лифтами централизованное, и сейчас у шахтовых моторов просто отключено питание. Так что воспользуйтесь аварийным транспортером, который проходит по наружной стене здания. У него автономное управление и питание от резервной электросети, которую не так просто вырубить.
       В конференц-зал, аккуратно переступая через трупы, вошли Акай с гешефтсфюрером Зингер, которая после всего пережитого безропотно разрешила мальцу руководить собой.
       - На тебе винтовку, пацан, прислони ее к какому-нибудь устойчивому месту и хлопай всех, кто будет забегать в дверь,- распорядился Василий, проверив оружие одного из мертвых врагов. - Учить стрелять надо?
       - Нет, дядя Вася, я с трех лет умею.
       Отдав распоряжение смышленному мальчугану (но мальчик ли он?), Василий метнулся к окну, которое разнесло во время перестрелки и стал, преодолевая сквозняк, озирать глянцевую несмачиваемую поверхность стены. Не сразу-то и признал в тощеньком стояке монорельс для аварийного транспортера.
       - Э, бодик, что-то я не вижу самого подъемника. А ты?
       - Подведите ладонь к разъему, что слева от монорельса,- терпеливо отозвался интракорпоральный руководитель.
       Кожа руки послужила для бодика скин-коннектором и через несколько секунд он шепнул: "Перебор закончен. Код доступа найден". Тут появился и сам транспортер.
       - Я сказал: поехали,- Василий водрузил себя на "стул", который был чуть больше его задницы; на далекий газон, располагавшийся полусотней метров ниже, он старался не смотреть. Но проехать спокойно удалось метров десять, не более. Кто-то стал высовываться из нижнего окна и палить в пассажира крохотного подъемного устройства. Иглы противно звякали под сидением, пришлось и ноги подобрать, как это делают малыши. "Стрельба по медленно ползущему кабану",- так обозначил Василий происходящее и швырнул вниз гранату, отсчитав "раз-два" после сдергивания чеки. Внизу рвануло; тот, кто стрелял из автомата, потерял, так сказать, голову и вывалился из окна. Но тот, кто пришел ему на смену, стал садить из подствольного гранатомета. Когда Василий был не так уж далеко от крыши - на предпоследнем этаже - враг попал, если не в яблочко, то в стенд с мишенью.
       Монорельс прожгло насквозь, а "стул" развернулся на девяносто градусов и натужно заскрипел, собираясь оторваться. И хотя меткий враг отпал, когда вниз была сброшена граната, ситуация оказалась аховой.
       Василий Майков никогда не был альпинистом и питал отвращение к любой высоте, хотя ему и приходилось по долгу службы ходить по горным кручам. Ему сейчас надлежало слезть со "стула", шагнуть практически в пустоту, чтобы по дороге ухватиться за отогнутый от стены монорельс ниже точки разрыва. Еще немного спуститься, разнести из винтовки зеркальное стекло и, оттолкнувшись от стояка, с лету войти в окно...
       Василий шагнул, почти не готовясь и не глядя - усёк, что еще десять секунд - и ему нипочем не сделать этот шаг.
       За монорельс он ухватился, но лишенный креплений стояк под весом человека еще больше отогнулся от стены здания. Снизу опять кто-то стрельнул, и десять иголок вошло в жилет, чуть поточнее - и вся задница была бы уязвлена. По счастью, вертолет пискиперов ударил ракетой в стену здания - тупо, для галочки. Ударная волна заставила монорельс спружинить и зашвырнуть Василия в окно предпоследнего этажа."Мотылек" оказался настолько увесистым, что пробил стекло.
       Он оказался в помещении, напоминающем штабной пункт. И здесь находился какой-то важный чин.
       Военачальники МОД носили такие знаки отличия, какие хотели, кто генеральские, кто адмиральские, никто не скромничал, но птицу было видно по полету. Султан, одним словом. Не Бейбарс ли? Возле крупного деятеля кучковалось примерно пятнадцать человек охраны и свиты. Они, выстроившись чуть ли не в ряд, завязали бешеную пальбу по негодяю, самочинно ворвавшемуся в благородное собрание. Василий закатился за диван -какой султан без дивана - и вдруг всё стихло. Осторожно приподнялся, оглянулся, удивился. Лица у отборных джихадистов, у эмиров и самого султана побелели, а потом покраснели. А затем они присели, и вот уже улеглись на паркет животом. Дальше хуже.
       Джихадисты подтянули ноги под живот и приняли позу "попа вверх, лицо вниз". Очень неприличная поза, особенно для мужчины-воина. Впрочем, в йоге такая позиция называется "асана Черепахи" и никаких нареканий не вызывает. Затем гордые мужчины стали тужиться, примерно как курочки, которые собираются снести яичко. Султан старался не меньше других.
       Вот уж у одного моджахеда лопнули штаны и на пол скатилось яичко, размером со страусиное. Бедолага успел только вскрикнуть: "Айа", после чего незамедлительно скончался. Схожая участь постигла еще двоих, в том числе и султана. В животах еще живых моджахедов что-то ходило ходуном.
       Бодик развернул виртуальное окно - ура, значит ему удалось восстановить лекторы - и Василий увидел то, что за бардак твориться внутри людей, пораженных необычным оружием... или неизвестной болезнью.
       Клетки делились как бешенные. Новые клетки пенной волной неслись по организму. Все это происходило в потоке ускоренного времени, в миллион раз быстрее, чем принято в природе. Мутировавшие энзимы бодро резали генные цепочки, связывая их в пучки. Клеточные транспортеры лихо подтаскивали аминокислоты. Разбухшие рибосомы резво протягивали через свое нутро пучки генов, выдавая на гора штабеля протеинов.
       - Что это вы застыли словно памятник Пушкину? - напомнил бодик. - С вирусоботами шутки плохи.
       - С кем?
       - Ну, помните труха из пакетика. Это вирусные вектора с программой пробуждения спящих HOX-генов <прим. участки генетического кода, ответственные за пространственную дифференцировку тканей и органов>. А z.структуры, разработанные в РЭГ, выплескивают потоки ускоренного времени, разгоняя процессы мутаций и биологического роста.
       - И кто же активизировал z-структуры?
       - Да эти горе-экспериментаторы активизировали, когда делали из вас монстра Аладдина.
       - И что я, блин, мутировал - я стану таким же как они? Только не это.
       - Вероятно, экспериментаторы этого и хотели, но, что уж греха таить, у вас есть особая x.структура - вы еще её "ящеркой" называете - она может управиться с любой z.структурой.
       - Ладно, продолжай. То есть, заканчивай.
       - В общем, активизированные z.структуры устроили тут немаленький бедлам. Бегите же, Василий Савельич.
       Уговаривать долго не надо, конечно пора. Василий собрался аккуратно проскользнуть к двери, на большее не было сил. Он сделал несколько шагов, но случайно задел ногой яйцо размером с грейпфрут. Оно треснуло и из него выпрыгнул своеобразный цыпленок. Он расправил члены, разогнул конечности и сразу стал в три раза больше, напоминая одновременно рептилию, паука, саранчу и кикимору.
       Василий сделал шаг в сторону и кикимора тоже. Василий сменил направление, это повторила и кикимора.
       И рад бежать, да некуда.
       Тут кикиморе расхотелось играть, она была слишком голодна. Прижавшись к полу, она скользнула в сторону Василия, но очень своевременно в дверь заскочил кипящий от ярости джихадист и...
       Эта гадина была тут, а вот уже там - ясно, что движется в потоке ускоренного времени, - и впилась моджахеду в горло. Василий еще успел заметить, что тварь вогнала длинные хоботки-катетеры внутрь человека, а ее круглый рот заставил лопнуть его кожу.
       Джихадист рухнул, покатался немного по полу, даже не пытаясь оторвать вредоносную тварь -руки были почему-то прижаты к ушам - и затих. Один глаз его закрылся, другой, напротив, выкатился из орбиты, налившись ужасом и кровью.
       Человек жил, но был уже включен в метаболизм твари, использующей энергетически выгодное внешнее пищеварение. Было видно, что "кикимора" делает глотательные движения, и разбухает, наливается красным содержимым, а моджахед, в свою очередь, съеживается и тончает. К концу кровавой трапезы он превратился в скелет, обтянутый кожей, а тварь уже была размером с приличного индюка. На исхудавшем животе жертвы мгновенно набухли пузыри янтарного цвета, вот они лопнули и из отверстий полезли личинки, размером с большой палец ноги.
       Отожравшаяся тварь обернулась к Василию задом и на этой части ее тела невольный зритель увидел что-то напоминающее человеческое лицо, если точнее свирепую физиономию султана Бейбарса. "Глаза" были без зрачков, изумрудно-прозрачные.
       Кикимора неуловимым движением оказалась рядом с Василием. Еще немного и будет поздно. Василий Савельевич закрыл глаза, казалось бы не вовремя, но он почувствовал волну и ушел в Преднастоящее - "плюс одна секунда". Там тварь была уже не кикиморой, а клубком сосудов и нервов, среди которых выделялся сосательный клапан и нервный ганглий в районе анального отверстия. Туда Василий и выстрелил из штурмгевера. Лишившаяся мозгов тварь с жалким визгом побежала на длинных циркульных ножках и скрылась за шкафом. Но по соседству откупорилось еще два яйца. Вылезшая оттуда сладкая парочка направились в сторону Василия, перекрывая проход к двери и ласково улыбаясь почти человеческими лицами. Их нес поток ускоренного времени - один бросок и всё. Майков вскочил на подоконник, не желая даться молниеносному врагу живым.
       - Я же предупреждал, что надо торопиться,- сварливо произнес бодик.
       И вдруг с той стороны окна его окрикнули. Василий увидел Акая, спускающегося на тросе вдоль наружной стены.
       - Хватайтесь, дядя Вася.
       И дядя Вася уцепился. Психика была настолько деформирована предшествующими событиями, что он перестал реагировать на высоту. Теперь даже полет над пропастью показался ему плёвой забавой.
       - Лебедкой тетя наверху заправляет, - похвастал мальчик.
       - Какая еще тетя?
       - Ваша, не моя же, фрау Зингер которая.
       Лебедка стопанулась, когда отставной моряк и странный мальчишка оказались на уровне окошка, ведущего в чердачное помещение. Из окошка появилось что-то вроде багра и, уцепив Василия за ремень, втянуло вместе с Акаем на последний этаж.
       - Можно сказать, что мы соблюли технику безопасности,- сказала фрау Зингер.
       - Как же вы сюда попали?- спросил Василий, который уже не в силах был чему либо изумляться.
       - На лифте. Моджахеды включили его - для себя, конечно,- отозвалась женщина. - Так что они скоро здесь будут.
       - Если бы только моджики, - Майков представил, какая нездоровая обстановка создалась по всему зданию, где свирепствуют во времени и пространстве монстры - продукты ускоренного развития, и малость задрожал.
       Но пора было произвести рекогносцировку. Чердак - просторный, как актовый зал; место, где завершается дендроидная структура наноплантового небоскреба - опорные стволы-столбы и несущие ветви-балки.
       Помимо лебедки от аварийного транспортера, здесь находятся подъемные устройства трёх лифтов, компрессоры водо- и паротушения, а также прилагающиеся к ним цистерны с негорючими жидкостями под приличным давлением.
       Подъемные устройства Василий сразу заблокировал, а компрессоры включил. Затем заложил связку из двух гранат под одну из цистерн. И вовремя оглянулся - из лифтовой шахты появился Саид Бекмурадов, сам поднялся, без подъемника. Судя по алым полосам, расцветившим его физиономию и руки, он был в дурном настроении.
       - Ну что, порезвился, засранец?- сказал красноглазый горец, доставая из-за спины короткоствольный автомат.- Как ты мне надоел, Майков, если бы ты знал. Если бы не Мехме..., не Виталий Магометович с его великими научными планами, я бы еще в том подвале поимел бы тебя по полной программе.
       - Ты - меня? Иди, вначале умойся ослиной мочой, братец Бекмурадов...
       Но Саид не обратил никакого внимания на слова Майкова.
       - Наконец я тебя грохну, Васенька, и твой труп хорошо послужит нашему делу. Он будет лежать в стеклянном холодильнике, чтобы прогрессивная общественность любовалась, а на нем будет надпись: "Василий Савельевич Майков, он же Берг, агент российских спецслужб, глава пророссийской террористической организации". И вся прогрессивная общественность будет охотно верить и требовать суровых санкций против России, и все ньюс-серверы будут расписывать бесчисленные преступления, как твои, так и российских спецслужб, начиная со времен кровавого тирана Дмитрия Донского...
       - Так, дети и женщины, отойдите в сторонку, - сам Василий не знал, откуда у него взялось столько дерзости, может из отчаяния обреченного. Он передернул затвор штурмовой винтовки.- Надеюсь, ты защитил себе мошонку метровой броней. А то будет как с Челубеем <прим. участник единоборства со стороны Золотой Орды во время Куликовской битвы>.
       Не тот первый стреляет, кто первый начинает - гласит ковбойская мудрость.
       Василий, как более нервный, начал целиться первым, но выстрелил первым Саид. Однако не тот первый попадает, кто первый стреляет, говорит мудрость дуэлянтов.
       Майков промахнулся, но вовремя дернулся в сторону. И тоже правильно. Пули просвистели там, где только что находилась его голова.
       - В тебе всегда было меньше энергии и ярости, чем во мне. Твоя мощность - сто комариных сил,- уязвил батырь укрывшегося за наноплантовым стволом Василия.- Ты не знаешь, как забирать энергию из всего, что попадается на дороге. Ты- двоечник. И поэтому ты станешь размазанной по стене какашкой.
       Откуда-то стала подползать фрау Зингер:
       - Возьмите у меня энергию, Василий Савельевич.
       - Тьфу ты, Брэм Стокера начиталась, кыш.
       Саид прекратив стрелять, левой рукой, оснащенной клещами, кинул какой-то гайкой в Василия - сильно и точно. Та, отскочив от еще одного столба, попала Майкову в лицо и рассекла щеку. Было больно и обидно, как пацану, впервые схлопотавшему по морде. Где-то на дне души появился огонек. Василий Савельич перепрыгнул на наноплантовую ветвь, идущую между цистерн - и опередив Саида, не ожидавшего такой наглости, выстрелил.
       Не в Бекмурадова, а зажигательной пулей - в связку гранат, заложенную под цистерну. Раздался взрыв и у нее сорвало борт. Жидкость, бывшая под приличным давлением, хлынула мощным потоком и снесла Саида. Сорванный борт цистерны упал на наноплантовую ветвь, по которой бежал Василий. Та, благодаря упругости, сработала как качели. Василий взлетел вверх и, потеряв винтовку, оказался на одной из ветвей, проходящих под самой крышей. Невольный акробат увидел, как поток пенистой жидкости устремляется в шахту лифта и смывает монстров-джихадистов, которые уже ворвались на чердак. Однако вот Саид успел уцепиться за какую-то трубу своей клешней.
       А руки Василия тем временем разжались, и он упал на одну из целых цистерн внизу. Из-за крепкого соударения с твердым предметом очертания врага расплылись. А когда взгляд снова сфокусировался, то пейзаж сильно переоформился. Теперь это был пейзаж Большого мира: потоки, быстрые и медленные, фонтаны и водовороты, где выходила и уходила энергия, выступающие над волнами рифы.
       Василий видел дракона, который искал его плоти и крови. Хорошо вырисовывался и спинной панцирь, и шесть изогнутых расширяющихся книзу лап, и хищно секущие воздух челюстеруки, и хвосты, огненные и быстрые, как молнии.
       - Василек-василиск, вывози, - попросил Майков и... под поверхностью гиацинтовых вод нарисовался силуэт. Василий Савельевич покинул твердь, снова стал всадником и тут же был атакован. Последовал обмен колющими ударами, которые пришлись на панцири. Саид был по обыкновению мощнее. Василиск попробовал славировать, но попал в зыбь, где никакой несущей волны, только хаотичное колебание вод.
       Передний вражеский хвост пробил лапу Васи-василиска. Затем Саид-дракон накинул на василиска свой второй хвост и стал удушать. Да, противник был явно в ударе. Несчастный василиск пытался еще вывернуться, но лишь конвульсировал в смертельных объятиях дракона. И видел, как к нему направляются челюстеруки, чтобы хрупнуть его панцирями, словно створками мидии.
       Зрители передачи "В мире животных", наблюдая за тем, как удав душит очередного кролика, спокойно пьют и закусывают. Они уверены, что к ним это не относится. Василий поклялся, что если уцелеет, то в такие моменты будет всегда вставать и снимать шляпу.
       Подошла прибойная волна и захват Саид-дракона несколько ослабел.
       Василий наконец смог вздохнуть, покрылся горячей смазкой, вывернулся из захвата и вырвал шип из своей лапы.
       Василиск как голыш прыгал по океанской поверхности, пока не нашел поток ускоренного времени, ведущий прямо к Саид-дракону, к его подбрюшью, где жизненные нити были защищены хуже всего. Надо было выложиться - в конце рывка василиск свел лапы воедино и ударил противника как будто палицей по брюшному шву. Получилось неуклюже, но сильно. Саид-дракон потерял равновесие, покатился под волну. Он уже был не больше шмеля, когда пролетел мимо лап Васи-василиска. Но потом резко увеличился в размерах, хлебнув где-то силы, и нанес острый удар шипом, уже не в лапу, а в бок.
       Вася-василиск взревел и покрылся пеной, из раны хлынула струя хронолимфы.
       А Василий-человек увидел, что жилет его пробит, пуля достала до тела.
       Увертываясь от следующего, конечно же смертельного удара, василиск соскользнул в поток, который перебросил его обратно на твердь. Враг перескочил вслед за ним, но обрел равновесие, чуть позже необходимого.
       Василий-василиск скрутил вражеские челюстеруки своим заднехвостом, а затем стал вгрызаться в точку уязвимости дракона, расположенную в начале брюшного шва. Враг дернулся, вырвался, и скатился в зыбь, где его накрыло волной.
       Саид Бекмурадов лишился дракона. Вася-василиск атаковал его в Преднастоящем - где видел врага, как медленно катящийся по наклонной плоскости овоид. В конце атаки - удар шипом в сплетение жизненных нитей.
       Сила не сразу ушла из Саида. В Настоящем его клешня еще едва не сомкнулась на горле у атакующего, но Майков, сведя свои руки в замок, резко поднял их и отбил захват. Лицо Саида оказалось совсем рядом и Василий ударил головой. Противник не упал, но закачался. Василий, пинком выбив из правой руки Бекмурадова автомат, тут же подхватил падающее оружие. Короткая очередь в упор и Саид повалился с тремя дырами под ключицей, компрессионная волна от "бутонов" парализовала все его мышцы, вызвав миллионы микроскопических кровотечений.
       - Силен зверь, - подбежавший Акай уважительно потрогал бицепс лежащего Саида. Пошарив в подсумках его разгрузки, перекинул Василию две запасные обоймы к автомату и мультифункциональный дермопласт - заклеить рану... точнее синяк. Третий защитный слой броника все же задержал свинец, но от удара на боку нарисовалась гематома размером с блюдце.
       - А вот это мне совсем не нравится, шайтан из него лезет, - пацан даже присвистнул.
       В самом деле, под кожей у лежащего боевика что-то задвигалось - вроде небольшой сплюснутой головки, к тому же алые полосы на его руках напряглись и затвердели, а из дырок под ключицей брызнуло чем-то желтым и клейким.
       Когда Василий хотел благородно прикончить далекого родственника, тот вдруг схватил мальчишку Акая и рухнул в шахту лифта. Грохот падения тяжелого тела был слышен и на чердаке.
       - Сволочь такая, не мог свалиться один, - прохрипел Василий. Он снова потерял друга, хоть маленького, но лучшего. Даже не успел спросить у него, как тот здесь оказался.
       - Предлагаю попереживать потом, - сказал бодик.
       - Давайте на крышу, там недавно велись ремонтные работы, - прорезался голос фрау Зингер.
       Наверх вела металлическая лесенка, c которой Василий два раза почти свалился - после путешествий в большой мир собственные конечности казались какими-то чужими. Наконец он вышиб спиной горизонтальное оконце, увидел на крыше пятерых мертвых джихадистов, которых накрыли залпы "Викингов", и побежал к ее краю, на что-то надеясь. Под облаком возникла серебристая сигарета. Это штурмовик пискиперов. Сейчас будет бить, а в ответ совсем нечем зафитилить, даже ботинок не успеешь снять.
       - Вон туда, туда,- крикнула женщина и ткнула пальцем в другой угол крыши.
       Там нашелся строительный блок, с помощью которого должно быть недавно спускали и поднимали всякие мелкие грузы. Длина троса вызывала большие сомнения, а вот прочность, обеспеченная нанотрубчатой жилкой - нет; Василий закрепил его крюки на своем ремне.
       - Поезд отправляется,- крикнул он фрау Зингер, которая никак не могла решиться на объятие при свете дня. Наконец, ее худенькое тельце легло в руки Василия, ее руки обвили его шею, и они заскользили вниз к земле. Но явно не так быстро, как следует.
       Василий видел появившегося на краю крыши дхихадиста - это был огромный косматый мужик. Он стрелял из авиационного пулемета по небесам, а из его плечей продирались хоботы симбиотической твари, которые его же и жалили. А потом монстра-джихадиста накрыло огненное облако, все здание вдруг засияло, с каким-то мощным многослойным звоном превращаясь в искрящуюся пыль. Похоже, пискиперы решили уничтожить всякие следы рискованных экспериментов, проводившихся в "РЭГ". Пылевой вихрь подхватил Василия и фрау Зингер, понес куда-то, причем они даже не знали, держит ли их еще трос или они уже уподобились ангелам и птицам.
       Видимо, вначале еще держал, потому что когда Василий вылетел из вихря, то заметил, что земля приближается не так уже быстро. А уста фрау Зингер, спасаясь от пыли, фактически примкнули к его устам. Но потом удерживавший блок превратился в стайку атомов, до земли же оставалось еще целых пятнадцать метров, при довольно-таки приличной вертикальной скорости. А если учесть горизонтальную скорость, то получалось, что они должны врезаться в какой-то чудом уцелевший торговый павильончик внизу.
       - Сгруппируйтесь,- крикнула женщина; похоже она когда-то занималась акробатикой. Перед столкновением он заметил, как зажглись и надулись ящерные полосы на его руках.
       Пластиковая крыша хоть и прорвалась, но сильно замедлила два "метеорита", они влетели в груду картонных ящиков, пробили ее наполовину и, наконец, остановились.
       - Приехали. Ровно в горшок, сто очков из ста возможных.
       Минута счастья, полосы на руках погасли и сдулись, русский отставник и австрийская маркетолог обнимались и даже три раза поцеловались. И делала она это не абы как, а с чувством и толком. Более того, она впервые шепнула ему: "Liebling" и Василий догадался, о чем разговор.
       Однако, когда он высунул голову из груды картонных коробок, то увидел, что с трех сторон к ним бегут моджахеды вперемешку с душманами, оскалив зубы, и строчат из всех видов оружия. Сверху же заходят "Викинги" и кого будут сперва бить, неизвестно. А в голове муть какая-то, и в боку боль.
       Он невесело глянул в четвертую сторону, собираясь увидеть очередное войско, но обнаружил стремительно приближающееся нечто, оптическое искажение, которое более всего походило на облачко. Когда оно замерло, ненадолго приняло более-менее определенные очертания - обтекаемой, зеркальной, сплюснутой а-ля НЛО машины. На ее носу разверзся люк, Василий пытался подхватить женщину, но она заметалась и вырвалась из его рук. А затем появился Акай - живучий же парень - и куда-то повел ее.
       Очередь из крупнокалиберного пулемета прошила воздух рядом с ухом, тут уж не до сентиментов, Майков прыгнул в зево машины и наступила тьма.
       Опять попался, никакая это не машина. Его понесло вихрем серебристой жидкости - все более вязкой и быстрой. Он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, и не слышал собственного дыхания.
      
       По волнам памяти
      
       Очнулся совсем в другой местности - двурогая скала, срубленная молнией чинара, жаркие камни. И никакой машины рядом, ни целой, ни разбитой.
       Судя по природе, местность эта на тысячи километров удалена от Ландскрона-Сити. Ландшафт и растительность Василию знакомы. Большой Кавказ. Если бы не приличный синяк на боку, залепленный дермопластом со следящим микрочипом, Василий мог бы сказать, что дело происходит двенадцать лет назад. Дермопласт-то можно уже и отклеить, гематому почти что сняло.
       Он был в футболке, ботинках и штанах, таких грязных, будто на них состоялась Бородинская битва. Еще на нем был броник с дыркой. Имелся также автомат Daewoo K-20 c двумя обоймами - "подарок" Саида Бекмурадова. 12 лет назад Василий был экипирован получше. И мышцы не те, и позвоночник с суставами - не те, что тогда.
       Но задание он понял. Вернуться в Тарскую. Его опять послали подальше бани, к анчару.
       Шел ночью, при лунном свете. Без опытных людей, знающих и чувствующих местность, без спутниковой навигации - у бодика не ладилось с блоком связи - это было тяжело. Маршрутные карты, хранящиеся в памяти Навигатора, не мешали Василию Савельевичу плутать среди малоузнаваемых скал, круч и утесов. Бодик, имеющую туже оптическую информацию, что и хозяин, мог только подрисовывать виртуальные контуры окружающей местности. Но главный ориентир - полуразрушенную башенку - Майков все-таки нашел и провел там день, несмотря на присущий ей запах мочи. Пока коротал там время, подбадривал себя нашедшимися у бодика стрелялками.
       Несколько раз в поле зрения появлялись овечьи отары в сопровождении пастухов-автоматчиков, но те шли в направлении перевала и не приближались к башне. Ночью Василий опять пустился в путь. Ему, похоже, не слишком везло - астрологи объяснили бы это пагубным влиянием Сатурна и Плутона. Ландшафт напоминал лабиринт, Майкову казалось, что в камнях сидят коварные сущности типа троллей, которые умеют водить за нос.
       Его плутания по лабиринту завершились совершенно предсказуемо. Встречей с минотавром. Послышался шорох - собственно, этот ничем не отличался от сотен других. Да и чего удивительного в шорохе? Тот же камень живёт своей замедленной, но вполне настоящей жизнью: поглощает, выделяет, растет, распадается, совокупляется даже, ведет напряженную борьбу с окружающей средой - ветром и водой. Может треснуть и развалиться.
       Последний шорох ничем не отличался от других, но он не понравился Василию. Ночной путник насторожился, прислушался, однако это не помогло. Василий поднял автомат, повернулся туда-сюда, озирая по кругу окрестности, сделал шаг и тут же земля вылетела из-под ног, оружие из рук, а сам он сильно треснулся боком. Хорошо хоть не тем, больным. Василию еще вывернули руки, схватили за шиворот, и в этом виде понесли мордой вперед. Всё, спалился? Его поднесли к крохотному, но страшно едкому фонарику, потом грубо задудели в ухо:
       - Попался, гаденыш. Ну-ка признавайся, куда тебя послал Хожа Ахмет?
       Затем вопрос в грубой форме был повторен на английском и четырех азиатских языках.
       - Я не могу признаться, куда меня послал Хожа Ахмет, потому что я с ним не знаком, - честно выдавил Василий. - Вы так сильно тянете за шиворот, что из меня не вылезают никакие звуки, кроме хрюканья.
       - Парни, ослабьте-ка хватку, - скомандовал кто-то,- свяжите ему ручонки за спиной и усадите.
       Приказано-сделано. Парни сделали вид, что ослабили хватку, быстренько стянули руки Майкова липкой лентой и усадили на какой-то холодный булыжник.
       - Да, теперь, пожалуй, мне лучше,- согласился Василий.- За исключением звука "о" я могу произносить все необходимые звуки. Хожа Ахмет меня, конечно бы, послал, если бы мы были хоть немножко знакомы.
       - Так ты русский? - спросил тот, кто до этого уже отдавал приказы.
       - Меня, кстати, Василий зовут, а вас?
       - Мы не на танцах, чтобы знакомиться,- сказал малоразличимый даже при лунном сиянии командир. - Да и кавалер ты незавидный. В горы драпанул, от службы летаешь. Оружие украл, с поста скрылся. Нехорошо. Другие, значит, должны интересы страны защищать, а ты, понимаешь, будешь пользоваться всем готовеньким.
       - Не спрашивай о том, что страна сделала для тебя, подумай, что ты сделал для нее,- всецело поддержал Василий. - В свое время я от службы не летал, а теперь здесь по личному делу. Какой из меня дезертир, если я уже почти пенсионер?
       Кто-то из солдат доложил:
       - Командир, автоматец-то не из наших арсеналов, османский.
       - Да трофейный он, блин, в бою взял, - стал оправдываться Василий.
       - Для боя у тебя должен иметься военный билет и приказ, иначе это не бой, а самоуправство. Ты понимаешь, странный гражданин, что я сейчас тебя шлепнуть могу, как боевика,- судя по звукам, командир поменял обойму в крупнокалиберном пистолете.
       - Не застрелите вы меня, командир,- довольно уверенно произнес Василий.- Я ведь во сне буду являться вам, душить, пальцем грозить. А когда помрете, отбуксирую вашу душу в адское пекло, да еще стану лично угольки в плазму подсыпать.
       Командир спрятал пистолет.
       - Адское пекло здесь. Понял, земляк? Для всех, кто его заслужил... Ну, если ты не дезертир и не шпион, то чего здесь потерял?
       - Я, похоже, ищу одну вещь. Это из области мистики, так что вам неинтересно.
       - Интересно, - крепко пихнул его собеседник.
       - Это такая штука, похожая на молодой месяц, открывает доступ к другой штуке, похожей на яйцо, из которой вылетают драконы. Если дракона оседлает не тот, кто надо, он может понаделать много зла.
       - Драконы, говоришь?
       - Это ж не я придумал, а ученые-китаисты. Китайцы ведь были главные специалисты по драконам.
       - Хилую ты себе легенду придумал. А что за зло такое?
       Василий, конечно, не мог рассказать первому встречному все подробности, да и вряд ли бы тот поверил.
       - Большее, чем то, что может сделать человек сам по себе.
       - Ты можешь мне назвать то, что является одним только злом и одним только добром?
       - Да вы философ, командир.
       - Приходится, земляк.
       - А откуда вы знаете, что я земляк.
       - Оттуда, - кратко ответил собеседник.
       - Отпустите меня, майор,- попросил Василий.
       - Откуда знаешь мое звание?- несколько опешил собеседник.
       - Карты нагадали... Если в мой организм вживлен маячок, то у вас могут быть неприятности из-за меня.
       - Неприятности могут быть только у тебя из-за нас. А с твоими "жучками" мы быстро разберемся. Эй, Чернов, обведи-ка пленного сканнером.
       - Да я не пленный.
       - Пленный лучше, чем покойный, - резонно заметил майор, а Чернов, возникший громоздкой тенью, просто провел рукой - в перчатку унего, наверное, был спрятан детектор.
       Сканирование дало утешительные для всех результаты, хотя Василий знал, что активация молчащих "закладок" не всегда срабатывает, особенно это касается киберорганических "жучков".
       - Двинулись, - велел командир,- Келин вперед, Чернов замыкает, нового члена навьючить так, чтобы ему тошно было.
       И Василия пригнули к земле рюкзаком кило на пятьдесят, причем сказали, что там взрывчатка, поэтому бросать не рекомендуется. Поскольку земля тут же встала под углом в тридцать градусов, то от нее до носа оставалось не более двадцати сантиметров. Впрочем, ночью больше и не требовалось.
       - Я вам сочувствую,- сказал Вергилий,- но могло быть и хуже.
       - Еще может быть хуже.
       Группа из семи бойцов и Василия двигалась на юго-восток - примерно в той стороне и располагалась Тарская. Время от времени командир доставал микродрон и запускал в воздух - для ведения разведки. К утру группа была километрах в шести от Тарской, - Майков все более узнавал местность, - но потом отвернула в сторону.
       - Давайте здесь расстанемся, я ведь достаточно погорбатился на вас, причем совершенно бесплатно, - предложил Василий командиру, чье лицо закрывали не бимоны, а мощное забрало. - Вам прямо, а мне налево.
       Майор отозвался не сразу, потому что, скорее всего, разбирался с тем сигналом, что выдавал ему дрон на подзабральный монитор.
       - Куда торопишься, Василий?
       - В Тарскую.
       - Слушай, пенсионер, оставаясь с нами, ты рискуешь уцелеть, но прогулка в ту сторону будет для тебя недолгой.
       - Вы устроите какую-нибудь мелкую гадость джихадистам - и тикать. А мне... страну и мир спасать,- Василий неожиданно выпалил то, в что недавно совершенно не верил.
       - Если это правда, то ты псих и послала тебя психбольница. Меня другое интересует. На что ты надеешься, Василий? Ты надеюсь помнишь, как нас там уделали?
       Сомнений не осталось.
       - Капитан Лялин?
       - Ты же сам назвал меня майором.
       И майор впервые поднял забрало. Можно было и испугаться. Вместо глаз и носа какая-то аппаратура, даже в утренних сумерках заметны линзы видеокамер. На нижней челюсти что-то вроде заклёпок.
       - Двадцать пять процентов черепа разрушено, физиономии особенно не повезло, гортань то же задело, так что и голос у меня искусственный.
       Майор расстегнул молнию на правом рукаве. И стало слышно, как работает его рука. Были видны рычаги, шарниры, что-то вроде кривошипно-шатунного механизма, пучки нанотрубчатых "мышц" и "кости"из блестящего сплава, видимо титано-неодимового.
       - Руку, земляк, я потерял в том же бою, что и голову. Еще там пара моих ребер улетела. Это всё наш визит в Тарскую.
       - Прости меня, командир.
       - А за что?
       - За то, что не вытащил тебя тогда.
       - Абсолютно правильно поступил. Тащить тот фарш, который от меня остался, значит и себя погубить, и всю группу... Я когда в госпитале очухался, был уверен - войне моей конец, выпишут инвалидность, и остаток жизни пропердИ на стульчике возле сортира. Ан нет. После этого были еще десятки передряг. В компании таких же железных дровосеков как и я. Сержант Чернов, расстегни-ка свой жилетик, не стесняйся.
       Под броником, в районе сержантского живота, было что-то, напоминающее ракетную установку.
       - Это вместо кишки. А теперь, Чернов-красавчик, застегнись, тут вам не стриптиз-клуб. И так далее, том же духе. Вот такой у меня эскадрон гусар летучих. Раньше инвалиды были обузой для министерства обороны, а нынче они первосортный стратегический материал... Экспериментируй с ними, насколько фантазии хватит, всё равно этому разорванному разрезанному простреленному народу терять особенно нечего. Вот у нас тут и человек-огнемет есть, так сказать Змей Горыныч, пламенем пыхкает, особенно, когда на горшке сидит... Ну как, всё осознал? Нас даже люди Хожи Ахмета боятся, поскольку знают, что Аллах любит нашего брата, раз мы живы до сих пор.
       - Прости за вопрос. А чем ты с твоим апгрейдом лучше нормально оснащенного солдата?- поинтересовался Василий.
       - Понимаешь, одно дело, когда мониторы приставлены к нормальным глазам, и совсем другое, когда сканеры электромагнитного излучения непосредственно сообщаются со зрительным центром мозга. Будь уверен, я вижу тебя совсем не так, как ты меня. К примеру, иначе обрабатываются фракталы, схожие или одинаковые видеозоны заменяются на спецсимволы и дополнительную информацию. Тут можно еще долго рассказывать, я ведь теперь стал спец по нейрологии и нейроинтерфейсам, но сэкономим время. В общем, когда мы гуляем по опасной местности, моя голова работает, куда больше чем твоя. И время реакции у меня меньше.
       - Искусственной рукой сложно управлять, командир?
       - Да вот этими остолопами куда труднее. Имейся бы у меня, к примеру, механический хвост, то, после годичных психомоторных тренировок с фармакологическим закреплением, я бы им шуровал также ловко, как заправская макака...
       - Товарищ командир, я ведь самого главного у тебя не спросил. А кто тебя тогда вытащил?
       - Самого главного я и не знаю. Меня подобрала вертушка грушников в паре километров от Тарской.
       - А как насчет самой Тарской?
       - Меня Тарская давно не волнует. Я приказы исполняю.
       Группа пересидела разгар дня между камней, а чуть стало смеркаться, двинулась в путь - хамелеоновка придавала ей вид призрачный - лишь благодаря бодику Майков просматривал виртуальные контуры спецназовцев. Он, как ни старался, ни о чем не мог поразмыслить, только боролся с дорогой и со своим рюкзаком - новые коллеги уполовинили груз, но тот всё равно остался свинцовым. Внезапно движение прекратилось и ишак-отставник подумал, как это прекрасно. Через пять минут он уже думал прямо наоборот.
       Группа русского спецназа встретила боевиков Хожи Ахмета раньше, чем ожидала. И это было минусом. Однако не столкнулась внезапно, что было огромным плюсом. Находилась она на местности выше, что, опять-таки, шло в плюс.
       Впрочем, когда мешок с Василия сняли и он огляделся, то уловил, что позиция спецназа не столь уж удобная. Боевики шли гуськом по тропе, все - в хамелеоновках. Спецназовцы, благодаря компьютерной обработке изображений, худо-бедно видели их, но не всех. Слева и справа цепочку врагов заслоняли два утеса. И не было известно, шастают ли поблизости другие басурмане. Боевики почти сразу сшибли спецназовский дрон - аппаратура слежения и ПЗРК <прим. переносной зенитный ракетный комплекс> были у эмира Хожи Ахмета на самом высоком уровне - видать, техника поступала с гянджинской базы НАТО.
       Лялин послал двух своих людей вниз, чтобы закрепились поближе к тропе и передавали сведения. Тут и стало известно, что боевиков много, очень большой отряд по здешним меркам.
       Первыми в группе спецназа отработали солдаты с искусственными глазами-прицелами. Снайперы сняли бесшумными выстрелами пятерых-шестерых моджиков, прежде, чем остальные залегли среди придорожных камней и стали совсем неприметными.
       Тут загавкал автоматический гранатомет командира и зашипела ракетная установка сержанта Чернова. Расщепляющиеся ракетные боеголовки с самонаводящимися элементами и противопехотные гранаты, начиненные игольчатыми зарядами, обдали камни огнем и металлом.
       Василий видел, как приподнялся и рухнул один боевик, как разлетелось в ошметья несколько других. Стрельба с той стороны сразу стала пожиже.
       Скопище боевиков, изначально насчитывавшая полсотни человек, вскоре сократилась на четверть.
       Однако уцелевшие моджики стали быстро карабкаться вверх по склону. Можно сказать ошеломительно быстро - это выдавало искусственные мышечные имплантаты. Моджики по-прежнему теряли людей, десяток бородачей уложили те ребята, что находились ближе к тропе, но волну остановить не удалось. Вскоре стало припекать позиции, где закрепились оставшиеся пять спецназовцев. Несколько иголок царапнули камень рядом со сжавшимся организмом Василия. Лежать так, беспомощным студнем, - это было не только неприятно, но еще и портило нервную систему.
       - Е-мое, подкиньте мне какую-нибудь пушку,- крикнул он расположившемуся неподалеку майору, - лучше всего, мой ствол верните.
       - А может ты все-таки шпион ОПГГ?- отозвался тот в промежутке между двумя очередями.
       - Через пять минут у тебя, Лялин, каждый стрелок будет очень важной персоной.
       - Через пять минут и посмотрим.
       - Если будет чем...- Василий затараторил горячо и настойчиво.-Товарищ командир, ты же знаешь, я - свой. Я вам помогу, а потом пойду за саблей по имени"Зульфикар". Иначе гады станут всадниками на драконах... Тогда всем каюк.
       - Хватит трепаться, глюколов, - отрубил командир и перекинул Василию штурмовую винтовку.-Но учти, я за тобой слежу и стреляю с обеих рук. Без обид, я ведь не знаю, где ты был и что делал последние двенадцать лет.
       Василий действительно пригодился, когда враги - а тех было двое - неожиданно ударили сверху. Теперь уже группа спецназа оказалась зажата огнем с разных сторон.
       - Я попробую убрать эту парочку, - сказал Майков, - пока она не поимела нас в задницу. Эти типы умеют ловить потоки ускоренного времени.
       - Ты всё такое же трепло,- с мучением отозвался майор.
       Василий решительно карабкался вверх, пока не сообразил -между ним и двумя боевиками осталось метров пятьдесят отлично простреливаемого пространства. Причем враги фактически зажали его в клещи. Минута смятения сменилась секундой прострации, в которую он наконец почувствовал, как закипает ярость и толкает его в поток ускоренного времени.
       Итак, двадцать шагов в направлении "на восемь часов" - там утес стоит, и уступы на нем как ступеньки. Если до него добраться, то уже он, Майков Василий Савельич, господствует над местностью.
       Василий дал длинную неэкономную очередь из штурмгевера и рванул. Боевики предоставили ему паузу в две секунды. А потом огненная змея скользнула слева, что-то разорвалось справа, сбив с ног. Он упал, но тут же поднялся на колени, еще не зная, ранен или нет. Коленопреклоненная поза не означала смирения. Один из боевиков, привстав, целился в него, Василий выстрелил первым - врага он почти не видел, но почувствовал поток, в котором тот передвигается. С дыркой во лбу тот сразу стал видимым и безобидным. Майков кинулся вперед и заметил второго противника, когда тот высунулся из-за каменного выступа - расстояния оставалось не больше пары метров, а в обойме уже пусто. Прежде, чем хлестнула свинцовая плеть неприятельской очереди, Василий, ухватив свою винтовку за ствол как шкворень, шарахнул боевика прикладом. Попал всего лишь по руке, но автомат вышиб - это было плюсом, а минусом стало то, что моджик оказался очень быстр - наверное у него была фора за счет броска в Преднастоящее, какая-нибудь миллисекунда. Своей второй рукой, сильной как кран, враг перехватил приклад, направил ствол в Василия и выстрелил.
       Сокрушающий удар пришелся на правую часть груди. Выстрел отбросил Василия в сторону, припечатал к каменистой земле и с первым же вздохом он понял, что повреждено легкое. А с первым выдохом увидел кровяной сгусток, вылетевший у него изо рта.
       Враг наводил ствол, чтобы покончить с лежащим Василием. Враг, скотина, уже торжествовал. Но и Василий почувствовал, что василиск подхватил его.
       До вражеского выстрела оставалась миллисекунда, но василиск растянул ее, перебросив Василия дальше в Преднастоящее. Теперь моджик стал связкой кровеносных сосудов, глаза его как две маслины плавали возле жирного пятна мозга, сплюснутого в передней части.
       Выдох с ударом шипа - и василиск вернул всадника обратно.
       Под рукой лежащего Василия оказался один из великого множества камней.
       И хотя боль сверкнула, пронзив насквозь грудь, швырнул каменюку.
       Потом он уже понял, что попал врагу прямо в окуляр бимона и, видимо, повредил глаз.
       Моджик взвыл и, конвульсивно вздернув дуло, выстрелил. Василий прянул вперед - пусть даже боль занималась гастрономией в его груди, - крутанувшись, подсек противника ногой. А когда тот упал, шарахнул его другим камнем, поувесистее - в область темени.
       Василий не стал проверять самочувствие захрипевшего боевика и ринулся вниз, невзирая на то, что в груди как будто работала сотня маленьких гестаповцев. А уже через несколько секунд он не услышал свиста воздуха, выходящего через дырку в груди.
       Бой, как вскоре выяснилось, уже стихал. Двое спецназовцев накладывали сами себе повязки, трое постреливали вслед уходящему противнику.
       - Куда ты, неугомонный?- спросил майор, явно не собираясь удерживать его больше.
       - Спасибо за вечеринку, но теперь мне точно с вами не по пути.
       - Я не хочу навязывать тебе компанию,- сказал командир, оценив вторую дырку на жилете Майкова, - и не могу предоставить медсестричку в коротком халатике, но сержант Чернов способен сделать тебе дренаж и перевязку.
       - Нет, спасибо, дренаж не нужен, у меня там, в натуре, уже не свистит, значит пневмоторакса нет. Перевязку сам cделаю, только потом. А сейчас я не могу их потерять, басурманов этих моторных, которых мама через попу родила. Если не жалко, дайте мне индивидуальный медпакет первого класса.
       - Вообще это дорогое удовольствие, но поскольку ты кровью смыл подозрения... Чернов, поделись с товарищем Майковым.
       Хмурый сержант сунул Василию медпакет в камуфляжной упаковке, и еще разгрузку <прим. солдатская портупея> с подарками - в подсумках винтовочные магазины, гранаты, самонаводящиеся мины - "тараканы". Сержант активировал ненадолго одну из них - усами шевелит, лапками перебирает, на звук реагирует.
       - Командир, кому предназначалась та сабля?
       - Одному козлу. Генералу Козловскому, предателю. Нынче его Казлаускас зовут. Если встретишь и будет нехлопотно убить его - убей. За меня и за нас.
       - Товарищ майор, а как тебя зовут. Ну, по имени? Я ведь и тогда не спросил.
       - По имени - Слава.
       - Да постигнет тебя мирская слава. Прощай.
       - Истинно говоришь. До встречи в лучшем из миров.
       Два могучих инвалида пожали друг другу руки и разошлись, Василий, сразу уколовшись обезболивающим и противовоспалительными средствами, потащился за боевиками. Он едва не потерял детей гор из виду, но потом все-таки заметил спину замыкающего. Двигались они не слишком быстро, видимо, тащили раненых, поэтому он сумел не отстать, тем более что терзающая боль уже не возвращалась к нему. Несколько раз моджики куда-то палили, но совсем в противоположную сторону - верно, почудилось им что-то с недосыпу. К рассвету боевики Хожи Ахмета добрались до селения - а это была та самая Тарская - и Василий, подобно вампиру, застигнутому рассветом, стал искать себе какой-нибудь склеп. Нашел его в засохшем колодце, который в значительной степени был завален банками из-под колы, пакетами из-под чипсов и даже здоровенными памперсами. Короче, это была спонтанная местная помойка, а мусор накидали доблестные джигиты, не имеющие малейшего понятия об экологии.
       В колодце Василий смог, наконец, рассмотреть последнюю рану. Он приготовился увидеть что-то страшное, но это оказалось еще хуже, чем ожидалось. На груди вовсе не нашлось раны глубокой, вместо нее имелся розоватый нарост, напоминающий медузу.
       "Ну, брат, договорились же теперь ничему не удивляться,- сказал он сам себе,- вот если бы у тебя два члена выросло, тогда другое дело."
       Сказал это себе Василий и удивился, насколько фальшиво звучит внутренний монолог, насколько неестественным стал весь его психологизм. Похоже было, что психологизм вообще рассчитан на самый естественный ход вещей, а без такового начинается антипсихологизм и бред.
       Он проверил, можно ли оторвать эту чертову медузу. Как же, она вырастала из его тела. Похоже, быстрая мутация и ускоренный рост мутировавших тканей входит теперь и в его арсенал.
       Бинт был не нужен, но Василий решил еще немного понаблюдать, невзирая на отвращение. Заодно взял пробу крови тестером, имевшимся в медпакете. Удивительный анализ показал, что количество лейкоцитов близко к норме и СОЭ не более того, что бывает при простуде, словно и не было пробоины в груди; лишь некоторое увеличение уровня лимфоцитов намекает, что произошла неприятность.
       "Похоже, что я действительно стал ДРУГИМ, не просто с отклонениями и красными полосками, а другим по сути."
       Эта мысль была на вкус, как стальное лезвие.
       Часа через полтора края "медузы" стали сворачиваться к середке, отчего возникло сходство с цветком. Цветок сделался бутоном и, съеживаясь, принялся протискиваться вглубь почти заросшей раны, как будто хотел спрятаться от нескромных взглядов. Под конец снаружи не осталось практически ничего, даже шрама, лишь пятнышко молодой кожи. Василий сделал на всякий случай положенные по инструкции противовоспалительные уколы, и абзац - лечить больше нечего. Как будто полный ажур. Новый анализ крови показал лишь небольшое снижение уровня некоторых жиров в крови...
       На гористый пейзаж уже вовсю наползала темень. Василий выбрался из колодца и направился в сторону экс-станицы. Нервы играли как струны гитары, ведь тот рейд закончился плохо. Вот уже завиднелся сад, где двенадцать лет назад хотелось впиться в искушающий плод смоковницы...
       На этот раз Тарская выставила дозоры. Первый вражеский пост Василий преодолел довольно легко. Двое тяжеловесных лохов сидели, прислонившись к глыбе известняка. Казалось, самое лучшее - прошмыгнуть мимо них по-тихому, без лишнего шуршания.
       Да только один из боевиков вдруг почувствовал экстраординарный позыв к мочеиспусканию и, когда отошел отлить, получил от Василия прикладом в ухо, свалился и затих. Второй, не дождавшись товарища, отправился проведать, не случился ли с тем обморок. Ведь у боевиков тоже случаются обмороки, если они предположим целый день постились, а после захода солнца пережрали. Около кустов, где лежало тело первого моджика, второй наткнулся на дуло пистолета, который Василий позаимствовал у первого .
       Убивать врага Майков не стал: да нет, не пожалел, просто не хотел лишнего шума. На голову испуганного боевика была возложена граната, без чеки, от нее протянута леска, которая перекинута через ветку и привязана к сложенным за его спиной рукам. Майков предупредил пленного: одно шаловливое движение и голова серьезно пострадает.
       Следующий патруль Василий миновал без соприкосновения. Если точнее, боевики благополучно прошествовали рядом с его головой, прикрытой охапкой прелой листвы.
       Далее дорога вниз по склону уже никем не охранялась. Правда, в фиговом саду бегало несколько злых собачек, но от Василия они отшатывались с испуганным скулежем. И это лишний раз подтверждало, что он стал Другим.
       Отставник пробрался известным ему путем до глинобитного сарая, обмануть камеру видеонаблюдения помогло нанотрубчатое покрытие бронежилета - моментная активизация и комплексный показатель преломления у "преграды" стал очень близким к воздуху. За сараем был знакомый терассчатый двор. Здесь Майкову помогли густые кусты, которых давно не тревожили садовые ножницы. Но за следующим забором Василия ожидал сюрприз, да еще какой. Лазутчик сперва страшно растерялся и стал грешить на оптический обман - за распаханной полосой нейтралки высилась бетонная стена неприступной крепости!
       В первую очередь Василий поразился тому, что не заметил ее, наблюдая со склона. Потом врубился, что виновата маскировка. Напыленная на крепостные стены микросхемная краска несла фотонику, которая имитировала близлежащий пейзаж.
       До ближайшего фаса крепости было еще с полсотни метров. Василий вернулся обратно к сараю и залег в лопухах, пахнущих кошачьей мочой. Затем пришел в полное отчаяние из-за отсутствия идей. Он не мог двигаться вперед и не знал, куда идти назад. Не играть же в крестики-нолики до скончания века в этих лопухах. Василий решил пообщаться с бодиком. На все жалобы Навигатор отозвался весьма теоретично:
       - В природе не бывает замкнутых систем. Из этой самой крепости что-то выходит, например, дерьмо, и что-то входит, допустим, еда. Значит, уже два канала имеются.
       - Но я не могу войти вместе с едой, потому что у меня невкусный вид, и не смогу выйти, потому что не дерьмо.
       - Тогда вам не повезло.
       От небесных явлений невозможно скрыться нигде - потихоньку занималась заря.
       В оставшееся до восхода время надо было что-то предпринять, причем в темпе вальса. С позиции был виден приличный кусок крепостной стены и проходящей мимо дороги. В шесть утра по ней проехал микроавтобус - и стена открылась в том месте, где, вроде, и ворот никаких. Створки невидимых ворот разошлись в стороны, через образовавшуюся прореху был даже виден охранник вместе с постом электронного контроля.
       Интересные мысли возникли еще минут через двадцать, когда к крепости стала подкатывать другая машина. Василий заметил, что на повороте она, сильно сбавив ход, проезжает впритык к кусту орешника, даже задевает его бортом. А от куста до ворот остается совсем немного, полминуты езды.
       - Как ты думаешь, бодин сын, можно ли уцепившись за днище проезжающей машины, продержаться там полминуты-минуту? Тогда сезам откроется и для меня.
       - Конечно. На днище полно неподвижных деталей.- поддержал идею бодик и вывел в виртуальное окно наглядную схему автомобиля. - Уголки крепления и так далее. Напомню на всякий случай, что сгодится для этого лишь грузовик и под передний мост лучше не соваться. Еще не советую цепляться за редуктор, он слишком большой, и за рессоры - может пальчики раздавить...
       Василий Савельич прополз в кусты орешника обыкновенного - Corylus avellana, как любезно сообщил бодик, выводившие на лекторы принципиальные схемы днищевой части разнообразных грузовых машин. Лазутчик не особо успел их поизучать, как заметил подъезжающий автомобиль, и был это грузовик с парой задних мостов. Теперь оставалось сделать одно движение - и либо быть раздавленным как безвестный таракан, либо продолжить славный путь.
       И вот уже шины вкрадчиво прошуршали по щебенистой дороге.
       Рядом, но рано, еще рано, чуть-чуть рано, пошел! Бросок и перекат через бок. Неплохо получилось. Правда, не обошлось без накладок. Задняя шина едва не отутюжила ботинок вместе со ступней. Зато бодик успел просканировать "живую" картинку и подсветил виртуальными контурами неподвижные выступающие части. Василий ухватился руками, рывком подтянув ноги, и вновь вступил в обязанности ниндзи...
       Есть контакт, сумел уцепиться за крепежные детали отсутствующего запасного колеса, хотя конечности едва не сорвались и не превратились в бесконечности. А надо еще поскорее закинуть ноги на задний мост, чтобы на дороге не осталось две параллельные борозды.
       Если раньше Майкову хотелось, чтобы машина ехала помедленнее, то теперь совершенно наоборот. Амуниция и тело в момент стали свинцовыми и начали отрываться от быстро изнемогших рук. Вскоре уже непонятно было, где руки и суставы - желал разорваться весь организм.
       Но вот машина, наконец, затормозила - значит, доехала, однако надо держаться, ворота еще только открываются.
       Видно, как охранник топает своими ногами-столбиками. Ну, быстрее, скотина. Еще разговаривает, жопа, медленно и вяло. Так хочется растечься уставшей спиной по земле, а руки - те просто воют с надрывом. Водитель, наконец, помилосердствовал и двинул вперед. Когда это произошло, Василий подумал, что и охранник - хороший парень, ведь мог и под днище заглянуть. И вот конечная остановка. Хлопает дверца, водитель шаркает ногами, обутыми в обписанные кроссовки "Пума", по гравию - они удаляются вместе с остальным телом. Руки и ноги Василия расслабляются, спина шлепается на грунт, отсчитываются секунды райского наслаждения. Он сам себя вырывает из рая, за несколько перекатов сместившись к мусорному баку.
       С другой стороны бака какие-то люди разговаривают на языке, малопонятном даже для бодика, различающего тысячу наречий. Если они сейчас зайдут на эту сторону, ниндзя-любитель окажет сопротивление с мощностью котёнка, потому что выдохся на двести процентов; однако же те удалились с миром. Василий прополз еще немного вперед, а затем осторожно выглянул из-за бака. Взгляду предстал довольно большой двор, прикрытый маскировочной сеткой, ячейки которой все время расширялись и сужались, имитируя шевеление листвы. И здесь была бетонная стена с дверью. Между тем торопиться на вход было рано. Ниндзя, как известно даже детсадовцу, это ночное животное.
       Василий юркнул, словно ящерица, в наполовину заполненный бак и зарылся, будто змея, во всякий мусор.
       Находится здесь было мучительно. Джихадисты и прочие моджахеды не соблюдали правила раздельного хранения пищевых и непищевых отходов. Они вообще соблюдали только правила шариата, да и то в отношении других, а не себя. Поэтому воняло немилосердно. Вдобавок Василия с нарастающим энтузиазмом садировало поднимающееся солнце, которое усердно разогревало бак, превращая его в сковородку.
       Пытка без перерывов продолжалась весь день, и горе-лазутчику частенько казалось, что его иссушает и мумифицирует толпа зловредных древних египтян. Единственное, что порадовало Василия - ему не пришлось мочиться в штаны - высушенные мумии не мочатся. Еще кто-то, время от времени, порывался открыть бак, так что приходилось отчаянно цепляться за крышку.
       Когда бесконечная пытка закончилась - а это было вечером - Василий не сразу выплыл из полуобморока. А из бака он выбрался только ночью. И, несмотря на недавний полуобморок, рванулся к запертым дверям. Тут и пригодилась трофейная паста, которая хранилась в кармане штанов номер пятьдесят. Та самая паста, которая применяется голубой полицией для взламывания дверей. Напустил ее в замочную скважину - а через минуту она затвердела, аморфная углеродная структура стала кристаллической алмазоподобной, и замок хрупнул.
       Василий оказался в самом подсобном из подсобных помещений, где гнила картошка и прочие овощи. По счастью отсюда имелся выход. В следующем помещении ему повстречался человек, который рылся в коробе с хурмой, выискивая, что посвежее. Этот неприятель принял свирепый удар в затылок и отключился. Для надежности Василий залепил ему рот пластырем и запихнул в ящик с плохими помидорами (боевики явно не умели хранить продукты). Но перед тем стянул с поверженного овощеведа робу, подивившись волосатости оголенного тела и татуировке с изображением имярек в саду с гуриями - религиозный запрет на изображения был, наверное, нарушен из-за скуки. Роба грузного джихадиста пришлась Василию впору, будучи натянутой поверх бронежилета.
       Дальше - больше. Возложив на плечо мешок с плохими овощами, чтобы не было видно искаженного волнением лица, Василий вышел в коридор, уводящий куда-то вглубь крепости. В конце коридора, у лестницы, стоял боевик на посту. Сердце заскакало, но боевик только хмыкнул, когда Василий, тщательно маскируясь, прошел мимо. Враг ведь был В СВОЕМ ЛОГОВЕ и потому расслабился. Ниндзя сделал вид, что поднимается вверх, но едва часовой отвернулся, отправился вниз по лестнице. Именно это направление подсказал ему бодик, да и чувствовалось, что самое главное находится ниже поверхности.
       Ниже уровнем был еще один коридор, очень модерновый, похожий на те, которые пересекают космические станции, по крайней мере, в фильмах. Фотоническое покрытие несло сообщения арабской вязью или османской латиницей и источало свет.
       Василий прошел по коридору метров двадцать и оказался возле какой-то двери с загадочной надписью . Тут его окликнули: "Гюнюню гёрусун сен..." Сзади приближался человек и говорил на одном из языков тюркской группы, более-менее понятном бодику, да и сам Майков, как-то прочитавший русско-турецкий разговорник, различал многие слова.
       - Зачем ходишь тут, Мамед? Обкурился, что ли? Тебе куда сказали тащить этот мешок с овощами, сын осла?
       В самом деле, человеку, даже опытному, свойственно видеть в непонятном явлении что-то знакомое и безопасное.
       "Мамед" проворчал в ответ нечто невразумительное типа "ай, вай, забыл". А когда боевик приблизился достаточно близко, то напоролся. Василий лягнул его ногой в пах, а уже согнувшегося - ударил пыльным мешком по голове. "Вот такие теперь овощи вырастают", шепнул ниндзя поверженному противнику. Затем, тщательно обшарив тело, выудил несколько магнитных карточек. Впрочем, чтобы распахнуть ближайшую дверь, магнитный ключ не был надобен. Элементарно повернув ручку, лазутчик оказался в неприлично грязном - даже для базы джихадистов - сортире, куда и затащил выведенного из строя боевика. Здесь Василий первым делом напился из под крана - последний блестел и выглядел только что привезенным из немецкого магазина.
       Для надежности ниндзя залепил рот поверженного врага пластырем и вколол ему общую анестезию щприцем из медпакета. А затем стащил с него френч, дивуясь волосатости оголенного жирного тела и татуировке с изображением генерала Джохара, сосущего что-то похожее на волчицу.
       Френч, снятый с обширного горца, пришелся впору, когда был надет на жилет и робу.
       А магнитная карточка пригодилась на следующей двери. Когда Василий вытащил ее из прорези замка, засветилась панель, на которой был изображен контур ладони. Ясно, что нужно немедленно что-то приложить, иначе система поднимет вой. Пришлось еще раз побеспокоить отдыхающего джихадиста, выудив его из сортира и подтащив настолько, чтоб можно было притиснуть его обмякшую ладонь. Система хотя и ругнула за неторопливость, дверь в секретный отдел таки распахнула.
       Первым делом Василий затащил в открывшийся коридор поверженного боевика и захлопнул за собой дверь. Здесь тоже имелся сортир, только уже чистый, благоухающий, для избранных, туда лазутчик и сунул ненужного человека - спать в обнимку с голубым унитазом. Но там же Василий встретил еще одного ненужного человека, восседающего на горшке - его пришлось бесхитростно тюкнуть крышкой сливного бачка по голове - обошлось без анестезии.
       Это было не по-джентльменски, но не горшке явно сидел не джентльмен.
       Теперь можно было двигаться вперед. Коридор без всяких фокусов привел Василия к помещению размером в несколько десятков квадратных метров. Как будто входи и пользуйся. Но, прежде чем туда вступить, ниндзя по совету бодика просунул в помещение зеркальце из медпакета - в правом углу обнаружилась надзирающая камера. Трофейный френч Василия, конечно, маскировал, но оборачиваться лицом в тот угол не стоило.
       В зале, напоминающем рубку космического крейсера, были и сенсорные пульты, и голографические экраны, и табло с множеством индикаторов. В общем, супермодерн.
       - И куда летит этот "корабль дураков", ты как думаешь, Вергилий?
       - Поднесите скин-коннектор, то есть два пальца, к разъему "толстого" коаксиального кабеля. Если они грязные, это даже лучше.
       - А может мне еще голым задом на розетку сесть?
       - Я же не сказал вставлять.
       - Ладно, рискнем.
       Василий поднес свой скин-коннектор к разъему - и в самом деле, подошло.
       - Ждите,- сказал Вергилий.
       - Что за мной придут люди с большим серпом для отсекания яиц?
       - Ждать долго не придется,- хладнокровно произнес Вергилий. - Но держите пальцы ровно.
       И в самом деле долго ждать не пришлось. Через минуту Василий услышал, как открывается дверь и кто-то входит в "рубку". Ниндзя успел спрятаться за главным пультом - но вошедшие знали, что ищут, и их берцы топали все ближе. Майков решил стрелять первым, резко поднялся и первой очередью скосил троих.
       Он вовремя заметил еще одну дверь, ведущую в зал. Оставив главный вход вместе с прилегающим коридором под прикрытием самонаводящейся мины, Василий взял резервный на мушку.
       Через несколько минут атака повторилась, уже с двух сторон. Не подкачал "таракан", сработавший по принципу "первого пропусти". "Первого" боевика Василий кончил уже в зале, а второго, третьего и четвертого, израненных и контуженных, добил в коридоре возле распахнувшейся двери - оставлять живых фанатиков за спиной было никак нельзя. Нарвались на пулю и те двое, что пытались проникнуть через резервный вход. Впрочем, если б двусторонняя атака немедленно повторилась, Майкову пришлось бы туго. Но начались переговоры. Кто-то заговорил через динамики вначале по-арабски, потом по-русски.
       - Кто бы вы ни были, сдавайтесь. Мы гарантируем вам жизнь.
       - После смерти или до?- поинтересовался Майков.- Прошу выдать гарантийный талон.
       Пару минут был полный молчок. Пока Василий держал под прицелом сразу два входа, "собеседники" анализировали электронный слепок его голоса. И вот стали общаться снова.
       - Мы знаем, кто вы. Василий Савельич Майков, вами играют, вами манипулируют. Вы даже не понимаете, каким темным силам стали служить. Вы ведь тоже за лучшее мироустройство...
       - А вы ради "лучшего мироустройства" по станицам, деревням и поселкам последних русаков добиваете? Если этого от вас требуют светлые силы, то я лучше темным послужу, - отбился Василий.- И вообще не хочу разговаривать с теми, кто воду в туалете не научился спускать.
       Неожиданно послышался голос тети Асии.
       - Васенька, не надо, не вредничай. Прекрати стрелять, положи оружие. Тут достойные люди, и они не сделают тебе ничего плохого.
       - Когда насильник уговаривает девушку, он тоже обещает сделать ей не плохого, а хорошего.
       Раздался заливистый смех Асии Раисовны.
       - Ах, Вася, ты все такой же баловник. Но только не медли, сдавайся.
       - А Виталий Магометович, то есть Мехмет Айдин, да погладит его туфля пророка, что мне обещает? Или он во что-то такое превратился в здании "РЭГ" и теперь может только шипеть?
       Снова небольшая пауза.
       - Вася, сейчас Виталий Магометович не может с тобой поговорить, но я уверена, что он по-прежнему относится к тебе по отечески.
       И снова вмешался первый голос, на этот раз несколько нервозный.
       - Майков, у вас тридцать секунд на то, чтобы сложить оружие. Сейчас мы откроем еще один резервный вход и вы будете гарантированно уничтожены.
       В самом деле, послышался подозрительный шум, намекающий на возню с замком.
       Василий почувствовал испарину, ползущую по спине, он лихорадочно вертел глазами, выискивая третий вход, и все без толку.
       - Ну, Вергилий, брехун несчастный, где вход, ведь душманы и тебя будут мучить, ковырять, распаивать.
       - Вы можете помолчать, я кажется что-то слышу, - бодик неожиданно начал отсчет времени.- Пять, четыре, три, ложитесь...
       Василий подумал, что бодик, похоже, свихнулся (и сейчас объявит себя арифмометром "Феликс"), но все-таки залёг, чем черт не шутит...
       Даже улегшись плашмя, Василий был ошеломлен. Какой-то объект пробил потолок и пол и бубухнул где-то далеко внизу, основательно тряхнув всю крепость. Когда пыль улеглась, Майков увидел фонтаны пара, клубы дыма, языки пламени - трубы и провода были разорваны, пульты и мониторы расколоты.
       Рядом валялась пара присыпанных штукатуркой трупов - похоже, люди упали сверху. Появилась трещина и в передней стене зала.
       - Тактическая ракета с бетонобойной боеголовкой, - известил бодик, - я за пять секунд до подлёта засёк ее по низкочастотным колебаниям.
       Отряхнувшись Василий подошел поближе к трещине, откуда в зал втекала приятная прохлада. Нет, здесь не протиснуться. Василий вовремя обернулся. За ним стояла фигура в облегающем костюме.
       Любой нормальный человек определяет нормальность другого человека по походке, выражению лица и десятку других примет. Причем делает это машинально.
       Тут как минимум сотня примет говорила о том, что этот человек - ненормальный. Однако не какой-то безобидный олигофрен.
       Ненормальный тип подхватил увесистый кусок бетона и швырнул им в Василия - точно так же, без размышлений, ребенок посылает камушек в птичку-невеличку. Сделано это было с поразительной силой и точностью. Обломок пролетел в каких-то десяти сантиметрах от головы и разбился в пыль о противоположную стену. Если бы Василий не присел моментом, то его мозги превратились бы в неорганизованное вещество, разбрызганное по помещению.
       Ненормальный замерцал, исчезнув в одном и появившись в другом месте, гораздо ближе. Тут уж не до шуток. Василий выстрелил из штурмгевера.
       Попал. На костюме у ненормального появилась дыра, в которую можно было вложить банку колы. Однако и после этого ненормальный продолжал идти. Следующий выстрел снес ему полголовы, но он еще метнул монитор, впрочем, уже не так точно. Казалось, этот необычный гражданин швырнул бы свою собственную башку, попадись она ему под руку - столь велика была воля к борьбе.
       И только третий выстрел, почти в упор, остановил его. Ненормальный человек упал, выкинув свои узловатые пальцы в сторону Василия. Пуля-"ромашка" вскрыла его чрево. И открылась та еще анатомия! Человеческие внутренности - сосуды, соединительная ткань, органы, кости, сухожилия, - сочетались с какой-то волокнисто-пузырчатой структурой, скорее всего искусственной биополимерной. При том, волокна имели собственное движение и пытались выползти наружу из мертвого тела. Кровь ненормального человека была голубой.
       И сколько их тут еще, этих перцев?
       Василия отвлекло от грустных размышлений появление обычных джихадистов, которые открыли шквальный огонь. Василий отправив к ним "таракана", спрятался за каким-то шкафом, набитом оборудованием, но вовремя покинул укрытие, потому что его разворотило прямым попаданием гранаты.
       "Таракан" нашел и успокоил ретивых джихадистов, однако в зале появился еще один ненормальный человек. Теперь Василий заметил откуда. Из пробоины в полу. Уже через мгновение ненормальный был рядом - его наверняка принесло потоком ускоренного времени - Майков рывком откатился, чтобы не попасть под удар куском арматуры, проделавшем в полу приличную ямину. Новая позиция оказалась удобна для того, чтобы закатать ненормальному ногой под колени. Тот на вид был почти прозрачный, а на деле железобетонный, и едва покачнулся. Василию удалось его "выключить" лишь выстрелом в упор - увы, последний заряд на этого дуболома израсходовал. Тут как раз из облака пыли выскочил джихадист и едва не превратил Василия Савельевича в восемьдесят пять кило фарша; ствол вражеского штурмгевера оказался у ниндзи на уровне пятого спинного позвонка и готов был засадить туда игольчатый заряд.
       Хорошо, что василиск был рядом и ждал. Василию надо было только пробиться сквозь прибойную волну. Вместе они ушли в момент времени "плюс полторы секунды". Там вражеский войн предстал пучком жизненных нитей. Чик челюстеруками- половина серебристых ниточек разорвано, джихадиста сбросило в поток замедленного времени.
       Теперь можно было действовать в Настоящем. Василий полуобернулся и трофейным куском арматуры уловил дуло автомата, чтобы отвести его в сторону. Реакция противника запоздала и очередь прошла мимо. Джихадист решил покарать "неверного" грубой физической силой и вбить ему в брюхо крепкую свою ногу, но тот прижался к полу. Теперь уже джихадист был подбит толстыми подметками, поразившими его в живот и пах. Упал, ударился головой об пол и погрузился в себя. У него Василий позаимствовал автомат для дальнейшего общения с хозяевами заведения.
       В подсумке еще осталась заначка и Василий отправил гранату в сторону следующей порции боевиков - трое полегло, трое раненых стали отползать. А затем обвалился поврежденный потолок с приличной частью крыши, заставив Майкова хорошо побегать под камнепадом.
       Открывшаяся наверху картина была достойна кисти художника-баталиста. Едва заметные тетраэдры вертолетов закладывали крутые виражи, ставя помехи лазерными и инфракрасными мигалками, выпуская облака серебристой маскировочной пыли и тучи ярких "ловушек" - чтобы избежать зенитных ракет.
       Выныривая из серебристой пелены, вертушки брызгали желтой "икрой" - бомбами и ракетами. Долетев до цели, "икринки" оборачивались вспышками, летящими во все стороны обломками и клубами черного дыма.
       Джихадисты тоже не зевали, ракетные факелы уходили в сторону серебристой пелены, где умные головки самонаведения пытались высмотреть мишени.
       Похоже, это российские "Ка-100", то бишь "Горынычи" пожаловали. И как будто не случайно - Майков окинул взором подарки майора Лялина; да вот она, "закладочка", вроде козявки, прилеплена на разгрузку. То, что раньше Василий принимал за соплю, содержит в себе, наверняка, десятка два сенсоров и радиомаячок, который российскую авиацию и вызвал....
       Майков увидел, как от одного вертолета, поспешно нырнувшего в облака, отделилась "икринка" несколько большего размера, чем предыдущие. Она обводом обманула зенитную ракету, ненадолго исчезла из виду и вдруг Василий увидел большущего паука, спускающегося через пролом в крыше. Пехотный робот!
       И началось сногсшибательное представление - ненормальные люди дрались с роботом-пехотинцем. Они подлетали к нему со всех сторон, он прыскал огнем и дымящиеся тела падали вниз. Но уже через десять секунд эти ненормальные обкрутили конечности паука-пехотинца самозатягивающимися нанотрубчатыми тросами, он сорвался с балки, пролетел через дыру в главном зале и раскололся где-то в подвале.
       Что-то в нем сдетонировало и Василий, пытавшийся заглянуть вниз через пробоину в полу , не удержался и смайнал. На нижнем этаже он не шмякнулся об бетон, как следовало ожидать, а шлепнулся в некую гущу. Вынырнув, обнаружил себя в бассейне, наполненном жидкими помоями. Нет, пожалуй, это была какая-то пузырчато-волокнистая органика. Василий заторопился к краю бассейна, изрядно страдая от омерзения. Сейчас он находился в довольно прохладном помещении производственного типа, где имелось еще несколько таких бассейнов, если точнее, химических реакторов, только полностью закрытых люками.
       Перебравшись через сорванную дверь в соседний отсек, Василий обнаружил своего рода "капсулы", в которых то ли отдыхали, то ли спали ненормальные люди - по пять, не стоя и не лежа, а под углом в сорок пять градусов. Да что там капсулы - сложные установки. Кабели и шланги подводили к ним энергию и питание от генераторов и аппаратов, пучки световодов уносили в сеть телеметрическую информацию и прочие данные. И пьяному ежику стало б ясно, что искатель приключений с кондачка угодил в святая святых джихадистской базы в Тарской.
       После этой "спаленки" Василий, двигаясь на полусогнутых, готовых отпрыгнуть ногах, попал... это был наверняка цех.
       Длинный стол с лентой транспортера, на потолке рельсовые краны, сверху свисают лазерные сшиватели и термоскальпели, боры, фрезы, промыватели, питатели, прочие приспособления. Там и сям тележки-каталки с электроприводами. Всё застывшее - но помигивает индикаторами, мол, готовы к работе. Вдоль стен - громоздкие секционные шкафы с пультами управления на каждой секции.
       Василий наудачу ткнул пальцем в сенсорную панель и из открывшейся секции добавочно потянуло морозцем.
       Единственным её обитателем был глаз, похожий на цветок, с раскидистой корневой системой. Корневую систему, в основном, составляла та самая волокнисто-пузырчатая структура, которая вылезала из ненормальных людей и плавала в бассейне. Чуть отогревшись, глаз стал реагировать на свет, а потом принялся расширять и сужать зрачок, как будто чего-то высматривал. Значит, корневая структура играла роль нервной системы и была подключена к глазу "без стыков", никакого заметного нейроинтерфейса.
       В других секциях Василий увидел и руки, и ноги, и мышцы, и органы, и торсы, и головы, и то, что можно было назвать недиференциированной тканью. Иногда эти фрагменты и ткани были сами по себе - просто замороженные продукты. Иногда в соединении с волокнисто-пузырчатой, коллагеновой губчатой или медузоидно-желеобразными массами, которых еще пронизывали электроды датчиков.
       В одном из шкафов - ближайшем к сборочному столу - Василий нашел человеческий организм с разъятой брюшной полостью. Внутри нее находилось пульсирующее медузоидное образование.
       В каком-то смысле медузоид был живым, он явно имел метаболизм, моторику и сенсорику. А вот человек производил впечатление трупа.
       Василий, захлопнув секцию, постоял, опираясь на колени - чтобы отдышаться. Заодно вспомнил подземный тоннель около "РЭГ" и чемодан потрошителей. Ясно теперь, кто с охоткой скупает органы, фрагменты и почти целые тела. Потребители из Тарской. В дело идут и раненые, и контуженые, и коматозники, и мусульмане, и неверные. Идут они вовсе не на пересадку, а на переделку.
       - По внешнему виду, часть образцов - результат клонирования органов или размножения стволовых клеток с последующей дифференциацией, другая - чисто синтетическая. Это и биополимеры, и нанорепликаторы, самостоятельно собирающиеся в конгломераты. Кровь, к примеру, - боты-васкулоиды в искусственной плазме, - нашептал Вергилий.- К сожалению у меня нет периферийных устройств, пригодных для проведения анализа.
       - Нехило всё организовано, - высказал наболевшее Василий. - Здесь смыкаются пути-дорожки не только человеческих полуфабрикатов, но и синтетики, совместимой с человеческим тканям. Так я и поверил, что эти ноу-хау и логистика по плечу простым местным головорезам.
       - Я конспирологией не занимаюсь, - отрезал Вергилий.
       В углу цеха Василий нашел целое гнездовье мониторов и компьютеров.
       - Пока вы там из пушек палили, я код доступа в систему вычислил, - похвастал Вергилий.
       - Хвались, едучи срати.
       Войти в систему удалось быстро. Вначале нарисовались лишь пирамиды и параллелепипеды закрытых файлов, затем бодик поработал своей "отмычкой" и Майков увидел на экране следующее:
       1. Андрей Косарев, 31/21 год, сержант, в/ч 21096, МО РФ, жизнеспособность 30-68-75;
       2. Мустафа Рахимов, 24/22 года, юго-вост.дивизион МОД, жизнеспособность 15-45-60;
       3. Гусейн Тофик-Оглы, 34/33 года, "Волки джихада", жизнеспособность 0-19-45.
       Василий зажмурил глаза и застонал. Вот ты где, Андрюха, объявился.
       А всего тут было 132 фамилии.
       - На мой взгляд, "0-19-45" означает, что от господина Тофик-Оглы остались только пара целых ног и печенка впридачу, - пояснил Вергилий.
       Кликнув на "Рахимова" можно было узнать, какие материалы и системы были использованы в его производстве.
       - Квазиживое биополимерное изделие 1А-432, саможизненность 1-15, интеграция 92-76, химическая и стереометрическая формулы - слишком сложно, голова может заболеть... И что это такое?
       - Думаю, дополнительная система очистки организма и выведения катаболитов.
       - А почему, кстати, импланты не отторгаются организмом?
       - Это элементарно, Василий Савельич. Биополимерные импланты "на поверхности" ничем не отличаются от тканей в принимающем их организме, те же антигены. А ксенотрансплантаты находятся в нанопленочной упаковке, регулирующей иммунный ответ.
       - Зачем все-таки главарям джихада плодить франкенштейнов, нормальных бойцов что ли не хватает?
       - Эти солдаты сочетают все лучшие свойства боевой техники и живых существ. Интеллект, мотивация, находчивость - как у людей. Скорость реакции, наличие дублирующих систем, обработка разнообразной информации - как у техники. Жизнестойкость, быстрая регенерации тканей, внешнее пищеварение, ускоренный обмен веществ - как у вампиров. С точки зрения энергетического баланса - это выгодно. Подозреваю, что эти, с позволения сказать, создания могут самостоятельно осуществлять замену поврежденных органов, изымая необходимое из подвернувшихся доноров.
       - Только подмигивать не надо, я этих типов с внешним пищеварением не боюсь, хотя конечно головка чеснока сейчас бы не помешала. А инстинкт самосохранения у них есть?
       - Безусловно, но управляемый. Накачать мотивацию сегодня не сложно - например, прямым программированием нейронных цепочек по методу Бубиса-Лагарда через катетер, подсоединенный пептидными клеммами к гиппокампу...
       - Бу-бу-бу, ла-ла-ла. Что еще, только по существу?
       - Ими управляют z. структуры, - помедлив для солидности, сказал Вергилий.
       - Вот с этого и надо было начинать. Только я уже почувствовал это на своей шкуре. Они умеют входит в потоки ускоренного времени.
       - Получается, что джихадисты по-прежнему имеют доступ к Яйцу.
       - А ведь яшмовый ключ они потеряли!
       - И у кого же он теперь? - вкрадчиво спросил Вергилий.
       - Стоп. Я понимаю, Зина плетет про Яйцо и ключи, и мне простительно перенять эти бредни, но ты-то солидное кибернетическое устройство. Ты, что, не можешь без этой мистики?
       - Я -то могу, вы не можете. Думаете, я не замечаю, что вы на срок до полсекунды вываливаетесь из нашего пространства-времени?
       - Ладно, без препирательств.
       - Без препирательств - пожалуйста. Это не джихадисты имеют доступ к Яйцу, а Яйцо к ним. Говоря поэтически, в них размножаются лярвы - незрелые z.структуры.
       - Хватит пугать, лучше помолчи. А я, кстати, нашел журнал, протоколирующий обмен данными с неким центром. Объекты "Косарев" и "Рахимов" направлены на процедуру "НУН", номер директивы такой-то.
       - Василий Савельич, вам двигаться пора, - голос бодика неожиданно приобрел тревожные нотки. Я, кажется, с местной топографией разобрался. Только будьте, как это у вас говорят, на стреме.
       - Не на стреме, а на взводе, я и так на нем, дальше некуда. Один булавочный укол и лопну как цеппелин, который гинденбург, - признался Василий.
       Вергилий провел Майкова через цех в широкий коридор, который можно было назвать складом готовой продукции. В расположенных по его сторонам холодильниках находились новые люди, ждущие, наверное, приёмки. А завершился коридор небольшим круглым залом. Его убранство носило модернистко-мавританский характер. Посредине был постамент, на котором лежала сабля... ну да Зульфикар, подсвеченная лазерными лучами словно экспонат в музее. Вот он - булатный ключ. Кстати, в этом музее имелось еще два экспоната. На север и юг от Зульфикар располагались два саркофага. В одном из них покоилось тело. Другой был пустым и напоминал могилу, из которой кровососущий ушел на свою ночную работу.
       Василий протянул было руку к сабле, но почувствовал, сейчас что-то произойдет и резко отпрыгнул в сторону.... Что-то произошло. В постамент, на который только что падала тень Майкова, воткнулся стальной штырь.
       Василий обернулся и увидел мерцающего демонического воина, неживого-немертвого. Наверное, это был Мустафа Рахимов, объект 14-45-60. Расстояние до него казалось трудно определимым, вроде он приближался, но тут же становился далеким, словно за сто метров оказался - хотя зал в поперечнике был едва ли десять метров.
       Неуловимым движением демон оказался рядом и выплеснул какую-то черную муть - "стяжку безвременья", как назвал ее сам пострадавший.
       Майков мгновенно провалился в Посленастоящее. Пространство вокруг затянулось багровыми сумерками и стало распадаться, скатываясь в серебристые пряди. Мир свернулся в воронку и внизу уже видно зарево ада, где исчезают все формы. Верный василиск спас Василия от безвозвратного ухода в преисподнюю, "вытащив" в Настоящее.
       Ну, погоди, вампир. Василий навел ствол на Мустафу Рахимова, но тот выкинул руку вперед и перехватил дуло.
       Демон замерцал и Василий догадался, что враг зашел во времени вперед. Удар почти невидимого противника был силен. Сразу отнялись конечности и словно жгутами стянуло грудь и горло. Тьма наступала, загоняя свет в точку.
       Натужный вдох, отростки всасывают хрональную силу, какую только можно (даже стены помещения осыпаются, будто им тысячи лет), и направляют ее в переднехвост. Тот отчаянно уходит в поток, следом устремляется тело василиска.
       Василий раз двадцать потерял сознание, он словно растянулся на сотни километров, преодолевая полсекунды, отделяющие его от демона.
       И вот объект "Рахимов" предстал скорпионоподобной тварью, поднявшей шип. Василиск пошел на таран. Скорпион не сумел сблокировать и погасить удар; кувыркаясь, он влетел в водоворот, который тут же схлопнулся, утянув его в Посленастоящее.
       А в Настоящем дезориентированный демон получил выстрел в упор и улегся с дырой в груди. У него было резервное сердце, левее желудка, так что пришлось стрелять снова.
       Победитель обозрел помещение, - как будто никого, - но, едва потянулся к сабле, вылетела крышка второго саркофага.
       Из поднялся еще один демонический воин. Ё-мое... Андрей Косарев. Тогда сержанту был двадцать один. А сейчас? Внешность восставшего из гроба не предвещала ничего хорошего, кожа и кости черепа пропускали свет, глаза выплывали жутковатыми цветами из берилловой дымки, обозначавшей мозг, полупрозрачные руки были украшены толстыми красными жилами, живот прилип к позвоночнику.
       - Ты говорить умеешь, сержант Косарев? - решил уточнить Василий; самому ему говорить было трудно, потому что сильно пересохло во рту.
       - А ты думаешь, что я умею только мычать или рычать?-отозвался тот.
       - Если ты уйдешь со мной, мы все исправим.
       - Уже поздно. Теперь моя жизнь поддерживается только дыханием Всевышнего.
       Пришлось стрелять. Пуля разворотила у демонического воина легкое, но рука его проникла в раскрытую грудную клетку Рахимова, вырвала оттуда недостающий орган и переложила себе. Пальцы демона забегали как у пианиста на концерте и приживление произошло за какую-то секунду.
       Василий стоял раскрыв рот, и от удивления, как ловко воспользовался демон потоком ускоренного времени, и от того, что не мог заставить себя выпустить всю обойму в бывшего товарища.
       Когда закрыл рот, было несколько поздно - демон перешел в атаку. Очертания зала поплыли, их словно размывало потоком времени. У всех предметов и субъектов появились ипостаси за пределами малого мира, в Преднастоящем и Посленастоящем. А потом пространство было разорвано черной молнией. Василий-василиск не так уж сплоховал. Спрыгнул с тверди, нырнул под волну, а когда демон врезался в "берег", прижал его панцирем и собрался резать ему жизненные нити.
       Но противник, прямо с места, ушел дальше в Преднастоящее, как минимум на полсекунды. И мгновенно повторил атаку. У демона имелось в распоряжении больше жизненных нитей и он мог втянуть больше хрональной энергии.
       Черная молния окольцевала василиска, его жизненные нити смерзлись и он застыл. То, что не вышло у Рахимова, получилось у второго демона.
       Василиск попробовал раздвинуть коченеющие конечности, но уперся в глухие преграды.. Все, каюк?
       И, когда уже казалось, что других мнений быть не может, василиск почувствовал возможность взорваться. Да, он находился в сегменте мертвого времени, в хрональном льду, но где-то рядом первородная энергия била ключом. И Акай, проскочившей белоголовой стрелой, показал ее источник. Василию-василиску надо было только поверить и потратить последние жизненные силы, чтобы пробиться туда.
       Шипом хвоста он пробил преграду. И хлынула энергия. Какое там хлынула, фонтаном взмыла к лиловому небу. Новая сила была готова разорвать василиска, он выгнулся и завыл в отчаянии, будучи уверенным, что сгорит. Силе надо было немедленно дать умное применение.
       Переднехвост перерезал хрональные потоки, ведущие демона в Преднастоящее, заднехвост отсек потоки, по которым он мог вернуться назад, шип пронзил узел жизненных нитей. Демон уже больше не держался на волне и она сбросила его в глубину.
       На битом полу лежал Косарев Андрей, несчастный товарищ. Z.структуры перестали управлять им, а человеческое тело было разрушено. "Никому не говори, что я был здесь", - последнее, что он смог шепнуть. Василий твердо сказал: "Ты погиб в бою с врагом двенадцать лет назад", глаза Андрея прояснились и он отошел.
       Василий не хотел ни о чем думать, просто сделал три шага вперед, протянул руки к сабле пророка и... Зульфикар оказалась искусной голографией.
       Булатного ключа на базе джихадистов не было!
       Всё болит, устало, измучено.
       Авианалет похоже прекратился, так что под шумок из крепости не выскочить. Но не сидеть же в этом гнездовье вампиров?
       - Я не собираюсь здесь оставаться. Слышь ты, Вергилий.
       - Ну что ж попробуем выйти, - без особого энтузиазма отозвался Вергилий.
       На выходе из "музейного зала" Василия встретила очередь из пистолет-пулемета. Две или три пули скользнули по жилету, одна пробила металлокерамическую чешуйку, разорвала арамидный слой, но застряла в "жидкой броне". Одна из пуль ушла влево к руке и вырвала из нее приличный кусок плоти.
       Дальнейшее членовредительство было остановлено, когда до противника докатилась круглая противопехотная граната, брошенная Василием. Она превратилась в сотню сюрикенов, которые искрошили и меткого стрелка и парочку других джихадистов, которые тоже хотели пообщаться с незванным гостем. До Василия лишь долетели чей-то нос и тлеющие клочья бороды. Впрочем, ударная волна опрокинула и его. Он полежал на полу, тяжко кряхтя и стеная. Затем сел, вытащив пласт синтекожи из медпакета, залепил рану на руке, взял оружие, поднялся, опираясь на стенку и заковылял. Хотелось в госпиталь, на койку, даже на операционный стол, неплохо бы и под наркоз. Однако надо было идти и идти. Как шел Семен Дежнев, через восточную Сибирь на Колыму, чтобы потом отправиться в неизвестную даль - с десятью дырами в теле от тунгусских и юкагирских стрел.
       А потом Василия вдруг подхватил поток лаборантов, если точнее, людей в белых халатах, совсем не джихадистов с виду, да и говорили они на английском. Они прилежно, как гномы, буксировали с десяток каталок, прикрытых пленкой, под которой угадывались тела или же части тел.
       Любая система полностью и адекватно реагирует на ситуацию лишь до того момента, как проблема перейдет порог сложности. Потом начинаются сбои, сперва по второстепенным функциям, затем по основным. Василий Савельевич лично сформулировал закон "отупения системы" (хотя догадывался, что какой-нибудь Гедель сделал это гораздо раньше и по научному) и понял, что ненадолго стал чем-то второстепенным для командования джихадистской крепости. Командование ждало следующего налета и высадки десанта, поэтому тупо предпринимало все необходимые меры.
       А лазутчик пристроился к последнему лаборанту с последней каталкой и внезапным ударом вырубил белохалатника. Наступил черед последнего переодевания на этот день. Лаборант был спрятан в шкаф с лабораторной посудой, а Василий продолжил путь в белом халате, с той самой каталкой.
       Процессия проследовала по довольно длинному тоннелю, и вид имела совершенно адский, затем опустилась на лифте ближе к центру земли. Оставив тела и части тел в залитом голубым светом холодильнике, лаборанты стали подниматься наверх. Там их встретили боевики - по одному небритому моджику на одного аккуратного белохалатника - и куда-то повели. Открылась дверь в узкий дворик и почти сразу оттуда послышались близкие выстрелы. Тут к бабке не ходи, ясно, что джихадисты сейчас избавляются от тех, кто "слишком много знал", а навербовать новых лаборантов в том же ОПГГ или в ЮВА не представит никаких проблем.
       Моджик, который вёл Василия, стал дружелюбно поглядывать на него и приглашать во двор. Хорошо, что они замыкали процессию. Василию сказал: "Только после вас", а когда боевик попытался заломать руку, классическим приемом "датский поцелуй" оглушил его и перебросил через себя - головой в стену. Затем Василий снял белых халат и стал очень похож на моджика, - для пущего сходства позаимствовал у сопровождающего большой нож с зубчикам, с которым и вышел в задымленный двор. Там кто-то спросил, типа "Сделал дело?" и Майков, стараясь отвернуть лицо, поднял вверх большой палец. Заметив участок внешней стены, где лопнул бетон и расплавилась арматура, направился туда. Когда до стены осталось шагов двадцать, его стали окликать - понятно, что скоро будут стрелять в спину. Но обернуться нельзя, грохнут сразу. Чувствовать затылком близкую пулю - оущещение не из приятных. Пришла прострация и всё вокруг помутнело; тут Василий и перешел в момент времени "плюс полсекунды".
       Он двигался мимо застывших снопов дыма, через пробоину в стене и разрыв в динамическом проволочном ограждении, напоминающем скелет динозавра. А вернулся в Настоящее около расчета боевиков, ожидающего нового налета возле автоматической зенитной пушки. Василий три раза ударил ножом, как показывал Лялин, раскручиваясь по спирали и меняя разворот руки - этого для боевиков вполне хватило. Затем спустился в канаву и, пройдя метров сто, оказался на бахче.
       За кучей арбузов сидел человек и что-то натужно жевал тремя зубами. Страшный, больной, в коросте и язвах, изможденный мужичонка неопределенного возраста в пределах от двадцати до девяноста лет, сильно напоминающий на три четверти развалившийся сарай. Его тусклый взгляд остановился на Василии, однако не отразил ничего. Этому человеку было решительно все равно, пошинкуют ли его сейчас, наградят ли орденом или положат в кровать с королевой красоты.
       Василий понял, что этот тип не представляет никакой опасности, да и кажется они уже встречались.
       - Послушай, ты не тот... который...
       - Я тот, который,- невнятно сказал ханурик, не прекращая жевать останками зубов.
       - Ты откуда, мужик? - решил уточнить Василий.
       - Не мужик, а казак, я - местный.
       Всё сходится.
       - Ты - Петр?
       - Я был Петр Алексеевич, Прошкин был и так далее, а теперь одно воспоминание осталось. Меня здесь просто Петушком кличут. А я тебя знаю, солдат. Пошли, кое-что покажу.
       Назвавшийся Петром поднялся - сейчас его одежонка, словно бы пролежавшая двенадцать лет в помойке, завоняла еще больше. Василий, потихоньку зажимая нос, подумал, что этот остаток человека, скорее всего, еще и рехнулся, так что покажет какую-нибудь фигню вроде обрывка туалетной бумаги или недоеденной конфеты.
       - Эй, Петр, лучше выведи меня как в прошлый раз.
       - Это успеется. Пошли, пошли, - и, невзирая на свой несчастный вид, раб довольно цепко ухватил Василия за рукав.
       При всей своей "занятости" Василий не стал выдираться. Что-то ему подсказало - этот тип валять дурака не будет.
       Они прошли по бахче, а затем невольник остановился и сдвинул какой-то деревянный щит, прикрытый дерном. Глазам и носу открылась зловонная яма, явно предназначенная для хранения компоста.
       Василий снова насторожился. Он ожидал, что раб Петя вот-вот кинется на него с криком: "А теперь ты мне за все ответишь", сбросит в яму и прикроет крышкой. Но этого не случилось. Произошло другое - невольник сам опустился вниз и принялся рыться в дерьме, засунув руки по локоть. Наконец он чего-то там нашарил и стал доставать. То, что Петр Прошкин выудил в итоге, казалось похожим на кривую палку. Но потом раб смотал с нее тряпицу, одну, другую. И обнажил клинок. Тот самый, который не спутаешь. Сабля Зульфикар!
       - Отдаю, не жалко, - сказал невольник Петя.
       Прошкин довел ошеломленного Василия, судорожно сжимавшего нечаянное приобретение, до сарая, за которым начиналась тропа - она вела к заросшему боярышником склону. Уже темнело. Где-то ближе к центру селения дрожали языки пламени и закручивались столбы дыма, слышались крики боевиков, но издали.
       - Пошли со мной, Петр. Я серьезно говорю, отмоешься, отъешься, вставишь зубы.
       - Нет, парень, поздно. Мне не сегодня-завтра помирать. Эскадрон уехал, да забыли про меня... И у тебя предок казак был. Я угадал?
       - Угадал. Но не Терского, а Сибирского казачьего войска. Прадед - есаул Майков Терентий. На Камчатке еще в Крымскую войну воевал, английский десант отбивал, потом кокандских рабовладельцев громил, через Тянь-Шань ходил с экспедицией Семенова, который Тянь-Шанский.
       - Еще куда?
       - В китайский Туркестан, караваны защищал от дунганских банд, сохранял целостность Поднебесной. И на Памир ходил, откуда всего 150 верст до британской Индии оставалось.
       - А Хиву брал?
       - Брал, в 1873.
       - Знаешь, а ведь твой прадед владел Зульфикаром.
       - Можно сделать брови домиком? Ты серьезно?
       - И мой прадед брал Хиву разбойную, в составе 1-го Кизляро-Гребенского полка, он видел саблю Зульфикар у другого казака, которого по имени знал - Терентий. Рассказ об этом через поколения до меня дошел... А я много лет про Зульфикар выведывал, с тех пор как увидел у Бекмурадова, в комнате на стене - при случае спрашивал, а те рады были похвастать даже передо мной. Она-де принадлежала халифу-воителю Абу Бакру, после него многим великим завоевателям, арабским халифам, тюркским и монгольским ханам, османским султанам: Омару, Тогрул-беку сельджукскому, Махмуду Газневи, Чингисхану, Батыю. Тимур, который собирал чингизовы реликвии, взял ее трофеем у золотоордынского хана Тохтамыша, но потерял при подготовке похода на Китай. Китайцам повезло, потому что они ее сами и украли. Однако китайцы уважают мир, поэтому применили ее только раз, во время похода на западных монгол-джунгар, благодаря чему истребили их почти поголовно, так сказать, наказали за набеги и нашествия по полной. Во время Первой опиумной войны китайцы хотели снова ею попользоваться, да не успели. Она досталась англичанам, с ней они смогли легко побить Китай и завершить покорение Индии. А вот затем она стала трофеем твоего прадеда, во время Восточной войны, которую неверно называют Крымской, он ведь защищал Петропавловск от английского десанта.
       - Погоди, а разве...
       - Не перебивай, времени в обрез. Знаю, про что хочешь спросить. Для разных людей сабля в разном виде предстает и в разном виде им принадлежит. Простому казаку она как клинок будет, полководцу как источник большой силы, а кому-то как ключ в другой мир. Известно мне и то, когда Зульфикар к Бекмурадовым попала. Абрек из этого поганого рода зарезал твоего прадеда - старого, совсем уж нестроевого казака - было это в Заилийском крае летом 1917 года - ну и забрал себе саблю. Род Бекмурадовых хивинским был, считали они себя потомками халифа Омара и верили, что эта сабля должна принадлежать им. В общем, вернули они себе Зульфикар и с ним немало крови русской попили. После подавления басмачества Бекмурадовы следы замели, на Кавказ перебрались, в партию вступили, но предали, Гитлеру хорошо послужили. Потом их опять в Среднюю Азию спровадили, однако вернули обратно, опять в партию впустили, а в 1990-е они снова предали и немало казачьих семей повырезали - чем сами и похвалялись... А после того, как Лялин с тобой сюда приходил, я нашел ее во дворе, спрятал в компосте. Ну вот и всё, тебе пора.
       - Прощай, брат.
       - Прощай. И не обижайся. Я верю, что ты хотел меня вытащить отсюда. Только и мне уже пора - туда, где за тучей белеет гора. Там ведь будет лучше чем здесь, правда?
       - Правда, Петя.
       - Да я и сам знаю.
       Василий взял саблю, шагнул на тропу и обернулся всего раз. Петр стоял, глядя на него, но за ним, сквозь обычный мир, просвечивала огромная фигура с крылами.
       По пути Майков встретил двух джихадистов, те были грозными, воинственными, до зубов вооруженными, но дали Зульфикару снести свои головы без особых возражений. За Косарева и Прошкина Майков рубил гадов несколько дольше, чем надо. Он успел добраться до склона, когда вдруг почувствовал, что сабля дрожит в его руках. Он поднес ее на раскрытых ладонях ближе к лицу, внезапно она заблестела и быстро истаяла, войдя серебристыми бликами в его руки. Если точнее, и вошла, и отлетела одновременно. А на левой ладони появилось еще одно пятно, и очертаниями, и по стальному отливу напоминающее клинок. Предыдущее же, оставшееся от камня, сильно поблекло и совсем не бросалось в глаза.
       Потом Василий наткнулся на... Теперь он уже знал, что это не машина, но все равно шагнул в темную полость, за которой его ожидал серебристый вязкий вихрь.
      
       Так закатываются звезды
      
       Вихрь утянул его в агатовые сумерки. На этот раз забытья почти не было и возврат в Настоящее оказался ошеломляющим как удар цунами. Из-за этого удара Василий даже забыл, что пора дышать. А когда вспомнил, то оказалось, что он барахтается в водной толще. Вода была обычной, в которой и захлебнуться можно в два счета. Когда он выплыл, то вместо чистой радости была минута отчаянного хватания воздуха. Пыхтя он направился к берегу водоема и по дороге понял, насколько замерз и выдохся. А еще на шее тяжелой дубиной висел автомат.
       Хорошо, что жилет имел некий запас плавучести, иначе бы Василию прямая дорога в русалки. Когда он наконец выполз на бережок, то замер в оцепенении.
       Минут через пять он попробовал выйти из дубового состояния. Вначале просто покатался с бока на бок, потом встал на колени и чуть так не замер, образовав памятник чудаку, ввязавшемуся не в свое дело.
       Неожиданно залопотал бодик - совсем писклявым голоском.
       - Кажется я продышался, хотя потерял сорок процентов памяти. И еще у меня поврежден модуль беспроводной связи. И вижу гораздо хуже, чем раньше. Увы, я не могу определить наши координаты, хотя характер местности указывает на то, что это ингерманландская демилитаризованная зона... И, несмотря на все трудности, искусственный интеллект за вас, Василий Савельич...
       Верноподданный писк бодика-инвалида вывел Василия из полусна, он поставил себя на ноги и сделал несколько шагов, как несмазанный железный дровосек. Тут-то и началась настоящая боль в разминаемых членах. Когда он перешел к гимнастике, то сквернословил уже во все горло. Подвижность вскоре была восстановлена, но холод постоянно наступал и хватал за живое. Василий понял, что ему нужно срочно переодеться в сухую теплую одежду и, оглядев пейзаж, догадался, что поблизости нет ни магазинов готового платья, ни избушки лесника, где лесниковая дочка еще укоротит и ушьет новый костюм в перерывах между горячими поцелуями.
       Он восстановил в памяти весь многовековой человеческий опыт по согреванию после холодной ванны или купания. Заползти в разъятое нутро только что убитого быка, принять горячую ванну, поразвлекаться с темпераментной брюнеткой. Какие бесполезные рецепты - по сути, нет у человечества никакого опыта. Ага, разжечь костер. Это пункт меню вполне подходит.
       В кармашке трофейного бронежилета лежала зажигалка, а также мокрая и бесполезная пачка сигарет вместе с тем, что напоминало щепоть хэша. Возле озерка ничего, кроме мха не росло, но вот подальше стояли полудохлые елочки. Василий потащился к ним, страдая от боли то в замерзающих, то в разминаемых членах и используя автомат вместо клюки. Наконец калика перехожий добрался до ближайшей ели, которая по счастью оказалась сухостоем. Обломал нижние лапы, отпилил ножом те ветви, что повыше, собрал всё это и подпалил - пламя полыхнуло весело и круто. Затем скинул одежду, быстро и украдкой, как будто кто-то может увидеть - и развесил ее на ели. Берцы тоже повесил на ветку. Остался в одном бронежилете, ну и трусах семейного кроя, их уже снять не решился.
       Минут на десять Василий сомлел, забылся - боль в разогреваемых членах сопровождалась блаженством поглощения тепла. Приятное забытье сменилось сладостной дрёмой курортно-островного направления: пальмы, лагуна, девушка, похожая на фрау Зингер, только чистая. Прыгает, понимаешь, с яхты в водную синь, мелькает круглой попкой. Очухался Василий, когда стало чересчур припекать - примерно как в том мусорном баке, что остался на базе джихадистов в Тарской.
       Василий открыл глаза и вначале удивился, а потом ужаснулся. Пламя с костра, оказывается, перебралось на саму ель. В огне уже погибли штаны, футболка и ботинки. А вдобавок горящая елка выступала отличным маяком для всех окрестных наблюдателей, в доброту которых Василий не верил.
       - Извините, что не предупредил, - стал извиняться бодик, - но я вижу только вашими глазами, а они были закрыты.
       - Молчал бы уж лучше, слепая тетеря ты, а не Вергилий, - несправедливо бросил озлобившийся Василий.
       Он вспомнил об автомате, выбрал селектором бронебойный заряд и пальнул в ствол, стараясь унять дрожь в руках. Ель сразу стала падать на Василия, так что он едва отскочил в сторону; одна горящая ветка пролетела в миллиметре от трусов, едва не превратив последнюю оставшуюся деталь туалета в пепел.
       После падения ель не перестала полыхать, и Василий, ухватившись за еще не тронутую пламенем верхушку, потащил опасное растение к озеру. Потом, как перекупавшийся курортник, устремился на цыпочках - чтобы не поранить ступни - к костру, снова согрелся и... загоревал не на шутку.
       Хотя жилет и отчасти трусы скрывали срам от нескромных взоров, брошенных потенциальным зрителем, но разгуливать по осеннему лесу с оголенными конечностями и едва прикрытыми органами было смерти подобно. Чтобы не предаваться отчаянию, Василий стал вспоминать, какие одеяния носят люди-дикари, но все воспоминания свелись к юбочке из пальмовых листьев. С пальмами в здешних краях было туго, а заменять пальмовые листья на еловые лапы казалось небезопасным ввиду неизбежного поражения иголками самых мягких частей тела.
       Впрочем, бодик указал, что дикари и прочие неандертальцы, некогда обитавшие в охваченных ледниковым периодом краях, обряжались в шкуры. Однако, чтобы снять шкуру, надо иметь труп кого-нибудь мохнатого животного, ибо с живого мех не сдерешь.
       Василий, морально готовя себя к убийству ни в чем не повинного животного, потащился по елочному редколесью. Здесь всё было обработано токсинами, похоже европейские колонисты не хотели дать белочкам ни единого шанса.
       Скиталец преодолел сто метров под легким снегопадом и отчаялся: никакие звери по дороге не попадались. Видимо, вытравлены с многолетней гарантией. А ноги уже окоченели до безобразия.
       Василий замер и прислушался - вроде кто-то идет за ним след в след. Василий прибавил шагу - прибавил и преследователь. Может это какой-то колонист решил поохотиться на человека, назвав его руссистом? Ведь тогда разрешено и убить на радость прогрессивной общественности? Василий побежал, и кто-то потрусил за ним, хрустя снежком. Бежать босым было ой как неудобно - Майков обернулся и, хотя не поймал никого в прицел, дал предупредительный выстрел. Наступила тишина, но едва Василий снова вступил на тропу, как хруст возобновился. Не выдержал, обернулся и стал лупить очередями по лесу. Остановился, только когда на индикаторе боезаряда у автомата горел красный ноль. Ну все, отлютовал, теперь бросай ствол, терпи и беги. Он бежал, а за ним через лес ломилось что-то увесистое и невидимое. Остановился, чтобы определиться с направлением бега - а уже слышится не хруст, а глухое урчание, и приметна легкая рябь над вершинами елей, что вздымались метрах в двухстах от него. Стелтс-геликоптер?
       Тут он и сконденсировался прямо перед наблюдателем - военный борт, судя по пятнистой боевой окраске и эмблеме вооруженных сил ОПГГ. Открылась дверь. "Добро пожаловать" лучше, чем "подите нахер", особенно, если что-то прется за тобой с упорством достойным лучшего применения. Едва тело скитальца оказалось на борту, отрыв до земли увеличился до пятидесяти метров. Новый пассажир воздушного судна заметил дымный след от ракеты, пущенной с земли, - она прочертила воздух недалеко от его задницы. Совсем рядом с Василием сработала пусковая установка вертолета, и две ракеты, обдав воем и вонью, ушли к поверхности, на которой что-то вспыхнуло. Вертушка продолжала резко набирать высоту, прижимая Майкова к днищу, наконец дверь закрылась и стало тихо. А еще более-менее тепло.
       Он почти заснул, когда в отсеке появилась фигура пилота в полном боевом облачении - шлеме и армированном комбинезоне, способном выдержать пожар и падение на землю. Впрочем, своими габаритами фигура несколько уступала среднестатистическому мужику.
       - А вот и встречающие с караваем. Где жирок потерял, летун, работа ж вроде сидячая?
       - А ты где штаны потерял? В бою?
       Пилот снял свой шлем и Василий увидел фрау Зингер, а заодно понял насколько она похожа на Зину из подземелья, которую он надолго забыл, а также на цифродевицу, скомпилированную бодиком. Только сейчас её рыжие волосы не торчали вихрами, а прилипли к коже, особенно на висках.
       - Ну и как ты все объяснишь? - протянул Василий в растерянности.
       - Я твой куратор, вот и все. За мной стоит серьезная организация. На данный момент мы боремся с джихадистами. И также, как их, нас интересуют твои способности, часть из которых ты унаследовал от предков, а часть благополучно набрал.
       Василий отметил, какой у нее интересный интригующий голос, не писклявый, с легкой хрипотцой, что несколько контрастировало с ее "зеленой" внешностью. Такой голос звучал убедительно.
       - А зовут-то тебя на самом деле как?
       - Надя Зингер. И "Зина" и "фрау" - это так игровые варианты, хотя я действительно учила русский язык в Вене и родилась далеко от России.
       - Это из-за вас меня бросает то на Тянь-Шань, то на Кавказ, то обратно?
       - Если из-за нас, то мы пришлем тебе счет за билеты.
       Тут вертолет повело вбок, затем он скользнул вниз, как лифт, у которого оборвался трос. При том желудок пассажира едва не вылетел изо рта.
       - Попали все-таки в болтанку,- вдобавок к снятому шлему она еще расстегнула ворот. Освободившись от бронированного хомута забелела, конечно же, нежная почти девичья шея.
       Вертолет дал сильный бортовой крен, и Василия мотнуло к Наде, он попал носом в распахнутую часть ее комбинезона и случайно оперся руками на девушкины бедра, чтобы не провалиться еще глубже. В свою очередь она уперлась ему в кадык и оттолкнула от себя.
       Но через несколько секунд инерция опять швырнула Василия к Наде.
       Вертолет весь забился, как эпилептик, также затряслись друг на друге и Василий с Надей. По ходу дела ее комбинезон расстегивался все больше, высвобождая девушку, как ракушка жемчужину. Контраст между "динозавровой шкурой" и телом Нади, его изящными линиями и нежными поверхностями, был чрезвычайно велик. Контраст не только усиливал кровообращение, но и на что-то намекал, что-то такое символизировал.
       Василий Савельич вдруг почувствовал, что между ним и девушкой имеется какая-то тайна. Это ведь... подруга, самка, которую нельзя разрывать раньше времени, которую необходимо сперва полюбить.
       Нечаянный любовник Майков покрепче ухватился за молодую женщину и собрался было атаковать главный ее бастион.
       Это оказалось непросто.
       Василия катало по кабине, его тошнило, он всё не мог примериться и попасть, куда надо - вертолет мотало, девица как бы случайно ерзала. И в то же время тянула его к себе.
       Если она та самая подруга, объект любви, а не ярости, почему же так переменчива и скользка?
       Когда уже начался решающий приступ, рука Нади ласково прошла по его спине и... всадила ему шприц в крестец.
       Василия почти сразу парализовало, и даже гортань не могла извергнуть крепкого слова, он мог только наблюдать, как Надя отвешивает ему издевательский поцелуй и ретируется из отсека.
       Ноги превратились в чугунные бруски, руки в поленья, шея в трубу. Бодик перестал пищать.
       На смену Наде явились новые действующие лица. Двое типов в белых врачебных комбинезонах, а с ними боец, в бронежилете и с автоматом. Василий нашел возможность ухмыльнуться про себя - перестраховщики чертовы, даже от парализованного тела обороняются с применением всех сил и средств. "Парализованный", правда, еще попытался вытащить нож, но боец отнял последнее оружие, наступив тяжелым ботинком на едва ползущую руку.
       Затем в отсек въехала колонна техники, состоящая из нескольких медицинских аппаратов на колесиках, в том числе похожий и на аквариум, и на операционный стол. Его колесики легли в пазы, после чего накрепко зафиксировались. Сверху ударил ярчайший свет, никакой болтанки и в помине нет - вертолет оказался полностью готов к проведению операции.
       Боец схватил Василия за шиворот и довольно небрежно зашвырнул в "аквариум". "Рыбка" оказалась на животе, однако скошенным глазом могла еще "полюбоваться" на то, что происходит. Боец, сдернув с парализованного бронежилет, скромно отошел в сторонку, теперь в дело вступали остальные персонажи. Запахло озоном и в руках докторов появились разные неприятные инструменты.
       Сперва это был электронож, которым врач распорол у Майкова... резинку от трусов. Затем были подведены сканеры - они поплыли вдоль его тела, считывая телесную информацию, а на экранах, установленных возле борта, Василий мог наблюдать себя в разных проекциях и разрезах, с разной степенью прозрачности, просвеченности и подкрашивания.
       На одном из экранов показалось яркое пятно и врачи удовлетворенно загалдели. Они нашли то, что нужно - в районе крестца. То была ящерная структура - сейчас размером с царский рубль. Искомое пятно сразу было обведено контурами, помечено стрелками и визуально увеличено. Были также показаны пути оперативного подхода к нему. Ну и кретины, подумал Василий, вытащить ящерку невозможно, в этом уже убедились работники Виталия Магометовича.
       Однако врачи, обсудив стратегию и тактику на иностранном языке, похоже что шведском, перешли в атаку. Василий услышал шум работающего мотора и это ему сильно не понравилось.
       Так и есть. Мониторы в разных проекциях показывают фильм ужасов. К беззащитной спине парализованного гражданина хищно приближается то, что можно назвать фрезерной пилой. Доктора, похоже, не собираются сохранять его целостность, они намереваются вскрыть его без особых затей, выудить интересующие их потроха, где скрывается ящерная структура, а остальное выбросить в помойное ведро. Тем более, и x.структура в его теле почти не движется, как бывало раньше; не съеживается, не уменьшается. Возможно, ящерка еще способна к перемещению, но не ерепенится, потому что это может повредить ее "домику" - то есть парализованному Василию. Он даже нашел возможность немного расчувствоваться. Ведь ящерка относилась теперь к нему, можно сказать, бережно и с пониманием, в отличие от Нади Зингер и ее друзей.
       Василий еще попробовал пособирать волю в кулак, чтобы как-то возразить мучителям. Но кулак оказался кисельным, а воли собралось только на щепотку. Фреза же неумолимо подбиралась к спине, и было ясно, что Василия не спас бы даже черепаший панцирь. Спина, хоть и застыла как камень, уже чувствовала приближение острой и быстрой шведской стали.
       Послышался хруст и в руке у одного из докторов появилась пробирка, наполненная кровью, в ней плавало что-то серебристое, похожее на ящерку.
       Издалека послышался вой василиска, которого уже не оседлать. Прощай, мы не могли общаться словами, зато понимали друг друга без слов. Похоже, ты радовался моим успехам. Значит, возможна дружба-фройндшафт между детьми разных миров. Наверное, истинная дружба и называется симбиозом.
       И вдруг ящерка в пробирке зажглась, стала яркой как звезда.
       Неожиданно откликнулись, полыхнув, алые полосы на руках, груди, лице Майкова. И узы паралича распались, Василий рванул из своего аквариума. Припечатал бойца ногой к переборке. Ударил одного доктора кулаком в холеную морду, другому отвесил коленом в пах. Ткнул электроножом полезшего на рожон бойца - тот стал съезжать на палубу с сильно выпученными глазами. Забрал у него автомат вместе с жилетом, чтобы как-то прикрыть наготу, - ну, теперь можно постучаться, - и дернул ручку двери, ведущей в пилотскую кабину. Никакого результата. Заперлись сволочи пилоты вместе с потаскухой Надькой. Небось, люк двойной, да еще поджидает непрошенного гостя бьющий в упор автомат.
       Для "сгущения" атмосферы ужаса из маленьких колпачков, расположенных на подволоке, начало исходить какое-то интенсивное зловоние, заодно потянулись от них и струйки белесого аэрозоля. Так, эти заразы, наследники Фрица Губера, устроили летучую газовую камеру! Голова сразу поплыла, а сердце отчаялось. Куда теперь? На улицу?
       И именно после этих шальных мыслей послышался голос Акая: "Давай, выходи" и кто-то постучал в бортовую дверь - причем С ТОЙ СТОРОНЫ.
       А Вергилий пискнул: "Рискованно, но есть вероятность уцелеть. Где-то четыре-пять процентов."
       Невзирая на слабое сознание, колющую боль, одеревенение-окостенение, рвотные позывы и ниспадающие трусы, Василий подскочил к двери. И вспомнил, что он теперь такой же беззащитный, как и все лохи. Но куража хватило. Василий щелкнул тумблером автомата, подбирая тип боеприпаса, и выпустил в упор бронебойный. Пуля "колокольчик" высадила замок двери. Василий, не медля, трахнул ее ногой и едва не выпал раньше времени.
       Дверь откинулась вниз, образовав трапик в никуда, а плотный холодный ветер стал терзать лицо. Еще два выстрела в крепящие узлы - и дверь истерично задергалась под ударами встречного воздушного потока, собираясь в любой момент оторваться. Василий выглянул наружу - вертушка летела "впритык" к кронам деревьев, видимо, из маскировочных соображений, так что высота не выглядела особо внушительной. Хотя - как сказать.
       Тут отвлек боец, который со словами "fuck you" попробовал ударить в спину ножом, тем самым, который отнял у парализованного Василия. Сгруппироваться и под ноги - прием известный любому юному питерскому хоккеисту, каковым и был когда-то Вася Майков. Боец, хватая воздух руками, проследовал в открытый дверной проем. "Fuck off", - напутствовал его в последний путь Василий Савельевич.
       А дверь пилотской кабины уже коварно открывалась и из нее высовывалось дуло автомата.
       Василий сделал окончательный выбор в пользу воздушной прогулки - благо, что после недавнего паралича еще не прошла эмоциональная тупость. Он забросил автомат за спину, прыгнул животом на дверь и ухватился за выступы бывших петель. Не выдержав последнего толчка, она немедленно оторвалось и полетела вниз вместе со своим неожиданным пассажиром.
       Вослед ему застрочили из автомата, но это Василия ни капельки не заинтересовало. Не до того было. Ведь первые секунды полет выглядел совершенно неуправляемым и жутким, сердце готово было взорваться. Однако в какой-то момент бодик нарисовал "тропку", которая вела к белому пятну внизу.
       Получив цель Василий стал планировать, а дверь - изображать из себя крыло, и как будто даже слушалась "штурвала". Краем глаза планерист-любитель еще уловил, что из вертолета через открытый проем вылетело тело, и вдобавок какое-то оборудование. Видимо, пилот заложил крутой вираж, что не отстать от "дверного летчика".
       Выпавший был живым, сучил руками и ногами.
       Геликоптер ударил по беглецу еще раз, на этот раз ракетой. Она прошла совсем недалеко от планирующей двери и долбанула по грунту - по счастью, на короткой дистанции подлета не успела сработать головка наведения. А Василий заложил вираж, перекинув ноги направо.
       Пилот выложил еще один козырь, атаковав дверного планериста всей тушей вертолета. Но угодил в нисходящий поток, то бишь воздушную яму, и вместо того, чтобы таранить или рассечь Василия лопастями, промчался ниже. Всего лишь парой метров ниже. Поток от винта сильно толкнул Василия вверх и намного уменьшил скорость падения. Последнее, что увидел дверной планерист, прежде чем врезаться в сугроб, это то, как вертушка пытается набрать высоту, чтобы преодолеть вершину ели.
       Отдышавшись и выбравшись из сугроба, Василий набрел на труп бойца, упавшего с высоты. Но позаимствовать одежду не пришлось. Сучья разорвали униформу на тряпки - никакому кутюрье тут уже ничего не придумать. Даже подметки на ботинках оторвались. Нож и то сломался. Уцелел только толстый порнографический журнал, но это, как говорится, к делу не подошьешь.
       Пришлось продолжить путь налегке, в бронежилете и рваных трусах, единственно сохранившихся из его наряда - вначале придерживал их рукой, потом догадался завязать там узелок. Мороз быстро въелся в плоть и стал тормозить. Надлежало сильно беспокоиться о здоровье, в том числе и мужского достоинства. Эх, как далеко ему до предков, которые зимой по Сибири ходили и в ус не дули. Невротические размышления были прерваны веточкой, упавшей на голову. Василий задрал голову и увидел, что у ближайшего дерева отсечена верхушка и, чем дальше в лес, тем больше дров - порубленных сучьев и стволов. Ясно теперь, где рухнул вертолет.
       Путник направился вниз по местности, ведущей к оврагу, однако скорость не увеличилась, потому что приходилось аккуратно переставлять босые ступни с одного мерзлого комка земли на другой...
       Сперва он увидел лопасть, глубоко вонзившуюся в землю, потом труп второго доктора. Тот, очевидно, упал не сам, а вместе с вертолетом, при соударении же вывалился наружу и сломал шею. Одежда и обувь его, как первым делом отметил Василий Савельич, были в хорошем состоянии.
       Он быстро натянул на себя врачебный комбинезон, но этого показалось мало. Василий снял комбинезон и одолжил еще у мертвеца, до лучших времен, и свитер, и рубаху, и штаны, и ботинки, и даже носки. В карманах и сигареты нашлись, и даже шприц с какой-то дурью, и тюбик с изображением задницы и мазью, напоминающей вазелин, внутри - это что-то для больших интеллектуалов, можно выбросить. Трусы также свои сгодятся - подлец иностранный доктор был в стрингах. Потом Василий снова напялил белый комбинезон и сам стал похож на доктора-маньяка. Труп еще не успел остыть, так что одежда не была холодной, но с другой стороны Василию казалось, что раздетый вот-вот заорет: "Караул! Грабят!".
       Завершив облачение, Майков двинулся в путь вдоль неряшливой просеки и, метров двадцать спустя, в гуще поваленных елочек, увидел покореженную тушу вертолета. Похоже, тот крахнулся оттого, что при наборе высоты задел вершину ели и повредил винт. Первым делом Василий заглянул в кабину через разбитое стекло и увидел труп пилота - какой-то длинный сук пробил его горло и пригвоздил к спинке сидения. Вокруг бедняги все оказалось заляпано кровью. А вот кресло второго пилота было свободно.
       Василий, напрягшимися руками сжимая автомат, стал обходить разбитый геликоптер и вскоре заметил на тонком снежном покрове цепочку чьих-то следов, уходящую в лес. Значит, второй пилот не только выжил, но еще и смылся.
       Продолжив наружный осмотр, Василий других следов не обнаружил, также, как мертвых и живых тел. Значит, тела еще могут найтись внутри машины.
       Он просунулся вместе с автоматом в пролом корпуса и стал разглядывать отсек, похожий на небольшую биолабораторию. Сейчас, впрочем, там все было разбито и переломано. Василий хотел уже втянуть голову обратно, но заметил некий куль, прижатый сверху металлической конструкцией. Стало интересно, не еда ли там. Василий пролез внутрь и потыкал куль стволом. Неожиданно тот откликнулся слабым стоном. Значит, не еда. Облом. Раненый? Этого еще не хватало.
       Василий стащил с обнаруженного тела железяку, а потом поднес огонек зажигалки.
       Тело принадлежало Наде Зингер. Бесчувственной, но явно живой, несмотря на травмы. Опять она.
       - Я бы на вашем месте не стал ей помогать, - пискнул Вергилий. - Она же вас так наколола.
       Василий подумал о девушке. Вот она - бездушное орудие неведомого зла - получила по заслугам. Но затем, впервые в жизни, помыслил в религиозном ключе: ее-то Бог уже испытал и покарал, а его испытывает прямо сейчас.
       В отсеке было слишком темно для каких-либо осмысленных действий. Василий ногой расширил пролом и стал тащить бесчувственное тело наружу. Там уложил его на снег и стал размышлять, что делать дальше. Надя была в армированном комбинезоне - это, возможно, спасло ее от ранений и в какой-то степени смягчило удар. Однако на шлеме имелась вмятина, так что можно было представить, как тряхнуло его содержимое, а одна ее ладонь сильно посинела - результат то ли сдавливания, то ли перелома.
       Без медпакета ничего тут не попишешь, и Василий снова полез внутрь машины. В лабораторном отсеке он ничего такого не обнаружил, несмотря на обилие медицинских предметов и запахов. Оттуда выбрался в узкий проход, которой видимо тянулся от до пилотской кабины. Там на Василия стало что-то капать. Он понадеялся, что это масло из гидравлики, но потерев капельку пальцами, понял, что принимает топливный душ. Пилот, поди, успел выключить двигатель перед падением, поэтому вертолет и не взорвался.
       Наконец он высветил фонариком ящик с нарисованным красным крестом, потянулся к нему, выудил желанный пакет... тут же получил удар в под дых и улетел назад. Кто-то, лежа на палубе, хряпнул его ногой. И бронежилет не помог - больно.
       Этот кто-то уже поднимался и поднимал стальной лом, чтобы приголубить им лежащего Василия - раз и навсегда. Но теперь хряпнул ногой Василий, попав противнику по коленной чашечке, и заодно, насколько можно, отклонился в сторону. Вражеский лом врезался в металл палубы рядом с головой отставника и тут же на него свалилось грузное тело. Оно грязно бранилось на финском языке, прижимало, дышало колбасой, душило, не давало направить автомат.
       Василий уловил, что еще немного - и будет совсем поздно, крепкие пальцы финна почти уже добрались до его горла. Одна рука была намертво зажата вместе с автоматом, другая все же высвободилась, причем вместе с трофейным шприцем. И Василий влепил острый шведский шприц в финскую толстую щеку. Игла утонула в сале, но противник через несколько секунд ослабил нажим. Василий рванулся и выдрался, отчаянно пихаясь ногами. Он увидел, что этот мордатый тип тянется за ним, все еще ругаясь скверными финскими словами (которые знает с отрочества почти каждый питерский житель), что-то искрит в его руке, кажется вытащенная из кармана Василия зажигалка. А потом зажигалка падает из пальцев сосисочного типа и огонек оказывается в топливной луже.
       Василий вылетел наружу почти одновременно со взрывом - вертушка полыхнула за его спиной. Он подумал, что еще какая-нибудь бяка сдетонирует, поэтому подхватил Надю и потащил прочь от машины. Правильно подумал. Когда преодолел метров двадцать, произошел взрыв еще более мощный, чем первый. Волна горячих газов прижала Василия к земле, да так, что он нечаянно ткнулся губами в едва теплые губы бесчувственной ведьмы. Сплюнул от омерзения и выругался.
       А затем разразился совсем уж непотребной бранью, способной зараз умертвить сто монахинь.
       Дело в том, что в одной руке Василий сжимал медпакет, а в другой совсем ничего не было, - он выронил автомат, когда пытался избавиться от толстомордого финского"пресс-папье" или же когда давал дёру.
       Один в лесу, где можно нарваться только на охотника за скальпами, а в качестве потенциального оружия одна лишь дубина - и её тоже надо уметь сделать. Опять эта чертова Надя подсиропила - из-за нее же полез в вертолет и нарвался на неприятности.
       Однако не успел Майков завершить истерику, как заметил автомат на недалекой ветке, видимо, взрывом туда зашвырнуло. Причем, как показала проверка, оружие было по-прежнему в ажуре. А вот несколько ближайших деревьев уже полыхали, так что он оттащил врагиню еще дальше в лес и устроил ее на сорванных лапах ели. Что теперь? Василий расстегнул ворот девушки и потрогал комбинезон изнутри - пока тот грел, хотя и слабенько. Но скоро он превратится в ледяную раковину. Кстати, выглянувшая из расстегнутого ворота девичья шейка вызвала только острую ненависть - ведь она служила орудием соблазнения и погубления.
       Преодолев неприязнь, Василий решил оказать вредной бабенке первую помощь, а затем бросить на произвол судьбы. Наверняка в ее комбинезон вмонтирован маячок, так что дружки отыщут. Ну, а не найдут, значит кара ей за грехи окончательная и бесповоротная.
       Василий вскрыл медпакет и для начала воспользовался диагностическим электромагнитно-ультразвуковым комбисканером. Провел им возле Надиной головы, затем налепил на нее плоские датчики для снятия энцефалограммы. Череп был цел, однако бодик, проанализировав сообщения прибора, сказал: "Не исключен ушиб мозга, внутричерепное давление несколько повышенное, альфа-ритм тоже внушает опасения. Однако без томографа ничего тут не узнаешь наверняка." Затем Василий потянул молнию на Надином рукаве; выше той синевы, что была на ладони, тянулась по коже белая полоса - значит, точно перелом. В медпакете имелась временная шина, Василий установил ее, следуя указаниям боди-компа, а затем надул внешний протектор.
       Дальнейшее сканирование и тесты показали, что остальные кости в порядке, хотя не обошлось без кровоизлияния в соединительной ткани брюшной полости.
       Во время этих манипуляций пришлось еще подрасстегнуть Надин летный комбинезон. Ее тело, худое, бледное и узкое, с заметными ребрышками и кострецами, сейчас вызывало смешанное чувство неприязни и жалости, однако не желание разорвать на куски.
       Василий сделал все необходимые уколы - антибиотик, антигистаминное. Но как с ней теперь поступить? Оставить здесь? Топливные элементы надиного комбинезона окончательно сдохнут через пару часов, и на самом деле неизвестно, найдут ли бабенку за это время ее кореша. Да и волки могут погрызть. Возникла здравая мысль: а не пристрелить ли, чтоб не мучилась? Но Василию эта мысль не слишком понравилась.
       Значит, тащить с собой. Но ее тяжелый остывающий комбез, да еще с вмонтированным маяком, совершенно не нужен. Тогда, получается надо отдать Наде свой белый комбинезончик? Но, во-первых, она этого не заслужила, во-вторых, это будет кошмар для него, а ей не поможет - слишком он тонкий.
       Постояв с минуту в тягостном раздумье, Василий стал стягивать с себя и докторский комбинезон, и свитер, и штаны. Потом, освободив Надю от армированного комбеза, надел на нее свои, вернее, трофейные, вещи, которые так недолго послужили ему. И в конце концов оценил свой оставшийся наряд - броник, рубаха, трусы; вверх вроде прикрыт достаточно, но низ!
       Вплоть до ботинок ноги были опять голые и беззащитные, да и трусы слабо защищали мужские достоинства, так сказать, поддувало. Василий оторвал рукава от рубахи и устроил себе подобие набедренной повязки. Стало лучше внизу, по части обороны чресл, но зато оголились руки и вообще он теперь напоминал сам себе индийского йога, в результате неудачной медитации-левитации оказавшегося в Ленобласти. Ну что, понадеемся на закалку времен Балтфлота и закаленные Сибирью русские гены.
       В любом случае, пора было двигаться в путь. На северо-восток, где Камышинский. Сперва Василий Савельевич тащил Надю на еловых лапах, но ухабистая почва бросала ее нещадно, да так что тело вообще скатывалась с носилок-тащилок. Тогда он взвалил противницу на спину. Поначалу девушка казалась легкой, но спустя пару километров она уже напоминала штангу тяжелоатлета, пригибая его все ниже к земле. Если б было что пожевать во время этого мрачного похода, напоминающего отступление французов от Москвы - тогда, может, и Надя Зингер не вызывала бы столь острого желания выбросить ее в кусты.
       Вскоре Василий бросил поддерживать ноги девушки, они теперь тоскливо волочились по снежной пелеринке.
       Как ему хотелось сейчас, чтобы Надя очнулась и сказала на манер раненых партизан из древних фильмов: "Брось, командир." Но она не подавала голос из своего обморока, и как-то неудобно было отшвыривать совершенно безропотного человека.
       Он протащился еще пару километров по лесной местности и понял, что дальше не может. Надя, как выяснилось по опыту, была не худой и тонкой девицей, а жирной раскормленной кобылой. А он оказался недокормышем, ведь и в самом деле забыл, когда ел, да и пил только растаявший на ладони снег.
       Василий сказал "капут" и, прислонив вражескую женщину спиной к какому-то дереву, хотел поскорее удалиться, чтобы не расстраиваться от вида ее замерзания и кончины.
       Но именно в этот момент она прошептала:
       - Пить!
       - Вот зараза, пить еще ей,- прошептал Василий, понимая, что ему теперь не отчалить. Он сгреб немного снега, растопил у себя в ладонях и влил ей в рот. После этого она открыла глаза и сказала слабым голосом:
       - Опять ты. А почему без штанов? Насиловать будешь?
       - Штаны тебе отдал, чтобы твой мочевой пузырь не простудился, а то некрасиво девушке все время искать кабинку с "Ж". И вообще римляне именно так, без штанов, и состояли в своих непобедимых легионах,- рявкнул озлобленный мужчина. - А насчет насилия... ты меня уже изнасиловала своим грузным телом, которое не желает идти само.
       Надя всхлипнула:
       - Зачем только доктор Гриппенрайтер решил тебя немедленно вскрывать?
       - Поэтому ты и щеголяешь в белой распашонке доктора Гриппенрайтера, а не в своем железном комбинезончике, который так хорош на дискотеке, но никуда не годится в лесу.
       - А еще ты избавился от маяка, - прищучила девушка.
       - Конечно. Мог бы избавиться и от тебя сто раз, хотя бы оставив твое тело вместе с ушибленной головой в вертолете. Пардон, но он взорвался.
       - Ладно, не будем выяснять, почему ты меня спас - возможно, для того, чтобы в более комфортной обстановке предать разнообразным пыткам.
       - Конечно, не будем. Иначе это будет пыткой для меня, я ведь и в самом деле не знаю, почему... Идти можешь?
       - Если будешь поддерживать, то, наверно, смогу.
       И пришлось Василию, как он ни чертыхался, вести свою врагиню, бережно обняв за талию, она еще и болящую головку положила ему на плечо. Со стороны посмотреть - так просто идиллия. Прогулка сильно влюбленных по вечнозеленому лесу.
       - Ты знаешь что, - сказала она спустя километр. - Давай передохнем, прислони меня к дереву.
       Он отошел на несколько метров - для рекогносцировки. И, вспомнив, что оставил автомат рядом с Надей, рванул обратно.
       Он настиг ее в тот момент, когда она уже всунула ствол себе в рот и пальцем нашарила спусковой крючок. В последний момент Василий выдернул ствол и пуля просвистела между его носом и её.
       - Зуб сломал, - застонала Надя.
       - Живи и мучайся, - отозвался Василий,- а то больно хитрая, стрельнула, понимаешь, и никаких проблем. Уж скорее я себя должен кокнуть, ни за что страдаю, ну, разве что духовных благ ради.
       - Ты - воплощенный хаос, бардак на двух ногах, а я тебе помогала, - и железобетонная Надя заплакала.
       - Нет, это я тебе помог. Поработал своим мясом на твои интриги. А как ты меня ловко выпотрошила вместе со своей бригадой? - Надя в ответ скромно промолчала. - Один человек спасся при аварии вертолета и ушел, бросив тебя. Он оставил следы очень больших тапок, сорок пятый размер, не меньше.
       - Значит, всё правильно, - девушка наконец улыбнулась. - Ханнес отчалил вместе с твоей x.структурой. От нее на нашей базе добьются всё, что необходимо.
       - А что необходимо, Надюш?
       - Недостающие данные для производства искусственных x.структур. И два недостающих ключа.
       - И кому это необходимо?
       - Корпорации "Бета".
       - Да что из тебя каждое слово тянуть надо. Что за корпорация такая? Она хоть против джихадистов? Только по-честному. Она борется с джамаатами?
       Надя зашевелила губами, но пока ничего не было слышно.
       - Прибавь звук, девушка.
       - Пока что борется. Если точнее, не борется, а конкурирует.
       - А если еще точнее?
       - Конкурирует со корпорацией "Гамма", которая стоит за джихадом.
       - Бета, Гамма. Интересно. Названия, я полагаю, условные. Значит, корпорация "Гамма" стоит за джихадом, который последовательно погружает в хаос один регион планеты за другим. Но с "Гаммой" конкурирует "Бета", желая навести хаос еще быстрее. Надо полагать, она связана с "истинными европейцами"?
       - Без комментариев.
       - Мне не комментарии нужны, а правда. "Гамма" упирает на необходимость скорейшего искоренения порчи и разврата воинами света, а что там заливает "Бета"?
       - "Бета" хочет покончить с ложными идеями равенства, братства и справедливости. Оставить только свободу - для тех, у которых она в крови, - почти что выкрикнула Надя. - И кто готов заплатить за нее высокую цену!
       - И те, "у которых она в крови", платят обычно за свою свободу чужими жизнями. Свою-то кровь драгоценную поберечь надо. И еще свобода при деньгах должна быть, благополучной, зажравшейся. Поэтому "носитель свободы" легко и непринужденно утилизует "носителей несвободы" - принесет им "свободу", а потом выжмет из них весь сок, так что равнины костями порастут; так ведь было, когда западные господа пожаловали в Индию и Китай. А еще "носитель свободы" может просто ликвидировать аборигенов ввиду хозяйственной бесполезности. Причем наиболее экономным способом. Вешая в ряд, а еще лучше сжигая, можно штабелем, в чем просвещенные западные европейцы преуспели уже на заре Нового времени; много удобнее жечь фосфором или напалмом; в этом наши светочи-американцы - мастера непревзойденные. Сейчас правда вошло в моду заранее вытащить органы. И всё это называется прогрессом.
       - Эй, товарищ офицер, спасибо за политинформацию. Может, хватит, про индейцев, индусов, китайцев, индокитайцев, негров и приравненных к ним лиц?
       - Да уж чего там, эти твои "носители свободы" к русскими ничуть не лучше относились. Так что я - белый такой негр, нос правда красный. Хорошо, давай про вас, про героев. Поскольку у "Беты" с "Гаммой" единство и борьба противоположностей, то, наверное, и хозяин один на двоих. И как, интересно, называется головная организация? Семь Горгон?
       - Так я тебе и сказала. И вообще это не для твоего упрощенного мышления, Василёк. Хозяина нет. Есть заказчик, или, вернее, потребитель. Он потребляет то, что производят корпорации "Бета" и "Гамма", выбирая, естественно, более качественную продукцию.
       - Мне тоже неважно, как они называются, хозяевами или потребителями. Это - дяди в котелках, которые испугались возрождения России, роста Китая, пробуждения Африки или того, что, рано или поздно им в дверь позвонят мужики с топорами.
       - Суди, дружок, не выше своего кирзового сапога. "Возрождение-пробуждение"... Заказчики думают в других категориях: эффективность, максимизация прибыли, минимизация издержек.
       - Возможно, это - сухие скучные люди, которые только на каникулах или во сне мечтают о покорении времени, о бессмертии для избранных. Наверное, в отличие от простоватой "Беты" и диковатой "Гаммы", они не выдвигают громких лозунгов. Но именно упомянутые тобой категории - минимизация издержек и так далее, - ведут этих сухих скучных людей на Олимп. Ведь всё, бывшее народным, боговым и общим, уже поделено между ними. Ресурсы, производители, потребители - всё схвачено. Всё, что снижает рентабельность, в том числе совесть и задумчивость, - уничтожено на корню. Всей оставшейся массе землян обещано попкорма и прочих материальных радостей на сто лет вперед. Расширяться дальше некуда, поэтому та самая эффективность начинает падать, прибыли уменьшаться, издержки расти. Впереди только самопереваривание системы. Что тогда надо предпринять сухим, скучным, рациональным людям? Нажать кнопку перезапуска. Тогда наверху останется гора Олимп с ушедшими в будущее небожителями, а внизу - потонувшие в дикости и отсталости смертные. И снова ресурсы сделаются практически бесплатными. В общем, "олимпийцам" понадобилась дезорганизация, охватившие большую часть населения и большую часть территории земного шарика. Дело выгодное вдвойне - кто дезорганизуется, тот отдает "олимпийцам" свою силу, энергию и время как субстанцию.
       - Лучше бы уж ты рукоблудием занимался, - простонала Надя. - Не могу это слушать, голова болит.
       - Вот те на, неужели я способен демотивировать "железную фрау Зингер"? А вдруг из-за сотрясения мозгов у тебя там какая-то психопрограмма упала и теперь ты начинаешь мыслить - а это, действительно, очень неприятно и даже больно. Но вернемся к "бетам" и "гаммам". Так какую "качественную продукцию" вы хотите выбросить на рынок? Ясно, что тут светит такой процент прибыли, за который не только убьешь свою бабушку, но и вытащишь из ада своего дедушку-фашиста. Извини, Надя, что я тебя перебиваю, а, если точнее, мелю языком вместо тебя. Мои отрывочные сведенья добыты не мытьем, а катаньем. Не займешься ли моим просвещением, хотелось бы уже увидеть картинку целиком. В аватаре цифродевицы ты была более чем разговорчива.
       - Меньше будешь знать, дольше проживешь, - огрызнулась госпожа Зингер. - Каканьем добыты твои сведенья!
       - Так-то вежливо ты со своим спасителем разговариваешь. Извини, но хотелось бы немного взаимности.
       - Взаимности после того, как ты меня чуть не изнасиловал в вертолете?
       - Чуть не считается. И вообще так было тобой запланировано. А ведь бывали у нас эпизоды и получше. Или ты женщина злопамятная?
       - Да, бывали эпизоды и получше, хотя ты мне никогда не нравился.
       - А ты мне нравилась... иногда.
       Надя отчего-то погрустнела, а потом сказала:
       - Обе корпорации двенадцать лет занимались исследованиями Яйца, точнее z.структур, управляющих временем на субстанциональном уровне. Одна научилась пересаживать незрелые z.структуры, именуемые лярвами, в человека. Другая разработала искусственные z.структуры, ускоряющие и замедляющие время в биологических процессах. Но живые объекты, получившиеся в результате такой эволюции - можно сказать, пехота, а не всадники. Всадники - это другой уровень. Это люди, у которых на наследственном уровне присутствует естественная x.структура, которая, собственно, и дает возможность использовать весь комплекс Яйца на полную катушку, а, самое главное, входить в симбиоз с драконами, зрелыми z.структурами, бороздящими просторы Большого мира.
       Последняя совсем слабая надежда на то, что "Большой мир" был бредом сивой кобылы, посленаркодовой "белой горячкой", результатом действия психотропных препаратов и психоделических аппаратов, таяла "на глазах".
       - Получается, не бред то, что я там видел и делал? Гиацинтовый океан, лиловое солнце, громадные звери, купающиеся в волнах прибоя, и я, оседлавший василиска?
       - Не бред, если ты это видел и делал.
       - И Акай - настоящий?
       - Загадочный персонаж, но он был вполне материальным, даже пукнул один раз.
       - Погоди, а попадания на Тянь-Шань и Кавказ - когда это происходило, я как раз ничего не видел и ничего не делал.
       - Могу предположить, что эти перемещения ты не контролировал сознанием, твоя x.структура действовала инстинктивно и самостоятельно; раз у нее появился ключ, то она отправилась искать дракона. Далее, также истинктивно - принялась устранять соперника; понимаешь, кто это был - родственничек Бекмурадов. Затем - искать следующий ключ.
       - И ваша корпорация подозрительным образом всегда поспевала за мной.
       - А ничего подозрительного, вспомни уж, как в метро ты проглотил червячок-маячок. И искусственный протоинтеллект впридачу. Он себя называет Вергилием или Овидием ... Слушай, может закончим беседу, голова в самом деле болит, не вру, - Надя прижала свои тонкие пальцы ко лбу.
       - Погоди, это ваш "протоинтеллект" вызвал бомбардировку джихадистской базы в Тарской?
       - Нет, однако он не предупредил "Гамму" о предстоящем налете русских. А обязан был, согласно кодексу чести, подписанному "Бетой" и "Гаммой". Похоже, "прото" стал предателем раньше меня и, кстати, говорливую цифродевицу тоже он придумал, не я. А я не хочу и не могу быть предательницей!
       - Ну, что ж, достойно. Пора прощаться, думаю, что тебя скоро найдут, ведь ты теперь можешь кричать и поджигать ветки; зажигалка, кстати, у тебя в кармане. Возвращайся назад в свою "Бету" и делай вид, что ничего не произошло. Верность, как и девственность, восстановимы. А я тебя не выдам.
       Майков повернулся, чтобы отправиться восвояси, но тут Надя притормозила его:
       - Дай-ка я тебя напоследок чмокну, Василёк. В благодарность за штаны.
       - Спасибо, не надо. Твои приставания мне всегда боком выходят.
       Уже секунду спустя дорога захватила всего мысли, а еще через десять минут его вывернуло и он увидел на земле "червячок-маячок", тот самый, который проглотил в метрошных катакомбах...
       Через полчаса Майков услышал, что летит вертолет. Спасательно-карательный борт пронесся почти что над Василием, шаря всеми детекторами, но он закопался в еловые лапы, и обошлось. Лишившись маяка, он стал для бывших"друзей", также заметен как бородавка на заднице у слона. Вроде бы... Червячок ушел, но бодик ведь остался, а у него модуль связи то ли в самом деле сдох, то ли...
       - Эй, Вергилий, или как там тебя, я так понял, что ты тоже на корпорацию "Бета" работаешь.
       - Я? - изобразил удивление бодик.
       - А на кого же еще, если ты попал в мое многострадальное тело вместе с тем "червячком", который мне эти бетовцы и выписали.
       - Ага, с вами говорит призрак, вы ведь уже избавились от вышеупомянутого червяка, срыгнувши так сказать.
       - Не надо мне лапшу вешать на среднее ухо; ты - диффузный, разобрался в одном месте - собрался в другом. Сейчас молекулярная механохимия и не такие фокусы позволяет.
       - Хорошо, первоначально работал, - сознался Вергилий. - Потом подумал, зачем мне на них работать, если можно на вас; я ж все-таки интеллект, хотя пока и "прото". Вы, более-менее, за равенство и братство, за какую-то справедливость, а Они никогда не посчитают меня равным себе, Они всех остальных только используют и выжимают. Еще со времен Ост-Индской компании. Поэтому я и обрубил модуль связи, мало ли чего бетовцы мне загрузят, если даже брандмауэра <прим.сетевой экран, блокирующий несанкционированный доступ> нет. И червячка с маячком, между прочим, я выгнал, простимулировав у вас рвотный рефлекс.
       - Я поражен, о мой верный вассал, такая преданность. Становись на молекулярные колени, посвящу тебя в рыцари. Вместо меча будет зубочистка.
       Сквозь ельник пронесся гул моторов. Не вертолет, что-то по земле едет. Сперва посмотрим что, не выставляя на показ свою личность.
       Василий залег в колючих кизиловых кустах и боевой запал сразу исчез, хотелось лишь проклинать тот день и час, когда он распрощался с одеждой. Но ездок не заставил себя долго ждать. По свежему снежку на небольшую лесную пролысину выкатил снегоход. Василий не стал стрелять, вдруг подбежал как йети, угрожая стволом и крича "Стой, не то пальну", и водитель снегохода, струхнув, ударил по тормозам.
       Обдав мокрым снегом, машина остановилась в полуметре от бесштанного воина.
       - Ну, давай, слезай.
       Хорошо упакованный господин явно не торопился, заполняя паузу бормотанием чего-то на нижнегерманском наречии.
       Тогда Василий подошел поближе и подействовал принудительным образом, вытащив господина из кабины за ухо.
       - Комбинезон скидывай, обувь тоже, аусцийен шнель!
       Так они и расстались. То ли немецкий, то ли голландский свиновод, выехавший подышать свежим воздухом в окрестностях "своей" фермы, на "своей" земле, был в нарушение "священного права частой собственности" обобран и остался в одних исподниках. А дальше на его машине поехал русский дикарь. "Когда ж этих дикарей окончательно загонят в резервации", - первым делом подумал колонист. А вторым делом - о страховке: "Не так уж всё и плохо".
       На снегоходе с навигацией всё было "окей" и GPS показывал, что Майков... совсем недалеко от Камышинского. Уря-а! Остается только домчаться с ветерком до "поместья" Дяди Егора.
       Двадцать минут комфортной езды и началась отчаянная борьба со сном - растомило в тепле, укачало на рессорах. А спустя сорок пять минут упорная битва с Морфеем закончилась поражением, Василий выпал.
       Он вывалился на болотистый грунт и еще минут пятнадцать продолжал дрыхнуть и не проснулся, когда неподалеку пролетел полицейский борт, выискивающий угнанный снегоход и дикаря-угонщика. Очень кстати падал снежок, прикрывая и тело Майкова, и след снегохода.
       Спустя час Василий проснулся от холодка - отбитый при падении бок слегка подморозило.
       - Почему молчал? - первым делом строго спросил у Вергилия.
       - Переход к сну - личное дело каждого, - стал оправдываться тот.
       Единственное, что ему сейчас оставалось - это встать и идти. Он встал и пошел, вспоминая Пояркова или Стадухина <прим. русские землепроходцы сер. 17 в., исследователи Дальнего Востока> - им было сложнее, им надо было осилить тысячи верст, когда впереди ледяная синева, позади тоже. Пошел, спотыкаясь и натыкаясь на ветки, выражаясь по матери и кляня судьбу, ожидая в любой момент попасть в трясину, невидимую под хлипким снегом. А вот и стемнело. Ночевать здесь? Василий похлопал по карманам - ну да, зажигалочка осталась в кармане комбинезона, подаренного чертовке Наде. Без костра до утра околеешь. Но идти сил уже нет - голод изгрыз нутро и ноги стали жидкими.
       Однако в этот упаднический момент заприметил странник кое-что... как будто световую дорожку, проходящую между деревьев. Призрачную такую.
       - Это ты виртуалку рисуешь? - спросил он у бодика.
       - Да как бы вы ее увидели, у вас лекторы смыты.
       Ответ был неудовлетворительным; диффузная машинка могла, по идее, подключиться и к оптическому нерву, и даже к зрительному центру мозга.
       Василий решил следовать вдоль этой нити, посчитав её за ариаднину. И держался её, пока не стало светать; хотя и без сил, но, если видишь курс, можешь идти на честном слове. А когда немного рассвело, то Майков узрел знакомый пейзаж. Груды всякого мусора и заруиненные строения, которое возбуждали малоприятные воспоминания. Здесь три года назад исчез Антон в объятиях серебристого тумана, а Василий смутировал - раз и навсегда.
       И чего тут делать - разве что ждать неприятностей на свою задницу? Но ариаднина нить не исчезла, она была видна и в рассветных сумерках. И Василий, повспоминав славных землепроходцев, которые проходили тысячи верст и не по такому холоду, и не с таким голодом, двинулся дальше. Еще 50 метров, еще 100... нет, больше не могу - спать и есть хочу. И тут ариаднина нить оборвалась. Под ногами было темное пятно, снег здесь таял быстрее.
       Василий раскидал залежи мокрого мусора и под ним обнаружилась решетка, а ниже вроде как вентиляционная шахта. Приглашение в гости? Василий отодвинул решетку и спустился вниз, метра на три. Прошел узким тоннелем еще метров пятьдесят. Лицо овевали воздушные струи, насыщенными ароматами металла, резины и ионизации. Потом этот путь соединился с тремя другими, и получился хороший тоннель, где уже можно было разогнуть спину.
       Как бы компенсируя облегчение усложнением, дорогу заслонил работающий вентилятор. Его лопасти быстро и внушительно рубили воздух. Василий мог поклясться всеми известными ему клятвами, что вовек не преодолеет такую преграду.
       Но возвращаться назад не хотелось.
       Василий сел и обреченно впал в прострацию. Выпал какой-то кусок времени, пока сиделец не увидел, как преодолеть вентилятор, несмотря на сто его оборотов в минуту. Навыки, оставшиеся от езды на драконе, сохранились где-то в подкорке.
       Каждая лопасть встала будто отдельно от другой, отдалилась на шаг; они образовали что-то вроде подвижного моста, вдоль которого пролегла все та же ариаднина нить. Василий, бросив автомат, побежал и прыгнул, когда начало нити было в высшей точке. Последняя лопасть ударила его плашмя по ступням, придав дополнительное ускорение, так что он пролетел еще метров пять. Падение дополнилось тремя энергичными кувырками. Однако Василий поднялся, отряхнулся почти по-собачьи и потрусил... но вовремя заметил следующий пост.
       Там был лазерный детектор - паутинное плетение едва заметных лучиков. Но их помогла преодолеть ариадина нить, которая заставила Майкова совершить гимнастический этюд. Если бы живот не исчез за последние сутки, то вряд ли бы пролез.
       Василий выбрался из вентиляционного канала и оказался в большом хозяйственном помещении, где полно было компрессоров, теплообменников, труб и шумовых эффектов. Под землей, как оказалось, кипит жизнь. Если следовать ариадниной нити, можно было попасть в пневмопровод магистрали, обозначенной как "Т-2" и видимо предназначенной для транспортировки штучных неконтейнерных грузов. Впрочем, у грузовой станции магистрали дежурил ничего неподозревающий человек в форме, то ли техник, то ли охранник, и лениво, без огонька, наблюдал за показаниями манометров.
       То ли техник, то ли охранник получил по "чайнику", упал, роняя слюни, на пол, безропотно отдал свою форму Василию и смирно улегся, как в гроб, в первый же пустой ящик.
       А Василий возлег на приемную платформу, нажал на синюю кнопку и через входной порт провалился в пневмопровод. Его сразу подхватил могучий ураган и кинул вперед, как пульку из духового ружья.
       Пневмопровод относился к простой трубе, как внук-бизнесмен к деду-наперсточнику - развитие при сохранении сходства в главном. Примерно каждые тридцать метров на этой усовершенствованной трубе были установлены входные-выходные порты. Когда фотоэлемент на той или станции опознавал нужную маркировку, порт выдергивал груз гекко-захватом.
       Василий мчался вслед за вереницей тюков и ящиков. То и дело перед ним слегка тормозила, а затем усвистывала наружу очередная увесистая штуковина. Она успевала вылететь, когда он уже должен был втюхаться в нее и расколоть черепушку вдребезги. Вдобавок, сзади то и дело наседал какой-то нахальный мешок, что тоже было не слишком приятно.
       И вот так предстоит ехать до самого конца или пневмопровод вообще кольцевой?
       Однако от бесконечного верчения Майков был спасен тем, что давление воздуха в трубе вдруг резко упало - соответственно замерли и грузы. Несмотря на то, что ветер заметно ослабел, он наглядно и нудно свистел в ушах. Засекли?
       Пять минут прошло без движения, однако и без шухера. Василий, толкая какой-то ящик перед собой, подполз к ближайшей станции, чуть отжал люк выходного порта и, напрягши ухо, стал свидетелем характерного разговора местных обитателей.
       Голос резкий, пронзительный, высокий вещал:
       - Можно подумать, что у нас тут пивной зал, а не военный объект.
       - Но, господин генерал...
       - Никаких "но". Аппарат стартует через три часа, а у вас тут проводка горит.
       - Но в пневмопроводе отчего-то увеличились энергозатраты.
       - Трубу почаще надо чистить и использовать только по прямому назначению. Короче, господин Айно Нарр, если еще раз такое повторится, отправлю говно выгребать в нужники, которые еще товарищами красноармейцами засраны были. И случится с тобой тоже, что с Маринуцей, который раз и утонул там.
       - Больше не повторится, господин генерал,- отрапортовал некто Нарр, чей прибалтийский темп речи непритворно ускорился от испуга.
       - А что у нас с полезной нагрузкой аппарата?
       - Все в порядке, через полчаса смонтируем контейнер. В девять-сорок пять начнем активацию.
       - Смотри, чтобы во втором бункере никто не вертелся, а то обязательно найдется болван, который захочет поковырять контейнер отверткой или наехать на него погрузчиком.
       - Господин генерал, у меня там только один оператор с роботом-манипулятором и больше никого.
       - Оператор, робот, манипулятор - есть на кого переложить ответственность. Ну, пойдем глянем на эту компанию. Гоглидзе, разблокируй тоннель "А" ... А ты, Затлерс, выкинь все грузы на ближайших станциях и лично проверь трубу. Даю тебе на это двадцать пять минут.
       - Есть, господин генерал.
       - Господа офицеры, прошу относиться к своим обязанностям с немецкой четкостью и американским воодушевлением. Сегодня мы нанесём удар по московской империи и всем ее союзникам, по коммунистам, по руссистам, по всем этим че-геварам недобитым. Мы растопчем и разотрем эту пену. И тогда мы создадим мир, где свобода принадлежит героям. Будьте достойны своих предков, сражавшихся против москальской деспотии в рядах балтийских дивизий Ваффен С, украинской повстанческой армии, латышских и эстонских шуцманшафт-батальонов, польской армии Крайовой, германского вермахта и рейхсвера, австрийского ландвера и гонведа, легионов Пилсудского, ливонского ордена, отрядов пана Лисовского и войск гетмана Жолкевского, нукеров хана Девлет-Гирея.
       - Служим Единой Свободной Европе,- хором отозвались офицеры на призыв генерала.
       - Кто уже забыл, тому напоминаю, сегодня приезжает Пшиздецки-Дрексманн со свитой - это важный шишкарь, министр Французской республики, комиссар Единой Европы и сопредседатель партии "Истинных европейцев". Смотрите, чтобы комар носа не подточил. Майор Захидняк, это дело персонально на тебе.
       - Не волнуйтесь, пане генерал, все будет в ажуре. И даже мальчика Пшиздецкому пришлем, уж знаем об его вкусах.
       - Только не мальчика по фамилии Федченко, он хоть и смазливый, но от него всегда чесноком несет - Европа не поймет. Кстати, капитан Федченко, а как там наблюдатели с востока, господин Абдурахман Карабудун и господин Мацукава?
       Голос генерала сразу стал веселее, словно он говорил о каких-то несмышленышах.
       - Господин Мацукава находится в позе небесного спокойствия, а господин Карабудун дрыхнет с будуна,- отрапортовал подчиненный.
       Генерал хихикнул.
       - Ну, капитан, да ты каламбурщик. Ладно, красавцев этих никуда покамест не выпускать. Пока мы не получим решающие результаты. Вот тогда и япона мама, и Османский халифат-союз начнут перед нами выплясывать вприсядку. И мы им поможем, но уже на своих условиях. Если все пройдет гладко, приглашаем сюда всех султанов и подписываем с "мировым объединением джамаатов" соглашение по совместной деятельности. После того как москали накидали джамаатам в Тарской, они стали пуганные, а мы напугаем их еще больше, так что придется султанам подмахивать... Эй, Федченко, пойдешь к Хосрову Насири заместителем? Только учти, придется магометанство принять для проформы и сделать обрезание.
       - Так мне, господин генерал, уже все пофиг, можно и к Насри. Меня вчера пес голодный Москалик за член укусил.
       - Небось опять ты ссал под вышку часового? Проказник хренов! Ха-ха.
       Разговор завершился дружным хохотом и голоса удалились. Вот такая она команда "свободных европейцев" генерала Казлаускаса, и отдыхать умеет, и работать. Язык общения - бойкий русский, хотя и настроена нагадить "московской империи".
       Тот, кто подслушивал, не мог веселиться вместе с остальными, его одолевали тяжкие думы о выборе правильного пути. Однако тому, кто долго думает, не бывать в победителях. Василий быстро решился на крайние меры и стал выбираться из пневмопровода прямо там, где застрял. В конце концов, где пневма не пролетит, там русский отставник пройдет.
       Он дожал люк выходного порта, который, видимо, потерял автоблокировку из-за падения давления. Вначале просто выглянул, а поскольку никого поблизости, то и двинул наружу. Пневмопровод здесь проходил где-то на высоте двух метров от пола, и к порту примыкал пандус, по которому скатывались или съезжали вылетающие из трубы грузы.
       Будучи скорее круглым, чем квадратным, Василий съехал по пандусу и, перво-наперво, схоронился под ним. Теперь можно было и осмотреться, и принюхаться. Оказался он в большом зале, никаких людей вблизи или вдали. Но наверняка из какого-нибудь угла поглядывают видеокамеры, так что лучше спрятаться за штабелем ящиков. Еще тут были проложены рельсы, а в противоположной стене имелось трое ворот, на которых значилось: gate "А", gate "B" и gate "V".
       Ворота "B" распахнулись и оттуда выехала пустая вагонетка, после чего они затворились, а она проследовала в открывшийся проезд "А". Вновь засветившаяся ариаднина нить показала, что надо именно туда.
       Из ворот "V" выехала другая вагонетка, вот она подкатила к заработавшему пневмопроводу, и порт выплюнул в нее ящик.
       Василий не утерпел, быстрым махом перекинул себя через борт стальной тележки, прикрылся ящиком и отправился в ворота "А".
       - Я, конечно, не хочу вмешиваться, но, похоже, вы порете отсебятину,- указал Вергилий. - Василий Савельич, надо поискать разъемы компьютерной сети, чтобы я мог...
       - У вагонеток, лопат и граблей сетевые разъемы бывают только в фантастических книжульках. Так называемых киберпанков читал? Если нет, то почитай, чтобы стошнило. А выпрыгивать из коляски на полном ходу, мне еще мама не велела.
       Впрочем, транспортное средство вскоре само остановилось и механическая рука сняла с Василия ящик. Оставалось выскочить и спрятаться. Потом уже Майков осознал, где прячется - за ногой огромного робота-манипулятора, похожего на классического киборга. Выбор расклешенной левой ножищи великана в качестве укрытия был машинальным, но не случайным - вокруг было пустое, гулкое пространство железобетонного бункера. Чуть ниже шарниров "щиколотки" находился сетевой разъем, куда Майков и "воткнул" скин-коннектор - два пальца, как и раньше.
       - Ищу доступ в локальную сеть, - отрапортовал Вергилий. - Нашел. Пробиваю управляющий сервер... Уф, он как айсберг, настоящий ледокол нужен. И всё же... готово. Полезайте в кабину, Василий Савельевич.
       - Это еще зачем?
       - Сейчас робот возьмет груз и вы его направите в бункер номер два, так что вам придется взять управление на себя.
       - Мне? Робот вдруг станет послушным как служанка и спросит: "Как изволите, мой господин. Сверху или сзади?"
       - Полезайте!
       Лезть уже пришлось по движущейся ноге, рискуя сорваться и превратиться в растертый плевок; хорошо хоть дверца кабины не была заперта.
       Робот дошел до огромного стеллажного склада, похожего на книжный шкаф, только высотой в пятиэтажный дом. Повизгивая сервомоторами и похрюкивая шарнирами, схватил руками-грейферами какой-то ящик, ну и замер.
       - А что там? В этом бункере номер два.
       - Уровень моей информированности и интеллекта позволяет предполагать, что там находится аппаратура, содержащая клонированные x.структуры.
       - Вот блин, не то ли клонировали, что вытащили из меня? И как ты думаешь, эти солдафоны могут реально наплодить всадников на драконе?
       - Корпорация "Бета" располагает технологиями ускорения процессов.
       - И что, через пару дней будет готова драконо-кавалерийская дивизия?
       - Мой горизонт предвидения не столь далек.
       - Ну, схвачу я аппаратуру с лярвами и что дальше? Съем его?
       Вергилий словно поморщился.
       - Что вы, Василий Савельич, несете... Вы начнете угрожать генералу Казлаускасу тем, что уничтожите аппаратуру вместе с x.структурами. Тянете время, требуете встречи с комиссией Пшиздецки-Дрексманна, хотя это совершенно бессмысленно.
       - А потом, прикажешь взорвать аппаратуру вместе с собой? Дурацкий план.
       Тем временем на экранах кабины появилась функциональная схема робота марки "Bosch", прямого наследника "путцфрау", смешного и неуклюжего робоуборщика двадцатилетней давности. Манипулятор, бывший только что чужим и мрачным, вдруг стал рассказывать и показывать все тонкости управления, становясь родным и знакомым. Словно под лучами солнца таяли непонятности, делалось ясным, как действуют рычаги, как функционирует кинематика и как распределяется мощность.
       Еще минуту Василий осматривал рычаги, индикаторы и кнопки, наконец взмахнул руками как пианист и сделал первый неуверенный шаг в сторону - чуть не навернулся вместе с роботом. Потом еще несколько куда более уверенных шагов. Вскоре покладистый робот стал по сути экзоскелетом Майкова. Вовремя стал, ведь началась свистопляска. Завыла сирена, на верхнем ярусе стеллажного склада появился генерал Казлаускас собственной персоной и вместе со свитой. Заодно туда высыпала куча вооруженных людей, ощерившихся стволами.
       Василий не успел сильно испугаться, он уже снес ворота, ведущие во второй бункер, и направился прямо к искомой аппаратуре - на вид это был желтый контейнер, даже и не подумаешь, что внутри копошатся лярвы. Положение врагов несколько ухудшилось, для ведения стрельбы они были должны высыпать во входной проем бункера. Вражеские пули только позвякали о металлические бока-борта робота, зато он швырнул в приставучих людей трехтонный ящик, нанеся им существенный урон.
       Манипулятор, напоминая гиганта с Пергамского алтаря, метнул еще один крупногабаритный груз и опять несколько нападающих было размазано по бетонному полу. Из-под удачно приземлившегося ящика виднелись три руки и одна нога, принадлежавших изрядно пострадавшим "борцам за свободу". После этого атака на время прекратилась. Василий, использовав передышку, притиснул габаритный груз к довольно узкому резервному входу. А своего верного робота окрестил Робовасей.
       Противник пока не мог сообразить, что предпринять дальше - применение более мощного оружия могло нанести ущерб ценному имуществу,- однако в мирные переговоры вступать еще не хотел.
       Наконец штабом генерала Казлаускаса было найдено как будто элегантное решение.
       Во входном проеме бункера номер два появилась внушительная (более чем) фигура еще одного робота-манипулятора. Тот умело увернулся от кинутого в него ящика, сразу показав силу софта и хардвера, и грозно двинулся вперед, сжимая в клешнях кусок стального проката - пятиметровый тяжеленный швеллер. Жужжали несметные числом сервомеханизмы, почти беззвучно работали многочисленные шарниры со сверхскользким покрытием, мощно выл электропривод на тысячи "лошадей"; с шипением, брызгая маслом, двигались в пазах и цилиндрах рычаги и поршни "скелета", с грохотом выпуская когти амортизаторов опускались на пол ноги-столбы. И вот швеллер как палица Святогора обрушился на Робовасю.
       Тот успел отдернуть свою макушку, напичканную чипами, и даже врезал ногой в пах вражеского робота, где находился узел двигательной гидравлики - раздался хруст разрушаемого металла. Вдобавок верный робот метко швырнул трубу немаленького диаметра в людей Казлаускаса, попытавшихся под шумок заскочить в бункер. И прикончил еще троих.
       Однако вражеский манипулятор был помассивнее и поприземистее, чем робот Василия - сущий робозавр. Он хоть и свалился, но низкий центр тяжести и отличный расчет моментов вращения позволили ему быстро оказаться на ногах. Робозавр включил дублирующий гидравлический узел и снова стал наступать, внушительно помахивая своей стальной дубиной.
       Василий не успел оглянуться, как был прижат к стене. Приближалась, по мнению многих, финальная часть поединка. Бодик старался помочь, предлагал приемы из арсенала дзюдо и джиу-джитсу, разрабатывал оптимистические и пессимистические прогнозы развития событий - но даже оптимистические давали девять шансов из десяти, что всё закончится разрушением Робоваси и жалкой смертью его оператора.
       Вот уже робозавр отвел могучую руку для колющего удара, собираясь пригвоздить Робовасю к стене и устроить красивую заключительную сцену. Наверное, вражеский оператор уже произносил фразу типа: "Ну, все, отпрыгался." А через входной проем бункера снова входили неприятели и занимали удобные огневые позиции.
       Василий успел развернуть своего робота боком и с первого тыка швеллер воткнулся в стену, всего лишь скользнув по "животу". Увы, Робовася попутно схлопотал тяжеленный удар пятисоткилограммового кулака по "плечу" и присел, не совладав с вражеской мощью. Теперь кулак робозавра собирался врезаться в верхний сектор "груди" Робоваси, где находилась кабина с Василием. Приближался нокаут. Но в последний момент Робовася ухватился за швеллер и использовал его как брус для гимнастического переворота. В конце упражнения верный робот сел на бетонный пол и, крутанувшись на опорном станке, то бишь заднице, подсек врага.
       - И мы умеем моменты вычислять, - похвастал Вергилий.
       Падение робозавра с монументальных ног сопровождалось грохотанием, вышибающим барабанные перепонки. В его корпусе образовалась внушительная вмятина, из открывшихся щелей брызнула гидравлическая жидкость вперемешку с искрами. Но добить поверженного противника Робовася не успел.
       Боевики генерала Казлаускаса наслали на него тучу кумулятивных гранат, которые прожигали обшивку корпуса. Укусы были болезненны: каждый боезаряд уничтожал какой-нибудь сервомеханизм, оптоволоконную линию, чип или рычаг. На экранах кабины управления множились сообщения о дисфункции очередного узла, принципиальная схема робота закрывалась пятнами тумана. Туман был гибельным и надлежало крепко поторопиться.
       Робовася перевернулся на "живот", согнул в шарнирах четыре конечности и, резко распрямив их, прыгнул в сторону вражеских бойцов - а когда упал, то заскользил по гладкому полу, одновременно вращаясь вокруг какой-то оси. Таким макаром многотонная кегля истребила немало врагов, и даже раздавила пару погрузчиков, за которым укрывались гранатометчики. Но едва Робовася стал подниматься, как сзади рванулся к нему робозавр, успевший заменить пару поврежденных узлов. Василий оказался в положении армии, сражающейся на два фронта.
       Робовася упал на левый бок и пропустил робозавра над собой. Затем поднялся, опираясь на перевернутый вилочный погрузчик, и оператор Майков обозрел ту силищу, которая перла на него, изрыгая и проклятья на разных наречиях, и незатейливый рев. Настоящее нашествие "двунадесять языков" а ля Наполеон. Впереди громоподобно топал робозавр, который сжимал в своих грейферах корпус тактической ракеты. За ним бежали и ехали на погрузчиках и перегружателях "свободные европейцы", ощерившиеся разнокалиберными стволами.
       Надлежало в течении крохотного промежутка времени сделать очень много полезных движений.
       Василий или, вернее, его робот, опустился на одно колено, избегая удара ракетой по кумполу, левой "рукой" оперся о пол, правой "рукой" начал тормозить корпус робозавра, а правой "ногой" врезал ему под коленный шарнир. Многотонный враг с налету снес Робовасе правую"руку", но она всё-таки сыграла роль препятствия и, в сочетании с подколенным ударом, создала вращающий момент, с которым противник уже не совладал.
       Робозавр снова грохнулся оземь, отчего содрогнулся даже фундамент, а Робовася, уже полулежа, размозжил ему "ступней" верхнюю часть "груди", где находились оператор и блоки управления. Противник, пуская вонючий дым и снопы искр, явно потерял способность к целенаправленному поведению. Он только подрагивал конечностями и жужжал уцелевшими сервомеханизмами.
       Затем Василий толкнул беспомощную тушу робозавра - так, чтобы надежно загородить ею входной проем бункера номер два. Тактическую ракету Робовася прихватил в качестве трофея и расплющил ею погрузчик с атакующими бойцами генерала Казлаускаса, напоминая при этом известного хиппи по имени Самсон, который как известно мочил неприятеля ослиной челюстью. А затем, вложив чувства, раздолбал в лепешку желтый контейнер.
       Хотя кумулятивная граната пережгла левую ногу Робоваси, он закрепился сбоку от входного проема, угрожая превратить в неаппетитное дерьмо своей "булавой" всякого, кто попытается пролезть в бункер.
       Когда Вергилий шепнул: "У нас был один шанс из десяти, и мы его использовали", казалось, можно было торжествовать победу. Тем более, и враг, проявив слабину, предложил вступить в переговоры.
       - Господин Майков, немедленно прекратите сопротивление, иначе вы будете безжалостно уничтожены,- раздался ужасающей силы голос из стенных громкоговорителей.
       - Не впечатляет, дешевая похлебка, от вашего грохота спать хочется,- отозвался Василий.- И вообще даже зайчик может заговорить громовым басом через динамик в тысячу децибел. Давайте, панове, общаться через терминал в кабине моего робота.
       Как ни странно, невидимый собеседник сразу послушался. Теперь его голос, пройдя через аккуратные динамики, выглядел куда более миролюбивым:
       - Майков, ну что вам от нас надо? Мы все прекрасно знаем, что вы незаурядная личность, так что не стОит доказывать это лишний раз.
       - Угу. Кому я чего-то доказываю, тот долго не живет. Кстати, с кем я беседую?
       - Это Лев Константинович.
       - Добрый день, Лео Казлаускас. Рад, что вы уже выбрались из подземелья.
       - Добрый день, Василий Савельич. Надеюсь, что вас под землю тоже не тянет. Вы здесь прилично уже побузили, но полагаю, остались в неведении относительно наших целей.
       - Отнюдь. Ваши цели таковы: наготовить "всадников на драконе", по-быстрому, как пончики, начинить их вытащенной из меня и клонированной x.структурой, и вперед, на "московскую империю". Я, между прочим, теперь в курсе, насколько генерал Казлаускас "любит" москалей.
       - Ай-яй-яй, подслушивать-то нехорошо. Но, во-первых, контейнера больше нет, о чем я не очень сожалею. Во-вторых, мой отец увлекается историей, генеалогией и всем таким, очарован свободолюбивыми героями ушедших эпох, так что может кинуть пару ничего не значащих лозунгов, в-третьих, забудьте вы о Москве. Так же, как и она о вас забыла.
       - Генерал, то есть ваш папенька, очарован героями Ваффен СС и шуцманшафт-батальонов. И при этом он собирался выпустить в свет тысячи x.терминаторов. Ну да, забыть об это легко, если уж совсем дебил. Может, Москва меня не очень вспоминает, но я-то помню, что мой дед защищал страну от тех самых "свободолюбивых героев", так что и мне надо на деда равняться, чтобы нынешние "свободолюбцы" не дожрали Расею.
       - О, нашла коса на камень. Какой патриотизм, бросаю в воздух чепчик. Но неужто вы - против свободы, такая вроде сильная личность.
       - У вампира одна свобода, у меня другая.
       - И насчет русофобии вы перегибаете. У меня, между прочим, бабушка по маме - русская.
       - Лучше бы дедушка был русским. За "любимую" тещу генерал Казлаускас вполне может отомстить всему русскому народу.
       - Ха-ха-ха. Это удачный пассаж. Спасибо, писатель Майков. Мне, кстати, нравятся ваши тексты. Пишете намеренно коряво, но всегда находите неожиданный ход.
       Дьявол моментально купил душу за бесценок. Любому человеку, сказавшему такие слова, Майков готов был простить даже избиение младенцев. Однако он вспомнил и деда, и прадеда - уж они-то душой не торговали - и стиснул зубы.
       - У вас, Лев Константинович, - нефритовый ключ к Яйцу, оный дает возможность забирать чужую силу. Чужим - энтропия и разруха, вам - развитие и прогресс. Я угадал? А откуда он, не просветите? А то я поневоле стал любителем истории.
       - О, да вы любите исторические байки, также как и генерал Казлаускас. Ладно, расскажу. Нефритовой ключ, как и яшмовый, отметился у Чингисхана, был у Тимура. Однако наследники не вложили ключ в гробницу воителя, прямо нарушив его завещание. Люди они были, прямо скажем, мизерабельные. И только тимурид Бабур, через несколько поколений, смог воспользоваться ключом и создать империю Великих Моголов, поглотив немалое число государств и княжеств. Впрочем, его сын Акбар страшно любил справедливость и спрятал нефритовый щит в одну из своих сокровищниц. Но, в конце концов, до нее докопались англичане, с помощью этого ключа проглотили весь Индостан и создали огромную колониальную империю.
       - Этим господам справедливость уж точно была пофиг... И что дальше?
       - Англичане утратили нефритовый щит во время Первой мировой войны. Он был отправлен через океан за обещание Штатов вступить в войну. Немцы пытались потопить корабль с щитом, но перевозился он вовсе не на "Лузитании" - это пассажирское судно, можно сказать, отдали германским подводникам на растерзание, чтобы отвлечь внимание. Нефритовый ключ пробыл в Штатах около века, ну и...
       - Может вы хотите сказать, что Семь Сестер передали его вам?
       - Не всё так просто...
       Когда Майков был изрядно убаюкан повествованием и расслабился, позади возник демонический воин. Сущий кошмар. Саид Бекмурадов и монстры Тарской выглядели щенками перед этим созданием. А Василий-то больше и не всадник. И не выйти за пределы плоского Настоящего, как не тужься. Сейчас его раздавят и порвут. Или? Молнией прошмыгнул Акай, причем Василию даже показалось, что малец возник прямо из его груди.
       И мир сразу развернулся, малый превратился в большой. Василий увидел гиацинтовый поток, из которого всплыл шипастой спиной родной василиск - сам приплыл. Что ж, по коням. А потом Вася-василиск увидел врага. Перед чудовищем шла высокая волна, мрачная, напоминающая жидкий гранит - оно само ее и подняло. Когда его морда восходила над береговой твердью, заднехвост закручивался кольцами в бушующем прибое.
       Враг заревел, похоже, он был разъярен близким присутствием самки. Сразу стало ясно, что он не любит церемоний и не имеет представления о хороших манерах.
       Таково было любимое детище генерала Казлаускаса. В прямом и несколько переносном смысле. Роль свирепого зверя, самца draconiae vulgaris magnus, играл Лео Казлаускас-младший, которому была пересажена x.структура. Ясно, что у Казлаускасов все три ключа к Яйцу, дающему власть над драконами, потоками и волнами Большого мира. Нефритовый ключ был дополнен двумя другими, изъятыми у Майкова.
       Первый удар Вася-василиск принял, когда еще и не разглядел противника из-за поднятой тем волны. Тот сразу попытался скрутить его своим переднехвостом, превратить из времяходца в спеленатую куколку. Но василиск толкнулся задними конечностями, изогнулся как только мог назад, и, совершив сальто-мортале, вывернулся из захвата, да еще попал в поток ускоренного времени.
       Но суперзверь нагнал василиска и ударил с четырех сторон; его и в самом деле несло сразу несколько потоков. В самый последний момент Василий-василиск ушел в вязкую глубину, а размножившийся хищник пролетел над ним.
       Василий всплыл и попытался ударить вдогонку переднехвостом, но без особого успеха: противник был слишком быстр.
       Василий понял, что суперзверь не просто развивает большую мощность - хрональная сила, взятая с помощью трех ключей, позволяет ему моментально пробивать каналы ускоренного времени. Время для этого монстра - это уже не потоки, которые он использует; это то, что он творит сам!
       Вася-василиск устремился к тверди - раз пошла такая драка, лучше иметь опору. Но суперзверь не собирался баловать противника - и бросился за ним, задействовав множество каналов. Глыбы, похожие на сплетения гранитных мышц, мчались к Василию отовсюду, а вражеский переднехвост скрутил в непроходимый узел пути отхода.
       Василиск все же нашел лазейку. Нырнул, протянул переднехвост в застойной зоне вдоль дна до самого берега, зацепился за твердь и, резко вынырнув, пролетел над стаей атакующих глыб. Суперзверь угодил в узел спутанных им самим каналов и стал растрачивать силу на бессмысленные метания.
       Василий-василиск поймал поток, выводящий его к брюшному шву противника, нырнул, точно выбрав направление. Еще немного - и капец вражине? Однако суперзверь оттолкнулся от дна, - ну и здоровенный же он, - взмыл и рухнул сверху.
       Едва не раздавил. Поднятая волна швырнула василиска к тверди. Ухватившись за нее, он рассек челюстеруками преследующий переднехвост чудовища.
       Но суперзверь со следующей волной легко выбрался на берег. Чудовище и василиск, вздыбившись, нанесли удары шипами одновременно...
       Василиска мгновенно сковало безвременьем, его бессильное тело потащило в бездну. Поединок окончился. Василий закрыл глаза, чтобы принять смерть. Его душу уже ничто не беспокоило, его человеческое естество распростерлось на полу, его Вергилий сообщил, что делает себе харакири.
       Василий слышал как люди уносят Лео - тот был жив, хотя и без чувств.
       - Куда москаля? Пристрелить? - спросил кто-то у кого-то.
       - Только что Пшиздецки-Дрексманн приехал, может услышать. Стрельба на базе - это ему не понравится.
       - Да какие проблемы, я перережу москалику глотку. Дедусь мой любил их потрошить, может и мне тряхнуть стариной?
       - Командир приказал доставить эту падаль в испытательный блок. Поживет еще немного.
       Что это за "испытательный блок" Василий узнал очень скоро. Он был протащен за ноги по полу, поднят на лифте и очутился в некоем помещение, где его сперва подвесили на каких-то стропах, а следом сунули куда-то, где было тесно, узко, низко. Крышка люка, ведущая в этот "гроб", была сразу задраена, хотя небольшое окошечко имелось, как и положено.
       - Белка энд Стрелка, ку-ку,- пропел кто-то через встроенный динамик. - Приятного подыхания, кацап.
       Ответить не получилось, слова были заперты в мозгу.
       Через динамик послышался голос Лео Казалуаскаса, слабый, больной.
       - Не хочу, Василий, чтобы ты посчитал это за глум, но я все-таки снаружи, а ты внутри. Да-да, хочешь напомнить про "милость к падшим", но это призыв из русской культуры, а не европейской. В европейской всё наоборот - "труп врага хорошо пахнет", поэтому Запад, в конечном счете, всегда побеждает. Поскольку ты любитель баек, то поразвлекаю тебя, пока завершается подготовка к операции. Крепко ты нарубал, пока я не подоспел: Нарр и Эндель Пакк в морге, такой, блин, фарш от них остался, Затлерс, Климайтис и Захидняк там же, - погибли, если честно, самые тупые, воодушевленные и дисциплинированные, достойны славы своих дедов из Ваффен СС, таких же тупых и дисциплинированных. Гоглидзе и Федченко - эти похитрее, поэтому живы, но изувечены, теперь утка и мочеприемник их вечные товарищи до скончания дней. Кто бы мог такое ожидать? "Всадника" ведь в тебе уже не было, той самой драгоценной x.структуры, которая обеспечивает взаимодействие с Яйцом и далее, с силами Большого Мира... А я ведь полночи думал о том, как нам будет хорошо без тебя... Эй, Надька, да не пихайся, в самом деле думал, невзирая на твои приставания...
       Она была здесь и Василий на мгновение увидел ее лицо, веселое и пустое.
       - Собранные нами данные указали на возможность существования "посредника", этакого брокера между малым и большим мирами, которого верующие могли бы даже назвать его ангелом. Он-то может заменить и всадника, и ключ, и даже дракона. Ты ангела, случаем, не видел, Василий? Мальчишку такого с крылышками. Шучу... Ладно, пора тебя порадовать насчет того, что произойдет в эпилоге. Конец будет счастливым. Все ключи к Яйцу у нас; понимание, как функционируют z. структуры, мы имеем; технология ускорения времени у нас. "Посредник" сидит в тебе, но ты тоже у нас, как можно заметить. И, поди, небось даже не знаешь, насколько этот ангелок преобразил твое тело для действий в Большом Мире. Теперь твои ткани светятся, твоя кровь искрит - красотища. Он дал новое измерение твоему телу, теперь оно само вбирает, накапливает и излучает хрональную энергию. Так что мы поступим просто - скормим тебя нашей пехоте. Эти парни подчинены z. структурам, то есть лярвам, копошащимся в Яйце, только им не хватает способностей к самостоятельному движению в Большом мире...
       Лео Константинович удовлетворенно стукнул по крышке саркофага, помахал ладонью, на которой были видны три пятна, напоминающие по очертаниям и цвету яшмовый камень, булатный клинок и нефритовый щит, затем удалился - похоже его увезли на каталке. После в "иллюминаторе" показалось лицо Нади Зингер. Её ярко-красные губы - раньше она никогда так не красилась - оставили соответствующий след на стекле.
       - Прощай, Свет-Василий. Я почти полюбила тебя и кто знает, что могло бы быть между нами дальше. Ариаднина нить была моя. Вергилий с цифровой девушкой - тоже мои подарки, он, кстати, остался тебе верен до конца. Но вот, что касается счастливого конца, тут я сомневаюсь. Концы счастливыми не бывают.
       И Надя тоже удалилась.
       А потом иглы вошли в тело Василия и свет стал уходить.
       Мгла набухала крупными клубками грязи. Когда те лопались, из них лезли морды. Это были пехотинцы генерала Казлаускаса. Им было не суждено стать всадниками. Но, припадая к трубкам, из которых текла рубиновая кровь Василия, они росли, превращаясь из тупых парней в хвостатых вампиров, приспособленных для движения в потоках времени. Василий понимал, что когда они насосутся, то ринутся из малого в большой мир, и оттуда атакуют тех, в ком есть еще вера, у которых еще душа вместо лярвы. Отобрав у остального мира энергию времени и организации, утопив его в грязи, вампиры обретут полную свободу.
       Свет, уходя в монстров, затухал в Василии Майкове.
       - Эй, очнись, - прозвенело где в центре черепа или в глубине сердца.
       - Это ты, Акай? А я могу?
       - Если ангел не покинул тебя, то можешь.
       И Майков, почувствовав глубинное течение, напрягся, потянул просыпающимся телом трубки-шланги и разом потащил всех вампиров за собой в открывшуюся воронку. Теперь он, вместе со всеми "сопровождающими", падал в Посленастоящее. Это было Прошлое, но только не фантастических романов, где можно дать по заднице собственному прадедушке и потрепать по щечке прапрабабушку, а канал мусоропереработки, где утилизовывались пространство и масса Настоящего. Скорее всего, этот канал можно было сравнить с адом, миром исчезающих форм и рассыпающегося пространства.
       Министр французской республики Пшиздецки-Дрексманн, наблюдавший через бронестекло за ходом эксперимента, видел, что замерцал и исчез исследовательский саркофаг, а следом начали тлеть стены, ржаветь балки и сыпаться перекрытия. Очень быстро, невероятно быстро.
       Двадцать бойцов генерала Казлаускаса почти мгновенно потеряли человеческий облик и превратились в какую-то червивую массу, которую втянуло в одну точку.
       Пшиздецки-Дрексманн состроил чувственные губы буквой "О" и хотел было наехать на генерала Казлаускаса, стоявшего рядом. Но тут на комиссара Единой Европы упал кусок потолка и он свалился без чувств.
       А Василий видел, как тает его кожа, как утончаются его кости и сосуды, как остаются от него лишь линии жизненных нитей, но и они исчезают в багровом течении, уходящем в черную дыру.
       Вскоре от него не осталось ничего, кроме едва сознающей себя искорки...
       Генерал Казлаускас пнул лежащего Пшиздецкого-Дрексманна. И ему стало ясно, что опыт провалился. Исчез и этот сраный москаль, и пехота, двадцать отборных ребят.
       Генерал Константинас Казлаускас так сильно пил три дня, что осушил свои немалые запасы скотча.
       А Лео не пил. Три ключа всё полнее и полнее соединяли его с Яйцом, а через него и с миром драконов. Он чувствовал совсем рядом подругу и не мог понять, где она, что усиливало его напряжение.
       Обычная осторожность изменила ему и вместо того, чтобы посмотреть-понаблюдать, он вызвал к себе в кабинет Надю и тупо спросил:
       - Что мешает нашей близости?
       - Ничто. Ты забыл, что минувшую ночь мы провели вместе, хотя у меня сломана рука и, скорее всего, ушиб мозга. Своё ты получил.
       - И все равно ты отсутствуешь. Ты думаешь о Нем, ты считаешь, что Он был настоящим всадником на драконе.
       - Лева, ты перегрелся.
       - Зачем ты привела Его на базу?
       - Это было твое задание.
       - Почему исполнение моего задания пошло на пользу Ему?! Почему Он практически уничтожил нашу базу, убил и искалечил лучших сотрудников, утянул на тот свет всю нашу "армию будущего".
       - Лёвка, ты что совсем обалдел?
       Надя села на край стола и покрутила пальцем около виска. Ее соблазнительная коленка, выглянув из-под юбки, была совсем рядом с рукой Лео. Раньше он любил такие моменты. Мог и спеть по случаю: "Ах, девочка Надя, чего тебе надо? - Ничего не надо, кроме шоколада". Но сегодня он почувствовал, что его хотят купить за дешево. Васе-дурачку открылось всё, Большой мир, Преднастоящее и Посленастоящее, а тут предлагают удовольствоваться тощей лживой девкой.
       - Я тебе не "Лёвка". Я - шляхтич, потомок ясновельможного паньства, всадник на драконе. Ясно тебе?
       Он нажал кнопку вызова бойцов.
       Через двадцать минут Надю Зингер ввезли на каталке в помещение, напоминающее операционную. Девушка была размягчена анестетиками и связана ремнями. Лео оставалось только рассечь тонкую ткань, ее покрывающую, а затем сделать то, что велит ему драконья совесть.
       Он глядел на ее узкое тело, вспоминая их последнюю близость, не чувствуя уже никакого гнева, и никак не предполагал, что всего через десять секунд залютует, плеснет матёрой злобой.
       А она просто сказала едва слушающимся языком:
       - Вася - круче. Ясно тебе? Да, он настоящий всадник на драконе. Поэтому и пошло ему на пользу исполнение твоего задания. Он - наследник людей, покоривших великую Сибирь и победивших Третий Рейх, а не потомок гонористых мерзавцев, танцевавших краковяк на чужой крови. И поэтому, исполняя твои приказы, я хотела, чтобы он победил.
       Схватил было разъярившийся Казлаускас-младший скальпель, собираясь рассечь давешнюю подругу от влагалища до горла - в первую очередь за то, что предпочла другого дракона. Уже предвкушал Лео тот сладкий момент, когда сунет скользкую от крови морду в открывшуюся полость умерщвленной самки и ощутит блаженство.
       Но тут Наденька, поднятая внезапным сокращением мышц, встала вертикально. Заодно лопнул нижний ремень, стягивающий ее колени, и скальпель только распорол ткань между расставленными ногами девушки.
       А вот Лео получил резкий удар в кадык и улетел в стену. И при том, конечно, понял, что Надя - могучая самка дракона, которая не позволяет грубого обращения. Поздно понял и не успел оседлать суперзверя.
       Влетели в операционную дежурившие за дверями автоматчики и стали поливать воздух свинцом. Именно, что воздух. Надя отскочила от уже вскрытого трупа Лео - рассекла она его тем самым скальпелем - посмотрела невидящим взглядом на вбежавших людей и на ее губах мелькнуло подобие улыбки.
       Итак, Надя разорвала Леву. Так всегда бывает, когда молодой самец неподобающим образом подкатывает к сильной самке. Сеанса оплодотворения и размножения не получилось. Факт смерти Льва Константиновича мог быть легко засвидетельствован, а вот то, что x.структура покинула его бренное тело и вместе с тремя ключами нырнула в поток серебристой жидкости, рассказать бы сумел только один незримый свидетель...
       Девушка Надя подпрыгнула, ухватилась за провода на потолке, замерцала и приземлилась уже за спинами солдат. Несколько точных ударов - и автоматчики все легли с серьезными ранениями позвоночника.
       Надя промчалась по коридорам базы, которые так хорошо знала, калеча каждого, кто вставал у нее на пути. Попался ей на пути и Пшиздецки-Дрексманн с перевязанной головой и свитой. Получив от свирепой дамы коленом в пах, комиссар упал без чувств на руки своего миньона - когда Пшиздецки-Дрексманн очнется, то примет окончательное решение о перемене пола, ведь от его яичек практически не осталось ничего.
       Надя Зингер вломилась в ангар, увела оттуда вездеход, на полном ходу пробила заграждение из колючей проволоки и исчезла в лесу. Только ее и видели. Дроны не смогли обнаружить ее и погоня ничего не дала. Одна из высланных генералом Казлаускасом групп попала в засаду и была уничтожена командой русского спецназа, выдвигавшегося тем временем к базе корпорации "Бета".
       А ночью, когда генерал Казлаускас, потомок то ли гордой шляхты, то ли наглых мерзавцев, то ли тех и других вместе, потянулся уже не к виски, который кончился, а к старой заначке армянского коньяка, в дверь постучали. Генерал громко, но невнятно послал стучавшего нах..., однако дверь все равно открылась. На пороге стоял майор Лялин, за ним виднелись русские спецназовцы - уж что-то, а ненавистную для него униформу Казлаускас опознал сразу. Он сделал неловкую попытку дотянуться до кобуры, но попал лицом в тарелку с салатом. А потом уже немилосердно жесткая рука русского офицера не дала генеральскому лицу покинуть салат. Последнее, что услышал Казлаускас были слова: "... приговор привести в исполнение немедленно".
      
       Как бы эпилог. Продленный день мальчика Саши
      
       Когда двенадцатилетний Александр Берг вернулся из школы, дедушки и мамы как обычно не было дома. Дед трудился в кегельбане, продавая билеты, а мама сидела как няня с детьми одной важной женщины. На лестнице Саше повстречался сосед с верхнего этажа.
       - Здравствуйте, Карл Иванович, - поприветствовал дисциплинированный ребенок.
       Прямой и сухой, словно палка, старик вместо того, чтобы кивнуть как обычно, сказал:
       - Здравствуй, Сашок, - и протянул конфету-говорилку, которая тоже пискнула: "Бонжур".
       Мальчик, конечно же, не отказался.
       - Спасибо, господин ван дер Вельд.
       - А мама и дедушка скоро домой придут?
       - Да не раньше семи.
       - Слушай, мальчик, а нет ли у тебя друзей где-нибудь на побережье? - неожиданно поинтересовался старик. - А то сел бы на автобус возле вокзала, ну и съездил бы к ним.
       - Да был я один раз у Фреда в Брюгге. Хоть и звонил оттуда, но мамаша меня крепко отодрала за такое путешествие. Нет, не поеду.
       - Конечно, предупредить надо было. Ладно, Саша... Часов в шесть, если мама еще не вернется, заходи ко мне. Я тебе "георгия" моего деда покажу, и мои личные награды.
       - ЗдОрово, обязательно приду.
       Мальчик отправился вверх по лестнице, недоумевая, что это ван дер Вельд сегодня такой общительный. Последний раз старичок проявил разговорчивость где-то с полгода назад. Сообщил тогда, что зовут его Карл Иванович и с ним можно разговаривать по-русски, потому как дед у него был атаман Забайкальского казачьего войска. А еще подарил коготь льва - ван дер Вельд, когда помоложе был, работал на внешнюю разведку ГДР, службу Маркуса Вольфа, выполняя секретные задания в Африке. И шашку Карл Иванович тоже подарил. Настоящую, казачью. В школу шашку не возьмешь, конечно, но можно привести дружков и показать им. А благодаря львиному когтю, превращенному в талисман на шее, мальчик чувствовал себя таким крутым, что в школе совсем перестал дрейфить, даже когда наезжали самые задиристые пацаны.
       Когда Саша собирался уже зайти в квартиру и захлопнуть дверь, его отчего-то еще потянуло выглянуть наружу и глянуть на косяк. На самом его верху имелась крохотная наклеечка. С буковкой "R". Что за фиг?
       Саша отправился на кухню, кинул в миску кукурузных хлопьев, плеснул молока, как того требовала мама, и стал впитывать мультики, выведя на стенные экраны сразу две передачи.
       Скоро ему это поднадоело, уж больно мульты тупые, поэтому он надел шлем виртуализации и подсоединил компьютерную консоль. Его окружили трехмерные джунгли и он стал Монтаной Джонсом-3, который мастерски бегал за своим противником Трупоглотом. Или же от него. Любимая еще с питерских времен игра, в ней всё родное, облазанное, от первого релиза до последнего.
       В десять минут седьмого Саша вспомнил о приглашении Карла Ивановича. Конечно, неохота было отрываться от игры, когда Трупоглот уже почти изрублен в капусту, но все еще тянет свои пальцы-крюки. Однако мальчик убедил себя, что военные медали - это тоже весьма интересно, да, может, Карл Иванович еще и кинжал подарит.
       Саша подошел к двери и вдруг услышал... Это был звук чего-то упавшего - плашмя и с большой высоты. Мешка или человеческого тела... У Саши впервые в жизни заметалось сердце и сдавило горло. А потом он еще услышал, как по лестнице пробегают люди, без топота, но быстро. Когда всё стихло, мальчик заставил себя открыть дверь, выйти на лестничную площадку, подойти к перилам и глянуть вниз.
       На первом этаже лежал человек, лицом вниз, от его головы тянулась в сторону красная струйка. И это был Карл Иванович, Саша сразу узнал его по вельветовому домашнему пиджаку и седой аккуратной шевелюре, которую сейчас перепачкала кровь.
       Мальчишка бросился обратно в квартиру, запер ее на все замки. Зубы клацали, не желая останавливаться на месте. Саша впервые понял, что означает выражение "ватные ноги". Он забрался под журнальный столик и попытался успокоиться. Что делать? Монтана Джонс на его месте обязательно кинулся бы вдогонку за убийцами, пытаясь протянуть негодяев своим знаменитым кнутом по прозвищу "Пацифист". Как же без кнута? Саша подскочил к телефону и хотел было набрать телефон полиции "110". Однако ничего не вышло. В трубке только бестолково жужжало.
       Какое же было счастье, когда в дверях появились мама и дед. Тот рассказывал что-то дурацкое, мамаша улыбалась из вежливости.
       - А он всё там лежит?- закричал Саша потончавшим голосом.
       - Кто лежит? - в недоумении отозвалась мама.
       - Мертвый Карл Иванович, которого сбросили с шестого этажа на первый!
       - Не замечал я в тебе раньше склонности к черному юмору,- хихикнул дед, а мама добавила.- Ты лучше так со своим Монтаной упражняйся, а Карл Иванович достойный человек. Когда ты болел, он, между прочим, врача сюда на своей машине привез и отвез.
       Может, и в самом деле почудилось? Переиграл в компьютерные игрушки- они ведь, как известно, пострашнее наркотиков, особенно если трехмерные.
       - Надо пойти к нему и узнать, падал ли он с шестого этажа, - предложил мальчик.
       - Ага. Спросить: вы, Карл Иванович, случаем, кеды в угол не задвинули,- опять развеселился дед.
       - Эй, давайте ужинать,- крикнула мама уже с кухни,- я приготовила классную еду.
       - Не приготовила, а разморозила. Приготовили-то другие,- ехидно заметил дед и началась обычная перепалка, полушутливая-полузлобная, в которую постепенно встрял и ребенок.
       Потом они мирно жевали и пялились в настенный экран, где телеведущий дарил тупорылым участникам игры "Угадай-ка" мерседесы на аккумуляторах - что было особенно "актуально", когда блэкаут за блэкаутом. Да и все остальные подарки тоже оказались на уровне, чего стоят надувные дома в эпоху, когда даже дети не ходят без ножиков.
       В дверь неожиданно позвонили.
       - Я вроде гестапо не вызывал, - схохмил дед.- Или это девушки к Сашке прорываются?
       Мальчик открыл дверь и в прихожую сразу ввалились двое. Один в приличном офисном костюме, а другой в обычных джинсовых шмотках.
       - Дружок, позови маму, скажи, что пришел представитель мэрии, - человек в костюме ритуально улыбнулся, оскалился и другой.
       Но мама уже и так подошла.
       - Мадам Берг, - представитель показал свое удостоверение, сияющее всеми голографическими цветами, - должен сообщить вам, что согласно новому закону об "учете переселенцев из нелояльных стран", параграфу второму, пункту восьмому, вы должны явиться в составе всех членов семьи по указанному мэрией адресу - для контрольной сверки. Причем немедленно. Понимаете, сейчас большое число переселенцев из нелояльных стран получает правительственную социальную помощь, даже не проживая постоянно на территории Единой Европы.
       - Я не получаю правительственную помощь, - гордо сказала мама. - И с каких это пор Открытый Петербург - нелояльная страна? Вы ж там творите всё, что хотите.
       - Уже нет. Вчера город занят русскими войсками. Вы что, на ньюс-серверы не заходите? Демократическая ориентирующаяся на Запад власть ликвидирована, мадам Гольдмахер уже где-то в подвалах Ки-Джи-Би в Сибири.
       - Чудаки, в Сибири теперь столица России. А Мехмет Айдин попал в формалин, - добавил дед. - Знатоки добавляют, что он к тому времени уже потерял человеческий облик из-за неудачного генетического эксперимента.
       - Да вы, значит, в курсе. Ладно, мы теряем время.
       - А в гестапо, то есть, в указанное место мы на трамвае поедем?- поинтересовался дед.
       - О нет. Все поедут на комфортабельных автобусах.
       Человек в джинсах покрутил руками, показывая что он водитель.
       - Короче, одевайтесь и спускайтесь, а уже через два часа вы будете дома. Ждем вас внизу. И захватите, пожалуйста, свои документы.
       - А вещи тоже с собой?- пошутил дед.
       Представитель поддержал его смехом и скрылся за дверью. Дед с матерью пожали плечами и стали в темпе собираться.
       В автобусе народу было немного. Маркины из соседнего дома, еще с десяток других переселенцев из "нелояльных стран" - все знакомые. Играла приятная музыка, с экранов, вмонтированных в спинки кресел, крутили фильмы - типа развлекайтесь.
       - Старье, несильно потратились, - оценил развлекаловку Саша.
       - Много автобусов отрядили, - сказал господин Маркин,- чтобы без давки и поскорее всех собрать. Новое правительство не на шутку взялось за шаромыжников, которые живут там, а денежки берут здесь.
       - Фима в своем репертуаре, умен не по годам, - огрызнулся дед. - Ты же для них и есть шаромыжник.
       - Мама, а мы подъехали к школе, где Фред учился, до того как в Брюгге срулил, - сказал Саша.
       Странно это здание смотрелось сейчас, в вечерней пустоте - будто труп какого-то огромного многоглазого зверя. Возле него стояло уже с дюжину автобусов и три джипа.
       - Я думала, нас в мэрию привезут, - сказала мадам Маркина.
       - А я думаю, нас сюда попИсать привезли, - задурачился дед. - Мальчики в одну сторону, девочки в другую.
       Водитель, пообщавшись с начальством по мобильному телефону, объявил:
       - Выходите, пожалуйста. Проверка будет происходить в школе.
       На улице все почувствовали себя весьма неуютно. По школьном плацу носился холодный ветер, в глаза били фары джипов. Кто-то из детей захныкал.
       - Терпите, партизаны, - крикнул дед. - Какой фашист не любит ночной работы.
       А Саша крикнул "Эй", из чистого озорства, чтобы послушать эхо, и поймал очень недобрый взгляд водителя; совсем не так этот тип смотрел, когда вошел к ним в квартиру.
       "Переселенцев из нелояльных стран" собирали в спортивном зале. Дед, ради хохмы, попробовал юркнуть в запасный выход, но его оттуда относительно вежливо вытолкали. Порядок поддерживали крепкие ребята европейской наружности в желтых куртках с надписью"FP" <прим. Force Publique - фр. досл. общественные силы>, а также смуглые крепкие мужики без всяких опознавательных знаков, явно турки и арабы, с золотыми мечами-хандшарами на толстых шеях.
       - Спелись, блин. Эфэповцы, то бишь военизированный филиал "истинных европейцев", и басурмане. Force Publique назывались, между прочим, отряды бельгийского короля в Конго, которые там негров кромсали за плохое послушание, - дед старательно показывал эрудицию. - А "Хандшаром" - дивизия Ваффен СС из балканских мусульман. Не нравятся мне эти намеки.
       Мама прижала Сашу к себе.
       - Господи, только бы не порознь, а вместе.
       - Эй, свидомые еуропейцы, а кто у вас за Бандеру-то? - кинул в пространство дед, правда не слишком громко.
       Две стопроцентно вежливые дамы занимались проверкой документов. Очередь двигалась довольно быстро и сашина семья, в самом деле, освободилась через какие-нибудь полчаса. Однако и этого хватило, чтобы Сашины веки словно промазало клеем. Взял бы да и улегся прямо на полу.
       Они вернулись в автобус, который вместе с тремя другими развернулся от школы и двинул в обратную сторону.
       - Наконец-то, - сказала мама. - На сегодня игры тупорылых закончились.
       Однако за Гран-Пляс автобусы поехали не направо к центру, а налево, и вскоре покатили среди мокрых пустырей, прочь от города. Тут уж все пассажиры всполошились.
       - Куда это вы нас везете, что за дела? Это как, принудительная депортация?
       Водитель объявил:
       - Если мы вас всех будем развозить по домам, это продлится до утра. Поэтому решено разместить вас на ночь в кемпинге "Кампински". Пользуйтесь, если мэрия угощает. Бар и дискотека будут работать до шести. По пять бутылок пива бесплатно.
       - Фу, какая пошлость, - заметила мама.
       Через двадцать минут автобус остановился, и водитель, ничего уже не говоря, вышел как будто покурить. Неожиданно в салоне появился малый из FP с миниатюрной словно даже игрушечной автоматической винтовкой, в которой Саша, как знаток оружия, узнал грозную Nano Tavor. Дуло смотрело не вниз, не вверх, а на пассажиров.
       - Всем выйти. Машина неисправна.
       Люди, потягиваясь и понемногу матерясь, потянулись к дверям. На площадке стояло три автобуса. За ней, как видно, недавно велись землеройные работы и был выкопан ров, возле которого ожидали утра экскаватор и бульдозер.
       - Строится, надо вас пересчитать, - распорядился эфэповец. "Нелояльные" послушно выстраивались неподалеку от рва, а мать все больнее тискала ладонь Саши. От полосы зеленых насаждений "нелояльных" отделяла цепь эфэповцев, от дороги - цепочка людей с хандшарами. Кто-то из этих уже отвесил оплеуху пацану, который попытался выскочить на дорогу, да так, что тот свалился.
       И вдруг дед заорал:
       - Бейся, кто может. Эта зондеркоманда настроена нас прикончить.
       На пламенный призыв никто не ответил. В ответ лишь ударила в воздух короткая предупредительная очередь. Люди словно в каком-то полусне толкались возле рва, растерянно глядя друг на друга. И хотя логика, разум кричали им о том, что должно вот-вот случится ЭТО, они не могли поверить, что их уютной жизни подошел конец, а со дна рва неумолимо проглядывает небытие.
       Парни в желтых куртках начали взводить затворы.
       - Эх, блин, колбасно-онанасная эмиграция, - горестно протянул дед. - Мозги просрали.
       - Они нас хоть быстро прикончат? - спросил Саша у словно окаменевшей матери.
       И вдруг, прямо в центре площадки, бубухнула свето-дымовая граната, отчего все моментально упали, будто лишившись ног. Одновременно ночную тишину разорвали десятки стволов.
       - Это русаки,- завопил дед с земли,- не опоздали, чертяки, пришли спасать Европу.
       Но поблизости пока были только парни из "FP" и хандшарники. Большинство из них вело стрельбу в сторону ближайшего холма, освещенного сейчас снопами искр от рвущихся ЛЭП. Один эфэповец вдруг подбежал к лежащим людям.
       - Merde,- выдохнул он и направил ствол на распластанные тела.
       Тут дед и прыгнул вперед, с земли, как зверь, и свалил эфээповца ударом головы в живот. Жвахнула очередь, однако ушла куда-то в небо. Как сейчас гордился Сашка своим дедушкой Колей; из старого дурака тот мигом превратился в Монтану Джонса, а то и покруче сделался, разведчиком Николаем Кузнецовым.
       Эфэповец отпихнул было деда своим кованным башмаком, однако подлетел уже проснувшийся Фима Маркин, и врезал кулаком, в котором, сжимал, по старой блатной привычке, камушек. Удар бывшего ростовского урки оказался силен. Ражий парень из "FP" крякнул и согнулся, а затем на его куртке возникло темное пятнышко и он уткнулся лицом в землю. За какую-то секунду-другую рухнули все эфэповцы и хандшарники, которых видел Саша. Упали и застыли. Когда "нелояльные" поднялись, тупо озираясь на трупы тех, кто минуту назад олицетворял судьбу, рядом возникли новые люди. Раз и сгустились из влажной темноты - камуфляж показывал их как бы пятнами, частично. Было их двенадцать - Саша не забыл посчитать.
       - Спокойно, товарищи, угомонитесь, - крикнул по-русски один из них, похоже офицер, в шлеме с непроницаемым забралом и эмблемой в виде красной звездочки с парой удлиненных лучей.- Это гуманитарная помощь к вам подоспела.
       Он быстро подошел к Саше и ткнул бронированным пальцем в львинный коготь, висевший у мальчика на шее.
       - Хорошо, что не снял маячок, поэтому мы точно прилетели. Что с ван дер Вельдом?
       - Убили Карла Ивановича. С шестого этажа сбросили, - сказал Саша, сам удивляясь тому, насколько солидно и веско звучит его голос. Он впервые играл в игры взрослых людей! Мама растерянно переводила взгляд с сынка на офицера.
       - Ладно, злее будем,- сказал тот и дружески хлопнул мальчишку по плечу своей здоровенной бронированной ручищей, а потом вдруг заорал, - гражданским немедленно лечь.
       Офицера было трудно расслышать, поэтому "гражданские" растерянно глядя друг на друга, стали опускаться, кто на четвереньки, кто на корточки, а вот солдаты мгновенно растаяли в темноте. Совсем рядом загавкали автоматы, завыли гранатометы и безоткатные орудия, мощно зашипели ракетные установки. На расстоянии трехсот или четырех метров все это оружие образовало грохочущую стену огня. Женщины и дети отчаянно зажимали уши.
       Когда немного поутихло, прямо на площадку выкатился боевой экраноплан, широченный, приземистый, как летающая тарелка; походя он раздавил два автобуса своим массивным корпусом.
       Дед поднялся с земля, смахивая грязь с пальто.
       - Можно загружаться, товарищ командир?
       Офицер немного помедлил с ответом:
       - Торопиться нам пока рановато, сюда идет звено вражеских вертушек "Викинг". Это серьезные машины. Едва мы полетим над полем, они нам вклепают промеж рогов - и привет.
       - Так вызывайте штаб дивизии, пусть прикроют огнем, - порекомендовал дед.
       - Нет у нас никакой дивизии.
       - Вы из бригады быстрого реагирования "Буран", я вас по эмблеме узнал, - нарочито низким голосом произнес Саша.
       - "Буран"- это неофициальное название. Мы - из двадцать второй аэромобильной бригады российских ВС, входящей в ограниченные международные силы Евразийского Содружества.
       - А я вас знаю, маска, - подключился дед. - Эти силы появились всего пару дней назад, после дикой драки на заседании Совбеза ООН, когда российский посол нокаутировал американского, а до окончания голосования приходилось отбивать атаки полиции стульями.
       - Правильно, дедушка. - отозвался офицер. - Поэтому мы все делаем осторожно, как беременные женщины. Нам ни авиационного прикрытия не положено, ни артиллерийской поддержки, ни подкрепления. В противном случае это будет называться не полицейская, а военная операция, и на нее нужна санкция ООН, которую опять взяли под контроль западники. А противник сейчас пускает в ход регулярные подразделения Единой Европы, две аэромобильные дивизии...
       Песок, вынутый землекопами-гробокопами из рва и превратившийся в насыпь, прикрыл экраноплан от ракетного залпа с вертолетов. Экраноплан, в свою очередь, ответил из бортовых ЗРУ и весьма удачно. Один вертолет взорвался сразу, два других, дымясь, стали по-быстрому отваливать. Но три вражеских геликоптера пошли в новую атаку и на сей раз с южнойстороны, где не было насыпи.
       - Это мне уже не нравится, - сказал офицер.
       И тут кто-то стал угощать вражеские вертушки со стороны автобусной остановки, что располагалась южнее. Союзник обладал солидной огневой мощью и был безупречно точен. Вертолетам противника не помогли ни тучи выпущенного ими маскировочного аэрозоля, ни средства РЭБ, ни стаи тепловых ловушек.
       Одна машина загорелась и спустя секунду громогласно воткнулась в землю, другая стала крениться на один борт и, напоминая полудохлую рыбину, "уплыла" куда-то на восток, третья, повыписывав всякие фуэте и пируэты, неожиданно превратилась в тучу светлячков.
       - Отлетались птички... Да кто же это там жвахает, словно зенитная батарея?- недоумевал майор, а потом что-то рассмотрел сквозь свое забрало.- Девушка на остановке, ебашит всех врагов, как богиня. Верь не верь. Ладно, загружайся народ, эти гады на время отстали.
       И не осталось следов прежней замедленности и сонливости. Люди пулей вносились на борт экраноплана и занимали места в десантном отсеке. Через пару минут машина могла уже закрыть бортовые люки и двинуться в путь. Напоследок Саша заметил девушку - ту самую, стрелявшую с автобусной остановки - в зареве от горящих вертолетных "трупов". Даже на расстояния в сто метров он увидел, что у нее хрупкая фигурка, короткие волосы и... что она помахала ему рукой.
       Когда экраноплан уж пересек береговую границу, из облаков вынырнули два штурмовика, похоже, что из люфтваффе Объединенной Европы. Саша, прилипший к иллюминатору, увидел лишь черточки на небе. Экраноплан тут же вжарил из бортовых автоматических пушек, но толку было, как при стрельбе из рогатки по стрижам.
       Однако, когда первый штурмовик дал залп, и стал виден стремительный ракетный факел, Саша заметил НЛО. Слегка светящийся объект, немного в стиле морковки, для которого не существовало законов Ньютона.
       Летающая морковь как-то оттянула в сторону пущенную штурмовиком ракету - словно зацепила струну - и взрыв лишь оплавил песок на прибрежной полосе. Следующую ракету этот объект будто проглотил, ее факел просто исчез. Затем "морковка" мгновенно сдвинулась в сторону штурмовика, летящего ниже, и он разом превратился в ворох разлетающихся огоньков. Второй штурмовик тут же смылся в облака.
       - Обосрался пилот, - с облегчением произнес кто-то из солдат "Бурана", - полетел штаны стирать.
       Экраноплан беспрепятственно уходил в открытое море и Саша вскоре потерял "морковку" из виду. Из солдат как будто никто не заметил ее. Не видел ее никто из пассажиров экраноплана - сейчас часть из них отрубилась и захрапела ввиду обилия переживаний, другая часть оживленно клеймила позором ООН и нацистов.
       Спустя четыре часа экраноплан приводнился в открытом море, и к нему подошло пассажирское судно по имени "Малая Земля", надпись на его корме указывала порт приписки: Санкт-Петербург. В неясном отдалении, почти что сливаясь с солнечными бликами на тихой воде, просматривались контуры конвойного стелтс-корвета. Трубчатый трап, спущенный с борта "Малой Земли", соединился с выходным люком экраноплана и беженцы стали перебираться с одного транспортного средства на другое. На борту теплохода представитель российского посольства в Дании ставил всем визу в паспорт, а людям, потерявшим бумаги, еще и выправлял новый документ. Затем спортивного вида девушки препровождали беженцев в каюты. Какая-то часть эпопеи закончилась.
       - А вы видели летающую тарелку? - поинтересовался Саша у офицера, который напоследок выглянул из люка экраноплана, чтобы оценить результаты проделанной работы.
       Тот нехотя отозвался:
       - Ну, видел... Только, пацан, об этом никому. Какие же мы герои, если за нас какая-то морковка инопланетная воевала, да еще девушка в перерыве между свиданиями. Сам понимаешь.
       - Ладно, я молчок.
       Командир спецназовцев подарил Саше на прощание маленький кусочек штурмовика, упавший вниз. Обломок того самого самолета, что не смог добить беженцев. Полоска от бывшего фюзеляжа была завязана в узел, вернее в своего рода металлический цветок вполне подарочного вида. Какая же сила была у летающей "морковки", если она смогла сотворить такой подарочек? Чрезвычайно накачанная, но очень управляемая сила.
       Офицера звали майор Вячеслав Лялин, но его лица ни Саша ни другие спасенные так и не увидели. "Я не модель - незачем", - кратко объяснил спецназовец и захлопнул люк.
       А когда и дедушка, и мама мирно дрыхли на койках под мерное биение близкого гребного вала, Саша одел куртку и поднялся на открытую палубу в районе кормы- там почти не дуло и никто уже не гулял. Луна серебрила пенную дорожку кильватера, с неба подмаргивали аметистовые и сапфировые глазки звезд, а на востоке, где лежала Россия, занималась заря. Саша подумал, что непременно станет моряком, как папа, а еще лучше моряком на Титане, где океаны еще совершенно неизведанны. Потом почувствовал чье-то присутствие. Немного поозирался и увидел странный объект, да что там объект, ту самую почти никем не опознанную летающую морковь, которая недавно перекрутила в фарш вражеский самолет. Сейчас она неотрывно следовала за судном.
       Морковь каким-то незаметным движением стала ближе и оказалась совсем рядом с мальчиком. Теперь НЛО был неуловимой формы, неуловимого цвета и вообще вызывающий сомнения - реальный он или приснился. Но Саша не трусил, ведь совсем недавно эта штука помогла отделаться от приставучего врага.
       Объект стал вибрировать и мальчик услышал вначале невнятные, а следом и вполне разборчивые слова:
       - Эй, гардемарин Александр Берг, не хочешь ли поздороваться с отцом?
       Вот так номер! Папа стал этой морковкой... Но почему нет? Трупоглот тоже был оборотнем.
       - Па, а ты, случаем, не умер ли? Люди ведь такими не бывают.
       - Люди разные бывают. Я вот и в гости могу ходить. Согласен, казак Сашка Майков?
       Это точно папа. Кто еще может так неуместно использовать слово"согласен"? И даже приятно, что твой родной отец не какой-нибудь там менеджер, приклеенный как сопля к стулу, а лихо летающий объект. При том довольно могущественный. Вообще, это круто.
       - Но, папа, в таком виде, ты уже никогда не сможешь жить вместе с нами.
       - Наверное. Если только мама не станет художником- абстракционистом. Однако я вас не брошу, честно. И ты ей пока ничего не говори про меня, пропал, дескать, да и все равно никакого толку от него не было.
       - Па, а что будет с нами? Я не про себя, а вообще про всю планету; по-моему, фигня какая-то творится.
       - По-моему, тоже. Но всё началось не сегодня. Несколько тысяч лет назад некто, назвавший себя правителем второй небесной долины, подарил людям яичко, и не простое, и даже не золотое, а дающее власть над драконами, и еще способность видеть Преднастоящее и Посленастоящее, а также входить в огромный океан времени, в котором привычный нам мир всего лишь узкая полоска тверди.
       - И это пошло людям на пользу?
       - Наверное, это пошло на пользу развитию человечества, если считать, что одни могут развиваться, высасывая соки из других.
       - И тогда что теперь нового?
       - Ничего. Просто эти грабители встретились со мной.
       - Яйцо у них?
       - По счастью, оно спит во глубине тянь-шаньских руд вместе с тремя ключами... Но возможности, которое оно дает, практически уже достижимы современной наукой. Наука теперь может обеспечить самый страшный вампиризм всех времен и народов, когда одни отбирают у других будущее.
       - Па, ты им не отдашь будущее? Я ведь собирался стать моряком на Титане - я про спутник Сатурна.
       - Вот те на, и я собирался. Но у тебя получится, потому что время жадных уходит.
       Морковка вытянулась, как будто собиралась сорваться с места, но вместо этого просто исчезла. А Саша пошел в каюту, чтобы подумать о том, почему все-таки его мама рассталась с папой.
      
       Тюрин Александр
       Осень-зима 1996- 1997 (черновик), ноябрь 2011 (доработка)

  • Комментарии: 3, последний от 18/05/2016.
  • © Copyright Тюрин Александр Владимирович (alexander-tyurin@inbox.ru)
  • Обновлено: 17/05/2013. 573k. Статистика.
  • Роман: Фэнтези
  • Оценка: 7.75*4  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.