Тюрин Александр Владимирович
Луч из тьмы

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Тюрин Александр Владимирович (alexander-tyurin@inbox.ru)
  • Обновлено: 17/12/2014. 12k. Статистика.
  • Фрагмент: Фантастика
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация и начальный ознакомительный фрагмент книги А.В. Тюрин "Луч из тьмы", серия "Зона Посещения", М., АСТ, 2014. "Хармонтская Зона Посещения. 2020-е годы. Владелец корпорации "Монлабс" Дюмон обуреваем идеей создания новой жизни, каковой еще нет на Земле, и уверен, что Зона поможет ему превратиться в демиурга. Орудием Дюмона становится Лауниц - неудачливый режиссер, пациент психиатрической клиники и банкрот, которого мафия ставит на "счетчик". В его мозг имплантирована память пропавшего без вести в Зоне сталкера, которому, скорее всего, удалось найти самый загадочный артефакт - "смерть-лампу". Вместе с наемниками "Монлабс" и женой пропавшего сталкера Лауниц идет к "сердцу" Зоны по самому опасному маршруту. Тем временем иноматериальная жизнь начинает выходить из Зоны в город, трансформируя то, что может подчинить, и разрушая все остальное. И только Лауниц, человек, представляющий собой двойную загадку, способен остановить ее."


  • иллюстрация к роману А.В. Тюрина

    Александр Тюрин

    Луч из тьмы (фрагмент)

      
       Глава 1. Город и мир смотрят на Зону
      
       Сэр Роджер Дюмон. Олимпиец
      
       Будучи, мягко говоря, состоятельным человеком (из тех 13 людей, кто очень многим владеет и почти всё решает на этом свете) Роджер Дюмон, тем не менее, имел некоторые слабости. Например, он любил игровые нейрокартриджи. Да к тому же совсем левые, из периодически разоряемого полицией гнездовья нелегальных производителей на Мэй-корт.
      
       Вряд ли они претендовали на нечто большее, чтобы сварганить контрафактного "Демиурга" и чуть-чуть заработать на пожрать и оттянуться, но пользователя этих картриджей ожидал полный улет. Если, конечно, воспользовался киберпространственным расширением. Сперва он будто засыпал в душной кладовке. Потом прорастал сквозь мглу, словно безразмерная невидимая грибница, которая могла проникать в любую плоть и расщеплять любой материал. Весь мир становился проницаемым, доступным, сексуальным.
      
       То ли у парней с Мэй-корт просто не ладилось с цветоделением и пикселизацией, то ли эти представители народностей ашанти и тутси имели свой взгляд на природу вещей.
      
       Улёт завершался тем, что сэр Роджер, словно обычный прыщавый пацан, приходил в себя от холода и голода, потому что эта штука перенапрягала мозги и добиралась до энергетических депо, поедая даже жирок на животе. И тогда он звал Яманаку, который переодевал хозяина и начинал кормить изделиями своей молекулярной кухни, где даже кровь по вкусу и виду напоминала изысканное вино из подвалов замка Шато-Лафит.
      
       Сэр Роджер Дюмон, председатель правления и владелец контрольного пакета акций корпораций "Монсанто" и "Монлабс" (бывшей "Дюпон де Немур"), совладелец ряда банков Федеральной и Тихоокеанской резервных систем, последний год любил проводить время в своей резиденции в Блю-Маунтайнс к северу от Хармонта. Резиденция охватывала поликарбоновым поясом мощную гранитную скалу и картинно нависала над пропастью в триста метров.
      
       И чего только не позволяют учудить современные материалы, созданные механохимическими манипуляциями с молекулами и кристаллическими решетками? Кровать, размером напоминающая лужайку, словно парила над пропастью, чему весьма способствовал пол из кристаллического металлостекла - тот становился прозрачным, едва встанешь на него. В пропасть, вернее в нижележащую долину, заросшую серебристой пихтой, мог спуститься прозрачный лифт на невидимых наноуглеродных тросах.
      
       Такой же лифт Дюмон хотел провести на орбиту, в свою геостационарную резиденцию, но пока еще не удалось получить соответствующего решения профильного комитета ООН. Летать туда на орбитальном самолете он не собирался - не в его привычках было полагаться на Бога - существовала вероятность не добраться из-за какой-нибудь дурацкой случайности, вроде срыва теплоизоляционной плитки. А дурацкие случайности он не любил. Так что всем своим земным резиденциям, даже дому-геодезику, плавающему в лагуне на одном из полинезийских островов, сэр Роджер предпочитал хармонтское "Гнездо птеродактиля".
      
       Может, потому что Зона отсюда представала как на ладони. Она проходила от южного склона гор, широким клином через смешанные леса, которыми поросли предгорья, вклинивалась через северную окраину в Хармонт. И, всё более сужаясь, завершалась в прежнем центре города. Сверху Зона иногда напоминала руину погибшей цивилизации, порой постапокалиптический мирок, где изрядно позабавлялись зомби. Иногда поверхность чужой планеты, затянутую облачной пеленой. В этой пелене шли циркуляции, регулярные и спонтанные, иногда вихри вздымались вверх, но не больше, чем на километр от поверхности. Периодически образовывающаяся толстая облачность была насыщена аммиачными молекулами, стабилизированными неизвестным полем. Она не только поглощала солнечные лучи, из-за нее не проходили радиоволны и выпадал дождь со следами аммиака.
      
       А порой Зона казалась сэру Роджеру Дюмону разрастанием плесени или рваной раной, наполненной личинками. Да, личинками, которые превращают бывшую человеческую среду обитания в подходящий для себя субстрат. Не правда ли города похожи на жуков, думалось Дюмону. Этот жук явно заражен какой-то дрянью и все хуже передвигает ножки. Хармонту сильно не повезло в борьбе городов-жуков за выживание.
      
       Сэр Роджер унаследовал от предков способность грезить наяву. И в этих грезах Зона из гнездилища инопланетных ужасов превращалась милую курочку, несущую золотые яйца.
      
       Идея универсального семени давно сидела в сознании владельца "Монсанто" и "Монлабс" . И была связана с профилем этих корпораций.
      
       "Монсанто" производила семена, которые использовала основная масса всех сельскохозяйственных производителей на свете, от держателей стоярусных оранжерей в Китайском море до последнего голопопого крестьянина на Папуа. Семена "Монсанто" давали лишь один урожай и выросшие из них растения были стерильны. За семенами для следующего урожая даже самый распоследний и голопопый должен был снова обращаться к ближайшему дилеру корпорации. Чтобы добиться "семенной" власти "Монсанто" провела огромную работу по всему земному шару. Продавливала хитрые законы, подкупала политиков и медийщиков, легко давала кредиты, насылала на непокорных земледельцев дроны "международных сил" и наемников из ЧВК. Те могли с помощью мимических масок из нанопланта беспроблемно прикинуться местными бандитами - парнями с мачете, которым ничего не стоит отчикать голову.
      
       "Монлабс" создавала сперму и яйцеклетки с модифицированным или искусственным геномом, от которых происходили кошки со светящейся шерстью, прозрачные хомяки, куры без ног и крыльев, живое филе. И все это было стерильно, для приобретения следующего поколения прибыльной живности опять-таки надлежало обратиться к дилерам корпорации. На своих клеточных плантациях "Монлабс" производила плюрипотентные клетки, из которых можно было вырастить всё, что угодно. От элегантных рожек на лбу до дополнительных гениталий (что, между прочим, пользовалось бешенным спросом у людей, продающих секс-услуги). Еще одним направлением бизнеса были эмбриональные "завязи" органов, которые вырастали прямо в упаковке внутри человека-фабрики, где-нибудь в Молдавии или Бангладеш, для последующей продажи на рынке трансплантатов.
      
       Сэру Роджеру Дюмону было за восемьдесят, и своим телом он замечательно демонстрировал успехи своей корпорации. Его сердце, прямая кишка и мочевой пузырь были выращены из "завязей" на донорских живых фабриках и затем трансплантированы. (Но он помнил то время, когда его моча выходила через катетер в пакет, прилепленный к его ноге.) Предотвращая апоптоз клеток, десант медботов регулярно проводил теломеризацию его генетического вещества в самой дорогой на свете клинике "Исида". Физиологически он был можно даже сказать молод, но психологически дряхл. Дюмон не любил общаться с людьми вживую, будто устал от этого за тысячу лет. Генеалогия его уходила в темное Средневековье, где хищные франки, смешавшись с жадными норманнами, плыли к богатствам Иерусалима и Константинополя.
      
       Несмотря на нелюдимость, глобально действующие программы давали Роджеру Дюмону доступ к распределенным "облачным" системам наблюдения. Сэр Роджер имел возможность слышать, видеть и осязать почти всё на свете, "подключиться" практически к любому человеку на свете, о чем любой и не подозревал. Ведь практически любой мог незаметно для себя вдохнуть рой микроустройств, которые ассемблировались в его теле, например, в скрытый коннектор. Сэр Роджер чувствовал, как булькают пузырьки в кишечнике у голодного ткача в Бомбее, как бурлит кровь у мачо в Мехико, когда он пялится на жену соседа, моющую лестницу, как зависть сдавливает горло при виде шикарного особняка у галичанского полотёра в Швейцарии.
      
       Множество источников жизни и смерти сходилось в виртуальные конечности Роджера Дюмона, как у синеликого Шивы. Конечностей было множество; нейроинтерфейсы, встроенные в синаптические связи его нейронов, превращали мысли в действия машин и людей, а действия машин и людей в его ощущения.
      
       Дюмон и его корпорации проникали в мир всё глубже, как грибковая плесень в старую буханку хлеба.
      
       Любой регион планеты, любая точка на карта могла получить право на производство живой материи только от него. Мановением своей виртуальной руки сэр Роджер давал людям и животным семена, споры, сперму, яйцеклетки, ростки, эмбрионы, стволовые клетки, побеги, органы; всё, что идет в пищу, возвращает здоровье и продолжает род.
      
       И одним движением виртуальной руки сэр Роджер мог убивать, оставаясь неузнанным. Например, изменить содержание химикатов в любых продуктах питания или внести вирус в органы, клонируемые на живых фабриках. Мог вызывать у женщин целой страны бесплодие или наркотическую зависимость у тинейджеров какого-нибудь государства, разжечь похоть в отношении любого бесполезного или мутагенного товара.
      
       Но то, что делал сэр Роджер с помощью "Монсанто" и "Монлабс" было лишь использованием, дополнением или ограничением нашей природы. А он хотел творить природу новую. И Зона представляла такую природу, пока еще необузданную и не приносящую деньги.
      
       Подкрепившись с помощью молекулярной кухни Яманаки, сэр Роджер с помощью киберпространственного расширения, воспарил над Зоной, которая сегодня как никогда напоминала цветок, способный дать замечательный плод при надлежащем старании. А потом внезапно вошел в боди-коннектор одного из своих сотрудников. Зигмунта Берковски, шефа отдела прорывных исследований, сэр Роджер "застукал", когда тот использовал нестандартные игрушки в общении с сотрудницей прямо в рабочее время. Голос босса вдруг материализовался при помощи нейроинтерфейса в слуховом центре подчиненного, немного напоминая при этом громовой голос олимпийского бога. Однако босс совсем не собирался укорять своего талантливого подчиненного за небольшие шалости.
      
       - Зиг, дружище, подготовьте мне человека, который способен будет пощупать Зону на предмет золотых яичек, очень такого резкого человека, который разозлит ее и она покажет, на что способна.
      
       Приобрести эту книгу можно в интернет-магазинах "Лабиринт" http://www.labirint.ru/books/450971/ , "Ozon.ru" http://www.ozon.ru/context/detail/id/29087419/ , "Литрес" http://www.litres.ru/aleksandr-turin/zona-posescheniya-luch-iz-tmy/
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Тюрин Александр Владимирович (alexander-tyurin@inbox.ru)
  • Обновлено: 17/12/2014. 12k. Статистика.
  • Фрагмент: Фантастика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.