Тюрин Александр Владимирович
Формула истории

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 3, последний от 16/11/2007.
  • © Copyright Тюрин Александр Владимирович (alexander-tyurin@inbox.ru)
  • Обновлено: 12/09/2013. 89k. Статистика.
  • Статья: Публицистика
  • Оценка: 7.41*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автор рассматривает развитие Руси как большой социальной системы, взаимодействующей с тяжелой внешней средой. В частности, оценивает, как повлиял малый ледниковый период и другие естественные факторы на эту внутриконтинентальную территорию, и почему процессы самоорганизации возродили систему Русь после коллапса Смутного времени. В эссе опробуется новый междисциплинарный подход, называемый "исторической механикой". 2007 г.


  •    Александр Тюрин
      
       Формула истории. Эссе из области исторической механики.
      
       Часть Первая
       Пролог. Полет на метле времени
       Когда "и скучно, и грустно, и некому руку подать", потому как неизвестно, что от этой руки останется, я медитирую на фотографиях спутников Юпитера. Или же представляю, как будет выглядеть Земля через миллион лет. Какие забавные очертания будет иметь материки (Южная Америка уплывет от Северной, а Африка, наконец, сольется с Европой), какие веселые животные, похожие на разожравшихся Микки-Маузов (сплошные грызуны), будут населять ее. На этой Земле не будет с гарантией ни одного человека, ничего не останется от каких-либо других носителей информации и дезинформации, в толщах осадочных пород сохранятся лишь самые примитивные вещи типа пивных бутылок, которые будут приняты инопланетянами за раковины моллюсков. Это будет истинный конец истории, в отличие от того лживо-пропагандистского, который придумал либерал Фукуяма.
       Я дрейфую в сторону нашего времени и где-то в точке "сто тысяч лет н.э." вижу последние признаки человеческой активности - квазиживые киберорганизмы, издыхающие из-за морального старения программного обеспечения. Совершаю еще рывок, в точку "десять тысяч лет н.э.". Тут еще встречаются люди, с тройным набором хромосом и микророботами, включенными в состав клеточных органелл, с густым покрытием из симбиотических растений. Социальные институты этих людей будут напоминать пчелиные и муравьиные семьи. Вот я добираюсь до XXII-XXIII веков н.э. Этот мир еще населен похожими на нас личностями, разве что c киберразъёмами на разных интересных местах, и рожками да копытцами согласно последней генноманипуляционной моде. На политической карте найдутся и некоторые существующие ныне государства, которые решили опереться на традицию и консервативные ценности, однако большую ее часть занимают аморфные образования типа "Федерации кочующих хакеров", "Великое Серверство Майкрософт" и "Гейропейское сообщество". И, действительно, взгляд сверху показывает догорающий постиндустриальный мир - костры кочевий и замки феодальных властителей с потайными нанотрубчатыми лифтами, ведущими в космические донжоны. А надпись на скале рассказывает, как демон глобализации разрушил большую часть национальных государств и культур ради сверхпотребления и сверхвласти мировой корпоративной элиты, но оказался неспособен противостоять искусственным интеллектам, погрязшим в сепаратизме, и нанотехнологиям, находящимся на службе у Аль-Искина. Анимированные же фрески на стенах монастырей продемонстрирует, как средства производства вышли из состава производительных сил и начали самостоятельную жизнь.
       Пролетаю сквозь наше время, когда транснациональные корпорации еще делят мировые ресурсы и захватывают контроль над сознанием с помощью нейролингвистического программирования, превращая инженеров в брокеров, рабочих в (кроко)диллеров, учителей в спамеров, а людей - в жующее стадо консуматоров, когда человечество заставляют отказаться от освоения космоса ради искусственных потребностей жирного "золотого миллиарда", а русское государство увечат на прокрустовом ложе Постиндустриала. Мозги - в ведро, половые органы туда же, конечности лучше укоротить, затем можно подтянуть морщинки.
       Совершаю последний прыжок назад и торможу на середине IX века н.э. Краткосрочный климатический оптимум. Самое время для появления чего-нибудь хорошего. В это время в восточной Европе летописи отмечают пардусов (гепардов) и каких-то больших рептилий, то ли ящеров, то ли коркодилов (крокодилов).
       Но сперва определюсь с темой. Что поддерживает и что разрушает государство? Почему, несмотря на множество катастроф, уже на протяжении 1100 лет на восточноевропейской равнине существует русское государство - если точнее, цепочка русских государств, каждое из которых является органичным преемником предыдущего. И не встроена ли катастрофа в модель развития русского государства?
       На второе зафиксирую свой понятийный аппарат.
       · Государство - это большая открытая система социального характера, поддерживающая свой гомеостаз, то есть устойчивость своего внутреннего состояния, за счет организационных связей и скоординированных реакций на воздействия внешней среды.
       · К внешней среде относятся полезные ископаемые, почвы, воды, энергетические ресурсы, а также другие социальные системы (государства, племена и т.д). В отношении человеческого индивидуума по отношению к государству возможна двойственность. Он может быть элементом государства X, и одновременно являться элементом внешней среды, например относиться к международному преступному сообществу Y.
       · Социальная система связана с внешней средой через точки входа и выхода, потребляя из нее полезные вещества, энергию и сбрасывая в нее метаболиты и излишки энергии. Точно также объекты внешней среды воздействуют на социальную систему.
       · Понижение энтропии в социальной системе достигается за счет повышения энтропии во внешней среде, в том числе, в других более слабых социумах (что следует из второго закона термодинамики). Этот можно обозначить как положительный баланс взаимодействия с окружающей средой, или как "социальный вампиризм".
       · Система, у которой в результате взаимодействия с внешней средой растет энтропия, является системой-донором. Такая система имеет большие проблемы с поддержанием гомеостаза и является кандидатом на исчезновение, что можно предотвратить, к примеру, упрочением вертикальных связей или ее миграцией в другую внешнюю среду.
       · Системы-вампиры обладают большей силой устойчивости, чем системы-доноры, они способны к быстрой перестройке организационных связей за счет энергии внешней среды.(То что принимается за "свободу" является на самом деле мерой сложного порядка)
       · Энергия, не потраченная на создание связей, должна из системы удаляться, иначе она будет снижать ее устойчивость (настоящая свобода для системы хуже яда)
       Русь речная
       Есть множество описаний природно-климатических условий Русской равнины, созданных талантливой научно-художественной рукой Соловьева, Ключевского, Ильина. Географические атласы свидетельствуют о том, что граница исторической России проходит по изотерме января -8 град. и о том, что большая часть её территории уже около 500 лет находится за изотермой января -20 град. (Русская цивилизация фактически начиналась там, где заканчивалась цивилизация Западная, которая в античное время не могла преодолеть границу изотермы января 0 град., лишь в позднее средневековье пересекла январскую изотерму -4 град., и только с индустриализацией, железными дорогами и накоплением огромных финансовых средств от эксплуатации колоний стала забираться в пределы изотермы января -8 град. При том стараясь держаться неподалеку от незамерзающих океанических вод, что обеспечивали дешевую круглогодичную транспортировку грузов). География свидетельствует и о том, что вся территория Русской равнины открыта арктическим ветрам и о том, что у нее практически нет незамерзающих морских портов и рек, и о том, что большая часть ее территории - зона рискованного земледелия с очень коротким сельскохозяйственным периодом. (Это на протяжении многих столетий означало, что не успел хозяйствующий субъект провести весь цикл сельскохозяйственных работ за 3-4 месяца (в Европе, благодаря Гольфстриму, отведенный срок минимум в два раза больше) или же погодные аномалии помешали ему в этом - и он с большой вероятностью становится трупом.
       Справочники свидетельствуют также о том, что русский дом будет тяжелее среднеевропейского дома в три раза (более мощный фундамент и стены), что он будет гораздо больше потреблять энергии и чаще требовать ремонта из-за сезонных температурных колебаний и твердых осадков. Тоже относится и к русским дорогам.
       Еще хорошие авторы отмечают, что у Русской равнины нет естественных границ. Это вело, во-первых, к легкости вражеских вторжений, а во-вторых ее население тонко размазывалось по все более растущей территории, что одновременно понижало интенсивность взаимодействий.
       Начало социальной системы "Русь" было относительно случайным. Климатический оптимум IX-XIII веков сместил сроки замерзания рек и открыл балтийско-черноморский и балтийско-каспийские пути. (В то же время ныне ледяная Гренландия, как скорее всего и Шпицберген, представали зеленой страной, а Ньюфаундленд был местом, где выращивается виноград).
       Европа этой эпохи испытала демографическое давление не с юга или востока, а с севера. Варвары с побережий Балтийского и Северного морей (к коим относились и поморские славяне, и скандинавы, и финны, и балты) сильно размножились благодаря потеплению, но сохранили большие размеры тела и агрессивное сознание от более суровых времен. Потоки мышечно развитых и волевых северян двинулись, как жидкость в область пониженного давления, по всем открывшемся путям. И некоторые из них, что пытались проникнуть в богатые страны Передней Азии, стали первыми русскими чиновниками. (Теория норманнизма лжива потому, что объявляет этих варваров носителями более продвинутой западной культуры, но на самом деле они были только носителями власти, да и к западной католической культуре не имели никакого отношения. К тому времени, когда католический Запад окультурит, ассимилирует, а кое-где истребит северян, их экспансия на Русскую равнину давно уже прекратится.)
       Северные варвары двигались по воде, на восточноевропейских реках они создавали опорные базы. В речных долинах они встретились со славянами и ославянивающимися балтами, угрофиннами и скифоиранцами. С одной стороны рослые волевые мореходы в рогатых шлемах, много повидавшие, с разными колюще-режущими предметами в руках, с другой - редкое население, мирно осваивающие дикий ландшафт с помощью подсечно-огневого земледелия (у славян) или хозяйства присваивающего типа (у еще более редких угрофиннов), не изведавшие жестокой конкуренции в борьбе за ресурсы. Они встретились, оценили силы и распределили роли. Одним - работать, другим - отдыхать, пардон управлять.
       Управляющие ходили в полюдье, собирали дань с работяг и везли ее в Переднюю Азию (куда и нынче стремится любой уважающий себя курортник), там омывали сапоги в теплом море, знакомились с тайнами переднеазиатских жриц любви и набирали в местных лавчонках разные предметы роскоши.
       И хотя первой русское государство было образовано с помощью воли и принуждения, ничего дурного и отсталого в этом нет.
       Такие же северные варвары (друзья и родственники наших рюриковичей), приходя в Европу с моря и двигаясь вдоль рек, грабили и создавали свои колонии. Интересно, что у нас известно только пару случаев лютой расправы северян с местным населением - подавление восстание Вадима и антидревлянская операция. А вот в Европе северяне церемонились куда меньше - французы, ирландцы, англичане, немцы, итальянцы драпали от Рагнара Кожаные Штаны, Рольфа Рагнвальдсона и других подобных персонажей во все стороны. Более того, именно в Европе furore normannorum (северный ужас) стал настоящим организационным оружием. Furore Normannorum libra nos, Domine (cпаси нас, Господи, от северян). В результате одни северяне стали защищать от других северян - естественно, за хорошее вознаграждение.
       Несмотря на то что северная власть попирала, подавляла и т. д., она была объективно прогрессивной. Для русской равнины это было началом организационных связей почти на всей ее протяженности. Более того, это был период распространения проторусского славянского языка на все том же немалом пространстве. Вокруг северных дружин, как центров кристаллизации, быстро оформился обширный слой воинов и управленцев второго эшелона, это были представители поднепровских славян - которые и распространили свой язык на всей территории речной колонизации. Это было временем создания единого культа - вначале это был перунизм, потом христианство, что легло в основу единой культуры.
       И хотя Святослав чуть было не утащил русское государство в более теплые края, за Дунай, к концу 10 века оно состоялось. Нарекаю его Русь Речная.
       Целью функционирования Руси Речной являлось стабильное взимание дани, однако устойчивость системы в первую очередь зависела от предотвращения негативных воздействий внешней среды. А географическое положение Руси Речной - ворота между степями Азии и степями центральной Европы - предусматривало постоянное взаимодействие с кочевыми системами. Кочевые орды - это главные генераторы энтропии в средневековье. Для прокорма одного кочевника требуется сто гектаров (и то эти гектары непостоянны), для прокорма крестьянина половина гектара. То есть кочевнику для нормального существования надо уничтожить или хотя бы ограбить и обречь на голодную смерть двести крестьян.
       Да, в системе Руси Речной власть еще очень мало отличается от завоевателей. Но она значительно предпочтительнее примитивных разорителей-кочевников с их набеговой экономикой, которая не оставляла шансов на выживание оседлому населению. А после того, как Святослав добил рыхлую и довольно незлобную Хазарию, начались главные неприятности. Азия, где также был влажный содействующий размножению климат, стала выбрасывать в Европу одну орду за другой. Угры, печенеги, выходцы с верховьев Иртыша - кыпчаки. Меня можно упрекнуть в антиазиатском настрое, но никогда люди сохи и люди седла не взаимодействовали дружно, несмотря на усилия современных гуманитариев доказать, что кочевники хотели лишь культурного обмена. Нам достаточно заглянуть в русские летописи, чтобы понять - на протяжении сотен лет Степь измывалась над Русью и жила за ее счет, интересы степняков и оседлых были прямо противоположны. Права кочевника попирали права крестьянина. Что для них одних - пашня, для других - пастбище. Что для одних собранный урожай, для других - легкая добыча. Что для одних - человек, жена, ребенок, для других - раб, рабыня, самый ликвидный товар того времени.
       Кыпчаки по прозвищу половцы (желтые, но скорее желтокожие, чем желтоволосые) налетали осенью, когда мужики еще в поле завершают сбор урожая, захватывали хлеб, женщин и детей, обрекая деревню на частичное или полное вымирание зимой.
       Но моряки-речники быстро пересели с дракара на коня и сменили зверский рогатый шлем на благопристойный шишак. Во времена Мономаха мы видим такую русскую конную дружину, которая заткнет за пояс любых азиатских нукеров. Другое дело, что степняки еще берут массовостью своей конницы и неожиданностью нападения. Кочевые системы сами создают "точки входа" в слабоорганизованную систему Руси Речной, где хотят и когда хотят. Создание нормальных условий для сбора дани в свою пользу, борьба с перманентной внешней угрозой облагораживает северную власть, укрепляет вертикальные и горизонтальные связи в Руси Речной - эта тема станет для русских государств традиционной.
       Однако Русь Речная все же теряет безопасность на южном фланге, хиреет балтийско-черноморский путь, страдающая деревня мало-помалу потянулись по рекам с черноземного и плодородного юго-запада на бедные суглинки северо-востока.
       От Руси Речной последующим поколениям русских досталась транзитность государства. Именно тысячелетняя транзитность один из главных атрибутов русскости. Под воздействием неблагоприятных энтропийных факторов вроде бы некочевой русский человек легко перемещается по огромным, как правило, малопродуктивным и холодным пространствам (а только такие открыты перед ним всегда); вслед за трудовыми мигрантами идет и власть, а иногда и сама прокладывает им дорогу.
       Образование северо-восточного района притяжения и оскудение юго-западного, а также достаточная локальность половецких набегов (юг), немецких и шведских походов (северо-запад) привело к естественным центробежным тенденциям. Плюсы от безопасности на северо-востоке перевешивали минусы от понижения интенсивности сельского хозяйства и пространственных разрывов.
       Немногочисленное население (едва ли больше миллиона) размазывается по обширнейшим территориям, это создаёт еще одну традиционную проблема русских государств. Протяженность и трудность коммуникаций (реки замерзают зимой, дороги превращаются в топь весной и осенью) ослабляют, а то и просто перерезают организационные связи, затрудняют концентрацию трудовых и воинских усилий. У местных властей возникает естественное сепаратистское желание - пойти по наиболее легкому пути - добиться локальной управляемости за счет повышения хаотичности в системе в целом. Но, как правило, сепаратисты не догадываются, что они все еще часть большой системы и хаос бумерангом вернется к ним.
       Русский сепаратизм первой волны привел к распаду команды рюриковичей. Расхождение было даже большим, чем в западной Европе, за счет больших пространств мы получили не западную феодальную пирамиду, а нечто напоминающее компьютерную игру. Каждый рюрикович мог претендовать на престол другого рюриковича, для чего входил в коалиции с третьими рюриковичами, спокойно привлекал внешние силы (даже самые варварские-грабительские в лице тех же половцев), и пытался умаслить вече и стоящую за ним торговую верхушку в интересующем его городе. На последнем этапе некоторые городские верхушки уже настолько окрепли, что сами нередко подбирали себе рюриковичей и вели себя, как феодальные властители, по отношению к подчиненным городам, так называемым пригородам. (Например, Владимир был пригородом Суздаля, а Москва пригородом Владимира).
       Это царство свободы было конечно нестабильным, далеким от гомеостаза и любое масштабное внешнее воздействие могло легко его разломать.
       Кстати, чуть не забыл. Национал-демократы из соседних стран и даже историки из ЦРУ наводняют сеть и бумагу дезинформацией, что этнос первого русского государства не имеет отношения к последующим, к "москалям". Однако неистовый Роланд, позднее ставший героем французского эпоса, говорил на немецком, а Ричард Львиное Сердце, герой английской истории, говорил на французском и был к тому же иной веры, чем современные англичане. Современный же русский человек при небольшом усилии разберет Русскую правду, составленные при Ярославе, да и эпические сказания (киевские былины) первого государства сохранились именно в отдаленных углах "москальского" северо-востока.
       Русь лесная
       В XIII веке климатический оптимум стал заканчиваться. Сперва в Азии прохладный и засушливый климат пришел на смену теплому и влажному (подобные изменения в свое время погубили римскую империю). Кочевые орды должны были погибнуть (что с ними не раз уже бывало и будет) или родить вождя. И они родили гениального изобретателя организационного оружия - Чингисхана, который умел становиться сильнее за счет силы врага.
       Где-то далеко на востоке рушились под монгольским тараном великие империи, а наши вольные князья, наши города и пригороды еще свободно вставляли друг другу пистоны.
       Уже были раздавлены в прямом и переносном смысле дружины четырех русских князей на Калке (монголы пировали, положив помост прямо на пленных), а степень взаимосодействия русских княжеств с каждым годом только падала. Это настолько парадоксально с точки зрения концепции "вызов-ответ", что начинаешь уже подумывать от некоем факторе X, сверхъестественной силе, которая желала, чтобы недостаточно организованная Русь Речная поскорее отдала концы. Уже монголы концентрируют силы на Волге и Дону, а русские князья тратят время, как щенята в беспечной возне. И это неправда, что князья не имели информации о концентрации монголов у своего восточного порога, толпы булгарских беженцев наводнили Владимир и Рязань.
       После Боголюбского не один русский князь не рисковал заниматься объединением страны - здоровье дороже. Пространственная протяженность и неудобные транспортные коммуникации давали свободным князьям и вольным городам всегда отговориться от столь хлопотного мероприятия, как созыв единого войска. А если подумать - оно и к лучшему - воинство, сбитое из дружин разных князей, погибло бы, как при Калке. Ведь дружины создавались не ради "положить живот свой за други своя", а ради игрищ рюриковичей меж собой. Любое же войско монголов на уровне фрактальной геометрии отображало общемонгольскую организацию.
       Русь Речная была обречена - именно благодаря своим "свободам". Железнобокие, однако маневренные татаро-монголы одну за другим перемалывали отборные русские дружины, с помощью передовой осадной техники (китайское ноу-хау) легко брали русские города, где и каменную-то стену встретить было невозможно.
       Кстати, парадокс русской дезорганизации показал себя анекдотическим образом даже во время Батыева погрома. Князья, как заведенные, продолжают усобицы. Например, князь новгородский и киевский Ярослав Владимирович (брат убитого великого князя Юрия) совершает поход на Смоленск. Несмотря на аннигиляцию важнейших центров городской культуры, за 3-4 года после нашествия элита успела подзабыть погром. Но татаро-монголы вернулись, как обещали, вновь преподали урок при помощи Неврюевой рати (1252) и опустили занавес над первой Русью.
       А что, кстати, если никаких монголов не было, если бы Чингисхана грохнули еще в куначестве? Перешли бы мы к Возрождению, стали бы россыпью небольших культурно-развитых княжеств и городов-государств на манер средневековой Италии и Германии? Сомнительно. Продолжались бы тенденции домонгольского периода - выдавливание Руси из системы международных торговых путей в просторную, однако изолированную от ойкумены лесную глушь, так что до Италий и Германий было бы далеко. И разве шведы и немцы замерли бы, как вкопанные, на Чудском озере и реке Сестре?
       Пример русско-литовского государства вполне показал и доказал, что быть одной лишь периферией Европы означает культурную и языковую ассимиляцию (русско-литовское государство фактически исчезло в результате уний с Польшей и католичеством 1569 и 1596 года). Да и самим полякам находилось место на карте Европе только в роли форпоста Западного мира, если точнее цепного пса, злобно лаяющего на восточного медведя. Как только роль форпоста оказывалась ненужной, цепного пса сдавали живодерам.
       И если бы даже существовала Россия в "польском стиле", то ее границы бы вряд ли уходили намного дальше Волхова на севере, верхней Волги на востоке и Оки на юге. И сроку бы ей было только до начала индустриальных и национальных революции на Западе. До Волги и Северной Двины распространились бы великая Пруссия с великой Швецией. (Распространилась бы не для активного заселения, а для истребления "воинственных аборигенов" и эксплуатации наиболее прибыльных ресурсов.) А за Волгой и Северной Двиной простиралась бы великая Британия. Вернее, сейчас это была какая-нибудь Канада номер два с населением в десять раз меньшим, чем у нас. Англичане ведь так и перли на Северную Двину и на Обь после создания в середине XVI века "Общества купцов-искателей для открытия стран, земель, островов, государств и владений неведомых и доселе морским путем не посещаемых". (Англосаксонские купцы-искатели собирались не жить там, а грабить. У них и освоение-заселение куда более более благоприятных в климатическом плане территорий в Северной Америке было отложено на 250 лет - фактически до начала строительства железных дорог.)
       Окончательно вернувшиеся монголы установили на 240 лет по-настоящему мафиозную власть, которая разительно отличалась от их власти в цивилизованном Китае или культурном Иране. На Руси это было сочетание безответственности (монголы напрямую не управляли) и грабежа. Русь стала ярчайшим примером системы-донора.
       Грабеж без правил осуществлялся в виде грабительских походов - их были десятки, загляните только в собрание русских летописей (ПСРЛ). Захваченная добыча, включая пленных, перепродавалась через главных рыночников того времени - итальянцев - в крымском улусе. Добавьте, если монголы сжигали поле или увозили хлеб, это означало для деревни голодную смерть, и прятки в лесной чаще несли высокую смертность для слабых членов крестьянских семей.
       Грабеж по правилам осуществлялся в виде взимания дани. 5-7 тысяч серебряных рублей только с московского княжества - заметьте, дань собиралась серебром, хотя серебра на Руси не было. Значит, финансовая элита того времени - бессермены и итальянцы - имели хороший навар. К тому же добавьте вымогание поминок-подарков, а также выдаивание других поборов для монгольских начальников.
       Недаром в эпоху постиндустриального бандитского капитализма 1990-х появилось столько работ, восхваляющих иго - рыбак рыбака видит издалека. Изголодавшийся по ярким впечатлениям народ в 90-е жадно потянулся к сенсации, наплевав на страдания своих предков и унизительную второсортную роль, которую ему выдавали по панмонгольским теориям. Но истинная сенсация заключается в другом, популярные издания на эту тему замалчивают масштабы бедствий, понесенных народом в течение 240 лет монгольской власти, практически нигде нельзя было найти сведений, что некоторые походы времен ига не уступали по разрушительности нашествию Батыя, как например дюденева рать 1293 года. Только в 13 веке после Батыя Переяславль-Залесский разрушался еще 4 раза (1252, 1281, 1282, 1293), Муром, Суздаль и Переяславль-Рязанский - три раза, Владимир - два раза и три раза были полностью опустошены его окрестности. Больше похоже не на благодетельное управление, а на антипартизанские операции вермахта.
       Татаро-монгольская власть выключила собственно Русь из мировых торговых коммуникаций, из мирового разделения труда. Хотя сама Орда в нем активно участвовала. Да, награбленные у Руси ресурсы, включая людские, продавались и перепродавались (и где-то далеко на западе спонсировали Возрождение), но торговыми операциями в Орде занимались почти исключительно мусульманские купцы-бессермены и итальянские купцы-фряги. Балтийско-черноморский путь, который собственно создал Русь, теперь Русь разрушал. То, что сбывала обедневшая Русь через Новгород, обогащало лишь узкую прослойку новгородских компрадоров и ганзейскую корпорацию, которая полностью контролировала торговлю на Балтике.
       Позднее средневековье и Возрождение - этот период был в Европе временем перехода к новому времени, тут в одном флаконе и развитие технологий, и накопление торговых капиталов, и усложнение социальных институтов. У нас это было временем исчезновения всех сложных ремесел и прекращения каменного строительства, а также возврата к архаичному подсечному или переложному земледелию - только в лесу густом имелась возможность укрыться от ордынских рэкетиров. Это было время малопродуктивного хозяйствования на суглинке между Окой и верховьями Волги, с минимальным выходом прибавочного продукта, время бедности. Какое уж тут накопление капитала, лишь бы с голоду не сдохнуть. Имя этому государству - Русь Лесная.
       Лицом его были двух-трехдворные деревеньки с крестьянами-своеземцами и отсталым земледелием, при котором (для поддержания плодородия почв) требовалось постоянное движение вглубь леса - все дальше и дальше от обжитых пространств и торговых путей. Только земельная экспансия и выжигание леса могли дать при редких рабочих руках и бедных почвах достаточный урожай. Существовали и ополья, густо заселенные территории с достаточно интенсивным сельским хозяйством на границе леса и степи - но именно на них князья собирали подати для монголов и именно сюда приходился карающий удар монгольский конницы в случае материальной неудовлетворенности ханов и эмиров.
       Когда Гумилев и прочие фоменки с каспаровыми говорят о благодетельном влиянии ига, то приводят в качестве позитива "перепись" и "почтовую систему". Извините, но перепись, учет и контроль мы найдем на любой бойне, а ямская повинность, действующая в интересах одних монгольских чиновников, лишь увеличивала эффективность агрессивной внешней среды (чем и была Орда).
       Устойчивость для Руси Лесной означала стабильность выплаты дани монголо-татарам - в это заключался целевая функция для княжеско-боярской верхушки этого государства. Нарушение выплаты дани и неоказание прочих знаков уважения означало для князей мучительную смерть в Орде или разорение податного населения в результате набега.
       Власть в Руси Лесной явно находилась на перепутье и не могла до конца определиться, то ли она пособник завоевателя, то ли находится в системе взаимных обязанностей с народом.
       Вся система Руси Лесной носит характер переходности, колебательности, с нечеткими границами власти, суверенности, обжитых территорий.
       Татаро-монгольское иго было неблагодетельным для Руси, и тут я в духе Лао-Цзы добавлю, что именно поэтому оно стало благодетельным.
       Постоянное давление внешней среды - Золотой Орды - усиливало внутренние связи русского пространства и вело к новому типу устойчивости.
       В рамках концепции вызова-ответа (challenge-response), созданной А.Тойнби, это давление создаст новый тип русского государства с новым уровнем организации и общественного сознания. Однако от Руси Лесной вечным атавизмом осталось включение в международное разделение труда на чужих условиях, относительная изоляция от мировой торговли и пребывание национальное ядра в зоне малопродуктивного сельского хозяйства, дорогого строительства, а также производства и транспорта, сильно зависящих от сезонных колебаний.
       Часть Вторая
       Русь полевая
       Некоторые историки говорят, что московские князья обслуживали ордынскую власть, что перенимали ее стиль управления. Наверное, историки хотели бы, чтобы Иван Калита на манер Святослава, прокричал "иду на вы" и сложил свою буйну голову под кусты, вместе со всем московским народонаселением. Или надо было ждать открытия "второго фронта" от западный союзников? Но совсем недавно (1204) западные союзники выпотрошили доверившуюся им Византию, сделав неотвратимым ее падение под натиском турок; только что (начало XIV в.) Запад проглотил разоренные западно-русские земли, навалился на Новгород, отрывая от него кусок за куском.
       Ускорителями московской фазы были три ивана - великие князья Иван Данилович Калита и Иван III, а также царь и великий князь Иван IV. Иванов этих мало кто любит, даже и в нашем отечестве. Иван IV вообще является международно признанным исчадием ада и наиболее вспоминаемым историческим персонажем с оценкой минус. А, меж тем, именно они создали мощное русское государство в отчаянно неудачных условиях, государство, которого, по идее, не должно было быть. Именно этим трем иванам обязаны своим сегодняшним существованием минимум сто пятьдесят миллионов человек и славная российская культура.
       От хитрости Ивана Даниловича Калиты родилась сорокалетняя московская оттепель без татарских погромов; она породила рать непуганных бояр и детей боярских, которая, в одиночку, без участия других больших княжеств, рискнула выехать в поле против мамаевой Золотой Орды. Кто тут может упрекнуть московита в трусости или коварстве? Тверитяне, чей князь вился между Ордой и Литвой, или новгородцы со псковичами и смолянами? В 1380 году они отсиделись по своим углам, в то время как Дмитрий Донской ударно продолжил дело своего пращура Даниила Московского, который был единственным русским князем конца 13 века, что не боялся бить татарские отряды. В 1380 литовский князь Ягайло так и летит на помощь Мамаю, западные русские-литвины целиком и полностью на стороне хана. Также как и сто лет спустя, во время решающих столкновений Руси с татаро-монголами при хане Ахмате в 1472 и 1480 гг.
       Экономически это было время, когда переложное и подсечное земледелие в связи с ростом населения уступало первое место двухпольному и трехпольному земледелию, осуществляемую, в первую очередь, на так называемых опольях, находящихся под защитой княжеской дружины. На смену двух и трехдворным лесным деревенькам приходили большие деревни. На смену своеземцам приходили крестьяне, хоть и свободные, но хозяйствующие на "черной" государственной или господской земле.
       Иван III дожал Орду, которая по-прежнему была в прямом союзе с Западной Русью-Литвой, а затем напомнил и боярам-самостийникам (и по совместительству богатейшим вотчинникам) из других княжеств, что они тут лишние. И без особых хлопот Русь воссоединилась.
       Легкое "собирание" новгородских, псковских, верхнеокских, северских, тверских, рязанских земель было следствием того, что русское простонародье принимало московское правление, обеспечивающее традиционную общинную жизнь, прекращение господских усобиц и частных войн, ослабление боярского гнета, усиление обороны от вражеских набегов. Московская система привлекала низкими налогами и сохранением (или возрождением) самоуправления у крестьянских и посадских общин.
       Ничего, кроме организационного оружия, у Калиты и его потомков не было. Несмотря на переход к несколько более интенсивному паровому способу обработки земли, Русь оставалась крайне слабой в производительном отношении, бедной страной, опирающейся на рискованное земледелие, со слабеньким животноводством (из-за длительного периода содержания скотины под крышей), отрезанной от прибыльных торговых путей (Афанасий Никитин попытался прорваться и это стоило ему жизни). Климатический оптимум остался в прошлом и каждое столетие было холоднее предыдущего. Где-то далеко на западе погибали, не сдаваясь, гренландские викинги - это тот редкий случай, когда кому-то было хуже чем нам.
       Уже в середине 15 века Орда разделилась на несколько орд и ханств, однако и они оставались в рамках набеговой экономики; некоторые из них жили напрямую от грабежа Руси (если в Крымском ханстве не получался набег, то там начинался голод и кровавые усобицы). И северо-восточная Русь искала новый режим устойчивости. Экстенсивное земледелие требовало, вместе с ростом населения, постоянного расширения пашни. То есть, экспансии, освоения новых земель. Но Русь сейчас была крепка заперта в кругу враждебных соседей (Швеция, Ливония - форпост Германской империи, Польша, Литва, Турция, Ногаи, Крымское, Астраханское, Казанское, Сибирское ханства). Выход из этого круга означал войну, почти постоянное ведение боевых действий на всех рубежах. В это время на каждый мирный год приходится два военных. Это было время третьего русского государства - Руси Полевой.
       Устойчивость для Руси Полевой означала в первую очередь создание всеобщих условий для безопасной жизни и ведения хозяйства. Никакого инструментария, кроме централизации и мобилизации, у государства не было - а это означало безжалостную рубку всех избыточных организационных связей, сокращение точек входа в систему для агрессивной внешней среды. Бояре лишались права отъезда в Литву (впрочем, польский король и великий князь литовский еще раньше запретил отъезд панов и шляхты в Москву), земли и доходы перераспределялись в пользу государевых служилых людей, несущих военную и пограничную службу.
       В середине XVI в. на Русь свалилась новая напасть - климатическая. Если точнее малый ледниковый период.
       Это привело не просто к похолоданию, но и к росту числа погодных аномалий, таких как летние заморозки, обильные осадки, снег посреди лета, наводнения, засухи.Их число превосходило на порядок экстремумов в Западной Европе, они ставили рискованное русское сельское хозяйство в еще более уязвимое положение. И это настоятельно требовало выхода системы Русь из состояния внутриконтинентальной замкнутости.
       Кстати, малый ледниковый период воздействовал и на северо-западную Европу. Но поскольку средние температуры были все же выше, чем в России (Гольфстрим все же функционировал), то европейские землевладельцы нашли определенный выход. Они перешли на посадки клевера, турнепса и других кормовых культур, которыми кормили скотину, а та уже снабжала навозом посевы оставшиеся посевы зерновых. Естественно, что при переориентации на скотоводство, землевладельцам требовалось меньше крестьян - они пополняли толпы обезземеленных бродяг, число которых сокращали палачи и работные дома. Значительная часть крестьян превращалась в сверхдешевые рабочие руки для припортовых мануфактур. Но лучшем путем к выживанию для этих бедолаг была колонизация новых заморских земель - перед европейцами все-таки были открыты моря. А вскоре европейцам подоспела на помощь и заокеанская "гуманитарная помощь" - картошка.
       На малый ледниковый период приходится правление талантливого и стратегически мыслящего Ивана Грозного.
       Иван IV прекрасно понимал (хотя и описывал это, наверное, своими словами), что главная угроза для устойчивости всей "системы Русь" - это слабость производительных сил, основой которых является малопродуктивное рискованное земледелие в условиях дефицита рабочих рук.
       Иван IV понимал, что внутриконтинентальная замкнутость "системы Русь" делает ее крайне неустойчивой к неблагоприятным воздействиям внешней среды, превращая ее в систему-донора, накапливающую энтропию.
       Царь Иван понимал, что Руси нужны не только безопасные границы и новые пашни, но и выход к заморским ресурсам, к новым технологиям, которые, в силу естественных причин, страна не могла создать сама.
       Сперва Иван IV активно взялся за перестройку государства, убирая избыточные связи и создавая более совершенную организацию. Про элементы регулярного войска (стрельцы) и протоминистерства (приказы) писать не буду, об этом достаточно информации. Гораздо менее "популярна" информация о том, что на место самоуправства бояр и наместников, усилившегося в смутные годы после смерти Василия III, приходило возрожденное и хорошо организованное самоуправление крестьянских и посадских общин, их широкое участие в охране порядка и судопроизводстве - и это на основе закона, Судебника 1550 года. Не один крестьянин не мог быть взят под стражу царским наместником без согласия местной крестьянской общины (нам и сегодня такое лишь снится). Община обязана была контролировать ведение судебных дел в отношении своих членов.
       "И все судные дела у наместников и тиунов писать выборному земскому дьяку, а дворскому и старосте и целовальникам к тем судным делам прикладывать руки"
       Цитата из Беляев И.Д. Земские соборы на Руси. М. 1902 Издание книгопродавца А.Д. Ступина.
       Судебник упростил и сделал единообразным переход трудовых ресурсов (крестьян) от одного землевладельца к другому.
       Иван IV собирал представителей "земли" на парламенты Земских Соборов, включая представителей крестьянства, по наказам которых и составлялись уставные царские грамоты, вводящие самоуправление в той или иной волости.
       Иван IV с молодых ногтей рвался к продвинутым технологиям. Миссия Ганса Шлитте, вербовавшего в Европе для царя не только ремесленников, но даже ученых, относится к 1547.
       Однако ганзейцы и ливонцы перехватывали и даже казнили тех немецких ремесленников, которые завербовались для работы на Руси. (Шлитте со всей своей навербованной командой попал в тюрьму.) А Польша, Швеция и Ганза не давали выхода к морской торговле - ни один капитан не был пропущен в русский порт на реке Нарве.
       И тогда Иван IV попытался мощным махом превратить Русь Полевую в Русь Морскую.
       Тактическая нелепость, перемирие 1559, заключенное под воздействием Дании и бояр-западников, превратила разгром Ливонии в войну против коалиции великих держав того времени - Польши, Литвы, Швеции, Крымского ханства (и стоящей за ней Турции), при враждебности Германской империи. Население коалиции превосходило пятимиллионое население Руси в несколько раз, несравнимы были и производительные силы.
       К тому же, титанические военные усилия усилия Ивана IV пришлись на пору стихийных бедствий, они натолкнулось на саботаж или измену элит, оставшихся от удельного периода, фактически от Речной Руси.
       Измена эта включала и настоящую химическую войну, развернутую против царского дома при помощи иностранных 'специалистов'. Любимые рассуждения либеральных историков про 'лечение сифилиса' не проходят. М. М. Герасимов в отчете о вскрытии царской усыпальницы писал: '...Был обнаружен очень большой процент ртути. В связи с этим напомним, что нередко говорят, опираясь на неясные сведения, о болезни царя Ивана, намекая на то, что у него был люэс (сифилис). Исследование скелета дает нам право говорить, что это не так. Ни в костях скелета, ни на черепе нет следов этого заболевания'. Иван был отравлен, как и его мать Елена Глинская, как и его первая жена Анастасия Романова; современные исследование останков цариц показало такой же 'меркуриализм', как и у царя.
       Тонкая игра папского престола (вот где уж коварство) привела к созданию на антирусской базе коалиции великих военные держав того времени. Для чего пришлось совершить государственный переворот в Стокгольме, поменяв протестанта Эрика на католика Юхана, и осуществить манипуляцию выборами польского короля. К власти с помощью откровенного шантажа - татарских набегов - был приведен османский вассал Стефан Баторий. И эта вся силища - Польша, Литва, Швеция, Крым - была направлена на разгром малопроизводительной и малонаселенной России. Противник вел войну на уничтожение, Vernichtungskrieg. Наемные войска Стефана Батория, нанятые на деньги Германской и Османской империй, в стиле Батыя вырезали население и гарнизоны занятых русских городов; шведы в одной только Нарве убили семь тысяч горожан, крымские татары разоряли Рязанский край; подстрекаемые османскими агентами заволновались поволжские народы.
       Руси не удалось выйти из внутриконтинентальной замкнутости, но сильное государство, созданное Иваном IV, осталось на века.
       Чингисхану простили уничтоженные цивилизации; всемирная империя с центром в Каракоруме - это ж для книги рекордов Гинесса. Протестантам забыли истребление "ведьм" и уничтожение католических городов, а католикам - сожжение еретиков и истребление протестанских городов, ведь переход к Новому времени явно требует жертв. Фердинанду и Изабелле простили десятки тысяч жертв аутодафе и перемалывание миллионов индейских жизней - как же Европе без Нового Света. Прогрессивная общественность дала право Генриху VIII и Елизавете вешать десятками тысяч разоренных английских крестьян и ирландских общинников, а немецким рыцарям десятками тысяч крестьян сжигать - без ликвидации лишних людей просто не развился бы капитализм. Кромвель, как великий британец, мог спокойно резвится в Ирландии, огнем и мечом истребляя и загоняя коренное население на каменистые берега Коннахта. Король Баторий и король Юхан остались в мировой истории как большие либералы, хотя их армии имела обыкновение вырезать население захваченного русского города.
       Иван IV же стал человеком минус тысячелетия. О нем пишут, его вспоминают в ежедневных американских газетах. И вспоминают, конечно, не земские соборы, не царские уставные грамоты, вводящие крестьянское самоуправление, не освоение Дикого Поля и не колоссальный территориальный рост Московской Руси.
       Насколько раздуты новгородские казни января 1570 года (их, кстати, не заметил шведский посланник Паавали Юстен, находившийся в Новгороде в это время), но как мало говорится о голоде и чуме 1567--1569, которые, собственно, и смяли город. Причем, неурожай с чумой в цитадели "вечевой свободы" был столь частым явлением и во времена независимости, чем она выделялась даже среди неблагополучных русских городов. Нередко голоду способствовали западные "партнеры", блокировавшие город-побратим с моря, как например в 1445. А чума на Русь всегда приходила на Русь из вшиво-блохастой Европы именно через Новгород. Сколько написано о паранойе царя, видевшего кругом нерадивость и измену - но "диссидент" Курбский, начальствуя уже литовской армией, разорял за милую душу регион Великих Лук. А перед побегом к польскому королю сдал врагу план оршинского наступления русских войск начала 1564 года и выдал важного русского агента в Ливонии графа Арца. Перед "новгородским делом" была таинственная сдача противнику важнейшей крепости Изборск. Странное случилось во время нашествия крымской орды в 1571 года, когда изменники фактически привели татар к Москве, а земская армия, по приказу воевод, укрылась в городе и сгорела вместе со столицей.
       В 1572 татарско-турецко-ногайское нашествие повторилось, уже с целью установления азиатского ига. Однако орды были наголову разгромлены в судьбоносной битве при Молодях, всего лишь в 70 верстах от Москвы (именно в этой точке можно измерить максимальную глубину проникновения турков в Европу; Молоди, а не Вена). Эта битва была намного удачнее, чем Бородино, намного важнее, чем Полтава, и фактически по значимости сравнима с битвой под Москвой 1941 года. Но мы ухитрились ее забыть, потому что кто-то из высокородных гуманитариев посчитал, что опричный князь Хворостинин не может выступать в роли спасителя Отечества. (Этому князю, неоднократно затираемому родовитыми боярами, мы обязаны еще не одной победой).
       А затем устоял и Псков. Даже после чумы и неурожаев, в условиях борьбы на три фронта, система Русь показала мобилизационные возможности, которые и не снились куда более крупным соседям.
       На пик малого ледникового периода приходится правление талантливого, но несчастливого Бориса Годунова.
       Какой-то американский журналист сказал, что вся история России - это сплошные иваны-грозные. Зачем нам сплошные? Если бы хотя бы правление Ивана Грозного и Бориса Годунова пришлось бы на более благоприятный климатический период, то сейчас бы Россия простиралась от Калифорнии до Ла-Манша, а о британской империи не было никаких пометок в учебниках истории.
       Но, увы.
       "Климатические колебания слабее влияли на цивилизации с высоким запасом прочности и гораздо сильнее - на цивилизации рискованного агрохозяйства"
       Латов Ю.В.
       Даже после занятия Волжского бассейна и открытия пути в Сибирь освоение новых ресурсов оставалось энергозатратным, малорентабельным. На Волге,  Донце, Воронеже, Тереке, Иртыше мирный земледельческий труд надо было крепко защищать - мир первобытной и раннефеодальной дикости окружал русский фронтир со всех сторон. (Хотя, заметим, в Смуту именно волжский город Нижний Новгород обеспечил ресурсами восстановление государственности). Внешняя среда не давала никаких "премий" русскому государству, какой, например, была  работорговля для западных европейцев. Русский "дранг на восток" долгое время практически не расширял рынок и не создавал возможностей хозяйственной диверсификации. Английский парусник-слейвер доставлял колонистов или рабов в благодатную Северную Америку за несколько недель и возвращался обратно с продукцией плантаций, например хлопком для припортовых мануфактур. Оборачиваемость средств была быстрой и прибыль высокой. Сибирская же дорога длилась годами (!), до берегов Тихого океана люди добирались почти три года, и для грузоперевозок (кроме ценной пушнины и хлеба, в силу железной необходимости) этот путь вообще не мог использоваться.
       Ясно, что в таких условиях правительство делало ставку лишь на медленную сельскохозяйственную колонизацию и на удержание рабочей силы в центре - в рамках системы.
       Государство мобилизовывало общество на преодоление ограничений внешней среды, однако общее напряжение разрушало вертикальные и горизонтальные связи социальной системы, а точек выхода освободившейся энергии не было. Значительная часть казакующего люда не стремилась в лесотундру (в это время практически прекратилась миграция за Северную Двину), не торопилось сложить свои головы под саблями крымцев или ногаев, и нередко добывало свой "хлеб" грабежом на большой дороге - а в период Смуты разграблением деревень и городов.
       Русское государство было скреплено не столько хозяйственными взаимодействиями, а сколько волей и организацией, создающей безопасность и всеобщие условия жизнедеятельности. И хотя это государство обеспечивало жизнь миллионов людей, которые бы погибли при его отсутствии, тем не менее, тяжесть службы и тягла регулярно выводила систему из равновесия. Отсутствие выхода к внешним ресурсам, невозможность сбросить пар при помощи колониальных захватов и колонизации (сибирское окошко было чересчур узким, за каждую освоенную десятину Дикого поля приходилось платить слезами и кровью) вело к росту энтропии и протестной энергии.
       В июле 1601 в Москве ездили на санях, с 1600 четыре года подряд летом ударяли заморозки, а в сентябре становился снег. Многолетние неурожаи стали причиной Смуты во третьем русском государстве.  Однако Смута, уничтожившая государство, завершилась самоорганизацией общества, которое восстановило государство, причем еще более жесткое, чем оно было до того...
       В программе развития государства появился коллапс. Напряжение организационных связей, давление внешней среды и рост энтропии выводят Россию раз за разом из устойчивого состояния, разрушают сложные структуры, а затем погружают в диссипативный хаос. Но синергетические процессы в этом хаосе снова рождают государство.
       Коллапсов за последние четыреста лет у нас было уже четыре. Если верить на слово высоконравственным либеральным мыслителям, что государство российское - сущность вредная, то получается, не должно оно снова возрождаться из хаоса. Ну, зачем, зачем людям эта "тирания"? Пригласили бы к себе султана турецкого, да короля польского, да премьер-министра британского, ну и зажили бы счастливо. Однако, каждый раз процессы самоорганизации собирают практически одну и ту же организационную структуру. Так в чем же дело. Что это за странный аттрактор, вызывающий столь сильную синергетику в рассыпавшейся на осколки социальной машине?
       Что это за параметры порядка, которые стоят за самоорганизацией общества, воссоздающего отнюдь не рыхлое "горизонтальное образование", а тяжелый государственный механизм, который копирует все сущностные функции и свойства предыдущего государства.
       Может быть этим аттрактором, который создавал государство фактически из небытия была сама жизнь - жизнь миллионов или десятков миллионов людей, которые бы погибли без государства.
       И каким бы эксцессами не сопровождалось бы функционирование государства, это не сравнима с гибелью всего народа.
       Не пора ли принять как аксиому, что в России сильное государство не может и не должно исчезнуть, если только народ не решит массово переехать в Австралию или коллективно покончить жить самоубийством. Кстати, насчет последнего. Не надо, уподобляясь леммингам, бежать топиться в ближайшее море - в России море нередко замерзает. "Доброжелатели" на Западе и Востоке всегда помогут отдать концы, надо только внимать их речам о "стране рабов, стране господ" без напряжения мысли.
       Кстати, Западу природа определила другой путь. Начиная с того же XVI-XVII вв. западные элиты повышали устойчивость своих систем за счет внешней среды, выкачивая оттуда ресурсы и сбрасывая туда метаболиты. К этим метаболитам относились и голодные жадные криминальные европейцы, которым не хватало места в Европе,
       После середины XVII века в Англии больше не было никаких серьезных потрясений, а вот в соседней Ирландии были, да еще какие.
       Гулаг изобрели на Западе - если под гулагом понимать массовое использование рабского труда для получения средств, используемых в других более развитых отраслях хозяйства. Рабская сила перекачивались из Африки в Америку через трансатлантический "рабопровод", в строительстве которого отличились вест-индские компании. Неспособные к плантационному рабству индейцы уничтожались и заменялись на трудоголиков-негров. Западный гулаг просуществовал три века и сыграл огромную роль в производственном накоплении и в переходе "свободных наций" к развитому т. н. демократическому обществу. Для накопления капиталов использовалось также пиратство (современники вспоминали, что это стало при Елизавете I чем-то вроде народного промысла) и разные виды грабежа колонии. Например, всемирно известные индийские ремесленники были изничтожены голодомором, организованным британской Ост-индской компанией (в Бенгалии только за 1769--1773 погибла треть населения). Эта же славная корпорация перекачивала наркотики из Индии в Китай. Наивные аборигены в новых землях, если они подходили по климату для европейской колонизации, стирались в порошок,
       За всем этим стояли десятки миллионов жертв. Но это было основой инвестиций в британскую индустриальную революцию...
       Часть Третья
       В 1929 году жизнь крестьянской массы, составляющей основную часть населения России, не слишком отличалась от жизни крестьянства в 1529. Те же соседские общины, в значительной степени ориентированные на натуральное хозяйство и производящие незначительное количество товарного хлеба. В оснащении крестьянских хозяйств та же соха, реже плуг, удобрение - тот же навоз, который в еще большем дефиците, чем четыреста лет назад. Урожай в историческом центре России всё такой же низкий (по ржи - "сам-три", хотя даже в средневековой Англии было "сам-семь"). Низкая урожайность детерминирована коротким сельскохозяйственным периодом (безморозный период с суммой температур, достаточной для роста и вызревания сельскохозяйственных культур) и бедными почвами вроде суглинка. Вдобавок посевы крайне уязвимы к метеорологическим экстремумам, таким, как нашествие арктического воздуха посреди лета. На дворе 20 век, но неурожай все также же угрожает стабильности всей страны, как и знаменитые неурожаи начала 17 века, когда летние заморозки губили посевы и, в конце концов, низвергли страну в кровавую Смуту.
       В 1929 году вид у России был пасторальный, но никак не способствующий выживанию в намечающейся драке мировых лидеров, давно индустриализированных, электрифицированных, бронированных, моторизированных.
       В течении каких-то десяти лет государство построило из Руси Полевой Русь Индустриальную. Хорошо известно, каких жертв это стоило. Несмотря на поиск надежных заемщиков, западные банки не решились профинансировать промышленный рост России. Никаких других источников инвестиций, кроме малопродуктивного земледелия, в отличие от Запада, у нас не было. Не было у России и той сотни лет, которую имели все приличные западные страны для своей индустриализации.
       Русь Индустриальная уже к началу 50-х полностью ликвидировала зависимость от неблагоприятных природных факторов и устранила опасность вражеского силового давления. Впервые за всю свою историю она перестала быть земледельческой страной, где основные производительные силы сводились к сохе, а вся экономика, политика и культура стояли на плечах пахаря. Говоря языком теории систем, Русь Индустриальная наконец добилась устойчивости, гомеостаза.
       Русь Индустриальная была близка индустриальным государствам Запада. Впервые за 700 лет, прошедшими после монгольского нашествия, дистанция между Россией и Западом сократилась до минимума по важнейшим показателям, таким как: продолжительность жизни, уровень смертности, грамотность и образованность, калорийность питания, производство промышленных товаров, уровень научных исследований, число технических новаций и изобретений на душу населения. Кое в чем мы сравнялись и даже вышли вперед.
       Технологический скачок к Руси Индустриальной завершил многовековой труд государства по созданию всеобщих условий для безопасной жизни и ведения хозяйства. Впервые военная мощь России опередила на несколько порядков совокупную военную мощь всех ее соседей и практически не уступала "сборной всего мира". Технические новации, как никогда, были ориентированы на масштабы страны, на ее климатические и географические особенности. Лично для меня символом национально-ориентированной технологии является советский атомный лихтеровоз "Севморпуть".
       Да, СССР покупал зерно. Но он имел возможность покупать зерно для населения зоны рискованного земледелия, потому центр производительных сил сместился у него в добычу углеводородов, в металлургию, в машиностроение.
       Однако Руси Индустриальной не дали дожить до демократии.
       Демократия на самом деле гораздо ближе к сфере производства и потребления, чем к политике. Необходимым условие для существования демократического режима является крупный индустриальный класс - квалифицированные рабочие, техники, инженеры, менеджеры.
       При этом режиме массовый потребитель и массовый производитель единосущны. По сути, массовый потребитель потребляет те товары, которые он сам произвел в ипостаси массового производителя. И хотя финансово-промышленная олигархия, которую никто никогда не выбирал, присваивает прибыли и держит под контролем политиков, она никогда не пойдет наперекор воле массового производителя-потребителя.
       Очевидно, что необходимым условием для создания демократического режима является долгий период устойчивого промышленного роста, завершающийся созданием развитой диверсифицированной экономики или, по крайней мере, высокотехнологичных отраслей, включенных в мировой рынок на выгодных условиях.
       Все без исключения страны начинали индустриализацию, будучи в состоянии далеком от демократии. Не только Япония и прочие азиатские тигры тому подтверждение, но также Британия и США, чья история делалась отнюдь не в белых перчатках.
       Три источника британского экономического чуда - основательный грабеж колоний, работорговля и рабский труд, опиумная наркоторговля.
       В том же решительном англосаксонском духе действовали и США, разве что там долгий геноцид аборигенов-индейцев осуществлялся в особо извращенных формах. В 1830 году конгресс США принял даже Indian Removal Act - редкий случай, когда массовая депортация людей в районы вымирания была оформлена законодательным актом. Вспоминается только акт британского парламента от 1652 г. о массовой конфискации ирландских земель. Конгресс США заключил около 800 договоров с индейскими племенами, почти все из которых были нарушены американским правительством.
       Да что там период индустриализации, и в самом индустриальном соку американская демократия была весьма условной, если не сказать фальшивой, хотя эта страна по естественным показателям - райский кусок суши с идеальными естественными границами. Демократия нерабовладельческая после 1865 добила индейцев там, куда их депортировала "демократия" рабовладельческая до 1865. Режим Реконструкции, "черные кодексы" и "законы Джима Кроу" означали постоянное подавление тех или иных групп населения Юга США. Индейцы обходились без гражданских и женщины без избирательных прав до 1920-х годов. Профсоюзы американские АФТ-КПП находились под страшным прессом спецслужб. Любая попытка создать левое движение, будь то радикальное или реформаторское, удушалась в зародыше, убоем активистов; помянем чикагский расстрел, мученическую смерть Сакко и Ванцетти, убийство Эллы Уиллингз и ее товарищей, ликвидацию Джеймса Хоффы, М.Л. Кинга и Малкольма Икс, уничтожение "черных пантер" и других негритянских смутьянов. (При том американская медиасистема оперативно заметала косточки убиенных под толстый ковер забвения.) Всю индустриальную эпоху на серьезной политической сцене США ухитрились продержаться всего две партии, представляющие близкие ветви крупного капитала. И тем американские слоны-ослы очень напоминали нашу КПСС, представляющую после 1930-х интересы индустриального управленческого класса...
       Казалось бы, еще двадцать лет и американская модель нам была бы плечу. КПСС могла тихо-мирно разделится на каких-нибудь "рабочих коммунистов" (наших слонов-демократов) и "народных коммунистов" (наших ослов-республиканцев), после чего страна бы рапортовала о превращении демократического централизма в демократический плюрализм, о создание атмосферы выбора и о переходе к реальной многопартийности. Что немедленно бы подтвердили народные и рабочие демократы из доброй сотни стран Третьего мира. Если бы это произошло, то мы не только догнали бы США по уровню демократии, но и сильно перегнали. Заткнули бы за пояс и по массовости партий, и по опоре на народные массы. После чего трепачи из радио "Свобода" отправились бы париться в очередях на бирже труда.
       Но на исходе 20 века случилось совсем другое. Позднесоветская элита (от директоров заводов до писателей и режиссеров) превратилась из управляющего класса в стаю хищников, лгунов и паразитов.
       Весь процесс мутации занял какие-нибудь десять-пятнадцать лет и совпал по времени со становлением постиндустриального общества на Западе.
       За эти десять-пятнадцать лет в СССР произошел уход интеллектуальных сил из управления, что быстро отразилось на качестве народнохозяйственного планирования. Проще всего обхихикать саму идею централизованного планирования. Однако именно план позволил стране произвести три больших и вполне удачных рывка, без которых страна бы просто погибла: индустриализацию 30-х, мобилизацию 1941--1945 гг. и выход из послевоенной разрухи в сверхдержавы. К концу 70-х вычислительная математика готова была обеспечить плановые органы необходимой техникой и математическими методами, позволявшими оптимальное использование ресурсов всей страны (Л. Канторович получил нобелевку именно за исследование методов "линейного программирования" советской экономики). Однако преобладал упрощенный стиль составления планов, направленный на повышение общественных затрат (по аналогии с тонно-километрами полушутя-полувсерьез работники НИИ предлагали планировать научную работу в стуло-часах). За ширмой сверхзатрат функционировал бюрократический рынок, предтеча криминального рынка 90-х годов.
       Свидетельством интеллектуального увядания было безоглядное строительство "витрин социализма" по всему миру. "Витрины" строились за счет коренной России в Прибалтике, Грузии, Западной Украине, в "народных демократиях" Восточной Европы, и за океанами, в джунглях и пустынях, где племенные вожди вдруг осознали, что они могут быть не только слугами, но и фактическими хозяевами для белого человека. Достаточно было туземным колдунам произнести магические слова "Маркс-Энгельс-Социализм" и советский госкомитет по внешним экономическим связям устраивал им кисельные реки в молочных берегах. Безвозмездных товаров направлялось по этим рекам так много, что на добрую треть из них терялись документы, после чего бездокументный груз считался свалившимся с неба, а от советской стороны требовали прислать всё по-новой (автор этих строк был свидетелем подобной практики). Да, предполагалось, что "витрины" будут заодно периметрами безопасности, но они не обеспечивали и сотую долю безопасности, которую давал ракетно-ядерный щит.СССР обустраивал там счастье для всех, бесплатные больницы, школы и институты. А американцы старались каждую из этих "витрин" разбить, устроив там переворот или перманентное кровопускание с помощью диверсионных операций. В отличие от наших затратных чудес американцам это обходилось порой в несколько тысяч долларов - именно столько стоил переворот в Конго, устранивший Лумумбу. Вместо счастья для всех, создаваемого советскими братьями, США обустраивали веселье и счета в западных банках для кучки местных клептократов, обеспечивающих закачку дешевых ресурсов в западную экономику. В отличие от СССР, исповедовавшего философию равенства и бескорыстной помощи народам, освободившимся от колониальной зависимости, американцы создавали и эксплуатировали неравенство, трайбализм, этнические конфликты, давая возможность местным верхушкам наживаться на несчастьях и нищете остального населения.
       Казалось бы в области пропаганды мы могли сверкать неуязвимостью, опираясь на свои экономические и военные достижения, на свою обильную помощь многочисленным братьям по всему миру.
       Однако Запад воспользовался гигантской прорехой в идеологии Руси Индустриальной - туда и устремились информационные вирусы. Этой прорехой была мессианская претензия на место номер один по материальным богатствам, по уровню потребления вещественных благ. Претензия была глубоко нерусской, не соответствующей природе нашей холодной континентальной страны, она была порождена классическим европейским марксизмом, густо замешанным на протестантском мировоззрении, и стала троянским конем Запада.
       Наши собственные элиты вдруг стали сравнивать нас с западными государствами - с системами, которые веками развивались в куда более благоприятной внешней среде.
       Чисто формальное сравнение с Западом работало против СССР. Это было абсурдное сравнение по размерам индивидуального потребления (даже не по количеству, а по ассортименту), что не учитывало нашего климата, географии, короткого индустриального пути и последствий колоссально разрушительной войны, объективной необходимости огромных оборонных расходов, что не принимало во внимание специфики потребления в коллективистском обществе, например, через общественные фонды. Автор этих строк никак не мог убедить своего дедушку, что иметь личный автомобиль - это лучше чем ездить на общественном транспорте; дедушка-фронтовик так и умер в полной уверенности, что на трамвае веселее, пробок не будет и воздух не испортится.
       Сравнение с Западом не учитывало простого обстоятельства, что народы (как и личности) находятся в неравных условиях. "Лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным" говорят в Одессе, поэтому одесситы никогда не будут сравнивать двухметрового качка с инвалидом великой отечественной войны.
       Сравнивать СССР с западными странами было можно и нужно, по тем показателям, которые неопровержимо свидетельствовали в нашу пользу - по темпам прогресса, по цифрам, показывающим, чего наша страна добилась при тех начальных условиях, которые имела. И почему нас надо сравнивать с США и Норвегией (эта ж вообще узкая полоска суши вдоль теплого морского течения), а не с Монголией или Афганистаном, которые по внутриконтинентальной замкнутости очень близки к большей части СССР.
       Западное хозяйство - это многоступенчатая пирамида, на вершине которого находится то самое "общество потребления", с которым нас сравнивали советские элиты, забывая при этом о нижних ступенях пирамиды, на которых живут миллиарды людей капиталистической периферии, Третьего мира. Эти ступени в западном "разделении труда и потребления" играли и играют роль дешевой ресурсной базы, максимально эксплуатируемой рабочей силы. Это нижние уровни, на которые сбрасывается большая часть издержек западного общества потребления.
       Значительная часть претензий советских элит к родному государству находилась за пределами рационального и могла быть рассмотрена только в рамках социальной психиатрии. "А почему это у нас холоднее, бледнее, кислее, почему небо пасмурное, а у них голубое? Почему у меня нет длинноногой девушки, такой, как в Плейбое, и почему я вынужден рассматривать сисястых красоток в импортных журналах украдкой? Почему у нас всё спокойно и скучно, а у них весело и даже в детских мультиках все постоянно дерутся друг с другом? Почему у них товары в пестрой пластиковой упаковке, а у нас в серой бумаге?" (Хотя, на самом деле, бумага экологичнее и безвреднее для здоровья, чем пластик.)
       В каком-то смысле даже высота общественной морали в советском обществе сыграла против него, низменные инстинкты подавлять опасно.
       Можно сказать, что недееспособность советских элит началась с международной арены. В 1970-е Запад, ослабленный вьетнамским поражением, арабским нефтяным эмбарго и занятый переходом к Постиндустриалу, успешно убаюкал советскую верхушку разговором о "разрядке международной напряженности". Тут и Сахаров-Боннер подоспел со сказками о конвергенции двух систем. И наши миротворцы конкретно бросились на выручку, отказавшись от поддержки левых радикалов и национально-освободительных движений на большей части постколониального пространства, являвшегося сырьевым подбрюшьем Запада. Да и сами выступили в роли сырьевого придатка, открыв Западу кран с дешевой нефтью. Западные партнеры улыбнулись, но взаимностью не ответили. Уровень диверсионной активности против советского лагеря только вырос; Ангола, Мозамбик, Никарагуа рвались на западных минах; полз вооруженный американским "Стингером" бородатый моджахед с пакистанской базы и зарплатой из саудовской кассы; летел южнокорейский боинг с американской разведывательной начинкой на наш Дальний Восток, чтобы по своему уничтожению дать начало западной пропагандистской истерии; ЦРУ и Ватикан с помощью польского ксендза нашептывали польскому рабочему, что русский - исконный враг. На приток советских энергоресурсов, западные диверсионные штабы ответили теперь трубным эмбарго, обрушением цен на нефть и взрывами газопроводов. Адекватного ответа с нашей стороны не было и не могло уже быть. Советские элиты уже хотели себя капитализировать - с помощью западных партнеров...
       Если в одном месте убудет, то в другом прибудет. Интеллектуальные силы, утекающие из сферы управления, притекали в сфере подрывной деятельности. Советские элиты, имеющие максимальный доступ к традиционно мощной государственной машине (к ее экономическим, полицейским, медийным инструментам), поставили своей целью развал этого самой машины, обеспечение личного блага не за счет функционирования государства, а за счет его нестабильности.
       Наш управляющий класс дал себя соблазнить западным растлителям, а затем в порядке компенсации многократно изнасиловал вверенную ему страну - кстати, на процессах по делам о насилиях адвокаты нередко делают упор на то, что обвиняемый и сам в детстве натерпелся от насильников.
       С медицинской точки зрения, болезнь советского общества напоминала социальный СПИД. Иммунитет общественного организма боролся против чего хочешь, но только не против инфекции, которая разрушала этот самый общественный организм и сам иммунитет.
       Постиндустриал сломал Россию гораздо раньше, чем она завершила индустриальную фазу развития - на которую было отведено каких-то шестьдесят лет (за вычетом войны и послевоенного восстановления - вообще пятьдесят).
       Столь ранние сроки и необыкновенная скорость постиндустриального передела Россия были определены нашей "совестью нации" - гуманитарной интеллигенцией. Не просвещением народа, не национальной памятью и повышением качества образования занималась она, а засорением культурного поля информационными вирусами.
       Были применены практически все вирусные конструкты, накопившиеся за четыреста пятьдесят лет русофобии, от тех, что еще выдумывали ясновельможные паны в занюханных местечках до самых новомодных: "русские несут коллективную ответственность за коммунистические преступления" и "русский коммунизм равняется фашизму".
       Вирусы шли потоком по всеохватным информационным каналам советского телевидения и союзпечати, вливаясь в уши, глаза, в лобные, височные и затылочные доли мозга.
       Убивалась память о всем значимом в русской истории, о том, что могло дать психологическую защиту от унижения, что могло восстановить гомеостаз "системы Русь". Разрушалось прошлое, чтобы не было будущего. Извращалось или замалчивалось всё, что составляло сущность русской истории: многовековая борьба за выживание против холода, голода, против степных орд и западных бронированных хищников. Стирались победы (сражение при Молоди 1572 просто испарилось, а битва за Москву 1941 превратилась в "закидывания трупами" культурно воюющего противника) и нивелировались страдания, которые несли нам "свободные европейцы" и не менее "свободные азиаты", начиная с погромов Батыя и Дивлет Гирея и кончая фашистскими шталагами.
       Разрушение страны готовилось под убаюкивающие слова, что вернемся на "торную дорогу цивилизации", будем жить "как в Швейцарии" (хотя вроде и ежику понятно, что природно-климатические и геополитические условия предопределили "системе Русь" другой путь и другие механизмы развития, чем какой-нибудь Швейцарии).
       Переход высших слоев общества в состояние "пятой колонны" вылился во взрывное разрушение организационных связей в 1989--1991 и коллапсу социально-экономической системы.
       Приходу Постиндустриала предшествовал демонтаж централизованного управления и трудового контроля при помощи законов "О предприятиях в СССР" (1990) и "О собственности в СССР" (1990).
       После возникновения организационного хаоса началось Гайдарово нашествие.
       Первый его удар пришелся на денежную систему, были стерилизованы сбережения населения и производственные накопления, остановлен инвестиционный процесс и кастрирован потребительский спрос. Обмен товарами вернулся к средневековым натуральным формам (бартер).
       Обескровленная и парализованная Индустрия рухнула, превратившись в распродажу по дешевке ценных государственных активов и разорение всего прочего. Россия наверное впервые со времен татаро-монгольского ига стала ярким образчиком страны-донора, представляющей свои ресурсы в распоряжение внешней среды.
       Постиндустриал пришел в виде нового феодализма. Огромные регионы отдавались в "кормления" локальным и этническим ОПГ, лучшие предприятия передавались в "вотчины" прекрасноликим фаворитам. Заработала великолепно отлаженная система "сравнительно честного" отъема народной собственности. Приметными были "чеченские авизо" и ваучеризация, зато в тени оставался увод валютной выручки через офшоры, чистая уголовка под названием "закрытые аукционы" и надувание "внешнего долга СССР". (Мы должны миллиарды долларов Болгарии-Венгрии-ГДР? Неужто наша нефть стоила много меньше их баклажанов и пишущих машинок?). Отдельного разговора стоит разгром деревни, который соответствовал классическим канонам колониализма, с разделом общинных земель, переходом земли в руки ростовщического капитала и обезземеливанием крестьянства.
       Несмотря на форсированную деиндустриализацию, на имущественные потери в сотни миллиардов долларов, на наступившую африканскую сверхсмертность, сам приход постиндустриализма не был результатом заговора. Он пришел в силу смену мировых формаций.
       Отмотаем timeline чуть-чуть назад - в 1970-е годы.
       Западный мир в это время изнурен кризисами перепроизводства, основной причиной которых было единосущность производителя и потребителя. Повышение зарплат и социальных отчислений повышало спрос, но одновременно делало дорогим предложение - и взять этот процесс под контроль было невозможно.
       Запад был потрясен ростом цен на углеводороды, который разрушал классическую парадигму его экономических взаимоотношений с мировой периферией: дорогие промышленные товары в обмен на дешевой сырье.
       Запад был брошен на лопатки борцами против колониализма, которые закрывали для западных промышленных товаров огромные регионы планеты.
       Коммунистическая герилья чуть ли не во всех тропиках заставляла Запад тратить несоразмерно большие средства на антипартизанскую войну, что обесценивало деньги и даже приводило к классическим мерам "военной экономики", таким как замораживание цен и зарплат.
       Но высокоразвитая англосаксонская школа непрямых действий искала и нашла выход.
       Часть Четвертая
       Днем рождения постиндустриального мира (который он может смело отмечать) является 14 апреля 1971 года, когда девятеро американских пинг-понгистов и с ними четверо чиновников госдепа приехали в Китай из Гонконга. Эти персонажи погоняли шарики со своими китайскими коллегами, после чего США сняли эмбарго на торговлю с Китаем. Вслед за спортсменами уже глава госдепа Г.Киссинджер нанес два секретных визита в Поднебесную.
       Итак, с одной стороны леворадикальный Китай, который не прочь спалить немирным атомом полмира, дабы в оставшейся половине утвердился коммунизм. С другой стороны цитадель индустриального капитализма. Противоположности сошлись в не слишком гласном союзе.
       Результатом этого союза на политическом плане стала совместная борьба Китая и Америки против умеренно-социалистического СССР, выход США из вооруженной борьбы против коммунизма в Индокитае, нападение Китая на Вьетнам и даже такая комичная вещь, как поддержка правозащитником Картером прокитайских (и страшно кровожадных) красных кхмеров, сражающихся против просоветского Вьетнама.
       Однако куда более мощным следствием стала трансформация всего мирового хозяйства. Первым признаком этого была почти немедленная отмена Бреттон-Вудской системы (отмена привязки доллара к золотому эквиваленту и превращение его в виртуальную валюту). Затем был дан старт переводу западной индустрии в Китай, являющийся огромным резервуаром дешевой и послушной рабочей силы. Благодаря этому утечка производства в Третий мир, начавшаяся с нехитрого легпрома и дешевой добычи минеральных и биологических ресурсов, стала необратимой тенденцией, охватывая одну отрасль за другой. Теперь на мировой периферии еще шире будут расходоваться невозобновляемые ресурсы и сбрасываться отходы. Там будет эксплуатируемый пролетариат, производственный травматизм, низкие зарплаты и микроскопические социальные отчисления. А в странах "золотого миллиарда" останется потребление, высокая зарплата, чистая экология и высокие социальные расходы.
       На рубеже 20 и 21 веков колониализм вернулся, покорители индий Роберт Клайв и Уоррен Хастингс могут спокойно спать в своих склепах. И хотя сейчас никто уже не разоряет туземные ремесла в колониях, как это было в 18-19 веках, скорее наоборот, но чистый доход все рано оседает в банках метрополий. И Запад, еще более успешно чем в 18-19 веках, переносит издержки своего функционирования во внешнюю среду, в более слабые социальные системы.
       США к 2000 году, по сути, очень отличались от себя же в 1960-е. Контроль над финансовыми и информационными потоками, над информацией и ноу-хау стал важнее обладания большими и диверсифицированными средствами производства. Класс производителей (рабочий класс, в первую очередь) сильно сузился в процентном отношении и перестал играть какую-либо политическую роль. Производитель и потребитель вышли из двуединства и разошлись. Доля индустрии в ВВП снизилась до 20%, а сельского хозяйства до 0,7%. Это - в стоимостном выражении; по большинству натуральных показателей статистика просто исчезла. На смену производству материальных ценностей пришло манипулированием информационными ценностями, к которым относятся как электронные деньги, так и разнообразные психопрограммные конструкты, среди которых важную роль играет образ "царства божия на земле" в американском варианте. Одним из информационных таранов стала "концепция прав человека", согласно которой права сколь угодно-малой группы или даже отдельной личности могут быть поставлены выше базовых прав государства, народа, коллектива. Но это - внешняя канва. Истинной причиной возникновения Постиндустриала являлось стремление к увеличению устойчивости западного мира.
       Постиндустриальный переход покончил с колебательным процессом "спрос-предложение". Одни регионы мира стали регионами спроса, другие - регионами предложения.
       Отрыв потребления от производства, денег от товаров (настоящих и будущих) означал повышение устойчивости западной системы, перенос всех факторов риска, связанных с материальным производством, во внешнюю среду.
       Платежеспособный спрос западных потребителей мог теперь неограниченно расти за счет эмиссии электронных денег, за которыми стоят не западные товары, а западный контроль за мировой финансовой системой и западная эксплуатация трудовых и прочих ресурсов во внешней среде. Под этими ресурсами подразумеваются и обитатели Третьего мира, чье собственное потребление годами могло находится на уровне железного минимума (сандалии-трусы-велосипед-чашка риса).
       Неограниченно растущий спрос в западном мире привел к появлению "опережающего предложения". Это когда "королю-покупателю" с помощью нейро-лингвистической рекламы прививают искусственные потребности и на рынке появляется все больше товаров, без которых можно и нужно обойтись. Все больше товаров и услуг ориентируются на стимуляцию низменных человеческих начал. И ради этих товаров и услуг перемалывается все больше мировых ресурсов.
       Постиндустриальный мир - это конспирологический мир информационных фантомов и симулякров, создающих фальшивые образы прошлого и будущего. Задача исторических фантомов - показать богоданность англосаксонской модели, которая век за веком уничтожает кровавые и отсталые "тирании" по всему миру. Политические симулякры, вроде партий, маскируют глобальных кукловодов, которые разыгрывают выборные спектакли. В отсутствии массового производителя от демократия остается лишь упаковка, удовлетворяющая запрос массового потребителя на моральное удовлетворение.
       Одним из информационных конструктов является и сама "глобализация", в объятия которой должны безоглядно отдаться все народы. Внушается, что любая страна становится частью глобальной сверхсистемы, стремящейся к глобальной устойчивости. На самом деле роль глобального регулятора исполняет Запад, столетиями эксплуатирующий слабые социумы.
       Постиндустриал - это эпоха без массового производителя и массовой армии, в них нет нужды, следовательно население начинает вымирать. Особенно быстро это происходит в странах, где происходит форсированно быстрое уничтожение некогда обширной и диверсифицированной индустрии, не вписывающейся в постиндустриальную роль. Например, в России и на русскоязычной Украине. В этих странах потери составили до 15 миллионов человек. Забавным образом и некоторые американские промышленные города, как, например, некогда блестящий Детройт, запустели, облупились и стал напоминать послевоенные руины. Даже в богатых США излишки пролетариата криминализировались и составили огромное население тюрем, превышающее численность зеков в СССР 1930-х.
       С исчезновением массового производителя усиливается расслоение общества - на тех, кто понял условия игры, и тех, кто не понял. Это время, когда основные решения принимаются хорошо законспирированной финансово-информационной элитой.
       Это эпоха заката традиционных ценностей и декаданса в смеси с эпигонством в искусстве и литературе. Что страшно напоминает закат Римской империи, движущейся навстречу варварству и феодализму.
       Постиндустриал - это эпоха монокультур. Монокультура есть то, что будет иметь ценность на глобальном рынке товаров и услуг и поэтому рентабельно для данной страны или региона.
       Американская монокультура - создание информационных конструкций-"ценностей", контроль над информационными и финансовыми потоками.
       Китайская монокультура - это производство ширпотреба (конечно, Китай выходит за рамки той роли, которую ему предоставляет постиндустриальный мир, но это его собственное дерзание).
       Монокультура постиндустриальной России - это поставка дешевых энергоресурсов (формально цены могут быть высокими, но предусмотрены механизмы возврата энергетической выручки на Запад). Задним фоном этой роли является импорт практически всего спектра промышленных товаров длительного пользования для элитных групп населения страны. При такой монокультуре России не нужно ни большое население, ни большой рабочий класс, ни большая прослойка ИТР. Ни в каком обозримом будущем в России не будет столько населения, столько рабочих и ученых, как в 1991 г.
       Ближайшие десятилетия постиндустриальной России будут наполнены борьбой либералов, встроенных в новый мировой порядок, и патриотов, сформированных инерцией индустриальной эпохи. По отношению к культуре это будет напоминать борьбу зелотов и эллинистов в Иудее времен римского владычества. По отношению к средствам производства - борьбу прозападных компрадоров против традиционалистов - консерваторов, что, в общем, типично для полуколониальных стран (например, Китая 19 века).
       Либерально-патриотическая граница уже сейчас проходит наискось по пирамиде российского общества. Чем выше от подножия к вершине, к элитным слоям, тем меньше доля патриотов и больше доля либералов. Либеральная новорусская элита представляет местный филиал мировой элиты и потребляет большую часть природной и земельной ренты, оставшейся в стране после сдачи дани в пользу "золотого миллиарда". На нижние слои общества падают и будут падать все издержки функционирования системы: бедность, алкоголизация, воинская повинность. Либеральная элита, в принципе, заинтересована в сокращении численности низших слоев общественной пирамиды.
       Патриоты будут стараться поддержать целостность России, либералы постараются ее расчленить - для более легкого поглощения российского общества новым мировым порядком. Расчленять страну они будут, в первую очередь, в меридиональном направлении "Волга-Кавказ", по зоне существующих межэтнических разломов. А затем, в широтном направлении - примерно вдоль шестидесятой параллели. Для отсечения энергоресурсного севера либералами будет усиленно создаваться конструкты сепаратных северно-русского и сибирского этнического типов. Особые усилия будут прилагаться к демонизации общерусского прошлого - это облегчит задачу дробления психологического и культурного единства русского народа. Однако времени у расчленителей не так уж много.
       Берусь утверждать, что Постиндустриальный мир, несмотря на свою технику создания информационных конструкций, на самом деле весьма хрупок. Если почти все его элементы прочности носят лишь виртуальный характер, как он сможет реагировать на реальные опасности?
       Одна из таких опасностей - техногенная, переход технологий в фазу неконтролируемого саморазвития. Постиндустриальная эпоха последовательно уменьшает человеческие фактор в производительных силах, а ряд технологий, по сути своей, предрасположены к "утечке" и "выходу из под контроля".
       Другая опасность - несогласие ряда глобальных фигур с той ролью, которую им предоставили на мировой шахматной доске. Захочет ли, к примеру, огромная Азия быть вечно резервуаром дешевой рабочей силы, регионом низких производственных издержек, поставщиком дешевых товаров, обмениваемых на пустые доллары? Или же она потребует увеличить свою долю в энергоресурсах - что можно будет сделать только за счет Запада, сделает упор на собственное потребление и перестанет тратить свое время на обслуживание "золотого миллиарда".
       Еще одна опасность для Постиндустриала - климатические изменения и стихийные бедствия. Честные исследователи признают, что западная цивилизация получила конкурентные преимущества в значительной степени за счет мягкого морского климата и удобных естественных коммуникаций. Но климат и прочие природные факторы имеют свойство меняться, давая преимущества то одному, то другому региону, а иногда это происходит в очень болезненной форме. И закрытие Гольфстрима, что случится в результате таяния арктических льдов, может превратить северо-западную Европу в подобие республики Коми. Как будет отвечать Постиндустриальный мир на стихийные вызовы, если серьезные научные изыскания есть удел немногих глобальных игроков, когда мировые ресурсы в таких масштабах расходуются на сверхпотребление?
       Постиндустриальный мир рухнет еще быстрее, чем создавался, потому что работает на ожирение и деградацию (биологическую и духовную) привилегированного потребителя в немногих регионах планеты, оставляя все остальные с неразрешимыми вопросами: как обеспечить рост благосостояние в условиях климатических сдвигов, продолжающегося роста населения и истощения природных ресурсов?
       Закат центров постиндустриального вампиризма даст России новый шанс. С закатом Постиндустриала замедлится маховик сверпотребления стран "золотого миллиарда" и закроется новорусский либеральный филиал в нашей стране. Ресурсы нашей страны пойдут на развитие огромного внутреннего рынка, на повторное освоение запустевших территорий. Новые технологии закроют необходимость в глобальных потоках грузов, товаров и денег, на чем собственно и держится Постиндустриал. В то же время традиционная роль государства по обеспечению всеобщих условий безопасности и производства будет скреплять Россию.
       Благодаря новым нанотехнологическим материалам с программируемыми свойствами произойдет переход на вещи пожизненного пользования (от одежды до домов), которые будут обладать функциями самовосстановления и даже управляемого развития.
       Механохимия позволит глубокую переработку "чего угодно" во "что угодно", что означает, в первую очередь, безотходное сельскохозяйственное производство.
       Мы получим новую "домашнюю" энергетику, которая будет способна преобразовывать энергию солнца, ветра, волн и даже брожения в тепло и свет для наших домов и земельных участков - и это все при помощи искусственных углеродных нанопреобразователей.
       Благодаря молекулярным роботам и другой медицинской нанотехнике мы сможем заделать ту огромную пробоину в здоровье человека, которую проделали индустриальная и постиндустриальная эпоха.
       Благодаря ослаблению частнособственнических ограничений весь фонд человеческий знаний станет "открытым кодом", что направит научно-технический прогресс на решение стратегических задач человеческой цивилизации, в чем русским традиционно принадлежит огромная роль.
      
      Александр Владимирович Тюрин
      весна 2007 г.

  • Комментарии: 3, последний от 16/11/2007.
  • © Copyright Тюрин Александр Владимирович (alexander-tyurin@inbox.ru)
  • Обновлено: 12/09/2013. 89k. Статистика.
  • Статья: Публицистика
  • Оценка: 7.41*10  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.