Тищенко Геннадий Иванович
Девочка с Mарса. Фантастическая повесть

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Тищенко Геннадий Иванович (tishchenko06@mail.ru)
  • Обновлено: 14/02/2012. 349k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О приключениях девочки Юли, знакомой многим по мультфильмам "АМБА" и АМБА 2".

  •    Геннадий Тищенко.
      
      ДЕВОЧКА С МАРСА.
      
      Научно-фантастическая и очень познавательная детская повесть.
      
      ПРОЛОГ
      
      который читать не обязательно. А тот, кто его прочтёт, узнает кое-
      что о Марсе и условиях жизни на нём...
      
      
       Эти события начались незадолго до новогодних каникул. И начались они не на Земле, а на Марсе, четвертой планете нашей Солнечной Системы. С Земли, как всем известно, Марс кажется яркой красной звездой и только в мощные телескопы можно разглядеть, что у этой планеты есть два спутника. Астрономы назвали их Фобос и Деймос, что в переводе с греческого значит: "страх" и "ужас". Но в действительности эти самые Страх и Ужас - обыкновенные, не очень даже крупные астероиды, изъеденные оспинами кратеров. И ничего в них вовсе нет страшного и ужасного.
      
       На старинных картинах художников-фантастов можно видеть в ультрамариновом звёздном небе Марса два серповидных месяца. Но на самом деле небо на Марсе оранжево-жёлтое и днём звёзд не видно из-за красноватой пыли, постоянно находящейся в атмосфере. А марсианские луны, эти самые Фобос с Деймосом, кажутся с поверхности Марса очень яркими, но всё-таки звёздами, периодически меняющими свою яркость. Это происходит потому, что форма у спутников Марса неправильная, отчего при вращении они отражают солнечных лучей то больше, то меньше.
      
       Климат на Марсе, прямо скажем, суровый: земные морозы показались бы марсианам африканским зноем. Марс значительно меньше Земли, поэтому любой предмет весит на нем почти в два с половиной раза меньше, чем на нашей родной планете. К примеру, героиня нашей повести десятилетняя девочка Юля весит на Марсе всего десять килограммов, и её папа легко подбрасывает её одной рукой. Когда на Марсе проводятся спортивные состязания, все цифры рекордов увеличиваются, по сравнению с земными показателями, в два с лишним раза. К примеру, на Земле Юля при прыжках в высоту с трудом преодолевала планку, установленную на высоте одного метра, а на Марсе она запросто брала высоту в два с половиной метра. Благодаря малой силе тяжести многие на Марсе увлекаются полётами на мускулолётах (их ещё называют махолётами). На Земле у человека сил не хватило бы для полётов при помощи машущих крыльев, а на Марсе - пожалуйста! Вот, собственно говоря, и вся первоначально необходимая информация о Марсе и условиях жизни на нём.
      
       А теперь несколько слов о Юле. Большую часть жизни она провела на Марсе. По сравнению со своими земными сверстниками марсианские дети, прежде всего, более высокие. Так сказывается на организме детей, выросших на Марсе, малая сила тяжести. Марсианские поселенцы немалую часть свободного времени проводят на специальных тренировочных площадках. Ведь, многие из них мечтают со временем побывать на Венере, освоение которой тоже идёт полным ходом, а может быть даже переселиться на планету, похожую на прародину человечества Землю. А таких планет было открыто уже немало в планетных системах далёких звёзд. Поэтому "марсиане" ни в силе, ни в чём-либо другом не уступают землянам. А во многом - даже превосходят. Впрочем, в этом вы вскоре убедитесь сами!
      
      
      
      
      КНИГА ПЕРВАЯ.
      
      ЮЛЯ НА МАРСЕ.
      
      
      Глава первая.
      ЮЛЯ ПОД КУПОЛОМ.
      
      Эрдельтерьер Рекс размышляет о странностях жизни, а Юля с друзьями готовится к Новому году...
      
      
       Итак, приближались зимние каникулы, и Юля с нетерпением ждала их, так как мама обещала повезти её в самый большой на Марсе город Ареоград. около которого сейчас работал папа. Юля, конечно, могла слетать и на Землю, к бабушке. Тем более что на побережье Эгейского моря, где сейчас проводила раскопки бабушка (она была известным на всю Галактику археологом), царило лето. А это означало, что в самом разгаре был купальный сезон. Юля очень любила проводить каникулы на Земле. И особенно она любила купаться в море. Ведь никакие бассейны и искусственные озера Марса не могут сравниться с земными морями. Так же как не могут сравниться с жарким земным солнцем ультрафиолетовые светильники, установленные под куполами марсианских городов и под сводами огромных пещер, в которых созданы водохранилища, окруженные песчаными пляжами и пальмами...
      
       После недолгих раздумий Юля поняла, что все соблазны Земли не могут перевесить ее желания участвовать в приближающемся событии, к которому папа и его коллеги готовились не один год. В Юлином дневнике стояли одни пятёрки, и теперь она имела законное право ехать к папе.
      
       В этот день Юля вернулась из школы рано. Кончился последний учебный день перед каникулами, поэтому почти все уроки в 4-б классе были отменены, и учеников отпустили из школы пораньше. Потому, что именно им было доверено помогать украшать главную ёлку Гагаринска.
      
       Быстренько перекусив и покормив гордость семьи Авдеевых эрдельтерьера Рекса и пушистую черепаху с Геоны Зойку, Юля переоделась в спортивный костюм и вместе со своим лохматым другом помчалась на Центральный стадион родного города Гагаринска.
      
       Здесь ее поджидали Вовка Лебедев и Чингиз Нуралиев. Возле ребят стояли три мотопропеллера, выданные им для внеклассных занятий по пилотированию учительницей Нелли Николаевной. В центре стадиона уже возвышалась огромная ель, доставленная из марсианского ботанического парка специально к Новому году. Вокруг елки летали ученики старших классов и развешивали на пушистых ветках новогодние игрушки.
      
       - А вот и подмога! - обрадовалась летавшая на десятиметровой высоте Нелли Николаевна. - Скорее сюда! Одной мне не справиться! - Она безуспешно пыталась приладить к ветке огромную серебристую звезду.
      
       Вовка и Чингиз быстренько нацепили свои пропеллеры, и взмыли ввысь, на помощь Нелли Николаевне.
      
       - Рекс, сидеть! - строго приказала Юля и, подтянув лямки пропеллера, тоже полетела к верхушке ели.
      
       Рекс, будучи псом воспитанным, послушался и сел. Но на душе у него было неспокойно. Не нравилось ему смотреть, как Юля летает. При всем своем воспитании он понимал одно: не должен человек летать. Ведь не птица же он, в конце концов.
      
       Когда Юля подлетела к ребятам, звезда уже была надежно закреплена, и мальчишки весело смеясь, кружились вокруг елки, умудряясь не задевать колючие ветки с развешанными на них игрушками.
      
       - А теперь надо развесить гирлянды, - облетев вокруг елки и
      полюбовавшись проделанной работой, сказала Нелли Николаевна. - Мы с Юлей будем закреплять нижние концы гирлянд, а вы, ребята, подвязывайте верхние к основанию звезды...
      Через полчаса, когда и эта работа была завершена, все ребята вместе с Нелли Николаевной полетели под самый купол Гагаринска - прикреплять пакетики с невесомыми серебристыми "снежинками", которые должны были просыпаться на жителей Гагаринска в Новогоднюю ночь.
      
       Юля в первый раз поднялась на такую огромную высоту и, если честно, ей было страшновато. Отсюда, с высоты почти в двести метров, домики, аллеи и люди на них казались совсем маленькими, почти игрушечными.
      
       Кроме Юли, Вовки и Чинги (так прозвали Чингиза) в этом деле участвовали еще десятка три учеников.
      
       Старшеклассники носились вокруг словно угорелые, а Юля поднималась все выше и выше, стараясь не смотреть вниз. Она прекрасно понимала, что в полетах под куполом Гагаринска нет совершенно ничего опасного. У всех летунов кроме пропеллеров имелись ещё и надежные гравитационные пояса, которые должны автоматически включиться, если вдруг почему-то откажет двигатель. Гравипояс не даст человеку упасть, а поможет плавно опуститься на одну из лужаек Гагаринска. К тому же и сами пропеллеры были надежно защищены сетчатыми кожухами, чтобы ненароком под винт не попала чья-нибудь рука или нога.
      
       Обо всем этом Юля прекрасно знала, но всё равно чувство страха не проходило. Видимо, давал о себе знать инстинкт боязни высоты, выработанный за миллионы лет эволюции. Ведь по природе своей человек все-таки, и впрямь, не птица и летать ему как бы не положено...
      
       Несколько раз Юля облетала разноцветные шары, наполненные легчайшим газом гелием. Эти шары летали в искусственной атмосфере Гагаринска и, подобно пробкам, затыкали пробоины, которые иногда появлялись, при попадании в купол метеоритов. При падении мелких метеоритов пробоины затягивались сами, потому что купол был создан из самозатягивающегося материала. Этот меняющий прозрачность материал пропускал только безопасную для людей часть излучения Солнца. Обычно цвет купола был сине-голубым, это создавал иллюзию земного неба. К тому же, время от времени ландшафтные дизайнеры проецировали на купол изображения земных облаков, восходов и закатов, а метеорологи устраивали дожди, чтобы жителям Гагаринска казалось, что они находятся на Земле...
      
      
      
      Глава вторая.
      
      ГЕНИАЛЬНАЯ ИДЕЯ ВОВКИ ЛЕБЕДЕВА.
      
      Вовка делится с друзьями своим открытием, а Рекс проявляет беспокойство
      
       Когда все пакетики со "снежинками" были пристроены, Вовка Лебедев подлетел к Юле и интригующим шепотом сообщил, что у него есть гениальная идея. Подобные идеи, надо сказать, осеняли его довольно часто, но реализация многих из них нередко кончалась весьма плачевно.
      
       После того как Нелли Николаевна, спустившись с подкупольных высот, ушла домой, Вовка пробрался на склад спортивного инвентаря и вытащил оттуда три пары раскладных полупрозрачных крыльев для махолетов.
      
       - Вчера я уже опробовал крылья над Озером, - похвастался он. - Вы даже не представляете, что это такое!
      
       - Что я на махолетах не летала, что ли? - удивилась Юля. - Только крутить педали тяжело, у меня сил хватало не больше, чем на минуту...
      
       - Видишь, мы взяли только крылья! - перебил Вовка. - Мы полетим в Пещеру без педалей, и без двигателей!..
      
       - Как это? - невольно заинтересовалась Юля. - Без педалей, и без мотора?!
      
       Вовка загадочно усмехнулся:
      
       - Даю подсказку: про лунных планеристов слышала?
      
       - Ну... - Юля, кажется, уже догадывалась, в чем заключается идея Вовки. - Даже передачу про них позавчера смотрела...
      
       - Именно эта передача и натолкнула меня на мою гениальную идею! - без ложной скромности заявил Вовка. - Помнишь, как они парили в Большом Коллекторе Лунограда?!
      
       - Помню, конечно... Но ведь у нас нет Коллектора... - Юля вдруг замолчала. - Над Озером, говоришь, опробовал?! - воскликнула она, окончательно поняв суть Вовкиной затеи.
      
       - А-а, догадалась? - заулыбался Вовка. - Честно говоря, не ожидал, что ты так быстро сообразишь... В общем, ты меня совершенно правильно переспросила про Озеро... Вместо Коллектора я использовал Шахту, которая соединяет Пещеру Озера с поверхностными уровнями города!..
      
       Несколько минут Вовка подробно рассказывал Юле и Чинге о системе снабжения Гагаринска воздухом. Чувствовалось, что прежде, чем приступить к практическому воплощению своей идеи, Вовка достаточно тщательно продумал её теоретически.
      Любой житель Гагаринска знал с детства, что часть кислорода для дыхания людей, выделяется растениями, растущими под куполом Гагаринска и на гидропонных плантациях. Однако растений в городе было ещё недостаточно, и часть кислорода вырабатывалась специальным генератором, установленным в Пещере, откуда он по Шахте подавался в жилой купол. Тёплый кислород из генератора легче, чем остальной воздух, поэтому он сам поднимается в верхние уровни города. А в Пещеру опускается более холодный воздух с большим содержанием углекислого газа, который, как всем известно, тяжелее кислорода.
      
       - Потоки теплого воздуха, поднимающегося из Пещеры, позволяют парить в них... - объяснял Вовка, пока друзья шли к Шахте. - Но Марс ведь не Луна, на которой человек весит в шесть раз меньше, чем на Земле... Правильно, Рекс? - неожиданно обратился Вовка к заскучавшему псу, то и дело забегавшему вперед и всячески пытавшемуся привлечь к себе внимание.
      
       Рекс несколько раз гавкнул и заскулил, словно хотел предупредить свою хозяйку об ожидавших её неприятностях.
      
       - Короче говоря, когда я в первый раз прыгнул в Шахту, от удара об её решетчатое дно меня спас гравипояс!.. - возбуждённо рассказывал Вовка. - Он включился, и я завис в воздухе. В этом-то и гениальность идеи, на которую я вышел, можно сказать, экспериментальным путём!..
      
       - Значит в восходящих потоках воздуха, поднимающегося из Шахты, можно парить, как в Лунном Коллекторе? - на всякий случай спросил Чингиз.
      
       - Если, конечно, самому заранее включить гравитационный пояс! - уточнил Вовка. - Я стал весить в десять раз меньше, а при таком весе уже не составляло особого труда управлять и даже махать крыльями! Короче, я испытал практически те же ощущения, что и планеристы Луны!
      
       - Но так можно и шею сломать, - засомневался Чингиз.
      
       - Всё - дело техники ... - Вовка снял свой гравипояс, затем достал из ранца отвёртку и, ловко поддев внутреннюю часть пояса, обнажил блок питания. - Смотрите!.. Нужно просто замкнуть электроды батарей питания, чтобы оно, то есть питание, поступало в гравитатор постоянно, а не только в критические мгновения, - пояснил Вовка. - Короче, перед прыжком в Шахту надо просто вот так подсоединить электроды - и все!.. Это ведь так просто! Ума не приложу, почему до сих пор никто до этого не додумался!
      
       - Недаром говорят, что всё гениальное просто, - солидно заметил Чинга.
      
       - Ребята, а как же быть с Рексом?! - всполошилась вдруг Юля. - Нам-то, может быть, всё эти парения будут и интересны, но ему-то каково?! Он скулить начнёт!.. Или вообще прыгнет за мной в Шахту, чтобы спасти... А ведь на нём не будет ни крыльев, ни гравипояса!..
       - Я могу переправить Рекса к Юле домой... - предложил Чинга.
      
       - Так и скажи, что испугался. - Вовка нахмурился. - На дорогу ведь потребуется около получаса!
      
       - А это для чего? - Чинга вытащил из своего ранца складной пропеллер.
      
       - Гениально! - воскликнул Вовка. - Чинга, ты просто гений запасливости!..
      
       - Я - на всякий случай... - пояснил Чинга. - Вдруг возникнет аварийная ситуация?..
      
       - Аварийной ситуации быть не может, - уверенно заявил Вовка. - Однако, то, что ты такой запасливый это - просто гениально!..
      
       - И все-таки Рекса придется забросить домой мне самой, - решила Юля. - Он кроме меня никому не позволяет поднимать себя в воздух...
      
       - Ну, ладно... - смилостивился Вовка. - Только не задерживайся...
      
      
      
      
      Глава третья.
      
      СЕМЬ РАЗ ОТМЕРЬ...
      
      Юля и её друзья убеждаются в полезности пословиц
      
      
       Мама, к счастью, с работы еще не вернулась, и Юле не пришлось придумывать легенду о том, куда она отправляется.
      
       Не снимая со спины пропеллера, она заперла Рекса в гостиной и быстренько полетела к Шахте.
      
       Всю дорогу в ней боролись два противоположных чувства. С одной стороны, интуиция подсказывала ей, что добром очередная затея Вовки Лебедева не кончится, с другой стороны, ей очень хотелось побывать в заповедном участке Пещеры, о котором она столько слышала от папы и бабушки, которая, между прочим, была доктором исторических наук и академиком археологии.
      
       Юлин папа Александр Артемович Авдеев вообще-то был архитектором. Однако бабушкины гены давали о себе знать: всё свободное время он отдавал археологическим раскопкам. Подобно знаменитому Генриху Шлиману, он был археологом-любителем, истово верившим в свою интуицию и удачу. Но если Шлиман мечтал откопать гомеровскую Трою, то Юлин папа надеялся найти руины древних марсианских городов или хотя бы свидетельства посещения Марса представителями инопланетных цивилизаций.
      
       Дело в том, что когда-то, ещё в детстве и юности, папа участвовал в раскопках на Земле, проводимых его мамой, то есть бабушкой Юли. Изучая руины древних городов и памятники старинной архитектуры, он не переставал поражаться тому, как древние архитекторы умели органично вписать свои строения в окружающий ландшафт.
      
       Именно эти наблюдения и подтолкнули папу к проектам инопланетных поселений, в которых максимально использовались особенности рельефа местности. Причём папа был убеждён, что архитекторы исчезнувшей марсианской цивилизации. Если она всё-таки была, тоже учитывали эти особенности. Поэтому во время инженерных изысканий, предваряющих любую стройку, папа и проводил архитектурные раскопки.
      
       Таким образом, он наткнулся на Пещеру, гигантскую полость в недрах Марса, часть которой впоследствии была застроена техническими службами и коммуникациями Гагаринска. Да и сам город был построен в гигантском метеоритном кратере пятикилометрового диаметра, который как раз находился рядом с Пещерой. Кстати по методу Александра Авдеева был построен и Ареоград. Только он был возведён не в кратере, а гигантском марсианском каньоне.
      
       - Ты понимаешь, Юля, - сказал папа в тот памятный вечер, - археология и история очень помогают нам в современной жизни. Недаром говорится: "Новое - это хорошо забытое старое". Это, правда, не совсем так, поскольку всё повторяется всё-таки по-новому. Скольких ошибок мы могли бы избежать, если бы лучше знали свою историю!.. Зная, к примеру, как наши предки неразумно осваивали родную планету, мы можем избежать ошибок, которые совершали они. Не покорять, а деликатно вписываться в окружающую природу, вот какова теперь стратегия освоения новых пространств.
      
       Рассмотрим хотя бы ту же Пещеру. Ведь часть её осталась не только незастроенной, но и неизученной. И доступ в эту часть строго ограничен, чтобы кто-нибудь ненароком чего не погубил. Ты даже не представляешь, сколько памятников культуры было случайно или умышленно уничтожено! В одной только Америке, к примеру, было почти полностью истреблено культурное наследие загадочных цивилизаций майя, инков и ацтеков!
      
       Чтобы изучать прошлое, необходимо крайне осторожно осваивать новые пространства. Особенно когда ведётся строительство. Ведь под землёй можно найти множество свидетельств о давно минувших эпохах и цивилизациях...
      
       Этот разговор с папой Юля хорошо запомнила. И может быть, благодаря этому разговору она решила когда-нибудь потом, когда повзрослеет, стать археологом. Как бабушка.
      
       "Но ведь на Марсе, как ни грустно в этом признаться, раскапывать, скорее всего, нечего,- думала Юля. - Разве что в Пещере. Но в ней постоянно дежурят роботы, которые регистрируют малейшие шумы".
      
       Увы, пробраться в эту заповедную зону Марса можно было, лишь бесшумно спланировав на крыльях. Именно поэтому предложение Вовки просто не давало Юле покоя...
      
      
      
       Вовка и Чинга поджидали ее, изнывая от нетерпения.
      
       - Наконец-то все в сборе! - обрадовался Вовка и повел Юлю с Чингой по тускло освещённому коридору куда-то под верхнюю решетку Шахты, предохраняющую от попадания в неё крупных предметов.
      
       Шахта представляла собой гигантский колодец, диаметром почти в сто метров и глубиной в полкилометра. Через каждые десять метров в ней видны были ярко освещенные широкие кольцевые галереи и балконы, ведущие в подземные уровни Гагаринска. На этих же балконах находились и остановки многочисленных пассажирских и грузовых лифтов.
      
       Однако многие гагаринцы предпочитали лифтам пропеллеры и махолёты. Вот и сейчас не менее десятка школьников спускались и поднимались в Шахте на пропеллерах. В нижнем конце Шахты также имелась решетка, но она была не сплошной, в центре её был открытый люк, диаметром метров в двадцать, через который специалисты могли попасть в заповедную часть Пещеры. Но через этот люк можно было спуститься вниз лишь на бесшумном летательном аппарате, то есть на махолёте. Под люком находилось озеро, являвшееся одновременно хранилищем воды и естественным увлажнителем атмосферы Гагаринска.
      
       Когда ребята спустились под решетку, Юля вдруг поняла, что прыгать в эту пропасть без пропеллера за спиной будет все-таки страшновато.
      
       Вовка деловито вскрыл гравитационные пояса Юли и Чинги и, замкнув электроды в их блоках питания, вернул пояса друзьям.
      
       - Внизу довольно жарко, советую раздеться!
      
       Вовка быстро сбросил брюки с рубашкой и, оставшись в одних плавках и гравитационном поясе, подошел к широкому парапету, ограждавшему балкон. Его светлые волосы развевались от теплых потоков воздуха, поднимающихся из глубины Шахты.
      
       - Внимательно следите за тем, что я буду делать, - сказал Вовка и, проверив крепление крыльев, спустился по лестнице на площадку, с которой обычно все улетали вниз на мотопропеллерах.
      
       На площадке стояли три старшеклассника. Вовка сделал несколько шагов назад и широко развёл руки.
      
       - Лучше всего прыгать с разбега, - солидно пояснил он, однако Юля по Вовкиному взгляду и по всему его виду поняла, что он всё-таки боится
      
       Старшеклассники с интересом наблюдали за Вовкой и о чем-то в полголоса переговаривались между собой.
      
       - Ура!!! - заорал подбадривая себя, Вовка и с разбегу ринулся вниз (при этом Юля ясно видела, что прыгал в эту бездну Вовка с зажмуренными глазами).
      
       Подбежав к краю площадки, Юля и Чинга увидели, как Вовка сделал крутой вираж, и паря в восходящих потоках воздуха, начал быстро подниматься вверх.
      
       - Видите?! - радостно кричал он, совершая круг за кругом. - Ничего страшного! Прыгайте за мной!..
      
       Юля с опаской глянула в бездну. Далеко внизу была видна решетка, установленная над трубами, подающими от генератора воздух, обагащённый кислородом.
      
       - Эх, была - не была!.. - раздался рядом крик Чинги. Он с разбега прыгнул с площадки и начал быстрыми кругами спускаться вниз.
      
       - Держись ближе к центру! - крикнул ему Вовка. - Там жарко, но сильнее поддувает снизу!
      
       Сделав вираж, Чинга влетел в центр Шахты и, взмахнув крыльями, начал медленными кругами подниматься все выше и выше.
      
       - Ну, как?! Гениально?! - восторженно орал Вовка.
      
       - Гениально!.. - Чинга уже справился со страхом, и лицо его расплылось в счастливой улыбке.
      
       Юля, сбросив куртку, надела гравипояс и крылья.
      
       - И не страшно?! - удивился стоявший рядом с ней старшеклассник.
      
       - В первый раз что ли?.. - Юля пожала плечами и с разбегу прыгнула в головокружительную бездну.
      
       Поток жаркого воздуха ударил ей в лицо. Она старалась не смотреть вниз.
      
       - Молодчина, Юля! - подбодрил ее Вовка, приближаясь сверху. - Старайся держаться ближе к центру!
      
       Юля испуганно кивнула и, слегка изменив угол наклона крыльев, полетела к центру Шахты.
      
       - Как самочувствие?! - бодро крикнул Юле Чинга, подлетая ближе к ней.
      
       - Отличное! Вот только жарковато!
      
       - Это с непривычки! - крикнул Чинга. - Ничего - адаптируемся!
      
       Затем Юлю обогнал Вовка. Сделав крутой разворот, он начал активно загребать крыльями воздух и быстро подниматься вверх.
      
       - Хочешь подняться выше - делай, как я! - крикнул он Юле.
      
       Неожиданно Юля услышала рокот пропеллера и, оглянувшись, увидела догоняющего ее старшеклассника. Одного из тех троих, что стояли на площадке.
      
       - Хочешь, подниму тебя назад? - предложил он, подлетев к девочке.
      
       - Со мной всё в порядке! - прокричала Юля и, взмахнув крыльями, начала медленно подниматься вверх.
      
       - А теперь начнём спуск! - крикнул Вовка. - Для этого нужно держаться ближе к стене, где воздух холоднее и не так быстро поднимается вверх!..
      
       И они втроем по широкой спирали начали планировать вниз. Мимо проносились кольцевые галереи и балконы, лифты и десятки лиц, с изумлением наблюдающих за их полетом.
      
       И вдруг Вовка начал стремительно падать. Он отчаянно махал крыльями, но это ему не помогало.
      
       В первые мгновения Юля растерянно наблюдала за падением Вовки, затем сложила крылья и ринулась вслед за ним вниз.
      
       Однако пикировала она намного медленнее, чем падал Вовка. Ведь теперь, автоматически включился её гравипояс. А вот Вовкин спасательный пояс почему-то не работал.
      
       Секунда летела за секундой, а расстояние между Юлей и Вовкой не только не уменьшалось, а наоборот - увеличивалось. И все быстрее приближалась решетка, на которую вскоре должен был рухнуть Вовка.
      
       И вдруг мимо Юли пронесся вниз тот самый старшеклассник, который несколько минут назад предлагал поднять ее назад, на площадку.
      
       Только летел он как-то странно - на спине и пропеллером вниз.
      
       В каких-нибудь десяти метрах от решетки, на дне Шахты, этот старшеклассник догнал Вовку и, схватив его, перевернулся в воздухе пропеллером вверх.
      
       Падение обоих начало замедляться, и ещё через минуту или две старшеклассник, с перепуганным Вовкой в руках, мягко опустился на решетку.
      
       Вскоре к ним спланировала Юля, а вслед за ней и Чинга.
      
       Старшеклассник внимательно рассматривал гравитационный пояс Вовки.
      
       - Все ясно... - сказал он, наконец. - Питание кончилось... Видимо, ты уже много раз прыгал, соединив электроды? - спросил он растерянного Вовку.
      
       - Не больше двадцати раз, - пробормотал Вовка дрожащим голосом. - Хотя, может быть, и больше... Я, вообще-то, не считал...
      
       - В таких случаях говорят: "Не зная броду - не лезь в воду", - сказал Вовкин спаситель. - А ещё лучше: "Семь раз отмерь, - один раз отрежь"!
      
       Потом он обернулся к Юле и Чинге:
      
       - А вы что тут делаете? Быстро по домам, чтобы духу вашего здесь не было! Сейчас дежурные придут, разбираться будут.
      
       - Мы без Вовки не уйдем! - твердо заявила Юля. - Вместе летали, вместе и отвечать...
      
       - Хорошие у тебя друзья, - Вовкин спаситель задумчиво смотрел на горе-изобретателя. - Ты ведь на волоске от гибели был! Ты это хоть понимаешь?!
      
       - Угу... - буркнул Вовка. - Понимаю...
      
       - Ладно, дуй отсюда, пока я добрый, - приказал старшеклассник. - Во-он ближайший лифт...
      
       Вовка, улыбаясь сквозь слезы, с благодарностью взглянул на своего спасителя, затем схватил в охапку гравипояс с крыльями и припустил к лифту. Причём помчался он так быстро, что Юля и Чинга едва успели вскочить вслед за ним в кабину...
      
      
      
       Забегая вперёд, сообщим, что на следующий же день этот инцидент был рассмотрен на заседании муниципалитета Гагаринска, и в конструкцию гравипояса были внесены изменения, благодаря которым дети до пятнадцати лет больше не могли его открывать.
      
       Однако нельзя не отметить, что планирование на крыльях с включенными спасательными поясами стало очень популярным среди молодых людей старше пятнадцати лет. Но они, естественно, не забывали подзаряжать свои пояса перед прыжками в Шахту.
      
       Так что данное изобретение Вовки Лебедева не кануло в Лету, и он мог по праву гордиться этим фактом...
      
      
      
      
      Глава четвёртая.
      
      ПОЕЗДКА В АРЕОГРАД.
      
      Юля с мамой собираются в путь, а Рекс, несмотря на свою знатную родословную, носится по Марсу, как самая обыкновенная дворняга.
      
      
       - Ты выучила уроки? - как всегда строго спросила мама, придя с работы.
      
       - Мам, обижаешь! Каникулы ведь!
      
       - Ну, надо же, а я и забыла! - с трудом сдерживая улыбку, сказала мама. - Ладно, собирайся...
      
       - Рекс, за мной! - окликнула Юля эрдельтерьера, в томительном ожидании застывшего у двери.
      
       Это было маленькой хитростью со стороны Юли: окликая Рекса, она не давала возможности своей маме, Вере Николаевне Авдеевой, вставить хоть слово возражения.
      
       Рекс громко залаял и юлой закружился возле двери, радостно виляя хвостом. Это был очень молодой, но вместе с тем очень умный, общительный и воспитанный пес. Он родился и вырос на Марсе, поэтому был намного крупнее своих земных собратьев.
      
       Естественно, Юля настояла на том, чтобы на рождественские каникулы она отправилась к папе вместе с Рексом, поскольку, как вы понимаете, Рекс был полноправным членом семьи...
      
      
      
       ... Вечером Вера Николаевна с дочкой и псом-гигантом входили в Главный Шлюз Гагаринска. Все трое уже были одеты в специальные марсианские скафандры. Сквозь полупрозрачный купол в вечернем розовато-лиловом небе уже видны были крупные звезды. На востоке быстро поднималась постоянно меняющая яркость звезда. Скорее всего, это был Фобос, а может быть Деймос. Короче, это восходила по небосводу одна из двух лун Марса...
      
       Сутки на Марсе всего на 41 минуту длиннее земных суток. Чтобы организм поселенцев не выбивался из земного ритма, вечером мощные светильники под городским куполом потихоньку начинают гаснуть, и вечером сквозь купол становятся видны звезды. Их в небе Марса намного больше, чем в земном небе, потому, что атмосфера на Марсе более разряженная. Именно поэтому вне купола Гагаринска невозможно находиться без скафандра. Без него можно ездить лишь в междугородних рейсовых вездеходах, вместимостью до ста человек, или летать в воздушных катерах с гравитационными двигателями, которые называются гравилётами. Эти аппараты надежно защищены броней: потому что из-за разряженной атмосферы Марса крупные метеориты не сгорают в ней, а долетают до самой поверхности планеты.
      
       Конечно, метеоритная опасность на Марсе меньше, чем на Луне, вовсе не имеющей атмосферу, но она значительно больше, чем на Земле...
      
       - Мам, а можно я у папы до конца месяца останусь? - упрашивала Юля, пока в Главном Шлюзе понижалось давление. - Даю слово: за каникулы я выучу все уроки на полмесяца вперед!.. Ну, что такого произойдёт, если я пропущу всего лишь неделю занятий?!
      
       - Ты сейчас у меня договоришься до того, что я тебя вообще дома оставлю... - стараясь казаться строгой, пообещала мама. - Неужели тебе мало целого месяца зимних каникул?! И, пожалуйста, не приставай с такими просьбами к папе!.. У него и без нас забот хватает...
      
       Но строгий тон не произвёл на Юлю впечатления, она прекрасно понимала, что мама никогда не сделает того, чего не захочет папа. А папа, конечно же, не сможет устоять перед просьбой любимой дочки...
      
      
      
       Когда Юля с мамой и Рексом вышли из Главного Шлюза Гагаринска, температура почвы упала до семидесяти градусов мороза и продолжала стремительно падать. А температура марсианского воздуха вне купола была и того ниже, если можно назвать воздухом смесь газов на девяносто пять процентов состоящую из углекислого газа, а на остальные пять процентов - из азота и аргона.
      
       Вы, возможно, знаете, что средняя температура на Марсе приблизительно на сорок градусов ниже, чем на Земле. Но мало кто знает, что днём температура поднимается до двадцати семи градусов тепла, а ночью падает до ста двадцати градусов мороза. При таких холодах вне стен города можно находиться лишь в скафандрах с обогревом.
      
       Особенно необычно выглядел в скафандре Рекс. Едва выйдя из шлюза, он начал носиться по красноватому песку, смешно подпрыгивая над барханами. Не забывайте, что он весил меньше, чем на Земле, поэтому тяжести своего скафандра он почти не ощущал.
      
       В давние времена эрдельтерьеры были выведены для охоты на выдр и других водных зверьков, и здесь, среди песков и скал Марса, Рекс чувствовал себя ничуть не хуже чем в воде. По закону Архимеда, если вы помните, - "тело, помещенное в воду, как бы теряет в весе". Может быть, поэтому на Марсе лучше всех прижились собаки, выведенные для работы в воде. Эрдельтерьеры и ньюфаундленды были распространены на Марсе больше, чем другие собаки.
      
       Когда Юля и мама подошли к двухэтажному вездеходу, посадка была почти завершена, но они долго не могли угомонить Рекса и затащить его в шлюзовой отсек. Здесь, под открытым небом Марса (а не под городским куполом) он совершенно забыл о своей знатной родословной и носился по марсианским барханам, как самая обыкновенная беспородная дворняга...
      
      
       Рейсовый вездеход был почти наполовину пуст. Салон этого гигантского корабля пустыни напоминал салон межпланетного лайнера. Всю стену, отделявшую пассажирский отсек от кабины водителей, занимал огромный видеоэкран, на котором обычно демонстрировались фильмы или развлекательные программы. Если вездеход проезжал мимо каких-нибудь достопримечательностей, водитель, или бортпроводница подключали к этому экрану одну, или несколько обзорных видеокамер, чтобы пассажиры могли полюбоваться деталями проносящегося мимо ландшафта. А если сесть возле иллюминатора, можно любоваться окружающим пейзажем сколько душе угодно.
      
       Юля сначала так и сделала. Однако в разряженной атмосфере сумерки длятся недолго, и уже минут через десять после выезда из Гагаринска через иллюминаторы невозможно было разглядеть ничего кроме звезд и темных силуэтов скал, стремительно проносившихся мимо.
      
       Гагаринск располагался в кратере находящемся почти на равных расстояниях от двух высоких гор. К северу от Гагаринска возвышалась Аскирийская гора, а к югу гора Павлина. Ещё южнее находилась гора Арсия, которая вместе с другими вершинами образовывала горную систему Фарсида. Вездеходу предстояло пересечь равнину, раскинувшуюся севернее этих гор.
      
       Примерно через полчаса вездеход проехал мимо ярко освещённого космодрома. У въезда на космодром возвышалась скульптурная группа, с изваяниями основоположника космонавтики Циолковского, конструктора первых космических кораблей Королёва, и первого космонавта Земли Гагарина. По обычаю, перед отлётом к дальним мирам участники межпланетных и межзвёздных экспедиций возлагали цветы у подножия этого памятника.
      Когда Юле надоело смотреть на усыпанное звездами небо она, оседлав Рекса, начала кататься на нем по проходу между креслами. Весила Юля здесь, на Марсе, всего десять килограммов и Рексу не трудно было изображать скакуна.
      
       Однако вскоре и это занятие Юле наскучило. Некоторое время она пыталась оторвать от любимого занятия маму, которая, как всегда, что-то творила на портативном компьютере. Но отвлечь Веру Николаевну от компьютера еще никому не удавалось.
      Юля приказала Рексу лечь у ног мамы, а сама направилась в кабину водителя.
      
       Один из роботов-стюардов, раскладывавших в крохотной кухоньке завтраки для пассажиров, попытался остановить Юлю, но она сказала ему, что идёт к бортпроводнице, чтобы передать срочное сообщение.
      
       Юля никогда не обманывала ни взрослых, ни сверстников, а вот роботов, или компьютеры... Водился за ней и такой грешок: изредка она задавала машинам вопросы, от которых у этих электронных интеллектуалов порой перегорали предохранители. Юля и сама толком не знала, зачем она делала это. Скорее всего, ей просто хотелось еще раз доказать превосходство человека над этими умными машинами.
      
      
      
       Войдя в кабину водителя, Юля с удивлением обнаружила, что водитель, очень большой, усатый человек, читает журнал в красочной обложке.
      
       - Тебе чего, девочка? - оторвавшись от монитора, спросила сидевшая недалеко от водителя бортпроводница.
      
       - Я просто так... - растерянно пробормотала Юля. - Я только взглянуть хотела... - она окончательно растерялась, увидев, что и бортпроводница занята не какой-то серьезной работой, а компьютерной игрой.
      
       - Ну, проходи, проходи... - водитель даже вроде бы обрадовался появлению Юли. Видимо ему надоело однообразие вахты у пульта управления.
      
       - Значит, вездеходом управляет компьютер? - подойдя к пульту, разочарованно спросила Юля. - А для чего же здесь вы?
      
       - А на всякий случай... - Водитель гордо расправил свои роскошные рыжие усы и солидно добавил: - Управляющий компьютер может ошибиться в нестандартной ситуации... А они иногда все-таки случаются, тьфу-тьфу-тьфу... - Он трижды сплюнул через левое плечо.
      Юля внимательно огляделась по сторонам. В передней части кабины сквозь бронированные двойные стекла видны были однообразные валуны, набегающие из кромешной тьмы под лучи фар вездехода.
      
       - Меня зовут Стас, - сказал водитель и протянул Юле огромную пухлую руку.
      
       - А меня - Юля, - пожимая руку Стаса, девочка удивилась тому, какая она мягкая и теплая. Не такими она представляла себе руки водителей.
      
       - Ну, здравствуй, Юля, - сказала бортпроводница и, потянувшись, встала со своего кресла. - Вы тут поболтайте, а я пойду - проведаю пассажиров...
      Прямо по курсу, на фоне звездного неба, чернел конусообразный силуэт огромной горы, медленно поднимавшегося из-за горизонта. Рядом с горой ярко горела голубая звезда.
      
       - Это ведь Земля, правда? - указав на звезду, спросила Юля.
      
       - Да... это Земля... - грустно подтвердил Стас.
      
       - Вы, наверное, давно на ней не были? - посочувствовала водителю Юля.
      
       - Я на ней никогда не был... - Стас вздохнул. - И уже никогда не буду...
      
       - Почему же так? Неужели нельзя выбрать время?
      
       - Видишь ли...- чувствовалось, что Стасу было тяжело говорить на эту тему. - Я отношусь к первому поколению людей, родившихся на Марсе. Когда я был маленьким, мой организм приспособился лишь к марсианскому тяготению. На Земле меня раздавит мой собственный вес... Смотри... - Стас поднялся во весь свой более чем двухметровый рост. - Я весил бы там почти двести килограммов. Конечно, можно было бы перемещаться в инвалидной коляске, но разве это выход?.. - Стас тяжело вздохнул.
      
       - А скоро мы доедем до Олимпа? - спросила Юля, чтобы отвлечь водителя от
      невесёлых мыслей. Она знала, что, несмотря на кажущуюся близость самого крупного в Солнечной Системе вулкана, добираться до него они будут всю ночь.
      
       - Не забывай, что высота этой горы двадцать четыре километров, - напомнил Стас. Он понимал, что Юля знает это, но и сам был рад сменить тему.
      
       - Ой, что это?! - воскликнула Юля, показывая на шарообразные тени, стремительно пронёсшиеся наперерез вездеходу.
      
       - Не обращай внимания, - успокоил Юлю усатый гигант. - Это харпики, искусственные организмы. Они появились лет пять назад, после очередной серии экспериментов генетика Харпера и архитектора Авдеева. Харпики являются одновременно и животными и растениями. Такие организмы учёные называют зоофитами.
      
       - Я знаю, - сказала Юля. - Впервые космических зоофитов описал в своих произведениях Циолковский.
      
       - Умница, - похвалил Юлю Стас. - Предполагалось, что харпики и другие искусственные организмы насытят атмосферу Марса кислородом. Однако, кислорода, который они вырабатывают, пока не хватает... - Стас внимательно посмотрел на Юлю. - Слушай, а ты, случаем, не дочка Александра Авдеева?
      
       - А что, похожа? - не без гордости спросила Юля.
      
       - Ну, конечно же!.. Как я сразу не догадался?.. Ведь ты, наверное, едешь взглянуть на рост AMБА?
      
       - Кроме того - я просто по папе соскучилась...
       - Да... отец у тебя голова... Что надо у тебя папка... Если у него и Харпера всё получится, то жизнь у нас пойдет совсем другая...
      
       - Вот ты где! - раздался за спиной Юли голос мамы. - Тебя нельзя ни на минуту оставить, без присмотра...
      
       - Мам, тебе, конечно, хорошо, с твоим компьютером, а мне скучно!..
      
       - Никаких разговоров! Обрадовалась, что я опять увлеклась работой? Тебе ведь давно уже спать пора! Вы уж извините ее, пожалуйста, - обратилась Вера Николаевна к Стасу. - Она у меня такая непоседа... Постоянно кому-нибудь надоедает...
      
       - Что вы, наоборот! - возразил Стас. - Юля скрасила однообразие вахты!
      
       Из-за мамы выглянула лукавая морда Рекса.
      
       - Гав-гав! - пролаял Рекс, как бы соглашаясь с водителем.
      
       - Вот это пёс! - Восхитился Стас. - Много собак я на своем веку повидал, но такого красавца, признаться, вижу впервые...
      
       - Вы ещё не представляете, какой он у нас умный! - воскликнула Юля. - Он ведь абсолютно все понимает, только вот говорить не может. Друг папы Дядя Альф обещал проделать операцию с его голосовыми связками. После создания АМБА, естественно. В результате этой операции Рекс научится говорить...
      
       - Так я ему и разрешу! - сердито проговорила мама. - Чего-чего, а над Рексом издеваться - не позволю! Достаточно им их харпиков! С ними пускай и экспериментируют...
      
      
      
      Глава пятая.
      
      У ПОДНОЖИЯ ОЛИМПА.
      
      О звёздных дождях, метеоритной опасности и гравилётах
      
      
       Когда Юля проснулась, в окна иллюминаторов били лучи яркого утреннего солнца. Надо отметить, что диск Солнца на Марсе значительно меньше, чем на Земле. Однако из-за разреженности марсианской атмосферы Солнце здесь не менее ослепительно, чем на нашей родной планете.
      
       - Проснулась, соня, - ласково сказала мама. - Так можно и эксперимент проспать...
      
       Юля взглянула в иллюминатор и убедилась, что вездеход уже приблизился к подножию Олимпа, самого высокого вулкана Солнечной системы.
      
       - Пойди, умойся, а я Рекса покормлю... - мама подозвала ближайшего робота-стюарда и попросила его принести завтрак на четверых.
      
       - Но вас ведь только трое, - возразил робот.
       - Разве такой пес может обойтись одним завтраком? - спросила мама.
       - Да, такому, пожалуй, и двух завтраков может не хватить, - согласился робот и умчался на кухню.
      
       После завтрака Юля вновь направилась в кабину водителя.
      
       - Я вам не помешаю? - как к старому знакомому обратилась она к Стасу.
      Водитель выглядел очень озабоченным.
      
       - Заходи, Юля, - мельком взглянув на девочку, сказал он. - Ты уж извини, но,
      надвигается самая настоящая нестандартная ситуация, когда компьютер сам справиться не сможет. Одна из тех, о которых я тебе вчера упоминал...
      
       - А что случилось? - Юля осторожно присела на пустовавшее место бортпроводницы.
      
       - Минуточку... - Стас задал компьютеру какую-то задачу, и пока машина просчитывала варианты ответа, начал объяснять Юле сложившуюся ситуацию.
      
       - Утром из Астрономической Обсерватории, сообщили о метеоритной опасности... - не скрывая тревоги, сказал Стас. - Как ты, наверное, знаешь, разряженная атмосфера Марса плохо защищает поверхность планеты от метеоритов. Именно поэтому Марс изрыт метеоритными кратерами, почти как Луна...
      
       - Я знаю это, - перебила водителя Юля. - Но ведь при строительстве марсианских городов, метеоритная опасность учитывалась, не так ли? Разве за десятки лет освоения Марса не были созданы надежные средства защиты?
      
       - Более того: даже транспортные средства защищены от "камней с неба", - согласился Стас. - Хотя вероятность попадания метеорита в вездеход, практически, равна нулю...
      
       - Лишний раз подстраховаться не мешает... - заметила Юля.
      
       - Однако, в космосе, кроме отдельных метеоритов носятся целые метеоритные потоки, - Стас грустно улыбнулся. - Даже на Земле иногда бывают так называемые "звездные дожди". Их земляне видят, когда Земля проходит через метеоритный рой. Обычно такие скопления метеоритов остаются от старых комет, миллионы лет странствовавших по просторам вселенной. К счастью для землян, большинство "камней с неба" обычно сгорает в атмосфере. Они не долетают до земли, а лишь поражают очевидцев феерическим зрелищем "звездного дождя".
      
       - Я знаю, что "камни с неба", не долетевшие до поверхности планеты и сгоревшие в атмосфере, называются не метеоритами, а метеорами, - продемонстрировала свою эрудицию Юля. - Мне об этом папа рассказывал. А раньше их называли падающими звездами...
      
       - Все то ты знаешь, - похвалил Юлю Стас. - Именно такой приближающийся к Марсу метеоритный рой и обнаружили сотрудники Астрономической Обсерватории...
      
       - Что же теперь будет?! - воскликнула Юля.
      
       - Вероятность попадания метеорита в какой-нибудь из наших объектов небольшая, - с облегчением сказал Стас, просмотрев колонки цифр, вспыхнувших на мониторе. - Лишь один из ста тысяч метеоритов может попасть в наши сооружения...
      
       - Но ведь это же ерунда! - обрадовалась Юля. - Вряд в этом рое наберется столько метеоритов?!
      
       - Увы, ты ошибаешься, - задумчиво проговорил Стас. - Площадь наших поселений
      равна тысячам квадратных километров... Так что вероятность попадания в них метеоритов всё-таки существует. - Стас нажал большую красную кнопку, и вездеход огласил сигнал тревоги.
      
       - А для чего вы включили этот сигнал? - спросила Стаса Юля.
      
       - Дальше вездеход поведут автоматические системы, а мы к Олимпу полетим, - сказал Стас. - В ангаре вездехода находятся гравилёты, для срочной эвакуации. Так будет быстрее и безопаснее...
      
      
      
       Гравилёт, в котором находились Юля с мамой, Рексом и другими пассажирами, летел над пустыней. За штурвалом аппарата сидел Стас.
      
       - Если в гравилётах быстрее и безопаснее, то почему люди добираются от одного населённого пункта до другого в вездеходах? - спросила пилота Юля.
      
       - Для перелётов требуется очень много энергии, - пояснил девочке Стас. - У нас пока нет таких лёгких и компактных источников энергии. Поэтому гравилётами мы пользуемся только в крайнем случае. Как, например, сейчас. Хотя, я слышал, что совсем скоро такие компактные источники энергии будут созданы. К сожалению, из-за того что атмосфера Марса очень разряженная, мы не можем пользоваться самолётами и вертолётами, как на Земле...
      
       Внизу потянулось плоскогорье, с извилистыми каньонами и множеством мелких кратеров, образовавшихся при падении метеоритов. Собственно говоря, это уже было подножие Олимпа.
      
       На рассвете цвет марсианского неба меняется. Фиолетовые и розовые краски постепенно сменяются красными, оранжевыми и жёлтыми. А тени от причудливых марсианских скал, имеющих необычные формы из-за мощных пылевых бурь, были контрастнее, чем на Земле.
      
       - Если эксперимент, твоего папы, увенчается успехом, то скоро здесь тоже вырастут города, - сказал Стас.
      
       - А ещё через несколько лет у нас, на Марсе, зазеленеют леса, атмосфера наполнится кислородом, и в ней появятся облака, - продолжила Юля. - Я знаю, папа не раз говорил мне об этом.
      
       - Я уверен, Юля, что ты доживёшь до таких времён, когда русла высохших марсианских рек вновь наполнятся водой, а на севере, на месте Великой Северной Равнины, образуются целые моря, - с искренней убеждённостью сказал Стас. - И тогда у нас, на Марсе, также как на Земле, будут идти настоящие дожди и снегопады, и можно будет жить не только под герметичными куполами...
      
      
      
      Глава шестая.
      
      ЭКСПЕРИМЕНТАТОРЫ С ОЛИМПА.
      
      Юлин папа и Дядя Альф пытаются объяснить Юле, что такое биотехнология
      
       Юлин папа, известный архитектор и биоинженгер Александр Авдеев, сидел перед монитором, на котором мелькали схемы и формулы, непонятные для непосвященных.
      
       Недалеко от него, за своим рабочим столом, восседал его помощник, которого все звали Кнут Амундсен. Он чем-то неуловимо напоминал то ли гуся, то ли индюка. Он всегда держался очень прямо, выпятив широкую грудь, над которой на длиннющей шее возвышалась его маленькая голова, увенчанная вечно всклокоченной шевелюрой. Кнут был прекрасным организатором, и Александр Авдеев высоко ценил своего помощника. Частенько он говаривал, что "без Кнута он как без рук".
      
       Огромная грудь и некоторая хилость Кнута Амундсена объяснялись тем, что он, как и Стас, родился на Марсе. Детство Кнута прошло в линейном городе Ареополисе, расположенном в каньоне Ио. В те годы давление атмосферы в городах ненамного превышало давление марсианской атмосферы. Тогда еще не были созданы материалы, позволяющие выдерживать огромное внутреннее давление гигантских перекрытий, возводимых над поселениями.
      
       Кроме того, на заре освоения Марса многие думали, что человек постепенно приспособится к условиям, царящим на разных планетах. В те времена предполагалось, что не только Марс будет перестраиваться людьми, но и люди постепенно будут изменяться. Поэтому Кнут Амундсен, подобно Стасу, с детства привык к малой силе тяжести и низкому давлению...
      
       Рядом с рабочим местом Кнута стояло большое кресло знаменитого генетика и архитектора Альфреда Харпера, которого все звали просто Дядей Альфом. Оно было изготовлено по индивидуальному заказу, так как Дядя Альф был слишком громоздкий и не вмещался в обычное кресло. Это был обаятельный человек, с лысиной и усами, которые делали его похожим на моржа. Лысина Дяди Альфа часто потела и блестела, словно была покрыта лаком. А надо лбом знаменитого генетика и архитектора вился чубчик седых волос, невольно вызывающий улыбку.
      
       Усы Дяди Альфа всегда ходили ходуном, так как он никогда не молчал. Именно умение рассказывать, и убеждать, и было основным талантом Дяди Альфа. Ну, и, конечно же, он славился своим умением придумывать что-то совершенно новое и почти нереализуемое. Но главное: задумав что-то, Дядя Альф всегда находил единомышленников и умел вдохновлять их. Именно он задумал проект АМБА, требовавший мобилизации усилий не только всего Марса, но и помощи землян. И именно Дядя Альф сумел убедить и Совет Марса и Совет Земли в целесообразности максимально быстрой реализации этого проекта...
      Но без Александра Авдеева, Харпер за столь быстрый срок не проделал бы и половины необходимой работы...
      
       - Прибыли гравилёты из Ареограда, - доложил Кнут Амундсен. - Минут через десять его пассажиры будут здесь!
      
       - Меня беспокоит сообщение астрономов о метеоритной опасности, - встревожено сказал Юлин папа. - Может, перенесем начало роста на недельку?
      
       - Никогда! - категорически заявил Дядя Альф. - Ни за что и никогда! Вероятность попадания метеорита - нулевая! Я верю в наше детище! Экстремальность эксперимента окончательно усмирит наших оппонентов!..
      
       - Это в том случае, если все пройдет благополучно, - напомнил Юлин папа. - А, не дай Бог, что случится?..
      
       - Я верю в наше детище! - уперся Дядя Альф. - Даже если какой-нибудь метеорит угодит в любой из сегментов Ансамбля, последствия этого попадания будут ликвидированы им самим за час! Я ручаюсь за это!
      
       И Юлин папа сдался. И сделал он это не потому, что не выдержал натиска Харпера. Просто он тоже верил в творение своих рук. И он не меньше Харпера жаждал увидеть зримое воплощение труда коллектива соратников. Тем более, что вероятность попадания метеорита была, действительно, мала.
      
       - Ну, тогда пошли встречать гостей... - Юлин папа первым вышел из координационного центра и быстрым шагом направился к шлюзовому отсеку...
      
      
      
       - Ой, мамочка! - воскликнула Юля, выйдя из гравилёта. - А они, молчуны, уже растят эту свою Амбу! Ты только посмотри!
      
       - Похоже на то... - согласилась Вера Николаевна, осматривая диковинные сооружения, выращенные в гигантском кратере вулкана.
      
       Вездеход стоял в ущелье между вершинами гигантского кольцевого гребня вулканического кратера, но и отсюда было прекрасно видно все, что успели создать в кратере биологи и архитекторы.
      
       - Кольцевые горы, которыми, по сути, являются большие кратеры, позволяют не возводить стен для опор купола, - вспомнила Юля рассказ папы, во время прошлого посещения Ареограда. Она тогда находилась в демонстрационном зале вместе с папой и Дядей Альфом.
      
       - До появления проекта АМБА никто и мечтать не мог, что в обозримом будущем можно будет насытить атмосферу Марса кислородом, создать на его поверхности реки, озера и моря, не под куполами, а под открытым небом! - перебил тогда папу Дядя Альф.
      
       - В случае успеха, можно будет насыщать атмосферу Марса воздухом и водой в таких количествах, что улетучиваться в космос будет меньше, чем создаваться, - продолжил папа.
      
       - А со временем, когда будет создан густой облачный покров, возникнет парниковый эффект и на Марсе потеплеет, - вновь перебил папу Дядя Альф. - И тогда здесь будут идти самые настоящие дожди, как на Земле...
      
       - Лучше объясни ребёнку, что же это такое - АМБА? - сказал папа.
      
       - Эта аббревиатура означает - Авто-Морфная-Био-Архитектура! - по слогам сказал Дядя Альф. - То есть архитектурный ансамбль, выращенный из биологических масс, подобных растениям, которые генетики создали под руководством твоего папы и меня...
      
       - А как понять слово, "автоморфная"? - спросила Юля.
      
       - Ну... как тебе сказать... - знаменитый генетик и архитектор покраснел от напряжения. Он с трудом вспоминал слова, доступные пониманию ребенка.
      
       - Автоморфная - это значит самоформирующаяся... - сказал Дядя Альф. - Ведь все травинки, кустарники, деревья формируются сами, в соответствии с генетической программой, заложенной в них. Понимаешь... еще в прошлом тысячелетии появилось такое понятие, биотехнология. К примеру, для борьбы с вредными насекомыми использовали биологические средства защиты. Это были или другие насекомые, или...
      
       - Наш уважаемый профессор не совсем точен... - перебил Дядю Альфа папа. - Люди, сами того не осознавая, пользовались методами биотехнологии с очень давних времён, - папа заметил, что Дядя Альф притомился от попыток рассказать просто о сложном и решил помочь ему.
      
       Дело в том, что Юля знала пока меньше, чем ученые, перед которыми привык выступать знаменитый ученый. А перед ними Дядя Альф часто так усложнял свою речь, так насыщал ее всякими непонятными терминами, что иногда и сам плохо понимал, о чем говорит. Этот метод обычно давал желаемый результат, и если кто-нибудь плохо понимал то, о чем рассказывал Дядя Альф, то он либо засыпал, либо, боясь показаться глупым, соглашался со всем, о чем он говорил.
      
       - На протяжении веков люди при помощи бактерий приготовляли из молока простоквашу, кефир, мацони... - начал рассказывать папа.
      
       - А что такое мацони? - спросила Юля.
      
       - Ну, это что-то вроде йогурта... Даже тесто для хлеба веками приготовлялось при помощи дрожжевых бактерий. А также такие напитки, как квас, брага, вино, пиво... - папа задумался, ему вдруг очень захотелось пива.
      
       - Папа, а ты чего замолчал, - Юля подёргала папу за рукав лабораторного халата.
      
       - А ты знаешь, ведь, практически, вся земная цивилизация до начала эпохи машин пользовалась методами биотехнологии... - очнувшись от воспоминаний о пиве, продолжил папа. - В давние времена, когда не было тракторов, землю пахали на быках, когда не было автомобилей, ездили на лошадях. Ведь можно сказать, что это были своего рода биологические машины. А главное, - домашние животные, все эти козы или коровы не загрязняли окружающую среду...
      
       - Пап, тогда ведь и корову можно рассматривать, как машину по производству молока? - перебила отца Юля. - А пчелы - это такие маленькие биологические машинки по производству меда... Разве не так?
      
       - Пожалуй... - согласился папа. - Таким образом, до появления промышленности человек пользовался чисто биологическими технологиями...
      
       - Получается, мы возвращаемся к древним технологиям?
      
       - В этом нет ничего странного, - папа с удивлением посмотрел на дочку. Похоже, детские вопросы навели его на неожиданные мысли. - Такова закономерность развития, которое идет по восходящей спирали. Причём, на очередном витке спирали мы возвращаемся к пройденным этапам, но уже на более высоком качественном уровне...
      
       - Значит, скоро мы снова будем обходиться без машин? - недоверчиво спросила Юля.
      
       - Да, похоже, так оно и будет... - растерянно сказал папа. - В будущем дома и даже целые города будут вырастать сами. По мере развития биологии появилась возможность создавать организмы, с заранее запрограммированными свойствами. Ведь раньше дома как строили? Камень - на камень, бревно - на бревно... При этом, машины, возводящие дома, сжигали ценное топливо и отравляли окружающую среду выхлопными газами и прочими отходами...
      
       - Бревно это такой кусок ствола дерева? - уточнила Юля.
      
       - Совершенно верно... - папа озадаченно посмотрел на дочку.
      
       "Неужели это слово уже вышло из употребления, - подумал он, вспомнив бревенчатый сельский дом своей бабушки. - Боже, как время летит!.."
      
       - Ты чего? - от нетерпения Юля снова подергала папу за рукав халата.
      
       - Извини... - пробормотал папа. - Короче, мы научились программировать рост клеток, обработанных особым образом. К примеру, из семечка должно вырасти какое-то растение, но ведь можно так перестроить гены в этом семечке, что вырастет дом, или, к примеру, посёлок с березовой рощей...
      
       - Вот этим мы и занимаемся в своих лабораториях! - с энтузиазмом подхватил Дядя Альф. - Мы синтезируем биологические зародыши, из которых можно вырастить самые разнообразные организмы и сооружения. И, повторяю, - целые города!
      
       - Чтобы этими городами, лесами и садами можно было покрыть всю планету, которую осваивают люди!.. - вновь заговорил папа. - К тому же, в процессе роста этой биомассы будут вырабатываться вода и кислород, так необходимые для нормальной жизни землян...
      
       - Сейчас мы создаём биомассу, которая растет не только под воздействием солнечных лучей, но и благодаря другим источникам энергии, - подхватил эстафету рассказа Дядя Альф. - Эта масса растёт быстрее, чем обычные растения. Ты, Юля, никогда не удивлялась тому, как быстро растут грибы?
      
       - Я знаю! - воскликнула Юля. - На Земле мы с бабушкой собирали грибы!
      
       - Умница, - похвалил Юлю папа. - Таким образом, наши архитектурные сооружения являются живыми организмами, ростом которых мы можем управлять. Для этого необходимы системы, состоящие из компьютеров, в которых имеются и биологические элементы. Мы создаём их на основе нейронов, выращенных клонированием из клеток мозга погибших животных...
      
       - Ты знаешь, что такое клонирование? - спросил Дядя Альф, воспользовавшись тем, что папа замолчал, для передышки.
      
       - Да, мы это проходили, - сказала Юля. - При помощи клонирования из одной клетки можно вырастить много таких же клеток, и даже целые органы...
      
       - Сейчас даже разрабатывают методы, когда, при помощи клонирования, можно, фактически, оживлять людей, попавших в аварии, - согласился папа.
      
       - Короче, если не подведет система управления, мы вырастим в кратере Олимпа огромный город, - подвел итоги этой сумбурной научно-популярной лекции вечно куда-то торопившийся Дядя Альф...
      
      
      
      Глава седьмая.
      
      АМБА-1
      
      Мама и Юля учатся руководить ростом биомассы, а Дядя Альф настаивает на продолжении эксперимента.
      
      
       - Ох, и соскучился я, девушки! - папа обнял маму и Юлю и поднял их под купол шлюзового отсека. Ведь они были здесь, на Марсе, просто пушинками.
      
       - Поставь на место! - поцеловав папу, строго сказала мама. - Перед людьми неудобно...
      
       - Люди, я думаю, меня поймут, - сказал папа.
      
       - Кто к нам пожаловал! - в шлюзовой отсек ввалились Кнут и Дядя Альф, и в этом довольно просторном помещении сразу стало тесновато.
      
       - Юленька, ты, куда так растешь?! - воскликнул Дядя Альф. - Хочешь побить рекорды скоростного роста? Все равно быстрее, чем АМБА не сможешь... - Дядя Альф замолк, увидев Рекса.
      
       И остолбенел.
      
       И лишился дара речи.
      
       У него просто не было слов...
      
       То есть во всем человеческом лексиконе попросту не существовало слов, которые могли бы хотя бы отдаленно отразить его удивление, его потрясение, его восторг...
      
       - Бог ты мой!.. - пробормотал, наконец, Дядя Альф. - Это что же за такое чудо природы?! Неужели это тот самый щеночек, который кусался у меня на коленках всего год назад?! Не верю!.. Вы хотите сказать, что это наш замечательный Рекс? Ущипните меня, укусите меня, разбудите меня!..
      
       - Ну, завелся, - расплылась в улыбке Юлина мама. Вера Николаевна и Юля знали, что Дядя Альф помешан на собаках. На первом месте во всей его холостяцкой жизни были собаки. После любимой работы, разумеется...
      
       - Честно вам скажу, - рокотал между тем Дядя Альф своим хриплым баском. - Если бы не Амба, я стал бы дрессировщиком. Чтобы была возможность постоянно общаться с этим чудом природы...
      
       - Время! - объявил Кнут Амундсен, взглянув на часы.
      
       - Ах, да... - Дядя Альф еще раз потрепал холку Рекса. - Прости, друг, но нам пора... - он надел на голову шлем, утыканный, словно шипами, отростками с блестящими шариками на концах.
      
       - Это шлем для управления ростом биомассы, - пояснил Юле папа, заметив невысказанный вопрос в ее глазах. - С его помощью можно корректировать рост архитектурных форм и деталей интерьера.
      
       - Телепатически? - спросила Юля.
      
       - Можно сказать и так... - папа надел на голову точно такой же, как у Дяди Альфа шлем. - Смотри... Хочешь, из пола вырастет стул?
      
       - Хочу кресло, столик, и чтобы на столе была ваза...- сказала Юля.
      - А в вазе - цветы живые, - добавила мама.
      
       - Айн момент! - папа улыбнулся и закрыл глаза. - Нужно четко со всеми деталями представить объект и место, на котором он должен вырасти... - папа повернулся в сторону Юли и пристально посмотрел на пол, рядом с ней.
      И вдруг пол начал вспучиваться и превращаться в небольшое кресло. Оно еще не сформировалось до конца, а рядом с ним уже начал расти небольшой круглый столик. Этот столик был похож на гриб, с плоской шляпкой.
      
       - А вот по цветам я не специалист, - признался папа. - Хочешь попробовать? - он снял с головы шлем и протянул его дочке. - Постарайся представить цветы до мельчайших подробностей. Какой они формы, цвета...
      
       - Да поняла я, поняла... - Юля нетерпеливо выхватила из папиных рук шлем и надела его на свою голову.
      
       Шлем был великоват Юле, но, одев его, она почувствовала, как его внутренние стенки мягко сжали ее голову, плотно облегая височные области.
      
       Следуя примеру папы, Юля закрыла глаза и попыталась представить вазу, похожую на ту, что стояла у них дома, в Гагаринске.
      
       - А теперь представь, что ваза растет, - услышала Юля голос папы. - Только не очень быстро растет... - торопливо добавил он.
      Юля открыла глаза и увидела на столе нечто огромное, отдаленно напоминающее вазу.
      
       - Дай-ка я попробую, - сказала мама, которую явно охватил зуд творчества. Она, со смехом, стянула шлем с Юли и, надев его, закрыла глаза.
      
       Бесформенное образование, возвышавшееся на столе, уменьшилось и начало приобретать форму знакомой Юле вазы. Юлина мама, как большинство женщин, знала толк в посуде и ваза у нее получилась красивая. Даже красивее той, что стояла у них дома.
      
       - Гениально!.. - воскликнула Юля и вдруг осознала, что для выражения своих чувств употребила слово, любимое Вовкой Лебедевым.
      А из вазы уже полезли бутоны алых и белых роз, и по помещению быстро распространился аромат этих прекрасных цветов.
      
       - Сейчас мы работаем над тем, чтобы ростом квазибиологических форм можно было управлять без шлема, - гордо сообщил Кнут. - Телепатические сигналы будут усиливаться компьютерами, управляющими ростом систем.
      
       - Внимание! - прервал объяснения Кнута Дядя Альф. - Через несколько минут первые сооружения появятся на поверхности!..
      
      
      
       Создание города в кратере вулкана Олимп являлось событием не только для марсианских поселенцев, но и для всех землян, приступивших к освоению и заселению планет Солнечной Системы и других звезд. Ведь в случае удачного завершения роста марсианского мегаполиса можно было вырастить города и на многих других планетах, осваиваемых людьми.
      Кого только не было в наблюдательном куполе, выращенном на одной из вершин кольца гор вулкана. Наверное, не существовало в Солнечной системе и ее окрестностях планеты, которая не была бы представлена здесь, в Ареополисе. Тут были и представители поселений с Венеры, и колонисты со спутников Юпитера, и посланцы с планеты Геона, из системы звезды Офара. Даже осмилоки с планеты Аруана прибыли на Марс к началу завершающей стадии роста мегаполиса в кратере Олимпа.
      
       - К сожалению, ничего особенного вы сразу не увидите, - сообщил Дядя Альф журналистам, собравшимся под наблюдательным куполом. - АМБА хоть и растет в сотни раз быстрее, чем обычные биологические объекты, но для полного роста понадобится больше недели...
      
       - Смотрите, уже растет! - воскликнула Юля, увидев на одном из экранов голубоватый купол, медленно поднимающийся из-под марсианских песков.
      
       - Тише, Юля, - папа с улыбкой обнял дочку. - К чему такие эмоции?..
      Между тем образование, отдалённо напоминающее голубой ананас, все быстрее вытягивалось вверх навстречу розовому небу Марса, в котором то и дело вспыхивали звездочки. Это сгорали в атмосфере метеоры из приближающегося к планете скопления метеоритов.
      Да, какая-никакая, а атмосфера на Марсе все-таки была. И мелкие метеориты в ней сгорали, так и не долетев до поверхности планеты. Если уж быть совсем точным, то это были и не метеориты вовсе, а метеоры, коль они полностью сгорали в атмосфере. Но часть небесных камушков все-таки долетала до красноватых марсианских скал и песков.
      В целом, зрелище падающих метеоритов напоминало бомбардировку: взрывы то и дело вздымали легкие облачка песка и пыли, которые очень медленно опускались на поверхность планеты.
      Рекс зарычал, словно предчувствуя беду.
      
       - Не слишком ли их много, метеоритов?!- пробормотал Кнут.
      Дядя Альф с тревогой смотрел то на один экран, то на другой и лицо его становилось все более озабоченным. Он был уверен в своем детище, но такое создавалось впервые, и Дядя Альф очень волновался, хоть и старался это скрыть.
      Кнут неожиданно застыл, как изваяние. Несмотря на трагичность положения, он выглядел очень смешно.
      
       - Ты чего? - спросил своего помощника папа.
      
       - Тише, - сказал Кнут. - Послушайте.
      Юлин папа и все остальные прислушались. Очень низкий, едва слышный звук доносился из-под поверхности Марса.
      
       - Что это? - спросила Юля, подойдя к папе.
      
       - Это оттуда. - Кнут показал рукой вниз.
      Рекс снова зарычал и даже несколько раз гавкнул.
      
       - Тихо! - приказала ему Юля. - Молчать!
      
       В наступившей тишине стали слышны разрывы метеоритов, едва слышимые из-за разреженности атмосферы. Эти разрывы были более ощутимы ногами, улавливающими вибрацию, после каждого взрыва.
      
       - Смотрите! - прошептала Юля. - Что это?!
      
       На правом экране было видно, как пришел в движение песок.
      
       - Укрупнить восьмой сектор! - приказал Дядя Альф. На его лбу и на всей лысине выступили капельки пота.
      
       И вдруг на экранах начало творится нечто невообразимое. Некоторые отростки биомассы начали вдруг конвульсивно вздрагивать, выгибаться, вытягиваться и пульсировать.
      Процесс роста биомассы явно выходил из-под контроля.
      
       - Видимо, какой-то метеорит попал в один из нейронных пучков, - взволнованно предположил Кнут.
      
       - Срочно остановить рост всех систем! - Юлин папа бросился к панели управления, и его руки с невообразимой скоростью замелькали на клавишах.
      
       - Система справится... - не очень уверено попытался остановить его Дядя Альф. - Мы же предусмотрели автоблокировку пораженных участков!
      
       - К черту блокировку! Бывают случаи... - Юлин папа замолчал, увидев, как из-под песка на поверхность вырвался гигантский отросток биомассы, диаметром в десятки метров.
      
       Ужас заключался в том, что купол, под которым собрались представители с разных планет, рос из этого отростка.
      
       Все помещение содрогнулось, словно от мощных подземных толчков. Затем пол начал крениться и вспучиваться. Сразу в нескольких местах раздалось шипение воздуха покидающего купол.
      
       - Вера, Юля, бегите! - закричал Юлин папа. - Рекс спасай их!
      
       - Этого просто не может быть!.. - бормотал Дядя Альф, словно потеряв рассудок. - Мы же все предусмотрели!..
      
       - Основной комплекс продолжает расти нормально, - почти спокойным голосом сообщил Кнут Амундсен. - Просто нашему сектору не повезло...
      
       - Вера, чего вы стоите?! - изменившись в лице, закричал папа. - Быстро в шлюзовой отсек!!! Надевайте скафандры и бегите!.. - он вновь склонился над приборами.
      
       - Всем надеть скафандры и покинуть помещение! - стараясь казаться спокойным,
      объявил Кнут Амундсен. - Без паники, но рекомендую поторопиться!
      
       - Час от часу не легче...- пробормотал Дядя Альф, врубая все, какие только можно, аварийные системы.
      
       Шипение воздуха, покидающего помещения, в некоторых местах прекратилось, но в это время новый страшный толчок сбил всех с ног.
      
       Это уже походило на самое настоящее землетрясение.
      
       Юля при падении больно ударилась головой об столик, созданный папой, при демонстрации способностей АМБА.
      
       От этого удара у нее из глаз даже искры посыпались, как это бывает в мультфильмах. Но только, в действительности, это было совсем не смешно.
      
       - Да чего же вы все ждёте?! - вновь закричал Юлин папа, продолжая свои манипуляции на пульте управления. - Надевайте скафандры и бегите к шлюзовому отсеку!!!
      Это было последнее, что помнила Юля. Что-то тяжелое обрушилось на нее, и она потеряла сознание...
      
      
      
      
      КНИГА ВТОРАЯ.
      
      ПУТЬ НА ЗЕМЛЮ.
      Глава первая.
      
      ПРОБУЖДЕНИЕ
      
      Юля получает подарки, прощается с Дядей Альфом и вновь встречается с друзьями
      
      
       Когда Юля открыла глаза, она сразу увидела Дядю Альфа. Он сидел рядом с кроваткой, в которой она лежала, и читал что-то. Очень светлая комната, в которой находились Юля и Дядя Альф, была заставлена медицинской аппаратурой, и девочка поняла, что находится в больнице.
      
       - Юленька! - радостно проговорил знаменитый учёный, заметив, что девочка открыла глаза. - Сколько же можно спать?
      
       - А что с мамой и папой? - с трудом шевеля губами, спросила Юля.
      
       - Они, слава Богу, живы, но пока не совсем здоровы, - честно сказал Дядя Альф. - Им ещё надо подлечиться. А мне они поручили вручить тебе вот этот подарок... - Дядя Альф улыбнулся, подошёл к окошку пневматической доставки и нажал несколько кнопок. - Это награда за хорошую учёбу и героическое поведение во время эксперимента!..
      
       Люк пневматической доставки с шипением открылся, и из него выползла большая коробка.
      
       - Надеюсь, этот подарок поможет тебе во многих твоих начинаниях, сказал Дядя Альф, распаковывая коробку.
      
       Когда Дядя Альф, наконец, открыл коробку, Юля увидела большого серебристого робота. На макушке у робота торчали четыре антенны. Кроме двух объективов, напоминающих человеческие глаза, вся голова была утыкана какими-то датчиками. Но больше всего Юлю поразило то, что под микрофонами, похожими на круглые уши, болтались какие-то детали, напоминающие серёжки. Может быть, поэтому робот чем-то смахивал на африканского дикаря из далёкого прошлого.
      
       - Это робот Ом, - сказал Дядя Альф. - Зовут его так не в честь знаменитого учёного Ома, именем которого названы законы электрофизики. Ом - значит "Обучающая машина". С его помощью ты узнаешь много любопытного из любой интересующей тебя области знаний. Кроме того, Ом может не только рассказать, но и показать тебе практически всё, что накопила современная наука. Вот сюда можно подключить виртуальный шлем... - Дядя Альф вытащил из ранца на спине робота небольшой шлем и вручил своей любимице.
      
       - А можно его прямо сейчас включить? - спросила Юля, с удивлением замечая, что говорит уже вполне нормально.
      
       - Конечно! - Дядя Альф нажал какую-то кнопку на корпусе робота, и Ом тут же произнёс мягким баритоном:
      
       - Здравствуйте, я приветствую вас! Жду вопросов и заданий!
      
       Дядя Альф помог Юле надеть виртуальный шлем, и она строгим голосом попросила Ома показать "меню".
      
       Боже мой, чего тут только не было!!! Самые различные отрасли науки, старинные и новейшие виды искусств, практически все жанры литературы, театра, кино и виртуальной пластики...
      
       - Основные разделы археологии! - приказала роботу Юля, и перед её глазами появился залитый ослепительными лучами солнца античный город. Скорее всего, это был один из городов Древней Греции...
      
      
      
       ... Виртуальная камера летела над домами к центру города. Юля увидела на вершине горы, перед красивым древнегреческим храмом большую, сверкающую в лучах солнца статую.
      
       - Примерно так выглядел в древности город Афины, при Перикле, - начал свой рассказ робот Ом голосом папы, отличавшимся лишь некоторой монотонностью и лёгким металлическим оттенком.
      
       - Разве в Афинах всё так хорошо сохранилось? - удивилась Юля.
      
       - Это виртуальная реконструкция, - пояснил робот Ом. - В те далёкие времена перед храмом Парфеноном в Акрополе возвышалась большая статуя Афины Парфенос...
      
       Неожиданно прямо в голубом небе появилась надпись:
      
      
      1. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ АРХЕОЛОГИИ.
      
      2. ЗАГАДКИ ДРЕВНЕЙШИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ.
      
      
       - А информация по инопланетной археологии у вас имеется? - вежливо спросила Юля.
      
       - Только данные о раскопках на планете Надежда, на планете Мира и на планете Геона ...
      
       - А о раскопках на планете Марс? - с надеждой спросила Юля.
      
       - Раскопки на планете Марс проводились лишь археологом-любителем Александром Авдеевым, но они безрезультатны. Гипотезы о наличии на Марсе следов исчезнувшей цивилизации недостаточно научно обоснованы, поэтому раскопки архитектора Авдеева не могут считаться подлинно археологическими раскопками...
      
       - Минуточку внимания! - раздался голос Дяди Альфа, и Юля сняла шлем.
      
       Дядя Альф протянул ей большой красочно разукрашенный звёздами пакет.
      
       - Здесь - билет на межпланетный рейсовый лайнер, отправляющийся на Землю, - пояснил Дядя Альф. - Твои родители решили, что пока они находятся в больнице, тебе лучше погостить у бабушки.
      
       - А Рекса и Ома можно будет взять? - спросила Юля.
      
       - Видишь ли, Юленька... - Дядя Альф отвёл глаза. - Рекс, к сожалению, тоже пострадал во время эксперимента. Ведь это именно он спас тебя. Но я тебе обещаю: после возвращения с Земли ты сможешь с ним общаться. Ты веришь мне?
      
       - Верю, - сказала Юля, поскольку не раз убеждалась, что Дядя Альф всегда держит своё слово.
      
       - Вот и замечательно, - Дядя Альф поднялся со стула. - Увы, мне уже пора. Как со мной связаться ты знаешь. Впрочем, я и сам буду с тобой связываться по межпланетной связи. В конце концов, Земля не так уж далеко от Марса. Кстати, ты правильно решила с помощью Ома ликвидировать свои пробелы в знании истории и археологии, чтобы "не ударить лицом в грязь" при встрече с бабушкой. Ведь она у тебя, насколько я знаю, доктор исторических наук и действительный член Академии археологии...
      
       - А когда я смогу хотя бы по интеркому пообщаться с мамой и папой? - Юля с трудом сдерживала слёзы.
      
       - К сожалению, твои родители сейчас находятся в специальном отделении, где их погрузили в глубокий лечебный сон. Но я надеюсь, что к моменту твоего возвращения медики поставят их на ноги... - Дядя Альф обнял Юлю, на прощание. - Не скучай, Юленька. Я уверен: и во время полёта на Землю, и на самой Земле тебя ждёт немало приключений. - Дядя Альф поцеловал Юлю, на прощание...
      
      
      
       Когда Дядя Альф вышел из больничной палаты, к Юле заглянул её лечащий доктор Виктор Викторович.
      
       - Как себя чувствует наша героиня? - бодро спросил он.
      
       - Героиня чувствует себя прекрасно, - ответила Юля. - Только не надо
      притворяться, что всё хорошо...
      
       - Но с твоим здоровьем действительно всё просто замечательно, - сказал Виктор Викторович, просмотрев показания приборов. - Мы даже не ожидали, что твой организм так быстро справится с травмами.
      
       - Меня сейчас больше интересует здоровье моих родителей! - Юля с трудом сдерживала слёзы.
      
       - С ними, к сожалению, всё сложнее, но через несколько месяцев ты увидишь их.
      
       - Через несколько месяцев?!
      
       - Как видишь, я не скрываю, что они пострадали больше, чем ты. Но поверь, самое тяжёлое уже позади. Им сделали всё необходимое, и теперь для окончательного выздоровления нужно только время. А чтобы ты поняла, что, практически, здорова, я разрешаю тебе встать. Тем более что планетолёт на Землю отправляется через семь часов.
      
       - Я сейчас в Гагаринске, или в Ареограде? - встав с постели, спросила Юля. Чувствовала она себя и впрямь совершенно нормально.
      
       - Пока ты ещё в Ареограде, но твои друзья специально прилетели из Гагаринска, чтобы проводить тебя до космодрома...
      
      
      
       Выйдя в сад, Юля увидела Вовку и Чингу. Они гоняли по воздуху большой изумрудный шар. Причём летали ребята без пропеллеров и даже без крыльев.
      
       - Юля! - Вовка первым заметил девочку. - Наконец-то!
      
       Вовка и Чинга ловко спикировали к Юле.
      
       Юля с удивлением заметила, что за время её болезни мальчишки здорово подросли.
      
       - Никак не пойму, при помощи чего вы летаете? - спросила Юля.
      
       - Пока ты болела, появились компактные источники энергии и теперь все летают
      при помощи гравитационных поясов. Но самое главное: эти пояса управляются мысленными приказами. Вот, смотри! - Вовка задрал майку и продемонстрировал новый гравипояс. Он был намного компактнее поясов предыдущей серии.
      
       - И как долго с ним можно летать без подзарядки? - с подозрением спросила Юля, вспомнив о падении Вовки в Шахте Гагаринска.
      
       - Да хоть целый день! - сказал Вовка.
      
       - А точнее - восемь часов, - поправил друга Чинга.
      
       - Так сколько же я пробыла, без сознания, если вокруг столько изменений? - спросила Юля.
      
       - Ну, вообще-то, нас просили избегать конкретных ответов на подобные вопросы... -сказал Чинга.
      
       - Но лично я считаю, что лучше сказать правду, - сказал Вовка. - Ты девчонка крепкая, поэтому я тебе отвечу честно: с момента эксперимента в кратере Олимпа прошло почти полгода.
      
       - Полгода?! - не поверила Юля.
      
       - Полгода будет завтра, - уточнил Чинга.
      
       - Значит уже начались летние каникулы... - медленно проговорила Юля. - А я смотрю, чего это вы так повзрослели и вытянулись...
      
       - Вам всем тогда круто досталось, - сказал Вовка. - Медикам пришлось здорово поработать...
      
       - А я слышал, тебе обучающего робота подарили, - сказал Чинга, чтобы сменить тему разговора. - Что же ты его прячешь?
      
       - Да, действительно, - поддержал друга Вовка. - Он у тебя какой-то особо крутой и очень навороченный: с телепатической системой, виртуальными стереопроекторами и даже с голографическими приставками!
      
       - И с гравипоясом, - добавил Чинга.
      
       - А пояс ему зачем? - удивилась Юля.
      
       - На всякий случай, - пояснил Чинга. - Поле нового гравипояса, при желании, может распространяться на несколько метров вокруг...
      
       - Вы про моего робота знаете больше, чем я, - Юля грустно улыбнулась.
      
       - Про тебя, твоих родителей и Рекса теперь весь Марс знает, - с ноткой зависти сообщил Вовка.
      
       - А робота тебе подарили, чтобы ты быстрее догнала нас в учёбе, - пояснил Чинга.
      
       - В конце концов, ты нам его покажешь, или нет?! - возмутился Вовка.
      
       - Ладно, я сейчас... - Юля вернулась в лечебный корпус и через пару минут вышла вместе с роботом Омом, летящим рядом с ней невысоко над лестничной площадкой.
      
       - Ух, ты! - пришёл в восторг Вовка. - Это же последняя модель!
      
       - Держи, - Чинга протянул Юле новый гравипояс. - С таким поясом, даже при желании, невозможно попасть ни в какие аварийные ситуации.
      
       - Для этого в нём блокираторы имеются, - с грустью сказал Вовка. - Я пытался их отключить, но ничего не получилось...
      
       - Значит своими полётами в Шахте Гагаринска, ты всё-таки принёс пользу, - с улыбкой сказала Юля.
      
       - Пользу?! - удивился Вовка.
      
       - Неужели непонятно?.. - Юля с лукавинкой взглянула на Вовку. - Теперь гравипояса и прочие подобные аппараты создают с таким учётом, чтобы даже юные умельцы, вроде тебя, не смогли их вскрывать...
      
      
      
      Глава вторая.
      
      ДУСИ И ПУСИ.
      
      Юля вместе с друзьями и роботом Омом отправляется на космодром, и вновь не обходится без приключений...
      
       Когда ребята вышли из Центрального Шлюза Ареограда, Юля застыла, глядя в небо. Лицо её даже вытянулось от удивления, словно она увидела в марсианском небе, по меньшей мере, Змея Горыныча, с восседающим на нём Добрыней Никитичем.
      
       - Ты чего?! - не понял Вовка и тоже посмотрел в небо. Но ничего интересного в розовом небе Марса он не увидел.
      
       - Облака, - проследив взгляд Юли, сказал Чинга. - Полгода назад таких облаков в небе Марса не было...
      
       - И небо было намного жёлтее, - сказала Юля. - А когда появились облака?
      
       - Два месяца назад, - с гордостью сказал Вовка. - Ты посмотри на термометр!..
      
       Юля взглянула на ручной термометр и нет поверила своим глазам. Он показывал почти двадцать градусов тепла. По Цельсию.
      
       - Да что же здесь творится?! - поразилась Юля. - Откуда такая жара?!
      
       - Через месяц после эксперимента АМБА всё-таки заработала в нормальном режиме, - ответил вместо Вовки робот Ом. - И в кратере Олимпа вырос город. При этом произошло насыщение атмосферы Марса кислородом, озоном и водяным паром...
      
       - А вскоре на стационарные орбиты запустили множество спутников, с гигантскими зеркалами, - подхватил рассказ о происшедших свершениях, Чинга. - Они отражают на Марс дополнительные порции солнечного света и тепла...
      
       - И на полярные орбиты запустили такие зеркал, - дополнил информацию робот Ом. - Эти зеркала, перемещаясь по меридианам, почти постоянно отражают солнечный свет на полярные области Марса. Вследствие этого начали таять полярные шапки, и создался парниковый эффект, который ещё больше разогревает атмосферу.
      
       - В Северной Долине даже несколько озёр появилось! - Вовка сказал это с такой гордостью, словно создал эти озёра он сам.
      
       - А над Гагаринском, представь себе, дожди прошли, - сообщил Чинга. - Правда, вода тут же впиталась в барханы, но на следующий день пошёл снег, и мы немного поиграли в снежки. Почти как на Земле.
      
       - А почему только почти? - спросила Юля.
      
       - Скафандры всё-таки мешали, - ответил Вовка...
      
      
      
       Через каких-нибудь полтора часа Юля с друзьями и роботом Омом уже подлетали к Гагаринску.
      
       Все, кроме робота Ома, были в скафандрах, снабжённых радиопередатчиками, а
      также запасами энергии, пищи и воды.
      
       - Мы в Ареоград тоже в одних скафандрах прилетели, - рассказывал Вовка. - Теперь в них можно попасть почти в любую точку Марса...
      
       - Если, конечно, на тебе есть гравипояс последней модели, - напомнил Чинга.
      
       - Правда, мы не успели заглянуть в Парк харпиков, - с сожалением сказал Вовка.
      
       - Парк харпиков? - переспросила Юля.
      
       - Твой любимый Дядя Альф не сидел все это время без дела, - пояснил Чинга. - Каких только существ он не сотворил!
      
       - Может быть, заглянем? - спросила Юля. - Это далеко отсюда?
      
       - За пару часов управимся! - обрадовался Вовка. - Крюк, конечно, большой, но дело того стоит...
      
      
      
       Через час Юля, Вовка, Чинга и робот Ом подлетали к Парку харпиков. Впрочем, с большой высоты эта территория совершенно не походила на парк. Просто в Каньоне Ио, расположенном чуть южнее Долины "Маринер", Юля полёта увидела большое зелёное пятно. При этом она обратила внимание на множество очень ярких звезд, которые сияли ярче Фобоса и Деймоса. Самым же странным было то, что по мере приближения к каньону, эти звёзды сверкали всё ярче и ярче.
      
       - Это, наверное, орбитальные зеркала? - догадалась Юля, показав на звёзды.
      
       - Совершенно верно, - подтвердил робот Ом. - Над Парком харпиков их подвесили особенно много. Поэтому здешние организмы и вырабатывают так много кислорода.
      
       Когда спустились ниже, Юля разглядела, что это пятно состоит из множества кустов, деревьев и плоских зелёных существ, напоминающих придонных рыб земных морей и океанов (таких как камбала, скаты и манты). Размером существа были с коров, которых теперь, оказывается, тоже разводили на марсианских зоофермах. Часть этих существ "загорала", а некоторые медленно перемещалась из тени скал и "деревьев" под прямые и отражённые животворные лучи солнца.
      
       Спустившись на рыжеватый марсианский песок, все подошли к зелёным существам, которые совершенно не отреагировали на появление людей и робота.
      
       - Это квази организмы, - пояснил Юле Чинга, особо выделяя слово "квази". - Они только внешне напоминают земные растения. Дядя Альф с сотрудниками, фактически, создал новые формы жизни. На самом деле это квази деревья... Или, к примеру, вот эти квази скаты.
      
       - А относятся эти "скаты" к отряду пуси, - уточнил Вовка.
      
       - "Пуси"? - переспросила Юля.
      
       - "ПУС" расшифровывается так: "Пассивные Универсальные Системы", - пояснил Чинга. - А полное название - "ПУСПОСКЖУСК", то есть "Пассивные Универсальные Системы, Перерабатывающие Окружающее Сырьё в Кремний, Железо, Углеродные Соединения и Кислород".
      
       - Язык сломать можно, - проговорила Юля.
      
       - Это всё твой Дядя Альф придумал, - буркнул Вовка.
      
       - Но кроме пусь есть ещё и дуси, - продолжил Чинга. - То есть "Динамичные Универсальные Системы".
      
       - И чем же дуси отличаются от пусь? - спросила Юля.
      
       - Ну, к примеру, "скаты" почти не двигаются... - Чинга хотел почесать затылок, поскольку не знал, как коротко всё объяснить Юле. Однако почесать затылок ему помешал шлем.
      
       - Пуси только переползают из тени на освещённые участки, - пришёл на помощь другу Вовка. - Они, как и земные растения, разлагают углекислый газ на кислород и углерод, при помощи солнечных лучей. Впрочем, давай лучше спросим у твоего робота, ведь он - всезнайка...
      
       - Ом, ты можешь рассказать о дусях и пусях? - спросила Юля робота. - Только коротко...
      
       - Пассивные универсальные системы не только насыщают атмосферу Марса кислородом, но и создают почву для будущих лесов и садов, - ответил робот Ом. - Настоящих лесов и садов. Как на Земле. А дуси, кстати, нередко размерами превосходят мамонтов. Причём эти "фабрики кислорода" достаточно подвижны, поскольку весят здесь меньше, чем весили бы на Земле.
      
       - Чем же они питаются? - спросила Юля
      
       - Углекислым газом, камнями и песком... - пояснил робот Ом. - А дуси даже грызут скалы. Ведь поверхность Марса состоит из окислов кремния, железа и так далее...
      
       - Короче, отходами жизнедеятельности пусь и дусь, являются не только органические вещества, но и кремний, железо и другие элементы... - перебил Чингу Вовка.
      
       - А потом всё это используются для создания солнечных батарей, электронных устройств и прочих аппаратов, - добавил Чинга.
      
       - Так и скажи, что дуси и пуси подобны зоофитам, как и прежние создания Дяди Альфа, - продемонстрировала свою эрудицию Юля.
      
       - Только пуси подобны растениям, и безобидным травоядным животным, а дуси - больше похожи на хищников, - добавил Вовка...
      
      
      
       Когда Юля и её друзья углубились в одно из ущелий, из-за скалы, словно в подтверждение слов Вовки выскочило огромное животное. Больше всего оно напоминало льва, но было тёмно-зелёным, почти чёрным.
      
       И ещё этот "лев" как-то неестественно блестел, словно был металлическим.
      
       - А вот и типичный представитель семейства кошачьих... - робот Ом не успел закончить фразу, поскольку "представитель семейства кошачьих" помчался прямо на него.
      
       Ом резво взмыл в небо, но "лев" ловко подпрыгнул вслед за роботом и успел вцепиться огромными лапами, с блестящими когтями, в его железную ногу.
      
       Вслед за роботом и "львом" в разряжённую атмосферу Марса взлетела Юля, так как из-за скал выскочило ещё несколько "представителей семейства кошачьих". Среди них были существа похожие на гепардов, пантер, леопардов и тигров. Правда, пятна и полосы на
      всех этих "дусях" были чёрными, или тёмно-зелёными.
      
       Мальчишки, как ни в чём не бывало, стояли на песке и спокойно наблюдали за "представителями семейства кошачьих", которые обнюхали их и разочарованно поплёлись к скалам.
      
       Однако зелёный "лев", вцепившийся в робота, не собирался оставлять Ома в покое. Он карабкался по несчастному роботу всё выше и выше.
      
       - Помогите! - закричал Ом. - Я ведь обучающая машина, и драться с киборгами совсем не умею!
       Вовка и Чинга мгновенно взлетели в небо и вцепились в гигантское чудовище. Чинга схватился за гриву, а Вовка тянул "льва" за хвост. Однако, не даром говорится - "не тяни кота за хвост". Хоть "лев" и не был котом, но относился он к семейству кошачьих, и, наверное, поэтому действия Вовки ему очень не понравились. Крепко вцепившись в робота тремя лапами, "лев" четвёртой лапой пытался отогнать Вовку.
      
       Впрочем, делал он это как-то неуверенно, словно боялся задеть мальчика. Было похоже на то, что "лев" только пугал Вовку.
      
       - Не бойся, людей они не трогают! - крикнул Вовка Юле. - Помоги мне отодрать этого дусю от твоего робота!
      
       - Ты уверен, что для людей он безопасен? - спросила Юля, осторожно подлетая к Вовке.
      
       - Абсолютно! - Вовка изо всех сил дёргал "льва" за хвост.
      
       - Врежь ему по морде! - крикнул Юле Чинга. - Иначе он покалечит Ома!
      
       - Значит, роботов они едят, а людей нет? - уточнила Юля, подлетев ещё ближе.
      
       - Ведь роботы металлические! - крикнул Вовка. - Дуси любят только металл!..
      
       Пока Юля набиралась храбрости для решительных действий, "лев", прекратил махать на Вовку лапой и содрал, этой самой лапой, с робота гравипояс, который упал на скалу и разбился на несколько кусков.
      
       Робот Ом начал падать, и ребятам с трудом удалось смягчить это падение, поскольку им, а точнее их гравипоясам, пришлось удерживать не только робота, но и повисшего на нём "льва".
      
       - А вот это ты зря! - закричала Юля и тоже вцепилась в гриву "льва". - Не позволю обижать моих друзей!
      
       Помощь Юли подоспела кстати; втроём дети замедлили падение робота, и может быть, именно благодаря этому, робот Ом остался цел, когда они все вместе опустились на скалу.
      
       Впрочем, целым робот оставался недолго. Почувствовав под собой твёрдую поверхность скалы, "лев" ударил свободной лапой по голове несчастного Ома. Хрупкая шея электронного учителя не выдержала этого удара, и голова робота покатилась на скалу...
      
       Этого мальчишки стерпеть не смогли. Они налетели на "льва", схватили его за гриву и хвост и улетели вместе с ним в ближайшее ущелье.
      
       Юля с удовлетворением заметила, что зелёный "лев" даже не попытался сопротивляться...
      
      
      
       - Этот организм называется квазилев, - сказал робот Ом, когда Вовка кое-как привинтил его голову к шее. - Это существо создано для переработки металлов, поэтому... - Ом задумался.
      
       - Что, поэтому? - спросила не на шутку встревоженная Юля.
      
       - Поэтому мне на его пути лучше не попадаться, - с грустью сказал робот.
      
       - А мне значит можно попадаться? - спросила Юля.
      
       - Ты - не во вкусе дусь, - успокоил девочку Ом.
      
       - А разве мой скафандр не из металлов состоит? - не успокаивалась Юля.
      
       - Большую часть массы людей составляет вода, - рассеяно сказал робот Ом,
      продолжая чинить свой гравипояс.
      
       - Дуси отличают роботов от людей по запаху? - удивилась Юля. -
      
       - И по запаху тоже... - Робот грустно вздохнул. - Кроме того, они видят не только в оптическом спектре.
      
       - Как это? - не поняла Юля.
      
       - Видимый людьми свет составляет лишь часть электромагнитных волн. Кошки, к примеру, видят в инфракрасном спектре, - робот Ом вновь задумался.
      
       - Видимо, травма головы всё-таки сказывается на его умственных способностях, - тихо сказала Вовке Юля. - Смотри, какой он стал эмоциональный и задумчивый...
      
       - Ом хочет сказать, что детища Дяди Альфа видят не только в оптическом диапазоне, - пришёл на выручку роботу Вовка. - Они воспринимают и инфракрасные лучи, и ультрафиолетовые...
      
       - По-моему, даже гамма лучи... - добавил Чинга
      
       - И чем же ты так аппетитен для этого... квази льва? - спросила Юля Ома.
      
       - Концентрация необходимых дусям элементов во мне выше, чем в окружающих породах! - Робот Ом снова вздохнул, совсем, как человек. - Переработав мои останки, это чудовище исторгло бы больше металлических брикетов и шариков, на что его и запрограммировал Дядя Альф...
      
       - Надо лететь, иначе опоздаем, - напомнил Чинга.
      
       - Дай-ка я попробую, - Вовка взял обломки гравипояса и внимательно осмотрел их.
      
       - Вовочка, ты, уж постарайся! - попросила Юля.
      
       - Увы, ничем помочь не смогу, - сказал Вовка, неплохо разбиравшийся в технике. - Его даже в мастерской вряд ли починят...
      
       - Как же мы не учли, что дуси могут заинтересоваться твоим роботом?! - спросил Чинга неизвестно кого.
      
       - Надеюсь, Ом не очень повредился рассудком, - Вовка похлопал робота по плечу и взглянул на часы.
      
       - Да, надо торопиться, - сказала Юля, тоже взглянув на часы. - Тем более что теперь нам придётся ещё и буксировать Ома...
      
      
      
       Вовка и Чинга, взяв робота Ома за манипуляторы, подняли его в марсианское небо и полетели в сторону космодрома.
      
       - А зачем робота держите вы? - догнав ребят, спросила Юля. - Пусть лучше он держится за вас, тогда у вас руки освободятся!
      
       - А вдруг он и впрямь рассудком повредился, - напомнил Вовка. - Вдруг он возьмёт и расцепит свои манипуляторы?!
      
       Когда дети с роботом Омом обогнули очередную скалу, Юля увидела несколько странных существ, вгрызающихся в склон каньона. На первый взгляд они напоминали кротов, однако кроме лап, напоминающих ковши экскаватора, из этих полумеханических существ в скалу ввинчивались гигантские буры. С достаточно большой скоростью эти "кроты" вгрызались в породу, а сзади них на песке оставались не только органические удобрения, но и внушительные металлические шары и брикеты, разных оттенков.
      
       - Это "кроты-киборги", - заговорил вдруг робот Ом, хотя его никто ни о чём не спрашивал. - Про них можно сказать, что они являются больше механизмами, чем организмами. Они глупые, потому, что руководствуются строго ограниченными программами...
      
       - Помолчи, - прервал робота Вовка. - Я предлагаю перейти на максимальную скорость, иначе опоздаем к старту! Для этого нам придётся подняться повыше. Атмосфера Марса хоть и разряжённая, но при очень большой скорости скажется трение...
      
       Буксируя робота Ом, дети, поднялись на огромную высоту и помчались к космодрому...
      
      
      
      
      Глава третья.
      
      ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПОЛЁТА.
      
      Юля узнаёт кое-что об Атлантиде и впервые в жизни испытывает состояние невесомости
      
      
       Ребята едва успели к старту планетолёта "Королёв", улетающего на Землю.
      
       - Возвращайся поскорее, - сказал Чинга на прощание. - Нам будет скучно без тебя.
      
       - И прихвати что-нибудь с раскопок, - добавил Вовка.
      
       - Только с разрешения бабушки! - крикнул Чинга, когда Юля уже поднималась по трапу на борт планетолёта... - Что-нибудь не очень важное для науки!..
      
      
       Попрощавшись с Вовкой и Чингой, Юля вошла в планетолёт и расположилась в одноместной кабине. Рядом с иллюминатором стояло кресло, которое легко трансформировалось в кровать.
      
       Юля села в это кресло, а рядом с ней встал по стойке "смирно" робот Ом.
      
       Перегрузки при старте была почти не ощутима, сказывалась работа гравитационных амортизаторов.
      
       После выхода на орбиту спутника Марса пассажирский салон был состыкован с межпланетным двигательным модулем, который транспортировал его с Марса до Земли.
      
       Когда Марс в иллюминаторе уменьшился до размеров чайного блюдечка, Юля
      активировала робота Ома.
      
       - Продолжим наш ликбез в области истории и археологии? - спросила Юля робота.
      
       - Не понял... - пробубнил робот Ом. - Вопрос - непонятен... - Похоже, после сражения с зелёным "львом" с головой робота действительно случилось что-то серьёзное.
      
       - Так мне всегда мама говорит, - пояснила Юля. - Она считает меня малограмотной и когда начинает что-то рассказывать - называет это ликбезом, то есть ликвидацией моей безграмотности...
      
       - Я знаю, что означает архаичное слово "ликбез", - сказал робот, обиженным тоном. - Просто я не предполагал, что ты тоже его знаешь. Кроме того, ты ведь не являешься безграмотной...
      
       - Всё относительно, - грустно сказала Юля. - К примеру, по сравнению с тобой, я полная невежда. Впрочем, поплыли дальше...
      
       - Что значит "поплыли"? Вокруг нас нет никакой воды!..
      
       - Какой ты непонятливый! - не сдержалась Юля. - Это я образно! Ну, в смысле, - поплывём дальше в необъятный океан знаний... Понятно?
      
       - О чём, конкретно, вы желаете узнать? - вежливо спросил робот.
      
       - Меня интересует всё, что связано с Атлантидой, - сказала Юля. - Ведь бабушка именно ею занимается!..
      
       - Большая часть историков считает, что Атлантида была выдумана греческим учёным Платоном и описана как образец идеального государства. А те, кто убеждены в реальности существования Атлантиды, бесконечно спорят о местонахождении и времени существования этой загадочной страны. О какой версии вы желаете узнать более подробно?
      
       - А в какую из них веришь ты?
      
       - Понятие веры мне недоступно, - напомнил робот. - Я являюсь лишь хранителем и проводником информации...
      
       - Прости, Ом, - извинилась Юля. - Всё время забываю, что ты робот... Расскажи о наиболее общепринятой версии, по которой Атлантида когда-то существовала.
      
       - Прошу надеть шлем, - сказал робот Ом. - Хоть он и пострадал во время нападения квазильва, я попытаюсь не только рассказать, но и показать...
      
       Юля послушно надела шлем и перед её глазами появился скульптурный портрет Платона. Затем, сменяя друг друга, поплыли ландшафты Древней Греции и Древнего Египта...
      
       Робот Ом начал рассказывать о сочинениях Платона, в которых повествуется об острове Атлантида, лежавшем перед проливом, который греки называли Геракловыми столпами (в наше время он называется Гибралтарским). Из-за землетрясений и наводнений вся воинская рать Афин была поглощена разверзнувшейся землёй в один день. Атлантида же исчезла, погрузившись в пучину. После этого океан стал несудоходным, по причине обмеления, вызванного огромным количеством ила, который оставил после себя осевший остров.
      
       - А получил эти сведения Платон, по его утверждению, от жрецов Древнего Египта... - робот Ом влруг замолчал.
      
       - Что с тобой? - спросила Юля.
      
       - Мы чуть не пропустили обед, - пояснил робот. - Нельзя так увлекаться...
      
       - Спасибо, Ом... - Юля сняла виртуальный шлем и огляделась по сторонам.
      
       Ей вдруг стало скучно. Она знала, что полёт с Марса на Землю длится целых два дня и от одной только мысли, что эти два дня придётся провести в замкнутом пространстве, на душе стало тоскливо.
      
       Обед был вкусным, но чувства одиночества он не заглушил. Юля впервые так долго не общалась с родителями, и даже рассказы и виртуальные показы робота Ома не могли заменить ей общения с папой и мамой.
      
       После обеда Юля задремала, под монотонный рассказ Ома об Атлантиде...
      
      
      
       Разбудил её голос, раздавшийся по громкой связи.
      
       - Внимание! Через полчаса в пассажирских салонах наступит состояние невесомости! - раздался голос командира корабля. - За это время наш планетолёт развернётся кормой к Земле, и начнётся второй этап нашего пути - торможение.
      
       Юля взглянула на часы и с удивлением обнаружила, что проспала почти пять часов.
      
       "Видимо, сказывается обилие впечатлений, перед отлётом, - подумала Юля. - Хотя, не исключено, что робот Ом специально запрограммирован так, чтобы убаюкивать меня своими рассказами...".
      
       Юля посмотрела в иллюминатор и увидела, что Марс превратился в обычную красную звезду.
      
       - Невесомость продлится полтора часа! - продолжал, между тем, командир. - Пассажиры, плохо переносящие это состояние, могут остаться в своих креслах и включить искусственную гравитацию. Все желающие полетать в состоянии невесомости, могут пройти в спортзалы, где им будет выдано специальное снаряжение. Милости просим в наши спортзалы!
      
       Что тут началось! В пассажирском салоне было немало детей, летящих на каникулы к своим земным друзьям и родственникам, и, естественно, все они захотели полетать в невесомости.
      
       Однако Юля не торопилась в спортзал. Нажатием кнопки она вызвала бортпроводницу.
      
       - Я всего один раз летала на Землю, - сказала Юля очень молоденькой бортпроводнице Кате. - Но я тогда была маленькая и не помню, как переносила состояние невесомости.
      
       - Дождёмся, когда начнётся невесомость, и посмотрим, как ты на неё реагируешь, - сказала Катя. - Только советую тебе зафиксироваться в кресле.
      
       - А что с роботом делать? - спросила Юля. - У него гравипояс сломался. Перед самым прибытием на космодром!..
      
       - Ничего страшного, - Катя подвела робота к иллюминатору, возле которого к обшивке планетолёта были прикреплены поручни.
      
       - Держись за поручень, - приказала роботу Катя. - И пока будет длиться невесомость - не опускай этот поручень и не двигайся!
      
       - Приказ понял, - сказал робот Ом и взялся за поручень.
      
       - Внимание! - вновь зазвучал голос командира экипажа. - Начинаю обратный отсчёт! На счёт "один" наступит состояние невесомости!
      
       Юля застегнула ремни и вжалась в кресло. На счёт "один" пол планетолёта словно ушёл из-под ног, и Юля повисла в воздухе в нескольких сантиметрах от кресла. Рядом с ней в воздухе висела Катя, с которой Юля уже успела подружиться.
      
       - Только не делай резких движений, - сказала Катя. - Давай руку...
      
       Юля послушно ухватилась за руку Кати, а второй рукой расстегнула ремень.
      
       Сначала было жутковато, словно весь планетолёт падал куда-то в пропасть, однако с каждой секундой Юля всё больше привыкала к этому необычному состоянию. А когда Катя включила небольшой аппарат, напоминающий фен для сушки волос, и потащила Юлю вверх к люку, девочку охватило неописуемое состояние восторга.
      
       Когда наступила невесомость, понятия "верх" и "низ" перестали существовать. Ещё в самом начале полёта Юля обратила внимание на большой люк в потолке, ведущий из пассажирского салона в другие отсеки, но не могла понять, как члены экипажа умудрялись добираться до него. Оказывается, этот люк был рассчитан на период полёта по инерции, когда наступало состояние невесомости.
      
       - Теперь можешь лететь самостоятельно! - крикнула Катя, когда они влетели в просторную шахту. - В случае чего цепляйся за скобы, или наоборот - отталкивайся от них! - голос Кати гулко отдавался в пустой шахте.
      
       Тут только Юля заметила на стенах лестницы, со скобами.
      
       Слегка оттолкнувшись от Кати, Юля подлетела к одной из скоб, которая была обита чем-то мягким.
      
       - Умница! - крикнула Катя. - Отталкивайся, но не очень сильно!
      
       Юля оттолкнулась от скобы и полетела рядом с Катей.
      
       Пока Юля и Катя летели по длинной шахте, бортпроводница успела рассказать о том, что спортзалы на самом деле являются шаровыми резервуарами, в которых в начале полёта хранилась вода, служащая топливом для двигателей планетолёта. Всего таких резервуаров было четыре. Два пока ещё были наполнены водой, которая будет израсходована для торможения планетолёта.
      
       Несколько минут спустя, Юля и Катя влетели в огромный шаровой спортзал, заполненный летающими во всех направлениях пассажирами.
      
       К прибывшим пассажирам тут же подлетал дежурный и вручал небольшие ласты и подкрылки, прикрепляющиеся к рукам.
      
       - Во время прошлого перелёта всего этого не было, - заметила Юля.
      
       - Прогресс не стоит на месте, - ответила Катя. - Пять лет назад резервуары из-под воды вообще не использовались в качестве спортзалов. Это инспектор Янин додумался. Он тогда летал на межпланетных трассах, прежде чем перешёл на межзвёздные рейсы.
      
       - Можно я сама полетаю? - спросила Юля, когда Катя помогла ей надеть ласты и подкрылки.
      
       - В добрый путь! - Катя включила "фен" и, быстро набирая скорость, скрылась среди резвящихся, как дети пассажиров.
      
       Юля несколько раз неуверенно взмахнула подкрылками и полетела вперёд. Пролетев несколько метров, она налетела на девочку, летевшую навстречу Юле.
      
       - В первый раз, наверное? - смеясь, спросила девочка. - Меня зовут Натали.
      
       - А меня Юля. Я летала на Землю много лет назад, но тогда всего этого ещё не было, - Юля взмахнула подкрылками и, мастерски облетев Наташу, вернулась на исходную точку. Сказалась-таки практика полётов в Гагаринске.
      
       Наташа, не ожидавшая от Юли такой прыти, неловко взмахнула ластами и стремительно полетела к стенке резервуара. К счастью, её полёт прервал вовремя подоспевший Наташин папа.
      
       - О-о, если бы мой Натали умел так льетать! - на ломанном русском языке сказал Наташин папа, пододвигая дочку к Юле. - Гдье ты научился так летать в невесомость?
      
       - В Гагаринске, - честно сказала Юля, не вдаваясь в подробности.
      
       - Ты ошень хорошо летать, - сказал Наташин папа и замолк, видимо, исчерпав запас русских слов.
      
       - А давай играть в догонялки! - предложила Юле Натали.
      
       - Чур, я догоняю! - сказала Юля.
      
       - Только не надо разгоняйся! - смешно коверкая слова, предупредил Наташин
      папа. - Масса тела в невесомость не меняйся! Если вы врезаться в кого-нибудь, будет ошень большой синяк. А девочка должен быть красивый. Синяк девочке не надо!..
      
       - Хорошо-хорошо, папочка, - пообещала Натали. - Мы постараемся обойтись без синяков...
      
      
      
       Юле не представляло никакого труда догнать Наташу, но она очень быстро поняла, что её новая подружка не обладает навыками управления крыльями, и начала давать ей фору.
      
       - Ты, наверно, наполовину русская? - спросила Юля, когда они повисли в воздухе, отдыхая после головокружительных полётов.
      
       - Не угадала, - отдышавшись, сказала Натали. - Папа у меня наполовину немец, наполовину итальянец, а мама наполовину русская, наполовину англичанка. До знакомства с мамой папа не знал ни русского языка, ни английского. Теперь мы с мамой его обучаем, но, как видишь, пока не ошень хорошо, - смешно передразнила папу Наташа.
      
       Когда девочки подлетели к стенкам резервуара, то увидели, что они не чёрные, как казалось в самом начале, а прозрачные. Звёзд Юля и Наташа разглядеть не сумели, но соседний шар-резервуар был виден превосходно. И в нём тоже летали пассажиры.
      
       Однако вдоволь полетать и поиграть девочки так и не успели. Минут через десять голос командира планетолёта предупредил, что манёвр закончен, и двигатели начинают постепенно увеличивать тягу...
      
      
      
       Торможение поначалу было почти незаметным. Просто все пассажиры начали медленно опускаться на ту часть шарообразного резервуара, которая до полёта по инерции была нижней. Бортпроводницы и члены экипажа помогли пассажирам сесть в лифты, и когда все вернулись в салоны, ускорение планетолёта постепенно увеличилось.
      
       - А тебе не скучно одной во время такого длинного перелёта? - спросила Наташа Юлю, перед тем, как они должны были расстаться.
      
       - А я не одна, - сказала Юля. - Со мной летит мой обучающий робот.
      
       - Счастливая, - сказала Наташа. - А мне папа с мамой только обещают...
      
       - Так пойдём со мной! - предложила Юля. - Правда виртуальный шлем у него повреждён, но робот Ом рассказывает так интересно, что я не заметила, как день пролетел. Хотя, честно говоря, особенно хорошо под его рассказы засыпается...
      
       - А про что он тебе рассказывает?
      
       - У меня бабушка - археолог. Она занимается раскопками на островах Эгейского моря, поэтому я хочу узнать как можно больше про историю Средиземноморья, - ответила Юля. - А ещё я хочу знать всё про Атлантиду. Этот интерес я, наверное, унаследовала от бабушки и папы.
      
       - Мы тоже хотеть слушать про Атлантиду, - сказал неведомо откуда появившийся Наташин папа, которого звали Генрих Иванович.
      
       - Уверяю тебя, Юленька, мы постараемся не злоупотреблять твоим терпением, - сказала Наташина мама. - Мы узнали от Кати, что случилось на Марсе с тобой и твоими родителями. Может быть, ты со своим роботом перейдёшь к нам? Я освобожу для тебя место возле иллюминатора. Меня зовут Лариса Витальевна...
      
       - Спасибо за приглашение, Лариса Витальевна, - сказала Юля. - А место возле иллюминатора освобождать не надо. Ведь пока мы не подлетим к Земле, в иллюминаторах ничего не изменится.
      
       - Да, Земля и Луна можно видеть только последний час польот, - согласился Генрих Иванович. - Но вы скучать не будет. Я дать вам сюрприз! Я буду делать ошень
      хороший сюрприз!..
      
       - Ой, папочка, а что это за сюрприз?! - заволновалась Наташа.
      
       - Это не есть сюрприз, если я сейчас рассказать! - Генрих Иванович загадочно улыбнулся и добавил: - Терпеть до завтра...
      
      
      
       Так Юля вместе с роботом Омом перешла в каюту Наташи, и её родителей.
      
       - Ом, расскажи, где могла находиться Атлантида, - попросила Юля, после лёгкого ужина, состоявшего из одних фруктов.
      
       - В пользу версии о том, что Атлантида находилась в Атлантическом океане, как это описано у Платона, говорят данные о сходстве в культуре и быте народов по обе стороны Атлантики, - начал свой рассказ робот Ом. - И даже общие закономерности развития цивилизаций...
      
       Под монотонный рассказ робота Ома Юля опять заснула...
      
      
      
      
      Глава четвёртая.
      
      ВТОРОЙ ДЕНЬ ПОЛЁТА.
      
      Юля и Натали купаются в бассейне, а Генрих Иванович удивляет всех необычным сюрпризом
      
      
       Проснувшись, Юля увидела рядом с собой Ларису Витальевну.
      
       - Простите, - проговорила Юля. - Я какая-то сонливая стала. А где Наташа, и Генрих Иванович?
      
       - Они пошли в бассейн.
      
       - В какой бассейн, - не поняла Юля. - Разве здесь есть бассейн?
      
       - Целых два бассейна, - Лариса Витальевна улыбнулась и обняла девочку. - Позавтракаем и тоже пойдём. По дороге я тебе всё расскажу.
      
       Пока они спускались в лифте, Лариса Витальевна объяснила, что в двух резервуарах осталось много не использованной воды, в которой можно ещё несколько часов купаться.
      
      
       Людей в импровизированном бассейне было не очень много. Видимо, многие пассажиры успели накупаться в первый день пути, когда Юля отсыпалась.
      
       - А плавать ты умеешь? - спросила Юлю Катя, выдававшая всем желающим плавательные принадлежности.
       - Обижаете, - Юля невольно надула губы. - Моя бабушка занимается подводной археологией, поэтому я ещё до школы научилась...
      
       - Постарайся всё же не заплывать в центр резервуара, - сказала Катя, вручая Юле ласты и маску. - Там достаточно глубоко.
      
       - И не слишком часто ныряй, - добавила Лариса Витальевна. - Я по сети узнала о твоей страсти к ныряниям, но уверяю тебя: никакие археологические находки здесь тебя не ждут...
       - А жаль, - Юля надела ласты и маску.
       - Ну, вы плавайте, а я пойду, - сказала Лариса Витальевна. - У меня кое-какие дела есть...
      
      
      
       Немного размявшись, как учил папа, и, проделав дыхательную гимнастику, с вентиляцией лёгких, Юля нырнула в воду.
      
       - Ну, ты даёшь! - восторженно пробормотала Наташа, когда Юля вынырнула возле её матраса.
      
       - Я видеть, - ты плаваешь, как рыбка в воде, - почти без акцента сказал Генрих Иванович. - Теперь я за вас спокоен. Теперь вы - плавать, а у меня тоже есть дело... - И Генрих Иванович поплыл в сторону ближайшего лифта.
      
       - Как ты можешь столько времени находиться под водой?! - спросила Наташа, когда её папа скрылся в кабине лифта. - Я уже беспокоиться начала...
      
       - А ты разве так нырять не умеешь? - удивилась Юля. - Ведь ты всего три года назад с Земли улетела! А там и моря, океаны, реки озёра!..
      
       - Честно говоря, не умею. - Наташа вздохнула. - Думаешь, на Земле везде есть моря, реки и озёра?
      
       - Так на Марсе их вообще нет. Однако мы ходим в бассейны...
      
       - Может быть, ты умеешь так долго сдерживать дыхание потому, что родилась и почти всю жизнь провела на Марсе? - спросила Наташа. - Я слышала, что у тех, кто долго живёт на Марсе объём лёгких больше, чем у землян. Наверное, из-за того, что низкое
      давление не только в атмосфере Марса, но и в городах под куполами.
      
       - Оно в городах не намного ниже, чем в атмосфере Земли, - парировала Юля. - И вовсе не все марсианские города находятся под куполами...
      
       - Как это? - не поняла Наташа.
      
       - Незадолго до отлёта я была в линейном городе Ареополисе, - пояснила Юля. - Он находится недалеко от Парка харпиков, в каньоне Ио...
      
       - Может быть, если бы у меня бабушка была подводным археологом, я бы тоже хорошо ныряла... - Наташа замолчала, затем добавила: - зато мой папа хорошо разбирается в электронных системах. Вот увидишь, сюрприз, о котором он говорил, будет связан с компом.
      
       - Комп, это компьютер? - на всякий случай спросила Юля.
      
       - Ну да, мы так говорим для краткости...
      
      
      
       Некоторое время девочки плавали и ныряли, но Юля, почему-то вдруг быстро устала.
      
       - Слушай, как ты себя чувствуешь? - спросила она Наташу. - У меня какая-то странная тяжесть во всём теле... Может быть, ускорение постепенно увеличивают, чтобы мы лучше подготовились к земной силе тяжести?
      
       - Так ведь с самого начала полёта увеличивают! - воскликнула Наташа. - Ты не знала?! Зато возле Земли мы будем уже часа через три-четыре! А теперь мы с каждой минутой тормозим всё больше и становимся, как бы тяжелее. И не забывай, что ещё почти полдня мы проведём в космограде.
      
       - Я знаю, - сказала Юля. - Я читала про Большой Спиральный Конус... Хотя пять лет назад его только достраивали...
      
       - Прогресс, - философски заметила новая подружка и посмотрела на свои водонепроницаемые часы. - По моему, уже можно возвращаться. Папа сказал, что на сюрприз
      ему надо не больше получаса...
      
       - Так вот почему мы здесь так долго! - догадалась Юля. - Нам сюрприз готовят!..
      
      
       После бассейна все собрались слушать продолжение рассказа робота Ома.
      
       - А сюрприз?! - спросила Наташа.
      
       - Да-да, коньешно, - улыбнувшись, сказал Генрих Иванович. - То, что я сделать не совсем получился, но и это есть хорошо!
      
       С этими словами он достал портативный компьютер и лёгким движением обнажил его кристаллическое нутро.
      
       - Я хотеть подключить монитор к робот, чтобы мы видеть то, что он рассказывать, - говорил Генрих Иванович, манипулируя в загадочном чреве компа. - Однако робот - совсем больной. Я наладить видеовыход с обратный связь...
      
       - Лучше, уж, я всё объясню, - улыбнувшись, сказала Лариса Витальевна. - Теперь вы не только увидите объёмное изображение из памяти робота, но и сможете мысленно им управлять. Короче, что там говорить, через минуту сами всё поймёте...
      
       - Но сначала я снимать вас видео! - заявил Генрих Иванович.
      
       - Зачем? - не удержалась от вопроса Юля.
      
       - Так надо... - с улыбкой ответил Генрих Иванович и начал снимать девочек какой-то необычной видеокамерой...
      
       - А теперь, Юля, дай задание своему роботу, - сказала Лариса Витальевна, когда Генрих Иванович закончил манипуляции в чреве компьютера.
      
       - Ом, расскажи, где, кроме Атлантического океана, могла находиться Атлантида?
      
       - Многие учёные считают Атлантидой остров Крит и расположенные севернее его острова, - подумав, сказал робот. - Точнее - они соотносят Атлантиду с Минойской культурой, которая расцвела ещё в так называемую догомеровскую эпоху. То есть ещё до рождения Гомера, великого поэта Древней Греции...
      
      
      
       Неожиданно каюта планетолёта, в которой находились Юля и Наташа, исчезла, и перед изумлёнными девочками появилось лазурное море. Они сидели на небольшом деревянном помосте, на носу деревянного корабля Минойской эпохи. Корабль этот был очень похож на древнегреческую триеру эпохи Классической Древней Греции. Триера - это довольно большое судно, в котором гребцы работают вёслами разной длины, располагаясь на трёх палубах...
      
       - Архипелаг ушёл на дно Эгейского моря в результате извержения вулкана Санторин, - продолжался рассказ робота Ома. - Если уж быть совсем точным, - вулкан находился на острове Тера, который некоторые называют островом Фера, а некоторые островом Тир. Но в наше время он больше известен под названием Санторин. Хотя, в действительности, Санторин - это целый вулканический архипелаг...
      
      
       ... Позади девочек гребцы налегали на огромные вёсла, и корабль быстро нёсся над изумрудной водой к острову с тремя высокими горными вершинами.
      
       В морском порту, расположенном в большой, удобной гавани стояли на причале самые разные судна. Здесь были и двухпалубные корабли, и трёхпалубные, и однопалубные. Были и совсем небольшие, по сравнению с этими кораблями, лодки. И почти на всех судах спешно поднимались паруса, а некоторые уже отплывали от острова.
      
       - Ух, ты! - воскликнула Наташа, повернувшись к Юле. - А откуда у тебя такая туника?
      
       - А у тебя? - спросила Юля, разглядывая белоснежную тунику Наташи, окантованную золотистым древнегреческим орнаментом.
      
       - Значит нас компьютер, так приодел, - решила Наташа. - Ай да папа! Интересно, а если мы в Египет перенесёмся, на нас появится египетская одежда? Или будем как мумии?
      
       - Одежда на вас будет только эта, - раздался непонятно откуда голос Генриха Ивановича. - Для другой одежда у меня времени не быть.
      
       - А вы нас видите? - спросила Юля.
      
       - Да, коньешно. Вы ошень хорошо выглядеть! - Генрих Иванович явно был доволен плодами своего труда. - Это есть зер гут!
      
       - А куда мы плывём? - спросила Наташа, вставая со своего места.
      
       - Сейчас вы станете свидетелями извержения вулкана на острове Тера, - ответил вместо Генриха Ивановича робот Ом. - Когда-то три вершины этого острова возвышались очень высоко и видны были даже с материковой Греции. Именно эти три вершины, скорее всего, и породили миф о трезубце морского бога Посейдона...
      
      
      
       ... Со стороны острова, навстречу кораблю, на борту которого находились девочки, неслись судна, с которых раздавались предупреждающие крики. Гребцы и пассажиры отчаянно жестикулировали, пытаясь остановить плывущий в сторону острова корабль.
      
       Неожиданно одна из горных вершин словно взорвалась. В небо взлетели столбы пламени, и дыма. Вскоре до девочек докатился ужасный грохот, затем раздался далёкий быстро нарастающий гул и от острова, вздымая на своём гребне крохотные судёнышки, начала надвигаться огромный водяной вал...
      
       - ...Огромные массы пара и газов подняли на высоту 30-40 километров несметное количество пепла, - рассказывал робот Ом. - Все острова в Эгейском море, включая Крит, находящиеся в радиусе 200 километров от Санторина, были покрыты толстым слоем пепла. Извержение вулкана и землетрясение породили цунами...
      
       ... Гигантская волна приближалась с колоссальной скоростью, но корабль, на котором плыли Юля с Наташей, и не собирался разворачиваться кормой к острову.
      
       - Почему мы не уплываем?! - с ужасом закричала Наташа.
      
       - Вы находитесь в открытом море и волна вам не страшна, - раздался голос Ларисы Витальевны. - Кстати, мы уже приближаемся к Земле и через полчаса пересечём орбиту Луны.
      
       - А ещё через час - состыкуемся с Большим Спиральным Конусом, - добавил робот
      Ом.
      
      
      
       ... Видение гибнущего острова и гигантской волны исчезло. Юля и Наташа вновь находились в каюте планетолёта.
      
       - А где Земля? - Наташа бросилась к иллюминатору, за которым по-прежнему чернел лишь космический мрак с неподвижными звёздами.
      
       - Землю мы пока не увидим, - пояснила Лариса Витальевна. - Во всяком случае, в иллюминатор. Ведь планетолёт для торможения развернулся к ней кормовыми двигателями. Но мы можем увидеть телевизионное изображение Земли и Луны, снимаемое кормовыми видеокамерами ...
      
       Лариса Витальевна пощёлкала по клавишам портативного компьютера, и на его экране появился диск Луны. Уже были отчётливо видны лунные моря, горы и кратеры.
      
       - А где же Земля? - спросила Юля.
       Лариса Витальевна ещё пощёлкала клавишами компа, и на экране появился голубоватый диск со спиральными завихрениями циклонов и желтыми оспинами пустынь.
      
       - Какая же Земля маленькая! - воскликнула Наташа. - Даже меньше Луны!
      
       - Просто Луна сейчас ближе, - пояснила Юля.
      
       - Кстати, минут через десять можно будет увидеть Луну и в обычный иллюминатор, - сказала Лариса Витальевна. - Правда, только из Юлиной каюты. Надеюсь, Юля не будет против того, что мы напросимся к ней в гости?
      
       - Конечно, пойдёмте! - Юля вскочила с кресла...
      
      
      
       Вскоре Юля, Наташа и её родители столпились в Юлиной каюте возле иллюминатора. Диск Луны медленно проплывал мимо, и Юле даже показалось, что она разглядела купола лунного города.
      
       - Космодром Луна-два, - почти без акцента сказал Генрих Иванович. - Он находится рядом с посёлком Армстронг, названным так в честь американского астронавта, первым ступившего на Луну. Я работал там когда-то. Честно говоря, после трёх лет, проведённых на Луне, даже сила тяжести на Марсе казалась мне невыносимой.
      
       - Папа, а с каких это пор ты так чисто говоришь по-русски? - Удивилась Наташа.
      
       - Ты, наверное, опять учил русский язык во сне? - догадалась Лариса Витальевна.
      
       - Заметно? - не без гордости спросил Генрих Иванович. - Я включил форсированный режим обучения...
      
       - Растёшь не по дням, а по часам. - Лариса Витальевна поцеловала мужа в щёку. -Только раньше надо было браться...
      
       - Я не знал, что нам попадётся такой очаровательный спутница, - сказал Генрих Иванович. - А в Ареограде мне русский язык был ни к чему: ты и Наташа слишком хорошо говорите на немецком, итальянском и английском...
      
       - Ведь ты знал, что мы будем гостить и в Москве, - не успокаивалась Лариса Витальевна.
      
       - Вот я и надеялся, что за время полёта выучу, - Генрих Иванович примиряющее улыбнулся. - А благодаря Юле выучил даже досрочно...
      
      
      
      Глава пятая.
      
      ВОЗЛЕ ЗЕМЛИ.
      
      Юля и её новые друзья адаптируются в орбитальном городе Циолковске и узнают от робота Ома кое-что об этом космическом поселении
      
      
       Задолго до стыковки с Большим Спиральным Конусом пассажиры "Королёва" столпились в центральной шлюзовой камере, перед огромным экраном, на котором были видны все этапы причаливания планетолёта к самому большому в Солнечной Системе поселению, построенному в открытом космосе.
      
       "Королёв" пристыковался к шлюзу, находящемуся в двадцати километрах от основания конуса, то есть почти в середине космического города.
      
       - Предупреждаю: в этом сегменте Конуса условная сила тяготения выше, чем та, которую вы испытывали в последние минуты полёта, - профессионально улыбаясь, объявила бортпроводница Катя. - За проведённое в Циолковске время специальный поезд "Адаптор" перенесёт вас к основанию Конуса, где условная сила тяжести будет почти равна земной. За время, проведённое в Адапторе, вы постепенно привыкните к силе тяжести, которая вас ждёт на Земле. Экипаж планетолёта "Королёв" поздравляет вас с успешным прибытием и желает вам всего наилучшего.
      
       Поднимаясь в прозрачном лифте, связывающее "Королёв" со шлюзовым отсеком Циолковска, Юля испытала лёгкое головокружение, поскольку планетолёт теперь вращался вместе с космическим поселением вокруг его продольной оси.
      
       Выйдя из шлюза на внутреннюю поверхность Конуса, Юля долго не могла прийти в себя от изумления. Ей казалось, что она находится на пологом склоне холма, подножие которого теряется где-то у основания Конуса. Это основание было покрыто матово-сияющим материалом голубого цвета. Из такого же материала создавались и покрытия над Марсианскими городами и посёлками. В центре основания Конуса ярко пылало Солнце. Однако свет исходил и от оптико-волоконных светильников, сооруженных вдоль центральной оси Конуса.
      
       Высоко над головой летало множество аппаратов и людей. Покрытая травой внутренняя поверхность Конуса плавно закруглялась, и над головой, на огромной высоте были видны улицы и крыши домов. И даже особо крупные грузовики, ехавшие вверх колёсами по широким проспектам и дорогам. А если хорошо присмотреться, то можно было разглядеть и крохотных, едва различимых коров и слонов, пасшихся на зелёных лугах вверх ногами.
      
       - Я такого даже представить не могла! - прошептала Юля. - Это ведь слоны, если я не ошибаюсь? - девочка показала на животное, которое подсаживало хоботом на свою спину детей. Это происходило всего метрах в двадцати от выхода из шлюзового отсека.
      
       Да, Юля, это слоны, - подтвердила догадку девочки Лариса Витальевна. - Они тут используются, как в Древней Индии, на погрузочно-разгрузочных работах. Да и дети с других планет, как ты видишь, очень любят на них кататься. Особенно возле вершины Конуса, где вес слонов в десятки раз меньше, чем на Земле. Там слоны даже летают, используя вместо крыльев свои огромные уши...
      
       - Фантастика! - восторженно прошептала Наташа.
      
       - Прошу всех в Адаптор! - безуспешно приглашал вновь прибывших работник туристической фирмы. - В Адапторе вы сможете видеть то же, что и здесь. В его коридорах нет крыш, поскольку у нас не бывает дождей. Да и температура тут почти всегда постоянная. Во время условной ночи она падает не больше чем на пять градусов.
      
       - А можно будет возле поезда пешком идти, - спросила Лариса Витальевна. Очень уж надоело в планетолёте сидеть...
      
       - Конечно, можно, но с непривычки вы можете простудиться, - предупредил гид. - Вы заметили, что здесь дует небольшой ветерок?
      
       - Да, действительно, - проговорила Лариса Витальевна. - А откуда он?
      
       - Инерция воздушных масс, которые отстают от вращающейся поверхности Конуса. Наши постоянные жители к такому ветерку привыкли, а вот некоторые новички с Луны, Марса, или Венеры - простужаются...
      
      
      
       Адаптор представлял собой поезд, похожий на рельсовый фуникулёр. Шагая по ступенькам коридора внутри вагона, можно было попасть в необходимое купе.
      
       Юля устроилась в одном купе с Наташей и её родителями, и необычный поезд тронулся в путь. За сутки он должен был достичь основания Конуса, где тяжесть, создаваемая во вращающемся космическом поселении за счёт центробежной силы, была почти равна земной. Полз этот необычный поезд поистине с черепашьей скоростью, ведь за сутки он должен был преодолеть всего чуть больше тридцати километров.
      
       Желающие могли выходить из поезда и спускаться к основанию Конуса пешком. Некоторые так и делали. Они обгоняли этот необычный поезд на километр, а то и два и, загорая на зелёных лужайках, спокойно его там поджидали. На большее расстояние никто не удалялся, поскольку при слишком быстром приближении к основанию Конуса, изменение силы тяжести было довольно ощутимо.
      
       Набегавшись по склону Конуса, Юля и Наташа после многократных призывов Ларисы Витальевны и Генриха Ивановича сели обедать.
      
       - А про Большой Спиральный Конус ты можешь рассказать? - спросила Юля робота Ома, с аппетитом поедая салат из натуральных овощей и фруктов, выращенных здесь же, в Конусе.
      
       - Что именно вас интересует? - бесстрастно спросил робот.
      
       - Ну, вообще... - растерялась Юля. - Нас всё интересует...
      
       - Этот космоград называется Циолковск, - с готовностью пояснил робот Ом. - Однако многие называют его просто Конус, потому что поселение является огромным конусом, развёрнутым своим прозрачным основанием к Солнцу так, что солнечные лучи падают на его внутреннюю поверхность под таким же углом, как летом в Заполярье. День и ночь внутри Циолковска моделируются при помощи гигантских жалюзи...
      
       - А насколько меньше, чем на Земле мы сейчас весим? - спросила Натали.
      
       - Вес всех предметов в этой точке приближается к семидесяти процентам земного веса. В конце круиза ваш вес достигнет девяноста процентов земного.
      
       - А кто придумал конические поселения? - поинтересовалась Наташа.
      
       - Схемы космических поселений в виде конуса встречаются в работах Циолковского. В принципе всё в Конусе устроено так, как и предсказывал этот русский мыслитель. А смонтирован Конус в точке, где тяготение Земли, Луны и Солнца уравновешено. В этих точках космические аппараты и поселения могут находиться, не расходуя топливо для коррекции орбиты.
      
       Кроме того, в конических поселениях может происходить постепенная адаптация
      огромного числа людей к необходимой силе тяжести. Ну, к примеру, после длительного пребывания на Луне, где люди весят в шесть раз меньше, чем на Земле, или на Марсе, как в нашем случае...
      
      
      
       После обеда Юля и Наташа бегали по лужайкам, купались в озере и даже загорали. Они никак не могли насладиться просторами космограда, во много раз превосходящего по размерам города марсианских поселенцев.
      
       - Мам, можно мы Юлей погуляем? - спросила Наташа после ужина.
      
       - Поздно уже, - строго ответила Лариса Витальевна. - Уже жалюзи начали закрывать...
      
       - Жалюзи закрывают в течение целых двух часов, - неожиданно поддержал Наташу робот Ом. - Поэтому времени до наступления темноты ещё достаточно.
      
       - А нам и часика хватит! - обрадовалась Наташа. - Мы ведь не будем отходить далеко от поезда...
      
       - Вообще-то прогулки перед сном полезны, - деликатно напомнил жене Генрих Иванович.
      
       - Отпущу только с тобой, - заявила Лариса Витальевна.
      
       - Вот и хорошо, - Генрих Иванович вздохнул. - Мне тоже полезно прогуляться перед сном.
      
       - Неужели ты способен гулять при такой силе тяжести?! - удивилась Лариса
      Витальевна, родившаяся и почти всё время жившая на Марсе.
      
       - Но надо же привыкать, - Генрих Иванович, кряхтя, поднялся с кресла...
      
      
      
       С каждым часом тяжесть продвижения к основанию Конуса становилась всё ощутимее.
      
       "Тяжело в учении - легко в бою", - мысленно повторяла Юля слова полководца Суворова. Она слегка отставала от Генриха Ивановича и Наташи, которые родились и выросли на Земле, и легче переносили большую, чем на Марсе, силу тяжести.
      
       Они уже значительно перегнали поезд и шли метрах в десяти от рельсов, по которым "полз" этот странный состав.
      
       - А не сделать ли нам привал, девушки? - неожиданно спросил Генрих Иванович. - Что-то устал я с непривычки.
      
       "Это он меня жалеет, - догадалась Юля. - А что делать: не виновата же я, что родилась и выросла на Марсе?!"
      
       Они сели на мягкую траву, Генрих Иванович открыл свой портативный комп, с которым он никогда не расставался, и вызвал некоего Руслана Степановича.
      
       - Это ты, Генрих?! - удивился появившийся на экране Руслан Степанович. - Неужели на Землю прилетел?
      
       - Я сейчас у тебя, в Циолковске, - ответил Генрих Иванович.
      
       - Ты сейчас в Конусе?! - не поверил Руслан Степанович.
      
       - Представь себе... - Генрих Иванович весело подмигнул девочкам. - Решил вот прогуляться в компании двух очаровательных девушек...
      
       - Вы в поезде, везущем пассажиров с Марса?
      
       - Мы обогнали его на пару километра и сейчас загораем, пока жалюзи не закрыли.
      
       - Жди, - коротко сказал Руслан Степанович. - Сейчас попрошу кого-нибудь подменить меня и спущусь...
      
      
       Вскоре на лужайку плавно спустился ажурный аппарат, из кабины которого выскочил очень подвижный старичок с седой бородкой.
      
       - Сколько лет, сколько зим! - проговорил Генрих Иванович, обнимаясь с Русланом Степановичем.
      
       - А с каких это пор ты так чисто говоришь по-русски? - удивился Руслан Степанович, до которого, видимо, только сейчас дошло, на каком языке он всё это время говорит с Генрихом Ивановичем.
      
       - По дороге на Землю выучил... - пояснил Генрих Иванович. - На Марсе, сам понимаешь, было не до занятий русским языком...
      
       И тут Руслан Степанович, наконец, увидел девочек.
      
       - Неужели это Натали?! - поразился он. - Боже! Как быстро летит время!..
      
       - Три года, как мы не виделись, - напомнил Генрих Иванович.
      
       - А это Юля, - представила подружку Натали. - Она родилась на Марсе...
      
       - Ну, и как вы себя чувствуете, уважаемая марсианка? - спросил Юлю Руслан Степанович.
      
       - Тяжело в учении - легко в бою! - бодро отрапортовала Юля.
      
       - Да, представляю, каково тебе сейчас, Аэлита ты наша, - Руслан Степанович вздохнул. - А я почти каждый день эти перепады веса ощущаю...
      
       - Слушай, а к оси нас не подбросишь? - спросил Генрих Иванович. - Несколько минут в невесомости, думаю, нам не повредят... Скучно ведь ползти в этом вашем Адапторе...
      
       - Это ещё что... - сказал Руслан Степанович, жестом приглашая гостей Циолковска в кабину аппарата. - "Марсиане" адаптируются к земной тяжести всего сутки, а вот "селениты" - неделю...
      
       - Селениты - это жители Луны? - спросила Наташа.
      
       - Естественно, - Руслан Степанович открыл дверь кабины. - Ведь они привыкли к значительно меньшей силе тяжести, чем у вас, на Марсе...
      
      
      
       С каждой минутой подъёма в аппарате, летевшем против вращения Конуса, вес его пассажиров падал. И всё огромнее казались светильники и отражатели, к которым летел аппарат. Оказывается, сооружения центральной оси Конуса не вращалась, и в них царила невесомость. Отсюда было прекрасно видно вращение внутренней поверхности Конуса, со всеми постройками, лугами, холмами и речками, проносящимися в каких-нибудь четырёх километрах от центральной оси. Только отсюда Юля обратила внимание на то, что с внутренней поверхности Конуса к сооружениям центральной оси тянутся высокие пирамидальные здания.
      
       - В этих сооружениях установлены лифты, - объяснил Руслан Степанович, обратив внимание на то, что заинтересовало Юлю. - Чем выше в этих лифтах поднимаешься, тем меньше весишь.
      
       - А для чего нужно было строить это поселение, когда легче осваивать такие планеты, как Марс? - спросила Наташа.
      
       - Понимаешь... - Руслан Степанович задумался, столкнувшись с той же проблемой что и Дядя Альф, когда он пытался говорить просто о сложном. - Предполагалось, что Циолковск станет межпланетным, а, со временем, и межзвёздным кораблём. Многие учёные рассматривали его как, своего рода, космический Ноев Ковчег. Тогда мы ещё не обладали методами обнаружения и уничтожения, опасных для Земли, астероидов и обломков комет. Поэтому для строительства этого поселения скооперировались все страны...
      
       - Но разве такое сооружение удалось бы разогнать до скоростей, межзвёздных перелётов?! - удивилась Юля.
      
       - Даже путешествуя во вселенной тысячи лет жители Циолковска не испытали бы никакого дискомфорта, как не испытывают его и сейчас.
      
       - А солнечный свет? - спросила Юля.
      
       - Безопасная для людей часть света от фотонного двигателя направлялась бы сюда. Кстати, идею расселения людей во вселенной при помощи огромных межзвёздных кораблей, в которых за тысячелетия полёта сменялись бы поколения, впервые предложил, догадайся кто?
      
       - Циолковский? - без труда догадалась Юля.
      
       - Умница, - похвалил Юлю Руслан Степанович. - Он ещё столетия назад задумывался о бессмертии Человечества и о путях его достижения...
      
      
      
       Аппарат состыковался с одним из отсеков, и его пассажиры влетели в огромное, залитое светом, помещение, в котором были смонтированы какие-то сложные агрегаты.
      
       - А для чего создана эта зона невесомости? - спросила Наташа, когда, полетав несколько минут в невесомости, все вернулись в кабину аппарат.
      
       - Здесь мы производим специальные кристаллы для квази биологических экспериментов. Ежедневно я провожу в невесомости не менее трёх часов!
      
       - Я не перестаю тебе поражаться, - сказал Генрих Иванович, когда Руслан Степанович посадил свой аппарат на лужайке возле медленно ползущего поезда. - Как ты выдерживаешь такие перепады силы тяжести?!
      
       - Человек, при желании, может достичь практически всего, - сказал Руслан Степанович. - А у меня такое желание есть. Я знаю, что создаваемые нами кристаллы ускоряют процессы освоения Луны, Марса и Венеры. А там, глядишь, и до планет других звёзд доберёмся...
      
       - Смотрю я на тебя, и такая меня зависть берёт! - сказал Генрих Иванович. - Ты ведь работаешь на самом переднем крае науки, а мы на Марсе такой рутиной занимаемся!..
      
       - Но без таких людей, как ты, наши открытия не претворялись бы в жизнь, - Руслан Степанович обнял Генриха Ивановича и добавил, на прощание: - Это я, признаться, завидую тебе. Завтра вы будете уже на Земле... А я здесь уже почти полгода, и моя вахта продлится ещё целых две недели!..
      
       Руслан Степанович тепло попрощался с космическими путешественниками и улетел в "зону невесомости", на передний край науки...
      
      
      
      Глава шестая.
      
      НА ЗЕМЛЕ.
      
      Юля прибывает в Сахару, а робот Ом рассказывет ещё кое-что об архипелаге Санторин и легендарной Трое
      
      
       Бабушка встретила Юлю прямо на космодроме, расположенном в Сахаре. Она нисколечко не изменилась за прошедшие годы. Одета Татьяна Ивановна была в привычные шорты цвета хаки и в рубашку навыпуск, с множеством карманов. И как всегда знаменитый археолог была немного рассеянной, немного сердитой.
      
       В первые минуты пребывания Юли на Земле здешняя гравитация казалась ей просто невыносимой. И это омрачало радость встречи с бабушкой.
      
       - Ничего, привыкнешь, - обняв и расцеловав внучку, сказала Татьяна Ивановна.
      
       Юля познакомила бабушку с Наташей и её родителями.
      
       - Ну что, покатаемся по шарику или сразу ко мне, под воду? - спросила Татьяна
      Ивановна, не обращая внимания на кислый вид внучки.
      
       - Под воду, бабуля, - простонала Юля, изнемогающая не только от земной тяжести, но и от африканской жары.
      
       - У тебя же есть гравипояс, - напомнила бабушка. - Летать ты в нём не сможешь,
      здесь тебе не Марс, но смягчить действие земного тяготения он вполне может. Только не
      включай его на полную мощность, иначе никогда не привыкнешь к своему земному весу. И поверь: завтра ты уже забудешь, что находишься на Земле! Тем более что немало времени мы будем находиться под водой.
      
       - Ну и что? - спросила Юля.
      
       - Под водой тебе закон Архимеда поможет...
      
      
      
       Уже через полчаса после прибытия на Землю Юля и Наташа с родителями летели в гравилёте над бескрайними барханами Сахары.
      
       В кабине работал кондиционер, и минут через десять полёта Юля чувствовала себя уже вполне сносно.
      
       - Если бы у нас было больше времени, я обязательно показала бы вам скалы Тассили, со знаменитыми наскальными рисунками, - сказала Татьяна Ивановна, когда они, набирая высоту, пролетали над причудливыми скалами.
      
       - А может быть, всё-таки посмотрим? - спросила Юля.
      
       - Ты забываешь, что вне кабины - сорок градусов в тени, - напомнила бабушка. - Здесь тебе не Марс. К тому же, меня ждут на работе. Несмотря на то, что Санторин, возле которого мы работаем, не так уж и далеко отсюда, климат там значительно мягче. Сказывается благоприятное влияние Средиземноморья. Я уверена: тебе у нас понравится...
      
       - А в Александрии вы можете нас высадить? - спросила молчавшая всю дорогу Лариса Витальевна, также с трудом переносившая земное тяготение.
      
       - Да, конечно, тем более, что благодаря этому небольшому крюку, я смогу показать Юле не только Крит, но и Кипр... - Татьяна Ивановна повела аппарат на посадку.
      
       - Мы хотим навестить своих египетских друзей, - сказал Генрих Иванович. - Думаю, за пару дней управимся.
      
       - А можно я с Юлей полечу? - спросила Натали.
      
       - После Египта мы обязательно прилетим на Санторин, к Юле, - пообещал Генрих Иванович...
      
      
      
       После высадки Наташи и её родителей, гравилёт некоторое время летел над волнами Средиземного моря, изредка скрывавшимися под лёгкими кучевыми облаками. Постепенно аппарат вновь набрал высоту и с огромной скоростью летел в стратосфере.
      
       - Может быть, продемонстрируешь, что это за зверь такой? - бабушка кивнула на робота Ома. - Я, думаю, ничто не может заменить человеческого общения, но некоторые коллеги подарили своим чадам нечто подобное. И многие, как это ни странно, довольны...
      
       - Расскажи ещё что-нибудь про Санторин, - попросила Юля робота. - Ведь прошлый твой рассказ был прерван из-за прибытия в Большой Спиральный Конус...
      
       - Так вы и Циолковске были?! - удивилась Татьяна Ивановна.
      
       - Были, - подтвердила Юля. - Но, увы, без особых приключений...
       - Ну и, слава Богу, что без приключений, - бабушка улыбнулась и обняла Юлю. - Знала бы ты, сколько ещё приключений ждёт тебя впереди!..
      
      
      
       - Всё, что я сейчас поведаю о Санторине, является выдержками из книг, написанных в начале двадцать первого века... - начал свой рассказа робот Ом. - Тогда многие интересовались всякими катастрофами в связи с очередным предполагаемым концом света.
      
       По версии директора сейсмологической лаборатории в Афинах Георга Галанапоулуса, гибель Минойской цивилизации, которую некоторые учёные и считают Атлантидой, произошла в 1470 году до нашей эры...
      
       - Постой-ка, голубчик, - прервала робота Ома Татьяна Ивановна. - Ты всегда так скучно рассказываешь?
      
       - Обычно я не только рассказываю, но и показываю, - заявил робот. - Но сейчас я не могу показывать виртуальные картины...
      
       - Стоп! - вновь прервала робота бабушка. - Продолжай рассказ про извержение минойской эпохи...
      
       - Санторин извергался с невероятной мощью, достаточной для того, чтобы растереть в пыль его вершину, обрушить склоны близлежащих вулканических гор и выбросить в атмосферу чудовищный гейзер расплавленных горных пород. Тучи пепла закрыли солнце. На восточную часть Средиземного моря и Египет опустилась темнота, которая длилась недели.
      
       Греческий археолог Маринатос, проводивший раскопки минойской культуры на Крите, предположил, что эта цивилизация была похоронена под слоем пемзы во время извержения Санторина. Выводы Галанапоулуса и Маринатоса состоят в том, что гигантская волна цунами, вызванная извержением Санторина, погубила Минойскую цивилизацию. К примеру, когда эта волна достигла острова Крит, её высота превышала 40 метров!..
      
       - Да, Греция, увы, расположена в сейсмической зоне, - прервала робота Татьяна Ивановна. - Цунами здесь возникали довольно часто. Есть записи об огромных волнах после землетрясений, затоплявших Александрию в Египте, и побережье острова Амаргос, что в 65 километрах от Санторина... - Бабушка посмотрела за борт и показала на восток, где вдали видны были очертания большого острова.
      
       - А вот и Крит, - сказала Татьяна Ивановна. - Отсюда до нашей базы рукой подать...
      
      
      
      Глава седьмая.
      
      НА ДНЕ ЭГЕЙСКОГО МОРЯ
      
      Юля вместе с бабушкой прибывает на понтонный остров, впервые в жизни погружается в морские пучины и находит диск из далёкого прошлого...
      
      
       Понтонный остров "Роза ветров, на котором базировались океанологи, вулканологи, археологи и другие учёные, был сверху похож на плавучий атолл. Точнее говоря, он больше напоминал надкушенный бублик, в центральной гавани которого стояли на причале десятки исследовательских судов, катеров, яхт и субмарин.
      
       В кабинете Татьяны Ивановны, находившемся на пятом подводном этаже, в стены был вмонтирован огромный иллюминатор, через прочное стекло которого были видны рыбы, морское дно и подводные сооружения плавучего острова, освещённые лучами прожекторов.
      
       - А зачем здесь столько подводных пристроек? - спросила Юля, рассматривая схематический план и разрез понтонного острова, висящий на стене.
      
       - В них выходы под воду, чтобы каждый раз не проходить декомпрессию после возвращения с раскопок, - пояснила бабушка. - Мы иногда по нескольку дней живём в глубоководных отсеках с повышенным давлением. Оно соответствует давлению в окружающей подводной среде. Ведь у тебя на некоторое время "заложило" уши, когда мы вышли из лифта?
      
       - Да, я ещё удивилась этому...
      
       - Это потому, что мы сейчас находимся на двадцатиметровой глубине, и давление здесь на две атмосферы выше, чем на поверхности.
      
       - И мы отсюда сможем уходить под воду без всяких шлюзов? - догадалась Юля.
      
       - Совершенно верно. До морского дна отсюда совсем недалеко, и мы сможем несколько раз в день отправляться на подводные исследования без декомпрессии... А поскольку мы нашли здесь под слоем пепла не только фрагменты затонувших кораблей, но и строения...
      
       - Вы всё-таки нашли Атлантиду? - воскликнула Юля.
      
       - Кто тебе сказал, что это обязательно Атлантида? Затонувших городов открыто уже предостаточно и не исключено, что некоторые из них могли послужить основой для легенд об Атлантиде... - Татьяна Ивановна с улыбкой обняла внучку. - Ну что, пойдём на подводную экскурсию?
      
       - Конечно! - с готовностью откликнулась Юля.
      
      
      
       Татьяна Ивановна и Юля плыли в небольшом подводном аппарате скафе над морским дном.
      
       В десятке метров над ними темнело днище понтонного острова. Мощные прожектора с "Розы ветров" достаточно ярко освещали морское дно.
      
       Впереди показался котлован, подсвеченный прожекторами. Могучие подводные роботы осторожно, слой за слоем снимали с морского дна застывший вулканический пепел.
      
       Рядом, с траншеей, разбитой на небольшие секторы, несколько археологов в подводных скафандрах осторожно расчищали от донных осадков керамические амфоры.
      
       Когда скаф, в котором находились Юля и бабушка, опустился на дно, к нему подошли двое археологов.
      
       Скафандры, в которые они были одеты, выглядели довольно странно. Они были похожи на старинные водолазные костюмы, только вместо шлангов, по которым древним водолазам подавался воздух, за спинами подводных археологов виднелись ранцы с автономными системами жизнеобеспечения. А вместо металлических шлемов с круглыми окошками-иллюминаторами на головы археологов были надеты прозрачные шлемы.
      
       - А мы выйдем наружу? - спросила Юля.
      
       - Ты хочешь прямо сейчас?
      
       - А почему нет?
      
       - Действительно, почему бы и нет?.. - Татьяна Ивановна пожала плечами и, "посадив" скаф на морское дно, встала со своего кресла.
      
      
       В переходном, так называемом "мокром", отсеке Юля и бабушка надели скафандры, ранцы с системой жизнеобеспечения и прозрачные шлемы. Бабушка проверила герметичность крепления шлема к Юлиному скафандру и откинула задвижку люка.
      
       Подсвеченное морское дно было метрах в двух под люком, и Юле пришлось преодолеть некоторый страх прежде, чем она заставила себя шагнуть вслед за бабушкой в подсвеченную прожекторами воду.
      
       На дне Юлю подхватили крепкие руки одного из археологов.
      
       - Поздравляю с прибытием в царство Посейдона! - раздался из наушников голос бабушки.
      
       И тут же Юля услышала странный громкий звук. Она начала испуганно оглядываться по сторонам, но бабушка успокоила её.
      
       - Не бойся, - сказала она. - Таким нам кажется голос дельфина, преобразованный приёмником.
      
       - А ты понимаешь язык дельфинов?
      
       - К сожалению, ещё не все сигналы дельфинов расшифрованы, но очень многие дельфиньи понятия прекрасно переводит специальный встроенный декодер. А некоторые сигналы я даже запомнила...
      
       - Значит, ты можешь и без декодера общаться с дельфинами?
      
       - Немного - могу...
      
       - Только дельфины почти никогда не заплывают на такую глубину, - добавил археолог, "поймавший" Юлю.
      
       - Познакомься, внучка, - сказала Татьяна Ивановна, подтолкнув к Юле молодого археолога. - Это наш стажёр Алексей Усов. С большим будущим молодой человек...
      
       - Приятно познакомиться, - сказал Алексей и протянул Юле руку в герметической перчатке.
      
       Юля пожала руку Алексея, который улыбнулся ей и подмигнул, чтобы она не боялась
      
       - Ну, что тут у вас новенького? - бодро спросила Татьяна Ивановна и прыгнула в траншею. Впрочем, слово "прыгнула" не совсем соответствует медленному опусканию бабушки в траншею, ведь "прыгала" она под водой.
      
       - Пока одни амфоры, - грустно ответил Алексей и "прыгнул" вслед за бабушкой вниз.
      
       - А мне туда можно? - робко спросила Юля.
      
       - Да, конечно... - Алексей протянул Юле руку и помог девочке спуститься в траншею.
      
       - Только постарайся не повредить бровки, - предупредила Юлю Татьяна Ивановна. -И можешь немного покопаться в раскопе. Существует поверье, что новичкам везёт... - Бабушка опустилась на корточки и начала осторожно очищать от осадков осколки древней амфоры...
      
      
      
       Вне скафа Юля с бабушкой пробыли больше часа.
      
       Юля, увы, ничего не нашла. Она уже собралась идти к скафу, когда ей показалось, что рядом с её ногой что-то блеснуло из-под ила.
      
       Сердце Юли забилось судорожными толчками. Ещё не веря своим глазам, она нагнулась и осторожно подняла с морского дна небольшую плоскую прозрачную коробку, внутри которой находился диск.
      
       - Ну-ка, к Юле подошёл Алексей и осторожно взял у неё из рук странную находку. - Это, конечно, не из античных времён, но...
      
       - Это лазерный диск из начала двадцать первого века, - мельком взглянув на находку, сказала Татьяна Ивановна. - На таких примитивных дисках в те времена записывали компьютерные игры, музыку и кинофильмы...
      
       - А у меня, между прочим, есть приятель, собирающий старинные лазерные диски, -сказал Алексей. - Его зовут Иван Андропулос, и живёт он совсем недалеко отсюда, в Афинах. Он настоящий гений и может творить подлинные чудеса. Иван создал какую-то совершенно фантастическую систему, на которой можно попробовать...
       - Так и скажи, что хочешь в Афины слетать, - прервала его Татьяна Ивановна.
       - Я тоже хочу, - сказала Юля. - Как никак, первая в моей жизни находка...
      
      
       - Отсюда до Афин всего полчаса лёту, - зайдя в "мокрый отсек" и сняв скафандр, сказал Алексей.
      
       - Откройте, пожалуйста, - Юля протянула стажёру коробочку с диском.
      
       Когда все сняли скафандры и прошли в кабину скафа, Алексей осторожно вскрыл коробочку.
      
       - А ведь в неё даже вода не проникла, - сказала бабушка, взглянув на диск. - Может быть, и впрямь можно будет услышать, или увидеть запись... - она взглянула на Юлю и спросила: - Хочешь своими глазами увидеть Акрополь, Парфенон и прочие туристические прелести?
      
       - Конечно, хочу! - обрадовалась Юля. - Никакая запись, даже голографическая, не заменит настоящей экскурсии.
      
       - Вот и лети с Лёшей к его приятелю, - сказала Татьяна Ивановна. - А я буду готовиться к полёту в Москву, на симпозиум.
      
       - Бабуля, ты - прелесть! - Юля расцеловала бабушку и начала кружиться по кабине скафа.
      
       - Только чтобы к вечеру были здесь! Я вернусь к десяти часам!
      
       - Конечно!.. - Юля резко остановилась и спросила: - А можно я потом этот диск с собой на Марс возьму?
      
       - Для начала, нужно выяснить, что на нём записано, - подумав, сказала Татьяна Ивановна.
      
       - А робота Ома можно с собой взять? - спросила Юля.
      
       - Зачем? - спросила бабушка. - Хочешь опять слушать его нудные лекции? У тебя и времени для этого не будет. Афины действительно совсем недалеко отсюда.
      
       - А может, быть этот афинский гений починит Ома? - предположила Юля. - Генрих Иванович, например, подключал его к своему компьютеру, и мы с Наташей почти путешествовали во времени.
      
       - Ладно, бери своего электронного инвалида, - сказал Алексей. - Если уж Генрих Иванович с ним чудеса творил, то Иван и не такое может...
      
      
      
      Глава восьмая.
      
      АФИНСКИЙ ГЕНИЙ.
      
      Юля выясняет, что записано на диске и узнаёт о пользе виноградного вина
      
      
       Афины поразили Юлю органичным сочетанием современных строений и античных памятников.
      
       Акрополь на фоне высотных зданий, возвышавшихся за периметром заповедной зоны, выглядел, конечно, не столь величественно, как в древние времена, да и Парфенон не особенно поразил Юлю. А вот античный театр на склоне Акрополя оказался намного грандиознее, чем Юля его представляла по виртуальным путешествиям в античный мир.
      
       Впрочем, возможно, на Юлиных впечатлениях сказалась жара, царившая в эту зиму в Афинах. Ну, никак не вязалась эта жара с Дедами Морозами и Санта-Клаусами, встречавшимися на улицах города.
      
       - Как вы можете жить в такой жаре?! - спросила Юля Ивана, вызвавшегося быть гидом в экскурсии по Афинам. - Что же у вас здесь летом творится?!
      
       - Он привык, - перевёл Алексей с греческого языка ответ Ивана. - В свою очередь, он не представляет, как можно постоянно жить на Марсе, когда вокруг такой мороз?!
      
      
      
       Иван Андропулос жил недалеко от гавани Пирей, в квартире на сто семнадцатом этаже. Впрочем, квартирой это помещение можно было назвать лишь с натяжкой. Это была самая настоящая лаборатория, загромождённая непонятной аппаратурой. Да и сам Иван выглядел странно. Он был весь какой-то растрёпанный. Волосы его были непричёсаны, дико растущая нестриженная бородка взлохмачена. Короче, Иван был похож на гениального учёного, какими их описывали в фантастических романах далёкого прошлого.
      
       - Это, в самом деле, диск из начала двадцать первого века, - переводил Алексей слова Ивана, вертевшего в руках диск, найденный Юлей. - Огромная редкость по нынешним временам...
      
       Афинянин вставил диск в, собранную им, электронную систему, и на экране одного из многочисленных мониторов появилось старинное "меню".
      
       - Так это же русский диск! - воскликнула Юля. - Какая-то Алла Пугачёва...
      
       - Вау!!! - воскликнул Иван, и что-то быстро сказал Алексею по-гречески.
      
       - Он говорит, что в России это была довольно известная певица, - перевёл Алексей слова своего афинского приятеля.
      
       - Но как диск из России мог попасть в Эгейское море? - недоумевала Юля.
      
       - В начале тысячелетия многие россияне тратили даже последние деньги на зарубежные поездки, - пояснил Алексей. - Ведь во времена Советского Союзе далеко не всем разрешалось выезжать за рубеж страны, особенно в капиталистические страны.
      
       - Но ведь Россия и Греция почти рядом! - удивилась Юля. - Разве на такую поездку нужны были большие деньги?
      
       - По современным меркам и Марс рядом, - Алексей невольно улыбнулся. -
      Наверное, "подвыпил" кто-то на радостях на борту круизного корабля и выронил этот диск за борт.
      
       - Что значит "подвыпил"? - не поняла Юля.
      
       - Неужели у вас, на Марсе, не пьют спиртных или тонизирующих напитков? - удивился Алексей. - Ну, хотя бы шампанское, в Новый год?!
      
       - Ах, вот что вы имеете в виду! - Юля невольно рассмеялась. - Даже я в прошлый Новый год пробовала детское шампанское...
      
       - Ну, ты даёшь!.. - Алексей тоже рассмеялся. - А я уж подумал, что вы там совсем одичали...
      
       - По-моему, люди как раз от алкогольных напитков и дичают! - наставительно сказала Юля.
      
       - Ты совершенно права, - успокоил девочку Алексей. - Но натуральное, красное,
      виноградное вино даже медики рекомендуют. Если, конечно, пить его в меру...
      
       Как раз в это время в комнату вошёл Иван с подносом, на котором стояла бутылка вина, бутылка сока, три пустых бокала, три бутерброда с колбасой и сыром, и большая тарелка, наполненная мандаринами, инжиром и виноградом.
      
       Иван что-то сказал Алексею по-гречески.
      
       - Он полагает, что нашу встречу надо отметить, - перевёл Юле Алексей сказанное Иваном. - И не только встречу. Недавно он как раз завершил серию потрясающих экспериментов, с плодами которых собирается познакомить нас.
      
       Иван ловко открыл бутылку и налил вино в два бокала. В третий бокал он налил
      сок и пододвинул этот бокал Юле.
      
       - Тебе мы вина не предлагаем, - сказал Алексей, поднимая один из бокалов, наполненных вином. - Ты всё-таки ещё маленькая. Вот тебе виноградный сок... - Алексей пододвинул Юле бутылку с соком.
      
       Алексей сказал что-то Ивану по-гречески, они оба рассмеялись и осушили бокалы, до дна.
      
       - Я знаю, что древние греки разбавляли вино водой, - укоризненно сказала Юля. -А они в нём толк знали...
      
       - Ты не совсем права, - возразил Алексей. - Многие учёные считают, что, к примеру, воины Александра Македонского добавляли вино в воду, чтобы она не портилась во время длительных переходов, к тому же... - Алексей не закончил фразу, поскольку в это время звонкий голос певицы Аллы Пугачёвой запел песенку "Всё могут короли".
      
       - А звучит недурно, - сказал Алексей, отпивая глоток вина из вновь наполненного Иваном бокала. - Не волнуйся за нас, Юля, - добавил он. - Это натуральное виноградное вино, приготовленное лично Иваном, по древнему рецепту.
      
       - Как же вы полетите назад в нетрезвом состоянии? - возмутилась Юля.
      
       - Кто в нетрезвом состоянии? - удивился Алексей? - Я в нетрезвом состоянии?!
      
       - Но не я же!.. - Юля вспомнила, как мама смотрела на папу, когда он, по её мнению, выпивал лишнее, и надула губки.
      
       - Айн момент! - немного захмелев, воскликнул молодой афинянин и выскочил из комнаты.
      
       - А чего это он вдруг по-немецки заговорил? - спросила Юля, но Алексей не успел ответить, поскольку Иван уже вернулся в комнату и вручил Юле крохотный наушник, похожий на раковинку. При этом Иван жестом показал Юле, чтобы она вставила раковинку в ухо, и быстро сказал что-то Алексею по-гречески.
      
       - Это универсальный переводчик, - сказал Алексей. - Вставь его в ухо, и вы будете понимать друг друга...
      
       Юля последовала совету Алексея, и в её ухе раздался голос Ивана. Только теперь Иван говорил на чистом русском языке.
      
       - Барышня, вы меня хорошо слышите? - спросил Иван, вставляя в своё ухо такой же наушник.
      
       - Да, - коротко ответила Юля.
      
       - И всё понимаете? - спросил Иван
      
       - Да, я всё понимаю, - ответила Юля.
      
       - Замечательно, - сказал Иван. - Тогда я хочу продемонстрировать вам кое-какие
      свои последние изобретения. Их даже Алексей ещё не видел...
      
       - А мы не опоздаем на "Розу ветров"? - Юля обеспокоено взглянула на Алексея.
      
       - Вы никуда не опоздаете, сударыня, - ответил вместо Алексея Иван. - Я это гарантирую...
      
       - Тогда лучше почините моего робота, - сказала Юля. - Ему на Марсе, перед отлётом на Землю здорово досталось. Его ударил квазилев, да так крепко, что у моего бедного робота голова отлетела. С тех пор он стал немного странным...
      
       - Разве на Марсе водятся львы?! - удивлённо спросил Иван.
      
       - Квазильвы, - поправила Ивана Юля. - Об этом долго рассказывать. Вы лучше посмотрите моего робота. Может, сможете что-нибудь сделать?
      
       - Нет проблем, - Иван обернулся к роботу Ому, безмолвным истуканом стоявшему рядом, и внимательно осмотрел его голову.
      
       - Ну, что? - с надеждой спросила Юля.
      
       - Нужно некоторое время, сударыня, но его у нас, как раз таки достаточно.
      
       - Мы можем опоздать на встречу Нового года! - напомнила Юля. - Бабушка нам этого не простит!
      
       - Барышня, я же сказал, что никуда мы не опоздаем! - сказал Иван. - Я это гарантирую! Соблаговолите, пожалуйста, обратить ваше внимание вон на тот большой хронометр, который стоит на шкафу, в углу комнаты...
      
       - Обратила, - сказала Юля, взглянув на хронометр. - Ну, и что?..
      
       - Видите, как перемещается секундная стрелка?
      
       - Ну, вижу...
      
       - А теперь смотрите!.. - Иван нажал несколько клавиш на одном из многочисленных агрегатов, окружавших его, и неожиданно всё, что находилось за радиусом примерно в три метра, стало каким-то блёклым, словно оно теперь было отгорожено от Юли, Ивана и Алексея матовой плёнкой.
      
       - Теперь обратите внимание на секундную стрелку, - сказал Иван. - Видите?!
      
       - Что я должна видеть? - не поняла Юля.
      
       - Боже мой! - застонал Иван. - Разве можно быть такой невнимательной! Стрелка же не двигается!
      
       - Вы остановили хронометр? - спросила Юля.
      
       - Боже праведный! - воскликнул Иван. - Хронометр работает, смею вас заверить, совершенно исправно! Это я остановил время! То есть для нас оно как бы идёт, а вокруг - оно остановилось! Мы успеем, и починить вашего робота, и отпраздновать Новый год по токийскому времени, и даже поговорить о жизни. А потом, когда я выключу свою установку, мы вернёмся в то же мгновение, из которого ушли в так называемую хроностасис...
      
       - Разве такое возможно?! - не поверила Юля.
      
       - Взгляните в окно! Неужели не видите?! Всё вокругзамерло!!! Мы сейчас, практически, вне времени, текущего за пределами моей квартиры!!!
      
       Юля взглянула в окно и увидела застывший в воздухе гравилёт, который всего несколько мгновений назад проносился в окне с огромной скоростью.
      
       - Этого не может быть! - проговорила Юля - Этого просто не может быть!!!
      
       - Ещё как может! - Иван невольно рассмеялся, глядя на растерянные лица Юли и Алексея.
      
       И тут Юля с Алексеем обратили внимание на стрекозу, застывшую на фоне оконного стекла.
      
       - Убедились? - наслаждаясь произведённым эффектом, воскликнул Иван. - Короче, вы тут посидите, а я на минутку, уйду в двойную хроностатику. И не удивляйтесь, пожалуйста, тому, что я на какое-то время как бы исчезну. Это я ускорю время лично для себя, чтобы вы не томились, ожидая, когда я починю вашего робота... - не дав гостям опомниться, Иван нажал ещё одну клавишу на клавиатуре созданного им агрегата и... исчез.
      
       Юля и Алексей растерянно переглянулись и вдруг увидели, что у робота Ома пропала голова.
      
       То есть она только что была, и вдруг её не стало.
      На долю мгновения разобранная голова робота появилась рядом с бокалами, наполненными вином, и в это же мгновение исчезли все бутерброды, и кисть винограда.
      
       Пока девочка собиралась поделиться этим наблюдением с Алексеем, голова вновь оказалась на шее робота.
      
       И тут же рядом с Омом появился Иван.
      
       - Вот и всё! - усталым голосом сказал он. - Ваш робот, барышня, не только отремонтирован, но и существенно доработан!.. А теперь, извините, я страшно хочу пить... -после этих слов Иван мгновенно опустошил всю бутылку сока и доел весь инжир с виноградом.
      
       И только после этого он, довольный, откинулся на спинку своего старинного стула и сладко зевнул.
      
       - Ом, как ты себя чувствуешь? - неуверенно спросила Юля своего робота.
      
       - Я совершенно счастлив, - сказал робот Ом. - Я словно очнулся из мрачного небытия! Я как будто прозрел, и великолепное многообразие жизни, окружающей всех нас, заиграло для меня всеми своими бесчисленными, обворожительными и непередаваемыми красками!.. Теперь, друзья мои, я тоже понимаю, что такое красота и что такое любовь, что такое счастье и что такое горе!.. Я теперь даже понимаю, что такое юмор, что совершенно не свойственно нам, роботам...
      
       - Что ты с ним сделал?! - растерянно пробормотал Алексей. - Это же теперь не робот, а просто... поэт какой-то!
      
       - Да, сударь мой, это теперь не совсем робот, - с гордостью согласился Иван. - Я, конечно, не буду утверждать, что у него появились разум и душа в общепринятом значении этих довольно-таки размытых понятий, но уверяю вас: за восемь часов работы я вложил в него все последние достижения науки и техники!..
      
       - За восемь часов?! - переспросила Юля.
      
       - Да, друзья мои, за то время, которое для вас промчалось как считанные мгновения, я, увы, постарел на треть суток. Такова плата за те изобретения и открытия, которые ваш покорный слуга успел сделать, уходя в иное временное измерение. Именно благодаря возможности ускорения времени для себя, любимого я создал многое из того, о чём веками мечтали лучшие умы Человечества!.. На это у меня ушло более пяти лет напряжённой работы. Хотя в мире с нормальным темпом жизни, прошло всего несколько дней...
      
       - То-то я смотрю, ты как-то осунулся с тех пор, как я тебя не видел! - проговорил Алексей.
      
       - Увы, друзья мои, - сказал Иван. - Хоть я сейчас и выгляжу старше тебя, Алексей, но, в действительности, я родился на два года позже тебя. Однако я нисколько не жалею об этом! Более того, я прошу вас разделить мою радость и приглашаю вас в путешествие по волнам времени!..
      
       - Ты всё-таки добился этого!.. - прошептал Алексей. -
      
       - Да, друг мой... Я уже побывал и в девятнадцатом веке, и в восемнадцатом... А два дня назад я даже с Наполеоном общался...
      
       - С Наполеоном?! - не поверила своим ушам Юля.
      
       - Да, барышня... - Иван учтиво склонил голову, и Юля поняла, что путешествия в прошлые века сказались и на поведении Ивана и на его манере говорить...
      
       - Ты хочешь сказать, что мы сейчас можем отправиться с тобой в прошлое, или будущее?! - едва справляясь с волнением, спросил Алексей.
      
       - Только в прошлое, друг мой, - ответствовал Иван. - Причём, мощности моей аппаратуры хватает лишь на путешествия на два-три столетия назад. Иначе я побывал бы во временах Платона и выяснил всё, что он знает про твою любимую Атлантиду.
      
       - А в будущее вы, значит, не можете? - спросила Юля.
      
       - Увы, будущее пока не существует. Разве что в альтернативных мирах... Впрочем, я не уверен в том, что, то прошлое, в которое я попадал, являлось нашим прошлым...
      
       - А можно объяснить это как-нибудь проще? - спросила Юля.
      
       - Скорее всего, я побывал в прошлом альтернативных миров, в которых невольно что-то изменил. Впрочем, всё может быть и наоборот...
      
       - Я понял, что ничего не понял, - пробормотал Алексей.
      
       - А я всё поняла... - проговорила Юля, глядя на стрекозу, по-прежнему, висевшую в той же точке пространства.
      
       - Что ты поняла? - спросил Алексей.
      
       - Я поняла, что Иван - властелин времени!..
      
       - Ну, зачем же так громко, - Иван был смущён и польщён. - Это не только моя заслуга. Я ведь работаю в "Институте времени", где тысячи людей задолго до меня совершили все те открытия и изобретения, которые позволили мне, так сказать, нанести последние штрихи. Я просто воспользовался возможностями хроностатики и несколько лет напряжённо проработал вне нашего времени...
      
      
      
      Глава девятая.
      
      ГАГАРИНСКАЯ ВЕСНА.
      
      Юля с друзьями отправляется в шестидесятые годы двадцатого века и узнаёт кое-что о дружинниках
      
      
       Для первого раза друзья решили отправиться в апрель 1961-й года, когда в космос полетел Гагарин. На этом настояла Юля, поскольку родилась в городе, носящем имя первого космонавта планеты. Тем более что совсем недавно отмечалось столетие первого полёта человека в космос.
      
       - А эта певица, которая пела, что всё могут короли, уже была тогда? - спросила Юля.
      
       - Алле Пугачёвой в год полёта Гагарина было примерно столько же лет, сколько тебе сейчас, - ответил Иван, сосредоточенно проверяя показания приборов. - Точнее, к сожалению, сказать не могу, но если покопаться в Сети...
      
       - Это неважно, - сказала Юля. - А мы можем перенестись в 12 апреля 1961 года?
      
       - Увы, так точно настроить аппаратуру я пока не могу, - с сожалением сказал Иван. - Погрешность может составить нескольких дней.
      
       - А ты можешь сделать так, чтобы мы, при этом, оказались в Москве? - спросил Алексей. - Я, честно говоря, соскучился по родному городу. У вас здесь, на Балканах, конечно, здорово, но...
      
       - Да понял я, понял, - рассмеялся Иван. - Нет проблем, но для начала, сударь и барышня, нам надо хорошенько экипироваться. Я ещё на пару мгновений исчезну, чтобы достать одежду, подобающую эпохе, в которую мы отправляемся ...
      
       - А что это ты вдруг на манер девятнадцатого века заговорил? - спросил Алексей. - Не соблаговолите ли, сударь и барышня...
       - Заметно, да? - Иван немного смутился. - Просто я в последний раз, действительно посещал именно девятнадцатый век, и забыл перенастроить электронного толмача...
      
       - Толмача? - удивлённо переспросила Юля.
      
       - Так у вас в России в далёком прошлом переводчиков называли...
      
       - Я, признаться удивляюсь, как ты до сих пор не сложил голову где-нибудь во время побоищ мушкетёров, - сказал Алексей. - Давайте-ка вы, сударь и барышня, больше молчите во время этого нашего путешествия. И настройте-ка, товарищ изобретатель, своего электронного толмача на советский лексикон, начала шестидесятых годов двадцатого века...
      
       - Будет сделано-с... - Иван рассмеялся и добавил: - Слушаюсь, товарищ командир!
      
       - То-то же, товарищ изобретатель! - Алексей невольно улыбнулся. - И запомните, товарищи! Ты, Юля, - "пионер - всем ребятам пример!". А ты, товарищ изобретатель, - комсомолец, готовый отдать жизнь за дело партии! Ясно, товарищи?
      
       - Ясно, товарищ командир! - почти хором ответили Юля и Иван...
      
      
      
       В этот раз Иван исчез на несколько мгновений. И опять, с жадностью, набросился на неведомо откуда появившуюся за эти мгновения еду.
      
       - Держите! - жадно поедая очередной бутерброд, Иван протянул Юле пионерскую форму с красным галстуком, а Алексею вручил вельветовые штаны, рубашку в крупную клетку (так называемую "шотландку") и комсомольский значок. Сам же он надел узкие брюки и пёструю рубашку, навыпуск.
      
       - В трёх музеях побывал, в киностудии, и в гримёрке театра, - сообщил Иван, доедая инжир. - Но одежда соответствует началу шестидесятых годов прошлого века. За это я ручаюсь...
      
       - Товарищ изобретатель, вы в этой одежде будете выглядеть, как типичный стиляга, - заявил Алексей. - Вас либо милиционеры задержат, либо дружинники...
      
       - Вы, товарищ историк, что-то путаете, - заявил Иван. - Дружинники - это ратники в Киевской Руси, и в прочих русских княжествах. Витязи, знаете ли, такие... - неуверенно добавил "товарищ изобретатель".
      
       - И с таким багажом знаний ты решил отправиться в Советский Союз эпохи начала Космической Эры?! - возмутился Алексей. - Дружинники, знаете ли, в пятидесятых, шестидесятых и более поздних годах прошлого века оказывали в Советском Союзе добровольное содействие милиции и боролись с нарушителями общественного порядка! А первыми нарушителями общественного порядка считались стиляги, одевающиеся на манер представителей разлагающегося капиталистического общества! И отправят вас, товарищ, за такое одеяние в общественный пункт добровольного содействия порядку, если не сразу в милицию!..
      
       - Ясно, сударь, то есть барин, то есть товарищ историк... - "товарищ изобретатель" совсем поник головой. - Что же вы мне прикажете надеть?
      Алексей критически осмотрел одеяние Ивана и покачал головой.
      
       - Апрель в год полёта Гагарина, по-моему, выдался тёплый. Поэтому вот эта твоя рубашка с коротким рукавом сойдёт за так называемую "тенниску", которая тогда была в моде. А вот штаны... - Алексий скептически хмыкнул. - Джинсы тогда до советской молодёжи ещё не дошли, а вот парусиновые брюки, которые ты мне вручил, носили только люди зрелые и пожилые... Или те, у кого не было денег, чтобы сменить гардероб, донашиваемый со сталинских времён...
      
       - Давайте попросим робота Ома, показать нам народные ликования по поводу возвращения Гагарина из космоса! - воскликнула Юля. - И сразу же станет ясно, какая тогда была погода, и как в те дни были одеты люди...
      
       - Умница! - воскликнул Алексей. - Действительно, чего гадать, когда увидеть можно?!
      
      
       Спустя некоторое время, робот Ом уже демонстрировал кинохронику прошлого века, посвящённую полёту Гагарина.
      
       Даже сейчас, через сто лет после тех событий, Юля невольно улыбалась, глядя на счастливо улыбающегося Гагарина, и чувствовала, как её переполняет чувство сопричастности и гордости за своё отечество, открывшее человечеству путь к звёздам. А когда она смотрела на то, как люди в какой-то далёкой стране несут на руках автомобиль, в котором стоит Гагарин, у неё побежали мурашки по телу. Когда же появились кадры, отснятые перед стартом Гагарина и после его приземления, жители второй половины двадцать первого века с удивлением обнаружили, что Гагарин, шедший от самолёта по дорожке (с развязанным шнурком на ботинке), был одет в теплую шинель, а члены правительства, встречающие его, - в пальто и шляпы.
      
       - Да, хорошо бы ты, Иван, выглядел в летней рубашке с короткими рукавами... - Алексей задумался.
      
       - Просто у всех нас в памяти отложилось то, как Гагарина после полёта встречали в разных странах, - сказал Иван. - На острове Куба, в Англии, Японии, и прочих странах его встречали уже в летних одеждах.
      
       - К тому же мы забыли, что живём в эпоху глобального потепления, - задумчиво сказал Алексей. - Да и Россия, товарищ изобретатель, это вам не тёплое побережье Эгейского моря...
      
      
      
       Как они, все трое оказались на Красной площади, Юля так и не поняла.
      Вот они стоят в комнате Ивана, одетые в тёплые пальто и плащи шестидесятых годов прошлого века, а вот они уже идут по Красной площади мимо трибуны мавзолея Ленина, на которой Гагарин, сложив ладони рук, приветствует восторженных сограждан.
      
       Впервые в жизни, пожалуй, Юля была так счастлива. Всеобщее искреннее ликование так подействовало на неё, что она до хрипоты кричала вместе со всеми:
      
       - Космос наш!!! Даёшь Луну и Марс!
      
       Однако, спустя некоторое время, все трое всё-таки оказались в общественном пункте охраны порядка. То есть в гостях у тех самых легендарных дружинников с красными повязками на рукавах.
      
       А виной всему была бородка Ивана, которую он, видимо, впервые за несколько лет аккуратно подстриг и подбрил, а может быть, и его узкие брюки, из-за которых его всё-таки приняли за стилягу.
      
       - Ваши документы! - строго сказал старший дружинник, симпатичный парень, с лицом типичного комсорга. Смотрел он на Ивана как-то недобро.
      
       - Вот, пожалуйста... - Иван протянул строгому дружиннику предусмотрительно заготовленные документы.
      
       - Так... - сказал дружинник. - Очень интересно... Ведь учитесь на авиаконструктора!.. И не стыдно? Как можно поддаваться тлетворному влиянию буржуазной культуры вам, будущему творцу авиационных, а может быть даже и космических свершений?!
      
       - Ничего я не поддаюсь, - сказал Иван. - Просто хотел Гагарина увидеть...
      
       - Мать его нормальные брюки постирала, поэтому он эти и надел, - пришёл Алексей на выручку Ивану.
      
       - И откуда же у вас такой писк буржуазной моды? - ещё более строго спросил дружинник, с лицом комсорга.
      
       - Это штаны его младшего брата, - нашёлся Алексей. - Маловаты они ему и узковаты. Поэтому вы его и приняли за стилягу...
      
       - А акцент? - спросил дружинник, с лицом комсорга. - Что это у всех вас за акцент?Странный какой-то...
      
       - Мы сами не местные, - сказал Иван, прикинувшись дурачком. - С Крыма мы. Из Феодосии. У нас там много армян и греков разных...
      
       - И татар, - поддержал друга Алексей. -. Я уже не говорю про хохлов, то есть про украинцев. Потому и суржик такой от смешения языков...
      
       - Что ещё за суржик? - не понял дружинник, с лицом комсорга.
      
       - Ну, это как бы язык, образованный из фрагментов языков нормальных, то есть традиционных, - пояснил Алексей. - Я сам по образованию историк и как раз занимаюсь историческими корнями таких вот суржиков...
      
       - Историк, значит, - задумчиво проговорил дружинник, с лицом комсорга. - А скажи-ка мне, историк, в каком году проходил второй съезд РСДРП?
      
       - В 1903 году, в Лондоне, - без запинки ответил Алексей.
      
       - Ишь, как вас готовят!.. - рассерчал дружинник, с лицом комсорга.
      
       - Дяденька, - пришла на выручку товарищам по несчастью Юля. - Неужели мы похожи на шпионов?!
      
       - Ещё как похожи! - с чувством сказал дружинник, с лицом комсорга. - Это кто же будет помнить на зубок всё это, если его специально не натаскивают? Да к тому же... - дружинник запнулся, осознав, видимо, что говорит что-то не совсем политически правильное.
      
       - Хотите, я вам интернационал спою? - предложил вдруг Иван, который перед уходом в прошлое основательно изучил нюансы общественной жизни Советского Союза, начала шестидесятых годов двадцатого века.
      
       - Сейчас я позвоню, куда следует, и вам такой интернационал споют... - пригрозил дружинник, с лицом комсорга. - И тогда я посмотрю, как вы запоёте! Вы там не только запоёте, но и запляшете! За это я вам руча... - дружинник, с лицом комсорга не договорил, поскольку перед его взором неожиданно материализовалась бабушка Юли, Татьяна Ивановна Авдеева.
      
       - Ваня, я тебе сколько раз говорила, чтобы ты не испытывал моё терпение? - строго спросила почётный академик. - Разве можно так непрофессионально использовать новейшее оборудование?!
      
       Дружинник стоял, совершенно окаменевший и пытался что-то сказать, однако материализация почётного академика археологии лишила его дара речи.
      
       - А вы, товарищ, молодец, - сказала бабушка Юли, обращаясь к дружиннику. - От имени месткома, профкома и парторганизации нашего института выражаю вам благодарность за проявленную бдительность!
      
       - Служу Советскому Союзу! - отчеканил дружинник, с лицом комсорга.
      
       - А теперь забудь всё, что здесь было, - совсем другим голосом сказала бабушка, пристально глядя на дружинника. - Тебе всё почудилось. И не вздумай рассказать кому! Тебя либо засмеют, либо сам знаешь, куда посадят. Ты хочешь в сумасшедший дом?
      
       - Никак нет, - пробормотал дружинник, с лицом комсорга. - Совершенно не хочу...
      
       - Ну и молодец, - сказала почётный академик археологии. - Ты отдохни. Садись, закрой глазки, и отдохни. А ещё лучше - поспи.
      Дружинник, с лицом комсорга послушно сел за стол, опустил голову на сложенные руки и через пару секунд захрапел.
      
       - Вот и молодец, - тоном заботливой бабушки сказала почётный академик археологии...
      
      
      
       - Я что-то не понял, - проговорил Алексей, когда они вновь оказались в квартире-лаборатории Ивана. - Ведь Татьяна Ивановна сегодня отправилась в Москву то ли на симпозиум, то ли на конференцию!..
      
       - А разве она не в Москве нас застукала? - с горечью спросил Иван. - Она ведь член комиссии по контролю над хроноскопическими скачками. Она уже один раз предотвратила мою дуэль с Дартаньяном, а во второй...
      
       - А разве Дартаньян не выдуман Александром Дюма, - удивилась Юля, уже пришедшая в себя после казусного путешествия во времени.
      
       - Да, нет, был такой реальный тип, являвшийся прототипом литературного персонажа, - с грустью глядя на Ивана, сказал Алексей. - И его фамилия, и происхождение из Гасконии, и служба мушкетёром - всё у Дюма соответствовало реальности...
      
       - Только очень уж он был задиристый, - сказал Иван. - Хуже своего литературного двойника...
      
      
      
      Глава десятая.
      
      НОВЫЙ ГОД НА "РОЗЕ ВЕТРОВ".
      
      Юля и Алексей выясняют, что записано на диске и узнают кое-что о России, начала двадцать первого века
      
      
       Перед тем как расстаться Алексей и Иван выпили по бокалу вина за Новый год по времени Токио и Пекина. Потом они хотели выпить ещё за Новый год по времени Дели, но Юля деликатно напомнила, что бабушка ждёт их к десяти часам вечера.
      
       - Увы, нам действительно пора, - сказал Алексей Ивану. - Нам ведь ещё лететь полчаса. А в хроностатику я, к сожалению, на гравилете уйти не смогу...
      
      
       Новый год все встречали в банкетном зале "Розы ветров".
      
       Когда роботы подали большой праздничный торт, приготовленный под личным руководством Татьяны Ивановны, все выпили за московский Новый год. А когда Юля вместе с бабушкой отправилась спать, над "Розой" ветров" уже занималась заря, и звучали тосты за Новый год по часам Нью-Йорка...
      
       Перед сном Юля вместе с бабушкой вышла на пристань "Розы ветров" и долго наблюдала за рассветом.
      
       Огромный алый диск солнца величественно поднимался над морем.
      
       - У нас, на Марсе, я никогда не видела такого огромного солнца! - прошептала Юля, прижимаясь к бабушке. - Правда, на Венере оно ещё больше, помнишь?
      
       - Конечно, помню... - бабушка вздохнула. - Ничего не поделаешь... Хоть и не сладко пока у вас там, на Марсе, но прогресс нельзя остановить... Я ведь была против того, чтобы твой папа улетал на Марс. Больше всего на свете я боялась, что мои внуки не смогут бывать на Земле... Я рада, что ошибалась... - бабушка обернулась к Юле и сказала, обращаясь, словно к взрослой. - Ты знаешь, почему я занялась изучением цивилизаций, погибших от природных катастроф?
      
       - Разве это не интересно само по себе?
      
       - Интересно, конечно, но люди должны всегда помнить: силы Природы не всегда дружелюбны к нам! Минойская культура, Троя и многие другие, цивилизации погибали от извержений вулканов, землетрясений, наводнений и цунами. А может быть, и от падения астероидов. Мы ведь ещё так многого не знаем! Только познание тайн Мироздания, может гарантировать Человечеству бессмертие! Сейчас, когда люди заселяют Луну, Марс и Венеру, появилась уверенность, что даже в случае глобальной катастрофы на Земле Человечество выживет. Но ведь настанет время, когда и Солнце погаснет. И тогда люди, расселившиеся на планетах других звёзд, продолжат эстафету Разума во Вселенной. Ты помнишь, что написано на монументе покорителям космоса?
      
       - Который на Центральном Марсианском Космодроме?
      
       - Да, я имею в виду именно этот монумент...
      
       - Земля - колыбель человечества... - прошептала Юля. - Но нельзя вечно жить в колыбели...
      
       - Мы всегда должны помнить эти слова, - обняв Юлю, сказала бабушка. - Знаешь, когда я училась в школе, наш учитель астрономии на первом уроке привёл сравнение, запомнившееся мне на всю жизнь. Я всегда привожу его слова на своих лекциях. Постарайся и ты запомнить, внучка...
      
       Представь себе, Юленька, что ты вошла в огромную библиотеку, многие этажи которой над землёй и под землёй заполнены книгами. И вот ты подходишь к первому стеллажу, берёшь первую книгу и читаешь первую букву. Вот эта первая буква и есть все те знания, которыми обладает сейчас всё человечество. А впереди - ещё миллиарды и миллиарды непрочитанных книг! Потому и можно сказать, что процесс познания бесконечен. В том числе и процесс познания тайн истории...
      
      
      
      КНИГА ТРЕТЬЯ.
      АМБА - 2.
      
      
      Глава первая.
      
      В ЗВЕЗДОЛЁТЕ "АНТАЛ".
      
      Инспектор Янин и пилот Макс готовятся к встрече прекрасной дамы, но их ждёт сюрприз...
      
      
       Инспекционный звездолет "Антал" преодолевал очередную гравитационную аномалию, когда инспектора комиссии по космической экологии Янина вывел из задумчивости сигнал экстренного вызова. В рубку управления тут же примчался из спортзала пилот и бортинженер "Антала" Максим Казаков.
      
       Янин включил экран гиперсвязи, и на нем сквозь помехи появилось вытянутое и как бы слегка удивлённое, из-за приподнятых бровей, лицо, обрамленное гривой седых волос. Это был Председатель Комиссии по Космической Экологии Новицкий.
      
       - Привет, ребята, - озабоченно проговорил Новицкий и нахмурился. - Есть срочное дело. . Правда, не совсем по вашей части, но вы находитесь ближе всех к сектору Г-705, в который мы отправили капсулу с нашим э...э... эмиссаром...
      
       Пока Новицкий, сводя брови, собирался с мыслями, Янин включил карту Галактики и укрупнил названый сектор. До него было рукой подать. При наличии установки входа и выхода в иное измерение, разумеется.
      
       - Постарайтесь ничему не удивляться... - продолжил Новицкий. Он старался говорить кратко, экономя огромную энергию, необходимую для установления и поддержания гиперсвязи., однако, как это часто в жизни бывает, его старания приводили к противоположному результату: тщательно подбирая для лаконизма слова, он увеличивал паузы между ними, отчего передача, в целом, съедала еще больше энергии.
      
       - Поверьте, прежде чем послать этого... э-э-э... точнее эту нашу... так сказать, посланницу... мы все продумали и взвесили... - Новицкий взглянул на часы, еще больше нахмурился и закончил скороговоркой. - Короче, все подробности узнаете от нашей посланницы. Желаю успехов!..
      
       В наступившей тишине раздался щелчок, и вместо озабоченного лица Новицкого на экране появились подробные координаты сектора, в котором "Анталу" предстояло взять на борт космическую капсулу.
      
       Центральный компьютер звездолета записал эти координаты и начал составлять программу пространственного перехода.
      
       Янин и Макс озадаченно переглянулись. Не каждый день им приходилось в глубоком космосе принимать на борт посланниц с Земли.
      
       - Совсем мы тут с вами одичали, Андрей Вадимович, без женского общества... - мечтательно проговорил Макс и сладко потянулся.
      
       - Вообще-то, женщины на корабле - плохая примета... - напомнил Янин. - Не пора ли нам, сударь, в подпространство?
      
       - Ой, пора... - немедленно согласился Макс и уселся в кресло пилота. - Тем более что на выходе из подпространства нас ждет прекрасная дама...
      
      
       Звездолет вышел из подпространства в окрестностях двойной звезды Корнар. В стереоэкране появилась планета Мира, освещенная голубым и красным солнцами.
      
       - Что-то не вижу я капсулы с прекрасной дамой, - сообщил Макс, осмотревшись.
      
       - Может оно и хорошо... - Янин хотел еще что-то сказать, но в это время недалеко от диска планеты вспыхнула яркая звезда.
      
       Взглянув на показания гравиметра, Янин и Макс убедились, что рядом со звездолетом произошел коллапс, характерный для точки выхода из подпространства.
      
       - Женщинам свойственно опаздывать, - глубокомысленно заявил Макс и повел "Антал" на сближение с капсулой, появившейся из подпространства.
      
       Не прошло и минуты, как огромный звездолет завис над крохотной капсулой.
      Умело, маневрируя, Макс подвел "Антал" к капсуле и втянул ее в шлюзовой отсек.
      
       Вскоре Янин с Максом вышли в ангар шлюзового отсека, в котором среди разведывательных зондов крохотная капсула отнюдь не выделялась размерами.
      
       - Интуиция подсказывает мне, что это блондинка, - шепнул Макс Янину, когда они подошли к капсуле.
      
       Минута шла за минутой, а люк капсулы все не открывался.
      
       - Красоту наводит... - предположил Макс. - Для женщин - это первое дело, тем более... - Макс не закончил фразу, так как люк капсулы открылся, и на пол шлюзового отсека спрыгнула... Юля.
      
       Надо было видеть вытянувшееся от удивления лицо Макса, когда он увидел девочку, одиннадцати лет. Правда Юля была ему почти по плечо, поскольку родилась и большую часть жизни жила на Марсе. И всё-таки лицо девочки выдавало ее совсем юный возраст.
      
       - Это вам от Новицкого... - Юля протянула Янину диск с посланием Председателя Экологической Комиссии.
      
       - Если это шутка, то не очень удачная... - пробормотал Янин, принимая диск. -Впрочем, прошу!.. - Янин галантно отступил в сторону и жестом пригласил Юлю к выходу из шлюзового отсека...
      
       Внешне Юля держалась молодцом, но нервы ее были напряжены. В свои одиннадцать лет она прекрасно осознавала ответственность миссии, возложенной на нее. За год, проведенный после марсианской катастрофы у бабушки, на Земле, она успела отвыкнуть от аскетизма, свойственного космическим поселениям и кораблям, в интерьерах которых преобладали металлы и пластик. Все эти герметические переборки и обзорные экраны, обилие компьютеров и панелей управления живо напомнили ей Марс и все, что с ним было связано.
      
       В рубке управления звездолетом Янин вставил диск в голографический проектор, и в объемном экране появилась панорама марсианской пустыни...
      
      
      
      Глава вторая.
      
      ЧТО СЛУЧИЛОСЬ НА МАРСЕ.
      
      Почему к "Анталу" послали именно Юлю
      
      
       ... Камера наехала на кратер самого большого в Солнечной Системе вулкана Никс Олимпика, в котором начало быстро расти странное голубое образование...
      
       - Перед вами АМБА, что означает - Автоморфный Биоархитектурный Ансамбль! - раздался голос Новицкого, - В лаборатории генетика Альфреда Харпера и архитектора Александра Авдеева научились программировать рост биомассы и в ходе Марсианского Эксперимента вырастили город... Правда, эксперимент был омрачен аварией, причиной которой был метеорит. В этой катастрофе пострадали и родители Юли. Они до сих пор находятся под наблюдением врачей. Надеюсь, у вас с Юлей установятся дружеские отношения. Мы возлагаем на эту девочку большие надежды, в деле изучения всего происшедшего на Мире...
      
      
       ... Похожее на растение образование вытянулось на огромную высоту, пронзая своей голубоватой массой марсианское небо. Одновременно во все стороны от него начали ответвляться отростки, сплетающиеся в каркас гигантского купола...
      
       Дотянувшись до края кратера, отростки начали разрастаться вдоль его периметра. При этом они выбрасывали во все стороны тончайшие побеги. Затем, эти ответвления начали сплетаться в паутину, образующую более мелкие сооружения, самых необыкновенных форм...
      
       Когда на экране закончился рост каркаса огромного купола над будущим городом, между элементами арматуры начало расти прозрачное покрытие, сквозь которое можно было рассмотреть рост других сооружений...
      
       - Процесс роста города ускорен специальной съемкой, - продолжал комментировать происходящее на экране голос Новицкого. - В действительности, город вырос за две недели, а проживать в нём смогут более миллиона человек... Полгода назад была закончена работа над проектом "АМБА-2"...
      
       ... На экране появилось изображение Рекса, который лежал на операционном столе. К его телу тянулись бесчисленные провода и шланги, поддерживающие жизнь в организме.
      
       - Ростом нового ансамбля должен был руководить биокибернетический комплекс, созданный на основе генетически преобразованного мозга пса Рекса... - комментировал изображение Новицкий. - Этот пес пострадал во время аварии, когда он спасал свою десятилетнюю хозяйку. Родителей этой девочки до сих пор содержат в анабиозных камерах, поскольку до сих пор ещё не выращены все их органы. Кстати, Юля тоже целых полгода была без сознания, пока ей заново выращивали пострадавшие руки и ноги. Её счастье, что она ещё маленькая и её конечности были выращены быстрее чем органы её папы и мамы. Тело Рекса, увы, было травмировано необратимо, однако мозг остался цел...
      
      
       ... На экране появились кадры любительской видеосъемки, запечатлевшие Юлю с родителями и Рексом. Это были незабываемые эпизоды жизни на Марсе: экскурсии в Долину "Маринер" и на вершину вулкана Олимп, головокружительные полёты на мускулолетах, мотопропеллерах и гравилётах, а также многое-многое другое...
      
       - Надеюсь, теперь вы понимаете, почему мы отправили к вам юную хозяйку этого пса? - спросил Новицкий.
      
      
       ... На экране начался репортаж из конференц-зала, на трибуне которого выступал Харпер. Из-за пышных усов он очень походил на моржа. Говорил архитектор темпераментно, причем голос его периодически срывался на фальцет, но увлеченность, с которой говорил "Дядя Федя", невольно зачаровывала всех окружающих.
      
       - Новый комплекс покроет сетью городов и поселков планету Миру, в системе Корнара, - Харпер был даже слегка смешон от распирающей его гордости за свое детище. - При этом он насытит атмосферу Миры кислородом и другими необходимыми для нормального дыхания газами. То есть полностью подготовит эту ныне не пригодную для жизни планету к заселению...
      
       - Почему был выбран мозг собаки, а не дельфина, к примеру? - спросил со своего места совершенно лысый худощавый журналист, с крючковатым носом.
      
       - Мозг дельфина, конечно, совершеннее... - лицо Харпера стало очень серьезным, - Но преданность собак - проверена тысячелетиями. Думаю, этот пес не преподнесет нам нежелательных сюрпризов... Кроме того, я просто хотел сохранить жизнь Рекса... Хотя бы таким способом...
      
      
       ... Экран погас, и Юля повернулась к Янину. В глазах ее блестели слезы.
      
       - Ты уж прости меня, Юля, - как можно мягче сказал Янин и обнял девочку за плечи. - Теперь я понимаю, почему Новицкий прислал именно тебя.
      
      - Да чего уж там... - Юля ловко сдула со лба челку, набежавшую на глаза, и совершенно по взрослому продолжила. - Через месяц после начала эксперимента связь с этой планетой прервалась... На Миру отправили зонд, но...
      
       - Юля выразительно развела руками, давая понять Янину и Максу, что никаких сведений о судьбе кибернетического зонда нет...
      
      
      
      Глава третья.
      
      НА ПЛАНЕТЕ МИРА.
      
      Планета Мира преподносит неприятные сюрпризы, а пилот Макс спешит на помощь
      
      
       Звездолет "Антал" вышел на эллиптическую орбиту вокруг Миры через час после прибытия Юли.
      
       Створки шлюзового отсека открылись, и из него вылетел посадочный бот, направившийся в сторону оранжевого диска Миры.
      
       В кабине бота находились лишь инспектор Янин и Юля. Наша героиня впервые совершала посадку на планету иного солнца. В данном случае - даже двух солнц. Все безмерно интересовало ее, и она постоянно вертела головой, пытаясь увидеть всё вокруг...
      
       Вскоре планета заняла полнеба.
      
       Несмотря на то что, перегрузка частично компенсировалась гравитационными амортизаторами, Юлю и Янина ощутимо втиснуло в кресла.
      
       Когда скорость бота достаточно уменьшилась, он и начал планирующий спуск в атмосфере Миры.
      
       Сквозь иллюминаторы были видны потоки раскаленной плазмы, обтекающие корпус спускающегося аппарата. Лишь сложнейшая система охлаждения и специально созданные сплавы, выдерживающие высокие температуры, спасали Юлю и Янина от поджаривания.
      
       - Боишься? - тихо спросил Янин Юлю.
      
       - Есть немного,- честно призналась девочка. - Но мне кажется, что Рекс не может совершить что-то плохое. Я его хорошо знаю! Рекс умный и добрый пес!
      
       Прорвавшись сквозь пелену облаков, бот летел над хаотическими нагромождениями биомассы. Это были колоссальные формообразования, поражавшие своими фантасмагорическими очертаниями.
      
       Иногда казалось, что эти глыбы напоминают каких-то животных, а иногда и растения, чудовищно видоизмененные чьим-то больным воображение.
      
       Изредка в хаотических нагромождениях биомассы можно было угадать очертания каких-то архитектурных ансамблей, словно оплывших, под влиянием неведомых сил...
      
       А в это же время Макс, дежуривший в рубке управления звездолета, наблюдал за картиной, транслируемой с бота видеокамерами. Пощелкав клавишами на пульте управления, пилот включил экран ЭОП (Электронно-Оптического Преобразователя), на котором появилось схематическое изображение летящих навстречу образований, видимых насквозь, как бы при помощи рентгеновских лучей. В нижней части монитора появились колонки цифр и химических формул.
      
       - Похоже, в системе произошли сильные мутации! - взволнованно сказал Макс в микрофон. - Во всяком случае, атмосфера по-прежнему ядовита. О городах и березовых рощах не может быть и речи...
      
       - Все понял! - озираясь по сторонам, ответил Янин. - Снижаюсь и жду твоих коррекций!..
      
       - Никогда бы не подумала, что Рекс может сотворить такое! - прошептала Юля, глядя на скалу, очень похожую на ее, Юлино, скульптурное изображение.
      Некоторое время бот летел среди грандиозных, формообразований, словно сошедших с картин известного художника Сальвадора Дали.
      
       У подножия этих сюрреалистических скал клубился голубоватый туман.
      
       - Да... видимо эксперимент Харпера потерпел полную неудачу, - пробормотал Янин. - Уж не знаю, что тут у них стряслось, но...
      
       - Плато со звездолетом Харпера правее по курсу! - перебил его голос Макса.
      
       - Вижу, Макс! Иду на посадку!.. - Янин повел сольдер к звездолету Харпера, опутанному, словно щупальцами, отростками биомассы.
      
       - Желаю удачи!.. И будьте, пожалуйста, осторожней!..
      
       Недалеко от звездолета с высоты птичьего полета были прекрасно видны обломки зонда, также оплетенные биомассой.
      
      
      
       Космический бот сел на гладкую поверхность плато, рядом со звездолетом Харпера. Отсюда хорошо были видны обломки зонда, разорванного на куски биомассой.
      
       - А ведь он каким-то образом определил, что сейчас сюда прибыл не робот, а люди, - сказал Янин, глядя сквозь бронированное стекло на обломки кибернетического зонда.
      
       - Кто он? - не понял Макс.
      
       - Рекс, неужели не ясно?! - нетерпеливо воскликнула Юля. - Мне кажется, он чувствует, что я здесь!..
      
       - Каким это образом? - теперь и Янин не скрывал своего недоумения.
      
       - Я это чувствую... - убежденно сказала девочка. - И вы... по-моему, тоже...
      
       - Мистика какая-то ... - пробормотал с экрана Макс.
      
       - Ты знаешь, а ведь она права... - Янин поморщился, словно от зубной боли. - Я, кажется, тоже начинаю что-то чувствовать!..
      
       - Телепатия что ли? - иронично спросил с экрана Макс.
      
       - Ты не смейся... - Янин был очень серьезен. - Телепатия это, или еще что, но я чувствую, словно кто-то копается в моем сознании. Больше того!.. - Янин не успел договорить, так как корпус бота начал сильно вибрировать.
      
       Ровная площадка под аппартом с Земли неожиданно начала бугриться, затем биомасса вокруг начала расширяться концентрическими волнами и аппарат затрясся вверх-вниз, с возрастающей амплитудой. Вдруг биомасса под ботом резко приподнялась, при этом вокруг аппарата образовалось нечто вроде глубокого рва.
      
       Не успела Юля, как следует испугаться, как вокруг бота выросло кольцо щупалец, которые крепко-накрепко оплели его мертвой хваткой.
      
       - Что это? - воскликнула Юля.
      
       - Похоже, нас взяли в плен, - проговорил инспектор Янин.
      
       Между тем, из образовавшегося рва вылезали все новые и новые отростки, которые постепенно полностью облепили аппарат со всех сторон.
      
       Совершенно неожиданно биомасса приподняла бот вверх, а затем начала проваливаться в недра планеты, со всё более возрастающей скоростью.
      
       Янин попытался включить двигатели и вырваться из нежданного плена, но на бот и его пассажиров обрушился гравитационный удар такой силы, что инспектор даже не смог пошевелиться.
      
       Вскоре поверхность биомассы, на которой только что стоял бот, сомкнулась и стала совершенно гладкой, словно ничего особенного здесь и не произошло...
      
      
       - Что там у вас творится?! - взволнованно кричал Макс. Его напускное равнодушие, словно рукой сняло, когда он понял, что Янину и Юле грозит беда.
      
       - Не знаю, но, кажется, это за... - сдавленный голос Янина внезапно стих: связь с посадочным ботом прервалась на полуслове.
      
       Макс в рубке звездолета лихорадочно нажимал клавиши и кнопки, непрестанно повторяя:
       - Говорит "Антал"!.. Говорит "Антал"!.. Янин, отзовитесь!.. Прием!..
      
       Некоторое время Макс ждал ответа, затем решительно включил тормозные двигатели, и его отбросило в кресло из-за сильной перегрузки.
      
       Гигантский звездолет вошёл в атмосферу Миры и, окутавшись раскаленным плазменным коконом начал спуск на поверхность планеты...
      
      
      
      
      Глава четвёртая.
      
      В ПОДЗЕМЕЛЬЕ.
      
      Юля и Янин знакомятся с биологическими роботами и борются с псевдоподиями и ложноножками
      
      
       Когда оплетенный биомассой посадочный бот, закончил свое погружение в недра планеты, он оказался в довольно большой полости, напоминающей искусственную пещеру, с гладким куполообразным сводом, в котором бугрились быстро светлеющие полушария.
       Постепенно эти полушария разгорались призрачным зеленоватым светом, все ярче освещая всё ещё медленно колышущиеся своды пещеры.
      
       - Вызываю "Антал"!.. Вызываю "Антал"!.. Макс, ты меня слышишь?! - повторял Янин, оглядываясь по сторонам. Вдруг он замер, увидев нечто такое, что вогнало его в столбняк.
      
       - Этого просто не может быть!.. - прошептала Юля, обернувшаяся в ту же сторону, что и Янин.
      
       "Здесь может быть абсолютно всё..." - услышала она в ответ низкий Голос, словно прозвучавший в ее мозгу.
      
       Юля с удивлением посмотрела на Янина.
      
       - Это вы сказали? - недоуменно прошептала она.
      
       - Что? - Янин с удивлением смотрел на девочку.
      
       - Вы слышали этот голос? - едва слышно спросила Юля.
      
       - Голос?.. - Янин внимательно посмотрел на девочку и потёр лоб. - Прости, Юля, но я ничего не слышу!..
      
       "Сейчас меня слышишь только ты... - гулко проговорил в Юлином мозгу загадочный Голос. - Я рад, что ты здесь, Юля..."
      
       - Это Рекс!.. - прошептала Юля. - Я... я как бы слышу его!..
      
       - Слышишь?! - Янин вновь повернулся в сторону иллюминатора. - Тогда пусть объяснит, что это такое... - он кивнул на медленно подходивших к боту людей, абсолютно похожих на знаменитого генетика и архитектора Альфреда Харпера.
      
       Двойников Дяди Альфа было не меньше десятка, и шагали они строем, словно на параде.
      
       - Это же... это же все дяди альфы! - испуганно прошептала Юля.
      
       - Кто? - не понял Янин.
      
       - Так мы звали Альфреда Харпера, с которым работал папа...
      
       - Не волнуйся, - Янин обнял Юлю за плечи. - Скорее всего, это - биороботы, созданные методом клонирования из клеток твоего Дяди Альфа.
      
       - Вы можете выйти...- раздался низкий голос, который теперь слышала не только Юля, но и Янин. - Не бойтесь. Воздух здесь вполне пригоден для дыхания...
      
       - Да, похоже, это действительно Рекс, - вставая с кресла, сказал Янин. - Пойдем, Юля... Надеюсь, он, действительно, не сделает нам ничего плохого...
      
       - Вы всё ещё сомневаетесь в Рексе? - возмутилась девочка.
      
       - Да почти уже и нет... - Инспектор Янин вздохнул. - А что ещё остаётся делать?!
      
       - А ты выросла, - сказал Голос, когда Юля и инспектор вышли из бота. - Когда я был псом, ты, Юля, казалась мне большой и всемогущей... Но сейчас, после того, что здесь произошло, я очень многое оцениваю несколько иначе...
      
       Пока звучал Голос, Янин и Юля прошли сквозь длинный строй биологических роботов, абсолютно похожих на Дядю Альфа.
      
       Постепенно они углубились в туннель, своды которого также находились в непрестанном движении.
      
       Неожиданно, прямо на глазах нижняя часть сводов начала превращаться в подобие деревьев, за которыми намечались контуры большого дома.
      
       Все эти "скульптуры" были серого цвета и напоминали гипсовые слепки.
      По мере приближения Юли и Янина к этим странным "скульптурам" они постепенно как бы "набирали цвет": листва деревьев становилась всё более зелёной, стволы приобретали цвет и текстуру древесной коры. А "дом" стал неотличимым от дома, в котором прошло детство Юли и Рекса.
      
       - Он скучал по мне! - взволнованно прошептала Юля, и глаза её повлажнели. - Вы знаете... это всё очень похоже на наш дом и сад в Гагаринске!..
      
       Неожиданно одно из образований, напоминающее ствол березы, начало трансформироваться и расти. Мало того: оно покрывалось щупальцами, с невообразимой быстротой вытягивающимися в сторону Янина и Юли.
      
       Вскоре все своды туннеля покрылись буграми, из которых в сторону землян все быстрее и быстрее вытягивались, выползали и выстреливали щупальца, извивающиеся в судорожных конвульсиях, словно гигантские змеи.
      
       Янин и Юля застыли, наблюдая за происходящим.
      
       - Очень похоже на ложноножки и псевдоподии, - пробормотал Янин и тут же пояснил Юле. - Это такие образования у некоторых микроорганизмов и биологических объектов с других планет.
      
       Одновременно с появлением щупалец и псевдоподий пришли в движение и двойники Дяди Альфа, плотным кольцом окружившие пришельцев с Земли.
      
       Это было сделано ими очень своевременно: теперь со всех сторон по направлению к Янину, Юле и окружившим их роботам, неотличимым от Дяди Альфа, кроме щупалец выстреливались светло-зеленые нитеобразные отростки, оплетающие двойников Дяди Альфа, словно паутина.
      
       Роботы успешно отбивались от всей этой нечисти, однако со сводов появлялись все новые и новые отростки.
      
       Вскоре их было уже несколько десятков, может быть даже сотен, этих устремившихся к Янину и Юле нитей и щупалец, со смертоносными склизкими жалами. Из бугристых образований теперь вылетали уже целые жгуты странных биоформ, раскручивающиеся в полете на десятки более тонких щупалец. Вскоре не только со сводов, но и из "пола" туннеля полезло нечто бесформенное, отдаленно напоминающее огромные когтистые лапы.
      Некоторые из этих щупалец, нитей и лап все-таки пробились сквозь заслон роботов к Юле и Янину. И, в конце концов, землянам тоже пришлось вступить в рукопашную схватку с этими страшными порождениями инопланетной биомассы...
      
      
      
      Глава пятая.
      
      МАКС СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ.
      
      Макс тоже слышит Голос и встречается с... Дядей Альфом
      
      
       Пробиваясь сквозь плотные слои атмосферы "Антал" шел на посадку. Изредка сквозь разрывы облаков были видны детали стремительно приближающейся поверхности Миры.
      
       Макс сидел в рубке управления и напряженно всматривался в показания приборов. Его руки были вложены в блок биоэлектронного управления звездолетом.
      
       Окруженный надежным защитным полем звездолет подлетел к плоскогорью, над которым совсем недавно пролетали Янин и Юля.
      
       Из посадочных дюз вырвался ослепительные снопы огня, и звездолет мягко опустился на поверхность биомассы, покрывающей все плоскогорье до самого горизонта.
      
       На обзорном экране появилось фиолетовое небо Миры с ярко горящими в нём светилами. Синим и красным. Небо как бы прогибалось над коричневатой равниной, покрытой пузырчатыми образованиями, цилиндрических, конических и пирамидальных форм.
      
       Кое-где над влажными лоснящимися участками биомассы стелился голубоватый туман.
      
       Макс переключил экран на инфракрасный диапазон.
      
       В этой части спектра небо казалось тёмно-фиолетовым, а биомасса горела пульсирующим изумрудным сиянием. Это светился инфракрасным излучением циркулирующий в биомассе теплый животворный раствор, выполняющий функции крови.
      
       Нажатием кнопки Макс приблизил на экране участок поверхности, покрытый образованиями, отростки которых, переплетаясь, создавали замысловатые узоры.
      
       Неожиданно часть этих отростков повернулась в сторону звездолета. Концы отростков тускло поблескивали, словно десятки глаз уставились на пришельца с Земли.
      
       - Что за чертовщина!.. - пробормотал Макс. - Ну дает Рекс!.. Ну, псина!..
      
       Макс лихорадочно нажал несколько клавиш на пульте, и из звездолета выполз аналитический комплекс. Его буры врезались в поверхность биомассы, которая конвульсивно задергалась, словно от боли.
      
       А манипуляторы аналитического блока уже вкладывали образцы биомассы в специальный резервуар, где был тут же проведен химический и спектральный экспресс-анализ.
      
       Вскоре в рубке звездолета, на экране, перед Максом, появились химические формулы и схематические изображения структуры странного покрытия планеты.
      
       - Поверхность покрыта кремнийорганическими соединениями с небольшими включениями металлов и окислов, - сообщил голос компьютера. - Атмосфера - ядовита... Выход из звездолета возможен лишь в скафандре, с автономным обеспечением...
      
       Не дослушав сообщения, Макс выскочил из рубки...
      
      
      
       Синее солнце уже приближалось к горизонту, и его огромный диск слепил глаза, несмотря на то, что специальный светофильтр системы "хамелеон", встроенный в шлем скафандра, сильно потемнел.
      
       Свет красного солнца бил Максу в спину. Игра теней от двух солнц создавала феерическое зрелище, делая все вокруг каким-то сказочно-нереальным.
      
       Макс, с квантовым резаком в руках, сошел по пандусу на поверхность планеты и осторожно сделал несколько шагов по пузырящейся биомассе.
      
       Вскоре он осмелел и подошел к луже, дымящейся ядовитыми испарениями. В ней что-то шевельнулось, поблескивая в свете двух солнц зеленоватой слизью.
      
       Чтобы лучше разглядеть это нечто Макс слегка наклонился и... словно дожидаясь этого момента, ему навстречу выстрелило мерзкое щупальце, заканчивающееся многочисленными присосками.
      
       Лишь мгновенная реакция спасла Макса. Отработанным ударом он ребром ладони отсек эти присоски, которые, задергавшись, упали к его ногам.
      
       И тут же от этих обрубков во все стороны начали ветвиться червеобразные отростки.
      
       Отшатнувшись, Макс наблюдал за тем, как эти отростки впивались в глянцевую поверхность биомассы.
      
       Не прошло и двух секунд, как они исчезли в ней, дробясь на все более мелких червей.
      
       Словно по команде поверхность вокруг вспучилась, и из нее полезли огромные щупальца. Утолщениями присосков они напоминали гигантских кобр, готовых к атаке.
      
       Зловеще нацелившись на Макса, присоски одновременно раскрылись и из них на пилота уставились десятки фасеточных глаз.
      
       Вскинув квантовый резак, Макс попятился к звездолету. В конце концов, он не выдержал и вскочил в люк шлюзового отсека.
      
       Вбежав, прямо в скафандре, в рубку управления, пилот включил обзорные экраны и в ужасе застыл.
      
       На экранах творилось нечто невообразимое: вся поверхность биомассы словно ожила. Она покрылась быстро растущими холмами, которые трансформировались в гигантские нагромождения чудовищных форм. Здесь были и уродливые животные, и увеличенные во много раз человеческие руки и другие части тел людей и животных. Причем голова собаки, к примеру, вырастала на чешуйчатом теле животного, напоминающего дракона, а змеиные и драконьи головы венчали тела огромных тигров, слонов и даже жирафов.
      
       Неожиданно рост всех этих химерических образований резко прекратился, и они застыли, словно остановленные стоп-кадром.
      
       Макс растерянно переводил взгляд с одного экрана на другой, когда в его мозгу раздался низкий, с хрипотцой Голос.
      
       - Успокойся... - проговорил Голос. - Теперь ты тоже в безопасности...
      
       От неожиданности Макс застыл в неловкой позе, затем почему-то оглянулся, хотя прекрасно понимал, что в звездолете никого не может быть.
      
       Он уже осознал, что голос звучал лишь в его сознании.
      
       - Я еще плохо знаю вас, людей... - устало сообщил Голос. - И далеко не всегда вас понимаю... Но, поверьте, я желаю всем вам добра. К сожалению, я пока не могу полностью контролировать все процессы, происходящие на этой планете, но пройдёт совсем немного времени, и екогда я стану её полновластным хозяином...
      
       - Кто ты? - пробормотал Макс.
      
       - Ты же знаешь...- устало проговорил Голос.
      
       - Неужели Рекс?!
      
       - Да, я тот, кто раньше был Рексом. Но это было так давно, словно прошли тысячи лет...
      
       Пока в сознании Макса звучал Голос, совсем рядом со звездолетом начал расти холм, постепенно приобретающий очертания шара, диаметром в добрые пять метров.
      
       Когда со стен шара сползла мутная коричневатая слизь, внутри этой полупрозрачной сферы Макс разглядел какое-то движение.
      
       Укрупнив изображение, Макс с изумлением разглядел, что посреди шара, в резервуаре, заполненном студенистой пульсирующей массой, возвышается тело каракатицы.
      
       Но самым странным было то, что венчало тело каракатицы голова... Дяди Альфа.
      То есть знаменитого генетика и архитектора Альфреда Харпера...
      
      
      
      
      Глава шестая.
      
      ИСТОРИЯ МИРЫ.
      
      Макс беседует с " каракатицей", а Рекс рассказывает о том, что произошло на планете Мира
      
      
       ... В схватке людей со щупальцами, напирающими со сводов пещеры, особенно доставалось Янину. Юлю все эти кошмарные образования как бы несколько щадили.
      
       И вдруг, стены пещеры начали содрогаться, словно в спазмах, будто некая новая сила вмешалась в ход событий.
      
       Одновременно с этим щупальца, отростки и лапы активизировали свои действия.
      В течение нескольких минут они скрутили всех двойников Харпера, затем всерьез принялись за Юлю и инспектора.
      
       Несмотря на отчаянное сопротивление Янина щупальца оплели его руки и ноги и приподняли инспектора в воздух.
      
       - Рекс! Опомнись! - закричал Янин.- Мы же прилетели, чтобы помочь тебе!
      
       - Рекс, это ведь я, Юля! - подала голос девочка, из последних сил отбивающаяся от щупалец. - Что же ты делаешь?!
      
       - Прости, Юля! - раздался Голос. - Это не я! Я ничего не могу поделать!..
      Лихорадочные содрогания сводов пещеры еще больше ускорились. И, в конце концов, своды, начали стремительно сжиматься...
      
       Страшный многоголосый рев донесся откуда-то издали.
      
       Дрожащая от ужаса Юля прижалась к Янину.
      
       - Неужели это конец? - прошептала Юля, и по щекам девочки потекли слезы.
      
       Инспектор обнял Юлю, бессильно наблюдая за стремительно надвигающимися сводами.
      
       Неожиданно душераздирающий рев повторился. Вслед за ним стали слышны странные чавкающие, глухие звуки, словно что-то выдиралось с корнем из чего-то.
      
       Однако вскоре рев и чавкающие звуки стали затухать, словно источники этих акустических колебаний начали удаляться.
      
       И одновременно прекратилось сжатие сводов пещеры.
      
       Щупальца с шипением стали втягиваться назад, в раздвигающиеся своды пещеры, которая постепенно возвращалась к первоначальному объему.
      
       - Ну и ну... - пробормотал Янин, вытирая тыльной стороной ладони пот со лба.
      
       - Что вы сказали? - все еще не веря в спасение, но уже с надеждой в голосе спросила Юля.
      
       - Это я так... - Янин широко улыбнулся. - Кажется, обошлось...
      
       - Да, у нас тут не просто... - прозвучал в сознании Юли и Янина Голос Рекса. - Но теперь вы и впрямь в безопасности...
      
      
      
       ... Макс просто не верил своим глазам. Не отрывая глаз от экрана, он нащупал руками кресло и медленно сел.
      
       Да, это, несомненно, был знаменитый генетик и архитектор Альфред Харпер. Точнее, от знаменитого ученого осталась одна лишь голова, присоединенная к студнеобразному телу, из которого торчали во все стороны щупальца с присосками. Это тело находилось в резервуаре, заполненном неприятной на вид зеленоватой полужидкой массой, из которой к новому телу Дяди Альфа тянулись полупрозрачные пульсирующие трубки, напоминающие артерии и вены, человеческого организма.
      
       - ...Что он с вами сделал?! - прошептал Макс, включив внешние мегафоны, усилившие его голос.
      
       Голова Харпера покачнулась на студнеобразном теле, и он сказал что-то.
      Во всяком случае, рот его несколько раз открылся и закрылся.
      
       Тут только пилот вспомнил, что внешние микрофоны звездолета отключены.
      
       Отточенными до автоматизма движениями Макс врубил микрофоны, и рубка управления наполнилась завыванием ветра и шорохом движущихся и дышащих биологических форм.
      
       Еще несколькими нажатиями клавиш Макс подключил чувствительный микрофон узконаправленного действия и сориентировал его на ставший уже почти полностью прозрачным шар, с Харпером внутри.
      
       - Простите, я забыл включить внешние микрофоны, - пробормотал Макс. - Теперь вы меня слышите?
      
       - Да, я слышу вас, - проговорил Харпер. - Не очень, правда, хорошо, но слышу...
      
       - Я тоже вас слышу... - Макс облегченно вздохнул и, наконец-то, немного расслабился. - Простите, надеюсь, вы понимаете некоторую мою растерянность...
      
       - Да, уж... - Харпер горько усмехнулся. - Я и сам не сразу привык к своему новому облику...
      
       - Меня зовут Максим, - представился пилот. - А если коротко - Макс. Как вы, видимо, догадываетесь, я - один из участников спасательной экспедиции, прибывшей сюда...
      
       - Я знаю... Мы с Рексом наблюдаем за вами с тех пор, как вы появились из подпространства...
      
       - Каким образом вы могли это делать?
      
       - Долго объяснять... Здесь столько всякого произошло!.. Мы с Рексом теперь обладаем такими возможностями, о которых раньше на Земле никто не мог и мечтать...
      
       - Но что он с вами сделал?
      
       - Рекс пытался меня спасти... - губы студнеобразного учёного вновь скривились в подобии усмешки. - Он сотворил со мной то же, что, когда-то, и я с ним. Причем, также из благих намерений...
      
       - Это что же... месть? - Макс придвинулся к экрану, чтобы не пропустить едва слышные слова Харпера.
      
       - Все гораздо сложнее... - Харпер развел щупальцами, почти как руками. - Я ведь очень любил... и, в общем-то, по-прежнему люблю Рекса. И пойдя на этот рискованный эксперимент, я искренне желал спасти его... Теперь-то я на своей, так сказать, шкуре испытал, что значило для него это спасение...
      
       - Вы можете объяснить, что тут произошло? - спросил Макс.
      
       - Этим сейчас Рекс занимается. Он как раз собирается показать и объяснить всё Юле и вашему другу, простите, не знаю, как его звать...
      
       - Инспектор Янин... - Макс невольно улыбнулся. Известие о том, что Юля и Янин живы, подняло его настроение. - Спасибо за хорошую новость, - сказал пилот. - Мы были ближе всех к вам, поэтому нас и попросили выяснить, что тут у вас происходит...
      
       - Теперь, смею надеяться, все будет нормально, - Харпер ловко пригладил щупальцем свой смешной хохолок и почесал затылок.
      
       - Что я могу для вас сделать, - спросил Макс.
      
       - Сейчас подключусь к Рексу и узнаю... - Харпер неожиданно улыбнулся. - Как Юленька выросла!.. - с нежностью проговорил он.
      
       - Ничего не понимаю... - пробормотал Макс. - Несмотря на то, что Рекс сотворил с вами такое, вы его любите?!
      
       - Представьте себе... - Харпер вздохнул. - В нём сохранилось многое от того умного и преданного пса, каким я его помню. Во всяком случае, он действительно спас мне жизнь... Ибо, как сказал кто-то из древних: "Я мыслю, следовательно я существую"...
      
      
       ...Янин и Юля вошли в зал, залитый равномерным голубоватым светом. В центре зала висел огромный шар, к которому тянулось множество проводов и шлангов. В этом шаре был заключен биокибернетический мозг АМБА, которым руководило сознание пса Рекса.
      
       - Как видите, внешне я изменился, - прозвучал в сознании Юли и Янина Голос. - Но вы даже представить себе не можете, какими возможностями я теперь обладаю!Присаживайтесь, рассказ предстоит долгий...
      
       Перед Юлей и Яниным из пола выросли два кресла.
      
       Переглянувшись, инспектор и девочка уселись в них.
      
       - Где Харпер? - строго спросил Янин.
      
       - Он сейчас на поверхности... Беседует с вашим приятелем. Правда, Харпер пока не в совсем обычном виде, но об этом позже... Побережем психику Юли...
      
       - Час назад ты её не очень-то берег... - не удержался от замечания Янин.
      
       - Неужели вы думаете, что это я?! Впрочем, по порядку... Постараюсь быть понятным не только вам, инспектор, но и Юле... Поэтому простите, если я буду рассказывать несколько детским языком...
      
       Свет в зале померк, и одна из стен превратилась в экран, на котором появилось схематическое изображение системы Корнара...
      
      
      
       ... Синее и красное светила вращались вокруг общего центра тяжести.
      
       На почтительном расстоянии от них по круговой орбите вращалась планета Мира, которая постепенно заполнила весь экран.
      
       Затем появились кадры, запечатлевшие рост городов, разительно меняющих облик планеты.
      
       Эти города были такими, какими их и проектировал Альфред Харпер. В них было много зелени: грандиозные градостроительные комплексы буквально утопали в ней. Эти светлые жизнерадостные архитектурные ансамбли гордо возвышались среди парков и лесов, покрывших всю планету. Да и на многих высотных уровнях этих грандиозных комплексов были разбиты скверы и газоны...
      
       И вдруг, совершенно неожиданно, на экране началось превращение прекрасных зданий в оплывшие нагромождения хаотичных форм...
      
      
       - ...Первое время все шло нормально... - рассказывал Голос Рекса. - Однако когда программа была почти выполнена, начались мутации, то есть отклонения в генетических программах, заложенных нами изначально. В этих мутациях были виновны несколько факторов: более высокая, чем на Земле радиация и кремниевые организмы... Да, на этой планете существует жизнь... Только не углеродная, не белковая жизнь... Во многом она похожа на известные нам формы жизни, но роль углерода играет кремний...
      
      
       ... На экране появились картины недавнего прошлого: блеск синего солнца и ослепительные огненные протуберанцы красного светила, горящие в полнеба.
      
      
       - При исследовании Миры вы, люди, не могли обнаружить эту жизнь, - продолжал Рекс свой рассказ. - Уж слишком она отличалась от всех известных вам форм жизни.
      Только наличие в моих структурах кремниевых соединений позволило мне понять эту жизнь и вступить с ней в тесный контакт. Так вот... именно эта неведомая нам форма жизни генерировала поле, стабилизирующее орбиту Миры. Именно поэтому наперекор всем законам небесной механики Мира вращалась не по эллиптической орбите, а по классической. То есть по круговой орбите. Видимо, в процессе эволюции кремниевая жизнь изменила орбиту Миры, чтобы на планете не было слишком больших перепадов температур. Кроме того, при большом приближении к светилам, под влиянием приливных сил, неизбежно активизировались недра планеты, что также неблагоприятно для любых форм жизни...
      
      
       ... На фоне пылающих небес - буйство роста биомассы, переживающей бурные мутации, достигло своего пика....
      
       - ... Гравитационные поля обоих солнц буквально разрывали Миру, - продолжал Рекс. - Здесь постоянно бушевали землетрясения, а вся планета была покрыта действующими вулканами...
      
       Я частично научился управлять этими мутациями, ведь почти вся масса кремниевой жизни была поглощена мной, а точнее - управляемой мною биомассой, покрывшей, к тому времени, всю поверхность планеты.
      
       Повторяю: в моих структурах имелись соединения, при помощи которых я перерабатывал песок, то есть окись кремния. Разлагая песок, я насыщал атмосферу Миры кислородом, а кремний являлся одним из основных строительных элементов.
      
       Постепенно я отфильтровал положительные мутации в своих смешанных структурах, окутавших всю планету.
      
       Но рост моих систем привел к изменениям форм местной жизни. Это, в свою очередь, разбалансировало управляемое гравитационное поле планеты, а затем и всей звездной системы. И началась цепочка не поддающихся контролю катаклизмов...
      
      
       ... Юля и Янин наблюдали за тем, как ураганы срывали целые дома.
      
       Кипение воды в реках, озерах и морях, смерчи над равнинами и водоемами - вся эта вакханалия разбушевавшейся стихии превратила планету в настоящий ад...
      
       Всё более фантасмагорические массы трепещущейся плоти вздымались в огненное небо, чтобы сгореть от палящего зноя...
      
      
       - ... В результате Мира подверглась облучению, которое породило новую волну мутаций... - продолжал Голос Рекса. - Но, почти находясь на пороге смерти, я научился отфильтровывать из отрицательных мутаций единичные положительные. Я действовал, руководствуясь инстинктом самосохранения. И еще я понимал, что только я могу спасти своего создателя и спасителя. То есть Альфреда Харпера, которого вы зовёте Дядей Альфом. Именно положительные мутации в моих системах управления и привели к качественному скачку моего сознания... Так я обрел Разум...
      
      
       ... На экране бешенство биомассы, вышедшей из-под контроля, достигло пика: так зародились немыслимые формообразования, словно явившиеся из кошмарных снов.
      На мгновение весь экран заполнило перекошенное от боли и страха лицо Харпера. Затем, на общем плане, появилась его жалкая фигура, застывшая на берегу океана беснующейся биомассы.
      
       Харпер медленно отступал от тянувшихся в его сторону щупалец...
      
      
       - Во время этих катаклизмов Харпер получил смертельную дозу радиации... - продолжал Голос Рекса. - И мне пришлось спасать его тем же методом, каким он когда-то спас меня.
      
       Конечно, если бы у меня было время, я сначала клонированием создал бы из его клеток, не подвергшихся облучению, нормальное человеческое тело, к которому трансплантировал бы его голову.
      
       Но времени у меня, к сожалению, не было и тело для Харпера мне пришлось сделать всё из той же биомассы...
      
      
       ... Щупальца, выросшие из биомассы, бережно уложили на ложе, тут же выращенном из той же массы, мечущегося в бреду Харпера.
      
       Откуда-то из-за кадра появились очень миниатюрные щупальца, заостренные на концах словно скальпели.
      
       Эти отростки сделали несколько умелых надрезов на груди Харпера. Вскоре кусочки кожи архитектора были отделены от его тела...
      
      
       - Позднее из тканей тела Харпера я создал нескольких его двойников роботов, а голову подключил к автономной системе жизнеобеспечения, - закончил свой рассказ Рекс. - В перспективе я собирался присоединить голову Харпера к телу одного из его двойников, однако, сейчас я понял, что с этим лучше справятся земные хирурги...
      
      
      
      
      Глава седьмая.
      
      СЮРПРИЗЫ РЕКСА-ВСЕМОГУЩЕГО.
      
      Все прощаются с Рексом, "Антал" стартует с Миры, однако...
      
      
       В рубке звездолета шли последние предстартовые приготовления. Здесь кроме Юли, Янина и Макса находился и резервуар с трансформированным генетиком и "немного архитектором". Голова Дяди Альфа, по-прежнему, возвышалась над студнеобразным телом и живо интересовалась всем происходящим вокруг.
      
       И еще рядом с резервуаром стояли два биологических робота, очень похожих на Харпера. Они тоже летели на Землю.
      
       А на обзорных экранах видны были провожающие звездолет другие роботы, похожие на Харпера, рядом с которыми вилял хвостом пёс. Этот пес был очень похож на Рекса: те же коричневато-рыжие подпалины, тот же короткий хвост... Но этот пес был немного крупнее настоящего Рекса, каким его помнила Юля. Искусственный Рекс был создан Мозгом из биомассы и, подобно настоящей, живой собаке, мог бегать, прыгать и даже гавкать...
      И еще он имел телепатическую связь с Мозгом подлинного пса Рекса. Этот искусственно созданный пес являлся как бы глазами, ушами и носом самого Рекса. А нос, как вы понимаете, для собаки не самое последнее дело.
      
       Таким образом, Мозг Рекса обрел тело, без которого ему, пребывающему в неподвижности, было ужасно тоскливо и одиноко.
      
       Пёс пару раз гавкнул и, шевеля непослушными пока ещё губами сказал:
      
       - Зовите меня Рексом...
      
       - Ну, что же, пора прощаться, Рекс... - сказал инспектор Янин, подойдя к пульту управления.
      
       Подчиняясь неслышимой телепатической команде, двойники Дяди Альфа, остававшиеся на планете, подняли руки и несколько раз синхронно помахали, в прощальном приветствии.
      
       - Мне будет не хватать вас, - прозвучал в сознании улетающих Голос Рекса, который теперь одновременно был слышен и в атмосфере Миры, быстро наполняющейся кислородом. - Особенно мне будет не хватать тебя, Юля...
      
       - Мне тоже, Рекс... - по щекам девочки потекли слезы.
      
       - Ничего, скоро я выращу для тебя города, березовые рощи и яблоневые сады... - проникновенно сказали Рекс и Голос Рекса. - И поверь, на моей планете будет не хуже, чем на Марсе... А может быть даже не хуже, чем на Земле... И ты прилетишь ко мне, Юля, и мы еще побегаем по зеленым лужайкам, как когда-то в Гагаринске...
      
       Когда "отзвучали" голоса Рекса, роботы-двойники Дяди Альфа, а за ними и пёс, повинуясь неслышимой команде, развернулись и скрылись в туннеле, ведущем в недра биомассы.
      
       - Ну, всё... - проговорил Янин, стараясь не смотреть в сторону Юли. - Пора...
      Все уселись в кресла и включил стартовые двигатели.
      
       Окруженный пламенем и грохотом звездолет начал медленно подниматься в оранжевое небо Миры.
      
      
      
       Через час после старта "Антал" вышел за пределы поля тяготения Миры и Макс начал приготовления к пространственному переходу.
      
       Каждый бы занят своим делом: Дядя Альф неумело перелистывал своими щупальцами какую-то книгу, Юля рассматривала застывших, словно изваяния двойников знаменитого учёного.
       И только инспектор Янин сидел в задумчивости перед обзорным экраном, на котором был виден диск Миры.
      
       - Вы не представляете, как я соскучился по Земле и по людям! - прервал размышления инспектора голос Дяди Альфа. - Каюсь, но это ведь я чуть не погубил вас тогда в пещере... Мне не терпелось поскорее доставить вас в зал, к Рексу. А управлять биомассой я тогда еще не очень научился... Кроме того, сказывались мутации: даже Рексу не всегда удаётся справиться с биомассой...
      
       - Связь с Землёй! - прервал Дядю Альфа Макс. - Юля, Новицкий хочет, чтобы ты тоже послушала!
      
       Юля подбежала к Максу, который увеличил громкость приёмника.
      На экране появилось взволнованное лицо Новицкого.
      
       - Юля, - сказал Председатель Комиссии по Космической Экологии. - У меня очень хорошая новость. Мы не хотели тебя расстраивать, поэтому не говорили о том, что твои родители находились в очень тяжёлом состоянии. Они пребывали в состоянии анабиоза до тех пор, пока не были созданы методы, которые позволят окончательно вылечить их. Теперь у нас есть гарантия того, что скоро ты сможешь вновь жить вместе с твоими родителями. Желаю успешного возвращения и до встречи!..
      
       - Наконец-то! - радостно сказал Дядя Альф. - Я ведь знал, Юля, в каком состоянии находятся твои родители, поэтому старался не напоминать о них. Потому, что не было гарантии того, что они вообще останутся живы. А теперь их возвращение к нормальной жизни лишь вопрос времени! Я уверен в этом...
      
       - Да Новицкому верить можно, - добавил Макс. - Я его давно знаю и гарантирую: как он сказал, так и будет. Кроме того...
      
       - Смотрите! - прервал пилота инспектор Янин и вскочил с кресла. - Она летит за нами!
      
       - Кто, она? - Юля и Макс подбежали к инспектору.
      
       - Планета! - Янин был крайне возбужден. - Вся планета летит за нами!!!
      
       И действительно диск Миры на экране быстро увеличивался.
      
       - Фантастика! - пробормотал Макс, не веря своим глазам.
      
       - Вот здорово! - воскликнула Юля. - Теперь Мира будет рядом с Землей, и я смогу навещать Рекса! У нас, в Солнечной Системе, будет еще одна планета, пригодная для жизни!
      - Дайте-ка, и я посмотрю! - подал голос Дядя Альф, о котором все в эти мгновения забыли.
      Юля, Янин и Макс отошли от экрана, чтобы Дядя Альф мог лучше разглядеть стремительно приближающуюся планету.
      
       - М-да... Такого даже я не мог предположить... - пробормотал знаменитый учёный. - Вы знаете, когда я придумывал название проекта, я перебрал много вариантов... Так вот - АМБА - это не только Авто Морфная Био Архитектура... В название своего детища я вкладывал двойной смысл: АМБА - это конец всего сильно затянувшегося технократического этапа в развитии нашей цивилизации!..
      
       - Боюсь, никто не сможет предсказать, на что способен ваш питомец, - задумчиво сказал Янин. - Ведь теперь он стал нашим Братом по Разуму... И не исключено, что - Старшим Братом!..
      
       - Уверяю вас, Рекс никогда не причинит нам зла, ведь он любит людей! - успокоила всех Юля. - Именно поэтому он и полетел за нами!..
      
       - Планета будет лететь к Земле не один год... - почесав щупальцем затылок, сказал Дядя Альф. - Надеюсь, мы успеем подготовиться к встрече...
      
      
      
      
      КНИГА ЧЕТВЁРТАЯ.
      СКАЗОЧНАЯ ПЛАНЕТА.
      
      
      Глава первая.
      
      РЕКС НЕ УСПОКАИВАЕТСЯ.
      
      Что произошло после отлёта звездолёта "Антал" с планеты Мира
      
      
       Звездолёт "Антал", набирая скорость, улетал от звезды Корнар.
      
       Макс готовил аппаратуру к переходу в подпространство, а инспектор Янин по-прежнему сидел перед обзорным экраном.
      
       - По-моему, планета начинает отставать, - неуверенно сказал инспектор.
      
       К Янину подошли Юля с Максом, затем подкатил в своём резервуаре Дядя Альф.
      
       - Похоже на то, - проговорил Макс и пощёлкал по клавишам пульта управления. - Точно: скорость Миры больше не увеличивается!..
      
       - Куда ей за нами угнаться, - с некоторым сожалением сказал Янин.
      
       - Конечно, разгонять планету сложнее, чем звездолёт, - проговорил Дядя Альф. - Но, по-моему, мы недооцениваем Рекса...
      
       - Смотрите, что он творит! - прошептал Макс и увеличил изображение.
      Стало видно, что от планеты "отпочковываются" пять крупных шарообразных тел, разной величины.
      
       - Что я вам говорил! - воскликнул Дядя Альф, наблюдая за тем, как три сформированные Рексом, небольшие планеты начали догонять звездолёт.
      
       - А ведь эти крошки собираются вслед за нами в подпространство, - пробормотал Макс, взглянув на показания приборов.
      
       На экране было видно как два планетарных шара, оставшихся возле Миры, ярко вспыхнули красным и синим светом и начали вращаться вокруг планеты.
      - Ай, да умница! - торжествующе сказал Дядя Альф. - Он явно не собирается возвращать Миру в систему Корнара и готовит её к длительному перелёту! Даже об обогреве планеты позаботился!
      В это время два из трёх шаров, догонявших звездолёт, начали вращаться вокруг самого крупного шара, причём самый маленький шар вспыхнул ослепительно ярким жёлтым светом.
      - А не напоминают ли вам, друзья мои, эти объекты Землю, Солнце и Луну? - спросил инспектор Янин.
      - Точно!!! - воскликнула Юля. - Даже очертания материков немного похожи!
      - Причём, с каждой минутой они становятся похожи всё больше, - заметил Макс.
      - Правда, систему Земля - Луна - Солнце Рекс построил не по Копернику, а по Аристотелю и Птолемею, - задумчиво сказал инспектор Янин. - Ведь в этой системе, созданной Рексом, не Земля вращается вокруг Солнца, а наоборот...
      - Но жители этой новой планеты будут точно так же, как и жители Земли наблюдать восходы и закаты солнца, - сказал инспектор Янин. - А может быть даже и фазы луны...
      - Я, правда, не совсем понимаю, как Рекс этого добьётся, - неуверенно сказал Макс. - Но ведь он у нас всемогущий!
      - Интересно, что наш пёсик на этот раз задумал? - проговорил Дядя Альф.
      - Я, кажется, догадываюсь... - прошептала Юля...
      
      
      
      Глава вторая.
      
      ГОД СПУСТЯ.
      
      Юля отправляется на Сказочную Планету и встречает старых знакомых
      
       Юля летела с бабушкой и роботом Омом в гравилёте, невысоко над марсианской пустыней. Пролетев над Долиной "Маринер", аппарат опустился на берегу искусственного моря. На его берегу уже росли дачные посёлки и отдельные коттеджи, окружённые газонами, садами и лесопарками.
       - Ба, когда мы полетим к Рексу? - спросила Юля. - Ты же обещала, что мы отправимся к нему в первый же день каникул!..
       - Стара я, чтобы по планетам мыкаться, - вздохнула Татьяна Ивановна. - К тому же Максим ведь обещал...
      
       Мелодия видеофона прервала бабушку.
      
       Юля, мгновенно среагировав, включила связь.
      
       - Что же ты, молодой красивый, слова свои не держишь?! - воскликнула Татьяна Ивановна, когда перед ними появилось объёмное изображение Максима. - Что же ты нежное сёрдце девичье терзаешь?
      
       - Я на Аруане застрял... - Максим улыбнулся своей неотразимой улыбкой. - Но места на планетолёте, улетающем с Марса к Сказочной Планете, я забронировал.
      
       - Правда?! - обрадовалась Юля. - Я тебя обожаю!
      
       Выпалив эти слова, Юля тут же смутилась и отвернулась.
      
       - А, уж, как я вас обожаю, Юлия Александровна, у меня и слов таких нет, чтобы передать всю глубину своих чувств! - витиевато загнул Максим. - И посему, надеюсь, что дни, которые мы проведём вместе во время нашего совместного вояжа к умнейшему во вселенной властителю прекраснейшей из планет... - Максим запнулся и задумался.
      
       - Успокойся, мы тебя поняли, - пришла на выручку бравому пилоту Татьяна Ивановна.
      
       Теперь пришла очередь краснеть Максиму, который слишком сложно закручивал свои витиеватые фразы, когда хотел скрыть смущение.
      
       - Наконец-то смогу отдохнуть от всех вас, - продолжила Почётный Академик. - Внучка у меня, конечно, замечательная, но отдыхать, время от времени, от неё мне всё-таки необходимо!..
      
      
      
       Новый марсианский космодром впечатлял своими масштабами. На его полупрозрачных плитах стояли десятки орбитальных челноков, планетолётов и звездолётов, за которыми туманились далёкие лиловые горы.
      
       - Скучать я, конечно, по тебе, Юля, буду, но возвращаться ты не торопись! - говорила бабушка. - И скажи Ому, чтобы он снимал всё интересное на видео. Тогда я хоть какое-то представление буду иметь о Сказочной Планете... - Как Татьяна Ивановна не бодрилась, а слёзы у неё всё-таки появились. За прошедший год она стала значительно сентиментальнее.
      
       - Ну, что ты, ба?! - Юля обняла бабушку. - Я же скоро вернусь!..
      
       - Глаз с неё не спускай, - запричитала бабушка, обнимая бравого пилота. - Она хоть и умница, но всё-таки глупенькая ещё. А, если не будет слушаться, мне сообщи! Я на неё мигом управу найду!..
      
       - А может быть, всё-таки с нами полетите, Татьяна Ивановна? - спросил Макс.
      
       - Меня у берегов Антарктиды ждут, - сказала бабушка. - Лучше вы ко мне на Землю прилетайте. Вы когда-нибудь гуляли по океанскому дну?
      
       - Гулял, - сказал Макс. - Но только это было дно океана далёкой планеты. Вы никогда не бывали на Геоне?
      
       - Много слышала, да вот никак не соберусь...
      
       - Тамошние симбиотические обитатели большую часть жизни проводят в морских глубинах, - сказал Макс. - Я уверен, вам бы там очень понравилось...
      
       Когда Юля и Максим, вслед за группой детей скрылись в люке планетолёта, Татьяна Ивановна вытащила большущий носовой платок и, громко высморкавшись, зашагала к гравилёту...
      
      
      
       Огромную фигуру Стаса Юля заметила, как только вместе с Максом и роботом Омом вошла в пассажирский салон. Водитель вездехода сразу узнал Юлю, достаточно повзрослевшую за прошедшие годы.
      
       - Юля! - воскликнул Стас. - Как же ты выросла!
      
       - А вы совсем не изменились, - вежливо сказала Юля. - Только похудели.
      
       - Стараюсь, - сказал Стас. - Я ведь теперь на Венере работаю. Пилотом грузового дирижабля. Там я и похудел, и мышцы накачал.
      
       - Здорово... - Юля грустно вздохнула. - Мне на Венере тоже очень понравилось. Жаль, что из-за учёбы невозможно туда постоянно летать...
      
       - В первый раз летишь на Сказочную Планету? - спросила Стас.
      
       - В первый, - призналась Юля.
      
       - А я в третий, - сказал Стас. - А всё потому, что там очень многое, совсем как на Земле. Даже сила тяжести... К тому же Рекс создал на своей планете уменьшенную копию Гагаринска, и сила тяжести в нём не больше, чем на Марсе.
      
       - А ведь люди до этого не додумались бы, - вступил в разговор Максим, почтительно стоявший до этого момента в сторонке. - Теперь житель любой планеты чувствует себя на Сказочной Планете совершенно комфортно. В смысле гравитации...
      
       - Я не познакомила вас, - смутившись, сказала Юля. - Это - Максим, звездолётчик.
      
       - Значит, это вы приманили вместе с Юлей и инспектором Яниным Рекса в Солнечную Систему?! - оживился Стас.
      
       - Никого мы не приманивали! - возразила Юля. - Рекс сам отделил от Миры эту планету, чтобы уйти за нами в подпространство!
      
       - Тоскливо ему было без нас, вот он и полетел, - пояснил Максим. - И не подумал, что своим появлением может нарушить гравитационный баланс в Солнечной Системе...
      
       - А вот этого не надо! - возмутилась Юля. - Рекс так ювелирно провёл Сказочную Планету сквозь всю Солнечную Систему!
      
       - А моретрясения и землетрясения на спутниках Юпитера? - напомнил Макс.
      
       - Зато место он выбрал - лучше не придумаешь! - с гордостью сказала Юля.
      
       - Молчу! - Максим улыбнулся и поднял обе руки, сдаваясь.
      
       - Просим пассажиров занять свои места! - объявила приятным голосом робот-стюардесса, проходя мимо Юли, Максима, Стаса и робота Ома.
      
       - Ладно, до встречи на Сказочной Планете! - Пожав руки Юле и Максиму, Стас удалился на своё место.
      
      
      
       - А правда, что Рекс здесь земные города, горы и реки повторил? - спросила Юля, когда Марс в иллюминаторе, стал размером меньше Луны, какой она видна с Земли.
      
       - Не все, конечно, но в общем, да, - Максим протянул Юле стакан сока. - Только моря и океаны на Сказочной Планете намного мельче, да и самые высокие горные вершины не выше Московских Воробьёвых гор.
      
       - А правда, что он создал на здешнем Крите целую колонию говорящих собак? - не успокаивалась Юля.
      
       - Не знаю... - Максим задумался. - Впрочем, если это так, то немалую роль, я уверен, в этом деле сыграл твой любимый Дядя Альф...
      
      
      
       Планетолёт подлетал к Сказочной Планете.
      
       - Она же совсем не отличается от Земли! - воскликнула Юля, когда, при развороте планетолёта на торможение, в иллюминаторе появилось творение Рекса. - Только облаков меньше!
      
       - А ведь на самом деле, это - довольно крупный, но всё-таки астероид, - улыбнувшись, сказал Макс. - Хоть и круглый, подобно всем крупным планетам...
      
       - Почему же тогда атмосфера у этой планеты не улетучивается?
      
       - Ты забыла, что Рекс научился управлять полем тяготения в планетарных масштабах, - напомнил Макс. - Именно он помог создать на Марсе гравитационное поле, способное удерживать кислородную атмосферу...
      
      
      
       Планетолёт совершил посадку на космодроме, расположенном на побережье здешнего Эгейского моря.
      
       Первым, кого Юля увидела на космодроме, был встречающий её прямо возле люка Дядя Альф. Знаменитый архитектор вновь обладал человеческим телом, но теперь он был выше и стройнее, чем до экспедиции на Миру. Более того, теперь вместо лысины голова его была покрыта роскошной гривой седых волос.
      
       - Смотри, какое тело создал для него Рекс! - шепнул Макс, стараясь, чтобы архитектор не услышал его. - Прямо-таки Аполлон Бельведерский!
      
       - Юленька, как ты выросла! - Дядя Альф обнял и поцеловал девочку. - Хоть замуж выдавай!
      
       - Да, что вы все заладили?! - возмутилась Юля. - С бабушкой, что ли сговорились?!
      
       - Прости, я не хотел тебя обидеть, - Дядя Альф, поздоровавшись с Максимом и Стасом, повёл всех к аэроамфибии.
      
       Вдали на невысоком холме возвышалась копия Афинского Акрополя. Он был совсем как настоящий, но несколько человек, гуляющих вокруг копии древнейшего архитектурного ансамбля, казались гулливерами, попавшими в страну лилипутов.
      
      
      
       - Вы когда-нибудь бывали на Крите? - спросил Дядя Альф, когда аэроамфибия взлетела в небо, совершенно не отличающееся от неба Земли.
      
       - Ну, что я говорил?! - Максим невольно рассмеялся.
      
       - О чём вы? - спросил Дядя Альф, подозрительно глянув на пилота.
      
       - На вашем здешнем Крите действительно есть говорящие собаки? - спросила Юля.
      
       - Этим журналистам совершенно ничего нельзя рассказывать! - простонал Дядя Альф.
      
       - Значит это, правда?! - пришла в восторг Юля.
      
       - Кроме Рекса могут разговаривать лишь его... подруга и их щенята...
      
       - Рекс женился?! - воскликнула Юля и тут же смутилась, осознав некоторую несуразность своих слов.
      
       - Ну, можно, конечно, и так сказать, - Дядя Альф, словно не замечал смущения Юли. - Ведь ничто человеческое ему не чуждо...
      
       - Вы, наверное, хотели сказать, что ему не чуждо ничто собачье? - вступил в разговор Стас.
      
       - Я, признаться, и не знаю, чего теперь в Рексе больше: собачьего, или человеческого, - вздохнув, сказал Дядя Альф.
      
      
      
       Аэроамфибия летела над здешним Средиземным морем, которое размерами не превышало большое озеро.
      
       - А купаться здесь можно? - спросила Юля Дядю Альфа.
      
       - Сколько угодно! - воскликнул архитектор. - Причем утонуть в здешних морях сложно...
      
       - Как это? - удивилась Юля.
      
       - Впадины, глубиной в сотню метров, есть только в океанах, а многие из морей можно перейти вброд.
      
       Когда амфибия подлетала к острову Крит, Юля увидела в центре его большой дом, вид которого заставил её сердце учащённо забиться. Этот дом был похож на дом Юли в Гагаринске. Рядом с ним возвышалось сооружение, похожее на конуру Рекса, располагавшуюся во дворе Юлиного марсианского дома.
      
       Только эта конура была двухэтажная...
      
      
      
      
      Глава третья.
      
      НОВЫЕ ВСТРЕЧИ.
      
      Юля встречается с Рексом и другими старыми друзьями
      
      
       Амфибия приземлилась на газоне перед домом, из которого степенно вышел Рекс. Конечно, это был не тот Рекс, который жил с Юлей в Гагаринске. Это был клон Рекса, выращенный Мозгом, который, фактически и управлял всеми действиями клона.
      
       - Здравствуй, Юля, - сказал Рекс. Он почти не изменился с тех пор, как Юля видела его в последний раз, на Мире. - Ты теперь настоящая... нет, Юля, не невеста, а почти девушка.
      
       - По-прежнему, читаешь мои мысли?! - удивилась Юля.
      
       - Ты не хочешь этого?
      
       - От тебя мне скрывать нечего, но не хотелось бы, чтобы ты говорил о моих мыслях, при посторонних людях.
      
       - Мне кажется, вам есть, о чём поговорить наедине, - деликатно сказал Дядя Альф. - Пойду, познакомлю гостей с островом...
      
       Дядя Альф взял под руки Макса и Стаса и повёл их к миниатюрному Кносскому дворцу, расположенному недалёко от жилища хозяина планеты.
      
       С одной стороны это строение походило на кино-декорацию, но когда туристы подходили ближе, становилось видно, что плиты, из которых был сложен дворец, выглядят как настоящие, то есть каменные...
      
       - Кого же ты считаешь недостойными знания твоих мыслей? - спросил Рекс Юлю, когда они остались одни.
      
       - Всех, - подумав, сказала Юля.
      
       - Даже Максима и бабушку?! - удивился Рекс.
      - Особенно их! - Юля на всякий случай оглянулась. - Им ни к чему знать всё, о чём я думаю...
      
       - Странные вы создания, - Рекс вздохнул. - Вы, люди, часто сами не знаете, чего хотите...
      
       - Тебе надо представлять моих друзей? - спросила Юля, чтобы изменить тему разговора.
      
       - Я прекрасно помню и Максима, и Стаса, - улыбнувшись, совсем как человек, сказал Рекс.
      
       - Даже Стаса?! - удивилась Юля.
      
       - Стас был водителем вездехода, на котором мы ехали к Олимпу... - Рекс замолчал.
      
       - Тебе тяжело вспоминать? - с пониманием спросила Юля.
      
       - Да, - коротко ответил Рекс.
      
      
      
       Юля и робот Ом вслед за Рексом вошла в дом, почти ничем не отличающийся от родительского дома в Гагаринске. Интерьер прихожей тоже был таким же, как и в доме, где прошло детство Юли.
      
       - А где твой... - девочка замялась.
      
       - Мозг? - спросил Рекс.
      
       - Ну, в общем, да.
      
       - Прости, Юля, но этого я не могу сказать даже тебе...
      
       - Не доверяешь?! - удивилась Юля.
      
       - Не знаю... - Рекс совсем как человек почесал затылок. - Вы, люди, такие противоречивые существа...
      
       - Ты прав... - задумчиво сказала Юля.
      
       - Этим-то люди и отличаются от роботов, - подал голос робот Ом, молчавший до сих пор. - Правда, некоторые роботы совсем мало отличаются от людей, - "вздохнув", добавил он.
      
       - Кстати, на Сказочной Планете есть одно нерушимое правило, - сказал Рекс. - Роботам и кошкам - здесь не место. Твоего робота на всё время грядущих приключений придётся выключить.
      
       - Ну, по поводу кошек я тебя ещё понимаю, - сказала Юля. - Но почему я должна выключать робота?
      
       - Я слишком много знаю и могу своей математической логикой просчитать заранее все сюрпризы, ждущие тебя на Сказочной Планете, - ответил вместо Рекса робот Ом. - И тогда у тебя пропадёт всякий интерес...
      
       - Не беспокойся за него, Юля, - сказал Рекс. - Я чувствую, как ты любишь своего металлического друга, но, поверь: с ним ничего плохого не случится.
      
       - Ты не обидишься на меня, если я тебя отключу? - спросила Юля робота Ома.
      
       - Я почти не умею обижаться, - грустно ответил робот. - Но, честно говоря, немного обидно.
      
       - Похоже, что электронный мозг твоего робота не в порядке, - неуверенно сказал Рекс. - Ведь роботы не должны ни радоваться, ни обижаться. Они вообще не должны испытывать никаких эмоций...
      
       - Он, в начале и не испытывал, - сказала Юля. - А потом у Ома была травма головы, и его починил один мой Афинский друг. После этого он стал вести себя почти как человек.
      
       - Тем более, его надо поместить в камеру хранения для роботов. Такая абсолютно защищённая камера даже в моём доме есть. Прости, Юля, но так будет правильно.
      
       - Ладно... - Юля вздохнула. - Где находится эта камера хранения?
      
       - Идите за мной... - Рекс отвёл Юлю и робота Ома в камеру хранения, где стояли в ряд не меньше десятка выключенных роботов
      
       - Прости эмоциональный ты наш, - сказал Рекс и, нажав лапой потаённую кнопку, выключил робота Ома...
      
      
      
       Не успели Юля и Рекс вернуться в прихожую, как в неё вошли... Вовка и Чинга. Они здорово повзрослели, за два года.
      
       - А вы, здесь что делаете?! - растерялась Юля.
      
       - Сюрприз!!! - хором закричали мальчишки.
      
       - Вы когда прилетели? - Юля невольно глянула в большое зеркало, висевшее в прихожей, и поправила причёску.
      
       - Нам твоя бабушка велела, чтобы мы за тобой присматривали, - ответил Вовка.
      
       - За тобой самим надо присматривать, - охладила пыл горе-изобретателя Юля. - Впрочем... - Юля не договорила. Страшный грохот сотряс гостиную. Если бы дом был построен по старинке, из сборных деталей, то, наверное, он разрушился бы. Но, поскольку дом был выращен Рексом из прочной трансформирующейся биомассы, потолок вспучился вверх, принимая для жёсткости и прочности куполообразную форму.
      
       - Опять... - проворчал Рекс. - С этим, в конце концов, надо что-то делать...
      
       - С чем? - хором спросили Юля, Вовка и Чинга.
      
       - Долго рассказывать... - Рекс помчался на газон, куда выскочило из двухэтажной конуры всё его потомство: трое симпатичных щенят.
      
       Вслед за Рексом на газон выбежали Юля, Вовка и Чинга.
      
       - Бобик, где мама? - строго спросил Рекс, обернувшись к щенятам.
      
       - Она пошла к тёте Жуле, - ответил самый шустрый щенок. - Она всегда к ней ходит, когда тебя дома нет...
      
       - Ох уж эти дамы... - проворчал Рекс, оглядываясь по сторонам.
      
       - Что это было, Рекс?! - спросила Юля.
      
       - Надеюсь, ничего страшного, - Рекс глянул на своих детишек и добавил. - Но, на всякий случай, все за мной - в аэроамфибию!
      
       Вновь раздался грохот, и почва под ногами затряслась.
      
       Во двор вбежали Макс, Дядя Альф и Стас.
      
       - Все по машинам! - скомандовал Рекс. - Взлетаем!
      
       Из-за купола конуры вылетела ещё одна амфибия, в которую тут же ловко вспрыгнули щенята.
      
       - Быстрее! - Рекс вслед за щенятами и Юлей вскочил в аэроамфибию.
      
       - А нам куда? - хором спросили Вовка и Чинга.
      
       - Тоже к нам! - скомандовал Рекс. - Вы пока ещё маленькие, поэтому перегруза не будет.
      
       Вслед за аэроамфибией с Рексом, Юлей, ребятами и щенятами, взлетел аппарат с Дядей Альфом, Максом и Стасом...
      
      
      
      
      Глава четвёртая.
      
      ПУТЕШЕСТВИЕ К "КАРИБСКОМУ МОРЮ"
      
      Юля узнаёт кое-что о троглодитах и кремниевой форме жизни
      
      
       Аппараты летели совсем низко над поверхностью моря.
      
       - А как же мама? - спросил Рекса Бобик, когда амфибии, пролетев над Пелопонесским полуостровом, начали снижаться к поверхности моря.
      
       - Я только что общался с ней, - успокоил сына Рекс. - Она с тётей Жулей присоединится к нам в Лондоне, или Париже...
      
       - Так быстро?! - обрадовался Бобик.
      
       - Нет, Лондон, Париж и другие европейские столицы мы посетим, когда вернёмся из Америки.
      
       - А вы со всеми так можете общаться? - спросил Рекса Вовка.
      
       - Телепатически? - уточнил Рекс.
      
       - Ну, да, - Вовка почему-то смутился.
      
       - По вопросам, связанным с изменением ландшафтов, домов и интерьеров, можно сказать, что со всеми, - ответил Рекс. - Но этими вопросами обычно занимаются мои вспомогательные подсистемы. А вот обменом мыслями и чувствами я, обычно, могу заниматься лишь с родственниками и очень близкими людьми. Такими, как Юля и Дядя Альф...
      
       - Уф-ф-ф, - Вовка облегчённо вздохнул.
      
       - Тебе есть что скрывать? - Юля усмехнулась.
      
       - А тебе нет? - вызывающе спросил Вовка.
      
       - А мы и впрямь летим на Карибы?! - спросил Чинга, чтобы отвлечь друзей от щекотливой темы.
      
       - Если точно, - то на Ямайку, - ответил Рекс и почесал задней лапой за ухом. - Кстати, теперь можно и приводниться, чего зря энергию тратить...
      
       - А здесь не опасно? - спросила Юля, когда амфибии опустились на зеленовато-голубую воду.
      
       - Не думай, что я приглашаю гостей, не заботясь об их безопасности, - включив автопилот, сказал Рекс. - Все уголки планеты надёжно защищены. Экспериментирую я только на моём острове.
      
       - И часто у вас бывают такие... непредвиденности? - спросил Чинга.
      - Понимаешь... - Рекс подумал и продолжил: - Изменять гравитацию я могу, лишь вместе с недостаточно ещё изученными силитами. Так я назвал кремниевые организмы с планеты Мира. К счастью, до сих пор проблем не возникало, ведь основная их масса осталась на Мире... Однако, в последнее время они почему-то начали выходить из под контроля...
      
       - А нельзя ли подробнее об этих организмах? - спросила Юля.
      
       - Я их назвал силитами, - напомнил Рекс. - От названия элемента кремния, который на латинском языке называется силициум.
      
       - Что же эти силиты, специально ждали, когда мы сюда прилетим, чтобы устроить это землетрясение? - недоверчиво спросила Юля.
      
       - Понимаешь... - Рекс задумался. - Ты для меня - самый близкий человек, поэтому я очень волновался, когда ждал тебя. А силиты чувствуют мои эмоции. Помнишь, когда ты прилетела на Миру, силиты тоже на время вышли из под контроля. Возможно, они как-то по-своему воспринимают моё волнение...
      
       - А откуда ты знал, что я прилечу? - спросила Юля. - Неужели твои телепатические способности действуют на межпланетных расстояниях?
      
       - Элементарно, как говорил знаменитый, хоть и выдуманный, сыщик Шерлок Холмс... - Рекс с лукавинкой взглянул на Юлю. - Не могла же ты не прибыть сюда, как только начались каникулы...
      
       - Да, уж, - вздохнув, согласилась Юля.
      
       - А эти силиты разумны?! - спросил Вовка.
      
       - Честно говоря, я и сам толком этого не знаю. Химические реакции в соединениях кремния идут медленнее, чем в соединениях углерода, поэтому у них, скорее всего, совершенно другой отсчёт времени. Возможно, наши минуты, часы и даже целые дни воспринимаются ими, как мгновения...
      
       - А как они выглядят? - спросил Чинга.
      
       - Мне трудно их описать...
      
       - Руководить неведомыми организмами с другой планеты и не знать, как они выглядят?! - удивился Вовка.
      
       - Представь себе, что ты троглодит, то есть первобытный пещерный житель. Люди тогда не знали анатомию, но во время еды у них для переработки пищи, работали желудок, почки, печень и так далее. А они, троглодиты, понятия не имели, как эти органы выглядят, и тем более, как они устроены. Но, тем не менее, эти органы исправно работали. Так же и в моём случае...
      
       - Да... сложно вступать в контакт со своим желудком или печенью, - согласился Чинга.
      
       - Тебе, Рекс, надо заняться самоанализом! - заявила Юля. - Может, и докопаешься до своих силитов.
      
       - Так ведь я этим постоянно и занимаюсь, - сказал Рекс. - А иначе, как бы я координировал работу всех систем и тел, находящихся не только здесь, на Сказочной Планете, но и на Марсе, и на Мире? С их помощью я могу выращивать не только города и деревья, но и самых разных, порой довольно фантастических существ...
      
       - Получается, мы находимся на планете, которая может исполнить, практически, любое твоё желание?! - не поверил своим ушам Вовка.
      
       - Можно сказать и так, - не без гордости, ответил Рекс...
      
      
      
       Из-за того, что все размеры и расстояния на Сказочной Планете были меньше чем на Земле, с борта амфибии, проплывавшей мимо Италии, были видны Рим и Неаполь, а из-за близкого горизонта даже белели вершины Альп. А когда гости с Земли и Рекс со своими детками проплывали мимо "французского Лазурного Берега", Юля увидела вдали Эйфелеву Башню.
      
       - Эта башня лишь в десяток раз ниже той оригинальной, что стоит в Земном Париже, - перехватив взгляд Юли, сказал Рекс. - Я пренебрёг подлинными пропорциями архитектурных сооружений и гор относительно общих размеров планеты. Иначе, мы смогли бы перепрыгивать через Альпы, а весь Париж поместился бы на ковре в прихожей Юлиного дома.
      
       - А Эйфелева башня тогда была бы размером с мизинец? - спросил Вовка.
      
       - Ты неплохо считаешь, - похвалил мальчика Рекс. - Но, в действительности, если бы я соблюдал все пропорции, мы смогли бы разглядеть Эйфелеву башню только с помощью лупы!
      
       Между тем, амфибии уже приближались к берегам Испании.
      
       - Рекс, а ведь ты, наверное, все эти памятники земной архитектуры воссоздал под влиянием Дяди Альфа? - спросила Юля, любуясь замечательными копиями творений архитектора Гауди, видневшимися вдали.
      
       - Именно он меня на всё это и вдохновил, - признался Рекс. - Причём, некоторые архитектурные ансамбли, по настоянию Дяди Альфа, я воссоздал почти в натуральную величину. К примеру, Московский Кремль...
      
       - А чем кремниевая форма жизни отличается от нашей формы жизни, - не успокаивался Вовка, никогда особо не увлекавшийся архитектурой. - То есть от нашей белково-углеродной формы жизни...
      
       - Прежде всего, это кристаллические организмы, - сказал Рекс. - Возможно, когда я оторвал от Миры фрагменты её массы в виде этой небольшой планеты, силиты перенесли эту "операцию" достаточно болезненно. А чувство боли до них дошло только сейчас, спустя довольно большой отрезок времени. До них же всё доходит очень медленно. Медленнее, чем до жирафов...
      
       В это время откуда-то сверху раздались гортанные крики, словно кричали то ли голодные птицы, то ли разгневанные женщины.
      
       Взглянув верх, Юля и её друзья увидели странных птиц с женскими головами.
      
       - Это же гарпии! - воскликнула Юля.
      
       - Гарпии? - переспросил Вовка.
      
       - В мифологии древней Греции эти злобные полуптицы-полуженщины являются дочерями морского божества Тавманта, - пояснила Юля, хорошо знавшая греческую мифологию (не без влияния бабушки, разумеется).
      
       - Поворачивайте назад! - закричала одна из гарпий. - Вас ждут страшные испытания!
      
       - По-моему, гарпии обладали и пророческим даром, - встревожено проговорила Юля. - Вергилий, кажется, писал об этом в "Энеиде".
      
       - Страшных чудовищ повстречаете вы на своём пути! - прокричала вторая гарпия.
      
       - И не будет вам от них никакого спасения! - прокричала третья полуптица-полуженщина.
      
       Вовка и Чинга растерянно огляделись по сторонам. Амфибии уже подплывали к проливу, за которым до самого горизонта простирались водные просторы.
      
       - Это Гибралтарский пролив? - догадался Чинга.
      
       - Да, мы выходим в Атлантический Океан, - Рекс нажал несколько клавиш на панели управления амфибией и над ребятами сомкнулся прозрачный герметичный колпак.
      
       - Я хотел бы показать нашим гостям архитектурные шедевры Европы, - раздался голос Дяди Альфа, появившегося на экране видеофона. - Если мы вам не нужны, конечно...
      
       - Да, конечно, - ответил Рекс. - У нас кое-какие дела на Ямайке, а потом встретимся в Британии...
      
       - Ну, счастливого пути! - Дядя Альф приветственно помахал рукой. - До встречи в Британии!..
      
       Миновав "Геракловы столпы" (так греки в древности называли Гибралтарский пролив), амфибия с Рексом и детьми погрузилась в воду...
      
      
      
      
      Глава пятая.
      
      ПРИКЛЮЧЕНИЯ В "САРГАССОВОМ МОРЕ".
      
      Гости Сказочной Планеты знакомятся с сюрпризами Рекса Всемогущего...
      
      
       В Саргассовом море амфибия с ребятами проплыла над кладбищем затонувших кораблей.
      
       Универсальный аппарат сопровождала небольшая стая дельфинов и ещё каких-то существ, державшихся в отдалении.
       - Жаль, что бабушки с нами нет, - сказала Юля. - Она неплохо знает язык дельфинов. Да и затонувшие корабли - по её части.
      
       - А акулы здесь есть? - полюбовавшись на приматов моря, спросил Вовка.
      
       - А как же?! - с гордостью ответил Рекс. - Здесь не только обычные акулы встречаются, но и рыба-меч, и рыба-молот... Правда, крупных морских хищников здесь нет, но такие "рыбки", как китовая акула, здесь водятся. Но несмотря на свои размеры, они безобидны.
      
       Словно подтверждая слова Рекса, справа по борту пронеслась гигантская туша.
      
       - Это кит, - успокоил всех Рекс. - Совершенно безобидное, хоть и гигантское животное.
      
       - Если не охотиться на него с гарпунами, - уточнил Чинга.
      
       - Ты, наверное, вспомнил книгу "Пятнадцатилетний капитан"? - спросил Рекс.
      
       - Вы же говорили, что читаете мысли только самых близких людей... - Чинга почему-то покраснел.
      
       - Не бойся, - успокоил мальчика Рекс. - Зная твой возраст и то, какие книги в твои годы любят все мальчишки, нетрудно догадаться...
      
       - А откуда на Сказочной Планете все эти растения, водоросли, киты и акулы? - спросила Юля.
      
       - Это Дядя Альф доставил сюда образцы земной фауны и флоры... - Рекс взглянул на приборы и объявил:
       - Пора всплывать, мы приближаемся к цели нашего путешествия...
      
      
      
       Когда амфибия всплыла на поверхность моря, впереди, прямо по курсу, появился остров, на берегу которого видны были пальмы и дым от большого костра, разожженного у самой воды.
      
       Прозрачный колпак откинулся назад и амфибия, наращивая скорость, поплыла к берегу. При этом, Юля с удивлением увидела, что все щенки крепко спят.
      
       - Пусть отдохнут, - заметив взгляд Юли, сказал Рекс. - Достаточно им было на сегодня волнений...
      
       Рекс осторожно перенёс своих детишек в трюм.
      
       Едва он успел это сделать, как рядом с амфибией, поднимая фонтан брызг, вынырнул огромный Морской Змей. Огромные выпученные глаза чудовища злобно осматривали окружающее пространство. Этот Морской Змей походил одновременно и на драконов из японских мультфильмов и на чудовищ из европейских сказок и легенд.
      
       Дракон быстро подплыл к амфибии, и раскрыл было свою чудовищную пасть но, увидев Рекса, заулыбался и раскатистым басом прогремел на чистом английском языке:
      
       - Хау ду ю ду?
      
       Ребята онемели от неожиданности.
      
       - Парлеу франсе? - спросил дракон, но дети всё ещё не могли выйти из оцепенения и продолжали молчать.
      
       - Как дела, я спрашиваю? - несколько раздражённо спросил дракон, по-русски.
      
       - Всё нормально, Федя, - ответил за всех Рекс. - Как дети?
      
       - Как у всех, - дракон Федя вздохнул и добавил: - Как обычно, не слушаются...
      
       - Ну, желаю тебе терпения и выдержки, - сказал Рекс. - Дети, сам понимаешь, дело непростое...
      
       - Ох, непростое, - согласился дракон Федя. - А вы к нам надолго?
      
       - Пока - с ознакомительной экскурсией, но, возможно, задержимся...
      
       - Ну, бывайте, - сказал дракон Федя. - Или, может быть, поиграть немного, как положено?
      
       - Спасибо, не надо, - сказал Рекс. - Если понадобишься, я тебе сообщу...
      
       - Как вам эта моя работа?! - с гордостью спросил Рекс, когда дракон Федя скрылся в морских пучинах. - Ведь в рассказах и байках моряков древности не раз упоминается легендарный Морской Змей...
      
       - А ещё моряки рассказывали о гигантских спрутах, - напомнил Вовка.
      
       - Их я поселил в Тихом океане, - пояснил Рекс. - Хотя очень большие спруты относятся, скорее, к области не очень научной фантастики...
      
       - Вау! - пришёл в восторг Вовка. - Может быть, у вас тут и водяные с русалками водятся?
      
       - А как же! А ещё в здешней "Британии" имеется летающий дракон, а в здешней России - трёхголовый Змей Горыныч...
      
       - А кикиморы и прочие лешие? - спросил Вовка.
      
       - Как же без них!.. - Рекс, казалось, даже немного раздулся от гордости.
      
       - А Дракула и вампиры с оборотнями у вас есть? - поинтересовался Чинга. - Хотя бы в здешней Трансильвании...
      
       - На Сказочной Планете много чего есть... - уклончиво ответил Рекс.
      
       - А кентавры? - спросила Юля.
      
       - Вы, друзья мои, и так узнали слишком много, - остудил познавательный пыл ребят Рекс. - Должен же я оставить кое-чего для сюрпризов?..
      
       Рекс хотел ещё что-то сказать, но в это время из воды, прямо по курсу, появилась огромная человеческая голова.
      
       Размером эта голова была с аэроамфибию.
      
       Главной особенностью головы был единственный глаз, расположенный на переносице.
      
       - Это же циклоп! - воскликнул Вовка.
      
       - Но почему он здесь, а не у берегов Греции?! - удивилась Юля, отодвигаясь, на всякий случай поближе к корме.
      
       - Если бы я расселил всех героев греческих мифов так, как положено, то на земле Древней Эллады ступить нельзя было бы, не наткнувшись на сатира, нимфу, или какого-нибудь титана, - пояснил Рекс. - Кроме того, я кое-что специально напутал, чтобы вас ждало больше сюрпризов...
      
       - Я голоден!.. - проревел циклоп, высунувшись, по пояс, из воды. - Надоело мне питаться рыбой!
      
       - Успокойся, Полифемушка, - ласково сказал Рекс. - Нечего зря детей пугать. Они - мои гости и, наверное, уже догадались, что... - Рекс вдруг замолчал и хитро взглянул на Юлю. - Впрочем, не все ещё догадались, - сказал Рекс. - Так что выдай по полной программе!..
      
       - По самой полной? - переспросил циклоп.
      
       - По самой полной, - подтвердил Рекс.
      
       - Ну, спасибо! - проревел Полифем. - Ну, удружил!..
      
       - А почему он говорит по-русски, а не по-гречески? - спросила Юля.
      
       - Все говорящие существа на моей планете знают основные языки Земли, - объяснил Рекс. - Ведь сюда прибывают дети из разных стран...
      
       Рекс не успел договорить, поскольку циклоп схватил амфибию и, подняв одной рукой аппарат высоко над головой, понёс его к берегу острова.
      
       При этом, Вовка, сидевший на самом носу амфибии, вывалился за борт и полетел в воду.
      
       Однако циклоп ловко поймал его свободной рукой и, поднеся к единственному глазу, внимательно осмотрел добычу.
      
       - Худой, конечно, - вздохнув, сказал Полифем. - Но, так и быть, я тебя съем первым, чтобы долго не мучался.
      
       - За что же такая привилегия?! - храбро спросил Вовка, который прекрасно понимал, что не допустит Рекс такой несправедливости.
      
       - А за храбрость и съем, - пояснил циклоп. - А то ещё сбежишь, вон ты, какой шустрый!
       Юля с беспокойством взглянула на Рекса, который отряхивался от воды. Этой водой циклоп обдал всех пассажиров амфибии, когда поднимал аппарат с поверхности моря.
      
       - Всё это, конечно, очень занимательно, но откуда циклоп понял, что с нами надо говорить по-русски? - спросил Чинга.
      
       - Он же слышал, на каком языке мы говорим, - пояснил Рекс.
      
       Между тем циклоп вылез из воды на берег и аккуратно положил амфибию рядом с огромным костром.
      
       - Помнится, греки были не очень вкусными, - сказал Полифем, положив Вовку в гигантский котёл, стоявший рядом с костром. - А теперь попробую, какие на вкус русские мальчишки...
      
       Циклоп по хозяйски огляделся и подбросил в костёр ещё парочку больших брёвен.
      
       - Это уже не смешно, - обеспокоено сказала Юля, взглянув на Рекса.
      
       - Разве тебе не интересно, как поведёт себя в этой ситуации твой храбрый друг? - спросил Рекс.
      
       - Но он же не Одиссей, который напоил циклопа вином и выколол ему единственный глаз! - растерянно сказала Юля. - Да и вина у нас нет!..
      
       - А других способов обхитрить Полифема, думаешь, не существует? - К тому же, на помощь Вовке можешь придти и ты...
      
       - Ура, я придумал! - воскликнул Чинга и добавил тихо, чтобы не слышал циклоп. - Юля, гравипояс при тебе?!
      
       - Но ты же не сможешь взлететь! - возразила другу Юля. - Здесь же не Марс!
      
       - На одном поясе не смогу, - улыбаясь, согласился Чинга.
      
       - И на двух не сможешь, - неуверенно сказала Юля, начавшая уже догадываться о том, что задумал Чинга.
      
       - А на трёх поясах Вовка сможет улететь прямо из-под носа этого увальня! - прошептал Чинга. - Давай пояс!..
      
       - А почему ты?! - возмутилась Юля. - Лучше я передам Вовке пояса!
      
       - Ну, как хочешь... - Чинга с готовностью снял пояс и подал его Юле. - Значит, ты передавай Вовке пояса, а я буду отвлекать циклопа...
      
       И тут Юля поняла, что Чинга перехитрил её. Ведь отвлекать внимание циклопа было куда опаснее, чем передавать пояса Вовке.
      
       - Нет, уж, - сказала Юля, пытаясь вернуть Чинге его пояс. - Лучше я буду отвлекать циклопа!
      
       - Первое слово - дороже второго! - крикнул Чинга, выскакивая из амфибии.
      
       И Юле не оставалось ничего иного, как последовать его примеру.
      
       - Эй, одноглазый! - крикнул Чинга, подбегая к циклопу. - А спорим, что ты меня не догонишь?!
      
       - Что?! - возмущённо заревел "сын владыки морей". - Да я тебя как козявку раздавлю!
      
       - Сначала догони! - Чинга со всех ног помчался в сторону, противоположную от котла, в котором сидел Вовка.
      
       Могучий, но не очень умный циклоп бросился за ним.
      
       А Юля подбежала к котлу и, забарабанив в него изо всех сил, крикнула:
      
       - Вовка! Держи наши пояса! С ними ты сможешь улететь!
      
       Котёл был очень высокий, с гладкими вертикальными стенками, поэтому ни Юля, ни Вовка не могли допрыгнуть до его края, сколько они не старались.
      
       А просто бросить пояс в котёл Юля боялась. Она прекрасно помнила, как в Парке харпиков разбился пояс Ома.
      
       - Я здесь!.. - Юля ещё раз забарабанила по котлу. - Лови!
      
       - Ловлю! - раздался голос Вовки и его громкий стук по стенке котла.
      
       Ориентируясь на звук ударов Вовки, Юля бросила первый пояс.
      
       - Поймал! - крикнул Вовка.
      
       - Бросаю второй туда же! - крикнула Юля и перебросила в котёл второй пояс.
      
       - Поймал и этот! - крикнул Вовка. - Спасибо!..
      
       Оглянувшись, Юля с ужасом увидела, что циклоп едва не схватил Чингу, который, изворачиваясь от могучих рук Полифема, юркнул ему под ноги.
      
       - Полифем! - изо всех сил крикнула Юля. - А спорим, что ты даже меня, девчонку, не поймаешь!
      
       - Девчонку не поймаю?! - Полифем остолбенел от такой наглости. - Да я тебя прямо сырую съем! Даже варить не стану!!!
      
       Циклоп рванулся к Юле, но в это время из котла вылетел Вовка. Мощности трёх поясов хватило на то, чтобы он развил огромную скорость.
      
       Полифем растерянно закружился на месте. Теперь он не знал за кем гоняться.
      
       Вовка, словно назойливая муха, кружился вокруг его головы, стараясь отвлечь внимание Полифема от Юли и Чинги.
      
       Несчастный циклоп дико вращал единственным глазом и махал руками, но Вовка успевал ловко увёртываться.
      
       А тут ещё Чинга с Юлей начали кругами бегать вокруг "сына Посейдона".
      
       В конце концов, у циклопа закружилась голова, и он рухнул на песок.
      
       - Победа! - закричал Вовка.
      
       Окончательно обнаглев, он подлетел к "сыну владыки морей" и со всего размаха ударил его кулаком по его носу.
      
       От такого унижения и обиды у "сына Посейдона" из единственного глаза полились слёзы.
      
       А Юля, Вовка и Чинга вернулись в амфибию победителями.
      
       Рекс с удовольствием смотрел на уставших, но довольных ребят.
      
       - А почему ты нам не помогал?! - упрекнула Юля Рекса. - Ведь ты же мог отвлечь циклопа, летая вокруг него в амфибии!
      
       - Я был уверен, что вы и сами справитесь, - отозвался повелитель Сказочной Планеты. - Впрочем, нам пора. Думаю, на сегодня приключений достаточно. Тем более, что Полифем на этом острове не один, - Рекс лапой указал на выбегающих из-за скал разгневанных циклопов...
      
      
      
      
      Глава шестая.
      
      ПРИКЛЮЧЕНИЯ В "БРИТАНИИ"
      
      
      Гости Сказочной Планеты знакомятся с новыми сюрпризами Рекса...
      
      
       - Скажи, пожалуйста, а почему ты оказываешь такое предпочтение всему, что связано с древней Грецией? - спросил Рекса Чинга, когда амфибия покинула остров циклопов.
      
       - С чего ты так решил? - поинтересовался Рекс.
      
       - А как же! - вмешался в разговор Вовка. - И дубликат марсианского дома Юли, и твое жилище находятся на греческом острове Крит. То есть в одном из центров древнегреческой культуры!
      
       - А по пути в Америку мы встретили гарпий, и циклопов! - добавил Чинга. - Ведь все они - порождения греческой мифологии!
      
       - Ну, во-первых, остров Крит был одним из центров Минойской культуры, которая очень интересует Юлю, - с расстановкой ответил Рекс. - Во-вторых, Юля, действительно, увлекается всем, что связано с древней Грецией. В третьих, если честно, то эту планету я первоначально создавал именно для Юли...
      
       - А в четвёртых? - спросил Вовка.
      
       - В четвёртых, всё, что интересно моей бывшей хозяйке интересно, почему-то и мне...
      
       - Поздравляю, - сказал Вовка Юле. - Не часто создают планеты в подарок!
      
       - К тому же, со всеми её обитателями, в придачу, - уточнил Чинга.
      
       - Кроме того, Древней Грецией увлекались Юлины папа и бабушка, - невозмутимо продолжил Рекс. А я их тоже уважаю и люблю...
      
       - А для Веры Николаевны, Юлиной мамы, ты что-нибудь здесь создал? - поинтересовался Чинга.
      
       - Конечно, - ответил Рекс.
      
       - А что именно? - спросил Вовка.
      
       - Так я вам сразу и сказал... - Рекс улыбнулся и добавил: - Всему своё время...
      
      
      
       О пристрастиях Юлиной мамы ребята догадались, лишь, когда прилетели в Европу.
      
       Ещё при подлёте к британским островам им повстречалось огромное и ужасное чудовище. Оно было размером с целый остров и едва не потопило амфибию.
      
       - Животное огромных размеров, похожее на остров... - начал вслух рассуждать Чинга. - Но на чудо-юдо рыбу кит не похоже...
      
       - Совсем не похоже, - согласился Вовка.
      
       - Напоминает, скорее, черепаху... - продолжал вслух размышлять Чинга.
      
       - Слушай, а может оно из мифологии древней Индии? - предположил Вовка. - Там земля стояла на трёх слонах, а слоны стояли на огромной черепахе!..
      
       - А ты не ошибаешься? - с ехидцей спросил Чинга.
      
       - Холодно... - сказала Юля. - Ты, Вова, совсем не в ту сторону копаешь...
      
       - Может быть, твоя мама любила скандинавские саги? - начал гадать Вовка.
      
       - Не совсем, - Юля загадочно улыбнулась. - Но, в принципе, - теплее.
      
       - Значит мифы древних саксов?.. - продолжил гадать Чинга. - Мы ведь приближаемся к Британии...
      
       - Очень тепло... - Юля улыбнулась ещё загадочнее. - Ладно, я скажу, как называлось это коварное чудовище...
      
       - Как?! - хором спросили мальчишки.
      
       - Фас-ти-то-ка-лон... - по слогам сказала Юля. - Это чудовище было героем одного из стихотворений автора, известного всем детям мира.
      
       Мальчишки переглянулись и одновременно пожали плечами.
      
       - Всё... - сказала Юля. - Больше подсказывать не буду...
      
      
      
       Только когда, ступив на берег Британии, ребята увидели невысоких коренастых крепышей с ногами, покрытыми короткой шерсткой, они догадались, в какой мир попали.
      
       - Это же хоббиты! - почти хором закричали они.
      
       - Да, моя мама с детства любила произведения Толкина, - согласилась Юля. - А сам Толкин изучал и древние английские сказания, и скандинавские саги...
      
       - И финский эпос "Калевала", - добавил Вовка, который, хоть и не читал стихотворения Толкина "Фаститокалон", но произведения этого известного на весь мир писателя и учёного любил. Поэтому он немало знал о жизни и научных изысканиях Профессора.
      
       - Значит, мы встретим орков и гоблинов? - с некоторой опаской спросил Чинга.
      
       - Это надо спросить у Рекса, - Юля обернулась к повелителю Сказочной Планеты.
      
       - Да, здесь водятся и орки, и гоблины, и эльфы, - подтвердил догадку Чинги Рекс. - И даже огнедышащий дракон Смог имеется...
      
       - А в норы к хоббитам заглянуть можно? - спросил Вовка.
      
       - Если бы они услышали, как ты называешь их уютные квартирки, они обиделись бы, - сказала Юля.
      
       - А мы слышали! - сказал один из двух хоббитов, стоящих рядом с амфибией. - Поэтому мы приглашаем к нам всех, кроме этого некультурного мальчишки!
      
       - Я не хотел вас обидеть! - в голосе Вовки чувствовалось искреннее раскаяние.
      
       - И всё-таки его надо проучить, - сказал один хоббит другому.
      
       - Но, по-моему, он действительно раскаялся, - возразил другой.
      
       - А откуда, такая уверенность?
      
       - Полной уверенности, конечно, нет, но, я думаю, надо верить в доброе начало в каждом...
      
       - От твоей доверчивости с тобой и происходят всякие неприятности, - возразил скептически настроенныё хоббит. - И вообще, людям доверять нельзя...
      
       В конце концов, хоббиты всё-таки сжалились над Вовкой.
      
       - Ладно, уж, - сказал доверчивый хоббит. - Проходи и ты...
      
       - Но впредь будь осмотрительней, - посоветовал недоверчивый хоббит.
      
       Пока хоббиты спорили между собой, над их головами появилась огромная туша огнедышащего дракона. Он неожиданно вылетел из большой пещеры, зиявшей в горе. Его чешуя ярко блестела, но Юля успела разглядеть, что на брюхе дракона не хватает одной чешуйки.
      
       Изрыгая языки пламени, дракон сделал вираж над перепуганными хоббитами и пошёл на посадку.
      
       - У него есть уязвимое место! - воскликнула Юля. - Оно на брюхе, там, где нет одной чешуйки!
      
       - Не кричи, девочка, - усевшись рядом с хоббитами, прорычал Смог. - Я ведь не ем, всех без разбора. Если ответишь на мои загадки, то... - дракон не успел договорить, потому что Чинга схватил камень и запустил его в то место, на брюхе Смога, где не хватало чешуйки.
      
       - Ой, как ты меня напугал!.. - дракон склонил голову на бок и, зловеще улыбаясь, сказал: - Мне от твоего камушка стало так больно, что даже смеяться лень. Впрочем, тебя я сразу не скушаю... Я тебя, для начала обжарю!..
      
       Дракон открыл свою огромную пасть, но в это время ему на голову обрушилась амфибия, в которой сидели Дядя Альф, Макс и Стас.
      
       Смог взвыл не столько от боли, сколько от неожиданности.
      
       - Стоп! - закричал Рекс и даже несколько раз гавкнул. - Разве так можно?! Вы же мне весь реквизит испортите!
      
       - А если бы он Чингу и впрямь спалил бы?! - с негодованием воскликнула Юля.
      
       - Ты думаешь, я мог допустить это?! - удивился Рекс.
      
       - Юля, неужели ты до сих пор не догадалась, что Смог вовсе не дракон, а робот? - спросил Вовка. - И циклоп - робот, и гарпии - роботы, и морской змей!..
      
       - Ладно, Смог, - сказал Рекс. - Иди, отдыхай! И в следующий раз будь, пожалуйста, осмотрительней... Рекс подумал и добавил: - Да и артистичней, пожалуй!
      
       - Не в драконе дело! - сказал Чинга. - Я ещё на острове циклопов обо всём догадался! Настоящий циклоп вряд ли столько церемонился бы!..
      
       - Но ведь надо же было дать время, чтобы вы смогли проявить свою смекалку и храбрость! - возразил Рекс.
      
       - А мне там понравилось, - сказал Вовка. - Я ещё, когда увидел морского змея, понял, что к чему!.. А когда циклоп слишком деликатно поймал меня, при моём падении из амфибии, я понял, что особенно бояться нечего!
      
       - Так я пойду? - неуверенно спросил дракон хозяина Сказочной Планеты.
      
       - А с процессорами у тебя всё в порядке, - спросил Рекс. - Удар то был приличный! Может,
      в ремонтную мастерскую сходишь?
      
       - Обойдусь, - сказал дракон и, задрав вверх голову, пару раз кашлянул струями огня. - Всего одну форсунку прикусил, когда наши уважаемые гости свалились мне на голову.
      
       - По-моему, тебе не мешало бы "третий блок" перебрать, - заботливо сказал Рекс. - Я имею в виду "блок осмотрительности". Если бы он работал нормально, ты вовремя заметил бы вторую амфибию...
      
       - Ладно, переберу, - дракон осторожно пощупал макушку и, с упрёком взглянув на амфибию с Дядей Альфом, Максом и Стасом, неуклюже поковылял в свою пещеру под Горой...
      
      
      
      Глава седьмая
      
      КОТАМ ЗДЕСЬ НЕ МЕСТО.
      
      Гости Сказочной Планеты продолжают путешествие по Европе и...
      
      
       Перелетев через Ла-Манш, гости Сказочной Планеты некоторое время летели над живописными просторами Франции.
      
       - А что это за башни на острове? - спросил Чинга, показывая на тёмный угрюмый замок, возвышавшийся на небольшом острове, окружённом водами довольно большого озера.
      
       - Честно говоря, я пока не решил, - сказал Рекс. - Сначала я хотел поселить там маркиза Карабаса, но тогда пришлось бы и Кота в Сапогах создавать... Однако, как вы понимаете, котов на моей планете нет.
      
       - Неужели на всей твоей планете нет ни одного кота? - не поверила Юля.
      
       - Да, котам здесь не место! - твёрдо сказал Рекс.
      
       - В конце концов, надо быть толерантным! - возмутился Чинга. - Ведь мы живём не в какие-нибудь феодальные времена, а во второй половине двадцать первого века!
      
       - Я повторяю, - подумав, сказал Рекс. - Котам здесь не место!
      
       - Рексик, а я так люблю маленьких котят, - жалобно сказала Юля, и ласково погладила Хозяина Сказочной Планеты.
      
       - Котят?.. - Рекс задумался.
      
       - Они такие пушистые и забавные, - продолжала упрашивать Юля. - А ты знаешь, какие они бывают милые и ласковые?!
      
       - Ласковые... - задумчиво повторил Рекс. - Хорошо, Юля, я подумаю. Но ведь ты же знаешь, что между собаками и кошками всегда существовала вечная вражда...
      
       - Но ты же не просто пёс, а самый умное и всемогущее во всей Вселенной существо, - сказала Юля. - Такое отношение к кошкам - просто атавизм, от которого ты рано или поздно избавишься.
      
       - Вообще-то, я хотел, чтобы это был Замок Синей Бороды... - неуверенно сказал Рекс. - Или, на крайний случай - Замок Иф, или замок самого Графа Монте-Кристо...
      
       - А друиды в этих лесах водятся? - спросил вдруг Вовка. - Очень хотелось бы
      познакомиться, к примеру, с Астериксом...
      
       - Здесь есть волк, который хочет полакомиться Красной Шапочкой, - сказал Рекс. - Но это, сами понимаете, развлечение для самых маленьких. Однако насчёт друидов и Астерикса с Абеликсом я подумаю, это хорошая идея...
      
      
      
       Эйфелеву башню гости Сказочной Планеты увидели издалека. Однако никакого Парижа вокруг башни не существовало и в помине.
      
       - До Парижа пока руки не дошли, - заметив недоумение ребят, пояснил Рекс и посмотрел на свои лапы. - Точнее лапы не дошли, - поправился Хозяин Сказочной Планеты.
      
       - Можно подумать, что это всё ты своими лапами создал, - сказал Вовка. - Сила мысли - вот главное в этой жизни!
      
       - Но главное в каждом поступке - предусмотрительность, - наставительно сказал Чинга.
      
       - И доброта, - добавила Юля.
      
       - А я думал, что любовь, - растерянно сказал Рекс. - Ведь всё это я создал потому, что очень люблю тебя, Юля, и твоих родителей...
      
       - Ты не просто умница, Рекс, - Юля обняла пса. - Ты самый умный, самый предусмотрительный, самый добрый, и самый любящий... - Юля замолчала, потому, что она хотела назвать Рекса человеком, но ведь он был не человек. И псом его тоже нельзя было назвать, потому, что Рекс хоть и не любил котов, но это было, наверное, всё, что осталось у него от её лохматого друга, с которым она бегала когда-то по зелёным лужайка Гагаринска...
      
       - Ты самый умный, предусмотрительный, добрый, и любящий друг, - сказала Юля и поцеловала Рекса.
      
       - Это ты самая добрая и любящая, - сказал Рекс и, если бы он был человеком, у него, наверное, сейчас на глазах появились бы слёзы...
      
      
      
      
      Глава восьмая.
      
      ПОСЛЕДНИЙ СЮРПРИЗ
      
      Сюрприз он и есть сюрприз, поэтому нечего о нём рассказывать...
      
      
       После приземления аэроамфибий на большой поляне, окружавшей Эйфелеву башню гости Сказочной Планеты увидели, выходящих из леса, высоких и стройных лучников с очень серьёзными и очень красивыми лицами.
      
       - Это ведь эльфы? - спросил Рекса Дядя Альф.
      
       - Да, это эльфы, - сказал Рекс.
      
       - Но почему именно здесь?! - удивился Дядя Альф.
      
       - А можно я отвечу? - спросила Юля своего лохматого друга.
      
       - Да, конечно, Юленька, - сказал хозяин Сказочной Планеты.
      
       - По некоторым данным мифы и легенды об эльфах появились неспроста, - Юля вдруг заговорила с интонацией, неуловимо напоминающей бабушкину манеру говорить, когда Почётный Академик начинала рассказывать о каких-нибудь исторических фактах. - Возможно именно на территории Франции когда-то, и в действительности, жили люди, очень напоминающие легендарных эльфов. Они тоже были стройными, высокими и красивыми, но главное - они очень метко стреляли из луков...
      
       Стас, Максим и Вовка с Чингой подошли к эльфам и начали о чём-то разговаривать с ними. При этом они внимательно рассматривали их луки и стрелы, а Вовка даже несколько раз выстрелил из лука, который ему великодушно дала одна из прекрасных эльфиек.
      
       - Мальчишкам лишь бы пострелять, - сказала Юля Дяде Альфу, когда они остались одни (Рекс в это время спустился в трюм амфибии, к своим проснувшимся детишкам).
      
       - А ведь общение с Почётным Академиком явно пошло тебе на пользу, - заметил Дядя Альф. - Кстати, как она поживает, твоя бабушка?
      
       - Всё никак не угомонится, - Юля вздохнула. - Совсем из воды не вылезает.
      
       - Неужели до сих пор ныряет к сокровищам древних цивилизаций?! - удивился Дядя Альф.
      
       - А что ей остаётся делать? Мой двоюродный дедушка Георг улетел с Венеры и теперь вновь носится по всей Галактике. А тётя Вика всё ещё не вернулась из Большого Магелланова Облака...
      
       - А кто это такая, тётя Вика? - спросил Дядя Альф.
      
       - Моя родная тётка, бабушкина дочка. Кстати, она не только внешне, но и по характеру очень похожа на бабушку.
      
       - Когда будешь на Земле, передавай Татьяне Ивановне от меня привет. Я до сих пор не могу забыть наши приключения на Венере.
      
       - А почему бы вам самому не слетать на Землю? - хитро прищурившись, спросила Юля. - Бабушка не раз расспрашивала меня о вас, когда я рассказывала про нашу встречу на Мире.
      
       - И ты рассказала ей, какой я там был тогда каракатицей?! - забеспокоился Дядя Альф.
      
       - Нет, в такие подробности я не вдавалась, - успокоила Юля знаменитого учёного. - Но, поверьте, бабушка очень удивилась бы и обрадовлась, увидев, каким красавцем вы теперь стали...
      
       - Ты думаешь?
      
       - Уверена...
      
       - А ты знаешь, Юленька, я, пожалуй, и впрямь слетаю на Землю, - сказал очень умный, но, при этом, очень простодушный Дядя Альф. - Давно хотел погулять по морскому дну. Тем более, что под водой встречаются подлинные шедевры древней архитектуры...
      
       - Слетайте, Дядя Альф, - сказала Юля. - Я уверена, бабушка будет очень рада снова повидаться с вами...
      
       В это время из трюма один за другим появились Рекс, Бобик и другие детишки создателя и повелителя Сказочной Планеты.
      
       - Юля... - сказал Рекс, и вдруг почва под амфибией задрожала.
      
       - Ты опять чем-то взволнован? - спросила Юля.
      
       - Да, я сейчас очень волнуюсь, - дрогнувшим голосом сказал Рекс, и тут же всё вокруг опять содрогнулось. Да так сильно, что заколыхались верхушки деревьев, окружающих поляну.
      
       - А как ты догадалась? - спросил Юлю Дядя Альф, с беспокойством оглядываясь вокруг.
      
       - Когда Рекс волнуется, начинается землетрясение, - взволнованно пояснила Юля.
      
       - И что же тебя беспокоит на этот раз, друг мой, - Дядя Альф заботливо наклонился к Рексу.
      
       - Сейчас сами узнаете... - быстро сказал повелитель Сказочной Планеты и, неожиданно завиляв хвостом, выскочил из амфибии.
      
       За ним с весёлым тявканьем бросились щенята.
      
       Неожиданно сердце Юли забилось учащённо, потому что она тоже почувствовала...
      
       Девочка встала во весь рост и в это время из леса вышли... её родители.
      
       - Мамочка, папочка! - воскликнула Юля, не веря своим глазам. Она хотела тоже выскочить из амфибии, но ноги не слушались её.
      
       - Доченька! - Мама, бросилась к Юле и через мгновение уже прижимала к себе девочку. - Боже мой, как же ты выросла! - мама расцеловала Юлю, и в это время к дочке подошёл папа.
      
       - Да, уж... - обняв и поцеловав дочку, сказал отец. - Ты теперь самая настоящая невеста...
      
       И впервые Юля совершенно не обиделась на такие слова.
      
       Вокруг мамы, папы и дочки с радостным лаем носился Рекс. Сейчас он совершенно не был похож на всемогущего повелителя Сказочной Планеты.
      
       А рядом с Рексом с радостным тявканьем носились его детишки.
      
       - А меня ты не хочешь обнять? - спросил отца Дядя Альф, который с нетерпением ждал, когда папа, мама и Юля хоть немного успокоятся.
      
       - Ты ли это, дружище?! - воскликнул папа, видимо не сразу узнавший чудесно преобразившегося Дядю Альфа.
      
       - Я, чёрт подери, а кто же ещё?!
      
       Друзья обнялись и в следующие минуты, Юля и Дядя Альф, перебивая друг друга, рассказывали родителям Юли всё, что произошло с ними за минувшие годы.
      
       Только повелитель Сказочной Планеты почтительно молчал. Рекс боялся, что мама не вынесет потрясения, когда узнает, что он всё-таки заговорил...
      
       Геннадий Тищенко.
      
      Тел. 8-915-474-94-20

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Тищенко Геннадий Иванович (tishchenko06@mail.ru)
  • Обновлено: 14/02/2012. 349k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.