Тищенко Геннадий Иванович
Место под солнцем

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Тищенко Геннадий Иванович (tishchenko06@mail.ru)
  • Обновлено: 11/02/2012. 157k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ещё одна история о приключениях инспектора КЭК Андрея Янина


  • Геннадий Тищенко

    МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ.

    Научно-фантастическая повесть.

       1. КИ-РИ.
       Почтенный Ки-ри в эту ночь не спал. Он почти до рассвета смотрел на луны, быстро перемещающиеся над горизонтом Луары, и размышлял. Теперь, когда за зыбким туманом прошлого остались счастливая молодость и быстротекущая зрелость, у него появилось время для раздумий о смысле жизни и прочих отвлеченных понятиях, ранее казавшихся совершенно ненужными.
      
       Каждую ночь он сидел на веранде загородного дворца, покуривая ароматные листья пакиты и глядя на радужное великолепие колец ночного неба. Здесь, возле полюса, они были видны лишь у горизонта, отчего казались ещё грандиознее. Особенно, во время полярных сияний. Это было единственное природное явление, вносящее разнообразие в унылое постоянство быстро сменяющихся дней и ночей.
      
       Обычно мысли Ки-ри лились спокойной рекой, но иногда разум затопляло половодье воспоминаний. И старец вздыхал, сожалея об ошибках молодости, а ещё больше о том, что теперь не может позволить себе повторять их. Большая часть этих ошибок, теперь, когда он добился, казалось бы, всего, о чем мог только мечтать, были связаны с нарушением дисциплины. Но именно самодисциплина позволила Ки-ри стать могущественным повелителем почти половины планеты. Однако она же лишала его самых ярких, запретных наслаждений, которых не мог себе позволить даже начинающий политик, постоянно находящийся в центре внимания.
      
       Веранда приземистого дворца Ки-ри выходила на южный берег Тарийского полуострова. Сразу за периметром дворцового парка, бдительно охраняемого надежной гвардией, стелилась роща уриполий, расцветающих в начале каждого из восьми годовых циклов. В полночь, когда на востоке гасли небесные кольца и одна за другой появлялись все четыре луны, уриполии распускали свои светящиеся бутоны, и свежий ночной воздух наполнялся неповторимым ароматом, навевающим воспоминания о детстве.
      
       Ки-ри прожил счастливую жизнь. Он никогда не покидал родного полуострова, но это не помешало ему стать Верховным Координатором крупнейшего из трёх государств Луары. Да, он пользовался любовью своих подданных. "Ну... если уж не любовью, то, по крайней мере, уважением", - поправил себя, мысленно, Ки-ри. И это уважение, он заслужил десятилетиями упорного труда, на благо Тары. Ведь именно благодаря умной и осторожной политике Ки-ри уже два поколения северного полушария не знало войн.
      
       "Но впереди нас рано или поздно ждут тяжелейшие испытания, - не давая себе расслабиться, думал Ки-ри. - И лишь объединившись, мы сможем выстоять в этом бесконечном противоборстве с Югом..."
      
       ...Тревожный сигнал вызова нарушил неторопливое течение мыслей Верховного Координатора. Кряхтя от усталости, властелин тяжело поднялся и, переваливаясь, подошел к фонографу, установленному, как раз для таких вот экстренных случаев, прямо на веранде.
      
       - В центре плоскогорья Наула приземлился странный аппарат, - стараясь не встречаться взглядом с владыкой, сообщил начальник личной гвардии Су-лан.
      
       - В чём его странность? - борясь с дремотой, спросил Ки-ри.
      
       - Он напоминает металлический дирижабль, но, несмотря на отсутствие винтов, долго летел против Ветра Насан...
      
       - Против Ветра Насан?! - дремоту Ки-ри как рукой сняло. - Поднимись ко мне, вместе с Ка-илом, - приказал Верховный Координатор. - Снимки ещё не передали?
      
       - Будут с минуты на минуту!
      
       - Прикажи, чтобы сразу принесли...
      
       Через пару минут приземистый Су-лан и более высокий, из южан, Ка-ил появились на веранде дворца властелина. Ка-ил, руководитель службы наблюдений за Югом, был не только выше, но и смуглее начальника гвардии.
      
       - Может быть, это новая модель дирижабля лотаров? - Ки-ри, стараясь не показывать свою слабость, напустил на себя столь подчеркнутую суровость, что Су-лан даже присел от страха.
      
       - Боюсь, это так, ваше высочество, - Су-лан заискивающе заглянул в глаза повелителя, и сердце его забилось учащенно, от радостного предвкушения скорой кончины престарелого владыки.
      
       Да, Ки-ри был совсем плох, и опытный сановник прочел это в усталом взгляде правителя. Но и Ки-ри, несмотря на немощность, не утратил проницательности. Он прекрасно понимал, что начальник гвардии ждет - не дождется его кончины, чтобы захватить власть в свои жирные, жадные, руки.
      
       - Ты, верный Ка-ил усиль наблюдения, - медленно проговорил Ки-ри. - Если надо пошли ещё полк наблюдателей... А тебе, Су-лан, придется лично возглавить операцию по захвату неведомых пришельцев. Доставь их сюда живыми, или мертвыми... - Ки-Ри подумал и добавил: - Желательно все-таки живыми... Нам не мешало бы лучше изучить своих врагов...
      
      
       2. ВСТРЕЧА.
      
       ... Омега Эридана давно привлекала внимание астрономов Земли. Еще в начале двадцать первого века было известно, что эта звезда обладает массой, близкой к массе Солнца и входит в ту же спектральную группу, что и наше родное светило. Следовательно, на одной из планет, вращавшихся вокруг этого светила, вполне могла быть обнаружена жизнь.
      
       Планету инспектор КЭК Андрей Янин назвал Надеждой. Он сразу понял, что ему и Тициусу крупно повезло. Правда, наклон экватора к плоскости эклиптики был почти нулевым, но вблизи полюсов имелись зоны, вполне пригодные для возникновения жизни.
      
       Конечно, биологические виды Надежды должны были отличаться от земных форм жизни, так как планета была значительно массивнее Земли. Но когда с эллиптической орбиты Георг Тициус обнаружил в северном полушарии города, напоминающие земные, появилась надежда на то, что аборигены этой планеты похожи на землян.
      
       Во время подлета Янин пытался найти города и в южном полушарии, но поиски успехом не увенчались. После изучения множества данных, собранных на орбите спутника Надежды, Янин сделал вывод, что цивилизация эриданцев находится еще на низком уровне развития. Ведь аборигены не смогли даже пересечь раскаленную зону экватора и расселиться в южном полушарии, где развитие жизни, видимо, шло более медленно.
      
       Уверенность Янина и Тициуса окрепла после того, как эриданцы не ответили на гравитационные сигналы "Антала".
      
      
      
       Посадку "Антал" совершил в довольно пустынном районе северного полушария. Здесь было жарковато, но вследствие быстрого вращения планеты огромная сила тяготения, на этой широте, была чуть менее ощутима.
      
       Быстрое вращение являлось одной из особенностей Надежды. Земные астрономы ещё сотни лет назад установили, что скорость вращения небесных тел вокруг оси пропорциональна их массе. К примеру, период обращения вокруг оси самой большой планеты Солнечной Системы Юпитера, диаметр которого в одиннадцать раз больше земного, равен всего пяти часам. А период обращения пульсаров, то есть нейтронных звёзд, массой значительно превосходящих массу Солнца, равен всего долям секунды. Из-за огромной центробежной силы крупные планеты заметно сплюснуты у полюсов. К примеру, приплюснутость, Юпитера и Сатурна заметна даже при наблюдении в школьный телескоп.
      
       На экваторе Сила тяжести Надежды настолько нейтрализовалась центробежной силой, что все тела там весили лишь на сорок процентов больше, чем на Земле. Однако температура атмосферы в экваториальной зоне иногда достигала ста градусов, отчего вся она представляла собой полосу выжженных безжизненных пустынь. Поэтому садиться пришлось почти на три тысячи километров севернее линии экватора.
      
      
       Место посадки выглядело угрюмо. Низкие охристые тучи с унылым постоянством неслись с востока на запад. Иногда, в просветы между облаками видна была Омега Эридана, пылавшая желтым пламенем. Совсем низко над болотистой почвой стелился плотный оранжевый туман. То здесь, то там вспыхивала странная сплюснутая радуга, с преобладанием коричнево-охристых и желтых тонов.
      
       - Желтая тоска, - констатировал Тициус, наглядевшись на безжизненный пейзаж. - Хорошо хоть выходить можно без скафандров...
      
       - Биологическая защита начнёт работать только через час, - вколов себе и Тициусу сыворотку, сказал Янин. - Так что наберись терпения...
      
       Анализаторы еще уточняли данные о микрофауне, а Янин и Тициус уже готовились к первой вылазке.
      
       Из оружия инспектор Янин решил взять лишь лазер и небольшой генератор защитного поля.
      
       Впрочем, ни тем, ни другим земляне воспользоваться так и не смогли...
      
      
      
       Еще во время пребывания на орбите Тициус подал на центральный экран укрупненное изображение жилищ эриданцев. Это были внушительные по размерам, невысокие, обтекаемые сооружения, вытянутые по направлению восток-запад.
      
       - Хорошо местным метеорологам, - заметил Тициус, - Домишки-то они ориентируют по господствующим ветрам. А они у них, как и погода вообще, отличаются прямо-таки неземным постоянством...
      
       Действительно, на этой нестандартной планете не было ни смен времён года, ни изменений климата, ни вообще каких-либо неожиданностей, связанных с погодой. Из-за быстрого вращения Надежда прогревалась равномерно, и здесь не бывало резких перепадов температур. Ежедневно раскаленные массы воздуха с экватора, расширяясь, устремлялись к более холодным полярным зонам и, не поспевая за бешеным вращением планеты, смещались на запад.
      
       И так из года в год. Ни зимы, ни лета. Удручающее погодное однообразие...
      
       Пока Тициус следил за действием универсальной сыворотки, долженствующей защитить экипаж Антала при контакте с местными микроорганизмами, Янин пытался представить себе эриданцев.
      
       Радиус орбиты Надежды был на сорок миллионов километров меньше радиуса земной орбиты. Если бы вместо Омега Эридана здесь светило Солнце, вряд ли Надежда обладала бы высокоразвитыми формами жизни. Она напоминала бы нашу Венеру с ее парниковым эффектом. К счастью, Омега Эридана имела меньшую, чем у Солнца, светимость. Если бы не нулевой наклон плоскости экватора Надежды к плоскости её орбиты и не повышенная сила тяготения, формы жизни здесь, скорее всего, не отличались бы от земных.
      
       И еще одной интересной особенностью обладала эта планета. Экваториальный, безжизненный пояс полностью изолировал северное полушарие от южного, поэтому жизнь в каждом полушарии, в принципе, могла развиваться по-разному. Ведь даже на Земле, в Австралии, существуют сумчатые животные, которых нет ни на одном другом земном континенте.
      
       Здесь же изоляция зон жизни была куда более внушительной. Таким образом, здесь, на Надежде, впервые можно было изучать эволюцию жизни, развивавшейся в сходных условиях, но совершенно изолированно. И впервые можно было ответить на один из главных вопросов биологии: везде ли при одинаковых условиях живые организмы развиваются однотипно?..
      
       Воспользоваться оружием и защитным полем Янин и Тициус просто не успели. Всё на этой планете происходило ускоренно, словно в кинофильмах начала земного двадцатого века. Брошенный камень на Надежде летел в полтора раза быстрее, а поднятое этим камнем облачко пыли оседало, словно в кадрах, отснятых методом центраферной съёмки. Поэтому, когда земляне только начали реагировать на атаку, было уже поздно.
      
       Удалившись от посадочного бота километра на два, Янин и Тициус вошли в заросли невысоких худосочных растений, напоминающих саксаул земных пустынь.
      
       Тициус нечаянно вспугнул маленького плоского зверька, с неуловимой быстротой юркнувшего из-под ног. Когда стремительное тельце зверька было уже метрах в двадцати от землян, откуда-то сверху в него буквально врезалось что-то темное и продолговатое. Мгновение спустя плоский зеленоватый блин с утолщением в центральной части тяжело поднялся в воздух, причем центральная часть этого блина пульсировала и трепетала, словно в ней билось что-то живое, пытавшееся освободиться.
      
       Безмолвно обменявшись взглядами, Янин и Тициус повернули назад. Только теперь они осознали, что в случае враждебного отношения к пришельцам представителей местной фауны землянам не поздоровится. Воспользоваться своим оружием они просто не успели бы.
      
       А силой с местными существами, приспособленными к этой неимоверной силе тяготения, меряться, мягко говоря, вообще не стоило.
      
       Земляне были метрах в пятидесяти от звездолёта, когда Янин увидел вынырнувший из низко несущихся туч странный сигарообразный, но достаточно плоский аппарат, напоминающий лодку-плоскодонку. Ни инспектор, ни бортинженер не успели даже подумать о применении оружия. Что-то тяжелое и вязкое обрушилось на них сверху...
      
      
       В невысоком круглом зале Янина и Тициуса окружили странные существа. На первый взгляд они напоминали детей. Такие же маленькие, с большими головами и огромными глазами. Правда, несколько смущал белый, с синюшным оттенком цвет их кожи, видимо, скучающей по жаркому солнцу, пылающему в зените. Но, в целом, эти коротышки, на первый взгляд, казались довольно милыми.
      
       Впрочем, вскоре земляне убедились в том, что это далеко не так...
      
      
      
      
       ...Первым пришел в себя Тициус. Он попытался поднять руку, собираясь приветствовать внимательно следивших за людьми существ, но не тут то было...
      
       Тициус не успел опомниться, как, сбитый с ног, оказался вместе с Яниным в углу зала. Рядом стояли двое коротышек и на их лицах застыло выражение, не предвещавшее землянам ничего хорошего...
      
       - А они не собираются с нами церемониться, - сообщил Тициус, потирая синяк под глазом.
      
       Янин промолчал. Дышать стало чуть легче: горизонтальное положение несколько смягчало действие тяготения планеты, и Янин был даже благодарен хозяевам планеты, повергшим их к своим ногам.
      
       - Какая скорость! - с восторгом простонал Тициус. - А силища какая!.. Прямо микрогераклы какие-то! Нам ни к чему пытаться с ними силушкой тягаться...
      
       - Это точно, - подтвердил Янин, хотя инспектору был непонятен восторг друга. Откровенно говоря, он просто завидовал штурману с его аскетической худобой, ведь Тициус весил вдвое меньше Янина.
      
       Между тем микрогераклы отволокли землян, изнемогающих от непривычного для них тяготения, в помещение, назначение которого не вызывало никаких сомнений.
      
       Движения "гостеприимных" хозяев были резки и точны. Янину и Тициусу оставалось лишь удивляться, откуда столько энергии в этих малютках, едва достававших своими макушками землянам до пояса.
      
       Скорее всего, экипаж "Антала" оказался в помещении, которое на Земле в старину называлось тюрьмой. Впрочем, здесь было достаточно комфортно и, видимо, даже работали кондиционеры.
      
       Во всяком случае, было совсем не жарко.
      
       - Что будем делать? - вопросил Тициус, растянувшись на белом полу и уставившись в столь же белый потолок.
      
       - Ждать... что нам пока еще остается?.. - Янин закрыл глаза и с наслаждением расслабился. Он чувствовал, как тяжело пульсирует в висках, уподобившаяся ртути кровь и, как невольно напрягаются
    мышцы, противодействуя повышенной гравитации... Сосредоточиться было трудно, но Янин заставил себя сделать это.
      
       - А ведь мы так долго не протянем,- неожиданно заявил Тициус. - Мне кажется, что наши гостеприимные хозяева не понимают, каково нам здесь...
      
       Янин промолчал. Он, также как и Тициус, прекрасно понимал, что адаптироваться на планете с силой тяготения превышающей земное почти в полтора раза будет трудно. Но иного выхода не было.
      
       - Я говорил... Надо было садиться на экваторе, - Тициус дышал очень тяжело, но, в целом, держался молодцом.
      
       - Помолчи, - прошептал Янин. - Экономь силы... Что-нибудь придумаем...
      
      
      
       3. АПОЛЛОН.
       ... Вновь очнулись земляне уже в круглом зале, освещенном мягким жёлтым светом.
      
       - Откуда в них такая агрессивность? - вопросил Тициус, когда могучие карлики, притащившие землян в эту новую темницу, оставили их одних.
      
       - Да, никто, похоже, не собирается идти на переговоры с нами, - согласился Янин.
      
       - Но мы же не давали им повода! - не мог успокоиться Тициус. - Они же не имеют никакого представления о наших возможностях и так себя ведут!.. А вдруг мы в мгновение ока уничтожили бы все до самого горизонта?!
      
       - Видимо мы недооценили уровень их развития, - вяло сказал Янин. - Этот аппарат... По-моему, он действовал не по реактивному принципу...
      
       - Антигравитация?! - Тициус удивленно поднял брови.
      
       - Не знаю... Возможно... Но дело не в этом... У меня возникло ощущение, что они приняли нас за кого-то другого. Я не знаю, как это объяснить. Понимаешь... Даже учитывая то, что они живут в ускоренном, ритме, за столь короткий промежуток времени невозможно было составить о нас определенного мнения...
      
       Янин не успел закончить свою мысль. Дверь в стене напротив внезапно открылась, и земляне увидели перед собой человека.
      
       В первое мгновение Янин даже не поверил своим глазам: это был не приземистый микрогеракл, а стройный и высокий молодой человек, с правильными чертами лица и приятным бронзовым загаром. Лишь внимательно приглядевшись, можно было разглядеть некоторые особенности разреза глаз, выдававшие его принадлежность к неведомой расе эриданцев. Одежда молодого красавца, плотно обтягивавшая тело, подчеркивала его могучее телосложение. В целом, он вполне мог быть каноном красоты у древних греков...
      
       Некоторое время незнакомец внимательно разглядывал землян, и Янину показалось, что первоначальное, несколько сердитое, выражение его лица сменилось недоумением.
      
       Внезапно незнакомец повернулся назад и издал певучий высокий по частоте звук, который как-то не вязался со всей его могучей внешностью. Взгляд его, при этом, был направлен куда-то вниз, и земляне поняли, что он что-то сказал коротышке, стоявшему за стеной.
      
       Из-за стены раздалось несколько резких прерывистых звуков, и незнакомец вновь повернулся к пришельцам с Земли.
      
       Теперь он смотрел на них с недоверием. Резкие, отрывистые звуки из-за стены повторились, и незнакомец, не отрывая глаз от Янина и Тициуса, ответил что-то в том же тоне.
      
       - Странный мужик, - пробормотал Тициус. - Аполлон с голосом овечки.
      
       - Может это маскарад? - осторожно спросил Янин, не отрывая взгляда от странного незнакомца.
      
       - Странный мужик... - сказал " Аполлон", голосом Тициуса.
      
       Янин и Тициус недоуменно переглянулись.
      
       - Аполлон с голосом овечки, - нерешительно пропел незнакомец всё тем же голосом Тициуса.
      
       Земляне с удивлением смотрели на новоявленного Аполлона, проявившего недюжинные способности к имитации человеческой речи.
      
       - Может это маскарад? - спросил незнакомец, на этот раз уже голосом Янина.
      
       - А ведь он пытается вступить в контакт, - задумчиво произнес Тициус. - И у него вполне приличное произношение...
      
       В это время Аполлон пропел что-то и похлопал себя могучей дланью по груди.
      
       - Тициус, - сказал штурман и тоже ткнул себя в грудь.
      
       Аполлон еще раз пропел свое имя и еще раз ткнул себя в грудь.
      
       - Боюсь, нам будет трудно выучить его язык, - заявил Тициус. - У меня, во всяком случае, нет никаких вокальных данных...
      
       - ...Нет никаких вокальных данных, - повторил Аполлон, голосом Тициуса...
      
      
      
       4. КОНТАКТ.
      
       Дальше было легче. Обладая фантастической фонетической памятью, Аполлон уже к вечеру довольно сносно объяснялся с землянами. Однако понимание было, увы, односторонним. "Пение" Аполлона воспроизводить, Янин с Тициусом так и не научились. Когда Аполлон показывал землянам различные предметы и " пропевал" их названия, они почти ничего не запоминали.
      
       В свою очередь, пришельцы с Земли могли объяснить Аполлону лишь самые элементарные действия и такие простейшие понятия, как рука, стена, пол.
      
       - Тициус хочет кушать, - заявил Аполлону вконец проголодавшийся штурман, когда поздно вечером молодой красавец дал понять, что собирается покинуть землян.
      
       - Что есть кушать? - живо заинтересовался Аполлон, услышав новое слово.
      
       Тициус усиленно зачавкал ртом, что почему-то несказанно поразило Аполлона.
      
       - Тициус кушать?! - Аполлон был не просто удивлен, - он был ошеломлен, разочарован, раздавлен этой информацией.
      
       - Человек с планеты Земля - умирать, если не кушать, - пытался оправдаться Тициус.
      
       Реакция Аполлона на это заявление была еще менее объяснимой. Не говоря ни слова, он встал, смерил землян презрительным взглядом и надменно вышел из камеры заточения.
      
       Вскоре вместо красавца Аполлона в камере появился микрогеракл, очень важного вида. Его сопровождала целая свита, подобострастных телохранителей, почти на голову превосходящих ростом своего начальничка. Причём, двое сопровождавших его коротышек были вооружены саблями, двое - копьями, остальные - короткими карабинами.
      
       - Бо-ольшой начальник, судя по одежде и манерам, - шепнул Янину Тициус.
      
       Строго оглядев землян с ног до головы, толстяк издал несколько отрывистых высоких звуков.
      
       - Человек с планеты Земля умирать, если не кушать? - достаточно правильно перевел вопрос начальника один из его телохранителей, вооруженный саблей. Перевел и широко улыбнулся.
      
       - Представьте себе! - сердито подтвердил Тициус. - Кроме того, простите великодушно, но отходы переработанной пищи на нашей планете принято исторгать из себя в определённых местах. В специально для этого приспособленные устройства. Ну, как бы это сказать... Ну... короче говоря, в специфические такие устройства...
      
       - Не понимать! - переводчик перестал улыбаться, нахмурился и достаточно многозначительно положил руку на эфес своей сабли.
      
       - Человек - умирать, если не кушать!!! - заорал Тициус с вызовом. - И человек очень много мучается, если не исторгнет из себя то, что остаётся после переработки пищи!!!
      
       После этих слов штурмана коротышка оживился, глаза его радостно засверкали, и он отрывистыми звуками перевел толстяку- начальнику слова, сказанные землянином.
       Между тем Тициус, измученный приступом метеоризма (видимо, от непривычно большой сила тяжести и прочих стрессов), произвёл определенные звуки, обычно предваряющие процесс исторжения из организма вторичного продукта переработки пищи.
      
       После этих неприличных по земным понятиям звуков коротышки радостно оживились.
      
       Даже толстяк начальник.
      
       - Мы - тоже умирать, если не кушать! - радостно заявил переводчик и гордо ткнул себя в грудь. - Мы тоже много-много мучаться, если не испражняться!..
      
       - Очень приятно, - буркнул себе под нос Тициус. - Ну, и что? Где тут у вас можно сделать а-а?..
      
       - Не понимать - что такой "а-а", - коротышка вновь перестал улыбаться и вместе с остальными коротышками начал принюхиваться. Воздух в камере был несколько подпорчен газами, невольно выпущенными измученным организмом доблестного штурмана.
      
       - Мы хотеть на корабль... - сообщил Янин, пытаясь отвлечь коротышек от обонятельного процесса. - Но сначала - мы хотеть много-много кушать!.. Ну и, конечно, испражняться тоже...
      
       - Всё, господа хорошие!!! - взвыл истошным голосом доблестный штурман земного звездолёта. - Больше не могу!!! - с этими словами Тициус торопливо спустил штаны и быстро справил столь естественную для любого землянина нужду.
      
       И большую, и малую.
      
       - Кушать и испражнять - это очень хорошо! - переводчик пришел в совершеннейший восторг, убедившись в том, что человек с планеты Земля умеет исторгать то, что остаётся после переработки пищи. - Сейчас вам будет много-много кушать!..
      
       Инопланетный толмач коротко переговорил о чём-то со своим начальником и спросил землян:
      
       - Что есть корабль?
      
       Янин не знал, что ответить. Ему было жарко. Его непривычно тяжелое тело изнемогало от усталости. Инспектор просто завидовал Тициусу, нашедшему еще силы встать на ноги.
      
       Вот и сейчас Тициус, кряхтя, натянул штаны и попытался ногтем процарапать на стене контуры звездолета, больше напоминавшего, в его интерпретации, перевернутый унитаз.
      
       Конечно, Тициус был неважным художником, но абориген, видимо, его понял. Во всяком случае, он сказал что-то своему застывшему в величественной позе начальнику и, выслушав его ответ, исчез.
      
       Через некоторое время одна из стен "темницы" опустилась куда-то вниз, и земляне увидели исчезнувшего коротышку, в сопровождении микрогераклов, торжественно несущих подносы, заставленные всевозможными яствами.
      
       - Потом - идти на корабль, - сказал переводчик, сделав шаг вперед. - Сейчас - много-много кушать и много-много испражнять!..
      
      
      
       5. НАДЕЖДА.
      
       ... И пошли дни относительно райской жизни.
      
       Аборигены переправили Янина и Тициуса на звездолет. Оказывается, "темница", в которой были заточены земляне, находилась почти у самого полюса.
      
       Транспортировка инопланетных гостей осуществлялась несколько здешних восьмичасовых суток при помощи примитивного дирижабля, с ещё более примитивным двигателем внутреннего сгорания.
      
       Чем дальше летели на юг, тем легче становилось землянам двигаться. Но, как говориться, "нет добра без худа": с приближением к экватору зной становился всё более нестерпимым. Если бы не скафандры, со встроенными системами кондиционирования, которые эриданцы вернули Янину и Тициусу, неизвестно, выдержали бы они вообще эту жару, или нет...
      
       Самым удивительным было то, что микрогераклы переносили зной не лучше землян. Вентиляторы в гондоле дирижабля работали на полную мощность, но когда температура в пассажирском салоне перевалила за сорок градусов по Цельсию, коротышки оказались явно не в родной стихии. Правда, более рослые и загорелые аборигены переносили жару значительно легче. Именно они во время перелёта готовили пищу и подавали её землянам и коротышкам, которые, судя по всему, находились здесь на более высокой социальной ступени.
      
       Дирижабль летел на высоте не более километра. С этой высоты можно было детально разглядеть города эриданцев. Во всяком случае, там, где их не заслоняли облака, проносившиеся на высоте нескольких десятков метров от поверхности планеты.
      
       Высоких сооружений здесь не было вообще. Города буквально стелились по обширным плоскогорьям, покрытым кое-где чахлой низкорослой растительностью. Однако чем дальше дирижабль удалялся от приполярных областей, тем чаще встречались двух, трёх, а подчас даже пятиэтажные здания.
      
       Вместе с тем, с продвижением на юг, местность становилась все пустыннее. Гор в земном понимании этого слова на этой планете не было вообще. Покатые холмы щетинились колючими растениями, причем окраска их, с приближением к экваториальному поясу, становилась все теплее: у полюса леса были голубовато-зелеными, в средних широтах зеленовато-желтыми, а с приближением к месту посадки леса сменились редкими оазисами колючек, выглядевших на фоне барханов яркими оранжевыми и красными бородавками.
      
       Когда "экспедиция из Заполярья" подлетела к "Анталу", на востоке быстро поднималось охристое светило. Начинался пятый после получения относительной свободы день.
      
       Звездолет, к счастью, сохранился в целости и сохранности. Тень от него укорачивалась прямо на глазах. Это казалось странным; за время полета Янин и Тициус привыкли к длинным теням приполярных областей, где светило, взойдя на юго-востоке, быстро скользило почти вдоль линии горизонта на юго-запад.
      
       После нескольких суток перегрузок земляне чувствовали себя здесь, в экваториальной зоне, намного комфортнее. А, уж, их низкорослые спутники и вовсе передвигались по раскалённому такыру огромными прыжками, когда они пришвартовывались к мачтам, по которым прожорливым двигателям дирижабля подавалось топливо.
      
       По множеству признаков земляне поняли, что микрогераклы не часто бывают в этих широтах. Столь малое тяготение было им явно в диковинку. Но коротышки испытывали муки от жары, которую они переносили намного тяжелее, чем земляне.
      
       Несмотря на тесноту кают-компании "Антала", в нее набились все аборигены, сопровождавшие Тициуса и Янина. Тициус включил кондиционеры корабля на полную мощность, и в наступившей прохладе могучие коротышки словно впали в детство. Смешно подпрыгивая и вставая на цыпочки, одни из них пытались разобраться в приборах пульта управления, другие с интересом разглядывали предложенные их вниманию книги.
       А земляне... земляне наслаждались лёгкостью, создаваемой гравитационными амортизаторами.
      
       Хотя время полного обоюдного доверия еще не пришло, Янин и Тициус ясно видели, что эриданцы относятся к ним, с каждым часом, все доброжелательнее. Земляне не могли понять, чем это объясняется, и почему они были столь агрессивны в самом начале знакомства.
       Даже если это дружелюбие было напускным и подлинной целью коротышек было разобраться в работе агрегатов земного звездолета, то сделать это они все равно не могли. Все приборы управлялись Центральным Компьютером, код доступа к которому знали только Янин и Тициус. Кроме того, вся аппаратура звездолета была надежно защищена от действия ударов, перегрузок и прочих подобных факторов защитным и амортизирующим полями.
      
       Теперь, находясь в условиях, почти схожих с земными, Янин и Тициус могли спокойно обдумать и обсудить создавшееся положение.
      
       ... Надежду можно было отнести к классу исключительно редких планет. Она очень походила на Землю и необыкновенно от нее отличалась. На Земле температура в любом регионе колеблется в широких пределах, и живые организмы приспособились к ее перепадам. Землянам трудно представить себе планету, в каждой области которой сохраняются практически неизменные условия. Изменение температуры, почти не ощутимое землянами, для местных организмов было подлинной катастрофой.
      
       За дни, проведенные на "Антале", Янин и Тициус получили от аборигенов множество интереснейших сведений из их истории. Сообразительные эриданцы довольно сносно научились разговаривать с землянами, изучили земной алфавит и одолели невероятное количество электронных книг.
      
       Вообще-то аборигены были симпатичными, эмоциональными, и непосредственными существами. Они значительно отставали от земной цивилизации в технологическом развитии и жадно впитывали все то новое, что им строго дозированными порциями выдавали пришельцы с Земли. В свою очередь, они также отвечали почти на все вопросы Янина и Тициуса.
      
       Лишь один вопрос оставался без ответа: аборигены почему-то отмалчивались, когда Янин, или Тициус спрашивали их об Аполлоне...
      
       Знакомясь с информацией, представленной эриданцами, земляне пытались найти хоть какие-нибудь упоминания о сородичах Аполлона, но все поиски были напрасны...
      
      
      
       6. ИСЧЕЗНОВЕНИЕ.
      
      
       Заканчивалась третья декада пребывания Янина и Тициуса на Надежде. Все это время пришельцы с Земли усиленно тренировались по специальной программе, поглощая немыслимое количество мышечных стимуляторов. В результате они обзавелись мускулатурой, которой мог бы позавидовать сам Геракл. С каждым днём Тициус включал гравитационные амортизаторы всё реже, и вскоре земляне чувствовали себя на Надежде почти как на Земле.
      
       Эриданцы также не теряли времени даром. Изучением земного алфавита и грамматики усиленно занимались несколько государственных учреждений. К концу третьей декады уже десятки эриданцев могли беседовать с Яниным и Тициусом на самые различные и порой весьма щекотливые темы.
      
       К концу второй декады среди эриданцев, контактировавших с землянами, все чаще начали встречаться относительно стройные и достаточно высокорослые жители более южных областей северного полушария планеты. Эти темнокожие южане чем-то неуловимо напоминали Аполлона, которого ни Янин, ни Тициус больше так и не видели. Однако на все вопросы об "Аполлоне" коротышки и их более рослые южные слуги, по-прежнему, не отвечали.
      
       С удивлением Янин и Тициус узнали, что, специализируясь в различных областях знаний земной цивилизации, каждый эриданец разбирался в этой области не хуже, а то и лучше, чем сами пришельцы с Земли. Нередко, беседуя с этими дотошными местными специалистами, Янин и Тициус испытывали чувство неловкости за свою неосведомленность в различных специальных разделах земных наук, не говоря уже о литературе, истории и искусстве.
      
       Множество эриданцев все это время переводили специально для землян книги своей цивилизации. Янин и Тициус едва успевали переваривать шедевры их литературы, трактаты по истории и точным наукам. В конце концов, пришлось перепоручить обработку всей этой лавины информации Главному Компьютеру "Антала" и довольствоваться, в дальнейшем, лишь его краткими рефератами.
      
       - Представляешь, какое мнение о земной литературе имели бы эриданцы, если бы они довольствовались лишь выжимками из Толстого, Шекспира или Достоевского? - спросил как-то Тиуциуса Янин.
      
       К счастью, переводчиков у эриданцев было достаточно, чтобы позволить себе роскошь углубления в детали, при переработке представляемой им информации о цивилизации планеты Земля...
      
      
       Подходила к концу пятая декада пребывания землян на Надежде, когда в один не столь уж прекрасный день... исчез Тициус.
      
       Это произошло во время экскурсии по одному из южных городов.
      
       Янин и Тициус шли по неширокой улице в сопровождении микрогераклов и более стройных южан, некоторые из которых были землянам почти по плечо.
      
       Температура воздуха не превышала сорока градусов, но теперь коротышки северяне, как и земляне, были облачены в специальные комбинезоны, со встроенной системой охлаждения, что делало их еще более приземистыми по сравнению с южанами, прекрасно себя чувствовавшими в этой жаре.
      
       Янин с Тициусом с интересом рассматривали жавшиеся к земле сооружения, покрытые росписями и замысловатой резьбой. На первый взгляд казалось, что это были горельефы, настолько выпуклы и объемны были фигуры кошмарных чудищ, сражающихся с эриданцами, среди которых были и коротышки, и южане. Лишь подойдя ближе, земляне увидели, что рельеф не особо выступал из плоскости стены, а объемность достигалась за счет искусной раскраски, создающей впечатление глубины.
       Тициус, завороженный искусством древних скульпторов и художников, то и дело отставал. Первое время Янин терпеливо поджидал его, но вскоре сам настолько увлекся рельефами и росписями, что забыл о своем штурмане.
      
       Внимание инспектора привлекла фреска, изображающая битву коротышек северян и более рослых южан. Могучие светлолицые карлики явно теснили тёмнокожих южан, но не это привлекло внимание землян. Здесь были изображены... сородичи Аполлона. Неизвестный художник изобразил их очень реалистично. Они стояли на вершине невысокого холма в правой части фрески и спокойно наблюдали за битвой...
      
       Громкие крики аборигенов оторвали Янина от созерцания фрески. Это кричали южане, сопровождавшие Тициуса. На их лицах застыло выражение ужаса. Ожесточённо жестикулируя, они наперебой что-то рассказывали коротышке, руководившему экскурсией. При этом они возбужденно показывали руками в сторону храма, из которого только что выскочили. Несколько раз они повторяли что-то похожее на 'ауаиа".
      
       Коротышки, сопровождавшие Янина, окружили его плотным кольцом, опасливо озираясь по сторонам.
      
       Все это встревожило инспектора не на шутку.
      
       - Что случилось? - спросил Янин южанина-переводчика. - Где Тициус?
      
       - Ауаиа! - испуганно пробормотал он. - Это все они!
      
       - Это даже я понял - заорал вышедший из себя инспектор. - Но кто они такие, эти ауаиа, черт подери, и почему вами не были приняты все необходимые меры безопасности?
      
    - Aуаиа - это то что не имеет формы, что проникает повсюду и может быть всем!.. - пробормотал переводчик. - Они наши самые страшные враги! Это исчадия ада, само воплощённое зло!.. - Переводчик растерянно смотрел на инспектора и Янин понял, что на земной язык слово "ауаиа" не переводится...
      
      
      
       7. ВЕРХОВНЫЙ КООРДИНАТОР.
      
       Поползли дни кошмарного одиночества. Янин уже не мог доверять эриданцам. Почему они не договаривали так много? Может быть, с Тициусом ничего бы не произошло, если бы земляне знали чуть больше об этих загадочных "ауаиа"?!
      
       Сразу же после исчезновения Тициуса Янин, так и не добившись от эриданцев толкового объяснения происшедшему, потребовал, чтобы его отвезли на "Антал". К его удивлению эриданцы тотчас же выполнили его просьбу.
      
       Защищенный могучей бронёй звездолета, Янин немного успокоился и смог спокойно проанализировать все произошедшее.
      
       Конечно, первое время инспектору хотелось поднять корабль в воздух и, устроив эриданцам хорошую бучу, предъявить им ультиматум о выдаче Тициуса. Но, к счастью, Янин вовремя одумался.
      
       Вскоре после возвращения на звездолёт, эриданцы установили в кабине управления свой довольно примитивный электронно-лучевой телевизионный экран, и с инспектором соизволил беседовать сам Ки-Ри. То есть Верховный Координатор, правящий, фактически, почти всем Северным Полушарием планеты.
      
       С экрана на инспектора Янина воззрился пожилой северянин, и по почтительному поведению переводчиков инспектор понял, что это не просто их главный вождь, но и духовный авторитет, подлинно любимый подданными.
      
       Довольно долго Верховный Координатор молча разглядывал Янина, в то время как микрогераклы что-то почтительно и очень быстро говорили ему.
      
       Затем к Координатору подошёл пожилой южанин и что-то "пропел" ему на своём мелодичном языке.
      
       Наконец Координатор произнес несколько отрывистых звуков.
      
       - Мы рады видеть вас здоровым и невредимым, - перевел переводчик слова Координатора. - Приносим свои извинения за исчезновение вашего друга. Этого можно было избежать...
      
       - Где Тициус? - довольно резко спросил Янин.
      
      -- Его похитили ауаиа...
      
       - Кто это, или что это?
      
       Переводчик вопросительно посмотрел на Координатора, который все еще внимательно разглядывал Янина.
      
       Наконец, важный старик кивнул головой, разрешая видимо говорить о чем-то совершенно секретном.
      
       На экране появился рослый южанин с развитой мускулатурой, из чего Янин сделал вывод, что он, скорее всего, долго жил в Заполярье. Переводчик ему не был нужен. Янин прекрасно понимал его, хотя южанин говорил более певуче и быстро, чем северяне. И ещё он говорил с некоторым акцентом, напоминающим акцент Аполлона.
      
       - Мне трудно объяснить коротко, кто такие ауаиа, - предупредил южанин. - Чтобы вы поняли, мне придется совершить экскурс в нашу историю...
      
       Из объяснений южанина Янин понял, что эти таинственные существа появились очень давно, еще во времена войн между приполярными и экваториальными государствами Северного Полушария.
      
       Ауаиа пришли из безжизненных экваториальных пустынь и начали теснить южные племена на север. Они, в общем-то, особо не вредили жителям Северного Полушария. Они просто селились на их землях, и предки более южных соседей микрогераклов ничего не могли с ними поделать. Ауаиа были неуязвимы, и южным жителям Северного Полушария пришлось начать отступать на север, несмотря на то, что они не привыкли к страшным для них холодам и ужасному тяготению приполярных регионов.
      
       Но иного выхода не было. Постепенно далекие предки жителей южных областей Северного Полушария научились делать теплую одежду, более легкое оружие и орудия труда. Однако жители приполярных областей были неизмеримо сильнее их физически и обладали более быстрой реакцией. В конце концов, был заключен союз между северными и южными племенами Северного Полушария для общей борьбы против ауаиа. После объединения жителей Северного Полушария, когда все бесчисленные ранее враждовавшие племена и государства слились в две могучие дружественные расы, наука и техника начала развиваться намного быстрее.
      
       Всего сто лет назад по земному календарю они открыли для себя пар и электричество, а сейчас уже готовились к межпланетным полетам.
      
       Могучее притяжение Луары, так эриданцы называли свою планету, к сожалению, препятствовало созданию самолётов, а тем более, космических ракет. Однако с появлением огромных воздухоплавательных средств жители Северного Полушария смогли постепенно изучить и экваториальный пояс.
      
       Оказывается, он был полностью заселен ауаиа.
      
       Но экватор был лишь их провинцией. Несколько экспедиций жителей Северного Полушария побывали в Южном Полушарии. Именно тогда и выяснилось, что ауаиа в сотни раз превосходили по численности, жителей Северного Полушария...
      
       Янин ничего не понимал. Он рассеянно слушал южанина, но слова его уже не доходили до его сознания. Ауаиа... - что это такое? Звери, или неведомая раса разумных существ? Если это цивилизация, то почему земляне не заметили с орбиты ее признаков?
      
       Южанин замолчал, заметив, что Янин не слушает его.
      
       - Мы изучили вашу планету из космоса, прежде чем совершить посадку, - сказал Янин, извиняющимся тоном. - Но мы не видели в южном полушарии ничего кроме редких оазисов растений. Или того, что мы приняли за растения. Там нет ни возделанных полей, ни городов, ничего!.. Поэтому мы и сели в вашем Северном Полушарии.
      
       - Ауаиа не нужны города, - пояснил южанин. - Им вообще ничего не нужно, кроме места под солнцем.
      
       - Кроме места под солнцем?! - невольно переспросил Янин.
      
       Он в первое мгновение не понял, что именно имел в виду южанин.
      
       - На кого они похожи эти ауаиа? - спросил Янин.
      
       Южанин некоторое время внимательно смотрел на инспектора, потом повернулся в сторону Координатора, и произнес несколько отрывистых звуков.
      
       Получив разрешение, он снова повернулся к Янину.
      
       - На вас, - коротко сказал южанин...
      
      
       8. АУАИА.
      
       После беседы с Координатором, Янину был открыт доступ к ранее недоступной информации. И только теперь инспектору многое стало понятным.
      
       Оказывается, ауаиа бывают очень разными. Некоторые из них совсем не похожи ни на землян, ни на эриданцев. Именно такие ауаиа появились многие сотни лет назад в Северном Полушарии. Их тогда еще не называли ауаиа, и никто не подозревал, что они могут превращаться в кого угодно. Некоторые из древних ауаиа походили на плоские летающие блины, другие на столь же плоские ползающие амебы. Единственное что объединяло их - это их неуязвимость. Точнее даже - неуничтожимость...
      
       Можно было подойти к этому загорающему под лучами Омега Эридана существу и разрезать его пополам. Но лучше было этого не делать, поскольку из половинок регенерировались две новые особи. Несчастные жители Северного Полушария перепробовали всё мыслимое и немыслимое. Они разрубали чудовищ на более мелкие части, но почти всегда из каждого фрагмента вырастали новые организмы. Против ауаиа были почти бессильны и отравленные стрелы и сабли и копья, а позднее - и взрывчатые вещества: ауаиа отторгали пораженную часть тела и регенерировали новую.
      
       Некоторые жители Северного Полушария пытались топить в воде этих чудовищ, но они прекрасно обходились и без кислорода...
      
       Это было странное наступление, пассивное, медленное, но неотвратимое. За волной бесформенных тварей последовала волна чудищ-хамелеонов. Так перевели Янину их названия жители Северного Полушария, имея в виду, что эти ауаиа могли изменять внешность, как оборотни. Именно тогда этих пришельцев из Южного Полушария стали называть ауаиа, так как они обменивались протяжными напевными звуками, состоящими из одних гласных. Эти звуки при неизменной модуляции отличались друг от друга лишь частотой и амплитудой, но жители Северного Полушария тогда не подозревали, что это "пение" несет не меньше информации, чем их быстрая, отрывистая речь.
      
       Вскоре среди ауаиа появились двуногие существа, похожие на жителей южных регионов Северного Полушария. Как и другие ауаиа, они обменивались напевными звуками, не нуждались ни в пище, ни в воде, были неуязвимы, вездесущи и могли изменять свою внешность. С каждым днем их становилось все больше, пока они не наводнили все южные области Северного Полушария.
      
       Ауаиа не обращали на северян никакого внимания. Они сотнями селились в садах и огородах, лежали на улицах городов, обмениваясь ленивыми напевными звуками. Они не строили городов, не создавали машин, но одним своим присутствием навевали на жителей Северного Полушария такой ужас, что несчастные тысячами снимались с насиженных мест и бежали на север, в приполярные области, где гибли в столкновениях с могучими местными племенами микрогераклов.
      
       Так продолжалось столетия, а возможно даже тысячелетия!.. Постепенно жители Северного Полушария от защиты переходили к нападению. Они окружали огромные области с загорающими под лучами Омега Эридана пришельцами, и устраивали грандиозные пожары.
      
       Позднее осмелевшие жители Северного Полушария начали организовывать на ауаиа облавы, после которых пойманных врагов запирали в абсолютно темных помещениях, где пришельцы погибали от "светового голода". А когда появились воздухоплавательные средства жители Северного Полушария с аэростатов и дирижаблей, накрывали лежбища ауаиа огромными тёмными полотнищами, не пропускающими свет.
      
       Но, по большому счёту, всё это не помогало.
      
       Потому что ауаиа тоже развивались.
      
       Пассивные на первых порах пришельцы через некоторое время перешли к активной обороне. Они отращивали клыки и когти, которыми распарывали ткани и выламывали двери тёмных подвалов, в которых их пытались изолировать от света. Позднее ауаиа начали заряжать свою кожу мощными электрическими зарядами, а ещё позднее научились в случае опасности делиться на множество частей. Причем совершенно невозможно было узнать, в какой части этого раздробившегося тела находился их мозг.
      
       То есть единственный уязвимый орган ауаиа.
      
       Около ста лет назад жители Северного Полушария изобрели скорострельные пулеметы, которые решетили тела ауаиа так, чтобы хоть одна пуля попадала в их мозг. Позднее, по мере развития науки и техники жители Северного Полушария начали создавать всё более сокрушительное оружие массового поражения, а за двадцать лет до прилёта землян в экваториальных областях были взорваны атомные бомбы, уничтожившие несколько миллионов "загорающих" пришельцев из Южного Полушария. Эти взрывы породили мутантов как среди ауаиа, так и среди жителей Северного Полушария.
      
       Короче, борьба двух ветвей жизни на этой планете была поистине беспощадной.
      
       Янин пытался представить, как могли возникнуть ауаиа. Ведь условия в Южном и Северном полушариях были сейчас, практически, одинаковыми!.. Почему же так отличалась в них эволюция жизни?!
      
       Видимо, на первых порах развитие жизни в обоих полушариях шло сходными путями, размышлял инспектор. Но когда же эволюция подошла к развилке?! И почему вообще она пошла в Южном Полушарии по такому странному пути?
      
       Иногда Янину казалось, что он нашел правильный ответ.
      
       Что позволяет живым организмам выжить в вечно меняющейся окружающей среде? Наследственность и изменчивость - вот главные качества жизни, которые в борьбе и единстве своем стимулируют эволюцию всех живых организмов. Если бы организмы не изменялись из поколения в поколение, никогда не появились бы новые, более сложные и совершенные формы жизни. Вместе с тем, если бы каждое новое поколение не наследовало бы полезных признаков, накопленных за миллионы лет эволюции, то все вновь появляющиеся организмы должны были бы начинать с нуля. Теперь представим себе, что организмы изменяются не из поколения в поколение, а непосредственно сами, размышлял инспектор. Такая форма изменчивости может развиться у организмов, если изменение окружающих условий происходит не в течение веков и тысячелетий, а значительно быстрее. В этом случае либо должна ускориться смена поколений, которая не может быть слишком быстрой, либо организмы, живя достаточно долго, должны научиться сами приспосабливаться к новым постоянно изменяющимся окружающим условиям.
      
       Не исключено, что на Луаре, смена условий, на первых порах, была медленной, но на каком-то этапе Южное Полушарие, потрясли гигантские катаклизмы, приведшие к ускоряющейся смене условий. Это могло быть и падение астероида, сдвинувшего ось вращения планеты, и мощнейшее извержение гигантского вулкана. Да мало ли катастроф планетарного, или космического масштаба может произойти за миллионы лет, необходимых для зарождения жизни и её эволюции?!
      
       Судя по всему, миллионы лет назад, ось вращения планеты не была перпендикулярна плоскости ее орбиты, и условия вокруг не были столь однообразны, иначе все биологические виды, существуя в неизменных условиях, деградировали бы.
      
       Янин не знал, какие астрономические или планетарные катастрофы подстегивали здесь эволюцию живой материи. Ясно было одно: жизнь везде эволюционирует в направлении к универсализации, то есть стремится к выживанию в самых различных, порой весьма экстремальных, условиях. Однако ауаиа покоряет природу, изменяя себя, а не окружающие условия. Именно поэтому они кажутся внешне пассивными...
      
       И, наконец, возникает главный вопрос: разумны ли эти существа? Ведь что такое, по большому счёту, разум? Мы имеем целый ряд неразрешимых противоречий, думал Янин. Как могут быть разумными существа, не знающие орудий труда и не преобразующие окружающую природу?! Но вместе с тем, цель жизни, если можно вообще говорить о ней, - выжить в любых условиях и продолжить свой род. Разумные существа познают мир для того, чтобы сознательно раздвинуть границы выживания и меньше зависеть от стихийных сил природы. Ауаиа достигают этого тем, что сознательно расширяют адаптационные и метаморфические свойства своих организмов. Следовательно, орудие их труда - их собственное тело!..
      
       Впрочем, кажется, я слишком залез в философские дебри, решил инспектор. Но, вместе с тем, без этого трудно понять, какой барьер непонимания преодолели ауаиа, чтобы вступить в контакт с жителями Северного Полушария. Ведь, возможно, именно для этого ауаиа начали принимать внешность человека, наглядно демонстрируя тем самым свою идентичность с жителями южных областей Северного Полушария?.. Хотя не исключено, что таков теперь их подлинный облик, ведь человекообразная форма достаточно гармонична и целесообразна даже в условиях этой странной планеты. При этом биологически ауаиа неизмеримо совершеннее и нас, землян, и жителей Северного Полушария Луары...
      
       Увы, в ответ на попытки ауаиа установления контакта жители Северного Полушария в панике бежали от пришельцев. А ведь ауаиа не проявляли никаких признаков подлинной агрессивности.
      
       Впрочем, что это за понятие "агрессивность"?! Особенно, когда речь идёт о выживании биологического вида и неизбежной экспансии в окружающей среде. А ведь она действительно неизбежна! Во всяком случае, на определённом начальном этапе развития биологического вида. В том числе, скорее всего, и на разумной стадии развития.
      
       Ядерные бомбардировки и миллионы уродливых мутантов заставили странных обитателей Южного Полушария, напрячь силы для достижения взаимопонимания с жителями Северного Полушария.
      
       Именно тогда среди жителей Северного Полушария появились существа, подобные Аполлону.
      
       Для выживания ауаиа надо было научиться говорить на языках жителей Северного Полушария, и они сделали это. Аполлон и другие, подобные ему бывшие обитатели Южного Полушария, стали посредниками. Демонстрируя волю к взаимопониманию, пришельцы отступили в безжизненные экваториальные пустыни. Больше того, они даже помогали микрогераклам уничтожать чудовищных мутантов, которые появились вследствие не очень разумных действий жителей Северного Полушария.
      
       Но вместо того, чтобы смириться с фактом наличия на половине планеты совершенно иной формы жизни и продолжать мирно жить в своих регионах, жители Северного Полушария, достигшие определённых высот в развитии науки и техники, начали вторжение в Южное Полушарие.
      
       И началась эскалации борьбы за место под солнцем!
      
       Боже мой, как трудно было найти точки соприкосновения этим двум столь различным цивилизациям, думал Янин...
      
      
      
       После беседы с Координатором переводчикам было разрешено отвечать почти на все вопросы инспектора.
      
       Но именно "почти"...
      
       Однако теперь Янин понимал, откуда у жителей Северного Полушария возникла такая недоверчивость к гостям с Земли, и как велик был их ужас перед ауаиа. Ведь пришельцы из Южного Полушария могли запросто превращаться в любого из них, проникать в правительственный аппарат и действовать в своих интересах!..
      
       У жителей Северного Полушария были до поры до времени безотказные методы определения ауаиа. И когда доблестный Тициус "справил нужду", то, как это не смешно, он развеял своими действиями немалую часть сомнений микрогераклов.
      
       Ведь до недавних пор ауаиа не могли делать этого!
      
       В последние годы они научились имитировать процесс поедания пиши. Однако процесс испражнения, о ауаиа пока в полной мере не освоили. То есть микрогераклы могли, исследуя экскременты подозреваемых лиц, определить, принадлежат ли они подлинному жителю Северного Полушария, или ауаиа...
      
       Когда Янин спросил, в чем же заключается различие в подлинных и ложных экскрементах, переводчик лишь хитро посмотрел на него и развел руками, всем своим видом показывая, что этого он ему сказать не может.
      
       Именно тогда Янин понял, что в нем все еще подозревают ауаиа. Ведь в самом начале злоключений на Луаре землян не случайно посадили в "темницу". Эриданцы не видели, как Янин и Тициус принимают пищу и изолировали их, чтобы изучить их образ жизни и выяснить структуру их организмов.
      
       Что это было, рентген, ультразвук, или ещё какой-либо неведомый землянам интравизионный метод обследования, Янин не знал.
      
       Уверен он был лишь в одном: его и Тициуса, конечно, каким-то образом тестировали, зондировали и просвечивали...
      
       И лишь после того, как Тициус сделал ЭТО, эриданцы начали доверять землянам.
      
       Оказывается, взрослые ауаиа поддерживают в своем организме замкнутый обмен веществ, а с окружающей средой ведут лишь обмен энергией.
      
       А ведь, по большому счёту, сколько проблем, связанных с добычей пищи, у них, автоматически, отпадает, засыпая, поздним вечером, думал Янин...
      
      
       9. ВОЗВРАЩЕНИЕ
       Тициус появился через восемь дней после исчезновения. Рядом с ним шли Аполлон и еще несколько незнакомых красавцев в белоснежных костюмах, плотно обтягивающих их прекрасные могучие тела. Теперь то Янин знал, что это была вовсе не одежда, а лишь имитация ее, применяемая ауаиа при контактах с жителями Северного Полушария.
      
       Внешне Тициус нисколько не изменился. Во всяком случае, на первый взгляд. Он шел медленно, с любопытством озираясь по сторонам.
      
       Аборигены, окружившие Янина в рубке "Антала", с опаской поглядывали на приближавшихся и обменивались короткими репликами.
      
       Чувствовалось, что они вовсе не разделяют радости инспектора.
      
       Подойдя к звездолету, Тициус поднял руку, и сопровождавшие его аполлоны остановились.
      
       Тициус уставился смеющимися глазами на Янина. Это значило, что он смотрел прямо в объектив видеокамеры, встроенной рядом с входом в шлюзовую камеру.
      
       Никто на этой планете не мог знать, где именно находится отверстие объектива, не отличимое от десятков отверстий других датчиков.
      
       Это несколько успокоило инспектора
      
       Весело подмигнув, Тициус сделал знак, чтобы Янин открывал шлюз. Это был его жест, и никто другой не мог повторить его так точно. Этот жест убедил Янина окончательно и он, отбросив все сомнения, впустил Тициуса в звездолет.
      
       Компания аполлонов, как ни в чем не бывало, расположилась возле пандуса и "запела".
      
       Янин уже успел отвыкнуть от своеобразия языка ауаиа и удивленно уставился на необычную "капеллу".
      
       В этом состоянии и застал его Тициус.
      
       - Эоуаиаеяуоэ, - пропел он и расхохотался, сжав Янина в своих объятиях.
      
       - Я приветствую тебя, сын звезд, - перевел он, разглядев растерянную физиономию Янина.
      
       - Ну-ну, - сказал инспектор. - Ты прямо Орфеем стал... А говорил - никаких вокальных данных?
      
       - Это все цветики, - сообщил Тициус. - Ягодки еще впереди! Да не смотри ты на меня так: я тебе сейчас все объясню...
      
      
      
       Тициус вовсе не жалел о своем пребывании у ауаиа. Больше того, он был в восторге от этого. Он, захлебываясь, рассказывал Янину об их биологическом совершенстве. По его словам выходило, что ауаиа на тысячелетия обогнали не только обитателей Северного Полушария, но и человечество Земли.
      
       - Ты должен побывать у них, - горячо убеждал он Янина. - Иначе не поймешь! Это надо испытать на себе! Это совершенно иной путь развития и поверь - он намного рациональнее нашего! Это просто случайность, что мы пошли другим путем...
      
       - Значит, ты всё испытал на себе?! - спросил его Янин
      
       - Ну конечно, ведь иначе их невозможно понять!.. - Тициус недоуменно посмотрел на Янина и добавил: - Да я это, я, уж поверь...
      
       - Ну, и что же ты понял? - как можно равнодушнее спросил Янин.
      
       - Этого нельзя передать словами, - воскликнул Тициус. - За это время я узнал больше, чем за всю свою жизнь. Они владеют способом передачи огромного количества информации, минуя модуляцию этой информации в звуки и знаки... Это трудно объяснить... Просто с некоторого времени я стал знать все об их истории и миропонимании. Я словно превратился в одного из них, непонятным образом впитав их знания. Это что-то вроде голографической передачи, несущей в себе всю память индивидуума. Впрочем, я пока многого не понял. Они считывают информацию, заключенную в химических связях РНК, ДНК и чёрт его знает, в чём ещё. Это и рефлексы, и наследственная память - короче, вся индивидуальность любого существа: будь то животное, растение или даже инопланетное существо... Они словно на время превращаются в это существо, сливаясь с его чувствами, мыслями, со всем его внутренним миром. Им для этого не нужны ни книги, ни магнитофоны, ни блоки электронной памяти... Они могут, не слишком утруждая себя, непосредственно поглощать информацию и пользоваться ею так, словно она была приобретена их личным опытом... - Внезапно Тициус прекратил свое словоизвержение и растерянно уставился на инспектора.
      
       - Да не смотри на меня так! - заорал он, не выдержав взгляда Янина. - Если бы я был не я, - зачем бы мне было говорить тебе все это?! У них нет иного способа передачи информации! У них нет библиотек, сидя в которых я изучал бы их историю... Они, конечно, могли бы объяснить кое-что и на нашем языке, но я, как и ты сейчас, ничего бы не понял! Да, они на время одарили меня своим сознанием, чтобы я увидел мир их глазами, понял их психологию, их взгляд на окружающий мир! Разве любой исследователь не мечтает о такой степени взаимопонимания, взаимопроникновения?! Я познал их до конца, ибо я был какое-то время одним из них! - Тициус вновь умолк, ошеломленный какой-то мыслью.
      
       - Андрей, - сказал, наконец, Тициус, каким-то жалобным голосом. - Я сам временами не понимаю, что со мной творится! Ведь я теперь совсем не тот, что был раньше! Это... знание... Оно сделало меня другим... Нет - это не раздвоение сознания: все намного сложнее... Временами я сам боюсь, что теперь я - это вовсе не я... Ведь кто-то из них мог высосать из меня всю информацию, и, приняв мою внешность, явиться к тебе... Или наоборот... - штурман смотрел на инспектора, как затравленный зверь и только теперь до Янина, по настоящему, дошла вся сложность создавшегося положения.
      
       - Или наоборот, - медленно проговорил Тициус, словно взвешивая значение каждого слова. - Они могли спрятаться где-то в моем подсознании...
      
       - Успокойся, - Янин нерешительно взял друга за плечи. - Наши друзья из Северного Полушария знают метод безошибочного распознания их мимикрии. Ты согласен провериться?
      
       Янин во все глаза уставился на Тициуса. На мгновение ему показалось, что это сообщение было для штурмана неожиданностью.
      
       Прежде чем дать согласие, штурман некоторое время молча изучал инспектора.
      
       - Я согласен, - сказал он, наконец. - Но вовсе не из-за тебя. Я сам хочу знать истину...
      
      
      
       ...В чем заключалось испытание Тициуса, Янин так и не узнал.
      
       Впрочем, и сам Тициус ничего не понял в этой процедуре. По его словам он лишь некоторое время пробыл в комнате вроде нашей "темницы", да съел какое-то розовое желе со сладким привкусом. Этого, оказывается, было достаточно для того, чтобы микрогераклы вынесли диагноз об отсутствии мимикрии...
      
       Через два дня после этой проверки Янин и Тициус стартовали с Надежды и, выйдя на параболическую траекторию, начали готовиться к выходу в подпространство.
      
       Шел третий день полета, когда Янин с удивлением заметил странную привязанность Тициуса к солнечным ваннам...
      
      
       Геннадий Тищенко.
      
      
       Тел: 8-915-474-94-20
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    Тищенко Геннадий 04.02.2012 стр. 27 из 27

      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Тищенко Геннадий Иванович (tishchenko06@mail.ru)
  • Обновлено: 11/02/2012. 157k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.