Тищенко Геннадий Иванович
Настенька

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Тищенко Геннадий Иванович (tishchenko06@mail.ru)
  • Обновлено: 10/02/2012. 107k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Фантастика
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ещё одна истрия об инспекторе Янине.

  •   (С) Геннадий Тищенко
      
      
      НАСТАСЬЯ ФИЛИППОВНА.
      
       Фантастическая киноповесть.
      
      
       ЗЕМЛЯ.
      
      1.
      
      Соколу-скопе, лениво парившему в тесном распадке между лесистыми хребтами, видна была змеистая река, полыхавшая радугой на перекатах и устланный белой галькой далёкий берег Байкала. У горизонта туманно синели далекие поднебесные хребты Хамар-Дабана. В том месте, где с оглушительным шумом, яростно кипя, река вливалась в Байкал, в туманной водяной завесе зависали и снова плюхались в воду жирные хариусы.
      Скопа сложила крылья и камнем бросилась вниз. Вскоре, держа в когтях пойманного хариуса, она тяжело прошелестела крыльями над головой Янина.
      Инспектор Космоэкологической Комиссии Андрей Янин жег костер из плавника. Его, перевернутый вверх днищем, гравилёт лежал неподалеку.
       - И не надоело тебе здесь? - раздался из кустарника знакомый голос. Это был голос Тициуса, бессменного командора звездолёта "Антал".
      Янин вздрогнул и обернулся на голос.
       Худощавый, с насмешливо сощуренными глазками, буравящими Янина из-под лохматых бровей, Тициус с шумом появился из чащи.
      - Как отыскал?! - Янин обнялся с другом.
      - Сие - тайна велика есть... - Тициус подошел к гравилёту и заглянул через пробоину в двигатель.
      - Починишь? - с надеждой спросил Янин.
      - Не-а... - Тициус отошел от поврежденного аппарата. - Времени - в обрез. Полетим на моём, он тут рядом... Надеюсь, хоть у Макса машина в порядке...
      - У Макса?! - Янин недоверчиво смотрел на Тициуса.
      - Он сейчас в горнолыжном лагере... Ты как? Отошел?
      - В общем, - да... - Янин неуверенно пожал плечами. - Правда, по ночам еще бывает, но, в целом, хоть сейчас в полет...
      - Ну и молодец! Тогда не исключено, что полетим...
      - Ты серьезно?!
      - Нашу тройку отобрали в число претендентов, - Тициус слегка обнял Янина за плечи, увлекая его в чащу. - Подробности по дороге...
      
      
      2.
      
      Янин и Тициус сидели в кабине гравилёта.
      Далеко внизу проплывала осенняя тайга.
      - Цель экспедиции - исследовать невозвращение "Авангарда", - рассказывал Тициус. - Он должен был вернуться в прошлом году... Стартовал двадцать семь лет назад...
      - Когда субсветовые скорости были только мечтой?
      - Да, экипаж должен был провести в звездолете десять лет, поэтому летело двенадцать семейных пар...
      - А я с Таней расстался, - сказал Янин. - Не ошибся компьютер...
      - Так и будешь подвергать сомнению прогнозы? Ведь и к Байкалу мчал, наверняка зная о надвигающемся урагане?
      - Вероятность была лишь семьдесят процентов...
      - И надо было еще раз испытать судьбу?..
      - Ну, не могу я жить, постоянно сверяясь с компьютерами! И Таня меня любила. Просто я не мог без экспедиций. И без вас, чертяк! Это, знаешь ли, не всякая выдержит...
      - Но ты же знал прогноз...
      - Ну, и что? Хреново мне в этом мире, где ни шагу не ступить без электронных советов!..
      - Не сгущай... - Тициус кисло усмехнулся. - Всё не так плохо. Во всяком случае, какое-то время прокуковать можно. Между полетами, разумеется...
      - Надоело мне просчитывать все, от безопасности загородного вояжа до целесообразности брака!.. - не успокаивался Янин. - Скоро вообще разучимся принимать решения, полагаясь на собственные мозги и интуицию!.. Даже в подборе и отборе экипажей компьютеры, видите ли, лучше разбираются!..
      Некоторое время летели молча. Внизу тянулись строения бескрайнего евразийского мегаполиса. Верхние этажи рукотворных колоссов омывали волны облаков.
      Некоторые сооружения напоминали гигантские деревья, в кронах которых были прикреплены мобильные жилые ячейки и площадки для гравилётов.
      - Уверен, что Макс полетит? - прервал Янин затянувшееся молчание.
      - А то ты его не знаешь... - Тициус улыбнулся каким-то своим воспоминаниям. - Обычно к концу месяца, он словно застоявшийся конь роет землю копытами...
      - Ведь он жениться собирался...
      - В первый раз что ли?..
      
      
      3.
      
      В горном санатории всё держалось на контрастах: белоснежные вершины гор диссонировали с пляжами и бассейнами, окружёнными тропическими растениями и отдыхающими, загоравшими под куполами из кварцевого стекла.
      Кто-то из отдыхающих плавал, кто-то развлекался прыжками в воду...
      Особенно странно выглядели тепло одетые лыжники, идущие к подъёмникам. Их отделяло от любителей водных процедур практически невидимое кварцевое стекло, особой обработки.
      Янин и Тициус шли мимо шезлонгов, в которых загорали атлетического склада мужчины и обворожительные девушки.
      - Вон он!.. - первым заметил Макса Тициус.
      - И как всегда - в окружении обольстительных наяд... - констатировал Янин.
      Услыхав знакомые голоса, Макс, стройный парень, лет двадцати семи, обернулся и уставился на Янина с Тициусом. Он явно не верил своим глазам.
      Наконец, шепнув что-то, лежащей рядом с ним блондинке, Макс быстро поцеловал ее в щечку и встал навстречу друзьям.
      - Экипаж в сборе... - Тициус хитро подмигнул Максу.
      - Неужели, опять не женюсь? - с горестной миной прошептал Макс и обнялся с друзьями.
      - Если отборочная комиссия не забракует, то... - Тициус развел руками.
      - Далеко? - Макс обернулся к жгучей брюнетке, облаченной в предельно открытый купальник, и послал ей воздушный поцелуй.
      - На лыжи пойдём... - девушка выжидающе остановилась.
      - Увы... - Макс с сожалением развел руками. - Как-нибудь в другой раз...
      - Лет так через двадцать пять, - вполголоса добавил Тициус.
      - Так далеко? - Макс повернулся к штурману.
      - Девять световых лет... Помнишь "Авангард"?
      - Который не вернулась в прошлом году?
      - Именно...
      - Да... - Макс задумчиво смотрел вслед уходящей девушке. - Когда на комиссию?
      - Завтра...
      - Значит с бала на корабль? - Макс демонстративно почесал затылок. - Да... видно мне так и не удастся осчастливить человечество своим потомством...
      
      
      4.
      
      ... Вестибюль был заполнен звездолетчиками. Янин, Макс и Тициус сидели недалеко от двери, ведущей в зал, и о чем-то говорили в полголоса.
      - Максик! - воскликнула рыжеволосая девушка в форме оператора дальней связи и бросилась на шею растерявшемуся бортинженеру.
      - Леночка! - Макс галантно поцеловал руку рыжеволосой красавицы. - Ты куда сейчас?.. - Он ласково взял девушку за локоток и отошел с ней в сторонку, доверительно шепча ей что-то на ушко.
      В это время открылась массивная дверь, и звездолетчики один за другим начали входить в зал.
      Последним вбежал запыхавшийся Макс.
      - Цель заседания все знают, - начал свой доклад Президент Космосоюза Новицкий. - В прошлом году из полета не вернулся звездолет первого класса "Авангард", стартовавший к системе Укана...
      ... На экране, позади Новицкого, появились фотографии членов экспедиции на "Авангарде".
      Они сменились кадрами репортажа о старте звездолета с околоземной орбиты. Огромный корабль, сопровождаемый эскортом планетолетов, проплывал мимо космических поселений, верфей и гелиоэнергетических станций.
      Когда Земля удалилась и стала просто еще одной яркой звездой, включились маршевые двигатели звездолёта.
      -... После выхода "Авангарда" из Солнечной системы было проведено два сеанса гиперсвязи... - продолжал Новицкий.
      На экране вокруг зеленоватого светила вращались шесть крупных планет.
      Звездолет приближался к сиреневой планете.
      Постепенно планета заняла весь экран. Стали отчетливо видны спирали фиолетовых облаков и желтоватая поверхность планеты там, где отсутствовала облачность. Изредка зеленое светило отражалось от глади морей и океанов планеты.
      Материковая часть была достаточно гористой, но имелись и фиолетовые долины, и голубоватые джунгли, и реки с озёрами. Помехи мешали разглядеть более мелкие подробности.
      Неожиданно из-за облаков вылетели огромные блестящие шары. Они были явно искусственного происхождения. На каждом шаре было не менее десятка отростков, издали похожих на шипы. Между отростками время от времени проскакивали искры. При этом пространство вокруг шаров как бы слегка искривлялось, отчего изображение становилось зыбким, словно мираж в пустыне.
      Шары стремительно пронеслись над геометрически правильными узорами, выстилающими океанический берег, причём некоторые из них скрылись в глубинах океана.
      Ослепительная вспышка озарила экран, и изображение погасло...
      - Это все, что они успели передать... - Новицкий выключил экран. - Штурман "Авангарда" заложил стандартную программу посадки на планеты земного типа, но... Короче, решено не рисковать, и отправить лишь разведочную группу...
      - Эксперты проанализировала передачи с "Авангарда", - после короткой паузы сообщил Координатор Совета. - По этим отрывочным изображениям трудно судить о наличии Разума, но то, что там есть жизнь - не подлежит сомнению...
      - Когда огласят результаты тестирования? - спросил сухопарый пожилой звездолетчик.
      - Компьютер предлагает провести дополнительное тестирование после ознакомления вас с имеющейся информацией... - Координатор замялся, явно не решаясь раскрывать все карты. - Но шансов больше у экипажей Экологической Комиссии, поскольку, скорее всего, придется иметь дело с неведомыми формами жизни...
      На экране, позади Координатора, появились формулы и схемы, увидев которые кандидаты в экспедицию нажатиями соответствующих кнопок на пультах перед ними, начали отвечать на вопросы тестов...
      
      
      5.
      
      ... Вновь звездолетчики с волнением ждали решения отборочной комиссии в вестибюле Совета Звездоплавания.
      - Вызывается экипаж звездолёта "Антал"! - объявил равнодушный голос компьютера. - Остальные свободны!..
      Макс, оживленно беседовавший с очередной девушкой, замер на полуслове.
      - Так это же мы! - заорал он и, расцеловав девушку, побежал к Янину и Тициусу...
      
      
      В кабинете Президента Космосоюза кроме Новицкого находились лишь трое наших друзей.
      - Похоже, из сообщения следует, что звездолёт был уничтожен разумными обитателями этой планеты, - без предисловий начал Новицкий. - Такой вариант плохо вписывается в теорию Контактов, но мы не имеем права исключать его.
       Новицкий нажал кнопку вызова и в кабинет вошёл немолодой сутулый бородач.
       - Экзобиолог Алексей Усов, - представил Новицкий незнакомца. - Во всём, что касается проблемы контакта - последнее слово за ним. В том числе и по вопросам обороны.
       - У нас будет оружие?! - удивился Янин.
       - Вы прекрасно знаете, что оружием могут служить даже противометеоритные установки, - мрачно заметил Усов.
       - Надеюсь, до этого не дойдёт... - миролюбиво сказал Новицкий. - Лишь ваша оборона, или спасение кого-то из экипажа "Авангарда" могут явиться причиной, по которой вы сможете использовать оружие...
      
      
      10 ЛЕТ СПУСТЯ ПО НЕЗАВИСИМОМУ ВРЕМЕНИ.
      
      6.
      
      ... Рубку управления звёздолёта "Антал" заполнял монотонный гул приборов.
      Перед пультом управления сидел Тициус и задумчиво смотрел на медленно приближавшийся диск сиреневой планеты.
      Взгляд его задержался на...
      ... хронометре, звук которого становился все громче.
      - Второй зонд достиг поверхности планеты... - доложил компьютер, занимавшийся обработкой данных о Сиреневой. - Введение иммунной сыворотки позволит обойтись без скафандров...
      В рубку, покачиваясь, вошел Янин. Огляделся, щурясь от непривычно яркого света.
      - Прибыли нормально? - спросил он, хриплым голосом.
      - Все в порядке, - Тициус помог Янину сесть в кресло.
      - Как финиш? - раздался голос Макса. Он уже тоже стоял у входа в рубку, прикрывая глаза рукой от света.
      - Пока всё неплохо, вроде бы... - Тициус подошел к Максу и также помог ему усесться в кресло.
      Янин смотрел на хронометр, показывающий релятивистское время "Антала" и время, прошедшее со дня старта на Земле.
       - Трудно поверить, что на Земле прошло десять лет? - спросил Макс, заметив взгляд Янина.
      - Наверное, никогда не привыкну... - Янин грустно усмехнулся.
      - Даже не верится, что здесь после посадки "Авангарда" прошло двадцать лет, - проговорил Тициус.
      - Что-то наш специалист по контактам никак не пробудится, - заметил Янин и внимательно посмотрел на Макса.
      - Я запрограммировал его пробуждение на час позже, - Макс изобразил виноватую улыбку. - Чтобы мы посовещаться могли. Не нравится он мне: зело мрачен.
      - Я так понимаю, что нам отобрали самого воинственного из всех экзобиологов, поскольку "Авангард" был уничтожен прямо во время посадки, - предположил Тициус.
      - Прямо-таки уничтожен, - передразнил друга Янин. - Это ещё бабушка надвое сказала. Мало ли...
      - Я тоже надеюсь на это, - входя в рубку, сказал Усов. - Но нельзя не признать и возможность атаки, - экзобиолог кивнул на диск Сиреневой, заполнивший весь экран. - Причём не только в прошлом, но и в будущем... - Усов мрачно уставился на Макса. - А нашего молодого друга хочу осведомить, что я не хуже его разбираюсь в технике. В том числе и криогенной. При новых попытках саботажа вынужден буду сажать под арест. Я таким правом обладаю...
      - Понял, - пробурчал Макс.
      - Мы все вас поняли, - примирительно добавил Янин.
      - Прошу! - Тициус жестом иллюзиониста включил дополнительные обзорные экраны, на которых появились укрупненные фрагменты поверхности Сиреневой.
      На правом экране стремительно проносились фиолетовые облака, сквозь которые просматривался берег океана.
      - Судя по всему, это тот самый участок, - пояснил Тициус. - Предлагаю садиться в этом районе...
      
      
      7.
      
      ... Центральная рубка управления "Антала" была освещена призрачным светом Сиреневой, большая часть которой находилась в тени. Лишь тонкий серп был освещён стремительно выкатывающим сквозь атмосферу зелёным светилом.
      Тициус и Янин, периодически поглядывали на экран, сравнивая изображение на нем с картой, светящейся на мониторе.
      - К посадке все готово! - доложил Макс, входя в рубку. - Посидим перед дорожкой?..
      - Прекрасно... - рассеянно пробормотал Тициус и кивком головы призвал Макса к изучению карты.
      - По-моему, лучше садиться здесь, - Янин указал на небольшой залив, четко выделявшийся на карте.
      - Изжаримся ведь, - Макс усмехнулся и отпил несколько глотков тоника из банки, которую, практически, никогда не выпускал из рук.
       - Я тоже думаю, что они выбрали бы этот район, - поддержал друга Тициус.
       - Почему? - Макс недоуменно взглянул на штурмана.
       - Не знаю... - Тициус пожал плечами. - Интуиция...
       - Здесь все факторы наиболее благоприятны, - попробовал обосновать свое мнение Янин. - Своего рода - местное Средиземноморье...
       - Лично я соскучился по морским ваннам, - иронично заметил Макс. - После такого перелета, да такой курорт!
       - Не забывайте об "Авангарде", - напомнил Усов, молчавший до сих пор. - Увы, это, не Адриатика.
      
      
      8.
      
      ... На стартовой площадке "Антала" царила предстартовая суета. Юркие роботы, смешно перебирая магнитными ботинками, суетились перед посадочным блоком, загружая в него контейнеры с топливом, провиантом и водой.
       Четверо звездолетчиков, в скафандрах, стояли неподалеку, наблюдая за последними приготовлениями.
       Наконец Тициус обнял Янина, Макса и Усова, после чего десантники исчезли в шлюзовой камере посадочного блока...
      
      
      9.
      
      "Антал" величественно разворачивался на фоне Сиреневой. Одновременно открывались створки гигантского шлюзового отсека, в котором находился посадочный блок.
      Тициус с волнением наблюдал за происходящим при помощи экранов, показывающих процесс отделения посадочного блока с разных ракурсов.
      Наконец, посадочный блок устремился вниз, к поверхности планеты...
      
      
      10.
      
      ... Грохот двигателей стих, кресла посадочного блока дрогнули в последний раз и замерли.
      - Уже?! - Янин оглянулся на Макса.
      - Думал, это будет длиться вечность? - Макс широко улыбнулся, отпил тоника и начал отстегивать ремни.
      Янин включил обзорные экраны.
      Вокруг, в лучах белого светила, сверкало ослепительно искрящимся песком плоскогорье, кое-где покрытое оранжевой травой.
      Вдали видны были полоска леса и море, похожее на раскаленный до синевы гигантский лист металла.
      Фиолетовое небо пересекали волокнистые белесые облака.
      Янин переключил экраны на панорамный обзор окружающего ландшафта.
      Над береговой линией стелился белесый туман, а у самого горизонта синели причудливые горы.
      Метрах в двадцати от посадочного бота начинались заросли кустарника.
      Желтый песчаный пляж резкой широкой линией отделял фиолетовое море от прибрежных зарослей. В целом, все окружающее напоминало обыкновенный приморский пейзаж Земли.
      - Идиллия, - попивая тоник, балагурил Макс. - Просто пастораль какая-то... Не хватает только пастушек... - он хотел еще что-то сказать, но в это время на экране дальней связи появилось встревоженное лицо Тициуса.
      - Как вы там? - командор нахмурился, всмотревшись в беззаботное лицо Макса.
      - Любуемся раем, - сообщил Макс. - Лепота!..
      - Ну-ну... - Тициус на мгновение исчез из поля зрения телекамеры, затем появился вновь, держа в руках фотоснимок. - Вот, полюбуйтесь... - Тициус поднес фотоснимок поближе к объективу телекамеры. - Полной уверенности нет, но, похоже, на звездолете взорвался реактор... Кстати, нечто похожее на искусственное образование находится сейчас всего в двух-трех километрах от "Авангарда" Имейте это в виду!...
      Снимок был очень удачен, словно фотографировали с высоты птичьего полета, а не с орбиты. Отчетливо видна была искореженная корма гигантского звездолета и вывернутые взрывом наизнанку жилые отсеки.
      - По-моему, носовая часть сохранилась, - проговорил Усов. - Может быть, даже Центральный Компьютер уцелел...
      - Сдается мне, что и анабиозный отсек не пострадал, - согласился с Усовым Янин.
      - Вряд ли кто тогда, при посадке, отсыпался в анабиозе, - ухмыльнулся Макс.
       - И все-таки это шанс... - задумчиво проговорил Янин. - Если Комп цел, мы сможем узнать, что именно здесь произошло...
      
      
      11.
      
      Впереди, сквозь обзорное стекло вездехода, видны были заросли густо переплетенных колючих растений, напоминавших земной саксаул среднеазиатских пустынь.
      Янин, Макс и Усов, одетые в скафандры высшей защиты, ехали молча. От однообразия мелькающих вокруг ветвей рябило в глазах.
      - Я снова над "Авангардом"! - раздался голос Тициуса, сопровождаемый помехами. - Звездолет виден хорошо! К нему приближаются два крупных тела. Возможно, это животные, но не исключено, что и аппараты... - Тициус говорил все громче и быстрее. - Несколько таких же тел перемещаются над морем, и кажется, в его глубинах! Они двигаются очень быстро!..
      Тициус вновь замолк. Слышно было лишь его тяжелое дыхание, да щелканье клавиш компа. Похоже, Тициус пытался продлить сеанс связи.
      - Ребята! - взволнованно закричал он. - Я выхожу из зоны связи! К вам перемещаются какие-то гигантские образования! Действуйте по своему усмотрению!..
      Некоторое время Янин, Макс и Усов вслушивались в напряженную тишину.
      - К чёрту маскировку, идем по прямой, - заявил, наконец, Янин. - Гони к берегу!
      Вездеход выкатил на песчаный пляж и на максимальной скорости помчался к "Авангарду"...
      
      
      12.
      
      ... Крохотный, по сравнению с гигантским звездолетом, вездеход приближался к огромной груде искореженного металла, во многих местах покрытого коррозией.
      Вьющиеся растения наполовину скрывали рваный корпус "Авангарда". Даже на верхней части обшивки были видны островки кустарника.
      Янин, Макс и Усов внимательно разглядывали останки некогда необычайно могучего корабля.
      - Радиация еще есть, - сообщил Макс, взглянув на счетчик. - Придется накрыть жилую зону полем. Это, конечно, не позволит держать постоянную связь с нашим доблестным командором, но...
       - Не будем терять время... - Янин натянул маску биофильтра и, перекинув через плечо квантовый резак, полез из вездехода.
       - Стоп! - остановил его Усов, вставая со своего кресла. - Первым пойду я. Если со мной что-то случится, действуйте по инструкции, причём... - экзобиолог не договорил. Лицо его неожиданно побледнело, и он рухнул обратно в кресло...
       - Как это понимать? - Янин взглянул на Макса.
       - А так и понимать, - Макс был совершенно спокоен. - Мне показалось, что наш вояка, слишком авторитарен, и я подключил к его респиратору капсулу со снотворным.
       - Капсула телемеханическая?
       - Да подачей снотворного можно руководить с помощью чипа, - Макс постучал по своему шлему в районе правого виска. - Мне кажется, господин экзобиолог будет нам только мешать. Ведь ты, в конце-концов тоже биолог и повидал побольше его...
       - И сколько он будет спать?
       - Да хоть сутки!.. Я могу добавлять ему сон каждые час...
       - Меня он тоже раздражал, но ты всё-таки слишком... - Янин укоризненно покачал головой...
      
      
      13.
      
      Лишь начав прорубаться сквозь заросли кустарника, Янин осознал всю сложность преодоления оставшихся до звездолета метров.
       Помещения звездолета, обросшие непривычными, инопланетными растениями, напоминающими кораллы земных морей, превратились в настоящий лабиринт.
      Янин шёл по тёмному коридору и с трудом узнавал кают-компанию, кладовые, рабочие и жилые отсеки...
      Наконец, он добрался до входа в анабиозное отделение.
      Люк был заперт.
      Янин внимательно осмотрел его и включил квантовый резак.
      Через некоторое время он находился уже в дезинфекционном отсеке.
      Сверху на него обрушился поток дезинфицирующего раствора, затем автоматически открылся переходный шлюз, освещенный фиолетовым стерилизующим светом.
      Янин вытащил из кармана комбинезона анализатор биологических образцов. Он светился зеленым огоньком.
      Тряхнув на всякий случай прибор, и убедившись, что огонек горит устойчиво, Янин снял маску биофильтра.
       Над следующей дверью вспыхнуло зеленое табло "Дезинфицировано" и дверь открылась.
      Янин вошел в коридор анабиозного отсека, освещенный тусклым светом аварийных ламп, исправно включившихся при появлении человека.
      По обеим сторонам коридора были расположены камеры с анабиозными ваннами. Всего их насчитывалось десять.
      Прежде всего, поражало отсутствие пыли и признаков заброшенности в этом мрачном помещении. Словно не было двадцати лет, прошедших со дня гибели экипажа. Даже следы катастрофы в этом помещении как-то не очень бросались в глаза.
      Янин осторожно шел по коридору, заглядывая в камеры.
      Неожиданно внимание его привлекла камера под номером четыре. В первое мгновенье он и сам не осознал, что именно задержало его в этом стандартном полутемном помещении.
      Он прошел в камеру и осторожно заглянул в наполовину прикрытую прозрачным колпаком ванну. На дне ее видна была темная маслянистая жидкость.
      В это время откуда-то из коридора раздался звук открываемой двери.
      Янин замер, прислушиваясь.
      Тишина.
      Янин осторожно выглянул в коридор.
      Пусто.
      Он вышел в коридор и дошел до его конца.
      Над дверью, ведущей в небольшую рубку Универсальной Компьютерной Системы, вспыхнула уже знакомая надпись: "Дезинфицировано".
      При появлении человека дверь откатила в сторону, и Янин осторожно вошел в помещение.
      Здесь было чуть светлее, чем в коридоре. Это включилось дополнительное, аварийное освещение.
      Все предметы здесь были покрыты толстым слоем пыли. Пульт управления Универсальной Компьютерной Системой находился в ужасном состоянии. Он был попросту разбит.
       На полу валялись искореженные клавиши и странный продолговатый предмет из серебристо-голубого металла. Отдаленно этот предмет напоминал древнюю мотыгу, виденную Яниным когда-то в историческом музее.
      Янин осторожно поднял предмет и внимательно осмотрел его. В нескольких местах были видны вмятины.
      Некоторое время Янин смотрел то на предмет, то на разрушенный пульт, разбитый явно этим предметом.
      Внезапно сзади раздался скрип. Янин резко обернулся, держа предмет наперевес, словно дубинку.
      Из полумрака коридора на свет вышел приземистый робот устаревшей конструкции.
      
      
      14.
      
      - Робот номер 25 серии Л-345 готов к выполнению ваших указаний, - доложил кибер скрипучим голосом.
      Янин подошел к роботу и внимательно осмотрел его.
      На корпусе робота тоже были видны вмятины, а также темные пятна облезшей краски и даже следы коррозии. Правая нога робота была когда-то явно перебита и теперь соединялась в месте разлома грубой сваркой. Она казалась слегка короче левой, причем шарнирный коленный сустав на этой ноге был существенно деформирован.
      - Каковы твои функции? - строго спросил Янин.
      - Ремонт и наладка УКС, то есть Универсальной Компьютерной Системы звездолета "Авангард"...
      - Где остальные твои собратья?
      - Вопрос непонятен, - бесстрастно сообщил электронный истукан.
      - Где остальные роботы, обслуживающие Универсальную Компьютерную Систему? - уточнил вопрос Янин.
      - Они уничтожены человеком по имени Настя...
      - Настя? - Янин удивленно уставился на робота. - При каких обстоятельствах были уничтожены эти роботы?
      - Они пытались защитить Универсальную Компьютерную Систему от человека по имени Настя.
      - А ты, почему не защищал Систему? Струсил?
      - Роботы моей серии лишены эмоций, следовательно, трусить я не могу. Я был выключен человеком по имени Настя.
      - Кто она такая, эта Настя?
      - Человек из анабиозной камеры номер четыре.
      - Почему Настя повредила Универсальную Систему?
      - Не знаю... Неизвестно... - торопливо затарахтел робот, словно в нем проснулись эмоции. - Не поддается логическому обоснованию... Не рационально...
      - Стоп! - раздраженно крикнул Янин. - Скажи лучше, что произошло после посадки звездолета "Авангард" на эту планету?
      - Произошел взрыв.
      - Причина взрыва тебе известна?
      - Нет.
      - Что произошло после взрыва?
      - Универсальная Компьютерная Система звездолета "Авангард" установила, что в результате взрыва повреждены двигатели и жилые отсеки, а также погибли все члены экипажа, кроме человека по имени Настя.
      - Она находилась в анабиозе? - догадался, наконец, Янин.
      - Да.
      - Человек по имени Настя родился в звездолете во время полета?! - уточнил инспектор.
      - Да... Отец - астроном Филипп Лауфер, мать - биолог Мария Сагдеева.
      Янин удивленно и несколько даже растерянно смотрел на робота, пытаясь унять волнение. Ситуация и впрямь складывалась необычная: ведь со дня катастрофы прошло почти девятнадцать лет...
       - Значит сейчас этой девочке, то есть человеку по имени Настя, около девятнадцати лет? - спросил Янин электронного истукана.
       - Человеку по имени Настя сейчас восемнадцать лет, три месяца и пять дней, - равнодушно уточнил робот.
       - Была ли Универсальная Компьютерная Система подготовлена к воспитанию младенцев? - спросил Янин.
       - Такой вариант был маловероятен и при программировании не рассматривался... - ответил робот.
       - Значит, Универсальная Компьютерная Система не была подготовлена к воспитанию младенца?
       - Совершенно верно...
      - Что предприняла Универсальная Компьютерная Система после взрыва? - справившись с волнением, спросил Янин.
      - Система решила изъять Настю из анабиоза и подготовить к борьбе за выживание в условиях данной планеты. Вероятность спасения Насти членами следующей экспедиции была крайне мала.
      - Почему?
      - В результате взрыва энергоблок мог питать камеру не более месяца.
      - Сколько лет было Насте в момент посадки?
      - Один год, десять месяцев и шесть дней...
      - Ну, и сюрпризец!.. - Янин сел на обломки Универсальной Компьютерной Системы.
       Скрип открываемой двери прервал размышления Янина.
       Он резко обернулся и в тусклом свете коридора увидел девичью фигуру...
      
      
      15.
      
       - Здравствуйте, - с легким акцентом проговорила девушка и вышла в круг света.
       - З-здравствуйте... - Янин начал заикаться, как это с ним всегда бывало в минуты волнения и растерянности. Самым неожиданным для него было то, что девушка оказалась полуобнаженной: на ней была лишь лёгкая полупрозрачная туника.
       Лицо Насти было обаятельно и привлекательно, как большинство девичьих лиц в юности. Её глаза сначала удивленно, затем настороженно и, наконец, внимательно рассматривали инспектора.
       Неожиданно, глаза Насти засветились восторгом, но тут же в них появилось недоверие.
       Янин молчал, совершенно не представляя, что нужно говорить в подобной ситуации.
       - Здравствуйте, - тихо повторила девушка и подошла совсем близко к Янину. - Я так ждала вас... - В ее глазах вновь появилось выражение восторга.
       - З-зачем вы это сделали? - спросил Янин после затянувшегося молчания. Спросил просто так, чтобы сгладить неловкость.
       - Что именно? - Настя испуганно оглянулась на разрушенную Систему. - Вы об этом?!
       - Ведь это вы ее так изуродовали? - Янин, наконец, справился, со своим заиканием.
       - Я?.. Да... Конечно... Но ведь я... - Настя не договорила. Губы ее начали дрожать, в глазах появились слезы. - Я ничего не понимаю... - девушка помолчала, словно прислушиваясь к чему-то... - Ах, вот вы о чем?.. Тогда... Тогда я была вынуждена... - словно оправдываясь, проговорила она. - Кажется, у людей это называется эмоциональный взрыв...
       - У людей?! Впрочем, да, разумеется... Успокойтесь... Я все понимаю... - Янин вновь умолк, не зная, что еще сказать. Не предусматривали инструкции такой вот ситуации.
       Настя смотрела на астронавта, словно ждала от него каких-то действий, затем опустила глаза и, подойдя к Янину, неожиданно прижалась к нему всем телом.
       Инспектора в первое мгновение словно парализовало от бури мыслей и чувств, захлестнувших его. Некоторое время он стоял неподвижно, затем неуверенно погладил волосы Настя, ее руки и обнаженную спину...
       Внезапно девушка резко подняла голову и напряженно взглянула в лицо Янина.
       Ее огромные глаза вновь наполнились слезами и она начала дрожать всем телом.
       Янин слегка отстранился от девушки, осторожно взял ее руку и поднес к своим губам.
      Настя отвернулась, но чувствовалось, что ей хочется лучше рассмотреть Янина, первого живого человека, увиденного ею. И, к тому же, он был мужчиной, достаточно еще молодым и привлекательным.
       Она украдкой бросила на звездолетчика несколько взглядов, словно была не уверена, правильно ли она истолковывает его действия.
       - Настя!.. - голос Янина неожиданно стал хриплым и чужим. - Не бойся меня!.. - он поцеловал ее ладошку, охваченный странным, ранее совершенно неведомым ему чувством.
      Потом он согревал ее руки своим дыханием и вновь целовал их.
      Выражение настороженного интереса в глазах девушки сменилось надеждой. Она прижалась лицом к плечу Янина, и он услышал что-то похожее на стон.
      Затем Настя быстро опустилась на колени, и еще через мгновение он почувствовал, как девушка горячо целует его руку.
      Янин инстинктивно отдернул руку и поднял девушку на ноги.
       Настя слегка отодвинулась от инспектора, но ее рука по-прежнему находилась в его руке. Она стояла все еще слишком близко к нему, так близко, что любые слова казались сейчас ненужными.
      И неожиданно для самого себя Янин обнял Настю.
      Именно - неожиданно для себя.
      Девушка на мгновенье вновь прижалась к нему всем телом.
       Инспектор услышал ее учащенное дыхание и осторожно поцеловал Настю в уголок губ.
      Настя лишь замерла, словно окаменевшая, затем еще теснее прижалась к инспектору.
      Янин целовал юные губы, словно желал вдохнуть этими поцелуями в Настю жизнь.
      Потом он бережно приподнял ее лицо в своих ладонях и заглянул в глаза.
      Они были полузакрыты.
      - Все будет хорошо, - прошептал инспектор. - Не бойся: все будет хорошо...
      Настя молчала. Глаза ее все еще были полузакрыты.
      - Зачем?! - она неожиданно открыла глаза и испуганно посмотрела на Янина. - Зачем вы так?..
      Янин слегка отстранился от девушки, непонимающе заглядывая в эти огромные вопрошающие глаза.
      - Ведь вы ничего не знаете!.. - подавленно прошептала Настя.
       - Ты мне все потом объяснишь... - Янин хотел вновь обнять девушку, чтобы уйти от ненужных, несвоевременных сейчас вопросов, но Настя внезапно резко оттолкнула его и отбежала в уголок рубки.
       Забившись в угол, она как бы прислушивалась к чему-то.
      - Не надо ТАК жалеть меня!.. - это был почти крик. Настя медленно опустилась на пол и сдавила руками виски, словно не желая слышать что-то страшное.
      Янин ничего не понимал. Он с опаской смотрел на девушку, сжавшуюся в комок, словно испуганный зверек.
      
      "Ведь это она разрушила Систему, - пронеслось в его мозгу. - Я же ничего не знаю о ней! Ведь человек - это не только внешность, форма тела, черты лица... Это, прежде всего, сознание, память... Все что складывается годами, при общении с себе подобными".
      
      Настя в углу рубки слегка выпрямилась и широко раскрытыми глазами смотрела на него. Руки ее безжизненно опустились на колени. Она вновь как бы вслушивалась во что-то.
      Янин напряженно всматривался в смену выражений ее лица.
      
      "А кто окружал ее все эти годы? - продолжал он мысленно анализировать поведение девушки. - Бездушные механизмы... Она не знала ни материнской ласки, ни детских игр, в кругу сверстников. Мать ей заменило это огромное электронное чудище. Умное, доброе, но... Впрочем, доброе ли?! Разве может быть доброй, или злой компьютерная система?.. Нет, конечно... Но она заменила ей мать, была ее кормилицей, нянькой и воспитательницей!.. И, тем не менее, она, эта несчастная девочка, подняла на нее руку!.."
      
      В глазах Насти появился ужас. Она вновь сжалась в комок, сдавливая дрожащими руками виски.
      - Сейчас мы пойдем к нам... - успокаивающе проговорил Янин, опустившись перед девушкой на корточки. - Может быть, я сделал что-то не так, но я не желал тебе ничего плохого!.. Поверь, это так!.. Ты, видимо, неверно истолковала какие-то мои действия...
      
      "Бедная девочка, - думал Янин, гладя ее волосы, распущенные на дрожащие плечи. - Сколько же ей пришлось здесь пережить!.."
      
      Настя отняла от лица руки и с надеждой смотрела на инспектора.
      - Все будет хорошо, - не совсем уверенно повторил Янин. - Вот увидишь, все будет просто замечательно... И нет совершенно никакого основания для слез...
      - Да... конечно... - Настя поднялась с пола. Теперь она была похожа на провинившуюся девчонку, не выучившую уроки.
      - Ты только не бойся, - подбадривал ее и себя Янин. - Я... все мы, хотим тебе только добра...
      - Я знаю... - Настя встала и направилась к двери, ведущей в коридор.
      - Захвати с собой все необходимое, - остановил ее Янин. - У нас, правда, тесно, но всё самое нужное можно взять.
      - Мне ничего не надо... - Настя равнодушно пожала плечами. - Ничего...
      Ее взгляд остановился на роботе-хромоножке, молчаливо застывшем перед разрушенной машиной.
      - А вы можете взять его с собой? - девушка неуверенно смотрела на инспектора.
       - Зачем?.. У нас, на звездолете есть более совершенные роботы... - Янин замолк, заметив недоуменный взгляд Насти, и осознав, что вновь напугал ее неосторожно сказанными словами.
       - Хорошо, хорошо, мы возьмем его! - поспешно сказал инспектор. - Только в следующий раз. В вездеходе мало места...
      - Вот и возьмите его... А я приду потом... Сама... Место вашей посадки я знаю...
      Янин растерянно смотрел на девушку.
      
      "Можно было бы раньше догадаться, - думал он. - Ведь эта планета - ее родина. Она не знает ничего, кроме этого неба, этого моря, этих гор... Это всё ей родное! Она чувствует здесь себя не хуже, чем мы себя на Земле. А этот ржавый, хромой истукан ей вроде брата..."
      
      - Хорошо, - проговорил Янин. - Мы как-нибудь потеснимся и поместимся все вместе...
      - Я не могу ехать с вами сейчас... - Настя смотрела куда-то в сторону, и Янину вновь показалось, что она прислушивается к чему-то.
      - Но почему?! - не унимался инспектор.
      - Потом... Потом я все объясню...
      - Может быть все-таки...
      - Нет, - твердо сказала Настя. - Позднее... А пока... Петер может рассказать вам много интересного.
      - Петер? - Янин взглянул на хромоножку, застывшего, как истукан, в нелепой позе в нескольких метрах от них.
      - Да, это единственный функционирующий робот... - с трогательной нежностью сказала Настя.
      - Ты, наверное, привязалась к нему? - пробормотал Янин.
      - Да... Он у меня один остался...
      - Но почему ты разрушила остальных?
      - Долго объяснять... Теперь я жалею об этом... Берегите Петера...
      - Хорошо... - Янин подошел к девушке. - Мы все будем ждать тебя... И очень-очень беспокоиться...
      - Я знаю... - Настя потеплевшими глазами взглянула на Янина. - Я приду... - Девушка поднялась на цыпочки и поцеловала его. - Я обязательно приду...
      
      
      16.
      
      - Все нормально, - устало пробормотал Янин, входя в кабину вездехода и усаживаясь в кресло, рядом с Максом. - Знакомься... Это Петер. Из всех роботов он один уцелел...
      Робот, прихрамывая, вошел в кабину вездехода и, пробравшись к пульту управления, начал деловито его изучать.
      - Петер, не дотрагивайся ни до чего... - предупредил Янин робота.
      Макс удивленно рассматривал старинную развалину, покрытую коррозией.
      - Ну, и древность, - проговорил он, наконец. - А почему, собственно говоря, Петер, а не Гай Юлий Цезарь, к примеру?
      - Все не так смешно. - Янин закрыл глаза и откинулся на спинку кресла. - Это долго объяснять. Расскажу по дороге...
      Макс активировал двигатели, и вездеход начал пробираться сквозь кустарник к песчаному пляжу.
      Вскоре он уже мчался берегом моря, мимо причудливых скал, у основания которых стелился странный голубоватый туман.
      Этот туман время от времени принимал очень уж необычайные формы, словно он управлялся кем-то, кто желал при помощи этих переменчивых фантомов передать землянам неведомую информацию.
      Но вездеход стремительно миновал и причудливые скалы, и необычный туман.
      Янину и Максу сейчас было не до таких малоприметных факторов, так как инспектор рассказывал бортинженеру о том, что произошло с ним в полуразрушенном звездолете...
      
      
      17.
      
      ... Наконец вездеход приблизился к посадочному блоку. Вдали по-прежнему синела искрящаяся гладь океана, за которой высились подернутые лиловатой дымкой горы. Утренний туман уже достаточно рассеялся, и на всем окружающем от облаков появились оттенки сиреневого и фиолетового.
      Выйдя из машины, Янин и Макс некоторое время осматривали ландшафт, затем по легкой лесенке поднялись в шлюзовой отсек посадочного блока...
      
      
      18.
      
      В рубке управления посадочного блока все оставалось без изменений, за исключением некоторых мелочей, не особенно бросавшихся пока в глаза.
      - Что будем делать? - спросил Макс, только что выслушавший рассказ Янина.
      - Не знаю... - в голосе Янина чувствовалась усталость.
      - Сколько ей лет?
      - Восемнадцать...
      - Красивая?
      Янин молчал.
      - Ты что оглох?
      - По-моему, красивая... Не знаю...
      - Понятно... - многозначительно проговорил Макс.
      - Что понятно? - неожиданно для самого себя заорал Янин. - Что тебе, Донжуану и Казанове, может быть понятно?!
      - Да успокойся ты!.. Это я вообще... Просто ты какой-то странный вернулся... Надо же было тебя как-то...
      Инспектор вроде бы слушал пилота, но голос Макса словно удалялся от него и постепенно стихал. Да и рубка посадочного блока начала расплываться перед глазами Янина, а на фоне приборов он видел огромные, печальные глаза Насти.
      
      "Только этого не хватало, - думал Янин. - Что вообще происходит?! Увидел девчонку и раскис!.. Не мог же я влюбиться в нее в считанные минуты?.."
      
      ... Однако наперекор мыслям инспектора перед его внутренним взором вновь и вновь всплывало юное лицо Насти. Он пытался отогнать это наваждение и, не открывая глаз, помотал головой.
      Но, в его видениях на фоне разрушенной машины и хромого робота вновь и вновь возникало призрачное девичье лицо...
       - Ты что, уснул? - голос Макса вернул инспектора к действительности.
      Янин открыл глаза и посмотрел на часы.
      - Думаешь, придет? - спросил Макс.
      Янин молча поднялся из кресла, подошел к иллюминатору и некоторое время смотрел на клубы тумана, появившегося уже и здесь, над береговой кромкой и кустарником.
      
      " Действительно, почему я поверил ей? - думал он. - Мы же ничего не знаем о том, что здесь происходило!.. Ведь все эти годы она должна была чем-то питаться и, скорее всего, Система научила девочку находить что-то съедобное вне звездолета. Значит, она уже много лет находится в контакте с этим совершенно неведомым миром..."
      
      Вновь перед его внутренним взором появилась изуродованная панель управления компьютерной системы, разрушенная Настей.
      - Она была в контакте... - несвязно пробормотал Янин.
      - Что? - Макс, с тревогой смотрел на инспектора.
      - Когда связь с "Анталом"?
      - Через час.
      - Вздремну, пожалуй... - Янин сделал вид, что зевает.
       - Темнишь ты что-то... - Макс внимательно смотрел на Янина, явно не узнавая в этом человеке бравого инспектора, простого, открытого и откровенного в любых обстоятельствах.
       - Ну ладно, - пробормотал Макс. - В случае чего, я - в шлюзовом... Проверю вездеход...
       Так и не дождавшись ответа, Макс вышел из рубки.
      Янин подошел к хромому роботу, бесстрастно замершему у пульта.
      - Чем вы кормили Настю? - спросил он металлического инвалида.
      - Здесь много съедобных растений. Универсальная Компьютерная Система научила нас, роботов, а позднее и Настю, собирать их и готовить из них пищу...
      - Вы встречали кого-нибудь во время вылазок из звездолета?
      - Да, мы встречали представителей местной фауны: летунов, носатиков, попрыгунчиков...
      - Были ли среди них существа похожие на людей?
      - Нет. Мы встречали только доллов, но они ведь не люди...
      - Доллы?! - Янин встрепенулся. - А кто же они?
      - Местные разумные существа...
      - Идиот! И ты молчал об этом?! - Янин изумленно смотрел в объективы робота.
      - Реплика не совсем понятна... - пробубнил робот. - Называя меня идиотом, вы намекаете на неисправности в моём логическом блоке, или пытаетесь оскорбить меня?
      - Прости, - Янин смутился и продолжил несколько извиняющимся тоном. - Настя бывала у этих... доллов?
      - Бывала, но не часто.
      - На кого похожи доллы?
      - Их внешний облик не имеет полных аналогов в земной фауне...
      - Как это так... Впрочем, ладно... Ты свободен... Чем хочешь заняться?
      - Самоанализом.
      - В твоих системах есть неисправности?
      - Да. Надежность энергоблока менее сорока процентов...
      - Успокойся, мы подремонтируем тебя.
      - Я не могу беспокоиться, - напомнил Петер. - Роботы моей серии лишены эмоций.
      - Ладно, - Янин невольно улыбнулся. - Занимайся самоанализом, а если найдёшь неисправности мы поможем тебе...
      
      
      19.
      
      ... Когда в рубку вошел Макс, Петер копался у себя в брюхе, ремонтируя энергоблок.
      - Сеанс связи! - напомнил инспектору Макс. - Наш доблестный командор желает говорить с тобой и с этим... Цезарем, - Макс кивнул на Петера и включил экран дальней связи.
      - Макс мне все рассказал, - появившись на экране, сообщил непривычно серьезный Тициус. - Мне кажется, вам пора возвращаться... Вместе с этой... девушкой...
      - Но ее родина здесь... - неуверенно возразил Янин. - Она вряд ли сможет адаптироваться в нашем мире...
      - И что ты предлагаешь? - Тициус с сочувствием смотрел на инспектора.
      - Ждать... Через Настю и робота мы сможем многое узнать... Сложилась уникальная ситуация: у нас есть посредник! По словам робота, здешние разумные существа зовутся доллами...
      - Вот как!.. - Тициус с интересом взглянул на робота. - На кого же они похожи? - спросил он, глядя на робота.
      Но Петер не понял, что вопрос адресован ему и продолжал стоять молчаливым истуканом.
      - Отвечай, номер 25, - приказал Янин роботу.
      - Можете для краткости называть меня Петером, - сообщил робот. - Я отзываюсь и на этот пароль...
      - Хорошо, Петер... - теряя терпение, проговорил инспектор. - На кого похожи доллы?
      - В первой стадии развития - на земных головастиков, точнее молодых лягушек... Затем на богомолов... Во всяком случае, они зеленые... - голос робота был по-прежнему бесстрастен. - И у них есть скелет...
      - Чем они отличаются от лягушек?
      - У них шесть ног, как у земных насекомых...
      - Я плохо слышу. Петер, подойди поближе к экрану, - попросил Тициус.
      Робот запихнул энергоблок в металлическое чрево и подошел к экрану.
      - Петер, расскажи, чему Система обучала Настю, - приказал роботу Тициус.
      - В первые годы - человеческой речи, навыкам письма, чтению, а также собиранию необходимых для питания плодов...
      - Что читала Настя?
      - Учебные тексты. Их составлял и печатал Кнор.
      - Кто это?
      - Один из уничтоженных роботов.
      - Почему вы не пользовались учебными фильмами?
      - Библиотека и видеотека погибли при взрыве.
      - Что было в текстах, составленных Машиной?
      - Законы логики, математики, физики...
      - А художественная литература? - вмешался в разговор Янин.
      - Лишь в последние годы, уже после разрушения Машины, я пересказывал Насте кое-что из классики...
      - В твоей памяти заложены произведения художественной литературы? - недоверчиво спросил Макс.
      - Да. Врач-биолог Елена Храмцова любила слушать по вечерам отрывки из старинной литературы. Особенно она любила Шекспира, Тургенева, Толстого...
      - В твоем исполнении?! - усмехнулся Макс.
      - Да, в моем исполнении, - равнодушно подтвердил робот.
      - Но ведь и в компьютерной памяти Системы должны были храниться миллионы томов самой разнообразной литературы, не так ли? - спросил Тициус.
      - Да, это так...
      - Почему же Система решила скрыть их от Насти?
      - Она считала, что, познав все стороны человеческой жизни, Настя осознает свое одиночество, и слишком сильно затоскует по Земле...
      
      
      20.
      
      ...Янин смотрел, как Макс и Тициус переговариваются о чем-то вполголоса, но не слышал их.
      
      " Так и должно было быть, - думал он. - Сверхзадача любой машины - сохранение жизни человека. Любой ценой! Пусть даже воспитанием НЕДОЧЕЛОВЕКА... Впрочем, компьютер не в состоянии понять, что такое человек... Мы сами толком этого не понимаем..."
      
      Янин посмотрел на Петера, вернувшегося к ремонту энергоблока, затем взгляд его задержался на пейзаже за иллюминатором.
      
      "Теперь, кажется, понятен ее бунт против Системы, - думал инспектор. - Вопрос в том, стала ли она человеком, ведь Система просто старалась сохранить ей жизнь... И при этом руководствовалась чисто компьютерной логикой..."
      
       Тициус продолжал о чем-то горячо спорить с Максом.
      - Где гарантия того, что девушка эта... - Тициус прервал начатую фразу и уставился с экрана куда-то в сторону шлюзового отсека.
      Янин и Макс одновременно обернулись. В дверях, недалеко от Петера, стояла Настя. На ней было некое подобие туники из голубой ткани, перехваченной в талии серебристым шнурком.
      Застывший в растерянности Макс бросился, наконец, предлагать девушке кресло.
       - Здравствуйте, - сосредоточенно, почти по слогам, проговорила Настя и подошла к, застывшему словно изваяние, инспектору.
       Не обращая внимания на Макса и командора, она приподнялась на цыпочки, как на "Авангарде", и поцеловала Янина.
       В губы.
       Поцелуй этот был столь прост и естественен, что не оставлял и тени сомнений в отношении чувств Насти к Янину.
       Однако в следующее же мгновение она смутилась. Скорее всего, от растерянного вида Янина.
      - Я сдержала слово, пришла... - сказала Настя. - Несмотря на все то, что от тебя узнала... Потому что я... люблю тебя...
      - Да... конечно... - нелепо пробормотал Янин. - Проходи, садись...
      - Тогда поцелуй меня...
      Янин растерянно оглянулся на Макса и увидел, как тот торопливо покидает рубку.
      Еще через мгновение раздался щелчок отключения дальней связи.
       Янин на всякий случай взглянул на экран и убедился, что Тициус исчез с него.
      - Петер в последнее время читал мне интересные книги о физиологии людей, об их эмоциях, и обо всяких там условностях... Ну, и о любви, разумеется... - Настя осторожно села на краешек кресла. - Но я еще очень многого не понимаю... Не смейся надо мной, если я сделаю что-нибудь не так. Ладно?
      - Ну, что ты!.. - Янин попытался улыбнуться. - Первого, кто посмеет посмеяться над тобой, я прикончу вот этими вот руками!
      Лучше бы он не говорил этого. Глаза Насти наполнились ужасом. Она даже отступила на шаг от астронавта.
      - Что с тобой?! - попытался исправить ошибку Янин. - Я не собираюсь никого убивать! Это просто шутка! Понимаешь?.. Шутка!..
      И вновь Настя некоторое время словно вслушивалась во что-то. Затем - облегченно вздохнула.
      - Кажется, я поняла, - неуверенно проговорила девушка. - Правда, еще не совсем...
      Но Янин чувствовал, что она совершенно не поняла его.
      - Ты знаешь, что такое юмор? - спросил он.
      - Да, конечно... Петер читал мне и об этом... Но, честно говоря, я так и не понял, зачем он нужен.
      - Юмор?
      - Ну, да...
      - Как бы тебе объяснить... - Янин беспомощно огляделся по сторонам, словно мог найти в рубке что-нибудь, что помогло бы ему доступно объяснить сущность юмора.
      - Вот когда ты вошла, припомни... ты улыбнулась... Ты увидела меня и улыбнулась... Отчего?
      - Мне просто было хорошо... От того, что я снова увидела тебя.
      - Так вот Настя... От шутки, от хорошей шутки, люди тоже улыбаются. Видимо потому, что им тоже бывает хорошо...
      - Все равно, не понимаю... Петер читал мне о приключениях Мюнхгаузена. Это ведь юмор?
      - Да, но, кроме того, это еще и сказка...
      - А мне все показалось совершенно абсурдным. Нет никакой логики!.. Чему там радоваться?.. Мне совсем не было хорошо, когда Петер читал мне про похождения этого лживого барона. Напротив, эти рассказы раздражали меня...
      Янин растерянно смотрел на Настю, не зная, что сказать.
      
      "Вот они, плоды машинного воспитания, - с горечью думал он. - А что еще ждет бедняжку впереди!.."
      
      Внезапно Настя жалобно всхлипнула, и по ее щекам потекли слезы.
      - Что с тобой? - Янин попытался осторожно смахнуть слезинки. - Это же все ерунда! Пожалуйста, не придавай этому значения! Есть множество людей, у которых чувство юмора совершенно не развито... И ничего... Можно прекрасно прожить и без этого!..
      Настя бросила на него взгляд, полный отчаяния и надежды. Андрей старался выглядеть искренним, но это ему не совсем удалось.
      И вдруг девушка начала рыдать.
      Это уже походило на настоящую истерику.
      - Зачем ты обманываешь меня?! - голос ее срывался. - Ты ведь совсем не так думаешь!.. Зачем ты говоришь не то, что думаешь?!
      Янин вскочил с кресла и машинально включил вентиляцию.
      
      "Как же я, идиот, не понял этого раньше?! - думал он. - Эта девочка видит меня насквозь!.. Она читает мои мысли!!!"
      
      Он напряженно вгляделся в лицо Насти. Девушка вновь к чему-то прислушивалась.
      
      "Неужели она и сейчас копается в моих мыслях?! - думал Янин. - Как тогда, перед уходом с "Авангарда". О чем же, черт подери, я тогда думал? Кажется о том, что неплохо было бы одеть ее поосновательнее, перед тем, как познакомить с остальными... Но ведь эта мысль мелькнула лишь на мгновение!..
      
      - Настенька! - Янин растерянно замолк, осознав вдруг, что может и вовсе не задавать вопросы вслух.
      Девушка медленно, очень медленно, подняла голову и с удивлением посмотрела на Янина.
      - А разве у людей не так? - тихо спросила она. Губы ее при этом вроде бы и не шевелились.
      - Я не понимаю, о чем ты? - едва слышно спросил Янин.
      - О том, что ты думал... Разве влюблённые не понимают друг друга без слов?
       Лишь теперь Янин окончательно убедился, что Настя молчала, а слова ее как бы звучали в его мозгу.
      
      "Значит все так и есть! - думал Янин. - Но что же теперь делать?!"
      
      - Просто всегда говори то, что думаешь, - раздался голос Настя. - Или вообще молчи. Я и так пойму...
      - Кто тебя научил этому? - спросил Янин.
      - А разве этому можно научиться?.. Это было со мной всегда. Во всяком случае, мне так кажется... Даже доллы не все могут так...
      - Доллы?!
      - Я говорила тебе о них...
      - Расскажи подробнее, - попросил Янин.
      - Потом... Лучше поведай мне о себе, о людях, о Земле... - Настя подошла совсем близко к Янину и осторожно погладила его по щеке.
      Янин остановил ее ладонь возле своих губ и поцеловал.
      - Ты хороший, - доверительно прошептала Настя. - Я это сразу почувствовала, как только увидела тебя... Наверное, потому и полюбила... Расскажи о себе. Или нет... Лучше помолчи. Молчи и вспоминай. Только закрой глаза, так мне будет легче...
      Янин послушно закрыл глаза и попытался что-нибудь вспомнить. Ну, например, свой прощальный полет в Европу...
      
      
      21.
      
      ... Далеко внизу, словно видимые из иллюминатора, замелькали старинные заповедные города, горы, долины, озера...
      Внезапно эти видения сменились панорамами золотистых песчаных пляжей и лазурными водами Средиземного моря.
      На мгновение в памяти всплыли бегущая по прибрежным волнам девушка...
      Потом все поле зрения заполнили огромные, словно парящие над нетронутым ландшафтом, города и летательные аппараты, потоками несущиеся над хрустальными громадами зданий...
      Зрелище наполненных жизнью светлых городов сменили сосны тайги, надвигающиеся всё ближе и ближе...
      Вот на берегу Байкала появилась коренастая фигура отца. Он подмигнул кому-то и устроился на мостике с удочкой в руках.
      В памяти Янина крупно всплыло его лицо на фоне сосен. Сеть морщинок в уголках внимательных, хитровато прищуренных глаз и легкая усмешка, заставившая Янина очнуться от видений...
      Настенька участливо склонилась над инспектором.
      - Это был мой отец, - медленно проговорил Янин. - Таким я его запомнил. Мы с ним тогда отдыхали у Байкала...
       - Не надо об этом... - перебила его Настя. - Тебе плохо от этих воспоминаний... Что-нибудь другое... Вспомни... - острожными прикосновениями Настя погладила его волосы на висках.
       И боль ушла.
      - Ты же астронавт, - Настя, явно старалась отвлечь его от печальных воспоминаний. - Наверное, тебе приходилось видеть множество миров?..
      Янин грустно улыбнулся и послушно закрыл глаза...
      
      
      22.
      
      ...Видения далеких миров заполнили его сознание. Вот полупрозрачные, словно из хрусталя, скалы, переливающиеся розоватым светом на фоне багряного неба.
      Клубы оранжевого тумана застилают рощу бирюзовых растений. Из-за горизонта выкатывает голубое солнце и к алым тонам, доминирующим в окраске неземного пейзажа, добавляются голубые, ультрамариновые и фиолетовые оттенки.
      Внезапно вдали, из-за хрустальных вершин извергаются клубы дыма, словно произошло извержение вулкана...
      И туча то ли птиц, то ли рукокрылых ящеров затмевает все небо...
      Так же неожиданно видение этого ландшафта сменяется горным земным пейзажем.
      Затем, неведомо откуда появляется озорная физиономия Макса, пожирающего арбуз. Рядом с ним примостилась девушка, тоже с долькой арбуза в руках. Заливаясь звонким смехом, она пытается опередить Макса и первой доесть свой кусок...
      И вновь сменяют друг друга пейзажи далеких планет.
      Сиреневые джунгли на фоне лимонно-желтого неба, с быстро перемещающимися охристыми облаками, и скалистые, словно выжженные гигантским зеленым светилом, пустыни, с редкими растениями, утыканными гигантскими черными колючими листьями...
      На мгновение появляется берег земного моря и светловолосая девушка, загорающая на золотистом песке...
      - Кто это? - спросила Настя, возвращая, своим вопросом Янина к действительности.
       - Таня, моя первая любовь... Мы жили по соседству. Когда мне было пятнадцать, наши семьи вместе ездили на юг...
       - Ты любил ее?
       - Скорее всего, да... Это было очень давно. У нее сейчас другой. Кроме того, она теперь годится мне в бабушки... Ей больше двухсот лет...
      - Следствие релятивизма времени? - Настя вздохнула, с явным облегчением. - Понимаю... А теперь...ты часто вспоминаешь о ней?
      - В полетах всегда есть время для воспоминаний...
      Настя пристально посмотрела на Янина, и лицо ее неожиданно озарилось улыбкой.
      
      "Кажется, она довольна моим ответом, - подумал инспектор. - Но откуда я это знаю? Неужели я теперь тоже могу читать ее мысли?.. "
      
      - Если люди любят, то они легко догадываются, о чем думает любимый человек... - Настя с хитринкой смотрела на инспектора.
      - Значит я теперь тоже?! - вслух спросил Янин.
      - Ты хочешь этого?
      - Да, конечно...
      - Тогда закрой глаза и расслабься...
      Инспектор закрыл глаза, и перед его внутренним взором появились видения, из воспоминаний Насти...
      
      
      23.
      
      ... Вокруг громоздились изуродованные останки "Авангарда". Звездолет выглядел таким, каким он был вскоре после катастрофы. То есть он еще не был покрыт коррозией и не зарос кустарником.
       Створки анабиозного отсека открылись, и из них появились два робота, похожих на Петера. Они спустились на поверхность планеты и начали проворно собирать растущие возле звездолета плоды, постепенно углубляясь в заросли.
      Оранжевые растения уплыли вниз, и стало видно небо над звездолетом. Оно было не фиолетово-синим, как обычно, а серебристо-голубым. Неожиданно все стало видно значительно общее. Оказалось, что нечто серебристо-голубое, огромное и шарообразное нависло над "Авангардом".
      Из зарослей выскочили неприятного вида темно-зеленые существа. У них было шесть конечностей с полупрозрачными голубоватыми перепонками между тремя пальцами. Чем-то они, и впрямь, напоминали головастиков, но больше всего походили на богомолов. Видимо, Настя просто никогда не видела богомолов, поэтому они и не пришли ей на ум, для сравнения. Перемещались эти существа на четырёх конечностях, а в передних кдержали странные шесты и шары.
      Головы существ с выпуклыми желтыми белками и красными кроличьими глазами казались непропорционально крупными. Их бочкообразные груди равномерно вздымались и опадали, причем этот процесс сопровождался шипением и свистом, словно работали меха в старинной кузнице...
      - Это доллы, - едва слышно пояснила Настя. - Я тоже испугалась, когда увидела их в первый раз...
      Существа, между тем, медленно приближались. Вдруг одно из них резко обернулось к зарослям и пронзительно крикнуло что-то своим соплеменникам.
      Тут же раздался громоподобный рев, и над зарослями появилась голова исполинского ящера. Рев усилился. От него, казалось, дрожала вся планета.
       Увидев ящера, доллы собрались в кружок, и подняли над головами свои шары. Затем они приставили к этим шарам шесты таким образом, что противоположные концы шестов почти касались друг друга. Это образование напоминало спицы зонта, причём на вершине этого "зонта" всё ярче разгорался голубой плазменный шар, напоминающий шаровую молнию.
      Неожиданно вокруг группы доллов возникла полупрозрачная, слегка светящаяся и пульсирующая сфера.
      Исполинское чудовище, похожее на ящера, попыталось проникнуть сквозь эту сферу, но его усилия оказались тщетными. Воздух вновь огласился чудовищным ревом. Ящер пробовал разгрызть странную непроницаемую сферу своими чудовищными клыками, потом он некоторое время скреб по ней когтистыми лапами, затем даже попробовал протаранить ее головой. Но все его попытки были безуспешны. Почти невидимая, светящаяся сфера оказалась непробиваемой.
       Немного остыв, чудовище отошло от группы доллов и вдруг заметило земных роботов, появившихся из зарослей. Рев торжества вырвался из огромной груди ящера и он, мотая головой, из стороны в сторону направился к роботам.
      Доллы, начали оживленно обсуждать что-то между собой, затем один из них выскочил из сферы, и устремился к роботам. Он бежал на четырех конечностях и на ходу что-то кричал. И даже махал верхними конечностями.
      Один из роботов повернулся к бегущему доллу, а второй достал из ранца бластер и прошил исполинского ящера ослепительным лазерным лучом.
      Некоторое время ящер по инерции двигался вперед, затем, когда чувство боли дошло до его крохотного мозга, издал предсмертный рев, и повалился на бок.
      Еще некоторое время его огромная грудь судорожно вздымалась, а хвост с острыми роговыми отростками бился о почву, сметая вокруг всю растительность...
      
      
      24.
      
       ... Янин открыл глаза и недоуменно посмотрел на Настю.
       - Вот при каких обстоятельствах мы познакомились. - Настя сосредоточенно смотрела на Янина, как бы оценивая его реакцию на увиденное и пережитое.
       Что-то странное появилось в лице девушки. Оно, как на мгновение показалось астронавту, стало даже каким-то чужим и незнакомым.
      - Сколько тебе тогда было лет? - Янин пытался контролировать свои мысли и вопросом, заданным вслух, желал отвлечь Настю от своих смутных подозрений.
      - Лет?.. - Настя настороженно взглянула на Янина. - Я знаю, что тебя не это интересует... Но я отвечу: мне тогда было пять лет... И, пожалуй, это наиболее впечатляющий эпизод из моего детства, навсегда врезавшийся в мою память...
      - Покажи мне еще что-нибудь, - не успокаивался Янин.
      - Я лучше расскажу. Или нет... - девушка задумалась. - Закрой глаза. Ты сам все увидишь...
      
      
      25.
      
      ... Настя, которой на вид можно было дать лет десять, в сопровождении двух роботов гуляла по пустынному берегу океана. Хромоногий Петер, оживлённо жестикулируя, что-то рассказывал девочке, а второй робот, в смешной красной панаме, снимал эту прогулку видеокамерой.
      - В пять лет я уже могла читать, - комментировал изображение голос Насти. - Основные воспоминания моего детства были связаны с прочитанным. Система ввела меня в мир Математики, Физики, Астрономии... Изредка я совершала прогулки рядом со звездолетом. Под присмотром роботов, разумеется...
      ... Изображение замерло, словно сработал "стопкадр" и, после кратковременной паузы, в кадре, словно после монтажной склейки, появился другой робот с видеокамерой. Этот робот был облачён в тогу из блестящей пурпурной ткани, чем напоминал древнего римлянина.
      Необычное зрелище выглядело крайне забавным, поскольку "робот-римлянин" неожиданно "преклонил" перед Настей колено, приложил к своей металлической груди правый манипулятор и склонил голову, слегка прикрыв диафрагмы окуляров.
       - Вероятно, все было бы проще, - продолжала Настя свой рассказ, - если бы в моем сознании не сохранился образ моей настоящей матери. Но первые годы, проведенные в обществе людей, оставили в моем сознании неизгладимый след. Во всяком случае, я так никогда и не считала Компьютерную Систему своей матерью. С детства я прекрасно осознавала свое отличие от компьютеров и роботов.
      ... Как бы иллюстрируя рассказ, на берегу океана появились еще два робота, сопровождающих девочку в прогулке. Один из них держал над Настей зонт, сделанный из крышки бака для отходов и ручки пылесоса, а второй обмахивал девочку опахалом, сработанным из узконаправленной антенны, на которую роботы натянули кусок уже знакомой пурпурной ткани.
      - Мне было тоскливо и одиноко, - продолжала Настя. - Но постепенно время вылазок увеличивалось, и я начала познавать окружающий мир. Роботы научили меня собирать съедобные растения и приготавливать пищу, однако, на все мои вопросы о структуре живых организмов, они не отвечали. Система оберегала меня от потрясений, чтобы я не осознавала всю меру моего одиночества...
      ... Теперь Настя, окруженная роботами, находилась уже не на берегу, а в рубке программирования Системы. Девочка что-то с улыбкой сказала одному из роботов и он, подчиняясь приказу человека, начал монотонно приседать.
      Настя, видимо, приказала выполнять это упражнение остальным роботам, и они тоже начали синхронно приседать.
      Некоторое время девочка с улыбкой наблюдала за бессмысленным занятием роботов, затем лицо ее помрачнело и она, махнув рукой, ушла из рубки...
      - Однако, с годами, мои вопросы становились все более логичными. Ведь машина не могла мне лгать. Постепенно я узнала, что кроме меня существуют миллиарды таких же, как я, людей, и что, когда я вырасту, за мной, может быть, прилетит звездолет, который заберет меня на планету Земля, где живут остальные люди... - голос Насти задрожал и Янин, открыв глаза, увидел в её глазах слезы.
      - Ну что ты!? - Янин ласково обнял девушку. - Теперь все будет хорошо...
      - Этого дня я ждала... всю жизнь... - доверчиво проговорила Настя. - Долгими вечерами, когда за стенами звездолета бушевали ураганы, я пыталась представить, как же это произойдет... Но действительность... - Настя прижалась к Янину и в глазах ее вновь появились слезы.
      - Настенька!.. - ласково и немного растерянно прошептал Янин. - Ну, не надо плакать!.. Теперь все будет хорошо... Вот увидишь!..
      Настя неожиданно отстранилась от Янина, укоризненно глядя на него.
      - Что теперь может помешать нам? - мысленно спросил он.
       - Ты же знаешь... - едва слышно прошептала девушка: " Человек это не только черты лица, тело, но, прежде всего, - сознание, воспитывающееся окружающими людьми в течение всей жизни".
       - Ах, вот ты о чем... - Янин не знал что сказать. Ведь он действительно так подумал тогда. Именно эти мысли пронеслись в его мозгу в рубке "Авангарда", когда он узнал о Настеньке.
      - Увы, я не могу скрывать от тебя своих мыслей, - вздохнув, проговорил инспектор. - Но ты, действительно, еще так молода!.. Ты обязательно привыкнешь к людям, к Земле... Человек может адаптироваться практически ко всему...
      - Не надо... - Настя прикрыла ладошкой его губы. - Я знаю все, что ты хочешь сказать... Лучше позволь мне... Понимаешь... Система скрывала от меня слишком многое о людях. Ведь компьютер не знает сомнений и колебаний... Поэтому мне так трудно сейчас... Даже о любви я узнала от Петера, когда мне было уже пятнадцать... Однажды, на берегу, я заставила Петера демонтировать узел связи с Системой, и он вышел из-под ее контроля. Из литературы, запрещенной Системой, я узнала, что люди могут любить и страдать, бороться и ненавидеть. Но я слишком долго подавляла в себе все человеческое, завидуя невозмутимости и равнодушию компьютеров... Я старалась подражать им во всем... И, к сожалению, преуспела... Я возненавидела Систему, после того, что узнала от Петера. Я пыталась заставить служить себе остальных роботов, но Система приняла меры, чтобы происшедшее с Петером не повторилось. Она считала, что делает это для моей безопасности. Тогда я решила уничтожить ее... Я знала, что сопротивляться мне она не сможет... - на глазах Насти появились слёзы.
      - Почему ты так мало рассказываешь о доллах? - попытался сменить тему Янин.
      - Не надо об этом... Сейчас я не смогу объяснить...
      - Но почему?
      - Ладно, что ты хочешь знать? - с внезапной решимостью согласилась Настя.
      - Они живут под водой?
      - Они могут жить повсюду, даже под землей... Даже в космосе...
      - В космосе?! - не поверил своим ушам Янин.
      - Это всё очень непросто. Ты пока не поймёшь...
      - Ладно, - Янин вздохнул. - Покажи, как они живут.
      - Хорошо... Закрой глаза...
      
      
      26.
      
      ... Настя и несколько доллов входят в огромную пещеру.
      Девушка оглядывается и машет руками роботам, оставшимся снаружи.
       Постепенно в пещере становится светлее.
       Настя и доллы подходят к огромному подземному озеру, поверхность которого светится призрачным зеленовато-голубым светом.
      Доллы жестами приглашают юную землянку в большую прозрачную сферу, которая ту же погружается в светящуюся воду озера. Мимо проносятся стайки рыб, водоросли, кораллы...
      Постепенно становится темнее.
      Вдали проплывает что-то огромное шарообразное.
      Когда сфера приближается к этому колоссальному, серебристому шару внутри него вспыхивают огни.
      Изображение быстро темнеет и уже из затемнения, в глубине, появляются странные светящиеся сооружения обтекаемых форм, стремительные подводные аппараты, плантации причудливых водорослей...
      Множество светящихся глубоководных рыб, и совершенно неописуемых животных снуют в глубине инопланетного озера.
      Один раз мимо проносится чудовище, напоминающее дракона, каким его рисовали в китайских и японских миниатюрах...
      - Что это было? - Янин открыл глаза.
      - Их города, - Настя устало тёрла виски. - Кстати, чудовище, которое ты видел, является их домашним животным. Да и ящер, уничтоженный Петером, тоже. Это крорг, просто не в меру разыгравшийся. Тогда доллы закрылись защитным полем на всякий случай. Крорг мог раздавить их и не заметить.
      - Понятно, - задумчиво проговорил Янин. - А над "Авангардом"... Что это было? Такое круглое и огромное...
      - Что-то вроде корабля, в котором они совершают экспедиции на сушу. Доллы, которых я увидела в первый раз, были в сухопутной стадии...
      - В сухопутной стадии?.. Впрочем, разберемся... Доллы виноваты в гибели "Авангарда"?
      - Нет... - Адель испуганно взглянула на Янина. - Точнее - виноваты, но косвенно... Сработала система защиты планеты от крупных метеоритов и астероидов... Звездолет приземлялся слишком быстро...
      - Откуда тебе все это известно?
      Настя удивленно смотрела на Янина, собираясь, видимо, что-то ответить, но в это время вновь раздался сигнал вызова. Над входом в рубку загорелась красная лампочка.
      - Это Макс, - ответил Янин на вопросительный взгляд Насти. - Он хочет войти. Ты не против?
      - Нет... - Настя опять как-то странно посмотрела на Янина.
      - Входи, Макс! - громко сказал инспектор.
      - Простите, что прерываю вашу беседу, - смущенно проговорил Макс, входя в рубку. - Наш командор, хочет поговорить с вами, Настенька...
      - Нет, - решительно ответила Настя. - Я не готова... - Она взволнованно посмотрела на Янина. - И вообще, я должна идти... - девушка решительно направилась к двери в шлюзовой отсек.
      - Настя! - Янин попытался остановить девушку. - Почему?
      - Я приду... Завтра. - Настя быстро поцеловала его и выбежала из рубки...
      
      
      27.
      
      Ночью Янин лежал в своем кресле с откинутой спинкой и мучительно пытался заснуть.
      В соседнем кресле, слегка посапывая, спал Макс. Привычно светились шкалы приборов. В тишине был отчетливо слышен звук бортового хронометра.
      Янин перевернулся на спину, и некоторое время смотрел в приглушенно светящийся потолок рубки.
      - Спишь? - тихо спросил он, на всякий случай.
      Макс молчал.
      Янин осторожно встал и подошел к иллюминатору. Странный свистящий звук и тихий скрежет насторожили его. Во тьме иллюминатора появились слабо светящиеся огоньки, медленно перемещающиеся вдали, за пеленой голубого тумана.
      Янин включил внешние микрофоны и рубка наполнилась таинственными шорохами и завываниями. Неожиданно раздался свист, который перешел в более низкий звук. Огоньки вдали начали перемещаться быстрее. Некоторые из них приблизились и стали ярче.
      - Макс! - Янин подбежал к товарищу и потряс его за плечи. - Да проснись же ты!
      Макс вскочил, недоумённо глядя на Янина.
      - Смотри! - Янин кивнул в сторону иллюминатора.
      Некоторое время Макс молча наблюдал за непонятным перемигиванием и буквально танцем огоньков во мраке иллюминатора. Звуки, наполнившие рубку, стали более мелодичными и напоминали пение птиц.
      - В инфракрасном спектре смотрел? - тихо спросил Макс.
      - Нет, - растерянно пробормотал Янин и включил экран электронно-оптического преобразователя.
      В невидимом для глаз землян участке спектра электромагнитных волн окружающий пейзаж выглядел очень необычно. Изображение на экране напоминало цветной негатив: небо темное, красноватого оттенка, а почва наоборот светло-голубая. Она светилась, отдавая накопленное за день тепло.
       Ярче всех светились фигуры доллов, окруживших посадочный блок. Вдали, а может быть и вблизи, перемещались какие-то продолговатые, меняющие форму светящиеся тела. Некоторые из них напоминали сигарообразные дирижабли, но большинство формой приближались к шару. Многие тела были утыканы отростками, напоминающими шипы, со светящимися концами.
      - Цветомузыкальная феерия намба один! - иронично комментировал Макс. - Торжественная увертюра!
      - Может быть, разбудим нашего... вояку? - предложил Янин. - По идее, он лучше нас разбирается во внеземных формах...
      -Хочешь, чтобы он посадил меня под арест?
      - Может, это попытка контакта? - Янин кивнул в иллюминатор.
      - А может, подготовка к штурму?
      - Прекрати паясничать!
      - Ладно... Ты наблюдай, а я попытаюсь связаться с орбитой... - Макс подошел к экрану дальней связи и начал колдовать у пульта.
      Огоньки на экране оптического преобразователя начали ритмично мигать, образовывая странные узоры, схемы и нечто, напоминающее динамичные абстракционистские картины.
      - Есть связь! - объявил Макс.
      На экране появилось встревоженное лицо Тициуса.
      - Что там у вас?! - штурман напряженно всматривался в лица друзей.
      - Похоже, гостеприимные хозяева готовятся к помпезному Контакту, - начал Макс. - Или к штурму...
      - Поднеси объектив к инфраэкрану! - прервал его Янин.
      Макс мигом выполнил приказ и замер по стойке "смирно", вытянув руки по швам. Однако глаза его лихорадочно блестели, выдавая волнение, которое он тщательно пытался скрыть клоунадой.
      - А как это всё выглядит в видимом спектре? - спросил Тициус.
      Макс поднес объектив телепередатчика к иллюминатору, в который было видно, что всё окружающее пространство заполнено светящимися огоньками.
      - И давно это началось? - спросил командор.
      - Минут пять, - сообщил Янин.
      - Ты хоть поспал? - подозрительно спросил Тициус.
      - Нет.
      - Зря... Впрочем, может быть, это и к лучшему... - командор некоторое время вглядывался в светящиеся узоры. - А Усов, спит?
      - Мы решили пока не будить его, - уклончиво ответил Макс.
      - Но ведь это по его части! - возмутился Тициус.
      - Макс держит его под снотворным, - коротко пояснил Янин. - И я, признаться, понимаю его...
      - Дурдом! - пробормотал Тициус. - Вы представляете, что с нами будет?
      - Может выйти, поговорить с ними по душам, с этими доллами? - предложил Макс. - Долго мы будем отсиживаться и отмалчиваться? Может, у них днем самый сон, а бурную деятельность они только по ночам и развивают? Цивилизация сов, так сказать, ...
      - А что в инфракрасном спектре? - игнорируя предложение бортинженера, спросил Тициус.
      Макс послушно поднес объектив к инфраэкрану и удивленно замер. Он был совершенно чист. То есть экран, конечно же, светился, но светился равномерным алым по всему полю светом.
      - Интересненько, - заметил Макс. - По-моему, хозяева желают обеспечить полную секретность своих маневров... И получается это у них недурственно, надо признать...
      - А что в видимом спектре? - перебил его Тициус.
      Все посмотрели в иллюминатор и убедились, что огоньки в нем исчезли. Теперь посадочный блок окружала абсолютная темнота...
      - Ладно, коль тебе все равно не спится, наблюдай, - сказал Тициус перед выходом из зоны связи. - А наш юный друг пусть поспит... Должен же хоть кто-то сохранить ясную голову...
      
      
      28.
      
      Утром Тициус, Янин и Макс вновь совещались при помощи дальней связи. Было заметно, что спали все неважно.
      - Видимость вокруг нормальная? - спросил командор.
      - Да, - Янин с трудом подавил зевок. - И никаких следов ночных маневров...
       - Словно мы и не были под колпаком, - заметил Макс.
       - А может, колпака и не было, - мрачно предположил Янин. - Ведь связь-то не нарушалась.
      - Может быть... - задумчиво проговорил Тициус. - Здесь все может быть... но меня больше всего беспокоит другое... - штурман замолчал.
      - Ты о Насте? - спросил Янин.
      - Да... Сложно с ней все получается... - Тициус говорил, не глядя в объектив. - Прежде всего, меня беспокоят ее способности... Что ты думаешь об этом?
      - На Земле тоже есть экстрасенсы... - неуверенно начал Янин.
      - Думаешь, это врожденное? - перебил его Тициус.
      - В необычных условиях, да ещё в полном одиночестве, могло обостриться то, что, возможно, имеется в каждом из нас, хотя бы в потенциале...
      - Имеешь в виду отсутствие земного информационного поля?
      - И это тоже, - Янин подошел к экрану. - Я знаю, что тебя беспокоит, - тихо проговорил он. - Я тоже не исключаю, что телепатические способности Насти, порождены общением с доллами.
      - Для преодоления языкового барьера и установления контакта? - оживился Макс.
      - Не исключены и другие объяснения, - Янин помрачнел еще больше. - В том числе - и нечто для нас неожиданное...
      - Да, она может являться ретранслятором наших мыслей и чувств доллам, - проговорил Тициус. - Осознанно, или нет - это другой вопрос... У нас нет гарантий, что и сейчас Настя не воспринимает каким-то образом наше совещание и не передает всю информацию хозяевам планеты...
      - Цели, которых, кстати, нам пока неизвестны, - вставил Макс.
      - Ты больше всех общался с... Настей, - неуверенно сказал Тициус. - Я понимаю всю тонкость ваших э-э... отношений, но и ты пойми: я отвечаю за судьбу экспедиции, поэтому хочу знать, что странного в ее поведении ты почувствовал?
      - По-моему - она обладает даром внушения... - неуверенно сказал Янин. - Не исключено, что даже мое чувство к ней навеяно ею... Слишком, уж, быстро все произошло... - Янину было трудно говорить, но он, пересилив себя, продолжил. - Как-то все по-юношески, я бы даже сказал, по-девичьи всё происходило... Как в любовных романах, хранившихся в памяти хромого Петера...
      - Принц из сказки, в которого нельзя не влюбиться? - насмешливо спросил Макс. - Ты хоть её того?..
      - Прекрати! - крикнул с экрана Тициус.
      Но было поздно: Янин сорвался со своего места и ударил Макса в челюсть. Лишь молниеносная реакция бортинженера смягчила силу удара.
      - Ты что?! - Макс растерянно потер скулу. - Так ведь и прибить недолго!..
      - Это не я!.. - пробормотал инспектор. - Я не знаю... Это действительно не я!..
      - Успокойся... - Тициус встревожено смотрел на Янина, оглядывавшегося по сторонам, словно он высматривал кого-то.
      - Наш маленький ковчег начинает смахивать на компактный дурдом, - констатировал Макс. - Может, тебе чего-нибудь успокоительного дать?
      - Это и впрямь не я... - прошептал Янин, глядя сквозь Макса.
      - Выхожу из зоны связи! - предупредил Тициус - Андрей, возьми себя в руки, иначе к следующему сеансу появятся трупы... - Тициус неестественно бодро улыбнулся, затем добавил другим тоном: - Может, действительно выпьешь успокоительного?! Тебе неплохо бы выспаться. И впредь постарайся контролировать свои действия!..
      - Да, конечно... - Янин подошел к шкафчику с медикаментами и проглотил таблетку снотворного...
      
      
      29.
      
       - Вот и всё, - сказал Макс, глядя мимо Усова на спящего Янина. - Потому я вас и разбудил...
       - Это действительно всё?
       - Я даже видеозаписи вам показал!
       - По поводу вашего поступка... поговорим позже, хмуро сказал Усов и кивнул на застонавшего во сне инспектора. - Насколько влюбчив наш Ромео?
       - В первый раз его таким вижу, хотя знаю сто лет. По земному времени, разумеется.
       - Ну, и как я могу теперь вам всем доверять? - спросил Усов.
       Макс в ответ лишь пожал плечами.
       - Ладно, будем спасать инспектора, - сказал Усов. - Ведь, судя по всему, эти... доллы относятся к отряду богомолов...
       - Как это понимать?
       - Вы, конечно, знаете гипотезу о космической панспермии... - задумчиво сказал ксенобиолог.
       - О том, что споры жизни носятся по вселенной и произрастают на подходящих планетах?
       - Именно... Похоже на то, что все ветви жизни в Галактике имеют общее происхождение и одинаковые закономерности развития... До разумной стадии отнюдь не всегда эволюционируют именно гуманоиды...
       - Я понял, - перебил Усова Макс. - Ну, и чем так страшны богомолы?
       - По зоологии, наверное, двойка была? - поинтересовался Усов.
       - Признаться, всегда предпочитал в железках ковыряться...
       - После акта любви самка богомола откусывает самцу голову, а затем и вовсе съедает его. Так сказать мавр сделал своё дело, мавр может уйти...
       - Ничего себе!.. - пробормотал Макс. - К чему страсти такие?!
       - Для самки - главное потомство, - Усов грустно усмехнулся, видимо, каким-то своим воспоминаниям. - Кстати, мамы съедают пап не только среди богомолов...
       - Это точно, - мгновенно согласился Макс. - Потому я и не женюсь, наученный горьким опытом приятелей...
       - Я имел в виду, что и среди рыб тоже встречаются мамы, поедающие пап, - пояснил Усов. - Хотя, к примеру, самцы морских коньков сами вынашивают...
       - Мне плевать, кого вынашивают ваши коньки!!! - взорвался Макс. - Что будем с этой... Настасьей Филипповной делать?!
       - Для начала её надо нейтрализовать и изолировать, - начал Усов.
       - Да Андрей нас самих изолирует! - возмутился Макс.
       - Тогда надо и его нейтрализовть, - спокойно сказал экзобиолог...
      
      
      30.
      
      ... Макс, Янин и Усов ехали в вездеходе по берегу моря.
      - Теперь вы знаете всё, - закончил свой рассказ Янин. - Когда Настя показывала мне доллов, я чувствовал, что ей интересна моя реакция... Теперь я уверен, что моя реакция больше интересовала не ее, а их...
      - Как они всё-таки выглядят? - спросил Усов. - Меня интересует именно твоё мнение.
      - В целом они действительно похожи на богомолов. Во всяком случае, у них три пары конечностей... Настя демонстрировала их мне только в скафандрах. Видимо, боялась шока. Внешне это никак не проявлялось, но и я тоже чувствую её довольно тонко. Между нами появилось нечто вроде обратной связи...
      - Вы почувствовали, что они очень отличаются от нас? - терпеливо спросил Усов.
      - Во время своего первого появления возле "Авангарда", они постарались одеться так, чтобы максимально походить на людей.
      - Думаешь, это было их первое появление? - Макс скептически усмехнулся. - Через столько лет после посадки?
      - Нет, наверное... Но Настя, действительно, видела их тогда впервые...
      Резкий толчок прервал рассказ Янина. Это Макс затормозил вездеход.
       - А вот и наша Настасья Филипповна... - Макс кивнул на обзорный экран.
       Действительно, от скалы к звездолету шла Настя. На ней по-прежнему было нечто, похожее на тунику.
      Янин напряженно следил за каждым движением девушки.
      - Командор, слышите меня? - сказал Макс в микрофон. - В километре от "Авангарда" мы встретили эту девушку... Она идет к нам!
      - Я хочу поговорить с ней, - раздался голос Тициуса. - Андрей, ты слышишь меня?! Пригласи ее в кабину вездехода!
      - Хорошо... - Янин тяжело вздохнул. - Но потом... я хотел бы поговорить с ней наедине.
      - Да, конечно... - торопливо ответил Тициус. - Еще раз прошу тебя: постарайся контролировать не только свои действия, но и мысли!
      - А вот я не советовал бы вам оставаться с ней наедине, - сказал Усов...
      
      
      31.
      
      Настя осторожно вошла в кабину вездехода. На Янина она не смотрела.
      - Наш командор хочет поговорить с вами, - сообщил девушке Усов.
      - Я знаю, - Настя внимательно посмотрела на него, вздохнула и повернулась к микрофону. - Я готова...
      Макс активировал экран дальней связи, и на нем появилось необычайно серьезное лицо Тициуса.
      - От имени экипажа звездолёта "Антал" и от себя лично я приглашаю вас на наш корабль!.. - торжественно произнес Тициус.
      Настя повернулась в сторону Янина, безмолвно спрашивая его о чем-то.
      - В общем, я тоже давно хотел предложить тебе это, - проговорил Янин.
      - Знаю... - Настя пристально смотрела на Янина. - Я не против, но... ты понимаешь, что я хочу сказать...
      - Шеф! - обратился Янин к Тициусу. - Настя принимает приглашение, но прибудет на корабль чуть позднее... Для этого есть ряд причин...
      - Хорошо, - Тициус внимательно смотрел на девушку. - Я хочу подчеркнуть, что мы надеялись не только разгадать причину гибели "Авангарда", но и помочь... Мы верили, что сможем спасти хоть кого-то... - не закончив фразу, Тициус посмотрел на Янина, как бы ища у него поддержки.
      - Настя все поняла, - Янин попытался дипломатично улыбнуться.
      - В таком случае, до встречи на орбите... - Тициус облегченно вздохнул.
      - До встречи! - Янин сделал рукой прощальный жест.
      Настя пристально смотрела на Усова.
      - Я не успел вас раньше познакомить, - сказал Янин. - Это наш экзобиолог Алексей Михайлович Усов...
      - Я знаю, - сказала Настя и резко отвернулась.
      Вездеход круто развернулся и помчался к посадочному блоку.
      
      
      32.
      
       Настя и Янин сидели друг против друга за столиком в рубке посадочного блока.
      - За время, пока мы не виделись, я еще больше осознала, как всё непросто, - сказала Настя. - Помнишь, ты говорил, будто на Земле я быстро забуду обо всем, что здесь произошло?
      - Я говорил не совсем так...
      - Ты говорил, что я привыкну к Земле, к людям... и при этом думал, что постепенно я забуду обо всем, что произошло со мной здесь...
      Янин вздохнул, соглашаясь.
      - А ты хотел бы забыть свое детство? - спросила Настя и, не дождавшись ответа, продолжила. - Каким бы оно ни было - это было мое детство. И отрочество, и юность... И я не забуду ни Системы, ни роботов, ни доллов, ни первых моих радостей, ни ошибок... Да, ты был прав, когда утверждал, что Система заменила мне мать, а роботы - братьев. Как же я могу забыть весь этот мир, в котором осознала себя... разумным существом?! Да, я не говорю - человеком. Потому, что поняла, насколько я отличаюсь от вас нормальных людей...
      - Но!.. - попробовал перебить ее Янин.
      - Нет, ты дослушай... Я полюбила здешнее небо и джунгли, и пустыню, и океан, и те далекие горы, в которых нашла для себя столько нового и интересного... Да, я стремлюсь к людям, но, одновременно, и боюсь вас. Вы, люди, сложнее самых сложных компьютеров. Вы непредсказуемы. Мне, с моей компьютерной логикой и прямолинейностью будет трудно с вами. И еще... Я жажду увидеть Землю, но боюсь разочарования при встрече с ней. Ведь я так привыкла к этому миру. Ты понимаешь меня? - Настя с грустью смотрела на Янина.
      - Да, я все понимаю, - в голосе Янина сквозило отчаяние. - Но ты не видела всей красоты Земли! Возможно, этот мир тоже по-своему прекрасен, но ты даже не представляешь, каким он нам кажется убогим по сравнению с красотой Земли!
      - Не надо!!! Умоляю тебя, не говори так о моей планете! Ничто не помешает мне любить этот мир... И даже доллов, хотя я понимаю, насколько тебе трудно это понять! Пойми, я ведь с детства привыкла ко всему этому!.. Это моя Родина!
      - Да... конечно. Я понимаю. Но постепенно ты забудешь. Хотя бы частично. Я вынужден говорить тебе это, потому, что ты все равно знаешь все мои мысли... В конце концов, ты можешь забыть о многом под гипнозом!..
      - Но я не желаю ничего забывать... - совсем тихо сказала Настя. - Я имею право на собственное прошлое, каким бы странным оно вам не казалась!..
      - Железная логика, - бессильно прошептал Янин.
      - Ты же знаешь: я обладаю машинной логикой...
      - Но ведь ты человек! Понимаешь?!
      - Я человек лишь отчасти, хотя ничто человеческое мне не чуждо, - Настя печально улыбнулась. - Да, я полюбила тебя, как принца из сказки. Как очень долгожданного принца... Но я не внушала тебе любви к себе, как ты подумал... - Настя помолчала и добавила: - Во всяком случае, я не делала этого сознательно!..
      Янин с ужасом смотрел на девушку.
      - А доллы, по-моему, имели право опасаться контакта с людьми Земли, - словно не замечая состояния Янина, продолжила Настя странным, слегка изменившимся голосом, с незнакомой интонацией. - Ведь мы, люди, отнюдь не ангелы...
      Янин невольно отодвинулся от девушки, но перед его глазами уже появилось зеленокожее существо с красными, словно у кролика, глазами без век и бровей.
       Астронавт, с трудом, подавил гримасу отвращения.
      - Многое из того, что есть у них, не имеет на Земле аналогий, - говорила, между тем, Настя. - Ведь и на Земле разумными существами могли стать не люди, а, к примеру, те же динозавры, если бы они не были уничтожены астероидом. Чтобы понять доллов, надо прожить с ними столько, сколько прожила я. Нужно привыкнуть к ним, полюбить...
       - Полюбить?! - Янин закрыл глаза и даже замотал головой, пытаясь изгнать совершенно недопустимые в данный момент мысли. Но он ничего не смог с собой поделать и даже застонал от бессилия.
      - Не надо!!! - испуганно прошептала Настя. - Зачем ты так?! Что плохого они тебе сделали?! Они же чувствуют все!..
      - Ах, вот оно что!.. Значит, они все-таки копаются во мне, в моем сознании с твоей помощью?! - Янин замолк, глядя на вскочившую со своего места девушку.
      - Ты!.. - Настя от отчаяния даже не могла найти слов. - Что ты делаешь!!!
      - Не слушай меня!!! - закричал Янин. - Не слушай мои мысли, я не могу управлять ими!.. Я не готов к такому контакту! Доллы не должны знать моих мыслей!.. Я не могу больше!.. Я знаю - я не должен так думать, но я не могу!..
      - Ведь мы же мечтали о контакте! - шепотом проговорила Настя, причем, было непонятно, кого она подразумевала под словом "мы", людей, или доллов.
      - Да, мы мечтали!.. - Янин подошел к Насте. - Но мы не были готовы к тому, что кто-то будет копаться в наших мыслях! Это просто невыносимо!..
      Янин замолчал, закрыв глаза и сдавив руками виски.
      
      "Что я делаю?! - думал он. - Я не должен думать об этом!.. Не должен, не должен, не должен!.. Но ведь совершенно не исключено, что она по психике своей, по всему образу мышления ближе к ним, чем... Нет, я не должен думать об этом!.." - на лице Янина отразилась непосильная для него внутренняя борьба, он попытался подавить свои эмоции, мысли, но...
      
      Он открыл глаза и увидел, как Настя бежит к шлюзовой камере. Самое страшное: он ничего не мог сделать, так как не в силах был сдвинуться с места...
      
      
      33.
      
      ... В рубку ворвались Макс и Усов.
      - Что случилось?! - Макс тряс Янина за плечи, заглядывал в глаза, но инспектор никак не реагировал. Он словно находился в трансе, вывести из которого его не могло ничто на свете.
      Невидящим взором Янин смотрел сквозь Макса. Тело его безвольно обмякло, лишь руки судорожно сжимались в кулаки и тут же разжимались.
      - Что с тобой?! Ты будешь отвечать?! - Макс изо всех сил тряс Янина, а Усов даже хлестал его по щекам, пока, наконец, инспектор не пришёл в чувство.
      - Надо остановить её... - невнятно пробормотал Янин, открывая помутневшие глаза. - Надо остановить!.. Мы должны помешать!!!
      Неожиданно он сорвался с места и помчался к шлюзовой камере. Макс Усов попытались остановить Янина, но инспектор отшвырнул их в сторону и выскочил из рубки.
      - Биофильтры!.. - прокричал ему вдогонку Макс. - Ты забыл биофильтры!..
      
      
      34.
      
      Не разбирая дороги, Янин продирался через кустарник. Ветки хлестали его по расцарапанному в кровь лицу, комбинезон изодрался в клочья, но он, обезумев от душевной боли, мчался напролом вперед.
      Его догнал вездеход. Свесившись через борт, Макс крикнул что-то Янину, и махнул рукой.
      Неожиданно инспектор остановился и растерянно огляделся по сторонам.
      Поднимая клубы пыли, вездеход затормозил, и из него выскочил Макс.
      - Ты объяснишь, в конце концов, что происходит?! - Макс вновь встряхнул Янина за плечи. - Что с тобой?!
      Янин молча смотрел на Макса. В глазах его застыла невыносимая боль.
      Наконец и Усов подошёл к Янину.
      - Возьмите себя в руки, - сказал Усов. - Ведь вы, в конце-концов, учёный!
      - Поздно... - прошептал Янин, и устало опустился на песок.
      - Где она?! - Макс силой поднял его на ноги и вновь встряхнул.
      - Настя?! Нет ее больше... Она... не вынесла... Этого никто не вынес бы!..
      - Что с ней?! Да очнись же ты!!! - Макс вновь похлопал Янина по щеке. - Ты знаешь, где она?!
      - Да... конечно... - Взгляд Янина прояснился и он, покачиваясь, направился в чащу, поддерживаемый Максом и Усовым. - Этого никто не вынес бы... - бормотал он. - Но она поступила, как человек!.. Машина не способна на такое!.. Только человек!.. - неожиданно инспектор вырвался из рук Макса и Усова и помчался вперёд...
      
      
      35.
      
       На небольшой поляне, покрытой высокой травой, лежала Настя. Увидев, Янина, она попыталась улыбнуться. Лицо ее было необычайно бледным, губы быстро покрывал серый налет.
      Янин склонился над ней, с ужасом осознавая своё бессилие.
      - Поцелуй меня, - попросила Настя.
      С трудом сдерживая слезы, Янин выполнил просьбу умирающей.
      Потом он осыпал девушку поцелуями, судорожно обнял ее, словно пытался удержать жизнь, покидающую юное тело.
      - Не осуждай... - едва слышно прошептала Настенька и легкая улыбка тронула ее посеревшие губы. - Ведь я поступила, как человек?! Ни машина, ни доллы не способны на такое?..
      - Что ты наделала! - прошептал Янин.
      - Не надо так... Я же не знала, что ты на самом деле полюбил меня... Ты же думал, что все это я тебе внушила... Я уже жалею... Теперь я не хочу умирать...
      На поляне появились Макс и Усов. Мгновение они оценивали ситуацию, затем подбежали к Настеньке, и подняли ее на руки.
      - Поехали!.. - коротко бросил Усов Янину. - Уложим ее в анабиоз!..
      Янин словно протрезвел. Его безвольное состояние сменилось лихорадочной деятельностью.
      Втроём они быстро уложили Настеньку на заднее сиденье вездехода.
       Девушка на мгновенье приоткрыла глаза, и на губах ее появилось слабое подобие улыбки...
      
      
      36.
      
       В кабине вездехода, на экране дальней связи, вновь виден был Тициус, внимательно слушающий Макса.
      - По-моему, он находился во власти её внушения, - рассказывал командору Макс.
      - Лишь этим я могу объяснить его бездеятельность в те мгновения, - добавил Усов.
      - Да... я почему-то был совершенно уверен, что уже не смогу ей помешать, - ответил Янин на молчаливый вопрос командора. - Лишь когда они привели меня в сознание... появилась надежда...
      - Значит, надежда все-таки есть? - спросил Тициус.
      - Мы отвезли ее на " Авангард" и уложили в анабиозную камеру, которая уже однажды спасла ей жизнь... - ответил Усов.
      - Ресурсов "Авангарда" не хватало для поддержания анабиозного режима, - сказал Макс. - Пришлось поделиться энергией... Но на орбиту как-нибудь выползем...
      - Кроме того, о ней позаботятся доллы, - добавил Янин. - Они, дали мне это понять через Настю...
      
      
      37.
      
      Янин стоял недалеко от берега, на самом краю обрыва, и смотрел на раскинувшийся далеко внизу океан Сиреневой.
      Невысоко над поверхностью воды торжественным строем летели гигантские шары доллов. Их было много. Десятки, может быть даже сотни. Огромными, ослепительно сверкающими светилами они поднимались над песчаным пляжем и продолжали свой полет над джунглями.
      Повиснув над "Авангардом" шары выстроились сужающейся вверх спиралью и медленно закружились, как бы выполняя некий ритуальный танец.
      Янин повернулся лицом к посадочному боту.
      Макс, открыв люк шлюзового отсека, махал ему рукой.
      Бросив прощальный взгляд на океан, на шары, на весь этот непривычный и вместе с тем такой прекрасный мир Янин медленно пошел к посадочному блоку...
      
      
       38.
      
       "Антал" развернулся над диском Сиреневой и, постепенно ускоряясь, полетел навстречу далекой Земле...
       На некотором расстоянии от него летели шары доллов. Они выстроились спиральным цилиндром, в центре которого покоился, собранный ими из обломков "Авангард". Причём гигантский, земной звездолёт, с Настей на борту, был ими надёжно загерметизирован.
       Когда стремительно удалявшаяся планета превратилась в обычную яркую звезду, шары перестроились и, сделав прощальный круг над "Авангардом", начали удаляться.
       И в это время Настя, лежавшая в анабиозном отсеке, открыла глаза...
      
       ГЕННАДИЙ ТИЩЕНКО.
      8-915-474-94-20 tishchenko06@mail.ru

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Тищенко Геннадий Иванович (tishchenko06@mail.ru)
  • Обновлено: 10/02/2012. 107k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Фантастика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.