Щербак Евгений Владимирович
Зеркало Химеры Продолжение

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Щербак Евгений Владимирович (scherbak2003@list.ru)
  • Обновлено: 09/10/2011. 73k. Статистика.
  • Глава: Фантастика Фантастика
  • Оценка: 7.29*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:

  •   Глава третья. История химерианцев.
      
      
      Заблуждение, что прошлое лучше настоящего, по-видимому,
      было распространено во все эпохи.
      Грили.
      Лживых историков следовало бы казнить,
      как фальшивомонетчиков.
      Сервантес
      
      На следующее утро Разгуляев из своего офиса по радиоселекторной связи передал приказ о назначении начальником охраны Большакова и отправился в ангар к Виноградову. Он застал инженера за углубленным взъерошиванием огромной бороды проводов. Крайне увлеченный этим занятием, инженер разговаривал сам с собой:
      - Так, красавчик, а ты куда идешь? Ага! Ага! Понятно... Так, а это что такое? Этой перемычки здесь быть не должно, - в генерала полетел небольшой отрезок провода. Генерал легко уклонился от него и кашлянул. Виноградов обернулся:
      - День добрый!
      - День добрый! - Очень доброжелательно ответил генерал, - Как успехи?
      - Да вот перебираю блок управления для своего инерциоида, - Виноградов указал рукой в сторону свисавших бесчисленных проводов.
      - Скажите, инерциоид сможет отличать своих от чужих? - Генерал стал с нескрываемым интересом разглядывать детище инженерной мысли.
      - Да, конечно. Я вообще-то я думал о его применении несколько в других целях...
      - Вы считаете, что есть цели более важные, чем безопасность? - На лице генерала отразилось некоторое недоумение.
      - Конечно, нет, - несколько смутившись, ответил ему Виноградов.
      - Когда будет готов опытный образец? - оценивающе рассматривая всю конструкцию, поинтересовался Разгуляев.
      - Я думаю сегодня, - инженер ответил, почти не задумываясь.
      - Испытывать значит, будем завтра, - под взглядом генерала Виноградов чувствовал себя не комфортно.
      - Аркадий Иванович! Я хотел бы испытать его сегодня ночью, без лишних глаз, а завтра, так сказать, уже предъявить его комиссии, - извиняющимся тоном пробормотал инженер.
      - Как скажете. Тогда давайте на завтра на десять утра, - предложил генерал.
      - Давайте, - согласился Виноградов.
      -Что ж, тогда до завтра, - подвел черту Разгуляев.
       - Угу... - прогудел Виноградов, и, присев на корточки, продолжил свое занятие. Разгуляев окинул взглядом помещение, в котором должно было родиться детище инженера. Немытые стаканы с уже засохшей заваркой, на столе рассыпаны болтики, винтики...Дымящийся паяльник, беспорядочно разбросанные инструменты... " Творческий беспорядок. Гений, твою мать...", - подумал про себя генерал. Неубранное помещение его, как истинного военного, раздражало. Он хотел было отчитать Виноградова, но передумал, решив не мешать. "Пусть работает. Я потом с ним поговорю", - с этой мыслью он отправился дальше.
      Выйдя из ангара, Разгуляев пошел к главному входу. Проходя мимо мастерских, он услышал голос Большакова. Он зашел в мастерские и увидел, как Большаков что-то объясняет сварщику.
      - Понятно, понятно...- кивал головой сварщик, - сделаем!
      - Когда? - тут же поинтересовался Большаков.
      - Да завтра к вечеру, наверное! - ответил ему сварщик.
      Разгуляев окликнул Большакова. Тот, обернулся и, увидев Разгуляева, похлопав по плечу сварщика, подошел к Разгуляеву:
      - Приветствую, Аркадий Иванович!
      - Здорово! Это что это ты задумал? - кивнув в сторону сварщика, проговорил Разгуляев.
      - Да борона нужна, - вид у Большакова был озабоченный.
      - Зачем? - ответ капитана несколько озадачил Разгуляева.
      - Контрольно - следовую полосу сделать надо, - с несколько отсутствующим видом, свидетельствующем о полном погружении в решаемую задачу, ответил капитан.
      Разгуляев глубоко вздохнул:
      - Ну, борона так борона... Ты пытался законтактировать с аборигенами?
      - Вот сейчас собираюсь попробовать...
      - Как будешь искать?
      - Я не буду искать. Я буду звонить, - Большаков сделал соответствующий жест.
      - А... - с ироничным видом закивал головой Разгуляев и повторил жест Большакова, - Звонить... Я понял. Ну, иди, звони, я подойду через четверть часа.
      Большаков отправился к центральному выходу, а Разгуляев к Климову. Врач был на своем месте.Поздоровавшись, Разгуляев протянул ему колбу с нейрококтейлем.
      - Доктор, вы можете установить состав этого зелья, а заодно сказать, есть ли что- либо вредное для человека?
      - Давайте попробуем, - Климов взял склянку в руки, перешел к шкафу на противоположной стороне комнаты, поставил нейрококтейль внутрь его. После чего сел за компьютер и его руки легко и ловко забегали по клавишам. Разгуляев подошел и встал за его спиной. На мониторе начали появляться в большом количестве графики и диаграммы. Климов увлеченно следил за работой компьютера.
      - Ну что? - поинтересовался Разгуляев.
      - Очень интересный состав.... - Климов был очень заинтригован, - Что это?
      - Местная водка, насколько я понимаю, - Разгуляев соврал и даже глазом не моргнул.
      - Да? Интересно! Рецепт вам ее не давали? -спросил у него Климов.
      - К сожалению, нет, - ответил Разгуляев и развел руками.
      - Ну что ж, по данным комплексного анализа токсинов не обнаружено, тяжелых металлов тоже, радиоактивных изотопов тоже...., - внимательно рассматривая полученные данные, проговорил Климов.
      - Скажите, может ли это вещество вызывать привыкание? - Разгуляев задал вопрос, ответ на который должен был решить судьбу изобретения Тришина.
      - Нет, по своей сути нет. К тому же привыкание это не свойство вещества, это свойство человеческой психики, - не колеблясь ни на мгновение, ответил ему Климов.
      - Я понял вас доктор. Большое спасибо, - Разгуляев был удовлетворен ответами Климова.
      - Да не за что, - добродушно проговорил врач.
      Они обменялись рукопожатиями, и Разгуляев отправился к Большакову.
      Дойдя до центрального выхода, он поинтересовался у охранника, не видел ли тот капитана. Охранник сказал, что видел, как Большаков выходил и указал в каком направлении тот пошел. Разгуляев двинулся в туже сторону. Когда он дошел до ближайшего холма, то услышал голос Большакова. Завернув за холм, он увидел, что капитан оживленно беседует с аборигеном, похожим на того, кого встретили вчера.
      - Приветствую, генерал! Я общаюсь здесь со вчерашним нашим знакомцем.
      Разгуляев приветственно кивнул головой и услышал в своей голове голос
      - Раф сатцат!
      - Здравствуйте! - ответил генерал, - Вы не могли бы с нами общаться более привычным для нас способом?
      - Могут, могут они разговаривать ... Стрекочут только в путь, - ответил
      за своего собеседника Большаков.
      - Да, мы можем общаться с вами, так как вы хотите, - легко ответил абориген. Генерал отметил что абориген говорит с довольно сильными искажениями. У него получались очень длинными буквы "м" и "щ".
      - Отлично! - ответил Разгуляев, - Давайте знакомиться, я - Разгуляев.
      - Я знаю, - достоинством ответил новый знакомый.
      - А как вас зовут? - поинтересовался Разгуляев.
      - Шант - Ша-ди мое имя, - абориген повернулся к Аркадию Ивановичу.
      - Будет ли у Вас время на то, что бы с нами побеседовать? - генерал рассматривал химерийца. Большой рост, немигающий взгляд грозовых янтарных глаз, а так же необычная расцветка производили устрашающее впечатление.
      - Да, - абориген попался явно не из словоохотливых.
      - Эта... Иванович, - вмешался Большаков, - мы уже общаемся, - в его тоне слышалась плохо скрываемая ревность.
      - Так давайте общаться вместе, - улыбнувшись, ответил ему Разгуляев и, не дожидаясь ответа, продолжил, - Так о чем вы говорили?
      - Мы говорили об оружии, - недовольно буркнул Большаков.
      - Хорошо, - проговорил Разгуляев, - Это очень хорошая тема - оружие. Каким оружием вы пользуетесь? - он обратился к Шант - Ша-ди.
      - Мы пользуемся своим оружием, - прозвучало в ответ.
      - М-да... Ну ладно, вы можете продемонстрировать его и показать его в действии? - проговорил Разгуляев, цепко скользя взглядом по Шант - Ша-ди.
      - Конечно, - Шант - Ша-ди снял с плеча длинную трубку, из корпуса которой свисал шнур диаметром порядка десяти миллиметров. Он ловко перехватил шнур, и свободный конец его прислонил к небольшой впадинке, расположенной в височной области. Ловко снял с пояса из одного из карманов предмет, похожий на пулю. Длиной порядка шестнадцати сантиметров, диаметром двадцать миллиметров. Он опустил трубку одним концом на землю и вложил предмет в одну из трубок. Разгуляев увидел, как диаметр стал трубки сужаться, проталкивая внутрь вложенную в него вещь.
      - Мне нужна мишень, - проговорил Шант - Ша-ди и посмотрел на Разгуляева.
      - Мишень? Мишень найдем. Есть ли у тебя есть "холостые"? Так что б не убить и не повредить, сможешь? - поинтересовался у аборигена Разгуляев.
      - Да, - Шант - Ша-ди был по-прежнему немногословен.
      - Хренов, ко мне в полной боевой выкладке и бронежилете! - проговорил в радиопередатчик Разгуляев.
      Через десять минут Хренов в тяжелом бронежилете стоял перед Разгуляевым. Шант- Ша-ди попросил Хренова бежать. Тот было воспротивился, но генерал отвел его в сторону и через пять минут беседы Хренов побежал. Когда он протрусил порядка ста пятидесяти метров, Шант - Ша-ди поднял свое оружие и опустил свой палец в углубление, находящееся на боковой поверхности трубки. Послышался тихий хлопок и Разгуляев и Большаков увидели, как Хренов, крайне странно, можно сказать эпатажно, выгнувшись, упал на землю. Разгуляев и Большаков бросились к нему. Подбежав, они увидели, как Хренов пытается подняться с земли. Это ему не удавалось из-за большого количества довольно толстых нитей, опутавших его с ног до головы.
      - Прям не Хренов, а сетка с картофелем, - вслух проговорил Большаков и достал нож.
      - Да не вертись! - проговорил капитан и попытался перерезать собранные им в пучок нити. Нити не поддавались, как Большаков не старался. Тогда он попробовал перерезать одну. Получилось с большим трудом.
      Вскоре к ним подошел Шант - Ша-ди. Немного постояв, посмотрев на то, как возится Большаков, он попросил его отойти. Большаков отошел, уступая место тцианбанцу. Тот, перевернув Хренова, взялся за пулю, которая, несколько уменьшившись в длине, впилась в бронежилет Хренова пятью разошедшимися под одинаковыми углами лепестками. Из противоположного конца патрона расходились нити, которыми был опутан Хренов. Тцианбанец совершил ряд манипуляций и нити стали втягиваться в пулю. Когда комок спутанных нитей дошел до патрона, движение остановилось. Тцианбанец рассекающим движением отсек этот ком серповидным перстнем на правой руке. Нити опять стали убираться в патрон и двигались до полного исчезновения. Отрезанный комок Шант - Ша-ди спрятал в цилиндрический сосуд, который был им специально для этой процедуры извлечен из напоясной сумки. Хренов встал и, отряхнувшись, стал разминаться. Разгуляев обратился к нему и потребовал:
      - Докладывайте!
      - Я вообще-то на опыты там всякие своего согласия не давал, и в контракте этого всего не предусмотрено... - казалось, еще немного и "кабанчик Пумба" разревется, как маленькая девочка.
      - Господин Хренов! Для вас, я надеюсь, не является секретом, что вы больше не являетесь начальником охраны нашей миссии? - елейным тоном поинтересовался у него Разгуляев.
      Хренов молчал.
      - Я так же надеюсь, что для вас не является секретом, что вы до сих пор получаете оклад соответствующей должности, и я не подавал рапорт о вашем неполном должностном соответствии? - Генерал продолжал гнуть свою линию.
      Хренов засопел и стал смотреть себе под ноги.
       - Давайте договоримся. Я приказываю, вы делаете. Я получаю от вас точные рапорты о проделанной работе. Вы от меня - свою зарплату, а так же рекомендации. Это хорошо для карьеры, - в лице Разгуляева появилось что-то волчье, что полностью противоречило ласковому, почти задушевному тону.
      Хренов продолжал сопеть.
      - Мы договорились? - почти ласково, словно у ребенка, поинтересовался у Хренова Разгуляев.
      Хренов активно, как ослик Иа, закивал головой.
      - Итак, как это произошло? - на лице генерала появилась вполне доброжелательная улыбка.
      - Я бежал, затем почувствовал толчок, потом веревки, тянуть очень сильно назад стало, аж через себя перебросило. И стягивать стало... Сильно, двигаться тяжело, пытался встать на ноги, но не получалось, - по тону и мимике Хренова было очевидно, что воспоминания были не из приятных...
      Разгуляев обернулся к Шант - Ша-ди. Тот уже снял с бронежилета пулю и держал в руке. Пять лепестков почти уже втянулись в нее.
      - Может, ты нам расскажешь, как все это работает? - обратился Разгуляев к аборигену.
      Шант - Ша-ди внешне никак не отреагировал на предложение генерала.
      - Конечно, - после довольно продолжительной паузы ответил тцианбанец, - это оружие работает следующим образом. Трубка - это специальный организм, его внешняя часть- твердая жесткая, а внутренняя - упругая мускулатура. Когда в тыльную часть трубы вкладывается патрон, включается перистальтика, выполняющая роль подачи. Шнур, который выходит из трубы и присоединяется к височной части головы, является нейрожгутом. Он позволяет с высокой точностью производить наведение на цель, - весь свой рассказ Шант - Ша-ди сопровождал наглядными демонстрациями соответствующих действий.
      - Ямка, расположенная на боковой части трубы, является укрупненным аксонным узлом. Нажатие на него приводит к генерации мощного нейроимпульса, что вызывает мгновенное сокращение мускульной части. Воздух сжимается и выталкивает пулю.
      На лице Большакова появилось удивление:
      - Так это что, пневматика что ли?
      - Да, - ответил ему Разгуляев и опять обратился к тцианбанцу.
      - А как устроена пуля? - по Большакову было видно, что для него такое открытие было полной неожиданностью.
      - Это охотничья пуля. Она предназначена для отлова различных животных, - Шант - Ша-ди дал им снятую с Хренова пулю.
      - Понятно. То есть пуля воткнулась в бронежилет Хренова, далее она изогнулась несколько вверх, выбросила волокна и, втягивая их в себя, повалила назад на спину бедолагу, а потом упаковала его, как овощи, в сетку. Так?
      - Да, так, - Шант - Ша-ди подтвердил мысль Разгуляева.
      - А кроме охотничьих, есть какие-либо другие?
      - Конечно, боевые, сигнальные.
      - Ясно. Дальность боя? - подключился к разговору Большаков, до этого очень внимательно слушавший их разговор.
      - До четырехсот ваших шагов.
      Разгуляев и Большаков переглянулись.
      - Как называется это оружие
      - Пайцль.
      - А еще какое-нибудь оружие есть?
      - Да, голмтастр, - Шант- Ша-ди забросил за спину свою трубку. И снял с пояса цилиндр с ручкой. Он поднял его над головой и цилиндр, изменив форму, превратился в короткий палаш.
      - Эта... Как насчет небольшого учебного боя? - с горящими глазами поинтересовался Большаков.
      - Можно, - коротко ответил Шант - Ша-ди. Большаков снял с пояса свой тесак и встал напротив тцианбанца.
      - Начали! - выкрикнул Большаков и нанес рубящий удар в район сочленения головы и туловища. Шант - Ша-ди, парируя, подставил свой клинок под удар Большакова и в тот момент, когда тесак Большакова коснулся клинка Шант - Ша-ди, оружие последнего изогнулось дугой. Тесак капитана, блеснув на солнце, заскользил по этой дуге. Положение тела Павла стало неустойчивым, чем моментально воспользовался его противник. Сделав короткий подшаг, он легко ударил его ногой в бедро. Большаков упал, подняв тучу пыли. Яростно блеснув глазами, капитан вскочил на ноги, намереваясь, бросится на противника. Шант - Ша-ди резко опустил свое оружие вниз и гортанно выкрикнул:
      -Ргах!
      Тут же раздался крик Разгуляева:
      - Павел!
      Большаков остановился и ощутил давление в области живота. Опустив глаза, он обнаружил, что клинок тцианбанца, изрядно уменьшившись по толщине, изогнувшись, пробил почву и упирался в живот Большакова острием. Холодок пробежал по позвонкам капитана.
      - М-да, впечатляет...- не скрывая удивления, проговорил Разгуляев. Большаков отряхиваясь, поинтересовался:
      - Из чего сделан этот клинок, если это не секрет?
      - Не секрет, - Шант - Ша-ди опять поднял свое оружие вверх, и оно медленно приняло свою изначальную форму.
      - Это оружие является симбиотическим живым организмом, полученным в результате многих изменений. Его выращивают опытные мастера под руководством наших жрецов - цендиков.
      - Вот это да! - удивленно проговорил Большаков, - хотел бы я попасть на ваш огород.
      - Послушайте, Шант - Ша-ди! Я с моим другом совершенно недавно на вашей планете... - проговорил Разгуляев. Шант - Ша-ди прервал его короткой фразой:
      - Я знаю.
      Разгуляев, несколько сбившись с мысли, посмотрел на него и продолжил.
      - Ну, так вот, мы хотели бы осмотреть местные окрестности и побывать в ближайшем населенном пункте. Кстати, вы не знаете какое из местных поселений наиболее близко расположено.
      - Омеркорт, столица вохтасианцев.
      - Сколько дней пути до нее? - Разгуляев стремился своими вопросами сделать тцианбанца более разговорчивым.
      - Два дня.
      - Не смогли бы вы быть нашим проводником? - генералу хотелось установить более доверительные отношения с аборигеном, и он рассчитывал, что в случае совместного небольшого путешествия это и произойдет.
      - Да. Я смогу проводить вас в Омеркорт, - способность ящероподобного не мигать действовала на Разгуляева несколько отталкивающе.
      - Мы планируем отправиться завтра. Где то в это же время.
      - Хорошо, - несмотря на то, что абориген шел навстречу их желаниям, он был по прежнему немногословен.
      - Подходите прямо на это место. Утром, - предложил Разгуляев.
      - Да, - подтвердил свое согласие Шант - Ша - ди.
      Разгуляев, Хренов и Большаков отправились на базу, активно обмениваясь мнениями.
      - Твою так! - проговорил Большаков, - У меня слов не хватает. Ты видел? - он толкнул Хренова. Тот согласно закивал головой.
      - В ближнем бою нам не победить! - коротко резюмировал Разгуляев.
      - Нам нужно держать их на дистанции,- проговорил Хренов.
      - На какой дистанции? - хмыкнул Большаков и разочарованно взмахнул рукой.
      - Ну все-таки, у нас огнестрельное, а у них пневматика, - заметил Хренов.
       - Насчет пневматики - вмешался в их беседу Разгуляев, - в войне тысяча восемьсот двенадцатого года у австрийцев было подразделение вооруженное пневматикой. Правда, со специальной накачкой. Эффективность действий этого подразделения была такая, что Наполеон приказал не брать их в плен.
      - Что, оно было лучше, чем огнестрельное? - заинтересовался Хренов.
      - Довольно значительно превосходило его. Ни звука, ни вспышки, а противник несет потери. По характеристикам оружие Шант - Ша-ди лучше той австрийской пневматики. Пули тяжелее. А если добавить к этому то, что тцианбанцы могут становиться невидимыми, то картина оказывается очень печальной.
      - Подойдут они к нам невидимые и запакуют всех, как сегодня Хренова, - с некоторой злостью проговорил Большаков.
      - Да, дела...- выдохнул Хренов.
      Они подошли к миссии. Разгуляев поблагодарил Хренова и пожал ему руку. Тот, попрощавшись с Большаковым, отправился к себе.
      Большаков посмотрел на Разгуляева:
      - Ну что, я пойду, посмотрю как там мой плуг и моя борона.
      - Иди, пахарь- Разгуляев проговорил с некоторой долей иронии и, посмотрев в след уходящему Большакову, отправился к Тришину. У него он пробыл не долго. Договорился о том, что Тришин отправится с ними в Омеркорт, а так же попросил его взять с собой, то, что он посчитает нужным, а так же три литра нейрококтейля.
      На вопрос Тришина: "Для чего?" Разгуляев ответил: "На всякий случай. Может, пригодится".
       Дальше Разгуляев отправился в свой кабинет и связался по внутренней сети с Кратовым. Он попросил его предоставить ему пароль входа в компьютер руководителя миссии.
      Кратов сообщил ему пароль, и Разгуляев вошел в компьютер. На большом экране засветились окошки систем видеонаблюдения. Генерал некоторое время потратил на наблюдение за работой Большакова. Тот уже приспосабливал изготовленный ремонтниками плуг к бронемашине. Далее Аркадий Иванович начал изучать содержимое компьютера. Он нашел список контактов. Просмотрел их. Довольно любопытные записи о главах миссий. Со странным ощущением Разгуляев отметил про себя что, кроме договора с вохтасианцами на разработку шахт, не было ничего. Никаких других сведений. Ему было непонятно такое пренебрежительное отношение к целому миру, в котором нужно было выжить и обеспечить выживание населения планеты Земля. "Может быть, - компьютер почистили после смерти главы миссии?" Он полистал с большим интересом дневник бывшего хозяина компьютера. Там он нашел упоминание о встрече с правительницей Вохтас. Судя по записям, это была очень интересная дама. Вохтасианцы, похоже, были настроены очень дружелюбно. Почти без удивления, Разгуляев нашел записи черной бухгалтерии. Руководитель миссии подворовывал по мелочи. Продавал часть добытого вещества вохтасианцу по имени Волмаер. Он был торговец. Генерал запомнил координаты вохтасианца: Палата Мена и Выплат, третий этаж, левое крыло. Разгуляев посмотрел на дату последней записи. По земному календарю она была сделана двести три дня тому назад. Генерал перешел на селекторный канал связи и вызвал Кратова.
      - Скажите, сколько дней назад произошла смерть моего предшественника?
      - Хм.. Минутку....Двести. ...Да двести дней назад.
      - Вы уверены?
      - Абсолютно.
      - Спасибо.
      Разгуляев отключил связь и посмотрел на дату последнего изменения файла электронного дневника. От даты последнего изменения прошло сто девяносто дней.
      "Значит, кто-то подкорректировал файл. Интересно, кто и что такое там было, что об этом не должны были узнать в Москве?" - подумал Разгуляев.
       В этой же папке Разгуляев обнаружил еще один интересный файл. Его содержимое заинтересовало генерала до крайности. По информации, содержавшейся в нем, Разгуляев узнал о некоем Молчанове Игоре, криптопсихологе. Разгуляев не знал, что такое "криптопсихолог", но из дальнейшего прочтения выяснилось, что криптопсихолог - это специалист по загадочным состояниям человеческой психики. В анкетных данных так же значилось высшее учебное заведение, которое Молчанов закончил по этой специальности. Генерал откинулся на спинку стула и присвистнул:
      - Ого! Оказывается, что у нас ВУЗы готовят таких специалистов.... Судя по всему, есть большая потребность в них, специалистах по различным загадочным состояниям психики. Интересно, кого еще у нас готовят в наших вузах, а?
      Ответа на свой последний вопрос генерал не получил. Но ощущение от неожиданно полученной им информации было крайне неприятное. Мало того, что его не предупредили обо всем этом перед отправкой, так еще получается, что ему просто врут и не предоставляют полной информации.
      "Сколько народу в дурку упаковали за уфологию, экстрасенсорику, а оказывается, что все это реально существует... Какая прелесть!" - зло подумал Разгуляев.
      Он вернулся к изучению информации. Блестящий выпускник, кандидат психологических наук, проект "Симаргл", проект "Аркаим" и, наконец, проект "Химера".
      - Какой насыщенный карьерный путь! - вслух проговорил генерал, -Ну, посмотрим, что это за проекты, - пробурчал Разгуляев. Оказалось, что "Симаргл" - это год жизни в вольере с волками, "Велес" - год жизни в племени дагонов, а "Аркаим" - два года в дружной семье оленеводов Ямала. Ну и, наконец, "Химера"... Ко всему прочему, Молчанов знал в совершенстве восемьдесят языков, на сто двадцати "читает и говорит со словарем". В конце файла находилась более чем странная пометка, свидетельствующая о том, что криптопсихолог покинул миссию около года назад. В графе "Дата ориентировочного прибытия" не значилось ничего... Генерал посмотрел на фото Молчанова. Черноволосый молодчик с дурацкой вязаной повязкой на голове, в майке с изображением Че Геварры вызвал у Разгуляева рефлекторное неприятие.
      - Понятно... Обдолбыш из успешной семьи, занятый поисками самого себя и отрицанием мерзкого, отвратительного мира! - зло проговорил Разгуляев, с явным ощущением, что ему подложили хорошую свинью.
      - Очень интересно, как мне это все объяснять будут, - зло ухмыльнувшись, Разгуляев закрыл файлы. Разгуляев вставил флэш - чип, данный ему Брындиным и бегло ознакомился с информацией, которая в нем находилась. Ничего особенно интересного для себя он не нашел - куча досье на персонал с очень общими данными, абсолютно неинтересные досье на глав других миссий. Разгуляев выключил компьютер, и, отсоединив флэш - чип, положил его в карман. Он заглянул в окно видеоохранной системы и увидел, что Кратов идет к Большакову. Разгуляев отправился туда же. Он подошел к ним в тот самый момент, когда завершалось создание КСП, которое замыкалось кольцом вокруг миссии.
      Кратов и Большаков оживленно беседовали. Приближаясь к ним, Разгуляев расслышал, их рассуждения о том, что было бы совсем неплохо окружить всю миссию минным полем.
      Разгуляев, подойдя к беседующим, сразу обратился к Кратову:
      - Скажите, у кого еще, кроме вас, есть право администрирования компьютера руководителя миссии или пароль, или право входа в этот компьютер?
      - Ни у кого, - ответил Кратов, ни на минуту не задумываясь.
      - Тогда зачем вы заходили в этот компьютер?
      - Я не входил в компьютер...- в растерянности проговорил Кратов.
      - Тогда получается, что в него входил ваш мертвый босс, - холодно заявил Разгуляев. Кратов выглядел растерянным.
      - Да и еще! Кто такой криптопсихолог Молчанов? - с наигранным безразличием поинтересовался генерал у Кратова.
      - Ну, это специалист по межвидовому и международному общению, - невооруженным взглядом было видно, что тема является не очень приятной для Кратова.
      - И где этот специалист? - заглядывая в глаза, почти вкрадчиво, спросил у него Разгуляев.
      - Он сейчас занимается налаживанием контактов с местным населением, - поморщившись, ответил Кратов.
      - И сколько он уже налаживает? - Разгуляев придвинулся к Кратову почти вплотную, продолжая неотрывно смотреть ему в глаза.
      - Около года... - немного помявшись, процедил Кратов и отвел взгляд.
      - А когда будет? - Разгуляев стал теребить одну из пуговиц на куртке Кратова.
      - Понимаете, тут вот какая ситуация, - нахмурившись, начал объяснять Кратов.
      - Я весь - внимание!
      - Он - сын какой-то очень важной персоны, нам его навязали... Он неуправляем, мы ему говорили, что бы он не покидал территорию миссии, а он... Какой же я тогда криптопсихолог, говорит. Я, говорит, в силу своих должностных обязанностей обязан быть за пределами миссии... И ушел...
      - Ясно! - неожиданно рявкнул генерал.
      Кратов замолчал.
      - Будьте любезны, рапорт мне. В подробностях. Все что, было в течение трех дней до смерти вашего руководителя по день моего прибытия, - совершенно спокойным тоном, словно он говорил о чем-то абсолютно его не касающемся, проговорил генерал. После небольшой паузы Разгуляев добавил:
       - И о криптопсихологе не забудьте.
      - Хорошо... - в голосе Кратова прозвучала обида.
      - Выполняйте! - Разгуляев явно игнорировал его эмоциональное состояние.
      Аркадий Иванович смотрел в след уходящему Кратову. Потом повернулся к Большакову:
      - Пойдем. Надо к завтрашнему дню как следует подготовиться.
      Большаков крикнул водителю БМП, что бы тот ехал ставить машину в гараж, и они пошли вместе с Разгуляевым к себе в помещение. По пути Разгуляев вкратце ему рассказал о вновь открывшихся обстоятельствах.
      Большаков слушал молча. Уже в своем жилом помещении он сказал, что на самом деле в этой истории его настораживало. Ему не понравилось, как было сделано сообщение о гибели их предшественника, ему так же не нравилась отправка на день раньше без предупреждения.
      - Это... Иванович! Мы, конечно, люди военные и понимаем, что не все нам говорят. Но я скажу вот что: азотом повышенной концентрации от всего от этого пованивает...
      - У меня такое же ощущение, - согласился Разгуляев.
      В восемь вечера он сходил запер Тришина с его подопытным, через час открыл. Два этих молодчика экспериментировали с большим удовольствием. Разгуляев так же напомнил Тришину, что бы тот завтра взял с собой нейрококтейль. После этого Аркадий Иванович отправился спать. Но выспаться ему не удалось. Среди ночи его разбудил зуммер селекторной связи.
      - Генерал! Говорит Тришин! - слова Тришину давались с трудом, голос был тихим, хриплым и надтреснутым.
      - Ты обалдел, что ли, ты знаешь сколько сейчас времени? - зверея, спросонок прорычал генерал.
      - Меня атаковал аппарат Виноградова... - Тришин с шумом вдохнул воздух и генерал отчетливо услышал как его ночной собеседник судорожно глотает напиток собственного производства.
      -Что?!!! - В свой вопрос Разгуляев вложил все свое негодование.
      - Прошу принять меры.... - после этих слов послышался глухой звук упавшего тела.
      - Тришин? - не услышав ответа, генерал отключал селекторную связь и крикнул:
      - Большаков! Подъем! У нас ЧП!
      Павел резво вскочил и начал одеваться. Полминуты и он был готов. Генерал был тоже уже экипирован. Бегом они бросились в ангар к Виноградову. Виноградов спал. Они его разбудили. Тот, выслушав их, заявил, что такого быть не может. Он точно отключил агрегат и был абсолютно в этом уверен. Они заставили его одеться и отправились все вместе к Тришину. Влетев в кабинет нейробиолога, они застали его в очень разобранном состоянии. Бледный, взъерошенный с зелеными кругами под глазами, белая рубашка на выпуск... Нейробиолог сидел за столом, на котором стояла почти полная бутыль, судя по всему с нейрококтейлем. Взглянув на вошедших, нейробиолог опрокинул в себя стакан.
      - Так, - наливаясь злобой, проговорил генерал, - пьянствуем, развлекаемся, да?
      Тришин, поправив средним пальцем несколько сползшие очки, негромко кашлянув, ответил:
      - Да какое там пьянствуем, -Тришин сморщился и икнул, - если бы не нейрококтейль, я бы, наверное, в ящик сыграл, - тут он обернулся к Виноградову, - Иди, отключай своего боевого козла.... - он опять икнул и махнул рукой.
      - Да какого боевого козла?!- с нескрываемым удивлением воскликнул Виноградов.
      - А того самого.... Которого... Который у центрального входа ошивается... - Тришин тяжело облокотился на локоть, подперев кулаком левую скулу. Движения были очень неуверенным.
      - Так! - вмешался Разгуляев, - Я думаю, что мы сейчас все вместе проследуем к центральному входу.
      Всей группой они проследовали к центральному входу. Тришин, на всем протяжении этого шествия, требовал от генерала принятия "соответствующих мер, к лицам, из-за действий которых, на территории миссии происходят несчастные случаи с летальным исходом". Виноградов бледнел, злился и огрызался. Генерал пару раз, раздраженно шипя, потребовал, что бы все заткнулись и помалкивали. Наконец, они оказались перед выходом из миссии. Разгуляев уже взялся за рукоять двери, но услышал ритмичное поскрипывание.
      - Слышите?! - напряженным шепотом проговорил Тришин. Все дружно прислушались. Поскрипывание повторилось. Большаков подошел к боковому окну и, сместившись на самый край, стал всматриваться в химерианскую ночь. Через некоторое мгновение из-за косматых сизых облаков блеснула Рирлиа, и он увидел часть резонатора, совершавшего хаотичные покачивания.
      - Да, бродит твой прибор у нас под порогом, - с этими словами он повернулся к инженеру.
      Инженер тоже подошел к окну и раздосадовано проговорил:
      - Да, это он!
      - Генерал! Прошу оказать воздействие... - начал опять бормотать Тришин, явно намереваясь требовать, что бы Разгуляев принял меры в отношении Виноградова.
      - Подожди...- генерал отвернулся от него.
      - Отключить его сможешь? - Разгуляев обратился к Виноградову.
      - Сейчас сбегаю за дистанционным пультом и смогу, - Чувствовалось, что Андрей Алексеевич очень переживает из-за произошедшего случая.
      - Беги.
      Виноградов вернулся очень быстро. Подойдя к двери, он щелкнул клавишей и открыл дверь. С наружи донесся очень неприятный нарастающий звук.
      - А, черт! - вскрикнул Виноградов и отпрыгнул назад. Дверь за ним закрылась, но из-за нее доносился все тот же скрип.
      - Что случилось? - встревожено поинтересовался Разгуляев.
      - Не понимаю, - всей фигурой выражая полное недоумение, проговорил Виноградов и посмотрел на дистанционный пульт, - Вот это да! - выдохнул инженер.
      - Вы можете внятно объяснить, что происходит? - вмешался Большаков.
      -Ну, понимаете, я его отключаю, а он, судя по всему, на байпасный самоподхват переходит!
      - Чего? - не понял Большаков.
      - Ну, у него есть аккумуляторы, а есть еще накопитель энергии. Я аккумуляторы ему отключаю, а он на питание от накопителя переходит. И прога распознавания "свой/чужой", судя по всему, слетела... - задумчиво пробормотал Виноградов.
      - Как его отключить? - спросил Большаков.
      - У него наверху находится вращающийся детектор градиентов энергий. Если его вывести из строя, он должен остановиться, - ответил ему Виноградов.
      Большаков растворился буквально на глазах и появился после непродолжительной паузы с арбалетом.
      - Я решил винтарь не брать, перебудим всех, - и, обернувшись к Виноградову, - Ну, Кулибин, командуй.
      Под руководством Виноградова они распределили роли следующим образом. Инженер щелкает дистанционным выключателем, генерал открывает двери, Большаков стреляет. В случае, если резонатор их накроет, Тришин должен был поднять по тревоге охрану. Они встали по местам, и когда генерал открыл дверь, Большаков увидел инерциоид. Аппарат, скрипя и повизгивая, двинулся в его сторону. Когда датчик повернулся, Большаков выстрелил, послышался звук удара металла о металл, и инерциоид встал. Они с большим трудом вчетвером дотащили его до ангара Виноградова.
      Еще раз, предупредив их о необходимости участвовать в завтрашнем путешествии, генерал и Большаков отправились спать.
      Утром они встретились в условленном месте. Шант - Ша-ди их уже ждал. Большаков тут же поинтересовался, где его бегающие трещотки. Абориген ответил, что этих животных называют конголеоны, и он их вызывает, только если идет на охоту. Судя по его краткому описанию, это были животные, выполняющие функции охотничьих собак. Только они не лаяли, а издавали далеко слышимые звуки своим гребнем. После того, как он закончил свой рассказ про конголеонов, они двинулись на юго-запад. Природа напоминала сухую степь с оазисами причудливой растительности. Тропа, по которой они двигались, похоже, была когда то протоптана какими-то очень большими существами. Двигались они довольно быстро, еле поспевая за широко шагающим Шант- Ша-ди. Разгуляев интересовался расами, проживавшими на Химере. Шант - Ша-ди, как мог, удовлетворял его любопытство.
      - Вы совершенно зря всех живущих на планете называете химерианцами. На самом деле, химерианцами должны называться только люди Тциан - Ба и Клан Изгнания или как его еще называют "Клан Восемнадцати ран", - дыхание их проводника было ровным и глубоким, несмотря на то, что ящер двигался с большой скоростью.
      - А почему так называется этот клан? - задал вопрос Разгуляев.
      - Кланом изгнания он называется потому, что он был изгнан, - ответил Шант - Ша-ди.
      - Ну, это понятно, - Разгуляев начал подозревать, что у Тциан - Ба есть чувство юмора, причем явно английское, - Почему его изгнали?
      - Они являются людьми Ву, - тцианбанец, казалось, интонацией показывал сверхдостаточность этой информации.
      - Ну, понятно, людей Ву нужно изгонять, это ж всем известно, - вмешался в разговор Большаков.
      Разгуляев сердито посмотрел на него и опять обратился к Шант - Ша-ди:
      - Расскажите историю развития Тциан - Ба и планеты.
      - Хорошо, - ответил Шант - Ша-ди и замолчал.
      Они прошли сотню шагов, и уже затосковавшим от молчания землянам была изложена история химерианцев.
      - В далеком прошлом не было клана изгнания и Тциан - Ба. Раздельные семейные кланы бродили по поверхности материка Целедан и острова нан- Нгах и проводили свою жизнь в поисках пищи и схватках между собой. Так сложилось, что имелось некоторое различие между жителями низовых болот, обитателями низин озера Каори и жителями гор острова нан - Нгах. Обитающие в горах были агрессивней и крупнее в размерах. Ко всему прочему, они нашли гриб Ву и стали людьми Ву.
      - Хотелось бы услышать об этом более подробно, - с интересом проговорил Тришин.
      - Среди Клана Изгнания существует легенда о том, как это произошло. В те далекие времена произошла схватка между двумя могучими кланами, обитающими в горах острова нан - Нгах: Ле-Ргох и Ка-ду. Схватка была очень жестокой. Во время боя бойцы клана Ка-ду выносили из боя своих тяжелораненых, и складывали их в тайной пещере. После того, как их вождь был ранен и тоже отнесен в пещеру, этот клан не смог долго сопротивляться и обратился в бегство. Почти истребленный, он прятался в подземных переходах северных гор нан-Нгаха. Клан был обречен. Каково же было их удивление, когда после полного цикла Киомы они в глубинах пещер нашли вождя живым и здоровым. Войны Ка-ду были еще более удивлены, когда их чудом выживший вождь предложил напасть на клан Ле-Ргох. Один из них, наиболее смелый, позволил себе высказать сомнение, за что был немедленно наказан. Вождь Ка-ду схватил его и забросил в подземную реку на сто восемьдесят шагов. Когда наказанный с трудом вышел обратно на берег, он поклялся своей жизнью, что больше не будет сомневаться в словах вождя. Вождь простил его и рассказал своему клану историю своего чудесного выздоровления. После того, как его спрятали в пещере, он потерял сознание от ран. И сколько он был без сознания, он не знает. Когда он очнулся, он был весь в зеленой тягучей жидкости и раны его не болели. Остальные, кто был так же спрятан в пещере, умерли. Их было двадцать два человека. Но вождь чувствовал в себе их силу. Он понял, что это сделала с ним эта зеленая жидкость. Он обследовал пещеру и нашел гриб, который теперь известен как гриб Ву. На следующую ночь они напали на клан Ле-Ргох. Вождь Ка-ду убил восемь войнов и вождя противоборствующего клана и подчинил себе клан Ле-Ргох. За восемьдесят циклов Ка-ду подчинил себе все кланы нан-Нгаха. На месте пещеры было устроено святилище Ву, а так же был основан культ Ву. Нан-нгаханцы поклонялись этому созданию и использовали его, что бы получить силу. Но свойства гриба были таковы, что из десяти принявших его необходимого результата достигал только один. Он и получал всю силу этих десяти. Остальные же превращались в скуппо, существ, подчиненных воле выжившего. Они обладают только примитивными инстинктами, - Шант - Ша-ди замолчал, сосредоточившись, по-видимому, на ходьбе.
      - Скуппо не имеют возможности размножаться. Размножаются только их лидеры. Женщины обязаны рожать как можно больше. Старых женщин, потерявших способность к воспроизводству, преобразовывают в Ву, - Шант - Ша-ди продолжил так же неожиданно, как и замолчал.
      - А почему их называют Кланом Восемнадцати Ран? - спросил Большаков.
      - На теле раненного вождя Ка - ду, оставленного в пещере, было восемнадцать ран. При посвящении в Ву, на теле посвящаемого делают восемнадцать ран в тех же местах и вкладывают в раны грибницу Ву.
      - А они действительно являются такими сильными? - поинтересовался Большаков.
      - Вожди Клана Изгнания могучие бойцы - ответил Шант - Ша-ди, - и гриб Ву защищает их. Даже Тени Гайдрарена не могут проникнуть в подземные туннели нан-Нгаха.
      - А дальше что было? - спросил молчавший до этого Виноградов.
      - Люди Ву стали нападать на нас, жителей озера Каори. Тогда мы, жители низин, умели летать... Они победили и обратили в скуппо два клана побережья. Испугавшись, наши вожди собрались на совет, но только два клана договорились о совместных действиях. Клан Падиари и клан Тав - Кнеок. Клан Падиари был небольшим по численности, но им руководил Великий Рейдан, повелитель подземных Толтлаков. Весь его клан умел управляться с толтлаками. Клан Падиари всегда умел очень много, и другие кланы его побаивались.
      - Что за толтлаки? - задал вопрос начавший уже задыхаться Тришин.
      - Толтлаки.... В вашем понимании наиболее близким образом является очень большая змея, но она меньше толтлака в три раза, и толтлаки живут в земле. Мы их еще называем инканами, каменными змеями, из-за их мощного, хорошо защищенного тела.
      - Понятно, - проговорил Тришин.
      Вдали показалась горная гряда, поросшая крайне редкой растительностью.
      - Может быть, отдохнем? - предложил Разгуляев.
      Он смотрел на горы, видневшиеся в дымке прямо по курсу.
      - Дойдем до гряды и отдохнем, - ответил Шант - Ша-ди.
      - Ну а второй клан? - после того, как они прошагали в молчании несколько сотен метров, поинтересовался у Шант - Ша-ди Аркадий Иванович.
      - Тав-Кнеок возглавлял сам Дун-би Велем. Этот клан знал секрет изготовления пайцль из побегов чернотвора и пуль из его почек. Представители этого клана являются самыми лучшими стрелками Тциан- Ба.
      -Чернотвор? Что это? - явно с профессиональным интересом задал вопрос Тришин.
      - Это хищное смертоносное растение. Оно стреляет своими почками в свою добычу. Если попадает, то подтаскивает на волокнах к своим корням. Корни выходят на поверхность и питаются пойманной жертвой.
      - Понятно. Давайте вернемся к заключенному союзу, - предложил Разгуляев.
      - Да. Два клана договорились совместно выступить против людей Ву. Когда два вождя остались вдвоем, Рейдан передал Дун-бин Велену смафт... - Шант - Ша-ди неторопливо и монотонно продолжил свое повествование.
      Между тем солнце Химеры стало мягко, но настойчиво припекать. Разгуляев попросил Шант - Ша-ди снизить темп. Шант - Ша-ди согласился.
      - Вы говорили про смафт, - напомнил Шант - Ша-ди Виноградов.
      - Да. Смафт - это симбиотический организм. Рейдан и его люди использовали смафт, смафт помогал лучше управлять своим телом и разумом. Смафт позволяет объединяться разумами и делает доступной мысленную речь для любого тцианбанца. Именно с помощью смафта клан Падиари мог управлять могучими толтлаками. Так клан Тав-Кнеок получил смафт и научился жить с ним и пользоваться новыми силами и возможностями... - Размеренная речь Шант - Ша-ди уже начала вызывать определенное раздражение .
      - Скажите, уважаемый, - обратился к Шант - Ша-ди Большаков, - Вот этот смафт, что он из себя представляет?
      Шант - Ша-ди после ставшей уже привычной паузы, ответил:
      - Смафт - это преобразованный цендиками природный организм.
      На вопрос Тришина, что это за цендики и с чем их едят, Шант - Ша-ди прочитал небольшую лекцию о том, как организованы научно-религиозные институты тцианбанского общества. Некоторая часть тцианбанцев специализировалась на таких вещах как изучение, изменение и производство живых организмов Химеры. Если это имело военное предназначение, то этим занимались те, кого называли рициками. В буквально переводе это слово означало "защищающий". Если это делалось не для военных целей, то этим занимались цендики. Созданием абсолютно новых веществ, животных, улучшением уже существующих организмов - занимались энлинги. Рарны занимались, в основном, исследованиями в области Иной Жизни. Более конкретной информации извлечь у проводника не получалось. Он отказывался говорить, ссылаясь на то, что это очень сложно.
      Наконец, горы, призывно маячащие в дымке, после нескольких часов размеренной ходьбы, были ими достигнуты. В конце тропы, появившиеся песчаные россыпи сомкнулись вокруг кольцом ослепительно сверкающих синеватых дюн. За ними, словно мираж, возвышались скалистые уступы. К этому моменту они получили довольно полную информацию о смафте. Этот симбионт располагался в районе крестца или в различных отделах позвоночника. Он выполнял функцию некого сопроцессора, в обычных состояниях он улучшал обменные процессы, повышал защитные силы организма. В критических состояниях в течение небольшого временного интервала резко возрастали сила, скорость и реакция. Тцианбанианец легко мог во время боя запрыгнуть на высоту в два раза превышающую его рост. Ко всему прочему, повышалась скорость восстановления поврежденных или потерянных конечностей. Если организму тцианбианца грозила смерть, симбионт стремился спасти своего носителя, расходуя свои собственные силы, даже если ему самому было не суждено выжить. Путешественники так же узнали о первой битве, в ходе которой люди Ву были впервые разбиты. Это было не слишком большая битва, но, судя по всему, она была первой, где люди Ву потерпели поражение. Битва произошла в том месте, где кончается плато Энония и начинаются Длинные Болота. Люди Ву атаковали, так как они обычно делали. Толпа разъяренных скуппо бросилась в атаку на войнов объединенных кланов. Дело почти мгновенно перешло в рукопашную, где использовались дубинки скуппо и голмтастры Тциан- Ба. Предводитель Ву поднялся в воздух вместе с еще десятью бойцами и атаковали первые ряды своих противников. Рейдан и Велем последовали примеру своего врага и схватились в воздушном бою с лидерами Ву. Воздушный бой был очень маневренный и поначалу обе стороны пытались добиться преимущества за счет хитрости, скорости и расположения. Однако и те и другие были слишком искушенными в воздушной войне. Оставив попытки помочь скуппо проломиться сквозь оборону союзных кланов Тциан- Ба, лидер Ву и его сотники сосредоточились на Рейдане, Велеме и десяти их охранниках. Схватка протекала с переменным успехом. На землю уже упали замертво два сотника Ву и один охранник Рейдана. Кружась над дерущимися на земле, Рейдан смог подобраться к вождю Ву и вступить с ним в поединок. Велем дрался с двумя сотниками Ву сразу, не давая им возможности прийти на помощь своему предводителю. Рейдан и предводитель Ву беспрестанно осыпая друг дружку ударами, придя в состояние крайнего ожесточения, сцепились в клубок, и рухнули на землю. К ним, со всех сторон, бросились скуппо и тцианбанцы. В произошедшей свалке, Рейдан смог оказался сверху и, воспользовавшись этим преимуществом, нанес несколько ударов голмтастром, один из которых оказался фатальным для предводителя Ву. Покончив с предводителем, Рейдан опять поднялся в воздух и вместе с Велемом и оставшихся в живых бойцах охраны, убил еще двух сотников Ву. Остальные же дрогнули и обратились в бегство. Тцианбанцы устали и не могли преследовать бегущих, поэтому пустили по их следу инканов, которые настигали скуппо и утаскивали их под землю. Потери Ву были ужасающими...
      Внимательно следя за рассказом Шант - Ша-ди, они повернули направо и начали двигаться между двух горных цепей. Шант - Ша-ди повел их довольно узкой тропой между двух пиков темного кофейного цвета. Они двигались цепочкой порядка двадцати минут и вышли на широкую дорогу. Склоны гор покрывала довольно бедная растительность. В основном это были сплетения толстых древесных лиан, похожих на чудовищно длинные корни. Местами окружающее пространство покрывали темно зеленые растения с вишневыми верхушками высотой порядка двадцати- тридцати сантиметров. Встречался так же серебристый мох и лишайник, похожий на узорчатую лапшу бежевого и кремового цвета. Крайне редко на глаза попадались низкорослые причудливо растущие кусты. Из животного мира они наблюдали только резво скачущих мелких зверушек, которым нейробиолог присвоил громоздкое название "...особи "химерианской суслоидной крысы". При виде их, зверушки начинали ожесточенно свиристеть и отбегать на безопасное расстояние. Какого то похожего на них земного животного, никто из землян припомнить не смог. Шант - Ша-ди остановился и предложил сделать остановку для отдыха. Его спутники согласились. Они расположились на крупных камнях. Тришин всем предложил нейрококтейль. Предложенный напиток выпили все, включая Шант - Ша-ди.
      - Странный и интересный напиток, - охарактеризовал напиток тцианбанец.
      Сделав по глотку, они почувствовали, как отступает усталость. Это было очень приятное чувство. Тришин принялся фотографировать окружающую местность и что-то наговаривать на диктофон. Разгуляев видел, как он взял несколько образцов химерианского грунта, а так же по экземпляру местной растительности.
      - Так чем кончились ваша война с людьми Ву? - обратился к Шант - Ша-ди Большаков.
      - Был еще один бой. А потом была большая битва. Многие погибли тогда. К кланам Райдена и Велена присоединились все кланы озера. Но в той битве Ву было очень много, и их вожди побеждали нас в воздухе. В небо поднялись Велен и его люди. Они были опытными стрелками из пайцль, и это выправило положение. Толпы обезумевших скуппо, не считаясь с потерями, накатывали на наши войска словно волны, одна за другой. Они смогли прорвать центр, но их наступление остановили посланные Рейденом толтлаки. Они нападали из-под земли и утаскивали атакующих врагов под землю. Это вызвало панику в рядах скуппо, и они бросились обратно. В это время в небе Велен дрался сразу с тремя вождями Ву. Рейдан поднялся в небо на выручку Велену и сумел сбросить одного из трех врагов на землю, где его немедленно атаковал инкан. Чаша весов стала склоняться на сторону Велена и Райдена. Их соперники, почувствовали, что они проигрывают и стали отступать, подымаясь под облака с целью потеряться в них. Велен и Рейдан стали их преследовать, но потеряли их в густой перистой облачности. Когда они вылетели из нее, то увидели большое количество вождей Ву летящих на подмогу своим дрогнувшим войскам. Велен был в большой растерянности и когда увидел, что Рейдан полетел навстречу вождям Ву, он решил, что тот сошел с ума. Он пытался звать его обратно, но тот не отзывался. Велен решил, что лучше погибнуть вместе с Рейденом и бросился догонять его. Но Рейдан на его глазах превратился в волну бегущего огня. Этот огонь уничтожил почти всех вождей Ву. Ву, оставшиеся в живых, обратились в бегство, а наши войска под предводительством Велена преследовали их и уничтожали. Больше попыток завоевать нас люди Ву не делали.
      - После войны Велен - выдержав небольшую паузу продолжил Шант - Ша-ди, - был объявлен вождем племен озера Каори, а каждый из Ву должен был быть либо уничтожен, либо изгнан. Поэтому их и называют Кланом Изгнания.
      - А Вохтасианцы?
      - Они появились позже. Триста сорок восемь полных циклов нашей планеты назад.
       - Расскажите нам о них, - попросил тцианбанца Большаков.
      - Нет, - ответ Шант - Ша-ди был твердым и, как показалось Разгуляеву, эмоциональным.
      - Почему? - наблюдая за тцианбанцем, поинтересовался Разгуляев.
      - Они сами о себе расскажут. Если вы их спросите, - как показалось с генералу с большой неохотой ответил Шант - Ша-ди.
      Разгуляев и Большаков переглянулись.
      - Надо двигаться дальше, - проговорил Шант - Ша-ди, и группа возобновила движение, следуя за ним.
      Они шли около часа, когда Шант - Ша-ди вдруг резко остановился. Вместе с ним остановилась вся группа.
      - Что случилось? - поинтересовался Разгуляев, наблюдая как Шант - Ша-ди прикрыв глаза, водит головой из стороны в сторону.
      - Скуппо...- коротко ответил тцианбанец, - нам надо быстро проследовать по тому склону, - он кивнул на склон горы, находящийся в километре от них по правую руку.
      Он развернулся и, перейдя на бег, устремился в указанном им направлении. Весь отряд последовал за ним. Они пробежали по склону горы вверх тридцать метров, когда сзади послышался вой. Разгуляев обернулся и увидел в километре от горы большую группу существ, риближающихся к ним. Шант - Ша-ди плавно увеличил скорость. Они пробежали вверх еще метров тридцать, после чего начались ступени. По ступеням они поднялись метров на восемьдесят, и вышли на площадку. Шант - Ша-ди подошел к небольшой башенке сложенной из каменных глыб. В ней имелось отверстие, в которое Шант - Ша - ди засунул руку. Ступеньки тут же сложились, превратившись в сплошную довольно крутую дорожку. Жестом приказав всем отойти, Шант - Ша-ди вышел вперед к этой дорожке и снял с плеча пайцль. Оставляя за собой столбы пыли, их преследователи приближались к подошве горы, на которой они находились. Разгуляев стал рассматривать в бинокль людей Ву. Это были довольно крупные прямоходящие ящеры, с мощными задними конечностями и длинными хвостами. Их чешуйчатая, коричневая, покрытая серой пылью кожа местами свисала складками. Бежали они, почти картинно высоко подымая бедра. Скоординировано с нижними конечностями работали их верхние, в которых они сжимали короткие дубинки. На головах существ находились странные высокие цилиндрические шлемы. Достигнув подножия горы, на которой нашли укрытие тцианбанец и четверо землян, первые скуппо начали носиться взад-вперед по окружности подошвы горы, издавая хныкающие звуки.
      - Когда стрелять? - обратился к Шант - Ша-ди Большаков уже целящийся в скуппо из своего карабина.
      - Пока что не надо, - безэмоционально ответил Шант - Ша-ди.
      Внизу уже суетились все их преследователи. Хныканье и вой нарастали. Наконец, из толпы преследователей, которых Разгуляев насчитал тридцать штук, отделился один и помчался по склону вверх прямо на Шант - Ша-ди. Разгуляев, как и Большаков, стал прицеливаться из карабина в бегущего к ним скуппо. Бежавшему подъем давался очень легко, но, почти достигнув дорожки, скуппо оступился и упал. Он стал было скатываться вниз, но сумел вцепиться зубами в торчащий из-под земли корень. Это остановило его падение. Скуппо издал совершенно неподходящее глупое квохтанье и стукнул дубинкой по склону горы. Вниз посыпались мелкие камни. С удивлением Разгуляев наблюдал за этой картиной. Здоровый ящер висел, влепившись зубами в корни, и смотрел на них. Потом скуппо стал издавать детские хныкающие звуки. Внизу у горы царила все та же суета. Группа этих созданий хаотично металась возле горы, издавая самые различные звуки, большинство из которых явно не соответствовали их внешнему виду. Большаков не выдержал, взял небольшой камень и, прицелившись, кинул его в скуппо, вцепившемуся зубами в корень. Камень попал в морду ящера. Тот взревел, его глаза засветились яростью, и из пасти потекла слюна. В приступе бешенства он стал грызть корень и молотить дубинкой гору. Фонтаны земли и камней полетели вниз.
      - Почему ты не стреляешь? - спросил у Шант - Ша-ди Разгуляев.
      - Я не знаю, есть ли с ними вождь. У меня не так много снарядов. К тому же, необходимости пока что нет. Нужно подождать, скоро подойдет помощь, - даже не обернувшись к Разгуляеву, проговорил Шант - Ша-ди.
      Большаков взял еще один булыжник и ловко им съездил в бок скуппо. Истерика усилилась и кончилась тем, что скуппо, судя по всему, перегрыз корень и покатился вниз. Докатившись до самого низа, скуппо поднялся и забегал со всеми остальными.
      - Давай я в них из карабина! - опять обратился к Шант - Ша-ди Большаков.
      - Не спеши, - Шант - Ша-ди, наблюдая за противником, явно не собирался уделять хоть мало-мальски своего внимания членам своего отряда. Между тем, поведение скуппо изменилось, они развернулись и построились свободным строем, фланг которого уперся в гору, на которой находился отряд. Прямо на них, не пойми откуда взявшись, двигалось трое тцианбанцев. Они шли клином. Находящийся на острие построения, поднял пайцль и выстрелил. Разгуляев, наблюдавший за всем в бинокль, увидел, как тцианбанская пуля застряла в скуппо. Из ее противоположного конца вылетело гибкое жало и хлестко ударило в шлем скуппо. Шлем выдержал удар и жало, выгнувшись в противоположную сторону, ударило скуппо в ногу.
      Тот, вскрикнув, упал. Выстреливший перешел по дуге за спины двух других тцианбанцев и занялся перезарядкой. Двое других перестроились так, что бы опять построение соответствовало клиноподобной форме. Со стороны скуппо промелькнула большая тень. Разгуляев поднял бинокль вверх и увидел быстро снижающуюся крылатую тварь.
      Разгуляев не мог оторваться от бинокля и проговорил:
      - - Матерь божья!
      Большаков посмотрел в свой бинокль и проговорил:
      - Вот это да!
      Тришин, бывший без бинокля, обратился к Большакову:
      - Что там?
      - Если я когда - либо мог себе представить демона, то я бы его представил где то так, - проговорил Большаков и передал бинокль Тришину. Тот, взглянув в бинокль, выдохнул:
      - Вот это да!
      Ящер, взмахнув крыльями, опустился на ноги и, сделав по инерции пару шагов, остановился перед строем скуппо. Высота роста этого существа составляла около трех метров, крылья его сложились в некоторое подобие мантии. Мощные конгломераты мышц и большие крепкие сухожилия, похожие на канаты, бугрились под черной аспидной кожей, блистающей на солнце. Ощущение силы, способной все смести со своего пути, безудержно излучалось этим химерианским драконом. В правой трехпалой руке монстр держал жезл. Угрожающе проревев, он метнул из жезла веретенообразный сгусток энергии, который полетел в сторону тцианбанского клина. Никого из тцианбанцев он не задел и, ударившись в стоящую напротив гору, гулко взорвался, оставив после себя небольшую воронку.
      - Как граната, - проговорил Большаков, наблюдавший за этой сценой в оптический прицел карабина, - Ну теперь то можно? - он посмотрел на Шант - Ша-ди. Тот согласно кивнул головой.
      - Ну-ка, - с горящими от азарта глазами Большаков прицелился и выстрелил. Пуля угодила в плечо вождю. Его массивное тело покачнулось, гася кинетическую энергию удара попавшей в него пули. Лидер скуппо взревел и, развернувшись в сторону Большакова, послал веретенообразный выстрел в его сторону. Взрыв произошел над головами Виноградова и Тришина и осыпал всю группу землей, песком и каменными осколками. Когда развеялась пыль от взрыва, Разгуляев увидел, что скуппо окружили своего вождя. Тот склонился над раненным скуппо и, не обращая никакого внимания на душераздирающие визги обреченного, вырвал из его груди большой кусок окровавленной плоти и приложил к своей ране. Трое тцианбанцев начали размеренный обстрел отряда скуппо. Отбросив кусок мяса, используемый в качестве компресса, предводитель скуппо поднялся в воздух и сверху открыл огонь по тцианбанцам с помощью своего жезла. Большаков, Шант - Ша-ди и Разгуляев стремились сбить его. У Большакова даже сложилось впечатление, что он попал еще раз, но вождь скуппо ничем не показал, что он ранен. Скуппо отступили довольно слаженно, потеряв еще одного своего бойца, тело которого они унесли с собой, как и тело первого погибшего. Их не преследовали. Разгуляев со своими людьми и Шант - Ша-ди спустился вниз. Там их уже ждали пришедшие им на помощь тцианбанцы. В их сопровождении они шли до самого вечера. Земляне узнали довольно много нового. Один из присоединившихся, по имени Дальда Кин, прочитал длинную лекцию об оружии Тциан-Ба. Боевые пули Тциан-Ба являлись специально выведенными организмами, представляющими из себя одностороннее жало. С другой стороны у жала было много мелких присосок и зацепов, позволяющих жестко закрепиться на теле жертвы. После этого, под действием постоянно генерируемых самим же организмом нейроимпульсов, нейрожгут на вершине которого находилась пробивающая часть жала, как плетью хлестал в совершенно разные стороны. Такая необычная конструкция тцианбанской пули давала большое преимущество этому виду оружия. Вожди Ву имели и крепкую кожу, и броню, а хлещущее жало позволяло найти незащищенное место, пробить его и выпустить в тело пораженной жертвы крайне сложный по формуле комплекс токсинов и кислот. Действие этого комплекса различалось в зависимости от того, к какой химерианской расе принадлежала жертва. У Ву происходило довольно быстрое растворение и превращение в студенистую жидкость части пораженного тела. У Вохтасианцев полный паралич со смертельным исходом. На самих Тцианбанцев этот комплекс производил ослепляющий эффект с частичным омертвением и отпаданием пораженного участка и, если не принимались меры, пораженный этим ядом погибал. Была еще разновидность охотничьей пули, выбрасывавшей сеть с последующим ударом жертвы импульса тока. Большинство местной фауны, по уверению Дальды Кин, впадали в кому под его действием. После пуль Большаков перевел разговор на более тяжелое оружие. Как он понял, по крайне бедному и запутанному описанию, у Тциан - Ба были инфразвуковые и волновые установки переносного вида. Так же крайне интриговали очень своеобразные камикадзе тцианбанцев. Некоторые цендики, преуспевшие в Искусстве Рейдана, умели превращаться в мощную волну огня или в одиночный плазменный импульс. Как уверяли все Тциан-Ба, преуспевшие в искусстве Рейдана обеспечили победу во второй войне с Вохтас. Потом разговор пошел о Койбах, которые участвовали и в первой войне с Вохтас, но в отличие от второй, на стороне Вохтасианцев. Это были самые быстрые создания на этой планете, по уверению Тциан-Ба. И самые мощные. Они предпочитали ближний рукопашный бой. В ходе его они применяли своеобразные устройства, по описанию очень похожие на китайские веера, заряженные большим количеством дротиков. Выстрел производился при помощи предварительно напряженной пружины. Таких пружин было две, по одной на каждую сторону веера. После попадания в цель, дротик начинал быстро вращаться, погружаясь при этом в тело жертвы. Через несколько десятков оборотов каждый дротик взрывался. Наносимые таким оружием раны были глубокими и очень часто смертельными и заживали тяжело и долго.
      Тришин, замыкавший отряд, остановился, что бы подтянуть лямки на рюкзаке. Он уже было собрался продолжить путь, когда со спины он услышал: "Цыц!" Вздрогнув от неожиданности, Тришин обернулся и увидел в пяти-семи метрах странное животное. Синеватого цвета, с маленькими мохнатыми ушками, сидевшего на задних лапках. Передние лапы, довольно мощные, с пятью изогнутыми когтями мирно покоились на животе.
      - Цыцыц! - довольно громко крикнуло животное.
      Тришин взял фотокамеру и начал готовиться его снять. В это время, Шант - Ша-ди обернулся, и, увидев, чем занимается Тришин, резко остановился и, издав урчащий звук, взмахнул рукой. Разгуляев услышал мысленный крик Шант - Ша-ди:
      - Уйди от животного!
      Но было поздно. Тришин щелкнул, световой импульс вспышки испугал зверя и тот, неожиданно сильно и метко плюнул в лицо нейробиолога и убежал на четырех лапах за камень.
      Тцианбанец бросился к Тришину, все остальные сделали то же самое. Тришин пытался стереть с себя слюну зверя, но это у него получалось очень плохо. Из его глаз градом покатились слезы, Разгуляеву стало казаться, что его нейробиолог начал задыхаться. Они добежали до него тогда, когда Тришина стало выворачивать наизнанку. Шант - Ша-ди достал какую - то мензурку и вылил ее содержимого на лоскут материи, который он извлек из своей напоясной сумки. Этим лоскутом он начал смывать плевок и это у него получилось. Правда, слезы потекли у всех остальных, а Виноградова даже вырвало, но Тришину становилось легче.
      Через несколько минут, Тришин, начав приходить в себя, протирая очки платком, который он достал из кармана штанов, спросил у Тцианбанца:
      - Что это было?
      - Это зверь, который называется "люль". Его слюна отпугивает всю местную живность и большую и малую. Только жук рычан охотится на люля.
      Тцианбанцы меж тем тоже достали лоскуты и протерли свои лица. Люди отошли на значительное состояние от места происшествия. Тришин сделал несколько глотков из фляжки с нейрококтейлем. Ему явно становилось лучше.
      - Понятно, люль, - с облегчением вздохнув, сказал Тришин, убирая фляжку.
      - Насколько он распространен? - поинтересовался Виноградов.
      - Здесь немного. А вот в глубине Длинных Болот их очень много.
      
      Начинало темнеть, и они решили остановиться на ночевку. Тцианбанцы нашли укромное место. Большаков хотел развести костер, но тцианбанцы попросили его не делать этого. Местных хищников огонь не отпугивал, он их привлекал. Шант - Ша-ди и его единоплеменники достали цилиндрические приспособления, которые светились сфокусированным синим светом, и, расставив по периметру, направили свет в центр. После этого они достали циновки и расположились на них. Земляне достали пенополиэтиленовые подстилки и легли на них. Большаков поинтересовался у Шант - Ша-ди, почему тот сразу не стал стрелять. Тот ответил ему, что у него осталось только три боевых патрона, остальные были охотничьими.
      - Поэтому нужно было подождать подхода моих соплеменников, а заодно позволить ситуации проясниться. Иногда группы скуппо по численности достигают несколько сотен. Хорошо, что сейчас их было немного. Когда они в большом количестве, они очень настойчивы и агрессивны. Ко всему прочему, у них может быть несколько предводителей.
      Далее он рассказал, что Ву часто совершают набеги, утаскивая все, что только можно на свой остров. Большаков поинтересовался, почему Тциан-Ба не уничтожат Ву. В ответ он услышал, что уничтожить Ву очень не простое дело. Дело в том, что на острове находится большая цитадель Ву, которая называется Бриспайн. Под ней и по всему острову находится несметное количество глубоких подземных коридоров. С учетом всего этого, потери будут очень большими. Ко всему прочему, в столкновениях Тциан-Ба удавалось уничтожать десятников и сотников Ву. Тысячного удалось ранить во время битвы на плато Энония, при этом он убил одного инкана и трех стрелков Тциан-Ба. Столкнуться с вождем всех людей Ву Джодахом он бы не захотел бы ни за что.
      - А что это за оружие было у этого летуна? - поинтересовался Разгуляев.
      - Мы называем его жезлом Ледана, по имени вохтасианца, который сделал им его.
      - Чем он стреляет? - с нескрываемым любопытством поинтересовался Виноградов.
      - Накопленным зарядом, сохраняемым в кристалле таллиума. Он трансформируется в плазменный заряд. Не очень точная стрельба связана с тем, что, судя по всему у Ву, нет возможности в полной мере использовать знания Ледана, - Шант - Ша - ди, сделав паузу, добавил, - По технологическим причинам.
      - Скажите, а Ву тоже телепаты? - несколько неожиданно для Разгуляева поинтересовался Тришин у тцианбанцев.
      - Да, - ответил Дальда Кин, - Только у них телепатическая связь вождей и скуппо возможна только в пределах прямой видимости.
      - Хм... - Интересно...- проговорил Тришин.
      
      Тциан-Ба достали из своих напоясных сумок пищу и стали есть. Земляне тоже перекусили, после чего решено было спать. Разгуляев предложил выставить охранение, Тциан-Ба объяснили ему, что это совершенно лишнее. Дальда Кин сказал:
      - Они закричат, если что, - и указал своей рукой на фонари.
      Разгуляев думал, что не заснет. Но усталость и некоторое напряжение взяли свое. Проснулся он от того, что Большаков громко разговаривал с Дальда Кин. Солнце Химеры уже светило своим мягким светом. В небе болталась Киома, размером со средний апельсин. Легко позавтракав, группа опять отправилась в путь. Где-то через пару часов они вышли из гряды гор. Шант - Ша-ди указал на высокую гору, видневшуюся вдалеке, и проговорил:
      - Там ваши люди добывают кристаллы.
      - Понял. Спасибо, - поблагодарил его Разгуляев и, обернувшись к своим, проговорил:
      - На обратном пути зайдем.
      За их спинами поднимались дымчато-серые облака, но солнце светило, и горы были наполнены красками в его теплом золотистом свете. В перепутанных ветвях редко встречающихся кустов, лианах, листьях и травах, жужжали насекомые, иногда издалека доносились другие, абсолютно непохожие на привычные уху землянина звуки.
      Легкий порыв ветра взъерошил волосы на их головах. Далекий глухой раскат грома заставил их оглянуться назад.
      - Не попадем ли мы под дождь? - поинтересовался Разгуляев у Шант - Ша- ди.
      - Не попадем, - Шант - Ша- ди не был словоохотлив и Разгуляев вот уже в который раз гадал, является ли это индивидуальной характеристикой или это типичная черта характера всех Тциан - Ба.
      Сильный порыв холодного ветра подул в другом направлении. "Дождь, похоже, отменяется", - с удовольствием отметил про себя генерал. Кончились горы, и дальше началась равнина, покрытая ковром невысокой растительности. По пути им иногда встречались острова крупной флоры. Разгуляеву очень понравились растения похожие на огромные куски зефира. С замысловатыми ребристыми узорами, приятного нежного кремового цвета, они располагались вдоль дороги на значительном расстоянии друг от друга, исключительно поодиночке. У Большакова вызвали большой интерес растения, похожие на множество ушей кролика Роджера. Он спросил у сопровождавших их тцианбанцев, может ли он их потрогать. Шант - Ша-ди ответил, что можно. Большаков потрогал и минут пять потом, следуя со всеми остальными восхищался ощущениями мягкой приятной упругости, пока генерал не попросил его замолчать. Было очень много тонких высоких растений, заканчивающихся кистями тонких веточек, похожих на верхушки ковыля. В середине этой симпатичной копны возвышалась темно-красновато-коричневатая толстая, размером со скалку похожая на гусарский кивер, вершина. Тришин захотел сорвать его и полез было в эту копну веток, но его окликнул Шант - Ша-ди. Он попросил Тришина не делать этого. На вопрос Тришина "Почему?" тцианбанец ответил, что в таких местах любят селиться стаи животных, которых аборигены называли Ит. Они в принципе вели себя довольно миролюбиво и обычно стремились скрыться бегством. Но если кто-либо подходил слишком близко к гнездовищу, то это животное преследовало нарушителя спокойствия до крайности упорно, причем стремилось поразить очень важные, необходимые для продолжения рода органы.
      - Ит бьет в одну точку, - окончил свой рассказ и как-то особенно посмотрел на Тришина. Тришин кашлянул и, стремясь не показать смущения, продолжил путь. Виноградову понравилось удивительное растение, похожее на крупную земную капусту. Местное название этого растения было дымовой самосвят. Называлось оно так благодаря своему качеству светится и испускать белый дымок, если рядом происходит сеанс мысленного разговора. Некоторые местные ученые, сообщил Дальда Кин, считают, что это не растение, а некоторый совершенно особый вид животного, способный питаться тонкой энергией. Через несколько часов пути, проходившего под разговор о местной флоре и фауне они, обогнув очередной оазис растений, представляющих собою лиловые конусы, подвешенные к тонким веточкам темного бордового цвета, увидели вдалеке город. До него они добрались без каких-либо происшествий.
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Щербак Евгений Владимирович (scherbak2003@list.ru)
  • Обновлено: 09/10/2011. 73k. Статистика.
  • Глава: Фантастика
  • Оценка: 7.29*7  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.