Щепетнев Василий Павлович
Дети Луны

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 2, последний от 02/01/2017.
  • © Copyright Щепетнев Василий Павлович (vasiliysk@mail.ru)
  • Обновлено: 20/03/2012. 156k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика Хрюллеры
  • Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из второй книги "Черная Земля"


  •    Василий Щепетнёв
      
       Чёрная Земля
      
       Книга вторая
       Дети Луны
      
      
       Действующие лица
      
       (в порядке появления)
       Маркиза - кошка.
       Корней Петрович Ропоткин - хирург и судмедэксперт
       Воркунов Степан Степанович - сержант милиции, водитель.
       Ракитин Николай Иванович - капитан милиции, опер
       Резников Виталий Владимирович - следователь прокуратуры.
       Сергиенко Борис Федорович - криминалист-эксперт.
       Баклашова Надежда Ивановна - убитая
       Петренко Валентин Иванович - минфин Волчьей Дубравы
       Бахмагузин Сергей - шахматист
       Соколов Иван - шахматист
       Морозовский Дмитрий - шахматист
       Алексей Васильевич - главный врач
       Иван Харитонович - больничный сторож, основатель движения "Босиком для пользы".
       Харитониха, его жена
       Вильгельм Соломонович Нафферт - полковник в отставке
       Ефим Тимофеев, Фимка - водитель "скорой помощи".
       Анна - фельдшер.
       Баба Настя - санитарка.
       Федор Федорович Беркутов-Белопольский, "Фе-Фе" - невропатолог.
       Виктор Петрович Любавин - стоматолог и начмед
       Володя - сосед, добрый человек.
       Вера, его жена
      
       1.
       Маркиза, как всегда, первой услышала шум мотора. Подняв голову, она запустила коготки в мое бедро.
       Я снял ее с колен, поставил на пол и подошел к окну.
       Едут, голубчики. Свет фар, пока далекий, обещал бессонную ночь.
       Удачно, что не ложился - не нужно вставать и одеваться.
       Вторая удача - чайник горячий. Налил стакан кипятку, высыпал две ложки "Чибо" и пять - сахара. Смесь номер один. Сахар - он для головы полезный, для той, что ночью не спит. Смесь номер два - утренняя, в обратной пропорции.
       Сейчас и я слышал машину. Половина второго. По московскому времени разгар гулянки, а по сельскому - глубокая ночь. Все кругом спит, лишь мы с Маркизой не спим. Я книгу читаю, занятная попалась, Маркиза мышей дожидается.
       Машина подъехала совсем близко. Мотор стих, зато дверь хлопнула, что выстрел, сухо и громко.
       Я, прикрутив фитиль лампы, глянул в окно. Луна хоть и на ущербе, но светит честно - когда тучи позволяют.
       Нет, это была не больничная машина. Милицейский "УАЗ" с мигалкой. Мигалку, правда, выключили. Или сама сломалась.
       Сержант постучал в дверь совершенно не по-милицейски, деликатно, тихонько. Знает, что не сплю - свет-то горит.
       Я прошел крохотным коридорчиком.
       - Привет, Степаныч! Что там у вас?
       - Дела наши, Корней Петрович, известные.
       И вопрос свой я задавал не впервые, и ответ слышал многажды. Известные, какие же еще. Будь это машина больничная, тогда возможны варианты: ущемленная грыжа, аппендицит, ножевое ранение, прободная язва, перелом, мало ли что с человеком случается.
       Милиция же по ночам зовет меня только на труп.
       Я быстро допил кофе. Мертвые хоть и не торопятся, а и мешкать не дают. Затем подхватил чемоданчик судмедэксперта, немецкий, правильный.
       - Иду. Ты, Маркиза, дом сторожи.
       Кошка хвостом хлестнула себя по бокам. Сердится.
       Дождя не было третий день, но грязи оставалось изрядно, хоть продавай. Хорошо, лето. Осенью грязи больше, да еще стынь. А сейчас тепло. Глядишь, день-другой, все подсохнет, тогда хоть в туфлях ходи, по-городскому.
       Я сел рядом со Степаном.
       - Куда едем?
       - В Волчью Дубраву, Корней Петрович.
       - Что ж сразу не сказал? - Волчья Дубрава лежала в тридцати километрах, по нашим дорогам часа полтора. Пропала ночь.
       - Говори, не говори, ближе не станет.
       Мы поехали.
       Кругом тьма. Электричество отключили. Лишь пару раз мелькнули тусклые огонечки - полуночники переводили свечи либо керосин.
       - Кто там, на месте?
       - Ракитин с группой. Виталик и Сергиенко.
       Ага. Могучая кучка в полном составе.
       Мы выбрались на шоссе. Десять километров приличной дороги промчались мигом. Потом свернули на Каменку, восемь километров дороги поплоше. И затем - уже на саму Дубраву, двенадцать километров грунтовой безнадеги.
       Я оказался прав - приехали в три пятнадцать.
       Месяц картинно висел меж звезд. Скоро светать станет. Ночь в июле только шесть часов, пришла на ум старая песня. На стихи Расула Гамзатова - тоже вспомнилось. В четвертом часу ночи какая дичь не вспомнится!
       Фары высветили первые избы. Куда нам?
       Мы остановились перед добротным двухэтажным домиком. Видно, крепко живут. Точно - наш! Тускло светились окна, да еще лучи фонариков рыскали внутри. Тоже без электричества. Весь район учат.
       - Сюда, Корней Петрович.
       - Ты прежде бывал здесь?
       - Я везде бывал. Тут - в позапрошлом годе, - но причину не сказал. Степаныч, в отличие от меня, в четвертом часу человек неразговорчивый.
       Во дворе дома стоял другой "Уазик" - тот, на котором прибыла могучая кучка.
       Мы прошли в дом.
       Я долго мыл сапоги в нарочно на то поставленном у крыльца корыте. На диком Западе у входа прежде ставили коновязь, а у нас корыто. Очень уж земля богата плодородным элементом.
       Но как ни мыл я сапоги, а снял их на крыльце. С собою культурный человек из штатских непременно туфли носит - таково мое правило. Следов меньше остается.
       Милиция же подобных правил не держалась: знаки пребывания виднелись в свете китайского фонарика, которым освещал путь сержант. Я вытащил свой, немецкий, с галогеновой лампочкой и лучшими в мире щелочными батарейками. Сам себе подарил на Новый Год, штука в наших палестинах архиполезная.
       Дом был велик - по моим понятиям, разумеется. Метров по двести каждый этаж. Квадратных. А вот во дворце Ольденбургских, что поблизости, в каких-нибудь сорока верстах, так и погонных метров поболее будет.
       Ночью мне глупые мысли в голову лезут, как комары на человечину.
       - Эй, внизу! Сюда ходите, - позвал зычный голос. Очень кстати - уж больно много вокруг дверей, а следы вели в каждую. Пока все обойдешь...
       Поднялись по лестнице, теперь уже Степаныч шел за мною.
       В комнате было светло - насколько вообще может быть светло от восьмилинейной керосиновой лампы.
       - Где работа? - спросил я.
       - Там, - показал на дверь Сергиенко.
       Я не настоящий судмедэксперт. Полуставочный. Район наш и в лучшие годы давал двадцать тысяч едоков, а сейчас едва набирал семнадцать, из них десять - собственно районный центр, поселок городского типа Теплое (до революции - сельцо Топлое), а остальные семь приходились на три дюжины сел, деревень, деревенек и вообще черт знает чего. Настоящего судмедэксперта районному управлению внутренних дел держать не по штату. Прежде ездил специалист из Плавска, соседнего городка, но сейчас услуги его вздорожали, да бензин, да время, а насильственная смертность возросла настолько, что не наездишься. Я и подрядился. Три месяца специализации, и не где-нибудь, а в Санкт-Петербурге - и вот он я. Дешево и мило.
       Хоть к виду крови я привычен - пять лет хирургической практики в рядах Российской армии приучили, да и за два года работы судмедэкспертом всякого нагляделся, а все равно каждый раз приходится понуждать себя браться за дело. Все разглагольствования мои насчет кофе, дворцов Ольденбургских и прочего не более, как попытка отвлечься.
       Один есть способ справиться с нервами - прыгнуть в воду, надеясь, что дно глубокое.
       Я и прыгнул.
       Тело лежало на ковре, обыкновенном, ширпотребовском, никакой экзотики, три на четыре. Головой к окну. Принадлежало оно женщине лет сорока, роста около ста семидесяти сантиметров, худощавого телосложения, одетой в махровый халат и трусики.
       Причина смерти сомнений не вызывала: слева от грудины, в промежутке между третьим и четвертым ребром, торчал деревянный колышек.
       Я осторожно повернул тело. Так и есть - острие колышка выходило из-под левой лопатки.
       Следующий час я делал то, чему меня научили в Санкт-Петербурге - разумеется, применительно к местным условиям. Осматривал тело, отмечал трупные пятна, светил лампой Вуда, пытаясь обнаружить биологические жидкости (прежде всего сперму), заглядывал в естественные отверстия, проверял подногтевые пространства и т.д. и т.п. Правда, приходилось это делать впотьмах, керосиновая лампа и фонарь в двадцать первом веке являлись анахронизмом, при дневном свете все будет несравненно яснее. Но любое промедление пагубно для определения времени смерти - увеличивалась погрешность; оттого-то я и работал, как работалось.
       За окном посерело, когда я в первом приближении записал полученные данные.
       Оставалось дожидаться настоящего света.
       - Что скажите, доктор? - капитану не терпелось действовать. То есть - думать.
       - У меня сложилось впечатление, конечно, сугубо предварительное, что ее убили, - ответил я, приводя в порядок собственные мысли.
       - Что бы я без вас делал, доктор!
       - Если судить по температурной кривой, к моменту осмотра прошло не менее десяти часов от наступления смерти. Скорее даже двенадцать. Тело остыло практически полностью, двадцать три градуса при температуре воздуха двадцать два. Непохоже, что ее насиловали - нет характерных признаков, нет и спермы. Вскрытие, возможно, кое-что и добавит.
       - Значит, убили ее около четырех часов дня?
       - Наука говорит - да. Плюс-минус час.
       - Тело обнаружили в одиннадцать вечера. Пока сообщили нам, пока мы приехали, пока приехали вы, доктор...
       - Как и кто нашел ее? - я спрашивал не из пустого любопытства. Чем больше судмедэксперту известны обстоятельства, тем точнее его заключение - так меня учили.
       - Сосед. Заметил, что открыта дверь. Позвал. Никто не ответил...
       - Зоркий сосед. В одиннадцать темно.
       - Деревня ж.
       Я зевнул. Зевают от скуки, от волнения, от недосыпа, зевают и ради времяпрепровождения.
       Зевота - штука заразительная, могучая тройка минут пять соревновалась в этом древнем искусстве.
       - Нас Петренко ждет в конторе, с чаем, - сказал Ракитин.
       - Чай - хорошо. А кто такой Петренко?
       - Чему вас только в институте учат, доктор. Петренко - волчедубравский министр финансов. Председатель в отпуске, с семьею на Кипр уехамши, а его, Петренко, на хозяйство посадил. Мы тут Степаныча оставим на всякий случай, а сами пойдем.
       Мы и пошли Солнце встанет еще когда. То есть скоро встанет, но пока поднимется... А идти всего ничего. Пять минут. Но мы, конечно, не пошли, а поехали. Те же пять минут вышло - пока завелись, пока развернулись, пока подъехали, пока опять развернулись.
       Но грязи меньше на ногах.
       Контора походила на все колхозные конторы, виденные мной ранее. Даже портрет Ленина остался с прежних времен - то ли из дерзости, то ли руки не дошли снять.
       Петренко оказался толстым лысым колобком неопределенного возраста - ему могло быть и тридцать пять, и пятьдесят лет; последнее, впрочем, вернее.
       На столе высилась четверть мутноватого самогона, рядом лежали малосольные огурцы, сало, хлеб и лук.
       Мы выпили по стаканчику - граненому, пятидесятиграммовому, их, поди, лет пятнадцать, как не штампуют. Но вот сохранились. Оно, конечно, пить в рабочее время нехорошо, но попробуйте сами среди ночи - а хоть и дня - поработать с убитой женщиной, тогда и поймете, что есть пьянство, а что - производственная необходимость.
       - Что-нибудь нашли? - спросил Петренко.
       Ракитин только крякнул.
       - А что мы могли найти? - прожевав бутерброд, вопросом на вопрос ответил Виталик. Формально именно он, а правильнее - Виталий Владимирович Резников, как следователь прокуратуры, был здесь главным. Ракитин - оперативник и формально только выполняет поручения следователя. Но если бы люди работали формально, любое дело встало бы в одночасье. Он, Виталик, свой выход не пропустит.
       - Мало ли...
       - А все-таки?
       - Что в кино находят - всякие пуговички, стеклышки, гильзочки, - Петренко, видно, любил ласкательные слова, у него и бутерброды были бутербродиками, и огурцы огурчиками, и вообще он пригласил за стол "кушинькать". - Лейтенанта Коломбо смотрите?
       - Непременно. Когда в кране электричество есть, - ответил Ракитин. - Общедоступные курсы повышения квалификации. Но мы, как и Коломбо, храним все пуговички до решающего момента.
       - Еще? - Петренко взялся за четверть.
       - Нет, довольно, - стаканчики были небольшими, зато самогон крепким, градусов под шестьдесят, и вышло самый раз: голова ясная, а душу чуть отпустило. - Чаю обыкновенного, настоящего, нельзя?
       - Как же, как же, - Петренко выкатил из комнаты, чтобы через минуту вернуться с горячим чайником. - С пылу, с жару, с керогазу, - он разлил воду по кружкам и достал откуда-то пакетики "Пиквика".
       Чай получился душистым - смородина с керосином напополам. Или мне показалось?
       Пока мы пили чай - мелкими глоточками, чтобы не ожечься, окончательно рассвело. Время работать.
       При свете, настоящем дневном свете, вновь осмотрели труп. Тут же, за столиком, Виталик начал писать протокол осмотра места происшествия.
       Мой черед придет позднее: "на месте происшествия мнения и объяснения врача не являются заключением, а носят лишь консультативный характер и даются следователю только устно" - заучил я крепко.
       Я осмотрелся повнимательнее. Хорошая комната. Хороший дом. Убитая оказалась сестрой директора хозяйства. Она и сама по себе - главный зоотехник.
       Крепко живет главный зоотехник. Вот удивительно - хозяйство при смерти, в долгу по самое темечко, а начальство особняки ставит, на Кипр ездит. Есть, оказывается, скрытый резерв у деревни!
       Дополнительно отметил я одно: мало крови. Ковер пропитался чуть, на первый этаж не просочилось. Либо убили ее не здесь, либо...
       Лампочка мигнула, потом засветила ровно. Значит, проснулись и в чубайснике. Ночью, перед сном, отключат район, а утром включат, радуйтесь, селяне.
       Я спустился, подождал, пока опечатают дом.
       Двумя машинами мы вернулись в город - так громко называли Теплое деревенские.
      
       2.
       Замечательные прозекторские видел я по телевизору. Агент Скалли или иной киногерой со скальпелем в руке диктует то, что видит и чувствует, видео снимает, рядом камеры-ячейки, где трупы могут храниться вечно, кондиционеры, секционные столы из нержавеющей стали с автоматической системой дезинфекции и стерилизации, электрические пилы и прочая техника... Условно сносную прозекторскую видел я в Санкт-Петербурге, на курсах.
       А здесь, у нас, в Теплом... Прозекторская настолько же отличается от киношно-американской, насколько дощатая, годами нечищеная уборная (в смысле - сортир) отличается от буржуазного гигиенического заведения. Никаких морозильных установок бюджет не позволяет. А и позволял бы - десятичасовые отключения электроэнергии, особенно летом, сделают свое дело. И какое дело! О чем говорить, не позволяет бюджет, и баста. Он, бюджет, даже лампочку не позволяет сменить, за свои кровные покупаю и меняю, а они, негодные, перегорают из-за скачков напряжения с быстротой необыкновенной.
       Но нам повезло: морг, он же кадаверная, в больнице не просто старый, а очень старый. Построен в конце девятнадцатого века, и построен с умом и на совесть.
       Вместо современного морозильника внутри ледник, и даже сейчас, в июле, холод держится. Неглубокий, правда, но холод. Все-таки со вскрытием нужно торопиться. В области и специалисты не чета мне, и оборудование какое-никакое, но ведь за все нужно платить. Куда дешевле меня держать. Да и очередь на вскрытие в области большая. Убивают часто, а еще чаще вешаются, травятся, прыгают в окна, попадают под колеса. Уж такие времена.
       Вскрывать мертвых - это вам не живых оперировать. Судебно-медицинская экспертиза есть научно-практическое исследование, проводимое врачом по постановлению органов следствия. Как написано в учебнике, "его может проводить только лицо объективное, незаинтересованное лично, имеющее хорошую репутацию и высокие моральные качества".
       Научно-практическое исследование! И я его провел. В который раз. А теперь пытался адекватно отобразить результаты на бумаге. Агенту Скалли хорошо - она то диктует, то на компьютере колдует. Не понравится слово, предложение, даже абзац, поправит, не намарав.
       А у меня всей оргтехники - пишущая машинка "Москва" с западающими литерами "В" и "Щ". Но печатать нужно чисто, без помарок, чеканно и недвусмысленно формулируя выводы и заключения. Что я и старался сделать по мере сил. Но то ли ночь бессонная сказывалась, то ли тяжелый день (пришлось оперировать запущенный флегмонозный аппендикс, три дня мужик терпел, бо хозяйство не на кого оставить), то ли просто случай выходил за пределы моих знаний, только заключение не выпечатывалось. Причина смерти была понятна совершенно: когда сердце пронзают деревянным колом, устоять невозможно. Но вот время смерти... Температурный метод говорит о том, что смерть наступила не позднее шестнадцати часов вчерашнего дня. Свидетели утверждают, что живой гражданку Баклашову Надежду Ивановну, 1962 года рождения, последний раз видели в 13 часов 45 минут - она купила спички, свечи и бутыль керосина. Следовательно, смерть могла наступить только в промежуток в два часа пятнадцать минут. Для деревни, где все на виду, очень короткий промежуток. Наверное, легко вычислить убийцу.
       Но помимо температурного метода, остальные суправитальные реакции давали полный разнобой. Если верить им, смерть наступила от четырех часов до четырех недель назад.
       Да и сама Баклашова... Дом богатый, а она весит сорок один килограмм при росте метр семьдесят. Мало даже с учетом обескровливания. Голодала для здоровья? Одно время голодать было модно : Пол Брэгг, Шаталова. Никитины и остальные. Но какое здоровье? Баклашова была больна. И больна тяжело. Только вот чем? В амбулаторной карте, которую я взял в регистратуре поликлиники, имелись лишь любимые уездными докторами диагнозы - холецистит, панкреатит, гастрит, и ОРЗ. Последнее обращение датировалось прошлым веком, а именно мартом двухтысячного года. С тех пор она в поликлинику - ни ногой.
       Но внутренние органы, безусловно, не в порядке. Некоторые - так почти атрофировались. По правилам патологоанатомического искусства, необходимо гистологическое исследование - анализ под микроскопом после специальной обработки ткани. Но кто их выполняет, правила? В районе грошовые детские пособия платят с перебоями, это при нынешних-то ценах на нефть...
       Будь у меня аппаратура получше... Или хоть какая-нибудь... Что делать, если даже группу крови определить не удалось - ничто не агглютинировало ни с чем. Четвертая группа, в конце концов решил я. И записал для памяти - заказать свежие реактивы.
       На всякий случай - мало ли что, - я отобрал образцы и залил формалином. Вдруг удастся уговорить область провести исследование даром.
       А вот зубки - зубки у покойной отменные. Все тридцать два, все свои, и все здоровые. Просто уникум для нашего района.
       Ладно. И болезни, и зубы, и гистология - все это имеет интерес чисто академический. Главная же и единственная причина смерти ясна. Кол, вернее, колышек, шестьдесят сантиметров в длину и два сантиметра в диаметре, заостренный с одного конца. Осиновый он или еще какой - меня не касается. Я эксперт медицинский, а не плотницкий. Вместе с санитаром мы спустили тело на ледник (лифт на ручной тяге), присыпали сосновыми опилками, и санитар, выпив стопочку, побрел домой. У него рабочий день закончился.
       А я остался писать бумаги.
       Когда я, наконец, поставил последнюю точку, наступил вечер. Девятнадцать десять. Устал я, как ездовая собака (прочим собакам, дворовым и диванно-сторожевым уставать не с чего). От усталости даже отказался от законных ста граммов. Спирт отпускают для дезинфекции и прочих надобностей на каждое вскрытие. Но для дезинфекции есть у меня хлорамин, еще лучше выходит - дух маскирует, запах. А спирт я разбавляю дистиллированной водой в классической пропорции Менделеева и пью. Пьющий я. В дни вскрытий особенно, чтобы спать без сновидений. Не такое это простое дело - извлекать внутренности по методике Абрикосова. Но сегодня я решил, что усну и без допинга, потому слил спирт в заветную баклажку и спрятал там же, на леднике. Чтобы не прокис. Уже около литра скопилось. Вдруг наступит в трупах перебой, а выпить захочется...
       Позвонил Виталик. Следователь. Я пообещал прислать заключение завтра, а пока прочитал его по телефону.
       - Так она ничего не ела?
       - По меньшей мере, сутки. Желудочно-кишечный тракт без малейших следов пищи или ее остатков.
       Виталик заверил, что данные, полученные от меня, как всегда, бесценны, и дал отбой.
       Что ж, будем считать, что день окончательно кончился. Хорош оборотец - "окончательно кончился", хоть по телевизору на всю страну сказать.
       Я пошел домой. Пока набиралась ванна, съел фирменный теплинский бутерброд - сало с лимоном. Очень способствует восстановлению сил. Варить суп, даже из пакетика, не хотелось - не успели они восстановиться, силы.
       Маркиза с моего стола не живет, иначе давно бы лапы протянула. Она к сухим кормам привычна. Ваша киска пила бы виски, да кто ж ей нальет? Вот и хрустит сушняком. После него Маркиза особенно яростно охотится за мышами.
       Отчего бы и для человека не придумать сухой корм вроде кошачьего? "Здоровый Кощей без каши и щей!"
       Принял ванну - душистую, пенную. Вылез, огляделся. Не Кощей, отнюдь. Живу просто, порой сурово, сухомятка через день, а свинья свиньей: толстый, розовый. И брюхо растет. Гимнастику, что ли, делать? Трусцой бегать? Сало перестать жрать? Хотя бы перед сном?
       И я решил не спать. Рано. Лучше займусь общественной жизнью. Человек, он принадлежит обществу! Вот и пойду принадлежать.
      
       3
       Из всех искусств главнейшим в наше время является искусство выпить. Применительно к Теплому - пойти в одну из трех пивных, работающих в вечернее время и культурно принять литр-другой продукта местной пивоварни. Дом Культуры черным квадратом виднелся на фоне угасающего неба. Кино осталось только в телевизоре, платить же по пятьдесят рублей за новый фильм, и даже по двадцать пять за старый теплинцы не хотели, а большей частью даже не могли. Самодеятельность, художественная и не очень, оживет, ближе к зиме, после уборки.
       Но в пивную, согласно неписанным законам, сельский хирург ходить не должен.
       И я пошел в спорткомитет, где любители со всего Теплого играли в шахматы. Клуб четырех коней, каждый из которых по-своему хромой. Сам я по приезде в Теплое усердно старался стать первым шахматистом района, но сейчас амбиций поубавилось, и я довольствовался номером два. Нас было человек пять, вторых номеров. Первым же оставался Саблин, местный почтмейстер. Игрок силы страшной, живи он в Москве какой-нибудь, или даже в Черноземске, быть ему гроссмейстером, но здесь... К тому же год назад
       Саблин по случаю выпил дурного коньяка и тяжело отравился. Выжить - выжил, но с тех пор на себя не похож. Мы, местные шахматные корифеи, единогласно присудили Саблину звание чемпиона Теплого и окрестностей навсегда.
       Долгое время шахматная жизнь едва теплилась, но постоянное отключение электричества неожиданно разбудило творческие силы. Когда молчит телевизор, столько вдруг времени высвобождается! Особенно у сельской интеллигенции из белоручек, что ни огородов не заводит, ни скотины, ни даже кур. Вроде меня.
       Спорткомитет ютился в плохоньком домишке, постепенно уходящем в землю. Не калмыки мы. Черноземцы. У нас не степи знамениты, а пашни. Чернозема на аршин. Воткни палку - растет!
       Вот одни палки и растут... Нет, хлебушек тоже родится, и родится неплохо, но сколь его с земли не возьми, все убыток. Долги только в гору идут - за горючку, за запчасти, за кредиты, за красивые глаза. Не дается богачество в руки народу, плачь, не плачь. Но по отдельности есть и у нас богатенькие, немного, но есть.
       По пути купил баллон пива. Большой, двухлитровый. Покупать пиво хирургу теплинское общественное мнение дозволяет. Шахматисты пиво любят. У нас хоть и не "Режанс", но кружки большие, старинные, еще с советских времен: граненые, на пол-литра.
       Я угадал: в спорткомитете шахматистов было трое. Я - сам-четвертый. Как раз по кружке на брата.
       Бахмагузин и Соколов играли, а Морозовский томился без соперника. Мы, вторые номера местной шахматной иерархии, время от времени играли с соседями из Веневского, Рамонского и Поворинского районов, а раз в году дружно ездили в Черноземск защищать честь района. Защитнички не хуже других...
       Я поставил баллон на свободный столик.
       - Пиво без водки - деньги на ветер, - заметил Бахмагузин. Мысль эту он привез из потерянной страны Чехословакии, в которой побывал еще в темном социалистическом прошлом, будучи молодым хлеборобом-ударником. Там, на вечерах чехословацко-советской дружбы, они вместе с чешским пивом пили московскую водку, и получалось полное взаимопонимание
       - На ветер, так на ветер, - я расставил фигурки.
       - У нас самогоночка, марганцовкой правленая, противогазом чищенная, медком сдобренная, смородинкой облагороженная, - соблазнял Бахмагузин.
       - Нет, я свою норму выбрал. Еще с утра, уж пришлось.
       - Говорят, в Волчьей Дубраве того... пошалили... Насмерть.
       - Было дело, - я не люблю распространяться ни о живых пациентах, ни о мертвых. В первом случае врачебная тайна. Во втором - тайна следствия. И вообще, я отдохнуть хочу. Отвлечься.
       - В магазине слышал, колом проткнули сердце, - продолжил Бахмагузин. Судя по всему, позиция его безнадежна.
       - А что ты в магазине делал-то?
       - Так... Зашел...
       - Должно быть, разбогател?
       Поняв, что подробностей от меня не дождаться, он вернулся к позиции на доске.
       Я сделал с Морозовским три быстрые ничьи, а Бахмагузин с Соколовым мучили ладейный эндшпиль.
       Свет мигнул - и погас. Добрый вечер, район!
       - Стоит игра свеч? - спросил Бахмагузин. - Или будем считать - ничья?
       - Какая ничья? - возразил Соколов. - Хочешь слить, говори прямо.
       Затеплился, замерцал огонек.
       - Этот огрызок последний, - предупредил Морозовский. - Давайте на лампу скидываться.
       - Скинемся, но сначала отложим, - предложил Бахмагузин. - До лучших времен.
       Соколов пожал плечами.
       - Отложим, так отложим.
       К счастью, партия не моя. У меня и без того список отложенных дел длинный - поставить на зуб коронку, поменять водопроводный кран, купить коричневой ваксы для обуви, починить табурет и дочитать, наконец, взятый месяц назад в библиотеке американский детектив.
       - Который час? - Бахмагузин был в печали. Часов не наблюдают лишь счастливые, а несчастным следить за временем просто вменено в обязанность.
       - Сейчас, двадцать два на сорок восемь разделю, - бородатой шуткой ответил я.
       Мы вышли на крыльцо. Редкие огоньки свечей да керосиновых ламп напоминали, что мы живем в райцентре, а не в диких местах. Действительно, нужно скинуться. Лампа куда удобнее свечи. И ярче, и экономнее. Да чего скидываться, тоже мне, проблема. Завезут в магазин, возьму да и куплю.
       - По капельке?
       - Какой такой капельке?
       - Да вот, - Бахмагузин вытащил из ниоткуда четвертинку. В лунном свете она казалась волшебным сосудом, заключившем в себя духа могущественного и знатнейшего. Например, джинна Гассана Абдурахмана ибн Хаттаба. Прячется, лицо арабской национальности! Милиции боится!
       - Водка? - не поверил Морозовский.
       - Натуральнейшая!
       - Можно погладить?
       - Пожалуйста!
       Соколов вернулся в комнату, где, после поиска, стоившего полкоробка спичек, нашел стаканчики. В пивные кружки четвертинку разливать как-то несолидно. Если б четверть!
       - А с чего - водка-то? Чай, не графья! - спросил Морозовский.
       Действительно, водку у нас пьют редко. При нынешнем уровне самогоноварения оно как-то даже стыдно.
       - Ну, у меня ведь теща гостила, знаете?
       - Знаем!
       - Вот. А сегодня уехала!
       Повод не хуже других.
       Бисмарк говорил, что человек не имеет права умереть, не выпив пяти тысяч бутылок шампанского. Мы люди не прусские, а русские, жизнь измеряем водкой.
       Четвертинка на четверых - просто смазка, шагать веселее.
       Мы весело и зашагали: Соколов на север, Морозовский на восток, а мы с Бахмагузиным на юг. Попутчики. На километр. Затем я пойду домой, а Бахмагузину еще километра четыре. Он иногородний, из соседнего хозяйства "Плодовод". Велика страсть к шахматам...
       Летний вечер. Собственно, уже и ночь, Теплое засыпает. Где-то орал пьяный, не разберешь, поет или власть обличает. Мы шли по дороге, сторонясь проезжающих машин. Дорога просохла, грязи нет, но ведь и водители люди. Любят принять для смазки...
       С Бахмагузиным мы распрощались на перекрестке. Я потрюхал к себе, размышляя, куда уходит жизнь. Большая деревенская философия. Сократ глубинки.
       Дом, двухэтажная панелька, младший брат городских хрущоб, темнел впереди
       Тускло светилось два окошка.
       Вдруг я услышал за спиною шаги. Бахмагузин? С него станет. Захотел еще в шахматы поиграть, или надеется, что у меня есть чего выпить. Вообще-то и я бы не прочь и того, и другого, но именно сегодня мне нужно передохнуть.
       Я остановился. Подожду и попытаюсь убедить его пойти восвояси. Из дома-то гнать неловко.
       Луна, как нарочно, ушла в тучу, ничего не видно. Помстилось, верно. Глюки. От переработки и нездорового образа жизни.
       Я плюнул и поплелся дальше. У нас тут не город, бояться нечего. Преступность ничуть не меньше, чем в городах, давешний случай тому доказательство. Разного я нагляделся, и того, кто толкует о высокой духовности деревни, я бы взял себе в помощники на пару месяцев, пусть повскрывает трупы со мной. Но в девяти случаев из десяти деревенские убийства - "на бытовой почве". Выпили, вспомнили старые обиды или придумали новые, и пошло-поехало. Пьют много. Не пьют - пьем. Нужно завязывать. Потихонечку. Сначала рюмочку сбавить, через неделю - две, потом три и так до полной трезвости.
       Сколько я выпиваю в среднем, в пересчете на водку? Какими рюмками мерить...
       Вдруг - о чудо! - вспыхнул уличный фонарь! И в окнах домов засветилось! Ура! Пустили-таки Днепрогэс!
       Я обернулся. Ну, где мой попятошник? Никого. Горел-то один фонарь, рядом со мною, остальные кто разбит, кто просто перегорел....
       Ладно, никого - и не нужно.
       Пока не погасло, хорошо б дойти до дома.
       Через пятьдесят шагов я, неожиданно для себя, резко оглянулся.
       Опять никого.
       А через сто шагов я уже был за дверью своей квартиры.
       Что я напуган, я осознал, когда запер дверь. На два оборота, еще и цепочку навесил. И чего испугался, а? Расшалились нервы, плюс зреющий алкоголизм. Сколько таких, как я, спиваются с круга?
       Проявлю волю и брошу. Прямо сейчас. Сию же минуту. Не выпью ночную рюмку, вот. Не очень то и хочется.
       Действительно, не хотелось.
       Я лег в постель. Завтра на работу выйду попозже. Отосплюсь.
       Но сон не шел. Обиделся, что трезвый?
       Я пялился в потолок, причем пялился совершенно напрасно, ведь темно.
       Маркиза завыла - долго, протяжно. И сон, было подступивший, сразу исчез.
       Я сел, начал искать фонарик - он у меня обычно под рукой лежит. А сейчас запропастился.
       Дошло, что можно просто лампу включить.
       Включил.
       Кошка стояла у двери, выгнув спину, скалясь и выпустив когти.
       Незваные гости?
       Я, шатаясь от усталости, прошел в коридорчик.
       С той стороны двери ничего не слышно. Дверь у меня тоненькая, почти фанерная. Железную заводить, или дубовую все как-то не собрался. К дубовой двери квартира моя никак не подходит.
       Кошка зашипела теперь уже на меня. Не пускает.
       Дурное самолюбие заставляет открыть дверь, посмотреть, нет ли кого. Или я не мужчина? Страшно показаться трусом. Но страх я пересилил и дверь не открыл.
       Пережду.
       Никто не стучал, не сопел и не кашлял, не ломился, в замке не ковырял. Где-то гудел водопровод, только и звуков.
       Я послушал-послушал, да и успокоился. Но не раньше, чем Маркиза отошла от двери. Она легла в кресло, но продолжала посматривать в коридорчик.
       Второй час ночи.
       Я вернулся в постель и лег, тоже лицом к коридорчику.
       Лег - и уснул.
      
       4.
       Спать я надеялся часов до девяти, лучше - до десяти. Но в половину девятого меня разбудил стук, торопливый, раздраженный.
       За дверью стояла санитарка:
       - Срочно до главврача требуют!
       - Случилось что?
       - Кадаверную обокрали! - она произносила "котаверную". Коты ей были понятнее кадавров.
       - Иду, - отпустил я ее.
       Телефон у меня есть, хирургу просто положено иметь дома телефон, но неделю назад рыли канаву и порвали кабель, и потому связь моя с больницей беспроводная. Курьеров посылают.
       Особенно торопиться я не стал: когда срочно, курьер приезжает на "скорой помощи", а если ногами, то аллюр один крест.
       Приготовил яичницу с салом (три яйца - двести калорий, сто граммов сала - еще девятьсот, поел. Выпил крепкий кофе без сахара. Умылся, побрился, посмотрел в окно на лужу у дороги. Края ее подсохли, солнце палит, небо без туч, следовательно, можно идти в туфлях.
       Яичница, кофе и яркое солнце наполнило меня бодростью, оптимизмом. Ночные страхи улетучились вместе со тьмой, жизнь стала красивой и удивительной. Вот только кража в кадаверной... Зря я вчера спирт оставил.
       Но пошел я не в кадаверную, а в кабинет главного врача. Вовремя попасть начальству на глаза - главное в сельской жизни. Отличие села от города не в грязи, не в воздухе, а в особенностях найма. Нанялся - что продался. В городе поругался с начальником, директором, главврачом - и пошел в другую фирму, в другую поликлинику. Нет, и в городе, конечно, сложности, но есть возможность хотя бы теоретическая, уйти. На селе же идти остается только в петлю. Или в бутылку. Сначала второе, потом первое.
       - Утро доброе, - поздоровался я и почтительно, и приветливо, и слегка независимо.
       - Доброе вчера было, - ответил главврач.
       - Кому как, Алексей Васильевич, кому как, - подбавил независимости я.
       В кабинете, помимо главврача, сидели на старых расшатанных стульях Ракитин и Виталий.
       - Повысили? - спросил я Ракитина. - На кражи посылают?
       - Оно какая кража, - протянул Ракитин, пожимая руку обыкновенным, не фирменным пожатием. Значит, очень устал.
       - Вы, Корней Петрович, вчера кадаверную хорошо закрыли? - задал свой вопрос главврач.
       - Как обычно. И кран закрутил, и форточку прикрыл.
       Алексей Васильевич подумал, что бы еще спросить, и решил - хватит.
       - Тогда пошли смотреть, что же еще пропало, - Ракитину в чужих кабинетах не сиделось.
       - Еще?
       - Именно. Прежде всего, пропал сторож, Иван Харитонович. Не явился на утреннюю пятиминутку, верно?
       - Верно, - подтвердил главврач слова Ракитина.
       - Начали его искать и обнаружили, что дверь прозекторской взломана. Тогда послали за вами.
       - Ага, - я постарался вложить в коротенькое слово побольше раскаяния, что заставил ждать.
       И мы вчетвером - главврач, Ракитин, Виталий и я - пошли к моргу.
       Идти недалече. Миновать инфекционный барак, гараж, и вот он, морг и прозекторская под одной крышей. Кадаверная. Трупарня. Как вам больше нравится.
       Дверь, поставленная после ремонта году, кажется, в две тысячи втором, не соответствовала стилю здания. Хлипкая, несолидная. Замок не подвел, устоял. Петли не выдержали, дверные петли - они были вырваны с мясом.
       - Грубая сила, - констатировал Ракитин.
       Мы прошли внутрь.
       Окна зарешечены с царских времен, а вот стекло разбили недавно.
       - Осколки-то... изнутри били! - определил капитан.
       В кадаверной был разгром, но разгром странный: на кафельном полу (плитка дореволюционная) лежали осколки банок, в которые я давеча укладывал образцы для гистологического исследования. Хорошие были банки. С притертыми крышками. Формалин испарялся из лужиц на полу, но самих образцов я что-то не видел. Даже под стол заглянул - нет. Еще опрокинут стул, стакан с карандашами, вот и все. Пишущая машинка, шкаф с инструментами, веник, ведро и прочие ценности уцелели.
       Я спустился по лестнице вниз, как там на леднике дела.
       При свете "дневной" лампы (чтобы воздух меньше грелся) я увидел совсем уже странное.
       Вернее - не увидел.
       Я не увидел труп.
       - Бред, просто бред, - сказал я негромко, но Ракитин услышал.
       - Что случилось? - спросил он, спускаясь.
       - Труп исчез.
       - Куда именно уложили тело?
       Я показал.
       Ракитин обошел меня, наклонился, потом и вовсе встал на четвереньки, не жалея штанов. Ищет следы.
       Я бочком-бочком подошел к другому углу ледника и достал заветную баклажку. С умом достал - надев резиновые перчатки. Вдруг там отпечатки пальцев посторонние?
       - Что это? - спросил капитан.
       - Спирт. Видишь, не тронули. Необычно это.
       - А что трогать, на ней ведь написано - "Сулема! Яд!"
       Я перевел взгляд на баклажку. Да, действительно... Сам же эту этикетки и прилепил. На всякий непредвиденный случай. До чего глаз замылился...
       Ракитин вернулся к леднику, а я, пристыженный, встал в уголок, пытаясь более Шерлока Холмса из себя не строить.
       Хотя... Народ умен и проницателен, никаким страшным надписям не верит. Иногда и напрасно. За год трех искателей алюминиевых проводов, пренебрегших табличкой "Не влезай - убьет", поразило насмерть. По одному, в апреле, мае и ноябре. Вор непременно бы раскупорил баклажку и понюхал, чем пахнет. Обычный вор.
       Но когда воруют трупы...
       Я потихонечку поднялся наверх. Почти сразу за мною последовал и Ракитин.
       - Дела совсем невеселые, - заявил он.
       - Похищение трупа - такого в истории нашего района еще не было, - сказал Алексей Васильевич.
       Вниз полез Виталик, а затем, помедлив минуту, и главный врач. Да уж, происшествие. Жена не простит, если он своими глазами не увидит пропажу покойника.
       - А вот в соседнем районе, - начал было я, желая блеснуть цитатой про члена партии, но неуместность дурацких шуточек заставила оборвать фразу на полуслове.
       - Что - в соседнем? - насторожился Ракитин. - Ты уже слышал?
       - Да так... Нет, не слышал, предположил только, - слишком серьезный был капитан, и разговора требовал серьезного. - А что, где-то... случилось?
       - Да. Но - настоятельная просьба помалкивать. Дело на контроле, - и он указал сигаретой на потолок, потом предложил:
       - Закуривай.
       - Когда это я курил, - помотал я головой и протянул баклажку. - Пей!
       - Когда это я отказывался, - ответил Ракитин.
       Пришлось наливать, благо рюмка, что хранилась в столе, пережила разгром.
       Ракитин выпил, поблагодарил кивком.
       - Закуски не держу, - извинился я.
       - И не держи, - капитан достал из кармана конфетку. Ею и закусил. Потом вышел на порог и склонился над дверью. - Видишь, изнутри выбивали?
       - Как - изнутри?
       - Просто. Дерево-то сгнило, трухлявое, шурупы выскочили, - он опять встал на колени, приглядываясь к царапинам на двери, чуть даже не обнюхивая ее.
       Ракитин, я знаю, о собаке мечтает, ищейке. Но все упирается в финансирование. Милиционера или медицинского эксперта мама-папа родят, выкормят, вырастят, выучат, а потом он уже и сам кормится, как может. Служебную собаку кормить нужно от рождения и до смерти. Опять же проводнику жалование... Потому капитан от нужды развил в себе наблюдательность, остроту взгляда, а иногда кажется, и чутье тоже.
       Ушел он, впрочем, недалеко, и тут же вернулся.
       - Слишком уж неожиданно. Всяко бывает, но чтобы украли труп, только труп, и ничего, кроме трупа... Заключение твое на месте?
       Я вздрогнул. Если еще и это...
       Но оно лежало в ящике стола - так, как я его вчера положил.
       - И на том спасибо, - заключение он полистал, потом отдал поднявшемуся из подвала Виталию. Тот с холода тоже покусился на баклажку, а за ним хлебнул и главврач.
       День начался дружно.
       Фантазия моя разыгралась. Деревенский Франкенштейн, секта некрофилов, что еще?
       Между прочим, не так это и невероятно - некрофилы. Но ведь не моя забота. Или моя? Мы в ответе за тех, кого вскрыли?
       Странно, но отчасти я чувствовал себя именно в ответе. Если мы отвечаем за больных, отчего ж не побеспокоиться и о мертвых?
       Не нравится мне это дело.
       Совсем не нравится.
       Еще и Маркиза ночью выла... Не одной ли цепи звенья? Вспоминая поговорку про конюшню, я притворил дверь в кадаверную и пошел работать.
       В больнице на меня поглядывали с любопытством, но с расспросами не лезли. Даже представлять не хочется, какие слухи сейчас плодит коллективное бессознательное. Например, что доктор продал тело секте сатанистов, а взлом имитировал сам, для отвода глаз. Но по глупости - доктор-то наш не шибко умен, иначе сюда бы не приехал - взломал дверь изнутри. На чем и попался.
       Версия не хуже других, верно? Отлично объясняет взлом, вернее, вылом двери и разбитое окно.
       Возвращаясь вечером домой я заметил: в почтовом ящике что-то белеет. Счет? Рановато.
       Конверт! Настоящий почтовый конверт! Я прошел в квартиру, вымыл руки. Уселся в кресло, постарался успокоиться и только потом распечатал конверт.
       На двойном листке ученической тетрадки была написана одна строчка:
       "Доктор! Женщина из Волчьей Дубравы - упырь!"
      
       5
       Я ждал другого письма. Года три, как ждал. Видно, не срок. Подожду еще.
       А с этой бумажкой что делать? Отдать Сергиенко на предмет отпечатков пальцев. И вообще, пусть приобщат к делу.
       Я посмотрел внимательнее. Не будучи графологом, все-таки рискнул предположить, что писал мне человек средней образованности, среднего возраста, среднего роста и среднего, по меркам Теплого, достатка.
       Шутки шутить многие любят, так ведь конверт купить с маркою пришлось, убыток!
       Положим, марка литерная, "А", без цены, следовательно, конверт мог быть куплен и раньше, хоть год назад, но расстаться с ним способен лишь человек не без достатка.
       Слово "упырь" тоже не всяк знает, значит, Пушкина читал, либо Толстого Алексея Константиновича. Опять же восклицательный знак после обращения и тире перед словом "упырь" - минимум, восьмилетка.
       Упырь, да? В тридцатитомной медицинской энциклопедии такого термина наверняка нет.
       Я полез за "Мифологическим словарем". Хороший словарь, издательства "Советская Энциклопедия", 1991 год. Последнее "прощай" империи. Начал листать и - нашел!
       "Упырь - в славянской мифологии мертвец, нападающий на людей и животных; образ упыря заимствован народами Западной Европы у славян (см. Вампир). Согласно древнерусским поучениям против язычников, те клали требу (приношения) упырям и берегиням до того, как стали поклоняться Перуну. По позднейшим поверьям, упырем становится после смерти человек, рожденный он нечистой силы или испорченный ею (ребенка-упыря можно узнать по двойным рядам зубов), умерший, через гроб которого перескочила черная кошка (черт), чаще - нечистый ("заложный") покойник, самоубийца, умерший неестественной смертью, особенно колдун. По ночам упырь встает из могилы и в облике налитого кровью мертвеца или зооморфного существа убивает людей и животных, реже высасывает кровь, после чего жертва погибает и сама может стать упырем. Известны поверья о целых селениях упырей. В литературе, начиная с Пушкина, упыря неточно отождествляли с вурдалаком, волком-оборотнем".
       Маловато... Мне бы монографию, толстую, страниц на пятьсот, с иллюстрациями. Внешний вид, внутренние органы, гистология, биохимия...
       Однако живы еще предрассудки, живехоньки. И это почти на сотом году советской власти! Ну, не на сотом, это я лишку хватил, да и власть давно не советская, но все же, все же...
       Я поставил словарь в шкаф, повернулся к телевизору. Пыль на экране - в палец. Черно-белая пыль.
       Достал пылесос и развлекся уборкой. Смена деятельности - лучший отдых. Когда тупо орудуешь щеткой, в мозгах невольно образуются новые ассоциативные связи. Интуиция, озарение, догадка порождаются именно сменой умственного труда на физический. Не очень тяжелый и, главное, необязательный. Лев Толстой пахал, Чехов собирал крыжовник, Эйнштейн играл на скрипке - в его случае это был именно физический труд.
       Чтобы поумнеть, и мне нужно чем-нибудь заняться.
       После пыли я и полы помыл, и окна со специальным порошком, гарантирующем отсутствие неприятных запахов и разводов. Применяй я его прежде, глядишь, до развода бы и не дошло...
       Жить стало чище, жить стало светлее - сквозь протертое окно солнце оказалось куда ярче.
       И в его свете стало ясно: вполне возможно, что автор подметного письма убийца и есть! Несчастная женщина была проткнута деревянным колом. Так протыкают неугомонных мертвецов в кино. И в письме меня убеждают, что женщина - упырь. Вероятно, среди нас появился упыреборец. И тогда... Тогда нас могут ожидать новые убийства!
       Как, однако, расходилась фантазия!
       Но я все-таки решил поделиться догадкой с Ракитиным. Заодно и вечерний моцион осуществлю.
       Я взял письмо, оделся поприличнее, даже галстук нацепил, все-таки сельская интеллигенция, и пошел в правоохранительные органы.
       Идти пришлось километра полтора. Дошел к шести часам, прошел внутрь, дав на ходу консультацию дежурному по поводу фурункула его жены, и поднялся на второй этаж.
       Ракитин оказался у себя. И не один, а с Виталием. Верно, думу думают.
       Я положил папочку на стол.
       - Почта доставила.
       Ракитин взял ее, повертел, прочитал написанное, потом передал Виталию.
       Тот столь же внимательно изучил послание.
       Потом оба, не сговариваясь, посмотрели на меня.
       - Ты принес, тебе и говорить.
       Я спокойно и с достоинством изложил свою теорию об упыреборце, особо упирая на использование самого слова "упырь" вместо навязываемого Голливудом "вампира".
       - Все? - спросили они хором.
       - Все. Если не считать, что прошлой ночью Маркиза злобно выла на дверь и не позволила мне открыть ее, - несколько приукрасил происшедшее я. Маркиза, мол, не дала, а сам я рвался, так рвался...
       Они переглянулись.
       - Значит, у Маркизы хватило ума не открывать дверь кому попало, - констатировал Виталий.
       - Ну, кому я нужен...
       - В городах - в крупных городах - адреса работников МВД, прокуратуры, и прочих ответственных лиц не выдаются по справке. Их телефоны отсутствуют в телефонных книжках. Как думаешь, почему?
       - Ради безопасности, - ответил я.
       - Правильно. Здесь, в районе, каждая собака знает, где живет прокурор, где судья и где капитан Ракитин.
       - Ну, я-то не прокурор...
       - Не прокурор, - согласился Ракитин. - И все-таки кто-то может на тебя сильно обидеться. Или уже обиделся. Ты ночью того... гуляешь? В смысле - выходишь из дому?
       - Бывает. Больного привезут по скорой помощи. Или просто бессонница.
       - Тогда будь осторожен.
       - Что значит - будь осторожен? Головою вертеть во все стороны? При виде незнакомца начинать молиться? И знакомца - тоже?
       - Примерно так. Если вызов в больницу - то пусть скорая везет тебя туда и обратно от порога до порога. Если бессонница - считай овечек, а из дому - ни-ни. А приспичит - бери с собой оружие.
       - Ага. Шмайсер и пару гранат.
       - У тебя есть шмайсер? - без удивления спросил Виталий.
       - И гранаты, Ф-1. Нет, конечно, откуда?
       - В районе много железа в земле лежит, еще с войны.
       - И с до-войны, - добавил Ракитин.
       - Я в лес по грибы хожу, а не по гранаты.
       - Правильно. Ржавь, оно само в руках взрывается. Но, знаешь, ты в лес пока тоже... не ходи. Один, во всяком случае.
       - Да и вдвоем, - Виталий, похоже, говорил совершенно серьезно. Как и Ракитин.
       Капитан открыл сейф - большой, на вид неподъемный. Из тех же времен, что и мой книжный шкаф.
       - Держи! - Ракитин достал сверток. - Не Новый год, но Дед Мороз и летом делает подарки. Полезные и практичные.
       - Что это?
       - А ты посмотри.
       Я разрезал на свертке шпагат, развернул плотную коричневую бумагу. Кобура. Пистолет. И коробка с патронами.
       - И все равно - что это?
       - Пистолет Макарова. Газовый, не бойся, газовый. Ты стрелять-то умеешь?
       - Из обыкновенного, негазового стрелял. Табельное оружие.
       - Ну конечно. Патроны - не халтурка, что в магазинах продают, не перец...
       - "Черемуха"? - перебил я Ракитина.
       - Нет. Посильнее. Вырубает минут на пятнадцать-двадцать. Сердце бьется, дышать может - чуть-чуть, а более - ничего.
       Полежит так с четверть часика, потом встанет, отряхнется и дальше пойдет. Но ты не жди, пока очнется.
       - Это понятно, - согласился я, с сомнением поглядывая на пистолет.
       Но подарок взял. С бумажкой, которая была разрешением на газовое оружие. С моей фотографией. И где они ее только взяли.
       - Ночью без пистолета не выходи, - посоветовал Ракитин.
       Ах, если только ночью... Другое дело. Ночью, пожалуй, он и пригодится. Мало ли...
      
       6
       Огородом я не обременен. Не может хирург конкурировать с потомственным крестьянином в выращивании картошки, огурцов и прочего. Не может и не должен. Хирургу положено жизнь прожить, не касаясь земли. Не из-за спеси, а просто правила асептики.
       Да и зачем? Ведро картошки или сумку огурцов купить по карману, но обыкновенно больные или их родственники избавляют меня от трат. Благодарность за лечение? Да, возможно. Но порой мне кажется, что это жертва идолу. На всякий случай, умилостивить темные силы. И выходит - я служитель этих самых темных сил. Сегодня бутылкой "Гжелки" одарили...
       Но другие заводят и огород, и кабанчиков, а уж кур, уток, гусей - без счета.
       Заведу, положим, и я. Не одного кабанчика, а сразу трех. С утра до ночи жить в хлопотах: накормить, убрать навоз, рассказать сказку на ночь. Три поросенка и я - образцовая семья. Устроим соцсоревнование: кто быстрее наберет центнер. Потом - полтора. А еще потом? Их, поросят, ведь придется того... штыком под лопатку...
       Я уж лучше в праздности. Философствовать буду. Поводов предостаточно. Стоит только оглянуться. Зачем я здесь? Для чего? Оперировать ущемленные грыжи, зашивать раны и вскрывать абсцессы?
       Об этом ли я мечтал, поступая в Черноземский медицинский институт, заканчивая его с красным дипломом и стажируясь в лучшей московской клинике? Нет, не об этом. Но человек мечтает, а судьба мешает. Раз - и я в Моздокском госпитале, врач-хирург. Два - и я в Черноземском госпитале - пациент. Три - и я комиссован, возвращен в первобытно-гражданское состояние, опять хирург, но уже без куража. Сдулся. Сам себе назначил бессрочную ссылку.
       Оглянешься этак, устрашишься и - за стакан.
       Но ведь я новую жизнь начал, трезвую. И поэтому пусть бутылка "Гжелки" поскучает. Я запросто обойдусь без нее. Вот уже почти сутки алкоголь не поступает в организм - и ничего, живой. Мыслю - если это мысли. Существую - если это существование.
       Конечно, существование, что же еще? Пульс, давление в пределах нормы, самочувствие - отличное, полет продолжается нормально.
       Куда лететь?
       Лететь-то куда?
       Я представил себя со стороны. Классический сельский интеллигент в светлом костюме таинственного производства: на ярлычке пропечатано "Парриские моды Версачеза", но где находится этот "Паррис" с двумя "р", и кто таков Версачез - неведомо. Совсем неплохой костюм, между прочим, целых тридцать пять процентов хлопка, не мнется, да и сидит прилично.
       В таком виде не стыдно сходить в гости. Кого осчастливить?
       Я долго не раздумывал. Вечер рабочего дня, светлый костюм, Сатурн в созвездии Весов - гадать нечего.
       И я пошел к Вильгельму Нафферту, для друзей - Вилли Соломоновичу, военному пенсионеру.
       Домик его, аккуратный, опрятный, ухоженный, со всех сторон окруженный зеленью, был воплощением мечты полковника-отставника. Послужив двадцать пять лет где-то в районе Аральского моря, полковник Нафферт решил, что лучшую часть жизни он проведет здесь, в средней полосе России, среди нив и дубрав. В последние дни советской власти он сумел потратить заработанные деньги и купил дом. Здесь, в ста сорока километрах от Черноземска, дома стоили недорого, и офицерских накоплений хватило еще на раритетный автомобиль "Победа", мотоцикл "Минск" и на аквариумы в сто, двести и триста литров со всем содержимым", все куплено у прежних хозяев дома "до кучи" - они, хозяева, переселялись даже не в Черноземск, а в саму Москву, благо сын сделал невиданную карьеру и стал помощником Очень Важного Лица. А в Москве они и аквариумы новые заведут, и машину, и все прочее.
       И, наверное, завели. Теплое, несмотря на водопровод, газ, канализацию и двухэтажные дома (у нас даже пятиэтажка есть!) оставалось в душе деревней со всем ее показным простодушием, тщательно скрываемой, но все равно наивной хитростью, страстью к пересудам, вечной нелюбовью к успеху соседей и готовностью повздыхать над соседской же бедой.
       Полковник отремонтировал дом, "Победу" и мотоцикл, и зажил жизнью простой и здоровой. Той, о которой задумываюсь и я. Из живности полковник держит дюжину гусей и пару собак, лохматых и злых. Дважды в неделю походы в лес, летом - пешком, зимою на лыжах. По средам полковник садится верхом на мотоцикл и разъезжает с фотоаппаратом по нашему и соседним районам. Пьет полковник только чай и травы. Не курит. В шахматы не играет, но решает задачи. И еще, и еще, и еще - в Теплом трудно что-либо скрыть от народного взора. Тысячеглазый Аргус есть народ (мое открытие)!
       Обо всем я думал по дороге к полковнику. Думы мои приняли форму повествовательную, получилось почти как у некоторых писателей, предваряющих явление героя его биографией, описанием быта, привычек, и прочего и прочего. Почти - так как я ничего не знал ни о до-Теплинской биографии Нафферта, ни о его близких, если они вообще существуют, а главное - потому что я пришел раньше, чем разрозненные мысли выстроились в стройную конструкцию. Живи полковник подальше, за Уралом или в Приморье, тогда...
       Дом полковника не утопал в зелени - такой дом не потонет. Зелень его маскировала, скрадывала - и черемуха, росшая вокруг дома, и виноград, и фасоль, и плющ, ползущие вверх, к звездам, под самую крышу. Да и крыша какой-то особенной зеленой черепицы, сверху, с самолета, поди, растворяется среди окружения.
       Зеленой была и сетка, растянутая на железных столбах, выкрашенных опять же зеленою краской. Вдоль сетки росла какая-то колючая дальневосточная флора, образуя второй эшелон обороны. Но в здравом уме никто через забор не полезет, да и в калитку не сунется. Двортерьеры!
       Для гостей, званых и незваных, на калитке висит табличка "Осторожно! ОЧЕНЬ злые собаки!". А рядом - кнопка звонка. Звонок у полковника старинный, на батарейках, и потому происки чубайцев ему не страшны.
       Я нажал кнопку. Собаки меня, конечно, знают, а рисковать все ж не стоит.
       Вилли вышел на крыльцо через минуту.
       - А, Корней Петрович! Проходи, проходи. Я как раз самовар ставлю!
       Только сейчас я открыл калитку (она простая, без запоров и крючков, на слабой пружине, все равно без позволения никто не войдет) и пошел по дорожке, вымощенной желтым кирпичом. Двортерьеров я не заметил - верно, лежат под кустами смородины и ждут, не передумает ли хозяин.
       Хозяин не передумал, напротив - вынес из дому самовар и поставил на привычное место, вымощенный все тем же кирпичом каменный круг метр в поперечнике. Специальный самоварный круг.
       Специальным же сапогом он наладил огонь. Я стоял рядом, любуясь изделием тульских умельцев. Самовар был небольшим, полуторалитровым, и закипал быстро. Начищенный до блеска, он отражал и меня, и хозяина, в комнату смеха идти не нужно.
       - Пойдем, посидим, - убедившись, что огонь горит, как положено, предложил полковник.
       Мы прошли на террасу.
       Два плетеных стула, взятые из дореволюционной жизни, ждали нас.
       Я сел - осторожно, опасаясь упасть, но стул выдержал и на сей раз.
       - Труп, насколько я понял, не нашли? - полковник кивнул на соседний дом, что стоял в двадцати метрах. В том доме жила уборщица из пивбара, и все, услышанное за день она передавала своей матери. Мать же была глуховата, и потому дочкин голос разлетался далеко, осведомляя полковника о каждом мало-мальски значимом событии в поселке и окрестностях.
       - Не знаю.
       - Тайна следствия?
       - Просто не знаю.
       Вилли Соломонович поверил. Или сделал вид, что поверил.
       - Ну, в твоей практике такого, пожалуй, и не было.
       - А в твоей? - мы с ним были на "ты", хотя, признаюсь, мне это давалось нелегко. Разница в возрасте, в жизненном опыте, в чине, наконец. Но Вилли Соломонович настаивал. Он вообще был очень настойчивый человек.
       - В моей? - полковник усмехнулся. - В моей практике торпедный катер однажды пропал - из Аральского моря! Но тебе не до катеров, пусть и торпедных. А вот насчет трупов... Минуточку, самовар закипел.
       Пока он заваривал чай четкими и уверенными движениями, я терпеливо ждал. Терпение, оно хирургу первый помощник. Иной раз важнее пенициллина.
       - Был у нас один немец. Свято верил в превосходство нордической расы и прочие нацистские штучки, но специалист - поискать! Собственно, мы его и нашли в Берлине в сорок пятом... Так вот он, немец этот, считал, что, вопреки общепринятому мнению, подавляющее большинство египетских гробниц отнюдь не были разграблены кладбищенскими ворами. Да, археологи не нашли сокровищ, не нашли даже забальзамированных мумий, но...
       - Но? - подал реплику я.
       - Но причиной тому являлись сами мумии. Полежав отведенное время, они восставали из саркофагов и начинали существование потаенное и страшное. Египтяне не охраняли Город Мертвых. Казалось бы нелепо - тратить огромные средства на сооружение гробниц и пирамид, и отдать их на откуп грабителям. Ан нет, никто не тревожится, патрули не снаряжает. Более того, согласно папирусу Хорихора, вор, приговоренный к смерти, может заслужить помилование, если он отправится в Город Мертвых и достанет из некой гробницы серебра на сумму ущерба. Описан случай: вор согласился, ушел в Город Мертвых - и больше его никто не видел.
       - Чего ж удивительного? Бежал куда-нибудь с награбленным серебром.
       - Куда ж ему бежать? Древний Египет - чрезвычайно организованное государство, каждый человек на строгом учете. Уйти из города в пустыню - смерть. И зачем бежать, если обещано помилование, а слово тогда держали? Нет, дело в другом.
       - В чем же?
       - Египтяне считали, что бессмертная душа, "ка" - не бесплотна и нуждается в пище. Поначалу "ка" питается соками собственного мертвого тела, но что такое одно тело? И ожившие мертвые - немец звал их детьми Луны, - выходят на охоту. Они сами прекрасно справляются с грабителями, а если те медлят, мертвецам приходится выбираться из гробниц и искать добычу. Вот почему не было стражи в Городе Мертвых - слишком накладно посылать воинов на верную смерть. Пусть гибнет сброд, воры и грабители. И дети Луны сыты, и добропорядочные люди целы.
       - Ваш немец - человек не без фантазии. Ему бы книжки писать. Или сценарии для Голливуда.
       - Мой немец, Георг фон Титц был прекрасным биохимиком и до войны выдвигался на Нобелевскую премию.
       - Что с того? В лаборатории Резерфорда был клуб вралей, так его переименовали в клуб Капицы. Ученому человеку фантазии не занимать.
       - Фон Титц не просто фантазировал. Он взял, да и смоделировал ситуацию.
       - Как?
       - На кошках. В буквальном смысле. Добился того, что умерщвленная, помещенная в особый раствор кошка еще долго совершала различные движения - открывала пасть, перебирала лапами...
       - Ну, я слышал, что еще в двадцатые годы Брюхоненко собакам головы отрезал, и те головы чуть ли не кусались. Нам в институте об этом говорили, - почти извиняясь добавил я.
       - А вам говорили, что Сергей Сергеевич и людьми не брезговал?
       - Оживлял головы?
       - Что головы, целиком оживлял.
       - После клинической смерти?
       - После всякой. Однажды на острове Врангеля нашли эскимоса из Ушаковском колонии, вмерзшего в лед в тридцатые годы. А оживили в пятьдесят первом.
       - Слышу в первый раз.
       - Ну, еще бы. Не хвастались, держали в тайне. Да и то - покушение на мировоззрение получалось. Чертовщина, мракобесие, а тогда с этим строго...
       - В чем же - мракобесие? Наоборот, достижение отечественной науки!
       - Ты, Корней Петрович, того эскимоса не видел. Когда он выбрался из лазарета, потребовался огнемет, чтобы его остановить. Пули только злили воскрешенного - по глупости у нас и были-то только ТТ.
       - А зачем вообще стреляли, останавливали?
       - Пришлось. Эскимос трех экспериментаторов сожрал, да санитара в придачу.
       - Так и сожрал?
       - Нет, не целиком, конечно. Понадкусал. Но крепко понадкусал, кто видел - ввек не забудет.
       - Ты нарочно на ночь глядя страшные истории рассказываешь?
       - Я нарочно на ночь глядя делюсь сокровенным. А ты, как тот маленький мальчик - акулов не бывает!
       Книжку своего тезки Чуковского я читал, и потому намек понял.
       - То есть ты, Вилли Соломонович, утверждаешь, что некий жрец или там профессор Брюхоненко оживил давешний труп, и он взял да и сбежал из морга?
       - Я утверждаю совершенно другое, мой молодой и недоверчивый друг: если ты не можешь объяснить какое-то явление, это не значит, что явление не может существовать без твоего объяснения. Современная наука кое-что знает о жизни, но безобразно мало интересуется смертью.
       Или - делает вид, что мало.
       - Зачем?
       - Зачем скрывали Манхэттенский проект? Секретили станцию "Северный Полюс - 2"? Утаили инопланетную капсулу, найденную при строительстве московского метрополитена? И, главное - зачем запретили производство искусственной "голубой крови"? Сколько людей она бы спасла! Средний человек отнюдь не желает жить в страхе. Знаток человеческой души не зря заметил, что во многом знании много печали. Счастлив ли ты будешь, если вдруг узнаешь: через пять лет вспышка на Солнце уничтожит жизнь восточного полушария, а западного, между прочим, смерть не коснется совершенно, ибо там будет ночь?
       - Есть такие данные? - испугался я.
       - Нет, я так... Для примера...
       - И примеры же у тебя...
       - Доходчивые.
       - Оставим вспышки. Оставим Брюхоненко и этого, как бишь... фон Титца с его гробницами. Вчерашний случай к фараонам и эскимосам не имеет никакого отношения. Никто никого не оживлял. Совсем напротив.
       - Но труп-то исчез.
       - Давеча наш терапевт в Черноземск ездил, к дочке. Гуся зарезал, хорошего, жирного. Приехал, подошел к трамвайной остановке, поставил сумку на землю, отвернулся на минуточку, а густь-то и улетел. Безо всяких фон-дер-Пшиков, или как там твоего немца звали...
       - Вижу и слышу, что юмор не покинул тебя. Но в данной ситуации осторожность важнее.
       - С осторожностью у меня еще лучше, чем с юмором, - уверил я полковника.
       - Надеюсь, надеюсь. Во всяком случае, кто предупрежден, тот вооружен, - он ушел в дальнюю комнату и вернулся с баллончиком граммов на пятьдесят. Простенький баллончик, серебристый, без маркировки
       - Вот, у меня лишний. Пользуйся.
       - Что это?
       - Спецсредство. Ты его на собак или мелких хулиганов не расходуй.
       - А на кого расходовать?
       - Увидишь, на кого. Вот тогда не раздумывай. А то давай, поживи у меня. Места много, не стеснишь.
       - Спасибо, конечно, от души. Пока повременю. Да и Маркиза предпочтет видеть меня дома, а не скрывающимся невесть от кого.
       - Да, Маркиза... Кошка - это хорошо. Кошки, как утверждал фон Титц, обладают способностью распознавать мнимовоскресших. Как тебе термин: мнимовоскресшие, звучит? Если твоя кошка проявляет неуместную активность, скажем, прячется под кровать, или, напротив, не подпускает тебя к двери, будь начеку. Бери этот самый баллон и смотри в оба. У тебя ведь второй этаж?
       - Второй, - ответил я.
       - Все ж лучше, чем первый. Хотя какие сейчас этажи...
       - А разве вампиры не летают?
       Полковник задумался на секунду, потом решительно ответил:
       - Предрассудки. У них и крыльев-то нет. Другое дело, что мнимовоскресший может напрячься и прыгнуть довольно-таки высоко...
       - Насколько высоко?
       - Метра на три, четыре.
       - Стало быть...
       - Стало быть, твой второй этаж тебя не спасет. Право, погости. У меня и решетки на окнах стальные, и собаки в обиду не дадут, да и я сам кое-чего стою...
       - Не сомневаюсь. Прижмет - приду. С Маркизой.
       - А хоть с принцессой, места хватит, - но видно было, что в мой приход он не особенно верит. Не прижмет - то вроде и незачем. А прижмет - не успею.
       - Солнце сядет через... - он посмотрел на часы,- через сорок три минуты. Если ты решил возвращаться домой, то - самое время. Дети Луны скоро проснутся.
       Я намек понял и откланялся.
       Назад я шел озадаченный. Вилли Соломонович человек, скажем так, неоднозначный. Но склонности к мистификациям я прежде за ним не замечал. Опять же насчет кошки - как он угадал, что Маркиза ночью не пустила меня к двери?
       Ответ прост донельзя. Он и приходил ночью ко мне. Он и письмо мне написал. Он, если на то пошло, мог и труп похитить. Зачем? Можно выдвинуть кучу совершенно нелепых, диких, бредовых версий, от желания попрактиковаться в анатомии до приготовления из мертвого тела собачьего корма. Каждая версия будет все-таки тысячекратно более приемлема, нежели предположение о беспокойном упыре.
      
       7
       Так думал я по пути домой. Посмеивался, а все-таки торопился. Хотел попасть под крышу до захода солнца.
       Но по пути меня перехватили. Должен сказать, что уходя из дому, я обыкновенно в двери оставляю листок с предполагаемым маршрутом. Иначе районному хирургу нельзя. Всякое может случиться. Видно, и случилось - больничный газик пылил мне навстречу. Все-таки великое дело - лето, посветило солнышко, и высохла грязь.
       Много ее кругом, отсюда и названия - Топлое, ныне, правда, Тёплое, переделали для благозвучия. Красное - зачастую измененное Грязное. Откровенно и без прикрас: Грязи Черноземные. Есть у народа словцо гвазда, что означает ту же самую грязь. А в области имеется село Гвоздевка. Гвоздей в ней сроду не делали, просто прежде она называлась Гваздевкой. Соседний райцентр Большая Гвазда! На черноземе стоит. Соседний губернский город Воронеж того же корня: ворон - черный, Воронеж - черная плешь. Иначе - грязная.
       Вопросы языкознания заняли у меня не более полуминуты. Газик остановился рядом, и больничный шофер Ефим Ерофеев, которого иначе, чем Фимкой, не звали, выглянул наружу:
       - Велено вас вести, Корней Петрович. Срочно и немедленно, аллюр четыре креста Вассермана.
       - Поехали, - вздохнул я.
       - Ничего страшного, - поспешил успокоить меня Фимка. - Всего-то навсего семейная ссора.
       - Ну, брат... Ссоры, они разные бывают.
       - Не тот случай. Никакой поножовщины, поутюжницы, потопорницы. Наш-то пропащий, Иван Харитонович, нашелся, по этому поводу и семейные радости.
       - Нашелся? Где?
       - В сарае своем разукрашенном, ну, вы знаете.
       Я знал. Добрые люди свели у Ивана Харитоновича корову с теленком, и тот зарекся держать крупную живность. Почистил сарай самым настоящим образом, выбелил изнутри и снаружи, поверх известки синькою нарисовал круги, ромбы и треугольники и провозгласил себя сторонником вегетарианского босикомства. Будучи, как ночной сторож районной больницы, отчасти причастным к миру медицины и наблюдая вереницы страждущих, раз за разом приходящих в нашу поликлинику, он пришел к выводу, что беды людские и болезни - от неправильного питания и плохой походки. Питание мясом и, особенно, молоком приводит к взаимной вражде клеток, отсюда идет корень рака, язвы желудка, желтухи и прочих хворей, а неправильная походка искривляет позвоночник, сотрясает голову и вызывает гнев, зависть, общую слабость и скопидомство. Потому сам он зарекся есть животную пищу и каждодневно по три часа ходит по земле босиком, за исключением дней зимних, когда почва покрывается снегом. Покрывается она не зря - зимняя земля закрывается от злой энергии Полярной звезды, стоящей высоко над горизонтом. Причем здесь Полярная звезда, понять сложно, но это только привлекало к сторожу сторонников нового учения. Конечно, славы Кашпировского, Порфирия Иванова и других величин масштаба государственного Иван Харитонович не достиг, но в том, пожалуй, вина была его жены, злой и завистливой тетки. Мужа своего бранила свихнувшимся дармоедом (хотя Иван Харитонович службу сторожем в больнице не оставил), учеников и последователей его, числом до дюжины, иначе, чем злыднями не называла и в дом не пускала. Но сарай - сарай был гордой и независимой территорией, где царствовала кротость, неприхотливость и твердая вера в босикомство. Приходили даже из соседних районов, и всякому беспристрастному человеку было ясно, что Иван Харитонович на верном пути.
       - Он что, в сарае отсиживался?
       - Получается так. Пришла жена, начала ругать за то, что ушел, смену не сдал, а Иван Харитонович ее укусил.
       - Укусил?
       - Да разве это укус... пустое... Но Харитониха прибежала сама не своя (она, Корней Петрович, вечно сама не своя), раскричалась, требует обработки и именно хирургической обработки раны, а еще прививки от бешенства.
       - Прививку-то зачем?
       - Сбесился, кричит, муж ее. И не муж даже, а оборотень, чудище злое, нежить.
       - Ага... - сказал я и замолчал.
       Одно к одному. Вот вам влияние кинопропаганды в действии. Насмотрелись страшилок про вампиров, что стар, что млад.
       В приемном покое встретила меня Анна, фельдшерица, девушка молодая, но с характером твердым и решительным.
       Я бы с ней в разведку пошел.
       Я, может быть, еще и пойду.
       - Не дает обработать рану, Корней Петрович.
       - И не дам! - громко и визгливо проговорила Харитониха. - Здесь опыт требуется и знание врачебное
       - Идите сюда, - сказал я авторитетным голосом. - Показывайте ранение.
       Слово "ранение" Харитонихе понравилось, она подсела к перевязочному столику и размотала полотенце, что было у нее на предплечье.
       Да, укушенная рана. Не очень глубокая, но доставить бед способна: человеческие зубы - кладезь инфекции.
       Промыв рану перекисью водорода, наложив пяток отсроченных швов и побрызгав на совесть метрогиловым спреем, я забинтовал предплечье и велел придти на перевязку завтра к одиннадцати.
       - А вакцину? От бешенства? - чувствовалось, что Харитониха готовится к скандалу.
       - Это можно, - охотно согласился я. - Любой каприз за ваши деньги.
       - Какие деньги?
       - Обыкновенные. Российские рубли. Впрочем, если есть свидетельство санэпидстанции, что вас покусала бродячая собака, вакцина пойдет за счет обязательного медицинского страхования. А нет свидетельства - за счет страхования добровольного.
       - Так я согласна - добровольно.
       - Внесите тогда добровольный взнос.
       - Куда?
       - В кассу, как положено. Мы заключаем договор: больница проводит антирабический курс вакцинаций по вашей просьбе, вы предупреждены о возможных неблагоприятных последствиях.
       - Каких неблагоприятных последствиях?
       - Аллергические реакции, энцефалит, мало ли что. Но это бывает нечасто.
       - Если нечасто, то давайте этот договор - и колите вакцину.
       - Договор-то я могу дать, а уколю только после оплаты.
       - Оплаты?
       - Да. В этом и смысл добровольного страхования. Можете заплатить сразу за весь курс, а можете частями, за каждую дозу отдельно. Есть и третий вариант: если инфекционист поставит вашему мужу диагноз бешенства, то, разумеется, вас будут лечить за счет казны.
       - Так пусть ставит поскорее!
       - Хорошая идея. Анна, кто у нас сегодня дежурит по больнице?
       - Федор Федорович.
       - Вот пусть он и организует осмотр Ивана Харитоновича. Тем более, Иван Харитонович - наш сотрудник.
       - Но Федор Федорович того... - Анна покосилась на Харитониху.
       - Ничего, если надо, он сможет, - я записал в журнале переработку, она пойдет в оплату, как сверхурочные, век бы их не иметь. - Если что, я теперь домой.
       - А как же я? - спросила Харитониха.
       - Как только Федор Федорович поставит диагноз бешенства, я тут же вернусь, - успокоил я жену сторожа. - Вернусь и сделаю вакцину по всем правилам антирабической науки.
       Ушел я без сожаления. Дело свое сделал, рану обработал, а вакцинировать только из-за вздорной прихоти нелепой бабы - никогда.
       А Федор Федорович выпьет нашатырю с водой, протрезвеет и развеется. Ему полезно.
       Федор Федорович пил, и пил крепко, но его держали. Не сколько из жалости, просто другого невропатолога поди, найди. Невропатологом Федор Федорович был отменным. Знающим, опытным и даже известным. До буржуазного переворота (или революции?) он возглавлял кафедру нервных болезней в Черноземске и, подойдя к пятидесятилетию, совершил обычный для этих лет профессорский поступок, женился на студентке. И это бы не беда, но в порыве благородства Федор Федорович (заглазно - Фе-Фе) отдал семье квартиру и сберкнижку, решив начать жизнь сызнова на всех фронтах. Время тому благоприятствовало: Фе-Фе пригласили на должность заведующего кафедры в азиатскую республику, посулив и какой-то совершенно громадный оклад сразу, и чуть ли не трехэтажный дом вскоре, а затем и звание академика той самой республики.
       Он и поехал. Провожали его слезно, кафедра рыдала, клялась в вечной любви и памяти, и лишь сознание того, что большому кораблю требуется большое плавание, как-то скрашивало горечь разлуки.
       Но стоило профессору приехать в братскую советскую республику, как приключился очередной переход количества в качество. Выяснилось, что освободившейся от ненавистного русского ига стране требуются кадры исключительно титульной нации, а уж об окладах, жилье и академической мантии чужеземцу и думать нечего. Чемодан-вокзал-Россия, такой лозунг вывесили над входом в университет обретшие национальное самосознание студенты.
       Фе-Фе и уехал. Вернулся в Черноземск немного напуганный, немного голодный, но предвкушающий радость воссоединения с любимым коллективом.
       Коллектив же отчего-то радости не испытал. Бывшее его место стало для кого-то своим, и чтобы его вернуть, требовались не только связи, но и доллары. А у Фе-Фе и рубли-то кончались. Хорошая должность в больнице тоже стоила доллары. А на плохонькую брать профессора, доктора наук, без пяти минут академика как-то не решались. Долго тянулась история трудоустройства Фе-Фе, долго - и закончилась здесь, в центральной районной больнице.
       Могло быть и хуже.
       Новая, молодая жена осталась где-то в Черноземске, но это уже совсем неинтересно - так заканчивал рассказ Фе-Фе после очередной попойки. Я выслушал эту историю раза три, после чего под благовидным предлогом от общения за бутылью самогона уклонялся. Не то, чтобы брезговал Фе-Фе, кто я такой, просто тягаться с ним в пьянке мне не под силу.
       Одна работа как-то оживляла Фе-Фе, вот я ему работу и подкинул.
       Сделал доброе дело.
       Начало дежурства. Солнце только-только село за горизонт, и потому невропатолог выпить успел немного, граммов сто настойки боярышника. Еще пятьдесят он выпьет к полуночи, еще - часам к трем утра, и последнюю стопочку уже после сдачи дежурства. Проверено многажды. Снимает, некоторым образом, стресс. Но по виду не скажешь, пятьдесят граммов настойки он выпил, или пятьдесят капель.
       Я столь долго думал о Фе-Фе потому, что судьба его меня и занимала, и пугала. Пройдет совсем немного времени и я, не став ни доктором наук, ни профессором, тоже буду начинать дежурства с пузырька боярышника
       Я опять порадовался, что день прошел трезво. В новооткрытом обществе анонимных алкоголиков районного центра Теплое, состоящем из одного меня, подобная психологическая поддержка считается действенным средством.
       Придя домой, я поздоровался с Маркизой, переоделся в затрапез, выпил стакан противного зеленого чаю (противный, а аппетит отбивает) и начал рассматривать подарки. Пистолет мне понравился куда больше баллончика. Умом я понимал, что он, пистолет, может запросто спровоцировать на выстрел из оружия настоящего, того, что с пулями. Баллончик в этом смысле предпочтительнее. Но, с другой стороны, сам вид пистолета действует на хулигана весьма отрезвляюще, а баллончик, что баллончик... Одни слезы...
       Фу, какие хулиганы! Мне ведь упырей бояться велено, "мнимовоскресших". Детей Луны.
       Колышков, что ли, натесать. Дубовых по одним источникам, осиновых по другим.
       Топор у меня был, туристский, когда-то я в туристские походы ходил. Потом в другие походы, не туристские. От первых остался топорик, от вторых - лопатка саперная. И топором, и лопатой - хоть брейся, до того остры. Лежат себе в кладовочке, всегда готовые к труду и обороне. Я, словно известное животное господина Буридана, гадал, что выбрать. Если я возьму лопатку, соседи решат, будто мне хочется выкопать ямку и посадить дерево. Вишню у дороги, например. А если я возьму топорик, то они решат, что я хочу срубить что-нибудь, вроде засохшего клена у той же дороги, который часто цепляет прохожих, а некоторым даже рвет одежду.
       Топорик я положил под диван, а лопатку носил то в коридорчик перед дверью, то в ванную. Никак не мог решить, где она нужнее. Моюсь я, например, намылился мылом душистым, а в дом упырь пробрался. Что прикажите делать?
       Решил, раз уж пришла идея, помыться. И только ступил ногою в горячую воду, как стук в дверь.
       Положим, упырь стучать вряд ли станет, но я все равно вздрогнул. Потом вытащил из воды ногу, вытер ее. Закрыл кран и накинул банный халат.
       Вышел в коридорчик и покосился на Маркизу. Та оглядела меня с сомнением, но давешних воплей не повторила.
       Ну, не упырь, значит.
       И я пошел к двери.
       Стук повторился. Сейчас, когда мне не мешал шум набираемой ванны, я готов был поставить бутылку "Гжелки" против бутылки яблочного уксуса, что стучит Фе-Фе.
       И не обманулся. На пороге стоял именно он - пахнувший настойкой боярышника, в криво сидящем халате (не банном - медицинском) и с перебинтованной правой рукой.
       - Угадай с трех раз, кто это меня тяпнул? - сунул он повязку мне под нос.
       - Собака Баскервилей?
       - Осталось две попытки.
       - Просто упал и ударился о камень?
       - Два раза за неделю я не падаю. Последняя попытка.
       - Иван Харитонович?
       - Кусачий, однако, у нас сторож, собаки держать не нужно.
       - Глубоко? Нужно обработать?
       - Уже. Даже противостолбнячную сыворотку ввели. Анна и ввела.
       - А как насчет антирабической?
       - Никакого бешенства нет, хоть я и не рабиолог. Отличие очевидное.
       - Нет? А что есть?
       - Случай спонтанной ликантропии.
       - Чего?
       - Наш Иван Харитонович вообразил себя оборотнем. Кто ни подойдет - укусит.
       - Что же делать?
       - Что, что... в Соколовку вести, вот что.
       В Соколовке находится областная психиатрическая больница, и среди жителей Черноземской губернии бытует выражение "Соколы по тебе плачут", выражение явно не лестное для того, кому адресуется.
       - Он, поди, не дастся.
       - Я, пока он кусался, вколол ему реланиума изрядно.
       - Значит, Иван Харитонович...
       - Еще часов пять проспит, или даже шесть.
       - Где?
       - В машине. Я его по скорой и отправил. Созвонился с Соколовкой, там мой знакомый работает. Примут.
       - С кем отправил?
       - Не с Аней, не волнуйся. Твоего санитара послал сопровождающим, из кадаверной. Ему деньги нужны, а тут, пока туда, сюда, сверхурочных и набежит. Да еще проценты за психиатрию... Будет доволен.
       - Ладно. А зачем ты ко мне-то зашел?
       - За медицинской помощью. "Скорая" повезла нашего кусаку в Соколовку, Анна в приемном осталась, а я решил дойти до тебя. Очухаться от пережитого. Не каждый день ведь подвергаешься нападению доброго знакомого.
       - Ты хорошо знал сторожа?
       - Как не знать... Он со своим босикомством экземпляр прелюбопытнейший. Живет человек, живет, а потом вдруг либо вечный двигатель изобретет, либо рисовать станет, либо, вот как Иван Харитонович, идею о здоровой жизни в массы нести начинает. И ведь не каждый с колеи съезжает, отнюдь. Что тому причина?
       Я покачал головой.
       - Тебя, Федор Федорович, в больнице ждут. Вдруг что случится?
       - Уже случилось - ликантроп объявился. А в остальном - есть ли на ночном дежурстве невропатолог, нет ли его, велика ль разница? Во всем остальном, кроме своей неврологии, я ничем не лучше Ани.
       Я с ним согласен. Оставлять без врача больницу не полагалось, потому все врачи по графику выходили в ночное. Но ведь профанация получалась. Что может сделать стоматолог, если поступит больной с ножевым ранением? Вызовет хирурга. Что могу я, если поступит больной с инсультом? Вызову невропатолога. Что сделает невропатолог, если поступит роженица? Вызовет акушера. Что сделает акушер, если поступит больной с инфарктом миокарда? Вызовет терапевта. И так далее и тому подобное. Все это способен сделать и фельдшер.
       - Да я уйду, уйду. Окажи только медицинскую помощь, и пойду.
       - Посмотреть руку?
       - Руку завтра успеешь. Ты того... противострессовое дай. Если есть, конечно, - добавил он в приступе деликатности.
       - Ты ж на дежурстве, - засомневался я.
       - А ты в плепорцию, только для поддержания духа.
       Я достал из холодильника "Гжелку". Видно, такова ее судьба: быть початой еще до полуночи.
       - О! Кучеряво живешь!
       Я протянул Фе-Фе стакан и бутылку. Взрослый человек. Дай мне бутылку, и я буду пьяным сегодня. Дай мне работу, и я буду пьяным каждый день.
       Невропатолог откупорил "Гжелку" со всем бережением. Налил немного, граммов пятьдесят.
       - А ты? - спросил он меня. - Ты ведь не на дежурстве?
       - Оттого и не хочу.
       - Правильно! - Фе-Фе пил не залпом, как алкоголик начинающий, не смакуя, как алкоголик матерый, а просто - словно воду. - Водку без острого желания пить грешно. Ну, я пошел, - и он действительно пошел обычной походкой слегка уставшего человека.
       Я заперся на два оборота и вернулся в ванную.
       Вода не успела остыть настолько, чтобы нельзя было окунуться, но удовольствия не получилось. Быстро намылился гелем, быстро смыл его, быстро вытерся, быстро надел пижаму и быстро лег в быстро постланную постель.
       Все. Буду спать.
       И уснул на диво сразу, без самокопаний, мечтаний и сожалений о бездарно прожитых годах.
      
       8.
       Разбудил меня телефонный звонок - пронзительный и настойчивый до наглости. Я даже просыпаться не хотел. Пришлось. Только сел, опустил с дивана ноги, как телефон и замолчал. Шуточки, да? Врачу если звонят, то до упора, чтобы трубку снял да выслушал. А так... Я зажег фонарик, посмотрел на часы. Всего-то половина второго, едва вышел на крейсерский сон.
       И только тут я спохватился: как мог звонить телефон, если кабель поврежден? Восстановили? Сейчас, заполночь?
       Я подошел к столику, старому журнальному столику времен пятилетки качества, снял трубку и поднес к уху.
       Мертвая тишина. Как и должно быть. Ночные ремонтники, щас! Мы не в Чикаго, моя дорогая! - последнюю фразу я сказал вслух, Маркизе.
       Та потерлась о ножку столика и пошла в ванную. Санузел совмещенный, а она, умница, привыкла пользоваться ватерклозетом.
       Пришлось ждать очереди.
       Хорошо, Маркиза читать не умеет.
       Наконец, кошка вернулась. Вот и славно, вот и ладно, вот и мир в моей семье.
       А телефонный звонок мне просто приснился. Бывают же сны, которые реальней яви.
       Не успел я вновь пригреться в постели, как в дверь постучали. Просто явочная квартира, право. Не дают мне покоя то милиция, то упыри, то Фе-Фе, кого теперь нанесло? Не иначе, прослышали про "Гжелку" и слетаются, комариное племя. Ни капли не дам!
       - Корней Петрович! Корней Петрович! - звала баба Настя, санитарка.
       - Что случилось? - спросил я через дверь.
       - Федор Федорович не у вас?
       - Нет, - я, наконец, отпер дверь. Она, баба Настя, а вовсе не Дракула.
       - Ой, что же делать? Никого ж в больнице из докторов нет!
       - Что делать, что делать... - я посторонился, пропуская санитарку внутрь. - Известно, что...
       Действительно, известно. Фе-Фе, похоже, после меня зашел к кому-нибудь еще, потом опять, и опять, и теперь либо спит в гостях, либо голова в кустах. Требовалось доложить главврачу, что больница осталась без дежурного, тот волевым решением назначит другого. Ну, а утром - разбор полетов.
       - Чем тревожить Алексея Васильевича, решим так: на дежурство заступаю я, а об остальном подумаем утром.
       - И верно, и хорошо, - обрадовалась баба Настя. Обрадовалась тому, что не идти ей к дому главврача, потом не идти поднимать назначенного на дежурство. Все бы на нее ворчали, ругались, гонцов с дурными вестями не жалуют. А я и не ворчу, и ноги ее жалею.
       Нет, я вовсе не добряк. Просто, узнав, что баба Настя уже побывала у меня, главврач меня в дежурств и поставит. Все равно разбужен.
       - Вы одевайтесь, а я у крыльца подожду, - деликатно решила баба Настя.
       Едва я натянул последний носок, как Маркиза принялась выть - страшно, протяжно.
       Я постоял, чувствуя, как холодный пот течет по хребту.
       - Маркиза, ну чего ты, кошечка, - голос мой звучал жалко и слабо.
       Она замолчала, и шмыгнула под диван.
       Теперь я напугался по-настоящему.
       В окно видно было плохо, все-таки ночь, но у входа в подъезд почудилось мне что-то очень нехорошее.
       Уже не думая, смешно выгляжу, или нет, я схватил пистолет в одну руку, топорик в другую - и лишь затем кинулся вон. Фонарик сунул в карман: луна кое-как светит, а узкий луч фонарика, высвечивая малое, скрывает большее. Да и рук у меня только две.
       По темной, но знакомой лестнице я спустился очень быстро. Висевшая на одной петле дверь подъезда чуть поскрипывала на ветру.
       Я шагнул наружу.
       Неподалеку, в пяти шагах, виднелись две фигуры.
       - Вот я тебя, - сказал я хрипло.
       Одна из фигур поднялась и бросилась на меня.
       Хорошо, я загодя с предохранителя снял пистолет и дослал патрон. Выстрелил не задумываясь. Будь это боевой пистолет, стрелял бы, конечно, в воздух, а так - на поражение. Пусть покашляет, поплачет. Или обездвижется.
       Но начинка в патроне оказалась иной. Лиловая вспышка, несильная, не слепящая, вырвалась из ствола и окутала приближавшуюся фигуру светящимся облачком. Словно рой светлячков был в патроне. Но эти светлячки стоили ос - жестоких, злых и беспощадных. Нападавший зашипел, как шипит раскаленное и опущенное в воду железо. Зашипел и кинулся прочь. Через несколько мгновений и он, и окружавшие его светлячки скрылись за гаражами, что стояли метрах в сорока от дома.
       Я положил топорик на землю и, не опуская пистолета, достал фонарик. Он светил тускло, беря пример с луны в облаках.
       Увидел я достаточно. В пыли лежала баба Настя, руки и лицо ее были в крови.
       Я прикоснулся к артерии на шее.
       - Ох, доктор, ушел он, окаянный? Ушел?
       - Убежал, - похоже, санитарка пострадала меньше, чем мне думалось. - Как вы себя чувствуете?
       - Кажется... Кажется ничего не сломала... Но покусал, поцарапал он меня... если б не ты... - баба Настя всхлипнула, и стала подниматься. Я хотел помешать ей, мало ли, сначала сгоряча вскочит, а потом коллапс. Но она уже стояла, тихонько подвывая, не зная, что делать, куда бежать.
       Не знал и я. Поэтому осмотрел раны более внимательно и решил оставить больную у себя. У себя дома, то есть. Раз уж так получилось. Небольшая аптечка, что хранится на дому, позволит обработать раны. Укушенные раны. И весьма глубокие. Баба Настя просто находится в возбужденной стадии шока, потому и держится. Адреналин. Но хватит его не надолго.
       - Эй, Корней Петрович, ты стрелял?
       Голос донесся из углового окна. Сосед сбоку, Володя.
       - Я.
       - Видишь, это он, я ж тебе говорил, - сказал он, обращаясь к кому-то в комнате. К жене, к кому ж еще. Затем опять повернулся в окно.
       - А зачем?
       - Бандит напал на бабу Настю, санитарку. Ранил.
       - Ее в больницу нужно?
       - Нужно. Только телефон не работает, да и "скорая" с больным уехала далеко.
       - Моя машина на ходу. На ней и отвезем, ладно?
       - Отлично.
       Минуту спустя Володя уже шел к гаражам. На селе люди отзывчивей, чем в городе. Или Володя просто подумал, что рано или поздно я пойму: он смотрел в окно, а на помощь не шел. Еще обижусь. А жить в селе, если на тебя обижен хирург, не совсем удобно. Особенно если хирург этот связан с милицией и даже имеет пистолет, а ты возишь из глухой деревеньки самогон на продажу.
       Поэтому Володя и решил сделать доброе дело. Оно, доброе дело, не пропадет.
       Слышно было, как Володя отпирает гаражный замок (не три-четыре, как в городе, правда, и машина у него не "Мерседес"), скрипит воротами (нарочно не смазывает, противоугонная сигнализация), терзает стартер. Наконец, мотор ожил, затлели фары, и машина, Жигули-шестерка, подкатила к нам.
       - Аккумулятор подсел, - сообщил Володя.
       Вместе мы посадили бабу Настю на заднее сидение, где предусмотрительный сосед постелил ветошку, опасаясь кровавых пятен. И то, случись что, поди доказывай, чья это кровь.
       До больницы мы доехали быстро, я даже решил, что неплохо бы и самому обзавестись машиной. Но где мне взять старую шестерку, идеальную машину по нашим дорогам. А на новую "Ниву" или командирский "УАЗ" средств не хватает. Дурно я веду хозяйство, неэкономно. Ем каждый день.
       Из машины баба Настя вышла сама, и лишь дойдя до приемного покоя, сомлела.
       Анна, не говоря лишнего, помогла уложить ее на носилки, и мы переправили ее в операционную. Оперировали при свете трех керосиновых ламп. Настоящая бестеневая лампа у нас тоже была. Но не было напряжения в сети. Аккумуляторы же давно скончались от старости.
       Поработать пришлось всерьез, зашить пару сосудов, обработать раны, ввести метрогил капельно, а в другую вену флакон крови. Большая кровопотеря. По счастью, на день Донора у нас ходят охотно - сдал кровь четыреста кубиков, а получил денег на два литра самогона. Опять же донор - человек без СПИДа и сифилиса, которыми в нашем захолустье по-прежнему не гордятся.
       Закончив с бабой Настей, я вспомнил, что следует сообщить о нападении дежурному по УВД.
       В ординаторской телефон еще вчера работал, к нему вел другой кабель, не тот, что к моему дому.
       Но сегодня телефон молчал. Я ритуально дул в трубку, стучал по рычажкам, но результата не достиг.
       - По всей больнице то же самое, - сказала Анна. - Ни в приемном покое, ни в терапии телефоны с полуночи не работают.
       - Подождем до утра, - похоже, эта фраза скоро станет единственной в моем органчике.
       И мы сели ждать. Я и Анна. При свечах, в приемном отделении. Никто не тревожил, да и как потревожишь, если телефон не работает. Больные могли прибыть и своим ходом, пешим или машинным, но, видно, они тоже ждали утра.
       Кресла в приемном старые, но усталому человеку кажутся мягкими. Мне казались.
       Когда рассвело, я проведал бабу Настю. В палате, кроме нее никого. Подобное случается, особенно летом. Не дают себе люди разболеться. Терпят до осени.
       Баба Настя спала покойно. Пульс, дыхание не внушали никаких опасений. Пусть спит, сон - тоже доктор.
       Вернулся, Анна как раз чай заварила. Выпили чаю. Встретили солнце.
       Мы ни о чем не говорили. Посидеть молча - что может быть лучше. То есть может-то многое, но работа есть работа. В любой момент ждал я призыва о помощи хоть из родильного отделения, хоть из инфекционного.
       Рассвет закончился, закончился и покой. К больнице подъехал милицейский "жигуленок" и инспектор сказал, что наша "Скорая" стоит на обочине дороги в семи километрах от Теплого.
       - А люди? - спросил я, ожидая худшего.
       - Людей нет, - ответил инспектор. - Машина в порядке, двигатель холодный, давно стоят. Чуть в сторону съехали, в посадку, с дороги ночью не заметишь. А то плакала бы ваша "Скорая". Народ на дороге ушлый, на ходу колеса рвет. Я там пока сержанта оставил, чтобы присмотрел. Угнали, а вы тут в неведении...
       - Не угнали, - медленно ответил я. - На машине повезли больного. Водитель, санитар, больной, все пропали.
       - Он что, особенный больной?
       - В смысле?
       - Ну, чтобы его похищали?
       - Сторож наш, Иван Харитонович.
       - Сторож... Все равно, нужно сообщать, - он включил милицейскую переносную рацию. Старую, которая больше трещит, чем говорит. Но сегодня она даже не трещала.
       - Аккумулятор сел. И когда нам только новую технику дадут? Рация - времен московской олимпиады, "жигулям" пятнадцать лет. На честном слове работаем!
       - Безусловно, - подтвердил я слова инспектора с самым серьезным видом.
       Да и чему улыбаться? Честному слову гаишника? Право, мне не до того. Слишком уж много в последние дни событий. Шел себе человек, любовался видами, и вдруг оказался на пути лавины. Откуда лавина, если и гор поблизости нет никаких, хоть три дня в любую сторону скачи?
       Или есть, но я в слепоте не вижу? Горы, ущелья, пропасти?
       Опять развел философию.
       - Я поеду, сообщу, - инспектор посмотрел на меня, на Анну, тонко улыбнулся и ушел в солнечный день.
       - Что могло случиться? - спросила Анна. Спросила не меня, а - вообще.
       - Что уже случилось, - поправил я.
       - Да. Будто туча повисла над нами. Черная тяжелая туча.
       А по мне - скорее смерч. Воронка, всасывающая людей и уносящая во тьму. Впрочем, у меня подобное настроение после каждого ночного дежурства. Сегодня, по крайней мере, не было пострелянных, порубленных людей.
       - Любо, братцы, любо, любо братцы жить,
       С нашим атаманом не приходится тужить!
       Со стороны послушать - ясно станет: не чай мы пьем.
       А на самом деле песня стресс снимает лучше водки.
       Пели мы недолго - две строчки всего. Потом стали заполнять документацию, протокол операции и прочее. Медицинская реформа на деле: час работай, три пиши.
       Потом пришлось пробу снимать на пищеблоке, что означило конец дежурства и наступление полноценного рабочего дня.
       Я, как заправский интриган, пробрался в кабинет главврача и поговорил с глазу на глаз. Вывалил все - приход Федора Федоровича ко мне на квартиру, его предположение о случае спорадической ликантропии, последующее исчезновение невропатолога, нападение на бабу Настю, исчезновение направленного в психиатрическую больницу сторожа Ивана Харитоновича вместе с санитаром и водителем.
       Алексей Васильевич выслушал меня со спокойствием экранного Генералиссимуса: неспешно набивал трубку (привез из Лондона, куда ездил по обмену опытом. Я все гадаю, какой опыт нашей больницы пригодился лондонцам. Из зависти, конечно. Если бы в Лондон позвали меня, я б им уж порассказал, они от меня трубкой бы не отделались!), неспешно прикурил ее от специальной "трубочной" спички, неспешно прошелся вдоль коротенького стола.
       - Ничего, ничего... Бывало и похуже... Будем разбираться. Хорошо, я свяжусь, - он махнул рукой, отпуская.
       Я вышел едва ли не на цыпочках.
       Спустя несколько минут Алексей Васильевич провел утреннюю пятиминутку, вскользь упомянул о веерных отключениях, сделал упор на необходимости соблюдения трудовой дисциплины и призвал высоко нести звание медицинского работника.
       Я вернулся в отделение. Бабы Настя по-прежнему спала, что, пожалуй, объяснялось шоком и кровопотерей. Пульс не частил, давление как у космонавта (заезженное, но верное сравнение) а температура тридцать пять и одна десятая. Маловато. Но раз гемодинамика в норме, гипотермия не обязательно является признаком неблагоприятным.
       Просто - особенность данного района. Эндемический признак.
       Остальные больные заняли меня аккурат до полудня. Сегодня я работал медленно, как старая лошадь на борозде. Неглубоко пахал. И пил тоже, как лошадь, только не воду, а зеленый чай. Черный я оставлял для ночи.
       В полдень я решил вновь навестить главврача. Узнать, что с отправленным больным, нет ли новостей. Да и о Фе-Фе беспокоился.
       Но за столом Алексея Васильевича сидел Виктор Петрович, стоматолог-ортопед.
       - Нет Алексея Васильевича. Уехал он.
       - Куда уехал? Как?
       - Срочно. У него сестра в аварию попала, в Туле. Вот он и уехал. Отпуск взял.
       - Ага... И кто за него?
       - Я.
       - Ну, поздравляю, - признаюсь, я был уязвлен. В который раз. То есть не тем, что оставили на хозяйстве начмеда (Виктор Петрович помимо протезирования зубов был и замом по лечебной части), а тем, что начмед - не я. При моем-то при уме. Работаешь с утра до ночи. Оперируешь. Третий год в отпуск не ходишь. А золотых дел мастер - начальник по лечебной части. Золотые зубы у нас в районе все еще в чести.
       - У вас ко мне вопрос, Корней Петрович?
       - Два. Первый - что с телефонами?
       - По всему поселку молчат, наверное, на телефонной станции неполадки. Или же просто от того молчат, что весь район за долги без электричества оставили.
       - Надолго?
       - Как знать, - Виктор Петрович был огорчен. Без электричества и протезировать нельзя, убытки.
       - А Фе-Фе... Федор Федорович то есть, нашелся?
       - Нет. Но, знаете, учитывая привычки нашего профессора, искать лучше не торопясь. Во всяком случае, искать с милицией. Найдут, а как он мертвецки пьян? И больнице позор, и ему.
       В словах Виктора Петровича была сермяжная правда. На улице-то он не лежит, нашли бы уже, а вот у какой-нибудь молодки...
       Я покинул кабинет в печали и тревоге. Не понравилось мне исчезновение Алексея Васильевича. Ничего не сказал, взял да и уехал. И потом, как он узнал про сестру? Телефон не работает, электричества нет.
       Я пошел домой. Поработал, и будет. Одной переработки с начала месяца вышло часов... - я попытался подсчитать и не смог. Совсем плохая голова. Еще и запуганная.
       Одним страхом меньше стало после встречи с Соколовым - тот ехал на велосипеде навстречу. В магазин, не иначе, ездил, в северный. Там хлеб на полтинник дешевле, чем в южном, который к нему ближе, макароны, масло - на рубль. Небольшая ныне денежка - полтинники да рубли, а если на триста шестьдесят пять дней умножить, даже на триста шестьдесят шесть, если год високосный, уже сумма. Особенно для Соколова. Районный спорткомитет не олимпийский, не до жиру.
       - Видел, главный ваш семью в машину посадил, да и поехал, - сказал он мне.
       - Куда поехал?
       - По дороге в Черноземск, а там - кто знает. Я почему внимание обратил: жена его спрашивала, куда спешим, а он на нее - зверь зверем, торопись, мол, дура.
       - Так и сказал - дура?
       - Нет. Крепче. Но упор был на слове "торопись".
       Я рассказал про попавшую в аварию сестру.
       - Может быть. Но тогда брать жену и ребенка вовсе не обязательно. Не на похороны же... И потом, знаешь, не он первый уехал сегодня, ваш главный.
       - В каком смысле - не первый?
       - Да все начальство, кто вчера на ночь глядя, кто сегодня спозаранку вместе с чадами и домочадцами, кто победнее - на одной машине, кто побогаче - на трех рванули из района, словно советская власть вернулась. Говорят, подобное было в Припяти в восемьдесят шестом.
       - В Припяти? А что у нас в Припяти?
       - У нас уже ничего. А у украинцев саркофаг стоит над четвертым блоком.
       - Ну... Это ты хватил. До ближайшей атомной станции километров двести. И не слышал я ничего... Гражданская оборона опять же молчит.
       - Она всегда молчит, - и Соколов поехал в присутствие или даже домой.
       А я пошел к себе.
       Если нет автомобиля, то, быть может, стоит купить велосипед?
       Не такой, как у Соколова, а - горный.
       Буду на нем по горам ездить. В отпуск поеду куда-нибудь в Альпы. Или на Валдайскую возвышенность. А для Маркизы приспособлю корзину на багажник.
       То-то будет весело, то-то хорошо!
      
       9.
       Видно, не судьба мне поспать вволю. У самого дома нагнал милицейский Уазик, и Ракитин, приоткрыв дверцу предложил:
       - Подвезти?
       - Да вот он, мой дом, будто не знаешь.
       - Тогда зови в гости.
       - Заходи, коли того... Пришел...
       Николай выпрыгнул наружу, бодрый, энергичный, собранный. Мне стало досадно: отчего я такой квелый, словно вчерашнее картофельное пюре? Тоже хочу порхать и сереньким чирикать перепелом. Наступит ли время?
       Отпустив машину (я едва успел сделать ручкой Степан Степанычу, водителю), он зашагал быстро и пружинисто, заставляя меня еще больше пожалеть о лишних килограммах и пренебрежении утренней гимнастикой. Еще и бегать похвально, по утрам, вслед уходящей ночи. В кроссовках от известной фирмы или даже босиком, по примеру Ивана Харитоновича. Стекло вот только мешает, битое стекло. А то бы побежал, слово даю, побежал, присоединившись к адептам босикомства. К их чести нужно сказать, что босикомцы не только не сорят, не только других призывают уважать землю, но и убирают ее при каждом удобном случае. Если увидишь в Теплом человека с ведерком, по пути подбирающем в него всякую дрянь, особенно битое стекло, то сразу ясно - босикомец!
       Догнав у подъезда Ракитина, я придержал капитана за рукав:
       - Вот здесь вчера некто напал на нашу санитарку, бабу Настю и нанес ей телесные повреждения. Искусал, проще говоря.
       - Сильно искусал?
       - Пришлось оперировать, переливать кровь.
       - Она здесь...
       - Она за мной приходила, из больницы. Ждала, пока я денусь. А некто на нее и напал. Я вышел, выстрелил из твоего пистолета.
       - Из твоего, - поправил Ракитин.
       - Выстрелил, он и убежал. Хороший газ, однако.
       - Хороший, - лаконично ответил Николай. - Потерпевшая в сознании?
       - Когда я уходил - спала после операции. Последствия шока.
       - Ты думаешь, шока?
       - Что ж еще? - удивился я.
       - Очень надеюсь, что ты прав. Ладно зови меня внутрь.
       Но пока я у двери шарил по карманам в поисках ключа, открылась дверь напротив, и выглянул Володя.
       -А, Корней Петрович! - он юркнул назад и вышел уже с туристским топориком. - Давеча вы в машине оставили.
       Не глядя на капитана, я взял топор.
       - Как там старушка?
       - Жива, спасибо, что подвез, - я торопливо открыл дверь.
       Навстречу выскочила Маркиза, встала на задние лапы и обняла меня. Ну, не меня всего, а левую ногу.
       - Понимающая кошка, - деликатно сказал капитан.
       Вода, по счастью, была. Вместо электромотора трактор приспособили, иначе водокачка опустела бы в три часа. Мы, теплинские, смекалистые!
       Посадив кошку на табуретку, я вымыл руки и заглянул в холодильник. Одно название, что холодильник - хранил я в нем продукты стратегического резерва, которым тепло не страшно. Преимущественно консервы.
       И початую "Гжелку".
       - Ты теплую водку пьешь?
       - Я даже горячую пью. Наливай.
       Но я все-таки прежде открыл "кальмары в собственном соку", "сайру тихоокеанскую" и нарезал черствого хлеба. Потом налил и водку. В один стакан.
       - А себе?
       - Перемирие у меня с водкой.
       - Ага, понятно, - он выпил, закусил кальмаром, сайрой тоже не побрезговал. Потом налил уже сам, потом еще. Обе банки смолотил, а бутылку уполовинил.
       - Я, понимаешь, с дежурства, как и ты, потому голодный. Прослышал, здесь пальба была, решил проведать. А ты не промах, еще и с топором! Отбил старушку.
       Я скромно убрал топорик за холодильник.
       - Если серьезно, то знай, ты поступил совершенно верно. И учти, в данном случае ничто не может считаться превышением обороны.
       - В каком - данном?
       - В этом самом. На твоих глазах напали на старушку... Кстати, ты разглядел нападавшего?
       - Какое. Испугался, выстрелил. Инстинктивно.
       - Инстинкты у тебя здоровые. И потому, действительно, объявить перемирие водке - идея своевременная.
       - Еще бы. Ведь четверо пропали на моих глазах.
       - Четверо?
       Я перечислил - невропатолог и трое из "Скорой", что поехали в Соколовку.
       - Забыл, - укоризненно покачал головой Николай.
       - Кого?
       - Уж не знаю, как правильней, кого или что...
       - Ты имеешь в виду пропавший труп?
       - С него, похоже, все и началось.
       - "Пост хок эрго протпер хок" - блеснул я остатками институтской латыни.
       - Кто пил, я или ты? Попрошу не выражаться на непонятных языках.
       - "После этого - значит, вследствие этого", - перевел я.
       - Пожалуй, не совсем так, - после короткого раздумья ответил Ракитин. - Скорее, все это - звенья одной цепи.
       - Цепи? Какой-то безумец убивает женщину самым диким способом, словно она упырь из легенд. Потом он же, или другой безумец - или группа - похищают тело из морга. Одновременно, но совсем не обязательно в связи с похищением тела, исчезает больничный сторож, который, однако, вскоре обнаруживается у себя в сарае, повредившимся в рассудке. Спонтанная ликантропия - он, вообразив себя волком, кусает жену и нашего невропатолога. Доктор, накачав сторожа снотворным, отправляет того в областную психиатрическую больницу. Но и больной, и санитар, и водитель, едва отъехав, из машины куда-то исчезают. Невропатолог навещает меня, после чего тоже исчезает. Глубокой ночью у подъезда моего дома на санитарку нападает неопознанное лицо. Я верно излагаю?
       - Ты, Корней Петрович, перечти Конан-Дойля. Здорово помогает.
       - С каких пор российская милиция чистит себя под Шерлоком Холмсом?
       - Не остри. Устами Шерлока Конин Дойл говорит очень умную вещь: отбрось невозможное, и оставшееся, каким бы невероятной оно не казалось, и будет истиной. Допусти: жертва убийства в самом деле была упырем. И тогда связь между событиями становится очевидной, - Николай говорил тоном насмешливым, несерьезным, словно расплачиваясь балагурством за выпитое и съеденное.
       Я решил поддержать шутку.
       - Тогда дела наши плохи. Святой воды нет, а, главное, статьи нет в уголовном кодексе насчет упырей. А нет статьи - нет и преступления. Если упырство - или упырячество, как правильно? - не запрещено, следовательно, оно разрешено.
       - Ты, Корней Петрович, когда-нибудь слышал о секретных статьях уголовного кодекса? Уверен - нет, иначе бы серьезнее отнесся к предположению более сведущего в подобных делах товарища, - он встал, потянулся, всласть, с хрустом. - Пойду я. Нужно добровольную народную дружину возрождать. Пока в отдельно взятом районе.
       - Серьезно?
       - Куда серьезнее. Мобилизовать людей на поиск пропавших. Милиции одной не справиться - подвалы обыскать, погреба, всякие другие места... Да и кто даст санкцию на обыск. А если добровольно - другое дело.
       Я подумал о пропавшем Фе-Фе.
       - Тогда и меня запиши.
       - Тебе других забот хватит. По докторской части. И смотри, с пистолетом не расставайся.
       - А если дело столь серьезное, то нельзя ли не газовых патронов, а настоящих, боевых?
       Ракитин как-то странно посмотрел на меня, потом сказал:
       - У тебя самые что ни на есть боевые патроны, разве ты не понял?
       И, более ничего не добавляя, ушел.
       Шутит он, нет?
       Я настроил будильник, лег на диван и поспал десять минут. Отличная метода. Если спать дольше, час, другой, то остаток дня будешь чувствовать себя разбитым и слабым. За десять минут не успеваешь разомлеть. А отдохнуть успеваешь.
       Проснулся за секунду до звонка, и стал вспоминать, что увидел в короткометражном сне. Или не увидел, а просто придумал.
       Придумка не очень мне нравилась, даже совсем не нравилась, но пренебречь ею я не мог. Нацепил кобуру с пистолетом, поверх надел рубаху навыпуск по случаю летнего времени сойдет, поменял в фонарике батарейки и спустился вниз. Под домом был подвал, разгороженный жильцами на клетушки, картошку на зиму хранить, прочее. Те, кто похозяйственнее, имели настоящие погреба, вне дома, а этот использовали для всякого хлама. Но замки на каждой клетушке висели могучие, словно хранилось в них достояние республики. Правда, сам подвал запирался на палочку, а то и вовсе не запирался. Сегодня вот не запирался. Палочка лежала рядом, а дверь была просто прикрыта.
       Я ее распахнул, глянул внутрь. Не пахло ни сыростью, ни говнищем - в соседнем подъезде жил коммунальщик из районной администрации, и потому поломки и протечки устраняли с завидной быстротой. Завидной для тех, кто жил в доме по соседству.
       Спустился на ступеньку вниз. Потом еще на ступеньку, на десятой включил фонарик.
       Было спокойно и тихо. Я вытащил пистолет из кобуры, снял с предохранителя. Глупо, даже смешно. Выйду из подвала и посмеюсь от души.
       Лестница кончилась, начался лабиринт. Где-то в трубах булькало, переливалось - Минотавру хотелось есть.
       Я шел, глядя и по сторонам, и под ноги. Мусора в подвале было мало, когда прошлой зимой неделю стояла котельная, каждую щепочку подобрали на прокорм буржуек, и впредь уже не бросали. Кто знает, какова будет зима нынешняя...
       Замки на клетушках пребывали в исправности. Вот и моя клетушка, тоже под замком, хотя внутри ничего нет.
       Я обошел подвал, но следов Федора Федоровича и других пропавших не нашел.
       А разве могло быть иначе? Что им тут делать, в подвале, от кого прятаться?
       Уже подходя к выходу, я увидел на полу клеенчатый лоскуток.
       Поднял, пригляделся.
       Когда человек рождается, ему на запястья привязывают клеенчатые бирочки, на которых написано, кто он, собственно говоря, таков. Чтобы не перепутать с другими младенцами.
       Когда человек поступает на секционный стол, ему тоже привязывают бирочку, но уже на ногу. Обычно - на лодыжку. Если труп хранится в ячейке специального холодильника, то лежит он ногами к дверце. Открыл ее и сразу прочитал, тот труп, или не тот. У нас холодильника нет, но порядок, он для всех порядок. И я лично написал на бирке: "Баклашова Н.И. 1962".
       И теперь эту бирку я нашел в подвале собственного дома.
      
       10
       Конечно, в подвале холоднее, нежели на улице или в квартире. Но не настолько же!
       Дрожь колотила, трясла, едва ли не ломала.
       Я поспешил наверх.
       По счастью, никто меня в подъезде не встретил.
       Ах, каким искушением была бутылка "Гжелки", в ней оставалась еще достаточно, стакан с лишком мужества и отваги, чуть тепловатых, но полностью готовых к употреблению.
       Вместо этого я неспешно поставил на огонь чайник. Газ по трубам пока шел, а кончится, у меня примус есть.
       Я следил за чайником и предавался пустым размышлениям. Потихоньку уходит - не страх, нет, что страх, страх штука полезная, мобилизует силы. Уходит ужас, парализующий, обессиливающий, лишающий проблеска мысли ужас.
       Когда вода, наконец, вскипела, я нашел приемлемое для рассудка решения. Совсем недавно здесь, на этой кухне капитан Ракитин говорил о том, что если убрать все невозможные объяснения, то оставшееся, как бы маловероятно оно не было, и есть верное. Неспроста говорил, с намеком.
       Приход сюда мертвого тела, упыря я считаю совершенно невероятным. Не верю я в упырей. А вот если кто-то, рассказав про предстоящий обыск подвалов, подкинул в подвал ярлычок - маловероятно, но возможно. Не буду указывать пальцем, хотя знаю, что этот кто-то Ракитин и есть. Дурацкая шутка. Крайне маловероятная шутка. Но куда вероятнее, нежели крадущийся в ночи упырь.
       И потом, откуда мне знать, что именно Ракитин считает смешным? Как он, собственно, относится ко мне? Вдруг я ему неприятен, хуже того - ненавистен. Маловероятно? Но вероятнее, чем упырь. Вдруг он и похитил тело. Не представляю зачем, но еще труднее представляю упыря.
       Я поднял с пола за уголок клеенчатый ярлычок (конечно, мои отпечатки на нем есть, так они и с самого начала были, мне б чужих не попортить) и спрятал в пластиковый пакетик.
       Чужая душа - потемки. Иногда. Иногда же она - черный, густой, беспросветный мрак. И никакой фонарь, никакая свеча тот мрак не рассеет. Сунется самонадеянный человечек в чужую душу, а мрак его окутает, опутает и засосет, как Черная Топь. Есть в районе такое местечко. Километрах в двадцати. Стра-а-ашное место, говорят. Сам я там не был, но слышал, как им пугают детей.
       Что ж, если Ракитин хочет меня разыграть - пойду ему навстречу. Отчего ж не пойти? Притворюсь, что жутко напуган, мне не трудно, стоит только вспомнить собственное состояние получасовой давности. Буду вздрагивать от громкого стука, от телефонного звонка (если телефон когда-нибудь оживет), бледнеть при упоминании ночи и носить пистолет с досланным патроном. Мне не трудно.
       Посмотрю, что из этого получится. Неизвестно, кто над кем посмеется в итоге.
       И на душе стало немного спокойнее и даже веселее. Вот оно, волшебное действие настоящего китайского зеленого чая!
       Чай я пил до донца чашки, потом чашку вымыл и выглянул в окошко. Не зря выглянул - издали увидел идущего в направлении дома 24 по улице Советской - моего дома, между прочим, - человека, похожего на Дмитрия Морозовского, претендента на звание второго шахматиста Теплинского района.
       На часах было только три, и я удивился - в это время Морозовский должен был вовсю работать. Надежда и опора района, птицефабрика была акционерным обществом, и каждый ее работник был отчасти и совладельцем. На фабрике платили пусть маленькую, но зарплату, но больше уповали на будущее, живя по принципу "нам бы день простоять, да ночь продержать". Директор слыл честным, умным и толковым человеком, на Канары не ездил, особняк не строил, джипом не обзавелся, и потому основания верить, надеяться и добросовестно трудиться у акционеров были: вдруг да и получится капитализм с человеческим лицом. И вот один из лучших работников, отличный водитель (яйца в город возить - работа не из легких, а у Морозовского бой при транспортировке нулевой) идет по улице, и идет явно ко мне.
       Странно.
       Еще страннее был его вопрос, когда я, не дожидаясь стука (чтобы не вздрагивать) встретил его у открытой двери.
       - Док, ты про куриный грипп что знаешь?
       - Почти ничего, - честно ответил я. - Не ветеринар, даже не инфекционист я. Хирург. Резать умею.
       - Резать! - и Митька, не сдержавшись, стукнул по стене. - Резать, мать-перемать!
       - Ты успокойся. Успокойся. Что случилось?
       - А ты не слышал? Уже, говорят, и по "Маяку" сообщили.
       - О чем? О пропавших людях?
       - Каких людях? Куры наши пропадают! - и он зарыдал.
       Я завел его в комнату. Митька не сопротивлялся, не сопротивлялся и "Гжелке", которую я налил.
       - У нас столько сил ушло... Мы так надеялись...
       - Ты толком объясни, что случилось?
       - Из области с утра приехали люди. Из ветнадзора, говорят. Ну, встретили их честь по чести, как полагается, а они возьми и объяви: куры-де ваши носители гриппа. Особой злокачественной формы. И потому их требуется зарезать и сжечь подчистую. А можно и так сжечь, живьем.
       - Откуда ж он взялся, грипп? Ваши куры что, больные?
       - Какое! Здоровее не видал. Отбраковка, падеж - ниже нижнего предела. Мы ж как с ними возимся!
       - Но почему под нож?
       - Нет, не под нож, то есть не сразу под нож. Должно подтверждение из Москвы придти. А пока - карантин.
       - На фабрику?
       - На весь район! Он, куриный грипп, говорят, через людей передается. Правда?
       - Передается.
       - А на фабрике у нас, считай, со всего района работают. Вот на район и карантин. Вам что, в больнице не говорили? Вы ж в первую очередь знать должны.
       - Я рано ушел. Должны, конечно. Карантин - это не шутка. Но почему ты здесь?
       - Везти мне нечего. И некуда. И не только мне. Карантин, он всем карантин. На выезде из района пост, всех заворачивают. Ни въехать, ни выехать. Как при чуме.
       - Ты видел чуму? - не нашел более умного вопроса я.
       - По ящику. Американское кино.
       - А пост видел?
       - Ну! Я ж поехал в Черноземск, меня и завернули. Даже приблизиться не дали. Транспарант "Карантин", бетонные блоки посреди дороги, колючка, и автоматчики.
       - В противогазах?
       - Нет. В респираторах. У нас на фабрике такие же есть - при обработке против куриного клеща положено носить.
       - Какой обработке?
       - Окуриваем всякой химией для профилактики... Окуривали, - он опять загрустил. - А от куриного гриппа средства, говорят, никакой нет. Я и решил спросить тебя про этот грипп. Машину в гараж загнал, и вот...
       - Я в больницу вернусь, может, там что знают.
       - Ага. И тебя тоже того... В карантин.
       - Идем вместе, - предложил я. И Митьку одного оставлять не хотелось, и самому веселее.
       Заодно и хлеба куплю.
       Поход мой оказался коротким - в поликлинике оставались те, кому выпала вторая смена, в стационаре же и вовсе никого. Карантин? Начмед завтра обещал разъяснить. Бумагу ждет. Пока же велено носить ватно-марлевые повязки и проводить влажную уборку с хлорамином, вот и все.
       Все, значит, все. Я могу быть спокоен. Ватно-марлевая повязка - наша сила. Трепещи, поганая бацилла. Стишок неважнецкий, но для санбюллетеня сойдет. Начмед обожает всякие санбюллетени, в стихах и с рисунками.
       - Больнице хоть бы что. А фабрику закрывают.
       - Мы ж не кур лечим, - ответил я Митьке, но сомнения были и у меня. Карантин... А не уехал ли прочь Алексей Васильевич именно потому, что раньше других узнал о карантине? Поэтому и спешил, чтобы блокпосты проскочить.
       Ноги после больницы сами повели в магазин. Я купил хлеб и двадцать банок консервов. Кто его знает, как теперь будет с питанием. Впрочем, картошка молодая уже есть, лук есть, с голоду не умрем.
       Митька же с горя порывался купить водки. Насилу отговорил, прибегнув к логике кошелька: раз с работой перспективы туманные, нужно копейку беречь, а не водку пить. Возьми лучше пачку зеленого чая - недорого, хватит надолго, и голова останется ясная. Ясная голова ох, как пригодится. В конце концов, станет невмочь - сам и нагонит горилки из картошки.
       Митька сопротивлялся недолго, а, услышав мое предложение - организовать матч-турнир Большой Четверки, сдался окончательно. Раз карантин, то следует не унывать, а, напротив, проводить время в приятности и забавах. Об этом даже Пушкин стихи сочинил, "Пир во время чумы".
       Мы зашли в спорткомитет и застали Соколова за пишмашинкой.
       - Пишем? - спросил Морозовский.
       - Барабаним, - ответил Соколов, не отрываясь от клавиш. - Третью страницу.
       Мы сели тихонечко в уголок, и стали ждать, пока Соколов добарабанит урок.
       Работа в спорткомитете устраивала Соколова тем, что давала массу свободного времени. В свободное время он творил. Писал романы. И эти романы публиковали! Уже шесть штук увидели свет. Что бы ни случилось - война, наводнение, понос или, вот как сейчас, карантин, Соколов выдавал на-гора три страницы очередного детектива. Свои пределы он знал, и на четвертую страницу не замахивался. "Таланта не хватает на четыре страницы", - как-то после попойки признался он. По мнению Соколова, обыкновенный писатель, вроде него, пишет по три страницы в день, хороший - по пять, отличный - по десять. А самый замечательный способен и на большее. Три страницы в день триста дней в году - девятьсот страниц. Аккурат два романа, по четыреста пятьдесят страниц каждый. Шестьдесят пять оставшихся дней Соколов оставлял на правку, на непредвиденные обстоятельства, а ежели таковых не случалось, то писал впрок, про запас.
       Романы Соколова я читал. Действовал в них отставной капитан, инвалид афганской войны. Потеряв под Гератом правую руку, он оставшейся левой творил справедливость, наводя ужас на воров в законе, воров вне закона, а также шпионов и террористов. Капитан наловчился бросать особые метательные ножи, за тридцать шагов попадая в спичечный коробок или негодяю в горло, по обстоятельствам, и потому, естественно, кличка у него была "Метатель". И книги назывались соответственно : "Метатель чистит город", "Метатель в зоне", "Метатель и президент". Сейчас Соколов заканчивал очередное творение, "Метатель едет в Багдад", но о чем оно, не говорил.
       Если честно, никто и не спрашивал.
       Наконец, он вытащил листок из машинки, добавил к двум другим листкам, спрятал листки в папку, а папку - в сейф.
       - Итак, господа, вы пришли, чтобы сообщить мне пренеприятнейшее известие? - сказал он, не отойдя еще от творческого состояния, так как использовал свой фирменный литературный прием: цитируя классиков, немножко их перевирать.
       - Да уж ты, верно, знаешь, - ответил Морозовский. - Куриный грипп на фабрике.
       - Не падай духом. На земле живем, не на асфальте. Земля, она всегда прокормит.
       - Прокормит, - после секундного размышления согласился Морозовский. - Если ее за долги не отберут.
       - А ты не отдавай.
       - К бунту зовешь? К топору? Против законной власти?
       - Ладно, политики, - счел за благо вмешаться я, - не о том речь. У нас предложение конструктивное.
       - Какое?
       - Давай-ка организуем шахматный турнир. Официальный.
       - Официальный по плану в декабре. Чемпионат района. А летом люди работают.
       - Хорошо, полуофициальный. Кубок вызова, например.
       - Кому вызов-то?
       - Гриппу куриному. Несмотря на грипп и прочие невзгоды теплинские шахматисты сохраняли бодрость духа и с присущим им от рождения героическим оптимизмом демонстрировали району, области, стране и миру невиданное самообладание и веру в мудрость начальства. Звучит? - я едва не запутался, выдавая на-гора тираду. Все-таки справился.
       - Что-то в этом есть, - признал Соколов. - Вроде изучения основ марксизма-ленинизма на льдине.
       - Какой льдине?
       - Какой-нибудь. Папанинской. Или той, на которую высадились после гибели "Сибирякова".
       - Сравнил... Одно слово - писатель.
       - Жаль, телефон никак не наладится. Под это дело у облспорткомитета нужно тыщонку-другую выбить. И прессу дать, показать работу лицом, - он посмотрел на телефон. Снял трубку, подул, совсем как я давеча. - Молчит. Вот что значит - нет мобильной связи.
       Связи у нас в самом деле не было. Район маленький, бедный и донельзя отдаленный, потому операторы сотовых станций не спешили строить здесь передатчик или что там положено. К тому же над районом наблюдались какие-то отклонения в прохождении радиоволн - якобы из-за близости Курской магнитной аномалии. Радиоприемник на длинных и средних волнах трещал немилосердно, а на УКВ ловил один "Маяк" с ретранслятора в соседнем районе.
       Повздыхав еще чуть-чуть, мы решили позвать Бахмагузина. Легко сказать - позвать, до совхоза "Плодовод" добрых пять километров, не докричишься.
       - Я съезжу, - решился Соколов.
       - Когда?
       - Чуть позже, когда он с работы придет. Сейчас в совхозе самая работа. Яблони, они гриппом не болеют.
       - Как знать, - пробурчал Морозовский. - И потом, куда они свои яблоки-груши денут, если карантин?
       - Да уж найдут, куда. Хотя, конечно...
       - Вот именно. Я ж говорю - принцип домино.
       "Плодовод" отправлял большую часть добра на консервный завод в соседний район. Был и свой заводик, но старенький, работающий на трехлитровых стеклянных банках. Линии постоянно ломались, а Бахмагузин их столь же постоянно чинил. Наш вариант мифа о Сизифе. Но всего выращенного заводику нипочем не одолеть.
       - Водки осенью будет... - мечтательно протянул Соколов. - Нужно ж фрукты в дело пускать.
       - Не водки. Кальвадосу, - поправил я.- Яблочная водка кальвадосом называется.
       - А грушевая?
       - Из сахарного тростника ром получается.
       - Эк куда хватил... не Куба, чай.
       Разговор разладился. Морозовский переживал беду на птицефабрике, Соколов обдумывал роман.
       А я? Неужто у меня иных забот нет, чем деревяшки двигать, бодриться?
       Мы скоренько договорились встретиться завтра - и разошлись.
      
       11
       Пожалуй, я просто пытаюсь спрятаться. Спрятаться в повседневную суету, мелкие радости и заботы, окружить себя людьми, создав барьер между собой - и чем?
       От чего я прячусь?
       От непонятного.
       Взять бы отпуск, да махнуть куда-нибудь подальше... Главный врач так и сделал. А я, я опоздал. Карантин. Разве тайной тропой пробраться?
       Ага. Подземный ход проложить, прямо до самого до Черноземска.
       Да и кто мне даст отпуск во время карантина? В обычные дни можно больных в соседний район посылать, по договоренности. Когда тот хирург в отпуске, его больные ездят ко мне. Канитель страшная, хирургическому больному не до разъездов, потому в отпуск я не ходил. Зачем? Если останешься в Теплом, то это и не отпуск вовсе. Все равно бегут домой, выручайте, мол, экстренный случай. А выехать куда-нибудь - на какие деньги? Отпускные?
       Это как инвалидам положили по пятьдесят рублей на санаторий от щедрот государства.
       Думал-то я о постороннем, а ноги сами привели к УВД.
       Зашел прямо в ракитинский кабинетик и, не здороваясь - виделись уже - положил пакет с клеенчатой биркой на стол.
       Ракитин как дремал, так и продолжал дремать. А с виду - работает над документами. Сидит в позе роденовского мыслителя, подперев голову рукой, глаза полуприкрыты, на столе раскрытая папка. Эту его манеру я знал хорошо. Знал также, что система "свой-чужой" у Ракитина включена, и зайди сюда человек, перед которым дремать нельзя, он тут же проснется.
       Я сел на стульчик у стены, подальше от раскрытой форточки.
       Спит, и пусть. Как знать, что делал прошлой ночью Николай. И уж точно невозможно предсказать, что он будет делать ночью этой. Работа наша такая, работа наша простая...
       Я оперся головой о стену. Внезапно сонливость налетела на меня, как налетают чиновники на гуманитарную помощь. Я решил тоже подремать.
       Видно, я и в самом деле умотался, потому что когда открыл глаза, в кабинете были и Виталий Резников, и Сергиенко, и, конечно, сам Ракитин. Они сидели вокруг стола, смотрели на клеенчатый ярлычок, принесенный мною, и говорили о чем-то тихо, стараясь не разбудить меня, или же просто из конспирации.
       Алый свет, освещавший кабинет, говорил: солнце клонится к закату, значит, проспал я изрядно.
       - Выспался? - спросил Ракитин, и, не ожидая ответа, продолжил: - Организм, он чует, когда обедать, когда спать. Вернее, предчувствует.
       - Что - предчувствует? - я встал. Ноги затекли. И руки словно пересаженные от какого-нибудь бездельника, такими руками не оперировать, а затылок чесать, и то страшно. И шея того...
       - Ты разомнись, разомнись. Зарядочку сделай, наклоны, повороты, вращения... Бессонную ночь предчувствует твой организм.
       - Отчего ж непременно бессонную? - я послушался здравого совета и отбил дюжину земных поклонов портрету Феликса Эдмундовича.
       - Ты мне что принес? - вопросом на вопрос ответил Ракитин. Типичная манера ведения разговора, присущая работникам уголовного розыска и велосипедистам.
       Я коротко рассказал о своем путешествии в подвал.
       - Наш человек, - одобрительно сказал Николай. - Храбрый и глупый.
       - Почему - глупый? - попробовал обидеться я.
       - Вот ты не спросил, почему храбрый, что, собственно, тоже косвенное доказательство... - Ракитин не окончил фразу, махнул рукой.
       - А если б оно ждало тебя в подвале? - Виталий спрашивал серьезно, без подвоха.
       - Кто - оно? Чудовище? Упырь? Постановление областной думы о взимании платы за пользование пешеходными переходами?
       - Вот и с другими так же, если не хуже. Стена неверия. Всяк норовит либо шуткой отделаться, либо в Соколово отправить, надев предварительно смирительную рубашку, - Виталий говорил без горечи, просто констатировал факт.
       - Неверия во что? - не отставал я. - В бабу Ягу и Кощея Бессмертного?
       - Хватит, - вступил в разговор Сергиенко. - Разводить дискуссии нам сейчас некогда. Даю вводную. Веришь, не веришь, а за тобой, Корней Петрович, охотится маньяк. В маньяков ты веришь?
       - Приходится. Чем только я ему глянулся, маньяку?
       - Тем, что распотрошил его жертву. Труп из Волчьей Дубраве. Очень он на тебя обиделся. Считает, что ты не в свое дело впутался. Ну, как если б ты картину Шишкина улучшать стал. Маньяки, они ревнивые, гениями себя читают. Теперь он хочет отомстить. На свой манер. Попутно этот маньяк и других не щадит, кто подвернется. Вот так, крайне упрощенно, в первом приближении. Понятно?
       - Чего ж не понять, понятно, - я лихорадочно вспоминал. Маньяк? Почему нет? Это собственных Ньютонов земля наша рожает редко, а Чикатил всяких в изобилии. - Только кто этот маньяк?
       - Знали бы - взяли бы. Но узнаем и возьмем.
       - Возьмем непременно, - подхватил Виталик. - Без всяких церемоний. Жестко и надежно.
       - Мы только сегодня додумались, бараньи головы, - самокритично сказал Николай, - после того, как узнали, что ночью на тебя напали. То есть не на тебя, на санитарку, но все равно у твоего дома. А тут еще и бирка с трупа. Один к одному. Ты его шуганул, спецсредство крепкое. Но маньяки, они упорны. Поэтому ночью возможно повторение нападения.
       - И вы решили использовать доктора Ропоткина, как живца, - дошло, наконец, до меня.
       - Что-то вроде этого, - не смущаясь, согласился Ракитин. - Не возьмем, он на других переключится, неподготовленных, слабых, безоруженных. Совсем плохо будет.
       - А если нападет на меня, то хорошо, - съязвил я.
       - Очень хорошо, - подтвердил Ракитин. - Просто замечательно. Ты предупрежден - раз. Ты вооружен - два. Ты смелый и хладнокровный - три. И ты с ним уже встречался - четыре. И, наконец, пять: мы придем спасать. Мы будем неподалеку от тебя и, как только маньяк появится, мы его и того...
       - Задержим, - быстро сказал Виталий.
       - Именно. Задержим, повяжем, и спать уложим.
       - Замечательно, - согласился с планом я, - а неподалеку от меня - это как неподалеку? Три метра, тридцать, или три километра? И сколько людей будет задействовано в операции?
       - Отвечу по порядку. Лучше всего было бы, конечно, устроить засаду прямо у тебя на квартире. Или, по крайней мере, в самом доме. Но этот э-э... маньяк очень подозрителен и чуток. Возможно, он уже сейчас наблюдает за домом. Поэтому мы будем делать засаду на квартире у меня, - сказал Николай.
       - У тебя? Зачем?
       - От моего дома до твоего двести метров. Если верить лазерному дальномеру - сто девяносто восемь. Я проверял. Это медленным шагом три минуты, а бегом - тридцать секунд. Еще двадцать - спуститься-подняться Из окон моей квартиры твои окна видны очень хорошо и без бинокля. А у меня, как ты знаешь, двадцатикратный морской бинокль с объективами в семьдесят миллиметров, прекрасно все видно в сумерках и при свете луны. Даже если мы проглядим маньяка, и он начнет ломиться в дверь, ты подашь сигнал, и через пятьдесят секунд мы будем у тебя. Уж пятьдесят-то секунд дверь твоя выдержит. Но мы не проглядим. К тому же у тебя есть пистолет. Есть?
       Я задрал рубаху.
       - Ага, порядок. Что касается числа участвующих в операции - их трое, все перед тобой.
       - А не маловато будет?
       - А ты прислушайся.
       Я прислушался. Ничего не услышал. Совершенно.
       - Домой разошлись?
       - Обеспечивают герметичность карантина. Весь состав районного отделения внутренних дел, способный держать оружие, патрулирует проселочные дороги или сидит в секретах, чтобы не допустить прорыва периметра.
       - Вот, значит, как...
       - Именно так, и никак иначе, - он распахнул окно настежь.
       Было тихо, словно не только милиция, а и все остальные граждане попрятались по секретам. Стоит убрать промышленные, транспортные шумы, теле- и радиоверещание, что останется? По вечернему времени, дороговизне бензина и обложному карантину транспорт поставили в гараж или кто уж куда придумает, и даже отважная молодежь не гоняет на мотоциклах по улочкам и тропинкам.
       Хрюканье поросенка откуда-то издали умилило до слез: стало ясно, что на этой планете мы не одни.
       - Вверенное население пребывает в мирном довольстве, - констатирован Николай и закрыл окно, да не кое-как, а на каждый шпингалетик. Какая разница, если на окнах все равно решетки, даже здесь, на втором этаже: чтобы подследственные в горячке чистосердечного признания не выпрыгивали наружу. Всякое бывает.
       - И, как я понимаю, мирное довольство нам и следует сохранить? - я постарался ответить легко и весело.
       - Будем стараться. Но - тебе пора, знаешь, - Ракитин всем видом показал, что и рад бы поговорить подольше, да обстоятельства не позволяют. - Иди, а мы вослед.
       Я и спорить не стал. Правы они. Вечереет. Вечером же, а, особенно, ночью следует быть дома.
       - А сигнал? - спросил я уже на пороге кабинета. - Какой сигнал я должен подать?
       - Я думал, ты позабудешь.
       - Как видишь, нет. Все-таки любопытно, мне запеть "Боже, Царя храни", дать два зеленых свистка или еще что-либо в том же духе?
       - Посветить в окно фонариком. И, для подстраховки - фонарики отчего-то портятся в самый неподходящий момент - запустить красную ракету.
       - Ракету?
       - Сигнальную. Проще не бывает. Открыл окно, дернул за веревочку, и все, запуск осуществлен.
       Он вытащил из ящика трубку со шнурком, меньше школьного пенала.
       - Ага. Сигнальная ракета. Понятно, - и, спрятав пиротехническое изделие в карман, я пошел. Человек-арсенал. Ракета, пистолет, а дома еще топор и баллон с какой-то гадостью.
       А ведь Эрик Соломонович ситуацию предвидел, не зря приглашал меня погостить. Но ведь придется возвращаться. Сейчас, по крайней мере, мне обеспечены наблюдение и подмога.
       Я шел быстро, но вечер надвигался еще быстрее. Себе я казался шаром, круглым биллиардным шаром. Не потому, что живот круглый, а просто - катаюсь, как неприкаянный, от борта к борту, никак в лузу не попаду. Либо кий кривой, либо маркер.
       Докатился до дома аккурат, когда солнышко коснулось горизонта. Успел. Мимо двери в подвал прошел с опаскою. С опаскою же поднялся по лестнице, багровой от пробившихся сквозь пыльное окошко закатных лучей. Инферно, а не лестничная площадка.
       На площадке я разминулся с Володей. Тот спешил в пивную, но не пиво пить, а работать - чинить пивопровод.
       В квартире тоже полыхал закат, но уже сквозь окна чистые и большие. Вспомнил, как мыл их особой стекломойной жидкостью двойного назначения: ее еще и пить умудряются. Не летом, летом опасно. Зимой, в мороз берут выстуженный железный прут, а лучше уголок, и по нему пускают стекломой. Всякая дрянь на железо примерзает, а очищенный спирт течет прямо в стакан. Морозная очистка, русский гений.
       О стекломойной жидкости я думал специально, чтобы одно воспоминание о ней отбило желание выпить. Не то, чтобы я ее пил, нет, не случалось. Но людей, ее пьющих видел. И совсем не последних людей. Только уподобиться им не желал. А они, те люди, тоже ведь не со стекломоя начинали. С водочки, некоторые даже с коньячка.
       Маркиза сидела на спинке дивана и вид у нее был неважный. Похудела, осунулась, шерстка не блестит. Зато глаза сверкают пронзительно, и когти все - наружу.
       Я ее снял, вернее, хотел снять со спинки дивана, да не тут-то было. Маркиза фыркнула и предупреждающе подняла правую переднюю лапу. Боевую. Не знаю, оцарапала бы она меня, нет. Проверять не хотелось. Но чувствовал себя я прескверно. Неладно что-то в нашем королевстве, коль кошки на хозяев осерчали. Может, псиной от меня пахнет? Наступил я на песий след и домой занес?
       Я проверил воду в маркизиной плошке. Есть вода. Проверил еду. Есть и еда, лучший из кошачьих кормов, купленный у надежного продавца. Поправил когтеточку, висевшую на стене и уже порядком изодранную. Что я еще могу для Маркизы сделать? Колыбельную спеть?
       Пользуясь остатками света, я навел порядок на кухне, залил в лампу керосина, вставил в подсвечники - их у меня четыре, фигурные, работы местного мастера, - новые стеариновые свечи. Положил на подоконник сигнальную ракету, Открыл форточку. Проверил фонарик, лампочка светила, как должно. На стол положил пистолет, рядом баллончик с газом. Подумав, газ убрал в карман: в комнате брызгаться - себе хуже. Кто их знает, маньяков, какова у них устойчивость к неизвестным газам. Я рыдать буду, кашлять, сознание терять, а он вдруг нечувствителен? Невеселая тогда меня ждет судьба.
       Пистолет тоже газовый, но эффект от него перекрывает возможные неудобства. Сам видел. И что это за патроны такие? Явно не перчик. И не кураре. С огоньком патроны.
       Переложив предметы еще и еще - не то, чтобы искал удобство а так, чтобы привыкнуть к ним, - я зажег лампу, вымыл руки с мылом, чтоб не пахли керосином, и стал ждать.
       Дом наш самый обыкновенный. Звукоизоляция паршивая, шепота соседей не слышно, но если говорят в полный голос, разобрать можно. Ну, а если начнут кричать, выясняя, куда уходят деньги, получается совершенный эффект присутствия. На счастье, кричали редко, чаще телевизор бубнил за стеной, зато уж до поздней ночи. Но без электричества телевизор не работает.
       Потому, наверное, и тишина.
       Даже трубы не поют.
       С трубами все оказалось просто - в кране не было воды. Хорошо, я запасливый. Тридцать литров питьевой, сто - бытовой. Переможемся.
       Выглянул в окошко. Сумерки еще не сгустились, видно далеко.
       На удивление никого не увидел. Не маньяка, маньяк, поди, придет ночью, а людей обыкновенных, тех, которые ходят в пивную, ходят в гости, ходят просто так. Даже в дождь ходят, в непогоду, а сейчас, когда и тепло и сухо - пустынь.
       Или, напротив, все в пивной? Сидят в пивной и не шагу домой. В пивной и карантин не страшен, пиво делают здесь, в районе.
       Скрипнула дверь - рядом, на лестничной клетке.
       Я не вздрогнул. Дело привычное - дверь. Хоть часы сверяй. Соседка Вера, жена Володи, пошла в подвал. Она каждый вечер туда ходит. Грибы выращивает, вешенки, и в пивные сдает, на закуску. Я пару раз их попробовал - не в пивных, просто по-соседски угостили. На любителя, а я не любитель, я профессионал. Или воображаю себя таковым.
       Я слушал, как Надя спускается по лестнице, как открывает дверь в подвал, но дальше мои слух был бессилен. Мой, но не Маркизы. Кошка подняла голову, вслушиваясь в молчание дома. Тишина ей не нравилась - кончик хвоста нервно вилял, шерсть поднялась. Внезапно она взвыла. Вой ее был тише давешнего, но нервы мои оказались перетянутыми, и я вздрогнул от души.
       Маркиза тут же умолкла, и только поэтому я расслышал короткий сдавленный крик.
       Что делать?
       Звать подмогу? Причина - кошка воет. Слабовата причина. Этак операцию сорвешь без всякой пользы. Я прислушался. Крик не повторился. Ну и что - крик? Вера мышку увидела, в подвале они водятся, а соседка мышей боится до обморока. Ведь я сам днем проверял - пустой подвал, никаких маньяков. И вообще, у нее муж есть, пусть и смотрит.
       Ах да, он же в пивной.
       Ладно, раз подвал пустой, то я могу с чистой совестью посмотреть, что и как. Вдруг и в самом деле нужно помочь Вере от мышей отбиться.
       Топор я оставил в комнате: увидит Вера меня с топором в подвале, перепугается еще больше. Прихватил баллончик - из всего арсенала он выглядел самым безобидным.
       В одной руке - баллончик, в другой - фонарик. Иду моль травить подвальную, муравьев или тараканов. Сейчас отругаю Веру, чтобы не пугала народ зря, и назад, на пост, кусочком бесплатного сыра работать.
       Не обращая внимания на протесты Маркизы, я вышел на лестницу, спустился вниз, стараясь не споткнуться. В кино герои, а больше героини постоянно спотыкаются, роняют фонарики, пистолеты, мобильники, падают сами, и, вместо того, чтобы быстренько встать, только беспомощно визжат, пока к ним приближаются чудовища и маньяки.
       Ну, я не в кино.
       Я в Теплом.
       Подвал был столь же неприветлив, как и днем, но я шел по нему по-хозяйски, высвечивая мощным лучом галогеновой лампочки амбарные замки, трехколесный велосипед без педалей и цепи, дырявое корыто и прочее добро, которое прятать под замок глупо, а выбросить жалко, вдруг пригодится.
       Вот и моя клетушка, а следующая - соседей. Дверь открыта, похоже, горит огонек, но мой фонарик его забивает.
       - Вера, ты здесь? - позвал я.
       - Ой, Корней Петрович, вы? - отозвалась соседка.
       - Я, я, - зря, что ли, немецкий в школе учил. - Ты, Вера, зачем кричала?
       - Мне просто показалось, - ответила она. - А что?
       Спрятав баллонщик в карман, я заглянул в отсек. Вера, стеллажи, грибы, никаких маньяков.
       - Ничего. Нервы.
       - Ой, у меня тоже, после вчерашнего. Какой ужас! На улицу выйти страшно. Как она, ваша санитарочка?
       - Поправится, надеюсь - бабе Насте шестьдесят четыре года, а она все санитарочка. - Раз только показалось, я пойду.
       Вера занялась вешенками, а я поплелся назад. Хорошо хоть, подмогу не позвал. То-то опозорился б.
       Жаль, не спросил, что именно показалось соседке. Ладно, не важно. Пусть хоть крысиный король явится, я больше из квартиры ни ногой. Заварю свежего чаю и буду читать про африканские приключения. Очень успокаивает.
       Пробыл в подвале я дольше, чем думал: на лестнице было темно, сумерки перешли в ночь. Вдалеке громыхнуло. А, это тучи грозовые наползли, оттого и тьма. Только-только подсохло, и на тебе. Одно слово - Топлое.
       Узкий пучок света фонарика едва не сметал пыль со ступенек. Ярко светит. Но только в одном направлении.
       На середине лестничного пролета я вдруг понял, что за мной кто-то идет. Не просто идет - крадется.
       Я хотел было развернуться - резко, внезапно, - как в спину мне уперлось что-то острое.
       - Не двигайтесь, доктор!
      
       12
       Я замер.
       - Погасите фонарь, он слепит.
       Развернуться, да и врезать фонарем? Плохая идея. Лучше послушаюсь и погашу.
       - Очень хорошо
       Неизвестный не говорил - шептал, а шепот узнать трудно. Но мне казалось, что человек за спиною мне знаком.
       Чужая рука схватила меня за запястье. Странно. Он что, пульс мой считает? Насчитает изрядно, сердце колотится бойко.
       - Фу... - в шепоте чувствовалось облегчение. - Вы живой!
       - Живой, - подтвердил я. - Пока.
       Неизвестный отпустил запястье и убрал острие от спины.
       - Вам нельзя домой.
       - Почему?
       - Они могут быть там, внутри.
       - Они?
       - Упыри.
       Грохнуло ближе. Надвигается гроза.
       Я осторожно повернулся. Нет, слишком темно.
       - Я боялся, что и вы упырь, - признался невидимка.
       - Я не упырь, - на всякий случай сказал я.
       - Тише, тише пожалуйста. Они услышат!
       - Упыри? - перешел на шепот и я.
       - Именно. Слух у них неважный, у молодых, шептать можно. Но громко говорить опасно.
       - А у старых?
       - Здесь нет старых. Надеюсь, нет.
       Сверкнула молния, еще неблизкая, но вспышки хватило, чтобы я разглядел собеседника. Петренко, министр финансов из Волчьей Дубравы. И в руках - кол.
       Прав был Ракитин, маньяк сам пришел ко мне. А я, вместо того, чтобы отсиживаться за закрытой деверю, пошел по подвалам бродить, глупец. Вот и добродился.
       - Я промедлил, - прошептал Петренко, - нужно было раньше. Но пока сообразил, пока решился...
       - На что?
       - Действовать. Я ведь долго сомневался, не верил, что Баклашова упырь. Случайность помогла...
       Дослушать я не успел. Еще раз сверкнула молния, яркая, слепящая, оглушительно ударил гром - и я бросился вверх, забежал в квартиру и захлопнул за собой дверь. То ли молния ошеломила Петренко, то ли он просто не хотел меня убивать, раз уж я не упырь, но преследовать он меня не стал. Только крикнул отчаянно
       - Доктор, вернитесь!
       Нет уж, не дождется. Кто знает, что еще придет в голову упыреборцу из деревни Волчья Дубрава.
       Нужно подать сигнал, пусть могучая кучка с ним разбирается. Я свое дело сделал - остался живым. Большего желать грешно.
       Я проверил замок, сначала наощупь, потом вспомнил, что держу в руке фонарь, и включил. А чего смотреть, замок простенький, модель "честное пионерское", никаких секретов, либо открыт, либо закрыт.
       Батарейки садились прямо на глазах, луч из ослепительно белого он стал тусклым, потом совсем желтым... Не напасешься батареек, старятся быстро. От переживаний? Или от грозы?
       Опять молния, опять гром, да такой, что дом вздрогнул. Близко лупит, прямой наводкой. Как там Маркиза? Коридорчик маленький, тесный, короткий, но пока я шел по нему, молния ударила еще дважды. Впрочем, и шел я медленно, все слушал, как кричит за дверью Петренко, все просит вернуться. Ничего, сейчас все кончится.
       На порожке комнаты лежал темный бесформенный комок. В свете угасающего фонаря я несколько секунд бездумно глядел на него, и лишь потом понял, что это - Маркиза.
       В свете очередной вспышки я увидел силуэт. Кто-то стоял посреди комнаты. Враг.
       Медленно я поднял фонарик и посветил в лицо. Передо мною была гражданка Баклашова, та, чье тело исчезло после вскрытия в прозекторской нашей больницы. Не сестра-близнец: следы, оставшиеся после секции, еще не затянулись. Вид ее час назад поверг бы меня в ужас, панику, оцепенение, но теперь я чувствовал только гнев - жаркий, всеохватный гнев, когда не думаешь ни о чем, а только хочешь - уничтожить.
       Уничтожить, потому что убить мертвого невозможно.
       Топор валялся на полу. Я наклонился, чтобы поднять его, но не успел - сбил с ног удар по голове. Фонарь отлетел, ударился в стену и разбился. Она двигалась быстро, слишком быстро, но удар молнии заставил ее замереть на несколько мгновений, достаточных, чтобы достать пистолет из кобуры. Достать достал, а выстрелить не сумел. Еще один удар по руке - и рука хрустнула, а пистолет улетел во тьму. Страха не было, только злость. Придется - зубами стану рвать. Но прежде попробую баллончик Нафферта. Новая молния, дом опять дрогнул. Я успел-таки вытащить баллончик, Лег он в руку удобно, даром что левая, большой палец попал в выемку, тут не перепутаешь, на себя не направишь, и когда упыриха склонилась надо мной, я нажал кнопку.
       Струя газа угодила в грудь - и плоть занялась синим огнем. С шипением Баклашова отшатнулась от меня, бросилась к окну и, разбив собою стекло, выпрыгнула наружу.
       Звук падения за громом я не расслышал. Подошел к окну. Выглянул. Никаких сигнальных ракет не требовалось - пламя охватило Баклашову целиком, жадное, беспощадное пламя.
       Когда Ракитин подбежал к дому, хлынул ливень, но и ливень не мог угасить огонь. Плоть сгорала, превращалась в пепел, потоки дождя смывали его, обнажая скелет.
       Из темноты подтянулись Виталик и Сергиенко.
       Мы - они внизу, а я из окна - молча смотрели на работу огня и воды.
       Гнев ушел, но я не чувствовал ни облегчения, ни покоя.
       Я понимал мало, очень мало, но одно было несомненным: ничего еще не кончилось, все только начинается.

  • Комментарии: 2, последний от 02/01/2017.
  • © Copyright Щепетнев Василий Павлович (vasiliysk@mail.ru)
  • Обновлено: 20/03/2012. 156k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика
  • Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.