Савеличев Михаил Валерьевич
Хуан и Хуанита

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 3, последний от 19/09/2015.
  • © Copyright Савеличев Михаил Валерьевич
  • Обновлено: 17/02/2009. 59k. Статистика.
  • Рассказ: Hi-story
  • Оценка: 5.78*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...Трусики погубили и спасли мир. Белые, ослепительно белые трусики - самые обычные, без рюш и кружев, разве что сверкали они между самыми красивыми ногами на свете.


  • ХУАН И ХУАНИТА

      
       Господь наш Иисус Христос сделал все, чтобы дон Хуан и Хуанита никогда не встретились в этом мире, а если бы и встретились, то прошли мимо, презрительно отвернувшись друг от друга. Однако в тот год погода сошла с ума, не говоря уже о людях, тайфуны, словно поварешкой тетушки Алисии, перемешивали Карибы, где-то на Гаити магический черный порошок вуду попал не в глаза проклятому, а был подхвачен ветром и развеян по островам. Короче говоря, Бог предполагает, а человек располагает, и в тот самый момент, когда босоногая Хуанита сидела на скамеечке на самой пыльной улице Гаваны, лимузин дона Хуана проезжал мимо, и их глаза все-таки встретились.
       А надо сказать, что до этого момента все устраивалось отлично. Дон Хуан был богач, каких мало даже в Гаване на Пьеро-Верде. Каждый год со своим другом Хулио он ездил в Европу, остужать кипящую от кубинского солнца кровь, но делал это не так, не с теми и не тогда. Друг его что-то писал целыми днями в гостинице, а вечерами они соблазняли холодных северянок, слетавшихся на них, как мухи на вонючую орхидею. Из Европы он привозил картины, залеченные наспех нехорошие болезни и скучал, жарясь в Варадеро и разглядывая тугие попки своих подружек. Не имея ничего общего с теми молодыми хлыщами, именующими себя дурацким словечком мачо, словно, прости меня Пресвятая Богородица, и вправду понимали его смысл, он, тем не менее, не давал никому спуска, ходил в желтых гетрах, никогда не расставался с ножом и мог за ночь покрыть не один пяток девок.
       Сердцеедом дон Хуан был отличным, и, по словам его восприимицы достойной донны Розы, родился с уже торчащим стручком. Отец дона Хуана благородный и мудрый дон Алесьо, да упокоится он с миром, понял это тоже рано, застав как-то своего шестилетнего мальчугана соблазнявшим четырнадцатилетнюю дуру из провинции, прислуживавшую им в доме, и зарекся делать несчастной какую-нибудь дочку его достойных друзей. Мужики все кобели, сказал тогда проницательный дон Алесьо, но черного кобеля до бела не отмоешь. Поручусь своими сединами и тем огрызком, который остался от мощного початка у моего Алехандро, что таковы были его слова! А дела его были еще круче!
       Невеста дону Хуану была найдена среди аргентинских родственников - увядающего отростка когда-то цветущего древа семейства Меридо, и, под стать этому, была она страшна, тоща, образована в Европе и совершенно безграмотна в постели. На такой ужас не позарился ни один из ее приятелей, если они вообще были у Магды (только представьте, что за имечко!), поэтому за дона Хуана она вышла девственницей. Дон Хуан, тогда еще ни разу не бывший в Европе и совсем не разбирающийся в девственности, был слегка озадачен тем небольшим препятствием в устройстве его молодой жены, но сделал все как нужно. Дона Магда была покорена - несмотря на боль, она получила доселе неведомое ей удовольствие и по глупости своей решила, что секретом этого обладает только ее муж. Ничего удивительного, что из нее получилась верная жена и порядочная стерва.
       Более или менее успешно она нарожала ему двоих детей, еще больше истощала, не в пример нашим кубинкам, которые только после родов входят в самый сок, становясь пышными и еще более страстными. Дона Магда посчитала свой супружеский долг исполненным и лишь изредка подпускала к себе дона Хуана, считая грехом то удовольствие, от которого она кричит, как придавленная курица. Дона Хуана это скорее забавляло, чем раздражало. Он не любил костистую рыбу, да и слава Богу, а в столице было много мест, где заядлые рыбаки вроде него могли поудить более аппетитную добычу.
       Но порой золотые рыбки рождаются в самой мутной воде, как это случилось с Хуанитой. Кварталы Гаваны на Пьетро-гранде славились жутким местечком - свежий ветер океана не любил бедняков и просил подаяние, скребясь в полированные стекла богатых районов, поэтому если здесь и дул бриз, то пах он не морской солью, а гнилыми болотами Рио-дель-Отро. Жалкие лачуги соседствовали с ужасными доходными домами, заваленными по самые крыши мусором. Грязные дети дрались с собаками за кусок кости, а по улицам вышагивали настоящие мачо в широких красных рубашках, желтых гетрах, с усиками ниточкой, черными очками и тесаками, висящими подмышкой.
       Дешевле всего здесь стоили жизнь и красота, но они хоть что-то стоили, в отличие от человеческой гордости и достоинства. Поэтому убийства и продажная любовь были единственными, что кормило людей. Девичья красота оказывалась здесь проклятьем и спасением. Мачо не просто так слонялись по помойкам и разглядывали чумазых детишек. Говорят, что один из них, некий Пепа (этот дьявол не заслужил даже приставки дон) отличался особым чутьем на миленьких девочек и еще задолго до их расцвета выкупал право на них у родителей за бесценок и пользовал будущих красоток даром. Большой любитель кислятины был этот Пепа. Девочек, как подходило время, устраивали с шиком, сутенеры платили отходную местному дону, кое-какие гроши перепадало и Пепе, но основные сливки он успевал снять задолго до этого.
       Вот к такому дружку чуть и не попала Хуанита. Но если другие девочки были только забавными раковинками со дна, то Хуанита оказалась подлинной жемчужиной. Все удивлялись, как такой благоухающий цветок расцвел на столь вонючей помойке. Но матери Хуаниты свои сомнения в глаза никто не осмеливался высказать, так как, по слухам, она была колдунья и собственноручно пустила своего непутевого мужа под нож для какого-то жуткого ритуала. Будь Хуанита обычной смазливой красоткой Пепа и на километр к ней не приблизился, но похоть оказалась сильнее страха, а мачо обычно думают не той головой, какой нужно. Что там произошло между матерью Хуаниты и придурком-сутенером один Бог ведает, но, к удивлению всей округи, Пепа забрал Хуаниту к себе.
       Дело для подонка закончилось плохо - следующим же утром стая собак пожирала его внутренности на помойке. С того дня и обнаружился жуткий дар девочки избавляться от своих поклонников. Мудро все устроено в природе. Господь слишком занят своими небесными делами, чтобы неустанно внушать нам добрые помыслы и вести нас за руку. И уж если решил он, что встречаться двум людям никак невозможно в этом мире, то делает это весьма странным образом. Пока дон Хуан делал детей своей костлявой жене и куче своих подружек, Хуанита, сама того не зная, выбирала себе самого сильного покровителя.
       Слабаки дохли как тараканы от тухлых яиц. После той истории с Пепой любители маленьких девочек больше не появлялись на пути Хуаниты, но когда время, зной и колдовство налили ее грудь и попу, мачо полетели как мотыльки на огонь и с тем же результатом. Что только с ними не происходило! Стоило такому хлыщу положить глаз на нашу красотку, чьи соски насквозь пробивали его чутье на опасность, так считай вычеркнут он уже из списка живых. То дружки из-за долга прирежут, то бешенный пес искусает, то дону взгляд его не понравится, или неподмазанный полицейский слишком рьяно возьмется за наведение порядка. Не знаю, оставалась ли невинной Хуанита при такой скоротечной смертности ухажеров, но вскоре у нее появился настоящий дружок. Дружка звали Пеле (привет Пепе в аду!) и Хуанита сама выбрала его.
       Кого может полюбить самая красивая девчонка из подворотни? Видимо мать ее не предусмотрела такого случая или была слишком высокого мнения о своей дочери, но избранник Хуаниты оказался полным придурком с усиками, сильными руками, ножом и гетрами. Девчонка влюбилась в него крепко, как только чистая душа может полюбить развратника и предателя. Пеле, хоть и дурак был, а очень скоро понял, что сама красота теперь у него под каблуком. Пресвятая Богородица, слишком велика твоя милость к живущим и грешным, что позволяешь таким подонкам существовать в этом мире! Слишком добра ты, дева Мария, к людям, доверчива и всепрощающая! Дьявол в сердце дружка Хуаниты вволю насмеялся над ее чувствами. Поэтому, к тому моменту, когда назло судьбе дон Хуан все-таки встретил Хуаниту, они подходили друг другу как нельзя лучше - испорченные и избалованные одинокие души.
       Вряд ли кто скажет, что именно занесло дона Хуана в этот гадюшник. Пресытило ли его общение с подружками, надоели фешенебельные районы Гаваны, где одни чаевые в захудалом баре больше годовой зарплаты наших работяг, но однажды он стукнул тростью своего водителя по плечу и его лимузин свернул с проспекта Хосе Марти на безымянную улочку. Дон Хуан с тоскливым безразличием разглядывал черных старух перед жалкими лачугами, чумазых детей, бегущих вслед его автомобиля, скучающих мачо со своими раскрашенными как попугаи девицами, от одного вида которых во рту становилось приторно. Что могло привлечь взгляд богатого зрелого мужчины среди убогости и безвкусицы? Показная бедность не трогала его сердца, а развратные лица голодных детей не вызывали жалости. Откинувшись на прохладную кожу сиденья, он со скукой оглядывал этот район Чистилища, примыкавший к адским кругам с отелями, ресторанами, пляжами и борделями.
       Трусики погубили и спасли мир. Белые, ослепительно белые трусики - самые обычные, без рюш и кружев, разве что сверкали они между самыми красивыми ногами на свете. Короткая юбочка Хуаниты без затей позволяла мужскому глазу понежиться на гладкой коже ее бедер. Девушка сидела на скамейке перед своим домом, смотрела на черных кур и курила длинную сигарету. Пеле был прижимистым ухажером и одевал Хуаниту только в то, что снимал с пьяных проституток в подворотнях. Поэтому дон Хуан морщился, словно от зубной боли, когда его глаза, зацепившиеся за трусики, поднимались, карабкались словно усталые скалолазы по канареечной блузке, через громадные и чудовищно безвкусные бусы к раскрашенному, как у индейцев, лицу. Противная штукатурка не помешала дону Хуану увидеть подлинную красоту Хуаниты, но по настоящему погиб он в ее глазах. Дурак Пеле пользовал ее тело и не очень-то заглядывал в зрачки своей подружки, поэтому если бы кто сказал ему, что Хуанита сразила наповал одним взглядом самого блестящего мужчину на Кубе, то он только бы посмеялся, и выразился в том смысле, что уж он-то точно знает где установлена повальная машинка его девочки.
       Огретый тростью шофер остановил машину, но дон Хуан не спешил выходить. Он просто смотрел. Затемненные стекла не пропускали взгляд Хуаниты внутрь и наш герой мог спокойно обсмотреть эту куколку с кончиков ног до макушки головы. В жизни мужчины, если тому повезет, бывает момент, когда его ударяет по глазам, когда хочется закрыть их, но сладкая истома, железной рукой схватившая сердце, не дает этого сделать и вот он уже во власти очарования. Даже первая близость не сравнится с тем сахарным потоком, в котором трепыхается его сердце. И в жизни дона Хуана наконец наступил такой момент. Страсть, как и торнадо, сносит крыши даже самых богатых каменных особняков и смывает в реки всю грязь и мусор.
       Хуанита, конечно, обратила внимание на остановившейся неподалеку лимузин с прилипшими к колесам кожурками бананов. Богатые развратники порой заезжали сюда, устраивая через своих водителей такие богопротивные вещи, что просто язык не поворачивается говорить о них! Ну ладно бы укладывать здешних замарашек на просторные задние сиденья - все в грехе родились, а уж кто как зарабатывает себе на хлеб и на бусы - тому Бог судья, но просить их помочиться на дверцу, или... нет, даже не стоит и упоминать. Уж одно это показывает в какую бездну катился тот мир, если бы Хуанита не раздвинула пошире свои коленки.
       Мочиться она не собиралась и только презрительно сплюнула в сторону автомобиля, и показала язык невидимому соглядатаю. "Мой парень отрежет тебе яйца и выколет глаза, жирный потный боров", - крикнула наша Хуанита, прекрасно понимая, что ничего такого ее парень не сделает, а скорее договорится с богатеньким клиентом за сходную сумму.
       Такое с ней случалось уже не раз, но она не винила Пеле. Все-таки девушка любила это ничтожество и мечтала когда-нибудь выйти с ним из церкви как жена и муж, да и постельные заработки для нее были вполне обычны - чем еще смазливые женщины кормили своих детей и пьяных мужей? Однажды она набралась храбрости и, прижавшись к плечу Пеле, сказала: "Я хочу за тебя замуж", на что этот хлыщ рассеяно ответил: "Конечно, детка. И не надо больше об этом никогда спрашивать - мне всегда нравится когда ты отсасываешь". Вот такой дурак был Пеле, упокой, Господь, с миром его проклятую душу.
       Дон Хуан грыз ногти и не очень-то испугался ее угроз. Уж в любовных делах он был опытен как никто. Пожалуй, можно было дождаться ее дружка-сутенера и максимум за десятку закинуть ее божественные ножки себе на плечи прямо здесь, на широком кожаном сиденье. Вот только не было тут уже дона Хуана, настоящего кубинского мачо, богатенького сердцееда, не раз проделывавшего штучки и покруче с не одной сотней смазливых девиц - и за десятку, и за сотню, и за тысячу песо, и совсем бесплатно - с теми, что побогаче и образованней (недаром говорят, что самые дешевые шлюхи живут в богатых кварталах). Как уже было сказано - благородный дон погиб в глазах дешевой красотки. И это настолько пахло богопротивностью, что его шофер заметил странное черное облачко, вьющееся вокруг головы хозяина. "Змей и радуга", - пробормотал гаитянский выродок и вытащил из бардачка громадный никелированный револьвер, намереваясь пристрелить вудуистскую сучку, но дон Хуан уже вылез из машины.
       Говорят, что страсть недолговечна - она, словно жаркий огонь, с жадностью сжирает скармливаемые ему поленья, выжигая все внутри человека, оставляя лишь пепелище. Но много ли времени нужно было, чтобы сжечь прогнивший мир? Всего лишь мгновения и всего лишь одной искры. А у дона Хуана и Хуаниты их было гораздо больше, гораздо больше. По дьявольской иронии союз их был скреплен именно так и именно там, как предполагал и как не хотел погибший дон Хуан - на заднем сиденье его машина, и с такой страстью, что куривший на улице шофер чувствовал задом как капот ходит вверх-вниз. Вот только десятку Пеле никто не сподобился отдать, ну да она ему бы и не очень пригодилась - в аду, говорят, песо не в ходу.
       Кто пустил слух - одному Богу известно, но уже на следующий день золотая молодежь Гаваны обсуждала новую таинственную подружку дона Хуана. Сплетни были самые безумные - говорили что он подцепил ее за пять монет прямо в порту и поимел на большой куче сахарного песка, другие утверждали, что загадочная незнакомка является какой-то европейской принцессой, которую гаванский мачо выписал к себе инкогнито. Как бы то ни было, а дон Хуан надолго выпал из светской жизни Пьеро-Верде. Прелестницы с разбитыми сердцами плакали навзрыд, но быстро нашли себе утешение в объятиях не менее горячих и страстных донов, друзья и собутыльники делали ставки - сколько продлится любовная связь на этот раз, и пропивали деньги проигравших, как только миновал очередной указанный ими срок, и только два человека на Кубе чувствовали себя униженными и оскорбленными. Нетрудно догадаться, что одним из них был дурак Пеле, а вторым оказалась костлявая Магда.
       Что до дурака Пеле, то вся Пьетро-гранде потешалась над ним, начиная от босоногих мальчишек и кончая самим доном, который настолько был развеселен бегством Хуаниты, что запретил трогать ее сутенера, так и не выплатившего своему боссу положенной десятины. Но Пеле оказался несчастнее, чем все остальные думали. Конечно, злость на хлыща, похитившего его девушку, была безмерной, но она была ничем по сравнению с тоской по ее телу. В конце концов, аппетит ярости быстро удовлетворяется парой ударов ножом в живот особо зарвавшегося насмешника. Кровавая разборка обезумевшего мачо со своими бывшими дружками-подельщиками, так и не прекратившими зубоскальства, заставила смолкнуть открытые шутки. Особенно плохо пришлось барменам в злачных местах, где Пеле так заливал свое горе, что ром вытекал у него из ушей. Каждую ухмылку подонка за стойкой этот придурок относил на свой счет и тут же вытаскивал трясущейся рукой громадный нож. Дело, скорее всего, кончилось бы тем, что Пеле прирезали бы в подворотне, а труп бросили крокодилам, но в один прекрасный день он успел исчезнуть, и все вздохнули с облегчением.
       И тут пришла пора рассказать о тоске Пеле, так как у Хуаниты оказался еще один совершенно замечательный дар. Пеле все-таки влюбился. Влюбился в свою девочку, в свой цветочек, в свою дырочку, в свою Хуаниту. И понял он это только после того, как навсегда потерял ее. Конечно, это не была та любовь, что завещал нам Господь наш, и не та, о которой толкуют священники новобрачным. Плевал он на христианские и супружеские ценности, упокой, Господь, его душу с миром. Ему нужно было ее тело, чтобы оно послушно ложилось и расставляло пошире ноги, чтобы оно послушно садилось на его початок и страстно дергалось, чтобы оно... Нет, достаточно, здесь не место перечислять все грязные и похотливые желания Пеле.
       Достаточно сказать, что его дружок перестал подниматься при виде любой другой женщины. Пеле стал бессилен, как кастрированный бык, ни с одной девушкой после Хуаниты ему больше не удалось повести себя как мужчине, а его неудавшиеся подружки кричали ему в уши: "Мерин!". Хуанита забрала с собой его мужество. При определенных обстоятельствах Пеле можно было посочувствовать, а его дальнейшую судьбу назвать печальной, если бы меня не останавливали те развращенные им девочки, кончившие свои жизни полными наркоманками и предлагавшими себя любому в подворотне за одну затяжку. Подонок получил то, что заслужил.
       Жившая своим выдуманным супружеством дона Магда была последней, которая обо всем узнала. Удивительно, что она вообще как-то об этом узнала. Наверное ее осведомили какие-нибудь подружки-ревнивицы, давным-давно спавшие с ее мужем и называющие ее за глаза "скелетом". Дона Магда напоминала непрожаренную лепешку - под бледной корочкой пряталась непонятная, клейкая масса. Никто не мог быть точно уверен, что у нее на уме. Даже, наверное, она сама. Она жила вбитыми в нее отцом, образованием, книгами правилами и считала это реальной жизнью. Возможно, она была счастлива, пока ее мирок не разметала страсть. Строго говоря, муж не интересовал дону Магду, он был лишь книгой рецептов, без которой затруднительно сварить блюдо под названием семья. У них были дети, у них был дом, у них были разные комнаты, так как дона Магда считала малоприличным спать с мужем в одной постели, да еще раздетой. Наверное, она и отца своего считала извращенцем, ведь он мог в ее младенчестве видеть все, чем награждает Бог женщину.
       Дон Хуан пару раз позвонил с Тринидада, где тростниковые плантации требовали его неотступного присутствия, при этом Хуанита так громко стонала, что ему пришлось описать доне Магде какой ураган буйствует на острове. После каждого звонка дона Магда подолгу сидела рядом с телефоном и смотрела на висящие на стене картины, одна из которых изображала подводный мир и где в растворенных лучах солнца плавали яркие рыбы. Потом она шла по своим делам и молчала. Она вообще мало говорила. Служанки, бывшие в курсе всех событий, перешептывались и хихикали. На всей Кубе у доны Магда не было союзников, кроме ее детей. Но те были слишком малы и только пачкали штанишки.
       Что ей могло грозить? Разве женщине неизвестно, что мужчина еще тот кобель и никогда не удовлетворится обладанием одной сучкой? Страсть к размножению у них в крови и если бы мать наша, Святая Католическая церковь, своим строгим оком не следила за святостью брака, то сколько бы разбитых сердец лежало на дороге! Освященные узы дона Хуана и доны Магды были нерушимы. А ведь есть еще такие понятия как приличие, как круг, как свет. Человек рождается в грехе и живет в грехе, поэтому на такие интрижки обычно смотрят сквозь пальцы, ибо они не наносят вреда устоям церкви и общества. Хуаните - Хуанитово, а дону Хуану - дона Хуанов. Хуаните - Пеле, а дону Хуану - дона Магда. А уж к кому он там будет бегать, пока от его банана не останется одна кожурка, так это не важно. Правильно говорят, что сучка не даст - кобель не вскочит. Вы можете себе представить Хуаниту - этот нежный цветок, из которого страсть сочиться как мед, в окружении так называемого высшего света - всех этих копченых старух, холодных стерв и развратных хлыщей? Более печального зрелища и представить нельзя.
       Но все в руках Господних, а когда Господь отвлекается, то люди помогают ему. У доны Магды оказался союзник.
       Хуанита и дон Хуан вопреки слухам жили не в отеле, а на его загородной вилле. Пятое поколение слуг, служивших фамилии Меридо, было воспитано в молчании, сдержанности и послушании. У них был только один господин на этом свете после того как дон Алесьо отошел от этого худшего из миров, и поэтому на все звонки любопытствующие получали ответ, что дон Хуан в настоящее время живет в своей резиденции в Гаване. Такой же ответ, только гораздо более вежливый, получила и дона Магда.
       А в то же самое время страсть продолжала разгораться, хотя казалось уже достигнут предел и за ним только начнут тлеть деревянные полы спальни. Гасиенда была во всех отношениях приятным и удобным местом. Уединение, спокойствие и лес охраняли покой любовников, не отвлекая их от поглощения друг друга. По просьбе дона Хуана Хуанита даже не одевалась в перерывах, когда они покидали постель и спускались на кухню перекусить.
       Надо сказать, что это был первый случай приезда хозяина с подружкой. Обычно он не возил сюда своих девок. Нет, конечно, он приезжал тысячу раз со своими дружками пьянствовать и развлекаться, кое-кто прихватывал проституток, но, как правило, дон Хуан обходился чистыми, аппетитными девочками из прислуги, только и мечтавшими согреть его постель. Поэтому на голую попку Хуаниты посматривали с неодобрением, но услужливо подавали апельсиновый сок, жареное мясо и фрукты.
       Когда любовники уходили - не обязательно в спальню, так как страсть могла их застать в любом месте гасиенды, слуги и служанки принимались перемывать им косточки. Впрочем, Хуанита им нравилась и не шла ни в какое сравнение с доной Магдой, в свои редкие появления ведущая себя столь высокомерно и заносчиво, как будто на Кубе еще не отменили рабства. Хуанита была своей, хотя и выросла в городе. Душой и телом она не оторвалась от подлинной кубинской земли, она верила в колдунов и жуткого барона Субботу, властителя Кариб, чей барабан не переставал повелительно стучать в сердце каждого кубинца, она читала молитву перед едой и отдавалась так самозабвенно, как неспособны образованные шлюхи, она была стройна, но не измождена дурными диетами и постами, и ее груди рвались из кофточки как голуби. Мужчина не собака, на кость не бросается, понимающе говорили друг другу старые слуги, прислушиваясь к стонам и крикам.
       О чем нам говорить, удивлялась Хуанита, восседая на доне Хуане, всегда ты что-нибудь выдумываешь. Вы все там в своей Пьетро слишком много разговариваете. Иной раз придет такой, заплатит Пеле и говорит. Даже не притронется. Там все сумасшедшие - верят словам, а не любви. Конечно, я люблю тебя. Странный вопрос, я же убежала от Пеле! Он наверняка скоро здесь появиться, так что ты приготовь нож побольше, мне нравится, когда из-за меня дерутся! А я и не сомневаюсь, что ты отрежешь ему яйца и голову. Можно только яйца, он ими в основном и думает.
       Дону Хуану и вправду впервые в жизни не о чем было говорить. С дешевыми шлюхами можно было болтать о развратных клиентах, дорогие шлюхи предпочитали обсуждать своих стерв-подружек из высшего света и выспрашивать - кто на свете всех прекрасней, с женой вообще предпочтительно было молчать, сдерживая тошноту. А вот о чем разговаривать с Хуанитой в те короткие промежутки, когда страсть слегка покрывается пеплом, прежде чем в ее костер подбросят дров? Все было ерундой - книжная болтовня о слиянии миров, о единстве, о понимании с полуслова, о проникновении в души друг друга. Это было неправдой там, это неправда и здесь. Взять хотя бы моего Алехандро! Мы лицо-то друг друга видели только тогда, когда он орудовал своей взбивалкой в моей ступке, да и то, если ему не приходили в голову позы, не получившие благословения нашей пресвятой матери Церкви. Это только глупышки, донесшие свою невинность до свадьбы, думают, что они делают своему мужу бесценный подарок. Они правы только в одном - этим кобелям лишь бы пожрать, да палку кинуть, но вот только таких подарков в каждой подворотне пучок валяется. Рабынь им надо, плантаторам проклятым, безмолвных, терпеливых, всепрощающих, да еще самок, по первому желанию падающих на спину и таскающих приплод каждый год!
       Так или иначе, а Хуаните и дону Хуану было абсолютно наплевать, что там у каждого было раньше. Честно говоря, дон Хуан не совсем понял о чем толковала Хуанита, когда поминала Пеле. Ему казалось, что это какой-то сорт кофе. А Хуанита, когда дон Хуан спал, собрала по всему дому его семейные фотографии и засунула их в шкаф. Трубку тоже брала она, слушала, что там бормочет какая-то истеричная стерва, но ничего не отвечала. Дон Хуан ухмылялся и снова тащил ее к станку - так он это называл. Большой забавник был этот дон.
       Слуги на гасиенде уже пообвыклись к бурной деятельностью дона и его молоденькой пассии. Все самые мелкие подробности событий были обсуждены, подсчитан каждый вскрик и тщательно осмотрено тело молодухи, благо та практически не носила одежды. Вот только обсудить все это было больше не с кем. Занятная история не имела дополнения - а как на это реагирует (если вообще реагирует) благородная сеньора?
       Кухарка, по слухам знакомая с колдовством, зарезала не одну черную курицу, пытаясь по сердцу узнать о событиях в Гаване, но птицы попадались несведущие и новости приносили крайне противоречивые. Когда поедание курятины всем надоело, та же кухарка набралась смелости и в первый раз нарушила запрет господина - позвонила своей дочери в столичную резиденцию дона Хуана.
       На осторожные расспросы были получены самые подробные ответы, а так как у баб язык без костей, то кухарка, несмотря на самые строгие обеты хранить молчание, поделилась всеми подробностями деятельности дона Хуана на гасиенде. Она так живо описывала постельные утехи парочки, а глупая девчонка так громко сообщала их столпившейся вокруг прислуге, что глухая и слепая к слугам дона Магда вынуждена была найти кухню и положить конец творившемуся в ее доме разврату. Вырвав у остолбеневшей дуры телефон и послушав яркий рассказ о том, как ее муженек развлекался с какой-то проституткой в ванне, дона Магда побледнела, потом покраснела, положила трубку и молча вышла из кухни.
       Живя в придуманном мире благородных героев и гордых красавиц, сильных и чистых чувств, получивших церковное благословение, тихих семейных ценностей, где топот детских ножек становится главным достоянием, а муж ограничивается целомудренным поцелуем в лоб, где два голубка, воркуя, доживают до глубокой старости с мире и согласии, дона Магда была счастлива. Не хочется ничего плохого говорить об этой женщине, была она неплохой женой, великолепной матерью, но увы, глупость тоже заслуживает наказания.
       Бури и слухи обходили ее стороной, да и кто мог выковырять ее из скорлупы дома и семьи? Ветер дул за окном, из резиденции она никуда почти не выходила, только в магазины. Настоящих подруг у нее не было, а тот, кто с ней общался, не находил в себе силы с ней посплетничать - дона Магда поджимала губы и заявляла, что все это грязно и отвратительно. Собственно, высокосветские стервы и не заслуживали другого к себе отношения, но ведь и дона Магда была такой же богатенькой сучкой. Богу богово, а кесарю кесарево. Словно проклятие тяготело над семьей Меридо - сладкий горошек мечтал попасть в острый капустный салат.
       Раньше дона Магда не задумывалась о подружках мужа. Узы брака священны и она всем сердцем верила, что преступившего церковную клятву тут же поразит небесная молния, а заодно и ту развратницу с которой он делит ложе. Однако, как оказалось, Господу были не очень интересны похождения грешника Хуана и он не торопился метать молнии. Божьего провидения хватило разве только на то, чтобы открыть ей глаза на все происходящее, но дона Магда отнюдь не благодарила его за это. Лучше бы было, если бы он не посвятил невинную душу во все это и наказал дона Хуана самолично, втихаря что ли. Болезнью, слабоумием, безвременной кончиной, тогда бы дона Магда стойко приняла кару Господню, истово замаливая в церкви свои и его грехи.
       И вот в один день странный человек постучался в дверь резиденции дона Хуана. Он попросил передать доне Магде записку и когда та с трудом разобрала его каракули, то приказала впустить его в гостиную. Гость был достаточно молод, одет в вызывающую одежду трущобных мачо, но в нем уже трудно было признать нашего Пеле. Где он шатался в последние дни после потери Хуаниты неизвестно, но лицо его словно лишилось красок, а глаза смотрели безумно. Он и раньше не был особенно умником, а теперь, когда его дружок смертельно заболел, вряд ли можно было ожидать от него путных поступков. Но видимо дьявол, прости нас Господи, взял на себя попечение над несчастным.
       "Я знаю где они", - заявил Пепе доне Магде. "Кто?" - холодно спросила она, видимо еще не до конца осознавая в какую историю ввязывается. Уж если пустила черта за порог, то не играй с ним в высокомерие. Сумасшедший Пеле вытащил свой тесак, приставил доне Магде к горлу и еще раз повторил, что он точно знает где они. Нож не произвел на хозяйку никакого впечатления. Под желтой коркой ее спокойствия бушевала ненависть под стать безумию этого хлыща.
       "Отлично", - сказала дона Магда, - "и что же он от нее хочет? Денег? Машины?" Съехавший с катушек Пеле тогда только рассмеялся. "Деньги!" - орал он. - "Как я любил эти деньги! Они были моей жизнью! На них все и всех можно купить! Но оказывается на них нельзя купить такую сущую мелочь, которой обладают даже последние бомжи в грязной подворотне!"
       "И что же это такое?" - равнодушно спросила дона Магда. Ей было наплевать, что там Пеле не может купить за деньги. Она прекрасно знала, что за деньги можно все, главное - угадать цену. "Раздевайся", - приказал тогда ей сумасшедший.
       В другой момент своей жизни дона Магда испугалась бы, закричала, позвала слуг, но не сейчас. И вовсе не нож у горла пугал ее. В том-то и дело, что она перешла порог, за которым ничего не могло тронуть ее погибшую душу. Дон Хуан развлекается с какой-то молоденькой сучкой, забыв о детях, о жене, о церкви, о святых обетах и обязательствах? И никто не осуждает его за это, никто не сыпет проклятий и молний, не остановит его сердце? Прекрасно! Тогда и дону Магду ничто не остановит познать всю бездну греха.
       Вот только греха никакого не было. Для Пеле не существовало больше никаких женщин и даже распростертая на ковре жена его врага не вызвала не единого движения у него в штанах.
       "Вот что не купишь!" - орал он ей в ухо. - "Желания! Желания! Желания! Приготовься похоронить своего муженька! Закажи закрытый гроб для ста кусков мяса, на которые я его разрежу!"
       Он всегда любил похвалиться, этот безумный мачо Пеле. А дона Магда лежала под потным, вонючим мерином и смеялась. Ей еще никогда в жизни не было так весело.
       Парочка тем временем продолжала развлекаться и была не в курсе надвигающихся событий. Впрочем, в подлинной страсти нет и толики развлечения. Это словно смерть. Сладкая, многократная смерть, а в смерти, поверьте мне, нет веселья. Уж я вам говорю точно. Для умерших день не отличается от ночи, а вся еда на одни вкус. Им ничто их родные и друзья, и глаза их закрыты серебряными монетками. Не возлюби жены ближнего своего, заповедовал нам в безмерной мудрости своей Господь наш, но мало кто понимает значение этой мудрости, даже святоши в храме, которые на дню по сто раз отпускают такой грех кающимся. Да разве Ему интересно, что там какой-то Хуан возжелал сотворить с какой-то соседской Хуанитой? Не о том Он говорил в Нагорной проповеди. Я не поп, чтобы читать вам проповеди, до всего доходишь жизнью, а в жизни все надо испытать. Возлюби, но не возжелай, вот истина заповеди.
       Так вот, нашим любовникам уже надоедало сидеть взаперти в захолустье, валяться голышом на пляже и вдвоем пить текилу. В конце концов, оба они были молоды и кровь требовала еще и других развлечений. Дон Хуан долго уговаривал Хуаниту поехать в Варадеро, а та почему-то колебалась. Гавана была ей привычней - стоит свернуть с площади Хосе Марти в узкий переулок и вот ты уже на родной помойке, где воняет, где крысы, но где все такое знакомое и родное.
       Но не только ностальгия мучила девушку. Она ревновала. Ревновала дона Хуана к красивым, молодым, богатым шлюхам, вьющихся на шикарных пляжах, в богатых ресторанах, словно мухи над очистками. Да и как дон Хуан собирается представить ее своим друзьям? Буэнос диас, сеньоры, имею честь представить вам мою очередную шлюшку? Раньше, когда Пеле подпихивал ее под богатеньких кобелей, ни о чем подобном она, конечно, не думала. Это была работа. На Кубе все работают, только проклятые гринго развлекаются в кабаках Фуэнтоса. Остальные вкалывают до кровавого пота, вырубая сахарный тростник на плантациях, подыхая от жары на фабриках, прислуживая, стиснув зубы, богачам в гостиницах и ресторанах или изображая пылкую страсть, расставив ноги и мечтая впиться подонку в мясистое ухо.
       Дон Хуан не понимал ее сомнений и в одно раннее утро просто снес ее со второго этажа гасиенды еще сонную и голенькую в свой двухместный кабриолет ядовито-оранжевого цвета, положил ее на сиденье, сам сел за руль и они отправились в Варадеро. Возразить было уже нечего.
       В том мире Варадеро почти ничем не отличался от настоящего Варадеро. Километры пляжей, тысячи отелей, бунгало, ресторанов, баров, клубов и ни одной церкви, где бы хоть один из десятков тысяч кобелей, пьяниц, грешников, развратников и шлюх мог преклонить колени перед Божьей матерью или поставить свечку перед святым Мартином. Запах денег забивал напрочь даже свежесть океана. Тут все ловили рыбку в душах друг друга и были безрукими калеками, когда речь заходила о помощи. Тут умирали заживо и какой-нибудь Та-Ноэль, попади он сюда, удивился бы - сколько зомби разгуливает под солнцем, разлагаясь заживо. Вот в такое местечко и приехали любовники.
       Понятно, никто не совершенен в этом мире. Но коли речь идет о доне Хуане и его Хуаните, то позвольте сказать одну вещь и пусть она никого не обидит. Чтобы там уже не было сказано доброго о них самих и об их любви, надо понимать - не были они святыми, и порядочными людьми не были. Мать и Госпожа наша Святая Католическая церковь не коснулась их сердец и не тронула их душ. Если крестишься и встаешь на колени, то это еще не значит, что ты христианин. Причащаться можно и ромом в любой подворотне, а вот искать Царство Небесное в сердце своем может не всякий. Слишком уж страшное место наше сердце. Похуже чем душа. Душа уговорит и оправдает любой поступок - и святой и грешный. А сердце - немо и его не упросишь возлюбить ближнего и дальнего своего. С ним не заключишь сделку на добрые дела. Дон Хуан и Хуанита бесспорно были испорченными людьми.
       Поэтому посещение столь дурного места для них оказалось как нельзя кстати. Несмотря на то, что дон Хуан был знаком почти с каждым из мачо, жарящимся на солнце, и с каждой махой, попивающей сок в тени, их приезд не произвел никакого особого впечатления на свет. Он мог заявиться туда и с маленькой девочкой, и с мальчиком, и с черным петухом под мышкой и с таким же результатом. Любовные интрижки первого красавца Гаваны были уже мало интересны скучающей публике - она непостоянна в своем любопытстве, до и мода на отдых с любовницами в этом сезоне прошла.
       Богатеи сходили с ума по революции. Молодые, мускулистые, романтичные барбудос были в фаворе у дам, и чтобы добиться скорейшего успеха у любой из этих сучек, нужно было отпустить бороду, мрачно твердить о народных тяготах и призывать к вооруженной борьбе в постели. Организовывались многочисленные революционные кружки, и если днем барбудос и их подруги рыбачили на своих шикарных яхтах, попивали ром и обсуждали возможности выдворения проклятых гринго с острова, то ночью революция творилась между мужчинами и женщинами, и превращалась в свальный грех. У революционеров все было общим.
       Дон Хуан был озадачен таким равнодушием друзей и, прямо скажем, задет. Сидя на террасе бунгало, он с удивлением понимал, что внимание со стороны его круга, дух скандальности и запашок неприличия, легкого нарушения норм и обязанностей доброго члена христианской общины стали настолько для него привычны и необходимы, что без них дон Хуан чувствовал себя грустнее маленькиого ребенка, которому родители не подарили обещанную игрушку. Нарушать приличия имеет смысл только там, где это вызовет интерес, зависть, и где за это не сожгут на костре. Но тут из дома выходила заспанная Хуанита, садилась к нему на колени и быстро излечивала его. Они искали покой и они его нашли. Куколка страсти рождала бабочку любви и для этого требовались теплое море, синее небо и горячий песок. Все складывалось не так для того мира - не подозревая об этом, болтуны с бородами действительно переворачивали привычный порядок вещей. Даже страсть имеет свои пределы.
       На Варадеро, в этом революционном котле с прокисшим супом наши любовники превратились в невидимок. Они были предоставлены самим себе и чуткая Хуанита всегда находила повод отвлечь внимание дона Хуана от какой-нибудь знакомой стервы, смотрящей сквозь них и призывающей отдаться простому народу. Штучки были самые обычные - кто ими только не пользуется, подогревая чувства любимого, а колдовская кровь страстной девчонки просто валила ее мачо с ног. Например, обнаруживалось, что рассеянная хулиганка забыла надеть на прогулку трусики, или в ресторане, требуя у официанта кукурузу, сжимала початок своего любимого, а что она вытворяла в темных кинозалах, то не мне вам рассказывать - с этим знаком всякий, кто хоть раз влюблялся!
       Хуаниту это устраивало. Она знала все о семейной жизни дона Хуана и поначалу не мечтала ни о чем ином, как просто быть рядом с любимым. Никогда не суждено ей поселиться в фамильной резиденции Меридо, называться доной и испытывать озноб от косых взглядов высохших высокородных стерв, заживо сдирающих кожу со смазливой выскочки. Может быть, в такой безнадежности и таилась их страсть, старательно пожирающая сама себя, но, сожрав их, она не пресытилась, а перекинулась на остальной мир. Любовь и есть вчерашняя страсть, остывающий котел с банановой настойкой, еще недавно превращавшая самые трезвые умы в диких обезьян, а сегодня стирающая пыль с окружающего мира, или восковая фигурка с проткнутым иглой сердцем, когда мучительные судороги к следующему дню сменяются вечным покоем.
       Почему так получилось знает только Создатель. Но так вышло и безумие парочки превратилось в громадный пустой бассейн, куда и стала стекать любовь всего мира, а ее оказалось ох как мало! И вот любящая женщина уже не мыслила себя без мужчины. У мужчин громадная власть над женщинами, но, к счастью для нас, Он обделил их мудростью. Они думают, что власть у них в штанах, но грех Адамов лишил их возможности разгуливать голышом, и они пользуются ею изредка. И не в языке их могущество. Можно быть немым и давать то, что так необходимо, женщинам что есть смысл их существования, соль для пресной похлебки, противной на вкус даже с самым лакомым куском мяса! Послушайте меня и вразумляйтесь! Кто еще знает правду об этом мире!
       Семья - вот подлинная власть мужчины над женщиной, власть, во имя которой склоняются даже самые гордые красотки перед самым ничтожным из мужчин. Может быть, очень часто эти кобели и недостойны такого поклонения, но без столь ничтожной добавки не имеет смысла и женщина. Лишь к седьмому дню Господь завершил творение свое, и лишь к венцу жена становится женщиной. И потому, когда схлынула страсть, Хуанита действительно поняла что ей нужно. Но препятствия на таком пути были неодолимы для обычного человека. Строго говоря, их было только два. По двум причинам дон Хуан не мог бросить свою костлявую дону Магду и обвенчаться с прекрасной Хуанитой. Первой причиной был его сын, а второй - его дочь. А в то же самое время безумный Пеле добрался до гасиенды дона Хуана.
       Путешествие Пеле на тот свет было ужасным. Все окружающее превратилось для него в смрадную помойку, на которой он много лет назад и был найден, а люди напоминали зомби, восставших из могил только для того, чтобы помешать Пеле вызволить свою Хуаниту и вернуть свое мужество. Язвы разъедали его кожу, глаза заплыли гноем, и он беспрестанно кашлял, выплевывая из себя черноту. Старая колдунья все-таки владела секретом жутких проклятий. Денег у Пеле не было, и он вообще забыл, что на этом свете за все надо расплачиваться. Он не понимал злости владельцев бензоколонок и маленьких закусочных, где он не ел, но брал салфетки и бинты. Его пистолет отплевал уже все свои пули, но оставался нож. Мертвецы переполняли его машину, кусали за пальцы и отвлекали от дороги. В конце концов Пеле лишился и автомобиля, утонувшего в болоте. Распиравший безумца трупный газ спас его и он шатаясь вышел к гасиенде, выбирая путь по запаху, проклятый и голодный оборотень.
       Только ангельские собаки с белыми пятнами над глазами не испугались упыря и отогнали его прочь. Испуганные слуги, вооруженные мачете и ружьями что-то орали ему, но Пеле к тому моменту не понимал речи. Язык умер раньше его и гнил во рту. Шатаясь он побрел прочь по дороге обратно в сторону Гаваны, а проезжающие мимо машины были полны раздетых Хуанит, которые дразнили его и весело смеялись.
       Ну а дона Магда спокойно готовилась к тому, в чем бы ее никогда не заподозрил этот слепец и похотливый кобель муженек, которого она когда-то боготворила. Пребывание под безумцем Пеле что-то навсегда сломало в ней. Физически она осталась верной женой, но вот в душе Магда поняла, сколько всего она потеряла, лишилась, добровольно отказалась ради этого негодяя. Все-таки проклятый Пеле сослужил ей добрую службу, лишив душевной невинности. Подлец с помойки всегда был любителем лишать невинности.
       Поэтому дона Магда вскрыла ножом кабинет мужа, в который он никогда ее не удосуживался пригласить, и тщательно проверила все его бумаги. Кроме непристойных фотографий с муженьком и его шлюхами в главных ролях, ей больше всего понравились любовные письма тех воспитанных сучек, считавшихся ее подругами и втайне отдающихся ее кобелю чуть ли не на биде во время званных приемов. Многих слов и выражений, из-за их чувственной грубости, она не поняла, но была приятно поражена языком высокообразованных дам, изъяснявшихся с этим жеребцом на диалекте нищих кварталов и дешевых притонов.
       Отложив фотографии и письма с тем, чтобы перечитать и пересмотреть перед сном, она, наконец, нашла копию завещания, где, как благородный сеньор, дон Хуан все оставлял жене и детям. Однако сквозь строки дона Магда отчетливо читала намерение мужа вычеркнуть их имена и вставить туда свою новую немытую давалку (выражение было заимствовано из письма доны Эльзы). Выбора дон Хуан доне Магде не оставил никакого, предусмотрительно развесив на стенах кабинета разнообразные ружья. Сняв первое подвернувшееся и зарядив, дона Магда тут же опробовала его на их свадебном портрете и удовлетворенная спустилась вниз в спальню. До самого приезда дона Хуана с Хуанитой она оттуда больше не выходила и никого к себе не пускала.
       И вот что нужно еще и еще раз сказать. Уж если что-то идет не так, то оно идет не так до самого конца. На везение в этом пути надеяться не стоит. Пересолив кашу, ешь ее до конца, а не пытайся добавить в нее сахара, или придется совсем ее выкинуть. Дон Хуан, Хуанита, дона Магда и Пеле знали эту истину точно и выскребли заваренное до самого донышка! И если Божье проведение все-таки вмешалось в эту историю, то только потому, что она затронула много-много невинных душ. А это и дает надежду - если мы еще не пропали, если не вострубил архангел, что в потолке пробили дырку, то значит запас светлых душ под небом еще не закончился, значит есть еще специи, превращающие кипящую бурду мира в нечто съедобное.
       Ночной попугай даже дневного павлина перекричит, а женщина мужчину в постели всегда переубедит. Есть такой моментик (скажу по секрету), когда слова женщины еще легче проникают в сердце мужчины, чем его семя в ее лоно. Умная не та, что говорит, а та, что говорит в нужный момент. Хуаниту Бог не обделил умом и чутьем на такие мгновения. Волна скалы точит, а уж красотка дружка завсегда переломает. И еще раз говорю, что не надо винить Хуаниту. Не думаю, что она строила какие-то планы на его богатство, или мечтала обокрасть его детей. Ей был нужен он, дон Хуан, а все остальное могла забирать его стерва жена. Даже против детей она ничего не возражала. Дети - это святое, и неискупимый грех лишать их отцовского внимания и любви. Дети могут жить с ними, она любит детей и никогда не будет разделять их на своих и чужих.
       Она готова полюбить и высокомерных сучек, что косятся на них во время прогулок что твоя лошадь. Она будет улыбаться и молчать, ей ведь недоступны правильные и приличные слова. Она будет его немой женушкой. Единственное, что она не позволит, так это всякие многозначительные перемигивания с бывшими подружками и прочие чисто мужские компании с игрой в карты. Знает она и подружек, и игры эти с подстольным обслуживанием. Пусть только попробует, она всем махам в округе глаза повыцарапывает. Он ее и только ее!
       Дону Хуану поначалу было смешно, лестно, но потом он начал пугаться. Нет, он не боялся ее шутливых угроз, но он почувствовал, что он сам желает этого - Хуаниты, одной и единственной Хуаниты на всем белом свете. Стоило ему представить самое короткое их расставание и сердце замирало в тоске. Сквозь свою девочку смотрел он теперь на мир и вне ее были пустота, тьма и холод. В ней собирались красота, краски, запахи и все остальное. Там, куда она не входила, царили затхлость, влага и плесень. Дон Хуан не любил плесени, особенно в своем доме. Он отпустил бороду как местные барбудос и готовился к революции. Хуанита чутко уловила перелом, суп закипел и не стоило подбрасывать в печь еще дров.
       Она лишь в собственных сомнениях грызла по утрам ногти, смотрела на океан, восход и мерзла от свежего ветра. Ей хотелось забеременеть, но Господь не дал ей поблажки. Порой она плакала. Но вот однажды сонный дон Хуан в такой же ранний час вышел на веранду, выкинул пару хамелеонов в кусты, посмотрел на волны и сказал что пора собираться в Гавану. Партизанская война ему надоела и пришло время штурмовать казармы. Хуанита не особо поняла о чем он толкует, но послушно пошла одеваться. Она всегда беспрекословно слушалась своего мужчину.
       Собирать ничего особо не пришлось. К своему удивлению дон Хуан обнаружил, что за все время их связи он купил Хуаните несколько платьев (если модные лоскутки, еле прикрывающие попу и грудь, можно было так назвать), да еще какие-то дешевые разноцветные безделушки. В отличие от всех его предыдущих любовниц, она была самая нетребовательная к вещам. Сам дон Хуан никогда ничего на свой вкус женщинам не приобретал и не любил этого делать, предпочитая оплачивать готовые счета, следя лишь за тем, чтобы количество нулей не превышало количества нулей на его банковском счете. Он был, что называется, скуп в своей щедрости - таких любят шлюхи, виснувшие на шее и упрашивающие купить вон ту замечательную побрякушку, и от таких страдают скромницы, не смеющие попросить несколько центаво на зубную щетку. Хуанита скромницей не была, но в очаге страсти совсем забыла, что надо во что-то одеваться.
       Они были совершенно готовы к отъезду, но кости судьбы еще не упали нужным образом. Пеле брел по дороге к Гаване, порой подвозимый добрыми крестьянами, и тогда он, сидя на телеге, грозил кулаком своим преследователям и плевал в их мертвые лица. Дона Магда лежала в постели с ружьем, хохотала над письмами и фотографиями и никого к себе не допускала. Слуги чувствовали неладное, но до господина дозвониться не смогли - ураган порвал телефонные линии, а пригласить врача или духовника на свой страх и риск они не решались.
       Ураган разрушил дороги, нагромоздив обломки пальм, домов и машин, дождь заливал проклятую землю, а в море гуляли высокие волны. Все три пути, чтобы покинуть курорт были перекрыты, светская жизнь переместилась в холлы гостиниц, в бары, где мощности генераторов хватало лишь на холодильники, а вести разговоры, пить ром и ругать погоду приходилось при свете свечей. Береговая охрана переселила всех из бунгало в каменные убежища отелей, и высший свет с некоторым удивлением обнаружил сколько же много его достойных представителей отдыхают на Варадеро инкогнито и отнюдь не с сыновьями и племянницами. Появление очередной парочки в сумрачном ресторане вызывало не меньшую чем за окном бурю восторгов, революционеры-барбудос яростно хлопали в ладоши, макали сигары в ром и призывали разнополый пролетариат всех стран соединяться. Унылые гринго только морщились.
       Дон Хуан и Хуанита наконец получили свою порцию известности. Дону Хуану пришлось даже проучить одного особо остроумного комментатора-бородача и после у него болели костяшки кулаков. Тем не менее, какой-то гринго, ужасно смахивающий на пьяных барбудос, подсел к ним за столик и на ломаном испанском высказал свою полную поддержку благородному дону, на что благородный дон предложил выпить за красоту его подруги, а Хуанита, когда мрачный гринго признался в своей страсти к рыбалке, рассказала ему о своем дедушке, который однажды поймал такую крупную рыбину, что ее размер превосходил все возможные границы лжи и хвастовства и очень смахивал на правду.
       Как бы то ни было, короткая передышка позволила очагу хорошо прогореть, чану с водой закипеть, а овощам и специям приготовиться к варке. У гринго оказалась яхта и как только ветер погасил волны он предложил нашей парочке воспользоваться случаем попутешествовать до Гаваны морем. Влюбленная парочка с радостью согласилась, тем более запасы выпивки на Варадеро иссякли, и отдыхающие, покончив с ромом и текилой, примеривались к той банановой бурде от которой люди начинают себя чувствовать и вести как обезьяны.
       По дороге они времени не теряли. Американец загорелся поймать рыбину не меньше дедушкиной, Хуанита подавала ему самые безумные советы и бормотала над наживками страшные заклятья, которые знала еще бабушка, дон Хуан стоял за штурвалом и смеялся. Море из зеленого стало белым. Водоросли и обломки деревьев превратили пляжи на всем пути до столицы в помойки, крупная рыба ушла на глубину и только акулы мрачно крутились вокруг яхты, привлеченные запахом тухлого мяса. Дон Хуан старался найти поток свежего ветра и направить его себе в ноздри, от чего лодка виляла из стороны в сторону, а рыбаки валились со стульчиков. Хуанита во всю веселилась, но не могла отделаться от ощущения, что забыла добавить в праздничный пирог крошек пейотеля и радость гостей теперь быстро пожирается горячей текилой. Дона Хуана тоже мучили предчувствия и иногда ему казалось, что утони они на этом корыте миру от такой печали стало бы только лучше.
       Рыбаки ничего не поймали и вскоре на горизонте появилась наша обожаемая Гавана, белая, как трусики красотки, ароматная и вкусная, как кухня в ресторане "Устрица", мулатка и метиска, соль и перец, сладость и восхищение Кариб. Она - стерва, как все женщины, непостоянная и изменчивая, веселая и страстная, и хоть таила она у себя под юбкой Пьетро-Гранде не только наслаждения, но и болезни трущоб и нищеты, это был тот город на Кубе, где настоящий кубинец воочию видел свою душу. Можно сколько угодно долго ругать жадных гринго и нашего идиота Папу, решившего присвоить все богатство на Острове, но в одном им никак нельзя отказать - они вложили деньги в наш солнечный город, совсем похожий на ангела, если бы не его приделанные крылья.
       Что эта пустая история! Люди они есть люди со своими страстями. Как говориться в святой Библии, нет ничего нового в кулинарных рецептах - мясо и травы все те же от века. Красота самой очаровательной девочки недолговечна - ее стирают дети и слизывают домашние заботы, а вот Гавана будет всегда. Господь Бог благословил нашу землю, наш остров, наш город и в милости своей безмерной дал нам еще один шанс. Вы спрашиваете: а как же любовь? Не зарезав курицы, не сваришь бульон. А таких куриц по набережной бегает, ох, как много, спросите об этом любого мачо. Уж они-то охочи до курочек.
       Любовники распрощались с гринго, дон Хуан дозвонился до шофера, и уже знакомый Хуаните лимузин подобрал их в порту и доставил в фамильную резиденцию. Наверное, снаружи дом семьи Меридо произвел большое впечатление на Хуаниту. Спрятавшись среди зелени, словно большая желтоватая головка сахара, он был полон историй про благородных донов, гордых и красивых дон, а аккуратные дорожки через парк как будто были выложены золотыми песо. Девушка держалась за руку своего господина, пока он вел ее мимо бассейна, розовых кустов и кланяющихся садовников. Слух о приезде сеньора с новой сеньоритой разнес шофер, слуги обзвонили всех своих знакомых, поделившись столь скандальной новостью, кто-то попытался докричаться до доны Магды, но та только смеялась.
       Испорченный, но добрый ребенок получил в свои руки красивую игрушку. Именно так можно описать состояние Хуаниты. Все мы живем несбыточными надеждами, они как пылью покрывают нашу жизнь и под нею трудно увидеть настоящие краски. Надо не забывать делать уборку в душе, мыть и чистить, чтобы увидеть - мечты еще не все на свете. И вот эта пыль должна была стать судьбой нашей замарашки. Наверняка в детстве ей рассказывали глупую сказку о бедной служанки, выходящей замуж за принца. Но оказалось, что принц женат, и служанке предстоит выгнать его жену из дома.
       Нет, конечно, она не совершила настоящий поступок - не вырвала свою руку из руки дона Хуана, не сказала ему, что невозможно сварить похлебку из гнилых овощей и что сахар никогда не заменит перец - каждому свое место, как об этом и позаботился Господь. Нельзя требовать от нищей девчонки то, на что неспособен и богач. Иначе ее опять ожидали какие-нибудь Пепе или Пеле, пропивая и проигрывая все то, что она зарабатывала, раздвигая ноги. Позади был Ад, впереди ее ждал Рай, и ради этого стоило пройти через Чистилище.
       Дон Хуан с трудом понимал происходящее. Ему казалось - он спит и сладкий распутный сон настолько его утомил, что стал превращаться в кошмар, где небо затягивало тяжелыми мокрыми тучами, где поднимался ветер, где в воздухе пахло грозой и где он привел в свою резиденцию очередную девку, подцепленную им в каких-то трущобах. Проснуться пока не было возможности и оставалось только идти вперед в надежде достичь такого места, когда непереносимый ужас заставит его вскочить с постели. Он крепче сжимал руку Хуаниты, но она терпела боль и ничего не говорила.
       Слуги разумно решили не попадаться на глаза сеньору и сеньорите, пока все не решится и удача не окажется окончательно в руках у той или другой соперницы. Хотя некоторые опытные люди утверждали, что все еще может кончиться миром и господин счастливо заживет с двумя стервами под одной крышей. Конечно, дону Хуану от этого будет как нельзя лучше, но жизнь прислуги тогда превратится в ад - они окажутся словно солдаты в руках непримиримых врагов-полководцев.
       В гостиной был накрыт стол на три персоны, как и распорядился дон Хуан. Хуанита это заметила, нахмурилась, но ничего не сказала. Пока дон Хуан ходил за женой, девушка осмотрелась. Теперь богатство дома произвело на нее благоприятное впечатление, но не поразило. В силу своего приятельства со старым сводником Пеле она бывала в этом местечке Гаваны и посещала подобные виллы. Некоторые выглядели шикарнее - все в броском золоте, с розовыми шелковыми стенами и ангелочками-подсвечниками, другие - заброшенными, где словно тени бродили бестолковые, неряшливые слуги, а в пыли купались черви. Здесь же все было достойно и даже на вкус простушки Хуаниты чувствовалось наследие многих поколений богатых плантаторов. Посуда сплошь фарфоровая и хрустальная, серебряные вилки и ножи, подсвечники, изображающие полураздетых рабынь-мулаток, по стенам картины и жуткие гаитянские маски.
       Картины всегда нравились Хуаните. Она не понимала столь несерьезного занятия, вслед за матерью-колдуньей повторяя младшему брату, что в жизни больше сгодится умение пользоваться ножом, чем кистью, - и себя защитишь, и в окружении богачей за своего сойдешь, но тот так и продолжал что-то черкать в своем альбомчике, переводя бумагу и карандаши.
       Хуанита сняла страшные маски, из глаз которых выглядывали недобрые духи, грызущие души здешних обитателей, и принялась внимательно рассматривать картины дона Хуана. Я даже представляю тот день, то место и тех людей, страстных и страшных в своей страстности.
       Вот дон Хуан стучится в дверь спальни доны Магды, но та продолжает смеяться, вот рассыпающийся, почерневший Пеле подбирается к дому дона Хуана и от одного его взгляда сторожевые собаки убегают, жалобно скуля и пуская слюну, вот Хуанита рассматривает портреты богато одетых людей, знакомые кубинские пейзажи, где все красиво как на открытке - небеса с плывущими облаками и подводные морские просторы, где тьма пробита миллионом солнечных лучей и там резвится веселый дельфиний народ. Последняя картина ее очаровывает, она трогает холст и кончик пальца погружается в прохладу, по ногтю стекает капля воды и пахнет океаном.
       Сейчас она придет, говорит дон Хуан Хуаните, но девушка качает головой. Она сошла с ума, а ты этого не слышишь, проклятые маски окончательно развеселили ее душу и ты ей уже безразличен, отвечает девушка, но она ошибается...
       Такие сцены и в книжках производят впечатление. Финал, любовь, жажда мести, обманутые любовник и жена входят в комнату, где милуются герои, звучат выстрелы, и глупая женушка оказывается убийцей несчастного злодея-дружка, а герой и героиня живут счастливо.
       Когда мне в руки попадалось нечто подобное, слезы просто брызгали из моих глаз, наяву все это представлялось и язык сам произносил: "Ты можешь убить нас, но тебе не разлучить нас во век, сука!". Только я не романы рассказываю, уж не мне говорить сколько там слащавой лжи и глупой выдумки, да и нет у меня дара так гладко вязать слова. Одно я знаю точно - в моем рассказе нет ни капельки, ни перчинки придуманного, и я точно знаю, что все так и произошло, и все так и кончилось.
       Дона Магда и вправду убила придурка Пеле и никто не вправе обвинять ее, что она так удачно промахнулась. В конце концов, Пеле получил свое, и дырки в его мозгу наконец стали дырками в его голове. Но никто дону Магду не сажал в тюрьму, потому что Хуанита сняла свою туфельку и запустила ее в стерву с ружьем.
       Она в Магду не попала - туфелька каблучком воткнулась в картину, где резвились дельфины, тонкий холст не выдержал, порвался и выпустил наружу весь океан. Наверное, герои наши погибли в первые же мгновения всемирного потопа, а к седьмому дню уже вся суша ушла под воду и рыбы превратились в птиц.
       Случилось это не Божьим проведением, а попущением Господним, поэтому Творцу пришлось вмешаться в ход вещей, вернуть все назад, вновь упрятать воды потопа в картину, очистить землю от ила, воскресить людей и повернуть время вспять.
       Мир стал прежним, но вот только в нем дон Хуан никогда не встретился со своей Хуанитой.
      

  • Комментарии: 3, последний от 19/09/2015.
  • © Copyright Савеличев Михаил Валерьевич
  • Обновлено: 17/02/2009. 59k. Статистика.
  • Рассказ:
  • Оценка: 5.78*14  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.