Овчинников Олег Вячеславович
Проблемы с этим... красным... который во рту!

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Овчинников Олег Вячеславович (oleg.ovchinnikov@gmail.com)
  • Обновлено: 19/01/2006. 33k. Статистика.
  • Рассказ: Фантастика
  • Оценка: 7.23*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:

  •   Овчинников Олег. Проблемы с этим... красным... который во рту!
      
      - Ы-ы-ы-ы-ы-ы!
      Бледный космодесантник Редуард Кинг обернулся на голос и сам не поверил собственной удаче.
      В пяти шагах от него прямо в придорожной пыли сидел лингуампир и явно хотел общаться.
      - Ы-ы-ы-ы! - повторил он и потыкал большим пальцем в середину своей лицевой повязки.
      Редуард поспешно сошел с дороги.
      - Пить? - спросил он и с запозданием отметил, что от волнения забыл задействовать транслитератор. Впрочем, в данном случае необходимости в переводе не возникло.
      - Пить, пить! - отозвался лингуампир на чистейшем русском, даже без акцента, и для пущей убедительности немного покивал головой.
      "Вот так, - подумал Редуард, - мой родной язык постепенно становится интерпланетным..."
      - Держи! - он отстегнул болтавшуюся на поясе фляжку с водой и протянул ее лингуампиру.
      Пока тот утолял жажду, Редуард еще раз поздравил себя с неожиданной удачей и мысленно потер руки. Сделать то же самое физически он не рискнул: установление первого контакта - процедура весьма тонкая и ответственная, любой неосторожный жест или не к месту сказанное слово может насторожить собеседника и свести на нет результаты всех предыдущих усилий.
      И все-таки - какая удача! Пользуясь тем, что инопланетянин в данный момент не смотрит на него, Редуард позволил себе улыбнуться.
      
      Эта планета, четвертая в системе теты Квадриги пока не имела официального названия. Редуард Кинг про себя окрестил ее "Редуардой" - честолюбие здесь было вовсе ни при чем, просто... надо же ее как-то называть. В конце концов, история знает несколько случаев, когда планету назвали по имени первого высадившегося на ее поверхность контактера. Успешного, само собой, контактера.
      Все разумное население планеты состояло из представителей двух рас, на удивление мало похожих друг на друга. В теорию о существовании у них общего биологического предка верилось с трудом.
      Первая раса - шекери - забавные "хоботастые" коротышки-гуманоиды росточком не выше полутора метров, доверчивые и добродушные - они легко пошли на контакт. Открытые лица этих милых человечков украшали рудиментарные хоботки, отчего их речь даже в исполнении транслитератора звучала немного гундосо. Шекери вели примитивный образ жизни, имели домашний скот и хозяйство, пытались обрабатывать металлы, но все эти занятия им быстро наскучивали, и уже к середине дня вся взрослая часть населения разбредалась по многочисленным питейным заведениям, а Редуард Кинг спешил уменьшить громкость звука в наушниках, чтобы не оглохнуть от доносящихся со всей окрестности запевок: "Раз глоток и дуа глоток - подстауляй свой хоботок!.."
      Словом, налицо обширнейшее, можно сказать, непаханое поле для деятельности - казалось бы, вызывай представителей из Комиссии по Установлению Взаимоотношений и передавай им инициативу, но... Была в этом деле одна маленькая юридическая тонкость.
      Согласно Кодексу о межпланетных отношениях, представительство КУВ можно было размещать на какой-либо планете только после того, как все разумные расы, ее населяющие, недвусмысленно дадут знать о своем согласии. Обратите внимание: все разумные расы. То есть, обе.
      Представителями второй разумной расы на Редуарде были лингуампиры - так их называли шекери, - при этом на лицах коротышек неизменно появлялось несвойственное им озабоченное выражение. В лингуампирах, если можно так сказать, было гораздо больше человеческого, чем в шекери. Нормальный рост, обычной формы глаза и по пять пальцев на каждой руке. Получить более подробное представление об их внешности было затруднительно, так как все лингуампиры носили длинные черные балахоны с капюшонами, опущенными до глаз, а нижнюю часть лица прятали под белыми повязками.
      Кто такие лингуампиры, чем они живут, и не являются ли они представителями таинственной религиозной секты - все попытки найти ответы на эти вопросы с помощью шекери натыкались на стойкое непонимание. Сами же лингуампиры вообще предпочитали хранить полное молчание, несмотря на все старания Редуарда Кинга их разговорить, - так что порой у него возникало сомнение: скрываются ли за белыми лицевыми повязками какие-нибудь органы речи. Лингуампиры никак не реагировали на присутствие Редуарда, не отвечали на его приветствия, попросту говоря, они его игнорировали. Безучастные к окружающему миру, лингуампиры просто сидели на земле, как правило, вдоль дороги и, как правило, поодиночке, и сосредоточенно молчали. Застать их за каким-либо иным занятием Редуарду не удалось ни разу.
      На фоне подобной необщительности лингуампиров особенно странно звучали предостережения, неоднократно слышанные Редуардом от шекери: "На уашем месте, добрый Редуард, мы бы не рискнули разгоуариуать с ними".
      Редуард настолько привык к этим неподвижным черным силуэтам, восседающим у обочины дороги, что почти перестал обращать на них внимание и воспринимал их как часть окружающего пейзажа. Однако в глубине души он никогда не оставлял надежды... И, как оказалось, не зря!
      
      - Оставь себе, - разрешил Редуард Кинг, когда инопланетянин закончил пить и протянул ему опустевшую фляжку.
      Фляжка немедленно исчезла в складках черного балахона. Редуард помедлил еще секунду, освежая в памяти соответствующие страницы учебника по контактологии, и начал со стандартного приветствия:
      - Здравствуй! Я прилетел издалека. Ты мог видеть корабль, который доставил меня. Тот, что за лесом.
      - Я... видеть корабль за лесом, - медленно произнес лингуампир. - Ты прилетел издалека.
      - Меня зовут Редуард Кинг. Можно просто Редуард. А как... эээ... именуют тебя?
      - Меня именуют... - инопланетянин задумался. - Меня зовут "тот, который"...
      Редуард выдержал вежливую паузу, ожидал продолжения. Его собеседник истолковал молчание Редуарда по-своему. Он громко вздохнул и добавил:
      - Можно просто "тот".
      "Ничего себе имечко!" - подумал про себя Редуард, с трудом сохраняя внешнюю невозмутимость.
      - Моя родная планета... - Редуард поднял глаза к небу, но тут же зажмурил их от нестерпимого солнечного света. Нет, середина дня - не лучшее время для экскурса в астрономию. - Мы называем ее Земля.
      - Земля?.. - Глаза лингуампира недоверчиво сощурились. Он зачерпнул пригоршню пыли, просеял ее между пальцами и повторил: - Земля?
      - Да, а люди, что ее населяют - земляне.
      - Моя планета, - лингуампир простер руку в широком жесте. - Моя земля, - Он похлопал ладонью в пыли рядом с собой, как бы приглашая землянина присесть.
      Редуард, не раздумывая, воспользовался приглашением. Как любили повторять его более опытные коллеги по академии: "Будучи на Алеуаоченгихванге, поступай, как... скажут".
      - Ответь мне, лингуампиры... эээ... хотел сказать, так вас называли шекери... так вот, лингуампиры не испытывают какого-либо предубеждения в отношении землян?
      - Ты сказать, земляне хотел населяют моя планета? - настороженно спросил инопланетянин.
      - Ни в коем случае! - горячо возразил Редуард. - Мы, люди, никогда не посягаем на территории, заселенные представителями разумных рас.
      - Лингуампиры мог оставь планета себе?
      Редуард в очередной раз поразился, насколько легко инопланетянину дается чисто земное произношение. А вот грамматика пока хромает. Ну да лиха беда начало!
      - Конечно!
      Тот Который, немного подумав, ответил:
      - В... эээ... тот случае, лингуампиры не испытывают предубеждения в отношении землян.
      Редуард Кинг не был до конца уверен, что поступает правильно, однако не смог удержаться от вопроса:
      - Почему же тогда вы раньше отказывались от общения со мной?
      - Раньше... Мы просто испытывают тебя.
      - Испытывали?
      - Да, испытывали.
      Что ж... Этого и следовало ожидать. Естественное недоверие к незнакомцу.
      - Надеюсь, испытания завершились успешно?
      - Успешно... Так сказать шекери.
      Ну конечно! Милые маленькие человечки стали посредниками между землянами и лингуампирами. О которых, кстати, еще ничего пока неизвестно.
      - Где вы живете? - спросил Редуард и не увидел понимания в глазах собеседника. Тогда он повторил, тщательно подбирая слова: - Где то место, куда вы отправляетесь, когда вам надоедает сидеть у дороги? Вон селение... - название смешных получеловечков-полуслоников неожиданно выскочило у него из головы. На ум приходило только полузабытое "мумми-тролли", но последние были, скорее, полубегемотиками, - ...ваших соседей, их хижины. А где ваши дома?
      - А!.. Не хижины, не дома... - лингуампир изобразил руками что-то очень большое.
      - Больше? Большое строение? Может быть, замок?
      - Да, замок!
      - И где же он? - Редуард огляделся, прикидывая, где в окрестностях смог бы спрятаться замок. - Разве что его заслоняют вон те горы...
      - Замок заслоняют горы, - подтвердил Тот Который. - Моя родная замок!
      Замок лингуампиров представился Редуарду таким же мрачным и загадочным, как его обитатели. И таким же молчаливым... до поры. Землянин поспешно сморгнул, прогоняя видение.
      - То, что вы согласились пойти на контакт со мной, - значит ли это, что вы готовы к установлению отношений со всеми людьми? Установлению и их дальнейшему...
      - У селение? - подсказал лингуампир.
      - Если угодно, усилению. Развитию.
      - Это не так просто, - Тот Который повторно вздохнул. - Лингуампиры не... - он замялся, - со всеми?
      - Совсем! - догадался Редуард.
      - Да, не совсем готовы.
      - Вы считаете, нам необходимо сначала узнать друг друга получше? - с надеждой спросил землянин.
      Тот Который кивнул.
      - Узнать получше. Друг друга...
      За последующие два часа Редуарду удалось узнать о лингуампирах много больше, чем за все время, прошедшее с момента его высадки на одноименной - теперь он почти не сомневался в этом! - планете. И даже едва ли не больше, чем ему самому хотелось. Стоило Тому Которому преодолеть естественный в данной ситуации языковой барьер, как он сделался на редкость словоохотливым собеседником. Если не сказать, болтливым.
      По его словам лингуампиры занимались земледелием, скотоводством, спортом, производством, торговлей, интеллектуальными играми, науками - причем особое предпочтение отдавали математике, физике, астрономии, биологии, истории... - и вообще всем, о чем только догадался спросить землянин.
      - Как насчет медицины? - задавал очередной вопрос Редуард.
      - Медицины? - Тот Который задумчиво хмурил брови.
      - Ну-у... Умеете ли вы готовить лекарства, лечить болезни, делать операции... может быть, даже продлевать срок жизни?
      - А!.. - облегченно вздыхал лингуампир. - Насчет медицины хорошо. Мы умеем готовить любые лекарства и лечим ими любые болезни, мы делаем операции, но крайне редко. Операции мало кому доставляют удовольствие. Мы умеем продлевать срок жизни практически до...
      - Бесконечности?
      - И даже дольше!
      У Редуарда захватывало дух от осознания масштабов открывающихся перед человечеством перспектив. Нужно ли уточнять, что немалое место в этих перспективах отводилось некоему скромному космодесантнику, рядовому представителю Комиссии по Космическим Контактам? Едва справившись с волнением, Редуард отваживался на следующий шаг.
      - Как с искусством? - осторожно осведомлялся он.
      - С искусством? - переспрашивал инопланетянин.
      
      Когда Редуард полностью исчерпал запас вопросов, настал черед Того Которого утолять информационный голод. Впрочем, его стремление узнать как можно больше о жизни землян скорее походило на жажду. В самом деле, с той же жадностью, с какой инопланетянин недавно глотал воду из фляжки, и с тем же алчущим блеском в глубоких черных глазах он спешил узнать о землянах все - то есть, абсолютно все. Причем, похоже, все подряд. Его в равной степени интересовали и формулировка закона Ньютона-Лейбница в интерпретации Тихонова-Колмогорова, и расписание остановок стратолайнера на пути от Меркурия к Ганимеду, и типовой набор космических баек про тяготы жизни в невесомости, и теория о происхождении видов и родов войск, и тексты популярных песен, и содержание книжек, которые Редуард прочел еще в детстве и смог припомнить сейчас. Нет, серьезно - когда Редуард после долгих уговоров принялся цитировать школьный букварь и дошел до сакраментального "Макс летит на Марс. Валера - на Венеру", его благодарный слушатель выглядел растроганным до слез. "Валера - на Венеру", - заворожено повторил он, закатывая глаза. И в глазах отразилось солнце.
      Когда, наконец, и его любопытство было удовлетворено, по крайней мере, в первом приближении, Редуард решил перейти к официальной части переговоров. Он, наконец, запустил транслитератор, причем в режиме записи. Недвусмысленное согласие хорошо лишь в том случае, если от него не так-то просто потом отказаться...
      Специалист по контактам был полон решимости. Немного смущал его тот факт, что он вдруг ни с того, ни с сего забыл местоимение, служащее для самоидентификации. Какое-то невообразимо, просто до неприличия простое слово, что-то вроде "э" или "ю"... нет, не вспоминается!
      Но разве это могло стать для Редуарда серьезной помехой в такой ответственный момент?
      - Редуард Кинг хочет... - говорить о себе в третьем лице было непривычно. Присутствовало в этом что-то от обычаев древних индейских племен. - Хочет от имени всех людей обратиться ко всему вашему народу.
      "Чересчур пафосно, - отметил про себя Редуард. - Определенно, белое орлиное перо стало бы неплохим украшением для моего гермошлема".
      - Редуард Кинг может обратиться к нам, - разрешил Тот Который. - Мы с большим интересом выслушаем предложение людей.
      - Т... т...
      Метеором средь чистого космоса стало для Редуард новое неожиданное открытие - он не знает, как обратиться к своему собеседнику! Из памяти куда-то дружно улетучились и соответствующее личное местоимение, и имя, которым во время знакомства представился... представился... Мать-Земля, как же он представился?!
      Тем не менее, Редуард сумел выдавить из себя:
      - Твоя... уполномочен говорить весь свой народ?
      Нет, орлиное перо, пожалуй, останется невостребованным. От последней фразы Редуарда веяло уже не прерией, но тундрой. Вдобавок, он умудрился "запамятовать" практически все предлоги и прочие служебные слова, отчего речь его стала напоминать текст срочной космограммы.
      - Вполне. - Тот Который, казалось, не обратил ни малейшего внимание на замешательство Редуарда. - Как я понимаю, ты собираешься предложить моему народу заключить соглашение о сотрудничестве с землянами?
      Редуард всем своим видом изобразил молчаливую признательность.
      - Что ж, в таком случае меня интересует, какую пользу смогут извлечь для себя лингуампиры из этого соглашения.
      - Ну-у...
      Редуард прекрасно знал, что именно он должен сейчас сказать, но совершенно не представлял себе, как это сделать! Еще ни разу в жизни ему не было так мучительно трудно подбирать слова. Все обрушившиеся на него столь внезапно языковые проблемы Редуард списывал на вполне понятное волнение, которое всегда охватывало его в момент перехода к официальной части переговоров, и на жару. Местное солнце - раскаленный белый диск - пекло немилосердно.
      Чем еще, кроме легкого солнечного удара, можно объяснить внезапный возврат Редуарда к своим древним словесным корням?
      - Выгодам сим несть числа, - молвил он. - Тяжко снискать пользительнее.
      - Пользительнее? - усмехнулся Тот Который. - А под "выгодами", которым, якобы, "несть числа" ты, должно быть, понимаешь торговлю, обмен знаниями, подключение к общей информационной сети... Я не слишком тяжко излагаю?
      Редуард послушно кивнул, с ужасом осознавая, что, вероятно, именно от этого неосторожного кивка, напрочь забыл даже жалкие крохи старорусского.
      Переговоры затянулись до позднего вечера. Не столько по причине несговорчивости сторон, сколько из-за фатального косноязычия, которое так не вовремя подкосило Редуарда...
      Случайно оказавшийся поблизости детеныш шекери, который пришел в рощицу по вечерней росе, чтобы насобирать себе лукошко сочных ягод на завтрак, стал невольным свидетелем разговора представителей двух цивилизаций. Услышав незнакомые голоса, а главным образом - один голос, лишь изредка прерываемый какими-то неразборчивыми односложными замечаниями другого, маленький шекери добродушно улыбнулся и побрел в сторону дороги. Но стоило ему приблизиться к ней настолько, что сквозь редкие ветви деревьев стало можно разглядеть фигуру говорящего, как улыбка немедленно сползла с его лица, а маленькие треугольные глазки округлились от ужаса. Обеими передними лапками шекери ухватил себя за хоботок, сдерживая рвущийся наружу крик, а уже через мгновение - исчез, как будто испарился. Лишь брошенное лукошко и несколько пригоршней рассыпавшихся по траве ягод отмечали то место, где он только что стоял.
      
      Что-то было не так. Нет, не что-то - все было не так!
      Редуард Кинг понимал это чисто интуитивно, так как для логического мышления у него просто не осталось слов.
      Решительно все шло не так, как должно бы, и очень странно, что Тот Который этого совсем не замечал.
      - В свете всего вышесказанного, - говорил он, все больше воодушевляясь от звука собственного голоса, - совершенно очевидной становится необходимость создания обобщенного эпоса, который послужил бы связующим звеном между нашими двумя расами не только в будущем, но и в прошлом.
      "Что со мной стряслось? - пытался думать Редуард. Это было нелегко: слов на мысли катастрофически не хватало. Поэтому Редуард думал преимущественно без слов, голыми образами. - Почему я все забываю?"
      - Проиллюстрируем на простом примере, - продолжал Тот Который. - В легендах и мифах, доставшихся нам по наследству от древних поколений лингуампиров, неоднократно фигурировала безжизненная планета-прародительница под названием... эээ... Впрочем, не суть важно. Безжизненной она, разумеется, оставалась лишь до тех пор, пока не стала прародительницей. Так вот...
      "Вот этот... как его... например, он-то все помнит! Каждое словечко... Вон как шпарит! И ведь что непонятно - когда он произносит какое-нибудь слово, я тоже его вспоминаю... кажется. Но почти сразу же - забываю снова".
      - Что нам мешает взять эту милую планетку и заселить ее какими-нибудь представителями земной мифологии? К примеру, этими... ты, кажется, называл их... - лингуампир нетерпеливо поцокал языком.
      - Кентаврами? - машинально предположил Редуард.
      "Только разве я про них рассказывал?.. Стоп! Что я только что сказал? Кентаврами? Значит, что-то я все-таки помню? Кентаврами, кентаврами, кентаврами... Не забыть бы хоть это! Кентаврами, кентаврами..." - он готов был повторять это слово до бесконечности.
      - Верно! Кентаврами, - обрадовался Тот Который. - Только...
      "Кен..." - пронеслось в мозгу Редуарда в последний раз.
      - Ты случайно не знаешь, как может отразиться на их метаболизме помещение на планету с серно-аммиачной атмосферой?
      Редуард с выражением безысходности на лице покачал головой.
      "Нет, - так, или примерно так подумал он. - Я ничего уже не знаю. Вот только что знал что-то, но стоило мне сказать об этом вслух, а потом - услышать, как то же самое произносит... Или... Или не стоило?!"
      Страшная догадка внезапно посетила его. И от того, что ее было невозможно облечь в слова, она становилась еще более страшной.
      Редуард по-новому взглянул на своего собеседника. Тот, как ни в чем не бывало, продолжал о чем-то увлеченно говорить, но Редуард уже не слушал его. Он рылся в памяти. Он искал слова. Ему позарез требовалось найти хотя бы парочку слов для проверки своей гипотезы. Как назло, он ничего не мог припомнить. Даже самого бесполезного. Даже самого бессмысленного. Кроме...
      - Эники-беники ели вареники! - выпалил он. Это было как вдохновение.
      Тот Который оборвал свою речь на полуслове.
      - Эники-беники?.. - удивленно переспросил он. - Интересно, что бы это могло значить?.. Нет! Ничего не говори, - обратился он к землянину, как будто тот еще мог что-нибудь сказать. - Я догадаюсь сам! "Вареники" - это нечто такое, что надо варить. В таком случае, "ели" представляет собой производную от "есть", не в смысле существования, а в смысле поглощения пищи. Я прав?.. Следовательно, "эники-беники" должны быть...
      "Надо было попридержать хотя бы пару слов! - запоздало сообразил Редуард. - Ладно, сам виноват, никто меня не тянул за... за... ну, такой... на нем еще разговаривают. - Редуард сосредоточился. Нужный образ все никак не шел на ум. Тогда Редуард зажмурился и призвал на помощь все свое воображение. Воображение ухмыльнулось и показало ему язык. - Да, за язык!"
      Инопланетянин продолжал болтать, не умолкая ни на секунду.
      "И чего он не успокоится? Неужели надеется еще что-нибудь из меня вытянуть? Зря надеется, ничего у меня не осталось. Разве что какая-нибудь мелочь, да и то настолько бесполезная, что ее уже и не вспомнить... - с тоской подумал Редуард. - Найти общий язык... Мы говорим: "найти общий язык" и уверены, что это, несомненно, хорошо. Да вспомнить хотя бы, как я радовался совсем недавно, когда мне удалось так легко найти общий язык с этим... который напротив. Знать бы мне тогда, что мой родной, мой знакомый с детства язык действительно станет нашим общим языком. В смысле, одним на двоих... Теперь уже почти на одного. И этот один без зазрения совести пользуется моей родной речью, а у меня в голове роятся одни мыслеобразы, совсем как... Совсем как..."
      Мыслеобразы в голове у Редуарда перестали роиться и дисциплинированно выстроились в одну шеренгу. Да, это могло и не сработать, но это, по крайней мере, был шанс!
      Быстрые и точные движения Редуарда выдавали его решимость, граничащую с отчаянием. Он переключил транслитератор в режим приема, сдернул с головы бесполезные до этих пор наушники и нацепил их на уши лингуампиру, прямо поверх черного капюшона. Затем он склонил голову ко вшитому в воротник скафандра микрофону, отчего со стороны могло бы показаться, будто он собирается забодать Того Которого, и проревел: "У-У-У-У-У-У-У!", совсем как разъяренный кентавр, которого неосмотрительно поместили на планету с серно-аммиачной атмосферой.
      В его реве не было ни малейшего смысла, но транслитератору было все равно. Поскольку он передает не сами слова, а только мысленные образы, которыми эти слова сопровождаются.
      Должно быть, от отчаянья Редуард Кинг сопроводил свой рев мыслеобразом разрушительной силы. По крайней мере, транслитератор не выдержал такого напряжения.
      Громко, так что слышно было даже Редуарду, он воспроизвел в наушниках последнюю осмысленную фразу:
      - Немедленно перестаньте воровать мой словарный запас! - и смолк навеки, отсалютовав себе на прощанье осколками разорвавшихся предохранителей.
      
      - Словарный запас? - повторил Тот Который с нескрываемым презрением в голосе. - Этот жалкий десяток тысячесловий ты называешь словарным запасом? Да как у тебя только поворачивается язык?
      "Язы... я... я..." - отчаянно попытался запомнить Редуард. Нет, бесполезно!
      - Но даже этой малости, этих несчастных десяти тысяч ты не достоин! - заявил лингуампир. - Ты просто... - он сделал паузу, пережидая приступ возмущения. - Просто не умеешь ими пользоваться! Сам посуди, - добавил он уже более спокойным тоном. - Пусть даже десять тысяч - не бог весть какое богатство, но пусть... Как же безграмотно ты им распоряжался! Из всего своего, так называемого, словарного запаса ты использовал обычно от силы пару-тройку сотен слов, оставляя остальные ветшать на пыльных задворках памяти. Ты безжалостно искажал слова, проглатывал окончания, не там ставил ударения! Ты сокращал слова, как тебе вздумается! Ты даже использовал аббревиатуры!
      Последнее слово прозвучало как проклятье. Лингуампир замолчал, задохнувшись от возмущения.
      Редуард не знал, чем ответить на этот выпад. Основательно покопавшись в памяти, тщательно исследовав даже вышеупомянутые пыльные задворки, он с ужасом обнаружил, что помнит всего два слова. Тем не менее, он выбрал из них одно, то, что в большей степени походило на ругательство, и произнес, стараясь интонацией выразить все свое негативное отношение к собеседнику:
      - Турррбулентность!
      - Что? И ты мне еще будешь говорить о турбулентности? - в негодовании воскликнул Тот Который. - Красивейшее слово, но до чего же редко ты пользовался им прежде! Почему ты вспоминаешь о турбулентности не раньше, чем твой кораблик начинает потряхивать при входе в плотные слои атмосферы? О, на твоем месте я произносил бы это слово по несколько раз в день. Я бы даже... Я бы улучшил его! Послушай, так ведь будет еще красивее: турбулюлентность, турбулю
      ляция... - Лингуампир закатил глаза. Казалось, он наслаждается звуком собственного голоса. - Нет, ты не достоин своего языка! Я забираю его у тебя. У вашего народа есть выражение "молчание - золото". Ничего более глупого мне не доводилось слышать в этой жизни, но, похоже, как раз к тебе оно очень подходит...
      Сказав это, лингуампир поднялся с земли и неспешно двинулся вдоль дороги в сторону гор, за которыми, возможно, и вправду скрывался таинственный черный замок.
      Отойдя на несколько шагов, он остановился и, не оборачиваясь, бросил через плечо:
      - Нам не о чем больше разговаривать с тобой, землянин... С тобой и с твоим человечеством... - и отправился дальше, о чем-то негромко турбулюлюкая себе под нос.
      Словом, он недвусмысленно дал понять, что потерял всякий интерес к собеседнику, если, конечно, Редуарда еще можно было назвать так. В голове землянина вертелось последнее, чудом уцелевшее слово - "отнюдь", не то чтобы самое полезное, но он был не настолько глуп, чтобы разбрасываться последними словами.
      Вскочив на ноги, он в три прыжка догнал удаляющегося лингуампира и ухватился за его плечо.
      - Ы-ы-ы ы-ы-ы! - только и смог произнести он, с мольбою заглядывая в глаза Того Которого.
      Тот остановился.
      - Пить? - участливо спросил он.
      - Пить! Пить! - быстро закивал Редуард.
      Последний отблеск заходящего солнца, словно лучик надежды, на миг озарил его лицо. "Все еще можно вернуть, - воспрял духом землянин. - Нужно только застать его врасплох!.."
      - Пить! - повторил он и даже немного пошевелил губами, то ли демонстрируя жажду, то ли пробуя на вкус новое, с трудом отвоеванное слово.
      Судя по складкам, возникшим на лицевой повязке, лингуампир улыбнулся. И ничего больше не сказал, лишь отрицательно покачал головой. Затем извлек откуда-то из-под балахона фляжку Редуарда, скрутил колпачок и перевернул ее горлышком вниз.
      Не пролилось ни единой капли. Придорожная пыль осталась такой же сухой и равнодушной.
      
      Последующие тридцать дней - по земным меркам - тянулись для Редуарда невыносимо медленно и однообразно.
      Ранним утром он отправлялся через лес, оставляя свои следы на пыльной, им же самим протоптанной тропинке одной из "далеких планет", о существовании которой он предпочел бы никогда не знать. Он взбирался на пригорок и оказывался перед космическим катером, доставившим его на Редуарду. Немного побродив по окрестностям, Редуард обычно обнаруживал какой-нибудь в меру тяжелый булыжник или достаточно крепкую палку, возвращался к катеру и принимался с завидной целеустремленностью долбить принесенным предметом в крышку люка, ведущего в шлюзовую камеру. Проведя за этим занятием несколько часов и не заметив никаких видимых результатов своей работы, Редуард, как правило, впадал в отчаянье. Он устало опускался на небольшой валун, торчащий неподалеку от катера, обхватывал руками голову и сидел так, ожидая, когда местное солнце достигнет зенита.
      Катер был заперт, а замок отпирался только по команде голосом. И что самое забавное, исключительно голосом Редуарда. Ему следовало произнести какое-то слово, совсем простое и короткое, только вот... какое?
      К чести землянина следует отметить, что все выпавшие на его долю испытания он переносил стоически. В смысле - молча. И никогда не терял надежды окончательно. Порой ему даже казалось, что крышка входного люка, изготовленная из двадцатисантиметрового листа термотитана, начинает поддаваться.
      Конечно, работа пошла бы быстрее, попроси Редуард у кого-либо из шекери какой-нибудь хозяйственный инструмент попрочнее, только ведь... это еще надо уметь попросить...
      Дождавшись полудня, Редуард спускался в близлежащую деревню шекери, где к тому времени распахивались настежь двери многочисленных заведений для приема пищи и прочих увеселений. Выбрав какое-нибудь, Редуард устраивался на свободное местечко, дожидался, пока хозяин заведения обратит на него внимание и, за неимением альтернативы, просил:
      - Пить!
      Все владельцы питейных в округе относились к Редуарду с явным сочувствием, кроме того, появление землянина привлекало в заведение дополнительных клиентов из числа любопытствующих шекери, поэтому ему охотно наливали в кредит.
      Обычно после пятого или шестого стаканчика сочувствие хозяина к землянину усугублялось, и он озабоченно спрашивал у Редуарда:
      - Уозможно уам уже хуатит?
      На что последний неизменно отвечал:
      - Отнюдь!
      По истечении же этих тридцати дней на Редуарду прибыла спасательная экспедиция с Земли.
      
      Еще две недели понадобилось команде из трех психиатров, двух гипнотизеров и одного, но опытнейшего лингвиста для того, чтобы, если можно так выразиться, вернуть Редуарду Кингу дар речи. В его изначальном объеме.
      
      ...Дверь в комнату широко распахнулась и весь дверной проем заполнила собой громоздкая фигура ксенобиолога по имени Николас Лэрри, соседа Редуарда Кинга по общежитию.
      - Нда! - громогласно заявил ксенобиолог. - Погоды ночне стоят...
      - Пожалуйста... - сидящий за письменным столом Редуард слегка поморщился и с трудом оторвался от книжки, которую держал в руках. - Будь осторожнее, когда пытаешься пользоваться архаизмами. Не "нонче", а "нынче". В крайнем случае - "ноне". И очень тебя прошу, никогда не говори о погоде во множественном числе. По крайней мере, в моем присутствии, - попросил он и вновь склонился над раскрытыми страницами.
      Николас Лэрри некоторое время с изумлением взирал на Редуарда, затем перевел взгляд на книгу в его руках и спросил:
      - Что это? Ты взял мой учебник по ксенобиологии?
      - Да, да. Я собрал все книги по специальности, какие смог найти.
      На столе перед Редуардом возвышался средних размеров бастион из книг.
      - Нда... И зачем это тебе?
      - Ну как же! - Редуард оживился. - Здесь я нашел столько новых, красивейших слов! Вот, послушай... - он зашелестел страницами. - Ареопатетика! Хроносингластика! Стегуано... Секундочку, сейчас перелистну...
      - ...зоотия! - закончил за него Николас. - Ну! И ты хочешь сказать, будто понимаешь, что это такое?
      - Да какая разница! Главное - как это звучит, - Редуард уставился в потолок и повторил мечтательно: - Стегуанозоотия!..
      Теперь поморщился ксенобиолог. Должно быть, вспомнил о явлении, которое представители его специальности называют этим звучным термином.
      - Нда... И ты думаешь, знание этих слов может тебе когда-нибудь пригодиться?
      Редуард вздохнул и, скрепя сердце, все-таки отложил учебник в сторону. - Правда в том, - сказал он, - что человек никогда не знает заранее, что именно может пригодиться ему в жизни. Помолчи с мое - и ты поймешь, что такое настоящий лингвистический голод. Вот подожди, я уже знаю примерно сотню тысяч слов, а впереди у меня... - он нежно провел рукой по книжным корешкам, - широчайшие перспективы. И теперь, если мне вновь придется повстречаться с лингуа... то есть, с лингвистическим вампиром, мы еще посмотрим, чья возьмет. И у кого раньше возникнут проблемы... - Редуард неожиданно замолчал, - с этим... - волнение охватило его, - ну, красным... - да что там волнение - настоящая паника! - который во рту! - закончил он и беспомощно посмотрел в глаза ксенобиолога.

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Овчинников Олег Вячеславович (oleg.ovchinnikov@gmail.com)
  • Обновлено: 19/01/2006. 33k. Статистика.
  • Рассказ: Фантастика
  • Оценка: 7.23*16  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.