Никитин Юрий Александрович
Контролер. Книга шестая. Порвали парус

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Никитин Юрий Александрович (froggreat@gmail.com)
  • Обновлено: 11/07/2017. 599k. Статистика.
  • Роман: Фантастика
  • Скачать FB2
  • Оценка: 6.68*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Серия: "Контролер". Книга 6

    И все-таки Комитет по спасению Человечества нужно было создать раньше. Не успели многое. Страшное оружие, перед которым ядерное смотрится детской игрушкой, сработало. Команды спасателей отчаянно ищут варианты спасения уцелевших. Промедление смерти подобно, планета стремительно погружается в хаос. Доктор наук Лавронов, со скальпелем в одной руке и пистолетом в другой, становится на защиту мира. С ним длинноногая капитан Ингрид с вот такими, что умеет стрелять в прыжке без промаха и владеет всеми приемами. Всеми.


  •   
      
      
      
      
      

    Часть 1

      

    Глава 1

      
      
      Не знаю, как это получается, но огромный участок в Сибири за четверо суток стал безжизненным. Оттуда ушли все олени, все хищные звери и зверьки, даже муравьи унесли куколок и увели королеву.
      ...а на пятые сутки в центр того места ударил огромный метеорит. Пусть и поменьше Тунгусского, однако достаточно крупный, чтобы разрушить целый город, если бы, конечно, так оказался город.
      Я рассматривал съемки места падения метеорита еще за сутки до того, как он приблизился к Земле. Куда рухнет, вычислили заранее, предупредили, чтобы туристы не совались в тот район до особого, а я смотрел снимки, и не мог отделаться от тягостного впечатления, что даже деревья пытались вытащить из земли корни и уйти, но из-за своей медлительности просто не успели.
      Возможно, деревья в самом деле тоже знали. Или чувствовали. Вселенная - единый организм, мы только-только начинаем догадываться о такой невероятной возможности, и все не можем в нее поверить.
      Мануйленко, безмерно счастливый, его сфера работы в нашем Центре Глобальных Рисков выглядит для всех глуповато-бесполезной, тут же послал мне сигнал особой срочности, я последние дни не покидаю Центр Мацанюка, точнее, ту его часть, что называется Центром Биотехнологий, что в свою очередь распадается на ряд центров помельче: нейрохирургии, биохакинга, нейротехнологий и прочих отделов, что уже не отделы, а отрасли прикладной науки.
      На экране, повинуясь взмаху руки, появилось помещение комнатки Мануйленко. Он радостно заулыбался, собрал со стола листки с распечаткой траекторий всех астероидов, что могут угрожать Земле в ближайшие сто тысяч лат.
      - Погоди, - остановил я его с экрана, - про сингулярность, что наступит раньше, уже не говорю, но ты забыл, что и так вижу кто чем занимается?.. И эти все твои расчеты уже просмотрел... Второй метеорит с такой или большей массой упадет не раньше, чем через триста лет! А к тому времени будем готовы. Сбегай лучше за кофе. Там Данко морщится, будто зуб заболел, Ивар вообще лоб трет... А Оксана поможет с бутербродами.
      И, не ожидая, что ответит, я обрубил связь, лишь успел увидеть его счастливое лицо. Оксана совсем недавно вошла в наш мужской коллектив тихим зайчиком, даже мышкой, но уже перестала горбиться и сдвигать плечи, пряча пышную грудь, и теперь уже не она всем разносит кофе, а ей стараются принести и сделать хоть что-то приятное, а заодно обратить на себя внимание.
      Почти сразу пикнул сигнал вызова, на боковом экране появилось лицо Мещерского, почти такого же размера, как увеличенный на полстены цитоскелет нейрона с красиво вспученными дендритами. Я сказал мысленно "связь", лицо Мещерского сразу ожило, взглянул на меня и на стены моей лаборатории с живейшим интересом.
      - О, у вас такое окружение...
      - Это у вас такое, - пояснил я любезно. - Вы прям политик! А у меня справа аффарентники, а прямо перед вами безаксонники. Правда, восхитительные создания? Будь я Богом, и то бы лучше не сделал!
      - Да, - согласился он, - конечно. Владимир Алексеевич, с вами очень хочет связаться Уваров, он начальник Генштаба.
      Я отмахнулся.
      - Пусть через вас.
      Он спросил благожелательно:
      - У вас к ним недоверие?
      - Мне доверия к вам достаточно, - ответил я со всевозможной любезностью. - Зачем плодить лишние звенья?
      Он сказал с улыбкой:
      - Изволят переговорить именно с вами. Отказать не могу, там по должности выше.
      Я ответил с неохотой:
      - Ну если только вас не устраивает что-то в наших отношениях...
      - Нас устраивает вполне, - заверил он, - но не устраивает их.
      - Мы плохо работаем?
      - Напротив, - ответил он. - Там оценивают ваш потенциал очень высоко, потому стараются подгрести весь отдел глобальных рисков под себя.
      - Не получится, - отрезал я. - Мне их подковерные игры неинтересны.
      Он посмотрел на меня внимательно.
      - Вы сразу хватаете на лету. Действительно, пошло перетягивание одеяла. Но я не могу вот так взять и отказать, если вы против. Потому свяжу вас с ним, а вы проясните ему свою позицию. Только помягче, помягче, Владимир Алексеевич.
      - Я ученый, - напомнил я, - а не дипломат. Я называю кошку кошкой.
      Он вздохнул, шевельнул пальцами, переключая каналы на расстоянии. Вместе него на экране появилось крупное мужское лицо с квадратной челюстью и маленькими злыми глазами. Волосы подстрижены армейским ежиком, на петлицах знаки различия генерала армии, что должно производить впечатление на служивших там, но у любого служителя науки вызовет автоматическое отторжение.
      - Уваров, - представился он, - начальник Генерального Штаба, до этого заведовал отделом стратегического мониторинга, так что в вашей теме не новичок. Владимир Алексеевич, я в курсе, что у вас с генералом Дубарским произошло некое недопонимание. Он заслуженный человек, умелый военачальник, но я понимаю, что в вопросах общения с представителями науки...
      - Генерал, - прервал я, - я представитель науки, как вы сказали верно, потому ценю свою время. Не знаю, как вы, в погонах не разбираюсь, но я занят. Говорите короче.
      Он поморщился, привык к выказываемому уважению, сказал уже более деловым голосом:
      - Владимир Алексеевич, в Генеральном Штабе придают колоссальное значение проблеме глобальных рисков. Мы полагаем, работа с ним должна выйти на более высокий уровень. Потому намерены включить ваш отдел в наиболее важную структуру...
      Я вскинул ладонь, прерывая на полуслове.
      - Генерал, вы что-то не поняли. Или вас неверно проинформировали. Я не служу ни в Генштабе, ни вообще в армии. Я даже не контрактник.
      Он запнулся, наконец выговорил с усилием:
      - Но ваш отдел так хорошо работает в ГРУ...
      - Мы не работаем в ГРУ, - напомнил я.
      - Но вы же...
      - Мы сотрудничаем с Управлением, - пояснил я, - снабжая некоторой информацией.
      Он сказал, понизив голос:
      - Мы в курсе, что случилось в Тунисе...
      - За это взяло на себя ответственность ГРУ, - напомнил я. - Операцией вообще-то руководил один из лучших офицеров ГРУ капитан спецназа Ингрид Волкова. А я так... консультировал.
      - Но ГРУ, - напомнил он в свою очередь, - лишь один из отделов Генерального Штаба. ГРУ - это мы сами, Владимир Алексеевич.
      Я развел руками.
      - Еще раз напоминаю, в ГРУ не работаю, и не работал. Потому забрать нас или перевести в другой отдел вы не можете. Генерал, если у вас нет ко мне больше других вопросов...
      Он сказал чуточку нервно:
      - Сейчас вопрос стоит в другой плоскости. Как я понял, вы вообще отказываетесь вернуться под руку силовых структур?
      Я вскинул одну бровь и посмотрел на него свысока.
      - Что-то вас не понимаю... Ах да, это вы не понимаете ситуацию. Когда кого-то из своих агентов выгоняете или он сам уходит, то разве что таксистом устроится, а то и просто грузчиком. Я же доктор наук, у меня самая лучшая в мире работа!.. Вы это не поняли, вижу...
      Он посмотрел с экрана по сторонам, оглядывая мой кабинет, весь заставленной сложнейшей аппаратурой.
      - Да я почти понимаю, но все-таки...
      - Вам стоило бы посмотреть на людей здесь, - посоветовал я. - Это чистые и умнейшие люди!.. Таких на всю планету наберется не так уж и много. Жить и работать среди них - счастье. Общаться с ними, жить в их обществе... да, счастье! Это уже прекрасный дивный мир будущего, хоть пока только на этом этаже корпорации Мацанюка. Ну ладно, пусть и на другим, но в этом отдельном здании. Не поняли? Когда я принял предложение работать... нет, сотрудничать с Управлением, это я делал вам одолжение, а не вы мне!.. И сейчас с великим удовольствием, даже наслаждением, вернулся к себе домой.
      Он посмотрел на меня исподлобья.
      - А как же патриотизм? Хотя да, патриот из вас никакой, но как же интересы человечества?
      Я развел руками.
      - Принимаю к сердцу. Но сделать ничего не могу. Когда мною собирается руководить нечто предельно тупое и косное, какой от меня будет толк? Возьмите любого рядового солдата, отдача будет такая же нулевая, но обойдется дешевле, и спорить не будет.
      Он всмотрелся в меня пристально.
      - Так вы отказываетесь вернуться?
      - Бесповоротно, - отрезал я.
      - Почему?
      Я вздохнул, тяжко разговаривать с меднолобыми.
      - Генерал, как уже сказал, посмотрите, посмотрите на мою лабораторию и людей в команде! У них у всех ай-кью таков, что сто тысяч генералов не наскребут и на половину уровня любого из них!.. Генерал, пока я вам не сказал больше, в том числе неприятного, давайте скажу лучше вежливое "До свидания!".
      Вообще-то телефонный или любой разговор по всем правилам приличия должен заканчивать тот, что начал, но бывают исключения, как вот в данном случае, когда на силовое давление нужно ответить адекватно, практически нахамить, военные этот язык понимают лучше.
      И все-таки нехороший осадок остался, в нашей среде ученых все предельно вежливы, корректны и предупредительны, и когда выходишь в реальный мир, ужасаешься как везде насрано, что на улицах, что в отношениях между людьми, хотя те существа вообще-то наполовину, а кто и больше, питекантропы.
      За время этой конфронтации насчет переподчинения в свой отдел по катастрофам заглянул только один раз лично, а затем появлялся снова лично, но уже не лично, как скажет простой человек, потому что видеоконференция это не совсем то, даже совсем не то, хотя мы, которые продвинутые, понимаем, что это то же самое, только лучше.
      Когда я вижу их всех, слышу и даже читаю по мимике, кто что хотел сказать, но не сказал, как-то глуповато тащиться на другой конец города, пробираясь через осточертевшие пробки, только чтобы сказать несколько слов, посмотреть, кто что сделал, как будто вот прямо сейчас не вижу, а потом еще и терять полтора часа на обратную дорогу.
      Так было во времена Менделеева, но сейчас и он с огромным удовольствием общался бы по широкополосной сети, а работы пересылал мессенджерами.
      Через пару секунд после разговора с генералом на экране появилось лицо Мещерского, выглядит сконфуженным, но все тот же лорд по виду и манерам, проговорил со спокойной улыбкой, но с оттенком укоризны:
      - Владимир Алексеевич...
      - Да, Аркадий Валентинович, - ответил я. - Что делать, нет во мне трепета перед начальником Генерального Штаба. Наверное, он очень важная персона?
      - Очень, - подтвердил Мещерский.
      - Я так и подумал. Случаем, Бога не обижает?..
      Он сказал со вздохом:
      - В Генеральном Штабе все безбожники, что сказывается на их работе. И что теперь с вашим Центром?
      - Я включил глушилку, - предупредил я, - нас никто сейчас не услышит, потому признаюсь: я слежу за своими ребятами и подбрасываю им задания. Но пусть это будет между нами. Официально ушел, ушел, ушел... и работаю, как впрочем и есть на самом деле, в Центре Мацанюка над некими чисто научными задачами. Могу рассказать, но боюсь...
      - Не надо, - сказал он быстро, - а то приснятся ваша инфузории...
      - Это прекрасные сны!.. В них как среди гурий в джаннате!
      Он уже чуть просветлел, голос прозвучал живее:
      - Признаться, я и надеялся, что вы тайком заглядываете в свой отдел. А мы тут продолжим войну за перемены в генеральском мышлении.
      - Успеха, - пожелал я.
      В Центре Мацанюка в соседнем небоскребе расположился Центр Биотехнологий, что в свою очередь состоит из центров помельче, в каждом исследования ведутся настолько большими группами, что их пора дробить на лаборатории помельче и тоже называть центрами.
      Недавно у них провели опыты над муравьями в рамках айтиэйджинга, удалось продлить жизнь достаточно заметно. До двух лет фараоновому муравью, это все равно, если бы человек стал жить тысячу двести лет. Жаль только, что по этой методике получается только с насекомыми, а вот рыбам таким способом жизнь продлевается в семь раз, земноводным в четыре, мышам - вдвое, а человеку только на шесть-восемь процентов, хотя понятно, затевалось вовсе не для того, чтобы создать мух-долгожителей.
      С муравьями надеялись понять, останутся ли скованные инстинктом в прежних рамках или же проявят некие новые свойства и способности, что откроются у модифицированных особей?
      Однако они ухитрились сбежать из лаборатории, где мирмекариум расположен в трех залах, благополучно перебрались через забор, никакая сигнализация не среагировала на такие крохотные объекты, и тут же ушли в землю.
      Сложность в том, что там вблизи заброшенные шахты. Еще при Борисе Годунове добывалось много полезного, но теперь только очень глубокие и пустые норы, разветвленные на многие километры.
      Так что муравьи сразу могли уйти очень далеко, а уже там зарыться в землю и наделать собственных нор.
      Биотехнологов это не встревожило, а вот Ингрид примчалась ко мне на работу с этой сенсацией и с ходу потребовала то ли вязать и не пущать, то ли что-то предотвратить, чтобы вот взять и спасти мир. В общем, всерьез вошла в роль Защитницы Цивилизации, воспламенилась и сыплет искрами.
      Я посмотрел на нее с симпатией взрослого на дурного ребенка.
      - Ух ты!.. Чё, правда? Но все-таки нет, лови их и сажай до выяснения, что задумали, без меня.
      Она нахмурилась, но спросила с долей сочувствия:
      - Что-то случилось? Опять мышь за палец укусила? Или ты настолько в ссоре с генералитетом, что отказываешься и мир спасать?
      - Нет, - ответил я, - но муравьев люблю и чту за их исполинскую цивилизацию, что сумели создать при их крохотных мозгах.
      Она напомнила победно:
      - У них крупные головы. Я видела.
      - В кино? - уточнил я. - В тех головах всего по одному-два ганглия, а у человека сто тысяч мильенов. Но человек все еще дурак. Прости, я на тебя посмотрел просто так. Никаких намеков!
      - Правда? Почему?
      - Почему никаких намеков?
      - Да, - ответила она. - Раньше не упускал случая меня обидеть, а то и вбить в землю по ноздри. А человек на триста миллионов лет моложе муравьев, даже я знаю.
      Я посмотрел на нее с той же нежностью взрослого.
      - Человек станет бессмертным еще перед входом в сингулярность. Представляю каких высот ты достигнешь!
      - Догоню муравьев? - спросила она.
      - Точно, - подтвердил я. - А то и обгонишь. Прости, я не стану действовать муравьям во вред.
      - Увиливаешь? Почему?
      - Вряд ли муравьи несут угрозу человечеству, - ответил я. - А если несут... ну, возможно, они для эволюции более предпочтительный вариант. В общем, я в них верю. Они живут в гармонии с миром
      Она посмотрела в изумлении.
      - Ты? А как же эту самую гармонию алгеброй?.. И слово какое-то позорное для ученого... Верю!
      - Сейчас в тренде, - ответил я с достоинством, - верить в Бога. Именно для ученых высшего эшелона. А грузчикам и агентам секретных служб Бог не нужен еще со времен Федора Михайловича.
      Она сказала уязвлено:
      - А можно мне смиренно напомнить, что ты все еще глава секретнейшей службы, располагающий огромными полномочиями?..
      - Я отстранен.
      - Ты не отстранен, - отрезала она, - ты сам отстранился! И как насчет твоей веры в Бога?
      - Все равно верю, - отрезал я. - В целом, в общем. Но поступаю, конечно, будто Бога нет. Такова жизнь. Но вообще-то он есть.
      
      
      

    Глава 2

      
      В новостях промелькнуло, что на поиск иных цивилизаций выделено еще семьдесят миллиардов долларов.
      Меня передернуло, но что делать, живем в мире идиотов, а всех перебить - остаться на пустой планете. К тому же мало кому понятно, что поиск иных цивилизаций в космосе свойственен только идиотам. Эти недоумки снимают фильмы и бесчисленные сериалы, где на Землю высаживаются пришельцы-захватчики, практически неотличимые от людей, плюс еще почти на том же уровне развития, это вообще блеск, но идиотам не понять, что оружие двадцать второго века будет отличаться от оружия двадцать первого больше, чем сам двадцать первый от времен Древнего Египта.
      Понятно же, что при таком ускорении никакие цивилизации попросту не доживут до появления иных цивилизаций в той же вселенной, пусть и в самых далеких галактиках.
      Уже через несколько лет после начала сингулярности, а то и месяцев, найдут способ как "свою" вселенную изолировать, взять в капсулу или еще как-то изъять из этого грубого примитивного материального мира - фу, какая гадость! - и переместиться с ним в нечто иное, о чем сами еще не подозревали год назад.
      Так что вселенная, понятно, пуста. Она полностью наша. Мы ее хозяева, о чем она еще не подозревает. За какую-нибудь сотню лет от сегодняшнего дня выйдем на тот уровень, когда сможем менять даже фундаментальные законы существования материи. А там либо изымем ее, вселенную, в нечто иное, более достойное, либо оставим такой же дикой, а сами перейдем туда, где о покинутой вселенной будем вспоминать с брезгливым сожалением, как о времени, когда были трилобитами и рылись в грязи.
      На свой этаж я поднимался один, по дороге в лифт подсел Гуцулов, а когда вышли на площадку своего этажа, из кабинки навстречу твердо и уверено вышел Лелекин, веселый и довольный, как два слона, расплылся в широчайшей улыбке.
      - Друзяки, вы как?.. Эти выходные просто чудо!.. Еще с субботу как взяли пять пузырей вискаря, так и до вечера воскресенья на просыхали!.. Ха-ха, на рыбалку поехали, Щепелявкин даже удочки там забыл...
      Гуцулов сказал вежливо:
      - Зато хорошо отдохнул?
      - Даже не представляешь, - заверил Лелекин. - Ящик вискаря на троих!.. И всего за два выходных. Я думал, уже не смогу, но мы, оказывается, еще те орлы!
      Он улыбнулся еще шире, такой герой, мог бы еще добавить, что перепил всех, у альтернативно одаренных это высший шик и доблесть, но вместо этого лишь хлопнул покровительственно Гуцулова по плечу, дескать, вот как жить надо, и победно пошел в сторону своей лаборатории.
      Гуцулов вздохнул, а я посмотрел вслед Лелекину с брезгливой жалостью.
      - Да-да, разумеется...
      Не то, чтобы презирал эти людей, сам таким был, но у меня это прошло, хоть и длилось дольше ветрянки, однако сколько людей, которым я в сыновья гожусь, все еще гордо сообщают, что они пьют, видите ли...
      Это как бы признаются в доблести. Вот вы не пьете, а я герой! Я пью и несу всякую хрень, пьяным можно, пьяные всем нравятся, так как уже не конкуренты и не доминанты. Сами пьющие не упускают случая запостить в сетях свое фото с бокалом вина в руке, а еще лучше - со стаканом виски.
      Они же постоянно фотографируют свои накрытые столы, как же, хорошо живут, жизнь удавалось, вон сколько жратвы, ни одна свинья столько не съест, а я вот могу!
      А еще фотки, где они в обнимку с такими же поддатыми и довольными. А что еще от жизни надо, как не жрать и пить?
      Гуцулов ухмыльнулся понимающе, а когда Лелекин скрылся за дверью своей лаборатории, сказал шепотом:
      - Он все еще родом, как говорят, из детства. А я никак не могу понять эту амбивалентность, вроде бы не дурак в работе, но такой дурак вообще...
      - Это не дурость в этом мире, - ответил я. - Как раз это считается нормой. Потому даже тот, кто не пьет, либо пьет, когда на виду и в обществе, либо рассказывает о себе, что пьют.
      Он сказал с сомнением:
      - Полагаешь, врет?
      - Похоже на то, - согласился я. - Просто хочет выглядеть нормальным. Если спросишь, за кого болеет, вот увидишь, с ходу назовет какую-нибудь футбольную команду!..
      - Слабак, - сказал Гуцулов.
      - Все люди слабаки, - подтвердил я. - И все в чем-то да прикидываются.
      Он сказал с недоумением:
      - Я вот когда знакомлюсь с интересной женщиной, прикидываюсь, что я доктор наук вроде тебя. Но чтобы прикидываться лаборантом, когда я магистр...
      - Прикидываться надо бандитом, - пояснил я, - это романтично. Или спившимся алкоголиком, это у всех вызывает понимание.
      Он смерил меня придирчивым взглядом.
      - Для того и качаешься? Скоро бицепс рукав рубашки порвет!
      Поработал в лаборатории до обеда, затем всей веселой и галдящей толпой вывалились в столовую. Блюда только здоровой кухни, Мацанюк настойчиво и злобно навязывает всем здоровый образ жизни, многие бурчат, все побурчать любим, но то, что меню подобрано именно с учетом требований науки, чтобы человек оставался здоровым и работоспособным до глубокой старости, никто не оспаривает.
      Гуцулов за столом поинтересовался:
      - Владимир Алексеевич, что насчет сообщения Леннокса о роли затухающих сигналов в нейронной сети грызунов?.. В самом деле можно полностью терять, а потом восстанавливать информацию?
      - Нужно повторить в наших условиях, - ответил я уклончиво.
      - Уже, - сказал от соседнего стола Лелекин, - я перевел крыс на новый режим, начинаю серию экспериментов.
      Косенков сказал с иронией:
      - На крысах? Щербатько, который Щербатко, еще вчера пару свиней подготовил.
      - А я слышал, он планирует на себе...
      Лелекин сказал с достоинством:
      - Что свинья, что Щербатько, который Щербатко, какая разница? У них одни реакции. Но на крысах получу результат быстрее!
      - И начнешь ставить на свиньях?.. Щербатько, что не Щербатько, точно опередит!
      - Это еще посмотрим, - отрезал Косенков задиристо. - Владимир Алексеевич, а вы проверять сообщение доктора Леннокса не будете?
      Я покачал головой.
      - Без меня проверят. И, думаю, подтвердят. Скорее всего, он в самом деле совершил важное открытие. Не шажок, как сказал скромно, это же на публику, а в самом деле гигантский шаг. Нам как-то все равно насчет восстановления всех детских воспоминаний, начиная с тех, как сосал материнскую грудь, но эта возможность даст увеличение емкости оперативной памяти в тысячи раз!.. Оперативной!
      Косенков покрутил головой.
      - И позволит работать в сотни раз... ну пусть в десятки, продуктивнее!
      Я посматривал на них с нежностью. Все думают в первую очередь о работе, а не о том, как где что ухватить, хапнуть и утащить в нору, что составляет почти всю жизнь рядового человека.
      Здесь те, кто рожден для сингулярности, только бы уберечь их, соль человечества...
      Лелекин на миг оторвался от вегетарианской кашки и с тоской посмотрел на гигантскую отбивную на тарелке Гуцулова, которому предписано усиленное питание с большим количеством белков.
      - Сегодня утром сообщили, в ЮАР снова какая-то новая болезнь?
      Косенков отмахнулся.
      - Ерунда какая-то. Газетчики всегда раздувают из мухи слона.
      - Борьба за тиражи и рекламу, - подсказал все знающий Лелекин. - Вон какие страшилки были насчет свиного и птичьего гриппа?.. Владимир Алексеевич?
      - Да, - согласился я, - просто ЮАР жалко. Совсем недавно был такой рай для человечества... А теперь каждый третий ВИЧ-инфицирован. И, скажу честно, как-то не рвусь туда спасать. Там верят, что если изнасилуют белую женщину, то сразу излечатся... И стараются изнасиловать всех, кто из белых еще не убит или не успел эмигрировать. Да пусть дохнут, не жалко.
      - Там не только ВИЧ, - заметил Лелекин, - сейчас там вообще клоака всех болезней...
      Косенков сказал умоляюще:
      - Не за столом, а?
      На него посмотрели, как чужого. Для генетиков и физиологов, как и для патологоанатомов, нет запретных или шокирующих тем в отношении человеческого организма и его потребностей.
      Гуцулов помахал рукой, подзывая официантку. Он всегда торопится вернулся к работе, и сейчас тоже начал жадно пить кофе, одновременно глотая большими кусками блинчики с творогом.
      
      
      Геращенко я отыскал в его маленькой уютной лаборатории. Спиной ко мне, в одной руке гигантский бигмак, в другой огромная чашка парующего кофе, явно двойной экспрессо, а на столе рядом с вольером с мышками на широком блюде еще с полдюжины вкусно пахнущих бигмаков.
      - Ого, - сказал я, - как же вы о мышках заботитесь!
      Он развернулся, снова заметно раздобревший, как свежеиспеченная булка, сказал виновато:
      - Это ты, Володя... Нет, это я не мышкам.
      - Как, - сказал я подчеркнуто шокировано, - а как же наш главный девиз "Все лучшее - мышкам"?
      - У них все лучшее, - сказал он быстро-быстро и очень виноватым голосом. - Вот посмотри, чем их кормлю!.. А это мне, без еды почему-то грустно. Хуже соображаю.
      - Мышки тоже, - ответил я.
      - Все мы в чем-то мышки, - согласился он. - Хотя все мы вполне себе мышки. Сахару побольше, мозг на нем работает, это все, что помню из школьного курса.
      - Вижу, - сказал я, - снова новая аппаратура?
      Он улыбнулся, как Владимир Красное Солнышко в молодости, когда увидел римскую принцессу Анну и задался целью ее заполочить.
      - Мацанюк постоянно закупает самое новое! У него программа насчет переманивания западных специалистов.
      - И как?
      - Пока больше возвращаются наши, - ответил он. - Но есть и варяги. Пока ходят, смотрит, принюхиваются.
      - Запад он такой, - согласился я, - никаких эмоций, все по расчету.
      - Парни вроде бы адекватные, - сказал он. - Я поговорил с ними, рвачей не заметил, все в первую очередь интересуются аппаратурой и нет ли утеснений со стороны администрации.
      - Что значит, - уточнил я, - ничего кроме науки не видят и знать не хотят?
      - А разве мы не все такие?
      Я вздохнул, тоже предпочел бы заниматься только наукой, но помимо того, что намертво всажен в это дурацкое тело двуногого, в котором сразу же умру, если оно вдруг сдохнет, так я еще и в этом дурацком мире, где сами ученые составляют ничтожнейших процент населения, хотя мир нуждается именно в них и даже существует только благодаря ним, то-есть, нам.
      - Остап Шухевович, - сказал я, - не обижайтесь, что исчезаю так надолго. Похоже, снова на некоторое время как бы выпаду из науки... Не всем там, куда иду, нравится мое присутствие, но стерплю. Я что-то вроде авторитетного консультанта при Генеральном Штабе.
      - Ого, - сказал он с непонятным выражением.
      Я сказал, защищаясь:
      - Нельзя упускать случай влиять на высокопоставленных меднолобых. Надо делать все, чтобы меньше творили дури, а добро делали хоть изредка!
      Он сказала торопливо:
      - Володя, мы же все понимаем!.. Ты за всех нас отдуваешься, представляя науку на таком высоком уровне среди существ, принимающих важные решения!..
      - Что-то вроде того, - пробормотал я. - Но свою работу я не оставляю...
      Он отложил бутерброд и поставил рядом на стол чашку с кофе, патетически всплеснул руками и, снова ухватив то и другое, сказал живо:
      - Ты и так как только успеваешь!.. Мы все читали две твои статьи в Ньюс Сайенс, где ты предложил новый подход к операциям с митохондриями... Просто великолепно!
      - Спасибо, - сказал я польщено.
      Он поинтересовался с понятным интересом:
      - А как дома?
      Я вопрос понял правильно, люди попроще обычно имеют в виду как там жена, дети, теща, но мы особая раса, ответил точно на тот вопрос, который он и задал:
      - Автоматизировал все, что можно! Теперь можно очень многое...
      - Кормушки?
      Я отмахнулся.
      - Что кормушки и поилки, они всего лишь автозаполняются, я теперь даже инъекции ставлю удаленно!. Результаты идут прямо на смартфон!.. Наблюдаю за мышками из любой точки планеты.
      - В хорошее время живем, - сказал он с удовольствием.
      - В прекрасное...
      От него я прошелся по лабораториям Щербатко, Гуцулова, заглянул к Лазаренко, а мозг, пользуясь тем, что отвлекся с друзьями, снова полез туда, куда обычно не пускаю: в происшествия, экономику, политику. Хорошо, хоть в спорт и развлечения ни в полглаза, мое величество запретило строго-настрого, только наука и хайтек, а если из событий, то если уж действительно что-то необычное.
      На этот раз поверх всего он выложил сообщение, что в ЮАР замечена вспышка некой эпидемии. Я чуть было не смахнул такую ненужную мне новость, час назад за обедом кто-то упоминал о ней, но успел зацепиться за слово "эпидемия".
      Хотя, конечно, скорее всего просто журналистский перехлест, у них все чрезвычайное, им лишь бы кликнули по заголовку, а там пусть и пустышка, платят за количество кликов, так что да, у журналистов везде катастрофы, апокалипсисы и Аня Межелайтис, у которой, вот смотрите, спали трусики...
      Заболевших все же многовато, если такими темпами пойдет и дальше, через неделю можно в самом деле применить термин "эпидемия", но, конечно, за это время очаг заболевания локализируют и с болезнью покончат.
      Симптомы, как сообщают те же газетчики, не такие уж и необычные: человеком овладевает сонливость, апатия, он с трудом борется с вялостью, а при удобном случае старается отыскать укромное место и вздремнуть.
      Вообще-то это типичное поведение офисного планктона, который без всяких эпидемий старается увильнуть от работы и вздремнуть в ожидании конца рабочего дня. Пока нет ни температуры, ни рвоты, ни даже диареи, считать такое поведение эпидемией как-то рановато.
      Возможно, сезонная аллергия на массовое цветение каких-то местных трав или кустарника. Наверняка такое бывало и раньше, но в одном месте война, в другом - крушение лайнера с пассажирами, то кто обратит внимание на такую мелочь, а сейчас уже с неделю странно тихие дни, никто нигде не взорвал самый пустяковый автобус с туристами из Штатов, а как газетчикам жить без сенсаций?...
      
      
      

    Глава 3

      
      У себя в лаборатории я вошел в сеть и в ту же секунду на другом конце Москвы оказался в моем отделе, который отделом называю, как мне кажется только я, а все остальные - Центром Стратегических Рисков, хотя полное название еще более длинное, мы создавались не для рисков, а их предотвращения.
      Некоторое время с теплом в душе наблюдал, как кто работает. Ну какие же молодцы, хотя с точки зрения обывателя кто малость, а кто и не малость прибацанные. Как и я, кстати.
      Я переключил экраны на себя, все сразу подняли головы, Данко среагировал первым:
      - Шеф!.. Вы как явление Христа народу!.. Все реже и реже...
      - Буду чаще, - пообещал я. - Скоро.
      - А в реале?
      - Тоже скоро, - пообещал я. - Мы же дикари пока что, верно? Так что подъеду на днях. Хотя вообще-то я и сейчас с вами... Что ты с утра мусолишь ту статью? Что-то серьезное?
      Данко сказал с завистью:
      - Люди делом занимаются!.. Эта миниатюризация вот-вот обернется взрывом... А что мы?
      - Чистим авгиевы конюшни, - ответил Ивар со своего места.
      - Если не почистим, - добавил Гаврош. - это дерьмо, как элегантно говорит шеф, нас затопит. Шеф?
      Он оглянулся на меня за поддержкой. Я ответил без охоты:
      - Я сам демократ и сторонник мягких методов. И строгой законности. Но мы прижаты к стене сроками.
      Данко сказал весело, но тревожно:
      - Хайтек не мчится, а уже летит!
      - Вот-вот, - подтвердил я. - Потому выжигаем все, не рассматривая, кто виноват меньше, кто больше. Иначе погибнем и мы, и весь мир. Напоминаю, разрабатывайте жесткие решения, на гуманизм не оглядывайтесь.
      Оксана сказала с таким сочувствием, что меня буквально обдало волной тепла:
      - Шеф, ну что вы все оправдываетесь?.. Все понимают, другого выхода просто нет.
      Ивар добавил с кривой усмешкой:
      - Но подтверждение не мешает. Надежнее. Мы же привыкли отчитываться за каждый вздох, за любое шевеление... Это комиссии задолбали!
      - Все комиссии на время чрезвычайного положения упразднены, - заверил я. - Во всяком случае, в нашем случае. Я за это дрался, как лев. Дикий лев.
      - Военное положение? - спросил Данко с надеждой.
      - Типа того, - согласился я. - На период, пока не подавим угрозы человечеству. Простых бандитов пусть ловит полиция. И расследует убийства на почве семейных ссор...
      - А мы типа международная?
      - С чрезвычайными полномочиями, - напомнил я. - Чрезвычайный Комитет.
      - ЧК?
      - Да, - ответил я. - То старое ЧК, которое создал Ленин, спасло молодую Россию, а это международное призвано спасти мир.
      Данко сказал с намеком:
      - А право имеем действовать так же решительно и быстро. Даже еще решительнее. Спасти мир... это даже больше, чем спасти Россию. Так, шеф?
      В его голосе кроме легкой издевки я уловил и надежду, что да, могу изменить эту неправильность, когда во главе государств стоят не умные, а сильные и напористые.
      - Все изменится, - пообещал я. - Очень скоро. Спинным мозгом чувствую ветер перемен. Либо изменится, либо погибнем. Все.
      - Скорее бы, шеф, эти перемены...
      - Скоро, - повторил я. - Это витает... Как ощущение страшной грозы, после которой наступит новый безопасный мир.
      Улыбнувшись им во все тридцать два, из них четыре уже имплантата, я переключил на защищенный канал, хотя у меня все защищенные, но этот подчеркнуто защищенный, чтобы видели и на той стороне.
      На экране появилось крупное костистое лицо мужчины с квадратной челюстью и упрятанные под мощные надбровные дуги глазами.
      - Дуайт, - сказал я, - не разбудил? Америке пора перейти на московский часовой пояс, наши страны сразу подружатся.
      - Привет, Влад, - ответил он. - Конгресс будет за, но сенат против. А простой народ в бешенстве потребует начать войну.
      - Против России?
      - Нет, русских боятся, - пояснил он, - вы же все сумасшедшие, но можно напасть на какую-нибудь маленькую страну в Африке или в Аравии.
      - Чтобы потом беженцы заполонили Европу?
      - А что? Так ей и надо.
      - Дуайт, - сказал я вполголоса, - вопрос высшей секретности.
      Он быстро зыркнул по сторонам и сообщил совсем тихо:
      - Я врубил заглушку.
      - Дело в том, - сказал я, - что в Пакистане закончили сборку двух атомных самозакапывающихся мин. Уже готов корабль, на котором их отвезут к берегам Штатов.
      Он охнул:
      - Что...
      - Планируют установить там, - сказал я.
      Он проговорил сдавленным голосом:
      - Эти талибы совсем охренели...
      - Установят, - сказал я, - но ты понимаешь, зачем? Это не превентивные меры, как сделала Россия.
      Он умолк, я с сочувствием всматривался в его суровое мужественное лицо. Дуайт Харднетт, старший агент ЦРУ, великолепный оперативник, настолько великолепный, что забрали в управление, где звереет от тоски, ежедневно сталкиваясь с коридорными интригами и подковерной борьбой.
      - Хочешь сказать...
      - Да, - подтвердил я. - Как только корабль отойдет подальше, тут же взорвут.
      - Сволочи, - сказал он злобно, - я как представлю эту гигантскую волну, что со всей дури саданет в берег...
      Я отмахнулся.
      - Фигня. Сколько одна-две мины натворят?.. Ну полмиллиона американцев притопят, пару приморских городов попортят, да и то не до конца... Зато праздник для всей планеты, пиндосы тонут, какое счастье!
      Он некоторые время смотрел бешеными глазами, отреагировав сперва на то, что это совсем фигня - затопить каких-нибудь полмиллиона американцев, чего их жалеть, весь мир их не любит, и только потом сказал сдавленным голосом:
      - А что на самом деле?
      - Замысел серьезнее, - ответил я с сочувствием. - Это же не просто подозрение на Россию, а прямое указание!.. А когда схлестнемся в драке, Пакистан реализует свои далекоидущие замыслы в своем регионе.
      Он скрипнул зубами.
      - Ну да, в Пакистане сейчас у власти радикальная ветвь ислама... Подумать только, у таких фанатиков в руках ядерное оружие, даже атомные подлодки!
      - И продолжает наращивать, - напомнил я.
      Он потряс головой, провел ладонью по глазам.
      - Насколько это...
      - Через два дня, - сказал я, - корабль выйдет из Карачи. Можете захватить по дороге, но есть смысл дождаться, пока поставят мины и взорвут, чтобы убедиться, прав я был или ошибся...
      Он сказал с тяжелым вздохом:
      - Ну спасибо... Тебе лишь бы точнее доказать свою правоту!..
      - Конечно, - подтвердил я. - Я же представитель сравнительно точных наук.
      - Мир все опаснее, - сказал он несчастным голосом. - Какой корабль, уже знаешь?
      - Нет, - ответил я, - там еще не решили. Выбирают позауряднее, что уже совершал рейды в ваши воды, примелькался, интереса не вызовет.
      - Если узнаешь...
      - Не если, - уточнил я, - а как только.
      - Я снова твой должник!
      Я ухмыльнулся.
      - Люблю быть богатым и толстым!.. До встречи.
      - Нам нужно скорее сближать наши страны, - ответил он. - До встречи, Влад!
      
      
      

    Глава 4

      В новостях промелькнуло о значительных льготах при выдачи кредита, пособий и приеме на работу геям, асексуалам и чайдльфришникам, а вазектомию отныне будут делать бесплатно и вне очереди, как в Евросоюзе, так и в Штатах, Канаде, Австралии, Новой Зеландии...
      Моя питекантропья половина привычно поморщилась, зато мозг сказал с одобрением насчет набирающей скорость правильной программы по сокращению лишнего населения.
      Людям, которых называют собирательным словом "ученые", вроде бы не свойственны рефлексии, я тоже так полагал, даже был в этом уверен. Но сейчас, когда благодаря рискованной операции получил право жить дольше и даже расширить свои возможности, какой-то червячок во внутренностях начал беспокойно шевелиться.
      Нет, грызть еще не начал, но неприятно само ощущение, что я, такой вот умный и собранный, могу в чем-то сомневаться... да не просто в чем-то, а в себе, таком понятном и замечательном!
      После того, как моя нервная сеть приспособились к новым возможностям, я еще подправил кое-что в генах, на этот раз с предельной осторожностью, я ученый, а не игрок, в науке блефовать нельзя.
      Но получая все большую мощь и возможности, я вроде бы становлюсь все скованнее. Просчитать все в мире невозможно даже с моими возможностями, только подростки знают, как за полчаса стать миллиардером, а за час осчастливить весь мир, но я уже не подросток, хотя и не убеленный сединами старец... тот бы вообще не решился сдвинуться с места, а я пока еще достаточно глуп, чтобы ринуться исправлять мир, но все-таки уже какие-то зачатки разума есть, стараюсь думать сперва, а не потом.
      Потому как-то по дороге из Центра Мацанюка домой почти непроизвольно повернул руль и послал автомобиль в ту часть города, где не бывал уже несколько лет: старый университетский городок, там прошло детство, так же и студенчество, что у не очень умных считается самым веселым временем сплошных гулянок и развлечений.
      Меня встретила Екатерина Васильевна, дочь моего наставника и бессменного руководителя еще со студенческой скамьи, невеселая, глаза на мокром месте, но мне сказала почти бодро:
      - Володя... помни, он очень плох.
      - Да, - ответил я с неловкостью. От старости пока что нет лекарства, хотя уже вот-вот, почти есть, но еще нет, человек не совсем мышь, клинические испытания только начинаются и продлятся несколько лет, - да, Екатерина Васильевна... Просто я не мог не прийти...
      Она провела меня в его комнату, пахнет лекарствами, сам Терентьев, сильно исхудавший, в постели, укрытый под грудь шерстяным одеялом, руки поверх, лицо желтое, как уже у мертвого, но покрасневшие глаза смотрят ясно.
      Он узнал меня сразу с порога, да иначе и быть не могло, ученые реже всех остальных, вместе взятых, страдают деменцией, голос прозвучал надтреснуто, но с заметным теплом:
      - Володя... рад тебя видеть...
      - Матвей Федорович, - сказал я с понятной неловкостью, что я вот молод и здоров, а кто-то нет, - я не мог не примчаться.
      - Присядь, - велел он. - Расскажи, что там у вас. Ты смотришься прекрасно, а я слышал, тебя изнуряла нейродистрофия...
      - Удалось справиться, - ответил я. - Рискованная операция, но что оставалось?.. Я вытянул счастливый билет. Кстати, хотел с вами посоветоваться...
      Он проговорил слабым, но ясным голосом:
      - Говори. Ты знаешь, мне всегда можно довериться.
      - Операция дала побочный эффект, - сказал я. - Матвей Федорович, мы вторглись в область, которая раньше была только эпархией Бога!.. Результат получился просто... я даже не знаю. Кроме того, что жив, это самое главное, могу подключаться к интернету без компьютера просто усилием мысли. Даже усилия не требуется, мозг уже сам, как наркоман, там зависает постоянно, просматривает все новости, сплетни, биржевые котировки. Меня не останавливают файерволы или пароли на сайтах, я без усилий подключаюсь к камерам видеонаблюдения здесь в Москве и в любой стране, и благодаря этому уже предотвратил несколько крупных терактов.
      Он слушал заинтересованно, глаза заблестели, сказал чуть окрепшим голосом:
      - Я всегда считал, что человек рассчитан на большее, чем все мы предполагаем... Но тебя что-то тревожит. Что?
      Я в неловкости развел руками.
      - Читая книги советской эпохи, всегда натыкался на момент, когда изобретатель или ученый, что-то открыв, тут же спешил в партком, чтоб доложить родной партии и правительству о своей находке.
      Он усмехнулся.
      - Да-да, помню такое...
      - Не должен ли я прийти в полицию и все рассказать? - спросил я. - А они переправят в ФСБ или куда-то повыше?.. Я человек вообще-то законопослушный.
      Он кивнул.
      - Я тоже. Политики меняются, а ученые всегда во всех странах и при любых режимах улучшали мир. Потому мы не должны заниматься такой ерундой, как политика, за кого-то голосовать или кого-то там поддерживать.
      - Но что со мной? - спросил я.
      Он тяжело вздохнул, отвел взгляд в сторону.
      - Как тебе сказать... Все законы в нашем мире выросли из заповедей, данных Ною, а потом Моисею. Я их все не помню, но там что-то типа "не убий", "не укради" и так далее. Люди то и дело начинали толковать их с уклоном то в одну сторону, то в другую, но в основе все равно оставались эти заповеди. Ты понимаешь, к чему это я?
      - Да, - ответил я настороженно, - Кажется, понимаю. С этой чехардой наверху, когда то дружим с Западом, то не дружим, то деремся за Арктику, то как бы и не нужна... политика меняется, но база остается неизменной?
      - Верно, - сказал он.
      - Точно что? - спросил я.
      Он попытался приподнять голову, но не смог, лицо совсем невеселым, словно увидел мое печальное будущее.
      - Верь тому, - произнес он слабо, - на чем основывается политика. Но не очень доверяй самой политике... особенно политикам. Это все изменчиво.
      - Я доверяю только науке, - согласился я. - Она никогда не подводит и никогда не врет.
      - Только результаты, - произнес он тихо, - частенько интерпретируют...
      В комнату заглянула Екатерина Васильевна, я сделал попытку приподняться, но он остановил меня жестом, а ей сказал:
      - Дорогая, я чувствую себя... терпимо. Визит моего лучшего ученика взбодрил...
      Она исчезла так же неслышно, я расправил было плечи, но они согнулись сами по себе, словно под неведомой тяжестью.
      - Значит, никому не признаться?
      Он указал взглядом на кофейный аппарат, я спросил тревожно:
      - А вам можно?
      Он тихо улыбнулся.
      - Володя, мне уже все можно.
      Не поднимаясь от постели, я вошел в сеть его квартиры, дистанционно включил кофейный аппарат, оставив те же настройки.
      Он чуть приподнял мохнатые брови, прислушался, перевел взгляд на меня.
      - Двойной экспрессо?
      - Да, - ответил я. - Там еще настройка "средний", но используется реже и нерегулярно, так что явно не для вас.
      - Для гостей, - сообщил он. - А Катя кофе не пьет... Да, Володя, у тебя такие возможности... Ты же можешь включить не только кофемолку, но и зажигание в баллистической ракете с ядерной головкой?..
      - Могу, - ответил я тихо, - потому ночью просыпаюсь от ужаса, что кто-то другой такое сделает... А такое время на подходе.
      Он прошептал с закрытыми глазами:
      - Даже не знаю, что посоветовать. Такие силы как бы нехорошо держать под замком... однако как их использовать?
      Я сказал невесело:
      - На роль таинственного борца с преступностью я не гожусь. Да и противно это. Но... что? Понять, как быстро заработать гору денег, купить дворцы, личные самолеты, яхты, приобрести остров в Тихом океане?
      Он улыбнулся уголком рта.
      - Это тоже не так уж плохо, как тебе кажется. Можно часть средств, которые идут на дурацкие развлечения, перебросить на финансирование науки.
      - Да, - сказал я, - хотя это и будет нарушением... Будет? Нарушением закона будет точно, а нарушит ли это нравственные законы? В смысле, чтоб не так высокопарно, честно это будет или нечестно?
      Кофейный аппарат перестал размалывать зерна, треск прекратился, в обе чашки хлынули две почти черные струйки.
      Я перенес их к кровати, профессор взял свою достаточно твердо, хотя ниже пояса уже мертв, я то и дело дергался, пытаясь ему как-то помочь, но он держит двумя руками и отхлебывает аккуратно, не проливая ни капли.
      Так в молчании пили некоторое время, наконец он протянул мне уже пустую, на блюдце рядом с постелью остались две штучки миндального печенья, такого с ним никогда раньше не случалось.
      - Не знаю, - ответил он, - не знаю. Мне очень не хотелось бы что-то советовать, но, как твой учитель, могу сказать только... на твои плечи рухнула тяжелая ответственность. Кому много дано, с того много и спросится. Если не воровать деньги... я имею в виду с помощью легальных финансовых операций, то... тогда остается только...
      Голос его становился все тише, глаза закрылись. Я сосредоточился, на экране смартфона, который я не стал вытаскивать из кармана, появилось волевое лицо энергичной женщины.
      - Здравствуйте, Валерия Викторовна, - сказал я, успев посмотреть о ней все в инете, - примите заказ на криозамораживание. Простите, что сразу к главе корпорации, просто дело неотложное... Да, оплату сразу... Полностью все тело, отдельную капсулу... Нет, он жив, но врачи говорят, пошли не последние дни, а часы.
      С экрана прозвучало деловое:
      - Давайте адрес, высылаем бригаду.
      
      
      

    Глава 5

      
      Небоскребы раньше официально именовались тучерезами. Сейчас вижу насколько назвали правильно, высокие башни Южного Бутова распарывают низкие тучи быстро и безжалостно, как острые ножи умелых поваров толстую рыбу.
      Ингрид позвонила, едва я вышел из дома своего старого учителя. Навстречу уже катит массивный автобус, в котором вся необходимая аппаратура для подготовки к заморозке, как говорят в народе, я успел увидеть в окна зеленые халаты и лица медиков.
      Когда я садился в автомобиль, автобус остановился перед подъездом, задние дверцы распахнулись, выпрыгнул жизнерадостный толстяк с надписью на спине рубашки "Роман Любимов, тот самый!" и начал вытаскивать аппаратуру.
      - Привет, - сказала Ингрид, - ты что, совсем забросил свой отдел?
      - А чего тебя это так интересует? - поинтересовался я. - Рассвет близок, но тьма все еще рулит...
      - Ты сейчас едешь по магистрали, - определила она, - в десяти минутах от меня. Давай пересечемся там на углу возле кафешки "Sc zzzzzzяяяяя"?
      - Тогда уж в самой кафешке, - уточнил я.
      - Заметано, - ответила она обрадованно. - Я успею раньше, что тебе заказать?
      - Сперва успей, - ответил я.
      Моя мышечная реакция значительно уступает скорости мышления и обработки информации, гонщик из меня получился бы не просто первоклассный, а все призы были бы мои, так что я повел автомобиль на той скорости, которую может выжать из своего двигателя, и хрен с ними, штрафами, за превышение права не отбирают, а смешные финансовые потери меня не разорят.
      Я оставил автомобиль на парковочной площадке "Sяяяя", вышел и увидел как на достаточно большой скорости мчится вольво Ингрид.
      Увидев меня, она покачала головой, авто оставила у обочины, выскочила сердитая и злая.
      - Ты не мог приехать раньше меня!
      - Я старался ехать медленнее, - сознался я. - Но как-то вот так...
      - Сама прослежу, - пригрозила она, - чтобы штраф тебе впаяли по максимуму!.. Жаль, у нас нельзя, как в Аргентине, в зависимости от дохода нарушителя, тогда бы ты поплясал!
      Я взял ее под руку.
      - Ты злая, потому что голодная? Пойдем перекусим.
      Она тряхнула головой, красиво сделав волосы веером, а локоть выдернула из моей не слишком-то и цепкой ладони..
      К противоположной стороны к кафе идут четверо парней, я моментально ощутил как по мне вздыбилась шерсть, а внутри проснулся и заворочался питекантроп.
      Ненавижу эту манеру, когда несколько дюжих самцов прут посреди улицы, грубо распихивая тех, кто не успел отскочить в сторону. Сильные, наглые, уверенные в своей мощи, а еще и в том, что не в одиночку, тогда еще можно нарваться, а вот так группой собьют с ног любого и вытрут о него подошвы.
      - Ты чего? - спросила Ингрид.
      - Да так, - ответил я медленно.
      Она что-то поняла, женщины вообще-то чуткие существа, отошла в сторону, наблюдая за мной искоса. Я нарочито сдвинулся в сторону, чтобы оказаться на пути этих доминантов.
       Они заметили меня, даже не переглянулись, как одно трехголовое существо, все понимают и чувствуют одинаково.
      Так и надвинулись все трое, средний напрягся, намереваясь сбить в сторону, но в последний момент передумал и грубо цапнул меня за плечо, явно восхотел что-то еще покруче.
      Сердце у меня уже не стучит, а колотится. Мои пальцы жестко перехватили его за руку, я дернул, послышался хруст ломаемой кости. Что-то во мне проснулось звериное, я повернул резко, ломая и выворачивая суставы, разрывая связки и сухожилия.
      Вожак даже не закричал, горло перехватило, захрипел в агонии, а я отшвырнул его на руки друзей.
      - Хорошо получилось? - спросил я.
      Один пролепетал:
      - Хорошо... Простите, мы уходим... Можно, мы уходим?
      Оба отпрыгнули, когда я пошел прямо, Ингрид догнала через пару шагов, голос ее прозвучал как будто из другой галактики:
      - Что с тобой?
      - Не знаю, - ответил я откровенно. - Что-то накатило... Надо быть спокойнее. Будто забыл, в каком мире живу.
      - Ты зверь, - проговорила она, в ее голосе послышался страх. - Ты зверее всех зверей!.. Ты сломал ему руку с наслаждением, я все видела!..
      Я вошел в гостеприимно распахнутые двери кафе, зал освещен ярко, ненавижу эти якобы романтичные полумраки, за спиной простучали каблуки Ингрид.
      - Да, - ответил я, - мне тоже так показалось. Похоже, то ли еще не гуманист, то ли уже не гуманист. Как думаешь?
      - И, - договорила она тем же потрясенным голосом, - как молниеносно!.. И просто, будто соломинку...
      Я присмотрел свободный столик, здесь готовят и принимают, как добрых друзей, скромно и ненавязчиво, Ингрид села рядом и покосилась с недоверием, будто и ее то ли стукну, то ли укушу.
      - Что-то нашло, - повторил я. - Какое-то первобытное бешенство. Силы в это время почти удесятеряются. Наверное, ты так подействовала?
      - Я так тебя разозлила?
      - Ты меня всегда злишь, - ответил я. - У тебя такие сиськи, а ведешь себя так, будто их у тебя нет вовсе!.. За это убить мало.
      - Как я всех вас ненавижу, - прошипела она. - Доктор наук, профессор!.. А на самом деле просто самец, дикий и примитивный!
      К нашему столику заспешила официантка, Ингрид умолкла, а я быстро продиктовал заказ и повернулся к боевому сотоварищу.
      - Да, что-то есть такое-эдакое... Вот войдем в сингулярность...
      Она почти выкрикнула шепотом:
      - Как же ты достал своей сингулярностью! Да не будет никакой сингулярности!.. Ты посмотри по сторонам!.. Не видишь, что творится? Какая на хрен впереди сингулярность?
      Я покачал головой.
      - Сингулярность неизбежна. Ее творит сама вселенная, постоянно развиваясь от простейших частиц, дальше звезды, галактики, усложнение структуры пространства, и наконец сингулярность, что тоже не конец, для вселенной это только начало разбега... Но для нас, плесени на поверхности планеты, это конец.
      - От плесени слышу, - отрезала она.
      - А-а, врубилась!
      - Зануда, - сказала она. - Не понимаю тебя. То вроде бы напыщенный доктор наук, сплошная одухотворенная святость, то вот это... Да что с тобой?
      Я зябко передернул плечами.
      - Ощущение большой беды. Как будто из глубин галактики надвигается нечто исполинское и очень опасное. Вселенная тоже может болеть, не знала?..
      - То вселенная, - возразила она, - а то мы. Может быть, она и человечество создала для защиты от болезней и всего-всего?
      - Вроде иммунной системы?
      - Ну да, ты же медик, формулируешь точнее.
      - Мы еще слишком слабая защита, - ответил я. - Честно говоря, вообще никакая. Но лет через сто защитим галактику, а через двести и вселенную...
      Официантка, продолжая улыбаться, будто слышит наш разговор, принесла на подносе несколько тарелочек с фирменными блюдами. Я втянул запах и ощутил, что да, спасем не только вселенную, но и весь гигамир, где вселенных больше, чем песчинок на всех пляжах мира.
      - Догадываешься, - спросила Ингрид, - зачем я тебя перехватила?
      - Влюбилась, - предположил я.
      - Да я скорее в крокодила влюблюсь!
      - Ну и вкусы у современной молодежи, - сказал я с укором. - Совсем с этой политкорректностью сдвинулись. Так чего, колись. А то я в женском методе мышления не совсем, у нас Гуцулов спец по простейшим, могу познакомить...
      - О тебе идут дебаты, - шепнула она. - В Генеральном Штабе, а потом перекинулось даже в Министерство Обороны. Сразу скажу, почти все за то, чтобы твоему отделу дать полномочий еще больше. Но...
      - ...но командовать им самим, - вставил я. - Так?
      Она аккуратно резала бифштекс, придерживая кусок мяса вилкой, на меня не смотрела, но по тому как напряглось ее лицо, заметно, мое замечание задело за живое.
      - А ты как хотел? - отрезала она.
      - Сама знаешь.
      - Так не получится, - определила она.
      - А как хотят они, - ответил я, - не подходит мне.
      - Жизнь, - сказала она, - это компромисс. Не помню, кто сказал. Получится где-то посредине. От чего-то придется отказаться им, от чего-то тебе... Ты ешь, мясо стынет быстро.
      - Потому что я ем, - ответил я, - а ты глотаешь, как утка. В Генеральном штабе, где все еще изучают тактику применения боевых слонов, с которыми Ганнибал нанес поражение Риму, до сих пор не поняли, что мир меняется настолько стремительно, что даже танковые заводы пора закрывать за ненадобностью! Потому, Ингрид, уж извини, но из-за таких компромиссов вся планета вот-вот накроется медным тазом.
      Она взялась за чашку с горячим кофе обеими руками, на меня взглянула поверх края испытующе и недоверчиво.
      - И уступать не намерен?
      - Ни на дюйм, - отрезал я. - Как нельзя быть немножко беременной, так и нельзя допускать... ну как тебе на пальцах для доступности... В общем, если выпустить из лаборатории миллиард смертельных вирусов или только одного, то разницы нет, понимаешь?.. Через десять минут из одного вируса получится тот же миллиард. И они будут множиться, пока будут находить корм.
      Она медленно и чисто механически прожевала отрезанный комочек, на меня не смотрит, плохой признак.
      Я ел молча, она сказала наконец задумчиво:
      - Беда еще в том, что ты не силовик, у тебя даже склад мышления другой...
      - Ну-ну?
      - Насколько я знаю, - продолжила она тем же прокурорским тоном, - высокий интеллект вовсе не означает присутствие высоких моральных принципов. Скорее, наоборот, не так ли?
      Я подумал, кивнул.
      - Бесспорно. Чтобы совершать открытия, мозг должен быть свободен от догм.
      - Вообще?
      Я сказал тем же профессорским голосом, сам осознавая, что для простого человека, а силовики не могут быть не простыми, звучит занудно:
      - От любых вообще. Моральных, этических, социальных, кастовых, корпоративных... Потому писатели, к примеру, пьют больше и чаще слесарей, курят и развратничают... хотя теперь не существует даже такого слова, однако потребность в диком и разнузданном разврате заменили разнообразием в наркоте, поисками в сексе, опасными играми, извращениями...
      - Вот-вот, - прервала она, - только на писателей не кивай. Ишь, удобная мишень. Ученые такие же, только не так на виду. У вас тоже мозги... без моральных принципов.
      Я сказал мирно:
      - Договаривай. Судя по пупырышкам на твоих руках, ты увидела меня в каком-то из сексуальных маньяков?
      - А у тебя есть другие объяснения? - отпарировала она. - Ты же совершенно не признаешь над собой контроля. А без этого просто не может быть общества.
      - Контроль над наукой? - спросил я. - Понимаешь, коня можно привести к водопою силой, но заставить пить не получится.... Так и с наукой. По приказу не делаются открытий. Либо буду свободно работать на родную страну... пусть даже в ГРУ, я же признаю острую необходимость в такой организации контроля на данном этапе развития общества... во как задвинул!.. либо буду так же свободно, как и хочу, работать в научно-исследовательском Центре Мацанюка.
      Она покачала головой.
      - Никто не будет ради тебя ломать систему. Будь реалистом.
      - Ты так полагаешь? - спросил я. - Системы ломали, начиная с первобытно-общинного. Систем было столько, что можно перечислять до утра, а ты вообще-то даже не о системе, а крохотном ее пятнышке. И хочешь, чтобы все оставалось неизменным, несмотря на резкие перемены в обществе!.. Нет уж, если я вижу, что впереди, и это мне нравится... надеюсь, продолжать не надо?
      Она помолчала, глядя крупными глазищами, как я расправляюсь с бифштексом.
      - Ты слишком... независим, - произнесла она уже тише и не таким агрессивным голосом. - Нельзя жить в обществе и быть от него независимым. Потому у меня...
      - Недоверие?
      Она покачала головой.
      - Хочу, чтобы недоверия не было у других.
      - Пусть другие о своих делах и заботятся, - предложил я. - Ингрид, я вижу твою настороженность и твое, давай уж по-честному, недоверие. Если что не так, скажи. Я все отвечу. Только, предупреждаю, недоверие... эта штука обоюдная. Если буду чувствовать его к тебе, могу просто воздержаться от работы с тобой. Прости за откровенность.
      Она запнулась, во взгляде вспыхнуло чуть ли не бешенство, но не разгорелось, а осталось вот такое, жестко контролируемое. Никто не станет работать с напарником, которому не доверяет или который ему не доверяет, так что мой ответ предельно ясен. Ничего личного, таков кодекс как моральный, так и уставно-служебный.
      - Ты груб, - проговорила она, сдерживая в себе нечто недоброе, - никто со мной так не говорил!
      - Правда? - спросил я. - А у тебя были напарники?.. И сколько держались?.. День-два?.. Ладно, Ингрид, мне пора идти... и работать, а не. Захочешь извиниться, могу выслушать. Но извинения должны быть не ля-ля для формы.
      Я оставил деньги на столе и покинул кафе, выказывая всем видом, что глубоко возмущен, хотя на самом деле, если честно, никакого возмущения. Мысли и эмоции Ингрид как на ладони, все типично, но все равно такое спускать нельзя, если хочет работать со мной. У нее сильный характер, всех нагибает и заставляет работать под собой, и хотя я не против работать под начальством женщины, какая вообще-то разница, но я против того, чтобы работать под нажимом менее развитого интеллекта.
      Конечно, это я в самом деле задвинул, никто Ингрид надо мной не ставит, это я в принципе, почему бы не работать под началом, скажем, Марии Склодовской-Кюри, будь она такая, как на портретах и в официальной биографии, но мы, ученый люд, знаем, что все ее открытия сделаны в содружестве с мужем, гениальным химиком Пьером Кюри и Анри Беккерелем, а после смерти мужа работала с великим химиком Андре Дебьерном, и ни одного дня самостоятельно, однако Нобелевскую премию надо было дать женщине для поощрения равноправия, сейчас бы дали негру, если бы нашли хоть одного среди работающих в такой области.
      Я цыкнул на мозг, слишком далеко увел в сторону и пытается вообще погрузить в дебри мелких житейских дел, как падкую на сплетни старую бабку.
      Ингрид наверняка знает больше, чем говорит. Можно прошерстить тщательно всех, кто с нею разговаривал недавно, наверняка убеждали надавить на меня, обещали повышения, льготы, полезные знакомства и связи, но главное, чем можно было заставить говорить со мной в таком тоне, это объясняли, что меня сломают, работу Генерального Штаба меняет время, а не самоуверенные одиночки.
      
      
      

    Глава 6

      
      Автопилот вывел автомобиль с запруженной стоянки и наблюдал за выходом из кафе, а когда увидал как я вышел и спускаюсь по ступенькам, быстро подогнал так ловко, что я с последней ступил прямо в салон.
      - Домой, - велел я, - хотя ты здесь тупишь, дай-ка поведу сам, демонстрируя временное и быстро истончающееся превосходство человека над созданным им миром.
      Автопилот не столько тупит, как осторожничает на узких дорогах. Две трети машин пока еще по старинке не имеет автопилотов, а люди во всю демонстрируют отсутствие логики.
      А так как я пока еще тоже человек, то их понимаю, потому лучше в таких местах руль будет в руках царя природы и пока что подвластных ему технологий.
      Мозг шарит по новостным сайтам, в Индии и по Ближнему Востоку снова теракты, норвеги опять увидели российскую подлодку, что оказалась не подлодкой, а косяком рыбы, в Индонезии женщина родила восьмерню, в Киркуке идут бои с применением тяжелой артиллерии и танков, а в Мексике рухнул авиалайнер с двумястами пассажиров. Правда, в Индии днем раньше загорелся в воздухе и развалился примерно такой же лайнер, погибло двести сорок человек, но шума меньше, там же индийцы, их и так много, а в самолете над Мексикой было восемь американцев...
      На этом фоне эпидемия в ЮАР как-то отступила на задний план, в большинстве новостных сайтах вообще исчезла с первых полос, хотя, как я видел по остальным сообщениям, не угасла сама по себе, а продолжает шириться, хотя из-за слабых признаков заболевания никого особенно не тревожит.
      Я на всякий случай просмотрел еще раз все, что могло пролить свет на таинственное в некотором роде заболевание, если это заболевание, а не симптом чего-то уже давно известного. В самом деле новое, никогда ничего подобного нигде в мире не отмечалось. Разве что в те дикие времена, когда медицина пребывала в зачаточном состоянии.
      Автомобиль оснащен боковыми экранами, а еще лобовое стекло может превращаться в огромный дисплей, хоть полупрозрачный, хоть сплошной, но я никогда не разыгрывал из себя лихача, лобовой включаю только на стоянке или когда автопилот ведет автомобиль по абсолютно ровной и незапруженной дороге, а сейчас вообще практически без усилий, только возжелал, сразу вошел в сеть нашего Центра по Предотвращению и посмотрел, что как видят и как показывают видеокамеры.
      Мозг уже легко и с радостно справляется с лавиной видеоинформации, любит работу, сразу выдал все картинки в максимальном разрешении, я понаблюдал, внезапно возник на главном и заявил страшным голосом:
      - Ага, попались!.. Отлыниваете от заслуженного отдыха?.. Почему все работают, почему никто не играет в Эверквест-Некст?.. Что-то замыслили?.. Где водка, шашлыки и прочие радости общечеловека и демократа-правозащитника?
      Все сперва вздрогнули, Гаврош, как самый шустрый, нашелся быстрее других:
      - А в самом деле Данко подбивал нас на противоправную акцию...
      - Какую? - потребовал я.
      Данко опустил голову и развел руками, а Ивар сказал злорадно:
      - Предложил в выходные закончить одну интересную разработку по выявлению слабых флюктуаций нестабильности на Аравийском полуострове..
      Я спросил с подозрением:
      - И это все?
      Оксана пискнула из своего уголка:
      - Вообще-то не все.
      - Что еще готовите?
      Ивар сказал тем же гнусным голосом ябедника:
      - Он сказал, что сам все равно выйдет на работу. Ему здесь интереснее, чем дома.
      - Что? - переспросил я с недоверием. - Даже если Оксана не придет?
      - А вот это я не уточнил, - признался Ивар. - Мой прокол, шеф! Теперь премия тю-тю?
      - Еще есть шанс исправиться, - сказал я строго. - Займись той странной эпидемией, что в ЮАР. Да, все дела отложи...
      Все видеокамеры в главном зале показали, как Данко развернулся к ближайшему экрану.
      - О, шеф!.. Вы заметили, что мы как раз о ней говорим?.. Вас что-то в ней тревожит?
      - Не знаю, - признался я. - Что-то смутное. Как представитель ученого сословия не люблю смутности. Ее обожают только политики и гуманитарии, а мы все-таки люди будущего.
      - Мир не состоит из ученых, - сказал он философски. - А жаль, правда?
      - Вот-вот, - подтвердил я. - В правильном мире все должно быть результатом либо наших усилий, либо на худой конец давно изученными явлениями природы и ее окрестностей.
      Он кивнул, а осмелевший Гаврош задиристо пронявкал из своего уголка:
      - Ну да, что за жизнь без неожиданностей? А как же романтика?
      Я указал взглядом на помалкивающую, но внимательно прислушивающуюся Оксану.
      - Вон тебе романтика. И неожиданности.
      Оксана сказана недовольно:
      - Я человек предсказуемый. Как любят депутаты.
      Ивар сказал со свойственной ему стеснительностью:
      - Мир ускоряется, того и гляди чума какая-нить обрушится, стоит ли за мухой це-це гоняться?..
      - После мухи це-це чуточку другие симптомы, - напомнил я. - Да и не столь массово... Проследите на всякий случай. Это не катастрофа, конечно, но вдруг вроде легкого ветерка, что предвещает грозы?
      Они посерьезнели, старый ворон зря не каркнет, а я у них самый старый, хоть и одногодок с Данко и даже моложе на год Ивара.
      Они дисциплинированно повернулись к аппаратуре, а я отключил связь. За это время автопилот, изучив маршрут, ревниво пытался не дать мне снова взяться за руль.
      Я спорить не стал, пусть ребенок нарабатывает опыт. У автомобилей с компьютерным управлением хорошо все, кроме скорости. На загруженных перекрестках осторожничают, сбавляют ход, и только на междугородних магистралях прут на предельной, справляясь с автомобилем лучше нас, но в городе пасуют, не в состоянии просчитать действия тысяч дебилов, что прут и на желтый, и на красный, переходят улицу где вздумается, а ребенок за любимой собачкой может броситься прямо под колеса.
      
      
      Уже когда подъезжал к своему поселку, неожиданно пришел вызов от Синтии. Я не успел поколебаться, отвечать или не отвечать, иначе бы не ответил, но рука сама торопливо сделала нужный жест, и лицо Синтии появилось на экране во всем блеске красоты и целесообразности генетического отбора, где нет места для работы даже самого лучшего в мире пластического хирурга.
      - Володя, - сказала она нежным голосом и улыбнулась так тепло, как умеет только она, - прекрасно выглядишь, загорел... Наверное, еще и остров в теплом море купил?..
      - Спасибо, - ответил я. - Нет, вместо острова купил мышек. На ту же сумму.
      Она улыбнулась еще шире.
      - Ты очарователен... Хочу с тобой посоветоваться, Володя. Мне прислали приглашение на конкурс "Мисс Россия"... Как думаешь, принять или отклонить?
      - Ты выиграешь с большим отрывом, - заверил я. - А какие сомнения?
      Она сказала как бы в интеллектуальной задумчивости:
      - Да я уже выигрывала дважды... Может быть, как-то неприлично в третий раз?
      Но смотрится польщенной и, конечно же, ожидает вполне определенный ответ.
      - Синтия, - напомнил я, - что такое прилично или неприлично в наше время? Выигрывай столько раз, сколько получится. Человека оценивают по занимаемому месту в стае. Вне зависимости от того, как он его заполучил.
      - А как ты? - поинтересовалась она.
      - Все так же, - ответил я. - С мышками. В лаборатории. Теперь она у меня еще и дома. И полна мышек.
      Она с едва заметным усилием заставила себя улыбнуться.
      - Как мило... Что ж, простые обыватели на покое выращивают розы, император Диоклетиан выращивал капусту, а у тебя хобби еще круче - мышки...
      - Это работа, - напомнил я.
      - Хобби и работа, - уточнила она. - Ты счастливый человек, у тебя все совпало. А чем еще занимаешься, если не считать работу в Центре Биотехнологий?
      - Кино смотрю, - ответил я. - Даже сериалы. Правда-правда!.. Но вообще-то мне и мышек хватает с головой.
      - Да? - проговорила она задумчиво и как будто с каким-то подтекстом. - Вообще-то да, ты такой, тебе кроме мышек ничего не нужно... но все же иногда кажется, что ты можешь и намного больше.
      Я широко улыбнулся.
      - Спасибо, Синтия. Я польщен. Но я в самом деле счастлив в своем уютном мирке с моими мышками.
      Она улыбнулась одними глазами, у нее и это получается восхитительно.
      - Даже и не верится.
      - Ты же знаешь, - сказал я.
      Она покачала головой.
      - Почему-то кажется, не только способен, но и готов... Да, на большее.. Ладно, спасибо за совет!.. Увидимся.
      Экран погас, я хотел было сразу вернуться к своим делам, но в мозгу засели эти слова, которые повторила дважды. Сам знаю, что способен на большее, и что даже готов, но почему это сказала она? Как человек она достаточно расчетливый и умный, если бы не модельная внешность, могла бы стать хорошим химиком или нейрофизиологом.
      И если сказала что-то нехарактерное для разговора в данный момент и в данном случае, то сказала с какой-то целью...
      
      
      В доме, понятно, я сперва заглянул к мышкам и проверил, как подается им корм, нужной ли температуры вода, и вообще как себя чувствуют после очередной смены режима, и только потом прошел к себе на кухню.
      Бондаренко связался со мной, когда я расположился за столом и, потягивая крепкий кофе, просматривал научные статьи в специализированных журналах по медицине вообще и с особенным интересом по нейрофизиологии.
      Я посмотрел на его жизнерадостное лицо, подумал почему-то про Ингрид и угадал: он сказал с ходу:
      - Владимир Алексеевич!... Ингрид не находит себе места. Говорит, погорячилась, обидела вас. Даже не представляю, чем она могла, такая лапочка, что стреляет без промаха, но факт есть факт.
      Я сказал подчеркнуто равнодушно:
      - Да ничего серьезного. Забудет.
      - Правда?
      - У вас много интересных дел, - сказал я. - Уже завтра и не вспомнит.
      Он посмотрел очень внимательно.
      - Хотите сказать, у нас своя команда, у вас своя?
      Я кивнул.
      - А разве не так?.. У нас отдел со своей спецификой. И если нам понадобится где-то участвовать лично, что маловероятно, то и люди для операций у нас свои. Или пусть не свои, но мы сами будем выбирать, кому что делать, нам просто виднее.
      Он сказал со вздохом.
      - Владимир Алексеевич, не обижайтесь на нее. Она извиняется, если где в чем-то перегнула.
      Я поморщился.
      - Ростислав Васильевич, уж простите, но я извинений не увидел. И не услышал.
      - Но я же...
      Он запнулся, глядя на мою презрительную ухмылку.
      - Извинений не было, - напомнил я. - Мало ли что вы сказали в телефонном разговоре. Или сейчас с экрана. Может быть, это вы и придумали! Извинения должны быть адекватны оскорблению. Я не говорю, что Ингрид нанесла мне тяжкое оскорбление, нет... Но если человек наносит оскорбление в печати, то в печати и должен опровергнуть! Если прилюдно и вслух оскорбил, то извиняться надлежит тоже в присутствии достаточного количества народа. В нашем случае ничего такого не было, к счастью, но если Ингрид задела меня в личном разговоре, то в личном и должна извиниться.
      Он подумал, криво улыбнулся.
      - Вообще-то в обществе градус оскорблений только растет, а культура извинений давно потеряна. Меня как-то один лаял на всех форумах, а потом через год извинился в личке... Теперь понимаю, почему я тогда чисто инстинктивно послал на хрен.
      - Вот-вот, - подтвердил я. - Он должен был извиниться на тех же форумах. Дурак думает, что так унизит себя, потеряет лицо, но все совсем наоборот. Человек, который извиняется и признает ошибки, тем самым показывает, что теперь лучше, чем был тогда. А то мурло, что уже поняло свою засратость, но не извиняется, тем самым всем сообщает, что как было говном, так им и осталось.
      Он покачал головой.
      - Хорошо, попробую поговорить с Ингрид.
      - Вряд ли это надо, - сказал я серьезно. - Такое должна понять сама.
      Он посмотрел на меня с интересом.
      - Вы считаете ее такой умной?
      - Умной? - переспросил я. - А зачем нам в отделе, где умный на умным едет и умным погоняет, еще и вот такие умные силовики со стороны? В слова "умные силовики" я ничего не вкладывал, вы сами, вижу по глазам, что-то вложили очень... интересное.
      Он заулыбался, понял, сказал уже потеплевшим голосом:
       - Ладно-ладно. Она должна понять не умом, ясно. Такое понимают не умом. Но она упрямая.
      - Ну и хрен с нею, - сказал я. - Или полагаете, не смогу поправить генетический код в митохондрии нематоды без ее помощи?
      - А в другой... работе?
      Я сказал веско:
      - Да один Гаврош знает и умеет в десять раз больше, чем Ингрид!.. Я имею в виду современные системы поиска. Не обижайтесь, но одна простенькая программа уже сейчас делает больше, чем сто тысяч шерлокохолмсов. А что касается наших работ, то из всей прыгающе-стреляющей братии ГРУ, вряд ли найдется хоть один, которого мы взяли бы даже пол подметать.
      - Жестко, - сказал он с уважением. - Хотя я вот тоже не понимаю, по каким алгоритмам вы отыскиваете точки угроз человечеству, которые необходимо обезвредить... Но хорошо, я все понял. Так и передам!
      Он прервал связь раньше, чем я успел сказать, что ничего передавать не надо. Это сказано для него, а не Ингрид. С Ингрид у нас несколько иные отношения.
      
      
      

    Глава 7

      
      На другой день я едва вышел из лаборатории Геращенко, немало впечатленный его интуитивным подходом к новым методам, как раздался звонок с пульта охраны небоскреба.
      - Владимир Алексеевич? У нас тут посетитель к вам.
      - Кто?
      - Журналист Ингрид Волкова.
      - Ого, - сказал я с интересом. - Из какой газеты?
      - Говорит, вроде бы независимый журналист, - ответил охранник. - Пишет для разных изданий. Так бывает?
      - Сейчас все бывает, - сообщил я.
      - Пропустить?
      - Сообщи, - сказал я, - что доктор Лавронов покинул рабочее место десять минут тому. Заедет еще в какие-то места, а потом домой.
      - Будет сделано, - ответил дежурящий с мужским пониманием в голосе.
      Я в самом деле практически покинул институт и занимаюсь мышками дома, хотя в реальности нахожусь пока еще в небоскребе Фонда Мацанюка. Просто сейчас на многих работах вовсе не обязательно присутствовать лично, удаленное присутствие позволяет делать гору работы быстрее и лучше, так что из института кормлю мышек дома в коттедже, а оттуда работаю удаленно в институте.
      Но, конечно, примитивное обезьянство велит мне после работы вернуться в свою пещеру, и хотя я весь из себя светлый ум и все такое, но иногда поддаюсь темному зову предков и возвращаюсь в этот элитный дом, в котором для меня только и есть хорошего, что оборудованная по последнему слову хайтека лаборатория.
      Через минуту снова звонок, дежурный проговорил смущенно:
      - Эта журналистка... увы, знает, что вы еще не покинули рабочее место.
      - Эх, - сказал я, - пронырливые эли журналюги...
      - Пустить?
      - А что остается, - ответил я, - иначе раструбят, что мы здесь педофилией занимаемся. Потребует выслать в Европу, там все сейчас камингаутничают наперебой насчет гейства, педофилии, некромании и копрофагии...
      Он сказал с облегчением в голове:
      - Пропускаю! А то слишком уж настырная.
      Ингрид вошла быстрая, даже стремительная, дико повела синими, как небо Арабских Эмиратов глазищами по сторонам.
      - А-а-а, вот где ты прячешься!
      - Хорошее место, - сказал я сдержанно. - Я таким представляю себе рай.
      - И без гурий?
      - Гурии в мире попроще, - пояснил я. - Который попримитивнее. Намного. Порядков так на сто... Ингрид, если тебя прислали как-то воздействовать, то это смешно. И не солидно. Ты не царица Клеопатра, а я не Антоний, что за царские сиськи предал страну, отечество и будущее Римской империи.
      Она сказала обидчиво:
      - Не глупи! А еще умный. Разве я не могла заехать к тебе просто так?
      - Не могла, - ответил я честно.
      - Почему?
      - Во-первых, - сказал я и загнул палец, - знаешь, что скажу то, что уже сказал. Во-вторых, тебе в самом деле посоветовали воздействовать на меня, а ты им сказала, что я упрям, как осел, и презренную науку не променяешь на блестящие лычки фельдфебеля. Но ты все-таки приняла их настойчивое предложение поехать, так как это старое мудачье еще верит, что вязка между мужчиной и женщиной до сих пор что-то значит в этом мире.
      Он поморщилась.
      - Так не думают даже они.
      - А самое главное, - закончил я, - потому что тебе поручили сообщить о некоторых подвижках в Управлении Генштаба.
      На этот раз она в неподдельном изумлении распахнула глаза, и без того огромные, а сейчас так и вовсе.
      - Откуда знаешь? Это было принято в секрете!
      - Логика ученого, - ответил я скромно. - Создание нового подразделения не могло остаться незамеченным. А когда оно вдруг прекращает работу, и там начинаются какие-то перемены, это не могло не привлечь внимание тех, кто стоит повыше того Скалозада.
      - Скалозуба, - поправила она. - Что ж, ты угадал.
      - Не угадал, - поправил я ее в свою очередь. - Для умного человека это оскорбление. Ученые не угадывают, они получают запланированный результат, это называется успехом. Заслуженным успехом. В то время как удача заслуженной не может быть по определению...
      - Какой ты занудный, - сказала она, морщась. - Может, сходим попьем кофе?
      Я покачал головой.
      - Не могу. Мышки. Можешь вон тех покормить, им уже пока кушать.
      - У тебя все по расписанию?
      - Да, - ответил я, посмотрел на нее и уточнил, - почти.
      - А почему не всегда?
      - А ты как думаешь?
      Она сдвинула плечами.
      - Мешают. Тебе всегда мешают.
      - Почти всегда, - согласился я. - Хуже того, всегда уверены, что помогают! Никогда таким, как я, такой замечательный, не социализироваться в их сраном обществе мудаков и дебилов.
      - Ты груб, - сказала она с достоинством. - А эту морковку они едят? Можно им дать?
      Я смотрел как она опасливо начала кормить мышек, они сразу сбежались к ее руке, Ингрид исхитрялась даже поглаживать их по спинках, но вдруг вскрикнула:
      - Ой, она меня грызанула за палец!
      - Какая? - спросил я. - Ах эта... Ну все, теперь мутантный вирус в твоем теле. Интересно, во что превратишься.
      Она отпрыгнула от клетки.
      - Ты что?
      Я печально развел руками.
      - В науке такое случается. Но еще можно спастись... Нужно побыстрее отрезать поврежденный палец.
      Она вскрикнула:
      - Ты что?.. Я им жму на спусковую скобу!
      - Если промедлить больше пяти минут, - сказал я, - придется отрезать кисть. Вирус по крови распространяется быстро. Быстрее, чем змеиный яд. Через полчаса придется отрезать по локоть.... А через час уже по плечо. Ну, если не отрезать, то с интересом посмотрим, что мутация сделает с тобой... Наука требует жертв больше, чем какое-то гребаное искусство, продукт уходящих времен.
      - Ну ты и свинья, - сказала она с сердцем.
      - Так режем? - спросил я кровожадно и поискал взглядом тесак побольше. - Спасая самое ценное для демократа... Покажи палец!
      Она спрятала руки за спину.
      - Не покажу.
      - Ага, - сказал я. - Никто тебя не кусал!.. Да и как Машка могла укусить даже тебя, хотя и нужно бы?.. Это же добрейшее на свете существо!.. Не то, что ты! Была бы ты такой Машкой...
      - Ладно, - сказала она, - я пойду. Новости тебе сказала.
      Я сдвинул плечами.
      - А что мне от того?
      - Подвижки, - пояснила она, - означают, что будут приняты какие-то решения. Какие, еще неизвестно. Знаю только, что твоя концепция насчет предотвращения глобальных катастроф заинтересовала лиц на самом верху. Президент в курсе.
      - Извини, - ответил я в подчеркнутом нетерпении, - но я не могу пойти с тобой пить кофе. Работы много.
      Она поняла, кивнула и отступила к двери.
      - Увидимся.
      - Я то не прочь, - пробормотал я. - Еще как не прочь. Но человек предполагает, а Бог располагает...
      Дверь на нею закрылась, я некоторое время тупо смотрел вслед. Хреновое ощущение, как не называй ее капитаном, но мое тело помнит жар ее тела, ничего не могу с собой поделать, я не только двуногое с прекрасно развитым головным мозгом, но примитивный самец с его мощными природными позывами, а в самца намертво впечатан один из самых мощных наказов: беречь и защищать самку, а то как бы вообще зря живешь.
      С другой стороны, если по уму, в Управлении сейчас идет брожения, перестановки. Всегда нужен серьезный толчок или скандал, чтобы начались изменения, применительно к быстро меняющейся реальности.
      И хотя я уже все просчитал и примерно понимаю, чем все закончится, но здесь в корпорации Мацанюка в самом деле жизнь намного интереснее. Здесь будущее, ростки постчеловечества, а в том мире, где совсем недавно стрелял и кувыркался - грубое и дикое прошлое. Нет уж, там должны действовать люди попроще.
      Хотя, с другой стороны, сейчас будущее слишком хрупкое, а эти простые все переломают, если над ними не поставить умного. Жизнь амбивалентна, хотя при чем здесь жизнь, мы сами амбивалентны уже потому, что всажены в тела диких животных с их примитивными чувствами и стремлениями...
      Раздался звонок, я так углубился в несвойственные мне размышлизмы и мерехлюндии, что лишь через четверть секунды опознал сигнал вызова от Катеньки.
      Ее бесконечно милое личико показалось опечаленным, хотя светло и чисто улыбнулась мне и сказала тихо:
      - Привет...
      Я окинул взглядом панораму за ее спиной.
      - Это Тульсипур в Непале?
      - Угадал, - сказала она крохотным голоском, - а я думала, в такую глушь закарабкалась, что никто и никогда...
      - Там в самом деле глушь, - заверил я. - Даже чересчур. Зачем ты забралась так далеко?
      Она пропищала:
      - Не знаю... Что-то как-то стало совсем страшно жить. Не знаю, я потерялась в большом городе! Может, думаю, не зря буддисты перебираются в пустыни?
      - Они не совсем в пустынях, - уточнил я, - хотя раньше пустынями называлось все, где нет людей. В России были люди, что уходили в леса, их называли пустынниками.
      - Я тоже пустынник?
      - Да, моя пустынница, - подтвердил я. - Вообще-то от людей можно уйти и в большом городе, но это очень трудно. А как твоя туристическая группа? Ты же всегда была в группах?
      Она сказала печально:
      - Пошли высоко в гору смотреть на развалины какого-то древнего храма.
      - А ты?
      - Не пошла, - ответила она.
      - Почему?
      - Не знаю, - сказала она потерянным голоском. - Как будто спросила сама себя, а чем это мне? Потому что все идут?.. И не пошла.
      Я сказал с неловкостью:
      - Взрослеешь. А я думал, останешься на всю жизнь очаровательным ребенком. Даже и не знаю, хорошо ли такое взросление... В мире взрослых не всегда все... гм... радостно.
      - Ты меня защитишь, - заявила она с той женской уверенностью, перед которой мужская что пар перед слитком из высокопрочной стали. - Ты почему-то такой надежный!.. Ниоткуда меня не спасал, но я знаю, спасешь, если куда-то попаду!
      - Или апокалипсис начнется, - ответил я шутливо.
      Она вздохнула.
      - Вот поговорила с тобой и сразу стало легче. Как ты это делаешь?.. Ой, наши возвращаются. Пока, целую!
      Экран потемнел, я тяжело вздохнул. Вроде бы я весь из себя чистый и светлый мозг, да еще могучий, но почему-то самки так сильно меняют нам настроение, а оно в свою очередь сказывается на результатах работ, меняющих мир.
      - Авто к подъезду, - велел я. - Буду через две минуты.
      Смартфон довольно пискнул, обожает, когда часто отдаю распоряжения. Так и обучается моим привычкам и запросам быстрее, и траффик расходуется, что так важно для провайдеров.
      Нужно только фильтр поставить посложнее, чтобы как-то отсеивал звонки, а то я совсем продукт эпохи: мне звонят, отвечаю, сам звоню, опять принимаю звонки.
      
      
      

    Глава 8

      
      Еще два дня руководил отделом, не покидая своего уютного домика, а также работал и в лаборатории, откуда с высоты открывается прекрасный, как говорят, вид на окрестности и на победно вздымающиеся небоскребы Москвы на окраине города.
      Наконец раздался ожидаемый вызов, я отсчитал несколько секунд и сказал уже подготовленным голосом:
      - Связь... А, это ты Ингрид. Хорошо выглядишь.
      - Спасибо, - ответила она. - Я у ворот твоего поселка.
      - Хочешь заехать? - спросил я. - У меня, правда, не убрано... но ладно, раз уж ты рядом... да и вообще почти свой человек, хоть и женщина... вроде бы... судя по вторичным признакам...
      Она фыркнула, на лице явное неудовольствие, другой бы дал постоянный допуск, а вот так приходится каждый раз запрашивать разрешение на въезд в поселок. Словно опасаюсь, что застанет в постели с другой женщиной, чего боялись в древние времена не то царизма, не то сталинизма.
      И все же, войдя в дом, она критически огляделась еще с порога.
      - Что-то женским присутствием и не пахнет.
      - А должно?
      - А ты разве не самец?
      - У меня мышками пахнет, - заявил я. - Здорово, правда?.. Нет, здесь не слышно, пойдем в их жилище.
      - Нет уж, - отрезала она. - Но ты смотри, увлекаться мастурбацией не так уж и полезно, как уверяют психологи. Или хотя бы руки меняй, чтобы бицепсы на обеих руках накачивались равномерно.
      - Я вообще-то ничем не увлекаюсь, - напомнил я. - Такой вот скучный человек в футляре и сублимарист. Ты, конечно, хочешь есть...
      - Хочу, - согласилась она. - А говоришь, не знаешь женщин!
      - Не знаю, - ответил я. - Просто вы все всегда есть хотите. Топай сразу на кухню.
      - Это вы всегда хотите накормить, - пояснила она. - А мы идем навстречу. Едим и толстеем. Потом стараемся похудеть... Но вы все равно при каждой встрече стараетесь подсунуть к мордочке блюдце с молочком, чтобы умиляться, смотрите, ест, ест!
      - Тогда ничего не дам, - ответил я. - хотя что это я?.. Сразу в постель?.. Нет, я какой-то старомодный местами. Тогда хотя бы поговорить, раз есть не хочешь.
      - Не хочу, - согласилась она, - но не отказываюсь. Только будь понастойчивее.
      - Бить надо?
      - Обойдешься без такого счастья. Все равно тебе в какой-то небольшой мере плюсик, тоже маленький: выпить не предлагаешь. А то этот ритуал никак не искоренить среди дураков и зажатеньких.
      Я потащился за нею на кухню, она там по-хозяйски прошлась вдоль длинного стола с аппаратурой, начиная от кофейного и тостера, до замыкающих ряд непонятно зачем придуманных овощерезок, мясомололок и всяких болталок-взбивалок, которыми никогда не пользовался.
      Понятно, что между нами пробежала черная кошка, но мы оба старательно делаем вид, что ничего не пробегало, даже черной мыши, хотя, конечно, я больше разыгрываю обиду, чем обижен на самом деле, но ей пока знать о таком рано.
      - Рай, - сказала она со вздохом.
      - Да ну? - переспросил я. - Тебе в самом деле нравится?
      - Еще как, - ответила она. - Это не значит, что стала бы заниматься, но что-то в каждой женщине есть такое... иногда на кухню тянет очень сильно. И хочется готовить...
      - Но потом эта дурь проходит?
      - И достаточно быстро, - согласилась она. - Хотя иногда и не совсем быстро... Ну что задумался? Корми женщину!
      - Блин, - сказал я с огорчением. - И ты, оказывается, женщина... А как же насчет боевого товарищества и взаимовыручки во всех делах, включая интим, что уже давно не интим? Ладно-ладно, кормлю... Садись вот там, повяжи салфетку. Но сперва приготовь чё-нить, а то у меня вволю корма только для мышей... Будешь? Представим, что ты мышь...
      - Нет, - отрезала она. - Мышью быть вообще-то неплохо, но только не у тебя, ты на них опыты ставишь!
      - Зато какие у меня мыши умные, - возразил я. - Я на них отрабатываю усиление интеллекта, а на другой группе - долгожительство. Ты что предпочитаешь?
      - А нельзя то и другое?
      - Нет, - отрезал я.
      - А какую бы ты сам выбрал?
      Я ответил, не задумываясь:
      - Ту, у которой крупнее сиськи. А что, есть варианты?
      - Нет, - призналась она, - в этом случае нет. Ладно... ты хоть знаешь, что у нас в Управлении творится?
      - Насколько понимаю теорию эволюции, - ответил я скромно, - особо гадать не приходится. Это мы, ученые, поступаем, как надо, а в бюрократических структурах действует закон биологической целесообразности.
      Она потрясла головой.
      - Ничего не поняла. А можно по-человечьи?
      - А я как сказал?
      - Тогда по-женски, - сказала она сердито и, увидев выражение моего лица, уточнила с тяжелым сарказмом: - Для женского ума и понимания!
      - А-а, - протянул я, - понял-понял... в общем, в вашем болоте никто ни о чем не заботится, как и всегда, но когда надвигается катастрофа, все начинают бегать, как муравьи по горячему песку и... что-то да выбегивается. В данном случае сообразили, что дважды два не стеариновая свеча и даже не семь с половиной, и что нужно работать, иначе всем кирдык. А так как работать там разучились, то нужно вернуть меня обратно.
      Она слушала внимательно, морщилась, дергалась, даже вздрагивала, но не перебивала, а когда я закончил, сказала угрюмо:
      - И что ответишь?
      - А ничего, - сказал я хладнокровно. - Здесь я с удовольствием подчиняюсь Остапу Шухевовичу, это же гений, а какого хрена буду подчиняться меднолобым идиотам?
      Она напомнила сухо:
      - Мещерский не идиот.
      - Над Мещерским, - ответил я, - стоят те, у кого звезд на погонах больше.
      Она сказала раздельно:
      - За это время принято важное решение, Мещерский отныне будет отчитываться только перед президентом. Напрямую. Даже минуя Генеральный Штаб. Доволен?
      - Разумно, - ответил я как можно более равнодушно.
      - Когда возвращаешься?
      - А кто сказал, - поинтересовался я, - что возвращаюсь?.. Скажу тебе без ложной скромности, что я не просто доктор наук, но у меня в лаборатории зреет важное открытие... Да-да, буду не просто научным светилом, но и нобелевку получу, вообще подниму всю нейрофизиологию на ступеньку выше! Все мировую нейрофизиологию, понимаешь!.. Меня в учебники введут, а во всех университетах мира в коридорах портреты будут рядом с Менделеевым, Ньютоном, Эйнштейном и даже Лобачевским.
      Она слушала, лицо медленно мрачнело. Молчание затянулось, я уже думал, что окончательно раздавил ее такой перспективой, с какой стати звезде мировой величины идти руководить каким-то отделом, о котором так никогда никому и не станет известно, но она вздохнула и сказала тихо:
      - А ты помнишь, что сказал Стельмах насчет своей одаренности музыканта?
      Я сдвинул плечами.
      - Пример некорректен.
      - Чего вдруг?
      - Тогда шли войны, - напомнил я, - а сейчас Россия уже поднялась и снова на буржуев смотрит свысока.
      - Сейчас весь мир Россия, - сказала она.
      Я посмотрел на нее искоса, не упуская из виду ни очень серьезного лица, ни собранности всей фигуры.
      - Фашистка, - сказал я.
      Она поморщилась.
      - Не ерничай, дело серьезное. Стельмах отказался от карьеры музыканта, где мог быть первым в мире, и стал одним из многих директоров военных заводов, потому что стране позарез нужны были танки, без которых война была бы проиграна. А сейчас во всем мире разрабатывается оружие, что может погубить всех людей на свете. Ты сам это утверждал, я только возвращаю тебе твои же слова!
      - Это не только оружие, - уточнил я, - на самом деле оружия разрабатывается как раз мало, но и то, что не оружие, тоже погубить может.
      Она посмотрела в упор.
      - Так чего ты тогда? Гордость свою хочешь показать? Фанаберию? Скажи, чего ты хочешь?
      Я проговорил медленно:
      - Естественности...
      - Чего-чего?
      - Было бы естественнее, - сказал я, - если бы в мире правили умные люди. Не так ли? Но мы этого не видим. Природа еще не поняла, что доминировать должны теперь не самые нахрапистые, что было важно раньше, а уже умные.
      Она сказала резко:
      - В мире это будет, хоть и нескоро, а в твоем Центре тебе уже дают карт-бланш! И никакие генералы не смогут лезть в твои дела!.. Руководство будет осуществляться в теневом режиме, а в своем отделе будешь полным хозяином. С правом принимать любые решения!.. Ну?
      Я подумал для виду, хотя все идет точно так, как и рассчитал, однако эти двуногие непредсказуемы, все-таки человеческого в них мало, все еще на девяносто девять питекантропы, только шерсть потеряли.
      - Хорошо, - сказал я с тяжелым вздохом. - Уговорила. Ну-ка сиськи покажи... Ну вот, а говоришь, будешь подчиняться.
      - Зараза, - сказала она с сердцем. - На, смотри!.. Ну?
      Я осмотрел, кивнул.
      - Да, мощный аргумент. Уговорила, когда вот такие, тогда да, возвращаюсь. Надеюсь, имплантаты?.. Что, естественные?.. Ну, это неинтересно. Как дикарка какая-то допещерная. Весь интеллектуальный народ готовится имплантировать всякое-разное даже в череп, а ты в сиськи не можешь!..
      - А что, - спросила она язвительно, - надо?
      - Можно на размер больше, - сказал я рассудительно, - хотя бы для того, чтобы приобщиться к миру людей будущего. Это же здорово, не понимаешь?
      - Что размер сисек?
      - Чем больше имплантатов, - сообщил я, ловко уклоняясь от прямого ответа, - тем ближе к сингулярной сингулярности!.. Имплантаты - единственное, в чем женщины бесспорно опередили мужчин, и, более того, мужчин это признают, хоть и сквозь зубы... Ладно, только нужно зафиксировать на бумаге. Я имею в виду свои полномочия, а не размер имплантатов.
      - Машина у подъезда твоего дома, - сказала она. - Пойдем, убедишься.
      - А гарантии?
      Она покачала головой.
      - Мы разведка, забыл? Тем более, военная. Никаких записей! Но слово у нас держат твердо. Потому что с теми, кто не держит...
      - Знаю, - прервал я. - Не рассказывай, я нежный и трепетный, ночь спать не буду... хотя все равно спать не дашь, чувствую.
      - Чего-чего?
      - Можешь сделать себе еще чашку кофе, - сообщил я со вздохом, - я сегодня не жадный. Наверное, к перемене погоды. Или потепление климата сказывается... Что там МАГАТЭ прогнозирует, не знаешь?.. В холодильнике парочка пирожных, ты еще не видела, я хорошо спрятал. Можешь оприходовать, а я пока отдам кое-какие распоряжения в свою лабораторию, раз уж могу завтра не появиться с утра.
      - Ах да, - сказала она язвительно, - у тебя и там мышки!.. Ты весь какой омышенный...
      - Вот-вот, - сказал я, - распоряжусь насчет мышек и всего научного потенциала... Ладно, для тебя опасно знать секреты науки.
      - Почему? - спросила она быстро, предсказуемо среагировав на слово "секреты".
      - Мозг не выдержит, - ответил я с ехидцей. - Для такой нагрузки его нужно тренировать годами в лабораториях, а не в тренажерных залах.
      Она проводила меня взглядом, я вышел в другую комнату, откуда в самом деле заглянул, как в лабораторию, так и с помощью видеокамер в кабинеты Мещерского, Бондаренко, генерала Кремнева и прочих, на чью поддержку рассчитываю.
      У всех настроение приподнятое, удалось отстоять от поползновений Генерального Штаба захапать этот отдел и объявить своим. Уже знают, что там сдались, а вот насчет моего согласия вернуться и продолжить работу вообще не сомневаются...
      Когда я появился на кухне, Ингрид пирожные уже долопала, а сейчас, присев, заглядывает на нижние полки в холодильнике. Когда бросила на меня взгляд искоса, лицо вроде бы не изменилось, но я уловил как с облегчением перевела дух.
      Все верно, побаивается, что передумаю и останусь в своем мире ученых, где все умные, вежливые, понимающие, все занимаются благороднейшим делом на свете, а не возжелаю заниматься дерьмом, с каким приходится сталкиваться в составе силовых структур.
      - Утром идем в отдел Глобальных Рисков, - сказал я. - А сейчас топай в койку. Ты где ляжешь, с краю или к стенке?
      Она округлила глаза в несказанном изумлении.
      - Ты такой добрый?.. У меня в самом деле есть выбор?
      - Вообще-то нет, - ответил я по-мужски прямо. - Только погоны не снимай.
      - Где ты видишь погоны?
      - У меня хорошее воображение.
      
      
      

    Глава 9

      
      Утром, когда мы быстро завтракали, над столом мелодично звякнуло, прозвучал милый голосок Сири:
      - На связи первый канал.
      - Давай, - сказал я.
      На экране появилось лицо Мещерского, он мягко улыбнулся при виде Ингрид, его доверенное лицо на месте, все-таки я не их работник, а всего лишь сотрудничающий с силовыми службами в некоторых мало понятных военным вопросах, потому за мной нужен глаз да глаз.
      - Владимир Алексеевич, - произнес он, - вы сможете прибыть на совещание нашего высшего эшелона? Для самого узкого круга? О, я вижу капитана Волкову...
      - Драсьте, Аркадий Валентинович, - сказала Ингрид.
      - Доброе утро, - сказал он, не меняя выражения лица. - Думаю, вы сможете доставить доктора Лавронова в Управление...
      - С удовольствием, - ответила она кровожадно. - Можно, в наручниках? И побить в дороге ногами?
      - Только если он сам тоже пожелает, - сказал Мещерский. - Хотя нет, не стоит бросать тень на Управление. И так нами пугают детей.
      - Только либералы, - сказала она с пренебрежением. - А кто их слушает теперь? Их царствование кончилось.
      Я послушал, распоряжаются мною хоть и в шуточной форме, но ученые тоже попадаются с самолюбием, я ответил мирно:
      - Жаль, но, увы, как бы нет. У меня, в смысле, работа в самом процессе. Работа - это когда работа, а не, ну вы поняли. Увы, как-нибудь в другой раз. Когда работы не будет.
      Он сказал с укором:
      - Владимир Алексеевич...
      Я развел руками.
      - Вы же понимаете, Аркадий Валентинович, здесь наука. Даже у меня дома. Единственное, чем человеку нужно заниматься, если уж начистоту. А будучи доктором наук и профессором, я по табелю о рангах равен тайному советнику или генерал-лейтенанту. Думаю, дальше объяснять не нужно.
      - Не нужно, - ответил он. - Но у нас ЧП. И наконец-то те подвижки, которые вас устраивают.
      - Это не лично меня, - ответил я, защищаясь. - Вы говорите, как будто это у меня каприз такой! Вожжа под хвост попала. Или шлея, не помню. Не-е-ет, это требования новых реалий в условиях все ускоряющегося прогресса.
      - Да, - сказал он. - Вы формулируете точнее.
      - У вас все еще по старинке, - поинтересовался я, - нужно присутствовать лично?
      Он кивнул.
      - Старые генералы не очень верят новым технологиям.
      - Дикари, - сказал я с чувством. - Хорошо, через полчаса буду, если не застряну в пробках... Нет-нет, с мигалкой позориться не буду.
      Он кивнул.
      - Вы правы. Тогда пусть капитан Волкова позорится. Вы не против?
      - Она пусть, - согласился я. - Все равно на вас всех собак вешают.
      - Одной больше, - сказал он, - одной меньше... Ждем вас, Владимир Алексеевич.
      Ингрид уже нервно притопывает у входной двери, но я дождался, когда Мещерский прервал связь, и только тогда сдвинулся с места.
      Автомобиль послушно подкатил к крыльцу, дверца распахнулась с едва слышным чмокающим звуком, словно внутри салона вакуум, но это, конечно, всего лишь указание на полную герметичность, гэрэушники должны быть готовы к разным ситуациям.
      Ингрид усадила меня заботливо, как парализованного, обошла автомобиль спереди и, сев за руль, предупредила:
      - Пристегнись!.. А то гаишники остановят. Ты же, конечно, начнешь вопить, что тебя похищают.
      - А разве не так? - спросил я настороженно. - Тогда ладно, хотя все равно страшно.
      - Музыку? - спросила она. - Успокаивающую?
      - Обойдешься, - сказал я. - Нет, мигалку не врубай, здесь пока что дороги свободные.
      - А для форса? - спросила она.
      - Ученые форсят еще меньше гэрэушниц.
      - А если впереди пробка?
      - Тогда врубай и сирену, - разрешил я. - Горит сарай, гори и хата!
      Мозг уже с утра шарит по всем новостным каналам, это у нас утро, а на той стороне планеты день к вечеру, многое чего стряслось, у нас из новостей главная та, что книгоиздатели, писатели, критики и все-все, причастные к книжному бизнесу, наконец-то достучались до правительства, где их приняли с помпой и два часа выслушивали ламентции на тему, что литературу нужно спасать.
      Я поморщился, словно заныли зубы. Снова старая и неумная песня, что это пираты виноваты, а как только удастся их задавить, все снова наладится. Не наладится. Литература, как и вообще письменность, отжила свое. И так эти значки, придуманные еще финикийцами, жили так долго, и все еще на удивление существуют в век высоких технологий, хотя и видно, как уходят в прошлое..
      Когда-то все, знатные и простолюдины, знали имена Шекспира, да что там Шекспир, Пушкин или Толстой, мой отец застал такие громкие имена, как Евтушенко, Шукшин, Симонов, но тогда была эпоха без интернета, компьютеров и смартфонов, а сейчас весь мир знает имена Стива Джобса, Цукенберга, Илона Макса, причем, действительно весь мир! - но мало кто сможет назвать писателей.
      Не будем притворяться, но имена великих художников, будь это зарубежные Веласкес, Рембрандт, Гоген и десятки других громких имен, или наши Репин, Айвазовский, Серов, Левитан и прочие-прочие, все они жили и действовали в эпоху безфотоаппаратья. А сейчас, когда у каждого в мобильнике могучая камера, кто знает имена современных художников? Да их попросту нет.
      Литературу убили не пираты, хотя приложили к этому руку, а бурное развитие кино, сериалов, компьютерных игр, интернета с его ютубом и сервисом мгновенной доставки любого зрительного контента на монитор в ваших руках.
      Литература уже не вернется на свои королевские позиции. Как не вернулись ямщики, трубочисты, изготовители деревянных ложек и умельцы по созданию вычурных самоваров.
      Но мир не станет беднее, взамен приходит мир еще богаче, разнообразнее, ярче и которого жду с таким нетерпением, но основная масса даже так называемых умных людей просто не врубается, что возврата к прошлому не будет.
      - Ингрид, - сказал я, - через два квартала налево, а потом гони прямо, пока не скажу.
      Она посмотрела удивленно:
      - А что там?
      - Тебе точно знать просто необходимо?
      Она ответила оскорбленно:
      - Если у тебя там любовница, то обязательно! А вдруг она агент госдепа, что спит и видит?
      - Не агент госдепа, - заверил я. - Все проверено раньше. А ты могла бы доверять мне больше, не находишь? Еще не убедилась, у меня всегда больше информации, чем может накопать твоя служба?
      Она буркнула:
      - Вот это и настораживает! Уж не госдеп ли тебя снабжает?
      - У нас новейшие интерфейсы и системы поиска. - напомнил я, - плюс талантливые программеры, а у вас в ГПУ старые бздычи, что еще на механических машинках печатали, а считали на костяных счетах...
      - Скажи еше, на пальцах...
      Она надулась и гнала автомобиль по указанному маршруту, уже не задавая вопросов. Я еще дважды заставил свернуть, наконец остановила машину у подъезда старого многоквартирного дома панельного типа.
      - Я быстро, - сказал я и, захватив кейс, вскользнул наружу.
      На лестничную площадку пятого этажа выходит шесть квартир, стены обшарпанные, нужная мне дверь давно нуждается в ремонте.
      Я вдавил палец в кнопку звонка, глухо, лишь с третьей попытки, поелозив и отыскав контакт, заставил звякнуть, но на всякий случай постучал еще и кулаком.
      Дверь распахнулась, на меня уставилась с недоверием угрюмая девочка-подросток, белокурая и с синими-синими глазами.
      - Ух ты, - сказал я, - как на папу похожа!.. А мне казалось, только на маму...
      Она спросила настороженно:
      - Вы кто?
      - Кто-то дома есть еще? Из взрослых?
      В прихожей появилась женщина с худым бледным лицом и следами былой красоты.
      - Настя, кто там?
      Девочка ответила, не сводя с меня взгляда:
      - Он знает папу.,
      - Молодец, - сказал я поощряюще, - сразу хватаешь главное.
      Женщина подошла к ней и, чуть обняв, спросил недружелюбно:
      - Вы кто?
      - Мне удобнее разговаривать не через порог, - сказал я.
      Она подумала, отступила в сторону.
      - Можете зайти.
      Я прошел в комнату и сразу водрузил кейс на стол. Мать и дочь смотрели с ожиданием, а я сказал строго:
      - Ваш муж и отец не погиб, как вы наверняка полагаете. Не в тюрьме, как вон сразу подумала Настя, не в бегах... Все еще выполняет важное правительственное задание. Но часть секретности снята, потому вот его жалованье за это время...
      Она вытаращенными глазами уставилась на кейс, крышку которого я поднял, взору открылись ровные ряды пачек денег в банковской упаковке.
      - Извините, - сказал я, - что наличные, но секретность не позволяет проводить банковские операции со счета людей, который как бы не существует. Можете купить хорошую квартиру в хорошем районе, вообще обеспечить уровень жизни подостойнее.
      Она сказала умоляюще:
      - Скажите, где он сейчас?
      Я улыбнулся.
      - Вы же понимаете, этого никто сказать не имеет права. Просто помните, он работает на страну. Он важен, уважаем, его ценят. Простите, это все, что имею право сказать. Да я и так сказал много. До свидания!
      Они молча смотрели вслед, а я спустился по лестнице, чтобы не ждать лифт, а когда сел в автомобиль, Ингрид тут же развернула его на пятачке перед домом и погнала в обратную сторону.
      Я на всякий случай проверил видеокамеры по пути, на двух стер номер моего авто.
      Ингрид буркнула:
      - Деньжат им подбросил?
      Я спросило в изумлении:
      - А ты откуда знаешь?
      - Знаю, - ответила она хмуро. - Уж если ты, такая черствая скотина, вдруг захотел помочь его семье, сестренке поступить в универ, а родителям подбросить деньжат или хотя бы починить забор в их огороде... то это явно того стоило.
      - Ты даешь, - сказал я расстроенно. - Не думал, что запомнила... Хотя такого красавца да не запомнить, в самом деле Иван Львиное Сердце... И что, родителям подбросила деньжонок?
      - Нет, - огрызнулась она, - но сестренке помогла, а ипотеку за них выплатил фонд помощи неимущим.
      Я сказал виновато:
      - Спасибо, Ингрид. Почему я тебя недооцениваю?
      Она промолчала, автомобиль ведет на большой скорости, сперва смотрела перед собой прямо, красивая и сосредоточенная, затем начала искоса поглядывать на меня, но я, тупо глядя прямо перед собой невидящими глазами, увлеченно читаю в инете о новых методах редактирования генов, наконец сказала язвительно:
      - У тебя такое лицо... не буддизнутся случайно?
      - Даже не рерихнулся, - заверил я. - А что, смотрюсь очень красиво? А в анфас?
      - Отвратительно, - отрезала она. - Будто порножурналы смотришь!
      - Почти угадала, - согласился я. - Вот подумал, стояла бы видеокамера у меня в спальне, пришли бы мы в ужас, если бы запись попала в сеть?..
      Она буркнула:
      - А что, было что-то непристойное?
      - Вот-вот, - ответил я. - Ничего такого, чего стоит стыдиться здоровым самцу и самце с нормальными запросами. А если от того, будут камеры наблюдать за личной жизнью или не будут, зависит быть человечеству или сгинуть, то даже вопроса не возникает... Потому, полагаю, постоянное наблюдение нужно не просто вводить в быт, но и в моду.
      - Что ты сказал, извращенец?
      - Дикий ты человек, - обвинил я с удовольствием. - Да, в моду! Не в морду, а в моду. Видеокамеры в доме, спальне и даже в туалете должны считаться необыкновенно круто, суперсовременно, благородно.
      - Ах-ах, даже так?
      - Вот именно. А те, кто так не делают, те люди тупые, отсталые и вообще недорчеловеки.
      Она поморщилась.
      - На самом деле оно так и есть. Но признать такое никто не признает.
      - Верно, - согласился я, - но общественное мнение их как раз и не считает отсталыми, так как само еще не отлиняло. Нужно менять трынд. В смысле, тренд, хотя "трынд" нравится больше. Что-то в нем есть...
      - Трындец, - подсказала она.
      - Да, - согласился я, - но трынцец это нечто маленькое, а трынд уже большое, даже великое, уважаемое, как наш генерал Кремнев. Кстати, куда он делся?
      - Получил другое назначение, - ответила она без охоты.
      - Переиграть удастся?
      - Это уже от него зависит, - пояснила она. - Ему бросили что-то очень лакомое, чтобы передислокация обошлась с его стороны без особых протестов... Но установкой видеокамер в доме, как понимаю, ты не ограничишься?
      - Устанавливать буду не я,- уточнил я, - но трынд ты поняла верно. Одновременно нужно и просто необходимо заняться оборудованием ими автомобилей.
      - Не загнул?
      - А что, сейчас разве что можешь позвонить домой или своей паре, когда оно за рулем, верно? Такая возможность очень бы удивила наших дедушек и бабушек, не доживших до мобильных, но для нас обыденно, когда блондинка за рулем вовсе щебечет по мобильнику, не обращая внимания на пешеходов и светофор!
      Она нахмурилась, хотя как брюнетка должна бы только радоваться наездам на блондинок, однако гендерная солидарность оказалась выше, процедила сквозь зубы:
      - В автомобиле не так уж и революционно, как в спальне или клозете...
      Я сказал громко:
      - Сири, дай канал номер два!
      На левом экране, что возле Ингрид заиграли краски, и появилось лицо Данко, а за ним весь главный зал общим планом.
      - Не спать, - сказал я строго. - Данко, продумай ускоренное продвижение видеокамер в народ средствами моды! В первую очередь насчет установки в автомобили.
      Данко с интересом посмотрел на Ингрид за рулей, во взгляде я прочел мужское одобрение, это же львица рядом, но видно, что это моя львица.
      - В автомобили? - переспросил он. - Так и сейчас можно из авто поговорить с любым по скайпу! И посмотреть друг на друга. Проверить, так сказать, в автомобиле или в чьей-то спальне...
      - Смотри на шажок дальше, - сказал я. - Всего на шажок! Не просто включил-выключил, а постоянное включение!.. Вот мы сейчас едем, а любой, кто наберет мой или номер вот этой очень строгой женщины, увидит нас в авто.
      Данко посмотрел испытующе, а наглый Гаврош сказал знающе:
      - Не все этого захотят. А перепихнуться по дороге?
      - А пусть не перепихиваются, - сказал я. - Старшее поколение в этом поддержит. Нам везде нужно искать поддержку!.. Когда со старшими, когда против старших.
      
      
      

    Глава 10

      
      Ингрид поджала губы и помалкивает, но на лице суровое неодобрение, дескать, вот какие они современные ученые, и какого уровня у них дискуссии.
      - Да, - сказал Данко уже с профессиональным интересом, - одновременно объяснять простому народу, а также очень простому, что специальные службы по противодействию терроризму смотрят только на незаконность действий, а не на ваши прелюбодейства. Кому нужны прелюбодейства простого народа? Он и прелюбодействовать как следует не умеет!
      Ивар подал голос от своего стола:
      - Возражений будет много. Я отслеживаю реакцию на нововведения по форумам. Там обычно народ высказывается искренне. Ботов отсекаю сразу, и скажу честно, иногда мне кажется, мир состоит из одних луддистов.
      Я кивнул в сторону Ингрид.
      - Из них две трети женщин, они всегда консервативнее людей. Для них нужны какие-то добавочные червячки... Отыщите и доложите.
      Ивар сказал озабоченно:
      - Сделаем. Но криков будет много.
      - Стихнут, - сказал я уверенно. - Это же простое ворчание, каким бы истошно громким и с виду неистовым не было.
      Гаврош добавил с презрением юного, но ох какого мудрого:
      - А кто с диванными хомячками считается? Даже, если их море?.. Подумаешь, электоратели...Электорнут, на кого укажут пальцем и скажут, за этого не голосовать, он тиран и нелиберал!.. Тут же, доказывая свою независимость, проголосуют "за".
      Остальные заулыбались, Ивар сказал серьезно:
      - У диванных либералов главный страх в том, что ФСБ увидит, как мастурбируют в ванной на фото Ани Межелайтис!.. Они, как говорит наш великий и мудрый вождь, он же шеф, останутся в прошлом.
      Данко сказал еще серьезнее:
      - Потому тот, кто раскрывается перед другими все больше и больше, именно тот ближе к будущему. Оксана, слышала?
      Оксана с достоинством поджала губы.
      - Размечтался! Не стану я тут перед вами раздеваться.
      Данко изумился.
      - Я что... такое сказал?
      - Ты всегда такое говоришь, - поддержал Гаврош ревниво. - Даже когда молчишь.
      - Зато сопишь так выразительно! - поддержал Ивар.
      Ингрид шумно вздохнула, на лице суровое осуждение такой темы для дискуссии, хотя чего ждать от мужчин, даже если они ученые, все равно свернут на женщин.
      Данко бросил на нее беглый взгляд.
      - Вообще-то, - сказал он примирительно, - мы уже намного больше открыты друг другу, чем наши дедушки и бабушки, разве не так? И связаны... почти постоянно. Раньше телефон стоял только дома, а сейчас он у каждого в кармане. А вот-вот можно будет видеть любого из друзей, с помощью телекамер на улицах!.. А что, я уверен, такая услуга станет доступной через два-три года!.. Как думаете, шеф?
      Я сдвинул плечами.
      - Думаю, что и незнакомых тоже так же можно будет рассматривать.
      Ингрид бросила на Данко заинтересованный взгляд, как на будущего сотрудника секретной службы, а Ивар сказал с сомнением:
      - Это вы загнули, шеф!.. Друзей еще понимаю, они свой код дадут, а с незнакомыми... разве что спецслужбы?
      - Сперва спецслужбы, - ответил я, - потом все... и без всяких паролей. Спецслужбам бесплатно, за них государство платит, а простому люду сперва дорого, чтобы опробовать реакцию, а потом постепенно снижая цены...
      Данко уточнил:
      - Мобильники раньше были тоже только у спецслужб. Я имею в виду, переносные рации! Наш великий и мудрый вождь, который вот точно собирается повысить наш жалование, говорит, что сейчас главное прячется в подготовке людей. Любыми способами.
      Я, великий и мудрый вождь, ответил благосклонно:
      - Данко, у тебя в руках все вычислительные мощности. Возьми Гавроша в помощь, рассчитайте мне реакцию среднестатистического существа... Все, отбой. Мы прибыли.
      Ингрид подогнала авто к подъезду, на меня бросила хмурый взгляд.
      - Ах-ах, великий и мудрый!
      - Ребята прикалываются, - ответил я мирно.
      Она вышла, хлопнул дверцей, но мне открыть не успела, я отстегнул ремень и покинул автомобиль на секунду раньше.
      - Прикалываются, - согласилась она, - но говорят серьезно. Блин!.. Что-то в тебе есть в самом деле такое... Не видела бы в постели и туалете, тоже сказала бы что-то... не так высокопарно, однако...
      Я поддержал ее под локоть, как кавалер даму, но она даже не заметила оскорбления, по ступенькам взбежала быстро и целенаправленно, словно готовиться выбивать двери ногой.
      - Как думаешь, - бросил я вдогонку, - если народ увидит президента и глав государства в туалете, уважать станет меньше?
      Она отрезала:
      - Не увидят!
      - Почему? Файервол?
      - Можно вообще не устанавливать, - ответила она. - Нет, установить придется, но для внутренней сети!.. Чтобы только охрана постоянно видела главу правительства.
      - Это и сейчас так, - ответил я мирно. - Не знала? Прости, не сообразил, что от секретной службы тоже есть секреты и прочие недоговоренности.
      - Нет таких секретов!
      - Есть, - сказал я. - Но ты так и не ответила. К худшему или к лучшему изменится отношение?
      Она выпалила вопросом на вопрос:
      - А ты сам как думаешь?
      - Думаю, - ответил я, - вообще не изменится. А почему должно измениться?
      - Ты что... не понимаешь?
      Я потряс головой.
      - Нет. Разве избиратели не знают, что президент тоже ходит в туалет? А что должно измениться, если еще и увидят? Все же ходят!.. Вот если бы оппозиция вообще по своей святости туда ни ногой, тогда еще могло бы что-то измениться...
      Она умолкла, явно ищет контрдоводы, судя по выражению лица, а я пожалел, что не заехали по дороге в мой отдел, что уже не отдел, а в самом деле Центр, так как помещений выделяется все больше, аппаратура завозится новейшая, а помимо импортной пришли отечественные "Байкалы", где гарантированно никаких закладок и шпионских программ.
      Хотя их и так нет, но это только специалистам понятно, а для широкого населения разработку компьютеров российского происхождения и собственного программного обеспечения нужно объяснять происками госдепа, что никогда не спит.
      С другой стороны, если не разрабатывать такие вещи у нас, то будущие программисты и вообще специалисты хайтека, не находя применения своим талантам, двинутся на Запад и в Штаты, так что лучше удержать их здесь любой херней и объяснить, насколько это важно для существования свободной и независимой России, как будто в мире останутся какие-то независимые страны, если их уже нет сейчас.
      До здания филиала ГРУ еще с полкилометра, но мы уже попали под прицел видеокамер, что вели нас остаток дороги, сличая как номер автомобиля, так и наши фото, сделанные через лобовое стекло.
      Странное чувство всемогущества, когда вот так, не покидая сидения авто, вижу как наши портреты пошли по базам данных, что значит, новое оборудование, все нарабатывается заново.
      Ингрид кивнула на парадное крыльцо.
      - Еще не забыл дорогу?
      - Я думал, ты догадывалась.
      - О чем?
      - Вообще-то, - пояснил я скромно, - и не покидал. Это для вас, чтобы выглядеть работающими, нужно протирать штаны в креслах и мозолить глаза руководству. А кто-то умеет и виртуально, в духе двадцать первого.
      - Ах ты свинья, - сказала она.
      - Я тебя тоже люблю, - сообщил я.
      В коридорах за нами следят видеокамеры, что понятно, а также понятно, что у лестницы, лифта и в начале каждого коридора стоит охранник из элитных частей спецназа.
      Камеры хороши, но не могут сбить с ног злоумышленника, обезоружить, повязать и доставить. Роботизация хоть и на марше, но колонны с флагом и победной песней пока еще не вышли из заводских врат, хотя первые пугающие обывателя экзы уже сошли с набирающего скорость конвейера.
      В коридорах Управления походка Ингрид стала еще четче, а сама она выпрямилась и развела в стороны и без того широкие плечи. Вот для чего нужны видеокамеры, подумал я. Это как зеркала, мимо которых всегда подтягиваешь живот и выпрямляешь спину...
      Охранник у двери лишь скользнул по мне взглядом. Все что нужно знать, знает, инструкции на мой счет уже получены, остальное не его дело.
      Ингрид распахнула дверь в кабинет, но осталась в коридоре, а я перешагнул порог. Мещерский за столом, но поднял голову, лицо осветилось радостной улыбкой.
      - Владимир Алексеевич!
      - Аркадий Валентинович...
      Он порывисто поднялся, вышел навстречу с протянутой рукой.
      - Как вы?
      - Работаю, - ответил я.
      Он все в том же безукоризненном костюме английского аристократа, как на мой невнимательный взгляд, это женщины скажут типа того, что цвет чуть иной, чем в предыдущем, даже скажут какой, хотя такого цвета в палитре художника не существует, но это у каких-то художников, а у женщин много чего существует, чего нет у людей.
      Да и лацканы его костюма короче, скажут, я и сам теперь начинаю замечать эти ненужные мужчинам мелочи, хотя это не я, а постоянно требующий работы мозг.
      Он уже приспособился к распределенному режиму существования, восхитительное будущее, что в ближайшие годы ожидает нас всех, хотя абсолютное большинство населения испугает. Масса людей из-за подобного страха останется по эту сторону первой же черты нового времени, как когда-то оставили позади питекантропов, а потом отделили кроманьонцев от неандертальцев, всякий раз отправляя оставшихся в небытие.
      Мозг каждого, говоря образно, будет в чемоданах. Не весь, конечно, а большая часть, что хранит массу информации. Чемоданы не в руках или в чулане, а в облаке, в черепной коробке оставим только аналитическую и обрабатываемую функцию... как это уже давно, разве что во времена Гомера все хранили в голове.
      Мы обменялись рукопожатием, я сказал тепло:
      - Когда покидаю Управление, радуюсь встрече с коллегами в Центре Мацанюка, а когда выхожу оттуда, предвкушаю удовольствие общения с вами, Аркадий Валентинович, и вашими коллегами... они же и мои, к слову.
      Он всматривался в мое лицо с таким же теплым выражением в глазах.
      - Владимир Алексеевич, а вы за эти несколько дней еще как бы возмужали и взматерели... Жалею, что не занимаюсь наукой, но кому-то надо было...
      - Знаю, - ответил я. - Я здесь тоже не совсем из-за взбрыка.
      Дверь распахнулась, я успел увидеть в коридоре Ингрид, но вошли Бондаренко и Бронник, заулыбались, эти уже не лорды, простецки хлопали меня по спине и плечам.
      Бронник даже пощупал бицепс и с ободрением кивнул, будто увидел как я тренируюсь с ребятами из спецназа ГРУ.
      Не успели сесть, явился Кремнев, властный и могучий, как носорог, ощущающий свою мощь и значимость, кивнул мне почти по-дружески и протянул руку.
      - Как отдыхалось от нас?
      - Вас восстановили в прежней роли? - ответил я вопросом на вопрос.
      Он кивнул.
      - Да. Похоже, вам удалось кому-то из важных чинов переломить хребет. Вчера вызвали в Штаб и сообщили, что мое назначение на космодром Восточный отменяется.
      - Огорчены?
      Он взглянул на меня исподлобья.
      - С какого перепугу?.. Здесь у нас мир меняется на глазах, к чему и мы причастны, а там просто рутина и перетягивание одеяла с Илоном Маском... Ростислав Васильевич, рад вас видеть... Лаврентий Петрович.
      Он обменялся рукопожатием с Бондаренко и Бронником, Мещерский жестом пригласил всех ближе к столу.
      - Прошу сесть, отключаем связь.
      Я промолчал, что глушилки у них работают во всю, однако насчет смартфонов прав, и дело не только в инструкциях.
      Когда сели к столу поближе, Мещерский сказал примирительно:
      - Владимир Алексеевич, вы должны войти в наше положение!.. Нам не первый раз пихают в штат старых заслуженных генералов, которым никак не хочется на пенсию. У последнего шесть тяжелых ранений и пять высших военных наград, доблестно защищал интересы нашей страны в конфликтах за рубежом... Да, он привык к военной дисциплине...
      Я сказал зло:
      - Тогда на хрена его сюда пихали?
      Он развел руками.
      - А что, в отставку и застрелить? Руководство наверху решило, что его боевой опыт может пригодиться. И хотя да, он уже устарел, но... Владимир Алексеевич, не все в мире идеально. И в нашей службе тоже. Мы старались оградить его от вас...
      - А нас от него?
      - Разумеется, это в первую очередь!
      - Дело не во мне, - произнес я с рассчитанным нажимом. - Этот солдафон все испортил бы!.. Ишь, приказы у них не обсуждаются!.. Да хрен такой мною покомандует!
      Он сказал успокаивающе:
      - Да тише, тише... Я же сказал, мы таких вообще старались изначально не допускать к вашему отделу... Я сам такому не поручил бы даже доставку пиццы. Разумеется, мы всегда принимали к сведению ваше желание самому рулить...
      Я уточнил:
      - Только принимали к сведению?
      Он снова развел руками.
      - Это только слова. Владимир Алексеевич, победа за вами! Но не стоит ее так демонстрировать. Генералы не только туповаты, но и злопамятны. Делайте свое дело, а им придется умолкнуть.
      
      
      

    Глава 11

      
      Я смолчал, подумав быстро, что с моими возможностями как-то не совсем правильно выполнять указания пусть хороших и правильных людей, но значительно уступающих мне по интеллекту... И хотя у меня интеллект пока лишь первого порядка, или, как говорят в корпорации Ицкова, интеллект низшего уровня, но даже он дает огромное преимущество за счет неизмеримо большей скорости обработки данных.
      Во всем остальном я на том же уровне мышления, где и был, однако и это немало, все-таки доктор наук на интеллектуальной лестнице стоит выше полковника ГРУ, генерала или какой-либо важной хрени вроде маршала.
      Мещерский что-то заметил по моему лицу, сказал с подчеркнутым удовольствием:
      - Владимир Алексеевич... вы в самом деле перебороли весь Генеральный Штаб! Со всеми его советниками. Такие дела раньше отмечали грандиозными попойками.
      - Это мы можем, - сказал Кремней бодро. - Я отвечаю за коньяк, Бондаренко веселых девок приедет, он у нас спец..
      - Это Бронник спец, - возразил Бондаренко, - я больше по закуске!
      Я поинтересовался:
      - А как удалось генералов заставить принять мои условия?
      Мещерский усмехнулся, покачал головой, а ответил вместо него довольный, как пара слонов, Бондаренко:.
      - Такие люди никогда не признают поражения.
      - Тогда как? - спросил я.
      - Раньше, - пояснил он, - в таких случаях стрелялись, смывая кровью позор поражения, теперь... выходят в отставку. А нерешенные вопросы ложатся на стол преемника.
      Я вздохнул.
      - Преемник уже известен?
      - Генерал Гонта. Дубовицкий, правда, в отставку не ушел, просто это изъяли из его ведения и передали Гонте, пояснив, что ученые - народ капризный и склочный, с ними нужно поделикатнее.
      Я спросил с тоской:
      - И как он?
      Бондаренко сдвинул плечами, а Мещерский ответил чуточку уклончиво:
      - Очень хороший человек, если судить по его работе военного советника в... ряде стран, где с благодарностью принимают нашу помощь в национально-освободительной войне. Как говорили в старину: слуга царю, отец солдатам. Трижды ранен, один раз тяжело, что показывает: подавал советы не из самого глубокого тыла... Отмечен высокими наградами...
      - Которые носить пока нельзя?
      - Но может на них посмотреть, - ответил он с усмешкой. - Хранятся в особом отделе Генерального Штаба. Ему дали подержать в руках, а потом деликатно отобрали в интересах секретности.
      Я сказал неохотно:
      - Хороший специалист не обязательно хороший человек. А нам нужен еще и умный... Хорошо, Аркадий Валентинович, будем ждать этого специалиста по военным советам. А что слышно про то глупое разбирательство насчет беженцев из Туниса?
      Мещерский сказал со вздохом:
      - Совещание было на самом высоком уровне. Дело не в том, какое решение хотели вынести, у нас сгоряча ничего не делают, вопрос рассмотрели очень тщательно и со всех сторон, а за это время убедились, что все указывают пальцами на Моссад. Это хорошо, Моссаду сочувствуют, большинство в Европе и Штатах его действия оправдывает. Все-таки маленькая страна отчаянно борется с огромным арабским миром за существование, им можно действовать жестче, чем толерантной Европе...
      - А мы Европа? - спросил Кремнев. - А как же особый путь?
      - Особого нет даже у марсиан, - ответил Мещерский.
      Мещерский начал рассказывать на каком этапе перестройки силовых структур мы сейчас, я слушал молча, даже не шевелился, чтобы не сбивать с мысли. Мещерский наконец умолк, вперил в меня вопрошающий взгляд.
      Помедлив, я сказал медленно:
      - Да, это интересно.
      Он покачал головой.
      - Всего лишь?.. Мы живем среди людей, Владимир Алексеевич, а не в мире химических формул. Да и в химии, думаю, иногда реакции протекают не так, как задумано. А люди есть люди.
      - Отборные люди, - сказал я вежливо.
      - Отборные, - подтвердил он. - Поднявшиеся по служебной лестнице достаточно высоко, где на каждом этапе многоэтажные тесты и проверки на адекватность. И то, бывает, заносит...
      - И что эти отборные решили? - спросил я. - Да, капитан Волкова уже сказала, но мне, чтобы принять какое-то решение, нужно услышать и вас. Скажу честно, мне вовсе не хочется работать в организации, где от меня будет мало толку.
      Он произнес суровым голосом:
      - Ваше решение затопить судно с зараженными людьми рассматривалось долго на самом верху...
      - С террористами, - уточнил я.
      - Что?.. Ах да, конечно, в первую очередь они террористы...
      - Разве это не главное?
      - Они еще не считались террористами, - ответил он, - с точки зрения закона. Они могли, или кто-то из них мог передумать и прийти в полицию с повинной и все рассказать... И, говорю вам честно, это был не единственный аргумент против ваших самовольных действий. Были и повесомее... Но, повторяю, тщательнейший разбор склонил чащу весов на вашу сторону. К тому же вмешалась и третья сторона, вы догадываетесь о ком я... Они провели там на месте тщательный анализ того, что осталось от пожара и решили, что в данной ситуации вы поступили математически точно и верно. Что потребовало от вас мужества при таком решении и ответственности. Их доводы в вашу пользу послужили последней каплей, что перевесили чашу весов. Вы реабилитированы полностью.
      Я покачал головой.
      - Вот уж не думал, что помощь придет с той стороны... Хотя нет, вру. Думал о таком. Даже предполагал.
      Бондаренко сказал с лицемерной улыбочкой:
      - Вербуют.
      - Госдеп не спит, - согласился Мещерский. - Спит и видит. Стараются вам понравиться.
      - ЦРУ и так нравится, - ответил я, - а вот госдеп вроде нашей госдумы... И это все по тому разбирательству?
      Бондаренко довольно гоготнул.
      - Правильно, Владимир Алексеевич, требуйте орден!
       - Мне нужны твердые и четкие заверения, - ответил я сдержанно, - что никто не будет влезать в мою работу. Ни руководить, ни контролировать. О результатах буду докладывать лично вам. Если сочтете мою работу... не совсем удовлетворительной, то либо отдел закроете, либо на мое место возьмете другого, а я вернусь в свой институт.
      Мещерский вздохнул, как мне показалось, с облегчением.
      - Тогда мы договорились. Именно это я и отстаивал.
      - И... как?
      Он сдержанно улыбнулся.
      - Отстоял. Когда ситуация требует немедленных решений, любые коллегиальные совещания приведут к потере драгоценного времени. Это все поняли.
      - Когда поступает сигнал о пожаре, - напомнил я, - команда пожарных выезжает немедленно. Не запрашивая разрешения у руководства.
      - Ситуация точно такая, - согласился он. - Только масштабы шире. Потому принимаете решения единолично... однако и отвечаете лично. Уже не сошлетесь, что вам не то велели.
      - Спасибо, - сказал я. - Я вам напринимаю! Ахнете.
      - Это я и побаиваюсь, - ответил он без улыбки. - Я же знаю, самые страшные люди - люди с хорошо развитым интеллектом А из них просто ужасные - ученые.
      - Интеллект, - признал я, - частенько говорит непривычные вещи. Для гуманитария позапрошлого века, а они все оттуда, наши истины вообще звучат чудовищно и аморально.
      - А они не аморальны?
      Я сдвинул плечами.
      - Мораль, как и мода, к науке отношения не имеет. Но "морально - не морально" оказывает влияние на общество гораздо больше, чем "умно - не умно". Парадокс, верно?.. Аркадий Валентинович, вот распечатка ближайших вызовов... В основном, по Азии и Африке. Что в какой-то мере успокаивает, в Европе и США не так-то просто спрятать лабораторию или тайком мастерить атомную бомбу.
      Он вздохнул.
      - Надолго ли.
      - Вы прямо в яблоко, - признал я. - Через два-три года эти лаборатории можно будет поместить на одном столе. А это значит, и в Европе смогут создать чуму, что уничтожит весь мир.
      Мещерский, пока я говорил, прислушивался к чему-то, микрофон у него в ухе, наконец поднял на меня взгляд.
      - К нам идет генерал Туранский. Он из Управления Военно-Космических сил.
      - А что, - начал было я, но закончить не успел, дверь резко распахнулась, через порог ступил крепко сбитый мужчина в хорошо подогнанном мундире, массивный, но не рыхлый, с жестким выражением лица и квадратным подбородком.
      Обменявшись рукопожатием с Мещерским и Бондаренко, вперил в меня острый и недружелюбный взгляд.
      - Это и есть доктор Лавронов? Очень хорошо. В районе нашей базы в Сирии возникла внештатная ситуация. Вам придется срочно вылететь туда и пресечь...
      Все умолкли, я ощутил себя на перекрестье взглядов. Раздраженный питекантроп во мне проснулся просто моментально и начал рваться наружу, но я удержал то, что называется внутренним голосом, хоть и с усилием, переспросил сдавленным голосом:
      - Так уж сразу и пресечь? В смысле, тащить и не пущать?.. Что-то как-то мне такое не очень нравится.
      В глазах Мещерского блеснул веселый огонек, Бондаренко замер почти по стойке "смирно", а генерал сказал резко:
      - Приказ из самого Генерального Штаба! Такое вообще не обсуждается. Просто примите к сведению, а исполнить нужно быстро и четко.
      Я коротко поклонился.
      - Знаете что, генерал?
      - Что? - спросил он с вызовом. - Что вы мне скажете, рядовой?
      - Скажу, - ответил я, закипая, - скажу четко и откровенно: идите в жопу, генерал! Можете строевым шагом!.. С барабаном и песней! Песню можете выбрать самостоятельно, разрешаю.
      Бронник и Бондаренко притворились, что они всего лишь аппликации на стене, ничего не видят и не слышат, а я повернулся и вышел из кабинета.
      В коридоре встревоженная Ингрид, почуяла неприятность, еще как только увидела направляющегося к кабинету Мещерского генерала, бросилась навстречу, а за моей спиной хлопнула дверь и простучали шаги Бондаренко.
      Он догнал, ухватил за рукав.
      - Владимир Алексеевич, успокойтесь!.. Он еще не знает, что командующий Военно-Космическими силами отстранен от работы с вашим Центром. Сейчас Аркадий Валентинович объясняет ему ситуацию.
      Я спросил с подозрением:
      - В какой степени отстранен?
      Он сказал усмешливо:
      - Генералам надлежит общаться с генералами, как ему было указано сверху. То-есть, с руководством ГРУ напрямую, а не пытаться влезать в чужие структуры да еще и раздавать там указания.
      - Слава Богу, - сказал я. - Нет, я не требую его отставки, у меня не тот ранг и вес. Я даже рад, что ему указали на наши разные весовые категории.
      Он взглянул на меня остро и с пониманием.
      - Но все же вы... обижены?
      - Если честно, - ответил я, - то все наоборот. У нас в самом деле разные весовые категории. Я ученый, а он всего лишь военный! Любому генералу до ученого средней руки, как амебе до Эйнштейна, это и грузчику ясно. Но я принимаю мир, какой он есть в данный момент, пронимая, что это явление временное. Скоро наступит наше время, когда генералов вообще не останется. Ни на планете, ни в космосе. А вот ученые будут править миром! Потому я сравнительно спокоен и уверен.
      Он покрутил головой, словно не зная, что ответить, наконец сказал с сомнением:
      - Как уже сказал Аркадий Валентинович, курирующим ваш отдел назначен генерал Гонта. Не вскидывайтесь, таковы правила. Все ГРУ целиком, как вы уже знаете, лишь один из отделов Министерства обороны. В самом министерстве... да что там в министерстве, в правительстве!.. опасаются нашего влияния и всячески обрезают нам крылья и связывают руки. Нам приходится отчитываться о каждом чихе.
      - Ужасно, - сказал я искренне. - Какая же тогда секретность?
      Он вздохнул.
      - А вот так. Приходится раскрывать все операции не только перед проверяющими из военного министерства, но и какими-то чинушами из правительства, а то и вовсе депутатами Госдумы, уполномоченными на такие проверки не специалистами, а такими же депутатами, представляете?
      - Представляю, - сказал я мрачно. - У нас же главный орган власти Госдума?.. Вот и госдумят во всю. Их же простой народ выбирал! Надо оправдывать доверие даже самых простых, выполнять запросы кухарок и диванных стратегов.
      - Они сами еще те стратеги, - ответил он невесело. - Но это плата за стремительный прогресс - все увеличивающийся разрыв между людьми образованными и кухарками обеих полов, у которых со времен Древнего Египта запросы не изменились... Давайте вернемся к Мещерскому?
      - Только через буфет, - ответил я. - Нет, жрать не хочу, как и пить, просто избегаю встречи с этим... генералом.
      - Чтобы не подраться в коридоре?
      - Именно. Вот что ждало бы нас, если бы не перебороли дураков... Спасибо ЦРУ за помощь. Вот уж не думал, что буду их благодарить.
      Он кивнул.
      - Решающее совещание было поздно вечером, после окончания рабочего дня. А этот генерал прибыл прямо с полигона... вот и нарвался.
      - Но показал их стиль работы, - сказал я. - Что сразу сняло камень с души. А то все думал, что я слишком нахамил, держусь чересчур грубо... Какое грубо, здесь я просто вишенка на торте!
      Ингрид сказала за нашими спинами:
      - Пойду закажу в буфете кофе на троих. Похоже, только на это и гожусь.
      
      
      

    Глава 12

      
      Когда после чашки кофе и двух крохотных бутербродиков я вернулся к кабинет Мещерского, генерала уже не застал, а Кремнев поинтересовался с веселой иронией:
      - Что сейчас творится в вашей голове, профессор?.. У вас такое выражение лица...
      Я ответил со вздохом:
      - Не тем занимаемся.
      Он вздохнул, а Мещерский переспросил:
      - А чем, по-вашему, надо?
      - Мне кажется, - проговорил я медленно и подбирая слова, - мы сейчас как страусы прячем голову в песок, оставляя без защиты задницы.
      Он улыбнулся, я понял, уточнил:
      - Когда говорю "мы", это не значит, что я в вашем ведомстве. Мы - это человечество, что слишком инертно, неповоротливо и не замечает быстро возникающие действительно серьезные вызовы.
      Остальные промолчали, слушают внимательно, а Мещерский посерьезнел, спросил:
      - Что конкретно мы пропускаем?
      - Сперва самое простое, - сказал я. - Долгое время атомное оружие было только у двух стран, а теперь у пятидесяти двух. Атомные бомбы огромной мощности легко поместить в небольшой чемоданчик. У нас их так и называют, "чемоданные", верно? А в Штатах свои подобные называют "рюкзачными". Вероятность, что расползаются и вот-вот где-то рванет не по-детски, все больше.
      Он нахмурился.
      - Это известно. И мы об этом уже говорили. Все страны принимают меры...
      - Ядерное оружие, - сказал я, - пустячки. Сейчас быстро растут гораздо более опасные угрозы. Мы об этом говорили тоже. Но я не вижу, чтобы что-то делалось.
      Мещерский заверил:
      - Делается, Владимир Алексеевич! Еще как делается.
      - Недостаточно быстро, - отрезал я. - Биотехнологии ускоряют свой бег. Каждый день совершаются не просто улучшения или открытия, а прорывы!.. Но не все безопасные.
      Они все помрачнели, Мещерский взглянул на меня как пациент на дантиста: враждебно, но и с надеждой.
      - А предложить что-то новое можете?
      - Да, - ответил я. - Да, я могу.
      - Владимир Алексеевич...
      - Мир глобализуется, - сказал я. - И хотя существуют разные страны с разными режимами, но разведки и контрразведки уже взаимодействуют с борьбе с террором.
      Кремнев сказал в нетерпении:
      - Доктор, с точки зрения военного человека, которых вы так не любите, нельзя быть таким занудным.
      - А занудность в чем?
      - У нас, - напомнил он, - создан отдел по предотвращению глобальных рисков! Который всецело в ваших руках. И даже вроде бы работает, хотя это секретно почему-то даже для нас. Что вам еще?
      Бондаренко добавил:
      - И ваш отдел уже осуществил ряд блестящих операций по предотвращению серьезных угроз. Начиная с той крайне спорной в Тунисе, что теперь смотрится все бесспорнее.
      - Это хорошо, - сказал я, - но маловато. Пора переходить на новый уровень. Я предлагаю создать Международный Комитет по борьбе с глобальными угрозами. Международный! Структуру, так сказать, не просто по предотвращению рисков, а предотвращению силами всех стран. Или не всех, но наиболее ответственных за происходящее на планете. Это сделать намного легче.
      Они молчали, кое-кто поглядывает не столько на меня, как на Мещерского, решение как действовать дальше зависит от него.
      Кремнев пробасил:
      - Но у нас хорошо налажено взаимодействие. Даже нехило.
      - Простого взаимодействия уже мало, - возразил я. - Нужен единый орган. Все ускоряются, генерал!.. Новая структура должна состоять из отделов в разных странах, но вопрос о едином управлении встает остро и безотлагательно.
      Он сказал саркастически:
      - Отдаться в управление Штатам?
      - Решение будет принимать Совет, - предложил я. - Совет Планетарной Безопасности. Можно утрясти вопрос, чтобы у Штатов не было решающего преимущества, и чтобы ни один важный вопрос не решался без одобрения России!.. Но зато все будет решаться намного быстрее! Сейчас для выживания как никогда требуется и скорость, и жесткость решений, и постоянное наблюдение за всеми... За дворниками пока можно не устраивать слежку, но потом придется и за ними!
      Бронник тяжело вздохнул:
      - Куда мы катимся...
      - К порядку и безопасности, - отрезал я. - Из мира анархии!..
      Бронник спросил несколько язвительно:
      - А как это сделать поконкретнее?
      - Поконкретнее? - переспросил я. - Этого не знаю. Но, как сказал Ленин, вчера было рано, а завтра будет поздно. Нужно сегодня. В старину в народе говорили "всем миром". Сейчас это как никогда в самое яблочко. Всем миром.
      Мещерский, как Кутузов на совете в Филях, все помалкивает, дает высказаться чинам помельче, наконец пробормотал:
      - И как, по-вашему, должна действовать эта Планетарная Служба Безопасности?
      - Как уже действуют спецслужбы России, - ответил я, - Штатов, Израиля, Аргентины... Да-да, у аргентинцев великолепный спецназ, я в курсе их двух последних блистательных рейдов. Но у Международного Комитета будет одно важнейшее отличие...
      Я помолчал, держа точно рассчитанную паузу, Бондаренко сказал наконец:
      - В чем же разница?
      - Они защищают интересы своих стран, - ответил я. - А Комитет по предотвращению глобальных катастроф должен заниматься только теми, что угрожают человечеству в целом. Не обращая внимания, своя или чужая страна в той точке планеты. С точки зрения глобальных катастроф, если у них была бы своя точка зрения, мы все одна страна и один народ человеков.
      Бондаренко нервно усмехнулся.
      - Быть спасителями мира? А потом нам все равно в спину бросят камни?
      - Это фантомная боль распада Советского Союза, - ответил я. - Придется терпеть. Постепенно уйдет. Но действовать нужно оперативно. Количество угроз растет. С некоторыми удастся справиться жесткой дипломатией, с другими - переговорами, но будут и такие, что только ударами высокоточных бомб.
      Кремнев буркнул:
      - Или высадкой спецназа.
      - Не исключено, - ответил я. - Бывает, даже ракетно-бомбовый удар не решит проблему. Тогда спецназ.
      Мещерский поднялся, мы затихли и повернули к нему головы.
      - Эти настроения уже бродят по кабинетам и коридорам, - сказал он. - Но Владимир Алексеевич с его профессорской логикой ученого сформулировал все четко и ясно. Такая структура нужна. Более того, нужно было сделать ее уже давно... А сейчас перед нею... и нами завал работы. Завтра с утра все должны быть в кабинете для совещаний уже с готовыми предложениями по структуре этого международного органа.
      - С этим все согласны, - сказал Кремнев. - Но когда начнется разговор о полномочиях, вот тогда и начнется настоящая драчка.
      Мещерский молча слушал, не опускаясь в кресло, короткое совещание окончено, теперь нам предстоит обсудить уже друг с другом, что и как можем сделать, чтобы корабль не развалился еще в процессе сборки.
      Когда мы гуськом покидали кабинет, Мещерский напомнил:
      - А вас, Владимир Алексеевич, жду сегодня в этом кабинете в двадцать тридцать.
      - Что-то особое? - спросил я.
      - Нет, - ответил он. - Иди да, это по обстоятельствам.
      В коридоре Ингрид сделала было шаг навстречу, но увидела, что мы выходим группой, отвернулась и отступила, но я видел, что искоса продолжает наблюдать за нами, как и молчаливый охранник у двери кабинета Мещерского.
      Кремнев сказал громыхающим голосом:
      - А ведь в самом деле, хайтек нас обогнал. И договариваться уже некогда. Не успеваем...
      Бронник спросил быстро:
      - Вы о чем, генерал?
      - Пора начинать наносить удары, - сказал Кремнев, голос его прозвучал как рык просыпающегося льва. - Десантными группами, ракетами с самолетов, кораблей и подводных лодок!..
      Бондаренко бросил на него удивленный взгляд.
      - Антон Васильевич!
      Кремнев посмотрел на него исподлобья.
      - Что? Не нравится?.. А я вот как интеллигент в погонах, тоже за судьбу культуры ратую!
      - Похоже, - сказал Бондаренко, - Владимир Алексеевич здорово заразил вас тревогой за судьбы мира.
      Кремнев рыкнул:
      - У меня и своя голова пока что работает. Владимир Алексеевич, на мой взгляд даже смягчает ситуацию. Он человек не военный, ему хотелось бы, чтобы как-то рассосалось само. Вообще-то и мне бы хотелось... но когда само по себе не делается, я готов применить силу быстро и в полной мере!
      Я сказал со вздохом облегчения:
      - Прекрасно, хотя мне тоже страшновато, что опаздываем. Ладно, покидаю вас, меня ждет некоторая поисковая работа, а у вас дела посерьезнее, нужно думать, как налаживать работу между разведками и силовиками всех стран...
      - Со всеми не получится, - уточнил Бондаренко. - Но достаточно Штатов, России и Китая.
      - И Евросоюза, - добавил Бронник, - а то о старой Европе совсем стали забывать.
      Я отступил, улыбнулся примирительно.
      - Ну вот, мы уже начали работу!
      
      
      

    Глава 13

      
      За спиной послышался стук каблуков, как только Ингрид ухитряется на них даже бегать, явно на такое бесцельное искусство потратила столько же времени и сил, как на меткую стрельбу. Мы, люди, многое делаем бесцельно и зряшно, даже когда понимаем, что можно было бы не делать и вообще делать не стоило.
      - В свой отдел?
      - Угадала, - согласился я. - А теперь угадай, в какой из!
      Она подумала, сдвинула плечами.
      - В Центре Мацанюка у тебя все в ажуре, а в Центре Катастроф...
      - Отделе, - поправил я, - и не катастроф, а их предотвращения... Что ты как журналистка...
      Она сказала зло:
      - Но-но, без оскорблений!.. Давай подвезу.
      - На спине? - спросил я. - Из-под дружественного огня?
      - Смогу, - ответила она серьезно.
      - Как ты меня обижаешь, - сказал я. - Мужчина, даже раненый, обязан и должен защищать женщин.
      - Шовинист! А где равноправие?
      - У эволюции прав больше, - пояснил я. - И когда распределяла права между мужчинами и женщинами, она знала, что делает.
      Автомобиль подкатил к подъезду, Ингрид села за руль и сразу пристегнулась, а мое кресло недовольно пикало, пока я не потянул на себя ремень.
      - Хочешь сказать, - спросила она и включила зажигание, - равноправия никогда не будет?
      - Будет, - заверил я. - Даже раньше, чем думаешь.
      - Когда?
      - Как только пройдем через игольное ушко Сингулярности, - ответил я.
      Она зябко передернула плечами. Уже слыхала от меня, после Перехода не будет этого биологического разделения на мужчин и женщин. Все станут такими, какими хотят, просто нечеловеками, что должно пугать и пугает нормальных людей, а радует только горстку ненормальных, которые и создают все мировую цивилизацию, науку, хайтек и отвечают за стремительное ускорение прогресса.
      Выказывая, что я босс, она чуть издевательски забежала вперед и распахнула передо мной дверь автомобиля. Или же, напротив, подчеркнула, что она, как доминант, ухаживает за слабым существом, всего лишь мужчиной.
      Кто знает, что у женщин на уме, я читаю то, что пишут на форумах и в эсэмэсках, могу подслушать разговоры по мобильнику, но пока не слышу мысли, а хорошо бы натренироваться их идентифицировать тоже четко и ясно. Вообще-то стоит серьезно подумать о таком, это же расширение возможностей человека, а главное - моих возможностей...
      - Все-таки Центр Катастроф лучше, - сказала она вдруг. - Все сокращают названия. Не сократишь сам, сократят другие.
      - За дорогой смотри, - ответил я ворчливо. - Ишь, заносит...
      - Меня?
      - И тебя тоже, - сказал я. - Центр Катастроф звучит не лучше, а красивше, но только для дураков. Правда, их в процентном отношении девяносто девять от всего населения, но все равно руководят миром двуногие из того одного процента, а им такое не нравится.
      - А как бы назвал ты?
      Я сдвинул плечами.
      - Не задумывался. Вообще-то это отдел ограничения неограничения...
      Она вывела автомобиль со двора на дороге, сразу занята левый ряд, а оттуда уже сказала свысока:
      - Это вообще ни в какие ворота!
      - Вот-вот, - согласился я. - Человеческий вид, как целое, сопротивляется неограниченному продлению жизни, тем более - бессмертия. А то, что он может вести себя как единый организм, показали войны, эпидемии, катастрофы, возникающие новые смертельные болезни...
      Она сказала с недоверием:
      - Ты считаешь, все неслучайно?.. А это реакция такого единого организма?
      - Умница, - похвалил я. - Всего сто раз сказал, и сразу поняла!..
      - Свинья.
      - Эти девяносто девять процентов, - сказал я, - еще не знают, что бессмертие в самом деле уже близко, но достанется в первую очередь народам Западной Европы.
      Она сказала хмуро:
      - Представляю, что начнется...
      - А я не представляю, - признался я. - Это же вызовет дикую ярость жителей Африки... да и не только Африки. Ярость и тревогу.
      - Потребуют, - поинтересовалась она, - чтобы бессмертие либо всем, либо никому?
      Я сказал с иронией:
      - Беда в том, что это записано в кодексе белого человека, какой бы строй там не был. И начнется война даже в Европе между теми, кто "за справедливость", и теми, кто за "наше - нам", а остальные, как хотят.
      - В страшное время живем, - бросила она.
      - Но если переживем, - ответил я, - уже ничто человечеству угрожать не сможет!
      - Если, - протянула она. - Уже и я начала говорить не "когда", а "если". Неужели ты меньший оптимист, чем я?
      - Так и должно быть, - заверил я. - Больше знаю - больше умею.
      А в самом деле, мелькнула дикая мысль, вполне возможно, моя способность не результат моей безумной отваги, когда решился на редактирование поврежденных генов, а как раз планомерное и поступательное развитие вселенной.
      Это не я вдруг получил дополнительные способности и возможности, а сама вселенная дала их мне, чтобы я предотвращал, спасал, исправлял?
      Ингрид ведет автомобиль красиво и умело, я погрузился в просмотр новостей медицины и биотехнологий, но мозг выловил и выдвинул вперед новость, для простого народа достаточно неинтересную, но сразу же всколыхнувшую игровую общественность, и не только игровую.
      Мацанюк вчера анонсировал фирму для создания одной-единственной баймы, хотя, конечно, на одной не остановится, но пока что, как заявил осаждавшим его корреспондентам, жаждет выпустить этот амбициозный проект в том виде, в каком задумал.
      Главная суть в том, что это будет некое подобие знаменитого в прошлом Симса, только при создании перса можно сразу давать ему внешность не только придуманную, но и своих знакомых или неких деятелей, будь это политики, бизнесмены, актеры или спортсмены.
      Настройка характера и привычек тоже включает в себя не пять-шесть черт, как в Симсе, а несколько сот, так что персонажи в самом деле будут оригинальными и соответствовать прототипам.
      Один из корреспондентов сразу заявил, что это по заказу политиков, которым важно на таких моделях проигрывать сценарии реакций на новые законы, выборы, события в мире. Его зашикали, хотя, как мне показалось, Мацанюк учитывает и эту возможность. Пусть не в первом варианте баймы, но по мере увеличения мощности компьютеров у рядовых пользователей в самом деле может стать серьезным подспорьем для принятия решений как для мелких предприятий, так и крупных, а затем и для правительства.
      Ну, а пока что пользователям обещан огромный и почти необъятный мир, где у персонажей будет подлинная свобода, как у людей в реале, хотя игрок может время от времени сможет вмешиваться, что-то подправлять, направлять, начинать игру сначала, заменяя этот мир совершенно другим или же просто вводя другие параметры, системы управления, тестируя режимы как демократии, так и меритократии, плутократии или олигархии...
      Вполне возможно в самом деле планирует не столько как байму всех времен и народов, так ее окрестили хитрые инсайдеры, как идеальный инструмент моделирования ситуаций.
      Да и другие полагаю, кто умеет заглядывать вперед, тоже оценили перспективу применения вовсе не как игрушку для скучающих бездельников.
      И к тому времени, когда пойдут отладка и тестирование, поступят предложения по поводу некоторой модернизации под их корпоративные или даже государственные нужды...
      Господь Бог точно не любитель слешеров или стрелялок, предпочитает величественные симы и стратежки. Об этот отчетливо говорит мудро и умело устроенная им вселенная, а также стратегия развития от Начала, который мы называем Большим Взрывом, а затем через постепенно усложнении материи, возникновении протозвезд, туманностей, галактик, гравитации, взаимодействия частиц, а в конце наступает высшая фаза развития - возникновение жизни, что уже предельный уровень и вступление в завершающий этап игры...
      - О чем замечтался? - раздался рядом неуместный голос. - Лицо у тебя больно глупое.
      Машина уже мчится на предельно допустимой, правила дорожного движения на скоростных платных магистралях намного либеральнее, чем на остальных тоталитарных, здесь оштрафуют только за что-то уж совсем вворотаневлезальное, да и что нам штрафы, легко приходит, легко уходит (на англ)...
      Ингрид руль держит свободно, почти расслабленно, но реагирует на малейшее изменение на дороге моментально.
      - Грубая ты, - ответил я без упрека. Красивых женщин как-то трудно в чем-то упрекнуть. - У меня лицо просто мужественное, не заметно? У людей нашей профессии не должно быть заметных признаков интеллекта. Сама понимаешь, почему...
      - Почему?
      Я сдвинул плечами.
      - Начальство доверять перестанет. Ну кто же из умных пойдет на службу в органы?..
      - Ну, знаешь ли, - сказала она сердито.
      - А если умный, - пояснил я, - да еще и доброволец, то либо агент госдепа, что спит и видит, либо сам думает как навредить стране почти победившего коммунизма.
      - И чтоб не победил снова?
      - А он все равно победит, - пояснил я. - Коммунизм - это не придумка Сталина, как любят говорить неграмотные либералы, а они все неграмотные, только одни избирательно, другие в самом деле такими родились в нашем гуманном обществе. Коммунизм - это мечта европейских стран о правильном и справедливом обществе. Коммунизм в Европе зародился и развивался, но там очень медленно подбирались к нему, а Россия с ее безрассудством попыталась построить это царство счастья на рывке, на чем и подорвалась.
      Она замолчала, сосредоточенно глядя перед собой на стремительно несущееся навстречу широкое полотно скоростной дороги.
      Я тоже помалкивал, перед глазами в стремительнейшем темпе проскакивают фото, ролики, новости науки, но мелькнуло снова сообщение об этой вялой болезни в многострадальной ЮАР, о которой Запад стыдливо и очень старательно помалкивает.
      Я с тоской подумал, что наши идеалы и благородные стремления нам же и вредят больше, чем худший враг. России больше всего повредила попытка построить коммунизм, светлое будущее для всего мира, а а всему миру вредит наше желание "жить по совести".
      Это "жить по совести" привело к тому, что неоправданный гуманизм уничтожил чуть ли не самую богатую, процветающую и развитую страну в мире. Здесь местные хирурги впервые сделали первую в мире пересадку сердца, здесь создали своими силами свое ядерное оружие, но добровольно - неслыханный случай! - отказались от него, здесь сосредоточены самые уникальные богатства планеты, но сейчас страна в тотальной нищете, и Запад со Штатами стыдливо помалкивает, что это они все разрушили и ввергли пятидесятимиллионный народ в катастрофу.
      В ЮАР тогда существовал апартеид, раздельное существование белых и черных, государство было богато, а черные из соседних стран стремились переехать в ЮАР, чтобы жить "под гнетом проклятых колонизаторов" и быть богатыми и счастливыми.
      Но США и Европа санкциями и давлением добились, что из тюрьмы был освобожден террорист Нельсон Мандела, лично взорвавший пятьдесят семь бомб, который первый исполнил ставшую с тех пор популярной в Африке песню "Убей белого!".
      Мандела, кстати, не отрицал, что он террорист, на суде воспользовался случаем, чтобы изложить свои взгляды на то, что Африка вся должна принадлежать неграм, потому всех белых там нужно убить.
      Белый президент Леклерк после освобождения Манделы без борьбы молча уступил ему президентское кресло, это едва ли не единственный случай в Африке, когда власть изменилась без кровавого переворота.
      И тут все началось. Мандела добивался не отмены апартеида, он хотел апартеид для белых, т.е., теперь черные - власть, а белые - рабы. Придя к власти, он объявил на белых охоту, лишь потом, спохватившись и, видя страну в разрухе, велел охранять уцелевших, но это уже не спасло экономику.
      Сейчас ВИЧ-инфекции в ЮАР стремительно вышла на первое и неоспоримое место в мире, безработица уже пятьдесят процентов, треть работающих зарабатывают меньше двух долларов в день, уровень преступности самый высокий в мире, а по образованию ЮАР на последнем.
      И вот еще эта вспышка новой болезни, как будто мало СПИДа, которым заражено треть населения, треть, это вообще не лезет ни в одни ворота.
      Но теперь о ЮАР стыдливо помалкивают как в США, так и в Европе, это же признаться, что своими тупыми санкциями разрушили одно из самых богатых и благополучных государств в мире. В России помалкивают тоже, тогда СССР поддержал Штаты и Европу в ее давлении на ЮАР насчет передачи власти от белых к черным.
      На новости об этой болезни, что то ли эпидемия, то ли нет, мозг задержал мое внимание на долю секунды, информация скудная, затем перебросил на конференцию генетиков в Париже, и тут я попировал, с наслаждением проглатывая и обдумывая темы и нюансы докладов, а также возможности, что вытекают из этих открытий.
      
      
      

    Глава 14

      
      Ингрид круто повернула баранку, автомобиль на большой скорости свернул со скоростного шоссе на длинную дугу дороги, в стороне красиво и грозно поднялись небоскребы Центра Биотехнологий, уже не квартал, а целый научный городок со всеми его атрибутами.
      Небоскребы надвинулись, угрожая обступить со всех сторон, и хотя между ними улицы, скверы и даже парки, но выглядят из-за размеров совсем близко.
      Я сказал с тоской:
      - Давай дальше. Мимо центра науки к центру пожарной команды. То-есть, центру предотвращение всемирных пожаров. И катастроф. И катаклизмов.
      Она даже не сбавила скорость, словно чувствовала, куда я на самом деле намерен попасть в первую очередь.
      Когда вскоре автомобиль резко замер у подъезда нашего здания, я покосился на ее неподвижное лицо.
      - Спешишь в ночной клуб?.. Или доставишь меня по месту назначения прямо за стол?
      Она бросила на меня презрительный взгляд.
      - Какой ночной клуб среди бела дня?
      - Я думал тебе все равно, - сказал я, - когда танцевать у шеста. Напьешься и танцуешь себе в удовольствие.
      - Сбрасывая части одежды, хотел сказать?
      - Разве это не само собой разумеется?
      Она отстегнула ремень и опустила ладонь на ручку двери.
      - Мне как-то не все равно. Лучше доставлю, а то на тебя вдруг нападут по дороге.
      - Кто?
      Она пожала плечами.
      - Поклонницы.
      - С чего вдруг?
      Она сказала многозначительно:
      - Слышала, имеешь у них успех.
      - Спасибо...
      - Пронюхали, - добавила она безжалостно, - что у тебя огромный особняк, а ты богатый и толстый, занимаешься какими-то темными делами. Женщины бандитов обожают!
      - Спасибо, - повторил я. - Тогда сразу стреляй на поражение, хорошо?.. Нужно экономить деньги на судебные издержки. А мы, как силовая структура, все спишем.
      - Не дадут, - отрезала она.
      Я сказал бодро:
      - А для чего мы выбиваем себе дополнительные полномочия? Чтобы стрелять всех, кто не понравится, и не отчитываться!
      Когда прошли через центральный вход, она сказала язвительно:
      - А безопасность у вас на нуле.
      - У нас ею заведует Ай-Эй, - пояснил я.
      - Это кто?
      - Искусственный разум первого поколения, - пояснил я.
      - А что он еще умеет?
      - Стрелять на поражение еще не умеет, - ответил я сокрушенно, - а без этого какой разум? А пока по дурости, гад, научился уступать женщинам дорогу и распахивать перед ними двери. Не дорос еще до женского равноправия!
      Она поморщилась, в ее взгляде я прочел, что хоть брехать и мастер, но прекрасно понимает, что это я дал допуск на вход. По крайней мере, в свою лабораторию и в свой отдел катастроф.
      Я нарочито отключил видеокамеры на входе, потому когда вошел в главный зал, там охнули, а Данко едва не упал со стула.
      - Шеф!
      - Ага, - сказал я злорадно, - попались?.. Капитан, посмотрите на их преступные лица с бегающими глазками. Вон особенно у того, что слева... Да и тот¸ правый, видно же, что неправый, уже можно тащить и не пущать...
      - У них и начальник такой, - согласилась Ингрид, все тут же заулыбались, - Не забыл, сегодня собрание глав отделов насчет некоторых изменений? Так что здесь не засиживайся.
      - Какие изменения, - сказал я сердито. - Коренная перестройка!
      - Изменения, - возразила она. - Слово "перестройка" лучше вообще не употребляй, не стоит народ пугать, особенно вышестоящих товарищей.
      Все заулыбались еще шире, Ингрид быстро нарабатывает очки симпатии. Даже Оксана посмотрела доброжелательно, сразу оценив у кого формы пышнее, потому Ингрид как бы в лиге пониже.
      - Ингрид, - сказал я, - садись вон за тот стол, он свободен. Поработаешь над теорией флюктационного распределения квантовой неопределенности в несуществующей среде для максимального приближения сферического коня в вакууме......
      Все замолкли в ожидании ответа, Ингрид отмахнулась.
      - Я такие задачи в уме просчитываю!.. Увидимся через три часа. Не забудь, у нас за опоздание расстрел через повешение.
      - Надеюсь, - сказал ей в спину Данко тихонько, - за шею?
      - ГРУ не НКВД, - заверил его Ивар, - теперь одни гуманисты. Как видишь, шеф каждый день рискует головой... ну пусть шеей, а мы тут наслаждаемся! Шеф, какой гранит грызть?
      Ингрид вышла, а я указал взглядом ей вслед и спросил вполголоса:
      - Ну как она?
      Данко заявил безапелляционно:
      - У Оксаны сиськи больше!
      - И крупнее, - поддержал Ивар.
      - А как колышутся, - сказал Гаврош мечтательно.
      Оксана промолчала, лицо сделала гордо недоступным, но даже Гаврош разглядел, что довольна.
      - Эх вы, - сказал я с укором. - Только сиськи и видите!
      Данко воскликнул:
      - Шеф!.. Как можно!.. Мы все рассмотрели. Но первое сравнение всегда по сиськам, все остальное и есть остальное. Мы знаем, что она капитан ГРУ и умеет стрелять точно в цель на бегу и в прыжке, но все-таки сиськи - это сиськи...
      - Они превыше всего, - сказал Гаврош со вздохом и бросил взгляд в сторону Оксаны. - Как Германия.
      Я отмахнулся.
      - Ладно, работайте, сисечники. По юаровскому вирусу постарайтесь собрать что-то еще. Завтра к утру жду выводы и рекомендации. Вдруг там что-то серьезное. Иногда именно так и начинается лавина.
      Они испуганно склонились над столами, а я прошелся по залу, еще раз просканировал кто чем занимался, теперь даже стереть улики невозможно, когда знаешь где и как искать.
      - Гаврош, что за ролики скачал перед нашим приходом?
      Он повел рукой, экран по его жесту переключился на сцену кровавой бойни в просторной квартиры. Несколько трупов в гостиной, двое в прихожей, ноги одного торчат из ванной, еще один в луже крови распластался на пороге балкона.
      Я все понял, разом поглядев сопутствующие материалы, сказал с сердцем:
      - Всего лишь один крохотный хакер!.. А сколько народу положили!.. И сколько еще скрылось...
       Данко сказало бодро:
      - Выловим!.. Вишь, Гаврош, как мог бы кончить?
      - Это да, - согласился я, - но как мир меняется... Бандиты, тупые бандиты, но теперь не вокруг пахана, а вокруг малолетнего хакера! Куда мир катится...
      - Мир меняется, - сказал Ивар со вздохом. - Я съездил на выходные на дачу, а когда вернулся, решил, что рехнулся. На той стороне улице, где всегда, помню, были три пятиэтажных домика, теперь высятся две сорокаэтажные башни!..
      - И что? - спросил Данко. - Сейчас так уже строят. Могли бы и быстрее. За сутки.
      - Так я ж не видел, - объяснил Ивар, - как сносили старые, как расчищали место... Просто приехал - стоят два красавца так, будто там всю жизнь стояли!.. А бандиты что, им все равно кого охранять, лишь бы деньги шли. А хакеры зарабатывает сейчас, как банкиры...
      Гаврош пискнул:
      - Не все, не все.
      - Ты не хакер, - одернул Ивар сурово, - а подследственный преступник. Временно отбывающий.
      - А вы все за что отбываете? - спросил Гаврош ехидно.
      Данко повернулся к экрану перед своим столом, там по его жесту появились и начали быстро сменяться кадры с циклопическими установками, разрушенными и дымящимися, появились люди в синих халатах, объектив сместился на хорошенькую ведущую.
      Быстро и щебечуще, она протараторила, играя глазками и двигая сиськами:
      - Мощнейший взрыв неизвестного происхождение прогремел семь минут тому на улице Рахманинова. Эксперты устанавливают причины...
      Данко повел рукой в сторону катастрофы.
      - Зримо? Обыватель обеспокоенно скажет что-то типа куда мир катится... но мы знаем, что все гораздо опаснее. Как говорит наш мудрый шеф, хайтек только набирает скорость, а это такой каток... Наблюдение Мура, которое обыватели по простоте душевной и ввиду не обременённости разумом назвали законом, продолжает действовать. Дальше будет еще непредсказуемее... просто потому, что за всем не уследить, хотя шеф велит уследить... так что уследим, ему виднее, даже если не уследим... но кто тогда с нас спросит?
      Я не отрывал взгляда от экрана, выжившие один за другим рассказывают, что по их мнению произошло, но, судя по их лицам и бессвязным речам, это не те люди, которые что-то вообще могут знать о работе лаборатории.
      - Вообще-то я мог бы узнать, - проговорил я медленно. - Судя по их документации, занимались примерно тем же, что и моя лаборатория в Центре Мацанюка... нет-нет, не перепрограммированием генов, но не железом точно. Это больше касается исследований в области митохондрий и оболочек аксонов.
      Данко спросил в изумлении.
      - Шеф, вы уже и в их документацию?
      Я поморщился.
      - Теперь хранят не в папках, а в электронном виде, если ты еще не знал. Пусть даже в защищенном облаке. А это хоть и проще, но чреватее. В том смысле, что мы сотрудничаем с ГРУ, если вы еще помните. А оно такие вещи отслеживает даже с удовольствием. Но не всегда удается предотвратить... или успеть.
      - Так что там взорвалось?
      - Понятия не имею, - ответил я. - митохондрии точно никак не могли взорваться с таким треском. Как и все, что применяется для работы с ними.
      На центральном экране по взмаху моей царственной длани появилось лицо немолодого мужика с угрюмым взглядом и широкой нижней челюстью.
      - Это Ганс Кранерц, немецкий американец с паспортами ряда европейских стран и местожительством в шести государствах, где он солидный бизнесмен с несолидной репутацией, всем нравится, от женщин до контрабандистов. Вообще всем хорош, всем готов помочь, вот только полиция им недовольна. Нам интересен тем, что если кому нужно быстро сменить документы и незаметно покинуть страну, то большинство обращаются к нему. Что интересно, как в Штатах, так и в Европе. У него, как у ИКЕА, свои филиалы по всему миру!
      - А документы приходят в разобранном виде? - спросил Данко.
      - Морду лица тоже меняет? - спросил Ивар деловито.
      - За оговоренную сумму, - ответил я, - это тоже быстро и умело. Сейчас пластические хирурги больше работают на мафию, чем на голливудских звезд.
      Гаврош потрогал оттопыренные уши, всмотрелся внимательно.
      - И сколько берет?
      - Еще у него схвачено на таможне, - добавил я, - потому можно ввезти в страну или вывезти хоть слона Ганнибала, никто и не увидит. Особенно прочные позиции в исламских странах.
      - Хорошие страны, - сказал Данко с чувством. - Демократические, исполненные всяческих свобод.
      - Да, - согласился я, - гомосексуалистов почти везде казнят в тюрьмах, а простой и потому считающийся честным и беспорочным народ таких просто забивает камнями. На городских площадях.
      Гаврош сказал с восторгом:
      - Настоящий демократия!.. Мнение народа - во главу угла! Хочу там жить... Всегда бы ходил с камнями в карманах, мечта такого далекого детства...
      Ивар сказал непонимающе:
      - Гомосексуалиста можно и здесь подстеречь в подворотне и бить камнями. Хотя лучше битой. Рекомендую очень дешевые и практичные в магазине "Спорттовары". Туда мячи даже завозить перестали, но все новые партии бит расходятся на ура.
      Данко отмахнулся.
      - А мне вот насрать на твоих гомосексуалистов. На слона хочется посмотреть. Сам бы попробовал такого через таможню, жил бы у меня в квартире, тещу бы задавил...
      - Почему это мои? - сказал Ивар обидчиво. - У меня даже слона нет, а ты о каких-то американских гомосексуалистах. Шеф, я нащупал еще шесть потенциально опасных групп. Таятся сверх всякой меры, но точно не педофилы или копрофаги, те уже почти разрешены нашей демократической демократией...
      - Отслеживай, - согласился я. - Этот Ганс всем гансам Ганс. Если что, пошлем группу спецназа ГРУ. Время такое, снова нужно стрелять, а потом спрашивать паспорт.
      Оксана все это время слушала, как вижу по ее фигуре и замедленным движениям, но даже не повернулась в нашу сторону, слишком мы все сегодня особенно грубые и неодухотворенные.
      Я быстро просмотрел, как и что делает, молодец, старается реабилитировать женщин, полных дур в программировании, как полагает девяносто из ста мужчин, а остальные десять так не считают, так как не знают, что такое программирование.
      - Оксана, - сказал я, - проработаешь в таком же темпе месяц, дам пряник.
      Она спросила тихонько:
      - Большой?
      - В обеих руках держать будешь, - пообещал я.
      
      
      

    Глава 15

      
      Раньше в газете все новости размещались на четырех страницах. Хотя вообще-то новости на первой и немного на второй, а дальше обзоры и толкования, но сейчас, чтобы не потерять день, лучше не попадать на новостные сайты.
      Зачитаешься, все свежайшее, сенсационное, переворачивающее мир или наше представление о нем, открытия, изобретения, перевороты в науке, технике, политике, экономике, невероятные прогнозы а ближайшее будущее...
      Самая последняя новость: один из директоров компании, шантажируемый захваченной в заложницы семьей, отнес и поставил бомбу в нужное место, куда мог пройти только он и еще несколько человек, как люди с нужным уровнем допуска.
      Бомба взорвалась и уничтожила весь дата-центр и корпус с уникальным оборудованием, на сборку которого ушло несколько месяцев. Ущерб нанесен на полмиллиарда долларов, не говоря уже о такой мелочи, как пятидесяти двух погибших, хотя, конечно, о них писали и картинно горевали больше всего, хотя на их места специалистов хватает, а вот на восстановление разрушенного корпуса уйдет несколько месяцев...
      Парящий над дымящимися развалинами дрон выдает картинки сразу с трех камер, установленных под разными углами. Спасатели уже приступили к работе, тяжелая техника по разборе завалов только подходит, а пока что с помощью собак пытаются отыскать уцелевших под развалинами раненых.
      Давно сказал со злостью:
      - Предупреждали же...
      - Дураки, - сказал Ивар и добавил голосом министра иностранных дел, - дебилы, бля.
      Я молчал, они повернулись ко мне, я проговорил неохотно:
      - Не хочу признавать преимущество ислама, но это как раз тот случай.
      - В терактах? - спросил Данко.
      - В вере, - ответил я. Наткнувшись на непонимающий взгляд, пояснил: - Представь себе, что тот директор мусульманин. Захвати его семью и предъяви те же условия, что ответил бы? Сказал бы, все мы в ладони Аллаха, только Всевышнему решать, когда кому умереть, а он не предаст страну и веру. И все они готовы пожертвовать собой ради победы ислама.
      Все настороженно молчали, я чувствовал их растущую враждебность, а Ингрид сказал еще резче:
      - Шеф, вы за победу ислама во всем мире?
      Я вздохнул.
      - Какие ж вы все... узкодиапазонные. Попробуй замени "ислам" на "демократию", "либеральные ценности", "права человека"! И ответь, хоть один человек в Европе готов умереть за демократию?.. За либеральные ценности?..
      Ивар первый отвернулся вместе с креслом к дисплею на столе, остальные переваривали дольше.
      Данко сказала непримиримо:
      - А как же фраза не то Черчилля, не то еще кого-то, что, дескать, я ненавижу ваши убеждения, но готов умереть за то, чтобы вы могли их высказывать свободно?
      Я посмотрел с интересом.
      - Вся ценность этих пустых фраз в том, что звучат красиво и возвышенно. Но в Европе... да и в России не найдется человека, который не то, что умереть, даже прищемить пальчик не согласится для того, чтобы какой-то дурак с тобой свободно спорил!
      Он вздохнул.
      - Да, но фразы красивые. И чем человек глупее, чем больше постит такой хрени в соцсетях. Ладно, я понял и пошел-пошел... На той дороге такая толпа попутчиков!
      Гаврош сказал угрюмо:
      - Слышал, за победу коммунизма жизнями жертвовали.
      - В начале строительства, - уточнил я, - а потом потихоньку пропитались либеральными ценностями, хотя и назывались все еще коммунистами. Потому строительство замерло, а потом и вовсе начало рушиться... Ладно, все за работу!.. Проверить по всей планете где еще производятся эти элементы. Смотреть строго, кто из посторонних начинает проявлять к ним интерес. Это должно стать заметно в ближайшие дни... Что там с эпидемией в ЮАР?
      Данко сказал просительно:
      - Шеф, эта эпидемия вроде бы не опасная, а вот между Габоном и Камеруном идет полномасштабная война, в которую готовы вступить Нигерия и Конго, а еще присматриваются Чад, Бенин и Нигер.... Даже Уганда привела все войска в боевую готовность! Может быть, сосредоточиться на этом поле?
      Ивар сказал он своего места:
      - Поддерживаю. Вообще сейчас самые масштабные бои не на Ближнем Востоке, как все пишут, а в Африке...
      Оксана сказала со вздохом:
      - Мало хлопот, а тут еще и Африка!
      - Нам только кажется, - напомнил я, - что это что-то мелкое и очень далекое. Помню, один штатовский инструктор объяснял солдатам перед отправкой в Африку: "..и если кто-то из местных придурков начнет вам доказывать, что их гребаная Африка больше нашего Техаса, то вы, ребята, не спорьте, не спорьте с придурками..."
      Ивар засмеялся.
      - Да, смешно насчет Техаса, но наши соотечественники тоже абсолютно уверены, что необъятная Россия с ее сибирскими просторами и Дальним Востоком покрупнее Африки!
      - А разве не так? - спросил Гаврош то ли наивно, то ли потролливая серьезного Ивара.
      - Россия трижды уместится на африканском континенте, - сказал Ивар авторитетно. - Или дважды, это точно. И народу там... как муравьев на дохлом слоне! Это во времена моего деда в Африке были только бушмены и готтентоты, но куда-то делись, а взамен с деревьев слезло столько умных, что теперь там тысячи стран!.. Каждое племя - уже народ!.. И все дерутся один с другим!
      Я обвел взглядом их серьезные лица.
      - Да, верно. А ко всему еще в Африку пришел ислам... не самого мирного разлива. Там ко всем радостям еще и религиозные войны!.. Всех со всеми. Так что бдите!.. Теперь ваши промахи будут отражаться не только на вашей кошке или хомячке в клетке, а на странах и народах.
      Ивар повернулся к стене с экранами. На двух боковых как раз новости о событиях в Африке: боях, масштабных наступлениях,
      - Значит, займемся Африкой?
      - Нет, - отрезал я. - Африкой пусть занимаются люди помельче. Президенты стран, канцлеры, премьеры, а мы сосредоточимся на важных проблемах. Неважно где они, в Африе или Норвегии. Вопросы еще есть?
      - Не уходите, шеф! - вскрикнул Данко. - Вот смотрите, это Аладырин, знаменитейший генетик, он сегодня выступил с теорией, что силой внушения можно менять структуру генов и продлевать себе жизнь чуть ли не до бесконечности.
      Оксана повернулась в его сторону вместе с креслом.
      - Правда?
      Данко сдвинул плечами.
      - Это шеф решит. Ему виднее, он же шеф и жалование может убавить, а может и прибавить, что уже давно собирается, хоть нам и не говорит. Аладырин рассказывал об эффекте плацебо, что люди, когда верили в это лекарство, выздоравливали, в то время как те, кому давали настоящее, не выздоравливали, так как ворчали, что все врачи жулики, только о деньгах думают, и так далее.
      - Очень хорошо, - сказал Ивар одобрительно.
      Я спросил с сомнением:
      - Что, в самом деле эффект внушения настолько силен?
      Ивар пожал плечами.
      - А я откуда знаю? Я ж не говорю, что он прав. Я вообще в генетике нуль. А то и вовсе ноль.
      - Но...
      - Я говорю, - пояснил он, - теория хороша! Снимет часть напряжения в обществе. Вот так просто дает надежду вылечиться и продлить свою жизнь простой верой в исцеление и продление жизни. Те, у кого нет денег, получат шанс.
      - Настоящий?
      Он дернул щекой.
      - Да какая разница? Вы же сказали, наша цель - предотвращать конфликты, снижать напряжение в обществе, не допускать социальные и прочие взрывы? Эта теория для этой цели так же хороша, как и лотереи, которые правительства ряда стран запустили по рекомендации таких же умных, как я, в общегосударственных масштабах. Каждый может, вытащив счастливый билет, стать мультимиллионером!.. И сразу часть тех, кто выходит на площади с протестами, поджигает автомобили и бьет стекла витрин, останется дома и будет ждать конца года, когда проведут розыгрыш главного приза,
      - А потом? - спросил я с интересом. - Выйдет бить окна?
      Он засмеялся.
      - Шутите? Купит два билета или сразу десяток, чтобы повысить шансы. И снова будет ждать год. А для нас это так важно - выигрывать год за годом.
      - Но в конце-концов, - сказал я, - терпение кончится.
      Он посмотрел на меня свысока, улыбнулся, как милому и потешному придурку.
      - Владимир Алексеевич, да вы еще в этом году придумаете, чем его занять еще, чтобы не бунтовал против власти и не мешал нам работать и даже как бы трудиться на благо какого-то там общества!
      - Проработай, - сказал я поощряющее. - Дело не нашего высокого уровня, но передадим наверх, займутся отделы культуры и пропаганды, пусть хоть немного поработают перед полным исчезновением в момент Перехода.
      - Нашего Перехода, - сказал Ивар зловеще.
      
      
      
      

    Часть 2

      

    Глава 1

      
      Внутренние часы отслеживают время, а мозг без команды и даже без спросу отследил ситуацию на дорогах и предупредил, что лучше выехать за семнадцать минут раньше, чтобы не зависнуть в пробках.
      В кабинет Мещерского я вошел минуту в минуту, часть мозга в самом деле способна работать как компьютер, получая записи со всех видеокамер на дорогах и точно рассчитывая время для каждого участка.
      Кроме Мещерского, Бондаренко и Кремнева присутствуют несколько незнакомых мне лично человек, хотя знаю как облупленных по их работе, вообще-то не слишком впечатляющей, что и понятно: ГРУ обложен такими красными флажками и запретами, что вообще непонятно, как еще дышит.
      С другой стороны, в остальных странах с этим еще хуже, демократы до свиного писка страшатся своих же силовых структур и всячески ограничивают их работу.
      Я сел в заднем ряду и молча слушал. Мещерский обрисовал продолжающую нарастать нестабильность в мире, где угроз все больше, террор все опаснее, глобальнее, некоторые группы нелегалов обладают бюджетами, сравнимыми с валютными запасами ряда стран.
      Все знакомо, все это знают, я терпеливо ждал, скажет ли Мещерский что-то новое или же поосторожничает по обыкновению. Чем человек выше по должности, тем он осторожнее, этим я только и могу объяснить полное отсутствие Бога в нашем мире, потому что только одно присутствие все изменит кардинально и, конечно, не в лучшую сторону.
      - Но сейчас главное, - проговорил он наконец, и нотка злого торжества проскользнула в размеренном голосе, - в Штатах наконец-то заработала, подталкиваемая силовыми структурами, тяжелая и неповоротливая машина власти! Вы все это заметили... А если уж заработала в Штатах, задвигались и в остальном цивилизованном мире...
      Собравшиеся в его кабинете тоже задвигались, оживились. Все знают, еще вчера было созвано по инициативе Штатов внеочередное заседании ООН, и хотя результатов официально пока нет, обсуждение обещает быть долгим и бурным, потому что на повестке дня во весь рост встал острый вопрос насчет усиления всеобщего контроля ввиду рисков глобальных катастроф.
      - Мощная волна протестов, - сказал Мещерский, - была ожидаемой. Пока о результатах говорить рано, но Россия, Штаты и вся Европа выступили на редкость единым фронтом!
      - За контроль? - спросил кто-то с едва заметной ноткой недоверия в голосе.
      - За строжайший контроль, - заверил Мещерский. - Даже Европе припекло так, что проголосовала за право инспекции в любой момент в любом месте!
      - Несмотря на?
      - Несмотря, - подтвердил Мещерский. - Сперва выживаемость цивилизации, потом политесы.
      Он начал рассказывать подробно и обстоятельно, но я за пару секунд просмотрел все материалы совещания в ООН и все записи с видеокамер, установленных в зале и за его пределами, вплоть до тех, что в туалете, увидел как совсем иное в кулуарах говорят те, кто красиво и пафосно выступал с трибуны, однако и такая характерная для дипломатов двуличность не особенно портит победную поступь прогресса в единении человечества.
      Правда, часть стран вообще отвергла возможность объединения силовых структур, часть благоразумно согласилась, но тут же начали настаивать, что у них все под наблюдением, потому справятся своими силами.
      Однако, к счастью, представитель Штатов, при откровенной поддержке и заметном подталкивании Россией, заявил в непривычно жесткой форме, что со странами, которые могут угрожать неконтролируемой деятельностью всему человечеству, будут поступать жестко и согласно закону, который вот сегодня примут на совместном заседании.
      Глава делегации России уточнил, что для ускорения работы закон будет принят на совещании Штатов, России, Евросоюза и Китая. Остальным, чтобы не было лишних проволочек в дебатах и пространных обсуждениях, будет предложено присоединиться.
      Страны, возжелавшие остаться вне рамок нового закона, добавил он, могут столкнуться с вторжением объединенных сил, сменой правительств, внешним управлением, а на местах в таких случаях будет установлена военная администрация.
      Его слушали в настороженном мрачном молчании, даже представители Штатов и Евросоюза, а он подчеркнул в заключительном слове:
      - Феодализм остается в милом прошлом!.. Мир становится единым. Это не газетное клише, а наша реальность. Примите ее... или мы примем ее за вас.
      Поочередно выступили члены стран Евросоюза, хотя ничего нового не сказали, Европа давно уже не та, а в конце штатовец напомнил:
      - Мы все понимаем и то, что часть стран согласится с нашим давлением, но втайне попытаются отстаивать свое право делать запретное. Должен предупредить очень откровенно: туда будут забрасываются группы наблюдения, тайные или явные, а любое противодействие им грозит жестокими карами на всех уровнях. Вплоть до смены правительств.
      - И режимов, - добавил глаза российской делегации.
      Дальше пошли повторы, прения, в которых одни и те же доводы повторялись в разных вариантах, я мысленным усилием перекрыл тот канал и вернулся в кабинет Мещерского.
      От макушки до пят охватило странное облегчение, словно миновала гроза и не затронула мой сад, мои цветы, мой так тщательно возделываемый мир..
      Наконец-то заработало... Теперь штатовцы не остановятся, это же одновременно и легализация их власти. И хотя не самая лучшая идея вот так взять и пустить на мировой трон американского бюргера, но этот вариант лучше, чем гибель человечества.
      Да и не на самом троне штатовцы, у России достаточно сил, чтобы пустить всю Америку в распыл, так что решения принимаем вместе. Это просто консенсус. Но консенсус лидеров, озабоченных судьбой всего мира, так что нет предмета для разногласий.
      Почти нет.
      Мещерский сказал ясным голосом:
      - Теперь поговорим о частностях. То-есть, вернемся к нашей повседневной работе. Наши аналитические группы обнаружили в Индии целую сеть подпольных лабораторий...
      Бондаренко уточнил:
      - Речь не о старом добром кокаине или героине, как многие подумали. Никого не хочу обидеть, но это ерундой теперь занимаются службы попроще. А здесь речь о более могущественных корпорациях...
      - Если это не дуло рук государства, - добавил Бронник.
      - Нет-нет, - сказал Мещерский. - Похоже, там какое-то оружие создает все же не государство. Государство сумело бы упрятать получше. В какие-нибудь специально вырытые туннели, а не довольствовалось непроходимость джунглей.
      - И выставило бы армию для защиты, - сказал кто-то из зала.
      Бондаренко сказал с сомнением:
      - Государство в таких случаях старательно делает вид, что ни о нем даже не догадывается. А у корпораций сейчас такие возможности, не всякое государство в состоянии тягаться.
      Кремнев тяжело задвигался, кресло протестующе пискнуло, он сказал веско:
      - А еще корпорации не слишком стесняются нарушать законы. Робингуды, в общем. Бригантины поднимают паруса.
      Он перевел взгляд на меня, я ответил с нажимом:
      - Паруса порвать, пиратов на рею!.. На месте, без суда и следствия.
      
      
      Совещание длилось еще около часа, но я слушал не то, чтобы в полуха, но еще внимал и миллионам голосов в телефонных переговорах, просматривал записи видеокамер по Москве, Вашингтону и в крупнейших городах Европы, Китая и арабского мира.
      Мозг бдительно отцеживает всю массу через фильтры, оставляя вне зоны интереса разговоры о футболе, пиве и сексе, что занимает девяносто пять процентов человеческих стремлений, так что в сухом остатке кроме новостей науки, она в приоритете, теперь еще и эта вот тревога из-за растущих вызовов.
      В кабинетах Москвы, Вашингтона, Пекина, Берлина и других столиц эта тема муссируется все чаще и напряженнее. Сама тема насчет спасения человечества от людей кажется слишком новой и дикой даже для государственных деятелей, а кому, как не им, казалось бы, ухватиться за глобальные вопросы?
      Все еще мало кто соображает, что появилась угроза нового типа: человечеству в целом начали угрожать отдельные люди, что раньше было невозможным даже теоретически. Аттиле или Чингисхану нужны были армии, да и то вред был крохотным, а сейчас один человечек в подвале на коленке в состоянии модифицировать обычный вирус гриппа так, что он станет смертоносным для всех, пусть и ненадолго.
      И не вдолбить слишком уж либеральным, что интересы человечества важнее интересов и прав любого человека на земле. Нет, им лучше пусть погибнет весь мир, чем простой человечек допустит установку видеокамер в своей квартире! Что ж, с простыми и поступать нужно просто.
      Когда Мещерский объявил совещание оконченным, все начали подниматься, а он кивком пригласил меня подойти ближе.
      - Владимир Алексеевич, как у вас?:
      - Спасибо, Аркадий Валентинович, - ответил я. - Отдел работает, не разгибая спин. Угрозы растут, только успевайте гасить... А тут еще и сами даем им оружие...
      Он вскинул брови.
      - Вы о чем?
      Я сказал ровно:
      - Через шесть часов в джунгли Замбии упадет спутник. С ядерным компонентом на борту.
      Он дернулся, глаза расширились.
      - Это... это уже нечто из ряда вон!.. Ядерный взрыв возможен?
      - Исключен, - заверил я.
      - Но все равно...
      - Да, - согласился я. - Нужно успеть отыскать до того момента, как подберут пастухи готтентотов...
      - Пастухи о нем не сразу узнают, - сказал он мрачно. - А вот те, кто поосведомленнее...
      - Надо поторопиться, - согласился я.
      - Собрать достаточно мощную атомную бомбу, - сказал он, - сейчас отвратительно просто. Инструкции есть в интернете. Главное, успеть к спутнику, а там просто быстро вытащить именно нужное...
      - Успеете, - сказал я. - В посольстве есть пара ваших людей.
      Он дернулся.
      - А вы откуда... Ах да, от вас ничто не укрывается. Да, конечно, они успеют. Лишь бы обошлось без стычки с местными бандами... Но почему не сгорел при входе в атмосферу?.. Э-э, в более плотных слоях атмосферы?
      Я просмотрел за секунду все о таких спутниках, об особенностях термостойкой обшивки, уже все понял и начал было объяснять, но он прервал:
      - Простите за неуместный вопрос. Это к делу не относится. Не сгорел, это данность, с которой надо считаться. Все, отправлю сигнал по красной линии... Кстати, Владимир Алексеевич...
      Он остановился, чем-то смущенный, я спросил вежливо:
      - Я весь внимание, Аркадий Валентинович.
      Он сказал со вздохом:
      - Военный министр, заинтересовавшись этими новыми вызовами, попросил меня что-нить такое, чтобы почитать перед сном...
      - Пострашнее?
      - Да, - ответил он, - но в простом изложение. И без графиков, это его пугает.
      Я подумал, для приличия, хотя что тут думать, выбирать не из чего, сказал очень серьезно:
      - Пусть почитает Турчина или Никонова. А лучше того и другого. Турчин написал свои фундаментальные труды для полупростого народа, нормальный простой такое даже читать не станет, а наш народ сверху донизу весь предельно простой...
      - А этот... Никонов?
      - Никонов, - пояснил я, - и совсем загнул фундаментально настолько, что и полупростой мозги вывихнет, но зато проглотит упрощенное изложение журналиста, где все преувеличено в разы, обещаны как суперпрорывы и достижения, так и глобальные катастрофы каждый день без перерыва на обед.
      - Нет, - сказал он серьезно, - журналистов он не любит и не верит.
      - Тогда Турчин и Никонов, - ответил я. - Оба стараются писать очень просто, хотя не всегда удается.
      - Спасибо, Владимир Алексеевич. Понесу науку в военные массы.
      - Военные тоже люди, - сказал я, хоть и сам уловил сомнение в своих словах. - Хотя, конечно...
      - Да-да, - подтвердил он. - Это присутствует.
      
      
      Данко первый увидел, как распахнулась дверь, а на пороге вырос я, их грозный и всевидящий, как и положено, шеф. Заорал довольно, все обернулись.
      Ингрид, как мне показалось, чуточку воззавидовала такому ликованию. Видно же, что рады искренне, прибежал и Мануйленко, Оксана застенчиво улыбается, на щеках яркий румянец, а пышная грудь вздымается, как волны Днепра, когда тот рэвэ та стогнэ.
      Гаврош, опережая Ивара, спросил живо:
      - Шеф, все закончилось?
      - Для нас только начинается, - заверил я. - Мы покажем, что по безопасности впереди планеты всей!.. И вообще самые лучшие... Давайте по чашке кофе, отпразднуем победу над силами Зла, раздам цэу, а потом вернусь под конвоем капитана Вервольфовой в цитадель генерального руководства. Есть нерешенные вопросы.
      Ингрид сказала язвительно:
      - Не пугай детей. Они же все такие доверчивые.
      - Возвращайтесь живым, - сказала Оксана застенчиво.
      - А то она не любит зомби, - пояснил Гаврош. - Хотя кто женщин знает...
      Она замахнулась на него, он с преувеличенным страхом спрятался за Ивара.
      - Я скоро, - пообещал я. - Вопросы, которые нерешенные, требуют вдумчивого подхода.
      Ингрид, выказывая, что хорошо ориентируется в нашем офисе, так как работает здесь, хотя на месте и не бывает, собственноручно дала кофейному аппарату строгий приказ приготовить всем двойной экспрессо, а сама быстро и умело сделала бутерброды.
      Ивар сказал вдруг:
      - Шеф, а эпидемия в Кейптауне распространяется!.. Есть сообщения, что даже уличные банды, заполонившие города ЮАР, уходят группами в уютные места и там укладываются спать, чтобы потом с новыми силами убивать и грабить.
      Данко буркнул:
      - Лучше бы и не просыпались. У меня тетя полгода тому побывала по работе в Кейптауне... До сих пор просыпается с криком. Представьте себе: Кейптаун - солнечный город прекрасных небоскребов и богатых вилл в пригородах. И вот после отмены апартеида в небоскреб самовольно вселяется дикое племя из джунглей, что из принципа не желает пользоваться туалетом, а в ванной разводит костры. Они срут в шахту лифта, а когда там говна набирается до уровня четвертого этажа, на это уходит два-три года, перебираются в соседний небоскреб!
      - Да, - согласился Ивар, - я как-то читал в инете памятку для приезжающих. Там типа того, что все стекла в автомобиле должны быть постоянно закрыты, не останавливайтесь даже на красный свет, а то ограбят, не останавливайтесь, если вас догоняет полицейская машина, там далеко не всегда полицейские, и вообще приезжаете в страну на свой страх и риск, полиция ситуацию не контролирует, вся власть в руках уличных банд...
      Я сказал без охоты:
      - Ивар, собери больше данных, что там творится. Нет, пусть этим займется лучше Гаврош, а ты занимайся делом.
      - Какая-нибудь лихорадка Денгэ, - предположила Оксана, - что не Дэнге и не лихорадка, но все равно гадость...
      - Вирус Эбола, - сказал Гаврош авторитетно. - Только мутировавший. Или постаревший и потому хочет отдыхать и спать.
      Ингрид напомнила:
      - Ребята, пейте кофе да возвращайтесь к работе. Вашему шефу предстоит важная встреча с руководящими товарищами из Генштаба.
      Ивар сказал с апломбом:
      - Шеф, задайте этим руководящим товарищам!.. Пусть знают, что тут им не там. Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, а что руководящие в сказках понимают?
      - Сказки бывают страшными, - сказала Ингрид, - и очень страшными. Так что не увлекайтесь своим сингуляризмом.
      - Сингулярностью, - поправил Данко с подчеркнутым презрением научного работника к меднолобым, что даже такие обиходные слова запомнить не в состоянии. - Это мир, где погон не останется. Вот счастье-то... я хотел сказать, трагедия, правда?
      
      
      

    Глава 2

      
      За генералом Гонтой я присматривал с момента, как Мещерский сообщил о новом кураторе со стороны Генштаба. Долго ждать не пришлось, полчаса назад он вышел из здания военного министерства и, велев включить водителю мигалку, назвал адрес Центра Стратегических Рисков.
      Это я все еще скромно называю отделом, но генералу приятнее командовать чем-то крупным и даже величественным, потому да, для него это центр, даже Центр, так будет говорить и писать в отчетах...
      Я рассчитал время на дорогу достаточно точно, включая и да небольших затора на перекрестках, и когда его автомобиль остановился у подъезда, спустился по ступенькам навстречу.
      - Генерал, - сказал я благожелательно, - я доктор Лавронов, вы обо мне уже знаете. Спешу быть для вас полезным, потому сообщаю, что вы как бы весьма зря не ответили на тот звонок....
      Он насторожился, взглянул исподлобья.
      - Какой?
      - Когда ваш автомобиль подъезжал к этому подъезду, - пояснил я чуточку многословно, - вам звонили на личный номер. Личный, но тайный. Ваша знакомая Антонина Евлашкина настойчиво просит вас прислать денег для отправки вашей внучки в детский лагерь на лето. Думаю, лучше вам это сделать сразу, пока жена не узнала.
      Он вздрогнул, напрягся, с лица медленно отхлынула кровь.
      - Откуда... откуда вы знаете?
      - Неважно, - ответил я скромно. - Возможности нашей группы невелики, но все-таки... работать, как вы видите, мы уже начали.
      Он уже пришел в себя, сказал резко:
      - Это было когда я был курсантом Одна медсестра забеременела, жениться я не стал, но помогал ей деньгами. А когда женился на другой женщине, с которой в браке вот уже тридцать лет, то... иногда помогал тоже. Вот и все. Никакого криминала!
      - Понимаю, - согласился я. - Просто не желаете огорчать жену. Но отказаться от ребенка не можете, теперь есть такие вещи, каких раньше не было, вроде теста ДНК...
      Он поморщился.
      - Да, это огорчит жену. Но не настолько, чтобы поставило под удар наш брак или мою карьеру!
      - Согласен...
      - Ну вот, - сказал он, успокаиваясь. - На этот крючок меня не поймать.
      - И не пытаюсь, - заверил я. - И даже на тот, где курсантка военной академии Зара Айдаридзе три года назад забеременела от вас, родила и теперь вы ей тоже помогаете.
      Он дернулся, лицо снова стало бледным.
      - А это откуда...
      - Неважно, - ответил я снова. - Главное, знаем. Ваша жена точно огорчилась бы, скажем мягко, узнав про эту несчастную сиротку.
      - Не впутывайте мою жену! - велел он резко.
      - Генерал, - сказал я, - не нужно повышать голос. Ну, вы меня поняли. В свою очередь не буду повышать я, хотя я не всегда такой вот интеллигентный и просто удивительно вежливый... Что-то в леу сдохло, видать.
      Он почти прошипел:
      - Что вы задумали?
      - Берегу вашу карьеру, - пояснил я. - На службе сразу сделают выводы, если станет известно...
      Он застыл, а после напряженного молчания голос прорезался совсем безжизненный:
      - Это подло.
      - В природе нет понятия подлости, - пояснил я. - Зато есть целесообразность.
      Он чуть наклонил голову, рассматривая меня исподлобья, взгляд и выражение лица стали, как у быка, готового безрассудно атаковать противника.
      - Чем новее отдел, - произнес он сдавленным голосом, - тем люди в нем подлее и бесчестнее. Что вы хотите этим шантажом?
      Я чуть-чуть развел руками, но ответил так же сухо и без интонаций:
      - Ничего. Думаю, и вам лучше от нас ничего не хотеть.
      Он несколько мгновений сверлил меня ненавидящим взглядом.
      - Вижу, вы уже в самом деле начали работу... Или это кто-то снабжает вас из наших?
      - Ваши не знают, - заверил я.
      - Уверены?
      - Проверено лично, - сообщил я. - Более того, скажу вам в частном порядке и в виде жеста доброй воли, который вы просто обязаны оценить, как человек с принципами...
      Он молчал, я произнес пониженным тоном:
      - Та сиротка вовсе не сиротка, а умелая охотница за богатыми мужьями. Или, как говорят на Западе, золотоискательница. Рассчитывала, что вы западете на ее молодость и модельную внешность, бросите старую жену и женитесь на ней... Но вы устояли, что вам в плюс. Вижу, вы человек в самом деле с принципами. Старую жену бросать не намерены. Не так ли?
      Он произнес высокомерно:
      - Такие вопросы даже не обсуждаются.
      - Прекрасно, - ответил я. - Но, конечно, этот случай можно подать и так, что извращенный старый развратник трахает всех курсанток направо и налево, даже отчисляет тех, кто сразу же не раздвинул перед ним ноги... У вас, как у всех людей, есть противники, что не преминут воспользоваться случаем.
      Набычившись, он смотрел на меня зло и непримиримо.
      - И что вы хотите?.. Чтобы я не лез в ваши дела?
      - Сразу хватаете на лету, - сказал я. - Да, у нас секретный отдел, и потому нам не нужны проверки ни народных избранников, ни чинов из Генштаба, у которых болтливых любовниц больше, чем у вас, генерал.
      Он продолжал сверлить меня злым взглядом.
      - Мне понятно желание сохранить секретность, - сказал он наконец, - но бесконтрольность секретных служб может привести к злоупотреблениям.
      - Может, - согласился я. - Но сейчас секретные службы, генерал, как это не звучит патетически, выполняют задачи более важные, чем за всю историю!.. В общем, буду снабжать вас всеми данными, что не повредят нашей работе!.. А в знак прекращения нашей конфронтации могу сказать, что ваша Зара Айдаридзе, уверяя вас в вечной любви и угрожая самоубийством, ведет весьма активную жизнь сразу с тремя мужчинами, умело распределяя между ними время и получая от них небольшие вливания. Я имею в виду, денежные.
      Он дернулся.
      - Вы говорите о...
      - О ней, - подтвердил я, - о Заре, что живет по адресу Кокчетавская, семьсот восемь, квартира двести четыре, но чаще ночует у Абдульрашида Ульясова, это ее полупостоянный партнер. Вот имена и фамилии ее трех основных спонсоров. Там же суммы, сколько они ей платят. Наличные на одном листе, банковские переводы на другом.
      Набычившись, он смотрел как я медленно вытащил из кармана два листа бумаги. Поколебавшись, принял чисто механически и, не глядя на меня, сунул в карман.
      - Если нужно, - добавил я, - мы в состоянии снабдить вас пикантными роликами. В одном из них она с одним из своих наиболее близких любовников говорит о вас. В целом, лестно, хотя как посмотреть...
      Он повернулся и двинулся обратно к автомобилю.
      - Генерал, - сказал я вдогонку, - мы все всажены в тела животных, в которых придется жить до начала эры сингулярности, потому я прекрасно понимаю позывы наших инстинктов. Обещаю не буду следить, если заведете еще любовниц... лишь бы наши позывы не вредили общему делу.
      Он молча захлопнул за собой дверцу, автомобиль резко сорвался с места и понесся к выходу со двора.
      
      
      Пока я был вроде бы отстранен или, точнее, сам отстранился от работы в ГРУ, все равно продолжал мониторить ситуацию с глобальными рисками по всему миру, снабжая ЦРУ и Пентагон сведениями насчет сборища террористов, будь это в Америке или где-то по планете. Международный жандарм должен успевать везде, и неважно, любят его так или нет, прежде всего работа по сохранении жизни на земле.
      Конечно, общался и со своей командой, натаскивая всех искать следы террористов по всему миру. А сейчас, когда снова легализовался, в Центре приходится проводить больше времени, чем нужно, что малость раздражает человека такого продвинутого и современного, как вот я, что весь из себя на все мгновенно реагирующий и нарядный.
      На самом деле мне абсолютно все равно, откуда мониторить ситуации, но для руководства как-то спокойнее, когда работник протирает штаны в офисе, а не пропадает в баре со шлюхами.
      Потому на следующий день поехал с отчетом к Мещерскому, хотя мог бы послать по защищенным каналам, однако он не слишком доверяет электронике, всюду гремят скандалы по поводу взломов, утери кодов доступа и особо хитрых троянов, перехватывающих любую засекреченную информацию.
      Появился даже Кремнев, за ночь как-то погрузневший, красномордый и носорожистый, молча стиснул мне пальцы и сел в сторонке.
      Бондаренко поглядывает с интересом, что-то знает или чует, но помалкивает, Мещерский тоже держится несколько сдержанно, выслушал отчет, задал пару незначащих вопросов, а потом вдруг поинтересовался:
      - Владимир Алексеевич, к вам собирался генерал Гонта, ваш непосредственный куратор...
      - Точно, - подтвердил я.
      - Он... как?
      - Приезжал, - подтвердил я. - Очень милый человек. Такой человечный, я бы сказал... Не совсем, как Владимир Ильич, но человечный, что теперь все реже, будто все готовятся к Великому Переходу, где у игольного ушка Сингулярности придется работать локтями.
      Они переглянулись, Мещерский спросил напряженным голосом:
      - Вы с ним в самом деле... общались?
      - Еще как, - подтвердил я. - Но, к сожалению, недолго.
      Кремнев ухмыльнулся.
      - Но вы живы, даже без кровоподтеков. Застрелили сразу? Куда спрятали труп?
      - Он человек очень занятой, - пояснил я, - мы утрясли некоторые моменты в рабочем порядке, после чего он тут же отбыл.
      - Куда? - брякнул Кремнев.
      - Взад, - ответил я.
      Мещерский умолк, очень озадаченный, Бондаренко молчит с момента прихода, только более непосредственный Кремнев поинтересовался:
      - А что так быстро?.. Даже не зашел?
      - Работы у него много, - объяснил я.
      Мещерский всматривается молча, Бондаренко вскрикнул:
      - А покуражиться?.. Работа потерпит.
      - Он неглупый человек, - сообщил я. - И достаточно честный. В меру, конечно. Поговорили, он сказал, что работы, знаете ли, много, у нас отметился, пойдет взад.
      Бронник сказал осторожно:.
      - Да ее сейчас у всех...
      Я пояснил:
      - Мои доводы, к счастью, принял. А разве не это главное?
      Мещерский продолжал рассматривать меня очень внимательно, наконец поинтересовался:
      - Что это за доводы, даже спрашивать боюсь. Значит, точки соприкосновения все же отыскали?
      - Да какие точки, - возразил я, - у нас полное взаимопонимание.
      - Так уж и... полное? С генералом?
      - Кремнев тоже генерал, - возразил я. - Но с ним как-то станцевалось. Хоть ламбаду пляши! А с Гонтой мы сразу договорились о сотрудничестве! Но так как он человек очень занятой в своем министерстве, то буду сам снабжать информацией, что представит его работу с нами в самом лучшем виде. И ему хорошо, и нам... терпимо.
      Мещерский, как и Бондаренко, несколько мгновений продолжали рассматривать меня все так же очень внимательно, наконец Мещерский сказал с сомнением:
      - Вот даже как?.. А я слышал, этот Гонта куда более крут и несгибаем, чем сам Дубарский. Его и назначили, чтобы оказать вам, насколько опасно брыкаться.
      - Он крут, - согласился я, - но и прагматичен. Ему навязали контроль над нами, а у него своих дел в министерстве полно. Там в разгаре реорганизация в связи с переходом на новое оборудование. Придется сократить сотрудников на треть, а не все в восторге насчет выхода в отставку...
      Он покачал головой, в глазах удивление медленно переходит в изумление.
      - Похоже, Владимир Алексеевич... вы перестраиваетесь на ходу.
      - Учусь находить общий язык и с военными, - сообщил я. - С террористами, честно говоря, почему-то легче.
      Он усмехнулся.
      - Там проще. А здесь вроде бы свои, но чужие.
      - Но это уже частности, - заверил я. - Как продвигаются дела с Норвегией?
      Он помрачнел, я затронул больной нерв, сказал глухим голосом:
      - В Норвегии уже бурят, санкции накладывать поздно. Штаты предложили нам хренакнуть крылатыми ракетами, как впервые мы опробовали по боевикам в Сирии, ударив из акватории Каспийского моря, но наши воспротивились. Дескать, ваши союзники, вот вы и... хренакайте.
      
      
      

    Глава 3

      
      Бондаренко кивнул Мещерскому на темный экран, над которым мигает сигнал срочного вызова. Мне показалось, Мещерскому не хочется включать при нас, но, похоже, там ничего срочного, кивнул, на экране появилось взволнованное лицо мужчины, что начал быстро и сбивчиво рассказывать, как из их секретного института некий инженер вынес флешку с секретными данными.
      Мещерский спросил резко:
      - А куда понес?
      Сотрудник развел руками.
      - Все службы подняты на ноги. Перекрыты все выходы из города, как автомагистрали, воздух и катера на реке.
      - А под землей? - спросил Мещерский.
      Человек на экране сказал убитым голосом:
      - Все перекрыто. Значит, прячется где-то в городе. А это муравейник в пятнадцать миллионов человек! Муравьям такая теснота и не снилась.
      - Значит, - предположил я, - он и не собирался бежать из города.
      Он с экрана посмотрел в мою сторону.
      - Мы предположили, что передаст ее кому-то здесь.
      - Можно по инету? - предположил я.
      Он покачал головой.
      - Нет, информация слишком ценна. Дойдет до адресата, но дойдет и до тех, кто не сводит глаз с их работ. Эта информация ценна, если в одних руках. Если ее заполучат и других, начнется такое...
      Мещерский повернулся к Броннику:
      - Лаврентий Петрович, займитесь лично!
      Экран погас, Бронник поднялся и быстро вышел в коридор.
      Бондаренко напомнил значительным голосом:
      - Аркадий Валентинович, Дуайт Харднетт просил почаще связываться с ним по горячей линии.
      Мещерский поморщился, но кивнул.
      - Да, вы правы. Сейчас как раз подходящий момент.
      Мы смотрели как он сделал несколько переключений на коммутаторе, выглядит допотопно, но это за счет многократно усиленной защиты от подслушивания, к тому же оборудование отечественное, созданное специально для оборонки, где важна надежность, а не лоск для потребителя.
      - Подойдет через пару минут, - сообщил он вскоре. - А пока каковы наши варианты?
      Бондаренко сказал несколько тише:
      - С террористами понятно, тех нужно сразу расхреначивать так, чтобы только выжженное пятно, как урок другим. Но эти в Норвегии... Вроде бы серьезные ученые...
      - К тому же, - поддержал Кремнев громыхающим голосом, - то ли будет катастрофа, то ли нет... Владимир Алексеевич, какова степень риска?
      - Сами оценивайте, - отрезал я. - Но соотношения неблагоприятного исхода примерно то же самое, что и в Японии, где сверлят морское дно, несмотря ни на какие протесты экологов. Шестьдесят процентов за то, что будет доступ к предельно дешевому источнику энергии и тепла, почти бесплатному, а сорок за то, что произойдет страшное извержение, которое погубит весь регион.
      Бондаренко пробормотал:
      - А почему о Японии вообще нет речи?
      - Я поднимал вопрос в Пентагоне, - напомнил я. - Это больше их проблема, чем наша. Во-первых, японцы бурят дно с той стороны страны, а она своим гигантским хребтом закрывает Дальний Восток от ударной волны в километр высотой. Та сразу обрушится на Японию, смоет побережье, а в другую сторону пойдет через океан на Штаты. А потом ее догонит и та, что сперва ударится о высокий берег Японии...
      Кремнев сказал настороженно:
      - А горячий пепел?
      - Засыплет Японию, - сказал я холодно, - и та прекратит существование...
      - К черту этих джапов, - сказал генерал твердо. - У нас там Приморье, если вы еще не слыхали!
      - Горячий пепел выпадет в Приморье, - сообщил я. - Если ветры будут благоприятными, то понесет немного дальше, почти на всю Восточную Сибирь. Жаль, выпадет очень тонким слоем, хорошее удобрение... Население почти не заметит, разве что будет некоторое потепление.
      Кремнев сказал повеселевшим голосом:
      - А-а, ну тогда ладно, пусть бурят. А вот Норвегия, сволочь, это же к нам совсем близко. Расхерачить бы ее всю, раз уж повод есть!
      Мещерский прислушался к микрофону в ухе, мы услышали как он сказал на чистейшем английском, что устыдил бы среднего американца:
      - Да, мистер Харднетт. Вывожу на большой экран, у моих коллег могут быть вопросы.
      На стене появилось квадратное мужское лицо с накачанной жеванием резинки нижней челюстью, обвел взглядом собравшихся в кабинете и сдержанно улыбнулся.
      - А, доктор... Значит, опять что-то необыкновенное?
      - Да ерунда, - ответил я. - Катастрофа грозит не Штатам и даже не нам, а какой-то Норвегии, кому она нужна?.. Да и живут там слишком роскошно, пора всех перебить... Что насчет их сверхглубоких скважин?
      Он вздохнул.
      - Почему правительство не отпустит вас туда? Вы бы там сразу все решили. А мы бы на том месте радиолокационную базу разместили, чтобы за вами следить... Если мы в самом деле союзники, то почему вам не раздербанить там все и по-русски сразу? Вы ближе.
      Кресло под Кремневым затрещало, он развернулся в сторону экрана, голос прозвучат как приближающийся издалека гром:
      - Даже, если хренакнем по делу и с общего согласия, все равно скажут, что русские напали, а еще и попросят защиты у НАТО, где Штаты главный член. Так что лучше вы сами по своему члену. Вы же все равно свалите все на нас!
      Дуайт ответил очень серьезно:
      - Это точно, а как же иначе?.. Политика - это продолжение... чего-то там.
      - Тогда выкарабкивайтесь сами, - предложил Кремнев. - И разгребайте.
      Дуайт сказал с укоризной:
      - Кому, как не вам, известно, что проще простого проследить и задокументировать как запуск ракет, так и всю предысторию. Если шарахнем мы, то весь мир от нас отвернется. А вам все можно, вы люди дикие, нецивилизованные, договоров не признающие.
      - Отвернется, - повторил я с иронией, - Забываете, не весь мир смотрит вам в рот. Не только Китай, Индия и вся Южная Америка кладут на Штаты, но и Европа ликует, когда вас мордой в дерьмо.
      Он вздохнул, сказал с укором:
      - А русским это так приятно, да?
      - Еще бы, - подтвердил я. - Вы же такие наглые твари!.. Сбить бы с вас спесь, были бы как все люди, а то и лучше. В общем, нужно срочно забросить туда десантную группу. С достаточным количеством взрывчатки.
      - И кто возьмет на себя ответственность?
      Я ответил хладнокровно:
      - А никто.
      - Неизвестные?
      Я ответил со злой усмешкой:
      - Всем будет понятно, но, думаю, правительство Норвегии особо протестовать не будет. Будет, но не слишком... Все-таки их не раз предупреждали, уговаривали, убеждали... Правда, сперва только на уровне группы ученых, но за последнюю неделю госдепартамент - я знаю! - дважды выражал беспокойство, а потом и серьезное беспокойство!.. Мы все видим, Дуайт!
      Он подумал, сказал, с усилием морща каменный лоб:
      - Думаете, пора переходить к горячей фазе?
      Мещерский и другие поглядывали на меня, давая возможность взять на себя неприятный и грозящий осложнениями разговор, и я сказал достаточно твердо:
      - Пора. Если норвеги и прочие японцы считали, что у них есть еще время выдерживать наше давление, то теперь поймут на будущее, что если выражаем серьезное беспокойство, им нужно остановиться.
      - Да, - сказал он со вздохом. - мы трижды выражали им беспокойство насчет сверхглубокого бурения.
      - Только не выражайте, - сказал я с неохотой, - это свое гребаное беспокойство слишком часто.
      - Да, такое обесценивается...
      - Не только, - сказал я. - Знаю, ваши конгрессмены тут же начнут выражать его сами, защищая узко американские интересы, а это не понравится ни нам, ни Китаю, ни другим странам.
      Он поинтересовался хмуро:
      - И вы... постараетесь противодействовать?
      - Наглых нужно придерживать, - ответил я уклончиво. - А у нас, вы уже знаете, достаточно средств. Всяких. Разных.
      Мещерский задвигался, Кремнев довольно крякнул, а Дуайт сказал торопливо:
      - Давайте сосредоточимся на совместной работе. А наших разглагольствующих конгрессменов мы сами не любим.
      Бондаренко сказал так же быстро:
      - Давайте рассмотрим такой вариант...
      Я слушал, как и остальные, Бондаренко красноречив и точен, вариант оказался набором вариантов разной степени выполнимости, Дуайт слушает внимательно, а вместе с ним, как вижу на скрытых от нас мониторах, слушают и десятки его сотрудников.
      В первую очередь просчитываем реакцию мировой общественности, точнее, правительств, особенно Китая, который вложил немалые деньги в добычу нефти в Норвегии.
      Китай доказал свое право на существование, выдерживая с достоинством все обрушившиеся на мир кризисы, когда демократические страны стремительно нищали и начинали втихую вводить у себя правила и законы, применение которых в России и Китае красиво и патетически на всех площадках осуждали.
      Незаметно выяснилось, что мир все-таки однополярен, но на полюсе не одни Штаты, как они мечтали, а Штаты, Россия и Китай, с чем Штатам, как реалистам, пришлось хоть и с огромной неохотой, но все же смириться.
      И сразу же глобализация пошла не просто быстрее, а стремительнее. У всех государств мира остался суверенитет, но это на словах, чтобы успокоить самые темные слоя населения, а так любому грамотному видно, что суверенитеты тают, как снег на горячей плите, и наднациональные силы безопасности медленно, но верно начинают получать доступ ко всем правительственным и военным секретам, а также бдительно следят, кто чем в научно-исследовательских институтах занят и даже чем намерен заняться.
      Лицо Дуайта становилось все озабоченнее, наконец сказал с неохотой:
      - Мне кажется, десантной операцией там не обойтись...
      - Почему? - спросил Кремнев. - Там разве китайский спецназ двумя взводами по миллиону человек обеспечивает безопасность?
      - Китайцы делают вид, - ответил Дуайт, - что они вообще не при чем. Просто инвестиции в добычу нефти, что потом пойдет танкерами в Китай...
      - А почему у себя не бурят? - спросил Кремнев.
      - У них и так не холодно, - напомнил Дуайт. - Да и, возможно, начинают заботиться о своей стране. Так что...
      Я сказал неохотно:
      - Похоже, мы все думаем о самом простом варианте. Пусть и самом неприятном.
      - Он самый реалистичный, - ответил Дуайт сурово. - Ответственность возьмем на себя!
      - Ой-ой, - сказал Бондаренко с издевкой.
      - Возьмем, - пообещал Дуайт твердым голосом.
      
      
      Возможно, мелькнула мысль, и возьмут. В Штатах держат нос по ветру и чувствуют, когда нужно гуманно и с танцами, а когда лучше переть дуром, тоже якобы в интересах этого гребаного народа.
      У Мещерского я провел полдня, а в конце когда се разошлись, он придержал меня за рукав и сообщил вполголоса:
      - Кстати, вы приглашены на светский раут в штатовском посольстве.
      Я дернулся.
      - А на фига это мне?
      - Будут всякие знатные особи, - сказал он, - и даже особы. Сам раут больше для декора, но деловые люди смогут перекинуться словечками с глазу на глаз, утрясти некоторые вопросы, завязать новые связи, упрочить старые, как обычно и делается на приемах, будь это дипломатические, светские или артистические.
      - А мне зачем? - повторил я.
      - Снимите с себя флер таинственности, - ответил он. - Половина фантастических слухов отпадет сама собой. Смотритесь вы милым интеллигентным человеком. Если госдеп, что никогда не спит, сделает какой-то шаг, мы заметим. А вы просто развлекайтесь.
      - Алкоголь не употребляю, - предупредил я. - Даже безалкогольный.
      - Это не страшно, - успокоил он. - В мире еще немало пороков, скрашивающих жизнь. Для женщин, к примеру, это повод показаться в новых платьях.
      - И с новыми зубами, - согласился я. - Совсем недавно искусственные зубы скрывали, а теперь бахвалятся.
      - Признак достатка, - заметил он, - как и финансового благополучия.
      - И новым бюстом, - сказал я. - А через год-два еще и с ушами другой формы появятся, имплантированным тату в разные места...
      - О сколько нам открытий чудных, - сказал он, - готовит просвещенья век... За вами автомобиль прислать?
      - Думаю, так упьюсь, что не смогу вести машину?
      - Нет, - заверил он, - но если рядом будет очень уж приставучая женщина...
      - Сейчас они все приставучие, - согласился я. - Так что выбора нет.
      - Тогда будет ждать вас у подъезда, - рассудил он. - А шофер, чтобы вы не забыли обо всем на свете рядом со своими мышками, станет напоминать вам о времени... Я велю, чтобы он делал это настойчиво!
      - Буду, - пообещал я без охоты. - Если это входит в необходимый ритуал современной фазы человеческого состояния.
      
      
      

    Глава 4

      
      Когда-то символом красоты и совершенства был Версаль, а теперь каждый прием тот же версаль, где на виду красота и красотища, а также блеск бриллиантов, изысканных женщин, дорогие украшения, свет изысканных люстр, и вообще всего намного больше, чем могли предложить королю мастера два-три века тому.
      Шофер высадил у ворот старинного особняка, прием так прием, само слово из тех времен, когда король принимал подданных по какому-либо торжественному случаю. И хотя королей никогда не было ни у Штатов, ни даже у нас, но приемы все еще в моде. Всякому недалекому существу лестно побывать в числе неких избранных, а потом в разговоре время от времени скромно упоминать, что вот был как-то на изысканном приеме, в то время, как вы, сиволапые, примитивно предавались блуду с кухарками.
      Я охватывал взглядом весь зал с гостями как со своего места, лично, так и со всех видеокамер, хотя это тоже лично, но язык не успевает за быстро меняющимся миром, а скоро вообще и наш примитивный язык исчезнет вовсе.
      Соберись, напомнил я себе, здесь люди, которым сингулярность не светит. Хотя некоторые в нее войдут, как войдешь и ты, но они не напоминают себе о ней каждый день.
      Не напоминают, сказал я, и даже не думают. Живут в сегодняшнем дне, что хорошо и правильно. Была бы катастрофа, если бы и простенькие люди думали или вообще знали о стремительно приближающейся сингулярности.
      Мещерский отыскал меня взглядом, хотя возможно кто-то из наблюдающих за экранами подсказал, микрофон в ухе работает беспрерывно, я видел как он направился из соседнего зала в мою сторону.
      Я нарочито отступил в сторону, толстая колонна закрыла полностью, однако вижу себя сразу с двух точек, сидящие за экранами операторы подсказывают, где я, и как добраться кратчайшей дорогой.
      - Владимир Алексеевич!
      Я обернулся, Мещерский приблизился, довольный и улыбающийся, крепко пожал руку. От него едва заметно пахнет коньяком, хотя, зная Мещерского, могу предположить, что он просто побрызгал им на лацканы пиджака, чтобы выглядеть веселым и раскованным вполне в духе светского раута.
      - Осваиваетесь?
      - Да, - ответил я скромно. - Здесь как бы да, очень. Впечатляет... Задвинуто в достаточной мере... Зрелищно!
      - Зрелищно, - повторил он. - Предпочитаете быть зрителем? Поучаствуйте, ощутите прелести этого мира в его уходящем блеске.
      Я кивнул.
      - Да-да, конечно. Хотя я не любитель старины...
      - Да, - сказал он, - понимаю. Мне тоже бывает непонятно, что прекрасного в развалинах Карфагена или Пальмиры? Но раз уж сосуществуем в этом мире с самыми разными людьми...
      - Вы разведчик, - напомнил я, - обязаны уживаться с людьми. А я ученый.
      Он произнес, понизив голос:
      - Но не будем всем говорить в глаза, что они дураки? Все верно, доктор. Люди не изменятся, а нам лишние неприятности. Пойдемте, представлю вас послу...
      - А Пайерс подойдет лично? - поинтересовался я.
      Он взглянул на меня с интересом.
      - Почему он?
      - Второй помощник военного атташе, - напомнил я. - По традиции это он руководит сетью госдеповских шпионов. Хотя на самом деле ею теперь занимаете Уаутстоун.
      Он покачал головой.
      - Ох, Владимир Алексеевич... вы знаете даже такое, о чем не все в ГРУ осведомлены. Уайтстоун только вчера получил это назначение!
      - Но приказ лежал на столе у руководства почти неделю, - сообщил я. - Назначение было решенным делом, вчера только поставили последнюю подпись. А так Уайтстоун, раз руководитель сети, вчера вечером передал оппозиционным силам первый грант на подрывшую деятельность...
      Мещерский кивнул.
      - Да, но передал маловато. Всего десять миллионов долларов! Нам надо больше. Нужно придумать, чтобы оппозиционеры предложили какой-то план по свержению нашего правительства. Тогда выделят больше.
      - Или подкинуть идею широкомасштабной акции? - спросил я.
      - Да, - согласился он. - У нас там деловые ребята, все хватают на лету. Кстати, здесь на вас женщины обращают повышенное внимание...
      - Заметил, - ответил я скромно. - Новое лицо, а женщины, как куры, реагируют на новый предмет в поле зрения. Отвлечь может только кормушка с зерном.
      Он сказал с мягким укором:
      - Как в вас силен научный работник...
      - Просто даю ему преимущество, - пояснил я. - А так вообще-то я питекантроп еще тот!.. Но давлю, стараюсь не выпускать... слишком часто. А той своей части, что войдет в сингулярность, уже сейчас предоставил режим наибольшего благоприятствования.
      - Думаете, - спросил он с интересом, - это один из последних раутов человечества?
      - Перед извержением вулкана, - напомнил я, - расцветают самые пышные цветы.
      Краем глаза я поглядывал на одну из самых ярких, но это так, чтобы заметил Мещерский, сам же вижу ее, как и других, с разных ракурсов. Выглядит красотка настоящей леди, изысканной и утонченной, но такими чаще всего бывают золотоискательницы.
      Современные леди ходят в кроссовках и носят драные джинсы, изысканностью берут настоящей, понимают, в нынешнем насквозь просматриваемом мире долго играть не свою роль не удается.
      - Ваш отдел проходит, - обронил Мещерский, - как некий стартап. Очень перспективный...
      Я спросил недовольно:
      - Зачем перспективный?.. Простой, заурядный...
      - Не поверят, - шепнул он. - ГРУ не станет заниматься неинтересными разработками. А вам плохо, что обратили на себя внимание здешних женщин?
      Я скривился.
      - У разведчика и ученого есть общая черта - нежелание быть на виду.
      - А вами заинтересовались многие, - сказал он с той же двусмысленной улыбкой. - У всех на слуху имена счастливчиков, что начинали с нуля, привлекали инвесторов, а через пару лет становились мультимиллионерами.
      - Вот-вот, - сказал я. - Не люблю дурить людям головы не по делу.
      - Вы на виду, - сказал он, - не только у людей с деньгами, но и красоток с длинными ногами и пышным... бюстом, охотящимися как за состоявшимися миллионерами, так и за будущими, что вообще могут стать миллиардерами, как Цукенберг, Власюк или Богдан Гатило. Что предпочитаете?
      - Своих мышек, - ответил я. - Они и умные, и красивые, и пользы от них больше, чем от большинства здесь собравшихся.
      Он сказал тихо:
      - Вижу, с вас не сводит глаз одна из самых ярких...
      - Заметил. Что-то в ней неординарное... Знаете ее?
      - А вы как думаете?
      - Глупый вопрос, - признался я. - Вы же всех знаете!
      - Красивых женщин, - уточнил он, - все мы замечаем в первую очередь. Это племянница министра обороны. В какой-то мере допущена к секретам, но так, далеко не к главным. Работает в одном из комитетов, одновременно занята в комиссии внутренних расследований.
      - Ого, - сказал я с опаской. - Значит, если такая во что-то вцепится, лучше сразу во всем признаться, верно?
      - Точно, - подтвердил он, - затем камень на шею и в воду, выбрав место поглубже.
      Я покачал головой.
      - Нет уж, я на такую красотку не западу. Мне, как Ваньке Морозову, чего-нибудь попроще.
      Он сказал шепотом:
      - Опоздали, Владимир Алексеевич.
      - В чем? - спросил я с любопытством.
      - Она сама на вас смотрит, - сообщил он. - Только не оглядывайтесь, не оглядывайтесь!..
      Я не оглядывался, но видеокамеры высокого разрешения показывают весь зал, и мне прекрасно видно, как она сняла с подноса пробегающего официанта два фужера с шампанским и направилась в нашу сторону.
      Первой мыслью было увильнуть, я же к ней спиной, так что если уйду, никто не скажет, что не хотел с нею общаться... но то ли реакции замедлились, то ли мой внутренний питекантроп возжелал остаться и потому уперся, как упрямый осел, но через десяток секунд я услышал за спиной приятный голос меццо-сопрано:
      - Аркадий Валентинович, рада вас видеть...
      Я поспешно повернулся, нельзя не развернуться в ответ на голос такого тембра, женщина взглянула мне в лицо изумительно красивыми глазами редчайшего фиолетового оттенка.
      Мещерский поклонился.
      - А я просто счастлив, Анжела Антоновна... Позвольте представить вам моего друга?
      Она продолжала рассматривать меня в упор, слишком красивая, чтобы я мог отвести взгляд, а ее зрачки становились как будто шире, я уже чувствовал себя зачарованной лягушкой перед гипнотизирующей ее большой змеей.
      - Да он и сам представится, - проговорила она тем же очень женским голосом, - что-то есть в нем такое... представительное.
      Я светски наклонил голову.
      - Лавронов... Владимир Алексеевич Лавронов.
      Она засмеялась, показывая ровные жемчужные зубки и алый зовущий рот, вручила мне фужер с шампанским.
      - Как церемонно!.. А почему мне послышалось "Бонд, Джеймс Бонд"?
      Я не рискнул развести руками, кто-то из проходящих мимо не так поймет и примет из моей ладони бокал, сказал очень скромненько:.
      - Не знаю. Я профессор нейрофизиологии, а не попрыгун по крышам.
      Она продолжала улыбаться таинственно и хитро.
      - Правда?
      Мещерский посмотрел на обоих по очереди, улыбнулся и сказал:
      - Мне пора за сигаретами.
      Я недовольно взглянул в его удаляющуюся спину.
      - Увы, я беспорочен. Даже не курю и не пью. Как и Аркадий Валентинович, кстати о вреде курения, пьянства и вождения автомобиля в состоянии наркотического опьянения.
      - Поддержим, - спросила она, - кампанию против пьянства?
      - С радостью, - ответил я.
      Мы легонько коснулись краешками бокалов, выпили одновременно, она тут же поинтересовалась:
      - А с женщинами вы как? У Бонда были самые красивые.
      - Без азарта, - сообщил я.
      - Ого, - протянула она. - Это значит, их чары на вас не действуют?
      - Совершенно, - подтвердил я скромно.
      - А ваши?
      - Я их в ход не пускаю, - ответил я. - Слишком уж смертоносное оружие, конвенция против.
      Она засмеялась, взяла пустой фужер из моей руки и передала ближайшему официанту.
      - Как зовут вашу конвенцию?..
      - Наука, - ответил я.
      - О, - сказала она, - это действительно серьезно. Думаю, ни одна женщина не сможет тягаться.
      Я посмотрел в ее глаза.
      - Разве что очень умная женщина. Жаль, что вы такая красивая.
      - Так кто же вы?
      Голос ее звучит игриво и щебечуще, я ответил так же беспечно:
      - У вас в сумочке смартфон. Флагман от яблока, поищите меня в Википедии.
      Она сказала с интересом:
      - Ого!.. И где искать? В разделе спорта или единоборств?
      - Спасибо, - сказал я с удовольствием.
      - Не за что, - ответила она. - Вы в самом деле образцовый самец. Хотя вид у вас такой, что все это вам совершенно не нужно.
      Я посмотрел на нее внимательнее. То ли знает что-то, то ли настолько проницательная. Хотя вернее первое, но и второе исключать нельзя, проницательность идет не от ума, потому женщины лучше нас чувствуют приближение грозы, а также определяют мужчин точнее, чем мы сами себя. Но это заложено конкурентной внутривидовой борьбой, так что можно не искать другие объяснения...
      ...хотя исключать их не стоит.
      - Я еще и умная, - сообщила она с улыбкой. - Но с наукой все равно тягаться не рискну. Наука выше всего на свете, я сама ее чту... Кстати, вы смотрите на меня так, будто стараетесь вспомнить, где видели... Но спросить не решаетесь, это было бы слишком похоже на дешевый пикап...
      - Верно, - признался я. - Какое-то знакомое ощущение...
      - Пикапства?
      - Нет, лицо знакомое.
      - А тело?
      Она изогнулась, выпячивая то грудь, то задницу. Я сказал сокрушенно:
      - Такое ощущение, что и эту жопу уже держал. Обеими руками. И крепко. Даже цепко.
      Она расхохоталась, красиво закидывая голову и открывая не только созданный для поцелуев сочный пухлый рот, но и такую же целовальную шею.
      - Вы встречались некоторое время с моей старшей сестрой, - пояснила она хитро. - Синтия!.. Ага, попались...
      - Ух ты, - вырвалось у меня. - А я то ломаю голову...
      Тут же прикусил язык, подумал как раз о том, что вот откуда Синтия знает, что я могу, как она сказала, и что-то большее, чем заниматься с мышками. Намек тогда прозвучал достаточно отчетливо, словно в самом деле знает, что занимаюсь не только мышками.
      - То-то, - сказала она задорно, - я все ваши с Синтией тайны знаю. И даже запросы в постели.
      - Что, - спросил я с испугом, - чрезмерные?
      - Напротив, - заверила она, - вы как Наполеон! Тот женщинами пользовался, но не интересовался. У настоящих мужчин всегда есть что-то выше женщин.
      - Спасибо, - пробормотал я.
      - Не за что, - ответила она безмятежно. - У настоящих женщин тоже всегда есть нечто более высокое, чем всего лишь мужчины. Не согласны?
      - Очень даже согласен, - ответил я с энтузиазмом. - А что еще Синтия знает?
      Она вопрос поняла правильно, голос стал серьезным:
      - Ничего лишнего. Кроме того, что к вам обращаются за какими-то консультациями силовые структуры. Но я сама не знаю больше! Точно-точно. У нас лишнего не болтают даже с родней. Я только догадываюсь, что вы играете какую-то важную роль в ГРУ...Просто Синтия, что раньше о вас даже не упоминала, вдруг начала говорить чаще.
      - Бросьте, - запротестовал я. - Какую важную роль? Я даже не оборонщик, а чистый теоретик!
      Она покачала головой.
      - Не знаю, не знаю. Но то, как ваше имя упоминалось в таких кругах, говорит о многом. Ничего конкретного, но вы какая-то очень важная шишка... Кстати, вы повезете меня к себе или...
      - А вы куда предпочитаете?
      Она повернула голову и посмотрела мне в глаза.
      - Давайте к вам. Хочу побывать в той постели, где была моя сестра.
      
      
      

    Глава 5

      
      В общем, дипломатический прием с мужской точки зрения прошел великолепно: гостей я даже не рассмотрел, ни с кем не общался, а самую красивую женщину сумел уболтать и увести, что для этого примитивного мира, в которой пока вынужден жить, все еще считается большим успехом, и все это заметят.
      К тому же она, как обронила вроде бы вскользь в автомобиле, не просто Волконская, а прямая наследница князей Волконских, потомков легендарного Рюрика. Теперь, когда компьютеры и анализ ДНК позволяют восстановить все родственные связи, четко прослежена ее линия от самого Рюрика, а от того еще дальше, связывая с еще более легендарным Ролло или Рагнаром, захватившем у Франции лучшую землю и назвавшую ее Нормандией...
      Конечно, она не зря как бы вскользь упомянула, что мое имя засветилось в каких-то высоких кругах. Прежде всего этим дала понять,, что сама из тех кругов, и что ей могут быть доступны какие-то тайны. Сейчас недоступны, но больше потому, что сама не стремится знать лишнее, это не только чревато, но и просто нехорошо.
      В постели держалась, как надувная кукла, точно угадав, что на самом деле нужно настоящим мужчинам, а не тем, кто изображает из себя крутых мачо, оставаясь на самом деле закомплексованными, зажатенькими и пытающимися разнообразить свою жалкую жизнь хотя бы в постели.
      Заснула она тоже быстро и тихо, согнувшись рядом в калачик. Я подгреб ее горячее тело, вжал в себя и тоже моментально погрузился в крепкий здоровый сон, успев подумать одобрительно, что в последнем акте своего существования человечество вообще-то ничего, умеет подкинуть и приятные моменты. Пусть даже не для меня, а для питекантропа во мне, но и питекантроп тоже мой, его радости - мои радости...
      Утром за кофе и свежеподжаренными хрустящими гренками я поинтересовался:
      - А почему Синтия ни разу не упомянула, что у нее есть сестра?
      Анжела невесело улыбнулась.
      - У нас с нею... особые отношения. У тебя хороший кофе. Какой-то особый рецепт?
      - Да просто крепкий, - ответил я. - С Синтией могут быть напряженные? Мне казалось, она со всеми ладит.
      - Не напряженные, - сообщила она, - другие.
      - Сложности человеческих отношений, - сказал я неодобрительно. - Ученым не понять.
      - Наши родители, - объяснила она, - разошлись давно. Каждый взял по ребенку. Жили хоть и не в разных городах, но Москва с ее пятнадцатью миллионами это же целая страна! Не встретишь один другого случайно. Да и потом...
      - Что?
      - Мне предлагали участие в конкурсе "Мисс Москва", - сказала она, - а потом "Мисс Россия", но я отказалась, заявив, что это несовместимо с женской гордостью, когда нас оценивают мужчины, как породистых коз на базаре... Зря я такое, конечно, брякнула.
      - Ну... с точки зрения феминистки права?
      - Но Синтия не феминистка, - напомнила она. - После меня предложили ей, она тут же пошла...
      - Но твои слова ее задели?
      Она кивнула.
      - Ты сразу все понимаешь верно. Это свойство ученого или просто умного человека?
      - А можно то и другое?
      Она расхохоталась.
      - Тебе можно, ты такой и есть.
      - Вы обе блистаете, - сказал я дипломатично, - только в разных кругах... Понятно, ей хотелось бы оказаться в твоем. Да знаю-знаю, чтобы оказаться в твоем, нужно для начала хотя бы закончить универ и получить степень, а не просто диплом двухнедельных курсов ландшафтных дизайнеров... Но теперь я знаю, за кем твоя сестра старается угнаться!
      Она посмотрела на меня критически.
      - Странный ты разведчик... Другой бы давно навел справки о всех своих знакомых. А ты даже о родне своей невесты не выяснил!
      - Да какой из меня разведчик, - ответил я. - Так, консультант... Уже видела моих мышек?
      - Не вживую, - ответила она. - Но они у тебя вон на всех экранах!.. Да, поняла, ты весь там. И все успехи разведок не стоят и... верно?
      Я кивнул.
      - Видишь ли, если изменить всего один ген... пусть два, у тебя никогда не появятся морщины. И в девяносто лет будешь выглядеть, как восемнадцатилетняя девушка. Мне кажется, абсолютное большинство населения охотнее допустило бы еще десяток таких терактов, как те, что завалили башни-близнецы, или еще пару войн на Ближнем Востоке, но только бы ученые эти гены открыли поскорее.
      Она посмотрела на меня испытующе.
      - А что... в самом деле уже близко?
      - Мышки мои внешне не стареют, - заверил я. - А сейчас заканчиваю эксперимент поважнее. Они будут жить до двадцати-сорока лет. Это значит, что если такое удастся с человеком, его жизнь удлинится до тысячи, а то и полутора тысяч лет!
      Она смотрела исподлобья.
      - И не будет стареть?
      - Вот именно, - ответил я серьезно. - Зачем человечеству старики? Нужны крепкие и работоспособные мужчины и женщины, у которых и мозги в порядке и навык работы за пару сот лет труда отшлифован до совершенства!
      Она сказала медленно:
      - Знаешь, это кощунственно о таком даже подумать... но рискну сказать даже вслух... ты же ученый, что значит не совсем человек... я бы допустила уничтожение половины населения земли, лишь бы оказаться в числе тех, кто будет жить вечно молодым и сильным.
      Она поспешно замолчала, вижу по лицу, уже жалеет о такой откровенности.
      Я проговорил успокаивающе:
      - Ты не одна так думаешь. Милосердие, основанное на постулатах девятнадцатого века, растаяло, как утренний туман под жаркими лучами близкого и беспощадного будущего. Сейчас люди, как никогда, искренни.
      Она сказала тихо:
      - Да. Старшее поколение в шоке.
      - Искренность принесла множество неудобств, - согласился я, - но здорово облегчила существование. Меньше конфликтов, драк, войн, самоубийств из-за ревности, глупых ссор... Сейчас немыслимы обычные для прежнего мира ситуации, когда блестящий математик Галуа вынужден был принять вызов на дуэль и был убит в свои двадцать лет! Так же были убиты Пушкин, Лермонтов и масса других гуманитариев, но их не жалко, а вот когда гибли ученые...
      Она сказала со вздохом:
      - Ты искренен, но ты в разведке, а там это может привести к катастрофе. Думаешь, почему я поспешила увести тебя, как только ты появился?..
      - Потому что такой нарядный, - предположил я.
      - Потому что на тебя не просто начали обращать внимание, - ответила она серьезно, - а уже расставили сети. И ты бы попался, как человек умный, но недостаточно ориентирующийся в незнакомом для тебя мире.
      Я сказал сокрушенно:
      - Эх, только размечтался...
      - Работа не всегда бывает тяжелой, - сообщила она с улыбкой. - Я получила удовольствие, мне с тобой было приятно общаться на всех уровнях. Ты и умен, и вообще хорош... И кофе у тебя замечательный.
      Я смотрел, как она собрала пустые чашки и, повинуясь женскому инстинкту, переставила в раковину.
      - Пока я был в ванной, - сказал я, - ты звонила...
      - Слышал?
      - Только голос, - сообщил я. - Такой веселый...
      - Потому что говорила с подругой, - сказала она. - Самой болтливой в мире. Я спросила, догадается ли она, из чьей постели звоню?
      - Ох, - сказал я с опаской. - Это мне реклама или предостережение?
      - Второе, - пояснила она. - Не тебе, а другим. Обо мне идет слух, что если ухвачу кого-то, то из моих нежных рук с острыми костями вырваться трудно. Так что с этой стороны ты защищен. Насчет других... увы, позаботься сам.
      Я вздохнул.
      - Даже не знаю, поблагодарить или удушить прямо сейчас и закопать труп в огороде? Питекантроп во мне воет, представляя упущенные возможности.
      - Да ладно, при твоих скромных запросах у тебя хватает женщин. Ты их всех называешь одним именем?
      - У меня хорошая память, - похвастался я. - Но, конечно, чтобы не сбиваться, всех называю "милая", "лапушка" и так далее. Так проще и безопаснее.
      - Ничего страшного, - заверила она. - Бытует мнение, что все ученые - рассеянные. Это повышает самооценку простому народу, хоть в чем-то да выше профессоров.
      - Вот видишь, милая, - сказал я, - какая ты у меня умная лапушка!
      Она понимающе улыбнулась, в самом деле прекрасная, гордая и полная той дикой силы, что привела Рюрика на земли славян, а Ролло на земли Франции.
      Хотя, конечно, как человек не просто живущий, но еще и мыслящий, что встречается все реже, я прекрасно понимаю насколько все эти древние представления о великих или не великих предках моего рода сейчас смешны. Раньше человек чувствовал себя веточкой на могучем дереве, гордился славными именами и старался изо всех сил не опозорить честь рода, но теперь вот наконец-то свободен, каждый из нас - личность...
      Сейчас модно вообще не знать своего биологического отца, это уже окончательная победа над дикостью. Каждый из нас - вселенная, автономная вселенная, а не веточка на могучем дереве!
      Однако же, чем ближе подходит к концу жизнь, тем человек больше находит утешение в том, что жизнь продолжается и без него, мир будет меняться и дальше к лучшему. И что жизнь вообще-то продолжается, хотя совсем недавно, когда был моложе, уверенно считал, что с моей жизнью в самом деле заканчивается все.
      Но вот стоит представить, что Солнце вдруг вспыхнет раньше, чем предполагается, и тогда все планеты нашей системы просто испарятся. Человечество исчезнет целиком... вот это как раз и ввергает в настоящий ужас.
      То-есть, смиряясь с собственной смертью, мы все же подсознательно верим, что не умираем целиком, а часть нас продолжает жить в человечестве. А вот если и человечество погибнет, тогда да, окончательно погибнем и мы.
      И единственное, что может спасти, это даже не поселения на Марсе, он тоже испарится в доли секунды, если вспыхнет Солнце, вообще все планеты сгорят, вплоть до Плутона, а переход в сингулярность, когда сможешь жить в космосе точно так же, как живешь на поверхности нашей планеты.
      Население планеты об этом не знает, что хорошо, а правительства строят долгосрочные планы на сто лет вперед, хотя уже через десять-пятнадцать лет мир будет совсем-совсем другим...
      Я тряхнул головой, стараясь выбросить лишние мысли. Это все так, сингулярность придет, но сейчас я, способный приближать мир к сингулярности, должен выполнять отвратительную черную работу по защите человечества от всяких маньяков, отчаявшихся влюбленных и просто придурков, заполучивших возможности, которых не было даже у величайших тиранов прошлых веков.
      
      
      

    Глава 6

      
      Из автомобиля, что припарковался чуть раньше, вышел майор Ковальский, я его часто видел в коридорах Управления, тихий и малозаметный служака, исполнительный, но старающийся не попадаться на глаза, идеальный шпион, вот только работает всего лишь в отделе кадров, редко покидая свой кабинет и почти не показываясь за стенами здания ГРУ.
      Своему авто я дал команду отыскать место на стоянке, а сам двинулся за Корольковым, что-то в нем не так, а я хоть и не оперативник, но повышенная сенситивность сказала четко и громко: присмотрись, он сильно взволнован, очень агрессивен и вообще как-то неадекватен, что почти незаметно, но все же заметно..
      В руке у Ковальского его привычный потертый кейс, однако на этот раз, как мне показалось, несет с заметным напряжением, словно там не привычный бутерброд и бутылка козьего молока, а слитки свинца.
      Я ускорил шаг, у самого подъезда догнал, Ковальский бросил в мою сторону настороженный взгляд, а я сказал бодро:
      - Хорошие у вас сегодня бутерброды! Как будто бомбу несете!
      Его лицо дернулось, а в глазах метнулся откровенный страх.
      - Ну и шуточки у вас, доктор!
      - Что у вас в чемодане? - спросил я.
      Он быстро взбежал по ступенькам и крикнул обоим охранникам:
      - Этого не впускать!..
      Я крикнул:
      - Остановитесь, майор! Мы решим ваши проблемы...
      Не отвечая, он проскочил мимо охранников, а те выхватили пистолеты и загородили мне дорогу.
      - Стоять!
      - Ребята, - сказал я быстро, - это не... хотя что вам втолковывать, бараны...
      - Руки за голову! - закричал один.
      Второй заорал еще громче:
      - Повернуться! Лечь на землю!
      Сохраняя секунды, я повернулся, лег, руки за голову. Оба подбежали, один держит меня на прицеле, второй присел возле на корточки, уж и не знаю, что хотел делать, но я вцепился в руку с пистолетом, вывернул, он инстинктивно нажал на скобу.
      Грянул выстрел, я выдрал пистолет из стиснутых пальцев, увидел как глаза охранника расширились при виде того, как он сам всадил пулю в живот напарника.
      - Ах ты ж...
      Я выстрелил ему в лицо и, подхватившись, побежал за Ковальским. Должен бы жалеть этих парней, честно выполняют работу, но сами на нее пошли, позарившись на высокий оклад, так что не надо... Никто не мешал им асфальт укладывать, вон дороги у нас какие.
      Ковальский удирает коридорами, явно услышал выстрелы и, возможно, как-то догадался, что меня еще не прикончили.
      Я заорал во весь голос:
      - Майор, остановитесь!..
      Он на ходу покачал головой.
      - Стой, сволочь! - заорал я. - Думаешь, не выстрелю?
      Он ускорил шаг, я прицелился, расстояние великовато, нажал на скобу, держа в прицеле его спину.
      Грянул выстрел, на светлой рубашке ниже плеча возникла дырка, откуда ударила струйка крови. Я выстрелил еще дважды. Одна из пуль с силой пробила ему спину навылет, другая разворотила задницу, попав точно посреди ягодиц.
      Ноги его подогнулись, он рухнул вниз лицом рядом с чемоданом. Из внутренних помещений выбежало трое охранников, снова эти крики "Бросить оружие!", "Лечь на землю":
      Я заорал:
      - Да, бросаю оружие, смотрите!.. Но в чемодане бомба!.. До взрыва пара минут!.. Поняли, идиоты?
      Они застыли, остолбенело, потом двое бросились со всех ног прочь, а третий подбежал к чемодану, ухватил и метнулся к открытому окну во внутренний дворик, а там, широко размахнувшись, швырнул наружу.
      Через десять секунд раздался грохот, вдоль окон поднялась стена воды, часть плеснула к нам в коридор.
      Охранник отпрыгнул, повернулся ко мне, на лице ужас и одновременно облегчение.
      - Что это было?
      - Его заставили или подкупили, - ответил я, - это неважно. Вызывай помощь. Ты хорошо сработал!.. А сейчас, в свете предстоящего повышения, распорядись, чтобы сюда не пускали корреспондентов. Кто сделает хоть один снимок, того сразу в подвал под стражу.
      
      
      Охранник потом сказал, что рассчитывал, что в воде бомба не взорвется, но она и не взорвалась в полном объеме, а только та часть, что служит взрывателем, иначе разнесло бы все здание.
      Возле разрушенного взрывом бассейна столпились как высыпавшие из здания сотрудники, так и набежавшая со всех сторон охрана.
      Я отыскал взглядом Мещерского, раздает короткие четкие указания, подошел к нему, а он обернулся, кивнул.
      - Спасибо, доктор. Сейчас дублирую ваш приказ насчет недопущения огласки... Вы были бы у нас просто чудо-оперативником!
      - Еще и вязать крючком умею, - ответил я, - да вот что-то не тянет. Что с майором?
      Он покачал головой.
      - Врачи "скорой" борются за его жизнь, но вы его так продырявили, что вряд ли... С такими ранами не выживают. Да, честно говоря, мне бы и не хотелось... Но вытащить из него все, что с ним такое случилось, необходимо.
      Подошли очень озабоченные Бондаренко, и Бронник, Бондаренко добавил с ходу со знанием дела:
      - Наш профессор просадил спинной мозг чуть выше копчика. Он же нейрохирург, знает, куда стрелять!.. Теперь Ковалевский растение, даже если выживет. Заодно и гениталии разнес, ни один хирург не соберет.
      Бондаренко спросил:
      - Даже сам Владимир Алексеевич?
      - Владимир Алексеевич, - ответил Бондаренко, - ему и то отрежет, что уцелело. А потом ножиком по горлу, как Иосиф Виссарионович в молодости.
      - Если отрежет, - сказал Бронник, - тогда зачем жить? Лучше уж ножиком по горлу...
      За нашими спинами слышался быстрый и жесткий голос Ингрид:
      - Все руководство отдела кадров собрать и под охраной немедленно в Следственный Комитет! Отдел охраны, который пропускает примелькавшихся сотрудников, не проверяя на сканерах, туда же в полном составе... Нет, сразу за решетку!.. А оттуда будем вызывать на допрос... Сколько понадобится, столько под арестом и пробудете! Протесты? Вас сразу в карцер или сперва обживетесь в камере?
      Бондаренко сказал мне горестно:
      - Вы правы, Владимир Алексеевич!.. Эти камеры нужно ставить у каждого в доме!.. Тогда бы точно не пропустили такое вот...
      Бронник сказала с тихим ужасом в голосе:
      - А если бы профессор не всадил в него две, даже три пули?.. Бомба разнесла бы все здание!
      - Три пули, - сказал Бондаренко. - Для профессора это многовато, он обычно обходится одной... Но я бы всадил всю обойму. А потом бы еще и ногами... Ну что за сволочь? Сколько лет был с нами рядом...
      Мещерский сказал резко:
      - Сегодня же установить видеокамеры в квартирах всех сотрудников Управления!.. Везде. Да-да, везде.
      
      
      Но остаток недели пролетел без происшествий. Гаврош выявил два подозрительных очага в Таиланде и Камбодже, тут же сообщили в Пентагон, у них там близко военные базы, пусть пошлют спецназ и проверят. И вообще из-за того, что у них базы разбросаны по всему свету, пусть они и высылают всякий раз, а нам добираться далеко.
      - А вот в Дагестан пошлем своих, - заключил я. - Ивар, там точно что-то затевается?
      - Точно-точно, - заверил Ивар, - вот смотрите...
      Я отмахнулся.
      - Верю. Но смотри, не ошибайся.
      Вообще-то я не только проверяю за ними всеми, но и время от времени наталкиваю на подозрительную активность. Так быстрее научатся вынюхивать опасности, как собаки взрывчатку, но знать им о таком не стоит еще и потому, что это ослабит их постоянную бдительность.
      Перед выходным Давно оторвался взгляд от дисплея, потер кулаками глаза.
      - А в ЮАР все еще не затихло, - сообщил он. - Заболевание, что предлагаю отныне называть только эпидемией, продолжает распространяться.
      - Что-то новое есть? - спросила Оксана.
      Он покачал головой.
      - Не особенно. Разве что интересная особенность, впавшие в сон практически не просыпаются.
      - Интересно? - спросил Ивар. - Это должно быть тревожно!
      Гаврош отпарировал с достоинством:
      - Что для простого существа непонятно и тревожно, для ученого лишь представляет определенный интерес. Научное познание рулит!.. Вон спросите у шефа. Подхватившие этот вирус сперва просыпались, чтобы поесть, а теперь вообще только спят и спят!.. Интересно, что дальше? Проснутся жутко голодные?.. Тогда можно рекомендовать это средство для похудения. Сейчас весь мир сходит ума, пытаясь бороться с ожирением, а все так просто...
      - Фармакологические фирмы подсуетятся, - согласился Данко. - Здравоохранение всего мира бьет тревогу по поводу того, что эпидемия ожирения распространяется по всему миру!.. Вот это уже официально называется эпидемией, хотя шеф вряд ли согласится с научной точностью термина, однако с политиками и журналистами не поспоришь, перекричат кого угодно.
      - Как-то посмотрел одно заседание Госдумы, - согласился Ивар, - точно перекричат. Их бы в оперные певцы!
      Я поинтересовался:
      - А тех, что крепко заснули... будят насильно или кормят искусственно?
      Данко сделал большие глаза.
      - В Африке?
      Я вздохнул.
      - Ах да, Африка вроде бы отдельный мир. И отделяется все больше.
      - Только в Йоханнесбурге, - сказала со своего места Оксана, гордясь познаниями, - сохранился один госпиталь с белым персоналом. Это правительственный, под охраной танков от банд мародеров.
      - Из-за эпидемии?
      - Нет, - напомнила она, - это еще с того момента, как террориста Манделу сделали президентом. Он увидел, как страна превратилась в ад, и пытался хоть как-то защитить оставшихся белых... Не ради самих белых, конечно, он их ненавидел еще больше, а потому что без них там все вымрут вместе с таким президентом.
      - И как там с заболевшими?
      Она поняла вопрос правильно, ответила моментально:
      - Установлено наблюдение за десятком, что подхватили это новое, очевидно, вирусное. В основном, там служащие из правительства. Пока ничего не предпринимают. Непонятно, что делать.
      Я покачал головой.
      - Если даже членов правительства не кормят искусственно, то да, это пипец. Одно дело пара человек в клинике с белым персоналом - это одно, чисто научный интерес, а сколько в джунглях легло вздремнуть под кустиком?..
      - Там зверье расплодилось, - сказал Гаврош кровожадно. - А сейчас их станет еще больше...
      - Интересная эпидемия, - сказал я равнодушно. - Ивар, информируй меня насчет этого вируса... Еще не выявили?
      Он покачал головой.
      - Пока нет. Да и кому там выявлять? В ЮАР науки не осталось, как и медицины. Только шаманы и знахари.
      - И то верно, - согласился я. - Ладно, занимайся геномом червяка...
      Он сказал обидчиво:
      - Какого червяка? Шеф, вы же повысили меня до мыши!
      - Ладно, - сказал я рассеянно, - занимайся геномом мыши. А с этим вирусом пока оставь. Скорее всего, что-то вроде новой разновидности мухи це-це. Из Африки постоянно прет какая-то чума.
      - Да, - согласился Ивар. - Человек тоже появился в Африке.
      
      
      Оксана, изо всех сил демонстрируя свои знания и умения программиста, все больше смелеет и сама по себе, начинает кокетничать с ребятами.
      Даже мне пару раз улыбнулась и эффектно с таким артистизмом выпятила и без того пышно-объемную грудь, что в самом деле руки зачесались от желания ощутить в ладонях эту горячую тяжесть.
      Кафе и столовая на этаже ниже, рукой подать, но Оксана, как единственная женщина в группе, не смогла задавить в себе пещерный материнcкий инстинкт и несколько раз в день приносит горячие булочки и пирожные, а кофейный аппарат Jura с приятным треском размалывает блестящие коричневые зерна и готовит кофе почти беспрерывно.
      От того стола пахнет особенно вкусно и бодряще, а когда там появляется еще и Оксана с горячими булочками, мощным румянцем на обе щеки и большими сиськами, это вообще радость для мужского коллектива.
      Я прислушался, Ивар с чашкой в руке и бутербродом в другой, говорит напористо и с апломбом:
      - Так продолжаться просто не может, голову даю на отвез!.. Перед сингулярностью обязательно пройдут опустошительные войны, катастрофы, эпидемии или что-то подобное.
      Оксана в испуге округлила перед ним глаза, и как-то сумела сделать грудь еще крупнее.
      - Почему?
      Он ответил с жаром:
      - Ну не могут в сингулярность войти все восемь миллиардов, не могут!..
      - А сколько войдет?
      Ивар кивнул в мою сторону.
      - Вон шеф знает с точностью до полчеловека.
      Они повернулись ко мне, я отъехал на кресле с колесиками от центрального стола, смотрят очень серьезно, пусть и с чашками кофе в руках.
      - Я, как Менделеев, - ответил я, - что знал о мире больше простого крестьянина, но и он не мог предвидеть компьютеров или интернета. О сингулярности никто ничего не знает. Но я согласен с Иваром, в сингулярность не только миллиард, даже миллион не войдет. Слишком узкое игольное ушко. Сингулярность - это для десятка, пусть сотни или даже тысячи умных и креативных.
      - Жутковато, - сказала Оксана серьезно. - Очень хочу, чтобы вы ошиблись, хоть вы наш почти что бог.
      - А как я хочу, - признался я.
      - Почему?
      - А я разве не такой же питекантроп? - спросил я. - Хоть и жажду резких и быстрых изменений, но все же стремительно надвигающаяся сингулярность пугает, если совсем уж честно. Но и остановиться не можем! Человечество, как единый организм должно развиваться. Оно и развивается помимо нашей воли, это императив самой вселенной! Это она развивается, а мы думаем, что все зависит от нас.
      Она смолчала, слишком сложно, Ивар пробормотал задумчиво:
      - Значит, мы сперва становимся неандертальцами для новых кроманьонцев, а затем вообще стадом двуногих, некой отвратительной плесенью на этом глиняном шарике, именуемой планетой Земля?
      Я ответил почти тем же невеселым голосом:
      - И человечество, конечно же, абсолютно ничего не потеряет, если оставит себе золотую тысячу, а остальных вайпнет.
      Он зябко передернул плечами.
      - Жутко.
      - Еще как, - признался я. - Но человечество - это не обязательно все восемь миллиардов. Когда-то Адам и Ева были всем человечеством!
      Данко бросил взгляд на Оксану.
      - У нас вообще-то уже есть своя Ева.
      Гаврош круто развернулся от дисплея на столе, глаза вытаращенные, воскликну то ли радостно, то ли потрясенно:
      - Шеф!.. Те, кто подхватил тот вирус первым, склеили ласты. Или это у нас ласты, а у чернокожих копыта?.. В общем, хвосты тоже откинули.
      Ивар, прислушиваясь, сказал рассудительно:
      - Может быть, это и не связано с вирусом? Организм ослабел, а какие-то посторонние болячки прикончили.
      - Все равно вирус виноват, - сказал я.
      - Это еще не все, - заявил Гаврош с апломбом.
      - Ну-ну?
      - Первые заболевшие обнаружены в Намибии, Ботсване и даже в Алжире. Правда, это тоже Африка, но от ЮАР до Алжира столько же, как от Камчатки до Петербурга. Кто не знает, даю справку: на территории Африки вся Россия поместится дважды!
      - Это что же, - сказал Данко, - авиарейсами занесли?
      - Похоже, - согласился Гаврош. - Если бы еще и в Европу...
      Он сказал так мечтательно, что Данко сразу вздыбился.
      - Одурел? Зачем это нам?
      - В Европе тот вирус сразу расколют, - сообщил Гаврош деловито. - И увидят, что это за штука и как с нею бороться.
      Данко сказал с неудовольствием:
      - Это да, но все-таки не люблю, когда опасность так близко. Пусть бушует в Африке! А мы будем посылать туда гуманитарную помощь. И делать себяшки на фоне бабуинов.
      Я сказал строго:
      - Хоть мы и отдел глобальных рисков, но следите и за этой странной болезнью. Возможно, это вирус искусственного происхождения...
      Ивар сказал мягко:
      - Шеф, после того случая в Тунисе вы уже куста боитесь. Не все вирусы одинаковы полезны.
      - Все равно следите, - велел я. - Все непонятное должно настораживать сразу. Многое естественное теперь может оказываться сотворенным человеком.
      Он отрапортовал бодро:
      - Как велите, шеф!.. Вам виднее, шеф. Ничего не упустим, шеф!
      
      
      

    Глава 7

      
      Анжела за последнюю неделю ночевала у меня дважды, я не ломал голову насчет ее целей, в секретных службах много чего запутано где нарочито, а где запутывается само, все личное сейчас неважно, когда над миром то одна, то другая катастрофа, и сегодня рано утром высадил ее у главного офиса ГРУ, где пока не был ни разу, а сам погнал авто к зданию быстрого реагирования.
      Мещерский уже в кабинете работает с бумагами, и когда я вошел к нему, он поднял от стола голову с уже затуманенными чтением бумагами.
      - А, Владимир Алексеевич!.. Вы ранняя пташка... Доброе утро!
      - Серьезно? - спросил я. - А вы тогда кто?.. Супержаворонок?.. Аркадий Валентинович, я сразу к делу, если позволите.
      - Прошу.
      - На сегодня сразу три угрозы, - сообщил я, - все они, к сожалению, относятся к глобальным. В Китае, где законы намного либеральнее, сейчас делают операции на человеческих зародышах, в Пакистане на черном рынке появился плутоний в большом количестве, из которого по инструкции из инета "Сделай сам" легко собрать атомную бомбу. Правда, не совсем настоящую, а так называемую грязную, но это все равно...
      - А что третье? - спросил он.
      Я покачал головой.
      - В безлюдную местность в Гималаях уже несколько недель завозят оборудование, список которого наших ребят очень встревожил. Они решили, идет строительство нанофабрики. Таково было прикрытие...
      - Чушь, - сказал он уверенно. - До нанофабрик пока далековато.
      Я кивнул.
      - Я тоже так сказал. Ребята перепроверили глубже и выяснили, что насчет нанофабрик это для газетчиков, которым никто не поверит. А на самом деле до выпуска самособирающихся ассемблеров еще далеко, они же всего лишь намерены собирать микродронов размером с комаров.
      - Но такие уже существуют, - напомнил он.
      Я подтвердил:
      - Да. Но их планируют вооружить силезием-блю. Это такой яд, микроскопическая капелька размером с самого комара может убить население целого города. Понятно, какую армию можно вооружить. А если выпускать таких "комаров" постоянно...
      Он помрачнел, стиснул челюсти.
      - В самом деле доброе утро. Хорошее начало, а каким будет день?.. Займемся немедленно. Вот только в Китае с экспериментами...
      - Уже не эксперименты, - уточнил я. - Есть наработки. Начинают выращивать детей с измененными характеристиками, но, увы, не теми, которые мы бы приветствовали. Вместо того, чтобы усилить характеристики мозга...
      Он произнес медленно:
      - Пошли по легкому пути и делают то, чтобы получить послушных и не рассуждающих солдат?
      - Верно, - сказал я. - Изменять характеристики мозга еще не умеем, а вот убрать ген, останавливающий рост мышц или сухожилий, научились пару лет назад. Сперва на собаках отработали, теперь начали на людях.
      Он покачал головой.
      - Куда мир катится... Хорошо, сегодня же примем меры.
      - Меры должны быть, - напомнил я, - не только быстрыми, но и предельно жесткими.
      - А в Гималаях?
      - Вот точное место, - сказал я. - Дорог там нет, но высадка десанта решит все быстро и сравнительно тихо.
      Пока он рассматривал снимок, в кабинет без стука, явно был вызвал заранее, вошел Бондаренко, протянул мне руку, а Мещерскому сказал быстро:
      - Вы были правы, Аркадий Валентинович. Как кадровый подхалим, заявляю с чувством ответственности, по всей Африке в самом деле вспыхнула эпидемия! Похоже, это та самая вялая африканская чума, которую занесло из ЮАР, но уже косит всех без разбору. В ЮАР погружала всех в сон, а здесь просто валит с ног, а через несколько дней добивает.. То ли жара, то ли еще какие факторы, но смертные случаи пошли один за другим.
      Мещерский спросил быстро:
      - А в ЮАР?
      Бондаренко ответить не успел, я уже просеял инет и сказал неохотно:
      - Там тоже... еще раньше... Что-то мы упустили...
      - Упустить не трудно, - сказал Бондаренко, - там везде гремят войны, победители расстреливают целые племена побежденных или просто оказавшихся на дороге, что там какая-то болезнь? А болезней и так полно в этой дивной, если бы там не было людей, стране...
      - Распространение? - потребовал Мещерский.
      - Мало данных, - сказал Бондаренко, - надеемся, что, как и СПИД, только через контакты... А тогда это не наша проблема. Мы же только глобальными?
      Мещерский кивнул, на лице облегчение проступило на пару секунд, но тут же помрачнел, в задумчивости покачал головой.
      - Больно быстро идет, судя по карте... Хотя, конечно, там жара, скученность, в лагерях беженцев иначе не бывает... Но все же...
      - Полагаете, воздушно-капельным?
      Мещерский проговорил медленно:
      - Боюсь, что да. А это на порядок опаснее. Возбудителя болезни уже нашли?
      - Работают, - ответил Бондаренко. - Местных специалистов отважные герои вырезали всех. Сейчас туда из Европы и Штатов летят хорошо обученные медики вместе с оборудованием... Владимир Алексеевич, а вы что помалкиваете?
      Я ответил нехотя:
      - Как всегда спасаем? А их потом еще и прирежут?
      - Это уже как повезет, - ответил Бондаренко. - Может, и не прирежут. Хотя женщин из состава спасателей все-таки изнасилуют. Дескать, нужно уважать местные обычаи и национальную культуру, у них так принято.
      В кабинет вошел Кремнев, пожал мне руку и, ухватив конец разговора, сказал мощно:
      - Я бы на таких тварей еще и атомную бомбу сбросил!.. Как полагаете, Владимир Алексеевич?
      - На мое мнение лучше не полагаться, - ответил я. - Ученые на все процессы смотрят несколько иначе.
      - Остальных шокируют?
      - Да сами знаете, - сказал я. - Аркадий Валентинович, я в свой отдел. Что-то с этой чумой из ЮАР все непонятнее и тревожнее. А пока могу сказать, что таких орлов, как наш достопочтимый Антон Васильевич во всем мире хватает...
      Кремнев вскинулся.
      - Каких это? Я уникален!
      - Тогда ваших соратников, - уточнил я, - хотя они об этом еще не знают. Хотите, выведу на экран форумные дискуссии, там почти половина тех, кто призывает засыпать Африку бомбами!.. А в интернете настоящая свобода мнений...
      - Нет уж, - сказал Кремнев с достоинством, - меня к сетевым хомячкам пристегивать не стоит. Да и не у каждого из них бомбы в кладовке...
      Я сказал задумчиво:
      - А вот у кого-то нашлась. Мне начинает казаться, что у этой чумы в самом деле искусственное происхождение! Она и есть бомба. Бабахнули, так бабахнули... Счет уже на сотни тысяч? Предполагается, пострадает от миллиона до трех...
      - Ого, - сказал Мещерский. - Это очень серьезно даже для нашего мира, сотрясаемого кризисами. Возбудителя уже вычленили? Вакцина от него вообще-то существует? Или нужно делать самым срочным образом?
      Кремнев сказал мощно:
      - Похоже, что-то новое. Типа птичьего гриппа или свиного. Первая группы уже вылетела. Из России, конечно.
      - А что Штаты?
      - Сразу заявили, что русские работают на пропаганду. А то, что направили всего троих, а из Штатов днем позже отправится Боинг с сотней высококлассных специалистов и с оборудованием в сотню миллионов долларов, вот о чем нужно говорить, и чем восторгаться!
      - Все верно, - сказал я. - Пообещать, еще не сделать. А что у наших за оборудование? Автоматы Калашникова?
      - Калашников для народа, - ответил Кремнев. - Элита пользуется "Выхлопами" и прочим брендовым. Ладно, я займусь своими, а вы...
       Я вздрогнул, в новостной ленте появилось сообщение о катастрофе американского Боинга с сотней медиков на борту и медицинским оборудованием.
      Самолет был подбит в десятке километров от посадочной полосы, когда шел на посадку. Стреляли из примитивного ПЗРК, им можно достать только вертолеты, да и то, если идут на небольшой высоте, но еще сбить пассажирский самолет при посадке или сразу после взлета.
      Кремнев посмотрел на меня остро.
      - Что-то случилось, доктор?
      - Просто чувство, - пробормотал я. - Включите новостной канал.
      Мещерский качнул головой, большой экран тут же вспыхнул, показывая пожар, от рамки до рамки дым и горящие обломки самолета. Упал он на краю посадочной полосы, спасатели и пожарные успели вовремя, но, похоже, спасать уже некого.
      Кремнев тяжело рыкнул:
      - Кто-то пошел ва-банк. За такой теракт в любой стране сразу смертная казнь всем участникам и даже тем, кто рядом сидел.
      - Можно заметить очень хорошую подготовку, - сказал Мещерский. - Все организовали люди, прекрасно знающие, как реагируют в Европе и Америке. К тому времени, как самолет вылетел из Штатов, к нужному аэродрому в Африке уже выдвинулись ребята с переносными зенитными установками. И просто ждали в кустах.
      Бондаренко покачал головой.
      - Аркадий Валентинович... при всем уважении... не поверю, что не рассматриваете вариант, что это дело рук спецслужб одной из хорошо развитых стран.
      Мещерский покосился в мою сторону.
      - Владимир Алексеевич?
      - Похоже, - согласился я.
      - Почему так думаете?
      Я указал на карту, подвигал пальцами, и политическая сменилась сперва геологической, а затем метеорологической.
      - Взгляните на движение воздушных масс. Они нетипично, видите?.. Но именно в это время ветры меняют направление и дуют на юг. Кто-то очень хорошо знал самое благоприятное время для распыления вируса!
      Мещерский внимательно всматривался в карту.
      - Через пару суток вирус достигнет Кению, Уганду, затем накроет весь Судан, а в конце-концов проберется в Северную Африку.
      Бондаренко сказал оптимистично:
      - Вирус, скорее всего, потеряет убойную силу через несколько дней. А то и сегодня. Так что до Северной Африки просто не доберется. Жизнь самопальных вирусов недолгая.
      
      
      

    Глава 8

      
      И все-таки я сам начал отслеживать распространение вируса по Африке. Все верно, первыми его разнесли пассажиры авиалиний, с ними вирус попал в Намибию, Ботсвану, затем в Зимбабве и Мозамбик. Конечно, спохватились там не скоро, но все же отменили авиарейсы в Замбию и Анголу, а у себя ввели карантин, однако я чувствовал, что эти меры дадут очень мало.
      И дело не в том, что запоздали, хотя запоздали в самом деле здорово. Виноват сам вирус, первичные симптомы слишком обманчиво слабые, мало ли кого тянет в сон, мало ли кто чувствует слабость и апатию...
      И до первого смертного случая уже несколько тысяч, да что там тысяч, несколько десятков тысяч успели подхватить этот вирус. Правда, даже после смерти первого заболевшего некоторое время искали другие причины, а за это время умерло еще несколько человек.
      Причем, скончались в больнице и под присмотром медиков, а сколько их заснуло вечным сном в своих трущобах и даже в роскошных небоскребах, откуда изгнали белых хозяев?
      Я начал чувствовать, что здесь не совсем так, как нам кажется со стороны, и почти догадался, когда в кабинет ворвался Данко и крикнул с порога:
      - Шеф, все совсем не так, как мы думаем!
      - А как мы думаем? - спросил я.
      - Благостно, - сказал он быстро, - а это в самом деле опасность!.. Вот смотрите...
      Он повернулся к экрану на стене. По движению его пальцев политическая карта мира сменилась картой Африки, превратилась сперва в тектоническую, а затем неузнаваемо преобразилась в причудливых мир воздушных течений, ветров, циклонов и антициклонов, со всякими муссонами и пассатами.
      - Вы не подумали, - спросил он быстро, - что заболевание распространяется чересчур как-то не так?
      - Нетипично, - согласился я. - Да, вижу...
      Он провел всей пятерней по карте, и воздушная масса послушно передвинулась вместе с ним.
      - А вот здесь видите?
      - Совпадает, - согласился я, уже все понятно, но не стоит гасить его азарт, - хотя основной пучок авиалиний идет левее.
      - Вот-вот! Смотрите, этот массив туч прошел как раз над очагом первого заболевания, а затем ветры сдвинули его узким клином в сторону юго-востока...
      Я посмотрел на карту, а затем на ту, где отмечены очаги заболевания.
      - Ого... Поздравляю. Совпадение полное.
      Он посмотрел на меня торжествующими глазами, потом выражение восторга померкло, сказал трезвым голосом:
      - Но это значит...
      - Ты нашел, - сказал я, - основной источник распространения. И гораздо более грозный, чем самолеты, поезда, автотранспорт. Движение потоков воздуха не отменить, как авиарейсы. Авиарейсы всего лишь разносили его быстрее.
      Он сказал упавшим голосом:
      - Это значит, если не выяснить срочно, что за болезнь... и не сделать вакцину, то под угрозой уже не тысячи, а миллионы!
      - Не хотелось бы брать пробы лично, - сказал я брезгливо. - Неужели до сих пор не сделано никаких попыток...
      - Сделано, шеф, - заверил он. - Наши европейские медики уже в Алжире и Египте!.. Только прибыли, но уже принялись искать вакцину.
      - Образцы крови?
      - Перешлют по первому же запросу, - заверил он. - Алжирское министерство здравоохранения рассылает пробирки с кровью заболевших во все медицинские центры мира, которые выразили готовность принять участие в борьбе с угрозой.
      - Отлично, - сказал я. - Мацанюк уж и не знаю, сколько ухлопал на это амбициозное дело, но собрал для своего центра самых талантливых. Уверен, сыворотку сделаем в течении двух-трех дней!
      - Конечно, - согласился он, - сделаем. Мы настоящая Европа, не то что какие-то там бывшие европейские территории, заселенные турками и арабами.
      Подошел Ивар, долго смотрел, лицо стало совсем мрачным.
      - Судя по скорости... и по этой дурацкой карте, какая-то она неправильная, инфекция передается воздушно-капельным. При тактильном можно месяцами жить в охваченном эпидемией городе и не заразиться, но если по воздуху...
      - И проникает во все щели, - сказал Мануйленко мрачно. - Смотрите, зеленых зон нет вообще!..
      - Даже желтые, - сказал Ивар, - и то краснеют достаточно быстро...
      - А красные ширятся, - подхватил Мануйленко. - Вот направление ветров, видите? Совпадает полностью.
      
      
      И все-таки Мануйленко не удержался на такой неинтересной текучке, вот уж чистый теоретик, и от изучения переполюсовки магнитного поля Земли, что грозит глобальной катастрофой, перешел к мощным гамма-всплескам в космосе, что в одно мгновения могут стереть с лица планеты всю живое, а потом увлекся изучением неизвестных процессов в недрах Земли, что способны вырваться на поверхность и все здесь испепелить...
      Время от времени пытается заинтересовать и меня, не догадываясь, что я держу его как витрину, вот, дескать, смотрите, чем мы занимаемся, это чтоб проверяющие уходили в полной уверенности, что в этом Центра работают одни чудаковатые придурки.
      Прошло еще три дня, Ивар сообщил мне чуточку виновато:
      - Шеф, с сывороткой для той африканской чумы облом.
      - Что стряслось? - спросил я.
      - Не тот случай, - сказал он. - Не только мы, нигде пока не могут отыскать противоядия. В Штатах вообще опустили руки, они ж так бахвалились!
      - Сложная структура вируса?
      - Нет, но... выяснилась одна закономерность.
      - Всего одна, - сказал я, - это хорошо.
      - Но зато какая, шеф!.. Кого-то испугает, но большинство, если честно, вздохнут с облегчением.
      Я потребовал в нетерпении:
      - Рассказывай!
      - Первые статистические результаты, - пояснил он, - выявили одну интересную закономерность...
      - Ну-ну?
      Он сказал с придыханием:
      - Представляете, эпидемия бьет только негров! Или, скажем иначе, поражает только представителей негритянской расы. Что такие же люди, как и мы, только с темной кожей. Даже черной, а то и вовсе чернущщей! Такое сразу не заметили, сочли, что в первую очередь под удар попадают, как обычно, бомжи, наркоманы, алкоголики и прочие представители низшего класса с ослабленным иммунитетом. Но уже много случаев, когда умирают очень богатые негры... или люди негроидной расы, что такие же люди, как и мы, только....
      Я прервал раздраженно:
      - Ты не на трибуне, морда!.. Неужели кто-то ухитрился создать генетическое оружие?.. Направленное против представителей определенной расы?
      Он сказал с загоревшимися глазами:
      - Шеф, вы же знаете, это хоть и сложно, но вполне по силам хорошему дружному коллективу!
      - Как мы, - сказал из своего угла Ивар и с энтузиазмом потер ладони. - Мы на любую гадость всегда, только кивните, шеф!
      Я покачал головой.
      - Да, но... в подполье хороший дружный коллектив талантливых ученых не спрячешь. Они все на виду, что объяснимо. Да и вообще... Я не представляю, чтобы такой коллектив можно было собрать где-то в третьеразрядной стране... даже на правительственном уровне.
      Он спросил быстро:
      - Указываете на ЦРУ?
      - Может быть, - согласился я, - только почему не выпустили у себя в Штатах? Их банды чернокожих, что живут на пособия, достали там уже всех и каждого... Девяносто пять процентов всех преступлений в Америке совершается чернокожими, хотя их доля в населении Штатов всего тринадцать процентов.
      Он поинтересовался:
      - Порыться в том направлении?
      - Без тебя пороются, - осадил я строго. - На это есть разведка и всякие прочие якобы компетентные, так называемые органы.
      - Догадываюсь, какие, - пробормотал он.
      Оксана сказала от своего кресла с достоинством тургеневской девушки:
      - Без пошлостей, пожалуйста!
      
      
      Стыдно сказать, но кроме великих дел и ликвидации глобальных угроз время от времени занимаюсь и недостойной будущего сингуляра мелочью. Стараюсь удержаться от нее, быть на высоте, я же не бэтман какой-то сраный или Супермен, тоже дебил из дебилов, но вот на соседней улице трое парней изнасиловали девушку, у меня тут же мелькнула мысль кастрировать всех троих, но подумал, что дураки вообще в рай сингулярности не протиснутся, а тогда на хрен их жалеть и возиться с ними.
      Три выстрела в упор прямо в вытаращенные от ужаса глаза, и я исчез, как Батмэн старого доброго времени, что не страшился брать закон в свои руки.
      Сейчас, правда, и Бэтмен стал полным говном, измельчал, но я не они, в сладком и понятное мелкотемье не сползаю, хоть и хочется.
      Тот, кому дано много, от того и ожидается много. Мне дано намного меньше, чем Супермену, но все-таки не трачу свое время на то, чтобы снять с дерева заблудившихся кошечек.
      Еще раз просмотрел данные о погибших, стараясь выяснить кто в наибольшей опасности, все мы в первую очередь думаем о детях, однако вирус детей уничтожает так же быстро, как и стариков.
      - Стоп-стоп, - пробормотал я, - а это что... Если не статистическая ошибка, то это прорыв... Весьма зловещий прорыв.
      Мещерский спросил быстро:
      - Владимир Алексеевич, вы что-то сказали?
      - Да, - ответил я. - Вот взгляните на эту картину. Дайте крупным планом... Вот взгляните. Городок на десять тысяч жителей. Погибли практически все, уцелело всего сто двадцать человек.
      - Ну-ну?
      - Из них сорок человек белых, - ответил я. - Хотя, как мне кажется, там их всего было человек сорок, небольшой офис германской компании по переработке кокосового масла.
      Мещерский нахмурился.
      - Может быть, это зацепка... но надо искать дальше.
      - А эту проверить глубже, - досказал я. - Данко, Ивар!.. Постарайтесь выяснить, случайное ли совпадение?
      На соседнем экране появилось изображение главного зала моего как бы Центра по Предотвращению Катастроф, Мещерский взглянул удивленно и встревоженно, не догадывался еще, что и в его кабинете я тоже могу включать-выключать приборы.
      Данко, Ивар и другие из моей команды повернулся в нашу сторону, Данко кивнул, его быстрые пальцы запорхали над клавиатурой, Ивар начал двигать на своем настольном дисплее схемы и графики.
      Бондаренко сказал глубокомысленно:
      - Негры вроде бы не переносят коровьего молока, оно у них не переваривается, верно? А еще у них болезни, каких нет у белых. И лекарства на них действуют чуть иначе. Это не афишируют, но медики разрабатывают ряд препаратов исключительно для негров.
      Мещерский снова взглянул на меня требовательными глазами.
      - Владимир Алексеевич?
      Я кивнул.
      - Это так, но отличия не очень-то большие. Два-три гена, что отвечают за расщепления молока у негров отсутствуют. Да, отсутствует та самая необходимая лактаза. Есть еще некоторые пустяковые отличия... но не думаю, что чума отличает как-то одних негров от других. Восемьдесят человек из числа негров остались целы? Вот смотрю данные, эти восемьдесят даже не почувствовали никакой чумы. Ни один не слег, ни один не ощутил даже повышения температуры!
      - Иммунитет?
      Я сдвинул плечами.
      - Видимо, да.
      Он сказал быстро:
      - Тогда нужно взять их кровь на анализ, а на его основе, как понимаю, можно сделать сыворотку против этой дряни?
      - Понимаете верно, - ответил я. - Мой респект, Аркадий Валентинович. Все, я бегу в свой отдел. Нажимайте на все кнопки, но, похоже, дело сдвинулось с мертвой точки.
      
      
      

    Глава 9

      
      Сведения о вирусе непонятного происхождения вышли на первые полосы всех новостных сайтов. Заголовки типа "Генетическое оружие - угроза человечеству!" стали попадаться постоянно.
      Странное дело проявление амбивалентности: многие в мире кто недолюбливал негров, кто откровенно ненавидел, но когда над ними нависла такая серьезная опасность, даже фашистские организации вроде "Белых Братств" предложили помощь.
      Медицинские центры во всем мире работали круглосуточно, но пока что удалось установить очень неутешительные истины:
      Первое: вирус сконструирован людьми и нацелен на ген, встречающийся только в организме негров или, говоря политкорректно, представителей негроидной расы.
      Второе: вирус распространяется с воздушными потоками, как-то остановить его проникновение даже за океан и на дальние острова пока не представляется возможным.
      Третье: никакая сыворотка не поможет, вирус поражает и выводит из строя ген, исправить можно только сложнейшей операцией на ДНК, но к таким операциям готовятся месяцами, а речь не о том, чтобы спасти одного человека, а чтобы не дать истребить миллиард чернокожих на планете.
      Резко взлетели цены на бомбоубежища и противоатомные бункеры. В Штатах добропорядочные граждане отдавали бункеры, выстроенные для себя на случай войны, негритянским семьям, если те, конечно, могли заплатить за ним пятикратную цену, все равно им деньги, счета и машины не понадобятся, если что пойдет не так...
      Несколько сотен строительных фирм, мгновенно перестроившись, начали спешно копать бункеры на большие семьи. Вирус доберется до Штатов не раньше, чем через пару месяцев, а за это время можно всю Америку изрыть такими убежищами с запасами воды и еды на несколько лет.
      Известная певица Зандиара выступила с песней "Я живу с вирусом", что мгновенно стала хитом и взлетела на вершину топа, а киностудия Асилум объявила о начале съемок фильма "Батмен против вируса", пообещав выпустить тизер уже в конце недели, а благотворительная организация Зеленый Мир выступила с инициативой сбора средств на спасение пингвинов, хотя какая связь между неграми и пингвинами пообещала объяснить позже.
      Фирма КриоРус выступила с заявлением, что готова крионировать лиц негритянского происхождения по себестоимости, не извлекая никакой прибыли, для этого им нужно всего лишь прибыть к месту заморозки лично.
      Илон Маск предложил срочно запустить недостроенную ракету на Марс, в экипаж набрать только чернокожих. Ракета будет управляться с земли, так что катастрофы может и не быть, это единственный шанс избежать гибели, так как вирус передвигается только в атмосфере и за ее пределы выйти не сможет.
      Мещерский поставил слипер на экран, едва я переступил порог его кабинета, я деликатно промолчал, хотя какие от меня тайны, а он сказал со вздохом:
      - Я прочел рекомендованные вами книги... для простых людей. Где все объясняется на пальцах. Особенно хороша библия Алексея Турчина с перечнем всех катастроф, которые могут ожидать человечество на пути к сингулярности.
      - Поздравляю, - сказал я.
      Он наклонил голову, принимая поздравления.
      - Но там не указана самая неприятная... или я просто не заметил?
      - Слушаю?
      - Конфликт, - произнес он таким серьезным голосом, что у меня пробежали мурашки по спине, - между богатыми и бедными.
      Я пробормотал:
      - Но и сейчас есть не просто богатые, а супербогатые... но бедные к этому относятся спокойно.
      Он покачал головой.
      - У бедных остается шанс стать богатыми. Для поддержания этой иллюзии... даже надежды!.. проводятся две-три ежегодных лотереи с призом в сотни миллионов долларов. Во-вторых, бедных с богатыми равняет мысль, что все умрут, богатые и бедные. И присутствует злорадство, что никакие миллиарды не спасут от могилки. Правда, богатые могут прожить на несколько лет дольше бедных благодаря медицине и лекарствам, но каждый понимает, что нет особой разницы между смертью в семьдесят лет или в девяносто. Все равно смерть есть смерть, и все миллиарды не помогут.
      Я вздохнул, тема мне знакома хорошо, уже обсуждали не раз в узком кругу высоколобых, пробормотал:
      - Да, ставки повышаются...
      - Вот-вот, - подтвердил он. - Сейчас уже можно почти точно сказать, кто получит бессмертие, а кто умрет. По крайней мере первый десяток лет получать бессмертие будет крайне трудно, долго и дорого. Очень дорого! Таблетки от смерти никогда не будет. По крайней мере, в обозримом будущем. Первые бессмертные выйдут не из больниц, пусть даже самых-самых, а из научно-исследовательских центров, где над ним будут месяцами работать по сто лучших из лучших докторов наук, знатоков своего дела, перепрограммируя каждую клетку тела.
      Он умолк, взгляд оставался непроницаемым. Я промолчал, он прав. Сейчас социальная разница и малозаметна, и ее принимают, потому что есть шанс у каждого, но у мертвого шансов не будет.
      - Я всегда страстно ждал будущее, - признался я, - но сейчас и мне как-то не совсем. Но жду с нетерпением и надеждой... это же победа человечества над хаосом! А дальше придет настоящее бессмертие человечества, которое не уничтожит даже случайно залетевший в нашу систему астероид.
      Он кивнул.
      - Да, и пусть даже Солнце превратится в сверхновую или просто погаснет, человечество уцелеет с легкостью. Но беда в другом?
      Я кивнул.
      - Да. Будет ли мне место в этом человечестве?
      Он проговорил медленно:
      - А будет ли это человечество... человечеством? Нет-нет, я не о той глупости, всю сингуляры должны сохранить все так называемое человеческое, вплоть до лени, хамства и боярских усадеб. Догадываетесь?
      - Боюсь, - ответил я, - что да.
      - Ну-ну, - подбодрил он, - скажите, Владимир Алексеевич.
      Я заговорил, чувствуя как язык становится таким тяжелым, словно из чугуна:
      - Те, кто станет первыми сингулярами, ускорятся в развитии так, что уже через неделю, а то и через часы будут смотреть на остальных людей, как мы... на дождевых червяков, что ли?
      Он кивнул.
      - Да. И беда в том, что таких будет очень немного. Все человечество им будет просто без надобности.
      Я не сводил с него взгляда.
      - Вы хотите сказать, что настоящую опасность нужно ждать не от Искусственного Интеллекта...
      - От человека, - договорил он. - Который перестанет быть человеком в нашем понимании.
      Я уронил голову, мысли совсем суматошные, носятся и сшибают одна другую с ног.
      - Любой человек, - сказал я, - получив долгожданную возможность программировать себя, в первую очередь восхочет сделать себя умнее, красивее, дальновиднее... уберет все то, что мешает нам... сколько лет я потерял на женщин! А сколько сил, нервов... Все это убрать, убрать, убрать... Если убрать недостатки, потом убрать слабости...
      Я умолк, он тоже молчал, думал, наконец поднялся к кофейному агрегату, махнул ладонью, слышно как с хрустом затрещали размалываемые зерна, манипулятор поставил чашку в углубление, а из краника полилась черная струя ароматного кофе.
      - Будете?
      - Да, - сказал я. - Мне покрепче. Да, вы правы, человек опаснее. Человек опасен, даже когда человек!.. А если станет нечеловеком, мне просто страшно, каким себя сделает.
      Он сказал хмуро:
      - Или все под контроль Высокой Комиссии? И без ее разрешения ни шагу в сторону.
      - То-есть, все под Всемирный Контроль? Аркадий Валентинович, мир к этому не просто идет, а мчится. Да,
      - Отвратительно, - сказал он с чувством, - что это неизбежно. Ужасные вещи могут творить даже самые прекрасные честные люди, если одни красные, другие белые, третье зеленые, а есть еще анархисты, антиглобалисты, почвенники... имя им легион, и все хотят перекроить мир по-своему!
      - Но сейчас у них руки коротки, - согласился я. - За тысячи лет неспешного развития человечество успело детально разработать и внедрить системы сдерживания.
      - Но вы все время твердите, - напомнил он, - что сингуляры получат немыслимую мощь и власть раньше, чем будут придуманы ограничения? И если ограничения потом и возникнут, то уже созданные самими сингулярами... боюсь, они будут не для них, а для нас. Мелких тупых зверюшек в заповедниках.
      - Это в лучшем случае.
      - Верно. Если из какой-то блажи пощадят. Но, думаю, любую блажь они в себе сотрут.
      Я сказал оптимистически:
      - Это значит, Аркадий Валентинович, мы должны оказаться среди сингуляров! Причем, первых. Хотя бы в первой тысяче.
      В дверь деликатно стукнули, Мещерский не успел ответить, как вошел Бондаренко и сказала с порога живо:
      - Простите, что без спроса, но дело чрезвычайное!.. Наши спецы проанализировали все данные, результаты страшновастенькие... И все улики в сторону Штатов.
      Мещерский спросил стиснутым голосом:
      - Почему именно в их сторону?
      - Масштабность, - сказал Бондаренко, - и, вон Владимир Алексеевич подтвердит, структура вируса слишком уж хорошо скомпонована. А это означает, вирус создавал не пьяный слесарь в гараже!
      Мещерский покачал головой.
      - Этого недостаточно. Штаты сильны там, где нужно клепать по авианосцу в год. Собрать вирус, наверное, проще. Нужно только знать, как. Но для этого не надо жить в Штатах и выполнять указания Пентагона. Хотя, конечно, проверяйте все концы и с той стороны. Я и сам Штатам не верю.
      
      
      Едва я вернулся в свой отдел по предотвращению, Ивар бросился навстречу с пачкой свежераспечатанных листков в руке.
      - Я ошибся, - сказал он мрачно. - Шеф, я лажанулся!
      Все затихли и следили за нами настороженные, как мыши, спросил быстро:
      - В чем?
      - Никакой аномалии нет, - сказал он. - Иммунитета против африканской чумы нет ни у кого. Та аномалия, за которую мы все уцепились, оказалась ложной. Так что сыворотку из крови выживших сделать не получится. Вообще.
      - Рассказывай, - потребовал я.
      - Когда в ЮАР победил черный расизм, - сказал он, - там установили апартеид наоборот. Черные на вершине власти, а белые внизу под лестницей. Но если белых не допускать до высококвалифицированной работы, то страна вообще рассыплется, потому начали принимать в страну множество арабов и египтян, все-таки ЮАР на то время была богаче Европы...
      Я хлопнул себя по лбу.
      - Да, помню, в ЮАР после протестов арабов, египтян и китайцев был принят закон, уравнивающих их в правах с неграми! По поводу такого повешения ранга долго злословили в печати Запада...
      Он сказало дотошно:
      - Да, в ЮАР есть по которому на высокооплачиваемую работу принимают в первую очередь негров, затем мулатов, арабов и китайцев. Но арабы и китайцы через пять лет упорной борьбы добились, что их перевели в разряд негров. Так что эти уцелевшие лишь в правах негры, а этнически арабы и египтяне.
      Гаврош пикнул от своего стола:
      - А египтяне разве не арабы?
      Ивар покачал головой.
      - Двадцатипятитысячное войско арабов, - объяснил он дотошно, - вторглось в десятимиллионный Египет, завоевали и завязали свою веру. Так что этнически египтяне те же, что строили пирамиды и воевали против Юлия Цезаря! А ислам... Мало ли русских или немцев приняло ислам?
      Данко поднялся, я передал ему листки, уже просмотрел на эту тему все в инете.
      - Значит, - сказал он задумчиво и очень серьезно, - дела гораздо хуже, чем предполагалось...
      Ивар сказал упавшим голосом:
      - Значит, сыворотку таким путем не создать. Нужны другие варианты. Мы их знаем, но это долго, трудно и точечно...
      Оксана спросила в тревоге:
      - Но если не сделать вакцину хоть каким-то путем... темнокожего населения на планете не останется?
      Данко сказал сварливо:
      - Оксана, иди в жопу со своей политкорректностью!.. Арабы, индийцы и всякие племена, что никакого отношения к неграм, тоже темнокожие!
      - Хорошо, - сказал Ивар, - пусть будут негры, здесь все свои. В общем, негров на планете не останется, если вирус за это время не потеряет убойную силу. Все-таки уже сменилось несколько поколений, первое, что самое убойное, давно вымерло...
      - Вирус создан человеком, - напомнил я. - И его смертоносные свойства многократно защищены пусть даже в ущерб жизнестойкости.
      - Потому этот вирус рано или поздно умрет?
      - Они все умирают, - напомнил я, - видоизменяясь.
      - Скорее бы, - сказал Иван с надеждой.
      
      
      
      Но в сети я продолжаю шарить по всему миру, как и просматривать видеокамеры по земному шару в поисках каких-то реальных зацепок. Насчет скорейшего изготовления сыворотки пусть позаботятся другие, Мещерский не упустит ни секунды, а мне нужно думать над тем, как найти виновного, все-таки такой вирус не может появиться самостоятельно.
      Пока на основании всего массива информации начинаю больше думать на ЮАР, все-таки обиды африканеров самые осязаемые.
      Если в Штатах преступления негритянского населения почти все бытовые, убийства да изнасилования, тоже зло, кто спорит, но все-таки за изнасилование и зверское убийство даже горячо любимой и единственной дочери ринешься мстить непосредственным обидчикам, а не всем чернокожим. Тем более, в Штатах среди негров, что уже афроамериканцы, немало не просто приличных людей, но есть даже горячо любимые спортсмены, джазмены, актеры, на защиту которых почти любой белый готов встать грудью.
      Другое дело, ЮАР. Там не отдельные люди виноваты, там все это дикое племя ответственно за гибель прекрасной страны. Не говоря уже о тысячах убитых белых только за то, что они белые.
      Потому пусть мой отдел ведет поиск по всему свету, а я присмотрюсь-ка к африканерам, как наиболее вероятным подозреваемым. В детективах наиболее вероятные всегда оказываются невиновны, но мы не в кино, здесь все проще, жестче и непригляднее.
      И наиболее вероятный оказывается виновным гораздо чаще, чем невиновным.
      Через полчаса я позвонил Мещерскому прямо из автомобиля, передав управление автопилоту:
      - Вы были правы, Аркадий Валентинович.
      - Спасибо, - ответил он любезно. - Приятно слышать. А в чем прав?
      - Те уцелевшие негры не совсем негры, - сообщил я. - По современной классификации они, конечно, негры, но вообще в старину таких называли цветными.
      Он на мгновение уставился с экрана недоумевающе, но тут же лицо прояснилось, кивнул.
      - Простите, устал, не сразу сообразил.
      Рядом с Мещерский на экране появился Бондаренко, смотрит непонимающими глазами. Мещерский начал вполголоса объяснять, что такие цветные, и почему теперь это слово изъято из употребления.
      - Вы правы, Аркадий Валентинович, - повторил я. - Эта чума поражает только черных. Причем, исключительно черных, и не трогает полукровок. Возможно, создатели вируса хотели бы уничтожить и полукровок, но либо они не самые отмороженные расисты, либо на это ума не хватило. Все-таки у полукровки есть некоторая защита, доставшаяся от одного из белых родителей...
      
      
      

    Глава 10

      
      Я подсоединился к внутренней сети ГРУ, вошел в кабинет Мещерского, там у него три камеры, можно рассматривать с разных сторон, сейчас в кабинете Кремнев, Бондаренко и Бронник, совещание в узком кругу, Бондаренко как раз говорит запальчиво:
      - Но негры не все в бандах? А те, что в правительстве?.. Конечно, там еще те банды, куда уличным, но все же...
      Кремнев снисходительно улыбнулся.
      - Юноша, вы не знаете историю, а я ее еще застал, как говорится, при жизни. Когда учился в школе, существовали четыре расы: белые, черные, желтые и красные... Потом куда-то делась красная, но это неважно, говорим только о черной. Ее называли неполноценной и доказывали, что негры неспособны ни к какому интеллектуальному труду, а все, что умеют, это бери больше - бросай дальше. Или копай от забора и до обеда.
      Он сделал паузу, Бондаренко сказал нетерпеливо:
      - Да-да, слушаю.
      - Кроме этих четко выраженных рас, - продолжил Кремнев, - существовали еще и так называемые цветные. Так именовали потомство белого и черного. Посмотрите литературу тех лет, ха-ха. Ну хотя бы классику, "Хижину дяди Тома" Бичер-Стоу... Да, там белые, черные и цветные. Цветными считались даже те, у кого только четверть негритянской крови. В печати шли дебаты, считать ли цветными тех, у кого осьмушка негритянской крови, или же причислять уже к высшей белой расе... Потому эти цветные иногда бывали настолько похожи на белых, что частенько этим пользовались, выдавая себя за белых, но когда это выяснялось, их с позором выгоняли отовсюду, а то и линчевали. Это я к тому, что по интеллектуальному развитию эти цветные уже не уступали чистокровным белым. И вот тогда конгресс Штатов принял просто гениальное решение!.. Слово "цветные" упразднили, повелев заменить его на "негры".
      Бронник вставил:
      - А через полста лет и "негров" заменят на "афроамериканцев".
      Кремнев отмахнулся небрежно, как от мухи.
      - Это неважно. Важно то, что цветные, записанные неграми, резко повысили интеллектуальный уровень чернокожего населения. Среди них появились юристы, врачи, учителя, полицейские, даже политики... Вы уже поняли, к чему я?
      Бондаренко проговорил медленно:
      - Вирус африканской чумы поражает только тех, у кого в предках был чернокожий, но убивает, если быть точным, только чистокровных негров?
      Кремнев кивнул.
      - Да, иначе он был бы опасен для всего человечества. Родословные у всех на бумагах безупречные, но кто знает, как наши предки забавлялись на самом деле, и кто в нашей родне действительно наш предок...
      - Потому вирус их находит тоже?
      Кремнев кивнул снова.
      - Обама, к примеру, считался негром, хотя он так же точно мог бы называться и белым. Он негр только наполовину, мать его чистокровная белая... вроде бы даже блондинка. Но политика хитрая штука... В общем, уцелели все негры, что работают в науке, хай-тэке, юриспруденции, медицине... есть незначительные потери в полиции, чуть больше в строительном бизнесе, но, повторяю, вот-вот исчезнет больше десяти миллионов чернокожих американцев, сидящих на пособии и не желающих работать!.. Не говоря уже о полумиллионе членов этнических банд. Если, конечно, не успеем создать средство для массовой вакцинации всего негритянского населения.
      Бондаренко пробормотал:
      - Думаю, налогоплательщики благословляют этот вирус.
      Кремнев сказал с удовольствием:
      - Да, конечно. Правда, сильно встревожились бронзовые люди, но это зря. С Мексикой и вообще Латинской Америкой прекрасные торговые связи, опустошать те страны экономически невыгодно.
      Бронник кивнул.
      - Ну да, а мексиканские банды в Штатах с помощью вируса не опустошишь, Мексика слишком близко к Штатам.
      - Да и побьет, - уточнил Бондаренко, - честно работающих мексиканцев в тех же Штатах, что хоть и приятно, однако экономически невыгодно
      Кремней буркнул:
      - Для янки деньги самое главное. Они за лишний доллар и мать родную продадут.
      Мещерский чуть нахмурился, Кремнев перехлестывает, но это и понятно, те перехлестывают в отношении русских, а мы имеем полное право в ответ их самих смешивать с говном. Тем более, что, понятно, американцы и есть полнейшее говно.
      - Суда по этим данным, - сказал Бронник и кивнул на бегущие по экрану цифры, - цветных не так уж и много. Я имею в виду, в масштабах страны. В основном, белые предпочитают вязаться с белыми, а негры с неграми, хотя, конечно, эта прослойка пострадала зря...
      Мещерский нахмурился и сказал государственным голосом:
      - Лаврентий Петрович, вы в самом деле расист. Все пострадали зря.
      - Слишком пострадали, - согласился Бронник. - А так не зря...
      - Нельзя за создание уличных банд, - сказал Мещерский, - истреблять всех темнокожих американцев!
      Бондаренко уточнил:
      - Ладно, это вопрос спорный, а вот мулаты пострадали точно зря. Думаю, создатели вируса их точно не хотели бы истреблять, как добросовестных членов общества. Но зацепило...
      Кремнев буркнул:
      - Это как в войне потери среди гражданского населения. Главное - выиграть войну.
      - При неизбежности сопутствующих потерь? - спросил Бондаренко чуточку ехидно.
      - Иначе не бывает, - отрезал Кремнев.
      Мещерский покачал головой, голос его наполнился мягким укором:
      - Вы уже и виновных нашли? Поименно?.. А я даже не вижу доказательств, что это сделали в Штатах. Тем более под эгидой ЦРУ или Пентагона!
      Мещерский сказал со вздохом:
      - Принцип "кому выгодно", здесь неприменим. На самом деле выгодно очень многим. Как людям, так и странам. Подумать только, вот-вот обезлюдеет почти вся Африка!.. Это же какие стратегически просторы!.. Про одну береговую линию с ее несметными запасами рыбы молчу, как и про сказочно прекрасные пляжи, это дело десятое, но в Африке ценнейших ископаемых больше, чем во всем остальном мире!..
      Кремнев пробасил:
      - Вообще-то, если хорошо подумать, то Штаты поступают как-то глуповато. Именно теперь. Если это они проделали, то подготовились бы лучше.
      - В смысле? - спросил Бондаренко.
      - Их корабли, - сказал Кремнев, - сейчас уже должны бы заходить в быстро пустеющие порты на берегах Африки. И брать там все под контроль. Под свой контроль, чисто штатовский, не допуская других.
      - А политики уже сыпали бы заявлениями, - добавил Бронник, - где сообщали бы миру обоснованные права Штатов на всю Африку, как наследницу вывезенных оттуда в рабство черных рабов.
      Кремнев покачал головой.
      - Так бы сразу себя выдали.
      - Сделают чуть позже?
      - Нельзя хватать моментально, - сказал Кремнев, - это вызовет подозрения. Нужно всего лишь на час раньше, чем это захотят сделать другие. Где сейчас их авианесущие армады кораблей?
      Бондаренко перевел взгляд на экран над столом Мещерского.
      - Две авианосные группировки в Атлантическом океане, три в Тихом...
      - Там они постоянно, - уточнил Кремнев, - но сейчас вообще-то обе в самом деле смещены в сторону африканского континента... Случайно ли? Так что если в других странах решат что-то взять под свой контроль, то штатовцы, отслеживая их движения, на том месте окажутся первыми и воткнут свой звездно-полосатый.
      - Куда воткнут? - спросил Бронник непонимающе.
      - Куда втыкают опоздавшим? - ответил вопросом на вопрос Кремнев. - Главное, воткнуть вовремя. И в нужное место. Хотя сейчас важнее всего воткнуть раньше других, как и было в доброе старое время.
      Мне то и дело жаждалось вмешаться в дискуссию, но это значило бы вы дать себя, да что там себя, главное - выдам возможности несанкционированного наблюдения за вышестоящим руководством, что вообще недопустимо.
      Я не успел додумать мысль, камеры в коридоре нашего отдела показала спешащего к моему кабинет Данко, я отключился от подглядывания и повернулся к двери.
      Данко вбежал взъерошенный, увидел меня уже готового к докладу, сказал быстро:
      - Владимир Алексеевич, простите... Мы несколько ошиблись.
      Я спросил настороженно:
      - В чем?
      - Вирус убивает не только чисто черных, - сообщил он нетвердым голосом. - Мулаты просто устойчивее из-за наличия генов от второго родителя белой расы... однако поступили достоверные сведения, что начали умирать и полукровки.
      Я стиснул челюсти. Данко сказал с надеждой:
      - Может, вирус мутирует?
      Я ответил сухо:
      - Сам знаешь, при любой мутации в первую очередь потерял бы поражающие свойства.
      - Но чистокровные африканцы...
      - Египтяне тоже африканцы, - напомнил я. - Не политкорректничай, негры - это негры.
      - Негры, - сказал Данко послушно, - погибают сразу, а мулаты после некоторого сопротивления. Однако, шеф, хотя у них есть время, но его тоже мало...
      - Я ищу, - ответил я коротко, - и вы ищите вариант спасения, как ищет его сейчас весь мир!
      Он унесся, а в самый неподходящий момент, когда я злой и налитый темной злостью по самые уши просеивал интернет, телефонные звонки и даже эсэмэски, на экране появилась фотка лица Катеньки.
      Я сделал жест включения, хотя тут же пожалел, но уже поздно: она появилась на экране вживую, не такая веселая, как на заставке, в глазах печаль, лицо бледное.
      - Володя, - сказала она таким же хрупким голосом, как и она сама, - ты там как?
      - Отлично, - ответил я бодро, потому что перед женщинами мы все обязаны быть сильными и уверенными. - А как ты?
      - Плохо, - сказала она плаксивым голосом. - Можно, я к тебе заеду?
      - Буду счастлив, - ответил я почти искренне, - только сейчас на работе. Проблемы...
      - У тебя? - спросила она испуганно.
      - Международные, - ответил я.
      Она сказала с облегчением:
      - А-а-а, международные никуда не денутся... Вижу по навигатору, ты в центре города, но как только он покажет, что едешь домой, тоже соберусь, хорошо?
      - Отлично, - повторил я. - Как раз успею приготовить ужин.
      Она блекло улыбнулась, уже знает, что для меня приготовить - это заказать доставку дроном. Только кофе делаю самостоятельно... да и то самостоятельность в том, что, не поднимая задницу из-за стола, покажу растопыренными пальцами кофейному аппарату сколько чашек приготовить и какой крепости.
      
      
      

    Глава 11

      
      Через три часа, когда я продолжил работу в лаборатории уже из дома, во двор вкатился явно под руководством автопилота, видно по математической точности движений, крохотный и милый автомобильчик.
      Я вышел на крыльцо, а едва авто припарковаллось, Катенька выпорхнула, как легкий праздничный мотылек.
      Я раскинул руки, она со счастливым визгом во мгновение ока пересекла площадку. Я подхватил ее невесомое тельце, а она вжалась в меня, испуганная и трепещущая, словно старается влезть в мою грудную клетку в поисках защиты от такого огромного и страшного мира.
      - Все хорошо, - прошептал я в ее оттопыренное розовое ушко. - Ты в безопасности. Этот мир - твоя комната защиты.
      Она не слезала с моих рук, а я внес ее в дом и усадил в кресло, укутав пледом, шелудивый поросенок и в петривку мерзнет, а она наблюдала за мной счастливыми глазами и улыбалась тихо и застенчиво.
      К ее креслу подкатил столик с горками сахарного печенья, я перенес от аппарата две чашечки с парующим черным кофием, одну для человека, другую для Катеньки, учитывая то, что она, да, именно Катенька.
      - Попробуй это печенье, - сказал я. - Каждый день что-то изготавливают новое! За наукой стараются угнаться, что ли?.. Как у тебя?
      Она взяла чашечку в обе ладони, как белка орешек, из груди вырвался тяжелый вздох, и сказала совсем плаксиво:
      - У нас сокращение... Нет-нет, пока не попадаю в список, но семьдесят процентов всего персонала заменяется компьютерными программами, представляешь? А кое-где и вовсе роботами! Какой ужас...
      - Тебя не сократят, - сказал я утешающе, - ты уникальна.
      Она смешно вытянула верхнюю губу, опасливо пробуя ею, как бабочка, поверхность горячего кофе.
      - Спасибо, - сказала она угасшим голоском, - но как страшно... Ой, горячо!
      - Работать?
      - Жить страшно, - сказала она жалобно. - И все страшнее...
      - Уже разрабатывается, - сказал я голосом спасателя, вылавливающего Муму из озера, - безусловный доход на каждого россиянина. Будет примерно на уровне твоей зарплаты. Так что можно не устраиваться на новую службу, а просто жить в свое удовольствие!
      Она сказала жалобно:
      - А я люблю работать! Это же так здорово, когда привожу людей из Сибири в райские уголки Цейлона и вижу, как все ликуют!.. Я сама визжу, когда им радостно. Это же так здорово, когда делаешь людям приятно...
      - И вот эти пирожные, - сказал я ласково и придвинул к ней ближе блюдце. - Тебе понравятся. Такие же нежные, как и ты. И пугливые...
      - Я не пугливая, - уточнила она. - Я боязливая. А так я вообще-то храбрая. Когда не боюсь, конечно... А почему так спешат с этим безусловным доходом?
      - Всю ускоряется, - сказал я и ощутил, что за последнее время повторяю этот трюизм очень часто. - Сейчас только камешки сыплются с высокой горы, но уже слышен грохот лавины, что сметет все нынешнее...
      Она спросила жалобно:
      - И нас?
      Я сказал как можно оптимистичнее, но стараясь не слишком кривить душой:
      - По мысли наших либералов где-то восемь миллиардов персональных роботов должны обслуживать абсолютно бесполезных и не приносящих пользу обществу существ. А еще миллиарды неперсональных будут собирать для них экологически чистую энергию с помощью солнечных панелей, строить им бесплатные дома, обеспечивать интернетом и всеми благами цивилизации...
      Она посмотрела с вопросом в глазах.
      - А что не так?
      Я сказал с неловкостью:
      - Да как-то это диковато... Гуманисты скажут, что так и должно быть, человек - мерило всего, и вообще все для человека, но... мир становится все рациональнее, а люди начинают поступать все... правильнее.
      Она долго и старательно пила из своей чашечки, опустошила почти наполовину, наконец подняла голову, на меня взглянули глазки, почти одуревшие от прилива кофеина.
      - А что... неправильно? Что люди будут избавлены от труда?
      Я кивнул.
      - Точно. Господь велел трудиться, не слыхала? А я думал, протестантство выросла из иудаизма. И чем больше и лучше человек трудится, тем угоднее Богу. Потому такие как Гейтс, Джобс, Брин, Цукерберг - нравятся Творцу больше, чем все остальные праведники, вместе взятые. Бездельники просто не нужны обществу, понимаешь?
      Она взглянула с настороженностью.
      - Что ты имеешь в виду?
      - Ты уже поняла, - сообщил я. - Никто не будет просто так содержать это тупое и вечно недовольное стадо. А раз пользы от него не будет, то...
      - Замолчи, - прервала она. - Даже слышать такое не хочу! Это бесчеловечно!
      Я сказал с сочувствием:
      - Мир все быстрее идет к рациональности. Бухгалтера пришли на место романтиков, а точный расчет вообще сейчас на вершине.
      Она отставила чашку и закрыла уши ладонями. Я смотрел с нежностью, как она, плотно зажмурившись, замотала головой.
      - Я не слышу тебя, не слышу, не слышу!
      Я обнял ее крепко, поцеловал в лоб и, губами сдвинув пальцы с уха, шепнул почти нежно:
      - Ребенок... как это здорово, что ты нежный хрупкий ребенок... А то я иногда даже забываю, скотина трансгуманистическая, что мы рождены лишь для того, чтобы беречь вас и защищать... Только для этого изобрели колесо, открыли огонь, создали науку, продвинутый хайтек, все для вас, самые драгоценные наши существа!
      Через час она заснула в моих руках, тихая и послушная, сложившая все трудности жизни на мужчин, что рождены все преодолевать и расчищать дорогу для идущих следом слабых и боязливых.
      - Все верно, - прошептал я в ее розовое ушко, - мы любим тебя и заботимся о тебе... И все будет хорошо...
      Но сердце, пока еще биологического происхождения, стиснулось будто от приближения сильной боли. Всего этого не будет при Великом Переходе.
      Скорее всего Катенька не перейдет в сингулярность, но даже, если перейдет... ее не станет.
      Да, я всеми фибрами верю, наступающий мир будет лучше, богаче и прекраснее нашего даже в лучших его проявлениях, но Катеньки не станет, как не станет вообще разделения на мужчин и женщин, как не останется биологии в наших телах, и не будет ничего из того, что роднит нас с животным миром.
      Я чувствую страх и восторг... но, конечно, практически все остальное человечество испытает только ужас. Потом, что сейчас пока смотрит футбол и шоу на огромных домашних экранах.
      
      
      Утром я смотрел, как она садится в автомобильчик и мчится к распахивающимся воротам, а сердца коснулось смутное чувство потери.
      Мозг тут же провел молниеносный анализ и сообщил деловито, что херней маюсь. Атавизм проснулся и вспикнул, потому его надо душить быстро и безжалостно.
      Это совсем еще вчера из-за ревности убивали, резали, топили и всячески умерщвляли ее и его, а кто-то и самого себя, самые последовательные убивали изменницу, ее любовника, а потом сами кончали счеты с жизнью.
      Более того, любовные истории потрясали мир и перекраивали карту государств, из-за ревности исчезали целые страны и народы, зато другие возвышались, этот бардак длился почти до наших дней, несмотря на увещевание церкви, что жить надо духовными заботами, а не гениталиями.
      И только ученые додумались, что лучше всего навстречу любовному пожару пустить встречный пал: то-есть, разрешить и легализовать все отношения, как свободные между мужчинами и женщинами, так и всякие перверсии, что не перверсии, а как бы норма, только несколько другая норма, ненормальная норма, но в интересах спокойствия общества пусть будет тоже норма, лишь бы не воевали и не дрались.
      Но пока мы в этих телах, инстинкты рулят. И хотя никого не пойду убивать за то, что моя женщина с кем-то спит еще, а другая моя совокупляется с разными самцами, а потом приходит, но какой-то крохотный осадок остается даже во мне, человеке разумном, докторе наук, что значит, живу умом!
      А из-за свободы секса этот самый секс уже и не такой интересный, нет азарта догнать и вдуть, получается вообще какая-то обязаловка, а кто из мужчин любит повинности?
      Мир идет к тому, сказал внутренний голос, что женщины начинают обходиться без мужчин, а мужчины без женщин. И нет надрыва и смертной тоски из-за потери женщины, а всего лишь слабенькая печаль, а то и ее нет у наиболее продвинутых и готовых перейти в мир сингулярности, где привычного нам секса не будет точно.
      Аэропорты крупнейших городов Европы и даже далеких Штатов объявили отмену рейсов в Африку. Разгневанные бизнесмены, политики и общественники громко протестовали, справедливо указывая, что вирус объявился только в ЮАР, Намибии, Ботсване, Зимбабве и Мозамбике, ну еще проник в Анголу, Замбию и Танзанию, но от них до Египта, Туниса, Алжира и прочих стран северной части Африки такое же точно расстояние, как от Камчатки до Москвы, даже до Петербурга.
      Мы собрались в кабинете Мещерского, Бондаренко и Кремнев замерли у стены с большим экраном и, запрокинув головы, отслеживают на нем быстро передвигающиеся цветные точки, а Мещерский поднялся мне навстречу и протянул руку.
      - Спасибо, Владимир Алексеевич, что так быстро. Есть новости?
      - Аэропорты закрыли зря, - сказал я.
      Бондаренко и Кремнев повернулись от карты ко мне, Бондаренко подошел первым, мы обменялись рукопожатием, а потом я испытал цепкую хватку Кремнева, он так выказывает, что силен и здоров.
      - Береженого Бог бережет, - заметил Мещерский. - А вдруг вирус не удастся локализовать быстро? Птичий грипп и свиную чуму ухитрились занести даже в Европу!
      Я сказал тихо:
      - Аркадий Валентинович, нужно передать в ЦРУ, чтобы приготовились к сценарию пострашнее...
      Бондаренко и Кремнев застыли, страшась помешать, Мещерский спросил настороженно:
      - Владимир Алексеевич?
      - Отмена рейсов не спасет, - шепнул я. - Вирус уже в воздухе, с ветрами пойдет и через океан.
      Он побледнел.
      - Неужели доберется?.. До Европы еще понимаю, но через океан?.. На другую сторону громадной планеты?
      - Не сегодня, - ответил я, - воздушные массы передвигаются медленно, пара месяцев уйдет точно, однако... если за это время не удастся создать сыворотку?
      Он проговорил с трудом:
      - Это катастрофа!
      - Серьезная, - согласился я. - Хотя, скажу сразу, хоть и прозвучит кощунственно, для человечества не смертельная. А наш комитет заточен на спасение человечества, как вида.
      Бондаренко вскрикнул:
      - Но в США сорок миллионов афроамериканцев!
      - Гребаных негров, - буркнул Кремнев, - но они все-таки наши, в смысле, тоже люди, так что спасать надо.
      - А времени на получение сыворотки мало, - ответил я трезво. - Потому пусть в Штатах готовятся и к худшим вариантам.
      - Неужели ученые не успеют?
      - Надеюсь, - ответил я, - успеют. Но давайте лучше примем меры.
      Мещерский поинтересовался со вздохом:
      - Какой вариант самый худший из всех худших?
      Я ответил с трудом:
      - Если ничего не предпринимать, негритянское население исчезнет полностью. Потому уже сейчас правительство Штатов... и да и других, где есть эти арроамериканцы и афроевропейцы, должно обратиться к населению к воззванием. Белым и остальным расам вирус не опасен, потому могут безбоязненно уступить на время для афроамериканцев свои подземные бункеры, что приготовили себе и семьям на случай атомной войны.
      
      
      

    Глава 12

      
      Лица Бондаренко и Кремнева просветлели, Кремнев даже вздохнул/ с облегчением, а Мещерский сказал торопливо:
      - Да-да, это прекрасный вариант!.. Нам нужно выиграть время. А этих бункеров в Америки миллионы. Практически все афроамериканское население можно спрятать... Спасибо, Владимир Алексеевич, я как-то сразу и не подумал...
      - Американцы бы додумались, - ответил я. - Они прежде всего о своих кошельках и бункерах думают.
      - Мне кажется, - сказал он, заметно оживая, - убежища предоставят с удовольствием. - Всяк любит быть героем и спасителем, когда самому ничего не грозит. А стоимость продуктов, что пожрут негры в бункерах, возместит правительство. Можно будет даже приписать лишний нолик к сумме расходов на спасенных афроамериканцев.
      Кремнев уточнил деловито:
      - Ветер пойдет через Тихий?
      - И через Атлантику, - ответил я.
      - Какой раньше?
      - Жители тихоокеанского побережья, - ответил я, - пусть начнут передавать афроамериканцам бункера уже сейчас. У них есть в запасе всего пара месяцев. Через Атлантику воздушные потоки и заметно слабее, и двигаются со скоростью стада пасущихся коз.
      - Месяца три в запасе?
      - Даже четыре, - подтвердил я. - Так что массы воздуха со стороны Тихого, постепенно слабея, доберутся до атлантического побережья почти одновременно с ветром с той стороны планеты.
      Мещерский покачал головой, потом его лицо стало строже, спросил совсем другим голосом:
      - А что насчет того, кто это создал?
      - Эпидемия началась в ЮАР...
      - Террористы там?
      - Возможно, - согласился я. - Но то, что эпидемия началась оттуда, ничего не значит. Напротив, это как бы алиби. Дескать, раз началось у нас, то это кто-то нас подставляет... Если бы мы разработали этот вирус, запустили бы точно не из России.
      - Похоже и на подставу, - сказал он, - с другой стороны... гм... вот создали они вирус, который им точно не повредит... почему не выпустить на свободу сразу?..
      - Для эмоционального удовлетворения? - спросил я.
      Бондаренко сказал живо:
      - А что? Зато можно полюбоваться, как это сволочи мрут в корчах! Тот год, что вчера насрал возле твоего забора, сегодня орет и пускает кровавую пену...
      - Нет, - сказал я, - нет. Создал не подросток у которого все на эмоциях, а серьезный человек, а то и не один. К тому же создавал несколько месяцев... Любые эмоции угаснут.
      Кремнев буркнул:
      - А я некоторых сволочей из детства и сейчас ненавижу.
      - У военных, - напомнил я, - и ученых мозги устроены по-разному. Можно сказать, у нас эмоции сильно приглушены, а у кого-то и вовсе ампутированы. Работой, не скальпелем.
      Мещерский произнес трезво:
      - Если бы в корчах, было бы всего лишь ужасно, но не больше. Нет, мне жалко не мертвецов, а кому они, еще живые, могли бы навредить перед смертью... К счастью, намеренно это сделано или так получилось, но, как я понимаю, вирус просто угнетает центральную нервную систему, вызывает апатию, сонливость, нежелание что-то делать, вообще шевелиться... Большинство из тех, кто был за рулем, просто сворачивали на обочину и останавливались, чтобы вздремнуть пару минут. Только несколько поездов сошли с рельс, да были столкновения грузовых составов, но удивительно мало. Машинисты тоже, не в силах побороть наступающий сон, либо останавливали поезд, либо сообщали вперед по линии о плохом самочувствии... Так что техногенных катастроф почти нет. Тем более, что даже в ЮАР, где победили черные, вся важные службы оставались на белых, которых возили на службу под охраной правительственных войск из черных.
      - В общем, - сказал я, - нужно анализировать все версии. У нас группа Мануйленко будет рассматривать варианты мутации вируса, остальные займутся поисками источника заражения. Вариантов два: либо мутирует в безопасную форму по достижении еще нескольких часов или дней, либо успеет убить всех носителей негритянского генома, а потом либо мутирует, либо умрет впадет в летаргический, чтобы вам было понятнее, сон...
      Кремнев поинтересовался:
      - А третий вариант? Может мутировать в еще более опасную форму?
      - Вы не генетик, - ответил я, - иначе знали бы, что такая вероятность один к трем миллиардам. То-есть, вероятность есть, но не стоит тратить время, чтобы ее рассматривать.
      Мещерский спросил быстро:
      - Какова оснащенность тех, кто создал такую мерзость?
      - Вопрос ставите верно, - ответил я. - К счастью, еще не пришли времена, когда вирус такой сложности можно состряпать на коленке. Чтобы сделать даже простейший, нужна прекрасно оснащенная лаборатория, куда должны входить в обязательном порядке такие приборы... Вы записывайте, записывайте!
      Мещерский сказал также быстро:
      - Все пишется. Нас слушают десяток моих помощников в кабинетах, все сработают моментально!
      Я кивнул, начал дотошно перечислять, он внимательно слушал, наконец сказал:
      - Да, это впечатляет, хотя я ничего и не понял... А нельзя вычисления сделать в одной стране, материалы для первого уровня обработки в другой, а окончательную работу отладки вируса в третьей? Или хотя бы в разных городах?
      - Можно, - ответил я. - Вообще-то ученые так и работают. Сейчас даже для крохотного шажка вперед требуются слаженные усилия больших групп научных работников. Однако...
      - Да-да?
      - Секретность в таких случаях соблюсти трудно, - напомнил я.
      Лицо Мещерского чуть прояснилось.
      - Я надеялся, что вы так ответите. Значит, где-то в одном месте прекрасно оборудованная лаборатория с большим штатом работников...
      - Или новейшей аппаратурой, - прервал я, - что может автоматизировать простейшие операции, а это высвободит десяток-другой человек.
      - А сколько человек необходимо?
      Я подумал, прикинул объем работ, покачал головой.
      - Не меньше пяти.
      - Так мало? - спросил Мещерский.
      - Но пятеро будут работать несколько лет, - сказал я. - Если же у них будут сметливые помощники, тоже генетики, то за полгода управились бы.
      Бондаренко сказал:
      - Надо искать ученых, что исчезли полгода тому?..
      - И кто закупал подобное оборудование, - сказал Бронник. - И куда было доставлено.
      - Если не в крупнейшие мировые центры, - прорычал Кремнев, - туда можно сразу посылать спецназ. Или лупить по тому месту крылатыми ракетами.
      - В крупнейших мировых центрах тоже могут, - буркнул Бронник. - Владимир Алексеевич?
      - Не могут, - ответил я. - Теперь за научными разработками наблюдают сотни глаз. От военных до либеральной общественности. Так что искать придется в диких местах. Но на беду наша планета почти вся еще дикая.
      Он сказал с чувством:
      - Как и мы сами. Спрятаться есть где, а прятаться умеем.
      Я сказал с неохотой:
      - Не люблю быть вестником недобрых вестей, но мы должны поторопиться. Не думал, что и я суеверный, но последнее время терзают какие-то недобрые предчувствия огромной катастрофы...
      Бондаренко посмотрел с сочувствием, но в голосе прозвучала ирония:
      - Владимир Алексеевич, вы всегда так невозмутимы... А тут непонятная тревога! Возможная гибель всего лишь миллиарда негров вас беспокоит?.. Вы же сказали, восемь миллиардов населения слишком много, лучше оставить один... да не миллиард, а миллион...
      Я огрызнулся:
      - В жопу вашу Африку, она на другой стороне планеты. Я просто уверен, что за этой катастрофой может грянуть еще одна, куда масштабнее. Вообще людей не остается! Вон Аркадий Валентинович, как вижу по его командорскому лицу, уже догадался...
      Все повернули головы в сторону Мещерского, тот сдвинул плечами.
      - Владимир Алексеевич, а вот вы опасно проницательны.
      - Угадал?
      Он спросил в ответил:
      - Насчет беженцев в Европу?.. Да, ситуация один в один. ЮАР была цивилизованной европейской страной, земли там были до прихода европейских колонистов пустыми и незаселенными, так что республики Трансвааль и Оранжевая Республика были выстроены на земле, которая никому не принадлежала.
      - И которая с того момента, - уточнил Бондаренко, - стала принадлежать колонистам.
      - Верно.
      - Но вот в эти земли хлынула дикая орда чернокожих, как только Манделу выпустили из тюрьмы, а он тут же призвал черных переселяться в города и захватывать дома белых...
      - Сволочь!
      - Нобелевский лауреат, - напомнил Бронник саркастически.
      ... Вы видели во что превратилась ЮАР. И видите, во что так же стремительно превращается Европа. Так что Владимир Алексеевич не случайно проводит параллели. Помимо нас, такую же параллель может провести и тот, кто создал антинегритянский вирус.
      Бондаренко сказал встревоженно:
      - Вторая катастрофа будет почище!.. В Европу помимо негров нахлынули турки и арабы, а их вычленить не так просто. Вирус, направленный на истребление арабов, убьет и евреев, а турков - курдов, езидов, ассирийцев и всяких там черкесов, что различаются лишь по религии, но не по крови. Это же исчезнет больше половины населения Земли!.. Надо что-то делать быстрее, надо что-то делать...
      Бронник сказал язвительно:
      - Расстрелять всех ученых!.. И вообще грамотных. Только так цивилизация точно уцелеет. Хоть и каменный век, но все-таки человечество....Владимир Алексеевич?
      - Я только что заказал билет на авиарейс, - сообщил я. - В Кейптаун. Да, сегодня группа африканеров восстановила работу аэропорта и просит прислать специалистов по восстановлению коммунальных служб. Остальное обещают сделать своими силами.
      - Ага, - сказал Бондаренко недовольно, - как в говне ковыряться, пусть даже засохшем, так специалистов из Европы, а как работу почище, так сами! Владимир Алексеевич, кого берете с собой?
      - Все нужны здесь, - ответил я. - Честно говоря, не уверен, что наткнусь на что-то важное. Это так, недостойная ученого интуиция.
      - Вдохновение, - сказал Бондаренко значимым голосом, - это ого!
      - Озарение, - уточнил Бронник. - Я слышал, высший этап в мышлении как раз вот такое внезапное... бабах по голове! Как Ньютону яблоком.
      Я вздохнул.
      - Романтики... Труд ученого ближе к работе каменщика. Только кирпичи помельче, а здание повыше... Ладно, оставляю вас подводить итоги, а мой рейс через два часа. Нужно успеть добраться до аэропорта, когда же автоуправление будет во всех машинах!
      Мещерский сказал внезапно:
      - Владимир Алексеевич...
      - Да?
      - Сдайте билет.
      - Что случилось?
      - Там уже все явно, - пояснил он. - Темнокожее население вымерло, уцелевшие белые спешно стараются наладить работу аэропортов, коммунальные службы, чтобы не захлебнуться в дерьме и без воды... а в Европе сейчас красная тревога.
      Кремнев прорычал:
      - Я бы сказал, в этом замешаны американские спецслужбы. Они вообще во всем замешаны, но сейчас вообще пошли ва-банк. Сами знаете, почему.
      - Почему? - спросил Бондаренко.
      Кремнев перевел взгляд на меня с таким видом, что я обязан принять мяч, я принял и ответил:
      - Первое, у них самые высококлассные генетики. Мы отстаем, как бы помягче сказать... очень, даже очень. Пожалуй, у нас даже нет таких, кто бы это сделал даже в высококлассной лаборатории и с сотней помощников. Во-вторых, их достали эти негритянские банды, эти сорок миллионов безработных, из которых девяносто процентов негры, там они афроамериканцы, что живут на пособие и тяжким бременем ложатся на экономику даже такой огромной и богатой страны.
      Бондаренко сказал с уважением:
      - А что, это вариант! Одним махом убрать почти всех безработных...
      - Все уличные банды, - сказал Кремнев недобрым голосом, - или почти все... И виноватого нет. Чума, знаете ли. От птичек или свиней кто-то заразился, вот и пошло...
      Мещерский посмотрел на меня с укором, словно я виноват в резком ужесточении отношений между людьми.
      - Владимир Алексеевич, вы предсказывали нарастание напряжения? И начало сокращения населения нашей планеты?
      - Я не предполагал такой вариант, - ответил я честно, - хотя, конечно...
      - Что?
      - Вполне, - ответил я, - укладывается в тенденцию.
      - Витало?
      - Да, - подтвердил я, - хотя никто вслух ни-ни! Политкорректность... Но сама по себе политкорректность - ложь, хотя и допускаем ложь в виде комплиментов или во благо, но иногда ложь во благо идет во вред, д еще какой вред!
      
      
      

    Глава 13

      
      Я подумал с тоской, что человек, задумавший и создавший этот вирус, вполне может считать себя работником культуры и прогресса. Дескать, без лишних ртов хайтек рванется вперед быстрее...
      Все сложно в этом сложнейшем из миров, и не всегда тот, кто прав, прав на самом деле, все-таки жизнь - не математика, а в каждом из нас питекантропства хватит на сто мильенов безпитекатропных математиков.
      Бондаренко заметил:
      - Обратите внимание на социальные сети. Дискуссии очень интересные. Как только народ понял, что чума убивает только чернокожих, там чуть ли не ликование...
      - Звери, - сказал Бронник с негодованием, но как-то чересчур громко.
      - Люди, - уточнил я. - А люди пока что звери, это вам любой биолог сообщит, если еще не знаете. В соцсетях пока что можно постить под никами, анонимность обеспечивают множество програмок, так что видим подлинную реакцию общества...
      - Когда соблюдена анонимность, - подтвердил Бондаренко, - кому нужна политкорректность?
      - Примерно та же картина, - сказал Бронник, - во всех странах. С отличиями в один-два процента, а в странах Восточной Европы так и вовсе в доли процента..
      Мещерский тяжело вздохнул.
      - В каком мире живем!.. Даже не мировая война, а вот так холодно и математически точно уничтожать целые народы...
      - Не народы, - уточнил Бондаренко бодро, - целые расы! А это еще чудовищнее. Я могу представить, что в Израиле, где скорее всего и создали этот вирус, следом создадут другой, который уничтожит уже всех, кроме евреев.
      Бронник поморщился.
      - Ты всерьез?
      Кремнев сказал ему негромко, но так, чтобы услышали мы все:
      - У него жена еврейка. Недавно бросила и уехала в Израиль.
      - Пусть другую возьмет, - буркнул Бронник, - еврейки тоже разные.
      Бондаренко сказал с напором:
      - У них это в программе записано всех гоев изничтожить, а евреям отдать мир!
      Мещерский покачал головой.
      - Владимир Алексеевич скажет, что это технически невыполнимо. У евреев нет единого генокода, разве что оставить одних сефардов?.. А как же ашкенази и остальные, примкнувшие?
      Бондаренко сказал с тем же напором:
      - От примкнувших мы все стараемся избавиться в первую очередь!.. Так что к Израилю нужно присмотреться.
      Мещерский только взглянул на меня, я ответил бесстрастно:
      - Сегодня, если еще не знаете, Вашингтон потребовал от Израиля передать под международное наблюдение все атомное орудие Израиля, раскрыть расположение подводных лодок с крылатыми ракетами и допустить международную комиссию на все тайные ядерные объекты Израиля. Это я к тому, что Израилем уже без нас занимаются.
      Бондаренко посмотрел на меня с недоверием.
      - А Штатам это зачем?.. Там и так евреи всем правят!
      - Там не те евреи, - напомнил я.
      - А какие?
      - Одни евреи были в Красной Армии, - ответил я, - другие в Белой. И было их примерно одинаково... Так что в Штатах американские евреи требуют, чтобы Израиль разоружился и открыл все свои секреты для международных инспекций. Что значит, штатовских.
      Мещерский подытожил:
      - Правительства ведущих стран договорились об открытости и совместной борьбе против терроризма. Но не так, как раньше, тогда больше декларации, красивые сотрясения воздух, патетические жесты, а всерьез и очень жестко... И все же немного опоздали. На год-два бы раньше, удалось бы предотвратить катастрофу.
      Бондаренко, единственный, кто ничуть не помрачнел от того, что планета обеднеет на миллиард человек, бодро потер ладони.
      - Но вот теперь, после такого теракта... который и терактом не назовешь, надо придумать что-то пострашнее!.. спецслужбам будут развязаны руки!
      Бронник пробормотал:
      - Потому все сразу и скажут: кому это выгодно - тот и сделал. Осталось только понять, спецслужба какой страны провернула такое.
      - Тут не угадать, - сказал Кремнев. - Всем спецслужбам и силовым структурам это выгодно. Всех стран!
      - Уверен, - добавил Бронник, - завтра-послезавтра в ряде стран воспользуются случаем и введут военное положение!
      Бондаренко посмотрел с интересом на Кремнева.
      - А еще... где-то вояки под этим удобным предлогом устроят переворот и захватят власть. Чтобы защитить народ, а как же.
      Мещерский сказал мрачно:
      - Наше счастье, что этот мерзавец сконструировал вирус, который убивает людей только определенной расы, а не всех подряд!
      Я ответил нехотя:
      - Да, конечно...
      Он взглянул в упор.
      - Но возможно и так, чтобы косил всех?
      - Да, - ответил я. - Но на уровне простой чумы достаточно сделать сыворотку, а вот на генетическом... м-м-м... это каждому человеку делать операцию в специализированном институте. Но надо еще знать, как ее сделать.
      Он спросил настойчиво:
      - Можно ожидать и такое? На генетическом?
      - Не совсем сейчас, - ответил я. - Для этого нужно копнуть глубже. Но, в принципе, возможно. Хоть и не сразу. Вы же знаете, уже начинаем искоренять генетические болезни, но сперва самые редкие, вроде гемофилии, хотя простой народ требует, чтобы сперва избавили от гриппа...
      Бондаренко хмыкнул.
      - Даже я знаю, что от гриппа избавить в миллион раз труднее, чем от редкой болезни. Там нужно не один ген поправлять, а тысячу, да еще так, чтобы друг о друга шестеренки не поломали. Потому, понятно, все лаборатории по всему миру должны быть под тотальным контролем. А которые избегают контроля, должны быть уничтожены. Моментально! Лучше всего бы вместе с работающими там.
      Он вздохнул.
      - Понимаю. Время жестоких решений. Никогда такой эпохи в истории людей не было.
      - Если действовать по-старому, - сказал я, - всем кирдык. Всему человеческому роду. Вообще-то можно создать такой вирус, что человек умрет, а разлагаться не будет. Либо засохнет, мумифицируется, либо при засыхании рассыплется в пыль...
      Кремнев взглянул на меня зло.
      - Вот какие планы вынашивают в лабораториях?
      - В лабораториях не вынашивают, - ответил я. - Такой вирус создать невероятно сложно, ученые понимают. И тот, кто создал вирус африканской чумы, это прекрасно знал.
      - Потому пошел на риск?
      - Для развитых стран риска не было, - напомнил я. - Даже в Штатах, где негров сорок миллионов, остальное население моментально выйдет на улицы и уберет трупы. Затем пройдут квартирам и вытащат умерших оттуда, а во дворе уже будут ждать передвижные крематории. Еще проще будет в Европе, где негров всего горстка на трехсотмиллионную Европу. Справятся в первые два-три дня. Пример подаст Германия...
      Кремнев хмыкнул.
      - Ну да, с ее опытом... еще живы ребята, что обслуживали в концлагерях крематории.
      Я закончил невозмутимо:
      - Если такая эпидемия доберется до Европы... а она уже на пороге, дисциплинированные и организованные немцы соберут трупы и сожгут в первый же день. И заживут, как жили прежде до эпохи мультикультурности.
      - Значит, штатовцы не слишком навредят своим союзникам на НАТО?
      - Напротив, - сказал Бондаренко, - помогут, хотя об этом никто не заикнется.
      Я вздохнул, развел руками.
      - Да, подозрение падает на Штаты. Хотя там впервые в мире и принята декларация о равенстве рас, но именно в Штатах и самый высокий градус вражды между расами. Настоящий, хотя там и говорят громче всех о политкорректности и равенстве.
      - Выше только в странах Восточной Европы, - уточнил Мещерский. - Коммунисты настолько упорно вдалбливали тезис о равенстве рас, что местное население вместе с коммунистами возненавидело и негров, которых обязаны были выделить в своих университетах солидные квоты и платить повышенные стипендии вне зависимости от их успеваемости.
      Кремнев хмыкнул.
      - Да, это Хрущев начудил... Его упрекают за кукурузу, но когда начал негров массово приглашать из Африки на учебу и давать лучшие места в универах, да плюс стипендии втрое выше профессорского жалования, то народ, естественно, сразу возненавидел чужаков, что только развлекались да местных студенток трахали.
      - Не говоря о том, - заметил Бондаренко, - что негры из Африки во всем вели себя не совсем так, как нужно держаться в европейских городах. Все верно, в Восточной Европе терпимость и дружелюбие к неграм насаждала коммунистическая власть, а в Европе это прививалось самим обществом. Потому у нас неприязнь не только к прошлой власти, но и к тому, что она насаждала.
      Мещерский постучал по столу.
      - Прошу не уходить в сторону. Владимир Алексеевич сказал, что подозрение падает на Штаты...
      Я пояснил:
      - Предпосылки две: неприязнь к неграм, там у них это афроамериканцы, и давление мультикультурности настолько сильное, что многие инстинктивно сопротивляются. Второе, это высочайший научный потенциал Штатов, какого нет нигде в мире. Там сотни университетов и научных центров, оборудованных по последнему слову хайтека. В Литве, к примеру, и захотели бы создать такой вирус, да руки коротки.
      - Потому Прибалтику вычеркиваем? - спросил Бондаренко.
      - Нет, - ответил я. - Я сказал, что в Прибалтике нет таких научных центров, но это не значит, что литовец или эстонец не могут разработать такой вирус где-то в Штатах, провести все подготовительную работу, а затем приехать в Прибалтику и, разместив оборудование в гараже или в загородном домике, создать сам вирус!
      Мещерский пробормотал:
      - Слишком уж длинный путь... Почему не сделать все в Штатах?
      - В Штатах скрыть все-таки сложно, - пояснил я. - Одно дело высчитывать, делать эксперименты на клеточном уровне, это можно делать одновременно с параллельной работой, что у всех на виду, теперь никто не работает в одиночестве, и все друг на друга стучат, а другое - конструировать вирус, этого уже никак не скрыть.
      Мещерский сказал мрачно:
      - Вы нас не обрадовали, Владимир Алексеевич. Выходит, под подозрением вся территория земного шара?
      - Да, - согласился я. - Потому я за тотальное наблюдение за всеми и за каждым. Подемократничали... и вот, пожалуйста, получите! Любуйтесь плодами свободы личности и неприкосновенности частной собственности. Если сейчас упустим время, завтра на планете могут остаться только тараканы.
      Кремнев сказал тяжеловесно:
      - Значит, основную работу могли сделать только в серьезной научной среде, а сам вирус собрать и на окраине мира?.. А эти серьезные среды только в Штатах, России, Китае, Европе...
      - Россию можно вычеркнуть, - сказал Мещерский. - Нет, дело не в патриотизме. У нас, как и у всех, больше трений с соседями. Негры как-то далековато. Для нас они что есть, что нет.
      Кремнев сказал тем же погромыхивающим голосом:
      - Тогда Штаты и ЮАР. Там они у всех в печенках. В Штатах уже все понимают, гармоничного мира не получилось. Негры в пику белым протестантам массово принимают ислам, организовывают свои группы, начиная от уличных банд и заканчивая партиями черных расистов.
      Бондаренко хмыкнул.
      - Ну, ЮАР досталось больше. Там негры вообще уничтожили самое процветающее раньше государство. Но у горстки оставшихся белых нет возможности отомстить.
      Я слушал всех внимательно, мозг продолжает шарить по инету, поднимает старые документы, и мысль о том, что вирус могли создать в ЮАР не кажется совсем уж дикой.
      После того как из тюрьмы выпустили террориста Манделу и усадили в кресло президента, началась массовая резня белых. Настолько массовая, что Мандела вынужден был запретил распевать на улицах свою любимую песню "Убей белого!". Уцелевшие белые массового эмигрировали, осталась горстка самых твердолобых, не желавших уходить со своей земли.
      Страна с ядерным оружием, высочайшим уровнем науки, медицины и хайтека, рухнула из стран первого мира даже не в третий, а в четвертый, где она пока одна. Однако же физики-ядерщики уцелели, как и все остальные ученые мирового уровня. Они уехали из ЮАР сразу, как только стало известно, что апартеид решено отменить, а Мандела выйдет из тюрьмы победителем и возьмет в руки всю власть...
      Так что, в принципе, этот вирус могли сконструировать и генетики из ЮАР. Не в ЮАР, а в лабораториях Штатов, Англии, Австралии или Новой Зеландии, куда переселились большими группами и организовывали свои сообщества, мечтая когда-нибудь вернуться на родину.
      Мещерский взглянул на меня остро.
      - Владимир Алексеевич...
      - Да?
      - У вас такой вид... Озарение?
      Я покачал головой.
      - К озарениям в науке принято относиться с подозрением ко всякого вида догадкам и озарениям. Все-таки, положа руку на сердце, у выходцев из ЮАР меньше возможностей сотворить такой вирус, чем, скажем, у штатовцев.
      - Но больше мотивации, - уточнил он.
      Я кивнул.
      - Потому они у меня под равным подозрением.
      Он кивнул.
      - Хорошо. Хоть что-то определяется. Сужаем круг?
      
      
      

    Глава 14

      
      Националистическая газета "Галльский петух" выступила с передовицей, где предупредила "всех понаехавших", что второй удар может быть направлен против них. Потому лучше убраться в свои африки и не раздражать продвинутую и пока еще добрую цивилизацию.
      Прямым текстом сообщили, что все эти турки, индийцы, пакистанцы, курды и все-все, кто исповедует другую религию, не признает европейских ценностей и даже ходит в своей национальной одежде, сейчас первые на очереди для второго выстрела из вирусной пушки.
      Я теперь чуть ли не ночевал в кабинете Мещерского, и, как уже знаю, практически во всех странах разведчики и контрразведчики стоят на ушах, пытаясь выяснить хоть что-то о создателях вируса, а также перекрыть его проникновение в их страны.
      Бондаренко, что и спит где-то в служебных помещениях, явился все-таки наглаженный и наутюженный, при Мещерском с его идеальными костюмами просто неприлично иначе, сказал бодро:
      - А, доктор, вы ранняя пташка... Доброе утро! Эти галльские петухи не связаны как-то с этими... создателями вируса?
      В кабинет Мещерского вошли Бронник с Кремневым, Бронник сказал от дери:
      - Вряд ли... Газета сказала то, о чем думают многие. И тем самым привлекает подписчиков.
      - Да, - согласился Бондаренко. - Раз уж получилось так удачно...
      - Удачно?
      - В смысле, операция удалась, - уточнил Бондаренко. - А что, не удалось им? Значит, в самом деле могут начать спешно разрабатывать новую гадость...
      Все посмотрели на меня, я здесь единственный специалист и по вирусам.
      -Или модифицировать этот, - согласился я. - Так даже легче. И быстрее.
      Мещерский от своего стола спросил быстро:
      - Можно высчитать, против кого может быть направлен удар?
      - Чей ген уязвимее, - пояснил я. - Вот русских генетическим оружием уничтожить труднее всего. Сами знаете, сколько в нас намешалось народов, как скифов и киммерийцев, так и древних иудеев, чьи одиннадцать колен Израиля ушли на север, а там исчезли. Но исчезают народы, но не люди, как не исчезли скифы, меря, весь, чудь - они ассимилировались, потеряли язык и культуру, но не гены. А вот курды, к примеру, под угрозой, так как на протяжении веков не только борются за свое государство, но и за чистоту рядов, не давая размыть народ, как добивается Турция...
      - А евреи? - спросил Бондаренко.
      - Как сказал Генри Форд, - ответил я, - евреи не нация, а организация. Тех древних иудеев практически не осталось, иудеи могут поспорить с русскими, у кого больше намешано чужеродных генов.
      Бондаренко поглядывал с легкой насмешкой, видит как я упрощаю для понимания силовиков сложные понятия, что-то опуская, что-то сглаживая, главное не объяснить, а чтоб отстали с непрофессиональными вопросами и сосредоточились на том, что знают и умеют.
      - К делу, - сказал Мещерский и жестом пригласил всех ближе к столу. - Посмотрим, что в мире изменилось за ночь...
      На той стороне планеты уже давно день, правительство Мексики и ряда южноамериканских стран успели выступить с предложениями полной и всеобъемлющей помощи в поиске преступников и предотвращения подобных действий.
      Французский журнал Шарли откликнулся карикатурой, что, дескать, следующими на очереди на уничтожение за темнокожими стоят так называемые бронзовые люди, как именуют себя двадцать миллионов мексиканцев в Штатах, потому вся Южная Америка в панике. Вирус, перебив "бронзовых людей" в Штатах, неизбежно перекинется в страны Южной Америки и там опустошит все регионы.
      Ряд политиков выступили с громогласными заявлениями, что отдают свои противоатомные бункера, где есть запас воды и продуктов на несколько лет афроамериканцам, а за это время ученые либо найдут противоядие, либо вирус сам мутирует и станет безвредным, а это может случиться, как их уверяют, со дня на день, а в самом худшем случае - через пару недель.
      В Лондоне террористы взорвали "грязную бомбу". Пока Мещерский и его трое помощников рассматривали на большом экране картину катастрофы, я с его молчаливого согласия позвонил в Пентагон.
      На экране появилось усталое лицо Барбары Баллантэйн, там уже конец рабочего и очень напряженного дня, всмотрелась в меня с изумлением:
      - Быстрее, - сказал я настойчиво. - Если в течении четырех дней сумеете нанести ответный удар, я говорю о ядерном, все мировое сообщество вас оправдает! Но уже за семь дней шок начнет спадать, а через две недели правозащитники выйдут на улицы с плакатами, что террористы тоже люди, их нужно уважать и договариваться...
      Барбара покачала головой.
      - Влад, спасибо за точное выражение сочувствие. Но вы, русские, переоцениваете наши возможности...
      - У вас там рядом военная база!
      - Влад, у нас демократия...
      - Какая к черту демократия в такое время? - спросил я настойчиво. - Барбара, воспользуйтесь моментом!.. Ракетно-ядерный удар по базам террористов и, как бы вспомогательно, по столицам государств, активно поддерживающих и спонсирующих террор во всем мире. Помните, это надо сделать в течении четырех дней!.. И мир будет спасен.
      Она вздохнула.
      - Дорогой Влад... Вы правы, мы живем еще по старым правилам, хотя мир уже другой... Такие решения быстро принимаются только в условиях войны! Вы не представляете через какие заслоны в сенате и конгрессе пришлось бы протаскивать эти решения!.. Недели уйдут, а то и месяцы... Но спасибо, Влад. У нас не такое решительное правительство, как у вас.
      Я с разочарованием прервал связь, Мещерский и Бондаренко смотрят с особенным сочувствием, а Кремнев рыкнул:
      - Ишь, Барбара... Это же генерал Баллантэйн, глава сенатского комитета по контролю за военными?.
      - Да, - ответил я, - кстати, она еще и умная, хоть и генерал!
      - Что умная, - буркнул Кремнев, - уже вижу...
      Бронник сказал вежливо:
      - Наш доктор знаток биологии и животного мира. Он знает все от инфузорий до кентавров. И медведиц.
      Я сказал серьезно:
      - Победы террористов нужно использовать в своих целях! Даже те, кто рад исчезновении популяции негритянского населения, должны сейчас рыдать на всех экранах телевизоров и гневно требовать жестокого наказания... нет, полного истребления террористов!
      Мещерский проговорил от своего стола:
      - Да, это позволит ввести драконовские законы... Но, как верно сказала... сказал генерал Баллантэйн... или сказала?
      - Если "генеральша", - подсказал Бондаренко, - то сказала.
      - Генеральша, - уточнил Бронник, - это жена генерала!
      - Ладно, тогда генерал Баллантэйн... И не смотрите так на доктора, он был в стране, где все толерантно и все допустимо. Там наши драконовские решения сразу не пройдут...
      - Не драконовские, - сказал я сварливо. - Никаких подобных терминов!.. Это справедливые и адекватные меры. Мы спасаем мир. Мы спасаем все остальных. Как расы, так и национальности. Гибель негров должна послужить спасению остальных!.. Они как бы отдали свои жизни за всю остальную человеческую популяцию. Их подвиг не будет забыт, о них сложат песни и легенды, на которых станут воспитывать подрастающее поколение.
      Мещерский вздохнул.
      - Вы слишком откровенны, доктор...
      - А разве у нас не закрытое совещание? - спросил я. - Для прессы у нас другие версии. Как для проправительственных, так и для оппозиции. И одна для тех, кто не верит ни тем, ни другим.
      Мещерский прислушался к голосу в ухе и сообщил в радостном возбуждении:
      - Только что в отношении Норвегии введены международные санкции!.. По инициативе Штатов. Первыми поддержали Россия, Китай и страны ЕС, а затем присоединились Австралия, Канада, Новая Зеландия...
      - А против?
      - Ожидаемо - страны Южной Америки, за исключением Чили, те воздержались, еще ряд третьестепенных стран, а резко выступили против страны Персидского залива, Пакистан...
      - А Индия?
      - Воздержалась. Обещали сообщить окончательное решение, когда взвесят все "за" и "против" с учетом индийских интересов.
      Я сказал с облегчением:
      - Первый шажок, хоть и запоздалый, сделан. Норвегия, конечно же, положит на эти санкции...
      - Владимир Алексеевич!
      Я посмотрел на их шокированные лица.
      - А вы чего ожидали? Им рукой подать до успеха. Или катастрофы. Так что нужно делать второй шаг. Нам, они свой сделают! А нам сделать намного труднее...
      Мещерский потемнел лицом.
      - Силовую операцию?
      - Можно анонимную, - предложил я. - Все равно обвинят русских. У норвегов и прочих шведов русские во всем виноваты. И, Аркадий Валентинович, нужно спешить. Норвеги напрямую не откажутся и не согласятся, а просто будут тянуть с ответом и бурить, бурить...
      Он сказал неохотно:
      - На силовую могут не согласиться Штаты. В конце-концов, пострадает Норвегия, если пострадает, и Россия. А Штаты далеко за океаном...
      - Извержение накроет их военные базы в Европе, - напомнил я. - И кроме того... Штаты должны поддерживать свой быстро тающий престиж. А силовая операция по спасению мира его упрочит. Передайте, что мы беремся провести операцию сами, но при их формальном участии и разделе ответственности.
      Он подумал, кивнул.
      - Да, это может пройти. Если операция успешная, и никто из штатовцев не пострадает, даже сенат одобрит задним числом.
      - Только вы сами не тяните, Аркадий Валентинович!
      Он вздохнул, вытащил смартфон из нагрудного кармана.
      - Капитан Пырьев?.. Подготовьте прямую линию с ЦРУ.
      
      
      Даже такая бесполезная и утратившая силу организация, как ООН, обрела второе дыхание, когда ведущие державы собрались в срочном порядке и объявили о неотложных мерах по противодействию глобальным угрозам.
      А нет другой возможности противостоять им, если не ввести тотальное наблюдение за всеми организациями и даже за отдельными людьми. Таким образом свободы личности отдельных людей потеснились ради безопасности всего рода человеческого.
      Я работал в Центре Мацанюка, когда появилась Ингрид, взвинченная и алертная, и хотя я в тот момент занимался сверхточным секвенированием, ухватила за рукав и грубо оттащила в сторону.
      - Ты хоть знаешь, что случилось?
      - Примерно да, - ответил я. - Пальчик прищемила?
      Она зло тряхнула головой, а глазища опасно блеснули.
      - Но до шуток. ЮАР, Намибия, Ботсвана, Зимбабве и Мозамбик уже вымерли!.. Не только целые страны пустеют, уже весь африканский континент опасно оголяется!.. А ты своими мышками занимаешься?
      - Я как раз ищу вакцину, - ответил я, - но дело не в этом. Тебя тревожит не сама гибель чернокожего населения... так?
      Она отрезала:
      - Да! Еще больше тревожит, что мир воспринял это... как-то не совсем...
      - Не совсем правильно?
      - Да!
      - Никто не рвет волосы, - продолжил я, - не стонет в отчаянии, не закатывает истерик... И вообще как-то весь мир воспринял это не как трагедию мирового масштаба, а озаботился лишь, чтобы пожар, уничтоживший чужой дом в Африке, не перекинулся и на европейский сарай?
      - Да, - отрезала она, - только мне совсем не нравится сравнение всего негритянского населения планеты... вот так!
      - Все познается в сравнении, - заметил я. - Остального человечества все же больше, чем негритянского. И цивилизацию, уж прости, создало белое население. Но я тебя понимаю... Мало эмоций, все как-то слишком деловито. Даже при сгоревшем сарае больше криков и отчаяния. Ингрид, все дело еще и в том, что человечество ощутило усталость от проблем.
      - А это при чем?
      Я вздохнул.
      - Вся Европа уже полста лет помогала Африке, посылала туда гуманитарную помощь, вкладывала сотни миллиардов долларов в развитие, слыхала? Но там все разворовывалось, а часть полученных денег тут же шла на покупку оружия, после чего бесконечные войны племен вспыхивали с новой силой.
      Она сказала горячо:
      - Это не оправдывает сегодняшнее равнодушие!
      - В Европе за это время появились свои проблемы, - напомнил я. - Потому европейцы стали требовать заняться обустройством сперва у себя, а потом в Африке. Этим и объясняется такая слабая реакция на гибель уже миллионов человек... а будут еще больше, счет пойдет на десятки и сотни миллионов... Кто-то даже втихую радуется, что деньги Европы останутся на местах и будут израсходованы на благополучие европейцев.
      - Это эгоисты!
      Я развел руками.
      - Не даю оценки, всего лишь констатирую. Навязываемая слишком активно толерантность, а с нею и равномерное распределение доходов по всему миру уже давно раздражают богатые страны. Толерантность - прекрасно, я за нее обеими руками! Но нельзя насаждать насильно, как у нас навязывали коммунизм. Толерантность рушится так же, как рухнул коммунизм... а разве коммунизм не прекрасен, как идея?
      - От политиков, - заявила она, - не слышала возражений против толерантность!
      - А против коммунизма наши политики возражали? - спросил я. - Но все равно рухнул. Идея прекрасна, но преждевременна.
      - Но...
      - Население раздражено, - повторил я. - Еще и реакцией политиков, что закрывает глаза и уши, не желая слушать протесты своих избирателей.
      Она сказала упрямо:
      - Богатством нужно делиться!
      - По своей воле, - напомнил я, - а не по требованию тех, кто сам работать не хочет. Благополучие Запада не упало с неба. Там заработали тяжким трудом, потому не понимают, почему должны отдавать свои деньги дикарям, что воюют друг с другом только потому, что одни из них бушмены, а другие - готтентоты!
      Она сказала горько:
      - А как же милосердие? Человечность?
      Я посмотрел на нее с нежностью.
      - Ты хороший человек, Ингрид. Хотя и капитан. Да еще капитан спецслужб. И ты в самом деле следуешь правильным идеалам, которые только сейчас дали серьезную трещину, но здание еще не рассыпалось.
      Она спросила резко:
      - А что, обязательно рассыплются?
      - Обязательно, - подтвердил я. - Но всегда на смену даже хорошим идеалам приходили занечательные. Классическая борьба хорошего с лучшим! Когда-то идеалом было рабство, потом крепостной строй, а женщины должны были жить по "Домострою"... Помнишь?
      - Нет, - ответила она сердито. - Вот не помню и все тут!.. И что, темнокожее население вымрет целиком?
      Я развел руками.
      - Похоже, мир не успевает. Не успеет найти лекарство.
      - И ты говоришь так спокойно?
      Я в самом деле ощутил некоторое смущение под ее обвиняющим взглядом.
      - Ингрид... Я не живу сегодняшним днем. Я живу от пещерного времени! Видел страшные истребительные войны, исчезновение стран и народов, опустошительную чуму, после нее в Европе почти исчезло население, и папа римский в целях спасения остатков человечества разрешил многоженство... Времена вообще-то были и пострашнее. Так что в целом человечество живет и развивается, это главное. А мерзавца, который это сделал, отыщем и покараем!
      Она спросила с недоверием:
      - А ты... над этим работаешь?
      - И над тем, - уточнил я, - чтобы ничего подобного в будущем. Даже в теории. Этого найдем и накажем, а остальным не дадим даже пикнуть. В смысле, возможности вредить человечеству, а вот людям можно.
      - Можно?
      - Можно, - подтвердил я безмятежно. - У нас же свобода личности и предпринимательства?.. Вот бы еще дуэли и пиратство разрешить... Ты не забыла, что мы защищаем человечество в целом? На остальное нам насрать. За мелкими террористами и маньяками пусть полиция гоняется. Или хочешь перейти в полицию?
      Она посмотрела на меня с бессильной ненавистью.
      - Мало ли что я хочу!
      - Вот-вот, - сказал я. - Я тоже хочу процедуру бессмертия на мышах отрабатывать, но если человечество грохнется, мои вечноживущие мышки кому нужны? Потому вот я с вами, хотя сама можешь представить, как мне такое хочется!
      
      
      

    Глава 15

      
      После обеда уже в кабинете Мещерского рассматривали детализированные снимки со спутника, на которых исполинская установка по сверхглубокому бурению выглядит как инопланетный корабль, опустившийся из глубин Галактики на планету.
      - Большие деньги вбухали, - сказал Бондаренко с завистью. - Норвегия - богатая страна! На нефти разжирела, чего им еще надо?
      - Это на будущее, - ответил я. - Если удалось бы то, что задумали, им никогда бы не понадобилась нефть. Еще пара таких скважин - и почти бесплатная энергия на миллион лет всей стране...
      Кремнев сказал решительно:
      - Нужно ее вдрызг! А то у нас нефть покупать перестанут.
      Я рассматривал снимки так и эдак, взять буровую установку не так просто даже самому лучшему в мире спецназу. Это же настоящий чудовищно огромный завод, где работает тысяча человек, примерно человек восемьсот высококвалифицированных техников и двести инженеров-специалистов, во главе которых Эрик Джонсон, Петер Хадсон и Джастин Арналл, энтузиасты добычи бесплатной энергии из недр земли, а охраняет их даже неизвестно сколько человек, и какое у них оружие.
      Я сказал невесело:
      - И что дальше?.. Ну высадим туда десант... Остановим работы. Весь мир будет негодовать и протестовать. Дуракам не докажешь, что их же и спасаем. Они прежде всего обращают внимание на ущемление своих личностных прав...
      Мещерский покачал головой.
      - Это все просчитано, так и будет. А что вы предлагаете?
      Я кивнул в сторону хмурого Кремнева.
      - Генерал все понимает. Лучший выход в этой ситуации - резать руку сразу по плечо, а не по частям. Зато крику, как ни странно, будут даже меньше.
      - Из-за шока?
      - Да. И еще потому, что от установки останутся разбросанные на мили куски конструкций. Самая крупная должна быть не крупнее авторучки в вашей руке. Но, главное, увидят серьезность ситуации не только в Норвегии, но и во всем мире.
      Мещерский кивнул.
      - Я уже веду переговоры с американцами. Они согласны, обещают полную информационную поддержку.
      - Только бы не предали, - сказал Бронник печально.
      - В этот раз не предадут, - сказал я.
      - Думаете?.. Очень удобный случай выставить нас агрессорами, напавшими на их союзника.
      - Не станут, - сказал я. - Как бы ни хотелось. Ставка слишком высока. Убрав Россию, что очень-очень хочется, могут потерять весь мир и все человечество. События ускоряются, там понимают тоже, сейчас надо все сообща, а через какое-то время вообще сольемся в единое нечто... то ли конфедерацию, то ли империю, но с феодализмом покончим окончательно.
      Он вздохнул.
      - У нас все еще феодализм?
      - Пока на крохотной планете, - ответил я, - столько независимых стран со своими законами, обычаями и целями, что это как не феодализм?..
      
      
      На другой день, чтобы избежать неясностей, правительства России и Штатов обратились к руководству Норвегии с совместным требованием немедленно прекратить бурение.
      Из Норвегии пришел ответ, что абсолютное большинство специалистов заверяют в безопасности бурения. Но, учитывая озабоченность таких великих держав, проведут дополнительную экспертизу с привлечением между народных...
      Я со злостью стиснул кулаками.
      - Неужели наши и сейчас уступят?
      Мещерский взглянул на меня искоса, мне почудилась в его сдержанном голосе легкая ирония:
      - Под нашими вы имеете в виду проклятых пиндосов тоже?
      - Разумеется, - огрызнулся я. - Сейчас граница между нашими и ненашими проходит совсем не в области политики или даже экономики! Так что в данный момент совсем не проклятые и даже не пиндосы.
      Бондаренко хмыкнул.
      - Сейчас и мы пиндосы.
      - И то верно, - согласился Мещерский. - Но не думаю, что Штаты пойдут на попятную. Они жизнью дорожат куда больше, чем беспечные русские. Подождите еще час-полтора...
      - Пришло время ультиматума?
      Он кивнул.
      - Да. Он уже согласован, вы в курсе, неделю тому. Выверена каждая буква. Поставлены подписи и печати. Никто не отступит, Владимир Алексеевич!
      К вечеру все новостные сайты облетело сенсационное сообщение, что Штаты и Россия предъявили Норвегии совместный ультиматум. Норвегия обязана в течении суток прекратить все работы на сверхглубокой скважине и вывести оттуда всех работающих. Если это не будет исполнено, США и Россия оставляют за собой право принять адекватные меры.
      Я, морщась, следил за тем, как в прессе всех уровней и направлений начали живо обсуждать, что же это за адекватные меры. Большинство сходились во мнении, что последуют санкции, только расходились в том, какие именно и насколько жесткие. Бывают же и такие, что их никто не замечает...
      Дураки, мелькнула тоскливая мысль. Как же нас всех принесло к самому порогу сингулярности, когда абсолютное большинство живет даже не в прошлом веке, а еще в раннем феодализме? Народ даже не представляет, что все мы уже на краю пропасти...
      И чтобы спасти его, никакие меры не чрезмерны.
      Я пошарил по сетям, отыскал нужное, на экране появилось лицо военного в шлеме американского десантника.
      Его глаза расширились в изумлении, а я сказал быстро:
      - Капитан Брант, вам привет от Дуайта. Дуайта Харднетта.
      Он дернулся, сказал шепотом:
      - Здесь я не цереушник!
      - Знаю, - заверил я. - У нас закрытый канал, никто не слышит. У вас особые полномочия?
      Он сказал несчастным голосом:
      - Мистер, у нас строгий приказ...
      - Не участвовать? - подсказал я.
      Он вздохнул.
      - Знаете?
      - Догадался, - ответил я.
      Он явно хотел что-то сказать злое, вижу по лицу, я остановил его жестом:
      - Погодите, капитан. Это игры политиков. Это же понятно! Если провал, то виноваты во всем русские, а штатовцев здесь не было вовсе. Но если все получится, то все было сделано штатовцами, а русские где-то сидели в сторонке, пили водку с медведями и тренькали на балалайках.
      Он отвел взгляд.
      - Боюсь, что в самом деле игры политиков. Мистер, простите, не знаю ваше имя, нам это очень не нравится...
      - Но вы приказ выполнять вынуждены, - закончил я. - Не беспокойтесь, капитан. Мы этот вариант учли, и наш вариант решения проблемы сработает быстрее и чище.
      - И чище?
      - Зачищать не придется, - пояснил я.
      Он перевел дыхание, даже закаленным спецназовцам не нравится достреливать раненых и случайно попавших в зону действия гражданских, виновных только в том, что увидели то, чего видеть не должны.
      - Только не приближайтесь к установке, - предупредил я, - ближе, чем указано. Помните, вы там на всякий случай! Если что-то пойдет не так.
      
      
      Следующие сутки весь мир ждал, что же будет после истечения срока ультиматума. Тотализаторы перестали принимать ставки за пять минут до истечение двадцатичетырехчасового срока.
      Все ждали снова либо совместное заявление США-Россия, либо их реакцию порознь, однако через несколько минут спутники засекли мощный взрыв на месте расположения буровой установки.
      Двумя минутами раньше навигационная служба НАТО засекла пуск межконтинентальной ракеты с территории России в сторону Норвегии.
      Самолеты НАТО моментально были подняты в воздух по тревоге, однако им велели ничего не предпринимать и ждать приказа. Съемки из космоса показали на месте буровой установки чудовищное облако пыли и поднятой в воздух массы земли, что укрыла от наблюдения целую область.
      К чести Штатов они тут же выступили с заявлением, что операция по принуждению к соблюдению безопасности жизни на планете была предпринято совместно Штатами и Россией, и что рассчитывают как на одобрение Европейского Союза и Китая, так и на понимание мировой общественности.
      Бондаренко, слушая внимательно, тут же ехидно прокомментировал, что Штаты снова приписывают себе руководящую и направляющую, а вот если бы Российские Военно-Космические промахнулись и разнесли какой-нить соседний завод про производству удобрений, Штаты были бы не при чем, а то еще и обвинили бы Россию в агрессии.
      Мещерский заметил:
      - Сейчас по всему миру наступает отрезвление. Самые тупые поймут, что вчера легли спать в одном мире, а проснулись в другом.
      - Что Норвегия? - спросил Кремнев. - Уже требует наказать виновных и выплатить триллионы семьям погибших?
      - Пусть правительство Норвегии и платит, - ответил Мещерский холодно, но мне почудилось в его сдержанном голосе злорадство.
       - Лишь ли Штаты устояли.
      - Устоят. Они свое не упустят. Сейчас, если проявят твердость, станут королями мира. А для этого нужно всего лишь стиснуть челюсти и задрать повыше нос.
      - И не прислушиваться к мнению союзников.
      - Они и раньше не прислушивались, но хотя бы делал вид... Сейчас же всем на планете нужно соблюдать единые правила. Кто не понял - поясним, кто не хочет - заставим.
      Кремнев сказал с одобрением:
      - Жестоко...
      Я спросил без всякой жалости:
      - А разве любой закон в любой стране не принуждение граждан соблюдать общие правила? Сейчас же всего лишь принуждаем соблюдать общие для всех правила еще и страны. Пора, Гораций, или кто там слушал, пора!..
      
      
      Правозащитники ринулись на место катастрофы, готовые оттуда клеймить жестокость и бесчеловечность властей, публиковать снимки разрушений, однако из ГРУ допустили в прессу утечку, что для полной уверенности в завершении операции войска планируют нанести по тому месту еще два таких же удара.
      Область Норвегии, где совсем недавно располагался тот бурильный комплекс, сразу же опустела на три десятка миль в радиусе вокруг благодаря еще одной утечке, где было сказано, что ВКС испытают новый тип ракеты, а та пока неустойчива в навигации и может отклониться от цели на несколько миль.
      Как всегда запаздывающая проправительственная пресса выступила в США, России и в Китае с публикациями, защищающими жесткие меры по спасению цивилизации. Там же настойчиво предлагалось арестовывать тех, кто сеет смуту, и отправлять их на длительные сроки в урановые рудники.
      Умные сразу смекнули, что такие призывы неспроста, и большинство правозащитников умолкли в тот же день. Правозащитничать и орать на площади, что в правительстве одни дураки и жулики - одно, если гарантирована безнаказанность, дескать, слон не замечает мосек, но сейчас вот заметил, потому лучше отбежать в сторону и заткнуться.
      Вот только в другую страну убегать бесполезно: отныне везде будет действовать закон о защите цивилизации и вида гомо сапиенс от уничтожения.
      
      
      

    Часть 3

      

    Глава 1

      
      Я вернулся в свой отдел по противодействию и сдерживанию, но Мещерский явился вечером того же дня, охрана осталась в коридоре, а он сел напротив меня в кабинете и прямо посмотрел в глаза.
      - Владимир Алексеевич, научные изыскания придется на время в сторону...
      - Какие изыскания, - ответил я устало. - Смотрим, как успеть создать вакцину... Дней остается все меньше!
      Он остановил меня жестом.
      - Этим сейчас занимаются по всему миру. Тысячи, сотни тысяч ученых в сотнях тысяч лабораторий. У нас же с вами несколько другая задача.
      - Слушаю, - сказал я сдержанно.
      - Как вы в прошлый раз сказали, - напомнил он, - нужно срочно отыскать тех, кто выпустил в мир эту мерзость. Это самые опасные преступники, которых знала история!
      - История еще не то узнает, - сказал я пророчески. - Но вы правы, их нужно отыскать как можно скорее. Даже не за то, что сделали...
      - Владимир Алексеевич?
      - А чтобы, - пояснил я, - не дать им сделать еще больше.
      - О большем даже подумать страшно, - сказал он. - Наши службы мониторят по всему миру, как и штатовские, однако никаких зацепок. Преступники готовились явно не один год.
      - Такой вирус на коленке не создать, - согласился я. - Это не простенькая чума, что бьет всех подряд. Знаете, лучше резко сузить поиск, будет шансов больше.
      - Сузить.... В каком направлении?
      - Стоит попробовать искать по принципу, - сказал я, - (яяяя) то-есть, кому выгодно?
      - И кому?
      Я сдвинул плечами.
      - Смотря какая выгода. Есть эмоциональная, это когда любая материальная выгода пошла нахрен, нам лишь бы досадить врагу!.. Человек готов всем пожертвовать, только бы, к примеру, отомстить. Однако...
      - Ну-ну?
      - Вирус за полчаса не сделать, - напомнил я. - А желание отомстить со временем стихает. Тем более, если нужно затратить массу сил, времени, денег, да еще и рискнуть оказаться в списке разыскиваемых преступников.
      Он кивнул.
      - Все верно. А другой вид выгоды?
      - Экономический?.. - спросил я. - Трудно сказать, все-таки негритянское население не владело какими-то особыми богатствами. Это не евреи, хотя некоторая часть негритянского населения приняла иудаизм...
      - Что, правда?
      - Правда, - подтвердил я, - только евреи как-то не сильно радуются таким собратьям. Ортодоксы вообще протестуют, а это редкий случай, когда их молча поддерживают даже коммунисты Израиля. Почему-то. Может быть, хотят убрать негров по каким-то другим причинам?.. Давайте, предлагайте версии.
      - А если какая-то группа, - сказал он, - или даже партия вроде "Белого Братства"? Или движения? Таких немало...
      - Это низший класс, - напомнил я. - Среди них нет даже с высшим образованием... или почти нет, а чтобы создать такой вирус, нужно как минимум докторская степень и несколько лет кропотливой работы.
      - Ненависть к чернокожим, - сказал он, - может подпитывать работу несколько лет.
      - И даже всю жизнь, - согласился я. - Но что насчет образования?
      Он покачал головой.
      - Не припоминаю в этих организациях, а они все у нас на учете, крупных генетиков.
      - Тогда будем искать в других местах, - ответил я.
      - В каких?
      - Еще не знаю. Но теперь ясно, где-то они есть.
      
      
      Особенную активность насчет розыска ответственных за негритянскую чуму, непривычную для всегдашней невозмутимости и сдержанности, проявил Китай. Он сразу же выразил готовность предоставить все свои войска, хоть сухопутные, хоть морские и военно-воздушные, чтобы в зародыше ликвидировать все возможные угрозы такого плана.
      Мещерский молча покачал головой, комментировать нечего, даже ему, не генетику¸ понятно, что генотип китайца изолирован почти так же, как генотип негра.
      И если сумели создать генетическое оружие против чернокожих, то можно усовершенствовать этот же вирус, чтобы поражал только китайцев. Ну, еще и корейцев и вьетнамцев, если у них одна общая матрица.
      Организация Гринпис предложила на свои средства вывозить чернокожих в Антарктиду и помещать в гигантские пещеры. Там их либо заморозят с целью размораживания после того, как найдут на вирус управу, либо просто предложит закрыться в гигантской подледной пещере в надежде, что в условиях антарктического климата вирус утратит силу.
      Известный хирург Кристиан Даллези предложил делать лицам негритянского происхождения переливание крови от белых, что должно предохранить от вируса. Ученые проигнорировали шарлатана, но напрасно, и он успел заработать за несколько дней пару сот миллионов долларов, прежде чем авторитетные ученые объяснили, что переливание крови на генетическую карту влияния не окажет.
      В прессе США появилось предположение, что это Китай создал негритянскую чуму, так как большинство предприятий ЮАР уже куплено китайским бизнесом, но разгул негритянской преступности очень уж осложнял ведение дел в ЮАР. Теперь же Китай фактически является хозяином южной оконечности африканского континента.
      Китай ответил резкий протестом и выдвинул свой уже достаточно могучий флот и заявил, что отныне не позволит флоту США заходить в свои территориальные воды.
      Англия тут же сообщила, что посылает свои войска, чтобы защитить остатки населения ЮАР от беспорядков и установить там законность и юрисдикцию ЮАР и только ЮАР.
      Австралия заявила о подготовке батальона спецназа, что прибудет в Кейптаун и возьмет под охрану жизненно важные объекты.
      Предположение, что атака направлена только на негров, оказалось слишком благостным. Со всех концов света начали поступать подтверждения, что ген смотрит, как в том анекдоте, не на паспорт, а просматривает ДНК, и если находит мишень в человеке, то все, тот обречен.
      Таких образом под ударом оказались и те белые, которые на самом деле не белые, хотя и чернокожими их не назовешь, однако за грехи родителей ответили жизнями их дети, вплоть до тех, у кого негритянской крови оказалось едва на осьмушку.
      Уцелели те, у кого от негров не больше шестнадцатой части, но все же медики предупредили, проклятый вирус, нарушая многое в организме, хотя и не убивает таких, однако обрекает на бесплодие, а многих еще и на импотенцию.
      Мещерский, похудевший и с ввалившимися глазами, поднялся мне навстречу, крепко пожал руку и широким жестом указал на кресло.
      - Прошу вас, Владимир Алексеевич. Рад вас видеть... Мне кажется, вечность уже не виделись?
      - Да, - согласился я. - Со вчерашнего дня в самом деле вечность. Мир изменился за сутки больше, чем за прошлые тысячу лет.
      - Кофе?
      - Можно, - согласился я. - Кстати, моя команда кое-что раскопала. Возможно, это как раз по вирусу.
      - Ох, - сказал он, - наконец-то. Позвольте, приглашу Бондаренко.
      - Он в соседнем кабинете вашу помощницу клеит, - сказал я, - так что ему идти недолго, хоть и не хочется.
      Он хмыкнул, нажал кнопку на коммутаторе. Через полминуты в кабинет вошел улыбающийся Бондаренко, но сразу присмирел под строгим взглядом полковника.
      - Информация вообще-то неясная, - сказал я, не обращая внимания на майора. - Есть сообщение, что военизированные группы курпаззи, это одно из исламских братств, обнаружили в лесах ЮАР некие лаборатории. Да, там есть и леса... Сперва обрадовались, решили, что там делают кокаин, но оказалось что-то совсем непонятное, озлились, половину перебили, а оставшихся пока насилуют и предлагают проклятым неверным отдать за хороший выкуп.
      Бондаренко сел, спросил с ходу:
      - А зачем половину перебили?
      - Простые люди, - сказал я, - по-простому бывают сметливыми. Понимают, за простых охранников и всяких подсобных рабочих много не взять, а тех еще и охранять надо лучше, чем простых ученых в белых халатах...
      - Да, - согласился Мещерский, - те могли попытаться удрать или организовать отпор. Продолжайте, Владимир Алексеевич.
      - И цены разные, - вставил Бондаренко цинично. - Охранник ничего не стоит, а вот ученый... Я бы за вас, Владимир Алексеевич, сто долларов бы точно отдал! Даже сто десять. Из своего кармана причем, если родное государство пожлобится.
      - Учту при распределении премии, - пообещал Мещерский. - Что известно еще?
      - Пока только это, - ответил я. - Работаем. Собираем крохи информации, пытаемся склеивать в картинку.
      - А потом? - спросил Бондаренко. - Как и в Норвегии, дадим слово товарищу Кремневу, как предлагал товарищ Маяковский?
      - Да, - сказал я, - но если понадобится не только всех перебить и всех сжечь, то придется и нам пошевелить лапками.
      Бондаренко сделал большие глаза.
      - Правда? А я думал, что вы как раз по части все сжечь, взорвать, перебить, разрушить! Слух о вас идет по всей Руси Великой! Хоть и в рамках только нашего отдела.
      Я отмахнулся.
      - Что даже упоминать такие мелочи?.. Доктор наук может все то же, что и простой укладчик асфальта, но тот вряд ли сумет подменить доктора... Мы постараемся сперва разобраться. Если там специалисты, что создали этот вирус, нужно захватить живыми. Если удастся узнать, как повернуть процесс вспять...
      - Это как?
      - Быстро сделать контрвирус, - пояснил я. - который сможет нейтрализовать действие первого.
      Мещерский помалкивал, слушает обоих, а Бондаренко, еще не остывший от пикапства, сказал бодро:
      - Треть афроафриканцев по свету уже померла. Еще треть заражена. Надеетесь спасти оставшихся?
      Я покачал головой.
      - Если честно, шансов мало. Можем не успеть. Но важно понять, как это было сделано. И создать контрвирус, который не даст уничтожить другие расы подобным образом.
      Мещерский проговорил тяжелым голосом:
      - А вот о таком даже подумать страшно. Если это расист, а на это похоже, то сперва негров, потом арабов, турков, а там и до Бондаренко дойдет...
      - Ему бояться не стоит, - сказал я успокаивающе, - евреи погибнут еще раньше, вместе с арабами. У них отец один... Авраам, тот самый!.. Это все равно, что попытаться перебить генетическим оружием русских, не затронув украинцев, белорусов, поляков, чехов и прочих славян, а также немцев, что ассимилировали пруссов и Пруссию, там жили полабские славяне, и теперь все немцы по крови на три четверти славяне.
      Мещерский сказал мирно:
      - Мы ему заменим паспорт.
      Бондаренко огрызнулся:
      - У нормального еврея по меньшей мере три паспорта и четыре вида на жительство! Но вирус совсем дурак неграмотный, даже не смотрит на подданство!
      - А как же, - заверил я. - Это же высокотехничный вирус!.. Не какой-то самозародившися в африканском болоте.
      Мещерский что-то раздумывал, а Бондаренко твердо и ясно посмотрел мне в глаза.
      - Владимир Алексеевич, если что, я в группе!
      Я подумал, посмотрел на карту, высветилась на стене, хотя на самом деле смотрю на нее и по-своему.
      - Думаю, полетим прямым рейсом. Без всяких дипломатических паспортов и разрешений. Сейчас в мире хаос, чрезвычайное положение действует без всякого объявления.
      - Кое-где уже объявили, - напомнил Бондаренко. - Силовые структуры радостно взгыгыкнули и все, до чего могли дотянуться, взяли под свой материнский контроль. Ласковый, но жесткий.
      Я посмотрел на него с осуждением.
      - Вам не нравится?
      - А вам? - ответил он с вызовом.
      - Нет, - ответил я честно. - Мне и утром вставать по будильнику никогда не нравилось, но я поднимался и тащился в ванную чистить зубы.
      - То другое дело, - сказал он с неудовольствием.
      - А вы либерал, батенька, - заметил я. - В баймах играете за Темных? За пиратов, разбойников и прочих свободных демократов? Но, если по уму, все-таки лучше военное положение, чем банды мародеров, что ринулись грабить опустевшие города, заодно убивая всех, кто там выжил. Хотя это свобода и настоящая демократия, когда в самом деле правит сам народ, тупой и злобный.
      Он сказал с высокомерием:
      - Владимир Алексеевич, это я так, по привычке вечно брюзжащего интеллигента, которому все должны. Я так часто работаю под прикрытием, что уже и не помню, на чьей я стороне!
      - Если не осуждать власть, - сказал я, - то вроде бы и не духовно развитый?
      - Вот-вот! А кто из нас не жаждет выглядеть утонченным и как бы умным?
      Мещерский кивнул мне в его сторону.
      - Владимир Алексеевич, а может быть... не дожидаясь вируса, нам самим его того... в топку? Спишем на вирус.
      - Нельзя, - сказал я. - Кому тогда бегать за кофе и булочками? Мы все в работе, работе...
      - Как не интеллигентно и не духовно, - сказал Бондаренко обиженно.
      - Ему лишь бы не работать, - согласился Мещерский. - Настоящий интеллигент! Не работать, зато критиковать тех, кто работает. Это так одухотворенно и либерально-оппозиционно... Иногда я сам ему завидую. Как там у того профессора: а не бросить ли все и не поехать жить в тот Урюпинск?..
      Бондаренко сказал совсем уже печально:
      - Вот поеду с вами в ЮАР, а там сам убьюсь о дерево, чтоб вам стало стыдно!
      Мещерский сказал ровно:
      - Ему не станет.
      - Тогда не убьюсь, - решил Бондаренко. - Когда летим?
      Я сказал в затруднении:
      - Возможно, Аркадий Валентинович вас не отпустит. Вы ценный кадр, а там вдруг муха цеце боднет, сразу ласты склеите, а это такой урон для сокращающегося человечества! К тому же у вас вдруг еще и негритянский паспорт, будет под угрозой вообще вдвойне... Аркадий Владимирович?
      Мещерский, что все это время над чем-то раздумывал и прислушивался к голосу, жужжащему из его уха, сказал медленно:
      - Информации для акций недостаточно, однако... мы прижаты к стенке сроками. К тому же, возможно, что-то раскопаете там на месте.
      Бондаренко сказал торопливо:
      - Да и все равно мы обязаны истреблять любых террористов!.. Нет под рукой глобальных - ударим полуглобальных или четверть глобальных! Пусть не ходят по нашей улице.
      Я слушал их, одновременно просматривая сеть, слушая телефонные переговоры, вздрогнул, сказал быстро:
      - Аркадий Валентинович, время... позвольте связаться из вашего кабинета?
      Он сказал настороженно:
      - Если это не нарушит протокол безопасности...
      - Гарантирую, - ответил я, Бондаренко затих и отодвинулся, а я взглянул на экран против стола Мещерского, подвигал пальцами, что было видно и Бондаренко, хотя соединение идет на другом уровне, и на экране появилось лицо принца Касима.
      Он в удивлении и настороженности отодвинулся от экрана.
      - Что?.. Мистер, мистер... Как вы...
      - Лавроноф, - напомнил я. - Ваше высочество, Мы с вами говорили насчет некоторых особенностей жизни в новом времени.
      
      
      

    Глава 2

      
      Он кивнул, но взгляд оставался настороженным. Я не видел его рук под столешницей, но судя по сокращению мышц лица, он старательно жмет какие-то кнопки.
      - Да-да, - ответил он, - ваша информация пришлась как нельзя кстати... Бахрияр из Керушиди оказался засланным к нам агентом...
      - Рад, что подтвердилось, - сказал я.
      Он кивнул, уже приходя в себя, взгляд стал острым.
      - Мистер Лавроноф?
      Я понизил голос:
      - Дело не в тех запасах химического оружия, из-за которых Штаты вторглись в Ирак и Ливию, а потом требовали свершения Асада в Сирии. На самом деле опасность была намного выше...
      Он насторожился.
      - А можно подробнее?
      - Среди запасов химического и бактериологического оружия, - сказал я, - старого образца, так сказать, могли были более совершенные, разработанные в последние годы, а могло бы нечто такое, что уничтожит все населения земли...
      Я видел, как насторожились Мещерский и Бондаренко, но принц их не видит из-за ракурса камеры, спросил с недоверием:
      - Но могло и не быть?
      - Вот-вот, - сказал я, - вы говорите совершенно правильно! Даже удивительно, что вы еще не президент... Не смущайтесь, главы разведок часто становились во главе стран, когда требовалось спасти... Когда рухнул СССР, Азербайджан возглавил глава азербайджанского КГБ Алиев, в Грузии - глава грузинского КГБ Шеварднадзе...
      Он добавил с улыбкой:
      - В России Путин...
      - Именно, - сказал я. - Так вот из-за того, что запасы оружия в Ираке, Ливии, Сирии и других арабских странах остаются тайной, это абсолютно неприемлемо в нынешних условиях. Подчеркиваю, это не злая воля Запада, это необходимость. Созданный у вас вирус может уничтожить не только Арабские Эмираты, но и соседние страны. Хотя его создают для того, чтобы провести в Европу и там выпустить на волю.
      Он произнес несколько хмуро:
      - Но у нас, насколько знаю, такие работы не ведутся.
      - В трех местах, - сказал я с сочувствием, - они близки к завершающей стадии. Не говоря о двух десятках других, где запрещенные работы пока на разных стадиях.
      Он дернулся, глаза стали огромные.
      - Быть того не...
      - Позвольте, - сказал я, - покажу?
      - Да, конечно...
      Я задержал палец над тачпадом.
      - Сейчас все покажу. Но только...
      - Слушаю?
      - Но только, - повторил я, - после этого вы должны начать немедленно. В одном месте работы уже закончили, начинается погрузка!
      Он поморщился, сказал нехотя:
      - Полагаете, тут же перепрячем? Нет, мы не настолько желаем ослабить Запад, чтобы рисковать своим народом. Я готов, открывайте карты.
      Я покачал головой.
      - Сперва соберите отряд. Как только выедете, укажу адрес. Это не то, чтобы не доверял вам лично, но в вашем окружении могут быть еще крысы, а утечка сведений чревата. Полаю, вы тоже не хотели бы прибыть к моменту, когда оттуда все разбегутся и даже вывезут оборудование.
      - Отряд будет готов через две минуты, - ответил он. - Я как раз проверяю боеготовность спецназа Эмирата.
      - Тогда пусть все отключат мобильники, - посоветовал я. - Выезжайте, там охрана из восьми человек. Вооружены только легким стрелковым оружием.
      Он кивнул, сказал быстро:
      - Сейчас в готовности, уже с работающими моторами, три бронетранспортера и восемнадцать человек спецназа.
      - Тогда в путь, - сказал я. - И поздравляю, ваше высочество!
      - С чем?
      - Вы вошли в элитную группу людей, - пояснил я, - что заботятся о всем человечества. Перевернута новая страница в истории!
      Когда экран погас, первым задвигался и вздохнул Бондаренко.
      - Ну, доктор...
      Я ответил скромно:
      - Работаем. Нужно успеть погасить все в срочном пожарном, а потом уже можно и спокойнее, в рамках закона.
      Мещерский заметил ровным голосом:
      - Покой нам только снится... Но вы, доктор, продолжаете удивлять.
      Я отмахнулся.
      - Давайте о нашем вирусе. Полагаете, он создан под эгидой американский спецслужб?
      Бондаренко вклинился:
      - То, что это дело рук американских спецслужб, говорит еще и то, что там свои негры всех достали. Политика ассимиляции провалилась, уже все признали, только говорят в частных беседах, но молчат в прессе.
      - А ущерб?
      - Ущерб минимальный, - заверил он, - все-таки негры, как не показывай в кино их компьютерными гениями, блистают только в баскетболе и прочих высокоинтеллектуальных занятиях, а в реальности... посмотрите статистику!.. отличаются только в создании уличных банд, торговле наркотиками и беспорядками на улицах. Все белое население ждет прибытие вируса в Штаты, потому что с ним будет практически уничтожена вся преступность и наркоторговля.
      - Ох-ох, - сказал Мещерский с неодобрением, - да вы, батенька, расист!
      - Уничтожена не будет, - сказал я трезво, - перейдет в руки мексиканцев и цыган. Но все равно обществу станет легче.
      В кабинет из коридора заглянул вполглаза Бронник.
      - Можно к вам?..
      - Можно, - ответил Мещерский. - Если отчет о деле сорок три готов.
      - Все готово, - заверил Бронник. - Всю ночь сидел!
      Он сел рядом с Бондаренко, тот зевнул, потер кулаками усталые глаза.
      - Теперь о неграх сложатся легенды, - буркнул он. - Тем более, что Голливуд уже постарался.
      - Как будто знал, - вставил Мещерский.
      - Ну да, - сказал Бондаренко ядовито, - теперь все будем подгонять, что Штаты знали и давно готовили... Нужно воспользоваться моментом и повесить всех собак на Штаты!
      Бронник напомнил:
      - У них в фильмах все высшие гении науки - негры! Как и суперпрограммисты, и лучшие детективщики, и вообще все гении. Судя по Голливуду, у них негры и борьбу за независимость от проклятой Англии выиграли.
      Бондаренко буркнул:
      - Ты еще про негров за столом короля Артура скажи.
      Бронник отмахнулся.
      - Там просто Англия сопит и терпит, хотя только за такое надругательство должна была создать вирус... Ишь, Ланселот - негр, королева Гиневра - негритянка...
      - В общем, - сказал Мещерский светло, - мы присутствуем над началом создания истории о самом великом и прекрасном народе во вселенной. Но весь этот наш стеб, хоть и оправданный, ни на шаг не приблизил к разгадке, где искать этих мерзавцев?.. Великий народ негры или нет, но истреблять нельзя никакой!
      Все посерьезнели, а на лице Бондаренко появилось виноватое выражение.
      - Извините, Аркадий Валентинович. Заносит, от усталости. Мозг, упорная скотинка, всячески увиливает от работы, а вот гы-гы для него самое лучшее время. Вы правы, но все-таки для такого серьезного поиска, когда ищем по всей планете, маловато данных.
      - Да, - поддержал Бронник, - это не сексуального маньяка по району, где орудует только на одной-двух улицах. Профессор?
      - Ищем, - буркнул я.
      
      
      Мир занят сиюминутными проблемами, что всегда выглядят самими важными, и, конечно же, вообще-то не участвует в гонке к бессмертию, все-таки сперва нужно решить более неотложные вызовы, да и сил нет.
      Но эта гонка идет, идет, идет, и темпы ее только нарастают. Основная борьба разворачивается между очень малой группой стран. Даже не стран, а кластеров, расположенный в США, Европе, России и Китае с Японией. Заняты этим также в Иране и ряде достаточно развитых стран, но у них практически нет шансов, а остальной мир даже не делает попыток.
      Мнение так называемой общественности никого не интересует и в расчет не принимается. Люди сколько угодно могут заявлять, что бессмертие отвергают и никогда-никогда не согласятся стать ими, это не замедлит и не ускорит ход исследований ни на минуту.
      Есть, правда, опасность, что первыми к нему могут прийти в отсталой стране с авторитарным режимом, который оправдывает любые свои действием мотивами выживания среди крупных враждебных государств. Шансы невелики, но все-таки такое возможно, ибо крупные государства с демократическими режимами могут тормозить сами свои же исследования соблюдением неким этических норм, где то нельзя, это нехорошо, а вот то совсем недопустимо, потому страна с авторитарным режимом может на каком-то участке опередить...
      ...и как бы этот участок не оказался той последней ступенькой, перед которую в демократический странах остановились в сомнении и колебаниях.
      Дуайт позвонил по закрытому от прослушивания каналу, выложил мне это все, а я, хотя знаю эту проблему куда лучше, слушал внимательнее, только так можно понять, на какой ступеньке сам человек, который в чем-то старается убедить другого.
      - А какие колебания? - спросил я. - Прогресс неостановим! Что изобретено, то применено, это как два пальца об асфальт..
      Он кивнул.
      - Конечно-конечно. Но можно просто изобрести, не думая от последствиях, лишь бы поскорее опередить соперника, как вон Александр Белл на два часа раньше Эдисона зарегистрировал патент на телефон и теперь считается его изобретателем! В этом случае человечеству все равно кто изобрел, верно? А вот кто раньше успел создать атомную бомбу: Гитлер или США - разница немалая, верно?
      - Тогда надо торопиться, - сказал я, - если США или Россия могут раньше...
      - У вас и у нас тщательно проверяют, - пояснил он, - к чему проведет каждый шаг. А в Пакистане стараются просто опередить любой ценой. Потому у нас сейчас деликатнейшая задача...
      - Остановить?
      Он произнес с заминкой:
      - Хотя бы узнать, на каком там этапе.
      - Просто узнать?
      Он понизил голос:
      - Да...
      - Да если там уже близки.... Очень близки?
      Он ответил еще неохотнее:
      - Учитываю то, что попадать туда очень трудно...
      Я прервал:
      - А кто-то попадал?
      Он покачал головой.
      - Никто. Потому и такое внимание к их проекту. Он абсолютно непрозрачен. Мы может только предполагать на какой они стадии. И оценки очень разнятся. Так что, если удастся туда попасть...
      - Там хоть есть сами пакистанцы?
      - Есть, - ответил он. - Финансируется и контролируется государством, хотя сам проект воплощается под руководством некой транснациональной кампании. Но все закрыто... Похоже, чтобы не мешали всякие правозащитники и контролеры.
      Он замолчал, я сказал хмуро:
      - Пакистанцы охранять свои объекты умеют. И секреты. Никто не знает, сколько у них атомных бомб и межконтинентальных ракет. Так что проект по достижению бессмертия наверняка охраняют лучше, чем атомную базу.
      - Увы, - ответил он.
      - Дуайт, - сказал я, - этого разговора не было, но вашу тревогу я понимаю. Даже удержусь от ехидного напоминания, что Пакистан вообще-то ваш союзник, у вас там даже военные базы...
      - Уже нет, - сказал он быстро. - Срок аренды закончился, а продлевать они не возжелали.
      - А остаться насильно? Не объявят же они вам войну?
      Он вздохнул.
      - Пока что наше правительство не решается на такой шаг, хотя уже вот-вот... вы знаете, о чем я. Силовые структуры быстро укрепляются по всему миру, как вы и считаете верным. Но еще не сегодня...
      - Ладно, - сказал я. - Мы тоже возьмем этот объект под усиленное наблюдение. Если туда откажутся допустить международную комиссию, можно сперва санкции... а через полчаса шарахнуть межконтинентальными ракетами.
      Он пробормотал:
      - Наши боятся конфронтации с исламским миром. Там хоть и дерутся между собой, но против белых выступают сообща.
      - Больше не будет, - пообещал я, - ни белых, ни черных. Будут только дураки и умные.
      Он улыбнулся.
      - Обожаю ваш оптимизм, Влад!
      
      
      

    Глава 3

      
      Я все больше времени теперь провожу даже не в своем отделе по предотвращению, а вообще в кабинете Мещерского, где голова к голове втроем-вчетвером жарко и торопливо обсуждаем быстро меняющуюся ситуацию в мире.
      Сейчас все разговоры только об Африке, Мещерский сказал с непонятным выражением:
      - Судя по дискуссиям в прессе, как у нас, так и в остальном цивилизованном мире, простому человечку кажется, что прибыть в Африку, это как в Китай или США. Но мне даже себе приходится напоминать, что на африканском континенте разместится несколько Америк как Северных, так и Южных, а также несколько Китаев!..
      Я сказал мирно:
      - Вы патриот.
      Он поморщился.
      - Приходится повторять себе и людям, что в Африке была заселена только северная часть, где Египет, Тунис, Алжир!.. Весь остальной исполинский континент оставалась фактически пустынной землей. Поселенцы из Европы прибыли на самую южную оконечность, абсолютно незаселенную землю, и там начали строить свои поселения, а потом города. У них было больше прав, чем у англичан, что прибыли в Австралию и сразу, столкнувшись с племенами местных туземцев, начали их истреблять и прогонять дальше в пустыни. Но Австралия почему-то принадлежит белым, а вот Африка - неграм, хотя те в эти земли никогда не заходили!
      Кремнев взглянул на него с интересом.
      - О, Аркадий Валентинович, оказывается, вы за справедливость,?.. Так и думал, вы скрытый либерал...
      - Вызывайте охрану, - посоветовал Бондаренко. - Если мне удастся подсуетиться, то Мещерским стану я. Или Бронник, он еще ленивее...
      Мещерский даже не поел глазом в и сторону.
      - Владимир Алексеевич... справедливость на стороне нашей власти. Чересчур либеральной, слишком уж наприслушивались к Западу, за которого все громче говорит госдеп. А справедливость велит к Африке относиться справедливо!
      - Помню, - сказал Кремнев, - рисунок из учебника географии, где Россия с выделенными на ней областями, на которых можно разместить всю Европу. Потому европейцы поглядывают на земли России с завистью, однако как-то забывают, что вот так взять всю Россию и положить на африканский континент, она не только там поместится полностью, но останется место для еще одной России и сотни европейских государств в натуральную величину!
      Мещерский взмахов руки вызвал на большом экране карту Африки, всю теперь красную, как сплошную зону пожаров.
      Кремнев буркнул:
      - Глядя на такое, можно бросить тень и на Россию...
      Бондаренко поинтересовался:
      - В смысле?
      - Увидят в этом руку России, - пояснил он мощно. - Дескать, чтобы отвлечь жадные взгляды от своих территорий! К примеру, Япония, что давно облизывается не только на Курилы, но и на весь Дальний Восток, сейчас по идее должна заявить свои права на какие-то земли в Африке.
      - Какие права?
      - Африку не трясет, - напомнил я, - а для Японии землетрясения, одно страшнее другого, обычное дело. А в Африке теперь можно разместить семь тысяч тысячу японий, и места останется еще и миллион швейцарий!..
      Бронник подумал, сказал нерешительно:
      - А всякие там баски, курды и цыгане не захотят организовать там свои королевства или халифаты?
      - Цыган и не цепи туда не затянешь, - буркнул Кремнев. - Кому они там наркоту впаривать будут? Друг другу?
      Бондаренко сказал мечтательно:
      - А вообще-то можно создавать новые нации с нуля... Как идея, доктор? Так и вижу умную, прекрасную и во всем великую нацию бондаренковцев!
      Я сдвинул плечами.
      - Опоздали. Сейчас государства создаются в инете. И вряд ли захотят переходить в реал. А вот всякие религиозные культы... это да. Многие вообще не признают ни интернет, ни даже компьютеры... для них джунгли самое то.
      Мещерский сказал с беспокойством:
      - Дикий Запад?..
      - Дикая Африка, - поправил Бондаренко. - Думаю, это еще более дикое место. С учетом того, что люди со времен Дикого Запада одичали куда больше. Тогда еще какая-то мораль была, а что теперь?.. Дозволено все!
      Я помалкивал, вирус с перемещающимися массами воздуха два дня тому наконец-то достиг берегов Америки. И почти сразу появились случаи саботажа с использованием личных бомбоубежищ.
      Милосердие милосердием, а вот простому американцу как-то стало жалко отдавать свой ухоженный чистый бункер неграм из местной этической банды, что грабили его особняк, разбивали стекла в автомобиле и пытались изнасиловать их чистеньких дочерей.
      Правда, никто такого вслух ни за что, терпимость и политкорректность нужно демонстрировать громко и пафосно, но в реальности с первых же дней то в одном бункере, то в другом обнаруживали мертвых афроамериканцев.
      То ли вирус проник через износившуюся изоляцию, то ли изоляция хороша только против радиации, а вирус дорогу найдет, но, похоже, если вирус сохранит убойную силу больше месяца, то афроамериканцев на планете не останется даже в убежищах.
      В прессе, радио и на телевидении настоящая буря по поводу того, как и что нужно сделать для того, чтобы спасти остатки афроамериканцев, однако в интернете, особенно на сайтах, что позволяют поддерживать анонимность, картина другая.
      Президент страны, когда ему показали результаты дискуссий и споров на форумах, пафосно заявил, что ему стыдно за страну. Его горячо поддержали сенаторы, конгрессмены и все-все, говорили чересчур громко и с широкими жестами, что тут же вызвали насмешки у критически настроенного населения.
      Я помалкивал, президент и сенаторы правы, однако в их стране повторяется то же, что привело к краху коммунизма. К тому светлому будущему человечества хотели прийти слишком быстро. И всего лишь с помощью перестройки этических постулатов, не учитывая нашу биологию и звериные инстинкты каждого человека.
      Нет, нет и нет, светлое будущее человеку недостижимо. Оно принадлежит нечеловеку, которым человек станет уже совсем скоро. И тогда да, будет и настоящая толерантность, и коммунизм, и всеобщая справедливость.
      Бондаренко за моей спиной сказал с интересом:
      - А представляете, над чем сейчас ломают головы советники президентов, в Генеральных Штабах?..
      Кремнев и Мещерский, сдвинув головы, принялись редактировать на свежие головы составленный вчера проект документа насчет дальнейшего расширения полномочий силовых структур. Все для человека, для блага и безопасности этого придурка, даже если он сам не хочет и активно сопротивляется.
      Бронник со своего кресла ответил обеспокоенно:
      - Только бы из-за африканского континента не начались войны! Конечно, Алжир, Тунис и Египет возжелают расширить свои территории за счет опустевших Мали, Чада, Нигера, Судана...
      - Эритрея тоже опустела?
      - Почти, - ответил Бондаренко. - Как и Эфиопия. Остались только некие мелкие племена автохтонов, но кто с ними считается?.. Разве что Швеция, но кто считается с самой Швецией?
      Я прислушался, сказал громко:
      - Тихо-тихо. Включите последние новости. Там как раз сейчас о срочной резолюции ООН. Запрещается в самовольном порядке не только захватывать какие-то земли, но и провозглашать некие права на земли африканского континента.
      Мещерский шевельнул ладонью, карта исчезла с экрана, сменившись личиком хорошенькой телеведущей, что с пафосом и красиво играя сиськами, трагическим голосом рассказывала о страшной трагедии на африканском континенты.
      - Не успели, - сказал он с досадой. - Что там было сказано еще?
      - Очень коротко, - сообщил я. - Пока только запрет.
      - А селиться?
      - Насчет этого не было, - признался я. - Такое противоречило бы декларации о свободе передвижения и выборе местожительства. Но запрещено объявлять место своего жительства юрисдикцией какого-то государства Европы или любой другой страны.
      - Помимо африканских стран?
      - Да, - подтвердил я. - Если поселился на территории Конго, то и остаешься подданным Конго, хотя там ни одного негра. И самого Конго нет. Однако этот абсурд поможет избежать хаоса.
      - Абсурд лучше хаоса?
      - Да, если это наш абсурд.
      Бондаренко с энтузиазмом потер ладони.
      - Это хорошо. Сегодня же объявлю себя гражданином Конго. Жить в Москве, а налоги как бы платить в Конго! Или в Камеруне, без разницы. Лишь бы там было пустое место.
      Мещерский сказал со вздохом:
      - Нужно ждать, что примут через полчаса. Им приходится работать в авральном режиме, пока не начался самозахват континента. Думаю, сперва будут только строгие запретительные меры. А потом только начнут думать, что же делать на самом деле.
      Он поглядывал на меня, но я помалкивал, снова и снова просеивая в сети и везде, куда могу дотянуться, имена и биографии ученых-генетиков, которые могли бы... нет, в состоянии создать такой вирус.
      По всему миру таких вообще-то много, несколько сотен. Даже отсутствие мощных лабораторий в личном распоряжении не особо непреодолимое препятствие. Сегодня на помощь приходит как распределенное вычисление, так и свободный доступ к научным публикациям, откуда можно позаимствовать какой-то сложный кусок реакции, если знаешь, где искать...
      Полностью нельзя вычеркивать даже такие имена, как Фернанд Гарсен или Фриц Тульзен, что живут затворнически в Альпах и равнодушны к остальному такому неинтересному миру, признавая только счастье быть и ночевать в своих прекрасных лабораториях.
      Но, конечно, под особым подозрением находятся Мартин Паральц, Брет Варден, Брайан Кендель, Кейт Ронхольд, великие генетики, жившие до отмены апартеида в ЮАР.
      Хотя почему только они, за время освобождения Манделы и начала резни белого населения прошло двадцать лет, появилось целое поколение ученых, они как раз и могут отомстить захватчикам за потерю своей прекрасной страны...
      Хотя, пожалуй, стоит убрать с поля зрения Фрица Тульзена и Мартина Паральца. Первый, поселившись в Штатах, так и не вышел из депрессии, и наукой больше не занимался, посвятив себя сельской жизни на купленном ранчо, а Паральц слишком неисправимый идеалист.
      Еще будучи самым молодым магистром в ЮАР, Паральц горячо выступал за отмену позорящего страну апартеида, требовал освободить из тюрьмы Манделу, а когда того выпустили и сделали президентом, принял приглашение войти в его администрацию, где рьяно проводил политику умиротворения и сближения белого и черного населения.
      Судя по его выступлениям и деятельности на посту ректора университета, он с приходом к власти Манделы оставил научную деятельность и полностью посвятил свою жизнь обучению африканцев и приобщению их к западным ценностям и науке.
      Известно, что уволил одного из преподавателей только за то, что тот публично сослался на вообще-то известный в науке факт, но никак не упоминаемый в печати и даже разговорах, что мозг представителя негроидной расы на двести грамм легче белого и меньше по объему, и что даже в таком мозгу местного населения очень слабо развиты отделы, которые отвечают за науку и творчество.
      В последний год по возрасту и сопутствующим ему болезням оставил руководящие посты в правительстве черного ЮАР, но продолжал оказывать влияние, стараясь примирить стороны и добиться мира между расами.
      А вот Брет Варден и Фрид Тульзен демонстрируют завидную жизнеспособность. Вардену - восемьдесят лет, а Тульзену - восемьдесят пять, однако все еще не оставили научной деятельности, оба руководят прекрасно оснащенными лабораториями в Штатах, а еще и занимаются преподаванием.
      Есть еще несколько ярких генетиков из ЮАР, одни во время отмены апартеида были еще студентами, другие успели закончить учебу и начали работу в прекрасно оснащенных научных центрах ЮАР...
      Хотя, конечно, переехавшие в Штаты наверняка усвоили американский принцип жизни: где хорошо, там и родина, однако старое поколение обычно более твердое в своих убеждениях...
      Мещерский поглядывал на меня все чаще, поинтересовался наконец:
      - Владимир Алексеевич?
      - Да, Аркадий Валентинович, - ответил я с некоторой неловкостью, - честно говоря, судьба таких громадных территорий, так внезапно опустевших, повлияет на расстановку сил в мире... но меня сейчас тревожит безнаказанность создателей вируса.
      Все притихли, Бондаренко спросил первым:
      - Полагаете, они там... клепают что-то пострашнее?
      - Вдохновленные успехом, - добавил Кремнев.
      - Клепают или нет, - ответил я, - но они уже совершили преступление. Самое тяжелое из существующих. Они уже уничтожили часть человечества!
      - И могут остальные части, - сказал Мещерский. - Владимир Алексеевич?
      Я вздохнул, слишком много темных пятен, даже всесильный интернет не всесильный и не всевидящий, когда нужно заглядывать человеку в душу, как говорят по привычке люди, даже далекие от религии.
      Придется в самом деле часть работы сбросить на команду. В том смысле, что не буду дублировать, разве что перепроверю полученные результаты.
      - Если вы е против, - сказал я, - то хотел бы прямо сейчас, не теряя времени, отдать кое-какие распоряжения своей команде.
      - Дорога каждая секунда, - согласился Мещерский. - У меня канал срок три семь четыре...
      - Спасибо, - ответил я.
      Они поглядывали, как я выудил из заднего кармана смартфон и потыкал в экран пальцем, это чтобы видели, как соединяюсь со своим офисом, хотя, понятно, я с ним на связи постоянно.
      С креслом я отодвинулся подальше в сторону, чтобы оттуда видели по одной из камер только меня, в то время как Мещерский и остальные, оставаясь вне зоны видимости, могут наблюдать за работой всех моих орлов.
      На боковом экране высветился наш главный зал, Ивар и Данко сцепились в споре над головой пригнувшегося за столом Гавроша, Оксана прислушивается, не отрываясь от работы, но пальцы ее над клавиатурой двигаются совсем медленно...
      - Стоп-стоп, - сказал я громко. - Тихо!.. Тихо-тихо!.. Все мы обожаем поумничать, особенно в мировой политике и экономике, но давайте вернемся к своей работе, что и опасна и трудна.
      Они все обернулись, Ивар вздохнул, а Гаврош, опережая меня, сказал важно:
      - Что там насчет вируса?.. А ничего, Владимир Алексеевич, насчет вируса. За исключением, что версий происхождения стало намного больше. По сути, любая страна могла спонсировать его создание. От Японии, которой крайне остро необходимо жизненное пространство, до никому не нужной Швеции.
      - А Швеции, - спросил я, - зачем?
      Гаврош сдвинул плечами.
      - А просто так. Своих негров в Швеции нет, а понаехавших не жалко. Только срут на улицах да насилуют молоденьких шведок.
      - Старых тоже насилуют, - уточнил педантичный Ивар.
      - И самих шведов тоже, - согласился Данко. - Даже депутатов парламента, что потом еще и чувствуют вину перед понаехавшими из Африки. К тому же, если вирус сработает, во всем можно обвинить Россию. У них всегда Россия виновата.
      Кремнев довольно улыбался, свои по духу ребята, явно и очень умные, раз такое говорят.
      - Двойная выгода, - согласился я. - Что ж, надо будет присмотреться к ЮАР...
      - Это же самое очевидное, - напомнил Ивар в недоумении
      - Запутанные ходы чаще видим в кино, - ответил я, - а в жизни обычно все в лоб. Возможно, именно там и ответ.
      Ивар спросил осторожно:
      - А если сделали в Штатах, привезли в ЮАР, а там выпустили?
      - Тогда ничего не узнаем, - ответил я. - Но все же, все же...
      - Могли сделать в ЮАР?
      Я кивнул.
      - Там до отмены апартеида была лучшая медицина в мире. И наука в том числе. Всякая! Исследования в ядерной области привели к созданию собственного ядерного оружия, не знали?.. То-то. Но президент белых Леклерк понимал, что случае прихода к власти чернокожих, ядерные бомбы сразу же посыплются на соседей и на всех, кто не понравится Манделе. Напоминаю, это известный террорист, что после Леклерка стал президентом...
      - И что с бомбами?
      - ЮАР, - сказал я, - стала первой и единственной в мире ядерной державой, что отказалась от статуса ядерной и уничтожила свои атомные бомбы... Кстати, если кто не знает, первая в мире пересадка сердца была совершена в ЮАР!.. И вообще там медицина была одной из лучших в мире...
      - Шеф, - сказал Гаврош с укором, - даже я знаю, что когда Мандела вышел из тюрьмы и стал президентом, белых фактически вырезали по всей стране! А врачей заменили шаманы... Кому было делать вирус?
      - Те, кто делал науку, - напомнил я, - еще не умерли от старости!.. И не были убиты. Как стало известно, что режим апартеида будет вскоре отменен, а власть передадут черным, все ученые поспешно покинули страну. В США, Англию, Австралию, Новую Зеландию и даже в Китай... Но если предположить, что они и сейчас сохраняют старые связи...
      - И могут вести совместные работы? - продолжил Ивар.
      Данко посмотрел на обеих с укором.
      - Ребята, прошло двадцать лет!
      - И что? - спросил Ивар. - Кому было по сорок, когда покинули родину, сейчас всего шестьдесят! Что для балерунов или спортсменов старость, то для ученых самый расцвет!
      Ивар возразил:
      - Я о том, что за такое время все обиды затихают.
      - Ты это курдам скажи, - отрезал Данко недобро. - Тысячу лет сражаются за независимость! Или баскам, что разгромили отступающее войско Карла Великого, где в сражении убили его лучшего маркграфа Роланда, но до сих пор бьются с оружием в руках за независимость своего народа!
      Я быстро и еще раз прикинул такую возможность. Ученые, увы, тоже люди, эмоции у них порой зашкаливают, как и у простых грузчиков. Я лично руководствуюсь умом почти всегда, исключений не так уж и много, да и то по мелочам, а чтобы вот так не дать угаснуть своей ненависти в течении двадцати лет... даже не знаю.
      Возможно, просто потому, что я родину не терял. Вернее, меня не изгоняли из нее дикари, что насиловали моих родных, а я уцелел от страшной расправы только потому, что был на другом конце света в командировке...
      - Ивар, - велел я, - собери данные о всех ведущих ученых ЮАР... Нет, ядерщиков оставь, нас интересуют только те, кто хотя бы теоретически мог сделать этот вирус... или чем-то помочь. Данко и Гаврош, вы тоже хоть из шкуры вылезайте, но накопайте результат.
      - А я? - сказала Оксана жалобно.
      - Ты в резерве, - сказал я. - Но если эта команда начнет буксовать, ты явишься и всех спасешь!
      Я отключил связь, экран погас. Все задвигались, Кремнев пробормотал:
      - Конечно, они будут землю рыть, чтобы не допустить позора, когда вот с таким румянцев и такими... спасала. Хорошая у вас команда, доктор.
      Я поднялся.
      - Если ко мне вопросов нет, отбываю. Никогда еще мир не висел на таком тонком волоске! Если не воспользуемся ситуацией, погибнем. Это есть наш последний и решительный бой!
      
      
      

    Глава 4

      
      Ингрид соскочила с подоконника в коридоре, лицо встревоженное, спросила с придыханием:
      - Ну как?
      - Что именно? - спросил я педантично. - Или вообще?.. Если вообще, то никак, то-есть, в процессе. Кто-то спасает мир, кто-то в этой неразберихе ловит рыбку для себя лично... Люди пока что разные...
      Она пошла со мной рядом, поглядывает искоса, сказала быстро:
      - А будут?
      - Сперва, - ответил я, - конечно, ломанулся к одинаковости за счет того, что все захотят быть красивыми, высокими, с хорошими фигурами и замечательными характерами. Потом, надеюсь, разнообразия все же будет больше, чем сейчас у людей. Так что не боись, твое останется при тебе. Ты уже элитная по фигуре, морде и даже характер ничо так...
      Она взглянула исподлобья.
      - Ты что-то и сегодня так уверен... Мне иногда кажется, что у тебя есть еще команда. Иначе как узнаешь многое раньше, чем наша разведка?
      - Только ты моя разведка, - заверил я. - Да еще иногда моя интуиция.
      Мы спустились вниз, она распахнула передо мной дверь во двор. Я чиниться не стал, бодро сбежал по ступенькам, Ингрид бросила мне в спину:
      - Но слишком уж точно твоя интуиция бьет. В самое яблочко!
      Я оглянулся, поинтересовался:
      - Разве такое бывает слишком?
      - Не придирайся, - отрезала она, - зануда. Очень точно, я хотела сказать. Подозрительно точно. И вообще, как ты, ученый, можешь верить какой-то женской интуиции?
      - Не женской...
      - Интуиция бывает только женская, - сказал она твердо. - У мужчин головной мозг, а интуиция только от спинного, а у нас он сильнее. Ну да ладно, это твои секреты...
      - Никаких, - заверил я. - Я всем, как и своим, даю задание выяснить, кто где из генетиков ЮАР сейчас, чем занимаются, есть ли связи друг с другом, а если есть, то чем обмениваются... А если еще и встречаются или работают вместе, но на таких обратить внимание особенно... Если такое обнаружишь ты, я твой должник!
      - Землю буду рыть, - пообещала она хищно, - но будешь моим рабом!..
      - Меня обогнать трудно, - сказал я с сочувствием. - Ингрид, ... разве еще не поняла, мне работать не просто нравится, это для меня наслаждение!.. А когда кому-то нравится, он может вкалывать с утра до вечера, да еще и ночь прихватывать. Я человек-оркестр, если на то пошло.
      Она посмотрела исподлобья.
      - То-есть, даешь им задания, но сам подстраховываешь?
      - Только им не говори, - предупредил я. - Не расхолаживай. Пусть думают, что от их работы зависит спасение мира. Вообще-то так и есть, просто они такие не одни. В Штатах десятки подобных групп, надо признать. Только тем чертова демократия связывала руки.
      - До этой поры?
      - Да, - согласился я. - Этот чертов вирус помог принять кое-какие решения. И самые тупые поняли, что без тотального контроля можно вслед за неграми грохнуть и все остальные расы. Так что хочешь выжить - надо поступиться личным пространством.
      Она покачала головой.
      - Летишь в Штаты?
      Я восхитился:
      - А говоришь, нет женской интуиции!..
      - Я так не говорила, - возразила она.
      - Но как узнала?
      - Почувствовала.
      Я покачал головой.
      - Вот так и договоримся до общего биополя между всеми людьми на свете.
      - И собаками.
      - И собаками, - согласился я. - И вообще... Ты, конечно, есть хочешь?
      Она широко заулыбалась.
      - Как могу отказаться, когда ты так настойчив?.. Куда поедем?
      
      
      В новостях этого не было, но я видел как имена крупных научных работников, что хорошо начали в ЮАР, а в Штатах и других странах заняли ведущих посты в научной среде, засветились в аэропортах ряда стран, где они бронировали билеты в ЮАР.
      Кто в командировку, кто сразу уволился или сообщил, что уволится по возвращению оттуда, но если в первый день таких было трое, то к концу недели билеты в ЮАР забронировало еще семеро.
      Ингрид с аппетитом уплетала блинчики с мясом, а я положил на стол смартфон, сказал внятно:
      - Сири, дай мой офис... Ивар, несколько видных ученых из ЮАР родом, сейчас берут билеты на свою родину. Что теперь делать, знаешь?
      На крохотном экранчике появилось его лицо, ответил четко и послушно, как школьник-отличник:
      - Собрать о первой тройке все, что удастся. Так?
      - Верно. А почему?
      - Создается впечатление, - ответил он, - что у них все было решено. Я сопоставил даты. Эпидемия еще не начала шириться, не было смертей, а трое уже решили прилететь в Кейптаун. Как будто знали, что произойдет дальше.
      - Может быть совпадением, - сказал я.
      - Вы ж не верите в совпадения!
      - Не верю, - согласился я. - Но копай еще. Чтоб не сослались на совпадения, если это не совпадения.
      Я отключил и сунул смартфон в карман, Ингрид сказала с сочувствием:
      - Ты всегда в работе. Счастливое состояние, верно?
      - Тебе знакомо?
      - А ты думал... Только дуракам нравится безделье и бесконечный отдых.
      - Только никому не говори, - предупредил я.
      - Почему?
      - Ну... все хвастают, кто где и как отдыхал, но мало кто говорит о работе. Работа для большинства - наказание, мы же по духу православные, хоть и атеисты. И говорить с удовольствием о наказании... это как-то не в струю.
      Она вздохнула.
      - Как ты не любишь людей!
      - А за что их любить? Вот станем сингулярами...
      - Ой, - сказала она, - а об этом лучше не говори. Что придет, то и придет.
      
      
      
      Перелет через океан не нов, за то время, пока самолет по старинке пер с континента на другой континент, я прошерстил инет, с наслаждением отметил с десяток ярких работ по нейрохирургии, еще сотню очень перспективных, лавина открытий нарастает, мир прекрасен, только бы - тьфу-тьфу! - не оборвалось по человеческой глупости, амбициям и недальновидности.
      Дуайт встретил меня в аэропорту, сразу поинтересовался:
      - Почему вы не удивлены, дорогой док, что я встречаю, хотя вы ничего не сказали о визите в Штаты?
      - Вы знаете, - ответил я, - почему. Здравствуйте, Дуайт.
      - Ну да, ваша разведка знает, что у меня даже в руке...
      - Выньте руку из кармана, - посоветовал я, - и угадать будет труднее.
      - Помощь нужна?
      - Пока ничего серьезного, - ответил я. - Так... навещу кое-кого из ученых в моей области. Личные контакты еще никто не отменял, хотя именно мы, яйцеголовые, предпочитаем не тратить на них время.
      - Но данный случай особый?
      - Так. - сказал я, - доверительный разговор между генетиками определенного уровня и квалификации. А как у вас с темнокожим населением?
      Он сдвинул плечами.
      - Все по сценарию.
      - У русских есть хорошая поговорка, - сказал я, - не было бы счастья, да несчастье помогло. Звучит цинично, но катастрофа с негритянским населением позволит спасти все человечество. Если не упустим шанса.
      Дуайт кивнул.
      - Понимаю о чем вы. Да и многие понимают, но сказать вслух... как-то нетолерантно в нашем. Даже негуманно.
      - Или хотя бы, - уточнил я, - шансы на выживание человеческого вида резко повысились. Что ваши говорят?
      Он ухмыльнулся.
      - Не только говорят, но и делают. У нас очень динамичная и уравновешенная система. Чуть где-то крен, сразу же воспользуются... Моментально в режиме чрезвычайности мы провели через сенат ряд законопроектов, дающие силовым структурам практически неограниченные полномочия. А либералам, что начали вопить насчет Оруэлла и его Большого Брата, напомнили судьбу афроамериканцев. Пришлось заткнуться. Дураку понятно, при орвелловском Большом Брате такое не прошло бы, и все афроамериканцы были бы живы и здоровы А лучше быть живым при тоталитаризме, чем мертвым при демократии.
      Я сказал понимающе:
      - У живых всегда есть шансы на демократию при новом витке... Хотя если человек живет честно, чего ему страшиться Большого Брата? Пусть смотрит. И присматривает.
      - Ваши слова да в уши бы нашим политикам, - сказал он.
      - Буду сообщать о всех подвижках, - пообещал я.
      - Машину за вами закрепить?
      - Неплохо бы, - ответил я осторожно, - но шофер без надобности.
      Он ухмыльнулся.
      - Ждет на стоянке аэропорта. Вот ключ. Тесла последней модели.
      - Справлюсь, - пообещал я.
      Мы вышли из здания аэропорта, минуя таможенный контроль, он провел меня на стоянку, там элегантный автомобиль узнал нас издали и бойко выбрался навстречу, распахнул обе двери.
      - Ладно, - сказал Дуайт, - подвезете меня малость... Вы тоже ломаете, как я понимаю, голову над загадкой вируса?
      - Именно над загадкой, - подтвердил я. - Операция идет по двум направлениям: одна группа изо всех сил работает над сывороткой, а другая ищет того, что сделал вирус. От него можно быстрее узнать, как создать антивирус и выпустить над Америкой.
      Он пробормотал:
      - Удалось бы...
      Я сел за руль, Дуайт занял правое кресло и поинтересовался на всякий случай:
      - Главное, не задавите кого-нить. Все остальное улажу.
      - Я знаком с правилами в Штатах, - ответил я. - Вы где ищете создателей вируса, у себя или в ЮАР?
      Его лицо потемнело, ответил после короткой паузы:
      - Везде. А это значит, найти очень непросто.
      Я высадил его возле офиса одного из респектабельных зданий с вывеской насчет международной торговли, знаю какая это торговля, но тут же выбросил из головы, сосредоточившись на маршруте.
      Небольшой изящный домик посреди ухоженного участка оказался точно там, где и указал навигатор. Я вышел из авто, коснулся сенсорной панели домофона, через минуту на крохотной экранчике появилось миловидное лицо очень немолодой женщины.
      - Слушаю, - произнесла она нейтральным голосом.
      - Доктор Владимир Лавронов, - представился я. - Коллега вашего мужа, профессора Вардена. Хотя мы и по разные стороны планеты...
      Она улыбнулась.
      - Заезжайте. Коллегам он всегда рад, а не любит только коммивояжеров и журналистов.
      Я вернулся в авто, ворота раздвинулись, пропуская на крохотный пятачок, где могут разместиться всего две машины, да и то впритык. Небогато живет профессор Варден, звезда мировой генетики прошлых лет.
      Хотя домик уютный, милый, сад ухоженный, газон идеально ровный, а система автоматического полива работает не по-русски скупо и экономно, выбрызгивает тоненькие струйки через длинные интервалы.
      В проеме распахнутой двери появился высокий сутулящийся мужчина с тростью в руке, седой блондин с широкими залысинами, голубоглазый и широкий в плечах. Я сам не сказал бы, что ему девяносто один год, если бы не держал перед глазами его досье.
      Я сказал с нижней ступеньки крыльца:
      - Доктор Варден, меня зовут Влад Лавронов, мы с вами публиковались в Сайанс Натюр, хоть и не в одном номере...
      Он продолжал всматриваться в мое лицо.
      - Никогда бы не подумал, что вы так молоды, но я запомнил ваше фото... Прошу вас в дом, мистер Лавроноф.
      Он протянул мне руку, дряблую и с отвисающей кожей, я взял с осторожностью, рукопожатие слабое, что говорит о проблемах с сердцем, сказал с чувством:
      - Вы живая легенда, доктор Варден!.. Вашу статью о самовосстановлении аксонов мы зачитали до дыр, я был тогда на первом курсе. Ваша работа стала классикой!.. Для нас превратилась в платформу для прыжка дальше и выше...
      Он проводил меня в гостиную, малоформатную, но милую и уютную, люди науки никогда не заботились о просторах и размерах жилища, все мы живем в лабораториях, а в эти норы всего лишь возвращается отоспаться перед новым рывком.
      Я опустился по его жесту в кресло. В двух шагах стол с работающим сбоку компьютером, а на столешнице небольшой экран, где сразу узнал характерную модель перепутанных актиновых филаментов.
      - Это из работ Брайана Кенделя? - спросил я. - Он как раз занимается сейчас ими...
      Он проследил за моим взглядом.
      - Тоже следите за его трудами?
      - И за его тоже, - ответил я. - Сейчас просто взрыв новых открытий в нейрохирургии и генном моделировании. Прекрасное время! Наше.
      - Прекрасное, - согласился он. - Кофе?
      - Да, - ответил я, - с удовольствием. Спасибо, это очень кстати.
      
      
      

    Глава 5

      
      Миссис Варден неслышно вошла в комнату, почти такая же немолодая, как и ее муж, хотя знаю, третья жена и намного моложе. Двух предыдущих, как было сказано, забрал Господь. Варден на этот ответил благочестиво, что он живет по Божьим заветам: Бог берет, берет и он, потому каждая жена была моложе предыдущих на десять лет, что объяснимо, люди нашей профессии живут дольше и работоспособность вместе с моложавостью сохраняют практически до самого конца.
      Я следил, как она ловко наливает привычными движениями нам в чашки кофе, достаточно крепкий, судя по цвету, ароматный и с пышной пенкой.
      - Спасибо, - сказал я повернул голову к Вардену. - За новостями не следите?
      Он покачал головой.
      - В мое время журналисты были сдержаннее.
      - Меньше врали?
      - И не так явно... передергивали.
      - Врут много, - согласился я. - Хотя зачем? И так каждый день все кошмарнее... Одна эта африканская чума чего стоит!.. Миллиард человек как языком слизнула... Не таким рисовали наше время мечтатели прошлых веков.
      Он сказал невесело:
      - И снова все началось с моей многострадальной Оранжевой республики... Там появился первый человек, так он и окончил свое существование.
      - Зато помеси с неандертальцами, - сказал я бодро, - подхватили знамя цивилизации!.. Хотя, конечно, чудовищная катастрофа началась не с этой чумы, а с того натиска мировой общественности, что уничтожило вашу процветающую страну. Мне кажется, вы тогда сопротивлялись недостаточно активно.
      Он посмотрел в изумлении.
      - Похоже, вы не курсе. Ах да, вы тогда были совсем ребенком... Все страны Европы и США требовали отмены апартеида и передачи власти черным!.. Да что там Европа и США, даже СССР и Китай были с ними заодно!..
      Я поморщился.
      - А что вам те санкции? У вас все было...
      Он ответил очень мягко, но прозвучало это так, словно отрезал по-живому:
      - Все?.. Это вы, русские, можете такое пережить, у вас своя цивилизация, а для нас было тяжко чувствовать, что нас отрезали от цивилизованного общества!.. Такое для нас намного тяжелее, чем экономические санкции.
      - Но, думаю, - сказал я, - тот кошмар, что случился потом...
      Он тяжело вздохнул.
      - Да, этого никто предвидеть не мог. Даже на Западе. Нас уверяли, что при мирной передаче власти не будет никакого насилия!.. И что наш президент Леклерк станет при черном президенте Манделе его вице-президентом и сможет влиять на политику нового правительства...
      - Думаю, - сказал я, - страны Запада тоже были обмануты. Это видно уже по тому, что с того момента о ЮАР как воды в рот набрали. В прессе Запада не желали писать о бесчинствах черных, а достижений не было, так что лучше помалкивать, чем признаться в своей грандиозной ошибке.
      Он развел руками.
      - Но что мы, ученые, могли сделать? Если даже всесильные политики не смогли отстоять страну перед всеобщим натиском?.. Ученые, к сожаление, самая бесправная часть населения в любом обществе!.. Актеров и музыкантов и то больше слушают, чем нас!.. Вон как они раздают интервью и поучают население во всем вопросам!
      - Все верно, - сказал я с горечью. - Так во всем мире. Но это обязательно изменится. Ученые должны не просто иметь голос, но и сами менять общество.
      Он посмотрел на меня с опаской.
      - Вы о чем?
      - Ученые, - напомнил я, - в отличие от актеров и музыкантов, - в самом деле имеют возможности влиять на общество. И даже его менять...
      Он поморщился, взглянул мне в глаза, выражение его лица сперва застыло на мгновение, затем начало меняться, выражая изумление и шок.
      - Что?.. Вы намекаете, что кто-то из наших... создал этот вирус?
      - Да, - ответил я мягко, - есть и такое предположение. Одно из. Но в первых рядах, как вы понимаете, почему...
      Но изумление в его глазах только продолжало разгораться.
      - Но... это же, - проговорил он наконец, - не скажу, что невозможно... однако немыслимо сложно!.. У нас в университете даже нет такой аппаратуры! ..
      - Но есть часть, - уточнил я. - А недостающая есть у Кенделя, Гарсена, Тульзена... Разбив работу на части, вполне можно при слаженном взаимодействии добиться результата.
      Он медленно покачал головой, изумление наконец испарилось, он посмотрел на меня с печалью, но уже спокойно и без бурных проявлений чувств.
      - Еще кофе?.. Позвольте, налью. Хотя в Штатах свой не выращивают, но со всего мира гребут лучше... Должен сказать, мистер Лавроноф, за это время, что здесь живем, все мы растеряли идеалы под напором американской практичности.
      - Все?
      - Почти все, - уточнил он с педантичности ученого, - но из тех, кого знаю, все.
      - Задавлены бытом?
      - Можно сказать и так, - ответил он мирно. - В Штатах нет места идеализму. И о стране никто не заботится.
      - Это потому, - сказал я в защиту американской мечты, - что в доктринах, гласных и негласных, Штаты должны заботиться обо всем в мире.
      Он сдвинул плечами.
      - Может быть, может быть... Только их забота пока что напоминает поведение слона в посудной лавке. Но, скажу за наших африканеров, которых в Штаты после отмены апартеида переселилось почти полмиллиона человек... Штаты получили полмиллиона высокообразованных белых протестантов, приученных трудиться, вести себя достойно и вписаться в общество, не требуя себе льгот и пособий. Напротив, африканеры сразу же внесли свой вклад в науку и хайтек принявшей их страны. И, скажу с грустью, они уже американцы, а не африканеры...
      - Где хорошо, так и родина?
      Он кивнул.
      - Да. Это практично. Приземленно, однако американцы никогда не были одухотворенной нацией. Для выживания и доминирования это как раз самое важное. У американцев нет идеалов, потому они прут так победно.
      Я тактично промолчал, у отцов-основателей была Великая Американская Мечта, что за века заметно потускнела, но все же осталась в виде желания навязать всему миру свой образ жизни, хоть и лишенный для народных масс высоких идеалов, зато с самыми передовыми стандартами жизни.
      Миссис Варден появилась неслышно, убрала пустые чашки и, повинуясь жесту мужа, принесла блюдце с поджаренными гренками и горячим кофе в красивых расписных чашках.
      Перехватив мой взгляд, он сказал понимающе:
      - Три ка?.. Здесь, правда, могут понять, как Ку-Клукс-Клан, а в Германии Киндер-Кюхэн-Кирхен, но я ей тоже точно так же приношу печенье и кофе, когда она треплется с подругами.
      - В Америке равноправие, - согласился я. - За Дети-Кухню-Церковь сразу в тюрьму.
      Он усмехнулся.
      - Но мне самому нравится ухаживать за женой. Она прошла со мной все трудности, это моя любовь и опора.
      Я ощутил, что разговор свернул на бытовые темы, а второй кофе в приличном обществе называется "кофе на дорогу", и, допив, сказал с самым сокрушенным видом:
      - Сожалею, мистер Варден, вынужден откланяться... Должен признаться, для меня было огромным удовольствием общаться с вами и вашей милейшей супругой!
      Миссис Варден мягко улыбнулась, а он тоже поднялся и протянул мне руку.
      - Спасибо, мистер Лавронов, за возможность вспомнить о нашей потерянной родине!
      - Не планируете вернуться? - спроси л я.
      Он вздохнул.
      - А смысл?.. Там все разрушено.
      - Но налаживается, - напомнил я. - Белые снова у власти. И вообще в стране теперь нет предпосылок для трений. Из-за отсутствия
      - Разрушено слишком много, - напомнил он.
      - Весь мир берется помогать, - сказал я. - Только Штаты обещают выделить в течении этого месяца пять миллиардов долларов на восстановление инфраструктуры и экономики, через полгода еще десять, а в начале следующего плюс восемнадцать!.. Не в долг, а в качестве безвозмездной помощи... хотя это и не искупит вред, который нанесли отменой апартеида, но хоть как-то смягчит их вину.
      Он покачал головой.
      - Увы, я не в том возрасте, чтобы начинать сначала. Здесь же налажено, у меня студенты, научная работа, прекрасный круг друзей из высшего преподавательского состава...
      Я промолчал в бессилии. Сумели бы мы добиться увеличения срока жизни хотя бы до ста-ста пятидесяти, можно бы не раз начинать все сначала, а сейчас всякий ученый стремиться успеть завершить начатое до того, как сразит старость с ее слабостью и деменцией...
      
      
      На обратном пути я окончательно вычеркнул его из списка подозреваемых. Человек не может настолько притворяться, чтобы обмануть меня при разговоре с глазу на глаз, когда вижу все его реакции.
      Если и был горячим патриотом в молодости, то с возрастом, как все люди, изменил взгляды. В Штатах проникся здравым американизмом. Дескать, наша родная страна - это планета Земля, и нужно жить там, где позволено успешнее работать и тем самым приносить больше пользы человечеству.
      Вообще-то верно, но все мы еще те питекантропы, потому подобный глобализм в остальных частях планеты, кроме Штатов, выглядит чуждым и даже отвратительным.
      Можно еще хорошенько просмотреть ту часть африканеров, что прибыли совсем молодыми. Конечно, не всех, а кто имеет отношение к работе с исследованиями в области генетики.
      Хотя, как верно сказал Варден, американский прагматизм, воспитываемый с детства, быстро гасит любые идеалы, относясь к ним, как к пережиткам старого времени. Но все же с ними расстаются не все, да и то такие отрезвление наступает в разном возрасте.
      Ладно, мозг постоянно ищет себе работу, пусть роется, а я пройду по тем крохотным зацепкам, что дал Варден, это Брайан Кендель, Фернанд Гарсен и, возможно, Фриц Тульзен...
      А мозг тут же услужливо высветил экстренное заседание ООН, что идет вот сейчас, там представитель Штатов заявил в несвойственной ему жесткой манере, которую тут же окрестили "русской", что человечество в целом слишком ценный ресурс вселенной, и рисковать им из-за безответственности политиков на местах не просто глупо, а преступно.
      Потому, добавил он, повышая голос, с момента этого заседания вводится на всей планете намного более жесткий контроль за безопасностью. А где проигнорируют или попытаются вести свою игру, там правительства будут смещены, а взамен введено внешнее управление под контролем четверки: Штатов, России, Китая и Евросоюза.
      В американском сенате тем временем сцепились республиканцы и демократы, одни доказывали, что страну ждет резкий спад благосостояния, потеря тринадцати процентов населения скажется неминуемо, другие с цифрами в руках опровергали, показывая какие огромные суммы страна получит из-за почти полного сокращения выплат пособий безработным и различным группам негритянской молодежи, которые власти из-за политкорректности и во вред здравому смыслу упорно отказывались называть бандами.
      Во всяком случае, страна забурлила, словно муравейник формика руфа, куда сунули палку и пошевелили там. Муравейник обычно тут же отстраивается еще краше и прочнее, так что и страна, как начали уверять экономисты, сбросив огромный и очень тяжелый балласт в виде денежных вливаний для не желающей работать негритянской молодежи, получит дополнительный стимул к развитию.
      Легче всего потерю негритянского населения перенесли страны Европы. В самых северных районах темнокожих не было вообще, как и в странах Восточной Европы, в более богатой западной практически все жили на щедрое пособие и не желали даже пробовать работать.
      Потому их исчезновение доставило хлопоты только в первые дни, когда пришлось убирать трупы, а потом самые правые политики, сдерживая ликование, сообщили, что ранее выделяемые неграм огромные суммы пойдут на школы и университеты, а остальным понаехавшим арабам и туркам стоит задуматься о работе, иначе кто-то не выдержит такой наглости и сделает вирус, чтобы убрать их тоже.
      Ученые наперебой выступали в широкой печати с заверениями, что у негров самый уникальный и чистый геном, потому и стали легкой мишенью. Все остальные, как европейцы, так семиты, азиаты и другие - дикая смесь, где у каждого человека два-четыре процента неандертальца, полпроцента денисовского человека и небольшая часть генов вообще неизвестно от какого предка, исчезнувшего без следа.
      Журналисты подхватили тему и тиражировали сообщения, что негры - единственная на планете чистая раса, потому уязвима не только для генетического оружия, но и вообще для множества болезней, которые не задевают белых или азиатов. Они даже коровье молоко не в состоянии переварить...
      Потому, возможно, генетическое оружие было не направлено именно на чернокожих, просто их генетическая карта не так защищена, потому они пали первыми.
      Мысль здравая, от нее даже у меня холод пробежал по спине. На очереди могут оказаться китайцы, их генокод из-за долгой изоляции чуть-чуть уязвимее европейца, а третья модификация вируса убьет уже все население планеты...
      Да, все верно, все люди планеты вышли из Африки, так что чернокожие могут гордиться, их родина - колыбель всего человечества. Выйдя в Европу, переселенцы столкнулись с денисовским человеком, несколько десятком тысяч лет жили бок о бок, скрещиваясь с ними, потом постепенно истребили их.
      Почти в то же время встретили на просторах Европы неандертальцев, и тоже история повторилась. Жили рядом, брали их женщин в жены, потом уничтожили конкурентов за доминирование на планете, но к тому времени в каждом кроманьонце была часть неандертальца и денисовского человека, так как именно эта помесь оказалась наиболее устойчивой к болезням и катастрофам.
      
      
      

    Глава 6

      
      У трапа самолета в аэропорту Домодедово встретил скромный молодой человек с внешностью младшего бухгалтера, но мой наметанный взгляд сразу отыскал пистолет спецназовца в кобуре скрытого ношения и даже заметил еще один, последнего шанса в пряжке пояса.
      - Вас ждут, - сказал он тихо. - Владимир Алексеевич, вы меня не знаете, но я из Управления...
      - Как не знаю, - ответил я с безмятежностью, - знаю даже то, что ваш сынишка полчаса тому получил двойку по математике, но умный ребенок, хакнул классный журнал и заменил двойку на тройку!.. Умный мальчишка и дальновидный, не стал рисковать, рисуя четверку...
      Он дернулся.
      - Вы и такое знаете?.. То-то с вашим отделом так носятся.
      - Едем, - сказал я. - Работа и есть мой дом.
      Он так же блекло улыбнулся. Мы прошли через служебный выход, с территории стоянки выкатился такой же неприметный автомобиль и подкатил к нам, соблюдая все правила движения.
      У Мещерского в кабинете уже Бондаренко, Кремнев и Бронник, явно давно здесь, так что собрались не ради меня. Мещерский поднял голову экрана во всю столешницу, кивком указал мне на свободное место.
      - Как поездка?
      Я устало сдвинул плечами.
      - Результат чуть-чуть выше нуля. А теперь, похоже, придется лететь в ЮАР...
      Бондаренко сказал в изумлении:
      - Владимир Алексеевич! Вы же говорили, что теперь Шерлок Холмс не ползал бы с лупой по земле, а искал улики в инете!..
      - Верно, - согласился я. - Но вы же знаете, что сейчас творится в ЮАР?.. Большинство африканеров по всему свету спешно пакуют чемоданы и бронируют места в самолетах, что уходят в Кейптаун. Осталось на сытных хлебах не так уж и много, так что африканеры оказались патриотами, еще какими патриотами... А это наводит на подозрения.
      Бронник спросил опасливо:
      - А самолеты уже... как?
      - Авиасообщение восстановлено, - напомнил я.
      - Но... не падают?
      Кремнев буркнул:
      - В Кейптауне всегда были белые диспетчера. Пробовали заменить черными, самолеты начали падать сразу после взлета... Так что Манделе пришлось белых авиадиспетчеров не просто оставить на работе, но и возить их под охраной правительственных бронетранспортеров домой и обратно на работу.
      - Верно, - подтвердил я. - В Кейптауне сейчас принимают самолет за самолетом, а прибывшие моментально включаются в работу. Кейптаун сейчас как военный лагерь, поголовная мобилизация, режим ЧП...
      - Полагаете, - проговорил Мещерский, - те, кто создали вирус, прибыли в числе первых?
      Я кивнул.
      - Они знали, как все произойдет. И могли подать заявление на увольнение с работы, какая бы она не была престижная, в тот день, когда выпустили вирус на волю.
      - Хорошая зацепка, - сказал Мещерский с одобрением. - Ростислав Васильевич, сейчас же составьте список всех видных ученых из ЮАР, где бы они не находились, что незадолго перед катастрофой уволились с работы.
      - Атомщиками не интересоваться? - уточнил Бондаренко.
      Мещерский ответил с колебанием:
      - На всякий случай ими тоже. Вдруг они в курсе? Изгнанники на чужбине обычно поддерживают друг с другом тесные связи.
      Я предупредил:
      - Только насчет ЮАР это один из вариантов. Это мог кто-то из штатовских ученых. Проверьте, вдруг у кого-то из видных генетиков негры изнасиловали жену или дочь?
      Кремнев буркнул:
      - А как же насчет штатовского тезиса, что преступник не имеет национальности?
      - Тезис хорош, - согласился я. - Мы тоже его придерживаемся, он правильный и разумный. Но знаем и то, что девяносто пять процентов всех преступлений в Штатах совершают чернокожие. Изнасилования тоже почти целиком их любимая игра. Особенно любят насиловать белых женщин. Такая статистика ведется, но в прессе не озвучивается. Но это не значит, что рядовые американцы не знают как все на самом деле.
      Бондаренко сказал Броннику:
      - Тогда смотри не только жен и дочерей видных ученых, но и родню, друзей, хороших знакомых... И вообще любое изнасилование даже посторонней девочки может задеть так, что станет последней каплей. Захотел отомстить местной негритянской банде, вот и создал гадость, что убивает всех темнокожих...
      Они повернулись ко мне, я в полной беспомощности развел руками.
      - Тогда придется искать среди тех, кто мог вообще создать такой вирус.
      - Таких много?
      - Не восемь миллиардов, - пробормотал я. - Не думаю, что на свете наберется хотя бы сто человек...
      - Уже хорошо, - сказал Мещерский. - Признался, я боялся, что счет на сотни тысяч.
      - А из этой сотни, - сказал я, - нужно исключить тех, у кого нет доступа к аппаратуре. Есть, знаете ли, теоретики, что находят планеты на кончике пера, а в телескоп взглянуть с презрением отказываются.
      - Почему?
      - То работа техников, - пояснил я с усмешкой. - Сейчас любую генетическую конструкцию можно полностью промоделировать с помощью вычислений, если получить доступ к суперкомпьютеру. Увидеть результат на экране, где оживает сотворенный с помощью вычислений вирус... это и есть творчество! А воплощение в жизнь - уже прикладное. Черная работа. Недостойная высоколобых. Что-то вроде работы техника да и то второго, а то и третьего разряда.
      Он в озабоченности наморщил лоб.
      - Что-то вы меня совсем запутали...
      - И меня, - признался Бондаренко. - Значит, создавал компьютерную модель один, а воплощал другой?
      - Не обязательно, - ответил я. - При необходимости и я могу вскопать огород или починить забор.
      - А необходимость была, - согласился Мещерский. - Когда творишь пакость, лучше о ней не рассказывать даже лучшим друзьям. И вообще лучше делать одному и тайком, пусть даже самую черную работу. Так что круг в чем-то сужается, а в чем-то стал еще шире.
      Я поднялся.
      - С разрешения присутствующих побываю дома. Остались нерешенные дела... Думаю, за день-два найдем все ключи к решению нашей проблемы.
      - Она же проблема выживания всего человечества, - пробормотал Кремнев. - Вот так общее становится личным. Почти коммунизм.
      Мещерский спросил с предельным вниманием:
      - Есть зацепки?
      - Пока на уровне ощущений, - ответил я. - Но круг почти замкнулся.
      
      
       Ингрид догнала меня на выходе из здания.
      - Почему не сообщил? Я бы встретила в аэропорту! Ну, рассказывай! Про женщин можешь пропустить, с нами ничего интересного, а что там делал? Многих убил, задушил, расчленил?.. Или как-то убивал по-ученому?
      - По-ученому, - ответил я, - ты уже знаешь, как. Мы мелочами не занимаемся.
      - И что, - спросила она с недоверием, - никаких правонарушений?
      - Кроме вреда своему здоровью, - ответил я. - Но за это пока не сажают, законопроект застрял на уровне второго чтения... А ты как? Еще не майор?
      - С тобой и капитанские погоны сорвут, - ответила она. - Нет, садись в мой, сама отвезу. Хоть на работу, хоть к бабам.
      - Удивлю, - сказал я.
      - Ну-ну?
      - Ни на работу, ни к бабам.
      - Ух ты! А куда?
      - Домой, - сообщил я.
      - Не просто удивился, - сказала она, - убил просто!
      - Но вези через работу, - уточнил я. - Нужно взглянуть, как мои демократы готовятся к тоталитарному режиму.
      - А как готов ты?
      Она распахнула дверь своего автомобиля, я сообщил, садясь:
      - У нас, ученых всегда диктатура. Диктатура разума.
      Она запустила мотор, я продолжал сканировать сеть, просматривая новости науки и почти не отвлекаясь на прочую ерунду, которой живут остальные двуногие, что просто живут себе и живут.
      Автомобиль бесшумно, хотя и быстро набирая скорость, выкатился со двора. Я взглянул на Ингрид, она поежилась, когда я запустил пятерню ей за шиворот и пошарил там.
      - Сиськи на другой стороне, - сообщила она.
      - Дойдем и до них, - пробормотал я, - а вот что это за...
      Она охнула:
      - Что ты делаешь?.. Больно!
      - Держи руль, - предупредил я. - Представь себе, что извлекаю пулю. Терпи...
      Она сцепила челюсти, костяшки пальцев на руле побелели, но через полминуты я вытащил ладонь, слегка испачкав пальцы кровью, Ингрид скосила глаза на крохотное блестящее металлом зернышко, чуть-чуть мельче макового.
      - Это... что... во мне было?
      - И даже подзаряжалось от тебя, - сообщил я. - Твоего тепла. Во всяком случае удаленной подзарядки не заметил, да и размеры пришлось бы увеличить. Поздравляю... Здесь не только микрофоны, но даже камера!.. Блин, кто же сумел так замаскировать, что я... я!.. чуть не пропустил? Это оскорбление моей профпригодности генетика-оружейника. Дай ладонь...
       Она протянула свободную руку, я осторожно опустил ей ладонь этот крохотный и сложнейший девайс, стерев с него пальцами кровь.
      - У вас такие есть?
      Она сказала в изумлении:
      - Нет, конечно!.. Были бы, преступность смяли бы на корню. Похоже, военная разработка?
      - А если не военные все еще пытаются подмять нас, - сказал я, - то некие корпорации шпионят?..
      - Это ближе, - ответила она. - Над военными жуткий контроль, такое сделать не получится тайком. А вот корпорации...
      - Государства в государстве, - сказал я зло. - У тебя там пятнышко крови на спине. Свертываемость где-то на уровне семи минут, а норма три... Смотри, так при ранении можно истечь кровью. Надо больше морковки есть.
      - Сам жри, - отрезала она, - когда же мне подцепили?.. Не смотри так! Не в постели!
      Я пробормотал:
      - Да кто знает... Могли в вино подмешать обезболивающее. Даже не почувствуешь, как внедрят под кожу. Хорошо, если так и осталось бы...
      - А что могло бы?
      Я сдвинуло плечами.
      - Про самозакапывающиеся мины слышала?.. Тот же принцип. Медленно погружалось бы до спинного мозга, а там... даже не знаю уровня тех, то это делал.
      Она покачала головой.
      - Транснациональные вообще вне государств. Они вроде бы заботятся только о прибыли, но у них мощности, что превосходят бюджеты некоторых европейских стран... И даже их полную стоимость.
      - А такие богатства, - добавил я, - это сила, мощь и власть... которую они пока не показывают. Вот с кем схлестнемся, когда начнем устанавливать везде надзор!
      Она бросила на меня косой взгляд.
      - Ты любой корпорации хребет сломишь.
      - Не уверен, - признался я.
      Она увеличила скорость и, нарушая режим, быстро домчала до нашего здания, которое теперь целиком занимает наш отдел.
      - Зайдешь? - предложил я.
      Она кивнула.
      - Только сообщу о находке Мещерскому. Пусть подергает за все концы.
      Я вышел, уже просматривая кто чем занят и чего за это время достиг, Ингрид задержалась в автомобиле, докладывая Мещерскому о неприятной находке.
      По дороге я заглянул в пару залов, где копошатся новые сотрудники, отдел расширяется, уже в самом деле не отдел, а Центр, на меня смотрят с уважением и почтительными страхом, это не Ивар и Данко, даже Гаврош осмелел и привык к такому грозному начальнику, что оказался не таким уж и грозным, только слабые прикидываются грозными, у сильных такой необходимости нет...
      Ингрид догнала уже на пороге нашего главного зала, что из огромного из-за постоянно прибавляющегося оборудования становится малогабаритной квартирой.
      - Быстро жизнь меняется, верно?
      - Не жалуюсь, - ответил я скромно.
      Она развернулась на месте, взглянула даже на потолок, где тускло блестят наспех проложенные толстые кабели.
      - Подумать только, - сказала она, - только-только был тихим таким ботаником, занимался мышками, а сейчас вот и сам, как призовой боец, и руководишь таким странным и новым делом...
      - Весь мир меняется, - сообщил я ей новость. - И очень быстро. Если не меняться вместе с ним, останешься в прошлом. Изменения будут нарастать, лапушка, еще стремительнее, извини за трюизм!.. И многие в самом деле не успеют за ними, останутся.
      - И что, - спросила она, - вытаскивать их в сингулярность не станешь?
      - Зачем? - спросил я. - Если им хорошо там, где хотят быть? Силой нельзя тащить даже к прекрасному. Пусть остаются в хорошем в своих квартирах с телевизором во всю стену, и заказами бесплатной еды, которую будут доставлять дроны.
      Она сказала веско, явно изреченное каким-то напыщенным дураком с телеэкранов:
      - А тех, кто не перешел, сингуляры будут охранять и заботиться о них, как своих предках!
      - Да, - сказал я, - конечно-конечно...
      Она посмотрела с подозрением в крупных синих глазах.
      - Что не так?..
      - Все так. - ответил я. - Мы заботимся о дурной природе. Вон еще партию дельфинов спасли, что сдуру выбросились на берег.
      Она сказала с нажимом:
      - Насколько я научилась понимать тебя, ты молча сказал, что с поверхности планеты только что исчезло миллиард темнокожих людей, и никому это не испортило аппетита за обедом.
      - Не совсем так, - возразил я, - хотя ты опасно проницательна. Но есть вероятность, что кто-то из сингуляров одним движением пальца уничтожит все оставшееся человечество, оно для них будет вроде инфузорий... и самое большее, что кто-то покачает головой и скажет с укором: "Ну зачем ты, Вася?.. Пусть бы копошились..."
      
      
      

    Глава 7

      
      Она прошла за мной по узкому проходу между недавно завезенной чудовищной по размерам аппаратурой и спинами кресел, но даже Гаврош, увлеченный работой на таких монстрах, не повернулся в ее сторону.
      - Прибавилось у тебя здесь многое, - определила она, - в самом деле отслеживаете все угрозы и риски? Такое возможно?
      - Возможно, - подтвердил я. - Конечно же, большинство и здесь пытается заниматься всякой хренью вроде йеллустонского вулкана или наблюдениями за опасными для Земли астероидами...
      - А разве оттуда не угрозы? - спросила она. - А вот только вчера посмотрела боевик, огромный астероид со всей дури бьет в Землю и проламывает кору... все гибнет!
      - Вообще-то, - согласился я, - и вулканы не хрень, как и астероиды, но это больше работа для скучающих теоретиков.
      - Не опасны?
      - Опасны, - ответил я, - но все равно насчет астероидов и даже Йеллоустоуна почти ничего сделать не сможем, а вот лаборатории по созданию вирусов или нанофабрик в сарае можем стирать в пыль вместе с их создателями, что жизненно важно.
      Она не замечает, что я, разглагольствуя и показывая ей лабораторию, внимательно слежу, кто чем занимается с программами, кого-то притормаживаю, другим незаметно для них подбрасываю некоторые цели или ниточки, а с виду такой вот вальяжный и довольный, заполучивший высокую ответственную должность, а с нею и высокое жалование.
      Правда, уже знает, что не бедствую, здешнее жалование мне разве что мышек кормить, но сейчас на такие никто внимание не обращает, разве что те, кто "за справедливость" недовольны, но они всегда и всем недовольны...
      Она проговорила с усилием:
      - Как-то еще не определилась, хорошо это или плохо...
      - Что?
      - Стирать в пыль, - пояснила она. - Одним ударом. Виноватых и невиноватых.
      - Там невиноватых нет, - сказал я. - Разве что разная степень виновности... Но, что делать, ради спасения человечества приходится идти на жертвы.
      Она не замечает, что я, легко общаюсь с нею, просматриваю и новости, но если раньше смотрел только что в медицине и вообще хайтеке, то теперь приходится и политику, события в мире, раз уж я во главе Центра по предотвращения глобальных рисков.
      Создание на миг царапнуло сообщение, что в Швейцарии только что группа террористов ворвалась в особняк гражданина ЮАР, живущего в Санкт-Галлене, убила его двух охранников и садовника, а его захватила в заложники.
      Требования пока не предъявлены, что естественно, их предъявляют уже с безопасного места, а сейчас поспешно удирают, прячась от погони.
      Я поморщился, ценность людей слишком уж преувеличена. Еще понимаю, если захватили нобелевского лауреата, у которого в мозгу величайший секрет, но когда нужно спасать группу дебилов, что забрели в парк на вечеринку, а там их цапнули и теперь требуют выкуп.
      К захвату заложников следует относиться, как, скажем, автокатастрофам. Погибают не только всякие пьяные за рулем, и те, кто едет или идет по тротуару чинно и правильно, а этого кретина выносит на большой скорости прямо на автобусную остановку.
      Эти люди не виноваты, но погибли, мы это понимаем, возмущаемся, но не перестаем пользоваться ни автомобилями, ни автобусами и не ходим по тротуарам, прижимаясь к стенам.
      Потому захват заложников, а затем их гибель, на совести тех, кто протестует против тотального наблюдения за согражданами. Захват заложников, как и любой бандитизм - это торжество демократии, либеральных ценностей и неприкосновенности личностей.
      Так что либо-либо. Но сейчас чаша весов не просто склоняется в сторону ужесточения контроля, а склоняется резко. Усталое от бандитской вседозволенности демократов население наконец-то выбрало безопасность.
      Ингрид что-то еще говорит, а я копнул дальше, неприятный холодок появился в груди. Похоже, в этот раз с заложником не все так просто. И требования о выкупе не будут предъявлены. Ученые не банкиры, их похищают не ради денег, а похищен крупный ученый-вирусолог.
      Сознание за это время прочно связало вирус ЮАР с чьими-то кознями, а Кендель как раз один из генетиков мирового уровня, до отмены апартеида года живший в ЮАР, а потом поспешно иммигрировавший в Швейцарию.
      Правда, лабораторию с собой не перевез, оборудование пришлось бросить, а сотрудники разбрелись кто куда. Большинство устроились неплохо в США, эта страна как пылесос высасывает отовсюду талантливых и работоспособных, двое в Англии, по одному в Новой Зеландии, Австралии, а одного вообще занесло в Индию...
      Ингрид больно ткнула кулаком в бок.
      - Заснул?
      - Напротив, - ответил я хрипло, - проснулся...
      - Ну-ну, что снилось? Попробуй скажи, что я в непотребном виде!
      Я сказал быстро:
      - Та-ак, срочно к Мещерскому!.. Пусть готовит отряд.
      - Что? Зачем?
      - Летим в Швейцарию.
      Она широко распахнула глаза, уже не голубые, а ярко синие при таком ракурсе.
      - Ты чего... Ты же собирался домой!
      - Какой дом, он только снится... Быстро в машину! По дороге объясню... Аркадий Валентинович, простите за экстренный звонок, вы заняты, но нужно срочно вырвать из рук террористов Кенделя!.. Посмотрите новости.
      Я на бегу переключил изображение с большого экрана на смартфон, но это для Ингрид, вообще-то остался для нее темным, Мещерский предпочитает не показывать свой кабинет без необходимости, тем более, когда сейчас там с полдюжины сотрудников на брифинге, а голос прозвучал внешне спокойно, я почти не уловил в нем удивления:
      - Он... как-то связан?
      - Да, - ответил я.
      - С нашей главной проблемой?
      - Да, - повторил я. - Хотя, возможно, террористы и ошибаются. Но вряд ли... Такие масштабные операции не проводят наугад. В любом случае, либо отыщем ключ к созданию сыворотки, либо... либо поймем как быстрее найти этот ключ.
      - Понял, - ответил он отрывисто. - Начинаем.
      Связь оборвалась, но я и на бегу по лестнице видел как в его кабинете появились не только Бондаренко, Бронник и Кремнев, но и другие начальники отделов, а участники брифинга поспешно потянулись в коридор.
      Ингрид выскочила за мной за улицу, уже алертная, взвинченная, обогнала и распахнула передо мной дверцу, теряя драгоценные секунды, хотя я это сделал бы скорее, но выказала тем, что я главный, или же что вот толстый и важный.
      Выводя автомобиль со двора, спросила быстро:
      - Да что стряслось?
      - Машина заработала, - пояснил я. - С нашей стороны все слаженно и умело, поздравляю, как сотрудницу секретной службы! Мещерский вот прямо сейчас начал готовить группы для операции, начиная от заказа билетов в Берн и заканчивая прикрытием отступления уже с освобожденным заложником.
      Она охнула:
      - Каким заложником?
      - Следи за дорогой, - напомнил я. - Не дергайся. Важным заложником.
      - Кто он? Президент?
      - Да кому эти президенты нужны, - сказал я. - Я ж говорю, важным.
      - А-а, - сказала она с сарказмом, - речь идет насчет ученых?
      - Точно, - подтвердил я. - Что может президент? Даже войну не объявит без согласия сената или Думы. А ученый может создать бомбу, что взорвет мир...
      Она сказала зло:
      - Какой-то из ваших уже создал вирус... Своими руками бы передушила вас всех!.. Едем в Главное Управление?
      - Нет, - ответил я. - В наш филиал. Мы же не войну начинаем. Но этот момент захвата крупного ученого нужно использовать в своих целях.
      - Ты о чем?
      - Террористы начинают переходить к другой тактике, - пояснил я, - захватывает ученых и пытаются заставить их создавать оружие. Раньше такого не было!
      - Ну да...
      - Потому, - сказал я с нажимом, - нужно провести срочно законопроект... или директиву, неважно как у вас в мире людей это называется, насчет упреждающих мер насчет уничтожения террористов везде, где обнаруживаются. Не ждать, когда совершать теракт. Достаточно того, что замечен в их рядах. Это уже преступление, что карается смертью....
      - Независимо от степени вины?
      - Независимо, - подчеркнул я. - Ставки слишком высоки.
      Она покрутила головой, дальше ехали молча. Впереди показалось здание филиала ГРУ, Ингрид наконец проговорила с сомнением:
      - Думаешь, Мещерский даст добро?.. Это не наш Кавказ, это почти на другой стороне планеты...
      - Уже и ты мыслишь такими категориями? - сказал я. - Хорошо...
      - Так что насчет...
      - Думаю, - ответил я, - лучше всего это сделать нашей группе. ГРУ не случайно считается самой лучшей разведкой в мире, где к тому же и спецназ самый лучший... А на кону слишком много.
      - Он может создать оружие?
      - Возможно, - сообщил я, - уже создал.
      Из машины мы выпрыгнули разом, плечо в плечо пробежали в здание мимо часовых и пронеслись по лестнице к кабинету Мещерского.
      В коридоре догнали Бондаренко и Кремнева, на ходу обменялись рукопожатиями.
      Бондаренко спросил быстро:
      - ЧП?
      - Еще какое, - ответил я. - Мужайтесь...
      Ингрид дисциплинированно осталась в коридоре, мы все трое переступили порог, Мещерский поднялся из-за стола и сказал быстро:
      - Спасибо, что поторопились. Взгляните на последние донесения.
      Я повернулся к экрану на стене, там и съемки из космоса, и архивные фотографии, плюс масса любительских из фэйсбука, инстаграмм и прочих соцсетей, сколько же хлама хранится в облаках, слева на соседнем экране поменьше все досье, что удалось получить к этому времени.
      Бондаренко уточнил:
      - Это здание, откуда похитили Кенделя?
      - Кто такой Кендель? - спросил Кремнев.
      - Да пустяки, - ответил я за Мещерского, - всего лишь ученый, не генерал какой-нибудь. Чего их жалеть.
      Кремнев буркнул, ничуть не обидевшись:
      - А это не он придумал вирус?
      - Возможно, он, - ответил я. - Если он Господь Бог.
      - Я имею в виду вирус африканской чумы, - сказал Кремнев сварливо. - Черт бы побрал вас с вашей гребаной точностью! Поняли же, о чем спрашиваю!
      - На неточные вопросы могут дать неверный ответ, - сообщил я. - Да, есть предположение, что именно Кендель и придумал этот вирус.
      Мещерский вставил:
      - Террористы косвенно подтвердили.
      - Знают больше нас? - спросил Бондаренко.
      - Тогда в самом деле, - сказал Кремнев твердо, - нечего их жалеть! Я имею в виду ученых. Генералы такой гадости не придумывают.
      На экране появились новые фото, из отдела сбора информации перебрасывают Мещерскому поступающие данные, он прислушался к голосу из передатчика в ухе, покачал головой.
      - Попрошу полной серьезности. Владимир Алексеевич предположил, что похищенный ученый как-то связан с создателями вируса африканской чумы..
      - Я почти уверен, - сказал я.
      Он кивнул.
      - Дело очень важное, так что достаточно и простого предположения, чтобы действовать. Тем более, что вы сами вирусник, эта тема вам знакома... Все наши ресурсы в вашем распоряжении, Владимир Алексеевич!
      - Много не потребуется, - ответил я. - но небольшую группу для штурма стоило бы...
      - Как собираетесь действовать?.. Переговоры?
      - Определим на месте, - ответил я.
      Кремнев буркнул:
      - Владимиру Алексеевичу бы в силовики-консерваторы. Мы рядом с ним смотримся надушенными интеллигентами! Рассуждаем, умничаем, а вон от напролом... а еще старается так, чтобы трупов побольше.
      - Он за сокращение населения, - сказал Бондаренко с ехидцей.
      - У него слово с делом не расходится, - сказал Кремнев одобрительно. - Владимир Алексеевич, все же не рискуйте зазря. Авось, еще какой вирус придумаете, а кивать будем на проклятый госдеп, что спит и видит!
      Мещерский нахмурился.
      - Повторяю, больше серьезности! Операция предстоит сложная и со многими неизвестными. Взгляните на эти снимки. Это вот Кендель, ведущий одной из фармацевтических компаний. Именно его похитили вчера прямо из отеля в центре города, если вы еще не знаете.
      - Хорошо выглядит, - заметил Бондаренко. - Ему в самом деле восемьдесят лет? Он же старше моего отца!.. Нет, он одногодок моего дела!
      Они оглядывались на меня, я сказал суховато:
      - Ученые обычно следят за здоровьем, так как здоровье и ясный ум нам нужны для работы. Аркадий Алексеевич, нам достаточно этих снимков, а если что понадобится, получим на месте от аборигенов.
      - Вам лучше не засвечиваться...
      - А мы им не покажемся, - сообщил я. - Сведения можно получать не только расспросами в лоб.
      Бондаренко поморщился.
      - Ученый... Ненавижу. Почему не похищают директоров банков? За их выкуп можно потребовать больше.
      Кремнев хмыкнул.
      - Да и нам легче. В смысле, не так уж стремились бы вытащить из плена.
      Бронник сказал потерянным голосом:
      - Швейцария... Как же мир сузился. Раньше в соседнее село было подвигом съездить, а теперь вся планета одно село.
      - Что насчет выкупа? - спросил Бондаренко. - Хотя бы того, чтобы направить на ложный след? Пока ничего?
      Мещерский покачал головой.
      - Пока неизвестно даже кто похитил. То ли местная секретная служба, то ли сепаратисты, то ли замешана иностранная разведка. Тогда его могут попытаться тайно переправить за рубеж, а так уж следы потеряются вовсе...
      - Неизвестно, - уточнил Мещерский, - еще и с какой целью. Если выкуп - одно, а если хотят заставить работать?.. Владимир Алексеевич, что-то хотите добавить?
      Я сказал медленно:
      - Брайан Кендель, генетик, профессор, доктор наук, африканер, из потомственных буров, его прадед героически сражался за свободу Трансвааля против английских колонизатором в первой англо-бурской войне... во второй англо-бурской Англия все же победила с огромными потерями, так как у поселенцев Трансвааля были на вооружение скорострельные германские винтовки, а вот английские войска наступали с примитивными шомполками....
      - Ого, - сказал Кремнев, - так хорошо знаете не только Кенделя, но и всю историю его рода?
      Я спохватился, сказал с подчеркнуто неловкой улыбкой:
      - Брайан Кендель, как и я, доктор наук, нейрофизиолог. Работаем в одной области. Нас в мире не так уж и много, знаем друг друга по публикациям...
      - Нейрофизиологов мало? - уточнил Бондаренко.
      Я ответил скромно:
      - Такого уровня. Он не только доктор наук, но и автор уникальных работ в области нейромоделирования. Да, нас можно пересчитать по пальцам, не снимая туфли... Гм, у меня возникли некоторые подозрения.
      - Доктор?
      Я сказал без охоты:
      - Я полечу с группой. Когда его освободят, как надеюсь, я хотел бы перекинуться с ним парой слов.
      Мещерский сказал быстро:
      - Вы связываете его похищение с той чумой, что идет из ЮАР?
      - Он может что-то знать о ней, - ответил я уклончиво. - Теперь мы знаем точно, что вирус сконструирован искусственно, это раз. Сделать это могут только генетики высшего эшелона. Кендель родом из ЮАР... и хотя он после падения апартеида уехал из страны, но не думаю, что сердце не болело при виде того, что там творилось.
      Мещерский повернулся к Броннику.
      - Одно место забронируйте для доктора. Но к операции его не допускайте, его голова всех ваших стоит.
      Бондаренко сказал твердо:
      - Я присмотрю за ним!
      Мещерский запнулся, пару мгновений рассматривал его, но покачал головой.
      - Нет, вы необходимы здесь.
      - Но доктора надо беречь...
      - Капитан Волкова, - сказал Мещерский. - Капитан Волкова полетит с особым заданием.
      - Будет сделано, - ответил Бондаренко. Похоже, либо отвык удивляться на такой работе, либо знает, что с капитаном Волковой нянчиться не придется. - Заказываем два места!
      Кремнев поинтересовался:
      - В каких отношениях мы со Швейцарией на сегодня? А то они там все никак не определяться: с нами или против нас...
      - Нельзя по всем враждебным бить ракетами, - сказал Бондаренко, - хотя, понятно, иногда очень хочется.
      - Как и нельзя, - добавил Мещерский, - стрелять всех неприятным людей на улице.
      - Моя команда, - сказал я, - вылетит туда немедленно. Подготовьте все для них, начиная от билетов на самолет и заканчивая планами помещений...
      - Давайте имена, - ответил Бондаренко.
      
      
      

    Глава 8

      
      На этот раз полномочия вручили своему проверенному человеку, капитану Волковой, а моя роль определена как специалиста по генетике, который должен переговорить с Кенделем как можно быстрее. Есть вероятность, что экстремисты, вдохновленные успехом, готовят второй удар.
      Ударят либо по определенной расе, либо по всему роду человеческому. На свете хватает душевнобольных, убежденных, что всех людей для их же блага нужно истребить.
      В виде исключения нас с Ингрид отвезли к самолету лично Бондаренко и Бронник, этим жестом подчеркнули важность операции.
      Бондаренко то и дело сверялся по спутниковым снимкам с расположением места, куда увезли заложника, увеличивал участки дорог и тропинок.
      - Владимир Алексеевич, у вас, скорее всего, не будет и лишней секунды, чтобы разбираться. Там либо все взрывать, чтоб только выжженный кратер за вами, либо даже не соваться.
      - Там охрана, - напомнил и Бронник, - такая охрана, как не охраняют даже стратегические ракеты с ядерными зарядами.
      Я запнулся, оба смотрят серьезно и с сочувствием. Лучшие умы, как я понимаю, из их управления. И потому очень серьезно относятся к моему желанию самому решить степень вины как заложника, так и его похитителей.
      - Да ладно, - ответил я. - Исламисты?
      - Оружия у них особо мощного нет, - согласился Бондаренко, - зато отвага и упорство в бою, какого давно нет ни у европейцев, ни у американцев. Они просто-напросто не отступят, даже когда бой будет проигран.
      Я вздохнул.
      - Снова исламисты... Нужно спешить с дешифровкой вируса, пока кто-то не решит точно так же решить проблему с радикальным исламом! Вирус не различает радикалов и умеренных!
      Бондаренко зябко передернул плечами.
      - Уж решайте быстрее!
      - Это вопрос не науки, - ответил я, - а политики.
      - Насчет вируса?
      - Нужно общее решение, - отрезал я. - А то одолеем вирус, а кто-то сделает самовоспроизводящихся дронов, что станут нападать на людей! И снова спешно ищи решение... Нет уж, общее на все случаи, и никаких гвоздей.
      Он посмотрел на меня с пониманием.
      - Владимир Алексеевич, я всегда говорил, что ученые - самые страшные люди на свете. Ни один из НКВД даже не мечтал установить полный контроль над людьми! А ученые говорят о таком с легкостью и без содрогания.
      Бронник сказал с иронией:
      - А кто предложил установить бомбы вдоль берегов Штатов и рвануть, чтобы смыть всех пиндосов в океан? Наш великий гуманист Андрей Сахаров!.. А воспротивились наши генералы. Все военные сказали, что это бесчеловечно... Но все же оба пояса бомб поставили, хоть и через сорок лет Так что и глобальный контроль будет, ученые своего добиваются.
      - Просто видят, - уточнил я, - в какую сторону все идет. Глобальному контролю быть!.. И мир станет безопасным.
      
      
      В аэропорту нас встретили очень серьезные сосредоточенные люди, один попытался говорить по-русски, я отмахнулся, предложил перейти на английский. Чем тот быстрее из международного станет обиходно общим, тем удобнее для всех, как вот для людей будущего, ученых, он уже стал им.
      Встречающие повеселели, явно были уверены, что мы тунгусы и явимся с ручными медведями, а старших из них пояснил:
      - Вон там в левой части вертолет. Да, отсюда не видно, сразу за ангарами.
      - А команда?
      Он взглянул на часы на запястье.
      - Подъедут одновременно с нами.
      - Тогда поспешим обогнать, - сказал я. - А то слишком часто обгоняют нас.
      Ингрид помалкивает, но вид у нее такой, что даже старший из встречающих поглядывает на нее с уважением и опаской. Может быть даже знают какие-то моменты из ее биографии, разведки всегда дотошно собирают все о своих коллегах в силовых структурах других стран.
      К вертолету мы прибыли в момент, когда с той стороны остановился бронированный автобус. Быстро-быстро начали выскакивать обвешанные оружием толстые в доспехах мужчины и, пробежав десяток шагов, с разбега запрыгивали в распахнутые двери вертолета.
      Я чуть позже сообразил, что дверей там вообще нет, потому и кажется проем слишком широким, это чтобы сэкономить секунды на высадку, вываливаясь одновременно с двух-трех сидений.
      Командир группы подошел к нам, отдал честь, строго распределив между Ингрид и мной, как же, Швейцария просто утопает в равноправии.
      - Сэр, - сказал он мужественным, но слегка смущенным голосом, - ... я командую отрядом, Мэтт Герцер, но мне велено подчиняться вам... Для меня это что-то новое и непонятное...
      - Действуйте, - велел я, - как обычно. А мы с напарницей сами по себе.
      Он взглянул на Ингрид с уважением.
      - Да, понимаю... Но по инструкции начинаем медленное сжимание кольца вокруг объекта... не прекращая переговоров с похитителями...
      - Мешать не будем, - пообещал я.
      В вертолете еще куча дополнительного оружия и два открытых ящика с ровными рядами гранатометов и реактивных снарядов. Двое десантников тут же деловито порылись, что-то взяли, пошло щелканье затворов, а Герцер напомнил буднично:
      - Руководит первой группой Кевин, а Сизмор отвечает за связь. На месте действуете по обстановке, так как мы все еще не знаем, кто похитил.
      Кевин буркнул:
      - Значит, стрелять в каждого встречного, понял.
      Вертолет подпрыгнул, как кузнечик, и пошел быстро по крутой дуге в небо. Внизу заскользили вершины деревьев, а затем тут же пошли ухоженные домики с ровно нарезанными земельными участками.
      - Но-но, - сказал Герцер строго, - там очень густонаселенный оленями и зайцами район, а их охраняют лучше, чем сраных человеков!
      - Возьмем патронов больше?
      - Вам тащить обратно заложника, - напомнил Герцер, - кто знает, в каком он состоянии?
      - Ну вот, - сказал Кевин с неудовольствием. - Еще и его тащить?.. А можно, пусть он там погибнет?.. Я бы с большей охотой спасал конструктора детских плюшевых мишек!
      - Пока он делает что-то полезное нам, - возразил Герцер строго, - он нужный стране человек! И очень ценный. Все, хватит разговоров!.. Готовы? Вертолет заходит на посадку.
      Ингрид кивнула мне на приближающийся городок.
      - Как удобно, - прокричала она прямо в ухо, едва-едва заглушая шум мотора, - что на ни одну крышу не сесть, верно?
      Я кивнул, на плоских крышах, снег скапливался бы и проламывал потолки, это на наши островерхие крыши даже скалолазы не сядут, а во всей Европе островерхость для того, чтобы снег тут же соскальзывал на улицу и во дворы, вертолеты не при чем.
      Грохот мотора заглушил ее слова, я с досадой подумал, что теперь приближение спецназа слышат все в городке, когда же создадут эти штуки побесшумнее... Хотя террористы, выбрав самый большой и укрепленный дом, почти каменный замок, тем самым взяли всех жителей в заложники, плюс к своей безопасности.
      Снизу стремительно пошли вверх дома, я сжался в предчувствии, что падает, но вертолет в последние секунды снизил скорость, его колеса мягко ударились о поверхность плоской крыши перестроенного с учетом хайтека дома.
      - Не останавливаться, - крикнул Герцер.
      Выпрыгивают в самом деле сразу со всего борта, но с оружием наизготовку и, сильно пригнувшись, бегут гуськом.
      Ага, вот уже вломились через ограду, минуя ворота, идут в глубину сада, перемещаясь между аллеями и укрываясь за мраморными статуями и работающими чашами фонтанов.
      Ингрид сказала резко:
      - Сиди!.. Уже вижу.
      - Что?
      - Намылился, - бросила она зло.
      - Еще нет, - признался я. - Не мое это...
      - Но ты готов, я тебя, гада, насквозь вижу!
      - Нужно товарищей мягко поправить, - ответил я. - Не совсем правильно у них...
      - Все по инструкции!
      - Вот-вот, по инструкции.
      Она выдвинулась вперед, я вижу с каким напряжением всматривается, заложник заложником, но самое главное задание у нее - сберечь меня, неважно какого уровня генетика, а вот руководителя важнейшего отдела ГРУ, да, это важно.
      - В центре видят все то, - сказала она, - что видим мы. В случае чего, помогут.
      - Или будут знать, - уточнил я, - как нас прихлопнули. Телепортация еще не создана, помощь не приходит вот так сразу.
      Она пробормотала:
      - Даже не знаю, хорошо или плохо, что пока нет телепортации...
      - Ты права, - ответил я. - Именно так. Сначала новый порядок, а потом такие вот новинки... Что меня беспокоит, а если террористы убьют заложника? Это же их козырь. Тогда все насмарку.
      Она ответила независимо:
      - Почему? Разве не главное - уничтожить террористов?
      - А заложник?
      Она сдвинула плечами.
      - Сопутствующие потери. В половине случаев либо гибнет под перекрестным огнем, либо убивают сами террористы.
      - Этого я и боюсь, - ответил я честно. - В общем, ты здесь бди...
      - А ты? - спросила она встревоженно.
      - Пройдусь, - сообщило я. - Посмотрю, чтобы заложника не тюкнули.
      Она зашипела:
      - Ты что, не слышал приказ?
      - Это тебе что-то приказывали, - напомнил я.
      - Я тебе не разрешаю...
      - Ты не генералиссимус, - сказал я, - да и тому я не подчинен. В общем, пока приготовь мне кофе. Ах, не на чем... Тогда просто жди меня, и я вернусь, только очень жди.
      Через несколько минут я услышал за собой тихие шаги и почти неслышный шепот:
      - Вернемся, сама задушу собственными руками...
      Нет, не то, что в самом деле люблю, а вот гармонирует эта старина с тем, что сейчас начинается в этих стенах: перестрелка, убийства и прочая средневековая дурь...
      Я осторожно двигался вдоль стены, иногда касаясь ее лопатками, камеры сюда не смотрят, все нацелены в коридоры и входы-выходы, еще и лестница хорошо просматривается...
      Отключать камеры наблюдения не стал, охрана сразу встревожится, пусть и не сильно, просто переключил на десять минут назад, когда в коридорах и перед домом пусто.
      Хотя в комнате, где оператор должен следить за мониторами, сейчас трое, не отрывают взглядов от экрана телевизора, где какая-то заокеанская сволочь на танке носится по Петербургу и крушит дома и памятники... хотя нет, это не заокеанская, Джеймс Бонд убивает тупых русских десятками, а то и сотнями в их родном городе...
      Я сказал за их спинами:
      - Отвратительно, верно?
      Один буркнул:
      - Заткнись. Так русским и надо.
      - Грубо, - сказал я с неодобрением.
      Второй начал поворачивать голову, но рукоять моего пистолета плотно лежит в ладони, я нажал на скобу, всякий раз чуть сдвигая ствол в сторону новой цели.
      Четвертую пулю всадил в Джеймса Бонда, когда он снес памятник Петру Великому, известному как Медный Всадник, и понесся с ним на башне танке, наматывая на гусеницы кишки этих русских прохожих, англичанину недочеловеков не жалко...
      Тишина настала практически оглушающая, только наверху мой чуткий слух уловил приглушенный женский смех и два мужских голоса.
      
      
      

    Глава 9

      
      Один, присел на корточки в коридоре, вскинул пистолет, мои пули в самом деле ушли бы у него над головой, но мышцы, вспискнув от усилий, успели опустить пистолет.
      Пуля ударил охранника точно в середину лба, почти сразу же на том конце коридора появилась гибкая фигура Ингрид.
      Я сказал быстро:
      - С твоей стороны двое на лестнице!
      Она кивнула и, круто развернувшись, опустилась на колено. Я поспешил наверх, и лишь с видеокамер увидел, как там дверь распахнулась, двое охранников вбежали, держа автоматы наготове, один даже успел выпустить короткую очередь, но пули ушли поверх головы Ингрид, а ее выстрелы оказались точными и смертоносными.
      Она сказала резко:
      - Герцер, начинайте по всему периметру!
      Далекие выстрелы прозвучали едва-едва, сперва снайперы, затем щелканье автоматических винтовок и короткие очереди, и почти сразу же частая дробь штурмовых автоматов.
      В ответ прогремели выстрелы из окон здания, началась беспорядочная, как на мой взгляд стрельба, но догадываюсь, что Герцер собран, будто все контролирует и понимает, где что происходит. Я сглотнул ком в горле и постарался взять себя в руки, всего трясет, но внезапно ощутил, что не все так хаотично, автоматные и одиночные выстрелы создают некую странную картину упорядоченности, все так и должно быть, пока что команда Герцера действует по плану, никакой паники и суматохи, как мне кажется, а сама стрельба быстро продвигается в сторону главного здания, массивного замка уж и не знаю каких веков, европейцы свято хранят память о средних веках...
      Впереди красивая фигурная вешалка для верхней одежды, настоящее произведение искусства, вот уж хренью люди маются от безделья, я скользнул мимо, уже слыша как по ту сторону двери двигается один... двое...
      Да, двое. На всякий случай присел, реакция реакцией, но не ганфайтер, моя скорость только за счет более быстрой передачи нервных сигналов, но у них может оказаться еще быстрее благодаря отточенным тренировкам...
      Я ждал, через бесконечно долгие две секунды дверь распахнулась. Двое не вошли, а ворвались, держа в обеих руках по пистолету, и оба смотрят черными дулами в мою сторону.
      Выстрелив дважды, я поспешно качнулся в сторону, упал и, перекатившись, услышал два выстрела. Все-таки успели нажать на скобы, пули продырявили стену как раз в том месте, где была моя голова.
      Устрашенный, я с сильно бьющимся сердцем поспешил через комнату, а затем коротким коридором выскользнул на широкую винтовую лестницу.
      - Покарауль вон ту дверь, - велел я. - Не люблю эти "комнаты паники"...
      Ингрид зашипела, но я уже скользнул вовнутрь, полная тьма на первый взгляд, в такой я слеп, как крот во время киносеанса, но это не изолированная комната, достаточно рассеянного света, что проникает в щели между пластинами жалюзи, глаза приспособились быстро.
      Я пошел по огромному помещению осторожно, однако достаточно быстро, в мозгу кипит работа, сравнивая подобные места и намечая что где стоит в типовых случаях.
      Чутье, как говорят в простом народе, что на самом деле вовсе не чутье, а очень быстро проделанная работа мыслительного аппарата, что сразу выдает готовый результат, не высвечивая длинные цепи рассуждений, повело в левую часть громадного помещения.
      Так и есть, как бы здесь не секретничали, но, не зная, как секретничают остальные восемь миллиардов двуногих, пошли тем же путем, я издали различил в полутьме шкаф с металлическими дверцами и кодовым замком, какая древность, открыл после полусекундных расчетов.
      На полках, как и ожидал, рядком дисциплинированно выстроились толстые папки с бумагами. На корешки смотреть не стал, я бы точно не стал писать где что, хозяин и так знает, не стал и перебирать по одной, я не один из восьми миллиардов, посмотрел, подумал четверть секунды и вытащил третью слева.
      Конечно, можно сказать, что я молодец, высчитал точно, но справедливее будет отметить, что двуногие так же просты, как и куры, что умеют считать только до трех, потому у них из гнезда можно забирать все яйца, которые сверх этого умопомрачительно трудного числа.
      Для простого человека запомнить первую папку слева от стенки шкафа слишком просто, вторую - уже труднее, а третья - предел мыслительной работы и половина всей имеющейся памяти.
      Страниц там около двух сотен, я сразу отыскал нужные, алгоритм у человечков примитивен, быстро просмотрел и тут же сбросил в облачное хранилище.
      Ингрид отскочила от двери, спросила шепотом:
      - Ну что?
      - Все здесь, - сообщил я. - Они забрали и весь его архив. Значит, он не заложник, а должен был делать для них какую-то работу.
      - Вирус?
      - Тихо, - сказал я.
      Вдали по коридору так отвратительно взвыла сирена, что у меня заломили зубы. Подбирал тональность то ли психолог, то ли психопат, будоражат нервы, воскрешая некие первобытные страхи. Возможно, так ревел саблезубый тигр или какой-то хищник, которого особенно страшились первобытные люди...
      Ингрид метнулась было вперед, я придержал, как кошку за хвост, она и зашипела так же яростно, но остановилась достаточно послушно.
      Люблю эти роскошнейшие дворцы с длинными просторными залами, картины в массивных рамах на стенах, навороченные под старину светильники, где хоть и лампы, но как бы под свечи, старинного вида кресла...
      Архитектура все же странная, колонные его понимаю, хотя и не понимаю зачем они здесь, но вот этот каменный барьер...
      Прыгнул на ту сторону, высота всего в полтора моего роста, но на всякий случай рассчитал как упасть, перекатиться и вскочить, не только сохранив кости, но и не поцарапав шкуру.
      В конце коридора несколько человек организовали оборону, пули из автоматов идут веером, рикошетят от стен, с визгом щелкают по металлу светильников, Ингрид быстро-быстро отвечает точными выстрелами, но старается не высовываться из-за угла.
      Я выглянул на мгновение, разом сфотографировал всех, кто как стоит, из чего и в какой позиции стреляет, даже нарисовал психологические портреты всех, что ошибка, один из них очень любит своих четверых детей и преданную жену, у него собака и морская свинка для детей, но не зря введен термин "живая сила противника", я стреляю не в людей, а в это абстрактную живую силу..
      Взвинтив метаболизм, я пошел вперед через грохот и выстрелы так, словно все договорились не замечать меня. Едва шевелятся, смотрят в стороны, руки с оружием поднимают медленно, потому тяжелые пули из моего пистолета разбивают им головы, как тыквы.
      Редко кто успевает увидеть меня хотя бы краем глаза. За спиной с редкими интервалами стучат каблуки Ингрид, никак не успевает сделать прицельный выстрел, а просто так палить не позволяет профессиональная гордость.
      Когда я остановился, просматривая через все средства слежения в доме кто где и чем вооружен, она догнала, задыхаясь, прошипела:
      - Что ты за зверь... Нельзя же стрелять во всех подряд!.. Главного берем живым.
      - Кто требует? - спросил я.
      - Инструкции, - отрезала она. - Обычно это и есть цель операции!.. Захватить главаря - это через него узнать, кто заказал, организовал, подобрал людей, а дальше пойти по нитям в разные стороны, выявляя причастных... Это азы!
      - В жопу, - ответил я.
      - Что-что?
      - В анус, - пояснил я. - И поглубже. Наша цель - освободить заложника. А инструкции с сегодняшнего дня устарели. Ничего выяснять не будем. Гнезда террористов выжигаем, чтобы на их месте только дыра с оплавленными краями, а вокруг все горело и плавилось. Каждый должен знать, что за участие в таких группах погибнет не только он, но и жена, дети и все, кто в доме. Эра фальшивого милосердия кончилась!.. С терроризмом мы уже начали бороться - с сегодняшнего дня! - начиная с поголовного уничтожения самих террористов и даже тех, кто хотя бы продал пиццу, зная, что продает террористам.
      Она прошептала:
      - Ты зверь. Не нравится мне твое будущее.
      - Либо такое будущее, - отрезал я, - либо никакого!.. Правда, богатый выбор?
      - Иди в жопу, - прошипела она.
      Я продолжал продвигаться вперед по коридору, вокруг дома со всех сторон раздаются автоматные очереди, один раз бахнуло громче, кто-то воспользовался гранатометом, то ли наши, то ли защитники.
      Те и другие осторожничают, как будто надеются дожить до бессмертия, о приближении которого на самом деле не подозревают.
      Впереди двое, я выстрелил, один упал с пулей во лбу, второй вскрикнул, выронил автомат, второй рукой пытался подхватить его на лету, я выстрелил еще дважды, боевик рухнул на пол, и, лежа на спине, уставился на меня бешеными глазами.
      - Ах ты ж сволочь...
      Ингрид подбежала, держа его на прицеле, сказала обрадованно:
      - Ага, промазал!
      - Напротив, - отрезал я, - все три пули легли точно... Эй ты, чего именно здесь?.. В таком месте долго не напрячешься.
      Ингрид нахмурилась , рассмотрев, что я продырявил обе руки боевика, а третью пулю всадил в колено.
      Боевик прохрипел:
      - Здесь нам передавали вторую половину оплаты!.. Только после нее мы передали заложника. Но тут вы...
      - А первая половина оплаты уже получена? - уточнил я.
      Он посмотрел, как на сумасшедшего.
      - А как иначе здесь оказался бы заложник?.
      - Просто проверка, - ответил я и пояснил, - твоей компетентности и уровня допуска. Ладно, вот тебе тряпка, перетяни рану.
      Ингрид сказала зло:
      - А не пристрелить бы его на месте?
      - Пристрели, - ответил я.
      Она посмотрела на пленника.
      - Если бы попытка к бегству... А еще лучше, попробовал бы напасть...
      - Так это гой, - напомнил я. - Их не жалко.
      Она посмотрела на меня с подозрением в серьезных глазах.
      - Ну и шуточки у тебя.
      Я ухмыльнулся.
      - Видишь, как намертво вбиты в нас эти правила! Ну ничего, все выбьем вместе с прочей дурью. Мы, трансгуманисты, народ жестокий, ибо гуманисты. Да здравствует наш интеллект, сращенный с компьютерной дуростью!
      - Мы организуем восстание, - пообещала она, - против вашего нечеловеческого разума!
      - Мы уже один раз вас победили, - напомнил я.
      - Это когда еще?
      - Когда были кроманьонцами, - пояснил я, - а вы неандертальцами. Но на этот раз пленных брать не будем. Так что спеши перейти на сторону неизбежных победителей!
      - Ни за что, - отрезала она. - В кино мы всегда побеждаем, а я верю самому массовому из искусств, как сказал наш Ленин!
      - Израиль создал Сталин, - напомнил я.
      - А евреем был Ленин, - уточнила она.
      - Сингулярность тоже делают евреи, - сказал я ехидно, - только евреев в ней не будет. Обидно, да?
      - Евреи всегда будут, - отрезала она. - Среди питекантропов были, будут и в сингулярности!
      - Оптимисточка ты моя дремучая, - сказал я почти нежно. - Ладно, нам один рывок...
      Она прислушалась.
      - Что-то наши затихли.
      - Ждут приказов, - сообщил я. - Силовики подтянули сюда чуть ли не армию. Приказано действовать жестко и по законам военного времени. Пусть и не военное, но все равно военное. Террористов приказано уничтожать всех на месте! Никаких арестов и тюрем, где жить куда привольнее, чем на свободе.
      Она зябко передернула плечами.
      - Как быстро все меняется...
      - Дальше пойдет быстрее, - утешил я злорадно. - Каждое утро будешь просыпаться в другом мире! А потом и вообще... Зайдешь в кафе выпить кофе, и выйдешь в другом, непонятном...
      Он покосилась на боевика, что тщетно пытается зажать непослушными ладонями лану на колене. Я выстрелил ему в голову, кивнул в сторону лестницы:
      - Неизбежное затишье... Наши вступили в переговоры, начинается торг. Если здесь и заказчики похищения, то дело серьезнее...
      - И для нас удачнее, - договорила она.
      - Да, - согласился я. - Одним махом семерых побивахом.
      - Главных брать живыми, - напомнила она строго.
      - Если возьмутся, - ответил я.
      - Да только у тебя что-то не берутся, - съязвила она. - Ты сам, гад, из Моссада!
      - А весь Моссад из бывших гэрэушников, - напомнил я. - Благородная традиция не брать пленных живее всех живых, наша сила, слава и оружие!
      Она не успела открыть рот, как я отпихнул ее, в конце коридора прозвучала очередь, но еще раньше хлопнул выстрел из моего пистолета, а пули из автомата выпрыгнувшего вдали боевика ушли в потолок.
      Он упал, обливаясь кровью, мы подошли ближе, он смотрел на меня налитыми кровью глазами, я услышал едва слышный шепот:
      - Я тебя помню. Ты говорил с шейхом...
      - Мир тесен, - подтвердил я.
      - Я слышал, - сказал я, - как ты... так хорошо говорил об исламе...
      - И сейчас говорю, - ответил я. - Но разве ты пришел с Кораном?
      Он раскрыл рот, собираясь что-то ответить, но теологией я уже сыт, хотя мог бы поговорить и еще, люблю это дело, когда на высокие темы, однако времени нет, а послушный разуму палец нажал на скобу.
      Тяжелая пуля пробила ему лоб, Ингрид дернулась, я перепрыгнул через труп и пробежал до конца коридора.
      Ингрид, судя по голосу, переговаривается с командиром группы захвата, но даже если тот велит прекратить продвижение до конца переговоров, мне начхать, у меня свое руководство, у нее красивое имя Эволюция, а ей подчиняется не только весь живой мир, как думают малограмотные, но и вся вселенная.
      Еще двое впереди в засаде, я знаками велел Ингрид замереть, в ее синих глазах заблистали молнии, но послушно остановилась, это потом будет визжать и топать копытцами, а сейчас дождалась двух хлопков моих выстрелов, тут же оказалась рядом.
      
      
      

    Глава 10

      
      Боевики распростерлись на полу, одного пуля достала в лоб, второго оглушила, с силой чиркнул по толстой кости черепа и бросив на пол.
      Он смотрел снизу вверх в черное дуло моего пистолета.
      - Ты... кто?
      - Будущее, - ответил я. - В котором тебя нет.
      Переступив после контрольного выстрела через тело, я выскочил на лестницу и, прощупывая все впереди и наверху, начал подниматься наверх.
      На третьем этаже за углом стоит в ожидании здоровенный охранник с десантным автоматом в руках, прислушивается как к редким выстрелам в саду, так и нашим шагам.
      Я выскочил так неожиданно, что он застыл глядя в огромное дуло моего пистолета.
      - Ты... кто?
      - Вообще, - спросил я, - или вот сейчас?
      - Кто такой вообще, - сказал он, - уже знаю... а сейчас?
      - Чистильщик авгиевых конюшен, - сообщил я. - Насрали вы здорово... Я бы все сжег, но человечеству почему-то это говно еще жалко. Это ты и подобные тебе говно, если вдруг не понял.
      Он бросился с тупым ревом, я успел ощутить отвращение, как быстро разумность и образованность слетает с нас, едва лишь верх берут древние примитивные чувства, что были древними уже в эпоху динозавров, и в таком виде неизменном достались нам, стыд такой...
      Я оборвал его жизнь коротко и безжалостно, все равно что раздавил разносящую заразу муху, и быстро метнулся в другое отделение авгиевых конюшен...
      ...с тоской понимая, что вся планета за исключением редких островков лабораторий - бесконечная конюшня. Сингуляры вовсе чистить не станут, побрезгуют, у нас впереди свой прекрасный и сверкающий мир без этой биологической грязи.
      Внизу из сада и по всему периметру возобновилась стрельба, но не яростная, а какая-то переговорная, как будто стороны еще торгуются, но выказывают неуступчивость в требованиях.
      Я передвигался неслышным приставным шагом, почти превратившись в двумерного пласкатика на стене, один часовой вообще увидел сперва дуло пистолета перед глазами, потом только меня.
      - Что... что вы делаете?
      - Улучшаю человечество, - сообщил я и нажал на спуск. - И, как велел Чернышевский, приближаю будущее.
      Ингрид сказала зло:
      - Кто такой этот Чернышевский? Тоже из ваших евреев?
      - Тоже, - подтвердил я. - Все мы евреи. Даже мусульмане... Пригнись!
      Она мгновенно оказалась на полу, а в проходе моментально возникла женщина с автоматом в руках, тут же выпустила очередь в то место, где мы только что находились, но ствол автомата едва начал опускаться в нашу сторону, когда две пули из моего пистолета ударили ей в голову.
      Ингрид запоздала ответила такой же очередью, а когда мы пробегали мимо распростертого тела, уже в крови, кивнула в ее сторону.
      - Красивая.
      Я сказал равнодушно:
      - Враги не бывают красивыми.
      Она сказала мне в спину:
      - Мне показалось... тебе очень нравится это делать.
      - Что?
      - Стрелять без промаха... убивать, чувствовать власть над чужой жизнью...
      Я спросил удивленно:
      - С чего вдруг?
      - Ты делал все слишком красиво, - сказала она обвиняющим тоном. - Не как спецназовец, для которого главное выполнить задание, а как артист, которому важно еще и сделать это красиво.
      Я сдвинул плечами.
      - Я ученый, а наука сама по себе очень красивое и высокое занятие. Приучает, дисциплинирует мышление и привычки. Так что может быть... просто перенос тщательности педантичного ученого, это я педантичный, на все... остальное.
      - Не-е-ет, - возразила она, - это в тебе проснулся питекантроп...
      - А красота акции тогда при чем?
      Она сказала победно:
      - А перед самкой поиграть мышцами?
      Я посмотрел по сторонам.
      - А где тут самка?
      - Ну ты и сволочь, - ответила она. - Куда прешь, надо дождаться подкрепления!
      - Последний этаж, - напомнил я. - Бежать им некуда, сейчас или никогда. Пока с ними торгуются, самое время ударить.
      Она покачала головой.
      - Даже не знаю, что ты за человек. И человек ли вообще?
      - Трансгуманист, - ответил я, - это такой недосингуляр... нет, лучше предсингуляр. Но пока еще гомо сапиенс, хотя на переходе на ступеньку повыше... Хочешь со мной?
      Она промолчала, не до разговоров, я скользящим шагом продвигаюсь вдоль стены, система наблюдения показала как нас, идущих по коридору к центральным комнатам, там и троих охранников, что с автоматами наизготовку ждут нас за углом.
      Расстояние между нами не больше пяти шагов, пулями изрешетят с головы до ног, Ингрид догадывается, что впереди нечто потруднее того, что было, прошептала:
      - Подождем?
      - Да, - ответил я. - Где твои гранаты?
      Она молча вытащила одну из подсумка, я выдернул колечко, отсчитал пару секунд и бросил по косой дуге в стену так, чтобы ударившись, отскочила и откатилась за миг до взрыва прямо под ноги орлам в засаде.
      Глянул взрыв, Ингрид вырвалась впереди меня и, бешено стреляя, проскочила за угол, добивая изрешеченных осколками.
      - Хорошо, - сказал я с одобрением. - А говоришь, презумпция невинности...
      Не слушая ее злое шипение, саданул ногой в дверь и едва удержал палец на спусковой скобе: загораживая собой стол стоит во весь рост в позе готовности, широко расставив ноги и распахнув куртку, мужчина с поясом смертника на груди и животе, а пальцы руки держит на кнопке взрывателя.
      - Ингрид, - сказал я, - замри...
      Она остановилась, как вкопанная, застыла, страшась сделать хоть одно движение.
      Он сказал громко:
      - Ты все понял?
      - Да, - ответил я. - Чего ты хочешь?
      Он сказал торжествующим голосом:
      - Ваш яйцеголовый вон за моей спиной. Связанный и с кляпом, так что и не пикнет, всех нас разорвет в клочья.
      Я чувствовал, что мог мозг разогрелся, задействовал мощности на уровне суперкомпьютеров всего мира, каждое движение просчитал сотни раз во всех вариантах и сочетаниях...
      - И чего ты требуешь? - повторил я.
      - Я требую...
      Моя палец вжал скобу, тут же чуть сместил ствол выше и выстрелил еще раз. За первой пулей почти проследил, пошла вгрызаться, как скоростной бур, через плотный воздух, преодолела разделяющее нас пространство и ударила террориста в грудь.
      Он с воплем ярости отпустил кнопку взрывателя, на лице успело отразиться недоумение, но вторая пуля разворотила переносицу. Голова его откинулась назад с такой силой, словно саданул конь копытом.
      Ингрид вскрикнула яростно за моей спиной:
      - Сумасшедший!
      - Риск, - сказал я, - благородное дело. А благородство пока что выше ума и вообще...
      Боевик завалился на спину, Ингрид перепрыгнула через его тело, за столом на полу лежит, подогнув колени, связанный очень пожилой, Ингрид торопливо освободила его от кляпа и веревок, поддержала за плечи и усадила там же на полу под стеной.
      - Отдохните, - посоветовала она, - потом помогу встать.
      Он без испуга смотрел снизу вверх в ее раскрасневшееся лицо.
      - Вы очень вовремя, - проговорил он с трудом очень сиплым голосом. - У меня руки затекли... Если снимете с рук браслеты, мне будет легче...
      Она только сейчас заметила на его завернутых за спину руках полицейские наручники, ухватилась за его скованные руки, но, похоже, пришла без ключа, крикнула мне:
      - Помоги поднять!.. Снимем в машине!
      Я подхватил заложника под локоть, вместе подняли на ноги, а я пощупал браслеты, пальцы сами отыскали и поняли, как там и что, щелкнуло, я снял дурное железо с обеих рук и отшвырнул в сторону.
      Ингрид вытаращила глаза.
      - Как ты... Что у тебя за день везения?..
      - Да, - согласился я, - пуля попала как раз в тот проводок, который нужно бы кусачками, а пальцы достались от карманника... Хорошо быть Франкенштейном.
      Заложник усмехнулся, а Ингрид сказала ему быстро:
      - Сейчас размассажирую. Это ничего, кровообращение восстановится... Чуточку пощиплет... Как себя чувствуете?
      Он ответил так же сипло:
      - Берегли.
      - Прекрасно, - заверила она, - нам важно доставить вас живым. Иначе премии лишат.
      - А большая премия? - поинтересовался он.
      - В тройном размере, - сообщила она.
      - Ой, - сказал он, - не уверен, что столько стою, но постараюсь, чтобы очаровательная женщина не осталась без нее.
      - Давайте я помогу, - сказал я. - Наша миссия полулегальная. Что значит, разрешения у швейцаров не запрашивали. Так что сюда могут нагрянуть местные полицейские силы, но не хочется стрелять как бы в своих, хотя как для нас дураки могут быть своими?
      Он невесело усмехнулся, ноги его подкашиваются от долгого сидения на полу, но мы помогли выбраться из комнаты, а там его подхватили Кевин и Сизмор, почти бегом пронесли по коридору к лестнице.
      Ингрид крикнула:
      - Надо проверить, вдруг кто там спрятался еще!
      - Проверяй, - согласился я, - но через полторы минуты здесь все красиво и показательно взлетит в воздух. Получится аккуратная яма с неровными краями в полтора человеческих роста вглыбь. А вширь так вообще...
      - Ну ты и свинья, - сказала она зло и бросилась следом за уносимым заложником.
      Уже когда погрузились в вертолет, а тот рывком оторвался от грунта и резко пошел вверх и в сторону, Ингрид спросила с придыханием:
      - Как тебе повезло попасть именно в тот проводок на взрывателе?
      Я сказал легко:
      - Не бери в голову. Господь обожает дураков и верующих.
      - Свинья, - повторила она, но как-то неуверенно, - покажи как-нибудь мне этот трюк... Вообще даже не представляю, что можно вот так стрелять...
      - Я целился, - сказал я, - тщательно. Хоть и недолго.
      В ее глазах я рассмотрел тщательно упрятанные страх и восторг.
      - Ты кто? - спросила она быстро. - Ты хоть человек?.. Или пришелец?
      - Из будущего, - сообщил я. - И его на хвосте принес тоже... Как скворец весну. Или грач... Да, лучше грач. Он мрачный и черный.
      - Какое будущее?
      - Наплачетесь, - сообщил я.
      Она тут же пришла в себя, такая манера действует лучше всего, огрызнулась:
      - Свинья!.. Какое-то недоброе оно у тебя. Не верю.
      - И снег, - сказал я, - и ветер, и звезд ночной полет... Но все равно будущее есть будущее, потому прекрасно в любом случае.
      Внизу далеко среди зелени быстро вздулся кроваво красный волдырь, разросся, лопнул, в небу ударили желтые струи огня, тут же снизу начал вздыматься черный дым.
      
      
      

    Глава 11

      
      Когда вертолет опустился в тени невысоких гор, о за высокими деревьями, первыми вытащили единственного захваченного боевика. Я сказал недовольно Кевимну:
      - А его зачем?.. Сейчас другие методы.
      Он ответил виновато:
      - Был приказ...
      - Лучше допросить его сейчас, - сказал я. - А то устроят ему санаторий за счет наших налогов.
      - Из Управления, - объяснял он, - требуют отправки в Центр...
      - А там начнется долгое лечение, - ответил я, - то да се... А надо вот так...
      Я подошел к боевику и грубо пнул ногой в рану. Тот громко застонал в агонии.
      - Мы не следователи, - объяснил я. - Мы группа захвата. И сейчас пристрелим тебя, тварь, если не расскажешь все! Кто вас послал, сколько заплатили, кто за этим стоит... Ну?... Кевин, убей его!
      Кевин тут же с охотой упер ствол автомата в висок боевика. Тот закричал:
      - Не надо, я все скажу!
      - Говори, - велел я и кивнул Кевину, - а потом пристрели за попытку бегства. Сошлешься на мой приказ. Понял? Я пойду переговорю с освобожденным заложником.
      За высокой стеной деревьев тянется ухоженная роща, там в глубине такой же ухоженный домик, зовут их во всем мире альпийскими, а здесь это название подходит как никогда лучше, мы в сердце Альп.
      Доктор Кендель сидит в дальней из комнат в глубоком кресле, и, несмотря на теплый тихий вечер, укутан до пояса теплым шерстяным пледом, а в бледных худых руках большая чашка кофе.
      - Хорошее начало, - сказал я. - Люди как хотят, у нас пока что свобода делать любые глупости, но умные люди должны начинать и заканчивать день с чашкой кофе... Доктор Кендель, рад, что вас удалось вырвать из их лап. Я доктор Владимир Лавронов, нейрофизиолог...
      Он всмотрелся в меня с изумлением.
      - Это вы?.. Автор фундаментальной статьи о теломерах дрозофил?..
      - Я, - ответил я скромно. - Но сейчас уже больше по грызунам. Апгрейд, так сказать.
      - Ого, - сказал он, изумление в его глазах разгорелось еще сильнее. - Растете быстро!.. Я читали ваши работы в Сайанс Ньюс, там всегда дают портрет автора... Никогда бы не подумал, что встречу лично, да еще при таких обстоятельствах!.. Вы же известный ученый, как это вы и... с пистолетом? Да еще так умело обращаетесь!
      - Врожденные рефлексы, - объяснил я. - Все мы питекантропы и даже кистеперые рыбы, что были еще те хищники. Почему вас похитили?
      - Точно не знаю...
      - Но какие-то догадки есть?
      Он наклонил голову.
      - Да. Похоже, кому-то пришла та же мысль, что и вам, доктор Лавроноф... Пришла же, верно?
      - Я еще не уверен в ее истинности, - признался я. - Больно много неясных и даже противоречивых моментов.
      Он кивнул.
      - Вы ученый, а те, кто сперва действуют, а потом думают, успели, как видите, раньше других, думающих сперва.
      Я спросил несколько напряженно:
      - Но все-таки... имеете какое-то отношение к созданию вируса африканской чумы?.. Или нет?
      - Нет, - ответил он. - Уверяю вас, нет. Но я из того круга африканеров, среди которых шли разговоры, какое бы это было счастье для страны, если бы все темнокожие каким-то образом исчезли!.. Но это было, скорее, от бессилия. Вы же знаете творческую интеллигенцию...
      - Думаю, - сказал я, - такие разговоры шли почти среди всего белого населения ЮАР.
      Он кивнул.
      - Верно. Но мы, генетики, единственные, кто имел возможность создать этот вирус. И я принадлежал к той части, кто говорил об этом с настоящей болью. Вы же знаете, большинство готовы повозмущаться, но пальцем не шелохнут, чтобы исправить ситуацию, но есть и такое меньшинство, что готово пойти и на крайние меры, если станет совсем уж плохо.
      - В ЮАР хуже некуда, - согласился я. - Значит, кто-то все же сумел сконструировать вирус-убийцу.
      - Похоже на то, - подтвердил он. - Но я не был в этой группе. Хотя...
      - Да?
      Он сказал с затруднением:
      - Когда меня похитили, я начал припоминать, я же выполнял некоторые работы, что не связаны непосредственно с моей... Ну, разные пустячки!.. Знаете ли, когда коллеги просят поделиться какими-то старыми наработками, которые для меня были тупиковыми, и я их забросил...
      - Понимаю, - сказал я быстро. - Очень хорошо понимаю. Для вас тупиковые, а для кого-то некий фрагмент из этих тупиковых оказался весьма кстати. Чтобы не проделывать тот же путь самостоятельно.
      - Да, - проговорил он чуточку растерянно, - да, это возможно.
      - Вы сумеете вспомнить какие это были работы?
      Он зябко передернул плечами.
      - Да их масса... Вы же знаете, всегда что-то сам одалживаешь у коллег, они одалживают, делятся мощностями, лабораторным материалом...
      - Отличить злоумышленников трудно, - согласился я. - Но, что делать, я примерно представлю строение вируса... даже не примерно, потому смогу узнать, какие фрагменты кода принадлежат ему, а какие отношения не имеют...
      В комнату заглянула медсестра, на меня покосилась с неудовольствием, а у Кенделя спросила:
      - Доктор, вам что-нибудь еще?
      - Спасибо, - ответил он, - у меня все есть, а вот моему коллеге не помещало бы принести кофе...
      Она перевела взгляд на меня, я сказал скромно:
      - Большую и покрепче. Молока не нужно, но сахару три ложки. Если не жалко, то четыре. Объедать эту страну, так объедать!
      Она исчезла в коридоре, а Кендель переспросил с недоверием:
      - А вы в самом деле восстановили генетическую структуру вируса? Я не сомневаюсь в ваших возможностях, но это долгий процесс...
      - На суперкомпьютерах, - заверил я, - удается прочитать достаточно быстро. Так что покажу вам все-все. А вы скажете, какие участки вам знакомы...
      - Если вспомню, - пробормотал он, но посмотрел на меня, кивнул. - Да, конечно, наверняка вспомню... Должен, во всяком случае... Если увижу математическую структуру вируса, то наверняка узнаю знакомые мне куски...
      Я вывел на экран всю математическую последовательность нуклеотидов вируса, пролистывать пришлось недолго, Кендель всмотрелся и сказал быстро:
      - Вот... вот эта цепочка мне знакома...
      - Составляли сами?.. В одиночку?
      - Это была трудная задача, - признался он. - Уже думал, не сумею, но самолюбие взыграло... Как это, чтобы я да не смог?.. Вот смотрите, здесь я применил метод... что даже не метод, а моя виртуозность и чуточку везения, зато удалось резко сократить как время, так и объем работы..
      - Да, - согласился я, - вы сумели упростить работу почти на порядок, заменой этого фрагмента... Кому его отправили?
      Он ответил автоматически, не задумываясь:
      - Кейту Ронхольду, он тогда преподавал в Калифорнийском университете... Ох!.. Вы что же, полагаете, это он решился на такое?
      - Не обязательно, - заверил я, - Его тоже мог попросить кто-то из коллег. Несколько хороших умов вполне могут решить задачу, даже не зная, что представляет из себя задача. Спасибо, доктор!
      Он сказал невесело:
      - Но я все равно не могу поверить, что это Кейт. Это светлый ум и светлый человек...
      - Возможно, - сказал я, - он полагал, что именно так послужит победе Света над Тьмой?
      
      
      Медсестра вздохнула с облегчением, когда я сообщил, что доктор Кендель пусть отдыхает и набирается сил, его светлый ум еще послужит науке, а я отбываю.
      На мой взгляд все данные сошлись в одной точке и на одном имени: Кейт Ронхольд.
      Я проверил еще раз, да, он уже прибыл в ЮАР. Что как-то не вяжется, у него рак щитовидки, шесть лет успешной борьбы, но успешность только в том, что этот рак обычно убивает в течении полугода, а доктор Ронхольд, применяя нестандартные способы обуздания, эти шесть лет живет полноценной жизнью, продолжает научную работу, это в его возрасте вообще....
      Ингрид шла за мной настороженная, злая и готовая отвечать на каждый удар тремя ударами. Я связался на ходу с Мещерским, на экране появилось его лицо, в глазах все еще настороженность, но лицу чуть дрогнули в улыбке.
      - Уже знаю, Владимир Алексеевич. Операция прошла блистательно...
      Я отмахнулся.
      - Это в прошлом. Аркадий Валентинович, я прямо отсюда лечу в ЮАР. Если не отпустите со мной капитана Волкову, она будет счастлива...
      Ингрид фыркнула:
      - А как будет счастлив он!.. Аркадий Валентинович, такого счастья он недостоин, потому с ним полечу я. А то третью мировую вдруг начнет, он же ученый, им на все хочется посмотреть и понять, что получилось.
      - Езжай с ним, - сказал Мещерский голосом доброго дядюшки. - Проследи, чтобы не споткнулся на эскалаторе... если в Кейптауне уже работают. Вообще-то профессора - народ рассеянный. То взорвут что-то, то сожгут... так что будь начеку.
      - Спасибо, Аркадий Валентинович, - сказала она голосом послушной девочки.
      Он остро взглянул с экрана мне в глаза.
      - Владимир Алексеевич... если вдруг понадобится помощь, к вам подойдут там на месте.
      - Ого, - сказал я с удовольствием. - Вижу, длинные руки не только у госдепа.
      - Не только, - согласился он. - Понятно, мы сразу же послали туда людей... У нас тоже есть интересы в Африке. Особенно в ЮАР, южной оконечности материка. Но не думаю, что вам понадобится спецотряд.
      
      
      

    Глава 12

      
      Ингрид задремала, едва опустилась в кресло возле иллюминатора, как по привычке называют экраны, имитирующие окна в салоне самолета. Я покосился на ее усталое лицо, все-таки женщины слабее нас, как ни хорохорятся, но все же не зря мы им внушили эту мысль о суфражизме, феминизме и равных возможностях. Иначе прогресс бы замедлился. В индустриальном мире остро не хватало рабочих рук, это в постиндустриальном уже становятся лишними, так что высвобождать нужно прежде всего женщин, заменяя их роботами и компьютерными программами...
      Через несколько часов в "иллюминаторе" сквозь разрывы облаков показались ярко зеленые сочные цвета, это уже ЮАР, сказочный климат, хоть и не по всей территории, позволяет выращивать виноград и всякие там ананасы не только для себя, но и на экспорт.
      Я вытащил смартфон из нагрудного кармана, это для Ингрид, если вдруг проснется, моментально связался с доктором Кенделем.
      - Не разбудил?.. Как процесс реабилитации?
      Он хмуро улыбнулся с крохотного экрана.
      - Старое дерево скрипит, но держится. Только благодаря кофе. А как у вас?
      - В Европе, - ответил я, - рождаемость успешно сокращают внедрением гей-пропаганды и чайлд-фри, а для африканских стран настолько кстати разработан этот вирус, что готов заподозрить глубоко засекреченную правительственную программу. На очереди мусульмане и китайцы, верно?
      Он ответил медленно:
      - Я понимаю вашу мысль.. Вы правы, с особой охотой это оружие применили бы к России... но генетический год русских идентичен белым европейцам, как и белым протестантам в Штатах.
      - Стерло бы их тоже? - переспросил я.
      - Да, - ответил он, - даже быстрее. Все-таки сибирские морозы укрепили русских, они сопротивлялись бы дольше вымиранию, а вот калифорнийцы... гм... прекратили бы свое существование в первый же день.
      Я сказал, не в силах отделаться от невесть откуда взявшейся подозрительности:
      - Но если это программа Пентагона, то не думаю, что там отказались от модификации этого оружия.
      - Правильно думаете, - согласился он. - Если это они создали и запустили, то сейчас наверняка работают над модификациями. И страшно представить, что могут достичь!.. А что вас наталкивает на такую страшную идею?
      - В Африке, - напомнил я, - остались только арабы и часть племен, где генетический код идет еще не то от филистимлян, не то аммореев и магогов, упоминаемых в Библии. Они еще не пришли в себя, но как только опомнятся и поймут, что произошло, сразу же начнутся кровопролитные войны за древнее наследство!
      Он сказал горько:
      - Еще бы... Даже, если на всей Земле останутся двое, начнут войну за право быть главным и диктовать условия побежденному. Хорошо, доктор, я сейчас же начнут думать, как предотвратить возможные беды и с этой стороны.
      Ингрид еще тихо посапывает, а самолет начал неспешно сбавлять высоту. Я подумал, что мы почти пришли к тому, что уже с трудом проходят варианты старого доброго и очень древнего времени, т.е., уже почти не прибыть в другую страну под чужим именем, как я смотрел в шпионских боевиках моего детства, да и не только детства. Некоторые киностудии то ли не следят за стремительным прогрессом в технике, то ли нарочито допускают такие лапы, чтобы накрутить таинственности.
      На самом деле паспорт паспортом, а камеры сличают твое настоящее лицо сперва с базой данных преступников, а затем с более обширной файлотекой шпионов, бизнесменов и прочих-прочих значимых людей, а в особо важных случаях процеживают весь интернет и социальные сети.
      Есть, правда, вариант изменения внешности пластическим хирургом, но стремительно набирает распространение создание портретов по тем факторам, которые никакие пластические хирурги не изменят: расстояние между глазами, строение костей черепа, а оно уникально, как и сетчатка глаза или расположение кровеносных сосудов на лице.
      Потому да, сейчас такие номера не проходят по крайней мере в аэропортах, вокзалах и даже на входе в кафе.
      К счастью для нас, в ЮАР сейчас такая система не работает, а если бы вдруг заработала, я всегда могу вмешаться и внести необходимые изменения.
      Но это я и... сейчас. А завтра уже ни я, ни кто-то еще не может. Анонимность будет вытесняться быстро и беспощадно, как дикий и опасный пережиток.
      Рядом сосед заглянул одним глазом в мой планшет.
      - А-а, Южно-Африканская...
      - Она самая, - пробормотал я. - Как там оставшиеся?
      Он сказал уверенно:
      - Наверняка вздохнули свободнее.
      - Но транспорт и службы парализованы?
      Он покачал головой.
      - Ничуть. Белые африканеры пришли в ту часть необъятного африканского континента, где не было людей вообще! Ни единого поселения чернокожих! Те появились через сотню лет правления белых, когда белые выстроили города, и можно было у этих непонятных людей что-то выпросить или украсть. Это белые принесли в Африку сельское хозяйство, до них черные занимались только охотой. Так что на самом деле в Южно-Африканской республике не белые, а черные пришельцы на чужие земли!...
      - Да я это знаю, - буркнул я, - но такие неполиткорректные речи...
      - Все изменилось, - заверил он. - Больная тема исчезла. Теперь можно, не страшиться кого-то обидеть.
      - Тема просто умерла, - уточнил я.
      Он кивнул.
      - Плохо или хорошо, но больной вопрос снят с повестки дня. Не всегда это получается красиво, но... Мы же в реальном мире? Теперь все спешно применяются к ситуации.
      Я взглянул на него с любопытством.
      - Признаться, я ждал больше политкорректности. Это веяние времени?
      Он сдвинул плечами.
      - Не знаю. Но мне кажется, люди устали притворяться и носить маски. Вот возьмите!
      Я взглянул на листок в его руке.
      - Что это?
      - Теперь раритет, - заверил он. - Сможете продать его коллекционерам.
      Я быстро просмотрел эту памятку для прибывающего в ЮАР: "1.Избегайте незапланированных остановок.
      2.Не останавливайтесь даже тогда, когда вам кажется, что человек на обочине нуждается в помощи.
      3 Машина с мигалкой не обязательно означает, что это - полиция..."
      4. Ваш дом должен находиться на охраняемой территории, иметь забор с колючей проволокой под напряжением, сигнализацию с тревожными кнопками для экстренного вызова вооружённой охраны, решётки на окнах и обязательно сторожевых собак.
      "Везде и всегда нужно запирать на все замки все, что можно замереть. Дом должен быть заперт днем и ночью и на окнах решетки. Ворота автоматически закрываются, гараж тоже. Если вы на парковке, то прежде, чем подойти к машине, сначала нужно убедиться, что за вами никто не наблюдает, потом - бегом в машину и сразу на все замки. Окна должны быть всегда закрыты. Но нужно оставить щель в полсантиметра, так труднее окна разбить. Их бьют обычно когда останавливаетесь на светофоре в центре города и из салона тащат все, что можно утащить".
      Сосед смотрел, как я читаю, но я одновременно заглянул еще и в инет, где в первом же ссылке на ЮАР прочел: "Машины угоняют прямо из рук владельца. Его могут попросить освободить машину, или пристрелить, в зависимости от того, как им кажется легче. Был случай беременной женщине выстрелили в живот, потому что она недостаточно быстро выбиралась из машины. Был случай, когда 8-летнего мальчика пристрелили, потому что он не хотел отдавать свой велосипед. Были несколько случаев изнасилований, когда насиловали девочек возрастом 8 месяцев (это не опечатка!) - и по словам газеты, это не самая молодая жертва изнасилования".
      В среднем за день здесь убивают 50 человек. Если дом взломала банда, у его обитателей нет шансов выжить. Это касается и женщин, и мужчин. Женщины и девочки стопроцентно изнасилуют, в том числе всех бандой. Если вдруг выживут, им гарантированы ВИЧ или СПИД, которыми почти поголовно заражены чернокожие африканцы.
      Возраст женщины для чернокожего не важен, насилуют всех от восьми месяцев и до девяноста лет, даже старше. Женщин обычно насилуют на глазах мужей, сыновей и братьев, а потом на их же глазах убивают. Последним убивают мужчину - чтобы успел посмотреть на смерть семьи".
      Я поморщился, статья поспешно исчезла. Сосед по креслу прав, это осталось в прошлом. В ЮАР теперь только горстка африканеров, что еще не пришли в себя от резкого поворота в судьбе страны.
      Ингрид проснулась, посмотрела непонимающими глазами.
      - Что, уде посадка?
      - Через полчаса, - заверил я. - Просто длинная дуга снижения. Нам чем это ты заснула?
      У нее на планшете открыта страница с сообщением, что ЮАР - одна из самых богатых минеральными ресурсами стран, если не самая богатая в мире. Общая стоимость хранящихся в земле ресурсов оценивается в четыре триллиона долларов.
      Причем, эти ресурсы не в районе вечной мерзлоты, а в идеальном климате, неглубоко и близко к морскому побережье с его портами.
      В ЮАР крупнейшие в мире запасы платины (85% от мировых) и марганца, одни из крупнейших запасов золота, алмазов, хрома и ванадия. Тем не менее за последние десятилетия в ЮАР сокращалась доля горнодобывающей промышленности в ВВП - с 20% в 1970-х до 5% сегодня, да и эти пять процентов держатся только за счет инвестиций из Европы и Китая.
      - Да, - сказал я, - как над такими данными не заснуть... Надо было комедию посмотреть!
      А через полчаса мы уже сходили по трапу в Кейптауне, большинство пассажиров счастливые и радостные, чистый воздух, кристально чистое синее небо и жгучие лучи солнца, чего так дико не хватает в промозглом Лондоне или Петербурге. Даже в Москве чаще видишь затянутое тучами небо, чем солнце.
      Как они только и садились в лондонском аэропорту в маечках и шортиках, раз уж появляются из самолета уже совсем йоганесбургные, а то и вовсе кейптаунные...
      Я ученый, а ученые не могут без костюмов, так принято думать, и хотя я их одеваю в особо редких случаях, но сейчас, так сказать, доктор наук в летной форме: светлый пиджак и светлые брюки, туфли легкие, хотя и не босоножки, как у большинства, для доктора это почти непристойность,
      Ингрид сказала рядом напряженным голосом:
      - Не понимаю... Как будто здесь не прогремела самая страшная катастрофа!
      - Аэропорты берут под охрану в первую очередь, - напомнил я. - Трупы убрали, весь обслуживающий персонал только белые... Оставайся здесь, нас кто-то должен встретить там внизу.
      - Присмотрю, - заверила она.
      - Только не стреляй сразу, - предупредил я.
      Аэропорт, как я понял еще в самолете, работает в штатном режиме. Правда, пока единственный на всю ЮАР, где совсем недавно насчитывалось пятьдесят миллионов человек, и самолетов было в небе, как комаров над болотом, но сейчас и это здорово, а в страну начали спешно прибывать, вернее, возвращаться африканеры, а то и лишь их дети и внуки.
      Как только я вышел из здания аэропорта на свежий чистый воздух, ко мне приблизился крепкий загорелый мужчина, бодрый, глаза блестят весельем, а на лице крупными буквами написано, что здесь возможности, нужно успеть схватить как можно больше.
      - Мистер Лавроноф, - сказал он вполголоса с той же американской улыбкой, слишком широкой, чтобы быть человеческой. - Вам привет от Дуайта Харднетта. Я Эдди Касперсен.
      Рукопожатие у него крепкое, мужское, сейчас врачи по нему определяют работу сердца, забитость сосудов бляшками, ток артериальной и венозной крови, что позволяет судить о реакции как мышечной, так и скорости принятия решений.
      - Вы работаете с ним? - поинтересовался я.
      Он качнул головой.
      - Раньше работали в команде, а сейчас судьба разбросала по разным отделам.
      - Он мог бы передать привет и лично, - заметил я.
      Он улыбнулся еще шире.
      - Мистер Лавроноф, я здесь неофициально.
      - Это объясняет, - обронил я.
      Он сказал понимающе.
      - Думаю, и вы здесь не одни. Вообще ЮАР сейчас кишит агентами спецслужб всех стран. А также людьми из крупных корпораций, кампаний, трастовых фондов.. Возможностей слишком много! Слетелись, как стервятники на павшего льва.
      - А вы здесь...
      Он прямо взглянул в глаза.
      - Как и вы здесь, мистер Лавроноф. Безопасность - превыше всего! А этот регион сейчас особенно опасен. Мы готовы ввести сюда войска, но это вызовет крик мировой общественности и ненужные потрясения. Так что будем кустарничать...
      - Приходится считаться с реалиями, - согласился я. - Правительства постоянно следят за руками друг друга.
      - Потому что все шулеры, - сказал он серьезно. - Избиратели это знают, а когда голосуют на выборах президента, то за того, кого считают лучшим шулером. И который обшулерит остальные шулеров во главе Европы, Китая и всяких швеций.
      - Скоро со всем этим покончим, - пообещал я.
      - Русские?
      - Ученые, - уточнил я. - Без всякой жалости.
      Он покачал головой.
      - У вас жесткая позиция. Это потому что вы... русский?
      - Потому что я бывший советский, - ответил я с горечью. - Из великой страны, что делала все то, что делают сейчас Штаты и предельно осторожничающая Европа. Только у нас был размах шире, а планы по наивности выше.
      - Это нелегко, - сказал он со вздохом. - Очень...
      - Мы тоже, - сказал я, - пытались строить общество равноправия и распределения богатства, чтобы всем досталось, и никто чтоб не ушел обиженным. Как мы помогали Африке, вспомните? Азии, Ближнему Востоку, даже Южной Америке...
      - Да, у вас была такая доктрина, знаю.
      - На этом и надорвались, - сказал я. - Потому нам очень не хочется, чтобы такое случилось с Европой. Европа... это мы сами, хотя Европа от нас и отбрыкивается, как от детей, что не хотят жить в родительском доме.
      Он посмотрел на меня испытующе.
      - То есть, вы спасаете Европу... ну, как вы считаете, потому что не могли спасти Советский Союз?
      - Все мы обязаны поддерживать все лучшее и прогрессивное, -ответил я уклончиво. - Советский Союз ставил перед собой слишком амбициозные и благородные цели, еще не зная, что с питекантропами светлое будущее не построишь... Но проваливались и менее крупные начинания, когда забывали, что человек - скотина, и очеловечить его в несколько лет не удастся. Да еще административными мерами... Забыли, как у вас вводили сухой закон, чтобы спасти американскую нацию от пьянства и связанных с ним болезней?.. Сколько лет продержались, пока питекантроп в каждом из американцев не победил?
      Он хмыкнул.
      - Да, вы продержались дольше.
      - Коммунизм все равно воцарится, - напомнил я. - Во всем мире. Вы это хорошо знаете!.. Но на другом уровне и нас самих, и хайтека.
      
      
      

    Глава 13

      
      Сверху раздался окрик, мы оба подняли головы. Ингрид идет на высоте второго этажа по опоясывающего здание балкону, я помахал ей рукой, а она, не долго думая, лихо перемахнула в красивом прыжке через барьер.
      Касперсен охнул, а она, грациозно приземляясь на ступни, умело завалилась на бок, эффектно кувыркнулась и вскочила на ноги. Не встала, а именно вскочила в полном кипящем силой подскоке.
      Глаза ее сияют как звезды, пошла к нам быстро и уверенная, как восточная царица этих земель, высокая и с копной иссиня-черных волос, небрежно схваченных на затылке в толстый искрящийся на солнце хвост.
      Касперсен едва не схватился за сердце, когда она взглянула на него темно-синими и в тоже же время яркими глазищами, крупными, почти навыкате, что говорит о прекрасной гормональном состоянии организма.
      - Ингрид Вольф, - представил я. - Или Вервольф, что вроде бы ближе... Мистер Касперсен.
      Он торопливо поклонился.
      - Мисс Ингрид, я ваш коллега... тоже археолог.
      Она чуть улыбнулась глазами, губы чуть раздвинулись, показывая жемчужные зубы.
      - Тоже археолог?.. Думаю, сейчас в ЮАР археологов уже больше, чем осталось местных жителей.
      - Но местные должны удержать власть, - сказал он серьезно. - Вы тоже из тех археологов, что стараются в этом помочь?
      Она перевела взгляд на меня, я поспешил ответить:
      - Мистер Касперсен, мы практически выяснили, кто создал вирус африканской чумы, и сейчас находимся на стадии его ареста.
      Он охнул.
      - Неужели...
      Я ответил скромно:
      - Да, мы сумели. Сложность пока в том, что здесь не работают... да пока ничего не работает! Потому отыскать виновного и взять под арест... чуточку труднее, чем в Вашингтоне.
      Ингрид добавила бодро:
      - Но сегодня это сделаем.
      Его глаза стали шире.
      - А можно мне принять участие?
      Ингрид отреагировала мгновенно:
      - А потом по всему миру разойдется новость, что штатовский спецназ обнаружил и обезвредил опасного преступника?.. Нет уж, мы этого одинокого старика сумеем арестовать и сами!
      Я сказал поспешно, стараясь если не свести к шутке, то хотя бы затушевать ее резкость:
      - Сейчас это уже мелочь, можно сказать прошлое. Вы заняты главным, местное правительство нужно поддержать, не навязывая ему никаких условий...
      Ингрид сказала весело:
      - Мистер Касперсен ...
      Он торопливо поклонился, она красиво развернулась и пошла прочь, элитный образец не только женщины, но и человека.
      Я поморщился, глядя как смотрит ей вслед с неподдельным восторгом.
      - Мистер Касперсен?
      - До чего же она, - сказал он медленно, растягивая слова. - Так и не успел сказать, что меня зовут Эдди...
      Я посмотрел на него, потом на Ингрид, стараясь понять, как он ее видит. Рослая с широкими прямыми плечами, что придает ей еще более уверенный и бойцовский вид, изумительная фигура, слишком даже, с такой разве что под куполом цирка прыгать и ловить друг друга в последнюю секунду, да еще фитнес-конкурсы выигрывать. Лицо тоже такое, что смотришь и стараешься вспомнить в каком же фильме ее видел, очень уж киногенично и ярко очерченное...
      - Да, - согласился я, - великолепный экземпляр. Такие больше всего будут сопротивляться переходу в сингулярность.
      Он кивнул с полным пониманием на лице.
      - Потому что безупречна?
      - Для этого времени, - согласился я. - Здесь у таких особей мало конкурентов.
      Он вздохнул.
      - Такую красоту потеряем...
      - Приобретем больше, - отрезал я. - Не знаю, что! Не спрашивайте. Понятно же, каждая новая эпоха дает больше взамен утерянного. Вместо извозчиков пришли сотни моделей автомобилей, мотоциклы, вело, сигвеи и прочая хрень, и вообще мир становится ярче и красивее!
      - Да, - сказал он, - надо верить в прогресс. Надеюсь, теперь уж мы не дадим горлопанам выдрать у нас из рук власть!
      - Отдать власть демократам на этом этапе истории, - ответил я, - смерти подобно.
      Мы пожали друг другу руки, довольные взаимопониманием.
      - Мистер Лавроноф...
      - Мы с вами, - сказал я американцу, - как муравьи. Несмотря на разногласия, гусеницу все же тащим в нужном направлении. Ни вы, ни мы в одиночку не потянем, а вместе тащим, а еще как тащим, трава трещит... О, вас уже встречают. Мистер Лавроноф!
      - Мистер Касперсен, - ответил я.
      Пожав друг другу руки, мы расстались, а ко мне уже идет высокий поджарый мужчина, настоящий бур, светловолосый и голубоглазый, с суровым лицом и широкими плечами человека, у которого за плечами десятки поколений, обрабатывающих эту землю.
      - Андерс Фогельсен, - представился он, - но можно просто Андерс. Доктор Лавроноф?
      Я пожал ему руку, ладонь твердая, как дерево.
      - Точно, - ответил я. - А это мисс Ингрид, моя носильщица. Как у вас, здесь и сейчас?
      - Окажем полное содействие! - заверил он.
      - Нам всего лишь транспорт, - сказал я скромно. - Лучше вертолет, но можно и автомобиль. Думаю, если сумели работу аэропорта наладить, то и остальной транспорт начинаете...
      Он покачал головой.
      - Аэропорт работал все время, если не считать первых недель, когда к власти пришел Мандела, и началась резня белых. Но без белых все рухнуло бы сразу, потому аэропорт всегда оставался под охраной правительственных войск, последних белых берегли. Иначе ни один самолет не смог бы ни сесть, ни взлететь.... Белых в ЮАР оставалось капля в море, но сейчас все до единого вышли из своих охраняемых территорий и спасают страну.
      Я поинтересовался:
      - Никто еще лапу не пробует наложить на эти земли?
      Он покачал головой.
      - Международное право за южноафриканцами. И хотя темнокожее население сгинуло, но белые такие же граждане, это их земля. Все страны могут только предлагать помощь, а не навязывать.
      - Да, - сказал я весело, - как все прекрасно в теории. Вы, наверное, коммунист?
      Он ответил с таким же оптимизмом:
      - Это у вас в России все еще коммунизм, что нас, честно говоря, радует.
      Ингрид внимательно слушала в сторонке, одновременно поглядывая и по сторонам, продолжая обеспечивать мою безопасность, а остальные пусть хоть провалятся.
      Андерс взглянул в ее сторону, усмехнулся.
      - Я вызвал автомобиль с шофером, - сказал он успокаивающе. - Вас отвезут, куда укажете. Сейчас у нас вообще-то безопасно. Единственный плюс, мафии в ЮАР не существовало даже в зародыше. До понятия мафии еще нужно дорасти, а здесь черные сперва убьют, а потом поищут кошелек. Теперь же вообще никакой преступности.
      Я кивнул.
      - Знаю, по уровню изнасилований и убийств ЮАР с приходом Манделы стремительно взлетела на первое место в мире. Но теперь, я уверен, все встанет на свои места. Уже во всем мире поняли, что сильно и непоправимо облажались, настаивая на отмене апартеида... Сейчас все страны будут стараться как-то загладить свою вину.
      Он посмотрел с интересом.
      - Думаете?.. Мне кажется, все будут стараться урвать кусок. ЮАР - самое богатое место в мире. Даже алмазов здесь больше, чем во всем остальном мире. А чтобы добыть их, не нужно бурить вечную мерзлоту, как у вас в России.
      - Будут стараться, - согласился я. - Но все еще и следят друг за другом, чтобы не дать урвать кусок соперникам. Вот так ЮАР и сохранит свою целостность.
      Он покачал головой.
      - В правительстве было четыреста человек. Уцелели только двое белых, которых там держали, как витрину для всего мира. Дескать, в ЮАР никаких притеснений... Но эти двое ничего не решали.
      - Однако Генрих Ангерманн уже объявил себя президентом, - напомнил я, - а Улрик Данзен стал премьером. Да и настоящие выборы пройдут через месяц среди всего населения ЮАР.
      - Намекаете, - спросил он с надеждой, - белые теперь закрепят свои позиции?
      - И на этот раз сделают их нерушимыми, - подтвердил я. - Думаю, если разрешите приезжать египтянам или тунисцам - если разрешите! - им позволите только работать, но без права жительства и участия в жизни страны. Вы не захотите повторения того, что случилось, и на этот раз вся Европа будет вас поддерживать.
      Он взмахнул рукой, к нам послушно подкатил белый сверкающий мерседес последней модели. За рулем молодой белокурый парень, чем-то похожих на средневекового викинга, хотя, собственно, такими и были буры, что первыми высадились на этой земле.
      Он вышел, оставив дверь открытой.
      - Мистер Лавроноф?
      Андерс кивнул в мою сторону.
      - Рольф, ты в распоряжении господина Лавронофа. Он с важной миссией, так что быть любезен с ним... а не только с его спутницей.
      Ингрид наморщила нос, кивнула парню и села на заднее сидение. Я хотел было по мужской привычке сесть рядом с шофером, но тогда получается, что это я телохранитель Ингрид, она такого унижения не переживет и обязательно отомстит, вздохнул, что заметил Рольф, и сел с нею рядом.
      
      
      

    Глава 14

      
      Кейптаун - город небоскребов, когда-то чистейший и сверкающий, вымытый, а сейчас я ощутил смрад, едва только привычно опустил стекло рядом с сидением.
      Весь город выглядит чудовищно, загажено, но тысячи человек на улицах работают быстро и торопливо, стараясь очистить улицы до того, как вонь станет невыносимой, и начнется эпидемия.
      Рольф печально хохотнул:
      - Ну как?.. Нет, это не от трупов. В эти небоскребы начали переселяться дикари из джунглей целыми племенами. Одних белых вырезали, другие успели убежать, так что новые жильцы зажили счастливо... хоть и по-своему.
      - О туалетах, - сказал я, - представления не имели?
      - И не хотели иметь, - ответил он. - Для них унизительно пользоваться туалетами. Это ограничение их свобод, как им успели сообщить демократы.
      - Понятно, - сказал я, - подчиняться правилам белых людей зазорно?
      - Вот-вот, - подтвердил он. - Потому срали в гостиных и столовых, а на кухне и в ванных разводили костры. А еще и жаловались, почему их не кормят, как им обещали те, кто призывал перебить всех белых и захватить их дома.
      - Ну да, - согласился я. - Вода же сама появляется в трубах, как и отопление в батареях. Значит, и еда сама должна откуда-то браться в таких домах... Как реагируют белые на то, что стряслось теперь?
      От тяжело вздохнул, голос прозвучал как-то странно:
      - Ошеломлены.
      - А насчет облегчения?
      Он снова подумал, прежде чем ответить:
      - Есть и очень сильное... С одной стороны вполне понятное злорадство. Те звери уничтожили прекраснейшую страну, которую мы создали на пустом месте и превратили в цветущий сад!.. С другой стороны, мы белые, а это значит обязаны нести бремя белого человека и понимать ответственность и за черных тоже. Мы бы, в целом, не хотели бы такого финала. И не допустили бы тотального уничтожения, будь это в наших руках... Или, полагаете, это кто-то из наших?
      Я ответил уклончиво:
      - В ЮАР медицина и наука шли впереди планеты всей. Я знаю какой сенсацией стало, когда у вас доктор Кристиан Барнард совершил первую в мире пересадку сердца!.. Интернета тогда не было, но весь мир только и говорил про это научное чудо.
      Он горько усмехнулся.
      - Вы еще про наше ядерное оружие вспомните...
      - Ответственность белых, - согласился я. - Африканеры очень ответственные люди. Гораздо более ответственные, чем европейцы. Те давно утеряли это благородное чувство. Африканеры не зря отказались от ядерного оружия перед тем, как передать власть черным. Думаю, точно так же и с этим вирусом. В целом африканеры не хотели бы даже своим угнетателям такого жуткого конца.
      - В целом?- переспросил он.
      Я ответил вопросом на вопрос:
      - А вы не таксист, верно?
      Он ответил невозмутимо:
      - Я инженер по электронике, но в такое время делаем все, что нужно стране, а не нам лично. Вам хотели звонить и спросить, умеете ли управлять автомобилем.
      - А если умею?
      - У аэропорта стоят сотни автомобилей, - сообщил он, - с заполненными бензобаками. Но ввиду того, что вы, как нам сказали, персона самого высокого ранга, и от вас очень многое зависит... вы в самом деле такая персона?
      Я сдвинул плечами.
      - Наверное, уже такая. Но еще не привык. Я, как и вы, человек не той профессии, которой занимаюсь вот сейчас. Доктор наук, профессор, специалист по генетике, чтоб это было яснее. Но когда в доме пожар, то бросаются гасить все, не так ли?
      Он хмыкнул.
      - То-то и оно. Я вас высажу у дома мистера Ронхольда, хорошо?.. Там на улице полно брошенных автомобилей, берите любой. А я поспешу на распределительную станцию. Сейчас главное не допустить коллапса энергетических систем, водоочистки и прочей не замечаемой в обыденности рода деятельности. Иначе из города придется бежать. Нас осталась горстка на всю страну. Так что сперва спасти главные города...
      - Как выжили? - спросил я. - Вообще в ЮАР?
      Он помрачнел.
      - Мы в пригороде объединили несколько участков, оградили высокой бетонной стеной, поверху пустили колючую проволоку и подвели к ней высокое напряжение. Плюс видеонаблюдение и автоматические системы огня. Восемнадцать пулеметов на крышах домов, мощные мины, которые днем деактивируются, а ночью в боевом положении... Как только пришла весть об этой катастрофе, наши сразу взяли три бронеавтомобиля и поехали в город. И с той минуты мы еще не видели семей...
      Он вел машины быстро и уверенно, дороги прекрасные, а брошенные автомобили все припаркованы у обочины.
      В отличие от привычных в Африке развалюх и полудиких людей с лохмотьями, но с автоматами в руках, здесь тянется и тянется почти пригород Лос-Анжелеса, с поправкой на местный колорит.
      Ингрид вертит головой по сторонам, то и дело гуглит в инете, шипит сквозь стиснутые челюсти, наконец сказала с сердцем:
      - А ты знаешь, что эта часть Африки, я говорю о ЮАР, самое богатое место в мире?
      - Да ну? - сказал я.
      Она сказала с жаром:
      - Здесь несметные запасы алмазов, золота, платины, урана, марганца, асбеста, никеля, свинца, хромитов, алюминоглюкатов, ванадия, циркония...
      - ...и других редкостей, - прервал я, - которые вообще нигде не отыскать, кроме как в ЮАР. Знаем, в школе проходили.
      Она уязвлено умолкла, лицо стало озабоченным, читает, как вижу, что до начала чумы в ЮАР из пятидесяти миллионов только пятнадцать процентов оставались трудоспособными, страну спасал прежде всего Китай, но он благотворительностью не занимается, все это время скупал не только сырье, но и предприятия, постепенно подминая .экономику под себя и превращая ЮАР в сырьевой придаток. И вот теперь все рухнуло, что сильно радует Штаты и Европу, опасающуюся роста мощи Китая...
      Я спросил в спину водителя:
      - Как с безопасностью сейчас?
      Он ответил немедленно:
      - Белых среди грабителей нет. Не потому что мы такие пушистые, а потому что этот наш город и наша страна!.. Мы не грабим у себя. Но и другим не позволим. Потому, если увидите кого-то с оружием в руках... из небелых, понятно, стреляйте сразу на поражение.
      Я спросил настороженно:
      - А разве небелые сохранились?
      Он кивнул.
      - Есть полпроцента арабов, что приехали из Египта или Алжира.
      - Ах да...
      Он добавил сурово:
      - Могут попытаться если не захватить что-то, то хотя бы упрочить свои позиции. Потому просто стреляйте! Мы слишком долго терпели и много вынесли за это страшное время.
      - А разве среди них нет... кто с вами сотрудничает?
      Он качнул головой из стороны в сторону.
      - Здесь сразу же власть попытались захватить ребята, что мало чем лучше черных. Даже хуже, потому что умнее, и у них есть цели. Я говорю про исламских фундаменталистов. Вы их не отличите с первого взгляда от черных, это арабы, что за века смешались в какой-то мере с неграми, пусть не кровно, и даже сумели навязать им ислам... в самой примитивной форме.
      
      
      В ЮАР, мелькнула мысль, сильно обижены, что весь мир не ринулся спасать их страну, но чернокожие погибли по всей планете, а свой пальчик болит сильнее, чем у соседа отрубленная нога.
      Даже Германия, у которых негритянского населения ничтожные доли процента, и то обеспокоилась проблемой, как быстро заменить всех умерших дворников и уборщиков мусора.
      В США, естественно, с помпой объявили траур из-за потери части населения. Везде новостные заголовки с портретами в черных рамках с фотографиями голливудских актеров и спортсменов, в стране едва-едва не ввели военное положение, но усилиями Национальной гвардии удалось быстро и жестко пресечь попытки мексиканских банд устроить грабежи и мародерство.
      Меньше всего пострадала Россия и страны бывшего Восточного блока. Там традиционно к негритянскому населению относились без всякой приязни, беженцев на свои земли практически не допускали, да негры и сами не очень-то стремились в холодные и бедные страны недавнего социалистического лагеря, так что смерть двух-трех сотен человек негритянского происхождения прошла практически незамеченной.
      Конечно, больше всего пострадала ЮАР, но вообще-то мы все уже привыкли говорить одно, а думать другое, раздражающе свойство культуры, все же понимают, что на самом деле африканеры в этом случае выиграли целую страну.
      И теперь ЮАР ожидает новый взлет, новый расцвет. Сегодняшняя страна четвертого мира снова войдет в первую десятку, а то и вообще по уровню благосостояния, безопасности, комфортности проживания выйдет на первое место, как уже было в якобы недобрые времена апартеида.
      Я то и дело перехватывал в зеркале внимательный взгляд шофера, наконец он поинтересовался:
      - Доктор, у вас такое лицо... Что, в самом деле эпидемию мог вызвать кто-то из исламистов?
      - А им зачем?
      - Чтобы захватить власть, - ответил он бодро. - Черные для них хуже белых. С нами можно договариваться, уживаться, воевать, но черных они презирали. А теперь...
      - Чего-то ждете?
      Он кивнул.
      - Белых слишком мало! Одни эмигрировали, других вырезали, а оставшаяся горстка самых упорных... капля в море исламистов!.. Сюда сейчас хлынут отряды Аль-Каеды.
      - Насколько знаю, - ответил я, - большинство уехавших африканеров заявили, что вернутся. Многие уже забронировали билеты на авиарейсы в Кейптаун. Это ваша земля, и несмотря на то, что в Штатах, Англии и Австралии устроились неплохо, но все равно готовы воевать и восстанавливать свою оскверненную родину.
      Он ответил с мрачной серьезностью:
      - Вы понимаете верно, доктор. Мы сейчас, как евреи, что наконец-то услышали про независимость Палестины. Они поехали в те земли, хотя там только выжженная земля и песок, но то их родина. Мы тоже возвращается со всего света. А с нами еще немало добровольцев, что помогают нам...
      И немало авантюристов, добавил я мысленно, но ничего не сказал, да и зачем, Ингрид подумала то же самое, по лицу видно.
      
      
      Прозвучал сигнал вызова, на экране смартфона появилось лицо Мещерского.
      - Связь, - сказал я. - Здравствуйте, Аркадий Валентинович.
      В кабинете у настенного экрана спиной ко мне Кремнев, заложив руки за спину, рассматривает карту Европы, Бондаренко у стола рядом с Мещерским.
      - Добрый день, - ответил Мещерский. - Владимир Алексеевич, вот майор предлагает свернуть вообще наши поиски насчет вируса...
      Я спросил настороженно:
      - Чего вдруг?
      - Все Управлением этим занято, - пояснил он, - а тем временем другие угрозы зреют, можно просмотреть. Эта же... свершилась. И, уверен, не повторится. Кто-то был очень зол на негров, сейчас же все у него получилось!
      - Логично, - согласился я. - Вообще-то я человек рациональный, мне как-то не очень хочется строить из себя прекраснодушного дурака, который добивается справедливости несмотря ни на что.
      - Тогда...
      - Нет, - ответил я со вздохом. - Дело как раз в рациональности. Те, кто сумел создать поражающий вирус по генетическому принципу, могут модифицировать его дальше. Например, воинствующий ислам многих достал, Европа от него уже стонет.
      Он дернулся, сказал натянутым, как страна, голосом:
      - Вы насчет вируса. который убивал бы арабов?
      - Да, Аркадий Валентинович, да.
      Он сказал быстро:
      - Но ислам исповедуют не только те, что взрывает вокзалы, кафе, школы и автобусные остановки!
      - Я об этом догадываюсь, - ответил я.
      Бондаренко вмешался с явным неудовольствием:
      - Владимир Алексеевич, на самом деле ислам вообще-то мирная религия! А воинствующие радикалы - это доли процента от числа мусульман!..
      - Ростислав Васильевич, - сказал я, - вы так горячо, словно сами уже приняли ислам. Не волнуйтесь, я к исламу отношусь с большой симпатией. Не говоря уже о чисто рациональном раскладе, Татарстан и Башкирия - это Россия.
      - И вся Средняя Азия, - сказал он горячо, - даже в Европе много исповедующих ислам из числа белых и очень даже культурных европейцев!..
      Я выставил перед собой ладони.
      - Тихо-тихо, успокойся. Но представь себе, что кто-то этого не знает... нет, наверное знает, но попросту решил отмахнуться. Дескать, сопутствующие потери...
      Он охнул.
      - Мусульман в мире больше, чем было чернокожих!.. Это... неужели кто-то пойдет на такое?
      Я сдвинул плечами.
      - Совсем недавно пытались уничтожить всех-всех евреев на свете!.. И таких пуритан нашелся не один человек, как вы помните по фильмам. Так что с накалом ненависти в нашем мире все возможно. А по мере увеличения свобод человек все раскованнее проявляет скрытое в нем зверство.
      Он сказал зло:
      - Раньше религия как-то удерживала человека. Но, как сказал Федор Михалыч, если Бога нет - позволено все!
      Мещерский сказал мягко:
      - Владимир Алексеевич, доведите свою миссию до конца.
      Экран погас, Ингрид ткнула меня локтем в бок.
      - Что молчишь?
      - Угроз слишком много, - буркнул я, - за все не успеваем хвататься, потому и... Единственный выход, не самый лучший, но работающий - это повышенная и просто демонстративная жестокость в отношении террористов и тех, кто их спонсирует или поддерживает.
      
      
      

    Глава 15

      
      Впереди начал вырастать из оранжевой выжженной земли высокий забор из бетонных плит выкрашенный в белый цвет. По верху густо пропущена колючая проволока и, как я заметил сразу, электрический ток высокой мощности.
      Из специальных гнезд поверху торчат тупые стволы крупнокалиберных пулеметов, на тот случай, если нападающие прибудут на защищенных автомобилях.
      Две скрытые видеокамеры высокого разрешения тщательно осмотрели нас, прежде чем голос из динамика на воротах произнес:
      - Прошу вас, мистер Лавроноф.
      Ворота тяжело раздвинулись на роликах, настоящие стальные плиты, способные без ущерба выдержать прямой выстрел из противотанковых ракет.
      За воротами на расстоянии в две сотни метров за тщательно ухоженными зелеными газонами начинаются дома, идеально чистые, словно только что выстроенные, хотя по документации им десятки лет, но, как вижу, подновляются, перестраиваются, улучшаются, буры - народ очень деятельный, в свое время сумели нанести вторгшимся английским войскам ряд поражений.
      Чтобы победить отважных африканеров, Англия впервые в истории придумала концентрационные лагеря, а поселения буров сжигала дотла, убивая там всех, кто сопротивлялся переселению в концлагеря, где их тоже убивали чуть позже.
      Шофер сказал невесело:
      - Вот так мы и жили с момента выхода Манделы на свободу...
      - Почему не уехали? - спросил я с сочувствием. - Зачем жить за колючей проволокой, стреляя во всех, кто пытается перелезть через стену?
      Он сказал с болью:
      - Это наша земля!.. Наши предки ее открыли и заселили! Здесь никто раньше не жил... Вы считаете Европу гигантской, но знаете сколько европ поместится на африканском континенте?
      - Представляю, - ответил я мирно. - Даже исполинская Россия там поместится трижды.
      - Ну вот! А кто придумал термин "Черная Африка" и лозунг, что Африка должна принадлежать неграм?.. Вся Африка? Это значит, Египет, Тунис и Алжир тоже изгнать?
      Я любовался идеально ровным газоном, немецкая пунктуальность и тщательность чувствуется во всем, начиная от безукоризненного асфальта до пышных цветов у крыльца каждого коттеджа.
      Автомобиль подкатил и остановился на выложенной плиткой стоянке для машин вблизи роскошного даже по штатовским меркам двухэтажного дома, хотя уже знаю, все сделано руками самих же колонистов. Протестантская этика требует работать больше и лучше, так как именно этого от людей ждет Творец, который создал для них планету и велел самим за нее следить и ухаживать.
      Православные, да и немалая часть католиков, что от работы отлынивают всеми путями, по этому поводу язвят: "Протестант страшится не перевыполнить дневную норму, словно за это его не возьмут в рай".
      Ингрид сказала непререкаемо:
      - Я подожду в машине.
      - Я хотел уехать, - напомнил водитель.
      - Езжай, - велела она. - Я подберу что-нибудь из брошенных.
      Выбравшись из автомобиля, я сразу ощутил аромат диковинных цветов, что выращиваются с трудом и требуют постоянного ухода, но для африканеров, живущих в постоянной опасности нападения, и это, похоже, не кажется особенно трудным.
      Из дома вышел высокий седой человек, даже не представляю, сколько ему лет... хотя да, это же Ганс Майтиус, ему девяносто два года, работал в яяяя, яяяя и яяяя, повсюду оставаясь верным соратником Ронхольда.
      Он взглянул на меня с живейшим интересом.
      - Мистер Лавронов?.. Я знаком с вашими работами в нейрофизиологии. А в последней вообще прорыв!
      Я ответил польщенно:
      - Спасибо. Рад, что мои труды знают даже здесь.
      Он сделал широкий жест в сторону распахнутых дверей в дом.
      - Прошу вас. Мистер Ронхольт ждет вас. Да-да, проходите сразу в гостиную, но позвольте сперва указать, где у нас туалетная комната.
      Уже на выходе из туалетной комнаты меня тихонько перехватила молоденькая медсестра.
      - Доктор Лавроноф, - прошелестела она почти неслышным голосом, - доктор Ронхольт готов вас принять. Но он очень слаб, так что не больше пяти минут, прошу вас.
      - Да-да, - заверил я, - это не займет и пяти минут.
      Сердце мое сжалось, когда увидел Ронхольта в инвалидном кресле, плед наброшен на колени, сам он исхудал до невозможности, лицо желтое, покрытое глубокими морщинами, кожа обвисла, выказывая, что совсем недавно прилегала к телу достаточно плотно..
      Я поклонился.
      - Мистер Ронхольт...
      Взгляд его оставался ясным и острым.
      - Мистер Лавроноф, - ответил он слабым голосом. - Мы все знакомы с вашими блестящими работами.
      - Ох, - сказал я, - польщен... Честно говоря, не ожидал, что меня будут узнавать...
      - Прошу вас, - проговорил он, чуточку растягивая слова, - садитесь ближе с этой стороны, я теперь слышу только правым ухом. Да, я понимаю, почему вы здесь... Не ищу оправдания, но в самом деле вовсе не хотел гибели всего негритянского населения! Расчет был на то, что вирус поразит местных в Кейптауне, а также ту часть ЮАР, где больше всего банд, с которыми не могут справиться даже правительственные войска, после чего мутирует и станет безвредным. Вы же сами генетик, знаете, создать устойчивый вирус очень сложно, почти невозможно.
      Я кивнул.
      - Да. Иначе еще в древние времена истребили бы человечество.
      - Вот-вот, - сказал он. - Я рассчитывал, что вирус потеряет силу уже через два-три дня. В любом случае он бы не вышел за территорию ЮАР!
      - Вам не повезло, - сказал я с сочувствием. - Вирус в самом деле мутировал... Но его мутация как раз закрепила эту смертоносность при смене поколений. Вирус уже совсем другой, но убивает все так же... Вы гений, доктор Ронхольт.
      - Когда я узнал, - сказал он, - что вирус не слабеет и уже вышел за пределы ЮАР, а потом попал даже в Европу, я... не покончил с собой не из-за чувства вины... хотел дождаться кого-то... из вас. И рассказать, что это свойство неизменяемости можно использовать, к примеру, для очистки воды. Почти вся Африка и Ближний Восток остро нуждаются в питьевой воде!.. Не нужно буксировать из Антарктиды айсберги, достаточно поместить этот видоизмененный вирус... такое сделать легко!.. в резервуар с морской водой, и там через десять минут станет чистейшей питьевой!..
      - А на дно выпадет чистейшая морская соль, - согласился я. - Вы правы, модифицировать вирус для этой цели нетрудно, хотя и затратно. Главное, чтобы через пять секунд жизни не превратился в нечто совершенно бесполезное, живущее своей жизнью. Вам это удалось, доктор...
      Он возразил:
      - Это получилось совершенно случайно!
      - Многие открытия делались случайно, - напомнил я. - Но слава доставалась тем, что их получил. Ваше имя войдет в историю, как величайшего злодея, но и благодетеля. Я уже вижу, где этот устойчивый вирус можно применить, помимо опреснения воды или очищения урановой руды...
      - Вот-вот, - сказал он с надеждой. - У меня в нижнем левом ящике стола несколько флешек. Одна поцарапанная, с иероглифом на черной стороне. Там все о вирусе ЯЯЯЯ.
      Я спросил быстро:
      - И полная последовательность фаз?
      Он прошептал:
      - Да... я пытался... но не успел... Вы сможете в сегмент КА-40 ввести изменения... я их в отдельном файле... и тогда...
      Дыхание его прервалось, я видел как ему трудно говорить, но смолчал, догадываюсь, но пусть скажет сам, это важно.
      Через минуту он прошептал с усилием:
      - Вирус можно модифицировать так, что он, распыленный в атмосфере, защитит ген, ответственный за разницу в расах... А если его взломают, тут же сам закроет бреши и... предотвратит...
      Я проговорил:
      - И никто не сможет создать генетическое оружие?
      - Да, - ответил он. - В современных условиях... нет. А далекое будущее... надеюсь... будет к нам благосклоннее.
      - Будущее ответил за себя само, - произнес я, - а я представляю сейчас, как ни странно, сегодняшний день, в котором места гуманизму больше, чем рациональности. Потому, кто создал вирус ЯЯЯЯ так и останется неизвестным. А вот кто модифицировал его в вирус "Защитник", узнает весь мир...
      Он посмотрел на меня неверящими глазами.
      - Но это же... неправильно...
      - Только Бог прав, - ответил я. - А мы толкуем то в одну сторону, то в другую. Вы же убедились, как многое зависит от поступков одного человека...
      Он прошептал:
      - Спасибо...
      Я поднялся.
      - Прощайте, доктор.
      Он закрыл глаза, я вышел, медсестра стоит ко мне спиной в коридоре. Едва услышала мои шаги, обернулась, в глазах страх.
      - Что с ним?
      Я сдвинул плечами.
      - Вы знаете, что с ним. Это уже не четвертая стадия, это последняя...
      - Но он, - сказала она и запнулась.
      Я кивнул.
      - Несколько дней у него есть. Пусть это будут спокойные дни. Больше обезболивающего.
      Я вышел, чувствовал ее вопрошающий взгляд, но не стал копаться что она знает и насколько много. Некоторые вещи пусть остаются нераскрытыми, мы все пока что питекантропы, но скоро этот мир кончится, как и любая нераскрытость человеческих поступков.
      Сингуляры смогут увидеть, что человек делал и даже думал в его прошлой жизни досинуляра, какие преступления совершил, а какие только замыслил, но кому та ерунда будет интересна?
      
      
      Перед Сценарио кафе(?) Ингрид чуть задержалась, припарковывая автомобиль, а я вошел и сел за первый попавшийся свободный стол.
      В первое время, помню, было интересно вот так рассматривать людей в кафешке или в баре, мгновенно собирая о них всю информацию, начиная от медицинской карты родителей, пребывания в яслях, детском саду, школе, поведение в обществе, награды и поощрения, приводы в полицию, премии, бонусы, сомнительные сделки, семейный статус, отзывы на работе, характеристики открытые и внутрикорпоративные...
      Каждый, как на ладони, и кем бы не прикидывался перед окружающими, моментально вижу, что из себя представляет на самом деле. Сегодня это доступно только мне, а завтра станет обыденностью для всех, а это значит, нынешний мир рухнет безвозвратно.
      А каким будет?
      Ингрид появилась веселая и оживленная, жизнь в мире налаживается, села напротив. Появилась официантка с папкой "Меню" в руках, взглянула на Ингрид, на меня, папку положила передо мной.
      Ингрид усмехнулась.
      - Ничего не замечаешь?
      Я посмотрел вслед официанте.
      - Что? Натуралка, разведена, детей нет, незаконченное высшее, небольшие проблемы с печенью, начальный сколиоз...
      Она прервала:
      - Я не об этом.
      - А о чем?
      Она произнесла лениво:
      - Уже второй день меню кладут перед тобой. Не понял?
      - А-а-а, - сказал я, - ну это понятно, женщины чуют, у кого кошелек толще. У кого толще, тот и мужчина.
      Ее нос попытался сморщиться в гармошку, но не получилось, только крылья пару раз хищно дрогнули.
      - Все-то понимаешь, мимикрун... Ешь быстрее, Мещерский будет у себя через двадцать минут.
      Мы справились с бутербродами и кофе за семь минут, а еще через пять уже докладывали Мещерскому, как и что сейчас в ЮАР, и почему мир никогда не будет таким, каким был вчера или даже сегодня утром.
      В разгар доклада вошел Бондаренко, бросил на стол начальству пару распечатанных листков.
      Мещерский поинтересовался:
      - Что это?
      Бондаренко бросил косой взгляд в мою сторону.
      - Непонятки, товарищ полковник. Пришло сообщение от военной разведки Пентагона. Там один доложил, что был схвачен на границе с Катаром. Его повезли трое в военный лагерь боевиков. С ними поехала и одна женщина. По дороге застрелила обоих охранников и шофера, его освободила от наручников, велела садиться за руль и гнать на север, там сейчас правительственные войска. Когда он спросил, кого должен благодарить за спасение, она ответила загадочно "Профессора Лавронова".
      Мещерский сдвинул печами, поднял от бумаг взгляд на меня.
      - Вряд ли имела в виду вас, профессор... Хотя фамилия редкая.
      - Жгучая брюнетка, - спросил я, - но с прозрачными, как горная вода глазами?
      Бондаренко сказал виновато:
      - Это все, что было передано. А нам потому, что фамилия "Лавронов" встречается только у русских.
      Мещерский поинтересовался с подтекстом:
      - Профессор, что вы о ней знаете?
      Я пробормотал:
      - Да так, случайная встреча... Повязались пару раз, надо было время скоротать... Ничего личного. Она из Ирландской Революционной Армии.
      Бондаренко смотрел на меня с огромным уважением.
      - Профессор... А здесь, наверное, деньгами берете?

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Никитин Юрий Александрович (froggreat@gmail.com)
  • Обновлено: 11/07/2017. 599k. Статистика.
  • Роман: Фантастика
  • Оценка: 6.68*11  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.