Нестеренко Юрий Леонидович
Say "Cheese"!

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 11, последний от 04/01/2012.
  • © Copyright Нестеренко Юрий Леонидович
  • Обновлено: 15/04/2012. 45k. Статистика.
  • Рассказ: Проза Нефантастика
  • Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Об идеальном преступлении

  • 
    
    Лору разбудило солнце.
         Еще,  наверное, минуту она лежала, ощущая на лице его теплое нежное
    прикосновение,  не открывая глаз и блаженно улыбаясь. Если солнце светит
    в  окна спальни,  значит,  уже не меньше двух пополудни...  Затем все же
    разомкнула веки  и  тут  же  снова зажмурилась,  встретившись взглядом с
    дневным светилом:  выходит,  утром,  повалившись на кровать, она даже не
    задернула  шторы...   Лора  сладко  потянулась,  затем  уютным  кошачьим
    движением  повернулась  набок  и   посмотрела  на   часы,   стоявшие  на
    прикроватном столике. 2:47. Чудесно, просто чудесно!
         Рядом с часами молча лежал мобильный телефон.
         Лора неприязненно взяла телефон в руку,  ткнула кнопку, пробуждая к
    жизни экранчик. Теоретически существовала вероятность, что она спала так
    крепко,  что не услышала звонка.  Хотя,  конечно,  _он_ бы так просто не
    угомонился.  Звонил  бы  и  звонил,  после  первых  гудков уже  забыв  о
    первоначальной цели и наливаясь желанием устроить разнос,  выяснить, где
    она шляется и почему так долго не берет трубку...
         Пропущенных звонков не было. Ни от него, ни от кого-либо еще. Какое
    это все-таки блаженство,  когда тебе никто не звонит... Впрочем, если не
    звонит он,  рано или поздно позвонят другие.  И даже,  пожалуй, странно,
    что  этого все еще не  произошло.  Почти три часа.  Нет,  ошибки быть не
    может.  Даже если что-то  задержало его в  пути,  он бы непременно дал о
    себе знать.  В чем-в чем, а в этом он всегда был пунктуален. Так что, по
    всей вероятности...
         Лора упруго спрыгнула с  кровати.  Остатков сна  не  было уже ни  в
    одном глазу;  она чувствовала себя великолепно -  так, как и должен себя
    чувствовать молодой,  здоровый,  отлично  выспавшийся человек  теплым  и
    солнечным утром. Ну то есть, конечно, с астрономической точки зрения уже
    давно день,  но какое ей дело до астрономии?  Для нее сейчас утро.  Утро
    чудесного дня... и чудесной новой жизни.
         Пошлый штамп,  да.  Но о штампах пусть болит голова у Маргарет,  ее
    редактора.
         Лора   поспешно  умылась,   чуть   ли   не   вприпрыжку  подошла  к
    холодильнику,  открыла дверцу,  налила себе  полный стакан апельсинового
    сока.  В  хирургически-белых  недрах агрегата еще  покоились на  тарелке
    среди крошек остатки пирога.  Лора с усмешкой покосилась на них;  плотно
    есть ей сейчас не хотелось,  тем более -  это. Она ограничилась тем, что
    поджарила себе  тост и  с  удовольствием запила горячий хрустящий хлебец
    холодным  соком.  Затем,  весело  напевая,  переоделась в  купальник  и,
    дополнив  наряд  одними  лишь  коротенькими шортиками (не  столько  ради
    приличия,  сколько ради кармашка с ключами), выскочила на заднее крыльцо
    - то,  что  выходило прямо на  пляж.  Спустилась вниз,  с  удовольствием
    шлепая  босыми  подошвами  по   гладким,   нагретым  солнцем  деревянным
    ступенькам, и побежала к океану.
         Мобильник так и остался лежать на столике. Пусть хоть обзвонится.
         Несмотря на  отличную погоду,  пляж  был  пуст -  как,  впрочем,  и
    всегда.  Одним  из  главных  достоинств своего  дома  Лора  считала  его
    уединенное расположение на  пустынном  побережье,  где  не  бывает  толп
    отдыхающих.  Изредка,  впрочем, любители дикого отдыха все же добирались
    сюда  на  своих внедорожниках,  но  такое обычно бывало по  выходным;  в
    будние же  дни,  как  сейчас,  из  всех  двуногих на  берегу можно  было
    встретить разве что чаек и альбатросов. К югу, правда, жил старый мистер
    Стивенс,  но  до его дома было почти полмили;  на севере стояло еще одно
    бунгало,  но оно уже два года пустовало. А дальше песчаная полоска пляжа
    сходила на нет и начинались скалы, отвесно уходящие прямо в море.
         За все,  конечно,  приходится платить,  и  за жизнь на отшибе тоже.
    Даже поездка за  продуктами в  ближайший городок Еллоурок отнимает сорок
    минут,  а  уж когда дела требуют выбраться в  большой город...  С другой
    стороны,  Лора  хорошо помнила жизнь в  этом  самом большом городе,  где
    из-за пробок нередко теряешь еще больше времени, а бегать можно в лучшем
    случае  по  асфальтовой  дорожке,   зажатой  между  шоссе  и   гранитным
    парапетом,  дыша  выхлопными газами  и  пОтом  других  любителей  легкой
    атлетики...
         Она  легко  пересекла полосу рыхлого сухого песка и  побежала вдоль
    линии  прибоя.  Здесь  песок  под  ногами был  плотным и  твердым,  одно
    удовольствие для  бегуна.  Лора бежала быстро,  но  без  напряжения;  ее
    дыхание оставалось ровным и размеренным,  морской ветерок приятно овевал
    кожу.  Впереди поперек пляжа рядами белела на  песке большая стая  чаек;
    они казались общиной,  проводяшей собрание. Лора не хотела им мешать, но
    обогнуть такую крупную стаю, не потревожив, не было никакой возможности.
    При  приближении человека они  все  разом поднялись в  воздух и,  описав
    полукруг над морем, снова зашли на посадку у Лоры за спиной.
         Справа проплыло необитаемое бунгало;  Лора в  который раз подумала,
    что этот заброшенный дом на пустынном берегу так и  просится в декорации
    для триллера.  У  нее уже были кое-какие наметки сюжета,  но в последнее
    время как-то  не  доходили руки как  следует все обдумать ("гм,  корявый
    оборот,  думают-то не руками.  Маргарет на меня нет...") Да и, по правде
    говоря,  не  было  желания.  Над  по-настоящему мрачными сюжетами хорошо
    работается, когда в твоей реальной жизни все благополучно. А когда... Ну
    ничего, вот, наверное, теперь...
         Пустой дом  остался позади;  до  скал было уже  рукой подать.  Лора
    перешла на шаг и сразу ощутила волну жара,  приливающего к коже изнутри.
    Она сделала еще несколько глубоких вздохов,  немного постояла,  глядя на
    искрящуюся солнечным золотом морскую синеву,  а  затем сбросила шорты на
    песок и побежала в воду.
         Высоко вскидывая ноги и поднимая тучи брызг,  она забежала почти по
    пояс,  затем  нырнула,  проплыла  несколько ярдов  под  водой,  и  снова
    выскочила на  поверхность,  гребя энергичными саженками прочь от берега.
    Вода  была  довольно-таки  прохладной,  но  после ее  забега под  жарким
    солнцем это  было как раз то,  что надо.  Лора знала,  что еще несколько
    гребков  -   и  ощущение  холода  уйдет,  сменившись  чувством  бодрящей
    свежести.  Так оно,  разумеется, и вышло. Она постепенно снизила темп, а
    затем и  вовсе лениво перевернулась на спину и  замерла,  покачиваясь на
    едва заметных волнах и  глядя в  зенит.  Холодно уже совершенно не было;
    Лора  наслаждалась ощущением единства с  морской стихией.  Затем  так  и
    поплыла на  спине  обратно к  берегу,  ритмично взмахивая обеими руками,
    пока при очередном гребке пальцы не коснулись песчаного дна.  Тогда Лора
    вытянула руки  вдоль  тела  и,  слегка  шевеля ногами,  позволила легким
    волнам вынести себя на  берег.  Немного полежала прямо в  полосе прибоя,
    чувствуя,  как морская пена прокатывается по  ногам и  на  обратном пути
    вытягивает  мокрый   песок   из-под   пяток.   Затем,   вновь   чувствуя
    необходимость согреться,  вскочила,  отбежала прочь от  воды и  блаженно
    растянулась на горячем песке,  погрузив в  него длинные пальцы.  Лежала,
    отдыхая,  обсыхая и  согреваясь,  смотрела в  безупречно-ясную  небесную
    синеву,  чуть прищурясь,  чтобы не слепило солнце, и думала: как хорошо.
    Как же мне хорошо...
         Наконец поднялась, отряхнулась от песка, отыскала брошеные шорты и,
    теперь уже без всякой спешки,  побрела по пляжу обратно в  сторону дома.
    Ее дома. Ее и только ее.
         У крыльца ее уже ждали.
         Человек,  выбравшийся из машины при ее приближении, словно сошел со
    страниц ее собственного романа.  Основательно за пятьдесят,  в  костюме,
    несмотря на  жаркий день  (впрочем,  явно не  новом,  и  галстук повязан
    небрежно),  редкие седеющие волосы,  обычно прикрытые шляпой (но сейчас,
    как   заметила   Лора,    он   оставил   шляпу   на   сиденье   машины),
    устало-понимающее выражение лица  с  набрякшими векам,  вялыми  щеками и
    брюзгливо опущенными уголками  губ.  Но  черные  глаза  казались намного
    моложе этого лица и "умели в нужный момент взглянуть на собеседника так,
    что  тот чувствовал себя простреленным навылет" -  да,  именно так она в
    свое время и  написала...  На  миг ей стало даже жутко,  настолько точно
    этот человек соответствовал жившему в ее воображении образу.
         - Миссис  Лора  Клифф?   -   вопросительная  интонация  была  явной
    условностью,  он,  разумеется,  знал,  куда и к кому едет.  -  Лейтенант
    Меррит,   -  он  продемонстрировал  ей  значок.  -  Мы  с  вами  однажды
    встречались, вы, возможно, помните?
         Да,  теперь Лора вспомнила.  Никакой мистики,  конечно,  не  было -
    перед ней был не материализовавшейся герой ее книг, а как раз наоборот -
    его живой прототип.  Некогда Лора,  вместе с еще несколькими набиравшими
    популярность  писателями  детективного  жанра,  побывала  на  встрече  с
    сотрудниками полицейского департамента,  где стражи порядка рассказывали
    детективщикам о  своей работе -  кому-то  там в  их  отделе по  связям с
    общественностью пришло в  голову,  что такое мероприятие будет полезным.
    Был там и  Меррит,  и Лора не то чтобы сознательно запомнила его,  чтобы
    вывести в книге впоследствии,  но образ отложился в памяти и,  очевидно,
    всплыл  сам  собой,  когда  ей  потребовалось описать немолодого мудрого
    полицейского, выводящего преступников на чистую воду без всяких погонь и
    стрельбы, исключительно благодаря своей проницательности, опыту и знанию
    человеческой натуры.
         - Да,  лейтенант, - кивнула она. - Простите, не узнала вас сразу. У
    меня  вообще  плохая  память  на  лица.  Не  то,  что  у  вас,  конечно?
    Запоминаете с  одного раза и на всю жизнь?  -  она продолжала улыбаться,
    демонстрируя,  что появление полицейского на пороге ее дома ее ничуть не
    беспокоит.  О чем беспокоиться законопослушной гражданке?  Возможно,  он
    хочет пригласить ее на еще какое-нибудь PR-мероприятие. Или даже, слегка
    смущаясь,  попросить автограф для какой-нибудь своей племянницы, которая
    "ваша горячая поклонница".
         - Я  знаю вас не  только по той встрече.  Имя Лоры Клифф достаточно
    известно, - он словно бы подтверждал ее невысказанные предположения. - Я
    даже читал пару вашех книг,  -  здесь должен был  последовать комплимент
    или,  на худой конец,  какое-нибудь критическое замечание профессионала,
    однако вместо этого Меррит произнес:  - Но я, к сожалению, прибыл не для
    разговоров о  литературе.  У меня для вас плохие новости,  миссис Клифф.
    Сегодня утром  машина  вашего  мужа  на  пустынном участке горной дороги
    пробила ограждение и рухнула с обрыва.  К сожалению,  он не выжил, - тон
    этих фраз был  подобающим,  но,  произнося их,  Меррит как бы  невзначай
    взглянул ей  в  глаза -  тем  самым стреляющим взглядом.  -  Примите мои
    соболезнования,  -  добавил он все с той же вежливо-скорбной интонацией,
    положенной в таких случаях.
         - Вот как,  -  пробормотала Лора и замолчала. Так растеряна, что не
    знает, что сказать...
         - Машину внизу заметили только через несколько часов,  -  продолжал
    лейтенант.  -  Еще какое-то время ушло,  чтобы до нее добраться... Но, в
    любом случае,  его бы  не  спасли,  даже подоспей помощь мгновенно.  При
    таком-то   падении...   У   меня  еще   нет   окончательного  заключения
    судмедэксперта, но, судя по всему, он умер сразу.
         - Ради бога, лейтенант, избавьте меня от медицинских подробностей!
         - Я только хотел сказать, что он не мучался.
         - Да. Спасибо.
         - Не за что тут благодарить, миссис Клифф...
         - Ну...  спасибо за участие, я имела в виду. Вы даже приехали лично
    в  такую даль,  не поручили кому-то из подчиненных просто известить меня
    по  телефону...  хотя,  я  ведь не  взяла с  собой мобильник...  мне уже
    звонили, да?
         - Вы правы,  мэм,  -  медленно произнес Меррит.  - Обычно лейтенант
    полиции не  ездит  лично,  чтобы известить родственников жертвы дорожной
    аварии.  Но дело в том,  что у меня есть сомнения,  действительно ли это
    была авария.
         - Что вы имеете в виду? - Лора вскинула на него удивленный взгляд.
         - Пока точно не знаю.  Как я сказал, эксперты еще не закончили свою
    работу.  Не только патологоанатом - обломки машины сейчас тоже тщательно
    обследуют, и тот участок дороги, где... Впрочем, - оборвал он себя, - вы
    ведь  хорошо  разбираетесь в  специфике нашей  работы.  А,  стало  быть,
    понимаете,  что сомневаться во  всем -  это тоже ее часть...  Видите ли,
    этот  горный  серпантин действительно опасен,  и  подобные несчастья там
    периодически случаются.  Но  мистер  Клифф  был  опытным  водителем.  И,
    насколько я  понимаю,  ездил по этой дороге сотни раз.  Погода сегодня с
    утра была хорошей.  Ни дождя, ни тумана. Так что же произошло? Возможно,
    техническая неисправность.  Скажем,  утечка тормозной жидкости...  -  он
    словно  бы  неторопливо рассуждал сам  с  собой,  но  его  взгляд  вновь
    стрельнул в лицо Лоре.  -  Но тут есть еще одна странность. Перед сбитым
    ограждением нет  тормозного следа,  это  мы  уже проверили.  И  удар был
    нанесен в  таком месте и  под таким углом,  что едва ли можно говорить о
    попытках маневра.  Иными словами, мистер Клифф мчался на полной скорости
    прямо в пропасть, не пытаясь ни свернуть, ни затормозить.
         - Вы что же, хотите сказать, что Том покончил самоубийством?!
         - Это одна из версий,  -  невозмутимо подтвердил Меррит.  -  А  как
    по-вашему, у него были для этого основания?
         - Это что, уже допрос?
         - Пока  только  неформальный интерес,  миссис  Клифф.  Я,  конечно,
    понимаю,  что,  если версия самоубийства подтвердится,  вы  не  получите
    страховку...
         - Том  не  страховал свою жизнь,  -  покачала головой Лора.  -  Мне
    кажется, он собирался жить вечно.
         - Вы не очень-то ладили в последнее время, не так ли?
         - С чего вы взяли?
         - Ну взять хотя бы вашу последнюю реплику. Как-то не ждешь подобной
    иронии от женщины, только что узнавшей о смерти любимого.
         - Просто нам доводилось... спорить на эту тему. Я ему говорила, что
    это безответственно...  Послушайте,  лейтенант, я, быть может, и в самом
    деле  реагирую неадекватно.  Вы  должны понимать,  ЧТО  на  меня  сейчас
    свалилось. Мне нужно какое-то время, чтобы прийти в себя...
         - Конечно, конечно. Прошу простить мою полицейскую бесцеремонность.
    Но...  могу я  попросить вас никуда не уезжать в  ближайшее время?  Ваши
    показания могут понадобиться.
         - Да какие теперь разъезды! Похороны и все такое.
         - Вот и  хорошо.  Ох,  простите,  опять я  ляпнул что-то не то.  До
    свидания, миссис Клифф.
         Лора посмотрела, как отъехала его машина. Затем вошла в дом.
         "Спорили",  да. Если это так называется... "Надеешься, что я сдохну
    раньше тебя,  да, дорогая?" И эта его жуткая улыбка - которую можно было
    бы счесть веселой и даже добродушной,  если бы не глаза. Даже не злые...
    пустые.  Скучающие.  Глаза человека, столкнувшегося с досадной помехой -
    не стоящей,  впрочем,  особого внимания и подлежащей простому и быстрому
    устранению.
         Такие глаза были у него перед тем, как он ударил ее в первый раз.
    
         Меррит вновь заявился на следующий день.
         - Вы могли бы позвонить,  - сказала Лора, открыв дверь, но не спеша
    впустить его в дом.
         - Вы знаете,  не люблю общаться по телефону, - признался лейтенант.
    - Понятно,  что в  наше время и  с моей профессией без этого никуда,  но
    разве это разговор - когда не видишь лица собеседника?
         - Угу. Вы следите, куда смещаются его глаза при ответах - влево или
    вправо, и определяете, врет он или говорит правду.
         - Вас  не  проведешь,   миссис  Клифф,  -  он,  кажется,  собирался
    рассмеяться,  но  поспешно вновь напустил на себя приличествующий случаю
    вид.  -  Так или иначе,  заехал сообщить вам,  что экспертиза закончена.
    Тело находится в окружном морге, и его можно забрать для похорон.
         - Я распоряжусь об этом. Уже подобрала похоронное бюро.
         - Вас интересуют выводы экспертов?
         - Они установили причину аварии?
         - Скорее,  наоборот - установили, что не может ею быть... Может, мы
    все же не будем беседовать через порог?
         - Хорошо. Проходите в гостиную. Вот сюда. Предложила бы вам выпить,
    но вы на службе...
         - Да  еще  и  за  рулем,  -  кивнул  Меррит  и  поерзал  в  кресле,
    устраиваясь поудобнее.  -  Так вот.  В  момент,  когда машина вылетела с
    трассы,  ваш  муж был жив и  здоров.  Так что версии вроде,  к  примеру,
    внезапного сердечного приступа исключаются.  Или,  тем более, попутчика,
    который убил водителя и  направил машину в пропасть,  а сам выпрыгнул на
    ходу... Алкоголя, наркотиков и прочей дряни в крови не обнаружено. Перед
    смертью он был в  сознании -  это медики определяют уверенно,  позвольте
    мне не останавливаться на подробностях...
         - Да знаю я эти подробности, - дернула углом рта Лора. - Если перед
    смертью  человек наделал в  штаны,  значит,  сознавал,  что  происходит.
    Используется не только в криминалистике, но и, скажем, при расследовании
    авиакатастроф...
         - Гхм...  ну,  в общем,  да.  Теперь что касается автомобиля. После
    такого падения,  конечно,  трудно утверждать с уверенностью, но, похоже,
    вплоть до первого удара,  об ограждение, машина была полностью исправна.
    И уж во всяком случае не найдено признаков саботажа...
         - Саботажа?
         - Ну да. Подпиленные тяги, просверленные шланги и все такое прочее.
         - Лейтенант!  -  Лора вложила в это слово все свое возмущение. - Вы
    что, подозреваете в подобном _меня_?
         - Ну,  почему обязательно вас - хотя, с теоретической точки зрения,
    квалификации у  вас бы хватило,  в  одной из ваших книг подобное описано
    вполне грамотно...  Но  если у  мистера Клиффа были враги,  машину могли
    испортить и  где-нибудь в  другом месте,  где  он,  к  примеру,  надолго
    останавливался... Так были?
         - Какой смысл в этом вопросе, если машину никто не портил?
         - Ну, знаете ли, на всякий случай...
         - Не было у  него никаких врагов.  Если не считать критиков и более
    успешных художников. Но это он их ненавидел, а не они его.
         - Что возвращает нас к версии самоубийства. Ваш муж был художником,
    и, как вы сами признаете, не слишком успешным...
         - Нет.
         - Что - нет?
         - Он  не  был художником.  Он  был графоманом от живописи.  Обе его
    выставки,  организованные,  между  прочим,  на  мои  деньги,  с  треском
    провалились, и неудивительно.
         - Не ожидал, что вы скажете это так прямо.
         - А к чему лукавить, тем более теперь?
         - То есть вы открыто говорили ему, как относитесь к его работам?
         - Ну...  во всяком случае,  восторгов не выражала,  -  пробормотала
    Лора.  -  Но  если вы клоните к  тому,  что нечуткая жена довела мужа до
    самоубийства своей критикой,  то...  это просто смешно.  Надо было знать
    Тома.  Он был совершенно убежден в своей гениальности,  и разубедить его
    не могли даже куда более компетентные в этой теме люди, чем я.
         - Все  же  непохоже,  чтобы у  вас  был идеальный брак,  -  покачал
    головой Меррит.
         - Допустим,  не был.  И что?  Вы уже убедились, что я не ломала ему
    тормоза и не стреляла из снайперской винтовки по шинам...
         - Кстати, в доме есть оружие?
         - Нет.  Я хотела купить - все-таки живем вдали от всех, мало ли что
    - но он был против.
         - Почему?
         Лора  пожала  плечами.  "Потому что  бог  создал  людей  сильными и
    слабыми,  а полковник Кольт уравнял их между собой. А Том очень не хотел
    этого уравнивания..."
         - Считал это  слишком опасным,  -  сказала она вслух.  -  Какое это
    имеет отношение к делу?
         - Вы часто ссорились в последнее время?
         - Нет,  -  ответила Лора,  и это была правда. Ссора - это когда два
    человека кричат друг на друга.  Может быть,  даже кидаются друг в  друга
    тарелками. А она в последнее время боялась его раздражать. Действительно
    боялась.
         - Хорошо. Вы можете описать, как прошел ваш последний день?
         - Мне кажется,  лейтенант, для продолжения этого разговора вам надо
    получить ордер. А мне - пригласить своего адвоката.
         - Миссис Клифф,  ну зачем так официально?  К чему и мне,  и вам эти
    лишние хлопоты?  Я понимаю, когда на соблюдении формальностей настаивает
    преступник.  Но мы-то с вами просто хотим установить истину,  не так ли?
    Может быть,  ваш брак и  дал трещину,  и  вы не очень скорбите по поводу
    смерти мужа...  но  неужели вам  неинтересно,  что именно там произошло,
    хотя бы как знаменитому автору детективов?
         Лора пожала плечами:
         - Да в общем,  день был как день.  Я работала над корректурой своей
    последней книги,  он...  должно  быть,  рисовал  свой  очередной шедевр.
    Можете полюбоваться, до сих пор стоит в его мастерской...
         - Спасибо,  взгляну попозже.  Хотя я  не специалист по современному
    искусству...
         - Ну,  мнение специалистов вы уже знаете...  Потом поужинали. Потом
    он смотрел спорт по телевизору,  а я прогулялась по пляжу, затем немного
    почитала. Потом легли спать.
         - Во сколько?
         - Не помню точно. Что-то около полуночи.
         - Вместе?
         - Что вы имеете в виду?
         - Вы занимались сексом?
         - Ну, знаете!
         - Вы  же понимаете,  я  спрашиваю не из обывательского любопытства.
    Судебный медик утверждает,  что не  слишком задолго до  гибели у  вашего
    мужа был секс,  и,  судя по характерным следам,  достаточно бурный. Если
    это было не с вами...
         - Хорошо,  хорошо.  Со мной.  И что?  Мы,  вообще-то,  были мужем и
    женой.
         - Но вы сами признали,  что ваш брак переживал не лучшие времена. И
    вдруг такая страсть...
         - Возможно, это была попытка поправить положение.
         - И от кого исходила инициатива подобного... примирения?
         - Сама не  понимаю,  почему я  отвечаю вам  на  такие вопросы.  Ну,
    допустим, от меня. Довольны?
         - Миссис Клифф,  я еще раз прошу у вас прощения за бесцеремонность.
    И благодарю за честные ответы.  Но вы ведь сами не раз описывали в своих
    книгах,   как  самые  мелкие  подробности  в  рассказе  свидетеля  могут
    оказаться ключом к разгадке... Вы можете сказать, во сколько вы заснули?
         - Я не смотрела на часы.
         - А когда встали?
         - Я или он?
         - И вы, и он.
         - Я  поставила себе будильник на семь утра.  Том собирался с утра в
    город, а я еще должна была приготовить ему завтрак.
         - Должны? Это было вашей обязанностью?
         - Ну...  когда Том никуда не спешил, он мог и сам сделать себе пару
    бутербродов. Но если он торопился...
         - Кстати, когда он сообщил вам о своей поездке?
         - Накануне.
         - В какое точно время?
         - Не помню. Возможно, за ужином. Какое это имеет значение?
         - А он сказал, зачем именно едет?
         - По делам. Я старалась не лезть в его дела без необходимости.
         - И у вас даже нет предположений?
         Лора пожала плечами.
         - Но вас не удивило это его намерение?
         - В последнее время он часто ездил в город.
         - Как  по-вашему,   не   мог  ли   он  завести  какие-нибудь,   ну,
    подозрительные знакомства?  Может, были странные звонки, когда звонивший
    давал отбой, если трубку брали вы?
         - В   нашем  доме  нет  стационарного  телефона.   У  каждого  свой
    мобильник.
         - В самом деле,  отстаю от современных реалий...  - покачал головой
    Меррит.  -  Ну  а,  может быть,  он  бывал озабочен или испуган,  но  не
    говорил, в чем дело?
         - Не  думаю,  что он кого-то боялся.  И  уж тогда бы он точно купил
    оружие, верно?
         - Да,  в самом деле.  Я и забыл, что говорю с автором детективов, -
    улыбнулся Меррит.  -  Ну а  если бы,  допустим,  мистер Клифф ввязался в
    какую-нибудь авантюру и влез в крупные долги...  что бы,  по-вашему,  он
    сделал?
         - Попросил бы денег у меня. Вряд ли стал бы сигать с обрыва.
         - И вы бы дали?
         - А куда бы я делась,  - хмыкнула Лора. - В любом случае, вы можете
    проверить состояние его  счетов.  Были ли  крупные списания в  последнее
    время.
         - Мы  это уже сделали.  Нет,  не  было.  А  вы,  миссис Клифф -  вы
    позволите сделать вам  комплимент?  -  жаль,  что  вы  только  пишете  о
    сыщиках, а не работаете у нас.
         - Это гораздо лучше оплачивается.
         - Да,  да. Так вот, к теме денег. Позвольте сказать мне это прямо -
    ваш муж фактически жил за ваш счет, не так ли? Популярная писательница и
    художник, не продавший ни одной картины...
         - Некоторое количество он продал.  Большинство,  правда -  в начале
    своей карьеры... хотя вряд ли это можно назвать картинами... Знаете, как
    мы познакомились? Он рисовал шаржи на набережной. Предложил нарисовать и
    мой.  Не то чтобы мне нужен был шарж,  но у меня в тот день было хорошее
    настроение и  не хотелось обижать такого симпатичного парня,  к  тому же
    смотревшего на меня чуть ли не с мольбой.
         - И вам понравился шарж?
         - Нет.  Я,  впрочем,  все  равно собиралась заплатить,  раз  уж  он
    старался.   Но  он,   должно  быть,  понял  по  моему  лицу,  что  я  не
    удовлетворена.  И сказал, что не возьмет с меня денег. Что он сам видит,
    что получилось не очень,  но хочет загладить свою вину и приглашает меня
    поужинать...
         - И вы согласились. Чтобы не обижать симпатичного парня.
         - И чтобы не портить чудесный майский день...  Хотите сказать,  это
    было глупо?
         - Вам виднее.  Но позже он,  как я  понимаю,  от ваших денег уже не
    отказывался.
         - Поначалу он  еще  пытался вносить вклад  в  семейный бюджет.  Тем
    более,  год  спустя я  потеряла работу.  От  нечего делать начала писать
    детективную историю...  и это меня так увлекло,  что я забросила попытки
    найти новое место.  Роман был готов за три месяца,  и первый же агент, к
    которому я обратилась,  ухватился за него.  Книга продалась на удивление
    хорошо,  издатель  подписал со  мной  договор  на  следующую и  выплатил
    аванс...  Вот  тут  Том  и  решил,  что  хватит  ему  зарабатывать гроши
    дурацкими шаржами, и пора посвятить себя чистому искусству...
         - Вы его не отговаривали?
         - Я  не  обольщалась относительно его перспектив.  Но  я  с  самого
    начала знала,  что вышла не  за  Рафаэля.  А  моих гонораров и  впрямь с
    лихвой хватало на нас обоих.
         - Но   постепенно   симпатичный   парень   становился   все   менее
    симпатичным.
         - Вряд  ли  бывает совместная жизнь  без  разочарований,  -  пожала
    плечами Лора.
         - Ладно. Вернемся к утру вчерашнего дня. Во сколько он уехал?
         - Что-то около девяти.
         - Да,  это согласуется с предполагаемым временем аварии...  Значит,
    приготовленный вами завтрак состоял не  из обычных бутербродов?  Раз его
    пришлось готовить так долго.
         - Я сделала пирог.
         - В продолжение линии ночного примирения, я правильно понимаю?
         - В общем, да.
         - Какой именно пирог?
         - Сырный.
         - Кстати,  у вас случайно не осталось кусочка? Вряд ли мистер Клифф
    съел целый пирог за один присест.
         - Мы ели его вместе. А позже я доела то, что осталось.
         - Тогда, может быть, поделитесь рецептом?
         - Вы увлекаетесь кулинарией?
         - Я - нет, но моя жена - да.
         - Тогда  этот  рецепт  ей  наверняка  известен.   Это  не  какой-то
    старинный бабушкин секрет, я взяла его из интернета.
         - И все-таки?
         - Записывайте:  фунт  сыра,  полфунта  шоколада,  три  яйца,  унция
    стрихнина...
         - Что? - поперхнулся Меррит.
         - Ну,  вы ведь пытаетесь выяснить именно это?  Не подсыпала ли я  в
    пирог  какую-нибудь  отраву?   Хотя  экспертиза  и  не  показала  ничего
    подобного.  Не говоря о том, что я тоже его ела. И кстати, миссис Меррит
    не возражает, что вы не носите кольцо?
         - Подловили,  -  добродушно усмехнулся лейтенант. - Я действительно
    старый холостяк.  А  насчет экспертизы...  тут,  знаете ли,  не  все так
    однозначно.    Бывают   всякие   аллергии   и    прочие   индивидуальные
    непереносимости...   вы  могли  даже  не  знать  об  этом!  Какая-нибудь
    экзотическая пищевая добавка...
         - Во-первых,  анафилактический шок развивается быстрее,  во-вторых,
    дает картину,  вполне обнаружимую при аутопсии.  И  никаких экзотических
    добавок не было, я готовила этот пирог уже не раз. Хотя последний тезис,
    конечно, не могу подтвердить доказательствами. Но я и не обязана, не так
    ли? Доказательства должны искать вы.
         - Да,  да,  -  поднял руки Меррит.  -  Вот  что значит иметь дело с
    профессионалом.  Но еще раз повторяю,  миссис Клифф - я не пытаюсь вас в
    чем-то  обвинить!  Просто пытаюсь выяснить,  что  же  произошло там,  на
    дороге. И почему оно произошло. Итак, мы с вами установили, что несмотря
    на серьезные трудности,  которые переживал ваш брак,  буквально накануне
    трагедии вами была предпринята -  и вашим мужем не отвергнута -  попытка
    нового сближения.  Каких-то неразрешимых финансовых проблем у  него тоже
    не  было.   Равно  как  и  проблем  со  здоровьем.  В  своих  творческих
    возможностях он, несмотря на все негативные отзывы, не сомневался... Как
    по-вашему,  могли быть у него еще какие-то причины желать свести счеты с
    жизнью?
         - Едва ли,  - покачала головой Лора. - Не думаю, что это могло быть
    самоубийство.  Не такой он был человек.  К  тому же самоубийцы оставляют
    записки.  Не  всегда,  правда.  Но уж если бы Том кого-то винил в  своей
    смерти - он бы постарался сделать все, чтобы об этом узнал весь мир.
         - Вы правы,  миссис Клифф.  Вряд ли это могло быть самоубийство. Не
    только из-за записки.  Видите ли,  он был пристегнут.  Согласитесь,  для
    человека,  желающего  покончить  с  собой,  тем  более  таким  способом,
    подобная забота о своей безопасности выглядит странно.
         - То есть вы с самого начала знали,  что это не суицид,  и морочили
    мне голову? - возмутилась Лора.
         - Ну,  вдруг бы  вы  сообщили мне  что-то,  чего я  не  знаю...  Но
    вынужден  в  очередной  раз  извиниться за  свои  маленькие  полицейские
    хитрости.  В  очередной раз вы правы,  а я нет.  Может,  у вас есть хоть
    какая-то гипотеза, что именно там случилось?
         - Не знаю,  -  покачала головой Лора.  - Ну, разве что... звонок на
    мобильный телефон,  который отвлек его от управления?  Хотя, конечно же,
    вы уже проверили протоколы его сотового оператора.
         - Да. Вчера он не получал и не делал никаких звонков.
         - Тогда у  меня нет  версий.  Ну,  не  летающую же  тарелку он  там
    увидел.
         - Кстати,  о  звонках,  миссис Клифф.  Мы посмотрели протоколы и за
    предыдущие дни...  он довольно часто звонил на ваш номер.  Очевидно, как
    раз в  те дни,  когда бывал в  отъезде.  Но вчера вы не получили от него
    звонка. Вас это не насторожило?
         - Ну, днем я прилегла вздремнуть...
         - Но, когда мы встретились вчера, вы уже не спали. И, тем не менее,
    вас не  волновало,  что от  мужа,  с  которым вы  только накануне решили
    улучшить отношения,  нет вестей. Вы не пытались позвонить ему, раз уж он
    не звонил вам...
         - Не  звонит  -   значит,  не  хочет  или  некогда.  Зачем  я  буду
    навязываться?  Он же не на войну поехал. Мне и в голову не могло прийти,
    что...
         - Да,  конечно.  Хотя я  как-то  привык,  что женщины при первой же
    неопределенности начинают подозревать плохое... но, естественно, женщины
    женщинам рознь.  Ну ладно,  а теперь мне все же хотелось бы взглянуть на
    последнюю картину, над которой работал ваш муж.
         - Идемте.
         Войдя в мастерскую,  Меррит огляделся по сторонам,  затем некоторое
    время стоял перед мольбертом, изучая мешанину оранжево-сиреневых пятен.
         - Как это называлось? - спросил он наконец.
         - Не знаю, - пожала плечами Лора.
         - М-да...  не думаю, что во всем этом есть какой-то глубокий смысл.
    В особенности проливающий свет на случившееся.  Ну что ж,  миссис Клифф,
    еще раз извините за беспокойство...
    
         Похороны Томаса  Клиффа  прошли скромно.  У  покойного оказалось не
    слишком  много  желающих проводить его  в  последний путь.  Прилетел его
    кузен  из  Айдахо,  приехала старая тетка,  при  жизни,  кажется,  и  не
    вспоминавшая о  существовании племянника.  Пришло еще несколько человек,
    большинство из которых Лора видела впервые -  кажется, это были какие-то
    приятели,  которых Том никогда не приглашал домой.  У  одного из них был
    вид законченного алкоголика,  и,  похоже, перед церемонией он тоже успел
    приложиться к  бутылке.  Со  стороны  своих  родных  и  друзей  Лора  не
    приглашала никого.
         Она стоически выдержала весь этот бессмысленный фарс, стоя в черном
    платье рядом с  закрытым гробом и  односложно отвечая на шаблонные слова
    соболезнований.  Лора никогда не была высокого мнения о  своих актерских
    талантах,  но,  кажется,  ей  удалось соблюсти все приличия и  сохранить
    подобающую постную мину до конца ритуала. Впрочем... пока гроб оставался
    на поверхности,  в глубине ее души еще жил иррациональный страх, что все
    еще не  кончилось.  И  лишь когда по лакированной крышке застучали комья
    земли,  а  в особенности когда на месте свежевырытой ямы вырос маленький
    холмик, она окончательно поверила, что свободна.
         В юности она не могла понять,  как могут умные и успешные женщины -
    не  какие-нибудь убогие домохозяйки -  терпеть мужей-тиранов.  Не могла,
    пока сама не  оказалась в  такой ситуации.  Конечно,  если бы  она знала
    заранее,  чем  окажется этот  "симпатичный парень"...  Но  сущность Тома
    раскрывалась постепенно, и, когда у нее не осталось уже никаких иллюзий,
    было слишком поздно.
         Когда он  ударил ее  в  первый раз,  она в  запальчивости крикнула:
    "Если ты еще когда-нибудь посмеешь сделать это...!"
         "То что?  -  осведомился он,  глядя на нее все с той же улыбкой.  -
    Пойдешь в полицию? И что ты им продемонстрируешь? Я ведь не такой дурак,
    чтобы оставлять следы.  Есть  много способов сделать сучке больно и  без
    этого. Меня научил один мой друг, он служил в армейском спецназе..."
         (Теперь,  глядя на  пришедших на  похороны приятелей Тома,  Лора  с
    содроганием  пыталась  определить,   есть  ли   среди  них   тот   самый
    спецназовец.  Вроде ни  один из  них не выглядел тупой гориллой...  как,
    впрочем,   и  сам  Том,  не  так  ли?  Культурная  семья  -  художник  и
    писательница, прямо-таки идеальный союз людей искусства...)
         "Или,  может быть,  ты хочешь развестись?  - продолжал Том. - Окей,
    думаю,  мне будет не очень сложно отсудить у тебя этот дом, который тебе
    так нравится. И не только его..."
         О  да.  Обычно считается,  что в  имущественном плане развод крайне
    выгоден женщине и  невыгоден мужчине.  Но в  их семье все было наоборот.
    Единственным источником доходов  -  и  весьма  приличных доходов -  были
    гонорары за  ее книги.  Но формально это было совместно нажитое в  браке
    имущество,  и хороший адвокат, конечно, не оставил бы Тома внакладе. Она
    потеряла бы гораздо больше,  чем те деньги,  которые приходилось тратить
    на прихоти Томаса сейчас...
         Все кончено,  напомнила себе Лора, подходя к машине. Теперь - все -
    наконец - кончено. Никого из пришедших на похороны уже не было рядом, и,
    берясь  за  ручку  дверцы,   она  наконец  позволила  себе  торжествующе
    улыбнуться.
         Да,  Томми,  ты все-таки сдох первым. И ты успел понять это. Успел,
    пока летел с обрыва и гадил под себя...
         - Миссис Клифф?
         Она резко обернулась.  Прямо у  нее за спиной стоял Меррит,  словно
    соткавшийся из воздуха пустой кладбищенской аллеи.
         - Если  вы  пришли  на  похороны,   то  опоздали,   -  неприязненно
    произнесла она.
         - Нет,  я  пришел  вовремя и  наблюдал всю  церемонию,  -  возразил
    полицейский.  -  Просто я  стоял так,  что вы меня не видели.  Кладбища,
    знаете  ли,   довольно  удобны  в  этом  отношении  -  все  эти  высокие
    надгробья...  Зато я  хорошо видел вас.  И выражение вашего лица,  -  он
    достал из  кармана и  продемонстрировал ей бинокль.  -  Итак,  вас можно
    поздравить?
         - Что вы несете?
         - Бросьте, миссис Клифф. То, что вы ни капли не скорбите по мужу, я
    понял сразу же,  когда сообщил вам о его гибели.  Впрочем,  вы ведь и не
    особо  старались это  скрывать?  Вы  хорошая писательница,  но  неважная
    актриса.  И,  будучи при этом еще и  умной женщиной,  понимаете это -  а
    потому не стали и пытаться разыгрывать безутешное горе...
         - И что дальше?
         - Дальше вы  вообще вели себя по-умному.  Не  хватались за  версии,
    которые я вам подбрасывал, понимая, что они проверяемы. Вообще старались
    рассказывать мне как можно больше правды. Как там поучала Джесика своего
    компаньона в  вашем  романе?  "Врать надо  как  можно  ближе  к  правде.
    Во-первых,   так   получается  достовернее,   во-вторых,   меньше   риск
    запутаться..."
         - Лейтенант,  я  не  намерена выслушивать ваши оскорбления!  -  она
    вновь взялась за ручку.
         - Помилуйте,  я  только сказал,  что вы умны,  и  процитировал вашу
    книгу...
         Лора распахнула дверцу.
         - Когда вы узнали, что у вашего мужа есть любовница?
         Она вновь обернулась к нему.
         - Нам не так уж трудно было ее найти, вы ж понимаете, - неторопливо
    продолжал Меррит.  -  Простая проверка номеров из  памяти его мобильного
    телефона. Ни за что не поверю, что вы не догадались сделать то же самое.
    Или что вообще ничего не  заподозрили,  особенно когда эти его поездки в
    город стали такими частыми...  Женщина ведь вообще всегда замечает такие
    вещи,  кроме случаев,  когда она  или редкостно глупа,  или предпочитает
    обманывать себя - а про вас такого не скажешь...
         - Ну хорошо,  -  вздохнула Лора.  - Раз уж вам так непременно нужно
    влезть в мою личную жизнь -  да,  я знала.  Только номер в мобильном тут
    ничего не давал.  Я знала, что они знакомы - он представил мне ее как не
    то  агента,  не то куратора,  вроде как она должна была организовать ему
    новую выставку... кажется, они и впрямь познакомились на этой почве... Я
    даже удивляюсь,  что она так быстро призналась вам, а не стала держаться
    официальной версии...
         - Большинство людей,  узнав, что речь идет о подозрении в убийстве,
    предпочитают на всякий случай не врать полиции.
         - Каком еще убийстве?!
         - Так как именно вы узнали?  - Меррит проигнорировал ее возмущенное
    восклицание.
         - Небольшая провокация,  вполне в вашем духе, - усмехнулась Лора. -
    Как  и  большинство неверных супругов,  Томас был  ревнив.  Людям вообще
    свойственно судить о  других по  собственным недостаткам...  Он  не  раз
    устраивал мне сцены, хотя я никогда не давала ему повода. И я знала, что
    он периодически сует нос в мою электронную почту.  Я не ставила пароль -
    это вызвало бы новый скандал, как так, мне есть, что скрывать от него...
    Но  я  этим  воспользовалась.  Зарегистрировала новый ящик  на  одном из
    бесплатных сервисов на  имя  некоего maestro1975 и  послала с  него себе
    письмо  через  веб-интерфейс.   Из  письма  следовало,   что  кто-то  из
    художественной тусовки,  узнавший о похождениях Тома, желает открыть мне
    глаза.  Вскоре на  адрес моего "маэстро" пришло гневное письмо от  Тома,
    предлагавшего "разобраться  по-мужски".  Так  подозрение  превратилось в
    уверенность. Я ему ничего не сказала, он мне тоже. Наверное, счел, что я
    не поверила анонимному доносу.
         - И то, что произошло у вас с мужем в последний день, вовсе не было
    возвращением прежней страсти.
         - Ну да,  я симулировала.  И что?  Это не преступление. Признаться,
    хотела,  чтобы он выложился со мной,  и  у него не осталось сил на ту...
    Сама не понимаю, зачем я вам все это рассказываю!
         - Затем,  что не  это было вашим главным мотивом,  мэм.  Я  не буду
    задавать глупый вопрос, почему вы не развелись с мужем, который, судя по
    всему,  и раньше с вами скверно обращался -  не удивлюсь,  если доходило
    даже  до  рукоприкладства...   Финансовые  и  имущественные  последствия
    развода были для вас очевидны,  и  вы  предпочитали терпеть.  Но  теперь
    возникла реальная угроза,  что  на  развод подаст он.  Для него это было
    больше,  чем просто интрижка,  не так ли?  Вы бы,  конечно,  не умерли в
    нищете -  но  сама мысль,  что они будут обустраивать гнездышко на  ваши
    деньги, возможно - в вашем доме...
         - Знаете,  вы сказали - жаль, что я не работаю в полиции. Возвращаю
    вам  комплимент:  жаль,  что вы  не  пишете романы.  А  теперь,  если вы
    закончили ваши экскурсы в психологию,  я все-таки поеду. И для следующей
    беседы со мной вам придется заручиться ордером.  Хотя ума не приложу, на
    каком основании...
         - Вы ведь по образованию биохимик,  не так ли?  И  даже работали по
    специальности.
         - И что?  Я уже говорила вам -  мою вакансию сократили. И я даже не
    очень расстроилась -  к  тому времени я уже поняла,  что наука -  это не
    мое.
         - Смотрите,  как  интересно:  муж  и  жена проводят день под  одной
    крышей,  но  практически  не  общаются  друг  с  другом.  Жена  даже  не
    интересуется,  чем именно занят муж,  и лишь предполагает,  что -  своей
    картиной.  К  тому же  она  знает,  что  на  следующей день он  поедет к
    любовнице, чтобы провести с той весь день... Знаете, миссис Клифф, кое в
    чем вы  все же  сказали мне неправду.  Вы  узнали об  этой поездке не за
    ужином,  а  раньше.  Иначе вы бы просто не успели съездить в Еллоурок за
    продуктами.  Вам ведь нужны были ингредиенты для пирога. Об этой поездке
    вы тоже не упомянули...
         - Господи,  ну какая разница! В чем еще вы намерены меня обвинить -
    в том, что я утаила от вас факт мытья посуды?
         - Я  побывал  в  Еллоуроке  и  нашел  магазинчик,   где  вы  обычно
    закупаетесь.  Сами понимаете -  в таком маленьком местечке это нетрудно.
    Как я и предполагал,  он закрывается рано, и были вы там в середине дня.
    Хозяйка хорошо вас знает и помнит, что именно вы купили...
         - В таком случае,  вы не хуже меня знаете, что это были ингредиенты
    для пирога.
         - О да.  Голландский сыр, молочный шоколад, мука, яйца... хотя нет,
    яиц не было - очевидно, достаточный запас имелся у вас дома...
         - Ну и?
         - Почему именно голландский сыр, миссис Клифф?
         - А почему нет?
         - Раньше вы покупали другие сорта.
         - Всякая хозяйка время  от  времени экспериментирует с  кулинарными
    рецептами, - пожала плечами Лора. - Я по-прежнему не понимаю, что вам от
    меня надо.
         - А я думаю,  что понимаете. И именно поэтому продолжаете разговор,
    несмотря на постоянные обещания его закончить.  Дело в том, что сыр, а в
    особенности - голландский сыр, содержит рекордное по сравнению с другими
    пищевыми  продуктами количество триптофана.  Каковой,  в  свою  очередь,
    является прекурсором серотонина, а опосредовано через него - мелатонина.
    Это нейротрансмиттеры расслабляющего действия, а мелатонин к тому же еще
    и   регулятор  циркадного  ритма.   Причем  эффект  триптофана  особенно
    усиливается в сочетании с кальцием, белками и углеводами. Узнаете рецепт
    своего пирога?  Итак,  что же произошло? Женщина, знающая, что наутро ее
    мужу  предстоит поездка по  небезопасной горной  дороге,  устраивает ему
    бурную ночь,  не  давая как  следует выспаться.  Попутно еще  и  вызывая
    немалый расход калорий,  который откликнется утренним аппетитом. А потом
    скармливает ему  обильный  завтрак,  содержащий  ударную  дозу  веществ,
    вызывающих _сонливость_.  В нашей прошлой беседе вы договорились даже до
    летающих  тарелок,  но  упорно  избегали  самого  простого и  очевидного
    объяснения того,  что произошло на дороге.  Мистер Клифф просто-напросто
    заснул за рулем. При ударе об ограждение он, конечно, проснулся, но было
    поздно...  Это случилось около десяти утра,  то  есть примерно через час
    после того,  как  он  закончил свой последний завтрак.  Как  раз столько
    времени нужно, чтобы триптофан оказал свое действие, - Меррит замолчал и
    уставился на Лору все тем же пронзающим насквозь взглядом.
         - Вы  закончили?   -   невозмутимо  осведомилась  женщина.  -  Было
    интересно. А теперь я, с вашего позволения, все-таки поеду.
         Она села в  машину,  захлопнула дверь и  вставила ключ в зажигание.
    Меррит  остался стоять напротив дверцы.  Зафырчал мотор.  Лора  положила
    правую руку на руль и опустила левое стекло.
         - Знаете,   почему  вы  мне  это  рассказали  -  здесь,  сейчас,  в
    неофициальной  обстановке?   -   она  повернулась  к   окну,   глядя  на
    полицейского.  -  Потому что вам жаль впустую проделанной работы.  Вы не
    хуже  меня  знаете,  что  никогда не  сможете предъявить мне  обвинение.
    Заниматься сексом с собственным мужем -  не преступление.  Подать ему на
    завтрак пирог, приготовленный из высококачественных, полезных - или, как
    минимум, не вредных - для здоровья продуктов - тем более. А все прочее -
    ваши  недоказуемые  домыслы.  Счастливо  оставаться,  лейтенант,  -  она
    подняла стекло и тронула машину с места.
    
         Дела  наследства потребовали от  Лоры визита в  город.  Как  она  и
    предполагала,  Томас  не  оставил  завещания,  да  и  завещать ему  было
    особенно нечего;  не считая небольших сумм на банковских счетах, некогда
    от  нее  же  и  полученных,  Лора  стала счастливой обладательницей лишь
    нескольких  десятков  полотен  с   никому  не  нужной  мазней,   которые
    собиралась выбросить на помойку.  Но,  как это обычно бывает, известие о
    смерти художника подняло цену его работ;  нет,  нельзя сказать,  что его
    вчерашние хулители теперь  дружно рвали  на  себе  волосы,  но  все-таки
    откуда-то выискался сумасшедший коллекционер, выразивший желание скупить
    все  творческое наследие  мистера  Клиффа.  Предложенная им  цена  была,
    опять-таки,  отнюдь не запредельной, но как раз примерно соответствовала
    выплате по стандартному договору страхования жизни.
         И  вот  теперь,  поставив все подписи,  Лора вышла из  нотариальной
    конторы.  Стоял  чудесный летний день,  солнечный и  в  то  же  время не
    жаркий;   даже   здесь,   среди  бетона  и   асфальта  большого  города,
    чувствовалось  освежающее  дыхание  океана.  Лоре  захотелось  пройтись.
    Оставив припаркованную у  тротуара машину,  она  зашагала по  бульвару в
    сторону моря.
         Десять минут спустя она вышла на набережную.  А ведь это,  кажется,
    то самое место,  где она некогда познакомилась с Томом...  Или нет?  Эти
    улицы,  выходящие к океану,  так похожи...  Так или иначе,  сейчас здесь
    никто  не  рисовал шаржи.  Вместо  этого  уличный фотограф -  маленький,
    чернявый,  с  мексиканскими усиками  -  заманивал желающих (в  основном,
    конечно, туристов) сняться на фоне панорамы залива. Образцы снимков были
    приколоты к раскладному стенду рядом.
         А  почему  бы  и  нет,  подумала  Лора.  Ее  несчастья  начались  с
    карикатуры. Отметим же начало счастливой жизни качественной фотографией!
         - Встаньте  сюда,  мисс.  Подбородок чуть-чуть  повыше...  Нет,  не
    беспокойтесь за  свою  прическу -  ветер  очень  живописно треплет  ваши
    волосы!  Теперь скажите "Сы-ыр"...  Ох,  мисс!  Я просто хотел, чтобы вы
    улыбнулись! Я не думал, что вы будете так хохотать!
    

  • Комментарии: 11, последний от 04/01/2012.
  • © Copyright Нестеренко Юрий Леонидович
  • Обновлено: 15/04/2012. 45k. Статистика.
  • Рассказ: Проза
  • Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.