Кудрявцев Леонид Викторович
Охотник на магов

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 18, последний от 14/06/2014.
  • © Copyright Кудрявцев Леонид Викторович (kudriawcew@mail.ru)
  • Обновлено: 22/05/2009. 489k. Статистика.
  • Роман: Фэнтези Все романы
  • Оценка: 6.82*48  Ваша оценка:
  • Аннотация:


  •   
      
      
      
       Леонид Кудрявцев.
      
      
      
      
       Сериал: Баллада пути и поиска.
      
      
       Книга первая: Охотник на магов.
      
      
      
       Фантастический роман.
      
      
      
      
      
       1.
      
      
      
      
      
       Приземистый, широкий, как шкаф, дэв, стоявший возле гостиницы и крутивший в лапах огромную дубинку, мельком взглянул на него, вяло ухмыльнулся и продолжил выписывать в воздухе своим оружием замысловатые фигуры.
       Входя в гостиницу, Герхард подумал, что так должно и быть. Все правильно.
       Одежда и соответствующее выражение лица сделали свое дело.
       Страж порядка явно принял его за мелкого чиновника, появившегося в городе с целью сверить какие-то официальные бумажки с хранящимися в местной управе другими официальными бумажками и, потратив на эту глупую работу несколько дней, убраться восвояси.
       Вот только, это пока всего лишь молодой и не очень опытный дэв. Что будет дальше? Как, например, на него прореагирует более опытный страж порядка? А хозяин гостиницы? Купится ли он на одежду и выражение лица? Вряд ли... Кстати, выяснить это не так уж и трудно. И собственно, имеет ли это такое уж большое значение?
       Как бы его не восприняли те или иные люди, очень уж сильно помешать ему они не сумеют. Он охотник, он приехал в этот город ради охоты, и он ее получит.
       Обеденный зал в этот час был почти пуст. За одним из дальних столиков сидело три собирателя подземных алмазных мидий. Они курили здоровенные трубки и вели неторопливый разговор из тех, которые можно вести хоть до бесконечности, почти не содержащий полезной информации, но создающий ощущение единения и сопричастности.
       Еще в зале сидела какая-то девица, накрашенная так, как обычно в похоронных компаниях красят покойников, прежде чем положить в гроб и предъявить скорбящим родственникам. Вид у девицы, конечно, был скучающий, а на столике перед ней стояла всего одна-единственная чашечка кофе. И безусловно, с ней все было ясно.
       Чуть дальше расположилось существо, сильно смахивающее на допотопную этажерку, увенчаную головой бульдога и обтянутую шкурой жирафа. Существо с тихим урчанием пило чай. Очевидно, занималось оно этим уже давно, поскольку весь столик перед ним был заставлен пустыми чашками.
       Герхард едва заметно покачал головой.
       Ну да, обычный гость из какого-то соседнего мира, вероятнее всего расположенного не так уж далеко на великой цепи. И ничего в этом нет удивительного. Вот только куда исчезла выпитая им жидкость? Испарилась? Ну тогда он должен был сейчас походить на кипящий чайник. Или на увеличение объема его тела? В этом случае пару часов назад он должен был быть раза в два ниже ростом или иметь толщину удочки для рыбной ловли.
       Любопытно...
       Впрочем, не настолько, чтобы забыть о предстоящем разговоре с хозяином гостиницы.
       В дальнем конце обеденного зала находилась широкая стойка. Облокотившись на нее, стоял тот, кто и был Герхарду нужен. Толстый, с длинной неопрятной бородой, в засаленном жилете, с измусоленным окурком в губах и вроде бы сонными, но на самом деле все замечающими глазами. Короче - типичный хозяин гостиницы не очень высокого пошиба.
       Направляясь к стойке, охотник озабоченно подумал, что, возможно, ему стоило все-таки попытаться поселиться в другой гостинице, более комфортабельной, более дорогой. Как правило, чем выше ранг гостиницы, тем с большей терпимостью ее хозяева относится к странным постояльцам, поскольку, на их взгляд, большая плата является вполне приемлемой компенсацией за чудачества, лишь бы они были достаточно безобидными.
       Вот только для более комфортабельной гостиницы охотник был одет слишком бедно. А одежда - немаловажная деталь. По ней, как известно, встречают, особенно в роскошных гостиницах. Но для задуманного та одежда, по которой его могли принять за богатого клиента, не годилась. И стало быть, он все -таки сделал правильный выбор.
       Хотя...
       Делая последние шаги к стойке, Герхард внимательно разглядел нити судьбы хозяина гостиницы и понял, что вот этого-то его одежда, скорее всего, не обманет. И значит, пока не поздно, надо изменить заранее продуманную линию поведения. Если противника не удается обмануть, то надо ему дать понять, что во избежание неприятностей тебя лучше не беспокоить.
       Что ж, это не так трудно сделать.
       - Комнату? - спросил хозяин гостиницы.
       - Конечно, - сказал охотник.
       - Второй этаж.
       - Согласен.
       - Прекрасно. Как раз на втором этаже у меня есть одна свободная комната. Только, стоить она будет недешево. Ты, конечно, знаешь какой будет эта ночь?
       - Ночь забытых божков.
       - Вот именно. И плата...
       Герхард окинул хозяина внимательным взглядом и с нажимом сказал: - Плата будет обыкновенной, не так ли?
       - Это в ночь-то забытых божков.
       - Угу. А разве она относится к разряду опасных, таких, как, например ночь красных дьяволов?
       - Нет.
       - Так в чем же дело? - спросил Герхард, почти ласково заглядывая хозяину гостиницы в глаза.
       Тот пожал плечами и сухо сказал:
       - Цена будет двойной.
       - Почему?
       - Потому, что это ночь забытых божков. Она - непредсказуема.
       - И что дальше?
       - Ты действительно не понимаешь?
       - Нет.
       - Я буду вынужден увеличить количество охранников гостиницы вдвое. Кто знает, какие сюрпризы принесет эта ночь? А дополнительные охранники потребуют дополнительной платы. Дошло?
       Герхард покачал головой
       - Нет.
       Окинув его испытующим взглядом, хозяин гостиницы тихо хмыкнул и щелкнул пальцами. Тотчас на стойку откуда-то из под его ног, вспрыгнуло черное как смоль существо, очень похожее на кошку, но размерами со среднюю собаку. Устроившись на стойке, на расстоянии ладони от Герхарда, оно широко зевнуло, продемонстрировав длинные, тонкие, похожие на иглы клыки.
       Ну да, иглозубая кошка. Очень редкий, опасный, с трудом поддающийся дрессировке зверь.
       - В таком случае, - сказал хозяин гостиницы, - тебе придется ночевать в другом месте. Наша гостиница не для всяких там подозрительных типов. А если они уж очень хотят в ней поселится, то только за двойную цену. Я ясно выразился?
       Вероятно, уйти было бы действительно лучшим выходом. Вот сейчас, пока все не зашло слишком далеко, поискать другое пристанище на эту ночь...
       Возможность остаться, заплатив двойную цену, Герхард даже не обдумывал. Если хозяин гостиницы сейчас возьмет верх, это будет означать, что первый же заглянувший в гостиницу патруль дэвов, получив от него наводку, пожелает поближе познакомиться с подозрительным постояльцем и задать ему некоторое количество стандартных вопросов.
       Кто такой? Откуда прибыл? С какой целью? Чем можешь свои ответы подтвердить? Ну и так далее...
       Причем, скорее всего, после этого разговора стражи порядка сочтут вполне логичным препроводить подозрительного постояльца для дальнейшего разговора в свое управление, а там, глядишь, и задержать на пару дней, пока точно не выяснится, кем он является.
       Таким образом, хозяин гостиницы получит двойную выгоду. Выслужится перед дэвами, в расположении которых, несомненно, заинтересован, и наверняка успеет еще раз продать свободную комнату на втором этаже.
       - Ну так как, будешь брать комнату? Учти, свободной она на эту ночь в любом случае не останется. Если берешь, то плати деньги, и поднимайся наверх. Кстати, не советую тебе пытаться доставить мне хоть какие-то неприятности. Если же цена тебе не по карману, то отправляйся на поиски другой, более дешевой гостиницы прямо сейчас. Видишь ли, по-настоящему состоятельным постояльцам не очень нравится, когда в обеденном зале ошиваются всякие подозрительные личности.
       Охотник усмехнулся.
       А вот тут хозяин гостиницы явно допустил ошибку. Этого ему говорить не стоило.
       Оглянувшись, он окинул взглядом зал.
       Собиратели подземных алмазных мидий продолжали курить трубки и, похоже, были так увлечены беседой, что, ворвись в гостиницу банда диких горных мальб, не обратили бы на них ни малейшего внимания. Девица внимательно глядела в окно, очевидно высматривая желающего разделить с ней ее одиночество, и, разумеется, не бесплатно. Даже если она не вовремя обернется и что-то заметит, то наверняка вмешиваться не станет. Не в ее интересах оказаться вовлеченной в какой бы то ни было скандал. Оставался гость из другого мира. Но тот, скорее всего, ничего не поймет или в худшем случае решит, что в этом мире довольно странные обычаи.
       - Я возьму комнату, - сказал Герхард.
       - По двойной цене? - с иронией спросил хозяин гостиницы.
       - Нет, по нормальной.
       Резко протянув руку к голове иглозубой кошки, Герхард ухватил двумя пальцами одну из ее нитей судьбы. Ту самую, которую и следовало использовать. Легкое нажатие пальцев, и кошка, оказавшись в его власти, стала как бы частью его руки, ее продолжением.
       Слегка шевельнув пальцами, Герхард заставил кошку схватить зубами руку хозяину гостиницы. Очень осторожно, почти нежно, так, чтобы не нанести даже малейшей царапины, но одновременно достаточно цепко, чтобы тот почувствовал остроту ее клыков и осознал, чем грозит ему любое неосторожное движение.
       - Ну, значит...
       Хозяин гостиницы осекся.
       - Я тебя слушаю, - улыбнулся ему Герхард. - Продолжай. Так, значит...
       - Гм... гм...
       Хозяин гостиницы все никак не мог отвести взгляда от собственной руки, попавшей в капкан острых зубов огромной кошки.
       Герхард слегка улыбнулся.
       Вряд ли хозяин гостиницы успел заметить, как он схватил нить судьбы иглозубой кошки. А если даже и заметил, так что с того? Он всего лишь самый обыкновенный человек и, значит, не может видеть нитей судьбы. Таким образом, в тот момент, когда Герхард схватил ее нить судьбы, он видел лишь, как подозрительный тип, которого следует либо прогнать прочь, либо сдать дэвам, сделал легкое движение рукой, какой-то жест, словно бы хватая невидимую муху рядом с головой кошки. Мог ли он по этому жесту догадаться, что именно произошло? Ну, конечно нет.
       Отсюда и ступор хозяина гостиницы. Он пытается понять, как вышло, что грозная охранница взбунтовалась против своего владельца. И если его слегка не потормошить, длится это будет достаточно долго. Что не очень хорошо. Того и гляди устроившийся у входа в гостиницу дэв вздумает зайти внутрь, пропустить стаканчик...
       Герхард заглянул в глаза хозяину гостиницы и с легкой насмешкой в голосе поинтересовался:
       - Ну, так как?
       - А? - сглотнув, спросил тот.
       - Насчет комнаты...
       - Да, конечно, она твоя. И никакой платы... упаси боже...
       - Почему же... - сказал охотник.
       Он еще раз слегка сжал нить судьбы иглозубой кошки и тут же ее отпустил. Жалобно мяукнув, хищница разжала зубы, мгновенно спрыгнула со стойки и спряталась где-то, возможно возле ног своего хозяина. По крайней мере, через секунду после того, как она исчезла, тот вздрогнул, словно бы к его ногам прикоснулось нечто в высшей степени неприятное.
       Между тем Герхард добросовестно отсчитал стандартную плату за комнату и положил перед хозяином гостиницы кучку сувориков.
       - Вот... стандартная плата.
       - Угу, - кажется, все еще пытаясь сообразить, что же тут на самом деле произошло, пробормотал тот.
       - Да, и кстати, - промолвил Герхард. - Если вдруг тебе придет к голову натравить на меня дэвов...
       - Как можно, - поспешно сказал хозяин гостиницы. - Ни в коем случае... Я уже все понял.
       Герхард хмыкнул.
       Последнее заявление ему понравилось. По крайней мере, оно походило на правду. Хозяин гостиницы, конечно, был наглецом и сквалыгой, но только не дураком. И похоже, отныне никаких неприятностей он не доставит.
       Ну-ну... посмотрим.
       - Ключ, - скомандовал Герхард.
       Хозяин гостиницы поспешно извлек из-под стойки усеянную гвоздиками дощечку. Ключ висел только на одном из них, и это подтверждало, что свободная комната в заведении и в самом деле одна.
       - Вторая, с правой стороны от лестницы, - сообщил хозяин гостиницы, подавая Герхарду ключ.
       - Благодарю.
       Направляясь к лестнице на второй этаж, Герхард подумал, что, наверное, напрасно поблагодарил этого пройдоху. Имеет ли смысл проявлять вежливость по отношению к человеку, который совсем недавно, пытался тебя оскорбить, запугать, содрать с тебя лишние деньги и отступил, лишь поскольку тебе удалось доказать, что связываться с тобой не стоит?
       Хотя имеет ли это сейчас хоть какое-то значение? Дело сделано. Стоит ли об этом машинально вырвавшемся у него слове думать, пытаться понять, по какой причине он поблагодарил хозяина гостиницы за полученный ключ?
       И все же...
       То, к чему мы приучились в детстве, остается с нами на всю жизнь, будь то привычка спать в ботинках на постели или основы хорошего воспитания.
       Он шагнул на первую ступень лестницы, и та довольно громко скрипнула. Следующая ступенька тоже оказалась скрипучей. И третья...
       Герхард поморщился.
       Вот это уже было плохо.
       Если вдруг ночью по какой-то причине он надумает спуститься в зал по лестнице, то вряд ли сумеет это сделать бесшумно. Конечно, это ему вряд ли понадобится. Но лучше бы ступени все же не скрипели.
       Все еще размышляя о скрипучих ступеньках, он поднялся на второй этаж и остановился в коридоре, вдруг уловив, словно бы он возник мгновение назад, запах постоялого двора, вернее коктейль, состоящий из запахов множества людей, когда-то давно ночевавших в этой гостинице и ночевавших совсем недавно, а также, конечно, тех, кто в ней находился сейчас.
       Запах...
       И конечно, запах гостиницы, на пару мгновений проявившись, тотчас стал привычным, почти исчез. Как обычно, как много раз до этого в каждой новой гостинице, как всегда.
       Герхард открыл дверь принадлежавшей ему комнаты и вошел внутрь. Она ничем особенным не отличалась от многих и многих виденных им гостиничных комнат.
       Кровать, застеленная не совсем свежим бельем, медный умывальник, под которым стояло выдолбленное из куска медного дерева ведро, небольшой стол, пара стульев и обязательный каменный светлячок, мирно почивавший на свое полочке.
       Вечер только-только наступал, и в комнате было еще достаточно светло. По крайней мере, будить каменного светлячка пока не имело смысла.
       Охотник подошел к окну.
       Из него виднелась часть улицы, мостовая, аккуратно выложенная кусками панциря чугунного броненосца, и торчащие из-за крыши одного из домов мачты летающего корабля торговцев целебными жуками. На верхушке самой большой мачты сидел ручной птеродактиль, о чем свидетельствовал надетый на него широкий золоченый ошейник, и, щелкая клювом, словно большими ножницами, охотился на пролетавших мимо него огромных, синеватого отлива бабочек.
       Внимательно осмотрев ставни, Герхард убедился в их надежности, а также в том, что ночью, он легко сможет их открыть изнутри.
       Вот это было уже неплохо. Ему случалось оказываться в гостиницах, где ставни, даже на втором этаже, были снабжены замками, причем ключи от этих замков конечно же находились у охранников. Нет, конечно, всегда находился какой-то выход. Но все же...
       Герхард подумал, что, поскольку ставни в этой гостинице запираются изнутри, скрипучая лестница на второй этаж и в самом деле не имеет никакого значения. Она ему сегодня ночью просто не понадобится.
       И получается, пока больших препятствий к тому, чтобы с наступлением сумерек выскользнуть на улицу и приступить к делу.
       Ну конечно, есть еще охранники, но уж их-то он как-нибудь обведет вокруг пальца. Не впервой...
       Он отошел от окна, лег на кровать и, вытащив из-за пазухи магический кинжал, внимательного его осмотрел, еще раз проверил, насколько ухватисто ложится в руку рукоятка, сделанная в виде пучеглазого, злобного божка.
       Первый ритуальный кинжал в этом сезоне, первый город, первый черный маг. Возможно, и не последний. Если все пройдет без сучка и задоринки... Если, наконец, в этом городе ему представится удобный случай.
       Он хмыкнул.
       А вот загадывать на будущее не стоит. Очень плохая примета. И конечно, это не более чем самое элементарное суеверие, может даже постыдное для того, кто способен видеть нити судьбы. Хотя верить в приметы, наверное, свойственно всем. Возможно, в приметы верят даже черные маги...
       В дверь его комнаты постучали.
      
      
      
      
      
       2.
      
      
      
      
      
      
       Герхард спрятав кинжал за пазуху, и вскочил.
       В дверь постучали вновь.
       Машинально сунув руку в карман сшитой на манер чиновничьего мундира куртки, охотник нащупал рукоятку пистолета, но тут же, передумав, отпустил ее.
       Какого черта? Дэвы стучат не так. А посланцы черного мага вообще стучать не будут. Больше ему в этом городе пока опасаться некого.
       - Сейчас, - буркнул он и открыл дверь.
       За ней стоял тот самый гость из другого мира, которого он видел в обеденном зале.
       - Джигер, - представился гость. - Из подрода Онд.
       - Герхард Медвик.
       - Мне хотелось бы с тобой пообщаться.
       - В каком смысле? - настороженно спросил Герхард.
       - Просто поговорить.
       - Тогда заходи, - разрешил Герхард.
       Охотник отодвинулся от двери, и пропустил Джигера в комнату. Тот по-хозяйски уселся на стул. А Герхард подумал, что вот сейчас неожиданные визитеры ему совсем не нужны. И лучше бы, пока есть время, поспать несколько часов. Впрочем, если гость из другого мира просто зашел от нечего делать потрепаться, выпроводить его труда не составит.
       Усевшись на второй стул, Герхард взглянул на нити судьбы Джигера. Еще там, в зале, он решил, что они несколько странноватые. Теперь, внимательно их рассмотрев, он мысленно покачал головой.
       Нити были какие-то совершенно неправильные, слишком короткие и толстые. При этом некоторые из них на концах разделялись на множество мелких, тонюсеньких отростков.
       Вот такого он еще не встречал и, значит, точно определить, какие эмоции в данный момент владеют его собеседником, не сможет. Не очень-то это хорошо.
       Хотя посмотрим...
       - Ты умеешь видеть нити судьбы, - сказал гость.
       Герхард пожал плечами.
       - Что ты имеешь виду?
       - Я видел, что ты сделал с нитью судьбы животного хозяина гостиницы.
       Герхард усмехнулся.
       Ну вот, начинается... Смешнее всего будет, если этот разговор окажется всего-навсего тривиальной попыткой шантажа.
       - А дальше? - спросил он, прикидывая, чем может быть вооружен Джигер.
       Кстати, да чем угодно. Кто их знает, этих гостей из других миров? Возможно, у него вообще нет никакого оружия, а может, он способен, мгновенно удлинив свою руку, превратить ее в здоровенный гарпун и воткнуть его тебе в живот?
       - Ничего особенного, - Гость издал тихий свист, слегка смахивающий на свист закипающего чайника. - Просто, я уже давно не встречал тех, кто умеет видеть нити судьбы. А ты к тому же умеешь на них и воздействовать.
       - Дальше?
       - Дальше? Дальше у меня к тебе будет предложение.
       Ну да, конечно. Предложение... Что же еще?
       - Какое?
       - Достаточно выгодное, в денежном плане и не очень - в части собственной безопасности.
       Герхард вздохнул.
       Знал он подобные предложения и уже давно приучился, услышав нечто подобное, тут же выпроваживать желающих таким образом наполнить его кошелек. Иногда это происходило тихо и мирно, чаще, для того чтобы выпроводить радетеля о его финансах, приходилось прилагать некоторые усилия, но они уходили всегда. Причем, именно подобная фраза служила тем барьером, за которым разговор заканчивался.
       Вот только, сейчас, все было несколько по-иному. Прежде всего, предложение ему делал тот, кто действительно знал о его способностях. И это было уже любопытно, поскольку все предыдущие визитеры приходили к нему, лишь ведомые слухами о том, что он человек не совсем обычный и умеет делать некоторые совершенно необъяснимые вещи. Этот точно знал, кем он является, на что способен, и, возможно его предложение все-таки отличается от стандартного. Кроме того, предложение сделал не обычный человек, а пришелец из другого мира. Сколько ему пришлось преодолеть перемычек между мирами великой цепи, прежде чем он оказался здесь? Скорее всего - немало. Зачем? Ради этого предложения? В таком случае, оно должно быть достаточно необычным. Хотя, кто знает...
       - Из какого ты мира? - спросил Герхард.
       - А это имеет какое-то значение?
       - Возможно.
       - Какое? - задав этот вопрос, Джигер беспокойно пошевелился, и стул под ним противно заскрипел.
       - Ну, если у тебя есть мотивы его скрывать, то мне будет достаточно и знания, что ты не желаешь об этом распространятся.
       Джигер задумчиво посмотрел на ладонь своей правой руки, пошевелил пальцами, словно проверяя, как они работают, и наконец сказал:
       - Хорошо. Я могу сообщить, что мой мир находится не менее чем в десяти перемычках от этого. Достаточно?
       - В сторону черной стены или в противоположную?
       - В противоположную.
       - Угу, - кивнул Герхард. - Значит, он, скорее всего, принадлежит Ахумуразде.
       - Вражда Ахумурзды и Ангро-майнью не имеет к моему предложению никакого отношения.
       - Это радует, - сказал Герхард.
       Он не врал.
       Меньше всего ему хотелось бы оказаться замешанным в свару между двумя великими магами.
       - И ты согласен выслушать мое предложение?
       - Да.
       - Оно достаточно простое. Мне нужно убить одного человека. Сделать это очень трудно, поскольку его хорошо охраняют. Человек с твоими способностями может убить его так, чтобы никто ничего не заподозрит.
       Герхард поморщился.
       Да, разочарование. А он-то надеялся... И значит, сейчас, все пойдет по старому, давно надоевшему сценарию.
       - Нет, - сказал он. - Это предложение мне не походит.
       - Ты отказываешься?
       - Да.
       - И даже за очень большую сумму?
       - Даже так.
       - Что ж, в таком случае мне, наверное, следует уйти. Судя по твоим нитям судьбы, дальнейший разговор не имеет смысла.
       - Безусловно.
       Гость из другого мира встал и двинулся к двери. В тот момент, когда он взялся за ее ручку, Герхард спросил:
       - Кстати, а почему ты не можешь убить его сам? Насколько я понимаю, ты обладаешь такими же способностями, что и я.
       - Да, обладаю. Но видишь ли, если я попытаюсь подойти к тому, чьей смерти жажду, он обязательно насторожится. Все-таки мой облик для этого мира достаточно необычен. На тебя же никто не обратит внимания.
       Герхард кивнул.
       Тут Джигер был прав. Подобраться к жертве достаточно близко ему будет сложнее.
       - Ты не передумал? - спросил гость из другого мира.
       - А разве по моим нитям судьбы этого не видно? - усмехнулся Герхард.
       Джигер вышел.
       Охотник некоторое время время задумчиво смотрел на закрывшуюся за ним дверь, потом встал и запер ее на замок.
       Вот так... для верности...
       Снова устроившись на кровати и подложив руки под голову, он стал рассматривать потолок комнаты. Ничего особенного в нем не было. Не очень аккуратно выбеленный потолок. В одном из углов прилепилось давно покинутое гнездо отвергнутых душ. Несмотря на покрывавший гнездо слой пыли, украшавшую его нижнюю часть надпись можно было еще прочитать. Она гласила: " Всегда стой на своем. Если тебе кто-то наступит на ногу, будешь иметь моральное право объявить его оккупантом".
       Герхард хмыкнул.
       Собственно, почти так и получилось. Он настоял на своем. А гость из другого мира вынужден был уйти.
       Кстати, каким образом его занесло сюда? Неужели он преодолел столько миров только для того, чтобы свести с кем-то счеты? С кем? И что это было за преступление, если кто-то ради мести за него преодолевается такое расстояние?
       Хотя, кто их знает, этих гостей из других миров? Может, тот, с кем он приехал рассчитаться, даже не имеет понятия, что он где-то там совершил нечто преступное? Или имеет?
       И вообще, слишком близко этот город находится к перемычке между мирами. Тут можно встретится с кем угодно. Да еще и ночь забытых божков...
       Хотя...
       Он повернулся на бок и, подложив под щеку ладонь, закрыл глаза.
       Да, вот это самое правильное решение. Поспать. Несколько часов сна ему и в самом деле не повредят. Тем более после полета на самолете. Причем полет этот был не из приятных. Мало того, что он принадлежит к породе людей, которые просто не могут спать в самолетах, так еще, где-то минут через пятнадцать после того как они поднялись в воздух, выяснилось, что у самолета не все в порядке со здоровьем. То ли его накормили некондиционным сеном, то ли он был просто старый, но только через каждые пятнадцать минут самолет начинал издавать странные, икающие звуки и, резко устремляясь вниз, пытался сесть на землю. В такие моменты из кабины пилота слышалась громкая ругань и щелчки кнута. Видимо, они действовали, поскольку самолет начинал снова набирать высоту. Пассажирам это, конечно, не нравилось, но стюардесса оказалась опытной, а опытная стюардесса всегда знает, как держать в узде даже самых капризных пассажиров. Кажется, после полета никто даже не пошел жаловаться начальнику аэропорта.
       Впрочем, Герхарда это все не слишком тогда интересовало. Главное - он долетел куда хотел. А поскольку дело шло к вечеру, охотник, не зайдя в здание аэровокзала, отправился устраиваться в гостиницу.
       И вот - устроился. Поставил на место хозяина гостиницы. Познакомился с жаждущим кого-то пришить гостем из другого мира. А теперь самое время поспать, поскольку ночью ему, скорее всего, предстоит проведать того, ради кого он сюда прилетел.
       Черного мага.
       Возможно, в этом году до него добраться не удастся. Ну что ж, он приедет еще раз, в будущем. Рано или поздно черный маг допустит ошибку, поскольку рано или поздно ошибаются все. И вот тогда...
       И конечно, прежде чем заснуть, он должен был еще раз, по укоренившейся за годы охоты на черных магов привычке, попытаться прикинуть, каким путем он будет уходить из города, после того как убьет черного мага, или наметить следующий город, который он посетит, после того как закончит в этом все свои дела, но почему-то этого делать ему не хотелось.
       Может быть, причиной служило возникающее у него и становящееся все более четким ощущение иллюзорности окружающего мира? Словно бы и эта гостиница, и комната, в которой он лежал, да и конечно, он сам, существовали лишь в виде миража, вдруг поверившего, будто он имеет право на реальное существование, причем так крепко, что этого оказалось достаточно для превращения в нечто материальное.
       А теперь время существования этого миража истекало, и, уходя, он оставлял Герхарда наедине с пространством, заполненным лишь нитями судьбы, смахивающими на путаницу из тысячи размотанных клубков разноцветной пряжи. Причем каждая из этих нитей была живой, и, конечно, все они принадлежали тем или иным людям. Вот только, люди эти находились так далеко, что добраться до ним не представлялось возможным. И все же, если попытаться...
       Он знал, что этого делать нельзя, но желание, властное, идущее изнутри, из каких-то темных глубин сознания, то самое, которое каждого человека хоть раз в жизни да толкает на вроде бы немотивированные и, конечно, чудовищные в своей безрассудности поступки, приказывало ему подчиниться, порвать навсегда с миражем так называемого реального мира. Для этого надо было всего лишь захотеть окончательного и последнего единения с нитями судьбы, признать их главенство, сделать их своей главной целью и ценностью, отдать им все свои помыслы, соединится с ними, предать весь остальной мир. И вот тогда, после того как это случится, они - нити судьбы - позволят ему вновь вернуться в мир обычных людей, вернут отобранное было ощущение его реальности и надежности, а кроме этого, в виде приза за хорошее поведение дадут ему возможность делать с кем угодно что угодно, не испытывая при этом ни малейшего угрызения совести.
       Очень выгодная сделка, такая выгодная, что отказаться от нее чрезвычайно трудно, можно сказать невозможно...
       Герхард рывком сел на кровати и, пошарив по карманам, вытащил коробочку сигарет. Закурив, он раздраженно швырнул горелую спичку на пол и вполголоса выругался.
       Ну вот, снова то, что он про себя называет зовом нитей судьбы. А он-то думал, даже полностью уверил себя, что подобное уже не повторится. Как же... жди! Неужели он не избавится от него до самой смерти?
       Сигаретный дым вяло поднимался к потолку, завиваясь кольцами, выстраивая из своего сизого, неощутимого тела нечто, здорово смахивающее на ухмыляющиеся рожи.
       Герхард спустил ноги на пол и, сделав новую затяжку, с тоской посмотрел в сторону окна.
       Там, всего лишь в нескольких шагах от него, была самая обычная жизнь, простая и понятная, с простыми и немудреными радостями и огорчениями...
       Нет, даже не так. Конечно, в этой так называемой простой жизни, было полным-полно своих сложностей и загадок, и, конечно живущие ей простые люди, тоже пытались их решать, одерживали победы и терпели поражения, любили и ненавидели, в общем - жили.
       О да, конечно, они не имели понятия о существовании нитей судьбы, и любой из них, наткнувшись на одну из нитей сети черного мага, мог заболеть, стать рабом этого черного мага или даже погибнуть.
       И все же если на одну чашу гипотетических весов положить их неведенье, а на другую - зов нитей судьбы, то какая из них окажется тяжелее?
      
      
      
      
      
       3.
      
      
      
      
       Два мальба-охранника, то и дело останавливаясь и настороженно нюхая воздух, прошли вдоль стены гостиницы и остановились на углу.
       - Сегодня, кажется, тихо, - сказал один из них.
       Судя по состоянию его клыков, новенькому панцирю и допотопному кремневому ружью, он был еще довольно молод и стал охранником совсем недавно.
       - Подожди, - промолвил другой, - ночь еще только началась.
       Морду его украшали старые шрамы, панцирь был несколько помят, а в лапах он сжимал новенькую, скорострельную винтовку.
       - И все-таки в ночь забытых божков больших неприятностей быть не может, - сказал молодой мальб, доставая из висевшего на поясе мешочка две палочки дерева флю и протягивая одну из них своему старшему товарищу.
       - В горах. Здесь же, в городе, может произойти все, что угодно, Буквально все. Неожиданная ночь. Самое паскудное дело. Хуже всего, когда не знаешь, откуда ждать неприятностей. Понимаешь?
       - Еще бы.
       Они подожгли палочки и, несколько раз вдохнув их дым, двинулись дальше.
       Герхард еще услышал, как старый мальб пробормотал:
       - Хорошо бы, и в самом деле эта ночь оказалась спокойной. По крайней мере, я на это надеюсь...
       Герхард тоже на это надеялся.
       Он надел черные очки, которые были необходимы на тот случай, если охранники его все же заметят. У него были особенные глаза. Они позволяли видеть ночью так же хорошо, как и днем, но имели и одно неудобное свойство. В темноте глаза у него светились. А вот этого охранники не должны были увидеть. Кто знает, как они на подобное отреагируют? И если обыкновенному человеку объяснить свое желание покинуть гостиницу таким странным образом еще как-то возможно, то, увидев человека со светящимися глазами, охранники, несомненно, сразу же поднимут тревогу.
       Осторожно распахнув ставни, он перекинул через подоконник ноги и вонзил в стену из белого камня магический кинжал. Клинок вошел почти до половины.
       Соскользнув с подоконника, Герхард повис в воздухе, цепляясь одной рукой за рукоятку кинжала. Осторожно закрыв ставни, он оттолкнулся от стены ногами, в результате чего клинок, легко вошедший в камень, так же легко из него и выскользнул.
       Мягко и совершенно бесшумно приземлившись на мостовую, Герхард настороженно огляделся. Спрятав кинжал под куртку, он быстрым шагом пошел прочь от гостиницы.
       Вот и все. Теперь осталось только отойти на несколько десятков шагов, и стражникам, если они его увидят, даже в голову не придет, что он является постояльцем их гостиницы. Если ему понадобится вернуться, сделать это, конечно, будет потруднее, но не так уж и не реально.
       Это называется - алиби. Если случится что-то непредвиденное и дэвы начнут задавать хозяину гостиницы наводящие вопросы, тот с чистой совестью засвидетельствует, что ночью ни один из постояльцев его заведение не покидал.
       А ночь и в самом деле была на удивление тихая и очень спокойная. Даже слишком спокойная. Черный маг на эту ночь свернул свою паутину. Кто знает, может, он, убедившись, что его опасения не оправдались, надумает ее развернуть вновь?
       Хотя, вряд ли он рискнет это сделать. Не должен.
       Герхард снял темные очки и спрятал их в карман.
       Все, сейчас они больше не нужны. Он отошел от гостиницы на достаточное расстояние. К чему теперь маскировка? Вряд ли ему встретится какой-нибудь прохожий. А если и встретится, то, скорее всего, просто примет его, например, за одного из забытых божков.
       Герхард подумал о том, что приехал в этот город уже четвертый раз и изучил живущего в нем черного мага неплохо. Тот очень осторожен, возможно даже слишком. Именно поэтому предыдущие три попытки закончились ничем. В охранной сети мага не обнаружилось никаких изьянов. А вот сейчас его излишняя осторожность должна была обернуться против него. И все - благодаря ночи забытых божков.
       Вообще, большинство ночей в этом мире делится на опасные или безопасные. Эта же была одна из немногих, считающихся непредсказуемыми. Чаще всего в такие ночи не происходит ничего опасного, но иногда может случится нечто совершенно непредвиденное. И вот на этот случай черный маг должен был, просто обязан был свернуть свою сеть из нитей судьбы.
       Кто знает, какое из странных созданий, в тех или иных мирах именуемых богами и божками, занесет этой ночью в его город? Кто может гарантировать, что это создание не способно, например, видеть нити судьбы и не заинтересуется тем, кто сумел сплести из них сеть? И скорее всего, интерес этот не будет безобидным.
       Все это черный маг должен был предвидеть. И конечно - предвидел.
       По крайней мере, отойдя от гостиницы на пару кварталов, Герхард пока еще не заметил ни одной нити из сети черного мага. Вот следов от них было предостаточно. Причем совсем свежих. И это означало, что его надежды на ночь забытых богов пока оправдываются.
       Впрочем, ночь еще только начинается. И кто знает, какие сюрпризы она принесет.
       Подумав об этом, Герхард, неожиданно для самого себя, мечтательно улыбнулся. И конечно, тотчас сам же этой улыбке удивился, хотя где-то в глубине души и знал ее причину.
       Размеренность и порядок. Расчет и точность в выполнении. Словно он был не живым человеком, а каким-то мудреным механизмом, с неукоснительной точностью выполнявшим поставленную перед ним задачу. Ни шагу в сторону, все мысли и действия во имя одной-единственной цели - смерти очередного черного мага. Для чего? Для того чтобы сейчас же после достижения этой цели, начать новую смертельную игру. Готовиться, выслеживать, планировать и точно в нужный момент, ни раньше, ни позже, нанести единственный, четко выверенный удар.
       Потом же, лето заканчивается, и нужно возвращаться домой, для отдыха, и еще для того, чтобы всю осень, зиму и весну готовится к новому лету, намечать города, в которых должны быть черные маги; для того чтобы весной, встретившись в другими охотниками, скоординировать действия для нового сезона охоты. И так год за годом, в тщетной надежде, что когда-нибудь будет убит последний черный маг, и вот тогда-то, возможно, настанет другая жизнь.
       Какая именно? Да имеет ли смысл пытаться ее представить? Возможно, он отправится в путешествие по другим мирам в поисках приключений. А может, обзаведется семьей и на склоне своих дней, вырастив и поставив на ноги детей, наконец-то обретет покой? И конечно, есть еще варианты и варианты... Но только на самом деле ничего подобного не будет. Нечего даже и мечтать.
       Хотя бы потому, что охотники, мало-помалу, но неизбежно, проигрывают эту войну. И значит, у него есть всего лишь одно будущее. Смерть от руки очередного черного мага, оказавшегося хитрее и умнее, чем он рассчитывал. Рано или поздно.
       Впрочем, стоит ли сейчас об этом думать? Да и так уж неизбежно поражение охотников? Кто знает, возможно, в самое ближайшее время наступит перелом, произойдет событие, благодаря которому охотники все-таки выиграют эту затянувшуюся на пару десятилетий войну?
       Он на это наделся. Хотя бы потому, что ничего иного ему не оставалось. Верить, надеяться и делать свое дело. Убивать черных магов.
       Кстати...
       Он остановился.
       В нескольких шагах от него, почти перегораживая улицу, лежала нить судьбы. Тоненькая, блеклая и почти незаметная. А еще она слегка подрагивала, и было такое ощущение, словно бы она готова при первом же признаке опасности юркнуть в стену ближайшего дома и затаится там, пока все опять не успокоится.
       Типичная сторожевая нить. Одна из тех немногих, оставленных черным магом от своей сети. И правильно, кстати говоря. Осторожность осторожностью, но должен же он был принять хоть какие-то минимальные меры безопасности?
       Опасна ли она для него, охотника Герхарда Медвика? Совсем нет. Если только он на нее не наступит, не даст таким образом знать о своем появлении ее хозяину.
       Так в чем же дело? Надо перешагнуть ее и продолжить путь. Поскольку до дома мага довольно далеко, ему еще топать и топать...
       А так ли это?
       С каких веников черный маг так далеко протянул свою сторожевую нить? Зачем ему было нужно знать, что в ночь забытых божков происходит в другом районе города? Может, поблизости находится нечто для него очень уж важное?
       Что именно?
       Герхард внимательно огляделся.
       Ничего особенного. Дома на этой улице были самыми обычными. Тот, возле которого он стоял, был сложен из золотистого с сиреневыми блестками гранита. Шестиугольные окна были застеклены толстым и крепким, слегка отливающим лазурью стеклом из подземных мастерских хогменов. Крыша покрыта прямоугольными, слегка пожелтевшими от солнца пластинками так называемого сахарного сланца. И конечно, неизменные, живые водосточные трубы, годные только на то, чтобы, во время дождя, открывая свои широкие пасти, пропускать через свое тело изливающуюся с неба воду и исправно извергать ее на мостовую, пялящиеся сейчас на него холодными, ничего не выражающими глазами.
       Типичный дом какого-нибудь богатого торговца диковинками из других миров, или чиновника высокого ранга, но уж никак не место, в котором черный маг может спрятать что-то интересное.
       Может, сторожевая нить за кем-то наблюдает? Но за кем? Улица безлюдна. Правда, на крыше одного из соседних домов виднелся силуэт безумного призрака, под неслышимую музыку танцующего какой-то сложный, исполненный прозрачной неги и, конечно, мистического смысла танец. Но кому он нужен? Кто придает хоть малейшее значение танцам безумных призраков? Да и обычная тонкая сторожевая нить способна лишь лежать на земле и ждать, когда на нее кто-нибудь наступит. Для того чтобы устроить за кем-то слежку ей нужно обзавестись глазами, взять под контроль какого-нибудь человека и сделать его ведомым.
       Нет, о слежке тут не может быть и речи. Но тем не менее нить находится именно здесь, лежит, несмотря на ночь забытых божков, и исчезать не собирается. Почему?
       Герхард пошарил по карманам, вытащил коробочку с сигаретами и закурил.
       Значит, остается только одно объяснение, и оно, кстати, присутствие сторожевой нити вполне объясняет.
       За тот год, что он не был в этом городе, маг перенес свою резиденцию, переехал в новый дом. И дом этот находится совсем неподалеку, где-нибудь в паре кварталов отсюда.
       Вот это была уже плохая новость.
       Она означала, что кое-какие его труды пропали зря. И план дома черного мага, который он в прошлый свой приезд в этот город с таким трудом раздобыл, теперь стоит не дороже бумаги, на которой нарисован. И значит, ему придется лезть в новый дом черного мага буквально наобум, даже хотя бы приблизительно не представляя расположения его комнат.
       Безусловно, он мог бы, например, убедившись, что его умозаключения верны, тотчас вернуться в гостиницу, лечь спать и прямо с утра отправится на поиски плана нового дома черного мага. Но так он пропустит ночь забытых божков, а следующая будет достаточно безопасной ночью большого карнавала. За день черный маг вновь развернет свою сеть, и застать его врасплох не удастся. А это - половина успеха охоты, может даже больше.
       Нет, придется, видимо, лезть в дом черного мага вслепую, надеясь на удачу. И еще... прежде чем принимать окончательное решение, неплохо было бы убедиться, что маг действительно переехал.
       Вот именно.
       Герхард швырнул окурок на мостовую и, прикинув, в каком примерно направлении должен находится новый дом черного мага, двинулся дальше. Осторожно перешагнув через сторожевую нить, уже удаляясь от нее, он все же не выдержал, обернулся.
       Нить не думала уползать. Она все также лежала, почти перегораживая улицу, мелко подрагивая и слегка извиваясь, словно кого-то поджидая, кого-то конкретного.
       Герхард подумал, что такое вполне может быть. Возможно, черный маг знает об этой ночи забытых божков нечто неизвестное всем остальным? С него станется. Может быть, здесь этой ночью будет происходить нечто важное и интересное? Причем настолько интересное, что ради этого стоит рискнуть одной сторожевой нитью.
       Возможно? Вполне. Кстати, при таком варианте черный маг мог остаться в своем старом доме. Может, для начала следует точно узнать, откуда эта нить тянется?
       Он миновал несколько домов и свернул в узкий извилистый захламленный переулок. Герхарду то и дело приходилось перебираться через настоящие завалы из сломанной мебели, пустых ящиков, тюков какого-то наполовину сгнившего тряпья. Причем все это царство никому не нужных и бесполезных вещей было достаточно плотно населено различной мелкой живностью.
       Буквально из-под ног Герхарда, то и дело, с противным писком выскакивали крысы, крохотные ящерки - мусорщики и маленькие, размером с детский кулак, души политиков. Последние, даже удирая от Герхарда во все лопатки, не переставали тоненькими, противными голосами выкрикивать обрывки каких-то малопонятных лозунгов.
       Пахло в переулке конечно же не розами, и, выбравшись из него, Герхард облегченно вздохнул.
       Ну вот, кажется, теперь пришла пора еще раз взглянуть на сторожевую нить и заодно прикинуть поточнее направление, в котором она идет.
       Охотник хотел было так и поступить, но тут, где-то позади него, не далее чем в нескольких кварталах, послышался дикий, какой-то утробный вой, какой могли издавать только сотни две волков, собравшись вместе с намереньем устроить коллективный концерт. Длился он недолго, может быть - несколько мгновений. На смену ему пришла сначала полная тишина, а потом, вслед за ней, тяжелый, угрожающий звон колокола.
      
      
      
      
      
       4.
      
      
      
      
      
       Герхард вполголоса чертыхнулся.
       Ну вот, начинается. Извольте бриться. Кажется, непредсказуемая ночь решила преподнести небольшой сюрприз и перейти в опасную фазу. И значит, нужно быть готовым ко всему.
       Вытащив из кармана куртки пистолет, Герхард снял его с предохранителя, двинулся туда, где должна была находится сторожевая нить, и даже успел увидеть как ее кончик, извиваясь словно пиявка, исчезает в стене дома.
       Ага, значит, маг все -таки решил не рисковать и свертывает даже сторожевые нити. Что ж, прекрасно, теперь можно сказать уверенно, что его дом и в самом деле находится где-то неподалеку. А еще, сейчас, его почти наверняка можно застать врасплох. Суметь бы только без приключений до него добраться.
       Герхард прислушался.
       Колокольный звон теперь доносился, по крайней мере, из двух -трех мест, причем, одно из них находилось где-то далеко, возможно в другом районе города. А еще к нему примешивался грохот литавр и мерное попискивание дудок, истошные крики и монотонный речитатив молитв, топот множества подошв и вообще уж какие-то странные звуки непонятного происхождения.
       Впрочем, улица, на которой он оказался, была все еще пустынна, и этим следовало воспользоваться. Конечно, бежать по ней сломя голову не стоило, но вот поторопиться надлежало.
       Быстрым, уверенным шагом, то и дело оглядываясь по сторонам, Герхард двинулся по улице, выглядывая переулок, по которому мог бы перейти на следующую. Он надеялся, что переулок этот попадется достаточно скоро, и тогда, оказавшись на следующей улице, он успеет заметить, в каком направлении удаляется сторожевая нить.
       Хотя вообще-то сейчас сомнений у него почти не осталось. Дом черного мага был где-то неподалеку.
       Он даже успел увидеть этот так необходимый ему сейчас переулок, но тут впереди, буквально шагах в пятидесяти от него, возникло и стало быстро расти туманное облачко. Метнувшись за колонну ближайшего дома, Герхард осторожно из-за нее выглянул.
       Облако, теперь полностью перегородившее собой улицу, перестало расти. Внутри у него происходило какое-то движение, словно бы некие призрачные фигуры, то и дело сталкиваясь и переплетаясь друг с другом, пытались вырваться наружу из обозначенного границами облака пространства.
       Герхард вздохнул.
       Ну вот, начинается...
       Возможно, стоило возвратиться в гостиницу и перенести встречу с черным магом еще на год. Вот только, до гостиницы сейчас, скорее всего, было дальше, чем до дома черного мага, и, соответственно, возвращаться в нее было гораздо опаснее. Чем дольше дорога, тем больше риск вляпаться в какие-либо неприятности. А схватка с черным магом все-таки предпочтительнее, чем встреча с кем-то неизвестным, может, не менее, а даже более могущественным. И при этом, если ему удастся убить мага, он может отсидеться в его доме до утра. Или все же рискнуть, попытаться вернутся в гостиницу?
       Да уж, выбор...
       Между тем туманные фигуры внутри облака все более уплотнялись, становились реальнее. Вот одна из них наконец-то сумела вырваться наружу, и тотчас вслед за этим с тихим шипением призрачное облачко исчезло, сдулось, словно проколотый воздушный шарик. А на том месте, где оно было, осталось десятка три людей и некто, в любом случае человеком не являвшийся. Не бывает людей ростом с двухэтажный дом, просто не бывает.
       Сопровождающие великана были одеты в белые тоги. На голове у каждого из них была надета шапочка вроде бы из крокодиловой кожи, украшенная большим красивым пером.
       Собственно, гадать, кем является этот великан, не имело большого смысла. Хотя бы потому, что Герхард и без всяких гаданий мог сразу сказать, кто это. Один из забытых божков. А толпа, появившаяся вместе с ним, очевидно, состоит из его самых ревностных адептов, когда-то существовавших в прошлом, а может, существующих и поныне.
       Герхард помнил, как один довольно преклонного возраста знатель, в ранге святого угадателя, как-то объяснял ему, что забытыми богами, в такую ночь считаются не только те, о ком давным-давно уже никто не помнит, но также и те, кто реально существует в данный момент. Главное - чтобы они жили за пределами великой цепи миров.
       Хотя сейчас все это не имело ровным счетом никакого значения. А вот какой именно бог поблизости от него оказался - имело.
       Добрый или злой?
       Впрочем, даже если этот бог окажется добрым, это еще не гарантирует от неприятностей. Доброта богов - штука достаточно относительная. И то, что их адептам кажется проявлением благосклонности, для того, на кого она прольется, может обернуться величайшим несчастьем.
       И все-таки, добрый или злой?
       Оглядев бога и его адептов, Герхард так и не сумел ответить на этот вопрос. С одной стороны, в одежде бога не было никаких зловещих символов, вроде человеческих черепов или переплетенных змей. С другой - цветов и злаков в его одеянии, а также добродушной улыбки на лице у бога тоже не наблюдалось.
       Собственно, одет он был во что-то наподобие плаща, богато обшитого золотом и украшенного драгоценными камнями. Золотые узоры сплетались в причудливые символы, совершенно неизвестного для Герхарда значения. Голову бога венчала корона, щедро усыпанная драгоценными камнями, по форме напоминающая утятницу.
       Собственно, адепты его были одеты тоже не бедно. И это слегка обнадеживало. Самыми свирепыми из божков, как правило, являлись требовавшие от своих последователей отречения от благ земной жизни и умерщвления плоти.
       Впрочем, главное, все же было не в этом.
       Герхард понимал, что долго торчать посреди этой улицы бог и его адепты, скорее всего, не станут. Значит, они вот-вот куда-то пойдут. Куда? В какую сторону?
       Если они отправятся к нему - встречи, скорее всего, избежать не удастся. Если же в противоположную сторону, то, как только они повернутся к нему спиной, он может рискнуть и, добежав до переулка, в него юркнуть. Если при этом еще и поторопится, то, вполне возможно, он успеет увидеть кончик исчезающей сторожевой нити, а значит, снова определит направление, в котором находится дом черного мага. Причем до него, наверняка уже не так далеко. Возможно, он даже находится прямо там, на соседней улице.
       Бог что-то гаркнул на совершенно незнакомом языке. Тотчас все адепты построились позади него в почти безупречное каре. Или все-таки впереди? Куда они направятся? Может, все-таки...
       Как же, жди!
       Процессия пришла в движение и, конечно, пошли они в сторону Герхарда.
       Мысленно чертыхнувшись, охотник попытался прикинуть, можно ли уложить бога из обычного пистолета? Вроде бы нет. С другой стороны, пистолет для этого мира оружие достаточно экзотичное и, насколько он знал, никто подобную штуку проделать еще не пытался. И притом, все эти боги - такие разные. Кое-кто из них не сильнее обычного оборотня. Насколько могуч этот? Впрочем, если даже и удастся его уложить, то как быть с адептами? Слишком их много.
       Нет, драться не имеет смысла. Да и придется ли? Возможно, его просто не заметят. Для этого надо просто не высовываться. Авось и пронесет.
       Герхард плотнее прижался к колонне. Ему вдруг захотелось на пару минут вжаться в нее, стать ее частью. Вот только, к сожалению, это было невыполнимо.
       А процессия между тем продолжала приближаться. Вот бог поравнялся с колонной, за которой прятался Герахард, вот миновал ее...
       Охотник подавил уже готовый было вырваться вздох облегчения. Пока - рановато. Пусть сначала мимо него пройдет последний адепт.
       Как раз в этот момент бог остановился. Адепты соответственно сделали то же самое. Некоторое время процессия стояла совершенно неподвижно, потом бог сказал:
       - Эй, тот, кто прячется за колонной, я хочу с тобой поговорить.
       Ну конечно...
       Герхард прикинул, что первую пулю он, скорее всего, всадит богу в голову. Потом, очевидно, надо подстрелить парочку находящихся ближе всего к нему адептов и тотчас вслед за этим бросится наутек. Возможно, при некотором везении удастся удрать.
       Впрочем, стрелять еще рановато. Вдруг бог и в самом деле хочет с ним всего лишь поговорить?
       Сомнительно, конечно. Но все же... Может, рискнуть?
       Он осторожно выглянул из-за колонны.
       Бог стоял от нее шагах в пяти. Лицо у него, как и положено по статусу, было спокойное, почти безмятежное. Глаза напоминали цветом изумруды, и, наверное, это являлось не очень хорошим признаком. У добрый божков глаза, как правило, голубые и добрые. В этих же какой-то особой доброты или благости не наблюдалось.
       - И о чем ты хотел со мной поговорить? - спросил Герхард.
       - О времени, судьбе, сомнениях и, конечно, о тебе.
       - А еще о королях и капусте, - сказал Герхард.
       - Ты хочешь узнать и об этом?
       - А ты можешь мне сообщить и о них?
       Божок усмехнулся, причем довольно иронично.
       - Это потребует времени. Ты согласен подождать, пока я обдумаю еще и это?
       - Нет, - решительно сказал Герхард. - Вот ждать я не могу.
       - А жаль. Довольно интересная тема, как мне кажется. Но ты, похоже, торопишься. И еще... что это у тебя в руке? Кажется, оружие?
       - Пистолет.
       - Забавно. Такого я еще не видел. Как этот пистолет действует? Не покажешь ли? Кажется, ты все равно собирался его использовать против меня. Или я ошибаюсь?
       При этих словах адепты пришли в движение. Быстро и четко каре их превратилось в полукруг, центром которого оказалась колонна, за которой прятался охотник.
       Сделав вид, будто не заметил этих перемещений, Герхард пожал плечами.
       - Стрелять из пистолета? Только, в самом крайнем случае. И никак не иначе. Я воюю только тогда, когда этого избежать никак нельзя. Ты же не хочешь войны, не так ли?
       - Возможно, - промолвил бог. - Хотя пути богов, как известно, неисповедимы.
       - Для богов такое оружие, как пистолет, не представляет ни малейшей опасности, - сказал Герхард. - Не так ли?
       Бог хмыкнул.
       - А ты неглуп. Хочешь сказать, что если я начну с тобой схватку, то это будет равнозначно признанию моей неполной божественной сущности? Неужели ты хочешь купить меня на такую жалкую приманку?
       - Вполне возможно, - сказал Герхард.
       Отступать он не собирался, поскольку все еще надеялся выиграть в этой словесной схватке. Да и поздно уже было отступать. Если он сейчас даст слабину, то распишется в собственной трусости. А у небожителей есть одна общая с обычными людьми черта. Они уважают мужественных противников.
       - Ты забыл о такой вещи, как необъяснимость божественных поступков. Что бы я ни сотворил, последователи всегда сумеют объяснить любой мой поступок благими намереньями. Не так ли?
       - Конечно так, - согласился Герхард. - Но если поступок божества допускает несколько толкований, всегда найдутся адепты, в душах которых поселится сомнение. А сомнение - такое семя, которое не требует дополнительных удобрений. Оно их находит само и неизбежно прорастает деревом неверия. Не так ли?
       Бог засмеялся.
       - Вернее всего, оно возникнет, если я отпущу тебя, не наказав за дерзость. Самое страшное сомнение - это сомнение в достаточной степени решительности своего божества. А отпустив тебя безнаказанно, я рискую зародить в сердцах своих адептов именно его. Понимаешь?
       Еще бы не понимать! Все, разговоры закончились. Дуэль на словах он проиграл и, значит, остается только и в самом деле драться. Унести ноги при таком раскладе вряд ли удастся, но попробовать все же стоит.
       - В таком случае, - заявил Герхард, - нам действительно ничего не остается, как помериться силами. Ты готов?
       Он прицелился богу точно между глаз, но спустить курок не успел.
       Бог слегка щелкнул пальцами, и охотник осознал, что не может даже пошевелиться, в том числе, конечно, и нажать на курок.
       Вот это фокус! Противник-то, совсем не слабак. И значит, дело совсем плохо. Если только...
       - Ну вот, теперь ты все понял, - не без удовольствия сказал бог. - Твое оружие совершенно бесполезно. Возможно, оно даже способно причинить мне небольшой вред, но использовать его ты не сумеешь. Впрочем, это не главное. А главное - что я сейчас могу тебя уничтожить, но не буду этого делать. Зачем? Ты доказал свою смелость, а настоящая смелость иногда, заслуживает поощрения. Поэтому я тебя отпускаю. Думаю, зная, что я не собираюсь тебя убивать, ты не станешь на меня нападать. В любом случае я согласен рискнуть.
       Бог вновь шевельнул пальцами.
       Почувствовав себя свободным, Герхард опустил пистолет.
       - Я ухожу, - сказал бог. - Кстати, учти, в следующий раз я могу и не проявить такого великодушия. Так что не попадайся мне больше на пути.
       - Постараюсь, - ухмыльнулся охотник. - Но если это случится...
       - Да, кончено, тут мы и узнаем силу твоего оружия.
       В голосе божка проскользнула тень насмешки, и это Герхарду уже не понравилось.
       - Кстати, - сказал он. - Ты осознаешь, что с такими принципами тебе никогда не стать всеми признанным богом? Признанный бог не стал бы даже со мной разговаривать. Он должен был просто пройти мимо.
       - Конечно, - без тени обиды согласился бог. - Правда, ты забываешь, что пути таких, как я, неисповедимы.
       Сказав это, он махнул рукой своим адептам и двинулся прочь.
       Герхард поставил пистолет на предохранитель и сунул его в карман.
       Ну вот, кажется, все обошлось. Он проиграл; божок, как и положено, выиграл. В результате - драться не пришлось. Теперь можно отправляться дальше. Хотя торопится слишком уж не стоит. Сторожевая нить черного мага уже ускользнула, и найти ее по следам будет почти невозможно. Уж больно она тонкая. Впрочем, он может попытаться найти дом мага по следам, оставленным другими его нитями. Они, конечно, не такие свежие, но сеть была достаточно плотная, и некоторые из составлявших ее нитей достигали вполне приличной толщины. Так что можно попытаться.
       Бог, сделав всего несколько шагов, остановился и, обернувшись, сказал:
       - Да, совсем забыл сообщить тебе еще одну причину, по которой я тебя пощадил...
       - И какую? - полюбопытствовал Герхард.
       - Не люблю вмешиваться в чужие игры. И зачем прилагать усилия к тому, что и без тебя может сделать кто-то другой. Или, по крайней мере, пытается сделать.
       - Спасибо за предупреждение, - сказал Герхард.
       - Думаешь, оно тебе поможет? - спросил бог.
       - Надеюсь. Кстати, ты так и не сказал мне ничего о времени, судьбе, сомнениях и, конечно, обо мне.
       - О тебе я уже сказал. Время - проходит. Судьба - неизбежна. А сомнения - удел слабаков.
       - И это все?
       - Не так уж и мало, не так уж и мало, - усмехнулся бог.
       Он снова двинулся прочь. Адепты, построившись в каре, последовали за своим кумиром.
       Герхард пожал плечами и потопал в противоположную сторону.
       Все-таки все эти небожители довольно странные создания. Просто обожают говорить загадками. Хотя этот не так уж и плох. Может, он не из забытых, а просто из какого-то другого мира? И возможно, этому все-таки удастся стать всеми признанным богом? Только принесет ли это ему хоть какую-то пользу?
       Входя в переулок, Герхард слегка улыбнулся.
       А все-таки этот бог его сделал. Да еще как сделал! Нет, конечно, можно сейчас придумать хоть тысячу причин и довольно убедительно объяснить себе, что на самом деле разговор с ним закончился не поражением, а победой. Все-таки, он благополучно унес ноги. Но если - честно, без всяких объяснений, сказать самому себе... Ведь сделал же?
       Он остановился.
       След нитей судьбы был совсем свежий. Тот, кто его оставил, прошел переулком всего лишь от силы полчаса назад. Если вычесть из этого времени разговор с богом, то останется совсем немного.
       А след был странный. Если точнее, то странными были оставившие его нити судьбы. Причем нити, которые могли оставить такой след, он сегодня уже видел. В своей комнате.
       Герхард сунул руку в карман и нащупал рукоятку пистолета.
       Ну хорошо допустим, следы этих нитей принадлежат Джигеру. Он-то зачем шляется по улицам этой ночью? Какого черта ему не сидится в гостинице? Просто надумал подышать свежим воздухом? Причем след этот ведет в то же самом направлении, в котором предположительно находится дом черного мага.
       Совпадение?
       Ох, сомнительно все это. Да и с трудом верится в такие совпадения. А если точнее, то не верится вовсе.
       Логичнее предположить, что мститель, или кто он там есть на самом деле, решил обделать свои делишки как раз этой ночью. Кого он собирается прихлопнуть? Уж не черного ли мага? Вполне вероятно, вполне вероятно...
       Но зачем ему это? Черные маги не путешествуют в другие миры. Они, как правило, безвылазно сидят в своих городах. Разве может какой-нибудь паук вдруг отправится за тридевять земель просто прогуляться, бросив при этом на произвол судьбы сеть, благодаря которой он кормится, и угол, в котором полным-полно жирных мух?
       Тут что-то не сходится.
       Герхард еще раз огляделся.
       Переулок, насколько он его видел, был пуст. Колокольный звон потихоньку становился все тише и тише. Где-то, не так уж и далеко, слышался слитный рев толпы. Что именно она кричала, разобрать было невозможно. Да, наверное, не стоило и пытаться, поскольку для него сейчас это не имело никакого значения.
       А вот след нитей судьбы Джигера...
       Герхард подумал, что он, собственно, может стоять в этом переулке сколько угодно долго, и не имеет смысла пытаться строить предположения всего-навсего на основании одного факта. Не лучше ли отправится дальше? Рано или поздно все выяснится. Рано или поздно выясняется все. Или - почти все.
       В любом случае, хотя ночь забытых богов еще только начиналась, тратить время зря не стоило.
       Он пошел дальше и где-то на середине переулка остановился вновь. Коридор из стен домов, а также высоких каменных заборов, охранявших неприкосновенность участков, принадлежавших хозяевам этих домов, здесь сворачивал. И там, за поворотом, кто-то был. Герхард почувствовал это неким, выработанным за годы охоты на черных магов инстинктом, ощутил буквально всей кожей. Причем, этот кто-то, скрывающийся за поворотом, был опасен, очень опасен.
       Как раз в этот момент какофония доносившихся с соседних улиц звуков слегка стихла.
       Герхард прислушался.
       Из-за поворота достаточно явственно донеслось тихое угрожающее шипение.
      
      
      
      
      
      
       5.
      
      
      
      
      
       Вытащив из кармана пистолет, Герхард снова снял его с предохранителя и осторожно двинулся к повороту.
       Кто же за ним скрывается, какое существо?
       Последние несколько шагов до поворота охотник сделал буквально крадучись. А прежде чем выглянуть из-за него, немного постоял, говорясь к предстоящему, напряженно вслушиваясь. Однако шипения больше не было. Возможно, незнакомец тоже почувствовал охотника и затаился.
       Ну-ну...
       Герхард резко сделал пару шагов вперед и наконец-то увидел, кто именно прятался за поворотом.
       Стройная фигура, короткое платье из зеленоватой, переливающейся блестками материи, длинные пышные волосы. А еще - лицо. Оно обладало какой-то странной, неуловимой с первого взгляда диспропорцией, отнюдь не портившей его красоту, но в то же время неопровержимо указывающей на нечеловеческое происхождение этой женщины. И нити судьбы... таких у обыкновенного человека просто не могло быть.
       Герхард попытался прикинуть, с кем он столкнулся.
       Да с кем угодно. Мало ли всяких там божков, полубогов и других сверхъестественного происхождения созданий может ошиваться в городе в такую ночь?
       И главное даже не в этом. Главное - удастся ли пройти мимо странного создания беспрепятственно? Возможно, оно прячется в переулке без каких-то определенных целей, а может, кого-то поджидает. И почему бы, например, этим кем-то ни оказаться ему, охотнику?
       Герхард сделал еще один шаг. Женщина, до этого стоявшая неподвижно, шевельнулась, взмахнула руками, словно балерина, готовящаяся к танцу, потом лицо ее дрогнуло, словно бы слегка изменившись, и охотник вновь услышал тихое шипение.
       Вот так... А ведь мадам действительно спряталась здесь не от нечего делать...
       Герхард взял неизвестную на мушку и крикнул:
       - А ну-ка, давай лицом к стене! Иначе не поздоровится.
       Никакой реакции.
       Тогда он сделал еще один шаг к женщине.
       Снова никакой реакции. Нити судьбы оставались неизменными. Похоже, это свидетельствовало о том, что его угроза пока не была воспринята. И - все. Будь перед ним обычный человек, Герхард мог бы запросто определить, собирается ли тот на него напасть, и вообще, насколько его противник опасен. Сейчас же это было невозможно.
       Значит, остается только надеяться на собственную реакцию, а еще на удачу.
       - Эй, ты понимаешь, что я говорю? - спросил Герхард. - Окаменела?
       Женщина молчала.
       Охотник сделал еще шаг...
       Дальнейшее произошло почти мгновенно.
       Волосы женщины встали торчком, и Герхард вдруг понял, что для обычных волос они слишком редкие и толстые. Да и не волосы это были вовсе, а длинные, тонкие змейки. И значит...
       Мара! Вот кто был перед ним. Самая настоящая мара, существо более опасное, чем вампир или суккуб. Интересно, к какому виду мар она принадлежит? Впрочем, найти ответ на этот вопрос не так трудно. У какого вида мар на голове вместо волос растут маленькие змейки?
       Герхард нажал на курок.
       Пуля попала маре точно между глаз и, конечно, с противным визгом отскочила. Шкура у чудовища, похоже, не уступала по прочности тяжелой броне. Впрочем, выстрел не пропал зря. Пуля попала в мару как раз в тот момент, когда та метнулась к охотнику. Удар пули был так силен, что магическое создание отшвырнуло прочь, да так, что оно упало на спину.
       Повернувшись, Герхард кинулся наутек.
       А что ему еще оставалось? Стрелять в мару бесполезно. Пули у него в пистолете были даже не серебряные, а обыкновенные. Значит, никакого вреда нанести чудовищу не удастся. Конечно, у него еще был магический кинжал, и вот им-то мару наверняка можно было убить. Вот только после этого кинжал запросто мог прийти в негодность, и, значит, против черного мага ему придется выходить с голыми руками, что равносильно самоубийству.
       Получается, единственное, что ему остается, - это убегать, а драться лишь в самом крайнем случае.
       Отчаянно работая ногами, Герхард подумал, что этой ночью, похоже, ему побегать придется. Да еще как. Но кто же знал, что непредсказуемая ночь вдруг войдет в опасную фазу? Подобного не случалось уже несколько лет. И вот случилось. Причем как раз тогда, когда он вознамерился ухлопать черного мага. Ни раньше, ни позже. Вот невезуха.
       Выскочив из переулка, он все же остановился и оглянулся.
       Мара была шагах в двадцати. Похоже, она посчитала Герхарда своей законной добычей и решила догнать его во что бы то ни стало.
       Вот это было плохо. Совсем плохо.
       Улица была все еще пустынна. Сообразив, что расстояние между ним и преследователем стремительно сокращается, охотник бросил в сторону, противоположную той, в которую ушел божок и его свита.
       Какая-то надежда на благополучный исход встречи с марой у Герхарда оставалась. Он сумел немного от нее оторваться? Значит, преследовательница передвигается хоть чуть-чуть, но медленнее. Чем больше они пробегут, тем внушительнее станет этот разрыв. Рано или поздно, он увеличится настолько, что мара прекратит преследование.
       Гархард на бегу усмехнулся.
       Кросс со смертью. Кто окажется быстрее? Вот такого у него в жизни еще не было.
       Следующий переулок попался ему шагов через двести. Прежде чем юркнуть в него, Герхард еще раз обернулся.
       Расстояние между ним и чудовищем увеличилось всего лишь на несколько шагов, да и то это могло ему всего лишь показаться. Кроме того, он понимал, что свернув в переулок, рискует наткнутся еще на кого-нибудь не менее ужасного, чем преследующее его создание. В этом случае он окажется меж двух огней, причем узкий переулок не давал никакой возможности маневра.
       Однако, выбора не было.
       Сзади поджимала мара, а впереди, где-то в квартале от него, прямо в центре улицы, возникло еще одно облачко. Охотник не имел ни малейшего желания столкнуться с тем, кто из него появится. А значит...
       Эх, была не была!
       Он все же свернул в переулок, и помчался по нему, на бегу пинками опрокидывая то и дело попадавшиеся на пути штабеля полусгнивших ящиков, в надежде таким образом, хоть немного задержать свою преследовательницу.
       Где-то впереди, там, куда вел переулок, послышался странный клекот и будто бы хлопки больших, сильных крыльев. Вот это Герхарду совсем не понравилось.
       Только ничего изменить уже было нельзя. Оставалось лишь надеяться, что к тому времени, когда он выскочит из переулка, тот, кто веселится и хлопает крыльями на соседней улице, уберется прочь. А еще он может оказаться менее опасным, чем преследующая его по пятам мара.
       Кстати, что он будет делать, если все-таки не удастся от нее отвязаться?
       Ладно, это потом...
       Споткнувшись о какой-то прямоугольный, прикрытый полуистлевшим тряпьем предмет, Герхард почувствовал, как по пальцам ноги резанула боль. Все же, каким-то чудом умудрившись сохранить равновесие, ругаясь как сапожник, он устремился дальше.
       Ушиб - не перелом. Бегать с ним, конечно, больно, но вполне возможно. Особенно если тебя догоняет такое существо, как мара.
       Шагов через двадцать из-за очень старого, огромного, украшенного какими-то замысловатыми, наполовину осыпавшимися финтифлюшками буфета, почти перегородившего переулок, на него бросилось нечто плоское, на длинных паучьих лапках, размером с голову взрослого мужчины.
       Почти не сбавляя хода, даже толком не разглядев что оно из себя представляет, Герхард всадил в него пулю. В теле существа появилась зияющая дыра, и оно с глухим шлепком рухнуло на хорошо утрамбованную землю переулка.
       Теперь оставался только буфет. Охотник с размаху толкнул его плечом. Образец допотопной мебели с грохотом рухнул. Очевидно, за ним еще кто-то скрывался, поскольку из под буфета послышался противный, истошный визг. Причем на крысиный он совсем не походил.
       Ну и ладно. Только задерживаться здесь не надо.
       Перепрыгнув через буфет, охотник кинулся прочь.
       Больше, до самого конца переулка никто на него напасть не пытался.
       А вот улица...
       Выскочив на улицу, Герхард остановился как вкопанный. Справа от него, чуть ли не рукой подать, находилась довольно пестрая компания. В ней было несколько расхаживавших на задних лапах ящериц, в стальных кирасах, украшенных золотыми пластинками, с огромными секирами, а пятерка угрюмого вида кентавров, причем у каждого на плече висело по луку и колчану стрел. Еще в этой компании были какие-то существа, настолько худые, что смахивали на живые скелеты, маленький, карликовый дракончик, крохи в остроконечных колпачках, вооруженные здоровенными палицами, и мантикора с позолоченными клыками.
       Вся эта компания была здорово навеселе и горланила разухабистую песню на незнакомом языке, причем и дракончик и мантикора ей добросовестно подвывали.
       Слева от него всю улицу, чуть ли не на целый квартал занимало поле, засаженное рядами довольно странных растений.
       Таких Герхард еще не видел.
       Ровные, без единой ветви стволы высотой с человеческий рост и толщиной с туловище взрослого мужчины венчали шары, из которых во все стороны торчало великое множество коротких толстых сучьев.
       Приглядевшись, Герхард заметил, что сучья эти все время находятся в движении, слегка изгибаются, словно живые. Причем деревья, оказавшиеся возле домов, согнув свои стволы чуть ли не дугой, буквально липли к стенам, сучья же их были явно нацелены на закрытые ставнями окна. Возможно, в надежде, что хотя бы одно из них откроется.
       И вот это охотнику не понравилось более всего.
       Он подумал, что поле-то довольно жутковатое. И попытаться через него пройти, скорее всего, равносильно самоубийству. Попытка же миновать веселившуюся справа от него компанию тоже ничего хорошего не сулила. Скорее всего, эта пьяная вооруженная бражка воспримет его как вполне подходящий объект, чтобы завязать ссору, с обязательной в результате крупной дракой.
       Н-да, выбор...
       Он оглянулся. И увидел мару. Шагах в тридцати. Оскалившую жуткие клыки, готовую немедленно с ним сразиться.
       Значит, ничего не остается, как попытаться миновать компашку пьяных головорезов. Столкновения, конечно, вряд ли удастся избежать, но зато он, вполне возможно, отвяжется от мары. Решится ли она повторить его подвиг? Сомнительно.
       Хотя, стоп... А ведь есть еще один путь. Наверх.
       Дом, на другой стороне улицы был достаточно старым и наудачу построенным в псевдопеликанском стиле. Другими словами, стены его были украшены всевозможными завитушками и натыканными там и тут, без всякого порядка карнизиками. Ближе к крыше начинались ниши, в которых стояли каменные, достаточно топорно сделанные фигуры, вероятнее всего принадлежащие пеликанским царям и героям.
       Достаточно ловкий человек, при желании мог запросто вскарабкаться на крышу этого дома. Причем мара вряд ли за ним последует. А если даже и решится, то окажется в очень невыгодном положении. По крайней мере, он заберется на крышу первым и, вполне возможно, сумеет что-то предпринять.
       Так в чем вопрос? Вперед!
       Сунув пистолет в карман, Герхард метнулся к дому. Подпрыгнув, он ухватился руками за какую-то завитушку, а подтянувшись, зацепился ногой за один из карнизиков. Это дало ему дополнительную опору и позволило уцепиться за следующее украшение, находящееся несколько выше первого.
       Добравшись таким образом до первой ниши со статуей, Герхард решил, что настало время посмотреть вниз.
       Теперь компания веселящихся головорезов находилась от него слева, жутковатое поле - справа. А прямо под ним, почти вплотную к стене, стояла мара и внимательно следила за каждым его движением.
       - Ага, - пробормотал Герхард. - Значит, лазать по стенам ты не умеешь.
       - Это тебя не спасет, - прошипела мара. - Рано или поздно я тебя настигну.
       Ого, да она еще и разговаривать умеет. Что ж, надо попытаться это использовать.
       - Что я тебе сделал? - спросил Герхард. - Если так уж хочется на кого-нибудь поохотится, поищи себе не такую ловкую добычу. Ночь еще впереди. Ночь длинная. Дома мирных жителей хорошо укреплены, и в них тебе не попасть. Однако на улицах сейчас, целая прорва самых разнообразных существ. Вероятно, кого-нибудь по вкусу ты себе найдешь.
       Говоря это, он был уверен, что все жители города сейчас сидят по домам. Даже стража гостиниц, увидев, в какую фазу перешла ночь забытых божков, тут же попряталась за надежными дверями. А уж в том, что дом жителя мира, в котором время от времени случаются подобные ночи, представляет собой настоящую крепость, он не сомневался. Таким образом, жертвой мары мог стать только такой же, как она, ночной визитер. А вот уж до них Герхарду не было никакого дела.
       - Нет, мне нужен только ты. И я тебя настигну.
       Да, вот это уже серьезное заявление.
       - Почему? - спросил охотник. - Почему именно я?
       - Ты оскорбил меня.
       - Каким образом?
       - Ты попытался от меня сбежать, ты не захотел стать моей добычей.
       - А согласись я, ты бы меня не стала трогать?
       - Нет. Я бы полакомилась твоей кровью.
       - Значит, моя вина состоит в том, что я не захотел умирать?
       - Да. Я тебя выбрала, и ты не должен был мне противится, должен был принять оказанную тебе честь.
       Герхард вздохнул.
       Вот это называется эгоизмом чистейшей воды. И что-то объяснять, а также пытаться как-то договорится - бесполезно. Мара решила, и, значит, все должно быть именно так, как она хочет.
       Ну, хорошо же...
       Протиснувшись в нишу, охотник внимательно осмотрел спину статуи. Металлический стержень, которым она для страховки была прикреплена к стене, проржавел, казалось, насквозь. Один хороший толчок...
       А почему бы и нет?
       Опершись о стену спиной, Герхард резко и сильно толкнул статую. Металлический стержень лопнул, и статуя покачнулась. Еще один толчок - и каменный истукан рухнул вниз. Предположительно на кровожадную преследовательницу.
       Угу, как бы не так...
       Выглянув из ниши, охотник увидел, что мара стоит в нескольких шагах от расколовшейся на несколько кусков статуи. В мостовой, там, где она о нее ударилась, виднелась внушительная вмятина.
       Герхард развел руками.
       Да, не получилось. А замысел был неплохой.
       - За это ты тоже заплатишь, - сообщила мара.
       - Ну конечно, - сказал Герхард. - Обязательно. После того как ты меня догонишь. Кстати, у тебя, похоже, начинаются неприятности.
       И в самом деле, грохот, с которым упала статуя, привлек внимание веселившейся неподалеку компании головорезов. И не только к упавшей статуе, но и к самой мары. Теперь они надвигались на нее, причем быстро и вполне грамотно разворачиваясь в полукольцо, отсекая ее от переулка, оставляя ей всего одну возможность к бегству. Кстати, возможность эта была очень сомнительная, поскольку для того чтобы сбежать, маре нужно было пересечь поле с диковинными растениями.
       Герхард пожал плечами.
       Наверное, в другое время он мог и понаблюдать за намечающимся сражением, узнать кто в нем победит. Вот только не сейчас. В данный момент надлежало найти дом черного мага. А это, учитывая происходящее на улицах города, будет сделать не так-то легко. Одно хорошо - от преследовательницы он вроде бы отделался. Если даже она каким-то чудом и победит в намечающейся схватке, то заплатит за это такую цену, что на преследование у нее уже не хватит сил. Если, конечно, победит.
       Взобравшись на крышу, он все же не удержался, бросил взгляд вниз.
       Мара стояла прижавшись спиной к стене. Воины расположились вокруг нее полукольцом. В его центре находились карликовый дракончик и мантикора. Дракончик воинственно царапал когтями брусчатку, мантикора угрюмо скалила клыки.
       Ага, эти двое, значит, и начнут заваруху. Таким образом, у мары нет ни малейшего шанса уцелеть. Однако...
       Мара изменялась. Тело ее почти мгновенно увеличилось в объеме чуть ли не вдвое, а ниже пояса стало телом огромной змеи. Как только превращение завершилось, мара щелкнула хвостом, словно огромным бичом. Змейки на ее голове зашевелились и мерзко зашипели.
       Впрочем, головорезов это превращение отнюдь не обескуражило. Возможно, согласно какому-то кодексу чести именно его они и ждали, для того чтобы начать драку.
       - Руби ее, гадину! - прокричал один из похожих на живые скелеты существ.
       Полукольцо стало медленно сжиматься.
       Герхард отошел от края крыши и стал прикидывать, в какую сторону он двинется.
       Происходящее внизу его теперь не интересовало. Нагляделся он за свою жизнь всяких там драк, схваток стенка на стенку и прочих мероприятий подобного толка. Главное, теперь мара ему не опасна.
       Хотя кое-что любопытное он все же успел углядеть. Превращение мары. Видимо, она не полезла за ним на крышу не потому, что испугалась. Скорее всего, она не умеет взбираться по стенам, поскольку обладает способностью превращаться в получеловека-полузмею. Закон компенсации. За кое-какие преимущества, приобретаемые магическим образом, нужно платить определенными неудобствами. Кстати, его глаза - тоже результат действия этого закона. Они позволяют прекрасно видеть в темноте, но за это приходится платить тем, что они в темноте еще и светятся. Поэтому в некоторых случаях приходится надевать черные очки, для того чтобы это было незаметно.
       И ничего тут не поделаешь. Закон компенсации. Обойти его под силу только кому-то понимающему в магии примерно на уровне великих магов.
       Ладно, хватит об этом. Не пора ли отправиться дальше? Ночь не такая уж длинная, и потратить ее всю, размышляя о сущности магических законов, будет слишком большим расточительством.
       Кстати, в какую сторону он теперь подастся?
       Можно, конечно, обойти дерущихся по крышам и, спустившись на мостовую, продолжить прерванный путь. Однако лучше всего будет попытаться перебраться на соседнюю улицу. Кто знает, может быть, там он все же обнаружит следы сторожевой нити черного мага?
       Ловко балансируя на покатой крыше, Герхард двинулся прочь от ее края.
       За спиной у него слышались вопли и звон оружия. Похоже, схватка там разгорелась не на шутку.
      
      
      
      
      
       6.
      
      
      
      
       Спрыгнув с последнего балкончика, охотник легко и бесшумно приземлился на траву и, быстро оглядевшись, пошел вглубь сада, туда, где среди фруктовых деревьев виднелось похожее на крохотную пагоду жилище сторожа.
       Собственно, вот уж кого он совсем не боялся, так это сторожа сада. Да и вряд ли тот станет на него нападать. Наверняка сразу определит, что нарушитель вверенной его попечению территории слишком силен, чтобы пытаться его схватить. Однако с него вполне станет потом, днем, выследить его благодаря великолепному обонянию и привести с собой дэвов. А Герхарду в любом случае, даже если удастся этой ночью убить мага, придется задержаться в городе еще хотя бы на пару дней. Это нужно для того, чтобы проследить за сетью черного мага. Как правило, лишившись своего хозяина, она просто за день-два исчезает, перестает существовать. Но иногда этого не происходит, и тогда - жди беды. Герхард совсем недавно слышал о подобном случае от одного из своих друзей - охотников. Так тот вообще рассказал нечто невероятное.
       Заглянув в жилище сторожа, Герхард увидел, что оно пусто.
       Ну, так и есть. Спрятался, значит.
       Еще раз оглядевшись, охотник стал лицом к ближайшему фруктовому дереву и тихо сказал:
       - Не стоит прятаться. Я не причиню тебе зла. Мне нужно с тобой поговорить.
       Сторож сада, а он, конечно, был где-то поблизости, молчал.
       - Хорошо, - сказал Герхард. - Вот, видишь, я кладу свое оружие на землю. Мне нужно с тобой поговорить.
       Он действительно положил на траву пистолет, немного помедлил и добавил к нему магический кинжал.
       У самой вершины дерева, к которому охотник стоял лицом, шевельнулась неясная тень и слегка шепелявый голос сказал:
       - Отойди на три шага в сторону.
       Герхард исполнил приказание в точности.
       Страж сада чуть ли не кубарем скатился с дерева. Он походил на довольно крупного медвежонка - коалу. Единственное отличие состояло в том, что лапы были гораздо длиннее медвежьих, но тоже имели внушительные, острые когти.
       - Зачем ты забрался в сад моего хозяина? - спросил страж. - Какой вред ты ему намерен нанести?
       - Никакой, - сказал Герхард. - А если бы хотел, то разве стал бы я с тобой разговаривать?
       - Кто вас знает, любителей нарушать границы чужой собственности?
       - Я не собирался этого делать. Видишь, какая сегодня ночь? А для того чтобы попасть домой, мне необходимо пройти через этот сад. На улице творится черт-те что. Понимаешь?
       - И все-таки это не служит оправданием твоему поступку. Частная собственность - неприкосновенна, и нарушение ее карается очень серьезно. Может быть, у тебя есть какие-то другие оправдания?
       Герхард ухмыльнулся.
       Ну вот, разговор перешел в достаточно стандартное русло. И это неплохо.
       - Конечно, есть.
       Охотник вытащил из кармана серебряный суворик и кинул его медвежонку. Он знал, что стражи сада бумажных денег не признают. Поймав монету на лету пастью, тот переместил ее в защечный мешок и сказал:
       - Хорошее оправдание, но не очень веское.
       - А ты жаден, - промолвил Герхард.
       Страж сада приоткрыл пасть, готовясь ловить следующую монету. К счастью, она у охотника была.
       - Больше - нет, - сказал тот, расставшись с сувориком. - Честно.
       - Хватит, - сообщил медвежонок. - Забирай свое оружие и уматывай. Только учти, нанесешь вред хоть одному дереву, и наше соглашение расторгнуто.
       Герхард молча подобрал оружие и, спрятав его, двинулся дальше. Ему надо было пересечь весь сад, добраться до окружавшей его стены и перемахнуть через нее.
       Он думал о том, что лучше бы в следующем саду сторожа не было. Серебряных монет у него и в самом деле больше не осталось.
       Заметно подобревший медвежонок на некотором отдалении топал за ним и вполголоса бубнил:
       - Ур...ур... Пойми, я так - не жадный. И если у тебя такие обстоятельства... Только хозяин попался какой-то жлоб. Второй уже месяц не платит жалованья. А у самого денег куры не клюют. Но не платит. Все время отговаривается то тем, то этим. Вот почему так? Что, ему жалко?
       - Угу, жалко, - сказал Герхард.
       - Почему? - спросил сторож. - Ведь у него их много. За моим прежним хозяином подобного не замечалось. Всегда плата - в срок.
       - А у этого денег много, потому что жалко. Богатые, они тоже приобретают свое богатство по-разному. Этот, значит, приобрел свое, хапая по мелочам то тут то там, обжуливая, обманывая всех, кто оказался в пределах досягаемости. Ну, и привык. Теперь отвыкнуть уже не может. Таким образом и будет сшибать монету на монету, до самой смерти.
       - Так, может, мне поискать другого хозяина?
       - Попробуй.
       Стена, разделяющая два сада, оказалась не такой высокой, как наружная, и, значит, перемахнуть ее не составит труда. Остановившись возле нее, Герхард спросил:
       - Значит, договорились?
       - Да, тебя здесь не было. Я тебя не видел. Кстати, спасибо за совет.
       - Прощай.
       Забравшись на стену, охотник внимательно оглядел открывшийся ему следующий сад. Никаких признаков сторожа в нем не было. И вообще, сад казался совсем неухоженным, заброшенным. Это Герхарда более чем устраивало. Если еще удастся перебраться через дом, к которому этот сад примыкает, то он окажется на следующей улице.
       А если не удастся? Ну, какой-нибудь выход обязательно найдется.
       Он спрыгнул на траву и пошел к дому. В ветвях ближайшего дерева резвились потешные огоньки. Проходя мимо него, охотник услышал, как огоньки над ним потешаются. Впрочем, делали они это вполне беззлобно, и, значит, обращать на них внимания не стоило.
       В высокой, давно не подстригавшейся траве оказался прорва докушек. Они попадались буквально на каждом шагу. Очевидно, у них здесь было что-то вроде коллективного сборища. Иного объяснения Герхард придумать не мог. Еще это подтверждалось тем, что, вместо того чтобы, как обычно, докать, они все время обсуждали регламент и состав какого-то комитета, который, кажется, должен был заниматься упорядочиванием нотной азбуки.
       К тому времени, когда Герхард обнаружил узкую, ведущую прямиком к дому тропинку, прения, кажется, уже подходили к концу и только одна из докушек, обладательница более громкого и басовитого голоса, чем ее товарки, все еще упорно пыталась доказать, что трогать нотную азбуку не нужно, поскольку это запросто может закончиться тем, что всем придется вместо привычного звука "до" издавать другие, неблагозвучные, а временами даже и совершенно непотребные звуки.
       Чем этот спор закончился, охотник так и не узнал.
       Идти по тропинке было гораздо легче, чем по траве и в первую очередь потому, что не нужно было все время напряженно глядеть себе под ноги, опасаясь задавить кого-нибудь из членов законодательного собрания докушек.
       Правда, когда до дома оставалось совсем немного, на тропинку перед ним, совершенно неожиданно, как чертик из коробочки, выскочил лепрехун в визитке и с изящной тросточкой в руке.
       - Вот дуры, - сказал он Герхарду. - И ведь это уже которое собрание, заканчивающееся ничем. А тот, который орет громче всех, подкуплен гнилыми цаплями. Они пообещали ему, что оставят его на развод, а если и цапнут, то самым последним. Вот он и старается. Что греха таить, каждому охота остаться на развод.
       - Мне кажется, они его обманут, - авторитетно сказал Герхард.
       - Ну кончено, - воскликнул лепрехун и от волнения едва не сломал тросточку. - Как пить дать обманут. Они же гнилые и полосатые. Если бы железные... Вот тем верить можно. А эти...
       Он махнул рукой и, сойдя с тропинки, исчез в траве.
       Герхард пожал плечами и двинулся дальше.
       Собственно говоря, лично его все эти интриги докушечного общества совсем не трогали. Единственное, что его сейчас интересовало, - это местонахождение дома черного мага. Если он его не обнаружит этой ночью, то придется, в очередной раз уйти несолоно хлебавши. Вернуться же удастся только через год, когда наступит новая ночь забытых богов. Причем вот уж тогда, она наверняка не войдет в опасную фазу. Но год, целый год, в течении которого черный маг будет безраздельно владеть этим городом... Не слишком ли это много? Сколько он за этот год совершит преступлений, сколько людей, которых он посчитает нежелательными, неожиданно умрут, например, от банального разрыва сердца. А их знакомые, ни о чем так и не догадываясь, будут продолжать верить в то, что живут в достаточно свободном городе, в котором существует поддерживаемый дэвами закон, даже не подозревая, кто является его настоящим хозяином. И еще - опасная нечисть... Почему-то так получается, что в городах, захваченных черными магами, всякие там вампиры, оборотни, вурдалаки и прочие любители поохотиться на живых людей встречаются гораздо чаще.
       Нет, кончено, о существовании в этом городе черного мага они не знают. Но все же факт остается фактом. Чаще, гораздо чаще.
       Может, они как-то чуют, в каких городах жить безопаснее? Возможно, черные маги их каким-то образом приманивают? Для чего? Неужели из чистой любви к этим тварям? Или из расчета?
       Впрочем, не время и не место сейчас все это обдумывать. Но мысль любопытна, надо ее запомнить.
       Герхард остановился и задумчиво оглядел заднюю стену дома.
       Н-да, взобраться по ней будет, конечно, потруднее, чем по стене предыдущего. Никаких балкончиков, ниш и украшений. Обычная стена, обычного дома. Конечно, если использовать магический кинжал... Нет, тут даже и он не поможет. Вот если бы у него их было два, тогда могло бы что-то и получиться. Все-таки - две опоры.
       Но что же предпринять?
       Он провернулся к стене спиной и внимательно оглядел сад.
       Стоп, а это что такое? Вон там, где трава растет не так густо. Что там лежит? Надо бы посмотреть.
       А лежала там садовая лестница, правда такая гнилая, что, взяв ее в руки, Герхард усомнился, что она выдержит его вес.
       Хотя попытка - не пытка.
       Он приставил лестницу к стене и обнаружил, что та коротковата. До края крыши она не доставала, причем довольно прилично. Ну да тут уж ничего не попишешь. На худой конец все же придется воспользоваться магическим кинжалом. Главное - теперь можно попытаться вскарабкаться. А насколько эта попытка окажется удачной, зависит уже от чистого везения.
       Лестница каким-то чудом выдержала, хотя, вступив на нее, Герхард почти тотчас уверился, что она сию секунду развалится. Она и развалилась, но только немного погодя, после того как он перенес половину тяжести своего тела на воткнутый в стену магический кинжал.
       И конечно, Герхард некоторое время висел на краю крыши, но все же сумел через него перевалиться. А потом надо было еще как-то умудриться выдернуть кинжал из стены и не загреметь вниз. Он это сумел. И даже позволил себе немного отдохнуть, полежать рядом с краем крыши, разглядывая небо, усеянное по случаю ночи забытых божков квадратными звездами.
       Но только - совсем немного.
       После этого Герхард перебрался на другой край крыши и взглянул на улицу. Надежды его не оправдались. Улица была не пустынна.
       Как раз возле дома, на крыше которого он находился, происходило весьма любопытное событие. Ссора двух божков.
       Один из них, почти нормального, человеческого роста, был зато очень широк в плечах и имел туловище раза в три толще, чем у обычного мужчины. При этом голова у него здорово смахивала на голову носорога. По крайней мере, длинная морда, и находящийся на ее конце огромный рог вполне могли принадлежать именно этому животному. Второй значительно превосходил своего противника ростом, но зато был тоньше и на вид несколько слабее, изнеженнее. Зато почти никаких отклонений от человеческого в его облике не наблюдалось.
       Ссора пока еще не переросла в драку, но это вот-вот могло случиться.
       Впрочем...
       Герхард попытался прикинуть шансы противников на победу. У одного было преимущество в силе, у другого - в росте и, возможно, в реакции. В драке это немаловажно. Адептов и у того и у другого божка было примерно поровну, причем все они, как на подбор были крепкие, мускулистые, да и кое-какое оружие у них имелось. Конечно, до профессиональных воинов им было далеко, но в сумятице уличной драки засапожный нож или крепкий посох с металлическим набалдашником иногда оказываются не менее действенными, чем меч или боевой топор.
       Таким образом, получалось, что силы божков примерно равны. Возможно, драка пока не началась именно благодаря этому. Но только - пока. В любой момент одному из спорщиков могло прийти в голову, что настала пора хорошенько проучить наглого противника. И вот тогда начнется... Пока же божки только ругались.
       Поскольку ничего иного ему не оставалось, то, устроившись на крыше поудобнее, Герхард стал наблюдать за перепалкой.
       - ... Матери, выказавшей благоволение одному из наименее священных животных и несвоевременно внушившей себе глупый тезис о единении всего сущего под знаменем бесконечного развития, - верещал божок, которого Герхард мысленно прозвал "Верзилой".
       - Докажи! - гудел ему в ответ божок, удостоившийся от Герхарда прозвища "Носорогоголовый".
       - Доказательства - удел сомневающихся в своей правоте! - изрек Верзила.
       - Ах, так...
       - Да, так!
       - В таком случае, я объявляю тебя бессовестным мошенником, не имеющим понятия о самых изначальных элементах познания мира и сущности дарованных нам возможностей. И не только мошенником, но и круглым неучем, неспособным видеть дальше своего носа.
       - И это все?
       - А тебе мало? - презрительно спросил Носорогоголовый.
       - Конечно, - язвительно ухмыльнулся Верзила. - Кстати, начет носа... Кое-кому вообще не грозит разглядеть что-то, кроме собственного шнобеля. И в доказательствах это не нуждается. Разве можно разглядеть сияющий, словно утренняя заря, ореол истины тот, кому его заслоняет уродливый, костяной вырост.
       Герхард подумал, что последние слова Верзилы - прекрасный повод к драке.
       Закурив сигарету, он сел поудобнее и приготовился наблюдать. Собственно, сражений между божками он еще не видел.
       Возможно, ему следовало проявить осторожность и спрятаться. Но все-таки божкам, как бы они ни пыжились, до настоящих богов примерно как до черной стены пешком. И значит, если действительно дойдет до драки, он успеет спрятаться, должен успеть. А пока можно и посидеть на самом краю крыши, понаблюдать.
       - Хм... хм... хм... значит, ты вынуждаешь меня сказать слово?
       - Какое слово?
       - То самое, с которого все началось, являющееся основанием всего сущего. Ты хочешь, чтобы я его произнес и заставил тебя жалеть о нанесенном мне оскорблении?
       - А ты его знаешь?
       Сказано это с большой долей скепсиса.
       - Знаю.
       - В таком случае что тебя удерживает от того, чтобы стать богом?
       - Всего лишь скромность.
       - Ах, скромность...
       Герхард покачал головой.
       Нет, не подерутся. И значит, опять начнут сотрясать воздух. Сколько это продлится? Кажется, достаточно долго. Может, попытаться что-то придумать? Либо спровоцировать их на драку, либо пустится в обход. Что лучше? Скорее всего - второе.
       Он докурил сигарету и встал.
       Да, ничего не попишешь, придется отправится в обход. Как там крыши соседних домов? Можно ли на одну из них перепрыгнуть? Кажется, вон та, справа, для этого вполне подходит. Причем, она плоская и, значит, шагать по ней будет удобнее.
       В тот момент, когда Герхард собрался прыгать, Верзила объявил:
       - Ну, в таком случае мне не о чем больше с тобой разговаривать.
       Охотник решил, что стоит еще немого переждать.
       - А мне - с тобой! - сообщил носорогоголовый. - По крайней мере, сейчас. Но я знаю, где, при каких обстоятельствах мы встретимся с тобой вновь, каким будет этот разговор и, самое главное, в чьем присутствие.
       - Отлично. Пусть будет так.
       Резко повернувшись друг к другу спинами, божки потопали прочь, каждый в свою сторону. Адепты, обменявшись несколькими достаточно выразительными фразами, последовали за своими повелителями.
       После того как они удалились на достаточное расстояние, Герхард спрыгнул вниз. Он умудрился приземлиться на мостовую почти бесшумно. Правда, при этом напомнил о себе палец, ушибленный им во время бегства от мары, но это являлось уже мелочью, и ей можно было в данный момент пренебречь.
       Главное сейчас - найти след сторожевой нити. А для этого ему нужно миновать несколько домов в том направлении, в котором удалялся Верзила.
       Поскольку божок шел важно и медленно, Герхард отправился вслед за ним тоже не очень быстро. Его это даже устраивало. По крайней мере, есть возможность получше рассмотреть все свежие следы нитей судьбы.
       Занимаясь этим, Герхард попутно пытался прикинуть, о каком разговоре в другом месте упоминали божки. Вероятно, есть еще кто-то, более могущественный, чем они, кому они могут друг на друга накапать? Хотя, возможно, они имели в виду, например, последний и окончательный бой? В таком случае тем высшим свидетелем, в присутствии которого они сведут последние счеты, будет смерть.
       Однако если все-таки предположить, что у божков существует какая-то иерархия, то, значит, есть и деление на высшие и низшие. И соответственно неизбежная борьба за свое место на социальной лестнице, борьба безжалостная, с интригами, предательствами, частенько трагичная и, конечно, комичная, по всем самым суровым житейским законам.
       Вот любопытно... Борьба богов и божков за верховное владычество и в конечном итоге над теми, кто о них уже давным-давно забыл. Забавно, очень забавно...
       Хотя, возможно, эти божки не относились к числу забытых? Может быть, они явились этой ночью из неведомых, расположенных очень далеко отсюда миров? Да нет, адепты у них были самые обыкновенные люди. И это указывает, на то, что божки все-таки...
       Герхард остановился.
       В стене фасадов домов, мимо которой он шел, зияла брешь. Если точнее, это было что-то вроде пустыря. Видимо, кто-то скупил три стоявших рядом дома, снес их, а также прилегавшие к ним сады. В центре получившегося таким образом пустыря стоял не очень большой, двухэтажный дом.
       Судя по многочисленным свежим следам сторожевых нитей, он принадлежал черному магу.
      
      
      
      
      
       7.
      
      
      
      
      
       Герхард подумал, что вот теперь, собственно, и начинается настоящая охота. Все остальное было лишь ее предисловием, подготовительной операцией.
       Мало обнаружить дом черного мага, мало подойти к нему так, чтобы его хозяин об этом не узнал. Надо еще суметь тайно проникнуть в дом, а потом быстро и безжалостно, нанести один - единственный точный удар магическим кинжалом. Если первый удар не достигнет цели, времени на вторую попытку, скорее всего, не будет, поскольку черный маг пустит в ход все свои способности, все умение управлять нитями судьбы. А даже самый захудалый черный маг умеет управлять нитями судьбы гораздо лучше любого охотника. И не потому, что у охотников для этого не хватает таланта. Просто для достаточного развития таланта управления нитями судьбы требует долгая практика. И чем больше практикуешься, тем больше соблазн.
       Герхард хмыкнул.
       А может, и в самом деле, все мы, охотники, не более чем недоучки, сделавшие всего пару шагов по открывшейся им дороге и остановившиеся, испугавшись идти дальше, испугавшись неизвестности? Что нас остановило? Четкое осознание того, что, сделав следующий шаг, мы, скорее всего, потеряем возможность вернуться, или страх перед неведомым, боязнь перестать быть самим собой, отдать часть своей сущности нитям судьбы? Любопытно...
       Ладно, хватит размышлений. Пора действовать.
       Медленно, внимательно рассматривая следы нитей судьбы, он дошел до двери и остановился, прикидывая, как лучше проникнуть в дом: через дверь или через окно. Это было немаловажно. Если он воспользуется дверью, пойдет более сложным путем, слишком долго придется распутывать сторожевые нити. Пробраться в дом через окно будет, конечно, легче, но зато и более опасно. Можно нарваться на какие-нибудь сюрпризы.
       Итак, что лучше? Рискнуть или потратить лишнее время? Наверняка лучше потратить время, лучше зря не рисковать. Но вот замок... Что, если он достаточно сложный?
       Внимательно осмотрев дверь, Герхад облегченно вздохнул.
       Пойдет. Конечно, придется воспользоваться кинжалом, но это не самый худший вариант.
       И все-таки, прежде чем приступать к взлому двери, необходимо еще осмотреть и окна. На всякий случай.
       То и дело поглядывая себе под ноги, Герхард двинулся в обход дома, стараясь держаться на некотором расстоянии от стены. Кто знает, может, как раз сейчас из нее высунется сторожевая нить? И если он ее умудрится задеть, то пиши пропало.
       Он осмотрел окна на той стороне дома, где была дверь, и свернул за угол. На этой стороне окон было штук восемь, они были не очень узкими, так что средней комплекции мужчина в них мог пролезть запросто. Ставни, закрывающие окна, судя по всему, особой крепостью не отличались.
       Охотник улыбнулся.
       И наверняка, за этими прикрытыми такими ненадежными ставнями окнами находятся комнаты, в которые нос лучше не совать. Тот, кто рискнет проникнуть в дом через окно, вполне возможно, об этот почти сразу же пожалеет.
       И значит, все верно. Он сделал правильный выбор. Дверь. Только она.
       Впрочем, обход завершить все же надо.
       Он миновал еще три окна и вдруг остановился, поскольку заметил следы нитей судьбы Джигера. Следы, конечно, были совсем свежие, оставленные, может быть, несколько минут назад. Судя по всему, Джигер подошел к дому мага с противоположной стороны и тоже двинулся вокруг дома. Поверни Джиггер не налево, а направо, они бы уже столкнулись нос к носу. Теперь же он, скорее всего, находился на противоположной стороне дома. Через несколько минут он окажется возле двери, обнаружит следы нитей охотника, и тогда...
       Гм, а что же тогда?
       Вытащив пистолет, Герхард развернулся и пошел к углу, который только что миновал.
       Нет, вот это уже совпадением быть не могло. И значит, надо признать, что целью Джигера действительно является черный маг. Видимо, он тоже хочет его убить и, таким образом, является союзником. Но так ли это? Наличие общего врага не обязательно означает автоматическое сотрудничество. И вообще, кто он, этот Джигер? По какой причине он хочет убить черного мага? Да и в самом ли деле он намерен это сделать? Возможно, он планирует нечто другое? Что именно? А вот это сейчас выяснится.
       Герхард осторожно выглянул из-за угла.
       Джигера все еще не было видно. Ну что ж, значит, он вот-вот появится. И наверное, не стоит его поджидать, прячась за углом. Это может быть воспринято как признак враждебных намерений. И еще неизвестно, как этот гость из других миров на него отреагирует.
       Нет, лучше всего не прятаться, а пойти Джигеру навстречу. Пистолет, кстати, все-таки стоит держать наготове.
       Джигер появился из-за угла тогда, когда Герхард успел пройти всего десять - пятнадцать шагов.
       Никаких резких движений, никаких удивленных восклицаний, ни следа изумления на лице. Джигер просто выскользнул из-за угла, одним взглядом оценил создавшееся положение и остановился, причем в довольно таки спокойной позе. Он просто стоял и ждал, когда Герхард подойдет поближе.
       Хотя кто знает, может быть, как раз эта реакция, которую охотник расценил как вполне спокойную, на самом деле означает, что гость из другого мира готовится к схватке?
       Да нет, вряд ли... Во всяком случае, пока Герхард про себя решил ее рассматривать как подтверждающую желание вступить в переговоры.
       Значит - переговоры.
       Остановившись в паре шагов от Джигера, охотник сунул пистолет за пояс. Гость вроде бы одобрительно кивнул. Оружия у него, похоже, не было. Хотя странно это. Неужели он выслеживает черного мага, не удосужившись запастись хоть каким-то оружием? Что-то не верится...
       - Ты все еще отказываешься от моего предложения? - тихо спросил Джигер. - Даже сейчас?
       - Да, - вполголоса ответил Герхард. - Я его не согласен принять даже сейчас.
       - И все-таки почему?
       - У меня есть два правила, которые я всегда выполняю. Одно из них не позволяет мне принять твое предложение.
       - Какое?
       - Я никогда не принимаю подобных предложений. Никогда.
       Джигер сделал руками какой-то замысловатый жест.
       - Что это означает? - спросил Герхард.
       Он едва не схватился за пистолет, но все же вовремя успел одуматься.
       - Всего лишь знак уважения, - заявил Джигер. - Я уважаю твои принципы и больше не намерен их испытывать таким образом.
       - Значит, теперь наступила моя очередь задавать вопросы?
       - Я отвечу, если только они не окажутся посягательством на некоторые сведенья, которые я не хотел бы сообщить кому бы то ни было без достаточной для того причины.
       Хм, да уж, ответил...
       Ну, ничего. Надо попытаться, может, удастся все-таки вызнать у гостя из другого мира нечто интересное.
       - Как я понимаю, человек, которого тебе нужно убить, живет в этом доме?
       - А разве это не очевидно?
       - Очевидно. Зачем ты хочешь его смерти?
       - Причину я тебе уже назвал.
       Герхард кивнул.
       - Прекрасно. И поскольку я не принял твое предложение, то ты решил убить его собственными руками?
       - Да.
       - Каким образом? У тебя ведь нет оружия.
       - Если ты его не видишь, это не значит, что его у меня нет.
       Герхард кивнул.
       Ну да, все верно. Оружие у Джигера есть... Кстати, а может, он блефует? Вряд ли... Однако почему бы это не проверить?
       - И что ты теперь намерен делать? Вернешься в гостиницу?
       - Нет. Я пришел сюда, для того чтобы убить живущего в этом доме человека. Свое намеренье я выполню.
       Нет, не блефует. Для того чтобы убить черного мага, необходимо иметь оружие. Интересно, как Джигер вооружен? Вот вопрос, на который следовало бы получить ответ. Только гость из другого мира на него не ответит. А может, все-таки попробовать?
       - И каким оружием ты обладаешь?
       - Вот этим.
       Джигер протянул к охотнику руку. Из его ладони выдвинулся темный, тускло поблескивающий длинный клинок. Кстати, цвет у него был почти такой же, как и у магического кинжала Герхарда.
       Любопытное совпадение. А может, это лезвие служит тем же самым целям?
       - Ты собираешься этим убить хозяина дома?
       - Да, именно этим.
       Все верно. Аналог магического кинжала. Вот только есть тут одна закавыка...
       - Но тогда ты умрешь вместе с тем, кому желаешь отомстить. После смерти человека лезвие начнет разрушатся, а поскольку оно является частью твоего тела , то начнет разрушаться и оно.
       - В нужный момент это лезвие отделится.
       - И конечно, со временем отрастет новое?
       - Верно.
       Герхард покачал головой.
       Да, неплохо, совсем неплохо. Получается, этому типусу нет никакой нужды отыскивать опытного кузнеца, потом втолковывать ему, как должен быть изготовлен кинжал, платить за него большие деньги. Все гораздо проще. Магические кинжалы сами растут из его тела. Здорово!
       - А еще оружие у тебя есть?
       - Да, но какое оно - я тебе не скажу.
       - Твое дело. Могу я закурить?
       - Да, конечно.
       Стараясь не делать резких движений, Герхард закурил и, окинув немного рассеянным взглядом пустынную улицу, подумал, что пора приниматься за дело. Пока поблизости не появилась очередная компашка божков или кого-нибудь похуже. Вот только сначала все же надо закончить разговор.
       - И все-таки тебе придется уйти, - сказал он Джигеру.
       - Почему?
       - Потому, что хозяина дома убью я.
       - Мы могли бы это сделать вместе. Если ты не согласен наняться ко мне, то почему бы нам не стать партнерами?
       Герхард окинул Джигера внимательным взглядом.
       Тот не шутит. И наверное, вдвоем ухлопать черного мага будет легче. Вот только есть одно "но", которое все портит. И стало быть...
       - Ничего не выйдет, - сказал охотник.
       - Почему?
       Герхард ухмыльнулся.
       - Второе правило из тех, которые всегда стараюсь выполнять. Я всегда работаю один. Поэтому отправляйся в гостиницу, а утром загляни в мою комнату. Если я вернусь, значит, живущий в этом доме человек мертв, и ты можешь вернуться в свой мир. Угу?
       - Я должен убить его, и сделаю это своими руками. Поэтому, предлагаю вернуться в гостиницу тебе. А если утром я не вернусь...
       Герхард швырнул недокуренную сигарету на мостовую и, сделав шаг назад, выхватил пистолет.
       - И все-таки тебе придется уйти.
       - О нет, - усмехнулся Джигер, - я не собираюсь с тобой сражаться. Зачем? Это - неразумно. Даже если мне удастся победить, ты можешь успеть нанести мне рану, а возможно и не одну. Это помешает мне совершить месть. Я предлагаю другое.
       - И что же?
       - Соревнование. Состязание. Мы проникнем в дом с разных концов и будет действовать независимо друг от друга. Кто-то из нас доберется до хозяина дома, до властителя нитей судьбы, первым. Мне почему-то кажется, что это буду я. Но если судьбе будет угодно, мне ничего не останется, как ей покориться. Ну, ты согласен?
       Герхард подумал, что это предложение вполне могло быть уловкой, предназначенной для того, чтобы застать его врасплох. И проверить по нитям судьбы, насколько Джигер говорит искренне, он не мог. Но все же этот вариант являлся выходом из создавшегося положения.
       - Ты понимаешь, что, приняв твое предложение, я подвергаю себя большому риску?
       - Конечно, - совершенно невозмутимо заявил Джигер. - Я могу читать твои нити судьбы. А ты мои не можешь.
       Герхард хмыкнул.
       А ведь этот гость из другого мира - наглец, да еще какой. Впрочем, у него и в самом деле есть преимущество. А если так, то стоит ли драться с противником, о котором практически ничего не знаешь? Если же он блефует, то не так опасен, как кажется. И значит, вряд ли сумеет использовать соглашение в свою пользу.
       - Хорошо, - сказал Герхард. - Я согласен. Но учти, дверь остается за мной. Окна, конечно, штурмовать будет легче, но наверняка ты знаешь, что скрывается за ними.
       - Я - знаю, - ухмыльнулся Джигер. - Думаю попробовать через чердачное окно.
       - Ты сумеешь взобраться на крышу?
       - Да, конечно. Правда, мне бы не хотелось, чтобы ты видел, как я это делаю.
       - Хорошо, - заверил охотник. - Я не буду подсматривать. Собственно, у меня нет на это времени. Как я понимаю, наше состязание началось. И чем быстрее я открою дверь, тем больше у меня шансов его выиграть.
       - Подобные соревнования выигрывает не самый быстрый, а самый осторожный.
       - В таком случае - удачи.
       - И тебе.
       После того как длинная фигура гостя из другого мира исчезла за углом, Герхард сунул пистолет в карман и пожал плечами.
       Мальчишки! Профессионалы, как правило, так себя не ведут. Как правило... профессионалы? А вот это уже интересно. Джигер -то, похоже, и в самом деле профессионал, причем именно по уничтожению черных магов или кого-то, так же, как они, способного манипулировать нитями судьбы.
       И вот этот профессионал отправляется не то что за тридевять миров, а гораздо дальше, причем только лишь для того, чтобы пришить одного-единственного черного мага. Ради мести. Какой мести? И что этот маг должен был совершить, чтобы заслужить такую ненависть?
       Ох, как-то во все это не верится. И скорее всего, Джигер скормил ему самую обыкновенную сказочку. Тогда зачем он здесь, почему хочет убить черного мага?
       Ладно, это, скорее всего, выяснится. Жизнь так устроена, что в ней все рано или поздно, находит свой объяснения. И торопиться тут не имеет смысла. Каждому овощу свое время. Но все же...
       У Герхарда вдруг возникло желание заглянуть за угол, за которым скрылся Джигер. Вдруг он все еще там? Стоит, ждет, когда охотник займется дверью, и вот тогда... Но все же он его подавил.
       Нет уж, если заключил соглашение, то будь добр, выполняй его. И не важно, что тот, с кем ты его заключил, может оказаться обманщиком. До тех пор пока у тебя нет доказательств его нечестности, ты не имеешь права нарушать заключенное соглашение.
       Кодекс, закон, которого он всегда старался придерживаться.
       А в данном случае? Если честно, без выкрутасов? В нем ли только дело? Может тут есть еще что-то? Например, чисто мальчишеское желание обскакать конкурента, доказать самому себе собственную крутизну? Азарт соревнования, который он не испытывал уже очень давно, поскольку соревноваться было не с кем?
       Хм... Возможно, и так.
       Но как бы то ни было, а состязание началось, и, значит, не стоит зря тратить время.
       Он подошел к двери и, вытащив магический кинжал, внимательно осмотрел клинок. Тот уже слегка потускнел, и это означало, что его стоило бы поберечь. Иначе в самый ответственный момент заключенной в нем силы не хватит для убийства черного мага. Но еще раз или два кинжал не по назначению использовать можно.
       Замок на двери был массивным, но достаточно простой конструкции. Впрочем, большого значения это не имело. Воткнув кинжал в дверь, Герхард очертил им круг. Легкое движение руки - и кусок дерева вместе с замком упал ему в руку.
       Вот так-то. А теперь - самое главное.
       Открыв дверь, он слегка присел и стал рассматривать открывшуюся ему паутину нитей судьбы. Собственно, закрывавшая дверь сеть из сторожевых нитей оказалась не такой уж густой. Значит, дыру он в ней проделает быстрее, чем рассчитывал. И начинать лучше всего с правого нижнего угла.
       Осторожно подцепив кончиком кинжала синенькую, в белую полоску, почти безопасную нить, Герхард сдвинул ее влево. Поскольку она пересекалась с одной из сторожевых нитей, та тоже сдвинулась влево. В результате одна из дыр в сети стала чуть-чуть больше. Повторив эту операцию еще с несколькими нитями, охотник добился того, что дыра стала еще больше.
       Четко и уверенно, поскольку это ему приходилось в прошлом проделывать не раз, Герхард манипулировал нитями, словно опытная вязальщица, распутывающая нежную, тончайшую пряжу. Самое главное было действовать достаточно осторожно и не прикасаться к главным сторожевым нитям. Они запросто могут отреагировать даже на легкое прикосновение клинка магического кинжала.
       Минут через пятнадцать дыра в сети, сплетенной из сторожевых нитей, стала настолько большой, что через нее мог бы, наверное, проскользнуть ребенок лет десяти.
       Герхард прикинул, что работы осталось максимум минут на десять.
       Интересно, а как там обстоят дела у Джигера? Сумел он уже проскользнуть в дом черного мага? Вряд ли. Маг достаточно осторожен, и, значит, без защиты чердачное окно он не оставил. Конечно, может быть, сеть там не такая густая, как на двери... Ну да это еще на воде вилами писано.
       Одно можно было сказать точно. Будь Джигер не профессионалом, он бы уже давно засыпался, поднял тревогу. А поскольку этого не произошло, кое-какие выводы Герхарда подтверждаются. Его конкурент и в самом деле профессионал, причем высокого класса.
       У Герхарда заныла спина, и он решил немного отдохнуть.
       Лучше потерять пять минут, чем допустить ошибку.
       Выпрямившись, он сунул кинжал за пазуху, в пришитые к подкладке куртки ножны, и, таким образом освободив себе руку, стал нашаривать в кармане коробочку с сигаретами.
       Как раз в этот момент у него за спиной послышалось тихое шипение.
      
      
      
      
      
       8.
      
      
      
      
      
       Выругавшись, Герхард нащупал в кармане рукоятку пистолета и резко повернулся.
       Мара!
       Она стояла буквально в шаге от охотника и довольно улыбалась. Клыки у нее, как и положено, были длинные, острые, слегка загнутые. На правой щеке виднелся свежий порез, правда уже затянувшийся зеленой коркой.
       Герхард совершенно машинально подумал, что схватка с головорезами не прошла для мары бесследно.
       - Я же тебе сказала, что догоню, - промолвил мара.
       - Сказала, - подтвердил Герхард, прикидывая, удастся ли ускользнуть от чудовища и в этот раз.
       Вряд ли. Слишком близко она к нему подобралась. И значит, придется драться. Эх, еще бы минут десять...
       - А значит, готовься к смерти, - сказала мара. - Легкой она не будет. Я тебя порву на кусочки, как совершила это с дураками, пытавшимися меня задержать. Надеюсь, они это делали не по глупости, а были твоими друзьями?
       - Ты не поверишь, - сказал Герхард. - Но они напали на тебя именно по глупости.
       - Жаль, - промолвила мара. - В таком случае мне не надо было их вылавливать всех до одного, когда они кинулись наутек. Это потребовало дополнительного времени.
       Герхард невольно улыбнулся.
       Это называется - вести светские разговоры. Причем как раз в то время, когда надо что-то срочно предпринять. Но что? Вряд ли мара позволит ему выхватить пистолет. Стрелять через карман? Кстати, а чем не идея?
       Вот только, карман слишком тесен, трудно целиться. И вообще, нижняя часть мары в этот момент вновь стала человеческой и значит, придется стрелять по ногам. Немудрено и промахнуться. Или, может, потянуть время?
       - Впрочем, ты можешь еще спасти свою жизнь, - сказала мара.
       - Неужели?
       - Точно. Какому богу ты молишься?
       - Никакому.
       - Правда? - мара испытующе заглянула ему в глаза.
       Взгляд у нее был - не дай боже. Буквально прожигающий, казалось, заглядывающий в самую душу. Герхард подумал, что теперь знает, о чем думает кролик, встретившийся глазами с удавом. Вот только кроликом он себя не считал и соответственно безропотно отправляться в пасть не собирался.
       - Ну конечно, - сказал Герхард. - что в этом особенного?
       - Ничего. Вернее - это даже здорово. Значит, тебе не нужно отрекаться от своего бога. Ты можешь сразу же стать моим адептом.
       А вот это, возможно, выход. Может быть, удастся эту дочь ночного кошмара обмануть?
       - Единственным?
       - Ага.
       - Почему единственным? Неужели у тебя нет больше адептов? А были? И если были, то куда они делись?
       - Они - были...
       Сказав это, мара провела по зубам раздвоенным языком.
       Герхард невольно поежился.
       Вот так история. Впрочем, назвался груздем...
       - Что я для этого должен сделать? - спросил он.
       - Ничего особенного. Ты должен принести мне клятву, а потом я поставлю на тебя особую метку, сделаю своим слугой. После этого ты будешь везде и всюду следовать за мной, подчиняться всем моим приказам, но зато получишь право разделять со мной все мои радостные эмоции и даже получать от них настоящее наслаждение.
       Вот так дела. Возможно, эта метка заставить его, после того как ночь забытых божков кончится, последовать вслед за марой в тот мир, из которого она явилась.
       - Не очень равноценный обмен.
       - А у тебя есть выбор?
       - Есть.
       - И какой?
       Герхард выстрелил. Пистолет пришлось держать в совершенно неудобном положении, и отдача едва не вывихнула ему руку. Но главное было даже не в этом. Он - промахнулся.
       Второй раз нажать на курок охотник не успел.
       Мара, резко и точно ударила его кулаком в грудь. Удар был так силен, что Герхард влетел в дверь дома черного мага, словно пушечное ядро, и, конечно при этом коснулся сторожевых нитей. Пролетев несколько шагов, он ударился о стену и рухнул на пол. К счастью, сознания он не потерял и к тому времени, когда мара вошла внутрь дома, даже каким-то образом, несмотря на дикую боль в груди, умудрился вырвать из кармана пистолет.
       - А сейчас... - начала мара.
       Герхард выстрелил.
       На этот раз он попал. Мару отшвырнуло на пару шагов, и она упала, так что половина ее туловища оказалась на улице.
       Ну да, маленький лепрехун очень сильный, но, к сожалению, легкий. Вроде бы - какой-то анекдот.
       Придерживаясь за стену левой рукой, Герхард умудрился встать. Каждый вдох отдавался в его теле дикой болью. Осторожно ощупав грудь, охотник убедился, что переломов ребер у него нет. И это было действительно чудом. Однако в любом случае, синяк от удара мары обязательно будет. Да еще какой! Но это уже не имеет большого значения. Боль можно и потерпеть. Самое главное - он способен унести из дома черного мага ноги.
       Причем, чем скорее это ему удастся - тем лучше. Прочь! Охота провалена окончательно. И значит, надо уходить, причем, чем скорее - тем лучше. Конечно, он вернется. Но через год, не раньше.
       А сейчас...
       Мара вскочила так резко, что сторожевые нити судьбы, деловито исследовавшие ее тело, не успели за ним и беспокойно зашарили в воздухе.
       Ах да, нити судьбы...
       Всадив в мару еще одну пулю, причем, эта пуля буквально вышвырнула ее на улицу, Герхард пошел к двери.
       Он должен был бежать со всех ног, но удар мары все еще сказывался. В результате охотник не успел...
       Черная, буквально антрацитовая нить судьбы выскользнула из стены и перегородила дверь, когда Герхарду оставалось сделать до нее всего лишь один шаг.
       Застонав от огорчения, охотник попятился.
       Все, путь к спасению закрыт. Хотя, может, не все еще потеряно? Да, после удара мары он пролетел через дверь и при этом активизировал сторожевые нити. Однако тело его было в соприкосновении с ними всего лишь долю мгновения. Черный маг так и не узнал, кто проник в его дом. Он отдал нитям приказ искать нарушителя его покоя, и они почти тут же нащупали входившую в дом мару.
       Мог ли черный маг принять ее за нарушителя? За единственного нарушителя? Вполне возможно. И значит, черная нить возникла не для того чтобы отрезать ему выход из дома, а для того, чтобы не пустить в него мару.
       А это означает, что у него в запасе есть еще немного времени. По крайней мере, пока черный маг не обнаружил свою ошибку. Кстати, сейчас о маре можно не беспокоится. В этот дом она больше не войдет. И значит, можно попытаться закончить охоту.
       Совершенно бредовая идея, но тем не менее... Эх, была не была.
       Герхард огляделся. Он находился в середине коридора, в который выходило несколько дверей. Слева коридор заканчивался лестницей на второй этаж, справа - лестницей вниз, очевидно в подвал.
       Где может находится черный маг? В подвале или на втором этаже?
       Со стороны двери послышалось отчаянное шипение, но Герхард даже не взглянул в ту сторону. Он должен был сделать выбор. Наверх или вниз? От этого зависело очень многое.
       Шипение прозвучало еще раз, причем гораздо громче.
       Вот это уже заслуживало любопытства. Неужели чудовище оказалось таким живучим?
       Он взглянул.
       Еще как! Мара, вокруг тела которой несколько раз обернулась черная нить, отчаянно шипя, очевидно от боли, тем не менее продолжала медленно, делая крохотные шаги, покрывавшие расстояние не более пальца, продвигаться к нему.
       В тот момент, когда Герхард посмотрел в ее сторону, мара прохрипела:
       - Ты умрешь. Я до тебя все-таки доберусь.
       Охотник покачал головой.
       А тетка-то, похоже, отличается постоянством и если что-то надумает сделать, то не успокоится, пока своего не добьется. Тяжелая ситуация.
       Как раз в этот момент на помощь черной нити подоспела еще одна, лимонного цвета. Она захлестнула шею Мары, и по телу порождения ночного комара пробежала короткая, быстрая судорога. А потом мара застыла, словно лимонная нить превратила ее в статую.
       Впрочем, почему бы и нет? Герхарду до сих пор еще не встречались нити судьбы такого чистого лимонного цвета. Он даже не знал, что они в принципе могут сделать. А вот черный маг, между прочим, знал и даже использовал такие нити. Причем - действенно.
       Ладно, прах с ним, с черным магом. Предположим, что лимонные нити ввергают таких монстров, как мара, в паралич. Что из этого следует? Да ничего особенного. Просто, о порождении ночного кошмара можно теперь не беспокоиться. Оно не помешает. Но если убить черного мага...
       Стоп, а вот об этом думать рановато. Его еще нужно убить. И для этого первым делом надлежит решить, где он может скрываться.
       Итак, все-таки, наверх или вниз?
       Что-то вроде шестого чувства, некое отработанное за годы охоты чутье подсказывало Герхарду, что мага следует искать в подвале. И значит, пока противник отвлекся на мару, можно попытаться нанести удар.
       Двинувшись к ведущей вниз лестнице, охотник мельком подумал, что если он не ошибся и маг действительно находится там, то Джигер, пусть даже он и успел проникнуть в дом, все равно остался с носом.
       Впрочем, охота еще не завершена. И значит, праздновать победу рановато. Вот после того как лезвие магического кинжала пронзит черному магу сердце...
       Он был в нескольких шагах от лестницы, когда снизу, извиваясь, перекрещиваясь и вновь разъединяясь, взметнулось несколько десятков сторожевых нитей. Они заполнили весь пол коридора и двинулись к Герхарду со скоростью медленно идущего человека.
       Это могло означать только одно. Обмануть черного мага не удалось. Он все-таки определил, что в его дом проникло два живых существа. Обезвредив мару, поскольку она показалась ему наиболее опасной, черный маг теперь вознамерился поймать и второе существо, его, Герхарда.
       Развернувшись, охотник бросился прочь.
       Нет, охота действительно провалена, и, значит, ничего не остается, как уходить. Однако как это сделать? И не поздно ли убегать? Слишком много времени потрачено зря. Непозволительно много.
       Дверь?
       Ничего не выйдет. Пробегая мимо двери, Герхард увидел, что теперь выход из дома перекрывает аж целых четыре черных нити. Если он попытается перерубить магическим кинжалом одну из них, остальные три на него нападут и, скорее всего, какая-то его успеет коснуться. А он - не мара. Для того чтобы его убить, одной черной нити вполне хватит.
       Таким образом, дверь для него закрыта. А что открыто?
       Окна?
       Не стоит даже и пытаться. Прежде чем добраться хотя бы до одного окна первого этажа, ему необходимо миновать комнату. И вот этого ему хотелось меньше всего. Комнаты в домах черных магов, как правило, были населены, и, войдя в одну из них, можно было столкнуться с кем-нибудь похлеще той же мары.
       Вот и получается, что сейчас все выходы на первом этаже закрыты. Прекрасно, кто мешает ему перейти на второй?
       Герхард добежал до лестницы и мягко, по кошачьи ставя ноги, стал по ней подниматься на второй этаж. К счастью, ступени у этой лестницы были не скрипучие.
       Оказавшись на втором этаже, Герхард быстро огляделся. Планировка второго этажа ничем не отличалась от первого. Такой же, как и там, коридор, двери, и в противоположном конце - лестница на чердак. И ни единой живой души.
       А Джигер? Неужели тот все еще пытается проникнуть на чердак? Да нет, настоящий профессионал уже должен был находиться, как минимум, здесь, на втором этаже. Так почему он застрял на чердаке? Что там происходит?
       Чердак...
       А ведь вообще-то, получается, это единственный оставшийся путь к отступлению. Причем, более - менее безопасный.
       Собственно, чего добивается черный маг? Он пытается превратить дом в огромную ловушку, в огромную мышеловку. Каким образом? Очень простым. Закрыть все возможные выходы из дома и обыскать буквально каждый его сантиметр. Чем, собственно, сторожевые нити сейчас и занимаются. Планомерно, начиная с первого этажа.
       У плана черного мага есть только один изъян. Нарушителей было двое, и тот, который пытался попасть в дом через чердак, наверняка успел проделать дыру в сторожевых нитях, охранявших чердачное окно. По крайней мере, на это можно надеяться.
       Таким образом, ему, Герхарду Медвику, нужно успеть воспользоваться этой дырой до того, как черный маг обнаружит, что его ловушка прохудилась. Если это получится и если при этом удастся не задеть ни одной сторожевой нити, то черный маг так и не сумеет узнать, кто именно пытался проникнуть в его дом.
       А это не так уж и плохо.
       В противном случае, даже если ему удастся унести ноги, избежав встречи с черными нитями, маг будет знать, как выглядит его враг, кем он является и на что он способен. После этого, добраться до мага будет гораздо труднее. Даже через год или два, явившись в город и случайно коснувшись любой из обычных, безобидных сторожевых нитей, из тех, которые при развернутой сети черного мага попадаются чуть ли не на каждом шагу, он рискует быть узнанным. И тут уж какая охота?
       Кстати, не пора ли воспользоваться этим единственным оставшимся безопасным выходом? Не пора ли посмотреть как выглядит чердак в этом доме?
       В самом конце коридора, возле лестницы, Герхард увидел следы нитей судьбы Джигера.
       Ага, этот тип все-таки здесь был. Почему он не пошел дальше? Каким-то образом узнал, что происходит на первом этаже? Но как он умудрился это сделать?
       Ох, этот Джигер та еще пташка...
       Чердак дома черного мага ничем не отличался от чердаков обычных домов. Большая часть его площади была заставлена старой, покрытой пылью и паутиной мебелью, завалена кучами никому не нужного барахла.
       Впрочем, скорее всего эти завалы ненужных вещей остались от прежних хозяев дома. Все-таки черный маг переехал сюда менее года назад. Вряд ли за такой короткий срок он мог успеть накопить столько мусора.
       Герхард бросился к чердачному окну.
       Оно было вполне достаточных размеров, чтобы через него мог без труда пролезть мужчина средней комплекции. Ставни окна были взломаны и открыты. Единственным его недостатком было то, что все оно было затянуто сторожевыми нитями.
       Не успел! Просто - не успел.
       Герхарду захотелось, что есть силы садануть кулаком по стоявшему рядом массивному комоду, покрытому глубокими царапинами, чернильными пятнами и даже многочисленными ожогами.
       А вот Джигер - успел. Причем, очевидно, в самый последний момент. Везет же некоторым!
       Герхард оглянулся на чердачный люк.
       Сторожевых нитей еще не было видно. Скорее всего, они сейчас только-только принялись за второй этаж, но рано или поздно доберутся и сюда. Значит, отсидеться не удастся. Черные маги, а этот в особенности, отличаются педантизмом. И, собравшись осмотреть каждый закоулок своего дома, он так и сделает.
       Поэтому тянуть время смысла нет. Надо уходить.
       И все же, он медлил.
       Да, вот сейчас, проскочив окно, он еще раз соприкоснется со сторожевыми нитями. И уж на этот-то раз черный маг о нем что-нибудь узнает. И больше в этом городе можно не появляться. Слишком велик риск.
       Конечно, черного мага это не спасет. Герхард сообщит о его существовании какому-нибудь другому охотнику, и тот рано или поздно доберется до хозяина этого дома. Причем в такой передаче объекта охоты нет ничего необычного или позорного. Любому охотнику может крупно не повезти, и самым разумным в таком случае будет позволить нанести смертельный удар кому-то другому.
       Но - четыре года подготовки. Четыре года, в течении которых он выслеживал этого черного мага, наблюдал за ним, ждал, когда тот совершит ошибку... И вот, потратив столько времени и усилий, лишиться возможности лично закончить охоту.
       Герхард бросил взгляд в сторону люка, через который попал на чердак. Как раз в этот момент из него появился кончик первой сторожевой нити. Через несколько мгновений появятся и остальные. Причем черному магу может, например, прийти в голову, что было бы неплохо перекрыть чердачное окно еще и черными нитями.
       Да, пора уходить. Отсидеться не удастся.
      
      
      
      
       9.
      
      
      
      
      
       Покрывавшие крышу крупные, широкие перья жестяных птиц слегка поскрипывали у него под ногами. Оказавшись на краю, Герхард остановился и попытался прикинуть, как он спустится вниз.
       Просто спрыгнуть было бы высоковато.
       Кстати, а как на крышу забрался Джигер?
       Слегка наклонившись, охотник глянул вниз и увидел веревку, прикрепленную к краю крыши, в нескольких шагах от него.
       Как Джигер умудрился ее прикрепить? Забросил словно лассо? Но на конце веревки вроде бы крюка нет. Такое впечатление, будто она к краю крыши просто прилипла.
       Любопытно, очень любопытно.
       Герхард прошел к тому месту, где была прикреплена веревка, и внимательно ее осмотрел. Создавалось такое впечатление, будто она и в самом деле просто прилипла к краю крыши. Сама же веревка была из чего-то вроде застывшей смолы и не производила впечатления очень уж прочной. Однако Джигера она все-таки выдержала, и, значит, имело смысл рискнуть.
       Тем более что выбора и в самом деле не было.
       Герхард сунул пистолет за пояс и схватился за веревку. Приготовившись сгруппироваться, для того чтобы приземлиться на ноги, если веревка оборвется, охотник сполз с крыши и повис в воздухе.
       Выдержала. Уже неплохо.
       Веревка была слегка шероховатой, но не настолько, чтобы обдирать о нее кожу на руках. Спускаться вниз было просто одно удовольствие.
       И все-таки как Джигер сумел ее прикрепить к краю крыши? И откуда он ее взял? Вроде бы никакой веревки при нем не было. Вытянул из своего тела, как это делают пауки? А что, чем не объяснение? Вытянул веревку и, пока она не затвердела, закинул ее конец на край крыши.
       Впрочем, как все было на самом деле, узнать, скорее всего, не удастся. Если Джигер каким-то образом сумел почувствовать, что черный маг готов к нападению, и подкрасться к нему незамеченным не удастся, если он успел удрать до того, как сторожевые нити затянули чердачное окно, то сейчас уже наверняка возвращается в гостиницу. А утром, пораньше, отправится в аэропорт. Наверняка после этой ночи черный маг будет начеку и вряд ли успокоится раньше чем через несколько месяцев.
       Заглядывать же в гостиницу только для того, чтобы узнать, как Джигер сделал веревку, у Герхарда не было никакого желания. Ему сейчас нужно как можно скорее убираться из города прочь и уж в любом случае, держаться от гостиниц подальше.
       Как только ночь забытых божков пойдет на убыль, черный маг вновь начнет разворачивать свою сеть и первым делом, конечно, проверит все гостиницы в поисках того, кто пытался пробраться в его дом.
       Спрыгнув на мостовую, Герхард хотел было двинуться прочь от дома черного мага, и в этот момент из стены, буквально на расстоянии вытянутой руки от него, вынырнула сторожевая нить и зашарила по сторонам.
       Ага, черный маг, кажется, сообразил, что мышеловка опустела, и пытается прихватить мышку, пока она еще находится поблизости.
       Охотник бросился прочь от дома черного мага.
       Он миновал несколько домов и только потом перешел на шаг. Все, так далеко черный маг свои нити протягивать пока не решится. Ночь забытых богов еще в разгаре. И пока она не закончилась, надлежит выбраться из города.
       Ох-хо-хо... Вот это задача.
       Остановившись, Герхард вытащил из-за пояса пистолет, выщелкнул из него обойму и стал дозаряжать ее патронами. К счастью, они находились не в том кармане, через который он стрелял в мару, а иначе могли выпасть через образовавшуюся от выстрела дыру. Вот сигареты были как раз в том, и их он потерял. Скорее всего, это случилось, когда он карабкался по лестнице на чердак.
       Да, без сигарет будет плохо. Но не возвращаться же за ними?
       Зарядив обойму, Герхард вставил ее в рукоятку пистолета и сунул его за пояс. После этого ради порядка он дозарядил и вторую ту обойму.
       Теперь можно было подсчитать, сколько у него осталось патронов. Обойма в пистолете, одна в кармане, и еще на одну обойму россыпью.
       Не очень много. А ведь путь ему предстоит неблизкий. Да еще в такую ночь. Вот только его придется проделать. Как бы не обернулись обстоятельство, к утру он должен выбраться из города.
       Может быть, ему это даже удастся. Чем черт не шутит, когда бог спит? В конце концов, почему ему обязательно на каждом шагу должны попадаться такие чудовища, как мара?
       Самое поганое в данной ситуации было то, что он находился практически в центре города. Соответственно не имело значения, в какую сторону идти. Лишь бы двигаться в одном и том же направлении.
       Вот именно - двигаться, а не стоять на месте.
       Положив руку на рукоять пистолета, он пошел вдоль улицы, то и дело останавливаясь и настороженно оглядываясь. Слишком торопиться он не собирался. Да, конечно, он может не успеть, но столкнуться с кем-нибудь очень неприятным из-за своей торопливости будет гораздо хуже.
       Где-то рядом, вероятнее всего на соседней улице, пиликала пастушья дудка. Время от времени ее заглушало чье-то заунывное пение. Причем этот неведомый певец, прежде чем на какое-то время умолкнуть, обязательно издавал резкий горловой вопль. Один раз, шагах в пятнадцати от Герхарда, с крыши дома, мимо которого он проходил, спланировало нечто полупрозрачное, сильно смахивающее на потерянный рассеянной модницей шарфик.
       Неожиданно прекратив свой полет, "шарфик" застыл посреди улицы, словно бы прислушиваясь и приглядываясь к Герхарду, словно бы изучая его и прикидывая, что с ним можно сделать.
       Никаких доказательств этого у охотника не было, но он буквально кожей чувствовал, знал, что вызывает у "шарфика" неподдельный интерес. Вытащив из-за пояса пистолет, охотник помахал им в воздухе и вполголоса сказал:
       - Вот эта вещь делает дырки. Большие. Причем в тех, кто пытается причинить мне зло. Усек?
       "Шарфик" разразился девичьим смехом, таким нежным, что у Герхарда мурашки побежали по спине.
       - И не надо на мне пробовать всякие там штуки, - заявил он. - Они не подействуют.
       Шарик засмеялся вновь и, постепенно набирая высоту, полетел прочь.
       - Это ты правильно сделал, - послышалось откуда-то сбоку.
       Герхард резко повернулся на голос и узрел маленького грустного стуканца, вооруженного огромным молотком.
       - Ты так считаешь? - спросил Герхард, прикидывая, чем может быть ему опасен этот малыш.
       Да вроде бы ничем. Вот только, насколько он помнил, свистеть в его присутствии не рекомендовалось. Впрочем, охотник это делать и не собирался.
       - Правильно, правильно, - сказал стуканец. - Эта девица запросто могла свести тебя с ума. Этим вертихвосткам, ну ни одной, верить нельзя ни на грош.
       - А тебе - можно?
       - Почему бы и нет? Я не из тех, кто любит без повода озоровать над людьми. Я положительный и обстоятельный.
       Сказав это, стуканец легонько ударил молотком по одному из камней брусчатки и удовлетворенно кивнул.
       - А что ты тут делаешь? - спросил Герхард. - Кажется, твое место под землей? Или я ошибаюсь?
       Стуканец закинул молот на узенькое плечико и ответил:
       - Нет, не ошибаешься. Все верно. Но иногда, по ночам, мы выходим на поверхность земли, чтобы посмотреть, как люди используют камни, извлеченные из ее недр. Вот эти камни, например, использованы правильно. Получилось очень хорошая мостовая. Такая хорошая, что я должен ее проверить и, если найдется в ней плохой камень, его заменить. Кстати, ты, кажется, куда-то шел?
       - Шел, - признался Герхард.
       Он все еще не мог решить как ему поступить. Может быть, не стоит терять время на разговор с этим малышом, а лучше отправится дальше? С другой стороны, стуканцы, как он знал, иногда помогали людям. Может, и этого удастся как-то уговорить помочь?
       Каким образом? Да, самым простым. Стуканцы обитают в подземельях. И значит, под городом есть какие-то подземные ходы. Возможно, они проходят от одного его конца и до другого. Такое случается довольно часто. Какие-нибудь заброшенные подземелья пеликанских правителей или просто старые шахты. Главное - стуканец должен их великолепно знать. А раз так, то почему бы ему не вывести Герхарда из города именно через эти подземелья?
       Это было бы просто идеальным решением проблемы. Вряд ли в подземельях встретится хоть один из всей этой веселящейся сейчас до упаду в городе, божественной кодлы. А если и встретится, то стуканец сумеет отвести ему глаза.
       Лишь бы только согласился...
       - В таком случае почему бы нам ни пройтись вместе? Особенно если ты постараешься не так шустро переставлять ходули, заменяющие вам, людям, нормальной длины ноги. Идет?
       - Согласен.
       Это предложение Герхарда устраивало. Глядишь, и в самом деле удастся уговорить обитателя штолен вывести его из города.
       - Следуй за мной. Но только не надо мне мешать делать мою работу? Угу?
       - Хорошо, не буду, - пообещал охотник.
       Стуканец уверенно пошел вперед. Герхард пристроился рядом. Кстати, не так уж и медленно знаток штолен передвигался. Примерно со скоростью неспешно прогуливающегося после сытного обеда пешехода.
       - И долго тебе еще проверять мостовую? - поинтересовался Герхард.
       - До рассвета, - сообщил стуканец.
       - Жаль.
       - Это почему еще?
       - Собственно, - промолвил Герхард, решивший, что не имеет смысла тянуть время и пора приступать к изложению своей проблемы. - Я хотел попросить тебя о помощи.
       - Какой? И в чем твои неприятности?
       - Мне нужно покинуть этот город.
       - Разве это трудно?
       - Да. Сейчас ночь забытых божков, причем в опасной фазе, и город буквально наводнен всякими причудливыми, а по большей части и опасными созданиями. Я сильно рискую, вместо того чтобы добраться до границы города, просто погибнуть.
       - В таком случае тебе надлежит вернуться домой и переждать эту ночь под защитой надежных стен и магических заклинаний. Если же у тебя нет дома, то ты можешь постучаться в какую-нибудь гостиницу.
       - Могу. Но только мне буквально позарез нужно покинуть этот город до рассвета. Если рассвет застанет меня в городе - я погиб.
       - И что ты хочешь от меня?
       - Чтобы ты вывел меня каким-нибудь подземным ходом прочь из города. Если, конечно, такой ход существует.
       - Существует, существует, - тяжело вздохнув, сказал стуканец.
       - Так ты меня выведешь? - спросил Герхард.
       Ничего ему не ответив, стуканец остановился и уставился на один из камней мостовой. На взгляд Герхарда, он ничем не отличался от всех остальных. Впрочем, сутканец, похоже, отличие видел.
       Осторожно ударив по камню молотом, он замер, словно собака, делающая стойку на утку.
       Герхарду, поскольку он помнил пожелание стуканца не мешать ему работать, оставалось только стоять и ждать.
       Между тем, хозяин шахт и подземелий еще раз ударил про камню и снова застыл, очевидно прислушиваясь к каким-то слышимым только ему одному звукам.
       Наконец стуканец отложил молот и, наклонившись, стал тщательно ощупывать камень. Покончив с этим, он выпрямился и, почесав в затылке, ошарашено пробормотал:
       - Ничего не понимаю... странный камень...
       - А что в нем такого уж странного? - поинтересовался Герхард.
       - Долго объяснять, - сказал стуканец. - Похоже, наша прогулка закончилась. Мне придется здесь задержаться. Может быть, надолго.
       - И ты мне не поможешь?
       - Нет, проводить тебя по подземельям я не могу. Видишь, сколько работы? А работа - главное. Спасением людей я занимаюсь лишь в свободное время.
       - Понятно, - разочарованно промолвил охотник.
       - Впрочем, совет я тебе дать могу.
       Ну, хоть что-то...
       - Какой?
       - Для того чтобы без осложнений пройти по этому городу в ночь забытых богов, ты должен осознать одну вещь...
       - Какую?
       - Погоди...
       Резко наклонившись, стуканец быстро и уверенно ощупал камень и обрадовано пробормотал:
       - Ах, вот в чем дело... Повозиться, конечно, придется, но...
       - Совет, - напомнил Герхард.
       - Совет... Все очень просто. Если окружающий мир тебе кажется враждебным, попробуй его понять, попробуй в нем раствориться, стать его частью.
       - И это - все?
       - А разве мало? Хорошенько подумай над моими словами. Из города тебе этой ночью не выйти. Если только ты не станешь частью ночи забытых богов, если не поймешь ее законов, если не сумеешь в ней растворится.
       - Понятно, - сказал Герхард. - Кстати, не подскажешь, как это сделать?
       - У каждого свой путь, - ухмыльнулся стуканец. - У тебя - тоже. Ищи.
       - Каким образом?
       - В себе. Каждый путь, не важно - длинный и короткий, начинается в себе. Понял?
       - Еще бы, - сказал Герхард.
       И конечно, ничего он в действительности не понял. Но как еще можно было ответить на подобный вопрос?
       - В таком случае топай дальше, - пробурчал стуканец. - А у меня есть дела. Мне тут нужно заняться одним камнем.
       - Спасибо за совет, - сказал Герхард и пошел прочь.
       Вот так. Значит, придется рассчитывать только на свои силы и еще на удачу. Помощи ждать не от кого. Может, это только справедливо.
       Что там говорил стуканец? "Стать частью ночи забытых божков, растворится в ней". Гм... а может, в этом все-таки есть какой-то смысл? Но как это сделать реально? Вместо того чтобы стрелять в кинувшееся на тебя чудовище, попытаться в нем растворится, стать его частью... Это сначала через пасть, а потом и желудок, что ли?
       Он шел посередине улицы, положив руку на рукоять пистолета, и все пытался понять, что имел в виду стуканец. Вряд ли его слова были шуткой. В отличие от многих представителей крохотного народца, стуканцы не имели склонности к глупым шуткам. Похоже, в его словах все-таки был какой-то смысл, они являлись рецептом, благодаря которому можно выжить в эту ночь, и не только выжить, но еще и выбраться из города.
       Но как это рецепт применить на практике? Подойти к первому же попавшемуся забытому божку, облобызать его и заявить, будто считаешь его братом. И что дальше? Прослезившись в ответ, тот сейчас же согласится вывести его из города самым безопасным и коротким путем? Вряд ли. С каких это фиников? Уж скорее бог превратит его в жабу или тритона, а то и просто испепелит.
       Может, для того чтобы стать для всей этой веселящейся сейчас в городе компашки своим, нужно поверить в то, что никто из них не в силах причинить ему ни малейшего вреда? Вполне возможно, вполне возможно... Вот только лично у него это не получится. Слишком долго он учился не доверять никому, слишком много знает о людях, о том, какими они бывают и на какие иногда поступки способны. Это называется - негативный опыт, и вот он-то ему сейчас обязательно помешает. Не стоит даже и пытаться.
       Но что же делать?
       Попытаться проникнуть в один из жилых домов? Не удастся. Если даже он умудрится взломать дверь какого-нибудь дома, то хозяева встретят его во всеоружии и обязательно попытаются убить. Слова и объяснения не помогут. Раз он в такую ночь пришел с улицы, значит, он враг, которого необходимо убить, иначе умрешь сам.
       Дэвы?
       С ними - та же самая история. Они сейчас сидят в своей казарме и отреагируют на его появление точно так же. Единственное отличие от жилых домов состоит в том, что взломать дверь казармы будет труднее, а смерть после этого будет более быстрой, поскольку его убьют профессионалы.
       Что остается?
       Герхард пожал плечами.
       Да ничего. Идти вперед и надеяться, что пронесет. Хотя шансы на это весьма невелики. Но что еще остается бедному охотнику на черных магов? Только - это.
       Он прошел еще шагов двести. А потом впереди, очень близко, возникло туманное облачко и стало быстро распухать, перегораживая улицу. И в нем, в этом облачке, уже метались такие же туманные силуэты, пытаясь прорвать его границы, выбраться наружу.
       Ничего не оставалось, как ретироваться, попытаться это облачко обойти или же отсидеться на крыше какого-то дома, пока появившиеся из него создания не отправятся прочь, и лишь потом продолжить свой путь.
       Герхард резко развернулся и увидел, что дорога назад тоже отрезана. Шагах в двадцати от него стояла целая стая псов, каждый размером с теленка.
       Как они сумели к нему так бесшумно подкрасться?
       Впрочем, вот именно это Герхарда сейчас не очень интересовало. Главное - псы были здесь, смотрели прямо на него, и, значит, об их намереньях было догадаться не так уж и трудно.
       Хотя, может, он ошибается?
       Самый крупный пес, очевидно вожак стаи, мягко и не спеша двинулся к охотнику. Сделав несколько шагов, он демонстративно зевнул и спросил:
       - Ну что, предпочитаешь драку?
       - А если обойтись без нее? - спросил Герхард.
       - Тоже - можно. В таком случае ты выкажешь так несвойственное людям благоразумие. Положи оружие на мостовую и отойди от него на один шаг. Руки опусти вниз и постарайся, когда я прыгну, оставаться на месте. Мне бы не хотелось промахнуться. Это несколько подпортит мою репутацию. Согласен?
       - Ты намерен меня убить?
       - Конечно, - сказал вожак.
       - Но почему? Что я тебе сделал?
       - Да ничего. Просто - ты добыча, а добычу убивают, чтобы она не говорила и как бы не пыталась сопротивляться. Ты ведь не будешь сопротивляться?
       - Еще как буду, - сказал Герхард, выхватывая пистолет.
       - А я было обрадовался, что мне наконец-то попался умный человек, - сокрушенно сказал пес. - Кстати, пистолет тебе не поможет. Мне уже случалось сталкиваться с людьми, вооруженными пистолетами. Как видишь, я жив. Можешь догадаться, что стало с ними?
       Похоже, он действительно не блефовал. Конечно, кроме пистолета, у Герхарда был еще магический кинжал. Но что можно сделать с одним кинжалом против целой стаи? Может, удастся убить одного или двух псов. Остальные все равно тебя прикончат. И значит, драться и в самом деле не имеет смысла. Что остается? Убежать?
       Охотник оглянулся.
       Фигуры в туманном облаке несколько уплотнились, стали более реальными. Однако им все еще не удалось вырваться наружу. Возможно, эту случится через несколько мгновений. И вот тогда...
       Да нет, надеяться на это смешно. Если даже те, кто находится в облаке, окончательно материализовавшись в этом мире, не воспримут его как добычу, то уж, во всяком случае, мешать псам его преследовать не станут. Зачем им это? Он для них чужой. А от стаи псов далеко все равно не убежишь. Обязательно догонят.
       Что же делать? Сдаться? Ну уж нет.
       Может, тогда...
       Надежда была очень слабой, почти мизерной, но в данный момент Герхард был рад даже ей. По крайней мере, какой-то шанс выбраться из, казалось бы, безвыходного положения существовал. Надо только рискнуть, причем рискнуть действительно крупно.
       Как там сказал стуканец? "Раствориться в окружающем мире, стать его частью" Почему бы не попробовать? Вдруг получится? Стать частью мира... растворится...
       Герхард со всех ног бросился к облаку.
       - Уходит, гад. В погоню! - послышалось у него за спиной.
       И вслед за этим дробный перестук когтей по брусчатке.
       В тот момент, когда до облака осталось всего шага три, вожак псов крикнул:
       - Ну, сейчас я его! Вот сейчас!
       И все же он не успел.
       Резко оттолкнувшись правой ногой от мостовой, Герхард прыгнул и влетел прямиком в облако.
      
      
      
      
      
      
       10.
      
      
      
      
      
       Туман пах яблоками и был такой густой, что Герхарду показалось, будто он попал в озеро яблочного киселя. Впрочем, дышалось легко, а воздух был сухим и теплым, и, значит, скорее всего, туман являлся не более чем иллюзией.
       Кстати, определить из-за него, опускается он вниз или, наоборот, поднимается вверх, Герхард не мог.
       Впрочем, имело ли это такое уж большое значение?
       Главное - рядом с ним не было своры псов-убийц, и это означало, что он все-таки натянул им нос. Правда, здесь, в этом тумане, запросто могли водиться твари и похуже. Но пока он ни одной из них не встретил, их существование было под большим вопросом. Так стоило ли волноваться? Будет день, будет и пища. Встретятся враги - он придумает, как с ними справиться. Либо убьет их, либо сумеет от них удрать. Как уже случалось не раз.
       Наверное, эти мысли должны были Герхарда удивить, поскольку подобной беспечности он себе, как правило, не позволял. Вместо этого он лишь вяло про себя отметил, что это несколько необычно, но ничуть не встревожился. Возможно, причиной этому послужило четкое осознание, что он все-таки сумел стать частью мира забытых божков, растворится в нем.
       Как это получилось, Герхард не знал. Да это, собственно, его и не интересовало. Сейчас ему было достаточно висеть неподвижно, или падать куда-то, или, наоборот, подниматься. По крайней мере - ближайшее время.
       А потом это время, неожиданно, словно лопнувший воздушный шар, кончилось, и ему вдруг захотелось куда-нибудь попасть, просто для разнообразия. Нельзя же, в самом деле, вечно висеть в толще кисельного озера и размышлять о том, как прекрасно ощущать состояние покоя.
       Покой на это, конечно, обиделся, поскольку разрешения кому бы то ни было, трогать свое состояние не давал. И поэтому для начала он предъявил Герхарду ноту протеста. Нота протеста была тонкая и звенящая, причем на лице у нее явственно читалось обиженное выражение. Охотник откуда-то совершенно точно знал, что это выражение у нее появилось с тех пор, как она поссорилась с другими нотами. Причем было это так давно, что о самом факте, что нота протеста с ними когда-то был знакома, весь мир уже давно забыл. Прежде чем Герхард успел что-то ответить ноте протеста, выражение, читавшееся у нее на лице, прекратило это бесполезное занятие, поскольку осознало, что читать самого себя не так интересно, как других. Правда, из других рядом с ним было лишь выражение лица Герхарда, но он было такое безмятежное и удовлетворенное, что много добиться от него не стоило и надеяться. И тогда выражение лица ноты отправилась в странствия, а его хозяйка осталась вообще без всякого выражения, тем самым уничтожив смысл своего существования. А покой, осознав, что его нота не принесла должного результата, с большим сожалением самоуничтожился.
       После этого кисельный туман, в котором находился Герхард, стал редеть и исчезать. Постепенно, словно на проявляющейся фотографии, в нем стали возникать сначала неясные тени, обретавшие более четкие очертания и объем. Да и под ногами у Герхарда уже была не пустота. Теперь он стоял на твердой поверхности.
       Туман исчезал, вместе с ним уходило и ощущение безопасности. Герхард вдруг осознал, что находится сейчас в чужом мире, о котором не имеет ни малейшего понятия. А еще он совершенно не представлял, каким образом вернется в свой, родной мир.
       Впрочем, не слишком ли он торопится? Может быть, для начала следует осмотреться?
       Вот сквозь туманную дымку более- менее ясно проступило какое-то дерево, причем, произошло это так быстро, что у Герхарда едва не возникло ощущение, будто дерево сошло с места лишь для того, чтобы оказаться к нему поближе и раньше других попасться на глаза. И наверное, будь охотнику лет семнадцать, оно могло все-таки показаться. Но нет, Герхарду было почти тридцать, кроме того, он был охотником, поэтому уже знал, что это всего лишь штучки уходящего, окончательно исчезающего тумана. Причем штучки не совсем безобидные, поскольку в любой момент, так же как и это дерево, из тумана может появиться какой-нибудь хищник или враг. И вот тогда от него потребуется все его внимание, находчивость, а может быть, просто вовремя спустить курок.
       Именно поэтому он стоял на месте и просто ждал, крепко сжимая в руке пистолет, готовый действовать, как только это потребуется.
       Правда, его опасения пока не сбывались.
       Деревья, одно за другим появлялись из стремительно редеющего тумана, и уже было ясно, что вокруг него лес. Причем, как оказалось, стоял охотник посреди дороги, вымощенной зеленым кирпичом, кое-где присыпанной горками странных, похожих на скрипичные ключи листьев. Причем, легкий ветерок все пытался из них что-то сложить - то ли пасьянс с правилами, более сложными, чем сама жизнь, то ли причудливую головоломку.
       А потом туман исчез окончательно и разом, словно по чьей-то команде, послышались звуки. Герхард смог распознать скрип сухих веток и крики неведомых птиц, шорох травы и треск, с которым в лесной чаще лопаются перезревшие гигантские грибы, жужжание насекомых и попискивание каких-то маленьких зверьков. И конечно, было еще множество звуков неизвестного происхождения.
       Впрочем, так ли это было важно? Главное - эти звуки были, и они свидетельствовали, что в лесу пока нет ничего опасного или угрожающего, по крайней мере с точки зрения его обитателей.
       В любом случае стоило куда-то пойти. Не намерен же он стоять посреди этого леса вечно?
       Сунув пистолет за пояс, Герхард двинулся по дороге вымощенной зеленым кирпичом.
       Сквозь ветви деревьев временами проглядывало солнце этого мира. Не очень большое, ярко-красное, оно очень быстро двигалось по траектории, напоминающей восьмерку. Какие-то зверьки шустро перебегали через дорогу и скрывались в растущих по ее обочинам кустах. Один из них ненадолго остановился прямо на середине дороги, и Герхард его сумел хорошенько разглядеть. Более всего зверек походил на рысь, только тело ее было длиннее раза в два. Словно бы какой-то великан взял резиновую рысь за хвост и морду, поднатужился и хорошенько ее растянул. Когда Герхард подошел к "рыси" на расстояние шагов двадцати, она пару раз тявкнула на него, совсем как собака, издала звук, сильно напоминающий слово "бай", и тут же исчезла в чаще. Почти сразу же после этого послышался скрип и грохот, словно где-то вверху кто-то открывал и закрывал железный зонтик. Потом над вершинами деревьев мелькнула и унеслась прочь огромная тень. Кто это был, рассмотреть не удалось.
       Пройдя шагов сто, Герхард увидел продолговатый, слегка поблескивающий предмет, воткнувшийся в дорогу. Это оказалось перо размером в ладонь взрослого человека. Оно воткнулось в один из кирпичей, которыми была вымощена дорога, так, словно он был из пластилина. Впрочем, объяснить, как это получилось, оказалось нетрудно. Перо имело соответствующий цвет, было жестким и холодным, словно его и в самом деле выковали из железа.
       Почему бы и нет? Стальное перо, принадлежащее стальной птице. Возможно, той самой, пролетевшей над дорогой всего несколько минут назад.
       Герхард поежился.
       Значит, здесь водятся и такие создания. И вряд ли хотя бы одну из них удастся подстрелить из пистолета. Впрочем, думать об этом еще рано. Совершенно неизвестно, нападают ли они на людей. А если нападают, то почему такая птица должна обязательно ему встретиться. По крайней мере, за время его нахождения в этом мире.
       А сколько он здесь пробудет? Вот самый главный вопрос.
       Герхард еще раз осмотрел перо и пошел дальше.
       Собственно, прыгая в туманное облако, он не слишком-то думал о последствиях своего поступка. Он сделал это, поскольку выбора у него не было. Умереть? Нет, вот это пока еще не собирался.
       Теперь же, когда стало ясно, что он ушел от псов-убийц, можно было попытаться прикинуть, вот что это он вляпался.
       Итак, он прыгнул и оказался в другом мире. Что это за мир, пока совершенно не известно. Возможно, он находится на великой цепи, а если повезет, то и не очень далеко от его собственного мира. В таком случае, для возвращения, необходимо всего лишь преодолеть несколько перемычек между мирами. Конечно, это будет не так-то легко сделать, но все же довольно солидные шансы вернуться в свой родной мир у него есть.
       Будет значительно хуже, если его занесло в неведомый мир, один из тех, которые, как говорят, находятся где-то за пределами цепи миров. Но даже и в таком случае у него есть надежда. Через несколько часов ночь забытых богов кончится. Те, кто проникли в его родной мир из этого, обязательно вернутся домой. И скорее всего, он автоматически вернется в свой родной мир. Почему бы и нет? Предположим, магические облака являются чем-то вроде ворот между мирами. И если прошедший через них, по истечении определенного срока обязательно возвращается обратно, почему бы ни предположить, что этот закон действует для всех, воспользовавшихся ими, в каком бы направлении не произошел перенос?
       Вполне логично. Хотя жизнь любит доказывать, что совершенно логичные построения чаще всего оказываются неверными. Есть у нее такое небольшое хобби. Но тревожится пока еще рано. Вот пройдет несколько часов...
       А пока почему бы не узнать, как выглядит один из тех миров, откуда каждую ночь приходят визитеры? Кстати, заодно неплохо было бы отойти от того места, в котором он появился, подальше. Если его все же перекинет обратно в свой мир, то, возможно, благодаря этому он окажется за пределами города и, таким образом, не попадет в сеть черного мага.
       Он чертыхнулся.
       Черный маг... Итак, первая охота этого сезона оказалась неудачной. Плохая примета. Однако напрасные сожаления ничего не изменят. Значит, не стоит им предаваться. Лучше попытаться узнать хоть что-то об окружающем мире. В любом случае это пригодится.
       Немного погодя дорога, вымощенная зеленым кирпичом, вывела его на небольшую поляну.
       В центре поляны находился невысокий постамент, на котором стоял здоровенный черный автомобиль. В нем сидел какой-то толстый тип. Как только Герхард вышел на поляну, тип выскочил из автомобиля и, величественно махнув рукой, провозгласил:
       - Эй, новичок, иди сюда!
       Герхард покачал головой.
       Давненько с ним так не пытались разговаривать. Впрочем, вполне возможно, в этом мире так принято. А в чужой монастырь, как известно, со своим уставом не суются.
       - Ты хочешь, чтобы я подошел? - спросил он.
       - Конечно. Ты ведь пришел ко мне? Хочешь стать адептом нашей церкви?
       - Вообще-то, в мои намеренья это не входит, - сообщил охотник.
       - Неужели? - удивился тип, очевидно, бывший пастырем какой-то неизвестной церкви. - Зачем же ты тогда сюда явился?
       - Я просто иду по этой дороге и никого не трогаю. Советую и меня не трогать. Мне не нужны неприятности.
       - Вот как? - сказал пастырь. - В таком случае просто подойди ко мне. Прежде чем ты отправишься дальше, мне хотелось бы с тобой поговорить.
       Герхард подумал, что это вполне возможно. По крайней мере, можно попробовать что-то узнать об этом мире
       Он подошел и остановился в шаге от пастыря.
       Некоторое время они друг друга молча рассматривали.
       На пастыре был надет малиновый пиджак и широченные штаны, а на ногах ботинки с плоскими, словно обрезанными носками. На шее у него была толстая золотая цепь с огромным крестом.
       Наконец пастырь сказал:
       - Если ты не собираешься вступать в нашу церковь, то зачем же тогда взял с собой ритуальный пистолет? Да еще сунул его за пояс, как положено по всем канонам?
       - О канонах твоей церкви я не имею, ни малейшего понятия, - заявил Герхард. - А пистолет не ритуальный, а самый настоящий.
       - Да ну? - сказал пастырь. - Ты гонишь!
       - Думаешь? Хочешь, продемонстрирую?
       - Нет, не надо. Согласно древним преданиям, этой штукой можно запросто кого-нибудь убить. Вот подержать ее в руках и посмотреть я бы не отказался.
       Герхард усмехнулся.
       Нити судьбы пастыря указывали на то, что ничего плохого он, похоже, не замышляет. Вот только кто знает, может быть, в этом мире выманивать оружие у разных лопухов и тут же его против них использовать, является самым обычным делом?
       - Нет, - сказал он пастырю. - Не могу.
       - А-а-а... разочарованно протянул тот. - Жаль. Значит, ты ничего не слышал о церкви кривопальцых?
       - Нет.
       - Понятно. И скорее всего, ты не местный? Попал к нам из какого-то другого мира?
       - Откуда ты знаешь?
       - Ну, сегодня день большой прогулки. День, когда появляются волшебные туманные облака. С их помощью кое-кто из живущих поблизости отправляется прошвырнуться куда-то в другой мир, размять кости. Там, говорят, можно здорово повеселиться. Опять же - никакой ответственности. Делай что пожелаешь. А ты, значит, из того мира? Иногда, правда очень редко, случается и такое.
       Герхард кивнул.
       Угу, стало быть, вся эта компашка, сейчас веселящаяся в городе, всего лишь отправилась в него поразмять кости. Еще бы. Ведь никакой ответственности. Одним словом, молодцы.
       - Что же ты не отправился вместе с ними? - спросил он.
       - А зачем мне это? - сказал пастырь. - Я приключений не люблю. Да и не мое это дело. Я ищу адептов, а это не так просто. Знаешь, какая у нас конкуренция?
       Герхард прикинул, что конкуренция в этом мире должна быть просто бешенной. Целый мир, населенный самыми разнообразными богами, духами и чудовищами, когда-то являвшимися для кого-то богами, настоящими божками или теми, кто хочет ими казаться.
       - Что было с теми, кто к вам попадал из другого мира? - спросил он у пастыря. - Сумели они вернуться обратно?
       - Понимаю. Боишься, что не сможешь вернуться?
       - Вообще-то да.
       - Ничего страшного. Главное - вовремя оказаться рядом с туманным облаком. А если пропустишь, то уж через год вернешься - точно. Просто надо затесаться в толпу желающих повеселиться.
       Ого, через год? Вот это Герхарду совсем не подходило. Жить целый год в неизвестном мире, причем населенном сверх меры всякими опасными созданиями. Конечно, здесь, похоже, действуют какие-то правила и законы. Так что те же, кровожадные псы, пытавшиеся его слопать, вернувшись в свой мир, могут оказаться вполне мирными созданиями.
       Хотя при таких-то клыках... Как-то в это не очень верилось.
       А еще Герхард подумал, что, наверное, зря покинул то место, где вышел из туманного облака. Уж тут-то он бы точно не пропустил дверь в свой родной мир. Хотя нет... Если предположить, что облако перекинет его на то же место, из которого он ушел, то в результате он не успеет удрать из города. А уж тогда черный маг ему покажет, где раки зимуют.
       - Кстати, - спросил охотник. - А эти волшебные облака, они каждый раз возникают на одних и тех же местах или на новых?
       - Всегда в одних и тех же, - ответил пастырь. - И вернувшись на то место, где вышел из облака, всегда сумеешь перейти в свой мир. Как я понял, ты появился у нас в глубине леса?
       - Да. А других мест, в которых возникают эти облака, поблизости нет?
       - Есть. Если дальше пойдешь по дороге, то часа через два выйдешь на такое место. Перед самым городом стоит здоровенный идол большого друга детей. Он еще с огромной трубкой в зубах. Только будь осторожнее. Иногда там опасно.
       - Спасибо за предупреждение, - сказал Герхард. - Мне, наверное, пора.
       - Ну, кое-какое время у тебя есть. Кстати, не хочешь ли, в виде благодарности, стать адептом нашей церкви?
       - Увы, не хочу даже в виде благодарности.
       - А жаль. Пойми, наша церковь очень демократична. У нас нет никаких ограничений и обязанностей. Только регулярные сборища раз в месяц, называемые сходняками. Да еще обязательное посещение казино и саун. А какой у нас шикарный ритуал приема. У-у-у...
       И он закрутил головой. При этом на лице у него появилось такое выражение, словно он попробовал что-то очень вкусное.
       - Какой? - из вежливости спросил Герхард.
       - Все очень просто и не потребует много времени. Я произнесу несколько молитв, а потом поглажу тебя по животу ритуальным утюгом. Учти, поскольку у тебя есть при себе настоящий пистолет, я могу это сделать даже священным паяльником. Такой чести в течении ста лет не удостаивался ни один будущий адепт. А форма у нас какая... Почти такая же, как и у меня, только цепь потоньше.
       - Извини, - твердо сказал Герхард. - Не могу. Торопится мне нужно. Вдруг не успею и застряну здесь еще на год.
       - Хорошо. Тогда давай я тебя все-таки запишу в задумавшиеся о вступлении. Это вообще тебя ни к чему не обязывает, а мне для отчета пригодится. И произведу самый короткий ритуал. Он займет всего минуту. А?
       Герхарду стало неудобно.
       В самом деле, человек ему все, что нужно, рассказал. Почему бы его ни отблагодарить?
       - Хорошо, - сказал он. - Только, быстро. Ладно?
       - Вот и здорово, - обрадовался пастырь. - Начинаем?
       - Да.
       Пастырь тут же принял важный вид, достал из кармана книжицу в красной обложке и спросил:
       - Как зовут?
       - Герхард Медвик.
       Быстро записав имя в книжицу, пастырь, слегка гнусавя, затянул:
       - Я, пастырь церкви кривопальцых и олигарх третьего разряда, торжественно, с соблюдение положенного ритуала, провозглашаю Герхарда Медвика задумавшимся о вступлении в нашу церковь и желаю ему благополучно перейти на следующую ступень духовного совершенствования. Фиксирую это перед нашими апостолами, павшими от рук злобных киллеров, посланных врагом рода человеческого, и, значит, отдавшими свои жизни во благо нашего великого дела, в той стране, которая была нами некогда, тысячу лет назад, освобождена от всякой скверны.
       - Все? - спросил Герхард.
       - Потерпи еще немного, - сказал пастырь. Сложив пальцы правой руки так, что указательный и мизинец были оттопырены, а остальные согнуты, он сноровисто перекрестился и с выражением произнес:
       - В натуре!
       - Теперь - все?
       - Да, - радостно сообщил пастырь. - Теперь можешь идти дальше. Кстати, может быть, заодно, тебя поднять еще на одну ступень? У меня с собой есть такой красивый утюг!
       - Некогда, - сказал Герхард. - Мне пора. Спасибо за помощь.
       - Всегда рад помочь братану.
       Герхард пошел к дороге вымощенной зеленым кирпичом. Прежде чем опять войти в лес, он оглянулся.
       Пастырь, внимательно за ним наблюдавший, воспользовался этим, чтобы крикнуть:
       - Да избавит тебя удача от злобных киллеров. В натуре!
       - И тебя - тоже, - ответил Герхард.
       Возвращаясь в лес, охотник подумал, что, вполне возможно, эти кривопальцые были не такими уж и святыми. Может, как раз и наоборот. Хотя... кто знает. За тысячу лет из кого угодно можно сделать святого или последнего негодяя. Было бы желание. И все-таки чем-то эти ребята прославились... Хотя слава - бывает разная. Может, они всех в округе так достали... А что, вполне вероятно. Ему как-то один купец из других миров рассказывал, что у них самые благородные семейства ведут свой род от обычных пиратов. И ничего, даже гордятся этим...
       Эх, не о том сейчас ему нужно думать. Не время и не место для таких размышлений. И конечно, надо спешить, хотя и с оглядкой.
       Совершенно неизвестно, на кого еще можно напороться в этом лесу.
      
      
      
      
      
       11.
      
      
      
      
      
       Лес постепенно изменялся.
       Прошло полчаса и миновав очередной поворот, Герхард вдруг осознал, что деревья по сторонам дороги теперь уже совсем другие. Стволы у них были покрыты поблескивающей, словно слегка остекленевшей корой, ветки изгибались вверх, листья смахивали на свернутые в трубочки старинные пергаменты. А еще в лесу прибавилось всякой живности.
       Как раз в тот момент, когда Герхард об этом подумал, на дорогу выскочил белый кролик. Остановившись на мгновение, он скороговоркой пробормотал что-то о герцогине, которая будет в гневе, а также о своих усиках и лапках. Бросив после этого на охотника подозрительный взгляд, он подпрыгнул и опрометью кинулся прочь. Через каждые несколько прыжков у него из кармана, одна за другой, вываливалась пара белых перчаток. Таким образом, надумай кто за кроликом погнаться, найти его не представляло бы труда. Впрочем, погони пока не было видно.
       Пожав плечами, Герхард двинулся дальше. Не успел он сделать и двадцати шагов, как из ближайших кустов вывалился человек, одетый в высшей степени странно. Одежда на нем не имела застежек, а лицо закрывал железный шлем с забралом. В руках у человека была здоровенная бензопила.
       - Кибердемон тут не пробегал? - спросил человек.
       - Нет, - сказал Герхард, прикидывая, насколько этот чудик может быть опасен.
       Нападать он вроде бы не собирался.
       - А что это за уровень? - спросил человек с бензопилой. - Секретный?
       Этот вопрос поставил Герхарда в тупик.
       - Не знаю, - честно ответил он. - Я здесь совсем недавно.
       - Ага, понятно. В таком случае пошли дальше вместе?
       Нитей судьбы у незнакомца не было вовсе.
       Герхард подумал, что такого еще не встречал. Тот, с кем он разговаривал, был либо мертв, либо... Да нет, не был он мертвым. Вон же - говорит, двигается. В таком случае... Может, у него невидимые нити судьбы? Кстати, почему бы и нет? В этом мире, похоже, встречается и не такое.
       - Ну так что, пойдем дальше? - снова спросил человек с невидимыми нитями судьбы. - Только, чур, если встретим кибердемона, он - мой. Договорились?
       А почему бы и нет? Почему бы и не пройтись?
       - Хорошо, пошли. Вместе так вместе.
       Сказав это, Герхард снова зашагал по дороге, вымощенной зеленым кирпичом. Незнакомец же, закинул за плечо бензопилу и пристроившись рядом, спросил:
       - А ты на кого охотишься?
       - На черных магов, - ответил Герхард.
       - Тут и такие водятся?
       - Нет, не тут. А в том мире, из которого я сюда попал. В этом же, как я понимаю, можно напороться на кого угодно.
       - Вот и мне так кажется, - согласился человек с бензопилой. - Очень крутой уровень. Я тут уже несколько таких тварей завалил, что просто пальчики оближешь. Правда, ни аптечек, ни патронов не попадается. Ну да ничего... главное, я успел схватить бензопилу, а с ней, умеючи, можно завалить даже кибердемона. У тебя что из оружия?
       Герхард продемонстрировал ему пистолет.
       - Скверно, - сказал человек с бензопилой. - И патронов, небось кот наплакал?
       - Три обоймы.
       - Совсем плохо. Ну да ничего, в крайнем случае я тебя прикрою.
       Как раз в этот момент в лесу, причем не так уж и далеко, послышался страшный грохот. Там ворочался и ревел кто-то большой. Потом грохот повторился.
       - Ого, это он! Это кибердемон! Ну, сейчас я ему устрою!
       Крикнув это, незнакомец сорвал с плеча бензопилу и кинулся в лес.
       - Куда ты? - крикнул ему вслед Герхард. - Погибнешь, идиот! Там явно какое-то чудовище!
       - Ничего страшного, - ответил незнакомец. - Я записался неподалеку. Восстановлюсь и докончу дело. Но мне кажется, обойдется и без этого.
       Он исчез за деревьями.
       Герхардом овладел соблазн отправится вслед за незнакомцем и взглянуть на кибердемона, но всего лишь на мгновение, не больше. Подобное приключение могло ему помешать попасть вовремя к волшебному облаку. А это сейчас было важнее всего. Не опоздать. Иначе другого шанса вернуться не подвернется целый год.
       Он отошел еще шагов на двадцать и вдруг обратил внимание, что взрывы теперь грохочут один за другим, почти без перерыва. Похоже, бой между кибердемоном и незнакомцем начался.
       Интересно, кто его выиграет? Жаль, что этого он уже никогда не узнает.
       Немного погодя Герард заметил неподалеку от дороги, в низине, небольшой ручеек, через который был перекинут узенький мостик. Спустившись к ручейку, Герхард вдоволь напился холодной и очень вкусной воды. Еще раз пожалев о том, что потерял сигареты, он хотел было вернуться на дорогу, но тут на мосту возникла маленькая женская фигурка. Платье на крохотуле было сиреневого цвета, расшитое золотом и блестящими камешками. На голове у нее была остроконечная шляпа с широкими полями.
       - Я - владелица этого моста. И если ты, негодный путник, надумал через него перейти, а потом вторгнуться в наши владения, то знай, что будешь за это серьезно наказан.
       - Вот еще, нужны мне ваши владения и ваш мост, - сказал Герхард. - Не собираюсь я их нарушать.
       - Неужели?
       - Конечно.
       - А почему? Любой, кто найдет этот ручей, обязательно пытается перейти через мостик и заграбастать все наши богатства.
       - А я не хочу. И вообще, мне некогда.
       Сказав это, Герхард повернулся к крохотуле спиной и стал подниматься к дороге.
       - Эй, но ты же еще не знаешь, что у нас есть! - крикнула ему вслед хозяйка моста.
       - И не желаю... - пробормотал охотник.
       Ему действительно не было никакого дела до хранящихся где-то там, за неведомым мостом, сокровищ. Прежде всего, для того чтобы их добыть, придется потратить какое-то время. Кроме того, добыв сокровища, их придется с собой конечно же тащить. А это еще более его задержит. Да и к чему ему богатство? Безусловно, иногда ему бывают нужны деньги. Но так ли трудно, с его способностями, их раздобыть? Он, например, по нитям судьбы может совершенно четко определить, какой из игуанодонов на скачках придет первым, с достаточной степенью вероятности вычислить победителя боев гигантских улиток или хищных птеродактилей. А уж о всевозможных карточных играх и говорить не стоит.
       Главное, в этом деле - слишком не увлекаться, а выиграть только то количество денег, которое тебе на данный момент действительно нужно. Если же не сможешь удержаться, то это будет первым шагом на пути превращения в черного мага.
       - Ты хорошо подумал?
       - Еще бы, - ответил охотник.
       - Ты еще захочешь вернуться! Пожалеешь о том, что ушел.
       В ответ на это охотник только неопределенно хмыкнул.
       Выбравшись на дорогу, он глянул в сторону ручья. Женщина все еще торчала посреди моста и, заметив, что охотник повернулся к ней лицом, крикнула:
       - Ну что, я же говорила! Передумал?!
       - Не дождешься, - ответил Герхард.
       Он помахал хозяйке моста рукой и пошел прочь.
       Еще минут через пятнадцать, его внимание привлекло росшее на обочине дороги дерево. Ствол у него был квадратный, а ветки напоминали биллиардные кии. Листьев на дереве не было вовсе. Зато на одной из веток, где-то на высоте человеческого роста, висела табличка, на которой было что-то написано.
       Да полно, дерево ли это?
       Остановившись возле него, Герхард прочитал надпись на табличке.
       "Древо познания. Плоды приносят осознание всех тайн мирозданияа"
       Задумчиво окинув взглядом голые ветки дерева, охотник подумал, что либо записка является шуткой, либо это дерево плодоносит чрезвычайно редко. Впрочем, был возможен и третий вариант, согласно которому, где-то поблизости должны были ошиваться толпы людей, познавших все тайны мироздания. Вот, правда, ни одного из них, почему-то ему до сих пор не встретилось.
       Герхард хотел было продолжить свой путь, но тут рядом с ним возникла владелица моста.
       - Между прочим, ты последний негодяй и попросту хам, - сходу заявила она.
       - Это почему еще? - спросил Герхард.
       - Потому, что заставляешь меня тебя преследовать.
       - Кто? Я? - удивился охотник. - Ничего я тебя не заставляю.
       - Нет, заставляешь. Но это не главное. Лучше скажи мне, ты не передумал?
       - Нет.
       - Точно нет?
       - Точно.
       - Последний раз спрашиваю.
       - Я же сказал - нет.
       - Ну, смотри...
       Хозяйка моста гневно топнула ногой и тотчас исчезла.
       Герхард в очередной раз машинально зашарил по карманам в поисках сигарет, но почти тут же вспомнил, что делать это бесполезно. Его сигареты остались в другом мире. Ну да ничего. Если не случится чего-нибудь из ряда вон, он туда вернется. Главное - не опоздать.
       Он еще раз взглянул на дерево, пытаясь прикинуть, не является ли оно чье-нибудь мистификацией. Действительно, так ли уж трудно повесить обычное дерево табличку с шутливой надписью? С другой стороны, почему бы и не существовать именно такому дереву в таком странном мире, как этот?
       - Зря ждешь, - послышался за его спиной чей-то голос.
       Герхард обернулся.
       Это был калликанцар, верхом на курице. Лицу у каликанцара было спокойно и преисполнено чувства собственного достоинства. Курица, наоборот, нервно вертела головой из стороны в сторону и то и дело искоса поглядывала на Герхарда, словно прикидывая, не пожелает ли тот, например, дать ей пинка.
       - Что? - спросил охотник.
       - Я говорю, зря ждешь. Никому еще не удалось сорвать с этого дерева плод, за исключением одного - единственного случая. Да и тот произошел в незапамятные времена.
       - Значит, плоды на этот дереве все же бывают? - спросил Герхард.
       - Конечно. Они и сейчас на нем есть.
       - Почему тогда я их не вижу? - с иронией спросил Герхард.
       - Потому, что еще к этому не готов. Но они - там. И их - много. Красивые, сочные плоды. Их нужно только увидеть. Всего-навсего.
       - А как к этому подготовится?
       - Общего рецепта нет, - сказал калликанцар. - Каждый его должен найти сам.
       - Понятно. А ты-то сам эти плоды видишь?
       - Нет.
       - Но откуда ты тогда знаешь, что они там есть?
       - А откуда ты знаешь, что у тебя есть печень? Кстати, не хочешь ли, для того чтобы убедиться в ее существовании, произвести над собой небольшую хирургическую операцию?
       Сказав это, калликанцар ударил курицу крохотным хлыстиком, и та, заметно прихрамывая на правую ногу, побежала прочь.
       Герхард посмотрел ему вслед и покачал головой.
       Ну да, универсальный ответ. Если ты чего-то не понял, значит еще до этого не дорос... Хотя, может калликанцар его все же не обманывает? Вот только установить это сейчас просто невозможно. А значит, не стоит и ломать голову. Ему же пора отправляться дальше, по дороге зеленого кирпича к памятнику великого друга детей. Вперед и вперед, причем желательно без подобных остановок и разговоров. Если пастырь церкви кривопальцых слегка ошибся в определении расстояния и место, к которому он идет, находится несколько дальше...
       Пастырь не ошибся. Герхард это понял через минут сорок. Лес редел а дорога становилась все более оживленной, и это, несомненно, указывало на то, что он подходит к какому-то городу. Теперь, главное - не пропустить бы тот самый памятник.
       Кстати, к этому времени охотник уже совершенно перестал удивляться виду попадавшихся ему на дороге существ. Кого только на этой дороге не встречалось.
       Карлики и великаны, создания, с виду похожие на обычных людей и совсем на них не похожие, существа явно магического происхождения и такие, происхождение которых определить было невозможно. Двухголовая корова в горнолыжных ботинках и цветастой юбке. Жираф с человеческим, но ангельски красивым лицом, обрамленным пышными белокурыми волосами, и здоровенной сигарой в зубах. Некая тень, вроде бы принадлежащая большой, передвигающейся на задних лапах кошке. Колонна топающих по самому краю дороги высоких, с раструбами и серебряными пряжками сапог. Огромный прыгающий шейкер, сжимающий в длинной, тонкой руке крохотного бармена с вытаращенными глазами, после каждого прыжка с радостным смехом его встряхивающий. Сумрачный дедок в зипуне и подшитых валенках, с дробовиком на плече, спрашивающий у каждого встречного и поперечного, как пройти к каким-то курантам. Девица в леопардовой шкуре, с волосами, заплетенными в косички, вместо бантиков украшенные крохотными косточками, ведущая за собой на кожаном поводке старого, облезлого орангутанга. Ослиные уши, парящие в воздухе, причем к одному из них была прикреплена табличка "продается". Парочка нимф в купальных халатах, с огромным кувшином, из которого то и дело выглядывала мордочка карликового дельфина.
       Они топали навстречу Герхарду, обгоняли его, очевидно выбравшись на дорогу из леса, спешили по каким-то своим, несомненно, весьма важным делам, иногда останавливались, чтобы перекинуться парой слов, и снова шли дальше.
       Герхард подумал, что в этом мире живут достаточно разнообразные и причудливые создания. А еще все эти боги, божки и разнообразные магические твари...
       Интересно, как они умудряются мирно сосуществовать? Какие законы регулируют их взаимоотношения? И самое главное - кто следит за соблюдением этих законов?
       То есть, скорее всего, в этом мире существуют, ну просто обязаны быть стражи порядка, наподобие дэвов в его родном мире, а то и посильнее. Все-таки утихомирить какую-нибудь мару обычному дэву, при всех его достоинствах, не по зубам. Тут нужен кто-то посерьезнее. Интересно, как они выглядят, дэвы этого мира?
       Пытаясь прикинуть, как могут выглядеть местные стражи закона, Герхард обогнал зеленого жука размером с лошадь, медленно катившего тачку, наполненную чем-то красным, похожим по виду на густой томатный сок. Потом ему встретился василиск в больших черных очках, пробковом шлеме, и с огромным сачком для ловли бабочек. Топавший рядом с ним индеец вполголоса объяснял василиску, что сельва не любит чужих. Василиск на это ответствовал, что, как только он прибудет на место, сельва его обязательно признает, не может не признать. Если же этого не случится, то пусть ей будет хуже.
       Миновав следующую пару странных созданий, Герхард, размышляющий о стражах порядка, неожиданно набрел на довольно трезвую мысль.
       Собственно, а стоит ли ему с ними встречаться? Кто он для них? Обычный гость или нежелательный пришелец? Конечно, последнее - достаточно сомнительно, но все же, все же... Кто знает, как его появление в этом мире расценивается с точки зрения принятых здесь законов?
       Вот тут ему стало несколько неуютно. Захотелось даже оглянуться, проверить, не следует ли уже за ним по пятам, например, какая-нибудь горилла с профессионально-непроницаемым выражением на морде и наручниками наготове?
       Впрочем, почти тут же на душе у него заметно полегчало.
       Дорога свернула в очередной раз, и, оказавшись за поворотом, Герхард увидел, что лес кончился. Дальше было поле, засаженное растениями, смахивающими на закопанные в землю так, что наружу торчало только горлышко, бутылки. Причем, из горлышек росли пышные зеленые ветки. На некоторых даже виднелись мелкие продолговатые плоды.
       Шагах в ста от кромки леса, в стороне от дороги, стоял памятник. На высоком, отполированном до блеска постаменте стоял мужчина восточной наружности с огромной трубкой в зубах. Трубка дымилась.
       Вот это Герхарда насторожило.
       Осторожно приблизившись к памятнику, охотник обошел вокруг него.
       Да нет, вроде бы, это и в самом деле всего лишь статуя. По крайней мере, сходить с постамента она вроде бы не намерена. А то, что из ее трубки идет дым, еще ничего не доказывало. В этом мире странности попадаются на каждом шагу.
       Кстати, насчет дыма... Дым из трубки шел самый настоящий, как будто статуя и в самом деле курила табак, пахучий, может быть даже слишком.
       Герхарду сейчас же еще сильнее захотелось курить.
       Он даже стал прикидывать, у кого из проходящих по дороге можно стрельнуть сигарету.
       Тут рядом с ним снова возникла хозяйка моста.
       - Значит, прохлаждаешься? - сурово спросила она.
       - Жду, - поправил ее Герхард.
       Собственно, это было правдой. Теперь ему оставалось лишь ждать появления облака.
       - И даже не думаешь возвращаться?
       - Нет. Более того, сейчас это невозможно, Если я попытаюсь вернуться, то пропущу облако и в результате останусь в этом мире еще на один год. На это я бы не согласился за все сокровища мира.
       Тяжело вздохнув, хозяйка моста заложила руки за спину и несколько раз прошлась перед Герхардом. Наконец остановившись, она заявила:
       - Ладно, я тебе расскажу все.
       - Отрадно слышать, - промолвил охотник. - Что - все?
       - Все о хранящихся за мостом сокровищах. Они не совсем обычные. Это не золото и бриллианты. Это нечто другое. Понимаешь, да? И тому, кто мост увидит, дается возможность через него пройти. В том случае, если он не пожелает пройти по мосту, я должна попытаться его уговорить, причем всего лишь три раза. Это раз - третий. Понимаешь?
       - Да, понимаю.
       - Ну вот и отлично. Если и после третьего раза ты откажешься пройти по мосту, больше тебя никто уговаривать не будет. Но учти, он будет тебя ждать до тех пор, пока ты не пожелаешь воспользоваться своим правом. Соответственно, пока ты этого не сделаешь, никто иной этот мост больше не увидит. А его, к твоему сведенью, ищет немало обитателей данного мира.
       - Сожалею, - развел руками Герхард. - Но ничем помочь не могу. Тебе надо было объяснить мне все это с самого начала. Даже если я побегу, то все равно не успею вернуться сюда к появлению облака. Мне необходимо вернуться в свой мир. Может быть, через год...
       - Значит, ты отказываешься в третий раз?
       - Бесповоротно, - сказал Герхард.
       - А ведь ты об этом пожалеешь, - сладеньким голосом промолвила хозяйка моста. - И очень скоро.
       - Что ж, пусть будет так, - буркнул охотник.
       По правде говоря, этот разговор ему уже надоел. Разумеется, соблазнительно получить некое непонятное сокровище, не являющееся ни золотом, ни бриллиантами. Вот только сильно он сомневался в его существовании. Скорее всего, хозяйка моста заманивает его в какую-то ловушку. А если даже она и не обманывает, то как он объяснит другим охотникам свое годичное отсутствие? И еще - черные маги. Кто убьет тех, которых он наметил на этот сезон? А за год они могут таких дел наворочать...
       - Прощай! - заявила хозяйка моста.
       Герхард развел руками.
       - Увы, ничем помочь не могу. Прощай.
       После того как хозяйка моста в очередной раз исчезла, охотник подумал, что, если ему и в самом деле удастся вернуться в свой родной мир, это будет само по себе большим достижением. По крайней мере, теперь он, кажется, открыл одну из его тайн. Получалось, каждую ночь в его мире каким-то образом открывались переходы в какой-то другой мир. Именно с их помощью и приходят разнообразные белые всадники, драконы, красные демоны и прочие, прочие... Через них же они перед рассветом и уходят, возвращаются в свои миры.
       Возможно, со временем можно будет придумать, как это свойство использовать. А что? Кто мешает, например, ему сейчас приметить то место, где он появится из облака в своем родном мире? Через год он может, например, вернуться на него, прыгнуть в этот мир, снова проделать путь по дороге, вымощенной зеленым кирпичом, и перед рассветом, когда черный маг его не будет ждать, воспользовавшись вторым облаком, появится почти рядом с его домом?
       Любопытно... А если подумать...
       Ветер снова донес до него запах табака из трубки большого друга детей.
       Герхарду так захотелось курить, что он немедленно повернулся к дороге и стал высматривать на ней какого-нибудь прохожего, у которого можно было бы стрельнуть сигарету.
       Немного погодя он даже такого увидел. Это был мужчина в длинном черном плаще и шляпе с широкими полями. В руках он держал папку с надписью "налоговые декларации". А еще на плече у него сидел попугай и чистил клювом перья. Время от времени он прекращал это занятие и принимался орать: "Пиастры, пиастры!"
       Герхард было шагнул к дороге, но тут у него за спиной кто-то довольно сурово, с интонациями, свойственными стражам порядка, сказал:
       - А ну-ка, стоять на месте. Есть разговор.
      
      
      
      
      
       12.
      
      
      
      
      
       Герхард обернулся.
       В нескольких шагах от него стоял маленький, ростом со среднего человека, тиранозавр. Из одежды на нем была только кожаная жилетка с двумя огромными карманами, к которой был прикреплен блестящий, испещренный неведомыми письменами значок.
       - Это ты мне? - спросил охотник.
       - А кому же еще? - оскалил клыки тиранозавр.
       Герхард покачал головой.
       Хотелось взглянуть на стража порядка этого мира? Ну вот, такая возможность представилась. А дальше?
       - Что тебе от меня надо?
       - Для начала сообщить, что ты находишься под моим наблюдением, - сказал тиранозавр. - Если еще надумаешь нарушать закон, то я буду вынужден тебя задержать.
       - А я уже нарушил какой-то закон? - спросил Герхард.
       - Конечно. Ты появился в нашем мире, и ты прошел по нему, не испросив на это согласия хотя бы одного его жителя. Это серьезное нарушение закона.
       - И что мне за это будет?
       - Пока - предупреждение и пожелание как можно скорее его покинуть. При повторном случае - неизбежное наказание.
       - Суровое?
       - Достаточно суровое.
       Тиранозавр улыбнулся. Улыбка у него благодаря длинным, острым клыкам получилась достаточно свирепой.
       - То есть, - сказал Герхард. - Само мое появление в вашем мире уже является преступлением?
       - На первый раз - проступком. На второй - преступлением. Как видишь, законы у нас достаточно гуманные.
       - Вижу, - сказал Герхард, пытаясь прикинуть, насколько гуманность местных законов зависит от нежелания стража порядка связываться с человеком, вооруженным пистолетом.
       Очевидно, каким-то образом угадав его мысли, тиранозавр снова улыбнулся и сказал:
       - Учти, лично я бы с удовольствием попытался узнать, каков ты в драке, но закон и в самом деле первый случай подобного нарушения территории рассматривает всего лишь как проступок. Впрочем, если тебе очень уж захочется узнать, как я могу управляться с преступниками...
       - И как? - спросил Герхард.
       - Ты знаешь, как попасть в наш мир, и, значит, всегда можешь нанести второй визит. Как только у тебя возникнет такое желание...
       Страж порядка в очередной раз продемонстрировал клыки.
       Не будучи большим специалистом по части улыбок рептилий, Герхард все-таки каким-то образом почувствовал, что на этот раз в улыбке стража порядка присутствует не только угроза, но еще и некая надежда на предстоящее развлечение, возможно даже легкое сожаление о невозможности его начать немедленно.
       - Возможно, и возникнет, - сказал охотник, улыбаясь в ответ.
       - Всегда готов к такой встрече.
       Герхард ждал.
       По идее, тиранозавр должен был добавишь "Кстати, почему бы и не сейчас?"
       Не добавил. Просто стоял напротив охотника так неподвижно, как это могут делать только рептилии, и скалил зубы. Ни одного лишнего движения, ни малейшего признака возбуждения. Холодный, полностью уверенный в своих силах профессионал. Или тот, кто хочет выглядеть профессионалом.
       Э?
       Герхард попытался прикинуть, насколько страж порядка может блефовать.
       Слегка - несомненно, но, скорее всего, в пределах нормы. Норма -это возможность выложиться до конца и доказать, что твой блеф имеет под собой основания. В самом крайнем случае. Но доказать.
       А если... Да нет, держать в узде живущую в этом мире разношерстную компанию действительно способен только очень большой профессионал, сильный и ловкий, умеющий выйти победителем из любой ситуации, не трусливый, но достаточно осторожный, большой специалист своего дела.
       Подходить ли тиранозавр под эти определения? Вполне возможно... вполне возможно...
       - Ну вот, - сказал страж порядка. - Кажется, все встало на свои места. Не так ли?
       - Возможно.
       - Как я понимаю, ты ждешь, когда возникнет облако, для того чтобы вернуться в свой мир?
       - Да.
       - Это меня и закон в моем лице устраивает. Но не думай возвращаться. Договорились?
       - Не могу обещать, - сказал Герхард. - Кстати, если я правильно понял, в случае моего возвращения ты попытаешься меня задержать.
       - Несомненно.
       - А если я откажусь подчиниться?
       - Тогда нам придется устроить поединок. Это у нас обычная практика разрешения правовых споров.
       - Если я его выиграю?
       - Для этого тебе придется меня убить. Не так-то уж и легко совершить подобный подвиг.
       - А все же?
       - В таком случае с точки зрения закона ты получишь возможность появляться в нашем мире когда угодно и оставаться в нем сколько пожелаешь.
       - Забавные у вас законы, - сказал Герхард.
       - Мы считаем их справедливыми, - промолвил тиранозавр. - И действенность их проверена временем.
       Они еще немного помолчали.
       Наконец Герхард спросил:
       - В чем же тогда подвох?
       - А он долен быть?
       - Обязательно. Иначе в вашем мире на каждом шагу должны попадаться трупы либо стражей порядка, либо мирных жителей.
       Пошарив в одном из карманов своей жилетки, тиранозавр вытащил из него коробочку сигарет и спросил:
       - Закуришь?
       - Еще бы.
       Они закурили.
       С наслаждением сделав несколько затяжек, Герхард спросил:
       - А все же... В чем подвох?
       - Зачем тебе это знать? Минут через десять появится облако, и ты отправишься в свой мир.
       - Допустим, я страшно любопытен.
       Динозавр задумчиво поглядел на памятник, выпустил в его сторону облачко дыма и улыбнулся. Просто, от души.
       - Подвох состоит в том, - наконец сказал он. - Что, если ты меня убьешь, тебе неизбежно придется вступать в схватку с каждым стражем порядка, попавшимся на твоем пути. С каждым. Рано или поздно кто-нибудь из них тебя прикончит. Другими словами, даже выиграв поединок, ты все равно подпишешь себе смертный приговор. Вот такая система.
       - И это по закону?
       - Конечно. Повод найдется. Можешь быть в этом уверен. Тебя убьют, чего бы это ни стоило. Потому что помимо официальных законов есть еще один - самый главный. Жизнь любого стража порядка - неприкосновенна. Тот, кто убьет стража порядка, неизбежно должен умереть сам. Если перестанет действовать этот закон, все остальные, как бы хорошо они не были продуманы, потеряют всякий смысл. Любой нарушитель должен знать, что за спиной стража порядка стоит не только буква закона, но еще и вполне реальная сила. Преступник может оказаться сильнее конкретного, вставшего на его пути стража порядка. Но если он знает, что перед ним противник, готовый идти до конца, за смерть которого придется неизбежно заплатить своей жизнью... Поверь, в этом случае оказать сопротивление решатся лишь отдельные психи. А их выловить и уничтожить будет не так уж и трудно.
       Герхард бросил окурок на землю и раздавил его каблуком. Собственно, насколько он знал, нечто похожее существовало и у дэвов. Закон стража порядка, благодаря существованию которого держатся все остальные законы.
       Очень любопытно.
       - Ну, хорошо, - сказал он, - тут все ясно. Возможно, я даже согласен, что ваши законы не так плохи. Для вашего мира. А как же быть с тем фактом, что его обитатели, непрошеные - незваные, каждый год появляются в нашем мире и делают в нем все, что только душе угодно? Они не нарушают никаких законов?
       - Нет, - ответил страж порядка.
       - Это почему?
       - Потому, что ни один из благонадежных жителей вашего мира, официальным образом не сообщил об этом стражу порядка нашего мира. Случись такое, и нам бы пришлось сопровождать визитеров в ваш мир, для того чтобы следить за тем, как они соблюдают его законы.
       - Всего лишь одна жалоба?
       - Да.
       - А что если я сообщу об этом тебе сейчас? Официальным образом.
       - Я не смогу принять твою жалобу.
       - Почему?
       - Потому, что ты с точки зрения нашего закона не являешься благонадежным гражданином. За тобой есть одно нарушение.
       Герхард усмехнулся.
       А вот это действительно ловко.
       - Таким образом, любой гражданин нашего мира, решив официально пожаловаться, попав в ваш мир, становится нарушителем и его жалоба не будет рассмотрена?
       - Совершенно верно.
       - Здорово, - покачал головой охотник.
       - Несомненно. Кстати, вон и облако появилось. Тебе пора.
       Страж порядка не соврал.
       Облако действительно появилось шагах в двадцати от памятника и теперь стремительно разбухало.
       Пора идти.
       - Кстати, - сказал Герхард. - Ты, наверное, не каждому нарушителю читаешь подобную лекцию?
       - Нет, не каждому. Но в некоторых случаях гораздо проще объяснить нарушителю, с какой системой он столкнулся и чем это может для него закончится, нежели устраивать пальбу, беготню и прочие совершенно ненужные вещи. Теперь, после того как я тебе все так хорошо объяснил, ты ведь не будешь пытаться вновь появится в нашем мире? И кстати, почему бы тебе не объяснить систему нашего правосудия тем из жителей твоего мира, которые вознамерятся проведать наш мир?
       - Вполне возможно, - невольно улыбнулся Герхард.
       Все-таки тиранозавр был самым настоящим профессионалом, а профессионализм, в какой бы области он не проявлялся, невольно вызывает уважение.
       Между тем облако перестало расти, и теперь в нем стали появляться туманные тени возвращавшихся в свой мир забытых богов.
       Герхард пошел к облаку, и тут перед ним возникла хозяйка моста.
       - Значит, все-таки, уходишь? - мрачно спросила она.
       - Действительно ухожу. - буркнул охотник.
       - И тебе даже неинтересно узнать, чего ты лишаешься?
       - Кажется, ты говорила, что больше не появишься?
       - Да, говорила. Но, немного поразмыслив, я решила дать тебе еще один шанс.
       - Спасибо. Не нужно мне никаких шансов. Единственное, в чем я сейчас нуждаюсь, - это чтобы никто мне не мешал вернуться в свой мир. У меня там важные дела.
       - Но одну минуту ты мне подарить можешь?
       Герхард остановился и буркнул:
       - Могу. Но всего лишь одну минуту.
       До облака оставалось несколько шагов.
       - В таком случае я тебе сообщу, каким был приз, от которого ты отказался.
       - Ну и каким?
       Вообще-то ни в каких призах Герхард не нуждался. Однако ему вдруг стало интересно, из-за чего малышка так упорно его осаждает.
       - Имя женщины, более других подходящей тебе в жены, - радостно улыбаясь, заявила хозяйка моста. - Подходящей идеально, твоей истинной суженой. И не только имя, а сведенья о том, где ее можно найти.
       Герхард пожал плечами.
       - Спасибо за заботу. Однако услугами свах я предпочитаю не пользоваться. Даже если эти свахи обладают магическими свойствами. Ну, теперь все?
       - Упрямый, тупой, самовлюбленный болван.
       - Ну вот, не хватало мне еще выслушивать оскорбления в свой адрес.
       Герхард сделал шаг в сторону облака.
       Хозяйка моста догнала его и сунула охотнику лист плотной бумаги.
       - На, держи!
       Герхард машинально взглянул на него и замер.
       На листке был рисунок. Определить, каким образом он сделан, охотник не мог. Может даже, это был вовсе и не рисунок. Уж слишком четким и ясным было изображение. Благодаря этому женщина на рисунке казалась живой.
       Женщина.
       Она не принадлежала к числу редких красавиц и не являлась уродиной. Она была красива, как бывает красива любая настоящая женщина. Но дело было даже не в этом. Просто, взглянув на рисунок, Герхард почти мгновенно, совершенно четко осознал, что вот с этой женщиной ему будет действительно хорошо. Она не предаст, не отступит, не усомнится в его силах. Она не будет перед ним хитрить и ловчить, а если он ей когда-нибудь соврет, сразу это почувствует и скажет о том, что почувствовала. Вот только не будет он ей врать, даже мысли такой у него не появится. Хотя бы потому, что эта женщина готова принять его таким, какой он есть, принять и понять все его хорошие и плохие качества, стать ему настоящей подругой, любовницей и женой.
       - Что, съел? - спросила хозяйка моста.
       Бросив на нее ошарашенный взгляд, Герхард спросил:
       - Кто это?
       - Не могу сказать. Не имею права. Для этого ты должен пройти по мосту. Ну как, осознал?
       - Еще бы, - пробормотал Герхард.
       - Значит, настала пора принимать решение.
       Хозяйка моста взмахнула рукой, и рисунок из руки Герхард исчез, словно его и не было.
       Охотник хмыкнул.
       Вот так. Сначала поманили деточку конфеткой, а потом ее не дали.
       Он взглянул на облако. Силуэты в нем уже наполовину приобрели плотность. А то означало, что времени осталось совсем мало. Еще немного - и облако исчезнет.
       Он посмотрел на тиранозавра.
       Тот, видимо что-то заподозрив, теперь стоял чуть подавшись вперед и вовсе уже не улыбался, явно готовясь действовать, если охотнику вдруг взбредет в голову выкинуть какой-то фокус.
       Попытаться с ним договориться?
       Герхард знал, что это бесполезно. Тиранозавр не пойдет ни на какие уступки. И стало быть, с ним придется драться. А потом - и с другими стражами порядка.
       Нет, год он в этом мире не продержится. И значит, выбора-то на самом деле и нет.
       - Так как насчет возвращения?
       Герхард бросил на хозяйку моста мрачный взгляд.
       Все-таки - уела. Не могла показать рисунок раньше... Хотя она-то тут при чем? Во всем виноват только он сам. Кто мешал ему сразу перейти через этот проклятый мост?
       - Не слышу ответа, - насмешливо улыбаясь, сказала крохотная сваха. - Ты вернешься?
       - Я - подумаю, - промолвил Герхард.
       - Ты вернешься, - убежденно сказала хозяйка моста. - Я буду этого ждать.
       Она исчезла.
       Герхард в сердцах ударил носком ботинка по валявшейся рядом с его ногой пустой жестяной коробке из-под трубочного табака, и та отлетела прочь.
       - Кажется, у тебя возникли какие-то проблемы? - поинтересовался тиранозавр. - Ты решил остаться? Предупреждаю...
       - Все нормально, - сказал ему Герхард. - Я ухожу.
       Действительно, тянуть дальше время не было смысла.
       Он вошел в облако.
       Яблочный кисель вновь охватил его тело, и приняв в себя, опять подарил ему терпкий запах. Вот только теперь к этому запаху почему-то примешивался кисловатый вкус сожаления. Откуда взялся этот привкус, войдя в облако, Герхард забыл. Сейчас он помнил лишь, что нужно некоторое время подождать и тогда его возращение в свой мир завершится благополучно.
       Пока же в его распоряжении оказался всего лишь мутный, не обладающий даже хоть каким-то заменителем тверди мир, висеть в котором было откровенно скучно. Скрывавшаяся в этом мире тайна, та самая, которую он ощущал, попав в него в первый раз, теперь исчезла.
       Трезвая рассудительность, которую породило вторичное вхождение в туманный мир, об этом так прямо и сказала. Некоторое время она ждала, как Герхард отреагирует на подобное известие. Но тот молчал. И тогда, трезвая рассудительность, задумчиво поковыряв в зубах грязным и толстым ногтем большого пальца правой руки, насплетничала охотнику, что эта самая тайна в действительности не совсем исчезла. Просто ей захотелось немного посачковать. Для этого она купила самый настоящий сачок и теперь, уединившись в каком-нибудь закоулке сознания, машет им до одурения, в надежде отловить временами выползающие из подсознания, для того чтобы напомнить о своем существовании, кусочки настоящих, истинных знаний.
       - Ну и что дальше? - наконец спросил Герхард, откуда-то совершенно точно знавший, что вот сейчас молчать он не имеет права.
       - Как что? - возмутилась трезвая рассудительность. - Любой, даже самый последний недоумок... ты знаешь, кого я имею в виду? Ну, тех, кто соображает хуже полярных медведей-умок. Так вот, любой недоумок знает, что кусочки настоящих знаний совершенно бесполезно ловить. Они приходят сами. Непрошеными. А эта...
       - Может, она надеется, несмотря ни на что? - спросил Герхард.
       - Не имеет она такого права, - горячилась трезвая рассудительность. - Нет у нее таких возможностей. Ей надлежит лишь все время делать таинственный вид и маячить где-то на горизонте. В самом худшем случае. А в идеале, навсегда переселиться в "где-то там", для того чтобы охранять истину...
       Потом она еще что-то ему говорила. Долго и подробно объясняла, как попасть в это "где-то там", почему тайна пренебрегает своими обязанностями и какое ей за это положено наказание.
       Герхард слушал ее вполуха, рассеянно и как-то небрежно, пытаясь понять, чем же все-таки вызван этот странный привкус сожаления, но память ему отказывала и даже тогда, когда кисельный туман стал редеть, а под ногами у него вновь возникла твердая поверхность, память не пришла ему на помощь, а предпочла лишь делать руками странные знаки да шептать нечто совершенно неразличимое.
       Потом туман рассеялся настолько, что охотник, не в силах ждать его полного исчезновения, двинулся куда-то наудачу. Ничем плохим это не закончилось, поскольку, выйдя из тумана, он обнаружил, что находится на дороге.
       Невдалеке виделся столб - указатель. Подойдя к нему, Герхард определил, в каком направлении находится город. Причем, как и следовало ожидать, город этот оказался тем самым, из которого он ушел в другой мир.
       Приглядевшись, он даже различил несколько домов, стоявших на самой окраине. А солнце уже готовилось встать из-за горизонта, и это означало, что ночь забытых божков заканчивается.
       Там, в городе, оставшийся в живых черный маг как раз сейчас наверняка начинал восстанавливать свою паутину. Живой, невредимый, способный и дальше заниматься своими гнусными делами и делишками. Причем в том, что черный маг остался жив, виноват был он, Герхард.
       Ну да, конечно, несчастливая случайность. Мара. Ее неожиданный удар...Объяснения у него, конечно, были. Вот только оправдывали ли они его? Возможно, и так. Но все-таки он просто обязан был предусмотреть все эти случайности и принять необходимые меры...
       Герхард тяжело вздохнул и посмотрел в другую сторону.
       Собственно, он мог стоять на этой дороге и есть себя поедом за неудачную охоту хоть до завтрашнего утра. Толку от этого не будет. Факт остается фактом. Охота не удалась. Черный маг остался в живых, и теперь, для того чтобы его убить, придется все начинать с начала. Искать возможность для неожиданного нападения. И вряд ли она представится через год. Маг слишком осторожен и в будущую ночь забытых богов примет все мыслимые и немыслимые предосторожности. Значит, ожидание затянется еще на несколько лет.
       А может, и в самом деле передать этого черного мага другому охотнику?
       Впрочем, это надо еще обдумать.
       Как бы то ни было, но в данный момент, он должен уйти. В город возвращаться глупо. Значит, ничего не остается, как пойти по этой дороге.
       Рано или поздно ему попадется либо постоялый двор, либо какой-нибудь крестьянин, у которого он сможет купить индрикотерия и верхом на нем добраться до ближайшего города. А там - самолет... новая охота... еще один черный маг... И уж вторую-то охоту он проведет как нужно... А сейчас...
       "А сейчас, - со злостью сказал себе Герхард. - Раз не смог убить черного мага, прогуляешься ножками. Причем по дороге обдумаешь допущенные ошибки и способы их избежать. Вот так, ножками... Да, поживее. Нечего зря терять время. "
       Время и в самом деле терять не стоило.
       Герхард пошел прочь от города.
      
      
      
      
      
       13.
      
      
      
      
      
      
       За окном, где-то неподалеку, пел птеродактиль. Уверенно выводя трель за трелью, он пел нежно и трепетно, возможно, просто радуясь жизни, но скорее всего - подманивал самку, чтобы использовать ее самым прозаическим образом.
       Герхард проснулся и некоторое время лежал, слушая эту песню, прикидывая, стоит ли ему отправиться в путь немедленно или все же позволить себе отдохнуть хотя бы денек перед началом новой охоты.
       К тому времени, когда птеродактиль наконец замолчал, либо нарадовавшись жизни всласть, либо все-таки подманив самку и решив, что пора переходить от уговоров к прямым действиям, Герхард принял решение.
       Задержаться на этом постоялом дворе стоило, по крайней мере до завтра. И не только стоило, но даже было необходимо.
       Почему? На это были определенные причины.
       Прежде всего, хозяин постоялого двора никаких опасений у него не вызывал, поскольку явно придерживался принципа, согласно которому постоялец, исправно вносящий плату, имеет право на любые чудачества, лишь бы они не шли вразрез с законом и не причиняли неудобства другим постояльцам.
       Кроме того, предыдущая ночь далась Герхарду нелегко, и значит, имело смысл восстановить силы. Они еще понадобятся для новой охоты.
       И наконец - самое главное. Да, он провалил вчистую первую свою охоту в этом сезоне. Однако, несмотря на это, ему удалось узнать кое-что новое об окружающем мире. И значит, прежде чем браться за новую охоту, стоило попытаться хорошенько обдумать свои ошибки, а также прикинуть, как использовать сведенья, полученные в мире забытых богов.
       И для начала, необходимо встать с кровати, хорошенько поесть, а потом, например, устроить небольшую прогулку на природу. Думается во время таких прогулок просто замечательно.
       Так он и сделал.
       Одеваясь, охотник морщился. Синяк, оставшийся после встречи с марой, все еще давал о себе знать. И конечно, пройдет он не скоро. Правда, все могло обернуться гораздо хуже, и то, что он отделался всего лишь синяком, - буквально чудо. Синяк можно и потерпеть.
       Натянув куртку, Герхард подошел к висевшему на стене тусклому, необыкновенно старому зеркалу и еще раз полюбовался на то, как аккуратно и ловко он поставил заплатку на разорванный прошлой ночью карман. К счастью, у хозяина постоялого двора нашелся кусок точно такой же материи, как и та, из которой была сшита его куртка. В результате заплата на кармане была почти не заметна. Но все-таки новую куртку покупать придется. В первом же городе, в который он попадет.
       Сунув в карман пистолет, Герхард прихватил со стола купленную у того же хозяина коробочку сигарет и решил, что теперь можно наведаться в обеденный зал.
       Закрыв дверь своей комнаты на замок, он спустился со второго этажа в обеденный зал.
       Собственно, от обычной гостиницы постоялый двор отличался лишь тем, что находился не в городе, а стоял посреди леса. Как правило, его постояльцами были путники, не успевшие до наступления ночи попасть в город.
       Соответственно, обеденный зал ничем не отличался от аналогичного зала любой гостиницы. Все те же столы, стулья, стойка и хозяин, бдительно наблюдавший из-за нее за постояльцами, а также служанкой - мальбихой, двигавшейся несколько неуклюже, но все же достаточно быстро.
       Усевшись за один из столиков, Герхард заказал завтрак, и уже через полчаса, умяв великолепный бифштекс, и запив его парой кружек пива, закурил сигарету.
       В зале в этот момент было всего три постояльца, причем все трое сидели за одним столом и, судя по одежде, являлись обыкновенными лесовиками.
       Это было вполне объяснимо. Постояльцы, ночевавшие на постоялом дворе в ночь забытых божков, уехали еще утром. Новые, скорее всего, появятся к вечеру. Лесовики же, вероятно, задержались, поскольку им надо было отпраздновать встречу. Очевидно доставив вчера в город шкуры серебряных дикообразов, они закупили на вырученные деньги все необходимое и, не желая ночевать в городе, отправились на постоялый двор. Лесовики, как правило, охотятся поодиночке и вчера, столкнувшись нос к носу на постоялом дворе, жутко обрадовались. Такие совпадения случаются достаточно редко, и они, видимо, решили это отпраздновать. Когда еще им удастся посидеть в компании? Вот и отпраздновали, причем это празднование затянулось до послеобеденного времени следующего дня.
       Ткнув окурок в глиняную пепельницу, Герхард еще раз взглянул на лица лесовиков, на которых явственно читались следы обильных возлияний прошедшей ночи, и подумал, что его реконструкция событий верна.
       Нет, таких результатов можно достичь, только если пирушка длилась не менее суток.
       Встав из-за стола, он направился к выходу.
       Наружу - подышать свежим воздухом и хорошенько все обдумать.
       Он был уже на полпути к выходу, когда проходившая мимо мальбиха спросила:
       - В чем-то нуждаетесь?
       - Всего лишь в небольшой пешей прогулке, - ответил ей Герхард.
       - Не заходите далеко в лес. Это не город. Можно нарваться на какого-нибудь хищника. Лучше вообще, не сходите с дороги.
       - Хорошо, я так и сделаю, - сказал Герхард.
       Закрыв за собой дверь, он задумчиво оглядел окружавший постоялый двор частокол. Тот явно недавно обновляли. Большие двустворчатые ворота тоже никак нельзя было назвать ветхими.
       Значит, верно, зверье вокруг постоялого двора встречается.
       Но все-таки чем объяснить такую заботу мальбихи о его безопасности? Только ли боязнью, что постояльца слопает какой-нибудь дикий зверь?
       Может быть, все-таки не только этим? Возможно, она боится, что, слишком углубившись в лес, он наткнется на ее дикого соплеменника? А что? Почему бы и нет? Должны же дикие горные мальбы как-то пополнять запасы соли? Стоящий на отшибе постоялый двор для этого подходит просто идеально. Особенно если хозяин его достаточно умен и старается жить со всеми в мире. Кстати, не потому ли служанка на постоялом дворе - мальбиха?
       У Герхарда появилось искушение обойти частокол кругом. Он мог бы сказать почти наверняка, что с той его стороны, которая обращена к лесу, есть достаточно свежие следы нитей судьбы диких мальбов.
       Однако стоило ли этому искушению поддаваться? Что, если, отправившись проверить свою догадку, он прямо сейчас наткнется, например, на дикого мальба?
       Нет, один дикий мальб ему не страшен. Он даже справится с несколькими. Однако, в результате подобной встречи те договоренности и обязательства, на которых держится мирная жизнь постоялого двора, могут оказаться нарушенными. И восстановить их хозяину этого заведения будет непросто. Не слишком ли большая цена за утоление его праздного любопытства?
       Герхард прошел к воротам и, приоткрыв одну из створок, вышел на дорогу.
       Он мог пойти в сторону города, мог - в противоположную. И собственно, большого значения, в какую именно сторону он пойдет, не было. Для того чтобы выйти на окраину города и увидеть первые нити раскинутой черными магом сети, ему надо было топать по дороге не менее часа. А его прогулка вряд ли будет столь долгой.
       И все же он двинулся прочь от города и пошел, старясь держаться поближе к краю дороги, неспешным, прогулочным шагом. Немного погодя он увидел стоявший на обочине домик сумарадов. Маленькие, волосатые человечки, выстроившись в колонну, один за другими подходили к миниатюрным весам и принимались взвешивать на них свои плотно набитые сумки.
       Для Герхарда всегда было загадкой, что именно сумарады носят в сумках. Остановившись, он стал ждать, когда взвешивание закончится. Кто знает, может быть, кто-то из этих забавных человечков надумает похвастать перед другими своей собственностью? Вот тут-то все и выяснится.
       Стараясь не привлекать внимания сумарадов, Герхард отошел на другую сторону дороги и, сев на траву, стал наблюдать за ними.
       А маленькие человечки продолжали взвешивать свои сумки. Причем прошедшие эту процедуру сумарады тут же начинали радостно прыгать вокруг своих сумок, напевая какие-то песенки на незнакомом языке. Некоторые настолько входили в раж, что, опустившись на колени, принимались истово бить своим сумкам поклоны.
       Герхард ждал, чем это действо закончится, и думал об открытии, сделанном прошлой ночью.
       Облака, с помощью которых можно перенестись в мир забытых богов.
       Если они действуют так в эту ночь, то почему бы не предположить, что в другие ночи с их помощью можно попасть и в иные миры? Проведать мир белых всадников и посмотреть на мир драконов, узнать, как выглядит место, из которого приходит такое количество предсказателей, заглянуть в мир фениксов и...
       Герхард усмехнулся.
       Как же, держи карман шире. Не все так просто, мой герой, не все так просто.
       Прежде всего - облака. Они возникают не каждую ночь. Чаще всего все эти драконы, фениксы и белые всадники почти мгновенно появляются просто из воздуха и так же исчезают. Кроме того, все эти визиты в другие миры не так уж безопасны.
       В мире забытых божков, как выяснилось, есть стражи порядка, достаточно квалифицированно выполняющие свои обязанности, и, вполне возможно, он остался жив только поэтому.
       Кто знает, как выглядят другие миры, какие в них действуют законы и есть ли они в них вообще? Проще сказать, рискнувший нанести визит в один из других миров может запросто там погибнуть. Стоит ли шкурка выделки? Оправдан ли такой большой риск?
       Причем сами условия перемещения в другой мир так до конца и остались неясны. Да, кончено, он вошел в облако и перенесся. Однако для того чтобы вернуться, ему опять понадобилось облако. В то время как все эти ночные визитеры, даже если они в появляются в его родном мире из облака, для того чтобы вернуться, в нем не нуждаются.
       К примеру, та же мара, почему-то вознамерившаяся его убить и в результате попавшая в плен к черному магу. Если тот ее не убил до рассвета, то мара, где бы она не находилась и что бы с ней не происходило, просто исчезнет, вернется в облако, возникшее в ее родном мире.
       Почему ночным визитеры исчезают именно так? А может, и ему, находясь в мире забытых богов, не стоило так торопиться к облаку? Может, ему вовсе не грозило застрять в нем на целый год?
       И еще...
       Стоит ли пытаться перемещаться куда-то, если до конца не понимаешь принцип, по которому происходит это перемещение?
       А если предположить, что, например, мир забытых божков не является одним из миров великой цепи? И вообще, может быть, он относится к гипотетическим мирам, где земля, та самая, которая под ногами, не плоская, а, например, круглая?
       Между прочим, такое вполне может быть. То-то в мире забытых богов был такой странный горизонт...
       Охотник оглядел траву вокруг себя и нашел сухую травинку. Сорвав ее, он сунул кончик травинки в рот и стал его задумчиво жевать.
       Все это, конечно, здорово. И вот сейчас, если поднапрячься, можно придумать целую кучу гипотез, объясняющих, каким именно может быть мир забытых божков. А толку с этого? Если учесть, что он сможет посетить его только через год... Да к тому же если еще вспомнить о страже порядка, об этом тиранозавре, о его приказе более не попадаться ему на глаза...
       Травинка была слегка горьковатая, и Герхард ее выплюнул.
       Вот так-то... И время обдумать это небольшое приключение в другом мире еще будет. Потом, после того как закончится сезон охот. Он вернется домой, и вот тогда-то настанет самое время строить различные замысловатые гипотезы, а также придумывать, как можно эти облака использовать в своих целях. Неплохо было бы также узнать, что об этом думают другие охотники. А сейчас..
       Он вздрогнул, вдруг с пронзительной ясностью вспомнив лицо незнакомки с картинки, которую ему показала хозяйка моста.
       Незнакомка. Как он мог о ней забыть? Да и забыл ли он о ней на самом деле? Может быть, он старался о ней не вспоминать, поскольку подсознательно чувствовал, чем ему это грозит?
       А чем, собственно?
       Гибелью принадлежащего ему мирка, включающего в себя спокойные вечера у камина, охоты, холостяцкие развлечения, привычную яичницу по утрам, стирки, устраиваемые тогда, когда заканчивалось все чистое белье, уборки дома, за которые надо приниматься лишь тогда, когда пыль под кроватью достигает толщины пальца. И конечно, самое главное - потерей одиночества, к которому уже привык, как к старым, но еще очень крепким и удобным ботинкам, сжился с ним окончательно, да так, что не можешь себе представить иного состояния.
       Одиночество.
       Так ли это плохо? Отвечать только за себя, ни перед кем не отчитываться о своих делах, заниматься только тем, что хочется в данный момент. И еще, конечно, многое и многое, укладывающееся в достаточно емкое слово свобода. Отдать ее... Ради чего?
       Ради любви женщины? Господи, да ему ли ловиться на подобную приманку, устраиваемую его величеством природой ради продолжения рода? Он и без этого может в любой момент, как только этого захочет, соблазнить любую женщину, пусть даже самую неприступную. Так ли трудно это сделать, если можешь по нитям судьбы определить, как та или иная женщина реагирует на твои слова? За каких нибудь пять минут разговора можно подобрать такие слова и выстроить такую линию поведения, которые подействуют безотказно.
       Но - незнакомка...
       Герхард вынул сигареты и, закурив, взглянул на сумарадов. У тех, процесс взвешивания сумок, похоже, подходил к концу. Очередь к весам теперь была совсем маленькой. А все пространство перед домиком было заполнено ликующими волосатыми малышами.
       Возможно, взвесив сумки, они определят победителя, сумка которого оказалась самой тяжелой. А тот, вероятно, захочет похвастать ее содержимым. И вот тогда-то кое-что прояснится. Надо лишь еще немного подождать.
       А стоит ли это делать? И не пора ли возвращаться? По крайней мере, мальбиха перестанет беспокоится, что он наткнется на одного из ее диких родственников.
       Сумарады же... Он узнает, чем набиты их сумки как-нибудь в другой раз. Да... именно, в другой раз... А сейчас неплохо было бы вернуться на постоялый двор. И не стоит останавливаться на постоялом дворе еще на сутки. Поэтому он должен прямо сейчас договорится с его хозяином. Тот, скорее всего, не откажется продать ему одного индрикотерия. После этого можно отправляться в путь. Хватит транжирить время. Пора действовать.
       Он вскочил и, выкинув окурок сигареты, вышел на дорогу.
       Сумарады, при других обстоятельствах достаточно пугливые, сейчас не обратили на него ни малейшего внимания. У весов теперь оставалось всего лишь три претендента на звание лучшего сумарада. Все же остальные, прекратив веселье, столпились вокруг них, с нетерпением ожидая результата взвешивания сумок.
       Ну и ладно. Герхарда это сейчас не касалось.
       Он немного прошел по дороге в сторону постоялого двора, а потом все же остановился.
       Незнакомка.
       Так ли уж ему хотелось прямо сейчас отправится в путь? Может, все-таки дело было в ней, в женщине с картинки? И он, торопясь на постоялый двор, в действительности всего лишь пытался убежать от мыслей о ней, от попыток объяснить себе, что с ним происходит?
       Влюбился, как последний идиот, в какую-то женщину на картинке? Но ведь он даже не знает, существует ли такая на этом свете? Может быть, хозяйка моста его самым элементарным образом обманула, и незнакомка уже тысячу лет как умерла? И эта непонятно как возникшая любовь на самом деле лишь колдовство, морок, наваждение?
       У него вдруг слегка заболела голова, и Герхард задумчиво потер ладонью лоб.
       Да нет, все эти попытки самоуспокоения не помогут, поскольку он знает, он чувствует, что такая женщина на самом деле существует на свете. Может быть, она сейчас живет в соседнем городе, а возможно, для того, чтобы ее найти, нужно пройти по великой цепи двадцать или тридцать миров.
       Но тут большой разницы нет. Факт остается фактом. Без помощи хозяйки моста он может искать незнакомку хоть всю жизнь и в конечном итоге не найти. Вот только путь в мир забытых богов ему заказан.
       Так что сейчас не имеет смысла что-то загадывать, обдумывать, а также забивать себе голову всевозможными невыполнимыми планами. Ему предстоит еще одна охота, и он должен думать только о ней. Иначе его ждет еще один провал.
       А поэтому не стоит терять зря время.
       Герхард еще раз потер лоб.
       Боль не проходила, но и не усиливалась. Так, легкая боль, являющаяся всего лишь напоминанием о том, что предыдущая ночь ему далась нелегко. Она скоро пройдет, но в старости, конечно, все эти охоты на черных магов скажутся, еще как скажутся.
       Герхард усмехнулся.
       Если, конечно, он доживет до старости. Кстати, вот это очень даже сомнительно, особенно если он будет допускать такие ошибки, как прошлой ночью.
       Нет, ведь это же надо... Он настолько увлекся распутыванием сети из сторожевых нитей, что даже не заметил, как к нему подкралась мара! А может, она не подкрадывалась? Возможно, ей удалось возникнуть за его спиной благодаря каким-то магическим свойствам? Вот интересно - каким? Хотя, об этом бесполезно думать. Сейчас это уже не узнать.
       Герхард снова двинулся по направлению к постоялому двору.
       Возле ворот он на мгновение остановился.
       Свежий след нити судьбы указывал на то, что за время его прогулки, в заведении появился новый постоялец. Причем Герхард почти наверняка мог назвать его имя.
       Любопытно. Этому-то что здесь понадобилось?
       Миновав ворота, охотник пересек двор и вошел в обеденный зал.
       За время его отсутствия, здесь, кажется, ничего не изменилось.
       Лесовики поглощали пиво. Служанка- мальбиха деловито протирала огромной тряпкой столы, и завидев Герхарда, вернувшегося с прогулки живым - здоровым, радостно ему улыбнулась. Хозяин постоялого двора торчал за стойкой, причем выражение его лица было таким, словно он в данный момент, например, сочинял кантату малышек альфов, танцующих при полной луне причудливые старинные танцы. На самом же деле, судя по его нитям судьбы, он сейчас занимался не очень сложными подсчетами. Скорее всего - прикидывал прибыль от прошедшей ночи.
       Свежий след нитей судьбы вел прямиком к его стойке, а потом к лестнице на второй этаж.
       Угу, значит, этот тип взял комнату. Может, его появление является всего лишь совпадение? Ох, что-то в это не верилось.
       Герхард прошел к стойке, облокотился на нее и стал изучать лицо хозяина постоялого двора. Через минуту тот прервал свои математические упражнения и достаточно учтиво спросил:
       - Чем-то могу быть полезен?
       - Возможно, - сказал Герхард. - Кажется, в твоем заведении появился новый постоялец?
       Внимательно на него посмотрев и, видимо, отказавшись от мысли спросить, как Герхард узнал о новом постояльце, хозяин ответил:
       - Да, появился.
       - В какой комнате он остановился? - спросил Герхард.
       - В девятой.
       - Спасибо. Это все, что я хотел знать.
       Поднимаясь по лестнице на второй этаж, охотник все еще пытался прикинуть, является ли это появление случайным. Впрочем, с помощью следов нитей судьбы сделать кое-какие выводы будет не так уж и трудно.
       Если новый постоялец первым делом направился в свою комнату, значит, его появление не более чем совпадение. Если же он прошел в комнату Герхарда, то ни о каком совпадении не может быть и речи.
       Оказавшись наверху, Герхард крадучись прошел до двери своей комнаты. Возле нее он остановился и еще раз окинул коридор внимательным взглядом.
       Да, сомнений не было. Этот тип даже не удосужился заглянуть в комнату номер девять, а сразу направился в принадлежащую ему, Герхарду. Причем, поскольку замки на этом постоялом дворе, точно так же, как и в большинстве аналогичных заведений, никуда не годились, войти в нее новому постояльцу не составило труда. При его-то способностях...
       Какова же цель этого появления? Конечно, вряд ли стоит чего-то опасаться, но все же почему бы не принять кое-какие меры предосторожности?
       Вытащив из кармана пистолет, Герхард снял его с предохранителя и тихо постучал в дверь своей комнаты.
      
      
      
      
      
       14.
      
      
      
      
      
      
       - Ну, зачем же сразу хвататься за оружие? - промолвил Джигер. - Мне казалось, нам делить нечего. Или я ошибаюсь?
       Он сидел возле окна на старом, расшатанном стуле, как-то странно скособочившись, в позе, которая для человека была бы крайне неудобной.
       Герхард закрыл дверь и, прислонившись к ней спиной, сказал:
       - Если так, то в оружии действительно нет никакой нужды.
       Сунув пистолет в карман куртки, он вопросительно взглянул на Джигера.
       Скупо улыбнувшись, тот сообщил:
       - Я пришел к тебе, чтобы сделать еще одно предложение. И только.
       Герхард оттолкнулся спиной от двери и, поскольку второго стула в комнате не было, прошел к кровати. Сев на нее, он искоса посмотрел на Джигера и сказал:
       - Думаю, твое второе предложение почти ничем не будет отличаться от первого.
       Еще раз улыбнувшись, Джигер пошарил за стулом, и извлек из-за него здоровенную бутыль эюпсного сока. Сделав из нее несколько больших глотков, он поставил бутыль на пол и сказал:
       - За исключением кое-каких деталей.
       - Мой ответ останется прежним.
       - Я так и думал, - сказал Джигер. - Однако ты не узнал еще, в каких деталях изменилось мое предложение.
       - А они имеют большое значение?
       - Возможно.
       - В таком случае - излагай. Я слушаю.
       - Ну, прежде всего я хотел бы тебе сказать, что сейчас не предлагаю тебе никаких денег. Мне кажется, они в данном случае не имеют никакого значения. Не так ли?
       - Возможно. Хотя чем же в таком случае ты хочешь меня заинтересовать? И кстати, кого еще ты собираешься убить?
       - Хозяина нитей судьбы.
       - Ты имеешь в виду черного мага?
       - Ага, значит, их у вас называют так, - задумчиво сказал Джигер. - Что ж, неплохое название. Его стоит запомнить.
       Герхард пожал плечами.
       - Мы упустили свой шанс. Теперь остается лишь ждать следующего удобного случая. Скорее всего, он представится еще не скоро. Возможно даже, не ранее чем через несколько лет.
       - Но мы не закончили наше состязание. Если ты помнишь, мы хотели определить, кто убьет черного мага первым. Не так ли?
       - Так, - подтвердил Герхард. - Однако на данный момент никакой возможности продолжить наше соревнование я не вижу. Черный маг настороже, и застать его врасплох не удастся. Конечно, можно попытаться атаковать его в открытую. Прорубиться через его сеть к дому, потом, отражая атаки черных нитей, спустится в подвал и вонзить магу в сердце магический кинжал. Вот только на подобное я не пойду, поскольку сражаться в открытом бою против черного мага мне не под силу. Ты, я думаю - тоже. А иначе зачем бы ты именно в ночь забытых богов крался к его дому?
       Джигер сделал из бутылки еще несколько глотков и сказал:
       - Тут ты прав. Открытого боя с черным магом нам не выдержать.
       Герхард поморщился. Ему не понравилось, что его собеседник говорит "мы". Как будто они уже и в самом деле собираются действовать вместе. Как будто между ними уже есть какое-то соглашение.
       - Таким образом, - сказал он. - Мы не сможем воевать с черным магом в открытую. Мы не сможем сделать еще одну попытку застать его врасплох, поскольку он теперь настороже и принял все меры предосторожности. Есть какой-то третий путь?
       - Есть.
       - И какой?
       - Попытаться закончить начатое.
       - Каким образом? Учти, в авантюры я ввязываться не намерен. Понимаешь, что я имею в виду? Я не согласен обменять свою жизнь на жизнь черного мага. Слишком это будет жирно. Ты, наверное, тоже. Или я ошибаюсь?
       Сказав это, Герхард усмехнулся. Он совершенно точно знал, что услышит в ответ.
       - Нет, - сказал Джигер. - Не собираюсь.
       - Тогда, каков он, этот третий путь?
       - Объединить свои силы. Вдвоем мы способны на большее, чем каждый по отдельности.
       - И все-таки, даже объединившись, нам не удастся дать черному магу открытый бой.
       - Кто знает... - сказал Джигер и снова приложился к бутыли.
       Герхард покачал головой и, вытащив коробочку сигарет, закурил. Сизый сигаретный дым уплывал в сторону окна. Джигер не обращал на него внимания. Он пил, с интервалом в несколько секунд прикладываясь к бутыли и делая экономные, небольшие глотки.
       Охотник подумал, что, возможно, для Джигера питье является такой же скверной привычкой, как для него курение. Вот только куда же исчезает выпиваемая им вода?
       Любопытно...
       - Ладно, - наконец сказал Джигер. - Давай-ка спустимся вниз и немного перекусим. Заодно я расскажу тебе свой план. Если ты признаешь, что он неосуществим, я оставлю тебя в покое. Идет?
       - Почему бы и нет? Давай перекусим. Если мне не понравится твой план, то я после этого уеду. Если понравится, то мы продолжим разговор. И путешествовать, и разговаривать на пустой желудок - невеликое удовольствие. Значит, поесть имеет смысл.
       - И выслушать, - добавил Джигер.
       - И выслушать, - согласился Герхард.
       Они пустились вниз и сели за один столик. Жаркое, принесенное мальбихой, было просто великолепно. Пиво - свежее. А план Джиггера - чем дальше его Герхард слушал, тем больше убеждался, что он имеет шансы на успех. И немалые.
       Когда с едой и питьем было покончено, а Джигер закончил излагать детали своего плана, Герхард предложил вернуться в номер. Там Джигер снова уселся на стул, а Герхард на кровать. Охотник закурил, а Джигер стал медленно и размеренно уничтожать содержимое еще одной бутылки эюпсного сока.
       Наконец, сделав последнюю затяжку, Герхард затушил окурок и сказал:
       - Ну, хорошо, какие-то шансы на удачное завершение этой авантюры, похоже, есть. Что дальше?
       Джигер поставил бутылку на пол и слегка улыбнулся.
       - А ты не догадываешься? Конечно, продолжить наше состязание. Кто первым убьет черного мага? Дело уже к вечеру. Времени у нас осталось в обрез. Как раз еще немного поговорить, подготовится к предстоящему и отправится в путь. Если торговцы жуками уже отчалили, мы успеем ретироваться. Хотя, мне кажется, они собирались задержаться в городе, по крайней мере, на неделю и должны быть на месте. Ну что, работаем в паре?
       - Ты слегка торопишься, - сказал Герхард. - Не так быстро.
       - Ага, понимаю. Прежде чем согласиться, ты желаешь задать мне несколько вопросов?
       - Наверное, это имеет смысл. Видишь ли, я не совсем поверил в сказку о благородном мстителе. Да и ты, наверное, понимал, что я в нее до конца не поверю. Просто на тот момент она давала мне возможность не задавать лишних вопросов, а тебе на них отвечать.
       - Теперь, значит, другой коленкор?
       - Да. Если мы играем в одной команде.
       - Временно.
       - Хотя бы и временно.
       - Хорошо, можешь задавать. Только учти, ответив тебе, я, в свою очередь, и сам задам тебе несколько вопросов. Догадываешься, какими они будут?
       - Почти такими же, как и мои?
       - Конечно. Ну как, тебе все еще хочется задать мне несколько вопросов? Готов ли ты отвечать на мои?
       Герхард взглянул на Джигера не без интереса.
       А вот тут он прав. Задав вопросы и получив на них ответ, он вынужден будет пооткровенничать, в свою очередь. И наверняка при этом придется рассказать о том, кем являются охотники и чем они занимаются... незнакомцу, не являющемуся даже человеком... незнакомцу, о мыслях и чувствах которого нельзя даже судить по нитям судьбы.
       Да уж, та еще перспектива. Причем Джигер опять оказывается в выигрыше, поскольку может проверить, насколько правдивы его ответы. А вот как проверить сведенья, полученные от гостя из другого мира?
       - Может, все-таки не стоит устраивать этот обмен вопросами-ответами? - мягко спросил Джигер.
       - Тут ты прав, - буркнул Герхард.
       Про себя же он подумал, что наверняка для вопросов-ответов еще представится случай. Было у него такое предчувствие. Достаточно четкое.
       - А тут ты прав, - сказал Джигер.
       - В чем же? - зло прищурился Герхард.
       Эти штучки были ему знакомы. Он и сам, при нужде, время от времени откалывал подобные фокусы. На обычных людей они оказывали достаточно сильное воздействие. Самым главным для данного фокуса было определить по нитям судьбы собеседника удобный момент и выдать достаточно неопределенную фразу.
       - Ладно, - промолвил Джигер. - Я сказал глупость. Признаю это и прошу меня простить.
       - А ты уверен, что сказал именно глупость? - усмехнулся охотник.
       - Ну вот, теперь и ты... - буркнул Джигер. - Хотя... Это не шутка?
       - Возможно... Возможно, черный маг ухлопает нас обоих, а может, только кого-то одного. Давай сначала с ним расправимся. А уж потом будет видно...
       Они немного помолчали.
       Наконец Джигер спросил:
       - Между прочим, ты не хочешь сказать мне, кто был там, внизу?
       - О чем ты?
       - О доме черного мага. Насколько я понял, тревога поднялась оттого, что на тебя напал какой-то монстр и ты, спасаясь от него, задел сторожевую нить. Верно?
       - Почти верно, - сказал Герхард.
       Про себя он подумал, что этот Джигер что-то слишком уж хитер. Как он ловко увел разговор в сторону от скользкой темы.
       - И что это была за тварь?
       - Мара.
       - Ах, мара! Ну, тогда все понятно... Ты ее убил?
       - Нет.
       - Жаль. Мне приходилось как-то раз столкнуться с одной марой. Еле одолел. Мары - очень живучие создания.
       Подумав, что, кажется, наступило время задать один достаточно интересный вопрос, Герхард спросил:
       - А кстати, как ты все это узнал?
       - Что именно?
       - Ну, например, о нападении монстра. Судя по следам твоих нитей судьбы, ты дошел всего лишь до середины коридора второго этажа. А потом развернулся и пустился наутек.
       - Не совсем так. Я дошел до середины коридора второго этажа, после чего обнаружил одну любопытную сторожевую нить судьбы и, очень осторожно к ней подсоединившись, попытался узнать, где находится черный маг.
       - В подвале.
       - Да, он был в подвале. А поскольку ты как раз собирался войти на первый этаж, я понял, что ты доберешься до него первым. Что мне оставалось делать?
       - Ждать.
       - Ну конечно. Я в любом случае не мог тебя обогнать, и, значит, мне оставалось только ждать, чем закончится твой поединок с черным магом. Впрочем, долго ждать мне не пришлось. Ты буквально влетел в дом, конечно же задев несколько сторожевых нитей. Маг на это, как и положено, отреагировал. Мне стало интересно, почему ты так странно себя ведешь, и я решил еще немного подождать. После того как в дом черного мага вслед за тобой проникло некое чудовище, мне стало все ясно. И раз попытка убить черного мага окончательно провалилась, мне оставалось лишь подумать об отступлении. К утру я выбрался из города и не скажу, чтобы это далось мне легко. Ну а потом я искал следы твоих нитей судьбы. Почему-то мне казалось, что ты выкарабкаешься из дома черного мага. Как видишь, я не ошибся.
       - Значит, ты так и не отдохнул? Может, отложим операцию на следующую ночь?
       - Гм... Заботишься? Что-то ты не очень похож на заботливого человека.
       - Я забочусь только об успехе нашего предприятия.
       - Не стоит. Если понадобится, я могу не отдыхать и несколько суток. На моей реакции это ничуть не скажется.
       Герхард кивнул.
       Итак, ему все-таки удалось кое-что выяснить.
       Джигер, как и положено профессионалу, может в течение нескольких суток не спать, при этом не чувствуя усталости. Ну, это небольшое открытие. А вот - другое...
       - Значит, ты умеешь каким-то образом получать информацию от нитей черного мага?
       - Только в некоторых случаях, - ответил Джигер. - Например, тогда, когда эти нити уже давно никто не беспокоил. И конечно, такой фокус удается только со сторожевыми нитями, поскольку они совершенно безвредны.
       Герхард снова кивнул.
       Вполне нормальное объяснение. Ему тоже время от времени удавалось, прикоснувшись к чужим нитям судьбы, получить информацию об их владельце. Правда, что-то подобное проделать с нитями судьбы черного мага он не пытался. Но это еще не значит, что подобное невозможно.
       Впрочем, в любом случае проверить, правдиво ли объяснение Джигера, ему не удастся. Сейчас. Кто знает, как там обернется в будущем?
       Сделав очередную серию глотков из бутылки, Джигер спросил:
       - Ну, обмен вопросами-ответами окончен?
       - Пока.
       - Ну разумеется - пока.
       - Окончен.
       - Не пора ли в таком случае спуститься вниз и попытаться купить у хозяина постоялого двора индрикотерия? Самое время этим заняться. Еще немного, и мы можем опоздать.
       - Хорошо, - сказал Герхард. - Действительно, пора начинать. Расходы пополам?
       - Конечно.
       Спускаясь по лестнице на первый этаж, Герхард подумал, что он, похоже, ввязался в самую настоящую авантюру. Чем она закончится? Догадаться не трудно. Как почти у всех авантюр, конец ее будет достаточно печален. Но все же, отступить он не мог. Прежде всего потому, что обязан был узнать, кем является Джигер. Уж слишком он необычен.
       Охотником на магов из другого мира, которого каким-то образом занесло к ним?
       Да, вроде бы Джигер обладал признаками настоящего охотника. Вот только некое шестое чувство подсказывало Герхарду, что его новый знакомый является кем-то другим.
       Кем? Точно сказать он не мог, а кое-какие догадки, хотя и имели право на существование, пока оставались лишь догадками. Но все же... Если они верны, то правила игры, в которой охотники сражались против черных магов, теперь несколько изменились. В первую очередь потому, что в игру вступила еще одна, третья сила.
       Кто при таком раскладе выигрывает? Вроде бы охотники. Но так ли это? И вряд ли стоит упускать случай узнать об этой третьей силе побольше. Пусть даже за полученные сведенья придется заплатить достаточно дорогую цену.
      
      
      
      
      
       15.
      
      
      
      
       Джигер выглянул из-за плеча Герхарда и сказал:
       - Кажется, мы успели вовремя.
       - Ты торопишься, - промолвил охотник. - Вот въедем в город... Тут все и станет ясно.
       - Хорошо, давай въедем в город.
       - Пожди, сначала надо потратить еще пару минут и прикинуть наш путь.
       С вершины густо поросшего травой и невысокими кустиками холма, на котором они остановились, открывался почти весь город. Герхард щелкнул пальцем по правому уху индрикотерия, и тот, опустив голову, тотчас принялся объедать чахлый кустик азузалии.
       - Корабль находится вон там, - Джигер показал рукой на торчавшие из-за крыши какого-то дома мачты.
       - Да, это он, - согласился Герхард. - И получается, для того чтобы попасть к нему, нам придется миновать три улицы и Садик юношеских приключений. Потом еще три улицы, Дворец запретных развлечений, улица, площадь Старого цирка говорунов, еще улицу, памятник забывшим свое прошлое, арка Человека в сером и за ней старый причал летающих кораблей. Ого, путь получается неблизкий. Почти такой же, как и до дома черного мага.
       - Если мы направимся к дому черного мага, тот об этом узнает и успеет принять необходимые меры. Поэтому давай-ка все-таки действовать по плану.
       - Да и я не собирался его нарушать. Просто хотел сказать, что путь к кораблю торговцев лечебными жуками - неблизкий. И если что-то пойдет не так...
       - Ничего, уйти из города мы как-нибудь сумеем. Главное - не слезать с индрикотерия ни при каких обстоятельствах, чтобы не задеть сторожевые нити черного мага.
       - Это-то ясно, - скептически ухмыльнулся Герхард. - Вот только посмотрим, как это у нас получится.
       - Будем надеяться на удачу.
       Сказано это было чуть-чуть менее уверенным тоном, чем нужно, и Герхард подумал, что его временный напарник, похоже, и сам до конца не верит в успехе задуманного предприятия. Однако отступать он, вероятно, не намерен. Почему? Не хочет или не может? Зачем ему нужно убить именно этого черного мага, причем сейчас, а не, допустим, через полгода, когда возникнут более благоприятные обстоятельства?
       Любопытно...
       - Ну что, поехали? - спросил Джигер. - Еще немного - и наступит вечер. Самое время.
       - Да, пора.
       Они спустились с холма и выехали на дорогу. Минут через пять показались дома, стоявшие на окраине города. Они росли, наплывали, и, Герхарду показалось, что на самом деле не он приближает к ним, а сами дома, получив возможность передвигаться, медленно и неотвратимо берут его и Джигера в полукольцо, причем явно не с самыми лучшими намереньями.
       Впрочем, ощущение это длилось всего лишь мгновение. Герхард уже понял, что это не более чем самое обычное наваждение, порожденное на мгновение выглянувшим из подсознания страхом, неуверенностью в благополучном исходе их предприятия.
       Вообще-то ничего страшного в некоторых сомнениях не было. Излишняя самоуверенность может погубить даже очень большого профессионала. Как и нерешительность, вырастающая вот из таких, казалось бы, мимолетных и совершенно незаметных мгновений слабости.
       Не слишком ли он в этот раз сомневается в благополучном исходе дела? Нет? Правда? Ну, хорошо, посмотрим...
       - Придержи зверя, - посоветовал Джигер. - Ты слишком торопишься. Если мы будем ехать с такой скоростью, то привлечем к себе внимание.
       И он был прав.
       Герхард прикоснулся к правому уху индрикотерия, и тот слегка замедлил бег.
       - Вот так? - спросил он.
       - Угу, в самый раз. Не быстро и не медленно. Вполне достаточно для того, чтобы создать видимость, словно мы торопимся по важному делу, но не настолько, чтобы кто-то подумал, будто мы спасаемся бегством от стражей порядка.
       Они въехали в город.
       Первая улица, на которую они попали, не отличалась богатством. Впрочем, это было не удивительно. На окраине, как правило, селились те, кому в жизни не очень-то повезло. Неудачники, чудаки, многодетные вдовы, пьяницы и те, кто сделал своим ремеслом иногда успешные, а чаще безуспешные попытки нарушить закон.
       Мостовая здесь давно не обновлялась, была местами выщерблена, а возле стен домов то и дело попадались кучи неубранного мусора.
       То и дело попадались стайки детей, с увлечение исследовавших недра мусорных куч, игравших в свои шумные детские игры, а то и просто с воплями носившихся по мостовой с риском попасть под ноги индрикотерия.
       Несколько раз Герхард успел придержать его лишь в самый последний момент. После того как очередной сорванец, каким-то чудом успев вывернуться из под его копыт, даже не обратив внимания на то, что избежал участи быть раздавленным, размахивая деревянным мечом с радостным криком кинулся прочь, Джигер предложил:
       - Может, наймем какого-нибудь местного бездельника? Пусть бежит впереди и разгоняет всю эту мелюзгу.
       - Не стоит, - успокоил его Герхард. - Дальше будет легче. Еще улица-две - и станет поспокойнее.
       В тот момент, когда они собрались свернуть на следующую улицу, на балкон ближайшего дома выскочила какая-то девица и предложила им заняться тем, на что, по ее мнению, только и годились мужчины. Лицо ее несколько уродовали длинные царапины, под глазом был синяк, но тело, довольно отчетливо просматриваемое сквозь дыры в ветхом халате, все еще выглядело привлекательно.
       Герхард ответил ей одной короткой фразой, достаточно четко обрисовывавшей ее место под солнцем.
       Провожаемые воплями девицы, очевидно обладавшей чудовищной силы даром провидицы, поскольку только он мог дать такое тонкое знание особенностей мужской психологии, они наконец-то выехали на следующую улицу.
       - Не надо было тебе эту девицу вообще замечать, - сказал Джигер. - Зачем ты ей ответил?
       - Еще как надо было, - ответил Герхард. - Поскольку здесь это вполне в норме. Вот если бы мы на нее никак не отреагировали, это могло вызвать кое-какие подозрения и желание донести дэвам о странных приезжих, получить таким образом мелкую монету.
       Немного подумав, Джигер промолвил:
       - Возможно, ты прав.
       Улица, по которой они теперь ехали, выглядела поспокойнее и почище. Выщербины на мостовой попадались гораздо реже, мусорные кучи уже не достигали высоты окон, а детей было меньше. В самом ее конце даже стоял продавец жареного ракушечного мяса. Правда, судя по его нитям судьбы, чувствовал он себя не совсем в своей тарелке. Однако перекочевывать в другое место, поближе к центру, где поспокойнее, торговец явно не собирался. Очевидно, дела его шли не очень хорошо, и здесь, являясь единственным торговцем съестным на несколько кварталов, он рассчитывал их поправить. И не без оснований.
       Уже проехав мимо, Герхард обернулся, чтобы еще раз взглянуть на торговца и увидел, как к нему подошел мужчина, по виду типичный сутенер, и с важным видом купил порцию ароматного, завернутого в капустный лист мяса.
       Да, похоже, торговец все рассчитал правильно. Наверняка вслед за сутенером потянутся и другие покупатели. В таких местах ценят необычные развлечения, особенно если они стоят недорого. И дело было даже не во вкусе жареного мяса и не в том, что кому-то хочется есть. Действовал просто закон самоутверждения. Если кто-то может себе позволить недорогое удовольствие, то чем я хуже? Почему бы мне не показать, что я тоже в состоянии заплатить за него?
       Если торговец умудрится еще и вовремя ретироваться отсюда, не потеряв своей выручки, он действительно неплохо заработает.
       Третья улица, заканчивающаяся Садиком юношеских приключений, выглядела еще приличнее.
       Правда, где-то на середине ее им опять сделали вполне стандартное предложение. Однако сделавшая его девица была более - менее прилично одета и выражалась вполне пристойно. Для того чтобы отклонить ее предложение, хватило всего лишь один раз отрицательно покачать головой.
       - Ну вот, - сказал Джигер. - На следующих улицах будет полегче. Никто не станет приставать.
       - На следующих улицах начнут попадаться сторожевые нити сети черного мага и, конечно, дэвы, - напомнил ему Герхард.
       - До тех пор пока мы сидим на спине индрикотерия, о сторожевых нитях можно не беспокоится. А девы... да, дэвы у меня вызывают некоторые опасения. Но я надеюсь - пронесет. В конце концов, у нас вполне приличный вид, и ничем противозаконным мы не занимаемся.
       - Ни ты, ни я, не похожи на тех, кто любит путешествовать на индрикотериях. Нам бы больше подошел свой автомобиль или такси. Дэвов это может насторожить. О чем я тебе, кстати, говорил еще на постоялом дворе.
       - Автомобиль, конечно, лучше, - вздохнул Джигер. - Однако мы сможем им пользоваться лишь до первой сторожевой нити. Стоит нам наткнуться хотя бы на одну из них - и маг поймет, что тот, кто прошлой ночью нанес визит в его дом, опять в городе. А это будет означать провал второй попытки. Ты отмечен. Маг тебя запомнил, и стоит тебе хотя бы раз коснуться одной из его сторожевых нитей, как он мгновенно сообразит, что к чему. Нет уж, индрикотерий так индрикотерий.
       Возразить было нечего. Герхард знал, что Джигер полностью прав.
       Первая сторожевая нить встретилась им возле Садика юношеских приключений. Высунувшись из стены небольшого домика, сложенного из белого, с серебристыми блестками камня, она перегораживала улицу на высоте ладони и исчезала в кустах.
       Герхард знал, что им ничего не грозит, поскольку нить заденут лишь ноги индрикотерия, а маг, даже при всех его сверхъестественных навыках управления нитями судьбы, не может определить, кто на нем едет.
       Или все-таки может?
       - Ну, сейчас все станет ясно, - сказал Джигер.
       - Это точно, - согласился Герхард.
       Сторожевая нить, после того как ее задели ноги индрикотерия, даже не шевельнулась. И это было хорошим знаком.
       - Так, - сказал Джигер. - Похоже, тут мы его обхитрили. Теперь остались только дэвы.
       - Кстати, - промолвил Герхард. - Где они? Что-то мы еще ни одного из них не встретили. И это странно. Тебе не кажется?
       - А тебе так хочется с ними увидеться?
       - Нет, но их отсутствие мне кажется странным.
       Немного подумав, Джигер сказал:
       - Возможно, это действительно странно. Но пока нас все устраивает. А Садик юношеских приключений заканчивался, и уже виднелся поворот, за которым начиналась новая улица.
       Кстати, Герхард, за годы, в течение которых приезжал в этот город для того чтобы выслеживать черного мага, слышал об этом садике немало. Именно поэтому, проезжая мимо него, он время от времени поглядывал на росшие здесь деревья, густой кустарник и заросли высокой, в рост человека, схоронильной травы, надеясь в просветах между ними углядеть хоть что-нибудь, доказывавшее достоверность ходивших об этом садике слухов.
       Нет, ничего особенного там не было видно. Только один раз из кустов выглянула чья-то небритая, отнюдь не молодая физиономия, взглянула на охотника мутными, с крохотными зрачками глазами и тотчас спряталась.
       А потом садик кончился, и началась новая улица, уже вполне благополучная. И прогуливавшиеся по ней дети были в чистенькой одежде и даже не пытались шалить. А взрослые, одетые хоть и не с иголочки, но вполне добротно, со скучающими лицами чинно фланировали по тротуарам. И мусора не было вовсе, поскольку дворники - кликсы знали свое дело, и стоило какой-нибудь мятой бумажке упасть на мостовую, как они тотчас же бросались на нее, торопливо размахивая клешнями и издавая озабоченное гудение.
       Для полной идиллии не хватало только стоявшего где-нибудь в сторонке дэва, внимательно наблюдающего за царящим на улице благолепием, готового схватить любого попытавшегося его нарушить.
       И вот это было действительно странно. Однако делать какие-то выводы пока не стоило. Тут Джигер был прав. Рано или поздно все выяснится. Рано или поздно...
       Наконец улица кончилась, а следующая почти ничем не отличалась от предыдущей. Индрикотерий бежал неторопливой рысью, мерно переставляя ноги, шаркая копытами по брусчатке мостовой. Жители города почти не обращали на его седоков никакого внимания. И наверное, это было хорошо.
       Герхард даже стал надеяться, что им удастся таким макаром, добраться до старой пристани летающих кораблей. Спокойно и неторопливо, без нежелательных происшествий.
       А еще он неожиданно, словно наяву, увидел лицо незнакомки, несмотря на то что видел его совсем недолго, вспомнил до мельчайших деталей показанный хозяйкой моста рисунок. А потом произошло нечто и вовсе странное. Лицо незнакомки ожило, губы ее дрогнули, словно она пыталась ему что-то сказать.
       И это ничуть Герхарда не насторожило.
       Он знал, что путешествие в мир забытых богов не прошло для него бесследно. Мир этот, оказывается, все-таки поймал его, зацепил одним из своих крючков. Причем достаточно глубоко.
       Незнакомка.
       Может, хозяйка моста его все-таки обманула? Возможно, незнакомка никогда не существовала и ее изображение является всего лишь приманкой, хитростью, прикрывающей обман и злой умысел? Так, по крайней мере, было бы легче, поскольку для того, чтобы избавится от наваждения, надо всего лишь подождать год, а потом заглянуть на несколько часов в мир забытых богов. Это время он там как-нибудь продержится, а если надо, то и отобьется от стражей порядка. Главное - пройти волшебный мост и убедиться в обмане.
       А если это не обман? Если незнакомка действительно существует, причем не где-нибудь за тридевять земель, а достаточно близко, может быть даже в этом мире? И как он поступит, узнав ее местонахождение? Отправится в путь, подобно сказочному персонажу, на поиски своей принцессы?
       Ну а дальше? Почему он считает, будто незнакомка тотчас бросится к нему в объятья? С каких это фиников? Или, поскольку она является его "второй половиной", иначе и быть не может?
       Сомнительно все это...
       Ну ладно, допустим, он даже понравится незнакомке и она станет его спутницей жизни. Осчастливит ли он ее этим? Такое ли уж большое удовольствие стать женой охотника на черных магов? Знать, что он может в любой момент погибнуть, ждать и надеяться, терзаться тревогой... Да и имеет ли ему смысл заводить спутницу жизни, до тех пор пока война с черными магами не закончена? А если к тому же учесть, что охотники ее потихоньку проигрывают...
       Может быть, самым разумным сейчас будет забыть о существовании незнакомки? Имеет ли он право искать ее, для того чтобы, ненадолго сделав счастливой, сломать затем ее жизнь? Может быть, будет лучше, если она вообще никогда не узнает о его существовании?
       - Эй, тебе не кажется, что сейчас не время думать о посторонних вещах? - подал сзади голос Джигер.
       И конечно, он был совершенно прав.
       Прежде чем думать о будущем и что-то решать, надо хотя бы выбраться из этой передряги живым и невредимым. А это будет не так-то легко сделать.
       - Со мной все нормально, - сказал Герхард.
       - Вот теперь - да. Не отвлекайся. Учти, мы не на послеобеденной прогулке.
       Герхард поморщился.
       Безусловно, Джигер был прав. Однако стоит ли говорить подобные вещи таким оскорбительным тоном? С другой стороны, кто они друг другу? Просто два одиноких волка, волею судеб объединивших свои усилия для того, чтобы уничтожить общего врага. И не более. После того как черный маг умрет, их договор прекратит свое существование, и вот тогда...
       Ладно, не стоит торопить события.
       Вторая благополучная улица кончилась, и они въехали на третью. В самом ее конце стоял Дворец запретных развлечений.
       Герхард прикинул, что они уже проехали примерно половину отделявшего их от старой пристани летучих кораблей расстояния. Причем без сучка без задоринки, без каких либо происшествий. Неплохо, очень даже неплохо.
       - Кстати, - сказал Джигер. - Кажется, кому-то не хватало дэвов? Поздравляю. Накликал. Вон они, впереди. Видишь? Готовься, сейчас начнется еще одно испытание. Если мы его пройдем успешно, то считай, добрались до старой пристани без происшествий.
       - А если нет? - хмыкнул Герхард.
       - В таком случае мы все равно к ней попадем, но по дороге нам придется очень несладко.
      
      
      
      
      
      
       16.
      
      
      
      
      
       - Хорошо, ваши объяснения меня устраивают. А теперь я попрошу слезть с индрикотерия, для личного досмотра.
       В голосе дэва слышалась непоколебимая уверенность, появляющаяся у стражей порядка только после достаточно многих лет, проведенных в патрулировании опасных районов и не одной схватки с опасными преступниками. Дубину свою он держал так, как положено, а на морде его была та самая вежливая и достаточно официальная улыбка, при которой у любого пропадало всякое желание оказать стражу порядка хоть малейшее сопротивление.
       Напарник его, стоявший в двух шагах от индрикотерия, на котором сидели Герхард и Джигер, был того же разлива. Чувствовалось, он готов, в случае если это понадобится, мгновенно прийти на помощь своему товарищу.
       Именно такими наверняка виделись эти два стража жителям города.
       И только охотник да Джигер видели две пионового цвета нити, присосавшиеся, словно пиявки, к затылкам дэвов и означавшие, что сейчас их поступками управляет черный маг. Да еще парочку сторожевых нитей, извивавшихся возле ног стражей порядка.
       Вот это, конечно, было не просто плохо, а очень плохо. И выбора-то, собственно, почти не оставляло. Герхард не сомневался, что, как только они ступят на землю, сторожевые нити попытаются их коснуться, попробуют определить, кем они являются. Если хоть одна из них коснется его, охотника, то маг узнает, что именно он был ночью в его доме. А избежать встречи с нитями, спустившись с индрикотерия, не удастся.
       - Какой еще досмотр? - спросил Джигер.
       - Личный, - осклабился дэв. - На предмет проверки сообщенных о себе сведений.
       Герхард фыркнул.
       - А как вы это сделаете?
       - Вот тут уже наша забота. И я бы советовал вам не тянуть время. Чем быстрее мы закончим осмотр, тем быстрее вы отправитесь дальше. Кажется, вы спешили. Не так ли?
       Вот и все. И тянуть время не имело никакого смысла. Это только еще более насторожит дэвов.
       Джигер стал спускаться с индрикотерия. Герхард приподнялся в седле, якобы ожидая, когда его напарник окажется на мостовой, для того чтобы последовать за ним. На самом же деле охотник готовился прыгнуть на второго, стоящего чуть в стороне дэва.
       Причем Герхард прекрасно понимал, что, если он или Джигер допустят ошибку и дадут хотя бы одному из стражей порядка пустить в ход оружие, это закончится очень плохо. Огромная, усеянная шипами дубинка дэва могла одним ударом, запросто перебить позвоночник или разбить голову обыкновенному человеку.
       - Вот так-то, - удовлетворенно произнес дэв, стоявший возле индрикотерия.
       Более ничего сказать он не успел. Джигер, едва ступив на мостовую, прыгнул к нему и полоснул мгновенно появившимся из ладони правой руки острием, по прицепившейся к затылку стража порядка пионовой нити.
       Одновременно с этим, Герхард, оттолкнувшись от седла, прыгнул на второго дэва. Он не промахнулся и врезался в него, словно таран. Выронив дубинку, второй страж порядка рухнул как подкошенный, а охотник, успев сгруппироваться, покатился кубарем по мостовой. Вскочив на ноги, он увидел, как Джигер обрезал нить у второго стража порядка.
       Даже не попытавшись вновь прикрепиться к затылку дэвов, обе нити стали укорачиваться, извиваясь, словно спасающиеся бегством гадюки.
       Наверное, так и было. Маг, видимо, решил держать пионовые нити подальше от опасных незнакомцев. Зато сторожевые нити не дремали. Одна из них, прежде чем Герхард успел выхватить магический кинжал, коснулась его ноги и тотчас отпрянула в сторону. Вторая кинулась к Джигеру, но тот был начеку. Укоротившись на ширину ладони, сторожевая нить тоже пустилась наутек.
       Таким образом, на поле боя осталось только два находящихся в ступоре дэва. Они ошарашено осматривались по сторонам, похоже пытаясь сообразить, кто они и какими судьбами оказались именно в этом месте.
       - Психологический шок, - объяснил Джигер. - Они еще некоторое время будут в таком состоянии. Так что пока их можно не боятся.
       - Но тем не менее задерживаться здесь не стоит. Надо ехать. Без шума попасть на старую пристань нам теперь не удастся.
       - Будем прорываться! - воскликнул Джигер.
       - А что нам еще остается? - согласился Герхард, - Черный маг теперь знает, с кем имеет дело, и, уж будь уверен, приложит все силы, чтобы мы живыми из этого города не ушли.
       - Ты хотел сказать, что он определил тебя, - усмехнувшись, промолвил Джигер.
       - А разве этого мало?
       - Конечно, вполне достаточно. Не обижайся, я не хотел намекнуть на то, что ты не профессионал. Просто так получилось, что ты уже дважды вляпался в сторожевые нити этого черного мага. Такое невезение, случается и с профессионалами. Кстати, а вот о том, что с дэвами произошло нечто странное, ты догадался раньше меня.
       - Да уж, странное... Хотя маг действует вполне логично. Подозревая, что тот, кто хотел проникнуть в его дом, сделает еще одну попытку, он просто взял под контроль всех дэвов города и расставил их на улицах, по которым можно попасть в центр города, а также к его дому. Это была неплохая мысль. По крайней мере, теперь он знает о нашем появлении.
       - Как ты думаешь, что он предпримет дальше? - спросил Джигер.
       - Скорее всего, он рассчитывает, что мы направимся прямо к его дому, и готовится встречать "дорогих гостей". Сгоняет поближе к дому дэвов, усеял ближайшие улицы сторожевыми и смертельно опасными нитями.
       - Вот и я так думаю. Значит, у нас есть шанс проскочить к старой пристани летающих кораблей. Вряд ли маг угадал, что именно мы задумали, и дорога, скорее всего, будет свободной.
       - Скорее всего? - ухмыльнулся Герхард.
       - А ты хочешь более точного прогноза?
       - А ты можешь его дать?
       - Хватит молоть языком, - сказал Джигер. - Пора ехать. У нас мало времени.
       Вот тут он был прав.
       Герхард вскарабкался в седло, подождал, пока то же самое сделает Джигер, и два раза щелкнул индрикотерия по правому уху.
       За несколько мгновений до этого глаза одного из девов наконец-то приобрели более - менее осмысленное выражение, и он начал с бешеной скоростью извергать из себя ругательства. Прежде чем индрикотерий тронулся с места, охотник успел услышать парочку перлов, до сей поры ему неизвестных.
       - Как ты думаешь, как скоро черный маг возьмет тех двух дэвов обратно под контроль? - спросил Джигер, когда они поравнялись с резными, увитыми голубенькими и красненькими ленточками колонами Дворца запретных развлечений.
       - Думаю, очень скоро, - ответил Герхард. - Он понимает, что сегодня ему понадобится каждый боец. А в этом городе единственными настоящими воинами, способными противостоять нам, являются дэвы. Как только мы отъехали от дэвов шагов на сто, пионовые нити вернулись.
       - Пионовые? Ты видишь эти нити пионовыми?
       - А тебе они кажутся какими-то другими?
       - Возможно, вполне возможно...
       Герхард подумал, что Джигер темнит. Хотя почему бы и нет? С чего бы это он обязан был отчитываться, каким цветом видит те или иные нити судьбы? Да и не о том вовсе сейчас нужно думать.
       Черный маг...
       Индрикотерий несся галопом. Копыта его гулко стучали по мостовой. Прохожие, заслышав этот топот, поспешно прижимались к стенам домов и провожали удивленными взглядами гигантского безрогого носорога, на котором сидели два безумца, рискнувшие устроить скачки почти в центре города.
       Миновав еще одну улицу, а вслед за ней и площадь Старого цирка говорунов, индрикотерий едва не налетел на такси, вынырнувшее из боковой улочки. К счастью, все обошлось. Таксист вовремя успел свернуть в сторону, и индрикотерий, едва не зацепив боком его машину, помчался дальше.
       После того как Цирк говорунов остался за спиной, а также и половина улицы ведущей к памятнику забывшим свое прошлое, ноги индрикотерия пересекли очередную сторожевую нить черного мага.
       - Пятая, - сказал Герхард.
       - Что ты имеешь в виду? - спросил Джигер.
       - Я говорю, что это уже пятая сторожевая нить, если считать от того места, где мы пообщались с двумя дэвами. Тебе это не кажется странным?
       - Да, действительно... Ну, две-три, но пять - многовато... Ты хочешь сказать, что черный маг все-таки решил сделать нам какую-нибудь пакость прямо сейчас?
       - Вот именно. По идее он должен был уйти в глухую оборону. Окружить свой дом дэвами, стянуть к нему все сторожевые нити и самое главное - экономить энергию. Если мы попытаемся прорваться к его дому, она ему понадобится.
       - Ну да. Он не знает, с кем имеет дело. Ему известно только, что прошлой ночью один из нас почти к нему подобрался. По идее он должен беречь энергию, за счет которой создает нити судьбы, поскольку она у него не безгранична. Вместо этого он транжирит ее, пытаясь узнать о каждом нашем шаге. Не значит ли это, что вместо обороны он решил перейти в наступление?
       - Гм... возможно, это не так уж и плохо, - сказал Джигер.
       - Почему?
       - Объясню немного погодя. Сейчас, думаю, тебе лучше не отвлекаться. Если черный маг задумал устроить нам какой-то сюрприз, значит, мы с ним скоро столкнемся. До старой пристани осталось совсем немного. Смотри в оба.
       До памятника забывшим свое прошлое они доскакали без всяких происшествий.
       Памятник представлял из себя огромную черную колонну, на вершине которой виднелась вырубленная из черного камня статуя человека с крысиной мордой. Он стоял в горделивой позе, откинувшись чуть-чуть назад и сложив руки на груди. У подножия колоны находился стол из белого камня, на котором лежали кандалы, затупленное гусиное перо, книга с порванными страницами, сломанная крестьянская мотыга, ржавый гаечный ключ, а также новенький хромированный намордник.
       После памятника улица резко сворачивала в сторону, и Герхард знал, что дальше за поворотом должна быть арка Серого Человека. Если удастся ее благополучно миновать, то там уже до старой пристани останется буквально несколько шагов. И вот тогда-то можно будет сказать, что его опасения не подтвердились. Но прежде...
       Они миновали поворот и наконец-то увидели арку.
       - Что и требовалось доказать... - промолвил Герхард.
       Джигер что-то выкрикнул на незнакомом языке. Похоже, выругался. Арка, целиком вырубленная из огромной глыбы сероватого лунного гранита, увенчанная вытесанной из того же материала скульптурой человека в монашеском одеянии, была перегорожена баррикадой. Ее очень грамотно сложили из чугунных скамеек, очевидно взятых в одном из находящихся поблизости садиков, и сделали достаточно высокой, чтобы индрикотерий не смог ее перепрыгнуть. За баррикадой стояло несколько дэвов. Герхард великолепно разглядел, что к затылку каждого стража порядка присосалось по пионовой нити. Впрочем, по-иному и быть не могло.
       Охотник щелкнул два раза по левому уху индрикотерия и тот остановился.
       - Что будем делать? - спросил Джигер.
       - Таранить, - сказал Герхард.
       - Индрикотерий на эту баррикаду не кинется.
       - Ты не из этого мира и не очень хорошо знаешь индрикотериев, а я - знаю. Он протаранит баррикаду.
       - А если нет?
       - Ну, тогда мы умрем.
       - Неплохая перспектива, - хмыкнул Джигер.
       - Она тебе не подходит? Можно повернуть обратно.
       - Ну, уж нет. Если мы сейчас повернем обратно - живыми нам из города не выбраться.
       - В таком случае держись крепче. Скорее всего, индрикотерий не удержится на ногах, но на другую сторону баррикады мы попадем. Если он начнет падать, прыгай не задумываясь.
       - Я успею. Давай, начинай.
       - Хорошо. Начинаю.
       Герхард уже хотел и в самом деле подстегнуть индрикотерия, но тут на баррикаду вскарабкался один из дэвов.
       - Эй вы, двое, зачем вы хотите меня убить? - прокричал он.
       - Ого, - промолвил Джигер. - Черный маг решил с нами переговорить.
       - Он тянет время, - сказал Герхард.
       - Возможно, - согласился Джигер.
       - Я вижу, вы достаточно сильные противники, - продолжал Дэв. - И все же убить вам меня не удастся. Однако мне не хотелось бы причинять вред жителям этого города. А прежде, чем я вас одолею, боюсь, кое-кто из них погибнет. Я предлагаю вам сесть за стол переговоров. Мы обсудим претензии, которые у вас есть ко мне, и придумаем, как их удовлетворить.
       - Складно поет, - промолвил Джигер. - Вот только верить ему нельзя. Давай начинай.
       - Ты прав. Ну, держись крепче.
       Герхард что было силы ударил ладонями по ушам индрикотерия. Тот взревел, взбрыкнул задними ногами, и ринулся на баррикаду.
       Стоявший на ней дэв не обратил на это ни малейшего внимания. Он продолжать вещать:
       - Если же вы сейчас не одумаетесь, то мне придется вас убить, причем...
       Как раз в этот момент индрикотерий, словно живой таран, врезался в баррикаду. Удар был так силен, что скамейки и стоявших за ними дэвов разметало. Впрочем, столкновение с баррикадой для индрикотерия тоже не прошло даром. Он сильно поранил себе ноги и, пробежав всего лишь несколько шагов, рухнул на мостовую.
       К счастью, Герхард и Джигер успели вовремя спрыгнуть и отбежать от него на несколько шагов.
       Выхватив пистолет, охотник окинул взглядом разбитые и раскиданные скамейки, лежавших на мостовой дэвов, и покачал головой.
       Нет, черному магу не приходилось ездить на индрикотериях. Иначе он должен был предугадать исход затеи с баррикадой.
       Впрочем, для дэвов эта авантюра, кажется, закончилась не очень катастрофично. Судя по их нитям судьбы, все они были живы и не получили слишком уж серьезных травм. Парочка из них вот-вот должна была прийти в сознание.
       - Что будем делать с этим? - Спросил Джигер, кивнул в сторону индрикотерия.
       Огромный зверь пытался встать, но тут же со стоном падал на бок.
       - А что ты предлагаешь? - спросил Герхард.
       - Кажется, он сломал себе передние ноги. Может, прикончить его, чтобы не мучился?
       - Из пистолета? Нет, из пистолета его не убьешь. Кроме того, индрикотерии живучи. Возможно, этого еще можно вылечить. А нам - пора. Уходим, пока черный маг не выкинул еще какой-нибудь фокус.
       - Хорошо. Уходим.
       Они побежали к старому причалу. Для того чтобы попасть к нему, оставалось миновать всего лишь короткую улочку, состоящую из дюжины домов.
       Сделав несколько шагов, Герхард все-таки не удержался и оглянулся.
       Индрикотерий все еще пытался встать.
       Вот так.
       Они прорвались, заплатив за это жизнью ни в чем не повинного животного. Справедливо ли это? Да при чем тут справедливость? У них просто не было выбора, поскольку иначе им пришлось бы умереть. Но, все же...
       Один из дэвов очнулся и закричал им вслед:
       - Даю вам еще один шанс! Если вы уберетесь из города, я не буду вас преследовать.
       - Как же... - пробормотал на бегу Джигер. - Жди...
      
      
      
      
      
      
       17.
      
      
      
      
      
      
       Старая пристань летающих кораблей представляла из себя огромную, усыпанную морским песком площадку, окруженную невысоким, в половину человеческого роста, заборчиком из ажурного камня. На площадке, через определенные интервалы, стояло несколько десятков тяжеленных медных тумб, к которым в особенно ветреную погоду привязывали корабли.
       Гигантская песочница, да и только.
       Не добежав до ворот пристани шагов двадцать, Джигер остановился и сказал:
       - А вот теперь мы переходим на быстрый шаг. У нас, конечно, совсем нет времени, но, если торговцы заметят, что мы торопимся, им это может показаться подозрительным, и тогда они просто не пустят нас на корабль.
       - Какую басню мы им скормим? - спросил Герхард, когда они вновь двинулись к воротам.
       - Любую, - буркнул Джигер.
       После того как они миновали воротца и направились к единственному, находящемуся сейчас на пристани летающему кораблю, он добавил:
       - Мы можем сказать, что я являюсь богатым купцом, у которого есть к хозяину корабля очень выгодное предложение.
       - Не очень то мы похожи на богатых купцов. Боюсь, это объяснение не сработает и нас просто турнут прочь, - промолвил Герхард, доставая из кармана черные очки.
       Солнце уже почти село. Еще немного и начнется ночь большого карнавала.
       - Сработает. Ты забываешь, что я гость из другого мира. Откуда им знать, как в нашем мире выглядят богатые купцы? Ты же вполне сойдешь за моего приказчика. Одежда у тебя соответствующая. А то, что она слегка помята и испачкана, до того момента, как мы поднимемся на борт, они не разглядят.
       - Хорошо, пусть будет так, - согласился Герхард.
       Про себя он подумал, что этот план является полной авантюрой и, скорее всего, потерпит фиаско. Впрочем, отступать им некуда. И значит, если их не пустят на корабль, им придется его штурмовать. Возможно, они попытаются забраться на него по канату, которым он привязан к одной из тумб. При этом, Джигеру придется лезть, а он, охотник, будет держать корабль под прицелом, для того чтобы никто из купцов не попытался оказать сопротивление. А они попытаются. И тогда ему на самом деле придется стрелять. Причем торговцы частенько, защищая свое имущество, проявляют безрассудную отвагу. Особенно если это не тюк с тряпками, а целый корабль.
       Таким образом, ему, вероятнее всего, придется одного или двух из них подстрелить. И это уже не индрикотерий. Это - мыслящее существо.
       Не слишком ли дорого ему приходится платить за гипотетическую возможность узнать, кем является Джигер и почему ему так необходимо укокошить черного мага?
       Впрочем, кое-какие результаты уже есть. В данный момент можно совершенно точно сказать, что Джигер не является охотником. Ни один охотник не стал бы так рисковать. Слишком много неоправданного риска и меньше, чем необходимо, осторожности и заботы о сохранении тайны.
       Черных магов гораздо больше, чем охотников. Если охотники начнут действовать, как Джигер, маги быстро поймут, кто им противостоит. После этого тайная война станет явной, и совсем нетрудно догадаться, кто ее в конце концов выиграет.
       А Джигер...
       - Держись позади меня, - посоветовал Джигер. - Так тебя вернее примут за приказчика. И до тех пор пока мы не поднимемся на корабль, предоставь вести разговор мне.
       - Хорошо, - сказал Герхард. - пусть будет так.
       До тумбы, к которой был привязан корабль торговцев лечебными жуками, оставалось совсем немного, и охотник счел разумным пропустить Джигера вперед.
       Сделав еще несколько десятков шагов, они остановились. Теперь корабль был почти над ними. Джигер задрал голову и крикнул:
       - Эй, на борту! Есть выгодное предложение!
       Герхард одобрительно кивнул.
       Все верно. Если торговец не является твоим знакомым, то подобное начало для разговора - самый верный шанс его заинтересовать, и даже очень.
       Над бортом корпуса корабля почти сразу же появилось бородатое лицо в колпаке, увенчанном серебряным крылышками, и завязался разговор, во время которого торговец узнал, что может достаточно быстро и неплохо заработать. Однако подробности сделки могут быть оглашены только на борту судна. Задав несколько вопросов и получив на них вполне убедительные ответы, хозяин корабля наконец-то принял решение.
       После этого с корабля спустили веревочную лестницу.
       - Ну вот, - шепнул охотнику Джигер. - Кажется, мы добились кое-каких результатов. Теперь осталось только заключить сделку - и дело в шляпе.
       - Думаешь?
       - Не сомневайся, - пробормотал Джигер, начиная подниматься по лестнице.
       Оказавшись на палубе, Герхард вспомнил, как в детстве просто жаждал прокатиться на летающем корабле, но воплотить эту мечту тогда не было никакой возможности. А вот сейчас...
       Герхард улыбнулся.
       Хм... все-таки при каких странных обстоятельствах иногда становятся явью мечты детства.
       Кроме хозяина корабля, бородача в колпаке с крылышками, на палубе находилось еще трое матросов. Двое из них стояли по бокам хозяина. В руках у них были короткие кривые сабли. Третий матрос принялся сматывать веревочную лестницу.
       - Ну а теперь вы должны отдать моим молодцам имеющееся при вас оружие, - сказал торговец лечебными жуками. - Прошу не обижаться, поскольку таков порядок. После этого мы спустимся вниз и более подробно обсудим сделку.
       - У нас нет времени на церемонии, - сказал Джигер. - Думаю, наше предложение можно обсудить и здесь. Тем более, что пока мы взбирались на корабль, оно несколько изменилось.
       - Ах, вот оно что! - промолвил торговец. - Значит, изменилось?
       Он махнул рукой своим матросам.
       Однако, прежде чем они успели что-то предпринять, Герхард выхватил пистолет и сказал:
       - Не стоит доводить дело до крайностей. Мы вполне можем договориться и без применения силы.
       Матросам, видимо, было не чуждо чувство благоразумия, поскольку, увидев пистолет, они побросали сабли на палубу.
       Владелец корабля развел руками и, криво ухмыльнувшись, промолвил:
       - Вы выбрали весьма неудачный момент для грабежа. Весь товар уже сгрузили, и он находится на складах. Деньги за него еще не получены. Конечно, обшарив наши карманы и каюты, вы слегка прибарахлитесь, но стоит ли такая крохотная добыча риска познакомиться поближе с дэвами? Если вы покинете корабль прямо сейчас, я даю слово, что мы...
       - Это не ограбление, - сказал Джигер. - Мы действительно намерены сделать тебе достаточно выгодное предложение. Если точнее, то ты должен оказать нам одну достаточно важную услугу, и мы даже согласны заплатить за это некоторую сумму денег для компенсации издержек.
       У владельца корабля, кажется, слегка отлегло от сердца. Впрочем, не настолько, чтобы он утратил свойственную почти любому торговцу подозрительность.
       - Какая услуга? - спросил он.
       - Совсем крошечная, - улыбнулся Джигер. - Нам просто нужно, чтобы ты отвез нас на своем корабле к одному дому и помог высадится на его крышу.
       - А если я откажусь?
       - А ты думаешь, мы позволим тебе это сделать?
       - Ага, - сказал хозяин корабля.
       - Вот именно, - промолвил Джигер. - Причем времени у нас действительно нет. Так что нужно поторопится. Немедленно прикажи матросам поднять паруса.
       Торговец развел руками.
       - Увы, вам не повезло даже и в этом. Ничего не получится.
       - Почему? - спросил Джигер.
       - Дело в парусах. Видите ли, заклинательные знаки на парусах нашего судна, благодаря которым оно и летает, начертил блистательный Сарвербек. Он был настолько могуч, что осмелился даже бросить вызов самому Ангро-майнью. Правда, владелец двадцати пяти миров победил блистательного, но на то он и великий маг. Итак, с заклинаниями и самим парусами все обстоит благополучно. Они прослужат еще сотни лет. Но вот канаты...
       - Вранье, - резко сказал Джигер. - Герхард, я не ошибаюсь?
       - Нет, ты не ошибаешься, - сказал охотник. - Он врет как сивый мерин. И кстати, отнимает у нас время. Может, для начала прострелить ему ногу?
       Он не блефовал.
       Владелец корабля, конечно, не обладал даром читать по нитям судьбы, однако, у него было некое шестое чутье любого истинного торгаша, очевидно, подсказавшее ему, что хитрить дальше может оказаться довольно накладно.
       - Хорошо, - сказал он. - Пусть будет так. На крышу какого дома я должен вас высадить?
       - Мы его тебе укажем, - промолвил Джигер. - Пока же прикажи поднимать паруса. И побыстрее.
       Торговец мрачно покачал головой и спросил:
       - А деньги? Кажется, ты упоминал о вознаграждении?
       - Вот это уже разговор.
       Сказав это, Джигер взмахнул рукой, и на ладони у него появилось несколько купюр крупного достоинства.
       - Фальшивые? - спросил торговец.
       - Самые настоящие, - заверил его Джигер. - Если сомневаешься, можешь проверить. Вот, держи.
       Получив деньги и внимательно их осмотрев, торговец отдал необходимые приказания. Матросы полезли на мачты. Как только развернулись дополнительные паруса, неощутимый для обычных людей магический ветер надул их, и корабль стал плавно подниматься вверх. Канат, крепивший его к тумбе, натянулся как струна.
       Торговец поднялся на капитанский мостик.
       Воспользовавшись тем, что рядом никого нет, Герхард спросил у Джигера:
       - Как ты это делаешь?
       - Что именно?
       - Деньги. Откуда они появились? И еще ты слишком много пьешь, ничуть не изменяясь в объеме. Куда исчезает вода?
       - Мое тело устроено несколько по-иному, чем тело обычного жителя этого мира. Один волшебник объяснил мне, что оно внутри словно бы больше чем снаружи.
       - Как это? - удивился Герхард. - Но ведь так не бывает.
       - Как видишь. А насчет объяснений... Да, собственно, какая мне разница? Я знаю, на что способно мое тело, и этого мне достаточно. Вот ты, например, тоже не совсем понимаешь, как работает твой желудок, но, ощутив голод, просто ешь, пока не почувствуешь себя сытым. Понимаешь?
       - Не совсем, - признался Герхард.
       - Значит, у тебя есть повод поразмышлять, - ухмыльнулся Джигер, - поскольку больше ничего объяснять я не собираюсь.
       Герхард подумал, что действительно поразмышлять над этим стоит. Но только - не сейчас. В данный момент есть вещи и поважнее.
       - Кстати, - сказал он. - Неужели ты все еще собираешься атаковать дом черного мага?
       - Безусловно, - заявил Джигер.
       - Но наш план провалился. Обговаривая его, мы не учли, что черный маг захватит дэвов.
       - В свой дом он их не пустит не при каких обстоятельствах. Таким образом, если нам удастся высадится на крышу его дома, дэвов можно не учитывать.
       - Ты все еще не понимаешь. В данный момент дэвы являются также и глазами черного мага. Они увидят, куда летит корабль. А если точнее, то это увидит черный маг. Таким образом, высадится на крышу его дома тайно нам не удастся.
       - И тем не менее мы высадимся. У меня есть в запасе кое-какое оружие против его черных нитей. По крайней мере, первую атаку мы отобьем. А дальше, все уже будет зависеть от нашей ловкости и удачи.
       - Почему ты его не применил прошлой ночью, а предпочел удрать?
       - Потому, что на пути к дому черного мага мне уже пришлось его использовать. А теперь я вновь могу пустить это оружие в ход. Впрочем, если ты больше не веришь в благополучный исход нашего предприятия, у тебя есть прекрасная возможность выйти из игры. Я высажусь на крыше дома черного мага, а ты можешь остаться на корабле и потребовать от капитана, чтобы он высадил тебя где-нибудь за пределами города.
       Герхард задумчиво кивнул.
       Да, это была довольно интересная мысль,
       Как раз в этот момент торговец лечебными жуками крикнул, что все паруса поставлены и можно отправляться в путь. Для этого неплохо было бы знать, в каком направлении они полетят.
       - Еще не поздно, - сказал Джигер. - Подумай...
       Он поднялся на капитанский мостик и принялся давать хозяину необходимые указания. Покончив с этим делом, он для полной ясности еще и махнул рукой в ту сторону, где находился дом черного мага.
       Торговец кивнул и разразился воплями, перемежаемыми ругательствами.
       Матросы приступили к работе.
       Насколько Герхард знал, паруса летающего корабля делились на две группы. Одна отвечала за горизонтальные передвижения судна, другая - за вертикальное. Взаимодействие этих двух групп позволяло кораблю торговцев лечебными жуками выполнять в воздухе довольно сложные маневры.
       Наблюдая за тем, как матросы снуют по вантам, охотник попытался прикинуть, откуда берется магический ветер, позволяющий этому кораблю двигаться. Паруса всего лишь его улавливают, делают осязаемым. И в этом помогают нанесенные на них магические знаки. Но все же, откуда он берется? Где он дует? Как выглядит мир магического ветра?
       Корабль слегка опустился. При этом канат, которым он был привязан к тумбе, ослаб. Один из матросов как-то по особенному дернул за канат, и тот отвязался от тумбы. Смотав канат, матрос вернулся на свое место, а корабль стал медленно набирать высоту.
       - Полетели! - крикнул Джигер. - Эй, Герхард, ты думаешь над моим предложением? Ну, думай, думай...
       - А что мне еще остается, - сказал охотник. - Только думать.
       Взглянув на нити судьбы матросов, он убедился, что те вроде бы никакого подвоха не замечают. И вообще им некогда. Они работают. Вот за торговцем, конечно, следовало присмотреть. Тот, похоже, может что-то выкинуть, но не сейчас, а попозже. Скорее всего, при высадке на крышу дома черного мага. Тогда надо будет держать ухо востро.
       Он хмыкнул, вдруг осознав, что рассматривает эту высадку не как чистейшей воды безумие, а так, словно бы она уже являлась делом окончательно решенным.
       Джиггер - тот, похоже, не остановится. Он решил идти до конца. А вот стоит ли следовать за ним, если почти наверняка знаешь, что его план теперь является чистейшей воды безумием?
       Ну да, этот гость из другого мира что-то говорил об оружии, которое у него якобы есть и которое даст возможность отбить первую атаку черного мага.
       А кстати, кто сказал, что ему можно верить? Может быть, у него на уме совсем иной расклад событий? Какой именно? Да кто ж его знает? У Джигера, похоже, полная котомка самых разнообразных сюрпризов. Что, если один из них предусматривает возможность пожертвовать глупеньким человеком, на свою беду решившим вместе с ним поохотится на черного мага? И так ли это неприемлемо, с точки зрения Джигера? Если он, конечно, тот, за кого Герхард его принимает?
       А что? Все сходится, включая его желание во что бы то ни стало, вот прямо сейчас, любой ценой убить черного мага.
       Ну, так как, не пора ли трубить отбой? Не высаживаться на крышу дома черного мага, остаться на корабле и махнуть на окраину города. Может, этот как раз тот случай, когда судьба - старая шутница, дает тебе шанс одуматься? И если его не использовать, уж тут она с превеликой радостью с тебя за все прошлое получит сполна.
       Впрочем, стоит ли так торопиться? Какое-то время у него еще есть. Подумать и решить. Подумать...
       Корабль пока еще медленно, словно бы неуверенно, поднимался вверх. Вот его днище оказалось выше уровня крыш...
       Герхард облокотился о борт и взглянул вниз.
       Как раз в этот момент на пристань вползли три черные нити и заерзали по песку. И конечно, кого именно они ищут, было ясно на все сто процентов.
       Ну что ж, пусть ищут, пусть стараются. А те, кого они пытаются обнаружить, тем временем будут лететь прямиком к дому черного мага. Кто знает, возможно, план Джигера все-таки выгорит?
      
      
      
      
      
      
       18.
      
      
      
      
      
       - Спускать веревочную лестницу? - спросил торговец.
       Вид у него был крайне недовольный.
       Впрочем, взглянув на его нити судьбы, Герхард убедился, что на самом деле он испытывает большое облегчение, очевидно с нетерпением ожидая момента, когда непрошеные гости покинут его корабль. Причем, судя по всему, облегчение это был так велико, что он даже забыл о гадости, которую намеревался им сделать. Или прикинул, что она может иметь довольно неприятные последствия.
       В любом случае это было неплохо. Герхарду совсем не улыбалось, вместо того чтобы спокойно спуститься на крышу дома черного мага по веревочной лестнице, например, шлепнуться на нее по причине того, что кто-то эту лестницу обрезал.
       - Конечно, - сказал Джигер. - А иначе как мы окажется на крыше?
       Торговец приказал одному из матросов спустить лестницу и промолвил:
       - Только предупреждаю. Я вынужден буду прямо сейчас сообщить дэвам об учиненном вами захвате корабля и указать, на крышу какого дома вы высадились.
       - Это - сколько угодно, - сказал Джигер. - Только предупреждаю, дэвам сейчас не до наведения порядка. У них свои, и достаточно большие, неприятности. Лучше бы тебе подождать до утра.
       Торговец насмешливо улыбнулся.
       - Вам это, конечно, выгодно. До утра вы успеете обделать все свои делишки и убраться прочь.
       - Тебе - тоже, - сказал Джигер. - Можешь мне не верить, но я все же хочу тебя предупредить. Не стоит сейчас общаться с дэвами. Кстати, ты не обратил внимания, сколько их собралось вокруг именно этого дома? Тебе это не показалось странным?
       - Возможно.
       Герхард определил по его линиям, что слова Джигера, похоже, в этот раз достигли цели. Торговца посетили некоторые сомнения. Наверняка с течением времени сомнения еще более возрастут, и, вернувшись на пристань летающих кораблей, торговец, скорее всего, решит не ввязываться в эту историю.
       И проявит большое благоразумие.
       Вытащив из кармана сигарету, Герхард закурил ее и посмотрел вниз, на крышу дома черного мага.
       Чердачное окно было все еще открыто. А вот веревка, по которой прошлой ночью Джигер вскарабкался на крышу, исчезла.
       Забавно...
       Получалось, черный маг убрал веревку, а вот окно закрыть забыл. Или оно оставлено открытым намеренно? Но зачем?
       Хотя, так ли он прав, пытаясь объяснять поступки черного мага с человеческой точки зрения? Если хорошенько подумать, то почему бы не признать достаточно очевидный факт, что черный маг уже, собственно, никаким человеком и не является? А раз так, то почему он должен действовать, руководствуясь человеческой, а не какой-то своей, особенной логикой?
       Это была интересная мысль, ранее не приходившая ему в голову.
       - Пора спускаться на крышу, - сказал Джигер. - Не будем тянуть время. Дэвы видели летящий корабль, и, конечно, черный маг уже сообразил, почему тот летит к его дому.
       Повернувшись к Джигеру лицом, Герхард невольно улыбнулся.
       Экий хитрец. А как же выбор, который он совсем недавно предлагал? Или в данный момент ни о каком выборе не может быть и речи?
       - А ты уверен, что я не останусь на корабле?
       - А ты на нем останешься? Если так, то пора сообщить об этом его хозяину. Самое время.
       Герхард улыбнулся.
       Все правильно. Не лишних эмоций, ни попыток уговорить. Просто констатация факта. Самая верная линия поведения.
       - Ладно, - промолвил Герхард. - Ты прав. Я отправляюсь с тобой.
       - Хорошо. Я спускаюсь первым.
       Снова - никаких эмоций. И конечно, это тоже было верно.
       Швырнув окурок за борт, Герхард, вслед за Джигером, прошел к веревочной лестнице. После того как гость из другого мира стал спускаться вниз, охотник снова вытащил пистолет из кармана и, помахав им в воздухе, приказал:
       - Матросы должны залезть на мачты. Хозяин судна обязан оставаться на капитанском мостике. Кто не подчинится - получит пулю.
       Торговец вздохнул и демонстративно скрестил руки на груди. Матросы, вполголоса ругаясь, полезли на мачты.
       Герхард подумал, что занимается форменной чепухой. Вот только почему-то совсем ему не хотелось падать на крышу дома черного мага с куском веревочной лестницы в руках.
       Да, да, конечно, сейчас ни матросы, ни торговец не собираются делать такую подлость. Однако когда он начнет спускаться...
       Охотник тяжело вздохнул.
       Это называется - неверие в людей, и проистекает оно из некоторой информированности об их природе, создавая иллюзию большей, чем обычно, защищенности от неожиданностей, но на самом деле ведет к паранойе и полному одиночеству. И тут уж ничего не поделаешь. Остается только по возможности достойно нести свой крест.
       А солнце село, и ночь большого карнавала уже началась. Вот только ночных визитеров пока не было. Однако Герхард не сомневался, что они вот-вот появятся. И наверное, стоило подождать еще немного, поскольку в эту ночь визитеров будет много. Возможно...
       - Спускайся! - крикнул снизу Джигер.
       Герхард взглянул вниз.
       Да, действительно, пора было спускаться. Джигер стоял уже на крыше, придерживая левой рукой конец веревочной лестницы, для того чтобы охотнику было удобнее спускаться. А еще он то и дело оглядывался, видимо пытаясь угадать тот момент, когда появятся черные нити, стараясь засечь их раньше, чем хоть одна из них приблизится к нему на опасное расстояние, и успеть применить свое тайное оружие.
       - Давай! - крикнул Джигер. - Время уходит.
       Герхард сунул пистолет в карман. Однако, прежде чем спустится вниз, он все-таки еще какое-то мгновение помедлил, поскольку именно оно и было тем самым, когда по настоящему, без всякого лукавства делается окончательный выбор. Даже если он уже заранее сделан, даже если иного нет и не предвидится.
       Почему именно оно? Да хотя бы потому, что в это мгновение приходит холодное, абсолютно трезвое осознание чего именно потребует от тебя этот выбор, чем ты за него заплатишь.
       Оно прошло, это мгновение, и Герхард, стал спускаться по лестнице, уверенно и ловко перебирая перекладину за перекладиной. Какой-то особой гордости он не испытывал, поскольку мгновение истины дало ему понимание, что он вляпался в довольно-таки тухлую историю. Впрочем, может быть не так четко, но это понимал и раньше. Важнее было другое, не менее ясное ощущение, что, откажись он сейчас спустится на крышу, это невольно бы сыграло на руку черному магу.
       Такое делать не стоит. Кем бы ни был Джигер, какие бы цели он не преследовал, в данный момент он, похоже, действительно жаждал убить черного мага. И пусть даже его план был полным безумством, бросать Джигера одного Герхард не имел права.
       Вот такой выбор. Единственный возможный.
       Он спустился на крышу, и почти тотчас летающий корабль стал резко набирать высоту.
       - Торопятся, - сказал Джигер, ткнув указательным пальцем вверх. - Впрочем, это с их стороны вполне разумно.
       - Нам тоже следует поторопиться, - промолвил Герхард, снимая черные очки и пряча их в карман. - Пошли, может, повезет, и мы успеем захватить черного мага врасплох.
       - Не успеем. А первый бой ему лучше дать здесь, на крыше. Больше места. Так что пока имеет смысл немного подождать. Сейчас появятся его нити.
       Долго ждать не пришлось.
       Сразу пять черных нитей вырвались из чердачного окна и, быстро удлиняясь, зашарили по крыше, все ближе подбираясь к охотнику и гостю из другого мира.
       Герхард вытащил магический кинжал.
       - Ну? - спросил он у Джигера. - Что дальше?
       - Ничего особенного, - ухмыльнулся тот. - Сейчас он у меня получит по мозгам. Надо только сделать так, чтобы они кинулись на нас все одновременно.
       Из крыши, совсем неподалеку, вынырнула сторожевая нить. Насмешлив хмыкнув, Джигер шагнул к нити и встал в пределах ее досягаемости.
       Герхард пожал плечами.
       В безумии его временного союзника явно была система. Любопытно, к чему все это приведет?
       Коснувшись ноги Джигера, сторожевая нить мгновенно отпрянула, словно обжегшись, и тут же опять метнулась к ней. Резко наклонившись, гость из другого мира полоснул по сторожевой нити клинком и отхватил у нее самый кончик.
       - Вот так-то, - почти весело промолвил он, - Вот сейчас черный маг совершенно точно знает, где мы находимся.
       Действительно, движения черных нитей сразу же стали более целенаправленными. Прекратив шарить по крыше, они поползли к Джигеру.
       - А теперь наступило время для маленького сюрприза, - сообщил тот. - Кое-кому он придется не по вкусу.
       Герхард поморщился.
       Довольно банально. Впрочем, в критических обстоятельствах каждый имеет право изъяснятся как угодно. В данном же случае Герхард был склонен простить Джигеру что угодно, лишь бы его оружие сработало как надо.
       Пять черных нитей - это более чем серьезно. Прикосновение любой из них так же смертельно, как укус королевской кобры. И если обещанное Джигером оружие не сработает...
       Оно сработало, да еще как!
       В тот момент, когда все пять черных нитей оказались на расстоянии пары шагов от Джигера, тот слегка нагнулся и издал странный, мяукающий звук. Тотчас после этого из его рта вырвалась длинная струя пламени, и черные нити, вспыхнув как порох, мгновенно сгорели. Все до единой.
       - Ну вот, - удовлетворенно сказал Джигер. - Теперь черный маг осознал, что ему попался очень серьезный противник.
       - А ты можешь это повторить? - спросил Герхард.
       - Угу. Только, не сейчас, а через некоторое время. Однако маг этого не знает и до тех пор, пока мы не окажемся в его подвале, пока не приблизимся к нему почти вплотную, на открытую атаку не решится. По крайней мере, я на это здорово рассчитываю.
       - А если ты ошибаешься?
       - Нет, все будет именно так. В прошлом подобный фокус мне пару раз проделывать уже удавалось.
       Герхард кивнул.
       Ага, значит, Джигеру не впервой убивать черных магов. Что ж, это только подтверждает кое-какие выводы о том, кем он является на самом деле. Причем если они окажутся верны, то со смертью черного мага эта история не закончится.
       Впрочем, не слишком ли он торопится? Для начала надо еще убить черного мага. А сделать это будет непросто, даже с таким сильным союзником.
       - Не думаю, что черный маг надеется отсидеться, - сказал Герхард. - Не идиот же он? Понимает, что мы пришли по его душу.
       - А он на это и не рассчитывает. И конечно, будет защищаться. Но только - в подвале. Думаю, в данный момент он уже отпустил всех дэвов, для того чтобы не расходовать на них зря энергию, и встретит нас в подвале не пятью черными нитями, а гораздо большим их количеством. Кстати, не пора ли нам спускаться вниз? До входа в подвал еще чердак и два этажа. Пошли.
       Прежде чем шагнуть в чердачное окно, Герхард спросил:
       - А как ты узнал, что маг все еще в подвале? Может, он уже перебрался в одну из комнат?
       - Ты же видел, как я прикоснулся к одной из сторожевых нитей, - сказал Джигер. - Этим я убил двух зайцев. Дал знать магу, где я нахожусь, для того чтобы тот стянул ко мне черные нити, и одновременно кое что о нем узнал.
       - Понятно, - сказал Герхард.
       Для того чтобы миновать чердачное окно, Джигеру пришлось согнуться чуть ли не в три погибели. Причем сделал он это, как-то совсем не по-человечески, неловко изогнув руки под довольно неестественным углом.
       И Герхард, заметив это, вдруг совершенно ясно осознал, что его напарником является не человек, но гость из другого мира. И значит, все его выводы запросто могут оказаться ошибочными.
       А еще его предположения о Джигере, похоже, подтверждаются. У него и в самом деле целая торба различных сюрпризов. Например, как выясняется, он умеет изрыгать огонь. Очень полезное умение для борьбы с черными магами. Кстати, против людей его использовать тоже можно.
       На что еще способен гость из другого мира?
       Вот вопрос, ответ на который он хотел бы знать прямо сейчас. Впрочем, всему свое время. Для начала было бы неплохо покончить с черным магом.
       - То есть ты предлагаешь просто войти в подвал и дать бой черному магу? - спросил Герхард, оказавшись на чердаке.
       - Конечно, - не моргнув глазом заявил Джигер. - Нас двое, и у нас два кинжала. Если нам повезет и мы будет действовать достаточно быстро, то победим.
       - Понятно, - мрачно сказал Герхард.
       Предчувствия у него были самые невеселые. Вот только назвался груздем...
       Люк на второй этаж оказался открытым, так же как и чердачное окно. Остановившись рядом с ним, Джигер спросил:
       - Прошлой ночью ты уходил через крышу?
       - Угу.
       - И конечно, спустился на землю по моей веревке. Кстати, ты заметил, что за день черный маг ее убрал?
       - Заметил.
       - А для этого он должен был вылезти на крышу. Эх, будь у меня возможность на ней остаться, тут его можно было бы и подстеречь. Да только, этот - осторожный. Прежде чем выбраться на открытое пространство, он должен был буквально причесать сторожевыми нитями крышу. И наверняка причесал. Так?
       - Правильно, - ответил Герхард. - Была и у меня такая мысль. Только уж больно частым гребнем он это делал. Пришлось уносить ноги.
       Спускаясь вслед за Джигером на второй этаж, он подумал, что работать в паре, оказывается, не так плохо. Можно даже переговорить с напарником, обменяться кое-какими соображениями. Если, конечно, напарник этот такой же, как и ты, профессионал. Вот только если охотники будут работать парами, то, значит, убьют за сезон меньше магов. А их и так больше чем нужно, по крайней мере, гораздо больше, чем охотников.
       Да, и кстати... если Джигер вовремя убрался с крыши, значит, ему тоже не чужда некоторая осторожность и умение предугадывать действия противника.
       Может, из той авантюры, в которую он сейчас ввязался, что-то и выйдет?
       Хотя не исключено, что Джигер затеял этот разговор у чердачного люка лишь для того, чтобы ненавязчиво подтвердить свой профессионализм, уверить напарника, что у него все рассчитано и схвачено. А на самом деле...
       Ох, нет... Если так рассуждать, то в конечном итоге можно превратиться в настоящего параноика. Он же профессионал и должен проявлять разумную осторожность, но только в тех случаях, когда это и в самом деле требуется.
       А потом лестница кончилась, и, осторожно ступив на пол коридора второго этажа, Герхард невольно усмехнулся.
       Нашел время раздумывать на подобные темы. Особенно если учесть, в какую авантюру уже ввязался.
       Запах.
       Герхард ощутил его, только отойдя от лестницы на несколько шагов. Резкий, неприятный и тяжелый запах, который запросто мог принадлежать большому и хищному зверю. Впрочем, точно так же, запросто, он мог принадлежать и кому-то другому. Скорее всего, обитателю одной из комнат, находившихся на этом этаже. А если так, то оставивший этот запах мог выглядеть как угодно и оказаться кем угодно.
       Джиггер, видимо, пришел к тому же выводу, поскольку спросил:
       - Чувствуешь запах?
       - Еще бы, - сказал Герхард.
       - Комнаты.
       - Ну, конечно.
       - Давай-ка поосторожнее.
       Стараясь ступать как можно тише, они двинулись к лестнице на первый этаж.
       Где-то на середине коридора, им попалась дверь, на которой был наклеен лист бумаги, испещренный остренькими, чем-то смахивающими на птичьи следы иероглифами. Лист был заключен в круг, вроде бы нарисованный мелом. Вот только, мел этот был довольно странным, поскольку с интервалом в несколько секунд менял свой цвет.
       Зеленый, синий, голубой...
       - Видишь? - тихо спросил Джигер.
       - Не слепой, - ответил Герхард.
       И он уже хотел было отправится дальше, но тут дверь с резким треском выгнулась в его сторону. Словно бы там, в комнате, находился кто-то огромный, размерами со стегозавра, вздумавший как раз в этот момент слегка навалиться на дверь боком. Даже не попытаться ее выломать, а просто слегка к ней прислониться, проверить на прочность.
       Сейчас зверюга надавит на дверь еще сильнее... И пистолет в схватке с таких гигантом конечно же не поможет, а кинжал...
       Герхарда, резко и достаточно сильно рвануло в сторону, и, только оказавшись шагах в трех от той двери, он осознал, что произошло.
       Джигер схватил его за руку и буквально оттащил прочь. Причем сделано это было наверняка вовремя.
       Оглянувшись, Герхард увидел как дверь, возле которой он только что стоял, медленно, словно раздумывая, стоит ли это делать, выпрямилась, вновь стала ровной и прямой.
       И только после этого охотник осознал, что по спине у него текут струйки холодного пота, а руки слегка подрагивают, словно он вот сейчас раз сто отжался от пола. А еще Герхарду стало стыдно, и это, наверное, было хорошо, поскольку испытываемое им чувство стыда доказывало, что он уже очнулся, пришел в себя.
       Впрочем, в домах черных магов частенько случаются встречи, способные не только испугать, но и вогнать в ужас. Главное все же было в другом. Он позволил себе проявить страх в присутствии Джиггера. Как он к этому отнесется? Не усомнится ли в его профессионализме? Не посчитает ли ненадежным напарником?
       - Пошли, пошли, - сказал Джигер. - Я тоже струхнул порядком. Так и представилось, как эта туша сейчас продавит дверь, и сообщит, что намеревается слегка перекусить чем Бог послал.
       Герхард бросил на него недоверчивый взгляд.
       - Только очнулся я чуть-чуть раньше, - добавил Джигер. - А вообще, надо слегка прийти в себя. Кое-какое время у нас еще есть. Ты заметил, что на всем этаже нет ни одной нити судьбы?
       Вот тут он был прав. Нитей и в самом деле не было. Ни одной, даже самой захудалой, сторожевой.
       Они дошли до лестницы на первый этаж и там остановились.
       Герхард вытащил из кармана сигареты и закурил. Джигер, осторожно взглянув на лестницу, прислонился спиной к стене и застыл, словно превратившись в большую механическую куклу, очевидно занявшись медитацией. А может, у него это просто была такая привычка.
       Герхард же курил, делая короткие, экономные затяжки, и пытался придумать, для чего бы черному магу понадобилось столько комнат. В большинстве из них он, как правило, не живет, а вместо этого забивает всякими странными вещами или селит в них необычных созданий, которые в этом мире никогда не существовали.
       Зачем?
       И конечно, особенно в первые охоты, Герхарду случалось в такие комнаты заглядывать. Однако, после того как он несколько раз еле унес из них ноги, его любопытство по этой части сильно ослабло. Только, если это требуется для дела. Да и то с большой оглядкой, очень-очень осторожно.
       Может быть, зря он так? Зачем-то эти комнаты черным магам нужны. Странности их отнюдь не исчерпываются тем, что в них живут необычные твари. Стоило как-то попытаться определить, зачем они магам. Кто знает, вдруг именно в этих комнатах скрыта разгадка их могущества, умения создавать нити судьбы и управлять ими?
       Каким образом? Да кто ж его знает?
       Надо искать, пробовать, рисковать. Вот именно - рисковать. Может, охотники проигрывают войну с черными магами лишь потому, что приучились действовать без дополнительного риска, четко и планомерно, освобождая город за городом и одновременно уступая в чем-то главном?
       Может быть, вместо того чтобы убивать очередного черного мага, следует каким-то образом попытаться проникнуть в его тайны, узнать о нем побольше?
       Да, конечно, охотники знают, как становятся черным магами. Для этого надо обладать талантом видеть нити судьбы и использовать этот талант только в своих личных целях. Тот, кто поступает так, рано или поздно становится черным магом.
       А дальше?
       Почему маги могут не только управлять нитями судьбы, но еще и создавать их? Как они этому учатся? Или подобное умение приходит само, вместе с большим опытом использования чужих нитей? Но почему тогда у охотников нет такого умения даже в зачатке?
       И еще...
       Комнаты. Зачем в доме у каждого черного мага обязательно есть несколько комнат, в которых находится нечто странное? Существа и предметы, а иногда и сами комнаты, чуждые даже для этого мира.
       Для этого мира...
       Вот и еще одна загадка. Почему черные маги появились именно здесь? Почему они выбрали именно этот мир из многих и многих, составляющих великую цепь? Может, потому, что только в нем каждую ночь появляются ночные визитеры?
       Впрочем, тут он мог и ошибаться. Кто знает, может быть, черные маги пытаются захватить не только этот мир, но еще и какие-то другие, расположенные на великой цепи совсем близко. Можно сказать, рядом? Что, если он прав? Что, если черные маги появились в этом мире совсем не случайно?
       И как найти ответы на все эти вопросы, если у тех, кто их знает, невозможно ничего узнать? В первую очередь потому, что их, черных магов, приходится убивать.
       А может...
       Джигер спросил:
       - Ты в норме?
       - Конечно, - ответил Герхард и бросил на пол окурок.
       - Тогда идем дальше. Остался только первый этаж. А потом будет подвал. Понимаешь?
       - Еще бы, - сказал Герхард.
       Что тут было объяснять?
       И времени на размышления, стало быть, уже не осталось. Пришла пора действовать. А додумать можно и потом. Если, конечно, это "потом" наступит, если им удастся убить черного мага.
       Они спустились по лестнице на первый этаж и пошли в противоположный его конец, туда, где была дверь в подвал. Мимо дверей комнат, за которыми, вполне возможно, скрывались тайны черных магов. Вот только именно сейчас у Герхарда не было ни малейшего желания их открывать и пытаться разобраться, в чем эти тайны заключаются.
       Хотя...
       Когда до двери в подвал осталось всего несколько шагов, он вспомнил еще одну загадку, пока не имеющую ответа. И связана она была как раз с этими таинственными комнатами.
       Несколько раз, убив очередного черного мага, он все же отваживался в них заходить. И каждый раз они оказывались абсолютно пустыми. Все до единой. Нет, конечно, в них иногда стояла даже какая-то старая, как правило, покрытая толстым слоем пыли мебель. Но только все чудеса, все диковинки со смертью черного мага исчезали, словно их и не было.
       Куда?
       Вот вопрос, ответа на который он не знал. А хотел бы. Причем, возможно докопавшись до этого, он сможет найти ответы и на другие...
       Но не сейчас, хотя бы потому, что на это просто нет времени. Так же как и раньше, во время иных охот, когда он предпочитал не рисковать, а просто пойти и сделать свое дело.
       Перед дверью в подвал они все же на секунду остановились. Джигер выпустил из ладони клинок. Герхард вытащил пистолет, хотя он вроде бы и не был нужен. Все же он его вытащил и взял в левую руку, поскольку правая у него была занята магическим кинжалом.
       - Ну? - спросил Джигер.
       - Давай, открывай, - скомандовал ему Герхард.
       Джигер свободной рукой легонько толкнул дверь подвала. Она оказалась не запертой даже на какой-нибудь самый паршивый замок и поэтому тотчас распахнулась.
       Сразу за дверью была лестница, ведущая вниз, в помещение, стены которого были увешаны старинными, изъеденными молью гобеленами, очевидно являвшееся частью огромного, занимавшего все пространство под домом подвала.
       На середине лестницы стояла мара.
      
      
      
      
      
      
       19.
      
      
      
      
      
       - Ну, вот мы и встретились, - сказала мара. - Я имею в виду тебя, вооруженного странной штуковиной, стреляющей молниями. Неужели ты думал, будто тебе удастся от меня ускользнуть?
       Герхард выстрелил.
       Пуля попала маре в голову, и та, не удержавшись на ногах, покатилась по лестнице вниз.
       - Ого, - сказал Джигер. - У тебя, кажется, появились в этом городе знакомые. Откуда она тебя знает?
       - Еще с прошлой ночи. Именно она вбила меня в дверь этого дома, - пояснил Герхард.
       - Насколько я помню, - сказал Джигер. - В этом мире ночные визитеры с рассветом исчезают и могут вернуться только через год, когда их ночь снова повторится.
       - А эта - осталась.
       - Скверно, - промолвил Джигер. - Что будем делать?
       Герхард пожал плечами.
       Как раз в этот момент мара, упавшая на плотно утрамбованный пол подвала, резко встала, словно марионетка, которую кукловод дернул за веревочки. Пуля не оставила на ее лице ни малейшего следа.
       Улыбнувшись, Мара показала длинные, острые, слегка загнутые зубы, и сказала:
       - Думаешь, это тебя спасет?
       Потом она стала подниматься по лестнице. Не очень быстро, но ловко и уверенно ставя ноги на скрипучие ступеньки.
       Герхард взял ее на мушку и спросил у Джигера:
       - Знаешь, кто это?
       - Еще бы, - ответил тот. - Ухлопать ее будет трудненько. Почти невозможно. Как тебя угораздило с ней столкнуться?
       - Так получилось, - ответил Герхард и выстрелил.
       Мара снова покатилась вниз.
       - Все-таки, надо было меня предупредить, - промолвил Джигер.
       - А зачем? Я тогда полагал, что с рассветом она исчезнет и более мы ее никогда не увидим.
       - Так, - сказал Джигер. - Значит, ты кое-что о черных магах не знаешь?
       - Ты имеешь в виду...
       - Это потом, - перебил его Джигер. - Главное - давай решим, стоит ли нам пробиваться дальше? Думаю, маг в глубине подвала, и если мы проскочим мимо этой страхолюдины...
       - Она нападет на нас сзади и мы окажемся меж двух огней. Милая перспектива.
       Джигер пожал плечами:
       - В таком случае надо уходить.
       - Далеко ты не уйдешь, - прошипела мара, - Я теперь осталась в этом мире надолго и не смогу уйти, пока один из вас не умрет. Конечно, это произошло не моей волей, и того, кто это сделал со мной, я убью.
       - Так в чем же дело? - спросил Герхард. - Иди и убей. Он - рядом.
       - Только после тебя. Сначала умрешь ты, - сказала мара.
       Она уже вновь добралась до середины лестницы, и Герхард выстрелил в третий раз.
       - Развлекаешься? - спросил Джигер.
       - Ни в коем случае, - ответил Герхард. - Пытаюсь оттянуть время и сообразить, что предпринять дальше.
       - Уходить. Прямо сейчас. Сегодня мы до мага уже не доберемся. Может быть, завтра.
       Герхард вздохнул.
       Все-таки его напарник, похоже, так пока до конца и не осознал ситуацию.
       - Значит, ты собираешься уходить?
       - Ну конечно, - промолвил Джигер.
       - Ты думаешь, это удастся?
       - Ах, вот как...
       - Именно так, - сказал Герхард и показал пальцем на один из гобеленов.
       Маленькая летучая мышь, ловко уцепившись коготками за нижний его край, не сводила с них красных немигающих глаз. И конечно, она это делала не по собственному почину. Тоненькая, почти незаметная сторожевая нить, тянулась от нее по стене и в конце концов исчезала в середине другого гобелена.
       Мышка - наблюдатель. Глаз черного мага.
       - Как только мы попытаемся уйти... - почти шепотом сказал Джигер.
       - Ну да, - согласился Герхард. - Он сейчас же поймет, что мара нам не по зубам. Точнее - тебе. О том, что она не по зубам мне, он знает.
       - И значит...
       - Ну да...
       Они понимающе переглянулись.
       Собственно, таиться не было никакого смыла. Еще пара выстрелов - и черный маг сообразит, что они просто тянут время, в тщетной надежде пытаясь придумать, как выбраться из ловушки, в которую угодили. И вот тогда он перейдет из обороны в наступление. Если же они попытаются удрать прямо сейчас, то он просто не выпустить их из дома.
       Гм, выбор. А если точнее, то о каком выборе идет речь? Сейчас погибать или несколькими минутами позже?
       - Хитрец этот черный маг, - пробормотал Джигер.
       - А ты что думал? - сказал Герхард.
       Больше всего его интересовало, когда черный маг задумал эту штуку с марой. Может быть, он знал, что человек, посетивший его прошлой ночью, обязательно вернется? Но откуда он это мог знать? Неужели благодаря еще каким-то таинственным способностям?
       Да нет, этого не может быть. Иначе, ни одному охотнику не удалось бы убить ни одного черного мага.
       Скорее всего, захватив прошлой ночью в плен мару, маг поместил ее в одну из своих комнат. Как ему удалось ее удержать в этом мире, после того как ночь кончилась, сейчас абсолютно неважно. Главное - удержал.
       Ну, а после того как два идиота, в полной уверенности, что им море по колено, высадились на его крыше, причем один из них в мгновение ока прижег целых пять черных нитей, маг приказал маре выйти из ее комнаты и устроится на лестнице, ведущей в подвал.
       Даже если два наглеца, вознамерившихся взять его дом приступом, уничтожат ее, то потратят на нее некоторое количество сил. Значит, драться с ними будет легче. А вот если они не смогут ее одолеть...
       Мара снова была на ногах и, прежде чем начать новое восхождение по лестнице, сказала:
       - Эй вы, двое, ваша песенка спетаю. Кстати, если тот из вас, который отличается высоким ростом, свернет шею своему дружку, я его, возможно и помилую. Слышишь меня, длинный? Прикончи своего дружка, и я тебя отпущу. Жить-то небось хочешь?
       Джигер издал звук, чем-то смахивающий на скрип давно не смазывавшихся дверных петель и спросил у Герхарда:
       - Через крышу или через дверь?
       - Если попробуем через крышу, - сказал Герхард, - то запросто можем нарваться еще на одно чудовище. Помнишь то, на втором этаже?
       - Еще бы.
       - Значит, дверь? - спросил Герхард и выстрелил в мару.
       Та в четвертый раз покатилась вниз.
       - Конечно, дверь, - сказал Джигер.
       - Угу. Тем более до нее всего несколько шагов.
       - Не всегда самый короткий путь оказывается самым безопасным.
       - Мудро, - буркнул Герхард.
       Вообще-то ему хотелось сказать Джигеру нечто другое. Вот только он понимал, что толку от этого не будет. Не время и не место. Хотя если им удастся во второй раз выбраться отсюда живыми...
       Ну хорошо, лично он не подозревал, что черные маги не умеют управлять ночными визитерами, но Джигер-то об этом ведал. И значит, обязан был учесть и такой вариант.
       И все же...
       - Сейчас? - спросил Джигер.
       - А вот отправлю нашу змееголовую красавицу еще разок отдохнуть... - промолвил Герхард.
       - Сейчас. - Сказав это, Джигер махнул рукой вглубь подвала.
       Герхард взглянул туда и вполголоса чертыхнулся.
       Несколько черных нитей медленно, словно бы боязливо, выползло из двери, ведущей в следующее помещение подвала, и теперь брали лестницу в полукольцо.
       Так, значит, магу это представление надоело раньше, чем он рассчитывал.
       Скверно, очень скверно. Но может быть, все же удастся... Нет, не получится.
       Мара зашевелилась и поднялась на ноги. Герхард уже было вскинул пистолет, чтобы взять ее на мушку, но тут две черные нити, оказавшиеся ближе других к лестнице, изогнувшись, словно две атакующие кобры, кинулись к ним.
       - Бежим! - гаркнул Джигер, и бросился прочь.
       Так и не выстрелив, Герхард помчался за гостем из другого мира.
       Они достигли двери и, конечно, оказавшись возле нее, обнаружили, что она перекрыта двумя черными нитями.
       Что и следовало ожидать. Очевидно, маг сделал это сразу же после того, как они показались на лестнице, ведущей в подвал. На всякий случай. Мгновением позже, появилось еще две нити, и теперь, стало быть, их было три. Словно бы находящийся снаружи великан надумал зашить дверь. Раз - и стежок, еще раз - новый.
       И конечно, можно попытаться эти нити перерезать, рискнуть пробиться наружу. Вот только кто знает, сколько черных нитей стерегут дверь снаружи? А если черный маг догадался ее перекрыть, то уж обязательно должен был сделать это на совесть. И наверняка сделал.
       Значит, выход через дверь закрыт. Через крышу наверняка не уйти. Что дальше? Принимать бой? Против черных нитей и мары одновременно? Не получится. И раздумывать нет времени. Значит, не остается ничего, как все же попытаться пробиться через дверь.
       Герхард сунул пистолет в карман и выхватил магический кинжал. Он даже было шагнул к двери, но тут Джигер крикнул:
       - Давай через какую-нибудь комнату! Вряд ли маг заблокировал все окна так же надежно, как дверь.
       Ну да, утопающий хватается и за соломинку. Хотя почему бы и не попробовать? Хуже все равно не будет.
       Они бросились к лестнице на второй этаж. Первую дверь, не сговариваясь, они проскочили. Слишком уж она была близко к входной. Вторую - тоже. А вот третья слева, совсем неподалеку от лестницы, кажется, подходила для их целей просто идеально.
       - Эта! - крикнул Герхард.
       - Хорошо, - согласился Джигер.
       Он распахнул дверь и ринулся в комнату.
       Прежде чем последовать за ним, Герхард все же кинул взгляд в сторону лестницы, ведущий в подвал. И как раз вовремя, чтобы увидеть мару.
       - Первым делом я выпущу тебе кишки, - сообщила она, - но так, чтобы ты умер не сразу. А уж потом возьмусь за тебя действительно по-настоящему.
       Змейки у нее на голове стояли дыбом и синхронно щелкали крошечными зубками.
       Герхард выстрелил, и мара вновь отправилась пересчитывать ступеньки лестницы.
       Впрочем, мгновением позже, вместо нее в коридор вползло несколько черных нитей, а вот их-то пулей не взять. А раз так, значит, нужно уходить. И чем быстрее, тем лучше.
       Комната оказалась абсолютно пустой и имела шагов десять в длину, шагов пять в ширину. Окно в ней было одно, небольшое, но вполне достаточных размеров, чтобы через него можно было вылезти на улицу.
       Причем, и это было важно, никаких черных нитей в окне не было. Так, несколько штук сторожевых и одна палевая, насколько Герхард помнил, приводящая к потере ориентации.
       Джигер был уже возле окна и, похоже, примеривался, как бы половчее эту палевую нить перерезать. А может, он просто ждал, когда охотник окажется рядом, понимая, что, после того как палевая нить будет перерезана и черный маг поймет, каким способом они намерены покинуть его дом, времени у них останется совсем немного. Только на то, чтобы выскочить в окно.
       Вот это было неплохо. По крайней мере, гость из другого мира не забыл о своем напарнике и не собирается его бросать. Впрочем, вполне возможно, он еще рассчитывает на реванш, не желая терять выгодного союзника.
       Реванш! Хм, какой может быть реванш, если они провалили уже вторую попытку?
       Охотник был уже на середине комнаты, когда на стене справа от него появился огромный, не менее полуметра в диаметре глаз. Нет, не изображение глаза, а самый настоящий, живой глаз. И кажется, смотрел он на Герхарда отнюдь не доброжелательно.
       Ну вот, начинается. Сюрпризы одной из комнат в доме черного мага.
       Впрочем, пока еще ничего страшного не произошло. И лучше бы не происходило.
       Герхард даже успел сделать еще пару шагов, когда послышался тихий, слегка хрипловатый голос, в котором, собственно, не было ничего необычного, если, конечно не считать, что его владелец разговаривал на совершенно незнакомом языке.
       Необычное было в другом. Как только неведомый голос произнес первое слово, течение времени для Герхарда замедлилось. Медленно, чувствуя, что она вдруг стала неимоверно тяжелой, он занес ногу для очередного шага. И длилось это никак не менее секунд пяти. Причем все это время голос вещал. А глаз конечно же продолжал на него пялиться. И охотнику, для того чтобы это знать, даже не нужно было глядеть на стену. Он чувствовал, буквально ощущал всей кожей, что глаз продолжат его рассматривать, словно прикидывая, какую же еще штуку можно учинить с этим попавшим в его поле зрения живым объектом.
       Как будто уже сделанного было мало.
       Нога опустилась на пол, и Герхард, потратив еще три мгновения на то, чтобы качнуться вперед, едва не взвыл от отчаяния.
       Время замедлилось и в самом деле только для него. Он знал это, поскольку за те же самые секунды, которые ему понадобилось, для того чтобы сделать шаг, Джигер успел оглянуться, удивленно хмыкнуть и даже сказать:
       - Нашел время откалывать шуточки. Нам надо поторапливаться. Понимаешь?
       Еще бы. Вот уж это-то Герхард понимал просто великолепно. Еще он знал, что вот-вот в коридоре появится мара и, пока он пытается добраться до окна, она запросто может ворваться в комнату, схватить его и претворить в жизнь все, что мечтала с ним сотворить начиная с прошлой ночи. Совершенно беспрепятственно.
       Впрочем, глаз на нее тоже может подействовать. И вот тогда может получиться достаточно интересно. Схватка двух огромных улиток, схватка не на жизнь, а на смерть.
       Занося вторую ногу, Герхард успел прикинуть, что победить мару ему, конечно не удастся. А вот отбиться от нее - значит получить возможность юркнуть в окно, если, конечно, оно еще будет свободно.
       Хотя... О чем это он? Совсем забыл о черном маге. К тому времени, когда Герхард выскочит в окно, никакого смысла в этом не будет. С таким же успехом он может просто остаться стоять на месте. В любом случае его песенка спета.
       Если, конечно...
       Джигер!
       Гость из другого мира, кажется, наконец-то сообразил, что происходит, и метнулся мимо Герхарда к стене. А охотник все еще пытался закончить шаг. И каждая прошедшая секунда казалась ему целым часом.
       А потом все кончилось.
       Настолько резко, что Герхард от неожиданности едва удержался на ногах. Словно невидимый резиновый жгут, сковывавший его движения, не дававший подойти к окну, неожиданно лопнул.
       Герхарда буквально швырнуло вперед, и он едва не приложился головой о стену. Но не приложился. И главным образом потому, что Джигер вовремя успел придержать его за плечо.
       - Глаз? - спросил Герхард.
       - Потом. Лезь в окно.
       Вот тут его союзник был прав. Надо было уносить ноги. Они и так потеряли времени больше, чем могли себе позволить.
       Выхватив кинжал, Герхард полоснул по палевой нити, и та распалась на две половинки. Одна из них почти мгновенно исчезла, а вторая повисла словно развязавшийся ботиночный шнурок.
       Не обращая внимания на сторожевые нити, Герхард распахнул окно и выскочил на улицу. Мгновением позже рядом с ним оказался Джигер.
       - Прочь от дома! - крикнул он.
       Очень разумно. Ну просто очень...
       И все же, прежде чем кинуться прочь от дома, им пришлось его обогнуть. А огибая дом, они увидели черные нити. Их было всего несколько, и это Герхарда удивило.
       По идее черный маг сейчас должен был пустить в дело все свое умение, для того чтобы не дать им ускользнуть во второй раз. Вместо этого он ограничился всего лишь несколькими черными нитями, достаточно вяло исследовавшими пространство вокруг дома. Герхарду и Джигеру даже удалось одну из них просто-напросто перепрыгнуть.
       Все прояснилось, после того как они увидели фасад дома.
       Вот тут нити были, и довольно много. Правда, не черные, но все же их существование кое-что объясняло.
       - Они снова пытается взять под контроль дэвов, - буркнул Джигер.
       - И это ему удастся, - сказал Герхард.
       - А посему...
       Герхард прекрасно понимал, что он хочет сказать.
       Маг выбрал совершенно правильную тактику. Вместо того чтобы отправить по их следам несколько черных нитей, он решил использовать для поимки врагов дэвов. Нет, конечно, он мог попытаться это сделать и с помощью черных нитей. Они вполне годятся для того, чтобы выслеживать какого-нибудь человека. Но только не в данном случае.
       Маг должен предугадать, что его враги будут пытаться как можно скорее покинуть город, для того чтобы, оказавшись вне пределов досягаемости, подготовить еще одно нападение.
       В самом деле, если они решились на второе, то почему бы им не сделать еще одну попытку?
       Для того чтобы ее не допустить, магу нужно не выслеживать своих врагов, а попытаться устроить на них облаву, не дать им в очередной раз ускользнуть. И вот это-то лучше всего сделать, используя дэвов.
       С их помощью маг может, например, попытаться перекрыть все выходы из города. А скорее всего, он возьмет в кольцо один-единственный район. Тот самый, в котором они сейчас находятся. Потом, когда у врагов, все пути для отступления будут отрезаны, по их следам можно пустить и черные нити.
       Обдумывая все это, Герхард не забывал отчаянно работать ногами. Они с Джигером даже успели отбежать от дома черного мага примерно с полквартала. Но тут одновременно в разных концах города оглушительно ударили барабаны. Мгновением позже в небо взлетели огни бесчисленного количества фейерверков.
       Это означало, что ночь большого карнавала началась.
      
      
      
      
       20.
      
      
      
      
       Впереди был перекресток, и, прежде чем Герхард и Джигер успели его миновать, дорогу им перегородила толпа ряженых.
       Под гром барабанов и пиликанье дудок, в разноцветных, украшенных блестками и фальшивыми бриллиантами одеждах, в костюмах древних пеликанских королей и принцесс, танцуя и напевая, они валили через перекресток, казалось нескончаемой толпой. А потом, где-то совсем неподалеку, послышался слитный рокот барабанов, врезавшийся в издаваемую толпой какофонию звуков, словно острие даги в грудь поверженного противника, и стал набирать силу, подминая под себя толпу, диктуя ей свою волю, заставляя людей шагать в унисон своему ритму.
       - Попробуем пройти через толпу, - сказал Джигер.
       Герхард был с ним согласен. Обойти это скопище не представлялось возможным. Да и времени на это не было. Значит, оставалось только либо переждать, пока она не пройдет, что требовало времени, которого у них сейчас не было, либо попытаться через нее пробиться.
       Почти не сбавляя скорости, они втиснулись в толпу ряженых, пытаясь пересечь ее, пробиться на другую сторону улицы. Как оказалось, сделать это было не так-то легко. Пробираясь между ряжеными, Герхард то и дело был вынужден отцеплять от себя чьи-то руки, пытающиеся вовлечь его в танец, ускользать из объятий красавиц, стремящихся познакомиться с ним поближе, делать вид, будто он не замечает бутылок, которые ему протягивали для того, чтобы он из них отхлебнул.
       Джиггеру, поскольку его странная фигура выделялась даже в этой пестрой толпе, прокладывать себе дорогу было легче. Соответственно и предложений вступить в общий танец ему было сделано меньше. Именно поэтому он раньше Герхарда преодолел человеческий поток. А преодолев, остановился, чтобы подождать своего союзника.
       Вынырнув из толпы, Герхард спросил:
       - Куда дальше?
       - Вперед. Никуда не сворачивая. Чем дальше мы уйдем от дома черного мага, тем больший район придется дэвам оцеплять, а вероятность от них ускользнуть будет выше.
       С этим Герхард был тоже согласен.
       Они побежали дальше. А квартала через два рассудили, что теперь поспешать, конечно, нужно, но с оглядкой. Черный маг все это время действовал, и, значит, вот-вот на их пути должен был попасться патруль дэвов. Конечно, лучше бы этого не случилось до самой окраины города, но такое везение им казалось достаточно сомнительным.
       Герхард невесело усмехнулся.
       У него появилось ощущение, словно он попал на какую-то карусель. За сутки она сделала еще один оборот, и он вновь бежит по улицам, надеясь уйти от черного мага. Завтра будет то же самое. И послезавтра. И...
       Впереди показалась площадь Любителей юных дерзаний.
       Тут союзникам не нужно было даже сговариваться. Они оба прекрасно понимали, что сейчас выходить на нее слишком рискованно. Уж на площади-то черный маг хотя бы одного соглядатая должен был поставить. И тот, конечно, их углядит, поскольку Джигера ни с кем из местных жителей перепутать невозможно, в первую очередь из-за особенностей фигуры.
       С другой стороны, попытаться обойти площадь по улочкам и переулкам тоже было не очень разумно. Это стоило все того же времени, и, конечно, существовала опасность наткнуться на дэвов. Вот если им удастся миновать площадь, то за ней будут кварталы, застроенные еще в легендарные времена семоутских правителей. Дома там стояли как попало, было множество мелких улочек и переулков, а значит, и больше возможностей для маневра. Кроме того, район этих старинных кварталов, широкой полосой пролегая через город, тянулся до самых окраин. И значит, миновав площадь, союзники получали вполне реальную возможность оставить черного мага с носом.
       Но как же ее пересечь, не попавшись никому на глаза?
       Герхард оглянулся и, заметив свернувшую с ближайшей улицы большую, разукрашенную цветами и гирляндами карету, запряженную четверкой лошадей, с облегчением сказал:
       - Ага, вот то, что нам требуется.
       - Карета? - спросил Джигер.
       - Она самая. С ее помощью мы и окажемся в старых кварталах.
       - Согласен.
       Союзники бросились к карете.
       Кстати, карета эта, видимо по каким-то причинам отстала от одного из множества разгуливавших сейчас по городу карнавальных шествий, и теперь ее владелец просто колесил по городу в надежде случайно наткнуться на своих товарищей и к ним присоединится. Как бы то ни было, но для Герхарда и Джигера она была настоящим спасением. Если только удастся договориться с возницей, чтобы он подвез их до городской окраины, все приключения этой ночью закончатся вполне благополучно.
       Они подскочили к карете, и Герхард, вскочив на козлы, рядом с возницей, приказал:
       - Стой! Останови свою колымагу.
       Возница, усатый дядька маленького роста, но зато очень толстый и весьма широкий в плечах, буквально укутанный в зеленый плащ с нашитыми на нем алыми лилиями, не стал возражать и натянул вожжи.
       - Прокатиться желаете? - довольно приветливо спросил он.
       - Желаем, - сказал Герхард. - По прямой, до самых окраин. Сколько будет стоить?
       - Не дороже денег, - бросив на охотника хитрый, оценивающий взгляд, сказал возница. - Хотя мне, конечно, лучше бы найти своих. Отстал я от них из-за поломки. Правда, ночь только начинается, и если оплата того стоит, то почему бы и не подработать. А веселье никуда не уйдет.
       Герхард удовлетвоернно кивнул.
       Все складывалось просто великолепно. Конечно, откажись возница их везти, ему можно было пригрозить оружием или устроить какой-нибудь трюк с его нитями судьбы. Вот только это уж в самом крайнем случае. А деньги... Для того чтобы благополучно выбраться из этой переделки, никаких денег не жалко.
       - Деньги будут, - заверил Герхард.
       Вытащив из кармана несколько крупных купюр, он протянул их вознице.
       - Э, нет, - решительно заявил тот, внимательно изучив купюры и вернув их обратно, - Такого мне не надо. Конечно, здесь это, может, и деньги, но только мне они не нужны. Что я стану с ними делать в своем мире? Плати чем-нибудь стоящее или позволь мне ехать дальше.
       Вот этого Герхард не учел. Он уже хотел было вытащить пистолет, но тут Джигер сунул ему в руку что-то небольшое и твердое. Это оказался ограненный рубин, и его-то возница принял. Кстати, с большим удовольствием.
       - Что ж, - сказал он. - Этого даже много. Однако сдачу я могу дать только нашими деньгами. Зачем они вам?
       - Не надо, - сказал Джигер и полез в карету.
       Стекла у нее были затемненные, и это было просто великолепно. По крайней мере, если им попадется соглядатай черного мага, Джигера он не увидит.
       - Будешь показывать дорогу? - спросил возница.
       Герхард прикинул, что без этого не обойтись. Кроме того, он хотел, воспользовавшись моментом, пообщаться с возницей, задать ему кое-какие вопросы. Вот только как сделать, чтобы его не узнали?
       - Нет ли у тебя под рукой еще одного плаща? - спросил он у возницы.
       - Ага, вот в чем, значит, дело, - задумчиво сказал тот. - Вот зачем вам понадобилась карета. От кого-то скрываетесь?
       - Возможно, - промолвил Герхард. - Это что-то меняет?
       - Нет, нет, - поспешно сказал возница. - Плата получена, и, значит, куда надо, туда вас я и довезу.
       Пошарив под козлами, он вытащил из под них еще один плащ, из более грубого материала. Причем у плаща был капюшон, и это Герхарда обрадовало. Теперь он мог не бояться, что его узнают.
       Завернувшись в плащ и накинув капюшон на голову, он скомандовал:
       - А теперь вперед, через площадь. Не очень быстро.
       Возница хлестнул лошадей, и карета тронулась.
       Дэвов на площади было аж целых пять. Они стояли в самом ее центре, неподвижные, словно статуи. Как только карета выехала на площадь, управляющие стражами порядка нити черного мага слегка изменили свой цвет, и дэвы взяли наизготовку тяжелые, усеянные шипами дубины.
       Герхард замер.
       Если черный маг отдаст стражам порядка приказ проверить, кто едет в карете, драки не избежать. При этом, возможно, от дэвов они все же отобьются. Однако маг узнает, где они в данный момент находятся, и, конечно, кинет все свои силы на помощь находящимся на площади стражам порядка. И вот тут-то...
       Дэвы успели сделать к карете всего лишь несколько шагов, но тут управляющие ими нити судьбы вновь изменили свой цвет, и стражи порядка вновь застыли на месте.
       Герхард облегченно вздохнул.
       Похоже, черного мага что-то отвлекло. И это случилось вовремя.
       Вообще же, ему сейчас, видимо, очень нелегко. Может ли быть легко пусть даже опытному кукловоду, пытающемуся управлять одновременно несколькими десятками кукол? Безусловно, мага сильно выручает опыт, поскольку ему для своих нужд чуть ли не каждый день приходится управлять несколькими людьми. Но несколько человек - это не десятки дэвов. Тут от ошибок не защитит даже большой опыт.
       Карета продолжала катиться через площадь. Возница, взглянув на дэвов, спросил у Герхарда:
       - А если бы местные стражи порядка задумали проверить, кто едет в карете, стали бы вы драться?
       Врать охотнику не хотелось, и он сказал:
       - Конечно.
       - Так я и подумал, - промолвил возница. - Значит, получается, повезло?
       - Повезло, - согласился Герхард.
       Из него уходила горячка бегства, то особое состояние обостренного восприятия окружающего мира, возникающее у каждого беглеца, спасающегося от смертельной опасности. Этому способствовало еще и то, что сейчас от него ничего не требовалось. Только сидеть рядом с возницей на козлах и указывать направление.
       Кстати, почему бы в самом деле не использовать эту передышку с пользой? Кто мешает ему задать вознице кое-какие вопросы, касающиеся его появления здесь, в этом мире.
       А карета уже выезжала с площади, и возница спросил:
       - Дальше - прямо? - Угу, прямо, конечно прямо.
       - А сворачивать где?
       - Я тебе скажу, - промолвил Герхард.
       Он все никак не мог решить, какой вопрос следует задать вознице, поскольку вдруг обнаружил, что их, связанных с ночными визитерами, не так уж и мало. Целая куча самых разнообразных вопросов, до этого просто не приходивших ему в голову, поскольку появление ночных визитеров для него, Герхарда, так же как и для каждого коренного жителя этого мира, было чем-то совершенно обыденным, вроде восхода и захода солнца или время от времени льющего с неба дождя.
       И конечно, самые главные вопросы, с которых следовало начинать, были достаточно просты. Почему именно в их мире каждую ночь появляются визитеры? Каким образом это происходит? Благодаря каким силам действуют магические облака, через которые приходят ночные визитеры? Какое отношение ко всему этому имеют черные маги? И вообще, как давно это началось? То, что очень давно - понятно. Иначе не возникло бы народных традиций, вроде этой ночи большого карнавала. Но когда начали появляться первые визитеры? Что этому предшествовало? Какие события? Сто лет назад? Двести? Пятьсот? Еще при пеликанских правителях? Как давно?
       Герхард вздохнул.
       Вряд ли возница сумеет дать ему ответ хотя бы на один из этих вопросов. Впрочем, чем черт не шутит, когда Бог спит? Вдруг ему что-то известно? Да и потом, надо же с чего-то начинать? Почему бы не сейчас и не здесь?
       Вытащив из кармана коробочку сигарету, Герхард протянул ее вознице. Тот взглянул на нее и отрицательно помотал головой.
       - Не потребляю.
       - Понятно.
       Закурив, Герхард сунул коробочку обратно в карман и осторожно спросил у возницы:
       - А вообще, ты частенько появляешься в нашем мире?
       - Когда как, - ответил тот. - Когда дела идут неплохо, то я эту ежегодную поездку в мир карнавала пропускаю, а вот когда с деньгами туго, то приходится ехать.
       Герхарда задели слова "мир карнавала", и он уже хотел было возразить вознице, но вдруг подумал, что тот в чем-то прав, по крайней мере со своей точки зрения. Что он знает об этом мире, если имеет возможность видеть его всего один раз в году? И почему бы тому же вознице не предположить, что в этом мире каждая ночь является такой, как эта? Соответственно отсюда и название "мир карнавала". Кстати, получается, что для забытых богов это мир, в котором можно хоть каждую ночь шляться по улицам в сопровождении адептов и устраивать публичные потасовки. Для белых всадников это мир скачек по ночным улицам, рубки на саблях и поисков неведомых врагов. Для красных демонов...
       Ладно, тут все понятно. Идем дальше.
       - И давно это у вас? - спросил Герхард.
       - Что именно?
       - Ну, поездки в наш мир, для того чтобы поучаствовать в карнавале.
       Задумчиво почесав в затылке, возница ответил:
       - Откуда я знаю? Давно, наверное. Мне еще мой отец говорил, что в вашем мире в случае крайней необходимости можно неплохо подработать. Конечно, не каждый раз, но все же, иногда... Ну, вот как сейчас. Видишь ли, может быть, этот полученный у тебя камешек в вашем мире стоит совсем немного, но у нас я на него смогу свою карету подремонтировать. А это - не так уж и мало. Это весь риск оправдает.
       - Риск? - спросил Герхард.
       - Угу. Как без него? Конечно, риск. Раньше-то, как говорят, в вашем карнавальном мире вообще было безопасно, а вот некоторое время назад стали появляться слухи, что кое-кто из пожелавших в нем побывать обратно не вернулся. Пока это всего лишь слухи, но тем не менее... Поэтому, хотя желающих побывать в вашем мире по-прежнему достаточно...
       Продолжать возница не стал, просто махнул рукой.
       - А все же, слухи, значит, есть? - спросил Герхард.
       - Есть, конечно. Уже лет десять-пятнадцать, не меньше... Так что если в будущем году дела мои пойдут как надо, то я не появлюсь. Нехорошо часто искушать судьбу.
       - Но ведь другие визитеры из вашего мира явились к нам не подзаработать, - выкинув окурок, сказал Герхард. - Насколько я понял, они пришли просто повеселиться.
       - Ну, кое-кто из них этих слухов не слушал, - объяснил возница. - А кто-то слушал, да не поверил. Потом, есть еще те, кого слухи только подстегнули. Знаешь, всего находятся сорвиголовы, и их хлебом не корми, дай поучаствовать в каком-нибудь рискованном деле. Это их заводит. Только я не из таких. Мне нужно было дела поправить, и, кажется, удалось. Ну, и слава великим гончим, огненнопастным, ведущим свою вечную охоту за душами грешников.
       Герхард хотел было задать еще один вопрос, но тут под каретой что-то хрустнуло, и она резко накренилась. Возница издал возмущенный вопль и поспешно натянул вожжи. Все-таки лошади остановились не сразу, и карету еще несколько шагов протащило по мостовой. При этом было отчетливо слышно, как какая-то железяка под ней, скорее всего ось, противно чиркает по брусчатке.
       Охотник и возница слезли с козел и убедились, что причиной аварии действительно было колесо, буквально развалившееся на куски. Секундой позже к ним присоединился Джигер и сказал:
       - Так, далеко, значит, мы не уехали.
       Услышавший это возница присел на корточки возле кареты и, делая вид, будто осматривает ось, слегка погнувшуюся после того, как сломалось колесо, принялся изрыгать какие-то совершенно жуткие проклятия. В них упоминалось о летающих змеях, наделенных совершенно феноменальными сексуальными способностями, о каких-то зверьках, умудрявшихся все время самозарождаться, причем с невиданной скоростью и энергией, а также о великом растительном духе и процессе его становления собственным отцом, дедом да к тому же еще и матерью.
       Герхард же подумал, что он просто боится потерять плату, поскольку не смог доставить клиентов на место.
       - Ладно, - сказал Джигер, - самое главное - площадь мы все же миновали. Дальше можно и пойти пешком. Пошли, нам еще топать и топать.
       И конечно, он был прав.
       Оглянувшись, Герхард увидел, что они находятся от площади не более чем в квартале, и подумал, что надо было, едва они ее миновали, приказать вознице ехать быстрее. Хотя кто знает, может быть, тогда, колесо сломалось бы раньше?
       Они было двинулись прочь от кареты, но тут возница, окончательно успокоившийся насчет платы, расхрабрился так, что даже попросил Герхарда вернуть плащ.
       - Он еще хороший и достаточно теплый. Вам он ни к чему, а мне пригодится.
       Герхард молча отдал вознице плащ, и они с Джигером пошли прочь.
       - Кстати, а что ты сделал с глазом? - немного погодя спросил охотник.
       - С каким глазом? - поинтересовался Джигер.
       - Ну, с тем самым, который был в комнате в доме черного мага.
       - А, с глазом! Да ничего особенного. Просто полоснул его лезвием, прежде чем он ко мне повернулся. И как ни странно, подействовало. Даже кровь пошла.
       Герхард задумчиво покачал головой.
       А ведь его союзник рисковал, и достаточно прилично. И тем не менее не бросил... Сделал ли он это по этическим соображениям? Или все же у него, даже сейчас, есть какая-то идея, как продолжить охоту на черного мага? Но каким образом это можно сделать, после того как они второй раз едва унесли ноги от его дома? Значит, он не бросил своего союзника, по этическим соображениям. Значит, он не бросает союзников даже после того, как перестает в них нуждаться. Редкое свойство. И все же... все же... Если учесть, кем Джигер может быть...
       Кстати, а ему-то что известно о ночных визитерах? Да, кончено, он, скорее всего, появился в этом мире совсем недавно. Однако он уже доказал, что знает о черных магах гораздо больше, чем обычный охотник. Возможно, он что-то ведает и о ночных визитерах.
       - Гм... - сказал Герхард. - А вообще, ты давно в нашем мире?
       Джигер бросил на него внимательный взгляд и осторожно ответил:
       - Не очень.
       - И конечно, ты уже обратил внимание на то, что в этом мире ночи довольно странные?
       - Обратил. Только, прежде чем попасть к вам, я побывал в мирах и попричудливее.
       - И все же...
       - Подожди, - перебил его Джигер. - Сейчас не до праздных разговоров. Слышишь?
       Они остановились и прислушались.
       Грохот барабанов, ставший уже более привычным, теперь, кажется, нарастал, причем только с одной стороны. С той самой, в которую они шли.
       - Кажется, еще одна карнавальная колонна, - сказал Джигер.
       - И идет она прямо на нас, - промолвил Герхард.
       - Хорошо бы с ней разминуться. Поспешим. Если мы успеем миновать улицу, по которой она идет, то нам не придется через нее пробиваться.
       Они побежали.
       И все же карнавальная колонна двигалась слишком быстро. Она вывернула с ближайшей улицы и не просто перегородила им путь, но, свернув, двинулась навстречу.
       - Придется подождать, пока она пройдет мимо, - сказал Джигер.
       - Придется, - согласился с ним Герхард, нашаривая в кармане черные очки.- Лишь бы только она не оказалась слишком длинной.
       Они прижались к стене ближайшего дома.
       Танцующие арлекины и коломбины, в ожерельях из огромных, одуряюще пахнущих цветов, некто в шкуре камелеопарда, танцующий выбивающийся из общего ритма танец, высоко вскидывавший длинные, тощие ноги, то и дело с ожесточением припадавший к мостовой и тут же подскакивающий. Огромный толстяк в костюме смерти и соответствующей маске, с длинным деревянным мечом в руках. Какие-то уродливые карлики, так и снующие под ногами, в колпачках, усеянных серебряными нотными знаками, с причудливыми музыкальными инструментами в руках. Клоун на ходулях, размахивающий кажущимися необыкновенно короткими по сравнению с ногами ручками, во всеуслышанье объявлявший, что выискивает более- менее просторное место, для того чтобы показать, как надо крутить сальто. И - еще... И - еще... Под грохот барабанов и веселую музыку, с танцами и песнями, с бесконечно радостными и от этого кажущимися безумными лицами, они проходили, пробегали, протанцовывали мимо прижавшихся к стене дома союзников. И почти каждый из оказавшихся рядом что-то им говорил, подмигивал, пытался заставить танцевать или хотя бы похлопать по плечу, поцеловать в щеку, дать пощечину, ущипнуть...
       Герхард подумал, что это смахивает на морской прибой, который так и норовит утащить неосторожного пловца на глубину, отправить его на дно, не дать выплыть и выжить. Причем, в самом прямом смысле. Судя по всему, колонна направлялась к площади. И значит, если кто-то из союзников позволит танцующим затащить себя в толпу, то неизбежно тоже окажется на площади. А там, дэвы и сторожевые нити черного мага. И стоит задеть хотя бы одну из нитей или быть замеченным дэвом, как снова придется отрываться от погони. Или принимать бой, причем с противником, к которому все время будет подходить подкрепление.
       В общем, достаточно нерадостная перспектива. И поэтому лучше бы ему удержаться на месте, здесь, у стены неизвестного дома.
       Некоторое время спустя ему показалось, что толпа словно бы редеет, и он облегченно вздохнул, но тут где-то впереди, среди многих других, появилось лицо, показавшееся ему знакомым, и Герхард забыл обо всем.
       Поскольку это лицо было лицом незнакомки, той самой, изображение которой ему показала хозяйка моста.
       Он было рванулся в толпу, для того чтобы отыскать ее, оказаться рядом. В этом даже имелся какой-то смысл, поскольку если хозяйка моста его не обманула, то незнакомка является его суженой, его второй половинкой. И значит, стоит ей его увидеть, как она тоже это поймет, осознает, что нашла того, без которого жить не может.
       Он рванулся в толпу, не слыша предостерегающего восклицания Джигера, но как раз в этот момент, как назло, к нему притиснуло какого-то совершенно чудовищных размеров толстяка, в кафтане, сшитом из разноцветных лент, и тот своим огромным брюхом буквально втрамбовал Герхарда в стену. И длилось это, казалось, вечность, а потом, когда толстяка унесло прочь, охотник увидел, что он обознался. Девушка, которую он принял за незнакомку, теперь оказалась несколько ближе, и, еще раз ее увидев, охотник уверился, что она всего лишь похожа на незнакомку, не более.
       - Ты ошалел? - спросил его Джигер.
       - Все нормально, - промолвил Герхард, плотнее прижимаясь к стене. - Все в самом лучшем виде.
       И действительно, все было нормально, поскольку наваждение уже исчезло, оставив после себя лишь тягостное чувство недоумения, слегка приправленное стыдом.
       Чего он стыдился? Он и сам точно не знал. Может быть, того, что так легко обманулся? Но могло ли подобное произойти, если бы где-то в глубине души он этого не желал? А может, он принял желаемое за действительное, и ему стыдно за то, что обнаружил перед Джигером свою слабину, забыл где они находятся и в какой ситуации оказались?
       Кстати - желаемое? А так ли это? С каких это пор он стал находить прелесть в самообмане?
       Герхарду захотелось выругаться. И вообще, забыть об этом случае, словно его и не было.
       Кстати, и повод подвернулся.
       Герхард заметил, что теперь почти рядом с ним, также прижавшись к стене, стоит какая-то женщина, с лицом, закрытым большой, украшенной блестками и причудливыми разводами маской.
       Пока он раздумывал, о чем бы ее спросить, женщина задала вопрос сама:
       - Увидели кого-то знакомого?
       - Всего лишь показалось, - с досадой ответил Герхард. - На самом деле никого там не было.
       Причиной досады было вдруг пришедшее к нему осознание, что надежда встретить незнакомку на самом деле не исчезла. Она всего лишь спряталась, готовая при первой же подвернувшейся возможности возродится и вновь захватить утерянные позиции.
       При первой же возможности...
       - На карнавалах это бывает, - хихикнув, сказала женщина в маске. - Иногда кажется, будто увидел кого-то знакомого, а он подойдет ближе - и ты понимаешь, что обознался. Не правда ли?
       - Конечно, - сказал Герхард.
       - А иногда, бывает, кто-то очень знакомый, стоит совсем рядом, а ты об этом и не подозреваешь, поскольку он прячется под маской.
       - И это случается.
       - Вот, например, как сейчас.
       Сказав это, женщина снова хихикнула.
       Маска, полностью закрывавшая не только ее лицо, но и голову, была так огромна, что даже не позволяла увидеть нити судьбы.
       - Это вы намекаете на себя? - моментально насторожившись, спросил Герхард.
       Не было у него в этом городе знакомых женского пола, да и не могло быть, поскольку он приезжал сюда на охоту. А охота и амурные увлечения - вещи несовместимые.
       Может, все-таки, женщина в маске таким образом с ним заигрывает? Но не слишком ли странный способ заводить знакомства она выбрала?
       - Вы догадливы, - сказала женщина.
       - В таком случае, может быть, вы соизволите снять маску? - спросил Герхард.
       - Не лучше ли подождать, пока пройдет толпа? - опять хихикнула женщина.
       - Разве это имеет какое-то значение?
       - Наверное, нет.
       Толпа явно редела, и как раз в этот момент возле них образовалось немного свободного пространства. Оттолкнувшись от стены, женщина картинно развела руки в стороны, а потом резко сдернула маску.
       Это была мара.
      
      
      
      
      
       21.
      
      
      
      
      
      
       Герхард прыгнул в сторону. Вовремя, надо сказать. Длинные, острые когти вспороли воздух возле самого его плеча.
       - Не уйдешь, - прошипела мара.
       Ну да, что еще она могла сказать? Все то же самое.
       Мара еще раз попыталась достать его рукой, и Герхард, отпрыгивая, натолкнулся на бородатого арлекина весьма почтенного возраста. И все же каким-то чудом ему удалось увернуться. Когти мары пронеслись буквально в сантиметре от головы охотника
       Ого, это сигнал. Пора убегать.
       Резко наклонившись и ожесточенно работая локтями, Герхард ввинтился в толпу.
       Его отшвырнуло в сторону. Потом чья-то сильная рука едва не опрокинула его на мостовую, но в последний момент Герхард все же умудрился удержаться на ногах. Правда, для этого ему пришлось буквально вцепиться в воротник платья какой-то зеленокожей красотки с неправдоподобно большими глазами и маленьким, с булавочную головку ртом.
       Платье треснуло по швам и Герхард увидел, что под ним, там, где у нормальной женщины должна быть грудь, находятся два округлых, слегка шевелящихся крылышка.
       - Нахал! - томно проговорила зеленокожая. - Ну и что ты будешь делать дальше?
       Прежде чем Герхард успел перед ней извиниться, его кто-то пихнул в бок, и он врезался спиной во что-то большое, теплое и колышущееся. Даже не удосужившись оглянуться, поскольку времени на это не было, охотник юркнул вбок, туда, где, кажется, было посвободнее.
       И ошибся. Свободнее так не было. А еще там оказалась увитая серпантином и украшенная венками платформа, на которой весьма раскованно танцевали несколько девочек, одетых лишь в расшитое золотом бикини, и симпатичный карликовый тапир в цилиндре и больших солнцезащитных очках.
       Герхарда притиснуло было к платформе, да так, что у него затрещали ребра. Однако длилось это совсем недолго, и в следующее мгновение толпа отхлынула. Воспользовавшись представившейся возможностью, охотник вскарабкался на платформу и окинул взглядом толпу.
       Джигер был уже довольно далеко, уверенно пробираясь в хвост колонны, а вот мара - близко, слишком близко. Ряженные, от ее ударов, разлетались в стороны, словно кегли. Причем остановить ее было невозможно. Не станешь же стрелять в толпе? Значит, пистолет отпадает. Тогда, может быть, попробовать вонзить в нее магический кинжал?
       Возможно, он ее даже успокоит. Однако нет ничего худшего, чем драться с кем-то в такой толпе. Один неожиданный толчок какого-нибудь разряженного болвана - и ты, вместо того чтобы ухлопать чудовище, лишишься головы. Да и мара... Если сейчас она прокладывает дорогу, просто расшвыривая ряженных, то, сражаясь не на жизнь, а на смерть, пустит в ход когти. И тут уж никому из тех, кто попадется у нее на пути, кто, по ее мнению, станет мешать схватке, пощады не будет. Ни малейшей. Прежде чем Герхарду удастся ее успокоить, мара прикончит с десяток ночных визитеров. Если не больше.
       Значит, остается только вслед за Джигером пробиваться в хвост колонны, попытаться выманить мару на открытое место и дать ей бой только после того, как ночные визитеры уйдут прочь.
       Задача довольно сложная, но при некотором везении выполнимая. Только бы мара не догнала его в толпе. Тогда ему и в самом деле будет крышка.
       Что ж, поскольку она вряд ли сможет взобраться на платформу, для начала заставим мару ее обогнуть. Это даст некоторый выигрыш по времени.
       Герхард в два прыжка пересек платформу и, едва не столкнув с нее некстати попавшегося на пути тапира, спрыгнул на мостовую.
       - Все равно не уйдешь! - послышалось у него за спиной, причем, не так уж далеко.
       Герхард усмехнулся:
       - А вот и уйду!
       Он резво метнулся прочь от платформы, едва не сшиб с ног длинного как жердь барабанщика, замахнувшегося было на него колотушкой, которой только что отчаянно избивал свой барабан. Впрочем, охотник так шустро юркнул за спину псеводоволшебника, в усеянном золотыми звездами халате и высоком колпаке, что барабанщик не успел его ударить.
       Охотник продирался, лез буром, толкался как сумасшедший, работал локтями, протискивался, прорывался сквозь ряды. Окружающие перестали для него существовать, превратившись лишь в тела, которые нужно либо убрать с дороги, либо проскочить между ними, не забывая при этом придерживаться правильного направления.
       Раза два где-то совсем близко слышался голос мары, обещавшей прикончить его с помощью каких-то совершенно уж чудовищных пыток, но Герхард не обращал на это внимания. Ему просто некогда было отвлекаться, тратить на это лишние секунды, выбиваться из взятого ритма, терять темп.
       Вот это сейчас было самое главное - темп.
       Охотник наконец-то вырвался из колонны и, слегка пошатываясь, все еще машинально работая руками, сделал несколько шагов, уже не встречая на своем пути ни одного ночного визитера. А потом он увидел Джигера, стоявшего к нему лицом, буквально в нескольких шагах, и все встало на место.
       Мара! С ней придется драться. Сейчас и здесь.
       Резко повернувшись к уходящей колонне лицом, Герхард выхватил магический кинжал. Мгновением позже на его плечо легла рука Джигера.
       - Не надо, - сказал тот. - Это моя драка. Ты не должен в нее вмешиваться ни при каких обстоятельствах. Советую просто продолжить свой путь. Никуда не сворачивай. Я тебя вскоре догоню.
       - Ты ошибаешься, - сказал Герхард. - Мара преследует меня, и, значит, драться с ней мне.
       - Не будем спорить, - промолвил Джигер. - Все уже решено. Мне приходилось сталкиваться с марами, а тебе - нет. Кроме того, я хочу сохранить твой кинжал. Он еще очень даже понадобится. Что бы не случилось, не пускай его в ход.
       - Почему?
       - Долго объяснять. Просто поверь мне.
       - И все же...
       - Смотри, вот она.
       Действительно, это была мара. Похоже, под конец, отчаявшись схватить Герхарда, она все же пустила в ход когти. Об этом говорили ее забрызганные кровью руки.
       - Ну вот, - с удовлетворением сказал она. - Кажется, теперь до вас дошло, что убегать бесполезно. Вы оба предпочитаете умереть быстро и почти безболезненно, или будем драться?
       - Будем драться, - сказал Джигер, делая к ней шаг.
       Герхард было тоже шагнул за ним, но гость из другого мира, предусмотрительно вытянув длинную руку назад, не позволил ему этого сделать.
       - Я сказал - не вмешивайся, - прошипел он. - Если эту тварь можно убить одним, моим кинжалом, я это сделаю. Если нельзя, мы убегаем. Стой и смотри.
       Вот это Герхарда покоробило.
       Не привык он исполнять чьи бы то ни было команды. Хотя, с другой стороны, почему бы и не послушаться? У Джигера явно появился очередной план. В то время как у него, охотника, на данный момент никакого плана нет. Так почему бы и не послушаться?
       Все же Герхард вытащил из кармана пистолет и быстренько его перезарядил.
       Очевидно услышав, как щелкнула вставляемая в рукоятку обойма, Джигер проговорил:
       - А вот это - правильно. Про пистолет-то твой я и забыл. Только прошу, стреляй аккуратно. Не попади заодно и в меня.
       - Первую же пулю засажу тебе в спину, - мрачно сказал Герхард.
       - Ну, ну, не обижайся...
       - Так, - сказала мара. - Значит, первым будет длинный. Что ж, если вы наговорились, может быть, приступим?
       - Безусловно, - промолвил Джигер.
       Змейки на голове мары встали дыбом.
       Превращение произошло так быстро, что Герхард не успел рассмотреть его во всех деталях. Мгновение назад мара была вполне обычной женщиной, если не считать шевелюры, а сейчас ее тело уже стало наполовину змеиным.
       - Ну, давай, - сказала она, явно не без умысла показывая клыки.
       Длинный змеиный хвост щелкнул, словно бич циркового дрессировщика.
       Джигер в ответ на это издал звук, напоминающий тихое тиканье настенных часов. Медленно, осторожно ставя на мостовую ноги, так, словно она была покрыта льдом, он подходил к маре, держа несколько на отлете правую руку.
       В тот момент, когда расстояние между ними сократилось до пары шагов, мара еще раз щелкнула хвостом и стремительно бросилась на
       Джигера. Ее когти рассекли воздух возле самого лица гостя из другого мира, все-таки успевшего шагнуть в сторону и избежать удара.
       В то же мгновение Герхард выстрелил.
       Мара упала на спину.
       Джигер, готовясь нанести удар, кинулся к ней, занеся над головой руку, из которой уже проклюнулось острие кинжала. Резко перевернувшись на бок, Мара хлестнула хвостом и попала-таки ему по ногам.
       Падая на мостовую, гость из другого мира все же успел сгруппироваться и не зашибся. Поскольку ногам его, видимо досталось основательно, перекат, который Джигер тут же сделал, получился несколько неуклюжим. Однако он спас его от нового удара хвоста.
       - Порву обоих на кусочки! - прошипела мара, поднимаясь с мостовой.
       - Вряд ли, - промолвил Герхард и всадил в нее очередную пулю.
       Мара упала.
       Джигер уже был на ногах и, после того как это случилось, двинулся к маре, по-прежнему держа слегка на отлете правую руку. Острое лезвие из его ладони теперь высунулось полностью. Очевидно, Джигер решил, что скрывать его нет нужды.
       Мара лежала неподвижно, видимо выжидая, когда противник приблизится на достаточное расстояние для верного удара.
       Продолжая держать чудовище на мушке, Герхард передвинулся вбок на несколько шагов. Он боялся, что Джигер, заслонив мару телом, помешает в нужный момент выстрелить.
       Впрочем, охотник надеялся, что больше стрелять не придется. Очевидно, исход поединка решится в ближайшие несколько секунд.
       По крайней мере, ему так казалось.
       Схватка и в самом деле заняла не более мгновения.
       Мара ударила снизу вверх, на этот раз целясь когтями Джигеру в живот. Не промахнись она, гость из другого мира оказался бы мгновенно выпотрошен. Однако она промахнулась.
       Легко отпрянув, Джигер почти тут же метнулся вперед, к маре. Неуловимое движение руки - и торчащий из его руки клинок вонзился маре в грудь. Потом послышался короткий сухой треск, с которым клинок, почти у самого основания обломился, и Джигер отпрыгнул в сторону.
       Вовремя. Мара успела нанести еще один удар, не менее сильный и страшный, чем предыдущий, но тоже не достигший цели.
       - Вот, кажется, и все, - тяжело дыша, сказал Джигер. - Сейчас мы узнаем, насколько она сильна.
       Заметно прихрамывая, он двинулся к Герхарду. А тот во все глаза смотрел на мару.
       Обломок лезвия в ее груди стремительно краснел, словно опущенный в кузнечный горн. Плоть мары поблизости от клинка шипела и дымилась, прямо на глазах превращаясь в серый пепел. Причем пятно пепла становилось все шире.
       - Ну вот, сейчас... - пробормотал Джигер, остановившись рядом с Герхардом и повернувшись к маре лицом.
       - А если она окажется сильнее? - спросил охотник.
       - В таком случае нам останется только пуститься наутек. Ночь длинная и еще даже не перевалила за середину. Как-нибудь мы от этой красавицы избавимся.
       - У меня тоже есть кинжал.
       - Только в самом безвыходном случае. Он нам еще очень пригодится.
       - Уж не задумал ли ты еще одну авантюру? - подозрительно спросил Герхард.
       - Возможно, и задумал, - улыбнулся Джигер.
       - Какую?
       - Всему свое время. Всему свое время.
       Вот это Герхарду совсем уж не понравилось. Сыт он был по горло разными авантюрами и теперь мечтал в дальнейшем участвовать только в обычных охотах.
       Выследил черного мага, определил слабое место в его сети, подкрался, нанес неожиданный, молниеносный смертельный удар и тут же скрылся.
       Как обычно. Без изнурительной и совершенно бесполезной беготни, без переполохов и огласки, без привлечения к охоте, а значит, и напрасного риска для их жизней, ни в чем не повинных жителей, не говоря уже о стражах порядка.
       Герхард слегка улыбнулся.
       Хотя... хотя... если подумать...
       Мара завопила. Тело ее выгнулось дугой, снова выпрямилось, заколотилось о брусчатку в бешеном ритме. Почерневший, словно головешка, обломок клинка упал на мостовую и рассыпался на кусочки.
       - Кстати, а не пора ли нам уходить? - пробормотал Джигер. - Прямо сейчас. Думаю, исход нашего небольшого эксперимента ясен.
       Герхард кивнул.
       Чего уж тут непонятного?
       Тело мары восстанавливалось. Пепельное пятно прямо на глазах уменьшалось. И стало быть, чем дальше союзники окажутся от этого места к тому моменту, когда оно окончательно исчезнет, тем лучше.
       Герхард вздохнул.
       - Хорошо, побежали. Только это не решит нашу проблему. Мара так просто не отвяжется. И значит, придется драться. Не лучше ли все-таки ее прикончить сейчас, пока она не может сопротивляться?
       - Нет, мы уходим. Возможно, мой клинок послужит маре предупреждением. Кто знает, может, она передумает нас преследовать?
       - И ты в это веришь?
       - Нет. Но чего на свете не бывает? И судьбе свойственно подкидывать спасение тогда, когда ты в нем особенно нуждаешься.
       - Чаще наоборот.
       - Хватит болтать. Пора уходить.
       Они побежали прочь.
       Герхард почти сразу заметил, что Джигер все еще прихрамывает. Ногам его, видимо, досталось и в самом деле основательно. И, несмотря на это, он все же бежал. Морщился от боли, но старался от охотника не отстать.
       Значит, все-таки есть у него какой-то план и их бегство является его частью.
       О-хо-хо... что-то еще будет?
       Сзади послышался яростный вопль мары.
       - Что у тебя с ногами? - спросил на бегу Герхард.
       - Все в норме.
       - Насколько в норме?
       - Думаю, часа через два регенерация закончится, и тогда пропадет даже хромота.
       - Так, понятно.
       Герхард оглянулся.
       Мара их преследовала. Пока у нее это получалось плохо. Пока ее мотало из стороны в сторону, словно пьяницу, изрядно превысившего свою норму спиртного. Однако с каждым мгновением она двигалась все уверение, и, что немаловажно - быстрее.
       - Боюсь, двух часов у нас в запасе нет, - промолвил Герхард. - Мара нас догонит гораздо раньше.
       - В таком случае нам надо где-то укрыться. Может быть, в каком-нибудь доме? Слава богу, эта ночь считается безопасной, и войти в какой-нибудь дом не составит труда.
       - И подвергнуть его обитателей смертельной опасности?
       - У тебя есть идея получше?
       - Похоже, есть. Видишь, там, впереди, еще одна площадь?
       - Вижу.
       - Нам надо оказаться на ней раньше, чем мара нас догонит. Сможешь?
       - Попытаюсь.
       Они выбежали на площадь, когда мара была от них шагах в десяти.
       В центре площади стояла большая медная статуя святого кликса, повелителя всех дворников.
       - К ней! - приказал Герхард. - Мы должны успеть взобраться на спину кликса раньше, чем мара схватит одного из нас.
       Они успели даже это.
       В тот момент, когда Джигер стал карабкаться на статую, мара была от него шагах в трех. Герхард вовремя успел ухватить своего союзника за руку и резким рывком буквально затащил его на спину медного кликса.
       Мара, рассчитывавшая все же ухватить Джигера на ноги, яростно взвыла.
       - Ну вот, - сказал Герхард. - Теперь можно и перевести дух. Сюда она забраться не сможет. Значит, на некоторое время мы в безопасности.
       Джигер, сидевший возле его ног, слегка приподнялся и сказал:
       - Все-таки здорово, что у кликсов такие плоские спины. Тут можно не только сидеть, но и даже, если сильно захочется, улечься во весь рост. И еще останется место. Знатное убежище.
       - Согласен, - промолвил Герхард, нашаривая в кармане коробочку с сигаретами. - Кстати, ты осознаешь, что мы угодили в ловушку?
      
      
      
      
      
       22.
      
      
      
      
      
      
       Герхард докурил сигарету и кинул окурок в мару. Та прекратила кружить вокруг статуи святого кликса и, встав так, чтобы видеть охотника получше, пообещала:
       - Это тебе тоже зачтется. Думаешь, тебе удастся улизнуть и в этот раз? Только спустись вниз. Вот только спустись.
       Герхард пожал плечами и предложил:
       - Может, устроим праздник всепрощения? Как ты на это смотришь, мара?
       - Развлекаешься? - сказал Джигер. - Зачем тебе это?
       - Надо же как-то убить время. Хотя, мне кажется, его несколько меньше, чем ты рассчитываешь.
       Джигер бросил на него недоуменный взгляд.
       - Это почему? Мы можем сидеть на статуе хоть до утра. А утром мара исчезнет. После этого никто не помешает нам...
       - До утра мы здесь не досидим. Как думаешь, скоро черный маг поймет, что мышки из его мышеловки ускользнули? Наверное, скоро. И что он потом станет делать?
       - Ты имеешь в виду... Да нет, ничего не выйдет. Мару он отпустил на свободу. И значит, где мы сейчас находимся, он не представляет.
       - Ну да. Только ты не учел, что он может послать по нашим следам черные нити. И еще задолго до утра, до того как мара исчезнет, они нас обнаружат. Нам придется снова убегать. Как ты думаешь, что при этом будет делать мара?
       - Попытается нас убить.
       - Вот именно.
       Джигер криво усмехнулся.
       - Только вряд ли это у нее получится.
       - И все же вас убью именно я! - крикнула мара. - Разорву на кусочки и размажу по мостовой. Обоих. Начну с того, который из вас самый противный. Но и второму тоже спастись не удастся. А еще я могу сохранить вам жизнь. Если, конечно, вы спуститесь ко мне прямо сейчас. Ограничусь только тем, что оторву вам обоим ноги. Но жить вы будете. Продумайте, после того, что вы со мной сделали, это более чем щедрое предложение.
       Герхард поморщился и промолвил:
       - Да, предложение действительно весьма щедрое. Ну как, согласимся?
       Джигер присел и стал ловко и уверенно массировать себе лодыжки.
       - Предложение действительно очень милосердное, - сказал он. - Может, и в самом деле согласится? Эй, мара, какое-то время подумать у нас есть?
       - Пять минут, - твердо заявила мара. - Потом я буду считать, что вы ответили мне отказом. И тогда уж не взыщите. Больше подобных предложений я делать не буду.
       - Понятно, - промолвил Джигер. - Герхард, может, и в самом деле согласиться? С нашими способностями мы не пропадем и без ног. Можно сказать, будем как сыр в масле кататься. Э?
       - Так, понятно, - сказал Герхард. - Кто из нас валяет дурака? Ты или я?
       - Ну, почему бы и мне немного не повалять дурака? Чем я хуже тебя?
       - У вас осталось четыре минуты! - сообщила мара.
       - Герхард, еще одного окурка у тебя не найдется? - спросил Джигер.
       - Нет.
       - Жаль.
       - Кстати, зачем, окурок? Можно, например, просто плюнуть. Надо же как-то ответить даме на ее предложение.
       - Я? Плюнуть в даму? - поразился Джигер. - Пусть даже она и не принадлежит к моему виду, но все равно остается дамой. Если хочешь, можешь плюнуть сам.
       Герхард с изумлением взглянул на гостя из другого мира и покачал головой.
       А ведь он не шутит. Совсем не шутит. И значит, в отношении дам он и в самом деле придерживается определенных принципов. Кто бы мог подумать...
       - Ну как? - спросил - Джигер. - Будешь?
       - Нет, - ответил Герхард. - Мару, конечно, за даму я не считаю. Она - чудовище и независимо от половой принадлежности должна быть убита. Однако и плевать в нее я не собираюсь. Просто не приучен плевать в кого бы то ни было.
       - Вот любопытно, - сказал Джигер. - Я почти наверняка знаю, кем являешься ты. В свою очередь, ты, готов в этом поклясться, догадываешься, кем являюсь я. И вроде бы у таких, как мы, не должно быть каких-то особых принципов. Мы просто делаем свое дело. Без лишних эмоций, без глупых попыток определить, что такое добро и что является злом, излюбленным занятия инфантильных юнцов, неспособных сообразить одну простую вещь. Для того чтобы подобные попытки имели хоть какой-то смысл, надо для начала, научиться отделять добро от зла, уметь хотя бы приблизительно определять, с чем ты в действительности столкнулся.
       - Что ты хочешь этим сказать? - спросил Герхард.
       - Ничего особенного, - улыбнулся Джигер. - Просто, я думаю, ты понимаешь, что, после того как мы убьем черного мага, нам придется обсудить одну небольшую проблему.
       - Безусловно, придется, - сказал Герхард. - После того как мы убьем черного мага. Если мы его убьем.
       - Убьем, - заверил его Джигер. - Этой ночью.
       - В таком случае, что помешает нам... - Герхард взглянул на мару, очевидно осознавшую, что сдаваться союзники не пожелают, и вновь принявшуюся кружить вокруг памятника, - гм... обсудить одну небольшую проблему? Не вижу к этому никаких препятствий.
       - Угу, - кивнул Джигер. - Обсудить... Я просто хотел сказать, что, поскольку мы неожиданно обнаружили друг у друга некоторую склонность придерживаться хоть каких-то принципов, это внушает надежду на определенный исход обсуждения, устраивающий нас обоих настолько, насколько это возможно.
       Герхард покрутил головой.
       Складно излагает. Слишком уж складно.
       - Возможно, - сказал он. - Только для начала нам надо еще черного мага убить. Пока же мы находимся в ловушке, из которой лично я, например, не вижу выхода. Причем, если мы не найдем его в самое ближайшее время, нам придется иметь дело с черными нитями мага.
       - Ну, их мы можем не бояться.
       - Ага, значит у тебя снова восстановилась способность изрыгать огонь?
       - Нет, но ты забыл, что у меня есть и другие способности.
       - Какие, например?
       Джигер улыбнулся.
       - Давай, сначала избавимся от мары. Думаю, бросая в нее окурки, это сделать не удастся.
       - Ты что-то можешь предложить? Я, например, могу всадить в нее еще несколько пуль. Вот только запас патронов у меня невелик, и, кроме того, это не позволит нам удрать достаточно далеко. В любом случае, пока она за нами гонится, пытаться тем или иным способом все же убить черного мага - бесполезно. Даже если мы от нее на время оторвемся, она может появиться в самым неподходящий момент и испортить все дело. Не так ли?
       - Согласен.
       - Так, может, все-таки используем мой кинжал?
       - Нет, только в самом крайнем случае. Пока у нас еще есть время, мы будем ждать. Вдруг нам все же подвернется случай избавится от этой красавицы без помощи твоего кинжала?
       Герхард фыркнул.
       - В ночь большого карнавала? Сидя на памятнике святому кликсу.
       - Почему бы и нет? Если судьбе действительно захочется тебе оказать услугу, она сумеет это сделать, где бы ты не находился и чем бы не занимался. Главное только - вовремя угадать, в чем заключается эта ее услуга, и суметь ее использовать.
       Герхард хотел был было возразить Джигеру, но вдруг заметил, что тот к чему-то напряженно прислушивается.
       Интересно, к чему? Разве что к барабанам. Они, кажется, теперь опять звучали громче, причем только с одной стороны.
       - Еще одна колонна, - сказал Джигер.
       - Угу, - согласился с ним Герхард. - Идет она к нам и если, конечно, в самое ближайшее время не свернет, то протопает как раз по этой улице. Неужели ты думаешь, нам удастся затеряться в толпе и удрать от мары?
       - Вряд ли, - сказал Джигер. - Тем более что ноги у меня еще не до конца восстановились. Хотя кто знает...
       Минут через пять колонна ряженых потянулась мимо статуи. На этот раз костюмы идущих в ней были более разнообразны.
       Рыцари в позолоченных латах, сжимавшие в руках картонные щиты, украшенные немыслимыми гербами, в огромных, похожих на котлы для варки похлебки шлемах. Девицы в шелковых, развевающихся одеждах и бархатных полумасках, в костюмах безумных прорицательниц небывалого будущего, в черных атласных плащах, зловеще скалящиеся и демонстрирующие всем желающим фальшивые клыки. Худой и длинный старичок в полном костюме великого мага, то и дело задевающий своим посохом окружающих, явно не умеющий с ним управляться. Усатый, четырехглазый мужик с трезубцем и огромными рогами на голове. Причем все четыре глаза у него, похоже, были настоящими, а вот рога - нет. Кенгуру в пиджаке, из карманов которого торчали толстые пачки денег, передвигающийся гигантскими прыжками. Стайка юнцов в балетных пачках и белых колготках. Зверь, сильно смахивающий на морского тюленя, толстый и неповоротливый, в подвенечной фате и украшенном серебряными блестками фартуке. И еще... многие, причудливые, странные и выглядящие просто нелепо...
       - Стоп, - сказал Джигер. - Это то, что нам нужно. Та самая услуга судьбы.
       - Что ты имеешь в виду? - спросил Герхард.
       - Потом... Ну-ка, отвлеки мару. Сделай так, чтобы она на меня не кинулась тотчас же, как только я спущусь на мостовую.
       Герхард взглянул на мару.
       Она все еще продолжала ходить кругами вокруг изваяния. На колонну ряженых она не обращала ни малейшего внимания. Похоже, все ее мысли были сосредоточены только на том, как бы добраться до двух обидчиков.
       Дождавшись того момента, когда она оказалась с противоположной к колонне стороны стаиуи, охотник вытащил пистолет.
       Вот теперь самое время. По крайней мере, ни один из ряженых не пострадает от рикошета.
       - Поживее, - поторопил Джигер. - Он уйдет.
       - Кто?
       - Неважно. Стреляй.
       Герхард выстрелил. Результат был таким же, как и в предыдущих случаях. Мара рухнула.
       Джигер, покряхтывая от боли, стал спускаться вниз. Похоже, ноги его и в самом деле еще не зажили.
       Прежде чем выстрелить второй раз, Герхард все же не удержался, на мгновение оглянулся.
       Его союзник, заметно хромая, но тем не менее достаточно быстро, бежал к колонне ряженых. Похоже, он действительно там кого-то углядел. Вот только кого?
       Ладно, поживем - увидим.
       Герхард выстрелил и промахнулся. Пуля всего только чиркнула мару по виску.
       - Ну, гаденыш, хочу сообщить тебе кое-какие подробности о твоей матери. Так вот, она... - рявкнула мара.
       Герхард выстрелил еще раз. На этот раз он не промахнулся и попал чудовищу точно в лоб.
       Подробности, касающиеся его матери, охотника вовсе не интересовали.
       На этот раз мара лежала дольше обычного, а Герхард, раздосадованный совершенным промахом, благодаря которому зря потратил патрон, отправил ее в нокаут, как только она встала на ноги.
       В тот момент, когда он готовился выстрелить еще раз, со стороны колонны послышался крик Джигера:
       - Все в порядке. Больше не нужно стрелять.
       Герхард опустил ствол пистолета и оглянулся.
       Джигер уже шел обратно к статуе. Рядом с ним топал какой-то невысокий мужичек в набедренной повязке и огромной чалме.
       - Ты уверен? - спросил охотник.
       - Совершенно. Позволь маре кинуться на нас.
       Герхард пожал плечами.
       Он не понимал, что Джигер задумал, но за последние две ночи убедился, что задуманные им штучки, как правило, действуют. И довольно неплохо.
       Что ж, посмотрим, как он справится с марой. Если что-то пойдет не так, можно потратить еще один патрон.
       Тем временем мара, видимо сообразив, что один из ее врагов, спустился на мостовую, бросилась вокруг памятника. Увидев Джигера, стоявшего почти рядом, причем не пытающегося даже убежать, она издала радостный вопль. На его спутника она не обратила ни малейшего внимания. А зря.
       Так же быстро, как бывалый воин выхватывает свой меч, тот вытащил из-за пояса странной формы дудку и заиграл на ней. Мелодия, издаваемая этим музыкальным инструментом, резала уши примерно так же, как визг циркулярной пилы. Однако на мару она произвела буквально чудодейственное действие.
       Резко остановившись, чудовище на мгновение словно бы окаменело, а потом медленно двинулась к человеку в чалме. Руки ее были вытянуты вперед, глаза полузакрыты, на лице блуждала блаженная улыбка.
       - Это - факир, - сказал Джигер. - Его работа - заклинать змей. А поскольку мара наполовину змея...
       - Вот это да, - промолвил Герхард. - Думаешь, подействует?
       - Уже подействовало. Уже.
       И действительно, двигаясь словно сомнамбула, ритмично покачивая бедрами, мара стала кружить вокруг факира в медленном, чувственном танце. Сейчас она была почти красива, и если бы кто-то посторонний взглянул на нее, он, скорее всего, не поверил бы, что перед ним кровожадное чудовище.
       Факир наигрывал свою чудовищную мелодию, а мара выписывала вокруг него круги, слегка помахивая руками, заворожено улыбаясь, забыв обо всем на свете, кроме танца.
       - Спускайся, - крикнул Джигер. - Она попалась и будет танцевать, пока факир не прекратит играть. А играть он будет до рассвета, до того момента, когда ночь кончится.
       Похоже, он говорил правду.
       Герхард сунул пистолет в карман и, спустившись на мостовую, спросил:
       - Как ты умудрился найти в толпе ряженых настоящего специалиста?
       - По нитям судьбы, - объяснил Джигер. - Талант факира слегка изменяет одну из них, добавляет в нее кое-какие цвета. Как-то мне пришлось иметь дело с факирами, и я это усвоил.
       - Какую именно нить ты имеешь в виду?
       - Объясню как-нибудь потом, - улыбнулся Джигер. - Во всяком случае, не сейчас.
       - Точнее - никогда?
       - Почему? Не обязательно. Просто сейчас на это нет времени. Обрати внимание, от мары мы избавились. Она будет танцевать до утра и исчезнет только тогда, когда факир перестанет играть...
       - А он будет играть до утра?
       - Конечно. До того момента, как сам исчезнет. Я неплохо заплатил ему за это. Кроме того, он понимает, что произойдет, если перестанет играть до того, как настанет пора возвращаться в свой мир. Как ты думаешь, что сделает мара, если вдруг он отпустит ее на свободу раньше, чем наступит утро?
       - Попытается его убить?
       - Конечно. Должна же она будет обезопаситься на случай, если ему вновь придет в голову попиликать на своей дудке.
       - Таким образом...
       - Да, таким образом, мы теперь можем вернуться и сделать еще одну попытку убить черного мага.
       Герхард покачал головой.
       - Ты сумасшедший.
       - Нет, просто правильно оцениваю наши силы.
       - Хочешь сказать, что я их оцениваю неправильно?
       - Вовсе нет. Просто, ты не знаешь того, что знаю я.
       - Что, например?
       - Как всякий профессионал, ты знаешь свои способности, свои умения, свою силу. Иначе ты не смог бы точно определять, стоит ли тебе браться за то или иное дело. Однако ты не до конца знаешь, на что способен я.
       Герхард насторожился. Вот оно, начинается. Сейчас кое-что прояснится.
       - А у меня есть кое-какие способности, которые ты не учитываешь. Потому я говорю, что мы можем сегодня ночью убить черного мага. И обязательно это сделаем.
       Герхард хмыкнул.
       Да, уговаривать Джигер умеет.
       Все-таки, чего он добивается? Смерти черного мага? Вроде бы все случившееся вчера и сегодня это доказывает.
       Но зачем ему это нужно? Может, Джигер всего лишь охотник за приключениями, один из тех, которые ввязываются в опасные предприятия лишь для того, чтобы в очередной раз ощутить вкус опасности, получить очередную дозу адреналина?
       Наркоман риска? Так ли уж редко подобные типы встречаются?
       - Джигер, отойдем в сторону, - сказал Герхард. - Мне эта музыка мешает.
       - Мне, честно говоря, тоже.
       Они двинулись прочь, от факира и танцующей мары, вслед за уходящей колонной ряженых и вскоре присели на ступенях какого-то дома, украшенного множеством выложенных цветной мозаикой картинок, в основном изображавших знаменитые в истории пеликанских правителей сражения.
       - Ну, рассказывай, - сказал Герхард. - Я тебя слушаю. Только давай выкладывай свой план полностью. Не хочу больше сталкиваться со всякими неожиданностями и недоговоренностями. Согласен?
       - Никак неожиданностей больше не будет, - заверил Джигер. - Не вижу в них смысла. А план чрезвычайно прост. Помнишь, я говорил тебе, что могу, прикоснувшись к нитям черного мага, узнать о нем кое-какие сведенья?
       - Помню.
       - Я не сказал тебе еще одну вещь. В принципе, если очень сильно постараться, я могу заворожить черного мага. Ну, слегка отвести ему глаза, усыпить его бдительность. Понимаешь, что я имею в виду?
       Герхард бросил на Джигера испытующий взгляд.
       Вообще-то непохоже, что он шутит. Да и какой смысл ему шутить на подобную тему? Значит, не врет.
       - И насколько сильно ты можешь... хм... затуманить... усыпить бдительность черного мага?
       - Честно сказать, не очень. Но вполне достаточно, чтобы дать возможность какому-нибудь профессионалу к нему подкрасться и пустить в ход кинжал. Конечно, есть определенные ограничения. Все-таки, как ты понимаешь, мои способности управляться с нитями судьбы никогда даже не приблизятся к способностям любого черного мага. Поэтому, например, маг должен не ожидать атаки с этой стороны, вообще никакой атаки.
       - А сейчас он ничего подобного не ожидает, - промолвил Герхард. - Думаю, он уже вообразил, что мы опять удрали, и не ожидает контратаки с нашей стороны.
       - Верно. Готов поспорить, что так и есть. Причем если мне не удастся обработать черного мага как нужно, то мы об этом тотчас узнаем и кинемся наутек.
       - Если же тебе это удастся, то я должен буду снова отправится к черному магу и наконец-то его прикончу. Верно?
       - И это правильно. Только учти, мне тоже придется не сладко. Думаешь легко обрабатывать такого сильного противника? Незаметно внушать ему успокаивающие мысли, усыплять его внимание, причем, стараться, чтобы он этого не почувствовал. Одна ошибка - и все пойдет прахом.
       - Понятно, - сказал Герхард.
       Про себя он подумал, что Джигер, скорее всего, рассчитывал провернуть этот вариант с самого начала. И в первую встречу, когда тот пришел к нему в комнату, в гостинице, он именно для этого хотел его и нанять.
       Интересно, что могло быть, если бы тогда Джигер получил от него согласие? Вот любопытно... Вполне возможно, они убили бы мага еще в первую ночь. И никакой кутерьмы, бегства, прыжков... Кстати, и никакого путешествия в мир забытых богов, встречи с хозяйкой моста... изображения незнакомки... Да, незнакомки...
       - Ну как, согласен? - спросил Джигер.
       Голос у него был достаточно уверенный, и по тону чувствовалось, что задал он этот вопрос скорее для порядка, поскольку в ответе на него почти не сомневается.
       Герхард хмыкнул.
       Ишь, гусь лапчатый... все рассчитал... во всем уверен... Не мог сразу выложить карты на стол? Хотя кто на его месте стал бы посвящать во все свои планы практически незнакомого человека? Пусть даже он тебе и очень нужен для их претворения в жизнь.
       - Кстати, а почему ты мне ничего не рассказал о своих способностях, прежде чем мы попытались убить мага во второй раз? - спросил Герхард. - Зачем тогда был нужен захват летающего корабля? Кто мешал нам вместо лихого штурма подкрасться к первой же попавшейся нити черного мага и спокойненько провернуть этот фокус?
       - И провалить все дело, - промолвил Джигер. - Неужели ты не помнишь? Черный маг был настороже и даже взял под контроль дэвов. Я же предполагал, что так может случиться.
       - А сейчас?
       - А сейчас может все получиться. В данный момент маг твердо уверен, что отбил наше нападение, что мы отступаем и вернемся не раньше следующей ночи. Он, конечно, попытается прочесать весь город с помощью дэвов и сторожевых нитей, но только для порядка. Значит, самое время попытаться нанести удар. И если мы не допустим ошибок, он попадет в цель.
       Герхард поморщился.
       Ах, какая патетика. "Попадет в цель", "нанести удар", "отбил нападение"...
       Хотя в словах Джигера была определенная логика. И скорее всего, он даже был прав.
       Кстати, у его союзника обнаружилась еще одна необычная способность. Хотя так ли она необычна? То же умение управлять нитями судьбы, просто на несколько ином, более высшем уровне. Конечно, не такое развитое, как у черного мага, но совершеннее, чем, например, у охотника.
       Черный маг не стал бы долго мудрить и воздействовать на противника исподтишка, незаметно. Он бы наверняка предпочел прямую атаку. Нападение, а потом мгновенный захват сознания противника и полное его подчинение своим целям.
       Хм... черные маги... А вот интересно...
       Допустим, в каком-то городе почти одновременно появились два черных мага. И конечно, рано или поздно между ними должна разгореться война за владычество над этим городом. Любопытное, вероятно, получилось бы зрелище. Дуэль, схватка с использованием только нитей судьбы.
       Вот правда не встречалось ему еще городов, в которых было бы два черных мага. Может, потому и не встречалось, что, сойдясь в одном городе, маги почти тотчас начинают свою дуэль и в результате один из них гибнет?
       А может, они все-таки используют в таких дуэлях захваченных жителей города? Да нет, вряд ли... Захваченные жители города, недостаточно проворны и сообразительны. Это все равно, как если бы двум кукловодам, вместо того чтобы хорошенько отдубасить друг друга, прошло в голосу устроить сражение на своих куклах. Таким образом, дуэли между черными магами, скорее всего, происходят именно так - на нитях судьбы. Чье умение окажется выше, у кого больше воля к победе, у кого больше сил.
       Любопытное, должно быть, зрелище...
       - Мы теряем время, - напомнил Джигер - Ты согласен рискнуть еще раз?
       - А куда я денусь? - сказал Герхард. - Надо же убить черного мага... и потом, мара... от нее тоже нужно избавиться. После того как черный маг умрет, его магия потеряет всякую силу, и мара вернется в свой мир.
       - В таком случае пора начинать.
      
      
      
      
      
       23.
      
      
      
      
      
       - Вот эта сторожевая нить нам подойдет, - сказал Джигер.
       - Тебе виднее, - промолвил Герхард. - Что делать мне?
       - Пока стой в сторонке и не мешайся под ногами. После того как все будет сделано, я дам тебе знак, и ты отправишься убивать черного мага. И не забывай об осторожности. Учти, я всего лишь несколько притуплю его бдительность. Убить его тебе, конечно, будет легче, но если допустишь ошибку... Короче, сам понимаешь.
       - Еще бы, - буркнул Герхард.
       Он вытащил магический кинжал. Лезвие его, после всех приключений этих двух ночей, уже слегка почернело. Но убить одного черного мага им еще можно. Конечно, если он не окажется слишком сильным. Но - вряд ли... Судя по всему, им противостоит самый обыкновенный маг, может быть, лишь слегка более осторожный, чем другие.
       - Кстати, а твой кинжал, - спросил Герхард. - Когда он восстановится?
       - Через недели полторы-две, не раньше, - промолвил Джигер, внимательно разглядывая ползущую прямиком к нему сторожевую нить.
       Сунув кинжал обратно за пазуху, в прикрепленные к подкладке куртки ножны, охотник подумал, что тело Джигера словно специально сконструировано для охоты на черных магов. Например, вот это при надобности, выдвигающееся прямо из ладони лезвие, способное заменить магический кинжал. Если учесть, что природа не любит создавать что-то бесполезное, то каким образом оно возникло у далеких предков Джигера? Неужели и им приходилось убивать черных магов? Или поначалу это лезвие служило совсем другим целям?
       Лезвие, способное рассекать нити судьбы, способное убить черного мага?
       Ох, сомнительно, все это. Проще предположить, что тело Джигера и в самом деле кто-то сконструировал. Возможно, он рожден искусством какого-то великого мага, которому понадобился именно такой убийца? Причем создать такого Джиггера может лишь великий маг вроде Ангро-майнью, хозяина этого и еще двадцати четырех миров.
       А что, Ангро-майнью такая задача вполне по плечу. И если представить, что ему стало известно о попытке захватить один из его миров, то можно догадаться какие действия он предпримет.
       Какие именно? Уж Ангро-майнью-то понимает, что ни о какой открытой войне не может быть речи. Что могут сделать с черным магом дэвы, даже если их число увеличить в два, три, четыре раза? Да ничего. И остается только тому же Ангро-майнью лично ездить и города в город и выжигать, убивать черных магов своими собственными руками. То есть делать работу охотников. Конечно, у него это получится гораздо быстрее, поскольку против настоящего колдовства никакие умение манипулировать нитями судьбы не поможет.
       Но - лично, самому очищать целый мир, город за городом? Нет, вот на это Ангро-майнью не пойдет.
       А на что он пойдет? Правильно, он догадается создать убийцу черных магов, создание, обладающее определенными свойствами. Примерно такими же, какими обладает Джигер.
       Герхард посмотрел на своего союзника.
       Тот, усевшись прямо на мостовую, гладил сторожевую нить, примерно так же, как гладят капризную кошку, Осторожно, почти не касаясь ее пальцами. Нить лежала на мостовой почти неподвижно и только время от времени, ритмично, едва заметно вздрагивала, причем все тише и тише. Лицо у Джигера было совершенно спокойное. Он даже слегка прикрыл глаза, видимо целиком переключив свое внимание на сторожевую нить, полностью отдавшись общению с нею.
       Хотя, откуда ему, Герхарду, знать, чем он с ней занимается? Главное - все пока вроде бы идет как надо. И значит, через некоторое время ему придется идти убивать черного мага, нанести ему тот единственный и верный удар, ради которого он приехал в этот город.
       Надо... А раз надо, значит, пойдет и сделает.
       Джигер вяло махнул ему рукой, потом еще раз и, когда Герхард подошел поближе, тихо сказал:
       - Кажется, все. Он по-прежнему находится в подвале.
       - Другими словами, можно начинать?
       - Да, можно. Только, будь осторожнее и помни, что в любой момент черный маг может меня обнаружить. Впрочем, если подобное случится, ты узнаешь об этом сразу же. Внимательно следи за нитями черного мага. Если они начнут проявлять активность, сразу уходи. Понял?
       - Да.
       - И еще... Дэвов на площади, ну той самой, которую мы переехали в карете, я тоже усыпил. Они тебя не заметят. Понимаешь?
       - Здорово, - сказал Герхард.
       Он заметил, что лицо Джигера здорово изменилось. Теперь оно выражало полное умиротворение, словно бы гость из другого мира вдруг увидел нечто бесконечно красивое, своей красотой заставляющее забыть о реальном мире, отдаться беззаботному созерцанию.
       - А теперь тебе пора. Иди, - прошептал Джигер. - Не знаю, сколько я так подержусь, давненько мне не приходилось проворачивать такие штуки, однако постараюсь продержать черного мага подольше. Торопись, но не наделай ошибок.
       - Хорошо, - сказал Герхард.
       Он посмотрел в ту сторону, откуда приползла сторожевая нить.
       До площади, на которой стояли дэвы, было не более квартала. И значит, где-то здесь карету, на которой они ее пересекли, настигла небольшая авария. Правда, кареты уже не было. Видимо, возница достаточно быстро ее починил и укатил искать то ли новых клиентов, то ли колонну ряженых, от которой отбился.
       Прежде чем двинуться к площади, Герхард все же не удержался, взглянул на Джигера.
       Тот уже окончательно закрыл глаза, словно бы заснул. А нить под его рукой совсем успокоилась, даже перестала вздрагивать. Просто лежала, как одна из тех длинных и тонких пустынных змеек, которые так обожают дремать на солнцепеке.
       Хотя какой может быть солнцепек ночью?
       Впрочем, это сейчас не важно. Совсем неважно.
       Герхард совершенно машинально сунул руку за пазуху, потрогал рукоять магического кинжала и провел пальцем по украшавшей ее конец рожице злобного пучеглазого божка.
       Он подумал, что ошибся. Джигер никак не может быть созданием Ангро-майнью.
       Да, все сходится, все логично, за исключением одного. Будь Джигер созданием великого мага, у него не должно было быть такого большого опыта. Где он его набрал? Как он мог это сделать так, что бы о нем до сих пор не узнали охотники? Или все же такие встречи были, а охотники, столкнувшиеся с Джигером, просто не смогли никому о них сообщить? Почему? Да так ли уж трудно догадаться?
       Может быть, ему, Герхарду, вот сейчас совсем не нужно идти и убивать черного мага, как этого хочет Джигер? Маг никуда не денется. Да, потом, на то, чтобы до него добраться, уйдут годы. Но он никуда не денется. А вот Джигер...
       Подвернется ли еще хотя бы один случай застать его врасплох? Не сделает ли он сейчас глупость, не воспользовавшись подвернувшимся случаем, за которую заплатит достаточно дорого? Например - своей жизнью.
       Герхарду решительно тряхнул головой.
       Нет уж, вот этого он делать не будет. Не сейчас, ни когда-нибудь прежде подобных номеров он не откалывал.
       Почему? Да хотя бы потому, что у него нет для этого достаточных оснований. Подозрения? О да, подозрения есть. Но всего лишь подозрения не являются веской причиной для того, чтобы лишить кого-то жизни. Пусть даже и очень основательные, пусть даже подвернулся удобный случай.
       Их еще надо доказать, каким-то образом превратить в уверенность и уж только потом - действовать. А иначе прямым ходом превратишься в черного мага. Поскольку черными магами становятся не потому, что обладают талантом управлять нитями судьбы. Это всего лишь дает возможность превратится в черного мага, а использовать ее или нет - каждый решает для себя сам.
       Поскольку главный выбор делается не в тот момент, когда он начинает совершенствовать свои способности, но как только начинает понимать, что эти способности могут дать ему власть над другими людьми, и не только власть, а еще и безнаказанность. Проще говоря, возможность управлять нитями судьбы избавляют от ответственности за поступки. А если ты не отвечаешь за свои поступки, то, значит, не боишься совершать ошибки. Платить за них все равно не придется.
       И это уже первый шаг к превращению в черного мага. За которым неизбежно последует второй... и третий... и все последующие. Но для того чтобы их сделать, надо все же совершить этот первый, самый главный шаг.
       Если он сейчас убьет Джигера только потому, что имеет насчет него кое-какие подозрения, этот первый шаг будет сделан. А вернуться обратно уже не удастся, точно так же как нельзя изменить прошлое.
       Оно случилось - и баста.
       Герхарду захотелось закурить, но он все же передумал.
       Некогда прохлаждаться и тянуть время. Пора делать дело. Скорее всего, у него не так много времени, чтобы транжирить его зря. А какую-то его часть он уже потратил на бесполезные размышления. И больше этим заниматься не намерен.
       Если даже Джигер и рассчитывает его убрать, то это выяснится только после того, как черный маг будет убит. Не раньше. А вот тогда он что-нибудь придумает. Случались ситуации и похуже, из которых он тем не менее выходил победителем.
       Пока же нужно о всех своих подозрениях забыть. Сейчас не до них. Сейчас нужно отправиться на свидание с черным магом.
       То и дело поглядывая под ноги, для того чтобы не наступить на сторожевую нить, он пошел к площади. Правда, как только он сделал несколько шагов, легкий, ночной ветерок донес до него тихий шепот:
       - Делать выбор - забавное времяпрепровождение, не правда ли?
       Резко остановившись, Герхард оглянулся.
       Джигер все в той же позе, с закрытыми глазами сидел на мостовой. На губах у него блуждала отстраненная, блаженная улыбка. Может быть, слишком отстраненная.
       Впрочем, имеет ли смысл стоять и ждать, когда Джигер еще что-нибудь прошепчет? Да и был ли этот шепот? Не почудился ли он ему? А если и не почудился, то почему он решил, что слова Джигера предназначены ему? Может быть, черному магу? Откуда он знает, что сейчас происходит между гостем из другого мира и черным магом? Может быть, произнося эти слова, он подкидывал тому еще одну тему для размышлений, отвлекал его от мыслей о сторожевых нитях?
       И все же...
       Герхард вновь пошел к площади.
       Он думал о том, что, скорее всего, слова Джигера все же предназначались ему. Но выяснить, так ли это, удастся лишь после того, как он убьет черного мага.
       После... Сейчас самое главное - убить черного мага.
      
      
      
      
      
       24.
      
      
      
      
      
       Прежде чем выйти на площадь, он вытащил пистолет, вставил в него другую обойму и дослал патрон в ствол.
       Вот так. Теперь он, кажется, готов к любым неожиданностям. Сейчас - пора.
       Дэвы, стоявшие на площади, не обратили на него ни малейшего внимания. Контролирующие их нити черного мага были неподвижны и почти бесцветны.
       Слегка сгорбившись, поскольку его не покидало ощущение, что вот-вот один из подвластных черному магу стражей порядка прикажет ему остановится, шагом более быстрым чем нужно, Герхард двинулся через площадь.
       Поравнявшись с дэвами, он все же не удержался и, слегка замедлив шаг, с любопытством на них взглянул. И поразился, поскольку в первый раз увидел довольных дэвов. Видимо, под действием эмоций черного мага, ставших для них доступными благодаря его нитям, стражи порядка расслабились и с их морд начисто исчезло свирепое выражение. Впечатление не портили даже огромные острые клики, которые они демонстрировали, блаженно, если не сказать благостно, улыбаясь.
       Один из них, мечтательно причмокнув, даже сказал, очевидно обращаясь к кому-то эфемерному, а может, даже к Герхарду:
       - Эй, красотка, а не прогуляться ли нам до ближайшей рощицы?
       Миновав стражей порядка, охотник все же не удержался и хихикнул, но тут же осекся.
       Собственно, в происходящем дэвы были ничуть не виноваты. И значит, смеяться над ними не стоит.
       Хотя... хотя...
       Он миновал площадь и почти тут же увидел черные нити. Их было штуки три, и они даже двигались. Правда, слишком вяло, чтобы представлять собой какую-то опасность.
       И Герхард было встревожился, поскольку представил себе, как эти нити выползают на площадь. А за ней будет та улица, где остался Джигер и стоит черным нитям проползти еще квартал, как они запросто могут на него наткнутся.
       Но нет, не проползут. Джигер наверняка узнает о грозящей ему опасности и примет надлежащие меры, не даст магу отправить нити дальше площади.
       И значит, пока все в порядке. Зря он беспокоится. Не о Джигере ему сейчас нужно думать, а о том, как пройти мимо черных нитей.
       Это оказалось не трудно.
       И Герхард даже улыбнулся, ощутив, как притих вечный, инстинктивный страх перед такими нитями, страх, которого были начисто лишены обычные люди, даже не подозревавшие об их существовании. Не подозревавшие даже тогда, когда вот такая нить прикасалась к ним, и не просто проползая мимо, а для того, чтобы принести в их тело либо болезнь либо безумие, или просто остановить сердце и заставить умереть.
       Может, так легче?
       Не знать, не видеть, не бояться?
       И в таком ли он выигрыше по сравнению с обычными людьми? Да, конечно, он видит нити судьбы. Но много ли это ему дает, поскольку за дар видеть нити ему приходится платить, подвергая себя еще большему риску, охотясь на черных магов?
       Причем если подумать, то выбора никакого и нет. Либо убивать черных магов и бороться с "зовом нитей", либо целиком отдаться этому зову и в конечном счете, научившись манипулировать нитями, достигнув в этом искусстве совершенства, осознать, что обыкновенные люди не более чем материал для манипуляций, быдло, которым легко и приятно управлять, живущие только для этого, жаждущие чтобы кто-нибудь их использовал в своих интересах?
       Грохот барабанов, было притихший, теперь постепенно нарастал. И конечно, это значило, что где-то поблизости движется еще одна колонна ряженых. Возможно, даже ему навстречу. А может, она пройдет просто по одной из соседних улиц.
       Вот только ему-то сейчас нет до нее никакого дела, поскольку...
       Дэвов было двое, и они прятались за колонами старого, полуразрушенного Дворца всеобщего равноправия, украшенного гипсовыми ангелочками, с которых слезла уж почти вся позолота.
       Как только Герхард поравнялся с колонами, за которыми они прятались, дэвы выступили из-за них, загораживая ему дорогу, стараясь взять в клещи.
       Охотник было схватился за пистолет, но потом передумал.
       Слишком уж замедленными были движения дэвов, слишком отстраненные у них были морды.
       Это давало какую-то надежду - проскочить, хотя и не очень большую. Но если сейчас вытащить пистолет и открыть стрельбу, то придется снова уходить, отказавшись от мысли убить черного мага.
       - Эй, ты, куда путь держишь? - прорычал один из дэвов.
       - Возвращаюсь домой, - промолвил Герхард, чувствуя невыразимую досаду оттого, что попался так глупо.
       Не мог определить засаду по оставленным дэвами следам нитей судьбы? Не хватило внимательности? Уверился в своей полной безнаказанности?
       Ладно, что толку сожалеть о случившемся? Надо думать, как выбраться из сложившейся ситуации. То, что дэвы его не узнали, - уже неплохо. А должны были, поскольку управляющими ими черный маг знает, как он выглядит.
       Но - не узнали. Почему? Может, это работа Джигера? Тот наверняка уже узнал о случившемся и, конечно мысленно проклиная своего союзника последними словами, все же пытается что-то сделать. Предположим, он даже сумел затуманить сознание черного мага настолько, что тот не понял, с кем столкнулись подвластные ему дэвы. Сумеет ли Джигер проделать нечто подобное, если маг попытается заставить одного из дэвов прикоснуться к подозрительному человеку? Ох, вряд ли. Возможности гостя из другого мира тоже наверняка не безграничны.
       - И далеко ли расположен твой дом?
       - Нет, на соседней улице. А что случилось?
       Этот вопрос поверг дэвов в задумчивость. Они, не сговариваясь, принялись шевелить губами, словно пытаясь про себя сосчитать такты какой-то неслышимой мелодии.
       Наконец, один из них сказал:
       - Мы ищем двух преступников.
       Герхард решил, что настала пора перейти в наступление, и спросил:
       - Надеюсь, я не похож ни на одного из них?
       - Вроде бы... нет.
       - В таком случае я могу идти дальше?
       - Э-э... да.
       - Удачного несения службы.
       Отойдя от дэвов шагов на десять, Герхард облегченно вздохнул. Кажется, пронесло. А ведь стоило хотя бы одному из них прикоснуться к нему...
       Однако, этого не случилось. И хорошо, и правильно. А ему в дальнейшем надо быть умнее. Рано, слишком рано расслабился.
       Теперь он шел гораздо осторожнее, то и дело замедляя шаг, для того чтобы взглянуть на подозрительные следы нитей судьбы, а попавшуюся ему по дороге парочку черных нитей вообще обошел далеко стороной, благо для этого была возможность.
       А барабаны все били и били, но грохот их теперь стихал. И Герхард знал, что это означает. Ночь подошла к середине, и теперь все колонны ряженых стягивались к какой-нибудь площади, для того чтобы устроить на ней большое празднество, к которому присоединятся и многие жители города. И хорошо, что эта площадь оказалась где-то далеко, возможно даже на другом конце города. Значит, никто не будет ему мешать.
       Прежде чем подойти к дому черного мага, Герхард постоял на некотором от него расстоянии, поджидая, не покажется ли из-за его угла патруль дэвов. Кто знает, может, маг решил поставить последнюю заставу охранников возле своего дома?
       Но дэвов не было, и, убедившись в этом, Герхард почувствовал удовлетворение.
       Все-таки Джигер был прав.
       Черный маг посчитал, что противник пустился в бега и даже не ждет с его стороны такой наглости, как еще одна попытка нанести удар. А если все же ждет? Что, если он еще раз приготовил засаду и поместил в нее зверя, обитающего на втором этаже? Точно так же, как уже проделал подобный фокус с марой?
       Впрочем, гадай - не гадай, а в дом заходить надо. И вот там-то все и выяснится. И если черный маг перестраховался и в этот раз...Ну, в таком случае придется снова уходить, причем сделать это будет чрезвычайно трудно. Если только Джигер не поможет. А он, скорее всего, поможет, если, конечно, у него будет такая возможность. Для того чтобы уже на следующую ночь сделать очередную безумную попытку. Так что лучше бы все закончилось именно сейчас. По крайней мере, на эту ночь они от мары избавились, и она не помешает.
       Причем, если черного мага удастся убить, больше он с ней не встретится. Никогда.
       Направляясь к дому черного мага, Герхард попытался прикинуть, каким образом он в него проникнет.
       Через дверь? Сейчас ее даже и взламывать не нужно. Просто открыть и войти. Но если черный маг все же приготовил засаду, то это прямой путь в ловушку, из которой выбраться, скорее всего, не удастся.
       Значит, опять через окно?
       Герхард поежился.
       А что, если, попав в комнату за этим окном, он опять напорется на глаз или кое-что похуже? Тоже риск, причем немалый, возможно даже больший, чем попытка войти в дом через дверь.
       Он прошелся мимо окон, но так и не решившись открыть хотя бы одно, остановился перед дверью.
       Ну что ж, пусть будет дверь. По крайней мере, если за ней и скрывается какая-нибудь опасность, то более-менее знакомая. Сунувшись же в одну из комнат, можно налететь на нечто совершенно неведомое, а посему гораздо более опасное.
       Осторожно открыв дверь, он увидел, что дверной проем пересекает только одна черная нить и несколько сторожевых. И это, конечно, серьезной преграды для него не представляло. Но вот что за ними, там, в коридоре? Так есть все-таки засада или нет?
       Герхард вытащил кинжал.
       С черной нитью связываться не имело смысла. Ее можно было только перерезать. К счастью, располагалась она достаточно высоко, и это давало возможность под ней пролезть. Конечно, для этого придется едва ли не встать на четвереньки, но ради того, чтобы завершить охоту, что не сделаешь?
       Осторожно подцепив кончиком кинжала одну из сторожевых нитей, Герхард аккуратно отогнул ее в сторону, потом принялся за другую...
       Минут через пять, дыра была готова, и Герхард через нее проник в дом. Выпрямившись, он сделал всего лишь один шаг и, остановившись, прислушался.
       В коридоре, вроде бы было тихо. Ни шагов, ни дыхания, возможно прячущихся там дэвов, а может, кого и похуже. Вот только это пока еще ничего не означало.
       Герхард взглянул на следы нитей судьбы и одобрительно кивнул головой.
       Так, вот это уже лучше. Никаких новых следов не прибавилось. Его, Джигера, мары и, конечно, множество следов черных нитей. Дэвы в дом не заходили, тварь со второго этажа тоже не спускалась.
       Так что засады, скорее всего, нет. Вот несколько черных нитей перед дверью в подвал маг поставить вполне мог, но если Джигер все еще продолжает делать дело, они пока не опасны.
       Он наконец-то шагнул в коридор и быстро огляделся.
       Тут тоже не было ни души. И даже ни одной черной нити, что само по себе было неплохо, но наводило на некоторые подозрения.
       Неслышным шагом, почти на цыпочках, охотник дошел до двери в подвал и медленно, плавно стал ее открывать. Прямо за дверью была черная нить, причем расположена она была довольно умно, в расчете на того, кто, рывком открыв дверь, толком не оглядевшись, шагнет на лестницу. Тут-то он ее и заденет. А задев, наверняка на этой лестнице и останется.
       И это тоже было неплохо, поскольку подобную ловушку черный маг мог приготовить только для непрофессионала. Опытного охотника так просто не поймаешь. А раз ловушка поставлена не на профессионала, значит, маг и в самом деле поверил, что они этой ночью вернуться не посмеют.
       Все-таки Джигер - молодец. Не ошибся и сумел таки придумать, как подобраться к черному магу.
       Осторожно перешагнув через черную нить, Герхард стал осторожно спускаться по лестнице.
       Дверь, которую охраняла мара, оказалась на замке, но для Герхарда это было не препятствие. Ловко вырезав замок, он открыл дверь и оказался в следующей комнате, длинной и широкой, стены которой были покрыты резными деревянными панелями. И конечно, обставлена комната была богато, с безвкусной, нелепой роскошью. Причем в одно из ее углов стоял даже дорогущий волшебный синтезатор, способный произвести практически любой напиток и любые блюда, годами и в неограниченных количествах.
       Герхард покачал головой.
       Насколько он знал, такие волшебные синтезаторы иногда привозят из других миров, и стоят они просто немыслимые деньги, даже для черного мага
       Впрочем, в домах черных магов иногда попадаются и более дорогие, более редкие вещи. Так что нечего удивляться. Надо отправляться дальше.
       Кстати, судя по следам нитей судьбы, черный маг в этой комнате появлялся лишь для того, чтобы пройти именно к синтезатору да к одному из столов, сплошь заваленному грязной посудой.
       Значит, здесь у него всего лишь столовая. А рабочий кабинет, конечно, находится дальше.
       Ну-ну...
       Осторожно открывая дверь в следующую комнату, Герхард попытался прикинуть, где сейчас находится черный маг. В кабинете или в спальне? Скорее всего, в кабинете, хотя случалось ему сталкиваться с магами, все свое основное время проводившими в спальне. В конце концов, лежать на кровати гораздо приятнее, чем восседать пусть даже и в самом удобном на свете кресле.
       Так в спальне или в кабинете?
       Раздумывая на эту тему, он миновал еще несколько комнат с такой же безвкусной и дорогой обстановкой и наконец наткнулся на ту, где находился сам черный маг.
       Все-таки это был кабинет.
       Не очень просторный, но зато обставленный без всякой роскоши, можно сказать скудно. Основную часть его занимали полки и стеллажи, сплошь забитые книгами. Причем, судя по виду, среди них было немало старинных, написанных еще на делинке, наиболее распространенном во время пеликанского владычества и сейчас почти забытом.
       Сам маг сидел в очень удобном и мягком кресле, безвольно положив на его подлокотники пухлые ручки. Глаза у него были закрыты, а лицо спокойно, словно у спящего, но не более. Никакой блаженной улыбки, вообще никаких особенных эмоций у мага на лице не отражалось, и поэтому оно сильно смахивало на обыкновенную, раскрашенную настоящим мастером своего дела маску из папье-маше. Впечатление это только слегка портила тонкая, почти прозрачная струйка слюны, стекающая из уголка его рта.
       Герхард попытался прикинуть, о чем можно думать с таким выражением лица, и не смог. Слишком уж они не вязались друг с другом. Полное спокойствие и струйка слюны.
       А еще его позабавила мысль, что вот наконец после стольких лет, проведенных в охоте на черных магов, он получил шанс хорошенько рассмотреть одного из них. До сего момента это было невозможно, поскольку просто не хватало времени.
       Мгновенное атака и единственный смертельный удар, а потом такое же быстрое отступление.
       Много ли успеешь рассмотреть за те несколько секунд, пока это происходит. Да и нет возможности что-либо рассматривать, если все внимание сосредоточенно только на одном - не промахнуться, не задеть преждевременно какую-нибудь сторожевую нить, а после того, как маг убит, успеть отступить.
       Герхард усмехнулся.
       Ну вот, получил он такую возможность. А дальше? Убедился, что лицо черного мага ничем не отличается от лица обычного человека? Так это было известно и раньше.
       Что же еще могло быть в лице этого человека? Может быть, следы каких-то эмоций, доказывающие, что существо, сидевшее перед ним в кресле, человеком уже вовсе и не является?
       А может, так и есть? Может, это как раз и доказывает его неподвижность и совершенная безмятежность? И струйка слюны, как у младенца или полного идиота.
       И даже если так...
       Герхард напомнил себе, что время уходит, и мысленно чертыхнулся.
       Неужели он пришел сюда для того, чтобы стоять столбом и задавать себе вопросы, ответы на которые найти так сразу невозможно. Нет, конечно, после того как с черным магом будет покончено, он обязательно выберет время, чтобы спокойно и обстоятельно обдумает увиденное. А сейчас не время ли сделать то, ради чего он, собственно, сюда и пришел?
       Убить черного мага. Не тратя время зря, поскольку как раз сейчас у Джигера кончаются силы. И если он еще немного протянет время, черный маг может очнуться и для начала метнуть в него несколько нитей.
       Кстати, насчет нитей...
       Черные нити выходили у мага из левой руки и все, за исключением одной, очевидно той самой, которая лежала поперек лестницы в подвал, толстым пучком уходили в стену.
       И это было неплохо, поскольку позволяло подойти к креслу вплотную и нанести удар.
       Со сторожевыми нитями было хуже. Они тоже собирались в пучок и тоже уходили в стену, но и свободных было не менее полудюжины, и все они располагались возле кресла, свиваясь в кольца и перекрещиваясь, словно старинные кружева.
       Таким образом, кинувшись к креслу, за два шага до него он все же наступит хотя бы одну из сторожевых нитей. И тут-то черный маг уже точно проснется. Если он успеет отреагировать...
       Да нет, не успеет. А распутывать эти кружева уже нет времени. И значит, на самом деле все как обычно. Нападение, удар и мгновеное отступление.
       Как обычно... Так какой же смысл медлить? Не пора ли начинать?
       Нападение, удар и отступление.
       Слегка откинув в сторону правую руку, изготовившись нанести последний удар, Герхард шагнул к креслу черного мага.
      
      
      
      
      
      
       25.
      
      
      
      
      
       Труп черного мага рассыпался, и Герхард несколько мгновений рассеяно смотрел на то, как струйки пепла стекают с кресла и падают на роскошный ковер, сделанный из шкуры хищного вечернего упевунчика. Потом струйки стали иссякать. Они становились все тоньше, а холмики, возникшие возле кресла, почти перестали расти.
       Тогда Герхард, стараясь не наступить на оставшиеся от черного мага нити, подошел к креслу. Ему хотелось взглянуть на магический кинжал. Он почему-то надеялся, что лезвие уцелело. И к этому были основания. Уж слишком быстро труп черного мага превратился в пепел. Ненормально быстро.
       Но нет, от лезвия не осталось ровным счетом ничего, и это означало, что у него теперь из оружия только один пистолет. Впрочем, это тоже немало. И вряд ли ему за оставшиеся два дня, которые он пробудет в городе, наблюдая за тем, как исчезают нити черного мага, понадобится хоть какое-то оружие.
       Ах да, Джигер...
       Вот это действительно серьезно... Тут пистолета может оказаться мало. Однако где же он сейчас может достать другое оружие? В городе, конечно, есть оружейный магазин, но он откроется только утром. А взломать его дверь не удастся. Тем более сейчас, без помощи магического кинжала.
       Ладно, там будет видно. Может быть, хватит и пистолета. Вдруг вообще никакого оружия не понадобится?
       И не пора ли отсюда уходить? Больше ему здесь делать нечего.
       Одну за другой он прошел подвальные комнаты и поднялся по лестнице в коридор. Шагая по нему, он вдруг подумал, что неплохо было бы подняться на второй этаж и заглянуть в ту комнату, в которой было неведомое животное. Он знал, он был абсолютно уверен, что теперь, после смерти черного мага, эта комната пуста. Так же как и все остальные комнаты в это доме. Почему-то после смерти магов все диковины, собранные в комнатах их домов, исчезали.
       Причем лично он, Герхард, не раз в этом убеждался. Но все же сейчас ему захотелось проверить еще раз. Он догадался, что именно происходит, только поднявшись на второй этаж и открыв дверь комнаты, в которой должна была находиться тварь. И догадавшись, довольно прилично на себя рассердился.
       Стоит ли подобным образом тянуть время? И вообще, имеет ли смысл оттягивать встречу с Джигером? Вроде бы до этого момента подобной нерешительности он за собой не наблюдал.
       А комната, конечно, была пуста. Только в самом ее центре лежала кукла, из тех, что делает поземный народец, с головой из обожженной глины и тряпичным телом. Причем голова у куклы была раздавлена, словно на ней кто-то долго и упорно топтался. А может, и не топтался, а только один раз наступил. Просто это был кто-то очень тяжелый.
       Закрыв дверь, Герхард спустился вниз и, выйдя на улицу, двинулся в ту сторону, где должен был находиться Джигер. Пистолет он сунул в карман, но руку держал на рукояти, для того чтобы в нужный момент успеть его выхватить.
       Стрелять сквозь карман ему не улыбалось. Мало того, что потом приходится зашивать куртку, так еще можно и промахнуться. Как это и случилось, когда он попытался таким образом уложить мару. Попадавшиеся ему на пути нити черного мага были совершенно неподвижны. Герхард знал, что вот так они и будут лежать еще, может быть, день или два, постепенно исчезая, становясь все тоньше.
       Тот, кто их создал, уже мертв, и, значит, никакой опасности они собой не представляют. Правда, не всегда.
       Герхард знал, что бывали случаи, когда нити, полежав вот так несколько часов, вдруг оживали и начинали действовать, захватывая контроль над мирными жителями, иногда кое-кого даже убивали. Смысла в их действиях было ни на грош, но в таком случае следовало найти образовавшийся где-нибудь в потайном месте сгусток нитей, управлявший этими хаотическими действиями, и уничтожить его.
       Конечно, такие вещи случались редко, и Герхарду еще не приходилось ни разу с чем-то подобным сталкиваться. Однако они случались, и поэтому среди охотников было принято, убив черного мага, еще денек-другой пожить в его городе, понаблюдать за оставшимися нитями, и уехать, лишь убедившись, что они окончательно исчезли.
       Поравнявшись с домом, возле которого его остановили два дэва, Герхард убедился, что стражи порядка еще не пришли в себя. Да и не должны были. Нити, с помощью которых ими управлял черный маг, все еще не исчезли, и до тех пор, пока это не случится, стражи порядка будут в беспамятстве.
       Любопытно, как они сумеют объяснить друг другу состояние, в которое впали чуть ли не на сутки?
       Впрочем, сумеют. Что-нибудь обязательно придумают. Любое мыслящее существо обладает достаточно удобным навыком объяснять разные невероятные случаи самыми прозаическими причинами и после свято придерживаться своих заблуждений. Может быть, это одно из основных свойств, отличающих мыслящее существо от обычного животного? Те, как известно, объяснениями себя не злоупотребляют. Мир для них таков, каким представляется, и тайны его не нуждаются в объяснении.
       Миновав площадь, на которой тоже лежали впавшие в беспамятство дэвы, Герхард слегка встревожился.
       Джигера все еще не было. А ведь по идее он должен был двинуться навстречу своему временному союзнику.
       Может, он решил скрыться? Да нет, вряд ли... Скорее всего, схватка с сознанием черного мага далась ему недешево, и он сейчас просто приходит в себя.
       Кстати, хорошо бы, все было именно так. Тогда отпадет нужда в пистолете. Возможно, в нем вообще нет никакой нужды. Они просто поговорят и тихо - мирно разойдутся. Но - сомнительно... Ох как сомнительно...
       Герхард подумал, что если Джигер тот, кем он его представляет, то на мирное завершение их последней встречи рассчитывать не приходится.
       Он прошел еще полквартала и увидел Джигера.
       Тот стоял посреди улицы, расставив ноги, прижав к бокам слегка согнутые в локтях руки и улыбался. Причем улыбка его была не очень веселой, можно сказать даже слегка грустной.
       Не дойдя до Джигера шагов десять, Герхард остановился.
       Они немного помолчали, потом гость из другого мира сказал:
       - Я думал, ты попытаешься удрать.
       - Неужели?
       - Да, представь себе. Вот только ты не удрал. И это уже кое-что значит.
       - Кстати, а это имело смысл? - спросил Герхард.
       - Нет, конечно. Я бы все равно тебя нашел. Да и не смог бы ты далеко удрать.
       - Ну, вот видишь, - промолвил Герхард. - Значит, я оказался немного умнее, чем ты рассчитывал. Тебя это, наверное, наводит на кое-какие выводы?
       - Наводит, - улыбнулся Джигер, причем, в этот раз весело. - А в кармане у тебя пистолет?
       - Конечно. У меня даже осталось больше обоймы патронов.
       - У меня тоже кое-что есть в запасе, - сообщил Джигер.
       - Станешь изрыгать огонь?
       - Ну зачем же так грубо? Кроме того, я тебя не обманывал. На огонь у меня пока не хватит пороху.
       Они еще немного помолчали.
       Где-то далеко, на другом конце города, кто-то запустил в небо ракету и она, достигнув высшей точки своей траектории, добросовестно взорвалась, расчертив половину неба огненными линиями, складывающимися в изображение дракона. Сразу же вслед за этим грохот барабанов усилился, послышались радостные крики, и, как только "огненный дракон" погас, в небо взлетело уже не менее десятка ракет.
       Герхард знал, что это означает.
       Большое празднование ночи карнавала началось. Где-то там, на другом конце города, шло безудержное, бездумное веселье.
       - Может, все-таки не стоит устраивать поединок? - спросил Герхард.
       - Поединок, - презрительно фыркнул Джигер. - А почему бы и нет? Не уверен, что победишь?
       - Почему? - пожал плечами Герхард. - Уверен.
       - В таком случае чего тебе бояться?
       - А я и не боюсь, - сказал охотник. - Просто не вижу в поединке никакого смысла.
       - Мне он даст спокойствие. Ты свидетель, ты знаешь обо мне слишком много, убив тебя, я получу уверенность, что в один прекрасный день наши пути вновь не пересекутся. Причем если сейчас мы стоим лицом к лицу и наши силы примерно равны, то кто знает, как будет там, в будущем. Может быть, ты тогда окажется в более выгодном положении или будешь не один?
       Герхард усмехнулся.
       А ведь Джигер проговорился. Он считает, что их силы примерно равны, и значит, шансы на победу все-таки есть. А может, он просто успокаивает его, притупляет его бдительность?
       Вот ведь проблема.
       Ему и в самом деле не хотелось драться с Джигером. Он действительно не видел в этой драке никакого смысла и гораздо охотнее задал бы сейчас Джигеру несколько вопросов и был бы рад получить на них исчерпывающие ответы.
       Впрочем, почему нельзя задать их сейчас?
       - А с чего ты решил, будто я обязательно захочу тебя убить?
       Джигер тихо заурчал, словно мотор, не желающий заводится. Возможно, этот звук заменял ему иронический смех.
       - Насколько я понял, - наконец сказал он. - Ты принадлежишь к довольно редкому виду борцов за идею. Другими словами, ты убиваешь черных магов, поскольку считаешь, что в них сосредоточенно все зло этого мира? Не так ли?
       - Так, - сказал Герхард. - А ты убиваешь черных магов не из идейных соображений?
       - За деньги. За звонкую монету.
       Охотник мысленно издал вздох облегчения.
       Вообще-то он предполагал нечто другое. Он уже почти наверняка записал Джигера в явившегося из другого мира черного мага, вознамерившегося отбить у своего конкурента город. Почему он выбрал именно этот город, а не попытался найти себе свободный? Ну, тут могли быть самые разные предположения. Например, о готовящейся из другого мира экспансии еще одной шайки черных магов.
       Если подумать, то это не такая уж бредовая идея. Откуда-то в этом мире они появились? Наверняка пришли из другого мира. А если так, то почему бы еще из одного мира не появиться "новым" черным магам еще из одного мира и не попытаться вытеснить "старых"? Причем в этом случае легко объяснялось, почему один из "новых" черных магов пытается убить "старого". Его интересует не только возможность захватить город, но еще и убить конкурента. Почему он не попытался убить "старого" черного мага с помощью нитей? Тоже очень просто. Он слабее и поэтому решил убрать противника именно так. Тем более и союзник подвернулся.
       К счастью, это не подтвердилось. А может Джигер все же врет? Да нет, зачем бы ему это было делать? Какой смысл? И все же...Да, конечно, его утверждение ничуть не противоречит его поведению. Но почему бы все-таки не попытаться сделать еще одну проверку?
       - Значит, ты наемный убийца? - уточнил Герхард.
       - А ты за кого меня принимал?
       - Не важно. Ответь лучше на кое-какие вопросы...
       - Почему бы и нет? - промолвил Джигер. - Во время поединка один из нас погибнет. Мне кажется, это будешь ты. Так почему бы мне не ответить на кое-какие твои вопросы? Своего рода исполнение последнего желания перед казнью.
       Герхард хмыкнул.
       Ну, это ему тоже знакомо. Мягкое, почти незаметное давление на психику противника перед схваткой, исподволь внушающее мысль, что он неизбежно проиграет.
       В поединках, где все решают какие-то доли мгновения, где все частенько зависит не только от реакции сражающихся, но и от силы их духа, оно частенько является фактором, позволяющим выиграть.
       - На все вопросы я тебе ответить не обещаю, - сказал Джигер. - Однако кое на какие могу. По крайней мере, ты здорово мне помог и должен получить за это плату. А поскольку деньги за работу ты не берешь... Давай, задавай свои вопросы.
       - Как я понимаю, тебя кто-то нанял? - спросил Герхард.
       - Конечно.
       - Кто именно?
       - Другой черный маг.
       - Какой?
       - Имя его тебе не поможет, а в каком он городе живет, я тебе не скажу. Мне кажется, это знать тебе не стоит.
       - Но это точно черный маг?
       - Да.
       Герхард был в недоумении.
       Вот такого он не ожидал. Зачем бы черному магу желать смерти своему собрату? Абсурд какой-то.
       Впрочем, почему бы об этом не спросить?
       - Зачем это ему нужно?
       - Не знаю. Он мне об этом не сообщил. Просто заплатил очень щедрый аванс и сказал, кого надо убить. Интересоваться я не стал. Не в правилах нашей гильдии интересоваться причинами.
       - Гильдии?
       - Ну да. Там, в своем мире, я, как и положено, был членом гильдии убийц. Если точнее - то до сих пор им являюсь. Одно из правил нашей гильдии гласит, что мы не должны интересоваться мотивами, по которым нас нанимают убить того или иного мыслящего.
       - Очень удобно, - сказал Герхард. - Когда не знаешь мотивов, то проще представить того, кого будешь убивать, как некий посторонний объект, а значит, и проще сделать свое дело. Хотя бы потому, что мотивы могут быть разными, и, зная их, наемный убийца может посчитать их недостаточными для убийства. Соответственно...
       - Верно, - сказал Джигер. - Ты все ухватил правильно.
       - Давно ты прибыл в наш мир?
       - Нет, совсем недавно.
       - И сразу получил заказ от черного мага? Как это произошло?
       - Он сам меня обнаружил. По правде говоря, я был несколько неосторожен.
       - Понятно, - сказал Герхард.
       - Ну, с кем не бывает, - развел руками Джигер.
       - Конечно. Кстати, твое тело просто идеально приспособлено для убийства черных магов. Кинжал, возможность изрыгать огонь, создавать веревки, для того чтобы взбираться на крыши...
       Джигер ухмыльнулся.
       - Тут ты хватил. Лишь кинжал. Причем учти, его можно использовать не только для того, чтобы манипулировать нитями судьбы и убивать черных магов. Но если ты хотел спросить, встречаются ли в нашем мире черные маги, то я отвечу - да.
       - И ты охотишься в основном на них?
       - Не только. Хотя частенько приходится охотится и на магов. Видишь ли, как я понял, в вашем мире они появились относительно недавно. А вот в нашем они живут уже сотни лет.
       - И именно поэтому ты знаешь о них гораздо больше меня, более ловко умеешь их убивать.
       - Угадал. Именно поэтому.
       - Не мог бы ты сказать, где находится твой мир?
       - Нет, - сказал Джигер. - И вообще, я считаю вечер вопросов и ответов законченным. Твое любопытство я удовлетворил. Главное ты понял. Остальное сейчас не имеет значения. Не так ли?
       - У меня другое мнение.
       - А я считаю, что пора приступить к поединку. Свою плату за помощь ты уже получил. Причем, как мне кажется, сполна. Не пора ли начинать?
       Герхард понимал, что больше ничего из Джигера вытянуть не удастся. Значит, и в самом деле наступило время драться не на жизнь, а на смерть.
       Вот только если перед тем, как Джигер ответил на его вопросы, охотник просто не хотел с ним драться, то сейчас понимал, что этот поединок будет не просто безумием, но еще и преступлением.
       Он не мог сейчас убить Джигера хотя бы потому, что тот был источником бесценных сведений о черных магах. Он знал то, в чем сейчас больше всего нуждались охотники. И ради того, чтобы добыть эти сведенья, можно пойти на многое.
       Кстати, а на что?
       Джигер вот-вот на него кинется, и тут уж ничего сделать будет нельзя. Либо погибнуть самому, либо убить его. И то и другое неприемлемо.
       - И все-таки я не понимаю, зачем нам сражаться, - сказал Герхард.
       - Я тебе уже сказал, что ты являешься свидетелем, знаешь слишком много. А свидетелей, согласно нашему кодексу быть не должно. Согласно кодексу наемных убийц. Понимаешь? Поэтому - начинаем.
       Джигер сделал какое-то неуловимое движение, и его фигура изменилась. Руки гостя из другого мира заняли такое положение, словно у них было, по крайней мере, на один сустав больше, чем у обычного человека. Голова Джигера тоже претерпела изменения. Глаза уменьшились и словно бы еще глубже спрятались в глазницы. Но главные изменения произошли со ртом. Он неожиданно расширился, и теперь из него торчали длинные, треугольные, смахивающие на акульи зубы.
       - Стреляй! - гаркнул Джигер и сделал шаг к Герхарду.
       Причем шагнул он так быстро, что охотник едва сумел уловить момент, когда этот шаг был сделан. Слишком быстро.
       Герхард выхватил пистолет и взял Джигера на мушку.
       Тот мгновенно переместился вправо, потом так же быстро влево.
       Охотник прекрасно понимал, на что рассчитывает наемный убийца. Делая обманные движения и уклоняясь от пуль, он приблизится на достаточное для прыжка расстояние. Потом будет быстрый и точный прыжок, после которого Джигер пустит в ход зубы.
       Таким образом, исход поединка решит, сумеет ли Герхард всадить в наемного убийцу пулю, до того как тот подойдет к нему на достаточное для прыжка расстояние.
       Вот только стрелять Герхарду не хотелось.
       Джигер сделал еще один шаг, потом еще. А Герхард все не стрелял, пытаясь найти выход из создавшегося положения.
       - Это тебе не поможет, - сказал Джигер.- Даже если ты не выстрелишь ни разу, согласно кодексу я все равно тебя должен убить. Так что стреляй, может, тебе и повезет...
       Тут он хотел, наверное, улыбнуться. Вот только при таких зубах не слишком-то наулыбаешься.
       И вдруг Герхард понял...
       Кодекс наемных убийц.
       Почему Джигер устроил всю эту комедию, с разговорами, вопросами, ответами и предупреждением о начале поединка? С точки зрения наемного убийцы, это полный бред. Разве так убирают лишних свидетелей наемные убийцы? Вызывая их на поединок и объясняя им, что их сейчас убьют? Ну уж нет. Нападение в тот момент, когда свидетель меньше всего этого ожидает, и единственный смертельный удар.
       Более-менее логичным объяснением такому странному поведению может быть лишь то, что Джигер не считает его обычным лишним свидетелем. И это - верно. Он и в самом деле не просто свидетель. Он тот, кто вместе с наемным убийцей участвовал в деле. А может быть, причиной такого поведения Джигера является то, что он совсем недавно, когда тот убаюкивал черного мага, Герхард мог его убить, но не стал этого делать?
       Впрочем, сейчас это не важно. Главное - по кодексу наемных убийц Джигер может его убить, лишь вызвав на поединок. И вполне возможно, в этом же кодексе есть лазейка, позволяющая прервать поединок, не доводить его до смерти одного из участников.
       Какая?
       Вот вопрос. Как найти лазейку в кодексе правил, о котором ты не имеешь ни малейшего понятия? Впрочем, кое-что уже ясно. Если он не будет сопротивляться, то Джигер его все равно убьет.
       Стоп... Прежде чем объявить о начале поединка, Джигер задавал ему кое-какие вопросы. И один из них касался...
       Джигер был уже шагах в четырех. Скорее всего, он сейчас прыгнет. Значит, на раздумья нет ни мгновения.
       Герхард швырнул пистолет на мостовую и показал Джигеру пустые руки.
       - Все, никакого другого оружия у меня нет.
       Наемный убийца на мгновение замер, а потом пробормотал:
       - Значит, догадался...
       - Догадался, - подтвердил Герхард.
       Его трясло. Колени были как ватные.
       Лицо Джигера вновь изменилось. Акульи зубы исчезли.
       -Ты еще можешь его поднять, - сказал он.
       - А ты думаешь, я сделаю это, до того как ты уйдешь? - усмехнулся Герхард.
       Джигер махнул рукой.
       - Хорошо, поединок прекращен. До первого удобного случая.
       Герхард вытащил из кармана коробочку сигарет и закурил. Дым приятнее обычного, как-то по-новому горчил в горле, и это его слегка удивило.
       Хотя что тут удивительного? Обычные последствия стресса. Мог бы за годы охоты и привыкнуть.
       - Думаешь, обхитрил? - спросил Джигер.
       - Ну конечно, - сказал Герхард. - Результат налицо.
       - И рассчитываешь при нашей следующей встрече поступить так же?
       - Почему бы и нет?
       - А тебе не приходит в голову, что на повторный поединок могут распространяться другие правила? Нет?
       Герхард хитро прищурился и спросил:
       - Так "могут распространяться" или "распространяются"?
       - А ты подумай, - зло сказал Джигер. - Попробуй угадать еще раз.
       Кажется, он не на шутку рассердился.
       - Тебе кажется, что это меня остановит? - спросил Герхард.
       - Да ничего мне не кажется, - с досадой сказал Джигер. - Просто предупреждаю. Сейчас тебе повезло, но везение не бывает бесконечным. Согласен?
       - Конечно.
       - Поэтому не искушай судьбу. И кстати, можешь поднять свой пистолет. Поединка не получилось, так что можешь вновь вооружатся.
       - Еще успею, - сказал Герхард.
       - В таком случае я ухожу, - промолвил Джигер. - Делать мне в этом городе более нечего. Пора получить причитающуюся плату. Кстати, ты, наверное, все-таки не оступишься?
       - Вряд ли...
       - Тогда у меня есть еще одно предложение. Борцы за идею, как правило, на подобные предложения не соглашаются. Именно поэтому я не стал тебе его делать. А сейчас решил попытаться...
       - Стать твоим напарником?
       - Да. Конечно, не навсегда. И не даром, а за плату. Сказать какую?
       - Информация?
       - Угу.
       - Значит, ты рассчитываешь, что заказы на других черных магов еще будут. Много заказов?
       - Не обязательно, - хитро улыбнувшись, сказал Джигер. - Просто вдвоем работать удобнее. При удаче, к примеру, можно завалить даже какого-нибудь великого мага.
       - Даже так? - спросил Герхард.
       - Я сказал - к примеру, - уточнил Джигер. - Никаких заказов на великих магов у меня еще не было. И вроде бы не намечается. Ну так как, согласен? Сотрудничество взамен на кое-какие знания?
       - Зачем мне будут нужны знания, если я, добывая их, превращусь в черного мага?
       - Но я же не превратился?
       - И почему?
       - Знания, знания... - усмехнулся Джигер. - Согласен?
       - Нет.
       - Жаль. Впрочем, если надумаешь, то найти меня ты сумеешь. А мне пора в аэропорт. Ночь безопасная, значит, самолеты летают. А пропустить нужный рейс и застрять в этом городе еще на сутки мне не улыбается. Так что думай... думай...
      
      
      
      
      
      
       26.
      
      
      
      
      
       Легкий ночной ветерок гнал по мостовой блестящие монетки конфетти. Взорвалась очередная порция ракет, и в небе возникла картина, на которой какой-то старичок в длинном балахоне, с остренькой бородкой, вооруженный длинным мечом, пытался убить огромную хищную птицу. Исчезала картина по частям, и в определенный момент на небе остался лишь один меч. Огромный, огненный, казалось готовый опуститься на город и разрушить его одним безжалостным ударом.
       Но вот погас и он.
       Герхард подобрал с мостовой пистолет и сунув его в карман, подумал, что картина в небе имела некоторый символический смысл.
       Меч, висевший над этим городом, с тех пор как в нем поселился черный маг, отныне исчез.
       Надолго ли? Вот в чем вопрос. Может быть, через месяц, может через год, но в город придет еще одним черный маг, и вновь по его улицам поползут сторожевые нити, а вслед за ними и нити других цветов. И снова у города появится невидимый владыка, управляющий им по собственным неписаным законам, считающий себя вправе диктовать свою волю любому жителю этого города и безжалостно расправляющийся с теми, кто мешал это делать.
       Если, конечно, охотники проиграют свою невидимую войну черным магам. Собственно, они ее и проигрывают, поскольку с каждым годом охотников становится все меньше, а черных магов - больше.
       Но вот сейчас, в этом городе...
       Герхард посмотрел в ту сторону, куда ушел Джиггер, и устало улыбнулся.
       А ведь наемный убийца сделал свое предложение всерьез, твердо веря, что оно может быть принято. И условия предложенной сделки нарушать, скорее всего, не собирался. В основном. Поскольку какой-то подвох в ней, безусловно, был. Впрочем, если использовать полученные сведенья и хорошенько поломать голову, то рано или поздно можно придумать, как этот подвох обойти.
       Вот только не стоит этого делать. Поскольку подобное предложение он, Герхард, принять не может.
       Стать подручным наемного убийцы? Нет уж, на это он не согласен.
       А на что согласен? Как, каким образом выудить у Джигера сведенья о черных магах, без которых охотники неизбежно проиграют битву за этот мир?
       Попытаться привлечь к делу других охотников?
       Мысль, конечно, дельная. Однако сейчас, когда начался охотничий сезон, никого из охотников дома застать невозможно. А пока ему удастся кого-нибудь из них найти, Джигер будет уже далеко. Мир этот огромен, и попробуй угадай, в какой его конец он отправится, получив следующий заказ?
       Вот и получается, что действовать придется в одиночку. Причем, времени на раздумья совсем немного. Но все же какое-то время у него есть, и значит, что-то подвернется, что-то придумается.
       Главное - не отчаиваться и думать... думать... От того, найдет ли он сейчас какой-то выход, зависит слишком многое. Судьба целого мира.
       А выход должен быть.
       Причем кое-что ему узнать уже удалось. И если подумать, то не так мало. Прежде всего он теперь знает, что черные маги умеют манипулировать процессами, благодаря которым в этом мире каждую ночь открываются пути в другие миры. Именно из других миров они каким-то образом получают диковинных животных, которыми населяют комнаты своих домов. Кстати, и не только животных.
       Зачем им это нужно? Загадка, ответ на которую, возможно, знает Джигер.
       Джигер... Опять - Джигер...
       Герхард закурил сигарету и, запахнув куртку поплотнее, пошел в туда, где должна быть его гостиница. Вспомнив об ее хозяине, Герхард невольно улыбнулся.
       Вот уже где для него всегда найдется комната. А также можно не сомневаться, что никто его в этой комнате не побеспокоит: ни другие жильцы, ни дэвы. И плата за нее будет вполне умеренной.
       Комната, где он без помех проживет эти два дня и, только убедившись, что сеть черного мага действительно исчезла, начнет действовать. За это время Джигер исчезнуть не успеет, и найти его, хотя бы по следам нитей судьбы, будет все еще возможно.
       Таким образом, у него, Герхарда, есть два дня, в течении которых он должен придумать способ заставить наемного убийцу поделиться сведеньями о черных магах.
       И несомненно, он его придумает. Не может не придумать.
       Так все-таки зачем черным магам нужны эти сувениры из чужих миров? Может быть, именно благодаря им они получают энергию, позволяющую создавать нити судьбы? Не зря же после смерти черного мага все собранные им предметы и животные тотчас исчезают?
       Возможно, возможно... Хотя все это запросто может иметь и другое объяснение.
       И еще один любопытный факт.
       Черные маги, оказывается, ведут между собой какую-то войну. Зачем-то один из них посылает наемного убийцу, для того чтобы укокошить своего товарища.
       Зачем? Что они могли не поделить, если учесть, что управлять двумя городами сразу не может ни один пусть даже очень сильный черный маг? Причем случай этот не единичный. Джигер явственно дал понять, что надеется на новые заказы.
       Может быть, в стане черных магов произошел какой-то раскол? И что они могли не поделить? И чем это закончится? Если войной, то охотники в конечном счете от этого выиграют. И почему она ведется руками наемного убийцы?
       Однако так ли все просто?
       Среди черных магов должна быть какая-то иерархия. Другими словами, возможно, что кто-то из них имеет право отдавать приказы другим. И если так, то все более - менее объясняется.
       Тайный дворцовый переворот? В таком случае использование Джигера вполне оправдано. Одним из основных условий подобных мероприятий является тайное уничтожение конкурентов на трон. И вот тут без наемного убийцы просто не обойтись.
       Любопытно, очень любопытно...
       Герхард выкинул окурок. Тотчас из подвального окошка ближайшего дома выскочила крохотная ящерка- попрошайка и, деловито затушив окурок о мостовую, проглотила его. Бросив на приближавшегося охотника подозрительный взгляд, она тихо зашипела и сиганула обратно в свое убежище.
       И все-таки важнее всего сейчас, узнать каким образом маги могут забирать из других миров животных.
       Кстати, а почему важнее?
       Вот интересный вопрос. Почему ему так хочется узнать, как маги проводят свои манипуляции с возникающими каждую ночь воротами в чужие миры? Может быть, причиной этому служит еще и нежелание целый год ждать, когда наступит ночь забытых богов?
       Герхард хмыкнул.
       Совершенно нелепая мысль. И все же... Неужели на него так подействовал образ незнакомки, что он готов ради того, чтобы узнать, где ее искать, пойти на любой риск?
       Нет, конечно. Главное - выиграть войну с черными магами. А если еще при этом удастся узнать...
       Он вздохнул.
       Кажется, список тех вопросов, над которыми он будет думать в течении следующих двух суток, пока исчезает сеть, оставленная черным магом, несколько больше, чем он представлял вначале. Несколько больше...
      
      
      
      
      
       27.
      
      
      
      
      
       Самолет наклонил узкую, украшенную двумя рогами голову и, схватив новый пук сена огромными челюстями, стал его с аппетитом пережевывать.
       - Через какие-нибудь полчаса взлетим, - сказала стюардесса.
       - Хорошо, - промолвил Джигер. - В таком случае где я могу выпить немного воды?
       - В здании аэровокзала находится бар. Там вы можете выпить все, что угодно. И не только воду.
       - Благодарю вас, - сказал Джигер. - Получается, полчаса у меня есть?
       - Без вас не улетим, - улыбнулась стюардесса.
       - Буду надеяться.
       Настроение у Джигера было просто отличное. Он даже рискнул подмигнуть стюардессе, и это подействовало. Судя по ее нитям судьбы, девушке такое внимание польстило.
       Джигер ухмыльнулся.
       Ах эти самки. Им только подай нечто необычное.
       Пассажиры между тем прибывали. Возле стюардессы уже стояло несколько человек и даже еще один гость из другого мира - маленького роста, с крохотными ручками и большой головой, в темном френче, украшенном зелеными полосами, чиновник.
       Мимоходом взглянув на его нити судьбы, Джигер убедился, что чиновник совершенно не опасен. Все мысли его в данный момент были заняты какими-то сложными финансовыми подсчетами.
       И все же мозолить глаза ему не стоило. Кто знает, может быть, уже в следующую секунду, бросив на Джигера случайный взгляд, он неожиданно вспомнит, кем тот является. Тогда придется экстренно что-то предпринимать, а ему сейчас этого не хотелось. Еще ему не улыбалось толкаться среди все увеличивающейся толпы пассажиров. И кроме того, ему и в самом деле надо было срочно восстановить запасы воды. Если это удастся сделать, то через несколько часов он пополнит свой арсенал способностью изрыгать огонь.
       В общем, причин для того, чтобы посидеть полчасика в баре, было предостаточно.
       Направляясь к зданию аэровокзала, Джигер с удовлетворением подумал, что он не ошибся. Жители этого мира, в отличии от жителей многих и многих других миров, видимо, до сих пор еще не сталкивались ни с одним из его собратьев.
       И это было просто замечательно. Это надо было использовать на полную катушку. Чем он, собственно, и занимался, и намерен был заниматься в дальнейшем, до тех пор, пока для этого останется хотя бы малейшая возможность.
       В баре было очень уютно и не так много посетителей, как ему представлялось.
       Джигер подумал, что ему не стоило так долго торчать на летном поле. Хотя ничего страшного не произошло. Он сейчас запросто может наверстать упущенное и, между прочим, заодно подвести кое-какие итоги.
       Выбрав свободный столик, стоявший в самом углу, Джигер сел так, чтобы видеть одновременно и стойку, и входную дверь.
       Он не боялся. Судя по всему, никакая опасность ему не угрожала. Просто сработала старая, выработанная еще с того момента, как он вылупился из личинки, привычка.
       Стулья в этом баре были невысокие, и, усаживаясь за столик, Джигер вынужден был согнуть колени под не совсем удобным углом. Его не огорчило даже это. Джигер знал, что каких-нибудь полчаса он в этом положении может оставаться запросто. Кроме того, для того чтобы сесть поудобнее, ему пришлось бы показать большую, чем он привык, часть своего тела. А вот этого ему не хотелось вовсе. Для этого еще не настало время.
       Примерно через минуту после того, как он занял место за столиком, возле него остановилась официантка и поинтересовалась, что клиент будет есть.
       Услышав ответ Джигера, она пренебрежительно скривила губки и спросила, что он будет пить.
       Джигер ответил.
       Официантка переспросила.
       Джигер повторил заказ и особо уточнил количество напитков, которые намерен поглотить.
       Издав удивленное восклицание, официантка отправилась выполнять заказ.
       Джигер удовлетворенно улыбнулся.
       Все было превосходно, просто превосходно.
       Итак, задание выполнено, и значит, он вправе получить оговоренную с черным магом награду. После этого можно отдохнуть дня два-три, и надо приниматься за новое дело. В этом мире, оказывается, имеется огромное поле для самой разнообразной деятельности.
       Но главное было даже не в этом.
       Во время выполнения контракта он обнаружил аборигена, наделенного талантом видеть нити судьбы. Причем он умеет их не только видеть, но еще и на достаточно примитивном уровне ими манипулировать.
       И это просто превосходно.
       Если уж не удалось этого аборигена сразу убить, то его можно использовать в своих целях. Причем, аборигена не нужно даже обрабатывать. Он и так готов и уже проглотил наживку. А наживка самая верная - новые знания и умения. Кто от такой откажется? Не минует сия чаша и аборигена. Он придет, он обязательно придет, в надежде получить то, о чем мечтает. И конечно, получит желаемое. С небольшим довеском.
       Джигер ухмыльнулся.
       Кстати, может быть, он несколько усложнил этому аборигену задачу? Возможно, стоило словно бы ненароком обмолвится о городе, в который он собирается лететь?
       Хотя нет. Все правильно. Так будет лучше.
       Абориген неглуп и доказал это, сумев уклонится от поединка. Значит, и найти его он тоже сумеет. Так ли трудно это сделать? Заявиться в аэропорт и хорошенько расспросить его служащих. Кто-нибудь из них приметил, на какой рейс садился гость из другого мира с такой запоминающейся внешностью. Далее еще проще. Прилететь в город и отправится по следам нитей судьбы.
       Значит, дня два абориген будет думать, потом отправится на его поиски. Таким образом, дня через три его можно ждать в гости.
       Джигер издал тихий звук, означающий удовлетворение.
       Что ж, эти три дня он использует для того, чтобы хорошенько отдохнуть и подготовится к его приему.
       Официантка принесла к его столу поднос, заставленный стаканами с самыми разнообразными напитками. Едва она начала выгружать их на столик Джигера, тот схватил первый же ближайший стакан и отведал его содержимого.
       Это оказался морс из каких-то местных ягод. И причем довольно вкусный.
       Опустошая третий стакан, Джигер подумал, что правильно сделал, выбрав именно этот мир. Пока дела в нем шли лучше некуда.
       Тут ему в голову пришло, что абориген вместо того, чтобы заключить с ним соглашение о долговременном сотрудничестве, может придумать какой-то иной ход.
       Какой?
       Да кто ж его знает? Абориген не так глуп и вполне может выкинуть какой-нибудь фокус. И вместо того чтобы почивать на лаврах, не стоит ли, например, попытаться прикинуть и такой вариант?
       А почему бы и нет?
       Джигер поставил пустой стакан на стол и, взяв следующий, глубоко задумался.
       Кажется, кое-какие возможности у аборигена все же были...
      
      
      
      
       28.
      
      
      
      
       Мара танцевала.
       Музыка влекла ее, опутывала словно арканом и отнимала власть над телом.
       Танцуя, описывая круги вокруг человека с дудкой, мара думала о том, что, как только музыка закончится, она обязательно его убьет.
       За что?
       Ну, хотя бы за то, что он посмел с помощью колдовской музыки лишил ее свободы. Этот поступок стоил ее ненависти и желания убивать.
       И значит, как только появится такая возможность, она убьет музыканта. Для этого ей хватит всего лишь мгновения. И как только музыкант перестанет играть...
       Хотя он наверняка об этом знает, и, значит, она будет танцевать до тех пор, пока ночь не кончится и музыкант не вернется в свой родной мир.
       Мара надеялась, что этого все же не случится и судьба даст ей шанс убить противного музыканта. Но если он все же умудрится ускользнуть...
       Хорошо, есть некто, кого она убьет с гораздо большим удовольствием. Причем шансов смыться в другой мир и остаться безнаказанным у него нет никаких.
       Некто, унизивший ее гораздо сильнее, чем этот специалист по завораживающим мелодиям, причем неоднократно. Вот его она будет преследовать безжалостно и обязательно настигнет. Он от нее не уйдет.
       Конечно, был еще и второй незнакомец, сумевший принести немалый вред ее достоинству. Он умрет тоже, но потом, не раньше чем она заплатит самый большой долг чести.
       Продолжая танцевать, мара мечтательно улыбнулась.
       Она отомстит, и месть ее будет сладка еще и потому, что оскорбивший ее наглец считает, будто сумел избавиться от нее навсегда. Скорее всего, он думает, будто кудесник, в дом которого она проникла, преследуя обидчика, наложил на нее обычное заклятие. То же самое, что и на несчастных, живущих в комнатах его дома.
       Дудки.
       Ради нее, мары, он расстарался.
       Теперь она не сможет вернуться в свой мир до тех пор, пока не отомстит.
       И она это сделает. Обязательно.
      
      
      
      
       23. 9.2000 - 21. 12.2000
      
      
       Посетите официальный сайт автора:
       http://www.kudr.info
      
      
      
      

  • Комментарии: 18, последний от 14/06/2014.
  • © Copyright Кудрявцев Леонид Викторович (kudriawcew@mail.ru)
  • Обновлено: 22/05/2009. 489k. Статистика.
  • Роман: Фэнтези
  • Оценка: 6.82*48  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.