Апраксина Татьяна, Оуэн А.Н.
Изыде конь рыжь...

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 5, последний от 18/09/2012.
  • © Copyright Апраксина Татьяна, Оуэн А.Н. (blackfighter@gmail.com)
  • Обновлено: 01/01/2011. 244k. Статистика.
  • Повесть: Альт.история Прочее
  • Оценка: 7.09*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Зимой 1916 года закончилась первая мировая война - за полной неспособностью сторон ее вести. Испанка оказалась замечательным миротворцем.
    Весной 2010 сошла на нет вторая мировая - почти по тем же причинам. "Вторая молодость" Российской Империи продлилась меньше столетия.
    2012 год. Конец календаря. Петроград. Полтора года после окончания войны. Семь месяцев после успешного мятежа в столице.
    Доктора вычислительных наук Рыжего В.А. считают бандитом и гением, подрывным элементом и славой российской науки. По видовой принадлежности он является городской крысой, а служит - логистиком. Или наоборот? А у хорошего логистика даже конец света пройдет по расписанию.


  • Изыде конь рыжь...

    Увы, растаяла свеча

    Молодчиков каленых,

    Что хаживали вполплеча

    В камзольчиках зеленых,

    Что пересиливали срам

    И чумную заразу

    И всевозможным господам

    Прислуживали сразу.

    И нет рассказчика для жен

    В порочных длинных платьях,

    Что проводили дни как сон

    В пленительных занятьях:

    Лепили воск, мотали шелк,

    Учили попугаев

    И в спальню, видя в этом толк,

    Пускали негодяев.

    Осип Мандельштам

       Князь Волоцкий, гладя штаны, прожег их и застрелился там же, в кухне.
       Никто не удивился.
       Говорили, что нашли его почти сразу, в стылой пустой кухне еще не развеялся запах паленой шерсти и пороха. Решали, кто будет хоронить: покойный был сиротой. Обсуждали, с каким попом проще договориться об отпевании - все-таки самоубийца, вспоминали потом, что был юноша заядлым нигилистом и выводили из того, что с попом договориться надо непременно.
       Удивляться же было совершенно нечему.
       Была зима, кончался календарь и наступал последний, 2012 от Рождества Христова, год.
       Ждали пришествия Зверя, десанта инопланетян, наступления китайской армии на столицу, мыслимое ли дело тут оказаться без штанов?
       Поэтесса Голикова отравилась еще в начале ноября: выпила сначала полбутыли хлорного отбеливателя, а потом какой-то щелочи для прочистки труб. У пришедшего доктора в пластмассовом ящичке звонко перекатывались шприцы, и нечем было облегчить страдание.
       Говорили потом о несчастной любви, о погибшем под Тверью красавце женихе. Из всех близких оставалась у поэтессы только старенькая лежачая старушка неведомого родства, да и та на другой день тихо отошла. Похоронили в одной могиле, без гробов. Не было досок.
       С осени вообще опять стали много умирать. Кончали с собой и замерзали до смерти, пропадали без вести, бывали убиты за шапку, за овчинные варежки. Травились просроченными консервами и угорали. Подхватывали новые, неведомые докторам инфекции, плодившиеся в нетопленых домах быстрее крыс. Голодные, злые, тощие крысы несли заразу из дома в дом на чешуйчатых хвостах.
       Хуже заразы было отчаяние.
       Плакал профессор Митрофанов, светило хирургии с мировым именем: за неделю от пневмонии сгорела жена, и не было во всем городе антибиотиков, плакал и грозил кому-то кулаком. Закрылась его лаборатория, и в отключенном холодильнике сгнили все уникальные биопротезы сердечных клапанов. Угрюмо бранились жандармы - не было ни бензина, ни солярки. Скоростные патрульные красавицы и крепкие броневики стояли немые, мертвые. Дворники мели улицы не за жалованье, а чтоб согреться.
       Плохо пропеченные буханки сизого хлеба продавали по одной в руки. Груз караулили автоматчики. Сладкая мороженая картошка, которую привозили невесть откуда сомнительные личности, шла только на обмен. Брали золотом, мехами, запчастями для машин, аккумуляторами, даже книгами. Банкнот не брали никаких.
       Гимназистки торговали у вокзала мылом и спичками. За брусок мыла брали три буханки.
       На фронтоне Исаакиевского собора средь бела дня видали то ли черта, то ли какого-то флотского хулигана. Он корчил рожи, мычал скверно, с намеком, показывал длинный алый язык, кидал прохожим прокламации и был немедля прозван старожилами символом последнего царствия.
       Говорили, что на окраинах съели всех крыс. Перешептывались, что люди пропадают не просто так, передавали сплетни о какой-то барыньке, которая купила задешево свиную рульку, а как стала разделывать, нашла на странно гладкой коже неприличную татуировку. У тел расстрелянных и повешенных жандармами за мародерство выставляли патрули.
       В середине декабря ударили невиданные морозы, убивая последнюю надежду.
      

    14 декабря

    "С адом случилась оказия..."

      
       На недолгих поминках после похорон нарезали хлеба, просушив и обжарив над открытым огнем, положили поверх тоненькие ломтики заранее вымоченной селедки, накрыли вареной картошкой, прокололи зубочистками - вышли прехорошенькие канапе. Был один на всех присутствующих графин водки, водку вчера принес Владимир, а значит, можно было не опасаться отравы. Был бочоночек церковного вина. Студент Марик порубил на дрова какую-то дверь и славно растопил камин. Настроение после всех хлопот в теплой зале было легкое, радостное. Юрочку Волоцкого поминали едва ли не с завистью.
       Владимир задерживался. Пришел часа через два, когда уж все было съедено и выпито, а Марик взялся за гитару, исполняя что-то до слез грустное. Принес мятую, чумазую картонную коробку, а в ней - пятьдесят плиток швейцарского шоколада. Извинился - мол, ничего более полезного добыть не смог. Облил Анну взглядом таким, что показалось - шелковое платье сгорело и осыпалось пеплом. Скинул пальто на плечи стоявшему у дверей мраморному Давиду и опять потряс всех до безмолвия, на сей раз - крахмальной ослепительно-белой манишкой под смокингом.
       - У вас, - Марик на середине строки прервал куплет о милом друге, ушедшем в вечное плаванье, - наверняка даже и сигары есть?
       - Есть, а как же. Вас угостить? - процедил Владимир, и стало ясно, что зол он необыкновенно, чрезвычайно даже для себя самого.
       Гаванскую сигару, извлеченную из футляра с ручной росписью, курили все по очереди. Анна втягивала густой, бархатный, черносливовый дым и все пыталась встать так, чтобы слегка, невзначай, задевать плечом. Касалась - и сразу старалась отпрянуть, так било ее злостью, словно острым синим электричеством, и хотела домой, и хотела, чтоб прямо здесь, украдкой, скользнул бы рукой ей под шаль, в низкий вырез на спине, чтобы выгнуться на этой ладони, как на раскаленной плите, а остальные чтоб ничего не заметили совершенно. И убить была готова, потому что не замечал-то как раз Владимир.
       Пальто пропахло кислым и горьким, порохом и чадом. Спрашивать ни о чем нельзя было, ни сейчас, при всех, ни потом - где пропадал, откуда добыча. Отвечать он не любил и не умел. Просто умел найти не только нужное, но и неожиданное, ценное. Найти, починить любую забытую уже рухлядь, как керосинки и печи-времянки, а то и восстановить печку Франклина. Когда газ сначала прекратили подавать по трубам, потом начали наполнять баллоны по талонам квартальной управы, а потом и это кончилось, без гнусных жадных печек-"растратчиц" и подлых взрывающихся ламп стало не обойтись.
       - Ох, Владимир Антонович, что бы мы без вас делали? - вздохнула Лелька при виде подноса с горячим шоколадом.
       Анна прикусила губу. Сейчас ведь полыхнет громче керосина. Знала: не любит их, терпит лишь потому, что вот эта "молодежь", эти пять человек - все, что осталось от большой и шумной компании, родившейся вокруг большой и веселой семьи Павловских. Было, было - трехэтажный дом с зеркальными стеклами, обеды по воскресеньям, чтения стихов и романсы, диспуты научные и политические, салонные игры и любовные драмы, и лампа под рыжим абажуром с кистями...
       Вспомнила - и вдруг разревелась, прямо при всех.
       Потом шли домой по темным, звонким от холода улицам, где мела поземка и не горели ни фонари, ни окна. Уши стыли под платком, немел кончик носа, а между воротником шубы и губами набиралось влажное дыхание и тут же стекленело на мехе белыми перьями. Но между подкладкой и шеей облачком розовых блесток крутились духи, подарок, невесть откуда добытый Герлен в тяжелом золотом флаконе.
       - Пересели ты их к себе! Пока всем кагалом не пострелялись, хотя какая экономия же!.. - буркнул Владимир в сторону и вдруг.
       Дом стоял такой же пустой и темный, как остальные, но не мертвый, хоть выстыли верхние этажи еще давно. Нынче осенью топить не начали вовсе, потом и свет подавать почти перестали. Дом был живым, потому что был жилым, согретым не камином, не печью, а счастьем. Нужно было только чуть-чуть подтопить, сразу как вошли, не тратя времени.
       Когда вернулись силы возиться в постели, укладываться виском на плечо, натягивать обоим на голову одеяло, чтобы тепло и душно шептаться внутри, чтобы воздух общий на двоих, переспросила:
       - Володя... а ты не пошутил?
       - Нет! - лязгнул челюстями над ухом, как серый волк, и не сразу ровно, страшно прибавил: - Мне за тебя спокойней будет. Я теперь стану отлучаться чаще.
       Немедленно сделал вид, что спит, вскоре и Анна заснула, а поутру его уж и не было. Был - и ушел, как приснился, даже место на кровати выстыло.
      
       ***
       За окном успело рассвести, снег летит параллельно земле, ветер, как всегда, встречный. Здесь, в граде на Неве, всегда ветер и всегда встречный, холодный и мокрый. Близко море, близко Полярный круг, Арктика дышит в спину, напоминает о себе серой, как беда, водой. В Москве вдоль берегов подсвеченных желтым и лиловым рек стояли залитые огнями дома-пароходы, длинные и светлые. В Москву пути больше нет. Надолго.
       Пиджачная пара посредника была чистой и даже глаженой, но казалась старой и пыльной. А рубашка - серой. И сам он походил на бывшего бухгалтера, не хватало только нарукавников. Кто его, впрочем, знает, он мог оказаться и настоящим бухгалтером: штабс-капитан Зайцев плохо разбирался во внутренних порядках черного рынка, но ведут же мазурики какую-то отчетность?
       - Милостивый государь, - церемонность посредника смешной не казалась, - я нашел людей, готовых выполнить ваш заказ. Единственная сложность в том, что весить приборы будут несколько больше, чем указано в вашей спецификации, поскольку подобрать соответствующие детали в наших обстоятельствах...
       - Насколько больше?
       Зайцев забеспокоился. Средства связи не должны быть ни слишком тяжелыми, ни слишком хрупкими - это опасно.
       - От пятисот до восьмисот грамм, - спокойно пояснил бухгалтер. - Может быть, меньше, но согласитесь, было бы неверно с нашей стороны рисовать перед вами картину более радужную, чем следует. Это плохо сказалось бы на нашей репутации.
       - Это в пределах терпимого. Теперь ваша сторона дела.
       Желтый тонкий листок бумаги, угловатый и тощий серый шрифт, на месте точек - дырочки. Если провести пальцем по тыльной стороне листа, можно прощупать оттиск. Печатная машинка. Старая, механическая. Странно, что не от руки. Странно, что смогли где-то добыть запечатанную невысохшую ленту. А может, просто нашли инструкцию и сами сделали. Парочка пробоин слегка окрашена с обратной стороны, но не черным, а синим. Копирка. Один экземпляр себе, для той самой отчетности, видимо.
       Это въевшаяся в кровь и кости привычка: сначала фактура, средства, оформление, помарки, пометки и подробности. Потом - содержание. Скучный пыльный человек ждал.
       - У ваших поставщиков, - наконец кивнул Зайцев, - умеренный аппетит.
       Горючее, аккумуляторы для тяжелых грузовиков, запчасти... господа нелегальные поставщики за свою работу запросили много. Особенно по нынешним бартерным временам. Но список несколько короче, чем Зайцев ожидал. И очень хорошо видно, что с ним не собираются торговаться.
       - В столь горестный для нашего отечества час, - грустно пояснил посредник, - долг каждого гражданина - в меру своих сил и возможностей помогать нашему доблестному христолюбивому воинству. И уж, во всяком случае, не требовать с этого воинства лишнее, господин штабс-капитан.
       Зайцев пожал плечами. В душе, в душе он давно уже размазал бухгалтера по крашеным в паскудный иерусалимский цвет стенам неизвестно чьего бывшего кабинета. В реальности же приходилось делать вид, что посредник не сказал ничего дурного или опасного. Сведения о том, что командир одной из стоящих под городом частей заказывает самодельные коммуникаторы - повышенная мощность, повышенная дальность, уникальные протоколы кодировки, защита, - стоят дорого. Но посредник все произнес вслух, и, значит, не собирается эти сведения продавать. Он всего лишь страхуется на тот случай, если Зайцев раздумает платить.
       - Две недели - это крайний срок. Постарайтесь в него уложиться.
       Две недели можно и потерпеть, и три, и шесть, и десять. А вот потом...
      
       ***
       - Как прошла встреча, Александр Демидович?
       Доктор вычислительных наук Владимир Антонович Рыжий не зовет подчиненных и уж тем более частично неподчиненных к себе в кабинет, хотя в кабинете у него царит невиданный для расчетчиков порядок, а предпочитает падать на них с небес в каком-нибудь укромном месте.
       Штолле отложил паяльник, с удовольствием посмотрел на пестрые внутренности вычислительной машины - как ветеринар на удачно прооперированную корову... впрочем, кто сейчас будет оперировать больную корову?
       - Не могу судить, Владимир Антонович. - Имя - из святцев, отчество - как Бог приютскому регистратору на душу положил, а фамилия - по цвету волос, тогдашнему, потом они потемнели. - Впрочем, заказчик лишними словами меня не называл, убить не пытался и даже не угрожал, только попросил сделать побыстрее. Список ваших требований унес. Так что, наверное, удачно прошла.
       Заведующий кафедрой спокойно встал, отряхивая руки. Зачем директору лаборатории запчасти к грузовикам, Бог ведает. Скорее всего Владимир Антонович обменяет их на что-то важное и нужное. Меновая экономика, десятый век. И воистину же так, питерские князьки уже за данью походами на округу ходят, за продразверсткой. И встречают их там почти как Игоря Старого, за вычетом ПЗРК.
       - Ну и замечательно, Александр Демидович, - улыбнулся щенок и выскочка. - Огромное вам спасибо, и простите, что отвлек. Кстати, у меня, кажется, строфа сегодня удачная получилась.
       Запрокинул голову, глаза прикрыл. Сейчас начнет токовать, и нет от этой муки спасения.
       - Даже в стихах больше не встретишь роз, они уступили место тоске и пургам, с адом случилась оказия, он замерз и в благовремении назвался Санкт-Петербургом...
       "С адом", "садом"... он вообще слушает то, что пишет? И дернула же нелегкая в тот первый раз удержаться и не сказать юному графоману все, что я думаю о его виршах. Теперь изволь внимать.
      
       ***
       - И вы, мундиры голубые, и ты, им преданный народ!..
       Обладатель насыщенного театрального баритона поднимался по лестнице, и полы роскошного черного пальто мели протертый красный ковер. Маленький толстячок и благообразный худой господин, курившие, как и подобает ответственным людям, не желающим губить табачным дымом воздух в служебных помещениях, на лестничном пролете, привычно вздохнули.
       - Ах, Владимир Антонович, Владимир Антонович! - замахал пухлыми ручками командир Петроградского жандармского дивизиона. - Вашими бы устами да мед пить! Куда уж нам, малосильным, до тех героев Отечества, о которых поэт Лермонтов свои бессмертные строки сложить изволил! Какое уж тут всевидение да всеслышание? И на Кавказ вас выслать - никакой возможности, нет у нас сообщения с Кавказом! Да и народ - стыдно сказать, что за народ, какой уж там преданный, - генерал-майор Парфенов сжал круглые кулачки и огорченно постучал ими, издевательским блеющим тоном вытягивая "пре-е-еданный", - скверный у нас народец, скверный, подлый и предательский!
       Парадно-портретный, строго-седой директор департамента полиции Петрограда поджал губы: кивок на словах "преданный народ" был сделан молодым человеком в его сторону, и теперь выходило обидно.
       - Знаю, знаю!.. - театральным же драматическим шепотом, падая в неслышимую тяжесть баса профундо, изрек хулиган, и перешел на шутовской фальцет: - Знаю! Вчера средь бела дня у господина генерал-губернатора злодеи очередной продовольственный конвой отбили. Оставили сиротинушек, малых детушек, штат его, без усиленного пайка!..
       - Может, Владимир Антонович, вы еще и знаете, кто были те злодеи? - без особой надежды спросил Анисимов, глядя в приятное правильное лицо с неприятной скоморошьей усмешкой - и на миг померещилось ему, что вместо мягких черт наблюдает он наплывающие друг на друга гранитные грани и плоскости, наскоро обработанные каменотесом.
       - Не могу знать, Ваше Высокопревосходительство, - прищурившись, ответил шут и паяц. - Зато могу подсказать, где искать грузовики, пока их граждане горожане по кускам не растащили... а то пока их дворники заметят, пока с докладом доберутся. Проходя нынче утром по Лесной, наблюдал. Простите, господа, вынужден откланяться - господин наш генерал-губернатор очень переживать за сиротинушек изволят!..
       Молодой человек прошествовал по лестнице, а вторые лица города остались стоять с потухшими самокрутками в руках.
       - Он не то что знает - он же и наводит, - тоскливо кивнул вслед породистый Анисимов.
       - Ошибаетесь, Леонид Андреевич, - уже без всякой умильности в голосе возразил Парфенов. Шарик головы, посаженный на кадушку торса, был покрыт отросшим светлым жестким волосом, похожим на свиную щетину, а черты лица утопали в тестообразной рыхлой плоти, но смешным жандарм отчего-то не казался, скорее, наводил легкую жуть. - Впрочем, вам, конечно, виднее - негласный надзор по вашей части...
       Директор департамента полиции стерпел очередную шпильку. Все его мысли занимало другое - как успеть первым подобрать брошенную проходимцем кость, и он точно знал, что генерал-майор сейчас думает о том же.
      
       ***
       По утрам и ближе к вечеру серые трубы наливались теплом, вода гудела в них. Хотелось подойти к ним, гладить, разговаривать. Разновидность безумия, конечно, но кто здесь не был безумцем? Неужто Петр Константинович, господин генерал-губернатор, до сих пор уверенный, что стоит продержаться еще немного, делая вид, что ты управляешь городом и областью и что твои приказания исполняются, и все станет, как раньше? Как будто в промерзлом мире после войны, желтухи, Той Зимы, и нынешней зимы, которая уже обещала тоже сделаться Той, после событий в Москве, могли сохраниться какие-то кусочки "раньше"... Не могли. Не выжили вместе с миллионами в известковых ямах, вместе с кошками и воробьями. Но пока губернатор тешил себя иллюзиями, ему по-прежнему требовался штат, телефонистки, секретари. Можно сидеть в тепле, слушать, как ходит вода в трубах, пить странный на вкус, но горячий чай. С сахаром. И к середине дня, за круговертью бумаг, мелких проблем, больших проблем, безумных административных споров, толчеи самолюбий, опозданий, неверных сведений, прорывов, попыток залатать все и вся даже получалось поверить, что еще месяц-другой - и весна...
       Это в хорошие дни. В такие, как сегодня, не получалось ничего. Вчера пропал продовольственный конвой, а это не только еда, это горючее и бесценные грузовики. Тяжелогрузы, из тех, что ходят на дизеле, а не на деревяшках. Петр Константинович кричал с самого утра... но сейчас-то он терзал печень господина профессора, который и сам большой мастер что-нибудь сказать и всем вокруг настроение испортить, а до того ведь на господина генерал-майора голос повысили, а это совсем зря - губернатор в корпусе нуждается много больше, чем корпус в губернаторе.
       За стеной в кабинете что-то упало, створки дверей разлетелись в стороны, кажется, сами. Владимир Антонович, целый, невредимый и даже не взъерошенный, слегка придержал левую створку, и потому двери за его спиной схлопнулись с костяным стуком, а не с грохотом. А господин директор вычислительной лаборатории тем же ровным шагом подошел к слепой стене между двумя окнами, уперся в нее ладонями, постоял так некоторое время...
       - Представляете, Павел Семенович, - вздохнул, - по темпераменту я флегматик.
       Секретарь представлял. В мирное время, в спокойном упорядоченном городе, когда тепло, светло и совершенно не страшно - отчего не быть флегматиком? А в нынешней ситуации и Будда Майтрейя сорвет голос, объясняя господину губернатору, что число действенных маршрутов из точки А в точку Б ограничено городской застройкой... и любые расчеты бесполезны, если в канцелярии или в жандармском корпусе есть утечка, а она там есть. Это было слышно даже сквозь дверь. Как и обещания губернатора раздавить проблему в зародыше.
       Настоящий вычислительный центр в городе был, но частью вымер, частью вымерз еще в Ту Зиму, остатки подобрали тогда еще профессор Павловский с тем же доктором Рыжим, а потом они же и предложили властям вести все нужные расчеты - вплоть до оптимального расположения пунктов раздачи хлеба, в обмен на все то, что мог дать лаборатории статус ВЦ.
       - Кофию не хотите ли? - поинтересовался секретарь.
       - Что, господин губернатор меня внес в перечень лиц на довольствии?
       - Не беспокойтесь, я найду, как ему объяснить. Табельное оружие ведь при вас?
       - Не потерял еще. Давайте. Благодарю.
       Не далее чем в августе доктор, к тому времени уже господин директор Рыжий, требуя подать ему кофию с лимоном и коньяком, изволил выбить стекло в приемной губернатора посредством стрельбы - объяснял тем, что накурено здесь очень. С тех пор у секретаря было надежное объяснение растрат в запасах: ему не дай - дороже выйдет.
       А без угощения свежих пророчеств не услышишь. Слушать их, правда, никакой охоты нет, и сразу понятно становится, почему добрые троянцы Кассандре не верили.
       - Господин губернатор, - морщится Владимир Антонович, - увы, осознал, что там, где есть спрос, всегда найдутся люди, готовые организовать предложение. Так что он решил прекратить нападения на конвои... ликвидировав спекуляцию и черный рынок. И изложил мне меры, которые намерен брать. В области они вызовут мятеж не позднее чем через месяц. Что касается города, то черный рынок, конечно, не исчезнет, атаки участятся, а вот восстания можно пока не ждать - одна польза от желтухи, у нас не Москва, организовать что-то серьезное решительно некому.
       Никогда не думал о желтухе как о чем-то полезном. Никогда не думал о желтухе как о чем-то, что предпочтительней мятежа. Как-то казалось, что хуже желтухи ничего нет и быть не может. Даже холод - тот, что снаружи, без серых труб и теплой воды в стакане, - даже он лучше. Но господин директор видел вблизи все три бедствия, а он сам - только два.
       - Скажите, - спрашивает секретарь, - как оно было в Москве?
       Подробности столичного революционного переворота в Петербурге знали все, частью из выходивших тогда еще газет, частью из телефонных разговоров, частью от беженцев, но слова и картинки рассыпались с грохотом, как типографский набор. Или без грохота, с воем и визгом... как это вышло с Государем...
       - Ну, Павел Семенович... - фыркает неприлично молодой доктор и директор, разводит руками. - Россию просто смыло в четыре дня. В сравнении - у нас тут очень неплохо идут дела.
       - Павел... Семенович! - ахнуло из-за дверей. Секретарь привычно напряг скулы, как бы скривился, на этой паузе. Спасибо, что при посторонних Пашкой-бестолочью не кличут, и такое было. - Хватит там лясы точить! Сюда извольте себя любимого принести немедленно!
       Было нестерпимо и обыденно тошно, морковная муть, называемая чаем, подступила к горлу. Как вчера и как в прошлом году, как еще до войны. Он давно служил секретарем господина губернатора. Чай пророс морковной ботвой, кофе обзавелся приставкой "эрзац", как в прошлую войну, сахар стали мешать с неведомой горьковатой дрянью, спасибо, что не со стеклом. Только его высокопревосходительство остался верен себе. Как вслед за днем бывает ночь. Схватить бы меч - и с криком "Крыса, крыса!"... И понимание, что дурит Петр Константинович даже не по привычке, а в общее успокоение - не помогало.
       - Приваживаете! Прикармливаете! Делать нечего? Где протокол заседания отопительной комиссии?
       - Извольте, ваше высокопревосходительство, - секретарь подал тонкие, синюшные от холода и пачкавшей копирки, листы.
       Губернатор с астматическим присвистом заглотнул очередной разнос, проглядел протокол, сделал еще пару заходов и с омерзением прогнал Павла Семеновича прочь. У господина профессора хватило деликатности к тому времени покинуть приемную.
       Можно было смело сказать, что день не задался.
       И ошибиться. Потому что перед вечерним совещанием зашли в приемную Леонид Андреевич с Евгением Илларионовичем - да, войдя, разговора и не прервали.
       - Но вы же понимаете...
       - Я все понимаю, дражайший Леонид Андреевич - и именно поэтому считаю арест делом даже не преждевременным, а вовсе ненужным. Во-первых, нам нужен вычислительный центр, а он встанет...
       - Что вы, Евгений Илларионович. Штолле прекрасно справится.
       - Вот тут вы ошибаетесь, Леонид Андреевич. - Генерал-майор, по мнению секретаря, точно соответствовал образу жандарма из плохой фильмы о начале прошлого века: мягкий, медленный, ласковый и очень-очень страшный. - Александр Демидович Штолле - в высшей степени достойный ученый и прекрасно бы справился, если бы на земле царил мир, а в человецех - благоволение. А поскольку дело обстоит иначе, то сохранить лабораторию он не сможет. А мы будем заняты делами более насущными, и лаборатория Павловского повторит судьбу Пулкова и нашего основного вычислительного центра, что будет весьма горько.
       Начальник департамента полиции морщится всем своим длинным лицом. Секретарь понимает: слишком уж привыкли полагаться на математиков. Во всем: от расчета расходов топлива до выявления домов с незамерзшими трубами - для подселения.
       - Они нам, увы, нужны. Это первое. Далее - сотрудничество с генерал-губернатором и, в особенности, с нами весьма компрометирует Владимира Антоновича в глазах его более... свободолюбивых друзей. А это - желательное развитие событий. Кроме того, - тут Парфенов понижает голос, не до шепота, но за дверью уже не слышно, ни за той, ни за другой, - как успели сообщить мои московские коллеги, во время тамошних событий наш Владимир Антонович был как-то очень короток с Лихаревым. А Лихарев, как вы знаете, в новое правительство не вошел и вообще никуда не вошел, и, по слухам, собирался к нам, если уже не в городе. Согласитесь, что в этих условиях арест - мера немыслимая.
       - Короток? - если Леониду Андреевичу неприятно, что его обошли с новостями, то по лицу и голосу того не прочесть. А может, даже и не обошли.
       - Ходит слух, что они - друзья детства. По приюту.
       Теперь морщатся оба.
       - Скверная история, да, - сам себе кивает Парфенов. - Вернее, была скверной тогда. Сейчас-то... В любом случае, как мне кажется, одной возможности найти Лихарева, прежде чем он что-нибудь у нас учудит, достаточно, чтобы ограничиться наблюдением. Это если не вспоминать о том, что Владимир Антонович как он есть составляет славу российской науки.
       Секретарь не замер, не пытается слиться с обстановкой. Сидит себе, работает с бумагами, слушает, раз говорят. Есть люди, которые не видят курьеров, техников, или как там в старом рассказе, почтальонов. Леонид Андреевич - из их числа. А вот Евгений Илларионович - нет. Он всех нарочно замечает и со всеми вежлив. И если он, войдя в приемную, не поздоровался и служебные тайны обсуждает, как будто вокруг северный полюс и от белого медведя до медведя за семь лет не доскачешь, то, значит, не забылся, а имеет свои виды, чтоб им пусто было.
       Уже и внутрь давно проследовали, и двери закрылись, и чаю подали - и самому выпить пора, время, и дел еще столько, а все сидишь, как журавль с мытой шеей, думаешь - это Евгений Илларионович директора Рыжего предупреждал или, наоборот, провоцировал? Или даже не Рыжего, а вовсе - самого секретаря? И что теперь прикажете делать?
      
       ***
       Связной кудахтал над бабушкой. Маша убивала ледяные узоры на стекле.
       Пальцы быстро замерзали. Связной Канонира приходил сюда к бабушке. Все знали, что бабушка - не его. Бабушка некогда служила лаборанткой у профессора Павловского, а преемник Павловского теперь за ней приглядывает. Нашел молодую скромную квартирантку, чтобы та заботилась о старухе.
       Старуха еще, в общем, была не старая, но из-за Альцхаймера немощная, нуждалась в присмотре. Маша жила в Петрограде четвертый год вполне легально, в войну закончила сестринские курсы. Слежки за ней не было.
       Сегодня Екатерина Алексеевна пребывала почти что в добром здравии - Володеньку своего ненаглядного узнала, чашку в трясущихся руках держала крепко и даже не облилась. Отвечала разумно. Такие "светлые" дни приходили к бабушке все реже. Чаще она никого не узнавала, дремала в кресле или брюзгливо ворчала на коллег, наверное, давно померших. Ни "желтуха" - гепатолитическая лихорадка Эбола-Кравца, ни голод и холод ее не коснулись. До темной квартирки с окнами во двор-колодец Маша работала в госпитале, пока не заболела сама, и поняла: так всегда бывает. Всегда есть младенцы или старики, которые выживают там, где мрут молодые и сильные. Почему-то. Как попы говорят - неисповедимы пути Господни.
       Этого связного Канонира Маша без злости видеть не могла. Господин профессор Владимир Антонович Рыжий, он же - "Домик", он же - известный всему черному рынку Петрограда, а, как говорили, и от Одессы до Ростова, Вова Мандарин. Пижон, губернаторский баловень, авантюрист. "Но голова у нас, какой в России нету, не надо называть, узнаешь по портрету: ночной разбойник, дуэлист, в Камчатку сослан был, вернулся алеутом, и крепко на руку нечист; да умный человек не может быть не плутом..." - словно про него писано. На Камчатке или в Сибири не побывал только по случайности и недосмотру властей.
       Маша не терпела, презирала тех, кто якшался с блатными и был у них вроде как за своего.
       Старуха выпила чашку чая, настоящего, с медом, и задремала.
       - Мария Никитична, пожалуйте и вы чай пить.
       - А вы не подавитесь со мной чай пить? - Она отвернулась от окна, взглянула прямо. Вся правая половина лица у нее была - родимое пятно густого винного цвета. Пламенеющий невус. Лечится только пересадкой кожи.
       У доктора мудреных наук во взгляде не было тех деланных слепоты и бесстрастия, что у прочих. Хуже: там явственно читались ухарство и готовность прямо сейчас затащить Машу в постель. Вопреки очевидному и благодаря своей неслыханной мужественности. Ей так и хотелось всегда спросить - мол, лапу эскимоске вы уже пожали?
       При ее занятиях влюбляться было - хуже, чем при ее роже.
       - Как хотите, - буркнул. Переплел пальцы перед грудью, промял с треском. - Слушайте тогда, да я пойду уже. Распоряжения от Канонира: нападения на городские службы временно прекратить. До отмены запрета. По возможности пресекать такие действия, о которых станет известно. Подготовиться к эвакуации, но без команды никуда. Если для этого что нужно по матчасти, составить списки, дать мне.
       Маша - псевдо Ромашка - и не Маша, конечно, а Наталья Яковлевна Берлянская, - так и села, забыв про гонор. Прижала холодные ладони к щекам.
       - Он что же хочет-то? Нас против бандитов?..
       - Мое, Мария Никитична, дело - передать приказ по линии, - развел руками Домик. - А также принять к сведению и осуществить. - Запрокинул голову по-петушиному, острым кадыком вперед. - Мне этот приказ самому - нож по горлу, дорогуша. Только дисциплина, знаете ли...
       Маша фыркнула, не таясь: не по горлу нож, а по карману. Днем Владимир Антонович маршруты считает, а ночью дружочки Вовы Мандарина машины на гоп-стоп берут. Домик зло глазами блеснул, пальто с портфелем взял и дверь за собой с нужной стороны прикрыл. Быстро прикрыл, чтобы тепло не терялось.
      
       ***
       Леонид Андреевич Анисимов, директор департамента полиции, смотрел на плохонькую, слабую светокопию на своем столе. Листки прислали с Очаковской, от любезнейшего и нестерпимого Евгения Илларионовича. Во время оно, когда Леонид Андреевич был заместителем директора и ведал как раз негласным надзором, ротмистр Петроградского жандармского дивизиона Парфенов сам обращался к нему за сведениями - и не всегда получал желаемое. О чем теперь неустанно напоминал - и словесно, и всеми прочими способами.
       "Лихарев Константин Сергеевич, он же "Лист", он же "Электрик", он же "Канонир", из дворян, 1979 года рождения, Петроград, в 1984 ввиду сиротства направлен в [замазано черным] приют, изъят родственниками [замазано черным], в [нечитаемо] закончил с отличием [нечитаемо] филологический факультет Дерптского университета. В университете примыкал к... [нечитаемо] следы теряются."
       Леонид Андреевич мог, не глядя в дело Лихарева, заполнить все лакуны и тщательно вымаранные места. Такие особо секретные сведения, как год окончания университета одним из самых опасных российских политических бандитов, и выглядели, и были сущим издевательством со стороны жандармерии. "2002" - вписал Анисимов поверх бледной краски. Разведенные чернила сохли долго, нехотя.
       Фрондирующий студиозус, в детстве нюхнувший житья на казенном коште, после университета уехал в Вильно, преподавать словесность в женской гимназии. Пользовался там успехом, стишки печатал. Под негласным надзором не состоял, к сожалению. А через год наведался по делам в северную столицу, и как раз там случилась история - на богемной вечеринке умерли трое от некачественного наркотического вещества. Лихарев после того несколько отрезвел, из гимназии уволился, образ жизни изменил, уехал учителем куда-то под Вологду - и, кстати, стихи стал писать лучше не в пример.
       "Более поздние фотографии отсутствуют. Словесный портрет прилагается. Основная часть личного дела уничтожена при налете на центральный архив полицейского управления".
       Вот тут не соврали и не скрыли. Так и есть - точнее, так и нет ни фотографий, ни отпечатков пальцев. Его в Москве даже пару раз задерживали, но прежде чем Петроградский департамент полиции затребовал копию дела, остались лишь обугленные клочья. Бесценные потери, сведения за две сотни лет... и, судя по всему, сам Лихарев это и устроил - еще на второй год войны, в 2007-м.
       Он сейчас здесь, в Санкт-Петербурге; город стал Петроградом лишь на бумаге, но каждая уважающая себя лавка, каждый синематограф писался "С.-Петербургский", а по приверженности слову "Петроград" узнавали приезжих. Господин Лихарев сейчас где-то здесь, значит, ничего хорошего ждать не приходится. Это птица высокого полета, и притом стервятник. Если бомбы закладывать - так не ниже Государственного Совета, если стрелять - так в председателя Совета министров. Учитель, Купидон гимназический...
       "Основной причиной возвращения к активной политической деятельности следует считать запрет на соцпартии 2006 г. С 2007 член ЦК РСП, "оперативный тактик" БО РСП. Принимал участие в [замазано черным]. Автор [замазано черным]. Входил в многопартийный штаб Майского переворота. Источники: [замазано черным]. По [зачеркнуто, сверху надписано "оперативным данным"] входил в руководство инсургентов в Москве и области в период боевых действий (с 11 по 14 мая сего года). 12 мая был заочно включен во Временное Правительство в качестве министра внутренних дел. Вышел из состава 16 мая. По [зачеркнуто] неофициальным данным числится в розыске. По [замазано черным, надписано сверху "фактически предоставленным нам Москвой"] оперативным данным в настоящий момент находится в Петрограде".
       [От руки] "Чертов Гевара."
       Почему-то именно эта скопированная бездушным аппаратом беглая надпись в пустой трети последнего листа и вывела Анисимова из себя.
       - Зимой снега не выпросишь! - рявкнул он пустому кабинету, скомкал листы и швырнул в мусорную корзину.
       Промахнулся.
       Очнувшись, устыдившись недостойного выплеска чувств, директор принялся размышлять. Все, что у него было - тонкая ниточка, связь между Лихаревым и Рыжим. Друзья по приюту? Да полно, какая там дружба, если один в приюте жил с двух лет, а второй пробыл не больше года, пока его родня не нашла. Просто Рыжий - Домик, тьфу, что за дурацкий псевдоним, - по приютской своей манере ни одним знакомством пренебрегать не станет, даже детским, вдруг да пригодится. А тут - сам Канонир, как же ему не услужить?
       Если бы Домика этого тряхнуть покрепче, он бы запел как миленький. Но ведь не дают. Его же арестовать без санкции генерал-губернатора нельзя, он и в особо значимые для города лица просочился, хотя ни черта не делает, только на черном рынке по мелочи спекулирует - всю лабораторию на себе Штолле волочет, он и должен был стать заведующим после смерти Павловского, но нет же, наш пострел и здесь поспел. Вовремя дочку охмурил. Тьфу, пакость какая... будто им вычислительная лаборатория кафедральная - приданое Анны Ильиничны, вертихвостки двадцатилетней.
       Значит, следить и следить. Глаз не спускать. Рыжий к Лихареву вряд ли сейчас обратится без крайней нужды. А вот тот через спекулянта нашего что-нибудь запустить в самое ближайшее время может.
      
       ***
       Крыса зашел уже совсем вечером. Мастер всегда удивлялся - как у него получается вдобавок ко всему накручивать такие концы едва не каждый день и с ног не валиться. "Достигается упражнением", - шутил тот.
       Принес всякой мелочи - восстановить, что можно, для лаборатории. Принес список заказов. Спирту принес - вроде как в оплату. Если и нагрянет кто вдруг, так обмен по нынешним временам даже и не противозаконный. Потом еще час качался на стуле, прямо так, в пальто, пил кипяток, слушал. Дела, конечно, шли хорошо, но тут отвернешься - а они уже вовсе никак.
       Мастера когда-то приставили деловые. Присматривать. Тех уж нет, а нынешние налетчики Мастеру не ровня и не кореша. Крыса - тот свой в доску. Это значит: продаст только по крайней нужде или за большую выгоду. А иначе не продаст. Вот и сейчас: про деньги послушал, про товар послушал, про заказы на то и это, а особенно на лекарства, про ребят, которых стоит прикормить в следующий раз, и про тех, кого не стоит, и сам начал объяснять. Про рынок, губернатора, жандармерию, военных и красных. Выходило... могло и очень наваристо, а глупый жадный молодняк нам не жалко.
       - Слушай, - спросил потом Мастер, - а зачем тебе все эти...
       - Математики?
       - Да.
       - Долго объяснять... ну, например, затем, что все считают, что мне это очень нужно. Что дороги они мне. И вот оно все на виду. Когда человека есть за что прихватить, с ним легче иметь дело. Доверять ему проще. Так понятно?
       Злится, носом двигает. И не врет. Крыса он не потому, что у своих взять может... а потому что крысу городскую серую видели? Да? Ну, вот вы про него все и знаете.
      
       ***
       - Дам пищи на завтра: за спиною в корзине еда - нет вкуснее! В путь отправляясь, наелся я вдоволь селедок с овсянкой и сыт до сих пор! - продекламировала Анна, расставляя по скатерти тарелки. Цитата из "Старшей Эдды" пока еще не приелась, в отличие от селедок, картошек и овсянки.
       Владимир, впрочем, в еде был невзыскателен. Картошку ел с кожурой, селедку - с костями, и хрустел так аппетитно, что хотелось последовать его примеру. Другие продукты в доме появлялись по нынешним временам неприлично часто, но все же слишком редко. Анна вообще ко всему помимо лабораторного пайка относилась настороженно, хотя еще после первого пополнения в кладовке Владимир поклялся, что грабежом и мародерством не занимается, продовольственные конвои для него - святое, а продукты выменивает на другие услуги, большей частью даже не противозаконные.
       Взвесил на руке банку с концентрированным молоком, дернул щекой, ровно две трети вылил Анне в тарелку. Та хотела уже фыркнуть возмущенно, но словно Людмила в плену - подумала и стала кушать.
       - Сначала обеспечение фундаментальных потребностей. Политические разногласия - потом! - проскрипел Владимир ни с того ни с сего. Была у него такая привычка.
       Анна не удивлялась. Он порой что-то такое говорил, в самые неожиданные моменты. Тезисы какие-то, обрывки. Никогда этих мыслей не развивал потом и, если спрашивали, всегда сердито смущался, что опять говорил вслух. Не так со стихами - там казалось, что он стенографирует чтение в соседней комнате, прислушивается к звучащему голосу.
       - Сегодня Иван Аркадьич заходил. Пугал меня, - пожаловалась Анна. - Опять.
       После смерти жены и гибели плодов исследований за тридцать лет профессор Митрофанов слегка подвинулся рассудком. Пророчил жуткое, легко начинал плакать.
       - Говорил, на Большой Охте бешеная собака покусала человек тридцать, и других собак. А вакцины антирабической ни в одном госпитале нет...
       - Глупости, - поморщился Владимир. - Глупости и вранье. Какое бешенство? Собак на Большой Охте всех давно съели.
       Анна, подставив кулак под подбородок, смотрела, как он ест - размеренно, методично разжевывая каждую ложку каши. Овсянки был еще целый мешок. Она знала - закончится этот, Владимир принесет другой. Так всегда было. Нет, не всегда... Впрочем, семь лет назад, когда отцовский студент впервые появился в этом доме, он все равно казался ужасно взрослым и всемогущим. Не только ведь студент, но и лаборант. Цепочку починит, как настоящий ювелир, даже лучше. Задачу объяснит быстрее отца - терпеливей потому что. Тощим мальчишкой в вытертом мундире с чужого плеча она его смогла увидеть только теперь, разыскав старые фотографии. Только не верила им, как не верила, что голенастая нелепая девочка с косичками - она сама.
       Потом был май, и в Москве свергли и убили Государя, но Анне не было до того дела - умирал отец. Умирал быстро, но тяжело: скоротечная форма цирроза печени, проклятие многих, выживших после желтухи, и в больнице не нашлось никаких нужных лекарств, даже витаминов, а врачи бесстыже говорили: "Только зря переводить!". Она не умела, не знала как добыть, купить или выменять на черном рынке. Тогда это еще делали тайком, украдкой, словно что-то постыдное. Не умела, а учиться было поздно.
       Отец велел дать телеграмму в Москву. Смысла в этом не было никакого, в столице бурлило вооруженное восстание, почтовые отправления терялись - но через четыре дня приехал Владимир. Злой, небритый, почерневший от усталости, кажется, раненый - но с упаковкой армейского амидона, о котором в Петербурге уже забыли навсегда. Договорился с врачами. Анна никогда не спрашивала, чем он их купил. Безболезненный уход был роскошью уже тогда.
       После похорон она слегла с горячкой: усталость, сиротство накинулись, почуяв беззащитность Анны. За пять лет от семьи никого не осталось. Бабушка и сестра умерли от желтухи, мать - от пневмонии, брат погиб на фронте, мужа сестры убили, заподозрив в нем переносчика заразы. Анна осталась вдвоем с отцом. На год. Казалось, жизнь налаживается, не будет больше лупить по Павловским. Потом пришел май. А двадцать второго мая вернулся из Москвы Владимир.
       Анна собрала тарелки, вернулась с чайником. Воду теперь лишний раз не грели, чтобы не тратить керосин. Горячий эрзац-кофе, чистый цикорий, к ужину - и до утра все. Владимир поймал ее за талию, когда Анна расставляла чашки, хозяйским жестом потрепал по боку, по груди. Сердце стукнулось о ребра, кипяток едва не полился мимо.
       - Ты наконец-то поправилась. - Кажется, это был комплимент.
       - С тобой поправишься, - посмеялась.
       Подумала - сказать, не сказать. Решила пока подождать.
      

    21 декабря

    "Не просыпаться в Петербурге..."

      
       Снилась война. Не бой, а передышка. Снилась масляная, радужная вода, искры от электрических "занавесок", тяжелый гул сверху. Других звуков не было. И ощущение гнилой, расползающейся ткани под руками. Пока дрались, пока собирались и чинились на переформировании, оно отпускало. Но как только дел становилось чуть меньше, чем времени, накатывало снова - запах плесени, разлезающиеся по сторонам нитки основы и утка. Тогда Зайцеву думалось, что дело в самой войне - бессмысленной и бестолковой, будто Первая мировая оказалась той самой царевной из сказки. Уснула в 1916, уколовшись испанкой, как веретеном, а потом пришла какая-то коронованная сволочь и разбудила на том же месте... те же Балканы, те же проливы, те же амбиции - и то же верховное командование, будто не понимающее, что за сто лет технического прогресса изменилось все, включая войну. Германское, впрочем, понимало. Это ему не помогло.
       Потом, когда встал из мрака с перстами шафранными возбудитель Эболы-Кравца, в просторечии - "желтуха", и мир действительно пополз, как старое одеяло, и Россия вместе с ним, ощущение начало казаться пророческим - и оттого особенно неприятным.
       Оно догоняло теперь везде. Задремал в машине рядом с водителем - и опять видишь, как прожектора шарят по небу...
       Эк... челюсти с сильным щелканьем встретились, клацнули зубы, штабс-капитан распахнул глаза - не прожектора, а фары дальнего света ловят впереди, в снегу, дорогу - до рассвета еще час. Командир - по службе и по заговору, подполковник Ульянов, Илья Николаевич, "тунгус и друг степей калмык", слегка дергает подбородком - глядит он вперед, туда, где снег...
       - Вам, кажется, что-то не то привиделось, Иван Петрович, - говорит он.
      
       ***
       Распекать подчиненного при посторонних, тем паче при штатских - последнее дело. Только потому Зайцев и остался цел и невредим. Нехорошо дезинформировать начальство. Штабс-капитан достаточно ярко описал посредника, и подполковник Ульянов приготовился к беседе одного сорта, а из кабины тупомордого крытого грузовичка вылез молодчик совершенно иного рода. Долговязый, без головного убора, со щегольской короткой стрижкой, в длинном пальто нараспашку, под пальто - свитер грубой вязки с высоким воротом, ковбойские штаны и тяжелые ботинки. Выглядело это так, словно обещанные инопланетяне высадили посреди дороги горного инженера прямиком из Североамериканских Соединенных Штатов, довоенных, естественно. По дороге подвергнув мистера американца химической чистке и паровой глажке. По трескучему морозу запах чистящего средства расползался длинными колючими лучами.
       Проходимец - так сразу определил его Ульянов, - спесиво, фальшиво, по-чужому улыбался и был опасен.
       - Добрый день! - каркнул весело. - Пойдемте, посмотрите. Впрочем, ваш коллега наверняка захочет отъехать, испытать.
       "Наверняка захочет", - хороший оборот, когда речь идет о военных.
       - Добрый день, - Ульянов добавил бы "господин директор", мы ведь тоже не лыком шиты, да преимущества ради возможности пофорсить только такие как он сдают. - Спасибо, сначала мы посмотрим.
       С преимуществами, впрочем, выходило так на так. На зимней полевой форме Ульянова не было знаков различия, а обратился щеголь к нему, как к старшему. Значит, наслышаны друг о друге. Ульянов только не ожидал, что пресловутый "двадцатичетырехлетний профессор" окажется именно таким, как о нем и говорили, но в десять раз выразительнее. Киногероем, чтоб его. Блистал в свете фар, как перед софитами, и хоть бы аккуратно уложенная прическа по дороге растрепалась - нет, лежала волосок к волоску. Тыловой зайчик.
       Полез в кузов, услужливо распаковал коробку. Руки, как у богемной красотки или шулера - гладкие, быстрые и ловкие. Заказанное изделие вышло на треть меньше, чем Ульянов ожидал, даже на вид казалось вдвое легче - если только неведомый умелец не налил в корпус свинца, - и притом выглядело прочным, надежным, родным, как пистолет.
       В руках коммуникатор хуже не стал. Панель организована неплохо, впрочем, это мы еще посмотрим и обкатаем. Подполковник кивнул Зайцеву. Разъехаться и проверить в разных режимах.
       Когда штабс-капитан вернулся к полковой машине, подполковник подавил отвращение и повернулся к щеголю.
       - Ваш представитель согласился слишком быстро и запросил слишком мало. Я вас слушаю.
       - Вы готовите военный переворот в городе и области, - без паузы отозвался Рыжий. - У вас ничего не получится.
       Очень легко было пристрелить эту гадину. Может быть, не так легко и просто, как в синематографе, учитывая, что руку прохвост держал в кармане, еще пять минут назад слишком оттянутом для перчатки или даже кастета. Но тыловой зайчик ухитрился скакнуть подполковнику ровно на больную мозоль. Гладкие в расчетах планы, которые оборачивались кровавой кашей, блистательные абстракции, становившиеся горами мертвечины, были его кошмаром. Слабостью, дурацким поводом для паники, трусливого полупаралича. Начнешь суетиться - и не сдвинешься с места. Страшно. Страшно погубить людей по ошибке, по своей глупости...
       - Докажите эту... теорему, - облизывая растрескавшиеся губы, сказал Ульянов. Надеялся, что вышло спокойно и не без иронии.
       - Генерал-майор Парфенов давит на губернатора, требуя ввести чрезвычайное положение. У него есть горючее. Он просто не хочет расходовать его попусту. Две трети его бронепарка может быть введено в действие... быстро. Я не могу сказать вам, насколько. Я человек невоенный, а таких источников у меня нет, и я не рисковал их заводить. Вы сильнее, но крови будет много, и вам придется потом удерживать власть тем, что останется. И подчинять область силой, потому что ваших союзников в тех же Тихвине и Луге не хватит... а им еще своих горожан кормить. А вы, взяв Питер, дадите всем понять, что собираетесь сохранять город в ущерб области.
       Вдруг стало ощутимо теплее: подул ветер и словно сдул мороз.
       - Генерал-майор Парфенов - су... - Невместно офицеру бранить другого, хоть и из иного ведомства, при штатских. Даже Парфенова. Подрываешь свой авторитет, а не его. - С ума сошел? Или крови не напился? - Ну вот, не хотел же с... этим. При этом. Не сумел.
       С началом "желтухи" питерская жандармерия потребовала для себя особых прав и полномочий: расстрела спекулянтов, мародеров и паникеров без суда и многого другого. Не то было удивительно, что Парфенов захотел вернуть себе эту власть - а что он ее год назад отдал. Как оказалось, на время. И не то новость, что он костьми ляжет, но город не сдаст, а то, что у него есть топливо. Отчего-то Ульянов поверил. Проверить стоит. Но наверняка же - правда.
       Начать войну в области, войну с союзниками, войну за ресурсы - продукты, торф, мазут, уголь, лекарства, горючее... и чем это лучше города, который по первой оттепели ринется в область, сминая любые кордоны?
       - Он не сошел с ума, насколько я могу судить. Он думает о следующей зиме. И о малых городах, которые вымирают уже. О беженцах. О возможности повторной эпидемии. Об уездных Бонапартах. Чрезвычайное положение, установление контроля над территорией. Талоны. Общественные работы. Восстановление. У него ничего не получится.
       - С губернатором - не получится... - подполковник достал из нагрудного кармана пачку сигарет с фильтром, предложил так и стоявшему душа нараспашку собеседнику. Тот элегантным жестом отказался.
       - Вредно. Губернатор, - пояснил Рыжий, - законная власть, старая законная власть. Губернатор - это шанс вернуть все, как было, опираясь не только на силу, но и на преемственность. Восстановить порядок в области, потихоньку собрать в Петербурге тех из думской правой, кто все-таки уцелел. Легитимность - великая вещь... Он не захочет без губернатора.
       Городской молодчик, определенно, понимал обстановку. Был хорошо осведомлен. И либо у него имелась наседка в штабе Ульянова, либо, и впрямь, был догадлив. В слабое место плана угодил сразу. В одно из. В жандармерию все не упиралось.
       - Дальше.
       - Вы собираетесь воевать сейчас, потому что у вас тоже тикают часы. Снабжение. Ресурсы. Дезертирство. Сейчас бегут меньше, чем могли бы, потому что зима и непонятно, куда бежать. Но от больших потерь побегут в любом случае.
       Тоже правда. Нижние чины, штаб - все предельно вымотаны. Пять лет длится эта катавасия - война, эпидемия, голод, майский переворот, распад России на области. Половина полка спит и видит роспуск армии. Нет России - нет и Российской Армии, значит, пора разбежаться по родным губерниям, а не стоять вблизи чужого города... и у всех такие настроения. Мы больше не армия России. Мы сборище московских, воронежских, тамбовских и казанских варваров под стенами павшего Рима.
       - Что же вы можете предложить?
       - Благодарные овации и взлетающие шапочки барышень, - усмехнулся Рыжий. - Чепчики, увы, не по сезону.
       Подполковник Ульянов думал быстро, не медленнее счетных машин "американца". Решался долго, а варианты прикидывал быстро. Понял, примерился, спросил:
       - Как же Лихарев?
       - У него... - пожал плечами директор, - ничего не получится. Те же сложности, что и у вас... но, допустим, с вами он мог бы и договориться. Кстати, я и должен бы эти переговоры вести. Сейчас. Но Москва терпит наше соломенное чучело-губернатора и, скорее всего, будет терпеть вас. А вот Канонира они в Петербурге не потерпят. Если он победит и удержится, это будет не переворот в северном городе, а сильный ход в гражданской войне.
       - И почем вы возьмете?
       Господина Лихарева ненавидели многие. За 2007 год и убийство председателя Совета Министров. За то, что после этого страна качнулась вправо - вплоть до монархической диктатуры. За то, что диктатура эта вела войну так бездарно, будто правящего монарха звали не Михаилом, а Николаем. За не поставленные вовремя кордоны на пути "желтухи", за громкие процессы, за вспышки мятежей и провокации в центральных губерниях, за продовольственную разверстку, за отпадение Сибири, за потерю контроля и окончательный развал...
       Ненавидели - как человека, который спустил лавину. А уж дурак он там, провокатор или просто карты сошлись, не важно.
       Подполковник Ульянов считал иначе: ни контрреволюции, ни революции на пустом месте не случаются. Если одного выстрела хватило, чтобы Государь вывернул Конституцию смыслом внутрь, стал главой правительства при себе самом и четыре года управлял самовластно, значит, плохи были в стране дела. Лихарева подполковник просто расстрелял бы как террориста, ничего дурного о нем не думая. А вот предателей и перебежчиков Ульянов ненавидел с воскресной школы, с истории Иуды.
       - Дорого. Цены поднялись с 32 года нашей эры. - Вынул руку из кармана, встряхнул в воздухе сложенный вчетверо лист бумаги за уголок, развернул, протянул. - Вот. Кстати, это позволит вам быть уверенным в моей... временной лояльности.
      
       ***
       - Знаете, Александр Демидович, что мне все это напоминает? - говорит господин директор, грустно глядя на экран. Это была хорошая идея, большой экран с проектором, потому что бумаги мало. Всего мало. Электричество, впрочем, пока есть. Электричество, тепло и люди.
       - Что? - Проще спросить, чем вычислять очередную ассоциацию.
       - Модернизацию начала прошлого века. Бессмертные пятилетние планы... Наше доказательство теперь занимает не девятьсот, а всего пятьсот страниц. Мы сократили число приводимых конфигураций с 1400 до 633. Это выдающийся прогресс. А, между прочим, в БеллЛэбз и вычислительные машины помощнее наших, и люди к ним приставлены не худшие. Обойдут нас американцы, и вымрем мы, как динозавры, каковыми и являемся.
       Жалобы пленного турка. И в который раз...
       Вот сейчас американцы беженцев расселят и побегут нас обгонять.
       - Я вам говорил, что нужно публиковать.
       - А я вам говорил, Александр Демидович, что девятьсот страниц машинного бреда я публиковать не буду. Вы - как хотите, а я не буду. Интерес лаборатории я блюду, в Стокгольм я результаты отослал, приоритет какой-никакой - за нами. Но Илья Андреевич, - на имени Павловского даже зубы оскалил, - вряд ли бы порадовался, узнав, что все, что мы сумели сделать после его смерти - это улучшить алгоритм.
       В других обстоятельствах это было бы даже смешно.
       Проблему четырех красок решали два с лишним века. А решила вычислительная лаборатория при тогда уже почти отсутствовавшей кафедре вычислительной математики Петроградского университета, присвоившей руины кафедры статистического моделирования, которой ранее заведовал Штолле. Решила полгода назад. И пакет в Стокгольм ушел за именами Павловского, Штолле и Рыжего et al... Штолле протестовал. Павловский уже не мог. А теперь господин директор на стену лезет, потому что решение, видите ли, некрасивое, потому что три четверти работы сделали вычислительные машины и потому что человеку - даже математику - отследить его начисто не под силу. И еще потому, что за следующие полгода они, уже имея решение, ничего принципиально нового не сделали. Все стало чище и проще, но отсутствие прорыва - это явное доказательство застоя в лаборатории и некомпетентности руководства, не так ли?
       Не будем говорить о том, что состав лаборатории сменился на две трети из-за войны и желтухи. Не будем говорить о том, что лаборатория три четверти своего времени решает прикладные проблемы для всех подряд - и придумывает новые способы для решения прикладных проблем, исправно публикуя оные, причем имя Штолле идет первым, потому что объединенными кафедрами заведует теперь он, а субординация - это святое. Не будем говорить о том, что господин директор три четверти своего времени занимается организацией заказов, меновой торговлей, черт знает, признаться, чем занимается, и на вопрос "Когда вы работаете?" недоуменно отвечает: "Я же пешком хожу, тогда и думаю".
       Не будем. А лучше скажем:
       - Вы все-таки найдите время и запишите мне свои соображения по снаркам. У меня самого есть кое-какие прикидки, да и вашей интуиции я склонен верить. Вдруг зацепим что-то с этой стороны. Со слуха оно звучит неплохо...
       - Но со слуха многое звучит неплохо, - согласился Рыжий. Кивнул. - Завтра-послезавтра обязательно сделаю. А потом сядем и обсудим. Если что-то нащупаем, остальных позовем.
       Встал. Запрокинул голову.
       - Ложь, беспардонная ложь и логистика.
       Только логистика - это уже не ложь, а чудо. Цифры становятся хлебом.
       - Скажите, все хотел спросить - зачем военным такие средства связи?
       Директор пожал плечами.
       - Во-первых, разбойников ловить. Те из них, кто посерьезней, на связи и транспорте не экономят, вот и армии приходится. А во-вторых, они путч готовят.
       Ну что ж, неудивительно. Ожидаемо. Нашелся, значит, кто-то честолюбивый. Или просто разумный. Хорошо, если так. Хорошо, что нет атомического оружия. В СШСА было, путчисты ударили по Мехико, теперь большей части страны не до науки, даже до прикладной.
       - Мы будем им помогать?
       - Мы? - смеется. - Мы будем помогать всем. - И сразу, без перехода, оглоушил очередной порцией виршей: - Белый кружевной дым над Василеостровкой, серый кружевной лед на глазах и в сетке морщин, а война и чума - это просто мотивировка, чтобы не просыпаться в Петербурге без веских на то причин...
      
       ***
       "Война не доспала семь лет до юбилея..." - вывел и задумался, не слитно ли пишется "недоспала", и верна ли цифра: хоть и студент математико-механического факультета, Марк плохо считал в быту. Растер между ладонями пластиковый стержень ручки, подул в полый конец. Зачеркнул "семь". Выходило, что одиннадцать - если считать, что та закончилась в 1916-м. Но размер...
       "Пушкин тоже всегда очень много исправлял", - совершенно серьезно говорила Марго и перебирала прозрачными пальцами рыхлые желтоватые листки, где авторучки оставляли углубления и даже дыры. Владимир Антонович начинал всякий раз с констатации "Шмидтов, как поэт вы бездарны! Пойдите решите задачу!" - а потом разбирал образы и рифмы так сурово, что от досады начинало колоть под ребрами.
       Это было плохо, что под ребрами, справа. В Петербурге Марк оказался едва ли не первым, кто переболел "желтухой", его и лечили-то еще от болезни Боткина. Прошло четыре с лишним года - самый срок для начала поздних осложнений, цирроза. Когда Марк оставался один, за спиной тикали неслышимые остальным часы. Он не знал, чего больше боится: умереть или умирать долго, в тягость себе и другим. Марк видел, как это происходит.
       "Война недоспала одиннадцати лет...". Если бы, если бы тогда, век назад, не началась эпидемия испанки! Если бы только волнения в Петербурге не закончились всего лишь отречением уже успевшего заболеть Николая II и принятием новой Конституции! Если бы прошловековые социалисты пошли до конца, упразднив монархию и установив народовластие, вот как в Германии...
       Марк, для всех, кроме Владимира Антоновича Марик, младший в компании, младший в гостиной профессора Павловского, не знал толком, что там за "если бы". Просто - все было бы лучше. Не было бы образовательных и сословных рогаток. Промышленные рывки тридцатых и семидесятых не остались бы одинокими пиками, славными страницами истории... Тысячи мелких проблем не превратились бы в снежный ком. Глупый коронованный фанфарон не влез бы в войну, не было бы эпидемии, развала и под конец всего - переворота. Эшелонов с беженцами, карантинных лагерей, погромов, бомбежек, голода, тифа, мертвых домов, слепых окон. Марк не отправил бы еще весной по министерским спискам - доктор Рыжий устроил - мать и сестер на Урал, в эвакуацию, с тех пор не получив ни единой весточки. Не был бы должен кругом и за все, и не считал бы своей обязанностью быть пажом и шутом, Панургом и Труффальдино при Ане, и может быть, осмелился бы даже ревновать.
       Листок отправился под резинку блокнота, в компанию к трем десяткам других, на радость Марго - ей нравилось, что Марк записывает и правит до упора пришедшие в голову строчки; еще и ее, и Анну забавляла игра на гитаре, и вот гитару-то нужно было притащить со старой квартиры обязательно, не ожидая, пока потеплеет.
       На улице стоял сухой безветренный мороз, редкое везение. Обычно влажность пробирала насквозь, пропитывала белье, леденила руки. Марк здесь родился, и все гимназические годы с ноября по апрель у него болели уши и горло. Он поплотней закутался в платок, выдохнул, отталкивая от губ колючую шерсть. В последнюю пару зим грубые старушечьи платки уже никого не смешили, а помогали добежать от дома до дома.
       Улица была пустой и привычно неубранной. Пышные сугробы доходили до окон первого этажа - местами и выше, там, где под снегом прятались брошенные еще в Ту Зиму частные автомобили. До прошлого года в снегу пролегали две колеи, следы от колес, в этом - три-четыре параллельных кривоватых пешеходных тропинки, исчерканных полозьями санок. Все три квартала пути Марку вспоминались привязчивые как припев слова "белое безмолвие". Иссиня-белый снег то тут, то там проели плеши ярко-черной золы. По стенам домов легко было догадаться, где еще живут: стены обитаемых комнат серели влажными пятнами на фоне заиндевевших брошенных.
       Марк покосился на пепелище, присыпанное снегом. Даже в разгар эпидемии по трубам шла горячая вода, и даже в Ту Зиму, которая пресекла разгул заразы, но и сожрала половину отопительных станций, городские власти снабжали жителей углем и дровами. Нынешней осенью по-прежнему выдавали вместе с хлебными и отопительные талоны - не было только самого топлива. Пункт выдачи в конце концов разломали, может быть, на гробы, а что не унесли - сожгли.
       Разруха. Это разруха и только она. Много дыр, мало сил, и все из рук валится. Сланцев в Сланцах - до второго пришествия, в Ревеле завод есть, на газ перерабатывать. Целенький, потому что расконсервировать не успели. Марк знал - его отец как раз тот завод и консервировал, когда в Поволжье пошла нефть. Вот он, газ - и все свое. Но свести... да что там. Хоть бы торфоразработки подняли.
       После того, как власти Петербурга отказались признать московских "бунтовщиков", колесница, управляемая Разрухой Вавилонской, понеслась по улицам и проспектам. Марк только по обрывочной брани Владимира Антоновича представлял, до какой степени в Таврическом не видят, как жить дальше, где брать горючее и продовольствие, запчасти и лекарства, как содержать тех, кто ничего не умеет, и сохранить уцелевшие рабочие руки. Город потихоньку выедал сам себя, последний подкожный жир, тратил стратегические военные запасы.
       "Подсечная урбанистика", говорил Владимир Антонович и, кажется, имел в виду не только людей, вселяющихся в пустые здания, переводящих мебель, полы и перекрытия на топливо и оставляющих за собой пустую коробку...
       Марк не гнал мрачные мысли - вот так задумаешься о чем-то нехорошем, и не заметишь, как дошел.
      
       ***
       В доме, где живут трое холостых мужчин и две незамужние женщины, должен был бы царить веселый разврат, но разврата не было никакого. Лелька, вдова благодаря желтухе, бессловесная прозрачная Марго, несостоявшаяся невестка, не дождавшаяся жениха с фронта, угодивший в карантинный лагерь под городом Саша и прослуживший с первого дня эпидемии до последнего в городской санитарной дружине хромой Андрей - какое уж тут веселье...
       У Анны едва хватало на них жизни, воздуха, тепла. Ее отрадой был Марик, круглоглазый и круглоухий, невесть зачем в нее влюбленный, шалопаистый и столь же платоничный, сколь и невежественный: пытался именовать себя Тристаном, был с хохотом наказан томиком Бедье и обещанием пожаловаться Владимиру Антоновичу.
       Владимир, правда, тихо путал Тристана с Ланселотом, а Зигфрида с Парцифалем, поэтому шутку оценить не смог бы, но служил непререкаемым авторитетом. Марик успел закончить его курс в прошлом году, перед "временным роспуском" университета, и с тех пор профессора ревностно, ревниво, нахально и стеснительно обожал.
       Нынче опоздал к обеду и попался в коридоре, замерзший, на воротнике иней, в руках куль старых одеял, перетянутых веревками.
       - Шмидтов, что это у вас?!
       - Гитара, Владимир Антонович! - Марик покрепче обнял сокровище.
       - На растопку?
       - Найдете нам патефон, такой, с ручкой, и пластинки к нему - отдам, ей-Богу!
       - Найду ведь.
       - В тот же день, Владимир Антонович! Вот вам крест! - пытался перекреститься кулем с торчащим из него грифом Марик. Заехал себе колками по носу - добезобразничался.
       - Шмидтов Марк Карлович, из дворян, вероисповедания лютеранского, 1992 года рождения, Петроград, студент Императорского Петроградского университета, факультет математико-механический... пойдемте-ка со мной, - поманил Владимир пальцем. - Есть мужской разговор.
      
       ***
       Библиотека очень подходила для серьезных разговоров: кожаные, бумажные и матерчатые переплеты по стенам, угловатые стеллажи, многослойные, несколько лет назад - для тепла - повешенные шторы. Книгами в этом доме еще не топили и наверное не будут, а вот большой дубовый, кажется, стол уже выпал где-то пеплом - невозможно работать зимой в библиотеке, холодно. И осенью тоже невозможно.
       Только началась беседа со странного.
       - Марк, скажите пожалуйста, - голос у профессора Рыжего был обычным, слегка сварливым, только прорезалось в нем что-то совсем нехорошее, - это что у нас за модернистские красоты над входом в дом?
       - Владимир Антонович, простите...
       - Марк, вы не пробовали ходить по улицам, подняв голову? Вы бы тогда заметили, что сосульки у нас над дверью заканчиваются сантиметрах в пятидесяти над головами входящих. А если бы вас чему-то учили в гимназии, вы могли бы рассчитать их вес, прочность, вероятность надлома и силу удара после него. Если это ловушка для воров, то она странно неизбирательна.
       Сосульки они с Андреем честно пытались сбить снизу при помощи старой лыжи в день переселения. Ледяные сталактиты (или сталагмиты?) держались непреклонно, тут нужно было подбираться с крыши, а как? Дамы распищались - шеи поломаете. А теперь вот, пожалуйста. Сказать Владимиру Антоновичу "мы пытались, у нас не вышло" - лучше сразу застрелиться, он меньше ворчать будет про похороны, чем браниться за "не получилось". Только...
       - Застрелиться не из чего.
       - У вас и с утюгами сложности, вы хотите сказать? Если все так плохо, может быть, вам и правда стоит пойти и застрелиться. Я вам дам из чего и даже объясню как. А если нет, то вспоминайте, сколько вам лет. И что вы - мужчина.
       Марку как всегда хотелось возразить, что он давно мужчина - с тех пор, как отец пропал без вести по дороге с работы, и мать с сестрами остались на нем, и он еще как-то учился, так, что доктор Рыжий был доволен, и подрабатывал в городской управе, и помогал Павловским, и, и... Как всегда не смог: рядом с Владимиром Антоновичем, который везде успевал и все умел, он был и правда - ребенок и нахлебник. Лет ему было девятнадцать, от чего было стыдно.
       - Я почищу крышу.
       - Вы возьмете Андрея, позаботитесь о страховке и почистите крышу. Страховка обязательна, для самоубийства, как я уже сказал, есть более простые способы. Потом вы обойдете дом - и составите список того, что нужно сделать. Подумайте, посоветуйтесь, вычеркните ненужное. Распределите по важности. И займитесь. Не обязательно сами. Если это требует больших вложений или усилий, скажете мне. Все остальное - делайте. Изучите район - хотя бы вокруг дома. Где опасно, где не очень, кто где живет, куда привозят хлеб, не появились ли в округе подозрительные люди.
       - Зачем, Владимир Антонович? - В округе было сравнительно тихо, днем не стреляли, ночевали все дома. Андрей унес со службы револьвер и патроны; к тому же Марк очень хорошо знал, что в дом доктора Рыжего ни один городской бандит не сунется иначе как с приношениями.
       Профессор закрыл глаза, помотал головой, упер вертикально ладонь в стену стеллажа. Потом спросил:
       - Марк, вы вообще представляете себе, что творится в городе? Вы знаете, что повального всегородского голода пока нет только благодаря желтухе и тифу, но эта благодать уже подходит к концу? Вы знаете, что в Парголово заседает специальная комиссия по людоедству? Постоянная комиссия, Марк.
       Он знал - а кто не знал? - но все эти рассказы и россказни сливались в единую картину, которую он называл Разрухой Вавилонской: разбой и людоедство, похищение пришлыми женщин в рабство и продажа детей якобы для работы на земле, облавы на торговцев мясом, которых жандармерия вешала на месте, рассказы о трактире, где подавали задешево сладкий наваристый бульон, и трактир этот в рассказах кочевал по всему городу, а, может, просто был не один. Сам Владимир Антонович еще недавно наорал на Лельку за пересказ подобных сплетен, заклеймил их "чушью и дичью" и запретил "таскать в дом панический словесный мусор".
       - Что-то случилось?
       - Ничего не случилось. У нас уже шесть лет совершенно ничего не случается, вы не обратили внимание? Почему вы позволяете себе роскошь считать, что камень, который под собственной тяжестью ползет вниз по наклонной плоскости, остановится именно на этом микроскопическом бугорке? Я не говорю о катастрофах, тут вы ничем помешать не можете - разве что следить за погодой и постараться вовремя сбежать. Я говорю о вещах вполне бытовых - в городе все меньше еды, все меньше тепла и почти нет лекарств. И у этого есть прямые практические и уголовно-практические последствия. В частности, любой из нас может умереть. В любой момент и по самой дурацкой причине. А вы уже не можете позволить себе, чтобы вас зарезали на подходе к дому, потому что у вас в авоськах хлеб на всю компанию. Или потому, что вы - несколько пудов мяса, костей и требухи, вполне годящейся в пищу.
       Марку настойчиво казалось, что Владимир Антонович имеет в виду отнюдь не его, просто не говорит прямо, чтобы не накликать беду.
       - Вчера на Крестовском острове в дом к семейству из пяти человек - две женщины, инвалид, двое детей восьми и одиннадцати лет, вломилась банда с Выборгской стороны. Эти пока еще человечину не едят... к сожалению. - Юноша недоуменно моргнул, и профессор с неприятной усмешкой пояснил: - Скотину просто режут, а не забавляются с ней. Начали гости с того, что изнасиловали всех... думаю, кроме инвалида, впрочем, не уверен, продолжили расспросами, где те хранят ценности. Подручными средствами - печь и кочерга, гвозди, ножовка. Закончили... вам интересно, чем они закончили, Шмидтов? Что же вы такое лицо мне строите, это полицейская сводка. Одно из примерно сорока однотипных происшествий... То, что этих происшествий за день было сорок, а не двести - заслуга жандармерии, полиции, мороза, снежных заносов и отсутствия транспорта. Банда заводит себе несколько нор в относительно заселенном районе и начинает его понемногу выедать. Коммуникаций никаких, на помощь звать некого, а если наутро в хлебную очередь никто не пришел - кому какое дело? Вот свидетелей при этом оставлять нежелательно. Они и не оставляют.
       - Владимир Антонович!.. - взвыл Марк, уже все себе представивший в красках, звуках и запахах, и впервые за последние годы он был очень рад, что желудок пуст со вчерашнего дня.
       - А теперь вообразите себе, Марк, что банда эта заявилась сюда. И не себя в качестве того инвалида, а Анну Ильиничну и Маргариту Дмитриевну, и Елену... как ее там. Во всей красе, со всеми кочергами. Может быть, это вас взбодрит. А потом подумайте о том, что это мероприятие... разовое. И закончится все же за несколько часов. А другая графа полицейской сводки это некачественная пища, селитра в соли, бытовые травмы, за которыми не уследили. Сколько умирает ослабленный человек от сепсиса - знаете? Стрелять вы умеете? - уже другим, деловитым тоном спросил профессор. Марк молча кивнул, и на стол перед ним легла потертая кожаная кобура и мятая картонная коробка патронов. - Забирайте. Сможете выстрелить в человека?
       - Смогу, - сглотнул слюну Марк, и уже не сомневался - сможет.
      
       ***
       Володя увел доблестного рыцаря в библиотеку, плотно притворил двери. Говорил не меньше часа, Анне успело наскучить ожидание - а выпустил не Марика, а решительно черт знает что. Лицо белое, губы синие и закушены изнутри. Анна ахнула, но расспрашивать не стала, отложила на вечер. Отвела в кухню, налила водки из стратегического неприкосновенного запаса - случай был самый тот. Пошутила: "Хорошо зимой в деревне, водку охлаждать не надо". Вечный балагур разжал сведенные челюсти, отсалютовал стопкой:
       - Ничего. Как-нибудь проживем.
       - Псалмов только по ночам не пой...
       Вздохнула про себя: у Владимира легко получалось приводить людей в подобное состояние. Талант этот проявился только в последние годы. Раньше Володя был не добрее, не мягче - осторожнее. Анна поежилась, запахнула шаль плотнее. Вспомнила старый разговор, еще в год начала войны. Санька, брат, ожидавший досрочного выпуска из военного училища, подвигов и славы, разглагольствовал при отце, что не уважает, не может уважать бездельников, которым все достается на родительские средства. Вот Володя - это человек, сам себя сделал, а эти...
       - Да вы, Александр, кажется, у меня дураком получились... - низко, на басах, сказал отец. Анна, дремавшая на кушетке, едва за нее не полезла: папа детей на "вы" называл крайне редко, а уж чтоб браниться? - Сделал... он не то что себя сделал... вы подумайте, любезнейший мой, что у нас надо с собой сделать, чтобы из приюта добраться до университета. Он себя...
       Анна не запомнила точного выражения - "сломал", "наизнанку вывернул", что-то такое. Тогда даже и не поняла. Поняла отцовский тон - уважение, жалость, гнев на кого-то постороннего. Сейчас знала больше, понимала лучше. Нужно было отказаться от всего, что составляет обычное детство, остервенело учиться и уметь нравиться попечителям, благотворителям, меценатам.
       Только все-таки Саня его лучше понимал, потому что не жалел, а восхищался. Владимир своей дорогой гордился до грешного, до гордыни. А отец - жалел. Умно, чутко, никогда не предлагая впрямую помощи, средств, протекции. Взял в лаборанты и позволил жить при лаборатории. Давал заказы на переводы, с которыми отлично справлялся сам, рекомендовал как репетитора, разрешил пользоваться всей библиотекой, а там и учебники были, и все, что нужно. Приучил оставаться на ужин, а по воскресеньям и на обед. Владимир же был гордый, как Дон-Кихот, и такой же нищий, - губернаторский стипендиат.
       Марик был младше на шесть лет, почти ничего этого не знал и помнить не мог, а объяснять - да как тут объяснишь? Лучше бы сам объяснил, как ухитрился через желтуху и тиф, через голод и морозы пройти таким восторженным и живым.
       Владимир ковырялся в камине. Не разводил - топили только в спальнях, да библиотеку и не протопишь, - чистил. Любил огонь, любил возиться с печами, каминами, даже с керосинками. Услышал шаги, и, предваряя вопрос: "Ты зачем дите обидел?", - задал встречный:
       - Первая мировая война, испанка, в России переворот. Вторая мировая война, желтуха, в России опять переворот. Это что-то из твоих любимых проклятых кладов и прочих нибелунгов? - И, не дожидаясь ответа, вновь сунул голову в драконью пасть камина.
      
       ***
       В кабинете его высокопревосходительства директора департамента полиции Петрограда царили полумрак, тишина и влажная сырость. Запахи плесени и тления Нурназаров досочинил сам. В кабинете, которое он называл Гробницей Фараоновой, просто обязано было пахнуть тлением. Грибами. Мокрой землей. Гнилью. Плотные занавеси, он знал, были закрыты внахлест, дабы избежать сквозняков, на освещении приходилось экономить - часто работали и при свечах, влага выступала в этом городе на любой стене в любой обитаемой комнате... сыщик Нурназаров все знал, но кабинет оставался гробницей. С мумией фараона. Почему-то сухой. Сушеной.
       - Леонид Андреевич, у нас очень, очень много материалов на Рыжего. Но из них из всех нельзя составить ни одного процесса. Это только агентурные данные. На их основании ничего не сделаешь.
       Только что Нурназаров преподнес его высокопревосходительству сюрприз - толстую папку с донесениями, выписками из других донесений, справками, сводками, ориентировочными данными. Департамент полиции всегда был консервативен - теперь это себя оправдывало. Впрочем, собранное годилось для биографа, если бы нашелся человек, чтобы воспеть в стихах или прозе похождения Владимира Антоновича Рыжего, которые, безусловно, стоили того. Зато не годилось для ареста, и c тех пор как отменили чрезвычайное положение любой голодный и злой петербургский адвокат защитил бы подопечного за три картофелины и селедочный хвост.
       В изворотливости Рыжего никто не сомневался. Его и за годы чрезвычайного положения ни разу на месте не прихватили. Оскорбляло чувства Рустама Умурбековича другое: господин директор департамента был искренне уверен в том, что все сведения о докторе Рыжем, имеющиеся в полиции, ограничиваются материалами негласного надзора, под которым господин Рыжий вообще-то даже не состоял. Косвенными, обрывочными. Словно бы вся питерская полиция состояла из политического отдела, которым раньше руководил Леонид Андреевич.
       - Леонид Андреевич, - продолжал доклад Нурназаров, постукивая папкой по краю директорского стола, чтобы привлечь внимание. - Вот здесь вот - все, что у нас есть. Вот эти пять с лишним сотен страниц. Но арестовывать его нельзя, не за что.
       Его высокопревосходительство сидел, выпрямившись, словно позировал для парадного портрета; он и был парадным портретом, фараоном, мумией. На вид - благороднее членов императорской семьи, особенно Государя, не к ночи будь помянут. Внутри - стальные струны этикета, набожности, патриотизма, некоторая доля административного таланта. И пустота, пыль и жирная откормленная моль в промежутках.
       - Доложите кратко, - начальственно изрек фараон.
       - Владимир Антонович Рыжий, 1986 года рождения, незаконнорожденный, сирота, место рождения, как впоследствии установлено, - Екатеринбург. Найден в возрасте двух лет силами железнодорожной жандармерии в окрестностях Витебского вокзала; после произведенного розыска - безуспешного - пристроен в приют Общества попечения в Сестрорецке ... - Господин директор, кажется, не слушал. Сидел и таращился как филин. - Там содержался до пяти лет, переведен... - Историю странствий по приютам Нурназаров решил сократить. - Двенадцати лет в силу исключительности обстоятельств и прилежания помещен в Демидовский приют. Выпущен с похвальными грамотами и медалями за успехи в учебе, поведение, нравственность. Был рекомендован попечительским советом к сдаче экзаменов на стипендию градоначальника. Поступил на математико-механический факультет Императорского Петроградского университета. Окончил в 2007 году, сдав часть предметов экстерном, с отличием. Присвоена магистерская степень. Похвальных характеристик, рекомендаций, отзывов - треть папки. Это, Леонид Андреевич, его первая ипостась.
       - Далее.
       - Еще с Сестрорецкого приюта прозвище среди воспитанников имеет "Крыса". По слухам, к семи годам убил старшего воспитанника, который над ним издевался. Неоднократно угрожал убийством. В Демидовском приюте имел репутацию одновременно зубрилы, подлизы и отчаянного. Притом легко сходился с самыми разными детьми. Сохранил большинство контактов во всех слоях общества. Имеет тесные связи с преступным миром. Прозвище - Мандарин. Вероятно, замешан в некоторых ограблениях со взломом электрических запорных устройств. Вероятно, вхож в число "наставников" преступной школы, имеет масть. Выполняет роль посредника при конфликтах разных объединений. Все это уже предположительно, конечно, вы же понимаете... - Нурназаров сглотнул. Горло болело с неделю: опять ангина, а тут говори как заведенный. У доктора в лазарете - только йод, вот его с солью мешаем и полощем. И за то спасибо. - Во время эпидемии активно участвовал в операциях на черном рынке, укрепил свой авторитет среди преступников, в настоящий момент считается у них одним из лидеров. Связан с запрещенными партиями. Имеет псевдоним Домик, вхож в окружение Лихарева. Там пользуется репутацией не слишком весомой, поскольку регулярно привлекает для совместных операций преступников уголовных и политических. Это характеристика, Ваше Высокопревосходительство. Если интересны конкретные дела - то вот, пожалуйста...
       - Меня интересует, за что его можно арестовать, - шевельнул губами Анисимов. Может, тоже простуду подхватил? Здесь же только грибы выращивать. Стойкие к стафилококкам и стрептококкам. Грибница Фараонова...
       - Только взять с поличным, Ваше Высокопревосходительство, - что и затруднительно, и не нужно. Пока нет чрезвычайного положения, человек, который хоть как-то удерживает уголовничков от организованных нападений на фуры с хлебом, - большая ценность.
       - Так найдите повод! Создайте! Придумайте, наконец! - попытался повысить голос директор. Закашлялся, долго глухо бухал и клекотал, прижимая к губам платок - бронхит, не меньше. - Так, чтобы и губернатора убедить.
       Рустам Нурназаров, сотрудник уголовного сыска, коротко кивнул - мол, понял, ваше высокопревосходительство, будет сделано, ваше высокопревосходительство. И решил больше не откладывать визит на Очаковскую. Давно ведь приглашали. А господин директор пусть... дальше грибы растит. Хоть по углам, хоть в легких.
      
       ***
       ...и тут вошел Мандарин, такой весь аристократ - Сенечка аж засвистел восторженно про то, как Аркадий Циммельман взял петербургский банк и построил себе новый фрак. Очень Сенечке нравились старые песни, и Вова тоже нравился. Настоящий, не то что всякие там халамидники.
       - И с тыщами в кармане,
       С гардиною в лацкане...
      
       Мандарину тоже только цветка не хватало, к пальтухе-то. И костюмчик сидел, серый с проблеском, наутюженный.
       - Справная сбруя, - зашел с доброго слова Сенечка. После хорошей дозы антрацита он был благодушен.
       Мандарин закон соблюдал - куда там остальным. Треп начал издалека. Сенечка под это рассказал вчерашнее - как посветил фонариком в окно и увидал там бабу, голую, белую, с кувшином. Мылась, видать. Сенечка раму подцепил, влез, а она стоит. Белая, холодная. Каменная.
       - Вот так вот опрокинула, - похохотал Сенечка.
       - И чего?
       - Разбил, - сказал Сенечка. Туфту прогнал, но не колоться же, как на самом деле... засмеет.
       Мандарин поржал, рассказал в ответ, как сработали в губернаторской кассе два финансиста. Так погоняли баланду, перешли к важному.
       Мандарин - деловой из старых; тех почти всех перебили, а он под набушмаченного фраера закосил, пока синяки были в силе, губернатору-попке все заливал, да маньшевался. Теперь был в городе в законе, на рулежке гоп-стопами крепко приподнялся.
       - Есть такая закладка, что с первого числа попка наш синякам волю даст больше чем в прошлом году, - сказал Мандарин. С рукава пылинки отряхнул, все с жестом, с фасоном. Повел носом. - За марафет по конвертам разложат, не то что за большее.
       - Ну, псы, - подавился Сенечка. В носу засвербело. - Беспредел...
       Мандарин дальше повел к тому, что неплохо бы рогами пошевелить, пока не началось, и чтоб Сенечка о том не мулекал, а пихнул дальше. Сенечка, как бывший тихушник, хорошо работавший в Питере, кипеша не любил, а Мандарин-то лапшу на уши вешать не станет. Ни разу пока не кинул. Да и зачем? И Мастер, а он тот еще жук, тоже звенит, что псам от нынешнего разгуляя тошно, и жди беды.
       Значит, быть завтра базару. Почти все работнички, что после той зимы остались в городе, были либо залетные, как сам Сенечка, либо подросли из бакланов; позор один. Эти закона не знали, крысятничали почем зря, мочили друг друга только так. Мандарин невесть сколько похоронил, пока перестали без его слова брать арбы со штевкой - так до сих пор вякать пытаются.
       Приговорили гуся дряни, Мандарин ушел, как явился, такой весь с гонором, снег хвостом метет. Хорошо под фраера косит, не знаешь - не догадаешься, недаром же всем псам пластинку крутит. Сенечка глотнул еще дряни, вспомнил со слезой вчерашнюю белую бабу, которую прикрыл, чтоб не мерзла. Та еще выходит зима...
      
       ***
       От дяди Вовы противно пахло вином. Мишка огорчился, прошмыгнул между взрослыми к зеркалу и оттуда принялся наблюдать. Он еще не видел пришедшего пьяным, так что выжидал и старался не попадаться на глаза. Кто его знает, чего ждать. Может, обидится, что Мишка не подошел, и прибьет. Может быть, пронесет. А вдруг он вообще добреет спьяну?
       В рыжей Мишкиной голове не умещались понятные ему самому воспоминания, правила, следствия. Он просто знал, скорее чутьем, что от пьяных лучше всегда держаться подальше, что доброта и щедрость могут через минуту обернуться гневом, бранью, побоями. Нужно притворяться, становиться невидимым. Самое страшное - если некуда убежать, если только одна комната. Комната помнилась смутно: голая, с оборванными обоями, окном без занавесей, освещенная розово-золотым зимним утренним солнцем.
       В этом доме было куда спрятаться. Хочешь - в кухню, у печки, в которую ему доверили подбрасывать дрова. Печка была круглая, на кованых кривых ногах, в ней гудел огонь, можно было прислонить подушку с противоположной от заслонки стороны и так греться. Хочешь - за диван в комнате, где собираются взрослые. Они будут говорить о своем, а у Мишки есть альбом и настоящие цветные карандаши.
       Мальчик пробрался в комнату и забрался за широкий кожаный диван с выгнутой спинкой, стоявший у торцевой стены. В этой комнате, где часто собирались знакомые и незнакомые ему люди, лучше всего он чувствовал себя именно в персональном убежище, у которого было два выхода, слишком тесных, чтобы взрослый мог пробраться туда, а свод спинки образовывал крышу. Прислушиваясь, он разбирал каждое слово, а если становилось скучно, голоса убаюкивали.
       Стул скрипит, нельзя так на нем раскачиваться - упадешь. Так что Мишка выглядывает, смотрит, упадет или нет. И еще, чтобы тетя Вика замечание сделала, потому что она не любит. Но тетя Вика молчит, морщится только на скрип.
       - Положение в заводских кварталах и на окраинах вы не хуже меня знаете. Лучше. Время у нас вышло. Еще месяц-другой - и никого ни на что не поднимешь ничем. А чтобы дотянуть до конца лета - и не ждать полной катастрофы осенью, - нужно уже сейчас сселять людей, вводить талоны на все, чинить водопровод, канализацию, теплосистемы, национализировать все необходимое имущество, не только выморочное. Да, это азбука, но от повторения она не портится. Это азбука, и не важно, кто и под каким флагом будет эти меры применять.
       - Ваши планы совпадают с планами Парфенова...
       - Что значит, все равно, под каким флагом? - громко говорит дядя Толя.
       Мишка раньше боялся, когда люди говорили громко. Знал, что после этого бывает. Но дядя Вова заметил и догадался, увел на прогулку и там объяснил и даже Страшной Клятвой поклялся, что на самом деле никто ни с кем не ссорится, просто кричать начинают от волнения и разных чувств. Как на качелях. И так раскачал качели, что Мишка и правда начал вопить на всю улицу, и ничего в этом не было страшного.
       - Все равно - значит, все равно. Понимать буквально. Любой мало-мальски разумный человек - наш, правый, чиновник без программы, фашист, кто угодно - на этом месте будет предлагать и делать одни и те же вещи. Одни и те же. Если у него хоть что-нибудь выйдет, он потом соберет политический урожай спасителя отечества или части отечества. Вместе со всеми шишками. Но это потом. Сейчас важно только - может ли сделать, что предлагает. Парфенов не может.
       Все слова, которые выговаривал дядя Вова, качаясь на стуле, Мишка знал. Они часто звучали в этом доме, он привык, и даже все понимал, представлял себе. Политический урожай, например - это флаги, под которыми можно брать все, что нужно: еду, одежду. Вот они вырастут к осени, и тогда дядя Толя не будет больше огорчаться, что типография закрылась, и теперь нельзя печатать листовки. А шишки, наверное, на растопку для самовара, потому что в типографии очень холодно, без чая никак...
       Наползала уютная теплая дрема. Мишке нравилось спать при свете, а он включился еще час назад, и теперь под потолком горела яркая трехрожковая лампа.
       - А если бы мог? - очень громко и зло говорит дядя Толя.
       - Было бы легче. Было бы много легче. Поставим вопрос иначе: у тебя есть другие предложения? У кого-нибудь они есть?
       - Я по-прежнему предлагаю первым делом решить московский вопрос и заняться наведением порядка. Нельзя допустить распада. Все, что мы сейчас планируем, только зафиксирует проявленную тенденцию к атомизации. Если сейчас не бросить все на противоборство центробежной силе, следующие сто лет мы и наши внуки проведем, ковыряясь в земле... - Андрей Ефремович большой, толстый, похож на попа и запрещает называть его "дядей". Тетя Вика говорит, что он одним кулаком двоих убить может. А говорит он медленно, словно патока из банки льется. У дяди Вовы от этой патоки мозги слипаются, он сам рассказывал. А у Мишки - глаза.
       - Москва сейчас - меньше Великого Княжества Московского. И с трудом держит и это. Время, когда власть можно было взять по телефону, прошло. Еще в 2007. В мае сего года у меня лично не было никаких иллюзий. В мае мы выбирали между относительно бескровным распадом и войной всех против всех.
       И так они говорили, говорили, гудели и шуршали, скрипели и каркали, а мальчик Мишка успел задремать, прислушиваясь к голосам, под которые он засыпал с осени, с того дня, как его подобрал на улице веселый, злой, но не страшный человек. В дрему к нему вплывали большие, солидные и бородатые, как Андрей Ефремович, князья в теплых меховых шапках, которые ссорились из-за того, что московский боялся питерского и потому грозил ему войной, а затем - исход горожан из Питера, и они шли, черные и голодные, и море расступалось пред ними, и развевались флаги с азбукой - "А", "Б" и так до самой буквы "Я"...
       "Финны", слышал он, "область", слышал он, "юг", слышал он, "время-время-время", слышал он, а потом тетя Вика сказала, резко и громко, прямо у него над головой:
       - В городе на круг девятьсот тысяч, самое малое восемьсот. И область. Что будет при неудаче?
       - С ними? То же самое, что и при бездействии. То же самое.
       - Показывайте вашу авантюру.
      
       ***
       Андрей Ефремович провожал гостя до дверей - решили, значит, так тому и быть, остаются детали и подробности, но, прежде чем их обсуждать, нужно как следует поработать с планом.
       - Твои уголовники... - сказал он.
       - Зачем они потом? Нам или кому бы то ни было еще?
       - Ну, ты с ними долго работал.
       - Да, потому и считаю, что низачем они не нужны. - Сощурился, выговорил размереннее, чем обычно: - Полгода не ходят трамваи, на улице - склад темноты...
       - Твое?
       - Нет, прислышалось. О, кстати, вот скажи мне как врач... если все время чужие стихи мерещатся, это что может значить?
       - Чужие - это как? Ты же говорил, что когда пишешь, слышишь... вот как за стенкой разговаривают? Это нормально - то есть, это у всех по-разному.
       Гость развел руками, видно, пытаясь сформулировать:
       - Да, но я знаю, что слышу свое. Вернее, я знаю свое, я его отличаю. И раньше было только это. А сейчас - еще и чужое. Чужие строчки, не мои. Мне их и дописывать не хочется. Они не мне... не для меня.
       - Сами по себе строчки, понимаешь ли, ни о чем не говорят. Мне нужно тебя осмотреть, все это обсудить, а это разговор не на один час, и подробный, не на бегу. Если ты хочешь, то я готов. Но если говорить в общем - тебе, вот именно тебе, стоит быть осторожнее. Больше спать, меньше работать, меньше нервничать.
       - Ну ладно. Спасибо, Андрей, - кивнул. - Я дня через три-четыре забегу и лишних часа два на это выкрою. И спать... постараюсь. Это вещи серьезные, и манкировать ими я не буду.
       Проверил карманы, замотал шарф потуже.
       - Я ведь стихи, представь, начал писать по конспиративной надобности - богема же. Не думал, что привыкну.
       - Записывать. Ты же сам говорил - оно было раньше, всегда?
       - Записывать, запоминать... переводить. Сейчас это где-то посредине между привычкой и потребностью.
       "Что ему сказать - ведь пугать его нельзя, не стоит? - задумался Реформатский. - Все мы уже который год живем под таким давлением, что малейшая изначальная склонность к болезни может прорасти в полное, тяжелое умственное расстройство, и ничего в этом не будет удивительного. У людей на улицах физиономии одна лучше другой - непроизвольные подергивания мышц, лица-маски, обнаженные белки глаз, оскалы или застывшие ухмылки. Нездоровая раздражительность или, напротив, тупая апатия, топящая в отчаянии. Готовность поверить в любой бред, подхватить любую безумную идею и нести дальше. Это еще не эпидемия безумия, это своего рода норма. Норма для осажденного города, - а мы сейчас в осажденном городе, осажденном морозами, голодом, страхом.
       Напряжение, авитаминозы, недостаток света, перенесенная "желтуха" еще не так часто прорываются психозами, чаще становятся почвой, на которой каждая мелочь, сломанная спичка, оказывается последней соломинкой. Из-за чего там застрелился мальчик, по которому доктор Реформатский писал заключение о самоубийстве в состоянии умопомрачения? С утюгом не поладил?
       Но вот весной... а впрочем, если все удастся, об и этом можно будет позаботиться..."
       - Я понимаю, что сейчас все сдвинуто. Но мне же решения принимать. Так что давай, действительно, - я зайду, ты посмотришь, а потом поговорим, - вывел Андрея Ефремовича из задумчивости гость; нужно было последить за собой - в последнее время сам доктор слишком часто погружался в глубокие размышления в неподходящий момент.
       "Света мало, мало света, чувствуешь себя медведем перед спячкой, сосредоточишься на чем-то и проваливаешься, хорошо, если на минуты..."
       - Конечно, обязательно заходи. Отрадно видеть, что хоть кто-то так к себе относится.
       - Ценное имущество разбазариванию не подлежит. Конец цитаты. - Открыл дверь, обернулся. - Кстати. Мишка у вас опять под диваном заснул. Вы там хоть подметаете?
       - Ты Викторию Павловну первый год знаешь? У нее там оперировать можно. - Забавно устроил Господь человеков. Одни, когда им чего-то не хватает, пытаются отнять; другие - раздают окружающим.
       - Признаю себя ослом. Извини... - и нырнул наружу.
      

    28 декабря

    "Обязательно плыть и не умереть..."

      
       Нурназаров узнал женщину, которую ждал у подъезда, только когда та поравнялась с ним. Наталья Яковлевна Берлянская (1982 года рождения, Харьков, из мещан, вероисповедания иудейского), которую лучше до поры, чтобы не спугнуть, было называть по новому ее паспорту, Марией Никитичной Блюм (1988 года рождения, Ревель, из мещан, вероисповедания лютеранского), выглядела совсем не так, как он ожидал по многочисленным описаниям и казенным фото анфас и профиль. Роскошно она выглядела. Меховая шапочка с половинчатой вуалью в стиле "золотых сороковых" закрывала изуродованную родимым пятном сторону лица, каракулевая шуба в талию с широким подолом превращала неуклюжую женщину, "тумбочку на тонких ножках", в элегантную даму.
       "Вот поэтому ее и не могли арестовать годами, - подумал сыщик, - точнее, теперь уже не сыщик, а штатный служащий Петроградского жандармского дивизиона Нурназаров. - Свидетели запоминали модную дамочку из высшего общества, а не бедную уродину..."
       Наталья Яковлевна участвовала во многих громких делах. Лично почти никогда не стреляла, не взрывала, но выполняла многие другие функции - связного, координатора, держала кассу. Хранила оружие и взрывчатку. Лечила раненых. Сиделкой она была настоящей, квалифицированной. Из последних дел - весеннее убийство предшественника Анисимова, где Наталья Яковлевна, против обыкновения, была номером вторым. И каждый раз уходила с места события, словно серая кошка в потемках.
       - Марья Никитична... - негромко окликнул он. Женщина остановилась, словно налетев на стену, качнулась на каблуках, оглянулась. - Позвольте представиться, Нурназаров Рустам Умурбекович. Я хотел бы задать вам несколько вопросов от имени... э-э... сил правопорядка. Давайте поднимемся к вам, я знаю, что вы торопитесь.
       Нурназаров уже открывал тугую дверь подъезда. Обычнейший дом, выстроенный квадратом. Совсем уж состоятельные люди здесь не живут - присмотра нет. Смазка на доводчике, наверное, закоченела. Приданный следователю унтер находился внутри, стоял на лестнице, на чердачной площадке. Рустам привык ходить по свидетелям один, но на новом месте правила были другие, и нарушать их с первого дня ему не хотелось, да и смысл в них наверняка какой-то имелся: служебные инструкции на пустом месте не растут. Так что условие он выставил одно - свидетелю на глаза не показываться. Не пугать.
       На Рустаме не было подобающего новому месту службы мундира - не успел еще получить. Перевод в дивизион оформили за два дня, Рустаму даже не пришлось возвращаться в полицию. Говорили, что из-за него Парфенов и Анисимов в очередной раз рассорились. Нурназарова это не коснулось. Ему просто выделили кабинет, талоны на продовольствие и отопительные материалы по нормам жандармерии - с начала декабря! - и на время оформления уложили в лазарет на Очаковской: убивать ангину.
       После чего Евгений Илларионович распорядился продолжить разработку доктора Рыжего, но без всех фокусов с придуманными поводами и вообще по возможности не приближаясь к объекту. Нурназаров взялся за дело - и в первый же день заинтересовался сначала пенсионеркой Шаталиной, а потом, куда больше, сиделкой Блюм, с которой Рыжий виделся не реже раза в неделю. Сама сиделка примерно половину дня ходила по городу и бывала в самых разных домах. Услуги дипломированной медсестры в Питере ценились очень дорого, но Мария Никитична Блюм не чуралась и благотворительности.
       Уже сами по себе объекты ее благотворительности порой были весьма смущающими - лидер рабочего союза, если чем и больной, так, скорее, по венерической части; двое неработающих молодцов совершенно преступного вида и прошлого, якобы раненых бандитами при ограблении; студент распущенного ныне университета, на досуге собиравший взрыватели и часовые механизмы...
       Концы сошлись, когда Нурназаров обновил контакт с одним из осведомителей жандармерии и получил неплохое описание сударыни Блюм. Описание тютелька в тютельку сошлось с описанием в личном деле Натальи Берлянской, псевдо - Мария-Антуанетта, она же Клара Газуль, псевдо - Каротин, она же Инга Рубштейн, и так далее. Такая примета, как родимое пятно на пол-лица, ошибиться не даст.
       - Просто восхитительно, дорогой мой Рустам Умурбекович! В первые же дни - и такой результат! Дело мастера боится! - аплодировал Парфенов. Нурназарова его детское восхищение слегка смущало. - Побеседуйте обязательно... нам нет никакого проку в том, чтобы лишать общество столь ценных рук, но сведения пригодились бы.
       Намек был предельно ясен. Напугать арестом, соблазнить амнистией, добыть сведения о Рыжем. Женщина стояла перед Нурназаровым, прижимая к животу большой обтрепанный саквояж, и казалась уже напуганной больше разумного.
       - Давайте поднимемся, - повторил Рустам, делая шаг вперед, как бы оттесняя медсестру внутрь, в подъезд.
       Привычный трюк сработал безупречно: Берлянская сдвинулась с места, засеменила вверх по лестнице. Квартира располагалась на пятом, последнем, этаже. Женщина слишком долго возилась с замком, потом наконец одолела его, прошла внутрь и быстро, деловито разделась. Нурназаров заметил маленькую странность: двигаясь, она была хороша, а замирая на месте, превращалась в... тумбочку, не соврал осведомитель. Крепкая, широкобедрая, грудастая, без талии. Лицо же было - прекрасным, иконописным и безнадежно изуродованным.
       В квартире стояло душноватое тепло с примесью тяжелых госпитальных запахов. Две комнаты: проходная и спальня, прямо у входа - маленькая кухня. Все аккуратно заклеенные белой бумагой окна смотрят во двор. Убогая мебель, как это часто бывает - в избытке, громоздится друг на друга. Бедные люди нелегко расстаются с нажитым, даже если оно изветшало.
       - Садитесь, - кивнула женщина, сама принялась нервно расхаживать по комнатке, теребя концы платка из козьей шерсти.
       - Мария Никитична, я хотел бы с вами побеседовать об одном из ваших знакомых. Сразу вам скажу, что я служу в жандармском дивизионе и занимаюсь делом доктора Рыжего. У нас есть подозрение, что он причастен к нападениям на продуктовые конвои. - Хорошая, убедительная легенда.
       - Я ничего об этом не знаю, - рванула платок женщина. - Владимир Антонович мне о своих делах не докладывает! Он заботится о Шаталиной... о старушке... расплачивается со мной вполне обычными продуктами.
       - Наталья Яковлевна... - решил не тянуть Рустам, привыкший иметь дело с ворами и бандитами. Тонкости, деликатности ему не хватало, вот прямоты было в избытке. - У нас есть все основания подозревать, что этим ваше с ним знакомство не ограничивается. Я уполномочен сообщить вам, что при условии сотрудничества вы можете быть амнистированы за все былые... поступки.
       - Вот даже как. - Прекрасная дочь народа Израилева неожиданно к месту тряхнула кудрявой головой. Все-таки она была хороша, и с нескладностью своей, и даже с уродством. Глаза, руки, длинная шея... - Подождите, я должна проверить старушку.
       Нурназаров слегка развернулся в кресле, так, чтобы контролировать ситуацию. Черного хода в квартире не было, он знал заранее, но отчаянная сиделка могла выкинуть все что угодно: выстрелить, метнуть нож...
       Дверь скрипнула и подалась, и в тот же момент из нее вылетела объемистая лохматая фигура, куль шерсти, из которой звучало визгливое блатное "Все на пол, суки! На пол! Порешу!". Берлянская вскрикнула, отскочила. Рустам соскользнул на пол, за кресло. Привычно - на колено, выхватывая оружие. Помнил: в спальне старушка Шаталина. Не видел, есть ли у бандита оружие, видел только, что руку тот держит под тулупом. Сдвинулся, чтобы при промахе пули легли в стену, выстрелил раз, другой - начал подниматься, видя, что блатной роняет руку, пустую...
       Все было сделано правильно, безупречно, за долю секунды. Бандит убит: выстрел в голову, выстрел в грудь. Вот только обжигающий холод и звон стекла, и кровь на падающих на пол осколках говорили, что Рустам Нурназаров совершил непоправимую ошибку.
       Он даже посмотрел вниз, просунув голову в кровавую пробоину в стекле. Никаких шансов.
      
       ***
       - Хорошо, - говорит директор, - что это случилось утром. Все на месте, сразу заметили...
       Он уже успел переодеться и руки как-то оттер. Всех потерь - видимо, оставшееся незамеченным небольшое масляное пятно на скуле и запах гари, от которого, увы, так быстро не избавишься.
       Это если не считать генератора и всего к нему прилагавшегося. Верхнеклапанную установку купил - за бешеные совершенно деньги - еще Павловский, почти шесть лет назад. Как в воду глядел, хотя, возможно, глядел не он. Потом дизельные генераторы изъяли из гражданской продажи, потом их стало не купить даже по разрешениям, потом... а у лаборатории была хорошая экономичная машина, сначала компенсировавшая перебои в городской сети - и все вокруг жаловались, что дорого, и не проще ли было купить бензинный? Жаловаться перестали быстро. Хотя, конечно, никакой генератор бы не спас, если бы власти могли обойтись без вычислительного центра - топлива в нужном количестве тоже было не купить, не найти и не украсть, хотя Владимир Антонович делал все от него зависевшее.
       Штолле целое утро провел, занимаясь очередной полузаконной сделкой, и к концерту опоздал. Вышло все проще некуда, что ему и объяснили в десяток голосов: заводской брак, заснувший сторож, видимо, искра, пожар в генераторной, занявшийся было дровяной склад, который кинулись тушить первым - в общем, к его приходу склад уже благополучно завалили снегом, - благо, снега было в изобилии, - осмотрели повреждения, подключили времянку, и директор уже успел доложить о несчастье - и вытребовать из генерал-губернатора новый генератор и помещение. Но власти есть власти, и улиту придется подстегивать.
       - Вы, конечно, сами понимаете, Александр Демидович, генератор можно бы и починить, и мы его непременно починим, будет запасным - но сколько из него теперь возьмешь часов нормальной плотной работы? И здесь можно остаться, такой переезд равен двум пожарам, а один у нас уже был. - Рыжий трет виски, видно, дымом надышался. - И в университете тоже свободных площадей достаточно. Но я хочу другое помещение. Чтобы можно было утеплить, чтобы хватало места - и чтобы перевести туда большую часть сотрудников с семьями. Это нужно делать сейчас. Вернее, это нужно было сделать еще в ноябре, если по-хорошему, но сейчас - просто необходимо. Мы не сохраним людей. Я еще с военными поговорю, с теми самыми. Может быть, удастся убедить их пожертвовать что-нибудь на науку.
       Положить руки на стол, подождать, пока начнешь ощущать деревянную поверхность. Вздохнуть.
       - Владимир Антонович, вы когда-нибудь перестанете врать? Вы ведете себя как ребенок. Вы втянули меня в вашу коммерцию, чтобы, в случае чего, в лаборатории был второй человек, который знает курс сала на черном рынке и сможет заниматься делами снабжения, пусть и не так хорошо, как вы. Это было сразу понятно. А еще вы беззастенчиво пользовались этим поводом, чтобы выдворять меня отсюда, когда вам было нужно... Рассказывайте, чем вас обидел верой и правдой служивший нам генератор. Зачем вы его поломали?
       Господин директор достал носовой платок и стер со щеки пятно, - почуял, видимо.
       - Я же говорил вам, Александр Демидович - военные готовят путч. Вот как вы думаете, что будет в это время происходить в городе и вокруг? Нам нужно выбираться отсюда. А как прикажете начинать сборы? Вызвать людей, сказать им? Правильно? И властям городским объяснить: мол, сами же понимаете, какая тут будет стрельба, а у нас техника хрупкая и люди. Конечно, они войдут в наше положение... А вот под такое происшествие и переезд мы прекрасно соберемся, погрузимся, выберемся в расположение одной из частей - вернее, все это будете делать вы, потому что я останусь блюсти наши интересы здесь, - а потом поглядим. Будут события развиваться благоприятно - вернемся. Нет - проследуем далее, нам есть куда и есть на чем, я вам все распишу. У военных имеются свои вычислители, на нас свет клином не сошелся - это и плохо, потому что совсем открыто диктовать свои условия мы не сможем, и одновременно хорошо, потому что они не вцепятся в нас мертвой хваткой... Я вижу, вы не удивлены.
       Стол под руками опять куда-то исчез, а запах гари - нет. Причуды организма.
       - Нет, Владимир Антонович, я ничуть не удивлен. Профессор Павловский во многих областях был слеп - и вообще, предпочитал всеми фибрами души верить в хорошее. А я слишком поздно с вами познакомился, чтобы вмешиваться, но вот глаза мне ничто не застило. Я восхищаюсь вами как коллегой, математиком, и был горд работать с вами. Я уважаю вас как администратора и был лоялен к вам. Но во всех остальных отношениях...
       - Не нужно подыскивать цензурные выражения, Александр Демидович, я вас понял.
       - Да, так вот, меня совершенно не удивляют ни ваши нынешние намерения, ни то, что вы бросаете лабораторию на произвол судьбы.
       - Даже так...
       А ты что думал, мальчик, что вокруг никого нет, кроме кротов и землероек?
       Телефонный звонок ударил в уши исключительно вовремя.
       - Рыжий слушает. Евгений Илларионович? Добрый день, да, потушили, нет, не менее трех недель, да, если вы хотите, чтобы мы работали. Что? Что с Екатериной Алексеевной? Какой следователь? Какие уголовники? Какая Берлянская? Вы и ваши люди изволили с ума сбежать, никого не предупредив? Нет, уж извините, это вы все границы... Нет, не нужно Екатерину Алексеевну ни в какую больницу, я сейчас вызову доктора и сам туда доберусь. Хватит с меня вашего доброхотства. Лучше генератор нам выделите. Подождите... если она в окно, так окно разбито, получается? Вот скажите своим подчиненным, чтобы тотчас же заделали. Чем хотят. Собой. Счастливо оставаться.
       Грохнул трубку на аппарат, сел...
       - Вот так и живем. Шаталину Екатерину Алексеевну помните?
       - Помню. Что стряслось? - уже понятно, что, но спросить нужно, вежливость требует.
       - Наша неустанно доблестная жандармерия заподозрила ее сиделку в чем-то противуправительственном. Подкараулили на улице, зашли с нею в дом и давай допрашивать. А в квартиру в ее отсутствие домушник залез. Вот он решил, что все по его душу, запаниковал и кинулся. Те по нему стрелять, а сиделка тем временем в окно и на мостовую. Так уж, они, видно, с ней разговаривали. И все это, конечно же, при старушке. Вы говорите - бросить. Тут ни от кого на шаг отойти нельзя.
       Безнадежен.
       - Владимир Антонович, это все, конечно, очень романтично, но ваши соображения по снаркам я хотел бы видеть до переезда.
       Смотрит, понимает, кивает. Встает и начинает одеваться, несколько механически. Посочувствовал бы, все же утро выдалось непростое, да как-то не хочется.
       - Александр Демидович, вы что-то еще хотели спросить?
       - Это, конечно, личный вопрос, но вы мне не объясните, что ваши товарищи с московским временным правительством тогда не поделили?
       - Власть.
       - Только власть? - Похоже на правду.
       Те, свергнутые и убитые, при всей бредовости их политики еще как-то оглядывались на реальное положение вещей - и страна держалась, пережила и Ту Зиму, и все прочее. Конечно, так не могло продолжаться долго, люди просто слишком устали. Но все-таки пока еще стояли, не падали. Майские освободители обещали отрясти с ног прах гибельных амбиций, и, отрясая, разодрали страну на клочья, как изветшавшую тряпку. Теперь их ненавидели вровень с покойным императором Михаилом Третьим. Но, правда, вровень, а не больше.
       - Только. К тому времени ни о чем ином речь не шла. Когда в небе погаснет рыжая старинная медь, можно зайти к Помпею и объяснить: обязательно - это плыть и не умереть, потому что через неделю опять плыть.
      
       ***
       Телефоны в большей части домов и квартир перестали работать еще в начале ноября. В учреждениях еще иногда работали. Город проглотил и это, покорно перешел на сообщение посредством записок и личных визитов - известные действующие номера превратились в импровизированные узлы связи. Хозяева аппаратов брали деньгами и едой за доставку сообщений. Полторы сотни лет словно корова языком слизнула, а потеря эта никого не встревожила. Реформатского отвлек от записей стук в дверь. Соседский мальчишка: господина доктора просят пожаловать в дом купца Константинова.
       "Вне графика... что там у него могло случиться, у купца нашего? В дом - значит, дело срочное, но безопасное. Встреча в городе. В эту-то проклятую холодину..." - ворчал про себя Андрей Ефремович, прячась во второй свитер, платок и шубу.
       До бывшего трактира у Поцелуева моста он дошел быстро, к ходьбе был привычен, но за эти полчаса успел промерзнуть. По городу хлестала снежная метель, и -23 градуса превращались в адский холод. Трактир был закрыт - значит, теперь там даже кипяток не греют. Старый знакомый, верный соратник подпирал дверь спиной.
       - Почему здесь?
       - Тут идти недалеко. Я тебя на место звать не хотел, опасался, что ты его слишком легко и быстро найдешь, привычку выкажешь. А за квартирой смотрят. Мария Никитична наша... из окна выбросилась, когда к ней поговорить пришли.
       Что насмерть, пояснять не стал. С такой высоты не насмерть только чудом можно, а все чудеса в шестом году закончились.
       - Просто восхитительно... - пробурчал в воротник Реформатский. До Почтамтского моста отсюда еще идти, да полквартала дворами. - А я там теперь зачем?
       Ромашка ему никогда не нравилась, а уж группа ее - тем более. Истерики, романтики, приверженцы политики устрашения. Половина акций - провальная, а успешная половина бессмысленна. Хлопнули опытного сыскаря, получили на его место чиновника, да о том и не думали даже, а почему хлопнули? До губернатора и командира жандармского дивизиона не дотянулись.
       - Мария Никитична по легенде, да и по факту, за пенсионеркой смотрела за нашей. Альцхаймер. И вся стрельба и прочее - у нее на глазах. Мне нужна оценка ее состояния.
       По дороге спутник поддал ногой ком снега, спаянного ледяной коркой, мрачно буркнул:
       - Белый... - и, не дожидаясь вопросов, пояснил: - Ты подумай, какой он был пять лет назад? Серый. Кстати, помнишь плакаты двадцатых-тридцатых, все эти "Крепи индустриальную мощь России!", эти коптящие трубы, черные сугробы? Не поверишь - это же был символ прогресса. А теперь опять...
       В маленькой спальне сохранилось тепло. Окно в проходной комнате заткнули подушкой, снятой с кресла.
       Судя по всему, в уходе за хроническими больными покойная Ромашка разбиралась много лучше, чем в политике. Пенсионерка мирно дремала в своем кресле, надежно укрытая и укутанная. Причина такого спокойствия проявилась быстро - полупустой флакон транквилизатора лежал здесь же. Вполне ухоженная старушка, на зависть просто. Не без труда проснулась, невнятно заблажила при виде чужих: испугалась. Потом заулыбалась.
       - Как часто бывают периоды просветления? - спросил Реформатский, снимая фонендоскоп.
       - Раз-два в месяц, на пару дней. С начала зимы еще реже.
       Совершенно безнадежная больная. Руины разумного существа. Бороться с болезнью Альцхаймера так и не научились, хотя были в Швейцарии интересные исследования, но теперь, если до них дойдут руки, так через поколение, а то и два.
       - Тут только уход. Легкие у нее пока чистые, а все остальное лучше, чем можно бы ожидать, но сам понимаешь...
       - Транспортировка?
       - Разовая, может быть, - прикинул Реформатский. - Если переезжать. И то по этой погоде нужна осторожность.
       - Грузовик, - пожал плечами опекун. - Утепленный. Хорошо утепленный. Мы же лабораторию вывозим. Может быть, на время, может быть, совсем.
       - Тогда нет. Это просто убийство. Ну, сам посуди, в этом состоянии - не уследишь, так застудится, и тут уже никакой препарат не вытащит, если его еще добудешь. А за два-три часа в дороге не уследить никак.
       - Понятно, - спутник кивнул. - Андрей, сделай одолжение, поищи в буфете документы Марии Никитичны. Там где-то должны быть...
       В буфете - пыль, сладко припахивающая деревом, пудрой, сандалом резных безделушек, довоенная пыль. Шкатулки, коробочки, папки с благодарственными грамотами, перевязанные ленточками письма, плотно исписанные тетради.
       За спиной - тихий стеклянный треск ампул, резиновое скольжение поршня по цилиндру шприца. Привычный такой, успокаивающий звук. Вопрос "зачем?!" догоняет не сразу.
       - Ты ей что вколол?
       За спиной пустота, шприц лежит на столе на блюдечке, дверь качается, в кухоньке льется вода, гремит чайник.
       - Морфий, - отзывается, - поверх успокаивающего должно хватить. Подождем и пойдем. Тут сахар есть, тебе сколько в чай?
       Его, гадину этакую, нельзя было убивать - слишком многое пошло бы прахом, и Андрей Ефремович об этом помнил, но уж больно подперло. Свернуть голову, как куренку, или об выложенную кафелем стену разбить. Реформатский наполовину удержал себя в руках. Взял сукина сына за горло, прижал к стене.
       - Ты что же, сволочь, делаешь?!
       Ответа, конечно, не получил, слишком крепко прижал. Но отпускать не хотелось, и, рассудив, Реформатский нашел это желание правильным и здоровым. Так что разжимать руки он не стал, подержал, подождал, пока признаки цианоза проявятся. Потом все же отпустил. Урод съехал по стене, сел на пол и начал дышать и кашлять.
       - Тебе же предлагали - в госпиталь, - сказал Андрей Ефремович.
       - Гос... госпиталя, - кашель как-то очень похож на лай, весело будет, если он тоже себе что-нибудь застудил, - через неделю завалит ранеными. По нашей милости, между прочим. В госпиталях... там в палатах - не то +7, не то +10, кто как надышал. И на санобработку сил ни у кого. И на пролежни. И в лучшем случае, в идеале, так сказать, она там умрет от воспаления легких не через эту самую неделю, как, скорее всего, и будет, а через две. Раньше, чем до нее доберется тиф.
       Только тут до доктора Реформатского дошло, что непотребным рукоприкладством он занялся, даже не посмотрев, что там с пациенткой. Прошел в спальню, проверил. Ничего неожиданного не нашел: пульса уже, считай, нет, одно трепетание сосудов под пальцами; дыхания - тоже. Спокойное, даже счастливое лицо. Морфий.
       "Да, госпиталя у нас - Шарите восемнадцатого века. Кто ее там кормить с ложечки стал бы? Не говоря уже обо всем остальном. Но вот это вот хладнокровное убийство... - Реформатский никак не мог продолжить мысль. - Не по-человечески? Да полно, и людоедство - по-человечески... Отчего же так тошно?"
       Нужно было вернуться в кухню и надавать поганцу по морде, но тот уже встал и грозно взъерошил перья.
       - Хватит махать руками, а то я кастет достану, и будет у нас дуэт-гиньоль.
       И вопреки собственным словам оперся руками на кухонный стол, головой помотал - бей его в этом положении, не хочу.
       - Знал бы ты, Андрей, как я вас всех ненавижу. Вас вот всех, с вашим культом естественной смерти. Что угодно, лишь бы не отвечать. Ты пробовал когда-нибудь... естественной смертью?! - заорал, туда, вниз, в стол. - Ты знаешь, что это такое? Нет? Так какого ж черта?
       Диспут об этичности эвтаназии на фоне только что совершенного убийства казался Реформатскому предельно неуместным. Оставлять последнее слово за доброхотом с морфием тоже не хотелось.
       - Ты меня зачем позвал? Ты же все загодя решил!
       - Как зачем... проверить состояние и засвидетельствовать естественную смерть, если понадобится, - устало ответил тот.
       - Ты еще хоть помнишь, что люди - это не собаки на Большой Охте?
       - Стараюсь не помнить. Мне, понимаешь ли, трудно убить собаку. Даже бешеную. Идиосинкразия. Ладно, это все глупости. Составь документ, пожалуйста. Я им завтра в жандармов ткну. Сегодня не успею уже. У Парфенова там кто-то новый и относительно разумный завелся, ну, пусть нервы полечит хоть с недельку, нам больше и не нужно.
       - Делай свой чай, - рявкнул Реформатский. - Сахару три куска.
       Сел за стол, вздохнул. Толкнул в плечо доброхота-убийцу - садись, мол, не торчи над головой. Не человек, конечно, а сплошной вывих, но бросать его не хотелось. Убить хотелось, а оставлять одного - нет.
      
       ***
       И стоит теперь этот бедняга-туркмен, как баба-яга из сказки - нос в потолок врос, задница жилена... а дальше не надо; свидетельство о смерти обеими руками держит. Евгений Илларионович на него набежали, бумажку вынули, на стол положили. Позвонили, приказали чаю принести.
       Конечно, господин Нурназаров на вроде бы секретаря смотрит - отчего бы тому не заняться? Это от незнания наших порядков смотрит. Не положено регистратору кабинет покидать. А положено в нем сидеть и все происходящее фиксировать. Раньше - на пленку, а по нынешним временам - от руки. Во, так сказать, избежание.
       Тут такой спектакль, что без прямого приказа и уходить неохота - театры-то закрыты, а радио только днем, и на службе его не очень-то и послушаешь. А тут - красота. Сначала доктор Рыжий Евгению Илларионовичу хамил, а туркмен-новичок из-за стенки слушал. Теперь его самого позвали к начальству.
       - Так вот, Рустам Умурбекович, все, что вам нужно было выслушать в связи с вопиющей вашей неосторожностью, вы уже услышали, и выводы, полагаю, сделали. И меры воспоследуют, как же иначе? Но не те, что вы думаете, потому что я тоже - хорош гусь. Знал же я, что у вас опыт другой, и вы с нашим контингентом сказочным дела не имели... У ваших мазуриков такие вещи разве что от великой любви происходят, и то в песнях, а не в жизни.
       Тут и чай принесли и поставили. В высоких подстаканниках, серебряных: Евгений Илларионович небрежности не понимают.
       - Я, признаться, подумал, что так оно и...
       - Я, признаться, тоже, но я ставлю свой выговор против вашего, что ничего между ними не было, даже... рукавами не соприкасались. Но тут я вам все сказал уже, а вы меня поняли. А эта бумажка, - опять взял со стола и трясет, как фокстерьер крысу, - это нас Владимир Антонович обидеть хотел за сегодняшнее утро.
       Туркмен пожелтел хуже слабенького здешнего чая.
       - Простите, Ваше Высо... Евгений Илларионович, - поправился, молодец, - вы хотите сказать, что он Шаталину... убил?
       - Да вы, Рустам Умурбекович, совсем расклеились. Чтобы наш директор лабораторную пенсионерку убивать стал... это дело немыслимое. А вот жить бедной оставалось с гулькин хвост, и по медицинским рапортам той же Берлянской дыхание у нее уже разок останавливалось, едва откачала. В вами же собранном деле документ имеется. Ну и много ли в этом состоянии нужно? А вот Владимир Антонович сильно огорчились, что вы ему квартиру спалили конспиративную, нужных людей погубили. Вот он, полагаю, медику подробности происшествия в больших красках описал, примерно как мне только что, слышали же. А тому и легче - причину смерти искать не надо. Так что про заключение вы забудьте. Берлянская - ваша, а это - не ваше. И решим мы с вами так. За проявленную беспечность помещаетесь вы на три дня под арест. И за это время извольте составить мне справку на нашего директора. Не полицейскую, а человеческую. Если в том, что у вас было и у нас есть, дыры обнаружатся, потом заполните. А через пять дней, второго числа, жду вас с докладом. Понимаю, что тороплю, но у меня чувство нехорошее. А домушником этим есть кому заняться. Найдем и установим.
       - Да знаю я его. Вспомнил. Семен Чорновил, взломщик-рецидивист, главарь банды. Слушаюсь, Евгений Илларионович. Разрешите направляться под арест?..
       "Вот не умеет ни слова по Уставу сказать, а туда же. Но повезло человеку. Мне бы сейчас под арест, - размечтался регистратор. - Здесь, конечно, тоже и тепло, и светло. Да и в казарме неплохо. Но тут работа, а в казарме люди... а в камере только ты, койка и стол, и все, что нужно, тебе сами принесут. Счастье!"
      
       ***
       Владимир ушел спозаранку, в потемках. Как всегда, не разбудил, не попрощался, не сказал, когда ждать. Обычное дело. Значит, просто ждать. Наружу выходить страшно, за хлебом на всех можно послать мальчиков, раздатчики район знают, просто по документам выдадут, а готовить сегодня взялась Марго. Не день, а тихий ужас - тихий, потому что елку ставили вчера, тогда и нашумелись вволю. Остается греться под пледами, топить жаровню, вязать, чинить белье, штопать носки, пришивать пуговицы. Нынче каждый носок, сохранивший связь между мыском и пяткой - сокровище, потому что штопка еще есть, а носков в лавках нет уже с весны. Странное дело: в Москве переворот, а в Петербурге пропадают носки. Хотя в прошлый раз, когда в Москве левый террорист застрелил председателя Совета министров, а оказалось, что монархический переворот готовил лично Государь, пропало больше. Пропала целая держава.
       Владимир, который тогда поехал в Москву после окончания университета, говорил, что даже в день убийства половина столицы была уверена, что все это подстроено самой царствующей особой, которая немедля возопила, мол, пора покончить с террором и упадком, и никакая Конституция не запрещает гражданину Романову быть председателем Совета министров. Конституция не запрещала. Дума и Сенат не собрали большинства голосов для внесения поправок в Конституцию. В столице шутили, что гражданин Романов должен поставить памятник гражданину Лихареву.
       Мужчины, что с них взять. Перевороты, стрельба и взрывы - а потом подвальная кошка считается лучшим подарком молодой хозяйке: мех - на варежки, тушку - на четыре блюда к праздничному столу...
       Перечинила кучу носков, кучу нательного белья - шутка ли, в доме живут семеро, - так и день прошел. Руки тосковали по тесту в старой кадушке и мерному стакану с мукой. Бабушка учила всех женщин семьи Павловских печь хлеб с изюмом и маком.
       Владимир вернулся, уже когда все, кроме Анны, отужинали. Доставая картошку из судка, укутанного в старое пальто, Анна поняла, отчего и в старые времена, и теперь пряности стоили так дорого. Щепотка перца, щепотка базилика - и осточертевшей водянисто-сладкой мороженой картошки кажется мало. Да еще и лук в подвале пророс робкими желтыми стрелками - тоже дело. Марго - тихий гений!..
       Косилась робко, не хотела говорить - еще целуя в дверях, поняла, что у него случилось что-то особенно скверное, значит, сначала накормить, напоить. Баньку истопить не выйдет, правда. Расспросить уже потом, сытого и обогретого, как подобает в порядочной русской сказке. И так хотела промолчать, что в ответ на шуточную похвалу "ешь как за двоих, вот и молодец", ляпнула:
       - За двоих и есть...
       - У нас кто-то подался в постники... - подхватил Владимир, застыл на середине фразы, сморгнул. - Что?!
       Уставился, как рентгеновский аппарат, словно надеялся что-то разглядеть, и стал наливаться сизой венозной кровью.
       - Я тебя правильно понял?.. - спросил придушенным голосом.
       - Думаю, да, - кивнула Анна; что уж теперь идти на попятный? - Я сама была несколько удивлена... - О таблетках, видимо, просроченных, и о том, что грешила на холод и отсутствие витаминов, с ним говорить было невозможно, неловко: не доктор Митрофанов же. - Так получилось. Ты не волнуйся...
       Дальнейшее удивительно напоминало сцену из немой черно-белой фильмы столетней давности, где все немножко рвано, ускорено, герои бегают в тесных декорациях, появляются надписи типа "кричит", "вздыхает", "стонет", а музыку выцеживает из разбитого рояля тапер синематографа.
       Герой, пробегая кухню по диагонали: "Что значит - не волнуйся? Ты с ума сошла? Ты чем вообще думала? Как можно было допустить? И именно сейчас!.."
       Героиня, сидя за столом: "Володя, ну что ты так паникуешь?"
       Герой драматически хватается за голову и рвет на себе волосы: "Черт тебя побери! Мало мне всего остального наследства? Нет, я же думал - ты взрослая, ты хоть что-то понимаешь! А ты как кошка! Что сказал бы твой отец?"
       Героиня, сидя за столом: "Володя, не кричи. Отец, наверное, был бы рад..."
       Герой заламывает руки, крупным планом - искаженное страданием лицо. Табличка: "Разгневанно кричит". "Чему?! Он, дорогуша, просил позаботиться о твоем благополучии, а ты этим воспользовалась... И где была моя голова, когда ты тащила меня в постель?! Но тебе же было надо!"
       Героиня, сидя за столом: "Володя, я здоровая женщина, Иван Аркадьевич сказал..."
       Герой выбегает вон, хлопнув дверью. Падает горшок. Календарь раскачивается на гвозде и повисает криво.
       Табличка, изображающая мысли героини: "Нет, я знала, что мужчины из-за этого переживают, но чтобы так..."
       Конец фильмы.
       Анна хихикнула и принялась собирать посуду. Дурное дело - есть в кухне, так и совсем опуститься недолго, но столовую ведь не протопишь, а кто же садится за стол в пальто?..
      
       ***
       Сытые, но мерзлявые ротвейлеры военной части вяло перелаивались через ограду с привычными ко всему, но голодными деревенскими кабыздохами. Концерт этот шел каждую ночь и стал обыденным фоном, как гудение форсунок в котельной, лязг раздвижных складских ворот, журчание воды в батареях, сигналы грузовиков, скрип оторванного ветром кровельного листа, топот марширующей роты, скрежет скалываемого льда, хрип строевой песни и брань прапорщика. Ритмичный шум человечьей жизни был привычен и незаметен, как собственный пульс, но отсутствие его означало наступление смерти. Это понимали даже собаки, перебрасывая через заснеженное поле простую весть "Мы живы, а вы?". "И мы, а вы?".
       Устроить "облавную охоту на Джонов Смитов" предложил Берг. Это было с его стороны естественно - за охрану чудом еще чихавших железных дорог отвечал он, и организованные разбойные нападения на поезда и станции были его персональной головной болью. Не менее естественно было то, что предложение Берга с ходу поддержал Ульянов, потому что Ульянов поддерживал любые меры по наведению порядка - и любые меры, которые напоминали северо-западному военному округу, что он, вообще-то, представляет собой единую административную единицу.
       Естественно, но все же слегка удивительно было то, что к делу удалось подключить разнообразное городское начальство - от Выборга до Подпорожья и на юг до Луги. Конечно, города и поселки страдали от разбоя не меньше, но за последние два года военные отвыкли от подобного здравомыслия.
       Подполковник Ульянов носился по округу как штопальная игла - собирал, организовывал, договаривался, - и всем наблюдавшим и участвовавшим становилось много понятней, как его двоюродный прадед умудрился из ничего соорудить революцию в Германии. Конечно, вслух при монархисте Ульянове никто этих выводов не делал, - себе дороже.
       Зайцеву же приходилось сдерживаться куда чаще, ибо никаких сомнений не было, что кровь потомственных инсургентов заговорила в подполковнике громко и отчетливо, а что заговор - в пользу правопорядка, так это мелочи уже.
       Охота назначена на пятое, нужная дезинформация скормлена, ушла и, вроде бы, сработала, из питерских о готовящейся операции предупредили только жандармский корпус, в виде любезности. Как-никак, пока последний государь в очередном приступе реорганизаторства не отдал армии железные дороги, это было жандармское дело. Только вытянули разбойнички счастливый билет... временно. Потому что охота назначена на пятое, и под это согнали технику и людей, а вот второго в Петербурге быть событиям. Как раз все службы после Нового Года отходить начнут... и тут их и приложит. Конечно, и праздники нынче не те, и вооруженный народ, и погода выступлениям не способствует, но, с другой стороны, Зайцев ведь сам обстановку в городе разъяснял - и в заводских кварталах тоже, и не только. Там понимают уже, что весна - это не когда солнышко, это когда еда совсем кончается... а они в любом губернаторском списке - последние. Помрут - баба с возу. И понимание это рванет обязательно, так или иначе. Надолго не хватит, но нам много и не нужно.
       Прогуляв неделю по городу, покрытому инфарктными пятнами тишины, Зайцев стал на круг получше относиться к господину директору Рыжему - любой серьезный переворот, опирающийся на это население, вышел бы очень неловким и очень уж кровавым, и последствия предсказать он лично не взялся бы. А от статуса кво веяло той же тихой безнадежностью, что от инструкций для гражданского населения на случай атомической войны - вот одно радует в том мексиканском деле: больше эту мерзость никто применить не рискнет, нет таких людей на свете.
       Нет, от такого выбора к кому угодно побежишь, право же.
       Только про лису подумал, а тут и звонят с КПП - приехал. Ждали с утра, а он с вечера, и чуть ворота грузовиком не снес, когда не поторопились открывать. Ну, впустили, конечно, ворота закрыли и в вилку взяли. Распоряжений ждут. Казалось бы... а если бы у него там взрывчатки полный грузовик? Ее среди чурок топливных спрятать - легче легкого. Конечно, на всем черном рынке сейчас столько взрывчатки не найдешь, - а все-таки? И ведь воевали же все, - а все равно армия мирного времени, что с ней ни делай. Беда.
      
       ***
       Господин директор ВЦ был не к месту и не вовремя. Просить запчастей он должен был поутру, когда Ульянов вернулся бы из Гатчины. Выехать в три, вернуться к девяти, тут же принять просителя, отказать просителю. Время до двух ночи Илья Николаевич считал своим. Ошибся. Не принимать доктора Рыжего нельзя, его еще неделю надобно терпеть - чем доктор и пользуется, являясь, когда ему удобно, а не когда договорились. В 11 часов ночи. Стрелки на часах напоминали пинцет, готовый ухватить насекомое.
       - Цельная личность, ничего не скажешь, - проворчал он в ответ на доклад Зайцева. Тот удивленно дернул головой. - Сплошные закономерности, - пояснил подполковник. - Наглость ожидаемая и... системная.
       Ораторское искусство ушло, как в песок, в снега Луги и Кронштадта, Выборга, Тихвина и Волхова. Ульянов хотел поужинать и поспать пару часов. Поужинать можно и в обществе доктора, впрочем. Подполковник вздохнул и велел пригласить.
       Закономерная цельная личность сумела поразить сразу же: отказалась не только от ужина, что могло бы быть форсом, - куда уж ему снисходить до армейских харчей. Отказался гость и от чая с коньяком, чего не сделал бы по нынешним временам и по холоду да хоть кто угодно. На удивление Ульянова объяснил - не может, горло перехватило. А говорил вполне обычно, только больше злости с наглостью, меньше вальяжности и манерности.
       Зайцев все равно поставил высокий стакан, налил на три четверти.
       - Вы, Владимир Антонович, руки на него положите и подождите. Оно и отойдет. Выдумали же - гонять ночью.
       - Спасибо большое. Попробую. - А говорит так, будто ему не стакан, а живую и живородящую гадюку предложили. - Значит, так. Остатки заказа я привез, все в кузове. Колонна прибудет сюда вечером первого. Вот, - извлек из кармана блокнот и карандаш и начал писать, не замолкая, - позывные и прочая для тех людей, с которыми вам предстоит координировать действия в городе. У них, как вы понимаете, те же самые системы связи того же происхождения. Нарушать договоренности с этими людьми... категорически не рекомендую.
       Человеку, пообещавшему в залог свою любовницу со свитой, персонал лаборатории и несколько грузовиков уникальной техники, так говорить не стоило бы. Впрочем, напоминание об этом Ульянов сам расценил бы как мелочное и недостойное. Оставалось кивать, слушать и запоминать, - благо, говорил гость в основном по делу... и не детей же с ним крестить, право слово, да и что взять с пронырливого, изобретательного, но безнадежно штатского франта? Хотя злость его отчасти облагораживала. И костюм на сей раз строгий - слегка старомодная тройка. От истовой белизны воротника и манжет на Ульянова прямо-таки веяло хлорной известью и кипячением с керосином.
       Инструкции заняли пятьдесят минут. Пинцет стрелок уже почти уловил за ножку полуночного паука. Господин Рыжий не успокоился и не притронулся к стакану.
       - Нет, мы не сошли с ума. Нет, никто не собирается трогать продуктовые склады. Под нож, вернее, под огонь пойдет несколько жандармских заправок. Да, они рассредоточили часть по городу, а мы кое-что нашли. А вот слух действительно пустят, что горят продуктовые. Да, жалко, но выглядеть все должно серьезно.
       - Суток не маловато будет? - спросил Ульянов. Сейчас он больше всего боялся, что город просто не поднимется. Опара подкачает, тесто не взойдет. - Морозы, праздники...
       - Достаточно. И хорошо, что морозы и праздники. В городе под миллион не очень вменяемого, а если точнее - почти совсем невменяемого гражданского населения.
       - Насчет городских властей я бы согласился, а население-то чем вам не угодило? - хмыкнул Ульянов.
       Население как население, даже разгула преступности нет. Спекуляции, грабежи, мародерство, подделка продовольственных талонов - в степени неприятной, но умеренной. В Бологом горожане разграбили продуктовые склады, забив оцепление до смерти голыми руками. Склады в тот же день сгорели. Остатки гарнизона разбежались, спасаясь от погрома: пожар вменяли им в вину. В Твери местный Союз промышленников стакнулся с жандармерией и установил террор. Единение сердец продолжалось, пока не кончилось продовольствие. Арестованные "враги Отечества" и "предатели народа", числом тысяч пять, до ссоры меж головами гидры, увы, не дожили.
       - Чем оно мне могло не угодить? Вымирают потихонечку, есть друг дружку начали. Силы какие-то есть, но и край им виден. Самое время для пароксизма.
       - Владимир Антонович, где вы средь зимы нашли муху?
       - Прошу прощения, Илья Николаевич, это у меня с утра день не задался.
       Ульянов не без печали осознал, что правила хорошего тона и интересы выгоды требуют от него выразить сочувствие и поинтересоваться сутью неприятностей временного компаньона и единомышленника. Поинтересовался.
       - С утра, как вы знаете, у нас, согласно плана, поломался генератор, а я не люблю калечить технику, которая могла бы работать и работать. В то же самое утро люди Парфенова нанесли визит на одну из моих конспиративных квартир, в результате погиб достаточно полезный человек из числа уголовников - и мне еще предстоит выяснять, какая именно подземная фауна его туда пригнала ни свет ни заря, - покончила с собой связная, а хозяйку квартиры, мою давнюю знакомую и бывшую сотрудницу лаборатории, уже мне пришлось отравить за полной нетранспортабельностью и нежизнеспособностью. Потом я сходил на Очаковскую и выяснил, что визит был не случайным, и что, за вычетом дурацкой сентиментальности, эти люди понимают свое дело. Собственно, поэтому я и не стал ждать утра. Не хотел, чтобы при каком-нибудь "случайном" обыске обнаружились ваши коммуникаторы. Зашел домой поесть и узнал, что стал отцом.
       Ульянов едва не пропустил финала монотонно-злого перечисления. Придавил вздох. Еще только в это не хватало лезть!.. но его интересовали колебания цен на рынке залогов и заложниц. Жизненно интересовали. А на петербургском красавчике не написано, не удерет ли он в последний момент на сторону своего политического приятеля или не вытворит ли еще какую-нибудь пакость посолиднее. Не похоже, чтоб он хотел быть отцом.
       - Это, как я понимаю, стало неприятным сюрпризом? - поинтересовался Ульянов. Легкости, светскости и цинизма не хватило, правда: завидовал.
       - Спасибо за точное преуменьшение. И я неправильно выразился сам. Узнал, что стану. Просто предотвратить это уже нет никакой возможности... эта... безответственная женщина не то не разбирается в элементарной биологии, не то просто ни о чем не думала.
       В том, что в армии называлось "тесным мужским кругом" Ульянову доводилось слышать и не такое, а многое похлеще. Гость еще держался в рамках приличия. Ему можно было даже посочувствовать. На словах. В глубине души подполковник считал - лет двадцать пять из своих сорока, - что лучшее средство избежать таких сюрпризов совпадает с седьмой заповедью; в крайнем случае, с уточнением: "...а прелюбодействуешь, так с теми, от кого дети тебе будут в радость".
       Сам так и жил, и так все и было. До 2009 года.
       Нет, никак не получалось посочувствовать, хоть ты тресни. Разве что незнакомой барышне, особенно ввиду всех грядущих дальних дорог и казенных домов. Или он не о Павловской вовсе?..
       - Вы свыкнетесь, Владимир Антонович... - усмехнулся Ульянов.
       - Я... - кашляет Рыжий и наконец берется за остывший чай, - когда говорил, что все будет хорошо, не представлял себе пределов этого "хорошо". И того, как беззастенчиво этим будут пользоваться.
       Гость поймал недоуменный взгляд Зайцева.
       - Меня профессор Павловский просил позаботиться о лаборатории и об Анне. И я ему пообещал, что с ними все будет хорошо. Трудно отказывать человеку, которому делаешь инъекцию амидона. Они с Анной очень похожи в этом смысле... были. Им все равно, сколько это будет стоить, и долго ли проживет верблюд, у которого другой печали не было - тащить через пустыню все, что им нужно для счастливой жизни...
       Ульянов прикусил ус. Очень хотелось предложить гостю удалиться. Увесистые выражения - "сопляк", "свинья неблагодарная", "трус", - вертелись на языке, а надо было молчать, а молчать было нестерпимо. "Мальчишка, дрянь..." - а тот сидел себе на стуле, крутил в руках полупустой стакан и подлым образом напоминал Ульянову отчима, который каждое неприятное событие в доме встречал бранью, стонами; пробивал кулаками стены... а потом вставал и шел платить по счетам за лечение и образование, за разбитые стекла и машины, за все, что творили дети семейства Ульяновых, - чужие для него дети, - за все, в чем они нуждались.
       - Владимир Антонович, - умиленным голосом сказал тоже что-то сообразивший Зайцев. - А хотите из гранатомета пострелять?
       - У вас есть лишние гранаты и что-то ненужное? - оскалился Рыжий.
       - У нас есть свежепочиненный гранатомет, нуждающийся в проверке, и сарай, нуждающийся в сносе.
      

    2-3 января

    "Время делить себя..."

      
       - Господа сотрудники, прошу уделить мне пару минут вашего драгоценного внимания.
       Странным вещам начинаешь радоваться на сорок втором году жизни. Например, тому, что ты не металлург. Потому что вставшая домна - это катастрофа, а вставшая вычислительная лаборатория - это тоже катастрофа, но она, лаборатория, достаточно легко разбирается на ограниченное количество ящиков и контейнеров, узлов и чемоданов, персонала и родственников, помещается в грузовики и перевозится на новое место, даже не замечая того обстоятельства, что директор соскочил еще на Литейном, естественно, ни с кем не попрощавшись. Вот попробуйте проделать такое с домной.
       Более того, разговор в утепленном кузове непременно свернет на работу - и то, что колонна выехала за городскую черту, тоже останется незамеченным. А вот по прибытии, естественно, разразится скандал, потому что ожидали же переезда в новое здание - естественно, удобное, теплое... разбаловал их Владимир Антонович, нечего сказать, - а оказались в незнакомой воинской части, в помещении барачного образца... правда, неведомая армейская сила - чудо из чудес - сообразила барак этот к приезду гостей протопить и выгородки в нем сделать, а в хвостовой части здания даже водопровод действующий обнаружился. Впрочем, удивляться нечему: и по общему виду части понятно было, что человек здесь сидит толковый, и господин бывший директор предполагал, что из личинки этой вылупится вполне терпимый удельный князь...
       Но жалобы и возмущенный плач следовало задавить в зародыше, потому что военные, даже лучшие из них, это военные - кому, как не Штолле, бывшему шифровальщику, знать, - и противостоять им следует единым фронтом.
       Так что обстановку - вернее, будущую обстановку, - в городе Александр Демидович описывал в выражениях кратких, сильных и почти непарламентских.
       - Возможен грабеж. Возможны пожары. Возможно абсолютно что угодно. Вы все знаете, что было в Москве. Но в Москве тогда не голодали. И людей не ели, кстати говоря. Мы с вами еще можем попрятаться по подвалам - но с неизвестным результатом. Техника - не может. Господин директор в предвидении всего этого договорился с военными и обеспечил нашу безопасность. Но вы должны понимать, что она зависит еще и от того, насколько ценным объектом мы покажемся. Господа, вас целый год отгораживали от этой стороны дела, но надо же когда-нибудь взрослеть?
       Ограничивало силу выражений даже не присутствие лабораторных дам, а Анна Ильинична с белой до прозрачности свитой. Совершенно незачем было при ней объяснять, как именно господин директор что обеспечивал - на каких условиях и с каким, практически неизбежным, результатом. Ей сейчас хватит своего.
      
       Марик в роли главнокомандующего был, по выражению отца, "типичный хорош гусь". Взялся с места в карьер обеспечивать, опекать и защищать и, разумеется, немедленно оттоптал всем ноги. Довел даже обычно молчащего Сашу до невнятного шипения, от Андрея дождался "П-поди ты к черту!", и это еще по дороге - то сумка плохо закреплена, то у Лельки, видите ли, ноги пледом не прикрыты. Цветочки, посеянные Владимиром во время давешнего разговора в библиотеке, распустились не ко времени.
       Ягодки обнаружились в гарнизоне. Казарма была неуютной, со следами запустения - должно быть, пустовала с весны. Пахло внутри, как на съемной даче в первые дни: пылью и безлюдьем, но - две большие изразцовые печи протоплены, жаровни накалены, окна проконопачены. Не уют, но гостеприимство налицо - а оболтусу, шпане этакой взбрело в ушастую голову скандалить, - мол, полы не метены, дорожки не расчищены, сквозняк, и вообще, - совершенно не годится для жизни дам. Вот и ванные у вас тут, страшно сказать, общие, и далеко от комнат. Довел бедного капитана, провожавшего к казарме, до свекольно-помидорного цвета, одышки и рыка: "А ты тряпку, тряпку возьми... студент!" - и кабы одумался, извинился, - так нет же. Как это - ужин подают в офицерской столовой, вон там вот, внизу под горкой. Капитан вылетел вон, дверью хлопнул. Жаловаться побежал.
      
       Из-за чего вышел шум на гражданской стороне гриба, Штолле так и не узнал - пригнали солдат разгружать технику, отойти от них он не мог, контейнеры, конечно, рассчитаны были, в том числе, и на аварии разной тяжести, но что не под силу Господу Богу, то под силу рядовому Иванову - и мышка, разбившая золотое яичко, наверняка служила в императорской армии... даже не важно, в какой.
       Зато он первым увидел, что на дорожке возник, сложился из воздуха человек в зимней повседневной форме... и если сейчас это личинка, то вылупится из нее, следует ожидать, самолет. Тяжелый бомбардировщик, не менее. Князь-горыныч. А что? В кои-то веки кто-то будет соответствовать занимаемой должности.
       А потом на порог ступила Анна Ильинична... и окружающее произведение бесшумно сменило жанр.
      
       Пришлось выйти из облюбованной маленькой комнатки, обойти всех, включая украденных Владимиром сердитых математиков, всем сказать несколько слов и попросить проявлять терпение и понимание, а заодно и предоставить Анне самой договариваться с армейскими. Марика - особо, сугубо и трегубо. До повинного: "Анна Ильинична, я же как лучше хотел!" Как раз успела вовремя: пожаловал, в сопровождении пары офицеров и багрового капитана, сам хозяин здешних мест. Подполковник Ульянов Илья Николаевич - Анна о нем знала со слов Владимира. Очень большой мужчина, очень сердитый, очень усталый - и нужно было кровь из носу установить с ним дипломатические отношения.
       Первым делом - извиниться за дурака Марка. Вторым - поблагодарить за гостеприимство и заботу. Представить дам. Представить остальных. Потом спросить, к кому обращаться за необходимым для обустройства быта и у кого узнать правила внутреннего распорядка, чтобы ненароком их не нарушить... вот инцидент и исчерпан.
      
       И девица привела дракона в город на своем пояске, и немедля приставила его вращать колеса водяной мельницы, дабы заполнились городские водоемы. А казалось - ребенок ребенком. Ну - эй, осторожней, уф... - все к лучшему в этом странном мире. Станет Анна Ильинична пасти наше маленькое стадо, а потом, будем надеяться, заметит, какими глазами смотрит на нее дракон.
      
       В офицерской столовой оказалось - нет света. Щит постигла некая неприятность, судя по начищенным лампам наготове - не первая, не последняя. От живого огня уют, домашнее милое изящество, основательность некочевого быта - и к месту были платье, уложенные уже не по-дорожному волосы. По пути Анна заметила: полк вскипает, словно котел с похлебкой, бурлит и плещется. Осмысленное, целесообразное муравьиное кишение успокаивало, забавляло, тревожило, как предпраздничная суета на улицах в прежние зимы. После отключенного уличного освещения в Петербурге полк сиял, сверкал, блистал рождественской ярмаркой.
       - Я чем-то обидел ваших дам? - спросил владетельный князь после ужина обильного, горячего, но небогатого: каша с маслом да чай с хлебом и патокой. - Простите, если что, - мы тут... одичали изрядно.
       - Не вы, Илья Николаевич... - Анна покусала губу, рассказала и о Лельке, и больше - о Марго, невесте брата-офицера. - Им трудно, понимаете?
       Как тут объяснишь, что это, когда на каждый силуэт, на каждого краем глаза замеченного человека в форме сердце екает...
       Слово за слово - и разговорились, о себе, о прошлом и настоящем. За беседой никакой мороз оказался не страшен, и Анна пошла посмотреть, как разгружают продовольствие, как грузят снаряды, как разворачивается и заново сворачивается хитроумный стрелковый комплекс, похожий на приляпанные поверх тягача соты, как устроен изнутри вагончик походного госпиталя - а все это жило, отдавало честь господину подполковнику, рапортовало, получало приказы, задавало вопросы. Муравейник противу всех законов биологии вертелся вокруг главного усатого муравья - большого, деловитого, внимательного к мелочам и людям.
       Так едва не до полуночи гуляла - и гуляла бы и дальше, интересно ведь, и с новым человеком поговорить после питерского зимнего заточения в радость, и надо же с ним подружиться; господин подполковник поглядел на часы, опешил, проводил к казарме. Раскланялся, руку на прощание поцеловал. Краса и гордость русской армии, право слово.
      
       ***
       Марк полагал, что дразнить платонически влюбленного в недостижимый предмет чувств молодого человека юным Вертером пошло и неоригинально; его все равно дразнили - и поскольку уж полночь близилась, а Аня так и не пожаловала, der junge Werther пребывал в легком раздражении, которое принимали за ревность. Сидели у него в комнате, завернувшись в принесенные с собой одеяла, при свечах.
       - Как при Николае... - вздохнула Лелька.
       - При первом, втором или третьем?
       - С-с-т-очки зрения с-состояния властных с-структур разницы нет, - пожал плечами Андрей.
       - Да вообще одно и то же. Царь Николай Среднестатистический! - Марк с трудом удержался, чтоб не передразнить "с-средне-с-статис-ст-ический". Он не знал, что труднее, идти рядом с Андреем или слушать его. Спотыкаешься и неловко в обоих случаях.
       - Соборный!..
       - Точно. Он. Держим форму со всеми финтифлюшками до посинения, вгоняем страну в... гангрену, а потом пытаемся лечить ее силой духа и благодати. А потом картинно помираем, оставляя живых разбираться со всем этим.
       - М-михаил не годится...
       - Он не среднестатистический. Он нерепрезентативно хреновый царь. В кривую не влезает, - пояснил Марк.
       - Вот его кривая и не вывезла... - задумчиво сказала Марго. Компания слегка запнулась, словно не сразу узнавая голос: девушка говорила крайне редко, и при том настолько естественно справлялась со всеми житейскими надобностями без единого слова, что становилось ясно: не она много молчит, остальные слишком болтают.
       - Тут бы кривая никого не вывезла! - решительно заявила Лёлька. - Тут хоть ангелы с небес явись, как Жанне, не помогло бы. Нельзя было нам воевать. Все и так едва стояло, а тряхнули - так посыпалось. Ведь это мы сейчас как рай вспоминаем, а я помню отец по вечерам новости смотреть не мог - Викжель всеобщую забастовку объявляет, гортранспорт поддерживает, кризис финансовый, области целые... вставал, уходил, и потом за чаем ругался, что все идет коту под хвост.
       - Ну его, этого Михаила, - поморщился Саша. - Все равно он умер.
       - Откуда ты знаешь? - Лелька возвышалась над Марго как валькирия над феей.
       - Он же в Москве застрелился?
       - На самом деле его расстреляли, - уточнил Марк. - Анархисты. Взяли в заложники, а их послали подальше вместе с ним...
       - Ты там был? - из вредности спросила Лелька.
       - Владимир Антонович был. - молодой человек воззвал к высшему авторитету и показал спорщице язык. а потом высказал то, что было на уме у всех с самого прибытия к военным: - Зачем он, кстати, сейчас в Петербурге остался?
       Андрей выразительно хмыкнул.
       - Ты не охай, ты объясни.
       - В Мос-скве каши не с-сварить было. Дураки. Болото. С-самоубийцы. И стрелять смыс-сла нет. Террор - это рычаг. Точки опоры нет, рычаг бес-сполезен. У нас не так.
       Подумал и добавил:
       - Ане не говорите.
       - Ты мне раньше сказать не мог? - возмутился Марк и немедленно обнаружил, что его разглядывают как особо редкий экземпляр ископаемой окаменелости, причем Марго опять не нужны слова, чтобы изобразить губами, глазами и даже обернутой вокруг головы косой "а ты не знал?". - Я только про черный рынок...
       - Ты... ты что, не видел, какой он из Москвы тогда приехал? - изумленно спросила Лёлька. - Ранить-то кого угодно могло, но руки-то? Ты на руки смотрел?
       Стыдно было сознаваться - нет, не видел, не понимал, не замечал, словно в жару или бреду. Тогда мир влепил расстрельным залпом, страхом смерти и чувством беспомощности: болел Илья Андреевич, нельзя было помочь ни ему, ни Ане, а потом вернулся Рыжий и все встало на свои места. Марк не думал, какой приехал, думал, что Владимир Антонович сможет сделать.
       Сейчас словно стакан кипятка залпом проглотил: почему я не знал? Марк не сидел бы здесь как барышня, как эти унылые упадочники. Квелые, как будто у них еще "желтуха" не кончилась.
       - Я бы... я...
       - Ты - вылитый Миша Болотов. И тебя так же тупо застрелили бы на первой баррикаде!
       - Я кто?
       - Персонаж один. Молодой, лопоухий и романтический, прямо как ты.
       - Не читал я ваших персонажей. Но ведь в прошлом веке же сработало! Заставили! Семенов, Спиридонова, Савинков наконец...
       - Которого ты не читал?
       - Но делать что-то надо?!
       - Тебе не надо. - твердо сказал Андрей. - Я думаю, так с-совсем никому не надо. Владимир - взрослый, с-старше всех. Он за с-себя реш-шил, как реш-шил. А других, видиш-шь, не з-зовет.
       - Вз-вз-взрослый! - передразнил Марк. - А ты для сандружины был не маленький? А Саня Павловский для фронта? - перехватил укоризненный взгляд Лельки, положившей руку подруге на плечо, и решил не злоупотреблять конкретикой. - Для террора мы слишком молоды, да? Пусть другие... чистят, так?
       Саша, молча колупавший заусенцы на ногтях, повернулся и Марку показалось, что сейчас его будут бить в очередной раз, и, может, даже не в шутку.
       - Давайте ложиться спать, - нервно попросила Лелька. - Поздно ведь уже?
       - Давайте... - согласилась Марго. - А то Аня подумает, что это она нас тут без сна продержала.
       - Не подумаю, - ответила Аня от двери. - Вы и без повода за разговорами всю ночь просидите.
       И не спросишь теперь, когда вошла и что слышала.
       - Нагулялась со своим генералом? - спросил Марк.
       - Саша, подай-ка мне подушку...
       От дамы сердца веяло ледяным уличным морозом и беспощадностью. Все-таки будут бить, с удовольствием подумал бывший студент. Не ошибся.
      
       ***
       Еще было совершенно темно. Ветер стих к полуночи, с тех пор холодало. Последняя влага вымораживалась легкой бриллиантовой взвесью. Она парила в воздухе, красота в свете фонарей была невероятная. Вдоль казармы на пригорке, в которой поселили гостей, неспешно плыла осыпанная сияющей пылью темная фигурка. Женщина то и дело привставала на цыпочки, глядела на восток, в еще не взломанную темноту.
       - Вы - как Ярославна. Анна Ярославна. Ждете своего князя?
       - Евфросиния она была, Илья Николаевич. Дались же вам всем княжеские доспехи... Володя вот пошутил давеча - из вас, мол, к весне отличный князь получится, - теперь вы... А я - Анна Ильинична.
       - Ну, будем надеяться, и Владимир Антонович у нас не Игорь... - смутился Ульянов, слова "и надолго не пропадет" на вольный воздух не пошли.
       - На самом деле, он как раз Игорь. Да, вы же не знаете. - На морозе ее голос звучал особенно звонко и чисто. - Он - уральского горного магната Акинфиева внук незаконный, Владимир - это уже из приюта имя. Дед его зимой на улицу выкинул, как щенка, когда родители умерли...
       Ульянов передернулся под теплым зимним бушлатом. Подавился морозным воздухом. Приоткрыл рот.
       - Анна Ильинична... вы понимаете, что он может и не вернуться... оттуда? - указал заледеневшим подбородком в сторону города.
       - Тогда и мне не жить, - просто, легко, без всякой позы ответила она, обернувшись на четверть, не отводя взгляда от горизонта.
       Ульянов поверил сразу. По себе знал эту звенящую легкость. Сходит с рельс поезд с беженцами с юга, и нет у тебя больше ни жены, ни детей. Ульянов, получив известия, стреляться пытался. Зайцев не дал, - выбил пистолет табуретом, руку сломал. Потом держали на пару с Бергом, поили водкой...
       Главное, ведь и мысли отдельной не было - с собой покончить. Просто естественный такой жест, - как документ переложить в нужную папку, приставить стул к столу. Если бы не потянулся по привычке за оружием, то, наверное, как-то бы умер даже и сам. От разрыва сердца, скорей всего. А тут перехватили и откачали.
       Ничего он не мог, даже за руку ее взять, только склонил голову, касаясь пышной чернобурки воротника, обмирая от запаха роз, пудры и еще чего-то женского, теплого, потаенного. Дыхание превращало в капли бриллиантовую пыль.
       На востоке неслышно грохнуло. Звук не докатился, но воображение его добавило, когда до неба поднялось сразу несколько факелов подряд. Огненные столбы вознеслись и опали.
       - Что это? - испуганно отшатнулась назад Анна. Ульянов ее поймал за плечи, сходя с ума от близости и недоступности. Пора было прекращать сцену.
       - Вот, Анна Ильинична, все и началось.
      
       ***
       Слух о том, что рванули главные топливные склады, а потому ни света, ни хлеба, - пекарни же встали! - больше не дадут никогда, был абсурдным, но, возможно, именно благодаря абсурдности пошел очень хорошо. Слух о том, что рванули большие продуктовые склады, и что там, несмотря на взрыв и пожар, еще можно много чем поживиться, пошел еще лучше, а дым оказался хорошим ориентиром. Конечно, полиция и жандармерия к месту пожара никого не пропускали... вернее, пытались. Конечно, им пришлось послать за подкреплениями. Конечно, второй взрыв случился крайне не вовремя. Как и сообщение о том, что рабочие мехмастерских заняли грузовую часть Витебского вокзала... оказавшееся сначала ложным, а уж потом, после явления полиции и некоторой стрельбы, правдивым. Самоисполняющееся пророчество, так сказать. А вот слухи, а верней, не слухи, а совершенно точные сведения о том, что департамент полиции по такому случаю почти не охраняется, а все, кого можно было бы вызвать, размазаны по городу, как сажа по локомотиву, а жандармы на помощь не поторопятся, потому что, во-первых, заняты, а во-вторых, из давнего антагонизма... повлекли за собой последствия еще менее утешительные. Ибо даже среди самых отчаянных налетчиков мало кто любил лезть на стволы, - а вот взять псов тепленькими, без риска, да раз и навсегда похоронить, да всю их бухгалтерию пожечь, да поживиться всем - от стволов до штевки, а, ежели фарт будет, еще и на склады наводку взять, - это дело живое и с огоньком.
       Ну, а приказ губернатора о переселении гражданских лиц в районы "наиболее удобные к снабжению" и вовсе был настоящим, только не был подписан еще к исполнению. Но по всему городу, а в рабочих кварталах - особо, очень уж хорошо представляли себе и эти удобства, и это снабжение, а главное - то, что оторвут, выселят, вытолкнут из уже как-то обжитого, обогретого, налаженного, пригонят куда попало, в пустые вымерзшие дома... и сам ломиться воевать против этого не пойдешь, толку-то? Но если в мехмастерских уже стреляют, да и вообще? А рядом - толковые люди, которые как раз вот то немногое, что есть, сами же с вами и обустраивали... У них уже и планы, и связь. Примерно у четверти выживших мужчин - военный опыт.
       Город не взорвался. Город начал медленно подниматься, как тесто в квашне, как каша в волшебном горшочке, потихоньку заполняя улицы. Город сильно отличался от всех прочих мест, где случались такие вещи, тем, что стрельбой здесь нельзя уже было напугать почти никого.
       - Керосин! Керосин!..
       Хорошая вещь - конспиративная кличка. Бежит по улице человек, кричит себе. На всю улицу. Люди подумают - сгорело еще что-нибудь. Спасибо, если никто не вспомнит, что некий Керосин - в розыске с 2007 года, с убийства председателя Совета министров. Реформатский ненавидел эти собачьи прозвища, старался не пользоваться.
       - Что? - спросил он сквозь зубы, когда у подъезда его догнал растрепанный парнишка.
       - Мазурики полицию осадили, подожгли! Нам чего?
       Андрей Ефремович на пару секунд замялся, решая. Взглянул вперед. Вдоль по улице метелица метет, а за ней погром по Питеру идет. Еще только час дня. Нам бы хоть до рассвета продержаться, город не выпустить из рук.
       - Бить, - пожал он плечами. - Но сначала - то что по графику, полиция подождет.
       К вечеру доложат: управление разграбили, архивы сожгли, большая часть персонала разбежалась, директор департамента застрелился.
       Андрей Ефремович мельком пожалел: те, что остались оборонять здание, наверняка из лучших были. Побочные потери. Господин председатель Совета министров тоже когда-то оказался такой побочной потерей: заговорщик, но не главный в заговоре; главным был император Михаил Третий... Они не знали. В комитете после акта спорили до скрежета зубовного, до драки. Канонир, помнится, криком кричал, что бить нужно было по кукле, по знамени, по государю. И что сейчас он все исправит. Пятилетнего наследника посреди войны самодержцем не назначит даже нынешняя кастрированная Дума - обойдемся малой кровью. Большинство - и сам Реформатский - было против: Царя-мученика только не хватало! И прыжков вокруг регентства...
       В этом городе еще будет много мучеников, и незаслуженных в том числе, как и незаслуженно забытых героев. Революция, - а это, происходящее вокруг, было первой настоящей революцией в России, не переворотом, не политической подтасовкой властей, не дележом титула главаря промеж бандитов, - развивается по законам жанра. Господина Анисимова забудут еще до заката. Господина Лихарева похоронили уже трижды за день - в боях на Витебском и Финляндском вокзалах, потом у полицейского склада оружия: подорвал и погиб. Впрочем, он все равно воскреснет и будет жить вечно. В памяти, гхм, народной. А пока что он отдает приказы, десятки приказов - по телефону, через посыльных, лично членам Комитета, в который входит.
       Хорошо, что есть несколько легковых машин - на них пока хватает топлива. Нужно быть везде. До завтрашнего утра нужно быть везде, а после завтрашнего утра нужно быть в здравом уме, с боевым настроем, с желанием драться. Помнить наперечет все ресурсы, все возможности, весь потенциал, который можно противопоставить новой власти. Противопоставить - или объединить. Предварительно все разграничено, но завтра в полдень будет настоящее сражение за этот город. А сейчас... как это называют на фронте? Артподготовка?
       Три телефона наперебой захлебываются звоном. Пока работают - рукотворное счастье, телефонный узел тихо взяли под утро, еще до взрывов. Виктория Павловна управляет ими, гекатонхейрам подобна, а место вчерашнего хозяина этих апартаментов пустует.
       - Его губернатор вызвал.
      
       ***
       В городе стояли столбы дыма, за окнами порой резко щелкало... если слышно, значит, почти рядом с Таврическим; надо же, едва не половину наличных сил стянули на охрану складов, звонили телефоны, бегали люди - "сорок тысяч одних курьеров", - ругался начальник канцелярии, все срочно в посыльные записались... никто ничего не понимал, а Петру Константиновичу приспичило отыскать не доехавший до места назначения вычислительный центр.
       Да что тут искать, - думал секретарь, - принял кто-то колонну за продовольственную, и пиши пропало. Или Владимир Антонович, умный человек, догадался и дернул куда-нибудь из города вовсе, к тем же военным под крыло. Или сидят где-нибудь на окраине, нос высунуть боятся.
       На звонок, однако, старое здание ответило. Раздражительная дама представилась Викторией Павловной, заведующей управленческой частью. Она же и сообщила, что Владимир Антонович как раз уехал в Таврический, где и должен оказаться в ближайшее время с поправками на погоду и положение в городе. То есть от получаса до Страшного Суда, добавил от себя секретарь. На том конце провода вздохнули и согласились.
       Господин директор неизвестно чего, однако, по своему обыкновению, выбрал из двух вариантов третий - он возник в приемной ровно через двадцать минут, и это с поправкой на необходимость пристроить где-то мелкотравчатый лабораторный грузовичок и оставить пальто в гардеробной. И был немедля отправлен в святая святых, ибо секретарь надеялся, что господин генерал-губернатор устроит скандал, получит встречный, успокоится и станет доступен голосу разума в лице жандармского корпуса.
       Явление доктора Рыжего и едва слышный из-за дверей начальственный рык и крик как-то успокаивали. Казалось, что вот, разразится начальственная гроза, и станет все по-старому - ну, хотя бы так, как было вчера.
       В этот раз щелкнуло совсем громко - не то под самым окном, не то уже в здании... впрочем, бензин нынче скверный - может, у кого-то выхлоп икнул...
       А господин директор уже стоял у стола и не по-хорошему внимательно смотрел на секретаря.
       - Идите домой, Павел Семенович, - сказал он. - Идите, запритесь и не выходите, по меньшей мере, сутки. Впрочем, если у вас есть надежное место поближе, лучше туда. Улицы сейчас не безопасны. Хотя менее опасны, чем дворец.
       Тот хлопок, очень громкий хлопок, он не под окном...
       - З-зачем вы его убили? - спросил секретарь, и трижды проклял себя, тут же, сразу, на месте. Ведь можно было притвориться, что он ничего не понял, а теперь точно застрелит: свидетель, тревогу поднять может.
       - Долго объяснять, - пожал плечами Рыжий и двинулся к выходу. - Вы идите домой, Павел Семенович, часа через два уж поздно будет.
       - Спасибо, - механически отозвался секретарь и отпустил наконец большую кнопку под крышкой стола. Кажется, она была красной и точно электрической, а свет в Таврическом не отключали с Той Зимы.
       Он снял со стены список внутренних номеров и обзвонил всех, от бухгалтерии до гаража, аккуратно ставя галочки. И всем говорил одно и то же: Петр Константинович убит, в городе мятеж, директор Рыжий сказал всем идти домой.
       Ни шума, ни стрельбы за это время он не слышал. Впрочем, сторож гардеробной потом объяснил ему, что шума и не было, а просто на верхней лестнице столкнулся Владимир Антонович с господином Парфеновым и его людьми - и ушел с ними.
      
       ***
       Нурназарову очень хотелось вписать в будущий протокол: "Подследственный вел себя дерзко, бился головою о мебель и присутствующих", - но подследственный не бился ни обо что, а просто раскачивался на казенном стуле, и что-то в его манерах заставляло ожидать блатной истерики. С истинным, а не анекдотичным биением головой обо что попало, а особенно именно о мебель.
       Не дело, а сказка: взят с поличным на месте преступления. Убил господина генерал-губернатора из вверенного ввиду занимаемой гражданином Рыжим должности оружия. Год назад можно было бы не церемониться, а там же, на заднем дворе, и расстрелять - но Евгений Илларионович беззакония не позволял.
       - Итак, гражданин Рыжий... он же Мацюк Игорь Максимович; кстати, а почему вы имя из настоящей вашей метрики не взяли?
       - Вам это действительно интересно? - удивился подследственный. - Потому что это не мое имя. Я бы на него даже откликаться не смог, не запоминалось.
       Доброжелателен был подследственный несказанно. И проявлял всяческую готовность сотрудничать. Только отчего-то казалось, что сейчас поедет стена, и полезут в казенное помещение какие-нибудь полукартонные, но кровожадные динозавры из третьеразрядного хоррёра серии Б. Или откроет не Игорь не Максимович не Мацюк рот - и провалится сам в себя, оставив на стуле влажный красный комок вывернутой плоти.
       Изрядно скверное вышло дело на Урале в 1988 году: внук горнопромышленника, единственный наследник хозяина края, нашел себе бедную мещаночку-сиротку, прижил с нею сына, с дедом рассорился, из дому ушел, она от неудачной операции в больнице для бедных померла, а он вскоре под машину попал. Зачин бульварного романа, да и только. Вот только дед "ублюдка" не в приют, не в монастырь определил, а просто на улицу, в декабре месяце. В феврале мальчишка неведомыми судьбами всплыл в Питере на вокзале, розыск не удался. Потом уже, когда и Акинфиев отдал концы, и начальник полиции Екатеринбурга в отставку ушел, дело получило ход. Десять лет спустя. Еще один роман. Герой романов, Оливер Твист Уральский, на этом скверном деле в Демидовский приют попал, а потом получил губернаторскую стипендию в университете.
       Теперь такими сиротами, без всякого Диккенса, пруд прудить не получится, потому что мрут они слишком быстро. А тогда была история. Дорожка, впрочем, оказалась не по Диккенсу кривой и свилась в петлю.
       - Что вы можете заявить по существу дела?
       - Ничего. Разве что... вы рабочий стол покойного проверили?
       - Какое это имеет отношение к обвинению?
       - К обвинению - ни малейшего, к процедуре - прямое.
       И вот так вот - четыре часа кряду, все отпущенное на непрерывный допрос время. Светская беседа, намеки и шуточки. Подследственный морщился, когда Нурназаров курил, зато с удовольствием пил со следователем несладкий чай, говорил о чем угодно, и все вопросы обо всем, кроме убийства губернатора, соскальзывали с него, как вода с гуся. Пришел, увидел, застрелил.
       Далее по процедуре полагалось сделать перерыв на час. Рустама ждал обед, Рыжего, что забавно, тоже - по той же процедуре. Кухня в особняке на Очаковской была одна, арестантов, кроме сегодняшнего, не содержалось - все задержанные на улицах поступали не в главное здание, а в фильтрационный центр при казармах, где и надежнее, и медики под рукой. Вряд ли бы кто-то стал бы готовить для Рыжего отдельную баланду. Так вместе и обедали; Нурназаров, впрочем, заставил подписать, что подследственный против нарушения процедуры возражений не имеет. Адвокаты в Петербурге до сих пор не вымерли; хорошему юристу даже нынешний мятеж не помешает.
       Подследственный ел с аппетитом, возражений не имел и даже извинился перед Нурназаровым за давешнюю сцену, пояснив, что очень уж был тогда расстроен, а потому далек от мысли о том, что следователю тоже пришлось несладко.
       Рустам не переспрашивал; просто догадался: Рыжий знал о том, что следователь слышит учиняемый скандал. Стервец...
       После обеда - на диво хорошего, где уж там кухня разжилась курятиной, черт ее ведает, но сюрприз вышел приятный, - продолжили допрос. Точнее, чаепитие со взаимными измывательствами. Никакого Канонира подследственный никогда не встречал: тот его на семь лет старше, какие тут друзья по приюту, а откуда кличку слышал - так, слава Богу, вся страна знает, кто это есть таков, а у господина директора ВЦ память на цифры профессиональная. Что там покойная Блюм, она же - Берлянская, в свободное время делала - ее заботы. В РСП отродясь не состоял. В университете состоял в социал-демократической партии, вышел, когда партия была распущена после запрета. Убеждения? Логистик.
       - Вы правда в приюте кого-то убили?
       - На этого несчастного упала сосулька.
       - Сама упала?
       - Под воздействием силы тяготения. Я только подобрал славу.
       Преступный мир Петербурга? Кто же по нынешним временам не имеет к нему касательства? Заказывал запчасти, лекарства - было дело, но имен и кличек не помню, да и лица у них у всех такие одинаковые... и какая ж разница; что, сначала - расстрел за убийство губернатора, а потом - повешение за спекуляцию?
       Объяснять подследственному, что, если он не солгал, командир дивизиона теперь имеет право не только карать, но и миловать за сотрудничество, было пока бессмысленно. Рано. Не осознал еще. Рустам все равно попробовал - и, конечно же, не получил ничего, кроме вежливого недоумения: в чем сотрудничать? Вы хотите, чтобы я выдумывал? И так далее, далее, далее. До семи часов вплоть. Секретарь уж и авторучку колпачком закрыл, чтоб не сохла: зачем, ничего нового.
       И когда - как в тошнотворной пригородной песне - в таверне распахнулись двери, и в помещение вкатился, подпрыгивая, Евгений Илларионович, Рустам обрадовался. Поражение там, не поражение, а вот сейчас эту обузу снимут с его шеи - и что-нибудь с Рыжим решат. И если губернатор перед смертью и правда подписал указ о введении чрезвычайного положения, и эта сволочь его не порвала, то, возможно, больше и сталкиваться не придется.
       Самое неприятное тут - Нурназаров, кажется, знал, нащупал способ расколоть Рыжего, как мелкий орех. Три дня ареста он работал по двадцать часов, хотел знать все. Оказалось, не сообразил главного: как иметь дело со скользкой тварью мирно. Если бы разрешили немирно! Но распоряжений не было. И ведь никаких особых мер и недозволенного на Очаковской рукоприкладства не нужно, не поможет. Вот меры вполне разрешенные, процедурой допускаемые - при несговорчивости подследственного одиночное заключение в условиях пониженного удобства, - сработали бы; Рустам с утра докладывал Евгению Илларионовичу, что по душу Рыжего и карцера хватит... и ответа не получил.
       А Евгений Илларионович прошелся кругом, заглянул в протокол искоса, оценил диспозицию...
       - Значит, убили вы, голубчик, своего благодетеля и кормильца, уготовили себе место в Коците, а рассказывать об этом черном деле не хотите. От стыда, конечно же. Понимаю... Что ж. Переночуйте у нас, а потом мы как-нибудь поговорим.
       - Вообще-то, - и голос у Рыжего стал другим, очень спокойным, - Ваше Высокопревосходительство, мы можем поговорить и сейчас. О сути ваших сегодняшних... треволнений.
       - Нет, Владимир Антонович, не стану я сейчас с вами разговаривать. Я не сомневаюсь, что вы - человек здравый и понимали, что из здания можете и не выйти. Так что у вас для меня наверняка не менее трех "легенд" слоями заготовлено, одна интересней другой. А у меня, уж простите, по сегодняшнему концерту разбираться с ними сил нет и времени. И убеждать вас говорить правду я не буду. Вы себя лучше моего убедите.
       Сам на кнопку вызова конвоя нажал, дождался, распорядился:
       - В сто первую.
       - Евгений Илларионович, - чавкнул челюстью амбал-унтер, - там... непорядок и света нет.
       - Вот и замечательно, - Парфенов покивал.
       Нурназарову стало как-то не по себе. То ли шесть стаканов жидкого чая вдруг запросились наружу, то ли недолеченная простуда заскребла в горле.
       - Евгений Илларионович, - смелый какой унтер, - а если он что сделает?
       - А вы ему руки зафиксируйте, - улыбается Парфенов. - Только уж прошу вас, аккуратно, чтобы не натирало и все такое прочее.
       - У вас ведь в кабинете обычно стенографист сидит, - сказал, вставая, Рыжий.
       - Да, Владимир Антонович, а что?
       - А нельзя ли его в коридоре на ночь разместить?
       - Господи, зачем?
       - Узнает много нового.
      
       ***
       Человек, стоявший у края дорожки, был одет тепло и удобно. Самодельная маска, впрочем, сшитая очень аккуратно, была сдвинута под воротник. Один из математиков, старший там. Штолле, он же посредник Рыжего, Зайцев его за счетовода принял...
       - Доброе утро. Если это возможно, господин подполковник, я бы хотел поехать с вами в город. Я неплохой связист и шифровальщик, и я делал ваши коммуникационные системы.
       - Зачем?
       - Видите ли, господин директор, наш директор, перед отъездом оставил мне свои наброски по одной научной проблеме, весьма интересные. Но, как всегда с ним бывает, с пробелами в самых важных местах. Если я не найду его сейчас, мы вряд ли в обозримое время обсудим этот вопрос.
       - Почему?
       - Я слышал о людях, успешно вызывавших дух Наполеона... но, по-моему, мало-мальски приличные математики не являлись ни к кому.
       "Что за бред, Господи!" - мысленно застонал Ульянов. Он уже был не здесь - на темной ночной дороге к городу, в командирской машине, на своем месте, а тут - духи математиков, научные проблемы!.. и правда ведь: самые толковые из штатских - это все равно черт знает что. Вспомнилось из детства, из Куприна: "Терпеть я штатских не могу, и называю их шпаками, и даже бабушка моя их бьет по морде башмаками!"
       Дошло - секундами позже, слава Богу, он молчал эти секунды, таращась на ученого, как бульдог на левиафана. Этот Штолле делал систему связи. Уже хорошо, потому что проверка проверкой... и что там эта сволочь Рыжий себе позволяет выдумывать? Договорились же!
       - При чем тут Наполеон? - спросил он, уже отчасти понимая, при чем.
       - При том, что он мертв, - спокойно ответил математик. - И в этом нет никаких сомнений.
       На случай гибели доктора Рыжего до входа в город частей регулярной армии у подполковника Ульянова было достаточно других контактов - целый чертов Комитет, с которым еще предстояло познакомиться лично, найти общий язык, разделить сферы влияния. Рабочие, левые и прочие народные лидеры - а, впрочем, не военному, затеявшему захват города, воротить нос от всего-то экстремистов, террористов, бомбистов, социалистов, пропагандистов, пацифистов... и прочих артистов-баянистов.
       Так что можно было бы и порадоваться. Ульянов посмотрел через плечо - направо и вверх, на длинный одноэтажный дом с горящими окнами. Белый дым подпирал столбами черное небо.
       - Идите к штабс-капитану Зайцеву. Скажите - я приказал.
      
       ***
       Рустам работал до двух ночи: все равно выходить из здания Парфенов запретил. Ждали бронированную машину до казарм, но она все задерживалась. Снаружи стреляли, взрывали, кричали - вакханалия как началась на заре, так и не унялась после заката. Напротив, кажется, набирала обороты. Нурназарову было все равно, хотя городские беспорядки - забота жандармерии. Он еще не вжился в свою новую роль, не считал, что мятеж и его касается. Вот расколоть все-таки Рыжего, предъявить ему убедительные доказательства, надежные улики, добиться признания, выйти на Лихарева с настоящим составом - другое дело. Вопрос чести, в конце концов.
       Наверное, он немножко спятил. Тут мятеж, восстание, переворот, погром, поджоги, взрывы, - а Нурназаров ищет подходы и способы. Один на всем этаже, набросив на плечи пальто, то выписывал, то закапывался в папки; а на душе скребли кошки. С утра он примчался к Парфенову с идеей, такой простой и очевидной: Рыжий не любит темноты и пуще того - одиночества. Чем ломать об него казенную мебель, проще засадить в карцер. О том, что такое сто первая камера, он узнал уже после - узкий бетонный пенал без отопления, можно сидеть, можно даже лечь, если жить надоело, учитывая наружные ночные -34. Летом тоже не сахар. Туда за последние годы никого и не сажали, вот и лампу перегоревшую не сменили.
       Холод, одиночество и темнота, значит?..
       Обнаружили это в приюте, сразу. Оставшись один без света, найденыш сначала кричал, потом начал задыхаться - и едва не умер. Так же боялся мороза. Несколько лет спустя его удалось расспросить, и выяснилось, что воспитанник ничего не помнит, только знает - не помнит, а знает, что сначала была собака, а потом они ее убили - а что уж там такого страшного случилось с ним в холодной темноте, Бог разберет. Может, ничего страшней самих холода и темноты, много ли двухлетке надо? К подростковому возрасту страх пропал - так говорила медицинская карта, а вот Рустам думал, что Рыжий просто научился лучше прятаться.
       И мнение это высказал. Так что нынешняя сто первая была делом его длинного языка.
       Нурназаров спустился вниз, в подвал, осмотрелся, ища сходство и различия с привычным. Слепая кафельная стена, вымытая до блеска, напротив - ряд тяжелых дверей с глазками, немного, всего шесть. Пахнет хлорной известью, пылью, холодом. Не скажешь, что обжитое заведение. У двери - рядовой навытяжку, над ним болтает ретранслятор, в тупичке - стол, за ним - давешний мордатый унтер, перед ним - стакан с чаем, посередине на стуле - регистратор, которого Рустам видел с утра в кабинете Парфенова. И день, и ночь на службе...
       Звук догнал не сразу. Ретранслятор, что-то звучно декламировавший (вот диво-то, кто же ночью радиоспектакли транслирует нынче?), поперхнулся, протянул "м-мнэ-э..." Вот этот голос, в отличие от гладкой речи чтеца, Нурназаров узнал.
       - Даже так? - спросил кого-то Рыжий, - Ну ладно. "Он говорит: "Под окошком двор в колючих кошках, в мертвой траве, не разберешься, который век. А век поджидает на мостовой, сосредоточен, как часовой. Иди - и не бойся с ним рядом встать. Твое одиночество веку под стать. Оглянешься - а вокруг враги; руки протянешь - и нет друзей; но если он скажет: "Солги", - солги. Но если он скажет: "Убей", - убей". Мнэ-э... "А когда уплывем и утонем, поглядим, удивленно привстав, что там птицы клюют на бетоне и на прочих пустынных местах." "Улетает птица с дуба, ищет мяса для детей, провидение же грубо преподносит ей червей"... Не оттуда. Едем дальше. "Мы уходим сквозь туман, тень в тень, след в след, мы последний караван, никого за нами нет..." Романтики. "Как будто страшной песенки весёленький припев - идёт по шаткой лесенке, разлуку одолев. Не я к нему, а он ко мне - и голуби в окне... И двор в плюще, и ты в плаще по слову моему. Не он ко мне, а я к нему - во тьму, во тьму, во тьму".
       - И давно этот концерт? - поинтересовался Нурназаров.
       - Четвертый час пошел. Они, видно, речи читать привычные... - откликнулся регистратор, приникая к планшету. - Седьмой лист, господин следователь!.. Иное даже и ничего.
       Во тьму, во тьму, во тьму...
       - Переведите его в обычную камеру, - велел Рустам.
       - Простите, господин следователь, не могу. - Унтер медленно встал и так же медленно вытянулся во фрунт. - Права не имею. Его Высокопревосходительства приказ. Если он отменит, тогда с радостью.
       - "Шагами измеряют пашни, а саблей - тело человеческое. Но вещи измеряют вилкой", - сказал ретранслятор и добавил: - А ничего.
       - Но если он скажет: "Убей"... Кгхм, - прокашлялся Нурназаров. - У вас соображение есть? Там сколько сейчас градусов? Если он к утру окочурится, Его Высокопревосходительство вас что, поблагодарит? Вы российская жандармерия или кто - банда, лавочку грабящая?! Вы его еще водой облейте, что ли?
       - Ну, вы же слышите, - подал голос регистратор. - Он меня замучает еще. Господин следователь, вы позволите?
       - Слушаю.
       - Вы у нас недавно. Евгений Илларионович, он... он того, о чем вы думаете, даже во времена чрезвычайного положения не допускал. О нас много говорят, но все, простите, врут. И стенографисты, а раньше запись - они как раз, чтобы ничего такого. И приказ у нас на эту ночь - если что случится, открывать немедленно и к врачу. И ретранслятор этот - двусторонний.
       "Господи, - подумал Рустам, - а ведь сейчас этот сволочной поэт решит, что мы тут специально для него сценку разыгрываем..."
       Хотелось провалиться сквозь землю, или устроить скандал и драку, или как-то еще повести себя, чтобы потом не было стыдно. Лицо горело, словно стоял у печки, у домны... Вся троица смотрела на следователя с достоинством и сочувствием. "Евгений Илларионович не допускал", видите ли - и правда же, весь город знал, что ни взяток, ни пыток, ни подтасовок... пулю в затылок, веревку на шею, были галстуки столыпинские, стали в Питере парфеновские, да - но никакого произвола, все по закону, не больше разрешенного в чрезвычайное положение...
       - Ну, хорошо, - развернулся он на каблуках. - Будет вам... приказ!
       Вылетел вон, чувствуя себя не только чужаком и малолеткой, в тридцать два-то года! - клоуном.
       И провожал его ретранслятор издевательским и почему-то знакомым: "Ты - жаровня, что быстро гаснет в зимнюю стужу. Так нужна ли ты мужу? Ты - худая ограда, не защита от хлада, так кому тебя надо? Ты - чертоги, чьи своды рухнут в близкие годы и завалят все входы".
      
       ***
       - Это - к вам, Андрей Ефремыч! - закрыв глаза, на звук, так и представляешь себе пьяненького, щербато-улыбчивого фабричного паренька с автоматом устаревшей модели в мозолистых руках. На самом деле глумливый тенорок принадлежит грузину аристократической внешности, начальнику охраны. А голос - бывает, природа скверно шутит. - Из жандармерии!
       Реформатский нехотя разлепил слезящиеся от табачного дыма глаза и узрел пред собою человека средних лет, среднеазиатской внешности, в теплой "полярной" куртке казенного кроя, а в остальном - совершенно штатского. С завернутыми руками и крайним возмущением на импозантном лице. Доктор кивнул, и гостя отпустили.
       - Вы и правда из жандармерии?
       - Прямо оттуда. Вы... никого не потеряли?
       - Нет. Мы никого не потеряли. У нас кое-кого арестовали. Только не говорите мне, пожалуйста, что вам дали этот адрес.
       - Не буду, - скривился не то кипчак, не то туркмен. - Я сюда сначала позвонил. И когда сняли трубку, решил, что правильно догадался.
       - Зураб... - тут даже уточнять, в чем дело, не надо - Эристов сам разберется насчет телефона. - С гостем я побеседую.
       Когда Реформатский дослушал историю незадачливого полужандарма (служба в полиции, перевод, дело Рыжего, ценное предложение, ссора с охраной, поиски Парфенова по городу, озверение, явление к мятежникам), у него остался только один вопрос, и он немедленно был задан:
       - Скажите, Рустам Умурбекович - и часто с вами такое случается, что вот если что не по-вашему, то любой ценой надо сделать по-своему?
       - Н-нет... - Следователь смотрел на доктора так, как будто тот отрастил одновременно девять голов, рога и блудницу Вавилонскую на спине.
       - Доктор Рыжий просил вас о помощи? - Тот при необходимости мог быть не гвоздем в сиденье, а таким невинным ангелом или брошенным котенком, что из сфинксов на канале выжал бы слезу.
       - Нет, я... сам. - В карих глазах азиата еще поблескивали огни ночных залпов, пожаров и взрывов. Удачливый какой человек, прошел через все нынешнее без царапинки... запыхался только.
       - Понятно. - Проклятый город, проклятая зима, авитаминоз, усталость. - Вы подумали, каковы могут быть последствия вашего визита сюда? Практические последствия?
       Смугловатый, желтоватый, бровастый человек на глазах потухал, оседал в кресле, сворачивался внутрь себя. Понимание тащило за собой острый стыд: впал в раж, помчался очертя голову, не разбирая средств - лишь бы прекратить нестерпимое для себя, именно для себя положение дел. Несчастный пленник тут - не предмет заботы, а символ. Вот и хорошо, вот и замечательно: ни водой отливать не надо, ни лекарства тратить.
       - Вас мы, конечно, отпустить не можем. Но вопрос на обсуждение поставим немедленно, вы не беспокойтесь. Отдыхайте пока. Я свет выключу, с вашего позволения, а вы посидите с полчасика тихонько...
       - Я... - выдыхает следователь.
       - Я же сказал, не беспокойтесь, Рустам Умурбекович. Здесь собрались относительно разумные люди. Все неразумные - на улицах или у вас.
       Недожандарм явился удивительно вовремя - в без четверти пять, а на пять было назначено очередное заседание, они шли каждые три часа. О том, что господин директор арестован жандармерией в Таврическом, в Комитете узнали еще днем, часов около трех, как и об удачном покушении на губернатора. Великовозрастное дитя степей, пребывающее в такой ажитации, почти ничего нового не сообщило. Условия, конечно, не сахар, особенно для Рыжего - но вряд ли он не предполагал, что нарвется на усиленные меры.
       - К нам поступило предложение, - сказал Реформатский. - Воспользовавшись помощью господина Нурназарова, взять особняк на Очаковской штурмом и освободить нашего товарища. Прошу высказываться.
       - Провокация!
       - Бред какой-то!
       - Нет, мы должны...
       - Вы сами-то как оцениваете этого...
       - Вполне адекватный информатор в состоянии нервного срыва. Это у него Ромашка из окна выпрыгнула. Какая-то недолеченная инфекция, плюс недосып, плюс кризис. Будь он в адекватном состоянии, конечно, сюда бы не пришел. Но не врет. Вот проследить за ним могли. В теории. На практике - вряд ли.
       - Штурм управления - это жертвы. Хотя, если получится, мы оттянем на себя основные силы жандармерии. - Виктория Павловна, рассудительная авантюристка...
       - Четыре часа до момента "Х", - напомнил Реформатский. - Мы не только оттянем силы, - а они должны по плану быть распылены в городе. Мы еще и спровоцируем сражение между армией и жандармерией.
       - Это если мы не управимся быстро. Налететь, вломиться, взять, уйти - и пусть они бегают туда-сюда-обратно, как Нельсон за Наполеоном. - Анатолий.
       - Хорошая идея.
       - А вот это - дело...
       Люди, сидящие за столом, загудели рассветным ульем, готовящимся к вылету. Андрей Ефремович оглядел комнату, споткнулся взглядом на особо воодушевленных лицах, поскреб в бороде.
       - Что ж. Вынужден от имени Канонира наложить на эту акцию вето.
       - Основания? - Виктория Павловна спрашивает вполне искренне - если есть причины, она готова их рассматривать.
       - Прямой приказ. "Все, что может поставить под угрозу согласованный ход операции". Дословно.
      
       ***
       Отработать две смены подряд - не подвиг, но почти нарушение устава. Явиться на место службы отрабатывать третью - бессмысленное вспышкопускательство даже в дни беспорядков. Прикажут - будешь работать, не прикажут - отдыхай, как положено. Регистратор в 8 утра предстал пред налитыми кровью очами вернувшегося высокого начальства и кладет на стол семнадцать листов протокола. Прибегать к стенографии и потом расшифровывать записи не пришлось: подследственный читал громко и отчетливо, можно было сразу писать набело.
       Евгений Илларионович весело удивился, пошутил, мол, не признательные ли то показания, потом пролистал, присвистнул. Волосы влажными после умывания руками пригладил, потом на регистратора прищурился: разглядел окончательно.
       - Вы, - говорит, - зачем же это все еще здесь?
       - Так ведь сменяющего-то нет...
       - Ну, тогда пойдемте, работать будем - и давайте, кстати, сюда этого пиита срочно. Вот вы, наверное, наслушались-то, на всю жизнь рифму возненавидите...
       Хороший человек Евгений Илларионович, и начальник хороший, понимает, что и стенографисту тоже любопытно знать, чем это дело закончится - опять же, всю ночь слушал.
       - Он и не охрип почти. Но оно не страшное. И красивого много есть.
       "Ты не ходи туда, не ходи туда, там впереди февраль, позади вода, летом на лед наслаивается лед, было как дома, было наоборот..."
       Только все урывками, так и хочется дописать, закончить. Но этого начальству, даже самому лучшему, знать не следует.
       - Да, - кивает его высокопревосходительство, - вот тут хорошо. "Мы живем, под собою не чуя страны, наши речи на десять шагов не слышны"... Так ведь и есть.
       А дальше там: "Что за ерунда? Опять сбился?.." Так и остались две строчки.
       Пиит, он же стихотворец, за ночь если только с лица спал, да щетиной оброс, да инеем слегка покрылся - по волосам, по плечам, а так - хоть бы что. Злой, как страус, и такой же наглый; на стакан глянул - словно плюнул: ни спасибо, ни пожалуйста. Впрочем, и когда к стулу прификсировали, не возразил.
       - Доброе утро, Владимир Антонович. Как спалось, не спрашиваю - доложили уже.
       - Вы меня, Евгений Илларионович, разочаровали, - напоказ вздохнул Рыжий. - У вас в этом карцере пыли - как на лунной поверхности. Туда нога человека до моей не ступала года два, все слежаться успело. И это с учетом прошлого чрезвычайного положения. Я вас этими сведениями теперь шантажировать могу. Вы изобличены как гуманист. Вердикт окончательный и обжалованию не подлежит.
       - Знаете, Владимир Антонович, пришел как-то уважаемый гость в ресторан и спрашивает: "Нет ли у вас в меню дикой утки?", - а ему официант и отвечает... - Генерал-майор не закончил, улыбку свернул, как это он умеет, когда сильно сердится. - А теперь хватит валять дурака. Где Штолле? Где Анна Павловская?
       - А что вы с ними собираетесь делать? - рассмеялся Рыжий. - Посадите в соседнюю камеру? На предмет давления? Вас ведь на большее не хватит. Пальцем ведь не тронете.
       - Ну что вы, я просто хочу удостовериться, что вы им не оказали никакого милосердия. Значит, не оказали, и на том спасибо. Теперь извольте сообщить, как связаться с Лихаревым, и можете катиться отсюда на все четыре стороны.
       - "Свободно в этом мире милосердье"... Впрочем, ладно. Это разговор. Дело. Вчера бы так. Зачем вам Лихарев?
       - Мне не нужно, чтобы вы сдавали мне Лихарева. Я хочу знать, что происходит, где он и как с ним связаться.
       Стихотворец дернул плечом, голову опустил, вдохнул, выдохнул шумно...
       - Евгений Илларионович, я же связью и занимался. А вооруженное восстание - дело такое... Тем более, что вы меня так любезно предупредили, что я под прожекторами. Дважды предупредили. Конечно, мы приняли меры на случай моей смерти или ареста. С учетом того, что я не железный и слабых мест у меня более чем достаточно. А вы меня подмели на втором шаге. Так что я, честно, не имею ни малейшего представления, какой именно план пошел, в каком виде, кто сейчас где, какие идут частоты и позывные - и что теперь будет. А с Лихаревым связаться проще простого, только вам это совершенно не поможет.
       - Это уж позвольте мне решать, - а почему?
       - А думать вы в этой жизни никогда не пробовали?
       Евгений Илларионович воротник поправил, - только пальцы порхнули, - и спросил:
       - Что вы с ним сделали?
       - Ничего. Похоронил.
       - Когда?
       - Когда он выпал из окна, решив, что умеет летать. В две тысячи четвертом.
       Регистратор от изумления скривил строку, поднял голову. Вот сидит, понимаете ли, этот поэт-полуторастрочник, молодой человек приличной наружности... и получается, что ему, именно ему мы обязаны известными всем событиями. И еще выкаблучивается, выделывается!..
       Это Евгений Илларионович - человек порядочный до предела, русский дворянин, офицер... а мы люди простые. Только за войну с желтухой - так и вбил бы в пол! А за нынешнее?!
       - Теперь понятно, почему с карцером промашка вышла. Признаю себя дураком, - развел руками генерал-майор.
       - Ну, это вы просто рано прервались, - усмехнулся единственный Лихарев, какой вообще был. - Рано или поздно у меня бы стихи кончились. Или голос. Правда, есть хороший шанс, что я бы у вас там спятил, - а с сумасшедшего много не возьмешь, - но мог и потечь, не исключаю. Теперь уже не узнаем, не так ли?
       - Ну отчего же... - Евгений Илларионович обычно, когда сам допрос ведет, то и бумаги смотрит, и на звонки отвечает, и приказы подписывает - а все равно все поют соловьями; а тут сидит, смотрит озадаченно. - Хотя и не знаю, чем вас, с таким грузом на совести, можно напугать, если вы до сих пор живы. Не подскажете?
       Тут в воздухе что-то хрустнуло, но что это было, регистратор сказать не мог.
       - Охотно подскажу, любезнейший Евгений Илларионович! - откликнулась сколопендра. Если бы ему руки за спиной не зафиксировали, скрестил бы на груди, как Бонапарт. - Вы интересовались, где там Анна? У подполковника Ульянова. Вы ее у него заберите и начните обрабатывать. Для начала - побои, осторожнее только, с беременными надо осторожнее. Я еще как-нибудь стерплю, а Аня, тем более, будет упираться - ничего не говори, не поддавайся. Подруга декабриста... Потом можно взять паяльник. Вы умеете использовать паяльник - по второму назначению? Я вас научу, не беспокойтесь. Но вы вот что... вы заранее озаботьтесь крысами. Мешком крыс. Раньше бы сказал, голодных - теперь сойдут любые. Она крыс боится - смешно, а? - и зашелся настолько мерзким смехом, что регистратора чуть не стошнило на протокол. - Нурназарова вашего можете привлечь как консультанта. Он вам про урочьи методы много может рассказать - они весьма изобретательны. Кстати, тот же паяльник вовсе не обязательно сразу засовывать туда, куда вы подумали... вернее, можно, но это перевод продукта. Сначала, как минимум, нужно подержать его перед глазами... один, потом другой. Слепые чувствуют себя куда беспомощней зрячих... больше боятся.
       Тут Евгению Илларионовичу решительно и бесповоротно надоело все это непотребство терпеть. Наконец-то. Регистратор пососал кончик ручки, полюбовался, как замечательно мир переворачивается с головы на ноги, обретает устойчивость и порядок - короче, как это у поэта, сустав вправляется, - и вывел: "Допрашиваемому сделано замечание о недопустимости подобного поведения".
       Очень хорошо у его высокопревосходительства получалось замечания делать: он в управлении лет десять подряд состязания по боксу и вольной борьбе выигрывал. Просто праздник души какой-то. Разве что звука не хватало, только выдохи короткие. Только тут зазвонил телефон - Евгений Илларионович трубку поднял, послушал, рявкнул: "Какие танки? Армия? Ульянов?" - и трубку на стол выронил. Бросил:
       - Закончите тут! - и наружу выбежал, даже дверью хлопнул, против обыкновения.
       Регистратор вызвал конвой, показал им на недобитую грушу, велел забрать. Спросили - куда, он подумал и ответил: да откуда взяли. Не возразил никто.
      
       ***
       Города едят время. Большие города едят его, плотно набивая серые щербатые рты, растягивая губы, покрытые трещинами улиц. Жадно чавкают. Петербург оставался очень большим городом даже после войны, желтухи, тифа, исхода, голода. Штабс-капитану Зайцеву казалось, что северная столица просто засосала их войска и теперь, урча, переваривает со всем отпущенным Господом временем. Без четверти три. Как сказал бы подполковник - стрелки сели на шпагат.
       С округом вышло даже лучше, чем думалось. О чем уж там Ульянов говорил с начальством, Зайцев не знал, только после доклада сделался подполковник заместителем командующего Северо-Западным военным округом и старшим по операции, с базы выехал уже не замом, а временно исполняющим обязанности, а городскую черту пересек - командующим. Положенное время между приказами выдержали до минуты. Вот вам и казус. Московское правительство из военных мало кто признал, но до сих пор даже в Сибири командующие округами наследников себе не назначали. Передача власти по прямой. Прецедент.
       Коммуникаторы работали безупречно, Комитет был сговорчив и толков, люд разбойный при виде тяжелой техники разбегался, а люд рабочий встречал радостно, жандармерия сопротивлялась неохотно, недолго, как бы для порядка. Ульянов взял этот город, взрезал ножом, словно пирог, - а город взял его людей и технику и сделал начинкой. В без четверти три Зайцев вышел из бронемашины навстречу людям, знакомым по голосам.
       Он редко пытался угадать внешность по голосу или профессию по внешности. Слишком большой простор для ошибок. Человек, которого Зайцев некогда принял за воровского бухгалтера, оказался математиком, очень хорошим связистом, и, как выяснилось, тоже фронтовиком. Просто протез ступни ему делали в университетской мастерской - и подогнали так, что, не зная, не догадаешься. Но люди на перекрестке были похожи на свои голоса: огромный бородатый человек лет сорока, и действительно явно медицинского вида, и женщина, напоминавшая всех птиц сразу, - между прочим, будущий министр труда в будущем правительстве, помилуй нас всех, Боже, потому что эта дама не помилует никого...
       Люди за их спинами, носилки... Парфенова, по словам комитетчиков, крепко контузило, когда полтора часа назад его "Лягушка" подорвалась на радиоуправляемой мине-ловушке. Снег - отличное маскировочное средство, а тактика уличных боев сильно изменилась с 1905, благословенного, года. Это генеральный штаб ничему не учился, а радикалы наши вовсю осваивали немецкий и южноамериканский опыт, невооруженным глазом видно... Зайцев сильно подозревал, что часть плана кампании была рассчитана как раз на то, чтобы показать армейским: им не стоит ссориться с нынешними союзниками. Не по карману выйдет. Что ж, если они продолжат, как начали, никто и не подумает о разводе.
       А определяться начнем сейчас.
       Подполковник всегда посылал Зайцева туда, куда потом должен был пойти сам. Как зонд, как передовую машину. Если ее накроет огнем, это тоже многое скажет. Зайцев не обижался - он любил свою работу.
       - Прежде чем я приму у вас пленных, - сказал он, обращаясь к обоим, - если вы намерены наводить порядок в городе, вам сразу же станет тесно. Начинайте думать - что для вас занять.
      
       ***
       - Занимаете, простите, вы, а мы... - начала Виктория Павловна. Из-за краснолицего военного с расплывчатыми чертами - ожог, старый, степень небольшая, но на все лицо, - выдвинулся кто-то в полушубке с высоким воротом.
       - Для начала вы все так или иначе занимаете здание лаборатории. - Реформатский узнал его по голосу: заместитель директора, из немцев.
       - Здание вам зачем? Тоже вывезете на юг? В кармане? - спросил военный.
       Виктория Павловна спросила: "Куда?", заместитель: "Кто?", а сам Реформатский: "Вы о чем?" Все смешалось во дворе Петроградского университета, а потом размазалось по машинам и стенам, вместе с грязным снегом, пролитой соляркой и обрывками горелой бумаги.
       - Я о том, что здание принадлежит лаборатории. И заведует им - как и лабораторией - доктор Рыжий. И вопросы эти следует решать ему. Так что мне хотелось бы его видеть.
       Слов "если он, конечно, жив" немец не произнес. Возможно, из деликатности. Игру в загадки безо всякой деликатности прервали басовитый рев и рвущий нервы треск льда, раздираемого армированными покрышками, а секунд через пять - и залп снега из-под оных. Дверь распахнулась, с пассажирского сиденья спрыгнул любитель рискованной езды. Медведь в зимней маскировочной форме. Полярный медведь: бело-серо-голубой, в разводах. Обменялся какими-то масонскими жестами с краснолицым, сдул иней с роскошных усов.
       - Что обсуждаете, господа... и уважаемая дама?
       - Судьбу человека, уполномоченного распоряжаться этой площадью. - Дословно точный правильный ответ. - По нашим данным, полученным от перебежчика, он был арестован вчера днем.
       Военный скривился, но не так, как морщатся привыкшие к власти люди, когда их занимают мелочами не их уровня. Не как подполковник, а лично.
       - Кем арестован? Откуда перебежчик? Где сейчас? Какие меры приняты?
       - Жандармерией. Оттуда же - и как раз из-за этого. Следователю, который вел дело, не понравились методы допроса. Сейчас там же. Меры военного характера приняты не были. Основания - приказ Лихарева: ни по каким причинам не ставить согласованную операцию под угрозу. Частным образом мы пытались прихватить какого-нибудь чина для обмена. Поскольку первым к нам попал Парфенов лично, мы просто потребовали включить в приказ о прекращении огня пункт об обращении со всеми задержанными. - Виктория Павловна не похожа на пулемет. У пулеметов функциональность много ниже.
       - Парфенова сюда, - скомандовал медведь прямо через головы. - А он все-таки жив, ваш Лихарев?! Могу я его видеть?
       - Нет, он... - начал говорить Реформатский, собираясь сочинить на ходу что-нибудь вроде "погиб, но позже", "ранен, без сознания", и тут с носилок донеслось бодрое кряканье:
       - Пока что помещен под надлежащий присмотр.
       - Вы его тоже арестовали? - весело удивился медведь такой каверзе. Шутка хороша - первые лица у воюющих сторон, каждый - у противника под замком.
       Но черт бы побрал этого пижона. Этого вспышкопускателя. Этого хирурга беспробудного. Жизни ему нет без попыток сэкономить, особенно, если дело с риском сопряжено. "Он же не раскололся, - думает Реформатский. - Если бы раскололся, нас бы тут раздавили. Он Парфенову просто сказал. Сам сказал. Утром, наверное. Пытался договориться..."
       - На том же месте, в тот же час, - торжествующе уточнил жандарм, и Реформатский пожалел, что не придушил его, пока осматривал. Много ли там при контузии надо... - И при помощи одной пары наручников.
      
       ***
       - Я должен был догадаться. - Александр Демидович услышал собственный голос и сильно этому удивился. Самим словам, впрочем, тоже. - Просто обязан был, - и пояснил уже для всех: - Стихи совершенно чудовищные все-таки. Такое от хорошей жизни не пишут.
       И подумал, что манерой шутить он, кажется, все же заразился от младшего коллеги. Тот, впрочем, сам заразился ею от Павловского, так что трудно сказать, как на самом деле шло опыление. Но помогать - помогало. Маловыносимая ситуация, сделавшись смешной, сразу теряла вес и объем, ее можно было разбить на цепочку простых действий и начать решать пошагово.
       Но Владимир Антонович, черт его побери!.. "В момент убийства председателя Совета министров я находился на месте убийства. Как и еще тысяч пятьдесят москвичей и гостей столицы. И прямо в разгаре гуляния..."
       - Господин подполковник, мне нужна бумага от вас и транспортное средство. И сопровождающий. Лучше - два. Я поеду на Очаковскую и сам разберусь.
       - Да что уж там, - рявкнул господин подполковник, и хорошо было понятно, что только присутствие женщины, похожей на галку, мешает ему высказываться от души. Галантность, доведенная до рефлекса. - Сейчас вызовем броневик, - кивок Зайцеву, - и вместе поедем. Все равно здание принимать.
       - А мне показалось - хорошие стихи, - сообщил городу и миру господин жандарм. И когда успел-то...
       - Куда, - поинтересовался Штолле, - катится этот мир...
      
       ***
       Ульянов вспомнил - вернулся мыслями ко вчерашнему дню, когда ввечеру, за час до выхода колонны, не выдержал и, честя себя мальчишкой, сопляком и дураком, все же поднялся на холмик, кинул снежком в уже не чужое, не случайное второе слева окно. Она вышла через пару минут, в наброшенной на плечи шубке, теплая и бледная, с припухшими губами. Ульянов взглянул ей в лицо, и захотелось ему сказать, что будет у нее мальчик. Давно еще подслушал, как теща говорила жене: мол, если у женщины лицо сильно меняется, значит, беременна мальчиком - у матери, как в зеркале, все будущие сердечные привязанности сына отражаются; а Анна была сейчас совсем не такая, как утром, как накануне вечером.
       Нельзя было об этом всем думать. Она - любая - была чужая. Нельзя было думать, чья. Нельзя было мечтать - сумею утешить, удержу, отогрею.
       - Мы выдвигаемся, Анна Ильинична. Благословите, - просто сказал Ульянов, и она молча приподнялась на цыпочках, поцеловала его в лоб...
       Константина Лихарева подполковник Ульянов обязан был расстрелять на месте. Владимира Рыжего Ульянов расстрелять не мог: не террориста, предателя, убийцу убивал бы - соперника. Две эти мысли сталкивались за лобной костью, как гигантские глыбы льда. Подполковник оглядел попутчиков, без удобства разместившихся в железной коробке. Привычки - никакой, на каждом ухабе головами и локтями углы считают. Генерал-майора Парфенова транспортировали второй машиной, зайцевской, а здесь ехали чужие друг другу и Ульянову люди: математик-посредник, часто чихающий уроженец Востока и похожий на попа доктор с окладистой бородой.
       - Так что там с условиями? И при чем тут вы, вы же не жандарм? - спросил Ульянов, привычно перекрикивая рев и лязг. Восточный красавец залился примечательного оранжевого оттенка румянцем.
       - Я следователь по уголовным делам... перевелся недавно. Мне приказали сфабриковать дело - я ушел. - Тут он запнулся и дернул головой, на этот раз - не от тряски или грохота. Видно, обнаружил какое-то неприятное для себя совпадение. Ульянов даже догадался, какое. Сначала дать всему вокруг дойти до края, а потом отряхнуть прах ног - и прочь из места сего... - Я занимался Рыжим по полицейской линии! - Собрался и продолжил. Не безнадежен. - И меня поставили на него же по политической. Там долго объяснять, но в два года его на улицу вышвырнули, зимой. Вы танкист - клаустрофобию знаете? Ну, вот у него. И еще холод и темнота. Я сказал - можно в карцер ненадолго, просто нервы потрепать. На грани - но в рамках. А его на всю ночь в морозильник без света, в пенал. Он там стихи читал. Хорошее попадалось.
       В машине произошли ожесточенные прения между гражданскими лицами. Ульянов не вслушивался. С девяти часов, со входа в город, в голове начался ледоход. Глыбы, бревна и камни налетали друг на друга. Аспирин не помог. Советчик устал огрызаться на воспитателей, обиженно спрятал нос в воротник. Подполковник сложил руки на коленях, прикрыл глаза - веки казались горячими, - еще раз пережевал услышанное. Скорость движения машины стала вдруг раздражать.
       Мысль о том, что подвернуться каким-нибудь уголовникам или чьим-то недобиткам будет еще глупее, не помогала. Подполковник Ульянов не стал бы договариваться с Лихаревым; не из патриотических чувств и не из брезгливости. Просто бесполезно. Как выразился господин директор Рыжий - "у него ничего не получится". А вот мальчишка, штатский, мелкий жулик, который продал Канонира за свой интерес, за свою версию домика с садиком и пообещал поддержку умеренной части комитета, завоевал доверие без усилий.
       Въезжать в родные пенаты на носилках генерал-майор отказался. Ульянов его понимал. Удивляло другое - на незадачливого ренегата Нурназарова Парфенов смотрел, как на любимого сына-отличника, от предложенной руки не отказался. Сложности жандармских отношений, впрочем, подполковника не очень волновали. Выпустить господина... господина Рыжего - нету никакого Лихарева и не было никогда, - отдать его господину Штолле, Зайцев распорядится о машине в полк, - и все. Забыть. Забыть.
       В здании, на диво, царил порядок. Никакого переполоха. Хотя нет, вот - лампочка над дверью в подвал перегорела. Ульянов первым спускался вниз, во тьму, за ним - Штолле. Жандармы отстали еще снаружи. Получить пулю от кого-то не по разуму ретивого он отчего-то не боялся - и не ошибся. Никакой охраны там и не было, зато горел свет и сидел одинокий унтер-офицер при газетке с головоломками и стакане кипятка. Электрический чайник торчал из-под стола.
       Увидел старшего по званию, хоть и армейского, вытянулся во фрунт.
       - Где у вас тут Рыжий Владимир Антонович?
       - В сто первой, как положено, Ваше...
       - Открывайте. - Замешкался все же. - Открывайте. Я - командующий военным округом и военный комендант города.
       Унтер-офицер, этакие "два рациона", двигался размеренно, но без вызывающей медлительности. Отпер ящик стола, вынул ключи, поглядел на часы, сделал пометку в журнале. Ульянов одобрил: порядок; Ульянов вскипел внутри себя. Шаги, щелчок замка: математик Штолле.
       Тяжеленная крашенная серым стальная дверь плавно открылась. Холодом изнутри не повеяло - лицо еще помнило мороз улицы. Потянуло сквозняком, пылью, безжизненностью. Темнотой. Темнота пахла инеем. Хотелось еще аспирину.
       Унтер-офицер вытащил наружу что-то, очертаниями мало похожее на человека, а когда оно было аккуратно опущено на пол, то показалось особо крупным рыже-коричневым сусликом в спячке. Твердое, безжизненное, округлое. Через мгновение Ульянов все-таки различил в суслике контуры человека, свернувшегося в позу зародыша, да так и закоченевшего. Рыжее - это была кровь.
       Он просто никогда раньше не видел пыльной засохшей крови. Грязную - видел, а пыльной - да еще на таком фоне - не доводилось. Вот и ошибся. Из-за холода, видимо, лицо арестованного не очень опухло, хотя форму слегка потеряло - будто кто-то со злости несколько раз стукнул куклу молотком. А еще это было совершенно чужое лицо. Незнакомое. И вообще лежавший перед ним некрупный, астенического сложения человек мало походил на директора Рыжего.
       Вот так, - рассеянно подумал Ульянов, - ему и удалось убедить всех, что Рыжий и Лихарев - разные люди. Они, и правда, совершенно разные.
       - Он жив? - спросил Штолле.
       - Дышит, - ответил унтер-офицер, прищурился на математика и с обращением не определился. - Застыл только.
       - Здесь есть врач?
       - Есть, ваше высокоблагородие, как не быть. И врач, и лазарет.
       - Быс-стр-ро! - рявкнул Ульянов. - Бегом! Носилки и пр-рочее!..
       Господа жандармы выбрали ровно сей недобрый час, чтобы войти в подвальное помещение.
       - Приличные стихи, да? - поинтересовался Ульянов. - Штабс-капитан, отдайте господину генерал-майору его оружие. Или ваше. Не суть важно.
       Парфенов смотрел не на него, а на дверь камеры, будто впервые увидел.
       Сыщик оглядывал подвал, тело на полу, присутствующих, растерянно хлопал глазами и менял все цвета побежалости. В его хамелеоновом ошалении Ульянова что-то смутило, но в голове вертелись слова "надлежащий присмотр... надлежащий", и он мог бы спросить у Парфенова, это ли пример надлежащего присмотра, так ли он выглядит, таков ли обычай хваленой питерской жандармерии, которая столь гордилась чистотой рук, так невыносимо надменно взирала на армию, но не стал. Время замедлилось, как в синематографе, и сам он себя чувствовал героем фильмы - рассчитанным, сыгранным движением развернул Парфенова за плечо, толкнул внутрь, сказал: "Я бы на вашем месте..." - и захлопнул дверь.
      
       ***
       - Синие тяговые подстанции привела в чувство еще старая администрация, - говорит Анатолий. - Зеленые - мы, в рамках всяких местных инициатив... это средство сдерживания было, привлекать людей к какой-то работе за хлебный паек. В общем, там, где не пострадали пути, можно пускать трамваи. Провода много где повреждены - лед, но их можно заменить в течение недели. Так что хотя бы пока будем сселять людей, городской транспорт продержится. Потом придется сокращаться, но несколько веток мы сможем сохранить, пока не восстановим ГЭС или не переделаем тепловые под торф.
       - Когда можете запустить первую? - спрашивает краснолицый штабс-капитан.
       - Сказал бы - сегодня, но мы устали, ваши люди устали, половина специалистов неизвестно где - у нас есть адреса и списки, но мало ли кого где застали вчерашние события. Так что завтра. Торф, кстати говоря, будет узким местом. Мы можем переделывать машины под газогенераторы - в тех же мехмастерских, но лучше под торфяные брикеты, чем под дерево, а это значит - торфоразработки и мобилизация...
       Реформатский слушал вполуха - это все он уже знал. Транспорт, подселение, канализация, канализация обязательно до весны, потому что дизентерия и тиф, ослабленное население... пайки и трудовая мобилизация. Но это - когда сселим и проведем нормальный обсчет. А пока что хлеб должен хотя бы поступать бесперебойно, и кто-то должен этим заниматься.
       Хлеб - сейчас. Все, что угодно - подсчет потерь, даже уборка трупов с улиц - завтра, а хлеб - сейчас. Завтра раздаточные машины должны выйти в срок. Иначе смена власти может обернуться партизанской войной, городской войной: пришли и все испортили. Люди забудут, что армия вошла для усмирения уже разгулявшегося мятежа - и вот эти издержки памяти народной в кои-то веки падут по назначению, сугубо справедливо. Армия и Комитет взяли власть - и появился хлеб, которого не было сегодня, пошел трамвай, стало чуть больше света, тепла и порядка. Чуть больше доверия; веры у нас, заботящихся о дне завтрашнем, маловато. Зато мы не взваливаем свое бремя на Господа - авось, зачтется вместо того.
      
       ***
       Когда Штолле пустили в медблок, его начальник по лабораторной и подчиненный по научной части уже был похож на человека, а не на неизвестное науке мертвое животное. На обложенного грелками, сильно побитого, очень злого, но человека. Хотя и не вполне на себя.
       - Добрый вечер, Александр Демидович, - сказал он. - Чем обязан?
       На это можно было отвечать следующие полчаса. Или даже час. А можно было сэкономить.
       - Тем, что у вас на третьей странице - логическая дыра.
       - Принято, - после честной паузы на обдумывание сказал... неизвестно кто.
       Отсутствие мимики и жестов, а также вазелиновая мазь на губах и какая-то другая - на носу, по скулам, похожая на белый грим. Чтобы узнать, нужно сильно постараться. Лицо без возраста, то ли пятнадцать, то ли сто пятнадцать. Вот вполне читаемое под этим белым гримом, под разноцветным отеком "спасибо за отсутствие сентиментального бреда" - все то же, знакомое. "Детеныш неведомого гуманоида, - подумал Штолле. - Родители его не положенным путем на свет произвели, а из яйца динозавра высидели. Velociraptor Rex - не бывает, но вылупился".
       А Владимир Антонович, - не Константином же его называть, - как-то выволок из-под грелок левую руку, пошевелил кистью, поморщился, но, видимо, оказался недоволен результатом и морщиться перестал. Восстановление кровообращения - всюду сразу - наверняка очень болезненная вещь. А вдруг отучит лезть куда попало?
       "Теплый физраствор внутривенно, у нас нет мониторов и прочей техники, мы дефибриллятор в Николаевский госпиталь отдали, а там его сломали, может быть рискованно... - вспомнил Штолле недавнее. - Требуется разрешение... родственника, конечно, или опекуна, или представителя... власти. Вы его... - оглобля-фельдшер замялся с определением родства, - дядя?" Да, сказал Александр Демидович, где расписаться, делайте...
       - Давайте, я посмотрю, пока есть время.
       Штолле хотел бы ему сказать, что времени у него будет еще предостаточно, но не мог. Господин удельный князь, который вылупился нынче днем, таких гарантий не дал. По дороге, еще до признаний идиота-сыщика, Штолле сунулся под каток, приступил к Ульянову с просьбами, и на "...он сволочь, мальчишка, но он гений, поверьте", получил грозную бессодержательную отповедь: "Вы меня за кого принимаете?" Это могло обозначать что угодно - от отпущения восвояси до судебного процесса со всеми должными формальностями и, опять же, предсказуемым результатом.
       Бумагу Рыжий держал так, как будто она была втрое толще, чем на самом деле. Перелистывал в три приема - пальцы не слушались. Дочитал. Начал сначала. Потом опустил руку и какое-то время лежал, глядя в потолок.
       - Вы правы. Дыра. Как я ее тогда не заметил?
       - Наверное, - со всем накопившимся за последние дни сарказмом спросил Штолле, - вы слишком часто отвлекались от вашей основной деятельности?
       За пару дверей и тонких внутренних стен от койки с нерадивым исследователем зашуршали, завозились на два-три басовитых голоса: здешние медики подозрительно напоминали морских пехотинцев.
       - Александр Демидович, я прикину и потом запишу, - сказал пациент.
       - Я все равно не могу выйти, Владимир Антонович. Проход занят.
       Штолле представлял, что там сейчас вбивают в уши удельного князя: риски немедленные, как то: сердечная недостаточность, отек легких и прочее, риски отсроченные - пневмония, еще десяток всем нынче знакомых устрашающих диагнозов. Ждал, когда коменданта закончат пугать, и грел под ладонью вороненое холодное железо. В голове крутилось смешное соображение о том, что уже пора бы и честь знать, а не пользоваться гостеприимством жандармского лазарета; зато у них есть замечательный морг; проверено, морозит там на совесть.
       - Тогда сделайте одолжение, не мешайте.
       Ульянов, и правда, занял собою весь дверной проем.
       - Завтра, - сказал он, - за углом пойдет трамвай.
       Видимо, это составляло резюме отчета о положении в городе.
       - Замечательно. Что Парфенов?
       - Тоже замечательно. Я вернул ему оружие и запер в вашей камере.
       На месте подполковника Штолле бы, пожалуй, испугался. Он и на своем несколько занервничал, когда только что лежавший пластом полутруп рывком сел и снова замер в перекошенной позе, позволяющей следующим движением встать.
       - Вы сделали что? - совершенно не по-русски спросил директор. - Кретин.
       Ульянов повернул голову по часовой стрелке, и так, по-совиному, вытаращился на воссевшего почти что Лазаря. Постепенно мрачнел.
       - Знаете, а я почти поверил, когда вы говорили про верблюда. Не сообразил, что "до смерти" можно и сократить по своей воле.
       - Вы - кретин, - устало повторил... Лихарев? - Чего я не ждал от человека с вашей наследственностью. Я пошел первым номером, потому что у меня - и только у меня из всех участников операции - была возможность спокойно пройти и убить генерал-губернатора в самом начале и без штурма. И при малой толике везения - уцелеть. А сделать было нужно - чтобы выбить из-под Парфенова легитимность. Чтобы ему стало некого защищать. Чтобы вы могли договориться. Он - самый толковый человек в этом городе, а вы выбросили его из-за ерунды. Я его пытался дожать... и нажал не на ту кнопку. Как давно вы сделали эту глупость?
       - Поздно уже, - подполковник махнул рукой. Штолле впервые в жизни видел сконфуженный танк. - И вообще - не важно, что вы там нажали... - Как и следовало ожидать, смущение быстро сменилось гневом: - Вы меня совсем запутали! Вы мне едва ли не в лоб сказали, что если Лихарев не сломает голову на баррикадах, вы ему поможете... А, что там! Владимир Антонович, ваш Лихарев - это фикция, продукт воображения вашего комитета, а вот лично вас я в моем городе видеть не хочу. Завтра утром вы поедете в полк - и катитесь в свой чертов Саратов. Считайте это административной высылкой, если угодно.
       - Вы мне героя сказок напоминаете. Того, что себе записки писал: "Убивать драконов, спасать принцесс. Не перепутать", - директор Рыжий закашлялся. - Но путал все равно.
       - То есть, надо было наоборот? Вы все-таки мне напоминаете самоубийцу...
       Штолле расслабился, откинулся на спинку кресла. Господин подполковник не имеет никаких враждебных намерений - это Рыжий пытается его вывести из себя. Либо проверяет прочность решений, либо срывается на ком попало.
       - Я не стану вас уговаривать. У меня два вагона обязательств и логическая дыра на третьей странице. Но какого черта вы просто не подождали два часа?
       "Сейчас, - подумал Штолле, - Ульянов ему добавит сверх уже полученного от Парфенова, и это будет совершенно справедливо, разве что несколько опасно для здоровья".
       Подполковник не двинулся с места, только опустил руку на железный борт кровати и в задумчивости сдернул с резьбы несколько стальных шариков. Пожалуй, происходящее было опаснее всего для его здоровья: такой цвет лица обычно сопутствовал апоплексическому удару.
       - Жена у тебя красивая, щенок! - выкашлял наконец доблестный представитель российской армии, развернулся и вылетел вон.
       - А я думал... - меланхолически заметил Рыжий, - что он в ее вкусе.
       - Вполне. В качестве старшего друга, - мстительно откликнулся Штолле.
       - Это ошень поэтишно. Ви помниль яблок в цвету?
      
       ***
       - Вы просили сообщить, когда прибудет господин комендант. Он поднялся в лазарет.
       Дорогу Рустам помнил. Ему было тошно от того, что он ее хорошо помнил, от того, что выучил не сегодня, а неделю назад - и он не знал, кому об этом рассказать, кому выговориться, перед кем исповедоваться. Не перед кем. Все, что мог, он предал. Эти стены. Евгения Илларионовича. Доверие, заботу, расположение... "перебежчик" - так его определили в Комитете, и были правы. Но в том, как все вышло, как обернулось, была не только его вина. Он не знал, что выйдет из разговора - если будет разговор, - сложит половину с себя или избавит чужого человека от его доли. В любом случае, заблуждение должно быть развеяно. С тем он взлетел по лестницам и уселся на стул у белой двери с закрашенным стеклом.
       Новый командующий округом, военный комендант Петрограда и временный глава городской администрации, а по существу - удельный князь города на Неве и всего сопредельного, выглядел не лучше, чем несколько часов назад. Хуже. И не потому, что устал.
       - Что у вас? - и ясно, что не слышал бы и не видел бы вовеки.
       - Господин комендант, я установил, что генерал-майор Парфенов не отдавал приказа помещать задержанного обратно в 101. Он получил сведения о том, что ваши машины в городе, и спешно покинул здание...
       - Знаю.
       - Вы понимаете, что... - попытался продолжить Нурназаров.
       Подполковник Ульянов сфокусировал на нем зрение, и сыщик ощутил разницу между случайным касанием и прицельным взглядом в упор.
       - Господин директор полицейского департамента...
       - Он... погиб. - Слово "застрелился" проходило по разряду веревки.
       - Господин директор полицейского департамента, - раскатисто выговорил князь. - Пойдите-ка вы... собирать свой департамент! Послезавтра доложите.
       Отстранил без грубости, без усилия, словно табурет, и ушел по полутемному коридору.
      
       ***
       Поутру врачи нехотя, но без испуга согласились на перевозку пациента. Штабс-капитан Зайцев отыскал где-то грузовик с теплым салоном и прицепом для перевозки лошадей, сказал: "Вот заодно и доставите в полк ценное имущество", - выделил сопровождение. В салоне было более чем уютно, он вполне годился, чтобы возить побитых, промороженных, но вполне живых заговорщиков, не опасаясь за их участь; заговорщика, впрочем, надежно упаковали в свитер и накрыли парой пледов, не слушая жалобных стонов - мол, ему бы куда полезнее сейчас пройтись до области пешком в бодром темпе.
       Выехали уже засветло. День выдался ясный, через бесцветное тонкое небо просвечивал близкий космос. Светило серебрило притихший город, серая от голода и холода физиономия которого была изгваздана пеплом, гарью, копотью, а кое-где и кровью, так что прежняя столица, гордый Санкт-Петербург, походила на драчуна, вышвырнутого вон из кабака и заснувшего тут же, в сугробе.
       Штолле пристроился на откидном мягком сиденье с термосом в руках и наслаждался издевательствами над бедным беспомощным больным.
       - Кто ввел вас в заблуждение, сказав, что у вас есть голова на плечах? Вы - не ученый, вы даже не студент, вы - реалист-троечник. Вы, если губернатора нашего не считать, хоть раз попали в кого надо, а не... в фигуру, чья смерть вызовет максимальные отрицательные последствия? И вообще - сколько вам лет? Тактика третьеклассника: бросить камень в окно и сбежать. Этот... комитет, конечно, производит впечатление людей более взрослых, но не вашими же заслугами.
       Как только троечник порывался ответить, Штолле наливал в крышку термоса очередную порцию чая - настоящего и с душистой сладкой травой, названия которой Александр Демидович все не мог припомнить, столько ни принюхивался, - и совал Рыжему под нос. Практичность побеждала: от чая тот отказаться не мог. Предыдущая поэтическая ночь обошлась в пять килограмм живой массы, так что теперь петербургский пленник походил на оголодавшую после весеннего перелета птицу и ел и пил все, что предлагали.
       - Я тут взял у жандармов почитать ваше творчество, - заметил Штолле, - поскольку, во-первых, мне некому было запретить, а во-вторых, вы, как известно из высочайших источников, являетесь фикцией и миражом, а за миражами протоколов не ведут. Там есть кое-что интересное. И, в общем, достаточно хорошо видно, чего вам не хватает. Вы, дорогой мой, - человек слабый и ленивый. В математике это замечательно - вы все время ищете легкие пути и находите их. А во всех прочих сферах - зрелище грустное, потому что без упоения в бою и не у бездны мрачной на краю жить у вас не получается. Вот каждый день жить, работать, доводить дела до конца, а не выходить из игры с треском... Я же вам еще тогда сказал: не нужно считать, что вокруг вас одни дураки. Вы даже рабочее напряжение не можете сбросить сами, без посторонней помощи.
       Нахохленная птица удивилась, поперхнулась, булькнула, фыркнула, севшим голосом возрыдала:
       - Я? Александр Демидович... я же пью, а вы?.. Я - лентяй? Нет, ну...
       - Да, вы. Вы вульгарно, по-школярски, филоните. Отлыниваете от науки, от семьи, от жизни вообще. В общем, я решил, что я дурно выполняю свои обязанности. Я твердо намерен заняться вашим воспитанием.
       И тут ему пришлось забрать крышку, чтобы чай все же не пролился.
       - Вы сговорились... Это всемирный заговор какой-то. Мне заместитель мой - по другой линии, - давеча объяснял, что я людей пугаю от лени. Парфенов говорил, что я еще могу стать этим... полезным членом общества. Вы, конечно, правы. Чистой воды троечник. Хотел вытащить - и убил. Черт бы побрал всех военных с их гонором.
       - Владимир Антонович, вы бы его не вытащили. Господин подполковник - не такой уж романтик, чтобы ради вашей драгоценной персоны жертвовать нужным человеком, и дело тут не в гоноре. У них с восьмого года были отношения ни к черту, еще с выяснения, кто должен мародеров расстреливать. Вы что, не заметили в своем трогательном самоотречении, что Ульянова вы не удивили? - завелся Штолле.
       - Я же не знал, сколько прошло времени. А он не знал, что Парфенов собирался договариваться... Он стал бы безвреден, если бы уступил сам. Я просто очень плохо соображал тогда: я действительно боюсь темноты.
       - Если бы да кабы, Владимир Антонович, во рту бы росли грибы, и продовольственной проблемы не стояло бы. Вы сделали слишком много допущений, и когда все поехало, стали совать голову под падающий шкаф. Это нелогично, неразумно и ненаучно.
       - Это, Александр Демидович, я с перепугу...
       - Напомните мне не пугать вас. Возвращаться не собираетесь?
       - Нет, - решительно отозвались из-под одеяла. - Если я не ошибся - нет. Несломанное не чинят. Будем, как сказано, считать это административной высылкой, а Ульянова, соответственно, - администрацией. Полномочной. - С каждым словом директор все больше становился похож на себя и все меньше - на того, другого... - У военных есть свой ВЦ... а весна и следующая зима будут очень тяжелыми. Я не знаю, продержится ли лаборатория без меня, и мне не хотелось бы рисковать. До Саратова мы доедем, а там надежно. Кстати. Я же вам свежий стишок не показывал. Вчерашний.
       Время бронзы и сланца, рыжей слоистой глины,
    Время делить себя и хоронить частями.
    Паника по всей акватории торгует адреналином.
    Свежим адреналином и новостями.

    Ход ладони по глине груб, неумел, небрежен -
    Ради чего стараться, учиться, растить уменье?
    Города и поселки отступают от побережий
    По всей ойкумене.

    Боги ищут укрытий потише, позаповедней,
    Люди пишут стихи о чужой родне и знакомых.
    Как возвращались домой, с войны, ставшей последней.
    Как просыпались дома.

    От бронзы - одни крошки, век хрустнул и весь вышел,
    Кривые горшки, плошки, неуклюжие птицы,
    Горные деревушки, плоские крыши,
    Плач о пропавшем муже, о схлопнувшейся границе.

    Ставь слова на слова и стены на стены,
    Вращай шапито небес, раскрашивай по сезону,
    Держи над водой и сушей, над сизой морской пеной
    Время огня, стали и железобетона.
       Штолле удивился - услышанному и самому себе, потому что стихи были хороши, осмысленны и связны, в отличие от обычного пустопорожнего бреда, и потому что они, едва отзвенев, сразу принялись стучать и перекатываться на языке, как вкусная фраза, как звучное имя.
       - Я же говорил - лентяй. Можете ведь, когда хотите.
       - Ну, Александр Демидович, если уж вам понравилось, то конец света... - протянул Рыжий, - отменяется!
       Грузовик остановился - и на мгновение стало странно тихо, а потом машина с ревом нырнула в раззявленные ворота военной базы.

  • Комментарии: 5, последний от 18/09/2012.
  • © Copyright Апраксина Татьяна, Оуэн А.Н. (blackfighter@gmail.com)
  • Обновлено: 01/01/2011. 244k. Статистика.
  • Повесть: Альт.история
  • Оценка: 7.09*8  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.