Апраксина Татьяна, Оуэн А.Н.
Башня вавилонская

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 42, последний от 24/05/2013.
  • © Copyright Апраксина Татьяна, Оуэн А.Н. (blackfighter@gmail.com)
  • Обновлено: 16/01/2011. 625k. Статистика.
  • Роман: Альт.история Pax Aureliana
  • Оценка: 5.83*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Корпорация "Sforza C.B." в кои-то веки хотела совершить бескорыстное внеполитическое доброе дело: поспособствовать наведению порядка в довольно популярном высшем учебном заведении. Но у популярного высшего учебного заведения - другие планы.
    "Если вдруг слон на кита напрыгнет", правильный вопрос не кто кого сборет, а где прятаться.


  •    Башня вавилонская
      
       "...из всех клозетов в городе стали вылезать скелеты". Зрелище почище Апокалипсиса..."
       Павел Вязников, цитирующий в статье "Его звали Пауль" неизвестного героя-переводчика.
      
      
       Полковник смотрел, как в его кабинет входит букет черных императорских хризантем, блестящий, шуршащий, изысканный, настолько прекрасный, что вся упаковка, все слои и слои яркого шелка, жесткая золотая подарочная лента, завязанная угловатым бантом и блестящая металлом на сгибах, все это как бы отсутствовало, отодвинулось в сторону, в иное измерение на шаг позади нашего, а здесь, по-настоящему здесь, жили только сами цветы и прозрачный запах осени.
       - Анаит Гезалех, - сказали Цветы, - я рада быть вашей гостьей.
       Ладонь была длинной, прохладной, и запах октября поднимался от нее почти видимым дымом. Но полковник все же удивился, что Цветы называют себя "я", а не "мы".
       Положенные слова полковник произносил механически. Двигался - не отдавая отчета. Но все, конечно, происходило правильно.
       Какое-то пространство и время спустя он снова сидел за столом и слушал Анаит Гезалех, инспектора высших учебных заведений при неважно чем, неважно кого, неважно какого... и не слышал ни единого слова. Речь Цветов, тонкие трубочки акцентов и интонационных конструкций. Мысль записать, засушить, отдать студентам как препарат казалась почти кощунственной. Впрочем, вся их профессия и есть кощунство.
       Даже если бы слова "помощь при реконструкции", "высокая ценность Новгородского филиала", "традиции", "перспективы" имели какой-то смысл, этот смысл - ядовитый, предательский, трупный - распался бы в радужную пыль просто под воздействием Их голоса. Мировой Совет Управления пытался убить свою лучшую школу, но это не имело отношения к Цветам.
       - Доктор Гезалех, - полковник читал личное дело инспектора, но личное дело, как всегда, не содержало самого главного, - я бесконечно счастлив, что к нам направили именно вас. И одновременно я очень огорчен. Потому что проект так называемой реконструкции я одобрить не могу.
       "Конечно, от вас требуют многого, - говорят Цветы. Не словами, слова там какие-то другие, - но подумайте о том, что уже случилось, что могло случиться. Пострадали люди, могло пострадать очень много людей. Нужно что-то делать. Что-то делать вместе."
       Хочется, чтобы так было всегда. Солнечный день, цветные переливы на стеклах, теплое дерево, высокая, очень белокожая, очень темноглазая женщина по ту сторону стола.
       - Упущения, конечно же, есть. И были. И главная их причина - нехватка персонала, - говорит полковник. - С самыми лучшими реформами, с самыми лучшими намерениями, нельзя добиться ничего... если у вас пятнадцать человек в семинарской группе и по шесть студентов на куратора. И это - по профильным направлениям. Это и правда стыд и позор и заявки на сей предмет я начал писать задолго до того, как сел в это кресло. Просто раньше я писал их как заведующий кафедрой тактики, а теперь пишу как первый проректор...
       Полковник сыплет цифрами, объясняет, выстраивает связи. Эти негодяи так легко могли бы уничтожить филиал. Просто найти у кого-то из учащихся что-нибудь тяжелое, высоко инфекционное - и объявить карантин. Ни он, ни преподаватели, никто и не заподозрил бы подвоха, пока в почтовом ящике не обнаружилось бы уведомление об отставке в связи с реорганизацией... Но действовать так, значит привлекать внимание. Внимание - это пресса, возможное расследование, шум. Они боятся света. Они захотели, чтобы он стал соучастником. Ошибка.
       - Я уверен, что, понаблюдав за нашей работой, вы убедитесь, что у филиала множество проблем, но это вовсе не те проблемы, что кажутся первоочередными Мировому Совету. - Полковник встает, обходит стол.
       - От вас, доктор Гезалех, - какие вкусные готские фамилии сохранились в Крыму, старые, плотные, черней местного вина, - у нас нет секретов. Вы наша дорогая гостья, смотрите, что хотите. Я уже озаботился тем, чтобы вам подготовили чип, открывающий для вас все двери и системы в пределах периметра.
       Цветы слегка наклоняют голову, вопрос не слышен, но виден.
       - Что же касается случая, который, как я понимаю, послужил питательной культурой для... опасений, то я как раз за пять минут до вашего визита связался с молодым человеком, которого прочат в свидетели обвинения. И, надеюсь, сумел пробудить в нем, если не совесть, что было бы чудом, то хотя бы чувство ответственности, которое мы здесь все же сумели ему привить. Так что ни о чем не беспокойтесь.
       Провожая гостью до двери, он жалел, что при прощании уже не принято целовать руку.
       - Я буду рад видеть вас - и услышать любые вопросы.
       - Я непременно воспользуюсь этим, полковник Моран, - смеются Цветы.
       И - это обман зрения, горькая профессиональная паранойя - на мгновение ему кажется, что из центра нежного печального букета поднимается на мгновение небольшая точеная голова на очень длинной шее. И исчезает снова.
      
      
       ***
       - Т-сссс... - сказал Дьявол, прикладывая палец к губам. - Не надо его сейчас отвлекать.
       Нечистая сила растеклась по дивану наискось, свесив ноги через подлокотник, была бледна и выглядела так, словно только что собственноручно двигала трактор. Настоящий правильный трактор. С непривычки. В одиночку.
       Судя по слегка взвинченному, но деловому, то есть, играющему на чужих ощущениях, ожиданиях и желаниях, голосу из-за двери, отвлекать действительно было не надо. Судя по холодноватым, пустым и светлым провалам в этом голосе - как после чрезмерного всплеска эмоций, - уже не надо.
       Еще там скрипел Анольери, шуршала бумага в принтерах, трещали клавиши, шипел под кипятком растворимый кофе, гудели низко провода, тоном выше гудели голоса. Рагу бурлило - но она слышала, кто мешает в котле большой ложкой. Насколько уверенно.
       Здесь, в холле, пахло холодной пылью.
       - И что вы опять?.. Что? - она по-прежнему говорила как винландка, прожившая несколько лет в столице среди всякого отребья, а он на чистейшем, потустороннем континентальном, и это создавало в беседе нестерпимые зазоры.
       Сколько-то минут назад - здесь, вокруг Дьявола, и время текло неровно, то лениво и плавно, то звонко колотясь о камни, путалось и петляло, - по коридорам протащился, жалуясь всем знакомым хорошо и знакомым шапочно, слишком разговорчивый для себя Деметрио. Одуванчик изображал общительного аборигена и повсеместно стенал, помогая себе руками, что вот, опять, опять злые blanco из-за моря обидели его дорогого друга, и излагал, как именно обидели. Он успел пожаловаться капибаре, потом Джастине и штатному двурушнику Анольери - удачно угодил на этаж начальства ровнехонько перед обедом, - прежде чем добрался до Кейс; и вот от нее-то скрыть не смог, что дорогой друг вроде бы передумал падать на месте как громом пораженный, даже поделился бедой, выслушал нотацию "что ты как дурак позволяешь себя разводить какому-то недоноску", а потом от Деметрио неизящно скрылся. Вышел помыть руки и не вернулся.
       Нетрудно вычислить, где: в гнезде. В так и оставленном за собой убежище; там дверь и со стеной не вынесешь.
       Еще проще понять - прочитать по паясничанью Амаргона, по недоверчивому испугу в глазах, - в каком примерно состоянии. Но хорошо, что он был вообще, этот Амаргон. Что влез со своим мнением. Но его не хватило, не могло бы, и нельзя было тратить.
       А тут, перекрывая дорогу - это. Дьявол. Нечисть. Как всегда. Успел раньше. С чем?
       - Я? - как бы переспрашивает. - Я сказал, что сейчас уволю его к чертовой матери за непригодность и непрофессионализм.
       - Вы... что?.. - и воздух не воздух, а вакуум, и вокруг не солидный корпус-монолит, а сплошная сейсмоопасная зона.
       - Вы же расслышали, - аморфная субстанция показывает когти. Устал, значит? Бедняжка. - Я сказал этому, - вместо подходящего метонима вялый взмах рукой, - что сотрудник, получивший угрожающее сообщение... и далее, да? Что он должен понимать, что это все означает. И что атака на него - рабочий вопрос.
       Первоначальное желание опустить на Дьявола журнальный столик с размаху сменяется желанием опустить его медленно, столешницей вниз, и сесть сверху. И попросить у секретаря кофе. И пить по глоточку.
       - Вы не понимаете, да? - печально кивает нечисть. - Сядьте... пожалуйста.
       - Спасибо, я постою. Чего же я не понимаю? - журнальный столик слишком легкий. Тут бы что-нибудь буковое, солидное.
       - Ни-че-го вы не понимаете, - со знакомым опустошением, напоминающим пьяное веселье, отвечает Дьявол, и видок у него - врагу не пожелаешь, пожалуй. Не выспался, наверное.
       - Я вас... - она не знала, чем захлебывается, то ли ненавистью, то ли бессилием. Он пришел и он сказал. Универсальный ключ. Хозяин. И трижды приглашать не надо.
       - Убьете, да, синьора. - Отмахивается, двигает губами, словно пытается надеть улыбку, а она не того размера попалась и не растягивается. - Вы, наверное, знаете другой способ вытащить из кокона человека, который уже решил... свернуться, - движение кисти по спирали, - потому что не может выбрать, от какого из долгов отказаться. Потому что у него, видите ли, всех слишком много. Нас. Вы бы придумали, да? Извините, что успел раньше.
       Если ему сейчас дать по уху, это будет не оплеуха, а чистой воды терапия. Потому что негодование в голосе Дьявола раскаляется до температуры нити в горящей лампочке, и это еще, кажется, не предел.
       А еще он успел.
       А еще он правильно все решил.
       А еще он оказался здесь раньше.
       Барьер ненависти, который она возводила между собой и возлюбленным начальником Максима, вот-вот осыплется и останется опасная, сквозящая пустота: ревность? Зависть? Ну почему он всегда знает лучше и попадает точнее?.. Почему всегда чувствуешь себя заместителем - этого... вороха тряпок, клубка нервов? Второй после него.
       - Вот, - опять машет рукой в сторону двери, и складывает непослушные губы в капризной детской гримасе, - слышите? Работает. А я еще неделю буду отходить.
      
      
       ***
       Две недели назад позвонил Джон. Позвонил, спросил, как дела, и сидит, смотрит. Молчит. Любуется. Совсем не изменился.
       Если бы не дела, наверное, так бы и заснул, но о делах он помнит.
       - Мне кажется, что вся ситуация с Университетом мировой безопасности пахнет падалью. Официально они приняли проект реформы и со всем согласились, а запах не ушел. Особенно в том, что касается Новгорода. Ты не можешь взять на себя тамошнюю комиссию?
       Могу. А если бы не могла, нашла бы способ. Когда Джон говорит "пахнет" - это серьезно. Это значит, что там у него в слоях цифр, в его фракталах и галактиках, обрастает плотью серьезная неприятность. Вероятностная... и упирается она своими валентностями не в идеалы, не в интересы, не в системные сбои или системное зло - а в человеческий фактор. А то бы Джон ее сам выловил и растворил.
       - Ты мне не нравишься, - сказала она вместо этого. - Ты горишь.
       Свечку со всех концов жечь можно и экономно, чтобы растянуть. Но и восстанавливать потом нечего.
       - Горю, - улыбается. - Но это я ненадолго, еще недели две, а потом я уеду в отпуск. Домой.
       Домой поедет. Над этой историей среди своих смеялись до сих пор. Очень уж в характере. Захотелось Джону на старости лет завести обычную семью, мирскую - взял и завел. Быстрорастворимую. Ни тебе хлопот с женитьбой, ни детей, ни медленной многолетней притирки... один выстрел и один государственный переворот - и у него уже такой зоопарк цветет в этой его Флоресте, что на работу он приезжает отдыхать. Весь Джон как на ладони - быстро, точно, эффективно, полезно... и с четверным перебором по результату.
       А здесь пахло не падалью, опиумом. Тоже сладкий, тяжелый, неотвязный запах, но вместо спасительной тошноты - тяжелая одурь, мутные видения, лабиринты ускользающих иллюзий. Господина полковника Морана, наполовину местного, наполовину, надо понимать, индуса, легче легкого было представить с длинной трубкой, сочащейся ядовитым дымом.
       Все казалось ненадежным и непрочным: собственные впечатления, собранные материалы, предварительное расследование. Может быть, господин полковник затеял игру на пару с молодым человеком? Этой вероятностью нельзя пренебрегать. Но если нет? Если это только очередной дым?
       Двери открывались сами, череда дверей, ведущих во внутренний двор административного корпуса. Вставленные друг в друга перспективы, пересекающиеся диагонали и углы северного кубизма. Головокружительная планировка. Снаружи - октябрь, золотые листья, прозрачное бледное небо, чистый воздух. Выдохнуть сладкое тление, втянуть северный ветер, припомнить все заново.
       И рассмеяться. Ну надо же. Это нужно будет проверить первым делом, но она уже и так почти уверена. Чип, который дает доступ ко всему внутри периметра... но не за его пределами. И связь. Они наверняка придумали что-то со связью. Она вовсе не гостья тут. С ней обошлись как с послом враждебного государства.
       Такого можно было ожидать, явившись с инспекцией к какой-нибудь из корпораций... в неурочное время. Но университет сам принадлежал обществу. Вернее, так до сих пор считал Совет. А как минимум Новгородский филиал явно видел себя средневековым экстерриториальным учебным заведением. Сошли с ума, творцы новых поколений. И не сегодня.
       Университетский комплекс расположился на высоком берегу реки, всосав в себя старый монастырь. Архитектор, срастивший средневековый и новейший стили, достоин был всех и всяческих наград. Белый, беленый камень. Основательная тяжесть. Узкие глубокие окна. Строгие углы, высокие своды, рассеченные крестами. Храмы-крепости, могучие стены. Старое переходило в новое без швов. Грубоватая сила не подавляла, но заставляла чувствовать себя слишком хрупкой, слишком уязвимой.
       Анаит вспомнила, что по дороге из города удивлялась, насколько же ветрено. Сюда уже подкрадывалась зима, воздух пах снегом, деревья почти расстались с листвой. Внутри, когда машина оказалась под прикрытием стен толщиной в четыре шага, вся власть принадлежала солнцу и теплу нагретого им камня. Три-четыре градуса разницы, не меньше. Во внутреннем дворе, между административным корпусом и то ли храмом, то ли спортзалом, ветерок чинно гулял по дорожкам, кружил листья и заигрывал с концами ее шарфа. Вековая мудрость постройки, приемов для рассечения воздушных потоков и удержания тепла внутри стен, была ненавязчиво-очевидной. Если бы только не ощущение, что сидишь в ладони каменного великана. Захочет - укроет, захочет - прихлопнет.
       Наблюдатель не удивился бы, заметив, что женщина в блестящей черной куртке, обгоняя других пешеходов на своей дорожке, оказываясь рядом с кем-то на параллельной, каждый раз словно совмещается с ними, повторяя их движения, подхватывая ритм. Не удивился бы, потому что имя легко найти - и посчитать все медали, взятые в свое время крымской командой по синхронному плаванию. Все остальное тоже не новость. В землях Восточной Руси педагогическое образование у профессиональных спортсменов почти традиция. Терпение, готовность работать, методики, въевшиеся в кости, способность чувствовать пространство и партнера - бесценные качества для учителя, не так ли?
       В двадцать три любовь ко всему таинственному привела Анаит в Радужный Клуб. В качестве украшения, конечно, ни на что большее она тогда не годилась. Эта роль будущему доктору не подошла, и политика осталась за бортом надолго. Так говорит личное дело.
       Когда уважаемого функционера МСУ, сотрудницу Комитета по надзору за высшими учебными заведениями, средь бела дня, практически средь шумного бала, но совершенно неслучайно взяли под руки и повлекли на допрос по делам несколько более серьезным, чем давешнее членство в клубе антиглобалистов, ей было немного страшно - и страшно интересно, кто же сумел разглядеть отражения в отражениях, тени от теней. Одну структуру в другой. Оказалось - милейшие люди, любимый зоопарк Джона.
       Впрочем, они довольно быстро отнесли ее к числу агнцев. Впрочем, им так и не удалось ее толком допросить. Под воздействием препаратов правды - да почти любых препаратов - Анаит ошеломляющим образом глупела. Странный побочный эффект, но стабильный, настоящий. Чего не бывает под небесами? - пожали плечами специалисты и дальше разговаривали с ней без всякой химии. Конечно, она не сказала им, что именно такой и прожила первые двадцать четыре года своей жизни. Следующие четыре она прожила... не самым лучшим образом. И радовалась потом, что это время ей не снится. Некоторой наглости это потребовало и глупости за пределами вообразимого - найти Сообщество Иисуса, прийти к ним и сказать: я Страшила, вложите мне в голову иголок - и эта голова будет принадлежать вам. Удивительно, но ей тогда сказали "да". Удивительно, но она не жалела.
       Потрясающе красивая и такая же потрясающе глупая, но это уже совершенно не важно - тип "прелесть, что за дурочка". Именно так на нее смотрел господин полковник Моран. Неважно, что щебечет райская птица; и этот тон - покровительственный, всезнающий, "папочка знает лучше". Двадцать лет назад он довел бы Анаит до слез ярости и очередной истерики из-за собственной неполноценности. Теперь... теперь ей тоже было как-то не по себе. Но по другой причине.
       Анаит поймала шаг и ритм очередного широкоплечего мальчика с аккуратной стрижкой и ни с того, ни с сего подумала, что сомнение в надежности окружающего, подозрение, что земля в любой момент может уйти из-под ног, а высокая башня шагнуть и раздавить, пропитало здесь все и вся.
       И что глаз этой зазеркальной бури находится в том здании, из которого она только что вышла.
      
      
       ***
       "Я его всегда чуть-чуть недолюбливала, - с легким удивлением осознает Джастина, стоя в дверном проеме и глядя на собственного супруга. - А Франческо порой хочется попросту убить. Из жалости. Пресечь страдания, позаботиться об окружающей среде - например, вот об этом несчастном Деметрио, на которого протекла приведенная в нерабочее состояние система. Хуже старого холодильника, право слово. Хотя несчастный получил по заслугам: сам заварил всю эту кашу; и только нашу тонкую загадочную душу Максима я не люблю, кажется, немного, самую малость, не-люб-лю..."
       Ей, наверное, куда больше нравился Максим двухлетней давности, старательно играющий роль беспринципного вездесущего карьериста и решительного профессионала. Хоть это и был сущий ужас... а все-таки легче, проще и удобнее; пусть это бессмысленный эгоизм, в котором стыдно было бы признаться, но удавить же хочется. Опять же из жалости: тоже выискался - трепетный разбойник и стыдливый безопасник!.. Оксюморон ходячий.
       Деметрио, свесив свой роскошный клюв, стоит и недоуменно слушает стон и плач тирана, оккупанта и самовластного правителя. Не привык - а в первые раз десять этот, как говорит Рауль, коллоид и вправду производит впечатление. Все плохо, жизнь не удалась, обидели маленького - оторвали от любимого дела, заставили дать любимому сотруднику целебных пинков quantum satis. "Встань и иди работай", универсальная формула корпорации. Дальше Лазарь сам разматывает бинты и идет превращать хлеб в рыбу, а рыбу в рыбий жир. А чудотворец растекается по первой подвернувшейся поверхности. Его-то пинать некому.
       - Вы не понимаете, да? - в пятый раз повторяет Франческо. - Вы на моей шее и за моей спиной все сидите и ничего, конечно, не понимаете. Мы же хотели тихо. Мы без крови хотели, по-хорошему. Реформа образования, под новые веяния. Спокойно, постепенно распускаем этот гадюшник, приходят новые люди, старых - на пенсию... а не на фонарь. Ну кто бы им еще предложил больше? Мы же святые просто... а теперь мы будем великомученики. Вы такое слово "паранойя" знаете, да? Вот оно придет за нами и съест. И кретинов этих съест, но они же в это не верят... они думают, что если лето из календаря вычеркнуть, засуха не наступит. А все остальные смотрят и ждут, что я, я, я что-нибудь придумаю. А я не буду! Я не могу. Я биохимик и биофизик я. У меня молекулы, они умные. А вот вы...
       - Я понял... - вдруг резко кивает замминистра сельхозпромышленности по прозвищу Одуванчик, разворачивается и уходит.
       - Какой умный человек! - говорит Джастина.
       Сама Джастина ничуть не глупее, она ни в коем случае не будет - по крайней мере, в ближайшие два часа, - интересоваться у Франческо с какой стати, каким образом из вполне ожидаемого ответного хода (не настолько же этот, как его там, Мортон? Моран? дурак, чтобы не попытаться нейтрализовать свидетеля обвинения еще до начала скандала) должен проистечь конец света. Это можно выяснить и по своим каналам, можно, в конце концов, не тратить время и пойти спросить Максима или Анольери, какую именно бурную деятельность они сейчас разворачивают. Но не оставлять же эти опасные для разума окружающих токсичные отходы тут валяться и сеять панику?
       - Супруг мой возлюбленный, - говорит она. - Идите уже погуляйте...
       Море застоялось, галька на побережье лежит в омерзительном шахматном порядке... и вообще.
       - Я хочу на ужин яичницу. - заявляет Джастина. - Из яиц кайры. Это традиционное альбийское блюдо и собирать их нужно лично.
       И пусть он мне найдет кайру в южном полушарии. Или сразу летит в северное.
       А я спокойно допишу отчет, не опасаясь, что в любимого мужа вляпается кто-то, менее стойкий.
       Отчет, в отличие от любимого мужа, Джастину несколько пугал. Одуванчик тоже.
       Пока домашнее жидкое несчастье сообразит, чего от него хотят, пока займется творческим решением задачи, можно разведать обстановку, прозондировать ситуацию, оценить ее самостоятельно... и тогда уже начинать бояться. Или не начинать. Но, вероятнее всего, начинать - потому что не для Максима же муж эту ситуацию сочинил? Наверняка есть что-то. Может быть, оно вчетверо страшнее жалобы команданте Амаргону - и вчетверо страшнее самого команданте Амаргона, который не лезет в отчет... точнее, вылезает из отчета как осьминог из сетчатой сумки. Из каждой дыры торчит по щупальцу, а посередине - клюв. В каждом абзаце - замминистра Деметрио Лим.
       Замминистра сельской промышленности. А за сто-двести километров от любого крупного города начинается даже не чума. И не шестой век нашей эры. До чумы и шестого века им еще расти и расти. Там начинается то, из-за чего Франческо все прошлые годы терпел Черные Бригады - чтобы в джунглях и на дальней, верховой части плоскогорья был кто-то, кто контролирует ситуацию. Пусть даже этот кто-то - враг. Чтобы хотя бы все хором против правительства, а не деревня на деревню за ресурсы. А теперь в эти деревни приезжает на вездеходе бригадир-три Амаргон, бывший бригадир-три, насколько они бывают бывшими, и двое суток тихо и медленно, не повышая голоса, договаривается со старейшинами трех деревушек про колодцы, льготные кредиты и семена того, что здесь будет расти. А за это ваши женщины будут делать кирпичи, и вы пошлете столько-то молодых неженатых людей в Санта-Марию тянуть акведук. А за это из Санта-Марии придут три трактора, когда скажете, и вспашут. А людей из Фе, которые строят навесной мост, вы будете кормить пять дней в месяц до следующего сезона. А за это вы будете возить урожай не к скупщику, а через Фе на склад на грунтовке и там у вас его возьмут по совсем другой цене. Возьмут, возьмут. Они тоже льготный кредит получают и через меня договаривались, как же они не возьмут. И на каждый пугливый деревенский вопрос - а если не придут, не вспашут, пожадничают, обманут, ведь даже одной ошибки достаточно, чтобы неурожай, голод, смерть - на каждый вопрос два или три ответа: если вот так, то мы вот эдак, если вот эдак, то мы вот так, а если что - я займусь этим сам.
       Во времена, когда королевство Толедское под шумок прихватило Сицилию с Корсикой и принялось устанавливать там свои порядки, на островах тоже нашлись сообразительные люди, придумавшие, как сковать всех и каждого единой цепью взаимозависимостей. Не только "заговор молчания", при котором самые дотошные инквизиторы не могли доискаться ни в одной деревне даже одного свидетеля, не то что двоих, необходимых для процесса. Не только параллельные любым оккупационным власть, торговля, закон, обычай и порядок. Еще и сложная многомерная сеть взаимовыгодных обязательств. Кто у кого покупает рыбу, кому продает вино и масло, кто у кого меняет пряности на соль... мимо, мимо толедской династии.
       То ли кто-то, например, Алваро, спроворил Деметрио хороший учебник по истории - то ли Амаргон сам додумался, но теперь его к донам на Сицилию можно было посылать для обмена опытом.
       А корпорации - фыркать в кулак и молчать в него же. Сказали они новому правительству - как хотите, но начинайте втягивать периферию в систему обмена, это теперь и ваша обязанность? Сказали. Думали при этом, правда, другое. Что обожгутся и начнут учиться. А если не начнут - легко будет свернуть шею на самых законных и демократических основаниях. Когда Деметрио Лим полез вторым номером на гиблую эту должность, даже коллеги по Бригадам удивились - он же городской... Ну воевал он там, ну ползал, но для местных все равно чужак.
       Только он на вопрос Джастины, как же городской герой сопротивления, да еще и окончательно поссорившийся с Бригадами перед выборами и в процессе, ухитрился найти общий язык с деревенскими, солидно покивал - ну просто дон Деметрио, как он есть, - и сказал, что деревне нравится его бояться. И что террором или хотя бы намеком на возможный террор гораздо легче заставить колесо сдвинуться с места, со скрипом, понемножку - а дальше само завертится. Страх тут вместо масла.
       И пошел себе. Страшный-страшный. А если подумать, так очень страшный. Потому что акведук за полгода дошел в Санта-Марию. Сам. Ну практически сам.
       И значило это, что Деметрио Лим начал думать о программе на мирное время... самое позднее два года назад. Когда о ней не думал даже Франческо.
       Франческо, впрочем, вообще не думает - он как-то парит над реальностью и иногда пикирует в ключевые точки событий. Негодуя, что приходится спускаться с горних высей. Вот как сегодня. И воздух слишком плотный, и объекты какие-то неприлично неподатливые, не эфирные существа - и не любимые молекулы. Бедный Деметрио, нарвался на вторую ипостась нашего тирана и властелина - теперь, наверное, пытается понять, на каком он свете; а все равно все его многолетние построения окажутся слишком земными, слишком вещественными по сравнению с идеей, которая может прийти в голову Франческо. И останется замминистра пока что несуществующей во Флоресте сельхозпромышленности - если планы не совпадут - с носом.
       Так что за напасть нам грозит и откуда? Главное ведь, не остаться, как в пошлой шутке Максима, без носа.
      
      
       ***
       Анаит нравилось бродить по университетскому комплексу, который казался необъятным. В горку, с горки, в горку, с горки. Учебные корпуса, общежития, библиотека, стадион, полигон, концертный зал или клуб, хозяйственные службы, магазины... маленькая планета, автономная на случай блокады. Она бы не удивилась, обнаружив какие-нибудь средства ПВО, скромно притулившиеся между свинарником и картофельным полем. Умещались же где-то блокираторы средств сотовой связи. По карточке пропуска можно было звонить куда угодно... в пределах университета.
       Столовую найти проще простого - по запаху, по стекавшимся туда ручейкам студентов. Вход свободный. Питание бесплатное. Здесь вообще все блага предоставлялись бесплатно, это помимо формы всех видов, стипендии и прочих мелких надобностей. Бесплатно и на очень хорошем уровне, судя по стрижкам и спортивной обуви, по величине списков в каталожных компьютерах и ручкам с фирменным логотипом. Миллион мелочей.
       Высокие стены выкрашены светлой, костяной краской. Полупрозрачные дымчато-голубые стекла в узких проемах. Длинные тяжелые столы с лавками, способные вместить целые группы, столы поменьше, столики на одного. Солонки, салфетницы - лепная керамика, смешные толстые коты и мыши. Приборы в салфетках на каждом месте, как в кафе. Изящно и дисциплинирует.
       Очень хороший выбор блюд; и, кажется, одинаковый для всех - преподаватели занимали те же места и подходили к той же длинной ленте с тарелками, что и студенты.
       Она выбрала обед - не без труда, глаза разбегались, а напевы раздатчиц соблазняли нахватать всего и сразу: "А вот еще рыбка, а вот замечательный суп!", - уселась за маленький столик поближе к шумной компании.
       Здесь было на удивление много девушек, больше чем Анаит ожидала - может быть, треть от общего состава. Хорошие лица - сосредоточенные, с четко отмеренной, осознанной мимикой. Минимум косметики, максимум сознания своей уникальности.
       Студенчество, как ему и надлежит, ожесточенно препиралось.
       - Учебник должен делать только одно, - с привычной монотонностью повторял здоровенный блондин, наполовину вылезающий спиной в проход. - сообщать факты, располагая их в понятном порядке. Если вы думаете, что это такая простая задача, я вас тут всех разочарую. Историки над каждой мелочью годами бьются, устанавливая, что тут факт, что он мог значить и как он с другими событиями увязывается. Чтобы не получалось как в той пародии "В таком-то году жители города Кельна видели плывущего по реке дракона и от такого их удивления во Франконии случилась социальная революция.".
       Слушали его с нетерпеливым вниманием, как быстро думающие, но хорошо воспитанные люди слушают человека, привыкшего медленно и подробно повторять отлично известные им аргументы.
       - Уже тут, уже пока мы разбираемся, где здесь факт - можно наворотить до небес и поколения сбить с толку, потому что сами знаете, мы тут худо-бедно варим в своих профильных специальностях. А во всем остальном - что сдавал, то и запомнил. А этот ваш Хендриксен, он же выбирает, чем нас повкуснее накормить, чтобы у нас, значит, мотивация не отвалилась. Творец великого прошлого...
       Анаит насторожилась - и немедленно услышала альтернативную точку зрения. Излагал ее симпатичнейший мулат с карибским выговором; само по себе интересно: обычно абитуриенты из того региона поступали в Александрийский или Токийский филиалы. Но у Новгородского самый высокий рейтинг.
       - Факты, последовательности - это справочник. Обработка - это аналитика. А нам нужна концепция, нам нужна метафора и даже парадигма. Мы должны знать, зачем все это было и зачем есть сейчас. Смысл и способ смотреть на вещи. Мы не историки! Мы должны знать, чему мы служим. Когда я читаю это, я знаю - зачем.
       - Я тебя разочарую... кстати, у Хендриксена ты этого не найдешь - и понятно почему. Знаешь, кого предпочитали альбийцы брать в свои службы, когда они только на ноги становились? Юристов. Это почти необходимость была - высшее юридическое. Потому что правильно организованная голова, - блондин потюкал себя огромным пальцем по лбу, лоб отозвался радостным деревянным звуком. - это сила. Но это совсем старые времена. А вот когда уже после революции, после всех этих "мир хижинам" и прочей глупости аналитические службы воссоздавали - знаешь кого туда брали? Кто там был первым поколением? Историки - античники и медиевисты. Потому что им не нужны были метафоры, они их сами производили, если надо. Зато они видели, что есть на самом деле. И умели поднять картину из разрозненных деталей. Близкую к истине - а не ту, что им приятна.
       Анаит как-то поняла, что центром компании на самом деле являются не спорщики, и уж тем более не внимательно слушающий, и не менее внимательно жующий коллектив человек в пять-шесть. Цезарь, которому предстояло подвести итог спору, был двуглав: сидящие на одной табуретке, слившиеся как сиамские близнецы - во внешней левой вилка, во внешней правой нож, еще пары рук словно бы и нет, - парень и девушка, одинаково астеничные, с удлиненными конечностями, и гибкие словно лианы. Старшекурсники. Было в них, даже в молчаливом методичном пережевывании салата, что-то бунтарское, но не подростковое, а упрямое по-бычьи, не вязавшееся с внешней хрупкостью. Анаит взяла парочку на заметку еще до того, как услышала слова.
       - Жуйте, - уронила наконец девушка, презрительно улыбаясь. - Тут лучше жевать, чем говорить. Люди всегда будут делиться на тех, кому нужны воспитатели и на тех, кому нужны преподаватели. Жаль только, таблички на входе не хватает - "Оставь мышление, всяк сюда входящий".
       Анаит показалось, что последняя фраза предназначена лично ей, хотя она внимательно изучала почву, на которой рождались теории. Полы бывшей монастырской трапезной того стоили. Цветная плитка, пригнанная друг к другу так, что кажется - весь пол вырезан из одного куска камня, а узор из клеточек просто каприз природы. Цветы, птицы и звери, непривычные очертания. Красота земная и рукотворная...
       - Но многим нужны воспитатели.
       - Но не здесь. - У молодого человека и выговор такой же. Начинает лениво, растягивая, а потом прикусывает хвосты. - Сюда должны приходить те, кто уже закончил с детским садом. Так что на вопрос, что выбирать - учебник Хендриксена или учебник Стефановского, отвечаю: Стефановского. Одну его часть. Под названием "библиография".
       Это могло быть провокацией, хотя внутренние связи в группе казались сложившимися довольно давно. Старшекурсники, имеющие возможность покидать территорию. Явная оппозиция. Ну что ж, полковник Моран удивится, если она не сделает ни одного ответного хода. Не отреагировать на провокацию - пожалуй, хуже чем отреагировать "правильно".
       Анаит задержалась с пирожным, потом долго мыла руки, пока наконец, не отследила выходящую парочку, уже без компании. Очко в пользу теории провокации.
       Оба - под метр восемьдесят, темноволосые, с яркими оленьими глазами. Очень экзотичная пара, откуда они? Подойти, представиться. Позволить себя рассмотреть еще раз, внимательно и с легким вызовом. Где мы могли бы побеседовать? Во дворе? Потому что погода хорошая?
       - Потому что третьи уши - лишние. - Девушка явно тяготела к афористичным высказываниям.
       - Четвертые, вы хотели сказать?
       - Третьи. Как третьи руки, - пояснила девица.
       - Вам все равно что-нибудь о нас расскажут, - молодой человек.
       Кажется, это был намек на многоуровневое доносительство... а может, не вполне хорошее владение идиоматикой.
       Восточно-славянские языки в этом смысле - одно огромное многоуровневое минное поле.
       - Я из Крыма, а вы откуда-то еще южнее, я полагаю.
       - Александрия. Но поступали сюда.
       - Нам говорили, что настоящая стартовая площадка - только в Новгороде.
       - Даже правду сказали.
       Дальше можно не спрашивать. Ясно, что недовольны, ясно, чем недовольны, ясно, насколько давно и безнадежно. Даже если все остальное приманка, это - правда.
       - Я пока не знаю, о чем вас спрашивать.
       Снять изображение и добыть ее данные, все, включая статус, они могли и за время перерыва. Если раньше не знали.
       - А можно спрошу я? - молодой человек слегка наклоняет голову. - Вы же слушали наш разговор.
       - Признаюсь, слушала.
       - А какой бы учебник выбрали вы?
       - По меньшей мере оба. Один, чтобы составить представление о прошлом службы безопасности. Второй... догадайтесь сами.
       Парочка вполне невинно держится за руки. Если не обращать внимания на то, что пальцы слегка шевелятся, как бы случайно, если не видеть в этом постукивании осмысленные ритмы. Параллельный разговор. Персональный код. Неплохо. Вслух они реагируют, только обсудив что-то между собой.
       "Узнать фамилии и подарить Джону. Хотя бы на практику. Прелестная пара".
       Услышанное для них как минимум неожиданно, признак превосходства. И отчего-то вызывает доверие. Воздух ощутимо теплеет.
       А там, где теплеет, там тает лед и начинается паводок. Здешний пошел вниз по руслу с целеустремленностью, обещающей интересные времена всем, кто живет рядом с устьем. Молодые люди провели в теплых каменных объятиях несколько лет. Они были справедливы, взвешенны, отдавали должное. Учебная программа хороша - но отравлена методами преподавания: формированием ценностей, как известно, должна заниматься младшая школа, а не университет. От подкожной муштры, как ни странно, свободен только "гражданский" факультет, управления - рай и оазис. У них все вовне, все ясно и проговорено. На всех прочих главное правило - волшебные слова "сами должны понимать".
       Молодые люди были настроены очень решительно. Центробежные силы бурлили в них, сдерживаемые только карьерными соображениями, хотя пара намеков на то, что меньше дрессируешься - выше летишь, уже промелькнула. Еще в них с избытком хватало того холодного интеллектуального высокомерия, на грани снобизма, которое в любимом заместителе синьора Сфорца было сглажено возрастом и хорошим обществом, а в двадцатилетних александрийцах - судя по всему, более чем простого происхождения, кстати, опять же как и... - представлено в химически чистом виде. Даже той снисходительной терпимостью к менее развитым обитателям планеты, что свойственна интеллектуалам в энном поколении, молодые люди похвастаться не могли. Нетерпеливая нетерпимость, скоропалительная требовательность - в избытке. Еще не кимвал, но хорошая заготовка.
       И знакомая до зубной боли, до натянутой кожи на затылке манера мыслить. Упор на скорость и точность линейных логических построений. Два реактивных паровых катка. То первое уважение было... иерархическим. Признанием, что она, Анаит, способна простроить цепочку на два звена дальше их самих. Да еще на чужом поле. Страшно подумать, что они бы сделали с Джоном... обожествили бы, наверное.
       Теперь Анаит очень хотелось познакомиться с лояльными студентами. Нелояльных она, кажется, поняла в степени, достаточной для первого впечатления. И еще - шофер, он же охранник, он же немного связист и самую малость аналитик. Он учился в Токио, только закончил лет тридцать назад. Очень нужно обменяться впечатлениями. Жизненно необходимо.
       Они прощаются - вежливо и дружелюбно. Молодые люди найдут ее, если захотят. А отчеты... отчеты и опросы выпускников, уже попробовавших жизни в большом мире, не содержат нужного. Неуверенности в походке. Привычки - почти всеобщей - проверять взглядом людей рядом с собой. Того, как проложены дорожки. Ветра, которого нет.
       - Скажите, доктор, - девушка не представилась, но знает, что безымянной останется недолго. - а почему мы?
       - Потому что в столовой вы сели так, чтобы вам было неудобно.
       Маленький щелчок по задранным носам оба воспринимают с удовольствием и как должное. Ужасно. Просто ужасно.
       - Сон, - говорит она чуть позже, найдя своего спутника в университетской автомастерской, точнее, в учебном классе, одновременно мастерской. - Как тебе в этом инкубаторе меритократии?
       Сон-хёк возводит глаза к потолку, потом вежливо берет Анаит под локоть и выводит наружу.
       - Нас заперли, вы в курсе?
       - Во всяком случае, предприняли добросовестную попытку. Скорее всего, им интересно, как мы будем обходить эти ограничения.
       - Конечно, - кивает Сон. - Что касается вашего вопроса, то мне кажется, нам не следовало сюда приезжать. Психологам и педагогам тут делать нечего, сюда нужно было присылать этолога.
      
      
       ***
       - Боже мой, Боже мой... как же мне было стыдно!.. - И до сих пор, и выговорить все это вслух можно только спрятав лицо, уткнувшись носом в колени любимой жены - повинную голову и меч не сечет.
       Любимая жена хрустит зеленым яблоком. Хорошо, что не по затылку.
       - А тебе, между прочим, все очень сочувствовали.
       - Еще лучше! - И кто все?.. - Ну я этого Деметрио...
       - Глупости, - изрекает Кейс. - Твоя обычная чушь. Никто почему-то не удивился. Вот почему бы, а?
       Почему, почему. Потому что. Потому что общественное мнение в лице корпорации прекрасно осведомлено, что один из сотрудников безопасности, заместитель по особым проектам - истеричный дурак. Что несколько хуже даже, чем истеричная дура. Потому что упомянутый заместитель вместо реакции в соответствии с ситуацией, или хотя бы с инструкцией...
       - Мы тут все уже запомнили, - продолжает любимая, она же единственная жена, - что при помощи волшебного слова "обязательства" из тебя можно вить гнезда. А твой проректор тебя сколько лет знает?
       Кейс берет с тарелки новое яблоко. Ярко-зеленое, пахнущее кислым соком.
       - Я ему, этому Морану, памятник поставлю, - задумчиво говорит она. - За собственный счет. Посмертно. Очень он вовремя вломился.
       - Вовремя для чего?
       Непонятно - и о чем бы только не спрашивать, прижавшись щекой к теплому хлопку, к бедру, подставляясь слегка липким от сока пальцам, которые обводят кружки вокруг позвонков на шее. О чем бы не - только не думать, не напоминать себе, как было и холодно, и пусто, и совершенно непонятно, как же пролезть в игольное ушко со всем багажом, и страшно, больше всего страшно возненавидеть тех, кто - вроде бы - виноват, кто вынудил. Разразиться младенческим воплем: "Я же не хотел, вы меня заставили!". И щелчок прокатывающейся через щель карточки, и... выволочка, неожиданная и неожиданно страшная. Страшнее рассыпающихся из рук шариков.
       По спине резко тюкают очень острым кулачком. Несколько раз. Для вящей ясности, наверное.
       - Чтобы - ты - понял. Во-первых, что они сволочи и им нельзя никого учить. Ты вообще думал, что случилось бы, - удивительно мирно шипит Кейс, - если б ты отказался от своих слов - или... убежал, как пытался? А во-вторых, что так вообще нельзя. Никто не бывает всегда хорош для всех, даже если эти все не ублюдки песьей матери.
       Это - тоже потом было - после десятка эпитетов и лестных характеристик, которые подняли бы не только расслабленного, но и Лазаря заставили бы подскочить и начать стыдливо суетиться по хозяйству. На нелепое щенячье "Но как?.." - "А вот так. Побудешь для разнообразия сволочью на деле. Запомнишь, может быть, не понравится. Выбирай, перед кем..."
       Пугала, наверное, простота и очевидность выбора. Легкость. Предать жену и Франческо, и мистера Грина, и всех остальных, и эту, уже его страну - или господина полковника Морана. Такой несложный выбор, такой соблазнительный. Такой... подлый.
       Оказывается, он так гордился безупречностью по отношению к тем, кого воплощал Моран. И дева уж готова была броситься с высокой башни, лишь бы сохранить невинность.
       - Ты дурак и меня не слушаешь. Перестань рыдать и подумай, что было бы. Мне видно, почему тебе не видно? Ну заткнулся бы ты, но твое личное дело изъято уже, и его не подделаешь. И свидетелей того, как тебя ломали - весь факультет. Два. Их как заткнуть? А если они все тоже заткнутся, ну вдруг... ты представляешь, что начнется?
       - Там хуже. Там все настолько хуже - нет, лучше бы я днем застрелился, насколько. - Истерика осталась далеко и казалась прошедшей бесследно, он даже мог шутить о ней. А вот об очередном приступе вопиющего непрофессионализма - пока не получалось. - Потому что угадай кто угадай кому несколько лет подряд выдавал ценные и начисто незаконные указания по учащимся. Это еще проверить надо, но Моран так сказал. А все мы, и не только мы, помним, где состоит этот кто, и он же засветился как распоследний кто.
       - Какая что завела нас в этот лес? - хихикает жена.
       - Скорее, какая что будет нас отсюда вылезать. Потому что замолчу я или нет, если Моран не уймется, расследование будет все равно. На любом расследовании, - Максим сдвигается, садится боком, так, чтобы чувствовать живое, настоящее существо рядом. - синьор Антонио всплывет первым и кверху брюхом: он надавал Морану слишком много советов. А с ним и за ним брюхом кверху всплывет Сообщество и весь Антикризисный комитет. Еще расследование покажет, каковы были эти методы и что они давали... я-то ничего такого не замечал, я думал, что система правильная. Но выпускники за последние десять лет все почти живы, работают, карьеру многие сделали...
       Кейс задумывается, прикрывает глаза.
       - Никто же уже не докажет, что Антонио действовал от имени Антонио. Твоих однокашников через одного перережут без допроса. Просто потому что. На всякий случай. А если бы ты заткнулся, то... - Кейс резко скрещивает пальцы обеих рук. - Лояльность, сечешь? Ты уж лучше протестуй, пожалуйста. Погромче. Мне это место дорого как семейная реликвия, а тут его потравят как осиное гнездо.
       Максим кивает... так плохо и так отвратительно.
       - О чем он думал, когда звонил мне?
       Кейс наклоняет и выворачивает голову как выпь, чтобы посмотреть ему в лицо.
       - О том, что ты был хорошей марионеткой, а теперь сломался. Наверняка. А больше ни о чем.
      
      
       ***
       Троих ярко выраженных "лояльных" студентов - мальчика с Карибов, его приятеля и их одногруппницы, - оказалось, опять же, более чем достаточно для первого впечатления, и впечатление это было ошеломляющим. Во всех троих в избытке хватало того же интеллектуального высокомерия, что уже неприятно поразило Анаит; но хуже, много хуже того - под слоем снобизма обнаружились глубочайшая неуверенность в собственной этической состоятельности, жажда морального водительства и наставничества. Несамостоятельность, убежденность в человеческой неполноценности... опирающаяся как раз на то самое интеллектуальное превосходство. Они словно бы впитали вместе со знаниями свою ущербность, ограниченность в нравственном отношении, возвели ее в разряд непререкаемых истин.
       Впрочем, отвратительное личное впечатление довольно быстро было с лихвой перекрыто тем, что троица сообщила в ответ на вопрос "почему не видно первокурсников".
       Звучало-то все довольно безобидно. Закончившие в свое время "установочный интенсив" молодые люди относились к нему со знакомой любому педагогу смесью гордости и напускного равнодушия: так дети, успешно прошедшие через ритуалы приема в коллектив, отзываются о ритуале и тех, кому еще только предстоит испытание. Разве что эти дети еще и неплохо представляли себе, что с ними делали и зачем - а потому гордились собой несколько больше, чем обычно.
       Трехмесячный интенсивный курс, необходимый для дальнейшего обучения, включал в себя решительно все - от скорочтения до медитационных практик, - и проходящих отсекали от любой внешней информации. Восемнадцатичасовой ежедневный практикум, расписанный по минутам и битком набитый всем, и физическими упражнениями, и аудиокурсами, без отдыха, но с оздоровительными процедурами типа электросна.
       - Идешь себе на тренажере, а в ушах языковой курс, а перед носом учебник - и через неделю уже думаешь, что год прошел, и что ты вообще тут родился.
       - Как меня глючило! - восторженно дополняет курносая девочка. - Смотришь на белую стенку, а по ней уравнения бегут...
       - А сколько заваливает? - спросила Анаит.
       - Не знаю, - ответил карибский мальчик. - Ходили слухи, что каждый второй или больше.
       Ходили, значит, кто-то запускал. На практике отчисление с первого курса составляло вполне обычные 5-8 процентов, потому что основной отсев, естественно, шел при поступлении. Но, разумеется, слухи прибавляли первокурсникам значимости и уверенности в себе.
       Тут, впрочем, и выпускники были искренне уверены, что неудачных старшекурсников тихо ликвидируют. В новгородский филиал вместе с этологами можно было посылать фольклористов. На практику, для сбора материала. "Современный городской фольклор спецслужб и профильных учебных заведений". На целый ряд диссертаций материала хватит...
       Например "Изменения в образе трикстера на материале историй о Максиме Щербине". И интонационный рисунок записать обязательно. Нисходящие и восходящие. Возмущение. Восхищение. Такое чудовище было... Странно, что с ним за время учебы ничего не случилось, по всем правилам должно было. Аллергия какая-нибудь или еще что-то естественное. Может, за талант пожалели. А может кто такого и заказал. Но "безопасника" из Щербины так и не получилось, что ж это за сотрудник службы, которого любой житель планеты теперь знает в лицо? Ну зато он в политике преуспел.
       Политика, судя по тем же интонациям, была делом неправильным. Туда попадали только плохие мальчики и девочки. С ума сойти.
       Кстати, вы про "поправки Щербины" слышали? Это к университетскому кодексу поправки - так нарушить, чтобы тебе ничего не было, а кодекс задним числом отредактировали. Именная поправка теперь вроде ордена, их с дюжину уже набежало. Вот, например, Сидоров, да не тот, который...
       На Анаит вылили еще одну лохань негодования с отчетливым проблеском восхищения: некто Сидоров, некто Янда и некто Такахаси, местные завзятые отщепенцы, негодяи и нарушители, которых почему-то не выгоняли вон - в очередной раз почему-то не выгоняли, отметила для себя инспектор, - тоже внесли свой посильный вклад в тестирование кодекса, правил внутреннего распорядка и терпения администрации.
       Вот некто Векшё троице не вспомнился. "А кто это?".
       А милая парочка из Александрии упомянута не была. Вообще. Как будто и не сидели они вдвоем во главе стола, как византийская геральдическая птица. Умные дети. В любом случае - умные. И уже калеки, как все они тут.
       Хорошо, что полковник Моран не мог заглянуть сейчас в глаза Анаит. Он бы понял, как называется тот цветок, который он впустил в свое логово. Росянка.
       Дьявол живет в деталях. В зелени садов, прирученном ветре, открытой нараспашку внешней двери химлаборатории... такие есть в каждом общежитии и первым курсам туда можно только со старшими, а всем остальным - когда захочется. Но двери не запираются. Аккуратные двери с удобными теплыми ручками. Резьбу хочется погладить. И почувствовать как весь дом устраивается вокруг тебя, как большое, уютное ручное животное.
       - Вы обратили внимание на статистику по каникулам? - спрашивает Сон, возвращая папку с данными, открытыми для всех заинтересованных лиц. - Для меня очень странно и неожиданно.
       - Что именно?
       - Где-то после второго курса почти никто не проводит каникулы дома. Остаются здесь и после летней практики, работают в университете или в городе, или просто проходят летние факультативы. Им положены бесплатные билеты - использует меньшинство...
       - В сумме, - говорит сама себе вслух Анаит, - В сумме... все это похоже, все это может быть похоже на...
       Пока она ищет самое подходящее слово, Сон тихонько подсказывает:
       - На тоталитарную секту.
       Анаит передергивается. Шофер, охранник и помощник прав. Может быть, в Европе это назовут как-то иначе, но суть не меняется. Достаточно минимальной недоброжелательности, и все это - методики, каждая из которых, несомненно, разрешена и признана годной, статистика, результаты, обстановка, - укладывается в единую, монолитную и убийственную картину.
       Кстати, методики - кто же их в клюве принес? Напрашивается одна-единственная кандидатура. Чем же думал человек, передающий в открытое светское учебное заведение наработки духовного ордена?..
       Здесь никакой жалобы не нужно: обычная непредвзятая инспекция за три дня составит такое представление, что филиал закроют на карантин и будут выпускать из него по одному, после освидетельствования психиатрической комиссией на предмет вменяемости и дееспособности.
       Как же все это делалось раньше? Ведь инспекции здесь были, как положено, и Комитет по надзору сюда кого-то отправлял, и Общественный совет при Комитете действовал. Да, кто у нас заместитель председателя Общественного совета? Хорошая должность - заместитель, и не на виду, и все полномочия в руках...
      
      
       ***
       Мистер Грин, председатель Антикризисного комитета Мирового Совета Управления, является на службу очень рано - от квартиры до кабинета ему всего-то одиннадцать с половиной минут: две с половиной пешком через длинную парковку между Башнями, полторы через вестибюль, на лифте, еще раз на лифте и восемнадцать шагов по коридору.
       Сейчас на комитетском этаже не должно быть никого, кроме персонала, работающего в ночную смену - референтов, аналитиков и прочих бессонных тружеников; обычно мистер Грин успевает не только пожелать им приятного начала рабочей ночи, но и проработать вместе с ними часть вечера и начало утра. И с дневной сменой - целый их день.
       Тем не менее, в его приемной на пуфике сидит прекрасная, очаровательно заспанная и тем не менее взбудораженная юная особа; а этой особе, помощнику референта, вчера в восемь вечера сдавшей пост ночной смене, сейчас, в шесть утра, положено спать и видеть сон. Седьмой или девятый.
       Нумерация снов, впрочем не имеет значения. А выучку не пропьешь. Сакраментального "я ждала вас" девочка не произносит - это и так очевидно. Ждала. Не менее получаса.
       - Я получила письмо, и решила, что вы должны его видеть.
       Мистер Грин на доли секунды ныряет в черноту. Привычка. Как мытье рук перед едой. Сброс системы, как шутил его учитель. Информацию, которую сейчас возьмешь в руки, нельзя пытаться вычислить наперед по косвенным параметрам. Нельзя представлять заранее. Даже если ты все посчитаешь правильно, это оставит след. Изменит угол зрения. Придаст сведениям немного не ту окраску.
       - Пойдемте ко мне, Аня. - Анне Рикерт, 24 года, Вена, нравится это обращение.
       А человек, который написал письмо, назвал ее "Дорогая А. Рикерт".
       "Дева Мария благодатная, - думает мистер Грин, читая пересказ, а еще точнее - реконструкцию беседы некоего господина Морана с неким господином Щербиной и любуясь переливами идиоматической, пусть и слегка толедизованной латыни. Матерь Божья, я столько раз мог его пристрелить, этого Амаргона, рядом же сидел, что ж Ты мне не намекнула даже?" Реконструкция была убедительна. Реконструкция была черт знает как убедительна, так что странно, что за эти полчаса никто не добрался до Максима - а Максим не достучался до него самого. Впрочем, возможно, Аня просто получила пакет одной из первых.
       Там, правда, еще три часа утра... семь минут четвертого, так что, наверное, бедную жертву неспровоцированной атаки со стороны alma mater еще не разбудили, или разбудили только что - лишний раз подтверждая любимую присказку жертвы о том, что утро добрым не бывает.
       - Мы установили отправителя, - говорит девочка. - Это именно тот, кто подписался. Он попросту воспользовался университетской рассылкой.
       Дальше она ничего не говорит, а сидит на краешке стула, сложив руки на коленях, и очень выразительно смотрит - словно нераскаянная еретичка в ожидании несправедливого приговора.
       Это ваш зверинец, говорит она, спускайте его на Мировой Совет, если хотите. Но аппарат оставьте в покое.
       - Ну что ж, - вздыхает мистер Грин, - давайте обсудим вашу почту. Чего вы не понимаете, Аня?
       Аня думает.
       - Если это выдумка, я не понимаю всего. Если это правда, я не понимаю, чего хочет... информатор. И почему хочет именно он. И от нас.
       Во всех выпускниках злополучного филиала есть это слепое пятно; при упоминании родных стен у них учащается пульс, повышается температура и напрочь отрубается способность мыслить профессионально. Эффект со стороны похож на предвестие простуды. "Дорогая А. Рикерт" не исключение.
       - Ну подумайте, Аня. Вы ведь в курсе последних новостей. - Если уж тебя разбудили до рассвета однокашники, с которыми ты поддерживаешь отношения, достаточные для неоднократно прозвучавшего "мы".
       - Если это правда, - девочка чуть наклоняет голову вперед, - то все, кто выпускался в последние десять-двенадцать лет, упрутся в стеклянный потолок. Те, кто уже имел дело с жизненно важной информацией, попадут под стеклянный же колпак. Кого-то убьют. Многих. В частных структурах вероятность выше. Кто-то из нас может, в предвидении этого, повести себя резко. Последствия я не берусь предсказать, потому что не знаю, какими ресурсами кто располагает и какая часть этих ресурсов предоставлялась... руководству университета. Или могла предоставляться.
       Лицо Анны Рикерт слегка дрожит. Ей почти не нужно играть. Если письмо не лжет, то люди, которые воспитали ее, которые воспитали, сделали их всех, только что пренебрегли всем вышесказанным. Отбросили их как мусор.
       Об этом она не говорит. Ее так учили.
       - Бинго. Это правда. - Девушка почти не меняется в лице. Почти. Слегка сжимает губы, сглатывает. Все это рассчитано на подготовленного зрителя, на старшего-но-коллегу. На самом деле внутри она, все они, и много жестче, и много уязвимей. - Было правдой до того, как сообщение отправилось в рассылку. А теперь?
       Еще один водяной знак этой школы: практически из любого эмоционального раздрая этих мальчиков и девочек можно вывести, вовремя подкинув задачку на расщелкивание.
       - А теперь... формально ситуация не меняется, только время взрыва выбирает не противник. Кто-то из нас пойдет с этим к своему начальству. - как я, не произносит она. - Кто-то - в прессу. Кто-то наверняка уже связался с руководством университета - туда сейчас хлынут просьбы о помощи, требования объяснить, что происходит, декларации о намерениях. Наверняка почти все напишут друзьям и сокурсникам. Наверняка многие обратятся к Щербине. Как к свидетелю. И как... к неформальному лидеру, каким он раньше не был, но теперь является. Как первый, кто если не понял, то хотя бы с достаточной силой почувствовал, что дело нечисто. Это соображения первого порядка. - кивает Аня сама себе, - Все эти метания можно отследить, с учетом специфики нашей работы их отслеживают наверняка. Сторонников теории заговора не убедит ничто, но серьезные люди имеют шанс понять - мы не шпионская сеть и не тайная армия нашей альма матер.
       - Отлично, - кивает мистер Грин. Логика Деметрио воспроизведена достаточно близко. То, что он хотел сказать миру, Аня Рикерт услышала и повторила вслух почти дословно. Значит, его послание получилось достаточно вразумительным. - Вы можете ответить на вопрос "почему именно сеньор Лим", или вам не хватает данных?
       - Самый простой ответ: потому что ему это приказал или посоветовал синьор Франческо Сфорца. Или вы. Так подумают многие. Второй простой ответ: ваше Сообщество имеет отношение к тому, что происходило с нашим университетом, и письмо - постановка дымовой завесы. А для сложных ответов - для мыслей о том, как этот кризис может сказаться на планах сеньора Лима, у меня - вы правы - не хватает данных. Господин Антонио да Монтефельтро был частым гостем в Новгороде, но я не знаю, насколько весомым было его слово.
       - Спасибо, Аня, - вполне искренне благодарит мистер Грин. Вот зачем нужны начинающие аналитики. Один вопрос, один ответ - и можно не тратить время на анализ того, что подумает... не совсем обыватель, но любой человек, далекий от террановского бедлама.
       Потому что настоящий ответ на вопрос "а что же взбрело в голову проклятому Одуванчику" нужно искать во Флоресте.
       - А теперь вы пойдете и сварите нам горячего шоколаду из моих запасов. Пока будете варить, можете молчать. А когда мы с вами его выпьем, вы начнете работать. Суетиться, кудахтать, жаловаться и переживать. Конечно же, аккуратно суетиться, сдержанно жаловаться и кудахтать с максимальным возможным достоинством. Вас обидели, предали и продали, вас беспокоит ваше будущее, но там, глубоко внутри, вы счастливы. Потому что вы все шесть лет учебы думали, что с вами что-то не так. А не так было, оказывается, с университетом. И это открытие для вас почти стоит всех нынешних неприятностей. Да, мне корицы не класть.
      
      
       ***
       Где-то под рыжей гривой Джастины Сфорца размещается бессонный, бдительный индикатор опасности. Если уж она заснула, то вокруг можно палить из пушек (салют по расписанию), проводить митинги (санкционированные) или просто устраивать вечеринку (только по приглашениям, black tie). Но достаточно и тени опасности, ничего тогда не поможет, ни передвижения на цыпочках, ни разговоры по телефону шепотом, за осторожно прикрытой дверью.
       Может быть, дело вовсе не в звуках, а в отчетливо различимом металлически-остром, соленом, ледяном запахе адреналина. Глупости, что его якобы различают только животные. Человек тоже может, если научится переводить безотчетный страх, возбуждение, дрожь в руках на понятный для себя язык.
       - Что? - говорит Франческо невидимому и почти неслышимому собеседнику. - Как? Я не...
       И это страх. У страха большие синие глаза. Страх изъясняется междометиями. Страх не боится сам - он возмущен и недоумевает. Он так думает.
       - Пожалуйста... - почти отчетливо выговаривает собеседник Франческо, и становится понятно, кто это. Наш дорогой скорпион из Лиона. Любимый экспонат нашей коллекции, который знает, сколько сейчас времени во Флоресте. Он даже в войну никого ночью не будил. - Тогда тем более займитесь этим.
       Франческо на цыпочках возвращается в спальню, на середине пути понимает всю тщету своих усилий, покаянно вздыхает.
       - Тебе надо было выйти замуж за библиотекаря, - это он так извиняется, видите ли.
       - Я обдумаю это предложение. Что случилось?
       - Этот сумасшедший партизан, - супруг, наверное, жестикулирует впотьмах, чтобы выразить, насколько именно сумасшедший, но Джастина лежит на животе на краю кровати, свесив вниз руку, и ковыряет ногтем покрытие. В висках бьется пульс, в основание черепа словно песка насыпали. - Он устроил массовую рассылку по университету. Он спятил, да?
       - Какую рассылку?
       - Он восстановил разговор проректора с нашим Максимом, а что не восстановил, то додумал - и разослал по экземпляру всем бывшим выпускникам Новгородского филиала за последние десять лет.
       Ну надо же. Как у них все в джунглях быстро растет.
       - А студентам?
       - А студентам, кажется, не разослал. А может, нам просто студенты еще не звонили. А этот... говорит, что это все я.
       - Ну а кто же? - удивляется Джастина, сползает с кровати, тянется к халату, почти теряет равновесие, повторяет попытку. Очень, до боли под ложечкой хочется есть. Много, горячего, сладкого, мучного.
       - Я?..
       - Нет, я. Это, конечно, я вчера этому партизану наговорила такое, что тут и мумия бы забегала.
       - Я?
       - Ты, ты. Ты ему красочно объяснял, что все пропало, как все пропало, какой ты не волшебник и как тебе хочется зарыться во влажную землю, а не спасать человечество. Потом он кивнул, сказал, что все понял - и ушел.
       - Не помню. И в любом случае - какого черта? Нет, ну я ему сейчас...
       - Ты его найди сначала, - советует Джастина.
       - Найдут... - обещает феодальный тиран и самодур, и хватается за телефон.
       Теперь можно наблюдать ту же сцену с другой стороны. "Переадресованная агрессия", иллюстрация. Слышимая половина беседы позволяет реконструировать ситуацию. Согласно реконструкции, Максима тоже только что разбудили. Претензией. Почему у него по палубе носится незакрепленный Амаргон. Четыре утра. Самое подходящее время для подобных претензий.
       И Максим восстал во весь свой рост и жалуется на жизнь. Мало того, что всякие дилетанты считают, что могут одним махом сделать его, Максима, работу - даром, что ли, Максим учился шесть лет в том самом заведении, о котором речь... так им еще и подают идеи, этим дилетантам. Ускорение им придают. И кто? Кто, о боги? Непосредственное начальство. А ведь и часа не прошло, как это начальство выдавало самому Максиму таску за непрофессионализм - и правильно делало. Но как же тут быть профессионалом? Что натворили вы моей серебряной седине? Как нету седины? Уже есть.
       Негодующий супруг, раз пять по слогам повторивший, что он здесь ни при чем, швыряет телефон на кровать, рявкнув короткое "доставить, можно в кандалах!", и из динамика доносится отчетливое "Ка-ак я понимаю вашу тетушку!".
       "Запоздалое прозрение", роман XVII века. Нравоучительный. Вот сейчас наш прозревший Павел явится и уже в устной форме сообщит, что он еще и, вдобавок ко всему, давно занимается спецоперациями, а не внутренней безопасностью. Так что предательский удар в спину со стороны начальства считает исключительным свинством, но свинства и капибарства вне его компетенции.
       Но он все же не настолько Павел. Он восстанет с одра, если все еще там лежит, и пойдет ловить Амаргона, возможно, с кандалами наперевес. И скорее всего, поймает. Возможно, на кандалы. И тогда встанет вопрос, а что с ним, с пойманным, делать.
      
      
       ***
       Отпрыск толедских банкиров, европеец до кончика хвоста и богатый белый человек из-за моря, прихвостень оккупационного режима - представитель того типа людей, которых Деметрио терпеть не может, не переносит просто физиологически, аллергия... тем не менее, Рауль де Сандовал ему очень даже нравится. Человек, замечательный во всех отношениях. Всегда готов помочь, если считает дело правильным... и пить умеет так, что к утру практически трезв. Как и сам Деметрио.
       А еще он замечательно жарит эту белую рыбную мелочь, которая только на удобрения и годна, а европейцы любят и едят во всех видах. Особенно с чесноком и перцем, особенно к вину. И здорово выходит. Вроде как и не ел, вроде как и закусил. Рауль говорит - это от того, что жиру в рыбке - не меньше четверти рыбки, и из них даже свечки делать можно было бы, если бы не запах...
       Хороший человек Рауль берет трубку, слушает секунд пять и звереет на глазах.
       - Это вы мне... у меня распоряжаться будете? Кто у вас спятил, ты или Франческо?
       - Тшшш, - машет рукой Деметрио. - Это ко мне. Я же их жду. Все так и задумано.
       - Как задумано? - это ж надо, сколько злобы просыпается в человеке, какие клыки наружу лезут. "Мое - не тронь!".
       - Так и задумано. Ну смотри. Если это все моя самодеятельность, то как должен себя вести твой Франческо, когда его всем этим разбудят? Сначала он откажется просыпаться, правильно? - Рауль кивает. - Потом он не будет понимать и еще наорет на всех, что к нему ночью с бредом каким-то. Потом он поймет, возмутится и потребует мою голову. Потом он вспомнит, что я вообще-то депутат и член правительства и неприкосновенен, и потребует голову вместе с телом. И разбудит Максима...
       - Уже. Разбудил, наорал и требует. - Упрямое собственническое существо наклоняет голову, словно собирается бодаться. Именно его собственничество Деметрио совершенно не раздражает. Напротив, вполне уютно. Укрепленный лагерь, надежный командир. Таких мало, все наперечет. - Что за дурацкое шоу?
       Командира укрепленного лагеря что-то смущает в происходящем. Он - ярко выраженный человек привычки, сюрпризов и перемен не любит, а тут, кажется, что-то идет не по накатанной колее. Интересно, что.
       - Ну и прекрасно. Сейчас на меня наорет... может, уже прессу вызвал. Я, кстати - вызвал. А я на него в ответ наору, что мне ваши белые игры осточертели. Что у вас кому-то вашему вожжа под хвост, а у нас от этого программы останавливаются. - Деметрио откидывается на спинку стула. - Мне даже притворяться не надо. Я вас за это правда ненавижу и всегда ненавидел. У вашего правительства или неправительства, что еще хуже, приступ паранойи - а у нас в результате гражданская война на весь континент. Для тебя это древняя история, как они тут с Сообществом боролись, а потом с "Евангельским государством", а твои детки, которым ты головы на место ставишь - они все из этой древней истории и растут. Только у нас что-то выровняется... и сейчас то же самое. У нас от ваших игр больше народу умерло, чем во всей Европе за весь Великий Голод. Надоело мне. Я бы и сам влез бы, если бы вовремя понял.
       Хозяин пожимает плечами, вздыхает - "ну как хочешь, тебе виднее". Это тоже хорошая черта, умение уважать чужие границы и не ломиться дальше, чем надо. Подростки у него с непривычки обалдевают и пробуют директора на зуб, и обламывают зубы-то.
       Принял, выслушал и помог, точнее, сразу нашел тех, кто поможет - ловкого по компьютерам парня и преподавателя латыни, и вышла конфетка. Осталось только дождаться результатов, ну вот и результаты проснулись. Сейчас выскажемся, да так, что запомнят надолго и растащат на цитаты.
       Слова выбирать не надо. Накопились, отобраны давным-давно.
       И своим полезно напомнить, с какой я стороны. И, так сказать, избирателям. Со всех сторон неплохо. Хотя вряд ли достаточно. Но партизанская война, она всегда затяжное дело... можно бы уже привыкнуть.
       А как хорошо сидели... некрашеный стол, плетеные кресла, рыба, сыр, вино... И почему всегда по таким дурацким поводам?
       - Давай, еще по одной, пока они не доехали. Интересно, как выглядит штраф за управление государством в нетрезвом состоянии?
      
      
       ***
       - Объясняю, - говорит Максим, стараясь быть очень вежливым. Оделся он тоже из вежливости, было большое желание прийти в том виде, в каком застал звонок. - К полуночи мы с Анольери составили модель, к часу я закончил первую фазу. После этого я пошел в бассейн, потом поужинал и лег спать. В два тридцать примерно. Через час вы меня разбудили, чтобы сообщить, что ваши действия увенчались неожиданным успехом.
       Была такая мечта - проспать часов пять-шесть, сбросить напряжение, отоспать весь предшествующий день. Была и накрылась. Медным тазом с двумя именами на нем. Лучше бы вообще не ложился. Еще три тонны стимуляторов, и нервный срыв ваш.
       - Вот сколько раз мне повторить, что я этого не делал, чтобы вы мне поверили, да? Я ему жаловался. Жаловался ему я. На вас, на вашего Морана и на весь мир в придачу. Я вашей супруге тоже жаловался, но она почему-то ничего не взорвала и никого не убила. Даже меня. Я и Джастине жаловался. И Анольери. И кому-то на биостанции. И двум кайрам... и из всех из них перемкнуло только вашего Одуванчика.
       - Остальные уже привыкли! А мой Одуванчик - еще нет. Вот вас интересует, что мы хотели сделать? Не интересует, и правильно, потому что все пошло к черту. - Тише, тише... в конце концов, хозяин - барин, хочет и портит. - Вы зачем моему Одуванчику - постороннему! - сообщали то, что никому знать не полагается?!
       - Ну стоял он тут. - Франческо растекается по креслу и вид у него такой жалобный, что сейчас, кажется, явится статуя командора и унесет его с собой. Из сострадания. - Он стоял и ничего не понимал...
       - Редкий случай гармонии народа и власти, - говорит от окна Джастина. За окном еще темно, не рассвело еще, и где-то там везут Деметрио, и охрана ему понадобится совершенно точно: убью. Увижу и убью. Дважды. За вчерашнее и уже сегодняшнее. И держите меня все. - Вы идеально дополняете друг друга.
       Ну да. Начальство, гениальное до идиотизма, и подчиненный, трепетный как левретка и неповоротливый как самосвал. Не уследил. Слышал же голоса, но было не до того. Не удосужился выглянуть и послушать, а тем более связать маршрут Одуванчика с разговором. Но предположить подобное?..
       - Мне уже все сказали на сей предмет, - отвечает Максим представителю Мирового Совета Управления во Флоресте. - И сказали правильно. Но если кто-то думает, что качество моей работы повысится от того, что в дело влезет гиперактивный дилетант с депутатской неприкосновенностью и комплексом провинциала... простите, как их там называли, камикадзе-провинциала, то здесь произошла ошибка.
       Начальство трогательно хлопает глазами... и молчит. Так ему и надо. Может быть, запомнит, что жаловаться нужно в подходящее дупло. Еще бы прямиком господину полковнику Морану позвонил, чтобы ему поплакаться в китель. Или зятю, тоже хорошая идея.
       Далее происходит явление бригадира народу. Вот Деметрио не спал вообще. Он сделал свое дело и приятно провел время в ожидании. Губы по внутренней дуге обметаны темным, и пахнет от него вкусно, мысли о завтраке сразу просыпаются в желудке. Хорошее красное вино, много - значит, в обществе Рауля. Особенно замечательно. Одуванчик, впрочем, почти трезв - и слегка демонстративен, словно во время предвыборной агитации. Смотрится, конечно, хорошо, только аудитория маловата.
       Открыть рот Максим не успевает. Никто не успевает. Даже Франческо.
       - Слушайте, - говорит шустрый сеньор Лим, - до журналистов еще не меньше четверти часа. В трубку я все уже слышал. Можно я пока чаю выпью, если у вас есть, а скандал мы уже при них устроим, чтобы не пропадал?
       Джастина хохочет. Как смеются фурии? Долго, с удовольствием, вытирая слезы и начиная под конец кашлять.
       - Скажи, my dear, - вкрадчиво интересуется она, отсмеявшись и откашлявшись. - Ты и правда же решил, что тебя... попросили? Практически, обратились к тебе?
       - Нет. - улыбается ей бригадир. Это только здесь его могут принимать за ханьца. В Китае его бы сразу определили в уроженцы Синцзяня. В уйгуры или в гуральские казаки. И у тех, и у других репутация такая, что их по слухам в ад не берут... черти не любят, когда их на повороте обходят. - Как я мог такое подумать, если меня никто ни о чем никогда не просил?
       - Ну вот, видите. Его теперь можно хоть насквозь просвечивать. Он уверен, что так все и задумано. Безупречная операция. Вы бы что-нибудь такое делали, когда надо.
       - Я и делал, - напоминает Максим. - На мне за это новую модель ноута тестировали.
       Одуванчик стоит, облокотясь на спинку стула, и разглядывает всех с выражением глубочайшего презрения. "Вы этот спектакль приберегите для посторонних", написано у него на лице.
       Ничего. Он тут поварится еще... сам будет свою надутую морду со стыдом вспоминать. Если вы утопнете и ко дну прилипнете, полежите год-другой, а потом привыкнете.
       Но бить его здесь и сейчас - бессмысленно.
       Не поймет и не поверит. Не поверит, что никто на самом деле от него не хотел решительно ничего, что он в неурочный час оказался в неподходящем месте, и вся эта его бравая инициатива не только полная самодеятельность, но и, по многим параметрам, злостное вредительство. Он хотел как лучше, и ему, и мне.
       Господи, спаси меня от благосклонных - с недоброжелателями я как-нибудь сам разберусь.
       - Главное в нашей работе - нечеловеческий фактор, - с саркастическим воодушевлением изрекает фурия.
       - Главное в нашей работе сейчас, - мрачно говорит Максим, - постараться, чтобы журналисты не сочли нас персонажами телесериала.
       И уточняет.
       - Ситкома.
       И уточняет.
       - Плохого.
      
      
       ***
       Он в долю секунды осознал и переоценил всю обстановку, всю показную, тщательную заурядность ее, и восхитился: в университете подобралась хорошая команда. Очень хорошая. День начался ординарно; разумеется, все они отлично изучили привычки Морана: прибывать на службу к 9-55, начинать утро с большущей чашки кофе - две трети сливок, натуральных, и растворимый кофе только для запаха, - и десятичасовых новостей. Включать телефоны и персональный компьютер, только в очередной раз убедившись, что мир еще движется по своей орбите и во вполне предсказуемом направлении.
       Ни секретарша в приемной, ни встретившиеся коллеги, никто не дернулся, не шевельнул плавником, не показал так или иначе свою осведомленность. Все штатно. Все ждут сигнала, приглашения, официального подтверждения.
       Полковник Моран, пожалуй, испытал приятное возбуждение. В желудке плескались горячие сливки, а на душе, вместо гнева, которого он ожидал от себя же - предвкушение и азарт.
       Экран он выключать не стал. Тем более, что полюбоваться было на что.
       - Заходите, коллеги. У нас как раз рабочий материал сам собой к завтраку пришел.
       И громкость вверх, пока они все рассаживаются. Нет, дорогие мои, я не поражен стрелой в пятку, у меня прекрасное утро, я первый проректор дома сего, проректор по академической политике и организации учебного процесса и я намерен и впредь формировать академическую политику в глубине полночной чащи...
       Они отодвигают стулья, рассаживаются за длинным столом - деревянная грубая рама, между двумя стеклами песок, ракушки, галька, сухие водоросли, обрывки сетей, все это с мягкой матовой подсветкой. Красивая, удобная вещь, и гасит напряжение.
       - Вы же обязательно устроите охоту на ведьм, - говорит с экрана крючконосый партизан и спаситель детей, обращаясь к этакому обобщенному образу Совета вообще и Европы в частности. - Вы же не можете не устроить. Вам на этих мальчиков и девочек наплевать трижды. Мне, в общем, тоже - но вы же у нас все обрушите, просто потому что вам и на нас наплевать. Нет, господа, третьего раза не будет. Мир, он стал маленьким. Всерьез. Может быть, я поступил как дурак. Может быть, существовал лучший, ваш, белый способ все закопать тихо. Но мы устали. Нам надоело быть складом вашего мусора. Вечным побочным эффектом ваших игрищ. Хотите резаться? Делайте это на свету и у себя. А лучше, повзрослейте наконец. Все. Больше у меня нет комментариев.
       - У него нет комментариев. Все прочее у него есть. А комментариев нет.
       Проректоры в полном составе, плюс оба заместителя, итого семь человек. Деканы, числом четыре - то есть, без декана факультета управления, как и ожидалось. Ученый секретарь. Один представитель союза студентов, один представитель СНО. То есть, Ученый совет филиала малым составом, кворум в наличии.
       Если вместо декана факультета управления посчитать оратора - вполне правомочная замена, - то явка составляет 100%. На экране - смуглый узкоглазый, скуластый молодой человек. Стригли его явно под ежик, но чуть-чуть перестарались, поэтому ежик получился совсем куцым, а главной чертой лица стал нос - узкий и горбатый, он торчал даже не как птичий клюв, а как птичий или корабельный киль. Меч-рыба какая-то. Существо для быстрого плавания в плотной среде.
       Мелкий флорестийский партизан. Судя по истории с детенышем да Монтефельтро - давно уже прикормленный. А теперь какой-то мелкий же член тамошнего правительства.
       Второй раз за неполный год меч-рыба украшает собой теленовости и новостные сайты, к обеду подтянутся таблоиды. Даже для креатуры корпораций или Сообщества - очень неплохо. Стиль... тоже хорош. Кое-как пострижен, черт знает во что одет, никакого глянцевого блеска, характерного для больших политиков. Очень дорогой проект, и очень продуманный, до мелочей, безупречный. Хоть сейчас на семинар.
       Грамотный ответный ход.
       - Что ж, - качает головой Саша Лехтинен, проректор по развитию и перспективным проектам, - на твоем месте я была бы польщена. Это они быстро развернулись, это они за несколько часов - и бортовым залпом по тебе. Скажи, а ты чего ждал, когда звонил Щербине?
       С того места, где сидит Моран, Лехтинен видна скорее как точка, как острие длинного узкого предмета, передвигающегося с большой скоростью. Металлического предмета. Масштаб не определен. Может быть, наконечник копья, а может быть головной вагон "Ночной Стрелы" Новгород-Киев. Пока не приблизится, не узнаешь, а дашь приблизиться - сам виноват.
       - Я просчитался, - говорит Моран, и раздельно повторяет для ясности. - Я сделал ошибку. Я попытался объяснить ему то, что теперь трактуется как шантаж. Возможные масштабы ущерба, в случае, если он не отзовет свою дурацкую жалобу. Пытался воззвать к элементарной благодарности, но куда там. Сами видите. Хорошо еще, что я не стал говорить о возможной компенсации, - полковник морщится. - Стал бы еще и взяточником.
       - Ты думаешь, это было операцией с самого начала?
       - Хотел бы я... Но не думаю. Вернее, я думаю, что мы под огнем, но вот это, - Моран кивает в сторону замершего экрана, - импровизация. Скорее всего, этот сумасшедший меня так понял.
       - Нужно было любые переговоры с ним вести через адвоката, - назидательно говорит Саша. Здесь нет смысла спорить, она любит оставлять за собой последнее слово, и пусть, тем более, что она совершенно права. Нужно было.
       Впрочем, тогда они нашли бы другой способ, другой лаз, может быть - другой инструмент. Они не успокоятся. С того дня, как они вышли на свет, они не стесняются в средствах.
       - Полковник, у нас, детоубийц, у всех, конечно же, есть свои планы, идеи и замыслы. Отдельные и совместные. - Дьердь Левинсон смотрит на коллег, чуть наклонив голову, будто сейчас пойдет солнечных зайчиков лапой ловить. Всегда было интересно, как выглядит задушенный солнечный зайчик, но, увы, приносить их на подушку проректору не входит в обязанности главы оперативно-тактического факультета. Сам ловит, сам ест. - Но часть из них, как я подозреваю, носит... слишком радикальный или слишком панический характер. Так что, в нарушение субординации, я хотел бы выслушать старшего.
       Декан оперативного - самый молодой здесь, моложе Морана на четыре года, когда-то это было значимой разницей, теперь просто игра. Отлично. Все идет правильно, все идет отлично, так, как надо.
       - Коллеги, - полковник слегка кивает, неторопливо и почтительно. - В настоящее время нас атакуют силы, которые нет смысла лишний раз называть вслух. Их намерения предельно ясны: получить контроль над всем университетом, и наш филиал, как наиболее успешный, выбран первым. К сожалению, мы не можем в полной мере рассчитывать на Совет, как никогда не могли на него рассчитывать, - короткий вздох. - Подтасовки, передергивания, клевета и искажения - обычные средства политики, используемые на этот раз против нас. Не мне вам объяснять. Тем не менее, на нашей стороне то, что всегда служило нашими преимуществами. Высочайший уровень образования, организации, дисциплины и полная прозрачность деятельности. Результаты ежегодной аттестации, проверок, инспекций и комиссий. Авторитет и отношение большинства выпускников, их лояльность. Мы можем выиграть эту войну. И я намерен ее выиграть.
       Пауза.
       - Чтобы оградить нас от прессы, паникеров и излишней шумихи, я перевел филиал в режим ограниченного доступа. Мы объявляем - на две недели раньше графика, но неожиданность всегда полезна, - ежегодные плановые учения. Далее... я готов выслушать ваши предложения.
       - А вы не боитесь, - вот сейчас прыгнет и придушит очередного, поиграет и придушит, а как же. Спарринг-партнер из него был отличный. - что они увидят в этом подтверждение сегодняшней истерики - и просто придавят нас силовым путем? Со своей стороны скажу, что лично мне в этом случае останется только поднять лапки. Рисковать жизнями студентов я не стану.
       С его стороны... не видел бы я тебя в Африке и на Папуа, и на Кубе, черт бы ее побрал, не работай я с тобой столько лет, мог бы и поверить.
       - Могут и увидеть. Только я почему-то уверен, что в ближайшие часы пресса как-то прознает о том, какое оборудование ты, Дьердь, и ты, Саша, и вы, Вальтер, да и вы, Ангус, заказывали - и получали - в последние несколько лет. Если Совет считает нас вменяемыми, силового вмешательства не будет. Если Совет решил, что мы сошли с ума, его не будет тем более.
       - И почему бы это? - хихикает декан факультета спецопераций. С виду совершенно несерьезный человек, ухмылочки, ерничанье, шуточки-прибауточки, клоунада... того гляди, колесом пройдет, старый шут. Работает он так же - они не говорят "служим", "это вы служите, а мы работаем" - с прибаутками. Точечно. С микронными допусками. - Моран, выкладывайте свои фиги из кармана.
       - Да нет у меня ничего в карманах, - фыркает в ответ Моран. - Но если мы сумасшедшие, то мы тяжело вооруженные сумасшедшие, правильно? И обучены неплохо. И студенты хоть наполовину, но лояльны будут к нам... Это мы знаем, что не будем драться. - Тут, в конце концов, все взрослые люди. - А Совет... с вами в ближайшее время наверняка свяжутся, попробуют связаться и прощупать.
       Это стандартная мера, ее применят в любом случае. Азбука. За столом переглядываются. Глаза блестят, выражения лиц меняются... слегка. И всем уже понятно, почему на совещании нет декана факультета управления. Единственного гражданского факультета в филиале. Штатского. Он не пришел не потому, что впал в панику и растерялся. Наоборот. Он не пришел, чтобы на вопрос "что планирует руководство филиала?" честно ответить "не знаю".
       Полковник Моран обводит взглядом коллег. Не все, может быть, согласны в деталях. Не все будут безропотными исполнителями. Но они запомнят, что у них было не меньше четырех часов форы - первое письмо Морану переслали около 5 по местному времени, - а именно он смог предложить им твердую почву, уверенность и курс.
       Он по-прежнему их командир, в частности, потому, что никому из них Совет ничего не предложил заранее. Что неудивительно. А следующий ход... Моран благосклонно кивает молодому человеку на экране, будет очень простым. И что самое приятное, не потребует ни грана лжи и притворства. Правда, только правда, ничего, кроме правды - и вся правда. И да поможет нам Бог.
       Кстати, нужно бы проверить - как там Цветы.
      
      
       ***
       Ты просыпаешься на новом месте в восемь утра. Минут пять лежишь на спине, чуть запрокинув голову. Дышишь. Собираешь из сонных глубин детали - рычаги, колесики, шкивы. Маленькое упражнение, можно сказать, зарядка. Давным-давно, еще во время учебы, ее выбрасывал в новый день, как кита на берег, панический страх - а вдруг во время сна все уйдет? А вдруг однажды она не найдет себя? Никакую? Ни новую, ни нестерпимую старую? И тогда отец Лоренцо сказал "представь себе, что ты - часы". И научил собирать механизм. А потом превращать его в человека. Каждое утро. Тогда это стало защитой от страха. Теперь было просто приятно.
       Здесь, в университетской гостинице, можно было замечательно выспаться. Тишина, не та, глухая и тупая, которую дает звукоизоляция, а естественная. Окна выходят на реку, между рекой и зданием только стена, луга, никаких дорог. Продумано и это. Уютный угловой номер с двумя спальнями, отличное оформление - этника, местный стиль, натуральные материалы, технологии неброски и ненавязчивы. Одних режимов гидромассажа...
       Телефон по-прежнему не принимал сообщений и звонков извне. Лэптоп не видел ни одной точки доступа. Демонстрировать способность - и готовность - пройти через эти барьеры не хотелось, пока еще не хотелось, тем более, что Анаит подозревала: сейчас начнутся гости. Не могут не начаться. Полуофициальные визиты, цветы, конфеты, добрые пожелания, прощупывание почвы, сплетни, доносы, намеки... самая противная часть работы инспектора.
       А полковник будет следить, анализировать, искать связи, и едва ли не важней ее самой для него то, как поведут себя люди вокруг нее... и возможность хотя бы наступить на тень неофициального наблюдателя Совета в филиале. Моран думает, что такой наблюдатель есть.
       Сюрпризов оказалось два. Во первых, в дверь постучали. Не позвонили, не вызвали. Дробный, аккуратный сухой звук, которого она не расслышала бы, из-за двери ванной. Но она была не в ванной. А человека на пороге не смогла опознать сразу. Потому что лицо и верхнюю часть туловища ему заменял букет сирени. Замечательной, дикой, дачной фиолетовой сирени, крупноцветной, неправильной, неуправляемой, ненавидимой цветоводами хуже одуванчиков.
       В октябре. В Новгороде, где осень. Меньше чем за сутки. Узнать, добыть, преподнести.
       Анаит привыкла к красивым жестам в свой адрес, может быть, поэтому и умела оценить не только техническую сложность, но и сам букет. Простой, без упаковки, сбрызнутый дождем, ветки, кажется, ломали руками. Это было прекрасно.
       Можно было простить гостю даже явление на полчаса раньше, чем она ожидала первого визитера - а впрочем, невинные и наивные инспекторы по утрам не должны слишком явно готовиться к посещениям, а красивые женщины зрелых лет, опять же, по утрам, не должны выглядеть слишком официально. Хорошо, что она успела выспаться, простоять свое под упругой контрастной водой, высохнуть, слегка, акварельно, утренне наметить лицо.
       Но вполне возможно, что долговязый длиннолицый человек в морском свитере установил как минимум прослушку - и деликатно подождал, пока она произведет все эти манипуляции.
       Сначала они поселили сирень во все подходящие емкости. Потом она сварила кофе. А потом вежливый человек, декан факультета управления, "вспомнил", что "забыл" представиться. Впрочем, добавил он, Ивану Петровичу Смирнову имеет смысл представляться именем и фамилией только в одном случае. Если он здесь - единственный.
       Смирнов, кажется, определил момент, когда кофе не только оказался внутри, но и пробрался по сосудам, оказал свое действие и приятно защекотал где-то в лопатках - то ли крылья режутся, то ли давление выравнивается, - эта точность и чуткая внимательность Анаит что-то напомнила, прямо связанное с Новгородом, - а потом подал лист бумаги в прозрачной папке.
       - Один из двадцати семи, - уточнил он до того, как Анаит пробралась далее заголовка.
       - Проректор Моран сказал мне, что звонил... господину Щербине.
       Щербине... Так вот кому подражает Максим. Ее просто сбила разница в стиле. Тут они почти полная противоположность. Но вот это удобство, уют вокруг, уют угаданных и мгновенно исполненных желаний - это общее. Внимание-скорость-точность-компетентность. И склонность к драматизму. Конечно, он знал, что незамеченным ему сюда не прийти. Так отчего же не с кустом сирени?
       Вчера Анаит просто взяла контейнер с токсичными отходами, с услышанным от Морана абстрактом разговора, заперла покрепче и пошла знакомиться с территорией и ее порядками. Ломиться через выставленные препоны, чтобы убедиться - все закончилось не очень плохо... увы, слишком дорого. Сегодня, пожалуй, переживать поздновато; но ни слова о том, что вышло из разговора, который был якобы реконструирован, нет.
       - Вы не знаете случайно, - она махнула листком, - обошлось?
       Сложная подача. Она была почти уверена, что гость просто не поймет - и нет так нет.
       Иван Петрович Смирнов - право же, удачная профессиональная шутка, "меня зовут никто", слегка морщится.
       - К сожалению, я не знаю. Ничего сиюминутно непоправимого, кажется, не случилось. Во всяком случае, как видите, они работают - и ответ отыскали быстро. Вряд ли это обошлось без Максима. Значит, более или менее в порядке.
       Для гостя это тоже вопрос не технический; приятное открытие. Совпадение важного, личных этик, порядка сборки мира случается реже, чем совпадение вкусов, привычек или характеров. Много реже.
       Теперь можно осторожно впустить в себя смысл этой... работы. Этой выходки. Этого фейерверка.
       - Вы считаете, это хороший ответ?..
       - Не знаю, Анаит Александровна. Я бы сказал, что не очень... но я почти уверен, что моих коллег этот оборот застанет врасплох, как застал меня. И он многих выведет из-под удара. Может быть, в дальней перспективе - это хороший ответ.
       Неприятно толкнуть привычным жестом знакомую дверь в расчете на то, что она, как всегда, открыта. Можно вывихнуть руку. Влететь в нарисованную на бетонной стене дверь... очень тяжело. Уже видя перед носом краску, глянец, трещинки, винишь себя в слепоте и самонадеянности.
       Анаит громко, отчетливо, со страданием разочаровывалась в госте - все так же заинтересованно улыбаясь и вежливо глядя ему в глаза. Он ощущал, ощущал вполне, и она это видела, и разочаровывалась еще глубже.
       Заслужил.
       - Понимаете, - сказал гость, - теперь руководству филиала придется создать стратегию. Какую-то. И она должна будет хотя бы внешне выглядеть трезвой и здравой. А это дает время. Я к вам потому с утра и пришел, чтобы этим временем как-то воспользоваться. Вы, как я заметил, человек чуткий. И вы тоже педагог по профессии. Мне кажется, вы должны были обратить внимание на вещи, которые... пропускали ваши предшественники. Антикризисный комитет или синьор Сфорца, или даже Максим, кажется, надеются предложить университету компромисс. Как вы думаете, - он смотрит на Анаит прямо, - может ректорат позволить себе компромисс?
       Прекрасное чуткое и тонкое видение, шагнувшее из северного дождя, из утреннего тумана, стремительно таяло, блекло, меркло. Облезало. Оставался... профессионал здешнего завода, такой же, как и многое другое. Болото под зеленой травкой.
       Заранее записал в расход всех студентов и выпускников, а потом пришел к ней...с этим.
       - Иван Петрович, - сказала она, вот теперь его и по имени легко было называть, просто здесь на севере так принято, вежливое обращение. - А себя вы не относите к ректорату?
       Он удивленно поднял на нее глаза.
       - Ах да, конечно же. Относил. И отношу. Просто я могу себе позволить и компромиссы, и многое другое. Не потому что мое положение чем-то отличается формально или юридически, а потому что хочу. О чем бы ни думал Моран, когда звонил Максиму, о чем бы ни думал сам Максим - они развязали мне руки. Мне долго объясняли, что будет с выпускниками, если я пожелаю чего-то большего... нежели возможности быть деканом лазарета. И сами все взорвали. Но я не знаю, что сейчас делается вовне - и я пришел к вам.
       Она уже хотела сказать что-то резкое об издевательствах и проверках, о том, что ее заблокировали - и зная имя ее отца, трудно не знать этого... Пробку из памяти вышибло резко, но поздновато.
       "Очень хороший человек, очень добрый и непроходимо гражданский. Даже не дефектолог, увы" - вспомнила Анаит. Потом вспомнила личное дело. Человек, настолько далекий от ССО, структур безопасности, даже служб Совета, насколько можно. Педагог и администратор. Он тут отлично мимикрировал под стены и обои; слишком хорошо - Анаит даже обозналась, приняла его за безопасника. Поймала его отражение и перепутала направление.
       Это... это возраст, усталость, раздражение. Гнев. Этого нельзя себе позволять. Чтобы поведение и манеры, точность подстройки просто вытеснили из сознания уже закачанную туда, уже разобранную почти информацию... много, много лет с ней такого не бывало. Но и студентов таких она не видела давно. А в таких количествах - никогда.
       - Иван Петрович, как давно вас шантажируют открыто?
       - Я занял пост декана восемь лет назад. Через год сменился начальник факультета, то есть, тогда уже декан факультета внутренних войск. Начались... определенные меры, нескольких курсантов хотели отчислять. Их перевели ко мне. Я довольно быстро захотел подать жалобу в Общественный совет.
       - И тогда вас познакомили с текущей политикой?
       - Да, можно сказать так. До того меня не беспокоили, я с головой нырнул в переустройство своего факультета и никому не мешал... Дело в том, Анаит Александровна, что предыдущее руководство было немногим лучше нынешнего, в человеческом смысле. В профессиональном, насколько я могу судить, оно много ему уступало. Понимаете, здесь раньше все было намного хуже. Во всех отношениях. Когда Моран принялся наводить порядок, на него молиться были готовы. Я помню эти времена, я уже был замдекана... У нас почти никто не почувствовал, что реформы свернули не туда. А я слишком зарылся в дела своего факультета - по нам предыдущий режим ударил очень сильно - и упустил момент, когда еще можно было что-то сделать. Мне - что-то сделать. Мне не хотелось повторять эту ошибку. Насколько я знаю нашего полковника, он оставил вас без связи. Я принес вам кое-что помимо сирени.
       - Что же? - спрашивает Анаит, чтобы как-то разбавить скорбный монолог. Интереса нет. Даже теперь, когда она поняла, в какую ловушку попал этот человек. Он гражданский в зоне боевых действий. Хороший гражданский, не орет, не мечется, делает, что может, но тут ему не место. Его нужно вытащить, вылечить - и отправить заниматься своим делом. Он не виноват, бедный Иван Петрович, что Анаит в нем померещился товарищ. В крайнем случае - противник.
       - Импульсный передатчик. Мощный. Наш карантин пробьет. И ключ к нему. От перехвата не застраховано, но расшифровывать ваше послание будут от восьми часов до двенадцати, если повезет.
       Если бы, если бы нельзя было полностью полагаться на характеристики Максима - и то только потому, что характеристики он составлял по просьбе Джона, - Анаит позвала бы Сона: выставить гостя как провокатора. Он не провокатор. Он добронамеренный гражданский, и он не знал, кого сюда прислали - другого гражданского, представителя какой-то фракции... или человека, которому есть что противопоставить здешним бешеным лисам. Он должен был как-то проверить, как-то узнать, с кем имеет дело. Негодный человек не спросил бы про Максима, не возмутился бы бездействием. А годный, но неграмотный - обрадовался бы передатчику... Бедный Иван Петрович.
       Минутная стрелка на больших часах с настоящей - накануне проверено - кукушкой подползает к цифре 12. Во Флориде сейчас почти 5.
       - Давайте посмотрим новости, Иван Петрович, - примирительно говорит Анаит. - Думаю, они того стоят.
       - Ку-ку, - соглашаются часы.
      
      
       ***
       И вот на часах десять, на больших, видных из любого угла спальни, часах над дверью - и рядом, за спиной, пусто, и давным-давно пусто, и не пахнет ни кофе, ни шоколадом, ни хотя бы живым и теплым. Изъяли и не вернули. Разбудили в половину четвертого, не дав проспать и часа, и - на тебе.
       Где-то в памяти, между первым сном и вторым, осталось ощущение - цапнула за ворот, удивляясь, что под пальцами не галстук, а майка какая-то, просчитала весь стоящий за этим манифест, хихикнула: "Я бы на твоем месте в пижаме пошла...", и дальше в сон, пытаясь втиснуться в картинку, из которой уже вылиняла, выбралась, и теперь в сухую шкурку назад не влезешь, отращивай новую.
       Встать, пойти, найти и оторвать наконец избалованному господину Сфорца голову; выдумал же - в любое время, по любому поводу требовать к себе. Спасите-помогите. А мы, между прочим, занимаемся чем? Контрабандой. А там никаких сюрпризов быть не могло.
       Вечно у вас все горит, все взрывается. Хуже Бюро.
       Причем в Бюро все горит и взрывается, потому что местные жители - народ основательный, заводной и технически грамотный. И преступления совершает обычно с размахом, выдумкой и полной самоотдачей. Вот вы когда-нибудь расследовали двойное убийство-самоубийство, где виновник торжества сначала украл два авиационных реактивных двигателя (на этой стадии к делу и подключилось Бюро), потом как-то установил их на свой вездеход, сжег ими жену, уговорив "постоять, посмотреть - все ли правильно" - и сам разбился в ноль, въехав в скальную поверхность 25 километров спустя? Особенно патологоанатомы радовались. Кейс тогда целых три новых выражения подхватила. А старший группы был счастлив, что ревнивцу не пришло в голову таким образом ограбить банк.
       Но это - Винланд. А в корпорации Сфорца люди как-то умудряются играть за обе стороны. Сначала создадут кризис во-от такой ширины, потом решают.
       Дайте уже человеку хотя бы выспаться, я не себя имею в виду. Дайте выспаться моему мужу, пока я не взялась искать в вас не совесть, но инстинкт самосохранения.
       На этой мысли зубная щетка завершила цикл и Кейс поняла, что успела встать, принять душ и вообще поводов не выходить наружу более нет.
       В офисе "спецотдела", он же "обособленное подразделение специальных мероприятий", он же "terror inenarrable" по выражению уже пострадавших, все штатные сотрудники "невыразимого ужаса" - Максим и его банда, - а также господин владелец, Джастина и замминистра синекуры и вакуума Лим столпились вокруг экрана. Ряд циферблатов на стене на сей раз показывал время во Флориде, Лионе и Новгороде. Ну понятно. Продолжение вчерашнего банкета.
       Банда сидит по местам, работает, делает вид, что не вслушивается. Значит, занимаются контрабандой... хотя бы для виду. Большой прогресс по сравнению с тем, что было полгода назад. Еще несколько лет, и их даже проверять нужно будет не дважды в день, а только один раз. Так что драгоценный муж может себе позволить отвлечься. Да и вообще, господин полковник Моран - лишнее явление природы. A fossil liability, как шутит Джастина.
       Входа Кейс никто не заметил, как галдели, так и продолжали галдеть. Тут можно прийти с гранатометом, никто не заметит, и на том свете треск продолжат. Через слово поминали Морана. Через два - мистера иезуита. Совет, университет, ответ. Банкет. Привет. Сока на столе пакет, стопка свежайших газет.
       Да-а, такого даже все население Винланда хором не выдумает. Поскольку практичны, прагматичны и реалистичны, и в целом добропорядочны и приличны.
       - Раньше на него можно было бы натравить Личфилда. - Кто это у нас задумчивый такой? Анольери?
       - Я каюсь, - это Максим, - я посыпаю голову пеплом.
       - Посыпай. Огород разведем. Ничего не понимаю я. - Это госпожа жена владельца в обличье Горгоны, волосы дыбом, уши торчком. - Зачем им карантин? Они воевать собрались? Мы им такой выход оставили, там армия пройдет.
       Выход они оставили!.. Вслух бы она выругалась так, что у всех, включая замминистра, уши бы заполыхали. Про себя браниться смысла не было. Если вот эта лазейка - "такой хороший человек, только перегнул с рвением, в нем все и дело" - выход, то тут никто не понимает, с кем и с чем имеет дело.
       Полковника Морана Кейс отрисовала вчера днем, после инцидента. В основном, для себя: знать, кого закапывать, насколько глубоко, как медленно. Что-то из портрета пригодилось для вчерашнего плана, но потом прилетел Одуванчик и пророс со скоростью и силой, подобающим одуванчикам. Чума перелетная.
       Но слона-то они не приметили. Никто. Хотя эту стратегию наверняка сотворили в пять утра, на коленке и наитии, и где ж там смотреть в разработку, и зачем в нее смотреть, и зачем корпорации штатный специалист, которого они так долго уговаривали, заманивали и прельщали? Спать подольше и купаться, не иначе. Правда, господа?
       - Эулалио говорит, будет заявление. Наверняка. Вот и посмотрим...
       - Заявление? - черт с ними, с идиотами, но тут же любимый муж в эпицентре. И в майке. И он же первый полезет под танк, когда танк на горизонте появится. И все равно не простит себе, если танк хоть кого-нибудь задавит. - Вы, банда тупиц, вы бестолочь мировая... Вы когда запомните, что у людей бывают не только интересы и идеи?
       Забыла, совсем забыла... главное, года же не прошло. Они оборачиваются на крик как подсолнухи на светило. Все. Конечно же. Если человек кричит, так он знает, чего кричит...
       - Где просчет? - спрашивает господин хозяин всего. В Винланд бы его с такой обучаемостью, там это любят, учат этому. Конструктивная реакция. Даже по лбу дать не за что: обезоруживает. Для того ведь и придумано.
       - У вас? Где всегда, в хромосомах. Скажите, вы будете сопротивляться насильнику? - Отдельное наслаждение наблюдать, как поэтапно до мужчины доходит, что да, да-да, это именно его и именно об этом спросили, он не ослышался, нет. - Вы согласитесь на... компромисс? Не пятеро, а один?
       Первым понимает, кажется, старая ящерица Анольери. Ну да, этот берет опытом там, где остальным нужно все разжевать и выложить на блюдечко.
       - Да, Моран воспринимает свое учреждение как... продолжение личности и тела. Попытку вторжения - соответственно. И указанный ему выход - догадайтесь, как? А уж взять ответственность на себя...
       - Я-а... - Это он не растерян, это он опять слова ищет. - Так и думал, что он защищается, да. Не хочет отдавать. Я бы не отдал, - господин Сфорца вспоминает, при каких обстоятельствах в мире сменилась власть, и поправляется. - Я не отдал. Но я мог не отдать.
       Вот это называется хорошо развитая мания величия. Корпорант. Ну, крупный корпорант. Ну государство, считай. Но "не отдать" он хотел не кому-нибудь, а Мировому Совету Управления, тому самому. Но как же сравнить себя - и какого-то сумасшедшего Морана. Тем более, что он и в самом деле сумасшедший.
       - У вас силой отбирать ничего не надо. Вам достаточно правильно кое-что объяснить, и вы все отдадите сами. У Морана такой кнопки нет. Это моллюск...
       - Я? Сам?
       - Сам, сам, - это Джастина. - Если тебе показать, что с тобой все погибнет, а без тебя многое выживет. Ты бы и тогда ушел, если бы не было ясно, что и у нас ни ячменя не выживет, и вокруг все рухнет. Это вы поэтому про идеи заговорили? Эй, Лим, тебе воды дать?
       Идиот-сорняк-диверсант сполз на пол по стене, сидит там как подстреленный и трясется.
       - Дать, - говорит, - только лучше не внутрь, а сверху. Я тут с вами расистом стал и не заметил даже.
       - Дайте ему лучше пинка, - говорит Кейс. - Мне обходить далеко. Да, очень смешно. Не приметил единомышленника, партизан хренов. Да, синьор Сфорца, именно. Если убедить вас, что ваши имманентные качества смертельно опасны. А Моран сейчас займет оборону. Именно потому, что вы ему предложили выход. Пасть в бою, знаете ли, не так стыдно, как самому согласиться... И учтите, он себе ни в чем отчета не отдает.
       - Новости! - поднимает руку Джастина, и, разумеется, после короткого предисловия на экране во всю ширь образуется физиономия господина полковника Морана.
       По отцу господин полковник тамил, по матери - соплеменник любимого супруга, и смесь вышла внушительная. Красив, как актер, породист, подтянут... экран вот-вот прогнется под напором харизмы. Герой войны, защитник свобод, отец родной солдатам и курсантам. Суров, но справедлив. Патерналистский идеал.
       Открывает рот и выдает восхитительную, убедительную в своей целостности речь.
       Никакой теории заговора, ну что вы. Никаких предрассудков, куда там. Цифры, факты, имена. Понятные схемы. Вот что было до предыдущей реформы. Вот каким позором и кровью это обернулось. Неприятно вспоминать Кубу? Нам, поверьте, тоже. А вот что сделали мы. И теперь мы - единственное независимое учебное заведение в мире. Независимое вообще. От всех группировок. В том числе и от одной ныне совершенно легальной христианской церковной организации. До сих пор Совет это устраивало. Сейчас почему-то перестало. Конечно, независимое не значит идеальное. Часть нынешних недостатков - обратная сторона достоинств. Часть, возможно - продукт чрезмерной бдительности и инерции мышления. Это поправимо. Но аллергию не лечат гильотиной.
       - Ах, чтоб тебя, - восхищенно выдыхает Джастина.
       Выводы стремительны, как натиск какой-нибудь там кавалерии. Сограждане, мы - светское учебное заведение, и мы хотели бы таковым оставаться. Решительно невозможно понять, почему на нас посягает не Совет, не легально выбранный представитель любого региона, класса, объединения, а сугубо религиозное объединение одной из конфессий одной из мировых религий. Посягает на учебное заведение МСУ. Господин полковник Моран, как исполняющий обязанности ректора, хотел бы обратить внимание общественности на положение дел. А более ему сказать нечего - у него ежегодные учения. Спасибо за внимание, рассчитываем на поддержку.
       - Уф, - говорит Кейс. - Дуракам везет. Он до вашего выхода просто не досмотрел. А теперь, даже если досмотрит, не отреагирует. У него уже карты сданы другие и игра пошла.
       - Госпожа штатный психолог, примите мою благодарность и извинения.
       Я его точно сейчас убью... Ну трудно сказать просто "Спасибо!", трудно, да?
       - Не взорвались, - констатирует Джастина. - Опять. Значит, работаем.
      
      
       ***
       Кто-то за работой поет, кто-то бормочет, кто-то губами шевелит, кто-то по комнате ходит, жестикулирует - или, наоборот, замирает. А мистер Грин в рабочем состоянии - исчезает. Вот сидит человек, глаза его видят, уши слышат, прикоснуться можно, хотя и не стоит... а самого его нет. Поначалу всех это беспокоило, потом привыкли. Ну нет... утекает по кабелю куда-то туда, где у него дом. Там ему думать удобнее. А тело не отключает из вежливости. В конце концов, что тут странного? Скажи кто два года назад: у нас реорганизацией государства будет руководить иезуит - вот это была бы фантастика из фантастик. А что он, кажется, полуэлектронный - это уже мелочи, местная экзотика.
       В аппарат новосоздаваемого комитета младший персонал отбирали вполне штатным образом - заявки, внутренний конкурс, собеседование. Анна тогда только-только отработала испытательный срок в торгово-промышленной палате, заявление подала, рассчитывая разве что на отличный диплом, послужного списка еще не было, можно сказать, никакого - и скорее на чистом азарте. А вдруг? Прошла заочный отбор, прошла собеседование с начальником отдела, а легендарного мистера иезуита увидела только через неделю. Человек как человек, ничего особенного. Две руки, две ноги, лицо профессионально клееное, без мнемонической считалки не запомнишь, на улице не узнаешь. Господин никто. Не начальник, а золото - требует все заранее, голоса не повышает, всех поименно запомнил в первый же день, спасибо-пожалуйста, но где, где хоть что-нибудь... иезуитское? Не вот эта же привычка сидеть, когда рабочий зал пустеет, на любом столе, боком, криво, с центром равновесия непонятно где.
       Анна попробовала повторить - и свалилась с грохотом. Но маловато для тайного-явного общества, овеянного такими слухами.
       Дальше - больше. Объем работы, конечно, великоват. Точность, конечно, высокая. Но дай тому же ИванПетровичу те же полномочия и ресурсы и ясную цель - будет похоже. Медленнее, но не так уж и намного. И даже хвоста и копыт у мистера Грина нет. Где чудеса, я вас спрашиваю? Где хоть что-нибудь, чему их в университете не учили? Не все осваивают, правда. И не в таком объеме... но нового ничегошеньки.
       Делиться разочарованием не стала. Правильно сделала. Сегодня утром с горя села боком на стол и нашла точку равновесия. Телом, не думая. А голова в это время щелкнула совсем другим. Откуда, на самом деле, взялось то, чему их в университете учили? И как там учили раньше?
       Сегодня ей нужно было заступать на смену вечером - очень удобный график: день, ночь, двое суток отдыха. Переработки сотрудников мистер Грин почитал за личное оскорбление и покушение на его личные привилегии, так что все время получалось - вроде бы и работаешь, много и с удовольствием, а вроде бы и не устаешь. Так что можно и свою смену отстрелять, и не уходить, раз уж пришла... и не гонят. Наоборот, обрадовались, погнали в третий "аквариум" и поставили заместителем на новую рабочую группу - что бы там с университетом ни происходило, а остальные дела никуда не делись, а тут у нас сотрудник с личной заинтересованностью и домой не рвется. Тут уже ради такого прыжка по карьерной лестнице останешься и будешь четверо суток сидеть безвылазно, но речь-то идет о другом. О собственной шкуре, о любимом декане и чуть менее, но любимой альма матер.
       ИванПетровичу, конечно, писала не она - верней, после утреннего разговора могла бы и она, санкцию ей дали явно и недвусмысленно, но дополнительный слой всегда лучше. Что сделает ИванПетрович, когда узнает, что фронта перед ним теперь не два, а только один - и гадать не нужно. Бросится в объятия Антикризисного комитета, только дым пойдет. И хорошо. И ладно.
       Мистер Грин наверняка понял, почему ей нравится, когда ее называют Аней. Она бы на его месте поняла.
       Аквариум, сектор этажа с внешней стеклянной стеной, казалось, наполовину висел в воздухе - или даже в мире идей. Почему-то в этих стекляшках особенно хорошо работалось в группе. Это заметили давно, еще до мистера Грина - а Антикризисному комитету щедро отписали пять таких емкостей. Экраны на стенах, экраны на стойках, столы, кресла, ковры - и платиновое осеннее солнце сбоку. Пошел!
       К обеду нарисовалась такая прекрасная картинка - флорестийский политический деятель залепил тортом по физиономии всему Совету; Сообщество в лице какого-то пресс-секретаря венецианского представительства сказало, что оно, конечно, инициировало официальное разбирательство - но стандартным же образом, через Совет; синьор да Монтефельтро с горнолыжного курорта в Альпах по телефону на вопрос корреспондента ответил, что он вообще не понял, в чем дело - ну да, полковнику Морану, старому знакомому, и некогда командиру по карибскому кризису, оказывал как член Общественного совета при университете поддержку, а еще лично и сам, от своего имени, и вообще все стороны конфликта, возникшего на пустом месте, его друзья и он надеется на мирное урегулирование...
       Господин Щербина - которого Анна помнила не очень хорошо, а потому не оценила, сильно ли он изменился, - шипел в микрофон, обозвал Лима незаконным сыном орла и кукушки, и сообщил, что он собирался официально и без лишнего шума участвовать в разбирательстве как свидетель, а обращение Морана воспринял как естественное развитие ситуации, но вышеупомянутая помесь, видите ли. В общем, без комментариев.
       Вышеупомянутая помесь господина Щербину на поединок вызывать не стала - а, будучи поймана в перерыве какого-то заседания по бюджету, ответила возмущенным представителям Совета и прессы, что если события начнут развиваться иначе, чем предсказывалось в его выступлении, то она, помесь, с превеликим удовольствием извинится перед всем Советом вообще и перед каждым конкретным делегатом в частности.
       Вот господин проректор Моран явно с удовольствием вызвал бы всех по очереди - но вместо этого торжественно жаловался, что негодяйские иезуиты покушаются на независимый университет. За спиной его гордо высилось белокаменное здание центрального учебного корпуса и реял флаг университета с красной новгородской полосой поперек.
       То, что вчера ночью могло обернуться резней, если не хуже, быстро превращалось в малоприятный красочный скандал, радость независимой прессы.
       Скандал ширился, разбегался волнами... и сдувался.
       Африканские депутаты подали коллективный протест синьору Сфорца как представителю власти на территории Флореста против определения "политика белых" и пригласили депутатов от азиатских регионов поддержать его, но получили такой ответ, что заявили протест уже и против депутатов из азиатских регионов.
       Не самая крупная нихонская корпорация неожиданно объявила, что готова предоставить гражданство, работу и защиту всем выпускникам, которые подозревают, что в их адрес могут начаться репрессии. Анна поинтересовалась ставками и условиями - и поняла, откуда такая широта души.
       Три прочих филиала университета в коллективном заявлении сообщили, что на них никто не посягал, от иезуитов до террористов, хотя их вроде бы и не спрашивали - и террористов тоже не спрашивали.
       Какой-то террановский оппозиционер высказал предположение, что все происходящее - рекламная кампания сеньора Лима, известного медиаманьяка. При этом оппозиционер говорил за кадром, измененным голосом, ибо опасался мщения со стороны.
       - И просит поместить его теперь в бронированную камеру! - хором ляпнула рабочая группа по инциденту.
       Действительно, все развивалось в духе и стиле величайшего кубинского романа.
       - Если бы, если бы меня кто-нибудь спросил, - сказал Стефан Минц, специалист по древовидным системам, перебрасывая в пальцах указку - я бы сказал, что кто-то с кем-то договорился и теперь спускает дело на тормозах. Но меня никто не спросит, а я ничего не скажу, потому что не могу понять, кто и с кем договаривался и кому бы это могло быть выгодно.
       Тут самопроизвольно возник кофе-брейк, и вместо рабочих моделей на столы и стекло с цоканьем посыпались личные, побочные домыслы и предположения. Анна знала, что из этого сора порой прорастают самые полезные идеи, а в перебранках за чашкой чего-нибудь (от глобалистического кофе до экзотических национальных напитков) рождаются отличные концепции - но у нее уже голова гудела от загадок. Вечный вопрос, вечное правило - "ищи, кому выгодно". Отлично работает при раскрытии экономических махинаций и убийств из-за наследства. В остальных случаях выгоды бывают слишком непостижимыми для чужих умов.
       - Если мотив - выгода, то случившееся в нужной степени вмастило только этой помеси орла с кукушкой, - сказала она.
       Еще - тысячам выпускников филиала. Но у них не было ни сведений, ни возможностей. И образ действия не совпадал.
       - Брось, ну мог он сам это все устроить?
       - Не бывает таких нечаянных утечек, не бывает! Ну элементарно же - правила ведения разговора. Убедись, что ты один... - МП, Меир Пеер, тридцатилетний "александриец".
       - Да-да, нашего выпускника везде видно. Делай раз, делай два, кто говорит? Автопилот, ик!..
       - И что до орла с кукушкой, кстати, откуда это - то если он такое учудил без санкции, на него же банан через месяц упадет со случайным летальным исходом.
       - А Щербина ж не скажет, откуда вычитал. И не скажет, как все было, - вздыхает Анна. А как звучит - "cuclillo сon el pico de Аguila!". - А что до банана, вы досье его смотрели? Не банана, а гибрида? Тут еще что на кого упадет. Такое впечатление, что он у нас же и учился. А, может, и не у нас...
       - Развели конспирологию, - ворчит Минц, - будто вне ваших теплиц и мастером не вырастешь. Вы Листера вспомните. И Анкявиша. Или того же Риса Рикарди, не к ночи будь покойник помянут. Это органистом на коленке не станешь, орган нужен. А ваша профессия старше пирамид. И самородков в ней - что в моем родном Балларате.
       - Между прочим, - говорит Анна. - Есть такая версия, что Рис Рикарди вообще тихо умер, не думая, что есть на свете или на Кубе такой дурак, чтобы его убить совсем. А дальше началась обычная многофакторная чехарда и появился очень удобный момент для реализации заговора. И что этого вторжения внутри хотели еще сильнее, чем снаружи.
       - И что?
       - И ничего, - Анна аккуратно ставит чашку на стол. Чашки эти собрались со всего мира. Кто-то притащил из отпуска сувенирную, и пошло-поехало. Уже шкаф заказали для коллекции. Вот так и строятся коллективы. - Похоже чем-то. Чем университет не остров? Вон какие стены и оборонный потенциал, а это определяет угол обзора...
       - Что ты хочешь сказать? - МП.
       - Не знаю пока... ну, хорошо, Щербина протек на этого партизана намеренно. Но Моран-то ему звонил. И говорил примерно то, что мы все читали. Потому что если бы он говорил не то или вообще что-то, что можно показать публике, он бы этот разговор сам записал и мы бы уже его слушали, если не по программе новостей, то уж по закрытой линии Совета. А если Моран звонил сам, а Щербина был так к этому готов, что у него уже и объект для утечки был под рукой, то это либо сговор, либо Морана подтолкнули. Либо дикое совпадение.
       Солнце ушло на ту сторону здания - и вниз. Теперь стекло светилось само, уже не отраженным, а внутренним светом.
       - Допустим, его подтолкнул визит этой... иезуитской дамы. Не разговор, а сам визит. Я проверял, звонок был перед самым ее приходом. Но чтобы совпало наличие там этого партизана - ну, в гости зашел, - и желание Морана позвонить... это уже следы вмешательства высших сил. Мы признаем их наличие, - усмехается Гальяно, ведущий политический аналитик, молитвенно возводя глаза к небу, - но это вне нашей компетенции.
       - Значит, либо совпадение, которое взорвало уже существовавшую мину... либо сговор. А вы понимаете, что значит первый вариант?
       - Да... - медленно говорит Анна, - Это значит, что они там во Флоресте искренне убеждены, что филиалом управляют сумасшедшие.
      
      
       ***
       Как учила новичков сама Тирунеш, все это прославленное чутье прирожденного репортера складывается из опыта, знания обстановки и логики. "Ло-ги-ки!" - стучала она пальцами по деревянным лбам подрастающего поколения. По логике, на Деметрио Лима в ближайшие сутки должны были совершить покушение.
       Логика не подвела.
       - ...наш репортаж с места происшествия, где буквально семь минут назад было совершено нападение на машину заместителя министра сельской промышленности Деметрио Лима, - говорила она в камеру, параллельно думая о своем. - Пока еще совершенно непонятно, что именно здесь случилось, хотя события развивались практически на глазах съемочной группы. Выстрел по машине господина замминистра, авария - машину вынесло на обочину, как видите, - оператор крутился волчком, умница. - Падение вертолета охраны - причины пока неясны. Еще одна авария в соседнем переулке - припаркованная на обочине машина пересекла двойную сплошную и попыталась уйти...
       Они просто катались за Амаргоном от ворот корпорации по всему городу, проводили и в Дом Правительства, и оттуда тоже увязались следом. На худой конец, ничего не случится, так не ехать далеко, чтобы записать очередное обращение или выступление Лима.
       После сегодняшнего дня во Флориде не останется настоящих конкурентов, даже жаль их, бедных.
       - Вот сейчас, получив разрешение медиков и полиции, мы передадим микрофон господину Лиму, чтобы получить его личные впечатления. Что вы думаете о произошедшем?
       - Трусы. - выплевывает Амаргон. Странно... не фактом покушения же он возмущен. - Бездари и недоучки, но главное - трусы. Ребята сверху засекли снайпера - и сообщили нам... а там, видно, было две группы, разных, и обе слушали эфир. И обе решили, что это про них. Не знаю, что им в голову ударило. Снайпер, идиот, сработал по колесам, а не по стеклу, при том, что второго выстрела у него не было... а разбиться на такой скорости нам не светило. А гранатометчик, тот просто трусливый поганец. Когда мы не вывернули из-за угла, он засадил по вертолету, чтобы оторваться - и попытался сбежать.
       - Это та, вторая машина?
       - Да. Кой кретин... минуту не дергаться, оценить обстановку, и накрыть нас. Мы бы пискнуть не успели. Откуда они берутся, вы можете мне объяснить?
       Рот перекошен, кровь по щеке течет - видимо, о дверцу машины приложило.
       - Как вы себя чувствуете, господин Лим?
       - Отвратительно. Мне господин Анольери вертолет этот навязал - и что я ему теперь скажу? "Извините, нам попались убийцы пятой категории?"
       Сарказм хорошо укладывается в пороховой дым, в гнусный запах горелого пластика, который, к сожалению, не возьмет никакая камера. А вот фактуру засохшей крови - возьмет. Прямо сейчас.
       "Значит, те, что вертолет - это одна группа, снайпер - вторая, - прикидывает схему Тирунеш. - Да, и место хорошее, тут три-четыре бутылочных горлышка подряд, но это первое, вот сюда и собрались..."
       Самые лучшие вопросы у нее всегда получаются, когда одна часть думает о чем угодно, от дела до вчерашних гостей, другая строит модели событий, а третья - вот она, в эфире. Думает ли кошка о ловле мышей? Вряд ли. Она просто ловит.
       - Деметрио, вы хотите сказать, что покушение организовала корпорация Сфорца? - Вертолет ему навязали, а внизу у него вертолет слушали - изумительное совпадение.
       - Тирунеш, ну хоть вы-то... если бы они слушали вертолет или канал, то они бы знали, что в поле зрения попал именно снайпер. Тогда вторая группа не задергалась бы так. Слушали они, конечно, меня. Машину.
       За некрупным Амаргоном появляется очень крупный офицер дорожной полиции и, отдав честь камере, любят же тут прессу, оттесняет травмированную жертву от микрофона и объектива. "Оперативная информация, - басит, - не подлежит разглашению, господин замминистра, прошу вас воздерживаться..." и уводит. Ну что ж. Тут еще есть что показать. Те придурки за углом, горящие обломки вертолета, работа врачей и полиции, пробка до самого Дома Правительства в обе стороны, жители окрестных домов. Часть в прямой эфир, часть в вечерние новости, но вот Деметрио... о, за Деметрио, за эти его восемнадцать секунд откровений, я буду брать золотом. Платиной. Трансурановыми элементами.
       Вой сирен, запах гари, бензина и спирта, шум, крики, брань, чей-то плач, дым, опять дым, детский желтый шарик, который ветер гонит по крышам застрявших на противоположной полосе машин. Разнесенное осколками чего-то - обломками вертолета? - окно в доме, кадр хорош, полиция, фельдшер с пакетом крови. Плотный тяжелый поток, единственно удобная, пригодная, правильная среда.
       "Пятый канал: реальные новости! Мы работаем для вас, круглосуточно, семь дней в неделю!"
       И Тирунеш Бати продолжает снимать, весом кадров, голосов, пойманным запахом истории давя в себе мысль о том, что ни на каком самолете, никаким чудом нельзя ей оказаться сейчас ни в Лионе, ни в Новгороде - чтобы взять парное интервью. Невозможно, хоть душу дьяволу продай. Хоть разорвись. Ничего, мы здесь свое возьмем. Дайте мне три часа на подготовку и они там будут жалеть, что не стоят на моем месте.
      
      
       ***
       Эффект бабочки в действии, - думает мистер Грин. - Можно сказать, образцовый случай. Один самец бабочки блямкнул крыльями в своем Новгороде, позвонил мальчику, которого до сих пор считает своей... взбесившейся и невесть с чего вздумавшей уйти в автономное плавание частью - а в результате наш дорогой друг Амаргон к собственному возмущению остался жив. Именно так. Оба покушения готовились не на тяп-ляп. Выбор места, выбор оружия, позиции, прослушка. Готовили всерьез. А вот запустили - вне графика, впопыхах, сломя голову. Потому что приняли одуванчиковский залп по Морану на заявку ни много, ни мало как в континентальные лидеры. А поскольку Одуванчика они знают хорошо, то они не сомневались, что у него и все следующие ходы посчитаны и даже согласованы. Вот так группы встретились во времени. Не бездари, отнюдь, но напуганные люди, вынужденные действовать в спешке. А потом - вертолет и перехват. И они решили, что у чертова Лима все посчитано еще лучше, чем они боялись. И что они сейчас станут персонажами новостей... совсем не в том виде, в каком собирались.
       Вечернюю - по флоридскому времени - передачу пятого канала напрямую транслируют по всей планете. Пятый канал всерьез собирается стать первым, общенародным. Конкуренты от зависти и беспомощности должны лопнуть и уступить. Предприимчивая эфиопская дама с двадцатилетним опытом военного корреспондента не только оказалась первой и единственной три раза за сутки, но и сейчас затащила в свою студию всех, кто хоть что-то значит во Флоресте. И докопалась по телефону и через сеть до остальных.
       Первая сенсация - подлинная картина событий в первичной реконструкции. Два снайпера, а не один - и именно на второго, незамеченного, который ждал открытия машины после аварии, и рухнул вертолет корпорации. Кстати, пилот выжил, но валяется в реанимации. Первому снайперу удалось скрыться, оставив оружие, второму не удалось. Записи с борта вертушки: они засекли первого, передали вниз, стали заходить на позицию для выстрела. Далее люди с гранатометом и парой машин для тарана приняли это на свой счет и вертолет пропал с картины.
       Гротеск, гиньоль, комедия положений. Из каждой точки есть множество равновероятных неудачных развитий события - а все несколько раз пошло в пользу Деметрио. Сам герой дня, разумеется, в студии. С напоказ перевязанной головой. И, разумеется, его спрашивают о такой удаче. Это все еще разминка, подогрев аудитории.
       Теперь Амаргон - почищенный и заклеенный Амаргон - уже не злится, просто пожимает плечами.
       Удача? В каком-то смысле да. Сцепление чужих ошибок. Но любая война состоит из этого. И политика. Характер ошибок зависит от обстоятельств на месте. Где-то забывают убрать шапку с документа, где-то неправильно применяют гранатомет. А наша задача здесь и сейчас сделать так, чтобы ошибки второго типа сменились ошибками первого. И чтобы умение правильно просчитывать дальние последствия социальных реформ стало весить больше, чем привычка не выскакивать наружу, не убедившись, что вокруг чисто.
       Очень своевременная врезка выступления Сфорца "по поводу сегодняшнего инцидента". Сделана еще днем, но гармонирует необычайно; и это заметят, особенно при таком подчеркивании.
       Глава оккупационного режима смотрит чуть мимо камеры, щурясь на источник света, и говорит с таким презрением, словно покушение на избранного депутата и члена законного правительства совершено где-нибудь в его родной Флоренции, и он естественным образом изумленно негодует. В очень своем и даже слегка утрированном стиле.
       - Решение политических разногласий при помощи гранатомета, э-ммм, глубоко безвкусный, знаете ли, метод вести беседу. Демонстрирует крайнюю слабость аргументов. Фактически, это капитуляция перед чужой правотой, да? К тому же неуместная и несвоевременная. Пострадали, э-ммм, люди, горожане. Омерзительно!
       - Кстати, вы, бригадир... - улыбается прекрасная дама, чьи зубы и белки глаз подобны ледникам, - в свое время не стеснялись применять подобную аргументацию.
       - Если вам придет в голову попытаться залить жилые кварталы горчичным газом, я еще и не то применю. И, боюсь, не смогу обеспечить мало-мальской избирательности, хотя постараюсь, конечно. - Амаргон смотрит на нее, чуть склонив голову к плечу. - Но мне казалось, что вопрос о том, кто такой я, даже не стоит на повестке дня.
       Не стоит. Просто ведущая - как она все успевает, и репортер, и директор не из худших, и аналитические репортажи у нее неплохи, и вот ведет еще, и выглядит великолепно, - слегка подыгрывает герою дня. Подмасливает. Значит, далее следует ждать неприятных сюрпризов и откровений.
       Первая неприятность - в опросе. Примерно 22% поддерживают версию о том, что Лим сам на себя организовал покушение в целях придания убедительности своему заявлению. Еще 50 с хвостом - и вот это уже куда опаснее, мистер Грин, не глядя на клавиатуру, отбивает сообщение для нескольких адресатов, - уверены, что это ответный ход МСУ. И только меньше четверти считают, что это и вправду дело рук здешних политических конкурентов.
       Тут Амаргон вздыхает, разводит руками, отбрасывая тень на результаты опроса, и говорит, что генерал Пелаэс и компания вкупе кое с кем из товарищей, не будем плохо о мертвых, видно, крепко сбили прицел жителям страны. Потому что покушение для популярности номер старый и, как тут уже было сказано, ээээ безвкусный, но действенный, а то бы не применяли его с невесть каких времен. Но ему, Лиму, для достижения нужного эффекта, с покушением следовало бы подождать хотя бы недельку, чтобы выработать ресурс от выступления. А уж потом, если волна станет спадать, можно и о покушении подумать. А вот так сразу - это глупо и бездарно... у нас тут много глупого и бездарного делалось последние пятьдесят лет, люди, конечно, привыкли. Но вообще-то, - разворачивается прямо в камеру, - я этого не поэтому не делал. Я этого вообще не делаю. А МСУ было просто не успеть.
       Врезка: начальник полиции Флориды. В камеру помещается с трудом. Говорит, что пока еще личности всех участников двойного покушения не установлены, но работа ведется. Тем более, что двое на машине уцелели, их допрашивают - и они заявили о своей принадлежности к нелегальному крылу одной из зарегистрированных партий, нет, ее название не может быть сейчас оглашено, и вообще это заявление мало о чем говорит - бывает самодеятельность, провокация, предательство...
       На вопросе корреспондента о том, есть ли что-то, свидетельствующее о причастности Совета к покушению, начальник полиции оживляется:
       - Ой, ну я вас умоляю! Какой Совет? Они свой нос на лице без зеркала не найдут в наших условиях! - потом слегка сбавляет энтузиазм. - Организация преступления заставляет предположить, что подготовка велась давно и мастерски. Я вообще предполагаю, что причину следует искать в деятельности господина замминистра в аграрных округах.
       - А я был неправ... - слегка растерянно говорит Амаргон в студии, - более того, я дурак дураком. Надо было мне и правда на себя устроить покушение. Еще два месяца назад, если не раньше. Может, что-нибудь сдвинулось бы... А то кооперативы кооперативами, но запад-то весь не только беден смертно, он еще и недонаселен. Я знаю, что у нас основной жалобой было, наоборот, сельское перенаселение, но это потому что если землю мотыгой обрабатывать - так и будет. А если менять ситуацию, то рабочих рук не хватает. И хозяйств мало. А технику в рассрочку покупать, то с тамошними доходами век не расплатиться, по каким угодно льготам. Благотворительности на всех не хватит и при благотворительности связи не образуются. Вот, возьмем, например район Фе, он кукурузный...
       - Спасибо, господин замминистра, - широко улыбается ведущая, пытаясь вежливо заткнуть фонтан. - Мы подготовили небольшое обозрение...
       По компоновке материалов, по интонации отлично видно, что обозрение деятельности Амаргона в деревне готовили давно, неспешно и не как сенсацию, а теперь быстренько покрошили в салат и преподнесли городу и миру. До сегодняшнего дня деятельность эта интересовала только страну и отдельные органы Совета, а теперь, пусть на несколько часов, но половина планеты, отвесив челюсти, смотрит как растут показатели на диаграммах. Прибыль аграрных коммун и кооперативов. Понятно, что 700% от почти нуля - не очень много, но звучит как выстрел пробки от шампанского.
       Корзины, напитки, плетеная мебель, сизалевые ковры и... игрушки для животных, необыкновенно популярный товар, оказывается. И - мистер Грин с восхищением посмотрел в собственный стол: нет, не обознался. Эта самая красно-желтая упаковка гуараны в порошке, которые появились пару месяцев назад, неожиданно, везде - оказывается, тоже оттуда же. Ай да Деметрио. Ни одной идеи не забыл, не пропустил мимо ушей.
       Грин ведь тут не чужой. Отслеживал, проверял регулярно, а на подборку все равно взглянуть приятно. И аудитории полезно. Посмотрит аудитория на эти графики и поймет, что даже если красная линия под углом в 75 градусов и врет... а она почти не врет, то все равно за эту линию могут убить раз двадцать. За половину этого угла могут. За треть. Даже если сбросить со счета стоящую за этим власть... Настоящую, ощутимую. Сотни тысяч людей, чей заработок, чья поилка для скота, новое платье из городской ткани, школа для детей, упираются сейчас - как им кажется - в одного человека.
       Главное везение Лима - не в том, что он уцелел при покушении, а в том, что именно сейчас стрелками и диаграммами, графиками и сегментами на круге его благополучие и активность тесно связываются со всем этим. Доход, успех, возможность вылезти из бесконечной, безнадежной непроглядной нищеты. Кто покушается на него - покушается на все это. Госпожа Бати на редкость благосклонна к гостю студии. Она действительно независимый журналист, самый настоящий, и вытаскивает сейчас Одуванчика к политическим высотам именно потому, что прошла с микрофоном половину планеты.
       Есть люди, которые растут на том, что губят чужие шансы. Госпожа Бати не из них. Тоже приятно.
       - Кооперативы - это прекрасно. А теперь посмотрите, как оно работает. - Линдерс, местный независимый эксперт по экономике. - Как вы только что сказали, господин Лим, Фе - район кукурузный. Как вы думаете, куда и по какой цене...
       И дальше поплыли по экрану схемы и диаграммы, где мелкий кредит превращается в часть подвесного моста, а часть моста в сегмент цены на тонну, а сколько-то тонн, ушедших на сторону, в рабочие руки, а рабочие руки - в воду, а вода - в урожай и свет, и дорогу, а дорога в мелкие заводики, а заводики в денежный оборот и кредит - и дальше.
       - Красиво, правда? Но знаете, что интересно? - говорит Линдерс. - Такую схему, правда не столь продуманную и не так тщательно подогнанную под мировой спрос, уже пробовали четверть века назад. И десять лет назад тоже начинали. Фонд Развития помните? И что получалось? Можно создать кооператив, можно слить ресурсы и решить какую-то задачу - но как только из этого пробуют сделать самодвижущуюся машину - не мне вас учить. Этот удрал с кредитом. Там сельский сход передумал и решил, что не нужна ему вода и те городские выдумки. Все равно толку не будет. Тут веками зарабатывали на том, что вязали веревки для мостов, а потому дорога им - что нож острый. А здесь все под себя подмял местный богатей со своими голубчиками. А тут завели плантацию листа на чай, да урожай на наркотики пошел - кокаин много больше денег приносит. Хочу ли я сказать, что на самом деле это же происходит и сейчас? Почти нет. Но за этим стоит внеэкономический фактор.
       - Да, - кивает радостный Одуванчик, и в кои-то веки на клювастом ханьском лице написано что-то доброе, ласковое, признательное. Правда, с иронией. - Именно так. Раздавать деньги умеет любой фонд, любой генерал. А наши - брать и спускать, потому что когда настанет пора отдавать, кредиторов в очередной раз политикой смоет. Это мы проходили, верно. А я езжу по деревням, район за районом - и создаю инфраструктуру. Тот продает этому, этот продает тому. Заплаты ставлю, понимаете? Штопку. Это и есть мой внеэкономический фактор. Завязать людей друг на друга. Оно бы и само сложилось когда-нибудь, только нам ждать некогда. Никакого секрета тут нет. Наоборот, хотелось бы, чтобы моему примеру следовали почаще.
       - Да, - кивает ему в ответ не менее радостный Линдерс. - И желательно, чтобы ему почаще следовали другие лица... недавно руководившие экстра-законными вооруженными формированиями и приобретшие соответствующую репутацию. Их, вероятно, реже будут пытаться ловить на слове. Ведь сейчас не менее половины сделок заключается под ваше прямое поручительство - и вряд ли стороны при этом имеют в виду вашу министерскую должность.
       - Разве ж я против? - широко улыбается бригадир-3. - Места у нас на всех хватит, у нас работать некому - и репутации не у всех есть...
       - Господа, - так же счастливо улыбается ведущая, - у нас еще будет время поговорить об экономике, напоминаю вам, что сегодня мы...
       Прямой эфир сменяется короткой врезкой, резюме событий и первой половины передачи. Вторая возвращает зрителей к предыстории - к эпопее со звонком и письмом, и последовавшей за ними филиппикой в адрес Совета.
       Дальше нарезка из комментариев старых - Франческо, Джастина, Максим, господин Матьё, господин ФицДжеральд, он сам, полдюжины европейских аналитиков, Моран - и комментариев новых, от тех же лиц и просто от значимых людей, сводящихся к... "даже паранойя должна быть сколько-нибудь реалистичной: невыгодно, глупо, и вдобавок неосуществимо".
       Последнее не вполне точно, думает мистер Грин. Я, в той же Флориде, в свое время, сумел организовать покушение с люфтом в восемь часов. Без накладок оно, правда, не обошлось, мягко говоря, но преувеличивать все-таки не стоит. Можно, можно было бы и на Амаргона соорудить нечто за сутки. Но люди, посланные Советом, и люди, посланные Мораном, вели бы себя совсем иначе - даже в ситуации цейтнота пополам с непредвиденными обстоятельствами, вроде падающих на голову вертолетов.
       А зритель пока в очередной раз узнает, что добрый друг и широкая душа Деметрио Лим решил вступиться за приятеля; что приятель подобное развитие событий в гробу видал - он вообще с господином полковником Мораном не желает иметь бесед иначе как перед лицом Конфликтной комиссии; что Сообщество тут вообще сбоку, но саму по себе инспекцию одобряет - а вот о реформе говорить рановато; что Деметрио Лим так себе представляет Совет по итогам событий прошлых лет (справка о событиях прошлых лет), что всех выпускников и студентов должны просто перебить, тихо или явно, и прочая красота неземная, наполовину знакомая, наполовину освеженная интервью, опросами и звонками в студию.
       Разговор плавно переходит на политику Совета в отношении территорий вообще, залетает в Африку - и по ассоциации к Антонио да Монтефельтро, - набирает размах, накал и масштаб... эфирное время стремится к концу, и тут госпожа Бати достает из кармана припрятанную гранату.
       - Вы, надеюсь, обратили внимание, что среди повторных интервью не было беседы с господином Матьё...
       Мистер Грин улыбается. Не обратили. Беспокоить председателя МСУ из-за такой мелочи как покушение - неудачное покушение - на мелкого политика мелкой же концессионной территории, даже если эта территория - та самая Флореста? Кто же удивится отсутствию? Не рискнули. Или согласия не получили. Вот теперь удивляются.
       - Поскольку я была первой, кто связался с канцелярией МСУ, и, как они выразились "во избежание утери корреспонденции", меня просили передать господину Лиму, что его официально вызывают в Лион. Для дачи объяснений по поводу его заявления. И выдвинутых в нем обвинений. Официальный документ соответствующего содержания уже направлен в министерство. - так, наверное, улыбаются бегемоты, наступив на голову особо надоедливому туристу. - Вы бы, наверное, уже получили его, Деметрио, если бы вас не задержали по дороге.
       Деметрио возводит глаза к потолку студии с видом утомленного Сфорца.
       - Пресвятая Дева Мария, - страдальчески, и даже без кокетства стонет он. - У меня же дел по горло. Год же кончается. Ладно, съезжу, уговорили.
       "Занавес!", думает мистер Грин - и на экране действительно появляется заставка.
      
      
       ***
       К вечеру, к раннему и медлительному северному закату Анаит стало казаться, что информационная блокада - наиболее разумное решение полковника Морана за этот день. Ей вполне хватало информации... у нее в избытке было информации - доносов, жалоб, сплетен, угроз, предложений, намеков и живых картин. Слухи и сплетни, словно эхо, носились между стенами, многократно умножались, пересекались, дробились и перемешивались. Предложения, угрозы и доносы меняли масштаб. Снаружи их, может быть, развеяло бы ветром - а тут они шелестели, страшные и ужасные бумажные тигры. Чувство защищенности, окруженности уютом постепенно сменялось чувством окруженности, едва ли не клаустрофобией.
       В принципе, в славной обители не происходило чего-то экстраординарного. Дрязги, свары, величайшие драмы и грандиозные конфликты в стакане происходили в любом учебном заведении, да что там - в любом большом коллективе без них не обходилось. Здесь только чуть другой масштаб, чуть другой привкус.
       Снаружи тем временем кого-то убивали, на кого-то покушались, все высказывались - пожалуй, телевизор или новостная лента уже были бы лишними; или новости, или инспекция - но ее никто не отзывал. Забыли или не видели повода?
       Зная Джона, скорее, не видели повода. Джона с его логикой, с его чутьем, с его как всегда многосложными целями хотелось привести сюда и познакомить со здешним бульоном, которому только молнии с небес не хватало для зарождения жизни. Познакомить и спросить: и вот это ты собирался реформировать? Этих людей и их связи между собой? У нас же был здесь наблюдатель, даже два наблюдателя - как вышло, что мы ничего не знали?
       Может быть, подумала она следом, эти наблюдатели были из тех, которых больше нет. Наверняка. Еще здесь активно присутствовал да Монтефельтро, из оценок которого нужно извлекать квадратный корень, а потом брать от результата синус; он не сообщал, не считал нужным - хотя и ему, в конце концов, надоело. Есть ли у господина да Монтефельтро понятия о лояльности к кому-либо, и если есть, и если Моран под них подпадал, то что он должен был сделать, чтобы выпасть? Или нет, и Моран - вместе с университетом - служил полигоном для отработки очередных теорий на практике?
       Методики, как и ожидалось, сертифицированы и апробированы Комитетом, в котором работала сама Анаит. Только пакеты и совокупности никто не тестировал, а тут, похоже, как в осточертевшей рекламе леденцов от кашля "Вся сила в сочетании!". Только не травок с корешками, а способов формирования... чего? Образа мысли?
       Она только сейчас поняла, насколько неподготовленной приехала в филиал. Чистый лист. Непредвзятость, насколько это возможно с жалобой на руках и после личного знакомства с потерпевшим, конечно... но в очень, очень большой степени. Огромной просто. Вот это точно почерк Джона.
       Шаги, звонок.
       - Не заперто!
       И что ж они не входят, не вампиры же, можно и без приглашения. А жаловаться, что пьют кровь, инспектору не с руки.
       За дверью - вчерашняя пара. Здравствуйте, Петр и Тася, вернее Бутрос и Таиси. Александрийцы, христиане, копты, то есть, в переводе с греческого, просто "египтяне". Это если глубоко не копать. А если копать, то из коптской общины в Мали. И из коптской общины в Тимбукту. Первая стипендия у обоих - после начальной школы. Шаг за шагом по всем ступенькам. С самого что ни на есть дна. Африканского дна.
       Анаит опускается на диван первой:
       - Вы пришли не рассказывать, вы пришли просить. О чем?
       - Мы хотели бы сказать, что вчера несколько погорячились. - Мальчик.
       - И были слишком резки в оценках. - Девочка.
       Впрочем, тут дифференциация не нужна, вежливые хорошо поставленные голоса сливаются в единый речитатив "мы". Устойчивая пара с первого курса. Пробовали разогнать, скорее для проверки - не преуспели.
       - Мы сразу хотим сказать, что мы не хотели бы, чтобы нас привлекали как свидетелей.
       - Но дело в другом.
       - Нельзя ли, чтобы все происходящее как-то прошло мимо? - это ирония.
       - Это стихийное бедствие вполне несвоевременно.
       - Конечно, мы эгоистичны...
       - ...но господину Щербине уже и так неплохо, а в нашем положении остаться без дипломов...
       Птицы? Две цапли? Не то.
       - Кто вам сказал, что вы останетесь без дипломов?
       По хоровому пению уже можно ставить "отлично".
       - Письмо господина Лима.
       - Выступление господина проректора.
       - Этого так не оставят. Начнутся бодания, кончится ревизией.
       - Ревизия здесь все разнесет.
       Еще бы.
       - Студентов раскидают по другим филиалам или во внешние заведения.
       - Там будут просвечивать.
       - Тех, кто успел нашуметь - особенно.
       - А за нами есть и настоящие нарушения.
       - Мы прекрасно понимаем, что тут происходит.
       - Лучше чем вы думаете.
       Интересно, насколько лучше?
       - Но нам осталось доучиться год. И не только нам.
       - Здесь ни у кого нет родственников в корпорациях или банках.
       - Сюда таких не берут. Это все специально. Уже давно не берут.
       - Но так нас только перевели бы на факультет управления, в худшем случае.
       - Вы не представляете, что у нас дома.
       Где вы не были с первого курса.
       - Это наш единственный шанс.
       Они ждут. Потом девочка тихо говорит:
       - Нам нужна работа. И не просто работа.
       - Нам нужна настоящая работа.
       - Вы, - вздыхает Анаит, - не годитесь для настоящей работы. И не говорите мне "дайте нам закончить, а дальше мы сами разберемся". Сделайте лучше другое. Я пойду заварю чай. У вас есть... четверть часа. Я буду долго-долго заваривать чай. Когда я вернусь, вы расскажете мне, какую ошибку вы только что сделали. Не этическую, профессиональную. Если вы найдете хотя бы направление, я сделаю вам подарок.
       Хотелось бы знать, что они поняли.
       - Да, - добавляет она, - если кто-то будет стучать и звонить, меня нет дома. Так и говорите.
       Она вернулась с большим заварочным чайником и тремя чашками ровно через шестнадцать минут.
       - Самой серьезной ошибки мы не совершили, - спокойно сказал мальчик.
       - Мы только могли ее совершить.
       - Если бы начали подбирать ответ под вас.
       - Под то, что вы считаете правильным, или под то, чего вы ждете от перспективного материала.
       - Мы уже было начали мозговой штурм.
       - Это чай с бергамотом?
       - С бергамотом, - кивает инспектор. - Вы с молоком или по-русски?
       - С молоком.
       - По-русски.
       Дети удивлены гораздо больше, чем Анаит.
       - Может быть, - очень осторожно и неуверенно говорит девочка, - после всего, что тут обязательно будет, нам выгоднее закончить хотя бы в другом филиале?..
       - Потому что у тех, кто закончит здесь, будет совсем уж нулевая перспектива?
       - Мы вряд ли имеем право на компенсацию...
       - Хотя по сути дела с нами обошлись нечестно...
       - С вами обошлись не просто нечестно. - Тонкостенные белые чашки со сдвоенными ребрами граней и слегка расплывающимся синим узором, сумасшедшие птицы на блюдцах и такая же - всех цветов рыжего - обнимает крыльями чайник. Должно бы казаться безвкусицей. Не кажется. Если бы Анаит дала волю паранойе, решила бы, что посуду отбирал и утверждал Моран. Анализ, впрочем, говорит то же самое, что и паранойя. - И вы имеете право на компенсацию. Это не значит, что вас обязательно удовлетворит форма компенсации.
       Дети куда-то несутся резвой мыслью - и спотыкаются, как фигурист на выщербленном льду.
       Они очень хорошо простроили беседу заранее и пару раз удачно сымпровизировали, не заметив, правда, насколько подгоняли ответ под спрашивающего, говоря при этом об обратном. Это бессознательное, не отслеживаемое уже. Одна из черт идеального сотрудника по здешним критериям: превентивная коммуникация, пассивный контроль.
       Хамелеончики сидят в одном кресле, тесно прижавшись друг к другу.
       - Честно говоря, - выдает после паузы мальчик, делая лицо обреченное и мученическое, - нам... к черту все равно, лишь бы не волчий билет. Любой ценой. Если надо сотрудничать...
       - Почему любой ценой? Это три разных вопроса. Почему? Почему любой? Почему ценой? Да, и четвертый. Зачем сотрудничать?
       Когда она - как ей тогда казалось - приставила Сообществу нож к горлу: сделайте меня умной... Ее не убили. Ей не дали по рукам. Ее даже не прогнали. Ее спросили: зачем.
       - Почему? - слегка издевательски говорит девочка. - Потому, что мы промахнулись. С лучшим заведением. Лезли, лезли и залезли... а эта башня - вавилонская. Почему любой? Потому что я лучше утоплюсь в Волхове, чем скажу дома, что я даже не смогла закончить...
       - А ценой, - мальчик гладит ее по плечу, - потому что даром ничего не бывает. Мы знаем.
       - Вот это, - запах чая, горячая жидкость, вкус, послевкусие, выдох, естественная пауза, - и есть самая большая профессиональная ошибка, которую вы сделали. Вы торгуетесь за возмещение, которое положено вам по праву. В соответствии с основами правосудия. Вы - не корпорации. И не готовые специалисты. Не солдаты. Не профессионалы в поле. Вы - студенты, ученики, подмастерья. А от вас требовали соответствия - и не давали защиты.
       Двуглавое существо смотрит стереоскопическим взором, разочарованно, снисходительно, немного свысока - и совершенно безнадежно. Даже не с отчаянием, а просто... сквозь. Сразу представляется какая-то нищенка, пропускающая взглядом разряженного господина: этот не подаст, этот даже не увидит. Они даже - слегка демонстративно - не говорят никаких банальностей о том, что им виднее, или что у самой Анаит такого опыта нет. Принципы правосудия они видали в гробу.
       До них не дошло, не дошло совсем и полностью.
       - Вы дали мне... скажем, пол-ответа. - грустно говорит Анаит. - И я должна вам полподарка. Думайте, чего вы хотите. А теперь допивайте чай и идите. Если не хотите столкнуться у входа с господином проректором Мораном.
       Парочка быстро обменивается сигналами.
       - Половину выхода, - говорит мальчик. - То есть, один.
       - Уже есть. - отвечает Анаит. - Думайте еще.
       - Еще пенни, - улыбается девочка.
       - Уже есть. - повторяет Анаит. - Думайте еще.
       Теперь геральдическое существо имеет озадаченный вид, как ребенок перед праздничной витриной. Они, кажется, вообще очень плохо представляют, что такое "подарок". Где пределы допустимого, где уже наглость, которой можно все испортить, а где излишняя скромность... и где половина от этого всего.
       Конструкция плывет от недоумения, пальцы мелко неритмично дрожат.
       - Пусть это будет сюрприз, - находят они подобие решения.
       Хорошо, что Морана здесь нет. Очень хорошо. А ведь эти еще - из лучших.
       - Можно и так. Передумаете, скажете.
       - Большое спасибо, - встают вежливые дети.
       - Большое спасибо, сударыня золотая рыбка.
       - Сударыня половинка золотой рыбки.
       - Не за что... - отвечает правду Анаит.
      
      
       ***
       На последнем и самом важном экзамене ему достался скучнейший билет. Пунические войны, это на демонстрацию способностей к зубрежке дат, имен и последовательностей. Эволюция корпоративного права, это вообще к юристам. И по современной истории - присоединение Экваториальной Африки к Мировому сообществу. Пятьсот лет предыстории и еще сто деятельности. Ответ на третий вопрос комиссии особо понравился, а самому Алваро совершенно не понравилась ученая дама в блузке с воротничком под горло, которая прощебетала, что абитуриент чувствует дух истории. Потом ей, наверное, под столом на ногу наступили.
       Результаты его не удивили. Три раза высший балл, разумеется - поступил, удивительно: был приглашен в стипендиаты, вежливо отказался, благодарю, меня интересует только дистанционная форма. Вернусь за дипломом. Домой, домой. Флоренция его интересовала исключительно как родной город Франческо... да, он бы тоже удрал из этого обнаглевшего музея-переростка куда-нибудь к настоящей жизни.
       За неделю по вечерам, отдыхая от подготовки и удирая от соседей по общежитию для абитуриентов, каждый из которых разглядывал его с вопросом "тот ли это самый Васкес?", он обошел все базилики, палаццо и галереи, прошел по всем площадям, мостам и набережным, забрел в дремучие, но дремучие как театральное закулисье кварталы, и пришел к выводу, что с него вполне хватит.
       Каждое здание по отдельности смотрелось... честно скажем, замечательно они смотрелись, начиная с "собора в пижаме", в бело-зеленой, шелковой, мраморной - через наскальные гнезда частных домишек в старых ремесленных кварталах - и кончая угловатыми друзами монастырей и цеховых общежитий. Все вместе - он глядел на Флоренцию с холма, из ворот церкви святого Миниато, на башни, крыши, дома, реку, линии крытых мостов, бешено-зеленые сады Заречья - и думал, что великие художники и должны здесь рождаться по грозди в поколение. Куда им деваться? Если всю жизнь смотреть на это... либо спятишь, либо перестанешь замечать, либо сделаешься мастером. Просто придется - потому что оно прекрасно - и не меняется никогда. Никогда рядом с собором уже не встанет другая башня. Никогда и никто не построит Новый Мост на месте Старого. И стеклянные и термопластовые параллелепипеды промышленной зоны прячутся за холмами, окружающими город. Они пока - настоящее. Лет через двести они тоже станут историей - и их примутся хранить не менее бережно. И найдут красоту. Наверное.
       Вылетать ему нужно было вечером, аэропортов тут было в пределах ста километров три, бери напрокат машину и езжай себе, если не хочешь автобусом - он хотел автобусом, там транслируют новости, новости обрушились волной с самого утра, в кафе, и дальше только больше, больше. Никого нельзя оставить на неделю. Обязательно во что-нибудь вляпаются, нечаянно, а потом будут вылезать, а потом никто не поверит, а ведь Одуванчик это сам. Если он что и недоговаривает, то одну вещь: левой половиной он думал о своих планах, правой о том, что Максима обидели, а спинным мозгом чуял ту возможность, за которую и ухватился чуть позже.
       К обеду - Алваро перемещался из кафе в кафе, чтобы не привлекать к себе внимания, но в городе-музее кафе и ресторанчиков было предостаточно, - он обнаружил за собой тихую вежливую слежку, наверное, просто так, для порядка; а акцент скандала сместился от университета к Совету, а потом обратно, а потом к Одуванчику, жертве покушения.
       Алваро не звонил никому - и так все покажут, и все равно отсюда ничего не сделаешь; пространство между континентами ощущалось как непрошибаемая стена ночи, все в ней тонуло и ничего через нее не проходило: про него тоже словно бы все забыли. Удовлетворились вчерашним сообщением о полной и безоговорочной капитуляции образовательной системы.
       Он сидел, глазел на прохожих, читал новости, ел отвратительно вкусное мороженое - вот, кажется, уже объелся и опротивело оно навсегда, а через час учуешь новый запах, посмотришь, вздохнешь, и попробуешь - и пытался понять, что думает. Не думалось ему ничего. Никак, совершенно. Только стена стояла над океаном, как в тех альбийских сказках, невидимая и непробиваемая. Не пройдешь за нее, а пройдешь - не вернешься. Ну и что тут плохого, казалось бы? Что он забыл в Старом Свете с его вылизанными улицами, списками знаменитых людей на фасадах, экскурсионными маршрутами по местам популярных книг, скамейками, на которых кто-то сидел, законами об охране памятников, принятыми до Рождества Христова, безумием правил, прав, привилегий и прецедентов...
       Он вытащил телефон, вызвал расписание полетов, сверил его с железнодорожным и с расписанием автобусов и заказал билеты. До вокзала двадцать минут пешком, до аэропорта полчаса экспрессом, ближайший самолет на Юрьево улетает через полтора. Времени - с запасом. Говорят, по архитектуре Великий Новгород чем-то похож на север Полуострова, на материковые владения Венеции... надо будет выкроить пару часов и посмотреть.
       В самолете он уже работал, а мир под крылом постепенно терял краски, линял, будто его все стирали и стирали, и белая мыльная пена доходила до иллюминаторов, а после очередного полоскания заплаты полей, швы дорог, грубая шерсть лесов и шелковые шнуры рек казались все бледнее и бледнее. Только города - стразы на ткани, - блестели все ярче.
       Информационная блокада у них. Для ленивых журналистов. Для очень ленивых, не то что наш Пятый канал. Для очень лояльных преподавателей. Для неприлично дисциплинированных студентов. Фикция, по большому счету. Повод прицепиться к кому-то, а не настоящий фильтр или заслон. Сейчас мы этот заслон обойдем, умеренно скрываясь, но совершенно не шифруясь. Проверим, как соображают почти что наши соотечественники, хотя они какие-то несчастные северяне с островов. Им пора бы начать соображать, всем, и с островов, и континентальным.
       Снаружи было ошеломляюще холодно. Алваро ткнулся в ближайшую лавку, и там на него напялили нечто объемное, колючее, пахнущее невесть чьей шерстью - и содрали за это как за антиквариат.
       Он посмотрел в зеркало. Выглядел он... как уиппет в попоне, рассчитанной на борзую. Если кто-то не узнает его в этом виде, значит, очень не захотел узнавать. Максим рассказывал какую-то шутку про диверсанта МСУ и парашют... Парашют бы не помешал, в него можно было бы завернуться. И еще не помешало бы лишнее светило, потому что когда ветер, холодно и темно - то это уже не осень, а зима из страшилок о повороте Гольфстрима.
       Телефон мягко дернулся в руке, как теплым носом к ладони притронулись. Номер был пустой - значит, не свои.
       "Когда и где?"- спросил экран. "У вас, - ответил Алваро. - как побыстрее."
       Учения полковника Морана пришлись удивительно кстати. Уже в начале пути Алваро догадался, что делает группа на той стороне. Использует "коридор", построенный как учебный. Его - в свитере, с рюкзаком, очень чужого здесь, - принимали за студента-первокурсника, участвующего в ежегодной игре. Разноязычные советы, люди, лица, попутки.
       - Что-то вы рано в этом году начали.
       - В одном свитере, Господи, вон - возьми куртку.
       - Вот еще деньги с вас брать...
       Потом где-то кто-то отвернулся, или, напротив, сменил другого у пульта - или вовремя сработала глушилка, или случилась еще мелкая пакость, и машина с продуктами въехала беспрепятственно, провозя внутрь водителя с совершенно лишним пассажиром, и водитель хихикал в пышные усы, а Алваро старательно делал напряженное и невинное лицо. Была уже полночь.
       На заднем дворе одной из, кажется, столовых, он помог водителю открепить платформу с продуктами, поблагодарил - а потом еще минут сорок распределял вместе с дежурными ящики по погрузчикам. А на третьем или четвертом его прихватили за плечо и сказали: "Ты что тут еще, смена закончилась, пошли." И он пошел.
       Верный телефон молчал. Ему не составляло труда молчать - он лежал в рюкзаке, разобранный на три части.
       Ничего, дома быстро выяснят, куда он делся - и поймут, почему к нему нельзя дозвониться.
       На темной аллее с двумя рядами аккуратных фонарей было изумительно тихо и пусто, Алваро не сразу понял, что дело в полном отсутствии птиц и мошек. Торчали незнакомые очень странные деревья, словно выдуманные для телесных наказаний. Вот ты какая, настоящая живая ель. Домашняя металлическая - рождественская, в лампочках, теплая - как-то приятнее.
       Было слишком влажно и сыро, хотя куртка из грубой ткани с пропиткой не пропускала ветер не хуже гипотетического парашюта.
       - А что молча? - спросил он тихо. - Это тоже какое-то правило?
       Спутник - Алваро подумал, что тот ровесник или даже младше, во Флоренции ровесников было много, почти все после службы в ССО, солидные и самостоятельные, - взглянул искоса, словно быстро, на ходу ткнул датчиком. - Внутри мы проверяли, - кивнул он куда-то вперед. - Здесь...
       Алваро вздохнул, опустил глаза к отсыревшей, поблескивающей дорожке и стал представлять, что он многоопытен, коварен и солиден.
       Шагов через десять почувствовал, что у него начинает получаться.
      
      
       ***
       Полковник Моран не любил здешних православных. Меньше он любил только иудеев, причем по той же причине. Возьмите народ, в котором нет жестких сословных и кастовых барьеров, и дайте ему Библию на чужом языке, которым больше никто ни для чего не пользуется. Не разговаривает. Не пишет научные труды. Не поет вне храма. Не сочиняет рифмованных непристойностей. Не рисует на стенах. Чего ни хватишься - ничего не делает, а только беседует с Богом. Почему? Потому что, когда отдельно - это удобно и красиво. Добавьте к этому века всеобщей дву, а потом и триязычной грамотности, распространяющейся опять же через религиозные школы. И что вы получите? Намертво аналитическую текстоцентричную культуру, всеядную, всевпитывающую, сухую, рациональную, привыкшую манипулировать огромными массивами, общаться и мыслить цитатами, с удовольствием разбирать любой подвернувшийся блок на детали и собирать из них новое - и использовать все, от рваной веревочки до погнутого гвоздя, в прямом смысле и в метафорическом. Для работы, для жизни, для игры. Особенно для игры. Все в мире произошли от обезьян. Эти - от дельфинов. Моран как-то освоил этот язык, этот способ мышления, но говорить на нем в неслужебной обстановке было для него пыткой.
       Полковник Моран шел по вечернему кампусу к прекрасной женщине, и думал о том, что она католичка, спасибо Сообществу, и оно на что-нибудь да бывает полезно. На своем месте. "Я построю им часовню, - покатал он на языке заготовку для будущей остроты. - Этим и ограничимся. У нас светское учебное заведение, светское. Ох уж эти христиане..."
       Дальше следовало сказать, что не тащит же он из Индии разнообразные храмовые культы; хотя шутка была далеко за гранью приличия и даже шутки ради не стоило бы поминать саму возможность воцарения проклятых многобожников, тем более - здесь.
       Конечно, дела религиозные тут ни при чем. Ревность - совсем другое дело. Они просто вынести не могут, что кто-то имеет свои взгляды, свои методы, свое представление о верном. Это уже католическое. Никто так усердно не боролся с любым проявлением оригинальной мысли, разности в толкованиях одних и тех же слово их пророка...
       Смешнее всего, что этот оплот нетерпимости прятался за ширмой Радужного Клуба; впрочем, и антиглобализм в Клубе напоминал разнообразие форменной одежды в пределах одного рода войск. Хочешь, парадный, хочешь, повседневный, перчатки по погоде.
       Группа студентов, шедшая навстречу, вежливо переместилась на соседнюю дорожку. Полковник кивнул им - он не каждого тут помнил по именам, но вот в лицо знакомы были все. Должно быть команда грузчиков с вечернего дежурства в южной столовой. Вообще-то студентам до службы обеспечения дела нет и не должно быть, но карантин есть карантин, а учения есть учения. А раз на территории остались только те, кто тут живет - то грузить, мыть и готовить - тоже им. Военное положение.
       В окне впереди горел свет - и полковник забыл о студентах, иезуитах, положении и грядущей своей победе, а помнил только о том, что там, за стеной, за надежно отсекающим осенний холод стеклом, ждут Цветы.
       Уже в холле гостиницы он заметил парочку с общевойскового факультета, этих проректор знал не только по в лицо и по именам, но и по личным делам, жалобам, характеристикам - наизусть, как все ошибки, весь брак, неизбежно случавшийся в работе. Несложно было догадаться, зачем они здесь, хотя они моментально сделали вид, что имеют какое-то отношение к уборке холла.
       - Нарушение распорядка, - улыбнулся полковник Моран. - Доложите своему куратору.
       Завтра нужно будет посчитать, сколько таких нарушений за каждым уже набралось. Никаких больше мягких форм, никакого факультета управления. Хватит, наигрались - и поскольку про господина да Монтефельтро можно забыть, и пока что, и, будем надеяться, навсегда, - играть в дипломатию больше уже не придется.
       Перед дверью он провел тыльной стороной ладони по глазам, стряхивая и забывая на время всю эту пыль, ерунду, мелочь.
       Цветы смотрят на него, наклонив голову. Незачем спрашивать, чего эти двое от нее хотели.
       - Чтобы все осталось как есть.
       Они пили здесь чай. Запах все еще стоит в воздухе.
       - Как есть?
       Впрочем, если подумать, неудивительно. Щербина все же - уникум. Единичный случай полного брака. Если внутри детали - раковина, никакая внешняя обработка ничего уже не исправит. Остальных все же удалось научить тому, что такое ответственность и солидарность, и почему они, в конечном счете, всем нужны и выгодны. Даже самых неудачных - удалось. Можно слегка гордиться. И радоваться тому, что любая мало-мальски непредвзятая комиссия, любая инспекция обнаружит это и только это. Но радоваться хотелось другому.
       - Вы стойко отражали натиск моих врагов, - сказал Моран.
       Ему, конечно, сообщили обо всех визитах и беседах, встречах и "случайных" разговорах. О Смирнове с его букетом - пришлось идти самому с пустыми руками, потому что нельзя себе позволить смотреться хуже или сопоставимо, что ж, он придет запросто, без церемоний, после долгого тяжелого дня. Два декана, два проректора, студсовет россыпью, члены студенческого научного общества россыпью - не все, конечно, относились к категории врагов, часть просто удачно заполняла промежутки и оттесняла других. Цветы нужно было охранять от всех глупостей, мелких гадостей и беспокойства, которые могли причинить эти... комары. Он не догадался. Моран опасался, что Цветы решат, что он ограничивает их свободу, что он боится, что он слаб, и не сообразил, какая бессмысленно-изматывающая волна обрушится на инспектора...
       - Врагов? - удивляются Цветы. - Насколько я понимаю, здесь у вас нет врагов.
       - Вы мне льстите. Во всяком случае, я пришел узнать, не нуждаетесь ли вы в чем-то - в том числе, и в информации. Со вчерашнего дня наше положение несколько изменилось.
       - Да, - говорят Цветы, и слегка сердятся. - Вы же лишили меня доступа к необходимой информации. Я понимаю, что у вас учения, и таковы правила - но я же не собираюсь играть со студентами! Вы делаете заявления в прессу, идет какая-то реакция - наверняка сейчас мой рабочий факс забит запросами от родителей и опекунов, а я ничего не могу сделать. Господин полковник, могу ли я вас попросить...
       Полковнику очень хотелось наклониться и поцеловать женщине руку. Еще больше ему хотелось погладить эти темные лепестки, завернуть ее в себя, сказать "все будет прекрасно". После всего того шабаша, что на нее сегодня обрушился, после всего этого бреда, который успели развести в прессе - а ведь просочилось что-то неизбежно... она смотрит на него и делает вид, будто ничего не случилось, будто самой большой ее заботой является напрочь забитый рабочий факс...
       - Может быть, вы хотите кофе или вина? - спросили Цветы.
       - Кофе, если вас не затруднит, - со всей возможной признательностью ответил полковник.
       Он не собирался работать ночью, да и вообще часов после десяти обычно уже плохо соображал, ранние сумерки нагоняли тоску и отбивали фантазию, а впереди была еще целая зима, здешняя зима, с ее заходами солнца к четырем часам, но в самом предложении было что-то более домашнее и интимное, чем в предложенном бокале вина. Хорошо пить вино с прекрасной женщиной, но вот это - округлые движения, легкие шаги Цветов, хруст меленки для пряностей, запах корицы и ванили, плещущиеся рукава, улыбка, хрупкая как яичная скорлупа желтоватая чашечка в ладони...
       Очень трудно будет уйти отсюда - как из собственного дома, из щедро натопленной светлой комнаты в пустую промозглую ночь.
       - Замечательно... - сказал он, и это правда было замечательно.
       - Меня когда-то тренер научил, - улыбнулись Цветы, - Еще в прошлой жизни. Я тогда пила кофе редко - и хотелось, чтобы он был... запоминающимся.
       - А теперь?
       - А теперь он стал немножко рутиной. Но это всегда происходит, когда делаешь что-то только для себя. У вас здесь все очень уютно устроено, как я поняла - это была ваша идея.
       - Моя. Поначалу было много споров. - вспоминать приятно. - Ведь на работе, в большом мире, сложно устроить себе идеальные условия. Особенно в нашей области. Во многих случаях просто нельзя. И вообще все боялись институционализации. И даже отчасти не зря, многое пришлось менять, подгонять. Но сама линия оказалась правильной - сначала нужно положить фундамент. Человек, освоивший специальность - он может потом работать где угодно. И не испытывать особых сложностей, об этом позаботятся профессиональные навыки. Но вот приобретать эти навыки легче, когда вся нагрузка - на тело, на органы чувств, на разум - осмысленна и целенаправленна. Когда в системе нет шума, в том числе и бытового.
       Он говорил это не в первый и не в десятый раз, объяснял примерно одинаковым образом, но его редко слушали внимательно. Настолько внимательно, что понимаешь - сказанные тобой слова имеют значение, все до единого. Люди не умеют так слушать, а вот Цветы умели. Если за это надо сказать спасибо Сообществу, значит, спасибо... но другие не умели. Цветы - это Цветы.
       Он говорил о начале, и сам удивлялся - как давно это было, почти двадцать лет назад: ему тогда, после Кубы, настоятельно посоветовали уйти на преподавательскую работу - и как раз в городе, где он родился, открылась подходящая вакансия.
       - Я и сам когда-то учился здесь, здесь было черт знает что, простите, но именно черти что на базе военной академии. Половина факультетов военная, все вперемешку, никому не было дела. Потом стало можно что-то менять.
       Потом, когда Совет заинтересовался, кому доверяет оружие. Когда сочетание наплевательства с безнаказанностью выплеснулись на Кубе. Он до сих пор помнил поименно всю свою роту сопляков, это очень стимулировало отвоевывать каждое изменение, каждую поправку.
       - Карибский кризис. Мне всегда казалось, что это не название, а эвфемизм.
       - Эвфемизм... Вы точны и милосердны. Это были все наши ошибки, взятые вместе. Мы влезли со своей миротворческой операцией в локальный кризис власти, вот тут слово "кризис" будет уместным, без нас они разобрались бы за месяц-два, и превратили его в гражданскую войну. В самый худший вариант гражданской войны, в войну, которую ни одна сторона не может выиграть быстро... Общество пошло по швам - и думать не стоило пытаться скрепить его силой, а уж тем более извне. А мы ничего, ничего, ничего не знали. Мы не знали, кто стреляет в нас - и почему. Мы не знали, в кого стреляем мы и в кого должны стрелять. Мы не понимали, почему от нашего вмешательства становится только хуже. Мы теряли людей, люди теряли контроль над собой... но это все же личные чувства, а тысячи местных жителей, погибших потому, что над их головами воевали, что не было ни света, ни воды, ни снабжения, ни врачей - это статистика, от которой трудно отмахнуться. Мы тогда все ругали Совет, руководство операции, всех... голов полетело много. Но руководство тоже действовало во мраке - и даже не подозревало об этом.
       Цветы смотрят сочувственно, кивают. Шелково блестящие черные лепестки с гранатовым отливом упруго неподвижны, плотно прилегают друг к другу. Вокруг них струится теплый, зеленоватый, слегка терпкий аромат. Кофе почему-то не помогает проснуться. Наверное, здесь слишком тепло, но не просить же открыть окно, ни в коем случае нельзя. Цветы могут простудиться.
       - Я обратила внимание, что в воспитательной работе очень большое значение придается этическим аспектам, - говорят Цветы. - Это, как я понимаю, ваше новшество. Обычно акцент делается на дисциплине, формальных мерах.
       - Боюсь, что мои коллеги и я в этом вопросе скорее солидарны с предками наших китайских друзей. Невозможно усторожить сторожей. Сколько уровней безопасности ни пристрой, какие выгоды не повесь пряником, каким страшным ни сделай кнут - но нельзя уберечься ни от ошибок, ни от злонамеренности, ни от равнодушия и некомпетентности, которое в нашем деле равны злонамеренности. Система может запроверять себя настолько, что перестанет работать, разложиться от безнаказанности, впасть в оба греха одновременно. Я это видел и вы наверняка это видели. - Редкий случай, усмехнулся про себя полковник: проповедуешь обращенному. - Что остается? Сделать сторожа честным - изнутри, насколько это возможно. Пусть он сторожит себя сам.
       - Я вас до сих пор не спрашивала, - мягко шелестят Цветы, - как вообще получилась вся эта история с жалобой...
       Полковнику Морану нравятся переходы мыслей, понятные, закономерные связи между тем, что Цветы слушают, и тем, что Они говорят. Очень правильный разговор, очень точный.
       - Она не возникла бы, если бы я доверился своему опыту, - разводит руками Моран. - Я потратил довольно много времени на то, чтобы ввести в рамки этого студента... не удивляйтесь, да, я проректор - но всегда стараюсь лично участвовать в подобных ситуациях, у нас индивидуальный подход. Затея представлялась мне безнадежной, а потом на факультете сменился декан, и она подошла к делу более решительно: студент оказывает разлагающее воздействие на сокурсников. Но тут вмешался господин да Монтефельтро, который, настоятельно попросил меня потерпеть, а студента перевести на факультет управления. Именно туда. Он, цитируя его дословно, сказал "ну а потом хлопот у вас больше не будет". Как видите...
       - Я боюсь, - печально качают головой Цветы, - что в тот момент было очень трудно предвидеть весь спектр последствий. Даже господину да Монтефельтро.
       Нужно быть справедливым...
       - Да, я думаю, что именно здесь он не вводил меня в заблуждение. Трудно было предвидеть, что Щербина со всеми его характерными недостатками переживет войну с вашим Клубом, а потом и конфликт с Советом. Господин да Монтефельтро был со мной нечестен в другом.
       - В чем же? - Цветы осторожно забирают из рук чашечку. Прикосновение рукава, прикосновение пальцев, опять шаги по комнате, босиком... обязательно нужно подарить ножные браслеты с нежно позвякивающими бусинами, тогда все будет правильно.
       - В том, какую организацию он здесь представлял на самом деле. И какие цели преследовал. Простите меня, но я до последнего времени считал господина да Монтефельтро товарищем по оружию, подчиненным, перед которым я был виноват тем, что не смог его защитить от вещей, с которыми солдаты сталкиваться не должны, мы только что говорили об этом, и коллегой, которому я был многим обязан. Я не знал, что для господина да Монтефельтро я и университет - овца, которую откармливают, чтобы зарезать.
       Цветы оборачиваются, держа поднос на ладони.
       - Господин да Монтефельтро мог представлять только самого себя. - Немножко другой голос, немножко другой взгляд. - Что до организаций, можно сказать, что ее представляю здесь я.
       Ее все-таки очень хорошо учили. Голос, посадка головы, даже тень легла иначе, ровнее. Другой бы обманулся. А третий, не обманувшись, не принял бы всерьез. И тоже ошибся. Женщина, защищающая свой дом, свою семью - как ее ни называй - может быть страшным противником, даже если мало что умеет. Цветы умеют. До чего же она хороша и желанна именно сейчас...
       - У меня тоже есть дом, - говорит полковник.
       Она поднимает руку к виску - ей пошли бы и браслеты, много сталкивающихся, перепутанных тонких серебряных браслетов, - осторожно прижимает подушечки, словно пытается поймать бьющийся под кожей сосуд. Кажется, не первый такой жест за вечер, просто раньше они были совсем украдкой.
       - Я вас понимаю, - говорят Цветы. - Совершенно нельзя допустить какого-то незаконного вмешательства.
       Что я делаю, думает полковник, что я делаю. Я же хотел оградить ее от всех этих кровососов, дать ей отдохнуть. И сам бью по больному, отнимаю силы... она же и правда все понимает. И мне ли не знать, что такое настоящая лояльность?
       - Теперь я догадываюсь, почему все герои мифов возвращались в реальный мир позже, чем следовало бы. Они теряли представление о времени. Но я не герой мифа и позволить себе этого не могу. Огромное спасибо за кофе. Я надеюсь как-нибудь еще раз злоупотребить вашим гостеприимством.
       Он не может прочитать облегчения. Но догадывается, что оно есть. А вот напряжение, тяжелое, дымное, там за спиной, он чувствует, несмотря на то, что Цветы продолжают улыбаться и, провожая его, кажется, не касаются ступнями ковра.
       - Не беспокойтесь, - говорит полковник, - все, что могло случиться, уже случилось. Больше ничего не будет. Сила не на моей стороне, но за нами нет злоупотреблений, а вот у меня в запасе очень много интересных сведений, в том числе и о Сообществе. Мы слишком крепко держим друг друга за горло, чтобы кто-то рискнул дернуться. Так оно и останется. Все будет хорошо.
       Она зябко поводит плечами - в холле и правда прохладно, не она, они, Цветы, поправляется он в уме, Цветам холодно, Цветы вышли провожать его босиком, очень хочется поднять ее на руки, но пока еще нельзя. Какое вдруг у нее грустное лицо, безнадежное, словно она не верит в его возвращение, или просто тени так ложатся?
       - Вы немного ошиблись... у вас нет и не может быть сведений, порочащих Сообщество Иисуса. Это такая простая вещь, вы могли бы и догадаться. Не бывает компромата на Сатану. - Цветы улыбаются спокойно и пусто. - Единственный возможный компромат на Сатану - это что он самозванец. Что он не настоящий. Что он - слаб. Самые черные дела, самые жуткие интриги - это то, чего от него ждут. Не простят только некомпетентности. Вот если бы вы ударили сразу всем, чем есть, и застали нас врасплох, да, тут у вас все получилось бы. Что это за дьявол, который не может уследить за каким-то проректором? Нам бы перестали верить. Но вышло иначе, и в глазах мира мы по-прежнему Князь Тьмы. По праву ума и силы. Берегите себя, полковник.
      
      
       ***
       - Побереги себя, полковник, - невозможно было удержаться от хулиганства, невозможно же.
       Анаит громко хлопнула дверью перед носом Морана, развернулась и на полном ходу влетела в темную спальню. Если хочется и хохотать, и выть одновременно - это истерика, она, она, непобедимая!..
       Но невозможно же. Идиот, солдафон, кабан несчастный. Кажется, готов был волочь ее в спальню.
       Аляповатая ваза с хвостатыми грифонами местной разновидности полетела в стену...
       ...и в темноте беззвучно исчезла.
       - Кто здесь?! - не удержалась от сакраментального вопроса Анаит, но в полный голос кричать не стала. Услышит спутник, быть беде. А хотели бы убить, уже убили бы...
       Вот была бы сцена - Моран во всей красе вносит на руках бесчувственный трофей, и тут... спасительное бэнг-бэнг.
       - Добрый вечер, - сказал совершенно незнакомый голос. Щелкнул переключатель ночника. В кресле у кровати покачивается... вместе с креслом покачивается, и лелеет неразбитую вазу господин Шварц, хорошая франконская фамилия, редкая, спасибо, что не Мюллер. Декан факультета спецопераций. Пьеро здесь сегодня уже был, теперь Арлекин пожаловал.
       - Я пришел сюда под покровом ночи, чтобы предложить вам рискнуть репутацией.
       Лысину Шварц волосами не закрывал и не припудривал, а потому даже свет ночника заставлял ее отбрасывать блики.
       - Прекрасный сэр, если вы продолжите, как начали, - заключила Анаит, - я в вас сейчас влюблюсь.
      
      
       ***
       Она ожидала вызова к руководству, хотя не знала, не могла точно просчитать, будет ли это признаком провала, или наоборот - благоволения. Она могла получить повышение после сегодняшней работы, но этим занимался бы начальник отдела, вероятность процентов 70. Могла услышать об этом от мистера Грина лично, значит, все хорошо, где-то за пределами аквариума, за пределами башен Совета все сошлось, срослось, связалось. Могла и вылететь вон из комитета, по какой-нибудь несущественной или по ядовитой несмываемой причине. Не угадаешь. Первое дело такого рода может оказаться и последним, но Анна уже поняла: вот эти часы полной неопределенности будут всегда, и в первый, и в сотый раз. В сотый страшнее, большим рискуешь.
       Мистер Грин вызвал ее в половине восьмого, перед самым концом смены - а с шести, с его прихода ей показалось, что вокруг образовался полупроницаемый информационный "стакан". Поток сведений становится тише, напор слабее. Впрочем, все нужное для выполнения задания - сводки по ночным официальным выступлениям, - есть. Детская работа, в общем и целом. Но чтобы не заснуть прямо на месте, годится и такая.
       И вот она сидит в кресле. В удобном кожаном кресле, из которого не встать рывком - слишком глубокое, слишком низкое, а мистер Грин пристроился на краешке стола, перекосившись в трех направлениях, а за окном начинается рассвет, сверху черным-черно, по горизонту алая полоса, Старый город перламутрово светится ночной подсветкой. Жемчужина на бархате, бархат в витрине, витрина в магазине "Route de la Soie", магазин на площади Менял.
       - Аня, - говорит мистер Грин, - вы послушайте меня, пожалуйста, до конца. Я вам дам возможность сказать все, что хотите, и так долго, как хотите. Но сначала вы послушайте меня. Во-первых, с вами совершенно ничего не случится. Я хотел посмотреть, что вы сделаете, я не стал вам мешать и предупреждать вас, я отвечаю за эту утечку, по крайней мере, наравне с вами, а на самом деле больше - потому что я ваш начальник. Так что бояться вам нечего. Но есть еще и "во-вторых" и оно звучит так: это никуда не годится. Вы работали с данными расследования. Вы решили, что было бы неплохо осторожно познакомить с этими данными Ученый совет Новгородского филиала, чтобы они поняли: бомба взорвалась благодаря глупости Морана и реакции частных лиц, а Совет и Антикризисный комитет Совета никого не хотят сносить с лица земли и по-прежнему открыты для компромисса. То есть, я не думаю, что вы это так формулировали, скорее, это звучало как-нибудь так "ИванПетрович и Дядюшка должны это знать, чтобы они могли удержать остальных"... Идея хорошая, богатая. Аня, вы мне можете объяснить, почему вы не пришли с этой идеей ко мне? Вы взрослый человек, вы видели, что за карты вам сдали. Если вы доверяете мне - вам следовало попросить разрешения на утечку. Если не доверяете... то тем более должны были понимать, что вас по этому сценарию могли подставить и распять. И не только вас - но и все руководство филиала. Как бы они смогли доказать, что вы - не внедренный агент? Факт передачи информации налицо...
       "Ой", думает Аня.
       Ой - это значит:
       - мысль первая: нас слушают, нас пишут; что-то очень сильно сорвалось и пошло не туда, но им сейчас невыгоден еще один скандал вокруг университета, поэтому сейчас все будут спускать на тормозах - мне нотацию, напоказ, для ушей, а потом меня куда-нибудь тихонько задвинут, но потом, не сейчас - все это ход;
       - мысль вторая: а может быть, у мистера Грина что-то сорвалось таким образом, что ему надо сейчас сделать такой вот манифест о сотрудниках, показать на моем примере, что за кого-то где-то там он будет отвечать сам, как старший, а я здесь только в качестве затычки;
       - мысль третья: а если все это действительно провокация, которая может быть использована против филиала? Только не в лоб, как звонок Морана, а более изящно и действенно?
       - мысль четвертая: здесь может быть еще какой-то сценарий, но если мне дали подсказку, как отвечать и по какому плану действовать, то я ее в упор не вижу, и это очень плохо, потому что заминок быть не должно, а все время, отпущенное на естественную паузу "собраться с мыслями", кажется, почти утекло.
       Мистер Грин поднимает руки.
       - Подождите, Аня. Не нужно гадать. Вы слушайте. Я не даю вам установку и не предлагаю вычислить правильный ответ. Я с вами разговариваю. Люди разговаривают друг с другом. Если задача контакта - вынудить другого совершить нужное действие, значит человек там только один. А второй - инструмент или животное. Даже рабам, Аня, отдают приказы прямо. Ах да, я пропустил один пункт. Инструмент, животное или враг. А вы - человек и мой сотрудник.
       Она хлопает глазами, поправляет манжету блузки, с ужасом обнаруживая посеревшую кромку, набирает воздуха в грудь... и ничего не говорит. Дура дурой. Ощущение, что все это какая-то довольно хитрая деталь некой большой операции, не исчезает. Торчит, как новая пломба в зубе, все время прикасаешься языком и не можешь про нее забыть.
       От затылка по лицу, по шее ползут мурашки. Кофе, стимуляторы, стимуляторы, успокоительное, четыре таблетки анальгетика, еще кофе... два или три. Сутки очень интенсивной, очень ответственной работы. И за полчаса до конца - такая задачка.
       "Тьфу!" - думает она.
       Тьфу означает:
       - безоговорочную капитуляцию перед иезуитским коварством;
       - готовность смиренно принять любую судьбу, вплоть до пожизненного заключения;
       - желание немедленно воссоединиться с кроватью и подушкой, а там хоть трава не расти;
       - намерение наказать изверга его же оружием.
       - Но вы же этого от меня и хотели, - говорит Анна.
       - Если вам нужна правда, нет, я этого от вас не хотел. Я поставил вас на расследование, потому что знал, что вы справитесь. Задача вам по силам - и вы хорошо мотивированы. Еще я думал, что вам стоит посмотреть близко на то, что происходит - и успокоиться. Я не возражал и против утечки - успокоиться нужно было не только вам. Но я бы предпочел, чтобы вы со мной ее обсудили. Вот так. Но это - не главное. Главное совсем другое. Вы не должны были этого делать, даже если бы я этого хотел. Вы человек. И я человек. Люди разговаривают, принимают решения и делят ответственность.
       Кажется, понятно. Это был личный тест мистера Грина. И нигде не грохнуло, ничего страшного не вышло, судя по текущей беседе, но... тест, видимо, провален. Первый раз перед рассветом, когда она аккуратным приложением к сообщению по личному мобильному переслала кое-какие материалы ИванПетровичу и еще одному человеку. Сами по себе они не были особо секретными. Половина - официальные материалы Совета, которые пойдут в ежемесячный сборник, вторая половина - внутренняя переписка. Тут дело, преимущественно, в порядках и последовательностях. Кто дал запрос, кто, как скоро, как ответил. И второй раз сейчас, на объяснениях.
       Потом ее перестает волновать тест и собственное преступление. Вот оно, вот оно... какой там хвост, подумаешь, хвост - у каждого кота. Вот оно, Сообщество, и его там высокое положение, вот оно!..
       До нее доходит весь масштаб инакости, чуждого менталитета, стоящего за претензиями мистера Грина. Накрывает лавиной. Выворачивает наизнанку. Этого... не может быть. Не может быть сложной скрытой структуры, построенной на вербализации намерений и прозрачности коммуникаций!
       Но раз люди разговаривают... сами напросились.
       - Наша работа - понимать, что нужно. И делать. Ваша работа - знать, что следует сделать. Вы ничего не говорили, я ничего не слышала, а все, что необходимо, случилось само собой. Вы ценнее меня. Сможете меня прикрыть - хорошо. Но вы в любом случае не пострадаете. Если я буду думать о себе и все будут думать так же, дело встанет.
       Мистер Грин закладывает руки за голову. Смотреть на него в этой позе - как в самолете лететь, уши закладывает, вестибулярный аппарат чуть не матом протестует.
       - Запомните, Аня, гнев - смертный грех. И реализация его никогда ни к чему хорошему не приводит. Это я не о вас, а о тех, кто растил из вас... честолюбивую жертву по найму. Я их даже отчасти понимаю - у нас лет триста назад возникла похожая проблема. Если дело летит в тартарары, потому что все заняты тем, чтобы прикрыть себя от последствий, есть большое искушение пойти от обратного. Внушить людям, что смысл их существования - быть вещью вышестоящего. Хорошей, полезной вещью. Трупом в руках начальника. Вы сами можете догадаться, какими были последствия этой замечательной идеи.
       - Я не вещь, - говорит она возмущенно. - И не жертва по найму! - Хотя и честолюбивая, что есть, то есть, но это мы опустим. - Я сама выбираю, кому и где... Но если уж я играю, то я играю. До конца. Если бы вы не хотели, чтобы я это сделала, вы бы меня не поставили и не сдали мне все карты, как сами сказали. Нужно спрашивать? Хорошо. Я была уверена, что из этого могут произойти неприятности, и вообще так... ну, не принято, но если вам нужно именно так. Вот вы и говорите тогда, словами, что вам надо и как.
       - Не мне. Вообще нужно именно так. И конечно, я буду говорить словами - я вам потому сразу и сказал, что отвечаю за происшедшее больше вашего. Кстати, Аня... - интересно, ему говорил кто-нибудь, что у него пластика как у насекомого? - То, что вы вчера сделали, делать можно. Совершенно нельзя, но можно. Если необходимо именно это - и если вы так решили. И это можно, и не такое можно, вы уж поверьте, я делал. Но не автоматически, не потому что это носится в воздухе. И уж точно не потому, что от вас этого захотел кто-то другой.
       Она думает, что как-то неправильно до сих пор его слушала. Совсем неправильно. Оказывается, преамбула о том, кто виноват и как ничего не случится, это был смысловой блок, а не формула, которую можно не принимать в обработку. Это было послание, которое нужно было взять и отталкиваться от него. Кажется, у мистера Грина вообще много блоков и почти нет цементирующих формул вежливости и прочих растворов, которые по недомыслию называют "водой". Одни булыжники. Вот же номер.
       Потом думает - а сделала бы я это наперекор, только для ИванПетровича? Или для своего выпуска? То же, но убрать мистера Грина, или положить на весы его прямое противодействие? Если наперекор... почему-то "да" еще получается, ожесточенное такое "да". А если ему вообще все равно - хочешь, копай, не хочешь - не копай, вот тут образуется полное "нет" и даже "еще чего!". Очень странная, стыдная и ускользающая мысль.
       - Вы сейчас ничего не решайте. И даже машинку анализа не запускайте. С собой работать вообще сложно, а под стрессом так и просто нельзя. Сделайте сброс и отдыхайте. Если бы вас учили плавать и научили неграмотно, неэкономно - вы бы очень переживали? Ну вот и тут то же самое. Это всего лишь неправильная привычка. Она бы у вас за годы работы и своим ходом рассосалась при некотором везении, лет за десять-пятнадцать - но вас жалко и времени жалко, и безответственно это. Группа пока за вами. Если за неделю ничего не случится - передадим дело вместе с материалами стационарным структурам Совета. У меня все.
       - Спасибо.
       Она поднимается и думает, что последует совету. Сейчас я выйду, дойду домой, приду и упаду, даже не умывшись, и проснусь к полудню, и только тогда, не раньше, позавтракав, сяду изучать, что где произошло. С отвлечением на кинематограф, мир моды, новости литературы и начавшийся чемпионат по горным лыжам.
       И потихоньку буду думать.
      
      
       ***
       Когда справа раздается негромкий гудок, Дьердь Левинсон поворачивается к экрану, всем корпусом, как привык. На преподавательскую работу можно попасть по-разному, и один из традиционных способов ведет через госпиталь. На кафедре оказывается то, что не сошло для катафалка. Впрочем, катафалк непривередлив и терпелив и часто берет свое - не прижившись на "работе второго сорта", люди сами находят, от чего бы им умереть. Левинсон не относился к их числу. Он был любопытен. И сейчас его задержало в кабинете именно любопытство. Был во всех нынешних играх один интересный момент. Один фактор, который стороны будто договорились сбросить со счета. А потом кое-кто нарушил договор. Сначала почта, потом проникновение на территорию, а сейчас гаснут, гаснут, гаснут маячки, камер и аппаратов прослушивания на втором этаже студклуба, где по расписанию должны репетировать более чем уместного "Короля Лира"... В альбийском "акционер" и "заинтересованное лицо" - это одно слово. Вряд ли полковник Моран считает студентов своими со-пайщиками, "товарищами", если на здешнем диалекте. Ну что ж... по информационной защите студсовет заработал твердый неуд. Четыре живых "наблюдателя". Два - его собственных, один Шварца и один - неизвестного происхождения. Ну вот этот мы сами удавим от греха... и посмотрим, что мрамор собирается сказать Пигмалиону.
       Мрамор начал резко. Трех заведомых любимчиков господина проректора Морана просто не позвали, еще двоих вычислили на месте и недружелюбно обезвредили... а шестой вовремя сменил полярность. Кворум у них все равно будет, но некоторая нервозность в действиях проступила. А вот и гость...
       Двадцать минут спустя Левинсон, не отрываясь от экрана, нашаривает на столе сигареты и зажигалку. "Кто не курит и не пьет, до самой смерти доживет". Оптимистичный местный юмор. Удивительное все-таки количество присловий, пословиц и шуточек - своих и со всего мира, адаптированных и цельнотянутых, - витает в пространстве университета. К концу первого курса их знает большинство. К концу первого курса. А вот наш террановский гость через десять минут после начала разговора вполне уместно ввернул идиому про тесание кола на голове у Морана. Источник ясен. Значит, эта чума имеет высокую вирулентность... а гость - высокую адаптивность. Последнее, впрочем, очевидно. И не просто видно, а режет глаз. Он не сливается с аудиторией, а пропитывается здешними маркерами: жесты, интонации, мимика. На глазах.
       Зажигалка нашлась и даже прокрутилась. Мило с ее стороны. Обычно эти аппараты жили у него недолго. Спрашивается, как можно сломать предмет, проще которого разве что палка-копалка? Ответ неизвестен, потому что ломаются зажигалки вне поля зрения, а зрению предстает уже готовый металлический труп.
       Очень яркий мальчик, как большинство уроженцев того региона; в данном случае белой крови побольше. По досье ему девятнадцать, по манере держаться - сейчас столько же; при этом откуда-то повадка неконфликтной альфы, не волка, а первого селезня в стае. Старший в потоке. Камера показывает преимущественно профиль, но когда гость обводит студсовет взглядом, видно выражение широко распахнутых глаз: слегка удивленное, слегка рассеянное - как у близоруких.
       - Вы понимаете, о чем вы говорите, Васкес? Существуют ведь не только писаные правила - есть еще неписаные. И по этим неписаным, - спокойно объясняет Николае Виеру, - если мы молчим, мы никто. Жертвы. Предмет манипуляции. Это очень неприятно - быть объектом. Это значит, что нам и дальше не дадут слова и будут все решать за нас и без нас. Но если мы дернемся сейчас, нас вполне резонно спросят - а что ж мы до сих пор молчали? Почему не выступили до заявления проректора? Вас все устраивало? Вы так боялись? Что изменилось? И я думаю, что честные ответы на эти вопросы навредят всем больше, чем молчание.
       - Разумеется, - слегка рассеянно, плавно кивает флорестиец. - Но если вы не дернетесь, будет еще хуже. Тот, кто молчал, скажем, из страха - лучше того, кто вообще не заметил, что что-то не так. Сейчас неважно, понимал ли кто-нибудь, - делает он такой же плавный жест. Вот эта закругленность, заторможенность на долю секунды, что-то в ней есть. - Вас, кажется, никто не собирается вытаскивать. Спасение утопающих - дело рук самих утопающих, - улыбается Васкес, словно произнося пароль. Аудитория принимает опознавательный знак; они не могут помнить, чья это любимая присказка, но узнают все остальное. Хорошо-о. - Но гораздо более выгодная для вас стратегия - все всё понимали, но молчали - с трудом, - из лояльности.
       По аудитории проходит волна - шепот, удивление, отторжение.
       - Да, да. После того, что было утром, вы думаете, что я... провокатор. И что, возможно, Моран не так уж и ошибся, и не такой уж параноик, - улыбается гость. - Нет. Вам нужна хорошая, добротная жалоба на Морана лично, демонстрирующая, что здесь - здоровая обстановка... ну, насколько возможно, и здоровые люди. Которые умеют отличать белое от черного, но не считали возможным подрывать репутацию альма матер и почтенного ректора, пока это не сделал... самозванец.
       - Хм... самозванец? Вообще-то, насколько я помню, господин Моран был назначен Комитетом по военному образованию и совершенно легально... Вы хотите сказать, что он вовсе не Моран? Может, он и в Индии, и на Кубе не был... и не снайпер?
       - Моран он, Моран... - смеется Васкес. - Скажите, вы хартию университета читали? Читали, конечно. А вот тот документ, на который хартия ссылается как на основу? Нет?
       - Он стандартный.
       В комнате резко падает температура. Ребята начинают злиться. Это все-таки азы.
       - Он стандартный... для всех городов Ганзейского союза, пожелавших завести у себя универсальное учебное заведение, а не просто нескольких отдельных школ грамматики, навигации - и так далее. И в стандартном этом документе, образца 1271 года, жутким шрифтом написано, что ректор университета на свою должность избирается.
       Щелкают клавиши, детишки проверяют информацию на лету. Кто-то проверяет, а кто-то кормит университетскую сеть параллельными безобидными запросами, чтобы скрыть от возможных наблюдателей предмет интереса.
       - Из-би-ра-ется, - со вкусом повторяет Васкес. - Студентами. Пожизненно - или пока может отправлять свои обязанности, что уж раньше случится. А если ректор временно недееспособен, то замещает его помощник, в течение трех лет, а потом все-таки назначают новые выборы. А ежели порядок этот будет нарушен, то обе стороны имеют право обратиться к магистрату города, а не захотят - так прямо в Любек, к руководству союза.
       Левинсон за монитором икает и скребет ногтем по колесику зажигалки, издавая скверный звук. По ту сторону монитора студсовет медленно и не особо плавно проваливается в вырытый для них подкоп. Всем неуд с минусом. Ректор... ректор у нас если не в коме, то около того, восемьдесят семь и четвертый инсульт, а не сменяют его из уважения и потом - зачем? Все идет хорошо, и претендент на должность один, нынешний и.о. - вот только научных заслуг у него постыдно мало для этой должности. Одни административно-хозяйственные. Личный выбор тарелок для студенческого кафе за статью не засчитают, хоть ты тресни, даже если докажут, что один вид этих тарелок стимулирует аппетит и плодотворные дискуссии... что не так уж далеко от истины.
       - Угу, - говорит долговязый рыжий викинг Свенссон. - Пожалуемся. В музей истории ганзейского союза. Я в нем был...
       - Ай, как нехорошо! - всплескивает руками Васкес, передразнивая кого-то для самого себя. - Что же вы так... Кто же, по-вашему, является правопреемником союза?
       - То есть как это правопреемником?
       - Ну это я погорячился... на самом деле, конечно, не правопреемником союза, союз-то никто официально не распускал, а правопреемником совета, который заседал сначала в Любеке, потом в Бремене, ну а потом был съеден одной малоизвестной организацией, располагающейся сейчас в городе Орлеане. Вам - туда. Вот интересно, - на этот раз Васкес копирует председателя Антикризисного комитета, - это заставит их поинтересоваться, какие еще перлы и прелести таятся в недрах их законодательной системы... или все равно не поможет?
       В комнате - движение, причина которого камере недоступна, но по репликам можно догадаться, что кто-то пришел, и через несколько секунд по голосам - кто именно, парочка, которую все поголовно называют "Эти Копты". Коптов, между прочим, в университете человек шесть, но эти - "Эти". Интересно не то, что их позвали на заседание студсовета, в котором они не состоят, тут же и все "заразы", три штуки, гордые авторы именных поправок, на периферии присутствуют, наблюдают. Интересно то, что происходит в камере.
       - Так, - говорит террановец, и это опять чужой голос, чужое заемное лицо. - Вы двое, сядьте, пожалуйста, здесь, - он указывает на пустой стул возле себя. Левинсону совершенно нечем дышать. Два раза. Парочка безропотно подчиняется. Стул один. Как? Откуда Васкес узнал? За 30 секунд по моторике?
       - Мы не будем никого убивать, - продолжает Васкес, - мы сделаем хуже... кстати, в чем дело?
       - Господин проректор...
       Сами понимаете, какой.
       - Пришел в гости к Анаит.
       - К инспектору Гезалех.
       Она уже Анаит.
       - Кажется, объясняться в любви.
       - Или что-то в этом роде.
       - Во всяком случае, он был не рад встретить там нас.
       - И дал это понять.
       - Недвусмысленно.
       - Только что.
       - Это, конечно, не причина.
       - Это повод.
       Васкеса двуглавая птица, поющая дуэтом сама с собой, не смущает. Его, кажется, вообще ничто не смущает. Птица и птица.
       - Он нас отчислит.
       - С утра.
       - С утра у него будут гораздо более интересные дела, - подмигивает гость. - Госпожа инспектор сказала что-нибудь существенное в нашем положении?
       Самозваный председатель последовательно завладел вниманием аудитории, доверием аудитории, самой аудиторией и учебным заведением как таковым. Студсовет воспринимает это как должное. Это не неуд с минусом, это уже за гранью вообразимого.
       - Да, - вымучивает из себя Таиси. Интересы стаи с трудом возобладали над интересами пары. Еще одно чудо. - Мы все имеем право на компенсацию, но она может оказаться не тем, чего мы хотели бы. Инспектор так считает. Она очень недовольна тем, что тут нашла. Она будет свидетельствовать в пользу обвинения.
       - Я ее понимаю. Про компенсацию - она права. Но это если они увидят в вас... массу. Сырую, аморфную, послушную. Они вас возьмут и переделают. Результат вам, может быть, даже понравится. Если вам подходит такое обращение само по себе. Вернее, с вами будут советоваться, конечно. Когда отыщут там, внутри, с кем советоваться.
       - Вы это...
       - Знаете на личном опыте?
       А быстро оправились. Это даже, пожалуй, троечка.
       - Почти, - радостно вскидывается Васкес. - Меня нельзя было обвинить в недостатке активной жизненной позиции.
       - Вы тоже из этих?
       - Антикризисных инспекторов?
       И даже троечка с плюсом. Небольшим.
       - Я? - улыбается во всю белозубую пасть Васкес. - Я только что зачисленный первокурсник флорентийского университета, педагогический факультет, специальность - преподавание истории. Кстати, принимаю поздравления, я прямо оттуда к вам. Позавчера как раз сдавал эволюцию корпоративного права. А до того - ну, вы же знаете. Немного террорист, немного секретарь. А с мистером Грином мы, конечно, давно знакомы. Дольше многих. Но в эти меня не берут.
       - Почему?
       Это уже Виеру не выдержал.
       - Призвания нет, - разводит руками Васкес. - а без призвания это безнадежно. А учитель, говорят, из меня может получиться неплохой.
       Это факт. Может. А преподавание истории - наверное, это у него самого такое чувство юмора. А может быть, и у Сфорца. Как же, очень неловко получается, делать предмет, которого не знаешь.
       - Поздравляем. - говорят копты.
       Аудиторию можно сматывать в клубки и начинать вязать столь актуальные нынче носки, шарфики и варежки. Подозвав к широкому столу "зараз", студсовет и примкнувшие лица начинают составлять список претензий. Видно не очень хорошо, слышно еще хуже. Отдельные идеи взлетают над группой, как пузыри с репликами в комиксе. На трех языках. Стилем, принятым во времена принятия хартии. Оформить по правилам, но вот бланк выбрать... стилизовать под старину, кто отрисует?.. Дайте мне планшет, сейчас все будет. Послать курьером - нет, не выйдет, не те времена, долго. И ма-аленькую утечку. Обязательно.
       Довольный гость откатывается от стола в своем кресле, замирает на самом краю кадра - это уже воспринимается как издевка, хотя наверняка случайность, - прикрывает глаза. Лицо чуть оплывает, расслабляется. Студент как студент, даже в ССО не служил, свитер не по размеру, пуговицы на воротнике нет. Автостопом по Европе.
       - Извините, - говорит юноша, не поднимая век. - Самое главное забыл. Он клятвопреступник, ваш Моран. Он вам давал клятву верности при вступлении в должность - а потом шантажировал выпускника. Вот именно этого-то вы и не стерпели. Как и попыток прикрыть это политическими кознями.
       Устрашающее существо. Вдвойне устрашающее, если помнить, из чего его делали. Досье Левинсон смотрел еще тогда, еще во время войны с Радужным клубом. Классическая картина была у мальчика. Неустойчивый тип, плюс травма... в неблагополучных регионах в любой уличной банде таких шесть на дюжину, и выбраться из банды они могут только одним способом - если вовремя сядут. Тогда выйдут и мирно сопьются где-нибудь к сорока...
       Флореста была чуть щедрее и предлагала другие варианты - "Черные бригады", например. И ни на одном из гороскопов не были написаны Алваро Васкесу остервенелая учеба, диплом с отличием, почти успешное покушение на главу оккупационной администрации - хотелось бы знать, какой из слухов тут верен - и блестящая карьера в этой администрации. Которую он, кажется, не собирается прерывать для получения образования, потому что поступал на заочный.
       Нужно быть Мораном, чтобы пытаться воевать с успешной организацией (уровень иммунитета они показали два года назад, вычистив свои ряды чужими руками; впрочем, чужими ли - там вели всех Сфорца и да Монтефельтро, второй сам из них, первый ему родня), которая делает вот таких студентиков. Которая, впрочем, сделала и да Монтефельтро. А также Грина и госпожу инспектора. Вот у нас есть четыре точки.
       Госпожа инспектор во время своей спортивной карьеры слыла феерической дурой. Трудолюбивой, доброй, послушной дурой, почти на уровне конституциональной глупости. Там и спортивная карьера-то была выбрана, потому что даже обычную школьную программу она не тянула. По да Монтефельтро вообще плакала психиатрическая клиника, наверное. Грин - который, разумеется, не Грин, а все хотели бы знать, кто - еще сравнительно нормальный среди них. Всего-то ярко выраженный шизоидный тип; только адаптирован очень оригинально. И Васкес. Вот он, в записи. "Вернее, с вами будут советоваться, конечно. Когда отыщут там, внутри, с кем советоваться" - Эти Копты правильно навострили уши. Это его собственное, наверняка; личное впечатление.
       За любой рецепт тут можно предлагать полцарства и царевну впридачу, а этот дурак...
       А этот дурак даже не понял, что ему их пытались отдать даром. Как и раньше отдавали. Только в этот раз предложили под ключ, с пуско-наладочными работами, а не в адаптации образовательного центра корпорации да Монтефельтро.
       Ну что ж. Приятно знать, что у этой организации по-прежнему есть пунктик насчет детей. Приятно, что у детей есть хоть какой-то инстинкт самосохранения. Не менее приятно будет увидеть лицо Морана, когда он узнает, что он, оказывается, самозванец. А еще более - физиономию Шварца, когда он вернется домой и поймет, какое счастье он прозевал. Но больше всего я хотел бы увидеть лицо мистера Грина, завтра, нет, уже сегодня, часов этак в 8-8.15 утра. Попросить у него запись, что ли?
      
      
       ***
       "В город, в город!" - думает Алваро, наповал убитый температурой окружающей среды. Выдыхаемый воздух белеет у губ. Птицы дохнут на лету, а белые медведи пьют горячий мед в своих ледяных жилищах. Это еще не зима, это ранняя осень. А Максим тут вырос, даже еще севернее. Вот теперь все понятно с ним. Еще надо посмотреть на Лондинум, Краков и Толедо-город. Скажи мне, где ты вырос, и я скажу, как ты сойдешь с ума.
       Зато пироги здешняя кухня печет вкусные, почти как домашние. Почти как у Паулы. Так. А вот к Пауле и пиратам я не заехал, абитуриент проклятый. Антонио меня зарежет. Какой-нибудь из Антонио... Это мы исправим, сегодня же. Значит, сначала в Урбино, а потом домой. Нет, а Эулалио? Гулять так гулять. А потом в Лион. Нет, сначала в Лион, самолетом, а потом в Урбино поездом. На пирожки. Да где же эта чертова машина?..
       Он стоял в тени от единственной лампочки, освещавшей курилку для водителей, пустую, в полупустом гараже. Грузовики въезжали и выезжали, а конкретной нужной ему фуры с прицепом не было. Она задерживалась уже на две с половиной минуты; еще столько же - и надо переходить на запасной вариант, а он форс-мажорный. Еще не хватало засветиться тут. Ладно, лишь бы эти чудаки с жалобой успели... удивились-то, обалдели - а фокус, признаться, эпигонский. Вот когда Франческо вывалил Совету о Сообществе, это было настоящее.
       Темно-серая, тяжелая, вполне обыкновенная легковая машина - здесь, как Алваро уже подметил, любили широкие "тяжеловозы" так же пламенно, как обтекаемые "зализанные" силуэты во Флоресте, - подъехала вдоль стены и не то чтобы заперла Алваро, но незамеченным он теперь выбраться не смог бы. Вот вам и запасной вариант. Вот вам и элегантный уход. Стекло не было тонировано, но отблескивало так, что водитель едва угадывался.
       - Молодой челове-ек, - позвали изнутри через переговорную систему, весело так позвали. Но негромко. - Сеньор Васкес. Вы тут не замерзнете, так у нас не замерзают. Вы даже если ляжете, быстро не замерзнете, разве что простудитесь. Садитесь лучше ко мне, подвезу.
       Побежать, конечно, можно. И даже убежать. Вряд ли эта "харьковчанка" оснащена спаренными пулеметами. И мест, где человек пройдет, а машина не проедет, тут достаточно. Водитель, правда, может поднять тревогу. Ну и что? Так поймают и так поймают. Кстати, поймают - и что вменят? Присутствие на территории университета? Пусть еще докажут, что понесли ущерб.
       Алваро открывает дверь, с наслаждением вдыхает теплый воздух и опускается на сидение рядом с водителем.
       - Курить, - сообщает он, - вредно.
       - При нашем роде занятий умереть от рака - это роскошь, - хмыкает водитель. Ему лет сорок с довеском, и похож он на слегка располневшего гепарда. Алваро ради любопытства пытается его "срисовать", и чувствует себя осьминогом, который сдуру раскинул щупальца на электрическую плиту. Сразу вспоминаются послеоперационные будни.
       Наверное, он и выглядит поджаренным осьминогом, потому что водитель разглядывает его с интересом, но на дистанции, как экспонат в витрине.
       - У меня, - вздыхает Алваро, - скромные потребности. Никакой роскоши.
       - Стремиться нужно к большему.
       Впереди чирикает сканер, ворота ползут вбок. Впереди никакого лета, ночь, бело-серая земля.
       - Опаздываем слегка, - вздыхает водитель. - Будем надеяться, дорожники ту передвижную камеру сняли уже. У нас тут с дорожной полицией война брони и снаряда, - поясняет он. - Они нас пытаются поймать на превышении скорости, а мы засекаем их радары. А они пытаются отслеживать наши зонды. А мы... в общем, всем очень весело. Но под учения мы просили все убрать. Просто автобус на аэропорт отходит через 23 минуты.
       - Я хотел город посмотреть...
       Человек за рулем косится темно-желтым глазом, фыркает, совсем по-кошачьи, и прибавляет скорость.
       - Еще посмотрите, - обещает он, потом качает головой: - Нет, ну какова работа...
       - Да ну, - говорит Алваро. Потом думает, что, может, речь и не о нем. От неловкости делается жарко.
       - Сейчас вы летите в Лион, - сообщает водитель. - Успеете на регистрацию, должны успеть. И сразу же к господину Грину. Он уже будет на месте. Возьмите в бардачке конверты. Второй отдайте своему работодателю. В этом билеты и удостоверение личности.
       - Зачем? - удивляется Алваро.
       - На всякий случай. Как вы прилетели, видели все, кто хотел. И пусть эти все считают, что вы еще не улетели. И, например, - он снова фыркает, - смотрите город. Или осуществляете очередное спонтанное злодейство.
       Машина чуть подпрыгивает - и кажется, что взлетает. Нет, это не земля пропала из-под колес. Это началась трасса. А до того что было? Неправильный агрегат. Слишком уютный. Даже запах хозяйского табака и тот вписывается в рисунок, не мешает.
       - Что-нибудь на словах? - спрашивает Алваро.
       - Ничего. А посылку можете почитать и сами, если хотите. Только уговор - если прочтете, ничего без приказа не говорите и не делайте. Вы огорчите много разных людей, и в первую очередь - меня.
       Ни малейшего желания огорчать гепардообразного господина у Алваро нет. Как и сомнений в том, что вздумай он поступить по-своему, догонит в три прыжка, невзирая на всю свою нестерпимую конструкцию, и шею свернет с одного удара лапой.
       Теперь Алваро совершенно непонятно, как он ухитрился забраться в этот чертов университет и выбраться оттуда живым. Как, и, главное - зачем. Студентов жалко было. Кажется.
       - Счастливого пути, - говорят ему в спину, пока он тянет на себя странно тяжелую пластиковую дверь станционного тамбура, - и хорошей истории.
      
      
       ***
       Что этот завхоз в ней нашел, по виду понять было нельзя. Красивая женщина, двигается очень легко, как-то без усилия, несмотря на усталость - и ведь вовсе не так хрупка, как кажется. Пловчихи по-настоящему хрупкими и не бывают. Умна, чувство юмора есть, стиль... но вот чтобы так? Загадка. Да и ладно. Главное, что без взаимности. Это было бы некстати.
       Инспектор садится в кресло, откидывает голову.
       - Шея болит?
       - Болит. Но разминать ее не нужно.
       Это намек?
       - Ну почему же?
       - Я усну.
       - Индивидуальная реакция?
       - Да, - после крошечной заминки говорит дама. То ли обдумывала вопрос, то ли как соврать. В любом случае лучше не настаивать.
       - Мы сейчас не будем торопиться. Еще рано, да и вам нужно отдохнуть. Особенно после этого. Я не подслушивал... кроме самого конца. Но Моран... а, в общем, это входит в то, что я должен объяснить.
       - А что вы должны объяснить?
       На слово "должен" хорошо становится ударение. Спрашиваешь "что", а слышно "почему". Почему должен, почему объяснить, почему мне, почему сейчас.
       - На дворе прекрасная темная октябрьская ночь, самое время отправиться на прогулку с дамой, даже если у дамы нет метлы.
       - Вы так уверены, что дама согласится? - госпожа Гезалех вытягивает ноги. Узкие ступни, длинные пальцы. Госпожа инспектор была задумана Творцом, чтобы служить музой художникам и поэтам. Вот и служила бы музой.
       - Процентов на девяносто пять. Вы же заметили, у нас образовалась неприятная дыра. Моран, конечно, слетит птичкой. Но возникнет вопрос - почему все молчали в последние два года. Особенно студенты. И когда его спросят, птичка наша споет такое, что этот рестийский компаньеро герильеро окажется слишком оптимистичен. Ну, кроме конца света и поиска иезуитов под кроватью.
       - Я верю, что он может многое рассказать. Но я думаю также, что и я уже способна рассказать многое. Особенно о том, что вы делаете с вашими студентами. Меня совсем не удивляет, что они молчали. И после того, как я, например, закончу свой доклад, это не будет удивлять никого... впрочем, слушатели не менее твердо усвоят, что изменения обратимы. Тем более, что это правда.
       - Да, конечно. Но то, что вскроется, и то, что наплетет Моран, а он же будет защищать, что понастроил, отстаивать методики, и то что скажете вы, все это по сумме перекроет кислород всем выпускникам за десяток лет. Тем, кто этого не заслуживает, в том числе.
       - Я только что сказала полковнику, что в нашем нынешнем мире не может быть такой вещи как компромат на Сообщество Иисуса... но это правило работает не только для нас. Для вас тоже.
       Совершенно не вяжутся милое точеное лицо, поворот головы - и слова. Хорошая вещь, прекрасная головоломка.
       - Даже если вы сможете доказать, господин декан, что на студентов и на Ученый совет оказывали давление... то уже я не могу себе представить худшего обвинения для людей вашей профессии. Кому нужны специалисты по безопасности, которых можно шантажировать десятилетиями?
       Шварц хмыкает, с трудом удерживая улыбку - но губы так и ползут к ушам.
       Хотя учебное заведение, которое может одновременно сопротивляться давлению изнутри и снаружи - уже, пожалуй, будет иметь слишком сильную репутацию и в нынешнем Совете, а крайности в данном случае сходятся как два конца удавки. Скользящим узлом.
       - Какое наслаждение беседовать с умным человеком, госпожа Гезалех. Я как раз и собираюсь уничтожить все эти шкафы и терабайты компромата. Не потому что страшна его суть, а потому что не нужно, чтоб его вообще разбирали. Тут господин Моран практику устраивал СНОвцам, знаете ли. На подручном материале. Если студент не понимал и делал - плохо, и если понимал и делал, еще хуже, так? Некоторым эта практика может выйти боком много лет спустя, вы же знаете наше общественное мнение, а уж взгляды Совета...
       - И вам нужна спутница и свидетель... но ведь не только же?
       Свидетель нужен - чтобы все прочие не подумали, что я могу и сам воспользоваться этими сведениями. Но не только...
       - Гулять ночью в одиночку - неприлично. А кроме того, на территории кампуса есть несколько человек, которые относятся к этим шкафам и терабайтам серьезно. И один из них - Моран.
       - Сундук в утке, утка в зайце, заяц в яйце, яйцо на дубу. Вы намерены предупредить его?
       - Моран, конечно, завхоз, но не вовсе бездарь. Сам узнает.
       Дама склоняет голову к плечу, пытается достать ухом плечо, потом другое, и слегка хрустит позвонками. Смотрит пристально, ровно... женщины так смотрят очень редко. Лехтинен, и то только иногда, и никогда - на Морана.
       - Скажите уж прямо, вы хотите чтоб Моран называл Землю круглой, а воду мокрой - а ему все равно никто не верил.
       Вряд ли она в меня влюбится. А то я бы в нее... попробовал.
       - Говорю прямо: да, хочу. Это не очень справедливо, но справедливость - дело другого ведомства. А мы занимаемся исключительно милосердием.
      
      
       ***
       - Скажите, а почему именно отсюда? - спрашивает Анаит. Проникновение в кабинет господина и.о. ректора отдает драматизмом. Такое впечатление, что Шварц со Смирновым оба стояли у колыбели Максима, как два недобрых фея.
       - Все достаточно просто. У нас здесь, как видите, автономный компьютер, не включенный в университетскую сеть. К тому же оборудованный ключами. - Шварц словно лекцию читает, улыбается и тычет линейкой вместо указки. - К сети он подключается по отдельному каналу, через спутник. Ну проще же влезть физически. А одна не очень широко известная, но надежная винландская фирма специализируется на хранении и защите информации, обеспечивая возможность полного дистанционного ее уничтожения. С физическим носителем, - предупреждает вопрос лектор. - Включайте, я пока со шкафами разберусь. Сейфы, понимаете ли, как в пятнадцатом веке... - стонет он. - Завхоз, ну завхоз же!
       - А почему все это здесь, а не у него дома? - спрашивает Анаит. Почему завхоз, ей уже объяснили по дороге. Также как и смысл слов "последние два года", описав некоторые особенности карьеры Морана.
       - В силу характера. Home is where the heart is... - вполне мелодично напевает Шварц, лихо разбираясь с замками сейфовых шкафов.
       Где будет охрана, сигнализация и прочие способы защиты от проникновения, декан внятно не объяснил, но сказал, что он тоже проводил "гхм, лабораторные работы", да и в целом "не чай они тут пьют все-таки на факультете".
       Они бы так с покойным мистером Личфилдом лабораторные работы проводили, что ли? И еще немножко с Джоном - не мог же он не знать, не мог!
       - Идеально защищенный компьютер - мертвый компьютер... неужели на этой территории кто-то так наивен?
       - Ах ну что вы... - шшурх-шшурх, - просто извне эта машинка на самом деле никак не включается, а проникнуть в этот кабинет постороннему почти невозможно, а своему - очень трудно сделать это незамеченным. Тут у нас и детекторы массы в полу, тут у нас и луч на стеклах, прослушка опять же... кстати, достаточно небанальная. А если вы сядете в кресло, садитесь, садитесь, так читать удобнее, то пойдет еще один сигнал.
       - Кто спал из моей кружки...
       - Да, - перед ней на стол ложится несколько папок. - Вот вы спрашивали, почему никто не жаловался... это часть ответа.
       Камеры, запись, грядущий разбор - Анаит об этом всем предупреждена. Приходится положиться на то, что Шварц отобрал папки, и никому гласность серьезно не повредит. Или хотя бы повредит кому надо.
       - Я, такой-то, второй курс, группа, личный номер, отказываюсь от выполнения задания по причинам этического порядка. Недопустимо... личное пространство... корпоративные интересы...
       - Это Ленка Янда, первая зараза на общевойсковом, а это начало карьеры, так сказать. Смотрите дальше.
       Жалобы, жалобы, жалобы... Дисциплинарные нарушения. Экспертиза. Витиеватые пустые формулировки. DИjЮ vu просто. Обидела девушка господина полковника. А господин Шварц девушку разрекламировал, поверим, что невзначай.
       - Смотрите, смотрите.
       Другая папка. Некий преподаватель. Любвеобильный, судя по всему преподаватель - ну, это-то жизни ему не испортит, не педофил же, но это компромат на тех, кто вот это все... снимал, записывал, фиксировал. Гадость какая!..
       - А документы о том, что это учебные задания, они в какой-нибудь папке есть?
       - Нет, дражайшая госпожа инспектор... возможно, эти листы хранятся отдельно, но я, увы, не видел ни одного. И не знаю никого, кто видел. Задания давались устно, под одностороннюю запись. Эти записи должны бы храниться в соответствующей папке административной секции... в электронной форме. Их там нет. И вы же знаете, как легко подделать аудиозапись.
       Не просто компромат... уничтожающий компромат.
       Вряд ли Моран думал об этом так. Но что он думал, можно будет узнать у него, потом.
       - Так, - говорит Шварц чуть другим тоном. - Щелкните по дятлу.
       - ?! - А, вот. В углу экрана значок с дятлом.
       - И три раза введите любую чушь, я потом... Я пока тут начну. Часики-то тикают.
       "I'd rather be" - ввод, - "A pecker" - ввод, "Than a" - от необходимости придумать что-нибудь подходящее длиной в один слог избавляет Шварц, жмущий ввод третий раз. На экране мигает красный циферблат, декан что-то быстро печатает, длинное и на память.
       - Из морановских ухищрений тоже неплохие курсовые получались, - хмыкает. - Вот и все.
       Шредер жадно чавкает. Шварц неодобрительно качает головой, потом запихивает папки обратно в сейф, захлопывает его и быстро крутит колесико. Хлопок, треск, отвратительная вонь нагретого металла.
       - А все копии - подделка... - заключает Анаит.
       - И оригиналов больше сохраниться не могло. Мы уничтожили все. Все-все. Все остальное, что ни найдись - сплошная фальсификация...
       Какой хороший был рабочий кабинет. Соразмерный, продуманный, внушающий доверие. Выпотрошили и набили потроха смесью серы и селитры...
       - А почему ваша служба безопасности ваньку валяет? Мы здесь минут семь уже.
       - Она не валяет, она распоряжений ждет. От уполномоченных лиц. Каковыми являются ректор, первые два проректора, комендант, его заместитель, дежурный офицер и дежурный преподаватель - сегодня это, кстати, я.
       Второй - и последний - шкаф урчит от изжоги, содержимое превращается в мелкий пепел.
       - А кто второй проректор?
       - Она занята, за студентами смотрит. Что-то они там затеяли, - Шварц улыбается как блудливый кот. - Но нам пора, королева. В канцелярии документы не такие интересные, мы лично наблюдать не будем.
      
      
       ***
       Один раз - случайность, два - совпадение, три - вражеская деятельность. Старая максима... Дьердь ее повторяет при каждом удобном случае. Старая - и в корне неверная. Когда тебя будит сигнал тревоги - и ты выпадаешь в серый ночной мир, полный звона и беспокойства, ничего не понимая, потому что не подберешь в нынешней ситуации более бессмысленного действия, нежели полночный взлом, а сканер на двери нервно пульсирует красным и отказывается считать твой пропуск... и дверь приходится открывать с домашней машины вручную, а зуммер звонит и не отключается, сообщая фиоритурами о том, как двигаются и что делают взломщики... а платформа лифта застряла на верхнем этаже, а в замке разблокировки не поворачивается ключ и из шахты дует какой-то слишком холодный для отапливаемого здания ветер, подсказывающий, что пользоваться лифтом не следует, даже если он вдруг очнется и передумает, а нижний выход с пожарной лестницы заблокирован... вражеская деятельность началась раньше, когда чьи-то студенты, утром будет легко выяснить, чьи, под предлогом учений устроили здесь этот цирк. Без злого умысла, напоминает он себе, скорее всего, без злого умысла.
       В общем-то, и не в первый раз. Каждый год не обходился без сюрпризов и шуток. Нет ничего хуже, чем в питомнике юных резвых крокодильчиков - будь то учебка ССО или университет, - показать себя человеком без чувства юмора и уверенной снисходительности к шуткам. Приходилось терпеть и посмеиваться. Но не в этот раз, не в этот. Шутки в осажденном городе называются диверсиями.
       Он знал по опыту прошлых лет, а если покопаться в памяти - и с другой стороны, со стороны курсанта-шалопая, - что сейчас за ним наблюдают два десятка глаз, если не больше, и старательно сдерживался, натыкаясь на длинную цепочку неприятностей. Лампа в холле, включавшаяся при открытии двери, лопнула с оглушительным треском. Значит, пол - скользкий, и, скорее всего, вдоль стенки. Это просто игра, дурацкая, неуместная игра - и, наверное, в кабинете то же самое. Но вот этих нарушителей, числом двух - Моран подозревал, кто бы это мог быть, - ждут уже серьезные неприятности.
       В коммуникаторе прорезалась Саша.
       "Не спишь? Тревога... а-а-а, ну конечно же. - Уж Лехтинен-то не нуждается в объяснениях. - Я зайду где-то в течение часа. Может быть, не одна."
       Вот после этого настроение полковнику окончательно не испортила даже заледеневшая горка на месте крыльца, выдавшая Коптов с головой. Это для них до сих пор страшнее замерзшей воды зверя нет. А мы тут пройдем. Не те наши годы. Сашу он знал от сотворенья мира и мог собрать и разобрать как пистолет. Если она вдруг звонит ночью - спит он или не спит, да еще в гости напрашивается, значит, наклюнулась у нее серьезная победа и собирается она этой победой гордиться и хвастаться. Нос ему утирать. Конечно, наедине, как и положено лояльному коллеге. И пусть. Ее победы - наши победы.
       Дорожка светилась белым - ночью выпал снег. Фонари никто не отключал, но осторожность не помешает. Можно было вызвать карт. Можно было предупредить службу безопасности или своих людей... но проректор, не способный справиться с двумя старшекурсниками - гнать надо таких до самой Антарктиды, пешком.
       Под снегом был лед, скорее всего - натуральный, наверное, вчера не обработали дорожки, территорию обслуживать нам некогда, зато на шалости время найдется... Полковник огляделся, не видит ли кто, а видели, конечно - оттолкнулся и с удовольствием, насвистывая, катился метров десять, пока лед не перешел в асфальт. Если кто-то не помнит, что он здесь, в Новгороде, вырос, что он еще далеко не стар, в хорошей форме - самое время вспомнить. Но удовольствие, меж тем, было подпорчено уже самим подъемом в темноте, по тревоге. Он старательно подавлял негодование, а оно не подавлялось, только сжималось и накапливалось.
       Пустая аллея. Зато у дверей административного корпуса - маленькая толпа, какую могут создать всего два всполошенных человека. Коменданта, который только что прибежал, надо гнать. За вот эту вот пижаму под пальто и челюсть на груди. Майора Каменева гнать не надо: прибыл вовремя и имеет подобающий вид. Замкоменданта изволит отсутствовать? Поскользнулся или в лифте застрял? А где остальные?
       - Там работает пожарная система. - сообщает Каменев.
       - Что там работает? - я их не выгоню...
       - Черный ящик здания зафиксировал три микровзрыва, предположительно в вашем кабинете. Огнетушители включились автоматически.
       - А дальше черного ящика сигнал не пошел, потому что кабель был к тому времени уже перерезан, - закончил Моран.
       Глупость какая-то... не думают же они вывернуться, списав большую часть повреждений на воду и пену?
       Это уже не нарушение университетского кодекса и не административное правонарушение, это самая натуральная уголовщина. Пожарная система... порошковые гасители, запас у них на 15 минут, специально выбирал хорошие и надежные. Надо было предусмотреть, фокус-то подлый, но не слишком сложный. Только вот не слишком ли сложно все вместе?! Не слишком ли много рук и мозгов тут задействовано?
       - Где Шварц?
       - В здании, - пожимает плечами Каменев. - Видимо, дежурил.
       Три микровзрыва и кабель. Взлом - ладно, кого в университете пугал взлом. Но вандализм это другое дело. А парочка не дошла до той стадии, когда ради мелкой пакости ломают себе жизнь. За темными стеклами что-то шевелилось, работала умная автоматика. Не менее умная автоматика внутри полковника сама сделала пять шагов в сторону, нащупала в кармане комм, нажала кнопку.
       - Саша, - сказал он в наушник, - что у тебя там был за сюрприз? Я не могу пока войти в здание - у меня что-то взорвалось в кабинете.
       - Сорок минут назад, - ответили ему, - мне позвонил Максим Щербина и попросил проверить, не находится ли на территории кампуса некто Васкес.
       - И? - нетерпеливо рявкнул Моран. Эти бабы с их любовью к драматическим паузам!..
       - Судя по всему, находится. Я ищу. Никуда голубчик не денется, - пообещала Саша.
       Может быть, не денется. Может быть, и не собирается деваться - а уже сделал все, что хотел. Моран впервые подумал о том, что взрывать могли не мебель и не бутафорские хлопушки с краской или газом, а несгораемые шкафы. С документами. И компьютер? Это была короткая мысль; следом - как за трассером, - несся длинный яркий хвост. Ответная любезность, значит? Позвонил и сообщил - и заодно предупредил, что следит за посланным? Или еще более хитрая провокация? И кто, кто, кто помогал им изнутри?!
       Он чувствовал, как кровь пузырится и булькает, вскипает в сосудах, как при кессонной болезни. Умираешь, умираешь и никак не умирается тебе. Гнусное, дамское расстройство... Декомпенсация, говорили врачи, последствия контузии. Моран знал, что с контузией все как раз вышло просто, прилетела граната-лягушка, ахнула, и мир еще три дня был белым. А нехорошее началось за дни и дни до гранаты - из-за тумана и людей, гибнущих в тумане.
       После Кубы он больше никогда не чувствовал себя беспомощным. А теперь с ним пытались сделать это снова.
       Он знал эту наглость, знал этот стиль - а кто его не знал, - и кровь вскипала в ритме пакостно липкой мелодии с мерзким хихиканьем, - и действительно на несколько секунд растерялся, утратил всякую ориентацию в пространстве. Не мог выбрать, что делать. Его окликнул майор, и очень не к месту:
       - Какие будут распоряжения?
       Моран чуть было не приказал объявить общую тревогу - и ловить и Васкеса, и коптов, и еще кого шайтан принес сюда, на его территорию... и опомнился в последний момент. Еще не хватало, чтобы все, до последнего первокурсника, узнали, как всякая сволочь...
       Ожил телефон. Номер был внутренним, незнакомым, система мигнула синим, распознала - музей истории института, отдел 19 века. В отличие от библиотеки, в это время ночи - закрыт.
       - Что же вы, полковник, - сказал скучный синтезированный голос, - из мемориала дупло устроили... да такое паршивое, что его любой уличный loco руками вскроет, без помощи булавки?
       Серый такой голос, спотыкающийся, знакомый. Стандартный "чтец", такой стоит на всех коммуникаторах.
       - Приходите ко мне на мусорную кучу, полковник. И лучше один. Я еще не все стер.
       Хотите корриду... лузитанскую, когда бедный замороченный бык под конец падает от усталости - и торжествующий победитель снимает с уха цветочек? А у меня для вас сюрприз. На нашей арене приняты толедские правила...
      
      
       ***
       Прозвище "капибара" в корпорации прижилось. Капибара, иначе же Hydrochoeridae, водосвинка, известная как Хуан Алваро Васкес. Собственность корпорации, между прочим. Ценная для руководства. Девятнадцатилетний оболтус, которого начинаешь уже воспринимать не только как коллегу и приятеля, а как младшего родственника. Такой двоюродный братец-балбес.
       А потом эта собственность, эта родня самозваная в одночасье срывается с места, меняет заранее заказанный билет и летит туда, где его никто не ждет, где ему совершенно нечего делать. Где ему попросту нельзя находиться... а он плевал на все нельзя, он знать не желает, что кому-то мешает или может что-то сорвать. И злиться тут бесполезно, и мечтать оборвать уши бесполезно. Это наша реальность, это наша работа. Ловля беспривязных капибар, в том числе.
       Такая работа - отвечать за все на свете.
       В том числе и за воспаление легких, которое может подхватить южный водоплавающий зверь паскудной северной осенью, которую и местные-то жители не жалуют...
       Главное, выбрал же и время.
       Пять с половиной часов назад, когда странствующая капибара, наверное, еще только праздновала поступление, Максиму опять позвонили из Новгорода. И опять проректор филиала, и опять с предложением. Противного металлического чувства dИjЮ vu не возникло - звонил не Моран, а доктор Саша Лехтинен, паровоз и человек, проректор номер два. И на пятой минуте стало ясно: то, что она предлагает, очень похоже на капитуляцию.
       Проректором доктор Лехтинен стала только два года назад, а до того она почти пять лет была деканом общевойскового факультета, и хотя Максим проучился под ее началом примерно месяца два, а потом был решительно и безоговорочно выставлен вон в процессе отделения агнцев и козлищ на факультете, проникнуться до пяток и кончиков ушей успел. Да что там, хватило бы и одной беседы. Ее, собственно, и хватило; все остальное было цепочкой формальностей; и - как выяснилось уже несколько лет спустя, - результатом переговоров с да Монтефельтро. Нескольких не столь перспективных козлищ попросту выставили в белый свет. Впрочем, не только студентов, преподавателям досталось тоже.
       За шесть лет госпожа проректор не утратила ни решительности, ни напора. Ни аппетита. Ни предельно своеобразных манер. Одно приветствие - "Так, разгони всех своих партизан на пару минут" вместо "здрасте" чего стоило. И очень располагало к дальнейшему ведению беседы.
       Но когда Саша назвала свою цену, пришлось брать паузу для обсуждения. Впрочем, она этого и ждала.
       Звонить Франческо он не стал. Вернее, позвонить позвонил, но только за одним - попросить встречи. Шел и думал, чем в него могут запустить в этом кабинете. Выходило, что всем, что не привинчено. Впрочем, все, что привинчено, можно оторвать. Главное, чтобы не системой связи. Звонить в Лион можно и со своего, но разговаривать по одному маленькому аппарату втроем, а то и впятером - неудобно. Анольери и Джастине он отправил по сообщению еще во время разговора.
       - Что еще стряслось в этом вашем инкубаторе? - с тоской спросил Франческо. Вчера Максиму стало бы неловко. Сегодня он уже, скорее, беспокоился. Если эталонный нео-феодал и вельможа вторые сутки с отвращением смотрит на белый свет и утверждает, что мир катится в пропасть, то, может быть, у него просто не ладится очередной биохимический эксперимент на благо человечества и корпорации. Может быть, его начал раздражать какой-то элемент отделки... поймет, уберет и успокоится. А может быть, мир действительно катится в пропасть, сам того не замечая. Неизбирательно чуткий прибор.
       - Госпожа проректор Лехтинен готова своей властью допустить на территорию комиссию Совета и оказать этой комиссии всемерное воздействие. На трех условиях.
       Начальство смотрело уныло, без любопытства. Не как на отвратительную досадную помеху между феодалом и его добычей, вырисовывающейся на мониторе. Не как на воплощение всех грехов мира, сдернувшего нашего просветленного с прогулок по облакам. Это все было привычно. Нет, глазели на Максима как на обитателя Помпеи с какой-то классической картины: вокруг уже переполох, конец света, а там ребеночек лет четырех за бабочкой гонится. Бабочка ему в самый раз по уму, а опасность происходящего вокруг в голове не укладывается.
       А спроси его - такого - услышишь, как сегодня днем, капризное: "Откуда я знаю? Это не мое дело знать, это ваше дело знать!". В общем, да. В сущности, так и есть. Но отчего-то хочется хорошенько потрясти и вытряхнуть-таки ответ.
       - И чего она хочет? - отвращение в голосе Франческо стремилось в стратосферу.
       - Чтобы мы предали гласности обстоятельства, при которых Моран стал сначала деканом, а потом проректором, чтобы мы четко объяснили, какова была в этом деле роль Совета и покойного Личфилда... так чтобы ни у кого не оставалось сомнений, что до переворота на недочеты в работе филиала просто некому было жаловаться. А студенты, конечно же, были убеждены, что с ними работают по... официальной программе.
       - Ну вы же сами этого хотите... - "вы", как будто он - это не мы, а где-то отдельно. - За чем же дело стало?
       - Условием номер три является предоставление Морану корпоративного гражданства "Сфорца С.В." и отказ в экстрадиции - откуда бы такое требование ни поступило.
       Даже это ошеломительное известие не вызывает у Франческо особого интереса, хотя он все понял, все прекрасно понял - по выражению лица видно. Так смотрит человек на холодную, мокрую, противную половую тряпку, которую ему предстоит взять в свои драгоценные голые руки, чтобы навести порядок.
       - Ну посоветуйтесь, - говорит он. - Я не против.
       "Ловите своих бабочек". Да что ж за напасть?..
       - Она со своей стороны обещает, что сам Моран не будет возражать... или будет находиться не в том состоянии, чтобы возражать.
       Не помогло.
       - Какая разница... - спрашивает Франческо. - Будет, не будет... какая разница вообще? Делайте, что хотите, я подпишу.
       Хочется пошутить "А можно взорвать Две Башни и покрасить ваш стол в оранжевый цвет?", но есть подозрение, что все слова соскользнут как с гуся вода. И сколько ни вслушивайся, непонятно. Всегда было непонятно, а теперь непонятно вдвойне. Тоска экзистенциальная, острый приступ. Кого угодно другого Максим взял бы под руку одним очень удобным захватом и отвел бы покорное тело к миссис Дас, психологу, потому что у кого угодно другого это называлось бы депрессией. Но про Франческо миссис Дас сказала, что это лежит за пределами науки и ее подготовки.
       Лежит. На столе.
       - Хорошо, - говорит Максим, - если мистер Грин и госпожа Джастина не станут возражать, я возьму его на работу. Консультантом. По педагогике. Администрация коррекционной школы в Мериде жалуется на нехватку персонала.
       Должность, конечно, сугубо фиктивная. Потому что если полковник окажется с де Сандовалом на одном континенте, его потом можно будет собрать в очень маленький пластиковый мешок.
       На шутку Франческо не реагирует тоже. Остается за столом, как живое воплощение греха уныния. И только синие шпалеры гармонируют с цветом лица.
       Пойдем к остальным, авось кто-нибудь скажет полезное.
       А потом дежурная команда наблюдателей - переговоры переговорами, но и другие варианты с повестки дня снимать не следует - прислала в подарок яичко к светлому дню. Отличную фотографию продуктового грузовика. Кабины. Человека, сидящего рядом с водителем.
       Максим чуть не написал вместо стандартного спасибо в ответ на "обратите внимание на человека на переднем плане" - "ну какой же это человек?". Не человек. Свинья. Рыжая водоплавающая свинья без копыт. Hydrochoerus. Свинью без копыт отделяло от стен университета метров восемьсот, и поскольку новостей от наблюдателей не поступило, Алваро успешно эти стены преодолел. Вот кто только ни пытался взять этот монастырь приступом. Свеи, норвеги, датчане, было дело - даже какой-то залетный отряд татар добрался. Никому не удалось, а флорестийскому поросенку - запросто.
       Что наводило на мысли, что с той стороны капибару ведут и дорожку перед ним расстилают. Это настораживало.
       Отследить траекторию - можно. Поправка, легко. Работа - не бей лежачего. Васкес прилетел в Юрьево со своими собственными документами. Когда заказывал билеты, пользовался своим же собственным компьютером... а компьютер, как предусмотрительная и умная вещь, препорученная заведомому растяпе, регулярно сохраняет резервную копию себя на ближайшем сервере компании, до которого может дотянуться. Закрытую копию. Которая предназначена, вообще-то, не для слежки, не для просмотра. Вообще-то. В принципе.
       - И что он сделал? - спрашивает за спиной Анольери.
       Тоже приобрел привычку приходить лично.
       - Он связался со студентами нашего землячества... - вот тебе и раз, и с каких это пор уже я думаю "мы" про всю Терранову? - И предложил провести для желающих мастер-класс по практической политике.
       У Анольери глаза старой ящерицы. Уточнение: глаза старой больной ящерицы. Хоть он формально занимается вопросами внутренней безопасности, его всегда все касается. Потому что Алваро - со своей принадлежностью, и не будем притворяться, со всем тем, что хранится в его голове, - это проблема внутренней безопасности в том числе. И внешней. И спецопераций, потому что вот эта вся катавасия под милым названием "инцидент Морана" - наш текущий проект. Текущий. По всем швам. Фонтанирующий.
       Анольери невыразительно, скрипуче, словно войлок жует, бранится на романском. Вздыхает. Не шутит на тему того, что это его вечное наказание за допущенную в свое время ошибку. Недоверчиво качает головой:
       - Кто инициировал контакт?
       - Васкес, - голосом раннехристианского мученика, получившего внеочередную путевку ко львам, отзывается Максим. - Васкес инициировал. Судя по всему. Не было у него во Флоренции никаких контактов. И времени не было. Он сдал экзамены, слегка отпраздновал поступление, просмотрел новости, сожрал в общей сложности два с половиной килограмма мороженого... и сорвался в Новгород. О чем служба наблюдения головной конторы, естественно, поставила нас в известность. Вернее, собиралась поставить, обычным приоритетом, обычным вечерним отчетом.
       Анольери молча кивает. Кому-то в флорентийской конторе сильно не повезет в ближайший же час: старая ящерица - педантичный злопамятный службист, не склонный к сантиментам.
       - Надо достать, - говорит он. - Пока не спалился.
       - А что если... - спрашивает Максим. В одиночку принимать решение он не готов, а Сфорца...
       - Неплохо. Заложник. А взять-то сумеет?
       - Может и не суметь. При очень большом невезении... - Неприятная, но правда. У Васкеса порой просыпаются совершенно неожиданные таланты. - Но тут же еще одна сторона.
       - Что она подумает.
       Потому что если уж мы знаем, что Алваро там внутри, то Лехтинен об этом рано или поздно узнает тоже, и тогда объяснить ей, что это не партизан, не убийца, не оперативник Сообщества, не призрак для особых поручений, а капибара на вольном содержании, не смогут ни Господь Бог, ни призрак Иисуса Навина. И все опять пойдет насмарку.
       - Санкционирую, - говорит Анольери, и это подозрительное благородство с его стороны: мог бы и не брать на себя ответственность. - Слушай, а что у нас с шефом?
       Если даже привычный ко всему и работающий здесь с основания - еще у Габриэлы, - Анольери считает, что тут есть о чем спрашивать, то плохо дело.
       - У нас, похоже, не с шефом. А с чем-то еще. Или с шефом, но тогда все очень плохо. Какой из вариантов нравится больше?
       Самым простым было бы напустить на него Кейс... но у них же несовместимость полная. На почве избыточного сходства. Все чужие недостатки оба знают по себе.
       - В Лион звонить будем?
       - Будем.
      
      
       ***
       - Ну, ну... Моран, не будете же вы стрелять в красивую женщину?
       Он как раз собирался - замер напротив в отличной стойке, и был именно сейчас красив и гармоничен. Он не пугал - угрожал, демонстрируя простой ясный выбор.
       А Шварц, Шварц стоял сзади и чуть боком, придерживая Анаит за плечи, и она не сомневалась, что он вполне надежно прикрыт своим живым щитом. Ей.
       Саму ее переполняло яркое, торжествующее счастье. Внизу и снаружи, словно под ногами, бурлил штормовой животный страх, куриная неразборчивая паника, а изнутри, из груди разливалось тепло, и ее тело, ее дыхание, движения, голос и мысли принадлежали ей, были полностью подчинены и не имели ничего общего с заполошной глупостью. Эндорфины, анестезия. Оказывается, выброс идет не только при боли.
       Если Моран все-таки выстрелит, она умрет, принадлежа себе.
       Мысль эта была конечно, языческой, суетной и неподходящей случаю, но уж что поделаешь... Отче наш, иже еси на небеси, да святится имя Твое, да приидет царствие Твое, да будет воля Твоя... но все-таки, если можно, пожалей этого человека с оружием, не дай ему пропасть, отдели его от безумия, спаси и сохрани... и того, кто его сюда привел, в это место и в эту ярость, его как-нибудь спаси тоже.
       - Буду, - спокойно отвечает полковник. - Вы зря все это сделали.
       - Это - что?
       - Вам еще и под запись сказать? - улыбается Моран.
       Он не в себе. Или вернее, наконец-то в себе.
       Он, кажется, тоже совершенно счастлив - ему больше не нужно притворяться, контролировать себя, подлаживаться под реальность, а можно просто быть. На полную катушку. Счастье котла за миг до взрыва.
       В широком зале с круговым обзором вообще слишком много счастливых людей. Приросший сзади к Анаит Шварц, выманивший добычу; сама добыча; она, Анаит - элемент конструкции капкана. Остальные присутствующие, скорее уж, шокированы - какой-то человек в форме, какой-то человек в пальто... шлейф Морана, их было плохо видно в почти полной тьме. Горели синеватым и желтым музейные витрины. Разыгрывалась скверная драма.
       - Какая вам разница? - недоумевает Шварц, слегка картинно недоумевает. Первая ассоциация была правильной. Арлекин, рыжий клоун. Бьет дубинкой и плакать не дает... а полисменов так и просто убивает.
       - Вы меня разбудили, - полковник теперь само терпение, сама резонность. - Вы взорвали мой кабинет. Вы осквернили памятник людям, которые стоили много больше вас. Вы хотели меня разозлить. У вас получилось. Да, кстати, а еще вы оба обманули мое доверие. Но если вы сдадитесь сейчас, я, может быть, не выстрелю.
       - Ах, па-амятник? Так сказать, вечный огонь? - издевательски выговаривает Шварц, и он не только дразнит зверя, он еще и действительно задет. - Вот это?
       Палец щекочет шею Анаит, извлекая тяжелую - металлический корпус, - флэшку на цепочке из-под воротника.
       - Вы, может быть, скажете, что там - а коллеги послушают, - кивок в сторону шлейфа, прижавшегося к стене... - Им будет интересно.
       Однажды Анаит рассказали, как охотятся на медведя с рогатиной. Главное его ранить, а дальше только держи рогатину, не выпускай из рук, упри в землю и держи. Оскорбленный зверь сам навалится и наденется всем телом на клинок. И будет яростно рваться вперед, углубляя и расширяя рану. И упрется в перекладину. Он все сделает сам, только держи и не бойся когтей, которые не достигают охотника на считанные сантиметры.
       - Что там - не ваше дело. И не дело коллег. Я имел право хранить здесь все, что я хочу. Я здесь сам экспонат. А вам права брать никто не давал. У вас есть две минуты. Больше не дам. Я не мальчик, у меня рука устанет. Думайте быстрее.
       - Что хотите? И инструменты шантажа? Сколько раз вы натравливали Личфилда на ваших собственных выпускников, на тех, кто не торопился исполнять ваши просьбы?
       - Моя обязанность - защищать университет. И от брака тоже. Сначала брака было много.
       - Да-а уж, - с искренней застарелой ненавистью отвечает Шварц, но и ненависть у него слегка ерническая. - Защитник вы, Моран. Личфилда вы пугали изменой и интригами корпораций, Ученый совет - Личфилдом и закрытием филиала, студентов - отчислением, Смирнова - что ликвидируете его любимчиков. Это вас тоже иезуиты заставляли?
       Если бы голоса были видны, этот оставлял бы после себя мутные радужные следы.
       - У вас осталась минута. - шипит Моран, - Используйте ее, чтобы подумать. Вы ели из моих рук. Все эти годы. Вам нравилось. Теперь вы хотите продать меня и дело. Кто вас купит, шавки? Тряпки. Ничтожества.
       Ненависть за спиной становится раскаленной, расплавленной, едва удерживается в домне.
       В глубине у входа в зал, на краю зрения - какое-то смутное движение. Моран его не видит, а Анаит не хочет всматриваться, чтобы не выдать взглядом. Кто-то там пришел, Может быть, кто-то способный развязать дурацкий узел. Полковнику надо, чтобы они сдались, добровольно и бескровно. Не потому что его волнует будущее - потому что он хочет победить.
       - Браво, браво! Королева моя, вы подумали?
       Анаит вздыхает. Инспектор Гезалех сделала бы шаг вперед. Отдала полковнику победу, последнюю. Она бы позволила. Потому что не хочется смотреть, как с человека слой за слоем срывают лицо, оставляя ему только бесконечное самовлюбленное безумие, не хочется в этом участвовать. Но она - полномочный представитель Джона в этом вертепе. Она - Сообщество.
       - Опустите оружие, - говорит она, - пожалуйста. Я вас очень прошу. Иначе вас схватят - таким. Или убьют - таким.
       Дуло теперь смотрело ей в лицо, но только потому, что в лицо ей смотрел и Моран. Она знала, что ему хватит и доли секунды, чтобы сместить прицел сантиметров на пятьдесят ниже, в корпус, и он не промахнется. Тут промахнулся бы только новичок: шагов пятнадцать, а мишень крупная, как в тире.
       Моран и пистолет сверлили ее черными пустотами зрачков.
       - Если он выстрелит, - тихо сказала Анаит, - я вас не полюблю. Если не выстрелит - убью.
       - Наша любовь, королева, была обречена... - выдыхает Шварц, и по голосу понятно: ситуацию он полностью контролирует.
       Так обидно. Второй раз за последние два дня. Сначала Смирнов, потом он. Может быть, в этих стенах просто не осталось мужчин. Сдуло.
       Что-то мелькнуло справа у двери, полковник очень плавно повел плечом - и остановился в самом начале движения, видимо, опасности нет... Очень громкий хлопок. Оглушительный. Полковника сгибает пополам как бумажную куклу. Он не выстрелил. Нет. Он не выстрелил. Не мог. У него нет оружия. Второй хлопок.
       Анаит словно бы провалилась через Шварца назад, ему за спину, и оттуда уже видела: Моран падает - и нет у него лица, нет всей правой половины... а от входа, опуская и демонстративно отбрасывая тяжелый серебристо отблескивающий пистолет, идет, словно по натянутой струне, высокая светловолосая женщина, валькирия.
       - Саша! Дура! Какого черта?! - это Шварц...
       Из-за дальнего стенда выступает парень в чем-то темном, тоже с оружием в руке, держит женщину на прицеле.
       - Извините, проректор, - говорит женщина, обращаясь к Морану. Теперь, когда она совсем близко, становится видно, что она вовсе не так молода. - Извините, инспектор. Вы бы его долго разбирали и мучили. А это неправильно. И не нужно. Вы поймете, что я права.
       - Черт бы побрал все высокие отношения. - отзывается Шварц.
       На него женщина, Саша Лехтинен, попросту не обращает внимания. Подходит, опускается на колени. Становится прямо в кровь. Анаит смотрит, как алые полосы ползут вверх по светлой шерсти. Вокруг делается людно, душно и тесно - а коленопреклоненная женщина рядом с телом Морана, ни на кого не обращая внимания, что-то напевает. Тихо, неумело, ровно.
       - Что она поет? - спрашивает в пространство Анаит. Напев звучит как колыбельная.
       - Это псалом, - поясняет Шварц.
       Анаит кивает. И просто смотрит на него, просто стоит и смотрит.
       Пока он не отступает.
      
      
       ***
       Анольери держит в зубах карандаш и жует кончик, как другой жевал бы дешевую потухшую сигару. Потом тычет - как сигарой же, - в монитор. На лице брезгливое выражение, то ли богомолье, то ли верблюжье.
       - Это вот они тебя учили?
       - Не именно они. И это совершенно нехарактерная ситуация. Они все гораздо более адекватны, - отвечает Максим. Потом не выдерживает: - Я не понимаю! Не понимаю я! Шварц же - он мастер, ювелир он! Он у нас практику полгода вел, мы на него молились...
       - Молились?
       Верблюжье у него выражение. Сейчас выкатит нижнюю губу и сплюнет.
       - Молились! Ты бы его видел. И ты бы его в поле видел, когда он еще... Ты знаешь, у меня с самомнением все в порядке. Так вот мне до него еще лет десять расти, если повезет. А это я не знаю... я не знаю, что такое. Ну хорошо, у них нервный срыв, у всех и сразу. Не верю, но допустим. Но ты ведешь операцию и у тебя по рабочему полю шляются неинформированные старшие по званию при оружии?!
       - Может, это и случайность, - пожимает плечами Анольери. - Запись куцая...
       Запись с подвижного единичного источника, тип "циклоп", высота от поверхности метра полтора, звук четкий, убывание по градиенту естественное. Кулон, подвеска, верхняя пуговица госпожи инспектора Гезалех. Она там несколько раз отражалась в музейных витринах, госпожа Гезалех.
       - Может?..
       - Так удобно вышло... - Анольери не намекает и не осторожничает, он всегда так разговаривает. Смысл, впрочем, совершенно ясен: с некоторой точки зрения такой финал куда выгоднее. Мало ли, где у покойного и.о. ректора был еще какой компромат - и на кого?..
       - Не знаю... - мир вокруг стал каким-то вязким, тяжелым и неправильным. - Там все так плохо, что исключить я ничего не могу, но Моран... он бы выстрелил, особенно после слов инспектора. Обязательно бы выстрелил. А его держали в вилке. Видишь, я сейчас качество подкручу - вот. Это второй. У него с нервами получше, он вообще высовываться не стал. Так зачем еще и Лехтинен? Если тут имеет смысл задавать вопрос "зачем?". Если б ее убить хотели тоже... одним махом семерых побивахом, так накрыли бы сразу, как только она дернулась.
       Анольери скептически жует карандаш, с омерзением глядит на увеличенный очищенный кадр. Ему тошно и холодно, Максим чувствует это даже через собственное "тошно и холодно". Мерзкая сцена. Много отвратительнее того, что он сам когда-то устроил на заседании Совета. Еще противнее, что два-три года назад он и записью восхитился бы: как замечательно все сделано. Все сыграли свои роли, как по ниточке - без кукловода. Сами.
       - М-да. Сочувствую. И девочку жалко...
       - Кого?!
       - Девочку, вот эту, - Анольери шевелит пальцами, - с лепестками. Инспектора. Мы-то с тобой здесь, а она была прямо там. Представляешь?
       Максим не представлял. При краткой личной встрече Анаит Гезалех его попросту напугала - его взвесили, измерили, исчислили, нашли слишком легким, и все это за первые пять минут знакомства. А еще явно унесли с собой срезы тканей и копию матрицы мозга. Не то для дальнейшей работы, не то для коллекции. Неудачный выпускник новгородского филиала. Типовой. Скучный.
       Она и во всем безобразном спектакле уж никак не казалась бедной девочкой. Звука было достаточно - четкого, полного, со всеми оттенками голоса, - чтобы распробовать на вкус и укрепиться во мнении: это не вполне человек, это что-то из античных богинь. Серебряная статуя Афины Паллады в натуральную величину, только что освобожденная от окалины, блистающая...
       Серебряная. Зеркально блистающая. Щит Афины.
       Он, конечно, медный был - но это неважно.
       Нашему бы Персею голову бы оторвать.
       Засунул зеркало в медузье гнездо.
       Шварцу тоже - оторвать. Он же доволен. Несмотря на все - доволен. С лицом-то все в порядке, а моторика... она кричит просто. Если Шварца знать. Его все, совершенно все устраивает.
       - Почти сочувствую этому вашему Морану, - вздыхает Анольери. - Они же все, видимо, поодиночке делали. Лехтинен - к нам, Шварц - к инспектору, кто-то еще куда-то... И никто ни с кем ничем не делился. Учебное заведение. Кстати, когда Васкес оттуда уехал?
       - Да по хронометражу как раз перед вот этим вот. Телефон он, кстати, до сих пор не включил. Но поскольку летит он в Лион, то можно его и дождаться.
       - Нет уж. Я распорядился, его в аэропорту встретят и проводят. Если у Грина нет своих планов, к ночи будет здесь. Завтрашней. А сейчас я спать пойду. Там у меня хороший мальчик на дежурстве, он в курсе. Не из ваших, - ядовито добавляет опять-богомол-уже-не-верблюд.
       Хороший мальчик не из наших - это Черная Смерть, африканец, ученик Анольери; начинал с охраны. Прозвище получил, потому что чума та еще. Все, пропал весь престиж филиала. Начисто пропал. Допрыгались.
       Главное, все пошли спать. Мистер Грин запись прислал с лаконичным "На три часа меня нет", и ежу ясно: надо включить совесть и оставить его в покое, Анольери удаляется, и только некто Максим в очередной раз будет тут сидеть до утра?
       Ведь будет, потому что где-то тут, в этой записи, тикает еще одна бомба. Та бомба, из-за которой Морана мало было дискредитировать... его нужно было убить. А Лехтинен... Лехтинен связалась со мной. И мы почти договорились. В том числе, и об убежище. Но почему она тогда жива?
       На экране вся история прокручивается снова, и снова, и снова. Час-другой, и Максим Щербина сможет повторить любой жест - и, возможно, мысль за этим жестом. Синие и желтые огни, белые лица и где-то там, за краем рабочего квадрата огромная лошадь бьет копытами в стену, грохот падает сверху, хороня под собой все. И еще. И стена рушится, а с той стороны, с той стороны - свобода...
       А потом проснется жена некоего Максима - и небо в овчинку покажется... кстати. Если разбудить Кейс и прокрутить ей это, она наверняка скажет что-нибудь полезное. И не скажет многого другого. Я становлюсь стратегом. Еще лет пять и меня можно будет выпускать в город без сопровождения.
       - Дорогая, у нас тут Морана убили. Да, зверски. Да, в кадре. Да, уже. Да, ты сможешь просмотреть сцену столько раз, сколько захочешь.
       И, может быть, Кейс объяснит мне, что с ними со всеми стало?
      
      
       ***
       У поездов и самолетов есть свой запах, разный, их не так уж трудно отличить, но в чем-то очень похожий. Он въедается в кожу и одежду, и несколько часов спустя можно покрутить головой, втянуть воздух и понять - этот человек приехал сюда из аэропорта.
       Этот человек, этот молодой человек приехал сюда из аэропорта. В обнимку с конвертом. Теперь он стоит рядом с пустым креслом и смотрит наискосок. Пытается угадать, с чего бы ему начать разговор, да так, чтобы ему объяснили все непонятное и не стали ругать за самодеятельность. Второе - излишне. Ругать за самодеятельность его не будут.
       - Садись, смотри.
       Запись остановлена на сцене, предшествующей скандалу и стрельбе. С того момента, где стоящий перед музейной витриной Вальтер Шварц, декан факультета спецопераций, а если правильно - факультета поддержки и обеспечения специальных операций, - убирает палец с наушника, улыбается, кивает словно в камеру:
       - Лучше не придумаешь. Ему сообщили, что у нас на территории Васкес. - И начинает что-то быстро набирать на обычном коммуникаторе. Камера заглядывает в полутемную витрину.
       - Откуда? - спрашивает очень красивый даже в плосковатой записи женский голос.
       - Из Флоренции, - отвечает Шварц. - Он тут уже пару часов пасется.
       Зритель в кресле вздрагивает.
       - А что он здесь делает?
       - Преподает. И между прочим, делает то, что следовало бы сделать нам - учит наших студентов правильно и со вкусом бунтовать. У нас до этого как-то не дошли руки. Стыд и позор, не правда ли? Вот, почитайте.
       Экран коммуникатора плывет прямо под камеру, но зрителю тяжело - все бликует.
       - "Любой уличный "loco"..."- произносит женщина, - Вы посылаете приглашение от имени Васкеса?
       - Да. У нашего проректора мания величия. Он вообразит себя покойным Личфилдом - и именно поэтому придет.
       Зритель возмущенно жмет на паузу, пытается что-то объяснить. Он знать про это не знал и вообще придумал великолепную вещь. И он не виноват, что неизвестно кто...
       Молодой человек вырос. Его теперь и юношей не назовешь. Еще не двадцать, но для уроженца Флоресты и девятнадцать солидный возраст. Алваро тоже ощущает свой солидный возраст, наверняка помнит Амаргона в те же годы - мог видеть его чуть позже, - и хочет больших дел. Ему мало быть личным помощником Сфорца. Ему хочется свершений, и не мелкой помощи... ну подумаешь, поучаствовал в перевороте - а личных подвигов. Прилетел, придумал и спас. Именно в этом его полное наивное мальчишество.
       - Смотри дальше, - не отрываясь от присланных материалов, говорит хозяин кабинета.
       И Алваро смотрит. До последних секунд, где декан Шварц, очень близкий к получению пощечины декан Шварц, резко качает головой и вскидывает ладонь, закрывая глаза. Скрывая - как отлично видно - торжество, а не стыд и досаду.
       А потом Алваро еще пять минут сидит и смотрит уже на стену. А потом говорит:
       - Он нашел бы другой повод, да? Но уже был этот?
       - Но уже был этот. Тем более, что о твоем пребывании там не знал только ленивый. Кстати, мы знали тоже, у нас там наблюдатели по периметру. Вмешаться только не успели. Так что в этой картинке есть доля и твоего трудового пота. И скажи спасибо, что не больше.
       - Студенты, - тоном флоридского подзаборника говорит Алваро. - А такие амбиции, вы бы видели. Да, глупо вышло. И напрасно старался. Но... - он быстро косится темным глазом, - знаете, не жалко. Там были ребята... - Долгая пауза. - И сильно я всех подставил?
       Вот это у него тоже не свое. Заемное. Но хоть позаимствовал. Прежний Алваро пытался бы свернуть реальность так, чтобы выйти кругом правым.
       - Максим от имени Франческо вел переговоры с проректором Лехтинен. Той женщиной, которая стреляла. Когда он узнал, что ты внутри... ему пришлось ей об этом сказать. Она, как ты понимаешь, сделала из твоего присутствия много разных выводов. Вот сам и суди, насколько ты подставил и кого.
       Молодого человека просто в винт закручивает желанием оттолкнуть эту правду, воспринять ее удобными обрывками и выдать что-нибудь в духе "Это меня подставили!". Он стоически, молча борется с этим желанием. Для него - как он устроен - настоящий подвиг. Мало кто вообще способен прямо смотреть в лицо своему стыду, без оправданий, выдумок или упоения муками совести. А для Алваро раньше "тот, кто смотрит" был слишком незначительной ценностью, чтобы сохранять его под подобным бременем.
       А теперь он выкинул все защитные механизмы - и даже не страдает, а просто сидит и смотрит на остановленный кадр. И все последствия и моральные аспекты его вчерашнего эпического свершения теперь в нем попросту не умещаются.
       - Я мог ее толкнуть? - наконец выговаривает он.
       - Ну по совести говоря, не только ты. Но одним из условий, которое она поставила нам, было убежище для господина Морана... так что она бросилась тебя ловить, забыв обо всем на свете. И чтобы получить ценного заложника, и чтобы ты, Господи не приведи, не успел выполнить тот приказ, который тебе дали раньше... Ты же не мог там появиться без приказа? А известных миру специализаций у тебя две.
       Секретарь. И убийца.
       - Мы можем взять ее под защиту?
       Неожиданный вопрос. И неожиданный ход мысли. И более чем неожиданное определение настоящего пострадавшего во всей скверной истории - для Алваро неожиданное.
       - Это уж не мне решать. Обсудишь эту идею лично и в ближайшее время.
       Кривая ухмылка Амаргона, еще невесть чье пожатие плеч:
       - Хорошо.
       - Рассказывай, что ты видел и что делал.
       Рассказывать тоже научился. Если бы не финал, было бы очень смешно. Детям показали немного Одуванчика, немного Максима, немного Франческо, очень много господина де Сандовала и очень много меня в ипостаси сеньора Эулалио, провинциала Флоресты. К утру студенческий совет должен был воздвигнуть идола и начать жертвоприношения.
       Наблюдатели посерьезней увидели зрелище из тех, что бывают раз в тысячелетие: как человек, которому по анамнезу самое место в подворотне, если не в наркологической клинике тюремного типа, собирает себе нужную личность под задачу. И успешно решает задачу. Тут тоже не обойдется без сотворения кумиров - уже тем, кто, по их мнению, взял живой труп и сделал из него довольного жизнью хамелеона со сменными модулями.
       Жалобу еще не рассмотрели, но скоро рассмотрят. О перестрелке в университете пока еще не пронюхала пресса и не сообщили официально. А вот господин Левинсон все надлежащие выводы сделал, наблюдая за Алваро - до гостя уже дошло, как он промахнулся, считая, что студенты способны обойти преподавателей. Студенты, впрочем, были уверены, что преподавателям настолько на них наплевать, что опасаться стоит только шпионов Морана из числа своих же. Примечательная позиция. Как и позиция Левинсона, оставшегося почти до конца наблюдателем.
       Инцидент в музее, правда, гораздо лучше иллюстрирует качество и степень дружбы, доверия и понимания между всеми насельниками новгородской обители.
       Посмотрев на незваного гостя, на незваного гостя при деле, ради которого он туда явился, Левинсон капитулировал. К несчастью, нет никакой возможности объяснить ему, что Хуан Алваро Васкес не является демонстрационным образцом.
       И вообще образцом. Хотя сейчас его вид ласкает взор и слух. Потому что за прошедшие полчаса мальчик ни разу не спросил, что ему теперь делать. И даже - кто он такой.
       - Документы я, конечно, посмотрел, - говорит Алваро. - Но большую часть не понял. Понял, что там сказано, но не понял, что это значит. В Новгороде больше отсеивают на входе и меньше в процессе, в оставшихся трех филиалах наоборот... среди этих отсеявшихся больше всякого и вообще всего больше, но вот, кажется, их там не штампуют так, как в Новгороде. Я не вижу, где оно все стыкуется.
       - Стыкуется оно в той точке, что подготовка сотрудников служб управления и безопасности для Совета у нас еще существует только милостью Господней, но и той мы слишком беспардонно злоупотребляем. А сами службы еще существуют чудом. - Господин Левинсон вместе с половиной планеты считает, что Антикризисный комитет самое лучшее место для неопознанных взрывных устройств. Правильно считает, в общем - но бомбы вне графика поступают слишком часто. - В прошлый раз у нас то же самое было в армии. Чем кончилось?
       - Карибским кризисом...
       Выучил словосочетание. И в глазах ужас. Выучил не только словосочетание. В добрые старые времена школы и Черных бригад история с захватом Кубы была для мальчика очередным "преступлением международной олигархии". Бессмысленным словосочетанием. Теперь смысл возник и освоен. Да, это было не преступление, это было много хуже.
       - Если совсем кратко, Алваро, твой временный шофер написал мне и Франческо записку следующего содержания: "да, мы принимали уязвимых детей, промывали им мозги и клепали из них штамповку, но промывка выветривается со временем, а штамповка надежна. А там, где этого не делают, четверть отсеявшихся кончает с собой тем или иным способом. Треть отсева и десятая часть выпуска так или иначе оказывается в криминальных структурах. Еще пятнадцать процентов выпуска выгорает уже на работе в первые восемь лет, совсем. Если же взять статистику расстройств..."
       - Я видел, - кивает молодой человек, уже совершенно уютно устроившийся за столом и за компьютером. Еще пять минут, и он звонки принимать начнет, благо, навык есть. И, может быть, это и к лучшему. Представит себя идеальным председателем - и всех спасет, утешит, выведет из тьмы к свету. Лучше чем настоящий председатель, который бомбу Левинсона не ожидал и не предвидел. - Я только не понял, - опять говорит он голосом столичного хулигана, забавляется помаленьку сам для себя: - А что, нормальных нет вообще? Вот у нас же есть.
       - Есть. Есть приличный процент нормальных выпускников из трех прочих. Около половины от общего числа... Есть те, кто закончил до реформ. Около четверти. Есть выпускники Новгорода. Они годны в дело почти поголовно, только на руководящие должности их ставить нельзя. Первые лет пятнадцать. Наш Максим - почти исключение, но над ним долго работали. Самые лучшие - те, кого с нуля растили для себя компании. Кто начинал с подмастерьев.
       - Неправильную я жалобу придумал, - напоказ вздыхает Алваро, улыбается. - Не на ректора надо было жаловаться, а на весь университет. - Там такие чудеса есть в старом статуте. Каждому положено в месяц два бочонка пива и окорок. И до сих пор не отменили. Потому что все у нас так.
       В способности к уместным обобщениям гостю не откажешь.
       Запах аэропорта молекула за молекулой уходит в воздухозаборники. Становится прошлым.
      
      
       ***
       Бедный телохранитель, в очередной раз думает Анаит. Сомнительное удовольствие: оставаться на вторых ролях, с приказом не светиться, не привлекать внимания и в основном - с целью передать информацию, если что-нибудь случится. Хорошо еще, что Сон действительно и непритворно спокойный человек. Распоряжение - словно закон природы, что толку переживать, что кирпичи падают именно вниз.
       - Позвольте высказать предположение, что у вас шок, - мягко говорит он.
       - Нет, шока у меня нет. - К сожалению. Было бы логично, естественно и человечно хотя бы устроить истерику. Хотя бы расплакаться. Нет. Ни малейшего желания, никакой потребности. - У меня есть к тебе несколько вопросов, очень важных. Поможешь?
       Вся тошнотворная сцена стала рассыпаться, как только Анаит отошла на пару шагов, на час от стрельбы и воя сирен.
       - Конечно же.
       Она устраивается на ковре перед видеосистемой. Теперь не имеет значения, кто и что с нее пишет.
       - Тогда давай все сначала.
       И они смотрят. Вернее, смотрит Сон, а она добавляет в картинку то, что туда не попало, и то, что она считала важным. Как они ждали. Как скрипел снег. С каким детским удовольствием Шварц взрывал шкафы и жег бумаги. Школа. Пятый класс. Праздник непослушания. Как вел ее потом в музей. Как - машинально - погладил витрину. Как было здорово держать себя над кипящим котлом страха. Как было тошно сделаться инструментом убийства с раздеванием. Как вмешалась Лехтинен, которую почему-то, почему-то не убили.
       - Я не верю. - закончила Анаит. - Я ничему тут не верю. Он торопился, это все делалось впопыхах, на коленке. Но не настолько впопыхах, чтобы получилось вот так.
       Телохранитель, выпускник токийского филиала, что-то чертит в своем блокноте. Пару раз просматривает отдельные фрагменты записи. Думает. Потом принимается готовить завтрак: и правда, уже утро. Позднее, нежное, лиловато-сиреневое, прозрачное северное утро. Наблюдать из-за двойного стеклопакета очень приятно. Выходить туда не хочется. Но придется. Сон так думает - смешивает сухие фрукты с хлопьями, заливает здешним вариантом кислого молока.
       - Вы правильно не верите, - говорит он наконец. - Эта женщина не должна была дойти, не должна была выстрелить, не должна была выстрелить второй раз. Там двое или трое стрелков только в зале. Конечно, и по дороге тоже. Господину Шварцу было некогда отдавать распоряжения поддержке, значит, основные инструкции они получили заранее. Ей позволили стрелять. А ведь она могла выстрелить в вас или в Шварца. Она очень хороший стрелок, - качает головой Сон. - Ей была выгодна смерть господина Морана?
       - Кажется, она его... любила.
       - Это не ответ, - улыбается телохранитель.
       - Она попросила господина Сфорца дать ему корпоративное гражданство. И не выдавать. Торговалась за его жизнь. Вряд ли с его ведома. Смерть господина Морана могла быть ей и выгодна. Но еще за час до того госпожа Лехтинен ее по всем признакам не хотела.
       У хлопьев чуть прикопченный дымный вкус, может быть, не у хлопьев, может быть, у меда, с которым их пекли. А может быть, ей просто теперь всюду мерещится дым.
       - Ей позволили сделать первый выстрел. А потом позволили сделать второй, когда увидели, куда пошел первый. У господина Шварца очень дисциплинированные люди. Для студентов - исключительно.
       - Это студенты? - Анаит до сих пор надеялась, что это какие-нибудь сотрудники факультета.
       - Одного я видел в мастерской. Трудно поверить, что господин Шварц сказал правду о своих намерениях. Он не хотел дискредитировать Морана. Он хотел его убить. - И поясняет: - Рогатка. Нельзя останавливать, когда человек уже полностью готов стрелять. Он может дожать спуск от боли или удара. Госпоже Лехтинен было все равно. Мотивы господина Шварца мне непонятны.
       - Я не могу ручаться... но под конец, кажется, его огорчило то, что огорчилась я. И еще немного его смутила госпожа Лехтинен. Но совсем немного. Я бы исходила из того, что он хотел всего, что произошло. Скандала. Уголовного дела. Отставки по профнепригодности. Возможно, ареста. И только меня он обижать не собирался. Я ему... понравилась? Пригодилась?
       - Нужно получить ответы на очень много вопросов, - Сон словно слегка извиняется. - Какие приказы были у группы поддержки, например. Что опасного мог бы рассказать господин Моран, даже будучи обвинен в попрании всех законов. Что связывало всех их ранее. Почему такому решительному мастеру, как господин Шварц, понадобилось ваше присутствие - или какое-то другое событие последних суток.
       - И почему взрыв не произошел раньше.
       Анаит здесь - и не здесь. Анаит летит над ночной степью, над Белой Крепостью, над изгибающимся побережьем, над Негостеприимным морем, где жизнь - только на поверхности, а на глубине двухсот все так, как здесь, как здесь, ничего живого... Домой нельзя, домой пока нельзя. Но всплывать из глубины двухсот - необходимо.
       - Кого будем спрашивать?
       - Если я все правильно понимаю, - говорит спутник, - то господин Левинсон имеет прямое отношение к визиту Васкеса. Возможно, стоит обратиться к нему.
       А еще точнее: господин Левинсон хотя бы согласен разговаривать. Словами. И возможно даже умеет это делать. Господи, сделай что-нибудь, пожалуйста. И пусть за всем этим обнаружится какая-нибудь простая человеческая причина: лень, корысть, страх, бытовая ненависть, глупость. Еще одной порции высоких чувств я не переживу.
      
      
       ***
       - Получается классический "черный" фильм. Перестрелка в зеркалах, а потом исповедь негодяя, - усмехается Шварц.
       Немножко другой Шварц, не клоун-попрыгунчик. Все такой же почти лысый, рыжеватый остатками шевелюры, мосластый франконец, все такой же довольный. Но спокойно-серьезный.
       - Хватит, - добродушно говорит хозяин квартиры, Левинсон. У этого от былой роскоши только глаза остались. Синие-синие, как маленькие шарики из рождественского елочного набора. У больших уже цвет был не тот. Остальное - морщины, пятна, седина... "Удобная, теплая шкура - старик." А ведь он моложе Шварца... и чуть моложе меня. Студенты зовут его "Дядюшка".
       Здесь чуть странно - светло, просторно, почти пусто. Так оформляют интерьеры в Лионе, Толедо, Каире. Совершенно невозможно поверить, что снаружи - осень, Новгород, север. В квартире светло, солнечно и почти жарко.
       Анаит думала, что Левинсона придется уламывать, давить на него. Все оказалось много проще.
       - Хватит, Вальтер. - говорит Левинсон. - Я не могу и не смогу сказать, что знаю тебя сто лет, потому что столько не проживу, но я тебя знаю. И ты меня знаешь, потому и позаботился выставить с территории на эти полтора часа. Тебе нужно было, чтобы никто в этот твой цирк не вмешался. Чтобы Моран сначала размазал себя об инспектора, извините, Анаит - а потом его убили. Но Сашу-то неужели тоже? За что? И вся личная злоба - она у тебя есть, а в последний год ее можно было на телеге возить. И раз уж мы друг друга знаем... рассказывай.
       Что-то с ним не так, с этим Левинсоном. Помимо контузии, помимо переломанных костей, помимо небольшого, но очень заметного лишнего веса, помимо того, что его просто хочется запихать в экзоскелет и сказать: ну дайте же телу отдохнуть. Вот помимо всего этого. Ощущение, что видишь человека там, где должно бы сидеть что-то совсем другое.
       - Хорошо, - кивает Шварц, - хорошо.
       Прикрывает глаза, слегка задирает подбородок. Беззвучно вздыхает.
       - Это старая история, - четко выговаривает он. Голос отлично поставлен - голос лектора, а текст словно бы уже был рассказан кому-то. Может быть, себе самому или внутреннему обвинителю?..
       - Извини. Одна мелочь, - вскидывает руку Левинсон. Оказывается за спиной у Анаит, безошибочно находит и расстегивает замок ожерелья с камеей, опускает его в стоящую на столике тяжелую вазу синего стекла. Все действие занимает пару секунд, а мимолетное прикосновение даже приятно.
       - Еще раз простите, Анаит, я понимаю, что все, что вы услышите, вы запомните точно - и перескажете при необходимости, но память все же к делу не подошьешь, в отличие от записи.
       - Даже так? - усмехается Шварц.
       - Ты рассказывай свою старую историю.
       - После Кубы прошла волна разбирательств и отставок. И в доброй половине случаев, как обычно, под удар попали не совсем те люди. Или не те люди, по которым следовало бить в первую очередь. Фактически, если не считать десятка козлов отпущения, армия осталась в прежних руках.
       Левинсон приподнимает бровь; мгновение - и он уже сидит на поручне кресла Анаит, опершись локтем на подголовник. Та же противоестественная ломаная поза, что и у Джона, но здесь она объяснима: не желает показывать, что сильно ограничен в движениях, и хочется попросить: не надо, пожалуйста. Не притворяйтесь... Но щемящее ощущение: нельзя, нельзя - перехватывает горло.
       - Нас было четверо, - продолжает Шварц. - Я, Саша, Моран - и эта железяка. Мы все были на Кубе, нам всем не понравилось, а итоги разбирательства нам не понравились еще больше. Наверное, все дальнейшее - моя вина. Я старше Морана на пятнадцать лет и был старше по званию. Мы решили поиграть в правосудие. Несколько убийств, несколько разоблачений, отставок и самоубийств. Потом мы перестали. В этом оказалось гораздо меньше смысла, чем казалось первоначально, и даже меньше удовлетворения - а злобу мы сорвали. Наверное. К тому времени Моран уже работал здесь, остальные еще не ушли из армии. Тут случилось не слишком удивительное событие. Я попался. Как мы и договаривались, я предупредил кого успел - Морана. Мы еще в начале договорились о том, что никто никого не тащит за собой и не обращается за помощью. Как бы не так...
       - Этого, - тянет Левинсон, - ты мне раньше не рассказывал. Что интересно, мне и Моран этого раньше не рассказывал. Позволь догадаться, он к тому времени уже успел обзавестись покровителем - и пошел к нему?
       - Представления Ричарда Личфилда о правосудии... в достаточной степени совпадали с нашими. Во всяком случае, дело, которое обошлось бы мне довольно дорого, закончилось списанием по состоянию здоровья и переводом на преподавательскую работу. Я не испытывал особой благодарности - предпочел бы сам тонуть и сам спасаться, но Моран всегда был... гиперлоялен по отношению к тем, кого считал "своими людьми". Не следовало ждать от него иного. Так я подумал. Тогда.
       - Ты почему мне все-таки ничего не сказал? Я-то был уверен, что ты приземлился здесь как я сам - почти по собственному.
       - Потому что мне дали понять, очень ясно дали понять, что меня могли сдать только свои. Моран не знал, кто - но не сомневался, что кто-то был.
       - Дурак, - говорит Левинсон.
       - Не спорю. В общем, лет через пять я захотел уйти - преподавать не мое дело, и не спорь, не мое. Моран очень долго уговаривал меня остаться. А уговорил меня Личфилд. Напомнив о сроке давности, о том, что улики не уничтожены и о неблагодарности.
       - Моран?.. - изумленно спрашивает Анаит.
       - Он, кажется, сам и не заметил, что в своей преданности делу - университету - перешел некую грань, - морщится Шварц. - Нет, он едва ли просил надавить на меня. Наверняка он просто пожаловался на такую потерю. И я остался. Тепло, светло и мухи не кусают, в конце концов.
       - И ты так и не пытался разобраться? Мы же, в конце концов, все здесь были... Я иногда тебе удивляюсь, все-таки. Ладно, практические соображения, но я бы, например, просто от любопытства помер бы, сидя и не зная. Дальше случился переворот - как я понимаю, ты пришел к Морану предупреждать об уходе - и в этот раз тебя начал шантажировать уже он? А какое колесико у него в голове отказало?
       Господи, думает Анаит... если это так, то Моран угрожал Шварцу тем, что погубит его, возможно, себя, и еще двух человек.
       - Он считал, что это я не всерьез. И что я могу пойти на таран просто из принципа, но не стану же я подставлять вас. Теперь это все получило новую окраску. После того как Личфилда так удачно снесли, разоблачение его методов и преступлений, которые он покрывал... Вот тебе и ненависть. Я многое пересмотрел за этот год, как ты понимаешь.
       - И все еще считаешь, что это могли быть я или Саша? Или убедился, что она?
       - Я был уверен. До сегодняшнего дня. Пока она его не убила. Вместо меня. Она должна была стрелять в меня или в инспектора. Простите, королева моя. Никто бы ей не дал выстрелить, конечно. А теперь я не понимаю - он ее тоже держал на крючке?
       - Ты дурак все-таки невероятный... Глупый, нечуткий франконец. Ничего ты не понимаешь в женщинах, а в хороших женщинах особенно. - Неудобно сидеть рядом с человеком, слушать как он слегка растягивает гласные. Манерничает. И слышать его внутри. - Нет, это предел фантазии... ну вот добавь в свой суп еще одну переменную: Саша у нас второй проректор. Соответственно, копия твоей записки об уходе почти наверняка пошла ей. А ты не ушел. А она, в отличие от тебя, старается смотреть вокруг. Вот представь себе, что она узнала, как тебя удержали. Что тебе еще непонятно?
       - Пристрелить из жалости? Это воплощенная эта... как это называется?
       - Метафора, - подсказывает Анаит, хотя это, конечно, никакая не метафора - но Шварц радостно кивает.
       - Знаешь, что хуже всего? То, до чего он нас всех довел. И не говори, что тебя не довел. Ты же его до сих пор считаешь меньшим злом, джунгли все глубже, партизаны все толще, а все еще меньшее зло. Лехтинен - красивая же баба, умница, и вот тебе. Ты был дурак, что от нее отказался. Я, ну я сам виноват...
       - Все сами виноваты, - слегка, только обозначая, ведет плечами Левинсон. На самом деле, просто наклоняется всем корпусом - вперед и вправо, вперед и влево. - И Саша, и ты, и в первую очередь я. Нужно было мне все вам сразу рассказать. Тебе уж во всяком случае. Но вы так уперлись носом в свои делянки... и все было не так уж и скверно.
       - У тебя, что, тоже в шкафу скелет?
       - У меня-то... у меня этих скелетов рота и взвод обеспечения. Я ваше начальство, Анаит, с ними уже познакомил. Понимаешь, мне ведь понравилась идея образовательной реформы. Но какой же эксперимент без контрольной группы. Вот я и стал параллельно собирать данные по всем четырем филиалам... Так что Моран очень долго был для меня меньшим злом. Практически до прошлой недели.
       - Он больше не будет, - зло усмехается Шварц. - Придется иметь дело с большим. Тебе придется. Мне осталось только уйти, так что - я ничего не слышал, никаких намеков. Пожалуй, я вас оставлю, - поднимается он.
       Задерживать его никто не собирается.
       - Не получилось. - грустно говорит Левинсон, возвращаясь. - Не клюнул. Он, представляете, даже жучка здесь не оставил. Даже не попробовал. Значит, и в самом деле не хочет. И разонравился я ему. Вы не беспокойтесь, он не пропадет. Он крепко держится, на самом деле. Ну ладно. Госпожа инспектор, что у нас еще на повестке?
       На повестке - ничего. Можно было бы еще побеседовать с Лехтинен, если бы она согласилась, но Анаит все-таки не следователь, никогда не пыталась им быть, и в эту-то авантюру полезла только из желания довести дело до конца, расставить точки над i. Из нестерпимого любопытства, если на то пошло. Как хозяин квартиры, который помер бы, не разобравшись.
       Очень хочется что-нибудь придумать. Важный непроясненный вопрос, интригу, приключение, натертую ногу. Потому что снаружи еще холоднее, чем вчера, а здесь натоплено и светло, и вот хозяин стоит против света, может быть, намекая, что пора и честь знать...
       - Кстати, о повестке... Анаит, вы ведь из Крыма? Вы должны любить печеную картошку. В глине?
       - Мне ее в детстве есть не давали. - улыбается инспектор, - Страшное слово "углеводы". Так что очень люблю. Но ем редко... а где вы взяли глину?
       Почему-то картинки в сознание лезли тоже из "черного" кино - человек ночью копает кому-то могилу в промерзшей глинистой почве, а потом, засыпав яму, собирает в пакет немного глины - для картошки.
       - К сожалению, источник совершенно прозаический. В клубе взял. В гончарной мастерской. Потому что фольга - это не то.
       - А где мы ее будем печь?
       - На кухне. Если не пойдем на берег.
       - А мы не пойдем, потому что там холодно!
       - Значит, мы туда не пойдем.
       - Ни-ког-да!
       - Глина кончится.
       - Я - воспитанница иезуитов. Вы - специалист по секретным операциям. Что-нибудь придумаем.
       - Хорошо. - легко соглашается Левинсон. - Что-нибудь придумаем.
      
      
       ***
       - Ты перестань мне петь, что ты импровизатор! - руки госпожи ФицДжеральд порхают над клавиатурой, глаза смотрят вообще непонятно куда, наэлектризованные волосы шевелятся, тоже, видно, печатать рвутся. - Ты мне перестань петь. Что я, твоих импровизаций не видела? Не наглоталась их по горло и выше? Ты свои импровизации иногда по году готовишь. И никогда на пустом месте не крутишь. Но ты нас втемную уже погонял, спасибо.
       Клац-клац-клац - текст закрыт и отправлен, новый вылез на его место, кажется, сам.
       - В этот раз, - как она отличает очередной яблочный шарик от манипулятора? Съест же рано или поздно, - я хочу все знать заранее.
       А то она меня в очередной раз будет в свежий труп носом тыкать, как будто от этого трупа кому-то стало жарко или холодно. Плохой был человек, и помер плохо; а что все в очередной раз оказалось не так - чему удивляться. Карусель. Лабиринт с масками. И кружит, и кружит. Супруг ее достопочтенный, оказывается, чистую правду говорил - то есть, вообще ничего в виду не имел. Кроме конца света. Который ему увиделся. Но не там, не в университете, и не в Совете, а где?
       Теперь вот неожиданно изволь, уже убедившись, что сильно промахнулся, выдумать речь, ответы на вопросы, позицию и стратегию. Причем такую, чтобы госпожа ФицДжеральд ею удовлетворилась. Прямо сейчас. А пшено от проса вам отделить не надо?
       - Мы чего хотим? - думает вслух Деметрио, вымеряя кабинет шагами. - Мы хотели, чтобы к нам не лезли. Пока мы сами на ноги не встанем. Хотели, значит...
       Рыжая бестия с остервенением скребет ногтями по клавиатуре.
       - А сейчас чего?!
       - А сейчас не знаю, как мы, а я хочу кусок пирога. - заключает Деметрио. - Потому что от вас же нельзя отгородиться. Всегда что-то случается. Вот спрашивается - где мы, а где какой-то сумасшедший проректор в Новгороде? А из-за него все вверх дном, причем не только у нас, но и у того же Прието. Если б не Моран, разве его ребятишки стали бы так с убийством торопиться? Они бы туда к каждому заседанию правительства приезжали, на тот перекресток - и высидели бы меня как миленькие, не в первый раз, так в третий... В общем, не вижу я других вариантов. Нам нужно туда, за стол. Чтобы хоть какая-то видимость была. А то как в плохом кино - из тумана на берег вылезает древнее чудовище. И так в каждой серии.
       Джастина сама сейчас похожа на чудовище.
       - Слушай, ты, депутат... а тебя когда-нибудь с пристрастием допрашивали?
       - А что?
       - Да вот понимаешь, ты мне только что похерил половину работы, - очень спокойно отвечает рыжая. - И я думаю... а если тебя взять щипцами за что-нибудь нежное, может, ты все-таки определишься окончательно? Или тебя уколоть чем-нибудь? Или еще как-то? Ты сам-то уверен, что ты и завтра будешь хотеть того же?
       - Нет. - копирует ее интонацию Деметрио. - Не допрашивали. Меня, понимаешь, чужие ловить-ловили - да не поймали. А свои обычно грозились только. Ну в полиции били пару раз, но это не считается. И я не уверен... вдруг я на ваш Совет посмотрю внимательно - и захочется мне от такого зрелища куда-нибудь, где вас еще нет?
       - На тот свет.
       - Не выход.
       Рыжая отодвигает клавиатуру, отодвигает манипулятор, опускает голову на скрещенные руки и воет, все громче и громче. Если бы Деметрио не знал ее, в общей сложности, страшно сосчитать, сколько лет - испугался бы. Женщина, тоненькая такая, руки у нее... как фарфоровые. Довел. Но он знает - и уже почти год лично - и потому опасается за себя. Она вот этими руками...
       Джастина поднимает голову. Лицо белое, доброе-доброе.
       - Сядь, - говорит. - И внемли. Я этот Совет знаю наследственно. У меня в нем вся семья так или иначе, кто не удрал вовремя. Там всякой твари по паре. Дураков полно, карьеристов, психов. Шизофреников всяких и параноиков. И каждый - интриган, и каждый в своей подкомиссии по рационализации валидизации царь и бог. Но вот кого там нет, не выживает - тех, кто не умеет думать на пять, на десять ходов вперед. Только не так, как ты привык - в поле с оружием. Или в телевизоре вашем. А с циркуляром и меморандумом наперевес. И эти бумажные тигры от тебя косточек не оставят, если ты, террорист чертов, не начнешь думать головой.
       Сесть... отчего же не сесть?
       - Они меня сейчас растерзают в любом случае. Я подставился. Описал возможное будущее как настоящее и полез защищать детишек от страшного Совета. Оскорбил их на годы вперед, а доказать, что прав - не смогу. Не произошло ведь? Значит, они правы, а я нет.
       - Пораженец проклятый... Нет. Все не так. - Женщина жмурится, как будто у нее от духоты голова кругом идет. - Ты привлек внимание к очень большой проблеме. Ты показал Совету, как на него смотрят миллионы людей. Взбаламутил болото. Не случилось? Потому что ты назвал дракона по имени. Теперь они вынуждены оправдываться и объясняться. Вызвать тебя на слушания - это форма оправданий. Так что у тебя позиция - да у Франческо такой не было... народный заступник, защитник детей и голос того простого человека, ради которого существует сам Совет.
       "Заступник, кто бы самого заступил. - весело думает Деметрио. - И ведь дальше будет только хуже. Только хуже, а лучше не станет никогда. Работы слишком много"
       - Это... само собой. Думать циркулярами я еще не научился, но вот свои пять ходов я вижу. С тех пор, как меня вызвали на ковер, у меня почта гудит, не умолкая. Телефон я просто выключил, а секретариат не может - и они охрипли все. И в основном это не журналисты. Это соседи по континенту. Они хотят, чтобы я их представлял - поперек корпоративных структур и структур МСУ. Выступал от их имени. Поддерживал. Просто упомянул вслух. И про половину я даже не знаю, кто они такие, а я, уж поверь мне, слежу за рекламой.
       - Ага, - кивает рыжая. - И если ты это профукаешь, они не успеют до тебя добраться. Я успею раньше. А они, конечно, хотят, отчего же им не хотеть, но разобраться в этом салате мы не успеем, и за год не успеем, так?
       - Так.
       - Значит, и не будем. Пусть держатся за тобой. И они будут, если я хоть что-то понимаю в здешних играх. Пока ты стоишь на ногах, они будут идти за тобой, как утята. И корпорации - за мной.
       А ведь если бы я пришел и попросил о том же самом, что бы со мной сделали... ничего бы страшного не сделали, но от ударов о лобовое стекло машины идеально круглых синяков на весь глаз не бывает. Их практически ни от чего не бывает, идеально круглых, только от госпожи Джастины ФицДжеральд. И объясняй потом.
       - Тогда давай поменяемся. Я читаю твой рапорт, а ты мой.
      
      
       ***
       Мир был плоским. Даже не плоским. Он почти и не был. Плохо распечатанная книжная иллюстрация. Черно белая, угловатая, дырявая, на примерно четверти точек вместо квадратика - черного или белого - пропечатался код, обозначающий цвет... туда даже смотреть не хотелось, зацепишься взглядом и провалишься в дыру, начиная с глаза - а там, по ту сторону, ничего нет, вообще ничего, даже пустоты. Даже падать некуда. Только лежать слоем толщиной в молекулу и - если повезет упасть на спину - видеть над собой латинские буквы и нули. Интересно, чем видеть? Чем-то. Вот чем сейчас.
       Самый противный, самый гнусный период - набор информации. Ты тянешь ее и тянешь - и кажется, что никогда ничто уже не станет плотным, что ты не вернешься в вещный мир, не найдешь дороги. В прошлый раз вернулась. И в позапрошлый. И в... Не помогает. Потому что сейчас прошлого нет. И позапрошлого.
       Сейчас женщина стреляет. Очень хочет выстрелить, вот и стреляет. И поет. Autuaat ne, joiden tie on nuhteeton, jotka herran laissa vaeltavat.
       Другая женщина, которая смотрит; которая несколько часов назад спокойно дремала рядом с тем, кто сзади, кто за спиной. Его слишком много за спиной, слишком мало в поле зрения. Женщине не страшно, а должно бы. У нее там, позади, старый механизм, зацепивший за руку и потащивший в переплетения колес, валов, шкивов, потащивший всех вокруг. Старый, надежный, скрежещущий, смертельный механизм.
       У нее впереди - старое, многолетней выдержки безумие кубинского урожая. Старое вино, старые мехи - и через щели под давлением бьет, брызжет, разъедая не столько окружающее, сколько остатки собственных границ.
       Статисты вдалеке. Невидимые статисты вблизи. И неожиданностью, пулей со смещенным центром - первая женщина. Проскользнула, кувыркнулась на невидимом листе - и ударила в другую мишень.
       - Ничему не верю, - говорит Кейс. - И у него что, патроны холостые?
       - Разве что вареные, - откликается информатор. С той стороны. Из внешней реальности, в которой он - любимый муж, стена между тобой и миром и много чего еще... но сейчас только голос, сообщающий необходимое. - Ты же знаешь, они по тяжести отличаются. Моран бы заметил, как только взял оружие. Если он сам не хотел, чтобы его убили.
       А он не хотел. Он сам уже не знал, чего хотел - красный туман, уже чернеющий по краям - но умереть... может быть, как Самсон, обрушив здание на головы врагам.
       Доктор Кейс Камински сдвигает бытие назад, на пару часов; женщина спит, неглубоко и чутко, это слышно в дыхании, а механизм... вот он сидит, прикрыв глаза, но по напряженным губам хорошо понятно: работают внутри шестерни и зубчатые колеса; вот он договаривается с невысоким корейцем об имитации присутствия госпожи инспектора в ее апартаментах.
       Назад. Гость покачивается в кресле. "Надо было мне настоять... Я же просил парня у Морана, но куда там - что за наказание такое, перевод на элитный факультет, да у нас тут все распустятся, кто кого перещеголяет в нарушениях. Да мне не очень-то и нужно было, я думал, что он все-таки слишком трепло. Ну а потом уже оказалось, тут спецзаказ"
       - Чей спецзаказ? - спрашивает женщина внутри.
       - Да Монтефельтро или самого Сфорца... И они его еще дорабатывали напильником. То, что я видел во время войны и позже, это не то, что мы выпустили. Но теперь, конечно, видно, для чего он им был нужен такой... Хотя он все равно трепло и пижон.
       - У вас еще много таких заказов?
       - У меня, - широко усмехается механизм, - вообще нет. У других могут быть, я не доискивался, мне все равно. Это совсем не так плохо, уж вы-то должны понимать, королева. - Отсылка за отсылкой, то ли и правда знает и любит текст, то ли намекает на его историю... и роль в истории. - Индивидуальная подготовка.
       - Без ведома.
       - Так эффективнее. Но не всегда и вслепую. Не судите обо всем по одному.
       - Не врет, - говорит Кейс. - Думает так. Обо всем.
       - А те, кто не по заказу? - это уже не о Максиме. Это о тех, кто вписался в схему.
       - Здесь все - заказ. Один большой заказ, от Совета. На то, что вы видели, королева. Я не очень-то счастлив нашими критериями, из-за них мне приходится творить чудеса и превращать кучеров и лакеев обратно в крыс... потому что с крысами работать можно, а вот из лакея получится разве что особо обученный лакей. Но Совет сказал, и мы делали.
       - Точнее... Комитет безопасности? - голос женщины.
       Если бы этот вопрос задавала Кейс, она бы щурилась как перед выстрелом. Камера не щурится, она просто автоматически корректирует кадр, когда инспектор приподнимается, на локте, наверное.
       Человек-механизм радуется. Не напоказ, внутри себя. И говорит правду:
       - Именно. Еще точнее, заместитель председателя.
       Так, отсюда можно вернуться. Вот так звучит, вот так пахнет его правда. Полынь, да не сладкий эстрагон, а горькое былье, чернобыльник. Серые от пыли придорожные сорняки.
       Вот входит Моран, быстро и от бешенства неровно, вот он оглядывается слепыми глазами, путаясь в бликах и кровавой пелене, вот он находит осквернителей - и механизм уже позади, за женщиной. Мгновенно, моментально; а Моран идет вперед, и идет, и не сразу поднимает руку с оружием, и не сразу палец сгибается наполовину, до первого щелчка. Дыры, дыры, дыры - в каждую пройдет слон, влезет рота автоматчиков.
       И вот теперь механизм лжет. Лжет все время. Телом, голосом, его мало, его плохо видно, но он лжет. Ненавидит - да. Но отдельно. Желает смерти - да. Но отдельно. Контролирует ситуацию. Отдельно. Симпатизирует женщине и готов прикрыть ее, если нужно - и собой... но тоже отдельно. А между всеми этими секциями - пробелы и зазоры. Нет связей, они не видны. А те, что можно бы простроить - это муляжи, имитации, ловушки для аналитика. Правда, нарезанная ломтиками.
       - Ты прав. Ты прав, а Анольери нет. Тут все нарочно.
       - Да, - говорит Максим. - Ну сволочь... я, я сначала подумал, что это такой кривой экспромт! А я ведь его знаю. Господи, храни Антонио и все субличности его! Нет, ну я просто обязан показать Анольери. Честь мундира. Он мне Черную Смерть в пример ставит, а? Мне? Я ему разжую, я ему на блюдечко.
       Так супруг выражается только наедине с ней, и только если 90% процессора заняты другими вещами. Концентрированные смыслы тезисов. Вполне достаточно и удобно в рабочем режиме.
       Земля уходит из-под ног, просто проседает и сворачивается там, внизу, как фарш в гигантской мясорубке, спиралями.
       У этой постановки господина Шварца должен быть зритель с билетом в нужный ряд, который может оценить всю красоту замысла и наградить автора аплодисментами. Например, мистер Грин. Или Максим. Или оба. Или Господь?
       Мясорубка.
       - Ты никуда не полезешь.
       - Ты думаешь?
       Это не возражение, это запрос. Информации недостаточно и нужно еще. Тут не страшно, тут есть. Такое плотное, что можно зайти с изнанки, посмотреть, как устроено.
       - Большинство - не увидит настоящих ошибок. Меньшинство увидит ошибки и объяснит их спешкой, непрофессионализмом. Личными чувствами. Кто увидит план? Кто увидит его... быстро? Что сделает, когда увидит? Что там - на том конце вопроса?
       - Снизошел. Признал. Комплимент... - теплое, уравновешивающее прикосновение. Заворачивает в себя, словно в кокон. - Почему ты его боишься?
       - Он внутри... железный. Механический. Рычаги, шестеренки. Немного масла. Запах горячий. И удовольствие, что все правильно крутится - и наконец-то не вхолостую.
       Он не сумасшедший - и это очень плохо.
       - Я это вижу, значит, у меня нет выбора. Грина мы уже задолбали...
       - У тебя есть выбор. Ты можешь подождать. Я хочу поговорить с инспектором. Я хочу поговорить со студентами. А ты хочешь поговорить с этим, как его... имя я правильно не выговорю, Левинсоном. Пусть твой Шварц думает о нас плохо. Мы слепы и глухи. Мы вообще всю ночь занимались любовью и нам было не до него.
       - Самое лучшее алиби, - отзывается муж, - это правда.
      
      
       ***
       Она говорит "Спасибо", не выпуская руки, и улыбается уже не наружу, а внутрь, в сон - и кому-то туда же, перед веками, негромко говорит: "Я глупая женщина, я поверю - а вот Джон?", и сразу, мгновенно, спит. И все так же переплетены пальцы, и узкая ладонь полностью помещается в его ладони, сложенной лодочкой.
       Нужно осторожно отнять руку, встать и идти, оставив укрытую пледом, уютно спящую женщину за спиной. Сейчас. Через пять минут. Ничего не изменится за эти пять минут: то, что обрушилось, уже обрушилось, а завалы разбирают постепенно, медленно, плавно. Уж точно не трясущимися от страха руками.
       Так что можно еще немного посидеть, посмотреть на очень красивую женщину, которая, конечно же, ничему не поверила. Но она еще и добра. Любопытна, но добра. Она не стала спрашивать у Шварца, зачем он опять лгал и зачем он ударил меня при свидетеле, так сказать, методом исключения: если не Моран и не Саша, значит, это был ты... она не стала спрашивать у меня. Она просто предупредила. Подарила несколько часов, как бы случайно, как бы от усталости. Боже, какой все-таки дурак этот Шварц.
       Еще - она не спросила Шварца, почему он так откровенно подставлял ее под бой. "Никто бы ей не дал выстрелить, конечно" - и ложь, и чушь. Никто не собирался мешать Cаше, а Морану тем более. Студентов этих надо будет вывернуть наизнанку, конечно. Анаит притворилась, что все проглотила - и слишком успешно, обманула даже его. Шварц мог и поверить. Нет, едва ли мог. Удовлетворился иллюзией взаимного согласия. Отдал ценного заложника и совершенно недвусмысленно заявил: "Не лезь дальше". Направо пойдешь - коня потеряешь.
       Потеряю... Левинсон посмотрел на часы - и осторожно-осторожно вытащил руку. Женщина не проснулась. За что спасибо той мине - он научился действовать и двигаться по-настоящему медленно. Правильно медленно. До того - не получалось.
       За несколько часов тоже можно много успеть, если не торопиться. Если заварить крепкого чаю, подышать паром - пока тебе кажется, что ты все еще сидишь там, с ней. Принять душ. Надеть корсет... такой день, что без этого никак. И к тому времени, когда пальцы, не глядя, набирают узор по клавишам комма, все слова, все последовательности, все планы уже образовали кристаллическую решетку - чтобы в ближайшие несколько дней небо не упало ни по какой причине. Во всяком случае, на этот клочок земли.
       - Иван Петрович, - говорит Левинсон, - у меня для вас дурные новости. С сегодняшнего дня вы - представитель преподавательского состава в студенческом совете.
       - О Господи! - восклицает Смирнов. - Да вы с ума сошли. Как я могу представлять вас, господа офицеры? Это абсурдно.
       Это факт. Но со вчерашнего вечера обстоятельства изволили несколько перемениться.
       - Господа офицеры вышли в тираж. Первый проректор - в морге. Второй проректор - в больнице под успокаивающим. Заместители... - тут объяснять не нужно, и Моран, и Саша на своей территории соперников не терпели. Их замы - не преемники, а секретари с пышным титулом. - Дежурным на этот месяц был Шварц. Из Ангуса Ли представитель и посредник никакой. Он сам это знает и откажется.
       - А вы?
       На все люди готовы...
       - А я еще не знаю, удастся ли мне договориться с Антикризисным комитетом. Если не удастся, вряд ли я смогу отстаивать интересы филиала. А вот у вас, Иван Петрович, в тылу ничего такого нет.
       - Дьердь, ну кого сейчас может волновать та старая история? А я ведь не политик. Я не смогу.
       Та старая история. Для Смирнова это "та старая история". Интересно, а в прессе об этом ничего не было? Книги не выходили? А то, может быть, я пропустил...
       - Иван Петрович, та старая история - до сих пор прекрасный повод. Срока давности у таких дел нет. А политик из вас не хуже нашего.
       - Я понятия не имею, что нужно делать. Я вообще ничего не понимаю в ваших играх с Советом и прессой. Не хотелось бы предполагать, что вы из меня хотите сделать козла отпущения, но, простите, Дьердь, трудно подумать что-то иное! - Ну вот, как всегда. Истерика гражданская профессорская. - Почему по итогам ваших ночных командных игр я должен разгребать то, в чем я не могу концов найти?!
       - Если честно, потому что вы уже наладили контакт с инспектором... между прочим, хорошо было сделано, с этим номером вы в наших ночных командных играх много очков бы набрали. И потому что концы искать не надо. Пусть этим следствие занимается. Просто по результатам ночи единственным легитимным органом у нас остался студсовет. Но в организационных вопросах они наломают дров просто по неопытности. А вы на них собаку съели. Кстати... вы, надеюсь, со Шварцем не разговаривали - про старую историю?
       - Нет, зачем? - удивляется Смирнов. - Мне когда-то да Монтефельтро рассказал. Он все-таки... странный человек, правда?
       - Незачем, а сейчас - особенно. - Будем надеяться, что Шварц уже убыл с территории и в ближайшее время со Смирновым не встретится. - Кстати, может быть вам стоит как раз позвонить да Монтефельтро, он, со всеми своими странностями, все-таки нас курирует пока.
       - Он же самоустранился, - опять недоверчиво хмыкает Смирнов. - Вы же видели? И потом я с ним не в таких близких отношения, как вы можете подумать. Нет, нет, ничего подобного. Это все была всецело его инициатива и понимаете же - не из дружеских чувств. - Вот так слушаешь Смирнова со всеми его прыжками на ровном месте, подозрительностью и истериками, и стыдно делается. До чего мы человека довели. - И только не хватало, чтоб он теперь заподозрил, что я его... шантажирую.
       "Если для того, чтобы он взялся исполнять свои обязанности, его нужно шантажировать - то ваш прямой долг, Иван Петрович..." Увы, этой шутки Смирнов не поймет.
       - Он не заподозрит. Шантажировать его нечем, через несколько часов эта история попадет в отчеты. А дадут ей ход или нет, зависит уже не от нас с вами.
       - Х-хорошо, я с ним свяжусь, конечно... - с редкостным энтузиазмом обещает Смирнов. Значит, нужно будет его проверять, потому что в тихом саботаже он мастер. Забыл, не успел, было занято, линия оборвалась... учитывая, что выпускники его любят, и последнего можно ожидать. Зоопарк какой-то. - Скажите, кстати, Дьердь, а почему это наш студсовет на вопрос "как вы додумались?" строит такие хитрые рожи и молчит как на занятиях по допросам?
       - Потому что это не они додумались. В числе прочих ночных событий к нам просочился Васкес - тот самый - и принес им в клюве весь пакет идей. Так что отчасти они блюдут конспирацию, а отчасти им просто неловко.
       Вот видите, Иван Петрович. Их поддерживают, им помогают. И вам помогут.
       А про то, что он уже говорит со студсоветом, Смирнов умолчал не по коварству, а потому что искренне уверен: я узнаю о каждом его шаге заранее. Господа офицеры изобретательны, злонамеренны и всевидящи.
       - Оооох, - громко вздыхает Смирнов, потом ругается на своем восточно-славянском, как будто кто-то еще не выучил основные понятия. - Кого мы растим, спрашивается? Там громче всех радуется этой их жалобе знаете кто? Нет, не Копты. Альгуэра, морановский любимчик. И какое там неловко? Блядь малолетняя.
       Что есть, то есть. И вчера он тоже впереди всех... Интересно только, в чем дело.
       - Иван Петрович, я вам тут отправлю кое-какие материалы к статье о состоянии специализированного образования, которую я потихоньку пишу. Посмотрите на досуге. Мне будут интересны ваши замечания.
      
      
       ***
       Камеру студсовет так и не нашел. Хуже того, помещение театра, где ночью заседали с Васкесом, студенты назначили своим новым штабом. Символично: после переворота победившие обычно занимают дворцы побежденных, а не свои явочные квартиры. Что ж, пусть. Меньше возни. Но надо будет их потом огорошить.
       Когда Левинсон перещелкнул в очередной раз на камеру в театре, он так удивился, что даже не сразу взял гарнитуру. В штабе бурлил скандал. Действующие лица: Смирнов, Альгуэра нехорошего поведения и Эти Копты. Сам по себе состав, не располагающий к бурным выяснениям отношений. Альгуэра наушник, а Копты сначала поплачут в одну подушку на двоих, а потом втихаря напакостят, но на открытый конфликт не пойдут никогда.
       Нельзя сказать, что они шумели или кричали. Они скорее тюкали, как два аиста, клювами, наперебой. Террановец, красный и надутый - без пяти минут отек Квинке, это что надо делать с пятикурсником, чтобы он пришел в подобный вид? - стоит рядом, держится за спинку стула. Аисты клюют человечину.
       Только головы ходят, как у нефтедобывающих установок.
       - Мы думали...
       - Иван Петрович...
       - Мы думали, что вы хороший человек.
       - Что вы защищаете, кого можете.
       - Что у вас совесть есть.
       - А вы...
       - Как вы вообще могли?
       - Вы же знаете, что с ними...
       - Что с нами...
       - Делали.
       - Вы же от этого своих защищали.
       - Как же вы можете?
       - Если бы к вам женщину привели...
       - Жертву изнасилования...
       - Многократного.
       - И она бы радовалась, что ее больше не будут...
       - Не обидят...
       - Пусть это и был ее муж.
       - Вы бы ей тоже про верность говорили?
       Так. Понятно, ясно и очевидно. Совесть наша Смирнов воспринял молчание как знак одобрения и первым делом взялся за моральный облик студента Альгуэры. И прочел ему нотацию - надо думать, публичную, при всем студсовете, он у нас кретин или негодяй, интересно уже? или все-таки саботажник? - о верности. Потому что совесть наша истеричная Смирнов суждения выносит в первую долю секунды, быстрее чем японский боец рубит мечом. А объясняет он потом - под девизом факультета "все вслух, все понятно", - эти свои уже вынесенные и непоколебимые высокоморальные суждения.
       И вот тут на него наступили Эти Копты. Крестьяне с колотушками на нашего рыцаря в сияющей броне. Остальные жмутся по углам, наблюдают. Сказать, что удивлены - сильно преуменьшить, просто небо за последнюю неделю падало на землю слишком часто. И исчерпало запасы удивления.
       - Скажи, Альберто...
       - Чем тебе угрожали...
       - ...и как заставили?
       Альгуэра молчит, надувается еще сильнее. Он говорить-то может, интересно? Гигантский хомяк-убийца. Смотрит в пол.
       - Скажи, пожалуйста Ивану Петровичу.
       - Не надо, - вскидывает руки Смирнов. - Я... я понимаю...
       Альберто поднимает голову и ясно, звонко, только где-то в шлейфе сиплая стиснутость, выговаривает:
       - На первом курсе я украл деньги у преподавателя. - Васкесовская безмятежность во взгляде и голосе.
       - Давайте, Иван Петрович...
       - ...скажите ему, что он вор и его надо было отчислить.
       - Скажете?
       Черт его знает, умеет ли Смирнов читать пластику. На его месте Левинсон уже обдумывал бы, как будет обороняться. Потому что одно неверное слово - и девочка сорвется в атаку. А у нее по всем боевым дисциплинам "отлично". По остальным тоже. А у Смирнова за спиной стол и четыре стула - и он неизбежно в них запутается.
       - Прости, - совершенно спокойно говорит Смирнов, - ты это зачем сделал?
       - Лежали.
       Это, как ни странно, ответ. Многие студенты поначалу пробуют на зуб системы слежения, доказывают себе, что они сами с усами... но Альберто был дураком, что взял деньги. На первом курсе. И еще большим дураком потом, когда соглашался есть с руки вплоть до вчерашнего дня. Методы избавления от давления и шантажа проходят на четвертом.
       - И вот так все? - спрашивает Смирнов, и поясняет, - Ко мне никогда не попадали те, кто...
       Все-таки он не сказал "ходил в первых учениках". Полчаса назад - сказал бы.
       - Мы не знаем...
       - ...никто не говорит.
       - Наверное, есть настоящие.
       - А как же.
       - Он, - говорит Альгуэра, и уже без заемной безмятежности, - уже был труп. Сам... п-предатель! Иуда! Я! Я мог на него донести еще до всего! Мы с инспектором говорили! Я ничего не сказал, пока он сам... а тут - да, да! Я его хотел сам закопать и на могилу плюнуть, да! Хоть что-то! Да, я сволочь - а где вы были, такой святоша?
       Здесь, в комнате, за пределами взглядов камер, четверо студентов с факультета управления. Никто не встал, не подал голоса. Молчат и слушают. Действительно, кого мы растим?..
       - Черт его знает, где я был. - Смирнов опускается на стоящий сзади стул... не глядя, автоматически. Если бы стула не оказалось, он бы, наверное, так же, медленно, автоматически упал бы. Не замечая. - Наверное, хотел верить, что у большинства все-таки обоюдно и добровольно. По любви. Как бы вы сказали, Таиси. И что я, таким образом, за них не отвечаю. А отвечаю только за подранков, за тех, кто нуждается в моей помощи, а не в помощи... Господа Бога.
       Это нужно прекращать. Это нужно прекращать немедленно, потому что они там перед всем студсоветом разговаривают. Смирнов, конечно, нашел убедительный повод никуда не звонить и ничего на себя не брать, но нам только вот именно сейчас вот этого прорыва в канализации не хватает. Да и с Альгуэры хватит уже, обменялись любезностями.
       - Иван Петрович, вы куда пропали? Вас в канцелярии обыскались уже. - И правда обыскались, и пусть уходит под благовидным предлогом. "Позвонили".
       А еще это нужно обязательно показать Анаит. И, может быть, она забудет сказочку Шварца.
      
      
       ***
       Она просыпается так же легко, как засыпает - просто открывает глаза, морщит нос, тихо чихает. Смахивает пушинку с носа словно кошка с усов. Запускает пальцы в волосы, короткое движение - и слегка смятые лепестки расправляются. Тонкий шерстяной свитер и так выглядит безупречно. Саму Анаит надо оценивать как-то иначе. Кто будет рассматривать листья орхидеи, хорошо ли скроены, изящно ли сидят на стебле?
       Она просто есть. Пока еще здесь. Находит взглядом - и улыбается.
       - Скажите, а кто был пятый?
       Рыбья холера!..
       - Угадайте. Вам это несложно будет...
       - Вот как... - изумленно качает изящной головкой, ничего больше не говорит. Никакая не орхидея, конечно, а хризантема. Осенний цветок.
       - Тут еще кое-что случилось. Посмотрите?
       Подходит босиком, встает позади и наклоняется - висок к виску. Картинки на экране сразу кажутся... не очень актуальными.
       - Боже мой, - говорит она, когда Иван Петрович медленно закрывает за собой дверь, - Боже мой... простите меня, пожалуйста.
       - Вас?
       - Они все, все разговаривали со мной. Я, видимо, слишком сильно отражала, - грустно объясняет женщина. - А вести себя... это не проще, чем ходить. Представьте человека, который пытается научиться ходить перед зеркалом? Сразу, в один прием... даже если все мышцы в порядке. Он упадет. А зеркало, скорее всего, разобьется.
       - Вести себя как? - он уже знает ответ.
       - Как люди.
       Нужно было предложить ей сесть рядом, впрочем, второй стул свободен, а она предпочла встать так. Теперь уже поздно, конечно. Как люди? Действительно, во всех четверых обнаружилось больше человеческого, чем раньше. В хорошем смысле этого слова. Потому что во всех остальных мы все люди. И эти скандалисты, и Моран, и Личфилд, и да Монтефельтро, и заговорщики времен карибского кризиса, и этот их последний террановский генерал - а вот... а вот сейчас проверим.
       Если развернуться, прямо со стулом, осторожно, не оттолкнув, и обнять за талию:
       - Никакого разобьется. Ни за что...
       Женщина не отталкивает его. Поднимает руку, гладит по затылку. Впрочем, кажется, все же не женщина. Существо. Они взяли глупую девочку Анаит Гезалех и сделали из нее произведение искусства. Умное, доброе, щедрое. Очень доброе. И снисходительное. Я был неправ. И несправедлив к Шварцу. Он не дурак. Он трус. А я все-таки нет.
       - Я не о себе, - отзывается Анаит Гезалех. - Сейчас они видят себя друг в друге.
       - Иногда очень приятно ошибиться.
       Анаит, щедрое и веселое, и невесть почему готовое терпеть его существо, приподнимает бровь. Ну неужели?..
       - Ну какой из вас компаньеро Солис? - Действительно. Смотрела. Остальные почему-то терпеть не могли многочисленные телепостановки по карибским мотивам, а Левинсона они смешили, а потом, в госпитале, и развлекали. Безобидная, развесистая дурь. Зверообразные компаньерос, пауки в банке. Типажи. Живешь себе, интригуешь, гадишь помаленьку - бац, а ты уже типаж на булавке и тобой оперируют сценаристы. "Тем временем компаньеро Рис строил очередной лагерь".
       - Какой есть. - улыбается Левинсон. - Чувство юмора у меня... схожее.
       - А пятым был да Монтефельтро, - отзывается Анаит. - Вся эта история очень в его духе. И то, что он потом пальцем не пошевелил, чтобы помешать Личфилду - тоже в его духе.
       Некоторое время она просто стоит, прижавшись к нему. Стук сердца под щекой, мерное движение грудной клетки. Просто жизнь. То, на что слишком долго не обращаешь внимания, не ценишь. Как воздух. Нужно однажды остаться без этой размеренности - и без воздуха - чтобы начать ощущать восхищение, нежность, тоску по жизни, просто жизни в другом. То, что это живое, естественно отлаженное тело еще и безупречно, добавляет только желания уберечь, оградить. Надеяться на большее нелепо.
       Анаит вздыхает и гладит его по щеке.
       - Мне нужно позвонить.
      
      
       ***
       Добравшись домой, Анна последовательно отключила: коммуникатор, телефон, сигнал тревоги на почтовом ящике, сам почтовый ящик, компьютер, второй компьютер, рабочую планшетку, домовую систему оповещения, дверной звонок и - на всякий случай - кухонную систему. Дымоуловитель и пожарную сирену она отключать не стала. Во-первых, это было противозаконно, а во-вторых, Аня не знала, где там выключатель, а искать инструкцию не было сил. Поэтому семь часов спустя ее разбудил сигнал пожарной тревоги.
       Перестав прыгать по комнате и продрав глаза, она поняла, что ничего не горит, дыма нигде нет и автоогнетушители сухи как центр Сахары. Значит, кто-то просто залез в домовую систему и "позвонил". Значит, все-таки где-то что-то горит. Но снаружи. И не на работе. Потому что с работы просто постучали бы в дверь.
       Рефлекс требовал немедленно помчаться на кухню, схватить из холодильника сок, бросить в стакан шипучую таблетку витаминов и плеснуть стимулятора, выхлебать эту бурду залпом, на бегу к компьютеру. И обязательно чувствовать себя виноватой за такую постыдную слабость, как сон во время чумы. Во время пожара.
       Аня метнулась по квартире, остановилась у окна. За окном - Старый город в легкой дымке тумане, поднимающегося от двух рек. Ровные грядки кварталов, на которых растут старые многоэтажные дома с рыжими, красными, коричневыми крышами. Мосты через Сону. Опушка деревьев вдоль набережных. Уютный, аккуратный, ритмичный пейзаж.
       У меня выходной после переработки. У меня выходной после двенадцатичасовой переработки между двумя сменами. У меня на хвосте тридцать шесть часов работы с перерывом в четыре часа. Я никуда не побегу. Я приму душ, долгий, горячий, с любимым гелем. Закину вещи в стирку. Намажу маску, до которой уже год не доходят руки. И ме-е-едленно начну завтракать. И только на втором тосте позволю себе включить планшетку.
       Решение было правильным. Вывод, к которому приходишь, уже подавившись тостом, откашлявшись, выпив чаю, все-таки налив себе яблочного сока пополам со стимулятором и рассеянно закусив его ломтиком греческого печенья, которое потому и сохранилось в доме, что было медово-приторным и поэтому совершенно несъедобным, а сейчас, смотри-ка, пришлось впору. Решение было правильным, потому что от беготни и крика полковник Моран, убитый еще до того, как она легла спать... и еще до того, как ее вызвал к себе иезуит из иезуитов мистер Грин, определенно не воскрес бы. Что и к лучшему.
       Просматривая сообщение за сообщением, она тихо и уже почти автоматически поминала такую-то мать на разных языках мира.
       Моран убит. - Так ему и надо.
       Доктором Лехтинен. - Спятить можно!
       В музее. - Ну вы даете!
       Во время какого-то фокуса Шварца. - Тогда неудивительно.
       Поэтому он так и не узнал, что самозванец. - Какая досада...
       О чем ему любезно хотел напомнить студсовет. - Опомнились, тараканы.
       Который сверг Смирнова в первый же час. - Что за уродство?
       Так что вся власть теперь у Дядюшки. - Это хорошо-о!
       Который неразлучен с инспектором Гезалех. - В каком это смысле?
       И они со студсоветом пытаются развернуть "Левиафан", пока не...
       - В этой ситуации, - сказала вслух Аня, подражая мистеру Грину, - разворачивать нужно айсберг.
       Но айсберг уже в курсе. Айсберг наверняка был в курсе, когда отправлял ее спать. Айсберг не сказал ей - тогда - что ее самодеятельность повлекла за собой по крайней мере одно убийство. Не сказал - потому что допустил. Позволил. Страшно подумать, что бы она могла сделать... Сколько глупостей.
       Сейчас лишняя сладость отдавала металлом во рту, но глупостей делать не хотелось.
       Студсовет, кстати, кажется, не сам проснулся. - Да ну?
       По непроверенным данным им нанес ночной визит один мальчик с бывшей травмой позвоночника. - Ну и темпы у них там во Флоресте...
       А что Щербина? Молчит? - Не по чину ему, значит.
       Сукин сын и всегда таким был.
       Орел мух не ловит. Орел... кукушек клеит, да? - Смешно.
       А Рикерт тоже зазналась? - Чего?
       С кем поведешься, от того наберешься. - Если бы...
       Неверной дорогой идете, товарищ Рикерт. - Сам дурак.
       Тем не менее, дразнись не дразнись, шипи не шипи, доведи эхо до хрипоты и потери голоса - а взгляды, вопросы и ожидания сходятся на тебе. Пусть с барского плеча. Пусть лишь потому, что большой политик Щербина такой мелочью, как однокашники, пренебрег. Но - сходятся. И с этим нужно что-то делать, уже сейчас, не дожидаясь, пока горшочек сам сварит что-нибудь.
       Горшочек, не вари. Неорганизованная масса выпускников последних пяти лет, не бурли. Никто никуда не идет. Никто не суется между айсбергом и кораблем. Гасим волну.
       Нас никто не тронет, нам это уже сказали. Нам это сказали со всех сторон, все, кроме Морана, а Моран, сами понимаете, больше не в игре.
       Если есть конструктив - гоните его ко мне. Или к Дядюшке, но лучше ко мне. Ему наверняка сейчас не до наших гениальных идей. А я уже не сплю.
       Так ты что, спала? - Да...
       А когда легла? - А вот тогда и легла. Где-то через час после того.
       Ну мать... ты даешь. Заразилась.
       Они это воспримут как высший шик, это ужасно - но они воспримут это именно так. Высший пилотаж, высший уровень навыка, значимости, авторитета. Умение хоть на время выйти из потока - хотя бы в фильм, книгу, ванну, спортзал; а еще круче того - в отпуск в горы. Или на свидание. Когда я последний раз была на свидании? Я там вообще была? За последние два года? Что-то такое было. Вот только не помню, где, когда и с кем. Одни мои подружки планшетки да подушки. У большинства то же самое.
       Лицо слегка пощипывало: маску пора смывать. Куплено год назад во время очередного забега по бутикам и лавкам на рю Сен-Жан. Первый раз открыто сегодня. Вопрос даже не "зачем покупала", вопрос - что я, где я, куда я иду. Quo vadis.
       Смыла. Посмотрела на себя. На улицу - не раньше чем через час. Самое время подумать о вечном.
       И попросить, чтобы направили. Свыше. С прочих сторон уже некому.
       Анекдот: приходит к психологу девочка. Мне еще нет 25, я знаю и умею, на меня оборачиваются на улице, я личный помощник страшно сказать кого, доктор, чего мне хотеть? И как бы мне так хотеть, чтобы от моего желания героически услужить не умирали случайные... о которых либо хорошо, либо никак? А умирали только неслучайно?
       А наши теперь ориентируются на меня, даже те, кто старше - потому что я работаю в комитете, потому что они уже знают, сколько ступенек я перепрыгнула на этом деле, и две личные беседы, все идет в зачет. Они только не знают, что я не знаю, что мне делать с собой, а я знаю, что они не знают, что я не знаю.
       Добрый, добрый мистер Грин - заклинил хомяку колесо. Хомяку теперь не бежится. А прочие хомяки подпрыгивают и спрашивают "куда бежать?", полагая, что это очередная смена курса.
       Красота-то какая. У меня под рукой ресурс, который может запросто устроить переворот и составить правительство какой-нибудь террановской территории. Даже не одной. Всех, кроме Флоресты. Постучаться к господину Сфорца, спросить: вам дивизия хомяков без курса не нужна?
       И скажет он, куда нам идти. И мы пойдем. Все.
       И назовут нас леммингами.
       Леммингами нас назовут - и даже хуже, потому что лемминг это белки, жиры и некоторое количество углеводов...
       Анна возвращается к столу, открывает рабочую почту и сводку новостей, находит нужное. Берет лист бумаги - бумагу, с которой возможна утечка в реальном времени, еще не придумали - и начинает составлять план. Через час она отправит десяток сообщений разной степени корректности...
       Если у кого-то есть свободное время, то напоминаю, что сегодня начнет заседание экстренная сессия Конфликтной комиссии по делу некоего Д.Лима. А у некоего Д.Лима пока нет своего аппарата в Старом Свете, что может повлиять на исход...
       А уж как вы это прочтете "мы ему обязаны", "нам намекает Антикризисный комитет" или "это может быть интересным" - дело ваше.
      
      
       ***
       Амаргон правильно сказал: мир стал маленьким. Перед рассветом ты в Новгороде, к завтраку в Лионе, а еще до полуночи - во Флориде. Два перелета, прыжки из машины в машину, лестницы, коридоры и лифты. Червоточины в плотном пространстве между разными мирами: университетом, Советом, корпорацией.
       Еще в Лионе у трапа самолета его взяли под охрану незнакомые ребята из головного офиса и бдительно, как ценный груз, передавали из рук в руки до отлета - а потом уже свои, более разговорчивые и насмешливые. Знакомая машина, знакомые запахи. В Европе даже освежители в салонах машин были другие, какие именно, фруктовые или хвойные, морские или цветочные - уже не вспомнить. Другие. Все там было другое, земля и небо в особенности. Другой табак. Другая кожа.
       Теперь и дом оказался за тонкой прозрачной пленкой различий. Словно за слоем полиэтилена, который надо бы прорвать.
       - Тебя вообще велели доставить в багажнике, в мешке и с кляпом.
       - Кто?
       - Анольери.
       - Это он пошутил...
       - Он не умеет. Так что полезай. - И даже сделали вид, что сейчас наденут наручники.
       Вот так и понимаешь, что ты дома. По изяществу шуток.
       Или не шуток.
       Его никто не фиксировал, но что-то висело в воздухе такое, что воображению сам собою представлялся тот подвал, в котором Алваро уже успел побывать, каталка, разнообразный инструментарий... и никакого Франческо Сфорца, а наоборот, некая стандартная "процедура". Даже холодно стало.
       И ведь наверняка не будет ничего. И, кажется, тошно как раз поэтому.
       Как личный помощник, он знал - на территории главного здания никого не подвергают никаким экзекуциям. На прочих базах при необходимости случается всякое. Но мало и редко, и даже слухи ходят только иногда и только очень завиральные. Его самого засунули в подвал, где служба безопасности хранила спортивный инвентарь, и то от некоторого удивления. Хотя пара камер на всякий случай есть и содержится в порядке. Темно, тихо. Холодно. Заперли бы - было бы хорошо. Нет никого, никто не пустит остатки нервов на бахрому.
       Сейчас ведь все, все и каждый сочтут своим долгом высказаться.
       Его ведут коридорами, привычной дорогой, сам добрался бы с закрытыми глазами, через приемную, мимо очередной Марии - в щели между сопровождающими разглядел: Пилар, в кабинет.
       - Доставлен с вручением! - рапортует старший группы.
       - Спасибо. Можете оставить... где-нибудь, - отзывается Франческо.
       Дева Мария, это что ж я такого натворил?
       Стража-телохранители-служба доставки блудных секретарей расступаются, освобождая место свету и воздуху.
       Господи, а это, кажется, не я натворил-то.
       Что за люди, нет, ну что за люди - им любимое начальство на две недели доверить нельзя. Забудут поливать, удобрять и полировать. Оно ведь, любимое начальство, в быту - как слепоглухонемая пальма. Ни словами сказать, ни пальцами показать, чего ему не хватает, на вопросы ответить не может, потому что как та пальма: не понимает ничего. Только вянет себе, желтеет и сохнет.
       И теперь сидит желтая-желтая и раскладывает пасьянс. Вместо научных подвигов и зубодробительных открытий. Даже вместо своих дурацких дистанционных производственных конференций и чтения новостей в четырех окнах параллельно.
       Для начала надо поставить начальству под руку вместо манипулятора большую кружку с чаем, не слишком горячим, но чтоб еще слегка парил. Потом кондиционер слегка подстроить, а то тут как-то замогильно. Диск новгородский засунуть в щель терминала. Подождать, пока окошко с отчетом выпрыгнет на экран поверх пасьянса. Вот сейчас он впитает и, может быть, зашевелится.
       Пальма как есть. Поливать чаем, удобрять данными. Плоды собирать и тщательно уничтожать - чтобы не образовалась критическая масса.
       - Франческо, вы меня сейчас солить будете?
       - Сгинь, - командует начальство.
       Сработало.
       Далеко Алваро уходить не стал, устроился с кофейником в приемной и начал читать новости. Как ни странно, никто его не трогал и руками не хватал - даже через почту - возможно, солить его собирались потом, а сначала тоже хотели удобрить им несчастную пальму.
       Разумная стратегия, максимум пользы из одного секретаря... Вдвойне разумная стратегия, от таких новостей секретарь себя съест сам. Экономия.
       Вопль "Кто принес эту мерзость в мой компьютер и где этот Васкес?" раздался через 55 минут от прибытия, был громким, злобным и жизнерадостным. Ура. Заработало.
       - Это я принес. Это вам из Новгорода посылка от господина Левинсона. И из Лиона к этой посылке аннотация. - Цитаты по памяти, все как сказал Эулалио. - А еще там наш бывший друг Карл есть. В посылке. Я в шоке, я просто в шоке. - болтает Алваро, порхая бабочкой вокруг начальства. - Он у нас боевик, оказывается, он у нас наемник и партизан! Вот наберут всяких по объявлению...
       - Сядь, - рыкает Франческо. - Не жужжи. Посмотри, кто на месте. Нет, будить никого не надо, да?
       - Кто же сейчас спит?
       - Сотрудник считается спящим по окончанию рабочего дня, - изрекает начальство новую феодальную мудрость.
       Алваро выразительно смотрит на часы. Молча.
       - Ну я на месте... - говорит Максим по селектору приемной. - Остальные сейчас будут. За исключением Джастины. Ее можно не ждать.
       - Почему? - удивляется Франческо. Не тому, что Максим подслушивает, а демонстративному отсутствию жены.
       - Потому что ее самолет в настоящий момент находится посреди Атлантики и вряд ли развернется.
       Вот теперь понятно - Джастине было не до того, она с Амаргоном возилась, а наша пальма без ее внимания завяла вконец. Хотя причина, конечно, не в отсутствии Джастины. Причина у нас кроется на генном уровне. Как в его любимых дрессированных микробах. Образовалась в результате селекции. Бывают искусственно выведенные крысы для опытов, которые очень быстро стареют, а бывают искусственно выведенные флорентинцы, которые... на самом деле пальмы. Для опытов не годятся.
       Полный состав доверенных лиц, за исключением Рауля, которому ехать далеко: Максим, вот кто в полировке не нуждается, блестит и сверкает, и ни складочки лишней; устрашающая Harpia harpyja, жена его, как всегда элегантная и полудохлая на вид, и Анольери, похожий на богомола-плантатора, в белом костюме. И все смотрят, как будто заранее прикидывают, какой кусок будут отрезать и жарить.
       Ну вот он я... режьте меня, ешьте меня, но я вам сначала сам все оторву.
       Нет, не успею.
       - Я прошу всех... - Франческо, он сидит за столом, но чувство такое, будто он из него поднимается до самого потолка, как дракон из озера, и тень ложится за пределы кабинета, за стены здания, накрывая пол-Флориды, - просмотреть эти данные и сказать мне, почему у нас их не было раньше.
       И вот они пять минут сидят и смотрят, и только потом, когда устают таращить глаза и открывать рты, начинают отвечать.
       - Потому что вы забыли, чем я занимаюсь, - хищно улыбается Harpia harpyja Камински. Как будто рада, что ей задали такой вопрос. - Были бы данные - я бы обработала и получше.
       - Потому что я занимался совершенно иными проектами, - смотрит в стол Максим. Даже слегка покраснел. Стыдно ему, вот, спрашивается, почему ему всегда стыдно за то, в чем он не виноват?
       - Потому что подобная работа находится в ведении службы внешней безопасности головного филиала. - На Анольери как сядешь, так и слезешь. Не его дело, и все.
       Он по весне в ответ на какой-то похожий вопрос сформулировал кредо своего отдела: "Офицер службы безопасности должен не мир спасать, там и так, как ему в голову взбредет, а исполнять должностные инструкции и приказы старших по званию. Именно в такой последовательности". На это даже у Франческо слов не нашлось. Совсем.
       - Ну вот, поздравьте себя. Мы тут все занимались другим и не ведали, да? И имели право, да? А теперь у меня к вам другой вопрос - а кто будет этим ведать? - злобный и несправедливый пальмодракон глядит на всех четверых как Кецалькоатль на тех олухов, что ему пытались людей в жертву принести. - Лет через пять-десять, допустим, МСУ. Снова. Окончательно реорганизуется и восстанет из праха. А сейчас кто? Я вас спрашиваю.
       Если "срисовать" Максима, то он тихо ликует внутри себя. Косится на Франческо и радуется. По остальным этого не скажешь.
       - А у вас эго размером со всю планету, да? - спрашивает Камински. - Вы каждый такой вызов принимаете на свой счет? Или иногда делаете передышки?
       Феодал улыбается. Смотрит на нахальную сеньору и улыбается, словно картиной любуется. Словно сам ее создал в своих пробирках.
       - Иногда делаю. Но не сегодня.
       - И что же нам по этому случаю делать сегодня? - это еще атака, но уже вопрос.
       Дракон уменьшается в размерах и опускает голову на письменный стол.
       - У меня для вас плохие новости, - говорит он. - Мы тут сравнительно недавно учинили переворот, если помните... И учинили его не только потому, что МСУ решил зарезать себе на ужин корпорации и начать с нас. Они не справлялись - и сейчас не справляются. И кто знает, сколько у них еще таких дырок - и когда до них дойдут руки. Мы хотим от этого зависеть?
       - Это я думала, у меня паранойя - образ жизни, - скалится Камински. - Нет, понятно, что провалиться в дыру в СБ еще хуже, чем в какую-нибудь Кубу. Но образование - это работы на десять лет. Там уже начали реформу. Толковую. Вот сейчас они там перебесятся в Новгороде со своим осенним обострением и пойдут исправляться. Строем, в ногу. Кто там в Совете курирует направление? Надо просто эту информацию разрядить и скинуть им. Или вы таким заковыристым образом хотите подобрать свой мусор? Там такая фамилия знакомая...
       Да уж, правда что - мусор. Честолюбивый такой человек, хотел Максима с должности высадить - и едва операцию не погубил. Маленькую, неважную, ценой всего лишь в жизнь ребенка.
       Алваро отчего-то вспоминает, как Паула в тридцатый раз изображала в лицах кляузу Карла на Максима с его гарпией. "А милый мальчик мне и отвечает - он занят!.." Было уже почти смешно. Если бы еще не чувствовать, что рассказчица изо всех сил пытается перегнать на байку шок от такой подлости на ровном месте.
       - Не нужно его подбирать, - вмешивается Максим. - Векшё - это не мусор, это наш полезный зонд. Он же не только умения свои теперь соседским нелегалам продает - он и информацией о нас подторговывает понемногу. А я смотрю, где что... в общем, не трогайте его пока. Рано или поздно кто-то обожжется слишком сильно - и они сами его зарежут.
       - Обратите внимание, пожалуйста: я категорически против, - говорит Анольери. - Прошу разрешения на ликвидацию.
       - Нет, - так же спокойно отвечает Франческо.
       Интересно, в чем тут дело, какая ему вожжа под хвост попала. Сроду он с подобными выродками не церемонился.
       - Я отказываюсь отвечать за возможные последствия.
       - Хорошо.
       - Так вот, - продолжает Камински, отмахиваясь от соседей, как от москитов. - Вы не понимаете университетскую среду. Это не тайное общество. Резкие меры принимать нельзя. Надо плавно менять учебные планы, задачи. Мы можем склепать концепцию профессионального образования и предложить Совету, вот это пройдет. Если успеем к разбору полетов по Новгороду - будет красиво.
       - Действуйте. Привлекайте кого хотите. И... - Франческо выпрямляется. - Я не великан-людоед, да? Я знаю, что если корову и быка, и кривого мясника, грушу, яблоню, забор - то лопнешь. И что сюрпризы будут. Но нам... нужен отдел оптимизации. У нас был, такой маленький отдел, помните? И ушел. Нужен новый. Надолго.
       - А кто этот документ составил? - интересуется сеньора. Странное что-то с ней. Обычно при Франческо она сидит молча и только клювом злобно щелкает.
       - Левинсон из Новгорода, - отвечает Алваро.
       - Ого, - говорит Максим.
       - Он к нам не пойдет.
       - Что, и к телефону не подойдет? - усмехается Камински. - На тебя насмотрелся, свинья ты этакая?
       Ну вот. Не избежал.
       - Ничего он такого не видел, - говорит Алваро. - Вы же знаете уже... что я там делал. Пришел, поговорил. Показал им - немножко. Себя немножко. А что делать, это я много показал, но не все, кое-что забыл по дороге, отвлекся. Левинсона этого я просто видел и с ним ехал, он меня на выезде перехватил и к автобусной стоянке подбросил. С виду никакой, обыкновенный бородатый дядька, побитый сильно. - Он заметил, что сорвался на уличный говорок, но поправляться не стал, было почему-то уместно. - Только он страшный, как я не знаю вообще. Как... Одуванчик, если бы ему сейчас пятьдесят и все время везде война. И он к нам не пойдет.
       - Почему? - интересуется Франческо. Алваро пожимает плечами. Ну не пойдет, ну что тут можно еще сказать. Можете пробовать, а я знаю. - Ладно. Хотелось бы, конечно, встретиться с ним лично. Придумайте что-нибудь.
       - Я? - хлопает глазами гарпия. - Вы это на меня повесить хотите?..
       - Пока не найдете, кому можно передать этот пост, - усмехается Франческо.
       - Вы...
       - Садист, тиран, сумасброд - и еще жулик. И работа со мной входит в число ваших служебных обязанностей.
       - Хорошо, - неожиданно легко соглашается Камински. - Я найду. Я вам все найду.
       Почему-то Алваро хочется залезть под стол. Почему-то его радует это желание. Полиэтилен куда-то подевался.
      
      
       ***
       Шварц оставил записку. Недлинную, не вполне цензурную, но достаточно подробную, чтобы удовлетворить поверхностное следствие. Имя "да Монтефельтро" в ней не упоминалось вовсе. Он оставил записку, а вот действия, обычно следующего за составлением такого рода документов, совершать не стал. Он просто ушел с территории филиала, нарушив обещание, данное коменданту. Ушел пешком, с рюкзачком - и уже за пределами периметра тщательно растворился в воздухе. Его дальнейший маршрут не смогли проследить ни местные, ни наблюдатели Совета, ни даже люди Щербины, что было особенно приятно. Есть порох в пороховницах. Совести только нет.
       Мистер Грин, желавший зачем-то поговорить с виновником торжества и, вопреки репутации, опоздавший, пожал плечами: люди на многое идут, чтобы бесповоротно подать в отставку. И значило это, что пропажу искать не будут, во всяком случае, официально. А больше председатель Антикризисного комитета ни с кем разговаривать не стал. Только вежливо попросил разрешения перезвонить господину же представителю при студенческом совете... вероятно, завтра. А, может быть, послезавтра. По обстоятельствам. Очень интересно выглядела эта просьба рядом с запиской от Анечки Рикерт "Все, что рассказывали об иезуитах - правда."
       Суматошный день лихорадочно бурлил, бурлил и вдруг оборвался - за час до полуночи. Срочные и важные дела сделаны, несрочные и важные распределены, несрочные и неважные помещены в надлежащий долгий ящик. Филиал на плаву. Несколько собраний, выступлений и обращений по внутренней связи. Замены в учебном плане, некоторые изменения в распорядке. Кое-какая физическая реорганизация. Уничтожение чужих гнездышек и заначек. Ответ на сорок тысяч вопросов. Следователям, унылому представителю Совета, здешнему же выпускнику-управленцу еще досмирновских времен, коллегам, студсовету, особо настырным родителям. Визит городской администрации, за что спасибо студсовету с его посланием. Левинсон еще накануне считал, что включать пункт о невыдаче положенного пива - тактическая ошибка; оказалось - нет. Местные власти были просто в восторге и хотели увидеть авторов, чтобы пожать им руки и поблагодарить за доставленное удовольствие.
       "Хоть и с виду не наши, но характер наш, - констатировал глава городской управы. - Воздух у нас такой, наверное. Навевает".
       И все это время в Левинсона ежечасно, ежеминутно просачивалась, впитывалась, впивалась информация о том, чего он до сих пор видеть, слышать и знать не хотел. И ухитрялся не знать.
       Совет заказал безопасных специалистов? "Кубоустойчивых", так сказать? Так что в том плохого, особенно в виду того, что творится в "контрольных" филиалах? С нашими так не бывает, вон, у Шварца за столько лет всего трое сорвались, считая с Векшё - где патологию прозевали, где стресс великоват оказался. У меня четверо, а у меня и набор в год втрое... А у Смирнова вообще один минус на фюзеляже, при том что у управленцев на рабочем месте искушений даже побольше будет.
       Методики? Легальные, проверенные, одобренные и рекомендованные. Некоторые разработаны корпорацией да Монтефельтро, переданы безвозмездно, спасибо ему большое. Кто-то спрашивал, где они это взяли? Спрашивали - и получили доступ в обучающий центр для персонала. Вот наш отдел разработок... а вот еще в Африке, а вот...
       Напрасно Моран решил пойти с этой карты. Именно тут комар носа не подточит.
       К тому времени, как выпускники взрослеют и начинают себе сами цели ставить, привычки и ценности уже так глубоко сидят, что их бульдозером не выкорчевать. Красота. Верней... не красота, но терпеть можно. Не обращать внимания на Морана и терпеть.
       Черт бы меня побрал. Вот что стыдно будет перед Мораном - никогда не думал. Сидели по углам, ничего ему не говорили - ну объяснишь вяло, что не годится, мол, вот эта идея, нехорошо, не сработает. Послушает - прекрасно. Не послушает - что с него возьмешь. А он из преподавателя превращался в компрачикоса. А мы работали с его творениями, не думали о том, как они становятся такими - и старались лишний раз не смотреть в его сторону. Чтобы случайно лишнего не понять.
       Он ведь таким не был. Там. Тогда. Тогда все были другими, и Моран, может быть, слишком, больше чем должен хороший командир, любил своих сопляков, и Шварц, который в одиночку вскрыл бункер гаванского Дома правительства, и Саша, которая, получив приказ обстрелять из танков плохо вооруженную толпу бывших заключенных, разрядила обойму в рацию и сказала "Ой! Полломаллосссь?". Тогда все были людьми. И друзьями друг для друга. А стали - строками в расписании занятий, и кто хотел смотреть на другого, кто сказал другому "Хватит!". Никто. Никому.
       Можно было грешить на ту мину: после нее и правда многое не вспоминалось, словно вместе со шкурой и костями вырвало из памяти какой-то кусок. Было - искали, убивали или подводили к выходу в отставку. Пятеро. Четверо кадровых военных и богатый мальчик с большими возможностями и причудами. Хороший мальчик. Было, но не вспоминалось сердцем, не ощущалось. Затерялось в тумане. Но люди ведь никуда не делись. Рукой подать, в соседнем корпусе, встречались каждый день.
       Пару лет назад он смотрел тот дурацкий сериал про мстителей - и фыркал, и думал, что кубинские дела просто просились в телемелодраму, и неудивительно, что сценаристы в порядке бреда додумались до сюжета, который они, банда великовозрастных подростков, взяли и осуществили всерьез. В конце концов, часть целевой аудитории, правильно? Он смотрел, смеялся, сравнивал, а рядом, оказывается, ходил Шварц, пытаясь понять, кто же все-таки его продал.
       Лень, трусость и равнодушие.
       Последнее он сказал вслух - и инспектор Гезалех, уже, кажется, снова засыпавшая перед монитором, подняла голову и спросила, о чем он.
       Она успела сменить свитер на блузку из темного, полуночно-синего, слегка искрящегося шелка. Первая брюнетка, которой к лицу такой оттенок - хотя что ей не к лицу? Очень легко представить Анаит и в вечернем платье - синий шелк, переливы, мех, бриллианты, - и в бесформенном хулиганском комбинезоне с огромными заплатами, которые носили нынешним летом новгородские школьники, озадачив даже привыкшее ко всему старшее поколение. Да, четырехколесные ролики и головную повязку с надписью "Осторожно, дети!" добавить, разумеется.
       О чем? То, что понял сам про себя, можно и рассказать другому - хуже не станет. Все равно, один человек уже знает - и не забудет. И хорошо, что не забудет. Этого еще не хватало, вдобавок ко всему остальному.
       Дьердь Левинсон встал, задернул шторы, отгораживаясь от осени, слишком похожей на зиму, и начал объяснять. Все. С начала. С высадки в Заливе Свиней. С того, кем они были. С того, что и кого он предал.
       Он говорил о себе и о том, что с ним стало, о других - и о том, что с ними сделал. О том, как все отступили друг от друга, и он со своим "дело-то наше справедливое, но на фоне реформы неэффективное", может быть, стал первым. О том, как до вчерашнего дня не сомневался, что Моран собрал всех к себе по старой дружбе, не корысти ради, и до вчерашнего дня не спрашивал никого и ни о чем, даже Шварца, хотя с тем явно творилось неладное. Обо всем с начала и до конца.
       Красивой, умной, неповторимой женщине, которую он очень не хотел потерять; но промолчав, потерял бы больше: себя. Исповедовался, и больше всего боялся какой-нибудь ерунды, утешений и поглаживаний, поверхностного, пустого всепрощения.
       - Да, ты прав, - сказала она мягко и непреклонно. - Это действительно лень, трусость и равнодушие. Но это не все, что у тебя есть, правда?
       Что-то все-таки правильно крутится в этом мире, спасибо ему. Она поняла. На самом деле. В том единственном смысле, который был нужен, в прямом. И по-прежнему считает его равным. Что-то все-таки есть вокруг, кроме осени. А у него?
       - Это теперь придется проверять. Все и с самого начала.
       Нам придется все менять не только здесь, думает Левинсон. Нам придется все менять везде. По всему университетскому фронту. Потому что... я собрал эту статистику, но я слишком долго медлил с тем, чтобы ее отдать. Даже когда выяснилось, что ее есть кому отдавать. Если бы я сделал это раньше - но это вода под мостом. Главное, все, что мы делаем, должно будет работать не только у нас. И не только с нашим специфическим контингентом. И показывать результат придется относительно быстро, потому что страх иррационален и не выветривается, и возвращается, а уж поводов мы дали... Нам нужна помощь. Я думал купить ее за собранное - но, может быть, ее и не надо покупать...
       Вполне возможно, Сообщество будет радо не меньше нашего.
       - Анаит, у меня есть к вам одно достаточно странное предложение.
       - Если я приму твое предложение, то не смогу продолжить инспекцию. Конфликт интересов, - слегка улыбается она, и кажется, в небольшой зазор перед ее ответом уместилось взвешенное размышление.
       Все безумие последних дней обретает замечательное, единственно возможное объяснение: это сон. Путаный, немного бессвязный, отчасти логичный. Из тревожных сигналов, которые все сыпались и сыпались мимо сознания, сплелась вот эта фантасмагория. Предупреждение, осмысление, озарение... все сразу.
       Идеальная женщина - просто идеальная и лично для него идеальная, - порожденная сном, сидит в кресле его кабинета, откинувшись на спинку, и она определенно слишком хороша, чтобы существовать на самом деле, а уж то, что он только что услышал, могло породить только подсознание. В виде компенсации за историю Морана.
       Моран. Моран и Шварц. Обязательно нужно запомнить, когда проснешься. И принять меры, пока не стало поздно. Пока еще не прибыла настоящая инспекторша. Пока Шварц не принялся ломиться из окружения, а Саша не убила любимого человека... С Мораном, кажется, время ушло, это придется делать самому. К сожалению, или к счастью. Это все-таки лучше того, что уже успело присниться. Но очень грустно будет потом смотреть... Анаит Гезалех ведь реальный человек. И даже похожа.
       А пока что - раз это сон... и, тем более, мой собственный сон.
       - Совет проглотил Джастину ФицДжеральд... отчего бы ему не сделать то же самое второй раз? А не захотят, подождем до конца инспекции. Не так уж долго.
       - Ну что ж, - говорит прекрасный продукт воображения. - Я им напишу. Но ты все же выскажи свое предложение вслух.
       Я хотел-то всего лишь сказать "помогите мне пригласить сюда тех, кто учил вас", но если меня поняли неправильно - и согласились, то кем нужно быть, чтобы отступить? Шварцем?
       Во сне, говорят, надо увидеть свои руки - тогда поймешь, что сон это сон, и сможешь им управлять. Увидеть. Или увидеть и...
       - Анаит, будьте моей женой.
      
      
       ***
       Человеческий организм состоит из воды. Почти весь. Джунгли тоже состоят из воды, почти все. Обопрешься ладонью, а поверхность отступает под рукой и навстречу тебе лезет вода. Вдохнешь... и чувствуешь, как на стенках дыхательных путей оседают большие жирные капли. Пыльные... Он знал. Он был к этому готов. Он умел справляться с собой. Местные говорили "Парень, а что ж ты так на белого похож?" Принимали за флорестийца - он успел перенять акцент флоридского побережья, а юкатанский не усвоил еще. Он держался, это он умел. Он был Карл Векшё - и он вообще многое умел лучше остальных. Например, сделать так, чтобы в этой воде, в этих джунглях не ломались системы связи. И чтобы их можно было быстро починить, если сломаются.
       Починить связь. Починить операцию. Починить боевую организацию. Многое получалось легко, потому что он знал и умел лучше прочих. Другое у него получалось с трудом, а у всех остальных не получалось вообще. Год почти прошел, и он добился большего, чем добился бы тут кто угодно. Карл был почти счастлив. Оппозиционная группировка обгладывала невезучую корпорацию с краев и нацеливалась на центральный комплекс. Он знал этот мир изнутри, знал, как победить.
       Рано или поздно Сфорца и все его окружение получат по заслугам. Не нужно торопиться. Карл много читал про таких, как он сам. Очень много. Мог бы сам написать книгу. Знал, что самое опасное в его случае - поступать, как хочется. Нужно помнить о том, что родился слишком импульсивным. Один раз он едва не взорвался - и едва не умер, второго раза не будет.
       Это он осознал еще в клинике. А другое - позже. В том, что с ним произошло, было, на самом деле очень мало личного. Сфорца просто не требовались такие как Карл - независимые, со своими ценностями, со своими целями. Не только в компании - а вообще нигде. Но в компании - особенно. Ну разве стал бы Карл сидеть сложа руки, когда Сфорца со своими иезуитами взял на прицел университет? Нет, конечно. И не так сложно было догадаться. Так что не подвернись тот предлог - он забыл все детали, кроме своей ошибки с вином, при воспоминании о ней желудок до сих пор сводило судорогой, - нашлось бы что-то другое.
       Когда рвануло, Карл не пытался связаться ни с кем. Его слишком хорошо замазали. Не пытался. Но перебрался поближе к городу и стал очень внимателен. Скоро, очень скоро его начнут искать. Свои. Те, кто поймет, что он стал первой жертвой войны. А поймут они быстро.
       Самым несправедливым он считал, что свои про него словно забыли. Надолго. Люди существа слабые, слабые и ведомые. Стадо. Идут за самым успешным, а определяют его по перьям. Да, у кое-кого перья на первый взгляд пышнее и ярче, но они слабаки. Оба. И хозяин, и его любимчик. У них слишком много уязвимых мест...
       Когда дождь выгонял из воздуха кислород, а невидимое за тучами солнце нагревало этот жидкий воздух до невыносимой температуры, казалось, что тело перестает выжимать из себя пот ровно потому, что окружающее не вместит ни капли лишней влаги. Тогда он дремал в гамаке, накрыв лицо широкополой хлопковой панамой. Не спал, а дремал - и думал о двух слишком наглых попугаях, об их уязвимых точках и слабостях.
       А мир вокруг смещался с насиженных мест.
       И когда грянуло - грянуло быстро, как всегда и бывает с такими операциями. Всегда стараются не дать противнику шанса опомниться и ответить. Инспекция-заявление-шумиха... а на следующий день проректор Моран уже мертв и оказывается, оказывается, все последние годы управлял филиалом незаконно, ах как интересно. Только не всех можно поймать вчистую. И не у всех первое столкновение отбивает желание драться. Моран мертв... но зато ожил адрес, куда никто не писал несколько лет. Адрес, известный всего двоим.
       Карл не удивился. Это было... совершенно неудивительно. Закономерно. Естественно. На кого еще мог по-настоящему рассчитывать человек, который знал его лучше прочих? На кого мог положиться?
       Раньше он не выходил на связь, потому что просто не мог. Знал, что Карл переживет все, что случилось, переживет и справится, а иначе и смысла нет на него полагаться. Кому нужны слабаки? Что с ними можно делать - только закопать поглубже. Хотя, конечно, придет момент - и все вернется сторицей.
       Когда я был один, когда я был забыт - разве ты был со мной? Ты отвернулся, испытывая. И ты будешь слаб, и я отвернусь...
       Потом.
       Он проснулся резко, полностью, как учили - рывком. Не потому что нужно, а потому что приятно. Прогнать по телу ледяную волну, ощутить ее сразу и везде, словно кошка, брошенная в прорубь. Здесь нет ни прорубей, ни кошек - разве что одичалые глубже в джунглях. Всех домашних сожрали. Остался только один. Воображаемый сам себе кот.
       До Низука - три часа по прямой, но по прямой здесь даже вертолеты не летают и правильно делают. Потому что предсказуемое направление - верный путь на тот свет. Так что мы вместо этого доберемся до побережья, до туристской зоны... там и одежду сменим, и транспорт. И будет у нас вместо слишком белого обитателя джунглей - слишком загоревший турист из старушки-Европы, на автомобиле, принадлежащем отелю. А мозоли и все такое прочее, так яхты на что? Кого тут удивишь? Низук, конечно, зона уже не совсем безопасная - но и Карл не дама и не девица, чтобы не рисковать соваться туда без сопровождения. Промышленный город, порт... контролируется корпорацией. Пока. Через годик-другой поглядим. А, может быть, и не поглядим, найдутся дела поинтересней. Главное, Низук - транспортный узел и туда летают самолеты из Европы. Прямые рейсы.
       Потом белый повернет за угол, и оттуда уже выедет местный на ржавой развалюхе. Помповик на заднем сиденье. вонючая сигара, очки на половину лица.
       Потом... потом...
       Ждать, просто ждать. Сомнительный бар, убогий номер на втором этаже - зато здесь чисто. Увы, только в профессиональном смысле. Ни жучка, ни укромного угла для наблюдателя. Только естественные флора и фауна. Отличный обзор - окна, щели в стенах и полу. Скрипучие половицы. Великолепное место для встреч. Ноут на изъеденном древоточцами столе смотрелся нелепо, но эти резвые машинки с очень живучими аккумуляторами в последние два года заполонили всю Терранову. И не отказываться же от хорошей вещи из-за ненавистного лазоревого логотипа?..
       Гость вошел без стука - зачем еще стучать-то? - а дверь за собой прикрыл на щеколду. Судя по звукам, был не в соседнем номере, но где-то тут, на этаже.
       Почти не изменился. Чуть постарел. Немного устал. Но, видно, отоспался во время перелета - глаза чистые, без прожилок, что в его возрасте... Нет, совсем не изменился. Ох, какого мы с ним наворотим.
       - Господин декан, - говорит Карл Векшё Вальтеру Шварцу, - я рад видеть вас здесь.
       Он правда рад. Рад видеть - и еще больше рад видеть здесь. Теперь Шварц знает, что такое обрушившийся мир. Пустота. Отсутствие опоры. Теперь они на равных.
       Шварц выглядел совсем местным - вот он, высший класс. Обмятый, ношеный, но не с чужого плеча светлый костюм, галстук-шнурок, модная, но явно краденая шляпа с блестящей лентой. В одной руке стакан с пойлом из бара, в другой пистолет. Здесь пятеро из шести так ходят, не скрываясь. Шестой таскает обрез, словно портфель. Походка, улыбка - да, есть чему подучиться.
       Декан стоял, слегка отставив ногу, салютуя стаканом, и смотрел внимательно. Местные обычно целуются трижды при встрече, обычай мерзкий, пришлось привыкнуть.
       Целоваться Карл не полез. И не встал.
       - Я должен предупредить, - сказал он. - Почти все, что я знаю о технической стороне "Сфорца С.В." - засвечено. Я накапал часть этой информации кому не жалко - и посмотрел, что с ними станет. Сами понимаете, нас учили одни и те же люди.
       Только я этих людей не предал. В отличие от Щербины.
       - Но не мне вам рассказывать, что есть вещи важнее сиюминутных секретов.
       И самое важное - сведения о людях. О том, как они тикают внутри.
       - Д-да, - хрипло сказал Шварц, удивленно хмыкнул и от души прокашлялся в отворот рукава. - Извини, Карл, я запоздал...
       Пуля, выпущенная в голову почти в упор, разрушает мозг гораздо быстрее, чем человек успевает осознать, что произошло. Поэтому ошибкой было бы предполагать, что для Карла Векшё было хоть какое-то "затем". Он просто кончился, словно и не было.
      
      
       ***
       Господин да Монтефельтро не опаздывает, и даже не задерживается в приемной, хотя он туда пожаловал не за пять минут до назначенного времени, как требует деловой этикет, а за добрых полчаса, каковые означенные посвятил общению с персоналом. Персонал, судя по тому, что легкие отголоски хихиканья слышны и через стену, в экстазе. Господин да Монтефельтро бывает и таким; а может шествовать подобно каменной статуе из толедской пьесы. Монументально и величественно. Все зависит от того, что у него сейчас составляет доминанту. Какие чудесные интерференции это создает, подумать страшно. Вот сейчас выйдет он после разговора, став тих и мрачен, или, напротив, еще веселее - и поползет по коридорам слух, и наложит свой отпечаток на происходящее. Повлияет на "котировки". А принимает ли Антонио во внимание такие колебания, использует, игнорирует или рассчитывает на них как на защитную окраску - неведомо. Никому.
       Возможно, даже части его парламента.
       Дверь закрыта, звукопоглощающие перегородки опущены, жучков нет, аппаратура отключена - на всякий случай.
       - Дорогой коллега, - говорит мистер Грин, - расскажите мне, пожалуйста, почему ныне покойный господин Личфилд так ополчился именно на Сфорца и вас.
       Да Монтефельтро не промахивается мимо кресла. Но в сидячем положении оказывается несколько быстрее и резче, чем собирался. Глаза распахнуты. Импульсивный кто-то у него ведет сегодня.
       - Вы хотите сказать, что убили его не поэтому? Что вы ничего не знали?
       - В каком смысле "вы"? Максим, к его чести, вообще не собирался никого убивать, он просто хотел вышвырнуть Личфилда из политики. А я ничего не знал. Я убил его, потому что он мне мешал.
       Антонио не будет просить не морочить ему голову, спрашивать "правда, нет, правда?" и прочим образом пытаться поставить временный забор между собой и фактом. Он просто смотрит. Вокруг глаз светлые круги: добропорядочно проводил время в горах. Как попросили.
       - Ныне покойный Личфилд считал наиболее опасными именно нас, потому что ныне покойный Моран предоставлял ему некоторую информацию, якобы полученную от выпускников. Заговор корпораций Личфилд сочинил сам, но топор в эту кашу сунул Моран.
       Интересным все же человеком был покойный. На этот раз Моран, а не Личфилд. Но куда более интересный человек сидит сейчас в кресле, вписавшись так, будто этот предмет обстановки собирали и калибровали лично для него, под параметры фигуры.
       - А теперь я, если возможно, хотел бы услышать, почему я или Сфорца не узнали обо всем этом от вас - и перед пресловутым заседанием.
       - Я был уверен, что лично вы осведомлены... - тянет Антонио. - По всем действиям так казалось. Я даже докладывал... наверное. Не уверен. А мой дорогой шурин... Ну, а на что значимо влиял этот личный элемент?
       - Откуда я мог быть осведомлен? - И пусть попробует представить себе, как мне об этом сообщает - кто? Моран? Личфилд? Прямое начальство терциария да Монтефельтро, которому он почти наверняка ничего не докладывал и которое уж точно не общалось со мной?.. - А что до личного элемента, представьте себе, что мы с Максимом каким-то чудом оказались несколько более корректными людьми. И не превратили заседание в дешевую уличную клоунаду. И мистер Личфилд получил возможность сказать десяток лишних слов. Сами понимаете, каких и о ком.
       Одним из несомненных достоинств внутренней организации да Монтефельтро является способность одновременно слушать, обдумывать, рефлексировать, готовить ответ - и ничего не упускать. Поэтому отвечать он начинает, едва дождавшись паузы; и горе тем, кто сочтет это невнимательностью.
       - О нашем коварном заговоре он и так говорил вслух. Заговорив о прошлом, он уничтожил бы не меня, а себя и Морана. О нас оба ничего не знали вплоть до истории с Клубом. К тому же, я был уверен, что в филиале есть наблюдатели помимо меня. Это мои оправдания, - режет он воздух ладонью по горизонтали. - И еще я был просто в восторге от того, как некогда уважаемый мной командир, а потом соратник... скажем так, осваивает новые методы управления. У меня это постоянно проходило по разряду "личное дело". - Энергичное движение руки вниз.
       Господин да Монтефельтро сегодня изумительно для себя откровенен и почти не играет.
       Свернуть господину да Монтефельтро шею будет неправильно, думает председатель Антикризисного комитета. Взять его за грудки и трясти до удовлетворения? Непедагогично. Он только что, впервые, кажется, в жизни признал в присутствии постороннего, что совершил ошибку. Причем ошибся не в расчете, а на уровне базовых эмоций. Пришел в такое расстройство от, прямо скажем, химически чистого случая предательства, что скрыл жизненно важную информацию. Чтобы не уподобляться.
       До чего у них там все запутано... Антонио ведь уже знал, как Моран обошелся с другим своим товарищем по оружию. Но почему-то думал, что с ним ничего не случится.
       Запутано, и один врет напропалую, другой не видит дальше своего носа, у третьего случается вытеснение, четвертую пока трогать нельзя, а дело пятого теперь и вовсе в компетенции совсем иного суда. Замечательная картина, и не складывается же.
       - Будьте любезны сейчас изложить все, сначала и со всеми личными подробностями. - Подобающим образом, прекрасно известным терциарию да Монтефельтро. Впрочем, никому не известно, что именно известно этому произведению искусства, и что ему позволено.
       - Я фактически напросился на эту войну, - сказал да Монтефельтро, - Слишком долго к тому времени служил в армии, а оставалось еще полгода. - В переводе "мне стало скучно, потому что я освоил этот уровень". - Я предвидел, что будет плохо. Это было ясно до начала. Было ошибкой направлять на Кубу кого бы то ни было, кроме кадровых военных. Там все было ошибкой, но я тогда этого не знал, а вот эту часть - видел. Как я понимаю, ее видел и мой отец - и принял меры. Меня прикомандировали к локальному штабу операции. Я не возражал, я считал, что оттуда мне будет лучше видно. Но операция пошла под откос в первые же несколько дней, мы оказались не миротворцами, а стороной в многосторонней гражданской войне. Стороной - и триггером. Без нас конфликт вряд ли продлился бы дольше недели. Но в любом случае, одним из наших узких мест оказалась связь, а я хороший специалист. Так я попал к Морану. Он был там с самого начала, как и остальные.
       - Вы решили понять меня буквально? "В начале сотворил Бог небо и землю".
       Антонио улыбается. Странная такая ухмылка, как год назад, с еще не снятым с челюсти крепежом.
       - Виноват. Моран так или иначе контактировал с остальными еще на острове, ну и я как связист. А потом мы все случайно оказались в одном санатории ССО, если на свете бывают случайности. Их, правда, всего два пустили под реабилитацию. Мы скучали, и... - И двадцатилетний солдат скучал в компании офицеров, в его случае ничего странного. - Я очень удивился, когда Шварц потом пошел за помощью к Морану. Подробностей не знал, ту акцию я не координировал, Шварц вообще одиночка по стилю и стремился свести контакты к минимуму. Моран сидел на кафедре и вряд ли мог бы помочь. Он и не смог, и пошел к Личфилду.
       - Это вам Моран сказал?
       - Да. Но в любом случае, за связь отвечал я, а это прошло мимо меня.
       Поразительно.
       - Шварц ни к кому не обращался за помощью. Он только послал сигнал тревоги. Послал Морану, потому что считал, что его уже накрыли, а с Мораном они поддерживали деловую переписку. Шварц его консультировал по преподавательскому составу. Хороший канал, не вызывает подозрений. Остальное - самодеятельность Морана. - Антонио опять не спрашивает, правду ли ему говорят. Но делает несвойственную ему короткую паузу перед ответом. - А вы, друг мой, как я понимаю, обиделись на Шварца - за то, что он доверился Морану, а не вам.
       - Я предоставил его собственному выбору, - чеканно заявляет Антонио. Забрало опускается с лязгом. - Ну хорошо, - сдается через пару секунд рыцарь без обиды и упрека. - Вы это называете так. Но не совсем тогда. Тогда я только удивился, но я мог чего-то не знать. Но когда Шварца начали шантажировать, он тоже никого не предупредил. А ведь все мы, кроме Морана, могли считать, что остались вне поля зрения властей.
       - А что Моран?
       - Личфилд, конечно, заинтересовался обстоятельствами дела Шварца, а ресурсами он располагал. Он накопал кое-что.
       - Без помощи Морана?
       - Совершенно без. Если не считать первоначальной утечки, - качает головой Антонио.
       - Вы знали, что Моран держал Шварца в убеждении, что его предал кто-то из вас?
       - Нет. Он что, идиот? - Интересно, кто именно... - Я же сказал - Шварц действовал в одиночку. Его вообще никто не мог предать.
       - У Шварца было иное мнение.
       Да Монтефельтро сводит брови.
       - Вы нашли дело?
       В переводе "неужели и правда предали?"
       - Нашли, естественно. На него случайно вышла военная полиция. Отчасти случайно. Один из тех, кого Шварц принудил к самоубийству, был не только бездарным и трусливым военным, но еще и не очень чистоплотным человеком. И успел стать предметом расследования по новому месту службы.
       Антонио потягивается, запрокидывает голову, смотрит в потолок и начинает громко смеяться. Потом сгибается пополам и словно пытается зажать смех в животе, а не выходит. Выходит из него только хохот.
       - Это... это же настоящая языческая храмовая роспись, - выговаривает он, вытирая слезы. - Знаете, такая где человек десять одновременно совокупляются, и даже не попарно. Я, я... - опять сгибается он, - даже пересчитать все позы не могу. Значит, Личфилд на Морана имеет то, что он накопал. А Моран Личфилда пугает мной и заговором. Личфилд наверняка знал, что Шварца никто не сдавал, и что Моран Шварцу морочил голову, и обещал на Морана Шварца спустить, если что. Я узнал про Шварца и Личфилда, и сам должен был сделать выводы. Шварца Моран пугал Личфилдом и внушал про предательство, чтобы тот не рассказал остальным. Я, кажется, упустил две трети?..
       Что ж, метафора не хуже прочих. Господин да Монтефельтро способен провести - и проводил операции любой сложности. Он мировой переворот подготовил. Он мной манипулировал вслепую. А в пяти колодцах заблудился, потому что колодцы не абстрактные, деловые, всечеловеческие... а личные и слишком близко к телу. Всего-то и нужно было, один раз собраться и поговорить.
       - Еще Моран объяснял Шварцу, что от его резких движений первыми пострадаете вы трое... А затем в эту схему встроились и вы, Антонио, когда рассказали часть этой истории Смирнову. Я, признаться, не очень понимаю, какие цели вы при этом преследовали, но действие ваш рассказ возымел. С этого момента Иван Петрович более не пытался внести раскол в дружные ряды Ученого совета - и поверил всем угрозам.
       - Смирнову? Да я просто ему описал, что было на острове и после! Он мне жаловаться хотел, а я объяснил, что его гражданские мерки не вполне уместны, и почему, и сколько может стоить его терпимость. Это же было еще когда он стал деканом. Давным-давно. Погодите-ка... уж не решил ли Смирнов, что я его посвятил, чтобы... связать тайной?.. Да на том, что я ему сказал, он мог разве что кино снять. Пятый сезон "Мстителей". Вот сериал, кстати, не я, честное слово!
       Не признаваться же, что не видел.
       - Смирнов решил, что вы его... предупреждаете, как умеете, о том, что на самом деле происходит в университете. Он, кстати, додумал ваши исходники дальше, пришел к выводу, что вся ваша художественная стрельба была бы невозможна без прикрытия сверху и определил в ваши покровители Личфилда. Почти не ошибся.
       - А что с Сашей? Как намекал Моран, она была в курсе его педагогических фокусов. По крайней мере, всю эту историю с Максимом они обстряпали вместе. - Визитер морщится. Понятно, еще одна точка расхождения. Очередное "она сама должна была понимать". - Кстати, доказать намеренность ошибки при постановке диагноза не выйдет. Вполне возможная погрешность дифференциальной диагностики. Да, надо ли мне пояснять, что я к этому развитию сюжета не имею отношения? Точнее, имел - но совсем не то?
       - Не нужно. Диагноз - не ваша работа. Вы просто хотели заполучить мальчика для Франческо. Но вы ничего ему не сказали. Вероятно, все по тому же принципу: Максим несколько лет упоенно изводил весь университет и вы оставили его пожинать плоды. Я думаю, размер этой ошибки вы уже успели оценить сами.
       - Ошибкой было бы, позволь я Шварцу уговорить Морана отдать мальчика ему, - усмехается Антонио. Вот как, и об этой детали он знал и молчал. - Но в чем, собственно, ошибка? Как я успел заметить, молодой человек в последние годы преимущественно счастлив, а это не о каждом можно сказать. Несчастные так не дерутся.
       - А мне казалось, что вы поняли и оценили, что молодой человек преимущественно жив преимущественно чудом. Ему повезло больше, чем другим, которых вы оставили идти своим путем. О чем я и хотел с вами поговорить - как вы, наверное, уже догадались.
       - Слушаю, - очень вежливо говорит да Монтефельтро. Разглядывает сложенные на коленях руки. Если не знать, что ему почти сорок, и не догадаешься. Пай-мальчик из хорошего колледжа. Явно считает, что совесть его чиста.
       - Слушать? Нет. Вы мой брат, но я вам не сторож. Я прошу вас подумать и оценить, какой долей нынешней ситуации мы обязаны вашим... принципам. И можем ли мы позволять себе это впредь. О прошлом поговорите с вашим исповедником, если вы этого еще не сделали.
       - Если вы так ставите вопрос, то моим принципам мы обязаны всей ситуацией. Тем, где мы и на каком фоне, - мило улыбается Антонио.
       - Как мы только что установили, мы обязаны всей ситуацией моей привычке не иметь за спиной лишних факторов риска - и готовности совершать преступления, чтобы этого избежать.
       - Это входит в определение. Именно потому здесь сидите именно вы, а не кто-то из тех бездарных авантюристов. Все, что вы делаете, всегда застраховано в три слоя. Это прекрасное качество, но не пытайтесь меня переделать на свой лад.
       А то он будет сопротивляться. "Я жив - значит, я прав". Испытание свойств себя, непрестанное и безжалостное. Особенно безжалостное к невольным соучастникам этой его пляски на канате.
       - Избави меня Боже. Синьор Антонио. Я сейчас смотрю на четырех человек, которым вы, в каком-то смысле, были товарищем. На то, что с ними стало. На тех детей, которых они растили. И думаю о том, кому еще будет позволено дойти до края, потому что вы не сочли нужным предотвращать преступление, видите ли, проистекшее из собственных решений человека. Я не имею права вам приказывать - вы подчиняетесь не мне, и я не могу вам приказывать - вы нарушите приказ, который сочтете неверным. Я предлагаю вам подумать.
       - Я подумаю, - искренне обещает Антонио. - Скажите, а что бы вы сделали на моем месте?
       Это он не оправдывается и не спорит, а собирает другие точки зрения: такие, которых не может обеспечить сам себе.
       - Когда?
       - Когда вам бы показалось правильным.
       - Как минимум, поддерживал бы связь. Чтобы все знали, что происходит. И чтобы принятые решения на самом деле были результатом выбора, а не слепым шараханьем на звук в темноте. На минном поле.
       - Интересно, - трет переносицу да Монтефельтро. - В сущности, вы говорите, что я должен был предать Морана. Выдать остальным его маленький секрет воздействия на Шварца, например. Но у вас это звучит как нечто правильное. Интересный этический момент...
       - Интересный... но начни вы еще раньше, возможно, вам не пришлось бы предавать никого. Как вы понимаете, я это и себе говорю довольно часто.
       - Вот это вы совершенно напрасно. Ничего общего. - Антонио негодующе отмахивается, как будто некоторые вещи можно просто отменить по мановению руки. - Если бы Моран затеял мятеж, его можно и нужно было бы убить. А он... а он просто разлагался заживо, и все, - неожиданно грустно заключает бедное головоногое. - И так ничего и не понял.
      
      
       ***
       - Хорошо, - говорит крючконосый человек за отдельным столиком. - Хорошо. Я уже сказал, что если я ошибся, я с удовольствием принесу извинения Мировому Совету Управления в целом и всем его делегатам по отдельности. Могу сделать это прямо сейчас. Вам не годится? Вы хотите знать, чем я руководствовался? Отлично. - Он совершенно неподвижен, Одуванчик. Кажется, что шевелятся только мышцы, отвечающие за речь. - Говорят ли вам что-либо вот эти имена: Сабина Рихтер, Джонас Ин, Альдо Дзанни? Автокатастрофа, сердечный приступ, несчастный случай на горном курорте?
       Лим слегка шевелит манипулятором. Теперь подборку могут видеть все, кто в зале.
       - Все трое - сотрудники Комитета внутренней безопасности МСУ. Все трое в разное время стали объектами внутреннего же расследования по подозрению в утечке. Расследование не дало однозначного результата.
       Черт побери, думает Джастина, у нас нет этих данных, у меня нет этих данных.
       Совет тщательно избегает всех мыслимых обвинений в пристрастности. Его интересы на заседании представляет дежурный член Конфликтной комиссии. Йоко Фрезингер, лучшее - или худшее, смотря на чей взгляд, - сочетание черт двух, несомненно, великих народов. Франконское виртуозное крючкотворство, ниппонское коварство и удвоенный педантизм. Одуванчику нужно было свериться с расписанием дежурств в Конфликтной комиссии, прежде чем начинать свою авантюру.
       - Господин Лим, уточните, пожалуйста, владели ли вы этими данными, обращаясь к прессе?
       - Госпожа Фрезингер, именно этими не владел.
       Впрочем, он, кажется, сверился. Сволочь, герильеро поганый. С другой стороны, это тавтология.
       Он не сказал "я высказался и тут ко мне набежали те, кто давно хотел отстреляться по той же мишени, набежали и принесли все, что у них лежало в защечных мешках, мне осталось только отделять зерна от плевел". Не сказал. Но все поймут.
       - Благодарю. На основании каких именно проверенных и прочих данных вы составили свое первое обращение к прессе, а конкретно к Пятому каналу телевидения оккупированной территории Флореста?
       - Я прошу занести в протокол, что я, как законно избранный депутат законно избранного парламента республики Флореста, никакой оккупации моей страны никакими внешними силами не признаю, - Одуванчик слегка наклонил голову. - В случае попыток любой внешней силы превратить этот термин в нечто более серьезное, нежели юридическая условность, я также намерен противостоять этим попыткам с оружием в руках. Точка. Зафиксировано? Спасибо большое, мы можем больше не возвращаться к этому вопросу. Госпожа Фрезингер, я составил это мнение на основании всего моего предыдущего опыта. Признаюсь, это была достаточно узкая выборка - но уж какую выдали.
       Идиот! Тебе же спасательный круг бросали! Вот и сказал бы, что как раз в оккупации все и дело, а ты что? Ведь говорили же, ведь обсуждали же... Он идиот - и я идиотка. Он не понял. Не понял он. Не поймал интонацию. Мы привыкли уже, что он шустрый и все ловит... а теперь поздно.
       - Я прошу занести в протокол, - не оборачиваясь к секретарю, спокойно говорит Фрезингер, - необходимость рассмотреть выполнение господином Сфорца условий концессии. Благодарю, продолжим. Господин Лим, я еще раз повторяю вопрос: на основании каких сведений, - она выделяет последнее слово тоном, - вы составили свой прогноз? Вы понимаете разницу между опытом и сведениями? Вы имеете право воспользоваться услугами переводчика.
       Треклятый Одуванчик все неправильно прочел... и решил, что это ловушка. И что он обязан в нее попасться. И дело даже не в том, что его неправильно поняли бы дома... а в том, что он так думает - и все поставил на то, что в новом мире, после переворота, ему позволят так думать, так говорить и так действовать.
       - Спасибо большое, госпожа Фрезингер, возможно, позже, когда я устану, я попрошу об этой услуге, латынь для меня все-таки третий язык. Взгляните вот сюда. - А вот это уже не сюрприз, это они готовили, - вот примерно такие формы принимало общение кое-кого из моих бывших товарищей по партии, а также некоторых соседей по континенту, со службами МСУ.
       Аудитория разнообразно выражает эмоциональный шок. Картинка на гигантском экране и впрямь впечатляющая. Это было человеком... было и есть, потому что это не снимок, а остановленная на первом кадре видеозапись. С субтитрами.
       - Это не у нас, - слегка улыбается Одуванчик, - это на западном побережье. Послушаем? Тут всего полторы минуты.
       - Не возражаю, - говорит Фрезингер.
       И аудитория выслушивает девяносто три секунды признаний некоего агента Комитета безопасности, который получил задание препятствовать объединению главной оппозиционной группировки и тамошних концессионеров.
       - Я не могу, повторяю, не могу доказать, что последний тур уже наших собственных, флорестийских внутренних неурядиц, повлекший за собой интервенцию МСУ, имел в подоснове нечто похожее. Более того, возможно, у меня сложилось предвзятое впечатление. Но вот на этом я... вырос.
       А это вам за "выполнение условий концессии". Но уже поздно, лишнее уже сказано. А ведь объясняла же... что для доброй половины Совета он - клиент Франческо. Клиент в ромском смысле слова. Сколько бы он сам ни считал себя независимой единицей.
       Пальцы рыщут по клавиатуре, почта уходит, проваливаясь в черные электронные отверстия, идеи, рекомендации, предложения - какую позицию занять, как вытаскивать. Только до источника всех бед не дотянуться, не подать сигнала. Есть ведь и жесты оговоренные... есть - да все не на тот случай.
       - Позвольте мне выразить глубокое негодование по поводу увиденного. Если не ошибаюсь, это теракт в Киту. Тринадцать лет назад. Тем не менее, хотелось бы все-таки услышать, каким образом политика расформированного полтора года назад Комитета безопасности на территории Пирув-Ла-Либертад в позапрошлом десятилетии лично для вас связана с возможными последствиями звонка проректора Морана сотруднику корпорации Сфорца Щербине?
       - Образ действия, госпожа Фрезингер, часто долговечней организаций. Образ действия и сила привычки. Теракт в Киту был 13 лет назад. Последнее убийство-провокация, совершенное сотрудником Комитета безопасности в Терранове, было полтора года назад. За десять лет много что войдет в привычку. Я могу быть кругом неправ. Но это прекрасно, если я не прав, не так ли?
       "А уже моя сила привычки мешает мне верить в прекрасное."
       - То есть, вы признаете, что сделанные вами прогнозы были основаны только и исключительно на обобщенном негативном опыте, полученном в длительный период до образования Антикризисного комитета?
       Джастине делается несколько не по себе. Фрезингер слишком легко и очевидно подсказывает компромиссное решение "сойдемся на том, что это дело прошлое". Всем известна ее позиция в отношении покойного Личфилда, выразившаяся в уже ставшем афоризмом "Тогда предлагаю создать комитет антибезопасности". Высказано было еще во времена войны с Клубом и зачисток в Совете. Дескать, если вот это - безопасность...
       В сущности, Одуванчика она кромсает на салат, сочувствуя его позиции. Но - слишком уж легко.
       - На этом опыте, на представлении о сроках, в которые этот опыт вымывается, на страхе перед ошибкой.
       Кажется, Деметрио эта легкость тоже не нравится. Они допускали и такое развитие событий - но не настолько быстро. Не в первый же день, не в первые же часы. Как будто Фрезингер торопится заключить мир - или убрать Деметрио с дороги и с повестки и заняться чем-то более серьезным.
       - Благодарю вас, господин Лим. У меня вопросов больше нет. Если кто-то из присутствующих желает задать вопросы, я прошу делать заявки.
       Если никто из присутствующих не захочет сделать нам пакость в ближайшие пять минут, думает Джастина, придется срочно запускать свои заготовки в зале. А это риск - заметят, поймут. Так что, Господи, пожалуйста, пусть кого-нибудь немедленно укусит муха. Что угодно. Ложное обвинение, компромат, любую глупость или нелепость - только не уползать отсюда в положении официально признанной бедной деточки, которую трудное детство заставляет говорить гадости. Нас собьют на подлете и никакие меры безопасности не помогут. Мы заявились на лидеров континента, а не на этот... пшик.
       А Одуванчик, кажется, почти счастлив. Вот сейчас он стряхнет с холки мелких нападающих, и все кончится. Госпожа Фрезингер ему пока не по зубам, он ее просто не воспринимает, ни стиль, ни логику - вот и думает, что худшее позади. Бестолочь. За пять вопросов провалить решительно все, что наработано до того. Его ведь не собирались топить, от него хотели услышать, что у него за граната в рукаве, как у него Моран связан с концом света. Увидели, что там пусто и остановились. Не со зла, не чтобы раздавить - а просто потому, что тут полная несовместимость уровней и понятий.
       - У меня есть вопрос к господину Лиму, - поднимается из третьего ряда долговязая фигура. Черный костюм, черное лицо, посредине белый воротничок. Боже, спасибо, это то, что нужно - и благослови, пожалуйста, мстительных отвергнутых поклонников. - Сообщите, пожалуйста, какие отношения связывают вас с господином Сфорца и его супругой, а также с господином председателем Антикризисного комитета?
       - С господином председателем Антикризисного комитета мы несколько раз играли в настольные игры. Очень рекомендую. Госпожа ФицДжеральд при первой встрече подбила мне глаз, господин Сфорца ей не помогал - не было необходимости. У нас тесные отношения, и вам в них нет места.
       Аудитория сдержанно хихикает. Фрезингер поправляет очки и разглядывает Одуванчика поверх очков, словно он у нее на глазах превратился в кенгуру. Ожил, развеселился, принялся хулиганить в известном всем стиле.
       Ой и трижды ой. Сейчас и председатель, и еще две трети зала решат, что граната у Одуванчика в рукаве и была, и есть - просто она осколочная и он ее ради пустяков тратить не стал. И досочинят, что для него не проблема сделать перед Советом реверанс с извинениями, а, стало быть, позиции его непоколебимы.
       Томас садится. "Сконфуженно присел", что называется - и пусть кто-нибудь скажет, что не бывает.
       - И как давно вы состоите в тесных отношениях с оккупационной администрацией?
       - Да с самого начала. Согласитесь, "сидеть в печенках" - это отношения тесней некуда.
       - У меня вопрос к госпоже Сфорца, или вы предпочитаете... - Джастина отмахивается. Одуванчик внес свою лепту в привычную террановско-европейскую путаницу с фамилиями. - Как вы, в качестве полномочного представителя Совета, оцениваете позицию господина Лима по отношению к оккупационной администрации?
       - Это не входит в мои обязанности. И, как я помню, ни Совет, ни оккупационная администрация не запрещают иметь о себе мнение, отличное от восторженного. - Вот вам. - Деятельность господина Лима как депутата и члена правительства, является совершенно законной. Его симпатии и антипатии, в том числе политические - его личное дело и неотъемлемое право. У меня, как у представителя Совета во Флоресте, нет претензий к господину Лиму.
       - Я это вам в следующий раз напомню, сеньора... - нахально и жалобно добавляет Деметрио, улыбаясь в зал.
       Интересно, как скоро аудитория вычислит, что в его случае сила противодействия равна удвоенной силе действия, и чем сильнее пинаешь бедного герильеро, тем выше он взлетает? Уже должны понять. Уже должны начать топить всерьез.
       - Господин Лим, если вы так серьезно относитесь к словам, могу я поинтересоваться, что вы здесь делаете - и как совместить ваши речи с... как нам только что объяснили, законным характером вашей деятельности?
       Одуванчик наклоняет голову чуть наискось - и действительно становится похож на гибрид орла и кукушки... припечатал же Максим, не отмоешься.
       - Когда вы ввели к нам войска, обвалили остатки страны и лишили нас шанса решить свои проблемы самим - это называлось "оккупацией". Когда государство-представитель МСУ сейчас восстанавливает и помогает нам восстанавливать экономику и общество - это тоже называется "оккупацией". Для вас это одно слово. Для меня - два разных.
       Так, кажется, обошлось. Может быть, мы доползем до перерыва - и уж там-то я оторву мерзавцу голову. За невнимательность, за пропущенные веревки и ловушки, за то, что его предупреждали. За все.
       Джастина оглядывает аудиторию, насколько это возможно без риска свернуть шею. Жалко, скорпиона нашего корпоративного не видно без зеркальца - сидит в ложе прямо позади и много выше. Вообще, с ее места хорошо виден левый профиль Амаргона, анфас Фрезингер и правый профиль мирно дремлющего дедушки Матье. А все остальное - увы, не разглядишь, полутемный зал с подиума воспринимается преимущественно на звук. Одуванчику ее вообще не видно, если не развернуться, а кресло не крутится. Добрая, гостеприимная планировка.
       - Господин Лим, - звучит милый, почти детский голосок с галерки. - Скажите, а вы не удивились, когда ваш друг Максим Щербина посвятил вас в тонкости своего приватного телефонного разговора?
      
      
       ***
       - Нет, совершенно не удивился, сеньора. Потому что он меня не посвящал ни в какие тонкости. Максиму позвонили при мне. Он поначалу, кажется, собирался нырнуть к себе... только потом как-то оцепенел - и, по-моему, вообще забыл, что я тут сижу и слушаю. А слух у меня, как вы наверное знаете, очень хороший. Но я все равно сначала решил, что я чего-то не понял, потому и решил разобраться. А предсказать, что я сделаю, после того как разберусь, сеньора, мог разве что пророк.
       Под пристальным взглядом устрашающей прокурорши - или кто она там, - его несло много дальше, чем хотелось бы. Он ощущал отторжение аудитории всеми чувствительными волосками на шкуре. Не тот стиль, не та форма. Наверное. Пресвятая Дева, ну кто бы заранее сказал, что все это будет настолько отличаться от привычной уже работы?.. Само пространство, этот огромный купол, как в соборе на картинках, эти уходящие ввысь ряды-ступени. Колизей с крышей, вот что это такое: и размеры, и суть происходящего. Нужно было подчинить аудиторию, взять ее в кулак, распустить на ленточки и заплести - но куда там. Шансов не больше, чем у быка на песке.
       Деметрио вспомнил запись времен переворота. Вот Сфорца тут стоял. Шутил, играл и добился своего. Наверняка же чувствовал себя в самый раз: и лапы влезают, и хвост помещается.
       А он сам... предупреждали же его. Кретин царя небесного. Он тут разговаривал, смягчал, уступал - думал, что его размажут, но будут с ним разговаривать. Черта с два. Он для них только кукла, а кукловод - это кто-то другой. Сфорца или Максим. Настоящие люди, а не второй сорт. Нужно было лучше смотреть, внимательней слушать. Учил ведь историю - а вдуматься, к себе применить, слабо. Судя по выражению лица Джастины, он тут уже наговорил. Но отступать, показывать, что не хочешь боя - было ошибкой. Ну, будем надеяться, этот опыт кому-нибудь пригодится.
       - Вы, кажется, занимались террористической деятельностью?
       - Я был амнистирован. Кажется.
       - За личные услуги господам да Монтефельтро и Сфорца? - вякнул некто неразличимый.
       Твари. Стервятники.
       Деметрио вскипел, сдержался - и разрешил себе не сдерживаться.
       - Вообще-то, вместе со мной было амнистировано семь тысяч сто восемьдесят два человека, - неспешно выговорил он. - Вы можете считать, что оккупационная администрация слишком широко отметила некое приятное событие. Сеньора, желаю вам никогда не нуждаться в подобных личных услугах.
       Он даже не играл. Просто сказал этой неразличимой суке то, что думал.
       К его удивлению, кто-то зааплодировал. И кто-то этого кого-то поддержал.
       Дева Мария, они, что, головы дома забыли? Они, что, не понимают, что их смотрят и слушают везде, а не только в Старом Свете. Да и здесь, в этом зале, кого-то проняло уже. Когда охотников слишком много, зрители начинают болеть за волка.
       - Почему вы согласились на амнистию?
       - Потому что для того, чтобы отказаться, нужно быть дураком и преступником. У страны появился шанс сойти с карусели - и сделать это без войны. Прикажете выбросить его на помойку? Большинство людей, с которыми я начинал, их почти всех их нет в живых, это рабочие из Сан-Хуана, металлурги, химики, конвейер - когда они пошли воевать, им было нужно только, чтобы их перестали убивать. Оружием или голодом. Вы за кого меня принимаете?
       Я знаю, за кого. Но вы не рискнете сказать это вслух.
       - Господин Лим, - а вот это голос опасный, - у нас еще много времени, скажите, пожалуйста, мог бы я испросить сорок пять минут для себя? Как раз до перерыва. Нынешняя беседа очень поучительна, но не способствует серьезному обсуждению.
       Разве бык может сказать "нет"?
       Этот не таится в темноте. Спускается по ступеням, садится за соседний столик, кладет планшет толщиной в лист бумаги, кивает техникам. Походка, жесты - как у дорогого журналиста. Почти. Респектабельность во всем, от зажима для галстука, до шнурков. И чем-то похож на самого Деметрио. Азиат-полукровка, кажется. Высоченный, стройный, полированный. Костюм цвета слоновой кости, лицо с тем же отливом.
       - Позвольте представиться, я - Хоанг Ден Ань, заместитель председателя Комиссии по защите прав человека. - И корпорант, сразу видно. Джастина уже объясняла, что все они заместители, потому что старым законом запрещено занимать руководящие посты. - Можете звать меня Дэн, - все-таки журналюга... все повадки. - Скажите, Деметрио, разделяет ли большинство жителей Террановы ваше мнение об оккупационном режиме?
       - Простите, Хоа... Дэн, я уже говорил, что мне не нравится слово "оккупация" - оно слишком многозначно. Нет, я думаю, что не разделяет. Двести лет внутренней смуты, перемежаемой вторжениями извне, два столетия карточных домиков и повальной нищеты - это хороший способ отучить людей загадывать на будущее. Спросите меня снова лет через десять.
       Это если я еще буду здесь лет через десять. Хороший способ уйти от вопроса.
       - То есть, большинство все-таки не поддерживает широкие инициативы корпорации-держателя концессии и не встречает эту политику с таким энтузиазмом, как вы?
       Да, этот опасней всей своры, взятой вместе. Но с другой стороны, то, что я сейчас говорю, может стать дома... политическим курсом. На какое-то время. Даже без меня.
       - Во-первых, я же сказал, Дэн, спросите меня через десять лет. Сейчас люди могут радоваться тому, что вокруг не стреляют. Что появилась работа. Что есть, с кем меняться и кому продавать. Что снова открылись школы - хотя в деревнях поглуше этим не все довольны, рабочие руки, сами понимаете. Что не пропадает свет - или что он появился. Что воду можно пить. Что сельский или заводской сход имеет все шансы не попасть под пулеметы, даже если перейдет дорогу кому-то большому. Это тот максимум политики, который доступен. А во-вторых, вы переоцениваете мой энтузиазм.
       Вьет или кто он там признательно улыбается. Разобраться бы, чего он может хотеть - чтобы грести в другую сторону. Если бы Деметрио был дома, он бы уже знал и понимал достаточно, чтобы развернуть ситуацию и сделать правильно. Как надо. Здесь пока всего мало. Не видно, не слышно, не получается.
       - Да, прямо скажем, далеко не каждый концессионер может похвастаться подобным прогрессом за короткий срок, и уж тем более не каждая территория может сказать, что дотации в ее бюджет примерно вдвое превышают доход от предприятий концессионера, расположенных на территории и патентов держателя. - Зал изумленно шелестит, Деметрио старательно улыбается в ответ. - Поэтому я совершенно не удивлен, что за последние дни очень многие национальные движения выразили желание вступить в союз с вашей партией. А как вы думаете, сбудутся ли их ожидания?
       - Если все пойдет, как идет, вряд ли. - кажется, поймал. - И дело не в том, что Сфорца на всех не хватит. Видите ли, Дэн, концессия есть концессия - даже если концессионер не получает прибыли. Даже если он вкладывается сам, все равно, та экономика, те процессы, та промышленность, которую так построят, будет направлена вовне, завязана на его базы в Старом Свете. На Европу, Китай, Индию, не важно. Речь идет не о злой воле - у концессионеров нет других ресурсов. И нет причин координировать работу на этом уровне. Да и сами по себе внешние связи полезны. И сила обстоятельств приводит куда? К континенту, состоящему из кусочков. Не связанному внутри даже мелочной торговлей. Не имеющему общих интересов - куда там интеграция...
       - Да, совершенно удручающая картина, - кивает вьет все с той же благосклонной белозубой улыбочкой. - А малейшие центростремительные тенденции не только зарождались редко и трудно по вполне естественным причинам, но и, как вы любезно нам напомнили, нередко уничтожались извне, искусственно. Совершенно другую ситуацию мы наблюдаем в последние пять лет. Схему, пожалуйста, - это техникам. На гигантском экране появляется силуэт Террановы, где с восточного побережья, от Флориды, тянется то ли паутина, то ли кровеносная сеть по всему континенту. - Поставки, закупки и коммерческие связи. Не буду всем напоминать о портативных компьютерах, господин Сфорца не оплатил мне рекламное время, - в зале хихиканье, - но большинство производимых во Флоресте товаров поставляется на континент, и сырье преимущественно закупается там же.
       Меня убьют не дома. Меня убьют в перерыве, сеньора Джастина убьет. И будет права. Тут все ходы проигрышные - но можно было, наверное, не вляпываться с такой силой. Ну да ладно.
       - Вы забыли сказать, Дэн, что во Флоресте уже открыто целых три технических училища. И, Бог даст, дело дойдет и до университета. К сожалению, - это уже к аудитории, - эта схема выглядит хорошо только на фоне полного развала. Если наложить на нее схему связей соседнего Винланда - при их любви к автономии и меньшей заселенности, нас не станет видно.
       И пока говорим - накладываем, благо к этому разговору готовились. Вот вам наша вялая сеточка, а вот вам Анкоридж, которому всего-то шесть десятков лет, а вот вам Дом-на-мысу, который и вовсе за Полярным кругом, где людям и жить не нужно, если они не инуиты. Сколько нам их догонять? Посчитайте сами.
       - Вы слишком уж преуменьшаете, Деметрио. И вот о чем бы я хотел сказать дальше. Как мне известно из новостей, а я в силу должности внимательно слежу за новостями, вчера состоялись закрытые переговоры между владельцами концессий в Терранове и на переговорах было принято решение образовать координационный совещательный орган, в который войдут концессионеры континента, представители Совета а также представители разрешенных партий. Разумеется, подобную инициативу можно только приветствовать. Объединение идет семимильными шагами вопреки скептическим прогнозам и планам.
       - А об успехе этого дела, Дэн, спросите меня лет через сто. - говорит Деметрио. - Раньше - бессмысленно.
       Потому что "оккупация" - слишком многозначное слово. И значения у него - взаимозаменяемы. Особенно, когда дело касается Террановы.
       - Как ромский католик я могу только приветствовать этот факт...
       Деметрио видит ловушку, не видит объезда, успевает подумать что-то вроде "Гад ты, а не..." - и тут просыпается мирно дремавший дедушка на трибуне:
       - Можно вопрос?
       - Да, конечно, - с предельной почтительностью отвечает правозащитный блистательный гад, хотя обращались вовсе не к нему.
       - А почему вас прозвали Одуванчиком? Совершенно же не идет. Вот, э, потомок орла...
       - Вы когда-нибудь, - Боже, храни господина Матьё и пусть он проживет еще сто лет, будь он трижды белый, а он такой белый, что снегу в сравнении стыдно за себя, - пытались истребить одуванчики у себя на участке... на лужайке? Отчасти поэтому. А прозвища, данные по внешности - демаскируют. Ту кличку, о которой вы подумали, может себе позволить только политик.
       Правозащитник и католик смотрит на свой планшет. Если бы он мог себе позволить такую роскошь, холеная рожа вытянулась бы вдвое - интересно, что ему там такое написали?
       - Я благодарю госпожу председателя, господина Лима и почтенную публику за предоставленную мне возможность приятной беседы, - кивает гад во все стороны. - Кстати, не пора ли объявить перерыв? У меня лично в горле пересохло.
       - Нет возражений? - спрашивает госпожа председатель. Кажется, ей тоже очень хочется все свернуть, хотя бы на время. - Господин Лим?
       - Если вы согласны, с удовольствием.
       Какая ему разница - сейчас его удавят или через пятнадцать минут?
       - Благодарю вас, коллеги. Перерыв.
      
      
       ***
       Отвоевывая контроль над камерой, Аня чувствует себя неверной женой магната из винландского романа; она не помнит название и сюжет, но помнит сцену, где эта самая жена прямо при своем магнате переживала за любовника-авиатора аж до обморока. Обморок Ане не грозит, некогда, а собственные ассоциации просто слегка щекочут нервы.
       Первые два курса она была влюблена в ИванПетровича, три следующих - в Дядюшку, теперь ее сердце навеки отдано мистеру Грину. Недоступный, идеальный и безупречный объект вдвое старше. Обожать, преклоняться и мечтать лбом прижаться к ладони. Она прекрасно знает, какую дырку на обоях ее души загораживает эта вечная любовь. И наводит камеру на Деметрио Лима, сидящего рядом с рыжей Сфорца, и запрещает менять параметры настройки именным кодом мистера Грина.
       Ужасная, непростительная измена.
       Он неподвижен на своем месте там, внизу. Рукава новехонькой, прямо из упаковки, черной рубашки поддернуты до середины предплечья. Он очень настоящий, и это все настоящее - свежий шов на лбу, неудачная стрижка, торчащий необмятый воротник. Не то что эта мерзость Ань.
       - Симулякр, - прошипела она вслух, когда сынок телекоммуникационного гиганта спустился вниз и расселся, подчеркивая свое превосходство каждым жестом. Кажется, насмешила мистера Грина.
       Может быть, хорошо, что насмешила. Потому что радоваться нечему, совсем нечему. Хочется думать о чем угодно, только не о холодном комке, застрявшем где-то под ложечкой.
       - Аня, - спокойно говорят слева, - считайте, что вы получили выговор по служебной линии.
       Она вскидывает голову. Если смотреть на мистера Грина так, наискосок и чуть снизу, то возникает полная уверенность, что он не просто винландец, а "синий" винландец - из тех, у кого индейская кровь в роду тянется лет на триста-четыреста. Наверняка подделка. Лицо-то все из лаборатории, и мимика под него подогнана.
       - За то, что сначала сделали, а потом подумали - и за то, что не предупредили.
       - Я... Но вы...
       - Вы не пытались угадать мои желания, Аня, я знаю. Вы действовали по своему усмотрению. Такие действия тоже бывают ошибочными.
       Они там, внизу, говорят. Они говорят уже третий час после перерыва, до конца заседания осталось немного. Говорят - а Анна Рикерт следит за рейтингами. Она еще много за чем следит, за всем потоком событий, связанных с заседанием. Но в первую очередь за рейтингами. Две трети "независимых" опросов и голосовалок по всей сети принадлежат Совету, оставшуюся треть Совет отслеживает. Теоретически. Потому что, кажется, это делает одна Рикерт - и перекидывает процеженный поток председателю; а остальные игнорируют. Пока. Или не знают, что с этим делать. Пока. Аня тоже не знает.
       Она, со своей инициативой, ответственна примерно за 30% от общего рейтинга Деметрио Лима. Треть от вбитого клина - это много или мало? Достаточно, чтобы до самого Страшного Суда не получить прощения?
       Господин Хоанг не импровизировал, он притащил домашнюю заготовку. Большинство тут притащило домашние заготовки, и доблестно их отчитало. Сначала выступаем, потом смотрим, что вышло. Вышло плохо, даже дважды. По линии отношения к Совету и по линии Антикризисного комитета.
       Потому что задним числом все пертурбации последней недели, взятые вместе, выглядят как осмысленная атака на службу безопасности - и как попытка легализовать будущее частичное или даже полное объединение Террановы под эгидой Сфорца. Красивая двузубая параноидальная вилка. Посмертная мечта полковника Морана.
       Параноиков в зале мало. И в Совете. И среди корпорантов не так уж много. Но паранойя паранойей - а перспектива через десяток лет получить "Сфорца С.В." с ресурсами континента, а это ведь реальная перспектива... - заставляет многих задуматься о наморднике сейчас. А зрители снаружи видят: люди делают дело. И им - уже второй раз - пытаются поставить в вину то, что они делают его хорошо.
       Симулякр Ань говорил сразу на двух языках, как это принято: прямо для Лима и на языке иронии для Совета. Он не учел, что эта его ирония понятна Совету, но непонятна большинству населения планеты. Он - получается - расхвалил и Лима, и Сфорца, а на иезуитах его заткнули, а теперь внизу стая пираний бурлит и щелкает челюстями. Запретить, ограничить, отобрать, пресечь. Отменить концессии как идею вообще и впредь. Пусть корпоративное государство действует на подконтрольной непосредственно Совету территории как обычная бизнес-единица. Почему мы поддерживаем это непонятно что? И между прочим, где Антимонопольный комитет? Что он себе думает? Прекратить и не пускать.
       А столбики ползут, ползут, ползут вниз - и только Комиссия по правам человека на этом фоне кажется единственной структурой Совета, облеченной доверием населения. Интересно, сожрут Хоанга за ренегатство без предупреждения или похвалят как тонкого конъюнктурщика? В любом случае не забудут.
       - Вы зря назвали его симулякром. - мистер Грин отрывается на секунду от каких-то своих текстов и графиков. Понять, что он читает - невозможно, все мелькает и меняется слишком быстро. - Должность ему, конечно же, купили. Но чтобы удержаться на ней, нужно работать примерно как среднеарифметическое вас и меня. И работать успешно. Эти посты заместителей, что капитанский патент в старые времена. Они продаются за деньги - а вот выживание и победы приходится добывать самому. А вообще вы не о том думаете, Аня. Вы подумайте, что будет, когда эти рейтинги наконец дойдут до сознания.
       Аня закрывает глаза. Когда заметят... когда заметят, то вряд ли подумают, что Совет только что почти сам случайно отстрелил себе ногу. Они решат, что на них напали. Точно и умело использовав все их предрассудки, склоки и игры в перетягивание экономического каната. Второй раз за два года.
       Все эти пираньи там, внизу хотели использовать Лима как повод атаковать его патрона. Они отстрелялись, а теперь увидят последствия и скажут, что их втянули в ловушку. И сделал это персонально мистер Грин со всей своей стаей, включая Сфорца. Или Сфорца и вся его королевская рать, включая Грина. Им мало почти захваченного континента (это правда только в бурном воображении пираний), им мало диктатуры АК в Совете (что от силы полуправда). Они хотят единовластия в наихудшем виде: слияния политических и экономических ресурсов, и вот они решили убрать последнее препятствие на пути - структуры безопасности.
       Кого интересует, что структуры еще с роспуска конторы Личфилда находятся в полукоме? Никого. Это даже идет в зачет: кто их обезглавил? Они.
       - А в помянутом Пирув-Ла-Либертад - опять теракт, - сообщает Анна. Они в ложе одни. Жучков нет, прослушка исключена. Говори о чем хочешь. Она сидит на ступеньку ниже с ноутом на коленях. - Только что. Супермаркет. Это начало, я думаю.
       - Да, уже. Вы еще учтите, Анечка, что континент некоторое время назад готовили к взрыву. А такие процессы трудно полностью дезактивировать, особенно если большая часть горючего материала образуется естественным путем. - Он поставил точку и отправил письмо. Потом еще одно. - Посмотрите на нашего друга Амаргона. У него сейчас не зря выражение лица... всех цветов побежалости. Он этих людей и их возможные реакции представляет себе лучше нас всех.
       Анна, уже не стесняясь, вытаскивает картинку с камеры поверх всех окошек. Выражение как с самого утра. Только губу покусывает. Смотрит на экран ноута рыжей Сфорца, та переключается с окошка на окошко: характерный жест, ни с чем не спутаешь.
       - Вы можете это все прекратить?.. - она то ли спрашивает, то ли просит. В разных языках эти слова одного корня.
       - Посмотрим... - отвечает глава Антикризисного комитета. - Может быть. В ближайшие два дня будет видно.
       И ничего страшнее этого "может быть", она кажется не слышала в жизни.
       Столик на четверых в центре зала кафе на пятьдесят шестом этаже. Небольшой жест. Понятно кому угодно, что никакие дела здесь обсуждаться не будут; но председатель АК ужинает в обществе помощницы, Джастины Сфорца и Деметрио Лима. Анна не уверена, что правильно понимает смысл жеста: он кажется ей неуместным, но она не может сомневаться в том, что мистеру Грину известно лучше.
       Может быть, ей просто не очень хочется сидеть напротив Деметрио... Одуванчика, как его представили и как его все зовут. Нос к носу. Он еще более живой и настоящий, чем казался через глазок камеры. Он ужасно похож на Дядюшку, только лет на десять моложе. Или на пятнадцать. И ничего не ест. Только молча тянет минералку из бокала.
       - Кстати, ты мне не скажешь, - нежно интересуется госпожа Сфорца, - кому мы обязаны всей этой поддержкой, потоками информации, списками относительно свежих трупов, фотокопиями отмененных задним числом служебных инструкций и как минимум тремя вопросами, прозвучавшими сегодня? Кто это пытался сделать из нас героических борцов за народное счастье, подло травимых преступным МСУ?
       Мистер Грин очень плавно, но не очень вежливо ведет вилкой в сторону.
       - Знакомься. Анна Рикерт, Аня. Моя личная помощница. Кажется, в Новгороде им слишком часто читали сказки на ночь. Во всяком случае, роль благодарного зверя понравилась не только ей, но и многим ее бывшим соученикам. На разных постах.
       Одуванчик смотрит на нее так, словно она из царевны превратилась в лягушку. Со стрелой в пасти. Джастина медленно опускает вилку на тарелку. Аня ощущает, как тридцать лет концентрированного опыта, высокого класса и безупречности нацеливаются на нее, словно ракета. Она само совершенство. У нее все на месте. Восхитительный серый костюм, не готовый, а на заказ шит, безупречно подкрашенное лицо, одновременно красивое и интеллектуальное.
       - Спасибо вам, Аня... - говорит госпожа Сфорца непередаваемым тоном.
       Щеки, кажется, горят - но не смотреться же в ложку?..
       Сотрудникам аппарата Антикризисного комитета, а также вспомогательному персоналу, категорически воспрещается совершать самоубийство в местах общественного пользования в нерабочее время иначе как по настоятельной казенной надобности. Это Дядюшка как-то присоветовал: если тянет в воронку, сочини инструкцию. Релевантную, так сказать. Скорее всего, поможет.
       Помогло.
       - Не за что, мэм. - вздыхает Аня. - Тогда мне показалось, что это - хороший способ занять всех чем-то безобидным.
       - Ни хрена себе, - говорит Одуванчик, - безобидным.
       - Не ругайся при детях, - строго говорит Джастина.
       - Ни хрена себе ребенок...
       - Я тебя имею в виду, а ты кого? - ехидно поясняет рыжая. - Я, кажется, представляю. Пять выпусков филиала по пять минут каждый, так? - Анна молча кивает. - Да, нам еще в принципе повезло. Скажи, - это уже Грину, - ты этот сюрприз тоже обнаружил по факту, да?
       - Да... и представь себе, за сутки до этого я прочитал юной леди лекцию о неуместности и крайней контрпродуктивности попыток превратить себя в управляемую силой мысли каштанотаскалку для начальства.
       - И делал это наедине, в закрытом помещении и с отключенной прослушкой? - если так выворачивать шею, ее и свернуть можно. Никогда не видела, чтобы сарказм так передавали движением. Люди, то есть, передавали.
       - Ты, как всегда, абсолютно права. Впрочем, наличие записи нам бы не помогло.
       Одуванчик молча разглядывает Аню. Она старательно напоминает себе, что, в теории, мужчины воспринимают женщин комплексно, как образ. Значит, такой у него возникнет образ - серо-красного несчастного существа, у которого помада объедена наполовину и контур вокруг глаз наверняка расплылся. Впрочем, это все глупости. Деметрио смотрит на нее как на врага. Как днем на симулякра. Какая уж тут разница, что за образ.
       - Я, - выдает он, зачем-то облизывая чистую вилку, - обалдеваю просто весь, что за гнида был этот Моран.
       - А при чем тут Моран? - мгновенно переключается на него Джастина.
       - Как при чем? Он их стукнул, - это заразное, тыкать в А. Рикерт вилкой? - они и кристаллизовались.
       - Деметрио, тебя в джунглях не учили, что употребляя "обалдеваю просто весь" подряд с "кристаллизовались", ты не только портишь соседям аппетит, но и выдаешь себя с головой, как жалкий двоечник?
       - Нет... все пришлось осваивать самому. Но на вашем месте я ждал бы еще сюрпризов с этой стороны. Если столько народу перекалечило - оно все еще себя покажет.
       - Аня, я правильно понимаю, что наш мальчик, я имею в виду Максима Щербину, демонстративно отказался иметь дело с вашей... сетью? - спрашивает Джастина.
       - Мы к нему обращались... и ждали реакции. Не дождались.
       - И от вашего декана?
       - Да.
       - И от остальных преподавателей?
       - Да...
       - И от студенческого совета?
       - Нет, эти потом прорезались...
       - Изумительно, - раздувает ноздри королева. - Нет, я просто не могу обо всем этом думать в приличном месте, а то мне говорить хочется. Одуванчик, скажи что-нибудь ты, я разрешаю.
       - Вот у нас на побережье, - говорит Деметрио, - было дело... Когда ваши войска как раз впервые к нам вломились. И только стрельба затихла, как объявляют - всем госслужащим предыдущих режимов, да и членам партии заодно - прийти и зарегистрироваться. Ну вторые-то осторожничают, а первым все ясно: если учреждения не работают, так солнце по утрам всходить не будет, а города уж точно собственным мусором захлебнутся. Даже самые уроды из реставрационников с этим не шутили. Идут регистрироваться. А им в документ штемпсель. Запрет на профессию. Как коллаборантам и соучастникам преступных режимов. Вот и представьте, стоит какой-нибудь водитель трамвая и на штемпсель этот глядит. И такой патриотизм в нем просыпается... Я так себе замечательного начштаба оторвал, он, кстати, живехонек. Заместитель директора канализационной службы Флориды. Хорошо, конечно, что они недели через три опомнились и сдавать назад начали, пока до холеры не дошло. Но и жалко. Редкостного пропагандистского эффекта было дело.
       - Да, полная правда, - кивает Джастина. - Я там через год знаете как кадры искала? Через начальника полиции. Мне, говорю, нужно пятьдесят медсестер. Сейчас, отвечает, арестуем, привезем. Это я как раз, Аня, - у нее получается "Анья", почти как у мистера Грина, только заметнее, - примерно в ваши годы туда угодила. Так что мы, в общем-то, все понимаем - но предупреждать надо.
       - Да, а мне эти методы вербовки стояли вот тут, - Одуванчик показывает под челюсть. - И я, конечно...
       И он рассказывает, что там конечно. И что из того следовательно. И после того. И в довершение всего.
       Пока мистер Грин не поднимается и не подает руку Джастине:
       - Прошу. Завтра в восемь вы оба должны быть на месте, - напоминает он. - Да, кстати, Аня, вчера вас разбудил не я.
       Не он? А кто же? Кто-то из ребят, наверное, в систему вломился. Странно, что никто не признался, не похвастался. У нас это любят... И что значит, что не он? Что он и в этот раз меня поднимать не станет?
       - А работать мы не будем?..
       - Нет. Мы не будем. А вы - как хотите, - улыбается он, и слегка наклонившись, едва слышно говорит: - Вы этот гейзер распечатали, вам и укрощать.
       Как это я, если это была госпожа Сфорца?..
       - Для вас, - говорит галантный партизан, - я готов сделать все, что угодно. Даже замолчать.
       И замолкает.
      
      
       ***
       - Ты действительно домой? - спрашивает Джастина.
       Только сейчас видно, как она напугана.
       - Домой и спать. И тебе советую сделать то же самое.
       - Никаких мозговых штурмов и ночных совещаний? - почти шутка.
       - Никаких. Молодежь пусть гуляет, если силы есть.
       Небо над Лионом, как это всегда бывает с большими городами, стоит гнутым светлым куполом, и звезды можно разглядеть разве что со дна колодца.
       - Понимаешь... все, что я мог, я сделал во время заседания и сразу после. Все остальное - что я ни предложи сейчас, к кому ни обратись, чем ни займись - все прочтут как часть некоего общего плана. Полтора года назад, - он тихо смеется, это и правда смешно, - меня здесь хуже знали.
       Джастина не переламывается пополам, но все-таки смеется тоже. Кажется, сто лет прошло с тех пор, как он похищал ее под дулом пистолета. И она тоже какой-то частью себя надеется, что у него по-прежнему есть общий план, предусматривающий все, вплоть до падения Луны на землю - и что нынешняя встряска впишется в него. Как то похищение.
       - И еще я тоже думаю, что гнойник не прорвало до конца.
       - Франческо будет здесь утром.
       - Хорошо.
       Раньше, раньше это слегка охладило бы головы. Франческо в Лионе, на чужой территории, уязвим... Но Сфорца уже однажды приехал в Лион давать отчет и ответ. А закончил тем, что фактически сменил правительство. И форму правления. Почти.
       - Если бы они хотя бы решили что-нибудь одно, - вздыхает Джастина, - боятся они нас до одури или нет... а то все как-то надвое получается. И даже нет никаких "они", одна статистика.
       Если бы ее можно было пугать, он сказал бы: это самое страшное, одна статистика. Это сыпучая крошка, способная заполнить любую форму и сцементироваться, была бы вибрация. Очень крепкие фундаменты образуются именно из такого материала. Нынешняя ситуация плоха тем, что совершенно естественна. Террановская консолидация, результаты Одуванчика, вложения Сфорца, молчание да Монтефельтро, страх в Совете, паранойя Морана... все просто действовали и действуют так, как им велит природа. Сами.
       Сообщество недаром относилось к этой самой природе без восторга натурфилософов XVI века.
       Но иногда ты просто не можешь дирижировать всем и всеми. Предусмотреть каждое движение, подстелить мягкой соломы - или подставить подножку.
       - Несложно понять Личфилда, верно? - Если не в силах позволить всему течь естественно, то начинаешь контролировать... и не можешь остановиться.
       - Сложно. - режет Джастина. - Несложно скорее понять ваших покойных радикалов с их желанием сломать это все до основания и сделать наконец правильно. Потому что сколько можно? Вот переживем мы этот кризис - а следующий?
       А вот тут можно и правду.
       - Если мы переживем этот, то дальше лет пять за вычетом случайностей - все пули мимо нас. Я и этого-то ждал, только по милости Морана он случился примерно на год раньше расписания.
       - Сразу видно, что ты в душе синоптик. Точность та же. Ну хорошо, - вздыхает Джастина, - домой, почистить зубы и прямо так спать?
       - Примерно.
       А перед сном попросить помощи свыше. Вдруг эта помощь все-таки вписывается в их генеральный план? Впрочем, да будет воля Твоя, не моя. Мое дело - держать порох сухим.
      
      
       ***
       - А вы не тут обитаете? - показывает Деметрио на сияющую, как рождественская ель, Башню-2. Разные оттенки света из окон сразу выдают жилое, а не административное здание. Разные лампы, разные шторы, гардины, жалюзи. Башня-1 светится ровно, одним единственным бело-серебристым оттенком.
       - Нет, тут живут большие акулы, а я маленькая рыбка. Наши дома вон там, за эстакадой. - И даже эту квартиру ей не дали бы, если бы мистер Грин не потребовал, чтобы все сотрудники жили в кольце пятнадцатиминутной доступности.
       Спутник скептически хмыкает. То ли ему расстояние кажется внушительным, то ли погода не нравится. Ветер словно норовит сдуть их с лестницы. Но он с вежливой покорностью тащится вверх.
       На середине моста Деметрио оглядывается, смотрит вниз, на три этажа пролетов и шоссе внизу - и, по-кошачьи потоптавшись, вспрыгивает на перила. Идет, улыбаясь, вышагивает. Смотрит вверх, в вечерние облака.
       В этот момент Ане открывается важное знание: он глубоководная рыба. Ему нужно постоянное запредельное давление среды.
       - Перестаньте, - просит она. - Не валяйте дурака. Не надо. Прекратите изображать Сержио Однорукого!
       Деметрио разворачивается, балансируя на перилах. Выгибается назад, взмахивает руками над пропастью в полтораста метров. Аня давит визг, а он, вытворив в воздухе нечто вроде сальто, приземляется почти рядом.
       - А кто это такой? - ревниво интересуется глубоководная рыба, опять в амплуа уличного хулигана.
       - Персонаж из сериала, из "Мстителей". Ну, это про Кубу, ну не про Кубу, а потом. Там люди, их было пятеро, сначала вместе служили, а потом они стали убивать военных преступников, ну а потом всяких там коррумпированных полицейских, наркодельцов... - тараторит она.
       - Так это ж по правде было, - пожимает плечами Деметрио.
       - Да, - растерянно отвечает Аня. Знание второе всплывает изнутри, из-под желудка. Материалы, которые утром показал ей мистер Грин... - Точно.
       Она хватает Деметрио за рукав и волочет по тротуару:
       - Пойдемте, быстрее, ну пойдем!..
       - Куда?
       - Ко мне!
       - Зачем?..
       - Я хочу выяснить, кто придумал сценарий! - И даже не обижается на дурацкое "зачем".
      
      
       ***
       В Одуванчике появилось что-то новое. Слегка вальяжное, текучее и плавное. Словно бы он научился лучше управлять своей злостью. То есть, стал еще страшнее. Нет предела совершенству.
       Джастина не успевает хорошенько обдумать эту мысль: нечто новое появляется и на трибуне. Милый юный мальчик. Очень милый, очень юный, очень мальчик - и фамилия у мальчика тянется в древность, у нее только начало - Трастамара де Кордуба, - звучит как цитата из учебника истории времен Объединителя.
       - Я должен был зачитать обращение неофициального общественного объединения Террановы, - говорит милый мальчик, реликтовый вестгот, выгоревший до почти седого оттенка и загорелый почти до синего. - Я вам его так передам. А в свои десять минут скажу другое.
       Двадцать четыре года, банкирский отпрыск - любимый племянник, концессионер с того самого западного побережья, где вчера и шандарахнуло.
       - За три года моей работы в Пирув-Ла-Либертад не было ни одного террористического акта. До вчерашнего дня. Вчера - сорок восемь убитых, две сотни раненых. Мы уже нашли виновных, это незаконная группировка... я не буду говорить, что некогда некий покойный сеньор использовал ее как противовес предыдущим концессионерам. Это не так уж важно. Важно, что вчера они решили - есть прекрасный шанс наладить отношения с новым Советом. Надо слегка дестабилизировать обстановку, меня выгонят, а их отблагодарят.
       В зале - даже не тишина. В зале слышно тиканье наручных часов. Нескольких. Если постараться, можно разобрать даже, кто примерно у нас такой старомодный. В каком ряду хотя бы. Зачем им механические часы? Тут базука нужна. Превентивно. Вот как поднимется на трибуну, так сразу.
       - Я должен сказать, что это решение группировка принимала самостоятельно. - звенит мальчик, - Им никто ничего не обещал и никак с ними не контактировал. Мы это очень хорошо проверили. Они просто сделали свои выводы из вчерашнего заседания. Они не единственные, кто их сделал. Предугадать этот побочный эффект было несложно - у меня сложилось впечатление, что большая часть присутствующих им просто пренебрегла. По равнодушию.
       Оратор берет стакан, делает два медленных глотка, очень стараясь не задеть стекло зубами. Коротко прокашливается. И бросает ожидаемую уже бомбу.
       - До вчерашнего дня я считал демарш сеньора Лима плодом его предвзятости и горячности. Сегодня я полностью присоединяюсь к его позиции.
       - Спасибо, Фелипе... - говорит Деметрио. К счастью, микрофоны теперь включаются только централизованно. Он еще и плагиатор, оказывается. И что, она сама вчера звучала вот так? О ужас, бедная Анечка.
       "Я его должен был застрелить?" - отвечает на сообщение Франческо. Джастине очень хочется написать "ДА!!!!!!!!!!!!!!!". Но отвечает она "поздно".
       - Собственно, у меня все, - говорит ангел Фелипе и сходит с трибуны.
       Наверняка ведь старались господа концессионеры, выбирали самого симпатичного, самого безобидного. И не сообразили, что этот теракт у него - первый.
       Десять минут мальчик не израсходовал, и они традиционно "разыгрываются" между успевшими заявиться на реплику. По правилам - выпадает случайный номер.
       - Вы не там ищете. Вы ищите не под фонарем, а где потеряли. - Недобитые остатки личфилдова гадюшника в лице второго заместителя, раньше ведавшего кадровой работой. - В прошлом декабре господин Сфорца уже искал похитителя среди террористов.
       Микрофоны отключены, но акустика рассчитана на нормальных людей, а не на полевых командиров, которых должно быть слышно хоть сквозь минометный огонь:
       - Сеньор Рени, это кого вы так не уважаете? Ваших коллег или аудиторию?
       Обвал и истерика начинаются, может быть, с этой реплики. Или с требования вынести Одуванчика из зала. Может быть, начал ее еще Фелипе. Некоторые пытаются перекричать других, третьи машут охране, четвертые стучат по столам. Депутатский сектор разглядывает административный сектор. Корпоративный сектор выражает негодование Трастамаре и теребит Франческо.
       И тут медленно-медленно, как перед показом видео, в зале гаснет свет - и треть истеричной стаи рефлекторно замолкает и поворачивается к пустому темному экрану. Джастине отлично видно, как дедушка Матьё с наслаждением тянет вниз рычажок реостата. Ну да, у него же отдельный пульт.
       - Обалденный старикан, - говорит Деметрио вполголоса.
       - Этот старикан тебя при случае без соли съест и не заметит, - фыркает Джастина.
       - Были бы тут все такие, так я бы сюда и не совался. За ненадобностью.
       Вокруг оседает обратно полезшее было через край тесто. Серьезные деловые люди пытаются изобразить собою, что уж они-то в этом неприличном пандемониуме не участвовали.
       - Вы знаете, - задумчиво говорит в тишину дедушка Матьё, - а я его, кажется, сломал... Незадача. Давайте устроим технический перерыв?
       - Отлично. - говорит Одуванчик, - мне как раз тут нужно кое с кем поговорить. Громко.
       И ныряет в темноту.
      
      
       ***
       - В-вы понимаете, - объясняет Фелипе Трастамара. - Они же не меня в-взрывают! Они же в-вот - магазин!
       Действительно, какое упущение со стороны нелегалов.
       - А вы понимаете, - тихим шепотом говорит Анна, - что после вашего выступления будет только хуже? Вот взорвут представительство Совета где-нибудь в Неукене, чтоб не вредили...
       Кто только таким детям концессии дает? Купил дядя племяннику игрушку, большую, интересную и живую. Анна ловит себя на том, что срывает на Фелипе свой вчерашний стыд и попросту перекладывает на его голову собственную безответственность. Хотя голову не назовешь здоровой. Но она сейчас кого-нибудь убьет, право слово. Например, этого Трастамару. Откуда он вообще тут взялся?..
       Сзади по фойе под ручку с винландской кобылой прохаживается Одуванчик.
       Прилип к ее уху, едва не висит на нем. Вот в этой - ни капли индейской крови, одни скандинавы и альбийцы. Амаргону подпрыгивать приходится. А она его вдвое старше.
       - Бу-бу-бу-бу переселение, бу-бу-бу-бу ресурсы, бу-бу-бу-бу... не по перешейку же.
       И от того, что разговор деловой, легче не становится.
       - Ну вы же знаете, - на весь коридор заявляет Пеппи Уолтерс, и не комикует ничуть, она всегда так разговаривает, как на стройке у себя. - Мы в свое время не стали Винландом-и-Террановой только из уважения к Мировому Совету Управления... и по скаредности. Эти умники из Конгресса, они за пенни удавятся. Так скаредность уже отвалилась - жить с такими соседями себе дороже, а уважение... сами понимаете. В общем, если они тут и дальше будут валять дурака, берите своих - и поговорим.
       - Не ругайте меня, пожалуйста, - жалобно бормочет Фелипе. - Хотите, я тоже по перилам пройду?
       Она уже не умирает на месте, да и вообще не чувствует в себе ни капли той первоначальной обморочной жути, с которой утром смотрела в газеты. Вот там, сзади, за спиной Одуванчик пилит планету пополам, на два массива, западный и восточный. Пока что на словах, но слова слышат все, кто еще не оглох.
       - Тоже - неинтересно, - на автомате отвечает Аня.
       Пусть милый как олененок концессионер идет, куда хочет. Пусть вытворяет, что хочет. Пусть об этом пишет, кто хочет, как хочет, куда хочет...
       Его убьют, Одуванчика.
       А мистер Грин - подлый предатель.
       Он нарочно. Он все нарочно - и ужин, и все остальное. И намекнул, а она тогда и не поняла. Мол, ничего мы такого и не делаем, и не умышляем. Гуляем, проводим вечер в приятной компании, а у молодых людей вообще роман. Да, роман. Классический. Видели манеру ухаживать, куда там шалашникам?
       Дымовую завесу он из нее сделал, добрый мистер Грин. Даже хуже. Дымовую завесу ставил Амаргон. А она была фоном для завесы. Никем. Кто угодно подошел бы, а под рукой была она.
       Наверное, подумал, что она поняла намек. Похвалил с утра - "Хорошая работа, Аня". Да уж, отличная. Одуванчик, как пить дать, специально место выбирал. Почти под фонарем. Великолепные кадры вышли. Даже "А. Рикерт, сотрудница Антикризисного комитета МСУ" получилась неплохо. С большими глазами и прижатым ко рту кулачком.
       Одуванчик, наверное, был уверен, что их не только снимают, но и слушают. Так что дым должен быть настоящим, а не бутафорским.
       - Да надоели нам эти увертки! - трубит за спиной слоновая депутат Уолтерс. - Сказал "налево" - читай "направо и вниз". Я сейчас буду выступать, я все скажу как есть - а поймут как всегда. Через задницу.
       Его убьют.
       - Наверняка. - А это Амаргон, веселый как пума, совсем другой, чем вчера. - Но кто-то же слушает. Для них и говорить. Говорить вслух, а потом делать. Так что составляйте заказ на переселенцев и посылайте прямо Фергюсу Феррейре в МинСельПром. - Он кладет ладонь на лошадиное плечо. В Винланде так принято, так можно. - И координаты ваших вододобытчиков я жду в любом случае. Думаю, и с финансированием разберемся... А эти пусть хоть огнем горят со своими интригами. Надоели.
       Его убьют, и он это знает.
      
      
       ***
       На трибуне Пеппи Уолтерс объясняет - подробно, шаг за шагом, чтобы никто ничего не перепутал, как именно конгресс винландских общин и союзные ему корпорации намерены ликвидировать Пиренеи, то есть невидимую границу между самодостаточным севером и оккупированным югом. Как? То есть постепенно, бережно, к взаимной выгоде, с максимальным уважением к правам всех акциедержателей... и с полным отсутствием оного в отношении деструктивных сил. Мировой Совет к этим силам не причисляют, пока.
       Хороший ход со стороны Лима. Предсказуемый - Уолтерс и сюда-то приехала договариваться о сотрудничестве, но хороший. Кажется, что это еще один клин, а на самом деле - наоборот. Потому что Винланд, при всей любви к автономии, связан слишком со многими. И голоса того же Альбийского Содружества теперь сначала разделятся, а потом могут собраться снова - на другой чаше весов. Да и прочие задумаются.
       Что это стабилизирующий ход, поймут не все и не сразу. Одним объяснят, другим невозможно. В части голов уже бурлит вопль "Так их там двое!". Несколько дней назад "их" была мелкая россыпь, потом появилось террановское образование. Закричите погромче, и их и вправду станет двое: Старый Свет против Нового. Амаргон вчера сказал очень правильную вещь - "Их стукнули, они кристаллизовались". Раствор был в подходящем состоянии. Интересно, заметил ли он состояние раствора вокруг себя?
       Чуть ниже, почти у колен, плавает маленькая рыба-шар. Надутая до предела, шипы торчат во все стороны. Ожесточенно работает. Информационный поток от нее имеет температуру жидкого азота.
       Грустная и очень колючая юная рыба. Что же это с ней приключилось с утра?
       Пеппи заворачивает пассаж о состоянии террановского наземного транспорта и железных дорог в особенности.
       - Анечка, скажите, а что вы с собой сделали с прошлого перерыва?
       - Согласилась переспать с чужим человеком для отвлечения внимания, уговаривая себя, что это любовь, - клавиши не дымятся, собрано на совесть. - Потратила ночь на дурацкие никому не нужные открытия... зато все будут знать, что никаких заговоров мы не плели. Превратила себя в коврик... Для человека, который не любит, чтобы его желания угадывали и принимали к исполнению, вы были удивительно молчаливы.
       Совершенно непонятно, на какие коэффициенты нужно делить и умножать каждое высказывание. Правдой они быть не могут, для этого юная рыба попросту слишком чиста и невинна; и слишком ярко светилась утром.
       - Я старый, старый сводник. Есть такой грех. Желал я, Анечка, чтобы вы перед сном немного погуляли. А что до остального, то в свободное время подумайте, почему ваш молодой человек не предложил вам сегодня руку и сердце...
       - Вы издеваетесь?! - на скорость и качество работы состояние не влияет. - Какие руку и сердце, мы вчера познакомились! Я не сошла с ума. И вы же сами меня похвалили за хорошую работу!
       Действительно. Несколько более кратко, чем следовало бы.
       - Аня, я имел в виду данные об авторе идеи сериала. Хотя снимки тоже получились прекрасные. Но, простите, если вы и впрямь проводили время ради меня, мне очень жаль Деметрио.
       - Сериала? - выплевывает рыба-шар. - Кому было нужно это старье! Это просто...
       Про Деметрио она говорить не желает. Что ж, есть проверенный метод. Подсунь загадку.
       - Вы торопитесь, Аня. А ведь речь идет о знакомых вам людях. О том, почему один знакомый вам и достаточно все еще приличный человек допустил, чтобы другой знакомый вам и не окончательно пропащий человек оказался в активной зоне операции, где его, вернее ее, могли попросту убить. Да-да. Подумайте над этим.
       Пеппи постепенно закругляется. Повторяет напоследок тезисы. Все правильно, все согласно заповедям альбийского сержанта: "Скажи им, о чем будешь говорить. Скажи им это. Скажи им, о чем говорил". Сравнительная автономия Винланда - для одних благо, для других заряженное ружье, которое рано или поздно выстрелит. Вот ружье и сообщает, что готово выстрелить и что в процессе оно подросло до главного калибра. Они могут себе позволить уйти в отрыв. Они могут себе позволить десант на юг. Их никто не посмеет остановить силой оружия. Их удерживает от резких шагов только опасение за будущее Евразии. В способности Африки устоять самостоятельно они не сомневаются. Подразумевается: вы слишком недавно ее слепили.
       Должен быть кто-то третий. Третий удар серебряным молоточком по лбу, и если Совет не отзовется на оклик по имени - останется провозгласить "Sede vacante!".
       А потом похоронить пустоту - торжественно, увы, слишком торжественно. И с гекатомбами, потому что иначе таких мертвецов не хоронят. Это не Аню спрашивать нужно, что она успела придумать и сделать из себя от завтрака до обеда, это неглупых, талантливых и почти не тронутых коррупцией людей в креслах депутатов и чиновников - с каждым разговаривал, с половиной работал - спрашивать нужно: чем они отравились, чем? И почему с такой охотой?
       - Я прошу прощения, госпожа Уолтерс была чудом краткости и внятности - и у нас опять осталось лишнее время. - Да Монтефельтро слегка наклоняется к микрофону. Странный у него вид. У другого человека такая поза обозначала бы, пожалуй, серьезные колебания. Нерешительность. - И я хотел бы попросить пропустить вне очереди одного из членов моей делегации.
       Не откажут. Всем до смерти интересно знать, что мы думаем. Боюсь, им предстоят открытия иного рода...
       - Имя выступающего?
       - Господин Вальтер Шварц.
       Да.
      
      
       ***
       Чувствительный предупредительный муж - настоящее благо. Чувствительный предупредительный муж кладет ей руку на колено, еще немного, и звучало бы как шлепок. Сбивает иллюзию кресла, винтом уходящего в пол. Замучили уже эти эффекты. Доктор, я лечусь и лечусь, а мне все хуже и хуже.
       Все окружающее - все это ядовитое безумие, - дом, который построил Шварц. Шоу, которое поставил Шварц. Хорошее объяснение происходящего.
       Феодал и Максим молча переглядываются. Какие у обоих лица. Белобрысая скотина опять подложила всем свинью, кажется.
       Крупного франконского кабана. Рыжего, щетинистого.
       Он вчера исполнил мечту Анольери - застрелил Векшё. Убил и оставил визитку, как обычный охотник за головами.
       Выпустите меня отсюда, пожалуйста. Клаустрофобия? Агорафобия, учитывая объем пространства? Шварцефобия?..
       - Я не был уверен, стоит ли мне здесь выступать. - Очень свободно стоит, и жестикулирует ненатужно. - Но я тут посидел, послушал и решил, что я просто обязан. В том числе, и вот ему.
       И так же легко рука ложится на гладкую и, вероятно, приятную на ощупь оболочку контейнера. Приятную, потому что ладонь чуть задерживается. И кажется, что запаянная в пластик голова Карла Векшё моргает.
       Так вот откуда у Максима эти привычки.
       - Всех уволить, - шипит тем временем сам Максим, - всех. Всю здешнюю службу. Мы диск подменили, ладно. Их тут тысячи ходят из рук в руки ежедневно. Но это же крупный предмет...
       Кейс не интересует его мнение о габаритах предмета, оно и Максима не интересует, на самом деле. Так, выпуск пара. В живом виде эта голова была более опасна, а трупов Кейс на своем веку повидала в избытке. Ее интересует реакция аудитории на своевременно задействованный антураж.
       Так и есть: шок. Первая фаза: оцепенение. Им приволокли голову человека. Голову человека приволокли им в Зал Совета. Мир никогда не будет прежним. Отныне время будет течь иначе.
       Охотник. В буквальном смысле.
       Оратор терпеливо ждет, пока кто-то не решит одолеть шок балагурством, дожидается.
       - Представьте гостя! - требует африканский депутат.
       - Пожалуйста, - пожимает плечами да Монтефельтро. - Это господин Вальтер Шварц, декан факультета специальных операций Университета мировой безопасности, новгородский филиал.
       Гул.
       - А это - частично господин Карл Векшё, выпускник этого университета, факультет спецопераций, до сравнительно недавнего времени сотрудник службы безопасности корпорации "Сфорца С.В.", впоследствии наемник, зона базирования - Юкатан.
       - Как они... здесь оказались?
       - У меня есть квота. Господин Шварц попросил меня. Мы некогда были боевыми товарищами, а кроме того, я считаю, что его стоит выслушать. Господин Векшё, как я понимаю, выступает в качестве наглядного пособия. Все дальнейшие вопросы прошу к докладчику. У нас не так много времени.
       - Это не пособие, - четко и размеренно говорит Шварц. - Это истец, интересы которого я представляю.
       Ох, ну и лицо у да Монтефельтро...
       - Я убил его совершенно легально, поскольку он внесен в список лиц вне закона на территории Юкатан. Гонорар переведите, пожалуйста, в фонд помощи детям Юкатана.
       Ни слова лишнего, думает Кейс. Все просчитано и взвешено. Продумано. Он работает. Не текстом, не жестом. Всем вместе. Скрытыми смыслами, которые потом будешь открывать годами. Волшебник. Волхв. Педагог, предок Коменский его побери.
       Совершенно легальную голову человека приволокли им в Зал Совета.
       - Но это не причина. Причина в том, что в эти списки его внесли по праву. К тому моменту, когда я выстрелил, единственной реальностью для Карла Векшё были его желания. Он изначально нуждался в лечении, но за черту его вытолкнули мы. И вы. Мы, когда взяли его учиться именно потому, что его ущербность делала его управляемым. Вы, когда ставили нам задачи. Когда создавали службу безопасности под две главных цели: быть безопасной для вас и оправдывать свое существование.
       Кейс физически ощущает, как ее протест на "это виноваты вы" перехлестывает барьер и погребает под собой любую критичную реакцию на последнюю фразу. Голова, кажется, кивает сама по себе. У Максима на лице написано "а я вам о чем всегда говорил?". Только Сфорца уставился расширенными глазами, почти черными, неподвижен.
       Он, кажется, совершенно невнушаем. Начисто.
       Но ведь они и вправду... виноваты? И создавалось учебное заведение именно с такой интенцией?..
       Собственную голову хочется снять, промыть, залить в пластик, сделать непроницаемой для внешних воздействий.
       Шварцефобия, шварцемания, идиосинкразия и толерантность к шварцам. Шварцелгия.
       - Если кто-то сейчас ищет мое имя в справочной базе - не трудитесь. Я именно тот Вальтер Шварц, ныне полковник в отставке. Куба, Гавана, бункер, да.
       Черта с два это пауза для усвоения материала.
       - Вы все знаете, учили или помните, как кубинское государство принялось пожирать само себя. Подозрения сбываются и подтверждают подозрения. Подозрения материализуются. Мнимые заговоры воплощаются. Ложные опасения реализуются. Люди, которые знают, что их убьют так или иначе, делают выбор в пользу смерти с оружием в руках. Люди, которые боятся, что их убьют так или иначе, бросают других в топку, чтобы отгородиться от нее ненадолго. Мы рухнули в это кровавое болото и мгновенно сделались его частью. Потому что сами были такими же. Да, нам труднее дается убийство. Наша культура больше тяготеет к компромиссу. Мы выше ценим собственные жизнь и удобство. Но и все. В остальном - ложь, страх, подозрения, ложь, чтобы усыпить подозрения, заговоры обреченных - и тех, кто не пожелал делаться обреченными. Мы пришлись там как родные. И знаете, что Совет пожелал поменять после этого фиаско? Личный состав. Отныне военный и оперативный аппарат должен был стать послушным, мотивированным - и нечестолюбивым. Возможность лгать, интриговать, предавать и бояться сделалась привилегией высших чинов и народных избранников. Вашей.
       Вот теперь пауза на усвоение. И на дыхание. Аудитория пытается вдохнуть. Далеко не все улавливают контекст, но есть обвинения сродни пощечине - не хочешь, а почувствуешь.
       Почему я его так боюсь, спрашивает себя Кейс, чем этот ржавый раптор может угрожать мне и моему дому?
       - Если кто-то не вполне понимает, как от увлекательной темы Террановы мы перешли к проблемам структур безопасности, то я напомню, - улыбается Шварц. - Заседание изначально было посвящено обвинениям Деметрио Лима в адрес Совета. Госпожа председатель Фрезингер совершенно правильно построила линию защиты. У господина Лима негативный опыт. Как у большинства из нас. Откуда он взялся, я объяснил. И если вы спросите меня, как госпожа председатель Фрезингер, что изменилось, я вам отвечу - ничего. Активное безумие всего лишь переехало на этаж выше. А внизу, уже нашими стараниями, расцвело пассивное. Но доверять этой системе не смог бы даже Господь, доверивший в свое время денежный ящик Иуде. И вот сейчас вы смотрите на меня и думаете - чьи интересы я преследую. На чью мельницу лью воду. В худшем случае - кто дергает меня за ниточки, манипулирует мной. Потому что это единственный способ взаимодействия, который вы знаете.
       Еще пауза. Контейнер с "истцом" перемещается за трибуну. За эти мгновения Кейс думая-как-функционер строит версию: конечно, это все штучки Сфорца. Вот, он даже Карла не элиминировал сам вопреки традиции. А кто выпустил Шварца на трибуну? Да Монтефельтро. И так далее. Значит, или они - или мистер Грин. Хотя зачем же "или". И все это для захвата Террановы. Козни иезуитов. Прекрасная версия. Системный бред. Бред системы.
       Антонио-младшего научили вовремя останавливаться... интересно, а у Шварца получится научить Совет? Хотя бы той же ценой?
       - Допустим, - Шварц смотрит в зал со всей благосклонностью зимнего вечера где-нибудь в Гренландии, - ваши приглашенные специалисты приведут вам форму правления в соответствие с общественными отношениями. Допустим, люди, отвечающие за образование в области безопасности, возьмут себя в руки, обопрутся на тех, кто того стоит, найдут специалистов вовне... и года через три-четыре к вам начнут поступать молодые люди со всеми достоинствами кое-кого из присутствующих, но без столь ярко выраженных недостатков. Скажите, что вы сделаете с ними? Куда вы их поставите? Какую работу дадите? И как долго вы сможете их терпеть?
       Аудитория осыпается как пересохший песочный замок. Ловит себя на различных вариациях мысли "яйца курицу не учат" - и проваливается. Так и задумано. Присутствующие с яркими недостатками ревниво хмыкают, совершенно беззвучно. Сфорца впервые за все время слегка улыбается. Да, континент всосет и попросит еще. Детки де Сандовала еще учебу не закончили, и мало их.
       Какая жуткая вещь случилась, следом думает Кейс. Каста жертв и каста жрецов. Алтарь великой цели. Чтобы солнце не рухнуло с орбиты, его нужно кормить. Salus populi suprema lex - каннибализм - поражение нервной системы.
       - А сейчас вы начнете придумывать, какую выгоду кто извлечет из моих слов, не так ли? И придумаете. И, может быть, не ошибетесь. И очень может быть, что до тех проблем, о которых говорю я, дело просто не дойдет, потому что вы начнете конфликт раньше. Из страха друг перед другом. Вот потому я ограничиваюсь предъявлением иска от имени Карла Векшё. Мальчика, которого пришлось пристрелить, потому что он присвоил себе права на предательство и солипсизм, а они ему не по чину. - Шварц поворачивает голову, - К сожалению, господин Грин или как вас там, вы глубоко неправы. Нам нужно менять не форму правления. Нам нужно менять образ мысли.
       Тишина.
       - На какой? - спрашивает Фрезингер после долгой паузы.
       - На прозрачность коммуникаций, презумпцию добросовестности и отсутствия манипуляций. Как? Не спрашивайте меня, я не хочу бросать дрова в топку чьей-то конспирологии.
       - Тогда проясните, пожалуйста, следующее. После вас заявлено выступление доктора Камински с концепцией образования в сфере безопасности. Это совпадение?
       Шварц коротко, отрывисто смеется.
       - Вы быстро учитесь! Чистое совпадение. С удовольствием послушаю доктора Камински.
       Кейс встает, и спускается вниз, зная, что Шварц на самом деле не закончил. Черта лысого, он только начал свою педагогическую мистерию!..
       Но нужно идти: ей смотрят вслед.
      
      
       ***
       - Позвольте представиться, - говорит Камински, - мировое зло, женская ипостась. Доктор права, доктор психологии Кейс Камински. Полный список регалий найдите сами, в базе данных все есть, рубрикатор "Сфорца C.B." - члены делегации. Происходящим вы обязаны мне, поскольку я захотела реформу в университете в качестве свадебного подарка. Как всякое мировое зло, я сентиментальна и питаю привязанность к этому месту. У меня там любимый дедушка преподавал, понимаете ли. И вообще все это касается лично меня.
       Деметрио смеется в ладонь, делая вид, что кашляет. Не ржать невозможно. Камински - настоящее чудо. Даже после Шварца она выглядит... как хорошее, доброе шило в заднице. И несмотря на то, что эту задницу только что усадили на горячий противень, наличие Камински в зале ощущается.
       - Сейчас вы будете нас бить за сообразительность и оперативность. И почему я не удивлена? Меня в школе за это били... пытались, - усмехается она. - С момента звонка покойного Морана мы успели подумать, что могли бы сделать полезного - и составили заявленную концепцию образования. Я составила, лично. Ну я же не думала, что это никому не интересно, кроме господина Шварца? Видеть решительно во всем коварную интригу - дело увлекательное, но уж позвольте вас ненадолго отвлечь. Для начала я хотела бы поблагодарить господина декана - вы что, думаете, вашу отставку приняли? - Шварца за ясное изложение преамбулы.
       Джастина делает вид, что чихает. Морщится, быстро щиплет себя за кончик носа. Хороший способ, надо запомнить. Невозможно же просто слушать. Не получается. Шварца не разглядишь, слишком сильно изворачиваться надо, а хотелось бы на него сейчас взглянуть.
       Камински чего-то боится, до смерти и хуже смерти. У нее просто та же реакция, что у некоторых наших. Когда под огнем встают и идут навстречу, и еще рожи строят и приговаривают - "Эй, мазила, я здесь!". И тогда начинает бояться враг; Деметрио на его месте боялся бы - но он на своем и совершенно счастлив. Наконец-то есть чем дышать. Окружающий мир перестал быть разреженным как горный воздух.
       - Господа, позвольте вас торжественно поздравить. Вы ждете от системы образования пяти невозможных вещей до завтрака, после завтрака и вместо завтрака. Вы хотите, чтобы вам сделали компетентных и тактически независимых специалистов в довольно жестоком деле. При этом, вы хотите иметь возможность контролировать их полностью. Вы их боитесь. И самой профессии, и людей, которые в ней преуспевают. Но компетентного и тактически независимого специалиста-безопасника трудно контролировать извне. А полностью - невозможно. А полагаться на них - невыносимо. Значит, контролировать нужно изнутри. В прежние времена к этим задачам порой подходили более здраво. Выводили бульдогов. Приручали гепардов. Но вы пошли другим путем. Решили вырастить себе... "сиротское войско". Одновременно, как водится, дав "сироткам" понять, что само их существование зависит от степени их нужности.
       Даже не всегда так, думает Деметрио. Он не любил говорить о себе, но любил слушать о других, и вчера услышал довольно много. Пока они искали информацию, пока потрошили архивы биллинговой системы, выясняя, кто получил гонорар за авторство идеи. Об университете, о населяющих его людях, о работе в Совете. О любимом начальстве - тут ревновать впору.
       Он улыбнулся внутри, под кожей, как привык для себя, а не для дела. Смеяться вслух он еще мог, улыбаться - почти никогда. Вспомнил все, что потом - и улыбнулся.
       Джастина слушает, прищурившись. С утра треснула газетой по лбу, прошипела "Медиаманьяк!". Есть немного, хотя на такой эффект он не рассчитывал.
       Не только от нужности, а от искренней услужливости. От восторженного... раболепия. Редкое слово вспоминалось с трудом, а вот его содержание - сразу. Неприятная штука.
       - Но жить так не может никто. Вы все знаете, что такое синдром заложника. Так вот. Вы плодите его у ваших специалистов по безопасности. По отношению к себе. - Камински выплевывает последние слова как порцию яда, которая должна пролететь пятьдесят шагов и попасть жертве точно в глаза. - Как вы понимаете, такую ситуацию нельзя назвать... безопасной. По существу, это антоним.
       Деметрио слушал внимательно: это касалось его лично... дважды. Не считая политических дел. Очень вовремя. Пусть ультиматум Винланда и кое-какие высказанные вслух фантазии хорошенько улягутся в головах, а там поглядим. Но это заголовок. Слоган. Девиз. Идеальный.
       Слова "это касается лично меня" он повторил так же беззвучно, но с удовольствием. Касается. Теплыми ласковыми лапками. Царапается...
       Мысленно попросил оратора перейти к способам исправления ситуации. Она словно услышала, и - что-то крупное на горе померло, - послушалась.
       - Что делать с нынешним составом, я вам не скажу - этим занимается инспекция. Я даже не буду говорить сейчас, что нужно сделать с конкретными методиками, кафедрами, факультетами. Я говорю о концепции - и здесь мы упираемся в то, что обрисовал господин Шварц. Что вы будете делать с новым персоналом? - Чем меньше Камински валяет дурака, тем строже говорит. - Как разговаривать? Как поощрять? Как вы будете им, приученным к прямоте и честности во всем, кроме работы с противником, приказывать? Сколько эвфемизмов понадобится записать в словарь? И как скоро придется в очередной раз пожинать плоды?
       Доктор смотрит в зал, точно как дантист при виде руин во рту какого-нибудь шахтера. Тут постарались нищета, невежество, свинец, война, еще война и сам шахтер, убежденный, что зубы чистить - это для неженок. А дантисту теперь...
       - Но можно не отвечать на эти вопросы. Можно задать себе другой и искать ответ уже на него. А вопрос этот прост и делится на три части: для чего нам сейчас нужны службы безопасности? Какие задачи они решают? Какую проблему обслуживает нынешняя гонка вооружений в этой области?
       Зал медленно врубается в то, что это вопрос. Зато говорят с мест и хором. Начальная школа.
       - Антитеррорис...
       - ...ленный шпионаж!
       - Великолепно! - усмехается Камински. - А на практике?
       И тишина. Потому что не скажешь же - мы хотим знать, что против нас замышляет Совет, а мы - что замышляют корпорации, а нам нужен агент у боевиков, а нам - тоже. Управленцы и корпоранты могли бы наговорить друг другу как две соседние деревни у одного водопоя. Депутаты тихо шелестят папками.
       - Все присутствующие, включая террористов, получили достаточно терпимое образование. Поэтому я думаю, что только вежливость удерживает всех, в том числе и господина Шварца, от слова "Афины". По буквам. А-фи-ны. Политическая система, большая часть ресурсов которой уходит на то, чтобы помешать любой группировке полностью захватить власть. Вот сами мы не афиняне - мы предпочитаем недорогие театрализованные конфликты с ограниченным количеством участников. "Мстителей" мы предпочитаем и "31 этаж". Но для решения этих задач нужна вовсе не служба безопасности. Не так ли?
       Это она все экспромтом. Без подготовки.
       Камински оглядывает зал - играет, конечно, оттуда почти ничего не видно, свет слепит, - словно строгая учительница детишек. Кивает, мол, благодарю за внимание. Вставляет в щель карточку, жмет на кнопку - доклад со всеми графиками, а большой же, падает на мониторы при каждом кресле. Доктор Камински сходит с трибуны, возвращается на место.
       Тишина.
       Тишина.
       - А что все сидят? Перерыв уже начался, - этак шаловливо говорит дедушка председатель.
       - А они ждут. Когда опустят занавес. - с удовольствием поясняет Деметрио.
       Поймав улыбку председателя, он поднялся - торопиться тут нельзя и через ступеньки прыгать тоже, хватит дразнить гусей. Вышел в фойе, присел у колонны в тени, прижался затылком к прохладному камню.
       Вот сейчас Эулалио выйдет, а за ним...
       Он увидел ее чуть позже - торопливый шаг и движение навстречу, полуулыбка, горящие глаза. Посмотрел в ту же сторону. Увидел, к кому она торопилась, и все понял.
       Синдром заложника, говорите? Наведенная влюбленность в начальство... ну, может, и есть. Тут и начальство такое, что поди не влюбись. Но вот тебе, пожалуйста, бежит к Фелипе и подпрыгивает так, что сейчас в воздухе повиснет. И светится вся. Знакомым таким светом.
       Ну что - не такой плохой человек для корпоранта. Но вы меня, сеньора, обидели. Хоть бы попрощались, что ли. Или приключения на одну ночь утром кончаются, а днем уже песня другая? Ладно. Подождем и пойдем. Шум нам ни к чему и драка тоже.
      
      
       ***
       - Сеньор Трастамара! Вы по-прежнему готовы пройти ради меня по перилам?
       - Да, - улыбается, кивает, - конечно, сеньорита.
       - Ответьте мне лучше на пару вопросов, только это не проще.
       Опять кивает, пожимает плечами:
       - Спрашивайте. Если можно, давайте спустимся в кафе? Очень пить хочется. - Обезоруживающая улыбка, интересно, природная или долго учили?..
       Черт побери, хотелось спросить действительно по-быстрому, но выходит слишком неловко, так попросту неприлично. Надо помнить, всегда надо помнить, что живые люди - не база данных. Особенно не очень интересные живые люди, просто источник полезных сведений. Они требуют деликатного обращения, а то могут отказаться функционировать и уж точно не ответят на запрос.
       Он заказывает большой графин лимонада, здесь отличный лимонад, кислый и с лохматыми кусочками лимонов; раз - и нет трети графина. Надо же, не врал. Хотя с чего она это взяла? Многое можно сделать для маскировки. Что там выхлебать залпом пол-литра лимонада? Не такое уж тяжелое дело.
       - Скажите, а зачем вам все это нужно? Я имею в виду вашу... благотворительность. - Он, конечно, не вкладывает вдвое больше, чем получает, но по отчетам Совета прибыль почти нулевая; есть предположение, что данные занижены. - Подражаете Сфорца?
       Фелипе слегка подается вперед, очень внимательно смотрит Анне в лицо. Глаза у него серо-голубые, осенние. Оплетает пустой стакан пальцами. На безымянном левой руки - светлый ободок потерянного кольца.
       - Нет, конечно. - Очередная улыбка, у него их коллекция, и складки у крыльев носа уже глубоко прорезаны. - Понимаете, сеньорита, navig?re necesse est. - Плыть необходимо. - А куда еще плыть?..
       - А жить?
       - Я похож на капитана ван Страатена?
       Нет, не похож. И на честолюбивого завоевателя из королевства Толедского, устремившегося через океан за славой, тоже не похож. На Помпея по Плутарху - только наполовину. Он более всего похож на молодого человека, который принял социальную рекламу всерьез.
       Ане утомителен и невыносим собственный цинизм, он не утешает, только тащит на дно - к тому же мешает работать. Мешает смотреть и видеть.
       Более всего Фелипе похож на дружелюбную синюю акулу. Плыть ему действительно необходимо. Не будет плыть - утонет. И он ведь не один такой. Мир стал маленьким... это же Одуванчик сказал, тогда, по телевизору.
       Телефон на запястье щекотно вибрирует. Мистер Грин. Нажимать на кнопку страшно: сейчас как скажет "Вы мне больше не нужны". Надо же было такого наболтать!.. Включение - как прыжок в чан с кипящим молоком. То ли омолодишься, то ли сваришься.
       - Аня, вторую часть заседания отменили. - Ой... - Пожалуйста, встретьте в аэропорту гостей. Мне некогда. Я думаю, господина Левинсона вы узнаете. Он будет со спутницей.
       Господи, я стану хорошей девочкой, я больше никогда не буду такой глупой эгоисткой, только пожалуйста, пожалуйста - пусть с ним все будет хорошо. С ними. С обоими. Со всеми.
       Ну ладно, Господи, эту самую спутницу можно вычеркнуть, если не помещается.
      
      
       ***
       Очаровательная девушка очень хорошо ведет машину. Шоколадный костюм с сильно приталенным пиджаком, бледно-розовая блузка. И то, и другое, пожалуй, "Moda Italica". Чехол-ножны для мобильного телефона на левой руке и лаковый ремешок от "Wow". Набор атрибутов юной амбициозной карьеристки. Медовые локоны, карие глаза и слегка припухшие губы свои собственные, как и отличный цвет лица.
       Весь этот набор атрибутов и примет смотрит на Дьердя так, словно он дал девице Рикерт брачные обещания, а теперь цинично их нарушил. Это даже забавно... на фоне всего случившегося.
       Дьердь улыбается ей, вполне искренне, и только в том, как держит голову, читается желание усыпить красавицу чем-нибудь безвредным и предъявить Смирнову, на стенде, как лягушку, живо интересуясь каждой подробностью "А вот это что такое и для какой казенной надобности вы это с ней сделали?"
       - Вы заканчивали факультет управления, не так ли?
       - Да, конечно же. - В голосе девочки - готовность расстелить гостям начальства красный ковер на любое нужное расстояние, а в пластике - желание завернуть Анаит в этот ковер и... нет, пожалуй, все же не сбросить в темные и маслянистые воды отсутствующего залива, а просто поставить где-нибудь в углу, трубочкой. И вспомнить через сутки.
       Сюжеты сегодня ломились в голову от каждого чужого движения. Сказывался перелет. Аэроплан вел себя как трамвай где-нибудь в Лахоре... вернее, аппарат-то ничего такого себе не позволял, честно взлетел, долетел и приземлился, а вот люди в салоне почти сразу же начали переговариваться - поперек рядов, незнакомые с незнакомыми - обсуждая свежую... серию телесериала.
       Винландка говорила подробно, неспешно, повторяясь. Попутчики бурлили.
       - Ну что они к ним прицепились, а? Мешают нормальным людям работать! - молодая мать с близнецами в двойном детском кресле.
       - Козлы! - человек с манерами грузчика и в костюме владельца крупной корпорации. - Просто козлы и все!
       - Нет, вы правда думаете, что в корпорациях все такие радетели за благо? Я вас умоляю, не будьте так наивны! - дама в очках с богемной повадкой.
       - Нет, ***, все ради денег, ага! - "Грузчик". - У кого чего болит.
       - В данном случае выгоды населения и концессионеров связаны напрямую. - Возможно, этот сухой азиат - лионский или орлеанский чиновник.
       По кругу, в разных выражениях, разными голосами летали, как мячики для настольного тенниса, две-три мысли: "дайте людям работать", "это не правительство, а скопище уродов", "все врут".
       Потом на экране появился Шварц, и реплики стихли, словно в конце антракта.
       И сразу после - молчали тоже.
       Богемная дама в очках - сидевшая наискосок через проход - сняла очки, зажала пальцами переносицу.
       - Господи, - сказала, - они еще и детей себе воспитывают. Големов.
       На этом салон взорвался, но мыслей было уже не три, а полторы: "Кто виноват и почему они все еще сидят в своих креслах, а не за решеткой?"
       - Плохо дело, - одними губами сказал Дьердь.
       Плохо. Потому что неурочный рейс на Лион - это выборка. Репрезентативная вполне.
       - Я бы после таких обвинений застрелился, - бухнул человек в форме офицера ССО. - У нас, к счастью...
       С заднего ряда ему доходчиво объяснили, что и у них служат эти же выпускники, а вот еще у соседки дочь служила добровольно, так ногу сломала. Анаит улыбнулась; но она подозревала, что офицер средних лет не воспользовался расхожей идиомой, а сказал то, что думал. Это скажет не только он, не один раз, не только здесь.
       Действительно, есть обвинения, которые сами по себе уже орудие убийства. Когда они еще и правдивы, а они правдивы...
       ...а большинство не отвлекалось на реакции, слушало выступление доктора Камински, и то, чего они не поняли из речи Шварца, становилось окончательно ясным теперь.
       - Да нужны, чтобы этих козлов караулить! - решительно ответил деловой человек на финальный вопрос Камински.
       Спорить с ним не стали.
       Что они думали там, в Лионе? Им нужно было свернуть заседание, объявить перерыв, как только прозвучала фамилия Шварца. Джон не мог этого сделать, но есть же госпожа Фрезингер, есть... что, о чем они думали? Они считали, что человек, находящийся под следствием по подозрению в профессиональной небрежности, повлекшей за собой смерть, к ним оправдываться пришел? Или вовсе не пытались рассчитывать и предвидеть?
       А сам Шварц?
       - Что это было?
       - Диагноз... - слегка пожимает плечами Дьердь. - Окончательный. Может быть, из тех, что ставят врачи, но скорее из тех, что ты ставишь себе сам. Вальтер, видимо, тоже, некоторым образом, спал. А потом проснулся и посмотрел в зеркало...
       Теперь они все-таки отложили заседание до утра. Теперь - поздно. Извержение уже произошло, и гигантская волна начала свое движение. Вопроса, для чего она сама здесь, Анаит не задавала. Джон позвал ее, это достаточная причина; но он позвал обоих. С самого утра. Он знал о Шварце?.. Скрытые движения, тайные процессы?
       И неизвестно, насколько можно доверять девушке за рулем.
       - Спроси ее, - шепотом говорит Анаит.
       Надо было научиться у Коптов разговаривать руками. Надо было вообще взять их с собой, и Альберто тоже; бедного парня за скандал в студсовете уже прозвали "Карибским кризисом", он же решит, что должен оправдать. И девочку, наверное, все-таки тоже.
       Она не слишком своевременно догадалась спросить у Дьердя, а что это за полулегендарная Ленка, которая дала от ворот поворот Морану. Зачем Шварц заострил на этом внимание. Но все-таки догадалась.
       Оказалось, что Шварц и не собирался поначалу использовать себя как таран. Он хотел, чтобы систему снесли главные пострадавшие. Студенты. И даже нашел кандидата, вернее, кандидатку. Но сначала в эфир вывалился Лим, потом появился Васкес... а в какой-то момент Шварц понял, что вокруг не операция, а жизнь, причем, его собственная.
       А от его планов осталась бесхозная девочка, девочка-ракета, которая вдруг обнаружила, что мишени больше нет и не будет - а ее пять лет делали ракетой. Снарядом на один выстрел. Жуткое зрелище, и разбираться с ним на бегу нельзя.
       - Аня, - только что Дьердь мучительно вспоминал, что это за Рикерт такая, но началась работа - и память послушно принесла нужное, - что вы нам можете сказать?
       - У нас паника. - совсем другим голосом отвечает девочка. - У нас настоящая паника.
       Она очень внимательно следит за дорогой, одновременно включены два навигатора, на первый взгляд совершенно одинаковых. Постоянно ждет сигналов - так, с левой руки понятно, телефон, наушник - видимо, от другого номера, но есть еще одна точка внимания. Нагрудный карман. Набор не пригнанных между собой примет, обид и самоотверженности готов в любой момент выполнить поворот "все вдруг". Вот даже как...
       - Там еще О... Лим на все фойе сговаривался с Уолтерс о переселенцах. Перед ее выступлением. А после доктора Камински мистер Грин пошел разговаривать с Матьё, СовБезом и еще кем-то в чистой зоне. Меня, - она выделяет это голосом, - послали наружу с другим поручением. А потом за вами.
       Значит, в чистой зоне били посуду. И собираются бить еще. И девочка Анечка прижала нос к земле и распустила уши по ветру - собирается, если что, нас эвакуировать. Как ценный груз. Интересно, понимает ли она, что из зоны обстрела убирали в первую очередь именно ее?
       - Они сначала не дают ему действовать, а потом спрашивают, почему он не вмешался.
       Ох, как это звучит. Шварц прав, и Камински была права. Максим все-таки мужчина, и начальство его тоже, это чуть-чуть снижает накал страстей, а тут... вот это все-таки у нее настоящее, в отличие от пламенных взоров в сторону Анаит.
       И сразу сложилась, оформилась в цельнолитое яростное существо.
       Нет, не все в новгородском филиале было плохо. Девочка слышит что-то в наушнике, слышит - дернулись, расширяясь, зрачки, ушел в сторону уголок рта - но на движении машины это не сказалось.
       - У нас новости? - спрашивает Дьердь, дождавшись конца сообщения.
       - Да. Мне звонил... соученик. Только что служба безопасности попыталась арестовать господина декана Шварца. За "проникновение с нелицензионным биоматериалом" и хулиганство.
      
      
       ***
       Неожиданный маневр вертихвостки Ани не отбил у Одуванчика аппетита; такие проявления чувствительности ему не были свойственны. Есть возможность набить брюхо - набивай, не выделывайся, только так, чтоб на месте не заснуть. Человек предполагает, а Бог посмеивается.
       Что ж, леди с дилижанса - кобыле легче, как говорят наши новые северные союзники, если верить нашему новгородскому другу. А мы с Джастиной и всей компанией пойдем обедать и бедствие это обсуждать; странно - но успел соскучиться по всем, даже по Сфорца.
       Пять, семь, десять минут никто не выходил. Он не выдержал, свернул в ближайшую переговорную, сейчас, естественно, пустую, и включил камеру из зала - а там... Содом и Гоморра явно были местечками потише, чем зал заседаний. Потому что внутренняя охрана здания пытается арестовать Шварца, да Монтефельтро скандалит от всей души, и остальные корпоранты подвякивают, и кто-то орет - мол, провокация.
       Очень на то похоже.
       Деметрио отступил, пока и его не загребли и пошел себе, независимо посвистывая. Черт его знает, что это такое, но самому лезть в силки смысла нет. Ткнулся в телефон - у Эулалио номер отключен. Оставил сообщение. Джастине звонить не стал, она, кажется, рядом с мужем стояла.
       Спустился вниз, в кафе - и хмыкнул. Повезло. Вот он, сеньор Трастамара де Кордуба во всей красе. Один, в зоне для некурящих. Это и к лучшему. Хотя на столике два стакана, ну и черт с ней, со стрекозой... может, они вообще дольше знакомы, в конце концов?
       Хорошо провел время? Хорошо. Вот и хватит с тебя.
       Опять же, дела наверху серьезные, а неожиданные коалиции - наше сильное место.
       Деметрио решительно ринулся вперед - видимо, резче, чем надо. В углу шевельнулась серая тень, а богатенький Фелипе вскинул руку с выставленным указательным пальцем. Без слов понятно, команда охране "Я сам". Парень не трус, уже неплохо.
       Кладет руки на стол, готов встать и выйти, если понадобится.
       - Привет, союзник! - усмехнулся Одуванчик, плюхнулся на стул и сходу перешел на говорок западного побережья. - Слушай, мне тут мой новгородский дружок что рассказал. Приходит старенький профессор к ним на лекцию, смотрит на студентов и говорит: вот в ваши годы мы с другом познакомились с девушкой. Она предпочла его. И остался я с носом... а друг мой - без носа. Запишите тему лекции: "Сифилис и другие венерические заболевания".
       Трастамара приподнял бровь, обдумал, расплылся в улыбке.
       - Твой новгородский приятель пошляк и циник, так ему и передай. Но с носом остались мы оба - а без носа останется разве что... - он показал глазами на потолок, - святой отец.
       - То есть? - опешил Деметрио.
       - Сеньорита покинула меня, не дослушав ответ на собственные вопросы, потому что ей позвонил начальник и дал другое задание. Гореть мне в Аду, если она не забыла про меня раньше, чем встала со стула, на котором ты сидишь.
       Синдром заложника, говорите. Может, и синдром. Может, и заложника. Может, у них и правда привычка такая насчет начальства. Но начальству потом при случае нужно будет... сказать. Доходчиво.
       На прозрачном столе мутное влажное пятно - стакан поставили мимо аккуратной резной деревянной корзиночки. А у Фелипе взгляд тускловат даже для несчастного влюбленного.
       - Скажи, союзничек - тебе твою службу безопасности в три шеи гнать надо или можно подождать пока? - Знает уже или не знает.
       - Это меня гнать надо, - улыбается Трастамара. - Не понимаю, куда рулить. Раньше я бы прессу первым делом туда свистнул, а теперь? И посмотри, там же куча народу, все при связи - и ни одного журналиста пока не набежало.
       Значит, сами, совсем сами, мы не умеем. Или в колее следом, или по той же колее -навстречу. Главное, чтобы был план, а там его можно и нарушить. Вот без колеи, без плана, без старших - стра-ашно. И не скажешь ведь - "парень, ты тут вроде бы свой - а я первый раз". Ну что, как в каледонской сказке говорится: идешь в горы, бери с собой слабого. Будешь его спасать - и сам выберешься.
       - Если сейчас и прессу, то мы эту богадельню, наверное, спалим все-таки. Хотим ли мы этого? По большому счету, так терять нечего, кроме геморроя. Вытащить бы своих, да и гори оно огнем, не сгорит все едино. Но дороговато выходит, а? - Деметрио смотрит в стол, думает вслух.
       - Дороговато. Сейчас у всех тех, кто в Терранове от наших, есть куда отступать. Они поэтому и рисковать могут. А все на карту поставить... может Сфорца, могу я, может Рейн еще... да я и за себя-то не поручусь. Как я понимаю, у меня сеньорита как раз и хотела узнать, как далеко я согласен зайти. И в самом лучшем случае, даже с Винландом все медленнее пойдет, намного. В худшем - встанет, как есть. Это если о вас говорить. Ну а здесь...
       А здесь в худшем будет смута, думает Деметрио. А они к этому не готовы. И не мне бы их жалеть... но когда не жалеешь, ничего хорошего не выходит, бывали, знаем.
       - И что ты сказал?
       - Что и плыть необходимо, и жить обязательно.
       - Ка-ак вы мне надоели со своими намеками! - шипит Одуванчик. - Ты мне прямо повтори, что ответил.
       - Но я именно так и сказал. Я думаю, он поймет. Я не хочу крови. Здесь был мой дом, почти здесь, близко.
       - Значит, прессу отменить. Бери охрану. Пойдем посмотрим.
       Хорошо, что они не позвали журналистов. Но жалко. Но хорошо. Знакомый голос был слышен даже в коридоре.
       - Вы вообще читали, что у вас в фойе написано? На граните, красненьком таком? Такие каменные таблицы? Вы вообще знаете, что МСУ является юридически правопреемником Ромской республики? И что соответственно в помещения Совета могут быть внесены, ввезены или иным образом доставлены любые трофеи и свидетельства отправления правосудия, если действие не является несчастливым по ритуальным причинам... за полетом птиц наблюдали? С сивиллиными книгами сверялись? Нет? Значит, ритуальных причин у вас не имеется.
       - Но...
       - И юридических тоже!
       Госпожа ФицДжеральд парит над охраной как медуза во всех смыслах слова. В кои-то веки достается посторонним.
       Вот у кого Васкес научился источники и прецеденты искать. Покажи альбийцу закон... ага, и покажи франконцу власть, которая пытается сказать о себе "я". Вот закон в альбийском толковании защищает франконца, холостящего богомерзкую власть, от попыток власти сохранить себя в целости. Картина. Даже карикатура. Ветеринарная.
       - Ибо опасным биоматериалом в соответствии со статьей 86.3.а Таможенного кодекса являются необработанные или обработанные ткани или иные части организма или целые организмы, каковые, будучи естественным образом извлечены из упаковки, могут стать источником биоконтаминации... Эта голова залита пластиком. Небьющимся. Естественным образом ее оттуда можно извлечь при помощи разве что кайла, а лучше гранаты. Она не соответствует определению - и господин Манфреди, присутствующий здесь, готов процитировать вам сколько? О, уже более двух с половиной сотен прецедентов. Более того, прямо в этом зале, на этой трибуне уже размещались препараты аналогичного свойства.
       - Простите...
       - Во время дебатов о статусе толедской корриды. Трофеи старого образца. Головы. Они, кстати, были всего лишь запаяны, а не залиты целиком. А в отношении контаминации быки от людей не отличаются.
       Совершенно не отличаются, судя по охране. Быки и есть. Руби голову и запаковывай.
       - А Таможенный кодекс, - подает сбоку голос Фелипе, - наиболее строгий в этих вопросах документ.
       Увидел колею и вошел. Молодец.
       Хмурый подполковник на острие делегации оборачивается и видит, что... нет, не зажат, мало нас, да и не так мы стоим - но вот тылы придется дообеспечивать.
       - Так что если вы, господа, - шипит Джастина, - сейчас изымете у добросовестных частных лиц потенциально, повторяю, потенциально опасный предмет и поместите его на хранение, тем самым исполнив свой служебный долг, то может быть вы успеете сделать это до того, как здесь появятся представители прессы.
       Которых, думает Деметрио, естественно, вызвали мы. Или еще кто-то, кого не видно. Вряд ли этот подполковник рубит в политике настолько, чтобы понимать, что пресса нам тут не нужна. Рубил бы - не сунулся бы.
       - И, пожалуйста, озаботьтесь доставить расписку в анклав да Монтефельтро. - вставляет сам да Монтефельтро, добивая отступающего противника.
       Хотел бы я видеть, как они ее будут оформлять.
      
      
       ***
       - Скорее всего, - фыркает Дядюшка, - без гарантий, но скорее всего, это у внутренней службы честь мундира включилась. Прозевали препарат - и теперь заталкивают зубную пасту обратно в тюбик. Аня, через два квартала свернете налево, и двинетесь противолодочным зигзагом к Тампльским воротам. Мы должны там оказаться через 20 минут, так что на отрыв особо усилий не тратьте.
       Это было... как когда-то на Майорке. Мерзкое промозглое утро, на пляже ветер, мелкий дождь пополам с песком идет почти параллельно берегу, ты пробуешь воду, просто потому что нечего делать, день уже испорчен, и обнаруживаешь, что она - молочно-мягкая и теплая, градусов на десять теплее воздуха. Можно плыть и плыть, и качаться, и плыть, а через четверть часа ты выныриваешь и видишь - облака разошлись и поперек залива лежит сияющая белая дорожка.
       - Даже если так, - говорит женщина, - эта глупость может перерасти себя очень быстро.
       - Поэтому мы трое сейчас ни в какую гору не пойдем, а очень быстро зароемся в листья.
       Он командует, где повернуть. Где сделать на эстакаде спираль, заходя в хвост возможным преследователям. Один навигатор отключен, другой обезврежен:
       - Впрысните в навигацию, - Дядюшка передает один из "брелков". Маленький пластиковый медвежонок с бочонком и надписью "Amo te".
       Черт, думает Аня, это мой город, я живу здесь два года, а Дядюшка ориентируется, как слепой в собственной комнате, и никакая техника ему не нужна. Призрак советовской машины на втором навигаторе выписывает свои круги и петли, вполне осмысленные на вид, в другой части города, через две реки. Хорошая программа. "Ego te amo, лепа програма". Чтобы не слишком вибрировать, Аня вспоминает "я тебя люблю" на разных языках. Когда каждый выбирал себе ключ для концентрации, она выбрала этот длинный список.
       Слова "хорошая" и "программа" она знает на десятке языков, но они рифмуются с te amo только на отдельных.
       Машину нужно будет сменить. Черная агрессивная туша "Эстры" слишком заметна даже на улицах ко всему привыкшего Нового Города. У Ани есть чистые кредитки, у Дядюшки тоже должны быть. Хотя за свои она бы не поручилась: кто знает, как далеко копнули.
       Как все это неожиданно, и как скверно она готова к подобному развитию событий.
       - Мастер-класс, - улыбается интерфейс девочки Ани Дядюшке.
       За воротами Тампль они ныряют в подземную парковку "Мистраля" - "два часа бесплатно при предъявлении чека", забираются на третий этаж и занимают место для инвалидов... на законном основании, Боже мой.
       - Раз, два, три, четыре, пять. Вот наша машина.
       Серенький каплевидный "лотос"-малолитражка, любимая модель молодых специалистов. Дверь открыта. Ключ в замке. На сидениях куртки и плащи, берет, головной платок. И, конечно же, чек. Кто-то купил двухлитровую упаковку вишневого мороженого. Может быть оно в багажнике... и не растаяло наверное.
       - Камеры? - спрашивает женщина.
       - "Мистраль" - мы не следим за своими клиентами", - объясняет Аня. - Они стирают записи камер через каждые три часа. Только я не знаю, когда.
       - Через восемь минут. - отзывается Дядюшка. - Поехали.
       Черный зверь остается на инвалидной стоянке, мотор включен. Если верить навигатору, то через четверть часа они подъедут к комплексу Совета со стороны города.
       Серый "лотос" выезжает на улицу за две минуты до обнуления данных.
       - Вы не знали, зачем вас вызвали в Лион? - спрашивает Аня.
       Она готова поспорить на что угодно, что "лотос" появился в "Мистрале" сегодня. Разве что успел остыть.
       - Я догадывался. Но я ведь мог и ошибаться.
       Круги, еще круги. Стройки, стоянки, парковки. Женщина на заднем сиденье устало роняет голову Дядюшке на плечо. Красивый такой жест, как она сама, как вся она. Таких, наверное, не бывает в природе. Их должны как-то производить в особых лабораториях и долго-долго учить. Потому что у нее не только безупречные руки - длинные пальцы со слегка выступающими суставами, розовые ногти, узкие ладони, тонкие запястья, - но еще и безупречный маникюр, роскошное кольцо с мелкими кроваво-черными гранатами в серебре, гладкая, светящаяся изнутри кожа даже на костяшках... тридцать лет процедур изо дня в день, наверное. И вот так - каждая деталь. Каждая. Все безупречно сделано и содержится в безупречном состоянии.
       - Сейчас мы доедем и поставим букет в воду, - тихо говорит Дядюшка.
       - Не поставим, а положим.
       Какой-то код, догадывается Аня.
       - Значит, положим. - легко соглашается Дядюшка. - Нам с вами, Аня, придется поработать. Причем со дна и не тревожа ила. Подобно рыбе-мормирусу. Как я понимаю, вы стали маяком для некоторого количества молодых людей.
       - Да. - а вы, дорогой Дьердь Иштванович, даже спасибо не сказали. И не поддержали потом. Студсовет проснулся, а вы нет.
       - Не хотел вас компрометировать.
       Ну ведь не менялось же у меня выражение!
       - Так вот, с ними придется осторожно связаться. И попросить человек пять, тех, кто может это себе позволить, на несколько дней растаять в воздухе. Подумайте о кандидатах, пока доедем. Только, Аня, я имею в виду тех, кто на самом деле может себе это позволить.
       Она ест пиццу. Она ест подогретую дешевую рассылочную пиццу прямо из коробки, и если бы не так красиво откусывала, жевала, облизывала пальцы и брала следующий кусок, Аня бы сказала, что госпожа инспектор Гезалех пиццу прямо-таки жрет. Трескает. Хавает. Через себя перекидывает.
       Женщина пролежала два часа подряд в ванной мотеля, восстала оттуда завернутой в банный халат, села в дешевое мотельное кресло и теперь ест остывшую пиццу прямо из картонной коробки руками - и если ее сейчас сфотографировать, то либо мотель, либо пиццерия прославятся на весь мир.
       А у меня нет ничего, думает Аня. Ни умения вот так есть, ни маленького серого "лотоса" в правильном гараже нужного города. В нужное мне время.
       Но ведь люди-то есть. Были и есть. И - как только что выяснилось - готовы отозваться, не спрашивая. Отбирать пришлось. Допустим, три четверти - это Дядюшка. Но четверть... плюс рабочая группа, которую никто не распускал. Это уже что-то. А она ресницами хлопала...
       Телефон мотеля издает мягкую трель. Машинки самой Ани отключены и разобраны на части. В "лотосе" нашлось три чистых аппарата, один они задействовали. За это время в номер звонили только с сообщением, что приехала пицца. А мороженое все-таки растаяло.
       - Возьмите.
       Изображение Аня включает при первых звуках. "Люди разговаривают", звучит в наушнике.
       Мистер Грин.
       - Доброго всем дня, вы замечательно закапываетесь. Аня, поздравляю, внутренняя служба до сих пор считает, что вас нет в городе, и думает, не обвинить ли вас в похищении.
       На нее смотрят, ее видят, ей улыбаются.
       - Вылезайте, - говорит мистер Грин, - и будем чай пить.
      
      
       ***
       Эта женщина ему пеняла "ты горишь"? Ее маршрут за последнюю пару суток он знает как свой. Рабочий день инспектора. Ночная перестрелка. Сутки работы рядом с господином Левинсоном. Перелет. Уход от погони - вымышленной или нет, силы расходует одинаково. Теперь - вот этот "светский раут", то ли передышка в работе, то ли встреча клуба заговорщиков.
       Эта женщина берет его под руку:
       - Джон, мне надо с тобой поговорить, - и, значит, речь пойдет о чем-то не очень приятном для него.
       Очень устала. Боится не справиться. Но - жива и счастлива. Странный выбор, но вряд ли неудачный. Нужно будет потом присмотреться поближе. Их так мало, а таких, как они с Анаит, было мало всегда, а сейчас почти и не осталось. Семья внутри семьи.
       - Что ты делаешь с этой девочкой, с Анной Рикерт?
       Интересно, уже второй сигнал. Час назад Максим отозвал в сторону и сказал, что с Аней нехорошо. Очень нехорошо. Кризис и, скорее всего, - с желанием свернуть себе шею.
       - Я ей, кажется, неудачно сделал выговор. После этого она попробовала вести себя самостоятельно, поторопилась - и совершила крупный промах.
       - Расскажи мне, пожалуйста, все. Подробно.
       Он говорит, детально и сжато, начиная с сонного явления в приемной, вплоть до просьбы узнать у Фелипе Трастамары его мотивацию и пределы допустимого. Что делал, как, почему. Внутренним языком: на чем ставил акценты, чего хотел добиться, какими механизмами. Наверное, так их обсуждали собственные создатели. Анаит по миллиметру склоняет голову, наконец, смотрит уже исподлобья.
       - Джон, - говорит она. Пауза. - По всему, что увидела я, я решила, что у вас роман. - Пауза. - Взаимный.
       Некоторое время он не может говорить. Только смеяться. И держаться за подоконник.
       - Потрясающе, - наконец выдыхает он. - У нее - случай Максима, наверное. А у меня, получается, контрперенос? Я поймал, что ей нужно - и фактически провел импринтинг, сам того не заметив? Занял нишу? Надо же так заработаться. Господи Боже мой. Бедная девочка.
       Анаит слегка массирует виски.
       - Почти все мы так или иначе влюблялись в старших, - подумав, говорит она. - В преподавателей, тренеров, начальство, исповедников. Это естественно и даже полезно. Здесь меня смущает... то ли интенсивность, то ли степень самообмана. И еще это грозит скандалом, имей в виду.
       Просматривается последовательность. Интересная. Опасная. Нужно будет проверить.
       - Я с ней поговорю. И уже с учетом. И постараюсь что-нибудь придумать. И, может быть, еще попрошу у тебя совета. Спасибо, Анаит.
       И благодарность тут скорее не за то, что сделано. А за то, что есть.
       Он отходит к Деметрио с его новым знакомым, а, может, и с новым приятелем. Если так, то полезно обоим. Обмен опытом и преодоление предубеждений. Деметрио Лим и Фелипе Трастамара - две полные противоположности во всем. Такая дружба обогащает. Вместе они работали просто великолепно; главное - не вслушиваться в говорок, состоящий на 99% из жаргона. Оставшийся процент - брань. Не вслушиваться потому, что начинаешь следить за этим площадным представлением и отвлекаешься.
       Они хорошо работали. Гасили волну у себя дома. Переговоры, сообщения, просьбы, угрозы и союзы...
       - Кто из вас в детстве мечтал быть пожарным? Могу выдать отличную рекомендацию.
       - Спасибо. Уже прошло, - отвечает Деметрио, и вдруг выстреливает: - А вы в детстве котом быть не мечтали? А то хорошо получается.
       Четвероногих из семейства кошачьих можно исключить. Остаются сутенеры. Три сцены в одну воронку за последние два часа. А Трастамара, кажется, изумлен только грубостью, но не предметом разговора. Это уже не сигнал тревоги, это пожар.
       - Слушаю.
       - А что тут слушать. Вы пользуетесь тем, что девчонка в вас души не чает - и подкладываете ее... может, вы ей ничего и не говорили, но я ж не поверю, что вы не видите, что она готова делать. И будет.
       Он совершенно, стеклянно трезв - хотя и держит в руке бокал, но не пьет. Устал и зол до позволения себе вот это все сказать. Одуванчик. У которого многие интересы завязаны на меня. Хорошее мерило уровня тревоги.
       Трастамара кладет Одуванчику руку на плечи - и поддерживает, и придерживает. Смотрит прямо в глаза.
       - Простите моего друга, но у меня тоже сложилось в-впечатление, что в-вы используете сеньориту Ану не лучшим образом.
       На этом случае последовательность восстановить легче.
       - Она летела к вам как на крыльях? Так. Разговаривала с вами так, будто в мире никого нет? Так. А потом позвонил я? И дал задание. И вы для нее перестали существовать. Так? Выключились вместе с фоном?
       - Да.
       - Простите меня, пожалуйста. Это я с вами нехорошо обошелся. Я просто попросил Анну спросить у вас, чем вы руководствовались. Если ей не сложно. А дальше... вы присутствовали на обеих лекциях. Я ничего не заметил, потому что все это происходит только последние три дня.
       - То есть... - Деметрио пытается что-то сказать, но это сейчас лишнее.
       - Молодые люди, я очень не люблю разочаровывать, а тем более выдавать чужие секреты, но вчера весь день Анна примерно половину времени тратила на войну за камеру и разглядывание того, кого видела в этой камере. Как вы понимаете, Фелипе, это были не вы.
       Пока Деметрио опять пытается что-то сказать, уже другое, Трастамара успевает первым:
       - Вот и хорошо. Это совсем не входило в мои планы - и вообще мне казалось, что вы пытаетесь вбить клин в нашу коалицию.
       - Вы хотите, чтобы я... - Одуванчик, у которого нет слов. Остановись, прекрасное мгновение.
       - Хочу и объясню, но не вам, а самой Анне - в частной и более спокойной обстановке. Я еще раз прошу меня простить - мне раньше приходилось сталкиваться с попытками принести мне человеческие жертвы, но это выглядело совсем иначе и не развивалось так быстро. И спасибо, что не стали молчать.
       Интересно, как через эти рифы проходил Сфорца? Спрашивать его сейчас бесполезно - не говоря уж о том, что его вообще о многом спрашивать бесполезно. "Мне просто показалось" и "Не знаю". Но вон он разместился вдоль одного из двух диванов, с омерзением разглядывает мир сквозь коньяк и с куда большим - следит взглядом за одним-единственным гостем. Только вокруг него, не с ним, а вокруг - и Максим с женой, и Анаит с господином Левинсоном, и Джастина с Антонио.
       А где, кстати, Аня? Аня в кабинете, где ей совершенно нечего делать. Сигнализация обозначила пересечение границы, а девушка даже не подумала, что там может быть барьер. Хорошо, что он сейчас полупассивный.
       Страшно даже представить, чего от нее можно ожидать. Сцены? Истерики?
       Он осторожно повернул ручку, прикрыл глаза, переключаясь, заглянул.
       Аня сидела за столом, положив голову на руки - и мирно спала. Маленькая настольная лампа-"свечка" нарисовала на столе круг, осветив блокнот и стило, часть ладони, щеку. А потом контуры поплыли, свеча, каким-то образом стала настоящей, восковой, прогоревшей до половины, девушка подняла голову, увидела, кто стоит в дверях - и он успел отбить, отвести в сторону летящее стило, и упустил момент, когда на него ринулась тень куда большая. Целясь в горло.
       Он еще раз посмотрел на круг света, на стол, на спящую сотрудницу. Аккуратно закрыл дверь.
       У больших машин не бывает галлюцинаций. У них бывают сбои эвристической системы. Как правило, дело ограничивается обонянием - опасная информация дурно пахнет. Но иногда аналитический блок конфискует зрение. Это не значит, что он ошибается или видит то, чего нет. Совсем наоборот.
       Вернуться в гостиную. Найти Анаит. Отобрать у Антонио. Пересказать беседу с мальчиками и перевести на общепонятный язык видение.
       - Я очень тебя прошу поговорить с ней. Подготовить к длительной командировке в Терранову.
       - И чтобы отъезд прошел в рамках приличий.
       - Да.
       - Иду.
       Потому что еще немного - и я уже перестану различать цвет стен, читает он в голосе.
       - Я хотел бы, чтобы вы остались сегодня у меня.
       - Спасибо.
       Деметрио Лим стоял у стола и с большим интересом разглядывал пепельницу. Кажется, он предавался этому занятию уже минуты три.
       - Поговорили?
       - Нет, не поговорили. И вот что... - он тоже перешел на флоридский диалект. - Делай что хочешь, но когда ты уедешь, она должна поехать с тобой. Документы будут, приказ будет, работа будет. Здесь ей оставаться нельзя. Рядом со мной - плохо, без меня - еще хуже. Ей хуже. Ты хочешь и можешь. Сделаешь?
       Одуванчик смотрит, стараясь скрыть подозрения. Гораздо хуже, что старается скрыть, чем сами попытки высмотреть подлинные намерения. Смотрит и не знает, что видит - просьбу или хорошо замаскированный план.
       - Но я...
       - Твою смерть она, если что, переживет. Вспомни, где и на что ее учили. И вообще, прости - но ты сам идиот. Фелипе ладно, попал под каток, но ты-то. С утра с ней все было в порядке. Она в перерыве скисла, когда ты даже не глянул в ее сторону, весь был занят другим делом...
       - Я работал! - оскорбленный Одуванчик шипит, как вода на плите. - Я что... с Пеппи? Я кому кофе варил, я кому комплименты говорил, я кого провожал?.. Пеппи? Вот из-за этого все?! Я по делу!
       Почему про мужскую логику сочиняют так мало анекдотов?
       - Будешь сегодня провожать - объяснишь. Кофе тоже можно.
      
      
       ***
       Рефлексы не сработали. Он не вполне понимает, почему - то ли бестактная особа слишком быстро двигалась, то ли была непоколебимо, заразно уверена в правоте и праве. Хорошо, что не сработали, сломал бы доктору руку.
       - Вам не говорили, что воспитанные люди так не делают? - удивленно интересуется Левинсон.
       - Заткнитесь, идиот, - с той же запредельной уверенностью приказывает эта... хамка, и Левинсон действительно затыкается. От удивления и любопытства, что же будет дальше.
       Стандартный сигнал ударил по ушам дуплетом. Левинсон разговаривал с Максимом, поэтому не сразу потянулся за коммуникатором; только оглянулся - кому еще пришло сообщение. Шварцу.
       В тот момент доктор Камински еще держала супруга под руку и смотрела куда-то через плечо; Левинсон сунул руку в карман, и тут она выхватила пластинку. Взгляд на экран - на Шварца.
       Прочла.
       - Позвольте я все-таки... - аккуратно взять аппарат.
       Просьба сталкивается в воздухе с "Осторожно" Максима. Но больше ничего Щербина не делает - видит, что угрозы нет.
       Повернуть к себе... пятнадцать минут назад, Елена Янда, проректора Лехтинен, в госпитале. Пистолет. Три ранения, все три смертельны. Следом попытка самоубийства. Запись в дневнике "Все пусто, ничего нет. Ничего нет.". Реанимация. Состояние критическое. Информация блокирована. Власти оповещены.
       - Ничего тебе доверить нельзя. Ничего. Все как-нибудь да прогадишь. - это Шварц. Вслух.
       Левинсонов сейчас два. Один... получил проникающее ранение в живот. Два раза. Второй в рабочем состоянии, держит ситуацию. Боль пройдет. Всегда проходит. А тумана уже нет. Чем хороша война, его там никогда нет. А сейчас у нас, оказывается, война. Совершенно точно - война. Спасибо Шварцу, он высказался очень вовремя. Один раз - случайность, два - совпадение, три - враждебные действия. А это ты, Вальтер, уже в четвертый раз.
       Камински смотрит расширенными глазами на Шварца, зрачки пульсируют - черный глянец в черном бархате. Муж ее почти тем же остановившимся взглядом - на всю сцену; успел прочесть. Да Монтефельтро, ледяной клоун, щурится, поводя подбородком.
       Хорошо, что они есть, рядом, "за". Грозовой разряд не убивает, а стекает в землю.
       Вальтер оценивает диспозицию, презрительно хмыкает, пожимает плечами. Пытается изобразить, что четверо против одного. Я должен реагировать, напоминает себе Левинсон, как раньше, словно не проснулся. Как Шварцу привычно. То есть, искать взглядом Анаит - кстати, интересно, куда ее уволок Грин, - не найти, впасть в ступор. В крайнем случае попытаться дать ему по морде. Нет, это лишнее - значит, будем впадать. Тем более, что одному из двоих в единой шкуре очень хочется. Пусть впадает.
       Шварц разворачивается, собирается уходить.
       - Задержать его? - одними губами спрашивает Максим.
       - Нет.
       - Извините, - громко, будто вспомнив, говорит Шварц, - Мне нужно переварить новости. И лучше... не в этой компании. До завтра.
       А это было на добивание. На случай, если первого удара не хватит.
       - Наблюдение. - Это уже не словами, это движением глаз.
       - Конечно.
       Конечно, наблюдение. Даже тень результата - тоже результат. Убийства Вальтер ждать не мог. Он и правда выводил эту девочку на удар, но выводил на Морана. И иначе. И - вот эта злая радость?..
       Теперь уже Максим и Антонио ищут взглядами Грина, а его тоже нет. Доктор Камински никого не ищет, таращится на пустое место, где только что стоял Шварц. Манеры наркоманки, ей-Богу.
       - А что случилось? - спрашивает да Монтефельтро. Как это он вписался, не зная?
       Левинсон сует ему под нос коммуникатор, который так и держал в руке. Ледяной клоун - так и кажется, двадцать лет подряд кажется, что глаза у него должны быть светло-голубые, - читает и сглатывает. Потом вытаскивает собственный коммуникатор и что-то очень быстро набирает без помощи стила, ногтями.
       - Мы и сами могли бы, - слегка ревниво говорит Максим.
       - Это моя вина.
       - Вы еще подеритесь, - Камински выходит из своего транса.
       - Я ее к себе хотел, - поясняет да Монтефельтро. - Нужно было сразу. Вчера нужно было. Я не знал, что есть обстоятельства. Должен был догадаться.
       Теперь уже Щербина и Камински смотрят на него, будто впервые видят. Антонио им, наверное, ничего раньше не объяснял, особенно такого. С ним это и правда редко бывает. Раз года в три-четыре по большому празднику. Тут, правда, повод есть, особенный. Жили-были четыре мушкетера королевы.
       И пятый - самый младший - мушкетер канцлера. А потом роман кончился, началась считалочка.
       - Пять поросят пошли на парад.
       Доктор Камински оборачивается... даже не так, там сразу на месте затылка - лицо, будто тело два раза вывернулось наизнанку.
       - Вы тоже? - спрашивает она.
       - И их осталось трое, - кивает Левинсон.
       Другие трое - эти - смотрят на него, как на привидение. Разными взглядами, но как на потустороннее явление.
       - Так, - говорит Максим, и это его "так" отдается эхом чего-то недавнего и уже забытого. - Вы сейчас, пожалуйста, сядьте, да... - кивает на диван рядом с тем, где разлегся Сфорца. - Я вам коньяка налью, хорошо. - Мальчишка, не спрашивает ведь, а распоряжается.
       И раньше самого Левинсона почувствовал - что ведь... зацепило. Всерьез. По-настоящему.
       Ехали. И заехали. Спинка дивана оказалась твердой, удобно. Воздух вернулся. В нише Камински с мужем насели на Антонио: режим понятен, сам Левинсон уже никуда не убежит, а клоун может, если дать ему опомниться. Подойти хочется - но нельзя. И нечем пока.
       Сфорца смотрит на него, на бокал с коньяком, на него.
       - Этот ваш... - спрашивает вдруг, - он всегда был как сегодня утром?
       Утром была лекция с препаратами.
       - Нет. Не всегда.
       - А как сейчас? - этакая ломаная то ли синяя, то ли бирюзовая линия вдоль дивана напротив. Почему бирюзовая? Костюм серый, рубашка светлая в мелкую полоску. А вот почему-то.
       - Тем более. Нет, был. Тогда, в музее. - Стоп... а что он, собственно, знает? Господин Сфорца, чудотворец и воспитатель малолетних сволочей. Насколько все это его касается - и почему вообще касается лично его?
       - Я понимаю. А что случилось сейчас? Вы, кстати, пейте, чудесный коньяк. И рассказывайте, да? Только с начала.
       Начало у нас было на Кубе, после Кубы. Хорошо, с начала так с начала.
       Когда он говорит "нас было пятеро", Сфорца хватается за воротник.
      
      
       ***
       Девочку Анечку, полутезку, полусоседку, критическую массу, просто так успокоить не удалось. Пришлось зацепить. На зависть. На ревность. Эти чувства она в себе знает, понимает. Может отозваться. Может удержать. Дальше - объяснять.
       А потом... скажем, через четверть часа, когда косметика уже снова на месте, поймает ее господин Лим во всей красе весеннего гона и увлечет. У него получится.
       Анаит нравится, как человек по кличке Амаргон смотрит на нее. С удовольствием. С восхищением. И без тени желания. Если не считать разве что осознания, что одному в этом мире - неправильно. Даже если вдвоем получится ненадолго.
       - Идите, утешайте.
       А я хочу сесть, вот здесь, на мягкий подлокотник длинного дивана рядом с Дьердем, нажать ему на плечо - сиди, мне и тут удобно, и правда же удобно, если боком вписаться в изгиб. Я хочу сесть и смотреть на эту компанию, занятую беседой. Выпить. Сначала холодной воды с газом, потом уже чего-нибудь покрепче.
       Высокому стакану с ломтиком лимона, с пузырьками на кубиках льда просто радуешься, не думая, откуда он взялся; хотя взялся он, конечно же, от Максима. Мысли он, как уже известно, не читает, зато совершенно замечательно читает реакции. На чем ему и спасибо.
       Холодное стекло. Горячий лоб. Ощущение вывернутой на голову... нет, не помойки, но хирургического бачка, куда сбрасывают окровавленные салфетки и прочие биоматериалы.
       В зале кого-то не хватает, это приятно саднящая пустота как на месте удаленного зуба.
       Шварца и да Монтефельтро, ну, второй не тянет на больной зуб, только на отколовшийся краешек эмали.
       "Потом расскажу", показывает Дьердь. С ним тоже случился кто-то, пока меня не было. Но с ним - не только к худшему. В его личный счет, в длину списка на фюзеляже, Анаит поверила сразу, когда узнала. Теперь даже не верила - видела. Написан был этот счет на лице, в голосе, в движениях. Кто-то случился и все стало проще.
       - Но вы же понимаете, что все это - паллиатив. Все договоры, весь нажим. Благодарности Совета не хватит и на месяц.
       - И снова-здорово, да? Молодой человек, я вставать не собираюсь, так и понимайте.
       Юный Трастамара потерял нового напарника, прибрел сюда - и ищет места, где бы ему приземлиться, а единственный полусвободный диван занят Сфорца во всю длину.
       - Простите, я вовсе не...
       - Так что садитесь как есть. Это удобно, я проверял.
       - Если я сяду, нас останется только снять для светской хроники.
       - Погодите, это надо жену сюда же, а то мелко выходит.
       - Не надейся, я не встану. - Жена сидит рядом с Джоном, смеется. - И вообще мы и втроем не перекроем Одуванчика на мосту. Садитесь, юноша, вы не маяк и не светоч добродетели.
       Фелипе приземляется куда-то на дальний край, между коленками и туфлями. Слегка розовеет. Открывает резко и суховато очерченный рот:
       - А давайте покажем в-всем пример. В-возьмем и скажем правду.
       - То есть?
       В центре внимания Фелипе смущается окончательно.
       - Скажем в-вслух, что нас не надо защищать, что мы не маленькие и нас не обижают. Мы просто работаем и ссоримся по ходу. Тоже... проблема. Что старое окончательно умерло и бояться нечего.
       - А старое нам поверит? - интересуется госпожа Сфорца. Наполовину в шутку, а наполовину уже всерьез.
       - А старое еще полтора года назад вслух согласилось с тем, что оно старое и нужны реформы. А это все - так... рабочие трения, границы юрисдикции. Просто раньше это все на люди редко выносилось, решалось в пределах комитетов, за столом переговоров, а теперь времена другие. Мы привыкаем не прятаться - пусть и люди привыкают не пугаться.
       - А хорошо, - тянет Сфорца, - только...
       - Не просто хорошо. - это Джон. - А очень хорошо. И своевременно.
       - Видите, как полезно в нем сидеть, - усмехается Джастина. - Главное, мгновенно помогает. Мгновенно.
       Анаит очень хочется проверить, так ли это. Как раз есть свободное место. Но резко, наотмашь падает знание: вечер кончился. Пора расходиться до утра. Концепция выработана. Знакомства состоялись. Связи установлены. Гильотинный нож, тропический закат как гром через моря... а избыток поэтизма - это предельная степень усталости.
       "Что вы пришли передо мной красоваться? Добить хотите? Я знаю, что я чучело! Идите, блистайте!.."
       Девочка, хотелось сказать ей, деточка - да раскрой же ты глаза, да посмотри: я не спала две ночи, я на ногах не стою от усталости, а мне уже сорок четыре, и это заметно, как ни старайся. Неужели не видно? Не жалко?
       С недосягаемых высот несчастья Ани чужих проблем не было видно, конечно - и тем более не могло быть жалко хоть кого-то. Даже себя.
       Похожих на себя жалеют звери. Люди умеют жалеть и непохожих. Анечке предстояло заново эволюционировать от рыбы.
       На руках теперь темные пятна чужой туши. На брюках и свитере тоже, но на черном не разглядеть. Девочка Анечка много плакала после того, как ее наконец прорвало.
       О том, что не может, не успевает, а от нее хотят, хотят и хотят... а она не видит, не слышит, не справляется, как вот только что - все же могла, учили, ничего такого, а она... и все смотрят, на нее. Вот на нее же. Она же видела. Щербина, сволочь, обходит... как помойное ведро. По дуге. И морщится еще, предатель. А этот... этот... он ее продает, как корову на базаре. Кому еще подсунуть? Она же видела - он о ней говорил с этими двумя. Наверняка же опять... Хотелось бы знать, как они делить будут, или не будут для укрепления взаимопонимания?
       Оплеухи иногда помогают; особенно, если даются не терапевтически, а искренне.
       В образовавшуюся паузу можно вбить вопрос "Так вечная любовь и недостижимый идеал, или сутенер? Или не или, а потому что?". Аня все-таки умненькая девочка; более того - уже приученная к самоанализу. Просто все это снесло в кризисе, но навыки остались. Дальше было мокро, но уже не так грязно.
       Какой Одуванчик, да кто он такой, полный ноль, она сама его сделала из ничего вот только что. Какой у него может быть интерес, кроме политики? Если она ни с чем не справляется...
       Далее по кругу минус Джон. Далее по кругу минус Максим. Пока не останется большое мокрое чистое место "я совсем запуталась!".
       Вот это мокрое место уже можно поднимать из руин, выкручивать до полусухого, показывать, как оно на самом деле. Чтобы обратно медленно пошло - ой, это не гибель, не впадение в ничтожество, не изначальное пребывание в нем же, не, не, не... это просто дыра в оболочке, куда уходит слишком много сил и себя, и рабочий стресс, опять же потребовавший слишком много, и чувство, которое страшно опознавать... и весь тот лишний груз, который навалили раньше. И можно жить, а не тонуть в сочиненных ожиданиях на глазах вымышленных судей.
       Инспекция, часть третья. Ретроспективное исследование выпускников. Переходящее в проспективное само по себе. Не забыть еще раз поговорить с Максимом, с его работодателем, с Джоном, с Камински. Завтра, потому что сегодня уже говорить не о чем, а совершенно параллельные стены вроде бы стоят шалашиком, но не встречаются, потому что бесконечность взяла отпуск, так что сверху, в потолке, остается пустая черная дыра, которая высасывает кислород и свет. Присвистывает сложенными трубочкой губами и высасывает. До темноты и духоты.
       Но не до конца. Потому что ее подхватывают, греют, несут, окружают, закрывают от неба. И соскальзывает она не вверх - в беспамятство, а вниз, в сон.
      
      
       ***
       Мистер иезуит смотрит как строгий брат невесты. Как сорок тысяч строгих любящих братьев единственной невесты на похитителя сестры.
       - Все в порядке, - сказал Левинсон. - Ей просто нужно выспаться.
       - Вам тоже, - сказал Максим. Интересно, а температуру он на взгляд определять не умеет? Уставился как медицинский робот.
       Несколько часов назад это было весьма кстати. Когда Анаит вдруг стала валиться назад, совершенно беззвучно и расслабленно, парень успел первым. Подхватил. Вот на чем они со Смирновым сошлись. Гиперсенситивы. Говорят, раньше таких отбирали в орден доминиканцев. Биологический детектор лжи, неплохо.
       Как вот он только раньше с этой гиперсенситивностью над всеми издевался? Или, так сказать, благодаря, а не вопреки? Да, и зачем же он молчал-то?
       - Я просто не засну, - сознается Левинсон.
       Медицинский робот кивает. Он сидит на полу, рядом - жена, положив голову ему на колени. Не спит, смотрит снизу вверх. Сфорца и Грин заняли два дивана. А мы займем кресло.
       Здесь уютно, хотя обстановку, кажется, придумывал не хозяин, а дизайнер. С идеями. Венецианский классицизм смешать с "ниппон-тек". А вежливый хозяин потом посмотрел на то, что получилось, вежливо поблагодарил творческого человека, расплатился... и переставил все так, чтоб можно было жить, не спотыкаясь и не впадая в ступор от сочетания красно-золотых кресел на грифоньих лапах со столами из прозрачного стекла и черных кубов с подсветкой под вазами века так XV - и вышло хорошо.
       Хотя фантазии все это, а в апартаментах обстановка казенная.
       - Что случилось с Аней? - не со Шварца же начинать. А девочка выжала Анаит досуха, до неспособности говорить.
       - Она, - со вздохом объясняет Грин, - была более или менее готова убить меня, скорее создав фатальную ситуацию, чем непосредственно, потому что я - недостижимый идеал, паршивый сводник, торгующий ее телом и душой, вечный судия, навсегда определивший ей цену... и даже мое "да" означает, что рано или поздно я скажу "нет" и сброшу ее в бездну - как она там у вас, без стыда или без следа, Максим?
       - Это зависит от того, южней вы или северней Рязани. - Медицинский робот уже не очень робот. И обеспокоен сейчас вовсе не моим здоровьем. Хороший парень получился, неожиданно хороший, неожиданно быстро. Благодарить, кроме Сфорца, некого - мы со своей стороны сделали все, чтобы из него получился второй Векшё.
       Как-то даже странно вспоминать, что Векшё-то мне нравился, это Шварц говорил "не могу понять, за что я его не люблю - вроде все хорошо, и соображает, и поле видит".
       Этот не видел ни границ позволительного, ни потребности заботиться о ком-то кроме себя. Ни того самого поля. Вот Векшё, отличник и активист, кажется, не просто видел поле - понял принципы и взломал систему. Снявши голову, по мозгам не плачут?
       - Второй случай... Подряд. - заключает Левинсон. - Или третий.
       - Третий или четвертый... - поправляет Щербина.
       - Третий, - говорит Камински. - Четвертый атаковал не Шварца, и ее никто не тащил на лифте вверх, а это важно. Синдром фаворита. Своруете название до публикации - убью.
       - Можно теперь все сначала и подробно? Максим? - вот уж это точно касается лично меня.
       У них тут мозговой штурм был, кажется, а он лежал в темноте рядом со спящей Анаит, и не мог выпустить ее руку. Испугался.
       Максим докладывает. Трое - он сам, этот их Векшё и Рикерт. Карьерный лифт, ответственность, ураганное развитие влюбленности в руководителя...
       - Или родню руководителя... - с выражением уточняет Сфорца.
       ...безответственные рискованные действия, растущая амплитуда маятника "нарушение - наказание - нарушение" и отчетливая тенденция к саморазрушению.
       - Самоубийство влюбленных.
       - Как способ сохранить все и сохранить в чистоте... Максим, если это так, то я боюсь, что в случае с Векшё, триггером могли быть и вы сами. Отчасти. Это вы его выбрали при найме?
       - Да. Я...
       - По сходству?
       Подумал.
       - Да.
       - Тогда, доктор, добавьте в список параметров высокую восприимчивость к окружающей среде. Врожденную или освоенную в сравнительно юном возрасте.
       И поэтому этих случаев было так мало.
       - Векшё еще повезло, - констатирует Камински. - У него выделились два объекта. Один уничтожаем, второй подчиняем. Если бы только не базовое нарушение. Кстати. Надо перевернуть статистику по конкурентным конфликтам.
       - Что-то может и отыщется, но не думаю, что много. Вы правы, это синдром фаворита, термин точный. Человек определенного типа, - загнуть палец, - с определенной уязвимостью, - второй, - получает вскоре после выпуска, и это важно, - третий, - должность, которая соответствует его профессиональным качествам, но еще велика ему эмоционально, - четвертый. - При этом, он должен оказаться под началом, прямым или опосредованным, у кого-то, кто превосходит его по всем параметрам. Вызывает искреннее, а не наведенное восхищение. Может быть, еще нужен конкурент... кто-то, кого необходимо уничтожить или ссадить на обочину. Но это предположение. В любом случае, эти пять факторов сходятся очень редко. А в государственных структурах - практически никогда. Фактически, проблема нечувствительно лечится нормальным постепенным карьерным ростом.
       - Я вас запишу в соавторы. Всех, - обещает Камински с зевком. - Но вообще хорошо, что вы пришли. Я хотела извиниться...
       - Это можно и утром, - улыбается Левинсон.
       - Болван. Извините. Не перебивайте меня, а то я никогда извиняться не закончу. Скажите мне, господин Левинсон, вы за Шварцем ничего странного не замечали?
       - Когда мы познакомились всерьез, мы уже все были очень странными. Странного-для-Шварца? Мне показалось очень странным, что он так долго оставался в университете и ничего никому не сказал. Шантаж - не мотив. Недоверие - не мотив. Тот Вальтер Шварц, которого я знал хорошо, рано или поздно плюнул бы и учинил кабак до небес... с удивительно небольшим количеством жертв в процессе. И до правды тоже докопался бы - или заставил ее проявиться. А навыков он, как видите, не растерял. Вот это. Он ведь что-то делал, что-то готовил - ту же Янду, но все это вполруки, не вкладываясь. А потом приехала Анаит.
       - Вашу Анаит надо было к кубинским компаньерос загнать одну, вместо ССО. Или перед Советом поставить. И вообще в зоны локальных конфликтов посылать, на страх всем сторонам... Слушайте, а ее-то кто активировал? Или в ее Комитете по надзору сплошь здоровые люди работают? Кстати, я теперь все понимаю с Клубом, Сообществом и вообще... - Камински усмехается.
       - На Кубе, возможно, так и было, если это кстати. Появился раздражитель - и одновременно убрали стабилизатор. Случайно совпало. А вот странность вторая. Я ее тоже осознал уже потом. Шварц ни разу не спросил меня о том, чем я занимался. О той самой статистике.
       - Он знал?
       - Должен был знать много. Его студенты меня регулярно обвешивали жучками и маячками как новогоднюю елку яблоками. Я своих пристраивал искать все это добро, оценки им повышал. Но всегда оставлял парочку на развод. Это была такая игра. Для меня. Я думал, что и для него. Но он так ничего и не сказал.
       Женщина морщится, закусывает губу - словно ей ухо продуло и теперь периодически "стреляет". Встряхивает головой.
       - Нет, это мы так до утра будем. Я вообще не про то. Знаете фокус, как посмотреть на свои пальцы как на чужие? - Она показывает, не дожидаясь ответа: прижать четыре пальца к основанию большого и выкрутить кулак внутрь до предела, опустив руку вниз. Действительно, полная иллюзия, что эти четыре пальца - сломанный ноготь, сорванный заусенец, старый рубец, свежая ссадина, - принадлежат кому-то еще. - Посмотрите так на Шварца. Что получится?
       Это он уже сделал. Несколько часов назад. Когда вспомнил считалку. Милые люди вокруг него не совсем правильно оценили природу шока.
       - Личный враг. Идейный тоже, но главным образом - личный. И не только мой. И я бы сказал - безумец, но что-то мне мешает. "Одержимый" - почти точное слово. Не хватает детали. Винтика.
       - Насколько я могу судить, он... нормален. Собран, целеустремлен и доволен, - говорит Максим. - Без дребезга, даже без фальши. Наигранного очень много, но это роль, а не самообман.
       - Да-а ну-у? - тянет с дивана Сфорца. - Как низко я пал... уже в нормальных людей хочу безосновательно стрелять.
       - Что же помешало? - живо интересуется Грин. Интерес у него исследовательский. Вопрос, видимо, чисто рабочий. Желания господина Сфорца играют роль индикатора?
       До разговора наедине великий корпорант казался манерным и капризным типом со склонностью к неуместному эпатажу. Этакий постаревший мальчик из ночного клуба. Оказалось, ничего подобного. Очень теплый, деликатный и внимательный собеседник. Самое странное - пока они не договорили, никто не приближался и даже не смотрел в их сторону. Конус тишины, мелкое бытовое колдовство.
       Боль за время беседы утекла. Остался сквозняк внутри, но уже переносимый. "Послушайте, - сказал капризный тип, щурясь и морщась, словно Левинсон светил ему прожектором в глаза. - Ну вы же умеете думать. Вы с утра поговорили с этой девушкой, поняли, что на ходу нельзя, да? В чем вы виноваты? В отсутствии провидческого дара? Вы же нормальный человек, вы не могли ее просто запереть, потому что стукнуло? Тем более и не стукнуло, да? Тащить неведомо во что - тем более. Скверно вышло, но обвинить вас захочет только манипулятор, зачем же поддаваться?.."
       Левинсону было слегка неловко, но разговор, словно массаж, позволял спазму разойтись. Самому потребовалось бы больше сил и времени.
       - Что помешало? Ну представьте, если я. Его. После его доклада. У вас дома. И скажу - очень хотелось, да?
       - Да, вас могли бы неправильно понять. - кажется, Грин так шутит. - Но до сих пор все, кого вы застрелили или порывались застрелить, весьма активно хотели убить вас... только вы не всегда это осознавали. Приходится заключить, что вы считаете, что господин Шварц желает зла вам - или кому-то из ваших близких. Тех близких, кого вы не отделяете от себя. Список невелик.
       - Что за месяц такой, - жалуется Сфорца, - все меня... постигают и вербализируют. Но в общем - верно, а право убивать Антонио принадлежит моей сестре. Особенно после сегодняшних... откровений. И вообще противный он какой-то, этот Шварц. Кимвал циклопического размера. Что на трибуне, что здесь. Говорит, говорит... а толку?
       Сильно. Весь зал Совета, весь самолет и как бы не половина планеты слушали, раскрыв рты, а господину Сфорца, видите ли, было скучно.
       - Да, - кивает Максим. - Вежливо выражаясь, бряцает - а не имеет.
       - Как первый Доктор Моро? - вкрадчиво интересуется мистер иезуит.
       - Именно.
       И тут все замирают и некоторое время смотрят друг на друга.
       - Но он же не "какой-то левый педофил", - цитирует кого-то ошеломленный Щербина. - Он настоящий Шварц... только ненастоящий.
       - Скажите, Максим, - самое время спросить. - а гнев он тогда испытывал? Когда выступал?
       - Нет... изображал, зато море удовольствия - как он сейчас нас красиво приложит... - Начинает усмехаться и останавливается на полпути. Знакомое чувство, да?
       - Псевдоманьяк. - говорит Камински. - Даже не копировщик.
       - Какая пакость, - вздыхает Сфорца. - Вот это все. Иск от имени. С головой. Живой укор миру. Сам убил, сам укоряет. И, Боже - если бы это было настоящее, да? Нет, спектакль! Мерзость, ненавижу...
       - Не знаю, - задумчиво говорит Грин, - радоваться ли, что вы не испортили мне ковер. Или огорчаться.
       - Меня еще может на него стошнить, - обещает Сфорца. - Официальный розыск объявляем?
       Неофициальный, понятное дело, начнется через минуту или две. Уже начался. Слежка - еще раньше.
       - Он уже в розыске после стрельбы в университете, - напоминает Левинсон. - И если он поведает подоплеку, репутация университета пострадает всерьез, да и вашему родственнику достанется. - И самому Левинсону тоже, но... за все приходится платить. Рано или поздно. Это было несколько смешно - он всегда меньше всех боялся провала. Даже до несчастного случая на производстве, а уж после... До позавчерашнего дня. Может быть, Шварц и не трус. Может быть, он - умный и предусмотрительный человек, который понимал, что голого не разденешь, а железяке не отомстишь. Сначала ее нужно оживить. Ну спасибо ему, в любом случае. За это. - Он будет держать это тухлое яйцо над нами, пока ему нужно. А потом с удовольствием уронит, - заключает Левинсон. - Так что я бы, прежде чем начинать скачки, нашел способ уронить его сам.
       - Я тут подумал, - говорит Щербина, и глаза у него шальные, "новгородским духом тянет", что называется.
       - Редкий случай... - смеется Камински.
       - Да, и мне понравилось, и я подумал еще. Сначала об этой ерунде с сюжетом, а потом о девочке Ане. Мы тут работаем, а она там отдыхает.
       - И что вы предлагаете?
       - Она там не одна отдыхает, она там с Одуванчиком отдыхает и в прошлый раз они вот так же вдвоем раскопали автора идеи. Сериала этого вашего, - поясняет он, - "Мстителей". Только он не совсем автор, ему Лехтинен эту мысль подкинула. В виде армейской байки. Видимо, крепила ряды обороны: "И обвинения ваши абсурдные, из модного телесериала взяты." Так вот я предлагаю им позвонить и пусть крутят линию дальше. Пусть рыбу сделают, с остальным отдел по связям и сам справится.
       - Она тебе скажет...
       - Но потом обрадуется. - Думает, явно сомневается, добавлять ли. Решается. - Я бы обрадовался. Нет, не так. Если бы я проснулся и подумал, что никому больше не нужен. Вы же не хотите ее списать?..
       Кажется, за это тоже следует быть благодарным Шварцу. Знакомься, Дьердь, вот тебе обратная сторона твоего меньшего зла. Дети, которые боятся быть ненужными больше, чем смерти. Оно, конечно, тоже проходит. Лет за десять.
       - Убедил. Звони.
      
      
       ***
       Анна проснулась рано, еще было темно - и легко, без будильника и самоуговоров. Вчера - нет, сегодня, часа три назад, - ей скинули задание. В исключительно неподходящий момент, впрочем, там все моменты были неподходящими. Особенно разговоры из тех, которые можно вести, только накрывшись простыней с головой. Чтобы никто не слышал. О себе.
       Очень вежливый Максим со слегка наигранной завистью в голосе. "Чтоб вы там не скучали в перерывах. Кое-какие материалы возьми у нас, лови реквизиты".
       - Узнаю юмор родного универа, - сказала Аня, отключила телефон и зашвырнула под кровать.
       Теперь она смотрела в скачанные материалы, сидя на полу по-турецки, с ноутом на коленях. Статья. Журналистское расследование. Сенсация. Это будет красиво - "Подлинная история персонажей культового сериала", или как-нибудь так.
       Вот только труп. Труп не лезет в красивую историю о защитниках на суше и на море, то есть, на фронте и педагогической стезе.
       - С трупом мне что делать?! - взвыла она на всю комнату.
       - Что? С каким трупом? - спрашивает мутный сонный голос. - Что ты так кричишь?
       Он еще тут жалуется. На полтора часа больше проспал и мало ему. Рассвести уже успело.
       - Труп у меня.
       - Не трогай, разберусь... - Деметрио выдирается из под подушки, находит голову руками, протирает глаза. - Какой труп? Чей труп?
       - Да Морана же! - Как будто он Максима не слышал.
       - Да я его тебе так закопаю, концов не найдут... Слушай, кого? Морана? Так его уже...
       - Морана уже. А труп нет. Не лезет в историю труп.
       - Земля, значит, не принимает. Неправедно жил, - заключает Одуванчик и пытается залезть обратно.
       - Нет уж. Обещал - закапывай!
       - Дай я хоть кофе сварю...
       - Кофе? Кофе я тебе сама сварю.
       Она идет на кухню, запихивает грязную посуду в машину, поглядывает на грядки кварталов, считает красные крыши, потом рыжие. Снаружи одиннадцать градусов, а будет пятнадцать, впереди обычный октябрьский день. Облачно, осадков не ожидается, сообщает электронный термометр. Интересно, опять врут?
       Кофе они уже варили. Дважды. Один раз кофе убежал, изгваздав всю плиту. Убежал и пригорел, хорошо так - долго пригорал. Придется браться за кофеварку. Одуванчику, наверное, не понравится - а что же делать, или кофе из кофеварки, или никакого. Реальный и в кружке, или идеальный в мечтах.
       Кофе он заглатывает не глядя, не смакуя, не пробуя даже. Вот есть кружка очень горячей темной жидкости, а вот она пуста. Как будто там вода. Или даже проявитель и закрепитель, потому что Деметрио перестает оплывать по краям. Теперь он здесь весь. Очень интенсивно весь. Затылок колючий, локти острые, подбородок шершавый, губы горькие.
       - Объясни, - говорит. - Куда его, несчастного, закапывать?
       - В легенду. Героическую. Чтоб не торчал, - и, смилостивившись, объясняет, что из сериала и предыстории получается чудный кусочек для прессы, можно сказать, лакомство, и не лезет туда только Моран с его деятельностью и смертью. Выделяется он. Как засахаренный австралийский таракан на свадебном торте.
       - Я, - говорит Одуванчик, - человек ленивый. Я не буду делать работу, которую до меня уже сделали, а ее сделали. Ее еще Максим сделал - дескать, человек хороший, только спятил от рвения. Только тогда нельзя было, потому что хороший человек был живой и мог себя показать. С самой лучшей стороны. А теперь он мертвый и нам не возразит.
       - И что?
       - И скажем мы, что Моран так уперся в Кубу и "это не должно повториться", что не видел, куда его этот ваш Личфилд загоняет. Ну а куда загонял и чем это было плохо, это всем уже на заседании Совета объяснили, а Комитет по обрнадзору еще раньше жареное почувствовал и ревизора прислал. Сам, конечно. А Моран, когда понял, что все дело его жизни сейчас будут демонтировать, совсем слетел и последний рассудок потерял. Тут его со слезами и пристрелили. Трагическая история, как раз к сериалу.
       - Мелодра-ама! - качает головой Анна.
       Одуванчик уже наскоро создал себе профиль в ее ноуте и ковыряется по террановским задворкам. Чего только ни сделает ленивый человек, лишь бы не работать!..
       - Самый популярный жанр. На втором месте - катастрофа. Хочешь, сделаем?
       - Нет уж, спасибо.
       - А то я могу!..
       Он может. И катастрофу, и мелодраму, и по перилам, и кофе залпом, и про труп сначала пообещать, потом спросить, чей. Еще может расспрашивать, уговаривать и останавливаться перед настоящим "нет". Не может понять самых элементарных вещей и не умеет спать в обнимку. Не знает, доживет ли до конца года. Он такой возмутительно реальный, что от этого жутковато.
       Волшебное понятие "обесценивание", повторять по 33 раза утром и вечером - помнить, а не делать.
       "Я живой человек, я хочу, чтобы рядом был другой живой человек, на сколько получится, не загадывая, пока нам обоим кажется, что это того стоит". Не слишком романтично, зато правильно, здраво и оптимистично.
       Все вчерашнее - словно было год назад, невесть с кем, непонятно, почему.
       - А если Шварц... - она даже не знает, что именно "если". Не может предугадать, предположить - и эта невозможность спрыгивает с языка, превращая декана или бывшего декана в имя нарицательное, тип события. Большого и скверного.
       Хотя, кажется, что уж страшнее всех этих историй? Словно стена вокруг университетских зданий рухнула, а за ней не белые корпуса, а старое кладбище, причем не наше, а дагомейское. Вот вам и любимые наставники. Они, конечно, тоже люди - но зачем же до такой степени?..
       - А если какой-нибудь Шварц, то мы... - живой человек рядом улыбается, - включим его в сценарий. А потом поедем домой.
      
      
       ***
       - Раньше было не все, а теперь все.
       Неважно, кто это сказал. Так все думают. Записи прокрутили по сто раз, результаты опросов населения разобрали на молекулы всем студсоветом. Как ни крути, какой сценарий ни запускай, а все сходится на том, что быть месту сему пусту. Для Совета Новгородский филиал теперь красная тряпка. Для противников Совета - воплощение прежней, провальной, политики. Для будущих нанимателей и работодателей - банда моральных уродов и калек. Опасных калек. Своей виной, не своей, излечимо, неизлечимо. Неважно.
       Они тут старались, выкладывались - на какое-то время даже поверили, что получится. А потом Шварц высказался... и на крышку гроба посыпалась земля. Теперь они сидели и слушали, как она стучит, сверху.
       А потом открылась дверь и вошел Смирнов. Они - без надежды, без особого даже интереса - следили, как он подсоединяет свой комм к общей системе, опускает экран и выводит первую табличку. На второй появился интерес. На третьей - изумление.
       Данные кто-то хорошо "поел", изымая имена, источники, все, что дало бы возможность определить - кто, как, когда, откуда. Даже с запасом "поел", будто чистил не профессионал, а... тот же Смирнов. Но для выводов оставшегося мяса хватало с верхом. Семь тучных коров выводов.
       - Это что же получается? - сказал Николае Виеру, он тут старший, ему и изумляться. - Мы оказывается все равно лучшие? На самом деле?
       Конечно, на самом деле, из графиков и таблиц получалось не это, а то, что все остальные - еще хуже. Еще менее надежны. Но продавать нужно позитив. Этому учат на первом курсе.
       - Нет, - вздыхает Смирнов. - Это значит совсем другое, но вот Совет, если в этой драке победит он, прочтет все ровно так, как вы сказали.
       - А если победит не Совет? - это Таиси.
       - Или совсем не Совет? - Бутрос.
       - От не Совета мы уже... получили все гарантии. Благодаря этому документу тоже. Предваряя вопросы - данные собирал декан Левинсон. Я не знаю, как и где. А если совсем не Совет... - и тут Смирнов краснеет как молодой бурак и рявкает на все помещение: - Вы кто? Вас на кого учили? Вы понимаете, какой хаос будет, если все посыплется? Да плевать станет всему миру на ваши дипломы и на ваши карьеры! И вам тоже! Дурачье... Идите, младших успокаивайте. Это теперь ваша работа.
      
      
       ***
       На экране невысокий человек в летной куртке грустно говорит в трубку "Как жаль, что вы ничего не поняли, генерал." И слышит, как на том конце раздается взрыв.
       Следующий кадр. Пустынное шоссе, где-то... да где угодно от винландской степной зоны до вельда. "Западный Кап", - говорит голос за кадром. - "Кару. 23,5 километра от Гамки. Вот здесь, прямо у этого столбика, взорвалась машина генерала Мартина Экабазини, заместителя начальника штаба миротворческой группировки, человека, который через пять дней после высадки в Заливе Свиней доложил, что задача практически решена и при наличии достаточных - дополнительных - ресурсов пацификация острова будет завершена в кратчайшие сроки и без потерь. Официальной причиной автокатастрофы - в тот момент - был признан дефект двигателя, действительно обнаруженный при последующем анализе. Коронер закрыл дело. Теперь мы знаем, что он поторопился..."
       - Красиво, - говорит Алваро. - Внушает...
       - Больше меня не спрашивайте, где у меня ошибка. В генах у меня ошибка, - улыбается Антонио да Монтефельтро младший, а здесь, в Мериде - единственный. - Мой папа киногерой!
       "Где у вас ошибка?" - любимый вопрос Рауля, а директорского обращения на "ты" Антонио, ученик школы, еще не заслужил.
       - Он у тебя лучше чем киногерой, - замечает Алваро, - в кино его убивают в конце первого сезона, а в жизни пока ни у кого не получилось еще.
       Наверное, удачный был ход. В конце последней серии - бац, и труп младшего, любимого члена команды. Непонятно, кто убил. "Смотрите продолжение в следующем сезоне!".
       Не накаркать бы, думает Алваро потом. От передачи пахнет так плохо, что словами не описать.
       А наши там. Почти все. А он тут. С детишками.
       "Кубинская пятерка" - успели уже окрестить... не снималась вместе. Так что кадры пришлось собирать, потом подгонять. "Идеальный солдат" Моран, мятый и будничный рыжий Шварц, пьющий кофе из стаканчика на фоне какой-то очень большой дыры... сам и проделал, наверное. Очень красивая, очень белая женщина на броне; яркоглазый смуглый паренек в штатском... кажется, младше меня, хотя наверняка старше - и вылитый кубинец же. Антонио-старший в форме сержанта ССО, который еще просто Антонио, который совершенно как сейчас.
       Кадры из разных хроник, интервью, просто из альбомов сыплются по экрану. Вот каким был Моран, которого Алваро так и не увидел лично - не "срисовал" и не запомнил, немного жаль. Вот теперь известно, как его звали - Иван, а чаще называли Джон, а то все Моран да Моран, как и не человек был.
       Этот почти кубинец - та самая раскаленная плита, господин Левинсон. Женщина, словно из северной мифологии, про нее вообще ничего не известно, кроме того, что она написала первый сценарий сериала; а актриса была здорово на нее похожа... интересно, случайность? Остальные, кстати, не очень. Любимец публики и команды, кино-Антонио, вообще негр, черный как гудрон, сомалиец. Негатив, считай, практически.
       Вот почему его в первом сезоне убили - актер погиб на съемках, самостоятельно выполняя трюк. М-да.
       Рауль дергает щекой. Только Антонио-младший-и-настоящий никак не реагирует. Отучили от суеверий и интереса к дурацким совпадениям, уж отучили - так отучили.
       А комментаторы заводят историю в параллель - гоняют куски из сериала, описывают в подробностях единственную идентифицируемую операцию "пятерки" - то "жестокое самоубийство", на котором провалился Шварц, копаются в неизменно горьких судьбах множества людей, причастных что к самому вторжению, что к дальнейшим событиям... прикидывают - а были ли среди этих самоубийств, смертей, инфарктов, аварий, отставок вообще естественные.
       Притягивают за уши. Там генерал, тут генерал, немного паранойи - оп-ля, салат готов! Антонио бы им в редакторы.
       - По-моему, - думает вслух Алваро, - даже "Мстители" и те реалистичней.
       Когда-то этот, уже наскучивший цивилизованному миру, убойно-яркий, местами душераздирающий и насквозь европейский сериал отправили во Флоресту, наверное, даром. В компании с оккупационными войсками. Три сезона Алваро сам смотрел, потом надоело, вырос. Вожаки "Черных" усматривали в сюжете пропаганду и диверсию: гнусные захватчики трубят, какие они хорошие, а мы-то знаем, что за Кубу никому ничего не было, разве нас кто считает? Туда миллион, сюда миллион... Все равно смотрели и даже кое-что из идей "агитки захватчиков" копировали.
       - Интересно, что было на самом деле, и кто все это слил? - говорит Антонио. - Рауль, позвоните, пожалуйста, нашим. Интересно, - говорит он через несколько секунд, - а отец знал? У нас дома такое не смотрели.
       - Ой, у них такое не смотрели... - передразнивает Алваро надменный тон малолетнего герцога. - У них в таком жили.
       - Да мне уже звонили. - отзывается Рауль. - Предупреждали.
       Ему звонили, грустно думает Алваро. А мне нет.
       - Это они и слили. Наши же. Этим делом, как я понимаю, слишком многих шантажировали - и могли еще.
       А первое правило обращения с шантажистом у нас, конечно же, "взорви все сам и ничего на сладкое не оставляй".
       - Наверняка Максим придумал.
       - Ну если он у этих, - кивок в сторону экрана, - учился...
       - То понятно, кто его научил всему хорошему.
       Рауль изображает лицом нечто невыразимое. Сейчас скажет "дети, закройте уши". Вчерашние два выступления смотрели все; но Рауль имеет в виду и кое-что еще - только это при Антонио обсуждать не надо. С него достаточно и того, что зимой из-за его дури теперь лично знакомый и симпатичный ему Максим едва не допрыгался до операции. Что это было еще меньшее зло, Антонио знать не нужно. Если сам сообразит, значит, сообразит.
       Как-то все скверно у них там. С первого дня плохо пошло, а дальше лучше не стало. Проклятый Одуванчик с его длинным языком, идиоты в Совете, Трастамара этот, Шварц с головой... катастрофа. И нет никого здесь, дома - все там. Теперь гонят оттуда волну, почти сразу после Шварца начали лить по трубам успокоительное, но если на Евразию работает, то здесь все еще бурлит. Парламент наш идиотский, непропеченный, на ушах стоит, нелегалы распоясались, откуда-то выползли такие недобитые остатки и ошметки былого кабака, что непонятно - то ли сразу убивать, то ли в банку и в Исторический музей. Чем мы хуже Флоренции? Почти ничем, только экспонатами разбрасываемся.
       А Алваро не взяли. Мало что не взяли - отправили к Раулю, когда сами улетали.
       Тогда он обиделся. А сейчас предпочел бы по-прежнему обижаться, но не может. Страшно потому что. Его не забыли. И не вкатили ему штраф за предыдущую самодеятельность. Его с линии огня убирали, и не потому что маленький. Потому что со времен переворота он, Алваро, для кучи народу во Флоресте... и не только - "наш". "Наш мальчик". Значит, сможет работать посредником. Если что. Для нового, резервного руководства. Местным лицом, чтобы не посыпалось то, что еще можно удержать. Наверняка и инструкции есть. Где-нибудь у Рауля или у Анольери. От Франческо не дождешься, а вот Максим должен был позаботиться, а, значит, позаботился... Дева Мария Флоридская, пусть они не пригодятся. Я что угодно сделаю. Я... я тебе такую картинку повешу, со всем нашим зверинцем, тебе таких никто не дарил.
       - А мне, - пожимает плечами Антонио, - не звонили. Даже мама. Наверное, им некогда.
       Это у него и обида, и претензия. Слегка приподнятая бровь, уголок губ книзу - и все, и поди догадайся, что ему грустно и неуютно. Он этого и сам не знает, окружающие раньше и быстрее своим умом доходят. Если очень внимательно присматриваются.
       Телефоны малолетним правонарушителям не положены. Антонио парень дисциплинированный до буквоедства и личным, внешкольным знакомством с Раулем и остальными не пользуется. Другой бы уже просил у Алваро коммуникатор, этот будет сидеть и ждать. Когда окружающие сами подумают. Если подумают.
       - Вот это мне не нравится, - говорит Рауль.
       Это было плохо. Хуже, чем плохо. Ни по какой запарке, ни по какой войне забыть об Антонио родители не могли. Особенно Паула. Значит, не звонят намеренно. Антонио-младшего нет. Он болен, он в коррекционной школе, его не существует, он не важен, он не мишень, забудь о нем, злобный несытый дух, отойди от него, потеряй его. Дева опять же Мария, с кем это мы в этот раз связались?
      
      
       ***
       По-настоящему импровизировать он научился только в последний год. Отпустить себя, не продумывать текст, тон, позу, реакцию, ответ на реакцию. Просто говорить и получать ответ, и реагировать непосредственно на него. Очень сложное дело, если вдуматься.
       Нынешний экспромт родился заранее, в коридоре.
       - Поздравьте меня дважды. С открытием лекарства против синдрома фаворита и успешным излечением.
       - Жажда убийства - признак кризиса, если я все понял... - не оглядываясь, говорит начальство. - А что с лекарством?
       - Вас охранять. Какого убийства... что это? Я спрашиваю, что?!
       И ткнуть ему распечатку с поста охраны под нос. В списке желтенькая полосочка, маркером.
       Начальство благоволит все же взять и даже посмотреть. Недоумения не убывает.
       - Это Паула... с сыном, с младшеньким, ну и с охраной, я их пригласил, да.
       - Вы их что? Вам прошлого раза было мало? И позапрошлого? Вы их куда позвали и во что?
       - Поговорить - я же вечером не выберусь.
       - Вы их вызвали. Звонком. Из особняка да Монтефельтро, который охраняется несколько лучше, чем тот бедный бункер, сюда, в здание Совета, куда кто попало куда попало чьи попало головы проносит?
       - Ну да. Здесь же безопасно? Арестовывать нас сегодня не будут.
       - Я не могу, - искренне говорит Максим. - Не могу так больше. Не уследишь же! Вам сказать было трудно? Мне?
       - Почему тебе? Разве ты меня охраняешь? - удивленно потряхивает челкой начальство. - Ты вообще свидетель, и что ты со мной даже тут на вы?..
       - А кто? Кто тебя охраняет? Анольери дома. Флорентинцев ты не подключал. Кто?
       - А действительно... кто? Есть же охрана, кому она подчиняется?
       - Мне! Мне она подчиняется, за неимением гербовой. Мне! И я говорю - Пауле сейчас носу из дому высовывать нельзя. И не из-за ареста.
       - Слушай, у него с Антонио счеты, с Антонио. А это - моя сестра. И вообще женщина... штатская, посторонняя. С ребенком.
       - А инспектор Гезалех была кто? Ну черт с ней, может, он тоже в бредни насчет Сообщества верит, Елена эта Янда была кто?
       - Вы же за ним следите, - делает последнюю попытку Франческо.
       Однокашники рассказывали страшные истории о руководителях, которые делали из охраны сразу секретарей, нянек, медбратьев и сводников... да золотые люди же! Лучше лично таскать шефу девочек и наркотики, и знать, что, где и когда, чем охранять принципиально игнорирующий тебя объект и узнавать о его планах из сворованных списков пропусков и визитеров. Случайно.
       Прослушивать его, что ли, и жучками обвесить? Уволит ведь.
       - Следим. И потеряли полчаса назад, и до сих пор найти не можем. Может, я параноик, но это моя работа быть параноиком, и моя - следить, искать, караулить! А твоя - иметь в виду, что я работаю, и не устраивать мне сюрпризов. - Едва не сказал "подлянок". - То он Одуванчику горести сливает, то у него родственное чувство взыграло, и не уведомить же вовремя! Я не говорю - не встречайся, я даже не прошу советоваться, ты вовремя сообщать можешь?.. Я же тебе не лезу в формулы, не плюю в реакторы?
       Взявшись орать на начальство, нужно доводить дело до победного конца, то есть до полного разгрома противника и панического бегства под стол. Иначе у него выработается резистентность, как к покойной Габриэле, и тогда уже пиши пропало. Может, начальство у нас не человек, а колония бактерий?.. Как по результатам, так похоже.
       - Прости, - Франческо втягивает шею в плечи и виновато вздыхает. Неуютно ему сразу жить на свете, если надо соблюдать законы природы и правила безопасности. Сверяться с кем-то, предупреждать. - Что там со Шварцем?
       - ЧП там со Шварцем. Наше, рабочее. Оторвался он от слежки, и на заседание, разумеется, не явился - ну, пока не явился. Я в списки смотрю, а там это!
       - Как оторвался?
       - Он посреди города паркур устроил - в лучших традициях того самого сериала. И никто из его бывших учеников не сделал лучшего подарка учителю.
       - Ну хорошо, - с омерзением морщится Франческо. - Отменяй встречу, отменяй пропуск, все отменяй и... нет, встречу не надо, я сам Пауле позвоню. Но вообще ты всерьез?
       - Всерьез, - отвечает Максим. А потом честно добавляет. - И рисковать мне не хочется. Почему-то.
       На рассветном сборище он не выдержал и вслух порадовался, что как же ему повезло: не достался курсант Щербина, притча во языцех, господину декану Шварцу, живой легенде, на воспитание. Потому что господин Шварц быстро открутил бы воспитаннику все лишнее, прикрутил бы все недостающее, вставил бы на место дырки от совести движок из гордыни и тщеславия...
       "И был бы я идеальным продуктом, и шел бы проторенной дорожкой, как все прочие, и лет через двадцать заведовал бы... вот, охраной башен Совета. Венец карьеры!".
       Тут образовалась нехорошая тишина, и мистер Грин взялся за телефон, выясняя в Новгороде, нельзя ли как-нибудь выдать ордер на арест Вальтера Шварца, проходящего по делу об убийстве - и господина председателя Антикризисного комитета МСУ тут же, по телефону, послали молиться и каяться с тем редким наслаждением, с которым рядовой следователь может на законных основаниях послать властелина галактики. Уточнение: рядовой новгородский следователь.
       То есть, еще и пообещали вслед, что попытки давления на следствие закончатся плачевно; а господина Шварца они сами вызовут повесткой, когда свидетель им понадобится.
       Следующий номер - задержать по административному обвинению, - закончился тоже пшиком. Господин Шварц, который мирно проследовал прямо из апартаментов мистера Грина в гостиничный номер, сообщил, что свое пребывание в гостинице надлежащим образом зарегистрировал, повестку на завтрашнее заседание Комитета по надзору за высшими учебными заведениями получил, в получении расписался и к двум прибудет, если в пробке не застрянет, и, простите, какого хрена будить пожилого человека в четыре утра? На каких основаниях, то есть? Предоставляет ли гостиница адвоката постояльцам?..
       Пришлось ограничиться многослойным наблюдением, от которого Шварц оторвался через пять минут после выхода из фойе, а соваться в гостиницу с прослушкой после скандала было уже смерти подобно.
       Избавляться же от Шварца было совершенно невозможно по политическим соображениям. Герой дня, черт бы его побрал, паяца...
       - А как у нас вообще? - движение рук обозначало, вероятно, не солнечную систему и не планету даже, а данное конкретное здание.
       - Очень плохо. Практически никак. Мы не контролируем внутренние помещения, мы не контролируем подходы, за пределами анклава у нас практически нет своих камер, я не рискую загонять жучка в аппаратную здешней охраны, потому что после вчерашнего... юридического побоища нам с удовольствием вменят списком все, включая гибель Гоморры, и если мы хоть чихнем в сторону службы безопасности Башен, мы сядем за бактериологическую диверсию.
       Максим не стал говорить, что все-таки отслеживает ключевые фигуры СБ Башен силами флорентийского подразделения и кое-кого из команды выпускников. Если что, его самоуправство, ему и отвечать. Правда, в штате СБ Башен новгородцев оказалось не так много, а выпускников Шварца еще меньше - но и приближаться к ним нельзя, приходится наблюдать издалека.
       Лучше бы вчера Антонио Шварца сдал, и черное пятно легло бы на репутацию Совета. Ничего, сегодня смыли бы вместе с остальными. С утра смываем, и неплохо получается. Но сутки назад еще не было известно, что Шварц ополчился на бывших товарищей по оружию, а да Монтефельтро играл по правилам своего класса, защищал члена свиты. Положение обязывает...
       Теперь вот у нас тут свара преторианцев с вигилами, конфликт профессиональных самолюбий. Их тоже положение обязывает.
       О том, что он попросил господина Левинсона о профессиональном содействии и о том, какую - начисто противозаконную - форму обещало принять это содействие в ближайшие 30-40 минут, Максим тоже пока докладывать не собирался. А еще с ним кое-чем поделился мистер Грин. Так, по доброте душевной.
       - Странно, - говорит Франческо. - Номер временно недоступен... - нажимает другую кнопку, щурится. - Ну, допустим, у Антонио заседание началось...
       - А что Антонио?
       - Ну ему же каяться перед надзорным комитетом, педагогическим, а я специально позвал Паулу к тому же времени. Как раз заботясь о безопасности.
       Максиму хочется взять со стола тяжелую пластиковую папку и треснуть начальство по голове, но его останавливает вибрация в трех местах сразу. Два коммуникатора, рация.
       - Отлично удалось, - успевает выдохнуть он, пока беда жужжит и дергается в руке.
      
      
       ***
       Первый барьер они проходили вместе, потом Антонио сказал "Увидимся", уплыл в сторону и очень быстро исчез. Наверное, так выглядела работа туфель-скороходов из алеманской сказки: человек, вроде бы, не торопится, только шаги становятся длинными-длинными. Ускользнул из-под руки и из мыслей. Ничего с ним не случится на этом его заседании. А мысли все были о Франческо. Как рассказать, что это было и почему. Как объяснить, что она знала. С самого начала. С первого дня. Потому что Антонио, предлагая ей руку и все свои сердца, конечно же не мог не сообщить ей, что, соглашаясь, она рискует оказаться молодой вдовой. Или соломенной вдовой. Очень надолго.
       - Простите, госпожа да Монтефельтро, - сказали ей в тамбуре перед входом в секцию анклавов, - тут произошла накладка, ваш пропуск почему-то отменен. Пройдите с нами, пожалуйста, мы сейчас это уладим.
       - Кем? - спросила она у любезной прямой спины в форме.
       - Вашим братом... - сколько-то шагов спустя ответила любезная спина.
       - С какой это стати? - спросила она не столько у молоденького сотрудника службы безопасности, ему-то откуда знать, сколько у воздуха.
       - Сейчас мы все выясним, не волнуйтесь, - сказало не менее любезное лицо, пропуская ее вперед.
       И захлопнуло за ней дверь, оставшись снаружи.
       Несколько стульев вокруг овального стола, телепанель на стене, отсутствие запахов, невидимый налет ничейности. Не кабинет, не приемная. Служебное помещение. Никакого телефона. Все бежевое, мерзкий складской оттенок.
       Паула спустила ребенка с рук на пол, придерживая за капюшон комбинезона, подергала ручку, невесть зачем налегла плечом, постучала - словно это могло быть розыгрышем. Достала телефон, увидела вполне ожидаемое отсутствие доступных сетей.
       Какая же она идиотка.
       Какие же идиоты те, кто все это затеял. Заблокированный сигнал телефона через 45 секунд запускает тревогу.
      
      
       ***
       "Заседание переносится в зал 3125А по техническим причинам". Стандартное сообщение информационной службы. Напутали с расписанием, наверное; это случается часто, даже в Лионе. Анаит переслала сообщение на номер службы безопасности Сфорца просто потому, что ее попросили. Дьердь очень хотел приставить к ней полноценную охрану, но это смотрелось бы слишком уж вызывающе. Сговорились на разрешенном "маячке" и сообщениях о причинах перемещений.
       Она не удивилась, что в зале было еще пусто: пунктуальность - вредное, непрестанно наказуемое качество. Не удивилась, и увидев там одиноко сидящего Антонио да Монтефельтро. Подошла к нему, он улыбнулся в ответ на приветствие.
       - Вы вчера рано ушли.
       - Основное мне сообщили.
       - Что сказала супруга о сенсации дня?
       - "Придется все-таки посмотреть", - еще шире улыбается Антонио.
       Посмотрел на нее, на сумку, на обводы бокового кармана.
       - Вы собираетесь вязать?
       - Очень успокаивает. И того, кто вяжет, и тех, кто смотрит. Вообще-то у меня есть вторая пара спиц, хотите?
       - Лучше мне. - Моллар из Комитета по высшим учебным. - Мне очень нужно успокоиться. Второй раз уже помещение меняют.
       - Второй? Меня сразу сюда.
       - Это вам повезло, меня и Баччан сначала завернули на 29-ый, потом передумали. Она сейчас подойдет.
       Аккуратный стук. Эми Баччан, она сегодня председатель. И сразу за ней - Шварц. Обещал прийти и пришел. Конечно же.
       Сигнал тревоги она нажала, уже точно зная, что все, что захочет сегодня произойти, произойдет все равно.
       - Вы двое, - вместо приветствия сказал Шварц, - можете покинуть помещение. Я считаю до пяти. В противном случае вы остаетесь на свой страх и риск. Раз... два...
       Антонио смотрит, словно примеривается к прыжку в сторону двери - и остается неподвижным.
       - Что вы себе позволяете? - интересуется Эми.
       - Не спорьте, уходите, - просит Анаит. Сама она не двигается. Не стоит двигаться, когда на твоих соседей указывают дулом пистолета.
       - Три.
       Моллар, умница, ретируется без лишних препирательств.
       - Господин Шварц, займите свое место! - Эми когда-то была директором школы для малолетних преступников у себя в Агре... к сожалению. Лучше бы у нее не было этого опыта.
       Шварц не взвинченный подросток с самодельным ножом или бомбой. Он совершенно довольный собой постановщик второго действия в очень гнусном шоу.
       - Четыре.
       - Сейчас я вызову охрану - и вас возьмут под стражу! Даже если вы в меня выстрелите.
       - Пять. Ваш выбор, сударыня. Надеюсь, он был осознанным. Располагайтесь поудобнее, мы задержимся на некоторое время. Благодарю, охрана уже извещена, - это вновь Эми, нажавшей на кнопку на столе. - Вы ведь смотрели сегодня новости? Представьте себе, что вы в пилотной серии "31 этажа".
       Антонио, кажется, замер или замерз.
       Пилотная серия . А бонусную серию "Мстителей" она видела там, в музее.
       - Вы киноманьяк? - интересуется Эми.
       - Айн, - говорит Шварц, слегка наклонив голову. - цвай, драй.
       Скрежет, треск, сирены. Возмущенный возглас оборван на середине.
       - Противопожарные переборки. - объясняет Анаит. - Садитесь, Эми, мы отрезаны.
       Он не мог этого сделать один. Даже Шварц не мог этого сделать один. Не здесь. В Башнях очень трудно работать. Джон объяснял ей пару лет назад, почему идея теракта в зданиях Совета, в Лионе и в Орлеане, даже не рассматривалась никем, несмотря на всю соблазнительность. Дорого. Шварцу нужны были люди внутри. Помощники. Прикрытие. Что бы он еще ни сделал сегодня, двух или трех человек он уже убил. Если они стояли высоко, двоих или троих. Если ниже - больше.
       Мы ждали, что он сбежит и его прикроют... многие. Что он превратит себя в священную корову на заседании. Этого - никто не ожидал.
       - Сядьте, пожалуйста, в разные углы.
       Антонио, и так сидящий в углу, не шевелится - действительно, не пересаживаться же ему напротив. Комната невелика... нужно было понять, что это ловушка, уже по ее размеру. В Башнях, конечно, как всегда, организационный бедлам, но помещение слишком тесное. Это же переговорная: два ряда столов, по три в каждом, дюжина стульев, две огромные телепанели в торцевых нишах. Серо-зеленая стандартная обстановка: тяжелые столы, удобные эргономичные кресла, безликая нежилая чистота. Обычная из обычных переговорная. Для пилотной серии обстановка слишком бедная. Тут надо, чтобы актеры постоянно держали зрителя в напряжении.
       Если бы кое-кто уже не сидел внутри с видом, что так все и должно быть.
       Спрашивать эту злосчастную каракатицу через всю комнату, через голову Шварца... а почему нет? В конце концов, вчера он выпустил Шварца на трибуну, потом устроил из-за него битву на кодексах, а под конец еще и притащил на хвосте к Джону. А сам потом сбежал, между прочим.
       - Антонио, как вы-то ухитрились вляпаться? Это же не зал заседаний.
       - Я проверил, сообщение официальное, пришло через систему со всеми реквизитами. Моя охрана даже помещение осмотрела... - другой бы развел руками, каракатица только вздыхает.
       - Он не соучастник, - разворачивается на стуле Шварц, поигрывая многокнопочным пультом. - Он испытуемый. Вы можете достать оружие, господин да Монтефельтро. Оно вам понадобится.
       Антонио молчит. И за... что там у него, не хватается.
       - Сейчас, - поясняет Шварц, - мы будем ставить эксперимент.
       В ближней нише оживает экран. Тот самый полутеатр на 29-том, толпятся, галдят, ждут председателя и... докладчиков.
       - А комната у нас в самый раз. Предыдущая была бы несколько великовата, да и толпа не способствует вдумчивому отношению. А давайте ее и оттуда уберем, а?
       Он щелкает клавишей на коммуникаторе. У Шварца связь есть, значит ли это, что она пока есть у всех? Открыть сумку, достать наполовину связанную левую полочку свитера, спицы. Нажать на втором комме кнопку "передача".
       На экране ничего не происходит минуту, полторы. Потом собравшиеся начинают вертеть головами, кто-то прижимает ладонь к груди, лица багровеют, кто-то разумный, ах да, Чанг, распахивает нижние створки, а они открываются, значит, в отличие от нас, зал на 29-м не блокирован - толпа ломится наружу, кого-то тащат, наконец-то гудит сирена, включаются вентиляторы...
       - Это очень разумно с их стороны, - комментирует Шварц, - теперь газ пойдет чуть быстрее. Впрочем, тут все дело в концентрации. Вещество опасно только в замкнутом объеме, например, здесь. - Экран сплитует, на второй половине - сидящая женщина с ребенком на руках вскидывает голову. - Сударыня, вы можете не скрываться, достаньте комм и общайтесь свободно. Для вашего удобства я подключу изображение.
       Второй экран. Дьердь и Максим, вид слегка сбоку - тоже вскидываются, оборачиваются. Принудительный прием вызова - значит, Шварц взломал систему оповещений.
       - Вот теперь все готово, приступим. Вы, госпожа Баччан, будете свидетелем в нашем испытании, благодарю вас за настойчивость.
       Антонио щурится, словно близорукий. Эми молчит, задумчиво изучает развалившегося в кресле Шварца - должно быть, уже поняла, что атаковать его не стоит, и стрелять в него нежелательно, пока он не обозначил основные условия. Может быть, у него взрывчатка под рубашкой, а может, просто осколочная граната - и всем хватит. А, может быть, все значительно хуже.
       - Люди прискорбно пренебрегают пожарной системой. А в ней скрываются такие возможности... Теперь к существу испытания. Господин да Монтефельтро, в ближайшее время вам предстоит застрелить одного из двоих присутствующих. По вашему выбору. То есть, меня или госпожу Гезалех. Госпожа Баччан, как свидетель, естественно, неприкосновенна. Выстрел в себя не считается и повлечет за собой штрафные санкции, как и за свидетеля. - Шварц кивнул в сторону экрана, где невозмутимая женщина укачивала ребенка.
       Ей все слышно, но она даже не смотрит на экран. Улыбается капризничающему малышу, ему года полтора - Анаит не может определить точнее.
       - Зачем? - лаконично интересуется Антонио.
       - Ну как же - зачем? - улыбается Шварц. - У нас у всех есть шанс испытать себя пред лицом Господа. Вы покажете всем, что такое правильный выбор. Вы же так любите это слово, "выбор". Господин Левинсон, как обычно, постоит и посмотрит, а я - тоже как всегда, буду сидеть и ждать. У вас очень мало времени, да Монтефельтро. Выбирайте, кто умрет. Госпожа Гезалех, я или ваша жена... с ребенком.
       Антонио смотрит на Шварца чуть наклонив голову, будто перед ним, нет, не чудо света, а скорее, человек, не знающий самых элементарных вещей. Господи, думает Анаит, он ведь и вправду не знает. Или не понимает. Ну допустим, Шварц может считать чушью все эти древние правила, но меня-то он в руках держал тогда в музее, прикрывался мной - и все наверняка почувствовал. Почему же он думает, что Антонио - другой?
       - Извини, Вальтер, - говорит да Монтефельтро, и "ты" вместо "вы" звучит очень-очень громко. - Ты, возможно, не поверишь, но это стандартная ситуация. И на нее есть правила, которым я обязался следовать. Мне, как главе дома, запрещено рассматривать требования, подкрепленные аргументами такого рода. Есть несколько исключений, но твой случай к ним не относится. Так что я, - он демонстративно встряхивает ладонями, - умываю руки. Все, что произойдет дальше - твой выбор и на твоей совести. Я никого не похищал и никого не травил. Я делаю, что обязан, и мой путь прям.
       Он очень интересно это говорит. Четко, внятно, слегка напоказ - и при этом чуть-чуть быстрее, чем надо. Словно торопится произнести обязательные слова, в которых не видит особой необходимости для себя лично. Старый ритуал. А на самом деле ему скучно и жаль потраченного попусту времени.
       Шварц заметит.
       - Связь действительно есть? - Антонио тянется к портфелю и медленно достает не пистолет, а плоский планшет. - Если уж заседание не состоялось, то у меня важная сделка наклевывается.
       Шварц смотрит на него с искренним любопытством, словно впервые увидел. Наверное, так и есть. Вместо встревоженного отца семейства и старого знакомца - слегка раздраженный деловой человек, который наконец-то снял маску. Кальмар финансового мира. Наконец-то ему не нужно притворяться.
       - У вас есть десять минут на вашу сделку, - пожимает плечами Шварц, - Впрочем, нет, на сделку у вас есть больше.
       - Я уже понял.
       И все, и здесь уже никого нет. Тысяча и один способ покинуть запертую комнату. Например, уйти в эфир. Можно еще в себя. А можно никуда не уходить и считать петли.
       - Смотри, милый, какой глупый дяденька, - говорит женщина на экране. Шварц, кажется, включил звук, или раньше она молчала. - Он думает, у него что-нибудь получится. Он думает, я не знала, куда выходила замуж... Он думает, он умнее всех предшественников, а их было так много...
       Шварц раскачивается на стуле, оглядывает аудиторию. Смотрит на часы. Смотрит на другой экран, где Максим с сумасшедшей насекомой скоростью работает за тремя мониторами сразу, поочередно распоряжаясь в одну и другую гарнитуры - жалко, звука нет, - а Дьердь глядит на его руки остановившимся взглядом, только иногда поворачивает голову или что-то спрашивает.
       Картинка Шварцу по душе, судя по усмешке. "Стой и смотри", да?
       Вот так вот, через плечо смотри, да?
       Возьми себя в руки, Анаит. Ты с тоской и тревогой взираешь на любимого человека, который ничем не может тебе помочь. С тоской и тревогой, а не давясь со смеху.
       А то этот идиот заметит.
       - Скажите, - подает голос Эми, - а свидетелем чему именно вы меня назначили?
       - Это у него ордалия, - не поднимая глаз от экрана, отвечает Антонио. - Божий суд. Обычай довольно древний, восходящий корнями к архаическому праву. В основе идеи ордалии лежит убеждение, что Бог дарует победу правому при любом соотношении сил. Знаете же выражение "Бога нельзя убедить большой армией"? Сказал, кажется...
       - Спасибо за справку, - ядовито усмехается Шварц. - Сказала Урсула Франконская после чуда на Марне, как у нас знает каждый школьник.
       - Да, так вот он считает, что, если высшие силы не мешают ему вершить правосудие по своему вкусу, значит, он прав и правильно выбрал меру. Только он, конечно, все перепутал. - Антонио замолкает на несколько секунд, потом быстро отщелкивает по планшету серию стилом, - Вальтер, Бога спрашивают один на один. Купи утюг и не плоди лишних сущностей.
       - Считай, что я бросил тебе вызов.
       - Тогда отпусти посторонних и давай испытаем судьбу по обычаю. Железом, огнем или водой.
       - Нет, Антонио, - усмехается Шварц. - Придется тебе все-таки стрелять. В меня или в госпожу Гезалех. В противном случае твои жена и сын умрут раньше, чем ваши люди успеют взломать дверь. У тебя осталось шесть минут на размышления.
       - Вальтер... - с ленивым отвращением смотрит на него человек, которому больше не надо притворяться. - Ты все-таки неисправимый франконец. Я, слава Пресвятой Деве, бесплодием не страдаю.
       Кажется, Шварц не знает этой истории. Кажется, он не понял, что Антонио цитирует прекрасную даму Катарину Сфорца. Это ей некогда угрожали жизнью детей, а она только смеялась - утроба никуда не делась, значит, дети будут еще. А вот Паула да Монтефельтро, выросшая в доме Сфорца, семейные легенды помнит хорошо. Потому что на этой фразе начинает тихо, но очень заразительно хихикать.
       Мальчик на коленях моментально ловит ее смех, откликается.
       Анаит поднимает вязанье перед собой, рассматривает внимательно. Тут, наверное, уже нужны зеленые нитки. Или нет? Спросить? Неудобно - и можно кому-то сорвать игру.
       Господин Шварц, кажется, зашел в тупик. Анаит переглядывается с Эми - та смотрит на террориста как на запутавшегося подростка. Вот он размахивал пистолетом, угрожал всех убить и застрелиться, а взрослые не поддались, и теперь он не знает, что ему делать. То ли всех убить, то ли бросить оружие и разреветься.
       Интересно, Шварц изучал досье тех, кого сюда заманил? Это он себе путь к отступлению проложил? Закончит рыданием в жилетку Эми?
      
      
       ***
       Он нас всех убил и закопал. Вчера с трибуны расстрелял, сегодня закопал во рву. Вчера убедительно доказал неполноценность в теории, а сегодня полностью подтвердил все сказанное практикой.
       Сегодня начальник смены охраны здания N1, бывший студент Шварца, по его просьбе произвел несколько сравнительно безобидных действий. Поломку в системе кондиционирования, сбой сканеров на входе, а также дал задание подчиненному задержать госпожу да Монтефельтро, якобы по распоряжению сверху. Всего-то три действия. Три прикосновения к ключевым точкам.
       Он больше ничего не сделает, начальник смены - разве что разложится и начнет нехорошо пахнуть, но это к вечеру. Пока он тихо уткнулся лицом в стол.
       - Анклав Сфорца? Говорит капитан Самир Халаби. Контроль над службой безопасности восстановлен. Начальник смены мертв, я заместитель.
       - Спасибо. - отвечает знакомый голос. - Сейчас к вам упадет протокол для обмена - и инструкции. Следуйте им, пожалуйста. - И добавляет. - Мандат Антикризисного комитета. Код прилагается.
       Самир Халаби смотрит на стол, на свои руки. Мандат АК. Разбрасываться такими словами никто не будет, даже сейчас. Значит, либо они все же договорились с Советом, либо АК взял власть прямо. Вчера Самир подумал бы еще - выполнять ли, прикидывал бы, на какой стороне окажется. Но сегодня в этом здании слишком часто нарушали служебный долг. И плоды этих нарушений, вот они, на экране.
       - Есть. - отвечает он, и служба безопасности башен разворачивается на 180 градусов.
      
      
       ***
       - Вы меня извините, Максим, - печатает Левинсон, - но ваш кабак, когда любая мелочь решается через вас, вы восстановите потом, когда это закончится. А сейчас, пожалуйста, не мешайте мне.
       Максим готов не мешать. Он знает, что лучше всего справляется, когда работает один или в малой группе, которую может "надеть на себя" - или ведет собственную операцию. Он и создал себе такую группу, дома, во Флоресте, и работает по своим планам. Но война не спрашивает. К счастью, она иногда и отвечает.
       Приемник в ухе и один из мелких экранов на столе прямо подсоединены к небольшой пластинке, закрепленной под столом - как раз руку положить. Левинсон, очень трудно не думать о нем "господин декан Левинсон", привинтил ее с утра. Как он сказал, "на всякий случай". Теперь через нее текут распоряжения. Мастер-класс по управлению разнородными группами в условиях многосоставного кризиса. И по перехвату контроля в этих группах... впрочем, самая тяжелая часть и вовсе прошла безболезненно - когда они вышли на службы да Монтефельтро, выяснилось, что ровно десять секунд назад Антонио уже успел - прямым приказом - переподчинить своих тому же Левинсону.
       Старший его охраны доложил об этом так, что скрытый смысл был ясен: наш шеф спятил, но его приказ будет выполнен в любом случае. Вот и хорошо. Служба безопасности да Монтефельтро многочисленна и с профессиональной точки зрения безупречно хороша. Антонио с ней работает, любит, холит и лелеет.
       Может быть, это не только действие против хаоса и ссор, но и наказание за не сброшенную вовремя информацию о визите Паулы. Очень может быть.
       А именно Левинсон в качестве старшего - это уж точно ответная оплеуха Шварцу за "стой и смотри".
       У Левинсона совершенно иной стиль. Все, что можно делегировать, он делегирует тем, кто должен этим заниматься. Максим бы выгорел за пять минут на чистых нервах: справится ли, вложится ли другой так, как надо. Сумеет ли.
       Левинсон, впрочем, и сам не святой. Услышал утром, что Шварц оторвался от наблюдения и сказал: "лучше бы я сам его вел". И на бестактный вопрос Кейс, как бы его потом собирали, на совок или в пакетик, объяснил: "Хороших анальгетиков на свете выдумали до черта, хороших успокоительных ни черта...".
       Найти других отрезанных. Убрать из здания лишних - тихо. Задача веселая, с учетом того, что здание разрезано противопожарными переборками как многомерный червяк такой же лопатой, а взламывать управление пожарной системой прямо - пока нельзя, мало ли какая маленькая машинка следит за этим. Такой компьютерный квест, игру потом создать, денег заработать.
       Провести экспресс-опрос всех замешанных. Выжать досуха и составить полную картину. Пожарные системы... это второй раз - значит, может быть и третий. И четвертый. Нужно проверять. На это есть люди и силы - и мистер Грин со своими большими машинами, включая ту, что в голове. Нет только времени.
       Протащить оборудование, способное быстро вскрывать стены и глушить любую электронную аппаратуру, не повредив людям. Поставить задачу программистам.
       Главная проблема - не Паула. Главная проблема - не комната на тридцать первом. Главная проблема: что еще?
       Это определила Кейс. Сразу. Еще до того, как Шварц закончил формулировать условия испытания. "Это будет плохой выбор. Оба. Что-то случится, в здании или снаружи. Куда бы Антонио ни выстрелил, случится что-то еще. С другими".
       Антонио, судя по выбранной тактике, понял это раньше всех. Самый простой шаг - застрелить Шварца - он же, видимо, самый худший по последствиям. Инспектор как мишень - это не только удар по Левинсону. Неспроста Антонио принялся играть в Катарину Сфорца, правда, без юбок - но очень странно, что Шварц так очевидно остолбенел и теперь не знает, что делать. Опять врет?
       - Он подумал, - говорит жена, как всегда, читая мысли всех подряд, только избирательно, - что после Моро они с женой будут шелковые. Второй раз по тому же месту больнее.
       Умница Халаби разобрался с газом. Огнетушители. Вчера проводилась плановая замена, и в 3125А, и в переговорной, где Паула - и вообще с 28 по 32 этаж. Сотрудник пожарной охраны. Сослуживец Шварца. Задержан при попытке покинуть здание.
       - Мы идиоты. Мы мониторили выпускников... а надо было!..
       - Надо было. - соглашается Левинсон. Это он может сказать и в кадре. Хотя звук на Шварца отключен - но вот кадры мы вырежем и вставим в поток... нет, поручим помощнику. Пусть Шварц читает по губам.
       Задержанного наверх, к Кейс и Грину. Тут что-то может быть. Время, время.
       - Он не маньяк... - говорит Кейс. - Но он работает не с тем, что видит. Тут есть зазор. Ошибка.
       Времени очень мало, времени практически нет. Некогда думать, некогда сканировать систему, некогда анализировать микромимику Шварца, допрашивать свидетелей...
       Только на ошибку времени более чем достаточно, как водится.
      
      
       ***
       - Микрофон, - приказывает Сфорца. - Проверьте звук, да, спасибо.
       Кейс на взлете разворачивается на звук. Три шага, сбить провод, оттолкнуть этого... придурка, он же все испортит, что он может понимать, он сейчас!..
       И влетает в угол двух бетонных стен, и створки раковины схлопываются за спиной. Сопротивление бесполезно. Шерсть, хлопок, шелк, память о раскаленном металле утюга - это то, что перед носом, а вокруг - удачный захват, очень хороший противник. Грин.
       - Он же сейчас все... - стонет она шепотом в колючее и гладкое, и знает, что драться бесполезно: бетон ударит и вынесет из реальности. Надолго. Он умеет.
       - Тсссс... - говорят сверху. - Я ему доверяю.
       - Я не...
       Я не могу ему доверять. Он дьявол. У него все не так. Он непредсказуем и непредсказуемо плох.
       - Он не маньяк, - хрипит Кейс, пока ее не то тащат, не то несут из комнаты по коридору, куда-то, и неоткуда ждать спасения. - Шварц не маньяк, но он себя убедил, он на грани. - Очень трудно выталкивать слова. Трудно, но необходимо. - Одно движение и...
       Ее опускают в кресло перед батареей экранов. Ждут, пока она прокашляется и начнет дышать, и только потом подают стакан. В стакане, конечно, вода. Что в воде - неизвестно.
       - Я ему доверяю. И вы доверяйте. Это... Считайте, что это приказ, доктор.
       Он сам включает звук, без просьбы. Она пьет воду. Он может и залить насильно, несложно догадаться. Вдруг понятно - прошло всего-то секунд двадцать. Соседняя комната, смежная. И вот - есть экран, а человека за креслом, кажется, уже нет, неважно.
       - Господин Шварц, - вкрадчиво вступает Сфорца в динамике и справа, живьем. - Не хочу вас слишком огорчать, хотя вы вовсе не безумны и не сорветесь, но вы ошиблись... попросту неприличным образом. У вас в расчете дыра размером с черную. Антонио не станет выбирать. Господин Шварц, главным пострадавшим в вашей игре буду я. Это мою сестру и моего племянника вы захватили в заложники. Предлагаю вам обмен на себя, подумайте - а я пока кое-что объясню. Вы просто не сможете навязать ему выбор. Понимаете, выбор - это не то, что тебе предлагают. Это то, что ты принимаешь. Нас этому учили с детства. Как раз на подобный случай. Не принимать выбор, чтобы не принимать вину. Виноват тот, кто стрелял, тот, кто взорвал. Вам ведь даже объяснили. Напрасно вы не верите. Вы можете его застрелить, но не можете заставить выбирать. Никаким давлением.
       - Даже если я его простимулирую? - с интересом спрашивает Шварц. Звучит он как подросток, которому дали препарировать его первую лягушку. Старается звучать.
       Он не согласится на размен. Не может согласиться, потому что он не сумасшедший. Пока еще не сумасшедший. Но даже если сойдет с ума, вряд ли забудет, что для обмена нужно поднять переборку и разблокировать кабинет. А после этого - сколько секунд потребуется Максиму? Мало. Всего ничего.
       - Даже если вы все, что угодно. - Сфорца откидывается в кресле. - Это доведено до автоматизма. Это вдалбливают с того возраста, когда дети что-то начинают понимать, да? Он не станет играть, что бы вы ни придумали. Все останется на ваших руках. Так что цели вы не достигнете. Ну разве что вам хотелось просто стать убийцей - тогда зачем этот антураж, сцена, завывания?
       - Ладно, - усмехается Шварц. - Уговорили. - Щелчок по коммуникатору. - Забирайте свою сестру. Синьора, приношу свои извинения за доставленные неудобства.
       Он не сумасшедший - и не сойдет с ума. Он просто очень упрямый и очень последовательный человек, которому нужно сломать двоих, и совершенно не нужны бессмысленные жертвы. Он же... да, Максим же говорил. Экономия как подкормка для гордыни и тщеславия. Неплохой движок в их профессии.
       Но Сфорца... ну, змий древний, диавол и сатана!..
       Он освободил заложника. Он прекратил - как минимум на сегодня, - любой шантаж, а особенно подобный. Семьдесят пять секунд. Абсолютный мировой рекорд в переговорах с террористом.
       - У него кардиостимулятор. У Шварца. Точно. "Харрикейн-С", отавского производства. - говорит Максим из своей комнаты. - Так что когда мы сожжем электронику - будет приступ.
       - Теперь следующий рычаг. - говорит Кейс. - У Шварца наверняка есть.
       - Есть, - соглашается председатель Антикризисного комитета. - И не один. Я вам, кстати, не успел сказать. Аню Рикерт отрезало в одном из нижних залов. Какая-то у нее неудачная неделя получилась. Франческо, - добавляет он в микрофон, - Надо было вам вчера испортить мой ковер. Химчистка оставляет больше шансов.
      
      
       ***
       - Ну вот и все, - весело говорит Шварц. - С шантажом покончено. Теперь будете стрелять, господин да Монтефельтро?
       - Не буду. - По Антонио не скажешь, что что-то произошло. - Не хочу.
       Приступ - это что угодно. И, к сожалению, в неопределенные сроки. Фактор нестабильности.
       Где-то рядом кардиомонитор, а на нем - усилитель. Или ретранслятор, неважно. Важно, что теперь мы знаем, что это за сигнал идет из комнаты. Он не просто для драматического эффекта все оставил включенным, не просто для связи. А еще чтобы спрятать во всем этом ниточку. Как определить, кого из двоих убили? Да проще простого - замолчит монитор, значит, первого. Не замолчит за n минут - второго. Зачем нам больше? Ноль и единичка, на них весь мир стоит. Экономия - мать диверсии.
       - Хорошо, - говорит Шварц. - Испытание по правилам, говоришь? Давай. Ты решил, что у меня что-то припасено. Может, и есть. Может, нет. А вот это, - экран мигает, показывает другое помещение, другую женщину, - у меня есть точно. Подружка господина Грина.
       Смеяться нельзя. Максим просто фыркает в сторону, не прерывая разговора.
       - После этого он точно будет обязан жениться. - Это подходит Кейс. Это нервы.
       Потому что Левинсон еще не успел. Может быть, успевает, успеет, но еще не успел.
       - Одуванчик?
       - Один человек, один выбор. - продолжает Шварц, - Если ты не выстрелишь, я нажму кнопочку и туда - угадал - пойдет газ. Однообразно, но надежно. У тебя будет минута, чтобы передумать. Столько она протянет. Выстрели, возьми, отключи, - он показывает комм. - А случится ли что-то еще, решай - ты догадливый.
      
      
       ***
       - Начали! - Шварц демонстративно щелкнул по комму. - Чему веришь, глазам или расчетам?
       Да Монтефельтро слегка приподнимает подбородок, смотрит на экран с Аней, на Шварца. На экране ничего не происходит: девушка видна в профиль, сидит на краю стола в позе... да, в позе Джона. Смотрит в блокнот.
       - М-да-а, Вальтер. Знал бы я во время войны с Клубом, чем кончится...
       Что же он такое знал, думает Анаит. Шварц не состоял в Радужном Клубе, это точно. Хотя мог консультировать радикалов частным порядком. Об этом Антонио опять "забыл" рассказать? И Джону тоже "забыл"? В салат премерзостную каракатицу!..
       На втором экране с отчетливым щелчком включается звук. Там Максим стоит за пультом, Дьердь сложился в кресле, характерная поза гастритника.
       Сигнал - несколько нот, знакомая неприятная последовательность. Последний раз ее играли Личфилду...
       - Стреляйте, сержант!
       Дьердь стоит посреди какого-то технического коридора - вид сверху, подключился через камеру безопасности - и на щеке у него темная масляная полоса.
       Очень трудно не улыбнуться навстречу. А почему нет? Уже можно.
       Нужно.
       - Стреляйте, сержант. - повторяет он. И кивает.
       Последствия за мой счет.
       Шварц смотрит на экран, будто заговорила сама панель марки "Nova". И совсем не смотрит на Антонио.
       - Не хочу, - повторяет де Монтефельтро. - Я не хочу его убивать, лейтенант. Он сволочь. Он неблагодарный дурак. Но мы и сами хороши. И я точно знаю, что у него - есть. Это заготовки времен Радужного Клуба на Личфилда. Я его прикрыл тогда, а он теперь из них в меня же. У него есть.
       - Я знаю. - говорит Дьердь.
       Теперь Шварц не смотрит уже на него. Падай, ты убит.
      
      
       ***
       Что они там тянут? Что они там делают?!
       Самир следом подумал, что господа деканы хором сказали бы ему: если есть время переживать, значит, ты просто недогружен. Неправда, он был перегружен и едва справлялся с потоком приказов. Одна эвакуация в этом лабиринте - трехмерные шахматы.
       - Вы когда его из системы выселите? - спросил капитан Халаби.
       - Мы работаем, - ответили программисты. Над чем работают, не сказали. Не его дело. "Если ты такой умный, сам высели".
       Девушку было жалко все равно. До соплей. Молодая, красивая. Своя, хотя в университете они не пересеклись: лет пять разницы. За что, спрашивается?
       И собирается ли ее кто-нибудь вытаскивать?
       - Анализы есть?
       - Еще с пробами не вернулись! -Лифты отключены, ну да...
       Господин декан Шварц расположился в противопожарной распределенной "ганглиосети" как у себя на комме. Тут взял узел, там целую гроздь узлов. Возможности "умной защиты" Шварц явно знал лучше программистов СБ. Кому она была нужна, там же не развернешься. А разработчики - в Винланде... чтоб им там "умные дома" устроили бунт машин, как в кино.
       Девушка сначала сидела неподвижно, с равнодушным видом царапала в блокноте. Потом почувствовала газ, закашлялась. Принялась стучать по двери руками. Билась, словно двухслойную сталь, которую сдвигал с места привод, можно было расколошматить кулачками. А потом замерла.
       - Ладно, - сказала девочка двери. Четко, громко, даже камера напротив ловила каждый слог. - Я всего-то хотела быть счастливой. Сколько можно. И почти получилось ведь. Я замуж вообще собиралась. А тут газ. Мерзость этот ваш терроризм. Одуванчик, я тебя люблю - и прости. Я бы уехала с тобой, но видишь, как оно. Переживи, пожалуйста.
       Дура. Актриса. Истеричка. Время тратит же. Надышится же. И не успеем. Ведь учили всех, и на практике тоже. Определить, поверху идет или понизу. Прикрыть лицо. Молчать. Факультет управления, моллюски чертовы. Самир потянулся к пульту.
       - Не мешайте человеку работать, - зашипел в наушнике Щербина.
       Сволочи. Все.
      
      
       ***
       - Допустим, - задумчиво говорит Шварц, - сцены ставить мы их сами и учили. А Одуванчик кто такой?
       Кто такой? Ну конечно, Leontodos, а не Amargon, "Одуванчик" по-латыни, а не по-толедски. Львиный зуб. Похож.
       - Это Лим. - очень по-деловому, едва ли не с отверткой в зубах, отвечает Дьердь. Его не видно, он чем-то занят между камерами. - Тот, что за ребятишек заступился. Он ей вчера предложение сделал. Он, наверное, переживет.
       "Мерзость этот ваш терроризм".
       - Нехорошо вышло, - глумливо ухмыляется Шварц.
       Швыряет комм на стол перед Антонио - от души, разбить, что ли, хочет?..
       - Куда нажимать, чтобы открыть дверь? - флегматично интересуется прескверная каракатица, подбирая устройство; оно, к счастью, в противоударном футляре.
       - Узел двенадцать. Блок - отменить. Только что вы будете делать со всем остальным? Я ведь не шулер. Я играл честно со всеми, - новым незнакомым голосом говорит Шварц.
       Значит, и с собой тоже. "Сидеть и ждать".
       - Вы не можете выйти, - говорит Анаит. - Вы не можете уйти отсюда. Если вы это сделаете, вы умрете - и реализуются оба варианта. Это самый худший случай. Больше всего жертв. И поражение. Так?
       Шварц не успевает кивнуть.
       - Сколько у нас времени? - спрашивает Максим. - Где?
      
      
       ***
       - Восемь с половиной минут. В Башне-два или в Новгороде. В Башне в противопожарке D-4 сверху донизу, в университете - наш корпус и склады горючего.
       В наушнике звучит пара крепких славянских слов, почти без акцента. Арабы люди экспрессивные.
       Руки параллельно отбивают напоминание: девицу в больницу. Не отправляют. Капитан разберется. Вдруг он на ней еще и женится, а?
       - И все?
       Шварц смотрит в камеру, но эти чертовы панели не приспособлены для нормального анализа. Для переговоров они приспособлены, как нарочно, чтобы сбивать с толку.
       - Да.
       И если верить чертову экрану - то это "да" и есть "да".
       Анаит Гезалех плывет через комнату, кладет Шварцу руку на плечо. Тот не отстраняется.
       Клото, Лахезис и Атропос. Только со спицами. Нет, Атропос буду я. Если ошибусь.
       У нас есть люди во всех точках комплекса. И крючки в Башне-2 нашли еще две минуты назад... но только там ли. И так ли.
       - Вообще-то я человек, - говорит инспектор. - Мы все люди, даже Джон.
       И кивает.
       Эвакуации не надо, отбивает Максим на клавиатуре. Арабы еще и люди чрезвычайно резкие, по крайней мере, этот. Стрелять он начал очень быстро. Почему я его не помню?
       В Башне-2, парном небоскребе, в котором проживают высшие чины Совета, три года назад провели плановую замену огнетушителей. Сверху донизу, как Шварц и сказал. D-4 сволочная взрывчатка: собаки не распознают, храниться может сколько угодно, пока не пойдет реакция с катализатором. Готовили, конечно, на Совет - еще радикалы Клуба и Сообщества. Во время войны службы Совета ее прозевали, а нашел Грин, всего пару дней назад - с каких-то чертей послал людей проверять все жилые комплексы. Обнаружил, цепь разблокировал, провесил имитацию: интересно же, кто прикопал.
       Кто прикопал, тех, может, и нет уже - известно, кто попытался откопать. На случай своей смерти? Почему именно жилой комплекс, интересно? Впрочем, с жизнями они там вообще не церемонились. Новое небо и новая земля, меньше не предлагать.
       Сука. Хрен я тебе скажу, что там все чисто. Сиди... и жди.
       Склады горючего - это просто, это совсем просто. Там всего несколько узловых точек, он когда-то это сам считал, в порядке, так сказать, делового развлечения. Инструкции текут с пальцев, не задевая сознания.
       - Если вы поторопитесь с башней, можете и успеть... - думает вслух Шварц. - Это если бы Антонио выстрелил в меня. Если успеете - можно так и сыграть. Тогда второй контур уйдет в спячку и у вас будет время его обезвредить.
       - Господин Шварц. - это Грин, со своей точки. Ну если он опять проявит милосердие, я ему... - Ваша роль в этом деле закончена. Считайте, что ваше желание сбылось.
       - Сидите и не чИрикайте. - добавляет на поморском диалекте Кейс. Научили на свою голову. - Антонио, верните ему комм. Я ему туда скину, на чем он тогда еще сгорел. Займем ребенка книжкой.
      
      
       ***
       - Не понимаю, чего он хочет, - со вздохом признается Кейс. - Чтобы его победили? Наказали? Казнили? У нормальных маньяков это выглядит иначе.
       - Мир кончился, - говорит Грин. - И не в первый раз. Как вы думаете, почему он тогда полез в эту авантюру с ликвидациями - в компании молокососов? Сначала армия, потом дружба и дом, потом самоуважение. Разрушился - передай дальше.
       - Хочет он, чтобы его спасли. Совершили ради него невозможное, - это Сфорца.
       Вот он только что говорил с сестрой и просил ее дождаться охрану и спуститься вниз, а вот он уже здесь с очередной теорией.
       Поворачивает голову на ее невольное хмыканье:
       - Вы не мне не доверяете, вы себе не доверяете. Понимаете, да?
       Нашел время для психотерапии!
       Но - да. По обоим пунктам.
      
      
       ***
       - Ну что, Вальтер... и как вам результат Божьего суда? - Это сюрприз, это госпожа Баччан впервые подает голос. Идеальный заложник. Образцовый. Сидела тихо, ни во что не лезла, пока не стало можно. - Я лично впервые вижу такое недвусмысленное выражение высшей воли... ну, не считая помянутой Марны.
       - Да, - говорит да Монтефельтро, - результат на зависть. Мне бы хоть раз так ответили.
       Еще один, думает Максим. Тоже общения не хватает.
       - Спасибо. - отвечает Шварц. - Мне хорошо.
       Ему не хорошо. Мониторы плывут и врут, но если хоть сотая доля - правда, Шварц сейчас проваливается сам в себя и мечтает только, чтобы падение закончилось. Чем угодно. Потерял место в мире, как сказал Грин. В третий раз. В первый - на Кубе, потом - когда понял, что стало с ним и с университетом. А в третий - сейчас. Взвешен и найден слишком легким. Грин, наверное, прав. Он там был. В этом самом месте.
       Пусть они там болтают, у них время есть. Пусть Шварц сидит и ждет результатов, прислушивается и считает секунды, и надеется.
       Франческо тоже прав: он хотел, чтобы его спасли.
       Но если со складами все идет замечательно, сейчас там все разберут и разблокируют, время еще есть - то третий корпус...
       Мы не успеваем.
       Там один тир на три уровня. Лаборатории и стенды - работа со взрывчаткой, газами, со всеми моделями оружия калибром меньше корабельного. Боеприпасы, реактивы. Оно не просто выгорит. И тогда горючее может все-таки сдетонировать. Весь автономный запас.
       Что там капитан Халаби сказал? Нет, арабы люди сдержанные...
       Сигнал не перехватывается, не эмулируется. Мне бы час.
       - Освободите кадр. Шварц, вы от себя, что ли, шифровали? Чтоб самому не разобрать? - это просто шум в эфире, место сброса эмоций. И так понятно, что от себя и шифровал.
       - Да, - говорит Шварц. - Навигатор запаян.
       Гений наш, мастер непревзойденный!.. Навигатор определяет положение монитора, а монитор работает в радиусе метров трех, и вскрыть его и взломать прошивку можно... за пару часов. За час. Не за пять минут.
       Обстоятельно как с Богом отношения выяснял. Действительно - есть такое желание: пристрелить его к коровьей морде и дальше решать задачу в спокойной дружественной обстановке, без секундомера.
       За десять секунд до фиаско Антонио так и сделает. Тут даже говорить ничего не нужно. Но хочется - сейчас.
       А вместо этого что? Вместо этого мы препарируем третий корпус - и не снимаем блокиратор с 31 этажа, чтобы до Шварца не добрался Деметрио. Потому что если вход будет свободен, Одуванчик Шварца убьет. За эти сорок секунд... жизненного опыта. Деметрио застрял в кафе. Провожал эту... припадочную, зашел перекусить. Как нам всем повезло!
       - ЭМИ на усилок или туда?
       Шварц дергает головой.
       - Пенобетон в корпусе?
       - Заблокировал.
       Да, действительно, что он, мальчик, что ли?
       Стоп. Он не мальчик... но и проектировщики не дети. Резервную-то систему заблокировать нельзя. Ни физически, ни программой, она тревогу поднимет тут же - и режим самозащиты включит. От любого вмешательства. Ее и тестируют так, штатно, под сирену. Другое дело, что не успеть. Сначала взрыв. Потом время на активацию первой линии. Потом резерв поймет, что первая линия сдохла, и врубится сам. Потом еще сколько-то будет ждать ручного включения или отключения - мало ли что в этом здании доброкачественно сдетонировать могло... А там уже все. Зачем Шварцу ее трогать? Незачем.
       Максим думал и писал одновременно. Иногда написанное опережало проговоренное.
       Но это если взрыв по хронометру. По сигналу. А если мы как с компроматом... точь-в-точь как с компроматом... взорвем что-то сами. Первыми. Сейчас. То когда придет сигнал активации... вся система будет уже по уши в пенобетоне. А при выборе между техникой и людьми, даже самыми погаными людьми, господин декан, нам положено выбирать технику. По учебнику, господин декан.
       Значит - решено.
       "Взорвите там что-нибудь покрупнее".
       Набрал - и не отправил.
       Дурак.
       Коза, волк и капуста. Стимулятор, то есть Шварц - даже Шварц его не перепрограммирует внутри себя, Монитор, какой он ни будь навороченный и перепаянный - но простенькое устройство, способное в лучшем случае вызвать реанимационную машину по координатам, ну да, после фокусов Шварца, еще и давать обратную связь на случай электромагнитной атаки. И усилитель.
       И один молодой здоровый балбес, которому некоторые очевидные решения не приходят в голову в силу молодости и здоровья.
       Так, бригаду на этаж... не помрет он, не помрет за это время.
       - Левинсон, - сказал он. - А бросьте-ка господину Шварцу вашу бомбочку... за шиворот.
       Две с половиной минуты до конца, а можно сесть, откинуться на спинку стула и требовать шампанского.
       И где, спрашивается, аплодисменты. Где?
       Левинсон - ему-то с его кондициями ничего объяснять не нужно, - с некоторым злорадством отзывается:
       - Сейчас. Возьмем и разберем.
       И вот он уже в кадре, как тот командор. И тоже ни слова благодарности - а ведь это ему, между прочим, целый арсенал учебных пособий сэкономили.
       Университет на канале, я ж им отбой дал... Ну еще раз дам, пусть все полюбуются.
       - О. Щербина. - белобрысая девица с косичками аж дрожит от злости. - Какая сволочь там у вас соболезнования моим родителям прислала, а?
       На другом экране Левинсон говорит Шварцу:
       - Ну что, пошли? - далеко идти не надо, тут и в коридоре можно, переговорные экранированы на совесть. Поднимает взгляд на девицу, улыбается ей навстречу, просто любящий папаша.
       - О. Чудеса косяком, - отвечает Максим. - Святые угодники исцелили? А воскресших покойников ждать? Это биологическая угроза...
       Только Шварц ничего не говорит, а вытянув шею, как гусак, таращится на конопатую малявку с косичками.
       Ну да. Извольте видеть, Леночка Янда. Можно сказать, Аленушка. Совершенно целенькая, очень шустрая, вменяемая и напрочь неарестованная. А, значит, никого не убивавшая. И если это депрессия с полной потерей смысла жизни, то дайте мне такую. Я тоже хочу кое-кого убить. Я его, обманщика жестяного, еще утешал. И Франческо его утешал...
       - Сама виновата. Убедительно сделали - теперь расхлебывай. Скажешь им, что тест. Тебя да Монтефельтро на работу берут.
       Антонио не возражает. То ли потому что потерял дар речи, то ли потому что согласен. Кивает: согласен. Зато господин декан Шварц наконец произносит звук, напоминавший "ххххха", и боком ползет со стула. От переживаний. Ничего, бригада уже в пути.
       - Гасите ему стимулятор, - напоминает Максим Левинсону. - Он даже в трупе работает. Хотя вы надежнее излучения... господин декан.
       Тогда они все начинают говорить разом, скопом, но Максим уже не слушает. Задачку он решил - ту, что не мог решить Шварц. Правда, не мог - всерьез. Барьер старого сердечника: выстрела Шварц не боялся, а остановка стимулятора извне у него просто выпала за рамки возможных решений: одно дело плановая замена, другое вот так вот. Мастер-класс под руководством господина Железного Декана прошел. С alma mater расплатился окончательно. Много нового и интересного из жизни пауков в банке узнал. Домой хочу. Или хотя бы к Одуванчику в номер. Пока его... невеста в реанимации будет со Шварцем перестукиваться, хоть бы ее там подольше продержали, взятку им, что ли, предложить?..
       - Да. - вздыхает Грин, - У них тут счастливый конец, а нам еще с прессой объясняться, между прочим.
       - Я, - Максим снимает наушник, - как мне объяснили этим утром, вообще свидетель и весь тут ни при чем. Считайте меня дезертиром.
       Мистер Грин, скорпион наш и иезуит, стоит и смотрит. Молча понимает немое "отстаньте от меня все". Может быть, даже и причину понимает: радоваться нечему. Это не победа. Это решенная задача, это преодоленное препятствие, разбитый вдребезги барьер, но не победа. Ничего, кроме полного опустошения и желания напиться, отоспаться и забыть город Лион как страшный сон.
       Кто взял Лион? Не переживайте, это же дети - поиграют и отдадут.
      
      
       ***
      
      
       "Дорогой Джон,
      
       должна тебе сказать, что во время инспекции я все время вспоминала ту старую шутку о деталях маслобойки, из которых не получалось ничего, кроме осадной машины. Это я о нас и о Сообществе. В очередной раз намерения были добрыми, компоненты - достаточно доброкачественными для нашего изобилующего ошибками мира, а собрали, как всегда, требюше...
       Часть проблемы заключалась в том, что Антонио да Монтефельтро - терциарий, живущий в миру, в силу личных особенностей не отличает мирского служения от монашеского и, кстати, служения от жизни. В последнем он, естественно, легко нашел общий язык с Мораном. Соответственно, да Монтефельтро охотно принес в светский университет методы, изначально призванные помочь тем, кто уже принял решение отделиться от мира - а Моран с энтузиазмом принялся внедрять их...
       Фактически, модель тоталитарной секты была воспроизведена отчасти случайно - характер отбора при поступлении и упор на стремление к этическому совершенству как к чему-то недостижимому, наложился на широкое применение инструментов сосредоточения и профессионализации - и уже упомянутую батарею средств, призванную отделить новиция от внешнего мира. В результате, у учащихся сформировалось представление о себе, как об элите, сообществе избранных, способном влиять на мир с приложением минимума усилий - и при этом бесконечно этически ущербном как per se, так и вследствие профессиональной ориентации.
       Соответственно, единственным "легальным" способом достичь минимального внутреннего комфорта стало растворение в идеале и бескорыстное служение ему (в полном сознании собственной недоброкачественности)...
       Тем более, что часть инструментов, позволяющих новициям Сообщества следить за собой и регулировать свое состояние - исповедь, исследование собственной реакции на значимые переживания, постоянный самоотчет - заимствована не была, вероятно потому, что их религиозное происхождение невозможно было скрыть. Хотя имеет смысл уточнить у Антонио, не были ли они отвергнуты, как ненужные.
       Но если здесь пострадала часть инструментария, то вся сфера, связанная с организацией личной жизни, просто осталась незатронутой. Исходные материалы, по понятным причинам, не уделяли этой области большого внимания - если не считать довольно большого арсенала средств, позволяющих обходить различные ловушки плоти, расставляемые врагом рода человеческого или текущим мирским противником.
       А для господина Морана и тех сотрудников университета, кто помогал ему адаптировать курс, идея семьи, собственной отдельной жизни и зрелости как таковой противоречила идее служения. Кстати, по моим наблюдениям, преподавательский состав совершенно небезнадежен в этом отношении...
       В попытках создать прирученного специалиста по безопасности они пошли путем всех приручающих, отрабатывая и закрепляя ювенильные черты.
       В результате, идеал и руко-водитель должен - в обмен на непрекращающееся служение - работать средством реализации всех эмоциональных нужд, от потребности в хобби до потребности в дружбе и семье. Быть хозяином собаки. Естественно, в человеческом обществе удовлетворить такие потребности невозможно.
       Дорогой Джон, я боюсь, что все это придется исправлять нам не только потому, что мы можем это исправить - но и потому что это незаконные дети наших благих намерений и нашей недоброй славы. Да Монтефельтро и Моран совместными усилиями подкинули младенца под нашу дверь..."
      
      
       ***
       Традиции есть традиции есть традиции. На традициях, а вовсе не на китах, стоит мир. На китах тоже стоит, но что удерживает китов на месте, а также слонов и особенно черепаху? Вот именно, как сказал бы Рауль. А он сказал. Так что внешняя часть двери аналитического отдела, он же отдел срочной оптимизации всего, по-прежнему украшена голографическим экраном. Но следить за изображением вовсе не так интересно, потому что зеленая мамба, которая теперь живет в террариуме, предпочитает спать днями напролет. А когда кормится, делает это так быстро, что охнуть не успевает никто, ни добыча, ни везучие зрители. Новый начальник аналитического отдела встретил мамбу с распростертыми объятиями. Фигурально выражаясь.
       Новый начальник у нас "отбивная по-лионски". Трофей, с боем отбитый у Совета на основании нового законодательства о "государствах без границ" и экстрадиции, а также в соответствии с довлеющим принципом возмещения ущерба в правосудии... и выцарапанный у да Монтефельтро в качестве репарации "за все хорошее", как выразился Франческо. Страшная-страшная мамба сеньор Вальтер Шварц. Эулалио был лучше, и как аналитик, и вообще - зато этот вряд ли так быстро нас покинет. У него одних курсов усиленной подготовки охраны запланировано на год вперед, к вящей радости Анольери. Пусть чинит, налаживает и преподает. Сначала в корпорации, потом посмотрим. В аренду будем сдавать, а то кончится у него список дел - и он выключится. Есть такие подозрения. Лучше уж он бы злоумышлял, а то в свободное время сидит, раскачивается как иудей на молитве, и думает, какой был дурак.
       Не то чтобы жалко, но... жалко.
       Деметрио как-то пришел, посмотрел и сказал - черт с ним, закончатся задачи, давайте его мне, у нас министерство внутренних дел стоит сиротливое и никем не обихоженное, а нам же строиться нужно с расчетом на будущее объединение. Поскольку вашей же, ладно, нашей непечатной милостью это теперь... полусовершившийся факт. Никакой из местных сволочей, включая меня, этот пост доверить нельзя, так неместная в самый раз выйдет.
       - Раз уж я его тогда не убил... - добавил он. - И теперь не убью уже.
       Он хотел, всерьез, до скандалов и жажды крови по-Одуванчиковски: без лишних воплей, без размахивания ножом и стрельбы, но так, что стены рушатся и металл плавится сам. С перепугу.Сколько ему ни напоминали, что он и сам не подарок, а самый успешный во Флоресте террорист, и от него невинные тоже страдали, со всеми женихами и невестами - не доходило. Грозился даже уйти в вооруженную оппозицию к свинским покрывателям гнусного гада. Пока Кейс не пошутила, что для современного мужчины жажда убить того, кто заставил-таки жениться, вполне нормальна и естественна. Деметрио надулся, что-то разбил и заткнулся. Все-то он умеет, а вот терпеть, когда смеются...
       Хотя, в сущности, если его кто и "заставил", так это Железный Декан Левинсон - наверное, чтоб одному не скучно было ходить в новобрачных.
       Называть его "Дядюшкой" у Алваро не получалось. И вообще ничего не получалось. Посмотришь - и не хочется второй раз глядеть. А ему самому ничего. Ходит, посвистывает. Женился, филиал свой под опытную площадку перестраивает. Сюда приезжал с женой. В гости. Курить бросил. Дурак был Шварц, что его провоцировал. Лежит? Не трогай. "Зачем ты меня... подтолкнул?" "Я, видишь ли, тебя уважаю."
       Бедная зеленая мамба. Одного записал в амебы, которых надо подгонять пинками, а тот его сам "простимулировал". Другой, оказывается, делал добро и бросал его в воду. Тихо, тайно. Увидел, что хвост мамбы торчит из заговора, и прикрыл тихонько вместе с членами Сообщества. И никому не сказал, даже самому Шварцу. Вот тот и думал, что Антонио на него наплевать со всем высокомерием и этим "твой выбор - твоя расплата".
       Когда Антонио взяли за грудки в очередной раз и спросили, где во фразе про добро и воду слово "молча" - обиделся, возмутился и почти разорался.
       - А список личной благотворительности мне в газете не напечатать? Вы мне хвастаться предлагаете?
       Хорошо воспитанный член правящего класса. Ну что с него возьмешь?..
       Но репарацию отдал. Хотя что бы он с ней, с ним, то есть, стал делать? А Эулалио только головой покачал: не сработаемся. И вредно.
       Вредно. И Пауле оно не надо, хватит с нее, ей напоминания не нужны. Она и так сказала - "все, брат мой ненаглядный, я к тебе больше ни ногой. Сам видишь, что получается. Лучше уж ты ко мне, пусть и редко, да без побочных последствий".
       Хотя говорила, что не испугалась и вообще подумала, что это Совет дурака валяет - так подурят и прекратят. И действительно господин Шварц быстро все прекратил - десяти минут не прошло, и более всего ее удивляло, что какая-то сволочь отключила лифты - и чтоб той сволочи ребенка на руках до первого этажа нести... а ее, эту сволочь, саму на носилках мимо несут, ну тут и злости же не останется.
       Что же касается поведения любимого мужа - так у нее кто сводный брат и кто был родной отец? Вот то-то же.
       Главное - самой храброй женщине из дома Сфорца в глаза не смотреть, а то хочется Шварца все-таки пристрелить. Это вам не Ана, которую как гуся купать... все как с гуся вода. Шуршит себе в администрации Джастины представителем АК - и даже на Максима внимания не обращает. А тот, вспоминая только, икает через раз... Ну да, импровизация хорошая была и по адресу. Ну да, страстей поменьше стало, а толковости прибавилось. Но чтобы это, недоросшее, не к нему стажером, а вот так на отдельную должность, как человека какого? Это же ужас, ее еще учить, лечить и напильником обрабатывать... дайте ее мне или уберите ее от меня. Не дам, говорит Деметрио. Не возьму, говорит Кейс, я ее укушу спросонья и она умрет, а мне стыдно будет. Не уберу, говорит Джастина, теперь у меня прекрасный заместитель есть. А Ана умная и ничего не говорит.
       Коррупция и семейственность, вот как это называется. Жена концессионера - посол Совета, ее заместитель - жена замминистра.
       Ана ничего не говорит, только хихикает в рукав, как крестьянка, когда Максим перед ней по потолку бегает и показывает, какой он настоящий герой и крутой специалист, а она - мелочь, бестолочь и вообще лишняя в их тесной дружбе с Одуванчиком. Очень она себе на уме - впрочем, они все там в Новгороде такие. Рауль вот от этого "себе на уме" чуть не плачет.
       И дарит мамб кому попало. Ему не нужно. У него копты. Те самые, которые хотели убивать Морана. Длинные. Одинаковые. И сам Алваро в сравнении с ними - чудо нормальности. Так ему Рауль и говорит. Каждый раз, как видит, так и говорит, страшно даже становится. А еще страшнее, что копты - это не пациенты-клиенты-воспитуемые. Это персонал. На стажировке. Закончат, если закончат - пойдут работать в комиссию по детской преступности. Новую, континентальную. Будут ловить, чистить и упаковывать в школы. Чтобы Алваро им историю преподал. А самое-самое страшное, что они уже не против. Они думали раньше, что их обманули. Не дали подарка. А теперь передумали. Так что не уйдут, пока всему не научатся. Сами, то есть, не уйдут. От Рауля.
       Алваро таких видел - тех, что с нуля, из ничего, из нищеты карабкаются повыше, но таких идиотов не встречал еще ни разу. Управлять им непременно надо, нет же на свете других приличных профессий. Должности - обязательно в Совете, непременно в Башнях. А Башни возьми и...
       Заканчивать будут все равно, заочно - и тот же общевойсковой, только уже в Александрии. И второе образование в Институте социальных работников параллельно, чтоб если Рауль передумает и мир второй раз взбрыкнет и посыплется под ногами, можно было не бояться - а опыт уже есть. Красивое резюме. Рекомендации. Как рты откроют - так сразу понимаешь Максимово присловье "всех святых выноси". Это простая мера безопасности: упадет же любая статуя святого, как на Людовика Аурелианского Живоглота распятие грохнулось. От возмущения.
       Только Максим не рыдает. Говорит - сам почти такой был, а эти еще и голодные. И пуганые. Наедятся, согреются и сами начнут думать не о том, как бы это повыше залезть, чтобы с гарантией выжить и все вокруг себя контролировать, а о том, чего они хотят на самом деле. Сами потом смеяться будут. Я, мол, например, уже почти могу. Время от времени. И смеется.
       От его смеха всем сразу хочется все-таки взорвать бывший филиал. Останавливает только, что взрывать уже поздно и с Железным Деканом связываться неохота - а также с его супругой, Антонио и Грином. Когда после теракта Шварца Совет бился в коллективной истерике и требовал богомерзкое, безнравственное и преступное учебное заведение расстрелять, выжечь и солью засыпать на метр, им предложили альтернативу. Расформировать - несомненно. Переименовать - обязательно. Переподчинить - разумеется. И сделать экспериментальную учебную площадку Сообщества. Для желающих. Остальных студентов безболезненно перевести в остальные филиалы, а преподавателей - через комиссию - кого оставить, кого перевести, а кого и выгнать без права занимать должность. По делам их.
       Совет ответил на сколько-то депутатских запросов на тему легальной религиозной организации и разразился окончательным вердиктом: не наше дело. Нас всех как общность не волнует, где состоит депутат, функционер и вообще отдельный гражданин на службе общности. Хоть в религиозной организации, хоть в клубе спортивных болельщиков; а если он в качестве депутата или чиновника продвигает не интересы региона, а организации, клуба или корпорации - так отзовите его, если считаете нужным, или жалобу подайте по известному адресу, на том и закончим.
       С Советом наверняка не так все просто было, как на словах у всех получалось. Потому что Эулалио приехал не когда обещал, а на месяц позже, позавчера. Но зато на целую неделю. И первый день - с ума сойти - просто просидел на террасе на берегу. Смотрел. Чаек кормил. Камешки в воду кидал. Ну почти весь день. Половину. Вторую - проспал. Алваро сразу понял: что-то будет. И теперь посматривал. Проверял, чтобы не пропустить...
       - Я слепой, да? Мы все слепые и совсем глухие, да? - кажется, пропустил-таки. Это же Франческо там, на террасе кричит... - Я, Джастина, родня ее, Антонио, все? Землеройки. Мы совсем не видим, что делается, да? Все успокоилось, все хорошо. И все знают, что эту бучу устроил Антикризисный комитет, чтобы подмять остатки. Уйдет старичок Матьё... и кто останется хозяином? Знаете, как вас за спиной называют? Уже? Диктатором. Пока в ромском смысле...
       - Если бы я этого не знал, плохим бы я был диктатором, - посмеивается Грин. Знаю я этот смех, думает Алваро. В самый раз между выстрелами - или когда в тебя стулья летят, а ты ловишь и вот так хихикаешь. - Да, я страшный и злобный почти официальный властелин мира. Кошмар из кинофантазий. Матьё не правил, а играл на равновесии сил - а я буду править. Об этом пишут все оппозиционные аналитики. Все в порядке.
       - Ты понимаешь, что тебе на самом деле придется править? Нет? Иначе тебе ничего не дадут сделать. Не оправдаешь ожиданий. А если оправдаешь - кому на корм пойдут все твои реформы? Кому они нужны будут, цезарь император? Ты понимаешь, что все мелкие игроки сейчас ринутся поддерживать тебя, потому что это быстрый способ получить долю... И они свяжут тебя намертво, все.
       Грин молчит. Если не высовываться, то не видно, что он там делает. То ли считает про се6я, то ли опять смеется. Наверное, смеется.
       - Хорошо, что ты хоть так можешь проговорить собственное положение. Большой прогресс, по-моему.
       - Не уводи в сторону. - а Франческо едва не хрипит... - Мое положение... я хоть не один. Я могу - я мог тут три дня в стену смотреть и конец света пророчить, ничего не случилось, да? И три года - и из дома в другую страну мог. Смог. А за тобой - я не хотел говорить, но ты же слушать не будешь, за тобой нет никого.
       Грин опять делает паузу - а Алваро медленно, против воли въезжает в "нет никого". К Франческо подстраиваться - его видеть надо, а не только слышать. Какой он, как высоко в облаках.
       Никого... это значит "никого, кроме нас", а не отказ в помощи.
       А как же Сообщество?..
       Или они о политике?
       - Ты из-за этого тогда, в октябре... в стену смотрел? - спрашивает Грин. - Догадался и не знал, как сделать, чтобы я не догадался? А тут так удачно все грохнуло...
       - Да. Из-за этого. - Франческо, кажется, ходит по террасе, потому что голос приближается. Ходит, думает, даже говорит как человек, понятно почти, - Не знал, как тебе на глаза показаться, чтобы ты не понял. Я же видел, как тебе было - когда ты считал, что ты... обрушил все. Но ты тогда за столько не отве...
       Слезы брызжут из глаз сами. Ухо даже не горит. Посреди террасы - солнце и часть этого солнца упала ему на голову и течет.
       - Что знают двое... - саркастически говорит Эулалио.
       - Спасибо, - шмыгает носом Алваро. Никогда не думал, что за ухо может быть так больно. Никогда не знал, что Франческо может... так.
       Дева Мария, спаси мое ухо, я тебе новую картинку подарю, лучше прежней.
       - Не за что. Я знаю, - продолжает. - Антонио не знает, считает, что какая-то избранная часть, ядро уйдет в тень навсегда. Что нам нельзя править, бороться за власть, стоять у трона - всегда выходит плохо. Тут он совершенно прав, и это не новая мысль - но на этот раз все иначе. Насколько я знаю.
       - Вы, - говорит Франческо, - не можете не бороться за власть. Если это - вы.
       Да уж, соглашается про себя Алваро. Если посмотреть на всех знакомых из Сообщества... то называй как хочешь. Влиянием, впечатлением, настройкой. Все равно будет власть. Возможность определять события.
       - Ну, - улыбается Эулалио, - в этом смысле все в руках Божьих. И не только. Я полагаю, что если решение распустить то, что он некогда воскресил, не понравится генералу, я святого Игнация имею в виду, от решения пойдут клочки по закоулочкам. Это простое чудо, проще тех, что уже произошли. Но даже если нет - о чем тут горевать? Часть отводят на переформирование, это случается сплошь и рядом.
       - Ну, круто, - вздыхает Алваро. - Вам все так просто, а эта... пальма чуть не засохла.
       - Это он в очередной раз примерял на себя. Как бы ему было бы одному, без всех, - Эулалио улыбается Алваро, а дразнит Франческо, вот так нарочно говорит, словно его тут нет. - Но он как всегда забыл, что я-то просто человек.
       - А он? - И не подыграть грешно, и действительно, кто?..
       - Не знаю. Ангел, наверное.
       - Я ангел? - Франческо готов возмутиться. И кажется вдруг понимает, что не готов. - Да хоть ангел. Но я же прав. Тебя несет наверх - и конца не видно, да? Еще лет пять, и ты либо станешь диктатором уже в террановском смысле, либо тебя снесут так...
       - Через восемь-десять, - поправляет Эулалио, - После нынешнего, скорее, восемь. Я базу дострою, все прочие как раз дозреют. Наша настоящая проблема - я же говорил о ней еще при первой встрече, Франческо. Всем тесно в нынешних границах, большинство не знает, как за них выйти.
       - Тебя свергнут и узнают? - Бедный ангел... он сейчас зарыдает, как статуя у фонтана... или за меч схватится. Кто думает, что ангелы - они такие милые, маленькие, тот плохо Писание знает.
       - Примерно. Потому что меня будут свергать не дураки и не фанатики, а такие как Антонио. Я имею в виду младшего. Я об этом позабочусь.
       - Ты... - щурится Франческо, трясет челкой... и чужим ухом заодно, - вообще бразды из рук выпустить способен?..
       - Нет, - усмехается коварный иезуит. - Ты же знаешь. Не способен. Только уступить в драке - и не абы кому.
       - А потом?
       А бывает ли после такого хоть какое-нибудь "потом"? Он бы не рискнул спросить. Франческо спросил.
       - Я, - отвечает Эулалио, - по первой профессии строитель. И никуда не тороплюсь.
       - Ухо отдайте, - говорит Алваро. - Вот всегда у нас так. Эволюционная борьба и мировые перемены, а про уши все забывают.
       Дева Мария, я тебе там нарисую, как ты ангелов полотенцем гоняешь.
       Франческо смотрит на него с сомнением. Потом на свою руку - тоже с сомнением. Но ухо все-таки отдает. Спасибо, дева Мария, пуха тебе и пера.
       - Я вообще чего шел, - объясняет Алваро. - Я шел передать, что Рауль просил сказать, что Младший ему выдал новый шедевр. Не хочу, говорит, быть человеком. А Рауль говорит, что с такой семейной историей и таким анамнезом он умывает руки, но просит вам сообщить, если уж вы тут. Видимо, некоторым особо тесно в границах.
       Школу некоторые покорили, всем пакостям от контингента научились, в университет поступать готовы в четырнадцать - действительно, и скучно, и тесно, и смысла жизни взять негде.
       - Я в детстве, - качает головой Франческо, - тоже не хотел быть человеком. Я хотел быть пожарным.
       - Вот видите, - серьезно смотрит на него Эулалио, - все мечты сбываются. А кем хочет быть Антонио?
       - Космическим этим...
       - ..разумом?
       - Исследователем!
       - Значит, будет.
       Ну если они это хором обещают... то у нас есть еще лет, скажем, десять. А потом все начнется всерьез.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

  • Комментарии: 42, последний от 24/05/2013.
  • © Copyright Апраксина Татьяна, Оуэн А.Н. (blackfighter@gmail.com)
  • Обновлено: 16/01/2011. 625k. Статистика.
  • Роман: Альт.история
  • Оценка: 5.83*4  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.