Апраксина Татьяна, Оуэн А.Н.
Послание к коринфянам

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 4, последний от 29/09/2015.
  • © Copyright Апраксина Татьяна, Оуэн А.Н. (blackfighter@gmail.com)
  • Обновлено: 01/01/2011. 444k. Статистика.
  • Повесть: Фэнтези, Альт.история Pax Aureliana
  • Оценка: 6.19*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Три месяца назад биохимическая корпорация "Сфорца С.В." выиграла террористическую войну и спасла статус кво. Ни одно доброе дело не остается безнаказанным - теперь мировое правительство считает угрозой своему существованию... корпорацию "Сфорца С.В." вообще и руководство ее Флорестийского филиала в частности и поголовно.
    Нельзя сказать, что они так уж неправы. Потому что оторвите господина Сфорца от работы ради судебного разбирательства, и в качестве защитно-оборонительной реакции он в лучшем случае устроит шоу. В худшем это шоу назовут революцией.


  • Послание к коринфянам

      

    Этот путь от истока к исходу

    Был предначертан на картах всех дальних путей,

    И откроется дверь, и вперед на свободу,

    Но сначала пройти

    Все, что должен.

    Успей.

    Анна Ширяева (Шмендра)

      
       Пролог: Флоренция, XIV век
       - Вы поедете тайно. Вы поедете инкогнито, с охраной. Вас встретят. Уже под стенами Равенны вы соединитесь с остальным посольством и въедете в город, как подобает. - Кажется, все. Учтено все, что необходимо. От Флоренции до Равенны не так уж и далеко, а у посла более чем достаточно опыта и разума, чтобы добраться действительно тайно и скрытно.
       - Передать ли мне что-либо на словах, мой герцог? - человек в темной мантии чуть наискосок наклоняет голову.
       - Да, конечно. Передайте моему родичу и другу, - родство не самое дальнее, через женщин неаполитанской династии, а дружба - такое переменчивое понятие, лучший друг - тот, кто принес меньше вреда... - Мои наиискреннейшие пожелания процветания, здравствования, благополучия и побед.
       То есть, ничего, кроме красивых слов - и плана договора.
       План договора существует в голове герцога - и в голове посла. Еще, скорее всего, он - полностью или частично - гнездится под шляпами и беретами нескольких членов Синьории. Медичи, Пацци, Содерини... На бумагу договор выльется только в Равенне. Потому что для всего мира инициатива должна исходить оттуда. От престарелого короля Галлии Тидрека, а вернее, от его нового полководца и будущего регента при малолетнем наследнике. От Равенны. Не от Флоренции.
       Джан Галеаццо прихлебывает разбавленное вино из тяжелого золотого кубка. Старинная вещь, чеканка изображает Фридриха Барбароссу, дарующего Флоренции хартию о самостоятельности и привилегиях. Вино разбавлено не вдвое, как обычно - вчетверо. Герцог знает за собой слабость пить больше, чем можно и нужно. Когда-то он мог тянуть вино с утра до ночи - сначала от скуки и безнадежности в дядюшкином полуплену, потом по привычке. Когда плен в одночасье кончился - и не ядом в очередной бутылке, а свободой, к несказанному удивлению герцога, - привычка еще долго бежала следом, тявкала, как вздорная собачонка...
       Из окна не виден еще не до конца достроенный собор с куполом, которому нет равных во всей Тоскане, а, может быть, и на всем полуострове. Собор обязательно должен быть закончен, а для этого город должен жить и процветать.
       Равенна должна сделать нам предложение, от которого смог бы отказаться только человек очень смелый - а весь юг знает, что Джан Галеаццо Сфорца никогда не был смельчаком, - и очень неблагодарный, и вот этого за не слишком смелым герцогом флорентийским тоже не водилось. Выбирая между войной и миром, между противостоянием и союзом, между дружбой и сражением со спасителем и благодетелем - как же тут не выбрать верное? Члены Синьории, духовные лица и благочестивые монахини будут денно и нощно молиться за то, чтобы Господь не позволил герцогу ошибиться. Но это все потом, потом. Когда мы будем протягивать руку дружбы Равенне.
       Протягивать в ответ. Потому что сделать предложение первым может только отчаянный храбрец, вдобавок уверенный, что ему не ударят в спину. Джан Галеаццо Сфорца обязан Чезаре Корво жизнью и титулом - но так далеко его благодарность не простирается. Да и не только благодарность, а простой расчет. Герцог не так хорошо умеет просчитывать и строить планы, как Корво, как отдельные члены Синьории, как посол, стоящий перед ним, но правила игры знает даже он. Нужно охранять свое положение, держать лицо, не позволять никому заподозрить, что дела не очень-то хороши.
       Посол понимает, кивает. Он знает, почему эту миссию поручили именно ему. Он против. Будь его воля, он лег бы костьми, но север сломал бы зубы о Флоренцию. Да, на южных союзников нельзя положиться, да, из них придется выжимать деньги и войска и того и другого никогда не будет достаточно, да, да, да... но с этим документом флорентийской независимости - конец. И не нужно себя обманывать. Секретарь Синьории был против и есть против - и поэтому его не будут подозревать. Те самые ненадежные союзники немедля успокоятся, просто узнав, кто возглавит посольство. Ненадолго успокоятся, но нам-то и нужно немного.
       Секретарь против. Он даже сейчас против, но все равно исполнит то, чего ждут город и герцог. Нет, многоуважаемый. Вы не вполне ощущаете перемену времен года. Вы провели почти пару лет рядом с Корво, вы видели, на что он способен, и мы все увидели, как он поднялся после сокрушительного поражения - в новой силе, с новыми союзниками. Флоренция слишком неудачно расположена. Мы отделяем юг от севера, север от юга, и кто бы с кем ни принялся сражаться, все будут ломиться в нашу дверь, если не прямо через Флоренцию, так через Ливорно и Пизу и эти-то земли, а тем более крепость Сарцана, мы уже не вернем, кто бы ни победил.
       Самому городу вряд ли угрожает штурм - только длительная осада, наверное. Мы можем позволить себе нанять дополнительные отряды. Но на этот раз лучшие наемники окажутся в Равенне. У нас хватит золота - но не хватит для них славы, удачи и добычи. Оборона дело не слишком прибыльное и почетное. Долгая оборона еще и разорительна, а наемники, как считает господин посол, предадут. По его мнению, они предают всегда. Беда в том, что, кроме наемников, у нас войска нет и не будет. Этот город слишком привык воевать чужими руками, а переучивать его поздно.
       А городское ополчение - я знаю ваши идеи, господин секретарь, знаю их хорошо - нужно еще создавать, из ничего. И оно не очень-то захочет драться. У них, - усмехается молодой герцог, все еще молодой герцог, - конечно, на то неправильные причины: ну что нам еще один договор? Переждем, переживем, получим всю нужную выгоду - а там кто-нибудь умрет, кто-нибудь предаст, все пойдет как раньше. Не пойдет. Пойдет совсем по-другому, прокатится через нас - и рано или поздно раздавит. Вы знаете, я знаю, но горожане не поймут, хоть с крыш им кричи. И это решает дело. Мы продадим независимость. Но - первыми. И на самых лучших условиях, какие есть. Первыми - потому что пока юг не понимает, как мы слабы, но от севера подобной слепоты ждать не стоит с тех пор, как король Тидрек назначил регента.
       Из окна видно, как гнется русло реки, как гнутся над ним мосты. Живое не ходит прямо, не держится прямо то, что стоит.
       Джан Галеаццо Сфорца, герцог флорентийский, уже пятнадцать лет герцог - и все еще молодой герцог, как было при жизни родителей, а потом во время правления дяди Лодовико, узурпатора, едва не сжившего со свету племянника и законного наследника, - улыбается послу. Мы станем союзниками Галлии, а потом, когда родич и друг вернет себе Рому, мы окажемся в составе Галлии, глубоко в Галлии - но мы не станем Галлией, это Галлия станет нами. Мы не одни, конечно - есть Неаполь и Рома, есть Милан и Венеция, Генуя и Парма, Феррара и Перуджа... но мы - Флоренция. Этот город нельзя завоевать, он не может быть продан, подчинен, разрушен и забыт, это не удавалось никому. Наши мастерские и красильни, наши храмы и библиотеки - это больше, чем дома, люди и вещи. Но нас можно измотать до смерти. Глиняные ноги подломятся и колосс рухнет.
       А обманывать нас, меня - невыгодно. По тому, что случится с Флоренцией, станут судить о том, что будет дальше. Предай нас Галлия - и они получат объединенное и ожесточенное сопротивление впереди и вечный пожар здесь. Потому что секретарь синьории не одинок в своих мыслях, а сдерживать таких как он будет некому. Нет, Равенна - и старая, и новая - слишком хорошо понимает свой интерес, чтобы предавать.
       Солнце дробится в речной воде на мелкие осколки, и кажется, будто в Арно играет косяк рыб с золотой чешуей.
       - Да хранит вас Дева Мария, синьор Макиавелли. Я во всем полагаюсь на вас. Если обстоятельства вновь вынудят вас задержаться при моем родиче и друге, мы отнесемся к этому с пониманием. - Докладывать и разведывать вы не обязаны, я не обязываю вас, да и Cиньория на этот раз поостережется скандала.
       В прошлый раз синьору послу удалось задержаться при Корво, и это оказалось интересным и поучительным для всех. Синьор Никколо умен и внимателен, легко завоевывает благосклонность власть имущих... и достаточно любопытен сам по себе, чтобы нравиться Корво. Пусть постарается удержаться при дворе короля Тидрека. Там начинаются столь странные и тревожные дела, что лучше иметь поблизости умного наблюдателя.
       На которого можно положиться. Что бы ни случилось, секретарь Синьории будет верен... нет, не герцогу и не Синьории. Городу. Может быть, не до смерти, но до предпоследнего момента перед ней - точно. Проверено. Не нарочно, но тем не менее, проверено. И именно по этой причине секретарь пережил последнюю городскую склоку. Такими людьми не бросаются, даже если они принадлежат не к твоей партии.
       А кроме того, его письма будет интересно и приятно читать.
      
       Алваро
       - Процессы глобализации берут свое начало в объединении государств Апеннинского полуострова в 14 веке. Первой тенденцией к укрупнению образований можно считать слияние под властью династии Амалунгов королевства Галлия и южных городов-государств. Началом процесса можно считать подписание договора о взаимной защите и беспошлинной торговле между Галлией и Флорентийской Республикой... - читает вслух Франческо. С выражением. Прескверным выражением. Потом отпущенный на свободу лист распечатки планирует по воздуху и падает на одеяло. - Дражайший мой Хуан Алваро, во-первых, это косноязычно. Во-вторых, вашими "можно считать" хоть дороги мости. А в-третьих, вам, вот именно вам попросту стыдно копировать предисловия к научно-популярным трудам, понимаете, да? Это не заданное вам эссе, это даже не реферат... это пошлая компиляция! Do you have no time to waste? Use the magic copy-paste!
       - К тому же началом процесса, вообще-то, следует считать прекрасный летний день лет так на десять раньше названного вами срока, когда посланник Ромы, старой Ромы, папского владения, обратился к маршалу Аурелии с просьбой разыскать некоего гражданина Альбы. Согласитесь, это уже глобализация? - смеется Рауль. О чем это он? - Не понимаете? Действительно, стыдно. Покопайтесь в нашей локальной сети, у вас же стоит программа контекстного поиска. Вы там найдете подробнейшие мемуары того самого гражданина Альбы, непосредственного участника многих событий, о которых вы пишете. Чтение весьма увлекательное, хотя яда многовато.
       - В адрес всех твоих предков, - кивает Франческо. - И виновника существования нашей династии заодно.
       Предок самого Франческо, думает Алваро, был первостатейная размазня и ренегат. Едва из Галлии повеяло войной, как он помчался заключать договор о защите, чем сильно испортил равновесие на юге, открыл нараспашку границу и вообще сделал за Корво половину дела.
       - Да, я не удивляюсь, что эти мемуары были найдены лет через сто. Уж больно хорошо были спрятаны. Я даже представить боюсь, что сделали бы предки и виновники с автором.
       - Автор был бы в восторге от этих попыток... Дело, скорее, в специфике его прежних занятий. Не все данные разведки устаревают со временем. Алваро, не хлопайте так глазами. Мы дали вам информации в пять раз больше, чем нужно, чтобы найти документ и понять, о чем мы. Учитесь слушать и искать. А если не понимаете, о чем говорят, кивайте и многозначительно улыбайтесь. Можете вставлять реплики. О да, разумеется, да, несомненно, ну, еще бы, конечно, само собой... понимаете, да? Произведете приятное впечатление учтивого эрудированного молодого человека. Потом найдете сведения, разберетесь.
       - Понимаю, да. - Алваро фыркает. Перебрасываются словами как тряпичными мячиками. Два клоуна. Тоже мне, урок светской беседы... интересно, если с ними так разговаривать, им понравится? Или немедленно поймают на незнании обсуждаемого предмета и загонят под плинтус?
       - Кстати, сидеть вам пока никто не разрешал. Ложитесь или вставайте уж. - Рауль. Цербер одноглавый. Непонятно, о ком там шутил сеньор Франческо, но адские стражи среди предков де Сандовала точно были. Похоже, все старые европейские династии произошли не от людей. У кого кентавры, у кого церберы, а результат налицо: нормального человека эти порождения древней мифологии сводят с ума за... семь минут, смотрит на часы в углу экрана Алваро.
       Де Сандовал сегодня превзошел сам себя: слепящая глаза ядовито-изумрудная рубаха и шорты до колен. Шорты явно сотворили из джинсов, кастрированных маникюрными ножницами. Операция проводилась с завязанными глазами. Интересно, это тоже добыто в модном салоне? Серфингист несчастный - доску, наверное, за дверью оставил, чтоб не дразниться; все равно завидно. А господин феодал - при полных доспехах, аж на пастора похож. Или на сороку - потому что пастор себе все сам покупает, а сорок одевает лично Господь Бог. Только настроение у феодала для сороки неподходящее. Чем это его так пришибло? Уж не рефератом точно...
       - А это еще что такое? Рауль, взгляни-ка...
       Чудовища смотрят на лист из середины. Алваро мысленно показывает обоим язык. Да, вступление он действительно передрал из нескольких найденных по первому же запросу книг. Писать совершенно необходимое предисловие не хотелось - что тут можно сказать? Ничего, так зачем же тратить время? А вот дальнейшие соображения были его собственными. Шли вразрез с прочитанным.
       Франческо, как всегда, просматривает текст за неполную минуту, отдает листы Раулю. Тот читает медленнее, а по лицу можно понять больше. Озадаченность, возмущение, ирония... разочарование. А вот это неприятно.
       - Алваро, - вздыхает Сфорца. - Это никуда не годится. Нет, не потому, что вы с щенячьим пылом бросились подгрызать устои представлений о героях прошлого. Устои выдержат, это не ножки стола, они прочнее, и взялись не на пустом месте, а точить зубы полезно. И не потому, что конспирология - только вульгарное подобие истории. Потому что вы ни черта не поняли в том, о чем взялись судить! Если бы из этого... труда, - Франческо забирает у де Сандовала свернутую трубочкой распечатку, помахивает ей. Сначала он говорил тихо, а теперь завелся, и его стало слишком много. Звонко, громко, напористо. - Если бы из этой инвективы торчали только уши личной неприязни, с вами можно было бы спорить. Оценки вещь изменчивая, причем в обе стороны. Вы могли бы даже убедить меня в том, что господин, являющийся предметом вашего труда, именно такая сволочь, как вы его описали. Но мало что вы судите о четырнадцатом веке с позиции моральных норм нашего девятнадцатого, что само по себе уже непростительно, когда речь идет об исторической работе, а не о беседе на пляже в компании таких же неразумных щенят - вы еще и не замечаете простейших вещей. Разводить конспирологию, не видя того, что на поверхности, это... я не знаю, как это назвать!
       - Речь, достойная следующей сессии Совета. Какие образы, какие фигуры, - лениво аплодирует Рауль. - Оппонент повержен, втоптан и низведен. Алваро, вы низведены?
       - Нет.
       - А почему вы не повержены и не втоптаны? - ехидно продолжает директор школы.
       - Потому что не услышал ничего, кроме... инвективы в свой адрес, - Алваро с радостью возвращает любимый Франческо зубодробительный оборот.
       - Браво! Франческо, молодой человек совершенно прав. Так не объясняют. А уж понимание точно не приходит. Ты чего хочешь-то - отбить у него любой интерес к истории? Спасибо, над этим уже потрудилась его школа. - Цербер. Натуральный. Породистый, с клеймом и родословной. Зато господин Сфорца слегка притормаживает, и то радость.
       - Эмм... - господин феодал корпорации, укушенный цербером коррекционной школы, ошеломленно встряхивает головой. - Да. Действительно. Извините, Алваро. Просто от вас я такого творения не ожидал. Считайте это комплиментом, что ли?.. Договорились, да? - Из левого глаза льются потоки страдания, раскаяния и жажды немедленного прощения. Правого не видно за челкой. К-комедианты...
       - Если только комплиментом, гос... - о нет, сейчас начнется же. - Франческо. - Называть господина феодала по имени по-прежнему неловко. Феодал же кивает, поощряя достижение. Зачем ему это нужно?.. - И каких же простых вещей я не заметил?
       - Алваро, вот смотрите. Сначала папское государство, а если точнее, полководец церкви, попробовал съесть все вокруг, да? Силой. И достаточно неплохо это получалось. Так прошло несколько лет, потом папа умер - и в результате ненавистное вам чудовище потерпело полное поражение на политическом фронте... В то время считалось, что силой обстоятельств, но, в принципе это бы случилось рано или поздно - идея церковного государства была совершенно бесперспективной, что у вас опять-таки не отражено, а ведь это была настоящая большая ошибка, пожалуй, единственная. Но нам сейчас важно не это. Негодяй, убийца и мясник низвергнут. Алваро, скажите, а что думали об этом завоеванные им города? Это ведь очень хорошо известно.
       Алваро под грозным взглядом цербера укладывается, как велено докторами, на живот, проводит пальцем по сенсорному дисплею. Он лежит, а гости стоят, хотя в комнате есть два кресла. Вот вечно они ухитряются так расположиться, что думаешь не о деле, а о всякой ерунде. И... кажется, один из гостей не только задал вопрос, но и рассказал кое-что интересное о себе. А обдумать времени нет.
       - Примерно то, что возопит половина Флориды и вообще страны.
       - М-м... не думаю, что половина Флориды и вообще страны будет готова ради этого воевать, так что с интенсивностью вы ошиблись.
       - За кого здесь только не воевали, - усмехается Алваро. - Это не значит, что они были приличными людьми.
       - Здесь воюют те, у кого нет иного выхода, - сказал цербер. Причины отсутствия выхода он объяснять не станет. Скажет, что Алваро не маленький и видел достаточно.
       - Ага, как же. Амнистию кто угодно может получить, а у нас же дефицит рабочей силы, как говорят нам по телевидению. Здесь воюют... - Юноша вспоминает ровесников, которых видел на базе. Смешно, год назад будущие бойцы "Черных Бригад" казались героями. Борцами за свободу. Настоящими людьми, в отличие от него самого, от городской тряпки. Очень многое просто не замечалось. - А города... ну да, они восставали. Вы правда думаете, что из-за доброты и порядочности... временного правителя?
       - Нет. Нет, Алваро, нет. Подумайте. Подумайте, почему потом готовы были драться за одно имя, а несколько лет спустя так охотно подписывали соглашения с Галлией, бывшим смертельным врагом. Под честное слово негодяя, убийцы и мясника. Который их сначала брал с боя.
       - Потому что выгодно. Уменьшить налоги, показательно повесить пару притеснителей. Голову посреди площади поставить - а сначала приказ дать всех напугать. Ура, добрый правитель!
       - Не желаете видеть. Что из вышеперечисленного не делали другие? Да тот же Его Святейшество Юлий?
       - Не убирали с дороги всех подряд. И не врали на каждом шагу.
       - Не убирали? Молодой человек, вы заставляете меня поверить, что вы просто не читали ни единого источника... А если читали, вам должно быть стыдно.
       - Почему я обязан верить всем этим источникам? Они точно так же трактуют события. Такая красивая картинка - герой, провозвестник объединения Европы, и коварные враги. Даже для пропаганды слишком глупо.
       - Первоисточники, молодой человек. Первоисточники.
       - Это кто именно?
       - Я о современниках. И не о том, как они кого оценивали, но о том, что они описывали. О фактах.
       - Я этих фактов набрал куда больше, чем хотел. - Школьная зарубежная история, описывавшая все это на страничку в хвалебных словах, нравилась Алваро куда больше. Ну да, красиво, объединители полуострова... Жалко, что тему нельзя было выбирать самому. - Да одной осады Фаэнцы хватит, чтобы все понять.
       - Да, вы выбрали практически идеальный пример. Его хватит, чтобы все понять. И что же вы поняли?
       - Что вашего героя-объединителя ничего, кроме выпендрежа... простите, славы никогда не интересовало. И делал он ее из чего угодно, по любой цене. Одни красивые жесты. Два раза можно было легко взять город - и что? Вот перебежчик к нему пришел, предложил открыть тайный ход - так что он? Из крутизны своей советом не воспользовался, перебежчика повесил. А что люди в городе голодают, ну разве сиятельные герцоги их считают?
       - Алваро, - Рауль уже открыто смеется, - это была единственная осада того времени, о которой вы читали?
       - Нет. - Не надо считать меня бестолочью, господин директор школы. - О других осадах и штурмах, в том числе под командованием того же самого господина Корво, я тоже читал. - И местами это было весьма неприятно. Слишком легко себе представить. - Форли, Капуя, Пергола... - улыбается Алваро. Собственное объяснение господина Корво, дескать, он не желал резни и разграбления города, было бы безупречно, если бы прочие города, которые не собирались сдаваться, не брали приступом без особой деликатности.
       - А об осадах и штурмах... под другим командованием? За вычетом двух или трех фамилий?
       - Заставить город сдаться - значит, сэкономить свою армию, вот и все. - То ли и впрямь такие наивные люди, то ли издеваются.
       - Алваро, вы помните, как тогда обычно при осадах поступали с людьми, пытавшимися покинуть осажденный город?
       Ну да, тех, кто уходил из Фаэнцы, по приказу господина объединителя кормили и отпускали на все четыре стороны. Потом, когда город был взят, позволили вернуться. Имущество вообще не тронули, то, что бомбардировка не попортила. Контрибуцию не взыскивали. Только власть сменили.
       - Да у нас тут одна сволочь, Пелаэс звали, вообще компенсации за разрушенное выплачивала! - Этот разговор невозможно вести, когда лежишь и выворачиваешь голову, чтобы увидеть обоих собеседников.
       И вообще невозможно вести. Извергов не переспоришь. У них безупречная складная картинка. Им никогда не приходилось сидеть под непрерывным обстрелом, думая только об одном: скорее бы кончилось. Неважно, чья возьмет. Лишь бы стрелять перестали. Им никогда не приходилось чинить поломанное, таскать с улицы обломки чьей-то мебели - на дрова, и надеяться, что власть уже установилась, что стрелять больше не будут. Надеяться и заклеивать свежевымытые окна крест-накрест.
       - Да, пятьсот лет спустя, Алваро. Пятьсот лет спустя. А тогда... во время предыдущей осады той же Фаэнцы, лет за тридцать до того, всех захваченных за стенами горожан, без различия пола и возраста, калечили и отсылали обратно, чтобы семьям пришлось кормить беспомощных нахлебников. И человека, который это сделал, никому не пришло в голову осудить. Он не нарушил ни обычаев, ни законов. А за десять лет до того пойманным вражеским арбалетчикам пальцы рубили, чтобы не пользовались богомерзким оружием.
       Ну да, думает Алваро, а если я скажу, что "а мог бы и искалечить" - это не аргумент, когда речь идет о таком из себя герое и создателе нового формата войны, то мне еще раз напомнят о моральных нормах века того и века этого. История - дурацкая наука. Нормы, нормы... все равно, что по понедельникам мерить расстояние в метрах, а по средам - в вилках.
       - Я вообще-то хотел сказать, что Пелаэс что с компенсацией, что без - сволочь. Вы сами знаете. А тоже очень так... красиво проявлял доброту.
       - Ваш Пелаэс был в первую очередь дураком. И бандитом. Как, впрочем, и большинство местных деятелей... Вы знаете, Алваро, - интересуется Рауль, - чем бандит отличается от политика?
       - Маркой костюма, - вот пусть попробует опровергнуть.
       - Ошибаетесь. Бандит - человек, который при помощи насилия заставляет вас отказаться от своей выгоды в пользу его собственной. И элемент насилия для него не менее важен, чем выгода. Обычно - более важен. Политик - это человек, который убеждает вас, что ваша выгода совпадает или совместима с его собственной. В том числе и при помощи насилия, если это самый эффективный способ. Из всех, с кем вы имели дело до того, как попали сюда, политиком был только сеньор Эулалио.
       То-то вы от его политики поголовно за стволы схватились, усмехается про себя Алваро. Вместо дебатов по первому каналу. Главное, досочинив за меня, что меня обдурили и заслали - а я ведь объяснял же только что не на латыни. Но разве великий профессионал и выпускник новгородского филиала университета Максим Щербина поверит, что я все сделал сам, что "научить" и "заставить" - не одно и то же? А теперь мы с сеньором Эулалио оба - собственность корпорации, и наружу нам лучше не высовываться. Правда, и тут неплохо. Не считая режима, процедур и чертовых упражнений трижды в день под надзором врача и цербера сразу - тоже, между прочим, результат политики.
       И к тому же глава корпорации сует нос в заданные в школе эссе... и говорит глупости.
       - То есть, когда кто-то приходит в лавку и убеждает ее владельца, что ему выгодно платить ему за защиту, а иначе его сожгут вместе с лавкой парни из другой банды - это уже политика?
       - О. Учитесь! - смеется феодал. - Если это и вправду так - это, возможно, ее начало.
       - Приплыли, - улыбается Алваро. - Оказывается, наши рэкетиры - политические деятели. Предвестники прогрессивной политической системы. И судить их надо за политику.
       - Если бы в вашей стране не было ничего другого - конечно же.
       - Ну поскольку при вашем герое истории других не было... значит, невиновен. Но все равно - бандит, как вы мне только что убедительно доказали. И методы именно такие.
       - Попытайтесь обосновать, - ну изверги же. И не знаешь, куда засунуть их Сократа и его методы.
       - Очень просто. Вот у нас есть город, его поделили нескольких семей. Они берут дань, защищают - друг от друга. Одна семья решила расширить влияние. Предприимчивый сын этой семьи сделал свою бригаду - и начал. Приходит к одному, к другому - требует перейти под его руку. Кто согласен, тому меньше плата, а прикрытие лучше, еще денег на рост одолжат под маленький процент. А если три лавки на улице перешли, а четвертая не хочет - с хозяином сначала поговорят, а упрется, так сожгут. Остальные сделают выводы, что лучше добровольно. Если другая семья слабая, ее так и вовсе выдавить можно. Кто посильнее - ну там сестер замуж выдать. Узнаете?
       - Конечно. В некотором смысле, Алваро, это все до сих пор происходит... ровно сейчас. Зачем, вы думаете, я сразу спросил вас о том, что случилось после крушения? Это и есть самое важное. Власть бандита рушится, как только у бандита кончается сила. А власть политика?
       - Когда приходит более убедительный политик.
       - Причем сила фактором будет вовсе не обязательно. Особенно, если люди успели понять, что их выгода и вправду лежит там, где им сказали. Именно поэтому, кстати, за какой-то чертой политического лидера нет смысла смещать или убивать.
       - Это уже должна быть система, где появится преемник и будет делать то же самое. - Это мы уже усвоили, спасибо, уже давно. - И то не все понимают.
       - Не все. Тогда - почти никто. Кстати, это одна из причин, по которой церковное государство было обречено с самого начала. Со сменой папы менялось не только политическое направление - это еще полбеды - менялись почти все группы заинтересованных лиц, начиналась новая дележка. А вот идея использовать соседнюю северную династию Амалунгов оказалась очень плодотворной. Все-таки преемственность.
       - Да, - кивает Алваро. - Вам, наверное, такой династии очень не хватает, правда? Присягнул сеньору - и живи. А то развели тут Мировой Совет, право голоса...
       - Какой способный молодой человек... когда думать себе труд дает, - радостно кивает сеньор Сфорца, только челка прыгает. - И существо наших нынешних проблем как на ладони.
       - Что, и на вас нашелся свой папа Юлий? - Юноша этого совершенно не хочет. Банда безумных личностей ему нравится уже давно - и все преимущества, которые получают члены банды тоже. Но не поддеть господина феодала невозможно. Потому что Франческо это очень нравится. Алваро ему уже пять шпилек загнал глубже некуда, а Сфорца радуется так, будто на все свои деньги не в состоянии нанять пару шутов - феодал, называется.
       - Да. И что самое грустное, оный коллективный папа совсем не понимает, что убивать нас бессмысленно, вернее, даже, контрпродуктивно.
       - А вы его - первоисточниками. По лбу. Как меня. - Но это не шутка, осознает Алваро. Все всерьез. До сих пор только в воздухе что-то тревожное носилось, а теперь случилось. Вот почему господин Сфорца потратил почти час на дурацкую беседу об истории и методах. Ему нужно было что-то для себя. А коллективный папа у нас только один: Совет. И Франческо сейчас не то проговорился, не то и шел сюда с более интересным сообщением. В любом случае... - Мой сеньор, я рад вам служить!
       Язык верным оруженосцам показывать не положено. Несолидно. На колено становиться - пока что быстро не выйдет, а изображать засыпающего страуса тоже несолидно. Так что хватит с господина феодала и словесного выражения.
       - Тогда знакомьтесь с материалом... а то обидно будет. Как говорили на родине Джастины: что ты сделал для того, чтобы быть убитым в случае победы неприятеля?
      
       Скорпион
       На серой пластиковой двери сидит скорпион. Вернее, он не всегда сидит, время от времени он перемещается. По двери. Крупный экземпляр императорского, сантиметров двенадцать в длину с замечательными мощными жвалами и гибким хвостом. Молодой еще. Если правильно кормить, может и до двадцати дорасти. Вообще-то он черный, но сейчас светится гнилушечным зеленым, потому что у него там под землей в норе ночь. На поверхность скорпион вылезает, когда ночь наступает в аналитическом отделе, то есть почти никогда. А на двери - просто экран, который кормится от камеры в террариуме. И надпись "in his locis scorpiones nascuntur". И если кому неизвестно, что за дверью - аналитический отдел, значит, ему туда не нужно.
       Владелец всего, начиная с аналитического отдела, заканчивая молодым скорпионом, четвертым по счету в террариуме, обычно не является без уведомления. Обычно он даже пытается помнить, что у других людей есть день и ночь. Впрочем, здесь это все излишне - но господин Сфорца привычно старается играть по общим правилам. Нарушение этих правил - интересный признак. Вид, с которым гость-хозяин рушится в кресло - тоже своеобразный пакет данных.
       Когда господин Сфорца работает, он забывает обо всем. В том числе и о проблемах любого свойства и размера. Правда, потом они догоняют его - все, что не умерли от истощения в его отсутствие. Судя по виду, последние несколько часов гость не работал.
       - Сегодня была видеоконференция с Советом, - сообщает потолку господин Сфорца, вытягиваясь так, что макушкой упирается в середину спинки. - Через неделю мы обязаны отчитаться по всем силовым и информационным ресурсам. По всем. От состава личной охраны до пакетов акций в СМИ... лично. В Лионе.
       Это не новая новость. Чего-то подобного он ждал всю последнюю неделю. Но в Лионе, а не в Орлеане. Значит, мероприятие курирует комитет безопасности.
       - Это приглашение получили только вы?
       Если распоряжение касается только Сфорца... или только Сфорца и да Монтефельтро, значит Совет решил объедать капусту листик за листиком. По одному. Если нет, значит они готовы к открытому конфликту. Вернее, считают, что готовы.
       - Паневропейский сегмент корпораций. Вы когда-нибудь видели сытого и довольного Грозного? Я сегодня увидел.
       "Грозный" Ричард Личфилд, заместитель председателя комитета безопасности, вероятно, бывает сытым и довольным. В частной жизни. В политической его счастливым еще не видели. Правда и шанса глотать корпорации пачками у него раньше не было.
       - Если бы я был врагом государства, мне следовало бы заказать благодарственный молебен. О национализации всего сегмента - а именно этим вам будут угрожать - никто не смел и мечтать.
       - У них на уме уже не угрозы. Через неделю будет аудит. На заседании, наверное, будут выбирать, кого выпустят. Не удивлюсь, если по жребию.
       - Вас не обойдет в любом случае, - гость-хозяин это прекрасно знает сам. Но он предпочитает следовать определенному ритуалу. Смысл в этом есть, смысл знакомый и привычный. Проговоренное осознается. И переживается. Недаром Святой Игнаций ввел это в практику и предписал делать дважды в день.
       - Да, разумеется. И после этой конференции была вторая. Уже с нашей стороны фронта. Коллеги задали нам с да Монтефельтро множество интересных вопросов. Два главных тренда: что сбросить на здание Совета и почем сдать наши головы.
       - И, как я понимаю, вам не удалось объяснить коллегам, почему оба решения... не являются решениями?
       - Ну, там оформились... позиции. Сторонники, противники и прочие. Допуск к материалам в прямой трансляции у вас уже есть. Только не надо, пожалуйста, сейчас в них лезть, да? - Сфорца растирает виски. - Хватит с меня этого чертова корсара, моего шурина Антонио...
       Записи - это хорошо. Это не только сказанные слова, это оттенки, интонации, паузы. Много легче понять, как работать с человеком. И нужно ли с ним работать.
       Одно из преимуществ нынешнего положения - постоянный поток нужной информации. Он приходит с легким опозданием, но все равно это очень неплохо. И мощные машины. Такое не потаскаешь с собой по лесам, источники питания слишком серьезные - засекут.
       - Я посмотрю, когда мы закончим. Но я понимаю ваше беспокойство. В прошлый раз организация, сумевшая напугать Мировой Совет Управления, вернее, его предшественников, оказалась в весьма стесненном положении, - и это сильное преуменьшение. Сообщество Иисуса попытались стереть с лица земли. А у Совета тогда было куда меньше оснований для страха.
       - Кой черт беспокойство, - вздыхает человек в кресле. - О чем вы думали, когда выбрали меня своим инструментом?
       Сегодня он вышел на финишную прямую удивительно быстро. Видимо, вторая конференция и правда оказалась неприятной. Неразумие со стороны Совета господин Сфорца воспринимает, скорее, как выбрыки погоды. А от коллег-корпорантов все же ожидает некоего минимума здравого смысла. Тут он не прав. Исторически способность князей соблюдать собственные интересы измеряется в отрицательных величинах.
       - О том, что вы под рукой, способны решить задачу - и вряд ли развалитесь на второй стадии. Но главным образом о том, что вы под рукой и я могу дотянуться до вас, не вызывая ничьих подозрений.
       Кресло господину Сфорца коротковато, но если здесь поставить кушетку, выйдет слишком смешно. Станет невозможно разговаривать.
       - Вы научили меня бояться, - Сфорца заправляет волосы за уши. Выражение "глаза на пол-лица" в его случае скорее буквалистика, чем метафора. Мелкие слишком тонкие черты почти не привлекают внимания. - Вы же знали, что разгромом Клуба все только начнется...
       - Предполагал, - хотя и не рассчитывал, что придется столкнуться с этой проблемой лично. Впрочем, человек предполагает - и ему, мягко говоря, свойственно ошибаться. - С семидесятипроцентной вероятностью.
       - Значит, вы и знаете, что со всем этим делать. Ах, как было бы замечательно, если бы все выкладки этих идиотов в Совете имели отношение к реальности. Если бы национализация и впрямь обозначала стабилизацию. Когда я сказал им, что в гробу все это видел, что я с удовольствием буду наемным сотрудником, начальником лаборатории...
       - Они сочли, что вы им угрожаете.
       История повторяется до смешного. В прошлый раз братья точно так же пытались объяснить предшественникам Совета, что они с удовольствием откажутся от сомнительной чести тащить на горбу полконтинента - с перспективой нагрузить на себя весь. Дайте людей, дайте ресурсы и мы за пять-десять лет передадим вам все рычаги в Терранове и займемся, наконец, своим прямым делом - проповедью и образованием. Почему-то именно это было воспринято как объявление войны. Это, а не все остальное.
       - Одни - что я им угрожаю. Другие - что мне нужна единоличная власть. Третьи - что и то, и другое, и лучше держаться у нас на хвосте. Этих меньше всего.
       В принципе, известно, что нам нужно. Узаконить сложившееся положение вещей, дать Совету тот статус, который у него де-факто уже есть - статус и полномочия выборного верховного короля большей части планеты. Они не проиграют от этой перемены. Но чтобы это понять, требуется минимум доверия. Которого нет.
       - Вы не задумывались о том, что Совету потребуются союзники среди корпораций? Сфорца C.B. сейчас находится под ударом. Это создает иллюзию контроля.
       - Союзники там будут. Из наших семнадцати - не менее шести. Не знаю уж, сколько вакантных мест.
       - Значит, карьера... полководца Церкви вас не прельщает? - Это приятно и очень облегчает работу, но хотелось бы знать причины.
       - Заговор, это заговор, - очень вяло смеется Сфорца. - Полчаса назад я объяснял нашему несравненному Алваро как раз про полководца Церкви. И про всю бесперспективность такого рода попыток. Он, представьте, что-то понял. Правда, обозвал нас продвинутыми бандитами...
       Покрытие у стола - не стеклянное. Прозрачный пластик. По совместительству еще один экран. Замечаешь это, когда он нагревается под ладонью быстрее, чем следовало бы. В этом климате мебель с таким теплообменом - это расточительство. Как и вся здешняя система кондиционирования. Все это следует делать совершенно иначе. Кстати, при случае стоит навести ту же госпожу Фиц-Джеральд на нужных людей.
       - C его стороны это комплимент. Но государства Амалунгов у вас под рукой нет. А национализация повлечет за собой обвал. Работать в рамках национальных государств ваши структуры не смогут в принципе.
       - У нас нигде уже нет настоящих национальных структур. То, что сейчас есть, рухнет на уровень краев, понимаете, да? Муниципалитет или совет области как высшая единица управления. Больше всего повезет территориям типа Флоресты. Мы здесь уже почти автономны, можем уйти в отрыв. Да Монтефельтро - в Африку. Остальное... Господи, Грозный искренне верит, что он просто рассадит по нашим креслам управленцев Совета и все останется как было, только лучше.
       - Понимаю. А вот в Совете не понимают, что им в лучшем случае придется заново налаживать все связи... и преодолевать как минимум десятилетний экономический кризис. На самом деле, конечно, до экономического кризиса не дойдет, потому что ни низовые структуры корпораций, ни те самые национальные государства такого положения дел не потерпят и политическая ситуация взорвется много раньше...
       - Я, - Сфорца перестает прожигать взглядом потолок, и переводит взгляд на персонального аналитика, - все это понимаю. А вот вы не понимаете, что вы из меня сделали. Я не умею спасать мир, я не герой боевика, я биотехнолог! И я по вашей милости должен сделать то, невесть что, так, не знаю, как. Я бы сделал, наверное... раньше.
       - Когда не понимали и не боялись? - Вот этот эффект и вправду был непредвиденным. Так всегда бывает с решениями ближнего прицела. В долгосрочной перспективе они часто оказываются неоправданно дорогими. С другой стороны, без этих решений, как правило, нет и самой... долгосрочной перспективы.
       - Я же уже сказал - вы научили меня бояться. Тетушка должна быть вам признательна. Она так долго старалась, но у нее не хватило таланта...
       Тут даже не важно, что отвечать. Главное - дать выговориться. И успокоить. Господин Сфорца сейчас не ищет решений. Он пытается найти точку равновесия. Не умеет делать это самостоятельно. Не учили. А сейчас поздно - и несломанное не чинят.
       - Тогда вы попали бы в эту мясорубку вслепую, - что правда. - И не могли бы даже бросить карты.
       Чего вы делать не станете. В любом случае.
       И дальше, дальше, дальше. Спокойно, участливо. Да, ситуация крайне тяжелая, да, вы не управленец, не боевик, вы биотехнолог, и, естественно, герой, просто потому что хотя бы попробовали ее решить... это белый шум. Но именно тот шум, который нужен.
       Человек в кресле слушает не слова, а голос. Молча, глядя совершенно слепыми глазами. Только тянется к звуку, при этом не двигаясь с места. У подавляющего большинства людей весь этот невербальный комплекс должен вызывать непреодолимое желание погладить, обнять и накрыть собой.
       В нашем случае ничего хорошего из этого не получится. Но слова ему, тем не менее, нужны. Они тоже перевариваются где-то. Как внимание и участие. Почему-то он предпочитает ходить за этим сюда. Странно - но он в своем праве, тем более, что дать ему желаемое несложно. Сочувствовать господину Сфорца очень легко. Искренне восхищаться им - тоже. Для этого не требуется никакого внутреннего усилия. Он не собирается ни отказываться, ни отступать. Ему просто нужно перезарядить батарейки.
       Господин Сфорца слушает - или не слушает - но периодически кивает, потом скорбно жалуется на избыток идиотов в мире, на то, что он не хотел, не просил и не мечтал, что он желал бы родиться где-нибудь на три этажа пониже, и завершает все это гораздо более оригинальным признанием:
       - Понимаете ли, я... не умею думать.
       - Что вы имеете в виду?
       - Ну... - безвольный жест. - Так как это делают нормальные люди. Логически. Никогда не мог научиться играть в шахматы. Ход, за ним еще ход - варианты, следствия...
       Тех, кто его учил, следовало бы уволить без выходного пособия. Господина де Сандовала - тоже. Правда, я не уверен, что ему вообще платят.
       - Вы умеете думать. Собственно, вы прекрасно умеете думать. Тому, как вы это делаете, у нас учат. Годами. У большинства все равно не получается. Как у меня, например. Но даже попытки полезны. Это очень похоже на чтение. Большинство водит глазами по строчкам - и реагирует на ключевые слова. Меньшинство тоже читает по строчкам - но делает это быстрее, запоминает все и способно по мере чтения выстраивать связи - вперед и назад. Это логики. Очень небольшое меньшинство видит страницу целиком и воспринимает весь текст сразу, в его единстве - вместе с автором, обложкой и вселенной. Это люди с целостным мышлением, к числу которых относитесь вы. Логика нужна вам, по существу, только как инструмент общения.
       - Но я этого всего не понимаю. Мне хором говорят, что моя эффективность в... бессознательном состоянии на порядок выше. Беда в том, что вы меня... разбудили.
       - Мне грустно говорить вам об этом, господин Сфорца... но я практически уверен, что причина, для разнообразия, не во мне. Я посоветовал бы вам, во-первых, пообедать, во-вторых, отыскать госпожу Фиц-Джеральд - и поговорить с ней о вещах, не имеющих отношения к политической ситуации - и, в-третьих, запретить себя будить, физически, пока сами не проснетесь. По результатам беседы, естественно.
       Сфорца встряхивает головой, челка опять закрывает половину лица. Потом вдруг неожиданно начинает хохотать так, что кажется - в комнате работают очень мощные динамики.
       - Вы... заметно деликатнее моего отчима. Но он был куда лаконичнее. Я понимаю ваш намек...
       - Если вы не забудете о его содержании в ближайшие полчаса, это поможет. Впрочем, я могу послать вам напоминание. В любых устраивающих вас выражениях.
       - Нет, благодарю. Да, когда я проснусь, у нас будет совещание. Где от вас я жду активного участия, - то, что недавно растекалось по креслу, взлетает над ним. - Несправедливо, я понимаю. Феодалы вообще... существа несправедливые.
       - "Нечестивым же нет мира, говорит Господь." Книга пророка Исайи, глава 48, стих 22.
       - О боги, - Сфорца оборачивается на пороге через плечо. - Все бы были такими нечестивыми как вы...
       - Им бы тоже повысили уровень допуска.
       Несправедливый феодал на мгновение замирает, взвешивает на языке ответную реплику. Потом побеждает здравый смысл... и совершенно нездоровая двигательная активность, которую нужно куда-то сбросить, а пикировки недостаточно. Дверь выразительно хлопает. Как хорошо, что я отказался от идеи встроить террариум непосредственно в дверную панель. Экраны куда менее хрупки - и легко заменяемы.
      
       Джастина
       Первое должностное преступление спит, засунув голову под подушку. Второе должностное преступление лежит рядом и читает с наладонника местные новости. Новости невинны: ожидаются гастроли звезды Паназиатского союза, известной балерины... состоялось открытие филиала банка... двое неизвестных похитили инкассаторский автомобиль... представители умеренно-радикальной антиправительственной группировки призвали сложить оружие. На памяти Джастины третий раз призвали. О сложенное ими оружие было бы трудно споткнуться даже в потемках. Кучка денег, которую заплатили за этот призыв, была повыше.
       Время ползет к полудню. Джастине давно положено находиться на рабочем месте. То, что она делает, называется саботажем. Заниматься саботажем чертовски приятно. Тихо-тихо лежать, поворачиваться или на цыпочках скользить по комнате, пока должностное преступление номер раз дрыхнет, а дрыхнет оно чутко - еще приятнее. И на каждом повороте показывать язык Совету... и в особенности комитету безопасности во главе с дражайшим двоюродным дядюшкой и заместителем оного.
       Заигрались они там. Вдребезги и всем комитетом. Сначала они завернули ее прошение об отставке. Мол, какая там отставка, когда стрельба, Радужный Клуб и чрезвычайное положение. Будете на связи, официально. Вы наш представитель. Потом они завернули его еще раз. Какая там отставка, когда у нас тут уборка мусора, ликвидация последствий, чрезвычайное положение, между прочим. Будете нам докладывать и проводить нашу линию. А если вам это не нравится, то вспомните, что внеслужебные отношения с объектами контроля - должностное преступление. А неповиновение прямым приказам Совета во время чрезвычайного положения - государственная измена.
       Все это можно было бы пережить. Выкрутиться, переговорить с дядюшкой, пожаловаться отцу, подлизаться к Грозному, завалить начальство отчетами по Флоресте в таком количестве, что читать будут год. Но тут, во исполнение ожиданий и прогнозов Джастины, в комитете вспомнили, что они еще не отблагодарили спасителей - и принялись благодарить. Посредством планируемой национализации... и вплоть до показательного суда над превысившими полномочия главами корпораций. На расстрел превышений не набиралось - мелкие ошибки, нестыковки с протоколами ведения действий, не вовремя отправленные отчеты и доклады. Ерундовые шероховатости, на которые в обычное время никто не обратил бы внимания. Сейчас все эти занозы стали основанием для длинного и выматывающего все нервы судебного разбирательства. Требующего постоянного присутствия подследственных либо в Орлеане, либо в Лионе.
       Объем финансовых потерь, которым это разбирательство было чревато само по себе, позволило бы построить во Флоресте еще один город со всей инфраструктурой. Только процесс был - началом. Это такой способ приготовления жесткого мяса. Особо несъедобные жилистые куски нужно упаковать в плотный герметичный пакет и положить в бочку с водой. Добавить в бочку заряд - и взорвать. Взрывная волна, идущая через воду, разнесет все мелкие волокна в кашу. После этого бифштекс можно жарить - он удовлетворит самого строгого знатока и ценителя. Будет таять во рту. Мировой Совет действует по той же схеме: бей по связям, рви волокна, взорви достаточно мощный заряд - и останется только сочная вкусная мякоть. Ешь не хочу.
       Если же и далее развивать тему взрывчатых веществ, то политика Совета напоминала методу браконьеров - брось в пруд гранату, вылови все, что всплывет, скажи, что славно порыбачили. Это было странно. В Совете хватало дураков, но страдающих олигофренией туда вроде бы на работу не принимали. Не понимать, что делаешь таким образом, такой политикой - невозможно. Никакая личная выгода не имеет смысла, если ее нельзя реализовать. Государственные структуры не готовы, не способны заместить корпоративные. Сами по себе - не способны. Это два параллельных мира. Джастина, член семьи, двести лет подряд служившей государству - от Альбы до Союза, - прекрасно это знала, ощущала, понимала. Эти миры взаимопроницаемы, прекрасно сочетаются, но не сливаются. Уроженцев одного нельзя просто так поставить на руководящие посты в другом.
       Что гораздо хуже, эти миры взаимозависимы. Экономика, политика, социальная сфера, производство, наукоемкие отрасли... что-то разделено, что-то - принадлежит обоим на долевой основе. Даже с юридической точки зрения - ведь крупные средства производства вообще не являются собственностью в том смысле, в каком ею может быть дом или машина... они только находятся в управлении, государственном или частном. А уж когда дело доходит до практики...
       Взять ту же Флоресту. Взять, рассмотреть - все ясно.
       Местные государственные структуры - большей частью беспомощны, если не вредоносны. Если бы дело обстояло иначе, Флоресту бы просто не отдали в концессию. Оказывали бы помощь специалистами, запускали совместные программы, давали целевые дотации. Но некому, некем и не на что. Поэтому концессионер во Флоресте и по названию, и по факту - оккупационная власть. Не отчитывающаяся ни перед какими местными органами, даже выборными. Вне зависимости от того, признаны они Советом или нет. По отношению к Совету корпорация выступает как контрактор. Она получает территорию с населением и ресурсами в обмен на обязательства установить мир, развернуть производство, создать инфраструктуру, восстановить понемногу гражданское общество и - в разумные сроки - создать систему национального управления, которой можно будет передать страну.
       Теперь мы вычитаем - в одночасье - из нынешней обстановки оккупационную власть. И с правами, и с обязанностями. Национализируем все, что создано здесь корпорацией. Передаем... кстати, Совету или местному правительству? В любом случае финансирование социальных проектов переходит на тот минимум, на котором находятся все подобные проекты Совета. Специалисты отсюда побегут, потому что ни правительство, ни Совет безопасность обеспечить не смогут. Промышленные объекты, лишившиеся управления и квалифицированной рабочей силы, либо останавливаются, либо снижают объемы производства. Безработица выходит на прежний уровень. Власть спешно растаскивает то, что можно, и принимается делить остальное - при помощи группировок, бригад и партизанских отрядов. Все возвращается на прежний уровень и на круги своя.
       В такт мысли Джастина описывает еще один круг по комнате. Старая привычка - ходить и проговаривать. Впечатывать мысли в слова и движения. Тогда все становится ясным и четким и запоминается надолго. Даже если вылетит что-то из головы, достаточно будет просто встать и сделать шаг.
       Избежать экономического и управленческого краха можно. Если не просто национализировать имущество, но и сделать работающих с ним людей сервами. Привязать их к должностям кабальными контрактами. В этом случае... а в этом случае социальный взрыв произойдет не через три-четыре года, а сразу. И, скорее всего, примет характер классического "законного мятежа" из альбийской истории. А направлен будет этот мятеж... против Мирового Совета. И в Терранове его поддержат даже умеренные. И даже те страны, что уже умудрились встать на ноги.
       Этого всего, думает Джастина, просто не случится. Потому что должностное преступление по имени Франческо еще может пожертвовать собственностью ради стабильности, хотя как достойный феодал пожертвовать своими вассалами - уже не может. Но большинство владельцев корпораций воспримет национализацию как попытку вооруженного ограбления со взломом. Отбирают честно заработанное, то, что осталось после уплаты налогов - до 45%, - от социальных программ, от всего прочего. Посягают на святое: на инструменты. Забирают построенное, накопленное веками. Грабят. Без малейшего повода. По дурацкой прихоти. Организация, которая ничего не производит, только тратит то, что изымает у корпораций и частных компаний, у государственного сектора. Да не пошла бы она... на полки исторических сочинений? Как это уже произошло с монархией как институтом. Мы дублируем функции Совета на 60 с лишним процентов, ну потратимся еще, создадим структуры, и будем сами делать все. Накладно и хлопотно, но не хватало еще дамоклов меч над собственной головой финансировать...
       Только интересы корпораций и национальных государств совпадают далеко не всегда. А уж интересы корпораций и корпораций... А есть еще частные компании, те, кто не дорос до статуса великих китообразных, но очень к нему стремится и слишком часто видит над собой потолок. Естественные союзники и Совета, и, что важнее, любой национальной структуры.
       В этом случае, в случае победы корпораций, взрыва не будет. Будет медленное сползание в многомерный всеобщий конфликт. Может быть, лет через двадцать, через полвека, центростремительные процессы начнутся снова. Если будет где.
       А самое тут печальное, что вернуть все на свои места уже нельзя. Яйцо разбито. Никто не забудет ни вчерашней видеоконференции, ни требований Совета. Значит, остается только приготовить омлет.
       Франческо просыпается ровно в 2 часа. Ни минутой раньше, ни минутой позже. То ли совпадение, то ли очередной фокус; когда-то он что-то говорил о биологических часах: настройся и проснешься. У Джастины таковые если и имелись, то отставали по утрам и торопились по вечерам.
       Лохматое должностное преступление, объект расследований, сепаратист, анархист и завоеватель садится на постели и озирается, пытаясь понять, куда попал. Очаровательное зрелище - особенно, если накануне человек является совершенно трезвым.
       - Это моя квартира. Ремонт я не делала.
       - У нас скоро совещание, - говорит будущий муж. - Я назначил его на когда проснусь.
       Логика очевидна. Он назначил. Теперь проснулся. Значит, скоро совещание. А узнать, когда Франческо восстанет от сна, сотрудники рестийского филиала должны, вероятно, телепатически. Хотя за Максима она бы не поручилась, этот может.
       - У тебя скоро завтрак, - говорит Джастина. - В душ шагом марш!
       - Я служил в Силах Самообороны, - Франческо затыкает уши. - У нашего сержанта был гораздо менее мерзкий голос.
       - Твоему сержанту в жизни не дослужиться до наблюдателя Мирового Совета. Потому что нет у него голоса нужной противности.
       Бедные Силы Самообороны, думает Джастина, вынужденные принимать из года в год такие вот цветы жизни. Нужно поинтересоваться, кем именно он служил. Кошмаром командира - это само собой, а вот специализация - это уже интереснее. Пока должностное преступление топится в душевой кабине - проверено, это надолго, - хозяйка накидывает на тарелку мяса и фруктов. С горкой. Надо стимулировать местный аграрный сектор. Сует гравиолу в соковыжималку.
       Как приятно заниматься саботажем - обычно взлетаешь, на бегу кидаешь в себя то, что накануне приготовила прислуга, костюм, макияж, карету мне, карету, опаздываю! А ведь уже два месяца как могла бы вставать после восьми каждый день. Удавила бы всех...
       По утрам будущий супруг в изрядной степени роботизирован, поэтому его можно подвергнуть насилию: отобрать ноутбук и подсунуть на его место тарелку и стакан. Лучше бы я завела младенца, думает Джастина. Дети постепенно приучаются ко всему - лет десять воспитания, и они уже готовят себе завтрак и едят его. А это?
       Готовить оно не будет никогда. А есть начнет, вероятно, к шестидесяти. К тому времени я давно умру. От разрыва сердца. Или от омерзения.
       Паула много рассказывала о синьоре Юлиане, ее мачехе и матери этого чудовища. В цветистых выражениях, где восхищение перемежалось изумлением. Финал был, как правило, один: так жить нельзя, а они как-то ухитряются.
       - Слушай, а кем ты служил?
       - Служба защиты гражданского населения от химической опасности. Военная специальность - лаборант-аналитик. Это папаша да Монтефельтро расстарался, сказал, обоим пригодится. Мы же с Антонио вместе служили... только этот пошлый клоун немедленно нашел способ перевестись в вычислительный центр.
       - Почему клоун, да еще и пошлый? - Муж Паулы никак не ассоциируется у Джастины с таким эпитетом. Компьютер или взбесившаяся холодильная установка - это да, это пожалуйста.
       Хотя если вспомнить, что он способен выдать, будучи предельно серьезным... когда в прошлом году Джастина рассказала, что флорестийские секретарши употребляют макияж, считая его на килограммы, он деловито предложил сварить газ избирательного действия: реагирует с тушью или пудрой и образует вещество, вызывающее слезотечение. Господин да Монтефельтро, кажется, не понял, почему его энтузиазм никто вокруг не разделяет. Такое простое и практичное решение...
       - А видела бы ты, какие он розыгрыши устраивал. И самое смешное, что виноватым всегда оказывался я. Меня в результате через год выгнали с формулировкой "Материальное положение позволяет не претендовать на льготы, а гражданское учебное заведение будет более полезным для личного развития", а этот отслужил все три, вернулся и женился на моей сестре. - Франческо уныло жует папайю. Да уж, формулировочка. В переводе с языка ССО на обычный человеческий - "пусть это наказание реализуется где угодно, только не на нашем огороде!"
       - Зачем ему три? - Да Монтефельтро никак не беднее Сфорца, и необходимости зарабатывать бесплатное обучение и оплату жилья у Антонио не было...
       - Черт же его знает, да? Вроде бы с отцом поссорился. Но там правды узнать у обоих... А, кстати, что твое семейство? - поднимает взгляд жених. Это не выражение сочувствия, это анализ политической обстановки. И способ увильнуть от половины завтрака.
       - Ничего хорошего. Бросай все и лети к нам, мы тебя прикроем.
       - Они считают, что все так серьезно?
       - Для меня? Я думаю, они поначалу эту серьезность сами... нагнетали, - фыркает Джастина. - Чтобы я почувствовала, что подо мной горит земля и ринулась домой под крыло. А теперь тот бука, которым они меня пугали, кажется, материализовался. Они сами боятся.
       - Пойди, народ Мой, войди в покои твои, и запри за собой двери твои, укройся на мгновение, доколе не пройдет гнев... - С кем поведешься, вылетит - не поймаешь.
       - Да, да. Вот накажут обитателей земли за их беззаконие, и тогда можно будет вылезать. Во всяком случае, им хочется так думать. Кстати, почему пророк Исайя, а не Иоанн Богослов?
       - А Богослову - во... - Франческо складывает пальцы любимым на востоке Паневропейского союза кукишем. Известно, у кого научился.
       Да, кивает сама себе Джастина. Богослову - фигу под нос, а мы перекуем мечи на орала и копья - на серпы. И этим серпом...
      
       Максим
       Для военного совета присутствующих слишком много. Да-да, много, настоящий военный совет должен состоять из двух человек, а лучше - из одного. Для цирка, то есть для совещания руководства корпорации - слишком мало. Будем считать, что в старом конференц-зале заседает комитет по перспективному планированию. В составе мятежного феодала Франческо Сфорца (состояние проснувшееся, активное); саботажника и ренегата в лице госпожи Фиц-Джеральд (состояние утреннее, раздраженное); директора коррекционной школы в лице директора коррекционной школы (состояние стандартное, обеспокоенное); заместителя по внешней безопасности с двойкой за поведение в лице меня (состояние штатное, послеобеденное); безымянной корпоративной собственности в лице... (состояние обычное, рабочее, глаза бы не глядели); и флорестийской морской свинки в лице нового секретаря господина Сфорца (состояние привычное, возбужденное).
       Кто-то за столом сидел, кое-кто в окно глядел, директор пел, секретарь молчал, феодал ногой качал. Секретарь не лезет в размер, а директор на данный момент не поет, он, скорее, декламирует. И дело было утром - относительным, - и делать было что.
       Тем не менее выступления членов комитета по планированию и все заседание целиком удивительно напоминали детский стишок.
       - У Совета в... стуле гвоздь, а у нас?
       - А у нас в избытке злость, а у вас?
       - А у нас сегодня Грозный обещал закрыть счета. Они там спятили немножко - мышей не ловят ни черта.
       - Они нам отключат газ - это раз.
       - А потом нефтепровод, вот.
       - А из вашего труда мне не ясно ни...чего. А из вашего отчета, как ни странно, ясно что-то.
       Это все еще минут на пятнадцать. Обмен мнениями, эмоциями и впечатлениями. Создание внутренних связей в новой группе, где все друг друга знают, все работали так или иначе вместе, но еще не собирались этим составом.
       А этим составом, во-первых, потому что, пока не выработана общая стратегия, присутствие всех прочих не имеет смысла. А во-вторых, потому что из шестерых присутствующих четверо не пойдут на сепаратный контакт с Советом ни при каких обстоятельствах. А двое официально не существуют в природе. Причем если новоиспеченный секретарь прекратил свое земное бытие сравнительно недавно, то начальник аналитического отдела по официальным данным просто никогда не рождался на свет.
       И установить его происхождение и вехи биографии так и не удалось. Сам он молчит, требовать эти сведения Сфорца запретил, а по косвенным признакам никак не получалось. Преподаватель, предположительно, университета, вероятно, из Винландского союза, возможно, преподаватель истории. Или социологии. Или - просто хорошо сделанная маска. Очередная.
       Возлежащий же на диване секретарь смотрится просто чудесно. Если не знать, что молодому человеку попросту пока что велено пребывать либо в положении стоя, либо в положении лежа, то возникает множество вопросов, что это за томная одалиска, жадно слушающая все, что говорят вокруг. Шахразада наоборот.
       Вот только компьютер, при помощи которого мальчик управляет проектором, ведет видеозапись и что-то еще фиксирует, мешает. Хотя, возможно, у Шахразады такой был - в механической памяти переплетение историй удерживать проще, чем в голове. "И, щелкнув по следующей гиперссылке, Шахразада начала рассказ..."
       - Мне очень приятно, - говорит неустановленный скорпион, - что мой отчет нашли интересным. Но, если позволите, я хотел бы поговорить о том, чего в нем нет. Я познакомился с материалами видеоконференции и добавил к ним кое-какие вещи, которые проявились в средствах массовой информации за последние два месяца. Я думаю, что мы сильно недооцениваем Совет. Это отчасти естественно, они куда менее подвижны, чем организации вертикального типа. Но посмотрите, пожалуйста, вот на эти два графика. Это совершенно элементарный лексический анализ новостного и аналитического массива - до и после конфликта. За пять лет. Вам ничто не бросается в глаза?
       Бросается. Если выделить и показать, бросается.
       - Динозавр, значит, - щурится Франческо. - Регрессирую на глазах. И правда, что ли, уступить дорогу мелким теплокровным?
       Динозавр, реликт, неповоротливая глыба частного капитала, застывшая косная структура, препятствие на пути социального прогресса. Черт, думает Максим, я ведь это все видел. В основном, в европейской прессе, но и до Террановы брызги долетели. Я это даже попробовал покрутить, получил невнятный результат - есть тенденция к изменению распределения финансовых потоков, есть информационное лобби, но все это так вяло, нечетко, особенно на фоне событий-левиафанов, вроде провокации Клуба, и ее влияния на перспективы общего слияния...
       - Признаться, я обращал внимание на эту риторику и раньше - она заметно набрала силу в течение последних трех лет, но до последнего месяца мне не приходило в голову проверить, насколько она распространена. Да и где бы я тогда взял нужные мощности... - Начальник аналитического отдела улыбается. У него замечательная улыбка - теплая, открытая, искренняя. Так и тянет улыбнуться в ответ. Улыбнуться, а не начать интересоваться, где он отыскал нужные мощности здесь. Потому что ни у аналитиков, ни у безопасности таких компьютеров нет... и стыд и позор, что нет. - Приходится сделать вывод, что последние события только подтолкнули Совет. А сам проект был введен в действие раньше. Фактически... они хотят ликвидировать финансово-промышленную власть как феномен.
       - А что взамен? - спрашивает Джастина. Ее, конечно, никто ни о чем не ставил в известность - эту информацию наверняка отрезали почти всем, кто прямо работал с корпорациями.
       - Социальное государство. Где крупная собственность прямо принадлежит гражданам, управляется соответствующими структурами - и отдает в бюджет все, что не тратит на развитие и собственные социальные проекты. Примерно то, что Сообщество Иисуса некогда пыталось сделать в Терранове, но, конечно, на куда более серьезной основе.
       - И какова вероятность того, что у них получится как задумано, а не как у Сообщества? - господин директор школы. Два комплекта остро отточенных зубов и очень много нервно-паралитического яда.
       - Поскольку враждебное вмешательство Мирового Совета Управления в дела Мирового Совета Управления все же маловероятно... примерно пятнадцать-двадцать процентов. Если бы они ограничились Паневропейским регионом, а еще лучше - северной его частью, мы могли бы говорить о пятидесяти-шестидесяти. Это не безнадежное предприятие.
       На последней фразе заместитель по внешней безопасности чувствует себя очень странно. Ему в очередной раз хочется применить к докладчику насилие с летальным исходом. Не новое чувство, скорее, постоянное. Причины радикально отличаются от схожих желаний у де Сандовала. Еще точнее, совершенно противоположны. Результат, правда, внешне выглядел бы одинаково. Крайности сходятся, как говорит Джастина.
       Но сейчас - нет, дело не в том, что если и есть на свете милосердие, то порой оно вопиет слишком громко. Сейчас это вопрос безопасности. Сейчас речь идет о непосредственных обязанностях Максима: если сеньор под псевдонимом решил отомстить за плен и прочее, то он сделал все идеально. Безупречно. Мастерски. Яма выкопана, веревочка натянута, сейчас Франческо устремится в ловушку - и сломает шею, и утащит за собой остальных. Может быть. Один из возможных, достоверных вариантов развития событий.
       Потому что господин Сфорца уже приподнял брови в этаком безмолвном "хм?.." и очень внимательно смотрит за окно. А из нашего окна только силовая подстанция видна. Двадцать процентов для него уже вполне разумная ставка. А уж формулировка "не безнадежное предприятие" - даже не вызов. Вызов - как раз те самые пятнадцать-двадцать. А пятьдесят-шестьдесят - это уже призыв усложнить себе задачу. Господину Франческо Сфорца очень не нравится текущее положение вещей. И он слишком любит рисковые предприятия.
       - Почему такой разрыв? - спрашивает Сфорца.
       - То, о чем мы говорили раньше, - раньше, это в день его ареста. - Демографический фактор, помноженный на социальную нестабильность. Африка, Терранова и в меньшей степени Индийский субконтинент. Взрыв в любой из этих точек обрушит всю систему. Через поколение мы бы говорили о совершенно иных цифрах.
       - Поколение спустя этим занимались бы не мы, - солнечная улыбка. - Дама и господа, вы все услышали прогноз. Мы можем - придумаем, как - устоять в качестве глыб и динозавров. Можем. И придумаем. А можем - вы слышали, что можем - эволюционировать. Ну, моя прекрасная дама, мои храбрые рыцари... и верный оруженосец? Что вы скажете?
       Дама, рыцари и оруженосец молчат. Рыцари пытаются дышать носом. Дама перебирает в уме выражения, отбрасывая явную нецензурщину. Оруженосец в очередной раз забыл, на каком он свете. Стол неудачный. Некруглый. И наискосок - как можно дальше от Максима, вежливый человек, тактичный - сидит сэр дракон. И улыбается.
       - Начнем с младшего, - показывает в ответ зубы Сфорца. - Дражайший мой Хуан Алваро?
       - Э... - говорит юноша. Его чувства отлично слышны. В нем происходит борение между ненавистью к слову "государство", что неудивительно для уроженца Флоресты, категорическим нежеланием потерять хоть малую толику привилегий, которые дает принадлежность к корпорации - и доверием к анонимному дракону. Который плохого не придумает. Пуля мелкого калибра ни в чем юношу не убедила. И еще его разрывает на части ответственность. Ему позволили решать. Среди прочих, но и ему тоже. - Э... - На этом Васкес безнадежно зависает. Покраснел до ушей и шмыгает носом. Потом говорит: - То, что у нас было, я видел. Сейчас оно... выправляется все же. Медленно слишком, но как-то. А это что будет? И... что будет, если не получится?
       До Сфорца, кажется, постепенно доходит, что он очень неудачно начал опрос - или как посмотреть, может быть, и очень удачно. Пока высказывались бы остальные, аргументируя, споря и выдавая информацию, юноша смог бы выбрать. А тут Алваро проще взять монетку, но - не станет. Покупать кота в мешке он не готов. Ответственный.
       - Да, действительно. Объясните же, - это уже сэру дракону, - молодому человеку, что будет и чего не будет.
       - Если вкратце, не получится - будет очень плохо. Не так, как десять лет назад, а так, как было, когда в Терранове развалилась империя. Причем с поправками на современное вооружение. Если получится, то, насколько можно судить по этой реконструкции, у вас, например, будет аграрная реформа, сразу. Корпоративная система обучения, распространенная на всех - то есть, бесплатное образование плюс стипендия в обмен на пять лет работы. Полная социальная защита, включающая право на труд. Ограничение доходов. Социальный мир. Вот технический прогресс замедлится и не только у вас, а везде.
       Теперь молодой человек выбирает между сладким пирогом и тем пожаром, который может случиться при попытке пирог приготовить. Осторожность против большого куша. Вечный выбор. На Васкеса приятно смотреть - не потому, что складный симпатичный мальчик с неплохо работающей головой, а потому, что он перебирает какие-то разумные, толковые человеческие причины. Нынешний хоть какой-то порядок в своей стране - и полный хаос, который он знает лучше всех присутствующих - и сказочные перспективы, оказывается, вполне достижимые. Мается маятник...
       - Ну, в общем, я... за.
       Понятно. Если сложить доверие к одному уважаемому человеку с восхищением вторым, умножить на коэффициент семнадцати лет и прибавить неосознанное убеждение, что мокрому дождь не страшен, Флоресте уже падать особо некуда, а верного оруженосца так или иначе прикроют, мы получим "а давайте попробуем" вместо "ну его нафиг".
       - Госпожа наблюдатель Мирового Совета... и Джастина?
       Наш король Артур прав - это два разных человека, кажется, с противоположными мнениями.
       - Как Джастина я за. Интересный проект, перспективный. И решит все наши проблемы на ближайшие полвека. Как пока еще, - в два слова вложены тонны омерзения, - наблюдатель Мирового Совета я категорически против. Они этот проект не потянут. И мы не потянем. А большая часть тех, кто стучался к тебе вчера по видеосвязи, попытается нас сожрать, да так, чтобы под нами даже земли не осталось. Дело даже не в деньгах, а в смысле существования. Я не знаю, есть ли у меня право вето, но считайте, что я его применяю.
       - Нет, - говорит Франческо, - такого права нет ни у кого. Спасибо за оба мнения. Рауль?
       - Нет, - говорит де Сандовал, явно жалеющий, что ему не дали два голоса. - И да. Первоначальному проекту, который мы, как я понимаю, собирались обсудить до тех пор, пока тебя, мой дорогой друг, не спровоцировали как ребенка. В очередной раз. Изменение роли Совета и стабильность ситуации. - Директор школы рубит ребром ладони по столу: - Планомерное интенсивное развитие без инициированных сверху социальных революций. Гарантии того, что ни здесь, ни на прочих территориях, ситуация не ухудшится, даже если мы потерпим поражение в драке с Советом. И никакого авантюризма и иезуитских планов. Мы, кажется, не всех соратников твоего аналитика выловили...
       Аналитик безмолвно выслушивает всю эту филиппику. Любой другой человек на месте де Сандовала или перешел бы к драке, или плюнул бы уже, но господин директор - крайне последовательный, если не сказать, упрямый в некоторых вопросах человек. Говорит прямо все, что думает - и так часто, как считает нужным.
       А еще он периодически грабит террариум - между прочим, достаточно умело отключая систему наблюдения; если бы он еще догадался, что после второй пропажи там появилась маленькая независимая веб-камера, был бы и вовсе молодец. Но для любителя и так неплохо.
       - Максим?
       Находись он тут в любой другой роли... сказал бы да. Никогда не думал, что пожалеет, что отвечает именно за безопасность. Жизнь всегда смешнее, чем ожидаешь.
       - Нет. И да. Совет нам не поверит. А у них самих - не получится. Я поддерживаю господина де Сандовала с одной оговоркой. После победы такой эксперимент стоит запустить. Как тут уже было сказано, где-нибудь на севере Паневропейского региона, в контролируемых условиях. Если получится, можно будет думать дальше.
       - Благодарю, Максим, - кивает Сфорца, поворачивает голову к другому краю стола. - Вы?
       Маленькая забавная особенность: за все это время Франческо ни разу не обратился к "ручному скорпиону" по имени. Нигде и никогда. Пленника зовут "Вы", "Скажите, пожалуйста" и "Будьте любезны" - точь-в-точь как преподавателя у нерадивого или просто забывчивого студента. Такая маленькая тихая акция протеста.
       - В текущей ситуации - я против, - медленно говорит сэр дракон. - Дело даже не в высокой цене поражения, дело в высокой цене самой революции. Совету придется проламывать сопротивление большинства корпораций и частных компаний, по ходу конфликта стороны радикализируются, в воронку окажутся вовлечены низовые структуры. В самом удачном случае, счет потерь пойдет на сотни тысяч, хуже чем в войнах за веру. Если позволить себе историческую аналогию, гражданская война в Альбе по последствиям своим оказалась однозначным благом. - Большинству пояснять не нужно. - Да, Алваро, именно это событие на Островах и во всех их бывших колониях семьсот лет спустя все еще называют Бедствием. Так что я против. Если конфликт перейдет в стадию открытой войны и потребуется запустить встречный пал, тогда оно будет стоить свеч, но не раньше.
       - Спасибо. Мое мнение уже ничего не изменит. Алваро, Джастина, мы оказались в меньшинстве. Что ж... And never breathe a word about your loss, - улыбается Франческо. Максим прислушивается - нет, не так обижен, как должен был бы. Но никакого облегчения тоже нет. Странное такое ощущение... словно Франческо уверен, что рано или поздно все будет так, как хочется владельцу корпорации, а ему мало Камелота, ему хочется и царства Божия на земле. - Переходим ко второй части собрания.
       - И каков же, - интересуется Рауль, - первый пункт на повестке?
       Внутри, да и снаружи, директор школы выглядит так, будто только что укусил большое, спелое, красное яблоко, и обнаружил, что внутри там - сырая картошка. Уже понял, что сэр дракон устроил вовсе не провокацию, а точнее - не совсем провокацию. Просто вытащил из глубин ситуации весьма мощную мину и позволил ей взорваться там и тогда, где от этого не будет особого вреда... кроме нескольких лишних долгосрочных идей у синьора Сфорца.
       - Требуется показать, как мы будем вылезать. Господа аналитики и сопряженные структуры, это вопрос к вам.
       Чтобы увидеть обоих представителей структур сразу нужно либо страдать расходящимся косоглазием, либо отъехать на кресле на несколько метров от стола. Сфорца выбирает второе, подманивает к себе Алваро, что-то тихо ему говорит. Только что получившая оплеуху от любимого паукообразного наставника "одалиска" едва не рыдает от злости, но слушает. Васкес в решении заложился не на смысл - на говорящего, а тот!.. Катастрофа. Но поверженного во прах оруженосца упеленывают в мягкие жесты, и очаг напряжения гаснет.
       Сейчас молодому человеку кое-что объяснят и возможно, возможно, он даже сделает выводы. А пока что - мой ход. Потому что второй мины это совещание не переживет, а она наверняка есть.
       - Я считаю, что все наши сложности проистекают из того, что мы с самого начала неправильно ставили задачу. Мы рассматривали общую ситуацию. А она не имеет к нам отношения. - Максим поднимает руку: дайте договорить, кричать будете потом. - Она не имеет к нам отношения, потому что мы не сможем на нее влиять, если нас сметут. У нас есть задание из учебника математики. Выйти из пункта А и прийти в пункт Б, не превратившись по дороге в нижнюю половину землекопа и не сократив гражданское население вдоль маршрута. Если мы это сделаем, мы попутно решим примерно треть наших проблем - а все остальное можно будет урегулировать потом. С позиции силы.
       - То есть, просто пережить смутные времена без потерь, а остальное само собой приложится? - спрашивает... нет, переспрашивает Джастина.
       - Да.
       - Мне это нравится, - отрывается от беседы Сфорца. - Возражения по концепции есть?
       За столом молчат.
       - Вы? - интересуется Сфорца в воздух.
       - Я за, - отзывается начальник аналитического отдела.
       - Максим, я должен сообщить вам пренеприятнейшее решение. Мне правда очень жаль, но до конца кризиса вы постоянно работаете вместе. Аналитика и планирование всей кампании. - С кем вместе? Понятно, конечно, с кем - но забавно... детский сад какой-то.
       - Кто старший?
       - Вы подчиняетесь, - подача отбита. - Завтра к этому же времени - три принципиально разные модели. - На де Сандовала лучше не смотреть. У него обострение хронической жажды крови одного конкретного иезуита. - Остальные - не радуйтесь, сейчас я и вас загружу.
       Остальные не радуются. И не пугаются. Потому что падать уже некуда. Вернее, есть куда. Если назначить Алваро Васкеса директором коррекционной школы. Но эту идею мы вслух произносить не будем. Мало ли.
       - Алваро, вы секретарствуете... без нарушения режима. Рауль, ты за этим присмотришь, я надеюсь. Подними все университетские и прочие контакты. Будешь светским... разведчиком. Материалы - в аналитический отдел. Джастина, то же самое, прошу. До ночи включительно. К высшим кругам корпораций не суйтесь, никаких предложений, намеков и удочек. Простая операция "Позвони приятелю". Трансляцию не блокируем. Выслушиваем новости, собираем впечатления. Начинайте.
       - Что прощупывать в первую очередь?
       - Отношения, настроения, ожидания. Планы на ближайший месяц. Расходы, покупки... чего они хотят, чего боятся, чего ждут.
       - Ты хочешь знать, насколько они поставили в известность своих - и насколько сведения успели распространиться, если успели? - спрашивает Джастина.
       - Я хочу знать, какой пьесы желает публика, - усмехается Франческо. А потом добавляет: - Но "Толедскую трагедию" мы ставить не будем. В любом случае.
       Это будет не пьеса, думает Максим. Это будет фильм. Тот самый - "Столкновение в темноте" - про "Левиафан" и айсберг. Жанр - производственная комедия с трупами. Задача: при тех же исходных условиях сохранить ценное капиталовложение в лице корабля и пассажиров и ценный запас питьевой воды в виде айсберга. Отсчет пошел.
      
       Габриэла
       Что здесь может касаться меня, ворчливо думает Габриэла, третий раз запуская просмотр записи. Печатной расшифровки нет, субтитров тоже. Запись делал младой Васкес - как мог, так и делал. Четыре камеры фиксируют четыре ракурса, неплохо. Но звук - сущая каша: одинокий секторный микрофон, от большого ума водруженный в центр стола. Юноша мог бы и проконсультироваться, как это все пишется, чтоб потом не приходилось выуживать реплики из каши голосов и посторонних звуков. Что изображение нужно брать по направлениям, он понял, а что звук это тоже волна, в школе не учил, прогулял.
       И почему я должна возиться с этим бессмысленным дилетантизмом? Есть же нормальная запись с камер безопасности, черно-белая, конечно, но тем и хороша - в цвете я их всех уже видела. Точно есть, как не быть, я утром в аппаратную заходила поздороваться, и как раз на одном из мониторов это совещание и танцевало, Грозного ругали, по-моему. Потом нужно будет взять и сравнить.
       Но черт с ним, с качеством записи, Франческо просил посмотреть именно эту, а разобрать можно. Очередной бедлам вместо рабочего совещания - ну и какое он имеет отношение к внутренней безопасности рестийского филиала?..
       Единственное, что вычленяемо - мощности. На машинах аналитического отдела господин иезуит или бывший иезуит, если они бывают бывшими, не человек, а сплошная тавтология - так вот на машинах своего отдела он мог бы считать эту треклятую лексику до второго пришествия. Значит, он делал это не у себя, а в другом месте.
       Ну с этим разобраться легко. Выясняем, кто у нас вообще может обрабатывать такие массивы - и у кого есть доступ. Картина складывается минут за десять. Простая и такая красивая, что даже зубы ноют, как от родниковой воды.
       Метеорологический отдел давно прикидывал, что им не хватает техники, а после ввода новой спутниковой системы наступит общая погибель. Эту мысль "погодники" даже высказали вслух на каком-то совещании - а потому совсем не удивились, когда на них свалилась никем не заказанная числодробилка "Королева фей" CX. Как раз то, что нужно, даже с некоторым запасом. Все понятно - наверху запомнили и пошли навстречу. Правда, первые несколько дней работать на непривычной машине было сложно, но тут явился очень милый инженер из местных, почему-то с охраной, и за два дня все наладил. И так оно хорошо пошло, что точность прогнозов возросла где-то на четверть, представляете?
       Охранники тоже ничему не удивились. Передвигаться в пределах флигеля сеньору Эулалио не запрещено, руки у него золотые, голова... тоже. Его с первой недели начали звать повсюду - налаживать и оптимизировать. Вот и метеорологи позвали. Что такого?
       Все обо всем доложили, как по процедуре и положено, но рапорты эти, естественно, нигде не встретились и состыковать их никому в голову не пришло. Это уже не у племянничка бедлам, это у меня бедлам. За аппаратурой аналитического отдела, конечно, следили - просто так, для порядка, а вот проверить, не занимаются ли чем-то лишним вполне легальные машины прочих отделов - не додумались.
       А теперь придется проверять все. В здании и за его пределами.
       Это не скорпион. Это... какое-то растение с мощными корнями. За три месяца проросшее сквозь весь филиал. Наладчик и оптимизатор всего, что под руку подвернется, а по ходу - и по результатам - отладки еще и лучший друг половины офиса. И оказывается везде. Сверхтекучесть твердого гелия и иезуитов. Первое хотя бы имеет научное объяснение, а для второго нужны психологи, которых Габриэла, в отличие от психиатров, всю жизнь считала шарлатанами. Или шаманы.
       Самое безобразное, что сверхтекучее гелиевое растение просочилось и проросло в племянника. Куда только подевалось все желание рассоединить на мышечные волокна... ладно, сейчас сей вопрос не главный. Главный вопрос - зачем.
       Зачем нужно разбираться в этом заседании? И зачем Франческо методично и неожиданно умело провалил идею, которой вроде бы так увлекся?
       А провалил ее именно Франческо - установив порядок голосования. Он знал, он с самого начала знал, что служба безопасности и аналитический отдел проголосуют против. И он позволил мальчику высказаться первым, а Раулю - третьим. И де Сандовал, конечно же, решил, что его прямой долг: выступить голосом здравого смысла и уберечь лучшего друга от соблазна. Хвостатый спаситель даже не рассматривал существо дела, он устранял угрозу. Если бы Рауль был последним, все получилось бы иначе.
       А вот аналитический отдел в лице сверхтекучего иезуита отчего-то считал, что им же обозначенная социальная революция придется Франческо до такой степени по вкусу, что ее нужно обезвреживать немедленно, сразу после обнаружения. Ну, неудивительно, непредсказуемый наш Сфорца сведет с ума кого угодно, включая иезуитов. Линейное мышление - большой недостаток, но и противоположность ему, вся эта неевклидова геометрия и нелинейная алгебра, которыми только и можно описать привычный племяннику способ думать... тоже не подарок. В наше пространство это проступает в виде сельхозинвентаря с защитной окраской. Не наступишь - не заметишь, заметил - уже поздно - свети шишкой на всю вселенную.
       Итак: заседание внутреннего круга. Присутствуют - госпожа Фиц-Джеральд, наблюдатель Мирового Совета Управления, с конфликтом интересов по трем направлениям, потому что кроме жениха и работы у нее еще есть семья. "Потомственные государственные служащие", как шутят в Эйре. Уже тысячу лет как служащие, а шутке всего лет двести, раньше опасно было. Начальник службы внешней безопасности, Максим Щербина, выпущен из элитного учебного заведения с волчьим билетом по причине отсутствия совести. Что совести у него нет, ему сказал Франческо, а поскольку у самого Франческо величина совести равна нулю, у Максима цифра будет, наверное, отрицательной. Впрочем, это-то глупости, а с профессиональной этикой у мальчика и правда плохо - ради хорошей идеи подставит кого угодно. Начальник аналитического отдела... эн-мерный агент и незакрепленная пушка на любой палубе. Секретарь-стажер Алваро Васкес, чье поведение диктуется только тем, какая субличность взяла верх в настоящую минуту. Начальник коррекционной школы, дилетант во всем, кроме преподавания, идеалист во всем, включая преподавание. И сам руководитель корпорации. Кто из них представляет большую угрозу внутренней безопасности "Сфорца C.B.", сказать решительно невозможно.
       Самое смешное в заседании, что это не заседание, а черт знает что. Начали за здравие корпорации, кончили за упокой идеи, после чего Франческо почти на бегу раздал всем указания, свалился на Габриэлу с распоряжением просмотреть, осознать и к вечеру побеседовать - и исчез в относительно неизвестном направлении с отключенными телефонами (всеми) и запретом охране сообщать о своем местонахождении. Впрочем, тайной это не являлось, поскольку над охраной и шофером витала внутренняя директива, подписанная самим же владельцем корпорации, согласно которой подобные распоряжения от лиц (список) не должны выполняться. Себя он оттуда не вычеркнул. Почему-то. Может, до конца список не дочитал...
       Так что сейчас владелец театра и режиссер будущей пьесы гулял по пляжу в гордом одиночестве, не считая чаек, морских звезд и летучих рыб на горизонте.
       Но какую-то опасность он углядел. Или возможность. Или несообразность. Или выгоду. Потому что у него обычно сухой корки в праздник не допросишься, а тут целая запись... Погоди-ка, думает Габриэла, погоди-ка. Важно не только то, что обсуждалось. Важно и то, что не обсуждалось. Не обсуждалась возможность сдачи. Не обсуждались переговоры... вообще. И попытки восстановить статус-кво не обсуждались тоже. И предложений таких не выдвигал никто. Выбирали между войной и встречной реформой. И выбрали войну.
       Что мне нужно получить в этом безумном ребусе, думает Габриэла, какой ответ? И кто сюда идет, что еще могло случиться такого, что меня нужно доставать из комнаты отдыха, я сейчас кому-нибудь откушу голову, есть телефон, между...
      
       Алваро
       Почему, думает Алваро, почему я не захотел стать инженером? Наверное, потому что все точные науки вытягивал на высший балл не знанием, а усердием и страданием. Школе нужны были результаты, а мне - хороший аттестат. А почему я не захотел стать врачом? Наверное, потому что биологию я тоже не люблю. И медицинские процедуры... особенно в последнее время. Все врачи - садисты. Но кто мне сказал, что из меня выйдет хороший личный помощник? Вспомню, найду и пристрелю. Сошлюсь на то, что действия этого человека нанесли корпорации огромный ущерб в виде ущерба мне... и ущерба от меня.
       Не в том беда, что ходи туда-сюда на посылках, это еще как раз достаточно весело. В том, что сидеть и слушать, как Рауль и Джастина треплются со своими приятелями - скука невыразимая; в аналитическом отделе закрыли перед носом дверь - черный скорпион одобрительно кивнул хвостом, - а лицо, чьим помощником Алваро служил, куда-то смылось. Видимо, в помощи не нуждалось, как обычно.
       Остается что? Остается дремать на диване и идти куда послали, когда наконец-то послали. Включая приемную злостной тетушки, из которой секретарши отправили в помещение для отдыха. Ползай им туда-сюда, думает Алваро, ставя ботинки по шву на желтом линолеуме, пятку вплотную к мыску...
       Злостная тетушка Габриэла уже не подозревала Алваро в работе на Мировой Совет и все разведки мира одновременно, но клевать при каждой встрече не перестала. Может быть, по привычке, может быть, порядка ради, а скорее всего, она просто всех клюет, без различия. Вот сейчас тоже обязательно что-нибудь будет не так. С камерами, микрофонами, форматом записи, расшифровкой... но хотя бы не скучно.
       Дверь открылась легко и беззвучно, как ей и положено. Алваро потом не мог понять, почему ожидал скрипа, в этом здании никогда ничего не скрипело. Женщина в кресле не обернулась. Из такой позы сложно обернуться, неудобно, плечи ссутулены, голова висит вперед - если бы не кресло и край стола, могла бы упасть, потому что... входное отверстие в затылке, на уровне мозжечка, не такое уж маленькое. Калибр 11 и 4, это легко определить, потому что пистолет лежит на столе рядом с компьютером. Аккуратно лежит, почти под правой рукой. Если бы стреляли не в затылок, можно было бы подумать, что самоубийство. Компьютер прямо перед Габриэлой цел и гудит, выстрел ушел слегка в сторону, наверное. А калибр 11 и 4, значит на лицо лучше не смотреть. Пахнет дымом и какой-то кислятиной, сигарета на краю пепельницы дотлела наполовину. Пепел целый и не осыпался... Господи, что ж это будет?
       Алваро смотрит на часы: 9:21 pm.
       - Во сколько вы обнаружили труп?
       - В 9 часов 21 минуту, господин следователь. Я немедленно посмотрел на часы, - отвечает Алваро воображаемому следователю.
       - А почему вы первым делом посмотрели на часы? - подозрительно глядит на Васкеса воображаемый следователь.
       - Потому что я решил, что следствию понадобятся эти сведения, - отвечает свидетель, любитель детективов и триллеров, а также непременный их персонаж.
       Бежевые пластиковые стены слегка плывут перед глазами: голова кружится. Комната плавно вращается, свертывается спиралью и пытается затечь в ноздри, вся, с кислым запахом пороха, с цветочным чистящего средства для ковролина, с фантомным кровавым и теплым. Шероховатый пористый пластик, надтреснутый лак, подвывание уходящего в спящий режим компьютера. Таблетки, из-за них такое иногда накатывает. Просто переждать, это секунд на двадцать...
       Потом свидетель снимает с пояса телефон и думает, кому именно позвонить. Приходит к выводу, что лучше всего Раулю. Поскольку в положении Алваро очень легко оказаться не свидетелем, а подозреваемым. Потом он думает, что комната - тупиковая, коридор длинный, окна закрыты, и если ему никто не попался навстречу, то убийца может быть и где-нибудь здесь. Встает спиной к трупу, но так, чтобы левая рука была очень близко к пистолету, нажимает на зеленый значок на строке "Cerberus vulgaris".
       - Что у вас стряслось? - спрашивает цербер. Если назвать его цербером, он не обидится, но объяснит, что "ц" это вульгаризация, а правильно ругаться следует через "к". Кербер. Это вообще, сейчас не станет, сейчас понимает, что если его оторвали от светской болтовни, значит, случилось что-то серьезное.
       - У нас стрясся труп синьоры Росси. В комнате отдыха на ее этаже. На четвертом, то есть. Минуты три-четыре назад.
       - Алваро, - очень задушевно интересуется де Сандовал, - скажите, это ваших рук дело?
       - Нет, не моих. - Васкес не добавляет "к сожалению", не нужно дразнить ни керберов, ни церберов.
       - Тогда какого ж хрена вы звоните мне, а не в общую охрану?! - взрывается директор школы. - Перезванивайте немедленно, я сейчас подойду.
       - Хорошо, я позвоню, - отвечает Алваро уже мертвому экрану. Номера службы охраны в памяти Васкеса нет, но он наверняка должен быть в памяти телефона. Отыскался.
       - Добрый день, говорит Алваро Васкес, личный помощник синьора Сфорца, стажер. Я нахожусь в комнате... 412, где только что обнаружил тело синьоры Габриэлы Росси. Вошел и обнаружил. Убийство, совершенно уверен. Выстрел в затылок, совсем недавно. За минуты до моего прихода.
       Это важно, важно потому что убийца мог не успеть покинуть здание. Когда-то они с Эулалио разыгрывали такие операции в подробностях, шаг за шагом. Пригодилось.
       - Спасибо за информацию, оставайтесь на связи, - говорит дежурный. Алваро смотрит на коммуникатор, как на говорящий шкаф, потом понимает, что обалделый сотрудник на том конце попросту ляпнул первую из заученных им фраз. Его можно понять. Не каждый день у него убивают высшее руководство. Хорошо еще, есть старший смены, дежурному есть куда докладывать.
       Черт, думает Васкес, хотя это и неправильно - поминать нечисть над свежим покойником. Черт... в здание можно попасть, в штат можно попасть, да я сам чуть не попал, и полиграф прошел, и все. Не один же я такой умный. Тут кого угодно могут убить. Наверняка. В прошлый раз ничего не было, потому что Эулалио и не хотел. А сейчас хотят. Ох как плохо-то...
       Через пару очень пустых и тихих минут, в течение которых юноша ждет, что сейчас из-за какого-то стеллажа или дивана вылезет-таки убийца, решивший спасаться бегством, пока не началось, является Рауль. Теперь можно не стоять рядом с пистолетом, не гадать, остались ли в нем патроны, а попросту отойти. Телефон перевести на громкую связь. Впрочем, следом за директором все равно является целая толпа...
       И на него самого эта толпа обращает внимание далеко не сразу. А когда обращает, то выпихивает в соседнюю 410 вместе с Раулем - чтобы не мешали работать. Странно.
       - А как вышло, что тревогу поднял я? Если убийца камеры отключил, должны были уже заметить.
       - Господи, - вздыхает Рауль, и второй раз подряд завязывает хвост. - Я скачу через три ступеньки, чтобы вы не успели испугаться... а вам, кажется, хочется возглавить следствие. Алваро, вы законченный продукт массовой культуры.
       - Я продукт местной цивилизации, - усмехается юноша. - Вы правда подумали, что я трупов не видел? То есть, мне очень жалко, конечно... - почти искренне добавляет он. И вправду жалко - но больше Сфорца и Паулу.
       Если Сфорца, несмотря на все, тетушку держал и с ней работал, значит, привязан был... наверное. Они ведь не очень ладили, да и по безопасности ее треклятой у покойной не так уж хорошо все спорилось. Вот, Эулалио, когда ему понадобилось, всю ее охранную систему в три хода обошел.
       - Да нет, я не подумал. Но за вас, конечно, беспокоился. - Чудной он все-таки человек. Взрослый мужик, а временами похож на наседку, и, кажется, этим откровенно гордится. По крайней мере, совершенно не стесняется. - А насчет камер - ну, я не знаю. Не отключили, или еще что-то. Там, - Рауль кивает на стену, смежную между двумя комнатами, - разберутся, надеюсь. Черт... Франческо... я не знаю, что теперь будет.
       Значит, был привязан. Да вообще, ну разве можно так ушами хлопать? Если бы она видела, что идет человек с оружием - успела бы выстрелить первой. Я бы успел. А у Паулы теперь любимой тетушки нет...
       - Там в старшем поколении больше никого, - пояснил Рауль. - Так получилось.
       Это Алваро знал. В свое время он изучил биографию Франческо Сфорца по дням. Все, что было в открытом доступе. О человеке, которого собираешься убить, нужно знать как можно больше. Любая подробность может дать тебе шанс.
       Я тоже остался один, думает Васкес. Но мне повезло гораздо больше. Если бы отца не убили "Черные", выясняя подробности моей измены, я бы сам его убил до конца года. А Сфорца своего отца любил, и, наверное, было за что. А потом совершенно дурацкое происшествие - солидный бизнесмен заходит на минутку в не менее солидный банк, и ровно это отделение в этот час выбирают для попытки ограбления двое малолетних наркоманов. Безмозглых, но вооруженных. Угрозы, перестрелка, несогласованные действия двух охран, непривычных в тишайшей Флоренции к подобным переплетам - и случайная пуля, даже не одного из грабителей...
       Теперь вот это. Тут уже не случайность. Намеренное убийство. Опять кто-то из своих, из тех, кто мог оказаться рядом. За что на одного человека валится и валится подобное? У Эулалио, что ли, спросить? Так он сам, наверное, не знает. И если подумать, то на него свалилось даже хуже, чем на Сфорца.
       - Неправильно это все, - говорит вслух Васкес.
       - Не могу не согласиться, - грустно кивает директор школы. - Неправильно и еще и очень не ко времени.
       - Ну да, если в газеты просочится - скандал будет... про наши нравы динозавров.
       - Я идиот, - говорит Рауль, подскакивая и хватаясь за мобильник. - Я должен был сразу...
       - Я уже сообщил господину Сфорца. Распоряжение - параллельное расследование. - Это бывший референт, нынешний большой начальник Максим. Свежий, будто только что купался. - Аболсу я тоже уже позвонил, он скоро приедет.
       - А почему, кстати, и правда тревогу не подняли?
       - Потому что в комнате отдыха камеры испорчены, - сказал Максим. - Показывают пустое пространство. Тут несколько таких помещений, где можно работать, чтобы через плечо не смотрели. Синьора Росси попросила, ей наблюдение мешало.
       - Обалдеть, - говорит Рауль. - Когда я просил убрать камеры из части помещений школы, мне написали во-от такую простыню обоснований со ссылками на регламенты и процедуры... Ну, я вас поздравляю.
       - Спасибо, - серьезно кивает Максим. Зачем он все это рассказал, хотелось бы знать? Или про камеры все, кроме Рауля и Алваро, уже слышали?
       - Подожди... - де Сандовал смотрит на бывшего референта. - Кто знал?
       - Я. Еще двое. И все. - Вот Максиму, наверное, все равно. Или он просто переживать не умеет. Всегда одинаковый, как ромская мраморная статуя. Вежливый, белый и каменный. Так вместе с костюмом из цельного куска и высекли.
       - И где ты был в девять двадцать?
       - Я без четверти девять вышел - еды добыть. И пройтись.
       - И проходился ты, наверное, по аллее, да? - Максим кивает, Рауль наматывает хвост на ладонь. - Юмор, дорогие мои, заключается в том, что я полчаса до звонка этого чуда сидел в подсобке архива. Там, по-моему, камер сроду не было, там и нога уборщика-то со дня постройки не ступала...
       - Кто-то позвонил? - это Максим сообразил, как Рауль в той подсобке оказался. Если это был звонок из тех, по поручению, то не на весь же архив болтать.
       Цербер кивнул.
       - Франческо?
       - Господин Сфорца уехал на море. И шофер не видел его около часа. Васкес обнаружил труп.
       - Ну, Франческо сюда и обратно перенестись не мог. Телепортация еще не открыта... к сожалению. А вот Джастина и наш... коллега?
       - Госпожа Фиц-Джеральд осталась в комнате для совещаний. Звонит знакомым. Тамошние камеры отключил я, как раз за час до встречи. Если бы не это, Васкесу не пришлось бы вести запись самому.
       Рауль высказывается этак на пяти европейских языках с примесью выражений, импортированных из Паниндийского и Паназиатского союзов, и, судя по щелкающим звукам, с гарниром из африканских диалектов.
       - А чертов иезуит? - Всем хороший человек Рауль, но если его на чем-то заклинит - можно, как Максим говорит, кол на голове тесать. Брать мачете, ставить на голову заготовку, и тесать, а господин де Сандовал останется при своих убеждениях.
       - У себя. В теории.
       - А на практике? - встревает Алваро. К чему клонит Рауль, он уже понял.
       - А на практике внешнюю охрану снял господин Сфорца, когда дал ему полный допуск к информации в реальном времени. То есть вчера. Камеры в помещении есть. Но суперкомпьютер FQ CX способен генерировать достоверное видеоизображение. Тоже в реальном времени. - Максим улыбается. - Конечно, использовать его так - все равно что забивать гвозди микроскопом, но если человеку очень нужно забить гвоздь, а под рукой нет ничего, кроме микроскопа...
       - Подозреваются все, - констатирует Алваро. Нет, все-таки до чего же интересно, почему на бывшего референта такая болтливость напала. То в грозу воды не выклянчишь, а тут... растерялся, что ли? Этот сам себе бюст мраморный?.. - Ну не все, а все, кто днем был на заседании. И это только начало.
       - И человек, который должен был бы заниматься этим делом, убит. - Каким еще делом? Не было бы убийства, не было бы дела. Или Максим про другое? - Вы правы, Алваро, нам только запертой комнаты и не хватает. Да, кстати, госпожу Росси убили, когда она смотрела вашу запись. Пересматривала, если точнее.
       - Я, - слышится от входа голос повышенной склочности, - не понимаю, почему никто не работает. У всех вдруг образовалось свободное время? Так я его займу.
       Ничего себе, думает Алваро, явление бедного осиротевшего племянника...
      
       Скорпион
       На экране одновременно взрываются два небольших фейерверка - сигнал системы внутреннего оповещения и его собственная маленькая подпрограмма, паразитирующая на этой системе. Когда работаешь в потоке, трудно отвлечься, поэтому важные сообщения, требующие полного внимания, не только играют всеми красками, но и слегка бьются током. В данном случае это лишнее. Пять минут назад в комнате отдыха на четвертом этаже убита госпожа Росси. Скорее всего, это значит, что он не ошибся - и совещание действительно писали снаружи. И что он ошибся, предполагая, что первой мишенью станет Сфорца или он сам. Случайность. Или политика, попытка спровоцировать. Данных нет, значит, отложим. Но убийство - это расследование. В том числе и внешнее. И начнется оно быстро.
       Номер поста на этаже.
       - Аугусто, вы не могли бы заглянуть ко мне?
       Аугусто - сотрудник службы безопасности, до вчерашнего дня - сторож, один из сторожей. Огромный рыжий веснушчатый якобы увалень, совершенно непохожий на романца. Появляется, конечно, мгновенно.
       - Вы не могли бы оказать мне услугу? Свяжитесь, пожалуйста, с мистером Щербиной и попросите у него разрешения сейчас заехать на почту и забрать пакет из ящика. Вот, я записал здесь номер и буквенный ключ. Это довольно срочно.
       Можно было бы просто попросить его привезти пакет. К Максиму Щербине - раз уж госпожа Росси мертва, а господин Анольери в отъезде - Аугусто обратился бы и сам. Но он при этом чувствовал бы себя неловко. А людям не должно быть неловко выполнять свою работу. Это плохо на них сказывается.
       Аугусто кивает, берет пакет и уходит, осторожно прикрыв за собой дверь. Звонить Щербине он будет уже из коридора.
       Полиция явится в пределах двух часов. Опрос возможных подозреваемых начнется еще через пару часов, до того будут работать эксперты. Аугусто успеет вернуться. До прибытия полиции можно сообщить сведения, содержащиеся в пакете, тем, кому это необходимо. Перед этим - проделать очередной небольшой маневр с внутренними базами данных "Сфорца С.В". Их создавал человек, мыслящий в унисон с главой корпорации: безупречная, не проберешься, система защиты от проникновения извне - много лучше, чем у Совета и даже комитета безопасности - и дыряво-решетчатая внутренняя. Скорее уж, защита от дурака, от среднестатистического грамотного пользователя, способного похоронить любую систему, просто взявшись лазить по ней, чем от злоумышленника.
       Не все внутренние ресурсы закрыты настолько плохо. Действительно важная часть информации - и производственные тайны, и материалы политического свойства, - надежно защищена каскадной системой доступов. Но базы отдела персонала, бухгалтерия, офис-менеджмент, внутреннее обслуживание и многое другое - ровная площадка, еще и размеченная указателями. Плюс полное несоблюдение минимальных норм безопасности. Пароль на весь отдел персонала один - "12345" - извольте не беспокоиться, сотрудницы не забудут.
       Так что любой проверяющий обнаружит, что некто Александр Ф. Флюэллен, уроженец Капа, специалист по сложным статистическим операциям, уже пять лет работает контрактором на "Сфорца С.B.", год назад был принят в штат, а три месяца назад назначен главой свежесозданного аналитического отдела. Задачи: оптимизация внутренних процессов компании. Осуществленных проектов пока три. Все три нестыдно показать какому угодно управленцу.
       У Александра Ф. Флюэллена как личности и "легенды" есть только один недостаток. Его лицо, отпечатки пальцев и снимок радужной оболочки глаза полностью идентичны новому лицу начальника аналитического отдела. А значит, если эта информация частично или полностью уйдет на сторону, те, кто делал ему это лицо, узнают, что он жив. Но, в общем и целом, это не так уж важно. Сейчас осколкам Сообщества не до того. В списке приоритетов вопрос его личной судьбы должен стоять довольно низко, текущий кризис успеет разрешиться - так или иначе, а прятаться он не собирался.
       Зато корпорации не придется объяснять, кто он такой. Всего лишь один из сотрудников, ничего интересного. По крайней мере, в ближайший месяц недоразумений возникнуть не должно. Господин начальник полиции Флориды наверняка представляет себе, кто возглавляет аналитический отдел. Хотя бы в общих чертах. Но его больше будет волновать легальность статуса одного из свидетелей или обвиняемых.
       Сделать, сохранить, проверить - и можно продолжить работу над планом. Щербина появится еще не скоро - он прямо с прогулки угодил на четвертый этаж и теперь выберется хорошо, если через час. А поставленная задача должна быть выполнена.
       Об убийстве мы поговорим, когда он вернется. Здесь. Под эмулятор. Потому что я не знаю, сколько в здании посторонних глаз и ушей. С одной стороны то, что человека, которого предполагалось использовать для убийства, еще и припрягли информацию собирать, показывает, что чужих даже на нижних уровнях крайне немного. Что естественно - покойная госпожа Росси систему настроила очень неплохо, по африканским образцам. Полиграф обмануть можно - один раз. Ну, два. А все системы наблюдения, день за днем... тут нужно быть либо Алваро, либо мной - либо сидеть среди самого планктона и очень тихо.
       Но рисковать все равно не хочется.
       Господин Сфорца - один из тех людей, о чьем явлении собственные системы безопасности сообщают заблаговременно, за две двери, открываемые магнитной карточкой. Очень простая программа, кстати, ставшая популярной и в отделе персонала, и в секретариате: теперь дамы парой минут раньше узнают, кто к ним приближается. Это даже не запрещено. Во внутренней сети таких игрушек висит целая гроздь.
       Просто некоторые лучше отлажены.
       Сфорца едва не опережает электронное уведомление о собственном визите. По привычке открывает карточкой и последнюю дверь, то ли забыв о собственном решении, то ли отменив его. Вероятно, второе.
       Он подумал, оценил мое поведение на совещании, сложил последствия... и ту репутацию, которую я ему создал в глазах Мирового Совета, и пришел к выводу, что госпожу Росси убили, чтобы спровоцировать его на поспешные действия. Убили потому, что теперь весь мир знает, как Франческо Сфорца отвечает на попытки повредить его ближнему кругу. Есть примерно тридцатипроцентная вероятность, что он прав. Вероятность, что он прав частично, много больше.
       Драться господина Сфорца учили хорошо. Через комнату летит смазанная тень. К сожалению, физическая подготовка и желание - это только полдела. Вторая половина - то, что происходит потом. Господину Сфорца категорически нельзя бить и уж тем более убивать людей. Он слишком плохо это переносит.
       И его слишком трудно остановить, а тем более зафиксировать. Более того, его и не нужно ни останавливать, ни удерживать. Ни, особенно, драться с ним. Не говоря уж о том, что все это нужно уметь делать, иначе может выйти много поломанной мебели - и костей. Сейчас это совершенно неуместно. Да и вообще неуместно в этом здании, с этими людьми.
       Стена, в верхней трети которой расположены кронштейны с мониторами, прекрасно годится для того, чтобы по ней сползать: ни полок, ни техники, ни каких-либо неудачных выступов. Примерно через полчаса - впрочем, плюс-минус пятнадцать минут, скорее минус, учитывая особенности нервной системы, - господин Сфорца вернется в сей мир. В том состоянии, которое куда больше устроит его самого.
       За это время можно закончить с первым проектом. Вернее с самой грубой черновой версией. Это пока еще не снаряд, только болванка, которой можно убить разве что при прямом попадании. Но он уже рассчитан на то, что внутри Мирового Совета есть две группировки. Одна из которых категорически не хочет никакого социального государства. И готова на практически любые жертвы. Как показали нам события сегодняшнего вечера.
       - Это, - сообщает потолку очнувшийся владелец корпорации, - было... весьма... верно. Из-звините.
       - Ну что вы. По существу вы были правы. Просто вам противопоказано.
       - Есть что-то такое, чего вы не знаете? - Сфорца очень осторожно вздыхает, морщится, поводит плечами.
       - Например, я пока не знаю, кто именно из троих людей, дежуривших днем в аппаратной убил госпожу Росси. И почему. Или из-за чего.
       - А... это я вам скажу. Это же очевидно, да? - Гость достаточно изящно размещается вдоль стены, прямо на полу. Вставать не спешит. Его действительно хорошо учили. - Из-за меня. Из-за моей дурацкой выходки с голосованием. Я не думал, что все случится так быстро...
       - Тоже предположили, что охотиться станут, скорее, на вас? Если станут, а не примутся наводить мосты и искать контакта?
       - Да. Видите, что получается, когда я предполагаю и рассчитываю?.. - Едва ли дело именно в этом. Но господина Сфорца кое-что сближает с остальными людьми: ему нужны виноватые. Удобнее всего, хотя и неприятнее всего, быть виноватым самому.
       - Неизвестно, что получается. Слишком уж быстро все произошло, - новоокрещенный Александр Флюэллен, еще одно имя в списке имен, встал с кресла, опустился на пол у противоположной стены, так было удобнее. - С какими материалами работала госпожа Росси, когда ее убили?
       - С записью нашего совещания, которую делал Алваро. Я хотел с ней обсудить, что нам оттуда пригодится, если все же...
       - Тогда вот вам еще один мотив. Третий. Первый - провокация. Второй - убить собирались вас, но вы уехали, а госпожа Росси была следующей мишенью. Третий - она что-то увидела. Например, что камеры в комнате для совещаний были "живы".
       - А они все-таки были... Я знал, но надеялся на другое. Уезжать было нельзя. На ее месте должен был быть я, понимаете, да?
       Цена ошибки. Вашей и моей. Главным образом, все же моей, потому что бомбу взорвал я, а вы мне всего лишь подыграли. Замечательная ария доброго короля, которого хватают за руки злые советники.
       - Что показало расследование?
       - Пока ничего. Оружие на экспертизе, к двум часам закончат, остальное тоже... в процессе. Двоих дежурных вернули, третий... - Сфорца морщится. - Разбился на машине, когда получил распоряжение вернуться. Я же приказал за всеми ними следить... А так - камеры в комнате отдыха были отключены давным-давно, знали я, Габриэла и Максим. Ее инициатива. Я разрешил... В коридоре не картинка, а сущие слезы. Человек в форме. Секунд на тридцать разминулся с Алваро.
       - Ну что ж. Если запись совещания велась, то либо она сохранилась, либо ее кто-то стер. Нас интересует этот человек. И отпечатки на пистолете, если они есть. Нет, он вряд ли хватался за оружие голыми руками, но если отпечатки имеются, значит, убийство - чье-то, когда-то - планировалось заранее.
       - Кажется, этот погиб. Остальное - ну, подождем...
       - Да, это не очень долго. Кто-нибудь знает, куда вы пошли?
       - Кто-нибудь, конечно, знает, - пожимать плечами у Сфорца тоже пока не получается, но это его не слишком огорчает. - Но банду я загнал работать.
       - Это хорошо. Я ждал господина Щербину и не мог понять, чем объяснить его отсутствие - рабочими обстоятельствами или деликатностью.
       - Он координирует наш отдел расследований и полицию. К двум должен освободиться. А деликатности у него... избыток. Он, кажется, все прекрасно понял - и что я всех разыграл, и почему это кончилось трупом.
       - Как вы догадались, что камеры включены?
       - Никак. Не знаю. Просто ощущение еще одного... присутствия. А вы?
       Откинуться затылком на стену, замереть. Местные герильеро часто принимали его за индейца - за умение сидеть на корточках. И кое-какие прочие вещи.
       - А я подозревал с самого начала. Это, кстати, одна из причин, по которой я - тогда - не рискнул идти на контакт, а предпочел устроить два покушения. Это тоже, скорее, ощущение, но мне уже года полтора казалось, что Совет в отношении "Сфорца С.В." слишком быстро реагировал на некоторые вещи. И игнорировал кое-какие другие... Что-то можно было объяснить вмешательством госпожи Фиц-Джеральд и ее связей, но оставался такой легкий дребезг в статистике. Когда я попал сюда, я смог проверить кое-какие предположения. И пришел к выводу, что утечка - на уровне низового персонала, базовая такая. В Совете слишком часто знали, что у вас происходит, но никогда - почему.
       - Дребезг... - Сфорца поправляет волосы и пробует слово на вкус. - Да. Дребезг. Пожалуй, именно это. - Потом до него доходят и остальные слова. Гость вскидывает голову, смотрит долго и пристально, потом очень медленно выговаривает: - И вы молчали?
       - Я не знал. Ни точно, ни приблизительно. Я не ожидал, что сработает первая же приманка. Я думал выманить их на себя. - Это не оправдания, это факты. - Я уже сказал вам, по существу вы были правы.
       - Кто вам разрешил? - Сине-пепельная фигура поднимается очень быстро, скользит по полу, но останавливается в паре шагов. - Кто вам разрешил устраивать перевоплощения? Выманивать кого-то на себя? С какой стати?!
       Из этого положения очень удобно смотреть снизу вверх.
       - Господин Сфорца... мне никто ничего не разрешает. Вы забыли, - вернее, есть, конечно, одна инстанция... как обычно.
       - Ну что ж, это наконец-то кончилось. Вы сами внесли себя в регистр, теперь вы штатный сотрудник, я вашей милостью плачу вам зарплату, которую вы, между прочим, назначили себе сами, вот и извольте действовать по правилам.
       - Хорошо. Я завтра перерегистрируюсь в скорпионы и вы сможете подарить меня школьному зоопарку.
       - Несанкционированное проникновение и изменение сведений в базах данных корпорации - наказуемое действие. Вы этот договор подписывали.
       - Страшно вспомнить, что я в своей жизни подписывал.
       - Да что вы все, сговорились, что ли? - Интересно, за этим последует вторая попытка рукоприкладства, или гость наконец-то перестанет держаться на чистом упрямстве... - Могу я вас попросить больше никогда так не делать?
       - Если хотите, впредь я буду советоваться с господином Щербиной. - Господин Сфорца не любит, когда люди вокруг рискуют, подставляются, умирают. Даже если речь идет о тех, кого он оставил в живых из, в общем и целом, мести.
       - Хочу. - Сфорца тоже опускается на корточки. - Да. Я не хочу больше обнаруживать, что из-за меня кого-то убивают. Можете вы это понять, или это слишком сложно для вас?
       - Я могу это понять. Это естественное желание. - А что идет война и что людей будут убивать из-за него и ради него, это он знает сам.
       Однако есть люди и люди. Господин Сфорца не сноб, но все-таки феодал. Наемное войско служит за плату, рискует за плату, дело владетеля - свести риск к минимуму и сделать плату достойной, а вот свита должна ему принадлежать целиком. Самовольная несвоевременная смерть приравнивается к измене. Генетика, видимо, и задатки даже не от кондотьеров - от герцогов флорентийских.
       Человек напротив, на редкость легко держащийся в неудобной позе, закрывает ладонями лицо, ненадолго, потом проводит пальцами до затылка.
       - Кажется, я ошибся с местом, где можно провести время до двух. Извините... мистер Флюэллен.
       Печальным отличием положения господина Сфорца является необходимость заниматься управлением и в подобных ситуациях. Ему, конечно, нужно было бы провести время иначе. Хотя бы несколько часов в одиночестве и в стороне от дел. Потеря, уверенность в своей вине и необходимость принимать решения - слишком тяжелый груз.
       - Сейчас без пяти два, господин Сфорца. И вы можете называть меня как вам удобно.
       - Благодарю, что напомнили. Вы замените меня на ближайшие... часа два, наверное. - Призрак неслышно поднимается. Разумное решение. - Я сожалею, что вам опять придется повременить с отдыхом, но у нас, как видите, аврал.
       - Это начинает входить в привычку. Спасибо, господин Сфорца. Не беспокойтесь. - И уже в спину добавил: - И обо всем остальном не беспокойтесь тоже.
      
       Джастина
       Это сумасшедший дом, думает Джастина. Нет, хуже. В заведении для душевнобольных бывают врачи, которые время от времени назначают лечение. А у санитаров можно попросить таблеточку, и станет хорошо-оооо... Если, конечно, эти заведения похожи на санаторий Совета. Или это санаторий Совета похож на психлечебницу?..
       А тут просить не у кого, нечего, разве только у Максима - автомат, потому что пистолета недостаточно. Максим добрый, Максим добудет.
       Распоряжение "заняться работой", услышанное Джастиной на прощание... да пошло бы оно к черту, а потом - к чертовой матери. Во-первых, не получится. Во-вторых, дражайший Франческо может распоряжаться теми, кого нанял в штат. С остальными ему придется договариваться и находить общий язык. В любых обстоятельствах. Но, главное, не получится. Тут бы свернуться на диване - сначала известие, потом идиотская беседа на повышенных тонах - и греться, греться...
       Или даже заснуть... чтобы проснуться с нормальной сонной мутью в голове, а не с этим холодным, острым, бестолковым месивом. Габриэлу было жалко. Габриэлу было жалко просто невыносимо, и как раз потому, что она ничего не понимала и ни в чем не участвовала. Был человек, живой, бегал тут, щелкал клювом, пытался обеспечить безопасность - и его взяли и убили по какой-то идиотской казенной надобности, потому что совсем другие люди, которым вообще-то платят чертовы деньги за то, чтобы они понимали, что делают, в очередной раз не заметили у себя под носом вопиющий кабак...
       Завтра будет хуже. Как с сильным ожогом - в первую минуту кажется, что сейчас хуже всего, а утром понимаешь, что это еще были мелочи. Самое худшее растягивается на неделю, на две. Болит, мокнет, покрывается коркой, думаешь - все, а корка трескается, и все по новой. Из-за нас, и из-за нас тоже, из-за наших игр, погиб человек, и не чужой, а всем хорошо знакомый. Теперь привыкать к тому, что Габриэлу не спросишь, ничего она не подпишет, не распорядится и не наворчит впридачу. Еще сто раз думать как о живой, а потом вспоминать.
       Она меня спасала от Потрошителя. А я?..
       Нет, не надо тыкать в свежий ожог. Нужно постараться - и не тыкать...
       Очередная внутренняя игра Совета. К счастью, именно Совета, это все-таки привычно. Это свои, а не еще один чертик из коробочки, как три месяца назад. Никаких посторонних чертиков, все только наши собственные. Знакомые, предсказуемые, хотя бы и с трижды новыми идеями. Наверняка так. И если хоть одна сволочь посмеет что-то пискнуть про "Черные Бригады" или попытку ограбления...
       Мерзость. Самое обидное, что эта мерзость - часть работы. Даже не скажешь, что ненужная и лишняя. Без продуктов метаболизма живому организму нельзя. Интриги, внутренние свары, подковерные и надковерные войны - это продукты метаболизма нашей структуры. Неблагоуханны, но без них никуда, пока система жива.
       Но иногда эту систему, кажется, пробирает холера. Не срабатывает канализация, наваливается летняя жара - и если санитарные службы не вмешаются при первых симптомах, можно остаться без половины города. Причем, большая часть пострадает не от болезни, а от последствий паники и разрухи. Это очень видно по Терранове. Убитых во всех их внутренних конфликтах - едва сотни тысяч. Погребенных под обломками инфраструктуры - миллионы.
       Входит Рауль, оглядывается, обнаруживает напарницу по незаконченной светской болтовне на диване, за неимением пледа - ну как же, жаркая страна Флореста, - обнявшуюся с диванной подушкой, качает головой.
       - Можешь ничего не объяснять... я наше наказание по дороге встретил. Тебе чаю сделать? Горячего?
       - Спасибо, - не заикаясь и не стуча зубами отвечает Джастина - и один Бог знает, чего это ей стоит.
       В соседней комнатке - подобии кухни - стук, звон и брань шепотом. Де Сандовал, вообще-то, очень ловкий и грациозный человек. Просто у всех есть предел терпения и выносливости. Однако чай появляется довольно быстро. Кружка, накрытая крышкой. Джастина подозрительно принюхивается. Так и есть: мате. Причем заваренный так, как это делают пастухи, а не бармены в ресторане. То есть, очень много чая, еще больше тростникового сахара и немножко кипятка. Это нельзя пить. Это нужно глотать, зажмурившись, как лекарство.
       - Извини, что в кружку... там с посудой полное увы.
       - Изыски. - Вкус почти невыносимый, но организму все равно. Ему важно, что жидкость горячая и сладкая. Все прочее его будет интересовать нескоро. Горячий чай, живой человек... элементарные потребности.
       - Он хотел, чтобы ты уехала?
       - Да. И желательно заперлась там в сейф и дышала через респиратор.
       - Как-то у нас всегда все на широкую ногу, - делано удивляется Рауль. - То плевать на все и сразу, теперь - наоборот, давайте все в бункер залезем. Из крайности в крайность...
       - Это... не крайности, - морщиться не стоит, потому что у мышц есть своя память, а ощущения, связанные с ней, сейчас не нужны. - Это все то же. Одно и то же, только разные подходы.
       - Не знаю, - говорит Рауль. - Ну мы же все так живем с детства. Хотя папаша сто раз интересовался, где уже те похитители, с которых он возьмет доплату за возврат меня. Меры предосторожности. Конкуренты, соперники, вымогатели, папарацци, психи с идеями... совершенно обычные вещи. Привыкли же - с манежа. Ну и Франческо тоже сюда не с улицы угодил. И здрасте - земную жизнь пройдя до середины...
       - Просто за три месяца оно еще не улеглось. - Почему-то кружка была пуста. Вернее, жидкость в ней почти закончилась. Нужно, наверное, попросить еще, но не сейчас, не сразу. - Ему же в тот день, когда убили отца, как всегда что-то примерещилось. А охрана его не послушала, а когда поверила и вмешалась... да что я тебе рассказываю. Вот он и убедил себя, что защиты вообще нет и принимать меры - бесполезно.
       - А потом появился господин иезуит. Знаешь, что самое смешное? Он же ничего не сделал. То есть, сделал кучу всего другого, убил бы подлую тварь... Но не здесь. Не с Франческо, а настоящего - как с Алваро. Он ему просто вслух сказал то, что всегда и так было. То, что мы все прекрасно знали. То, что уже сыграло за неделю до того. То, что ежу понятно, и самому Франческо вроде бы понятно. Он же этого референта над собой поставил с вето. И? Мне тоже настоятельно посоветовали убираться в Толедо. Мне! У него же голову отключило начисто! Меня от его хода мыслей обычно укачивать начинает - но он же там есть, этот ход. А тут... Ну если он не понимает, кому что говорит, то сообразить, что мы в любом сейфе будем в большей опасности, чем здесь, раз пошли такие игры - это-то можно?
       - Можно, но не сейчас. - Чай, кажется, растекается прямо по венам, а сахар тихо ползет в мозг. В голове отчасти проясняется. - Да не обращай внимания. Ну, то есть, это сложно, не обращать, но надо. Понимаешь, до него сейчас вдруг дошло то, что должно было дойти тогда. Вот так медленно дошло. В область сознательного наконец-то попало...
       - И теперь у него этот перелом будет срастаться... с опозданием на два с лишним десятка лет. На три почти. - Рауль подошел к окну, обнаружил за ним глухую ночь. Кажется, удивился. - Как ты думаешь, куда он побежал?
       - К новоявленному сотруднику компании. Нет, не могу я его звать Александром, лучше уж Потрошителем, - улыбается Джастина, потом фыркает: - И надеюсь, что травмированному нашему там наконец-то дали то, на что мы все неспособны.
       - Монитором по голове?
       - Именно.
       - Не дождешься. Монитор - ценное и полезное имущество.
       - Ну, пусть руками справляется. Или ногами, или как там вы это обычно делаете... - Джастина вяло изображает удар с доворотом, который вдолбил в нее инструктор по самообороне. - В общем, я верю в тайную иезуитскую силу.
       - На самом деле, - де Сандовал отворачивается. - все это не смешно совсем. Я, в конце концов, педагог. И я тут сижу и надеюсь, что сволочь, на которой клейма ставить некуда, вправит мозги моему лучшему другу, хотя бы в собственных корыстных интересах. А у нас еще убийство... и ты же понимаешь, что этот человек был не один. И война. Опять. И революция на носу. А теперь еще и контрреволюция. Только что-то начало налаживаться...
       - Может быть, и вправит. Во-первых, он чужак, во-вторых, не педагог, конечно... - Но многие вещи понимает много лучше тебя, увы, Рауль, но что есть - то есть. Только об этом лучше поговорить потом. - ...но преподаватель, и хороший. А все остальное - вот только ты не паникуй, хватит с нас одного рыцаря унылого образа. Все решается. Только запас сил не бесконечен, и если его тратить на панику, не останется больше ни на что.
       - Я вот думаю, - улыбнулся Рауль, - что следующей стадией должен быть гигантский метеорит. Ну, для соблюдения последовательности.
       Диванная подушка тоже становится теплее и мягче. Рецепторы включились. Или телом согрела.
       - Судя по фильмам, гигантские метеориты - это вообще не проблема, так что они, наверное, уже упали, а мы не заметили. Ну, грохнуло что-то там за стенкой...
       - Между прочим, тех динозавров, которыми нас обозвали, возможно, убил именно такой метеорит. Есть, представь, довольно популярная теория. У них, наверное, тоже был Мировой Совет, внутренние дрязги... Хочешь еще чаю?
       - Хочу, обычного, с молоком. Твой мате помощнее метеорита, так что я буду первым дохлым динозавром в этих джунглях. А дело-то, я боюсь, не в Совете. Хотя динозавры и теплокровные - это неплохо, даже весьма. Просто очередной скачок. Смотри, в Европе - объединение, революция, новое объединение... теперь что? Правильно. - Рауль не отвечает. Он слышит, просто возится с чаем. На этот раз тихо и без эксцессов. - Вот этот этап подкрался незаметно. Франческо, кстати, лучше всех это чувствует... ну как всегда. Это он вслух плетет всю эту ересь, что какая сволочь разбудила бедного скромного ученого, как хорошо он жил, не думая и не просыпаясь. А у него просто вибриссы на сто метров длиннее, чем у остальных. Мне иногда кажется, что он и во Флоресту убрался из Европы, потому что уже поймал что-то в воздухе, только сам не понял - что именно. Или не хотел понимать, боялся. Спасибо.
       У второй кружки есть вес и фактура - и плещется в ней горький красный африканский чай, щедро заправленный молоком.
       - Корпорации себя еще не исчерпали, - убежденно говорит де Сандовал. - Да что там, мы только начали использовать хотя бы половину возможностей. Смотри, мы здесь вышли на самоокупаемость за год. Ну да, за счет разработок Франческо, сделанных уже во Флоресте... ну и что? Без них было бы медленнее, но то же самое. А так на второй год филиал стал прибыльным. И тянет теперь соцпроектов, и внутренних, но это стандарт, и внешних - на солидные суммы, и мы в прибыли, каждый год. Кому это может мешать?!
       Ну как тут устоять?
       - Рауль, здесь неподалеку несколько сотен лет назад высадилась одна маленькая компания. Завела плантации, производство, похоронила работорговлю, сначала в провинции, потом вокруг, потом везде, технологии всякие внедряла, внутренние соцпроекты, внешние, как ты выражаешься. И все время в прибыли.
       - Очень много обидные ваши сравнения, мисс, - смеется де Сандовал. - Не знаю. Мы же не лезем ни к кому в душу. Никаких духовных упражнений и прочей идеологии. В наших секретарских школах вырастают отличные покушенцы... Чего бояться?
       - Того, во что могут быть конвертированы деньги и доверие. Рауль, одной твоей школой Грозного можно напугать до смерти. И я думаю, что не "можно", а напугали. Наша военная сила, то, что проявилось три месяца назад - это даже не последняя соломинка. Они давным-давно все решили.
       - Я не понимаю, зачем. - Рауль разводит руками. - Мы, наверное, и правда динозавры. Зачем, за что, кому мешаем - это все такие глупости, правда? Глобальные социальные процессы... это даже не льдины в океане, это тектонические плиты. Ну, оказались на одной такой плите, которая должна уйти под землю, ну вот и все зачем и за что. Так, да?
       - Нет, - может быть, это говорит не Джастина, а теин, сахар и прочая химия. - Это они так считают. Но почему ты решил, что они правы?
       - Ну, есть что-то сюрреалистическое в нынешней ситуации. Оно даже не на разум давит, на спинной мозг. У меня отец - ну вы же встречались. Но в официальной среде он переносим, а среди своих это такой, знаешь, домашний тиран. Ему всегда все не так. Ну все не так. Машину не ту купил, девушку не ту выбрал, пиво не то пьешь. Это раздражает, особенно когда тебе лет пятнадцать. Придирается и придирается. Но... если бы отец взялся за топор - я бы, наверное, еще долго это все пытался переварить. И думал бы, в чем виноват.
       - Представь себе, что он считает, что за топор взялся ты.
       - Это уже галлюцинации, в службу спасения звонить нужно, - отмахивается Рауль.
       - Не предусмотрена в системе служба спасения.
       - Именно. Я знаю эту пьесу. Это не "Толедская трагедия". Это триллер про зимовку полярников. Лагерь, правда, размером с планету... но это как раз мелочи. А вот принцип тот же самый. Связи нет, у одного аппендицит, у другого паранойя, у третьего алкоголизм. Труп у нас уже есть...
       - И полярники не могли особенно навредить окружающей среде.
       - Кста-ати, к вопросу об окружающей среде, - подпрыгивает де Сандовал. - Я же забыл уложить младенца спать! Извини... но эта зараза же сейчас наверняка вокруг экспертов крутится. А ему врачи сидеть запретили, - нелогично добавляет Рауль. И вылетает в дверь, только хвост свистит.
       Слышал бы мальчик, что его назвали окружающей средой - оскорбился бы надолго. Он хочет быть детенышем динозавра, невзирая на то, что окружающей средой или мелким млекопитающим, местным населением, по нынешним временам быть куда выгоднее и безопаснее. Но нет же. Какой хороший пример страхов и ужасов Совета: был такой милый, правда, немножко глупый, но независимо мыслящий мальчик - и на тебе. Подпал под обаяние. Деньги и доверие. Готов... оруженосец феодала. Верный. Страшно, аж жуть.
       Того, что многие из них сами лояльны... примерно в этой же степени - только по отношению к идее, они не замечают.
       Рауль, как всегда, выловил хорошую ассоциацию. Действительно, Совет для большинства - что-то вроде ворчливого отца-критикана. Заваливает рекомендациями и указаниями, бранит за любой результат - но все равно привычный с детства, свой, безопасный, близкий. Одна из опор мира. А потом этот близкий вдруг берет топор и начинает гоняться за тобой по дому, обвиняя в покушении. Тут впадешь в депрессию... тут спасибо, если в соседнюю палату не угодишь. И нет рядом никакого доктора, который расскажет, что случилось с опорой мира, и что ты не виноват, не послужил причиной, не довел - просто подвернулся под руку, когда человек заболел.
       А у нас ведь еще сложнее. Потому что это за себя и партнеров мы можем более или менее поручиться. А ведь очень может быть, что лавину столкнул кто-то из коллег-корпорантов. Какими-то вполне реальными антиобщественными действиями. А во время последнего инцидента Совет понял, насколько его просто сковырнуть.
       И на недавнем заседании они увидели, что не меньше трети динозавров хочет - морально готова - их сносить. Конечно, эта треть образовалась в ответ на провокацию, но уж больно легко коллеги встали в оппозицию. Словно заранее готовились. Может быть, и готовились. Отчего бы кому-то и не готовиться, если сообразили, к чему движется ситуация. Контрмеры против контрмер. Наша большая веселая семья и склонный к паранойе папа...
       Почему-то опять стало холодно. Чай - наркотическое вещество краткосрочного действия.
       "Вот пойдет переполох, когда подвох наткнется на подвох"... В старые времена таким королям устраивали быстрый и относительно безболезненный апоплексический удар при помощи ближайшего тяжелого предмета. Но мы же и этого не можем себе позволить. Но в конце концов... есть вещи менее радикальные, но достаточно ощутимые. И если я не ошибаюсь и эксперты скажут именно то, что я думаю... эти ревнители прогресса и двигатели эволюции у меня забудут как зовут их собственную коллективную мать. И вспомнят, как зовут Матерь Божию.
      
       Максим
       Начальник полиции спит на диване в смежной комнате. Когда господин Аболс уяснил, зачем его вызвали, он мрачно выкурил пару сигарет подряд, после чего поинтересовался, где тут поблизости диван пошире. И уточнил, что мешать работе экспертов корпорации он не собирается, результаты может посмотреть потом, все что нужно подписать - потом, а в данный момент он собирается занять диван, который его выдержит, и уснуть. Ибо от большого огорчения всегда предпочитает спать, чего и желает всем, кому это позволено, а остальным сочувствует.
       Команда экспертов полиции немедленно вступила в конфронтацию с экспертами корпорации, опровергнув пословицу "ворон ворону глаз не выклюет". Максим сначала огорчился, потом вслушался - благо, образование позволяло разобраться, - и обнаружил, что это не война миров, не столкновение вечных врагов, не вендетта в разгаре, а всего лишь деловая беседа о наилучших средствах и оптимальных методах.
       Далее две команды непрестанно чего-то хотели - вычислительных мощностей, справочников, реактивов, горячий ужин, ведро кофе, - и усердно трудились, но никаких промежуточных результатов сообщать не собирались, хоть им весь кофе в здании принеси и кофейный агрегат мощностью литр в секунду закажи в службе доставки. Зато приходилось бодрствовать и находиться поблизости: вдруг дражайшим исследователям еще что-то понадобится - луна с неба, черт в ступе...
       Второе лучше, потому что луну уже можно снимать при помощи черта, даже технология описана.
       А можно также не мудрствовать особенно лукаво, а заказать себе копию логов аппаратной и сесть смотреть, кто что подключал, кто что записывал и какие на всем этом стоят идентификаторы. Очень хотелось найти господина Сфорца и оторвать ему голову. Очень хотелось найти мистера Флюэллена и мстительно не оторвать ему голову. Потому что задним числом очевидно, что на совещании они оба выступали под запись. Не сговариваясь. И не сказав ни слова собственным службам безопасности. Причем если с мистера Флюэллена спроса никакого, он по статусу либо военнопленный, либо вообще предмет и мышей для корпорации ловить не обязан, то Сфорца...
       Выступили. Устроили провокацию. Отлично, а дальше? Один распорядился проследить за дежурными после окончания смены - что и было выполнено со всем тщанием, - а сам смылся; второй и вовсе никаких распоряжений не отдавал и просьб не озвучивал, просто сел себе и работал, невинен аки младенец. Если в случае Сфорца можно было еще обойтись без претензий - ну какие там сапоги могут выйти у пирожника... не иначе как бисквитные с розочками, то мистер Флюэллен!..
       Два дятла. Два удода. Гребенчатых. И третий - он сам. Все у него на глазах происходило, а он ничего не понял...
       Агаааа... вот он, мистер Флюэллен. Какая прелесть. У нас в корпорации не кабак, у нас и слова такого нет. Пожалуйста, сидит на логах службы наблюдения паразит, который эти логи копирует, а в три утра, под обновление системы, должен отправить все пакетом... естественно, в отдел погоды, куда же еще. И сидит с прошлой ночи... вот как бичу террариумов про совещание сказали, так он сразу же и озаботился. Это не удод, это птеродактиль какой-то. И что бы он стал делать потом? Пошел бы к нам - или позволил дежурному "обнаружить" паразита, чтобы спровоцировать на действия? Наверняка же второе.
       Да, теперь никаких сомнений нет - запись совещания в аппаратную шла. С четырех стандартных камер, просматривалась в обычном сплит-режиме. На одном из шести мониторов, за которыми работал один из дежурных. И никакой лог не подскажет, смотрел ли дежурный на монитор или нет, не переключал ли на что-то более интересное, не курил ли, глядя в окошко, не любовался ли красотами женского бассейна и прыжками девиц с вышки на одном из мониторов соседа. Двое напарников не помнят. Просто не помнят. Они нередко включают звук, особенно, если на входе что-то начинает происходить, или переговариваются через гарнитуру, а еще нарушают правила и крутят музыку, так что слушал ли третий совещание или любимую запись, или что там еще делал, пребывая по уши в своей электронике - а кто же его знает. Писать - писал, а потом запись скопировал и оригинал удалил. Закончил смену, поехал домой, получил приказ вернуться - и угодил в аварию.
       В хорошую такую классическую ночную аварию. Решил объехать стороной центр города со всеми его вечерними пешеходными зонами - и дернул к трассе, как раз через железнодорожный переезд. Подъехал, а там уже зажглось "осторожно". И видно, решил, что проскочит. А про второй, пешеходный, шлагбаум забыл. Или не знал. И на полной скорости в него влетел. А затем взлетел, перевернулся и загорелся.
       "Смерть до прибытия", эталонный образец. Результаты выгребают инструментами, транспортируют в пластиковом мешке.
       Плагиаторы.
       У нас удоды - а у них сороки. И еноты-потаскуны. Что самое смешное, утащили как есть, без адаптации под условия, без минимальной локализации. Будто нарочно искали подходящий переезд, а не придумывали вариации. Позор и непрофессионализм, на первый взгляд. Подгонка задачи под ответ, признание в своей профнепригодности и беспомощности. Но это на первый. 2:05. Сейчас узнаем, что на второй и на третий.
       Потому что если я прав, то на оружии должны быть отпечатки пальцев. Если я совсем прав - мои. И тогда, скорее всего, это значит, что операцию готовили давно, еще до войны. Я тогда был никем, референтом начальника службы безопасности - и за душой у меня имелись только матерная характеристика в дипломе и склонность к рисковым операциям. Идеальный козел отпущения. Молодой, честолюбивый, бессовестный, наглый. Настолько наглый, что операцию по эвакуации низового агента позаимствовал из собственной же курсовой второго года обучения.
       Леший меня заешь... а ведь это значит, что с нами собирались воевать на уничтожение еще до всего, до Клуба, до иезуитов, до того, как мы показали, что готовы применять силу. Они с ума там посходили?
       Нет, я не дятел, я другой... Заместитель по внешней безопасности, называется. Вот она, опасность, куда уж внешнее. И я о ней узнаю только потому, что моему начальству и моему военнопленному коллеге одновременно пришло в голову учинить провокацию, а у спровоцированного сдали нервы.
       Стой передо мной задача написать объяснительную по поводу сего непростительного промаха - да проще некуда. И врать не надо, у нас такая правда, что сорок бочек брехливых арестантов обрыдаются от зависти. Господин генеральный директор корпорации, он же Франческо Сфорца, с прибытия во Флоресту строит политику так, словно Совета в природе нету. Хуже - словно МСУ есть ровно то, чем должен быть. Высший орган законодательной и исполнительной власти. И делает то, что должен: принимает законы, следит за их исполнением. Будто бы у Совета на балансе ни разведки, ни контрразведки, ни прочих замечательных структур, персонал для которых, кстати, готовят в четырех филиалах университета безопасности. В одном новгородском в год выпускается около 700 дипломированных сотрудников этих структур...
       Но господина Сфорца очень увлекают игры с конкурентами, с промышленным шпионажем, с рестийскими горе-политиками... а Совет находится на положении прозрачной священной коровы. У нас почти нет там агентов влияния и "своих людей", что там говорить о внедренных лицах. В других корпорациях - есть, в местном "правительстве" - есть, в полиции Флоресты - есть, в ССО и то есть, а вот в МСУ... если личных контактов не считать - сущие слезы.
       Хотя, если учесть, что самыми информированными по результатам оказались все-таки мы - за возможным исключением "Монтефельтро T.A.A." - то не очень-то прочим корпорантам помогло наличие у них всего этого... Но меня это не оправдывает. Как может сотрудник службы безопасности не приметить слона? Африканского - они больше. Элементарно. Если пришел в зоосад посмотреть, скажем, на оцелотов... Кстати, о примеченных слонах, у нас гости.
       - Господа старшие эксперты, господин Щербина, прошу предоставить мне отчеты. Распоряжение господина Сфорца. Он появится позднее. До этого момента всем остальным настоятельно рекомендуется последовать примеру господина Аболса. - Неожиданное явление. Начальство задерживается, что неудивительно. Начальство в свое отсутствие назначило старшим уже не пленника и не обитателя зоопарка, а вполне официальное и легально существующее лицо, по совместительству - одного из подозреваемых. Смелый ход. Впрочем, Аболсу все равно.
       Начальник аналитического отдела обходит стол, чтобы оказаться как можно дальше от Максима. Пристраивается на краю. Поза была бы неудобной - он наполовину висит спиной в пустоту - но у него кажется естественной.
       Логи. Дежурный. Данные. Авария. О плагиаторах пока не будем, это не при посторонних.
       Стреляли из того пистолета, что лежал на столе. "Герцог-М", 11 и 4, чешского производства. Хорошая модель, хотя по здешним меркам калибр крупноват. В Западной Европе и здесь предпочитают девятки. А вот у нас на севере любят покрупнее. Кстати, и в Винланде тоже. Стреляли с близкого расстояния, ожог есть. Канал входа показывает, что госпожа Росси начала поворачивать голову - но не успела обернуться. Значит, узнала шаги и не обеспокоилась. Смерть наступила мгновенно. На корпусе пистолета несколько капелек крови, кровь принадлежит госпоже Росси. На корпусе пистолета также имеются отпечатки пальцев, как четкие, так и смазанные. Все отпечатки оставил один человек. Алваро Васкес.
       Юноша опять оказался в центре сложной игры. Этак он манию величия заработает...
       Забавно. Очень забавно. Мой план эвакуации - или ликвидации - агента. Отпечатки Васкеса. Стандартное оружие, одна из моделей, выбранных для служб корпорации - и у меня такой, и у Габриэлы Росси был, и еще у десятка любителей крупных калибров. Чего-то еще не хватает. Отпечатков обуви де Сандовала - ах да, есть и они, - каких-нибудь улик имени мисс Фиц-Джеральд, ну а господину иезуиту-скорпиону-Флюэллену и так сойдет, он по определению во всем виноват. Сорока-воровка кашку варила, деток кормила, этому дала, этому дала...
       Пистолет идентифицирован. Номер слегка подправлен, но восстановим. Оружие было приобретено корпорацией "Сфорца C.B." и в настоящий момент должно находиться в распоряжении некоего М.В.Щербины.
       Мистер Флюэллен аплодирует, умудряясь не упасть со стола. В "черном Джеке" это количество очков называется "перебор".
       Максим достает из кобуры "свой" пистолет, задумчиво на него смотрит. Да, вероятно, он не из тех прирожденных стрелков, которые свое оружие отличат от чужого той же модели в темноте на ощупь обожженной рукой. В этом, впрочем, никто и не сомневался. В тотальном безразличии, которое хуже нелюбви, его обвиняли еще в университете. Да, истинная правда. Это только инструмент, зачем строить вокруг него культ?..
       - Буду теперь начинать утро с баллистической экспертизы.
       - И вам подделают данные экспертизы, - говорит врио Сфорца. - Вы лучше подумайте, где его могли подменить.
       - Не представляю, если честно. Я соблюдаю все правила, вы же знаете. Пистолет держу либо при себе, либо в сейфе.
       - Значит, придется проверить все сейфы. Если дело с ними обстоит так же, как с компьютерной безопасностью...
       Все это можно наладить, настроить и оптимизировать. Не то чтобы Максима вдохновляла перспектива потратить несколько месяцев на разработку и внедрение проекта повышения уровня безопасности помещений - дело скучное, хоть и полезное. Но тут, в новом отлично спроектированном здании, можно устроить хоть сверхсекретный объект, рядом с которым военная микробиологическая лаборатория покажется песочницей в детском саду. Все можно. Были бы время, средства и руки. Но господин Сфорца, поставленный лицом к лицу с необходимостью таких действий, крайне огорчится.
       Для него филиал - дом. Дома не получают допуск для входа на кухню, не выписывают пропуск в кладовку и не ставят пароль на шкафы с посудой. А сейф в раздевалке - просто чтобы малолетние оболтусы из службы быта не утащили пистолет пострелять по банкам в парке. Это ощущение безопасности и уюта заразительно, потихоньку въедается даже в тех, кто не имеет на него права. Габриэла сидела спиной к двери...
       - Ладно. Ставим в список. Что дальше?
       Дальше - лучше. Камеры в комнате отдыха были включены - и выключили их за полчаса до убийства, под самый конец дневной смены. Компьютер госпожи Росси никто не трогал. Список ее действий отслежен. Последние полтора часа перед убийством и еще полчаса после того машина... вела звукозапись, потому что госпожа Росси надиктовывала заметки, в основном, касавшиеся качества записи и анализа происходящего - с перерывами, естественно. В момент убийства запись была включена - и, естественно, ее никто не отключал. Файл сохранился. Файл этот обеспечивает полное алиби господину Васкесу - поскольку шаги убийцы резко отличаются по всем звуковым параметрам.
       Алиби можно и несколько расширить. Отпечатки появились на пистолете после убийства. Юноша схватился за оружие от страха перед убийцей, из любопытства или спонтанно под влиянием паники. Обычное дело. Потом опомнился и положил, где лежало. Забавно, очень забавно. Убийца не знал про звукозапись или не принял ее во внимание? Такие промахи могут совершать и профессионалы. Со всеми случается. Или - судя по заранее подготовленной операции эвакуации - ему вообще все равно? С трупа взятки гладки. Но как можно рассчитывать, что я не узнаю фрагмент собственной разработки?
       - У меня не сходится...
       - У меня тоже. Давайте поговорим об этом несколько позже. Что еще?
       А больше и ничего. Список данных по погибшему, из которого еще вычленять и вычленять.
       К тому же там эксперты еще не закончили, это минимум на сутки, хотя следили и вели запись. Но, если все идет по плану, то реанимобиль - совершенно настоящий, принадлежащий госпиталю Флориды, - уже высадил своего пассажира в самой близкой к аэропорту точке на линии переезд-госпиталь. А полицейская машина - совершенно нелегальная, вот господин Аболс огорчится - уже снабдила морг весьма похожим трупом из неопознанных жертв похожей аварии.
       А я, только уловив аромат плагиата, уже отправил по следам всех, кого нужно. Право слово, интересно, до какого предела они рискнут следовать моему плану, когда я же их и ловлю.
       Может быть удастся прихватить какие-то концы. Что с ними делать - второй вопрос.
       - Все.
       - Хорошо. Идите отдыхать.
       Распоряжение, спорить с которым нет ни малейшего желания. Сколько времени на отдых - неведомо, но на душ, переодевание и запихивание фруктов в соковыжималку должно хватить. Слава труду и здоровому образу жизни. 2:40. Самое время для сока и душа.
       Четыре утра, две кружки сока с гуараной спустя, "скорая" найдена, полицейская машина пока нет, покойник улетел в Сан-Андреас. Это другая страна и уже не наша зона, но кое-что можно сделать и там. Господин Сфорца проснулся и зовет делать отчет. Голос у него странный - злой, хриплый и почему-то далекий, будто он не из здания, а с орбиты Юпитера разговаривает, с соответственной задержкой, каковую преодолевает усилием воли.
       Вид... ох. Или "ядрена кочерга", как выражается родня. Что-то такое, в общем. Метафорическое. Господин Сфорца, вероятно, часа два провел в морозильной камере. И все было бы нехорошо, но понятно, печально, но естественно, если бы такой была реакция на потерю. Так нет же. Все вчерашнее как кололось внутри, нераспутанным куском колючей проволоки, так и осталось. И смертная ледяная обида на все живое добавилась.
       Катастрофа.
       Кто ж это его так? "Обычные подозреваемые" понемногу втягиваются в кабинет... Госпожа Фиц-Джеральд, раз. Господин де Сандовал, два. Мистер Флюэллен... три - и если бы это была кардиограмма, красовался бы на ней зубец. И Васкес - четыре. Но этот-то как успел, он же при мне был?
       В таком состоянии нельзя, нет смысла работать. Нам сейчас решать очень сложные задачи и распутывать чьи-то хитроумные выверты. А главный наш, извольте видеть, пребывает в... Пребывает. Точка. И ведь никто никуда не денется, и без него вода должным образом освятится. Мы бы могли уже работать на пару с мистером Флюэлленом. Зачем тут это явление свежеподнятого трупа?
       - Посторонних лиц я прошу покинуть помещение, - выдает явление вместо "доброе утро".
       Так. А теперь я, кажется, знаю, кого и за что следует благодарить. Это мы пытаемся если не вытолкнуть близких людей с передовой, то хотя бы установить дистанцию. Безнадежно. Не поможет. Никогда не помогало. А уж в этой компании...
       Начальник аналитического отдела встает, аккуратно задвигает стул на место, кивает остальным и движется к выходу.
       Очень хочется присоединиться к демаршу, но еще больше хочется досмотреть, чем кончится спектакль. Жаль, жаль, что у господина скорпиона нет глаз на спине - взгляд, которым его провожают, многое ему объяснил бы. В том числе насчет стратегии и тактики приватных бесед с феодалами.
       Дама изумленно хлопает глазами, потом упирает кулак в талию. Даме крайне пошло бы коромысло в руках - хорошее женское оружие, удобное для воспитания женихов. Дома до сих пор так воду носят, да и распоясавшихся кавалеров остужают. Второй теоретически посторонний по привычке протыкает рогом на лбу воздух перед собой. Смотрит, как будто глазам своим не верит. Думает, что тут делать - дверью хлопать, шутить или еще что-нибудь? И никак не может придумать.
       И только флорестийский морской поросенок точно знает, что. Демонстративно сворачивается на диване, утыкает нос в сгиб локтя и с выразительным вздохом закрывает глаза. Дескать, когда закончите дурью маяться - разбудите, а то у меня ослабленный организм, мне режим нужно соблюдать. Ночь на дворе, вообще-то.
       - Вы, - растерянно говорит Сфорца, - подозреваемые по делу...
       - Вы тоже, господин директор. - А это уже моя ария. - А я - главный подозреваемый. И, представьте себе, я начал готовить это преступление еще в университете.
       - Подробнее, - навостряет уши начальство. - Чистосердечное признание...
       Мы уже шутим. Вяло, на автомате, но все-таки.
       - Не могу, господин Сфорца, все подробности знал покинувший это помещение по вашему рас...
       - Максим, перестаньте валять дурака. Догоните это... эту... этого, - жест, изображающий нечто кусачее и ползающее, - и объясните ему...
       Что вы хотели выставить из помещения вовсе не нас, людей, способных более или менее постоять за себя - а троих других. Это не нужно объяснять. Он понял.
        - Пять минут.
       Господина кусачего-ползающего вряд ли придется догонять долго.
       Не далее приемной, где наше вредное ископаемое премило спорит с ночным дежурным секретариата о том, сколько существует способов сложить какой-то пасьянс. Ходячая энциклопедия. И объяснить ему... и что я ему могу объяснить, и почему у него должно находиться место для чужих высоких чувств, когда у него слишком много своих? Стоять рядом трудно. Что тут скажешь - если бы мне по раскладу пришлось сдать тех, кто остался там, в кабинете, то к людям, по милости которых я все еще вынужден дышать, я бы относился без симпатии. А у нашего аналитика ситуация еще почище. Странный человек Сфорца - то ли не видит, но как тут можно не видеть, то ли нарочно издевается, но если нарочно, так на что тогда обижается...
       Объяснять ничего не нужно.
       - Уже прошло? - спрашивает. - Быстро. Можем идти?
       - Как вы добились... этого эффекта?
       Бывший провинциал Флоресты останавливается под дверью кабинета.
       - Сначала положил под стеной, потом не стал утешать. Не уверен, что это было правильным решением.
       - Не знаю, - говорит Максим. Он и вправду не знает. Дурацкий вялотекущий конфликт, тлеющий третий месяц. Одному от другого что-то нужно, но он, кажется, сам не понимает, что и зачем... другой, похоже, вообще не в состоянии этот запрос увидеть. Средь бела дня с огнем и лупой. Невзирая на пламенеющий 72 кегль прямо по лбу Сфорца. - Смотря чего вы хотите.
       - Нормальной работы. У нас и так было мало времени, куда меньше, чем я думал - а сейчас все пойдет еще быстрее.
       - Нормальной? Не здесь.
       - Вы имеете в виду сей дольний мир или "Сфорца C.B."?
       - Корпорацию. О мире я говорить не рискну... - Сейчас совершенно неподходящее время и место для дискуссий. И одновременно - совершенно уникальная возможность. Три с половиной минуты из пяти у меня еще есть. И лучше сделать и жалеть... - Вы не могли бы быть менее вежливы? Или для вас это слишком затруднительно?
       - Я могу попробовать. Спасибо за совет. - На вторую часть вопроса он не отвечает. Да, мог бы и сам догадаться.
        Тем временем за дверью произошли радикальные преобразования. Не то чтобы господин директор совсем оттаял, но изображать, что все подозреваемые ему - чужие, безразличные люди, уже перестал. Некоторые процессы в его голове происходят со скоростью воздушного потока в тайфуне. Подозреваемые так быстро менять курс не умеют, поэтому пребывают в обиженном огорчении. Особенно господин де Сандовал. Если и ему, среди прочих, предлагали убраться из Флоресты, удивительно, что полет шмеля в исполнении Сфорца закончился стеной аналитического отдела, а не раньше. У Рауля здесь школа и предлагать ему бросить учеников...
       И наконец-то начинается работа.
       - ... и господин Щербина был практически идеальным кандидатом в козлы отпущения. Однако план очень быстро пришел в негодность. Началась война и господин Щербина сделал сказочную карьеру. Что в нашем случае означало две вещи. Во-первых, с момента назначения господин Щербина живет в луче прожектора, а все его настоящие и прошлые контакты просвечены до земли и ниже. Соответственно, его очень трудно убедительно подставить, его перемещения обычно известны поминутно. А во-вторых, кто станет использовать агента, внедрившегося на такой уровень, для банального убийства? Это курам на смех.
       - Я хочу его голову, - негромко говорит начальство. Не шутит. Ну что ж...
       - С туловищем или отдельно? - уточняет Максим.
       - Отдельно.
       Будет выполнено в точности. Господин Сфорца делает характерную для непрофессионалов ошибку, требуя подобный трофей, но ошибка эта и простительна, и вполне исправима. Он получит искомое и впредь не будет испытывать подобных желаний.
       - Соответственно, нужен был другой объект разработки - и его не пришлось долго искать. Алваро Васкес - психологически и эмоционально неустойчив, способен обмануть полиграф, вытеснить любое воспоминание... управляем. Этот вариант даже предпочтительнее, поскольку Васкеса не придется убирать. После предыдущего инцидента он может сколько угодно утверждать, что невиновен, ему никто не поверит, кроме детектора лжи. А с моим арестом у Васкеса появляется мотив...
       Психологически неустойчивый управляемый объект старается не надуваться и не обижаться, а иметь вид умный, взрослый и независимый. При этом разнообразное "я?!" "да я!.." и "поймаю гадов - убью" пляшет на кончике языка. Впрочем, для уроженца Флоресты он еще весьма выдержанный молодой человек.
       Дома он показался бы безумным... стоп, где показался бы? Нет. Там уже не дом. Место, где живет семья, но в отпуск я туда поеду уже в гости. Обидно, не поймал момент перехода грани. Нужно быть внимательнее. В этом - тоже, не только в работе.
       - Я, - наконец изрекает юноша, - эту книгу тоже читал. Про разведчицу аурелианского канцлера в плену у альбийских, простите, мисс Джастина, злобных контрразведчиков.
       Аудитория разом замолкает и некоторое время беспомощно созерцает довольное собой эмоционально неустойчивое дитя.
       Максим пытается отгадать ребус. Аурелианский канцлер, разведчица, Альба... эврика. Роман "Мушкетеры королевы" в интерпретации Алваро.
       Мисс Джастина сводит брови к переносице - а потом начинает хохотать, помогая себе руками. Иначе это действо не опишешь.
       Начальник аналитического отдела кивает ей:
       - И увидев эту горестную картину, король Трои превратился в большую деревянную лошадь. Вы тоже после университета проходили педагогическую практику в школе?
       - Господь миловал, - сквозь смех отмахивается Джастина. - Я бы не пережила. Скажите, вы нашему юноше псалмы пели?
       Точно. Душераздирающее приключенческое повествование о том, как королева Хуана расстраивала планы собственного канцлера, умнейшего человека, при помощи четырех благородных придурков, то есть, доблестных дворян-мушкетеров. Правда, альбийскому адмиралу, королевскому фавориту, это не помогло - зарезали-с.
        - Еретические? Вильгельмианские? Нет, моя готовность пожертвовать собой никогда не заходила так далеко. Тексты же чудовищные. Я всегда считал графиню Винтер совершенно героической женщиной. - По крайней мере профессионалкой героиня романа была - ибо, оказавшись в плену, задание сумела выполнить. При помощи такого же малолетнего террориста, как Васкес, правда, вооруженного кинжалом, а не бритвой.
       - Вы напрасно отказываетесь от пения псалмов, - качает головой Рауль. - Этот примененный госпожой Винтер прием не преследуется современным законодательством. В отличие от того, которым она добилась успеха.
       Грубо. Грубо, мимо, неуклюже - но отметим достижение. Де Сандовал пытается перешучиваться со страшным врагом. А неуклюже не от желания укусить, а с непривычки.
       - А как же статья о доведении до самоубийства? - несостоявшийся "королевский фаворит Оуэн Тюдор" явным образом смеется. Чудо номер два.
       Никогда не пойму, этот мальчик просто везучая бестолочь, случайно угадывающая момент, или своего рода гений организации перерывов и контрапунктов.
       - Ну для этого вовсе не обязательно петь... кстати, а вы умеете петь?
       - Ну конечно же, - улыбается "разведчица аурелианского канцлера", - Во всяком случае, мне так кажется, окружающие не всегда со мной согласны. Кстати, наш юный "совращенный вильгельмианин" совершенно точно определил направление удара.
       Господин Сфорца уныло вздыхает:
       - Вроде бы я слежу за модой. И не припоминаю, чтобы охоту на меня в этом сезоне называли популярной забавой, да? Или я ошибаюсь? Нет, я могу понять этого юного партизана. Но Совет?..
       - Совет мог считать, что ваша смерть дезорганизует ваших вассалов и союзников, спровоцирует подковерную борьбу за лидерство в Паневропейском сегменте, напугает слабых, радикализует противников Совета... и вообще сделает ситуацию более предсказуемой. Кроме того, ваш светлый образ можно использовать - в отличие от вас самого.
       - С такими союзниками враги уже кажутся друзьями.
       - Я полагаю, изначально вашу смерть готовили именно "враги". А вот потом этим планом пожелали воспользоваться те, кто хотел торпедировать... готовящуюся социальную революцию. А госпожа Росси оказалась на линии удара относительно случайно. Это классическая ошибка при подготовке долгосрочных операций. Людей, внедренных под ликвидацию важной фигуры, нельзя использовать для сбора информации. Дежурный почему-то решил - или понял - что будет раскрыт в ближайшее время. А вас, господин Сфорца, не было в здании. Скорее всего, госпожа Росси что-то заметила. Но она в любом случае должна была быть одной из резервных мишеней - в противном случае убийца не воспользовался бы пистолетом господина Щербины.
       - А я знаю, - говорит Васкес, - где он пистолет подменил.
       Аудитория вдохновенно внемлет. То ли истины ожидает, то ли нового анекдота.
       - Во всем здании есть только одно помещение, где нет камер и есть сейф. Кстати, сейф... я его за три минуты открою. Ну, Максим? Вы там каждый день бываете. - "И я тоже", глотает слишком явную подсказку Алваро. Это место связано у него с неприятными физическими ощущениями... впрочем, пока таких мест вокруг много.
       - Кстати, - замечает начальник аналитического отдела, - вскрывать сейфы я нашего героя не учил. Это - благотворное влияние улицы.
       - Раздевалка бассейна? - Ну разумеется. Просто, проще пареной репы. И я уже про нее вспоминал...
       - Значит, это могло произойти в любое время в последние полгода.
       - Так, - подводит итог феодал. - Мы знаем, кто. Мы знаем основные "почему" и "кому выгодно". Но. Полиция должна получить другую версию, не имеющую отношения к Совету. Полиция слишком уж прозрачна. Так что - конкуренты, политические противники, бригады... Максим, сочините что-нибудь убедительное и предельно близкое к истине. И возьмите пиарщиков, состряпайте кампанию - мол, я такое чудовище, без родной тетки остался - и едва заметил. Веселился в ресторане, ну, любую глупость пожелтее. А то у меня еще сестра есть и четыре племянника. Да, и то дело приплетите. Устроил приманку из беременной женщины...
       - Бригады, скорее, - кивает Максим. - Благо и мотив есть. База, которую мы разнесли три месяца назад. Месть.
       Формально занималась разгромом базы как раз госпожа Росси. Это входило в ее круг обязанностей. За Эскалеру и его людей и правда обязательно попытались бы отомстить, со временем. Просто потому, что попытка - даже неудачная - была бы заявкой на место покойного. Хм. А неплохо бы подсказать одной из группировок идею взять убийство на себя, сейчас, пока пресса еще не в курсе. Тут есть несколько перспективных вариантов. Или даже сделать заявление... и создать под него группировку, свою. Нужно поговорить с мистером отныне Флюэлленом, он-то их всех знает изнутри.
       А кампанию в прессе мы сделаем. При помощи пистолетов воюют только те, кто еще не понял, что воевать надо при помощи информации. Самое надежное, безотказное и действенное оружие в умелых руках. Наверное, дело в том, что давить на спусковые крючки много легче, чем на клавиши - требует меньшего применения интеллекта. Одни рефлексы, тут и бригады справятся. А вот превратить нашего "Оуэна Тюдора" в чудовище, настоящее, бездушное и бесчеловечное, плюющее на все живое, начиная с родни, каким исторический Тюдор, кстати говоря, и был... это гораздо интереснее. Благо, и подопытный морской свинтус есть. Если он вспомнит, конечно, что думал год назад.
      
       Алваро
       - Страдаете? - спрашивает Рауль.
       - Страдает, - удовлетворенно тянет гласную палач по восстановительной терапии. Алваро отвечать не может, поскольку всецело занят именно тем, что сказано. Его пытают. Сбылась мечта идиота: Хуан Алваро Васкес - пленник корпорации "Сфорца С.В." и претерпевает страдания, не разжимая зубов, потому как пасть вообще-то свело начисто. И еще не меньше года претерпевать, спасибо, что от корсета избавили раньше, чем обещали.
       - Страдайте, страдайте, нарушитель режима. Мне из-за вас голову оторвали...
       - Не голова и была, - ну вот, тренажер можно отпустить и рот открыть. Сеньора инструктор не выносит выражений, которые сами просятся на язык после пятого упражнения, так что в процессе занятий приходится молчать. - Я в двенадцать лег! - С работающим Максимом спорить невозможно. Он не приказывает. Он просто зомбирует и управляет, не отрываясь от монитора. Да и вообще там было скучно. Оказалось, что только в детективах эксперты все объясняют, а на самом деле - ничего не поймешь. Одна химия. Хромогенный и хемилюминесцентный субстраты...
       - И в четыре подскочили, будто вас кто-то звал. Этому кошмару, - жалуется Рауль суровой сеньоре, - положено спать восемь часов. А он ночами скачет.
       - Я днем посплю. Я ни одного занятия не пропустил. Ну скажите, что не пропустил! - Замучили. Таблетки, уколы, тренажерный зал, бассейн, массаж, ничего тяжелее кружки - или штанги - в руки не бери, и где еще видели второго такого дурака, который все делает строго по расписанию, хотя, может быть, его ждут в совсем другом месте. И никто не будет соотносить график с расписанием процедур секретаря-стажера.
       - Не пропустил, - отвечает инструктор. - Но, сеньор де Сандовал, этот пациент исключительно скверно выражается.
       - Я бы на его месте еще и не так выражался... Главное - чтобы экспрессивно и точно.
       - Угадайте, у кого я научился, - почти не врет Алваро.
       - Это настоящее безобразие! - восклицает сушеная толедская сеньора, словно слезшая со страниц исторического романа. - Он даже богохульствует.
       - Хотите, я буду петь псалмы?
       - Он может, - обещает Рауль. - Но я не советую. Лучше уж пусть богохульствует... Отплаваете свое - приходите по известному адресу. - Это уже не сеньоре, а богохульнику. Сегодня везет.
       Вода в бассейне была не такой соленой, как в океане - фильтровали и чистили. Какое-то время Васкес считал очки вывертом для неженок, теперь привык, так было удобнее. Иногда ему становилось жутко от мысли, к скольким удобным вещам он успел привыкнуть - и как быстро. Физиотерапевт к числу оных не относилась. Потому что плавать медленно, тратя на каждое движение "положенную единицу времени" - пытка похуже тренажеров. И больно, и закончить нельзя, и еще же совещание... а он тут вдох-через-нос-выдох-через-рот, как будто он без этой мантры утонет, как та акула.
       Все равно слушался: когда речь зашла о выписке, Франческо поглядел взглядом суруруку и сказал, что одна жалоба медперсонала - и марш назад в больницу, а потом в санаторий, на положенное время. То есть, на полгода точно. И было совершенно ясно, что сказано всерьез, никаким нытьем потом не выклянчишь помилования. Поэтому жалоб не было.
       Наказание заканчивается. Душевая, раздевалка... пресловутый сейф. Ровесник здания. На слух понятно, где там правильные цифры шифра. Можно открыть, ради любопытства, посмотреть, что сейчас внутри - но неохота тратить время. Куда больше хочется побыстрее добраться по известному адресу.
       - Коктейль! - напоминает вслед сеньора палач. Алваро хватает пластиковый стакан, глотает на ходу пенную дрянь. Ну почему, почему в любой качалке тот же протеиновый коктейль снабжен ароматизатором и подсластителем, а тут - будто жеваную бумагу в миксер закинули?..
       Зачем им такая мерзость? Чтобы сотрудники употребляли через "не могу" и ко вкусу не привыкали? Ну не в этом же заведении... тут каждый второй - гурман, а каждый оставшийся второй вкуса не чувствует и вообще предпочел бы питаться посредством капельницы. А еще есть го... Джастина - которая то и другое попеременно.
       А в известном месте Джастины как раз нет, зато все остальные есть - да богомол-Анольери, вернулся, значит... и лица у всех - как вчера, только хуже.
       Просачиваемся, укладываемся, включаем ноут. Всем вокруг не до Алваро, поскольку они созерцают стены. На стенах - информация с проекторов. Четыре экрана сразу. Информация постоянно меняется. Факсы, электронная почта, новостные сайты. А по полу, между стульями и креслами, змеится полоска бумаги, длиннющая, многометровая. Телетайпная лента. Команда вкушает новости, и эта еда никому не нравится.
       На континенте, то есть, в Европе творится что-то странное - и, кажется, уже прочие подтягиваются. 28 арестов, шестеро убитых, еще пять самоубийств и три автомобильных катастрофы, которые непонятно куда относить - ко второй категории или к третьей. Члены Совета, сотрудники штата членов Совета, чиновники... Убитые и раненые полицейские. У нас опять война? А кто с кем? И почему мы ничего не знаем?
       Первую войну Алваро пропустил, пребывая под наркозом. Теперь ему очень интересно - но никто ничего не объясняет, все впились в экраны и того гляди сами конвертируются в потоки информации. Юноша читает куски ленты, потом догадывается включить почтовый клиент - и видит там около 5 тысяч сообщений. Кто-то добрый наладил ему пересылку. Но это же невозможно осилить за несколько минут, а новое валится и валится... Так. Кажется, это одна половина Совета бегает за другой половиной Совета. С оружием и недобрым словом. А другая половина отстреливается и атакует. И тоже ругается в прессе. Алваро хихикает. Мы-то здесь привычные, у нас такое уже сто с лишним лет, за вычетом последних семи, по Флориде, да и вообще по стране, бегало чуть не два раза в год - а вот в каком обалдении сейчас пребывают мирные европейцы...
       Нет... не половина за половиной, а две трети или даже три четверти за четвертью. Или даже меньше... если прикинуть, что большая часть тех, кого пока отстрелили или арестовали - это сотрудники разнообразных аппаратов. И еще... коррупция, непрозрачные счета... это они за банковские системы взялись почему-то? Что происходит?
       Ой, а вот это уже не смешно. Аресты в верхушке Сил Самообороны. А также самоубийства и убийства при сопротивлении аресту. Совет, банки, армия... у нас бы это назвали путчем. Очередным. Интересно, как это должно называться в Европе? И не только в Европе, вот и Паназиатский союз покатился, и Паниндийский туда же. Один Винланд безмолвствует. Хорошо им там. Тихо. Там всегда тихо.
       У кого бы спросить-то? Судя по обалдению на лицах, это не мы, это не наши. А судя по тому, что в обалдении нет испуга, даже у Рауля - это нас прямо не касается. Только косвенно. Странно. Всепланетный бардак - и без Франческо. Как это он позволил?..
       - Хотел бы я знать, - говорит Анольери... - почему нас не затронуло вообще. Почему они случаем не воспользовались? Дымовая завеса - вот она.
       - Потому что мы сидим в глазу у этого циклона, - отвечает Максим. - Судя по всему, это сейчас лоялисты выбивают противников... того самого проекта. А выбивают сегодня, а не неделю назад и не завтра, потому что эти противники демаскировали себя вчера... вечером. Здесь. А поскольку вчера напали на нас, то сегодня нас нельзя трогать. Вернее, невозможно тронуть, не вызвав подозрений у своих же.
       - А кто же им сообщил? - складывается в совсем уж богомолью позу Анольери. - У меня все заперты. Эксперты еще тут, чтоб Аболс сдал - я не верю. Очень интересно выходит.
       - Я не сообщал, - улыбается Эулалио. - И по электронным каналам из здания ничего не уходило. Из полиции могло. Но меня смущает скорость реакции.
       - Первый сигнал прошел через час после окончания нашего утреннего собрания, в 7, если по времени Флориды, - говорит Максим. - Или в 10 утра по Лиону.
       - Господа, - прокашливается Анольери. - Мне крайне неловко об этом говорить, особенно в этом обществе, но я не хотел бы участвовать в двойной игре. Поверьте моему опыту, это плохо кончается.
       - Нет, - отвечает Франческо, как-то очень мрачно. - Мой лимит двойной игры был выбран вчера.
       Алваро очень не нравится выражение лица Рауля. Нет, тут на всех взгляни - обрыдаешься, Максим и Эулалио невесть на чем держатся, какие уже сутки подряд не спят; Франческо, кажется, окончательно записал себя в виновники смерти тетушки, Анольери явно до сих пор не оклемался от известия об убийстве начальницы, выдергивания из отпуска и повышения. Но вот с господином кербером нехорошо... и нехорошо с ним давно. Еще до убийства было как-то паршиво, а потом стало еще хуже. Только в общей суматохе Алваро сначала было не до того.
       - Есть, конечно, вероятность, - пожимает плечами Анольери, - что утечка произошла на той стороне. У убийцы или у его начальства.
       - Есть... - кивает Максим. - Хорошо так спрятались, прошлую войну пережили, а сгорели сейчас и как раз на госпоже Росси. Всякое, конечно, бывает... раз в сто лет.
       - Прошлая война их касаться не могла. Цели почти противоположные, это непересекающиеся подмножества. Смотрите, - Франческо выводит на проектор наспех набросанную схему. - Клуб и радикальная часть Сообщества: деградация структуры на уровень ниже, местное самоуправление, вариативность. Социально-радикальная часть Совета: унификация, объединение, государственное управление имуществом. Про-корпоративная часть: ограничение полномочий Совета, примат корпораций, сохранение статус-кво.
       Маркер зачеркивает первую фигуру. Рисует линию с двумя стрелками на концах, обозначая противоборство оставшихся групп:
       - Вот нынешний конфликт. Теоретически нам выгодно поддержать про-корпоративную часть, банковское лобби и прочих нынешних жертв. Практически... если кто-то примет такое решение, последствия будут крайне для нас неудачными. Я порекомендовал всем занять нейтралитет до заседания.
       - Я бы примирил эти два высказывания, - улыбается Эулалио. - Смотрите, как идет волна. Комитет безопасности явно уточняет ситуацию на ходу - берут, допрашивают, вскрывают документацию, выявляют новые связи, да и самостоятельно кое-то проявился... встречным огнем. Но им было известно, к кому идти и кого брать в самом начале. У них были ниточки. Предполагаю - они знали о существовании группы, но не представляли себе направленности, масштаба, меры радикальности - или всего этого вместе.
       - Да, - говорит Максим. - Они знали примерные контуры группы, но зачем-то ее приберегали или опасались трогать. Судя по тому, что полетели крупнейшие банки, второе. А утром получили новые данные и поняли, что ждать или терпеть больше нельзя. Лучше бы я утром спал, - заключает он. - Теперь все равно все переделывать придется. Мы планы строили из расчета на две группировки - а у нас к вечеру только одна останется. Мартышкин труд.
       - Максим, у вас будет четверо суток только на новое планирование. Больше никаких дел, обещаю. Текучкой займется синьор Анольери. - Феодал вздыхает. - Только план будет несколько нетривиальный, ну, это мы с вами обсудим отдельно.
       - Нужны экономисты, - говорит Эулалио. - И социологи.
       - Мистер Флюэллен, - крайне ядовито отвечает Франческо, - в вашем устройстве для чтения мыслей не работают некоторые блоки. Зато другие работают с удвоенной мощностью. Специалисты будут.
       - Тем не менее, следует установить, кому мы обязаны. Во избежание дальнейших сюрпризов, - гнет свое Анольери.
       Алваро смотрит на Рауля, и думает, что... ничего не понимает. Заголовок "Финансовая империя де Сандовалов под угрозой" он уже увидел. Семейство кербера входило в число лучших друзей корпораций, таких замечательных друзей, что врагов не надо. Вот если судить по выражению лица, то сообщил Рауль. Но что он, сумасшедший, что ли - свое семейство топить? Нет, наверное, дело в чем-то другом...
       - Доброе утро! - звучит от двери жизнерадостный голос. - Я знаю, что утро - это драматическое преувеличение, но доброе оно точно. Новости видели?
      
       Джастина
       День начался хорошо. С девяти трупов. Когда она допила кофе, счет уже был один-пятнадцать. Всегда знала, что где-то там внутри у нее живут все ее кровожадные предки и что страсть к мести и поджигательству когда-нибудь выберется на поверхность. Ничего, оно уже в баскетбольные цифры вышло и дальше так пойдет. Вы хотели нас спровоцировать, поздравляю, вы нас спровоцировали. Последствия ложного вызова - за ваш счет.
       Уже в приемной Джастина понимает - она никого не предупредила. Забыла, начисто. Вчера сделала работу и попросту легла спать. А все же наверняка головы ломают, что в Европе произошло, да почему, да как это к нам относится... Убьют же, решает она. И будут правы - особенно Максим с Потрошителем, их же, наверное опять разбудили, как только на ветке первый покойник распустился. Ой, как стыдно-то...
       А быстро они там, в Европе. Дражайший папочка как выслушал краткий пересказ, так и обомлел, а когда получил по факсу копии отчетов, то - невиданное дело - первым свернул разговор. Надо думать, очень спешил переговорить с двоюродным братом, председателем комитета безопасности. Джастина только порадовалась, что обошлось без чаячьих плачей о возвращении домой, умылась и рухнула спать, запретив себя будить. Персонал в гостинице на территории был понятливый.
       - Видели, все видели, - весело отвечает юный Васкес. - Замучились уже прикидывать: кто нам эту свинью подложил. Если она сама не пришла.
       - Хамите, юноша, - улыбается Джастина. - Почему же вам? Не вам, а кому надо. И это, между прочим, я.
       И понимает, что все в комнате смотрят на нее. И смотрят совсем не так, как она ожидала.
       - Это неделя такая, - говорит Максим. - А как именно вы это сделали?
       - Отцу позвонила и копии отчетов переслала. А в чем, собственно, дело?
       - Мы, мисс Фиц-Джеральд, рассчитывали использовать консерваторов как рычаг и козырь. - объясняет Потрошитель. - Теперь это несколько затруднительно.
       - Ну... извините, - пожимает плечами Джастина. - Я как-то не предполагала, что вам и такие козыри сгодятся.
       - Госпожа Фиц-Джеральд, - о, Анольери уже вытащили с курорта, бедолагу. - Вы находились на территории корпорации и получили благодаря этому доступ к особо секретным данным. Мне не кажется, что полномочия наблюдателя Совета простираются так далеко, чтобы отправлять эти данные посторонним лицам по своему усмотрению.
       - Да причем тут полномочия... - Перегрелся он там, что ли? Габриэлу убили, какие полномочия. Убили, потому что одни идиоты решили подергать Франческо за ниточки, а другие все это бездарно проморгали. - Я попросту позвонила отцу и спросила его, знает ли он, с какой глупой сволочью связался.
       - Это после того, как я прямо потребовал, чтобы данные не уходили за пределы кабинета, - Франческо глядит в потолок. - После того, как я распорядился подготовить внешнюю версию. Максим, скажите, вы слышали, что я говорил?
       - Да, разумеется. - Щербина смотрит в стол.
       - Вот и я думаю, что я все сказал внятно и вслух. Анольери, вы были слишком деликатны. Это называется куда проще. Предательство.
       Он это всерьез. Он это, вот это... всерьез. И вчера, и сегодня.
       - Господин Сфорца, вы сошли с ума. Если вы сохранили хоть какую-то его часть, вспомните все, что вы мне наговорили до совещания.
       - Я помню, - морщится... уже непонятно кто. - Я просил вас, мисс Фиц-Джеральд, покинуть территорию Флоресты, поскольку здесь становится слишком опасно. Я не просил вместо себя отправить домой секретные материалы, которые вы получили, вообще-то, по ошибке.
       - Вы меня не просили. Вы меня чуть не убили, господин Сфорца... Значит, по ошибке?
       - Я вообще-то потребовал, чтобы посторонние удалились. И вы получили доступ к материалам только потому, что мистер Флюэллен счел, что я путаю своих и чужих. Как показала практика...
       - Вы оба охренели, что ли? - спрашивает с дивана Алваро. Вот только его сейчас и не хватает. Оба! Зараза малолетняя, тут, кажется, вполне очевидно, кто именно... охренел.
       - Простите... - а вот это проснулся Потрошитель. И цвет лица к нему вернулся. Он, что, питается неприятностями? - Господин Сфорца, вы уверены, что хотите продолжать? Госпожа Фиц-Джеральд, это и к вам относится.
       Кажется "вы оба охренели, что ли?" звучит лучше.
       - Хочу, - говорит Сфорца. - Мистер Флюэллен, передайте, пожалуйста, мисс Фиц-Джеральд статистику по уже имеющимся жертвам и прогноз на будущее. А вы извольте сесть и прочитать.
       За то время, что она шла, список здорово вырос. О, уже и за Силы Самообороны взялись... Хорошо идут. Полицейских жалко. Вот уж кто не виноват, что в аппарате Совета всякая нечисть завелась. Или развелась. Неважно. И чего ждет Франческо? Что я по ним плакать буду? Он не понимает, чего они хотели? Взрыва. Войны. Им иначе власть не взять, их мало. Это даже не Радужный Клуб, те хоть были уверены, что катастрофу предотвращают, настоящую. А эти только ради власти, ни для чего другого. Если бы ради сохранения статус-кво - они бы попробовали с нами договориться. А они поступили иначе. Ну вот и получили свой взрыв. Направленный.
       - Итак, - Франческо не встает, но внимание притягивает, словно лектор. - Вот последняя картинка с биржевых торгов, пока их не закрыли. Смотрим на курс акций банков. Вот здесь запрятано, если кому-то непонятно, полтора-два миллиона увольнений в ближайшую неделю. А вот, например, картинка со спутника, Паниндийский союз. Вот, вот и вот. Военные конфликты. Уже. Суток не прошло. Маленькие пока, но они подрастут, дай срок. Любезная мисс Фиц-Джеральд, вам нравится, да? Я вижу, вам нравится. Я продолжаю. А вот, например, вид Лондинума со спутника. Узнаете? Ой, а что это? Массовые аварии? А почему бы это? А потому что кто-то взорвал вычислительный центр управления дорожным движением. Разумеется, злой враг. Любезная мисс, вам нравится масштаб жертв и разрушений? Это ведь ваших рук дело, от первого до последнего трупа...
       И тут на столе перед Сфорца взрывается нечто стеклянное. Осколки летят во все стороны.
       Пепельница. Рауль. Белый весь - от носа до хвоста. Хищник-альбинос. А Франческо будто знал - за долю секунды до того поднял руку поправить челку, и его даже не задело, только мелкой радужной крошкой обсыпало...
       - Алваро прав, ты... охренел совсем. Если бы они не сами столкнулись, а мы их столкнули - то же самое вышло бы. Только мы бы успели этим воспользоваться. Всей разницы. Тебе нужно, чтобы кто-то был виноват и это был не ты? Ну, я виноват. Я вчера с Джастиной разговаривал и ее подтолкнул. Она как раз с тобой побеседовала, поэтому толкать было просто. Я ей подсказал связаться со своими. У нее-то семья с ума не сошла пока, в отличие от моей. Джастина, прости меня, пожалуйста.
       - Чего-чего? - Это что еще за бред? - Куда ты меня толкал? Ты меня после ласковой беседы чаем отпаивал - и все. Нет уж, извини, дорогой, но не надо меня так защищать.
       - Когда про отца с топором разговаривал - и про Совет. Я же тебя сто лет знаю.
       Oops, говорит про себя Джастина. То-то мне потом разговор казался каким-то... мутным, а Рауль - странным и на себя непохожим. Неправильное отчаяние, не его, то ли наигранное, то ли поди разбери. Сравнения странноватые. Но я тогда думать не могла, нечем было, а потом решила - шок, ссора, усталость, страх. Да и не разбирала я толком, что там было. Так, скрежетало потихоньку за ухом. Не слишком громко, да и не слишком важно - количество сахара в мате было важнее. И что живой голос рядом разговаривает.
       Но... тоже мне, нашелся манипулятор. С самомнением.
       - Нет, Рауль. Ты, может, как-то и способствовал. Но я все сделала сама. Пусть на меня и орет. Я всех предала и зарезала. Благодарю. Очень лестные слова от человека, который собрался пустить в дело убийц своей тетки.
       - Коллеги. - Потрошитель так никогда ни к кому здесь не обращался. - Позволю себе напомнить вам, что за счастливым исключением господина Анольери и отчасти - Васкеса - тут никому не стоит бросаться камнями. Мы все живем в стеклянных домах с отвратительной теплоизоляцией. И те, кто провоцировал Совет на решительные действия вчера днем, и те, кто сделал то же самое сегодня утром. Господин де Сандовал - как я понимаю, у вас и у госпожи Фиц-Джеральд были веские основания считать, что консерваторы не оставят в покое ни "Сфорца С.В.", ни ее владельца лично - пока он жив и пока они живы?
       - Да, были. Я... - стоящий Рауль не знает, куда себя деть, и садится боком на край стола. - Вообще-то я... Я вчера переслал Алваро запись разговора с отцом и попросил отнести Габриэле. Чтобы она послушала. Он об этом не сказал, забыл - да и все равно было поздно. От аналитического отдела я разговор закрыл вопреки распоряжению. Это была последняя беседа. За год, наверное, сотая. Все об одном и том же - возвращайся домой. Давили как на допросе. И отец болен, и все прочее. И нужен я им, потому что дел много, а я показал, что на что-то годен. А вчера... в общем, он там по потолку бегал. Я его таким и не видел никогда. И сказал он, в частности - "ну и пропадай ты пропадом со своим придурком и его придурочной родней". Как все понимают, даже отошедшие от дел банкиры даже в большом гневе такими оборотами не бросаются. Особенно, когда речь идет о родне. Особенно в наших семьях. А уж своего отца я знаю очень хорошо. Он за эти годы много мне успел наговорить. Такое - в первый раз.
       Рауль помолчал, взял со стола ручку, покрутил в пальцах.
       Вряд ли, думает Джастина, де Сандовал-старший имел в виду Габриэлу. Скорее уж, Антонио да Монтефельтро, у которого, как выяснилось, в деловых кругах репутация помеси хорошо отмороженного сумасшедшего пирата с хорошо отмороженным гигантским кракеном. Но Рауль об этом не подумал, конечно. Все было видно как на ладони: пригрозили - сделали.
       - Этот человек, Андерс, он ведь мог просто сбежать, уйти. Но он увидел, что успевает убить - и убил. Значит, у него был приказ и он получил его заранее, потому что такую ситуацию нельзя было предусмотреть. Это не шутки и не случайность - они настроены так. Были настроены так. Я хотел посоветоваться, что с этим делать. Франческо, ты всегда пропускал мимо ушей все, что я говорил о Совете. Габриэла - нет. Она даже Алваро записала во внедренные агенты. Что покушение - инсценировка, а вот ради всего дальнейшего юноша тут и оказался. Поэтому и с ней... ну и прошу меня простить, но ни Максиму, ни господину иезуиту я бы не доверил то, что касается моей семьи. До убийства. А потом я пошел и подтолкнул Джастину, чтобы за эту группу все-таки взялись. Вы бы стали - и стали - прикидывать, как рациональнее ее использовать. А у нас не было времени. Если мой отец прямо сказал мне, что числит меня среди людей Сфорца, если для него я теперь - вражеская фигура, значит, никакие тормоза не сработали бы. Мы шли под снос. Нам нужно было ударить первыми.
       - Скажите, а какие причины у вашего отца? В его банках - три четверти счетов корпорации. - Максим. Его самый профессиональный голос, и выражение лица соответственное, значит, он все-таки пропустил удар. Тоже мне, дипломированный негодяй с чувствительностью мимозы... впрочем, чувствительность строго избирательная. На негодование Габриэлы по поводу обращения к Франческо через ее голову он внимания не обращал.
       Вопрос уместный, разумный и деловой.
       - Мы слишком много вкладываем во Флоресту, - пожимает плечами Рауль.
       В переводе с педагогического на экономический: долгосрочные прогнозы убедили старшего де Сандовала, что эту курицу выгоднее прирезать, чем смотреть, как она несет золотые яйца финансовым системам Террановы и Винланда. Избавиться от "придурка" - и корпорация достанется в наследство Пауле, а центр тяжести вернется во Флоренцию...
       - Я ничего не пропускал мимо ушей. Но мне говорили, что Совет попытается меня подставить и конфисковать все здешнее для создания образцово-показательной управляемой территории. На нашей базе. Ну и что можно с этим сделать? Перестать работать? Развести террор? Снести Совет? Не мои методы, извините, - разводит руками Франческо. - Лицензию могли отобрать в любой момент, поводы есть всегда. Тут не нужны никакие внедренцы...
       - Я не знал... что Совет, что большинство в Совете готовило революцию. - разводит руками Рауль. - А теперь, задним числом, это все очень логично выглядит. Дома наверняка думали, что все наши разногласия с Советом - тактического свойства. И что если нас не стравить всерьез, мы поддержим эту затею. И после того, как кое-кто обозначил, что он с радостью устремился бы в объятия реформаторов, да вот только мы не пускаем - убили Габриэлу. Я был уверен, что тут единственная и прямая связь. И сделали так, что ни у кого нет алиби. У меня в том числе.
       Интересно, воют ли богомолы? Судя по лицу Анольери, хотели бы, да стесняются, неудобно. Максим - вежливый человек, и изо всех сил делает вид, что у него не болят зубы. И только Потрошитель смотрит сочувственно. Впрочем, он, наверное, и на Эскалеру и его ребят так смотрел.
       - Господи, - стонет Франческо. - Рауль... ты понимаешь, что ты натворил? Идиоты. Два идиота. Да, разумеется, мы бы попытались это все спустить на тормозах и пустить в дело. Хотя бы ради стабильности банков. Но что, черт побери, к нам уже самолет отправили с бомбой? Куда ты торопился, а?
       - У нас... черт его знает сколько чужих в филиале. Зачем им самолет?
       - Почему у меня в команде нет ни одного медика? - вздыхает Сфорца. - Кто-нибудь знает, чем уколоть этого... параноика?
       - Поздно кого-либо колоть, - сказал Максим. - Все уже произошло. Значит, будем план переделывать.
       - О, - поднимается с дивана Алваро. - Закончили охреневать. Ну наконец-то. Взрослые люди... якобы. Франческо, вы ничего не забыли?
       - Дражайший мой Хуан Алваро, что вы изволите иметь в виду?
       - Я имею в виду... - мальчик сражается с формулировками, - растерянность, все такое.
       - По вашему мнению, мне нужен личный помощник и в данной сфере? - приподнимает брови Сфорца. - Хотя судя по результатам...
       - Угу, - кивает юноша.
       - Джастина, будь так любезна, составь мне компанию?
       Можно было бы сказать ему, что все остальное он говорил вслух и громко, но... но мне нужно было их хотя бы предупредить. Сразу же после звонка.
       - Хорошо.
       В коридоре, прямо за дверью, оказывается, что идти дальше некуда. Поймали, приперли к стенке, не вырвешься. Наклоняет голову, прижимается лбом ко лбу. Чудовище. Вырываться почему-то не хочется.
       - Прости, пожалуйста. И за сегодняшнее, и за вчерашнее.
       - Ты, - говорит Джастина, - невероятная свинья. Просто рекордсмен выставки достижений народного хозяйства.
       - Да. Да, да, да... только не уходи, пожалуйста. Не сейчас.
       - Ты сколько уже на мне жениться обещаешь?
       - Могу сегодня. Если ты еще согласна.
       - Да. Я согласна, - и пусть кто-нибудь хоть полслова скажет про посторонних. Эту форму частной собственности не отменит никакая революция.
      
       Скорпион
       Очень приятно проснуться и обнаружить, что за время твоего отсутствия в мире ничего особенно не изменилось. Стрельба, в общем и целом, исчерпала себя вчера - если не считать Папуа, но в этом регионе поводом к активному взаимному невыживанию может оказаться что угодно, вплоть до перемены погоды... а оккупационные войска действуют достаточно грамотно, так что скоро и там станет тихо.
       Система кондиционирования слегка вибрирует - ночью во Флориде немногим холоднее, чем днем, а камень отдает тепло... современные люди, сторонники инноваций. Зла не хватает. Заимствуют архитектурные решения из Европы, потом удивляются, куда столько электроэнергии уходит. И воды. А вот если поставить здание на сваи, да обеспечить естественное движение воздуха - и чтобы влага не скапливалась нигде, кроме тех мест, где ей положено - и стройматериалы взять с низкой тепловой инерцией... вот тогда у нас что-то будет. И местную стальную промышленность обрадовать. Потому что из стали готовые модули делать очень дешево. А строить здесь будут много.
       Это если мы переживем следующую неделю. Но уж тогда - обязательно.
       Может быть, и переживем. Вероятность есть. Когда - если - господин Сфорца вздумает в очередной раз возопить, почему именно он, тихий кабинетный ученый, ему можно будет продемонстрировать простые и убедительные факты. Его вчерашнее воззвание о соблюдении нейтралитета возымело действие. Очень явное. Даже не на европейский сегмент, на всех. Консерваторов поддержали две, только две корпорации Паниндийского союза, и тем коллеги быстро объяснили, что лучше это прекратить. В моменты хаоса и паники даже ложный сигнал "держись за мной, я знаю, что делать" способен вызвать кристаллизацию раствора. А у тихого кабинетного ученого этой уверенности на тот момент было в избытке. Потому что решение есть. Простое логичное решение. Осталось только придать ему четкую форму.
       К счастью, нам нужен не проект... а проект проекта - и, с учетом моих собственных разработок, можно успеть за четыре дня. Хватит с головой. У Совета заняты руки - а еще они потеряли ориентацию. К настоящему времени Комитет безопасности уже должен понять, что их спровоцировали на конфликт... и консерваторов тоже. И никакая сила не заставит их поверить, что оба раза это произошло случайно. Они испугаются и будут ждать - до заседания. Предпочтут давать бой на своей территории. И уступят инициативу. Серьезная ошибка с их стороны, но не мне им это объяснять.
       Зуммер. Господин де Сандовал просит разрешения зайти в ближайшие полчаса. Конечно, пожалуйста. Господин Щербина все равно раньше трех утра не проснется, а подготовительная работа, считай, уже вся сделана.
       Директор школы является довольно быстро, но двигается еще более неловко, чем вчера. Явно заторможен. Должно быть, не спал, но пытался - что куда хуже, чем вовсе не спать. Особенно в его ситуации. Но именно в его ситуации и трудно заснуть, не найдя общий язык с совестью. И господин де Сандовал явился сюда. Интересно, где под надписью "здесь водятся скорпионы" дополнительная табличка "Исповедальня"? Ее там, вроде бы, никто не вешал, но, судя по всему, она там есть.
       Господин де Сандовал устраивается в кресле, собирается с мыслями.
       - Я должен... я хочу принести вам свои извинения.
       Кажется, он попробовал поставить себя на мое место, как он это место представляет. И вспомнил все, что говорил и делал последние три месяца. И сделал выводы. Ошибочные, но объяснить существо ошибки господину де Сандовалу невозможно. И не нужно.
       - Если за трех предыдущих императорских скорпионов, которых вы отсюда похитили под покровом ночи, то я знаю, что они благоденствуют в живом уголке. А больше не за что.
       - Я был к вам крайне несправедлив, причем по наихудшей причине. По убеждению, что я-то имею право судить, поскольку сам никогда ничего подобного не сделал и не сделаю.
       Хотел бы я знать, это месть свыше за то, что двадцать лет назад я огорчил руководство заявлением, что не чувствую в себе ни грана призвания к работе священника и предпочитаю оставаться братом... и повторял это все следующее десятилетие, пока меня не оставили в покое?
       Ведь человеку передо мной неважно, что я знаком с тем, чему служу, только... очень опосредованно. Ему нужна помощь. И именно от меня.
       Пожалуйста...
       - Вы правы в том, что это... негодная основа для суждения. И неправы во всем остальном. Вас не готовили к работе в таких условиях и к принятию таких решений. На кону оказалось слишком многое из того, что вам дорого - и слишком много жизней. А вы - учитель, а не хирург. Да и хирургам не доверяют операции на близких, разве что в крайности. Вы потеряли ориентацию и совершили несколько неприятных ошибок. За которые вам и правда стоило бы попросить прощения - но никоим образом не у меня.
       - Из меня и учитель теперь... - машет рукой гость. - Ну кого я могу чему-то учить, если сам угодил во все ловушки, о которых рассказывал другим? Мне же все это нравилось на свой лад до последнего момента. До речи Франческо. Трагический герой, принесший в жертву... всех и вся.
       А как же иначе? Закрыть бы глаза, но это невежливо и непродуктивно. Но не рассказывать же господину де Сандовалу, что я таких, как он, видел куда больше, чем хотел бы.
       - Естественно. Это большой соблазн - принять самое горькое решение... и гордиться собой, даже не подумав, насколько оно эффективно и насколько оно допустимо. Но этому почти невозможно научиться на чужом опыте. Теперь у вас есть свой. Что вы будете с ним делать? Совершите еще одну классическую ошибку, о которой наверняка рассказывали своим ученикам?
       Гость словно бы налетает на ходу на стенку - хотя сидел почти неподвижно. Но посреди весьма соблазнительной колеи отчаяния обнаружилось препятствие. Он все прекрасно знает, он сто раз повторял другим, что одна, даже самая тяжелая ошибка - еще не повод хоронить себя заживо. В работе с его контингентом без этого повторения никуда. Но развернуть эту истину лицом к самому себе он не может. По его персональным правилам так не бывает и быть не должно. Простить самого себя нельзя. Источник должен быть снаружи. Раскаяние, исповедь и отпущение грехов.
       И он не может пойти с этим к священнику... потому что большинство священников, даже здешних, видавших всякое, его попросту не поймет. А поговорить напрямую ему не приходит в голову. И тоже вряд ли поможет - на него сейчас хоть весь ангельский хор кричи, не услышит. Какое счастье, что своих малолетних правонарушителей он учит обратному...
       Господину де Сандовалу остается только пытаться найти понимание у людей, которых он так или иначе задел. Но и тут благородный порыв тоже едва ли будет принят, потому что мисс Фиц-Джеральд его роль в случившемся оценивает иначе, и она, в общем-то, права, а для Франческо Сфорца это препятствие скорее техническое - и из разряда общего идиотизма окружающего мира. Могли бы обойтись меньшей кровью, а тут - нате вам, ария защитника... Интересно, а заметил ли защитник, кого задел действительно серьезно и совершенно незаслуженно?
       - Нет, не совершу... наверное, - слегка улыбается директор школы. - Но, понимаете, я никогда и не предполагал, что это настолько соблазнительно. И как просто оказаться в ситуации, когда сначала крадешь булочку, а в результате попыток прикрыть хвост тебя расстреливают за массовое убийство. Мне нужно было позвонить домой - и я... я же сказал, что мне надо укладывать младенца. Прикрылся молодым человеком...
       Позвонил домой... я так и предполагал. Он позвонил домой и сказал, что намерен защищать себя и "своего придурка". И, видимо, высказался очень убедительно. Но вместо того, чтобы спрятаться, родня кинулась предупреждать союзников и принимать ответные меры. Так что когда госпожа Фиц-Джеральд добралась до Комитета, там уже наверняка были обеспокоены общим внезапным шевелением - и решили, что против них готовят путч. И прыгнули сами, на опережение. Честное слово, если бы господин директор и госпожа наблюдатель сделали это намеренно, это была бы блестящая операция. Не вполне своевременная, совершенно неэтичная, но блестящая. И Совет ее так и расценит. Три телефонных разговора, ни слова лжи... а число игроков на поле сократилось на четверть, если не на треть.
       - В ближайшее время вам скажут, что вы не пытались предупредить свое семейство, а нарочно его спровоцировали, работая на пару с мисс Фиц-Джеральд. Провокация - и заранее подготовленный второй этап действий.
       - Да пусть говорят, - машет рукой гость. - Дома... да какой это к черту дом? В общем, я внятно сказал, что им лучше прекратить все, что начали. Меня послали очень далеко. В этом эпизоде я знаю, что и зачем делал, а как это назовут - какая мне разница...
       Да какой это к черту дом... Да, господин де Сандовал. Вот это вы распробовали правильно.
       - А вот тут вы совершенно правы. Но это относится и ко всему остальному. Вы знаете, что и зачем делали - и знаете, где ошиблись. В эту ловушку вы больше не попадете. Кстати, о ловушках. Господин директор, вам не за что извиняться передо мной - у вас были и есть основания, вполне серьезные, несмотря на небольшой калибр. Но объясните мне, почему вы считаете допустимым атаковать господина Щербину при каждой возможности?
       - Вы имеете в виду мои вчерашние слова? Но... я просто объяснял, как рассуждал. И заранее извинился.
       - Господин директор, а вы пробовали представить себе, как были восприняты эти рассуждения?
       Передо мной он извиняется...
       - Нет. Не знаю. Я слишком плохо понимаю, как устроено это совершенно аморальное существо, и не в состоянии вообразить, чем именно его мог задеть тот факт, что я не собирался решать при его помощи... - господин директор объясняет слишком быстро, наконец, путается в оборотах и тормозит. Привык говорить четко и внятно, отслеживая правильность построения фраз.
       - Как это вы только что сказали? "По убеждению, что я-то имею право судить, поскольку сам никогда ничего подобного не сделал и не сделаю." Простите, господин директор, вы мне очень напоминаете человека, который бьет защищающую его собаку за то, что она, к несчастью, не той породы. Бьет, точно зная, что его-то собака не укусит никогда.
       - Но он же действительно... совершенно и безнадежно... Вы же его планы видели! Если бы он не равнялся на Франческо, мы бы тут имели... - вскидывается гость. - Вы же понимаете, что это до первой возможности сделать по-своему.
       Спасибо. Это был хороший совет. Подобное - подобным. Если получится, полегчает всем, хотя и не сразу. И как хорошо, что основное правило не требует чувств. Только понимания и действий. Определить волю - и исполнить ее. Если будет на то милость, в совершенстве.
       - Простите меня, господин де Сандовал. Я был неправ. Вы не учитель. Учитель на вашем месте спросил бы себя, почему совершенно и безнадежно аморальный человек пытается равняться на господина Сфорца... а не, скажем, на меня. Учитель на вашем месте давно понял бы, что возможность сделать по-своему у господина Щербины была всегда. Учитель спросил бы себя, откуда у него взялась вполне бредовая фантазия, что господин Щербина, талантливый и ответственный профессионал, причинил бы семейству де Сандовал и окружающему миру больше вреда, чем его собственные безграмотные панические действия. Учитель, в конце концов, задумался бы над тем, как он может исправить ситуацию... если он находит ее настолько нестерпимой.
       - Он не подросток, чтобы ему объяснять, что хорошо, что плохо! - Это последнее сопротивление. Далее де Сандовал приобретает вид человека, которому дали четыре оплеухи подряд. Прикусывает губу, стучит кулаком по ладони. Старается удержать себя в руках. Нет, шуметь и буйствовать он не будет. Но что делать с собой в подобной ситуации - не представляет совершенно. Дошло, кажется. И, наверное, именно подобного гостю для полного счастья и не хватало.
       - Он не подросток. Он человек, с которым совершенно бездарно обошлись в высшем учебном заведении. - В школе, скорее всего, просто не заметили. Он там, наверное, выстраивал себе уровень допустимого по среднесемейному. Чтобы не огорчать родителей. С учителей спрос невелик, когда у тебя в классе 15-20 человек, очень многое можно пропустить. А вот в университете... бессовестные люди.
       - Да я сейчас понимаю, что мне нужно было не сочинять планы, а просто пойти к нему... И что был неправ, тоже понимаю. Ничего бы он не сделал, особенно, если точно поставить задачу. Вы ошиблись в другом, я не знаю, на что способна эта собака. Точнее, на что она все-таки не способна, это важнее. Я не знаю, кто ее так учил. Знал бы - руки бы оторвал...
       - Тут я с вами полностью солидарен...
       Ну вот, теперь он начнет думать над проблемой, а через час-полтора вспомнит, что у него еще есть школа и что он этой школе очень нужен, вне зависимости от того, насколько он теперь соответствует собственным белокрылым стандартам...
       - Господин де Сандовал, идите спать. Долго и крепко. До заседания Совета здесь уже не будет ничего интересного, к нашему общему счастью.
       - Да... я хотел бы пока уехать. Но мне совершенно неудобно просить вас еще и присмотреть за юношей... - А вот это уже трансмутация металлов в чистом виде. Потому что еще позавчера господин де Сандовал с удовольствием отгородил бы Алваро от меня метрами этак четырьмя армированного бетона.
       - Я вряд ли смогу уделять ему достаточно времени - но я пристрою к нему кого-то из персонала и буду проверять.
       - Меня это здоровое любопытство выздоравливающего, конечно, радует - но ужас же, - жалуется гость, поднимаясь. - На четыре обвинения везде залез.
       - Господин де Сандовал... мне жаль вас разочаровывать, но Васкес был таким всегда. Сейчас он просто чуть менее активен, чем обычно. И благодарите Бога, что вы делите роль утки-матери с господином Сфорца.
       - М-менее? - давится воздухом директор. - Да, кстати... я же вам так и не сказал. Я с ним поговорил - и я так понимаю, что за то, что это чудо уцелело на базе Черных Бригад, нужно благодарить вас?
       - Существенно менее. Да, я сказал Эскалере, что мальчик - замечательный материал для внедрения, и что я его беру. Он сначала удивился, потом посмотрел немного на наши занятия и поверил. Тут бы любой поверил.
       - Спасибо. Он всем тут очень полезен... и не в силу своего секретарства.
       - Не за что, - учитывая обстоятельства, совершенно не за что. От Эскалеры его спас я, а вот от меня Васкеса спасло исключительно чудо Господне. - Что вы имеете в виду? То, что господин Сфорца вспомнил, наконец, сколько ему лет?
       Де Сандовал изумленно встряхивает головой:
       - Хм. Это до меня как-то и не доходило. Нет... просто мы тут почти поголовно страдаем туннельным зрением. Наследственным. Вчерашнее - хороший пример. Я думал о своем семействе, о Сфорца, о Совете... а что кто-то взорвет вычислительный центр, а кого-то уволят - нет, ни разу. А Алваро - такое живое напоминание о том, чем мы вообще занимаемся. Чем должны заниматься.
       Те, кто платит самую высокую цену за наши... проекты, наши решения, ошибки, мгновения паники.
       - Вы помните, большей частью. Просто не всегда осознаете.
       А напоминать, что вы еще и способствовали, как могли, заморозке банка, через который проходит 75% средств корпорации, я не буду. Если господин Сфорца не счел нужным, то мне тем более не следует. Равно как и напоминать господину Сфорца, что если бы он соблаговолил выслушать своих близких, а не продавливал идею немедленной эвакуации, у господина де Сандовала не возникло бы непреодолимое желание отвести угрозу любой ценой... между собой они разберутся сами и потом.
       - Если бы... Спасибо. Перед Максимом я извинюсь... обязательно.
      
       Максим
       Самые простые, вхруст заигранные вещи могут быть необыкновенно хороши, если случаются вовремя и к месту. Обычный, привычный, ставший фоном большой открытый бассейн, утренняя норма - но если утро началось в 4, собственно, утра, а до рассвета еще есть время, и вода - слегка прохладная, морская, мерцает в полутьме, и горит только пара фонарей... Привычное выходит из фона, ощущается остро и свежо, как в первый раз. Луна, ветер, ночные птицы, соленый привкус воды, шелест странно тяжелых листьев, крупные и чужие звезды, а уходишь на глубину - и не можешь найти дна, и тогда просто паришь в тихом космосе невесомым эмбрионом...
       Всего-то и нужно - получить приказ выспаться, встать, когда сам захочешь, в 4, когда засыпают даже самые ярко выраженные совы корпорации, а жаворонки еще не проснулись. Одиночество в воде - самое правильное из известных состояний. Когда выныриваешь наружу, ощущаешь пустоту и тишину, а в воде - никогда. Может быть, потому, что вода - океанская. Из нее вышло все живое. Не-пустота, на физико-химическом уровне. Нужно спросить господина Сфорца, что он думает о теории памяти воды. В этом он должен разбираться значительно лучше, чем в организации провокаций в прямом эфире. Хотя в случае начальства ни за что нельзя поручиться. Он собирается показать Совету козу. Идет коза рогатая... и ведь забодает наверняка.
       Из раздевалки Максим позвонил начальнику аналитического отдела - и предложил встретиться в оном отделе. Меньше народу, легче обеспечить рабочее поле. Безопаснее. И удобнее. Потому что работать с мистером Флюэлленом и так достаточно тяжело, а уж отвлекаться при этом на посторонние раздражители - совсем лишнее.
       Скорпион на двери шевелит клешнями. Это он не приветствует, это он на кого-то там у себя охотится. Просто добыча в кадр не попадает. Большой такой скорпион, страшный. Только для человека безобиден почти. Безобиднее обычной пчелы или осы - опасность аллергической реакции чуть меньше, да и характер у императорских скорпионов много получше. Вот кусок пальца клешней оттяпать может вполне, а чтобы он жало пустил в ход, долго добиваться нужно. Забавно, что за три месяца никто в здании не понял шутки. Даже в справочник посмотреть не удосужились.
       Хозяин привычно вежлив и любезен. Эта неизменная ровная доброжелательность ко всему человечеству и не черта характера, и не маска - и даже не инструмент, пожалуй. Форма, удерживающая все прочее. Стенки сосуда. Вот если бы еще налито в сосуд было нечто иное, а то ведь ощущаешь, что у тебя болит решительно все. От зубов до суставов. Можно отключиться, перестать воспринимать, но тогда чувствуешь себя слепоглухонемым, и эффективность работы стремится к нулю. Большими-большими прыжками устремляется.
       Тот, Кто выдумал запрет на самоубийство, судя по всему, не отличался ни малейшим человеколюбием. Впрочем, чтобы заменить "судя по всему" на "однозначно" достаточно посмотреться в любое зеркало, да хоть в монитор поблизости - и убедиться, что ты по-прежнему присутствуешь в реальности.
       - У меня три часа назад был господин де Сандовал... - улыбается скорпион, - сказал, что предупредил семью. Сразу после разговора с госпожой Фиц-Джеральд. Как только убедился в ее намерениях. Он, к счастью, не представляет себе, какие это имело последствия.
       - Господина де Сандовала надо Грозному в зятья определить. На страх всему Совету. - Просто удивительно, сколько разрушений может причинить один хороший человек, вздумавший влезть в чужую грязную игру с благородством наперевес.
       Впрочем, это моя вина. От начала до конца. Вода, оказывается, не все смывает и не все топит - сегодня обидно так же, как и вчера. То есть, весьма сильно. Но - сам виноват, и нужно оборвать эту цепочку мыслей и вернуться к работе.
       - Давайте коротко обсудим все события последних дней, начиная с видеоконференции. Просто чтобы убедиться, что мы понимаем их схожим образом.
       - Давайте, - кивает хозяин и на лице его проявляется веселое, хищное выражение. Информацию он, кажется, любит бескорыстно. - Primo: все эти угрозы - аудит, следствие, вызов - это даже не провокация, а пробный шар. Посмотреть, могут ли корпорации хотя бы попытаться выставить единый фронт, насколько серьезно они настроены, как далеко готовы зайти - и в каком направлении.
       Тут можно подхватить мяч.
       - Не только. Они этим еще пытались задать направления реакции. На заседании прозвучит множество вопросов, сводящихся, в общем, к одному: вы с ума посходили? И вот тут, я подозреваю, финансовая группа Совета со злорадным удовольствием выкатит нечто куда менее радикальное, чем казалось по предварительным прогнозам. И сопроводит его речью, сводящейся к "жадины и паникеры".
       - Безусловно. Нечто вроде того, что предлагали вы. Север Паневропейского сегмента, где эти традиции всегда были достаточно сильны, обкатка, коррекция. Программа развития... лет на пятьдесят. Умеренный резонный эксперимент, с ним будет очень сложно спорить. И под этот эксперимент Совет затребует себе полномочия... вернее, восстановит старые. А вот провокаторы и возмутители спокойствия пойдут под нож.
       Верно, но тут есть но.
       - С ножом у них возникнут затруднения. Замахиваться будет страшновато. То, что самодеятельность наших не изошедших оглашенных будет считаться операцией - неизбежно. А тут еще и кампания в прессе, первую серию я уже закончил. И выглядеть наша версия будет примерно так: господин Сфорца заранее вступил в сговор с разумной частью Сообщества, дабы образумить неразумную. Так что и Клуб с Сообществом - тоже он истребил и подмял под себя. И консерваторов Совета, разумеется. Покончил с путчистами в ССО и вообще всеми, кто стоял на пути реформ. Понадобятся какие-то очень весомые претензии.
       - Да, конечно же. Только вы немного консервативны. Они решат, что все началось еще с решения взять лицензию на Флоресту. Уйти из Европы, создать себе базу. Не в Африке, где слишком шумно и слишком много глаз, а в Терранове, в зоне, где все потише, но и побезнадежней... чтобы Совет радовался каждому успеху и не думал о том, каковы социальные последствия.
       Пожалуй, так и вправду будет точнее.
       - Да, кстати, о Флоресте. Господин де Сандовал свалил все в кучу - а расшифровывается это довольно просто. Синьора Росси по своим каналам получала из Совета довольно противоречивые сведения, я с ними работал. Наша здешняя... образцовая колония имени Франческо вызывала большой интерес, как самый успешный проект. Причем владелец ее, кажется, об этом и не задумывался - ни об успешности по меркам Совета, ибо претензий было довольно много, ни о планах. А планы были разнообразными. Наш многострадальный филиал попортил нервы решительно всем. От банков старшего де Сандовала, ибо мы, видите ли, изменяем финансовые потоки и оттягиваем деньги из метрополии - до реформаторов Совета, которым тычут в нос рестийским филиалом, как примером того, что и без Совета можно грамотно строить деятельность. Ну и вплоть до коллег и конкурентов, которым тоже надоел этакий постоянный пример для подражания, который всем навязывают. Сделать законным образом тут ничего было нельзя, только наблюдать.
       - Да, я в курсе этих настроений. - берет подачу иезуит. - Собственно, как вы понимаете, я ими отчасти руководствовался.
       Когда вы показывали всему миру, что Сфорца атаковал Радужный Клуб сотоварищи только после того как сначала похитили его невесту, а потом чуть не убили его сестру... Когда вы не стали обращаться к нам напрямую - потому что вокруг было слишком много слишком разных чужих глаз. Когда вы предпочли давать информацию в качестве расходного материала, а не в качестве союзника, потому что такой союз был для нас опасен. И все это купило нам... три месяца. Немного.
       Но эти три месяца были. А сейчас мы второй раз продадим шкуру неубитого медведя. С двойной наценкой. Мол, все было не так. На самом деле все было не так. Благонадежность, упрямство и готовность играть только по закону, попортившие столько крови Джастине - маска. Как в глубине коллективной души Совет и подозревал. Ну что ж, им станет намного легче в этом отношении. Маски сорваны, худшие подозрения сбылись. Дай им Господи никогда не понять, что именно они разбудили очень крепко спавшую собаку.
       Итак, все началось пять лет назад с приобретения лицензии...
       Да, хорошая версия. Очень хорошая. Нужно добавить ее в число тем для вброса. Все началось пять лет назад, и все было сделано намеренно, и все было сложной игрой, провокацией, цепочкой операций. Да, разумеется.
       Пусть они поверят, что имеют дело с умным и безжалостным противником, который обходит их на пятнадцать шагов. Который все время играл на опережение. Пусть они сами выстроят последовательность и сами ее испугаются. У них уже есть два примера. А еще у них есть Флореста. И точное знание - те, кто уступил нам, сошел с дороги, подставил горло, выказал готовность сотрудничать, не имеют оснований потом жаловаться на свой выбор... если были с нами честны.
       Хотя на самом деле происходящим сейчас Совет обязан своей политике, своему комитету безопасности и зампредседателя оного комитета. Бой с тенью. Бой с тенью противника, который мог бы быть для вас идеальным союзником, потому что у него есть и силы, и возможности, а его мечты и представления о правильном и справедливом на голову выше планов и построений Совета, даже наиболее радикальной и социально озабоченной части. Ну что ж, зачастую побеждает не тот, кто лучше стреляет, а тот, кто четче видит мишень.
       - Террор, - говорит начальник аналитического отдела, - это не убийство и даже не угроза убийства. Это страх, достигший определенного уровня насыщения. У этого оружия множество недостатков и два ярко выраженных достоинства: при правильном применении, оно парализует противника и дает время для маневра, и еще оно позволяет противнику сдаться, не теряя самоуважения. И это быстродействующее средство.
       Время важно, времени очень мало - и не потому, что Совет опомнится. А потому что начнут шевелиться другие структуры, куда более осторожные, обстоятельные и медлительные. Профессиональные объединения, городские и сельские коммуны, ассоциации по сотрудничеству... о национальных государствах уж не говоря. Если бедлам наверху продлится слишком долго, все они примутся подстраховывать свои интересы. И вот тут начнется обвал.
       - Что ж... посмотрим, - Максим слегка улыбается. - Скажите, психике Васкеса не повредит еще и слава парламентера от Сообщества и Бригад сразу?
       - Вы же знаете, его психике в настоящий момент мало что может повредить.
       - Ну, я все время опасаюсь, что мания величия у него станет постоянной. Агент и посланец всех и вся...
       - К счастью или к несчастью... модули у этого носителя сменные. То, что он понял, что вообще хочет иметь относительно постоянную личность - это уже неимоверный прогресс. До инцидента ему эту личность заменяло иррациональное желание убить господина Сфорца. Но до точки, где не очень правильный выбор может серьезно повлиять на дальнейшее развитие, Васкесу еще далеко.
       - Хорошо. Я просто уверен, что господин Сфорца потащит его в Европу, и хочу прикрыть заранее. Универсальный агент все же вызовет меньше желания морочить голову, чем бедный террановский сирота.
       - Да. Только обкатайте с ним это сначала. Или напомните мне.
       - Лучше вам. Моими трудами он, боюсь... просто поверит в то, что все так и было.
       Мистер Флюэллен смеется.
        - Он поверит в любом случае, к сожалению. Программа-минимум - чтобы он продолжал верить эти два-три дня и перестал потом.
       Тогда нужно придумать что-то другое. Нет ни малейшего желания ставить очередной эксперимент над молодым человеком, особенно, если цель изначально - защитная. Дисбаланс целей и средств. Если бы юноша походил на господина да Монтефельтро, который этими своими модулями управляет по собственному желанию. Не человек, а радужный калейдоскоп. Пытаешься считать реакции, и голова плывет от противоречивых сигналов... полиграф бы, наверное, и вовсе завис навсегда. Вот при такой конструкции было бы проще: все делается осознанно, никакого самовнушения, доходящего до абсурда.
       - Какой бы мог быть коллега... если бы не эта вот способность поверить во все сказанное. Представьте себе его на месте Андерса. Полгода мы честно отправляем информацию, готовимся к убийству... потом постепенно забываем, кто, откуда и чего хотели. И становимся кем? Добропорядочным сотрудником службы безопасности. Со всеми втекающими и вытекающими...
       - Да. И бывшее начальство при попытке активировать агента получает... в лучшем случае пулю в брюхо, а в худшем - системный провал по всей линии.
       - Вот именно. - Здесь иногда бывает весело... нет, здесь всегда весело и интересно, и есть о чем говорить, вот только не казалось бы еще, что кусок стекла проглотил.
       - Господин Щербина...
       - Максим. - Многофамильный пленник, в отличие от урожденных романцев и толедцев, почти способен выговорить "щ", но получается у него это не без труда. Впрочем, у Васкеса выходит и вовсе "эче"...
       - Хорошо, Максим, простите за неудобный вопрос - а не лучше ли нам работать по видеосвязи? Конечно, возни с обеспечением безопасности будет больше - но может быть это стоит того.
       Oops, как говорит Джастина. И не простой oops, а мегаупс. Или тераупс. Сколько упсов в одном тераупсе? Дофига и еще немножко.
       Это такая неделя, это просто такая неделя.
       Довыеживался, довыступался. Позор самого себя - позором семьи, университета и прочего я уже был, а вот на этой неделе... и уже второй раз. Профессионал, вырезано цензурой. Специалист.
       - Извините, пожалуйста, мистер Флюэллен. Это было крайне глупо с моей стороны.
       - Я, кажется, неудачно выразился, - морщится начальник аналитического отдела. Вот сейчас он выглядит на те сорок три-сорок пять, что у него по биометрии прописаны, а не на десять лет моложе, как обычно... - Это не намек, это честный вопрос. Я не уверен, но мне кажется - и казалось с самого начала - что мое присутствие вызывает у вас жестокое неудобство, которое вы очень тщательно скрываете... и тратите на это силы.
       Надо объяснить, надо как-то объяснить...
       - Ну, во-первых, видео не поможет. Нам тогда уж придется устроить внутренний чат, - улыбается Максим. - Понимаете, я не какой-нибудь там... экстрасенс и прочий обитатель фантастических романов. Я просто довольно четко воспринимаю невербальную информацию. Микромимика, пластика, запахи. Я могу и отключать - но без этого мне крайне неудобно понимать. Знаете анекдот про летучую мышь в плеере?
       - Нет, но представить просто. Будет врезаться во все. Понятно, прошу прощения. Ладно, нужно будет что-нибудь придумать... Пластика, вы говорите?
       Если напарник попробует ее регулировать, я, пожалуй, не переживу. Он и так двигается, предельно экономя каждое движение и ухитряясь застывать в совершенно противоестественных позах. Этакая "восковая гибкость" без прочих признаков кататонии...
       - Во-вторых... мне крайне неловко, что я как-то дал вам уловить свой дискомфорт. Это только мое личное дело и вы не должны об этом думать. - А я, конь педальный, не должен, не имею права этого вообще никак выказывать. Даже в мыслях, потому что он, кажется, тоже довольно восприимчив, а любая мысль проступает в физических реакциях. Принцип полиграфа. - Ну и... мне очень жаль, что я не понимаю, как вам помочь.
       - Вы не давали мне понять, - поправляет хозяин, - Я догадался. Вы уже должны знать, что это разные вещи. А помогать тут нечему. И не нужно. Наверное, мне не стоило вообще заводить этот разговор.
       - Извините, я лезу не в свое дело - но я умею конвертировать то, что воспринимаю, на нормальный человеческий язык. Мистер Флюэллен, но как это может быть - не нужно?
       Этого не требуют, не могут, не имеют права требовать никакие правила... Организацию, которая вменила бы такое в обязанность, надлежит приравнять к бешеной собаке и обращаться соответственно. А мы оставили от организации добрую половину. В обоих смыслах добрую. Всех, кто не имел отношения к зимней попытке мятежа и не одобрял ее. Минус примерно 10% "щепок", неизбежных при рубке леса. Отвал, конечно, великоват - а не заставь меня Сфорца переделать план от основанья, был бы втрое больше. Так, я опять отвлекаюсь... еще пара промахов - и пора писать заявление об увольнении. По причине тотальной профнепригодности.
       Начальник аналитического отдела встает, закидывает руки за голову, хрустит суставами.
       - Представьте себе, что вы забивали гвоздь и угодили себе по пальцам молотком. Ощущения будут не из приятных, правда? А теперь представьте себе, что вы сделали то же самое - и ничего не произошло. Что вас обеспокоит больше? Конечно, я чувствую себя не лучшим образом. Но в моем положении это естественно.
       Нет, то был не упс, а тем более не мегаупс. Грешите склонностью к преувеличениям, господин заместитель по внешней безопасности? Грешите, несомненно. Мегаупс - вот сейчас. Хорошо, что я сижу. Хорошо, что на сохранение выражения лица уходит столько же сил, сколько на тренировках по допросам с пристрастием. Больше уже некуда, и больше, наверное, не надо. Но этот предел я держу, проверено. Дышим-ровно-читаем-про-себя. Люблю грозу в начале мая, когда весенний первый гром так засандалит по сараю, что и не соберешь потом...
       Это просто такая неделя.
       - Но... я после удара сунул бы пальцы под воду. И принял бы обезболивающее.
       Мне вовремя объяснили и доказали на практике, что непоколебимой стойкости, если за дело берется мастер, нет. Точнее, тебе может повезти - раньше умрешь, раньше потеряют терпение, продержишься дольше, чем позволяет ситуация, но полагаться на везение нельзя. Поэтому мы или принимаем меры заранее, или выдаем информацию. При самом неудачном стечении обстоятельств я мог бы сдать всех нынешних коллег. И, будучи после этого принужден влачить свое бренное существование, как тот поезд - тело героини классического романа, - спрятался бы в любые средства, позволяющие забыть все, что влечет за собой такое поражение. В любых дозах.
       - Я тоже. Беда в том, что обезболивающее глушит ту самую область, при помощи которой я проверяю решения. Летучая мышь в наушниках, как вы точно выразились. Видите ли, в молодости у меня был основательный недостаток - я был слишком склонен к уходу в абстракции и поиску идеала. Да, у нас это считается недостатком, - ох, как прозвучало это "у нас". - Мне нужен был хороший, надежный компас, который не позволил бы мне увлекаться собственными конструкциями... и принимать черное за недостаточно отмытое белое. Мы пробовали разное... получилось вот так. Конечно, есть риск дойти до состояния, в котором жить и работать просто невозможно, но, во-первых, до этого еще далеко, а во-вторых, жалеть, если это произойдет, будет некого.
       А я-то от большого ума счел его таким же, как я сам. Нет. Я - идиот с манией величия. А мистер Скорпион - то, что из меня могло бы получиться, но не получилось. Бог мой, это не ропот, кто вправе...
       - Спасибо за объяснение. Я боюсь, что теперь неудобство буду вызывать у вас я... - Шутка получается какая-то невнятная, а если ее развивать, то и на шутку уже не будет похоже. Ладно, попробуем свести все к очередной светской беседе, хотя и нехорошо. - Ну, по крайней мере, на мой взгляд - зависть весьма неуютная вещь, хотя с ней легко работать.
       - Позвольте, - удивление плещется в глазах, - но мне казалось, что вы именно поэтому так активно пытаетесь примерить на себя взгляды господина Сфорца - чтобы компенсировать то, что сделали с вами эти бездарные мясники из вашего университета...
       М-да, тут не отшутишься, особенно, если шутки получаются в стиле "раздался писк из биомассы", как дразнились в университете. Люблю грозу в начале мая. Пора уже менять "грозу", перестает работать. Но не на "Луну" же, слишком прозрачно, а "мантра" должна быть нейтральной, лишенной зацепок...
       - Вы ошибаетесь. Мне, может быть, не самым корректным способом, но все-таки объяснили, что у меня отсутствуют собственные мерки и рамки допустимого. Органически. И, более того, объяснили, почему это недостаток, а не большое достоинство для человека моих занятий. Это было очень нелегко. Но чувствовать я ничего не начал. Даром преподаватели время со мною тратили...
       - Да, да. Я именно об этом. У меня, если честно, слов никаких нет. Таких людей просто нельзя допускать к преподаванию. Возмутительная безответственность. Ну представьте себе, что вы после такого, - императорский скорпион показал в воздухе кавычки, - курса наук оказались не здесь, под крылышком госпожи Росси, а в каком-нибудь куда менее почтенном заведении... или что к вам, как раз с учетом вашей характеристики, обратились бы представители тех же консерваторов, если не хуже. Вы, полагаю, знаете, что бы произошло. И произошло бы только потому, что вас пять лет убеждали, что у вас нет того, что, конечно же, отменным образом есть. Просто у вас оно замкнуто не на социальные связи - как у большинства, а на эстетику и личные отношения.
       Это пример... иезуитской педагогики? Внедрение в практику пословицы про "назови человека свиньей"? Не работает, проверено лично.
       - Вы правы, мне, в общем-то, все равно. Да, я мог бы работать и на Бригады, и на Совет, и на черта в ступе. Идиома такая - на кого угодно, в общем. Не вышло стать первым в Роме, так хоть в деревне. Но при чем здесь университет? Я... не защищаю из принципа честь alma mater. Я вас действительно не понимаю. Меня не убеждали - во мне их пытались отыскать, безуспешно. Вообще-то я был уверен, что сломаю шею где-нибудь на вышке бассейна - но меня только перевели на другой факультет.
       - Ну вот слышали бы вы себя. Если вам все равно - почему вы сейчас пытаетесь защищать справедливость, как вы ее себе представляете? Если вам все равно - почему вы не держите ни малейшего зла на людей, которые едва не искалечили вам карьеру и только чудом вас не убили... вы же считаете, что со своей колокольни они были что? Правы. Сделали все, что могли - и не вышли за пределы... чего? Вы в каких категориях со мной разговариваете, молодой человек, а? Нашли себе Люцифера... - Мистер Флюэллен смеется, опускается обратно в кресло, закидывает ногу на ногу... - У вас сложности с ориентацией в реальном времени - и вы пытаетесь решить эту проблему. Вы завели себе внешние якоря. В общем, делаете все то, чем должны были заняться эти профнепригодные лица восемь лет назад... только наощупь.
       - Потому что здесь самые интересные задачи. Потому что здесь самые большие перспективы. - Интересно, где бы мне еще дали делать мировую политику в неполные двадцать пять? Да и вообще допустили бы на десять шагов к персоне уровня Сфорца? - И мне, в сущности, наплевать на правоту и неправоту. Не убили, помогли понять кое-что важное. Дали подсказку: чего именно люди пугаются. А это мне просто неприятно, когда они пугаются. Физически. Вот и все. Нет, не все - ну посмотрите, что устроил господин де Сандовал. Он меня боится. Это уже непрофессионально. - Самое нестерпимое. Можно быть сволочью, иногда нужно быть сволочью, кошмаром и ужасом, но если к тебе не приходят потому, что ты - сволочь... Это профессиональная неудача.
       - Да, и вы на господина де Сандовала не обиделись. Вернее, обиделись, но решили, что эта обида - это ваше личное дело и ваш профессиональный прокол. А к де Сандовалу претензий быть не может, потому что он сказал правду... В общем, Максим, в моих устах это, конечно, звучит анекдотически, но гордыня - смертный грех, хотя в двадцать пять еще поправимый и простительный. Я не знаю, что в вашем случае лучше - развивать что-то существующее до рабочего уровня или делать протез, но это решаемые задачи.
       - Гордыней я страдал на втором курсе, когда достал весь факультет диспутами о морали и этике. - Бедные преподаватели и кураторы. Явилось такое чудо с подвешенным языком, и давай спорить обо всем на свете. С одной тайной мыслью - может быть, достану, может быть, оставят в покое. Очень тогда было лестно ощущать себя тем орехом, об который обломают зубы все эти специалисты со многими годами опыта. Единственный и неповторимый, исключительный и всем интересный курсант Щербина, разговорчивый социопат. Потом дурь прошла - а маскироваться уже было поздно, запомнили. А сейчас осталось только тщеславие, но зато в избытке. Движущая сила. - Вы действительно считаете эту задачу решаемой?
       - Ну как вам сказать. Сделать так, чтобы человек всегда поступал правильно, не нарушив его свободу воли - невозможно даже Господу Богу. Сделать так, чтобы он не ошибался и не обманывал себя, тоже. Вы же видели, какие жуткие ляпы делают люди, у которых, вроде бы, и вовсе не должно быть этой проблемы. Но в общем случае - конечно, она решаема. И вы не первый, и проблема не из серьезных.
       Да черт с ними, с ляпами и ошибками, это именно нормально, это человеческое. Ляпы, самообман, просчеты, разочарования и открытия. То, что переживается внутри. То, что ощущается. То, что есть у всех других вокруг - и хорошо бы, чтобы ощущалось ярко и однозначно. Как отбитый молотком палец. Я бы поменялся с господином аналитиком, но он же не поймет - хотя наверняка знает, как ему повезло. Чтобы не слышать, что мясорубка началась из-за того, что тебе не поверили - и чтоб не ощущать рентгеновский взгляд, не слышать совершенно искренний вздох "а совести у вас нет, молодой человек". Чтоб была. Чтобы можно было предъявить - вот, извольте. Болит, стучит и чешется. Протез, конечно, но бывает же и у людей - сердечного клапана, например. Или совести.
       Assistive device, как сказали бы вежливые альбийцы. Замечательный все-таки язык, думать на нем удобно. Формулировать - еще удобнее.
       - Я вам очень признателен. Что я могу для вас сделать?
       - Скажите, вас не удивило, что Комитет отреагировал так быстро и точно?
       Это вместо ответа на вопрос? Ну... и хорошо, пожалуй. И так вместо работы получилось полчаса психоанализа, а это все-таки привилегия господина Сфорца.
       - Нет, нисколько. Мне только интересно, что именно господин Личфилд собирался сделать с консерваторами и когда.
       - Скорее всего, использовать их, чтобы окончательно скомпрометировать корпорации. Коррупция в рядах Мирового Совета, коррупция в таких масштабах - это серьезно. Это бы убедило многих. Так вот, Максим, не кажется ли вам, что Грозный Ричард Личфилд перешел границы допустимого?
      
       Алваро
       Васкес не понимал, почему Рауль остается во Флориде. Вернее, отчасти понимал - если там такая семья, то, конечно, лучше с ней не встречаться, лучше дома посидеть. То-то Алваро удивлялся, что школьный цербер все его проблемы просто читает изнутри, а у него, оказывается, то же самое. Только не брат в "Чёрных", а отец. И не в "Черных" - но, судя по всему, не лучше. Но все-таки, пропустить самое интересное?
       Не понимал, а когда увидел большую белую рыбу с крыльями, вдруг понял. Это она летать станет? Будет висеть в воздухе с ними внутри? Над водой?
       Зайти в салон, лечь, пристегнуться, закрыть глаза - и постараться представить себе, что он сейчас просто в чьем-то очередном кабинете. Только кресла непривычно большие и раскладываются. В кабинетах таких нет, потому что на совещаниях спать не положено даже в "Сфорца С.В.". Никому, кроме хозяина.
       А потом начинается гнусный гул и вибрация, а потом его слегка утаскивает назад... чувствуешь себя как планктон в брюхе летучей рыбы.
       - Алваро, - спрашивает работодатель, - что это вы зажмурились? Летать боитесь?
       - Я не понимаю, как эта туша в воздухе держится...
       - Как ваш организм расщепляет углеводы, вы тоже не понимаете, а бананы вам это есть не мешает. Так что плюньте и летите себе.
       - А как расщепляет?
       - С удовольствием! Откройте учебник и прочитайте. Ну что за безобразная манера спрашивать о том, о чем можно прочесть...
       Кресло напоминает больничную кровать-каталку, тоже лежишь, пялишься в потолок и поди пошевелись. Какое тут прочитайте? Тут бы перевернуться как-нибудь. А вокруг все слегка дрожит, пахнет пластиком, движется так, что сразу ясно - не едет, не плывет, а парит в воздухе, и отчего-то кажется, что если спустишь ногу, то вместо пола обнаружишь облака. Хорошо, что самолеты со стеклянным дном делать не додумались. Лодки такие есть.
       Отвратительное изобретение. А с земли так красиво - небо синее, самолет серебристый, летит, полоску инверсионного следа оставляет...
       Хорошо, что источники углевода... углеводов под рукой, тянуться не надо, а то очень хочется расщеплять. Ничего, сейчас как-нибудь разберемся, как это нужно делать. А остальные по салону ходят. А я один, как идиот, лежу пристегнутый. Это так полагается?
       - Нет, так не полагается, - поясняет господин Падилья, врач. - Но сидеть-то вам нельзя и резко менять положение. Встать и ходить, в принципе, можно - но если тряхнет, вы можете пострадать, даже если не упадете.
       - Оно еще и трясется?! - Выпустите меня отсюда, я хочу в школу... она на земле стоит прочно.
       - Есть такое понятие "турбулентность". Про него тоже можно прочитать, если хотите.
       И тут все окружающее, и кресло, и люди, и салон валятся куда-то вниз. Очень быстро, уши закладывает. А желудок за такой скоростью падения не успевает, его два банана тормозят. Да что это за издевательство такое! Странно, на землю не рухнули... или уже в воду?
       - Это воздушная яма, - объясняет сквозь дрему доктор - и окончательно засыпает, вот это выдержка у человека...
       - Яма?! - Пресвятая Дева Мария, тут еще и ямы, в воздухе?.. - А воздушных карьеров и воздушных кратеров тут нет?
       - Капризный вы, Алваро. Я бы на вашем месте радовался, - задумчиво говорит едва видимый из положения лежа тиран и изверг. - Аттракционы вам еще долго не светят, а тут развлечение.
       - У меня эти аттракционы... да чем ваши полеты лучше артобстрела, спрашивается? Тем, что за артобстрел компенсацию заплатить могут, если повезет, а за перелет самим деньги выкладывать надо?
       - Ну, можете добираться до Лиона пешком и вплавь. Как аргонавты в старину... - задумчиво мурлычет себе под нос Сфорца. - Года через три доберетесь.
       - А чем плохо? Идешь себе по дну, приходишь, а они уже там от старости умерли, не дождавшись.
       - Возвращаетесь домой, а там давно все конфисковали и переделали... А у нас на месте главного здания Грозный построил... Хм, что бы он мог построить?
       - Тюрьму! - отвечает совершенно уже невидимая Джастина.
       - Тюрьма у нас уже есть.
       - Еще одну. Повышенной неутекаемости. Специально.
       - Я уже хочу посмотреть на этого человека... - вздыхает Алваро. - Вообще глупо как-то. Тоже мне, принципы коллективного управления, а столько всего зависит от одного придурка.
       - А как надо? - Франческо, наверное, читает новости, потому что смеется над происходящим на мониторе. - Целую толпу Грозных? Вообще за безопасность отвечает комитет, у него есть председатель и функции четко распределены. А мистер Личфилд занимается как раз внешним контролем.
       - И к тому же, - отзывается бестелесная Джастина, - мы все его очень не любим и все время преувеличиваем. Грозный бы ни часа не усидел на своем месте, если бы то, что он делает, не устраивало большую часть Совета - да и большую часть всех на свете. Он до поры даже нас устраивал - сквозь зубы - честный же и дело свое более или менее знает, договориться с ним можно было. А что хам невыносимый и параноик - так на такой работе у кого угодно характер испортится.
       - Вообще вредно принимать все на веру, не делая поправки на юмор и художественные преувеличения, - добавляет Франческо. - Людей, которых нельзя купить, действительно нельзя, очень мало. Мы с вами к ним не относимся, кстати. Ну а на вере в то, что знаешь, в чем благо народное, ломались слишком многие. И уверенность в собственной порядочности тут, скорее, помеха, а не подспорье.
       - Так что ж теперь, никому и ничего не делать?
       - Ну почему же ничего. Только полагаться на впечатления не стоит. Кстати о впечатлениях, по статистике самолеты - самый безопасный в мире вид транспорта. Если бы вы ехали на машине, шанс угодить в аварию у нас был бы примерно в 10 раз больше.
       - Зато уж если попадешь, так в гроб одни гайки положат, - ворчит Алваро. - Вам хорошо, вы там читаете, а я?
       - Молодой человек, то, что у вас под рукой справа - это не единственная неудобная часть этого кресла, а раскладной терминал. Специально для тюленей и Васкесов.
       Ну вот... опять поймали на глупости. Стыдно вообще издеваться над человеком, который в этой летучей рыбе-гробу в первый раз оказался. Не то что некоторые, которые туда-сюда раз в месяц. Сейчас все прочитаем. И про углеводы, и про турбулентность, и про неподкупного мистера Личфилда. Причем первые два пункта нужно было еще в средней школе осознать, но там в одно ухо влетело, из другого вылетело. Сдал и забыл: скучно и неинтересно. Что физика, что биология. А тут дразнятся.
       И издеваются. Ну невозможно выучить и помнить про весь мир, как он устроен. Про многое, если честно, и не хочется совершенно. Потому что чем больше ты знаешь, тем больше к тебе пристают - систему им наладь, алгоритм разработай, решение найди... правительство смени. Вот, Франческо явно предпочел бы ни в чем не разбираться, кроме своей микробиологии... а поздно. То есть, биохимии, то есть, биотехнологии. Бактерии у него нефть поглощают и что-то полезное выделяют. Или не нефть, а еще какую-то ерунду, и опять-таки что-то полезное. И объясняется это за десять секунд, а стоит - действительно, пол-Флоресты скупить. И если подумать, за эти деньги можно все нефтяные баки на свете вымыть руками, а на оставшееся купить этих самых удобрений...
       Хочу в институт. Хочу даже в университет. Толедский. Почему у нас филиал не откроют? О.
       - Франческо, а почему у нас до сих пор нормального университета нету?
       - Потому что средний преподавательский состав еще сам доучивается и практику проходит.
       - А, то есть, будет? Здорово.
       - У нас, - говорит Джастина, - еще нормальных школ по пальцам пересчитать. Вы даже не заметили, что ваша гимназия на полгорода одна такого уровня. Сейчас проще способных учиться отправлять в Винланд или в Европу, как вашу подружку.
       И откуда они все знают? Хотя понятно, откуда. У них там тома, наверное, обо всех предках до седьмого колена. Надо потом свое досье выклянчить, можно много нового прочесть. Может быть, мой пра-прадедушка тоже был каким-нибудь тираном и извергом. Разорившимся. Нормальный бы в Терранову из Европы не уехал.
       Если вспомнить, что по запросу Франческо за десять минут установили то, что Анольери-богомол то ли не нашел, то ли вовсе не искал - и досье есть, и в этом досье все есть. То есть, совсем все. Больше, чем я сам про себя знаю. Даже как-то странно, что мне вообще удалось просочиться. Надо будет потом потихоньку заняться прояснением обстоятельств и деталей... а по результатам я либо локализую дыру в безопасности и потребую премию, либо откопаю что-то поинтереснее премии.
       - Между прочим, - говорит зануда-феодал, - если бы вы были менее эгоистичны, вы бы радели за средние профессиональные учебные заведения. Которых действительно нужно очень много. И практически нет.
       - А я разве против? Я за. И можно без масла.
       - А еще крайне желательно, - стучит по клавишам Франческо, - чтобы все это было самоокупаемым. За счет государственного бюджета Флоресты, который я при жизни надеюсь увидеть в плюсе. Вот как расстреляют нас всех в Лионе - кто вам будет это все открывать?
       - Мне? Никто. Потому что я - террорист, представитель сразу двух подпольных организаций и общественно опасная личность. Кто ж мне что откроет?
       - Стучите - и откроют вам...
       - Бесполезно, - мстительно говорит Алваро. - Вы такого наворотили, что мне никто теперь ни в чем не поверит. Если я признаюсь, что дважды два - четыре, решат, что это интрига и провокация... или тайное сообщение в шестнадцатеричной системе.
       - Я, что характерно, ничего не наворачивал, - поднимает голову Франческо. - Только это наш большой секрет, впрочем, можете выдавать его направо и налево. Не поверят, как вы правильно говорите. Но, кстати, можете попробовать за него что-нибудь купить...
       - Господин Сфорца, - слышится вежливый до зубной боли голос Максима. - Не забудьте пояснить, что это не совет и не разрешение, а шутка.
       - Поясняю. Это шутка. Но вы можете ее повторять.
       - Ну вас всех к черту, - тихо бухтит Алваро и утыкается в монитор со страшными углеродными цепочками и гидроксильными группами. Какие милые молекулы. Взаимодействуют, распадаются, образуются, служат источниками энергии, не дразнятся... А до диабета еще нужно дожить. И потом, Франческо как раз научился инсулин из какого-то очередного мусора побочным процессом выделять. На мой век хватит.
       Очень громко что-то все сегодня шутят, нервничают. И не полета боятся. А действительно - страшно. Это не тусовка туристов в ресторане, а заседание верховного органа власти всей планеты, почти всей. Уже как подумаешь - нехорошо становится. И вопрос, прямо скажем, не рядовой. Быть или не быть, классика. Нам. Паду ли я чем-то там пронзенный? Откуда это? "Гамлет", наверное, там целая куча трупов и дуэль дурацкая, его и застрелили отравленной пулей, напросился... Но это все-таки не самое страшное - вот как вспомнишь, что на чистом романском и чистом толедском изъясняешься с паузами, никому же не нужен минимум гида-экскурсовода про размеры зданий и историю парков, а на альбийском читаешь в оригинале... так что потом все смеются и просят пересказать сюжет, - вот тут делается совсем тошно. Секретарь. Анекдот.
       Никто не поверит. В террориста поверят, в представителя, в черта в ступе, как выражается Максим, надо будет у него спросить, почему в ступе - а в секретаря нет. И правильно. Из меня даже убийца лучший, чем личный помощник.
       А убийца из меня сейчас, когда доктор лысину проел, что один раз упадешь - обратно под скальпель, прямо скажем, никакой. Если только в отравители податься. По образу и подобию идеала Франческо.
       Говорить без акцента я не умею, одеваться я, как выяснилось, тоже не умею, ничего вообще не умею. Значит, буду работать пугалом и отвлекать внимание. Пусть думают: а что это такое, непонятное, чудное - и про турбулентность не слышало.
       - Ich bin der Schwarze Brigaden Komrad... - в нашей лучшей на полгорода гимназии франконский факультатив аж три недели продержался. Потом учитель ушел работать переводчиком.
       - Kamerad, - поправляет Джастина, потом хихикает. - Алваро, лучше не пробуйте, нам конфликты с франконскими коллегами не нужны. Тем более, что у них у самих много лет была не лучшая репутация - и как раз в этой области.
       - Так это когда было-то?
       - Это у вас в Терранове двести-триста лет это "давным-давно, никто не помнит", а в Европе и делами тысячелетней давности друг дружку шпыняют. На Апеннинском полуострове половина заседаний всего переходит в спор, кто у кого шестьсот лет назад овцу украл. Ладно, можете подойти и сказать: Ich bin Dummerling und Vollidiot. - Вместо "х" в "Ich" у него почему-то тот непроизносимый звук, с которого начинается фамилия Максима.
       - Спасибо... непременно. Я лучше так что-нибудь переведу.
       - Не поверят...
       - Когда речь идет о вас, господин Сфорца... - Это еще покойная Габриэла как-то говорила, только не мне, не при мне, и думая, что меня там нет - мол, все коллеги Франческо двадцать лет не в состоянии определиться, идиот он, просто издевается, или сразу и идиот, и издевается. Тоже мне, загадка. Ответ-то не то что дикобразу, детенышу дикобраза очевиден.
       - Если вы и на заседании будете так себя вести, вам и говорить ничего подобного не придется. - Ах, ну надо же. - Представителю сразу двух общественных организаций следует быть элегантным и изысканным.
       - Представителю этих двух организаций положены канистра яда и распылитель.
       - Насчет одной вы сильно заблуждаетесь. Извинитесь перед мистером Флюэлленом, болван.
       Перед Эулалио извиняться бесполезно. Он спит. Повесил пиджак на плечики, лег, укрылся пледом и уснул. И будет спать до самого прилета, наверное. Домашнее задание сделано, беспокоиться не о чем. Не спал бы, дал бы совет на предмет выбора яда и конструкции распылителя. Он здесь наверняка по той же причине, что и сам Алваро. Потому что им во Флориде оставаться нельзя, опасно. Или уж если оставаться, то на дне и очень глубоко в тине. Директора школы Совет не испугается, а вот их двоих, скорее всего, очень. В случае Эулалио это даже правильно. Если на заседании что-то пойдет не так, их, останься они во Флоресте, попытаются убить сразу - и могут этим спровоцировать что угодно.
       Я агент. Агент разумной части Сообщества... о Господи, то ли срочно прочитать что-нибудь, то ли не надо - я загадочный неразговорчивый агент, намеков не понимаю, сам всех презираю. Я умное слово знаю - аффилиат, но это же, вроде бы не то. Ладно, все равно любую ошибку уже сочтут намеком, провокацией или дезинформацией. И будут убирать, если что. Выдирать, как коренной зуб, с корнями. Без заморозки. Бррр... и не спросишь, за что. Сам согласился. Что я сделал, чтобы быть убитым? Да ничего. Зато сколько уже всего сочинили... я - легенда. Во всех смыслах. Вымышленная личность. Персонаж. А в школе сейчас библиотечный час, между прочим. А у меня реферат не переписан, надо было взять с собой... как прилетели? Как три четверти перелета проспал? Правду индейцы говорят - белые люди из-за большой воды ходят в мире мертвых и повелевают железными вещами. И микроорганизмами.
       Тоже железными. Потому что никакой живой микроорганизм такого не перенесет. Сдохнет.
      
       Город... странный. Первый европейский город, который попался в руки живьем, и он странный. Он и должен бы, наверное, быть другим, но этот уж как-то совсем другой. Разве что рыжие черепичные крыши немножко похожи. Но дома здесь красят в светлые, яркие цвета - иногда полосками, вертикально. И по многим просто видно, что они старые. А некоторые совсем старые. Во Флориде таких старых и нет... а вон то серое на холме - это амфитеатр. Ромский. С еще тех времен, когда Лион был столицей Трех Галлий. Еще до того, как рухнула империя, до королевства Арелат и, конечно, до объединения. От больших улиц отходят лабиринты малых, очень узких и кривых, как дома - вернее, как дома в трущобных кварталах. Но здесь не трущобы, здесь все каменное и светлое. И старое. Все, кроме блестящей ленты монорельса и странных стоек внизу. Там, зацепившись рогами за металлическую раму, стоят велосипеды.
       - Это городские, - пояснила Джастина. - Полчаса бесплатно, потом какая-то мелочь. Я не знаю сколько - в центре за полчаса можно доехать куда угодно. Старый город маленький.
       Она здесь ездит на велосипеде. На городском. А охрана как? Тоже? Вот это зрелище.
       Вид сверху проспал, обидно. Лион стоит на реке, соединен мостами, должно быть, красиво - но сейчас ничего не разглядишь, а завтра будет не до того. Хотя с башни Совета должно быть видно все в округе. И башню отовсюду видно - словно из граненого хрусталя... не будем развивать мысль, что именно. Символ плодородия. Раза в четыре повыше нашего флоридского, и побольше в диаметре. Да, оттуда, наверное, Альбу видно...
       Кортеж движется довольно неспешно, по всем правилам - спереди и сзади охрана, - а потому можно смотреть по сторонам. Наверное, тут есть и окружная дорога, но через город много интереснее. А потом - не в гостиницу, а в особняк в близком пригороде. У каждого порядочного феодала должны быть замки в Орлеане, Лионе и Роме, пошутил Франческо.
       - Да, - кивнул Эулалио. - Это создает ощущение общности пространства. И не только ощущение.
       Франческо морщится. Уже и не поиронизируешь. Что ни скажешь, все правда.
       - Странно тихо, - говорит Алваро. - Я думал, что будет большой шум, а тут как будто ничего не происходит.
       - Не стреляют, да? - Работодатель поворачивается со своего места. - Витрины не бьют... Никакого интереса к политической жизни. На самом деле тут очень шумно. Я же специально попросил проехать через город, посмотреть обстановку. Для вечера буднего дня тут просто... народные волнения какие-то.
       - Да-а-а? - Это вот эти три десятка прохожих на пять километров, и даже ни одной группы больше пяти человек?..
       - Тут вечером все обычно вымирает просто к этому времени. А в Старом Городе местные жители сидят по кафе и ресторанчикам - по улицам только туристы шастают, торопятся побольше осмотреть.
       - А мне можно будет? - Меня в школе засмеют, если я признаюсь, что Лион видел только через стекло. Стекло, кстати, пуленепробиваемое. Вот вам и тихий город с велосипедами. Сфорца на этом шестиместном бронечудовище даже по Флориде не ездил. Учитывая его обычное отношение к безопасности, кажется, надо начинать бояться до судорог.
       - Завтра узнаем, - Франческо отворачивается к окну, а кортеж вырывается на шоссе, прямо в закатное солнце.
       Очень сухая страна. У деревьев маленькие листья, трава, даже весенняя - смешно, у нас скоро зима, а тут у них весна в разгаре, - тонкая, узкая, как спицы. На горизонте - не привычное темно-зеленое, а светлое полупрозрачное кружево, парк или рощица, и под тонким слоем земли, наверное, камень. Тот, из которого дома. Сухой, легкий, светлый. Люди такие же - высокие, легкие... и наглые. Все уверены, что машины должны их пропускать, когда они дорогу переходят или на велосипеде еле-еле тащатся.
       - Должны, - кивает работодатель. - По правилам дорожного движения, в городской черте. Всюду, кроме специально обозначенных трасс. Здесь автомобили вообще не поощряются. Нежеланные гости.
       - Понятно, - говорит Алваро. - На танке надо приезжать. И погулять можно, и в правилах ничего не сказано.
       - Вы, молодой человек, недооцениваете высокую юридическую культуру Старого света. На танке нельзя. Он нарушает закон о минимальном уровне шума. Штрафы чудовищные.
       - А покушение на меня тоже превысит минимальный уровень шума?
       - Ну, это смотря что будут использовать, да? Если яд или лезвие, то не превысит, если пистолет с глушителем - тоже. А если бомбу, то это и шум, и мусор в общественном месте. - Вот если Франческо и коллегам на шуточные вопросы так же отвечает, то понятно, откуда такая репутация. Серьезное рассуждение, будто нотариус какой справку дает, а чтобы понять, что он шутит, надо с ним близко познакомиться.
       - Тогда можно все-таки город посмотреть? Я орать буду в случае чего.
       Франческо молча скрежещет когтями по приборной панели перед собой. Ладно, понятно, можно было машину и не царапать. Обидно будет, если не удастся погулять по этому странному месту, и нормально, а не со взводом охраны со всех сторон.
       - В следующий раз, - улыбается Эулалио. И непонятно, что он имеет в виду. Следующий вечер, следующий приезд или следующий переворот. Третье, кажется, вероятнее первого.
      
       Скорпион
       Врожденная потребность в том, чтобы окружающая среда пребывала в гармонии - причем предметами обстановки служат не мебель, не драпировки, не вазы и безделушки, а живые разумные существа - не самое удобное качество. Что и демонстрирует сейчас Максим, оказавшийся в незнакомом помещении, в защитных системах которого он имеет все основания сомневаться... но дело даже не в безопасности. В том, что трансконтинентальный перелет способен слегка выбить из равновесия кого угодно, а уж юношу-новичка, творческую личность со сложноорганизованной психикой и другую, менее творческую, зато не менее лабильную... плюс доктор, плюс охрана, плюс обслуга, хоть и предупрежденная заранее, но несколько удивленная. Мобайл. И заместитель по внешней безопасности, пытающийся этот мобайл уравновесить так, чтобы всем было комфортно.
       Это не волк, коза и капуста, это просеянный через сито и пытающийся восстановиться в прежнем виде муравейник. А через два часа в этот муравейник прибудут посетители. Полтора десятка очень высокопоставленных, не вполне дружественных и крайне озабоченных посетителей. Представители корпораций. Вернее, представители представителей. Соберись здесь все - и комитет безопасности точно уронит на нас бомбу с перепугу.
       - Гостей будете принимать вы, - бросил феодал, мигрируя с подоконника на спинку дивана в холле. - Ответите им... ну так, чтоб не обиделись и завтра все было нормально. Так. Где мой справочник? Алваро?
       - Я-то откуда знаю! - взрывается молодой человек. - Какой хоть?
       Его уже не видят.
       - Прибор? Девять! Что девять?! А что прибор?.. - сам себе рассказывает Алваро. Шутку ему на прощание поведал первый пилот самолета - и выдал за реальный разговор в кабине. К чести слушателя, Васкес догадался, что его разыгрывают и роскошно испугался напоказ - чем и покорил капитана, и получил приглашение на обратном пути зайти в кабину. Вот так бы и завтра...
       - Вы - личный помощник, - пробегает мимо госпожа Сфорца, - так что вы по должности обязаны знать, о чем думает личность, которой вы помогаете - и где лежит нужное. Учитесь! Кстати, кто видел мою коробку с бисером - я ее только что куда-то положила...
       - У меня больничный, - заявляет уже в спину помощник. - А если с голубым бисером, то ваш супруг утащил на подоконник и что-то там моделировал.
       - Я его убью, - говорит госпожа Сфорца. - Но не сейчас. Сейчас он не заметит. Мистер Флюэллен, я могу вам чем-нибудь помочь?
       - Скажите, пожалуйста, а что вы собираетесь делать с бисером?
       - Плести. Очень нервы успокаивает, - ответствует дама.
       - Замечательно. Скажите, а вы не могли бы делать это здесь, на видном месте? Единственное условие - не загораживать проектор.
       - Могу, а зачем?
       - Для драматического эффекта. Мы не можем показать коллегам господина Сфорца армию. И мы не можем пока разглашать наши планы. Значит, нам нужно поражать воображение.
       - Ну, делать это, стоя на голове и исполняя арии, я не обещаю. Но могу сидеть на столе с ногами и делать вид, что вдруг заболела аутизмом. Сгодится?
       - Безусловно. Я вам очень признателен.
       - Вы самый нетривиально мыслящий из известных мне людей, - пожимает плечами Джастина. - Даже от Франческо и Антонио - это да Монтефельтро - таких предложений не услышишь.
       Странно. Синьор да Монтефельтро очень заботится о своей славе экстравагантного человека. В первом же разговоре он крайне строго спросил: "Это вы стреляли в мою жену?" - и едва дождавшись кивка, еще строже распорядился: "Никогда больше так не делайте. На нее совершенно нельзя полагаться. Ее вечно нет на месте и с ней всегда что-то происходит."
       - Они не так часто вынуждены варить суп из топора... я надеюсь, вы меня простите за сравнение.
       - Не из топора, а из... серпа, пожалуй, - самоидентифицировавшаяся в виде крестьянского инвентаря дама обнаруживает, что кто-то уронил очередную коробку. Последующий монолог не вызывает уверенности в том, что плетение из бисера так уж успокаивает нервы; по крайней мере инструментарий теперь без пылесоса не соберешь.
       Рабочая обстановка. Вполне сгодится для приема гостей.
       Гости прибывают с легким опережением - невежливо опаздывать на собственные возможные похороны. Картина, которую они застают в верхнем зале, достойна кисти кого-нибудь из фризских сюрреалистов. На s-образном диване, изогнувшись вдоль спинки, лежит очень симпатичный загорелый молодой человек с компьютером. Внутри него, как очень большой ленивец внутри средних размеров удава, размещается господин Сфорца - и самозабвенно работает. Наблюдатель Совета при корпорации располагается на краешке конференционного стола и болтает ногами. На коленях у нее лежит нечто, напоминающее сине-зеленого морского ежа. Еж лихорадочно увеличивается в размерах.
       Супруги - о чем гостям еще неизвестно, - приветствуют гостей симметричными очень отвлеченными кивками и улыбками в неизвестную точку пространства. Франческо еще и делает заковыристый жест левой рукой, переводимый как "вот мой человек, ваш коллега и одного с вами положения, так что извольте все вопросы адресовать туда". Правой рукой господин владелец корпорации то двигает манипулятор типа мышь, то чешет за ухом молодого человека. Гости внемлют. Гости без возражений располагаются за столом, берут предложенные бокалы вина, впадают в транс, извлекают из портфелей и сумок средства обработки информации... и стихают. Начинать не хочется никому.
       - Как жаль, что я не стал надевать белый костюм, - говорит в наушнике Максим.
       Как хорошо, что я не госпожа Сфорца. Она смеется заразительно, но уж слишком увлеченно.
       - Господа, все вы получили наши выкладки и те материалы, с которыми мы работали, и имели возможность сделать свои выводы.
       Кивают. Удивительно, но никто ни в частных, ни в государственных службах не додумался осуществить такую простую операцию - прогнать через анализатор прессу за несколько лет. У нас тоже не додумались. У нас были уверены, что Мировой Совет очень скоро вцепится в горло корпорациям, но не добрались до причины. Я бы тоже не добрался, если бы не джунгли и не мальчишки в джунглях, и не возможность следить, как год за годом меняется понятийный набор. За часть этого процесса так или иначе несла ответственность "Сфорца С.В.", но существовал как минимум еще один фактор, я принялся его искать, наобум, по площадям. И нашел.
       У меня мощности появились только два с небольшим месяца назад, а у них? Кто-то ограничивается многофакторным анализом по совсем другим ключевым словам. Другие и вовсе доверяют не статистике, а связям и знакомствам, прокладывают курс по частным сообщениям из кабинетов Совета, берут направление с подслушанного, записанного и купленного. Поскольку циркуляция информации, хоть и ограничена, но существует, все это образует неплохой уровень "бытия в курсе дел". Именно неплохой. Не более. А ведь дело не в мощностях, не в затратах - в подходе, в консервативности, в недоверии технике или излишней увлеченности ею. Переходный период. Во всем. Даже в отношении к инструментарию.
       Те, кто способен самостоятельно обработать полуфабрикат данных - выборку, годную и для доводки на обычных мейнфреймах, - уже это сделали. Остальные нашли консультантов, и, наверное, озаботятся расширением внутренних возможностей. Одной из корпораций, чей представитель сидит напротив, повезло. В ближайшее время машины его производства будут пользоваться успехом.
       Впору брать с них долю в продажах за рекламу.
       - Таким образом, речь идет не столько о нарушении административного равновесия, кризисе доверия и дележе власти, сколько о реализации весьма амбициозной политической и экономической программы.
       - Программы переворота, - нефтеперерабатывающая ТНК, союзники.
       - Которую вы, как я понимаю, собираетесь поддержать, - автомобилестроение, основные оппоненты, чудом вывернувшиеся из скандала с консерваторами. Чудом и некоторым количеством не вполне легальных маневров господина да Монтефельтро, за что спасенные, разумеется, не испытывают ни малейшей благодарности - чудо обошлось весьма недешево. Впрочем, в бесплатные чудеса никто из гостей привычно не верит.
       - Которую "Сфорца С.В." собирается, да, можно сказать, и поддержать. В самом широком смысле слова. Хотя это весьма неточный глагол.
       Но "Хайдроджен моторс" вцепляются, конечно же, не в глагол, а в местоимение.
       - Вы хотите сказать, что вы - это не "Сфорца С.В."?
       - Я состою в несколько иной организации. Могу уточнить. В той организации, что первой обратила внимание на проблему.
       Ну вот. И никакого белого костюма не нужно. И явление ревнивого мужа с того света - тоже перебор. Восемь слов - а действуют как взгляд Медузы. Можно упаковывать гостей в стружку и развозить по музеям.
       Пятнадцать пар глаз сверлят левый висок господина Сфорца, а господин Сфорца продолжает строить на мониторе сложную конструкцию, уже левой рукой и при помощи клавиш, поскольку на правой, лишив возможности пользоваться манипулятором типа мышь, задремало мурлычущее сквозь сон существо. Пророк Магомет в такой ситуации якобы пожертвовал халатом, но хозяину пока что не нужно никуда идти. И вряд ли он пожертвует рукой.
       Продолжайте, продолжайте, изображает он подбородком и левым ухом. Я вас даже отчасти слушаю.
       А Джастина Фиц-Джеральд, наблюдатель Мирового Совета Управления при "Сфорца С.В.", ничего не изображает. Она плетет морского ежа и болтает ногой.
       Приходится разговаривать с чем есть.
       Гостям, за исключением нефтепереработчика, слегка этак не по себе. Они не понимают, куда угодили и как их угораздило. Не понимают, почему с ними обращаются подобным образом. И почему их принимает новый союзник господина Сфорца в то время, как сам господин Сфорца не снисходит даже до обмена любезностями и декларациями о намерениях. Серьезное нарушение делового протокола. Настолько серьезное, что его автоматически истрактуют как крайне сложный маневр.
       Интересна степень осознанности этого маневра. Идеи к владельцу корпорации, конечно, приходят, не записываясь на прием заранее, но на этот раз вдохновение похоже на весьма эффективный - и эффектный - предлог улизнуть от неприятного занятия.
       - Следует ли считать, что кампанией будет руководить... - господин электронная оптика прикидывает, кто перед ним, - орден?
       - Сообщество. Нет, следует считать, что кампанией руководит господин Сфорца. Пользуясь всеми ресурсами в его распоряжении.
       - Я не удивлен, - господин автомобилестроение. - Совершенно ничем. Этого следовало ожидать. - Для угрозы слишком вяло. Скорее уж, такой запрос на успокоение и гарантии.
       - Да подождите вы, - морщится господин нефтепереработка. - Мы все здесь прекрасно понимаем, что возврат к моделям прошлого года невозможен. Особенно после событий прошлой недели, - торпеда в бок господина автомобилестроение. - Король умер, да здравствует что-то новое. Но не то же, что предлагает Совет?
       - Безусловно, нет. Та реконструкция, которую мы собрали по внешним источникам, будет не особенно жизнеспособна даже при отсутствии сопротивления.
       Реконструкция позволяет собрать вполне впечатляющую модель огородного пугала. Кто-то завез во флорестийские джунгли шутку о сомалийских повстанцах, которые пытались смонтировать из готового набора запчастей трактор, велосипед или хотя бы самокат, но получался почему-то только танк. Из деталей, выданных европейским корпорантам, тоже можно собрать только танк. Мы здесь практически ни при чем - и детали, и схему сборки предоставил Совет. Мы просто вытащили их из кучи металлолома и любезно раздали коллегам господина Сфорца. Никто не мешал им сделать еще пару шагов вперед и предположить, что танк предназначен только для психологической атаки. Может быть, кто-то даже сделал такие выводы. Хотелось бы надеяться.
       Господин нефтепереработка, правая рука славянского топливно-энергетического монстра, кивает - и не продолжает. Слегка опускает голову. Будет, как и раньше, держаться за Сфорца. Очень хорошо. Вероятно, даже угадал, что в рукаве есть кое-какие козыри, но не заставит выкладывать их сейчас перед всеми. Считая да Монтефельтро - уже двое.
       - Вы хотите от нас... невмешательства? Я правильно вас понимаю? - Почти конкуренты да Монтефельтро, тоже агротехника, но ориентированы на север.
       Трактора, доильные аппараты и портативные молокозаводы понимают правильно. И вычислить это просто. Раз не излагаем программу, не просим помощи, не предлагаем долю - значит, хотим именно невмешательства. Бездействия.
       Взгляды, которые гости пытаются бросать на госпожу Сфорца, не вызывают у них ничего, кроме головной боли. Им не видно, что она совершенно непроизвольно качает ногой в такт рваному ритму, который отбивает по столу Максим у нее за спиной. Эффект восхитительный. Психотронное оружие в действии.
       - И где мы окажемся трудами господина Сфорца? - Неуемное какое автомобилестроение, сектор грузовой техники. Искренне считает, что в расходы их ввел двойной маневр де Сандовала и синьоры Сфорца, а не собственная опрометчивость.
       - А уж вашими трудами... - лирически шепчет столешнице госпожа европейское вооружение, очаровательный трепетный цветок. Не договаривает. И так всем все ясно.
       - Если речь идет о вас, сударь, вы окажетесь на поверхности земли. Это положение много выгоднее обратного.
       Никто не возмущается. Ни резкостью, ни двойной угрозой. "Черная легенда" - хороший инструмент. Вот так, милейший Хуан Алваро. Лучшим видом распылителя ядов является распылитель воображаемый.
       - Есть ли, - нежным голоском спрашивает госпожа вооружение, - какие-нибудь расхождения между вашей позицией и позицией господина Сфорца?
        - Есть. В среднесрочной перспективе. Где-то в пределах трех поколений.
       Госпожа вооружение ослепительно улыбается. От прочих миниатюрная брюнетка отличается тем, что представляет не работодателя, а отца. Ее положение несколько выше, чем у остальных - вот господин тяжелые грузовики уже почти утих. Принюхивается к тенденции.
       - Но в ближайшие лет пятнадцать вы не собираетесь разводиться со скандалом? - цокают по столу алые когти.
       - Сколько это зависит от меня, нет, не собираюсь. - И, между прочим, здесь до сих пор не было сказано ни слова лжи. Ни единого. Вот за это нас так и не любят, и в чем-то я этих нелюбителей понимаю.
       - Жаль, - мечтательно роняет брюнетка, откровенно строя глазки. - Это так повысило бы обороты...
       - Вы же знаете, что легкое стрелковое оружие по количеству убитых много превосходит те типы вооружений, которые сейчас классифицируются как оружие массового поражения. - Кухонные ножи тоже дают высокий результат, но ими компания не торгует.
       - О, разумеется. На него-то запреты Совета не распространяются. Так что производительность много выше, - дама опускает ресницы. Тут сделка заключена. А само по себе предложение сделки - великолепный признак. Вооружение уверено в том, кто победит, и в том, что победителя нужно связать договоренностями заранее. У европейского вооружения самая жесткая конкуренция: в каждом регионе работают примерно на одном уровне цен и качества.
       Впрочем, я примерно этого и ждал.
       Остальные переглядываются. Покупать кота в мешке - очень опасного кота в мешке неизвестных параметров - не хочется. Они будут сговариваться между собой. Кто-то непременно попытается заключить сепаратное соглашение с Советом. Или взять опцион на такое соглашение. И к военным действиям готовиться станут тоже. Но до завтра подождут. Все. А сейчас начнется торговля.
      
      
       Джастина
       Когда Джастина поднимает голову от произведения абстрактного искусства, она обнаруживает мило машущую ей рукой мисс новейшие разработки в области огнестрельного оружия малых и средних калибров. Мать у мисс из Паназиатских наукоемких технологий, так что юная орхидея выглядит весьма экзотично. И весьма изысканно благоухает. И норовит утащить кого угодно, хотя бы и Алваро, в качестве трофея.
       Забавно. Теоретически еще ничего не решено. Практически мисс предельно четко демонстрирует свою стратегию. А это не только оружие Европы, это hi-tech Азии. Не весь, но довольно большой кусок. Я не помню, чтобы кто-то договаривался с ними насчет поддержки, да и в одни закупки все не упирается, хоть заполучи они эксклюзив на поставки оружия или оборудования лет на десять. Потерять-то можно много больше...
       - До встречи, дорогая Анна, - улыбается хозяйка, и уже вслед добавляет: - Увы, встретимся же. Жа-ааль, - передразнивает она, хлопая ресницами. - Тоже мне... фурия. И гарпия.
       - Да, никак не Артемида, - кивает Максим. - Но я бы ее проводил.
       - Господи, зачем тебе это? - Хотелось бы надеяться, что для уточнения причин экстравагантного поведения мисс. Мне вот чертовски интересно, кому, кроме отца, она сегодня будет отчитываться?..
       - Пригодилось бы завтра. - Куда я попала? С некоторых пор кажется, что у нас в дело годится решительно все. Включая желание влиятельных наследниц продемонстрировать всему Лиону свои взгляды.
       - Карьерист, шпана и аморальный тип, как и было неоднократно сказано.
       - Амбициозный аморальный тип, - уточняет карьерист. - Статус, мэм.
       Oops, а все еще забавнее, чем я поначалу подумала. Бывший референт фанатично рвется вверх. Взлета из рыбацкой деревни в заместители Франческо ему недостаточно, ему нужны еще и приключения в высших кругах? Приключения, которые не остаются незамеченными?
       - То есть, ты считаешь, что по статусу тебе положена соответствующая... возлюбленная.
       - Ну я же не требую от корпорации ее предоставить. Кстати, если говорить о соответствии, то эта фурия на три-четыре ступеньки выше, чем полагается. Поэтому мне достаточно было бы только роли ее спутника на завтрашнем фуршете. И ее милого щебетания в духе "ах, дорогой, передайте мне во-он ту тарталетку".
       Джастина задумчиво смотрит на висящую на леске абстракцию, и думает, стукнуть ли ей карьериста или перебьется. Самое смешное, что он вполне всерьез и даже без малейшего цинизма. Так обсуждают необходимость сменить освежитель воздуха в машине. Что-нибудь цитрусовое, чтобы в жару посильнее пахло. Если тщательно подумать, можно понять, почему Рауль от него так шарахается. А вот она не может. Максим и Максим. Привыкла.
       Но в мысли о том, как именно он дрессировал бы Анну, дабы завтра она щебетала про тарталетки, есть нечто темное и тревожное. Лучше об этом не думать вовсе.
       Мистер Флюэллен стоит у экрана, мнет руками лицо. Очень деловито, как макияж накладывает, вернее, снимает. Потрошитель, тот человек, что ее похитил, и про которого она точно знала: при необходимости выстрелит, выстрелит и убьет, уходил вглубь, внутрь. До следующего раза.
       Гости, кажется, впечатлились до нервной икоты. Неудивительно. Если взглянуть со стороны... дражайший супруг бровью не ведет, что-то ваяет, вокруг него двусмысленно расположился "посланец двух организаций", сама Джастина тщательно притворялась зомби, а ведущий - вот он, сам ужас. Слегка утрированный и нарочитый, но то, что для нас - изящная самоирония, для гостей - материализация тайных страхов, дешевых боевиков, которые все смотрят, но никто не признается, и мании всемирных заговоров. Вот он, представитель всемирного заговора, уже почти похож на себя.
       Маски и сменные модули... Непрестанный венецианский карнавал. Когда все это празднество закончится, надо будет удрать к Пауле. Там все по-другому, просто, надежно и открыто. Могут и по шее дать, но не будут прикидываться, что не хотят. А пока - время масок, и хорошо тем, кто сродни Алваро - надел и счастлив. Впрочем, иногда молодой человек превосходит сам себя.
       - Я не понимаю, - Максим по-прежнему сидит рядом со столом, так что можно поболтать. - Мне это... нечто усыновить придется?
       - Скорее, вашим родителям. - Ой, мама, и зачем я у тебя лет двадцать назад просила младшего братика? Силы небесные, примите во внимание, что рестийского юного террориста в качестве такового я не просила!..
       - Если работодатель меня не опередит... хотя, он, кажется, назначил молодого человека на должность корабельного кота. - Нашел точку опоры в окружающем хаосе. Теплое, живое, на ощупь приятное - и не выдирается из рук: единственный, кто не бегает по дому, не считая доктора Падильи, который удалился в спальню.
       - Господин де Сандовал тоже захочет присоединиться.
       Невинно спящее обсуждаемое дитя улыбается во сне, будто слышит и заранее согласно.
       - И это, - вздыхает Джастина, - наш крутой мачо, убийца из джунглей. Только мне кажется, что у юноши возраст как-то... плавает?
       - От пяти до сорока. Впрочем, не его собственных сорока. - Это как раз понятно, этот возраст принадлежит мистеру Флюэллену. - IQ тоже плавает, я проверял.
       - Кунсткамера, - констатирует Джастина. - Один доктор - нормальный человек, но он же не считается...
       Максим оглядывается по сторонам. Треск клавиш с дивана не ускоряется и не замедляется, как будто там засел не человек, а сверчок. Неумолкаемая цикада. По дороге из аэропорта Франческо посетила новая идея, и теперь все может провалиться к любым чертям, вокруг могут стрелять, танцевать или спать - ему безразлично. Пусть мир подождет.
       Мне бы так. И чтоб еще окружающие с уважением соглашались подождать, пока я доплету абстракцию или дорифмую пляж с... подходящим определением для Анны Гавел. Так нет же, сразу начнется "сколько можно заниматься ерундой, как не стыдно?"
       - Я бы сказал, ковчег.
       - Для ковчега мы слишком непарны.
       - А в настоящем, наверное, так и было. То, что вылезло оттуда потом - это был результат темноты, тесноты и скуки.
       - Фу, - передергивается Джастина. - Женить тебя надо. То гадости говоришь, то фурий дрессировать собираешься.
       - А вот женитьба не входит в мои профессиональные обязанности.
       - Ну-ну. - Ага, очередной убежденный холостяк, женат на работе, некогда нос высунуть наружу, не то что провести с кем-то вечер. Никакого личного времени, все рабочее: рабочий день, рабочая ночь, рабочий сон и не обед, а рабочий процесс заправки биологическим топливом. А лет через десять вдруг дойдет...
       И хорошо, если, проснувшись, он обнаружит, что у него уже три года как роман с женщиной, на которой он и правда хочет жениться. Взаимно, заметим.
       Вовремя просыпаться - это... удел некоторых особо одаренных. С господином Сфорца, совершенно невыносимым владельцем лицензии, Джастина общалась с первого дня его появления во Флоресте. Письменно, по телефону и лично при встречах. Полтора года спустя ровно посреди очередной беседы на очередном приеме собеседник встряхнул головой и переспросил... на втором часу разговора о делах: "Простите, как вас зовут? Может быть, вас отсюда украсть?". Обратил внимание. И украл. И продолжал красть впоследствии. Уже привычно. И все это тянулось... годы. Пока милейший Васкес не добрался до кабинета со своим бритвенным лезвием, спасибо ему. Амур несчастный... а я ведь действительно уехала бы в Африку. Подальше отсюда. Не то чтобы с разбитым сердцем, но не без желания отстреливать все, что подойдет ближе пяти шагов.
       Что ж, все хорошо, что хорошо кончается, а эта история теперь просто обязана кончиться хорошо, мы уже поженились. Мы теперь можем только жить долго и счастливо. Хотя есть еще вариант "умереть в один день".
       - Теоретически, - вздыхает Джастина, - мне бы стоило убраться в гостиницу для наблюдателей. Меня же так и не уволили.
       - Практически я бы вам этого не советовал. Во-первых, мало ли какая глупость кому полезет в голову, особенно, после того, как Комитету доложат о сегодняшнем. Во-вторых, мы - обнаглели, за нами сила, мы даже не нарушаем правила, мы просто на них плюем.
       - Там не только правила, там еще и сплетни до утра. Довольно содержательные. Ладно, завтра до обеда успею наслушаться. Но если судить по фурии, так мы уже победили. Странно. Где-то тут должен быть подвох.
       - Подвох... настоящий подвох будет потом. Если и когда мы выиграем.
       - И какой же?
       - Нам придется делиться, - сказал мистер Флюэллен. - Нам придется сделать трансформацию выгодной. Я очень понимаю Мировой Совет, перестрелять этих господ существенно проще.
       Он с ними меньше часа разговаривал - и уже жаждет крови, если не шутит, конечно. А я тут живу.
       - Да, вот только стрелять надо всех и сразу. В планетарном масштабе. Битву четырех-пяти акул колесного бизнеса за место тех же "Хайдроджен" Европа не переживет.
       - И это, увы, останавливает. Меня. Ни времени, ни персонала.
       - Вас, кажется, устраивали корпорации как основа диверсификации? - Семь пятниц на неделе, поди угадай, где проходит основной курс и почему он такой синусоидальный...
       - Да, но до этого с ними еще работать и работать. Собственная политика, собственное представление о политике есть у единиц... Представьте себе, госпожа Сфорца, что вам обязательно нужно превратить вот это, - начальник аналитического отдела показал на рукоделье, - в вечернее платье.
       - Вы хотели бы сегодня услышать спор о политике? Конфликт этих собственных политик? Нет уж, лучше разбавить этот концентрат по своему вкусу.
       - На самом деле, сегодня - нет. И завтра тоже. Но послезавтра уже захочу.
       Вот же любитель прогресса в головах и развития умов, а не только средств производства. Вот это, пожалуй, настоящее, такое можно только спрятать, но нельзя изобразить. Забудешь, что надо имитировать - и проколешься на мелочах. Интересно, это в Сообществе заразили идеей - или потому и оказался в Сообществе?
       И сколько еще там было таких же? И если большинство, как вышло, что они... хотя, как раз увлеченность такими идеями может завести очень далеко. Особенно если над горизонтом зреет очередная мясорубка, и уже не в масштабах несчастной Террановы, а в мировых - и конвенционными средствами ее не остановить, нечего и пытаться...
       Как мы забавно попались на первый этап. Антиглобалисты - Клуб и Сообщество, -атакующие Совет. Простенько, хотя и опасно по последствиям. Но всего лишь четко выраженная, четко отграниченная от всего прочего силовая акция. Нападения, дезинформация и коррупция. И все. А это оказалось только одним из элементов очень сложной игры. И вот он, итог - мы и Сообщество работаем вместе. Для города и мира. А на самом деле?
       Это импровизация мистера Флюэллена? Резервный план, который он задействовал? Затея меньшинства? Или просто большая, сложная и дорогостоящая операция по легализации Сообщества? Спрашивать бесполезно. Некого. И не потому что не скажет. Скорее всего, не знает.
       Но я чувствую колею. Когда ее прокладывал мистер Потрошитель, мы по этой колее докатились до нужного ему результата. Все было сыграно как по нотам, и мои маневры, и реакция Франческо. Теперь же, кажется, главный интриган первого этапа едет по той же колее, что и все мы. Очень, очень хотелось бы верить, что не в пропасть.
      
       Максим
       В воздухе витает аромат духов - легкий, приятный, совершенно неестественный. Заместитель по внешней безопасности сидит, запрокинув голову, и крутит в голове простенькие вероятности. Случайность, расчет или интуитивное решение? Аромат, которым пользуется Анна Гавел, со стопроцентной надежностью маскирует и глушит естественные запахи. Это может быть простым совпадением, она могла выбрать нечто подобное интуитивно, а еще ее могли научить. В любом случае дамочку оказалось крайне неудобно читать.
       А жаль. Даже это было бы не лишним, хотя привесить к ней микрофон - куда интереснее, но чревато большим и несвоевременным скандалом. Сейчас не сезон проверки того, насколько хорошо ее охрана ловит мышей. Впрочем, если мы пользуемся защитным оборудованием ее дяди по матери, надо понимать, много лучше среднего.
       Это даже не задача, просто игра, эквивалент "хранителя экрана" для мозгов. Чтобы не заснуть в моменты информационных отливов.
       А все остальное время чувствуешь себя палеобиологом, восстанавливающим очередное древнее чудовище по левому глазному зубу. Или астрономом, открывающим планету на кончике пера. Только в нашем случае у нас есть и целый зверь, и искомая планета - а возмущения мы отслеживаем, чтобы понять, какую картину рисуют себе прочие астро-палеонтологи.
       Вечерний съезд пошел кругами по воде, Совет отреагировал мирно, вернее, не отреагировал вовсе - что неудивительно. Они рассчитывают внести этот эпизод в обвинительное заключение, так что ж им зря порох тратить? Зато все остальные... какие перемещения, союзы, контракты, тихие соглашения - право же, проявилось столько интересного, что хоть устраивай такое нарочно раз в десять-пятнадцать лет, просто чтобы откалибровать аппаратуру.
       Ставки сделаны. Мы признаны фаворитами. На фаворитов поставили очень многие. Паршиво...
       Коллеги господина Сфорца уже выбрали. А у Совета свои представления о том, как должны проходить скачки. В заранее определенной победе заложена очень мощная бомба. Прибыли и доходы, уступки и займы распределены - и никто не захочет отказаться от уже заказанного куска пирога. А у господина Личфилда свой план на завтра. Значит, как только он попробует огласить этот план, начнется... хорошо, если кризис. Хорошо, если не война всех со всеми.
       - Господин Сфорца, - говорит человек с той стороны стола, - считает, что наш выстрел должен быть вторым. Я думаю, что он ошибается.
       - Да, конечно. Так безопаснее. Кстати, я не помню, чтобы господин Сфорца приглашал на сегодня гостей. - Но кто-то их все-таки приглашал. Господин да Монтефельтро, всю неделю работавший в Европе? Не поставив в известность хозяев "вечеринки"? Сначала сделать, потом предупредить - номер в его стиле.
       - Есть случаи, когда незваный гость много лучше званого, - смеется мистер Флюэллен. - Он запомнит, что его не приглашали.
       Максим опять прикрывает глаза. В сущности, можно идти спать. Направление развития событий уже вполне понятно, а подробности будут интересовать флорентийское отделение корпорации, ведь это им заключать контракты и выполнять условия сделок. Флорентийское отделение, страдающее от того, что его забыли, забросили и оставили под властью управляющих, может быть счастливо - хотя на самом деле о нем никто и не вспомнил, кроме мистера Флюэллена.
       Счастье господина Сфорца, что ему в наследство достался весьма дельный совет директоров, на которых он ничтоже сумняшеся оставил всю европейскую часть корпорации. А то не то что разорился бы - быть не управляющим, а ведущим разработчиком дело прибыльное, источник доходов всегда при тебе, на плечах - но мог бы обнаружить массу неприятных сюрпризов. Однако ему служат лояльные люди. В одностороннем порядке лояльные, к сожалению.
       Глупое параноидальное ощущение, что все движется по заранее проложенному кем-то маршруту - это только ощущение, может быть, голос усталости, или жалобы мозга, подгоняемого стимуляторами уже вторую неделю, или реакция на перелет. А, может быть - отсутствие опыта и неумение ждать. В прошлый раз нервничать было некогда, все зависело только от нас, от того, насколько точны мы будем. Сейчас в уравнении слишком много посторонних факторов... и, возможно, сознание просто ищет некий единый план, чтобы успокоиться. Как бы это назвать-то - концепция международного заговора? Теория тайного влияния? Самому смешно - а недавние визитеры уверены в том, что и заговор, и тайное влияние есть. Кажется, это заразно. Передается воздушно-капельным путем.
       - Господин да Монтефельтро навел меня на мысль, - говорит сосед. - Не сейчас и не прямо. Три месяца назад он объяснял мне, что не стоит стрелять в его жену, потому что на нее нельзя положиться. Задайте себе вопрос, на кого мы можем положиться в текущей ситуации? Особенно сейчас?
       - Не на кого, на что, - подумав, говорит Максим. - На экономику и психологию. Других союзников у нас нет.
       - Мы можем положиться на Грозного. На то, что сначала он будет громить нас - и только потом выложит на стол позитивную программу.
       - Это как раз по разряду психологии. Там, где я родился, говорят - старого кобеля новым шуткам не выучишь...
       - Это не вполне так, но Ричард Личфилд этим вечером ничему учиться не будет... он считает, что ему незачем. С его точки зрения, связь с Сообществом - это компромат такой силы, что дальше можно уже не возиться. Он забыл, какое время у нас на дворе... - смеется представитель классической позднесредневековой формации, - и что для обычного владетеля Дьявол, конечно, противник и все такое прочее - но еще и третья по знатности особа во Вселенной.
       - Да. Все эти господа, даже те, кто пришел, чтобы учинить Сфорца скандал, поменяли курс прямо в полете. Кому компромат, а кому - обладание уникальным стратегическим оружием. Но именно поэтому я считаю, что Грозному нельзя давать выступить. Мы не удержим даже зал - а что уж говорить обо всех, кто будет следить за трансляцией...
       Мистер Личфилд только намекнет на возможность применения репрессий, и три-четыре семейства решат, каждое по отдельности, что настал момент взять башню Совета штурмом - не лионскую, орлеанскую. На подходах они будут путаться друг у друга под ногами, круги пойдут по воде, и когда мистер Личфилд договорит, самой популярной формой недвижимости уже будут подземные бункеры...
       - Я с вами полностью согласен. И поэтому у меня есть два предложения. Одно серьезное, а второе... не очень.
      
       Утро - еще один период бурления котла; нет ни малейшей нужды являться на заседание Совета к 10, наши вопросы начнут разбирать только в 14, после перерыва, а до того - рутина... но явиться к перерыву - значит, отвесить Совету увесистую оплеуху, и они могут вытворить какую-нибудь гадость с регистрацией. Например, решительно и бесповоротно закрыть ее в 10:05.
       Следовательно, три часа пустопорожней траты времени на трибунах и куда более увлекательный фуршет в перерыве. Все это будет через два часа, а пока у заместителя по внешней безопасности уйма дел - от обеспечения собственно безопасности, начиная с периметра особняка, заканчивая дорогой, до приведения в норму разбуженных спозаранку начальников и вибрирующих от волнения младенцев.
       Начальнику выдаем распечатку серьезного соображения, параллельно загружая в него еду. Младенцу демонстрируем сшитый на него костюм - и даем совет относительно поведения. Вибрация заканчивается, Васкес плавно отрывается от земли и уходит в свободный полет. Переодеваться и примерять новую личность. От стола доносится сдавленное уханье. Да, единственная причина, по которой я не издавал ночью те же самые звуки, было опасение, что система безопасности примет меня за вторженца...
       - Положите эти запонки. Обратно. В семнадцать лет драгоценные камни носят только дети нуворишей... Машину, пожалуйста, к черному ходу. Нет, измените построение по плану "Е". Какой еще вертолет? Нет. Господин Сфорца, это источник натурального кофеина и сахаров. Вы знаете биохимию лучше меня. Вы любите уколы? Я тоже так думаю. Джастина, вы не поедете на такси. Нет, вы не поедете на такси, вы поедете на своей машине, которую мы взяли сюда, как ни странно. С охраной. Да, это Лион, конечно... но не тот. Алваро, вы же не сын гробовщика, помогающий отцу в лавке?! Господин Сфорца, я подготовил вам конспект. Джастина... - уп-с. Уже испарилась, но дальше ворот не должна, а там ее засунут в машину.
       Нужно было спросить у мистера Флюэллена, как он ее похищал. Эта технология еще пригодится "Сфорца C.B.". Неоднократно.
       - Нет, господин Сфорца, вы не обязаны придерживаться этого списка. Это к сведению. Мистер Флюэллен, это уже слишком... - Тьфу ты, это не тот воротничок, это обычный воротник-стойка плюс рубашка. Просто похоже. Это он развлекается. Тем более, что он и не священник. - Прошу прощения, не проснулся.
       Воплощение коварства улыбается, кивает - доволен произведенным эффектом. В зале эффект будет куда сильнее, особенно на расстоянии.
       - Положите - мой - одеколон... в глаз брызну! - Бедный господин де Сандовал, у него таких полсотни на попечении. - Через двадцать минут мы выезжаем. Нет, не рано, в самый раз, учитывая дорогу и скорость. Да, боевой вертолет, конечно же, был бы более впечатляющ, но ведь собьют на подлете. Что? Читают со стекла? Пусть читают. - Было бы что считывать, утренний кабак в отдельно взятом кусочке корпорации. - Но определите кто, немедленно.
       Из здания через улицу. Каковое в теории принадлежит старинному лионскому семейству с родовой историей если не до времен Гундахара, то до Филиппа I уж точно. Воззвали к гражданскому долгу, наверное. Или самодеятельность. Гении шпионского дела. Снять и расшифровывать вибрацию со стекол... и выведать Самый Главный Секрет. Военную тайну.
       Тайна в том, что у нас нет ни одной настоящей военной тайны. Все, что будет сказано после обеда, лежит на поверхности - черпай да пускай в дело. Только никто не хочет, все опасаются последствий. Мало поймать медведя за ухо, нужно потом с ним что-то сделать.
       А одна маленькая хулиганская идея обсуждалась несколько часов назад и уже почти что готова к воплощению. Понадобится только помощник и чуть-чуть везения.
       Помощник есть, идея достаточно безумна, чтобы взорвать любые намеченные планы проведения заседания, а господин Сфорца ухмыляется и показывает отставленный большой палец. Нет, это не ко мне, это к вашему боевому "ползучему-кусачему" трофею - но все-таки приятно. Более чем приятно. Такие вещи, как восхищение и признание, не умаляются, если их делишь с кем-то еще.
       Мистер Флюэллен наблюдает краем глаза. Интересно, что он сейчас видит - и как это перетолкует. Но когда все инструменты начинают звучать в унисон, в едином ритме моего метронома, можно забыть о годах недосыпа и килограммах стимуляторов, об университетских характеристиках и вердиктах господина де Сандовала.
       Кажется, все собраны, упакованы и проснулись в достаточной степени, чтобы выйти в дверь, а не сквозь нее. Остались сущие мелочи - выиграть войну.
      
       Алваро
       По фойе прямо на Алваро плывет айсберг. Неправильный, насколько вообще может быть неправильным айсберг - ему следует носить шелк, бархат и парчу, алое, изумрудное и золотое, а не черный, предельно консервативный, по моде двадцатилетней давности, костюм. И еще должна быть на поясе шпага, или хотя бы кинжал с рубином в рукояти. Прическа тоже не та - короткая, в скобку, а нужно бы волосы до плеч, и берет с драгоценным камнем на аграфе, как во времена треченто. Правилен, соответствует человеку только легкий ореол аромата. "Мавританский бальзам" - смолы и травы, и не будем вспоминать, сколько за флорентийскую унцию стоит этот одеколон в парфюмерной лавочке в центре Флориды... И ведь не то, что вспоминать - знать бы не знал, что в мире такие духи и такие цены бывают, если бы к покушению на Франческо себе внушающий доверие запах не подыскивал. Теперь знает - а что толку?
       Алваро, которого с утра без спроса облили чем-то цветочно-древесным, невероятно стойким, вдохновенно завидует айсбергам.
       Белые, словно инеем присыпанные брови и ресницы, даже прозрачная кожа альбиноса лишена розовой пульсирующей жизненности, выморожена. Но он вовсе не альбинос - глаза карие, очень яркие, как у флорестийцев, наверное. В Европе таких Алваро еще не видел.
       - Cognato mio... Ах, простите. Синьор Васкес? Благодарю. - Да Монтефельтро протягивает руку, и кажется - что перстень для поцелуя. Алваро неуверенно пожимает предоставленную ладонь. - Хм. А мне не говорили, что у вас есть некоторый вкус, - одобрительно кивает айсберг, оглядывая Алваро, и проплывает дальше, видимо, искать "Левиафан".
       И это муж Паулы?! С ума сойти можно. Это про него Франческо сказал, что по сравнению с да Монтефельтро сам он очень, очень скучный и предсказуемый человек. И этот обознался, надо же. Да Монтефельтро далеко не первый. Васкеса уже раз десять принимали за работодателя. Всего-то - пытаешься представить, что ты синьор Франческо Сфорца, владелец корпорации имени себя, совершенно не думаешь о том, как на тебе сидит костюм, куда девать руки и как держаться в высших кругах, плывешь себе над полом фойе Зала заседаний, не чувствуя тела, легко и призрачно, не различая лиц.
       Только наблюдать за происходящим из этого парения в облаках совершенно неудобно. Пролетает мимо сознания. А то ведь здесь есть на что посмотреть - и панорамное окно от пола до потолка, Альбы не видно, зато весь Лион как на ладони. Мировая элита - чиновники и предприниматели, - дефилирует по этой стеклянной емкости в разных направлениях. Полный аквариум черно-белых скалярий. Вокруг кормушки - фуршетного стола - эти скалярии демонстрируют нрав, и премерзостный, разумеется, но Алваро блюдет свое преступное реноме и в рыбьих играх не участвует.
       Юноша оглядывается на спутника. Вид у Максима... будто радугу грыз, а она поперек горла встала. И не в скаляриях тут дело.
       - У вас что, аллергия?
       - Да, - кивает тот. Зачем-то врет. - Алваро, а могли бы вы скопировать господина да Монтефельтро?
       Задает же он иногда вопросы.
       - А кого копировать? Их же там много. Вот это, - золото и рубины, длинное одеяние, кардинальская мантия, запрокинутая голова, кинжал на бедре, ясная цель, движение вперед, - не очень сложно. - Алваро делает несколько шагов. - Но это сейчас лучше не надо. Слишком много внимания будет. А другое...
       У Максима выражение лица, словно он впридачу к радуге еще и ежа съел.
       - Понятно. Нет, тогда лучше не надо. Лучше вернитесь туда, где были. И, Алваро, то, о чем я вас утром попросил - оно не особенно важно. Получится - хорошо, не получится - не страшно. Не нужно стараться.
       Максим, оказавшийся не самым белобрысым из виданных Алваро людей, потихоньку приходит в себя - и двигается в сторону, к столу. Васкес там уже попасся, и даже утащил бокал категорически запрещенного шампанского, ничего, от одного раза не умрет же. Но почти-клону-господина-Сфорца не положено трескать за обе щеки, и если помнишь об этом, даже аппетита нет, хотя теоретически рыба очень вкусная, и у нас такой не найдешь. И что мне раньше мешало попытаться изобразить из себя Франческо? Столько всего делается ясным... и спина не болит. Вообще, то есть. И это правильно. Потому что у Франческо никогда ничего не болит. А если болит, то он об этом не помнит. И стреляет он так же. Ох, как хорошо, что я этого не понимал, когда шел его убивать. У меня бы могло и получиться.
       А вот и жертва.
       Коренастый пожилой человек в старомодном пиджаке, не слишком похож на альбийца - профиль хищный, птичий. Лет за 60. Красноватое лицо, очень недоброе выражение. Неприятный тип, но, в отличие от да Монтефельтро, монолитный и гармоничный. Все у него правильное, как положено - и брезгливые складки у губ, и легкая благородная потрепанность настоящего твида...
       - Простите, это не вы уронили? - Алваро с любезной улыбкой поднимает с пола маленький диск в тонком белом конверте. Еще десять секунд назад этот диск лежал в специальном кармашке у него в рукаве.
       - Нет, - презрительно бросает мистер Личфилд, глядит на Васкеса, как многоопытный полицейский на рыночного воришку и проходит мимо. Не бросается ощупывать карманы пиджака, не проявляет ни малейшего беспокойства. Отлично. Все правильно.
       Теперь все - дело Максима. И техники.
       Может быть, у меня не получилось. Но Максим, когда речь идет о серьезных вещах, всегда говорит только правду - и всю правду. И если он сказал, что это не особенно важно, значит, так оно и есть. Но я думаю, что все получится. Потому что я страшный террорист из джунглей и выкормыш не менее страшного ордена. И слишком похож на Франческо. Так что испугаться он, может, и не испугается, а все важное наверняка проверит. Просто так, на всякий случай. И вот тогда Максим узнает, где это важное лежит.
       Зал заседаний похож не на аквариум, а на какой-то очень древний театр. В центре, внизу - арена или сцена, стол полумесяцем на возвышении. Напротив - ступенями поднимающиеся вверх сегменты трибун. Разделены легкими перегородками и проходами. Тут - представители местных органов самоуправления, депутаты, то есть, там - наблюдатели Совета, тут - представители корпораций... сегмент подсудимых. На ступенях перед полумесяцем - группа технических специалистов за высокой прозрачной оградой. Транслируют изображение, обеспечивают звук... Еще ложа сотрудников Совета; а за столом внизу только наивысшие чины, главы комиссий и комитетов, ну и председатель всего этого Мирового Страшного Ужаса. Властелин мира, можно сказать. Долговязый снежно-седой старик, почему-то заставляющий думать, что лет в 70 Франческо как раз таким и будет. И тоже то ли спит в кресле, то ли думает о своем.
       Госпожа Джастина - временно снова Фиц-Джеральд - сидит вместе с наблюдателями Совета. Поскольку ее до сих пор не уволили. Права голоса она не имеет, как и все служащие. Если кто-то в ложе или за столом думает, что это помешает ей говорить, они ошибаются.
       Но, Максим сказал, что если все пойдет как надо, говорить ей не придется.
       Вторую часть заседания будет вести председатель комитета безопасности. Зал голосует - те, кто имеет право голосовать. Практически единогласно. Мистер Гордон, двоюродный дядя Джастины, и между родней - ничего общего. Суровый такой джентльмен, исторического вида. На самом деле он часто улыбается и любимая его фраза - "ничего страшного". Но, кажется, сегодня не тот случай.
       - Слово предоставляется, - говорит председательствующий председатель, - заместителю председателя комитета безопасности Ричарду Личфилду.
        - Я сейчас скажу кое-что совсем банальное, - говорит Грозный Ричард. - Всем известно, что Мировой Совет Управления создавался как аналог центральной нервной системы - для планеты. И как структура, позволявшая всем защищать свои интересы, не сталкиваясь напрямую. Так вот. Уже как минимум полгода, если не больше, МСУ в этом качестве не работает. Не нужно шуметь, вы только доказываете мой тезис. Не работает. Заинтересованные лица пытаются сбиться в группы - и продавливать свои решения силой или интригами. Нет, я не о лоббировании. Я о компрометации, противозаконных сговорах и банальной стрельбе. И если кто мне скажет, что транспортную систему Лондинума на днях пытались лоббировать, я поздравлю его с созданием нового эвфемизма и потребую вывести отсюда за неуважение... ко всему на свете.
       Зал провожает его слова шепотом.
       - Мы потеряли контроль. У нас тайные общества плодятся как грибы по весне - а ни избиратели, ни организации не знают о них ни черта. Повторяю, ни черта. Буквально. И именно эти общества пытаются делать политику поперек всех демаркационных линий. А граждане платят за это. Как это только что было в Кашмире. Если кто-то хочет знать, почему мы не пресекли это вовремя, отвечаю - мы пресекли. Если бы мы опоздали - или поторопились - там бы до сих пор стреляли. Я знаю, что кое-кого здесь это устроило бы, но не нужно демонстрировать свою аффилиацию столь явно.
       Мистер Личфилд, думает Алваро, конечно, умный, неподкупный и грозный, но все-таки он дурак. Нет, хуже - он турист, которых после воцарения Франческо во Флориде появилось довольно много. Ни черта, как он сам сказал, буквально, не понимают - а везде лезут, обо всем имеют мнение, на все есть советы и способы решения. Европеец. Безопасник. Борец с нечистой силой...
       ВЦ в Лондинуме не лоббировали, а взорвали ко все тем же чертям, и не зачем, а почему. Потому что. Потому что проигрывали и хотелось хоть что-нибудь да вытворить. Мистеру Личфилду стоило бы взять отпуск от трудов и приехать во Флоресту. Базу Эскалеры, конечно, уничтожили - но так она не одна была, найдется для него подходящая. Посмотреть, понять, прочувствовать. Не во всем есть умысел. Многое совершается просто так и потому что.
       А вот "аффилиатов" в зале нет - к сожалению. Или ничтожно мало. И в любом случае шумят сейчас не они. Надо же так путать грешное с праведным.
       - Вы здесь не понимаете, с каким огнем играют ваши камарильи. Потому что если примеру присутствующих последуют низовые структуры, мы утонем все. А как только они поймут, что вопросы решаются в лучшем случае кулуарно, а в худшем при помощи стрелкового оружия, они последуют, будьте благонадежны. А где заговоры и подковерная дележка - там быстро научатся брать в заложники сначала объекты инфраструктуры, потом людей. Хотите - извините за резкость - экваториальную Африку прошлого столетия на всю планету? Или Терранову времен развала тамошней империи? Да даже крыса лабораторная не попадает в одну ловушку дважды, господа... политики.
       - Слушайте, слушайте, - кладет руку на плечо Франческо. Странное ощущение - я и еще раз я. - Он совершенно правильные вещи пока говорит, даже удивительно, никаких любимых заездов...
       - А как вы отбиваться будете? - Вдруг все-таки не получится. Ой. Стоп. А Сфорца вообще знает?..
       - Посредством логики и обаяния, - тихо смеется работодатель. - Тс-с. Потом обсудите.
       - Я для чего эти банальности тут говорю? Для того, чтобы люди вокруг и небезнадежная часть присутствующих поняли - мы тут не сошли с ума, не вообразили себя "лучшими людьми" и не рвемся насаждать единомыслие как картошку при Флориане III. Если мы не восстановим систему управления, если она не будет прозрачной, мы подохнем от кризиса доверия - и я употребил правильный глагол. Он даже слишком мягок. Мы задохнемся в собственном дерьме, простите меня, дамы. И меня такая кончина не устраивает.
       Люди вокруг - это те, кто сейчас смотрит телевизоры. Алваро старательно не обращает внимания на камеры, скользящие над скамьями, на жадное любопытство операторов, ловящих каждое движение. Да уж, тут в носу не поковыряешь. Нужно сидеть спокойно и уверенно, а то станешь героем желтой прессы.
       В сущности, для этих невидимых зрителей Грозный и говорит. Очки популярности, как в компьютерной игре, зарабатывает. Что же с этим будет делать Франческо? Действительно же, все звучит разумно и убедительно. Впечатляет. Интересно только, какую мораль выведет Личфилд из своей басни.
       - Почему я говорю об этом в настоящем времени? Да потому, что ничего еще не кончилось. Если вы думаете, что события прошлой недели кого-то чему-то научили, то вы слишком высокого мнения о некоторых людях. И об уровне работы МСУ тоже. Потому что Совет, он как компьютер, он может функционировать, только если его кормить честно собранными данными. А если с ним обращаться как с трюфелем - держать в темном месте и удобрять отходами - то ничего полезного, в отличие от трюфеля, он не произведет. Короче. Сегодня я намерен показать, что часть присутствующих здесь лиц - корпорантов и, увы, сотрудников Совета - составив себе ложное впечатление о планах Совета и не додумавшись до такого школьнику известного способа как депутатский запрос, вступила в заговор с целью дестабилизации положения и изменения баланса власти. И - будто всего этого мало - намеревалась осуществить свои планы при помощи известных преступных организаций, в настоящий момент находящихся вне закона. Доказательств у меня на пять показательных процессов.
       Алваро спиной чувствует, как во всем секторе, отведенном семнадцати представителям корпораций, начинает искрить. Будь он на месте мистера Гордона - распорядился бы взять сектор на прицел. Уж больно там напряжения много, скопилось, вот-вот прорвется. А средства связи, любые - наушники, компьютеры, пейджеры - в зале использовать не запрещено. Вот подаст сейчас какой-нибудь дятел сигнал, и где-нибудь что-нибудь грохнет. Запросто. Очень уж всем страшно. Нет, не всем. "Кардиналу" да Монтефельтро, славянину с носом, похожим на маленький баклажан - это как раз его хорошенькая дочка, где она, вот она - вчера приезжала в гости, и еще паре человек, скорее, любопытно. Но вот остальным...
       - Маленькая презентация, - плотоядно улыбается Личфилд, достает из внутреннего кармана пиджака диск в белом пакетике и передает его операторам.
       Вот сейчас и узнаем, получилось или нет.
       - Тут вчера в одном небольшом здании, - объясняет Личфилд, - было одно небольшое собрание. На наш предмет. Вы из собравшихся узнаете, наверное, не всех, но я вам помогу - расскажу, кто есть кто. Ну а что они говорили, вы услышите сами. И это только для затравки. Интересного будет много.
       Раскосая дочка оружейника тихо фыркает.
       - Такой импозантный мужчина, - говорит она за спиной, Алваро уверен, что ему, но о ком из четверых идет речь? - А жучков выловить не может...
       Девушка почему-то крайне довольна. Будто бы сама это все затеяла. Легонько смеется над ухом. Васкес категорически уверен, что она ошибается. Если что-то просочилось, то этому чему-то открыли заслонку. Потому что у одного Максима могло бы и утечь, а вот у Максима с Эулалио - только нарочно пролиться. Делая вид, что нечаянно. Но на сеньориту можно оглянуться, можно ей улыбнуться и подмигнуть. И немедленно об этом пожалеть - это на первый взгляд она такая вся бархатная и пудрой пахнет, а на самом деле - нагретая сталь, порох, полигоны, земля под траками... и почему-то ладан. Ей бы маскировочный костюм и повязку на лоб, а не деловое платье - и вперед по джунглям, с такой можно...
       Потолочный свет меркнет, но экраны телефонов и ноутбуков все равно светятся, так что зал становится похож на большую банку со светлячками. Проектор показывает чудесный черный прямоугольник, а потом начинает звучать простенькая электронная мелодия. Негромкая. И невероятно липкая. Тын-тын-тын-тыты-тын, тын-тын.. интересно, это мистер Грозный решил донести до всех свои идеи? Или наши?
       Точно разобраться с выражением лица мешает неверный свет экрана, но, кажется, все-таки наши. Крутится лента, как в старом немом кино. Слегка на рапиде этак. И искаженный тухлый голос за кадром говорит: "Мы просим извинений у почтеннейшей публики за вмешательство, но нам кажется, что наш маленький дивертисмент покажется ей интересным. Полная версия программы будет предоставляться по требованию." Максим. Это он умудрился так собственный тембр исказить или в редакторе поработал?
       - Выключите это, - говорит мистер Личфилд. Не слышно, но он стоит в столбе света и можно прочесть по губам. Побагровел, надул щеки как карп. Глотает воздух. Оператор пытается извлечь диск - тщетно. А минуту спустя у него уже пропадает всякое желание это делать. Принципы свободы информации. И мелкой личной мстительности операторского состава. В них стрелять сейчас можно - не отключат.
       Потому что на огромном экране очень большой мистер Грозный, снятый с близкого расстояния, пытается морально уничтожить постового, который осмелился остановить машину мистера Грозного, да еще и пытается выписать квитанцию штрафа за превышение скорости. Обычное дело, в общем... но мистер Грозный невероятно убедителен, а постового жалко. Молодой такой, несчастный.
       - Вы знаете, кто я? А вы проверьте и узнаете!
       - Закон для всех один, - отвечает сотрудник полиции.
       - Да плевал я на ваш закон! - орет, багровея лицом, Личфилд. - Я на заседание опаздываю! У меня там... а вы тут... Да я вас загоню за полярный круг, вы там будете движение белых медведей регулировать!
       "И если вы думаете, что это случайный инцидент, вызванный чрезвычайной ситуацией - вы ошибаетесь. Потому что..."
       Драматическая музыка. Тот же самый мистер Личфилд... кажется, в том же самом костюме общается с каким-то архивным клерком. Вообще-то такие вещи должен делать его собственный штат. Но мистер Личфилд, наверное, торопился - или он просто демократ, как Франческо. Медведями клерку не угрожали - но вот та операция, которую Грозный обещал над ним провести за то, что найденные данные не совпали с ожидаемым, была анатомически невозможна и теологически немыслима.
       "И если вы думаете, что это монтаж - вы ошибаетесь. Обратите внимание на строку в нижней части экрана. Это - служебные параметры камеры, которая снимала этот инцидент. Оригинал записи находится в центральном статистическом архиве в Орлеане. У службы безопасности архива.
       Продолжаем наш концерт."
       Бодрая привязчивая музыка. Микшированный рефрен "вы там будете движение белых медведей регулировать!" Негромко, так что сами записи прекрасно слышны, и звук - плоский, грубый, сухой. Настоящий. Контраст с обрамлением сразу ощущается.
       "А вот и сама охрана."
       - Уволю (стыдливый зуммер)!.. Вас (стыдливый зуммер) и ваших (зуммер) выблядков до седьмого колена никуда, кроме (зуммер) ассенизаторов не возьмут, а вас я (очень долгий, заходящийся в экстазе, зуммер). Мне плевать на ваши (зуммер) правила! Какую, нахрен, - Алваро удивляется избирательности цензуры, - полицию, я вашу полицию...
       "Тут мы опускаем завесу стыдливости над этой сценой и о предполагаемой судьбе полиции вам предстоит догадываться самим" - вещает исключительно глумливый голос.
       Все понимают, что происходит. Все уже поняли. Даже сам Алваро. Дело не в крике и брани - судя по тому, что он слышал раньше, манеры Грозного и без того всем известны. Дело не в том, что он Бог знает сколько раз оскорблял людей при исполнении и угрожал им своим служебным положением - вот уже следующий ролик пошел. Это нарушение, и серьезное, но - если дело ограничивалось угрозами - то и последствия ограничатся штрафом и служебным взысканием. Дело в том, что кто-то собрал все эти записи - и у комитета безопасности не зазвонил ни один звонок. И в том, что Грозному подменили диск - и этого опять-таки никто не заметил, ни он сам, ни охрана здания. Это - профессиональная непригодность.
       Это отставка. Гарантированная. В лучшем случае по собственному желанию. А еще это уверенность всех тех, кто сейчас сидит за телевизорами, что против Грозного выступил какой-то Робин Локсли, лучший друг всех обиженных бедняков. Потому что люди будут соотносить себя с охранником, официанткой и секретаршей, попавшими под высокопоставленный каток, а не с мистером Личфилдом. И людей этих - много.
       И посмеяться над толстым шерифом, получившим по заслугам, охотников найдется полным-полно. Хотя в этом - именно в этом - шериф не очень-то и виноват. И сам он угодил под каток куда хуже того постового.
       "А сейчас..."
       Стук и грохот, справа. Там, где сидит Франческо.
       - Хулиганье! - бряк... - Шпана подзаборная! - бряк... - А ну прекрати это безобразие!
       Ой. Это он Максима, а чем? Нечем же. Ну я и дурак, вот поэтому-то темно и стало. Он ноут закрыл, и прямо им... По голове. С размаху. Металлическим корпусом. Титановым. "Не бейте, дяденька, я вам еще пригожусь!" - терпеливо переводит синхронист в наушнике вопль на каком-то славянском, а потом не выдерживает и хихикает. Хихикает, впрочем, весь зал. Франческо воспитывает Максима, а тот прикрывает голову руками, кланяется, ойкает и просит дяденьку не бить, а также обещает что-то, на чем спотыкается и синхронист. Чего-то там мыть и пить.
       Камеры налетают стаей москитов.
       Аудитория замерла и ловит каждый звук, каждый шорох. На экран уже никто не смотрит, но проклятое "тын-тын-тын", кажется, навсегда влипло в мозг. Хит сезона.
       - Это безвкусно! - скандалит не на шутку злой Франческо. - Это пошлая вульгарщина! - бздям! - За такое убивать мало! - тыдынц!
       Нужно, понимает Васкес, быть Франческо, эталоном эксцентричности и аристократизма, чтобы эта вакханалия смотрелась... стильно и шикарно, как все, что делает Сфорца. Нужно тридцать пять лет быть Франческо, чтобы одна-единственная сцена была безупречна, гротескна и завораживающе элегантна, чтобы зал замер и созерцал как в театре, не пытаясь прекратить шоу при помощи охраны. Никакого возмущения, неприятия и презрения - даже у председателя. Незамутненный восторг.
       Оружейная дочка за спиной радостно рукоплещет. В такт.
       - Я больше не буууу... - откликается Максим. - Ну почти.
       - Э, - встает Алваро. - А меня? Я помогал! Я тоже участвовал!
       Феодал отстает от Максима, двумя пальцами хватает Алваро за ухо и больно выкручивает.
       - Вас бы тоже побить, поросенок! Но вас же нельзя!
       - Дяденька, ухо вспухнет! - Васкес отступает на шаг, на другой - поближе к микрофону, тащит Франческо за собой. Лишь бы ухо не выпустил... нет, крепко держит, и больно. Двигаться спиной вперед мучительно страшно, но необходимо.
       - Вы радуйтесь, что вас нельзя...
       - Да я радуюсь с того момента, как нас на посадке ракетой не подбили! - гордо выдает Алваро у микрофона. Как бы нечаянно. - Радуюсь... но ухо отдайте.
       Синхронисты терпеливо переводят на положенное число языков. Так приходит мирская слава.
       - Так, - очень спокойно говорит председатель МСУ. - С этого момента подробнее, пожалуйста.
       Голос у старика на редкость звучный, зал сразу затихает.
       - Молодой человек преувеличивает, - отвечает Максим. Очень деловито, очень спокойно. Как будто только что не солировал в балагане. Как будто у него прическа не дыбом и галстук не на сторону. Наверное, заранее рассчитал, что огребет прямо на публике и чем попало - он-то Франческо знает хорошо. - Никто всерьез не ждал, что нас будут встречать средства ПВО. Слишком большой вышел бы шум. Но шесть дней назад во Флориде была убита госпожа Габриэла Росси, начальник службы безопасности флорестийского филиала корпорации. Убил ее сотрудник службы безопасности Мирового Совета Управления, Лиам Деверо, мы знали его как Джошуа Андерса. Орудие убийства было похищено у меня. На нем были искусственно размещены - у нас есть данные полицейской экспертизы - отпечатки присутствующего здесь господина Васкеса. - Господин Васкес слегка кланяется. - Способ эвакуации, которым воспользовался Деверо, был позаимствован из моей курсовой работы. Это, кстати, дало мне зацепку, которая позволила отследить господина Деверо до места назначения и реальной или базовой личности.
       Тихий шорох в зале начинает перерастать в гул. Кто-то догадался зажечь свет.
       - Позвольте мне договорить. Мы с самого начала предполагали, что цель убийства - стравить нас с Мировым Советом. Именно поэтому мы закрыли информацию о реальном положении вещей и воспользовались тем, что флорестийские террористические группировки жаждут славы и журналистского внимания. Но мы сотрудничали с полицией Флоресты с момента обнаружения трупа - и они располагают всеми данными по делу. Данными, которые они получили независимо от нас, поскольку расследования шли параллельно...
       - Благодарю, господин Щербина, - поднимает руку председатель МСУ. - Подробности вы сообщите потом. Кажется, мистер Личфилд не в состоянии продолжить свой доклад, но мы его обязательно выслушаем несколько позже на расширенном заседании комитета. Все желающие смогут присутствовать. Без права голоса, конечно, - улыбается старик. - Теперь мне бы хотелось, чтобы мистер Гордон вновь вернулся к своим обязанностям председательствующего... - звучит весьма ядовито.
       - Э.. - прокашливается ведущий. - Слово, согласно принятой повестке дня, предоставляется... предоставляется Франческо Сфорца, корпорация "Сфорца С.В."
       - Ну да, мы несколько отвлеклись, - рассеянно говорит Сфорца, поднимаясь на трибуну. - Так... я надеюсь, у меня не возникнет технических затруднений. Сейчас, может, включится все-таки... - Совет и планета безмолвно внимают этому бухтению, которое через микрофон разносится на весь зал. - О, смотрите-ка, заработало! А хорошую мы сборочную линию наладили, да?
       - Минута рекламы! - доносится резкий голос из ложи наблюдателей.
       По залу прокатывается хохот. Дело, наверное, даже не в шутке, думает Алваро, просто хочется над чем-то посмеяться.
       - Госпожа Фиц-Джеральд, вам не давали слова, - рявкает председатель.
       - Госпожа Сфорца, с вашего позволения, - поправляет Джастина. - Впрочем, и без позволения.
       Кажется, впервые за историю МСУ камеры теряют ориентацию, не зная, к кому лететь. Максим наклоняется через ряд и говорит в чужой микрофон:
       - Это тоже была минута рекламы.
       - Отключите первый микрофон! - скрежещет Гордон.
       - Да нет, не надо, - улыбается председатель Совета. - Друг мой, не будьте так консервативны, это признак настоящей старости. Молодежь подготовила такое представление... - и уже совсем другим тоном: - Господин Сфорца, вы готовы к выступлению?
       - Да, - отвечает Франческо. - И я очень надеюсь, что меня не будут прерывать.
      
       Джастина
       А вот этого поворота, кажется, не ждал никто. В ложе народ перешептывается так, что звуки не успевают застрять в бархатном ворсе, а за председательским столом не может - нужно лицо блюсти, хотя текстовые сообщения летают, наверное - только треск стоит. Что у Франческо, раз уж он вообще явился на заседание - полные рукава козырей, предполагали. Что он, в теории, может снести Грозного с лица земли, ну, как-нибудь извернется и снесет - предвидели. А вот что милейший дедушка Жискар Матьё его поддержит всей артиллерией - вот это из неожиданностей неожиданность. Председатель Совета - должность представительская и дипломатическая. Он как наша королева - должен же кто-то сидеть в этом кресле и помогать группировкам договариваться... Ну и чтобы ясно было, от кого выстраивается цепочка, если случится что-то чрезвычайное.
       Власти у него нет, должность не предполагает, а само устройство Совета не подразумевает возможности единоличного принятия решений. Но публично спорить с господином председателем МСУ обычно никто не отваживается - ради сохранения статуса Совета хотя бы. Вот господин председатель и развлекся. От души. И никто в здравом уме не обвинит его в ренегатстве и в сотрудничестве с корпорациями, или хотя бы с Франческо. Маразматиком назовут, запросто - но не предателем интересов; такое никому в голову не придет, а если и придет, так этой мыслью гений подавится тут же, на месте.
       - Ничего себе вы провернули, - говорит Магда Шенеборн, наблюдатель при да Монтефельтро, коллега и почти что родственница по подопечным. - Режиссура высокого уровня.
       - Стараемся, - отвечает Джастина. Не объяснять же, что все режиссерские находки - интуитивны, а на самом деле все только что наблюдали обычный гибрид общей самодеятельности и общего кабака, которым, видимо, и впредь будет отличаться рестийский филиал. Хорошо еще, что Рауль дома остался.
       Магда - почти такая же нарушительница обычаев и предписаний, как и сама Джастина. Почти - потому что с "этим пакостным белесым монстром" ее связывают отношения, исполненные любви и ненависти, но лишь платонические. Рабочие и крайне страстные. А еще Магду в узких кругах зовут Коллективным Бессознательным. С ней нельзя играть в ассоциации - угадывает с первого раза. И если задать ей любой вопрос, то можно быть уверенной, что 66,6% населения планеты ответит так же. Если она решила, что происходящее - постановка, значит, в этом уверены две трети присутствующих в зале.
       Постановка. Все. От фокуса с Грозным до шоу с ноутбуком. Ой, что же это у нас получается...
       А уж в том, что это мы извели консерваторов - сначала спровоцировав их на необдуманные действия, а потом натравив на них комитет - уверена даже моя собственная семья. Дядюшка со мной в перерыве разговаривал очень странно... как будто обнаружил у меня за спиной крылья. Черные, кожистые и очень большие.
       Кажется, следующее издание "Государя" будут писать с нас. Напишут такую же чушь, разумеется - и будут триста лет учить наизусть.
       А Франческо, тем временем, сворачивает дипломатическую часть и начинает говорить о деле. Не читать речь. Говорить - как только что Грозный, только в чуть более аккуратных выражениях. И о том же, о чем говорил Грозный - о потере связей, о кристаллизации постоянных групп, о мутной воде и административных конфликтах. С данными. С точными цифрами. С образцами недоразумений и интриг, разобранными от альфы до омеги. Под огонь попали все - от национальных государств до МСУ и самих корпораций. Крупный план, средний план. Камера отъезжает - культурный и демографический фон. Те самые цифры и та самая динамика, с которой мы познакомились три месяца назад в исполнении Потрошителя. В прямой эфир, в доступ к половине земного шара идет информация о том, что любой мало-мальски серьезный управленческий сбой сейчас... чреват чем угодно, вплоть до - как же это назвать-то? Мировой войны, - говорит Франческо. Чувство языка у него все-таки замечательное.
       И чувство... стиля. Имидж выбран безупречно. Не всемогущий небожитель, корпорант, за день тратящий на безделушки бюджет среднего города, а кабинетный ученый, исследователь, которого оторвали от дорогих его сердцу молекулярных цепочек - и, вот, заставили решать проблемы, на которые он может смотреть лишь как обыватель, притом еще неловкий и неуклюжий в быту обыватель.
       И говорит как профессиональный оратор. Не площадной речетолкатель, а человек, владеющий лицом и голосом в той степени, чтобы подбирать тон под ситуацию. Вбивает свою позицию не в извилины, а куда-то в мозжечок слушателей.
       У господина Матьё - камера скользит по ряду фигур за гнутым столом - ни с чем не сравнимое выражение лица. Более подобающее апостолу Фоме, который вложил персты. Что бы это значило?
       - Эти тенденции опасны для всех. Для всех, я повторяю, - оратор медленно обводит взглядом все сектора. - Корпорациям некуда развиваться. Рынок поделен и зацементирован. Крошечные колебания не стоят предпринятых усилий. Государственные структуры, от краев до континентальных союзов, становятся заложниками направленного отбора и не в состоянии конкурировать со структурами частными. Механизмы управления, как мы убедились, чрезвычайно хрупки и могут быть разрушены первым попавшимся неблагонамеренным объединением. Господин Личфилд простит мне некоторый плагиат - но он совершенно прав, любая корпорация сегодня в силах вступить в противоборство с Советом и нанести ему повреждения, несовместимые с жизнью. Нет, я не угрожаю. Я считаю эту ситуацию недопустимой.
       Более того, мне совершенно точно известно, что и Совет, и часть национальных и корпоративных формаций пытались предупредить. Познакомить с текущим положением вещей. Эти сведения не были восприняты. Во всех случаях их сочли очередной попыткой лоббирования со стороны тех или иных заинтересованных лиц. Данные об этих контактах носят конфиденциальный характер, так что я не могу разглашать их в прямом эфире, но готов предоставить их комитету по безопасности. Да я и не хочу искать виновных. Я просто констатирую - речь идет не только о застое, не только о нарушении силового баланса, не только о потере обратной связи и не только о кризисе доверия. Помимо всего прочего, мы практически начисто потеряли способность корректировать курс.
       Очень интересно смотреть на выборных представителей. Половина лиц отражает недоверие, а половина - уже восторженное "ну наконец-то хоть до кого-то дошло". Да, для них подобное - событие радостное, но почти невероятное, в силу того, что речь произносит корпорант, корпорант из корпорантов, человек вроде бы предельно далекий от народа. И вдруг - глядите-ка, преподносит вслух с трибуны их же мысли, только четче, конкретнее, лаконичнее.
       - Это, - подводит итог Франческо, - был такой набор общеизвестных фактов. Их следовало вспомнить, чтобы стала ясна актуальность предложения, которое я хочу внести.
       Тишиной в зале можно крошить гранит и плавить вольфрам.
       - Если верить слухам, в воздухе носится проект национализации. Я полагаю, что слухи ошибаются и носится он зря, но, в любом случае, это нам не поможет. Экономический спад, вызванный национализацией, может столкнуть нас за край ничуть не хуже управленческого конфликта - вот посмотрите на прогноз в общем приближении... Весело, да? А мы ведь не затрагиваем политическую сторону дела. Но главное - даже если это сойдет всем с рук, мы просто воспроизведем существующую проблему в следующем поколении. Мы зашли слишком далеко, косметическим ремонтом нам не отделаться. Нужно менять систему. Поэтому я предлагаю официально признать корпорации тем, чем давно они являются по факту - государственными образованиями.
       Среднестатистическим по залу междометием, определенно, является "ы!".
       Франческо держит паузу, позволяя всем вздохнуть, выдохнуть и еще раз вздохнуть.
       - Да, тем, чем они являются по факту. Дамы и господа, как называется структура, обладающая - по закону - правом экстерриториальности? Правом на независимое судопроизводство, хотя бы и с иерархией, где законодательство, принимаемое Советом, вынесено на вершину? Отдельным налогообложением? Государством - или корпорацией?
       Сейчас - да, корпорацией. Но по существу это - юридическая фикция, обязанная своим существованием тем, что наши законы просто не предусматривают существования форм гражданства, не связанного с территорией или происхождением. И сейчас мы стоим перед выбором: менять действительность, чтобы она соответствовала существующим законам, или менять законы так, чтобы они описывали и задавали действительность. Третьего не дано. Не может существовать государство, в котором общественные отношения противоречат форме правления.
       Тишина, тишина, тишина.
       Потом просыпается дедушка Матьё.
       - Как я понимаю, господин Сфорца, у вас есть конкретные предложения?
       - Вы совершенно правы, - вежливо кивает Франческо. - Разумеется, предварительные. У нас было только шесть суток, да и те... - взмах рукой.
       - Я выражаю вам свои соболезнования. Но все же прошу вас огласить основные тезисы.
       - Вот примерный пакет мер, представляющихся нам необходимыми. Минимально необходимыми. И последовательность реформ. Корпорации получают статус государственных образований под эгидой Мирового Совета Управления. Это необходимость. Во-первых, мы рассеяны по всему земному шару, а далеко не все служащие корпораций пожелают сменить территориальное гражданство на корпоративное.
       Кроме того - и это существенно - в настоящий момент корпорации примерно на две трети дублируют или замещают структуры и службы Совета и финансируют его деятельность. Эту ситуацию проще узаконить, чем менять. Выражаясь фигурально, если Совет является "верховным королем" всего нашего образования, то корпорации в этой системе - самоуправляемый "домен" верховного короля.
       Новоназначенный коллективный верховный король переглядывается. Кажется, членам Совета не приходило в голову, что кто-то может желать увеличения их полномочий. По трибунам ползет легкий шепоток. Господа корпоранты, оправившись от первого изумления, начинают сводить концы с концами - и осознают, что антитрестовое законодательство и прочие ограничения никогда не распространялись на формации государственного типа. Это, конечно, сыр в мышеловке - если социальная реформа окажется удачной, все эти вещи потеряют смысл - но поначалу сыра и правда будет много.
       - И мы предлагаем узаконить ситуацию, в которой "верховный король" имеет и свой неотчуждаемый лен. Он может стать и площадкой для любых социальных экспериментов, но их воздействие не окажется пагубным для мировой экономики. Взамен же хотелось бы просить о создании единой и внятной законодательной базы данного королевства. Понимаете ли, огромное количество вещей сейчас регулируется мнением, обычаем, традицией и прочими неписаными, неформализованными вещами. Ну вот, скажем, количество вооруженных сил на балансе корпораций, предмет тревог мистера Личфилда. Увы, никто не способен продемонстрировать постановление, в котором выведена некая квота, норма, верхняя планка... "Нехорошо" и "многовато" - понятия субъективные, и когда они становятся поводом для конфликтов, это никуда не годится, - укоризненно выговаривает Совету оратор. - Или вот, извольте, куда более актуальный пример. Хотя, пожалуй, трагикомический. Дамы и господа, есть ли среди вас те, кто сомневается в том, что Орден иезуитов, он же Сообщество Иисуса, является официально запрещенной организацией?
       Шепоток переходит в групповое и хоровое "нет" - местами не очень уверенное. Уверенности убавляет то простое обстоятельство, что Франческо задал этот вопрос. На фоне всех предыдущих откровений люди готовы уже засомневаться в чем угодно, даже в биологическом родстве человека с обезьяной.
       - Так вот, к вашему сведению... первый конфликт вокруг Террановы произошел, когда Мировой Совет в своем нынешнем виде попросту не существовал. А территориальные государства не обладали соответствующей юрисдикцией. Сообщество Иисуса было распущено и запрещено... Ромской католической церковью. Больше никто и никогда ничего не запрещал. У меня вопрос - мы светское государство, да? И с каких же это пор мы даем внутрицерковным постановлениям любой конфессии силу закона? Я, например, как раз ромский католик, но я считаю, что это чересчур. Более того, я убежден, что Его Святейшество скажет вам то же самое.
       Урони Франческо на пол перед собой бомбу - эффект был бы менее убийственным.
       По аудитории разливаются вперемешку жидкий азот и "греческий огонь". Полосами и завихрениями, как шоколад в кофе мокко.
       Оратор польщенно откланивается и неспешно удаляется с трибуны... проходит шагов двадцать, хватается за голову, возвращается уже с орудием экзекуции под мышкой. Эта эскапада забивает последний гвоздь в крышку гроба заседания.
       - Занавес, - констатирует Магда. - Absatz, как почему-то говорят на востоке.
       Антонио да Монтефельтро попросту хохочет на весь зал, облокотившись на микрофон. Смех выходит жутковатый.
       - Пожалуй, - задумчиво, но очень громко произносит дедушка Матьё, - объявлю-ка я перерыв.
       И правда что - Absatz. То есть, отступ. И начало с красной строки - далее.
      
       Скорпион
       Перерыв - весьма уместное решение. Пожалуй, аудитория исчерпала все запасы чувств, от способности удивляться до желания воспринимать новую информацию. Временно, конечно, но час на восстановление ресурса - то, что сейчас нужно. Увы, у этого решения есть один побочный эффект: большая часть аудитории желает лично услышать что-то от господина Сфорца. Хоть что-нибудь. Господина Сфорца на всех не хватит, господин Сфорца удрал в дальний угол буфета и растекся по столику, использовав вместо подушки все тот же многострадальный ноутбук. Устал. Сопровождающие лица охраняют. И по мере сил удовлетворяют чаяния общественности.
       Но очень, очень осторожно. Потому что Cовет еще ничего не ответил. И ничем себя не связал. Мы даже не знаем, сняты ли обвинения. Поэтому Максим и новоявленная госпожа Сфорца отвечают только на вопросы, касающиеся Флоресты и тамошних событий, а я - только на вопросы, касающиеся проекта. Алваро же с достойным восхищения постоянством повторяет, что его уши ему дороги. Даже когда его спрашивают "сколько вам лет".
       И все пользуются повышенным вниманием. Если кто-то составляет политический рейтинг, то сейчас "свита" стремительно вылетает в первую сотню. Тоже осложнение, особенно в моем случае, но что поделать...
       А госпожа Сфорца еще и принимает поздравления. За себя и за супруга, поскольку супруг никого и ничего не принимает, он грызет кубики сахара, добытые в сахарнице, и пребывает в полусонном удовлетворении. Сделал все, что хотел - и даже больше, чем хотел, учитывая экспромты. Анаконда позавтракала формой государственного устройства и теперь переваривает.
       Нет, ничего серьезного мы не расскажем, не дадим никаких гарантий. За этим нужно было приходить вчера, кто не успел - тот опоздал. Но подробности проекта, переданного председателю Совета - вовсе не тайна.
       Какофония голосов, цветные пятна - не различить ни лиц, ни интонаций, ни пластики. С этим мы будем работать потом, по памяти и по записям. Но сейчас то, что мог бы увидеть я, не очень важно. Куда важнее то, что видят слушатели. И то, в чем они себя убедят.
       Вчерашняя маска здесь не нужна, даже вредна. Никакой агрессии, только открытая любезность и море энтузиазма.
       Нет, это не национализация. Нет, не отмена частной собственности. Да, очень существенные ограничения... зачем? "Зачем" - это неправильный вопрос, правильный -"для чего". Кроме социальной и управленческой стороны... например, вам говорит что-нибудь термин "цикл Калины"? Геотермальные электростанции, да. Обычные, впрочем, тоже. Повышение эффективности примерно на четверть. Собственно, использовать можно что угодно - хоть тепло, выделяющееся при производстве цемента. Но кто, кто будет это строить? У кого из корпораций или национальных государств хватит сил больше чем на пять, шесть, ну десять станций? Если говорить о той же энергетике - вы знаете, сколько теряется при передаче на последнем шаге в цепочке? Тоже решаемая проблема - но, опять-таки, какая структура может себе это позволить? Ведь потребуется единый проект в масштабах довольно больших территорий, если не континентов. А теперь представьте, что произойдет, если это сделать...
       Импровизированная пресс-конференция. Чем дальше, тем больше дельных вопросов - здесь собрались отнюдь не глупые люди, умеющие прогнозировать и свою, и чужую выгоду. Перспективы - головокружительные, но и пугающие. Это не революция 1700х, когда "ленивые короли" не без удовольствия уступили власть народу, что было давно уже ожидаемо и необходимо. Это переворот куда более радикальный, хоть и медленный. На что будет похож новый мир? Мало кто представляет по-настоящему, хотя затравок получено достаточно, чтобы начать думать. Главное, чтобы они не начали бояться.
       Но плотину против страха мы возвели основательную: узкое поле для эксперимента. Возможность откатить обратно на любой стадии. И права. Которые, в отличие от всех мероприятий по социальной инженерии, откатить обратно будет невозможно.
       Самое важное - даже не вопросы. А то, кто их задает и как. Наименее подготовлены как раз корпорации. Их застали врасплох. Они готовились отбиваться, а не искать возможности - и теперь лихорадочно перестраиваются. А вот депутаты и сотрудники Совета спрашивают о цифрах, последовательностях, юридическом обеспечении...
       Впрочем, госпожа европейское вооружение незаметно оказывается лицом к коллегам, а не в одном ряду с ними. Этот маневр длится уже со вчерашнего вечера, и, пожалуй, его нужно рассмотреть пристальнее. Вряд ли тут простое безыскусное желание записаться в число победителей. И вряд ли только простой коммерческий интерес. Скорее уж, выражение одной из более глубоких тенденций. У дамы скоро появятся конкуренты и конкурентки. В том числе и за внимание выбранного объекта симпатий.
       Партия в Европе выиграна на две трети. Вопрос - как все эти течения будут работать в Азии и Индии...
       Длинный резкий сигнал - приглашение в зал.
       Я почти точно знаю, что мы там услышим. Почти. Я могу ошибаться. Но четыре человека в президиуме, не считая председателя, смотрели на господина Сфорца как на Моисея, раздвигающего морские волны. Там, в верхушке Совета, тоже были свои разногласия - и несколько конкурирующих проектов. И мы в критической степени совпали по меньшей мере с одним, а то и с двумя. А в силу всего предыдущего совершенно никто не поверит, что совпадение было случайным.
       Пока все садятся, пока замолкают, пока зал наполняется ожиданием как лес - ночными звуками - можно быстро просмотреть сводки: реакцию за пределами здания. Максим занят - но штат работает. Там все еще драматичней - но ни срывов, ни стрельбы. Флореста... празднует. "Наши им показали." Вокс, так сказать, попули. Вокс деи мы слышим все время, пока живы.
       - Во время перерыва мне было задано множество вопросов, - говорит председатель. - Я думаю, что проще будет объяснить позицию Совета один раз для всех. Разнообразные тревожные сигналы и предупреждения мы получаем не год, и не три, а уже два десятилетия. Примерно пять лет назад комиссия по планированию занялась систематизацией анализов и отчетов. Это повлекло за собой разработку новых, комплексных прогнозов. Результаты были немедленно засекречены. Да, засекречены, поскольку в чистом виде представляют из себя высокотоксичное вещество, аналогов которому никто пока не разработал. Информация такого рода сама по себе обладает активностью. Однако, засекретить - не значит похоронить. Совет работал с этими прогнозами по нескольким направлениям. Что же такое напророчили наши аналитики, спросите вы? Апокалипсис. Я не шучу.
       Господин Сфорца только что нарисовал достаточно неприятную картину, главный недостаток которой в том, что она чрезмерно радужна. Господин Сфорца и его союзники проделали огромную работу, но они исходили из того, что связи не распадутся хотя бы на уровне национальных образований, что промышленность, конечно, пострадает - но зато то обстоятельство, что мы не позволили большинству регионов стать узкоспециализированными и дотировали сельское хозяйство там, где оно не могло продержаться само, позволит избежать и серьезного недоедания, и полного коллапса системы. И в этом они ошиблись. Увы, не позволит.
       И в лучшем случае - это обвал на уровень семнадцатого века. Что, с учетом нынешних объемов населения, означает голод, эпидемии, военные конфликты. Сразу. В каждой точке. Но это - лет через тридцать-сорок. А до того? Взгляните-ка, уважаемые присутствующие. Это не прогноз. Это статистика за последние двадцать лет. Отбор выпускников, всего-то. Этот фактор здесь уже упоминался. Корпорации, что неудивительно, забирают себе лучшее. Национальные структуры не в состоянии конкурировать. Сами виноваты, скажут мне из первого сектора? Да, несомненно. Но, дорогие коллеги, если год за годом снимать сливки, молоко может кончиться. Вот это уже прогноз. Вот эта красная полоса на диаграмме - разница в эффективности структур. При этом одна без другой существовать не может. Не может, многоуважаемые представители корпораций. Вам нужно кому-то продавать свои трактора и телефоны, и своим сектором вы не обойдетесь. Эрозия почвы. Из трещины размывается овраг. Накладываем на это конфликт любых двух конкурирующих корпораций, военный конфликт, поскольку Совет вычеркнут уже примерно вот на этом этапе, за год-два. Два года, конечно, координирующая структура корпораций продержится... а потом - все. Потом национальные образования начнут пытаться справиться своими силами. И в конце концов преуспеют. Ценой потери почти всей международной инфраструктуры и уже описанного коллапса экономики. Да, это - при мало-мальски благоприятном стечении обстоятельств.
       Тут я сразу должен добавить, что мы сами совершили большую ошибку, не ответив на те увертюры, о которых упоминал господин Сфорца. Но большинству Совета тогда казалось, что всей полнотой информации кроме нас не располагает никто, а вот распространение этой информации с неизбежностью повлечет за собой катастрофу. Мы боялись произвести на свет самоисполняющееся пророчество.
       Так что я, хоть и с запозданием, хотел бы выразить свою признательность тем, благодарю господина Сфорца за напоминание, вполне легальным структурам, которые изо всех сил нас предупреждали. За исключением тех их излишне агрессивных представителей, что получили по делам своим три месяца назад... - с изящным флегматизмом кивает председатель. Приятный человек. Уронил потолок на головы присутствующих, и светски улыбается.
       Сектору один ворочать головами, наподобие крестьянина, впервые оказавшегося в городе, мешает тот самый обвалившийся потолок. Сектор два уже успел прикинуть, какую кашу им пришлось бы разгребать, и почти поголовно пребывает в ярости. Сотрудники Совета делятся на тех, кто был в курсе - и сейчас не знает, негодовать ли им, что все это вылилось в прямой эфир, или радоваться, что они больше не отвечают за проблему единолично... и тех, кто ничего не знал, и теперь тоже жаждет крови своих скрытных коллег.
       А господину председателю и вправду есть за что благодарить одну совершенно легальную организацию. Причем, трижды. За сегодняшнее - особенно. Потому что без господина Сфорца и нашего контрпроекта они бы очень быстро потеряли контроль над ситуацией - и вызвали тот самый взрыв, который пытались предотвратить. А ни господин Сфорца, ни контрпроект не были случайностью. Не были. Не были совсем. С самого начала. Спасибо. Просто слов нет, какое спасибо. Хотя того, кто отвечал за безопасность этой операции, стоило бы загнать куда-нибудь на Самоа в миссионеры, лет этак на десять. Вдруг это станет его призванием? Или хотя бы заставит задуматься о вреде излишнего вспышкопускательства.
       Но это... такие пустяки. В сравнении. Оказывается, все в порядке. Оказывается, я никого не утопил, кроме тех, кого следовало утопить - и некоторого количества случайных пострадавших... Остальное цело. Все хорошо. Мой дом не сошел с ума и не сгорел. Меня просто использовали. Вслепую. Втемную. Как, видимо, и собирались с самого начала. Использовали как таран против радикалов и как приманку для Сфорца. Это был не конец всему, а просто нормальная работа... все хорошо.
       - А знаете, - Максим перегибается за спиной начальства, - что самое прекрасное? Господин председатель - совершенно независимое лицо в этой истории...
       - Наверняка. И сейчас он пользуется тем, что с ним никому не выгодно спорить. Посмотрите, какую замечательную картинку получает публика: Совет заметил проблему и принялся ее решать - и влетел в фатальную воронку, потому что эффективное решение требовало сообщить всем сторонам о существе проблемы, а они этого сделать не могли. Тем временем, ту же проблему заметило Сообщество, честно попыталось поставить всех в известность, было блокировано - из самых благих побуждений - и принялось действовать на свой страх и риск, не всегда удачно. В результате этих неудачных действий о проблеме узнали корпорации в лице "Сфорца С.В." и союзников, и - считая, что они единственные, кто в курсе, начали разрабатывать план по спасению... Никаких злодеев, никаких темных сил, все - хорошие ответственные люди, у всех благие намерения. А кто по радикализму или излишней ревности меру перебрал - те кто в земле, кто под судом, кто в отставке.
       - Теперь же, - председатель терпеливо дал всем выбраться из-под потолка, - нас, можно сказать, расколдовали, как спящую принцессу. За что я, опять же, выражаю благодарность всем причастным. Нет, господину Сфорца на принцессе жениться необязательно, тем более, что он, как выяснилось, уже женат. Мои поздравления. Что до остальных - придется. Некоторые инициативы будут наказаны исполнением. Состав и порядок работы новообразованного антикризисного комитета Совета, равно как и согласительной комиссии по изменению статуса корпораций будут определены в ближайшие дни. Да, дамы и господа, это означает, что во время перерыва мы достигли предварительного согласия - подавляющим большинством. Благодарю всех за внимание. Думаю, что всем уже хочется пораньше закончить такое... напряженное заседание.
       Для создания комиссий и комитетов Совету не нужно ничего, кроме желания. Для привлечения любых сторонних лиц в качестве консультантов и советников - тем более. Вот каждое оформленное предложение, каждый законопроект придется принимать обычным порядком. Голосования, игры коалиций, лобби и другие танцы. Но это уже пустяки, рутина. Главное сделано.
       - Ну вот вам и иллюстрация. Что нам только что сказали? "Всем спасибо, все молодцы, те, кто примет предложенную нами руку не будут обижены... а о судьбе безответственных лиц, которые могут попытаться помешать нам выйти из кризиса, мы даже говорить не будем, потому что она очевидна."
       Взгляд Максима становится немного слишком внимательным. Ощущается физически, как тяжесть. "Талантливый молодой специалист", не главная, но и не последняя сенсация сегодняшнего дня, все-таки удивительно восприимчив. И всем собой демонстрирует принципиальную разницу между понятиями "сочувствовать" и "сопереживать"...
       - Скажите, - говорит Максим, - а когда именно вы начали заниматься проектом социальной реформы?
       Правильный вопрос. Точный. Впрочем, Максим наверняка получил подсказку.
       - Двадцать лет назад. Вернее, начал я раньше, но двадцать лет назад я пришел с этим к руководству.
       - И они?..
       - Послали меня учиться на историка и экономиста. По первому образованию я строитель.
       - Решительно ничего в политике, - вздыхает Сфорца, которой до сих пор вроде бы спал сидя, - нельзя сделать самостоятельно, да? Вот поэтому наука мне нравится гораздо больше. Конечно, опираешься на разработанное до тебя, но хоть что-то делаешь сам... да?
       Ну вот, еще один. Почему им всем так обидно, что они не единоличные творцы истории, а часть кораллового рифа? По-моему, так гораздо удобнее. Правда, обычно, вообще удобнее.
       - А разве ваши поступки сделались меньше вашими? Или стали хуже?
       - Я, - смеется, запрокинув голову, несамостоятельный феодал, - делаю то, что мне положено. Ною и жалуюсь. Статус, как недавно сказал Максим. Если вы оба как следует подумаете, то поймете, что я в этой истории сделал только две вещи. Предоставил вам все возможности работать и взял зал, чтобы донести результаты. Каждому свое.
       - Да. Вы всего лишь совершили три разных чуда. Программа на неделю определенно не выполнена.
       - Это не чудеса, это, если вы не боитесь точных громких слов, долг. Всего-то-навсего. Кстати, мистер Флюэллен, вы уже поняли, до чего допрыгались?
       - Этот вопрос, полагаю, будет решать мое начальство.
       - Если ваше начальство решит вырвать вас из бархатных перчаток дедушки, я ему не завидую...
       - Кому именно?
       - Начальству, начальству... Поскольку место в антикризисном комитете вам обеспечено. Так... стоп. Я ваше начальство! И вы даже договор подписывали! Я знаю, что вы страшно сказать что в своей жизни подписывали - но считайте, что ваши... эти там сами виноваты. Они оставили вас выплывать на чем придется, вы выплыли на мне, так что будьте любезны...
       - Впредь считать Франческо раком-отшельником, а себя - актинией, - вставляет Джастина.
       - Не надо считать меня раком! - возмущается претендент в работодатели. - В общем, господину Матьё отвечайте согласием, но ваш контракт никто не разрывает.
       Господин Сфорца только что осознал, что его опять женили без его согласия - и теперь пытается передать эстафету дальше. Хотя прекрасно понимает, что тут все упирается в добрую волю. Причем, не мою. И пытается заранее сформировать эту волю, поскольку ему, как и мне, далеко не ясно, какие мои действия будут одобрены постфактум, а какие не совсем - и что за формы может принять неодобрение. И его это беспокоит куда больше, чем меня.
       - Мы собираемся здесь ночевать? - спрашивает Джастина. - Да, поздравляю всех. Ваши побоища были признаны заранее отрепетированным шоу.
       - Они и были, - гордо говорит Максим. - С моей стороны.
       - За это свинство вы еще ответите, - обещает Сфорца. - Хотя ваше учебное заведение эту оплеуху заслужило.
        - Да дался вам всем мой университет... - Талантливый молодой специалист слегка лукавит. Ему очень хотелось показать городу и миру, что он, такой, как он есть, неисправимое чудовище, оказался востребованным - и где, и кем... - Они же теперь "поправку Щербины" введут - шестую уже по счету - и кандидатов на наличие совести начнут тестировать.
       - А вот тогда я это заведение лоббирую. Как информационный центр в Лондинуме, - щурится Сфорца. Он с самого начала все понимал верно, и наверняка позволил себя спровоцировать, имея в виду и это.
       Кажется, на сегодняшнем заседании родился новый эвфемизм. И не один.
       - Я думаю, вы окажетесь не первым в очереди.
       - У всех был трудный день... - дипломатично улыбается Максим. Открытое осуждение alma mater ему не по вкусу. На правоту оценок учебного заведения у него опирается слишком многое. - Господа, нам действительно пора собираться. Тем более, что на нас надвигается ваш родственник.
       Господин да Монтефельтро... очень интересный человек. Особенно он интересен тем, что практически бездействовал, оставив поле нам. Что очень мне напоминает историю об армейском послужном списке господина Сфорца. Надеюсь, что разбор этой ситуации может подождать до завтра. Чем неудобно хорошее настроение - думать не хочется совершенно.
       - Супруга очень просила меня привести в гости этого молодого человека. - Да Монтефельтро указует перстом на Алваро. - Надеюсь, ни у кого возражений нет?
       Возражений нет ни у кого, даже у Васкеса. Имя Паулы - замечательное волшебное слово. Да и возможность прийти к ней с победой стоит дорого.
       - Завтра к вечеру я его верну.
       - Не забудь, его можно хранить только в положении стоя или лежа. И ровно в полночь...
       - Он превратится в прекрасную принцессу. Не заставляй меня напоминать тебе, кто занимался синьором Васкесом, пока вы все воевали с совершенно легальной организацией. - Забавная реплика... господин да Монтефельтро сам крайне активно воевал с упомянутой организацией. Шумно, с нарушениями, так, что мистер Гордон месяц просидел в Африке, разбираясь с его деяниями "в прямом эфире". Мятежных радикалов на своей территории "Монтефельтро Т.А.А." выбили под корень - но только радикалов. Конечно, они получали всю информацию...
       Завтра. Все завтра.
       - Грубый и невоспитанный тип, - меланхолично вздыхает Сфорца. - Идите уже...
       - Мы идем. А тебя я предупреждаю, что ровно на пять минут опередил ближайший отроившийся улей журналистов и три из этих пяти минут уже прошли.
       - Спасайся, кто может! - очень громко вопит Джастина.
       Остается только спасать все, кроме ушей. Ушам уже ничего не страшно. Особенно журналисты. Их теперь и не расслышишь... Вероятно, сейчас по всей Соне - да и по всей Роне - останавливаются баржи, приняв этот звуковой сигнал за противотуманную сирену. Жизнь прекрасна, а умение быстро бегать - совершенно необходимое качество для члена антикризисного комитета.
      
       Максим
       Странное следствие кризиса - все жмутся друг к другу. Все, включая меня, что удивительно, потому что мне от окружающих обычно требуется признание, а еще лучше - восхищение, но вовсе не постоянное присутствие. А сейчас охнуть не успеешь, как опять все в одном помещении - в одной из гостиных, на кухне, в зимнем саду. И если кто-то отсутствует, то так и кажется, что все прочие сейчас начнут ухать как первобытные люди - где, мол, куда подевался? Мне тоже хочется, чтобы вся стая была на месте. Хотя ни малейшей угрозы нет. Сейчас всем моим подопечным можно решительно все - разве что устанут от избытка популярности.
       Очередной подевавшийся закрывает за собой дверь и говорит:
       - Господин Сфорца, вы были неправы. Господин Матьё не стал предлагать мне место в комитете.
       - Он предложил вам его возглавить? - Как показал недавний прецедент имени слова "статус", господин Сфорца слышит куда больше, чем демонстрирует. Возможно, он вспоминает потом. Но слух у него более чем хороший и, даже утонув в задаче, как сейчас, он его не отключает. А еще он всегда, из любого состояния, реагирует на голос одного конкретного человека - и это, как ни странно, вовсе не его возлюбленная супруга...
       - Если быть уж совсем точным, он приказал мне его возглавить. Пояснив, что от члена полупреступной группировки он не стал бы ждать гражданской ответственности, но вот легальная религиозная организация - совсем другое дело.
       Многоименный господин будущий председатель антикризисного комитета устал, чем-то огорчен и озабочен, но со вчерашнего дня с ним очень приятно находиться рядом. Наблюдать, воспринимать, "читать". Как очень хорошего человека, хоть и с хронической головной болью. Все, от чего меня выворачивало наизнанку, испарилось.
       Я с самого начала неправильно оценил ситуацию: ему было худо не из-за того, что он сделал, когда узнал о намерениях радикалов. Тут все - от решения взорвать Сообщество до пресловутой пули малого калибра, доставшейся Васкесу - и есть та самая средних размеров головная боль. А простить себе он не мог совсем другого... Того, что позволил себе полностью нырнуть в проект - и не заметил, как у него за спиной гниет и обваливается его мир. Увлекся, зазевался, не предотвратил, пока можно было. А потом стало поздно.
       А вчера узнал - нет, ничего он не пропустил. Ему просто обрезали информацию, в интересах того самого проекта.
       Впервые вижу человека, который счастлив, что его разыграли втемную. А он вправду счастлив. Надо бы радоваться, но радоваться получается только за него самого, а вот сама ситуация кажется все более противоестественной.
       Значит, все же не паранойя, не дефицит опыта и не хронический недосып. Осталось только поймать ту руку, которая водила нас за нос. Разумеется, Сообщество. Но кто именно? За ушко бы - да на солнышко...
       - Это крайне характерно для Совета. Там либо делают карьеру за день, либо за пятьдесят лет. Вы чертовски удачно засветились в нынешней истории, - объясняет Франческо, потом выключает орудие воспитания, с которым уже вроде бы сросся. Закончил работу. - Разумеется, они не могли вас упустить.
       Предсказуемо. Франческо Сфорца, конечно, гений. И, когда ему требуется - блистательный политик. Хотя он бы предпочел, чтобы ему не требовалось. Но даже если в президиуме Совета приняли как рабочую самую параноидальную интерпретацию, даже если они решили, что единой цели было подчинено все - начиная с переезда во Флоресту - даже в этом случае не понять, кто в нашей группе инженер по экономике и социологии, мог разве что слепой.
       - Конечно, я мог бы устроить скандал. Но мне кажется, что это занятие вам подойдет. И вы ему. Особенно в свете того, что ваши прежние работодатели в ближайшее время поднимут голову уже открыто.
       - Вы немного неправильно оцениваете ситуацию. Они не работодатели. И не прежние. Я попытался объяснить это и господину Матьё. Кажется, безуспешно, - мистер Флюэллен разводит руками. Ну надо же. В него в самого некоторые вещи ни вложить, ни вдолбить невозможно...
       - А кто вам теперь эти люди?
       - По-моему, это очевидно. Товарищи по оружию.
       - О, Господи, - вздыхает Франческо. - Ну почему с вами всегда так трудно разговаривать?! С Алваро и то проще... кстати, Максим, выясните, где там наш суперагент. Я хотел сказать одну простую вещь. Некоторые ваши товарищи по оружию могут... имеют возможность отдавать вам распоряжения. Разного рода. Один раз вы уже выбирали между дисциплиной и совестью, и выбрали. И я надеюсь, что вы и дальше будете выбирать таким образом, невзирая на любое давление. Так понятно?!
       Мистер Флюэллен смеется.
       - Да, так вполне понятно... Просто вы очень занятно себе это представляете.
       - Что именно?
       - Видите ли, вся наша знаменитая дисциплина - это всего лишь способ удерживать в рамках тысячи людей, предварительно обученных думать, оценивать качество мысли и свои мотивы, делать выводы и немедленно переходить к действию. Способ как-то пасти это стадо кошек. Вы же читали - я знаю.
       - Я еще и материалы по первому инциденту читал, - мурлычет господин Сфорца. - Очень большое число людей, якобы обученных ду-умать и оценивать качество, гхм, мысли было готово действовать по тому плану, который вы сорвали. Не говорите мне, что они не были готовы... у меня материалов три шкафа.
       - Были. Считали это необходимым. - Мысль о том, что кто-то из своих мог считать такое необходимым, неприятна мистеру Флюэллену до сих пор. Очень. Хотя уже совершенно ясно, что руками Сфорца по его наводке Сообщество чистило свои ряды. Что ж, мне бы тоже не понравилась бы идея избавиться от, скажем, господина де Сандовала, окажись он не блаженным непрофессионалом, а расчетливым провокатором.
       - Вот-вот. Так что... чтобы не было недоразумений, да? Я доверяю не Сообществу, а лично вам.
       - Как вам удобно, господин Сфорца.
       - Я вас чем-то задел?
       - Нет. Просто вы уже в двадцать восьмой раз пытаетесь поставить меня отдельно. Это невозможно - но если вам так больше нравится, давайте так.
       - У меня от вас мигрень начнется, - обещает Сфорца. - Хорошо, хорошо, отдельно невозможно, а действовать вопреки распоряжениям - возможно. Мы это уже недавно проходили. У вас там, видимо, такой же сумасшедший дом, что и у вас тут. У вас что, склонность к таким коллективам?
       - Видимо... И если выяснится, что в Совете дело обстоит так же... у меня будут большие претензии к моему начальству.
       - Ну, на эти претензии вам не ответят. Оттуда крайне редко отвечают.
       - Только вопрос времени. А наша текущая проблема в том, что я, увы, вряд ли смогу совмещать две должности.
       - Да. И мне очень жаль.
       - Мне тоже, представьте.
       - Ну, поскольку в ближайшие лет десять я собираюсь заниматься только Флорестой, а не мировой политикой, у меня вам быстро стало бы скучно. Хотя я рассчитываю на консультации.
       - Я с огромным удовольствием занимался бы Флорестой. А не мировой политикой. И как представитель классической позднефеодальной структуры... я склонен сочувствовать дальней родне.
       - Это не ваш уровень, - режет ладонью воздух Франческо. - Не ваш, и не вздумайте спорить... особенно при надвигающемся на нас моем обожаемом родственнике.
       То ли я слишком увлекся их пикировкой, то ли у господина Сфорца слух еще лучше, чем я полагал до сих пор. Поскольку я звук двигателя машины господина да Монтефельтро на фоне прочих без подсказки не распознал. Хотя вряд ли дело в слухе. Похоже на то, что некоторые таланты моего работодателя не имеют научного объяснения.
       - На вашем месте, простите, если я вмешиваюсь не в свое дело, я был бы с ним очень внимателен.
       - По какой именно причине?
       - Он увлекающийся человек. И не всегда достаточно осторожен. - А мистер Флюэллен необычно даже для себя деликатен. Впрочем, я его понял. Направление взято.
       - Конкретнее. - Это уже не меланхоличная болтовня, а жесткое распоряжение. - И побыстрее.
       - Сколько есть на свете людей, способных с хоть какой-нибудь мерой точности предсказывать ваши реакции? - Слишком деликатен, хотя Сфорца из тех людей, что не заметят бревна под ногами и спрогнозируют изменения цен на нефть на десять лет вперед по соринке на рукаве.
       - Хм-м... - А дальше разговора и не получается, поскольку увлекающийся неосторожный человек собственной персоной является в библиотеку, а рядом с ним шествует по уши довольный Алваро.
       - Возлюбленному брату и союзнику, его великолепной супруге, господину председателю комитета и хозяину наших судеб, а также всем достойным господам - процветать и здравствовать!
       Господину председателю? Максим закрывает глаза. Эту пьяную радугу реакций лучше слушать и обонять, но не видеть. Иначе слишком уж дикое впечатление. Господину председателю... а откуда бы господину да Монтефельтро, пребывавшему в обществе жены, детей и гостя, уже знать о недавно - и явно не по телевидению - сделанном предложении?
       Алваро падает рядом на диван. У юноши сенсорный перегруз, он просто спит на ходу с автоматической блаженной улыбкой на губах. Учитывая сутки в обществе семейства да Монтефельтро, это вполне обычное дело. Мистер Флюэллен делается каким-то незаметным, отодвигается в дальний угол с книгой, поближе к госпоже Сфорца, а да Монтефельтро, вот же несчастье, усаживается между Алваро и Франческо. Близковато.
       Вот он, в отличие от мистера Флюэллена, никогда не обращает внимания на то, как реагируют окружающие. Вернее, обращает, но не переводит в немедленное действие. Видимо, не иезуит. Хотя в свете только что сказанного - и за это нельзя поручиться. Шутка получается несмешной. Людей, способных понять, что делает Франческо Сфорца в момент действия или сразу после - очень немного. До прихода господина да Монтефельтро таких в этой комнате было трое. А предсказывать, предсказывать достаточно точно, чтобы построить на этом большую и сложную операцию...
       - Синьор Васкес возвращен в целости и сохранности. Кстати, Франческо, что ты думаешь о том, чтобы синьор пожил у нас с Паулой? Долечится, пойдет учиться...
       - Алваро, как вам такая идея?
       И по голосу господина Сфорца никак не скажешь, что он от этой затеи совсем не в восторге. А вот по всему остальному - скажешь. Флорестиец отводит глаза.
       - Представляете, у него на руках наш младший засыпает. Моментально. Первый раз такое вижу. Так что могу даже предложить оклад убаюкивателя младенцев...
       - Алваро, зачем вы таскали ребенка? - интересуется Джастина из своего кресла. - Вам же не разрешали.
       - Он легче штанги раза в четыре, - отмахивается вредный юноша. А на вопрос не отвечает.
       Потому что семья... это то, что было - а потом не стало. Потому что этого младшего он заслонял своим телом. Потому что он не хочет отказывать Пауле - никто не хочет отказывать Пауле.
       Поэтому предложение делает господин да Монтефельтро и при опекуне, если не сказать, владельце юного Васкеса. Дипломатия на высшем уровне.
       Значит, ее нужно превращать во что-то другое.
       - Алваро, вы думайте, вас никто не торопит, - опережают из угла. И правильно делают. В конце концов, у... нет, не у мистера Флюэллена, у Эулалио, на этого мальчика "право первой ночи" - он его вытащил, он его частично создал - и только чудом не убил. Но вот наметившееся было противостояние сошло на нет. Выбирать будет Васкес. И не сейчас.
       - Никак, - тихо говорит Сфорца, - не пойму, кого он мне напоминает. Вот с первого дня в голове что-то вертится и вертится...
       - Тоже мне, загадка. Склеротик ты. Это же вылитый мистер Финли, наш преподаватель литературы в Хэрроу. Ну только младше лет на двадцать...
       - Склеротик тут не я. - Сфорца берет компьютер, медленно наклоняется и задвигает его под диван. И, не успев выпрямиться, бьет локтем в солнечное сплетение шурина. Коротко, резко, без замаха.
       После чего родственника приподнимают за галстук, швыряют в ближайшую стену и начинают в эту стену вбивать. Довольно умело. Господин да Монтефельтро, впрочем, тоже реагирует с умом. Блокирует и смягчает удары, не позволяя избиению перейти в членовредительство. Ждет, пока у Франческо пройдет запал.
       - И что это означает? - удивляется Алваро.
       - Ну, - пожимает плечами Максим, - видимо, они учились в разных школах.
       Совершенно точно, в разных. И вряд ли да Монтефельтро нечаянно забыл, в каких стенах провел четыре года. На альбийском этот прием называется сoming-out.
       - Куда я вышла замуж? - вздыхает госпожа Сфорца.
       На риторический вопрос никто не отвечает. Никто не дергается с места, даже Алваро. Драка, в которую не нужно, а даже и вредно встревать - неплохое развлечение. А что встревать не нужно, очевидно абсолютно всем. Никто никого не убьет, а некоторая разрядка тут не повредит обоим. Особенно господину Сфорца, впервые предъявившему к оплате очень длинный счет.
       Потом Франческо кивает чему-то, отвешивает еще один удар - отпускает родственника и возвращается на место.
       - Скучная работа, - говорит он, стряхивая с рук отсутствующую пыль. - Хуже только гимнастика.
       Кажется, приложение ко мне ноута на заседании пошло на пользу. По крайней мере, применив насилие к живому человеку, он не выглядит, будто ненароком подгрыз корни Мирового Древа.
       Родственник извлекает из нагрудного кармана безупречно белый платок, прижимает его к носу и запрокидывает голову. Другой рукой оправляет костюм. Лупили его крепко, но не смертным боем, а еще он явно привык проводить таким образом пару-другую часов в неделю. "Набитый" корпус, тут только руки сбивать - лом нужен. Так что спустя несколько минут господин да Монтефельтро отходит от стены практически в прежнем виде и усаживается в кресло посреди библиотеки. Закидывает ногу на ногу, убирает платок.
       - Более осмысленные вопросы будут?
       Не будут. Кто именно из нашей верхушки снабжал его информацией, мы выясним сами. Если уж срывать маску и вешать на крепостной стене некого - хотя бы вторую загадку я оставлю себе.
       - Какие уж тут вопросы, - отвечает Сфорца. - Все ясно. Ты не просто наводил Сообщество. Ты им все это режиссировал. А - нет, есть вопрос - ты им своим атеизмом тоже зубы заговаривал?
       - Ну как мыслящий человек может быть настоящим атеистом? - усмехается да Монтефельтро. - Это противно разуму. Меня пригласили к решению проблемы - и я ее решил. Творчески.
       - А... - раздается из угла. - тогда я беру свое желание назад.
       - И в чем же состояло ваше желание? - живо интересуется творческая личность. Ему очень хочется, чтобы спектакль, который он срежиссировал, обсуждали как можно интенсивнее.
       - Я, видите ли, последние несколько дней мечтал закатать человека, рассчитывавшего эту операцию на предмет прочности, миссионером на Самоа.
       - Я воздержусь. Хотя если вы выразите свое недовольство любым иным способом, это будет крайне желательно. - Пожалуй, главное слово тут "любым".
       - Я выражу, не беспокойтесь. В письменном виде и со всеми подробностями. И вам придется все это прочесть. Так нельзя работать, господин да Монтефельтро. Я знаю, что вы верите, что у вас все было просчитано и прикрыто. Я этот вид самонадеянности изучил достаточно хорошо. В зеркале, как вы понимаете.
       - Договорились. Я тоже отвечу вам в письменном виде. С расписанными тремя параллельными дублирующими схемами. Ваша критика будет весьма полезна.
       - Я буду очень рад познакомиться со схемой, учитывающей траекторию пули мелкого калибра, паническую реакцию человека по фамилии Деверо, личные привычки и страхи господина де Сандовала - и все прочее далее списком.
       - Стрельба - это ваш личный выбор, мистер Грин. - Интересно, это очередной псевдоним или настоящее имя? - У вас была вся свобода выбора, которая только может быть. И у всех остальных - тоже. Поголовно. Я вчера разговаривал с моим гостем, и спросил его, понимает ли он, что его жертва была во многом напрасной и даже вредной. И синьор Васкес мне ответил, что прекрасно понимает, но это его нисколько не печалит. Он поступил так, как хотел и был должен. Так, как хотел и был должен на тот момент. По-моему, предельно разумно.
       Последовать бы примеру руководства. Вбить в стену, но уже по-настоящему, на пределе. Противник, конечно, и отвечать будет в полную силу. Черт с ним. Если бы с Васкесом не работали профессионалы, его бы этим идиотским вопросом размазало по всей Лионнэ тонким слоем. Однако применение силы в данном случае совершенно нецелесообразно. Прививать рефлексы поздно, наказывать бесполезно. А санкции на другие методы не поступало.
       - Господин да Монтефельтро, - в голосе Эулалио смех, и смех совершенно искренний, - вы не отвечаете за мой выбор. Но как человек, который ведет операцию - вы отвечаете за все последствия, все возможные последствия на каждом узле. Когда я закладывался на повышенную надежность - по этой цене - я не знал, что являюсь частью проекта. И действовал соответственно. Вы не обязаны были меня информировать - куратору видней, что лучше делать прямо, а что вслепую. Но вот подстраховаться вы были обязаны.
       - Мы подстраховались. Я же сказал. - Де Монтефельтро очень не любит повторять дважды. - Вы убедитесь. То, что вы будете действовать по своему выбору - это ключевая часть проекта. В первую очередь именно вы. Ну и остальные. Представитель угнетенного населения Флоресты, синьора профессиональный управленец, учитель-народник, молодой человек из деревни, руководитель корпорации. Неплохая подборка, репрезентативная. Так что случайностей не было.
       - Вот именно. То, чем вы занимались, называется "искушать Господа Бога".
       - Может быть. Но все мы получили то, что заслужили. Люди могут принимать верные решения или ошибаться. Причем если их несколько сотен, как в Совете, это не защита от ошибки. Триста пятьдесят или шестеро - какая разница? И вам мог противодействовать кто угодно, так же свободно. Чем вы недовольны? - Господин да Монтефельтро на 90% спорит сам с собой. "Внутренняя коммуникация", это нам объясняли, хоть и не на таком красивом примере. Значит, не так-то он уверен в своей правоте.
       - Тем, на каком волоске висел результат для тех, кто не имел возможности выбирать, молодой человек.
       - Когда на заседаниях Совета принимаются решения, подавляющее большинство тоже не имеет возможности выбирать. Я просто сделал ситуацию концентрированной.
       Как, как же мне надоели самоучки и любители, пусть даже гениальные и необыкновенно везучие... я вот сейчас по-настоящему понимаю, чего так боялись в университете. Вот такого вот. Людей с широкими возможностями и полным, чья бы корова мычала, конечно, но полным же, Господи, отсутствием тормозов. А меня от него отличает только удачное стечение обстоятельств. И пять лет долбежки: "а для курсанта Щербины отдельно поясняем задание: с минимальными жертвами!"
       - Я уже все понял, молодой человек. Я пришлю вам свой разбор... но разговаривать вам нужно не со мной.
       - Антонио... а вы, кажется, говорите, что вас устроил бы любой результат. Ибо все его заслужили. Верно? - Алваро. Неожиданно...
       - Не устроил бы. Но я принял бы любой результат. Верно. - Не врет. Достань я пресловутый подмененный пистолет и выстрели, он бы нисколько не удивился и не огорчился. Удивительный че... удивительное существо. На месте многих инстинктов попросту дыры. Зияющие, и веет из них вакуумом. Инстинкта самосохранения, например, нет как идеи. Оно не смелое - оно попросту бояться не умеет. И все эти дыры законопачены понятием "справедливость".
       - Скажите, Антонио, а что будет, если я это все перескажу Пауле? - Чтобы сочетать на лице смущение и стервозность, нужно быть Васкесом.
       - Наверное, от меня останется мокрое место, - совершенно искренне разводит руками гость.
       - Но вы это заслужили...
       - Не исключено, синьор Васкес. Я и начал с того, что готов принять любую реакцию. Любую. Без сопротивления. Это один из ключевых моментов.
       - Алваро, успокойтесь. Мы этому молодому человеку ничего не объясним. Он попросту забыл, что у него есть начальство. Это проходит.
       - Рано или поздно это пройдет, - кивает да Монтефельтро. - Но результаты я признаю удовлетворительными, ваши возражения готов принять, а выволочку от начальства рано или поздно получу, само собой. - Они имеют в виду отнюдь не генерала Сообщества. Оба. Милые фамильярные люди. - Если никого больше ничего не интересует, я, пожалуй, откланяюсь?
       - Не мне, конечно, вам советовать, но вы все-таки поговорите. Попробуйте хотя бы. Или просто постарайтесь представить себе, что там думают о справедливости.
       - Я знаю... - склоняет голову да Монтефельтро. - Вы удивитесь, конечно, но - знаю...
       - Господа иезуиты, - цедит доселе безмолвствовавший Франческо. - Все это невероятно увлекательно, да, но заставлять нас присутствовать при вашей личной беседе несколько невежливо. А у меня вот есть вопрос. Конечно, стоило бы проводить моего дорогого зятя без вопросов... но любопытство сильнее мстительности. Антонио, а чего ты, собственно, хотел?
       - Решить проблему. Нет, не с Советом и корпорациями, и не ту, которой вчера всех пугал Матьё. Кризис парадигмы.
       - С самого начала?
       - Да. Кризис институциональной сферы. Кризис смыслов повседневности. Я всего лишь хотел, чтобы повседневность пришла к новому балансу. Так, синьор Васкес меня не понимает, что и неудивительно. - Действительно, работы Хеллер в школе Рауля не преподают, и, вероятно, не будут - и правильно сделают. А господину да Монтефельтро они, конечно, должны нравиться - и не в последнюю очередь сухой абстрактностью формулировок. Тот самый недостаток, о котором говорил мистер Флюэллен. Кажется, методы Сообщества помогают не всем. Или не сразу. - Речь идет об осмыслении моральных и этических норм и их воплощении в практику. Именно об осмыслении, о переходе от институциональных установок к реальным комплектам правил. О конкретизации, или, если угодно, вербализации этих расплывчатых категорий. Именно поэтому мне понадобились мистер Грин с его особенностями, и господин Щербина.
       Максим вздрагивает. Если все вокруг говорят, что в университете все было неправильно... а университет никогда не отличался глупостью и недальновидностью, то какой тут возможен вывод?
       - Нет, не беспокойтесь, вас никто не делал нарочно. Но вышло ровно то, что нужно. Кстати, это очередной симптом все той же болезни. А мне было необходимо, чтобы решения принимали люди, не абстрактным седалищем чувствующие, что такое хорошо и плохо, а, скорее уж, седалищем не чувствующие институциональных нормативов, и вынужденные эту относительную социальную глухоту компенсировать рассудочным решением вопросов. Наделенные редким и ценным качеством иммунности или избирательной слепоты к знакам этой сферы. Калибрующие себя на основании реальности. Поэтому из мистера Грина вышел отличный термометр, и он меня не подвел, когда принял - совершенно самостоятельно - ряд решений, в том числе, очень трудных и болезненных.
       Бедный Алваро. У господина да Монтефельтро получается нечто зубодробительное, а ведь мысль весьма проста, хотя спорна и жутковата по сути своей: "хорошо и плохо" должны исходить не из абстрактной политической или любой другой структуры, а из индивидуума, причем нравственное чувство поверяется разумом и расчетом, а не наоборот. Это уже не Хеллер, это уже да Монтефельтро, сам себе философ и практик.
       Да уж, если по его теории я - тот, кому можно доверять принятие решений, то место этой теории на свалке. Не знаю, существует ли завод по переработке токсичных идей, но по справедливости, столь любезной синьору да Монтефельтро, должен существовать.
       - Ну а ты, дорогой, - поворачивается гость к Франческо, - отреагировал так, как только и мог отреагировать на человека с параметрами мистера Грина. Почему ты? Да потому что ты эту сферу лепишь, как пластилин, по вкусу. Какая-то врожденная особенность, видимо. Мутация...
       Франческо покивал, хмыкнул...
       - Скажи Пауле, мы вечером на чай заглянем. Потому что утром я улетаю. Иди домой, демиург, да?
       - Ухожу, ухожу, ухожу... - смеется да Монтефельтро. - Ждем вас всех к чаю.
       - Простите меня, господин Сфорца, - сказал мистер... непонятно кто, когда шаги в коридоре стихли. - Я думал, что в нашей компании idiot savant - это вы. Я признаю себя ослом.
       - Да нет же, ему просто нельзя позволять говорить больше двух фраз подряд. Всегда получается какой-то развесистый ужас, - пожимает плечами Франческо. - Доверять больше стоит фактам и мнению моей сестры, а не его объяснениям.
       - Я вам верю... да и с произошедшим ваша версия согласуется лучше. Вы пожелали мне задачу моего уровня - ваше желание сбылось немедленно.
       - Будете перевоспитывать?
       - Буду молиться святым Симону и Иуде, покровителям безнадежных предприятий.
       - Если этот корсар куда-то влез, то предприятие, скорее всего, верное и прибыльное. А если кажется безнадежным, то только кажется. Он слишком дорожит своей репутацией абсолютно удачливого человека. Если бы я знал раньше, кто крутит музыку - не переживал бы ни минуты. - Господин Сфорца врет сам себе, врет и знает это. Он бы не переживал, только замуровав родственника на время кризиса в очень глубокую комфортабельную шахту. - И если он скажет вам, что три страховочных плана - это Господь, разум и добрая воля, во-первых, не верьте, во-вторых, напомните ему, что он повсеместно трещит о своем атеизме, так что планов было не больше двух, а учитывая его разум... всего-то один страховочный канат. Маловато для планеты, - улыбается Франческо. И вновь отряхивает руки.
       - Спасибо. С удовольствием воспользуюсь.
       - Скажите, а действительно, что, по-вашему, там думают о справедливости? - интересуется госпожа Сфорца.
       - А ее там, сколько я могу судить, в гробу видали, - весело отвечает Эулалио. - В том самом, из которого кое-кто сбежал на третий день.
      
       Алваро
       - Извините, пожалуйста. Но я не смогу у вас остаться. Понимаете, Паула, я знаю, что это глупо и неправда, но если я сейчас брошу их всех, я буду считать себя... предателем. - Ну вот, все сказано.
       Впрочем, и так, и так ничего другого не получается. Либо одних обидишь, либо других. А в этом доме - хорошо, невероятно хорошо, так не бывает, никогда не было... нет, было, но в том далеком детстве, о котором лучше и не вспоминать. Потому что Паула, потому что весь ее выводок, от тринадцати лет до двух месяцев, и даже смешное маленькое существо, на которое дышать-то страшно, а оно улыбается во весь беззубый рот, и очень старательно что-то такое говорит. Потому что Паула. Точка и конец цитаты, как говорит Рауль.
       - Так, - говорит Паула, и внимательно смотрит в лицо, упирая руки в бока. - Сейчас мои дети наполовину осиротеют. Я эту заразу Антонио... Алваро, солнышко, - ладонь, только что грозившая мужу подзатыльником, гладит юношу по щеке. - Мне и в голову не пришло бы заставить тебя выбирать. Ты всегда можешь приехать и остаться, если захочешь. Здесь тебя всегда ждут. Но делить тебя между двумя домами никто не будет. Понимаешь?
       Никто - это преувеличение, потому что муж Паулы как раз это и попробовал сделать. Ну или хотел посмотреть, что ответит Алваро и как отреагируют люди вокруг... очередной уровень сознательности какой-нибудь проверял. Но все остальное - очень здорово слышать. Записать - не на пленку, а куда-то внутрь себя. И крутить каждый раз, когда станет грустно.
       - Не надо их... сиротить. Ничего же не случилось.
       Паула щурится, вздыхает, кивает. Она не станет долго ездить по нервам, объясняя, что имено тут нехорошо, а просто огреет мужа каким-нибудь кухонным инвентарем. Нет, не стоит ей рассказывать обо всей подоплеке истории с Сообществом и Советом. А то инвентаря не напасешься, а синьор Антонио все равно ни на йоту не изменится. Странный человек, даже и не скажешь, что неприятный, скорее... жутковатый. Инопланетянин. Тот, что из книжек в дешевых обложках - жукоглазый и фасеточный внутри. И сразу видна разница. Франческо, например, человек - хотя думает не так и не там, где прочие, вот ничего нет, а вот есть сразу все... и Максим человек, и даже цербер. А с другой стороны, три месяца назад я от них ото всех шарахался и под стол пытался спрятаться - и вовсе не потому, что только чудом Франческо не зарезал...
       Наверное, к инопланетянину тоже можно привыкнуть, и жить с ним пятнадцать лет, и рожать от него детей, и просыпаться каждое утро, видя на подушке эту физиономию, и не шарахаясь с воплем, и даже любить его можно. Наверное. Только пусть лучше молчит.
       В пересказе Максима все жукоглазые теории оказались простыми, нестрашными и скучноватыми, как детское лото, где нужно рассортировать карточки по трем группам. Фрукты, машины и люди. Люди, мифы и общественные институты, и все должно быть уравновешено. Очень просто - астрология и то сложнее, в ней тринадцать вариантов. А чем модель уже, тем она ошибочнее... как учат нас в "террариуме". Правильно учат.
       Еще бы объяснили, как у синьора да Монтефельтро все получилось. Каким чудом. А чем еще, кроме чуда, можно добиться результата с этой кривой теорией наперевес? Или его и правда слушать не надо, потому что говорит он не то, что делает?..
       - Ты пирог не доел, - напоминает Паула. - Пойдем обратно.
       - Пойдем, - вздохнул Алваро. - Пирог замечательный.
       Пирог с требухой и зеленым яблоком было жалко тоже. Дома, то есть в школе, то есть в корпорации, кормили вкусно, но все-таки не так. А тут даже оплетку из теста хотелось сначала осмотреть, потом сфотографировать, а уж потом как захрустеть ею за оба уха...
       - Спасибо, - смеется Паула, - гостей кормить - это святое.
       Как это происходит, Алваро видел накануне. Обслуга изгоняется с кухни, потом возвращается, дабы быть расстрелянной чередой вопросов "где?". Компоненты раскладываются по столу. Младший спит в специальном рюкзаке на спине, остальные три белобрысых пирата заглядывают через стеклянную дверь. Потом в масштабах кухни начинает работать бешеный миксер с восемью руками, в которых ложки и венчики, взбивалки и солонки. Что-то сыплется, что-то падает, что-то бьется. Когда вихрь стихает, оказывается, что уже готовы сразу три блюда, пахнет все безумно вкусно, выглядит еще лучше, чумазая, мокрая и засыпанная мукой хозяйка отирает пот со лба и удовлетворенно плюхается на табурет. И объясняет:
       - Так я отдыхаю.
       Как Паула работает, смотреть не очень интересно, потому что совсем невозможно понять. Разве что, все равно приятно наблюдать за ней самой, за жестами, за тем, как меняется выражение лица. Тут мысли не выныривают из ниоткуда объемом, заполняя все на свете и вминая тебя в стенку... тут они строятся цепочками, по несколько штук сразу, сощелкиваются звенья, строятся мосты - похоже на большую и сложную молекулу, каждый раз разную.
       А потом все эти архитектурные мысленные конструкции кто-то делает материальными, как строят дома по чертежам, и получается полное черти-что. Трансгенные помидоры, например. Которых пока что просто всякие вредители не едят, но если дальше так пойдет, то они будут сами из теплиц строем маршировать на фабрики, сами себя в банки складывать и маринадом заливать - а потом в рот заходить. Это даже не бактерии Франческо, это еще веселее получается. Листья дуба упали с ясеня. Значит, был трансгенный ясень. И хорошо, если падают листья, а не, скажем, чешуя.
       Утаскивая у Франческо из-под носа последний кусок пирога - а нечего щелкать клювом, - Алваро с удивлением понимает, что этот мир окончательно перестал его раздражать. Зависть не прошла, но изменила направление. Дело не в результатах, дело в возможностях. В том, что работодатель учился в Хэрроу, и это совершенно обычное дело, и представление о турбулентности в него вложили так, что он считает само собой разумеющимся знать подобные вещи. Но в Максима тоже вложили, а он с полной окраины мира, где полгода лед на воде лежит. Следовательно, нужно завидовать - и строить. Чтобы и у нас такое было, и чтобы работать можно было, сколько захочется, сколько получается, потому что это интересно. Строить - тоже интересно. Особенно, если ничего еще нет, ни коня, ни повозки, как говорит все тот же Максим. Замечательно у него получается переводить эти свои выражения...
       А еще выходило, что даже совсем сволочи, даже те, о ком и пожалеть-то трудно, не хотели, чтобы у нас этого не было, а хотели, чтобы было - но по-другому. По-дурацки, в основном. Но все-таки. И мы не так уж от них отличаемся. Вон, ВЦ в Лондинуме тоже от чистой злости "пролоббировали", прямо как у нас. Значит, и наоборот можно. Вот о чем, вот о чем они мне пытались тогда с цербером рассказать. Когда ты видишь возможность, ты от нее уже не откажешься, даже если к ней жукоглазый инопланетянин руку приложил.
       Черт с ним, с инопланетянином. То, что он сделал - хорошо и хорошо весьма, а если сам он на человека не похож, ну, это мы тоже в школе читали. Сила та, что хочет - нет, эта сила зла не хочет, хочет добра, но поскольку это инопланетянин, то наше, нормальное добро у него получается случайно... ну и на том спасибо. Как, опять же, выражается Максим, хоть черт, хоть демон, а если несут яйца, годные в пищу, то будем считать их страусами.
       Хорошее животное страус - перья, мясо, яичница. А что клюв большой и характер скверный, так не в друзья же берем.
       - Ты о чем думаешь? - спрашивает Паула. Наверное, он хихикал не только про себя. Представил да Монтефельтро в виде крупного такого нанду - и понял, что картинка прилипла.
       - Мне реферат нужно в школу переписывать, про объединение Полуострова, - дальше Васкес не объясняет.
       - Да, - фыркает Паула... - Это и вправду смешно. А какие-то несчастные будут потом про вчерашнее писать. И про твое ухо. А если кто-то дотошный до этого твоего реферата доберется, то кончится дело научной работой "Эволюция политических взглядов Алваро Васкеса..."
       - ...в зависимости от состояния ушей, ага. А я буду такой солидный политик, примерно как господин Матьё, и буду их всех игнорировать.
       - Господин Матьё не политик, а координатор бедлама, - говорит Франческо. - Так что место выбрано правильно, опыт у вас уже есть.
       - Вы меня не уговаривайте. И не думайте даже. Вы уже одного пристроили.
       - Мне можно. У меня детская травма, меня из ССО выгнали в университет. С тех пор я всех пристраиваю куда-нибудь.
       - Еще бы тебя не выгнали, - хохочет инопланетянин. - И не говори, что из-за меня. Это не я соорудил одеколон "Каннабис" с тонким естественным ароматом воскуряемой конопли.
       - Зато ты подарил мне ключи от лаборатории и навел на меня людей, которые хотели производить нечто покрепче одеколона. А дальше, - саркастически улыбается Франческо, - все вышло само.
       - И его хотели бить ногами за чужую коноплю, перегнанную на опыты, но простили, потому что ультрамодная парфюмерия приводила сержантов в такое бешенство, что никакой травы не надо. И так отдохновение сердца, - рассказывает инопланетянин уже Джастине. - Они по казарме носятся и спрашивают, откуда пахнет, кто курил, то-се. И тут кто-нибудь извлекает из тумбочки флакон и душится...
       - Неделю не верили, - мечтательно добавил Франческо. - Крови у всех выпили, буквально, больше чем флорестийские москиты у меня потом за всю жизнь. Думали, это мы для маскировки.
       - Это же в продажу выпустить нужно, - удивляется Алваро. - Это же сколько денег можно заработать! Вы рецепт помните?
       - Знаете, а это мысль, - говорит с другого конца стола Максим. - Откройте уже дом моды, право слово, назначьте Алваро директором. А это будет первый хит перспективного кутюрье.
       - Я не кутюрье. Я сын гробовщика-нувориша при исполнении. - А вот не нужно было обзываться.
       - Во Флоресте ваши представления о стиле будут пользоваться огромным успехом. Вы же все тайные желания ровесников угадаете.
       - В этом сезоне молодежь Флориды носит бритвенные лезвия за щекой...
       - Ну вот, у вас уже и интервью для журнала готово. Нет, зачем, колонка главного редактора. Господин Сфорца, я просто настаиваю на том, чтобы Алваро получил эту должность.
       - Это вы себе фронт работ создать хотите. Обиженная клиентура пойдет нас штурмовать и у службы внешней безопасности появится занятие.
       - По-моему, из синьора Васкеса выйдет отличный пресс-секретарь, - негромко говорит инопланетянин. - Язык подвешен, соображает быстро, выглядит замечательно.
       - Да! Давайте! Я им такого нарасскажу, им работы хватит до начала следующего столетия.
       - Вы уже, - говорит Максим. - Я чуть не умер.
       - А что, плохо получилось, что ли? Сенсация, можно сказать. В следующий раз лучше будет.
       - И тогда я все-таки умру от смеха...
       - Вы умрете не от смеха. - Алваро прихлебывает чай. Чай - черный, с какой-то почти неощутимой травкой в нем, материализовался в чашке сам по себе. Нет, вместе с чашкой. - Вам нанесут удар тупым нетяжелым предметом, по всей вероятности, ноутом.
       - Вот еще, - возмущенно фыркает Франческо. - Это была спонтанная эмоциональная реакция. А следующий раз я его за такое безобразие загоню охранять флорентийское отделение от конкурентов.
       - Дяденька, не погуби! - взмолился Максим.
       Когда треп заканчивается - вместе с рогаликами, пирожными и чаем, - и наступает пора ехать домой, Алваро обнаруживает, что у него подозрительным образом свербит в носу. Наверное, это простуда. Ночи тут холодные. Или аллергия на что-нибудь. На бензиновый шлейф подъезжающей машины, например. Ну не может же взрослый человек и почти политик, без пяти минут пресс-секретарь и кандидат в кутюрье хлюпать носом, уезжая из гостей?
       - Месяца через три ждите нас в полном составе, - обещает Паула. - Кто-то мне так и не показал завод в Ломаде.
       - Я помню, - говорит Алваро. - В этот раз я точно поеду с вами.
      
       Перелет Алваро проспал. Плыл себе и плыл в животе большой унылой рыбы, а потом рыба фыркнула и выплюнула его на берег, как Иону. Вышел, перебрался в машину, залег на заднее сидение - можно было и сидя, наверное, но он сидел все заседание - и потом тоже, а разминку почти не делал... мысль о бассейне внушала ужас, но ведь придется же. Все, революция закончилась и поблажки тоже. Осталось написать сочинение "что я делал на каникулах". Интересно, засчитают ли мне политологию или сдавать придется?
       А в школе теперь наверняка попытаются разобрать на сувениры. Тридцать раз придется рассказывать, как выглядело изнутри то, что они видели только по телевизору. Это, конечно, улучшает репутацию - но как перескажешь-то? Самому бы еще окончательно понять, уложить в голове, вспомнить и прожить заново, по деталям, достать из памяти... так. А это умение еще откуда? От Франческо, кажется? Да. Немножко чужое, как будто кубики льда за шиворот бросили. Можно вытряхнуть, можно дать растаять и впитаться. Могу копать, могу не копать. И знаю, что в основе своей оно не мое. Эулалио бы обрадовался.
       Да и я радуюсь, наверное. Если что-то во мне "не-я", значит, теперь у меня есть я. И так немного было нужно, одно покушение, одна пуля, одна война, одно убийство, одна революция... а у меня ж еще сколько лет впереди.
       Оказывается, это - дом. Флорида, большой, неоднородный, пятнистый город, где чередуются хибары и новые здания, развалины и лачуги - вперемешку с блестящими улицами. Чтобы понять, что это дом посреди большого мира, а не единственная среда обитания, как у рыбы в аквариуме, нужно было уехать отсюда невесть куда, на другой конец света - и вернуться. Я же здесь родился и вырос, думает Алваро, глядя в окошко. Тут жил, там жил, тут гулял и там гулял, какие-то приятели были, одноклассники, соседи - как же я ухитрился все это забыть, растерять и пропустить мимо ушей, и почему только теперь понимаю, что это все - мое? Чудеса. Или не чудеса, или все логично - есть ты, есть мир. Твой личный.
       Вот тут все было полупрозрачным и пустым, когда закончилась последняя заваруха, правда, никто тогда не знал, что она последняя. Пахло... не морем, а просто влажным воздухом - вот этот запах влаги, и красный битый кирпич, и казалось, что еще день-два и сюда придет лес и пожрет все, как города на Юкатане.
       А дня через два уже кто-то вставлял стекла.
       А потом пришли чужие. Сначала войска Совета и некая дама, которая сейчас едет в машине сзади - такая же рыжая, как и шесть лет назад. Потом - вот этот вот, сидящий на переднем сиденье работодатель. Казалось, что это очень плохо. И казалось, что очень хорошо. А в итоге получалось - хоть что-то новое, но как-то стыдно, что спасают от самих себя. Может быть, некоторые именно этого до сих пор простить не способны. Что сами не можем.
       Потому и стреляют. Стреляли, надеюсь. Может быть, теперь перестанут совсем.
       Если верить сводкам, сейчас в округе думают, что мы - мы! - выиграли партию у всего мира. Мы. Может быть, это пройдет, когда схлынет первая эйфория. А, может быть, из этого удастся что-то сделать.
       Но это уже - или пока еще - мы. Не белые люди из-за большой воды и местные. Мы. И я тоже. Мою рожу все соседи видели и со всеми поделились. Стоило вылезать - просто ради этого. Хотя синьор инопланетянин да Монтефельтро прав, конечно: я вижу одно последствие там, где их пять, и три там, где их тридцать.
       И наверное, так будет всегда. Эулалио говорил - это как костер. Чем больше он и чем ярче горит, тем виднее становится, сколько там всего вокруг, в темноте.
      
       "...таким образом, можно сделать вывод (зачеркнуто маркером по распечатке) можно заключить (вставка), что политика объединения Апеннинского полуострова в 14 веке определила формат политики, как определила и формат ведения боевых действий. Манипулятивные (зачеркнуто) Непрямые (вставка) методы управления ситуацией применялись, разумеется, во все времена, но прогрессом можно назвать цель применения: минимизация потерь у всех вовлеченных сторон. Таким образом речь идет о переносе сферы (зачеркнуто) центра (вставка) действий из сферы вооруженных конфликтов в сферу политических столкновений. Впоследствии этот центр был перенесен из области политики в область этики".
       Записано от руки на полях и довольно тщательно зачеркнуто:
       ...и если хочешь, чтобы солнце вставало здесь,
       Поверни горизонт.
       Если хочешь говорить с миром оттуда, где стоишь -
       Сделай здесь полюс.
       Надпись на полях: "Вы вообще представляете себе, что такое горизонт? И что произойдет, если у этой планеты сместятся полюса? Вот если вы научитесь выражаться внятно, у вас будет шанс, что вас поймут."
       SMS-сообщение: "Это поэтический образ а не геофизика. А чужие черновики читать свинство"
       SMS-сообщение: "Поэтические образы должны быть точны. А черновики не следует забывать, где попало."
       SMS-сообщение: "Ну вы еще потеряйте где-нибудь СВОИ черновики"
       SMS-сообщение: "Мне за них стыдно не бывает."
       SMS-сообщение: "А вам вообще бывает?"
       SMS-сообщение: "Сложный вопрос. Сдадите реферат - приезжайте, обсудим"
       Молодой человек смотрит на часы в наладоннике - 03:45. Время неспящих. Скоро наступит утро. Закрывает крышку, вытягивается на кровати, кладет под щеку ладонь и моментально засыпает.
      
       Джастина
       Сарафан. Ситцевый. В маках. С пуговицами. Перламутровыми. И "конский хвост", завязанный повыше, а также голые коленки, торчащие из кресла, никакого макияжа, никакого маникюра. Можно бы и полотенце на голову, но волосы давно высохли, а наматывать на сухое - значит, губить остатки прически. Я в отставке. В отставке я. И если мне посылают видеовызов, я беседую с собеседниками так, как мне удобно, я сейчас ноги на стол положу, демонстрируя пятки, розовые и отлично отполированные вчера в салоне.
       Может быть, тогда что-нибудь до кого-нибудь дойдет?
       У меня, вообще-то даже на лбу написано. Но, может, им лоб не годится - пусть хоть по папиллярным линиям прочтут.
       - Джастина...
       - Да, дядюшка? - Если бы он был мухой, он лапками бы всплеснуть не успел: волна меда накрыла с головой и - здравствуй, сладкая смерть. Но он, к сожалению, не муха. Хотя жужжит почти так же.
       - Госпожа Сфорца, рад вас видеть в добром здравии. - Белая черта делит экран, и вторую половину занимает дедушка Матьё. Сюрприз. Дядюшка - паразит. Но пятки лучше от объектива убрать, неудобно все-таки. - Ах, зачем... - улыбается старый злыдень. - Такой прелестный был ракурс, и, поверьте, совсем невинный.
       Ну отчего бы нам не порадовать пожилого человека, которому только смотреть и осталось. Пятки убрали, так верхнюю пуговицу расстегнем, тем более, что кондиционер опять не справляется.
       - Джастина... - еще раз говорит дядюшка. - У нас к тебе серьезное предложение.
       - Ей уже сделали самое серьезное предложение в ее жизни, и, увы, не мы... - Алваро тут сказал бы "клоуны", и был бы прав. Они самые. Им даже номера репетировать не надо, спелись за много лет.
       - Чего изволите, господа? - не "кушать подано" же им говорить, учитывая расстегнутую верхнюю пуговицу.
       - У нас к тебе серьезное предложение. Мы просим тебя остаться. Хочешь - в прежней должности, хочешь - личным представителем.
       - Двадцать пятый раз за ту же рыбу деньги? Я замужем! Замужем я! За владельцем этой корпорации! Я - законопослушная дама в отставке. А вы оккупационное законодательство нарушаете. И просто законодательство. И внутренние инструкции МСУ.
       - Госпожа Сфорца, всему этому осталось жить не больше года, - вежливо объясняет Матьё. - Новое законодательство вряд ли будет страдать старыми болячками. А посылать сейчас во Флоресту свежего человека невыгодно со всех сторон. Зачем вам этот свежий человек?
       - Затем, что, пока закон есть, я не хочу его нарушать без причины. И, кроме того, я полагаю, что это правильный закон.
       - Совет мог бы подготовить отдельное распоряжение. Диспенсацию, если угодно. А закон, несомненно, правильный, но вы с супругом ведь ни разу не нарушили его дух - и многократно букву...
       - Безусловно, потому что как только я стала нарушать его дух, я подала в отставку.
       - А мы не сочли нарушение значительным, - говорит дядюшка. - И я настаиваю на том, что мне виднее. Я считаю, что ты была предельно лояльна, - дядюшка Гордон сам себе противен, - по отношению к Совету.
       Ха. И он прав. Если бы я была к нему нелояльна, он бы со мной не разговаривал. Я имею в виду дядюшку. И Совет, пожалуй, тоже.
       - Госпожа Сфорца, - Матьё вздыхает, - вы, кажется, уверены, что можете лоббировать, да-да, я именно в этом смысле, кого угодно. Это бывает после больших успехов. И я даже не настаиваю на том, чтобы вы проснулись сегодня, а не через месяц. Вам сейчас положено думать не о работе, конечно. Но месяц пройдет. И останется Флореста. В которой вы просто замечательно работали, с очень большими результатами. И финансовыми, и социальными. Нас вы можете и имеете право послать в преисподнюю. Но страну-то за что?
       - А кто вам сказал, что я собираюсь посылать куда-то страну? Мы, вот, строительную программу будем разворачивать, представьте, коллеги из "Живой Стали" уже отозвались и очень заинтересованы... особенно, если мы поделимся патентами и наработками и позволим все это потом использовать в Индии.
       - Ну да, а что через три месяца без твоего посредничества и кулака Совета за спиной Франческо передерется со всем здешним, так сказать, правительством - это мелочи...
       - А разве новый представитель не будет способствовать... укреплению отношений? Или таковое не входит более в интересы Совета?
       - Новый представитель пока во всем разберется, наделает всего того, что ты в первый год. Прогноз можешь составить сама, не маленькая. Вам выгодны сейчас камни в наши окна?
       Ах, вот как. Ну за кого они меня принимают? Они могут прислать кого-то с нужным опытом - и уж конечно я сделаю все возможное, чтобы этот человек не повторил моих ошибок. Но вот политический капитал им на том не получить.
       - Кстати, можете поздравить своего вундеркинда... пусть поинтересуется судьбой мистера Личфилда, - отводит взгляд дядюшка. Вот же стервец. Все-таки просверлил дырочку в броне.
       - Я полагаю, он уже в курсе, - а уж что он об этом думает, и представлять не хочется. Но этим двоим о том знать не нужно. И о том, что думаю я, тоже. Вот уж на что не закладывались, так это на то, что Грозный просто возьмет и умрет. От ярости. - В некотором роде, весьма уместная кончина - как у злой мачехи из адаптированного варианта аллеманских сказок.
       - Тебе не стыдно?! - вскипает дядюшка.
       - Мистер Гордон, - у дедушки Матьё иногда бывает очень мерзкий голос, - вам предлагают очень уместное решение. Сказочное уместное, я бы сказал.
       Вот так, значит. У двоюродного дядюшки хватило ума сдать любимого подчиненного и вовремя отвернуться - но не хватило ума обойтись без козла отпущения.
       - Ну хорошо, хорошо. Но вообще-то, между прочим, вся эта история - чистая уголовщина. Лет этак на десять-пятнадцать, если дело дойдет до суда.
       Еще бы не уголовщина. Сумасшедший Максим наверняка метод выбирал по юридическому справочнику. Такой, чтобы, в случае чего, его не защищало корпоративное право. Чтобы у Франческо не было и тени шанса вступиться. И сто против одного, что выбирал он не в одиночку.
       - Дядюшка, а давайте раз в жизни поговорим начистоту. Вы чего хотите-то? Обмена? Да? Тогда что вы можете мне предложить?
       - Во-первых, вашего уголовника, целиком. Он же полезет на амбразуру, а лорд его не пустит, так что я тебе могу предложить отсутствие неприятного скандала. В котором лорд будет ограничен в маневре. Это у нас по разряду кнута, - деловито говорит Гордон. - А по разряду пряника - толстый и красивый пакет инвестиций в эту территорию. Все, о чем ты просила и многое другое. А тебе, за неуважительное поведение, только спасибо.
       Уголовника. Как легко и просто они забыли все, что у нас творилось. Как легко и просто они забыли Габриэлу. Убили, закопали, удобрили землю, вырастили на этом участке полезный овощ - и думают, что так и надо. Ошибка. Если мы не стали из-за этого воевать, это не значит, что мы не помним. Это значит, что похоронить ваши методы нам важнее, чем похоронить вас самих.
       - Во-первых, шум нужно было устраивать раньше. Вы промолчали тогда - теперь мы можем ответить на ваш неприятный скандал еще более неприятным. Во-вторых, затевая скандал, имеет смысл поинтересоваться, кто еще в нем замешан. Реально, действительно, физически замешан. Зная дотошность этого человека, я могу предположить, что он и записи вел. Молчать он не станет. И хороши вы будете, подводя под десятилетний срок собственного свеженазначенного председателя комитета - а если вы возьметесь за Максима, дело кончится именно так. У вас нет кнута. Инвестиции эти нужны вам не меньше, чем нам - и они окупятся, сами знаете. А я... нет, я не хочу быть Господом Богом, Ромским Папой или морской царицей. Но вот чрезвычайный и полномочный посол Мирового Совета Управления - это звучит ново и хорошо.
       - Вот и договорились, - ласково говорит дедушка.
       - Вы же знали, - морщится Джастина, - что я на это соглашусь. И зачем было так громыхать?
       - А чтоб ты в отпуске навык не утратила, - подмигивает дядюшка.
       Довольны оба - дальше некуда. Провернули очередную мелкую пакость.
       - Навыки у меня наследственные. У меня только наследственной мстительности нет, к сожалению. Меня можно только разозлить.
       - Постараемся не злить. У нас пока лишних в рядах не наблюдается. Как обнаружатся - позовем, разозлим...
       - И на входе написал "Осторожно, злая Джастина".
       - Нет, ну что вы, госпожа Сфорца. Мы на входе напишем "К прекраснейшей". Это правда - и заодно успокаивает противника.
       - "К милостивой", господин Матьё, "К милостивой". Считайте, что у вас в окрестностях завелась Эвменида... которая помнит прежнюю профессию.
       - Просто великолепно, именно то, что нужно. Я буду направлять к вам стажеров.
       - Нет, стажеров, пожалуйста, к Медузе.
       Дядюшка, не выдержав приятной беседы, отключается. Господин Матьё радостно улыбается.
       - Какой у вас все-таки нервный родственник. Никакой выдержки. И никакого умения беседовать с прекрасными дамами. Одно слово - островной варвар.
       - Вы же знаете, это старый островной обычай - сначала выращивать прекрасных дам, потом всю оставшуюся жизнь иметь дело с последствиями.
       - Я не позволю ему вас отравить. Даже невзирая на то, что вы вышли замуж за самую большую головную боль Совета.
       - За его спасителя, вы хотите сказать?
       - Одно с другим прекрасно сочетается, душа моя...
       Он не позволит меня отравить... Господин представительская должность. Впрочем, фактические изменения, произошедшие на том заседании, могут ведь и получить силу закона. Остается решить, выгодно ли нам это.
       В любом случае, согласие они из меня выковыряли - впрочем, оно весьма обоюдоострое. Мы нужны друг другу. А я смогу получить все, что хочу, втрое больше, чем могла год назад, запросто, с легкостью. На нас смотрит весь мир. Нам сейчас можно все, только нельзя зарываться.
       Обсудим все это вечером. Непременно. И там уже решим. А к концу отпуска я ведь и правда умру со скуки, и никакие маки с салонами не помогут. Сволочи, все-таки, что дедушка наш всепланетный, что дядюшка мой персональный двоюродный. Поймали.
       Ну что ж. Человеку, изловившему кита на донную лесочную снасть, грех жаловаться на размер добычи и накал пламенников, выходящих из пасти.
      
       Максим
       - Ну вы же воспринимаете состояние другого человека? Вот когда вы причиняете ему боль, вы же это чувствуете! Вам же повезло, вы ощущаете там, где остальным приходится представлять, - говорит очень хороший человек. - Ну и?
       - Рауль, если вы беретесь рукой за горячий предмет, вы чувствуете, что он горячий. Чувствуете боль. Но вы перестанете нагревать сковородки? И вообще готовить на огне?
       - Люди не сковородки.
       - Я знаю, но иногда их требуется нагревать.
       У господина директора появляется запланированное мной выражение лица: тщательно скрываемая брезгливость, профессиональное терпение, тихое осатанение. Наконец-то. Рауль де Сандовал, извиняющийся передо мной за несправедливую оценку и недостойное поведение - это конец света. Поскольку во мне ничего не изменилось, значит что-то испортилось в Рауле, и нужно его починить, пока еще не поздно и у меня есть такая возможность. Тем более, что вот сейчас оценки его вполне справедливы, а поведение естественно: он хороший человек, но не наделен избытком кротости.
       - Рауль, перестань сводить с ума моего подчиненного. - Господин Сфорца. Наконец-то. Сейчас он избавит от страданий де Сандовала, а потом и меня.
       - Твой подчиненный, между прочим, явился к тебе увольняться.
       - Что? Спятили, да? Пойдемте-ка, поговорим.
       В кабинете начальник кивает не на вращающийся стул, а на нелюбимое глубокое кресло, в котором вязнешь как в болоте.
       - Что еще за фантазии?
       - Господин Сфорца, в сложившихся обстоятельствах я должен быть уволен. История с Личфилдом получила слишком большую огласку и я не могу впредь занимать должность в вашей корпорации.
       - Чушь. Мне виднее. Историю добавят к моей легенде, так что с этой точки зрения все отлично. С других... - начальник вздыхает, садится на край стола, болтает ногами. - Это уже отдельный вопрос.
       - Я должен быть хотя бы наказан.
       - Вы уже наказаны. Проверяйте почту чаще. Выговор, штраф на половину годового оклада и двухнедельное отстранение от работы. С завтрашнего дня. Дела передайте заместителю.
       - Господин Сфорца... - Вцепиться бы в милость начальства, отблагодарить и уйти, но нельзя. - Вы знаете мнение господина де Сандовала обо мне, и он совершенно прав. Я не должен работать, где работаю. Видите, что получается? У меня действительно нет ограничений.
       - Медь вы звенящая, Максим, и кимвал звучащий. А в остальном все хорошо. Но и это проходит, я это знаю на собственном опыте.
       - Кимвал?.. - Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею...
       - Он самый. Понимаете, вы... хорошо относитесь к некоторым считанным людям. Это правильно, но этого мало. А с остальным у вас все в порядке. Вот вы мне скажете, что вас так перекосило только из-за скандала? Только из-за того, что вы якобы мне повредили?
       - Нет. Нехорошо вышло... пожилой человек...
       - Как-как? Нехорошо, говорите?
       - Дисбаланс целей и средств, господин Сфорца. Не более того.
       - Да назовите как угодно, вы его видите и понимаете! Сами, без подсказки. Какой дурак вам сказал, что совесть должна ощущаться как мигрень? Я за всю жизнь только одного такого болящего встретил... и то, он, по-моему, как обычно, переборщил с надежностью. Зачем вы морочите голову себе и людям? Нравится красивая поза? Максим, право слово, вы умный взрослый человек, ну работать же ваша дурь мешает, и вам, и всем вокруг... нашли проблему, да? А остальному научитесь. Я на вас три года смотрю. Максим, любезный мой, я вас, бессовестного такого, поставил ограничителем над собой в кризисной ситуации. И вы отлично справились. Да я же просто так ляпнул тогда про эту проклятую совесть... знал бы, что из этого выйдет - не шутил бы.
       - Господин Сфорца... - надо что-то сказать, но не получается. Вязнешь в кресле, словах, путанице мыслей. - Я просто ориентировался на ваши...
       - Максим, я вам сейчас гадостей наговорю, а вы попробуйте не обидеться, - предупреждает начальник.
       Соскальзывает со стола, коленом опирается на ноги так, что чувствуешь себя жертвой изнасилования, прижимает руки к подлокотникам. Крепко. Можно вырваться, но это уже потасовка. В таком контакте есть что-то непереносимо интимное, невозможное. Что это может значить?
       - Вы себя считаете тщеславным. Думаете, что хотите быть признанным, мастером, профессионалом. На самом деле вы хотите быть незаменимым. Единственным. Нужным. Чтобы без вас нельзя было обойтись, чтобы вас нельзя было выгнать. Вот до этого вы в себе не добрались, смелости не хватило. И ничего в этом страшного нет, только у вас это желание вместо позвоночника... - слова лупят прямо по лицу. Понятно, зачем фиксировать: чтобы не вылетел вон, не дослушав. - Определяет все. Как вы думаете, почему я с вами разговариваю преимущественно о работе? Из-за вашего ужасного морального облика? Нет, конечно - но что я вам, Пигмалион, что ли? Вы и не бактерия, и не томат, чтобы вас конструировать по живому. Вы же готовы принять любые правила, любые установки, лишь бы за кого-то зацепиться. Вы не врете, когда говорите, что служили бы и мне, и Черным. Врете только о причинах. Вы будете там, где в вас будут нуждаться как в воздухе. Так?
       - Так... - И лучше бы он меня застрелил.
       - А сейчас вы думаете, что лучше бы вам при жизни такого не слышать - и не понимать, что это правда. Так вот, сообщаю вам, Максим - вы дурак. Примерно того же - любви, понимания, места, из которого не погонят - хочет 99% населения планеты. Это, конечно, прискорбным образом разрушает вашу легенду, что все люди как люди, а вы отдельно...
       Господин Сфорца очень хорошо знает, что я не подниму на него руки за пределами спортзала. Даже в шутку, даже чтобы освободиться. Чтобы встать, мне нужно столкнуть его с края кресла - руки уже не втиснуты в деревяшку, но препятствие осталось. Балансирует на краю, словно искушает. И показывает, что выйти из ситуации можно только сквозь него.
       А очень хочется же. Но если нельзя сбежать вовне, то можно сбежать внутри. Не слышать, не воспринимать решительно ничего. Быть... медью звенящей. Колоколом. Треснутым.
       Да, как же. Господин Сфорца отпускает руку, левую. Берет за подбородок, поднимает мне голову.
       - Я вам не разрешал уйти, Максим. Извольте присутствовать, когда я с вами разговариваю.
       Подать бы на него жалобу за домогательства с использованием служебного положения... интересно, это к кому обращаться - к Аболсу в полицию или к Джастине как наблюдателю? Если она все еще наблюдатель.
       - Простите, господин Сфорца. - Еще бы объяснил, зачем это все нужно. Пожалуй, он ошибается. Не любые правила. Вот такое обращение я все-таки принимать не хочу - и руку можно смахнуть. Не потому что этого господин работодатель и добивается, потому что я не хочу.
       - О. Вот так-то лучше. Так вот, Максим. Вы поверили этим идиотам у себя в университете, потому что хотели им поверить. Вам так было проще объяснять, что с вами происходит. Да и сейчас вам легче себя угробить, чем смириться с мыслью, что вы такой же как все. А теперь скажите мне, ну как бы вы назвали такое бедствие, столкнувшись с этим в другом человеке.
       - Видимо... гордыней. - Нет, не то слово. Вылезло вместо правильного.
       - Нет, Максим. Глупостью.
       Именно это я поначалу и хотел сказать. Господин Сфорца и раньше проявлял чудеса проницательности и чтения мыслей, но сегодня превзошел сам себя. Нет, ну отчего бы просто не уволить... или не пристрелить, в конце концов, если страшно наружу выпускать?
       - Видите ли, Максим, вы мой друг. А друзей не убивают за то, что они не соответствуют каким-то ими же придуманным бредовым стандартам. Но и оставлять вас так я больше не могу. Да черт с ним, с Грозным, шутка была хамская, я вам ее не скоро забуду, но он получил воды из собственной канавы, так кто ему виноват, что он от нее помер? Но вы же следующей ошибки не переживете - сломаетесь или найдете случай умереть.
       Я... его... кто? Это у меня уже галлюцинации от перенапряжения? Теоретически не должны быть, до нужного уровня давления мы еще, кажется, не добрались, хотя как посмотреть. Когда тебя прессует противник или хотя бы изображающий его тренер, ты сопротивляешься, а тут даже сопротивляться нельзя, вот и пропускаешь все подряд.
       Люблю грозу в начале мая...
       - Я постараюсь не огорчать вас таким образом.
       - Нет, - воет Сфорца, - ну это же безнадежно! Ну скажите мне, чем я это заслужил? Такую родню, таких сотрудников, такой Совет, такую страну... Я сейчас вылезу на крышу и буду там брачный клич сивуча исполнять.
       - Извините, не могу этого позволить. Крыша простреливается. А я еще не отстранен.
       - Ну наконец-то!.. Так. Через... пятнадцать минут извольте быть здесь, форма одежды - городская повседневная, и никакого оружия. Никакого, Максим. Совсем.
       - Зачем?
       - Гулять пойдем.
       - А почему никакого оружия?
       - Потому что мы идем гулять. Не я гулять, а вы работать, а мы гулять. С вами. И поторопитесь.
       - Х-хорошо...
       На самом деле - ничего хорошего. Городская повседневная форма для вечерних прогулок - это что-нибудь пестрое и блестящее, свободное и полумятое. И сандалии на босу ногу. Чувствуешь себя омаром. Сначала кипятком облили, теперь из панциря выколупали. Осталось только съесть, чем дорогой начальник, видимо, и займется где-нибудь в городской подворотне. И правильно, нечего у себя в доме мусорить.
       И пустые мечты разводить нечего. Если и съест, то только фигурально. И легче от этого, скорее всего, не станет.
       - А куда мы торопимся?
       Франческо Сфорца переодеваться не стал, не нужно ему переодеваться. На нем все висит и от одного взгляда мнется, если это не парадный выходной костюм. Эти сидят как положено, пуганые.
       - Вероятно, к закату. - Работодатель раскидывает руки, прогибается назад, потягивается. Хрустит всеми позвонками и суставами. - Посмотрим. Но торопиться надо. Я совершенно уверен...
       - Пешком?
       - Конечно же. На автомобиле не гуляют, на нем перемещаются. Вот переместимся до города - и пойдем.
       На автомобиле гулять нельзя... зато по можно. По крыше, например, он едет, а ты гуляешь, на свежем воздухе. Со вкусом. Работодателю эту идею лучше не предлагать. Попробует.
       Переместимся - хорошее, точное слово. Господину Сфорца не нужна телепортация, он ее уже открыл. Хорошо, что обычно он все-таки пользуется услугами шофера. Экономит время. И нервы окружающих. Потому что до города мы именно телепортировались. Теперь точно известно, что признаками процесса являются перегрузка и свист в ушах. Маршрут "главное здание - платная парковка на окраине" преодолен минут за пять.
       Почему именно эта парковка, уже понятно. Она автоматическая, охраны на площадке нет. Некому шарахаться - все боги в гости к нам. Некому приставать с вопросами. Механизмам все эти вещи безразличны. Кстати, обрати внимание, что ты делаешь. Ты забалтываешь проблему и возвращаешься в привычную колею. А от тебя вряд ли хотят именно этого.
       Улица пуста. Склады, склады, охрана за заборами, а пешеходам тут делать нечего. Раздолбанный асфальт - это не траки, это всего лишь колеса тяжелых грузовиков, радоваться надо - присыпан кирпичной и цементной мелкой пылью. Радоваться надо... надо, вот Сфорца и радуется. Грузовики, кирпич, цемент, склады, плотно спрессованная пыль, вдоль по улице еще стелется запах перегоревшего топлива - на жуткой гадости все-таки ездят грузовики. Жизнь, которая создает себя.
       - Среди теорий о причинах моего прибытия во Флоресту лидируют две. Хитроумный замысел и очередной каприз, - задумчиво говорит работодатель.
       - А на самом деле? - значит, что-то другое.
       - Попытка к бегству, - подумал и добавил: - Удачная. Мне было тридцать и я встретил женщину, которую должен был любить всю жизнь. Представляете, Максим? Ну вот, выяснилось, что именно ей я не нужен. Ни на всю жизнь, ни вообще. А переставать любить я не умею.
       Действительно, не умеет. Даже ту женщину, которая, наверное, осталась в Европе. До сих пор. И так - всегда, от первого дня. Прибавление, никакого вычитания. Никого не забывать, ни с кем не расставаться на самом деле. Вот себя я в этот круг не включал. А должен был понять.
       - У меня туман стоял такой, что я работать не мог. А тут эта война - и лицензия. Я о ней услышал, потому что от скуки новости смотреть начал. И подумал - работы много, перспективы хорошие, а еще все это очень далеко и совсем по-другому. Рецепт старый, но помог же он кому-то... А где-то месяца через три-четыре, я понял, что здесь происходит и как тут все покалечили. Я бы сбежал, да поздно было уже.
       Тут ничего не нужно отвечать, только слушать. Собеседник знает, что его слушают, не оглядывается - идет, балансируя на бордюре, размахивает руками, вышагивает как журавль-переросток, и рассказывает. То ли просто так, то ли с каким-то совершенно неявным смыслом.
       - И так оно мне все осточертело - хоть вешайся... Тогда я и пошел первый раз шататься по этому городу. Один и с голыми руками. И, знаете ли, почувствовал себя Гаутамой каким-то.
       - До майского полнолуния еще две недели.
       - Не дождетесь! - хохочет Сфорца.
       Он в Нирвану не пойдет, он Нирвану обойдет, а она спасибо скажет за подобный оборот. Потому что появленья просто не перенесет. Вот.
       - Дома все в шрамах. И люди тоже, снаружи и изнутри. И это еще ничего, в шрамах - это живые. А умирают же, и будут умирать. И не хотят уже ничего другого, заняты. Вот так я шел-шел, и вышел во-от сюда.
       За разговором они взобрались уже до конца улицы - нет, не до конца, там дальше просто спуск, градусов под сорок, авария, которая ждет, где бы ей случиться.
       Внизу, в раковине холмов, лежал город, и море начиналось из него, светлое и плоское, как лист металла.
       - Максим, - с легкой досадой говорит спутник, - да перестаньте вы закрываться. Скучно же.
       У него это называется "скучно" - не воспринимать сразу все происходящее, полностью, без малейших фильтров, видеть не туннель реальности, а весь мир. Видеть, слышать, обонять. Скучно, но иногда необходимо выныривать, сужать поле зрения, сводить число измерений к четырем. Быстро решить вопрос - и обратно.
       Не закрываться. Видеть каждое освещенное окно и силуэты за стеклами. Огоньки машин и сами машины. Дальний поезд - медленный, это местная кольцевая узкоколейка, развозит рабочих по окрестным деревушкам, скоро их не будет совсем, втянутся в город, станут пригородами. Стайка лодок за маяком, вторая, чуть подальше - видно, косяк там. Чайка сидит на светофоре. Человек рядом вбирает все это не последовательно, а сразу. Думает - можно жить.
       Ему есть для чего жить. Будет, что бы ни случилось, даже если все связи оборвутся, уйдут в никуда. Город не исчезнет, останется стоять - или можно построить его заново. Есть что-то, главное, неуничтожимое. То, что никогда не оставит и не откажется, не отступится, а всегда будет принимать и ждать, нуждаться в тебе и отбирать все, что есть, требовать внимания и сил, жертв и времени, жадное и ненасытное.
       - Ну вот, - говорит Франческо Сфорца. - Вот примерно это вам и нужно. Если подойдет, пользуйтесь, дарю.
       Вот вам и Четыре Истины наоборот. Жизнь хороша, причиной тому - любовь, и можно сделать ее еще лучше, достало бы любви. Будда Гаутама в нирване своей перевернулся бы. Зато в другом ведомстве одобрили бы, тут и у многоименного мистера иезуита консультироваться не надо. И так понятно: одобрили бы. Одобряют.
       А ведь это нечто меня никогда не отпустит. Вот сейчас шагну вперед, вниз по склону - и все. Навсегда. Влип и пропал. Не смогу отказаться, перестать слышать, уехать. Ни ради какой надобности, ни по чьей просьбе. Умру здесь - и прорасту. Страшновато.
       - Спасибо, - говорит заместитель по внешней безопасности. - Заворачивать не нужно, я так унесу.
       И щедрая рука дарителя со всей силы толкает промеж лопаток - так, что летишь вперед, на прогретую землю, в траву.
       Испуганная цикада шарахается в сторону. Только выкопаешься, только начнешь партнера приманивать, а тут летают всякие, большие и тяжелые, траву мнут. Ну извини. Я сейчас встану, и ты сможешь сыграть сначала.
       Ты сначала, я сначала. Сейчас все мы займемся своим делом. Я - гулять, ты... тоже. Сейчас. Представляешь, насекомое, до меня дошло, почему этот толкатель по улице идет так, что у зрителей морская болезнь начинается. От дерева к котенку, от котенка к траве, поднимающейся из трещины...
       И непременно надо попробовать этот способ.
      
       Скорпион
       Снаружи здание Совета напоминает маленький коралловый риф. Полипы, мидии, моллюски покрупнее, по дну ползают крабы-машины, сверху время от времени тычутся рыбы-вертолеты, непонятно, кем считать монорельс - что ж, за радужные стекла, общую поджарость, а также за жадность и неразборчивость, с которой он проглатывает всех, будет произведен в мурены. А люди внутри проходят по ведомству микроорганизмов, без которых эта сложная конструкция не перестанет существовать, конечно, но утратит цвет, блеск и движение - и станет еще одним обломком на дне... как Тир и Ниневия. И хорошо еще, если когда-нибудь кто-то поднимет его осколки из толщи вод, поставит под стекло...
       Здание - коралловый риф, а город неподалеку - крепость на берегу. Очень старая крепость. Усталая седина камня, паутина улочек-морщин, но город стар как ветеран, силен и крепок, и не утратит естественного, вросшего в хрящи и кости достоинства. Город над водой, башня под водой. Разные миры. Город не сдался, не стал сателлитом второго по величине управленческого центра мира. Лион на своем веку перевидал правителей, режимов и властных структур больше, чем рыбок в коралловом рифе. Смотрит с высоты своего четырех-пятиэтажного росточка на башню - свысока, покровительственно. Постой здесь с мое, посмотрим, что с тобой станет. И правда. Посмотрим.
       На юге, в джунглях ему всегда было неуютно. На самом деле - очень бедный мир. Простой. Истощенная, негодная почва. Этой экосистеме не поможешь устроиться получше - она уже устроилась как могла, на самом краешке. Главное, не трогать. Города, даже самые покалеченные, много сложнее, много надежнее.
       Города, конструкции... корабли, плывущие через время. Меняются модели, изменяются основные параметры, вчерашние флагманы кажутся музейными экспонатами, но большинство остается на плаву. И вся твоя жизнь - одно большое кругосветное путешествие с бесконечными пересадками. Названия, размеры, лица капитанов сливаются в пеструю полосу, как рисунок на волчке. Иногда возвращаешься лет пять спустя на тот же корабль. Иногда покидаешь его навсегда даже без багажа. И давно отмерла привычка обживать каюты, заводить знакомство с соседями. Все равно уходить...
       А здесь, похоже, надолго. Может быть, до конца жизни. Потому что рубеж перейден, тот рубеж, за которым уже не ты поглощаешь работу, а она тебя. Это не жалоба, жаловаться тут не на что, наоборот, только благодарить - мало кому в этом мире удается стать джинном самому себе, исполнить собственное заветное желание и увидеть, что оно не рассыпается в руках сухим песком, смешное и давно уже ненужное.
       Это потому, улыбается человек, что продавать душу нужно правильно. Вернее, нужно правильно выбрать инстанцию. Не все это понимают. И не все понимают, что у каждого есть, что продать. У каждого.
       В начале, как обычно, было слово. Не слово, мелкая реплика даже не в споре. Человек с прошлого корабля походя сказал, что вот это - подходящий уровень. Может быть, увидел что-то, а, может быть, ляпнул наобум... но в его случае это одно и то же. И - новая пересадка. Новый маршрут.
       Беда в том, что мне нельзя сюда врастать: этот риф со своей теплой, насыщенной кислородом водой - слишком далеко отовсюду. Только поэтому мы и сумели застать их врасплох - на честном слове и изоляционной ленте. А не врастать - как? Год, другой, третий... и ты уже дышишь жабрами. Смешно думать, что этот исход можно предотвратить усилием воли. И даже двойная лояльность тут подмога небольшая. Нужно что-то придумывать, быстро.
       Предъявляя свой ультиматум, господин председатель МСУ считал, что работа антикризисного комитета продлится два-три года, за которые будут приняты все нужные законы и утверждены планы. Полгода спустя он уже так не считает, а слегка вздыхает: мне при жизни результатов не увидеть. Разве что с того света налюбуюсь. Он прав, ведь люди нынче не живут мафусаилов век. Перспективы все шире, работы все больше, комитет расширяется и дробится на подкомитеты, а задач только прибавляется и прибавляется.
       Он на это не рассчитывал. Я - предполагал. Лет через шесть-семь антикризисный комитет проглотит правительство и мне придется сменить работу. Господин Матьё, услышав об этом, весьма энергично возражал. Не против первой части, против второй. Но вынужден был согласиться. Люди на определенных должностях должны быть лояльны только к целому.
       Некоторые вещи нельзя совмещать, даже если точно знаешь, что это не влияет на твои действия. Если не сомневаешься в том, как и почему принимаешь решение. Работая на Совет, из двух возможных решений выбираешь то, что выгоднее Совету. Только если интересы Сообщества и Совета действительно совпадают, говоришь "да" или "нет". Хотя никто не проверит, никто не будет проверять. Время неопределенности отчего-то обернулось временем излишнего доверия друг к другу. Противофаза, вызванная уходом от дел наиболее бдительного и недоверчивого из лидеров Совета. Бдительного и недоверчивого, а не оголтелого параноика, потому что о мертвых либо хорошо, либо ничего. Особенно если речь идет о тех, кого ты убил сам.
       Да, у Совета сейчас нет желания конфликтовать, а у Сообщества нет ресурсов для конфликта, и не будет еще поколения полтора. Все ресурсы уходят в Центральную Африку, в Бенгал, в Терранову - на создание образовательной системы. Официально - восстановление статус кво. Неофициально - условие легализации. Возражавших было немного, у работы на дальнюю перспективу есть свои преимущества. И слишком уж хорошее дело. И привычное. Лицеи для преподавателей, потом начальные школы... Через эти полтора поколения работы не станет меньше, потому что требования возрастут - но вот воевать с Сообществом уже не захочет никто. Сам не захочет. Зачем оружие, если нет противника?
       Возражавших было немного, но не все оказались довольны тем, что старое новое поле деятельности должно стать единственным. Господину да Монтефельтро, витрине и рупору идеи, уже изрядно досталось, а учитывая его предыдущий проект, достались ему по большей части не благодарности. А уж высказывания "Политика в чистом виде нас погубит" ему не простили и те, кого первый шторм не затронул, а, может быть, и спас. Уж больно вызывающе звучало.
       Как всегда, после встречи со Сциллой и Харибдой. Сначала все счастливы, что проскочили, потом в памяти как на старой пленке проступают ошибки, неточности, просчеты... ни да Монтефельтро, ни мне самому никогда не занять сколько-нибудь значимого места ни в официальной иерархии Сообщества, ни в неофициальной - и это замечательно. Есть вещи, за которые нельзя награждать. Да Монтефельтро это, кстати, тоже понимает, хотя обиделся по молодости.
       Но дверью хлопнуть грозился всерьез. Две причины: молодой человек не выносит поводков и ошейников, ему необходимо убедиться, что любую цепь он в состоянии порвать, только тогда позволит ее надеть, для порядка - и ему пока что кажется, что все задачи решены, все, что можно сделать при помощи Сообщества, он сделал, а дальше двигаться некуда и незачем. Ничего. Где-то через год-другой он остынет и начнет осознавать, с каким - качественно иным - букетом проблем мы столкнемся лет через тридцать. Когда вырастет поколение, помнящее только новый мир. Главный секрет веселой жизни в том - хмыкает про себя человек, забывший собственную фамилию, - что интересные времена не кончаются никогда.
       Стекло под рукой - холодное. Не потому что здание построено правильно, хотя, в целом, проект очень неплох, а потому что снаружи дождь.
       Города и организации долговечнее людей еще и потому, что много лучше их умеют приспосабливаться, меняться. Находить цель существования, даже когда исчезла первопричина... лангобарды не задержались на италийских землях, но Республика Венеция и не подумала уходить со своих островов, когда угроза отступила. Она уже стала целым, иным целым - и это целое сначала смотрело в Средиземное море, а потом обернулось на материк. А наша первопричина исчезнет только вместе с миром. И то неизвестно.
      
       У капитана прошлого корабля есть две привычки. Первая - при наличии возможности беседовать не по звуковой связи, а посредством видео. Больше информации. А вторая - не начинать разговор, а продолжать когда-то законченный, незаконченный, а то и вовсе беседу с кем-то другим.
       - Ну я же говорил, - меланхолично констатирует абонент, - что наличие совести само по себе не делает жизнь окружающих приятнее.
       - Ее не делает приятнее даже следование этой совести, - собственно, достаточно часто дело обстоит наоборот. - Что у вас стряслось?
       - Вы еще спрашиваете. Младенец на путь истинный не наставлен, агрегат у синоптиков бунтует и ругается на неизвестных науке языках, скорпион опять перекусил кабель камеры, пляж пустует, чайки скучают...
       - Младенца записать в библиотеку, скорпиону купить нормальный бронированный кабель, синоптикам вызвать представителя фирмы и лингвиста, пляж и чаек совместить - пусть скучают вместе.
       - А заместитель? Вы представляете, он мне эту голову приволок. На подушку, как кот деревенский...
       - Вы же приказали.
       - Я же не буквально?
       - Небуквальные приказы - это новое слово в теории управления. Буквально. Вы когда-нибудь научитесь выражаться прямо?
       - Нет, конечно. Я на вас смертельно обижен. - "И я!" - слышится из-за спины голос госпожи Сфорца. - За полгода ни разу не проявиться...
       - Вам привести список разговоров? - чувствуешь себя персонажем сказки, той самой, где смеяться нельзя, потому что заклинание разрушится.
       - Это не считается. По трудовому законодательству, которое МСУ ревностно соблюдает, вам через две недели положен отпуск. И что-то я не помню, чтобы вы сообщали, когда именно собираетесь явиться домой.
       - Вы имеете в виду - к вам домой? - Упорный человек господин капитан парохода. А для меня... для меня это, возможно, решение. Завести дом вовне. Не невидимое королевство на всех пяти материках, которое и так никуда от меня не денется, а отдельный личный дом. Физическую точку. Место, куда хочется вернуться. Людей, к которым хочется вернуться и которые только для себя. Это просто - если позволить. И меня так хватит на дольше.
       - Я, - усмехается упорный человек, - имел в виду то, что сказал. Домой. К себе.
       Супруга упорного человека просовывает голову у него под локтем.
       - Если будете делать вид, что не понимаете, то мы вас попросту похитим. Конечно, будет скандал с Советом, это все-таки уже слишком... но у меня есть оправдание. Моя очередь, как бы.
       А какая роскошная была бы затея... и вообще нужно же Максиму обо что-то точить зубы. Но рано, увы. Наверняка неправильно поймут. Эту лодку пока нельзя раскачивать.
       - Это - лет через пять, не раньше. И желательно без предупреждения.
       - А пока вам билеты заказать? Или сами?
       - Последний раз, когда я заказывал билеты сам, дело закончилось арестом.
       - Нет, - говорит Франческо, - обойдемся. Я лучше самолет отправлю и младенца, ему полет в кабине обещан. Извольте быть готовы в пятницу в последний рабочий день.
       - Хорошо.
       - Чему вы так улыбаетесь?
       - Представил себе, какое лицо будет у господина Матьё, когда он увидит мое заявление.
       - Если он еще и вздумает протестовать, бейте его последним изданием ТЗ с размаху, - советует Джастина. - Это помогает.
       - Нет, он не будет протестовать. Стали бы вы протестовать, если бы купленная мной для вас "Королева фей" вдруг явилась к вам в кабинет и попросилась в отпуск?
       - И потребовала билет до родной фабрики... самое забавное, я бы не удивился. По секрету, я подозреваю, что она этого не делает только потому, что вы ее заразили трудоголизмом. А так - эта штука куда умнее меня. И капризнее, - смеется господин Сфорца. Потом мрачнеет. - Хм. Зачем вы дезинформируете дедушку, он душевнейший человек?
       - Я дезинформировал его не больше чем вас. Даже меньше, поскольку наши отношения начинались не через прицел.
       - Значит, вы заработались до состояния машины, чему я не удивлен, но хватит разврата.
       - И прелюбодействовал с мироустройством. Это уже греческая мифология, кажется. Кстати, я ответил "да" пять минут назад.
       - Ах, ну если вы так заняты... - выразительно обижается абонент.
       - О. То есть вы заметили, что я согласился? А что ж продолжали уговаривать?
       - Мистер Грин! Я не продолжал. Я занимался увлекательным занятием под названием "треп". Ровно с вашего "хорошо". Я бы и дальше этим занимался, надо сказать, но не уверен, что попал в ваш перерыв. Вообще, вы знаете... люди иногда делают это. Просто так. Для удовольствия.
       - Я тоже.
       - Видимо, не со мной. Продолжаю смертельно обижаться.
       - У вас это очень хорошо получается. И вы, кажется, правы, может быть, я действительно ввел господина Матьё в заблуждение. Он, видите ли, спросил меня месяца три назад, сколько я занимался этим проектом. И я сказал ему правду.
       - И что вы ему сказали?
       - Двадцать пять лет. Правду.
       - М-да, - собеседник ненадолго перестает улыбаться. - Тут есть от чего впасть в задумчивость. И начать подводить итог собственным достижениям, а также упорству. Нет, не бывать мне Объединителем, не тот масштаб - я, по примеру предка, ищу момент выгодно продать то, что имею. А вот у вас неплохо получается.
       - Нет, спасибо. Я предпочитаю прыжкам с трамплина в историю более спокойные виды спорта.
       - Ничего-ничего, никто из великих мира сего не собирался в нее прыгать. Они просто хотели обустроить место для жизни. Но всегда получалось, что для порядка во дворе нужен порядок в городе, в стране и так далее. Вы оба идете тем же путем, - говорит Джастина. - А я буду писать про вас мемуары. Напишу и лет на сто спрячу.
       - И их будут искать все юные и честолюбивые архивисты и историки... и журналисты.
       - И обрящут... когда-нибудь.
       - И какое их ждет разочарование... как обычно.
       - Вот так вы оцениваете мой талант и запасы яда. Укушу ведь...
       - Это я производство яда стимулирую.
       - Да, - вмешивается в пикировку Франческо, - действительно, умеете. И даже не для дела, а просто так. Вот и замечательно.
       - Функция "нецелевое общение", подсистема "треп".
       - Непохоже. Для механоида у вас подозрительно довольный вид.
       - Ну вот видите, я даже вас в заблуждение ввести не могу. Что уж говорить о председателе Совета.
       - Наверное, у него в родне и окружении гораздо меньше разных экстравагантных личностей, претендующих на отсутствие родства с человечеством. А у меня? Механоиды, аморальные элементы, целый парламент корсаров, очень хорошие люди и многогранные юноши...
       - А еще вы иногда в зеркало смотритесь.
       - Я же говорил, в отпуск, к себе домой - а вы спорили и сомневались.
       Человек в темном костюме произносит все положенные слова. Как всегда, не механически, как всегда, осмысленно. Поворачивается к темному стеклу.
       - Вы неправы, господин да Монтефельтро. Далеко не все следует поверять. Очень многое стоит делать просто так. Потому что хочется. Даже если не очень получается.
       Он кивает - сам себе, отсутствующему собеседнику, дождю за окном? - и возвращается к работе.
      
       Наиболее адекватным переводом будет сетевая шутка "нет способа фасте, чем копи и пасте"
       "Здесь водятся скорпионы.", лат.
       Киплинг - "If"; адекватного по смыслу стихотворного перевода нет. "И не вздохнув ни разу о потере..."
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

  • Комментарии: 4, последний от 29/09/2015.
  • © Copyright Апраксина Татьяна, Оуэн А.Н. (blackfighter@gmail.com)
  • Обновлено: 01/01/2011. 444k. Статистика.
  • Повесть: Фэнтези, Альт.история
  • Оценка: 6.19*9  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.