Апраксина Татьяна, Оуэн А.Н.
Пустите детей

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 7, последний от 05/10/2015.
  • © Copyright Апраксина Татьяна, Оуэн А.Н. (blackfighter@gmail.com)
  • Обновлено: 01/01/2011. 222k. Статистика.
  • Повесть: Фэнтези, Альт.история Pax Aureliana
  • Оценка: 6.39*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Девятнадцатый век. Эпоха глобализации. Границы государств стираются, на смену им приходят границы материков и корпораций. Дивный новый мир, в котором человеческая жизнь ценится много выше, чем привычно нам. Но именно это, доступное большинству, благополучие грозит обрушиться, если на смену прежним принципам организации не придут новые...
    Франческо Сфорца - потомок древней кондотьерской династии, глава международной корпорации, владелец заводов, газет, пароходов, а также глава оккупационного режима Флоресты, государства на восточном побережье Террановы (мы назвали бы эту часть суши Латинской Америкой). Террорист-подросток из национально-освободительного движения пытается его убить. Тайное общество похищает его невесту. Неведомый снайпер покушается на жизнь его сестры. Разбудили тихо спавшее лихо? Теперь не жалуйтесь...


  •    Пустите детей
      

    Бессонная ночь над белым листом,

    Как бездна между мостом и крестом.

    Того, кто рядом, гроза не щадит -

    Уходи.

    Н.Васильева

       Алваро
      
       - Здравствуйте, - юноша в новом, наверное, впервые надетом черном костюме кивает и слегка подается вперед. То ли поклон, то ли нечто эдакое, неопределенно-вежливое. - Меня зовут Алваро Васкес.
       Треск клавиш - наверное, под шестьсот ударов в минуту, может, даже больше. Только сухой треск, ритмичные щелчки, раскатывающиеся по кабинету. У ноутбука мягкая бесшумная клавиатура, но никакая клавиатура не выдержит этой скорости.
       - Я пришел на собеседование на должность личного помощника... - Юноша негромко кашляет, вздыхает, еще раз прочищает горло, чуть громче. - Господин Сфорца!
       Человек с густой пепельной челкой до кончика носа - и как только экран видит, - не поднимает головы, наверное, даже не слышит. Или не считает нужным слышать.
       Все идет наперекосяк. Алваро недостаточно нанести удар. Нужно еще и сказать, бросить в лицо несколько фраз, для камер, только после этого - ну, почти после, где-то на середине последнего слова, - из-за щеки вылетит бритвенное лезвие... а человек за ноутбуком даже не заметил, что Алваро вошел и стоит над ним.
       - Господин Сфорца! - уже громко говорит юноша в черном костюме.
       На него не обращают внимания, совсем не обращают внимания - нет, к сожалению, секретарша ходит тихо, босиком, что ли, она по здешним толстенным коврам разгуливает? - и приходится взять ее за плечо, развернуть к себе... поднос с чашками и чайником летит на пол, ничего, они металлические... лезвие из-за щеки перемещается в пальцы левой руки, сложенные щепотью, к шее, к упруго бьющейся жилке, секретарша - молоденькая дурочка - визжит...
       ...но человек не двигается, не поднимает голову.
       Влетает охрана.
       Наставленные пистолеты, рык "Брось бритву!", мгновение - чистый пат - кто раньше успеет, юноша ростом с ту секретаршу и знает, как прятаться за живым щитом так, чтобы нельзя было выстрелом задеть его, не сделав шага в сторону, а он успеет, конечно же, успеет, одно движение пальцев...
       За спиной у человека с ноутбуком - лазуритовые шпалеры, пронзительная синь, золотые прожилки, - и те же синие тени залегли на висках, под глазами, между краем черной водолазки и мочкой уха.
       От пролитого чая поднимается ароматный пар. Пахнет клубникой, смешно и глупо пахнет клубникой, клубника - розовая, почти алая, розовое и синее плохо сочетаются, господин Сфорца пьет неправильный чай, ему стоило бы пить темно-коричневый с прозеленью, закопченный лапсанг сушонг.
       - Бросай!
       - Назад! - требует юноша, чуть нажимает на лезвие, на тон, на позу - он опасен, они должны видеть, что он опасен, потому что охрана, которая так сплоховала, пропустив его сюда, может не понять намека...
       Человек за ноутбуком поднимает глаза. Непрозрачная лазуритовая - взгляд невольно ждет золотых прожилок, как на шпалерах - радужка окружена желтоватым, в красной паутинке лопнувших сосудов, белком.
       Он смотрит прямо перед собой, не видит никого; руки по-прежнему пляшут по клавишам, скорость не снижается. Впереди, перед господином Сфорца - картина в раме. У художника такая сложная фамилия - Ай-ва-зов-ски, - но картина простая и совсем, каждому понятная: волна, люди привязались к мачте, а волна сейчас захлестнет обоих с головой, и - все, конец...
       - Вы не могли бы тут не орать?! - противным, склочным голосом произносит господин Сфорца.
       Юноша роняет бритву.
       Охранник сочувственно улыбается.
      
       ***
       Алваро боится.
       Он не боялся все семь месяцев, которые потратил на подготовку к покушению. Не боялся в кабинете рядом с господином Сфорца. Начал только сейчас. Руки заломлены и прикручены к изголовью какой-то странной кровати, кажется, хирургической, ноги тоже привязаны, из всей одежды оставили одни плавки, это не страшно, страшно, что за то время, пока спускались на лифте, и по дороге в подвал отвесили только три серьезных удара - когда сопротивлялся.
       Хотели бы убить - убили бы уже сотню раз, значит, господин Сфорца хочет чего-то похуже, а о нем говорят разное, настолько разное, что вычленить правду невозможно, а уж тем более - предугадать свою участь.
       Камера похожа на больничную палату, из которой вынесли все оборудование. Гнусный серо-бежевый пластик, наверное, мертвый на ощупь, потускневший никель с оспинами ржавчины. Хуже всего - вонь асептика, хвойная, тошнотворная. Зачем столько? Кровь замывали со стен, с пола?
       Алваро некуда деваться. Он должен был умереть полчаса назад, сказав десяток слов - они бы разошлись по всему миру, кабинет ведь нашпигован камерами. Подвал, конечно, тоже, но эти записи станут достоянием гласности только в одном случае: кто-то возьмет штурмом резиденцию господина Сфорца.
       - Эт-та что еще за наскальная р-роспись? - холодный острый палец втыкается между ребер. Юноша вздрагивает. Дважды. Потому что руки у господина Сфорца ледяные, и потому что боится щекотки.
       "Почему он заикается? Он же никогда... речи... выступления... прямой эфир?"
       Потом Алваро понимает - нет, не заикается, просто мерзнет: в камере и впрямь очень холодно, - и мерзнет с удовольствием, с наслаждением растирая по плечам крупные мурашки, стучит зубами и позевывает между словами. Господин Сфорца зачем-то успел сменить шелковую водолазку на хлопковую майку с непристойно растянутым воротом. Это нервирует.
       - Т-так что это за красота несказанная? - палец щекотно движется по белым полоскам на ребрах.
       Юноша смущенно молчит. Так его приучали переносить допрос с пристрастием. Боль терпеть было легче, чем щекотку. Боли хватало: когда по надкостнице с нажимом проводят острием ножа, ее мало не бывает. Тогда он терпел молча, а теперь из горла вырывается придушенное хихиканье.
       - Ладно, догадаться несложно. К вашему сведению, молодой человек, вы нанесли моей корпорации убыток на половину годового бюджета вашей республики. Гордитесь... диверсант!
       Алваро молчит, он знает, что нужно молчать, не говорить ни слова, его учили, и учили хорошо.
       - Такая мысль была, - вздыхает господин Сфорца, отличный, оказывается, актер. - Зачем вам понадобилось меня убивать?
       - Я флорестиец, - невесть зачем отвечает Алваро Васкес, родившийся и выросший Алваро Васкесом, все это полная правда, он совершенно чист - школа, курсы секретарей, три собеседования... четвертое было сегодня.
       - А я романец, представьте себе. У вас что, новый национальный обычай завелся, да?
       - Вы убили моего брата! - и это тоже правда.
       - Ага, это уже хоть на что-то похоже, - смеется господин Сфорца, крепко зажмуривается, потом широко распахивает глаза... и привычно щурится на стенку. - Так, юноша, хватит дурака валять, да? Через пять минут я буду знать о вас все. Все - это значит "все". Я могу подождать. График вы мне сорвали... ладно, будем считать, что это и есть собеседование. Я могу вас убить, это вы понимаете. Я могу отпустить вас на все четыре стороны. Как вам эта перспектива?
       Васкес предпочитает быть убитым. Если его отпустят, то ему никто не поверит, его все равно убьют, но погибнуть от рук своих или прихвостней господина Сфорца - не одно и то же.
       У Франческо Сфорца подвижные руки, живущие собственной жизнью - ковыряющие щербатый никель, пятнышко на стене, едва заметную ссадину на ключице. У Франческо Сфорца неправильный одеколон, какой-то цветочный, не мужской совсем. И давным-давно нестриженая челка, не прическа такая, это было бы видно, а просто тут ножницы парикмахера год не гостили.
       Господин Сфорца не вписывается в тюремный - или все-таки медицинский? - блок. В своем кабинете он смотрелся правильно, а тут ему нечего делать - и холодно, хотя он доволен, проснулся наконец, а до того работал, не приходя в сознание, интересно, сколько? Сколько нужно работать, чтобы глаза стали вот такими вот, словно подернутыми тонкой алой вуалью? Сутки? Двое?
       Алваро думает о господине Сфорца, потому что нельзя думать о себе. Потому что его учили подмечать все детали. Потому что ему интересно, в конце концов. Он десять лет мечтал оказаться рядом с Франческо Сфорца - вот, оказался, и даже не на краткий миг, за которым кровавый фонтан и пуля, входящая в лоб... можно хоть углядеться.
       Интересно, допрашивать Алваро будет сам господин Сфорца? Вот этими вот руками? Мысль на редкость тошнотворная, до спазмов в животе. Потому что очень легко представить собственную кровь на длинных жестких пальцах. У него руки... хирурга, сказала бы Санча, любившая бульварные романы. Палача, думает Васкес. Потом до него доходит, что вот уж с точки зрения анатомии разницы точно не сыщешь. Юноша слегка морщится.
       - Не нравится, как я и думал. Ну какого лешего ради вам приспичило делать это в моей резиденции? Неужели трудно было не на территории корпорации?! Я во Флориде редко бываю? Сдал бы я и вас полиции... у них уже целый гербарий набрался! Ну так что, вы мститель за брата и поруганные национальные идеалы, да? Честно? Обманете - выгоню...
       - Да.
       - Идиот, - вздыхает человек в майке. Глаза просвечивают сквозь челку, и невозможно уговорить себя, что во взгляде есть хоть что-то, кроме ядовитой иронии. Ни угрозы, ни, Господи помилуй, какой-нибудь там лютой злобы садиста.
       Алваро согласен, что он идиот. Еще - сопляк, неумеха и неприличный романтик. Деточка, в общем, как говорила Санча. Санча - не деточка, Санча умница, поступила в европейский университет и улетела в Толедо.
       Не так все нужно было делать.
       - В общем, вам сказали, что меня надо убить. Тогда из Флоресты выведут оккупационные войска и настанет счастье. Свобода, равенство и братство. Что я этот, как его там, кровавый деспот и душитель свобод, хм, опять свобод, заклинило же ваших на свободах-то... Так?
       - Да, - издевается, разумеется, заговаривает зубы - вот только зачем? Надеется перевербовать? Напрасно, ничего у него не выйдет.
       - Ну да... десять классов очень средней школы, - вздыхает господин Сфорца. - И, зуб даю, сплошные четверки... но по физкультуре десять?
       Юноше вдруг делается очень обидно; он знает, что ровно этого от него и ждут - возражений, волнения, но какая же теперь разница?
       - Проспорили зуб-то...
       - Чёооооооооорт! - всплескивает руками господин Сфорца. - Вы же на вакансию личного помощника, и весь отбор сами прошли?
       - Зуб, - улыбается Алваро.
       - Вам мой, или, хм, мамонтового хватит?
       Алваро Васкес закрывает глаза. Он не может, не может, не может ненавидеть эту сволочь, господина Франческо Сфорца...
      
       ***
      
       - Ну что же, Хуан Алваро Васкес, любитель словесности и жертва тригонометрии...
       Высокий белесый охранник только подал господину Сфорца хрустящую, горячо пахнущую чернилами распечатку, и Алваро удивился - так быстро читать нельзя, можно только прикидываться, но - нет же, прочитал.
       Васкесу весьма неуютно, и вовсе не потому, что он не может шевелиться. Мир кажется чужим, слишком большим и сложным, как в детстве. За полчаса можно узнать и свести к трем листам бумаги всю его недлинную биографию, за пять секунд - прочитать. Мир белых людей из-за океана, с их сложными играми и дурацкими шутками. Кажется, он ошибся дверью, городом, страной, планетой... Алваро хочет спать, ему холодно, он не завтракал и вчера не ужинал - кусок в горло не лез.
       Он ничего не понимает, кроме того, что, кажется, его не будут убивать - но что тогда будут делать, что?..
       - О, - улыбается господин Сфорца. - Какая прелесть... а я-то думал, вы совсем дубина. Маттео, отвяжите нашему дражайшему Хуану Алваро руки, и принесите ему поллитровку кофе и пару шоколадок. Кофе послаще... чтоб ложка стояла.
       - Я не буду, - на губах гадкий привкус, словно он час подряд сосал медяшку.
       - Тогда вам поставят капельницу, - пожимает плечами хозяин. - Выбирайте.
       - Кофе... - сдается Алваро. Что с ним сделал этот человек, почему голова не работает, совсем, куда разбежались все мысли...
       - Замечательно. Кофе, потом спать. Потом с вами поговорят.
       - Кто?
       - Уже не я, - кажется, господин Сфорца ожидал этого вопроса. - Понимаете, если я буду тратить на каждого дурака вроде вас хотя бы по часу, мне работать будет некогда. Лично переубеждать, м-да... нет, Хуан Алваро, это было бы слишком, не находите?
       - Не знаю. Вам же зачем-то это все надо...
       - Что "все"?
       - Разговаривать... кофе...
       - Вы сейчас не можете адекватно воспринимать и оценивать информацию. У вас шок. Потом подумаете - разберетесь. Так что шоколад, - Сфорца кивает на охранника, вернувшегося с подносом, - кофе, спать.
       - Потом в террариум? - спрашивает белесый детина.
       Господин Сфорца делает паузу, откидывает с глаз челку, смотрит на Алваро. В глазах господина Сфорца - отражение бежевой стены, блики потолочной лампы, отблески металла. Алваро начинает подозревать, что челка служит средством маскировки, у него же совершенно нечеловеческий взгляд, люди же шарахаться будут, даже свои... Вот сейчас Алваро делается действительно страшно. Потому что Сфорца принимает решение, а юноша уже не может ни на что повлиять, все, что сказано - сказано, что сделано - сделано.
       Зато он может думать о том, что долговязый Маттео мог бы задать хозяину вопрос и не здесь, не при Алваро - значит, очередной спектакль, рассчитанный на него. Значит, кофе можно пить, не опасаясь подвоха, и шоколад - две плитки в серебристо-голубой упаковке, молочный - тоже будет просто шоколадом. Дымящаяся кружка - пахнет, словно в сахарный сироп бросили щепоть растворимого кофе, - стоит рядом, соблазнительно близко.
       - Да, - говорит Сфорца. - И отправьте роту на базу Эскалеры.
       Это тоже сказано для Алваро. Его тренировал человек Эскалеры. На базе он дважды проводил каникулы. То, что Алваро Васкес ни слова не сказал - его же даже не спрашивали! - не имеет значения.
       Можно ли насмерть захлебнуться кофе, думает Алваро, и если да - то как это сделать?..
      
       Джастина
      
       - Я здесь застрял. Я влип в эту проклятую страну, как...
       - ...оса в варенье, - Джастине смешно. Она слушает эти жалобы четвертый год.
       - Сегодня очередное семнадцатилетнее чучело хотело меня убить. Я только начал что-то соображать, по тому проекту, с очисткой, и ровно в этот момент... Он подождать не мог?
       Джастина привыкла к тому, что любовник, в свои тридцать пять, вполне всерьез задает подобные вопросы. Его действительно огорчает одно: "чучело" явилось не вовремя. Отвлекло, сбило с мысли. Идея, уже вертевшаяся в голове, помахала хвостом и исчезла. Интересно, задавал ли Франческо этот вопрос виновнику? С него сталось бы. Обычно люди считают, что господин Сфорца издевается или паясничает. Иногда - что он полный идиот. Нет, ну, в самом деле, это нормально - попрекать киллера тем, что явился не вовремя? Не сверился с графиком прихода мыслей в голову жертвы, понимаете ли...
       - Это очень нехорошо с его стороны, - иронию Франческо не почувствует. - Просто свинство какое-то...
       - Полное свинство, да? - переспрашивает страдалец, укладываясь поудобнее.
       - Да, конечно.
       Грустный чаячий плач продлится еще не меньше часа, и нужно сочувствовать, соболезновать, сострадать, соглашаться... подпевать, в общем. Говорить с Франческо в подобном состоянии о чем-то серьезном, или попросту говорить серьезно - бесполезно. Не поймет и обидится.
       - Здесь бесполезно что-то делать. Им все это доставляет удовольствие. Три национальных вида спорта: перевороты, торговля оружием и производство наркотиков.
       - И еще работорговля, - напоминает Джастина. - И покушения на тебя.
       - Вот ты понимаешь, - вздыхает Франческо. - И что делать с этим болотом - не знаю, да бесполезно же, им нравится, понимаешь, нравится! Им так весело жить. Свобода национального самоопределения - бегать и стрелять, жить в нищете, не учиться, ни работать, ничего, да? О, дивная Терранова! Идиоты... генетические! Надоело по самое не могу...
       Если бы тебе действительно надоело, думает Джастина, ты бы уехал обратно во Флоренцию. Еще несколько лет назад уехал бы, когда мы только встретились и я, как последняя дура, пыталась с тобой на эту тему разговаривать - мол, если совсем никаких сил нет, то и не надо, это, конечно, очень жаль, но зачем же так убиваться-то... К счастью, Джастина поняла, с кем имеет дело, раньше, чем дошло до ссоры.
       По правде говоря, набор личных характеристик Франческо Сфорца не ограничивается склонностью к периодическому бессмысленному нытью, а в консистенции мутной лужи, которую нужно собирать моющим пылесосом, он пребывает далеко не всегда. От силы раз в две недели... и преимущественно с Джастиной.
       Ты молодец, говорит Джастина, ты справишься, говорит Джастина, они тебя не понимают, говорит Джастина - и еще много ерунды говорит Джастина Фиц-Джеральд, и ей противно врать, противно быть "девушкой Метро", следовать дурацким советам из дурацких журналов - "всегда ободряйте вашего мужчину, выражайте ему поддержку", но у нее нет другого выхода. Это условие игры. Условие, так сказать, доступа к телу.
       Джастина сыплет заученными фразами, смотрит в глаза, гладит по плечу. Джастина знает, что дело не в ней, а в словах, что на ее месте могла бы быть любая, любой, кто угодно, лишь бы слушал, соглашался, кивал, сочувствовал. Нужно просто подождать. Это пройдет, как плохая погода, как головная боль, и с Франческо можно будет иметь дело по-настоящему.
      
       ***
      
       - Я не могу принимать от тебя подарки. Ну, такие подарки, - колье стоит раза в полтора больше, чем годовой оклад Джастины Фиц-Джеральд, наблюдателя Мирового Совета Управления. - Франческо, я сказала - нет! Нет, понимаешь? No, nein, non, neen... Мне не с чем его надевать, о Господи, я не то хотела сказать!
       - Ах, тебя непременно уволят... с позором!
       - И ты будешь несказанно рад, да? Ты думаешь, мне не пришлют замену? Какую-нибудь старую мегеру с двумя парами вставных зубов, вот тогда ты оценишь...
       - Бедная, маленькая, безработная Джастина! Я найду для тебя какую-нибудь вакансию...
       - Менеджера по уборке подсобных помещений?
       - Ну что ты, моя прелесть, какой из тебя менеджер? Не уверен, что ты выдержишь испытательный срок на должности простой уборщицы... - смех обрывается, всегда резко, не предугадаешь. - Джастина, ты все равно не сможешь остаться здесь на третий срок.
       - Получу назначение в Африку, - пожимает плечами женщина.
       - Я не хочу, чтобы ты уезжала.
       Ну да, думает Джастина, кто же еще будет слушать твои стенания, хотя будут, конечно, на эту вакансию сразу найдется сотня претенденток, а, учитывая, что тебе нужно гораздо меньше, чем может показаться с первого взгляда, конкурс пройдет любая мало-мальски смазливая девчонка, достаточно толковая, чтобы не давать тебе советов, и помогать исключительно морально. Она тебя за муки полюбит, а ты ее - за состраданье к ним.
       - Но я действительно не останусь на третий срок. Это запрещено, ты же знаешь.
       - Поедем к морю?
       - К морю, к морю, там чайки печальные плачут... - напевает Джастина. - Нет. У меня много работы. Между прочим, часть ее - это твой отчет.
       - По базе Эскалеры? Плюнь... там все будет чисто. Как всегда.
       - Я знаю, что там будет чисто. А ты знаешь, что я должна изучить и завизировать все материалы в течение суток. Это моя работа! - Джастина не любит повышать голос, но порой у нее не хватает терпения.
       - Твоя работа, - обманное движение руки, подножка, женщина плашмя падает на кровать, - здесь. А это - твое баловство.
       - Мне не смешно. Мы разговариваем, как в низкопробном фильме. Интересно, здесь стоят камеры?
       - Конечно. Наши.
       - Представь, что стоит чужая. Тебе не стыдно плести подобную ерунду?
       - Нисколько, - смеется Франческо. - Ни капли. Мне вообще не бывает стыдно. Никогда.
       - Заметно.
       - Это говорит мне обнаженная леди, подозревающая, что здесь могут быть чужие камеры?!
       - Я... не вполне обнаженная, - шею и ключицы безумное сооружение из белого золота с изумрудами почти закрывает. - Франческо, нам нужно кое-что обсудить. Доклад для Совета.
       - Это же, кажется, твоя драгоценнейшая работа?
       - Мне кажется, что это в твоих интересах...
       - Нет, - Сфорца рывком садится, запускает пальцы в волосы. - Нет, нет и нет. Это в моих интересах. Поэтому я никак не буду влиять на решения Совета. Никак.
       - Твою же мать! - Джастина не садится, она вскакивает с постели. - Ты дурнее этого своего семнадцатилетнего покушенца! Ты... проклятый романтик! Включи мозги! Если Совет завтра отменит лицензии и примет план прямой оккупации, ты вылетишь отсюда, сверкая пятками!!!
       - Не кричи, пожалуйста, - морщится Франческо. - Всему есть пределы, да? Моему цинизму - тоже. Влиять на решения Совета я собираюсь только совершенно законными методами. Вот в ежеквартальном отчете я напишу все, что считаю нужным. Я, глава "Сфорца C.B.", владелец лицензии. Так и только так.
       - Ты что, считаешь, что тебя транслируют прямиком на первый канал? Ночное шоу "В спальне со Сфорца"?
       - Выходи за меня замуж.
       - Ч-что? - Джастина подпирает указательным пальцем челюсть. Ей послышалось?
       - Выходи за меня замуж. Проблемы со слухом? Нужна консультация доктора? - издевательская улыбочка, и взгляда за челкой не разобрать.
       - Не шути так, я же и согласиться могу...
       - Вообще-то, на это я и рассчитываю, да?
       - Франческо, такими вещами не шутят!
       - Так я и не шучу.
       - Но почему я?
       - Не знаю, - пожимает плечами Сфорца. - Может быть, потому, что ты никогда на это не напрашивалась?..
       - И это вместо признания в любви?!
       - Э-ээ... - о боги, он умеет краснеть?! Нет, не умеет, пятнами по бледной коже - это не слишком изящно, лучше не стоит. - Ты бы мне поверила? Нет, знаешь, это все-таки слишком. Не могу себе представить, как говорю нечто подобное... это не мой стиль, в конце концов, ну и вообще...
       - По-твоему, в моем стиле выходить замуж за человека, который не может сказать три простых слова?
       - Да, вполне.
       - Ну, черт с тобой...
       - Это согласие?
       - Оно самое.
       - Скажи "да".
       - Да, - отвечает Джастина, и хватается за голову - кажется, она совершила какую-то экстраординарную глупость, самую большую за двадцать девять лет своей жизни. У людей так не бывает, чтоб не знал - и не совался...
       А разговор все-таки нужно вставить в бульварный роман. Осталось только написать все остальное.
      
       Габриэла
      
       - ...и уверенно разнес, - кивает Габриэла. - Интересно, когда в этом здании решения будут приниматься, как положено?
       - Когда Франческо уедет на заседание Совета, - референт еле слышно фыркает. - Вот эти недели две...
       Будь проклят тот день, привычно думает Габриэла Росси, будь проклят тот день, когда Антонио женился на этой безумной Юлиане, с ее еще более безумным отпрыском, и мне досталась в родственники семейка Сфорца во всей ее красе, а впридачу - сумасшедший племянник-начальник, дикая Флореста, полная невозможность работать, как нужно...
       - Мне это все не нравится. Боюсь, что этот мальчик - только первая ласточка. Стратегия одиночных покушений...
       - Этой ласточке до одиночки - как до луны. Кстати, де Сандовал категорически запретил нам с ласточкой беседовать. Как вам это?
       - Отвратительно мне это, - вздыхает Габриэла. Ее потребности, ее желание выполнять свою работу в очередной раз поставили ниже душевного равновесия какого-то юноши с горящим взором. - Рассказывай дальше.
       - В определенном роде он действительно одиночка. Его собственный план, совершенно самостоятельная подготовка. За последний год он ни разу не входил в контакт ни с "Черными", ни даже с Эскалерой и его людьми.
       - Сомнительно. Данные полные?
       Солнце плавит стекла, пробивается через отражающее покрытие, через жалюзи, вылизывает кабинет языками лилового пламени. Астматически хрипит измученный кондиционер; референт ловит взгляд Габриэлы, и, конечно, понимает, что нужно вызвать ремонтника, но - только не сейчас, лучше под утро, когда будет можно отправиться спать, закончив с первой волной расследования. Говорить о подобных мелочах референту не нужно, он сам все знает.
       - Полные. Мальчик-одуванчик, закончил школу вторым, первой, кстати, его подружка, получил пять согласий на поступление, но стипендию только на секретарских курсах, потому что в остальные места отправил поддельный аттестат. Курсы - наши, спонсируемые. Закончил первым. Подал резюме на вакансию личного помощника. Прошел весь отбор. Сам. Сфорца пожелал кого-нибудь зеленого... ему нашли двоих, первый ему не понравился, второй...
       - Второй ему понравился, - Габриэла закуривает десятую за час сигарету. - По итогам... собеседования.
       Габриэла перебирает четки, охлаждает пальцы прикосновением к шарикам из змеевика. Жарко. Всегда жарко и всегда кажется, что никогда не будет нормальной погоды, нормальной работы, порядка, выполнения инструкций, разумных действий со стороны Франческо, подчинения его банды хотя бы минимальному набору правил...
       - Да. Вполне. Так вот, цепочку я перетряхнул по звеньям, всю эту работу мальчик действительно проделал сам, с нашей стороны совершенно чисто. Насчет автоматов просвечивания я уже распорядился, эта щель закрыта. Но если это одиночка, я съем свои носки.
       - Аргументируй, - начальник службы безопасности флорестийского филиала корпорации "Сфорца С.В." смотрит за плечо референта, туда, где на низком столике лежит следующая пачка сигарет. Нет. Пусть лежит пока. Хотя бы до конца разговора. Не курить... столько. Не пить столько кофе. Вообще... не волноваться. Это ведь привычно, все привычно, началось еще в день, когда Сфорца приобрел лицензию, за пять лет можно бы и смириться с тем, как все происходит...
       - Ну, смотрите. Мальчик из достаточно приличной семьи. Отец, конечно, спился, но он был бухгалтером, мать педиатром. Мать умерла уже семь лет назад. Там что-то мутное, официально - самоубийство, выпала из окна, но это я еще размотаю. То есть, это не контингент "Черных", в общем и целом. Хотя старший брат действительно был боевиком. Бригада Сантьяго. И, - референт слегка улыбается, - Франческо его действительно убил. Три года назад, нападение перед мэрией.
       - Младший брат боевика бригады Сантьяго подает резюме на вакансию помощника Франческо Сфорца и проходит три этапа собеседования, - одиннадцатая сигарета. - Как там с нашей стороны? Чисто, ты сказал? Кто его проверял?
       - Анольери лично.
       - Что-о?! - сигарета вминается в каменное дно пепельницы.
       Здесь есть сотрудники... и сотрудники. Анольери из вторых. Его Габриэла привезла во Флоресту из Флоренции - любимая шутка племянника: "какая разница, даже число слогов совпадает!" - и до сих пор думала, что в нем можно быть уверенным. Вместе работали в Африке, в конце концов. В Африке, кажется, было легче. В Африке не было Франческо. Там была просто работа, на всех уровнях, от контртеррористической до банальных глупых инцидентов в духе "...лица белой национальности спросили точное время окончания моего рабочего дня и пообещали увести меня в багажнике автомобиля за реку, с какими целями - не объяснили. В назначенное время никто не пришел и больше они не появлялись...", за которыми на самом деле ничего не стояло. Так редко бывает, чтобы ничего не стояло, реже, чем может показаться.
       - А ласточка наша прошла проверку на детекторе лжи, - пожимает плечами референт. - Абсолютно чист и удивительно невинен. Он ничего не скрывал. Убеждений брата не разделяет, "Черных" ненавидит, хочет сделать карьеру в корпорации и глубоко восхищен личностью Франческо. Умненький такой отличник, лапочка просто. Вот поэтому я и думаю, что это не одиночка. Ему помогли подготовиться к полиграфу. Портрет с реконструкциями данных со спутников Анольери сверял. Но мальчик последний раз был у Эскалеры в пятнадцать с небольшим - а это же самый текучий возраст, все меняется. Сверка показала достоверность 20-25%, то есть, гарантированно - нет его в базе данных. Анольери просто передал данные кадровикам, а туда как раз упала директива таких вот родственничков не обижать и не отсеивать. Угадаете, чья?
       - Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царствие Небесное... - вздыхает Габриэла. - Помогли подготовиться? Я хочу знать, кто.
       - Васкеса вам не отдаст де Сандовал. Базу Эскалеры ликвидировали. Мы, конечно, будем работать вокруг, но...
       - Благодарю. Позови секретаря, пожалуйста...
       - Два кофе, я знаю.
       - Три, - улыбается Габриэла. - Двух не хватит.
      
       ***
      
       До утра далеко, но сегодня вся служба безопасности флорестийского - рестийского, как говорили, чтобы не ошибиться на слух даже случайно - филиала корпорации спать не будет, от резиденции до представителей в полиции по всей стране. Первые данные получили за час, но это ерунда, краткая выжимка для Сфорца; основной массив предстоит обработать в ближайшие сутки. Хотя уже к утру будет достаточно ясно, в каком именно направлении работать.
       - Когда вернется господин Сфорца? - вопрос в селектор. Габриэла представляет себе круги на воде: ее секретарь связывается с ночным секретариатом Франческо, не получает там заверенного расписания на завтра, перезванивает охраннику, процедура верификации, обмен репликами... - Благодарю.
       Неизвестно. Господин Сфорца отправился отдыхать, что скорее хорошо, потому что двое суток работы подряд - это слишком, но он отправился отдыхать в компании Фиц-Джеральд, а это означает, что обнаружиться оба могут... где угодно, когда угодно. В Венеции через сутки, например. Конечно, обо всех переменах доложит охрана, но от этого не легче.
       ...все-таки, во всем виноват Антонио. Не особо молодой, но видный и обладающий сотней достоинств вдовец женится на молодой прекрасной вдове - как это мило. Сводные брат и сестра быстро полюбили друг друга. Это все шелуха для прессы. "Юлиана Сфорца выходит замуж за простого солдата!" - туда же. За начальника собственной службы безопасности, полковника в отставке - так точнее. И это не называется "выходит замуж". Это зовется иначе - "нашелся человек, который вытащил безумную бабу из лаборатории и поставил условием доступа к любимым колбам и пробиркам подобие нормального образа жизни". С регулярным питанием и хотя бы парой выходных в месяц. Что удивительно - послушалась. А дети - о да, быстро, только не полюбили: нашли друг в друге мощную поддержку для всех совершенно недетских пакостей и фокусов. Что Паула, что Франческо - наказание одного порядка, но племянница хоть относится к себе, как к ценному инструменту для расковыривания на части окружающего мира, а Сфорца... то ли уверен, что бессмертный, то ли втайне одержим суицидальными намерениями. Впрочем, почему же втайне... явно, куда уж откровеннее?
       Стрелки на часах бегут к утру, после полуночи становится чуть легче дышать, впрочем, только чуть - многострадальный кондиционер оставляет снаружи влажность, но не может справиться с давящим, тяжелым ощущением сырости, духоты, сбрендившего давления. Только в два-три предрассветных часа можно действительно работать, погружаясь в материалы полностью, ощущая, что принимаешь верное решение, не заставляя себя перечитывать дважды, не проговаривая про себя распоряжение трижды, прежде чем произнести вслух.
       В сорока километрах отсюда, в национальном парке Мерида, где расположена коррекционная школа, сейчас мирно спит - и тикает во сне, наверное - часовая бомба. Хуан Алваро Васкес, семнадцать лет, уроженец Флориды, образование среднее, рост 178 см, вес 74 кг, волосы черные, глаза карие, телосложение правильное, особые приметы: нет. Надпись на полях: "хорош собой, более чем". Габриэла смотрит на снимок. Да, действительно, даже для флорестийца - "более чем", смешение всех мыслимых кровей раз за разом порождает весьма эстетичные результаты, а этот приметен и на фоне прочих. Очень... правильное лицо, геометрически правильное какое-то, четкий овал, точно выдержанные пропорции, отличная работа; Габриэла ловит себя на желании сказать "well done!". Кто же его сделал-то, этого мальчика? Сделали ведь. Специалист, способный подготовить подростка к проверке на полиграфе - это очень интересный противник. Раньше таких не было. И это вдвойне интересный противник, потому что секретарша, Мария дель Ампаро, цела-целехонька. Мальчик вылетел из плана, запаниковал... но ни одного неверного жеста не сделал, что для местных вообще удивительно.
       Версия вторая - психопатология, много слабее. Оба психиатра "не исключают", отвратительно расплывчатая формулировка, но им нужен живой Васкес для обследования, а вот с этим серьезные проблемы. Как интересно в совокупности смотрятся образ действия де Сандовала, в принципе, привычный, и скоропалительное решение Франческо об уничтожении базы... эти двое пытаются что-то поспешно закопать? Что, о Господи, что?.. Когда руководитель корпорации что-то пытается скрыть от собственного главы службы безопасности - пора думать о пистолете с одним патроном. Так всегда было, всегда и везде... а разговоры, что в "Сфорца С.В." все не так - это в пользу бедных, право слово.
       В девять утра является собственной персоной дражайший племянник, и Габриэла идет к нему, ощущая себя ледоколом, нагруженным ценными сведениями. Многочисленные желающие получить доступ к начальственному телу остаются за спиной. Подождут.
       - Что это? - Франческо не желает смотреть в поданную ему распечатку, шевелит мышкой - будит ноутбук.
       - Список на увольнение. Заверь.
       - Уберите, - тонкий надсадный вой разгоняющегося жесткого диска. - За вчерашнее я никого увольнять не буду и вам запрещаю. Вопрос закрыт.
       - Мне нужно разрешение на допрос Васкеса.
       - Нет... не сейчас. Рауль сообщит, когда будет можно.
       - Как мне это понимать? - лязгает металлом Габриэла.
       - Да очень просто, - племянник старательно смотрит в монитор, разбирает почту и просматривает... да черт его знает, что он просматривает. - Я хочу себе этого мальчика... он мне понравился. - Габриэла не успевает открыть рот, как Франческо добавляет, слегка улыбаясь: - Нет, тетушка, не в этом смысле, в этом смысле я вообще женюсь. А вы юношу окончательно покалечите, у него и так мозги набекрень.
       - Ты вообще... что?! - пить много кофе, много курить и не спать сутки подряд в пятьдесят шесть лет очень вредно, очень: пол куда-то плывет, а стены кабинета идут волнами, словно морская гладь.
       - Тетушка, вы меня прекрасно расслышали, да?
       - Великолепно! - жаль, что здесь не курят, но чтобы наконец-то вправить мозги Франческо, придется обойтись без сигареты, которую просят пальцы, просят губы, такой привычный жест... - Скажи мне, любезный племянник, ты вообще понимаешь, что собираешься сделать?
       - Ага-а! - и пойди разбери, это ответ, или посвящается какому-нибудь открытому файлу и пришедшему в голову озарению... - Габриэла, я все-таки не настолько дурак, как вы думаете, честно-честно...
       - Ты понимаешь, что тебе придется изменить, - наконец-то! Габриэла не знает, кто именно ухитрился окрутить... это, но заранее благодарна за роскошный повод. - свои привычки?
       - Ну... я думаю, мы сами разберемся, как нам жить, да? И как там это... планировать семейный бюджет, - Франческо пялится в монитор, и нельзя даже быть уверенной, что вся эта сомнительная ирония адресована собеседнику, а не чему-то только что прочитанному.
       - Я говорю не об этом. Я говорю о том, что, - ой, как хочется протянуть руку и выдрать сетевой шнур из разъема. - если ты не хочешь оставить жену вдовой... или обнаружить, что ее убили из-за твоего нечеловеческого раздолбайства, - Габриэла повышает голос, - или ваших детей взяли в заложники!.. То тебе придется соблюдать меры безопасности. Придется.
       Вот теперь ей удалось добиться внимания. В первый раз за несколько лет, и прошлым, что самое смешное, Габриэла обязана три года как покойному старшему брату нынешнего покушавшегося. Определенно, от этих Васкесов есть польза.
       Прямой взгляд. Осмысленный, собранный. Франческо сейчас весь здесь, насколько это возможно, насколько это потомственно безумное существо способно вместиться в свою материальную оболочку - "семьдесят пять кило костей" - и Габриэла Росси вдруг готова отступить. Возможно, он понимает, что делает. Возможно, это все не рассеянность, беспечность и витание в эмпиреях, а очень точный расчет.
       - Тогда, может быть, вы попробуете предупреждать покушения? Что вам для этого нужно - средства, люди, техника, что? Какие меры безопасности я нарушаю? Я что, поехал в гости без охраны к этому Хуану Алваро?! Или все-таки это он оказался в моем кабинете? - ладони впечатаны в стол, Франческо встает и подается вперед, голосом можно выстудить все шесть этажей здания, выстудить и нашинковать на очень тонкие ломтики.
       - По твоей директиве. И ты сейчас мешаешь провести расследование, - последняя линия обороны.
       - Оставьте в покое юношу. Оставьте в покое ошибившихся. Особенно Анольери, - когда успел заметить, он же даже не читал распечатку! - Оставьте в покое меня. Вы свободны.
      
       Алваро
      
       - Сеньор де Сандовал...
       - Рауль, - в третий раз за час поправляет хозяин "террариума".
       Алваро неловко называть по имени человека вдвое старше себя, такого, как де Сандовал, чем-то похожего на своего хозяина... начальника, поправляет себя Алваро, потом улыбается: новые привычки вбиваются быстро. Хватило брошенного кем-то из старших "хозяева у собак, придурок!". Васкесу надоело быть придурком, идиотом, кретином и чурбаном, он старается соблюдать правила "террариума", официально, по документам - коррекционной школы для подростков, принадлежащей корпорации "Сфорца С.В.".
       Называть директора школы по имени, называть по имени, но на "вы" всех вокруг - соучеников, обслугу, преподавателей... "Вы бестолочь, Алваро" - как это звучит, если вдуматься. Гораздо противнее, чем "ты бестолочь!". Высокомерие европейских завоевателей, их аристократические замашки, насквозь фальшивые и приторные. Честный подзатыльник прислуге куда лучше любимого раулевского "Вы были несколько невнимательны!". В "террариум" вложено столько средств, что отсюда хочется сбежать, вот только территория охраняется слишком надежно - не выйдет, а если и выйдет, то поймают и дадут премию за обнаружение очередной дыры в защите, у некоторых старших на счету по паре-тройке таких наград.
       Все вокруг - новое, нарочито элегантное, демонстративно дорогое. Каждая паршивая вилка в столовой - серебро, дизайнерская работа; домашние тапочки, одноразовые ручки, пластиковые стаканчики - тоже сделаны под заказ для корпорации "Сфорца С.В", "Sforza Chimie Biologique", но - высший шик! - никаких логотипов, и наверняка в представительские расходы все эти стаканчики, зажигалки, салфетки и одноразовые носовые платки не включаются. Причем производство - местное, корпорация поддерживает экономику страны, щедро раздавая заказы.
       До сих пор Алваро казалось, что он любит элегантные вещи, дорогую одежду и изысканную еду. То, что ему доставалось слишком редко, куда чаще он глазел на то, как оно остается другим, богаче, удачливее. Теперь его тошнило. От возможности жить одному в комнате с такой бытовой техникой, что одни колонки стоили... три зарплаты отца в лучшем случае, про остальное, про ноутбук с лазурным логотипом лучше вообще не думать. От возможности поставить себе на стол гнутый и вытянутый заварной чайник, матово блестящий и слегка шершавый на ощупь, за который он год назад повесился бы. Даже не позолоченная мышеловка, золотая. Платиновая. Противно. Все - напоказ, все - ради выпендрежа: вот в вас, сволочей, сколько денег вложено...
       - Рауль, я не хочу посещать занятия. Мне все это, - Алваро обводит рукой комнату, - не нужно. Я убийца. Я хотел убить господина Сфорца... и если мне представится возможность, я его убью.
       - Так ходите ж на занятия по физподготовке, - смеется де Сандовал. - Убийца вида несчастного зарезал Франческо ужасного... Алваро, это на анекдот и то не тянет.
       - Ваш Франческо! - вспыхивает Васкес. - Его на части разрезать можно, а он не заметит!
       - Начальство у нас увлека-ающееся, - мурлычет де Сандовал, щурит желто-зеленые кошачьи глаза, кивает. - Вы пробуйте, пробуйте, это полезно. Первая попытка была хороша.
       Они все здесь сумасшедшие, думает Алваро Васкес, спятили, зажрались, мозги заплыли жиром. Вся верхушка корпорации состоит из безумцев, подобных самому Сфорца, и де Сандовал - не исключение. Невысокий, на полголовы ниже Алваро, хорошо сложенный - тонкокостный, но с прекрасно развитой мускулатурой, с руками отменного фехтовальщика - Алваро такие уже видел. Пепельные волосы на уровне шеи прибраны в небрежный "хвост". Холеный красавчик с правильным ярким лицом. Щеголь, даже пижон, слишком увлекающийся украшениями - цепочки, кольца, браслеты, все только авторская работа; а в сочетании с вытертыми джинсами и камуфляжной майкой это смотрится... безумно.
       Подобных безумцев здесь хватает - и у каждого свой неповторимый стиль, но де Сандовал по экстравагантности переплевывает многих и многих. Алваро созерцает проколотое в четырех местах левое ухо Рауля. Мелкое колечко, колечко покрупнее - белое золото, синяя капля прозрачного камня... сапфир или все-таки стекло? Морская звезда, не сразу поймешь, что мелкие кристаллики - на самом деле металл; кажется, это называется "капельное серебро".
       "Как же я вас ненавижу! - думает Алваро. - Пижоны, педики, выродки европейские..."
       Ему самому кажется, что с момента попадания в "террариум" он начал деградировать, скоро будет швыряться оружием угнетенных народных масс и рычать "зажрались, суки!". Год назад, да что там, месяц назад ему подобное бы и в голову не пришло. Жить хорошо, хорошо жить - еще лучше. Спасибо школе, спасибо сеньору де Сандовалу с его перстнями и морскими звездами в ушах. Достали. Майка, которая, наверное, тоже стоит как четыре обеда в приличном ресторане, приличном для Васкеса, а не для де Сандовала, конечно, натирала шею. Своей ценой, не иначе.
       - И что ж вы меня так созерцаете? - издевательски спрашивает Рауль, потягивается в кресле. - Глазки мне строить бесполезно, я мальчиками не интересуюсь.
       - А по виду и не скажешь, - цедит Алваро, примериваясь, выйдет ли с постели дотянуться до поганца. Ногой бы по этой челюсти...
       - Дитя мое, вы прекрасны! - де Сандовал уже не смеется, он попросту загибается от смеха. - Ваши стереотипы истинного мужества у вас на ребрах, ну а мы, извините, как-то не считаем, что мужчину шрамы украшают.
       - Ваши побрякушки лучше украшают?
       - Ох, Алваро, я ожидал от вас большего. Хотите хамить, так делайте это с умом. Вы неглупый юноша, вы не дитя трущоб, у вас даже не получается всерьез изображать из себя дитя трущоб, вам же самому неловко все это плести...
       Попал. Да, неловко, но от бесконечной иронии, снисходительности, эпитетов, вечно указующих на его дикость и неотесанность, хочется вывернуться вон из кожи и изобразить из себя ровно дитя трущоб. Безграмотное, злобное и находящее удовольствие только в разрушении всего мало-мальски оформленного, осмысленного и красивого. Достали. Довели до постоянной тихой истерики, которая булыжником лежит на дне желудка и заставляет злиться еще сильнее.
       - Я вам все-таки предлагаю начать заниматься. Пойдемте в спортзал, сейчас. Я предоставлю вам шанс набить мне наглую морду... если у вас получится, конечно.
       - Вы с каждым так возитесь? - спрашивает Алваро.
       - Поначалу - да, - кивает де Сандовал. - Редко кто адаптируется без проблем.
       - Зачем это вам? Вам лично? Так хорошо платят?
       - Наверное, хорошо... Я не помню, сколько мне платят, Алваро, - у Рауля честные глаза крупного хищника, тигра или пантеры. - Это правда. Я давно не интересовался. Понимаете, мне... нравится исправлять кривое. Чинить. Выращивать из мальков вроде вас что-то стоящее. Я по призванию садовник, наверное... по тестам так.
       Человек в кресле напротив говорит чистую правду, что думает, то и говорит, не стесняется, не оценивает взглядом со стороны, как что будет звучать. За подобное действительно хочется набить наглую морду - за вот эту естественность, свободу и прямоту, которые стоят на... трудно представить, на чем. Трудно представить, что может заставить взрослого человека так говорить с несостоявшимся убийцей, вчерашним школьником, только что нахамившим, да и вопрос задавшим с подковыркой, разумеется.
       - Вы по призванию аквариумист, - улыбается Васкес.
       - Браво, Алваро! Можете же, когда хотите, меченосец. Вставайте, вставайте, а то пролежни заработаете.
      
       ***
      
       Полтора часа разминки. Ни одного знакомого упражнения. Ведро или два выжатого пота. Трижды пробивавшая позвоночник острая боль - и три сеанса вправления невесть чего заклиненного. Руками де Сандовала, разумеется. Любителя починки кривого.
       Ладонь на подбородке, другая на затылке, резкое движение, хруст, цветные пятна перед глазами... Браслет щекочет шею. Побрякушки свои Рауль не снял. Он и не взмок, хотя разминался вдвое интенсивнее, только чуть скулы порозовели.
       - Вас просто безобразно тренировали! - рычит на третий раз крупное хищное млекопитающее. - Вам позвоночник и все суставы разнесли уже! Я бы тому дикарю, который вас учил, оторвал голову...
       - Ему наверняка уже оторвали, - скалится в ответ Алваро. - Без вас справились.
       - Это просто превосходно! Есть за что! Берите штангу, будем выправлять...
       В огромном спортивном зале они одни, больше никого нет, но юноша уже не думает о том, чтобы сзади огреть де Сандовала грифом от штанги или гирей по голове. Бесполезно даже и пробовать, выпендрежное создание уже продемонстрировало малую толику своих умений - в промежутках между очередными размахиваниями штангой так и этак.
       - Бейте... да нет, всерьез бейте, ну? - едва заметная отмашка, и Алваро, который был уверен, что его кулак метит противнику в пресс, обнаруживает, что промахнулся на добрых тридцать сантиметров мимо корпуса. - Отлично, теперь давайте медленно... понимаете?
       Алваро все понимает; особенно то, что ему придется заниматься несколько лет, чтобы вот так же, легким шлепком тыльной стороны ладони, сбить руку нападающего далеко в сторону.
       - Да, вы правы, - соглашается с этим предположением де Сандовал. - К несчастью, вас не только учить, вас переучивать придется. Выбивать эти ваши рефлексы дуболома. Вас досочки пробивать не заставляли? - бровь издевательски приподнята.
       - У меня не получалось.
       - Ну слава всему, что хоть не получалось! Алваро, руки, - пальцы перед носом вертят какие-то хитрые фиги, дразнятся гибкостью и ухоженностью, наверное, тут поработала маникюрша, - даны нам природой не для того, чтобы превращать их в сваи. И тем более - не в агрегат для забивки свай. Вы же ими пользоваться всю жизнь будете, за клавиатурой, например. А они - досочки, кулаками. Тьфу. Варварство... Работайте, работайте.
       Сорок четыре, сорок пять, я больше не могу, сорок восемь, какая яркая лампа, зачем столько ламп, пятьдесят два, он сказал семьдесят? Спятил, наверное, это просто невозможно, шестьдесят два, я сейчас умру, что это за дикий хрип, это я так дышу? Я доделаю, доделаю, семьдесят... один!..
       - Не садиться! - в руки ложится бутылка с тошнотворным сладко-соленым пойлом. - Два глотка! Берите палку, продолжайте...
       Спазм головной боли сменяется плывущей легкостью, в горле уже не торчит еж, никакого горла нет, ничего нет, зал, выдержанный в бежевых и серых тонах, кажется ослепительно ярким, тесным и отчего-то качается, Алваро прижимается к стенке - "затылок-лопатки-хвост-икры-пятки" - щеки чешутся от собственного пота, в ушах звенит... так хорошо ему не было никогда. Даже после ночи с Санчей. Это почти то же самое, только острее, лучше, сильнее.
       - А как хорошо вам будет завтра, - садистская улыбочка маячит перед носом.
       - Я знаю... я же не первый раз...
       - Бассейн. Сауна. Массаж, - объявляет программу Рауль.
       Его просто распирает от удовольствия, отмечает Алваро. В этом есть что-то слегка неприличное, заставляющее смущаться и чувствовать себя голым даже в спортивном костюме. Юноша ощущает себя пластилином, разогретым в умелых пальцах, податливым материалом, из которого можно вылепить все, что угодно. Так нельзя. Нужно собраться, разозлиться, возненавидеть... но сил нет. Де Сандовал отлично знал, что делает. Приручение непокорных идет по графику. Сейчас Васкесу это нравится, но у него нет сил даже на презрение к себе. Ему легко, пусто и светло.
       - Вы молодец, - уже в сауне говорит Рауль. - Хорошее здоровое упрямство, весьма похвально.
       - Я примитивен, - отвечает Алваро, вспоминая откровенность в своей комнате... ему хочется попробовать, как это: говорить ровно что думаешь, описывать, что чувствуешь, ничего не боясь. - Я щенок. Вы меня загоняли, и я расплылся. Теперь можно меня почесать за ушами. Так каждый день, и я буду ручной. Все забуду, всех продам. Вам, наверное, встречались случаи и посложнее, да, Рауль?
       Де Сандовал теребит краешек полотенца, повязанного на бедрах. Ладонь подпирает голову, он лежит на боку, по гладкой смугловатой коже - это явно солярий, оттенок слегка неестественный - стекают крупные капли: пять минут назад господин директор школы развлекался, поливая себя и Васкеса минералкой из перегревшегося пластикового баллона. Было весело.
       - Алваро, - вздыхает он. - Вы мне не поверите в очередной раз, но никому не нужно, чтобы вы всех забывали и продавали. Вас никто не приглашает работать в корпорации и разделять ее цели и интересы. Вам про это уже раз десять точно сказали... я могу только повторить. Во рту, конечно, слаще не станет, но врать вам я не собираюсь.
       - Так зачем все это надо?! Куча денег, куча времени! Вот только не заливайте мне про управленческий персонал высшего уровня для Флоресты!
       - Наша песня хороша, начинай сначала, - мужчина напротив потягивается... потягиваться с таким усталым омерзением еще уметь же надо! - Заливают баки. Горючим. Вас с баком на данный момент роднит только некоторая пустота в голове. Так что ничего я вам заливать не буду, расслабьтесь вы ненадолго, устали же...
       - Нет, объясните!
       - Вы не поверите моим объяснениям. Поговорите с другими учениками, может, они вам что-нибудь убедительное скажут? Алваро, человека нельзя ни в чем убедить насильно. Если ему нужна истина, он поверит только в ту, до которой докопался сам. Вот и копайте, пожалуйста, лопата вам в руки...
       - И вас не интересует, до чего я докопаюсь?
       - У меня есть предпочтения на этот счет. Но вы не должны иметь их в виду. Ваши раскопки - ваше личное дело. И результаты их - ваше личное дело. Мое дело - дать вам лопату, я ее уже дал.
       - Манипуляторство высшего порядка.
       - С вашей колокольни - разумеется, поэтому я и не бегаю за вами с убеждениями и разъяснениями. Сами, все сами, дитя мое. Сами поймете, сами будете отвечать за понятое. Будь вы намного младше, вас можно было бы учить, а сейчас вы должны учиться. Понимаете разницу?
       - Рауль, перестаньте, - просит Алваро. - Вам же нравится чинить... ну так давайте, чините меня. Вот, я весь ваш... ну так поговорите со мной. О политике, о том, почему только господин Сфорца знает, что нужно делать с нашей страной, почему он прав, а я дурак, почему "Черные бригады" - преступная организация, почему партия Национального Освобождения тянет страну в болото кровавой смуты... Рауль, ну пожалуйста!
       - Звучит эротично, почти неприлично, - де Сандовал подмигивает. - Не нужно мне отдаваться ментально, я этого не люблю. Знаете, самые привлекательные женщины - те, которых нужно добиваться. Вопль "возьми меня, я твоя навеки!" скорее пугает, не находите? Вот и у пчелок, то есть, в ментальной сфере, то же самое.
       - На что вы намекаете?!
       - На то, что вы играете со мной в неприличную игру. Манипуляторскую, только порядок у нее довольно низкий, - крупное хищное млекопитающее сердится, верхняя губа слегка подергивается. - Фактически, вы предлагаете мне вас изнасиловать, чтобы потом сказать, что все произошло против вашей воли, без малейшего согласия и участия. Так ведут себя женщины, у которых довольно серьезные проблемы. И как подобная женщина, вы очень оскорбляетесь, когда я отказываюсь вас насиловать. Потому что хочется, но - колется, обязательно нужно, чтобы заставили, принудили, чтобы можно было говорить "я ничего не могла сделать!". А я не буду, извините.
       - Тогда отпустите меня... - на глазах выступили слезы, нужно бы встать да врезать этой твари по надменной морде, по сложенным в презрительной усмешке губам, но ведь не получится. - Я же сюда не просился!
       - За воротами школы вас ждет расстрел. Согласно оккупационному законодательству, статья двадцать четыре. Вы совершили покушение на Франческо Сфорца, материалы переданы госпоже Фиц-Джеральд. Мне вас в подполье переправлять? Вас там пристрелят после допроса, и мои страшные издевательства вы будете вспоминать, как лучшее в своей жизни.
       К великому сожалению Алваро - это правда, и даже сейчас, едва не рыдая от обиды, он помнит, что это правда. После уничтожения базы Эскалеры ему никто и никогда не поверит. Никому не докажешь, что люди Сфорца сами все знали...
       - Можно, я буду просто работать? Хоть уборщиком. Только без этих ваших фокусов...
       - Нельзя.
       - Ну почему?! - все, удержать рыдание не удалось.
       Алваро прячет лицо в ладони, прижимается к лавке, и плачет, какой-то частью сознания понимая, что это - тоже элемент дрессуры, что де Сандовал совершенно нарочно доводил его до срыва, и юноша отчасти благодарен, но ему стыдно... и смешно от этого стыда, потому что "мужчины не плачут" - глупость того же порядка, что и штампы про кровавую смуту. Одна половина Алваро жаждет утешения, просит - до предвкушающей дрожи в спине, - ласки, отцовской или братской, ладони на голове, возможности выплакаться на руках Рауля. Другая отрешенно оценивает эту идею, ее суть, смысл и происхождение... фиксирует все стадии: молчаливую, плечами и лопатками, просьбу приласкать, ожидание, разочарование, злобу, опустошение. Второй половине Алваро противно смотреть на первую, но с ней приходится сосуществовать, потому что рыдающий щенок сильнее, живее, а Алваро-разумному почти никогда не удается взять на себя контроль... но, может быть, после этой истерики получится. Если сеньор де Сандовал не помешает.
       Директор, должно быть, хороший психолог - он даже не двигается, лежит, запрокинув руки за голову, и смотрит в потолок.
      
       Джастина
      
       Чем я занимаюсь, улыбается Джастина, ну чем я занимаюсь, когда надо работать. Восемь часов моего дневного труда оплачены Мировым Советом, и оплачены вполне прилично, так что ответной любезностью с моей стороны было бы эти восемь часов посвящать делам служебным, а не упихиванию слов в подобия строф, но сама собою, из пустяка, образуется рифма, складывается строка, вылетает ритм - дробью из-под каблука... Хватит. Звукоподражание - удел попугаев и прочих пернатых, а слова на невольно подхваченный чужой ритм, на простенькую легкую рифму можно наматывать очень долго... долго и бессмысленно.
       В стихах должен быть смысл. Их нужно делать. Руками. Делать, строить, проектировать, а не попросту лепить один образ к другому, и так - пока фантазия не иссякнет. Это умеет Франческо, он - умеет, и подражать ему бессмысленно, а навязчивый ритм, да что там - ритм, еще и стиль, манера... Копировать это попросту пошло. Попугайничать нехорошо, и нехорошо весьма. И нужно работать. Вот только не над чем. Во Флоресте все неприлично спокойно. Никаких нарушений, преступлений и прочих деяний, находящихся в компетенции наблюдателя Мирового Совета. Редкостное безобразие. То есть, редкостная идиллия. Ни один водитель корпорации не задавил старушку, переходившую улицу на зеленый свет. И ни один радикально настроенный представитель местного населения не толкнул ту старушку под колеса машины, принадлежащей корпорации. Прямо-таки свинство с их стороны... сговорились, что ли? Никто не желает правонарушать и преступать рамки.
       Надо понимать, все готовят нечто особенное, масштабное и эпическое. Дабы скрасить бедной Джастине последний месяц на посту. Чтобы госпожа Фиц-Джеральд уходила в отставку с радостным воплем "ну наконец-то ваши проблемы не имеют ко мне отношения!". С них ведь станется, что с местных радикальных элементов, что со злобно гнетущих неоколониальных интервентов. Приметы XIX века - элементы, интервенты, скучающие дамочки-поэты, бесцельно изводящие дискеты и букву эн теряющие где-то; стоп.
       Кнопка селектора мягко скользит вглубь, нехотя, словно пытается утопиться в воде Мертвого моря.
       - Изменения в графике есть?
       - Да, госпожа Фиц-Джеральд. Церемония открытия клиники отложена на послезавтра.
       - Причины?
       - С-сейчас... - сбивается секретарша; Джастина настораживает уши. Где-то в седьмом позвонке неприятно скребется предчувствие: началось? - Сейчас к вам зайдет господин Аболс, с вашего позволения.
       - Да, пожалуйста.
       Начальник полиции Флориды - кажется, и впрямь что-то произошло; какой приятный был бы гость, не явись он сугубо по делу... Джастина с удовольствием болтала с ним в свободное время, но в профессиональной ипостаси Карл попросту невыносим. Сочетание невероятной мнительности и нестерпимого занудства вообще не украшает мужчину, а если он при этом занимает полтора кресла, имеет привычку говорить почти шепотом и относится к госпоже наблюдателю от Мирового Совета как к неразумной девочке лет десяти... да его попросту убить охота!
       - Я принес хорошие известия, королева моя, - улыбается Аболс. - Сегодня вы можете не мучиться с разрезанием очередных ленточек!
       - Что, собственно, случилось?
       - У нас есть маленькие причины перенести церемонию. Такие... совсем крошечные, - Карл демонстрирует зазор между пальцами, миллиметра три, не больше. - Кажется, планировался взрыв. Мы проводим все нужные... и очень полезные процедуры.
       Джастина в очередной раз представляет себе, как необъятный Карл ловит за воротники "шалунишек" из "Черных" или любой другой группировки, обнимает за плечи и поит рыбьим жиром. Очень полезным.
       - Кажется? - с трудом пряча улыбку, спрашивает она. - Мерещится? Кто? Детали?
       Начальник полиции хлопает невинными глазами, улыбается - щеки закрывают уши, - достает из кармана платок.
       - Контейнер, - говорит толстяк. - Лишний. Пустой. С обрезками проводов. Провокация. Вероятно, есть и другой, настоящий...
       Джастина проводит большим и указательным пальцами по векам, кончики пальцев встречаются на переносице, туда, где вспухает болью точка... третий глаз режется, что ли? Аболс, как всегда, не сказал почти ничего; он не обязан говорить и то самое "почти", но предпочитает ссыпать с ладони крошки информации. Зачем, хотелось бы понять госпоже Фиц-Джеральд; но за шесть лет так и не удалось.
       - Чей?
       - Расследование еще не закончено, - шепотом сообщает клетчатому платку Аболс. - Так что езжайте-ка, королева моя, домой... или в корпорацию.
       Джастина, замерев, ждет продолжения - если сейчас последуют поздравления, она кое-кого закопает живьем в песок на пляже, - но Карл ничего не говорит. Опять непонятно, зачем пришел. Жест вежливости? Информацию можно было бы сообщить и по телефону. Впрочем, начальник полиции, кажется, терпеть не может телефонные переговоры. Ему гораздо проще приехать лично. Но что случилось сегодня?
       Непонятно, непостижимо - ну и пусть себе, пропустим и это мимо, а домой - отличная идея, скоро кончится эта проклятая неделя, и... Домой. И никаких "и".
      
       ***
      
       Посреди дороги Джастина стучит костяшками пальцев по пластиковой перегородке в салоне автомобиля; водитель поворачивается, недовольно щурясь: салон оборудован микрофоном и динамиками. Секретарь, сидящий рядом, вскидывается.
       - В "Магдалену".
       - Не назначено, - напоминает секретарь. Госпожа Фиц-Джеральд отмахивается: ее примут в любое время.
       Охранник на переднем сиденье делает лицо. Пожелтеть от негодования у него не получается, но еще минута презрительного морщенья носа - и станет же похож на лимон с тонкой и пористой блестящей кожицей. Золотисто-смуглый, как добрая половина флорестийцев, лимон.
       Я хочу воду, думает Джастина, много воды, ванну, ароматическую соль, чтобы пахло жасмином, чтобы наконец-то размяли по-настоящему плечи, разгоняя накопившиеся за две недели зажимы, и смешную сиреневую грязь на лицо, и смотреть на себя, едва приоткрывая веки, под строгое ворчание мелкой девицы, специалиста высшей категории, и - отдохнуть. Вылететь из ритма белки в колесе, перестать наматывать километры на месте... споткнуться. Вода, жасмин, нагретое массажное масло, хрустящие на коже кристаллики сахара - все удовольствия сразу, но главнейшим, первым: подчиняться ритму процедур. Чужой воле, чужим правилам. Перестать быть стержнем, осью, ступицей колеса...
       Четырьмя часами позже она сидит в кресле, нетерпеливо ерзая, пока одна девица занята маникюром, другая пытается изобразить из шевелюры госпожи наблюдателя хотя бы подобие высокой прически - неведомо зачем, и непонятно, когда же закончит. Джастина наблюдает в зеркале затылок маникюрши - волосы сострижены почти налысо, везет же некоторым, они не топорщатся, а легкими темными струйками стекают по черепу. Джастине такая прическа не светит, только крупные кудри ниже плеч, с таким трудом убирающиеся в узел; интересно, а эта девочка с трогательно светящейся макушкой хотела бы обрасти? Наверняка. Это всегда так - свое не устраивает, вот бы поменяться с любой другой, пусть и три волосины, но как же чудесно смотрится этот почти голый правильной формы череп; а тут отросла грива, а попробуй ее обрежь, и станешь похожа на рыжего дикобраза, благо и челюсти соответствующие.
       Часом позже госпожа Фиц-Джеральд выходит наружу, полусонная и преисполненная долгожданного блаженства, водитель открывает дверь, она опускается на сиденье, вяло и слишком медленно соображая, куда делся охранник, и не оторвать ли ему за подобное нарушение распорядка голову... и дверь захлопывается, и машина трогается с места без приказа, оставляя водителя снаружи, а через тонированную дверь не увидеть, был ли он настоящим, а секунду назад Джастина его и не рассматривала, взгляд скользнул мимо.
       - Не бойтесь.
       Чужой голос бьет словно током, женщина подпрыгивает на сиденье, ударяется локтем о кнопку стеклоподъемника, ровно в ямку, по нерву, и бьет - опять разряд, пронизывающий болью до кончиков пальцев. Ладони мелко вибрируют, вспыхивают жаром.
       Рядом - на месте секретаря - другой человек, но тот же темный костюм с белой рубашкой, тот же силуэт, обмануться было легко; а машина?
       - Не дергайтесь, - с явной досадой говорит сидящий рядом чужак. - Не нужно.
       - Кто вы?
       - Пока что это неважно. Мисс Фиц-Джеральд, пожалуйста, будьте осторожны. Я не хочу причинять вам вреда.
       Тупое, твердое, упирающееся в ребра выше локтя - конечно, ствол пистолета. Машина едет быстро, но не быстрее обычного, постороннего могло бы удивить отсутствие охранника на переднем сиденье, но кто будет вглядываться в начинку официальной черной "Эстры", знакомой всей Флориде? Тем более, что стекла тонированы и внутри сейчас полутьма, а еще Джастина так и не сняла очки, а теперь боится поднять руку. Аргумент слева слишком весом.
       - Всех уволю... - зачем-то говорит она.
       - Вы будете совершенно правы, - отвечает похититель, и от его спокойного уверенного голоса в женщине вскипает злость.
       - Я очень рада, что вы одобряете мое решение! Что вам от меня нужно?
       - Мисс Фиц-Джеральд, пожалуйста, медленно откройте сумочку и достаньте свой телефон. Хорошо. Теперь наберите номер. Когда господин... - Джастина настораживает уши, кажется, даже волоски на руках встали дыбом в ожидании, - Щербина ответит... - сердце ухается вниз, куда-то сквозь сиденье и дно автомобиля, - скажите ему, что вы очень, очень недовольны.
      
       Габриэла
      
       - Простите, но я... не собираюсь есть заживо вашего пациента.
       - У меня не пациенты, у меня ученики.
       Рауль де Сандовал напоминает Габриэле броненосца или утыканный иголками сейф. Броня, иглы, битое стекло, контактный яд... все это обращено наружу, к миру. Внутри, под плотной шкурой - то, что принадлежит ему. Его собственность. Его ученики.
       - Хорошо. Вашего ученика. Мне нужно задать ему один вопрос. И мне нужно видеть, как он будет отвечать. Или как не будет.
       - Дорогая моя Габриэла, вы умеете так задать один вопрос... - щурится де Сандовал.
       Значит, Франческо уже успел поплакаться в эту... майку. Значит, эти двое общаются несколько плотнее, чем раньше казалось Габриэле. Вероятно, причина так отчаянно прикрывать малолетнего убийцу все-таки есть. Это нехорошо, это очень нехорошо; еще минуту назад женщина была уверена, что ее нет, этой треклятой причины. Франческо понравился мальчик, и он просто решил в очередной раз покрасоваться, а заодно с гарантией заполучить Васкеса себе. Уничтожение базы - надежный способ сделать юношу мишенью для "Черных бригад" и отрезать ему дорогу назад. Значит, юный сирота, - уже два дня как сирота, интересно, ему сказали? - рано или поздно примется искать утешения у врагов. И, конечно, найдет.
       Но получается, что дело не в этом?..
       С броненосцем всегда приходится проговаривать вслух вполне очевидные для многих вещи, это неприятно, оставляет на языке противный привкус, словно в очередной раз выкурила, сама не заметив, лишнюю половину пачки.
       - Рауль, давайте каждый будет заниматься своим делом? Вы - опекать своих учеников, я - задавать неприятные вопросы всем, кому понадобится. Это часть моей работы.
       - Всякую работу можно делать в разном стиле.
       "Сопляков своих поучай! - вспыхивает Габриэла. - Почему всякий педагог-дефектолог... без диплома!.. искренне уверен, что компетентен во всех вопросах на свете? Я же не учу его, как воспитывать его малолетних правонарушителей? Ну почему у людей не хватает честности - перед собой же, - чтобы признаться - себе же! - в том, что они не разбираются в некоторых вещах?.."
       Де Сандовал берет со стола деревянную расческу - грабли, можжевельник, модель 1:20 - стаскивает с хвоста резинку, широкую, бархатную, у любовницы, что ли утащил? - и принимается расчесывать волосы. Габриэла не сказала бы, что сие зрелище радует ее сердце, хотя Рауль, определенно, красавчик. Мелкий хищник, жагуатирика, может быть. Бронированная. Начальник службы безопасности рестийского филиала корпорации "Сфорца С.В." терпеливо ждет, пока директор коррекционной школы закончит прихорашиваться.
       Если господин директор хотел этим представлением внести в разговор приятное разнообразие, то не преуспел. Подобные штучки Габриэлу всегда раздражали, словно бы этот - на двадцать лет младше и на голову ниже, - начал с ней заигрывать.
       - Так каков будет ваш ответ, Рауль?
       - Не знаю, - и это не игра, а полная честность, он не торгуется, а действительно не знает, еще не все прикинул. Пожалуй, это единственное достоинство де Сандовала. - Мне и так очень трудно работать с этим мальчиком. Такая, знаете, помесь всех стереотипов среднего класса с пропагандой Черных. Плюс очень неприятного свойства закидоны, - морщится Рауль. - Я боюсь, что вы пустите прахом все мои труды.
       - Сочувствую, - врет Габриэла, тоже исполненная стереотипов среднего класса, и в этих стереотипах очень многие проблемы Рауля... и Франческо выглядят сущей ерундой, дурью, которой нужно просто перестать маяться, и все пройдет. - Но я не собираюсь беседовать с ним. Один вопрос. Один ответ.
       Дверь открывается беззвучно, хорошо смазаны шарниры, Габриэла этого не любит - ей нравится легкий, на грани слышимости шорох, скрип, звук трения металла об металл: предупреждение о том, что кто-то приближается. Она не оборачивается - не ее посетитель, не ее дело, но вошедший отражается в стеклянной створке шкафа. Широкий разворот плеч, аккуратная очень короткая стрижка и геометрически правильная, вычерченная мордочка. Искомый Васкес собственной персоной. Редкостное везение, отмечает Габриэла. Судьба. Течение, и если попадаешь в него, то все получается...
       - Рауль?..
       - Заходите, Алваро, вы удивительно кстати. Садитесь. Это Габриэла, начальник службы охраны. Как раз по вашу душу.
       - Здравствуйте, - кивает вежливый мальчик. Голос у него такой же, как внешность - правильный, приятный, хорошо сделанный... поставленный, тьфу ты, привязалось же!
       - Здравствуй, - улыбается женщина, проглотив мелкое хамство Рауля.
       Темные, почти черные глаза впиваются в лицо Габриэлы. Голос, взгляд, повадка, которую не приобретешь за несколько месяцев секретарских курсов и в обычной столичной школе, но хуже всего взгляд - цепкий, словно облизывающий, и даже не исподтишка, а открыто; видимо, избаловался тут, решил, что его принимают за обычного подростка. Ходячая провокация.
       - Вы о чем-то хотели меня спросить? - интонации строго отмерены: немного тревоги, немного любопытства, адресация к де Сандовалу - защитит же, не даст в обиду, - немало вызова: ты кто такая, зачем явилась?!
       - Кто помог тебе пройти собеседование в службе безопасности? - прямо спрашивает Габриэла.
       Трепещут длинные ресницы, губы сложены в беззвучное "ой?". Ты переигрываешь, думает Габриэла, ты неплохо играешь, но переигрываешь. Вот этот легкий страх, и сильная обида: ну как же, в его способностях усомнились - все это только занавес, бархатная портьера, под которой... что? Ходячая провокация, да, и провокация высокого качества. "Черные бригады" тут ни при чем, им такое не под силу, это класс повыше, это подарок из Европы... кому-то понравилась наша лицензия на работу во Флоресте. Что ж, этого мы давно ожидали.
       - Я это сделал сам, - отвечает юноша. Габриэла поклялась бы, что он говорит сущую правду, но увы - факты вопиют об ином. И не столько даже показания полиграфа, который все-таки можно обмануть, сколько каждая мелочь, каждая деталь в поведении самого Васкеса, в его манерах.
       - Не расскажешь, как?
       - Кажется, это уже второй вопрос? - Де Сандовал хмыкает, внимательно следя за своим подопечным. - Алваро, ты можешь не отвечать, если не хочешь.
       - Я хочу! - задирает подбородок Васкес. - Мне никто не помогал. Я сделал все сам. Можете мне не верить, конечно.
       - Как? - кажется, это не конкуренты, кажется, это подарок прямиком из Мирового Совета, судя по уровню подготовки. Они там теперь начинают готовить детей лет с семи?!
       Мальчик бросает вопросительный взгляд на Рауля, тот пожимает плечами: решай сам. Как у них хорошо получается разговаривать жестами... уже получается. Пять дней прошло. Пять.
       - Ну, хорошо, - тоном величайшего одолжения говорит Васкес. - Это очень просто, я прочитал об этом в книге. Давно еще. Потом в сети читал. Нужно представить себя другим человеком. Хорошо, полностью представить. И все.
       - Прости, деточка, но ты несешь чепуху!.. - подается вперед Габриэла. - Сочини что-нибудь поубедительнее, пожалуйста. Тебя же учили, верно?
       - Сеньора Росси! - рычит мелкий хищник.
       - Рауль, я отвечу. Чепуха или не чепуха, а оно получилось, правда? - торжествует юноша. - Я прошел проверку, да?
       Людей, пообщавшихся с Франческо, можно определить сразу, по этому вот "да?", думает Габриэла. Интересно, почему ему не помогли заготовить более убедительное объяснение, чем ссылка на дешевые шпионские боевики? Провокация, разумеется. Проверка, на что мы годимся.
       - Алваро, идите на урок, - поднимается Рауль. - Без возражений. Шагом марш!
       Юноша выходит, не забыв оглянуться на пороге и послать Габриэле победительный взгляд. Кажется, ему хотелось показать язык...
      
       ***
      
       Интересно, думает Габриэла, что сделали с настоящим Хуаном Алваро Васкесом. Интерес, впрочем, чисто технический, потому что настоящий Васкес уже некоторое время мертв. Теперь понятно, зачем убрали его отца. Наверняка руками Черных, но нужно это было совсем другому человеку. Непонятно, имеет ли к этому отношение Джастина Фиц-Джеральд, или Совет работает через ее голову.
       - Я думаю, это был последний раз, когда я позволил вам нечто подобное, - Рауль садится на край стола, поднимает песочные часы, переворачивает, смотрит, как перетекает из одной колбы в другую ярко-алая пыль. - Хотя выбранная вами манера беседы, конечно, была полезна...
       - Рауль, вы меня изумляете, - качает головой Габриэла. - Вы опытный педагог. Неужели вы не замечаете, что это - подделка? Подделка, на которой крупными буквами все написано?
       - Что вы имеете в виду?
       - То, что этот юноша - не Хуан Алваро Васкес. Вы знаете, что его отца убили? Хотя есть еще одноклассники...
       Де Сандовал честно зарабатывает очко: он не бросается спорить. Склоняет голову к плечу, задумчиво смотрит на песок в часах, взвешивает услышанное.
       - Вот эту бомбу вы хотите подсунуть Франческо? - добавляет Габриэла. С этими непрофессионалами никогда нельзя поручиться, что они сами поймут все, что нужно.
       - Знаете, в чем ваша проблема, Габриэла? Вы слишком привыкли считать себя единственным разумным человеком в сумасшедшем доме. Вы временами очень похожи на Алваро... - поднимает глаза директор. - Вы так искренне уверены, что на нас нужно давить, прессовать, словно на допросе, бить по болевым точкам. Сходу.
       - Стереотипы среднего класса...
       - Пожалуй, - короткий кивок. - Это удивительно, учитывая, сколько лет вы уже здесь работаете.
       - Пятнадцать, - улыбается Габриэла. Втрое больше, чем де Сандовал. Пятнадцать лет работы на семью Сфорца... и тридцать пять лет работы по линии безопасности.
       - Да, я помню... Впрочем, если вы готовы лупить наотмашь своего племянника, то чего я от вас вообще хочу?.. - часы впечатаны в стол, легкое чувство dИjЮ vu... Родственные души, мрачно думает Росси, и непонятно, кто от кого набрался. И стоят друг за друга горой, как школьники. Орден вечной дружбы, черт бы их побрал... - Вернемся к Васкесу. Я думаю, что вы очень сильно заблуждаетесь. Это именно Хуан Алваро Васкес собственной персоной. Более того, эта персона не соврала вам ни единым словом. Он вообще очень... правдивый мальчик. Особенно, если в ущерб себе, - смутная полуулыбка. - Но талантлив же! Через полгода вы передеретесь из-за него с Франческо. Потому что вам он тоже понравится. То, что он рассказал...
       - Очень глупая легенда. Нарочито глупая. Подумайте, кто это может быть.
       - Пара инструкторов Эскалеры, брат из Черных... а остальное - он сам. Может быть, я напрасно его отослал. Мальчику не хватает конфликта с кем-то из наших, а вам хочется кого-то укусить...
       - Так верните его? - де Сандовал неисправим, его манеры лучше попросту игнорировать, но пользу из меланхоличного хамства извлечь можно и нужно.
       - Через пару дней. Я послежу за ним, навредить он не сможет, не беспокойтесь. Если это и впрямь подарок от Совета, - пять очков директору школы, - я отдам его вам. Через голову Франческо... - пятьдесят очков директору школы!
       - Если я ошиблась, я подам в отставку.
       - Нет, Габриэла. Этого пари я не приму. Если вы ошиблись, вы просто расскажете Васкесу, за кого его приняли, и почему. Ему будет приятно.
       - По рукам.
       Пока машина шуршит шинами по шоссе, Габриэла пытается понять, как еще можно докопаться до истины... и не пора ли ей в отпуск. Группа крови и информация от стоматолога совпали в точности. Конечно, можно найти мальчика с той же группой крови, стоматологическую карту можно подделать, пластическая операция... следов которой не обнаружили, хотя искали... А отпечатки пальцев во время расследования предыдущего покушения, что устроил Рафаэль Васкес, с младшего Васкеса не снимали - по причине малолетства последнего и наличия закона о защите прав несовершеннолетних. Большое упущение этот закон... что бы отвалилось от дражайшего Хуана Алваро, сними с него полиция отпечатки пальцев?
       За тонированным стеклом бесится, пытается выжечь дорогу, расплавить асфальт дикое солнце Флоресты. Форма липнет к спине, к груди, что с ней ни делай, разрабатывали специально для этой влажной жары, но не помогает, и кондиционер в машине не справляется; хочется в отпуск, куда-нибудь севернее Вильны, а то и вообще за полярный круг. Чтобы море не казалось горячим бульоном, в котором плавают полусваренные медузы, похожие на сопли, чтобы входить в воду - и мерзнуть, вылетать обратно, едва окунувшись... Пожалуй, Балтия сойдет.
       Вот только сначала нужно разобраться с Васкесом и делами его.
       Скинуть материалы референту, пусть поработает с записью - интересно, а де Сандовал знал, что весь разговор записывается? наверняка знал... и наверняка ему наплевать, - анализирует, вызывает консультантов, пытается получить хоть сколько-нибудь определенный результат. Сиеста - хорошее изобретение, Флореста создана для того, чтобы спать днем и работать ночью; хотя бы спать в самую жару. Включить вентилятор и спать.
       - Максим, возьми кассету, - Габриэла выщелкивает из диктофона карточку, отмахивается от стакана воды со льдом, бесполезно, через пять минут вся эта вода проступит на лице, и будет только хуже. - К шести часам мне нужен предварительный анализ.
       Нужно все-таки спросить у референта, как ему, северянину, удается в подобном климате сохранять полнейшую свежесть - это при том, что он ходит в костюме и рубашке с длинным рукавом. По собственной инициативе, что забавно и непостижимо. Некая магия, доступная только выпускникам определенных учебных заведений. А, может быть, ему просто нравится такая погода. Греется после двадцати лет жизни в родных снегах. Счастливчик...
       - Работай внимательно, следующий раз в "террариум" отправишься ты.
       Светлоглазый референт - как помнится, ровно из-за этой слишком примечательной детали внешности: радужка почти бесцветная, едва ли не розоватая, - ему была перекрыта работа в поле, во Флоресте на человека с такими глазами ламы оборачиваться будут, а линзы слишком легко обнаружить, - молча кивает. Анализ будет окончен в 5:55. В 5:56 Максим будет готов беседовать с де Сандовалом сколь угодно плотно. Хороший парень, жаль, что в ближайшие лет пять не успеет дорасти до поста Габриэлы...
       - Простите, но у нас ситуация, требующая вашего вмешательства.
       - Слушаю. - И что это может быть?..
       - Мисс Фиц-Джеральд обратилась ко мне с просьбой снять наблюдение.
       - Дальше, - не надо жалеть старуху, скармливая ей неприятные известия по крошкам, пока еще не надо...
       - Она назвала номера, это не наши машины. Точнее, наши номера, но из Сан-Симоны.
       Габриэла берет стакан, выпивает залпом, мысленно благодаря того, кто догадался выжать туда дольку лайма, садится в кресло - бедная мебель жалобно всхлипывает, - зажмуривается на минуту. Сан-Симона отсюда далеко, на самой границе. Не машины угнаны, просто номера подделаны, причем, номера из открытого реестра. Выходка слишком наглая даже для "Черных бригад".
       - Что ты ей ответил?
       - Что вопрос будет решен в ближайшее время.
       - А Фиц-Джеральд?
       - Была крайне раздражена и сказала, что у нее есть своя служба безопасности, и ей не нужны добровольные помощники.
       - Это хорошо... - ни мисс наблюдатель, ни ее хваленая служба безопасности еще не поняли, что дело куда серьезнее, чем выглядит. Замечательно. Так с ними будет легче работать. Пусть обижаются и скандалят. Пусть леди думает, что это чрезмерно заботливый жених расстарался.
       - Я назначил старшим Анольери. Временно.
       - Молодец. Пусть работает. Что уже известно?
       - Мы ведем их второй час. Похоже на отвлекающий маневр.
       - Сфорца в курсе?
       - Еще нет. Нужно было ему сообщить?
       - Нет, все правильно. Работайте.
       Сиеста - хорошее изобретение, но сиеста и Флореста только рифмуются красиво, а на самом деле одно с другим несовместно...
      
       Алваро
      
       - Поскольку я не сомневаюсь, что вы подготовились к занятию... - Алваро прикусывает губу, чтобы скрыть улыбку, но преподаватель только притворяется близоруким, - я не говорю о Васкесе, конечно, то я считаю проверку бессмысленной тратой времени. Предлагаю устроить диспут в свободной форме. Тема - "Террор как метод воздействия".
       Юноша, сидящий в среднем ряду, тихо хмыкает. Кажется, лохматый очкарик решил его укусить; хотя в "террариуме" ни за что нельзя ручаться. Может быть, диспут был давно запланирован. Может быть, преподаватель придумал его только сейчас. Или тему.
       Стиль обучения в школе Алваро мог бы вслух - вежливо - назвать эклектичным; про себя он именовал его "форум психлечебницы". Программа если и была, то следов ее присутствия заметить не удалось. Расписание занятий объявлялось только на три дня вперед. Ни принципа выбора дисциплин, ни хотя бы направления обучения Васкес так и не уловил. Языки - обязательный краткий курс основных языков Мирового Союза, "разговорник туриста"" углубленное - для желающих. Социология, философия, политология, экономика, даже делопроизводство и бухучет - понятно, сеньор Сфорца якобы готовит управленцев. Биология, химия - еще проще понять. История в объемах для специалистов - уже не очень; зачем, ее же все в школе учили. Но чисто военные дисциплины - и тут же агрономия? "Самооборона", больше похожая на продвинутые курсы для наемников - и тут же астрономия?
       Алваро все это нравилось, даже несмотря на то, что он отставал от своей группы по части предметов, даже несмотря на то, что к вечеру от впитанной информации болела голова, а готовиться приходилось до полуночи. Потом комнаты попросту обесточивали, дабы никто не нарушал режим. В некотором роде ему повезло; он попал в сказку, о которой раньше и мечтать не мог. Но "террариум" был окружен надежным забором, а сказки за колючей проволокой быстро начинают казаться очень мрачными.
       А ведь год назад завидовал бы смертной завистью, ненавидел бы ровесников, которым повезло - сытым, выхоленным, уже набравшимся корпорантских замашек; теперь - знает, что везение тут ни при чем. По доброй воле здесь в лучшем случае двое из тридцати. Господин Сфорца предпочитает сажать в "террариум" малолетних правонарушителей. Удачливых взломщиков, юных террористов и бандитов - разумеется, не всех, а самых сообразительных, и, как говорит де Сандовал - "адаптивных". Рауль же вчера объяснил, почему так: Сфорца считает их наиболее активными, "социально мобильными". Будущими лидерами.
       Младшая группа будущих лидеров - восемь человек, из них двое девчонок - задумчиво молчит...
       - Ну? - выдержав паузу, спрашивает преподаватель. - Некоторые из вас знакомы с вопросом вполне практически. Неужели вам нечего об этом сказать?
       - Воздействия на кого? - зачем-то уточняет Алваро.
       - Вы можете самостоятельно сузить тему. На власть, на общество, на конкретные персоналии... - преподаватель пожимает сутулыми плечами.
       Васкес подпирает кулаком щеку, думает. На конкретные персоналии - ему это вполне знакомо. Практически, как сказал преподаватель. Еще и недели не прошло с того момента, как юноша, собственно, этим и занимался. Пытался заниматься. Не удалось, но видит Бог, он старался. Тогда все казалось правильным. Сейчас... И ведь не скажешь же, что узнал что-то новое. Три дня занятий не сделают тебя другим человеком. И Рауль не сделает. И та старая стерва, что приезжала к Раулю. Никто не сделает за неделю одного человека другим, так не бывает. Но измениться самому можно и за час. Меньше чем за час. В момент, когда понимаешь, что - хорошо, что не убил, не смог, не сложилось, потому что... это было бы опрометчиво. По-детски.
       Все гораздо сложнее. Но об этом не думают у "Черных", Сфорца не напрасно смеялся; можно убрать главу корпорации, можно убрать и саму корпорацию - но ведь свободу так не добудешь. Просто придет кто-то еще. Еще один человек из-за океана, купивший лицензию, а точнее - внесший залог и получивший право на разработку ресурсов на определенной территории. Кто сказал, что новый владелец Флоресты будет лучше прежнего? Сфорца делает для территории больше минимума, который обязан делать по закону. Следующий может оказаться жаднее... а может, конечно, и щедрее. Но никакой свободы не будет, Мировой Совет ее не признает.
       Об этом уже говорили на прошлом семинаре. Как там преподаватель, явно родом из Паназиатского союза, пересказал политику Совета в отношении стран типа Флоресты? "Извините, ребята, мы маленьких и глупых за равных себе не считаем. Сначала покажите, что вы взрослые и умные, а потом получите и место в Совете, и право на границы, и право на самостоятельные решения. А вы еще несовершеннолетние. Никакой ответственности - и никаких прав..."
       Цинично, зато искренне. Как все, что звучит на уроках в "террариуме". Здесь не врут, здесь говорят все, что думают. Ошибаются, но не врут. Сказка... за забором под высоким напряжением.
       - Я думаю, что как форма воздействия индивидуальный террор совершенно бесполезен, - говорит Алваро, пока группа сосредоточенно молчит. - На смену одному действующему лицу приходит другое, обладающее теми же возможностями. Конечно, таким образом можно сделать поправку на... на...
       - ...ветер, - ехидно подсказывает Пелагио, большой любитель стрельбы и компьютерных взломов. Группа улыбается, преподаватель деланно хмурится.
       - ...на личные качества, - формулирует наконец юноша. - То есть, если именно личные качества принципиальны, это может быть методом. Но позиций, где это играет важную роль - их же мало. Вот на примере Флоресты. Практически все же заранее отрегулировано. Законы, запреты, разрешения. Узкое пространство для маневра. Конечно, если бы наблюдатели были коррумпированы, - ой... он же еще неделю назад свято верил в то, что так и есть. Куда же делась эта вера? - тогда была бы большая возможность для злоупотреблений. В этом случае акции террора оказались бы более результативными...
       - Отлично, Алваро! - очкарик, кажется, удивлен. Васкес мысленно показывает ему средний палец - не надо считать меня дураком, даже если я тут всего-ничего... - Весьма интересный анализ. У кого есть возражения?
       - У меня добавление, - подает голос Мария. - Индивидуальный террор может оказывать психологическое воздействие...
       - Оно непредсказуемо! - встревает Пелагио. - Вот ты одного уберешь, а что сделает другой? Испугается, например - и? Перестанет нарушать - или продолжит, но начнет преследовать? А?
       - А я что, с этим спорю? - Мария сердито стучит фломастером по столику. - Ты сначала дослушал бы!
       - Спокойнее, пожалуйста, - поднимает руку преподаватель. - Может быть, кто-то хочет выступить в защиту? Или рассмотреть проблему под другим углом? Возможно ли подобным образом воздействовать на законодательную власть и добиваться своих целей?
       Алваро отворачивается к окну. Выдумает же... провокатор. Воздействовать-то можно, взять да заминировать зал, где соберется заседание членов Мирового Совета. И, может быть, даже взорвать. Ну, взлетит эта сотня человек на воздух. Шум будет, скандал будет... вот только через неделю новых представителей пришлют, вот и все дела. Чтобы повлиять на законы и принципы, нужно как-то так ухитриться, чтобы после взрыва в Совет вошли люди с радикально другими взглядами, чем у предшественников. Потому что испугаться-то они испугаются, но вот кто сказал, что радикально изменят политику в адрес "контролируемых территорий"? А если и изменят - то, наверняка, назло террористам, в обратную от желаемого сторону. Из чистой вредности, упрямства и... потому, что запугать всю планету взрывами очень, очень трудно. А придется всю, кроме Африки, но Африку тоже никто не слушает, хотя говорят, что через двадцать лет Мировой Совет пополнится представителями Панафриканского союза. Но чтобы разозлить осиное гнездо, достаточно и одной бомбы.
       "Мир - вещь удивительно стабильная, не шар, а куб, поди его покати в нужную сторону; а когда твою страну в этом мире считают не страной, а территорией, да еще и несовершеннолетней - какой тут, к чертям, террор", - приходит к выводу Алваро и во второй раз радуется, что у него ничего не получилось.
      
       ***
      
       - О, вредитель! Кто это счел вас раком и сварил? - Алваро поднимает взгляд и видит господина хозяина Флоресты, негодную мишень для террора и прочая, прочая, прочая... - Рауль у себя?
       - Нет, я его жду, - отвечает юноша, радуясь, что краснеть дальше уже некуда. Довели на диспуте. До красного каления. Спасибо, что не до белого. Хотя если господин Сфорца продолжит язвить, то и за белым дело не станет. - Сказали, что он задерживается.
       Длинный светлый коридор пуст, если не считать равнодушных глаз камер; их не видно, но они, конечно, повсюду, об этом его предупредили еще в первый день. Помещения "террариума" находятся под постоянным наблюдением. Все. Конечно, можно было бы и плюнуть на камеры, и свернуть захватчику шею... но Алваро решительно изменил мнение об индивидуальном терроре. О мести... вот об этом он никогда всерьез не думал. Рафаэль заслужил все, что получил. Тут впору благодарить; и если кто-то скажет, что подло так думать о собственном брате... нет, с дураками спорить Алваро не станет. После сегодняшнего - уже никогда. Себе дороже, а дураку в радость.
       - Значит, будем караулить вместе, - усмехается захватчик и садится в кресло. Васкес ждет, что тот откроет ноутбук, но вместо этого господин Сфорца разглядывает стоящего у окна юношу. Не видно, что разглядывает - но чувствуется.
       - Так что это с вами? - спрашивает настырное чудовище. - Кто вас обидел, гордый флорестиец?
       - На семинаре поспорили, - нехотя отвечает Васкес.
       - О чем же это?
       - Вам что, и вправду интересно?
       - Ага-а-а... еще как, - Сфорца складывает ноги на журнальный столик и потягивается, широко раскинув руки.
       На нем строгий темно-серый костюм; надо понимать, господин хозяин всего был где-то с официальным визитом. Хороший портной шил, думает Алваро, даже если Франческо в какую-нибудь еще более непотребную позу сложится, хоть ноги на плечи закинет, все равно будет выглядеть, как на парадной фотографии. Умеют себя подать господа из-за океана, ничего не скажешь.
       - Мы начали с террора. А продолжили почему-то тем, можно ли извести всех сволочей, - Алваро ядовито передразнивает Пелагио.
       - И к каким выводам пришли?
       - А мы не пришли. Семинар закончился, - и слава Пресвятой Деве, что закончился, а то Алваро бы одногруппника с удовольствием придушил. В качестве эксперимента: вдруг Пелагио все-таки прав, и можно...
       - Жаль, жаль. Исключительно занимательный вопрос, да?
       И он туда же, думает Алваро, да что ж за день такой неудачный, надоели... Скорее бы пришел Рауль, вообще непонятно, зачем велел зайти, а сам куда-то делся. Днем поговорить не удалось - явилась старая мымра. Опять назадавали восемь бочек, а вместо того, чтобы готовиться или хотя бы пойти поиграть во что-нибудь в спортзале - надо же налаживать отношения с товарищами по несчастью, - Васкес вынужден торчать под дверью кабинета господина директора школы. Надо было хоть ноутбук взять. А тут еще и этот... и стоять в двух шагах от него как-то стыдно. Извиниться, что ли? Глупо выйдет.
       - Кому как, - пожимает плечами юноша.
       - Кстати, - Сфорца встряхивает головой, откидывая волосы с лица, этот жест Алваро хорошо запомнил. - Хотите, я вас украду отсюда на пару дней?
       - Что?..
       - Использую вас в качестве бесплатного гида, дармового переводчика и мальчика на побегушках сразу, - улыбается Сфорца. - Будете, так сказать, в свите одной дамы, она приедет ненадолго...
       Он издевается, передергивается Алваро. Это такая проверка? Сбегать мне некуда, и он это прекрасно знает. Хочет узнать, не боюсь ли я высунуться за пределы школы? Или что-то еще? Какой смысл? Почему я? Почему не кто-то из старших учеников?!
       - Не бойтесь, - после паузы добавляет глава корпорации. - Опасность вам будет угрожать не больше, чем моей сестре. Много это или мало - решайте сами.
       Пропустить два дня занятий. Мокрому дождь не страшен, конечно - все равно ему еще нагонять и нагонять все то, что остальные, тоже закончившие среднюю школу, успели изучить с Нового года. Погулять по Флориде... хотя какое там погулять, разнообразное подай-принеси для некой неведомой дамы; интересно, она такая же начисто безбашенная, как и ее брат? Любопытно, право слово. Но все-таки трудно поверить в то, что это - не розыгрыш, а потому отвечать согласием не хочется. Скажешь "да", а Сфорца посмеется: вот губу-то раскатал...
       - А вы не боитесь?
       - Кого? - Франческо переплетает пальцы и хрустит ими. - Вас, вредитель? А нужно? Рауль говорит, вы взялись за ум.
       - А вы осведомлялись? - точно, издевается. Зачем ему, ну зачем?
       - Разумеется.
       - Да что вам всем от меня надо?! Рауль каждый день беседует, эта... клюется, теперь еще и вы! - Алваро отступает на пару шагов, упирается в стену. - Я же сказал, что ничего не знаю! Я сам все делал, сам! И Эскалера был ни при чем...
       - Дорогой мой Хуан Алваро, человек, который учит детей убивать, не может быть ни при чем, - тон меняется, резко, кажется, господин Сфорца сердится. - Так что не стоит из-за него так шуметь. Шуметь вообще никогда не стоит, право слово. Не переживайте так сильно, я не слежу за каждым вашим шагом. Осведомился при случае, вот и все. Так вы согласны?
       - Да, - нехотя выдавливает Алваро.
       - Вот и хорошо... Привет, - а это уже подкравшемуся неслышно Раулю. - К тебе очередь, как видишь.
       - Вижу, - усмехается директор школы. - И кто успел первым?
       - Этот террорист, - кивает на юношу Сфорца.
       - Прошу, - де Сандовал разворачивается к Алваро и кивает на дверь кабинета.
       Жесты, думает Васкес, жесты. Все у них построено на жестах. Вот еще один - пустить меня первым. Перед главой корпорации. Потому что я пришел раньше. Повыпендриваться. Передо мной. Даже смешно. Зачем? В чем тут смысл? Зачем мне это демонстрировать? Нелепо, непостижимо. Вот сейчас разговор затянется на час, как вчера - и что, Сфорца будет ждать под дверью? Бред какой-то... одна сплошная показуха. Интересно, они перед всеми так выделываются? Или я кажусь особо подходящей аудиторией для клоунады?
       - Нет, - говорит юноша. - Так будет неудобно всем. Лучше скажите, когда мне подойти.
       - Я сам к вам зайду, - отвечает де Сандовал, протягивая руку. - Спасибо, Алваро.
       Это все-таки сумасшедший дом, от фундамента до крыши - сумасшедший дом, но хуже всего обитатели и хозяева, думает по дороге к своей комнате Васкес. И если преподаватели и ученики еще ничего, можно как-то ужиться, то господин директор школы и Сфорца - это попросту невыносимо. Год пребывания здесь нужно засчитывать за десять лет в тюрьме...
      
       ***
      
       - Благодарю, нам действительно нужно было срочно переговорить... - де Сандовал, кажется, извиняется.
       Алваро раздраженно щелкает по значку сохранения, закрывает файл с недописанным рефератом. Он уже успел плюнуть и забыть, что полтора часа назад злился - но Рауля это явно не устраивает. Начинаем комедию сначала?
       - Рауль, вы так хотите устроить диспут о демократичности нравов в корпорации? Не нужно.
       - Нет, не хочу. Просто ваша гримаса была весьма выразительной. Я так и подумал, что вы обычную вежливость примете за пьесу, разыгранную персонально для вас. Это действительно нуждается в объяснении, потому что послезавтра вы будете сопровождать Паулу, - директор школы необычно серьезен и где-то подрастерял иронию. Алваро опускает крышку ноутбука. - Вы можете думать, что мир вращается вокруг вас, а два взрослых человека жертвуют своим временем, чтобы произвести на вас впечатление. Ваше право. Но одно из незыблемых правил состоит в том, что ко мне, к Франческо, к кому угодно посетители проходят либо по расписанию, либо в порядке живой очереди. Разумеется, я говорю о штатной ситуации. Не по статусу, не по должности. Извольте это запомнить.
       - Это же непрактично? - удивляется Алваро. - Глупость какая-то, глава корпорации будет сидеть под дверью... ему делать больше нечего?
       - Пока мы не на военном положении, это вполне практично. Это обеспечивает каждому уверенность в том, что его права не зависят от его положения на служебной лестнице. Понимаете? Представьте, что вы - мэр Флориды. К вам на прием записались десять горожан. Тут приезжает генеральный директор банка "Капиталь". Что вы сделаете?
       Директор сидит в кресле напротив, руки скрещены на груди. Кажется, устал - не чувствуется ни обычного блеска, ни легкой пузырящейся энергии, упрессованной в не слишком крупную фигуру де Сандовала под высоким давлением. Крупный хищник не выспался, оттого и скатывается в педантичную назидательность? Или разговор был не только срочным, но и серьезным?
       - Что сделаю я, или что я должен сделать по вашим принципам? - юноша улыбается.
       - Что сделаете вы, - досадливый жест.
       - Не знаю, - честно говорит Алваро. Мэр, который будет пренебрегать директорами банков, имеет все шансы вылететь с должности. Но - и вправду, а какого черта большие шишки должны идти перед простыми людьми? Надо тебе, так пусть секретарь запишет тебя на прием заранее... - Я подумаю.
       - Это, определенно, прогресс... - Рауль сегодня необычайно меланхоличен. - Вас сегодня похвалили. Дважды. За выступление и за проявленную выдержку. Очень хорошо. Вам нравится учиться?
       - Да, конечно.
       - Вас это самого не удивляет?
       - Удивляет. Но действительно интересно же...
       - Вы заметили, что за пять дней полностью вписались в обстановку и распорядок? - щурится де Сандовал.
       Что?.. А ведь - и правда. Два дня забастовки, потом господин директор вытащил его в спортивный зал, а наутро Алваро пришел на урок, и покатилось... Но пять дней? Пять?!
       - Не заметили, - Рауль кивает. - Изумительно, Алваро. Я не знаю, что с вами делать... я даже не уверен, что стоило обращать на это ваше внимание. Пусть все шло бы своим чередом. Но Франческо пообещал вам работу в столице.
       - Работу?..
       - Вы дипломированный личный помощник, хоть и без опыта. Будете приобретать опыт, - директор впервые улыбается. - И я хотел бы убедиться в том, что это хорошо кончится...
       - Я не собираюсь убегать. Вы мне вполне четко объяснили, почему этого делать не стоит. И... можете меня не бояться. Я знаю, что такое порядочность. Если господин Сфорца мне настолько доверяет... - и если доверяет, и если таким образом проверяет; одно дело добраться, встать лицом к лицу и нанести удар, или хоть попытаться - а вот причинять вред его родственникам после того, как тебя к ним привели...
       - В "Черных бригадах" вас бы не поняли. Вы уже не считаете, что все средства хороши?
       - Я никогда и не считал! И я не связывался с Черными! Ну... почти.
       - Вы их использовали. Чтобы учиться у них.
       - Да... - Алваро вздыхает, отворачивается. Полная правда.
       Пока Рафаэль был жив, это было совсем несложно. После его смерти - еще проще. Алваро мог бы стать настоящим членом одной из боевых групп, его приглашали, пару раз приглашали весьма настойчиво, приходилось притворяться трусом. Над ним смеялись, когда Васкес-младший говорил, что хочет сначала закончить школу. Соратники Рафаэля смеялись, сам брат... а, к черту. Он три года как мертв.
       - Скажите, а когда вам взбрело в голову убить Франческо?
       - Не знаю, я всегда хотел...
       - С рождения, что ли? - директор озадаченно смотрит на него, в желтых кошачьих глазах - бездна недоумения. - А с какой стати?
       Васкес откидывается на спинку кресла, ошарашенно хватается за поручни - руки дрожат. Как-то глупо. Всегда? Но восемь лет назад, когда Рафаэль еще не ушел к Черным, когда была жива мать, в доме вообще не говорили о политике. Нет, говорили. О ценах, о прежнем владельце лицензии на разработку ресурсов, о периоде безвластия, о беспорядке и о том, что детским врачам не платят зарплату... но не о том, как убивать. Потом случилось много разного, но когда он впервые попросился на базу Эскалеры, то просто нужно было научиться драться и стрелять. В бригаду вступать не хотел никогда. Хотел все сделать сам... почему?
       - Вы потратили на подготовку несколько лет. Вы разработали очень ловкий план. Вы отказались от обучения в двух приличных университетах Европы! - вбивает гвозди в виски Рауль. - И вы не в состоянии ответить на мой вопрос?!
       Алваро сжимает пальцы, вцепляясь покрепче в шершавый пластик. Голова идет кругом. Что-то не в порядке, очень сильно не в порядке. С ним самим. Кажется, он доигрался. Почти два года, потраченных на упражнения в смене образа мысли, на полное перевоплощение в других, совершенно непохожих людей не прошли даром. То, что было Хуаном Алваро Васкесом незаметно потерялось, растворилось в сотне ролей.
       Где - я, кто - я, что такое это самое "я"? Я в день покушения; я, закативший истерику в сауне; я, который сегодня думал, стоит ли пропускать занятия - это все одно и то же?..
       - Не в состоянии, - честно признается Алваро. - Извините.
      
       Джастина
      
       Джастина узнает дорогу: машина мчится к коттеджу на побережье. Там они с Франческо бывали сотню раз. Никто не удивится, узнав, что черная "Эстра" едет в этом направлении. Особенно, если водитель и охранник - тоже в сговоре, никому не придет в голову фиксировать точку, откуда ведется телефонный разговор, а если кто-то решит позвонить Джастине, то на это есть пистолет в руках господина в темном костюме. Максим, кажется, не заподозрил никакого подвоха. Франческо бы понял, но референт Габриэлы Росси с Джастиной почти незнаком, и номер-то его дал Сфорца на всякий случай - мало ли, вдруг пригодится. Пригодился, нечего сказать. Теперь в корпорации будут заниматься чем угодно, только не спасением "скандалистки".
       Ее собственная служба безопасности тоже проснется, дай Бог, часов через пять-шесть. В лучшем случае. Не исключено, что водитель и охранник просто едут в машине следом, значит, смогут водить коллег за нос хотя бы до завтрашнего утра. Спит, занята, занята со Сфорца, в общем, тысяча причин не отвечать на звонки. Проверять, где на самом деле Франческо, они не станут...
       Ловко придумано, мастерски. Высокий класс. Все было просчитано идеально. Место, время, способ. Кто-то очень хорошо знал, что, устав, задумавшись, или очень хорошо отдохнув, Джастина не приметит даже малиново-зеленого слона, оказавшегося у нее на пути. Пройдет под брюхом и не вспомнит, почему решила пригнуться. Что уж там говорить о посадке в собственную машину, если дверь открывает собственный водитель...
       - Кто вы и чего от меня хотите? - женщина медленно поворачивает голову. Похититель не похож на слабонервного, но раздражать его смысла нет.
       - Сейчас я хочу договориться с вами. Мы скоро подъедем к резиденции, будьте любезны спокойно выйти, открыть дверь и впустить меня. Обычным образом, как если бы вы ехали со своим секретарем. Если вы попытаетесь сбежать или сопротивляться, я выстрелю. Мне бы этого не хотелось, - говорит человек с невыразительным лицом.
       Черты словно слегка смазаны. Идеальный преступник. Как из детектива. В глаза не бросается совершенно. Отвернешься - и забудешь, как выглядит. Как-то даже слишком банально, думает Джастина. Литературно. Моя жизнь похожа на литературу. Мой жених разговаривает, как в глупых романах. Меня похищают люди с внешностью и повадками книжных секретных агентов. Интересно, далее последует боевик с освобождением заложников?..
       - Там двое охранников, - напоминает Джастина. - За их действия я отвечать не могу.
       - Не беспокойтесь, - отвечает "секретный агент".
       - Я не хотела бы оказаться в эпицентре перестрелки! - ядовито поясняет женщина. - Надеюсь, вы их купили или заменили на своих?
       - Вы остроумны, - так же спокойно, как и раньше, говорит похититель. - Не беспокойтесь насчет охраны, просто ведите себя, как обычно. Иначе я вынужден буду выстрелить.
       - После этого вас убьют.
       - Это вас утешит? Тогда вы можете выпрыгнуть из машины. Обещаю после этого застрелиться.
       - Вы... тоже остроумны.
       - Благодарю.
       - Кто вы такой?! - окончательно изумляется Джастина.
       Человек рядом ведет себя странно. Словно бы он и не держит пистолет у груди Джастины. Будто встретились на каком-то фуршете и перебрасываются вполне приятными незначительными шутками. Было бы еще смешнее, если бы не то, что это - похититель, преследующий непонятные, но едва ли полезные госпоже Фиц-Джеральд цели. Умный, ловкий, расчетливый похититель, достаточно надежно все предусмотревший. Сопротивляться действительно не стоит: он выстрелит. Это слышно по голосу. Охрана всполошится только утром. В корпорации... там могут, конечно, озадачиться, но после звонка Щербине - вряд ли.
       Забавно: похититель, в отличие от большинства местных и сотрудников Сфорца, на фамилии референта Габриэлы не споткнулся. Джастину учили с первого раза выговаривать любые имена и фамилии, и что там Щербина, вот в Паниндийском союзе умеют назвать ребенка - Вишванатан Дишмаджортонг какой-нибудь, и произносите, как хотите, - но в корпорации референт был попросту Максимом. А тут...
       - Вы хотите начать разговор прямо сейчас? Я предпочел бы беседовать за чашкой чая.
       - А кто меня будет держать на прицеле?
       - Не беспокойтесь. Мисс Фиц-Джеральд, вам не кажется, что вы болеете за меня, а вам стоило бы - за себя?
       Джастина не выдерживает - жмурится, кусает губы, потом все-таки хохочет во весь голос, складывается пополам, наплевав на пистолет.
       - ...полковник, вы за кого воюете?
       - Да, именно этот анекдот, мисс Фиц-Джеральд.
       - Если уж вы меня похитили и тычете в меня стволом, так можете называть меня по имени.
       - Кажется, я где-то читал похожую фразу...
       Кажется, похищение - это весьма увлекательное приключение. Если этим занимаются достаточно приличные образованные и начитанные люди, думает Джастина. В любом случае, все не так страшно, как показалось вначале. Хотели бы убить, не стали бы устраивать всю эту мороку. Взяли как заложника - значит, будут обращаться хотя бы сносно. Непохоже, чтоб все это ради выкупа, хотя Франческо бы заплатил. Совет, конечно, свою политику на подобный случай обозначил раз и навсегда: никаких уступок; этот пункт был четко обозначен в контракте Джастины. Но есть еще и семья, есть еще и жених - смешно, думает Джастина, у меня ведь на самом деле есть жених. Самый настоящий. Можно гордо заявить этому шутнику: мой жених меня спасет! Чем не сцена для романа? Правда, это уже другой жанр, не детектив...
       У ворот коттеджа Джастина, как и положено, вставляет чип в разъем, набирает личный опознавательный код, дверь открывается, рядом распахиваются ворота гаража. Псевдосекретарь, отличающийся умом и сообразительностью, стоит в шаге позади Фиц-Джеральд, как стоял бы и настоящий, и оружия, конечно, ни одна камера не приметит, вот только женщина чувствует, что одно лишнее движение, попытка намухлевать с кодом или нечто подобное - и выстрел будет. Один, но его хватит. Есть еще и водитель, такой же подтасованный, но вряд ли охранники загородного дома, купленного Франческо пару лет назад, получают портреты водителей Джастины с информацией из ее службы безопасности. А если и получают, то едва ли дважды в сутки... и подумают, что просто наняли новенького. Одеты оба точно так же, как и персонал, сопровождающий Фиц-Джеральд, ведут себя так же... а убежать на пост к охранникам, где один из двоих должен бодрствовать, едва ли получится. Впрочем, чем черт не шутит; но это нужно будет обдумать позже.
       За чашкой чая, о которой говорил похититель. Пить в самом деле хочется.
      
       ***
      
       - Внутренние помещения не находятся под наблюдением, - говорит похититель; все-таки он немножко странно строит фразы, слишком казенно. - Так что никто не удивится, если мы с вами уединимся на кухне.
       Сейчас, в коридоре, его можно разглядеть получше. Разглядывать, впрочем, особо нечего. Рост - чуть выше среднего, совершенно обычное телосложение. Темные волосы, короткая стрижка, приятное невыразительное лицо - "средний европеец", вид анфас. Можно назвать достаточно привлекательным, но в меру. Цвет глаз - типичный не-разберешь-какой. То ли светло-карий, то ли серо-желтый. Неяркий, в общем. Горе и беда - его ж словами не опишешь, этого юмориста с пистолетом... а рисовать Джастина не умеет.
       На кухне... кухню Джастина помнит. Маленькая особенность - это комната без окон. План дома похититель тоже тщательно изучил. Замечательно, просто замечательно!.. Кто это, кто же это может быть?
       - Заваривать чай придется мне?
       - Вы совершенно правы. Мне же нужно за вами внимательно следить.
       - На ваше счастье, я это умею.
       - Я знаю, Джастина...
       От голоса, который чуть живее, чем у автоответчика, мороз идет по коже. Может быть, это маньяк? Нет, маньяки не привлекают помощников, они работают в одиночку... но вдруг это два маньяка? Спелись и развлекаются на пару. "Я знаю, Джастина. Я ВСЕ ЗНАЮ!"... Далее следует "буа-га-га!!!" безумного злодея из комиксов.
       - Скажите, вы меня... с политическими целями похитили?
       - С ними и только с ними, - невыразительная маска слегка меняет очертания. - Простите, если напугал вас последней репликой. Я не хотел изображать Потрошителя.
       - Вы как-то неприлично проницательны...
       - Просто вы очень громко думаете, Джастина. Пройдемте на кухню.
       Поддельный водитель - женщина успела заметить это краем глаза, - отправился к охраннику. Вот это наглость, в который раз думает она. Большинство шоферов так и делало, для них и прочей прислуги, которой тут, впрочем, сроду не было, построили отдельный флигель во дворе, но в одиночестве там скучно, а охрана обычно не возражала против компании. Все так естественно, все так непринужденно...
       - Так кто же вы? И кого представляете? - чай заварен, накрыт колпаком, две чашки стоят на столе в ожидании. Мужчина сидит напротив Джастины, рука с пистолетом небрежно лежит на столе. Он, кажется, левша или амбидекстр.
       - Не торопитесь. Я хотел бы поговорить с вами о несколько отвлеченных вещах. Скажите мне, вы любите разнообразие?
       - Смотря в чем, - пожимает плечами Джастина, потом ловит себя на том, что вступила в игру по чужим правилам, плюет и продолжает отвечать. - В еде и музыке - не люблю. А что?
       - Вот как. То есть, национальная кухня и национальная музыка в качестве аргументов отпадают. Почему-то я так и думал...
       - Наверное, потому что долго за мной следили? - приподнимает бровь жертва похищения.
       - Вы не ошибаетесь. Скажите тогда, нравится ли вам однообразие?
       - Вы сейчас спросите, нравится ли мне, что все города Паневропейского союза похожи друг на друга, люди одеваются одинаково, покупают одинаковые машины и прочее ля-ля?
       - Я мог бы задать и этот вопрос, но у вас готов на него ответ. Так что я спрошу о другом. Не кажется ли вам, что глобализация тормозит развитие? Одинаковые школьные программы, общая культурная база, единство и унификация - как вы думаете, не способствуют ли они появлению одинаковых людей? Сходно мыслящих и одинаково реагирующих на раздражители? И можно ли предположить, что это тупиковый путь?
       - Может быть, так. - Джастина льет в заварку молоко, берет ложечку. - Но, простите, вы меня за этим похитили? Могли бы записаться на прием, мы бы побеседовали. Зачем так возиться-то было?
       - Вы не стали бы меня слушать, перейди я от общих слов к конкретике. Чтобы вы отнеслись к разговору серьезно, мне нужно было продемонстрировать некоторую часть возможностей.
       - Так чего ж вы хотите-то? Переходите к делу.
       - Я хочу предложить вам сотрудничество. Вы наблюдатель Мирового...
       - Если вы не в курсе, через месяц я выхожу в отставку!
       - Замужество не помешает вам и далее заниматься политической деятельностью, более того, будет ей способствовать. Влияние и вашей семьи, и семьи Сфорца весьма велико.
       - Но я не собираюсь этого делать!..
       - Очень жаль, но мне придется вас заставить.
       - Добрым словом и пистолетом?
       - Именно. Вы же не захотите причинить боль своим близким, особенно мистеру Сфорца, неожиданной гибелью?
       Особенно мистеру Сфорца. Интересно, откуда же этот человек? Из Винландского союза? Особенно Сфорца. Он знает и про обстоятельства смерти отца Франческо, впрочем, это-то не тайна, история известна многим, дело было шумное; но вот о том, что нынешнего главу семьи Сфорца и до сих пор можно вывести из равновесия, напомнив ему историю почти двадцатипятилетней давности, осведомлены очень немногие. Двое или трое. Этот - знает или вычислил?..
       - Вы сошли с ума. Лоббировать чьи-то интересы можно за деньги, а не по принуждению. В деньгах я не нуждаюсь, и вы об этом знаете. Чтобы я продвигала ваши планы, я должна их разделять. Или вы рассчитываете, что я, как та кошка, потихоньку втянусь?
       - Я рассчитываю заручиться вашим согласием и сделать все для того, чтобы вы... втянулись. И стали нашим искренним сторонником. Если же вы откажетесь - возможно, Совету или корпорации Сфорца удастся добраться до меня. Но на мое место придет другой человек, на ваше - уже никто не придет. Вы увидели часть возможностей, которой располагает моя организация. Поверьте, только малую часть. Я был достаточно убедителен?
       - Весьма, - вздыхает Джастина. Главное - вырваться, согласиться на что угодно, а там уж... разберемся. - Хорошо так все просчитано.
       - Благодарю, мне это льстит. Поскольку вы прекрасно понимаете, каково направление наших интересов, я даже не считаю нужным слишком вас утомлять.
       - Лучше уточните. Чего именно вы хотите?
       - Радикального изменения политики в отношении колоний. Ухода сил Совета с нынешних территорий, отмены лицензий и дискредитации проекта ввода объединенных сил. Права на самоопределение для государств, в настоящий момент рассматривающихся как подконтрольные территориии, - монотонно перечисляет похититель, потом так же ровно, одинаковыми глотками выпивает половину чашки. - Вхождение их представителей в Совет по праву членства, которое должны получить все государства, вне зависимости от мнения Совета об их государственном строе, экономике и прочем...
       - А луну с неба? - зло хихикает Джастина. - Меня просто поднимут на смех, начни я говорить о подобном.
       - Начните говорить о подобном, и увидите, сколько у вас единомышленников, - человек напротив слегка улыбается, залпом допивает чай. - Не смею вас больше задерживать. Прежде чем жаловаться на меня жениху, подумайте о том, что произошло сегодня. Быть может, не стоит спускать на меня его службу безопасности? - похититель поднимается. - Всего хорошего, Джастина. Позвольте пожелать вам приятного вечера.
       После его ухода Джастина Фиц-Джеральд долго, долго смотрит на мобильный телефон, и все не решается набрать номер Франческо.
       Потом телефон сам взрывается звонком...
      
       Габриэла
      
       К восьми вечера солнце уползает из-за окон, и острые едкие лучи перестают атаковать жалюзи, отходят на перегруппировку. Поутру, конечно, все начнется заново - но скоро стены будут располосованы тонкими алыми линиями, ненадолго, минут на двадцать, здесь солнце сначала часами зависает в зените, а потом стремительно рушится за горизонт.
       На столе - три пустые чашки, два стакана, в одном еще осталось на треть кофе со льдом. Секретариат приучен не отвлекать синьору Росси излишними визитами в кабинет, когда начальник службы безопасности занята важными делами. О том, что дела важные, за дверями кабинета догадываются по плотности звонков и визитов. Табличку "глупостями не беспокоить" можно не вешать; а уборка посуды и опустошение пепельниц - это глупости... не делать же паузы в разговорах ради того, чтобы девочки наводили представительский порядок...
       - Никого взять не удалось? - медленно повторяет Габриэла. Референт кивает. - Максим, начни внутреннее расследование. Сейчас же.
       - Анольери? - на всякий случай уточняет парень; значит, не согласен. - Вы считаете это осмысленным? - кажется, на корабле бунт. Предельная степень неподчинения, которую позволил себе референт за весь срок службы.
       Вилка простая: приказать и подозревать, что расследование будет вестись спустя рукава и предвзято, в пользу Анольери, или переубедить - весело, переубеждать собственного референта. Дожили. Есть и третий вариант: выгнать зарвавшегося мальчика к чертовой матери, а расследование поручить другому.
       А он смотрит прямо и с легким вызовом, светлые, светлее ручейной воды, глаза иногда кажутся очень неприятными. Что ему за дело до Анольери? Что убудет с того Анольери от внутреннего расследования, которое и проводится-то скрытно, втайне от подозреваемого?! Габриэла опускает голову, пальцы тискают четки, звяканье бусин по стеклу раздражает, и хочется рвануть четки так, чтобы черно-зеленые шарики разлетелись по всему кабинету...
       Худшее состояние в жизни: ты уверена, почти уверена, что права - но даже те, кто всегда беспрекословно слушались, вдруг встают на дыбы и упираются, протестуя против решений, которые тебе самой кажутся логичными и обоснованными. И поди пойми, кто же именно не прав?..
       - Позвольте мне объясниться.
       - Я тебя слушаю, - кивает, не поднимая глаз, Габриэла.
       - Мы столкнулись с качественно новым уровнем угрозы. Реагировать шаблонным образом было бы ошибкой. В данном случае не может идти речи о вине кого-либо из числа нашего персонала. Дело в том, что я считаю, что на данный момент мы все не готовы к адекватному ответу. В этих условиях отстранять от работы или хотя бы ограничивать в действиях одного из наиболее опытных сотрудников невыгодно.
       - Хорошо. Кто это? Твои версии...
       - У меня версий нет. Это новый и неучтенный фактор, - твердо выговаривает референт, и Габриэла вздрагивает. Он все-таки хороший подчиненный. И даже на дыбы встает ровно когда нужно. Действительно, сейчас не время для чистки рядов, нужно разобраться, что это такое вылезло, откуда, зачем... вот только где взять на это силы? - Я подготовлю прогноз.
       - Подожди. Где Франческо?
       - На полпути из лабораторного комплекса сюда.
       - Где-то полчаса на анализ у нас есть... Начинай.
       - Во-первых, я считаю, что де Сандовал прав примерно на девяносто процентов. Он не учитывает одного-единственного момента. Васкес совершенно не отфиксировал влияния, под которым якобы открыл методику. Ему дали все детали и инструкцию по сборке, но юноша остался в убеждении, что сделал все сам. Этого не заметил и де Сандовал, а в остальном он прав. Это не подарок Совета или любых наших конкурентов. Это пробный камень, брошенный новой силой. Выходка с машинами - второй пробный камень... и отвлекающий маневр...
       Референт запинается, бледнеет, и становится ясно, что он еще, в сущности, молоденький мальчик, ему и двадцати пяти нет. Отличное образование, скорость мышления, логика и эрудиция - все при нем, но не хватает ни опыта, ни чутья. Три часа назад он произнес те же самые слова - "отвлекающий маневр" - но тогда еще он не думал о новом уровне угрозы, и промахнулся. Не хватило того самого чутья, для которого мало обладать интуицией, нужно еще и наработать опыт, десяток лет опыта, и каждый день из этих десяти лет - страх, страх и страх, и тогда он перерастает в умение бояться промаха сильнее, чем боится противник. Умение бояться больше, шире, разнообразнее - и потому опережать.
       Хуже, что промахнулись и остальные. Хуже всего, что промахнулась и сама Габриэла. И если с Фиц-Джеральд что-то случится, Габриэла не станет ждать реакции Франческо... По правде говоря, она просто не хочет видеть эту реакцию. Не хочет даже знать о ней.
       - Вызывай Анольери.
       Старый коллега, промахнувшийся дважды... и спасибо Господу, если не трижды, влетает в кабинет через пару минут.
       - Вы в контакте с охраной Фиц-Джеральд?
       - Разумеется. Фиксируем каждые пятнадцать минут. Она сейчас со своим сопровождением на объекте 7, - Анольери похож на сушеного кузнечика, почти двухметрового очень тщательно высушенного кузнечика, и таким он был всегда. То ему в тридцать давали все пятьдесят, теперь, в шестьдесят, дают тридцать. С женщинами такое счастье случается редко, думает Габриэла.
       - Одна?
       - Да.
       - Ты с ней лично связывался?
       - После сегодняшнего инцидента я счел... - начинает сушеный кузнечик. Росси останавливает его жестом. Вот уж кто не запнется и не побледнеет, даже поняв, что промахнулся - отвык уже и бледнеть, и запинаться, что толку, лишь трата времени и сил, а расходовать попусту их нельзя. - Но считаю целесообразным...
       - Максим, звони, - рявкает Габриэла.
      
       ***
      
       Три человека сидят в не слишком просторном - Росси не любит больших помещений, - кабинете и напряженно вслушиваются в разговор. Одному не повезло больше прочих: ему нужно и говорить, и слышать одновременно. Двое просто замерли - ничего нового, привычные позы, привычно бесшумное дыхание, предельное внимание.
       Ответ после третьего сигнала. Быстро. Может быть, обойдется.
       - Добрый вечер, госпожа Фиц-Джеральд, это Максим Щербина. Я хотел бы выслушать ваши претензии к нашей службе безопасности. - Анольери одобрительно кивает: вопрос поставлен правильно.
       Франческо дал своей подружке - невесте, нужно привыкать, - служебный номер референта Габриэлы, но не удосужился сообщить об этом ни референту, ни Габриэле. И вправду, зачем? На кой же черт твоей альбийке система алертных кодов корпорации, да, племянник? То, что можно было бы понять с одного слова, с половины фразы, сейчас придется вычислять, предполагая, что госпожа Фиц-Джеральд отвечает с пистолетом у виска. И пытаться понять, есть ли там этот самый пистолет. Франческо стоило бы посадить рядом и заставить играть в эту увлекательную игру с высокими ставками.
       - Вечер... М-ммм... Да нет у меня никаких претензий, - голос, доносящийся из динамика, кажется Габриэле чуть хрипловатым; такое бывает, если долго смеяться. Госпожа наблюдатель любит повеселиться, рассмешить ее очень легко. Она смотрела комедию? Перешучивалась с секретарем? - У меня вопрос есть...
       - Слушаю вас.
       - Что это было? На самом деле? - Габриэла настораживается. Чье это любопытство? Рыжей кошки из Совета, или того, кто рядом с ней? Вопрос более чем трудный... лишь бы Максим не провалил разговор.
       - Нами был проведен определенный комплекс мероприятий по обеспечению безопасности, - референт нарочито зануден и невыразителен. Никакой информации туда, максимум информации оттуда. - На данном этапе мы заинтересованы в повышении результативности координации деятельности...
       - Максим, вообще на дворе вечер пятницы, - вздыхает Джастина. Анольери скрещивает указательные пальцы: громкая связь на том конце не включена; конечно, разговор параллельно обрабатывают в аналитическом отделе, но на уши кузнечика можно положиться надежнее, чем на прибор. - Не знаю, как у вас, а у меня сегодня был весьма неприятный день. И то, что вы мне сейчас излагаете, я предпочла бы прочесть утром в понедельник. И ответить тогда же. Если дело терпит. Потому что, извините, на слух я ваши обороты совершенно не воспринимаю...
       Отсутствие настойчивого любопытства - однозначный плюс, хотя в последовательности госпожу наблюдателя никак не упрекнешь. Отсрочка с ответом - уже сложнее определиться с оценкой. И царапает ухо упоминание неприятного дня: по отчету охраны день вышел более чем приятный: рабочий закончился к обеду, а отдых начался в "Магдалене" и продолжился поездкой на море... Джастину же никак не отнесешь к разряду дамочек, способных назвать ужасным день, когда им испортили маникюр на мизинце.
       И нарочито неофициальный стиль. И вибрирует в голосе не то желание сорваться на ком ни попадя, не то попытка все ж таки не сорваться, скрыть волнение. Несвойственные объекту начисто, в деловом-то, предельно формализованном и для делового разговоре. По открытой линии. Референт умница...
       - Простите, я не хотел вас утомлять. Я попрошу вас передать трубку сопровождающему вас лицу. - Нет, это не умница, это треклятый каскадер...
       Пауза. Долгая, гнусная пауза.
       Все-таки что-то случилось.
       Анольери отрицательно качает головой, но мог бы и не стараться: и так отчетливо слышно, что никаких посторонних звуков нет.
       - Сделайте такое одолжение, позвоните ему сами. У вас же наверняка есть номер? - привычная для госпожи Фиц-Джеральд норма яда в голосе. И совершенно неадекватная реакция на разумную просьбу. А Джастина ведь не дура, с характером - но не дура...
       Из чего можно уверенно заключить, что госпожа наблюдатель понятия не имеет, где охранник, секретарь и водитель, которые должны находиться в пределах дома. Ранее приехав с ней на машине. Не знает - и пытается это скрыть. И у нее есть повод это скрывать, потому что если бы она просто отпустила всех троих до утра - что само по себе та еще фантастика, - то не стала бы тянуть кота за чувствительные части тела.
       А ведь спутники были. Машина приехала в 19.13. Пассажиры: сама альбийка и двое сопровождающих, секретарь и водитель - это информация от охраны особняка. А к "Магдалене" приехало трое, еще был охранник... Хорошо, допустим, что у охранника заболела любимая двоюродная бабушка, и Фиц-Джеральд сама его отпустила, по случаю вечера пятницы не став вызывать замену. О чем ее служба безопасности, якобы проводя совместную операцию, даже не удосужилась сообщить. Анольери, черт бы побрал кузнечика, все-таки пора на пенсию.
       А где двое оставшихся?
       Ему... трое сотрудников Совета выехали из штаб-квартиры Наблюдательного совета во Флоресте в "Магдалену". Один из них утоп... в джакузи, ему купили гроб. И вот вам результат: двое сопровождающих. Двое сопровождающих поехали на море. Один из них утоп... другой из них утоп... и вот вам результат. Что, эта полоумная сидит одна и не сообщает о том, что с ней случилось?! Ни своим, ни в корпорацию, ни в местную полицию, ни охране коттеджа?..
       Дурные манеры Франческо еще и заразны?
       - Верно ли я вас понимаю, предполагая, что вы не можете передать телефон никому из обычно сопровождающих вас лиц? - каскадер и бретер!..
       Еще одна отвратительно долгая пауза.
       - Верно, - усталый вздох. - Максим, не могли бы вы приехать?
      
       Алваро
      
       Она чудесная, думает Алваро. Если Сфорца это нарочно, если это такой вот очередной выверт - посмотри, кого ты хотел огорчить, - то он просто невозможная свинья и манипулятор. И гений. Потому что Паула - чудесная и замечательная, и теперь при любом действии Алваро будет иметь ее в виду, иначе же просто невозможно...
       Паула - замечательная, и Алваро за два дня раз десять обиделся на нее насмерть.
       Флорентийка слегка путалась в местном диалекте, но, вопреки словам Сфорца, переводчик ей не был нужен. Гид - тоже. Достопримечательности Флориды Паулу не интересовали, точнее, ее не интересовали банальные сведения о том, что когда было построено, кто где выступал, и прочая лабуда, которую обожали туристы. Васкес, два года подрабатывавший по выходным гидом, мог ответить на любой стандартный вопрос и даже на большинство нестандартных. И площадь городского бассейна, и высоту единственного настоящего небоскреба он знал, и еще огромное число статистических сведений. Сестре Франческо все это было до балды.
       Ей вообще нужен был не гид, а специально обученный хватанию безумных дамочек за уши, хвосты и подолы платьев человек.
       Когда за три часа пешей прогулки - пробежки - глубоко беременная дама ухитрилась загонять и Алваро, и неразговорчивого спутника, то ли охранника, то ли, судя по длинным и мудреным репликам, которыми гости обменивались, коллегу, юноша изрядно удивился. Хмурый долговязый мужчина в льняной рубахе навыпуск тащился следом с чинным видом и стоическим терпением, но судя по перекошенному лицу к подобным прогулкам был непривычен, а в последний час небольшой кейс тащил так, словно тот был набит золотыми слитками.
       Полчаса передышки - чашка кофе, стакан сока со льдом в маленьком кафе - и новый марафон. Алваро привел даму полюбоваться водопадом снизу, со смотровой площадки, а через десять минут ей надоело стоять среди туристов с камерами, она углядела узенькую тропку, которая вела на вершину, и с резвостью горной козы устремилась к ней. Васкес опешил, потом обогнал флорентийку и попытался объяснить, что оттуда здоровые мужики сваливаются и ломают ноги, если не шеи.
       Паула фыркнула, смерила застывшего соляным столпом Алваро уничижительным взглядом, обошла как колонну и сделала первый шаг.
       - Вы понимаете, что со мной сделает ваш брат, если вы сорветесь? - бросил вслед юноша.
       - Он вам посочувствует, - обернулась через плечо ценная гостья. - Он-то меня знает...
       Алваро плюнул и полез следом, решив, что если флорентийка все-таки свалится, то лучше все едино не возвращаться в корпорацию. Съедят, что бы там ни говорила Паула. Тоже мне, мать троих детей... почти четырех. Бедный ее муж; а может, и не бедный, а просто дурак - был бы умный, запер бы жену в какой-нибудь башне повыше, и охрану выставил бы. Взвод. И стены колючкой оплел... хотя эта и по колючке слезет.
       Мужик с кейсом остался внизу, после чего Васкес решил, что это все-таки коллега, но оглянувшись метров через пять, обнаружил, что долговязый немедленно взялся за мобильник.
       Впрочем, было не до него. Успеть за "горной козой" было сложно, а после того, как ему пару раз протянули руку на неудобных выступах, Алваро возжелал скинуть дорогую гостью в водопад - стыдно было до невозможности.
       - Красота! - радостно потянулась Паула, свешиваясь вниз и глядя на бьющий из расселины белый пенящийся поток.
       С предложениями не слишком высовываться и вообще держаться за хлипкий трос Алваро приставать не стал. Все равно ведь не послушает...
       На Франческо женщина была совершенно непохожа. Другое лицо - округлое, загорелое, довольно простое, с курносым конопатым носом. Плотно сложенная. Очень короткая стрижка, словно у женщин, что служили в полиции Флориды, а волосы светлые и выгоревшие почти добела. В отличие от брата - создание вполне земное, крепко стоящее на сильных смуглых ногах с развитыми икрами. Явно любит ездить верхом.
       - Вы отдохнули? - спросила она ровно в тот момент, когда Алваро отдышался. - Тогда расскажите мне про город. Только нормально, а не про километры и квадратные метры...
       - Вон там, - показал на юг Алваро. - Видите, домики? Беленькие? Старье, правда? Знаете, почему этот район никогда не будут застраивать коттеджами?
       Женщина прищурила серые в темную крапинку, похожие на гранит глаза, повертела головой... и безошибочно определила верную точку.
       - Вот та высота? Оттуда как раз достают?
       - Да, - юноша постарался придавить изумление. - Мы там жили до моих пяти лет. Потом пришел генерал Пелаэс... Нам повезло, дом сразу разнесли, а отец вел дела для одного из его людей, так что мы даже успели получить компенсацию. А потом его войска Совета выбивали... тоже не лучше. Кто-то попал по синагоге, а там человек сто было. Потом в Совете друг на друга валили - кто неверную наводку дал...
       - Раненый город, - вздохнула Паула. Алваро поежился. Уж больно в точку - и не скажешь, что слишком громко звучит. Ляпни нечто подобное представители Фиц-Джеральд, юноша бы разозлился: хорошо им, чужакам, балаболить о чужом. А флорентийка словно не прилетела сегодня утром, а родилась здесь... бывает же такое.
       - А это кого одолело стремление почтить Приапа? - женщина показала на бело-золотую высотку "Капиталя".
       Васкес сначала озадачился, потом сообразил и хихикнул. Да уж, лучше не скажешь. Трехэтажный почти что куб, а из него в небо устремлен... вежливо говоря, символ плодородия, двадцать два этажа, белая блестящая облицовка. Во Флориде шутили, что банк "Капиталь" показал известно что и вкладчикам, и совести, и Господу - они ж выше и закона Божьего, не то что человеческого.
       - Есть тут один, - хмыкнул юноша. - Сам метра полтора, а спеси - ну, это еще скромненько для него, тут просто высокие здания трудно строить... Его ваш брат прямо по первому каналу пообещал с этой башни уронить, если не начнет выплачивать по застрахованным вкладам.
       - И начал? - усмехнулась Паула.
       - Ага.
       - Святая простота, - женщина покачала головой. Кому именно посвящалась реплика, Алваро уточнять не стал. - Весело вы тут живете... полезем вниз.
       Потом гуляли едва ли не до полуночи. Обед в кафе, прогулка, ужин, "по чашечке кофе" - и опять пешком по городу. Уже ночью Пауле кто-то позвонил и, кажется, был крайне недоволен, но получил грозную отповедь. Вскоре приехала машина корпорации, все трое отправились в основной комплекс. Алваро едва не засыпал, и только остатки совести мешали опустить голову на грудь и задремать. Вдруг Пауле что-то понадобится? За ней же не уследи, она сама и пакеты с ерундой - мелочь к мелочи, а килограммов пять сувениров набралось, - потащит...
       Смывая с себя пыль и пот, Васкес пытался ответить все на тот же вопрос, что и позавчера: кто я? Что я? Чего я хочу? Вместо ответов в голове была вата, плотная и колючая, и казалось, что он живет лишь на пятую часть, остальное же вымарано, заштриховано, словно отдельные фразы в книге, и читать такую книгу невозможно.
      
       ***
      
       - Завтра я вас уже мучить не буду, - говорит Паула.
       - А когда вы улетаете?
       - В четверг вечером. Но два дня - на фабрики и Франческо. А даже жаль. Хотите, кстати, завтра со мной в Ломаду? Или вам нужно на занятия?
       - Хочу, - радостно соглашается Алваро. В Ломаде корпорация отгрохала огромный производственный комплекс, а журналистам на него дали посмотреть только со стороны. Показали поселки для рабочих, инфраструктуру... а вот в цеха не пустили. И охраняемая зона начинается километров за пять, не подберешься. "Черные бригады" несколько раз пробовали туда влезть - на том и полегли все посланные отряды, и в объединенном руководстве плюнули.
       Дело, впрочем, не в комплексе, а в Пауле, рядом с которой хорошо, свежо и легко. Невысокая женщина с необъятным животом стоит посреди площади, прикрывается от солнца ладонью, приставленной к бровям, с улыбкой смотрит на Алваро.
       - Я только не уверен, что мне разрешат, - намекает юноша. - Это зависит от Рауля де Сандовала.
       - Разберемся, - обещает флорентийка, обводит площадь алчным взглядом и устремляется к книжному развалу.
       Где-то вокруг, в толпе, несомненно, есть охрана, наблюдатели. Долговязого субъекта Алваро уже привык считать предметом мебели - тот так и не представился, ни разу к Васкесу не обращался, да и с Паулой разговор первым не начинал. Просто таскался рядом молчаливым привидением, совершенно не мешая и не привлекая к себе внимания. Периодически отвечал на звонки, говорил пару-тройку слов, но этого языка юноша не знал, и даже не мог угадать по звучанию. Похоже на фризский, но тоже - не оно. Что-то с севера Европы.
       Внимание Алваро чувствовал, хотя сколько ни оглядывался невзначай, не мог выделить сопровождающих. Высокий класс. Два года назад его учили обнаруживать слежку, но то ли объяснили плохо, то ли охраной сестры Франческо занимались настоящие профи. Скорее уж второе. Эулалио не учил ерунде.
       Хорошо, если так. Может быть, самой женщине ничего и не грозит, но Алваро может притянуть к ней беду. Его уже наверняка заметили, а увидев в компании сестры господина Сфорца вынесли вердикт, теперь остается только ждать его исполнения. Интересно, чем думал Рауль?
       Чем думал господин глава корпорации, лучше не спрашивать, он, кажется, вообще не думает, у него сплошные озарения... а попросту говоря, молоток в голове. И периодически в голову этот молоток стучит. Выстукивая разнообразные чрезвычайно глупые идеи. Вот, например, в пятницу стукнуло отправить выгуливать сестру именно Алваро. Попался бы кто-то из старших учеников, сия нелегкая участь выпала бы ему. Ладно, Сфорца не думает - но Рауль? Но та пожилая тетка, как ее там, Габриэла Росси... вот у них-то какой молоток, и где?
       Настроение - хуже некуда, и не потому, что Паула послезавтра улетает.
       Потому что над площадью - злое полуденное солнце, и старая мостовая напоминает обезображенное оспой лицо, здесь когда-то тоже воевали, падали снаряды, а потом ее починили, но старый камень чуть светлее, и следы ремонта все еще заметны. Потому что у девушек, щебечущих возле лотка с мороженым слишком яркие платья, слишком яркая помада, а у парня, что пытается привлечь их внимание - в руках радиола, и музыка орет на всю площадь, старая народная песня, было бы здорово, если бы не так громко. Долговязый молчаливый тип созерцает ближайшую урну так, словно кошелек в нее ненароком обронил - то ли лезть, то ли ну его, и выражение лица... уксус слаще.
       Потому что в небе ни облачка, и ветра нет, ни малейшего ветерка, воздух плотен и густ, а вдалеке кто-то жарит на углях лепешки, и горький запах подгорелого теста расползается по всем уголкам, от него нет никакого спасения, а Паула копается в старых потрепанных книжках, многие - без обложек, подмокшие, обгорелые... подраненные книги, несчастные и беззащитные перед людьми. И слова, что в них сказаны, может быть, мудрые слова, важные - не защитят, не помешают уничтожить, сжечь, выстрелить... А взрывается - громко, с дымом и треском, - вовсе не урна: у детей поблизости - петарды, целый мешок петард.
       Потому что где-то поблизости, на одной из крыш, засел снайпер, Алваро точно это знает, он есть, он уже выцелил мишень, и до выстрела остались доли секунды, а Паулу даже нельзя швырнуть на землю, чтобы сломать линию, проведенную между ней и дулом винтовки, и остается сделать шаг вперед, и развернуться спиной...
       В позвоночник впивается жало громадного шершня, но нужно стоять, нужно вцепиться пальцами в лямки сарафана Паулы, и тянуть ее вниз, осторожно, не толкать, и не упасть самому, потому что объясняли же, что промазав, снайпер может выстрелить еще раз, и только потом начнет отходить, и пока не прозвучал второй выстрел, нужно - стоять... и радоваться, что женщина ему по плечо, что ее можно попросту закрыть собой.
       И не давать развернуться.
       Книготорговец орет, девчонки орут, и даже парень с радиолой орет, перекрывая веселую народную песню, гарью несет нестерпимо, долговязый распахивает кейс, сильное женское тело вырывается из рук, а в спине застряло острое жало, и только бы дождаться второго выстрела, а потом уже можно и падать...
       Не больно даже, только горячо и почему-то зудит, может, и вправду оса укусила, развернуться бы, да посмотреть...
       Второго выстрела все нет.
       - Извините, - вежливо говорит Алваро. - В Ломаду я поехать не смогу...
      
       Джастина
      
       Усиленные меры безопасности по меркам корпорации "Сфорца С.В." у нормальных людей называются тюремным заключением. Строгий режим, для особо опасных преступников. Джастина злится, Джастине скучно сидеть в гостинице на территории корпорации без возможности высунуть нос наружу. Работать можно - удаленный доступ к серверу настроили еще с утра в субботу. Выходных не получилось. Вместо этого пришлось беседовать с толпой сотрудников службы безопасности корпорации, потом объясняться с Европой, писать целую кучу отчетов, составлять фоторобот, и так далее, далее, далее...
       Больше всего Джастина разозлилась на Франческо, отдавшего ее на растерзание своей своре. После увлекательной поездки в коттедж на море больше всего хотелось принять душ и выспаться, но ее мучили до самого утра: с чего-то решили, что Джастина забудет важные подробности. Наконец, отпустили - и не успела она проснуться, как отреагировал Совет, и отреагировал в свойственном ему духе.
       Шестичасовая видеоконференция больше всего походила на допрос. Точнее, на суд. Наличествовал прокурор - заместитель председателя комитета безопасности собственной персоной, наличествовал адвокат - референт Габриэлы, а в роли подсудимой выступала почему-то Джастина. Как будто она кого-то похитила, а не ее.
       Наконец Грозный Ричард вдоволь наклевался печени жертвы и соизволил прекратить видеоконференцию, констатировав, что Фиц-Джеральд проявила небрежность, граничащую с преступной, и это повлияет в будущем на ее карьеру. Джастина пошла пятнами; она не питала иллюзий насчет манер Личфилда, но финал довел ее до скрежета зубовного.
       - Вы можете не принимать его раздражение на свой счет, - щелкнув пультом, сказал референт. - Боюсь, что в комитете сейчас творится такое, что Грозный был еще весьма сдержан...
       - Я, в общем, даже понимаю. Там сейчас вирусная паранойя выведется. Питательной среды хватает... - Джастина свернулась на диванчике в переговорной, положила голову на мягкий подоконник, длинно и с удовольствием вздохнула.
       Референт открыл банку энергетика, перелил напиток в высокий стакан, кинул несколько кубиков льда, вставил соломинку. Спокойно, ритмично, словно считал про себя "раз - открываем, два - льем, три - бросаем банку в урну...". Это успокаивало. Он вообще умел успокаивать, и в первую очередь - тем, что совершенно не волновался сам.
       Стакан очутился на столике перед Джастиной, Максим уселся на противоположном подлокотнике дивана. Уже скинул пиджак и закатал рукава рубашки, хотя в комнате было достаточно прохладно.
       - Да, удивляться нечему. - Удивляться было чему, в том числе тому, что референт перестал изображать глыбу льда, намерзшего вокруг стальных стержней. - Нам отдали, целиком, организацию, о которой в комитете до сих пор даже не слышали.
       - То есть?
       - Госпожа Фиц-Джеральд... разве вы до сих пор не поняли? Ваш Потрошитель никак не Хуан Алваро Васкес. - Кто? А, тот самый юный убийца-одиночка, вспомнила Джастина... - Он вовсе не надеялся на то, что его явление останется тайной. Ему это и не нужно было. Более откровенно сдать свою организацию он мог бы только одним способом: записавшись на прием к Грозному с полным пакетом документов.
       - Что это за организация? - с сердца свалилась целая тонна камней, интересно, расслышал ли референт грохот... этот может, пожалуй.
       - Вы, разумеется, слышали о подпольном Радужном Клубе? Настолько подпольном, что о нем слышали практически все, а комитет знает его членов поименно, а заодно и получает протоколы каждого заседания.
       - Это же тусовка старых болтунов... играют они в тайную ложу, да и все.
       - Это умеренное крыло. Есть и радикальное. А вас посетил представитель радикального крыла, который, надо понимать, недоволен деятельностью своих коллег. Настолько недоволен, что решил отдать их нам.
       - Однако... - Джастина задумчиво грызла трубочку. - Теперь Совет растерзает любого, кто хоть пискнет против скорейшего объединения.
       - Именно так, - светловолосый референт кивнул. - Плюс наверняка под шумок снесут все антипанафриканское лобби. В ближайшие десять лет антиглобализм станет равносилен признанию в сотрудничестве с радикалами Радужного Клуба.
       - Как вы думаете, это единственный ренегат?
       - Сейчас рано об этом говорить. Посмотрим, что произойдет за неделю на других территориях. Возможно, я делаю поспешные выводы, и все это вообще акция Совета, - Максим покачал головой. - Ну что, вы уже успокоились?
       - Да, спасибо. Вы мне подкинули вкусную загадку.
       - Я старался... - мальчишеская улыбка.
       Шантрапа, подумала тогда Джастина, и три дня спустя она думает то же самое - ну шантрапа же, и шантрапа редкостная, чудесный мальчик, штучный товар, умеют же на берегах Белого моря такое выращивать, а чуть южнее - шлифовать, превращая в настоящее сокровище...
       А возлюбленный жених - зараза, тоже редкостная, и его даже понять можно: это Джастина дает показания, а в свободное время валяется по диванам, ходит в бассейн и тренажерный зал в гостинице, не жизнь, а сказка... но Франческо разбирается с тем, во что перелинял Радужный Клуб, который сто лет никто не принимал всерьез, а выросло такое, что лучше бы в прошлом веке, когда нравы были куда круче, всех перевешали.
       Это ведь с Джастиной обращались, как с гранатой в хрустальной оболочке, а троим ее спутникам показательная акция ренегата из радикального крыла Радужного Клуба стоила жизни. И это - вполне намеренно, мистеру Потрошителю нужно было подтвердить, что он представляет организацию, совершенно не стесняющуюся насилия и готовую перейти к нему в любой момент.
       Три трупа и одна барышня, с которой даже пылинка не упала - хорошая демонстрация возможностей и намерений. Выразительная. Но теперь это забота Франческо, а Джастине остается выполнять приказ Грозного Ричарда, то есть, доверить заботу о своей безопасности корпорации "Сфорца С.В." и выполнять все поступающие от ее представителей указания. Представители же велели сидеть в гостинице и не создавать лишних хлопот. А так как от подъездной дорожки гостиницы до контрольного пункта на выезде - пять километров хорошо просматриваемой территории, бояться больше нечего. Ни за себя, ни тем более - за остальных.
      
       ***
      
       Мероприятие носило убийственное название "Финальное совещание по инциденту Потрошителя". Если, конечно, носило в самом деле, если Максим не пошутил. Может быть, оно называлось как-то скучнее. Но в конференц-зале корпуса службы безопасности собрались все известные Джастине важные персоны корпорации, и еще пяток неизвестных. Разумеется, сам владелец; Габриэла и при ней трое; невесть зачем - де Сандовал, и еще какие-то загадочные личности, один, кажется, вообще глава производственного отдела.
       Говорили долго, говорили скучно - уточняли формат мероприятий по безопасности решительно везде, от фабрик до авиаперевозок. Франческо вообще в совещании не участвовал, как устроился на подоконнике с ноутбуком, так и долбил по клавишам с обычной скоростью, даже не поднимая головы. Сидевший рядом Рауль малевал шаржи на выступающих и подсовывал их Джастине, пока она не наступила ему каблуком на ногу: смеяться посреди выступления было бы неприлично, а после шаржей - хотелось. Вообще смысл присутствия Джастины на заседании был ей категорически неясен: какое она отношение имеет к безопасности авиаперевозок? Ну, могли бы и протокол заседания прислать, право слово... а при взгляде на Сфорца возникал соблазн достать наладонник и включить музыку. Через наушники, конечно, зачем же эпатировать публику. Но было бы всяко приятнее, чем разглядывать постные рожи и слушать еще более постные речи...
       Унылая атмосфера, заставляющая размышлять о благотворном влиянии поста на душу и тлетворном - на настроение, рухнула, обвалилась, испарилась в один момент. Причем как-то против логики и здравого смысла. В неправильном порядке, точнее.
       Франческо вскинул голову - Джастина готова была в том поклясться! - секунд за десять до того, как глухо зажужжал телефон в нагрудном кармане пиджака Максима. Сфорца прекратил щелкать по клавишам и словно принюхался. Женщина наблюдала за ним, затаив дыхание: слепые, невидящие глаза искали что-то в запредельной дали, за пятикилометровой полосой безопасности, за забором... намного дальше.
       Звонок - утробное ворчание виброшмеля, несущего горький нектар очень дурных вестей. Это поняли - почувствовали - трое. Сама Джастина, Рауль и референт. Сфорца же знал раньше.
       - Это меня на самом деле, - в наступившей тишине неожиданно громко произнес Франческо. Но была ли тишина? Кажется, говорил Анольери, ловчий сокол вакуумной сушки? - Дайте мне телефон.
       Референт - сталеледяная конструкция, идеальный механизм, - не стал подниматься, попросту бросил черно-бирюзовую коробочку через зал. Глава корпорации поймал, не глядя.
       - Нет, это не Щербина, это Сфорца. Докладывайте.
       В трубке кудахтали, и из крошечного затянутого черной сеткой динамика, несло хорошо задавленной паникой, бедой, кажется, необратимой или близкой к необратимой, скрежетом зубовным и стоном. Хорошо так несло, по всему конференц-залу. Де Сандовал положил руку Джастине на предплечье, деликатно - поверх блузки, а не на голую кожу.
       - Оставьте... Какой прогноз? Так... дайте мне вообще Паулу.
       Только после этого Джастина вспомнила, что сестра Франческо в понедельник утром прилетела из Флоренции. Да, и договорились же завтра пересечься и вместе съездить на море, вечером, после фабрики, на которую та собиралась с самого утра. И по телефону вчера разговаривали, а из головы вылетело, а Паула хотела посмотреть Флориду, и еще шутила, что напоследок, потому что через месяц будет не до того, и еще год не до того.
       - Часов через шесть? Ясно. Держи меня в курсе. Верни трубку той бестолочи, - телефон, брошенный так же не глядя, как был пойман минуту назад, летит назад к референту. - Попросите лучше Аболса, - советует Франческо подчиненному, - он толковее будет.
       - Слушаю... - референт поднимается, отходит в угол, дело, конечно, не в конфиденциальности, а в привычке думать на ходу, которую Джастина уже подметила. Максим вымеряет шагами конференц-зал, слушает, кивает невидимому собеседнику, бросает короткие и удивительно невнятные реплики, вновь кивает.
       Джастина переводит взгляд на Франческо... а тот смотрит в окно, с легкой полуулыбкой, словно ворон на дереве считает; и только если присмотреться - это не улыбка, а что-то странное и нечеловеческое, и с таким выражением лица, наверное, проходят сквозь стены, не замечая их... но если с Паулой все в порядке, что случилось-то?..
       - Дамы и господа, - говорит де Сандовал. - Объявляется перерыв. О продолжении совещания вы будете уведомлены.
       Входят ли они с Габриэлой в число упомянутых дам, думает Джастина, приходит к выводу, что она входит, а Росси - нет, но подняться со стула не успевает, Рауль нажимает на плечо. Остальные поспешно улетучиваются. В конференц-зале остаются Джастина, Габриэла, Рауль и Максим. И Сфорца, которого тут, кажется, нет. То, что смотрит в окно, вообще мало похоже на живое существо: нечто в анабиозе. Примерно восемнадцатое чувство подсказывает женщине, что лучше всего, добрее и гуманнее будет сидеть и молчать. Не задавать вопросов. Не лезть с утешениями. Не шевелиться.
       - Приказываю начать операцию "Шестая заповедь". Руководитель - Щербина, - сообщает оконному стеклу Франческо. Стеклянным же голосом, прозрачным и гладким. - Уточнение: Максим, на шесть суток с сего момента вы получаете неограниченные полномочия и право вето по моим решениям.
       - ...ну слава Богу, - выдыхает Рауль, до того нависавший над столом так, словно готов был через него перелететь в прыжке. - Я уж подумал, тебя ловить на взлете придется. А этот твой кого угодно придержит. Что именно случилось?
       - Покушение на госпожу да Монтефельтро. С ней все в порядке. Тяжело ранен сопровождавший, Васкес, - отвечает Максим.
       У Джастины возникает подозрение, что ловить на взлете придется Рауля. За хвост, благо, он в наличии и очень удобно ляжет при необходимости в руку.
      
       Габриэла
      
       Об операции с подобным названием Габриэла слышит впервые; а вот референт если чем и удивлен, то уточнением, которое сделал Франческо. Впрочем, сейчас ее больше всего волнует вещь, не имеющая отношения ни к каким операциям: что с племянницей? На время все прочие мысли разлетелись из головы вон - и собираться не спешат, зато за левой лопаткой нарастает жгучая боль.
       После этого делается ясно, что некий референт Щербина в ее подчинении больше работать не будет, такого не прощают, но Франческо прав и трижды прав, назначив руководителем его. Потому что у начальника службы безопасности рестийского филиала корпорации есть множество разных мыслей и слов, но нет наготове ни одного распоряжения, приказа и плана... и, если вдуматься, начальника у службы безопасности тоже с сего момента нет. Сразу по двум причинам: допустив подобный промах, работать уже нельзя, и - если единственным желанием является нестерпимая жажда крови своего непосредственного руководителя и работодателя, то лучше подать в отставку.
       А племянника хочется приложить, со всего размаху, головой об раму окна, в которое он так сосредоточенно пялится. Потому что Габриэла сделала все, что могла, но запретить племяннице выезжать в столицу мог бы только Франческо, и она его просила, дважды, еще до прилета Паулы и с утра; и решение приняла сама Паула - видит Господь, ей объяснили, на пальцах объяснили, что здесь за обстановка... не помогло.
       И, разумеется, не помогли принятые меры.
       О чем Франческо было сказано заранее: не помогут, если кто-то решит ее убить, а в ответ прозвучало: ваши меры вообще никому не могут помочь. И никогда не могли. Разве вы не заметили, тетушка, что толку никогда не было?
       Сейчас Габриэла готова с этим согласиться. Если весь город просматривается, если вокруг гуляющей троицы курсирует три десятка охранников в штатском, если полиция работает в режиме повышенной бдительности... не будем развивать тему того, что все это потому, что Пауле захотелось посмотреть город... то что еще можно сделать? И - не помогло, и - непонятно, какую роль в этом играет Васкес, но, надо понимать, без него не обошлось. Кто его ранил, при каких обстоятельствах? Мальчик связался со своими приятелями?..
       А можно было бы просто не высовываться во Флориду, пока не закончено расследование похищения Фиц-Джеральд. Можно, да. Если бы Паула не была Паулой, и не будь Франческо - Франческо. Но у этих двоих на все есть один ответ - "что теперь, вообще жить перестать?"
       - Госпожа Росси, согласно плану операции вы выполняете свои непосредственные обязанности и обеспечиваете максимально быстрый и полный ответ на любые запросы, поступающие от задействованных в "Заповеди", - распоряжается референт. Ну, вот и посмотрим, так ли хорош двадцатичетырехлетний парень, чтобы поручать ему общее командование и давать неограниченные полномочия. Любит же Франческо детей... уже обзавелся бы своими, ими бы и занимался. - Госпожа Фиц-Джеральд, на вас возлагается взаимодействие с представителями Совета.
       - Э-э.. - Габриэла изумляется не меньше альбийки. Похоже, обеих не поставили в известность о том, что есть некий план... и план этот включает в себя работу наблюдателя Мирового Совета на корпорацию "Сфорца С.В.", прямо и без реверансов. - Хорошо...
       Де Сандовал смотрит на новоявленного диктатора с подозрением - и одобрением - одновременно.
       - Остальных прошу выполнять обязанности согласно известному вам расписанию.
       Габриэла кивает, медленно выдыхает, стараясь не клиниться на неприятном ощущении в груди, медленно поднимается, проводя ладонями по форменной рубашке. Все как положено, и воротник не перекосился, и пуговицы не расстегнулись.
       - Что с Паулой?
       - Она в полном порядке, сейчас едет в госпиталь Святой Терезы. Молодой человек ранен, ему предстоит операция. Он прикрыл вашу племянницу, - объясняет Максим, подавая женщине стакан воды. - Пока трудно понять, как у него это получилось. Вы можете туда поехать, оставьте дела на Анольери.
       - Благодарю, - цедит сквозь зубы Габриэла. Любезное позволение... ну да, бывший референт у нас же сейчас старший и главный. - Я именно так и поступлю.
       Двумя часами позже Габриэла сидит рядом с племянницей в холле на этаже хирургического отделения. Вокруг до отвращения людно - городская полиция Флориды, сотрудники корпорации, охрана больницы, пара-тройка просочившихся журналистов, еще какие-то непонятные личности, но у всей этой братии хватает ума держаться на расстоянии десятка шагов. Периодически над толпой плавно проплывает щекастая физиономия Аболса, начальника полиции. За ним, словно в кильватерной струе ледокола, держатся трое офицеров и один пресс-секретарь.
       Холл спроектирован крайне удачно - четыре ниши с диванчиками, вот одну Габриэла и заняла, так что ее внешняя шумиха никак не касается, тем более, что еще полчаса, и толпа переберется в другое место: здесь начальник полиции уже почти закончил, а куда он, туда и разномастная свита. Останется тройная охрана, но эти умеют сливаться с мебелью.
       Племянница совершенно спокойна. Первое покушение в ее жизни не произвело никакого особого впечатления: не напугало, даже не вывело из равновесия. А вот злости, не за себя, за этого окаянного Васкеса-в-каждой-бочке-затычку хватает. Злости и вины.
       - Мне нужно было тебя послушать, - говорит Паула. - Если мальчик останется инвалидом, я... с кем-то что-то сделаю. Неадекватное, но от души.
       Угроза вполне внушительная, семья да Монтефельтро сама по себе может причинить кому-то крупные неприятности, а вот две семьи - и две сотрудничающие корпорации - это уже сила, связаться с которой мог только идиот. Впрочем, пока что речь идет не об инвалидности, а о жизни. Очень уж неудачное ранение. Впрочем, только выслушав - еще по дороге, по телефону - первое внятное описание происшествия, от Паулы, разумеется, Габриэла заметила, не могла не заметить, что тут есть двойное дно.
       Калибр оружия. Точнее его определят, когда извлекут пулю, но - стреляй снайпер из стандартной винтовки, мальчику не удалось бы устоять на ногах, обоих бы швырнуло вперед, на метр-два точно.
       Хотел ли стрелок вообще кого-то убивать? Акция шумная, заметная, вызывающая - и неплохо так продуманная. Два муляжа взрывательных устройств в урнах. Дети, которым некий мужчина от щедрот подарил мешок петард и попросил пойти взрывать их на центральной площади. Все условия для успешного покушения - только калибр патрона не тот...
       - Езжай отдыхать, тебе все сообщат.
       - Нет уж, я тут посижу.
       - Тебе рожать через месяц, дура! - взрывается Габриэла, но достаточно тихо. - Сказали же, минимум через пять часов... ты тут так и будешь сидеть? Да хоть в палате внизу иди поспи.
       - Снотворное мне точно пользы не принесет, - племянница невероятно похожа на Антонио, отца, и упорство ее - нужно признать, упорство семьи Росси, остальные ни при чем. - Если я устану, то лягу. Ты сама-то отдохнула бы...
       - Твоими трудами, - шипит Габриэла, - я на том свете скоро отдохну. Мне скоро назад возвращаться. У нас там веселье...
       - Возвращайся. Франческо я отзвонюсь. И... держи меня в курсе по расследованию, хорошо?
       - У нас не расследование, - встает из кресла Росси. - У нас в лучшем случае локальная война, уже два часа. В худшем - не знаю, что.
       - Жду сводок с невидимого фронта, - улыбается племянница, и нужно очень хорошо ее знать, чтобы не счесть подобную реплику неуместным и беспечным цинизмом. Габриэла знает. - Мужу я уже позвонила.
       Вот это уже серьезно. Деятельность ее семьи - как деятельность любой корпорации мирового уровня - похожа на айсберг. У да Монтефельтро на поверхности безобидные агротехнические инновации. Под водой - все, чего требует их внедрение, то есть, и разведывательная служба, и отдел связей с общественностью, и все прочее. Плюс филиал в Африке, так что Паула не понаслышке знает всю подноготную. Знает... и лезет на рожон.
       Но поддержка сейчас будет важна.
      
       ***
      
       Поскольку в "Сфорца С.В." все традиционно перевернуто с ног на уши, то во время войны здесь гораздо тише, уютнее и спокойнее, чем в мирное время. Никакой суеты, паники, неприятных сюрпризов и нежданных радостей. Габриэла, привыкшая к обратному, в первые часы после возвращения не может поверить в то, что в службе безопасности, из которой забрали две трети штата, воцарились покой и рабочая обстановка. Большинство забрали в "Заповедь". Оставшаяся треть премило контролирует остальные, повседневные процессы и параллельно отвечает на запросы коллег, задействованных в "Шестой заповеди".
       Габриэла, впервые за последнюю неделю имеющая возможность прилечь на диване с распечатками отчетов - пепельницу, зажигалку, кофейник и кружку на столик, подушку под голову, а ботинки под диван, - размышляет о том, что потом, когда все кончится, штат нужно будет сократить. На те самые две трети. Вот же как все чинно, разумно и спокойно... потому что мы воюем. С радикальным крылом Радужного Клуба - и заодно с комитетом безопасности Мирового Совета.
       Мы воюем, но можно лежать на диване и просматривать отчеты, и знать, что Анольери справится со всей частью, касающейся поддержки; а на долю Габриэлы осталась рутина, та рутина, что прекрасно едет по накатанной дорожке, как ехала с первого дня во Флоресте, с небольшими и легко решаемыми накладками, с минимальной погрешностью в действиях... как положено. Как Росси всегда хотелось - с точностью хорошего хронометра, где всякой пружине и шестеренке место и срок.
       Всего-то нужно было найти достойного врага. Вполне в духе семейства Сфорца вообще и Франческо в частности. Хотя этот-то способен воевать, не различая контуров предметов, да и вообще не приходя в сознание. Лучше даже, чтоб не приходил - как тогда, три года назад, в перестрелке у мэрии, когда старший из братьев Васкесов в компании двух придурков из очередной бригады Черных, решил устроить на него покушение. Все было сделано отлично - и наблюдателей сняли за секунду, и машину охраны протаранили, осталось только выстрелить в мирно сходящего по ступенькам Сфорца - вот только Франческо достал из кобуры на поясе пистолет, и в три выстрела уложил всех трех противников, и стрелка, и двоих, страховавших его.
       По словам очевидцев, со стороны это выглядело безумно: человек в наушниках и темных очках, такой безобидный и очень хрупкий с виду - тростинка, ветром колеблемая, - вдруг хватается за оружие и убивает троих молодых людей, мало чем выделяющихся среди прочих граждан, пришедших на прием к мэру Флориды. Мог бы быть большой и неприличный скандал, вот только обнаружилось, что мирные горожане были от души вооружены и у каждого - переговорное устройство, связывавшее с координатором всей операции. Так что скандал вышел большой... но очень приличный. Разгромлена очередная боевая группа партии Национального Освобождения... и кем разгромлена, и как.
       Франческо же, которому пригодились и уроки отчима, и подаренный им пистолет, более всего походил на одержимого, которого сразу после третьего выстрела покинул нечистый дух, и вопрос, заданный им примчавшейся через пятнадцать минут на место событий Габриэле, был достоин всего предыдущего: "Скажите, а зачем я убил этих людей?". Хорошо, что этого не слышали репортеры...
       Теперь он собирается разнести антиглобалистов - и, видит Господь, это действие вынужденное, а, значит, противнику не позавидуешь. Господину Потрошителю показалось мало, он решил подтолкнуть события. С радикалами Клуба и так бы разобрались, но медленно и аккуратно - инфильтрация, сбор информации, отделение агнцев от козлищ, десяток операций... хотя уже донесли, что долгосрочный план, разработанный и представленный Максимом, был куда остроумнее: заставить Совет гоняться за Клубом, а в это время вылавливать из кипящего супа то полезное и интересное, что есть в Клубе. Право экстерриториальности, право убежища для агнцев... а оказавшихся все ж таки козлищами можно и вернуть Совету. Начисто выпотрошенными, разумеется.
       Господин ренегат же пожелал увидеть схождение лавины - и перегнул палку; а племянник не любит, когда его принуждают к любым действиям, даже к справедливым и полезным. Даже к удалению раковой опухоли, которая, кажется, проросла довольно широко. Что ж, рано или поздно, и скорее уж рано, очень даже рано, может быть, в ближайшие сутки господин Потрошитель получит тот ответ, на который рассчитывал. Тот ответ - и еще несколько слов, адресованных ему лично.
       После госпиталя Габриэла в компании Аболса поехала на место событий. Ей не пришлось долго ломать голову. Неведомый стрелок не хотел никого убивать, гуманист придурочный, спасибо ему за гуманизм, но лучшая благодарность за подобные выходки - выстрел в затылок, смерть быстрая и милосердная. Не встрянь так несвоевременно Васкес, пуля вообще прошла бы над головой наклонившейся Паулы. Был бы ранен книготорговец, но едва ли слишком тяжело. Однако, явственная, откровенная угроза сестре Франческо - налицо, вполне достаточно, чтобы тот начал действовать... и тут влезает дополнительный фактор, несостоявшийся убийца. Знать бы еще, как он ухитрился, как... та же порода, что и Сфорца? То-то племянник "захотел мальчика себе" - рыбак рыбака узнает издалека, так, что ли, получается?
       И мы стоим на грани войны с Советом, мы уже воюем с Радужным Клубом, и дай Господи этому мальчику выздоровления, потому что если он умрет, то Франческо разнесет все до основанья; а право вето племянника не остановит, и референта не защитит: нет человека - нет и права вето. Что ж, Максиму, который разработал первичный план - тогда это еще называлось "Пятая заповедь", - и через голову Габриэлы передал его лично Сфорца, стоило бы раньше задуматься, с кем он, собственно, играет.
       - Что у нас плохого? - в десять вечера задает любимый вопрос Габриэла.
       - Все в полном порядке, - отвечает младший референт. - Никаких происшествий.
       Рабочий день окончен еще два часа назад, ночной заместитель приехал тогда же, и можно отправляться домой.
      
       Алваро
      
       Мир есть сон, мир есть текст и мир есть слово. Слово было в начале, и слово есть, и будет во веки веков... а времени - времени не было никогда.
       В переплетении букв и строк легко запутаться, будучи снаружи, но можно нырнуть внутрь, и скользить от слова к слову, от абзаца к абзацу, и искать ответы на вопросы - и трижды прав тот, кто сказал: чтобы задать правильный вопрос, нужно знать половину ответа. Эта половина у Алваро уже есть. Приснилась совсем недавно, когда он парил над паутиной текста, и боялся соскользнуть вниз, а не надо было бояться - ничего страшного, только слова, слова, слова...
       В мире есть много неведомых слов, и Алваро не знает, откуда они пришли. Незнакомые слова, с непостижимым смыслом, похожи на заплаты на ткани бытия, цветные заплаты, вот, например, слово "аффилиат" - оно ярко-голубое, бархатное и имеет форму треугольника, пришито мелкими аккуратными стежками. Вот слово "провинциал", никак не означающее "деревенщина" - оно темно-серое, суконное, и старается быть неприметным, и у него даже получается; если бы Алваро не вел рукой по ткани, не нащупал бы узенький рубец, идущий по краю заплаты.
       А из шва торчит коротенький хвостик нитки, а если потянуть за нитку, то доберешься до другого слова - Эулалио, это имя человека, который в прошлом и позапрошлом году учил Алваро на базе Эскалеры, не стрелять учил, а думать, обнаруживать слежку, обманывать и распознавать обман, и сначала казалось, что это очень скучно. Непонятно было, за что остальные уважают Эулалио, он же ничего толком не умеет, кажется, и бомбу не соберет. Зато он умел планировать, действительно умел, но Алваро он этому не учил... кажется.
       На самом деле - учил, только не так, как остальных, а почему-то не прямо, не открыто. Подсовывал книги, задавал странные задачки на логику, но больше всего любил фантазировать - мог из ничего, из стихотворной строки или картинки сочинить роман, и заставить Алваро играть за одного из главных героев. Все равно что компьютерные игры, только сюжет гораздо интереснее, и чувствуешь себя более вовлеченным, да еще и реплики не машина тебе подсказывает, а решаешь все сам. Такие развлечения после дневных тренировок приходились очень к месту.
       Нужно будет рассказать Раулю, сквозь сон думает Алваро. Такое в школе ввести - здорово же будет...
       Алваро снятся джунгли, горластые птицы, вопящие на закате особенно громко, небо, почти не видное из-за листьев, невысокие домики, прикрытые сверху сеткой, он сидит на крыльце одного из таких домиков, а рядом - веселый и умный человек, совершенно неуместный здесь, в чащобе, где сплошь крепкие молодые мальчики из Черных, или инструктора, эти постарше, в шрамах, битые жизнью и злые. Они курят сигареты без фильтра, сплевывают с губ крошки табака и презрительно смотрят на младшее поколение, называют его тупым мясом и рассказывают, что в их-то время... вот при Пелаэсе, а при Одноглазом Жоане... они вечны, они будут готовить людей и для Жоана, и для Пелаэса, а выжившие сами станут инструкторами.
       А Эулалио ходит в костюме, носит галстук и легкие кожаные ботинки, всегда безупречно вычищенные, дорогие часы и очки в тонкой металлической оправе, но с ним никто не спорит, даже Эскалера, которого Алваро видал издалека - и только один раз вблизи. Потому что Эулалио - провинциал, и это не значит "деревенщина", это значит что-то еще, но Алваро не может спросить, ему не полагалось слышать разговор Эскалеры с Эулалио, он совершенно случайно оказался под окном, а окно было открыто, и через противомоскитную сетку долетали обрывки беседы; говорили о деньгах, о том, что почти никто на базе не годится, а Эскалера, такой же, как прочие инструктора, только еще злее, еще больше битый, с кривым шрамом от угла рта до виска, говорил, что других - нет, и брать негде, потому что уже несколько лет другие хотят не того, и гонять с автоматами их уже не заставишь.
       Алваро тоже не хотел гонять с автоматом, но об этом говорить было нельзя, а после подслушанного разговора - тем более нельзя, нужно было научиться всему, что тут могли дать; но Эулалио говорил о том, что автомат - не лучшее оружие, его не спрячешь в кармане и тем более не спрячешь за щекой, и показал, как можно убить половинкой бритвенного лезвия, только одно движение языка, и - фонтан крови... можно захватить самолет, например, ведь никто не заставит сдавать в багаж несессер.
       Там было хорошо, на базе, а лучше всего вечером, после ужина, после холодного душа, на крыльце. Черное, близкое небо с крупными звездами сквозь листья - протяни руку да сорви; роящиеся вокруг лампы мошки, паутина слов, увлекательная игра, в которой можно было стать то проворовавшимся бухгалтером солидной фирмы, то шпионом, решившим проникнуть в архив крупной корпорации... Эулалио иногда подсказывал, но большая часть действий вытекала из самой логики игры.
       Я соврал Раулю, я соврал старухе Росси, думает во сне Алваро. Я ничего не выдумал сам, меня научили - мы же играли в террориста-одиночку, целую неделю играли, как я мог забыть?.. Я же не помнил, не помнил совсем, Эулалио мог бы вспомнить, и что игры вообще были, а вот во что тогда играли, о чем вообще говорили, сидя на крыльце - не помнил, пока не заснул. Пока не полетел над словами, пока не увидел голубые бархатные и серые суконные заплаты...
       Алваро думает, что все расскажет, все и целиком, и непременно, и всем - и Раулю, и господину Сфорца, и вредной Габриэле, и замечательной Пауле, - расскажет, если не забудет, если сумеет вынырнуть из мира, который сон, текст и слово. Выныривать же страшновато, он помнит, что там - боль, не такая уж сильная, было и хуже, но во сне боли нет совсем, во сне можно все, а люди похожи на геометрические фигуры. Вот Рауль - восьмиконечная звезда, изумрудная, яркая и блестящая. Преподаватель социологии - он, несомненно, серо-стальной куб. Безымянный спутник Паулы - никелированный цилиндр...
       Васкес всем все расскажет, непременно, ему бы только вернуться из слов, выплыть к людям, услышать собственный голос; он понимает, что все из-за наркоза, наверное, операция, от простых анальгетиков так не бывает, понимает - и благодарен, потому что вернулся к себе, прошел по ниточкам, и, кажется, сумел защитить Паулу, значит, все хорошо, вот только выбраться бы наружу. Хотя бы когда-нибудь. Закрыть бесконечную книгу своего прошлого, перестать читать самые неприятные страницы - и ту, где Рафаэль толкает мать, вставшую на подоконник, чтобы вымыть окно, и ту, где отец впервые приходит домой не подвыпившим, а пьяным, и больно дерется, и разбивает брату лицо, и рычит, что все они виноваты, все, бездельники, нахлебники; отец пропил остаток компенсации, полученной от Пелаэса, на нее уже все равно ничего нельзя было купить, в новой квартире не было даже мебели... закрыть бы эту книгу, закрыть раз и навсегда, но так тоже нельзя, уже один раз попробовал - и не смог найти себя.
       Но можно написать новую главу.
      
       ***
      
       Первые желания просты и незамысловаты: пить, губы пересохли, а в горле словно репейник застрял. Перевернуться - плечо затекло, теперь везде болит, от локтя до шеи. Почему-то положили набок, странно. Грудь тесно сжата, схвачена со всех сторон, не вздохнуть. Между лопаток саднит и чешется. Неудобно-то как, думает Алваро, но не рискует шевелиться, и осторожно открывает один глаз.
       Перед ним - иссиня-белая пустыня, ледяные складки отбрасывают голубоватые тени, переплетение нитей кое-где прерывается мелкими узелками, а далеко впереди виднеется черно-красный выпуклый прямоугольник. Если присмотреться, можно уловить очертания буквы S. Потом Алваро понимает, что нужно открыть и второй глаз - тогда он видит обложку глянцевого журнала и женскую руку с обручальным кольцом. Потом - вторую руку, лежащую на голубой ткани, широкую, с коротко обрезанными ногтями и ссадиной повыше запястья. Ссадина замазана йодом.
       Сиделка, констатирует факт Алваро, и выдает подобающее благопристойному больному: "Пить!".
       - Сейчас, - спокойно отвечает женщина. Алваро узнает голос.
       Дальше ему в рот вставляют длинную гибкую трубочку, торчащую из подобия детской бутылочки, и в ней не вода, а что-то, похожее на пакостный чай с лимоном, мало что остывший, так еще и разбавленный, но выбирать не приходится, а капризничать стыдно. Хотя, наверное, можно - ну что взять с человека, только отходящего от наркоза? Жажда побеждает, и юноша употребляет содержимое поилки, пока ее не отбирают самым свинским образом, не дав даже половины. Паула - вредина, чего от нее еще ожидать...
       - Остальное - попозже, - обещает вредина, и в качестве компенсации ласково гладит Алваро по щеке. Он прикрывает глаза, не зная, что с этим делать, и боится покраснеть. Но все равно приятно.
       Зато все остальное приятным никак не назовешь. Игла капельницы очень раздражает, а кожа под пластырем чешется. Свет слишком яркий, порошок, которым стирали белье - слишком пахучий, из-за двери доносится бубнение телевизора, слишком громко... за несколько секунд Алваро составляет длиннющий список претензий к окружающей действительности. Ему не нравится все. Больше всего ему не нравится, что Паула ушла за врачом. Зачем такая спешка... а зачем она вообще тут сидит? И давно она тут сидит? Ей же вредно, наверное...
       Доктор, смуглый и узколицый, Васкесу тоже не нравится. Во-первых, он едва говорит на местном наречии, да и на чистом романском - с чудовищным акцентом, во-вторых, он смотрит на Алваро, как на чудо... вероятно даже, чудо в перьях, а такое выражение лица у врача никак не внушает надежды на то, что все хорошо. Врач должен быть равнодушным и самоуверенным, даже если он не врач, а бывший ветфельдшер, даже если у него нет лекарств, а из всех инструментов - иглы да суровая нитка, но все равно на лице должно быть написано "да нихрена с тобой такого особого, парень, не скули!".
       И вообще, кажется, его куда больше интересует Паула, с которой он трещит на латыни. Юношу же пару раз тычут иглой, просят пошевелить пальцами на одной ноге, другой ноге, на руках, поморгать... этим все и ограничивается. Зато каждое движение вызывает всплеск латинской трескотни, так что минут через десять у Алваро звенит от него в ушах.
       После ухода доктора Паула щелкает бедного больного по носу.
       - Не дуйся. Это лучший хирург-ортопед в этом полушарии. А обаятельным он быть не подписывался, правда? Пить хочешь?
       - Угу... - голова болит, но и через головную боль - стыдно, наверное, опять скорчил рожу, ну, может быть, доктор не обиделся, он привык, наверное... - Давно я тут?
       - Двое суток. Тебе сделали четыре операции. Все совершенно замечательно... ну, тебе, конечно, так не кажется, но это нормально. Доктор аль-Вахид говорит, что через три месяца ты будешь ходить и даже плавать... и что он очень удивлен.
       - Я заметил...
       - Вот же бессовестный, - смеется Паула, вновь берется за поилку. - Тебе действительно очень повезло. Так что не гневи Господа и не обижай доктора аль-Вахида. И... спасибо тебе, - женщина наклоняется, целует его в щеку.
       Алваро лирически думает, что тут можно было бы и сказать нечто пафосное вроде "ради этого момента стоило...", но ощущения в спине и слова про три месяца убеждают: нет, ради момента - никак не стоило, поцелуй в щеку можно было получить и на прощание... а вот сама по себе Паула, живая и здоровая, все такая же веселая и ехидная - стоила, конечно. Тем более, что сам он выжил. А ведь не собирался, значит - и впрямь повезло... но какой же дрянью поят в этой больнице!.. Знал бы - лучше бы голову подставил, все равно пустая, а болит...
       - А что... вы здесь два дня? - запоздало соображает Васкес. Ой. Это уже ни в какие ворота...
       - С перерывами, не волнуйся. При госпитале хорошая гостиница. Но мне, как пресс-секретарю при твоей персоне положено дежурить и рапортовать.
       - Кому?
       - Святая простота, - вздыхает женщина, опять гладит Алваро по щеке. - Много кому. Так что отдыхай, а я пойду звонить.
       - Позовите сиделку... - просит юноша.
       - Сей же час, ваше высочество, - шутливо кланяется Паула.
       Алваро прикрывает глаза и ждет прихода сиделки, ему нужно перевернуться, а заодно и поинтересоваться, когда уберут катетеры и прочую пакость, и попросить что-нибудь от головной боли - множество мелочей, которые, как он прекрасно понимает, будут составлять его быт в ближайшее время, и, наверное, лучше спать, чем больше спишь, тем быстрее пройдут пресловутые три месяца... но ведь Паула не будет сидеть тут столько времени? А так хочется с ней поговорить.
       Он еще помнит свой сон, помнит, что и кому должен рассказать, помнит и другое - мир есть текст, жизнь есть книга; новая глава началась с Паулы, и это очень, очень хорошо.
      
       Джастина
      
       Грозный Ричард Личфилд - несомненно, сволочь, хам и параноик, но он умная сволочь, смелый хам и целеустремленный параноик, а никто другой и не смог бы продержаться на посту заместителя председателя комитета безопасности лет двадцать. И еще он очень любит загребать жар чужими руками, а каштаны получать горяченькими, но поданными на блюде. Потому работать с ним можно, достаточно недвусмысленно продемонстрировать, что самому совать руки в угли не придется, но костер, каштаны и даже то блюдечко принадлежат ему, разумеется; а руки - наемные и сугубо подчиненные, а если слишком инициативные, ну что ж поделать...
       Да Монтефельтро взяли на себя Африку, семья Фиц-Джеральд аккуратно придержала... за плечи, хотя по-честному - так за горло, председателя комитета, благо, он приходится Джастине двоюродным дядей. Совет, разумеется, стоит на ушах: обнаружить, что в любимом кресле завелось гнездо шершней неприятно, очень неприятно. Они не были готовы к подобному подарочку, и теперь очень рады, что нашелся тот, кто сделает основную грязную работу. Комитет предпочтет пожинать плоды и приписывать себе чужие заслуги; пусть. Война Совета и корпораций никому не нужна, хотя в будущем и неизбежна, а сейчас в ее основание положен первый кирпич: Мировой Совет предпочитал испытывать иллюзии насчет соотношения возможностей частных корпораций и мирового правительства, а тут иллюзии оказались жестоко разбиты. Но сейчас они не будут торопиться, а потом... потом видно будет, что с этим делать.
       Материалов уже достаточно, материалов просто избыток, отродья Радужного Клуба и впрямь взялись действовать широким фронтом, по каждой из контролируемых территорий, но только во Флоресте акция уже состоялась, в прочих местах к ним готовились, все должно было начаться через неделю. Вот почему господин Потрошитель так торопился. Впрочем, деятельность на территориях - это еще мелочи, а вот когда на комитет сошла лавина данных о том, что собирались сделать с ними самими... там случилась истерика, паника и временная нетрудоспособность у всех, включая Грозного Ричарда. Проверив по своим каналам, что служба безопасности флорестийского филиала "Сфорца С.В." не врет и не преувеличивает масштабы угрозы - теракты, операции со счетами, кампания в прессе, провокации, шантаж, и многое другое, все практически одновременно, и до изничтожения Мирового Совета как организации и как идеи - комитет откинул лапки и согласился на то, что корпорация будет работать на них и за них.
       Уже к утру среды Джастина поняла, что сделала все, что могла и что от нее требовалось. Личфилд сдался, перестал раздавать ценные указания и бомбардировать рестийский филиал корпорации циркулярами, распоряжениями и меморандумами, которые и читать-то никто внимательно не собирался, разве что по диагонали перед подшивкой в папку. Двоюродный дядюшка, председатель комитета, и вовсе благословил все действия уже к полуночи, а племяннице посоветовал - в приватном, разумеется, разговоре - поменьше обращать внимания на рык Личфилда: Грозный - он и есть Грозный, такова его функция. "Главное - не зарывайтесь уж совсем", - попросил он на прощанье... и вылетел в Африку, где, по слухам, да Монтефельтро немножко напороли с мерами пресечения. Дабы самолично проследить и прочая.
       - Нас просили не зарываться, - сообщила Джастина Максиму, тот приподнял брови, похлопал ресницами и пообещал немедленно заказать голубые контактные линзы, дабы в следующем разговоре с Грозным сделать большие и непременно голубые невинные глаза.
       - У нас уже синие есть, натуральные, одна пара, - напомнила женщина. - Или не подойдут?
       Руководитель операции изобразил на лице тщательно сдерживаемое рыдание. Джастина представила, что произойдет, если совместить Франческо в рабочем режиме и Личфилда, тоже в рабочем - хотя бы посредством видеосвязи, подавилась минералкой и долго кашляла.
       До Фиц-Джеральд долетала лишь десятая часть информации - та, которую нужно было передавать комитету, но и от нее волосы медленно, но неизбежно вставали дыбом, так что к утру женщина сама себе напоминала не просто рыжего дикобраза, а рыжего дикобраза диаметром примерно в метр. Безобидный и даже в чем-то полезный Радужный Клуб, про который знали решительно все, сначала, за последние двадцать лет, ухитрился отрастить крыло... этак раз в двадцать побольше, чем ядро. Что упало на голову старым болтунам, где они нашли столько единомышленников, да еще и предпочитавших пистолет доброму слову, было совершенно непонятно - пока на одном из допросов не прозвучало слово "провинциал". Провинциал приказал. Заседавшие в кабинете Франческо разом подпрыгнули, открыли рты и долго таращились на де Сандовала и Сфорца, которые принялись обвинять друг друга в материализации чувственных идей и выяснять, чья больная фантазия тут поработала.
       Как выяснилось из перепалки, тайный орден, занимающийся подобной деятельностью, они сочинили - в порядке бреда и интеллектуальной игры - еще года три назад, рассуждая о перспективах мировой политики. Кто именно его придумал, осталось загадкой; оба старательно открещивались от подобной чести.
       Франческо раскопал в недрах жесткого диска старую модель, составленную тогда же, отправил на принтер сразу пять копий, их жадно расхватали, не без усилий разобрались в сокращениях типа "кнгргц", "пркртр" и "адмн-ор", не без изумления узнали в этом схему устройства ордена иезуитов, уже лет двести как запрещенного во всем мире и категорически забытого, оставшегося разве что предметом любопытства историков - ну нужно же было брать что-то за основу, пояснил Рауль, - потом сравнили с прикидками Максима по структуре радикалов Радужного Клуба... и многие вопросы отпали сами собой.
       За исключением, конечно, единственного: кто именно - Сфорца или де Сандовал - обладает способностью к неосознанной материализации предметов, сущностей и целых организаций.
      
       ***
      
       - Спать кто-нибудь собирается? - спрашивает Джастина, созерцая прибежище руководителей операции "Шестая заповедь". Чайники, кофейники, холодильник, битком набитый бутылками тоника и банками энергетиков, кружки, чашки, стаканы... и какое счастье, что никто не курит. Здесь бы через час уже дышать стало нечем, вздумай кто-то смолить, как Габриэла, прикуривая одну сигарету от другой. - Господа-ааа! Однако, третьи сутки пошли! Максим, да скажите ж вы им!..
       Светлоглазая шантрапа только руками разводит - а ты сама попробуй их оттащи от работы с информацией. Задача близка к безнадежной, впору выйти и щелкнуть рубильниками на распределительном щите. Быть может, темнота, отключившиеся компьютеры... или хотя бы нагревшаяся минералка кого-то убедят, что пора бы и сделать перерыв. Но как они работают, как они умеют работать - Джастина завидует белой завистью, и не сразу понимает, что местоимение выбрано неуместное, она же была здесь, вместе с остальными, может быть, даже наравне. Не они. Мы.
       Мы еще не победили, но мы скоро победим. Мы взяли семь сотен пленных, и это не какие-нибудь сомнительные болтуны из сочувствующих, это как минимум аффилиаты ордена, а если поскрести их чуть тщательнее, то, разумеется, среди них найдется и два десятка более высокопоставленных деятелей. Шумиха выходит, пожалуй, планетарного масштаба - в Мировом Совете десяток самоубийств, в том числе, один член комитета безопасности, этого поймали в конце первых суток, за руку, убедительно. Грозный едва в обморок не упал, удостоверившись в том, что второй заместитель председателя комитета - хорошо законспирированный вредитель.
       Действительно, неприятно обнаружить, что человек, с которым ты проработал бок о бок восемь лет - предатель, передававший информацию черт знает кому, и, в числе прочего, планировавший тебя же убрать. В целях дестабилизации обстановки. В рамках кампании по дискредитации Мирового Совета и политики объединения. Ради пустых красивых слов.
       Таких неприятных открытий было совершено много. Через год, через три года они выйдут открывшим боком: в Совете запомнят, что в один прекрасный момент пара корпораций распотрошила, порвала, как Скуби-Ду - тряпку, организацию, о которой они и не догадывались. Быстро порвала, эффективно и на редкость бескровно. Без дружественного огня и прочих радостей.
       Но пока - можно сделать передышку, замедлить темп и поспать хотя бы пять-шесть часов.
       - Я пошла вырубать свет! - сообщает Джастина, и демонстративно крадется к двери.
       Реагирует на нее только Максим - такой же походкой киношного вампира, согнувшись и вытянув руки со скрюченными пальцами идет следом, еще и ногу приволакивает. Вот это в нем самое забавное - умение то быть воплощением официальности, этаким чинным референтом, строгим и непроницаемым, то валять дурака по полной программе, не хватает только костюма Арлекина, впрочем, ему и костюм с гримом не нужны.
       - Они скоро устанут... я надеюсь, - говорит Щербина уже за дверью, не забыв ее плотно прикрыть. - Устанут и упадут.
       - А вы?
       - Мне пока что падать нельзя. Хотя еще часов шесть, и это не будет вопросом "можно или нельзя".
       - Откуда у вас столько сил? - удивляется Джастина. Вопрос, конечно, довольно интимный, но сейчас его задать можно... вот потом будет поздно. Сейчас все вылезли из своих раковин. - Вы железный?
       - Титановый, - смеется Максим. - А вы медная. А Рауль золотой... а корпорация вроде бы занимается биохимическими инновациями, но послушать вас - так разработкой полезных ископаемых.
       - И закапыванием бесполезных неудобосказуемых, - усталость пьянит почище алкоголя, и остановиться, перестать шутить, каламбурить и составлять изящные словесные плетенки - просто невозможно.
       - В том числе. Утилизацией вредных отходов производства мы же занимаемся. Утилизацией и очисткой. Так что все в порядке.
       - А как вы угодили в чистильщики и утилизаторы? - любопытствует Джастина, вцепляясь зубами в кусок наскоро подогретой пиццы. Буферная зона - комната между той, где заседают, и той, где расположился секретариат - пуста, как и просили. - Или это секрет?
       - Какой же это секрет, - пожимает плечами Максим, присоединяется к утилизации пиццы. - Я закончил новгородский филиал университета мировой безопасности, факультет управления... референтский. Поступал на внутренних войск, но... не удалось закончить. Это вы, впрочем, знаете. Распределения не получил, характеристика была нецензурной. В Европе мне могли предложить разве что должность личного помощника директора мелкой торговой конторы... а тут свалилось предложение работать во Флоресте, и где, и на какой должности... меня не слишком долго уговаривали.
       - А почему нецензурная-то? - остальное вполне понятно, но до сих пор Джастина была уверена, что Максим - этакий отличник учебы и пример всему университету.
       - Я хотел работать... скажем так, не в принятых традициях. И за эти категорически не принятые методы меня совершенно справедливо охарактеризовали. Вполне честно и нелицеприятно.
       - Да, проект "Пятой заповеди" я прочитала. Миленько так, ничего не скажешь. Вы сработаетесь с Франческо. Он тоже ходит сквозь стены и не признает границ.
       - Господин Сфорца проект перечеркнул, крест-накрест по каждой странице черным маркером, и вернул мне с вердиктом "Но идея хороша!".
       - Какая прелесть! - женщина хохочет, стараясь не подавиться последним куском пиццы, и думает, что разговаривать с набитым ртом ужасно неприлично, отец отвесил бы подзатыльник... но очень приятно. И если уж это позволяют себе референты с нецензурными личными характеристиками, то почему бы и нет? - Знаете, я рада, что мы с вами познакомились. Буду просить об амнистии для Потрошителя.
       - Не стоит, - Максим отступает на шаг, садится на край стола. Белейший воротничок рубашки выглядит сущим издевательством: эта шпана и шантрапа еще и переодеваться успевала! - Если вы помните, с чего все началось - то не стоит.
       - Я помню... - Джастина никогда не видела семнадцатилетнего флорестийца вживую, только читала личное дело и просматривала видеозапись с покушением; ей трудно жалеть юного убийцу-и-спасителя. Мальчик вполне всерьез собирался убить Франческо, и только некая случайность ему помешала... уж явно не совесть и прочие личные достоинства. - Вы испытываете к нему... к Васкесу симпатию?
       - Благодарность, - неприятная ухмылка. - Двойную. За мое нынешнее положение и спасение хорошего человека. А вот к стилю работы господина Потрошителя я испытываю острую неприязнь.
       - Вы?.. - неужели он склонен к лицемерию? Неприятно было бы, право слово.
       - Я, - усмехается Максим. - Я думаю, что вы не видите между нами особой разницы, и вы правы. Мы с этим человеком действительно очень похожи. И поэтому я могу сказать, что он не оценит вашего милосердия. Он знал, что делает, и знал, какую награду захочет, особенно после того, что случилось во вторник. Поверьте, так будет лучше... и гораздо добрее.
       - Так вы же испытываете к нему неприязнь?!
       - И потому обязан быть вдвойне беспристрастен, - прямой взгляд, в упор, и ясно, что светлоглазый референт абсолютно честен. - А еще я благодарен за урок.
       Джастина отставляет тарелку, ставит локоть на стол и опирается щекой о кулак. Услышанное трудно понять, еще труднее принять, но человек напротив не ждет ни понимания, ни приятия. Он в мире с самим собой, и этого ему довольно, чтобы действовать. Те, что сидят за дверью, не в силах оторваться от информационного колодезя - такие же. Франческо такой же. Одна порода, одна масть.
       И должен найтись кто-то, кто станет хватать за хвосты и воротники это безумное племя, думает женщина, и, конечно, это буду я... почему бы и нет?
      
       Габриэла... и не только
      
       Корпорацию лихорадит с вечера вторника до утра субботы. После того напряжение - хотя это еще как посмотреть, на вкус Габриэлы, так не напряжение, а нормальный рабочий режим, - идет на убыль. Первыми это ощущают, конечно, в сегменте обеспечения: меньше расход бумаги и картриджей, меньше вызовов в стиле "у меня все зависло-о-о!", сгоревших мониторов, разбитых ненароком стаканов и телефонов, закончившихся баллонов с питьевой водой; затем в секретариате - меньше звонков, писем, факсов, пакетов, посылок, визитов вне графика.
       Потом начинают возвращаться ранее задействованные в "Шестой заповеди" сотрудники, получившие сутки на отдых и распоряжение приступить к выполнению обычных обязанностей. В здании службы безопасности становится как-то людно, суетливо и по коридорам веет восторженным корпоративным духом, который Габриэла терпеть не может: ура-ура, мы победили, мы круты, мы могучи. Кого именно победили, знают немногие, а те, кто действительно в курсе событий, понимают, что еще не победили: только первая волна прошла, а за ней - несколько месяцев кропотливой работы; а в Совете оклемаются после шока и начнут совать в колеса палки, бревна и целые фонарные столбы - чем дальше, тем усерднее.
       Тем не менее, это результат, результат внушительный, и есть чем гордиться. Впрочем, Росси не особенно гордится - если только тем, что с ее стороны не было никаких накладок. Все, что бывший референт, а нынешний непонятно кто - преемник? - от нее просил, то и получал. Быстро, точно, качественно. Как в рекламе. Племянник может быть доволен, его соратнички - тоже.
       И даже погода решила подыграть - после затяжной влажной жары пришел холодный фронт, температура снизилась до блаженных +28, чем местное население было глубоко огорчено, а неместное - искренне обрадовано.
       Любимая племянница все-таки улетела, пусть и с задержкой на три дня. Не менее любимый племянник не наворотил лишнего - то ли Максим постоянно выкручивал ему руки правом "вето", то ли известия из госпиталя Святой Терезы благотворно влияли на настроение Франческо. С драгоценным для некоторых молодым человеком ничего слишком страшного не сделалось, хоть и должно было бы, по логике вещей. Но тут уж, видимо, дело не в логике, а в том, что слишком многие от всей души желали ему даже не выздоровления - чудесного исцеления, чем скорее, тем лучше. И в том, что Господь милостив к детям, пьяницам и дуракам, а юношу можно отнести как минимум к одной из категорий. Как минимум...
       Теперь - время собирать камни, разбросанные щедро и широко, делать выводы, подсчитывать потери, учить уроки. Габриэла вытаскивает из стаканчика несколько фломастеров, выводит на распечатке цветные дуги: красную, зеленую, желтую, синюю...
       В Совете знали про Клуб, и мы знали про Клуб... те, кто хотел знать, - думает она. Мы многое о нем знали, и мы даже пользовались плодами его фантазий, потому что общество, объединившее в себе не худшие умы планеты, дураков туда не брали никогда - не только вентиль для спускания пара, площадка для выгула недовольных. Это еще и питательная среда, где вызревают не худшие идеи, где четко и обоснованно формулируются предупреждения. И - они не в системе, они подчеркнуто и демонстративно нелегальны, независимы; хороший противовес. Был хороший противовес, да весь вышел.
       До смычки с орденом иезуитов - или после? Это еще станет ясно, когда разберутся, кто именно и когда пошел кому навстречу, чья была инициатива. Может быть, и ордена. Они всегда питали нездоровое пристрастие к Терранове, и если в XVI веке были на редкость уместны, предотвратили множество неприятностей, то столетием позже зарвались и возжелали едва ли не править целым континентом. За что и получили по заслугам, а построенное при их участии простояло еще почти сто лет - и развалилось с треском, с кровью и грязью не без содействия тогдашнего вполне легального Радужного Клуба. Предшественники нынешних деятелей взяли себе на эмблему радугу, протестуя против "однотонной" политики Мирового Совета - и щедро проспонсировали развал империи.
       Вот она, история вопроса за последние две сотни лет - краткое резюме, одна страница мелкого шрифта, белая бумага, черные буквы, цветные линии поверх... Габриэла водит красным фломастером взад и вперед. Крови было много, очень много.
       Тогда Клубу больно надавали по рукам и загнали в подполье; впрочем, лет через двадцать заново подвели итоги и пришли к выводу, что империя рухнула бы так или иначе, в те же сроки, с теми же потерями, а позволь кто-нибудь Радужному Клубу завершить свою революцию, может, и грязи было бы меньше. Вынырнуть на поверхность все равно не разрешили, но принадлежность к организации преступлением считать перестали. Напрасно или нет?
       Прошло еще сто лет - и вновь на арене Радужный Клуб... а заодно и иезуиты. Бедная Терранова, не дающая никому покоя три столетия подряд - все хотят строить здесь Города Солнца и прочую пакость, в которой нельзя жить... А до того, как моряки Ромы, а затем Аурелии и Толедо проложили пути в Терранову - можно было, что ли? Тоже нельзя; но иезуиты попытались выстроить рай на земле, Радужный Клуб попытался превратить получившийся из того рая ад хотя бы в чистилище... а результат - вон он, результат, Хуан Алваро Васкес семнадцати лет от роду. Поколения, десяток поколений таких Васкесов, Гомесов и Санчесов, готовых убиваться ради высоких идей... и убивать ради высоких идей. Эту заразу, эту дурную траву еще две сотни лет теперь выкорчевывать... Вырастили. Выстроили. Р-развели гадюшник!..
       Габриэла смотрит на лист, потом комкает его и швыряет в урну.
       Оказывается, телефон звонит - надо же было так задуматься.
       - Франческо просит вас зайти к нему в кабинет, - сообщает секретарша. Как хорошо, что в трех стоящих рядом зданиях всего-то один Франческо, он же глава корпорации, а то девочка получила бы вполне заслуженный втык. Расслабились, дражайшие сотруднички? Напрасно вы это...
       Интересно, зачем заходить? Версия первая - что-то особенно секретное. Версия вторая - кто-то особенно ценный, пойманный и доставленный только что.
       А может быть?.. нет, слишком уж сумасшедшее предположение, господина Потрошителя мы поймаем только в одном случае: если он сам того захочет. Скорее же, его уже поймали свои, или он попросту застрелился - хотя едва ли, иезуитам не положено... или в некоторых случаях можно?
       Сейчас я все увижу, думает Габриэла, сейчас я все увижу, разберусь, в чем дело... и если племяннику потребовалась какая-нибудь ерунда, то пусть пеняет на себя. Вот уйду в отставку - будете знать...
      
       ***
      
       Как водится, как положено - самые бредовые и невероятные первые предположения оказываются наиболее верными и точными. В кабинете - миниатюрное столпотворение: здесь и де Сандовал с Фиц-Джеральд, и Анольери, и референт, разумеется; ну и сам владелец кабинета. Вся верхушка задействованных в операции... а Габриэлу, надо понимать, позвали сюда по-родственному. Полюбоваться.
       По улицам иезуита водили...
       В кабинете, невзирая на уличную прохладу, душно. Даже не душно, а висит то, что в книгах любят называть гнетущим молчанием. Оказывается, оно и впрямь может гнести. Ложиться на темечко тяжким грузом, могильной плитой - и прижимать к земле. Потому что на стуле в дальнем углу, как раз рядом с исчерканной в три слоя маркерной доской, сидит человек - свободно так сидит, руки не зафиксированы, вид преаккуратнейший - отутюженный костюм, свежая рубашка, галстук по последней орлеанской моде. Хорошо выглядит, элегантно, надо понимать, взяли его при попытке сесть на регулярный рейс, в бизнес-класс.
       А не помяли потому, что не сопротивлялся, а не сопротивлялся - потому что не хотел, не имел ничего против. Действительно, есть на что посмотреть; но Джастина была права - не запомнишь, а, запомнив даже, не опишешь. Габриэле не нужны данные экспертизы, чтобы понять: пластическая операция. Эту неприметность долго, тщательно делали. Руками хирурга. И стоит это подороже, чем превратить десяток дурнушек в красавиц...
       А на господина Потрошителя смотрят все присутствующие, внимательно так смотрят, и, кажется, никто не знает, с чего начинать разговор. Если его вообще нужно начинать... допрос-то ладно, с допросом и Максим справится, и Анольери; а вот разговор - ну всегда же так: кажется, только бы добраться до какой-нибудь очередной сволочи, и будешь трясти за грудки, и спрашивать - зачем, почему, и как только совести хватило... а оказываешься лицом к лицу, и сказать - нечего. Спросить - не о чем. Вытряхнуть, вывернуть наизнанку и пристрелить.
       Человек на стуле еще раз медленно оглядел скульптурную группу "Руководство "Сфорца С.В.", рестийский филиал, версия облегченная, военная" и сказал:
       - Может быть, у кого-нибудь есть вопросы?
       По скульптурной группе прошло легкое шевеление.
       Джастина, прикусив губу, созерцала не столько ценного пленника, сколько окружающих - она-то к манерам господина Потрошителя уже привыкла, а вот остальные... Впрочем, некоторые реагировали умеренно - и Максим, и Анольери; де Сандовал и вовсе не подавал признаков жизни - следовательно, бурно реагировал внутри себя. А вот за сменой выражений на лице Франческо следить было интересно.
       Хорошо придавленное отвращение - так смотрят на уже прихлопнутое ядовитое насекомое, - постепенно сменялось любопытством... и очень специфического сорта восхищением. Так созерцают картину или здание, которое тебе крайне не нравится, но которому трудно отказать в совершенстве.
       - У меня, - де Сандовал поднял руку, состроил лицо прилежного студента, который дорвался до возможности показаться на глаза обожаемому преподавателю. - Скажите, пожалуйста... - пауза, и представление не удалось, потому что мелкий хищник практически зарычал: - За каким чертом орден все это устроил?!
       Человек на стуле слегка поднял брови. Видимо, вопрос показался ему странным. И то сказать, если считать "всем этим" последние события, то, похоже, орден этого никак и низачем не устраивал, а, наоборот, очень устроенному удивился.
       - Потому что наиболее радикальная часть руководства приняла решение в этот раз не пытаться предотвратить кризис, а спровоцировать его и воспользоваться им.
       - Какой именно кризис? - продолжает Рауль. Блаженны кроткие, думает Габриэла, ибо они воистину не видят и не понимают, что за кризисы могут ждать нас впереди. Впрочем, интереснее, что думает господин самозваный лектор.
       - Вам, сожалению, предстоит с ним столкнуться в ближайшие несколько лет. Те меры, которые мы обсуждали с госпожой Фиц-Джеральд, в принципе, могли бы помочь... - человек на стуле улыбнулся. - Говоря о кризисе, я имею в виду не потерю цветов радуги. Мы имеем дело с проблемой, скорее, обратного свойства. В принципе, сторонникам разнообразия не на что жаловаться. Диверсификация происходит - только не вполне там, где они ее ожидают увидеть. Нация - далеко не единственная форма человеческого общежития. Как представитель классического позднефеодального структурного образования, я могу с ответственностью сказать, что ваше, г-н Сфорца, неофеодальное структурное образование выглядит исключительно убедительно и удовлетворяет всем критериям.
       Габриэла повернулась к племяннику, который очень внимательно слушал лекцию, и, кажется, понимал ее лучше прочих. Но на последней фразе и он ошеломленно встряхнул головой, заправил половину челки за ухо и уставился на лектора взглядом... удава. Удава, гипнотизирующего другого удава, поскольку на кролика иезуит никак не походил. В руке Франческо плясал степлер.
       - То есть, я по-вашему... феодал?
       - Да, господин Сфорца. Можно сказать, эталонный образец.
       Эталонный образец феодала посмотрел на увесистую железку в своей руке, примерился перед броском... но поставил все-таки степлер на стол. Громко так, с размаху. Как латной перчаткой лязгнул.
       - Аргументируйте, пожалуйста, эту... новую и оригинальную точку зрения на мою персону.
       Кажется, гостя это предложение позабавило.
       - Скажите пожалуйста, господин Сфорца, на какие нормативные документы вы опирались, когда начали войну против Сообщества Иисуса? Перед кем вы будете в ней отчитываться? Как она скажется на финансовом и промышленном статусе компании? Чем руководствуются служащие "Сфорца С.В.", принимающие участие в боевых действиях?
       Вы ведь наверняка знакомы с работами Маффезоли, он ваш соотечественник. "Создается впечатление, что современная гомогенная культура порождает все возрастающее множество небольших анклавов, основанных на полной взаимозависимости"... Господин Сфорца, вы действительно до сих пор считали, что управляете корпорацией?
       - Пойдем по порядку. Вы задаете риторические вопросы, но я отвечу. Я действую на основании оккупационного законодательства и не выхожу за его рамки. Отчитываться я буду перед Мировым Советом Управления, перед каждой его комиссией и комитетом. Я знаком с работами Маффезоли. Господин... кстати, вы так и не представились, вы по-прежнему считаете, что я - тиран Флоресты, Флоренции и некоторых других территорий?
       - Нет... тираном Флоресты вы никаким образом не являетесь. Вы являетесь тираном "Сфорца С.В." Вы можете называть меня Эулалио. Собственно, вы можете называть меня, как вам угодно.
       По уже далеко не скульптурной группе еще раз прошло движение. Директора школы, уже начавшего подниматься, с одной стороны взяли за плечо - это Анольери, с другой - за хвост, это уже госпожа Фиц-Джеральд. Габриэла улыбнулась: наконец кто-то сообразил, для чего отращено это сомнительное украшение.
       Франческо на добрую минуту уставился в стол. Странно, что закаленное стекло не пошло паутиной трещин. Должно было бы...
       - Благодарю, вы развеяли мои сомнения. - На месте иезуита Габриэла задумалась бы, куда прятаться. До сих пор неясно было, идентичны ли друг другу похититель Джастины и наставник юного Васкеса... и это оставляло Потрошителю некоторый мизерный шанс на выживание. Теперь он сам свел этот шанс к нулю. - Что ж, продолжим нашу увлекательную лекцию, да? Итак, какую же связь вы видите между тем, что я - тиран корпорации... кстати, тут многие с вами согласятся... и грядущим кризисом?
       - Я так и подумал... Вы позволите? - человек на стуле кивнул в сторону доски. Дождался ответного кивка, встал, аккуратно стер военную паутину, выбрал маркер. - В свое время Мировой Совет взял в союзники образования вроде вашего, резонно полагая, что сиюминутный и долгосрочный коммерческий интерес заставит вас поддерживать его против любого государства или группы государств. В результате, ситуация на сегодняшний день - такова. Вот схема управленческих и квазиуправленческих функций, которые в настоящий момент осуществляют корпорации. По всему миру.
       Если мы воспользуемся очень грубым приближением, то получится, что корпоративные структуры примерно на две трети дублируют деятельность органов Мирового Совета... и являются для этого совета источником примерно трети доходов. Как долго может и будет продолжаться такое... положение вещей?
       А теперь посмотрим, на каком фоне будет развиваться конфликт. - Маркер летал по доске. - Паниндийский союз. Африка. Восток. Терранова... вашими стараниями и стараниями ваших коллег демографическая ситуация выравнивается. Темпы прироста падают... но население еще растет - фаза расширения продолжается просто по инерции. Самостоятельного социального прогресса, заметим, не наблюдается. Фактически, социальную сферу движет технология. Соответственно, уровень самоорганизации - низкий. Образование за приростом пока не поспевает и не будет поспевать еще поколение. А потребности, заметим, формируются ожиданиями - на данном уровне совершенно невыполнимыми. Это сухой эвкалиптовый лес. Летом.
       И между тем, структуры, удерживающие все это - чрезвычайно хрупки. Вы, полагаю, познакомились с серией мер, направленных непосредственно против Мирового Совета. Там нет ничего, выходящего за пределы возможностей вашей организации, взятой отдельно.
       Вообще-то, ничего нового не сказано, думает Габриэла. Мы обо всем этом знаем - обо всем по отдельности, и работаем с каждым фактором... но "лектор" сложил их в единую мозаику, нет, не мозаику. Домик из спичек. Вытащи любую - и модель мировой экономики, политики и социологии рассыплется до основания.
       И сделать это может - уже не с домиком, с планетой - действительно любая корпорация и любая организация уровня Клуба. А ведь мы не всем можем доверять, далеко не всем. В Терранове еще относительно тихо, в Африке было жарко. Сколько раз одна корпорация пыталась выбить другую с перспективной территории? Сколько раз пожар тушили только силовым решением Мирового Совета? А Совет, оказывается, так легко связать по рукам и ногам или попросту стереть в порошок...
       - Во-первых, не только я готов финансировать Совет в качестве хотя бы третейского судьи, - улыбнулся Сфорца. - Это, знаете ли, удобно. Во-вторых, вы правы: структуры ненадежны. А теперь вопрос, который можно было бы задать юному Васкесу... но приходится - вам. Как человеку, очень хорошо знакомому с целями Сообщества, и до недавнего периода их разделявшему. Зачем же ломать? Строить и укреплять, конечно, затратнее...
       - Незачем, конечно.- кивнул иезуит.- Когда мы разработали этот прогноз... в то время мы хотели остановить, а не спустить эту лавину. Так что мы даже познакомили с нашими выкладками, с частью этих выкладок, целый ряд лиц в Мировом Совете.
       Он развел руками.
       - Безрезультатно. Попытки задействовать национальные государственные структуры и хотя бы потянуть время... даже пятнадцать-двадцать лет отсрочки уже вынесли бы нас в более благоприятную демографическую ситуацию - тоже окончились, в общем, ничем. В процессе всей этой декламации в пустыне у группы аналитиков возникла идея - наглядно показать Совету всю опасность его нынешней политики. Показать, в основном, на информационном уровне, но, - лектор положил маркер, отряхнул с рукава невидимую пушинку, оперся ладонями на спинку стула... - в достаточно ясной и доходчивой форме.
       - Сколько лет назад это выглядело так? - спросил Максим. - И кто решил перейти от демонстрации к уничтожению структуры Совета?
       - Ответа на второй вопрос я не знаю. Четыре года назад проект выглядел именно так, как я только что описал. Примерно в это время внутри рабочей группы возникли трения между теми, кто считал, что операция должна носить чисто информационный характер, и теми, кто полагал необходимым ограниченное силовое воздействие. Вторая группа победила - в результате я стал провинциалом Флоресты и, естественно, потерял часть связей. О том, насколько радикально изменилась концепция, я узнал полтора месяца назад. Что и определило характер действий.
       - В Сообществе инициатива тоже карается исполнением? - Габриэла обалдевает: оказывается, у верного соратника Анольери, который до сих пор скромно молчал и что-то черкал на бумажке, весьма интересный взгляд на вещи и обстановку внутри корпорации.
       - Естественно, - радостно кивнул лектор. - Особенно в случаях, когда инициатива принимает достаточно резкие формы. Насколько я понимаю, мера моей тогдашней резкости не прошла незамеченной и выше. В результате, меня не информировали о перевороте специально, но и скрывать его от меня никто не счел нужным, я числился своим.
       - Что же вас заставило устроить это демарш? - спрашивает Габриэла. Пожалуй, самый интересный вопрос. Остальное вполне понятно: начинается с аналитической справки и сугубо гипотетических мер, потом принимается умеренный план, потом в процессе его доводки заказчики радикализируются... и в результате в ход идет такое, от чего авторам первичной справки хочется стреляться, проклиная напоследок тот день, в который они вообще взялись описывать проблему. Но этот-то из радикалов. Интересно, что его могло так впечатлить...
       Человек, позволивший называть себя как угодно, смотрит на нее с легким удивлением.
       - Простите, госпожа Росси, но вы же, кажется, уже ознакомились со списком мероприятий, если я не ошибаюсь? И имели возможность прикинуть последствия. Собственно, и нынешняя ситуация оставляет желать лучшего, но хотя бы не ставит войну всех против всех на порядок дня... в актуальном виде.
       - Давайте закончим с выяснением мотиваций, да? - Франческо обводит аудиторию скучающим взглядом. - Я только задам один вопрос... примерно на ту же тему. Что вам мешало действовать напрямую? Зачем вам нужны были две подряд акции... провокации? Со мной так сложно войти в контакт?
       - Я не был уверен... - пожал плечами лектор. - Я не был настолько уверен, чтобы рисковать ситуацией. Сейчас вы для противников и союзников, особенно для союзников - человек, которого силой втолкнули в войну, ударив по самому ценному.
       Габриэла передергивается, отворачивается. Метод ей знаком, подозрительно знаком... ее собственный метод. Как там сказал де Сандовал - "вы готовы лупить наотмашь". Неприятное зрелище. И очень интересно, кому на самом деле предназначается эта часть демонстрации...
       - Вы не умеете обращаться с тиранами, - медленно цедит Франческо. - Ваша вторая акция... вы сильно рисковали. И еще сильнее рисковали, оказавшись здесь. У тиранов бывают прихоти и капризы, вы думали об этом?
       - Да. Но я не думаю, что прихоть или каприз помешают вам взять то, что у меня есть... - и, видимо, это единственное, что важно.
       Именно для этого он здесь и оказался, думает Росси. Ровно сегодня, когда силовая фаза окончилась и началась фаза аналитическая, попросту говоря - отделение зерен от плевел, агнцев от козлищ и непричастных от невиновных. Угадал со временем, попал в десятку. Просчитал динамику или просто почуял, что пора? В любом случае - хорошие мозги, впрочем, судя по повадке, он был преподавателем одного из университетов мирового уровня; там других не держат.
       - У вас есть много больше, чем вы думаете. Точнее, я хочу гораздо большего, чем, по-вашему, можно у вас взять. Вы меня понимаете? - Габриэле очень не хотелось бы стоять на линии взгляда племянника, а уж если стоять, так спиной. Потому что выражение лица у него - жутковатое... чего он хочет-то? Печени живого иезуита, нашинкованной тонкими ломтиками? Даже можно понять, с чего такие страсти - но не слишком ли...
       - Вполне. - Лицом к иезуиту тоже, впрочем, стоять не хочется. А хочется от этой спокойной доброжелательности куда-нибудь убежать. - К сожалению, информацию определенного рода трудно в одиночку перевести на... другой носитель без потерь и так, чтобы не пострадал уровень достоверности. Если бы не это, я, конечно, не стал бы, как вы выражаетесь, рисковать.
       Да, думает Росси, постороннему, передавшему сведения, мы бы не поверили, а верификация была бы невозможна: чужая голова не дискета, туда все сведения не перепишешь. Действительно, на "другой носитель" кое-что не переводится. Годы, если не десятилетия накопленной информации. В то, что мы возьмем прямо с этого... носителя, мы поверим, а фармакология убедит окончательно. За этим он и пришел - чтобы погрешность при сортировке оказалась поменьше.
       - Максим, когда будете получать информацию от этого носителя, извольте сделать так, чтобы с носителя и пылинки не упало. Любое воздействие я запрещаю. Только добровольное сотрудничество... с ним, я полагаю, проблем не будет.
       Габриэла открывает рот, пытается что-то сказать, но раздается только изумленное "э-э-э?". У бывшего референта, судя по виду, на языке вертится куда больше слов, но, надо понимать, из того лексикона, что на лекции не употребляют. По крайней мере, вслух. А вот у де Сандовала опять ступор. Получается, как раз эти двое хотели печени иезуита - а Франческо показал им кукиш. Но - и правда, а какого ж черта?!
       Племянник поворачивает голову и говорит - громко, на весь кабинет:
       - Тетушка, я всю жизнь мечтал завести ручного скорпиона. Надеюсь, в тридцать пять лет я уже могу это себе позволить?
       Firenze (ит.) и Floresta (исп.)
       Конгрегация, прокуратор и адмонитор соответственно.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

  • Комментарии: 7, последний от 05/10/2015.
  • © Copyright Апраксина Татьяна, Оуэн А.Н. (blackfighter@gmail.com)
  • Обновлено: 01/01/2011. 222k. Статистика.
  • Повесть: Фэнтези, Альт.история
  • Оценка: 6.39*11  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.