Крафт Александр Александрович
Оранжевый Треугольник

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • © Copyright Крафт Александр Александрович (moshkow@krapht.kharkov.net)
  • Обновлено: 17/02/2009. 500k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика Повести
  • Иллюстрации/приложения: 11 штук.
  • Оценка: 6.28*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Убийство по страсти"... НЕ СЛУЧИЛОСЬ. Пока еще...Пока вы не повстречали в захолустном кабаке таинственного незнакомца в куртке с ОРАНЖЕВЫМ ТРЕУГОЛЬНИКОМ на груди.Пока этот странный встречный, знающий о вас больше, чем вы сами знаете о себе, не предложил вам свои услуги - и не назначил СВОЮ ЦЕНУ...Вы готовы заплатить?ВЫ ЗАПЛАТИТЕ! (издатель)


  • Александр КРАФТ

    ОРАНЖЕВЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК

      

    От автора

       ...И пишут, и пишут, рисуют и рисуют. А ведь все это должно где-то жить?..
       к/ф "Сезон чудес"
      
       Мир полон чудовищ. Это не метафора, а грубая реальность. Мы можем не замечать их, делая вид, что они не существуют, приписывая результаты их деятельности расшалившемуся воображению или называя их маньяками, пришельцами или непознанными природными явлениями. Суть проста - мы привычно закрываем глаза на происходящее, если оно выбивается из рутинного течения жизни.
       Так где же проживают чудовища? Откуда они берутся, как приходят и куда потом деваются?
       Ответ очевиден. Только сам человек способен придумать самый страшный кошмар для себя же. Природа, со всем своим многообразием, не может тягаться с человеческим воображением. Конечно же, создание чудовищ происходит не намеренно. Монстр рождается из страхов в глубине подсознания и появляется "на поверхности" уже окончательно оформившимся и годным к действию.
       Подсознание способно породить такого монстра, о котором не мечталось и ведущим фантастам современности. Но в отличие от книжного чудовища, рожденное в подсознании вполне способно обрести плоть. Фактически оно уже живет с момента своего появления, хотя "хозяин" об этом даже не подозревает.
       Прошли времена, когда чудовищ рисовали в виде ящерицы-переростка о трех головах, дышащих огнем. Кинематограф показал - есть существа куда страшнее. Чем ближе сходство монстра с человеком, тем ужаснее отличия. Только "гуманоидные" ужасы могут приблизиться к реальным чудовищам, существующим в подсознании.
       Давайте вспомним известных всем монстров, рожденных женщиной,- Джека Потрошителя, Чикатило, Грязного Гарри или любого другого из той же области. Что заставляет людей так панически их бояться? Ведь дело не только в поступках, страшных и отвратительных, но явно не соответствующих волне страха, которая сопровождала их имена.
       Ужас появлялся именно из-за резких, но частичных отличий от "гуманоидности". Отличий не внешних, а внутренних, психологических.
       Тонкая грань отделяет человека от монстра. И то, что в большинстве случаев эта грань не пересекается, не может нас заставить забыть - монстры рядом.
       Реальность очень уязвима и постоянно норовит рассыпаться в пыль или мимолетно измениться, явив на свет очередного монстра, как бы говоря - ничего невозможного нет. Но мы и сами подыгрываем ей, зачастую не имея возможности отличить реальность от вымысла из-за постоянного перетекания одного в другое.
       Эта история о рождении чудовищ, об их жизни и смерти. Об их симбиозе с хозяевами, повадках и вкусах.
       Я не стану говорить, подобно другим авторам, что эта история произошла в реальности. Но я также не могу сказать, что я сам ее выдумал. Я просто не знаю. Я даже не знаю, какая часть из нее является реальностью, потому что давно разучился отличать одно от другого.
       Вы можете читать эту книгу как обычную фантастику, но я уверен - прочтя до конца, вы поймете, что все это могло произойти в реальности. А могло и не произойти. Да и какая разница? Чудовища рождались, рождаются, и этого не остановит наше желание закрыть на это глаза. У каждого из нас свой бой со своим или чужим чудовищем. У меня тоже.
       И единственное мое желание - продержаться в своем поединке хотя бы еще немного, чтобы дописать книгу до конца, потому что понимаю: победить я уже не смогу. Я должен закончить ее. Мне кажется, что она может помочь хоть некоторым в критические минуты их жизни. И ничего, что для остальных она останется всего лишь второсортным романом, который даже нельзя назвать в полной мере фантастическим.
       Просто - бред психа, бульварный роман, который, прочитав, выбрасывают и на следующий день забывают, треугольник равнодушия, любви и ненависти, треугольник жизни, смерти и иллюзорного существования: ОРАНЖЕВЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК!

    ЧАСТЬ 1

      

    КОНЕЦ

       Липкий холодный дождь бил в лицо Симу, но он не особенно обращал на это внимания. Мысли кордовым самолетиком крутились вокруг него, такие же холодные и липкие, как дождь. Мысли о смерти.
       Возраст - странная штука, если разобраться. Биологически организм начинает стареть с момента рождения, но мы придумываем разные слова, стараясь не замечать этой непреложной истины. Человек взрослеет, растет, оформляется, мужает, расцветает... ну и так далее. Мы постоянно подыскиваем различные оправдания своему нежеланию называть течение жизненного времени - старостью.
       В английском языке все намного проще. Дословный перевод вопроса "сколько тебе лет" звучит с неприкрытой циничностью - "насколько ты стар".
       В повседневной жизни мы постоянно натыкаемся на подтверждение этой истины. Объявление няни в газете звучит так: "Присмотрю за детьми от 2 до 4 лет", а это значит, что пятилетний мальчишка уже стар для этого. Он уже НИКОГДА не сможет оказаться под опекой этой женщины. Причем это "никогда" звучит приговором, клеймом неподкупного времени. "Невелика потеря",- скажете вы. Конечно. Но это только первая ласточка. Объявление о кружке верховой езды - "с 9 до 12". То есть в тринадцать лет сопляк уже бесперспективен с точки зрения конного спорта. А это уже серьезно. Реальная старость начинает отсекать возможности "подрастающего организма".
       И пошла череда закрывающихся дверей, куда человек не успел зайти. Вначале идут кружки с узкой направленностью, потом приходит время школы, колледжа, университета. Вы можете учиться в любом возрасте - у нас свободная страна, но при этом государство напоминает вам, что не верит в результаты этой учебы. Вы уже слишком стары.
       А где-то подросток снова радуется своему дню рождения... "Танцуй, Королева, юная и милая в свои семнадцать лет!" - поет "АББА", и зажигаются свечи на праздничном пироге, символизируя сотни уже закрытых дверей и напоминая, что человек стал еще на один год ближе к смерти.
       "Зачем думать о ней,- спросите вы,- ведь организм только начинает жить". А ведь это такое же вранье, как и игра со словами о "взрослении". Человек "только начал", а уже четверть жизни прошла. Вот это как раз и есть правда. Вы и оглянуться не успеете, как старость напомнит о себе. Вначале вы потеряете что-то маленькое, неважное... например, ощущение свежести во рту, или упругость кожи при умывании утром. Этот первый камешек, катясь с горы, постепенно повлечет за собой падение других, и вот уже несется лавина созданная не из "неиспользованных возможностей", а из реальных, которыми вы обладали, но утратили ввиду старости.
       И снова любимый прием - прикрыть этот постепенный регресс ложью. Стало тяжелее передвигаться? Так это работа виновата. Достаточно походить в бассейн, побегать по утрам, и все пройдет. Конечно, пройдет! Гангрена тоже проходит при отсечении поврежденной конечности! И вот вы идете в бассейн, радуясь хорошему самочувствию и забывая, что совсем недавно это было доступно и без изнуряющих заплывов.
       Так человек начинает протезирование существования, с единой целью: не видеть истинной причины - старости. Надо отдать должное - мы достигли небывалых высот в деле обмана себя путем создания протезного существования. Но вот уже кружится голова от резкого вставания со стула, а мимо идут молодые парни с симпатичными подружками. И во взглядах ваших знакомых молодых девушек можно увидеть уважение к уму, доверие и почтение к возрасту и опыту, будь он проклят! Это льстит, это убаюкивает чувством своей значимости и помогает забыть, что уже никогда, поверьте мне, НИКОГДА вы не увидите заинтересованности вами, как простым симпатичным парнем.
       Рано или поздно вы становитесь перед фактом своей старости, причем не пришедшей, а давно существующей, но спрятанной в упаковку красивых слов. И вот тогда вы понимаете, что жизнь никогда не давала вам возможности побыть юным или зрелым. Только старость ощущается всей полнотой восприятия, да еще и досада за тот обман, который вы сами произвели над собой.
       Так уж устроен мир. Окружающая действительность состоит из вещей, для которых "еще молод" и "уже стар". Есть еще вещи "в самый раз", но они нас всегда мало интересуют. Постепенно "еще" перемещается в "уже", и когда становится нечего больше перемещать, наступает болезненное осознание действительности.
       Тогда приходит последняя стадия. Человек судорожно хватается за "в самый раз", понимая, что оно, как Шагреневая Кожа, тоже уменьшается с каждым днем. Как называется постоянное уменьшение природных возможностей? Правильно. Увядание. Вот тогда и приходит "философский" взгляд на жизнь. Не как мировоззрение, но как единственно возможное восприятие мира на пути постоянного старения. Да еще риторический вопрос "Почему я этого не понимал раньше?" перед лицом единственного, что осталось "еще" - Смерти...
       Но сейчас мысли о старости отошли на второй план. Теперь Сим думал о смерти насильственной, резко обрывающей и без того небольшой отрезок времени, отпущенный человеку для совершения положенного количества ошибок.
       Симу с детства не везло. Всего, чего он добивался упорным трудом, другим давалось легко, и казалось, сама судьба разграничила людей на две категории: нормальных и его - Сима. Не ему, другим доставалась престижная работа, они ездили на шикарных машинах и жили в респектабельных коттеджах. Они проводили отпуска на набережной Рио или уезжали веселыми компаниями в Южную Дакоту стрелять фазанов. Другие. А у Сима была маленькая квартирка, в которой давно не делался ремонт, и старый джип, не вылезающий из мастерских.
       Утлое суденышко сознания под тяжестью этих невзгод еле держалось на плаву. Так было всегда.
       И вот в полной печальных неожиданностей жизни наметилась брешь. Он встретил женщину, которая могла бы стать для него всем. Впервые в жизни Сим поверил, что наконец-то ему повезет, и снова ошибся.
       Последний груз свалился на палубу - вода хлынула через борт.
       Теперь он размышлял о необходимости жить. Вернее, необходимости умереть.
       "Интересное понятие - смерть. Важный этап в жизни человека, а ничего о ней не известно. Существует гипотеза, что есть жизнь после смерти. Но кому дано узнать это наверняка? Может быть, там, за рубежом, откроются какие-то новые горизонты, а может, и нет там ничего. Только темнота и холод небытия. Впрочем, холода тоже нет. Небытие - значит отсутствие восприятия и возможности оценивать окружающее. Возможно, сознание дается нам единожды и вообще является плодом изощренного анализа происходящего... В таком случае смерть - это просто прекращение мыслительного процесса, с которым исчезает и это шаткое образование - собственное "Я".
       Есть много способов перейти этот рубеж, но так и неизвестно, какой из них легче для самого человека.
       В организме накоплены огромные запасы энергии, и при попытке оборвать жизнь эти "мегаватты" бросаются на выживание. Тело не хочет умирать.
       "Выстрел в сердце - практически мгновенная смерть",- размышлял ночной прохожий.
       Ага. Насос, значит, останавливается, а "проголодавшийся" мозг тихонько и быстренько умирает. Чушь! Не умеет он - "тихонько". За долю секунды на борьбу за жизнь будет мобилизовано все тело. Выбросится адреналин, и подстегнутое сердце примется лихорадочно прогонять литры крови, поддерживая умирающий организм и разнося во все уголки тела кислород и питательные вещества. И тогда все тело начнет схватку за жизнь, уже не нужную хозяину. Организму плевать на убеждения и логические выводы. Он хочет жить, и на борьбу за эту простенькую догму будет мобилизована вся энергия и задействованы все ресурсы. Сигнал к мобилизации, древний как мир,- боль. Чем выше опасность, тем сильнее сигнал, а опасность максимальная.
       Чудовищная боль проникнет в угасающее сознание, поддержит, растянет "практическое мгновение" на субъективные годы, ускорив до предела все процессы. Мозг начнет "лихорадочно" искать выход. И это не метафора. Мыслительные процессы тоже ускорятся, так как именно в этом последний шанс выжить. И "мгновенная смерть" превращается в долгое и мучительное умирание, заполненное дикими попытками во что бы то ни стало выжить, бесполезными, иррациональными, тщетными и от этого еще более мучительными,- в агонию. А кто об этом знает? Трупы не расскажут...
       Передозировка снотворного. Спокойно заснул и не проснулся.
       Ну, заснул! Организм постепенно умирает. Но в критический момент - снова сигнал тревоги. От боли умирающий приходит в себя. На долю секунды, разумеется. Краткий миг борьбы за жизнь, переходящий в небытие. Знаем мы этот "краткий миг"! И это называется "спокойно"?
       Цианид - мгновенный паралич нервной системы.
       Ну, естественно - парализованные нервы не чувствуют боли. Я, конечно, не врач, но паралич проходит биологическим путем, а сигнал боли - электрический импульс. Так что помучиться все равно придется. Не долго, всего лишь "долю секунды". Ну уж нет. Это тоже не выход.
       А может быть, дело в том, что не надо воспринимать эту проблему "слишком лично"? Ну да. Куда уж больше? Ведь речь идет именно о нем. Именно ему предстоит переступить черту. Если бы дело было в другом человеке, то он не стал бы так тщательно выбирать способ. Да? А что вообще можно сделать с человеком?
       Да мало ли? Повесить, утопить, сбросить с крыши, толкнуть на клеммы высокого напряжения. Всего и не перечислишь. Конкретный способ зависит от обстоятельств. Так что как ни крути, а убить абстрактного человека легко.
       А если конкретного? Кого? А кого ненавидел Сим больше всего? Кто доставил ему самые мучительные часы в жизни? Кто, в конце концов, подвел к самоубийству?..
       Кристина!
       Именно ее и следовало бы убить.
       Дождь бил в лицо. Кордовый самолетик-мысль пошел на следующий виток.
      
      

    НОЧНОЙ ГОРОД

       Небольшой городок, раскинутый почти в центре континента, ничем не отличался от тысяч таких же городков, расположенных по всему миру. Он имел "деловой центр", городской парк, бедные районы, ну, в общем, все, что положено иметь небольшому городку. Невзирая на размеры, город был достаточно старым, чтобы обзавестись вполне приличными развалинами к востоку от центра. Население города то ли любило традиции, то ли было слишком консервативным, но старые постройки редко сносились. Городок представлял собой подобие звезды, где в центре находились старые здания, а по мере удаления, где клиньями, где резко, начинались новостройки из стекла и бетона, которые в свою очередь сменялись частными домиками, садами и наконец переходили в поле.
       Городок населяли обычные люди, немного раздерганные прогрессом, чуть-чуть отупевшие от телевидения, но в целом совершенно стандартные. Днем - работа, по вечерам - бары. Городок не радовал жителей разнообразием, и в эти последние осенние дни люди с удовольствием ходили по солнечным улицам, как бы запасаясь теплом на время снега и холода. Где-то смеялись девушки, где-то бегали дети. Размеренная жизнь иногда нарушалась свадьбами, но чаще сбой повседневной рутины происходил из-за похорон. Часть молодежи уезжала в крупные города в поисках лучшей жизни, но оставшихся хватало, чтобы поддерживать "поголовье" скучающих, и вымирание городу пока не грозило.
       Да. Город не баловал своих жителей развлечениями. Досуг проводился по принципу техасских ковбоев, практиковавших его еще во времена войны "востока с западом",- вечером мужчины собирались в барах не столько ради выпивки, сколько от скуки и, просидев несколько часов за кружкой пива или рюмкой "крепкого", уходили домой. Ночью город оставался пустым. В центре еще работали несколько заведений, и там можно было встретить редких клиентов, но пригород буквально вымирал. Вот в одну из таких ночей и шел по блестящему от дождя тротуару Сим.
       Старая часть города в это время суток была плохо освещена, и одинокому путнику могло показаться, что он находится в горах между скал. Все окна были погашены, и только изредка встречались освещенные. Будто бы в далекой пещере колдун-отшельник варил свое зелье из помета летучих мышей и зловещих трав, собранных на берегах царства мертвых. Этот город - таинственный незнакомец для дневных обитателей и так хорошо известный Симу - был прекрасен. Мужчина давно полюбил эти уединенные часы, когда можно было расслабиться и просто побродить, оставляя на мостовой, вместе со следами старых кроссовок, обиды дня, которые ехидная сука-судьба обильно разбрасывала на его дневном пути.
       У любого человека есть проблемы, и ночной прохожий не был исключением. Он даже считал, что неприятности его любят и поэтому предпочитают его другим людям, собираясь возле него, но не досаждая в полной мере. Но такое мировоззрение не помогало ему легко уживаться с бедами. Сим был человеком вспыльчивым и глубоко одиноким. Проблемы давили его многотонным грузом, но он до сих пор не сдавался. У него был маленький секрет, отдушина, где он мог расслабиться, отвлечься, почувствовать себя снова сильным и цельным. В час, когда солнце скрывалось за горизонтом, а неоновые рекламы становились основным источником света, Сим выходил на улицы. Он бродил по городу, оставаясь сторонним наблюдателем,- казалось, творец осматривает свое детище и говорит, что "это - хорошо". На каждой улице его ждала свобода, каждый бар угощал выпивкой, на каждом углу ждала девушка, и рекламы подмигивали только ему.
       Ночной Сим, как и город, отличался от дневного. Они давно знали друг друга, их объединял не только старый договор, но и беззаветная любовь. Ночной город жил своей жизнью, и Сим чувствовал этот пульс, складывающийся из ритмов музыки в барах, гула моторов такси, шипения кофейных автоматов. Он называл это "Зов города". Каждый день, на закате, к Симу приходил этот пульс, зовя, увлекая, обещая что-то несбыточное, и компаньон города не обманывал надежд. Он часами бродил по ночным улицам, слегка пьяный от ночного воздуха, свободы и этого единства.
       С неба лил холодный осенний дождь. Уже больше четырех часов бродил Сим, проходя те же места, которым всего несколько часов назад мысленно рассказывал о своем счастье. Мысль, словно кордовый самолет, кружила, зациклившись на одном и том же. В основном это было чувство ненависти к любимой женщине. Если бы он это увидел позавчера... Он бы и не подумал открываться перед ней. Он бы забыл ее. Да, наверное, забыл бы. Постарался бы забыть. Или сделал бы что-то, чтобы она поняла - только он достоин ее любви. Всего лишь время. Если бы можно было поменять эти два факта из жизни так же, как он мог поменять рисунки из мультфильма у себя на рабочем столе. Там только от него зависело, кто кого первым ударит - Том или Джерри. Но рисунки - это не жизнь. Первым ударили его, и этого уже не изменишь. Боль в голове усилилась. Где-то сбоку крутилась мысль, что на чердаке, где оказался недавно, он ударился затылком о раму. О том, что его мысли затоплены ненавистью, а это вроде неприменимо к любимой женщине. Но он увидел - она целовалась с другим... Еще его тревожила подленькая мыслишка, что хорошо было бы остаться и посмотреть, что будет дальше. Только вчера, стоя на том же месте, он так же, как тот мужчина, поцеловал Кристину. Хотя нет, на этот раз инициатором поцелуя была она.
       Ненависть захлестнула его с головой, и весь водоворот мыслей втянулся в одну точку. Месть! Ей и ему. Медленно, хладнокровно, многими часами удовлетворяя пожар, возникший за секунду. Шатаясь по городу, Сим рисовал себе картины одна зловещей другой. Ботинки давно промокли. Вода тоненькими струйками затекала под старую замшевую куртку, а слипшиеся волосы постоянно падали на глаза. Вода по ним стекала на щеки, и было непонятно, то ли по скулам бежит вода, то ли это слезы. Время летело, а Симу все не становилось легче. Излюбленный способ не действовал, и ненависть не сглаживалась, а, наоборот, накапливалась, уплотнялась, создавая новую структуру, заряженную разрушительной энергией, не находящей себе применения.
       Уже под утро, уставший и продрогший, он забрел в какой-то придорожный бар. Взяв порцию сосисок и бутылку русской водки, он устроился за дальним столиком. Напряжение достигло критической точки, и Сим с трудом воспринимал окружающее. Его мысли уже не текли как обычно - он тупо повторял про себя слово "месть", уже почти не понимая его значения.
       Через некоторое время из забытья его вывел мужчина, опустившийся на стул рядом. Посетителю на вид было лет сорок. Тщательно выбритое узкое лицо с близко посаженными добрыми глазами и белая болоньевая куртка с прикрепленным к ней оранжевым треугольником из какого-то светоотталкивающего материала, наподобие автомобильных катафотов, создавала настроение света и добра. Мужчина напоминал сильно похудевшего и побрившегося Санта Клауса.
       - Проблемы, сынок? - заговорил незнакомец, как будто они были хорошо знакомы.
       Симу не хотелось разговаривать. Ему было жалко покидать мир мщения, построенный в воображении, и он решил, что если не будет любезным, то посетитель от него отстанет.
       - Чего надо? - грубо процедил он.
       - Три сосиски и бутылка водки,- не обращая внимания на настроение Сима, проговорил гость.- А говорят, что русские при помощи водки решают все проблемы. Ты в это веришь?
       - А какое тебе дело, во что верю я? - гнул свое Сим.
       - Ты знаешь, на кого ты похож? - спросил мужчина и протянул Симу маленькое зеркальце. Оттуда на Сима уставились красные сухие глаза. В них были боль, страх, злоба и ни единой разумной мысли.
       - Ты похож на человека, для которого остался выбор: либо прыжок с моста, либо убийство. Возможно, "с отягощающими", например, особо жестокое или даже несколько убийств. Я периодически сталкиваюсь с подобными людьми, и у меня уже набрался кое-какой... гм... опыт. В любом случае я вижу, что от своей цели ты не отступишь.
       - Ты придурок? - серьезно спросил Сим. Он уже не надеялся на быстрое окончание знакомства. Незнакомец его притягивал и раздражал одновременно. Именно так притягивает и раздражает прекрасная картина в кабине самолета-истребителя. Привлекает красотой, законченностью форм и мастерством художника и раздражает нелепостью своего присутствия в данном месте. И без того гармоничном, но совсем другой гармонией. Тут картина чужеродна, как нож в теле. Таким же "другим" и был новый знакомый Сима. Окружающий мир ночной забегаловки был гармоничен, а посетитель нарушал эту гармонию, не вписываясь, но и не противореча ей.
       - Скорее психолог... немного...- продолжил мужчина,- а еще биолог, физик и химик. Но это неважно. Так вот, у тебя есть одно слабое место. Твое чувство настолько сильное, что оно, скорее всего, не даст тебе выполнить задуманное. Ты хочешь всего сразу, поэтому у тебя нет ни малейшего шанса...
       - Ты что, мысли читаешь? Иди отсюда, дерьмовый ясновидец. Я как-нибудь обойдусь без твоих сраных советов.
       Сим откинулся на спинку стула и свирепо уставился в пустоту перед собой. Незнакомец уже злил его. Изменения, которым подверглось его настроение за короткое время, броски из гнева в апатию, заинтересованность и раздражение, тоже добавляли накала.
       - ...а поэтому у тебя есть только один способ получить желаемое - обратиться ко мне,- спокойно закончил необычайный гость.
       - Обратиться к тебе? Ты что - бог? Или дьявол? Дьявол с пробирками. Тебе кажется это смешным? - взорвался Сим.
       - Дьявол? Ну, назовем это так. На самом же деле я обычный смертный, но в твоем вопросе я могу предложить тебе то, что под силу разве что Сатане.
       - И в награду за это попросишь душу? - не унимался Сим.
       - Мне ничего не надо. Ты сам будешь расплачиваться за свои желания, но, как я понял, ты намерен идти до конца. Душу? Ну, назовем это так. Давай к делу. Что ты хочешь?
       Симу показалось, что он на сцене театра и скоро раздадутся аплодисменты. Более дурацкой сцены вообразить нельзя. В грязной забегаловке самодеятельный Санта Клаус предлагает ему продать душу: "...Взалкав и власть, и долгих дней, на Дьявола одно лишь упованье. Князь тьмы - зову, приди скорей, я кровью закреплю желанье..." Монолог окончен. Занавес.
       Он осмотрелся. За стойкой какой-то алкоголик канючил о еще одной рюмке в кредит. На столике возле дверей дымилась пепельница. В конце концов, он видит этого придурка первый и, видимо, последний раз. Может, странный и проницательный тип что и посоветует. Душа? Какая к черту душа! Он что-то такое говорил про душу. За убийство его, скорее всего, ждет электрический стул, да и зачем жить... после того что он сегодня видел... И его понесло.
       - Ты не поймешь! Ну и хрен с тобой! Слушай. Это, наверно, смешно. Только не говори, что со всеми так бывает. Это совсем другое. Я люблю ее, любил... черт. Люблю и буду любить, а она с другим. Я видел! Пойми ты, нас только двое. Я и она. Мы и будем вдвоем. Ты хочешь мою душу? Черт с тобой, но я продаю только две, ты понимаешь меня, скотина, ДВЕ души!!! Мы должны быть вместе, и мы будем вместе. Хотя какой из тебя дьявол... Ха! Ты можешь мне помочь? Да о чем это я? Кто ты такой, что я тебе все рассказываю? Хотя - нет. Я хотел все рассказать, так слушай... Я ее люблю...
       - Это не важно,- спокойно отрезал незнакомец и повторил вопрос: - Так что ты хочешь?
       - Я хочу? - Сим даже растерялся.- Как ты не поймешь, она меня предала, сравняла с землей мою любовь! Нет, еще ниже - под землю. В канализацию. Обмазала дерьмом мою душу. Я не могу ее любить! Я не могу ее не любить!!! Она должна умереть, но это не очистит от грязи! У нее слишком мало крови, чтобы смыть эту вонь! Пойми же ты, остолоп,- Я ЕЕ ЛЮБЛЮ!!! Мы одно целое, но дело не во мне. Этот ласковый и нежный цветок - любовь, должен зацвести, но от него уже смердит. Это же богохульство! Нельзя же так с любовью! Я хочу очистить его от скверны, полить нашей с ней кровью эту грядку, заплатить жизнями за Очищение! Ты меня понимаешь? Не смотри на меня, как на идиота. Я больше, чем идиот,- я редкий придурок, что рассказываю тебе это! И перестань улыбаться мне своей приклеенной улыбкой, сука! Я тебе сейчас разобью твою наглую рожу! Я умоляю тебя - помоги мне, будь ты бог или дьявол... Теперь ты меня понимаешь?..
       Сим заплакал. Горько, навзрыд. Как плакал в раннем детстве над первой обидой в жизни. Но тогда этот мир открылся ему с новой пугающей стороны, а сейчас мир переставал существовать, заполняясь горечью, пропитавшей все вокруг. И столики, и грязный пол кабачка, и этого непонятного собеседника, который молча слушал Сима.
       Все вокруг замерло. Даже бармен куда-то исчез. Незнакомец застывшим взглядом смотрел на молодого мужчину, уткнувшегося в свои руки.
       Спустя некоторое время Сим поднял голову, молча налил в стакан водку, не морщась, выпил, и его голова снова оказалась на руках. Так он пролежал достаточно долго. Но пришло время, когда он снова откинулся на спинку стула, мутным взглядом посмотрел на человека напротив и тихо произнес: "Теперь ты понял".
       - Ты хочешь ее крови. Ты хочешь увидеть ее глаза в тот момент, когда она поймет, что ты - ее смерть. Ты хочешь почувствовать себя смертью. Не в воображении, а в реальности. Ты хочешь это сделать сам, голыми руками, так, как это делали дикари. Нет, еще более ужасным способом. Правильно? - констатировал доктор.
       Доктор? Да, доктор. Вдруг Сим осознал, что человек, сидящий перед ним, понимает все его сокровенные желания лучше его самого и что он действительно доктор. Врач, предназначенный самой судьбой вылечить его больную психику, может быть, даже убив его при этом. А какая разница? С мыслью о своей смерти он уже свыкся. Терять ему нечего. Сим понял, что он давно уже согласен со всем, что предложит ему новый знакомый. Он это знал уже тогда, когда входил в этот бар, еще не понимая, с чем ему предстояло согласиться. Это знание было чем-то новым, но совершенно не встревожило Сима.
       На стол между ними легла газета, открытая на колонке криминальной хроники. Последнюю неделю в городе орудовал маньяк-убийца, расчленяющий свои жертвы живьем. Тела находили в разных местах города. Люди, подвергшиеся нападению, никак не могли быть связаны друг с другом, и поэтому полиция решила - маньяк. Это подчеркивалось еще и способом убийства. Экспертиза доказала, что расчленение могло быть реализовано только при помощи какого-то устройства. Жертвы были разорваны так, как будто гигантские руки хватали живого человека за плечи и таз и просто разрывали пополам. Ни один человек не был способен на такое мышечное усилие, не говоря о том, что ни одна человеческая рука не в состоянии охватить кольцом даже плечи ребенка, а жертвы были отнюдь не детьми. Полицию смущало то, что ни следов маньяка, ни механизма не было найдено. Газета извещала о четвертой жертве. Мэр и общественность требовали немедленно изловить преступника. Полиция ссылалась на объективные трудности. Все как всегда.
       - Вот так - хочешь? - На Сима смотрели добрые глаза доктора.
       - Механизм... Нет. Не думаю.
       - Механизм? Глупости. Руками.- Глаза доктора заблестели.
       - Что ты несешь! Я тебе что - грузоукладчик? Тут ясно написано: "Ни один человек не может..."
       - Моя наука на этот вопрос смотрит по-другому. Важно только то, насколько этого хочешь ты. Ну, брось. Ты уже давно все решил. Тебя же не волнует, что станет с тобой, с ней. Посмотри реальности в глаза - тебе хочется вседозволенности и возможности эту свободу реализовать. Причем так, как никто до тебя не мог. Признайся, тебя просто смущает то, что это кто-то уже делал. А ведь может оказаться, что это все наделал ты? Виновник уже давно исчез. Полиция никого не найдет. Но если ты согласен, то убитые тобой просто дополнят список. К тому же тебя тоже не поймают, а значит, все будет висеть на этом "маньяке". Или ты просто испугался?
       - Я уже пообещал тебе душу,- с иронией сказал Сим.
       - Хорошо. Договор у нас будет простой. Ровно через неделю ты получишь возможность отомстить так, как не смог отомстить еще никто в мире. И последнее. Возврата не будет. Если мы начнем, то закончим, даже если в процессе ты и передумаешь. Понял? Итак, подведем итоги. Для того чтобы ты вошел во вкус, тебе нужны предварительно одна или две жертвы. Потом Кристина и быстрая смерть напоследок. Правильно? Теперь я даю тебе последнюю возможность отказаться. Выбирай. Или ты остаешься сидеть здесь, мы забываем об этом разговоре, и ты продолжаешь жить и мучиться. Или ты идешь со мной. Тогда ты умрешь, но при этом получишь то, что я тебе обещал. Решай и, что бы ты ни решил, запомни - твой выбор окончателен.
       Многие люди мечтают о каком-то фантастическом выборе, когда они смогут одним махом изменить свою жизнь. Но, как правило, если такой случай и предоставляется, человек выбирает привычный мир, пугаясь неизвестности, и потом всю жизнь клянет себя за это. Невероятное всегда пугает, а невозможность "перерешить назад" делает практически невозможным выбор как таковой. Так происходит всегда. Из этого "всегда" бывают исключения.
       Сим подумал, что в этом разговоре нет ни капли здравого смысла: жаждать убийства и убить - вещи разные. Ребенка не пустили играть со сверстниками, и он думает про себя: "Чтоб ты умер", но хочет ли он действительно смерти отца? Навряд ли. В этом выражении больше желания убрать помеху, чем реальной кровожадности...
       Сим продолжал сидеть. Мужчина напротив терпеливо ждал.
       Но есть люди, которые годами вынашивают обиду, успокаиваются, холодно выискивают возможность и так же без нервов спокойно убивают. Можно убить и в приступе гнева, и после этого не раскаиваться. Похоже, именно так и нужно поступить... вставай и иди!
       Но Сим продолжал сидеть.
       Усталость мешала думать. Было бы правильно перенести этот разговор на завтра, но доктор сказал, что выбор можно сделать только сейчас. Да и кто предлагает ТАКОЕ дважды? А какое Сим имеет право распоряжаться чужими жизнями? О чем он думает? О предательстве? Так его уже предавали. И каждый раз это было больнее всего, и казалось, что жизнь уже кончена. Но через некоторое время приходил новый день, а с ним и новая любовь. И новое предательство... Если разобраться спокойно, в этой истории не было ничего нового. Вот только Кристину он любил уж очень "по-настоящему". Тем более, он не имеет права распоряжаться...
       Вдруг Доктор улыбнулся, и все затопила волна ненависти и надежды. Этот человек даст ему ту власть, которая позволит испытать огромное наслаждение, равного ему у него в жизни еще не было. Вернее, было один раз - когда он услышал "да". Потом это стало болью. Боль должна уйти. Вот напротив сидит его лекарство, его сладкий яд. И еще он знал, на ком будет "входить во вкус". Оставался еще мужчина. Сим встал.
      
      
      
      

    СИМУ восемь ЛЕТ

       Жизнь несправедливо распределяет счастье. Сим размышлял над этой догмой, когда из комнаты донесся голос его отца:
       - Пацан! Где тебя черти носят! Эй, П-А-Ц-А-Н!!!
       Пацаном он звал Сима только, когда бывал пьян. Рослый плотник работал где-то на стройке и представлял собой образчик "рабочего класса". От него постоянно пахло древесной стружкой, дешевыми папиросами и все чаще и чаще - сивушным перегаром. На стройке все пили - это считалось нормой. Тупой, однообразный труд требовал такого же отдыха. "Социальная прослойка вынуждает",- как-то сказала мать.
       Зарабатывал он немного, но семья кое-как сводила концы с концами. И еще он не был Симу отцом. Мать привела его в дом, когда ребенку исполнилось шесть лет.
       - ПАЦАН!!! - не унимался отец.
       - Да, пап? - Сим вышел из спальни, где отсиживался в периоды отцовского запоя, и остановился на некотором расстоянии от стола, за которым восседал глава семьи.
       - Ты чего прячешься? - Его глаза подозрительно сузились.- И не смотри на меня волчонком. Между прочим, я вас с матерью кормлю. Ты меня хотя бы за это уважать должен. А, черт с тобой. На, вот. Сбегай за вином.
       Большая рука небрежно швырнула на стол скомканную купюру. В таком состоянии с отцом разговаривать было бессмысленно. Нужно было быстро сбегать в магазин на углу, принести требуемое, а потом сидеть в спальне и ждать, пока отец не успокоится и не выгонит его из комнаты, чтобы самому развалиться на кровати.
       Сим быстро схватил деньги и исчез в прихожей. Пробегая мимо кухни, он успел заметить мать, которая, сидя в углу, бесцельно смотрела на пустую плиту. Ей это тоже не нравилось, но поделать с этим она ничего не могла. Все, что нужно по хозяйству, она уже сделала и теперь ждала того же, что и Сим. Когда отец заснет, можно будет тихо посмотреть телевизор или почитать книгу. А пока в доме продолжалось "осадное положение", лучшее место было на кухне.
       На улице было холодно. Шел снег, и внезапные порывы февральского ветра пытались загнать белые хлопья под короткую курточку Сима. Мальчик плотнее сжался и, опустив голову, побрел к выходу со двора. Проходя подворотню, он попал под обвалившийся с крыши небольшой сугроб. Даже и не сугроб вовсе, а большую охапку рыхлого снега. Холодная белизна набилась за шиворот, и мальчик длинно и зло выругался. Он не понимал многих сказанных слов, но знал, что их произносит отец в минуты крайнего раздражения. И еще ему почему-то становилось легче, если он длинно, а главное, с чувством ругался. Сим выгреб снег из-за воротника, еще раз выругался и продолжил путь. Снег - снегом, а дома ждал пьяный отец, и попадать ему под злую руку Симу не хотелось.
       Из подворотни напротив за мальчиком наблюдала беспризорная собака коричневого окраса и той многочисленной породы чего-то-с-чем-то-двортерьер. По ее мнению, в такую погоду можно было находиться на улице только тогда, когда нет своей конуры. Склонность человеческих особей пренебрегать здравым смыслом, да еще и принуждать к этому своих щенков была для нее непонятна. На улице было холодно, и собака могла думать лишь о двух вещах: тепло и еда. А может, и не думала она ни о чем, а просто смотрела перед собой, лежа на небольшом участке асфальта, под которым проходила теплоцентраль, и цепенея от стужи. Да и как узнаешь мысли собаки? Разве что по глазам. Но в черных собачьих зрачках иногда отражается такое, что человеку легче провозгласить животное глупой тварью, чем видеть этот осуждающий взгляд.
       Подходящий к магазину мальчик продолжал думать о своем: "Жизнь несправедлива. Ну зачем им с мамой такой отец?"
       Другие дети тоже переживали появление новых мужчин в доме, но причины... Сим грустно улыбнулся, вспомнив высказывания однокашников.
       - Мой папа был лучше,- говорил мальчик, сидевший с ним за одной партой.
       - Папа умер, но я все равно его люблю. Она не должна была приводить другого,- говорила девочка из параллельного класса.
       - Нам с мамой и так хорошо,- говорил невысокий одноклассник в очках.
       Это были мнения, которые, якобы с обидой, а на самом деле с вызовом, провозглашали дети с неприкрытым эгоизмом, отбирая у матерей право решения. Сим молчал и завидовал детям. Он давно уже свыкся с мыслью, что мужчина нужен для того, чтобы выжить. В свои восемь лет мальчик уже знал, что такое голод, и прекрасно понимал матерей приятелей. Люблю, не люблю - надо. Надо как-то жить, но другие дети этого не понимали, из чего Сим делал вывод - если они могут говорить о "любви", значит им есть что одеть и они не голодны. Жизнь позволяет им переживать из-за чувств. Эти переживания, конечно, тоже настоящие. Из-за них можно плакать, обижаться или ненавидеть, но как же они далеки от реального голода и нищеты. Кто больше несчастен? Тот, кому не хватает на новые башмаки или на новый самолет? Мальчик где-то читал, что в этой дилемме хуже второму. Если человек ввел самолет в круг необходимых вещей, то у него наверняка этих вещей много, а следовательно, слишком сложно ему почувствовать себя счастливым. Многочисленность атрибутов счастья делает его более далеким. Чем проще счастье - тем оно достижимее и полнокровнее. Сим читал текст и понимал смысл слов, но он так и не смог согласиться с содержанием. Как этих людей можно вообще сравнивать? У человека без обуви существуют физические страдания. Ему холодно. И что бы ни говорили психологи, никакая тоска по недостижимому не сравнится с банальным обморожением.
       Сим поежился и еще плотнее затянул шарф. Ему никогда не пришло бы в голову переживать из-за самолета. Были бы самые необходимые вещи и еда, пусть не роскошная, а самая обычная, но была бы постоянно. Чтобы не нужно было с ужасом думать, а что будет, если завтра нечего будет есть? Такая ситуация уже была однажды и продолжалась недолго, но мальчик запомнил это и боялся повторения.
       "Я очень отличаюсь от сверстников. Я беднее, и семья у меня хуже. Но где выход из этого положения? Что нужно сделать, чтобы в доме появились деньги, а отец перестал напиваться и бить его с мамой? Пока буду терпеть и учиться, а когда подрасту, сделаю все возможное, чтобы в семье наконец настали лучшие времена". Мысли прервались естественным путем - мальчик оказался у цели.
       Лавка не блистала большими витринами и яркой рекламой. Это был серый дом, стены которого не видели краски многие годы. К двери вели четыре ступеньки, прикрываемые от непогоды небольшим навесом. Сим вошел и протянул продавцу деньги. Он даже не посмотрел на бумажку. Зачем? Продавец сам отсчитает сдачу, а знать, насколько денег больше... Нет. Не нужно ему знать, сколько дал отец.
       Однажды отцу снова захотелось выпить, и он отправил мальчишку за спиртным. Сим знал, сколько стоит вино, но денег оказалось больше. На соседнем прилавке продавались конфеты, а немного дальше - фломастеры. Отец покупал ему конфету на праздник, но рождество уже прошло, а до четвертого июля было далеко. Кроме того, у всех детей были яркие наборы фломастеров, а у Сима было всего несколько цветных карандашей. Учителя не требовали именно фломастер, но мальчику было стыдно. Стыдно за свою нищету.
       Он уже придумал, как выкрутится. Ему бы хватило всего одного фломастера - красного. Именно этот цвет применялся чаще других, а дети увидели бы, что и он, Сим, не хуже сверстников. Но фломастера не было.
       Мальчик отвернулся от кондитерского прилавка и прошел к отделу канцелярии. Один единственный раз он купил не только вино, а еще и самый дешевый маркер.
       От затрещины перед глазами плясали звездочки. Отец навис над Симом, сжимая в руке злополучный фломастер.
       - Я тебе покажу, щенок, как швыряться деньгами, которые не ты принес! Сначала научись зарабатывать, а уж потом выпендривайся перед такими же сопляками!
       Сим молча слушал крики и неотрывно смотрел на руку отца, в которой находилась его мечта.
       - Чего ты молчишь? Отвечай, какое ты имел право покупать это дерьмо?
       - Мне он нужен для школы...- в который раз повторил Сим.
       - Врешь!!! Я говорил с твоей училкой. Она сказала, что нужны тетрадки, ручка и пара цветных карандашей.
       - Но у других...
       - У других? У твоих "других" бабушки и тетушки богатые. А чего твоя бабка не покупает тебе всякое цветное дерьмо?
       - Она умерла,- проговорил Сим.
       - Правильно. И оставила тебя, дармоеда, на моей шее. А ты фломастеры покупаешь.
       - Но мне действительно нужно...
       - Опять! - Отец снова ударил Сима, отчего тот отлетел в кресло.
       - Бутылка вина стоит почти как набор фломастеров, а мне стыдно,- сквозь плач проговорил мальчик.
       - Так ты еще вздумал меня учить, как тратить деньги, щенок? - Рука отца сжалась, и на пол посыпались красные кусочки пластика, а тяжелый ботинок раздавил остатки.
       Сим бросился к отцу, молотя его кулаками по плечу, пока очередная оплеуха не отбросила мальчика в угол.
       - Так ты на отца с кулаками лезешь? - прорычал мужчина, одной рукой сгреб сына за рубашку на груди и поднял до уровня своих глаз.- Я из тебя это вышибу,- прошипел он и принялся методично хлестать ребенка по щекам.
       Сим был еще маленький и расплакался, а отец опустил его на пол и, не меняя тона, спросил:
       - Хватит?
       Ребенок молчал и только от крика над головой: "Я спрашиваю, хватит или добавить!!!" - судорожно всхлипнул и закивал головой.
       - Понятно,- прогремело в ответ.- Так кто в доме распоряжается деньгами?
       - Ты...- выдавил из себя Сим.
       - А ты у нас кто?
       - Сим...- проговорил как в полусне ребенок.
       - Это для матери ты Сим, а для меня дармоед. Повторяй за мной - ДАР-МО-ЕД!
       - Дармоед...
       - Теперь извиняйся за свой поступок и марш в спальню. Ну!
       - Извини...- пробормотал, уже ничего не понимая, Сим.
       - "Извини" - за что? - не унимался отец.
       - ...за что...- повторил мальчик, уже понимая, что сказал что-то не то.
       - Так ты еще и издеваешься! - снова прогремело над головой, и огромный кулак пошел вниз.
       Продолжение Сим помнил плохо. Через долгое, очень долгое время он оказался в спальне, забился под кровать, радуясь окончанию этого ужасного разговора. Он даже не мог подобрать названия происшедшему. Отец и раньше бил его, но это было не так, как сегодня.
       Вечером, улучив момент, когда отец вышел из комнаты, Сим собрал обломки с пола и в углу родительской спальни стал их складывать.
       С надеждой склеить фломастер он распрощался сразу. Если пасту еще кое-как можно было выровнять, то пластиковый корпус не хотел собираться. Не хватало кусков.
       "А даже если и склею, что потом с ним делать? Я же не могу показать ЭТО в классе. У нищего ребенка появился "обломок" фломастера - как на помойке нашел. А ведь на помойке могут быть исписанные или засохшие фломастеры... а начинка уже есть".- Сим аккуратно сложил в кулечек из-под завтрака обломки и улыбнулся. Теперь у него появилась цель.
       Вернувшись из магазина, Сим поставил бутылку на краешек стола и, не глядя в глаза отцу, шмыгнул в спальню. Сделать это было несложно. В такие минуты мужчина замечал только содержимое своего стакана. Высокий плотник не утруждал свои мысли сложными концепциями и выводами - он просто пил, как пили многие до и после него.
       Это был последний раз, когда Сим видел отца живым. На следующий день они с мамой прождали его с работы до глубокой ночи и, так и не дождавшись, легли спать. Отец и раньше иногда не приходил ночевать. Это происходило тогда, когда на стройке устраивалась очередная пьянка. Но ближе к вечеру следующего дня в дверь позвонили.
       На пороге стоял незнакомый, хорошо одетый мужчина.
       - Мне очень жаль, миссис, сообщать вам эту новость, но с вашим мужем несчастье,- сказал он, опустив глаза.
       - Что случилось? - голос матери Сима не дрогнул. Казалось, она давно ждала этого сообщения.
       - Давайте сядем и обо всем поговорим,- предложил он и, не дожидаясь ответа, прошел в комнату.
       Женщина равнодушно прошла за ним, села в кресло и небрежным жестом указала ему на другое.
       - Чего уж там. Говорите.
       - Я представляю правление строительной организации, которая проводила работы...
       - Что с мужем? - перебила мать Сима. Голос ее оставался ровным, и при разговоре она смотрела прямо перед собой, не обращая внимания на собеседника.
       - Ну, в общем... он умер.
       Слова падали как капли дождя. Такие же прозрачные и невесомые, но никто не смог бы усомниться в их существовании, как и в том, что они с собой несли.
       - Как это произошло?
       - Вчера вечером он задержался на работе. Поймите меня правильно, мы не поручали ему дополнительных работ. Он остался сам. Видимо, хотел пообщаться с друзьями... и... Ну, в общем, его нашли утром в кустах. Он просто замерз.
       - Полиция была?
       - Конечно. Сторож, который нашел его, сразу вызвал инспектора. А почему вы спрашиваете?
       - Выяснили, как он оказался в кустах?
       Сим сидел в уголке дивана и прислушивался к разговору. Он понимал, что отец больше не вернется домой - он умер. Но дело было не только в отце. Ребенок удивлялся спокойствию мамы. Пусть отец был грубым, но это же был ИХ БЛИЗКИЙ ЧЕЛОВЕК! А она вместо того, чтобы плакать, хладнокровно выясняла подробности, будто чего-то искала. Чего?
       - Его побили? - высказал предположение Сим.
       - Нет, что вы! На нем не было следов драки, но дело в том, что причина... ну, в общем, экспертиза установила, что в крови было повышенное содержание...
       - Короче, он просто был сильно пьян. Я правильно вас поняла?
       - Ну, в общем, да,- подтвердил мужчина и вздохнул облегченно.
       - И на этом основании вы считаете, что пьянка произошла не на вашей территории, не с вашим сотрудником и руководство ответственности не несет?
       - Ну зачем вы так? - обиделся гость.- Мы искренне выражаем вам соболезнование...
       - Засунь свое соболезнование знаешь куда?! - вдруг взорвалась женщина.- А ребенка я чем кормить буду? Или твоя контора мне пенсию платить будет?
       - Я понимаю, что для вас это большой удар.- Мужчина подобрался и говорил сдержанно, взвешивая каждое слово: - Именно для решения всех формальностей я и пришел.
       - Да? Ну и как мы будем их решать? Как вы вообще все это представляете? - Она снова перешла на "вы".
       - Поймите меня правильно. Ваш муж погиб по своей вине, и юридически мы к этому отношения не имеем. Но вам будут выплачены все заработанные им деньги...
       - В смысле? - Мать Сима на секунду подняла глаза, и в них забрезжил свет надежды.- Какие деньги?
       - Но ведь он получал у нас зарплату.
       - Получка была три дня назад, а деньги он носил с собой. Кстати, их-то я могу получить?
       - Конечно. Я принес вам все его вещи.- Мужчина раскрыл небольшой чемоданчик и достал оттуда целлофановый пакет. На стол легла расческа, маленький блокнот, пачка с двумя папиросами и бумажник.
       Сим видел, как задрожали руки у матери, и она торопливо вывернула на стол содержимое кошелька: мелок, тонкая бечева и двадцать три доллара. Были еще мелкие монеты, но женщина их считать не стала. Она посмотрела недоуменно на гостя.
       - И это все?
       - Все, что было,- подтвердил он.- Правда, ему причитается еще за три дня...
       Из внутреннего кармана он достал конверт и положил сверху бумажника. Потерявшая надежду женщина машинально открыла его и добавила к деньгам еще несколько небольших купюр.
       - Понятно. И это все, на что я могу рассчитывать.
       - К сожалению, мы ничем больше не можем помочь,- проговорил мужчина и поднялся.
       - Ну хоть похоронить его вы можете? - со злобой спросила мать Сима и тоже поднялась.
       - Согласитесь, не можем же мы оплачивать личные расходы всех своих сотрудников...- проговорил мужчина и направился к двери.
       - Я что, прошу вас кормить нас? - снова перешла на крик женщина.- Они не могут... А вы не понимаете, что мне не на что его хоронить! Не могу же я забрать последнее у ребенка! Да и все равно этого не хватит!.. А знаете, что я сделаю? - сказала она уже нормальным голосом.- Схожу-ка я на вашу строечку, перепишу адрес заказчика со щита рядом да и расскажу ему, какие дела творятся у него на территории...
       - Он уже в курсе,- сухо проговорил мужчина.
       - А о том, что после него я пойду на телевидение с шикарным материалом "Стройка на костях рабочих", он тоже в курсе?
       Мужчина долго переваривал услышанное и потом зло прошипел:
       - Это шантаж, да и вам не поверят!
       - Ага, шантаж. Вы меня правильно поняли. А поверят, не поверят - какая разница. Это пойдет в эфир, можете не сомневаться. Сами насрали, так извольте хотя бы убрать!
       - Вы хоть помните, что речь идет о смерти вашего мужа...- опешил гость,- ...а вы сравниваете его, простите с...
       - Речь идет о том, что я не дам забрать последнее у ребенка. А в этой ситуации женщина способна не только на шантаж, но и на убийство. Я понятно говорю?!
       На последних словах она сжала зубы и зло уставилась в переносицу собеседника. Стиснутые кулачки были прижаты к груди, и весь вид показывал крайнюю решимость маленькой беззащитной женщины. Через несколько секунд гость отвел взгляд.
       - Я не думал над этим с такой позиции,- проговорил он тихо.
       - А вы подумайте. Я не буду забирать его из морга и через три дня исполню обещанное.
       - Я все понял. Я думаю, мы это уладим,- пробурчал напоследок мужчина и, не прощаясь, вышел на лестницу.
       Хлопнула дверь.
       Мать Сима простояла так еще немного, а потом поплелась на кухню. После такой перегрузки должна была быть разрядка, но ее не было. Казалось, разговор забрал у женщины все силы и она не в состоянии даже заплакать.
       Сим уже давно сидел напротив и рассматривал свою мать. В свои двадцать восемь лет она обладала броской внешностью. Немного полноватая и высокая, она нравилась мужчинам, но, как это обычно происходит, никто не хотел себя связывать женщиной с ребенком. Найти нового мужа ей будет нелегко.
       "Как же мы теперь будем жить? - думал Сим.- Отец ничего не откладывал, пропивая все заработанное. Хватало только на простую еду и еще иногда на самые дешевые вещи. Мать не работала - муж ревновал ее ко всем мужчинам и не выпускал из дому, да и профессии она не имела. Так, домохозяйка".
       Сухие глаза женщины ничего не выражали. Вероятно, она думала о том же.
       "А ведь она его не любила,- вдруг решил Сим.- Не могла любить. Это было видно из всех ее поступков. Равнодушие сквозило в каждом ее слове, обращенном к мужу".
       А к нему? Сим понял, что и его мать не любит. Она не заступалась, не пыталась остановить пьяные разборки отца. Мимолетный поцелуй утром и еще один перед сном были скорее традицией, данью "хорошей семье".
       Пора было ужинать. Усталая женщина поставила на плиту сковородку с макаронами. На столе появились две тарелки. Когда еда разогрелась, мать насыпала Симу его обычную порцию, а остальное положила себе. Потом задумалась и вернула на сковородку большую часть содержимого своей тарелки. Надо было экономить. Жалкие гроши - это все, чем они могли сейчас располагать.
       Сим взял свою тарелку и, копируя жест матери, сгреб на сковородку часть своих макарон.
       Слезы побежали по щекам женщины, она опустилась на стул и уткнулась в грудь Сима. Не обняла его по-матерински, а расплакалась, как женщина плачет на груди у мужчины. Мальчик обнял ее сам.
       - Мам, ну что ты, перестань. Ну, мам,- говорил он, гладя по длинным пшеничным волосам и обнимая за плечи.
       Сим вдруг почувствовал себя мужчиной и совсем не к месту обнаружил, что ему приятно это прикосновение к женщине. Не к матери, а к женщине. Симпатичной, нежной, ласковой...
      
      
      
      

    КРИСТИНА

       Три месяца тому назад на автобусной остановке любовь свалилась на Сима, как кирпич на стройке.
       Он ненавидел утро так же сильно, как и любил ночь. Даже в солнечный день все казалось ему серым, а переполнявшая прохожих злоба на необходимость куда-то идти в такую рань, делала неприглядными и самих обитателей окружающего мира. Но и это было не все - только вчера он отогнал свой джип в ремонт и теперь был вынужден стоять с ними в одной очереди на автобус...
       Очередь... В этом слове Симу виделся веер разлетающихся пуль, но никак не череда людей, одной стороной зацепившаяся за столб, обозначающий остановку. Это больше походило на пулеметную ленту с людьми-патронами, одинаково выражавшими злобу.
       Сим ждал, когда же появится автобус и распахнувшаяся дверь, как магазин гигантского пулемета, начнет деловито поглощать боеприпасы с характерным звоном от опущенной в кассу монетки. Патрон - дзынь, патрон - дзынь... И двинувшийся конвейер плоти не остановит ничто, пока в салоне будет хоть одно свободное место... или не закончится плоть. Как тушки на птицефабрике... И уже не холодным оружием, а равнодушным драконом, прилетевшим за положенной страшной данью, представился Симу ожидаемый автобус.
       Его красные спросонья глаза блуждали по лицам "приговоренных", и на них не отражалось ничего, только скука, усталость и злость от необходимости идти куда-то...
       На самом деле их было немного, не больше десятка, и Сим, рассмотрев каждого, обратил внимание на стоящую прямо перед ним девушку.
       В сером мире, населенном серыми людьми, появилось цветное пятно.
       Как луч солнца, теплое и яркое, возникло лицо девушки, которая, казалось, не замечает повального уныния.
       - А вас, я смотрю, не угнетает эта процедура? - не удержавшись, Сим обратился к незнакомке.
       - Какая процедура? - в голосе девушки не слышалось интереса. Просто было утро, никто еще не успел испортить настроения, и можно перекинуться словом с симпатичным парнем.
       - Кормежки,- в голосе Сима послышались загадочные нотки.
       - ?
       - А вы не замечали, что наш автобус напоминает дракона? Так же лопает всех без разбору, пока не набьет утробу.
       Девушка посмотрела на собеседника и улыбнулась:
       - Похоже. Только он не голодный.
       - Почему вы так решили?
       Девушка прищурила глаза и замогильным тоном добавила:
       - Успел нажраться на предыдущих остановках...
       Как будто дождавшись этих слов, из-за угла показался вожделенный мучитель, не торопясь подъехал, распахнул дверь, и очередь двинулась.
       Хрум, дзынь, хрум, дзынь - и вот девушка, так поразившая Сима, протягивает руку к кассе...
       Дзынь!
       Уже понимая, что ведет себя неприлично, он рванулся вперед, подхватил девушку под локоть, но, сдержавшись, успел превратить хамский поступок в грубую галантность и помог ей подняться по ступенькам.
       Им достались места рядом. Сима еще колотило от надуманной опасности, но он уже чувствовал на руках след прикосновения к ней, и, немного повернув голову, он смог уловить еле слышный запах ее волос.
       В этот момент он понял, что погиб. Любовь накинула на горло удавку и безжалостно ее затянула. Тонкой болью струна врезалась в кожу.
       - Я смогу еще вас увидеть? - осипшим голосом спросил Сим.
       - А вам это нужно? - улыбаясь, спросила девушка.
       - Да.
       - А вам не кажется это несколько банальным?
       - Кажется.
       - Вы понимаете, что мы незнакомы?
       - Понимаю.
       - Я могу о вас плохо подумать...
       - Можете.
       - И вы все равно хотите со мной встретиться?
       - Хочу. Очень хочу,- добавил Сим.
       - Я на следующей выхожу. Приходите на эту остановку в половине седьмого. Если не передумаете.
       Сим хотел что-то ответить, но девушка уже пробиралась к выходу, оставив на ладонях ощущение теплоты и еще чего-то, что постепенно стало распространяться по всему телу, передавая коже некое едва уловимое чувство счастья и покоя. Сегодня в половину седьмого... Это могло быть простой ложью, сказанной для того, чтобы незнакомый парень отстал, но он чувствовал - нет, это серьезно. Это свидание.
       На работе Сим как всегда уткнулся в свой компьютер. Сегодня ему предстояло создать кошку. Вернее, кошка уже была создана. В толстой папке лежали эскизы, и при желании можно было рассмотреть любой волосок или пятнышко на ее шкуре. В сценарии говорилось, что в первой сцене кошка идет вдоль забора небольшого дома и встречается с хозяйским котом. Эскизы дома и кота тоже были в папке. Симу предстояло заставить кошку двигаться так, как, по его соображениям, могла двигаться кошка с таким характером и в это время.
       - Ну, хорошо,- проговорил он, кладя перед собой лист бумаги и отгоняя мысли о свидании. "В полшестого. На остановке. А надо ли приходить с цветами? Девушки любят цветы. Но букет к чему-то обязывает, а они еще не настолько знакомы..."
       - Работай! - прикрикнул он на себя.
       "Итак - кошка. Молодая и вздорная. Нет. Слово "вздорная" не подходит. Скорее, дерзкая. Начнем".
       Сим вызвал на экран стандартную схему движения животного и наложил эскиз. Кошка стала у края экрана, немного приподняв переднюю лапу. По другому эскизу в этом месте располагалась клумба. Кошка должна была пройти перед ней. На клумбе росли симпатичные розы.
       "Красные. Именно такие и дарят девушкам на первом свидании. Но у него не совсем свидание - они просто договорились встретиться, чтобы была возможность назначить это самое первое свидание. Так покупать цветы или нет? Ты вроде собирался работать?" - одернул сам себя Сим.
       "А может быть, стоит быстро решить этот вопрос, чтобы он не мешал работать? Ну, хорошо, цветы - рано, а без цветов плохо. А может быть, один красивый цветок? И ей будет приятно, и ни к чему не обязывает. Все решено: он пойдет и купит одну большую розу на длинном стебле".
       - Стоп! Ты это куда собрался? - Сим поймал себя на том, что уже хотел вставать из-за стола.
       "Ты же собирался просто решить, что делать. Да и идти за цветком еще рано. Он за целый день завянет. Так что сиди и работай. У тебя еще семь часов впереди. Итак - кошка. Молодая".
       Сим изменил положение спины при ходьбе. Теперь спина прогибалась вниз сильнее. Кроме того, чтобы подчеркнуть женственность, он заставил ее немного покачивать плечами при ходьбе. "Передними бедрами",- подумал Сим.
       У мультипликационных животных, когда они стоят на всех четырех,- две пары бедер. Если бы кошка покачивала "задними", это выглядело бы развязно. Сим посмотрел на часы. 11:43. До встречи осталось меньше семи часов.
       "Нужно еще немного поднять кончик лапы в верхней точке шага, а колено немного отвести в сторону".
       Руки заскользили по клавиатуре, и кошка на экране сделала шаг. Все выглядело хорошо, но увеличение амплитуды движения лапы ускорит ее перемещение, а значит, появится впечатление "маршировки". Сгладить этот эффект? А если наоборот - усугубить? Голова немного поднимается вверх при шаге, а центр тяжести сместить немного назад... Сим снова посмотрел на часы - 11:51.
       - Перестань каждые три минуты пялиться на часы! - Он вскочил и заходил по комнате. Потом выкурил сигарету и допил остатки холодного кофе. Когда в голове немного рассеялось, он запустил написанное движение. По экрану нарезал, по-другому сказать было невозможно, некий придурочный персонаж - а-ля Бравый Солдат Швейк. Часы показывали 12:06.
       Сим схватил их и швырнул в стол с такой силой, что дно ящика едва не раскололось, а шестеренки жалобно звякнули.
       "Вот тебе,- злорадно подумал он.- Нечего меня с толку сбивать".
       Еще немного понаблюдав за созданной походкой, он со стыдом стер результаты и начал заново.
       "Итак, кошка идет относительно быстро, поэтому ее движение не может быть чересчур характерным. Она делает в среднем три шага за две секунды. Сколько она успеет пройти до половины седьмого? СТОП! Это не дело".
       Сим достал из ящика часы и поставил на место. Они равнодушно показывали 12:08. Работа не клеилась.
       "Да что же это такое? Ну, свиданье, ну, девушка понравилась. Но нельзя же из-за этого срывать работу. Я что, как мальчик, не могу взять себя в руки? Глупости. Конечно, могу. А ну-ка, быстренько все выбросил из головы и сделал эту несчастную кошку",- приказал себе Сим и, посмотрев на часы, с удовольствием убедился, что последний монолог приблизил его к встрече еще на полторы минуты. Потом он мужественно отвернул злосчастный циферблат к стене и твердо пообещал себе не смотреть на часы, пока не закончит работу.
       После четвертой попытки "одвижить" кошку он вошел-таки в рабочий режим. Искомое решение оказалось примитивным. Сим просто немного поднял корпус персонажа над землей. Этого оказалось достаточным, чтобы движения стали грациозными. Добавив несколько деталей и поворотов при встрече с котом, он понял, что работа сделана.
       Часы показывали 18:15. Времени оставалось в обрез на то, чтобы быстрым шагом дойти до остановки.
       - О, черт! - выругался он и, подскочив как ужаленный, попытался одновременно надеть плащ, запихнуть бумаги в папку и выключить компьютер. Бумаги кое-как легли куда надо, но вот попасть в рукав он смог только с третьей попытки. Зато компьютер выключился сразу, даже не попросив сохранить сделанные наброски. Уже пробегая по коридору, Сим выругался еще раз, когда понял, что всю сегодняшнюю работу придется повторять завтра.
       Ему повезло. Он успел купить придуманную еще утром розу, а подбегая к остановке, еще издали заметил знакомую фигуру.
       Девушка не обманула, и с тех пор его жизнь резко изменилась. Думать о ней, планировать встречи, мечтать о малейших знаках внимания с ее стороны было уже само по себе наслаждением. Три месяца ежедневных встреч, три месяца желаний и надежд на несбыточное - вдруг однажды в ней проснется ответное чувство...
       - Кристина, как ты посмотришь, если я...- Сим смутился. Слова куда-то запропастились. Он напрягся, набрал воздух и выпалил: - Переезжай ко мне!
       - Это вроде как предложение? - улыбнулась девушка и уткнулась лицом в принесенные им розы.
       - Ну, понимаешь, ты для меня стала чем-то неотъемлемым. Без тебя для меня жизнь будет, ну, не полной, что ли. Правильнее сказать, будет жить только часть меня.
       - Трудно у тебя с признаниями. Долго тренировался?
       - Я что-то не то говорю?
       - Ну, видишь ли, в такие моменты люди обычно говорят о любви. Старомодно конечно, но мне нравится. Неплохо было бы выяснить, как к тебе относится вторая сторона. Ты не находишь?
       - О любви? Так я о ней и говорю. Ну, в общем...- Сим отвел глаза в сторону.- Я люблю тебя.
       - Ну и...- Кристина взяла его за подбородок и подняла голову, чтобы их глаза встретились.
       - Постой, ты говоришь "вторая сторона"? - Глаза его сузились.- Я понял, не волнуйся. Мне уже говорили в жизни "нет". Говори и ты, а потом я уйду.
       - Да.- Кристина едва сдерживала смех.
       - Что "да"? Тоже - "нет"?
       - На твой вопрос "нет" - нет,- в тон ему ответила девушка.- А есть "да"!
       - Я совсем запутался.- Сим потер лоб.- Ты можешь мне ясно сказать, мне уходить или оставаться?
       - А это зависит от того, какую потребность ты ощущаешь в данный момент.
       - В какой момент? Я так и не понял, ты меня любишь?
       - О боже! Какой тупой у меня будет муж.- Кристина толкнула его в кресло и села к нему на колени.- Я тебя люблю. Ну что, будешь уходить или поцелуешь меня наконец!
       Сим действительно был шокирован. Он рассчитывал на насмешки, на сочувствие - что еще хуже, наконец, на простое равнодушие, но, услышав "да", он испугался. Вот это случилось, и теперь все страхи позади, но как теперь быть? Теперь он несет ответственность за двоих. Не то чтобы он боялся этой ответственности, нет, просто он был ответственен перед человеком, которого любил, нет, боготворил.
       - Только давай будем жить не у тебя, а у меня,- сказала Кристина после символического поцелуя, в котором обалдевший Сим принимал участие манекена.
       - Почему у тебя?
       - Женщина - это не только платья и косметика. Это еще кухня, стирка и масса других мелочей, которые мне удобней делать здесь. А ты что, против?
       - Нет, конечно. Мы сделаем так, как тебе будет лучше.
       - И еще одно.- Кристина ненадолго задумалась.- Я, конечно, ждала этого разговора, но не думала, что это случится так быстро. Поэтому мне нужен завтрашний день. Ты пока собирайся, а у меня завтра вечером важная встреча.
       - А почему не сейчас? Или завтра. Ну и что, что встреча? Сходишь и вернешься ко мне.
       - Торопишься? Не волнуйся, никуда я от тебя уже не денусь. Я хочу первый вечер полностью посвятить тебе, поэтому приходи послезавтра,- прижавшись к его груди, сказала Кристина. А потом отстранилась и голосом тюремного надзирателя добавила: - И, как говорится, "с вещами". За те слова, что ты сказал,- "пожизненное" тебе гарантировано, парень. Побегов, надеюсь, не будет?
       - И не мечтай,- улыбнулся Сим и, опомнившись, нежно ее поцеловал.
      
       Мысли Сима ходили по кругу, словно кордовый самолет, возвращаясь к одному и тому же. Как она могла?
       Сутки он слонялся по улицам, задыхаясь от счастья, панически боясь не оправдать ее надежд и, спустя двадцать семь часов после волшебного "да", перевернувшего его жизнь, он оказался на чердаке соседнего дома, желая подсмотреть, как любимая ждет его. Время приближалось к десяти вечера, и Кристина наверняка уже дома. Может быть, она перебирает маленькие безделушки, подаренные Симом, или сидит за столом, уткнувшись лицом в букет принесенных им роз... а может быть... Он медленно, очень медленно, смакуя свою медлительность, предварительно плотно закрыв глаза, выглянул из слухового окна. Вот сейчас ему придется распрощаться со всеми своими мечтами, поскольку, чем бы Кристина ни занималась, она не может делать все одновременно. "Ее ведь может просто не быть дома",- с ужасом подумал Сим и приоткрыл один глаз. В ее окне горел свет, и она неподвижно стояла посреди комнаты. До окна было не больше двадцати ярдов, но контуры ее тела расплывались. Сим открыл второй глаз, и изображение стало болезненно резким. Кристина стояла не одна. Спиной к окну, частично перекрывая ее фигуру, стоял незнакомый мужчина и не то обнимал ее, не то держал ее за руки. Потом его любимая медленно подалась вперед, и то, что казалось Симу невозможным, обрело реальность. На его глазах его мечта, его жизнь, его судьба целовалась с незнакомым мужчиной. Смотреть дальше было невозможно. Он почувствовал, как что-то с силой ударило в затылок. "Ты видел все. Уходи",- сказал себе Сим и поспешно выполнил свое пожелание.
      
      
      

    ДОГОВОР

       Все это было в прошлом. Теперь он потерял свою любовь, и вместе с ней закончился привычный мир. В душе, казалось, не было больше места нежности и доброте. Сим заглянул в себя и увидел там... холодный дождь, мокрые грязные листья и полную пустоту.
       Напротив сидел доктор и молча ждал решения. А что тут решать, когда он уже давно все решил. Пора идти и хоть как-то закончить историю своей любви, а заодно и жизни.
       Когда Сим встал, вместе с ним поднялся и доктор, как будто они вставали по счету "на три". Мужчина повернулся и, не оглядываясь, пошел к выходу. На спине с левой стороны у него красовался все тот же оранжевый треугольник.
       Предрассветные сумерки - самая плохая пора суток. Ночью в человеке просыпаются самые низменные пороки, и зло, концентрируясь, выходит наружу. По своей сути люди не такие уж и плохие. В основном все их злые желания сводятся к ответам на чужие обиды. Ответам, иногда слишком сильным и несправедливым, но все же только ответам, а следовательно, это просто властвует древний, как мир, инстинкт самосохранения. Только у немногих, тяжело больных психически особей проявляется зло в чистом виде.
       Но под утро люди чувствуют нечто, заставляющее их изменять свои взгляды, как будто умирающее зло в последних конвульсиях крушит их души, откладывая отпечаток на время своей спячки, которое мы называем - днем.
       На востоке медленно, с усилием и муками, стала рождаться заря. Сим уже больше часа шел за доктором, и они оказались в дальнем районе города - Норлэнде. Небогатый пригород располагался к северу от центра и отличался плохими мостовыми и небольшими грязными домиками, перемежающимися такими же грязными газонами.
       - Вот мы и пришли,- сказал Санта Клаус и нырнул в облезлую зеленую калитку.
       Дверь дома напоминала ворота гаража не столько размерами, сколько тяжелым железным покрытием. "Сейф",- подумал Сим.
       За дверьми сразу начиналась большая комната, из которой шли еще три двери. Одна - открывала вид на маленькую чистую кухоньку, вторая - обычная, видимо, вела в спальню, а третья была железной. "Еще один сейф или холодильник",- решил Сим, рассмотрев односторонний и тяжелый замок. Резко контрастировал с окружающим видеопульт, самый современный из тех, которые используются для профессиональной перезаписи или монтажа видеофильмов, но только с одним записывающим магнитофоном. Приемные кабели от него тянулись в спальню. Наверное, там и находился воспроизводящий магнитофон. Странная конструкция, причем непонятного назначения. Пульт находился в комнате, но был как бы отгорожен перегородкой из толстого небьющегося стекла.
       Само помещение напоминало больничную палату. Белые стены, "одноместная" кушетка в углу, металлические столики, закрытые белыми салфетками, и посредине огромное "зубоврачебное" кресло. Хотя сравнение его с зубоврачебным было весьма поверхностным. Венчало это сооружение нечто, напоминающее парикмахерский фен, только побольше и утыканное различными кнопками и переключателями. Рядом с креслом возвышалась конструкция, состоящая из стойки, странных приборов и висячего столика, закрытого матовым колпаком на шарнирах. По толщине и сизому отблеску можно было догадаться, что стекло колпака противоударное. Все это было крепко привинчено к полу. "Да ведь здесь так закреплена вся мебель. Как на корабле..." - удивился Сим.
       - Вот это и есть мой ад,- прервал молчание доктор.
       - Для ада уж больно чисто,- улыбнулся Сим, перестав оглядываться.
       - Это все антураж. Важна не оболочка, а содержание. Разве ты не спрашиваешь, с чем пирожок, прежде чем его купить?
       - Пирожки вещь хорошая, но от них не умирают.
       - Ну это еще как сказать... Иногда и умирают, если начинка несвежая и врач опоздал. Но тут начинка самого высшего класса, а попавшим в ад не стоит бояться умереть, не так ли?
       - Это уж точно. Мертвее мертвого не будешь, но ведь я пока еще жив?
       - Это тоже спорный вопрос. Живые в ад не попадают...
       - Логично. Но поскольку я кажусь себе все-таки живым, уместно предположить, что это еще не ад.
       - Да? А что ты вообще знаешь про ад?
       - Его не существует. Это все выдумки религиозных фанатиков.
       - Ну допустим, но ведь ты говоришь - "это не ад", а что ад?
       - Хм... Ну, черти варят в котлах грешников... Да чушь это...
       - Пусть чушь, но в чем эта чушь заключается? Предположим, что чертей мы заменим дикарями, а место действия перенесем на маленький островок. Для "грешника" ощущения не изменятся, но будет ли это ад?
       - Конечно, нет. Он скоро умрет, и его мучения прекратятся, а в аду грешники бессмертны.
       - Значит, ад - это бессмертие? Но гипотетического бессмертного страдальцем не назовешь? - Доктор улыбнулся и откинулся на спинку стула.
       - Да нет же. В аду страшна боль, сочетающаяся с бессмертием.
       - Допустим. А что такое боль?
       - Кто из нас доктор? Вот сам и ответь на этот вопрос. Я знаю только, что при нарушениях в организме болевой импульс передается нервами в мозг.
       - Отлично. Так что здесь важно? Нарушение или импульс? Что хуже: перелом, если импульс не дошел до мозга, или полученный мозгом сигнал при отсутствии повреждения кости?
       - Конечно, второе. Ведь тогда ты чувствуешь боль.
       - Правильно. Если уж говорить совсем точно, то "боль" вырабатывается самим мозгом, а нервы просто сообщают о повреждении. Это проблема чувств, а не внешних воздействий. Так что такое ад?
       - Бесконечное чувство боли. Так? - Симу надоел этот разговор. Он не мог понять, куда клонит новый знакомый.
       - Не совсем. Вспомни причину, по которой ты оказался здесь. Моральные проблемы тоже приносят боль.
       Сим содрогнулся при воспоминании о предательстве любимой, но справедливости ради сказал:
       - Да, больно. Но это не перелом все-таки...
       - Конечно. В отличие от тебя твой мозг понимает, что это не представляет угрозы для жизнедеятельности организма, и боль не сильна. Но я говорю не об этом. Пойми, для самого мозга и предательство, и перелом - "моральные" проблемы. Сигналы приходят разными путями, и только. Зрение, слух или осязание - какая разница.
       - К чему ты клонишь?
       - Ад - это то, что мучает твое сознание, плюс безысходность этого процесса. Процесс - это движение. Наилучшей иллюстрацией бесконечного движения на месте есть круг. Ад - это движение по кругу боли. Только тогда, когда Данте понял это, он смог написать свою замечательную комедию.
       - Зачем мы сейчас об этом говорим? Это все философия. Ада не существует, а для верующих это - черти с котлами.
       - Интересно, что бы тебе на это ответили обитатели самого ада? Ну ладно. Разговоры разговорами, а нам пора начинать. Кончай бродить по комнате и садись.- Доктор указал на сиденье, предназначенное для пациента.- Пока есть время, повторим условия договора. Теперь ты видишь, что это не розыгрыш?
       Сим медленно опустился в кресло. Сидение оказалось необычно мягким и удобным.
       - Ты меня еще не убедил, что это ад.
       - А это и не требуется. Ты видишь, что это современная лаборатория, а шутники в таких местах не живут.
       - Так что ты предлагаешь? - спросил Сим и поудобнее уселся в кресле.
       Доктор, не торопясь, расстегнул молнию, подошел к вешалке в углу и быстро, как будто от скорости зависела жизнь, сбросил куртку и сразу же напялил белый халат. На халате с левой стороны красовался знакомый оранжевый треугольник.
       - А этот знак, это что - амулет? - поинтересовался Сим.
       - Бронежилет.- пошутил мужчина. Почему-то в шутке не было шутки. Это было сказано, скорее, как правда, сдобренная печальной улыбкой.
       - Защита? Не от меня ли случайно?
       - И от тебя тоже. А то смотри, как развеселился. Недавно руки на себя был готов наложить, а теперь ему уже и ад не похож, и знак не нравится...
       - Ну да. А теперь вдруг вытащу пушку и пульну в тебя. Вот тут-то ты и подставишь под пулю свою висюльку.
       - Можешь считать меня психом. Ты уже говорил об этом раньше, и я ничего нового не услышал,- огрызнулся Доктор.
       - Ну ладно, не злись. Так все-таки, что ты мне можешь предложить? Проблема у меня, согласись, не тривиальная.
       - Банальней не придумаешь. Ты бы удивился, если бы узнал, что от этой проблемы страдает почти все население планеты. Не суть проблемы важна в данном случае, а способ, которым ты хочешь ее решить. Именно из него возникло мое предложение.
       - А если еще короче?
       - Что я предлагаю? Власть! Ты хочешь стать смертью? Я это тебе устрою. Ты почувствуешь, что значит быть смертью! Или ты уже сомневаешься?
       - Ну... не знаю. Может быть, не так все плохо? Ты же сам сказал, что с этим живут все.
       - Живут - да. Но ты с этим хотел умереть. Или уже нет?
       В воздухе повисло молчание. Увидев нерешительность Сима, доктор продолжил:
       - А ты - слабак. Но это не важно. Я же тебе говорил: если начнем, то закончим. Для тебя поворачивать уже поздно. Ты сделал свой выбор и теперь только следуешь по избранному пути.
       - Это в каком смысле - поздно, и куда это я следую? - переспросил Сим.
       - Туда, откуда ты пришел в бар. К ненависти.
       Доктор легко коснулся одной из ручек на пульте. Металлические зажимы молниеносно обхватили шею, руки, ноги и туловище, колпак опустился, закрыв голову почти до глаз, а спинка откинулась, и Сим оказался в удобном полулежачем положении.
      
       - Эй, ты чего? А ну отпусти меня быстро! - взорвался Сим и попытался освободиться, но металлические полосы располагались так, что это было невозможно.- Ты чего, охренел? - Он перестал дергаться и, выглядывая из-под колпака, продолжал кричать на Доктора: - За такие шутки, между прочим, можно и по морде схлопотать. Ты чего добиваешься?
       - Мне показалось, что ты собираешься отказаться. Взбрело, знаешь, в голову, что вдруг ты собрался надо мной подшутить и отказаться. А я, понимаешь, уже не в том возрасте, чтобы по ночному городу как мальчик бегать.
       - Нет, что ты! Я говорил серьезно, хотя я тогда и был очень зол. Ну считай, что я погорячился. В общем - это моя проблема, и решать ее я буду сам. Извини, что так получилось... Давай, открывай свои замки, сходим в бар, и я тебя угощу за "ложный вызов". Идет?
       - Не идет. Парень, да ты все никак не поймешь,- улыбнулся доктор,- мы уже "разбили яйца для омлета" и останавливаться я не буду. И ты пройдешь по этому пути. А добровольно или "на пинках" - решать тебе. Я же предупреждал? Предупреждал. Ну так - вперед!
       - Стой-стой! У меня в голове все перепуталось. Мы говорили только в общем. Напомни-ка, о чем мы договаривались?
       - Напоминаю. Когда мы закончим подготовку, а это будет через неделю, тебе будет дано двое суток на всё. Ты будешь суперменом. Киношный супермен повесился бы от зависти, узнай он о тебе. Киномагнаты с легкостью расстались бы с миллионами за возможность проследить за твоими действиями. Впрочем, ты возможно и станешь кинозвездой, разумеется, после смерти. Но ты создан не для этого. Ты будешь совершенным убийцей. Ты легко покорил бы мир, если бы я мог тебе это позволить. Но, увы, это не входит в мои планы, да и невозможно для тебя по времени. Через сорок восемь часов ты придешь сюда, чтобы быстро и безболезненно умереть.
       - А если не приду? Если все то, что ты говоришь, правда, то никто не может меня заставить прийти. Но я могу прийти сам и просто убить тебя. Как тебе такая перспектива? - процедил со злостью Сим.
       - Придешь, дурачок. Через пятьдесят часов в твоем теле произойдут необратимые изменения, и еще через час ты - труп. Ты все равно умрешь, но этот час будет такой пыткой, о которой не мечтали и в аду. Без тормозных рефлексов и без возможности потерять сознание. Прийти за смертью для тебя - благо. Последний поцелуй жизни, так сказать. Это будет твоим последним желанием. И я его тоже исполню. А что касается идеи меня убить, то можешь об этом забыть прямо сейчас. Я единственный человек, которому ты не сможешь причинить вреда.
       - Уж не твоя ли оранжевая стекляшка тебя спасет?
       - Представь себе - именно она. Ты не веришь мне, но это не главное. Захочешь - попробуй. Да, наверное, так и будет. Ты обязательно захочешь попробовать. Ну что же - Бог в помощь. Хотя именно он и поможет тебе, вот только не против меня. Какая досада, верно?
       Сим понял, что перед ним находится кто угодно, но не доктор. Маньяк-убийца, шизофреник в буйной стадии или... гений? Да! Доктор не псих, он гений, изобретатель-одиночка, который что-то открыл и вот теперь проводит эксперимент.
       - Итак,- продолжал он,- совсем недавно тебя трясло от одного лишь воспоминания о том, как тебя предала Кристина! Но сейчас ты уже не помнишь об этом, а утомляешь меня, изображая здесь пародию на Джеймса Бонда. Ты пришел сюда, потому что ненавидишь Кристину. Я напомню тебе, как это было.
       Его рука медленно повернула одну из ручек на пульте.
       - К-Р-И-С-Т-И-Н-А! - четко проговорил доктор в маленький микрофон, не снимая с лица приклеенную, показавшуюся вдруг чужой, улыбку. И в душе Сима снова вспыхнула ненависть. Да что же это он? Разомлел от двух рюмок водки, которые успел выпить за разговором? Как можно забыть ее - богиню-предательницу. Его унижение, равного которому еще не было на свете! Все затопила горячая волна. Месть - пульсировало в висках. Месть - отзывалась капель за окном. Месть - источала лампочка без абажура. И, встретившись с глазами человека со смешным треугольником на груди, за добротой взгляда он уловил лютую, ни с чем не сравнимую МЕСТЬ!
       - Что же ты треплешься, сука? Я сюда зачем пришел? - прохрипел Сим.- Давай, я готов. И не дай бог, это окажется шуткой. Тогда ты проклянешь проститутку, что произвела тебя на свет...
       - Вот это другое дело. Твой настрой мне уже начинает нравиться, хотя насчет моей матери ты попал в "молоко". Она была весьма строгих правил и накануне воссоединения с моим папочкой другим на шею не кидалась... Ты понимаешь, о чем я?
       - Сука!!! - Сим уже рычал и судорожно дергался, не имея возможности освободиться от зажимов.
       - Ох, как мне нравится моя работа... А ты, мальчик, что-то стал повторяться. Словарный запас закончился? - Доктор потрепал Сима по щеке и грациозно отдернул руку от лязгнувших зубов.- Не зубами, дурачок... ну ничего, этому я тебя научу.
       - Паскуда... Да если бы я не был связан...
       - Ну и чего ты на меня кидаешься? Не я твоя цель, опять забыл? Ты ненавидишь ЕЕ, а я тебе помогаю. Ты немного расслабился, и я просто напомнил тебе, что такое ненавидеть весь мир. Давай повторим это еще раз. К-Р-И-С-Т-И-Н-А!
       И Сима опять смыл поток ненависти. Доктор ни при чем. Он только средство. Ступенька в достижении цели. Глупо на него сердиться. А вот Кристина получит свое. Она будет сотни раз умирать и рождаться только для того, чтобы снова умереть. Для таких, как она, еще не придумано наказания, да таких еще и не было. Она исключительна, и Сим придумает для нее тоже что-то исключительное. Чего еще не было в природе. А чего он разозлился на доктора? За то, что назвал Кристину шлюхой? Так это правда. Да, правда, но не ему это говорить. Доктор тоже получит свое. Вот выполнит свою функцию и получит.
       Сим долго метался в позывах ненависти и наконец обессилел. Подняв покрасневшие от увеличившихся сосудов глаза на доктора, он прошептал:
       - Ну давай, чего ты ждешь? Я готов.
       - Ну вот и ладненько. Теперь вижу, что действительно "готов". Значит, завтра в полночь я тебя снова жду,- улыбка доктора уже не казалась приклеенной, а полосы металла не стягивали тело,- но сначала мы выполним некоторые формальности. Это ты должен переписать своей рукой.
       На колени легла обычная бумажка, в которой говорилось, что он, Сим, устал от жизни, полной несправедливости... в общем, он то ли уезжает навсегда, то ли собирается покончить с собой, но никто его больше не увидит - это уж точно. Откуда-то возник столик, и Сим аккуратно переписал бумагу и подписался. Все происходило как в тумане, размытое бушующей в нем ненавистью и затуманенное усталостью. Последнее, что он помнил, был вопрос доктора:
       - Как тебя звали, сынок?
       Лихорадочно забилась мысль: почему "звали"? Почему он говорит в прошедшем времени? Тело боролось неизвестно с чем, так у умирающего вся энергия направляется на борьбу за выживание, постепенно переходящую в агонию. Но снова все подчинила себе ненависть. Ее бешеный поток захлестнул комнату, подхватил, закружил его и унес в слепящее "нигде" или "никогда". Потом была легкая боль от укола, и побелевшие губы Сима с неимоверным усилием гордо выдавили:
       - Меня зовут Рис!
      
      
      
      

    ПАРАДИЗ

       Где-то далеко ухнула железная решетка. Такие бывают на воротах древних замков. Звук эхом прокатился по всему сознанию и застрял во рту. Рис почувствовал вкус этого звука. Вкус? Да. Как ни странно, у звука был вкус. Не сравнимый ни с чем, легкий и немного пряный вкус громкого металлического звука.
       Он огляделся. Плоская безжизненная равнина, сплошь покрытая мелкой травой, слишком ровная, чтобы быть естественной. Рис опустил голову. Вблизи трава оказалась рисунком, нанесенным на ровную, слегка пружинящую и теплую поверхность.
       Думалось вяло. Мозг с натугой перерабатывал информацию и не желал удивляться. Ну, вкус звука, ну, огромный рисунок лужайки до горизонта, которая не была лужайкой, и еще небо. Низкое синее небо светилось все сразу, не выдавая положения скрытого светила. Но это не была голубизна обычного неба, точнее, это была люминесцентная краска синего цвета. Свет лился мелкими брызгами, как редкий весенний дождь. С тихим шипением падали частички этого странного света на плоскость под ногами. ЗВУК СВЕТА. Рис все же удивился. "Где это я? Что-то не похоже на знакомый мир..." Удивление рождало беспокойство, и Рис сделал первый шаг. Бум-м-м. Отозвалось эхо в голове, и соленый привкус звука заполнил рот. Бум-бум-бум. Он побежал по равнине, подгоняемый тревогой, постепенно переходящей в страх. Он боялся этого мира, чуждого всему живому, восставшего против жизни как таковой и против него - инородного тела в этом нечеловеческом пространстве. Рис чувствовал, что за ним бесшумно движется какая-то масса. Не враждебная, а, скорее, равнодушно изучающая, как покупатель в магазине рассматривает купленную им ненужную побрякушку.
       Рис обернулся. За его спиной никого не было, но ощущение присутствия наблюдателя не прошло, а переместилось снова за спину. Он бросился бежать изо всех сил, как только позволяли его нетренированные мышцы. Через некоторое время он стал задыхаться. Силы покидали его, а проклятая равнина и не думала заканчиваться. Страх еще усилился. Теперь это был липкий ужас, давивший на душу и тело многотонным весом. Ему никто не мешал бежать, но толку от этого было мало. Создавалось впечатление, что он все время оставался на том месте, куда попал вначале.
       Рис упал. Сердце бешено колотилось, и диссонанс звука ударов сопровождался полынной горечью во рту. Не в силах больше бежать, он поднял голову, готовый ко всему, что ему предстояло вынести. Прямо перед ним, в двадцати футах, возвышался Оранжевый Треугольник. Не эмблема с куртки доктора, но живое, чуждое ему существо - хозяин этого мира. Рис мог рассмотреть его границы, но как только он пытался посмотреть прямо в центр, Треугольник проваливался и взгляд засасывало, как будто некий гипноз не давал отвести глаза. Это невозможно было понять, а тем более описать. Сгусток пустоты, концентрация вакуума, в нем было что-то неправильное, что-то отсутствовало, но это отсутствие само стало материей, из которого и был создан Треугольник. И еще это "ничто" или "нечто" светилось мягким оранжевым светом, звучало приятным созвучием, которое отражалось великолепным вкусом, немного сладким, немного терпким. Толщину Треугольника невозможно было определить, но Рис почему-то подумал, что он очень тяжелый. Очень. Как планета, нет, еще тяжелее - как мир, и такой же, как мир, древний.
       Верхний угол существа стал немного светлее, и Рис осознал, что находится в контакте с ним. Не было слов или образов, просто он вдруг успокоился. Теплота Дома разлилась по всему телу. Страх отступил. На его место пришла уверенность, что здесь он в безопасности, именно здесь его место, а образ перед ним - это его Бог. Бог, которому он поклонялся всю жизнь, не зная об этом, и теперь ради него он пойдет на все, даже на смерть, чтобы еще хоть раз ощутить это состояние покоя и счастья. Да, это его предназначение, а тот чуждый мир, который он знал прежде,- всего лишь изображение.
       Рис опустился на колени, положив руки на ласковую траву, погладил тоненькие стебельки, обросшие пушистым мехом.
       "Встань!" - потребовал Бог. Опять не было слов. Просто он почувствовал, как тело само встало, и еще было знание, что это приказ.
       Мысль не вторгалась извне, с силой преодолевая сопротивление сознания. Не было и ощущения, что это кто-то сказал вслух. Пришедшее знание больше всего напоминало воспоминание о только что услышанном. Как будто бы кто-то фразу сказал вслух, но сам этот момент выпал из течения времени. Только миг назад ничего не происходило, а в следующий миг создавалось впечатление, что секунду назад фраза была произнесена. Рис помнил содержание сказанного, но не помнил голоса и с какой стороны он прозвучал. Не было никакого голоса, а фразы, вернее, память о них, рождались в самой голове.
       "Тебе нравится то, что ты видишь?" - опять зазвучало в голове.
       "Нравится, это слабо сказано,- подумал Рис.- Я не знаю, как теперь жить без всего этого. Без этого неба, равнины, без всепоглощающего чувства, что ты являешься частью чего-то большего. Частью неотъемлемой, как орган в теле".
       "Мне тебя жаль,- откликнулось в сознании.- Ты столько жил и не знал ради чего".
       "Да, я столько жил и не знал. Но ведь я жил?" - возразил Рис. Возражение было вялым и каким-то ненастоящим. Казалось, он сам не верит в него и просто читает роль по бумаге.
       "И это ты называешь жизнью? Ты даже сейчас удивляешься полноте восприятия. Ты познал новые грани чувств. Ты просто не знал, что так можно воспринимать мир. Так насколько ты знал свой мир? На половину?"
       "Да, наверно... Свой мир? Так значит - это ДРУГОЙ мир?"
       "Нет. Это и есть ТВОЙ МИР! А тот, из которого ты пришел,- чужой. Или ты испытываешь привязанность к полувоспоминаниям полусуществования?"
       И Риса опять захлестнула волна гармонии, звуко-света, цвето-звука и еще масса разных чувств, которым нет названия.
       - Кто ты? - Рот сам задал вопрос, на который мозг уже знал ответ. Звук голоса отозвался светом, и вырвавшиеся изо рта лучи понесли слова, переливаясь красками, не известными Рису до сих пор...
       "Ты знаешь. Я - Бог. Я - это весь этот мир, и ты - часть меня. Ты теперь дома, и тебе не нужно ни о чем беспокоиться. Ты сделал правильный выбор, и скоро, очень скоро ты придешь сюда навсегда".
       - Это рай? - спросил Рис, но сразу понял, что сказал глупость.
       "Рая не существует. Это вымышленное место, где человек получает существование, полное восторга, как плату за праведную жизнь. Прислушайся к себе. Ты слышишь восторг? Это не Рай. Это - Дом. Твое сердце считает домом тело. Но разве оно умирает от восторга? Оно, как и ты с этим миром, чувствует гармонию каждой клеточкой организма. Но попробуй отделить его от тела, и ты почувствуешь колоссальную боль. Вслушайся в себя и ответь, что ты почувствуешь, если тебя отделить от этого твоего Дома - этого мира? Не на короткое время длиною в сутки, а НАВСЕГДА?!!"
       Рис почувствовал, как от одной мысли об этом ноги стали ватными, желудок завязался в узел и в ужасе стал дергаться во все стороны, а мысли стали прыгать, разыскивая выход, спасая сущность от смерти. Смерти? Вот этого-то Рис и не боялся. Хуже всех пыток и физического уничтожения он боялся быть оторванным от мира, который был его Домом.
       - Я умру,- ответил Рис.- Но я знаю, что не буду выброшен. Я часть Дома, и пока я не предам, он не предаст меня.
       "Правильно. Ты частица, а не целое. Служи мне и будешь счастлив. Тебе уже было обещано счастье, и я повторяю это снова. Добро пожаловать домой, добро пожаловать ко мне".
       - Но ведь каждый орган имеет свое назначение? А какое назначение у меня?
       "Жить".
       - Но я не знаю, что мне делать,- вдруг испугался Рис.- Я не знаю, а значит, я могу не оправдать доверия и быть не нужным, а это значит, что и Дом в свою очередь...
       "Успокойся.- Волна тепла смыла всю тревогу и страх.- Разве сердце "знает", как быть полезным организму? Оно просто живет своей жизнью и уже этим приносит пользу. Ты уже нужен и уже часть организма".
       - Но ведь я могу что-то сделать, что предаст Дом? Я должен знать, что не должен делать!
       "Только теоретически. А на практике разве может сердце предать? Оно часть организма, и оно лишено возможности предательства".
       - Но я - человек, а не орган! Я наделен волей и возможностью совершать поступки!
       "Ты так думаешь? Поступок - это действие. Ну давай, сделай что-нибудь..."
       Рис медленно нагнулся и сорвал длинный стебель. Откусил половину и выплюнул зазвеневшую зелень на траву. У него осталось впечатление, что каждое его действие с опережением в долю секунды было одобрено Треугольником. Одобрено? Нет. Приказано. Ему приказано было сорвать эту травинку.
       Рис побежал. Он хаотически менял направление, останавливался, прыгал, катался по траве. Но все действия упреждались приказом Треугольника. Причем не было чувства принуждения. Просто он делал то, что сам хотел, но именно это и содержалось в приказах.
       - Так не может быть! - закричал Рис.- Должно быть что-то, чего я могу захотеть, а это не может быть приказом.
       "Попробуй",- возникла в голове бесстрастная мысль.
       Он попробовал. Земля летела брызгами во все стороны. Трава превращалась в измочаленную бесформенную массу. Рис бегал, прыгал, кусал себе руки, плевался, мочился, грыз стебли, но все опережал приказ.
       Устав, он раскинулся на разрытой земле и закрыл глаза.
       "Все?" - пришла бесплотная, равнодушная мысль.
       - Почти все. Но я, кажется, придумал...- проговорил Рис и поднялся. Это была последняя попытка. Он совершил кощунственный поступок. Собрав всю волю, Рис бросился с кулаками на Треугольник. На этот раз действие не было подтверждено приказом. Вернее, приказ был, но он формулировался по-другому: "Беги ко мне".
       Треугольник не сдвинулся с места, но Рис все не мог к нему добежать. Он все бежал и бежал. Бум-бум-бум - звучало в ушах. Капельки света расступались, и ему вслед неслось тихое ш-ш-ш-ш... Под ногами мелькала упругая поверхность равнины, но он ни на йоту не приближался к Богу. Вскоре, поняв всю бессмысленность своего поступка, Рис остановился.
       "Убедился?" - прозвучало в голове.
       - Нет. Я хотел напасть на тебя, но просто не смог этого сделать. Я совершил поступок, не санкционированный тобой.
       Цвет слов изменился. Лучи приобрели новые оттенки, и Рис догадался, что так выглядит растерянность.
       "Подумай. Неважно, что ты хотел. Сердце тоже может хотеть остановиться, но оно никогда не сможет выполнить своего желания. Важны поступки. Ты просто бежал в мою сторону, что и было тебе приказано. Пойми, все, что ты СМОЖЕШЬ сделать, будет мое желание, и все, что я пожелаю, ты сделаешь. Мы одно целое. Кроме того, ты не хотел нападать на меня. Ты просто делал вид, что нападаешь. Но это не важно".
       - А что важно?
       "То, что ты наконец Дома. Ты нашел свой Дом, свой организм, где ты гармоничная часть. Только единицы достигают этого, а остальные так и живут псевдоощущениями и довольствуются тенью счастья. Тебе осталось совсем немного времени существовать в том мире, но ты должен закончить начатое там и кое-чему научиться здесь. Посмотри еще раз вокруг, загляни внутрь себя и скажи - хочешь ли ты другой судьбы?"
       Рис повернулся кругом. Бездонное ультрамариновое небо омывало ЕГО МИР великолепным светом, чудесная равнина с мягкой травой была верхом совершенства. Все частички окружающего объединялись между собой каким-то сверхпониманием, и он - Рис - был такой же частичкой. Каждая капелька света понимала его полностью. И он чувствовал как часть себя все травинки, песчинки и лучики этого мира под названием - Я. Хочет ли он другой судьбы? Какой другой? У него нет другой судьбы, не может быть! Вырвать его отсюда равносильно ампутации.
       "Так хочешь ли ты этого?" - снова прозвучало в голове, и Рис со всей страстью, на которую был способен, выдохнул:
       - Нет!!!
       "Теперь ты знаешь, ради чего жить! Иди!"
       И он пошел. Не оглядываясь, да и зачем? Он принес клятву верности, и эту клятву нельзя нарушить потому, что вместе с ним ее произнесла каждая клетка, подтверждая это воссоединение живого с неживым, разумного с бездушным. Радужное наслаждение наполняло все сущее, и Рис, углубившись во внутренние ощущения, перестал замечать, где он находится. Ш-ш-ш - падали ему на плечи капельки света; собравшись в капли побольше, маленькими светящимися ручейками стекали по рукавам и падали на великолепную мохнатую траву. Растворялись в ней так, что на плоскости, где она была нарисована, не оставалось и следа. Небо торжественно фосфоресцировало неземным синим цветом, и все вокруг наполняло огромное, всепроникающее блаженство. Снова где-то упала решетка.
      
      
      
      

    СИМУ десЯть ЛЕТ

       - Эй, сопляк! Бум? - надменный голос соседского мальчишки остановил возвращавшегося домой Сима. Страх подполз откуда-то сзади и мягко положил пухленькую лапку на плечо мальчика. Каждый испытал на себе это прикосновение, почти невесомое и легкое как ветер. Но его не спутаешь со случайным порывом воздуха. От него напрягается все тело, в животе появляется тугой комок мышц, которые начинают жить своей жизнью и медленно, не останавливаясь, ползают по внутренностям. Ноги становятся ватными и отказываются нести резко потяжелевшее тело. Но самое худшее происходит с восприятием. Глаза начинают видеть гораздо лучше и немного приближают объект страха. Это не метафора, а установленный научный факт, как будто от того, что он установлен, вам приятнее видеть красную морду направляющегося к вам мучителя.
       Вернее - мучителей. Врагов по-прежнему было трое. Коренастые, на пару лет старше Сима, они считали двор своей территорией. Одетые в новенькие джинсы и дорогие свитера, они походили скорее на учеников дорогого колледжа, а не на дворовую шпану.
       Сим уже знал, что значит - "бум". Его сейчас снова будут бить. Не больно, просто из желания поглумиться.
       Это началось несколько дней назад. Сим, как и сегодня, возвращался из школы. На уроке истории он не смог вспомнить никого из бывших президентов, кроме Линкольна и Кеннеди. Заслуженное "E" (фактически - двойка) не очень волновало мальчика. Его смущал тот факт, что ему никто не захотел подсказать. Сверстники недолюбливали его, а вот это уже Симу не нравилось. С такими мыслями он зашел в подъезд и сразу налетел на компанию парней, которые стояли и, вяло переговариваясь, курили длинные коричневые сигареты. Мальчик ойкнул и хотел прошмыгнуть мимо, но был пойман за воротник. Сжимающая куртку рука переместилась в центр круга, и ребенок вынужденно переместился следом.
       - Бум! - сказал один из парней и звонко шлепнул его по шее. Сим хотел обернуться, но его уже сильно толкнули в спину. От неожиданности мальчик споткнулся и упал на руки другого парня. Тот брезгливо поставил его на ноги и, не замахиваясь, ударил в грудь.
       Толчки и затрещины продолжались довольно долго, и наконец испуганный и беспомощный мальчик закричал на весь подъезд: "Ма-ма!"
       - Ублюдочек наложил в штаны и зовет маму,- сказал чей-то голос, и Сим почувствовал несильный удар в затылок.
       - Конечно, маму, ведь папы у ублюдочка нету! - ответил второй. Теперь заболело ухо.
       - А с ябедами у нас поступают по-другому,- добавил третий, и Сим получил уже сильный удар в живот и по голове.
       Наверху хлопнула чья-то дверь.
       - Линяем,- прозвучало в ушах ребенка, и обидчики растаяли на улице.
       Плачущий мальчик добрел до своей квартиры. Дома его встретила мать, от которой сильно пахло спиртным.
       - Чего ревешь? - бросила она через плечо и пошла в ванную что-то стирать. Симу не хотелось рассказывать о своем унижении, но еще больше он хотел простого участия.
       - Мам, меня только что побили...- произнес он, заглядывая в щель неприкрытой двери.
       - Ну и что? Сегодня - они тебя, завтра - ты их,- прозвучал равнодушный ответ.- И не реви, ради бога! Ну почему у всех дети как дети, а у меня такая размазня!
       Сим отпрянул, как будто получив пощечину. Потом он молча развернулся и пошел в комнату, где и просидел до вечера, глядя мимо включенного телевизора. Он не был удивлен - мать редко понимала его, но сейчас как никогда ему нужна была поддержка. Постепенно он стал понимать, что матери совершенно безразличны его проблемы, и надеяться на сочувствие, не говоря уже о помощи,- недопустимая роскошь. Но что-то внутри мальчика восставало против такой действительности. Он не понимал, почему мать постепенно перестает его любить. Ну, может, не перестает, но как тогда расценить эту холодность и безразличие? К кому теперь ему обращаться за советом и поддержкой?
       Сим сделал еще одну попытку. Он снова подошел к матери и просто молча обнял ее.
       - Ну ладно, ладно. Ты же видишь, я занята.- Женщина машинально потрепала его по голове, даже не посмотрев на сына.- Иди смотри телевизор, там вроде мультфильмы идут.
       - Мам, а ты меня любишь? - проговорил Сим, прижавшись к двери щекой.
       - Конечно люблю, что за глупости. Иди на кухню, на сковородке макароны. Подогрей и поешь.
       - Тогда почему тебе все равно, что со мной происходит?
       - Не выдумывай. Просто в твоем возрасте все дерутся. Это нормально. Ничего страшного не произойдет, если ты расскажешь мне об этом вечером.- Женщина обернулась и ахнула: - Ты лучше посмотри на свои штаны! Я и так измучилась, тебя обстирывая, а ты снова весь в грязи!!!
       - ...так я же тебе говорю...
       - Совести у тебя нет. Хоть бы мать пожалел. Раздевайся немедленно и марш на кухню есть! А он еще говорит, что мать его не любит! Завтра скажешь, что и не кормит...
       Сим послушно снял штаны, побрел на кухню, запихал в себя холодные макароны и вернулся в комнату.
       По телевизору шла любимая всеми детьми в мире сказка - "Волшебник страны Оз". Но Симу было неинтересно наблюдать за приключениями девочки из Канзаса. Мальчик с кривой улыбкой подумал, что никакой "напиток смелости" не помог бы ему сегодня. Одно дело - убедить себя драться против противника, которого ты превосходишь силой, и совсем другое, один - против троих старших... А может быть, дело как раз в этом? Может, стоит дать сдачи, и тогда от него отстанут? Вряд ли. Скорее всего, они обозлятся и ему достанется еще больше.
       С этими невеселыми мыслями Сим и провел весь день, поужинал и отправился спать. Мать так и не спросила о драке, но мальчик был этому уже рад.
       Через два дня Сим столкнулся с обидчиками в подворотне. Осыпающийся кирпич стен и лужа посередине создавали настроение грязи и разложения. Непонятно, почему компания выбрала именно это место для перекура, но деваться мальчику было некуда. За спиной проехала машина, в соседнем дворе орал чей-то магнитофон, заглушая даже ор кошек, не поделивших что-то на мусорке: "Power to the peoples, power to the peoples, right good!" "Дайте силу людям, и все будет хорошо,- увещевала железяка,- будет мир и будут цветы, исчезнут войны, если все будут сильны, но не физически, а сильны духом. Ведь только слабые становятся злыми, а злые начинают ненавидеть. Уйдет ненависть, и придет мир! Дайте силу людям!"
       "Хорошо бы",- подумал Сим и, сжав зубы, шагнул навстречу парням. Он твердо решил ответить ударом на удар, а там будь что будет...
       - О, а вот и наш ябеда,- проговорил коренастый мальчишка с крепенькой розовой мордочкой. И, обратившись к мальчику, спросил: - Бум?
       Что мог ответить Сим на этот вопрос? Он насупился и сделал последнюю попытку пройти мимо, но на него посыпались удары. Мальчик понимал, что звать на помощь бесполезно, и скорее от бессилия, чем в надежде победить, принялся неумело отмахиваться. Его попытки не достигли цели и даже не были замечены.
       - Эй, братва, а из него выйдет неплохая груша,- объявил заводила,- вот только руками много машет.
       - А это можно поправить,- ответил долговязый парень с длинным носом. Он подскочил к Симу и стал расстегивать его куртку. Сим лупил кулаками по покатым плечам в красивом свитере и видел, что результат его усилий проявляется только в том, что другие двое придержали его руки, но не как угрозу главарю, а скорее как досадную помеху.
       Мальчик ничего не мог сделать. Куртка была снята, наброшена ему на плечи и снова застегнута. Руки Сима теперь были плотно прижаты к бокам. Тогда тройка расступилась, и долговязый подонок обратился к красномордому:
       - Так ты все хотел показать, как проводится "апперкот"?
       - Придержите его, пока я буду объяснять. А потом покажу, да и вы попробуете,- ответил тот и, выйдя напротив мальчика, стал подробно объяснять: - Когда стоишь в стойке, то удар происходит не за счет бицепса. Сначала начинает движение колено задней ноги, как бы подламываясь. Носок остается на месте, а пятка резко выворачивается наружу. Теперь плечо. Тоже резко вперед. Смотрите внимательно - корпус немного закручен, а ударная рука все еще не начала движение. Если это правильно и быстро сделать, кулак сорвется с места и сам поразит цель снизу вверх. Вот так!
       Сим не успел заметить, когда вылетевший как из пращи кулак ударил его по ребрам, но мир вокруг взорвался оглушительной болью. Именно оглушительной - у мальчика заложило уши, и кирпичная стенка поплыла куда-то в сторону, но упасть ему не дали.
       - Не торопись, сопляк,- услышал он,- надо дать и другим попробовать!
       Почти каждый день, то тут, то там, Симу попадалась эта троица. Он пробовал не выходить на улицу, прятался в подвалах. Не помогало. Стоило ему хоть на миг появиться во дворе, как тотчас он слышал: "Бум?"
       Сим страдал не столько от побоев, сколько от унижения и беспомощности. Он ненавидел за это еще больше своих мучителей, а мать - за то, что демонстративно не замечала синяков и ссадин. Мельчайшие черточки юношеских лиц, голоса, словечки запомнились ему на всю жизнь. Мальчик ловил себя на том, что даже дома, в безопасности, он боялся. Ведь рано или поздно он все равно выйдет во двор и снова встретится с ними.
       Наконец Сим пришел в состояние, которое можно назвать испуганным безразличием. Ему было все равно, что с ним произойдет, а страх, казалось бы, жил отдельной жизнью. Он не проходил ни на минуту и уже не зависел от реальной опасности. Мальчик боялся жить. Он хотел, чтобы произошло что-то, пусть самое ужасное. Землетрясение, катастрофа, война. Пусть даже умрут все вокруг, включая Сима, лишь бы окончился этот страх. Вот тогда он и стащил из кухни вилку. Нож, конечно, был бы лучше, но мальчик знал, что напугать обидчиков он не сможет. Значит, придется ударить. Вилка была хороша тем, что могла проникнуть в тело только на длину зубцов, следовательно, опасность убить была невелика. В общем, ему было все равно, пусть даже он и убьет кого-то или покалечит. Он даже не понимал, почему решил проявить заботу об обидчиках. Просто так казалось ему справедливым. Он слабее, значит, на его стороне должно быть оружие. Но это не война "на уничтожение", следовательно, убивать нельзя. Ребенок совсем не по-детски готовился к нападению на таких же детей. Мальчик спокойно обдумывал предстоящее и тренировался перед зеркалом, используя вместо цели подушку. Вилка - плохое оружие. Она не предназначалась для такого использования и норовила выскочить из кулака, ослабляя и без того слабый удар. Тогда Сим обмотал ручку изолентой - теперь вилка держалась в руке лучше. Закончив тренировку, мальчик сел в кресло отдохнуть. Нетренированная рука дрожала от перенапряжения. Взгляд мальчика привычно упал на фотографию старинного кольта, висевшую в изголовье кровати. Она очень нравилась Симу. Незаменимое и безотказное оружие ковбоев, унесшее на Диком Западе больше всего жизней. Вот только он не понимал, почему грозный револьвер назвали так странно - "Миротворец". Не понимал до сегодняшнего дня. Теперь он понял, что иногда приходится воевать для поддержания мира.
       На следующий день мальчик пошел во двор. Он отчаянно боялся. Тренировки и злость остались во вчера, а сегодня он представлял уже в другом свете то, что собирался сделать. Боялся и все равно шел, так как понимал, что выбора у него нет. Или он, или они. Решить вопрос по-мирному не удастся, а значит, можно только так.
       По закону подлости на этот раз хулиганов не было. В замешательстве Сим опустился на скамейку. Часы шли, а двор по-прежнему был пуст. Изредка проходили жильцы, некоторые здоровались. Сим чувствовал, как со временем исчезают и без того малые остатки его убежденности. А сможет ли он пустить в ход оружие? Ведь как только они заметят в его руке вилку, то сразу начнут драться по-настоящему. Как против ножа. Тогда у него вообще не будет ни одного шанса.
       "Надо ударить внезапно,- решил Сим.- Самому подойти, заговорить и сразу же ударить. Только так может получиться. А куда бить? В живот?" Сим вспомнил, как прогибалась подушка от его удара, и представил, как вилка проникает в брюхо врага, задевая желудок, разрывая печень и калеча почки. "Это опасно. Лучше в ногу",- решил Сим.
       Он просидел, размышляя, на скамейке до вечера. Отчаявшись рассчитаться с врагами сегодня, он встал и уныло побрел домой.
       - Эй, сопляк! Бум? - раздался из подворотни надменный голос.
       У Сима ноги стали ватными. Привычка. Он слишком долго боялся этих парней. Мальчик взял себя в руки и бодро направился к компании с заложенными за спину руками. Независимый вид и вилка, зажатая в правом кулаке.
       - У меня к вам вопрос,- сказал он, быстро сокращая расстояние.
       - Вопрос? - переспросил "розоволицый", который стоял на два шага впереди дружков.
       - Ага,- подтвердил Сим, подойдя на расстояние удара.- Хочешь "Бум"?
       Парень недоуменно посмотрел на обнаглевшего мальца. Потом его лицо исказила ухмылка, и он повернулся к товарищам. Смотря на его штаны, Сим вдруг понял, куда должен ударить.
       - Вы тоже это слышали? - прошипел хулиган.- Мне кажется, за такие слова нужно его...
       Договорить он не успел. Сим резко снизу вверх, как показывали в фильмах, ударил вилкой, пропоров парню джинсы. Свинцовая рука слушалась плохо. Медленно, как во сне, она появилась из-за спины, разворачивая оружие по направлению к цели. Потом стальные острия пошли на сближение с тканью джинсов. Сим недоумевал - парень уже давно должен был повернуться и парировать удар, да и движущаяся с такой скоростью вилка не пробьет материи. Еще немного, еще... Вот зубцы погружаются в ставшую вдруг податливой ткань штанов, брызжет кровь, и рука немеет от резкой остановки. Все. Время возобновило свой бег. Совершив непонятный прыжок вверх, обидчик спрыгнул с вилки, но подогнувшиеся ноги бросили его к ногам Сима.
       Полицию вызвали соседи, когда раненый мальчишка стал верещать как поросенок, а двое других кинулись бежать. Через несколько минут из подъехавшей машины вышел инспектор и направился во двор, привычно расстегнув на всякий случай кобуру. На скамейке у подъезда, перекособочившись, сидел "пострадавший", зажимая рукой рану, из которой все еще сочилась кровь. Красные пятна покрывали половину скамейки. Видимо, мальчишка долго не мог сесть так, чтобы рана не болела. Странным оставался сам факт - он все же как-то мог сидеть. Неподалеку стоял "нарушитель". По его лицу можно было решить, что он - не совершивший преступление подросток, а киноактер в момент вручения "Оскара". Неподалеку стояло несколько пожилых женщин - нормальная картина любого двора.
       Патрульный убедился, что истекающий кровью перестал истекать и в медицинской помощи уже не нуждается.
       - А что, отправить ребенка в больницу никто не мог? - поинтересовался он у зрителей.
       - Отправишь такого...- проворчала женщина в черной узкой юбке.
       - Он грозился стекла побить,- пояснила другая.- Если бы не старый Ян с третьего этажа, даже полицию не вызвали бы...
       - Не хочешь в больницу? - спросил полицейский, направив палец в сторону скамейки.
       Пацан не ответил, но насупился и судорожно замотал головой.
       - Понятно. С таким "ранением" лучше никому на глаза не показываться.
       Женщины немного приблизились. Видимо, присутствие представителя закона придало им смелости.
       - Отведите его домой,- сказал коп и, когда мальчика увели, обратился к Симу:
       - Ну, рассказывай.
       "Преступник" не стал просить себя дважды. Подробно, как на исповеди, он поведал свою историю, и повидавший за свою службу много разных преступников полицейский стал смеяться. Вначале он просто иногда улыбался, потом как-то по-детски хихикал, а под конец рассказа он уже смеялся вовсю.
       - Значит, вилкой?
       Мальчик кивнул и вынул из кармана свое оружие, на котором виднелись следы крови.
       - Говоришь, долго издевались? А ты их вилкой. Ой, не могу. Ну ладно. Пойдем в участок. Протокол мы все-таки должны составить. А заодно и ты заявление напишешь. Про издевательства.
       Он привычным жестом взял мальчика за брючный ремень сзади, но, подумав, убрал руку и просто направился к машине.
       - А что мне будет? - поинтересовался Сим у открытой дверцы.
       - Несовершеннолетний, оборона,- задумался инспектор,- ничего не будет. В школу сообщим. Чтобы твой учитель знал, что тебя дразнить нельзя. Он же за тебя отвечает. А то начнет тебя ругать, а ты его вилкой... в зад!!! Сколько служу, а такого еще не было!
       Коп не мог взять себя в руки, и его речь прерывалась взрывами смеха.
       - Ну что вы, я этого не сделаю.
       - Да знаю, знаю. Порядок такой - протокол составить. Ну, садись,- пробурчал коп и рванул машину с места.
       После занятий Сим как обычно возвращался домой. Проходя по знакомым улицам, он вспоминал, как неделю назад, после драки, полицейский составлял протокол.
      
       Оказавшись в участке, мальчик перестал чувствовать себя победителем. Он нарушил закон, и его ждет справедливое наказание. Но окружившие его копы, видимо, так не считали. Этот случай послужил разрядкой в напряженной работе всего участка. На Сима приходили смотреть, задавали вопросы и смеялись. Каждый пытался ободрить мальчишку, высказывал советы, как лучше поступать впредь. Один даже попробовал поставить руку Сима для правильного удара, но под взглядом лейтенанта смутился, извинился и исчез. Протокол уже давно составили, а заявление было написано. Развеселившимся полицейским пришлось наконец расстаться с "преступником" и заняться нудной рутиной. После возвращения домой мальчик долго не мог заснуть, но возбуждение от победы не приносило радости. Он помнил месяцы страха и понимал, что в другой ситуации он так же испугается. Смелый Сим - это просто случайность, а Сим настоящий - это тот, что боялся выйти на улицу и плакал по ночам под подушкой.
       Уже подходя к своему дому, Сим увидел в подворотне знакомую троицу. Подростки застыли от неожиданности. "Долговязый" нервно хихикнул, а у "красномордого" стала подрагивать сигарета в желтых от табака пальцах. Троица явно не знала, что делать. Получалось так, что они снова закрыли проход и должны были либо уступить дорогу, либо снова начать издевательства. По их лицам было заметно, что веселиться они не намерены, но и выглядеть трусами, отойдя, они не могут.
       Сим сжал зубы и шагнул вперед. Стараясь показать свою уверенность, он демонстративно засунул руки в карманы. Это была последняя капля. Неверно истолковав его движение, троица рванула мимо него на улицу. Проход был узкий, и, пробегая мимо, "долговязый" не "вписался" в проем дверей. Отлетев, он больно толкнул Сима локтем, но сразу же последовал за дружками, не оборачиваясь, прошипев на прощанье слово "псих".
       Мальчик опустился на ступеньку и перевел дух. Ноги подгибались и отказывались нести его домой. Это была легкая победа, но Сим все равно боялся. Боялся себя. Его трогать перестали, а прозвище "бум" сменила кличка "псих". Сима это устраивало. Теперь он жил нормальной жизнью, вот только ненависть, смешанная со страхом, осталась в нем, ожидая своего часа.
      
      
      
      
      

    ПАМЯТЬ

       Надсадно, мучаясь от своей проклятой доли и выражая недовольство, свойственное всем представителям его породы, орал будильник. За окном стоял солнечный день, и старое дерево напротив рассерженно швыряло в кого-то желтой листвой.
       Привычно дав по голове разбуянившейся железяке, Сим открыл глаза. Голова болела жутко. "Не надо было так надираться в баре,- подумал он.- Кристина, конечно,- сука, но он это переживет". Симу захотелось плакать. Все. Нет больше девушки, которую он любил, нет счастливого будущего... Ведь именно сегодня они должны были начать жить вместе. Где? У нее - хотела она, а ему было безразлично. Только бы вместе, только бы постоянно видеть, засыпая, милое лицо и, просыпаясь, встречать взгляд любимых лучистых глаз. "Хватит ныть",- оборвал он себя и, чтобы придать вес своим словам, заговорил вслух.
       - Похоже, ты становишься совсем тряпкой от одного ее имени. Ну что в нем такого? Обычное имя, обычная девушка, которая не умеет ценить его любовь. Кристина еще пожалеет...
       Опять прозвучало имя, опять навернулись слезы, и детская обида мягкой лапой сжала горло. Вот черт, только этого не хватало. Такие страдания хороши при луне, а сейчас день. Пора на работу, а то снова опоздаю. Опаздывать сегодня было совсем нельзя. Прямо с утра была назначена планерка по поводу нового заказа на полнометражный мультфильм. Новый заказ "грозил" большими деньгами, а Сим знал, что кроме него у шефа нет кандидатуры на "ведущего проект". Он уже сгибался под гнетом ответственности и радостно репетировал недовольное лицо: "Ну вот - опять я, а что - больше некому, у меня много другой работы..." Это было реальное повышение. В случае удачи "ведущему" можно было надеяться "продаться" в "Golden", а это хорошая обеспеченная жизнь и приятная необременительная работа. А главное - возможность плюнуть на взбалмошных сослуживцев, не понимающих настоящего творчества.
       Сим вылез из-под одеяла, прошлепал босыми ногами на кухню и, пока закипал чайник, полез под душ. Горячая вода умерила боль в голове. Постепенно стали вырисовываться фрагменты дурацкого сна. Звучащий свет, нарисованная равнина, еще что-то, что с ним разговаривало... Какой-то предмет? Все остальное было расплывчатым и не несло информации. Дожился. Надо бросать пить, а то первые признаки белой горячки налицо. Резко закрученный горячий кран дал смесителю возможность обдать Сима ледяной водой. "С-с-с-с",- вырвалось у него, и с остатками сна улетучилось воспоминание о странном месте и разговоре, которого не было...
       Помянув недобрым словом механиков, очередной раз менявших тормозные колодки в его автомобиле и обрекших его на следующую серию автобусного дзюдо, он вышел из подъезда. Осенний город встретил окончательно проснувшегося мужчину оплеухой из ветра и листьев. Автобус намял бока. Проехавшая рядом машина побаловала его вторым душем, а заодно и напомнила, что теперь уже точно придется отдавать в чистку пятнистый, как ягуар, плащ. Почти у дверей здания кинокомпании его обругал нищий, а в лифте чуть не задушила утренней порцией духов официантка Хельга с третьего этажа. Оказавшись в пустом коридоре, Сим, повернувшись к лифту, смачно и витиевато выругался, обложив в лице работницы бара всех, кто ему попался в это утро, начиная с дерева и заканчивая механиком, который не смазал противно скрипящие двери лифта. Обычное утро обычного дня.
       Конференц-зал был набит начальниками отделов, руководителями цехов и лабораторий, в общем, всеми, у кого в подчинении находилась хоть пара уборщиц. Сим гордо прошествовал в первый ряд. Кто-то с ним здоровался, кому-то он пожимал руки. Наконец все расселись, успокоились, и Роберт Тайлер - шеф компании - начал вещать. После положенного вступления о том, каких высот достигла компания, краткого разбора ошибок и погрешностей он перешел к делу:
       - Как вам известно, на прошлой неделе мы получили заказ на изготовление полнометражного мультфильма длительностью восемьдесят минут. Рад известить вас о том, что вся подготовка завершена и мы приступаем к работе. Этот проект - один из самых сложных со времен организации нашей студии. От нас потребуется серьезная отработка образов и легенд персонажей. Большое значение придается фону и свету. Монтаж будет как линейный, так и нелинейный с элементами спецэффектов. В семи местах потребуется рир-проекция, причем с обязательной подложкой живого видео, по принципу инфра-маски. Про звук я вообще не говорю, это понятно и так. В общем, в одном проекте задействованы все завышенные требования, которые только можно придумать. Более подробно обо всем вы узнаете из плана работ и заданий. Короче говоря, работа предстоит серьезная. К сожалению, я еще не могу назвать вам ведущего специалиста по этому проекту. Решение по этому вопросу будет объявлено дополнительно, и тогда вы сможете познакомиться со своим руководителем на ближайшие шесть месяцев. План работ и персональные задания руководители отделов получат через час. До конца дня им будет необходимо предоставить свои соображения в письменном виде. Остальные подготавливают рабочие места. Завтра с утра после планерки приступаем к работе. С богом!
       Несколько человек недоуменно посмотрели на Сима. Планерка была закончена, и сотрудники потянулись к выходу. За столом Тайлер деловито собирал разложенные бумаги, отдавая вполголоса распоряжения секретарю. Какие-то люди проходили мимо, разговаривая между собой. Симу ничего не оставалось, как последовать за ними.
       У себя в кабинете он сначала хлопнул дверью, со злорадством заехал пальцем в клавишу включения компьютера, как будто это был глаз Тайлера, и вдруг успокоился. "А чего он, собственно, психует? Все правильно. Работа сложная, и Робу надо сделать вид, что он тщательно выбирает кандидатуру. Хм... пусть выбирает. Выбора-то у него все равно нет..." И все же что-то тянуло в душе. Какой-то маленький инстинктик говорил, что не все так гладко... Ну ладно. Чего голову ломать, все равно завтра его назначат. Сим пододвинул к себе новенькую папку со сценарием и эскизами и углубился в работу.
       Что ни говори, а работать он умел. В такие моменты мир вокруг переставал существовать. Далеко было еще до того времени, когда его стол заполонят первые наброски сцен. Сейчас предстояло найти характерные моменты персонажей и создать пластическое решение прописанных сценаристом образов. Единственной реальностью была раздражающая белизна бумаги, на которой должно находиться нечто конкретное. Постепенно, под воздействием сценария, эскиз оживал, начинал двигаться и обретал свою неподражаемую личность. Четкие линии ложились на бумагу.
       Через час работы он погнал посыльного за чашкой кофе с булочкой. Недовольный служащий (это что, критерий приема на должность посыльного - такая рожа?) принес кофе и треугольную булочку с сыром. Кофе слегка горчил, а булочка была черствой. Сим долго крутил ее в руках, не решаясь укусить. Обыкновенная булочка с аппетитной оранжевой корочкой... булочка... с корочкой... За окном шел дождь. Это почему-то было важным. Вернее, был важным не сам дождь, а то, что Симу было наплевать на него. Как будто он собирался ехать на пикник, и погода сорвала его планы, а ему было все равно. Это было "НЕПРАВИЛЬНО"! Но ведь он никуда не собирался? Или собирался? Пальцы продавили корочку и впились в белую мякоть сдобы. "НЕПРАВИЛЬНО" относилось не к погоде. Если бы на улице было солнечно и сухо, то это было бы тоже "НЕПРАВИЛЬНО". А что тогда "ПРАВИЛЬНО"? Правильной была только булка. Причем не само зачерствевшее кондитерское изделие, а что-то, связанное с ним...
       Сим оторопело смотрел на остатки раздавленной сдобы и на холодный кофе. С момента ухода посыльного прошло полтора часа. Все это время он провел, рассматривая свои пальцы. Руки инстинктивно отдернулись от крошек, как от высоковольтного провода. Сима заполонил страх. Боясь посмотреть на белые следы своего поступка под ногами, он схватил карандаш и, не задумываясь, размашистыми штрихами набросал булку на листе. Не то? Он закрасил его оранжевым фломастером. Почти то. Подчинившись неосознанному желанию, его рука сама подчеркнула рисунок несколькими зелеными линиями, обозначив горизонт и заштриховав землю. Теперь рисунок был закончен и от него веяло непреодолимым ужасом, холодом могилы и жаром преисподней... Опять полетело время. Он смутно осознавал, что сидит в кресле за своим рабочим столом уже несколько часов. Руки мертвой хваткой сжимают лист, а душа его витает в диком месте, чуждом всему человеческому... Рис всмотрелся в треугольник... Рис? Почему Рис? И тут он вспомнил все! Ночную встречу в кафе, белую комнату в Норлэнде, кресло, договор, заключенный с фальшивым Санта Клаусом, и это существо - Оранжевый Треугольник.
       С огромным усилием Сим разжал пальцы, и листок упал на пол. Тело дрожало мелкими болезненными спазмами. Трясущиеся руки долго не могли ухватить чашку, а потом поднести ко рту. Глоток холодного кофе вместе с кашлем вернулся назад. "Ну надо же что-то делать",- билась о черепную коробку и пугала своей примитивностью одинокая мысль, но ничего более конструктивного не рождалось.
       Так прошел еще час. Работа была забыта. Мысли лихорадочно носились в голове: "Итак, предположим, что это сон. Но тогда почему он так боится?" Из подсознания выплыло недоуменное: "Ты что, охренел? Какой сон? Это действительно БЫЛО!!!" Сим не сдавался: "Ну ладно, если это сон, то нечего голову ломать. А если не сон?" Разум немедленно возражал: "Думай, что говоришь! Фантастики начитался? Если ты в это веришь - верь на здоровье, а я пойду куда-нибудь..." Так дела не делают - решил Сим и, набросив плащ, на глазах удивленных коллег выбежал на улицу.
       Такси нашлось сразу же, и вот он уже едет в Норлэнд. "Найду этого доктора и откажусь,- думал Сим,- а если не согласится, припугну полицией. Шуточное дело - принуждение к двойному убийству... Кристина, конечно, сука..." Вдруг перед глазами все поплыло. Знакомая волна ненависти чуть не заставила его повернуть назад, но он сдержался. С ней он разберется сам. За такое отношение она поплатится. Конечно, было бы интересно принять предложение, но он сможет наказать ее и без посторонней помощи. У него не было уверенности в своих силах, но задетая гордость... "СТОП! - остановил поток мыслей гневный окрик.- Ты же только что собирался отказаться!" Сим закрутил головой в поисках нового союзника, но уже через секунду понял, что это он сказал сам.
       Машина уже ехала по знакомой улице, по которой сегодня ночью вел его человек в белой куртке, но забора с зеленой облупившейся краской не было.
       - Где вам остановить, мистер? - спросил таксист.
       - Я был тут всего один раз, ночью, и точно не помню дом. Проедем до конца и развернемся.
       - Видать, хорошая девочка была,- таксист небрежно сплевывал слова, косясь на дорогой костюм пассажира, выглядывающий из-под грязного плаща.
       Сим не ответил. Нужного дома действительно НЕ БЫЛО. Был фонарный столб, запомнившийся ему вчера, был бордюр клумбы, о который он споткнулся... потом они шли около минуты, но на этом месте находился теннисный корт, принадлежащий двухэтажному коттеджу слева.
       - Здесь, пожалуйста.- Сим вышел и расплатился.
       Внимательно осмотрев забор, можно было сделать вывод, что ночью они зашли в маленькую подсобную калитку в начале корта... вот только никакого корта тут вчера не было. Был старый дощатый забор, а не чугунный, аккуратно выкрашенный в белый цвет. За ним были высокие кусты, но теперь вместо кустов краснел первосортный гудрон. "На месте корта вчера стоял одноэтажный дом",- уговаривал кого-то здравый смысл, но глаза видели, что покрытие корта хотя и качественное, но явно не новое. В большую калитку дома напротив вошла женщина и уверенно направилась к дверям.
       - Послушайте, мисс...- вырвалось у Сима.
       - Это вы мне? - Женщина обернулась. На вид ей оказалось не больше семнадцати.
       - Да. Извините, мисс, но я ищу своего приятеля, он живет где-то здесь, а я забыл адрес...- и он подробно описал ночного знакомого.
       - Миссис,- поправила она его.
       - Извините, конечно, миссис.
       - Но это все равно зря, потому что улица у нас небольшая, я родилась здесь и всех знаю, но такой человек тут не живет и не жил. Во всяком случае, за последние десять лет я могу ручаться. Так что вас кто-то обманул, мистер.- Она резко развернулась и процокала каблучками к дому.
       Сим обалдело уставился ей вслед. "Не жил? Как это? Он мог спутать дом, но не улицу - клумба и фонарь подтверждали это. Правда, он был выпивши, но не настолько же..." Внимательно разглядывая заборы и пытаясь всмотреться в окна, он побрел к дороге.
       Дежурный полицейский, зевая, рассматривал посетителя. Запачканный плащ не вызывал никаких эмоций, кроме неприязни. В полиции его приучили тщательно относиться к внешнему виду, и теперь его раздражала небрежность в одежде у гражданских кретинов. Но это было не самое худшее. Посетитель нес ахинею про какого-то доктора, который подбивал его на убийство. Дело попахивало пьяным бредом, но по долгу службы он обязан был выслушать этого психа.
       - Так вы говорите, этого дома нет? - подавив очередной зевок, уточнил он.
       - Нет. Я прошел всю улицу и не нашел ничего похожего, а девушка из коттеджа...
       - Да, я знаю. Вы уже говорили,- грубо перебил полицейский.- Так что вы хотите? По-вашему, мы должны гоняться за человеком, которого не существует в природе? Вы же сами сказали, что были пьяны?
       - Я не был пьян настолько, чтобы теперь не узнал этот дом.
       - Ага-ага. Ну конечно. Значит, была зеленая ограда забора и мужик в белой куртке?
       - Именно так.
       - Вы уверены, что не наоборот? Зеленая стена и белый мужик?
       - Я не совсем понимаю...
       - А чего тут понимать,- вдруг заржал коп.- Если наоборот, то верю. Белые стенки вытрезвителя, и зелененький мужик, который периодически то появляется, то пропадает... А еще иногда хвостом себя по ногам стегает...
       - Я не алкоголик, и до белой горячки мне далеко. Перестаньте ржать. Я говорю реальные вещи, и мне угрожают... В конце концов, вы должны принять меры! - продолжал убеждать полицейского Сим.- Я понимаю, что все это звучит несколько фантастично, но поверьте мне, это правда!
       - В каком баре вы пили?
       - Во "Встрече".
       Инспектор лениво набрал номер и приложил трубку к уху. Прошло довольно много времени. Сим не слышал, что говорил бармен, но слова копа гремели в голове: "...Ник, это инспектор Лайкер... Хорошо, что узнал... У тебя сегодня под утро сидел мужчина в бежевом плаще, без шляпы, светлый шатен, лицо худое, глаза темно-серые, нос большой с горбинкой, рот... Ну и что?.. Целую бутылку?.. Да... ты уверен, что он все выпил в одиночку?.. Да... да... Грамм восемьдесят пять осталось?.. Да знаю я твой глазомер, ты на недоливе до грамма видишь, верю-верю... Ничего он не натворил... Да, а с кем он пил?.. Один?.. Да - важно... Ну если не уверен, то не говори... Ник, не вешай мне лапшу, в это время в баре два-три клиента, а у тебя профессиональная память... Значит, точно один?.. Да... ну все... да".
       Брошенная на рычаг трубка упала, как кирпич на голову.
       - Все, мистер. Я не специалист по белой горячке. Я могу, конечно, принять заявление, но... вы сами понимаете. В общем, я уже все проверил. Я могу еще чем-то помочь? - презрительный взгляд снова пробежал по плащу.
       - М-м-м...- Сим не мог найти нужные доводы, но ведь это же было! Его действительно заставляют убивать, причем какими-то "сверхнаучными" методами, и ему действительно необходима помощь!
       - Все, мистер! - голос копа наполнился металлом.- Я не намерен выслушивать бредни про разговаривающие геометрические фигуры. Еще слово, и я упеку вас в психушку. Выйдите и закройте дверь!!!
       Симу ничего не оставалось, как выйти и закрыть дверь. "Ну вот и рассказал "как на духу", его история действительно была немного странной... Немного? Да это был бред чистой воды! Только человек, переживший это сам, сможет поверить, но где его найдешь, и что же все-таки делать?" Как волна прибоя накатилась чужая мысль - "ПРЕДАТЕЛЬ". "А ведь и верно - предатель,- сокрушенно подумал он.- Доктор мне хотел помочь, нужно было честно отказаться. Но ты ведь пытался это сделать? Теперь все. Я хотел поговорить с ним, но дома на месте не оказалось, следовательно, и вечером мне идти некуда. Я свободен от слова, тем более что я передумал". Такой логический вывод показался ему очень хорошим завершением ночного кошмара. Теперь оставалось поскорее забыть обо всем и срочно идти работать - день приближался к концу, а он еще не подготовился к завтрашнему назначению. Было бы хорошо написать "ответное слово", в котором он благодарит за оказанное доверие и заверяет... Ну, в общем, обычный высокопарный маразм. Тайлер это любит - пусть подавится, скотина.
       В кабинете под столом валялись куски раздавленной булочки и помятый лист с наброском Треугольника. Сим смял его в комок и отправил в корзину, хотел выбросить покалеченную сдобу, но вдруг зло пнул ее ногой - холуи подберут - и уселся за работу.
       Образы привычно начинали двигаться, и четкие линии ложились на бумагу. Персонаж за персонажем, ситуация за ситуацией, вырисовывались характерные движения. Там поворот головы, здесь увеличенный подъем носка ботинка, и вот уже походка мальчишки стала "расхлябанной". Вид со спины: небольшое движение плеча, рука чуть поднимается, кисть вниз, голова к плечу, и взгляд девочки стал недоуменным. Того же можно было добиться и старым способом - открытый рот, распахнутые глаза... Нет, это не его уровень. Только так девочка приобрела шарм, и взгляд получился еще и немного надменным. Да. Надменным. Немного опустить ресницы. Так. Только общие принципы, все остальное доведут аниматоры, разобьют на фазы и кадры по временным шкалам, а прорисовщики и заливщики создадут конкретную девочку, живущую по его, Сима, законам. Да, он все-таки прекрасный специалист. Где они еще найдут человека, способного вот так, с лету, подметить самые мелкие особенности движения еще не существующего персонажа. Эта его способность уникальна. Они, конечно, знают это, но даже не подозревают, на что он способен, если постарается. Вот в "Golden" он развернется по-настоящему...
       Аккуратные листы уложены в папку, компьютер обесточен, и Сим, как обычно, направился домой. Там ждал детектив или телевизор. "Теперь у него очень много свободного времени. Хватит на все",- с горечью подумал он, вспомнив о Кристине.
       На экране какой-то ублюдок из своей "беретты" палил в других гангстеров. Те дико кричали и стреляли в ответ. "Если он в течение следующих ста выстрелов не поменяет обоймы, переключу на другой канал",- мстительно решил Сим. Идиотизм фильма начинал ему надоедать. Когда на ваших глазах главный герой вылетает из машины на скорости восемьдесят миль в час и, потирая плечо, бежит по своим делам, вы думаете - подготовка. Когда в поединке с двадцатью профессиональными убийцами герой в одиночку побеждает, вы думаете - везение. Но когда из "старого, доброго" семизарядного "магнума" у тебя на глазах в листе железа простреливается рожица из четырнадцати дырок, а потом, с поворота, следует еще три выстрела по живым головам - мысли заканчиваются. Торжественно захохотав над последним трупом, убийца эффектно передернул затвор. Все. Конец. Начался десятичасовый выпуск новостей. "Интересно, зачем режиссеру сдался этот затвор? Ну эффектно, но что, он зрителей за дураков держит? Предположим, кто-то может не знать, что затвор подает первый патрон, а все остальные заряжаются автоматически. Когда последний в обойме патрон отстреливается, затвор остается в заднем положении. Новый магазин толкает стопор, и пружина сама посылает патрон в ствол. Кто этого не знает? Один из тысячи мужчин и одна из пяти женщин. Немного поразмышляв над криминальной обстановкой в городе, Сим решил, что, наверное,- одна из двадцати. Нынче все интересуются оружием. На улицах постоянно кого-то грабят, бьют или насилуют, а тут еще эта волна убийств... Где же он последний раз видел сообщение о маньяке?
       Симу вдруг стало тоскливо в своей квартире. Ночь - его время, он любит ночь, и она платит ему тем же, открывая для него особенный мир ночной жизни. Не задумываясь, он встал, надел кожаную куртку вместо испачканного плаща и вышел из дома.
       Темнота обняла его, как кокон гусеницу. Разноцветный неоновый свет реклам не рассеивал тьму, но делал ее теплой и многообещающей. Он знал, что, даже зайдя в ярко освещенный магазин, клочок темноты последует за ним, прячась, как испуганный мышонок, под полами плаща или, как сейчас, за отворотом куртки, напоминая, что он не забыт и все еще является частью этого огромного таинства под названием - ночь.
       Одинокий человек брел по темным или освещенным улицам, вдыхал полной грудью пьянящий воздух, равнодушным взглядом смотрел на рекламы и ощущал свое одиночество как истинное блаженство свободы, вздорной, демонстративной и немного горькой. Он зло завидовал тем, у кого была семья, но несказанно гордился своей непривязанностью, дурманящим чувством свободы от обязательств кому бы то ни было.
       Ему было все равно куда идти, брел ли он по улице Линкольна или проходил по небольшой рощице с глупым наименованием - парк Конгресса, названный почему-то в честь какой-то победы на горе Сурибати. Этот ночной мир грел его уже одним своим существованием. Ноги сами вели его куда-то, заводили в приветливые бары, угощавшие обжигающим кофе и холодным мартини, проводили по задворкам домов с неизменными мусорками и сверкающим "стритам" с вышедшими на "охоту" проститутками.
       Но на этот раз все было не так. Уже около часа Сим не видел реклам и "ночных бабочек", не заходил в бары и магазины. Он шел как во сне, отрешенно уставившись в темноту перед собой. Постороннему наблюдателю могло показаться, что его путь не имеет цели, запутанный и пересекающийся, как детские каракули, но это было не так. Без пяти двенадцать Сим прошел по знакомой улице, обошел столб, снова споткнулся о клумбу и вошел в деревянную калитку в старом зеленом заборе, окружавшем знакомый дом.
      
      
      
      

    ИНФЕРНО

       Вместо знакомой равнины и сладких звуков Рис обнаружил, что находится в лабиринте туннелей. Вдруг потяжелевшие от страха ноги двигались с трудом. Он хотел дотронуться до стены и не смог. Что-то не пускало руку, останавливало в дюйме от каменной поверхности. Рис ощутил себя маленьким ребенком, заблудившимся в лесу. Почему-то вспомнились мальчишки из соседнего двора, которые постоянно издевались над ним. "Теперь они выросли... и стали еще сильней",- пробежала шальная мысль. А ведь ничего тогда не прошло. Он не победил свой ужас. Ему просто повезло. Свихнувшийся от постоянного унижения и побоев, ребенок просто использовал единственный выход, как загнанная в угол крыса бросается в атаку, не думая о превосходстве противника. Мальчишки тогда испугались, а Рис сделал выводы. Но ведь и хулиганы тоже сделали выводы? И теперь они не дадут ему этого шанса, а без него у Риса нет ни малейшей возможности победить. Ничего не кончилось - все продолжается.
       Многократно усиленный детский ужас парализовал тело. Этот камень... он напоминал одного из них... а вот напротив другой, а вот третий... страх мешал дышать. Еле переставляя ноги, Рис побрел прочь. Только бы уйти подальше, не видеть эту потную улыбочку на ненавистных лицах, но за поворотом снова были скалы, и снова в них отражались образы его мучителей. Новый проход был уже, и казалось, что они сделали шаг, смыкаясь вокруг ополоумевшего от страха мальчишки. Рис упал на колени и, как в детстве, закрыл голову руками.
       Шли минуты, но ничего не происходило. Постепенно Рис поднял сначала голову, а спустя еще несколько минут встал на ноги. "Это всего лишь камни",- сказал он себе. Но что-то в нем кричало: "Пусть подонки эфемерны, но реальны страх и то, что он с тобой делает. Бойся этого". Как можно бояться страха Рис не понимал, и это непонимание еще увеличивало смятение в душе.
       Что-то изменилось. Стены были всего лишь стенами, но страх, излучаемый ими, оставался. "Господи, ведь это просто кошмар",- подумал Рис. "Господи"? Теперь это слово ассоциировалось только с Оранжевым Треугольником. Но ведь он отказался от своего Бога, предал. Теперь он не вправе просить у Него защиты. Хотя Бог говорил, что предать невозможно?
       "Правильно. Из его предательства ничего не получилось, но это ничего не меняет,- подумал он.- Учитываются не поступки, которые всегда желанны Богу, но стремления и желания. А желанием было именно предательство. Он не оправдал себя в качестве клетки этого организма, и его отторгнут, даже не заметив".
       Дикое чувство одиночества и утраты захлестнуло Риса. Из глаз брызнули слезы, и сквозь всхлипы он посмотрел на ближайшую стену. Та снова преобразилась. Теперь это была девушка, с которой он потерял невинность. Юношеская любовь обожгла его и бросила на грудь каменной стены. Теплое живое прикосновение вдруг принесло еще одно воспоминание и отбросило, как будто его ударили. Эта девушка в компании его товарищей с издевкой рассказывала о его "подвигах в постели". Это унижение было сильнее детского, дворового. Там издевались только над его телом, а тут уничтожали святая святых - любовь. Рис отшатнулся и коснулся спиной теплой обнаженной груди. Снова все скалы превратились в образы девушки-вампира, постепенно выпивающие из него все человеческое. Он дико закричал и бросился бежать, иногда задевая стены на поворотах. Их прикосновения были преисполнены грубой похоти и цинизма, отдаваясь во всем теле жгучим желанием и болезненным стыдом. Не рассчитав, он ударился головой о каменный угол, и все поплыло перед глазами.
       Рис стоял в туннеле, упираясь руками в холодный гранит. Истерзанная душа болела не меньше, чем избитое тело. Хотелось стать маленьким и спрятаться на руках матери. Гранит опять потеплел. Вот его мать, но не такая, какую он помнил в детстве, а пьяная и растрепанная. В таком виде он застал ее в постели с очередным мужиком. Нагота снова соединилась с поруганной любовью, но на этот раз к матери. Сквозь очертания материнского тела проступал силуэт девушки-вампира, и ненависть-любовь к матери соединилась с любовью-ненавистью к своей первой женщине. Он уже хотел близости с матерью, жаждал материнского тепла от дворовой потаскушки и люто ненавидел их обеих и себя за это порочное желание. Эта смесь нанесла самый большой удар по Рису. Он уже не понимал, где находится. Переполняющие его чувства разрывали его на части. Он хотел всего сразу и не хотел ничего. Это расслоение личности приносило почти физическую боль. Рис тонул в ней, теряя чувство времени. Казалось, уже несколько веков продолжалось это мучительное погружение, определенное хаотическими рывками в стороны...
       "Опять пещеры. Кошмар не закончился",- было первой мыслью, когда Рис пришел в себя. Он лежал в углу большого пространства, ограниченного все теми же каменными стенами. Потолок загибался вверх и терялся в темноте. "А откуда здесь свет?" - вяло подумал он. Но свет был. Он шел из центра пещеры, спокойный, мягкий, как от костра. Ласковый, оранжевый свет. ОРАНЖЕВЫЙ? Рис резко вскочил на ноги. Так и есть. Посреди пещеры возвышался его Бог, его Демон - Оранжевый Треугольник.
       "Вот сейчас и произойдет мое изгнание",- вяло подумал Рис. Но зачем надо было его мучить для этого? Разве сам факт отделения не верх муки, и зачем нужна эта встреча? Может быть, Треугольник хочет его уничтожить физически? Но как можно совершить физическое вмешательство во сне? Так это сон или не сон? А ведь можно просто развернуться и уйти в коридоры.
       От одной только этой мысли Рису стало плохо. Он снова вспомнил произошедшее в темных переходах и понял, что никакая опасность его не заставит снова блуждать по лабиринту, напоминавшему закоулки его чудовищной памяти.
       "Подойди",- взорвался в голове Риса приказ, и он послушно, как сомнамбула, пошел в центр пещеры.
       Как и в прошлый раз не было слов. Но на этот раз внимание Треугольника было равнодушным и наполненным пренебрежением к его мыслям и поступкам. И еще Рис понял, что никогда не сможет отказаться от своего Бога. Пытаться - да, но это все равно бесполезно. Он создан для служения Богу. Разве может нож отказаться резать хлеб и перестать быть ножом? Даже поломанный и выброшенный на помойку, он все равно остается "бывшим ножом", и выбросят его тогда, когда сочтут нужным. Не ему это решать...
       Понятие "предатель" вторглось в его сознание. Из углов Треугольника протянулись лучи и легко прошли через плечи и переносицу Риса. Уже пережитое показалось ему детской забавой. Тогда боль, унижение, стыд шли через внешние раздражители, и боль генерировалась его мозгом. Теперь же он получал концентрат, не отвлекаясь на процесс переработки, причем это создавал мозг в тысячи раз сильнее его.
       Столетия длилась пытка. Рис не мог ни умерить боль, ни потерять сознание. Это было мучение, созданное в его душе, многократно усиленное и отточенное. "Я больше не выдержу",- пробежала мысль, и как бы в ответ на это боль еще усилилась...
       На нарисованной равнине он научился по-новому чувствовать. Вот и сейчас происходящее далеко превосходило возможности простого человека. Боль вытеснила все другие ощущения, и Рис находился в этом кошмаре бесконечно долго. Он не знал сколько. Время потеряло свое значение...
       Мир вокруг постепенно прояснился. Рис продолжал висеть на лучах. Боли не было. Он понимал - ни за что на свете он не пройдет через это снова. Воля была сломлена окончательно. Рис поднял преданные глаза на Треугольник.
       - Ты мой Бог. Я принадлежу тебе,- произнес он, подавленный своим состоянием.
       "Это так",- прозвучала равнодушная мысль.
       - Я понял урок. Я никогда больше даже не подумаю о предательстве,- торопливо проговорил Рис.
       "Какой урок? Ты считаешь, что это назидание?"
       - Конечно. Я попытался предать, и это расплата. Ужасная кара, которая заставила меня сделать свой выбор. Нет, не выбор, я всегда принадлежал тебе. Тут и выбирать нечего. Просто я раскаиваюсь в своем поступке.
       "А зачем ты это делаешь?" - мысль продолжала быть равнодушной. Она как бы спрашивала "для поддержания разговора", не интересуясь ответом.
       - Я виноват и понес наказание. Теперь, когда все кончилось, я хочу сказать, что никогда, поверь - никогда не сделаю чего-то, что может повлечь повторение этого...
       "Ты глуп и снова пытаешься мерить мерками своего мира. Ты ошибаешься во всем. Это не наказание. От тебя не требуется "каяться". Ты не предавал. Как ты уже знаешь - это невозможно. Есть законы, которые вызывают последствие после любого действия. Ты сам себя мучаешь".
       - Я не знаю законов моего нового мира. Я хочу их узнать. Расскажи мне их. Пожалуйста, я не хочу проходить через это еще раз.- Рис плакал и через слезы умолял Треугольник помочь ему. Молил равнодушного не то свидетеля, не то исполнителя.
       "Эти законы одинаковы везде. Ты можешь их замечать или нет, изучать или пребывать в неведении. Все равно они действуют. Подумай о твоих переживаниях в туннелях. Не ты ли сам обрек себя на боль?"
       - Я?!! Я заставлял тех парней издеваться надо мной? - от удивления Рис перестал плакать.
       "Не осознанно. Ты и до них был жертвой, но страдать при отсутствии мучителя трудно. Ты искал гонителей и нашел их".
       - Неправда! - закричал Рис.- Я всегда был против насилия и уходил от него даже за счет собственной гордости!
       "Вот это и есть неправда. Парней били до тебя и будут бить после, но никто из них не становился ходячим аттракционом. Ты знал, что если закричишь и позовешь на помощь, тумаки превратятся в настоящие удары, а избиение ради скуки получит цель - наказать предателя. О чем ты думал в другие разы? Как избавиться от мучителей, или горевал над униженным достоинством? Ты сам провоцировал их, а когда избиение стало опасно, просто взял и прекратил его. Но это тебе не принесло требуемое, и у тебя появилась Саманта".
       - А она тут при чем? Она что, имела отношение к тем мальчишкам? И в любом случае я не заставлял ее идти с Майклом! - пробубнил Рис, не поднимая глаза на Треугольник.
       "Тебе не нравилось, что она тебя в грош не ставит? Ты искал гонителя и снова нашел его. Ей хотелось быть слабой и чувствовать мужскую силу и защиту, но рядом с такой размазней она была еще хуже, чем ты. Ты вынуждал ее провоцировать тебя на "сильный" поступок, а когда ты в очередной раз "растекался", она мстила тебе за свое и твое унижение. Ты сам толкнул ее в постель к Майклу. Ты и только ты был причиной своего мучения. Искал его и нашел. Но и тогда ты ничего не понял и дожил до Лу".
       - Потаскуха!!! - закричал Рис.- Я ненавижу ее. Она мне никто и никогда кем-то не была!!!
       "Не слишком ли горячо ты это говоришь? Ты хотел ее давно и вот наконец получил. Ты фактически сам ее выпросил у друга, зная его натуру. Но ты также знал и то, что не сможешь ее контролировать, как Пол. Ты снова сам нашел для себя мучение и уже потом убедил себя, что виновата она".
       - А она не виновата? Она унизила меня, растоптала первое мужское чувство!!!
       "Ну и что? У нее своя жизнь по тем же законам. Вспомни - ты знал, что так будет, и все равно захотел этого".
       Рис не мог ничего возразить и, посмотрев на Треугольник, спросил:
       - А откуда тебе все так хорошо известно? Ты мне все так подробно рассказываешь, но откуда ты это знаешь?
       "А с чего ты взял, что я тебе что-то рассказываю? Ты споришь с собственными мыслями, которые я извлек из твоего подсознания, а уж оно знает о тебе гораздо больше, чем ты сам. Мне это все безразлично. Для меня не существует этих проблем".
       - Я понял,- сокрушенно ответил Рис.- Это был урок, и я его вроде выучил. Я понес страшную кару за предательство, пусть ты называешь это законом. Я все понял.
       "Я уже говорил - ты ошибаешься. Это не кара, никакого урока не было, и с чего ты взял, что все закончилось?"
       - Пожалуйста, не надо...- только и смог произнести Рис. Слезы сами полились из его глаз, ноги подкосились, а слова стали неразборчивыми, но очень эмоциональными. Плача и дергаясь, как в конвульсиях, он продолжал мычать что-то, пока усталость не заставила его молча повиснуть на лучах в ожидании пытки.
       Еще некоторое время ничего не происходило, потом пришел первый всплеск боли. "НЕТ!!!" - хотел закричать Рис, но его уже накрыла волна, разрывая душу и калеча каждую клетку тела.
       Снова и снова пытки чередовались с безумным полузабытьем. Не помогали ни мольбы, ни сочиненные наспех молитвы в честь Оранжевого Треугольника, ни фанатические заверения в преданности и разбор пережитых ситуаций. В один из перерывов Рис осознал, что ожидание еще хуже, чем сама боль. Он с ужасом ждал конца мучения, потому что понимал - теперь даже отсутствие боли будет для него пыткой. После этой мысли все началось сначала и достигло таких высот, что он в первый раз потерял сознание. Но и это не было его заслугой. Так пожелал Бог...
       СИМУ двенадцать ЛЕТ
       - Мам, можно я в выходной пойду с ребятами за город? - Сим задал вопрос как бы невзначай, но на самом деле с большим волнением ждал ответа. Ребята решили устроить пикник и давно уже поставили в известность своих родителей. Сим боялся, что его не отпустят. Не потому, что мать стала бы волноваться за него, и не потому, что она считала пикники развлечением для взрослых. Нет, вовсе не поэтому. Дело было в том, что эта затея требовала денег. Немного, но все же. Симу придется купить провизию. В лес не возьмешь макароны и кашу. Нужен сыр, колбаса, яблоки и лимонад или пепси. Было бы желательно захватить сырого цыпленка и зажарить на костре. Ребята все это получали дома, но ему это не светило.
       - А что за городом делать? - переспросила мать, продолжая чистить картошку на ужин.
       - Ну мам! Весь класс идет. Просто погуляем, что тут плохого. А вечером, часов в семь, вернемся.
       - Это с утра? А что вы там будете есть?
       - Картошки напечем,- нашелся Сим.- Ты мне дашь пять-шесть картофелин?
       - А когда вы уходите? - Мать отложила нож и внимательно посмотрела на Сима.
       "Чего это она? Почувствовала, что вру? Того и гляди - не пустит",- забеспокоился мальчик. Проявление интереса с ее стороны было необычно и настораживало. Сим медленно, думая над каждым словом, ответил:
       - Встречаемся в десять утра.
       - Ну хорошо. Иди, надеюсь, ночевать будешь все-таки дома? Возьмешь картошку и немного хлеба. А сейчас не мешай, видишь - тебе же еду готовлю.
       Сим пошел в комнату и достал из своего тайника деньги. Он всю неделю ничего не ел в школе. Все деньги откладывались на пикник. Собранной мелочи явно не хватало. Теперь оставалось пробежаться по магазинам и рассчитать, что покупать. Сим спрятал свои сбережения и пошел во двор.
       С утра светило солнце и на небе не намечалось ни одной тучки. Казалось, природа поджидала ребятишек и не хотела портить им выходной.
       Сим встал пораньше, одел загодя приготовленную одежду для леса, съел тарелку макарон с томатным соусом и тихо, чтобы не разбудить мать, выскользнул за дверь. В ближайшем магазине он купил сыр, в ларьке на углу пластиковую бутылку с фруктовой водой, а в бакалее на углу немного колбасы. С учетом картошки и хлеба, которые он взял из дома, он был готов к вылазке. Конечно, количество и качество продуктов оставляли желать лучшего. Но все же это был тот минимум, с которым не стыдно было показаться на глаза одноклассникам.
       Сим вприпрыжку побежал на место встречи и оказался там одним из первых. Ребята подходили не спеша, и начало пикника было перенесено сначала на одиннадцать, а потом на половину двенадцатого. Вот тут-то и прозвучало предложение, что хорошо бы поехать в лес на электричке, чтобы наверстать упущенное время.
       Сим рассчитал все деньги в обрез. Продукты уже были закуплены, и деньги кончились. Признаться в своем "банкротстве" он не мог. Денег ему конечно бы дали, но сам факт был настолько унизителен, что Сим решил не ехать. "Неожиданная боль в животе" - была хорошей причиной, и гурьба ребятишек, посочувствовав для виду, убежала на вокзал. Теперь "больной" возвращался домой. Там его встретит мама, у которой сегодня был выходной в придорожном кафе, где она работала официанткой.
       Это кафе никогда не нравилось Симу. Там собирались грязные водители, наспех перекусывали и уезжали куда-то на своих больших машинах. Мама разносила им еду и убирала со столов. Сим видел, как иногда чья-то мясистая рука хлопала ее по заднице. Мать вспыхивала и говорила что-то мужчине, после чего присутствующие водители громко ржали.
       Из-за дверей квартиры доносилась музыка.
       "Странно,- подумал Сим, открывая замок своим ключом.- Мама перестала любить музыку, как только начала работать в кафе, где постоянно орал музыкальный автомат".
       Он прошел на кухню, положил рюкзак и направился в комнату. Перед дверью он остановился, задумавшись, что скажет матери. Говорить правду не хотелось, это бы причинило ей боль.
       "Скажу про живот,- решил мальчик.- Заболел и уже прошел".
       Его взгляд проник через щель неприкрытой двери, и все мысли разом вылетели из головы. Потом он понуро побрел в кухню.
       Масса анекдотов и рассказов описывала подобные ситуации. Кто-то неожиданно приходит, а в квартире занимаются любовью. Банально.
       Ситуация и была банальной, если бы это не происходило с его мамой.
       "Но ведь она - тоже женщина! - возразил себе Сим.- Где же ей еще этим заниматься, как не у себя в квартире? Мужа у нее нет, а есть ребенок, который мешает личной жизни".
       Сим постепенно подавил чувство протеста. Она имеет на это право. Пусть будет так, если ей хорошо. А ей хорошо?
       Мальчик задумался. Он никогда не видел выражения радости на лице матери. Всегда недовольная или усталая, она не умела радоваться жизни. Он хотел увидеть ее счастливые глаза и осторожно вернулся к двери.
       На этот раз его не шокировало происходящее. Обнаженное тело матери не было для него в новинку. Сим иногда подсматривал за ней в маленькое окошко ванной, залезая на кухонный стол. Окно было закрашено зеленой краской, но он давно очистил маленький кусочек. Ему нравилось разглядывать женское тело. Это было даже интереснее, чем порнофильм.
       Действие, происходящее в комнате, не радовало многообразием. Простое совокупление. Сим не увидел ожидаемого блаженства. Законченность выражения недовольства портила улыбка. Она была настолько неестественна, что казалось, будто ее нарисовали поверх губ.
       Подросток внимательно всматривался в движения, испытывая легкое возбуждение.
       "Макароны,- наконец решил мальчик. Так он называл все невкусное, но утоляющее голод.- Неужели этот мужчина не может быть с ней поласковей?"
       Сим представил себя на месте маминого любовника. Да, без сомнения, Сим бы смог доставить ей большее удовольствие. И тогда, может быть, ее улыбка стала бы естественной. Но он не может. Она - его мать.
       Внезапно Сим поймал себя на мысли, что, представляя себя в постели с матерью, он думал о своих ощущениях. Все мысли о том, как ей доставить удовольствие, были только ширмой для оправдания своих желаний. На самом деле Симу было решительно плевать, как она себя чувствует.
       "Тогда зачем такие сложности? Зачем думать о ней? Ну ничего. Еще пару лет, и у меня будет своя женщина.- Сим тихо покинул квартиру.- Обязательно будет! А мать? Что мать! Она имеет то, что хочет. Что она вообще мне дала, кроме жизни? Нищету? Постоянное унижение? Разве что - имя".
       Сим ненавидел свое имя. Оно казалось ему каким-то скользким и противным, как червяки после дождя. В зеркале он видел хорошо сложенного парня, был убежден в остроте и неотразимости своего ума и утонченности души. Ему не подходило имя "Сим". Сим - это слабый забитый щенок, слизняк, посмешище для окружающих. В глубине души он чувствовал, что говорит про себя, и из-за этого еще больше ненавидел свое имя. Ну почему мать не назвала его более мужественно... скажем... Рис?
      
      
      
      

    ИГРА В "СЛОВА"

       Нагленько, на цыпочках, подкрадывалось время, и его шаги звучали в спальне: тик-тик-тик-тик. Холуй времени, будильник, с садистским восторгом взревел, прерывая сон хозяина и, в экстазе от свершившейся подлости, стал повизгивать пружинкой и дрожать. Этот оргазм закончился традиционным ударом по голове, и железяка замолкла в ожидании следующего утра, когда она снова сможет проявить скандальность своей натуры.
       Сим разлепил тяжелые веки и затравленно осмотрелся. В отличие от вчерашнего утра, теперь он помнил все. Тело ныло, как после хорошей драки, а из зеркала, когда он полез в душ, испуганно выглянуло бледное лицо с маленькой красной точкой между бровями. Такие же точки были на плечах.
       Смеситель таил в себе опасность. Кран холодной воды наблюдал за ним с ледяным презрением, а горячей - пылко его ненавидел. Гибкий душ свил кольца на крюке в ожидании... чего? Даже пробка, лежащая на дне ванны, чернела как-то агрессивно, хищно поблескивала железная цепочка, да и сама ванна жаждала поглотить тело... "Пропал..." - затравленно подумал Сим и шарахнулся в коридор. С испугу он потерял ориентацию, и на том месте, где была дверь, теперь сушились полотенца. Попытка выбежать через стенку с трубами закончилась ощутимым ударом в грудь и по голове. Красивые красно-желтые звездочки, полетав по ванной, построились клином и отбыли в направлении юга. "Сезонная миграция",- сидя на полу, ошалело решил Сим и попытался сосчитать, какой раз за последнюю неделю бьется головой. Получалось - много. Чердак - раз, у доктора об колпак - два, три, четыре... а в прошлую ночь... или это не считается? Глаза уставились в ванну. Ванна как ванна, ничего ужасного. Переползши под душ, он включил воду.
       Еще два приступа паранойи скрутили его, пока он с большими трудностями не выбрался из дома. Отгоняя идиотские мысли: дерево не швыряло листьями - что-то замышляет... зачем холодильник так зло гудел... а нож на кухне, даже не скрываясь, вызывающе лежал и ждал...
       "А что ты скажешь о ножах, спрятанных в ящике?" - спросила здравая часть сознания.
       "СПРЯТАВШИХСЯ?!! Ведь, правда, нож был не один! Они успели сговориться... ночью..." - Сим с трудом подавил эти мысли и заставил идти подгибающиеся от страха ноги. Через некоторое время он от души улыбнулся, вспоминая свою утреннюю мнительность, мужественно не замечая плотоядной пасти лифта.
       Захватив папку из кабинета, одним из последних он вошел в конференц-зал. Сегодня Тайлер вольготно расположил себя внутри нового синего костюма-тройки. Костюм явно был от какого-нибудь "...ора" или "...ена", в общем - породистый, как и хозяин. Излишки веса Роб уважительно украшал дорогой "кожурой". Пятидесятидолларовый галстук удавкой впился в его шею, а волосы съехали на затылок, как бы удивляясь отсутствию ума. Но Тайлер был скорее заносчивым, чем глупым. Он с угрюмым видом раскладывал бумаги на столе и не отреагировал, когда будущий "ведущий" положил свою работу на груду других папок.
       "Наверное, спал плохо, изжога замучила",- со злорадством подумал Сим. По студии упорно ходили слухи о нетерпимости тайлеровского желудка к новым сортам помады, которые весьма часто по тем или иным причинам попадали в шефовский организм. Конечно, прямых улик не было - на горячем Тайлера никто не поймал, но косвенных доказательств была куча. Вообще-то их нельзя было считать доказательствами, так... кто-то видел, где-то слышал, но для сплетен этого хватало. "Паршивая ночка? Что ты знаешь о плохих ночах, индюк?"
       - Ну что ж,- пробубнил он, оглядев зал и бросив взгляд на часы,- девять ноль пять. Начнем... с неприятностей. С завтрашнего дня в пятом, седьмом и четырнадцатом отделах будет произведена ревизия на предмет списания реактивов. Мне надоело слушать сказки о "высыхании и испарении". Не хотите следить - готовьтесь отвечать. Руководителям отделов подготовить все документы. Во-вторых, вчера я сказал, что договор подписан. Это не значит, что теперь нужно требовать краску и бумагу на три года вперед.- Роб самозабвенно полез в бумаги и потряс маленьким желтым листиком над головой.- Вот, например, мне интересно, какого дьявола отделу заливки потребовалось три галлона ультрамарина N 47? Причем, заметьте, не единично, а в списке из семнадцати наименований! Джек, это вас касается.
       Худой, как палка, Джек, менеджер отдела, стал что-то мямлить про морские пейзажи. Звучало это не убедительно. Сим отвернулся, не желая смотреть на жалкого человека, который взял к себе на работу бездарного племянника. Тот исправно переводил литры краски, портил пленки, ломал инструмент, и вообще никакой пользы от него не было, ну разве что была спокойна душа его дядюшки. Это все знали, включая Тайлера, но отдел работал хорошо, и на молодого "протеже" смотрели сквозь пальцы. Теперь настало время восполнить нехватку краски, но Джек поторопился. Через три-четыре дня никто бы даже не заметил этого требования.
       - Теперь,- продолжал наслушавшийся "легенд про море" шеф,- Лесли, объясни своему непонятливому руководителю, в каком месте "Сказки про рыбку Ванду" встречается этот розовый ублюдочный щенок Никки? Я, вроде, внимательно читал сценарий. Там его нет. Заглянул и в режиссерскую разработку, представляешь, там тоже нет. А в твоих эскизах нарисовался. Извини за каламбур. Это что, поэтическое откровение? И заметь, это откровение ушло в работу, было создано и просчитано. Горы пленок и недели времени выброшены коту под хвост. Потом еще три дня монтажники недоумевали, куда его монтировать. Хорошо хоть было твое примечание, что это эпизодический образ, не сильно налегали на детали. Кстати, Ол, почему всегда одно и то же: все эпизодники прописываются тяп-ляп? - Роберт махнул рукой, прерывая извинения Лесли и возмущения Оливера.- И последнее. Звуковая студия, Хасли. "...нежное мелодичное ржание лошадки Карни переходит в финальную песенку..." Это сценарий. Я чуть не получил инфаркт, когда услышал эти дивные звуки. Пойдешь и заберешь на доработку. И вообще, где вы записали этого вепря в момент случки?.. Лошадка Карни! Хм... сначала бьете баклуши, а потом наверстываете. Все. Следующий раз разговорами не закончится...
       Сим улыбнулся. Он успел увидеть злополучную концовку. Конечно, шеф преувеличивал, но ржание было действительно чересчур истеричным. "Детская эйфория", по мнению Хасли, стала "кабаном на случке". Оставалось только "поржать" от души.
       - На сегодня с нагоняями всё,- продолжал Тайлер.- У нас остался последний вопрос.
       Сим подтянулся и вдруг вспомнил, что так и не придумал, что сказать.
       - После долгих прений советом директоров компании однозначно одобрена кандидатура нового "ведущего специалиста". Все понимают серьезность этого назначения, и, я думаю, никого не шокирует введенное новшество в этой области. Теперь "ведущим" назначается человек из состава художников - Бенджамен Курт. Бен, займи, пожалуйста, свое место.
       Наполовину вставший Сим неловко плюхнулся назад в кресло и, как сквозь воду, наблюдал за улыбающимся Куртом, пробиравшимся к Рону, по дороге пожимая протянутые руки...
       Дверь кабинета закрылась за спиной Сима. Он рефлекторно опустился в кресло и включил компьютер, плохо соображая, где находится. Количество переживаний явно превосходило возможности организма. Котел разогревался постепенно, но давление пара давно уже стало критическим. Стрелка манометра заползла на красную черту. Несколько раз за последние дни давление падало - срабатывало чувство страха, и энергия направлялась на вращение двигательного механизма, но это назначение стало последней каплей. Стрелка уже прочно двигалась по красной зоне. Еще немного, и произойдет взрыв. Предохранительный клапан не работал.
       "Курт - немец-выскочка, пунктуальный и заносчивый, как все немцы,- билось в голове у Сима.- Еще вчера он был мазилой из отдела эскизов. Вообще-то, вторым менеджером, но бездарью - первой. Что только находили эти олухи-директора в его эскизах? Банальность, никакой фантазии, какой-то детский взгляд на образы персонажей. Но не это было хуже всего. Курт не был руководителем. Для руководства проектом мало покорить своими картинками впавших в детство маразматиков из совета. Здесь требуется умение работать с людьми, способность видеть работу в целом по мелким наброскам, поступающим из десятка мест... Он же завалит работу! Уж лучше бы ее поручили..." Кому? Сим не знал. На этом месте мог находиться только один человек - ОН! Теперь он убедился, что выражение "глаза застилает красная пелена" отнюдь не поэтическое сравнение. Стенки котла напряглись до предела. Что-то отвлекало его от мыслей, требуя внимания. Из подсознания выплыло слово - "телефон".
       - Да,- выдохнул в трубку с трудом обнаруженного посреди стола телефона.
       - Это я, Кристина. У тебя что-то случилось? - знакомым голосом осведомилась трубка. В этот момент Сим совсем забыл о существовании на свете чего бы то ни было, кроме работы, но реальность снова напомнила о себе.- Я прождала тебя весь вечер, звонила тебе домой, но тебя не было. Я волнуюсь.
       Мягкий, но мощный толчок в затылок. Стрелка сползла на белое, а пар уже шел по открытой трубе, толкал поршень, и механизм стал вращаться. Кровь ударила в голову, распространяя вместе с адреналином жажду разрушения.
       - Ты-ы-ы...- с шипением выдавил из себя Сим.- Ты еще и... звонишь... после этого... дрянь.- Слова душили, и он все никак не мог подобрать подходящих выражений. Самая отборная ругань была мелка по сравнению с распиравшей его ненавистью. Оставались только простейшие выражения. Он начал путать рода.- Гад...ость... и ты мог...ла предположить... что я с тобой... после этого... разговаривать. Убью... подлец... подлецка... подлая... СУКА!!!
       Трубка полетела на рычаг, отколов кусочек пластика, но раньше, чем звук от удара достиг коридора, Сим уже летел к лифту, сжимая в руках куртку.
       "Разорву, сдавлю тонкую шею и буду жать до тех пор, пока не услышу треск позвонков... Она у меня узнает, какой хороший Курт!.. Я тебе покажу, шлюха, совет директоров, Рон, ты умоешься кровью, падаль, будешь молить о быстром конце, Бен, я тебя научу, жалкий маляка, как хранить верность... и ты запомнишь навсегда, что это значит - отдаться другому, шеф гнид и начальник слизняков..." - жажда крови хлестала через край. Сим утратил здравый смысл и бежал куда-то по городу, не замечая машин, сбивая прохожих и перепрыгивая через изгороди. Плюясь неразборчивыми словами, оббежав почти весь центр города, обливаясь потом и слезами, он свернул в сторону Норленда. Еще четверть часа, и растрепанный мужчина с дикими глазами, пугая прохожих, вбежал на проклятую улицу, еле увернулся от столба, споткнулся о край клумбы и, упав, ударился обо что-то твердое головой. Свет померк, и последней мыслью, заглянувшей в его пустое сознание, было обиженное - "... опять головой...".
       Маленькая смешная лошадка Карни ломилась, как ледокол, через молодой ельник. На ее детской шерстке виднелись неопрятные следы хвои. Выбравшись на солнечную полянку, она осмотрелась, запрыгала боком, остановилась и, неторопливо выйдя на середину, повернулась крупом. Широко расставив ноги, животина стала справлять нужду. Закончив этот процесс, она повернулась мордой и ехидно подмигнула. Потом, усевшись на землю и по-кошачьи подняв ногу, стала вылизывать свои органы. Закончив туалет, лошадка подпрыгнула на всех четырех ногах, развернулась в воздухе, как бомбардировщик, душераздирающе, с прихрюкиванием, заверещала и, круша молодую поросль, ринулась в чащу.
       Сим помотал головой, приходя в себя. Поломанный Карни подлесок сфокусировался в траву перед лицом. Трава была сухой и пахла собаками. Он лежал на клумбе, о которую споткнулся, а вокруг постепенно собирался народ.
       - Вы в порядке, мистер? - спросила полная женщина в клетчатом пальто. Безвкусно разрисованное лицо склонилось над Симом, а он молча встал и нетвердой походкой направился прочь.
       Злоба улетела вместе с лошадкой Карни. Клумба с женщиной остались позади, скрылся за поворотом белый чугунный забор и теннисный корт. Мысли текли лениво. "Интересно, что со мной происходит? То, что я влип в нехорошую историю, это понятно, но ведь надо выбираться. Эти ночные приключения - сон или нет? Если это сон, то почему он так реален и явно влияет на мою жизнь? Если явь... не может это быть явью, уж слишком все фантастично. И что это за образ - Оранжевый Треугольник? А может, это просто расшалилось воображение? Последние дни были очень тяжелы морально, а потом я увидел эту эмблему на куртке у доктора... Но ведь доктора нет, это плод больного воображения. Ни с кем я не разговаривал. Это подтвердил бармен из "Встречи". Я просто хотел напиться и напился, да и дома, где жил доктор, нет в природе. Может, обратиться к врачу? - эта мысль показалась Симу глупой.- Нет. Не думаю... Ведь сны реальны, болезненно реальны". Он поморщился, вспомнив пытки в пещере. Внизу живота сразу похолодело, и ноги стали ватными. Стоящие прямо на тротуаре столики натолкнули его на мысль о еде. За стойкой взъерошенный юноша-акселерат вовсю торговал "горячими щенками". Молодое лицо было обильно посыпано мелкими прыщами, а на пухлой губе дрожала капелька пота. Здоровяк казался скорее нападающим в регби, чем официантом. Громадный аппарат, стоящий рядом, содержал кофе, пепси и несколько соков. На грязной бумажке, приколотой к стойке, говорилось о салате из помидоров, мясе "фри", картофеле (опять же "фри"), утке по-ирландски и отбивной на ребрышке. Голодный желудок потребовал отбивную с картофелем, салат и кофе. Пока заказ выполнялся, Сим, присев за столик, стал рассматривать солонку.
       "Даже если это сон, то он имеет огромное влияние на сознание,- продолжали течь мысли,- а так ли велико это влияние?" Он внутренне собрался и мысленно проговорил: "Кристина". Ничего не произошло. В голове все так же спокойно барахтались мысли, несвежая скатерть не вызывала дополнительных эмоций. Даже мерзкий юнец, отложивший на время горсть мелочи и копавшийся грязной лопатовидной рукой в ящике с хлебом, не вызывал патологических чувств.
       - Ну что ж, не так все страшно,- сказал Сим наглому голубю, пытавшемуся склевать жирное пятно на соседнем столике.- Все образуется, психоз пройдет, и, может, Кристина...
       Туман, боль, ненависть. Сим уронил голову на стол и обхватил ее руками. Кровь стучала в висках, но боль сразу прошла. Мир воспринимался как во сне...
       Рис медленно поднял голову. В блестящих глазах затаилось безумие. Пластиковая солонка треснула под пальцами. Голубь шарахнулся и как-то зигзагами полетел прочь. На этот раз ненависть была конструктивной. Риса бесила грязь столика рядом, наглость улетевшего голубя, полутьма улочки. И во всем этом была виновата Кристина. Если бы не она, он бы не оказался здесь... Но это всё были неодушевленные предметы, ненависть требовала живую, мыслящую цель. Самодовольный прыщавый кретин направлялся к нему, неся поднос.
       "ПОД-НОС,- повторилось в голове.- Ага. Именно под нос. По этим жирным губам ударить костяшками пальцев на кулаке. Резко, без предупреждения, чтобы наглая улыбка застряла у него в глотке, а разбитые губы напоминали выгнутую в противоположную сторону дольку апельсина..."
       Рис, не отрывая глаз от скатерти, не спеша, поднялся. Официант поставил поднос на столик и тут вылетевший как из пращи кулак поразил цель. Удара по губам не получилось - юноша в последний миг поднял голову и костяшки скользнули по подбородку. Но и этого хватило, чтобы официант отлетел, сбив несколько столиков. Рис прыгнул следом и, пока гигант поднимался, успел сделать несколько ударов наугад. "Регбист", не говоря ни слова, воткнул мощный кулак в солнечное сплетение Риса, но его там уже не было.
       Юнец был явно сильнее, драться умел и любил, но с таким противником он столкнулся впервые. Приличный мужчина в хорошем костюме дрался неумело, но во всех его движениях чувствовался дикий зверь. Он молотил руками и ногами, бодался, царапался и кусался. На удары не реагировал, а отлетев, снова бросался в бой. Юноше вспомнилась дикая кошка, от которой убегал, поджав хвост, огромный дог.
       Парень в испуге огляделся. Помощи ждать было неоткуда. Пустынная улочка и ни одного прохожего, только в окне первого этажа напротив качнулась занавеска. Парень уже не старался попасть по дикой бестии. Он просто отталкивал ее от себя, но усталость давала о себе знать, и все ближе и ближе лязгали зубы у его шеи. Собрав волю в кулак, он ударил Риса по голове и из последних сил бросился бежать.
       "Опять",- подумал почти оглушенный Сим и растянулся на мостовой.
       Сознание вернулось почти сразу. Надо было уходить. Он огляделся. Перевернутые столики, битая посуда с красными следами кетчупа, одинокая стойка на безлюдной улице... Выла, приближаясь, сирена. Сим тяжело поднялся и со всей скоростью, на которую был способен, направился к ближайшей подворотне. Дворы, улицы, опять дворы. Проплутав около часа, убедившись, что его никто не преследует, и поправив кое-как одежду, Сим побрел домой. Заявиться на работу в таком виде было немыслимо, но исчезнуть, никого не предупредив, он не мог.
       Дома он сбросил остатки костюма и залез в ванну. Горячая вода расслабляла перегруженные мышцы. Ссадины пекли. Тело ныло, напоминая о своем зверином происхождении, как бы говоря: "А лихо мы его..."
       "Да, действительно лихо... сделать этого громилу. Доэкспериментировался. Приступ ненависти начался после того, как я произнес слово - К... Стоп! Теперь даже в мыслях нельзя называть это имя. Теперь это чека от заряда огромной мощности. Ведь Треугольник показал мне это, просто я не обратил внимания. А на что я еще не обратил внимания? - Сим выключил воду.- Так значит, оранжевый Бог существует? Хотя это не обязательно. Мой психоз сам по себе опасен, а все остальное может быть галлюцинацией. Но до чего же реальная галлюцинация! Нарисованный луг в нечеловеческом мире, женщина-скала и ужасные пытки в пещере... Но об этом лучше вообще не думать".
       Голубое небо за окном наливалось свинцом. Будет гроза? Цвет не был похож на тучи, он напоминал... вечер.
       "А который сейчас час?" Удивленный Сим посмотрел на часы.
       "Вот дерьмо!" - в сердцах выругался он. Часы показывали начало шестого, а он выбежал из кабинета от силы в половину одиннадцатого.
       "Беготня по городу - минут тридцать, уж очень он спешил, да и не выдержал бы дольше...- закрутились мысли.- На лужайке я валялся недолго, ну, минут десять. До кафе - тоже минут десять. Драка - еще пятнадцать минут, если считать с заказом обеда. И полтора часа на дорогу домой. Ну, пусть на все понадобилось четыре часа". Получалось, что он где-то потерял около трех часов. Сим выскочил из ванной и, не вытираясь, позвонил Тайлеру.
       - Алло,- сразу же откликнулась трубка.
       - Это Сим,- дрожащим голосом сообщил Сим, сочиняя на ходу,- я сейчас дома. Я после планерки решил сходить в соседнее здание (что ты несешь?) к монтажникам (на хрена они тебе сдались?), проверить последнюю серию (ты в уме? Последняя серия уже сдана!), а на лестнице поскользнулся и упал... (Под самосвал? Посмотри в зеркало!) Ну в общем, до завтра я приду в себя, и...
       - Ничего страшного, надеюсь? - поинтересовался Роб. Он что, поверил в эту ахинею?
       - Не стоит беспокойства. Обычное растяжение (...мозгов! Что ты завтра будешь рассказывать о своей синей и поцарапанной роже?) икры.
       - Сим,- голос шефа стал проникновенным,- надеюсь, ты понимаешь, что это от меня не зависело? (Не зависело? Да ты сам это и устроил!) Я высоко ценю тебя как специалиста. (Скажи уж прямо - как мартышку в цирке!) Но... ты слишком импульсивный. (О-о-о! Ты еще не знаешь, какой я импульсивный!) Тут нужно попроще...(Будет "и попроще" - раз, и пополам...) но все равно я настаивал на твоей кандидатуре. (Уже поверил!) У меня всего лишь семь процентов, голоса разделились, и Курт (и ему зачтется!) победил. Не огорчайся, это же не последний проект... Ладно?
       - Да, я понимаю, бизнес есть бизнес.
       - Ну ладно, выздоравливай.- Линия опустела, и Сим, хлопнув трубкой, побрел назад в ванную.
       Дальнейшие размышления не дали результатов. Он уже почти верил, что Треугольник - плод больной психики, но, в ожидании вечера, тело начинало пульсировать болезненной дрожью. В какой-то книжке было написано, что сознание способно убедить человека в чем угодно. От прикосновения карандаша - возникали ожоги, и, наоборот, толпа людей без особого вреда плясала на раскаленных докрасна углях. "Только бы пережить эту ночь, а завтра отпрошусь с работы и пойду к психиатру,- решил Сим.- Пережить ночь! Легко сказать. Нужно просто никуда не выходить, чтобы проклятая привычка бродить по улицам не загнала... куда?" - дальше мысли путались. Ясно было только то, что с наступлением сумерек выходить куда угодно - было подобно смерти.
       Часовая стрелка коснулась одиннадцати. Сим давно ощущал знакомый, лет с семнадцати, "Зов ночного города".
       "Не сегодня. Только не сегодня..." Много лет, подчиняясь этому зову, он гулял по ночному городу, умеряя свое одиночество и восторгаясь им. Так было до той поры, пока в его жизни не появилась... "Заткнись! Думай лучше о городе... Стоп! Вот о городе как раз думать и не нужно! Да что же это такое? Уже и думать, кроме этого, не о чем? Например, придумай, как себя не выпустить из квартиры. Неплохо иметь "туза в рукаве" на тот случай, если ночной город... с цветными огнями, яркими витринами, теплой темнотой, по которой так хорошо гулять и чувствовать, как в душе рождается сказка этого..." Сим встряхнул головой и наотмашь съездил себя по лицу. "Ну, в общем, это ты и имел в виду",- ехидненько подсказала мысль.
       Он проверил, надежно ли закрыта дверь, вынул ключ из замка и спрятал в карман. Подумав немного, он снова достал ключ и опустил его в прорезь паркета на кухне. Теперь, чтобы выйти из квартиры, ему потребовалось бы вскрыть половое покрытие.
       "На, выкуси!" - злобно посоветовал Сим не то городу, не то Треугольнику.
       В животе неприятно похолодело. "Нет-нет! Я имел в виду только город! - вспоминая раскаленные лучи, стал он оправдываться.- Ведь Бог не звал меня, это все проклятый город..."
       Еще дрожа, Сим опустился в кресло перед телевизором и уставился в пустой экран. Почему-то ему казалось, что какая-то часть его сознания все-таки бредет по городу, сворачивает на знакомую улицу, обходит столб и клумбу, а пройдя в зеленую калитку, видит на крыльце доброго доктора, который говорит:
       - Эк ты себя отделал... ну ничего, сейчас мы тебя подлатаем...
       ТВОЙ ВЫБОР
       Рис висел в синем воздухе. Не было ни верха, ни низа, ни неба, ни земли. Ровный синий свет шел отовсюду. "Интересно, почему именно синий цвет так успокаивает глаз?" - подумал он. В пещерах все носило оранжевый оттенок. Оранжевый цвет противоположен синему. Синий здесь - цвет удовольствия, местный Рай. Оранжевый (цвет стыда и боли) - прототип Ада.
       "Но Треугольник - Оранжевый? Получается, что он продался местному дьяволу? Чушь. Так можно додуматься черт знает до чего". Подленькая мыслишка тут же подсказала: "Правильно! Именно Он и знает". Рис улыбнулся игре слов. Ему было хорошо. Безмятежное состояние покоя и льющаяся отовсюду радость. Снова появились звуки света. "Интересно, а как будет звучать бесшумный полет птицы..." - пронеслось в голове, и тут же вдалеке появилась белая точка. Постепенно она увеличивалась, и вместе с ней усиливался звук. Возникающие ноты нельзя было сопоставить с каким-либо инструментом. Да и не существовало устройства для воспроизведения таких звуков. Эту мелодию могла создать только птица, да, по сути, мелодия и была самой птицей. Вот уже можно различить мерные взмахи могучих крыльев и устремленное вперед обтекаемое тело. Каждое движение существа отражалось в мелодии, казалось, что малейшее перемещение одного перышка извлекает ноту, а мелодия целиком и есть не что иное, как математическое описание полета и птицы, одновременно положенное на музыку. Вот уже белокрылый скиталец небес подлетел совсем близко и, обдав Риса крещендо виража, пролетел мимо. Звук полета постепенно затихал, пока не исчез совсем.
       Наслушавшись вволю, Рис "заказал" восход солнца. Восхода в полной мере не получилось, так как было не из-за чего всходить. Солнце медленно появлялось из синего тумана, и его появление несло с собой упоительный концерт переливов света, и каждое изменение несло за собой мелодию, не унисонную, но связанную в один концерт восхода. "Как хорошо",- подумалось ему, и он понял - это самое прекрасное, что он видел и слышал за всю жизнь. Рис захотел закат, но солнце не желало растворяться. Вместо этого оно тускнело, приобретая оранжевые оттенки. Звук слабел, а круглый диск постепенно превращался в треугольник. Внутри у Риса все похолодело. Он ждал этого появления и боялся его, но трансформация солнца в Оранжевый Треугольник потрясла воображение. Потом он успокоился. Все правильно - это его Бог, и не ему, жалкому, судить, как тот должен появляться. Уже спокойно Рис ждал продолжения. Ему было все равно, будет ли это очередной пыткой или очередным наслаждением. Так велит его Бог, и он пройдет через все.
       "Лети",- прозвучал в голове первый приказ.
       - Как? - спросил Рис. До сих пор он не мог не то что летать, а даже повернуться. Для поворота требовалось что-то, от чего можно было бы оттолкнуться. Но вокруг ничего не было.
       "Просто лети. Пожелай, и ты полетишь".
       - Я хочу летать,- проговорил Рис, чувствуя себя идиотом. Но ничего не произошло.
       "Не говори, а захоти. Не требуется никакого волевого усилия. Это как сделать шаг, только мысленно. Ну?"
       И Рис полетел. Трудно определить полет в пустоте. Перемещение всегда познается относительно чего-то. Но Рис чувствовал давление воздуха, его тело наклонилось вперед, а Треугольник стал смещаться назад, но очень скоро их расположение восстановилось. Треугольник догнал Риса, и они неслись сквозь синеву как пара истребителей. Рис увеличил скорость и заложил несколько виражей. Он получал огромное удовольствие от полета. И еще он перестал волноваться за себя.
       "Что ты чувствуешь?" - прервал мысли Риса Бог.
       - Наслаждаюсь полетом. Это потрясающе.
       "Прислушайся к миру и скажи, как он к тебе относится".
       Рис послушно сосредоточился на синеве вокруг. Результаты были поражающими. Этот мир любил его. Огромная беззаветная любовь наполняла все пространство вокруг. Он дышал ею, летел сквозь нее. Любовь текла у него по венам, и кроме этого было чувство глобальной защищенности. Здесь ничего не может случиться с Рисом. Здесь его любят и охраняют.
       И еще в этом мире был Бог, который создал этот мир. Бог настолько непонятный, что нельзя было сказать, как он относится к Рису, но это было неважно. Здесь не могло быть ничего плохого. Только любовь и покой. Мир был сотворен Богом. Он принадлежал ему на правах творения, и вместе с миром принадлежность распространялась и на Риса.
       "Теперь ты понял",- возникла мысль в голове.
       - Да, я понял,- произнес Рис,- и я выполню все, что ты пожелаешь. Я могу умереть, могу жить, а могу даже простить Кристину.
       "Глупец,- пришла ответная мысль,- мне нет дела ни до твоей жизни, ни до твоих страстей! Ты - орган, а у органа есть его функция. Ты предназначен приносить мне страх и за это получишь то, что хочешь. Прощай или не прощай... Ты пожелал прийти ко мне. Ты захотел быть частью меня - только это имеет значение. Ты шел к цели и для этого встретил Доктора. Твоя цель была принята. За это ты обещал жизнь, и плата соответствовала цели. Но мне без надобности твоя жизнь. Единственное, что мне нужно,- это страх, но ты уже не можешь испытывать его! Поэтому я сделаю из тебя орудие, и через тебя страх будет стекаться ко мне. Жаль, что это ненадолго... Впрочем - неважно".
       - А почему Я? Разве ты не мог такое же орудие сделать из доктора?
       "Ты глуп и не понимаешь. Я не могу свободно перемещаться в вашем мире. Старик - мои руки и глаза. Он доставляет мне крохи и получает от меня крохи. Но ты еще меньше. Служи мне, и я дам тебе то, что ты так хочешь! Впрочем, и это неважно..."
       - А если это мне уже не нужно?
       "Ты и вчера так говорил. Но днем в кафе ты думал по-другому. Нельзя с уверенностью делать выбор, так часто меняя свои стремления. Но и это неважно. Как говорят у вас - товар продан и возврату не подлежит. Сделка заключена, и в любом случае твоим стремлением считается то, за что ты заплатил. Это твой свободный выбор".
       - Неправда! У меня нет выбора! - крикнул Рис.
       "Выбор? А что есть - выбор? Ты сам пришел ко мне, ты принял меня - Бога - и выбрал между болью и преданностью. Это твой выбор. Ты знал, на что идешь. Сколько раз в жизни у тебя был такой выбор? Уж не тогда ли, когда умер твой отец или когда тебя бросила мать? Что же ты не выбирал, когда был игрушкой в руках опытной женщины или позже, когда сам старался завести свои собственные живые игрушки, а? Всегда все выбирали за тебя, и теперь ты осмеливаешься просить выбора единственный раз, когда он у тебя был, червь?"
       - Я не понимал тогда, что могу выбирать. Не понимал сути дилеммы, пока не становилось поздно.
       "Вранье! Ты не понимал, что тебе передают девочку "общего употребления", причем передают как вещь? Ты не понимал, что она получила приказ с тобой переспать и выполнит его? Понимал. Так где же здесь твой выбор? Тебе хотелось эту "вещь", и ты согласен был платить за прокат. Платить тем, что закрывал глаза на сам факт проката и свое бесправие по отношению к ней. А вот когда ты в течение вечера не домогался ее, ты показал, что выше продажности. То есть сначала купил, а потом пренебрег. Да и потом вздумал ревновать, как будто это твоя девушка. Ты использовал ее и отказался платить. Это твой выбор?"
       - Я тогда этого не понимал...
       "Чего? Ты думал - она тебя полюбит?"
       - Да. Я надеялся, что все остальные для нее останутся в прошлом, и мы будем счастливы.
       "А как же быть с ее бурной жизнью до тебя? Ведь ее "знали" все?"
       - Я бы помог ей выбраться из этой грязи. И я бы добился, чтобы ее больше не трогали.
       "А ты ее спросил, хочет ли она этого? Нужна ли ей твоя жалость и отношение как низшему существу?"
       - Это неправда. Я бы относился к ней хорошо.
       "Да? Ты вытащишь, ты защитишь. Но ведь ты самый беззащитный в компании именно в вопросе девушек, иначе тебе бы ее не предлагали. Ты представляешь, насколько унизительно покровительство ничтожества? Так что ты выбрал? Унизить и без того бесправное существо? Что ты выбрал? Найти себе девушку или показать всем, что и у нижайшего есть "подопечный"? ЧТО ТЫ ВЫБРАЛ?!!"
       - Я выбрал любовь.
       "Вранье. Оглядись вокруг. Тут все пропитано любовью, нежностью. И что? Ты хочешь уйти ради предавшей тебя девушки? Опять повторить то же самое? Ведь ты ненавидишь ее. Ты излучаешь гнев и боль и все равно говоришь о свободе выбора?"
       - Да, говорю,- голос Риса окреп, и он смотрел на Треугольник без боязни, понимая, что играет с огнем. Он не боялся. Ему уже было почти все равно.
       "Но ведь ты сам это выбрал, так что тебя снова не устраивает?"
       - Как и прежде, я не понимал выбора, а когда понял, выбор был уже сделан.
       "Ты хочешь не свободу выбора, а отсутствие ответственности за него. Как и раньше, ты хочешь не заплатить по счетам. Ты и так получишь с лихвой. Что ты еще хочешь?"
       - Я не могу вернуться назад в свою жизнь,- из последних сил выдавил Рис.
       "ДА - НЕ МОЖЕШЬ!!! - взревело все вокруг.- Но ты и не хочешь! Ты не можешь совладать со своими чувствами. Напомнить?.."
       - Не надо!!! - закричал в испуге Рис, но, перекрывая его голос, безмолвно прозвучало: "К-Р-И-С-Т-И-Н-А!"
       И его снова захлестнула волна ненависти, сделав тесным этот мир бескрайней пустоты. От приступов злобы задергалось все тело, а изо рта потекла слюна.
       "Посмотри на себя, искатель выбора, посмотри внимательно. Вот что делает с тобой истинная свобода. Ведь ты уже не человек. Ты - монстр, а я лишь проявляю твою сущность и довожу детали. Не слишком ли много для одного никчемного слизняка?"
       Перед глазами Риса возникло отражение скрюченного парня с сумасшедшими, источающими ненависть глазами и безвольной, привыкшей унижаться фигурой. Волосы стояли дыбом, а на губах чувствовался привкус крови из прокушенной губы.
       "Достаточно..." И видение исчезло, а ненависть прошла так быстро, как будто кто-то нажал выключатель.
       "Ты раб своих чувств, но именно поэтому ты мне и служишь. Раньше твоя ранимость несла тебе боль. Я это изменю. Твоя чувствительность станет силой, слабость - оружием, а унижение принесет тебе счастье. Пусть это продлится недолго, но именно ради этого ты и приносишь в жертву себя. И тогда ты сослужишь мне службу".
       Синий вихрь налетел на Риса, закрутил его так, что перед глазами все померкло и к горлу подкатила жуткая тошнота...
      
      
      
      

    СИМУ Четырнадцать ЛЕТ

       Недавно Сим познакомился с девочкой, живущей на соседней улице. Она была старше его почти на год. Не по возрасту оформившаяся, в отличие от своих сверстниц, она больше напоминала миниатюрную женщину, чем подростка. Девушку звали Саманта, и, стараясь соответствовать своей знаменитой тезке, она подкрашивала волосы, нарочито свободно разговаривала о сексе, но, в отличие от мадам Фокс, голоса не имела.
       Сим уже два месяца просаживал все свои "деньги на молоко", покупая девушке баночки с пепси, кормя в кафе мороженым и в кинотеатрах поп-корном. Их роман, по мнению Сима, достиг той стадии, когда пора уже было переходить к поцелуям. А от грядущих зажиманий в подъездах к тому, о чем подробно показывали в кино.
       Саманта свиданий не назначала и забывала о приглашениях Сима. А у него вошло в привычку, столкнувшись на улице, пригласить ее куда-нибудь.
       Юноша не встречал девушку несколько дней и обрадовался, когда увидел ее на скамейке парка, сидящую в одиночестве. Дышать стало труднее, и он с трудом поднял глаза с топорщившейся на груди блузки на сильно подведенные глаза.
       - Привет! - улыбнулся Сим и нарочито безразлично плюхнулся на лавочку рядом.
       - Привет, Си.- Сокращенное имя бесило Сима. Он не любил и полное, но в урезанном варианте оно приобретало совершенно непристойное звучание. Юноша, как всегда, промолчал. Он прощал Саманте и не такие колкости. Вообще все их отношения строились на этих бесчисленных прощениях. Сим понимал, что стоит ему хоть один раз всерьез обидеться, как всем встречам конец.
       - А чего ты тут сидишь? Пойти некуда? - спросил он немного грубее, чем хотел.
       - А ты, я смотрю, делами занят так, что аж штаны протерлись. Того и гляди убежишь в трех направлениях сразу.
       - Я и не говорю, что занят.- Сим покосился на свои штаны.- А вот сидеть на солнцепеке все равно дерьмово.
       - Солнышка он боится... Небось. Не растаешь.
       - Да ну тебя. Тоже мне - кайф нашла. Тебя бы не увидел и не подумал бы здесь садиться.
       - Сяду - не сяду. Аэродром нашел... Языком, как "Боинг" пропеллером, шлепает...- пробурчала девушка и, приспустив бретельки блузки, подставила плечи солнцу.
       - У "Боинга" нет пропеллера - у него реактивный двигатель. Ты, наверно, и самолета никогда не видела.
       - Зато у тебя все нормально...- огрызнулась Саманта.
       - С самолетом? Конечно: я его много раз видел...
       - С пропеллером. Шлепаешь образцово. Зачет на вентилятор сдавать можешь.
       Сим заткнулся и некоторое время сидел молча, правда, надолго его не хватило, и он поинтересовался:
       - Может, ты кого-то ждешь?
       - Жду? Да, наверно... День жаркий, жду, кто пепси принесет или чего-нибудь получше.
       ""Получше"? Что она имеет в виду? Может, она вина хочет?" От этой мысли Симу стало не по себе. То, что из этого следовало, было вкусным, но острым, как стейк с чили. Раз вина - значит и секса. А почему бы и нет? Они уже давно встречаются. Ну, еще не целовались, но это не важно. Можно все наверстать сразу.
       Если девушка хочет вина, она намекает на то, что хочет близости с мужчиной. Так говорили ребята во дворе, так думал и сам Сим. Случайные встречи и походы "на мороженое" за неимением другого он называл свиданьями. Быстро оценил свои возможности: дома - мать, причем, наверно, уже пьяная; летнего домика, как у Сэмми, у него не было. Оставалась природа. Нужно взять вино и пойти в ближайший лес, благо до него можно было дойти за десять минут. Сим представил себе зеленую бутылочку с голубой этикеткой...
       - Ты что, сдурел? - Саманта окинула Сима ледяным взглядом.- Перегрелся на солнце? Если ты думаешь, что я пойду трахнусь с человеком просто так, то ты козел, Си!
       - Как это "просто так"? - недоуменно спросил Сим.- Мы же с тобой уже долго встречаемся.
       - А такое слово "любовь" ты слышал? Или тебе эрекция мозги через уши выдавила? Под "винчик" будешь трахать дворовых лахудр, и то если они согласятся. А если не согласятся, то тогда тебе остается - что?
       - Что? - автоматически переспросил юноша, понимая лишь то, что его роман, похоже, неожиданно закончился. И все из-за одной фразы. Но ведь она сама намекнула...
       - Какие у тебя сильные руки! - сексуальным шепотом произнесла девушка. Она провела тонким пальчиком по его запястью и, откинувшись на спинку, стала смеяться собственной шутке.
       До Сима постепенно дошел смысл, и он, поджав губы, отвернулся.
       - Ну все.- Саманта перестала смеяться и поднялась со скамейки.- Я иду в кафе, а ты - как хочешь.
       Ему ничего не оставалось, как плестись следом за взбалмошной девчонкой, чтобы поить пепси, кормить мороженым и, может, хоть так загладить свою вину. А в чем он виноват?
       После второй порции мороженого Саманта расслабилась и болтала всякую чушь про новые туфли, которые купил кто-то одной из ее подруг. Сим не вслушивался. Его беспокоило только одно - если девушка захочет еще мороженого, то это будет последнее, что он сможет сегодня ей купить. "Молочные" деньги закончатся. А если после кафе они пойдут гулять по городу и она захочет даже простой сельтерской, он окажется в неприятном положении.
       Не торопясь, за соседним столиком уселся высокий парень. Сим узнал в нем своего однолетку Майкла. Выше на голову и шире в плечах, он являлся образцом подрастающей смены старшему поколению портовых вышибал. Порта у них в городе не было, но по фактуре было видно - мордоворот явно стремится завоевать это гордое звание. Единственным препятствием на этом пути могли оказаться умственные способности. В этом направлении догнать тупоголовых громил парню явно не светило, да он и не пытался. С удовольствием попивая пиво, горилла поглядывала на Саманту.
       Дальнейшее для Сима происходило как во сне. Майкл прикончил напиток и встал.
       - Мои уехали, и я намереваюсь этим воспользоваться. Не хочешь присоединиться? - сказал он спутнице юноши, даже не обратив на того внимания.
       Саманта тут же встала и, направляясь к выходу, бросила Симу:
       - Ну, пока. Увидимся.
       Они шли к двери рядом. Рука Майкла обхватила ее за талию явно ниже всех правил, а из заднего кармана брюк выглядывала знакомая бутылка с синей этикеткой.
       Сим, наверное, умер. Во всяком случае, ему так казалось. Он вернулся домой и лег в постель. Мысли ворочались сами собой. Не обращая на них внимания, грубое животное инстинктов рвалось на свободу, круша все вокруг. Юноша понимал: еще чуть-чуть, и вырвавшийся на свободу зверь превратит его в очередного буйнопомешанного. Он заставил себя искать выход, пока еще была возможность. Превозмогая ненависть, он думал.
       "Что же я сделал не так? Почему тупоголовый жлоб смог понравиться Саманте, а его - Сима - она воспринимала как неоперившегося птенца? Возраст? Но они же ровесники. Сука, что же тебе нужно... Может, дело в квартире? Девушки любят комфорт. Во всех историях фигурируют богатые парни, с которыми комфортно. Квартира - это не лес с холодной землей и муравьями. А пошла бы она со мной в квартиру? Видимо, нет. Что еще осталось? Внешность? Но рожа у Майкла - хуже не бывает, хотя, может, именно такие и нравятся девушкам. Правда, у парня еще прекрасная фигура... Но дело не только в атлетической фигуре Майкла. От него веет независимостью и уверенностью в себе. Я веду себя как птенец, вот меня и воспринимают за птенца. А как на моем месте повел бы себя соперник? Вот в парке, когда прозвучала фраза про руки? Да Майкл бы просто не понял. Воспринял бы это как комплимент. А если бы понял - ходить Саманте с синяком. Так, может, поэтому с ним она так не шутит? Легко сказать - съездить девушку по лицу... А Майкл ведь может..."
       Сим представил себе парк. Вот на лавочке сидит Саманта. Вдоль аллеи посажены низенькие, аккуратно подстриженные кусты. За ними редко разбросаны деревья. Он уже чувствовал запах листвы и тепло солнца на коже рук, открытых короткими рукавами его тенниски. Так. Теперь он идет вперед, подходит к лавке. Девушка заметила его, но не подает виду...
       - Привет! - улыбнулся Сим и плюхнулся на лавочку рядом с Самантой.
       - Привет, Си.- Сокращенное имя бесило Сима.
       - Еще раз назовешь меня так, будешь сидеть без пепси до вечера! Идти тебе все равно некуда! - отрезал он.
       - Ты чего, Сим? Ты никогда не говорил...
       - Теперь сказал. А пепси я больше не пью. Намереваюсь взять "винчика" и прогуляться в лесок. Будешь хорошо себя вести, и тебя возьму,- Сим намеренно говорил грубо, ощущая радость от вседозволенности.
       - День жаркий, а в лесу сейчас хорошо. Пойдем? - Саманта встала.
       - Ну ладно,- добродушно согласился Сим.- Только в кафе за вином заскочим - и в лес.
       Если девушка хочет вина, она намекает на то, что хочет близости с мужчиной. Так говорили ребята во дворе. Так думал и Сим. Вот сейчас это и произойдет на практике. А произойдет ли?
       - Носом крутить не будешь? А то знаю я тебя! - взорвался вдруг Сим, усиливая давление на девушку.
       - И я тебя знаю. Чуть не по-твоему - сразу в глаз. Да и винишка хочется,- прозвучал ответ, в котором юноша и не сомневался.
       В кафе за соседним столиком уселся высокий парень. Сим узнал в нем своего однолетку Майкла. Рослый и широкоплечий, он с удовольствием тянул пивко, поглядывая на Саманту.
       Дальнейшее у Сима вызвало улыбку. Майкл прикончил напиток и встал:
       - Мои уехали, и я намереваюсь этим воспользоваться. Не хочешь присоединиться? - сказал он Саманте, даже не взглянув на Сима.
       Девушка и не подумала вставать. Она надменно повернулась к мордовороту.
       - Ты что, сдурел? - Она окинула громилу ледяным взглядом.- Перегрелся на солнце? Если ты думаешь, что я пойду трахнусь с человеком просто так, то ты козел, Майк!.. Ему эрекция мозги через уши выдавила,- пояснила она Симу.- Пусть трахает под "винчик" дворовых лахудр, и то если они согласятся... А если не согласятся, то тогда тебе остается - что? - обратилась она к Майку.
       - Что? - недоуменно спросил тот.
       - Большие сильные руки,- бойко проговорила Саманта и рассмеялась.
       Сим знал, что за этим последует. Он также знал, что Майкл силен, но не ловок. Как молния он метнулся навстречу летящему кулаку, перехватил и немного поднял руку. Удар просвистел над головой девушки. Потом Сим крутанулся на каблуках, подставил плечо и резко дернул руку вниз. Раздался хруст сломанной кости. Майкл, вопя от боли, сполз на пол, а победитель, как пушинку, поднял девушку с кресла и сунул в задний карман бутылку с вином.
       Они шли к двери рядом. Сим обнял ее за талию, потом смело передвинул руку на ягодицу. Саманта только крепче прижалась к своему спасителю. Впереди их ждал лес, вино и все то, что Сим захочет. А не захочет - так не будет. Жизнь улыбалась ему каждой своей секундой. Иллюзорная жизнь...
       Мысленно пережив гамму удовольствий в лесу, он заглянул и в кафе. На полу плакал здоровенный парень. Сим ощутил, что ненависть прошла, зверь его инстинктов заполз назад в свою глубокую нору.
       Когда он открыл глаза, реальный мир показался на удивление блеклым.
       "Тупой Майкл сейчас развлекается с Самантой,- пришла подлая мыслишка.- Ну и что? Саманта - просто глупая дура, а Майкл даже не догадывается, что она может, если к ней подойти с умом".
       Теперь Сим был спокоен. У него было воспоминание, которое было ярче, чем события наяву. Глубоко внутри тоскливо завыл укрощенный зверь.
       Так закончилось первое серьезное увлечение юноши.
       За ним пришло второе, третье, четвертое... Менялись девушки, кафе, парки, темы разговоров. Неизменным оставалось только одно. Рано или поздно появлялся другой парень, уводил девушку из его жизни, а Сим усмирял зверя. Хороший, надежный способ - иллюзорное существование. Со временем Симу это даже стало нравиться.
      
      
      
      

    ИСТОРИЯ РЕЛИГИЙ

       Внутри механизма медленно крутилась шестеренка, на внешней стороне которой находилась полоска металла с выемкой. Маленький кулачок завис на краю этой выемки. Еще доля дюйма, еще... есть!!! "Сорвавшаяся с цепи" пружинка разбудила молоточек, он в исступлении заколотился головой о стенку своего жилища. Резкая, болезненная эйфория снова наполнила будильник и изливалась вокруг истерическим звоном. З-з-з-з-з-з-з!!! Вот сейчас от удара утопится кнопка, неся чувство завершенности, подтверждая, что подлость свершилась и еще одному существу пришлось распрощаться со сладким миром сна...
       Но окончательный аккорд запаздывал. Сотрясавшие будильник конвульсии переросли в пароксизм страха и постепенно утихли, задушенные разочарованием. Нет на свете более несчастного существа, чем будильник, не свершивший мелкую утреннюю пакость.
       Сим долго не мог проснуться. Как человек, попавший в элеватор, тонет в зерне, не способный выплыть из тяжелого и удушающего потока, сознание не справлялось с толщей забытья. Оно то поднималось почти на поверхность реальности, то вновь проваливалось в мутные глубины беспамятства. Наконец, постепенно, как утопленник на третий день, оно всплыло.
       Сим проснулся, и действительность сразу напомнила о себе. Он с трудом поднялся и отправился на кухню за утренней чашкой кофе. В углу паркет был взломан. Половицы в спешке были разбросаны по всему помещению, а у стенки валялась монтировка от автомобиля.
       Холодильник неохотно выдал колбасу, а хлебница, едва не цапнув за руку крышкой, рассталась с горбушкой батона. Оттолкнув ногой дощечки, Сим водрузил на плиту джезву. Когда кофе поднялся, он наполнил чашку и ушел в комнату.
       "Сегодня третий день из отпущенных семи,- подумал он, когда туман в голове немного рассеялся.- И какие результаты? Результаты - чего?"
       Зубы вонзились в колбасу. Мыслей не было. По окраинам сознания бродили абстрактные картины из цветных пятен, снабженные голосами. Голоса что-то настойчиво бубнили. Голова работала плохо, и, самое главное, не было желания думать. Как уставший человек не может заставить себя встать за стаканом воды, так и мозг Сима отказывался переваривать информацию. Очень хотелось делать что-нибудь бездумное, а лучше - ничего не делать. Лечь в постель и заснуть. Или пойти в парк и посидеть на лавочке, тупо уставившись в кусты напротив. Это желание было настолько сильным, что Сим невольно стал наклоняться в сторону подушки и, наверное, заснул бы, но зазвонил телефон.
       "А когда-то мне казалось, что у него приятный звук,- с неимоверным усилием родилась мысль и сразу после рождения умерла.- Опять звонит. Что-то надо сделать, вот только что? Кто-то должен прийти и успокоить этот аппарат. Так почему никто не идет?"
       Через некоторое время Сим понял, что этот гипотетический "кто-то" - он и есть. Ноги уже содрогались в предчувствии процесса вставания, но телефон замолчал сам. Еще через некоторое время пришла мысль, что встать все-таки придется - надо идти на работу. На непослушных ногах он вернулся в кухню. На верхней полке шкафчика с давних времен хранилось полбанки растворимого кофе. Не став дожидаться, пока вода закипит, Сим налил в банку воды из-под крана, разболтал и выпил. На вкус это не напоминало что-то съедобное.
       Бурча под нос нелитературные выражения, он поплелся в ванную. В животе несъедобный кофе явно поругался с колбасой. Колбаса оказалась в меньшинстве, но, как более тяжелая, выгнала кофе из своих владений. Еще десять минут Сим объяснял свои взгляды на жизнь унитазу. Как ни странно, но это благотворно повлияло на организм и в голове прояснилось. Горячая вода душа выгнала остатки хандры, и вскоре Сим уже вышел из дома.
       "Надо забрать машину из ремонта, а то в этом транспорте можно свихнуться..."
      
       - Это уже не смешно, Хасли! - орал Тайлер.- Ржание - это ржание! Не хрюк, не всхлип, и не... не знаю что! У тебя что, эту Карни защекотали до икоты, а потом придушили?
       - ?..
       - Я не знаю, как тебе объяснить, что такое ржание! Ну - и-и-и-го-го!!! А весело - это не значит истерически!!! Все. Хватит. Или до обеда у меня на столе будет нормальная фонограмма, или завтра у вас будет новый начальник. Да, кстати,- продолжил он, резко успокоившись.- Что у нас происходит? Такое впечатление, что вчера никто ничего не слышал. Лесли, объясни, пожалуйста, откуда в "Ванде" взялся щенок Никки? Только вчера выяснилось, что такого, оказывается, в сценарии нет, но куча народу его просчитывала, а сегодня он вдруг появляется в сценарии! Вы что, издеваетесь?
       - Щенок, между прочим, совсем очаровательный,- попытался защититься Лесли.- Я полюбил его с первого взгляда и еще вчера не понимал, зачем его выбрасывать. Но приказ есть приказ. Я уже начал прикидывать, как лучше его изъять, но, открыв сценарий, убедился, что он там все-таки есть. Причем это не начальный текст, а дописка от руки. Изменений в сценарии не было, а время поджимает. Поэтому Никки и остался. Кроме того, опять повторю, щенок - прелесть, и выдирать его просто недопустимо.
       - Меня не интересуют ваши личные пристрастия! - заорал Тайлер.- Вы слышали вчера мой приказ и обязаны были убрать щенка, а вот после работы хоть любуйтесь, хоть целуйтесь с ним! Понятно?
       - Лес,- Хасли расплылся в улыбке,- ты ведь недавно женился, еще год не прошел, а ты уже на собак засматриваешься?
       - А зоофилия для него хороша тем, что для этого домой ходить не надо, можно прямо тут и жить! - прозвучало из угла.
       - Скоро я действительно сюда переселюсь, если по два раза будем то ставить, то снимать по полторы минуты с четвертьчасовой ленты,- огрызнулся Лесли.- Кстати, босс, вы обосновывали свой приказ тем, что Никки не было в сценарии, а я выяснил, что он все-таки есть. Так что я должен был делать?
       - Прекратите этот балаган! У нас планерка, и обсуждать половые отклонения будете в другом месте! - Казалось, Тайлер сейчас задохнется, но присутствующие хорошо знали, что он мог поддерживать такой уровень шума довольно долго.- Вы еще его жене доложите, что он на работе с собакой целуется. С вас станется...
       - Это был ваш приказ,- прозвучал тот же голос из угла.
       - Какой приказ?
       - Ну, чтобы Лесли целовался с Никки. Вы сами сказали - можешь, но не в рабочее время...- расплылся в улыбке Хасли.
       Присутствующие заулыбались и согласно закивали головами.
       - ВСЁ!!! - снова заорал Тайлер.- Нечего зубы скалить, вы меня до инфаркта доведете. А ты, Хасли, вместо того чтобы идиотски хихикать, лучше подумал бы, что делать с твоим ржанием.
       - С "моим"?
       - Не придуривайся. Ты прекрасно понимаешь, что я говорю. С ржанием этой дебильной лошади. Лесли! Еще раз говорю: мне плевать на твои выводы, чтобы завтра я про этого Никки и не слышал. Понятно?
       - Позволю себе заметить, что Никки введен в сценарий неделю тому назад по требованию заказчика,- вставил Курт, который до сих пор спокойно что-то записывал в тетрадь и в обсуждении участия не принимал.- Входящий номер 3786. Я обязан был поставить вас в известность, но соответствующее дополнение не легло в вашу папку по недосмотру курьера. Я, конечно, должен был проследить - виноват, признаю. Но вы не являетесь непосредственным куратором проекта "Ванды", а изменение внесено в недельный план. Так что можно считать это недоразумением.
       В зале зависла тишина. Вот так просто и корректно заткнуть рот боссу еще никто не решался. Причем вроде и Роб ни при чем, и Бен лишь немного виноват, но наказывать не за что...
       - Понятно... Так какого черта я второй день... Ну ладно. Все. Закрыли тему,- отрезал босс.- Теперь накладные на передачу...
       Еще немного оторвавшись на бухгалтерии, Тайлер передал слово Курту.
       - У меня всего несколько просьб,- Бенждамен в отличие от босса говорил негромко и вежливо.- Ол, эскизы с 56 по 62, а также 16, 24, 51 и 69 должны быть переделаны, причем без смещения графика. Согласись, это не совсем то, что требовалось.
       - Вот так просто взять и переделать? - в голосе начальника художественного цеха прозвучала скрытая обида.- А вы не думаете, что над этими пленками работали квалифицированные сотрудники, которые до сих пор прекрасно справлялись со своими обязанностями?
       - В работе любого специалиста есть удачные моменты, а есть и неудачи. Названные мной работы низкого качества. Я не говорю о смене штата, а всего лишь отказываюсь принимать явный брак.
       - А вам не кажется, что перед сдачей я сам проверял работу и брака не нашел.
       - Ты хочешь сказать, что брак выпущен лично тобой? - в голосе Курта появился металл.- Хотя это одно и то же. Ты как руководитель отвечаешь за работу всего отдела. Давай не будем спорить. Эскизы должны быть переделаны.
       - Я работаю на студии уже пять лет,- взорвался Оливер,- и еще никогда вот так вот, без объяснений, не браковали мою работу даже зарекомендовавшие себя руководители! Я отвечаю за своих сотрудников!!!
       - Я не хотел тебя обидеть, Ол, а уж тем более ставить под сомнение твой профессионализм, но,- голос Курта зазвучал резко и с нажимом,- это халтура - раз! Со вчерашнего дня я имею полное право принимать или не принимать твою работу по проекту "Мальчишки из детства", и тебе это известно - два! А насчет того, что ты полностью отвечаешь за своих сотрудников, так я и не возражаю. Подготовь смету на разработку бракованных эскизов на завтра. Она будет высчитана из твоего жалования. Это приказ. И последнее, при чем тут - кто сколько лет работает? Все мы когда-то приходим, работаем. И когда-то уходим. Я ясно выражаюсь? - голос Курта стал совсем тихим, но звучал с большим нажимом.- Хасли,- это прозвучало совсем другим тоном,- пожалуйста, сделай прикидку по звукам первой сцены, по "Мальчишкам", там дождь, звуки дороги и... ну, по сценарию. Посмотришь. Желательно с примерами. Это не срочно, но чем скорее - тем лучше. Не хотелось бы выбиваться из графика, а заказчик, сам знаешь,- щедрый, но сволочной.
       Речь Курта закончилась улыбкой. Красный, как июльская клубника, Оливер сидел в своем кресле, казалось, что сейчас он закипит и пустит пар из ушей. Хасли что-то прикидывал в своем блокноте, который не открывал с прошлого Рождества. Остальные очумело ждали продолжения. Босс усиленно копался в бумагах, делал вид, что "все под контролем" и вдруг, спохватившись, закончил планерку.
      
       Зазвонил телефон. Злобный аппарат мешал думать. Сим недоверчиво покосился на него, а потом просто выдернул шнур из розетки.
       "А хорошо все-таки этот сучара-Курт сделал Олли. Так и надо этому индюку, и на него нашлась управа. Но почему Бен, который сам на студии "без году неделя", наехал на именитого Оливера? Или так и надо? Сразу поставил себя, и чтобы другим неповадно было. Ведь проглотит это Ол. Как пить дать - проглотит. Он старый, опытный и знает, когда "поднимать хвост", а когда и поберечься не грех..."
       Есть хотелось зверски. Он улыбнулся. В это время, наверное, его утренняя еда выясняет отношения с утренним питьем где-то в глубинах городской канализации.
       Сим отправил курьера за кофе с булочкой.
       "Итак - третий день. Вчера я все-таки поперся к доктору. Паршиво. Похоже, это неконтролируемый процесс. Я не хотел туда идти, но меня вышибло в бессознательное состояние, и... И как теперь с этим бороться?"
       - Похоже, единственный способ борьбы - это самоубийство,- проговорил он, обращаясь к телефону.- Или это тоже не поможет?
       "Психика психикой, но физическое тело имеет определенные возможности. Надо что-то придумать и просто не пускать его бродить по городу. Ну да, "не пускать"! Вчера уже не пустил. А если, скажем, привязать? И что это за Треугольник такой?" Сим вдруг понял, что он абсолютно не разбирается в мифологии и религиях. Ему нужна информация, а значит, надо идти в библиотеку. Может, там, на пыльных полках, он найдет ответ.
       Указательный палец сам собой набирал на клавиатуре компьютера телефон Кристины. Сим в недоумении уставился на него и резко отдернул руку. Вторая рука обхватила напроказившую ладонь и прижала к столу.
       "Ну вот, дожился. Части тела живут сами по себе... Руки звонят - куда хотят. Ноги ходят - куда не надо, а потом голова... ну да. С головой вообще - проблема...- отрешенно подумал Сим.- Живот служит рингом для продуктовых разборок, сердце - замирает, когда хочет. Весь организм его предал. Почти весь. Вот только... а, черт!!!" Симу резко захотелось в туалет.
      
       Центральная библиотека занимала шикарное белое здание в центре города. Большой куб из стекла и бетона выходил одной стороной на широкий проспект, а сзади него располагался парк со скромным озером.
       - Меня интересует история религии,- обратился Сим к девушке за стойкой.
       - Какой религии?
       - Ну, как вам сказать, я сам толком не знаю. Мне нужны все религии, где встречается треугольник.
       Девушка недоуменно уставилась на Сима.
       - Треугольник? Почти в каждой религии есть нечто похожее. Взять хотя бы пресловутое христианское триединство - Бог-Отец, Бог-Сын, Бог-Святой Дух. Или Будда-Мудрец, Будда-Весельчак, Будда-Воин. Вроде еще Кришна-Шива-Вишну, но в этом я не уверена.
       - Мне нужно изображение треугольника в культовых символах,- поправил Сим.
       - А я об этом и говорю,- улыбнулась девушка.- Уж если в основе религии лежит триединство, то в изображениях вы наверняка найдете этот самый треугольник.
       - Ну, хорошо. А Бога в форме треугольника нет?
       - М-м... Даже не знаю. Треугольник, по сути, является примитивной фигурой. В язычестве встречается нечто подобное. К примеру, поклонение кругу, но там круг - обозначает солнце. А вам зачем надо?
       - Ну... вы понимаете...
       - Работу пишете?
       - В общем, да. Я хочу проследить влияние религии на развитие геометрии,- нашелся Сим.
       - Тогда вам нужны, в основном, древние религии?
       - Не только. Согласитесь, трудно определить точную дату возникновения той или иной религии. Что же касается символики и образов, то период и происхождение вообще трудно определимы. Так что давайте не будем устанавливать временных рамок.
       - А вас интересует только треугольник или другие фигуры тоже?
       - В моей работе,- Сим уже освоился в новой роли и врал без запинки,- прослеживается только эта фигура. Если я возьмусь за отработку других, то, боюсь, не закончу до пенсии.
       - Ну вы не такой уже и старый,- кокетливо улыбнулась девушка.- Я бы, наверное, не смогла постоянно копаться в формулах, чертить кривые, векторы... Хотя я в этом мало понимаю.
       - Это только на первый взгляд кажется сложным, а на самом деле это очень интересная наука.
       - Расскажите мне про свою работу. Вы меня заинтриговали.
       - Ну, это не так быстро. Я не смогу в двух словах все объяснить,- опешил Сим.
       - Ничего,- бодро произнесла девушка.- Мы могли бы встретиться вечером, когда ни вы, ни я не будем торопиться. Например, сегодня, идет?
       - У меня вечером доклад. Давайте в следующий раз,- сухо пробурчал Сим.- Так как насчет книг?
       - Подождите,- демонстративно вежливо ответила девушка и через некоторое время вернулась с внушительной стопкой книг.- Тут краткий экскурс по всем направлениям,- мстительно улыбнулась она и пошла за следующей стопкой.
       Таких стопок оказалось три. Совпадение?
       Сим просидел в библиотеке до заката. Треугольников было множество. Они встречались на иконах, настенных росписях, рисунках и амулетах. Но везде это были "сопутствующие" изображения, отражающие нечто более сложное. Самое приближенное он нашел в церемониальной магии. Изображение сволочного треугольника на голубом фоне содержалось во многих описаниях, но треугольник был белый. Это подчеркивалось постоянно. Белый цвет описывался подробно, причем даже не просто белый цвет, а "снежно-белый", "идеально-белый" или "абсолютно-белый". "Примитивная фигура" так и оставалась примитивной. То есть упрощенным изображением чего-то большего. Сим закрыл книгу.
       - Нашли? - Девушка все еще злилась, но любопытство пересилило.
       - К сожалению, это все не то.
       - А вы уверены, что такое божество вообще когда-то существовало? Если можно говорить "существовало" о религиозном символе.
       Уверен ли он? Кроме того, что этот "религиозный символ", "примитивная фигура" терроризирует его каждую ночь, он ни в чем не уверен.
       - Да... Нет, наверное. Просто хотел убедиться. Спасибо.
       Девушка недоуменно пожала плечами вслед странному мужчине и выбросила его из головы. У нее было много других дел.
       Неумолимо надвигался вечер. А за вечером следует ночь - еще одна встреча с Треугольником, еще один шаг к неминуемому. Вот-вот зажгутся рекламы, фонари осветят улицы и заждавшийся за день город отпустит на волю свои инстинкты. И снова в душе у Сима начнет напевать Зов Ночи. Зов, которому невозможно противостоять, пьянящий и возбуждающий, он выметал из организма остатки здравого смысла.
       Безотчетная, непередаваемая тоска подчинила все сознание. Сим понимал, что это просто страх, но ничего с собой сделать не мог. От непонятной обиды сжималось сердце, и хотелось или заплакать навзрыд, или уничтожить этот несправедливый мир. Наверно, в такие минуты, познав тщетность борьбы с собой, цари отдавали приказ сжечь неприятельский город, уничтожив всех живых, не щадя ни стариков, ни детей. А пока воины занимались расправой, они плакали, уткнувшись в подушку, или напивались до одурения, чтобы заглушить, одурманить это жуткое чувство, которое не возьмешь приступом и не предашь разорению. Но и это не помогало. Тираны и деспоты падали, замученные обычной маленькой тоской. Большой тоской. Огромной, всепоглощающей тоской! И осознав, что никакими силами им не справиться со своим палачом, вдруг успокаивались, молились или пили, целовали жену или распускали гарем в зависимости от века и вероисповедания. А под утро или на закате, снисходительно улыбнувшись, ложились на меч, спускали курок или нажимали кнопку ракеты с ядерной головкой. И в этот миг они были спокойны, уравновешены и счастливы, поскольку именно так и можно погасить этот огонь, сжигающий душу и медленно превращающий в пыль самые дорогие чувства. Поскольку что может быть более благородно и величественно, как не уничтожение дикой твари, которой даже нет названия на языке живых - себя!
       Уже давно светило укрылось за горизонтом, не желая видеть, что происходит с Симом в его отсутствие. А Сим покорно направился в сторону белого заборчика и теннисного корта. При этом он знал, что на этом месте снова будет находиться дом, который появлялся только ночью и только для него. Фантастичность происходящего не волновала Сима. Он шел на эшафот.
      
      
      
      

    ИНСТИНКТЫ

       На этот раз Рис оказался под водой. Такой же, как и в прошлый раз, воздух без дна и поверхности. Куда ни глянь, везде одно и то же, вода терялась вдали, и он не знал, находится ли в центре озера, океана или вселенной, состоящей из воды. Вода имела легкий оранжевый оттенок. И еще Рис с ужасом думал, что будет, когда у него закончится воздух.
       "Дыши",- с силой приказа он не мог бороться и послушно вдохнул, ожидая неминуемой смерти. Ничего не произошло. Он дышал водой. Прохладные струи проникали в легкие, наполняя их кислородом, но на губах он ощущал воду.
       Рис осмотрелся еще раз. "Примитивной фигуры" нигде не было.
       "Ты удивлен?" - ворвалось в мозг.
       - Я думал, водой нельзя дышать,- проговорил Рис, с удивлением обнаружив, что разговор не составляет труда.
       "Тебе предстоит еще много раз удивляться. Ты чего-то не умел вчера, а сегодня этому научился. Ну и что? Было бы из-за чего переживать. Ты теперь можешь многое из того, что ты считал невозможным. Подыши водой еще немного, пока не привыкнешь, и слушай меня. Для тебя сейчас нет ни верха, ни низа, но ты можешь это почувствовать. Тут нет гравитации, и твой вестибулярный аппарат не поможет. Я не могу тебе объяснить, как это ощущается. Ты должен найти это чувство в себе сам".
       - А как я могу найти, не зная, что? Подскажи хотя бы, на что это похоже.
       "Ты все-таки туп. Ни у кого из людей нет такого чувства, а значит, у тебя в языке не существует такого слова. Я тебе передаю мысли напрямую в мозг, а значит, даже если я попробую тебе объяснить - ты ничего не услышишь. Ты должен сам это почувствовать, потом облечь в слова и только тогда для тебя станет понятна моя мысль. Давай, определи, где тут верх?"
       - Тут невесомость. Как я могу определить верх? - Рис свернулся в клубок и попытался вращаться.
       "Перестань цепляться за свои убогие понятия и не перечь мне! ВСТАНЬ!!!"
       Рис выпрямился в воде, но ему показалось, что он не смог этого сделать. "Встать" было возможно только в одном направлении. Он изменил положение, и чувство скрученности прошло. Вдруг все встало на место. Мысли путались, не понимая, почему "верх" именно в этом направлении, но тело подтверждало - "именно там".
       "А говорил "не смогу". Еще раз покрутись и найди верх".
       Рис еще несколько раз вращался и "вставал". Когда у него это стало получаться почти автоматически, он спросил:
       - А почему я тебя не вижу?
       "Ты занимаешься ориентированием в пространстве. Мое визуальное присутствие стало бы для тебя ориентиром. Но ты, я вижу, уже свободно находишь верх? Хорошо. Теперь попробуем разбудить в тебе "компас" - определи, где находится юг!"
       - Вот это да! Я и в своем мире не мог этого определить, а ведь там была хоть гравитация.
       "А зачем тебе гравитация? Чем она-то поможет? При поисках верха она нужна, но теперь-то ты будешь вращаться вокруг вертикальной оси... И опять ты пытаешься не прислушаться к себе, а спорить со мной. Я не знаю, как ты это определишь. Ищи сам".
       Треугольник умолк, а Рис стал думать: "Юг - чем он отличается от севера или запада? Юг - там тепло, но это в северном полушарии, а в южном тепло на севере. Почему я думаю, что юг - это тепло? Потому что я живу в северном, так в чем разница?"
       "Прекрати думать! Чувствуй!" - Треугольник прервал бессвязные мысли Сима.
       Вода постепенно стала холоднеть, и вскоре Рис отчаянно замерз. Если это не закончится, он погибнет. Озябшее тело заметалось, ища выход, и вдруг резко поплыло в сторону.
       "Хорошо!" Вода сразу потеплела. "Ты мыслишь ассоциациями. Какая разница, что для тебя юг - тепло или холод, если ты его нашел. Я уже говорил - у тебя нет слов и знаний для новых ощущений. Доверься телу. Юг ты нашел весьма быстро, теперь ищи восток!"
       Восток это там, где встает солнце, сразу придумал Рис. Как сделать, чтобы тело захотело солнца? Элементарно. Он представил себя в холодной темноте и вообразил, что погибает, и вот послушное тело повернулось в сторону и вниз. Оказалось, что он висит косо вверх ногами. Команда "верх" подтвердила правильность ориентации. Через час тренировок он безошибочно определял стороны света. Ему уже не требовалось придумывать раздражители и опасности, тело реагировало на малейшую мысль - "юг, восток, запад, север, низ, верх"!
       "Хорошо. Теперь ты умеешь ориентироваться в пространстве. Но это еще не все. В вашем языке есть слово "локатор". Это прибор, который может определить другое тело без использования зрения. Попробуй".
       - Значит, в лесу я уже не заблужусь,- пробурчал Рис.- А теперь еще и самолеты научусь видеть или корабли в тумане.
       "Это тебе не понадобится. А вот подглядывать за людьми ты сможешь даже через стены. И не только подглядывать, но и подслушивать. Хоть перед смертью удовлетворишь свое любопытство".
       - Вот это да! Мне почему-то казалось, что ты лишен чувства юмора. Ты приказываешь, а мне надлежит выполнять. И обращаться к тебе следует с почтением, как к Богу.
       "А я и есть Бог. Я знаю слово - юмор, но не понимаю, почему ассоциативное высказывание, к тому же содержащее минимум информации и зачастую просто лживое, вызывает у тебя повышение тонуса. Я приказываю - ты выполняешь. В этом ты прав. А что касается почтения, то это тоже чисто человеческое понятие. Почтения требует индивидуум, не уверенный в своих силах и требующий постоянного подтверждения собственной значимости. Я ни в чем не сомневаюсь и не нуждаюсь в подтверждении своей силы. Доступно?"
       - Тогда как ты можешь шутить? Или это вполне здравые мысли, навеянные моей унылой рожей?
       "А почему ты решил, что я шучу? Ты действительно всегда хотел знать, чем занимаются другие люди, и теперь у тебя появляется такая возможность, хоть жизнь твоя и подходит к концу. А что касается выражения твоего лица, так оно ничем не отличается от обычного. В прошлый раз было и хуже. В чем тут юмор?"
       - Наверное, ни в чем. В фактах юмора нет, но в том, как ты это сказал...
       "Я никак это не говорил. Моя мысль просто передала тебе информацию, а уже твой мозг сложил ее в понятные тебе словесные формы. Это ты сам пошутил".
       - Слушай, ты все знаешь. Тогда скажи, отчего это мне захотелось пошутить от твоего имени?
       "Твое сознание сейчас намного чувствительнее, чем ты привык. Оно чувствует, что следующее твое испытание будет сложным и напряженным. Тебе понадобится вся энергия организма. И подсознание решило поднять тебе тонус".
       - Это называется "подсластить пилюлю". Так что я буду делать теперь? Ах, да. Мы теперь будем настраивать мне радар, чтобы я мог посмотреть, как мои соседи ходят в туалет. Причем мне было обещано еще и аудиосопровождение. Я уже изнываю от нетерпения. Что мне делать?
       "Найди зверя".
       Бесплотная мысль при слове "зверь" выдала чувство страха, и у Риса пропала всякая охота шутить. Мысль заработала в бешеном темпе: "Зверь большой и очень опасный. Но зачем тогда его искать? Потому, что они здесь водятся, а раз так, то надо уметь их находить. Найти как? Наверное, не при помощи зрения".
       Пока Рис панически думал, тело само начало действовать. Спустя несколько секунд появилось ощущение уязвимости левого бедра. Сосредоточившись, он уже знал, что в пятидесяти ярдах кружит зверь. Опасный. Рис чувствовал эту опасность и мог следить за ним даже с завязанными глазами.
       "Тогда закрой их. И кричи!"
       Глаза сами закрылись, а рот сам раскрылся и исторг жуткий вой. Рис не мог ослушаться, хотя знал, что теперь зверь придет и убьет его. С закрытыми глазами он не сможет бороться. Хотя что это меняет? Ведь, даже используя зрение, победить явно не суждено.
       "Опять рассуждаешь! Ты здесь для того, чтобы научиться понимать себя, а не затем, чтобы думать. Действуй".
       Рис чувствовал, что снизу наискось быстро поднимается Зверь, атакуя лишенного зрения человека. Скорость перемещения чудовища не давала шансов на спасение. Ни удрать, ни увернуться от такого не получится. Так что же делать? Треугольник говорил что-то насчет радара, но радар обнаружил Зверя и сейчас хладнокровно транслировал приближение глубоководного ужаса. Бог еще говорил, что Рис наконец сможет попользоваться радаром перед смертью. Так что, он сейчас умрет? А как же договор?
       Зверь уже подплыл близко. Риса от страха начала трясти лихорадка. Он судорожно пытался открыть глаза, но приказ был сильнее. Вдруг тело само отпрянуло в сторону и вверх. Что-то массивное проскользнуло, едва не задев его, лихо развернулось и, не снижая скорости, вновь бросилось в атаку. Теперь Рис рванулся вниз, но этого показалось ему мало. Сложив руки лодочкой, он вытянул их через плечо, прикрыв при этом голову. Масса уже скользнула мимо, и по рукам пришелся сильный удар, резко бросив его вниз. Нижний бок сразу обдало холодом предчувствия, и Рис дернулся вверх к зверю, хотя, по логике, он должен был продолжить двигаться вниз. На том месте, где только что он находился, воду пронзило что-то острое, сильно оцарапав ребра. Не задумываясь, он сложил руку лодочкой и ударил. Рука вошла по локоть во что-то мягкое и липкое. Зверь забился, увлекая его с собой вниз. Это еще не все, подсказало тело, теперь выгни кисть вправо и вырви твердый сгусток. С трудом ладонь переместилась вправо и нащупала утолщение. Он уперся ногами в скользкий хитиновый покров и изо всех сил рванул. С громким хрустом уплотнение поддалось, а напряженные ноги отбросили Риса в сторону от бьющегося в агонии Зверя. Вскоре Зверь замер.
       "Хорошо! Открой глаза!"
       Еще не пришедший в себя Рис с ужасом увидел мертвую тварь. Обтекаемый нос заканчивался роговым острием длиной не менее четырех футов. Две трехпалые лапы были снабжены острыми когтями. Три глаза располагались по периметру тела и находились сзади лап. Конструкция глаза была фасеточной и позволяла иметь круговой стереообзор. Сорокафутовое тело оканчивалось двадцатифутовым мощным хвостом, который был чем-то средним между хвостом тритона и кита. Выбитый глаз затянулся кашицей, испускавшей оранжевую кровь, которая облачком рассеивалась в воде. Понимание того, что это он убил закованную в броню машину смерти, причем с закрытыми глазами, постепенно стало доходить до Риса.
       "Не имеют значения размеры и свирепость,- ворвалось в мозг.- Ты научился чутьем находить самые уязвимые места".
       - Ни х-х-хрена себе "л-л-локатор",- заикаясь, проговорил Рис.
       "Конечно, слово "локатор" не передает в полной мере всех возможностей этого чувства, встроенного в тебя. Назовем его для удобства прибором. Так вот, возможности этого прибора ты только что сам испытал".
       - А может, я как-нибудь перебьюсь без таких испытаний? А то я чуть штаны не замочил.
       "Не пройдя через ситуацию, ты не научишься использовать свои возможности. Что же до спонтанных выделений, то трудно замочить штаны, находясь в воде. Если же тебя волнует изменение состава воды, то успокойся. Возможности твоего организма ничтожно малы по сравнению с общей массой воды вокруг. Изменение состава будет стремиться к нулю, так что можешь себя не сдерживать".
       - Я вроде хотел пошутить...
       "Я так и понял по абсурдности заявления и по его незначимости в данный момент. Сейчас главное, что ты убил противника и получил необходимый опыт.
       - Но я не знал строения тела Зверя. Не думал, куда отскочить и как ударить. Как же это произошло?
       "У тебя просто не оставалось времени. Пока ты искал бы уязвимое место, пока убеждал бы себя, что нашел то, что нужно... Короче, пока бы ударил, давно переварился бы. Локатор просто взял управление на себя".
       - А как бы он повел себя, если не было бы шанса выжить?
       "Все равно локатор и твое тело нанесли бы перед смертью максимально возможный урон".
       - А локатор отступать не умеет?
       "Не говори глупости. Отступать ты и без него хорошо умеешь, да только возможности отступать у тебя сейчас не было".
       - Это значит, что я отныне буду кидаться в любую драку только потому, что кто-то агрессивно настроен?
       "Да нет же. Пока ты не поставишь задачу локатору, он вообще не "включится". Ты можешь его включить для чисто ознакомительных целей или использовать как тактика. Все зависит от твоего желания".
       - Но только что я не мог ему сопротивляться. Хотел, но не мог.
       "Еще одно подтверждение твоей тупости. Ты хотел выжить, но пытался остановить движение рук. Это похоже на то, что было бы, если бы ты, сидя в машине, ногой давил на газ, а рукой пытался удержаться за забор. Ты пытался себя остановить. А просто перестать бороться за жизнь пробовал? Я же говорю - важны только твои желания. Ты хочешь жить, и локатор получает команду "выжить любой ценой". При этом ты пытаешься остановить руки. Ну, к примеру, убежать сразу в нескольких направлениях. Из этого ничего не могло получиться".
       - Похоже, я действительно очумел от страха. Но ты не предупреждал о таких возможностях локатора.
       "Это еще не все его возможности. Теперь ты изучишь еще одно. Видишь ли, он накапливает информацию о различных объектах, которые тебя окружают. Запоминает их перемещения. Это сложно объяснить. В общем, используя особый анализ, о котором у вас еще не слышали, он может предугадать недалекое будущее. Сложность заключается в том, что ты не привык мыслить в разных временах. Обдумывая задачу, ты должен как бы скользить по убыстряющемуся потоку времени, чувствовать мир и в скольжении, и в реальности. Это и есть "смещение"... Теперь ты должен научиться смещать время, то есть предвидеть будущее. Реагировать на будущие поступки, как будто ты знаешь, что и когда произойдет. Пролитая кровь уже позвала существо значительно страшнее этого, и одного знания слабых мест тут будет недостаточно. В следующем поединке ты должен будешь предвидеть мельчайшие реакции неизвестного тебе организма на еще не произошедшие раздражители. Только так ты победишь, а не умрешь. И знай - это происходит в реальности, это не сон".
       - Ты хочешь сказать, что пока мы тут треплемся, очередной монстр уже идет по мою душу?
       "Твоя душа ему не нужна. Он ограничится только телом. Не понимаю, чем это тебе поможет?"
       - Это распространенное выражение. Так что мне делать?
       "Во-первых, прервать общение со мной. Твое желание говорить забьет сигнал любого радара. Заткнись и прислушайся к себе. Когда поймешь, смести время".
       Рис ничего так и не понял, но времени действительно не оставалось. Он попытался найти врага, но не смог. Новый Зверь находился в стороне, противоположной первому чудовищу, но вот более конкретно... Казалось, что четверть радиуса откликается на "тест опасности" положительно. Страх опять навалился на Риса. Конец. Он не может определить элементарное положение существа, какое уж там смещение...
       "ПРЕКРАТИТЬ!!! - приказ пришел с удвоенной силой.- Не думай, просто чувствуй".
       Чувствовать? А что он чувствует? Вместо точки целый сектор отмечает местоположение существа, значит, это и есть его размеры. Сознание Риса разделилось. Одна половина пыталась осмыслить невозможное: "Это же размеры Лондона...", вторая часть думала: "Махина плывет за убитым животным. Когда она его будет пожирать, возникнет водоворот, от которого не уйти. Тут и кроется слабина. Убить такое животное быстро невозможно, в агонии оно уничтожит все вокруг. Значит, нужно в этот момент находиться внутри. Попасть туда можно только вместе с трупом". Сознание отключилось полностью. Теперь функционировало только тело и локатор. Вот в этот момент и произошло то, что Треугольник называл "смещением". Рис уже чувствовал, что в момент глотания махина поперхнется и проглотит весь кусок, не жуя. Чтобы уберечь себя, он должен быть под правой лапой. Да, именно под правой, так как левая и хвост будут сломаны чудовищными челюстями, а в момент глотания необходимо первым проскочить в горло, иначе пищевод раздавит. А потом...
       "...а потом ты переваришься,- прозвучало в голове.- Эта задача не имеет решения, но ты должен был не убить животное, а научиться смещать время. Ты научился и теперь спасен!"
       В голове у Риса все померкло, и он потерял сознание...
      
      
      
      

    СИМУ пЯтнадцать ЛЕТ

       У Сима неожиданно решился "вопрос помещения" - он стал хозяином квартиры. Последнее время они жили вдвоем с матерью. Она работала в том же кафе. Изредка в ее жизни появлялись различные мужчины, но так же быстро исчезали. Сыном она перестала интересоваться давно. Чем живет ее ребенок, где бывает, с кем дружит, женщину не интересовало. Сим был и оставался для нее обузой, не дававшей возможности устроить свою жизнь.
       Однажды она не вернулась домой с работы. Это иногда случалось, когда мать ночевала у очередного ухажера, но на следующий день она тоже не пришла. Так прошла неделя, а когда Сим пошел в кафе, то узнал, что его мать поехала с каким-то водителем и после не появлялась. Так он остался один.
       Это добавило проблем. Теперь он вынужден был подрабатывать в ближайшем универмаге уборщиком. Работа плохо совмещалась с учебой, Сим сильно уставал, но продолжал учиться. Мытье полов давало скудный заработок, но он мог прожить и даже позволял себе изредка купить что-нибудь не остро необходимое.
       За полтора года, со времен Саманты, юноша сильно изменился. Сверстники его уже не интересовали. Он общался с ребятами на несколько лет старше, интуитивно понимая, что, находясь в своем кругу, ничего нового не узнает. В компании у всех были девушки. Они иногда исчезали, но вакантное место долго не пустовало. У Сима девушки по-прежнему не было. Новые друзья не могли понять такого "аскетизма", и чтобы прекратить расспросы, юноша открыл историю своей первой любви самому надежному из всей компании - Полю.
       - Плохие времена - плохие девочки...- произнес тот начало поговорки и дружески похлопал Сима по плечу.
       - ...будут хорошие времена и хорошие девочки,- закончил Сим и вдруг с тоской добавил: - А будут?
       - Будут! Это как с пивом. Есть на любом углу, вот только не всегда твой любимый сорт. Вот ты какое пиво любишь?
       - Светлое,- проговорил Сим.
       - Ну вот представь. Жарко. Пить хочется. Но по закону подлости везде продается только темное. Ты к одному лотку - нет. Ты в кафе - то же самое. Что же, ты так и будешь умирать от жажды?
       - Так то пиво. Я бы сейчас от бутерброда с сыром не отказался...
       - С пивом?
       - Далось тебе это пиво.
       - Так все-таки, что бы ты сделал?
       - Да какая разница, когда пить хочется? Тут не до вкусов. Пошло бы и темное...
       - Вот и с девочками то же. Понимаешь, очень трудно оказаться там, где продают "твой сорт".
       - А что бы сделал ты в этом случае, только если все лотки и кафе закрыты и не продают не только пива, а вообще ничего? - огрызнулся Сим.- Умер бы от жажды или так бы и жил с ней?
       - Так ты чего? Это, в смысле, найти не можешь? А я думал, этот бобер у тебя все желание отбил!
       - Какой бобер? Майкл?
       - Саманта. Если на этого козла повелась, то и нормальной девчонкой не назовешь. Так - "бобер".- Поль заложил руку между своих ног и провел ладонью вертикально до пояса.- Теперь понятно?
       - Понятно,- криво улыбнулся Сим.- Но я как подумаю, что снова через все это "мороженое" проходить...
       - Зачем? Ты мою нынешнюю видел? Нравится?
       - Ничего. Хотя одевается она немного вульгарно. Я бы на ее месте не носил такие открытые платья. Да и шпильки могли бы быть короче. Тогда у нее улучшилась бы походка.
       - Эй! - Поль помахал рукой перед лицом Сима.- Меня не волнует, как она одевается. Меня волнует, как она раздевается. Ты опять пытаешься найти "свой сорт"? Я тебя по-человечески спрашиваю - тебе она нравится?
       - Я же тебе сказал... Хотя, постой, это в каком смысле?
       - В том самом. Если нравится - забирай, а я себе новую присмотрю.- Поль широко улыбнулся.- Мне не жалко.
       - А она согласится? - неуверенно произнес Сим.
       - А я таких, которые не соглашаются, не держу. Да и какая ей разница? Может, я тоже не ее "сорта". А "пить" всем хочется...
       На следующей же вечеринке у Сима Поль выполнил обещание.
       Девочка, как специально, пришла в сильно открытом платье, целый вечер "висела" на Симе и искренне удивлялась, почему он не лезет к ней под юбку. Наконец, не дождавшись, пока гости разойдутся, она затащила его в спальню и заперла дверь.
       Оставшись наедине, Лу (Сим так и не запомнил полного имени), сбросив с себя то, что и так почти ничего не закрывало, принялась стаскивать с Сима джинсы.
       Потом юноша узнал: оказывается, целоваться тоже надо уметь. Закончив обследовать своим язычком ротовую полость юноши, девочка продолжила тем же способом изучать остальное тело. Возбуждение было скорее болезненным, чем приятным. Нельзя сказать, что он не понимал, что с ним происходит. Он видел все это на экране телевизора или в кино. Но то было не с ним и вызывало приятное возбуждение. Наличие девочки рядом делало это возбуждение сильнее. Но то, что происходило сейчас, не шло ни в какое сравнение с кино. Сим понимал, что так и должно было случиться. В памяти всплыла фраза из старого анекдота: "Мадам, я все же не понимаю - кто кого имеет?" В данном случае сомнений быть не могло. Имели его, вернее, намеревались иметь. Профессионально. Маленький язычок уже поднимался вверх, проходя по груди и подбираясь к шее. Вдруг горячая волна пробежала по телу Сима, и все. Он был выжат, как червяк, по которому проехал каток.
       Лу недоуменно посмотрела на него.
       - А я? - растерянно проговорила она.- Мы так не договаривались.
       - Ну, не знаю,- пробормотал опешивший Сим.- Это произошло так быстро. Хотя насколько я помню, мы с тобой вообще ни о чем не договаривались. Просто не успели.
       - Ну, понимаешь, когда двое хотят заняться Этим, то подразумевается, что удовольствие получат оба. Иногда бывает, что женщина не успевает получить всего, но чтобы вообще ничего? Это просто подло.
       - Ну это же не от меня зависит,- стал оправдываться Сим.- Я могу для тебя что-нибудь сделать?
       Это был чисто риторический вопрос, но девочка объяснила ему, ЧТО он может для нее сделать.
       Бесконечно долго, борясь с тошнотой, Сим вынужден был совершать ужасные и противные вещи. Это тоже было знакомо по фильмам. Но мужчины в кино в такие моменты демонстрировали свою страсть, а его тошнило и еще сильно не хватало воздуха. Он надеялся это забыть и никогда больше не поддаваться на уговоры друзей. Сим не мог сказать, сколько это продолжалось. Задыхаясь, сдавливая горло, он потерял счет времени и все пытался себя убедить, что это должно приносить удовольствие. Наконец Лу со стоном расслабилась.
       - Дерьмо, конечно, но лучше, чем ничего,- проговорила она и, быстро накинув тонкие лоскутки платья, убежала в гостиную.
       Нога не попадала в штанину, и Симу потребовалось целых пять минут, чтобы втиснуть себя в джинсы и надеть футболку.
       В гостиной тем временем действие продолжало разворачиваться.
       Из гостей остались только двое. Поль раскинулся на диване в углу, Стив разместился в кресле, а на столе, занимавшем центр комнаты, сидела растрепанная Лу.
       - Так у тебя что, не получилось? - с ехидной ухмылкой спросил Поль.
       - Я не успела его раздеть, а он уже,- зло сказала девчонка.
       - Знаешь, есть такой анекдот: приходит женщина к гинекологу и садится в женское кресло. Врач ее начинает осматривать, но через несколько минут она подскакивает и одевается. Врач говорит: "Куда вы, еще не все!" А она ему: "Это ты "еще не все", а я уже - "все"!" Врач: "Но я не успел!" Женщина: "А тебе и не обязательно. Ты на работе".
       Перестав смеяться, Стив повернул голову в сторону вошедшего Сима и поинтересовался:
       - Так чем же вы там полчаса занимались?
       - Меня удовлетворяли,- мстительно огрызнулась Лу.
       - Успешно?
       - Я же тебе рассказал, что делать,- сокрушенно произнес Поль.
       - Я должна была "приобщить к миру секса". Не волнуйся, это произошло.- Лу повернулась к Симу.- Правда, милый? - И, не дожидаясь ответа, продолжила, обращаясь к Стиву: - А что касается "успешно" - суди сам. Ваш мальчик мне делал...
       Сим как стоял, так и привалился спиной к стенке. Милая, хрупкая девушка пересказывала события, произошедшие в спальне, причем используя слова и термины, половину из которых Сим вообще не знал. Его мутило. Позывы скрутили желудок в тугой ком, который уверенно рвался наружу.
       - Понятно-понятно. Все, хватит,- не выдержал Поль.
       Лу продолжала рассказ, смакуя подробности, и не могла остановиться. Словоизвержение походило на истерику.
       - Недотрахали,- констатировал Стив и сделал сальные глаза.
       - Да. Типичный случай,- подтвердил Поль.- Теперь дня три будет на все выпуклости кидаться. Гиперсексуальная натура.
       - Для нее и дезодорант - милый, только бы никто не мешал.
       - Не, с дезиком не проходит. Проверяли. Ей только "живьем" нужно,- возразил Поль.
       - Друг, ты не возражаешь, если мы ее... того. Вишь, как мучается-то скотина,- обратился он к позеленевшему юноше.
       Сим понял, что этого точно не переживет. Последним усилием воли он помотал головой в стороны и, съехав по стенке, уселся на пол.
       - Значит, возражений нет? Поль, ты как? - Стив неверно истолковал жест Сима.
       - Можно,- нехотя поднимаясь и расстегивая ширинку, проговорил тот.- В медицинских, так сказать, целях.
       Сим, уже не понимая ничего от омерзения и неожиданной дикой ревности, отрешенно наблюдал, как двое его друзей по очереди начали использовать то место, к которому совсем недавно он прикасался губами...
       Прошло время, и все закончилось. Сим как в тумане проводил гостей. Довольная Лу даже чмокнула его в щеку на прощанье. Наконец дверь закрылась. Еще долго новоиспеченный мужчина сидел на полу без единой мысли. Постепенно в душе стала разворачиваться злость.
       Он вскочил, сорвал покрывало с кровати и скатерть со стола и с яростью запустил ими в мусорное ведро. Это простое действие вдруг отняло у юноши все силы. Сим упал в кресло и понял, что сейчас сойдет с ума. Он не мог поверить в то, что это произошло с ним. Его тайный зверь уже выбирался наружу. Медленно, как медведь из берлоги. И дикий звериный умишко заражал все вокруг безумием и жаждой разрушения. Еще немного, и лютая ненависть ко всему окружающему затопит сознание, превращая человека в монстра...
       Хорошо отработанным приемом Сим нарисовал в воображении комнату, в которой сидел, увидел Поля и Стива, а рукой ощутил тепло голой талии Лу. Зверь, скрипя зубами, полез назад в логово. Иллюзорное бытие вытеснило реальность.
       У Сима был свой счастливый мир, не зависящий от других людей, всегда понятный и надежный. Этот мир не грозил разбудить зверя, и этот мир у него никто не смог бы отнять. Он все чаще и чаще погружался в иллюзии, делая их все более реальными, насыщенными, яркими. Вот так Сим и жил бок о бок со своей дикой сущностью.
      
      
      
      

    ПРЕДСКАЗАНИЕ

       Предметы не могут думать. Эта аксиома распространяется на все неодушевленные создания этого мира. Почти на все. Но кто сказал, что у предметов не может быть своего характера? Злой и раздраженный будильник ждал своего часа. В это утро ему не суждено было получить наслаждение, ради которого он жил. Пружина не была заведена, и освободившаяся шестеренка не заскользила, неся в окружающий мир раздраженный звон. Будильник по привычке ожидал сладкого момента, заранее оплакивая тщетность своих надежд. Еще секунда, еще... Из-под одеяла выскользнула рука и хлопнула по кнопке за долю секунды до долгожданного мига.
       На этот раз Сим проснулся сразу. Как будто бы кто-то щелкнул выключателем. Утро.
       Организм радовался утру, и в этом было что-то противоестественное, если учесть, что он опять "загремел на сеанс" к Доктору.
       Душ, кофе, утреннее самбо в транспорте прошли мимо его сознания, которое не переставало удивляться хорошему самочувствию.
       - Мистер,- обратилась к нему изрядно потрепанная женщина в грязном платье, когда он направлялся ко входу компании,- а дай-ка мне немного денег, я тебе про судьбу расскажу.
       Сим недоуменно покосился на немытую руку.
       - И что ты нового мне можешь сказать?
       - А про судьбу твою странную, лунным ветром объятую, злом и добром битую. Про человека доброго - незнакомого - и злого - знакомого, но не человека вовсе. Про женщину твою и не твою...
       Женщина лукаво посмотрела из-под неопрятных волос и улыбнулась.
       - Да ты и сам все знаешь, что хочешь видеть, а вот что не хочешь, то я и расскажу, если услышишь.
       - Тебе-то откуда знать...- проговорил Сим, кладя несколько монет в протянутую руку.
       - Мне скорее не знать, чем знать - трудно. У меня и мать всегда все знала, и бабка, которую ее бабка научила. Так как же мне теперь не по тому пути идти? По пути душ людских, в тумане спрятанных, снегом припорошенных, злых и добрых, правду и кривду провожаючи в дорожку да-а-а-альнюю...
       - Стой. Ты мне голову не морочь. Взялась говорить, так дело говори!
       - Хочешь дело? До дела ты еще не дошел, только на пути к нему. Как гусеница, не знаешь, какой мотылек из нее получится. Судьбы своей не бойся, она к тебе добра. Бойся судьбы другой, темной, которая под луной койотом крадется, гиеной по ночам хохочет... И есть человек добрый, которого ты во зле уличаешь, но напраслина все это. И есть человек, которого бояться бы следовало, но поздно уже. Нет в нем ничего человеческого, когда-то было, да ящеркой под камень шмыгнуло. Да и где тот камень - никому не ведомо... И женщина, которая была не твоя, потом твоей стала. Теперь ты ее не своей знаешь, но ошибаешься - твоя она и ныне, а когда поймешь это, не успеешь порадоваться. Потеряешь ее навеки.
       - Постой. Ты тут такого нагородила, я ничего не понял. Давай еще раз и попонятнее. О'кей?
       - Ты все запомнил, да и не запоминал, а знал раньше. Вот только от себя прятал. От меня услышал и не спрячешь уже. Да и то хорошо. Немногим приходится с другим как с собой разговаривать.
       - Ну и что же мне со всем этим делать? - спросил озадаченный Сим.
       - А чего с жизнью делают? Живут. Я - не выходы искать должна, а говорить то, что человек сам знает, да видеть не хочет.
       - Ну и что же я видеть не хочу?
       - А ничего не хочешь. Себя только и видишь. Сам себя в болото толкнул, идешь по гати, как по бульвару,- не остановишься, и тебе, вдвоем с собой, никто не нужен.
       - Говоришь складно, но туманно. Давай все-таки больше конкретики. Как это вдвоем с собой?
       - А так это. Смотришь - ты один. А ведь двое вас. Один перепуганный, злой, слабый, только себя любит, но он на плохое не способен. А вот второй - Тьмы выкормыш, благородный, сильный, мечтает о великом. Но от него одна беда будет. А может, и не будет, но ниточка тонкая, оборваться может...
       Женщина пристально всмотрелась в лицо и, вдруг отпрянув и опустив глаза, скороговоркой закончила:
       - Смерть за тобою ходит, а сама боится. Уж не знаю, что в тебе есть, что она тебя сторонится, да не уйдет совсем. Ждет чего-то. Зря я к тебе подошла, не наш ты.
       На этих словах она резко повернулась и быстрой походкой ринулась вдоль улицы.
       - Чей это "не наш"? - крикнул Сим ей вдогонку.
       - Не наш,- упрямо повторила она, не повернувшись, и сделала рукой жест, показав то ли на дома вокруг, то ли на людей.
      
       В зале, как всегда, было шумно. Сим прошел на свое место, и вскоре Тайлер начал планерку. Немного поговорив о том, что не так сделали вчера, он передал слово Курту:
       - Вначале хочу поблагодарить всех, занятых в "Мальчишках". Хорошая работа. Ол, я просмотрел твои новые эскизы - это замечательно. Согласись, теперь это не стыдно показать кому угодно. Тобой была проделана колоссальная работа в сжатые сроки. Вот только я не до конца понял типаж кошки - эскиз шестнадцать. Правда, я вчера устал под конец дня, да и ты, видимо, тоже. Глянешь сегодня свежим глазом. О'кей?
       Оливер кивнул и пометил что-то в блокноте. Вот так. Просто кивок, и все. Признал.
       - Хасли, фонограммы хорошие. Спасибо. Да, кстати. Я вчера под вечер зашел к художникам. Там на стенде красовалась замечательная пленочка. Лесли, ты в курсе?
       - Это кто-то пошутил, я пока еще не знаю кто. Приношу свои извинения. Я сам разберусь и накажу виновника.
       - Наказать, конечно, надо, но мне понравился стиль. Согласись, твой шарж великолепен. Ракурс, пластика - все профессионально. Я уже не говорю, что автор умудрился на детской мордочке Никки, который висит у тебя на шее, отобразить такую похоть, что ведущие порнозвезды лопнули бы от зависти. Так что наказать накажи, но приглядись. У шутника хорошие данные.
       В зале раздалось придушенное хихиканье. Лесли покраснел, сопя, сел на место и тихо пробурчал:
       - Ну все, он у меня допрыгался. Выгнать - это слишком, а вот клея в растворитель подмешать, самое то. А то уже всех достал рассказами про свою новую кисть "старого мастера".
       Было понятно, что завцехом знает шутника и уже строит планы мести.
       - На сегодня остался последний вопрос - отдел заливки. Джек, сегодня накладная на краску появилась у меня в папке. К чему бы это?
       - Я уже докладывал вчера. "Ванда" просто "жрет" материалы. Мы ведь стараемся, чтобы работа выглядела отлично,- пробурчал начальник отдела.
       - Да, действительно. Жрет. По-другому и не скажешь. Ты бы поговорил с ним, а если не поймет, попроси - пусть зайдет ко мне. Может, я смогу объяснить...
       - С кем - "с ним"? - растерянно переспросил Джек, а в зале снова раздалось хихиканье.
       - С "Вандой". Уж больно много "жрет". Кстати, отсутствие у нас проходной дает возможность не только выносить что угодно, но и заносить. Так что мне показалось, что ты просто ошибся при составлении запроса на материалы. Может, ты просто пропустил эти грешные коробки?
       - Как это я мог пропустить, это же не...- Джек осекся и уже другим тоном продолжил: - Хорошо, я посмотрю внимательно. Чем черт не шутит. Ведь действительно многовато получается...
       - Вот и договорились. Теперь к сведению всех. Мы решили пока повременить с ревизией. До следующего "техника с тиосульфатом". А вот ежели таковой появится, то ревизия будет обязательно, причем только в том отделе, где работает пойманный техник. Я не сомневаюсь, что она ничего не найдет, но искать будет дотошно. Я думаю, эдак денька три-четыре. Для очистки совести. И заметьте, график у нас жесткий, и мы не сможем его сдвинуть ни на день. Выводы из услышанного каждый сделает сам. Ну, в общем, все. Планы работы у всех есть.
       Курт сел. Тишь и благодать. Никаких криков, разносов. Все работают по плану, а Хасли даже с перевыполнением. Решил не ссориться с "новеньким" и сделать работу побыстрее...
       В своем кабинете Сим принялся наверстывать упущенные за два дня дела.
       Через некоторое время в комнату засунул голову посыльный.
       - Может, вам кофе принести?
       - Кофе... Да. Наверное... Кофе - это хорошо... Что? - Содержание вопроса наконец дошло до Сима.
       - Я говорю - кофе хотите?
       - Хочу. А почему ты вдруг решил спросить? Никогда не спрашивал... Ты всегда с таким... извини... лицом ходишь, вроде тебе хронически не платят.
       - Да вот, вижу, вы - совсем бледный, шатаетесь. Глаза какие-то дикие. Лицо ему мое не понравилось, а вы на свое - давно смотрели?
       Сим посмотрел в зеркало. Оттуда на него уставилась розовая ряшка - "болезненно здорового" преуспевающего мужчины. Он перевел взгляд на посыльного и увидел... скорее, ему показалось, что правая нога паренька должна очень болеть... и еще, что кофе он не получит. Только показалось. Но это наваждение было надежнее реальности.
       - Кофе я хочу, но ты мне его все равно не принесешь - правая нога разболится. Так что иди уж.
       - Да ладно, я мигом.
       Дверь за пареньком закрылась, и почти сразу Сим услышал грохот со стороны лестницы. "Сместил время",- пронеслась какая-то знакомая мысль. Но он уже выбежал к лифту и оторопело смотрел на маленького человека, лежащего у перил, стонущего и сжимающего разбитую правую коленку.
       Паренька отправили к врачу, а Сим снова заперся у себя в кабинете. Утренняя встреча с гадалкой не выходила из головы. По всему миру, во всех городах и селах есть гадалки. Любой человек за жизнь встречается с ними много раз, но в основном это бездарные попрошайки, и он смиряется с тем, что гадалка - это миф. Но снова кто-то кому-то рассказывает, что слышал - есть женщина, иногда мексиканка, венгерка, калифорнийка, цыганка, бушменка или еще кто-то в зависимости от местности, которая сказала... И все так и было.
       Ведь если разобраться - она была во всем права. Сын ночи - Рис, второе "я" Сима. И про мужчину этого - который не человек. Это наверняка доктор. С женщиной, правда, не совсем понятно. Его женщина. Значит это Кр... Ну, в общем, Она. Раньше была "не его". Ну, правильно, сначала он ее не знал. Потом она стала его - это тоже понятно. Потом снова - "не его", ясно. А дальше начинается бред. Это "не его" - на самом деле "напраслина". Какая же, к черту, напраслина, если он сам видел... И когда он это поймет, то потеряет ее, но уже реально и навсегда. И чего это Смерть его боится? Он что, такой страшный? А может, не его она боится, а Риса? Или того, во что Рис превращается? Хотя, если верить словам доктора, Смерть над Рисом уже не властна. Убить его ничто не может, и умрет он в определенное время. А со своей стороны, сам станет наподобие Смерти, только еще хуже. "...не уходит, ждет чего-то..." Ясно, чего она ждет.
       - Ну, это мы еще посмотрим,- проворчал Сим в потолок. Неужели они с Рисом не найдут выхода? Да не может такого быть. А ведь права тетка - двое их, и никого не замечают. А кого тут замечать, кто им помочь может? Он уже пытался: и в полицию, и в библиотеку ходил... Он или они? Чертова ведьма, совсем запутала. Не хватало того, чтобы он к себе во множественном числе обращался: "Мы, Сим, ходили в библиотеку".
       Он оставил загадки и взялся за работу.
       В дверь кабинета кто-то упорно стучал и, видимо, уже долго. Сим с трудом сфокусировал глаза на экране, где красовалась первая диаграмма, начатая еще утром. Часы показывали половину шестого.
       "Да я же сам закрыл дверь",- пришла в голову мысль.
       Сим повернул ключ и замер на пороге. За дверью оказался Курт. Вот кого здесь точно не могло быть, так это его.
       - Я не помешал? - поинтересовался Бенджамен.- Я хотел узнать, как продвигается подготовка. Через три-четыре дня на тебя начнут валиться схемы, и тут от тебя очень много будет зависеть... Так, может, ты меня все же впустишь?
       Сим неловко шарахнулся в сторону.
       - Извини, Бен, задумался. А подготовка - что подготовка? Ну, в смысле, все в норме. Жду схем. Уже кое-какие наброски есть, но это так - в общем.
       - Ну конечно, а как еще можно работать без конкретного задания? Еще несколько деньков придется потерпеть. А вот потом... Ну ладно. Это я так, к слову. Я хотел узнать, сколько тебе понадобится времени, чтобы без спешки "продвигать" один характерный эпизод.
       - "Одвижить",- машинально поправил его Сим.- Дня три, я думаю, хватит. Это если полностью и с какими-то сложными особенностями. А если обычный, то за день-два управлюсь.
       - Вот и ладненько.
       Курт ушел, а Сим попытался вспомнить, чем же он занимался весь день. Единственное, что он помнил, это то, что он вот так и просидел за компьютером, тупо смотря в экран.
       "А ведь уже скоро вечер..." - паскудная мыслишка, выбравшись из какого-то гнилого болота, заползла в сознание, распространяя запах падали.
       - Заткнись,- сам себе посоветовал Сим.- Закончишь работу, а вот потом и будешь думать о новом развлечении.
       "А на хрена ее заканчивать? Кто тебе мешает встать и уйти? Ведь через несколько дней ты все равно не выйдешь на работу, а пойдешь "развлекаться" по полной?"
       - Или не пойду. Это еще неясно, а вот работу потерять не хочется.
       "А ты заболей. У тебя и Доктор знакомый есть..."
       - Не смешно. И вообще, закончить надо хотя бы для того, чтобы выключить компьютер.
       "А ты не выключай. Пусть он сам работу сделает".
       - Как это - сам? Он сам не может...
       "А ты попробуй. Раньше ты был уверен, что твое тело само на врачебные сеансы по ночам ходить не может. А что оказалось? Может? Еще как может!"
       - Все, заткнись. Я работаю,- прикрикнул на себя Сим и заставил сосредоточиться на графике.
       Еще полчаса, и диаграмма была закончена. Беспорядочные линии обрели стройность, и непонятный рисунок на экране стал рекомендацией к действию. Как хорошо рекомендовать кому-то, как надо поступать, а вот себе...
       - А ну-ка давай посмотрим с другой стороны. Переложим свою задачу на плечи старых знакомых.
       На экране появился лист с любимыми героями - Томом и Джерри.
       - Задача: пока Том спит, Джерри должен что-то с ним сделать, чтобы спокойно... ну, скажем... съесть сыр,- бурчал себе под нос Сим, пока рука лихорадочно набрасывала эскиз.- Что в этом случае придумает мышонок? Закатает в коврик. Не подходит - кот выползет. Ударит утюгом по голове, это хорошо, но ненадолго - кот, помотав головой и разогнав звездочки, примется за охоту. Так как же запереть кота? Запереть? Ну конечно - запереть!
       Джерри на бумаге подбежал к телефону и набрал номер полиции.
       Сим еще немного посидел, вглядываясь в экран, потом выключил компьютер и быстро направился домой.
       Из шкафа в спальне были извлечены старые потертые штаны и такая же куртка. Напялив все это на себя, солидный дизайнер превратился в бомжа. Остальное было делом техники. Насвистывая незамысловатый мотивчик, новоявленный бродяга вышел из дому и направился в сторону ближайшей забегаловки.
       Войдя в зал, он сразу направился к стойке и заказал бутылку водки. На закуску подавались сосиски. Сим улыбнулся совпадению и попросил три штуки.
       Еда была паршивая, а от водки в голове все перемешалось. Под какую-то кошмарную музыку окружающие столики стали качаться, а пол оказывался все время не под тем углом. Бармен неодобрительно качал головой, и это показалось бомжу очень смешным. Настолько смешным, что ему сильно захотелось повеселиться еще больше - врезать в эту потную рожу. Но не для драки с барменом он сюда пришел. Его ждало веселье покруче.
       Сим собрал остатки воли, выбрался на улицу и пошел искать полицейского.
      
       В участке было сыро и пахло мышами. Вернее, не во всем участке, а в той комнате, где он оказался после попытки заехать в рожу наглому фараону. Комната была без двери, а проем закрывала толстая решетка. По состоянию одежды Сим понял, что его, вероятнее всего, облили водой. Голова раскалывалась, но мысли еще не пришли в норму. Далеким шепотом звучал "Зов ночи", но теперь он был бессилен.
       "С властями не поспоришь! - злорадно подумал Сим.- Зови не зови, выйти ему до утра не дадут. Правда, придется еще заплатить штраф. Возможно, большой, в зависимости от того, насколько сильно пострадал полицейский. Услужливая память подсказала, что "по роже" он все-таки промазал и просто упал в объятия копа.
       Минуты убегали, и это было хорошо. С каждой секундой приближалось время, которое должно было стать очередной серией ужасов.
       - Эй ты, выходи,- за решеткой появился дежурный.
       - Это вы мне? - недоверчиво поинтересовался Сим.
       - Конечно, не тебе. Я обращаюсь к твоей трахнутой бабушке. Выходи живо, а то сейчас схлопочешь! А то как нажираться - так все горазды, а как за решетку - так сразу важной птицей оказываются. Вылезай, а то не посмотрю, что ты интеллигент.
       Сим быстро вышел, и его отвели к стойке. Там стоял другой офицер.
       - Вы обвиняетесь в нарушении общественного спокойствия. Понятно?
       - Понятно.
       - А следовательно, подвергаетесь административному наказанию - штрафу. Вот протокол и квитанция. Распишитесь.
       - А деньги? - удивленно промямлил Сим.
       - А деньги вы уже внесли,- ехидно улыбнулся фараон, похлопав по бумажнику Сима, который лежал среди его вещей на стойке.- Получите.
       - Вышвыривайся, пока мы добрые,- добавил стоящий сзади коп.- И быстренько. Некогда нам здесь с тобой трепаться. Проваливай.
       Сим пытался еще что-то сказать, но его вещи были засунуты в карманы, а его самого за пояс брюк выволокли на темную улицу.
       Над входом в участок висели часы, и стрелки показывали без пяти двенадцать...
      
      
      
      

    УЧИСЬ, ЧЕРВЬ

       Рис привычно огляделся и про себя выругался. Сомнений не было. Он опять находился на очередном свидании с Треугольником. Очередная "случайность" помешала ему мирно проваляться на грязной кушетке в полицейском участке. Казалось, сама жизнь складывается так, что он оказывается в полночь в одиночестве, теряет самоконтроль и идет к Доктору. И вот он имеет то, что имеет.
       На сей раз это был огромный круглый зал, уставленный человеческими фигурами. Люди разных полов и возрастов застыли во всевозможных позах. Рис дотронулся до руки девушки. Материал был странный. Резина или пористый пластик? Не похоже. Наверное, так выглядела бы профессиональная подделка под кожу, если бы какой-то мастер выбрал за образец человеческую.
       В центре зала возвышался Оранжевый Треугольник. Ситуация изменилась. Если раньше Бог появлялся, когда сочтет нужным, то теперь Рис сам выбирал время для начала разговора. Треугольнику было все равно, когда начинать, и Рис смог оглядеться. Предстоящее пугало, но сколько ни стой - урока не избежать. Первый шаг положил конец молчанию.
       "Р-Р-И-И-С-С!!!" - прокатилось по всему мозгу. Он послушно подошел и замер невдалеке, не зная, как нужно себя вести в присутствии Бога.
       "Какие у тебя слабые и короткие конечности",- прозвучало в голове.
       Рис мог поклясться, что за бездушием мысли угадывалось пренебрежение.
       - Мои конечности не сильно отличаются от конечностей других особей,- в тон ему ответил Рис.- А между прочим, эти конечности создали нашу цивилизацию. Они способны к точной работе и поддержанию прямостоящего тела. Короче, мне они нравятся.
       "Это еще не говорит об их совершенстве. Кроме того, тебе не придется выполнять точную работу, а для того что требуется, они несовершенны. Но это можно и должно изменить".
       Снова появились три луча, каждый из них разделился еще на три. Потом они грубо оплели руки Риса и потянули в стороны. Боль была сильной, но терпимой. "По сравнению с гневом Бога, вывернутые суставы всего лишь - неприятное ощущение",- подумал Рис.
       Но руки не просто выскочили из суставов. Он заметил, что постепенно они стали удлиняться. А нетренированные со времен школьного спортзала мышцы налились сверхъестественной силой. Рост рук превысил скорость растягивания, и, щелкнув, суставы встали на место. Рис поморщился и с недоумением посмотрел на новые конечности, которые теперь свободно доставали до земли. Но это было еще не все. С деловитостью настоящего хирурга, Треугольник принялся за ноги. Еще немного боли, и через некоторое время ноги соответствовали рукам. Боль и жжение постепенно прошли.
       "Теперь лучше",- прервал молчание Бог.
       Рис с ужасом посмотрел на руки, а потом перевел взгляд на ноги. Он стал напоминать щенка дога. За счет удлинения ног его рост увеличился, а гигантские руки уже не доставали до земли.
       - Что ты со мной сделал? - проговорил еле слышно Рис.
       "Усовершенствовал. Теперь ты физически можешь выполнить то, что тебе было обещано. Но сила и размеры - это еще не всё. Тебе нужно научиться использовать новые возможности. Видишь девушку в центре зала? Разорви ее".
       Рис послушно обнял манекен и попытался сломать.
       "СТОП! Так ты не поймешь. Ляг на пол и смотри внимательно на свои руки. Это называется "замок"".
       Ноги сами собой подкосились, а руки сплелись в некое подобие захвата из самбо.
       "Теперь ноги".
       С ногами произошло совсем невероятное - они в точности повторили захват рук.
       "Теперь встань и прыгай к ней на грудь".
       Рис прыгнул. Вернее, прыгнуло само тело без его участия.
       "Руки - подмышки в замок, ноги - на талию в замок. Рви".
       Рис потянул изо всех сил. Он услышал треск ребер и хруст позвоночника, но так и не смог разорвать манекен.
       "Не так,- остановил его Треугольник.- Напряги мышцы, а потом резко вдохни. Разрыв происходит за счет мышц спины, а не рук. Давай".
       И у Риса получилось.
       Как сочное яблоко разделяется пополам, подчиняясь умелым рукам, тело девушки стало двумя странными частями. Рис недоверчиво осмотрел внутренности. Белел сломанный позвоночник - идеальная конструкция, завоевавшая в многовековом отборе право противостоять нагрузкам, уберегая слабенькую искорку жизни в этом совершенном теле. Бессмысленно функциональной конструкцией топорщилась вена, проталкивая в никуда красную влагу жизни. Убийца смотрел на разорванное пополам человеческое тело. Это был не манекен. Настоящая, живая девушка, замершая по приказу злого волшебника, теперь стала пособием секционного зала.
       "Продолжай",- приказал Треугольник.
       - Но ведь это же люди! Они не двигаются, но они живы! Я не могу их убивать.
       "Глупости. Это деактивированные модели".
       - Ты хочешь сказать, что это все-таки манекены? Но ведь у этой девушки есть внутренние органы и организм работал, а значит, жил!
       "Тебе нужно тренироваться на человеке. Никакая кукла не даст тебе тех ощущений, что живая плоть. Биологически это люди, но люди минус мозговая деятельность. У них сохранено только равновесие, а мозг выполняет только одну команду - стоять. У них нет сознания, и они не понимают, что с ними происходит. Они не больше люди, чем куски мяса".
       - Ты хочешь сказать, что это подделка? Специальные манекены для тренировки?
       "Это не подделка. Если ты возьмешь любой предмет и изготовишь его копию, причем копию настолько совершенную, что совпадут все атомы,- это, по-твоему, будет копия или оригинал? И как тогда выяснить, какой из двух предметов появился на свет раньше? Каждый из этих людей оригинал, но мне не нужно было тратить время и силы на подавление страха и попытки избежать смерти. И вот у этих моделей нет мозговой деятельности".
       - Я понял, что испытывать к ним жалость бессмысленно.
       "Ты превращаешься в машину смерти. О какой жалости ты говоришь? Для тебя есть только один критерий - нужно убивать или нет. Сейчас нужно - ты учишься".
       - Я уже понял,- улыбнулся Рис, испытывая огромное облегчение, что ему не нужно убивать людей.- Так что мне делать?
       "Продолжай!"
       На этот раз Рис прыгал сам. Тело неуклюже плюхнулось на плечи мужчины, ноги не успели обхватить талию, и он неловко съехал на пол.
       "Слишком медленно. Действуй быстрее. Ты должен прийти жертве точно на грудь и в тот же момент закрепиться ногами. Потом с незначительным отставанием идут руки. Давай".
       Рис снова прыгнул и на этот раз удержался на мужчине, но во время рывка потерял равновесие и вместе с ним упал. Мужчина так и остался лежать. Видимо, у него были сломаны ребра, но внешних повреждений на теле не было.
       "Опять не то,- прозвучало в голове.- Давай по частям. Вначале прыжок. В первом случае ты не долетел и вынужден был подтягиваться ногами. Второй раз ты просто сбил жертву. Прыжок должен быть стремительный вначале, но касание грудью должно быть нежное, но четкое. Когда ты переносишь свой вес на жертву, усилие должно быть направлено точно вниз, иначе человек упадет. Видишь мужчину в синей джинсовой рубашке? Он достаточно силен, чтобы выдержать твои попытки. Пробуй на нем. Прыжок, но не разрыв. Понял?"
       Прыжки, прыжки... Мужчина то падал, то оказывался выше или ниже, чем нужно. Соскальзывали руки, ноги отказывались сплетаться в замок. Рис прыгал снова и снова. Он уже потерял счет попыткам, но постепенно результат становился лучше. Казалось, тело само уже рассчитывает усилия и приходит в точно указанное место. Под конец мужчина даже не колебался в момент захвата.
       "Прыгать ты научился. Теперь прыжок вместе с рывком",- приказал Треугольник.
       И снова Рис беспомощно лежит на полу. А мужчина не шевелится, хоть и цел.
       "Ты опять забыл о равновесии. После рывка торс жертвы падает перед тобой, а таз за тобой. Ты приземляешься на ноги там, где стояли ноги жертвы. Для удобства в момент рывка можно немного наклониться вперед, как бы подминая человека под себя. Еще раз".
       Снова серия прыжков, и вот уже Рис филигранно выполняет ужасное упражнение. Проходят часы, и задачи становятся сложнее. Тело слушается все лучше, а происходящее начинает нравиться Рису.
       Еще через несколько часов он уже мог дозировать давление и знал: если немного больше напрячь плечи, а вдох сделать только низом живота - у человека будут перемолоты все кости, но внешних повреждений не будет. Еще через час он мог сломать любое ребро или позвонок по выбору.
       "У тебя уже получается работать с неподвижными телами. Но так не будет. Жертва движется, а значит, в момент прыжка она может оказаться к тебе боком, спиной, прыгнуть в сторону, лечь или просто потерять сознание. Продолжай изучение".
       Теперь жертвы уже не стояли: сначала вяло, а позже все быстрее пытались убежать или закрыться руками, отскакивали, падали, но для Риса это мало что изменило. Жертва оказывается в зоне прыжка - он прыгает - части тела разлетаются в разные стороны. Не имело значения, что предпримет тот или иной человек, если чутье подскажет об этом задолго до прыжка. После крупной женщины, упавшей в обморок, но так и не долетевшей до земли, Рис остановился.
       - Это я уже умею. Я научился убивать. Или мне надо узнать что-то еще?
       "Не торопись. Ты еще недостаточно владеешь ситуацией. Человек в экстремальные моменты ведет себя совершенно непредсказуемо".
       - А что он сможет сделать? Я действую гораздо быстрее. Вон та женщина даже не успела упасть, а этот мужчина пытался откатиться в сторону. Ну и что? Результат все равно прежний.
       "Это так. А что ты сделаешь с ним? Обернись".
       Рис как ужаленный крутанулся на месте, потому что вместе с последней фразой он почувствовал опасность из-за спины. Обернулся и еле успел уклониться. В пяти футах от него оказался низкорослый китаец с копьем. И это копье как раз совершало выпад, нацеленный в спину.
       Рис проворно отскочил на приличное расстояние, но китаец не дал ему времени на размышление. Копье в его руках ходило со скоростью иглы в швейной машинке. Казалось, оно жило своей жизнью, крутилось, жалило, ткало защитный узор, прикрывая нападающего от прыжка, и опять шло в атаку. Рис понял, что он просто не сможет прыгнуть, так как где бы он ни находился, острие мелькало в каком-нибудь дюйме от его груди, да и то только потому, что он успевал отскочить, увернуться или перекатиться.
       "СТОП! - прозвучало в зале и китаец замер.- Ну и чего ты испугался, тренированный убийца?"
       - Я просто не мог к нему подойти,- проговорил, задыхаясь, Рис.- Он слишком хорошо владеет копьем. Но я не пойму, зачем мне это надо? В моем мире и копья хорошего так просто не найдешь, а шанс, что у жертвы оно окажется в руках, вообще мизерный.
       "А палка? Обычная жердь с обломанным на скос концом? Минимальная тренировка позволяет превратить в оружие почти любой предмет. А что ты сделаешь против обыкновенного пистолета или автомата? А ведь огнестрельное оружие встречается не так редко как копье. Да и использовать его сможет и ребенок".
       - Так что же делать? Ну, с этим противником я справлюсь. Как бы тренирован он ни был, я в любом случае выносливее. Через некоторое время он устанет и допустит единственную ошибку...
       "У тебя нет времени. Ты должен прийти, убить и уйти. А почему ты так боялся этого копья?"
       - Как это почему? - недоуменно переспросил Рис и продолжил с легкой издевкой: - Я подумал, что если он меня проткнет, мне будет трудно его разорвать. Согласись, торчащая из груди палка не способствует плотному прилеганию к торсу жертвы.
       "Железная логика. Подойди и ощупай наконечник копья, а потом попробуй уколоть им палец".
       - Копье холодное, прочное и острое,- прокомментировал Рис, выполнив требование. Потом он легко дотронулся до острия, ожидая жжения в проколотой коже, но ничего не произошло. Ни толчки, ни более сильные удары не привели к появлению ожидаемой капельки крови. Под конец Рис просто бросился грудью на копье и, не дотронувшись руками, выбил его у китайца.
       "Теперь дошло? Ты можешь просто не обращать внимания на любое оружие за исключением разве что ядерной бомбы. Кроме того, твое тело умеет гасить резкость удара. Поэтому важна только масса оружия, да и то в том смысле, что по чисто физическим законам тебя отбросит и помешает выполнению задачи. Все. Хватит объяснений. Убей его".
       Китаец обрел свободу и быстро подобрал копье. Последовал быстрый удар. На этот раз Рис не отпрыгнул, хотя внутри у него все оборвалось. Он почувствовал легкий толчок в живот, перехватил копье, в следующий миг уже висел на мужчине, а в следующий остался в одиночестве.
       "Еще",- прозвучало в голове.
       Здоровенный негр с ножом шел на Риса скользящей походкой профессионального убийцы. В его глазах различалась только одна мысль - убить. Он держал нож по-испански лезвием к себе и передвигался боком, не открывая грудь противнику.
       "Не торопись. Убивать ты уже умеешь, но перед смертью заставь его почувствовать проигрыш. Покажи свою неуязвимость в том, что он считает своей сильной стороной. В чем его сила?"
       - В ноже,- пробормотал Рис, медленно отступая.
       "Ты не внимателен. Каким боком он приближается? А в какой руке держит нож? Думай!"
       - Нож, как и положено, в правой, а вот идет он почему-то влево. И впереди у него левая нога. Так он же левша!
       "Правильно. Ножом он тебя только отвлекает. Он привык рассчитывать только на свою силу, а оружие использует как приманку. Противник будет действовать против острия и откроется для удара кулаком, а нож завершит начатое".
       - Значит, его сила в уверенности в своих реакциях и ударе.
       "Ну так чего ты стоишь? Действуй".
       Рис по-прежнему отходил назад, не подпуская противника на расстояние удара. Шаг вправо, еще. Расстояние между ними сократилось. Неуловимым движением негр выбросил руку с ножом, и в тот же момент его кулак как паровой молот обрушился на голову Риса.
       Все было воспроизведено в точности так, как и раньше, когда негр выходил победителем из поединков с противниками, превосходящими его в силе и росте. Но на этот раз нож скользнул мимо, а кулак, встретившись с головой врага, испытал прикосновение к бетонной стене. Еще одна попытка, еще... Результат тот же.
       Рис почти не чувствовал ударов и, когда противник переложил оружие в левую руку, улыбнулся. Проверенная методика не сработала, и негр решил, что Рис боится только ножа, а значит, нужно им воспользоваться. Вот тогда он и прекратил защищаться, а, опустив руки, просто пошел вперед. Лезвие сразу же ударило в живот и отскочило. В глазах мужчины начал появляться страх. Еще удар, еще. На третьем выпаде лезвие сломалось, а вместе с ним сломался и мужчина. Он опустил руки и выронил бесполезную железку. Она еще не успела коснуться земли, а Рис уже приземлился на ноги, разграничив собой две части черного тела.
       Он хотел обернуться к Треугольнику, но не успел. Легкими щелчками по нему застучали пули. Их выпускал из небольшого автомата высокий блондин в костюме. Эта задача не была сложна. Рис повернулся и под градом пуль спокойно направился к нападавшему. Пока он дошел, у мужчины закончились и патроны, и надежда.
       Он огляделся по сторонам. Этот враг оказался последним. Рис закончил убивать с полной уверенностью в своей неуязвимости. Обнаружив, что больше никто ему не угрожает, он встал над кучей кровавых кусков и, подняв чудовищные руки, в экзальтации медленно проговорил:
       - Я всесилен!!!
       Оранжевые лучи быстро обхватили его талию, ласково, как пальцы девушки обнимают цветок.
       "А следовательно - ничтожен..." - прогремело за его спиной и, резко разойдясь в стороны, струйки света разрезали его пополам.
      
      
      
      

    СИМУ двадцать ЛЕТ

       Монотонно шумели шины армейского джипа. Ночная трасса не отличалась разнообразием, и Симу уже давно надоело смотреть в окно. Шел второй год его воинской службы. До этого времени он находился в центре подготовки пилотов и теперь ехал к месту назначения. Служба у него оказалась странной. Его не учили управлению самолетами или вертолетами. Все время было посвящено освоению хитрого устройства без названия. Этот летательный аппарат представлял собой небольшой круглый диск с вращающимися по периметру тремя маленькими лопастями. Полет проходил так: вначале аппарат выстреливался из катапульты на высоту двух тысяч футов, потом начинали вращаться лопасти. Их усилий едва хватало на поддержание устройства в воздухе. Сам аппарат был очень легким и имел размеры, едва превосходящие рост лежащего пилота. Тарелка летела достаточно низко, чтобы летчик смог увидеть все, что требовалось командованию, и была настолько маленькой, что радары противника ее просто не замечали.
       Совершив гигантскую петлю, аппарат возвращался к месту старта, где постепенно снижался. В этом и состояла основная трудность. Тарелка была снабжена двигателем мягкой посадки. Небольшое реактивное устройство работало всего пять секунд, но могло затормозить аппарат и "уронить" его на землю с минимальным риском сломать шею пилоту.
       Сим до сих пор не видел своего "самолета". Все обучение проходило на тренажерах, но он знал, что тарелка изготовлена в единственном экземпляре и ждет, пока Сим научится ею управлять. Надо сказать, все это был очередной безумный проект армейцев, и пока шло обучение Сима, проект этот уже устарел. А тут еще поднялся вопрос об урезании финансирования армии.
       Вот так и получилось, что Симу нужно было совершить один-единственный полет "для прессы". Генералы наверху решили продемонстрировать общественности "новое" секретное оружие, не разгласив при этом никаких тайн, но поразив умы. Симова тарелка годилась для этого как нельзя лучше.
       - Я тебе завидую,- проговорил лейтенант, сидевший за рулем.- Завтра ты станешь кинозвездой и гордостью нации одновременно. Ты хоть понимаешь, что твое обучение уникально? Тарелочку еще не испытывали в боевых условиях, да это и не понадобится. Один полет - и ты герой. Вот это я понимаю - карьера...
       - Да на хрена она мне сдалась, эта карьера? - пробубнил Сим.
       - Дурак ты, братец,- улыбнулся лейтенант.- Ты не понимаешь, как скажется служба на всю твою жизнь? При увольнении ты получаешь одну из четырех стандартных записей в личное дело. В причинах увольнения может быть записано: "с почетом", "по окончанию срока", "по невозможности использовать" и "с позором". Начнем с последнего.
       Увольнение с позором - это "волчий билет"; с такой записью тебе будет очень трудно найти работу. Об учебе ты можешь просто забыть, а взять в банке кредит будет равносильно полету на Марс. Ты приговорен работать грузчиком или рабочим на заводе, и все твое счастье нажраться в воскресенье в грязном баре да пощупать жирную официантку.
       "Невозможность использовать" - закрывает перед тобой двери военных, спортивных и политических вузов. Пожалуй, и все. Работай кем хочешь, раз армия села в лужу и не смогла тебя приспособить для своих целей - это ее горе, но на привилегии ты рассчитывать тоже не можешь.
       "По окончанию срока" - самая распространенная формулировка. Ты оттарабанил положенное и тем самым уже имеешь заслуги перед страной. Ты имеешь льготы при поступлении в вузы. Если твой конкурент на вакансию не служил, то возьмут тебя. Ты получаешь кучу мелких поблажек от льготных кредитов до вида на жительство, если у тебя его еще не было.
       Но это все меркнет по сравнению с формулировкой - "с почетом". Это значит, что ты совершил что-то очень нужное стране и она о тебе будет заботиться. Трудно даже придумать область, в которой тебе бы не пригодилась такая запись. А после завтрашнего полета она у тебя будет. Медаль "Конгресса" или "Пурпурное сердце" не даст тебе того почета, что ты получишь завтра. Я же сказал - завтра ты станешь гордостью нации... Ну и везет же дуракам,- пробурчал лейтенант напоследок.
      
       Впереди приближались огни базы, и словоохотливый водитель наконец заткнулся. Сим понимал, зачем нужно лететь, он только не понимал - как. Он, конечно, умеет управлять аппаратом, но ведь до завтрашнего дня тарелку испытывали только на стендах. Конечно, со всеми новинками происходит именно так. Настает день, когда самолет впервые взлетает, и ведет его живой испытатель, который до сих пор ни разу не сидел за его штурвалом. Но этот пилот обладает огромным опытом, а Сим только что сам закончил учиться. Но ему объяснили и это. Тарелочка разительно отличалась от всех известных аппаратов. Во-первых, от пилота ничего не зависело. Не он запускал двигатель, не он взлетал, и не он маневрировал. Летчик должен был только уметь выдерживать горизонтальное направление, дожидаясь, когда аппарат потеряет высоту, и в нужный момент включить "мягкую посадку". В аппарате не было никаких приборов. Любой дополнительный вес заставлял увеличивать мощность двигателя, который стал бы тяжелее, что заставляло снова увеличивать мощность. Из-за этого уменьшенная до предела кабина пилота точно соответствовала габаритам тела и не позволяла дополнительной роскоши в виде аппаратов контроля полета, приборов наблюдения или парашюта. Отсутствие последнего сильно смущало Сима, но он ничего поделать не мог.
       База встретила Сима со всей гостеприимностью воинских заведений: тот же лейтенант показал летчику его комнату и сводил в столовую, где им не встретилось ни единой души, за исключением повара. Но сердито швырнувший на поднос половник какого-то подобия подгоревшей каши молчаливый мужчина никак не тянул на звание "живого существа".
       Утро оказалось на редкость солнечным и ласковым. Хорошее настроение переполняло Сима, невзирая на завистливую рожу лейтенанта, который разбудил будущего "героя нации".
       Время до старта прошло быстро, и вскоре Сим оказался на пусковой площадке. Длинный железнодорожный рельс протянулся по равнине к невысокой горке, с которой и предстояло произвести взлет. В самом начале пути красовалась тарелочка. Сверкая на солнце хромированным ободом с лопастями и плексигласовым колпаком, она скорее напоминала игрушку из детского магазина, нежели военное изобретение.
       Вокруг кишели телевизионщики, устанавливая камеры и уже ведя репортажи. Несколько фотографов запечатлело Сима на фоне тарелки. Его голубой комбинезон красиво вписывался в бело-серую гамму аппарата. Но вот подошли к концу приготовления, взлетели девять вертолетов сопровождения, ощетинившихся объективами, Сим залез в пилотный отсек тарелки и лег лицом вниз. В этом положении ему придется находиться вплоть до окончания полета. Под прозрачным дном был виден рельс и разгонная тележка. В ушах уже звучал голос, отсчитывая время до старта.
       Внезапно Сима охватил страх. Захотелось выбраться из этого замкнутого пространства, которое должно вскоре принести ему смерть. Он уже не надеялся на благополучный исход полета. Он знал точно, что разобьется.
       Сим усилием воли загнал ужас в глубину сознания и сосредоточился на голосе.
       Три... два... один... старт!
       Ускорение прижало летчика к задней части кабины. Установленная под небольшим углом тарелка уже рвалась вверх, но удерживаемая зажимами просто дрожала, продолжая набирать скорость. Мимо мелькали кусты, люди, камеры, и Сим чувствовал: вот сейчас он и взлетит в это голубое небо, словно птица, истосковавшаяся по полету за долгую холодную зиму.
       С сильным хлопком отстрелились фиксаторы. Есть!
       Тарелка стремительно взвилась вверх и спустя несколько секунд заскользила горизонтально, начав продвигаться по предписанному маршруту. Боковым зрением Сим мог видеть мерно вращающиеся крылья лопастей и одновременно наблюдать землю, над которой он пролетал. Прозрачный пластик создавал впечатление парения без вспомогательных устройств, и пилот наслаждался полетом, понимая, что повторения не будет. Только ему и только один раз выпало счастье познать всю красоту свободного полета. Симу хотелось петь, читать стихи или сделать еще что-то, на что толкает нас детская эйфория.
       Вертолеты цепочкой летели следом, сообщая на весь мир о свершившемся. Внизу проплывала равнина испытательного полигона и рассматривать было особо нечего, но Сим понимал, что это действительно идеальный способ наблюдения. Он не старался анализировать увиденное, он просто получал удовольствие от гармонии полета.
       Внезапно гармония стала диссонансом, а тарелка судорожно задрожала. Сим успел заметить, как белой молнией отлетела в сторону сломанная лопасть. В уши ворвался встревоженный голос оператора:
       - Воробей, вы теряете стабилизацию, что случилось?
       - Лопасть отвалилась...- сами произнесли губы.
       - Как - отвалилась? - переспросил ошарашенный оператор.
       - ...на х-х-х-хрен!!! - зашипел Сим, пытаясь из последних сил удержать аппарат горизонтально. Потом мыслей не осталось. Он еще что-то бессвязное кричал об идиотах, которые придумали этот дебильный позывной, что если им кажется это воплощением легкости и миниатюрности, то одной французской шансонетке тоже так казалось, и что Пиаф плохо кончила...
       В кошмаре попыток выровнять аппарат оставались лишь две серьезные мысли - вниз на посадку идти нельзя, тогда тарелка сорвется в штопор, и что у него есть двигатель посадки. Вот она - красная кнопка под колпачком. Тогда потерявшая управление тарелка стабилизируется и зависнет в покое на мучительные пять секунд, а потом упадет вниз с отключившимися автоматически двигателями. Нет, это не выход. Но Сим понимал, что все кончено. Выхода нет и быть не может. Еще несколько секунд, и он рухнет вниз с огромной высоты запечатанным в прозрачный пластик, как насекомое в янтаре. Мысли бились о черепную коробку не в силах найти выход, а аппарат продолжал крениться, безразличный к страстному желанию жить находящегося внутри человека. Вот еще градус, еще... крен увеличивался с нарастающей скоростью. Попытки найти мифические восходящие потоки, которые снизят нагрузку на задыхающийся двигатель, не приводили к успеху. И вот тарелка сорвалась в штопор, несясь к земле неуправляемым метеором. Ужас скорой смерти забился в сознании Сима, и он скорее инстинктивно, нежели обдуманно рванул предохранитель и вдавил кнопку тормозных двигателей. Взревела реактивная струя, и аппарат сразу же выровнялся. Но это не могло спасти положения. Томительные пять секунд перед смертью не облегчили, а усугубили гибель. Сим понимал, что это просто кратковременная отсрочка, и страх рвался наружу, заставляя дергаться все тело в пароксизме желания жить. Наперекор всему миру хоть на короткий миг продлить существование, наполненное страхом и вдруг замоченными штанами комбинезона. "Жить, жить, жить..." - повторял Сим как заклинание, но двигатели умолкли, и их рев сменил звук рассекаемого воздуха. Теперь летчик мог испытать настоящее парение, но был не в состоянии его оценить. Смертельная земля неслась к Симу, и, как влюбленный навстречу минуте соития, к ней несся ополоумевший от ужаса летчик. Еще миг, и удар прекратит этот кошмар существования, прервав жизнь в неспособном к мышлению истеричном животном, которое совсем недавно называлось Симом.
       Сим в ужасе открыл глаза. Он лежал в ванной в своей квартире. Теплая вода расслабляла тело, сжатое судорогой. От пережитого во сне его трясло. Непослушные руки не могли найти сигареты, а потом попасть спичкой по коробку.
       "Совсем охренел,- подумал несостоявшийся смертник.- Какая армия, я же отродясь не служил. И еще этот летательный аппарат... это же чистой воды бред. Такого быть не может".
       Логика подсказывала, что все детали кошмара - сплошной вымысел, но тело отзывалось мелкой дрожью и не желало соглашаться. Полет был сном, но пережитый страх - реальностью.
       Сим открыл горячую воду в надежде, что хоть это успокоит разбушевавшийся организм. Но прошло больше часа, пока дрожь унялась и навалилась волна усталости. Яркий свет резал глаза, и Сим закрыл веки.
       ...Монотонно шумели шины армейского джипа. Ночная трасса не отличалась разнообразием, и Симу уже давно надоело смотреть в окно. Шел второй год его обязательной воинской службы.
       "Я что, опять сплю?" - подумал он и посмотрел на шофера. Тот приветливо улыбнулся и завел свою лекцию о "герое нации".
       "Да что же это такое, это же сон! Значит, мне снова лететь и снова разбиваться?" - судорожно пронеслось в голове Сима. Теперь он знал, что проснется невредимым в ванной, но снова пережить весь ужас падения ему не хотелось.
       "Надо проснуться",- твердо решил он, но ничего не произошло. Спустя некоторое время, оказавшись на базе и поужинав, Сим остался один в комнате и приступил к попыткам проснуться. Он пробовал это сделать и раньше, но треп водителя отвлекал и мешал сосредоточиться.
       "А прошлый раз он был офицером. Его что, успели разжаловать?" - пошутил Сим и, отогнав посторонние мысли, сосредоточился.
       Главное - проснуться. А что для этого нужно сделать? Ущипнуть себя - он уже пробовал. Опыт показывал, что самое верное - это умереть, но вот этого как раз и не хотелось. В какой-то книге было написано, что для того чтобы проснуться, нужно представить себя спящим и сначала проснуться в воображении.
       Сим закрыл глаза и вообразил себя в ванной. Прошло много времени, пока он смог почувствовать горячую воду и твердый кафель на затылке. Еще немного, и он уже видел свет сквозь закрытые веки. Еще чуть-чуть, и можно будет открыть глаза и вылезти из предательской ванны.
       - Вставай, герой,- раздалось над самым ухом.- Щелкоперы собрались и ждут твоего появления. Ох и везучий ты, парень!
       - Мне нужно еще полчаса,- проговорил Сим, тщетно пытаясь удержать отвоеванную у сна реальность.
       - Подъем, салага! - заорал голос.- Или ты вообразил, что ты у мамкиных сисек? Подъем, выродок! Три минуты на сборы, и марш на стартовую площадку. Ща мы из тебя героя делать будем.
       Конец фразы лейтенант сдобрил кривой усмешкой.
       "Лейтенант. Значит, опять повысили",- сокрушенно подумал Сим и побрел одеваться.
       Люди, камеры, фотографы... И вот он уже лежит в ненавистной тарелке готовый к смерти.
       "Еще есть время. Немного - но есть. Вот теперь самое время попытаться еще раз. НУ, ДАВАЙ!!!"
       Он закрыл глаза и вспомнил ощущение воды. Вот уже кожа стала теплой... Вот забрезжил свет сквозь веки... Толчок.
       Тарелка парила над землей, с каждой секундой приближая критический миг.
       Сим судорожно сжал веки и постарался сосредоточиться. Вот снова сквозь веки пробивается свет... Вот на коже лица чувствуется вода... Есть!
       Он резко открыл глаза и обнаружил себя в воде. Кошмар остался позади, но борьба за реальность еще не была выиграна. Сознание уплывало, грозя снова перейти тонкую грань реальности. Дно ванны стало вибрировать дрожью тарелки, а сквозь дно постепенно проступала далекая земля.
       Сим выругался и стал выбираться из воды. Мышцы отяжелели и слушались плохо. Со второй попытки ему удалось уцепиться за край и подтянуть тело. Секунды летели, и тарелка вот-вот потеряет лопасть, а тогда страх выбьет остатки реальности и пилот снова переживет все мучительные этапы собственной смерти. Еще немного, и Сим перегнулся через край и стал на холодный пол. Мир вокруг плыл, и ему вдруг показалось, что он по-прежнему сидит в воде, ожидая, когда днище ванны станет полностью прозрачным и он полетит навстречу своей смерти. Это ощущение было таким реальным, что Сим резко обернулся. От неловкого движения нога заскользила по мокрому полу, и он плюхнулся на пол. Но падение не помешало ему увидеть жуткую сцену.
       То, что предстало перед ним, было как продолжение кошмара. В горячей воде сидел он, тупо уставившись на полупрозрачный пол ванны.
       В этот короткий миг Сим осознал, что какая-то часть его осталась во сне и нужно немедленно вытащить себя из ванны. Одним рывком он поднялся и склонился над ласковой водой.
       Ванна была пуста, а за прозрачной как слеза водой он увидел далекую землю и летящую к ней серебристую точку.
       Горло сжалось от осознания случившегося. И как лавиной его накрыло ужасом того, другого Сима, который несся навстречу своей смерти.
       "Вот так и сходят с ума",- была последняя мысль, перед тем как он потерял сознание.
       Сим в который раз открыл глаза.
       Люди, камеры, фотографы... Улыбающийся журналист задает вопросы и сам же на них отвечает. Симу нужно только кивать. Блеск объективов.
       "О, господи, неужели опять...- страх снова подкатил к горлу.- Ну сколько можно, я ведь уже проснулся. Хотя часть меня все равно погибла. Значит, придется снова пройти через это, но только спастись полностью. А может, мне все это снится? Конечно же, снится, идиот! Ты этот сон видишь уже в третий раз!"
       Щелкнули замки кабины, а Сим снова сосредоточился. Теперь он уже знал, что нужно делать. Не суетясь и не отвлекаясь на окружающие события, он планомерно восстанавливал в памяти голубой кафель и трубку дневного света в своей ванной. Он настолько увлекся этим, что толчок запуска почти не сбил с восстановления реальности. Шаг за шагом Сим возвращался к жизни, выплывая из глубин кошмара.
       Кабина аппарата слегка завибрировала, и пилот напрягся. Так было и в прошлый раз, где-то за полторы-две минуты до катастрофы. Страх снова уцепился за пищевод и легонько потянул на себя. Сим слишком увлекся планомерностью просыпания и забыл о времени. Нужно срочно просыпаться. Быстрее! Еще быстрее!!!
       Теплота воды. Свет на ресницах. Вода на лице. Все!
       Открытые глаза подтвердили, что рубеж сна перейден. Теперь быстро вылезти. Перед глазами, как и в прошлый раз, была сонная пелена, а руки плохо слушались. Сим с трудом уцепился за край ванны и подтянул тело. Вдруг рука соскользнула, голова резко ударилась о бортик, а тело съехало назад в воду. Но не это было самое страшное. Другой "он" перевалился через край ванны и стал неуклюже озираться.
       Тогда Сим понял все. Он с ужасом уставился на дно ванны, которое становилось с каждой секундой все прозрачнее и податливее. И, уже проваливаясь, он успел заметить, как тот - второй - споткнулся и упал на пол.
       Потом снова было хаотическое падение, наполненное непередаваемым ужасом, который выворачивал и терзал каждую клеточку обреченного тела, а спустя несколько мгновений страшный удар поставил точку в этом затянувшемся кошмаре.
       Удар. Сим открыл глаза и обнаружил себя на полу комнаты рядом с кроватью. Нещадно болел затылок. Перед глазами плыли круги, и сознание норовило ускользнуть куда-то от опостылевшей реальности.
       - Э-э-э, нет!!! - в ужасе пробормотал он и со всей скоростью, на которую был способен, направился принимать меры по экстренному просыпанию. В ванную.
       После пяти минут и многих литров холодной воды, вылитой на голову, он вдруг шарахнулся к стене и недоверчиво заглянул внутрь пустой емкости. Еще через десять минут Сим отважился попробовать дно рукой. К удивлению, оно оказалось твердым и проваливаться не спешило. Теперь он знал точно, что проснулся. Раньше ему тоже так казалось.
       В который уже раз реальность сыграла с ним злую шутку, выдав воображаемое за действительное. Причем снова переход от одного к другому был смазан.
      
      
      
      

    ДЛИННЫЙ РАЗГОВОР

       Озверевший будильник опять был выключен, но, в отличие от прошлых дней, время уже приближалось к десяти. Хозяин вставать не хотел. За окном опять светило солнце, и воробьи не по-осеннему щебетали на ветках соседнего дерева.
       Сим открыл глаза. Постепенно происходящее стало проясняться, пока окончательно не прояснилось. Снова пробуждение, и снова он ничего не смог сделать, чтобы сорвать этот дикий сеанс.
       Подняв руки, он с испугом посмотрел на них. У-ф-ф. Все в порядке. Конечности не отличались от нормальных ни по длине, ни по цвету. Ночной кошмар померк в свете дня, но не ушел полностью. Что-то осталось. Каждый раз очередной урок оставлял после себя частичку не то знания, не то умения, не то еще чего-то, что не имело названия. Это "что-то" ощущалось вибрацией в животе и проявляло себя неожиданно, как вчера с курьером.
       Сим посмотрел на часы. Так. На работу он уже опоздал. Да и зачем ему работа, если завтра вечером он или выживет, или... Но об этом думать не хотелось. Нет. Не пойдет он на работу. Пусть катится к дьяволу мерзавец Курт со своими подходцами. Все. Нужно спасать шкуру.
       Он встал и направился в кухню, отметив для себя, что шнур телефона, как и вчера, выключен из розетки. Кофе согрел и взбодрил, а душ выгнал остатки сна. Сим сел в кресло и стал придумывать, как избежать очередного сеанса.
       Звонок в дверь прервал ход мыслей.
       "Ну вот,- обречено подумал он, направляясь в прихожую,- кого-то с работы принесло".
       Вопреки ожиданиям на пороге... Он не верил своим глазам. Сим ожидал всего. Посыльного, Курта, даже Тайлера. Даже "приход" через дверь Треугольника не удивил бы его настолько... В своем легком белом плащике перед его дверью стояла Кристина. Она сжимала в руках маленькую сумочку, и по красным глазам можно было догадаться, что она плакала. А он молча смотрел, не в силах выдавить из себя ни слова.
       - Я четыре дня тебе звоню и домой, и на работу,- дрожащим голосом начала она,- а сегодня мне сказали, что не знают, где ты... а ты тут... а я звоню... я думала, что-то случилось...- и она вдруг села на пол и по-детски расплакалась.
       Сим все равно любил эту женщину. И ненавидел, и любил. И еще он очень устал от всего этого. Сейчас они поговорят, и она уйдет, оставив его в одиночестве. Он так к нему привык. Была любовь, потом была сумасшедшая надежда, потом была ненависть. Был еще где-то Оранжевый Треугольник, и он ждал. Сим молча повернулся, не закрывая двери, прошел в комнату и сел в кресло. Потом встал, налил полстакана бренди. Подумав, плеснул немного на дно второго стакана и сел назад в кресло.
       Через некоторое время щелкнул замок двери. Кристина, не раздеваясь, зашла и села напротив. Ее глаза уже были сухие, а лицо сосредоточенное.
       - Что происходит?
       - Кр... гм. Ты думаешь, нам есть, о чем поговорить? - произнес Сим, разглядывая дно стакана.
       - Послушай, я ничего не понимаю. У нас все было так хорошо, а потом ты исчез, ничего не сказал...
       - Ну ладно. Если ты хочешь... Ну, в общем, я вас видел.
       - Кого - "вас"? Сим, ты можешь говорить понятно? Если у нас все... так, я могу хотя бы знать - почему?
       - Ну неужели и этого мало? Я видел, как ты целовалась с каким-то мужчиной. Причем вечером и у себя в комнате. Ты считаешь - это нормальный поступок девушки накануне "воссоединения" с другим? Ладно. Все. На, выпей,- он протянул ей стакан,- и давай расстанемся. Не нужно лишних слов.
       На глазах Кристины выступили слезы, она закрыла лицо руками и опустила голову, а потом вновь подняла ее и... улыбнулась.
       - Ну что ж, грозный судья, подсудимый имеет право на последнее слово?
       - ???
       - Я не буду оправдываться. Просто расскажу немного о себе. Ты всегда мне говорил о своих делах, привычках, привязанностях, а в ответ тебе хватало знать, что у меня "все нормально", "я рада", ну и так далее. Так вот, послушай.
       С Биллом мы познакомились около года тому назад. Он был внимательный, ласковый, с ним было интересно разговаривать, и... он меня буквально обожал. Ты не подумай, что он был вроде Дон Жуана, нет. Это - серьезный, волевой человек, всегда знающий, чего он хочет и как этого добиться. Наш роман протекал как-то уж очень правильно. Было впечатление, что он разворачивает продуманный до мелочей сценарий, а мне... Мне это нравилось. Правда, слегка смущало то, что он буквально выходил из себя, если ему что-то не удавалось. Билл тогда становился несдержанным и мог даже нагрубить, но во всем остальном он практически не имел изъянов.
       Потом в моей жизни появился ты. Это было как... ну вроде ветра, прилетевшего из ниоткуда. Я и боялась тебя потерять, и боялась с тобой сблизиться, и... ну, в общем, я запуталась. Я сказала Биллу, что у нас с ним все кончено, а он улыбнулся и ответил: "Месяца через три ты поймешь, что тебе нужен только я. Будем считать, что я дал тебе время на размышление". Я поняла, что это очередной его "сценарий", кроме того, он мне действительно нравился. С одной стороны - мне было его жалко, а с другой - я не знала, как он себя поведет, когда услышит отказ. В тот злополучный вечер Билл пришел делать мне предложение. Я честно ему выложила все про нас. Он подробно расспрашивал про тебя. Я не могла понять, что же он хочет, а выяснилось - он просто хотел убедиться, что мне с тобой действительно хорошо.
       Узнав, что я опасалась его реакции, Билл рассмеялся и сказал, что слишком любит меня, чтобы нам вредить. Он собирался просто поговорить со мной напоследок и исчезнуть из моей жизни. После этих слов он встал и попрощался, а я... ты понимаешь, он оказался гораздо лучше, чем я представляла. Я была ему так благодарна за все, и... ну... я его поцеловала, а он... он даже не ответил... просто погладил меня по щеке и ушел. Вот и все. В такой ситуации я бы его поцеловала и при тебе. Пойми - год жизни просто так не выбросишь, причем хороший год. Но это было ДО тебя. Теперь у меня есть ты.
      
       Как сказала Кристина, это было действительно ВСЁ! Злоба требовала выхода, но объекта уже не было. Самолюбие и задетая гордость, по которой топтались все, кому не лень, сделали свое дело. Она поступила, может быть, опрометчиво, может быть, самоуверенно, но она не предавала его.
       Следующий час Сим пил бренди и сделанный Кристиной кофе и пытался унять дрожь в руках, а потом, задыхаясь и причитая, сквозь слезы рассказал ей о своей встрече в баре, Треугольнике и еженощных кошмарах.
       - ...Ты говоришь, не можешь с этим бороться? - спросила Кристина, когда слезы и всхлипывания постепенно утихли.
       - С этим невозможно бороться. Похоже, вся жизнь вокруг складывается таким образом, что в нужный момент я оказываюсь на улице и теряю контроль над собой.
       - А ты уверен, что это вообще происходит? Ты не подумай, я тебе верю, но ты иногда можешь ошибаться. Может, это можно объяснить как-то проще? Ну, например - гипноз...
       - Да? Завяжи мне глаза.- Сим снисходительно улыбнулся.
       - Что?
       - Возьми свой шарф и завяжи мне глаза. Я тебе покажу, а ты сама решай, это мне кажется или кажется уже нам вместе.
       - А ты уверен... ну, ты знаешь, что делаешь? - сказала Кристина, но все-таки шарф сняла.
       - Давай-давай. Завяжи так, чтобы я точно ничего не видел. А теперь отойди в другой угол, возьми любой предмет и брось в меня. Только не ищи коробку со спичками, ее на столе нет.
       В душе Кристины стало очень скверно. Она действительно подумала о спичках. Небольшая клипса, сверкнув в воздухе, четко угодила прямо в подставленную руку Сима.
       - Это раз,- сказал он, снимая шарф.- Теперь иди сюда,- продолжил он, подходя к окну.- Смотри, вот по улице идут люди, покажи мне любого, и я скажу, что он будет делать дальше.
       Кристина в ужасе указала на мужчину в черной куртке. Сим закрыл глаза и расслабился.
       - Дойдет до перехода, посмотрит на часы и перейдет улицу перед красным пикапом.
       Мужчина продвигался в толпе вдоль домов. Уже казалось, что он проследует дальше, но вдруг остановился, поднял руку и посмотрел на запястье, а потом, как бы спохватившись, повернул в сторону перехода. Из-за дома выехал красный пикап.
       Еще несколько раз пальчик Кристины показывал на человека, и тут же Сим предсказывал в подробностях его поведение.
       - Это называется "сдвинуть время",- повторил он услышанный раньше термин.
       - Так значит, это все правда...- проговорила девушка,- И что же теперь мы будем делать?
       - Не знаю. Насколько я понимаю, шансов победить у меня нет, но и спокойно идти, как бык на бойню, я не намерен. Все-таки не все так гладко, как бы хотелось Треугольнику. Я пока еще в своем уме и в монстра не превратился.
       - Послушай, это все очень трудно принять, но если это правда, ты уже обладаешь некоторыми качествами... Сим, ты уверен, что ты не монстр?
       От этого предположения Сим рассмеялся, но потом задумался и уже без смеха ответил:
       - В общем-то, нет. Хотя смотря что считать монстром. Мое "обучение" как-то базируется на моих же рефлексах. С этой позиции я монстром был всегда. Теперь худшее усиливается, а хорошее подавляется. То есть изменения больше количественные, нежели качественные.
       - Я имею в виду, что ты по-прежнему себя контролируешь. Это так?
       И опять Сим не смог сразу ответить. Да, конечно. Он себя контролирует до какого-то момента, когда власть переходит к Доктору, Треугольнику, Ночному Городу или еще к кому-то, кто заведует его явкой на сеанс.
       - Не всегда,- он вынужден был констатировать факт.- И еще это как-то зависит от тебя.
       - От меня? А я что могу сделать? Или не делать?
       - Ты мой враг, и я должен тебя убить.
       - За что? Я же тебе все объяснила. А значит, теперь я тебе не враг. Так?
       - Это я знаю. Но вот вопрос: а мои рефлексы это знают? Наверняка - нет.
       - Подожди. Какие рефлексы?
       - Да почем я знаю - какие? - взорвался Сим.- Ну этот, как его... Рефлекс самосохранения или еще какой...
       - Это инстинкт. А рефлексы - это дыхание, глотание. Я имею в виду безусловные. А условные можно натренировать.
       - Что это значит?
       - Ты должен сам определить, какой рефлекс, как ты говоришь, хочет моей смерти. А уже потом с ним бороться.
       - Я догадываюсь, какой. Но я должен это проверить.
       - И как ты собираешься это сделать?
       - Увидишь. Правда, это может быть опасно...
       - Это действительно надо? Может, можно обойтись?
       - Надо. Я должен найти слабое место у Треугольника. И... я его панически боюсь. Пойми, у меня просто нет выхода, придется "играть с огнем".
       - Не волнуйся,- руки Кристины обвили его шею.- Мы вместе, я понимаю, что мне тоже грозит опасность... Что ты хочешь?
       Вместо ответа Сим достал из шкафа моток прочной веревки и сел в кресло.
       - Привяжи меня.
       - Зачем?
       - Хочу проверить, насколько я тебя люблю.
       - А привязывать зачем?
       - На тот случай, если люблю все-таки недостаточно.
       Не тратя времени, Кристина начала его связывать.
       - Вяжи так, как будто ты вяжешь взбесившуюся гориллу. Нет, десяток горилл, короче - намертво. Вполне возможно, что это так и есть. Так. А теперь завяжи петлю на шее и привяжи к ножкам сзади. Хорошо, теперь еще одну и еще... крепче...
       Когда из кресла не смог бы выбраться даже бульдозер, Сим удовлетворился.
       - В верхнем ящике стола возьми скотч, и если я буду вести себя плохо, заклеишь мне рот. Теперь на кухне возьми сковородку потяжелее.
       - Надеюсь, мне не придется тебя бить?
       - Не обольщайся,- голос, раздававшийся из-под веревок, слегка хрипел.- Похоже, единственный проверенный шанс вернуть мне рассудок, это - вырубить.
       - А я тебя не убью?
       Сим вспомнил, как влетел головой в бордюр клумбы.
       - Не волнуйся. Если понадобится - бей сильно.- Он с сомнением посмотрел на хрупкую фигурку девушки и поймал себя на том, что дико боится. А она, увидев его колебания, подошла и с юношеским пылом поцеловала его.
       Огонь пробежал по телу Сима, а она сухо проговорила:
       - Я не понимаю, что ты собрался делать, но ты это сможешь. Давай.
       И, как в омут головой, Сим прошептал:
       - Кристина...
       И ничего не произошло. На душе вдруг стало легко и спокойно. Выражение "многотонный груз упал с души" не передавало всего облегчения.
       "И чего это он так разнервничался... Ему же ничего не угрожает? Он хотел проверить любовь? Так вот она. Он любит Кристину ничуть не меньше. Ну, целовалась с каким-то придурком, ну - сука. Стоит ли из-за этого так дергаться? Зато потом все объяснила. Ха! Даже думает, что он в это поверил. Паскуда..."
       Любовь била ключом, сильная, ослепительная, незамутненная. Любовь к Кристине! А эта девушка, стоящая рядом,- другая Кристина. Не та - не цель!
       "Она отреклась от его любви, от Кристины, и за это ему придется ее наказать. Она не должна жить. Как она смеет носить то же имя и иметь общее прошлое с ЕГО Кристиной - С-У-К-А!!! Да перестань дергаться из-за нее... Не дергайся, я тебе говорю!"
       Но тело не слушалось. Веревки душили, сдавливали не только тело, но и душу, не давая ей выплеснуть обиду на НЕ ЕГО Кристину.
       - Развяжи меня! - сказал он вдруг. Девушка сделала шаг к креслу, потом в глазах промелькнуло сомнение.
       - Сим, ты уверен...
       - Развязывай, сука, тебе говорят! И не пялься на меня так...- Сим с ужасом ощущал, как его выталкивает на край сознания, а из какого-то провала появился и расправил плечи Рис.- Если ты, шлюха, думаешь, что тебе это сойдет с рук... то ты свое все равно получишь, не сегодня, так завтра. Ты меня не остановишь, и никто не сможет... Ты - БЕССИЛЬНА!!! Ха-ха-ха-ха...
       Приступ смеха поразил Риса и резко сменился приступом ненависти, когда смех застрял во рту, заклеенном скотчем. Веревка врезалась в шею, а кресло затрещало. Поток злости залил все вокруг, и Рис уже не видел комнаты, окна, стола с недопитой бутылкой бренди. Только ненависть и силуэт напротив. Силуэт и ненависть. Они слились воедино, как две составные атомной бомбы сливаются, достигая критической массы и порождая вершину разрушительного экстаза, который охватывает все живое. И этот гимн единства и смерти распространялся с каждым мигом все дальше и дальше, необузданный, бесконтрольный, всепоглощающий!!!
      
       За окном смеркалось. Темнота только начинала разбавлять собой солнечный день, но в комнате это было видно лучше.
       Первое, что Сим почувствовал, это была боль в голове. Болело в нескольких местах одновременно.
       "Не смогла-таки с одного раза",- подумал Сим.
       Нужно было срочно что-то решить, но мысли не хотели ворочаться, а больная голова требовала сна и полного отсутствия любых раздражителей, особенно - оранжевого цвета.
       Он сидел все так же связанный в кресле, а напротив плакала, уронив голову на руки, любимая женщина.
       Кофе, кофе, кофе. С каждой новой чашкой в Сима вливалось тепло и покой.
       Покой? Какой, к черту, покой! Он ведь ничего не смог. Не справился с простенькой задачей - побороть это слово и не впасть в... монстра. Все зря. Или не все? Что-то пыталось пробраться на поверхность сознания. Где-то он увидел брешь. Или это только показалось?
       Кристина уже не плакала. Она хлопотала вокруг него, как возле тяжело больного родственника. Ха! Он и есть тяжело больной. Можно даже сказать - смертельно!
       - Послушай,- вдруг сказала она,- веревка еле выдержала. А если наручниками и к батарее? И при этом я буду рядом?
       - Не надо - рядом. Ты не представляешь... Даже я не представляю,- поправился он,- во что я превращусь. Но... а ведь если меня кто-то прикует, а утром отпустит... это может сработать.
       - Пошли.- Веревки упали на пол, а Кристина затеребила его, пытаясь вытащить из кресла.
       - Куда?
       - Как - куда? За наручниками. Мы должны поторопиться. Скоро стемнеет, а там и полночь.
       Сим встал. Голова сразу же закружилась, и он подумал о лишнем бренди и ведре кофе, явно усугубляющими положение. И еще он хотел что-то рассказать Кристине. Что-то, о чем он не успел ей сказать раньше. Не про Треугольник, скорее хорошее, чем плохое, но почему-то настораживающее именно сейчас. Кристина тянула его за руку. Ладно, потом.
       Улица была такая же, как всегда. Казалось, что эта твердыня, которая переживет и Сима и всех ныне живущих, и много раз по ней будет проходить кто-то в последний раз. Завтра его черед... Сим вдруг подумал, что у него может не хватить времени попрощаться со всем этим...
       "Иди ты! - оборвал он сам себя.- Прощаться надумал! Фиг тебе! Я тут еще сто лет проживу. Ну, пятьдесят, как минимум".
       В ближайшем оружейном магазине они приобрели десять пар наручников. (Продавец удивленно поднял брови, но ничего не сказал.) И отправились домой.
       До дому было минут десять ходьбы. Мимо проезжали машины, шли люди по своим делам. Дневные кафешки закрывались, а ночные приветливо распахивали двери. Сим пытался вспомнить, что же он хотел рассказать Кристине. Отвлекали люди, машины, двери кафе, магазины... витрины... рекламы... Вот первая зажглась, распространяя вокруг себя сладостное чувство свободы... СТОП! Да конечно же, у него есть еще один друг - ночной город, который теперь предал его.
       В голове Сима начинал петь свою песню неон реклам. Ночь... тоска... свобода... Он хотел побороть это чувство. Ускорил шаг. Еще быстрее - еще одна реклама зажглась. Еще, еще... Он уже бежал, таща Кристину за собой. Она не успевала, сбиваясь с бешеного ритма бега. Неважно. Потом догонит. Главное - успеть зайти в дом. Там у него будет еще немного времени, пока Зов города проникнет в хорошо освещенную комнату. Он бежал изо всех сил. Девушка давно отстала, а в его висках пульсировал ритм, с которым все труднее и труднее было бороться. Вот уже видна дверь подъезда. Самое важное сейчас - ДВЕРЬ. Город звал. ДВЕРЬ - зов. Дверь - зов, дверь - Зов. ЗОВ. З-О-В.
       ЗО-О-О-ОВ!!!
      
      
      
      

    УПРАВЛЕНИЕ

       Он проснулся в своей комнате. В окно светило солнце. Голова была тяжелая, и мысли ворочались с трудом. Ему показалось, что весь мир приобрел большую инерцию и окружающим предметам и явлениям не хватало энергии для быстрых движений. Мы все знакомы с этим эффектом, сопровождающим иногда головную боль. Волосы плотно обхватили голову, клоня ее к подушке, плечи не могли распрямиться под своим весом, а глаза с трудом фокусировались на окружающих предметах. Но вставать все равно нужно, и позвоночник с трудом принял вертикальное положение.
       "А ведь так происходит не всегда,- подумал он.- Вот вчера проснулся легко, словно в детстве. А нельзя ли себя обмануть? Наверное, просыпаться будет легче, если думать о чем-то хорошем. О чем? Попробуем... СЕГОДНЯ ПРЕКРАСНЫЙ ДЕНЬ! МЕНЯ ЖДЕТ ДУШИСТЫЙ КОФЕ И ГОРЯЧИЙ ДУШ!"
       В голове прояснилось, и тело стало легче. Чуть-чуть. Почти неуловимо.
       "Значит, можно управлять своим состоянием? Прекрасно. Продолжаем... ЧУДЕСНЫЙ СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЬ. ТЕПЛО ВМЕСТЕ С ЛУЧАМИ ПАДАЕТ НА ЛИЦО И ПРОНИКАЕТ ЧЕРЕЗ КОЖУ, НАПОЛНЯЯ МЕНЯ ЛЕГКОСТЬЮ И ЭНЕРГИЕЙ. Я СЕЙЧАС ВСТАНУ И ВЫПЬЮ ГОРЯЧИЙ КОФЕ. ДУШИСТЫЙ НАПИТОК ПРОБЕЖИТ ПО ПИЩЕВОДУ, ОСТАВИВ ВО РТУ ЛЕГКИЙ ПРИВКУС ГОРЕЧИ И СЛАДОСТИ, А ИЗ ЖЕЛУДКА РАСПРОСТРАНИТСЯ ПО ВСЕМУ ОРГАНИЗМУ ВОЛНА БОДРОСТИ".
       Ему вдруг захотелось выйти на улицу и просто побродить по городу. Он закрыл глаза и представил себе, как хорошо пройтись по осеннему городу, наступая на желтые листья и вдыхая непередаваемый аромат прелости и увядания, который создает особое праздничное настроение. Он настолько живо вообразил все это, что даже услышал шелест листьев под ногами и ветерок, запутавшийся в его волосах. Глаза сами открылись.
       Улица. Хороший день. Приятные люди на остановке.
       "СТОП! Только что он лежал в постели..."
       Воспоминания о том, как он встал, оделся, выпил утренний кофе и вышел из дому, были мутными. Да, конечно, это все не важно, но почему это почти выпало из сознания? Думать над этим не хотелось. Ну встал, ну выпил кофе... Если очень постараться, можно даже вспомнить детали. А нужно ли?
       На улице было невообразимо хорошо. Наверное, именно поэтому полумрак квартиры отталкивал мысли, ускользал из сознания. Не хотелось думать и о работе. Просто стоять и ничего не хотеть - было благо. Вот так он и стоял, подставив лицо солнечным лучам, без мыслей, не хотя ничего... вот разве что - мороженого...
       Желание диссонансом ворвалось в спокойный мир и, разлившись, затопило его. Он хочет мороженого.
       "Мороженого? Да, мороженого. Вот этого".
       У небольшого заборчика стоял молодой парень с вожделенным стаканчиком. Мороженое было розовое и очень вкусное.
       "Что может быть важнее мороженого? Парень молодой, по-видимому, скромный. Любовь к мороженому у него, похоже, с детства, но он уже вырос, и появились новые увлечения. Друзья, вечеринки, девушки. Да, именно девушка может отвлечь его. Высокая, белокурая, в короткой юбочке, открывающей длинные ноги. Она проходит мимо, мельком поворачивается, улыбается парню. Потом ее глаза останавливаются на стаканчике. Взгляд становится равнодушным. Он как бы говорит: "У этого парня еще детские желания". Девушка отворачивается и продолжает свой путь. Чудесные волосы колышутся в такт ее очаровательным ногам..."
       Парень обалдело уставился в пустоту перед собой, провел глазами вдоль улицы и, машинально поставив стаканчик на перила, пошел за этой пустотой.
       Даже не дождавшись, пока он скроется за поворотом, Рис подхватил добычу и жадно впился зубами в мороженое. Холодная сладость потекла по горлу...
       "РИС? Так я что - сплю?"
       - Хорошо,- прозвучал в мозгу знакомый голос, и все вокруг померкло.
       Он снова находился в пустоте, и перед ним висел Оранжевый Треугольник.
       - Теперь ты должен научиться управлять ситуацией. Идя к своей цели, ты можешь вызывать кратковременные галлюцинации у людей. Задача заключается в том, что видение должно заставить человека действовать согласно твоему решению. Иди в город и экспериментируй.
       - Вызывать как? - оторопело переспросил Рис.
       - Ты только что это сделал. Любой твой визуальный образ, сформулированный в форме приказа, направленного на человеческое существо, приобретает для него значимость. Доступно?
       - Нет. Ты хочешь сказать, что я могу гипнотизировать людей?
       - Гипноз - это другое. Представь себе зеркало с односторонней прозрачностью. Один человек видит то, что отражает зеркало, например - апельсин. А все остальные видят только этого человека и никакого фрукта перед ним не наблюдают. Учти, что ты тоже в зазеркалье. Может, иногда ты и сможешь видеть свои фантомы, но крайне нечетко и расплывчато. Это будет что-то вроде марева над шоссе в жару. Сам поймешь. Давай.
       Опять легкая дурнота и вращение пятен света вокруг. Рис снова был в городе. Внушение? Его наделили силой, и теперь действительно есть с чем "экспериментировать". Он медленно пошел вдоль дороги, выбирая первую жертву. Улица жила своей жизнью, ходили люди, изредка проезжали машины. Никто не обращал на Риса внимания, и ему не составляло труда разглядывать прохожих.
       Она стояла возле дверей магазина. Девчушка, лет шестнадцати. Миленькое личико и не по возрасту оформившаяся грудь.
       "Начнем с поцелуя,- подумал Рис и, мысленно обращаясь к девушке, продолжил: - Я ОЧЕНЬ ТЕБЕ НРАВЛЮСЬ, И МЫ... БЛИЗКИ. ТЫ ХОЧЕШЬ РАСЦЕЛОВАТЬ МЕНЯ И ЗНАЕШЬ, ЧТО МНЕ БУДЕТ ПРИЯТНО. ДАВАЙ!"
       Девушка окинула подошедшего Риса скучающим взглядом и отвернулась.
       "Так. Не работает. Что-то не так. Мороженое дали, а целовать не хотят. Девушка явно не испытывает к нему никаких чувств, хотя, по идее, и должна бы. А почему с мороженым сработало? Там я вообразил девушку, а здесь юношу. А была ли там девушка? Парню со стаканчиком стало неловко, потому что он увидел... девушку. Да. Девушка была. Нет. Не было. Был фантом девушки, а тут он попытался сам стать фантомом. Хотя какая разница? Он же может находиться в одном пространстве с призраком. Тогда девчонка бросилась бы на шею галлюцинации, а повисла бы на Рисе. Вроде все сходится. Тогда почему же сейчас внушение не сработало?"
       Рис задумался. А что, собственно, он внушал? Чувства. Он не создал фантом, а пытался заставить полюбить себя. В этом крылась ошибка. Он может вызывать галлюцинации, то есть видения. Девчонка должна не его полюбить, а увидеть СВОЕГО любимого. Ну да, а если они вчера только поссорились или она его не видела уже год? Ладно, там будет видно..."
       "ПЕРЕД ТОБОЙ ТВОЙ ЛЮБИМЫЙ!!!"
       Девушка обернулась, в детских глазах вдруг появилась Женщина.
       - Вот я и пришел...- сказал Рис, чтобы что-то сказать.
       В следующий миг она уже висела у него на шее и жадно целовала. По ее поведению было понятно, что случись им находиться не на улице, и одними поцелуями Рис не отделался бы. Так продолжалось бесконечных пять минут, и Рис уже стал заводиться... Но постепенно страсть в девушке улеглась, она как-то сжалась и замерла. Потом, неловко опустив руки, произнесла:
       - Извините, пожалуйста. Я не знаю, что со мной произошло... я... у меня в голове все перепуталось... я вас приняла за... не знаю за кого... извините...- и, не оглядываясь, убежала.
       "Да, кажется, я попал на правильную девчонку в подходящий момент",- пробормотал Рис вслед короткой юбке.
       Прохожие по-прежнему не замечали его, и экспериментатор продолжил путь. Солнце грело не по-осеннему, а улица, свернув, уперлась в небольшое открытое кафе с несколькими раскладками, торговавшими снедью.
       "А как будет, если я захочу что-нибудь перекусить?" - пронеслось в голове, и он направился к ближайшему лотку с сосисками и чипсами.
       "ВОТ ТЕБЕ ДЕСЯТКА, ПАРЕНЬ!!!"
       - Три сосиски, пакетик чипсов и кофе,- произнес Рис, пристально глядя в глаза мужчине в засаленном переднике.
       - Пожалуйста,- отозвался он, выдавая еду и отсчитывая сдачу.
       Все "купленное" удобно разместилось на одном из высоких столиков, за которыми едят стоя. Рис деловито углубился в еду.
       "А это становится забавным,- думал он, лакомясь награбленным.- Эдак и Тайлеру можно подсунуть отставку Курта. А зачем подсовывать? Курт сам и напишет, гм... добровольно! Замечательные перспективы открываются. Сначала мороженое, потом девушка, теперь сосиски..." Рису на минуту показалось, что он уже видел эти три сосиски где-то в другом месте. И это воспоминание тревожило, не давая получить удовольствие от еды. Желая отвлечь себя от тревожных мыслей, Рис вернулся к девушке.
       "А она хорошенькая, можно было бы с ней... Хотя, нет. Времени не хватит. Как показал опыт, наваждение-то временное. Его хватает минут на пять. Что можно успеть за пять минут? Поцеловаться вволю. Ну еще - отобрать у мальчишки мороженое. И все. Даже чашку кофе не..."
       Плавный ход мыслей прервал рев торговца:
       - Эй, ты! Ты что? Что ты тут делаешь? А деньги платить кто будет? - И за спиной Риса раздались тяжелые шаги.
       "Ну конечно, девушка убежала, а этот амбал идет вымогать с меня деньги. Ах, не нравится? Ну ладно... Сейчас мы тебя..."
       "Я ТОТ, КОМУ ТЫ ПРОДАШЬ БЕЗ ДЕНЕГ!!!" - "выстрелил" на звук Рис и обернулся.
       - Чего?
       На здоровяка было приятно посмотреть. Злобное выражение лица резко сменилось виноватой улыбкой, плечи поникли, а голос стал заискивающим:
       - Ой, сержант, я вас и не признал в штатском... Да и, правду сказать, вы всегда под вечер заходите...
       - А я и вечером приду,- нагло процедил Рис.- Или не пустишь?
       - Да как же я вас не пущу-то, да и сосисок мне жаль, что ли? Кушайте на здоровье!
       - Ну все. Мне пора,- отрезал Рис, вспомнив про время.- Уберешь здесь...- И на прощанье высыпал остатки чипсов в кетчуп. Посмотрев на покрасневшее лицо продавца, обошел столик и двинулся дальше по улице, подыскивая следующую жертву.
       "Иди в банк,- взорвалась в голове команда.- Ты проникнешь через охрану в хранилище и возьмешь пачку денег. Любую. Сумма не имеет значения. Действуй!"
       Рис остановился, словно налетел на столб.
       "В банк? Так там же охрана... "Проникнешь", легко сказать. Ну, людям он чего-то изобразит, а эта... как ее... сигнализация? Ей же не покажешь призрак. Ей наплевать, будь ты хоть президентом Штатов! Но приказ надо выполнять, да и что с ним может случиться? Во сне. А это сон? Ну, вроде сон, потому что наяву Оранжевого Треугольника нет. Он там быть не может, в реальном мире. Он - это просто ПЛОХОЙ СОН!!!" Рис начал истерически хохотать и двинулся в сторону ближайшего банка. Вот разгадка его страхов и переживаний. СОН! Что сможет сделать сон человеку в реальном мире? Да ничего. Ни убить, ни покалечить. Только пугать да устраивать приступы глупой ненависти... И доктора нет никакого - он ему тоже приснился. И дом найти он не мог, потому что никакого дома нет... А с сигнализацией - это просто. Ее делали люди для людей. У любой системы есть слабое место - человек рядом".
       Рис пересек пустую улицу и зашел в респектабельные двери с надписью "J. M. K. Building BANK". Он не знал, что такое или кто такой J. M. K., да это его и не интересовало. В просторном зале для посетителей он направился к боковой двери, возле которой сидел здоровенный детина с хромированной табличкой на груди, на которой значилось - "SECURITY".
       Подходя к верзиле, Рис достал из бокового кармана пиджака свое удостоверение кинокомпании и мысленно приказал:
       "ЭТО ПРОПУСК В БАНК".
       Охранник профессионально-недоверчиво покосился на пропуск, но, ничего не сказав, нажал на кнопку, открывающую замок на двери.
       Все руководители предпочитают устраивать кабинеты на втором этаже. Это правило не подвело и сейчас. В конце коридора на крепкой дубовой двери значилось - "Управляющий".
       Рис, не задумываясь, открыл дверь. Пройдя мимо рассерженной такой наглостью секретарши, он предстал перед пожилым мужчиной в строгом черном костюме. Снова появилось удостоверение.
       "ЭТО ПОЛИЦЕЙСКИЙ ЖЕТОН".
       - Я вас слушаю,- произнес управляющий и сделал знак секретарше закрыть двери "с той стороны".
       - Мне нужно осмотреть ваше хранилище,- проговорил Рис.- Имеется подозрение, что как раз сегодня из вашего банка пропадет некая сумма денег.
       - Это невозможно, у нас лучшая охрана, какую только можно себе представить.
       - Я только выполняю свою работу,- прошипел Рис.
       - Как хотите. Но это ничего вам не даст,- пробурчал в ответ черный костюм и стал выдвигаться из-за стола.
       - Побыстрее если можно. Мне надо еще успеть в участок с докладом.
       Через три минуты в сопровождении управляющего и двух охранников они входили в подвал. У закрытой сейфовой двери сидело еще двое в форме.
       "Я ОФИЦЕР ПОЛИЦИИ!!!" - приказал Рис и с улыбкой стал наблюдать, как главное должностное лицо в банке открывает огромный сейф-комнату для того, чтобы Рису было удобнее ее грабить. И вот, наконец, он в хранилище. Все пятеро подозрительно глазеют на него, и время действия внушения заканчивается. Рис не знал, можно ли повторять старую формулировку. Он не предусмотрел это и не проверил возможность "продления" в безопасной ситуации, хотя бы с той же девочкой. Экспериментировать сейчас могло оказаться накладным для здоровья, и Рис изменил формулировку. Кроме того, ему нужно было отвлечь внимание от себя, чтобы украсть деньги.
       "Я ТЕХНИК ПО СИГНАЛИЗАЦИИ И В ДАННЫЙ МОМЕНТ ПРОВЕРЯЮ ДАТЧИКИ В ДВЕРИ!!!" Он направил мысль ко всем, но только один охранник повернул голову к входу. Пришлось повторить операцию с каждым в отдельности. Теперь все головы уставились на дверной проем, а Рис сделал два шага к стеллажу с деньгами, не глядя, сунул несколько пачек во внутренний карман и подошел к двери.
       "Я ЗАКОНЧИЛ И УХОЖУ!!!" Теперь глаза присутствующих смотрели прямо на него.
       - Все в порядке,- произнес Рис, обращаясь к управляющему.- Я могу быть свободен?
       - Да, конечно,- неуверенно проговорил тот.- А кто вас вызывал? Я что-то не понимаю...
       "ТЫ И ВЫЗЫВАЛ!!!"
       - Как это - "кто"? ВЫ.
       - Я никого не вызывал. Подождите, ведь плановая проверка недавно уже была... Эй, ТЫ КТО?
       Охранники, как по команде, сделали шаг назад и вытащили пистолеты.
       "А, черт! Только видения".
       - Да вот ваш запрос,- поправился Рис и протянул испуганному управляющему пустую ладонь. "ВОТ ЗАПРОС!!!"
       - Да-да, теперь я вижу, как же это я забыл...- промямлил мужчина, а из-за его спины раздался удивленный голос охранника:
       - Мистер, он же вам пустую ладонь показывает... ЭЙ ТЫ, СТОЯТЬ! ТОЛЬКО ПОШЕВЕЛИСЬ!..
       "У МЕНЯ В РУКЕ ЗАПРОС!!!" - повторил Рис четыре раза, проклиная себя за рассеянность. Так и на пулю нарваться можно...
       - Ты что это, Сэм? - Управляющий недоуменно покосился на охранника.
       - Извините, мистер, мне показалось... Работа у нас такая - быть начеку... Ну все, ребята, уберите пушки. Извините.- Последнее относилось уже к Рису. А он, небрежно кивнув, направился к выходу.
       Улица. На всю операцию потребовалось двенадцать минут, и Рис стал обладателем некой суммы, украденной из банка. Веселье распирало, и ему захотелось сделать еще что-нибудь, такое же дерзкое. Он закрыл глаза и потянулся к солнцу, подставляя лицо приятной теплоте. Тепла не было, а сквозь закрытые веки он не видел света, как будто ему на голову надели черный мешок.
       "А это еще почему?" - подумал Сим и раскрыл глаза.

    ПОСЛЕДНИЙ ШАНС

       Обалдевший от происходящего будильник демонстративно молчал, всем своим видом осуждая человечество за дискриминацию его расы. Он, как революционер на расстреле, стойко держался за свои убеждения - "не звонить1" во что бы то ни стало - и готов был умереть за это!
       Сим обнаружил себя на кровати полностью голым. Одежда лежала рядом, а простыня почему-то была мокрая. В кресле напротив спала Кристина.
       Воспоминания о ночных похождениях полностью содержали сон, но, как всегда, упускали два момента. Он не помнил, что было после того, как он добрался до своего подъезда, и как попал домой.
      
       Лежать в сырой постели было неприятно. Сим встал и начал одеваться. При первых же его движениях Кристина открыла глаза.
       - Сим...- тихо проговорила она.
       - Что? - так же тихо ответил он.
       - Ты уже здесь?
       - То есть, как это "здесь"? - переспросил Сим и посмотрел в испуганные глаза девушки.
       - Ну... ты понимаешь, что происходит?
       - Да, вроде...- при этих словах его рука нащупала в кармане толстую пачку. Даже две.
       Это были деньги. Он выложил их на стол. Две пачки в банковской упаковке. Двести новеньких купюр достоинством по сто долларов. Двадцать тысяч.
       "НО ЭТО ЖЕ БЫЛ СОН! - хотелось закричать Симу.- Там был день, и... ЭТОГО ПРОСТО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!!"
       Но пачки ехидно молчали и своим присутствием опровергали все его доводы.
       - Откуда это? - тем же тоном спросила Кристина.
       - Видишь ли, я, кажется, ограбил банк.
       Уже несколько часов они разговаривали, пытаясь понять, что происходит.
       Сим, не обращая внимания на поджатые губы Кристины, рассказал и про девушку, и про чипсы, и про все остальное. В подробностях, вспоминая малейшие детали, которые могли пролить свет на его ночные похождения.
       - Ты понимаешь, что всего этого просто не может быть? Никак. Так не бывает,- устало повторяла девушка, и Сим, чтобы остановить это, сказал:
       - Чего бы тебе хотелось съесть?
       - Я сейчас сама приготовлю.
       - Нет. Попроси что-нибудь из того, чего у меня точно нет. Ну, какой-нибудь деликатес. Но чтобы ты его уже когда-нибудь ела.
       - Ты хочешь... на мне...
       - Да.
       - Ты не сможешь...
       Сим молча указал на деньги.
       - Ну хорошо. Я хочу... манго,- проговорила Кристина упавшим голосом.
       Сим вышел на кухню, взял из холодильника яблоко, удалил сердцевину и, пряча руку за спиной, вернулся в комнату.
       - Подожди,- вырвалось у Кристины.- Ты еще ничего со мной не делал?
       - Еще нет.
       - А что у тебя в руке?
       - Ты знаешь.
       - Манго? У тебя не может быть манго.
       - Правильно. Но сейчас это может стать манго,- сказал тихо Сим и подошел вплотную.
       - Я понимаю. Только скажи это вслух, чтобы я знала, как это звучит...
       - Приказ?
       - Да.- Кристина опустила голову и напряглась.
       - ВОТ МАНГО!!! - сказал Сим, протягивая яблоко, и где-то далеко Рис повторил: "ВОТ МАНГО!!!"
       Кристина удивленно подняла глаза.
       - Я ничего не почувствовала... а ЭТО ЧТО? - Она недоверчиво взяла протянутый ей экзотический плод. После продолжительного рассматривания и тыканья пальцем манго было опробовано.
       - Это великолепно. Настоящее манго,- упавшим голосом констатировала девушка.- Какой ужас.
       - Не доедай, оставь немного и положи на стол. Продолжим или убедилась? - поинтересовался Сим.- Вижу, что не совсем. Смотри.
       Всхлип - "не надо" - запоздал. Из пустой кухни прошел к окну и уставился в него какой-то мужчина.
       - Билл? - В голосе Кристины зазвучали панические нотки.- Сим, это призрак?
       - Да. Не волнуйся. Теперь поверила?
       Слезинка скатилась по щеке девушки.
       - Зачем ты так...
       - Извини, но мне показалось это самым наглядным... ну успокойся, пожалуйста. Считай, что это просто фильм...
       - А можно до него дотронуться? Постой, ты же его не видел... ну, я имею в виду, только издали. Как же ты смог...
       - Ты его видела,- устало объяснил новоявленный гипнотизер.- Для меня это только дымчатый силуэт, да и то раньше было просто пустое место. А потрогать его можно. В принципе, можно даже поговорить.
       Он повернул голову в сторону окна, потом сообразил, что приказы отдавать нужно не фантому, а Кристине, и пристально посмотрел на нее.
       Билл отошел от окна и, повернувшись к девушке, улыбнулся.
       - Здравствуй, Крис, я обещал исчезнуть, но, как видишь, не смог,- сказал он.
       При звуке голоса Кристина дернулась, но, взяв себя в руки, встала и потрогала видение за руку. Потом, пятясь, подошла к креслу и неловко упала в него, а Сим поморщился.
       "Крис. Он всегда называл ее полным именем. Оказывается, его КРИСТИНА имела и другие имена. Это было неприятно и задевало. Это причиняло боль, ранило мужское достоинство и было... ПРЕКРАСНО!!!" Блуждавшая в глубине мысль наконец вырвалась из подсознания, и он теперь знал, что нужно делать!
       - Это надолго?
       - Посмотри на стол,- вместо ответа сказал Сим.
       На столе лежал кусочек обыкновенного яблока. Тогда девушка закрыла лицо руками и просидела так некоторое время. Потом, опустив руки, она оглядела комнату. Они снова были вдвоем.
       - Что же теперь будет? - упавшим голосом спросила она.
       - Есть одна идея...- неуверенно ответил Сим и с надеждой посмотрел на свою любимую.
      
       - Ну, в колледже меня иногда называли - Барбара. Я тогда красила волосы и здорово напоминала эту куклу... ну, ты знаешь. Но я не понимаю...
       - Все очень просто,- попытался объяснить Сим.- Когда я бесился связанный в этом кресле...
       - Кстати, ты его сломал...
       - А? А, да. Неважно. Так вот, я подумал, что ты - не ОНА.
       - Я не кто? - переспросила девушка.
       - Меня тренируют,- от этих слов Сим поморщился,- на убийство Кристины. Моей Дикой Любви. Изменницы, которая меня предала.
       - Я же тебя не предавала. Я думала, мы уже все выяснили...
       - Так я же тебе об этом и говорю, Барбара.
       - Не называй меня так. Меня зовут...- попыталась вставить Кристина.
       - БАРБАРА. Теперь тебя зовут так. Дослушай. Так вот, ты меня не предавала, ты мне не изменяла, и ненавижу я кого-то другого. Единственное, что вас связывает, это имя. Так у тебя есть другое. Например, Билл называл тебя - Крис.
       - Это одно и то же.
       - Для тебя - да, но я, вернее, мой мозг смотрит на это по-другому. Теперь ты - Барбара, и ничего общего с Кристиной-мишенью ты не имеешь.
       - Ты нас обеих любишь,- печально вздохнула Барбара.
       - А ты вспомни: я сказал, что хочу проверить нашу любовь, когда полез в кресло. Проверка не удалась, это доказывает, что я тебя люблю - не Дико. Просто люблю, но этого для убийства недостаточно. Аргумент с натяжкой, но может пройти...- И печально добавил: - Другого способа все равно нет. Это - последний шанс.
       Когда часы на столике показали пять, Сим встал, пододвинул целое кресло к батарее и, достав наручники, уселся лицом к стене.
       - Что - уже? - обреченно спросила Барбара.
       - Я думаю, что лучше это сделать пораньше,- ответил Сим и начал пристегивать ноги.- Я не хочу рисковать. У нас, конечно, будет немного времени. Я не сразу отключаюсь после прихода зова, но все-таки давай подстрахуемся.
       - А что мне делать?
       - Ничего. Ты можешь, как и прежде, заклеить мне рот скотчем. Да. Обязательно заклей. Я не хочу, чтобы ты слушала все, что я буду говорить. И самое главное: ни под каким предлогом не открывай наручники. Что бы я ни говорил. Меня можно будет расковать только после восхода солнца, да и то предварительно убедись, что я, как ты выразилась утром,- уже здесь.
       - А может быть, сковородкой?..
       - Ночью это может не помочь. Во всяком случае, ты не сможешь быть уверена, что я - снова я. Поэтому оставь в покое железку.
       - А что мне делать, если ты порвешь наручники? Или один из них?
       - Если меня будет держать хоть один браслет, не подходи ко мне. Вообще не подходи. Совсем. Ну а если я все же вырвусь... Как ты себе представляешь - я смогу порвать сталь?
       - Манго и Билла я себе тоже не представляла. Посмотри на столик. Деньги все еще лежат там. Это тоже сделал ты. Так что мне делать, если ты вырвешься?
       Сим задумался. Одна в квартире с Рисом - у девушки нет ни малейшего шанса остаться в живых. С другой стороны, доктор пунктуален до педантизма, а это значит, что пока Сим не получит последний урок, не пройдет метаморфозу, превратившись в монстра, ей нечего опасаться.
       - Я буду рваться на улицу. Не старайся меня удержать. Это опасно. Если я вырвусь, это значит, что со мной все кончено.
       - И ничего уже сделать будет нельзя?
       - Дело уже не во мне. В течение двух суток после этого я должен буду тебя убить. Причем без свидетелей и дополнительных жертв. То есть, если рядом с тобой кто-то будет находиться, я не смогу напасть.
       - А кто помешает тебе отвлечь внимание этого "кого-то" фантомом?
       - Закрой дверь и никого не пускай. Я не буду ломать двери, пока в квартире находится свидетель. У тебя есть кто-то на примете, кто мог бы посидеть с тобой?
       - Подруга... Но я не знаю, сможет ли она.
       - Так звони.
       Приближался вечер. Сим сидел в кресле, намертво прикованный к трубам отопления. Барбара договорилась с подругой на случай, если Сим все-таки вырвется. Подруга по звонку приедет в любое время, а потом они закроют двери и окна и никому открывать не будут. Свидетелей убийства быть не должно, а подруга обещала посидеть с Барбарой и не задавать вопросов. Его любимая запаслась едой на неделю и теперь готовила ужин на кухне.
       Постепенно наступал вечер, подкрадываясь к городу, словно дикий кот к голубю. Еще шаг, еще... Голубь настороженно огляделся по сторонам. Кот замер, и беспечная пичуга принялась клевать что-то у ног.
       Барбара принесла ужин и стала кормить Сима с ложки. Потом аккуратно вытерла ему рот и напоила кофе. Немного холодного бренди и горячий поцелуй на десерт.
       Кот сделал еще шаг - голубь утолял голод, по-птичьи отдавая дань чревоугодию. Еще шаг... Сытый голубь рассматривал травинку перед собой, то ли собираясь ее склевать, то ли просто любуясь красой природы...
       Барбара сидела на ручке кресла и гладила Сима по волосам, а он зачарованно смотрел в ее большие глаза. Ему было хорошо...
       Отточенным многими поколениями предков движением Кот прыгнул, впиваясь в беззащитное тельце птицы, и она то ли закричала, то ли мучительно запела...
       Зов Ночного Города проник в сознание Сима. Острым ножом кастрации отделил от него частичку человечности, превратив его в "недосущество" или "суперсущество". И, хотя изменения произошли на инстинктивном уровне, сознание быстро наверстывало разницу, выметая все ненужное, устаревшее, отмершее...
       Руки Барбары сами собой упали, а тело отшатнулось.
       - Сим, уже? - со страхом спросила она.
       - Да. Город зовет. Обними меня напоследок,- попросил он, но когда девушка попыталась это сделать, Сим дернулся в сторону, насколько позволяли наручники. Это существо имело над ним некоторую власть. Это было неприятно. Раздражало, злило. Он каждой клеточкой тела жаждал СВОБОДЫ!
       А девушка печально посмотрела на дергающегося в кресле мужчину с дикими глазами и достала скотч.
       Кошмар следующих пяти часов для Барбары слился в туманное воспоминание о попытках успокоить рвавшееся из оков, стонущее и мычащее существо, которое совсем недавно было Симом. Постепенно рывки стали вялыми, а мычание затихло. Мужчина обмяк и, видимо, потерял сознание.
       Девушка подошла ближе и со страхом принялась рассматривать Сима. Вдруг она заметила, что перетянутые наручниками кисти рук отекли и неестественно посинели.
       "Без притока крови в распухших руках начнется гангрена. Надо немного ослабить зажимы. Совсем чуть-чуть, чтобы кровь смогла вернуть жизнь в эти синие бесформенные конечности,- подумала Барбара.- Это не опасно, он без сознания, и потом, даже с одной свободной рукой он не сможет никуда уйти".
       Но она не собиралась освобождать даже руку - только немного ослабить наручники... Всего лишь долю секунды, необходимую, чтобы трещотка передвинулась на предыдущий зубец, наручник будет открыт.
       Взяв из ящика стола ключ, девушка подошла к неподвижному телу. Тихонько щелкнул замок. И в тот же миг рука мощным рывком вырвалась из оков и молниеносно ударила ее в солнечное сплетение. Барбара, задыхаясь от боли, отлетела к стене и могла только наблюдать, как эта рука извлекла оставшиеся в наручниках ключи и открыла еще три замка. В какой-то момент руки стали нормальными. Причем произошло это быстро - как смена кадров. Рис встал и, не глядя, молча прошел мимо Барбары. Хлопнула дверь. Все. Теперь оставался только "последний шанс".
       "Только бы сработало..." - взмолилась она и, вытирая слезы, набрала номер подруги. Ей казалось, что еще не все потеряно, что должен быть выход из этого ужаса, что она еще увидит Сима такого как всегда. Но в глубине души она знала, что сейчас решается уже только ее судьба...
      
      
      
      

    ДЕСЯТЬ ЗАПОВЕДЕЙ

       Вначале было ощущение того, что он существует. Бесполый, бестелесный. Его "я" болталось где-то в галактике между звезд, хотя галактики и звезд тоже не было. Было только это "я", в котором и состоял весь мир. Мысли были странными. О чем можно думать, если ничего не существует? Но он думал, осознавал свое "я", и постепенно оно переросло в "Я" осознанное.
       Потом к нему пришло знание. Он вспомнил - кто он и что с ним происходит. Смущало это полное отсутствие плоти. Как во сне, когда паришь над морем, и во всем теле чувствуется невыразимая легкость. Ты летишь, как частичка этого сказочного эфира, подвластная только ветру, не имеющая ни веса, ни объема. У Риса по-прежнему не было глаз, чтобы видеть, и ушей, чтобы слышать, но он уже мог ощущать пространство.
       Рис понимал, что вот сейчас и произойдет его последний урок перед мутацией. Он больше никогда не будет обычным человеком, а станет машиной смерти. Случится то, чего всего неделю назад он так хотел. Бог ждал, пока он придет к нему. Потом Бог терпеливо учил его пользоваться новыми возможностями, которые откроет для него тело. Бог выполнил его желание и ждал плату. Рис в душе улыбнулся. Безмозглый кусок оранжевого света не знал, что теперь он убьет себя и не причинит вреда ни Кристине, ни мужчине, имя которого он узнал совсем недавно. При слове "Кристина" на окраине сознания стал быстро разворачиваться ураган ненависти, затопляя все мысли. "Ого,- подумал Рис,- методика обучения весьма совершенна". Он уже люто ненавидел Кристину и жаждал мести. Он любил ее и не хотел причинить ей вреда.
       Две стихии сошлись. Настал момент, к которому он долго готовился. "Ненавижу",- кричало подсознание. "Люблю",- возражало сознание. Все его естество превратилось в поле боя между этими двумя порывами. Не осталось больше ничего, только два атланта, сошедшихся в поединке за право командовать мыслями. Каждое чувство отделялось, разрастаясь вширь, создавая свой мир, наполненный всем разнообразием жизни, как бы подтверждая, что любая мелочь имеет право на полноценное существование. Что она важна, полнокровна - жива. А уже через секунду этот мир исчезал, сметенный или захваченный альтернативным чувством, которое тоже жаждало жить! Выпущенные на волю силы уничтожали и создавали вселенные. Два гигантских движущих начала - созидания и разрушения - бились на бескрайних просторах сознания. Сплетались удары и контрудары. Как нож в рану, входили проникновения и мгновенно разрастались, пуская метастазы. Локализовались, отсекались и уничтожались пораженные участки, и снова соединялись с целым, уже здоровые и полные новой силы. "Ненавижу" зацепилось за инстинкт самосохранения и грозило уничтожением в случае своей гибели. "Люблю" набирало сил от инстинкта размножения и готовилось воссоздать все уничтоженное. Но это был только авангард армий. Настало время, и грянула СЕЧА! В борьбу вступили оба глубинных инстинкта ЖИЗНИ и СМЕРТИ. Все сущее пересоздавалось, уничтожаясь с одной стороны и возрождаясь с другой. Силы были абсолютно равны, и поединок мог закончиться только ничьей. И вот только тогда, в этот критический момент, Рис бросил микроскопическую капельку своей воли на весы. "А я ведь тоже ЛЮБЛЮ!!!" Перевес был ничтожно малым, но он был. Как маленький камешек, брошенный с горы, с каждой секундой превращается в грозную лавину, так и Любовь обретала колоссальную мощь, сметая все на своем пути. Постепенно ненависть стала задыхаться и биться в агонии. Еще немного, и все было кончено. Любовь разлилась по всему сознанию, весь мир снова пришел в равновесие и стал осязаемым.
       Рис победил своего Бога и теперь спокойно ждал его появления. На самый крайний случай у него была в запасе одна хитрость, его "последний шанс", но его он мог применить только в самый последний момент. Хорошо, что все закончилось победой. Теперь оставалось пройти последний урок (Чему еще предстояло научиться напоследок?), и после этого начнется мутация. Теперь он уже не боялся. Что бы с ним ни произошло, он все равно останется собой и не потеряет с таким трудом завоеванную свободу.
       "Ну, где же ты, Бог?" - позвал Рис.
       "ЗДЕСЬ",- донеслось отовсюду.
       Ответ был настолько наполнен энергией, что вся бесконечность, в которой пребывало его сознание, просто взорвалась и разлетелась на части. Уже не было цельности, не существовало мысли и воли. Они, разбитые на мириады осколков, вращались вокруг прозвучавшего ответа.
       "ПОСЛЕДНИЙ УРОК БУДЕТ ПРОСТ",- появилась мысль, и осколки, бешено вращаясь, сложились в эту фразу.- "ЗАПОМИНАЙ СВОИ ДЕЙСТВИЯ И НЕУКОСНИТЕЛЬНО ВЫПОЛНЯЙ ИХ". Каждое слово взрывалось в туче осколков, и под конец они уплотнились, слились воедино, образовав матрицу сознания, на которую ложились и вмуровывались слова:
      
       "1. ТЫ ВЕРНЫЙ И ПРЕДАННЫЙ РАБ СВОЕГО БОГА.
       2. ТЫ ИСПОЛЬЗУЕШЬ ВСЕ, ЧЕМУ Я ТЕБЯ УЧИЛ, ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ.
       3. ТЫ НЕ СМОЖЕШЬ ПОВЕРНУТЬ СВОЕ УМЕНИЕ ПРОТИВ ДРУГОГО МОЕГО РАБА.
       4. ТЫ НАЙДЕШЬ МУЖЧИНУ И, КОГДА ОН БУДЕТ ОДИН, УБЬЕШЬ ЕГО.
       5. ТЫ НАЙДЕШЬ ЖЕНЩИНУ И, КОГДА ОНА БУДЕТ ОДНА, УБЬЕШЬ ЕЕ.
       6. ТЫ ВЕРНЕШЬСЯ СЮДА И ПРИМЕШЬ БЫСТРУЮ СМЕРТЬ.
       7. ТЫ НЕ БУДЕШЬ ОБЩАТЬСЯ НИ С КЕМ, КРОМЕ ЖЕРТВ.
       8. ТЕБЯ НЕ ДОЛЖЕН НИКТО ВИДЕТЬ, КРОМЕ ЖЕРТВ.
       9. ТЫ УМРЕШЬ ТАК, КАК БЫЛО ПРЕДОПРЕДЕЛЕНО.
       10. ТЫ УМРЕШЬ СЧАСТЛИВЫМ".
      
       Голос растворился в черном и непонятном "нигде", а Рис снова обрел способность думать. Он помнил все, теперь это было выгравировано в его сознании горящими буквами, но, вопреки ожиданиям, не влияло на принятие решений, и мысли текли легко, как после хорошего отдыха. Забрезжил свет, и постепенно проявились очертания комнаты с белыми стенами.
       - Ну, как самочувствие? - поинтересовался доктор.
       - Иди ты...- зло прошипел Рис и рванулся, пытаясь придушить Санта Клауса. Но как бы он быстро не двигался, он опоздал.
       - Замри! - произнесли улыбающиеся губы. "З-А-М-Р-И-И-И-И!!!" - повторил оранжевый талисман на халате, и руки Риса вдруг замерли в воздухе.
       И вот кисти снова лежат на удобных подлокотниках, а доктор, не торопясь, наполняет шприц какой-то мутной гадостью.
       - Теперь тебе придется немного потерпеть. Начальная стадия несколько... гм... болезненна. А что ты хочешь - мутация затрагивает все тело и проходит очень быстро. Даже по самым скромным подсчетам, минимальное время для полного обновления клетчатки, вызванного вначале мутацией рибонуклеиновой кислоты, а впоследствии - гиперактивным дискретным изменением по слоям с последующими... Ну, в общем, все это можно сделать за год. Я работал как проклятый. Теперь, методом частичного коллапса всех функций организма на клеточном уровне, я добился возможности проведения не дискретной, а лавинной реструктуризации клеток. Причем одновременно. Да! Одновременно! Как бы это не было противно некоторым "светилам современной науки" (и кто только допустил их до этого занятия), именно - одновременно: и ядер, и плазмы. Генезис перестройки самого функционального аппарата...
       Доктор осекся и взглянул Рису в глаза.
       - Какая разница, ты ведь все равно ни черта не понимаешь! Могу тебя успокоить: "светила" - тоже.
       Поршень шприца вошел до упора. Несколько капелек крови упало с иглы на белоснежный халат.
       Тысячи маленьких сверлышек впились в нервы, накручивая и вытягивая их. Гигантская мясорубка принялась деловито перемалывать кости, а раскаленная печь начала поджаривать мозг. Рис закричал, но крик сразу оборвался - ему не хватало воздуха и силы для крика. Боль нарастала, и он снова вспомнил ад второго дня. Время замедлилось, и вскоре мрак беспамятства поглотил его.
       По дну сознания бежал солнечный зайчик. Переливы света делали его похожим на рождественскую игрушку, которую ребятишки повесили на елку. Тепло распространялось от него по всему организму. Было так хорошо и спокойно от присутствия веселого зайчика, что хотелось вот так и провести всю жизнь, наблюдая за ним и радуясь переливам света. Зайчик добежал до бесформенной темной массы, попрыгал как щенок рядом и исчез.
       Рис медленно открыл глаза. За окном стояла ночь. Он лежал в том же кресле с поднятым над головой колпаком. Боли не было. По телу разливалось тепло.
       "Так я уже стал?.." - взорвался в голове отрывок мысли, и комната поплыла перед глазами. Со зрением было что-то не то. Обзор был меньше, чем у нормального человека, но Рис вдруг обнаружил, что его глаза могут, наподобие телеобъектива, приближать объекты. Вон у дальней стены валяется спичка. О-о-пс. Спичка заняла все пространство перед глазами, да так, что можно было рассмотреть структуру сожженной головки. О-о-пс. И снова перед ним находится комната, немного искаженная, но... взгляд охватывал более ста восьмидесяти градусов. Слух тоже изменился. Рис мог разобрать скрип забора на ветру, а вон и собака пробежала по улице. Отчетливо прозвучал стук когтей по асфальту. Собака удаляется, но следить за ней можно. Другие звуки как бы притихли. Видимо, новый слух обладал возможностью отсева. Вдруг в ноздри ворвалась невыносимая вонь. В ней был запах пластика, кожи, металла... и еще много чего. Завершал этот букет непередаваемый запах человека. Двух людей. Один шел сзади, и там находился человек, а второй доносился из угла, но там людей не было.
       Рис открывал новые возможности тела, а оно постепенно делилось своими способностями с новым хозяином. Когда процесс осознания немного спал, Рис вспомнил, что сбоку висит огромное зеркало. Монстр - зрелище не для слабонервных. Чудовище, предназначенное собирать страх,- ужасно вдвойне, но лишь только увидев эту тварь ее же глазами, осознав ужас своего превращения отточенным модифицированным мозгом, можно испугаться до потери сознания или до "необратимых изменений в адекватном восприятии мира". Какое уж тут, к черту, адекватное восприятие... Голова сама повернулась, и он увидел...
       Любое описание бессильно перед подробностями анатомии, которые, объединившись, создали монстра из гашишного бреда какого-нибудь обкурившегося дьявола. Из зеркала смотрело полностью безволосое существо с огромными мускулистыми конечностями. На каждой из них были по три обычных и по одному противостоящему пальцу. Короткий развитый торс не имел половых признаков и был обтекаемым, как тело насекомого. Землисто-серая кожа напоминала спину головастика, хотя по прочности не уступала легированной стали. Туловище плавно переходило в голову. Скошенная назад, она являлась, по сути, мощным тараном с сильно смещенными вверх трепетавшими ушными раковинами, огромными влажными глазами без ресниц и выдающимися вперед челюстями, над которыми мерзко мокрели носовые отверстия. Но самое жуткое было то, что эта тварь и была - Рис.
       Шок от увиденного парализовал его. Столь мерзкого и одновременно опасного существа не в силах вообразить самое воспаленное сознание температурящего параноика. Чуждое всему человеческому тело, тем не менее, было верхом совершенства, великолепно приспособленное к его противоестественной цели. Мускулистое сердце гнало реки крови по сосудам, мышцы готовились молниеносно выполнять команды, а мозг... Тут Рис осознал, что его "Я" является только частью мозга. Остальное место занимало нечто, готовое выполнять приказы. Какие? Чьи? Он не знал.
       За спиной послышался легкий шелест одежды.
       - Ну как, нравится? Ты должен признать, что это шедевр! - Доктор обогнул кресло и показался в поле зрения.- Хорошо бы проверить рефлексы. Встань.
       "В-С-Т-А-Н-Н-Н-НЬ",- эхом заорал Оранжевый Треугольник на халате, и тело само распрямилось. Резко закружилась голова, комната начала вращение, проваливаясь куда-то вниз и вбок. Рис инстинктивно определил "низ", и все встало на свои места. У нового тела отсутствовал вестибулярный аппарат. Его заменяло нечто, выполняющее те же функции, но гораздо точнее, и еще этим "чем-то" можно было управлять. Доктор, который был отнюдь не карликом, теперь еле-еле доставал Рису до плеча.
       - Замечательно! - восторгался он.- А ну, скажи что-нибудь...
       - Сволочь... Ты еще пожалеешь, что сделал это,- выдавил монстр, а доктор заулыбался.
       - Великолепно, речевые функции тоже в норме. А с чего ты решил, что именно я с тобой это сделал? Ты уже был таким, когда я тебя нашел в кафе. Я лишь подогнал твой физический облик к моральному. Подумай сам, мальчик, ты же чудовище. Урод и монстр в одном лице. Ты больше отличаешься от человека, чем человек от обезьяны. Возможности твоего тела наконец соответствуют твоим желаниям. Теперь ты гармоничное существо. А ты шипишь на меня, как компрессор.
       - Ублюдок. Дай мне дотянуться до тебя, и ты узнаешь, кто из нас урод...
       - Скучно мне с тобой спорить. Давай лучше посмотрим, как ты двигаешься...
       Доктор повернулся к монстру спиной и направился к сейфовой двери. Рис почувствовал, что снова владеет телом, и, как распрямившаяся пружина, отработанным движением бросился на спину своего мучителя. Время замедлилось. Как в кино, он оторвался от пола, подтянул ноги к туловищу и прижал голову к груди, чтобы в следующий квант времени резко выбросить конечности вперед для захвата жертвы. Еще миг, и куски тела полетят в разные стороны, разбрызгивая по белому полу кровь и внутренности... На спине белого халата оранжевая висюлька выпустила тонкий лучик навстречу летящему чудовищу, смела его как бумажного журавлика и отбросила через кресло в угол комнаты.
       - Так, будем считать, что двигательные рефлексы тоже в норме,- не оборачиваясь, констатировал белый халат. Он возился с замком и, открыв его, не торопился распахивать дверь.- Последняя проверка, и ты свободен бежать навстречу своему... гм... счастью. Если можно так выразиться,- произнес он и лукаво глянул через плечо.- Покажешь, как ты научился убивать... ну, в общем, сделаешь то, что хотел только что сделать со мной.
       Дверь распахнулась, и через некоторое время в комнату забрел человек, закутанный в какое-то подобие черного плаща. Из-под импровизированного капюшона выглядывали красные слезящиеся глаза существа, приговоренного к смерти. Но, кроме того, было видно, что существо дико и бездумно счастливо.
       - Я не буду его убивать,- сказал Рис, вложив в эту фразу всю твердость, которую только смог наскрести в своем деморализованном сознании. "А ведь я сам в это не верю",- промелькнула мысль.
       - Ну ладно, тебе же нетрудно? - начал паясничать доктор, но посуровел, увидев оскаленную морду, твердо мотающуюся из стороны в сторону.
       - Все. Хватит. Убей его!
       "У-Б-Е-Й Е-Г-О!!!" Приказ, повторенный Треугольником, как лезвие вошел в мозг, вот уже балахон лежит на полу, и в противоположные углы летят страшные куски, только что бывшие человеком.
       - Молодец! А теперь пошел!!! - визгливо выкрикнул доктор.- До встречи через пятьдесят часов, скотина!
       И, как на последний поезд, торопясь и спотыкаясь на еще нетвердых ногах, Рис выскочил за дверь в темноту. Время пошло.

    ЧАСТЬ 2

      

    НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

       Человек постоянно живет в мире, где все распланировано, и он вынужден подчиняться определенным законам, не столько социальным, сколько его собственным. Создавая эти законы, человек, не задумываясь, раскидывает сеть ограничений, нарушая которые, испытывает угрызения совести и моральный дискомфорт.
       Так проходит год за годом, человек обрастает правилами и устоями, учится "правильно" смотреть на жизнь, претерпевает ломки и "переоценки", приобретает фобии и комплексы, наживает коллег и врагов и забывает о том, что это он сам создал все эти составляющие, называемые им - МОЯ ЖИЗНЬ.
       Человек, по сути, существо примитивное, и на поверку ему необходимо для жизни куда меньше, чем он сам думает. "Пьют все вместе, а умирает каждый в одиночку",- говорят в народе. Создаваемый долгими годами, мир оказывается хрупким, и зачастую, совершенно непредсказуемо, человек вылетает на обочину своего же мира. Миг - и он вне собственных устоев и правил. Новая жизнь и новый мир.
       "Так,- говорит усталый путник, входя в заброшенную пещеру,- тут у меня будет очаг, а тут будет стоять мой посох..."
       И все сначала. Человек не может жить без собственных ограничений. И если мир, осатанев от незаконных законов и неправильных правил, вышвыривает его как щенка под дождь, то он начинает новую жизнь не с еды, не с самки, что было бы естественно, а с новых правил. Сосредоточенно, исступленно, он наспех создает новые законы, как будто от этого зависит его существование.
       Есть ничтожно малый процент особей, которые ухитряются заметить, что ничего создавать уже не нужно. Все давно существует, и им остается только жить, не усложняя и без того нелегкое существование. Так появляются на свете Пророки, Святые, Гении, Юродивые, Сумасшедшие и... Рис...
       Бедный пригород Норленд, пустырь, ночь, беспородный куст.
       Кошмарный монстр лежал на боку, закрыв глаза. Мысли проносились в его голове со скоростью локомотива...
       "...Все получилось, как сказал доктор. Они начали по его желанию, в процессе он передумал, но чертов Санта Клаус закончил работу, как и обещал. Что теперь?"
       "А теперь ты убьешь Билла, потом Кристину и пойдешь к доктору за "быстрой смертью"..." - подсказала ехидная мыслишка внутри.
       Он уже победил в поединке с собой, но Оранжевый Треугольник даже не заметил его воли и одним своим появлением стер победу.
       Но, тем не менее, "примитивная фигура" не увидела его "последний шанс". Он должен изучить себя, понять, как управляется новое тело и какие внутренние силы довлеют над его сознанием, чтобы найти слабину и в нужный момент использовать ее для спасения Кристины.
       Сим превратился в Риса, а Рис стал монстром - машиной смерти. А, следовательно, через пятьдесят часов...
       "Сорок девять",- подсказал внутренний хронометр.
       ...он должен умереть. А почему бы не попытаться умереть сейчас?
       "Ножи и пули меня не берут,- вспомнил тренировку Рис,- а как насчет - утопиться? Или спрыгнуть с высотного дома?"
       Он встал и побрел, не задумываясь о направлении. Встроенный биорадар безошибочно выведет его к озеру или реке.
       Идти пришлось долго, и Рис постепенно перешел на трусцу, потом на бег. Тело слушалось малейшего пожелания и одновременно жило своей жизнью. Когда человек бежит, он не задумывается о каждом сокращении мышц - он просто "переставляет ноги". У Риса это было еще проще. Он задавал направление, а ноги сами перепрыгивали препятствия и выбирали место, куда ступить. Тело само огибало деревья и кусты.
       Скорость бега могла сравниться с автомобилем на трассе.
       "Миль восемьдесят..." - подумал Рис, провожая взглядом неясную постройку в пятидесяти ярдах слева.
       Невзирая на такую нагрузку, дыхание было ровным, сердце стучало спокойно, проталкивая литры крови по мощной кровеносной системе, а в мышцах не чувствовалось даже намека на усталость.
       Вот и озеро. Рис, не колеблясь, с разбегу нырнул и поплыл в глубину. Страх перед смертью забился в висках, заставляя повернуть назад, но монстр продолжал погружаться. Потом он остановился и, помедлив секунду, мощным вдохом набрал в легкие воду.
       Боль и удушье... Нет. Он дышал под водой. Жидкость входила в рот, но потом попадала не в легкие, а в какую-то полость, отдавая кислород. Выдох происходил в обратном порядке. Присутствие воды не ощущалось никак, кроме замедления движений.
       Рис всплыл на поверхность. Оказалось, он находился почти на середине водоема. Ругаясь от бессилия, он поплыл к берегу со скоростью хорошей моторной лодки.
       "Значит, подводный сон тоже был реальностью? Или нет? - думал он, возвращаясь в город в том же ритме.- Но если это реальность, то в каком мире могли обитать монстры, с которыми он сражался? А в каком мире обитает монстр - Рис?"
      
       Вопросы оставались без ответов, а город приближался. Тот самый Город-друг, который так давно был его блаженством, его надеждой и мечтой. Тот Город-предатель, который своей песней заманил в ловушку и отобрал последнюю надежду ускользнуть от доктора... Или не отобрал? А может, от него ничего и не зависело...
       В высотном здании не светилось ни одно окно. Рис посмотрел на запертую дверь, возле которой висела табличка какой-то компании.
       "Может быть, тут есть пожарная лестница? - он направился в обход здания.- Мне обязательно нужно попасть наверх. МНЕ НЕОБХОДИМО НАВЕРХ!!!"
       При последних словах тело метнулось к водосточной трубе и за секунду преодолело два этажа, пока Рис не скомандовал себе: "СТОП!" Тело замерло и, подчиняясь следующей команде, спустилось вниз.
       "Интересно получается, значит, я могу давать себе команды? - удивился монстр.- А если их невозможно выполнить? Попробуем... ХОЧУ ПРОЙТИ ЧЕРЕЗ СТЕНУ!!!"
       Тело оставалось неподвижным.
       "ХОЧУ ВНУТРЬ!!!" - перефразировал приказ Рис.
       Монстр подскочил к окну, расположенному в добрых семи футах от земли, подпрыгнул и уцепился рукой за карниз. Через миг он уже стоял на маленьком выступе, но, заметив полоску сигнализации, не стал разбивать окно, а провел острым, как алмаз, ногтем, очертив большой круг на стекле. После легкого нажима пальца в центре стекло выпало внутрь помещения, а монстр проскользнул в отверстие и оказался в комнате.
       Все происходящее случилось само собой, без малейшего участия Риса. Он как бы наблюдал со стороны.
       "НАРУЖУ!!!"
       Монстр просто прыгнул в проделанное отверстие, перевернулся в воздухе и мягко приземлился на ноги.
       "Вот, черт, эдак я и до третьего этажа допрыгну,- пронеслось в голове,- хотя здесь я не за этим".
       Желая усложнить телу задачу, Рис выбрал стенку без водосточной трубы или лестницы и скомандовал: "НАВЕРХ!"
       Этажи полетели вниз. Руки сами находили, за что уцепиться, а если не было подходящей опоры, когти безошибочно выискивали выемки или трещины в стене. Он захотел посмотреть вниз, но голова отказалась поворачиваться. Телу нужны были глаза. Карабкаясь, он узнал о себе еще одну подробность. Его глаза видели в темноте. Это не было нормальным зрением. Скорее, изображение напоминало инфракрасные очки, но было не зеленоватым, а черно-белым и имело всю гамму полутонов.
       Крыша. Тело вновь слушалось приказов, а не выполняло задачу в целом. Рис подошел к краю крыши и заглянул вниз. В черной глубокой пропасти булавочными иголками светились фонари.
       "Такого удара ни одно тело не выдержит,- подумал он и снова, поборов страх, скомандовал себе: - ПРЫГАЙ!"
       Тело резко рванулось с места и замерло на краю. Дальше дороги не было.
       "ПРЫГАЙ!"
       Прыгать тоже было некуда.
       "Я ХОЧУ СБРОСИТЬСЯ С КРЫШИ!"
       Опять ничего.
       "Ну ладно. Я найду правильную формулировку... ВПЕРЕД! БЕГИ! УМРИ! Все не то... А если попытаться самому? Идиот, просто прыгни, а не ори на себя!"
       Рис закрыл глаза и оттолкнулся от края крыши. Тело взлетело и рухнуло вниз.
       "Всё!" - пронеслась мысль. Но это было не всё. Изогнувшись как кошка, монстр уцепился рукой за край, подтянулся и вновь оказался у края пропасти.
       Испуг носился по черепной коробке, в панике спотыкаясь о мысли. Тело дышало ровно, безмятежно разглядывая пустоту под ногами. Рис разозлился. Он отошел и снова прыгнул, но на этот раз приказав себе не цепляться.
       Крыша.
       Опять прыжок, но с закручиванием, как у акробатов...
       Крыша.
       Прыжок, как со скалы в воду...
       Крыша.
       "Да что же это такое!" Тело не хотело умирать. Последняя попытка. Рис, разбежавшись, оттолкнулся от края и прыгнул "в длину", стараясь оторваться от предательского карниза как можно дальше.
       Полет. Рука не дотянулась до края, чувство падения наполнило ужасом сознание, и Рис закрыл глаза... Рывок в плече... Крыша.
       От бессилья хотелось плакать. Невозможное снова стало реальностью, и он опять не разбился. Как? Ведь он отлетел от края футов на десять...
       Снова попытка, но уже с открытыми глазами. Оторвавшись от крыши, тело, как и прежде, перехватило управление и попыталось ухватиться за край. Мимо. Свободное падение, как при затяжном прыжке. И, как с парашютом, тело сгруппировалось так, что его начало сносить в сторону здания. Пролетев этажей пятнадцать, рука смогла дотянуться до мелькающей стены. Знакомый рывок в плече.
       "СТОП!" - скомандовал себе Рис. Тело застыло, держась на двух точках,- нога на подоконнике, а коготь вытянутой в сторону руки зацепился за уголок плитки, которой было облицовано здание. Взгляд вниз открыл черную, до головокружения, бездну.
       "Ненадежная опора,- пришла идиотская мысль.- Так и сорваться можно..."
       Ночь огласилась странным прерывистым звуком, отдаленно напоминающим смех. Монстр спускался вниз.

    ПИСЬМО

       Когда за Рисом закрылась дверь, доктор улыбнулся, вспоминая, как это чудовище пыталось на него напасть.
       "Хороший экземпляр получился",- похвалил он сам себя и, насвистывая популярный шлягер, прошел в ванную, набрал в ведро воды и принялся тщательно вытирать пыль.
       Мягкая тряпочка нежно скользила по поверхности. Переходя от столиков к креслу, от топчана к пульту, доктор удалял пыль с методичностью машины. При этом в его голове не проносилось ни единой мысли.
       Робот - решил бы посторонний наблюдатель, но ошибся бы. Человек в белом халате уже давно привык сосредоточиваться на работе так, что ничто не могло его отвлечь.
       Вскоре он перешел в отсек с видеооборудованием. В отличие от всех других приборов, этот пульт был включен. Мерцали индикаторы, дрожали стрелки, и что-то внутри тихо жужжало. Наводя порядок в отсеке, доктор делал это с той же методичностью, но в каждом движении, взгляде, которым он окидывал аппаратуру, читалась любовь, граничащая с обожанием. Так смотрят матери на своих спящих детей. И так же, как мать нежно проводит по волосам ребенка, касалась поверхности влажная тряпочка, удаляя невидимую пыль.
       Потом человек поменял чистую воду в ведре и, взяв тряпку побольше, так же тщательно вымыл пол.
       Осмотрев свою работу и оставшись доволен, он так же неторопливо открыл тяжелую металлическую дверь и стал убирать там. За дверью оказалось маленькое помещение без окон и мебели - просто бетонный куб. За комнатой-сейфом настал черед кухни, ванной, и вскоре весь дом сверкал чистотой. Только дверь, за которую уходили кабели от видео-пульта, он не открывал ни разу. Создавалось впечатление, что пунктуальный хозяин просто забыл о ее существовании...
       Закончив уборку, доктор достал из стола лист, написанный Рисом в первый день. Внимательно просмотрев, сложил его вчетверо и запечатал в конверт. На конверте стоял домашний адрес Кристины.
       "Когда письмо дойдет, она будет уже мертва. Хорошее решение",- подумал он и, сменив халат на куртку, достал из стола еще один конверт, обозначенный заглавной буквой "Л".
       Тщательно закрыв и заперев за собой наружную дверь, мужчина пошел по ночному городу в сторону центра. Он не любил ночи, хотя это и была его пора. Только ночью он мог перемещаться за пределы своей лаборатории, а днем спал, читал и занимался своими исследованиями. Последнюю неделю он никуда не мог выйти, так как был должен проводить подготовку Риса.
       "А ведь этот кретин действительно думал, что ему удастся ускользнуть,- улыбнулся про себя доктор.- Кто же сможет противостоять Силе? Смешно, право".
       Выйдя на центральную улицу, он опустил в ящик письмо для Кристины и неторопливо пошел в сторону забегаловки под многообещающим названием "Встреча". Ночь подходила к концу, и прохожие встречались редко. Кто в такой час выходит из дому? Влюбленные, возвращающиеся от своих девушек, заядлые гуляки, обходящие все заведения в округе, да неисправимые шизофреники, вроде этого Риса.
       "А ведь он солгал,- подумал мужчина,- не Рис его зовут. Можно подумать, мне есть дело до настоящего имени смертника".
       Это не имело никакого значения, как не могли ни на что повлиять попытки остановить мутацию. Доктор так и относился к Рису: человек не человек, так - подопытный образец. Расходный материал.
       Дойдя до кабака, он прошел мимо распахнутой в ожидании запоздавшего посетителя "парадной" двери и направился к неприметной дверце рядом. Открыв ее своим ключом, он прошел через темный коридор на грязную маленькую кухню и вполголоса позвал: "Лайкер!"
       Ждать долго не пришлось.
       - А я уже думал, вы не придете...- добродушно улыбаясь, заговорил бармен, заходя в помещение.
       - Не говори глупости, Лайк,- перебил его доктор.- Я всегда говорю то, что должен сказать, а сказав - делаю.
       С этими словами он протянул хозяину кабака второй конверт. Тот его взял и с показной небрежностью вскрыл. Достав из него деньги, внимательно пересчитал, засунул в задний карман брюк, а конверт бросил в печь.
       - Тут один легавый звонил,- пробубнил бармен,- по поводу этого психа. Про вас спрашивал. Я, понятное дело, ответил, что никого не видел, но...
       - Меня это не интересует,- оборвал его ночной посетитель.- Ты сделал все, что должен был, я - тоже. Договор соблюден.
       - Я, это...- начал мямлить хозяин,- хотел бы, ну... чтобы, это... ну, было в последний раз. Я боюсь... Я не спрашиваю, что вы там с ним сделали. Но, я понимаю, большие деньги "за так" не платят... У меня хорошее дело...
       - У тебя ДЕЛО? - даже удивляясь, доктор сумел сохранить равнодушие.- А когда ты был без цента в кармане, кто дал тебе это ДЕЛО? Я тебя год не трогал, хотя с самого начала ты знал, зачем мне нужно ТВОЕ ДЕЛО. Ты на чьи деньги его открыл, ублюдок? Забыл?
       - Я очень вам благодарен, конечно, я постепенно отдам,- бармен полез в задний карман брюк,- но я так не могу. Да и документы все оформлены на меня...
       - Что? - в голосе посетителя не то чтобы зазвучала, а так - слегка наметилась сталь.- Документы? Ты что, пытаешься угрожать? Хм... это даже любопытно...
       Лайкер пытался не поднимать взгляда на доктора. А тот спокойно смотрел точно в переносицу бармена и, казалось, даже не моргал. Маленькие точки зрачков, и в каждой - по излучателю, способному прожигать дырки в стали или дробить камень. Могучая сила подняла голову Лайкера, и он вынужден был посмотреть в сузившиеся глаза ночного гостя.
       Ноги бармена подкосились, и он упал на грязный пол. Крик ужаса рвался наружу, но застревал где-то в горле. Тогда посетитель зачерпнул ковшиком кипяток из большой кастрюли, в которой варились яйца, и медленно вылил на живот неподвижного тела.
       - Мне не нужны твои деньги,- произнес доктор.- Когда я скажу, ты снова найдешь одинокого человека, пытающегося напиться, позвонишь мне, потом незаметно выставишь всех посетителей и "не заметишь", как я уведу твоего клиента. Через неделю ты получишь от меня деньги. Таков договор.
       Он оглядел мокрый передник, перекошенное от боли лицо и, направляясь к выходу, добавил:
       - Договор остается в силе. Бойся, если хочешь.
       "Еще один смешной человек",- размышлял мужчина, проходя по ночным улицам.- Тоже решил, что может отказаться".
       Ему вдруг стало интересно, что будет, если Лайкер захочет сообщить об этом в полицию. Нет, хотеть-то он может сколько угодно, строить любые планы, но до тех пор, пока твердо не решит идти к копам.
       Доктор представил себе скорченную фигуру, страдающую от сумасшедшей боли в голове и страха, разрывающего плоть. Улыбка дернула губы, но они сразу же вернулись на место. Ободранная калитка открылась, а ключ договорился с дверью. Куртка была сменена на халат, и доктор опустился на стул.
       Оставалось сделать еще одну мелочь. Заскрипел диск телефона, и заспанный голос недовольно произнес: "Да".
       - Это я,- произнес мужчина в трубку.- Формально я извиняюсь за звонок, но это время было оговорено заранее.
       - А? Да-да, конечно,- ответила трубка.- Что, уже?
       - Да. Как вы выразились, "уже". Послезавтра на рассвете я выполню свои обязанности по нашему договору.
       - Очень вовремя, у меня как раз...
       - Это меня не касается,- отрезал доктор и повесил трубку.
       В следующую ночь гостей не ожидалось, и он мог позволить себе небольшой отдых. Приготовив сэндвич с сыром, постелив себе постель на кушетке в углу, доктор сел за стол. Ему предстояло просмотреть статью одного итальянского физиолога. Мура, конечно, но надо же быть в курсе...
      
      
      
      

    ЧУЖАК ВНУТРИ

       Восход солнца застал Риса бредущим по небольшому лесу за городом. Посерело небо, он уже стал различить цвета, а это значило, что на смену ночному черно-белому видению пришло обычное дневное. В далеком городе начинался новый день, люди шли на работу, звонили телефоны, ездили машины...
       Когда-то давно он сам был частью этого мира. Бесконечно давно. С тех пор он прошел большой путь длиной в... ночь.
       Рис остановился у могучей сосны и опустился на траву, обильно посыпанную хвоей. Совершенный организм не нуждался в воде или еде. Казалось, он был заряжен энергией на весь отпущенный ему срок и теперь жаждал действия. Но солнце загнало монстра в безопасное место и до ночи он вынужден был скрываться. Это тело не умело спать, не нуждалось в отдыхе. Он мог только брести по лесу, изучать себя или думать.
       "Остановить себя не удастся. Покончить с собой - задача невыполнимая, но как уберечь Кристину от своих смертельных объятий?" - думал Рис, удивляясь тому, что еще может думать.
       "А ведь и правда. Почему доктор не сделал так, чтобы Рис не мог сопротивляться вообще, а действовал, как робот? Значит, его сопротивление было нужно Санта Клаусу. Стоп. При чем тут доктор? Ведь он только руки. Треугольник сказал, что ему нужен страх, а роботы не боятся. Только сохранив сознание, он мог бояться по-настоящему. Не за себя - это чувство быстро проходит,- а за Кристину. Значит, Треугольник будет терпеть все его выходки, пока это не вредит общему замыслу. Но из этого также следует, что Треугольник должен каким-то образом "получать" этот страх. Каким? - ужас опять подступил к горлу липким комком остывшей манной каши.- Так значит, за ним наблюдают?"
       Тело рефлекторно обежало взглядом деревья, а внутренний локатор сообщил, что в округе никого нет.
       "Вот, черт! Натренировали,- выругался Рис.- Ну, наблюдать - это лишнее, достаточно просто принимать его чувства. Какой-то очередной трюк, наподобие телепатии. Надо лучше себя изучить. Итак, что он умеет? Пространственная ориентация - это понятно. Радар, жабры, скоростное перемещение, когти-алмазы. Зрение со способностью приближать предметы или производить панорамное наблюдение. Что еще?"
       Оказалось, он не так много про себя знает.
       "Для начала проверим все чувства. Со зрением уже ясно. Теперь обоняние".
       Рис сосредоточился на запахах. Результат был ошеломляющим. Как будто открыли шлюз в подводной лодке. Поток запахов хлынул в нос, забил горло и упал камнем где-то в животе. Запахи стали делиться на группы, обособляться, и вскоре стало возможно различить в этом "реве" вони отдельные составляющие. Еще через некоторое время тело начало переводить запахи в понятия и образы. Рис полз на четвереньках и обнюхивал траву, хвою, кусты и деревья. Потом он встал. Не было нужды наклоняться. Обоняние, как и зрение, умело сужать "угол обзора", и вместо наклона достаточно было простого желания распознать этот запах или обнюхать тот или иной объект.
       Рис почувствовал в себе дикое животное, требующее обследования "своей территории". Бороться с этим желанием было невозможно. Он обежал поляну и обнюхал каждый куст. Да, он был не один. Тут еще жили два крота, а под развесистым кленом недавно ночевала лиса.
       "Ну нельзя же так,- рассерженно подумал Рис.- Лисы оставляют за собой такой устойчивый след, что..."
       Новая мысль пришла в голову, и он придирчиво обнюхал себя. Тело почти не пахло, но от некоторых мест все же исходил легкий, слегка пряный запах. Для тонкого обоняния Риса это была вонь, граничащая с запахом нашатырного спирта.
       "Опасно. Оставляешь след. Любая собака учует",- эта мысль появилась сама собой, как бы независимо от сознания, а тело уже принялось убирать опасный элемент старым как мир способом. Кошмарный монстр, скорчившись под деревом, вылизывался как кошка, пунктуально проверяя результат на запах.
       Рис обалдело следил за "туалетом". Вот этого он от себя уж точно не ожидал.
       Кошки - самые чистоплотные животные? Чепуха. Если они не будут вылизываться, они просто сойдут с ума от вони.
       Когда тело было приведено в "норму", настал черед проверить вкус. Оказалось, что вкуса Риса лишили. Он ощущал во рту траву, листья, ветки, собственный палец, но что бы он ни пробовал, оно не имело вкуса. Рот сообщал о форме предмета и его температуре. Это было просто осязание. И еще - он не смог ничего проглотить. Глотать было некуда. Так Рис обнаружил, что, видимо, желудка у него тоже нет.
       Способность слуха "следить" за объектами он уже знал. Теперь он "включил" все чувства сразу, и мир стал трехмерным. Причем болезненно-трехмерным. Как в стереокино для увеличения эффекта объективы располагают шире человеческих глаз, так и сейчас Рис почувствовал каждую составляющую этой полянки в многомерном пространстве, зная о каждой песчинке не только все возможное, но и где она окажется в следующую секунду.
       Все мелочи складывались в ПОНИМАНИЕ мира и не мешали думать.
       Рис долго привыкал к новому взгляду на мир. Потом ему это надоело.
       "А насколько новое тело ловко?"
       Он помнил прыжки с крыши и "бег" по стенке при помощи когтей, но он был зверем, и ему пришла мысль поохотиться. Не для еды, а так - ради охоты.
       Тело упруго подскочило и побежало по лесу, сообщая о дичи.
       "Крот".
       "Кузнечик".
       "Птица".
       "Бабочка".
       "Еще крот".
       "Много бабочек".
       "Еще..."
       "Так дело не пойдет,- сказал себе Рис.- Мне нужна дичь теплокровная и больше крота".
       Сообщения сразу перестали поступать.
       Еще некоторое время он бежал, и вот наконец появилось что-то стоящее.
       "Запах зайца слева".
       Достаточно было просто обратить внимание, и он уже знал, что заяц старый, сидит в кустах и слышит бег противника. Животное чувствует, что Рис "на охоте", но надеется спрятаться.
       Глаза приблизили изображение. Вот он. Тело повернуло, и началась гонка. У зверька не было никаких шансов. Несколько судорожных прыжков в стороны, которые Рис с легкостью предупредил, заранее зная, куда жертва собиралась прыгать, и с беглецом было покончено, причем весьма необычным образом. Тело прыгнуло, зажало тельце между локтями и коленями и разорвало пополам. Выполнив задачу, монстр отбежал в сторону и опять стал вылизываться - удалять с себя клочки шерсти и потеки крови.
       Да, он был машиной смерти. Реальность вернула Риса к страшным мыслям. Можно с базукой охотиться на голубей. Ей все равно, она умеет только стрелять ракетами. Монстр создан для охоты на людей, и даже убивая зайца, тело выложилось на полную. Как умело. Он просто хотел проверить себя... Теперь он знает больше. Все ли? Приблизился ли он хоть немного к ответу на вопрос: "Как спасти Кристину?" Увы, нет.
       Оглядев результаты охоты, Рис понуро побрел в сторону города и вскоре снова опустился на землю. Солнце склонялось к горизонту.
       "А почему я думаю только о Кристине? - ворвалась в голову мысль, мгновенно взвинтив все чувства.- Ведь есть еще Билл, и именно на нем я должен "входить во вкус"".
       В суматохе последних дней, он начисто забыл об этом. Забыл настолько, что даже не упомянул об этом в разговоре с Барбарой.
       "Значит, Билл обречен",- решил Рис и вдруг резко успокоился. Он не будет рисковать Кристиной, пробуя спасти обоих. "Нужно отпустить тело, позволить ему действовать самому, не мешая и не помогая. Только так можно узнать, с какими рефлексами придется бороться в критический момент".
       Машина смерти готовилась к убийству, продвигаясь к границе леса. Солнце коснулось горизонта, но зверь не мог видеть это величавое зрелище, он просто знал. Как знал и то, что о начале погони его известит инстинкт, противоестественный всему человеческому. И еще он знал - где-то далеко, в другом мире, Оранжевый Треугольник блаженствовал в потоках страха.
       В миг прозрения Рис использовал свой радар для изучения себя. Подозрения оказались правильными - небольшой участок мозга работал как передатчик. Он посылал три вида сигналов, один из которых был занят чувствами. Два других предстояло еще определить.
       Тело хладнокровно ждало приказа, как крупнокалиберное орудие, вычищенное, смазанное, равнодушно ожидает выстрела. Прицел смотрит вперед, рамка - назад, снаряд дослан в ствол, заряд находится на своем месте, затвор казенника закрыт, и шнур находится в умелых руках. Тишина и напряженное ожидание.
       - ПЛИ!!!
      
      
      
      
      

    РАЗМИНКА

       Город пел песню ночи. В ней была загадочность, обещание чего-то большого, что не могло родиться при свете дня, и еще какая-то бесшабашная удаль с привкусом смога, дурманящая, дерзкая, злая.
       Но теперь этот зов не подчинял Риса. Они принадлежали одному миру, поддерживая и дополняя друг друга. Неправильно. Теперь Зов стал вассалом Риса, выполняя приказы своего господина. Создавалось ощущение, что именно человек создал песню ночи, поддерживал ее, давая власть над душами.
       "А ведь так было и раньше,- подумал Рис.- Он сам создал этот наркотик, потом позволил ему взять над собой верх, подчинялся ему, ублажал его и себя заодно и в результате стал его рабом".
       Вот и город. Перемещаться по окраинам не составляло труда. Тело легко перепрыгивало через высокие заборы, проносилось по пустырям, огибало стройки, замедляя стремительный бег только перед освещенными улицами. В ночное время на улочках пригорода прохожие встречались редко. Тогда зверь обегал прохожего стороной, бесшумно проскакивал за его спиной, а если это было невозможно, отвлекал внимание каким-то видением. Прохожим неожиданно встречались знакомые, пугали подвыпившие компании, привлекал звук драки или стоны любовников... Зверь продолжал свой бег.
       По мере приближения к центру города движение замедлялось. Все сложнее становилось находить пути, и все чаще встречались люди, а свет от фонарей и реклам все больше заполнял улицы. Но вскоре высотные дома стали встречаться так часто, что стало возможным продвигаться другим образом. Рис с интересом наблюдал, как монстр взлетел по водосточной трубе на крышу здания, стремглав пронесся по скользкому шиферу и с разбегу перемахнул на соседнюю крышу. Только теперь Рис понял, насколько недооценивал свои возможности. Его "прыжок в длину" походил на обычный шаг по сравнению с тем, что проделывало его тело сейчас. Вскоре попался дом, сильно превосходящий по высоте предыдущий, но тело не остановилось. Прыжок, сильный удар о стенку, сменившийся падением, но, как и прежде, когти нашли опору, и вновь крыша открывает прекрасный вид на царство тьмы.
       Здания, улицы, дворы продолжали мелькать мимо, и Рис задумался о цели этой гонки. "А куда, собственно, он бежит?" Он прислушался к знакомым сигналам. Оказалось, тело еще не знает. Оно просто ищет след, но внутренний радар был пуст, и гонка продолжалась. Несколько часов потребовалось монстру, чтобы на крыше очередного здания в сознании прозвенел звонок готовности.
       "Пять миль прямо",- понял Рис. Но тело уже продолжило свой бег, и вот - он...
       Нет, не мужчина, до него нужно было еще добраться. Это был след, оставленный человеком, которого Рис должен был найти. Это не была отметина ботинка, и в нем не присутствовал какой-то особенный запах. Было непонятно, какой орган сигнализировал о его наличии, но след был. Рис мог поручиться за это. Еще немного прыжков по крышам, и на очередном здании зверь замер. Цель была близко, здесь, в доме напротив. Внутренний радар безошибочно указал на окно, зверь затаился, а Рис стал слушать.
       Мужчина был в комнате не один: рядом отчетливо раздавался женский голос.
       - А почему ты считаешь, что утка вкуснее, если ее шпиговать орехами? По-моему, нужно нафаршировать ее яблоками и запечь в духовке.
       - Ну, не знаю. С яблоками тоже неплохо, но мне нравится с орехами.
       Рис напрягся. Он никогда не слышал голос Билла, но это был, несомненно, он.
       - А давай и с орехами, и с яблоками?
       - Я разве против? Ты спросила - я ответил. Кстати, олимпийское состязание из восьми букв. Первая - "Д", четвертая - "К". Устаревшее.
       - Попробуй "Дейкерис"...
       - Да не бейсбольная команда, Люси, а спорт.
       - А? - переспросила женщина.
       - Нет, ничего...
       Голоса надолго замолчали, зверь ждал, а Рис задумался.
       "Кто эта женщина? Судя по разговору, они живут вместе. Но всего неделю назад Билл приходил к Кристине".
       И, подчинившись внезапному порыву, он послал приказ женщине: "ЗВОНИТ ТЕЛЕФОН, ЖЕНСКИЙ ГОЛОС СПРАШИВАЕТ БИЛЛА!!!"
       Потом продублировал приказ для мужчины: "ЗВОНИТ КРИСТИНА, ХОЧЕТ НЕМЕДЛЕННО ВСТРЕТИТЬСЯ!!!"
       Слух тотчас донес звук взятой трубки.
       - Это тебя,- произнес женский голос.- Вообще-то уже начало пятого утра. Если к тебе сегодня с утра черти приносят босса и я не сплю, спешно сооружая "что-нибудь приличное", то это еще не значит, что какая-то шлюха может тебе в это время звонить!
       - Да? - раздался голос Билла.- Крис, что-то случилось? Согласись, это странно, ты звонишь среди ночи, и... Да, я уже это слышал!
       После паузы раздался звук положенной трубки.
       - Ну, и что ей от тебя надо? - в голосе женщины угадывалось раздражение.
       - Даже не знаю,- ответил Билл.- Она сказала, что ей срочно нужно со мной встретиться.
       - Так что, она СЕЙЧАС сюда припрется? - взорвалась женщина.
       - Ты не поняла,- тихо проговорил мужчина с напряжением в голосе.- Она не знает этого адреса. И я не давал ей номер телефона. Что-то действительно происходит.
       - А может, это кто-то из коллег шутит...
       - Нет. Это была она, только голос какой-то напряженный, как будто она не могла ничего больше сказать. Странно.
       - Так. А на чем вы расстались? Ты же говорил, что у нее кто-то появился?
       - Ну да. Я как раз пришел сказать, что у меня семья, а тут она стала плакать и уверять, что любит другого. Какой-то парень, не то с киностудии, не то из театра. Ну, поговорили, я вздохнул с облегчением и ушел.
       - А про нас ты ничего не сказал? - обиделась женщина.
       - Да это было и необязательно. Она была счастлива, что я все понял и обещал исчезнуть из ее жизни.
       - Вот тебе и "необязательно". Готовься. Теперь твоя лахудра свалится нам на голову со своими проблемами.
       - Но как она узнала адрес?
       - Не знаю,- отрезала женщина.- Разбирайся со своими девками сам, а я не хочу ее видеть в нашем доме.
       При этих словах тело встрепенулось. Рис вдруг увидел четкую схему, которая уже начала превращаться в реальность. Короткий разбег, прыжок - и он уже на крыше соседского дома. Нажим плеча - и искореженный замок чердака падает к ногам. Головокружительный спуск вниз. Еще нажим - и дверь подвала поддается. Потом последовал мысленный приказ.
       Рис с горечью оглядел место предстоящей трагедии. Ничего особенного. Обычный пустой подвал. По стене возле двери проходят трубы, а на полу разбросан строительный мусор.
       В дверь квартиры раздался звонок.
       - Приперлась твоя любовь. Иди встречай! - шипит женщина.
       Рис услышал звук открываемой двери и почувствовал, как на пороге появилась Кристина. На ней синее платье с глубоким вырезом. Именно такой ее и запомнил Билл.
       - Крис, что случилось? - взволнованно спрашивает он.
       - Мне страшно,- голос Кристины дрожит, кажется, она вот-вот заплачет.- Ты должен это видеть. Пойдем.- Она поворачивается к лестнице.
       - Крис, постой. Если у тебя неприятности...
       - Это у ТЕБЯ неприятности! - выкрикивает она и, не в силах сдержать слезы, убегает вниз.
       Мужчина недоуменно спускается следом. Девушка уже скрылась, но стук каблучков указывает Биллу направление.
       Из двери подвала доносится голос Кристины:
       - Иди смотри, что ты наделал!
       Темнота подвала поглощает Билла.
       - Крис, что с тобой? И на что я должен посмотреть? Тут же ничего не видно. Так что я натворил? - говорит он, слепо шаря рукой по стенам. Вглядываясь в темноту, мужчина проходит в глубь помещения. Какая-то тень загораживает вход.
       Человеческое сознание внутри монстра пытается остановить зверя, но тело не подчиняется. Попробуйте остановить проезжающий мимо грузовик - он даже не заметит ваших стараний.
       Рис наконец взял себя в руки. Роль наблюдателя дается нелегко, но у него нет выбора. Он должен смотреть и учиться. От этого зависит жизнь любимой женщины.
       Глаза Билла постепенно привыкли к темноте. Строго говоря, в подвале свет был. Он падал через зарешеченные окна с улицы, но его было очень мало и после освещенной квартиры помещение казалось темным.
       - Меня ты натворил,- проговорило чудовище, делая шаг вперед.
       Мужчина наконец рассмотрел, что стояло перед ним. Его глаза наполнились удивлением, потом закрылись, и мужчина помотал головой.
       - Крис, где ты? По-моему, у меня галлюцинации,- неуверенно проговорил он.
       - А ее нет,- спокойно ответил монстр.
       - Как - нет?
       - Вот как раз она и была галлюцинацией, а я - реальность.
       Монстр сделал еще шаг вперед.
       - Почему ты не боишься?
       - Так не бывает,- истерически хохотнул мужчина.
       - А ТАК бывает? - Монстр молниеносно выбросил длинную руку, и острый коготь пробил гортань, не задев артерии, но напрочь перерезав голосовые связки. Теперь из горла Билла раздавался только прерывистый хрип. Его руки сжали горло, а глаза наполнились ужасом. Он уже не мог ни говорить, ни кричать, а только пятился, пока не уперся спиной в стену.
       Монстр подобрал с пола обломок кирпича и, отведя руку в сторону, демонстративно-медленно сжал его в кулаке. С тихим шорохом посыпался песок.
       "Как в пошлом триллере,- подумал Рис.- Ну неужели нельзя обойтись без театральных жестов?"
       Ответом ему послужила волна животного страха, которая тут же была отправлена адресату. Под синим небом над нарисованной равниной оргазмировал Оранжевый Треугольник.
       Рис понял: театральность для Билла исчезла в тот момент, когда он почувствовал, ЧТО должно произойти. Кирпич был доказательством силы и власти чудовища. И когда волна стала спадать - монстр сделал шаг вперед. Вдруг Рис почувствовал, что мужчина собирается проскочить мимо него к выходу. Зверь резко сместился в сторону, Билл, прыгнув, налетел на своего мучителя и как кукла отлетел к стене.
       Страх спадал, заменяясь желанием жить и яростью к монстру. Билл прыгнул в сторону тяжелого металлического прута, валяющегося в углу. Потом он занял позицию для боя.
       Рис не понимал, почему зверь медлит. Ведь страх уже был и закончился. Мужчина уже не в состоянии бояться. Пора было убивать, но тело, опустив руки, не делая попыток защититься, медленно пошло на прут.
       Билл прыгнул как кошка, и металл звонко ударил Риса по голове. По ощущениям это было похоже на шлепок свернутой газетой - громко, но совсем не больно. Еще раз, еще. Потом он попытался ударить острым концом, как копьем. Тот же результат. Наконец отчаявшийся мужчина уперся одним концом прута в приближающийся ужас, а другим - в стенку. Толстый металл согнулся, но ни на миг не задержал монстра.
       Мужчина, плача, отполз в сторону, не сводя глаз с уродливой головы. А тело Риса подхватило прут и порвало его на три части. Не отломало, не открутило, а именно - порвало, как отрывают нитку от катушки. Потом сложило вместе и стало безразлично плести косичку, не отрывая при этом холодного взгляда от Билла.
       И снова забилось в экстазе оранжевое создание другого мира, впитывая ужас человека. Не ужас утраченной свободы, которой он не дорожил, потому что никогда не лишался. Не за жизнь, которую он терял. Но от Ужаса перед лицом существа, настолько чуждого, что под его взглядом исчезала сама человечность!
       Дождавшись, пока последняя волна страха спадет, монстр отточенным движением разорвал то, что оставалось от человека.
      
      
      
      

    ИДУЩИЙ ДА ОБРЯЩЕТ

       Люси Смайлз уже не могла плакать. Она находилась в том состоянии, когда мир видится как в тумане, а все происходящее вокруг доходит через некоторое время. Врачи называют это - запредельным торможением, и перед человеком, находящимся в таком состоянии, пасуют даже палачи, давая жертве время прийти в себя.
       Инспектор полиции Рэм Бакстер не был ни врачом, ни палачом. Он служил в полиции более двадцати лет, но так и оставался простым инспектором отдела по расследованию убийств. Дело было в том, что Бакстер был внимательный, прилежный, всегда имел высшие оценки по стрельбе и рукопашному бою, но судьба начисто лишила его здравого смысла. Он видел все улики, мог рассмотреть мелочи, которые пропускали его коллеги, но свести записанные на одном листе причину и следствие он не мог. Для полицейского не существовало разницы, что протоколировать - серьезный допрос или откровенное надувательство.
       Три недели назад все управление смеялось над ним после его рапорта "с места происшествия". Легковая машина, выезжая со двора через узкую арку, прижала к стенке и буквально размазала женщину. В рапорте Рэм написал:
       "Место преступления - арка закрытого двора. Единственный выезд. (Адрес, точные размеры двора и план прилагались.)
       Потерпевшая - (подробные данные).
       Смерть констатирована мед. экспертом (фамилия).
       Предварительный диагноз - множественные повреждения внутренних тканей, перелом позвоночника.
       Свидетель - (подробные данные), водитель автомобиля (подробные данные об автомобиле и месте его расположения в арке, план прилагается).
       Внешний осмотр автомобиля показал отсутствие внешних повреждений и работоспособность тормозов.
       Примечание - на поставленные вопросы свидетель пояснил, что со стороны двора его ударил неизвестный автомобиль марки "Карина", синего цвета. Вследствие чего он и совершил наезд.
       Рекомендую - объявить розыск означенного автомобиля".
       Ответить на вопрос, как мифическая машина могла ударить, не оставив следов на кузове, и, главное, куда она потом делась из "закрытого" двора, он не мог.
       Он видел все, но не понимал - что видит. И продолжал работать.
       Начальство терпело Бакстера за прилежание и потому, что на него можно было повесить любое безнадежное дело, а потом "образцово наказать". Сослуживцы считали его недалеким, и "за глаза" дали ему прозвище - Гаденбарай1.
       Это дело на него повесили недавно, но он с усердием взялся его распутывать, вернее, выезжать на место, собирать улики, писать отчеты. Короче, заниматься всем тем, что все равно нужно было кому-то делать. Раскрыть же очередное преступление было невозможно. Это доказывали предыдущие попытки. Сегодняшнее убийство было пятым, похожим на все предыдущие. Способ - раз, полное отсутствие свидетелей - два, ночное время - три.
       Бакстер не был ни врачом, ни палачом. Он был Гаденбараем и, повернувшись к женщине, спросил:
       - Вы уже можете ответить на некоторые вопросы?
      
       Еще через полчаса он поехал к Кристине.
       Рэму редко приходилось в жизни удивляться. Как человек без воображения он воспринимал факты просто, не утруждая себя оценкой. Если факт есть, значит он есть. Но первый раз за все годы, проведенные в полиции, его не пустили в квартиру на основании того, что он - галлюцинация.
       Как может человек доказать, что он не привидение? Полицейские мозги шли проторенным путем. Но оказалось, что его значок тоже был частью галлюцинации.
       - Послушайте, вы - Кристина? - наконец не выдержал Бакстер.
       - Да,- послышалось из-за дверей.
       - Убит ваш знакомый по имени Билл.
       За дверью послышались всхлипывания, и тихий голос проговорил:
       - Я догадалась.
       - Почему вы не хотите мне открыть? По долгу службы я должен с вами поговорить.
       - Потому что вас нет.
       - А кого же вы тогда боитесь?
       - Того, кто убил Билла и теперь должен убить меня. Сима. Это он создал вас. Я даже не знаю, зачем с вами разговариваю. Все равно я здесь не одна. Со мной подруга, так что - уходи! - голос сорвался, и из-за двери снова раздались рыдания.
       - Подруга? - полицейский заинтересовался.- И давно она у вас?
       - Со вчерашнего вечера,- прозвучал новый голос.
       - Скажите, сегодня ночью Кристина никуда не уходила?
       - Нет. Она провела всю ночь со мной. Вернее, я - с ней.
       Допрос через дверь был верхом идиотизма. И Бакстер вызвал подкрепление.
       Еще через час он сидел в своем кабинете, а напротив находились перепуганные собеседницы в наручниках.
       - Итак, еще раз. Сим превратился в монстра и должен убить вас из-за Билла. Вы предполагаете, что, не сумев добраться до вас, он убил вашего бывшего парня. Правильно?
       - Да,- всхлипнув, подтвердила Кристина.
       Строки ложились на лист ровными рядами. Получалось, что у женщины есть алиби - подруга, а жена Бакстера Кристину не видела. Следовательно, он должен отпустить этих женщин.
       Закончив писать, он осведомился:
       - Вы можете показать улицу, где живет этот "доктор"?
       - Могу. Сим показал мне это место на карте и рассказал, что там находится. Но никакой доктор там не живет.
       - Это я знаю. Доктор живет там ночью,- констатировал Гаденбарай.
       Кристина удивленно посмотрела на копа. Издевается? Нет, не похоже. А инспектор встал, освободил женщин от наручников, вызвал служебную машину и сказал:
       - Поехали, покажете все на месте.
       На этот раз над отчетом Бакстера никто не смеялся. В документе, подписанном инспектором, между строк явно читалось, что полицейский рехнулся "при исполнении" и его немедленно нужно отправлять веселиться в известный дом, а дело срочно передавать кому-то еще. Но понятно было и другое: передавать "гнилое" дело было некому. Рэм должен был продержаться десять дней, "геройски" завалить расследование, и тогда его можно будет поставить на полку и забыть. Уже было доказано: или преступника поймают "на горячем", или он где-то ошибется - иначе полиции просто не по зубам будет раскрыть череду этих убийств. Злые языки уже шепнули - "идеальное преступление".
       Идеальное преступление было полицейской легендой, вроде той Буки, которую боится каждый ребенок, но ни один не видел.
       Легенда заключалась в том, что существует ситуация, когда преступление налицо, но у каждого подозреваемого железное алиби и их невиновность доказана, а совершить преступление никто другой не мог. И это тоже доказано. Такой логический тупик и называется - Идеальным Преступлением. Такое может произойти. Теоретически.
       Но на практике это не происходит. То ли преступник ошибается, то ли кто-то где-то что-то заметил... И пошла раскручиваться цепочка. Появляются новые факты, свидетели, и если в результате подозреваемый не оказывается за решеткой, то только в силу "недостаточности улик". Следователь же наверняка догадывался, кто преступник.
       Но дело "порванных тел", как окрестили его репортеры, не желало влезать в привычные рамки. Были перепробованы все доступные методы, тщательно отработаны все версии, но не малейшего сдвига не произошло. Тогда и была принята концепция о "поимке на горячем". Дело отдали Бакстеру, а Бакстера - прессе.
       И вот теперь Гаденбарая надо убирать. И все из-за одной бумажки. Естественно, рапорт принят не был, а Рэму, как "опытному сотруднику", дали полную свободу действий. На десять дней.
       Полицейская машина въехала в Норленд около трех часов дня. Кристина легко нашла нужную улицу, а дальше все оказалось еще проще. Вспоминая рассказ Сима, она шла по улице и везде находила подтверждения своим словам. Вот злополучная клумба, вот столб. Теннисный корт, как и ожидалось, находился за белой решеткой.
       Гаденбарай методично приступил к обследованию места происшествия.
       Спустя еще час обследование было закончено. Он не нашел ничего особенного, кроме цепочки следов, проходящих прямо сквозь забор. Со стороны улицы находился тротуар, и ни о каких следах не могло быть и речи, но вот с другой стороны располагался газон. В четырех футах от служебной калитки по нему шли следы до забора. В центре последнего следа торчал прут ограды. Казалось, только вчера человек прошел тут, а сегодня в это место воткнули чугунную палку. Но забор был старый, это Бакстер установил в самом начале. А это означало, что либо кто-то выдавил последний след вокруг прута, либо забор был съемный и отсутствовал, когда здесь прошел человек.
       Не удивляясь, он записал выводы - обследование местности подтвердило заявление Кристины. Рекомендовалось принять меры по охране ее и ее подруги, а также взять под наблюдение дом в ночное время. Охрану взял на себя сам Гаденбарай, а место постового занял вытребованный по такому случаю из ближайшего участка патрульный.
       Когда солнце стало клониться к горизонту, Бакстер проверил оружие, немного подумав, взял из стола коробку с патронами. Он не любил "штатных" "Магнумов-38", которые были на вооружении в полиции, и пользовался тяжелым "люгером". Пуля сорок пятого калибра одинаково могла остановить человека и разнести капот автомобиля. Как всегда уравновешенный и неприступный, он зашагал к дому Кристины.
      
      
      
      

    ЧЕРНЫЙ ЛУЧ

       Чердак, где Рис пережидал день, находился напротив дома, где жил Сим. Выглянув наружу, можно было увидеть окно его квартиры, дверь подъезда и дерево у дома. То самое дерево, которое встречало его по утрам, швыряясь листьями.
       Рис не смотрел в маленькое окошко. Он сидел в углу на ящике из-под консервов и пытался хладнокровно анализировать свои поступки.
       "Это не просто убийство изощренным способом. Цель всего - страх, а для этого нужна пытка, скорее психическая, чем болевая, но от этого не менее жестокая". Он вспомнил, что сделал с Биллом страх. Под конец это существо даже нельзя было назвать человеком. "Для такого воздействия нужно знание человеческого естества. Вот тут монстр и пользовался мной. А значит, не только тело предоставляет мне свои ресурсы и информацию, но и берет взамен мои мысли и идеи. Мысль о звонке Кристины принадлежала мне. Значит, монстр знает все, что знаю я?" Но тело допустило промах. В самом начале, когда Билл только зашел в подвал, нужно было уничтожить девушку на глазах Билла. Это бы дало третью, вернее, первую волну страха. Он об этом знал, но монстр не получил этой информации. Почему?
       В памяти Риса всплыл темный подвал, он стоит в стороне, дожидаясь мужчину. Когда мужчина входит, Рис пугается. Это было хорошо. Первая струйка наркотика для Треугольника. Но вот потом Рис что-то сделал, что прервало связь с телом, и оно вынуждено было действовать само.
       - Я же старался его остановить! - вслух произнес Рис.
       "Ну конечно! В этот момент тело отключило меня так же, как при прыжках с крыши, а следовательно, не могло и мной воспользоваться. Тело живет своей жизнью и доминирует в их симбиозе". Только теперь он понял, зачем нужно было его "натаскивать" на управление телом, подготавливать психику. Если в решительный момент он начнет сопротивляться, тело его отключит, связь прервется, и Треугольник не получит свой допинг. "Примитивная фигура" действительно была примитивной и не усваивала "сырую" информацию. Вначале нужно было пропустить страх через психику человека".
       - Внешнее переваривание. Как у некоторых насекомых,- пробормотал Рис.
       Так вот в чем заключался секрет и слабое место его Бога? Рис должен был выполнять функции желудка.
       Он начал вспоминать ощущения при отправке страха и через некоторое время уже знал, как можно связаться с Богом.
       "Страх - это его пища. А что происходит с организмом при попытке переварить плохую пищу? Правильно - понос".
       Монстр стал издавать резкие звуки, напоминающие смех. Возможность сделать пусть мелкую, но пакость Треугольнику захватила все внимание Риса.
       "Итак, страх - это пища. Как страх может быть некачественным? А не попробовать ли передать смех?"
       Мысль про "кишечный насморк" у Треугольника действительно его рассмешила, но передатчик молчал.
       "Понятно,- подумал Рис.- Это не пища. Это Они не едят! А как ты отнесешься к каннибализму?"
       И он попробовал испугаться за Треугольник. Не получалось. Бог был неживым, инородным. Его было не жалко. Тогда Рис стал восторгаться совершенством Бога. Лаконичностью линий, его функциональностью, уникальностью его мира. Через час восторгов, когда в душе зародилась нежность к оранжевому чуду, Рис стал думать, как плохо ему будет без еды.
       "Он ведь будет мучаться",- жалость заглянула в сознание.
       "А ведь может и умереть..." - легкий страх на долю секунды промелькнул в мыслях.
       Есть!
       Почти невидимая порция страха была отправлена Треугольнику. Рис расслабился, улыбнулся и уже хотел вернуться к своим нерадостным мыслям, когда началось...
       Посреди чердака стала сгущаться тьма, пока не образовала конус. Будто бы под потолком висел некий фонарь, излучающий темноту. Потом тьма стала уплотняться. Достигнув твердости камня, черный луч стал рассеиваться. Это уже напоминало резину, потом кисель, воду, пену. И наконец, черный свет снова стал просто черным светом, но процесс не остановился. Конус продолжал таять, поглощая молекулы воздуха. Еще через некоторое время это уже был вакуум.
       Вакуум - это отсутствие материи. Ноль. Но процесс пошел дальше в сторону отрицательных величин, и пространство свернулось, образовав на месте конуса дыру в никуда.
       "Вот это и есть легендарная "черная дыра" в малом объеме",- отрешенно констатировал Рис.
       Посредине чердака уже находился кусок другого мира. Монстр дернулся, и по его телу пробежала судорога то ли наслаждения, то ли боли. Синело небо, зеленела плоская равнина, а в изображение вплывал Оранжевый Треугольник.
       Рис подскочил, не зная, что делать. Опрокинутый ящик, на котором он сидел, стал падать в сторону. Но в тот же миг и зверь и человек были подавлены, а в сознание ворвалось:
       - МРАЗЬ!!!
       Понятие не совсем соответствовало слову. Это было пренебрежительное обращение и вместе с тем - констатация. Низшее существо, недостойное уважения, презираемое, противное и противоестественное. Эта мысль сопровождалась такой волной брезгливости, что у Риса подкосились бы ноги, но тело продолжало стоять, удерживаемое чужой волей. Он понимал, что допустил ошибку, но ошибку небольшую. Просто побеспокоил Бога, как ветерок теребит волосы девочки в парке.
       - ТЫ ВЫПОЛНЯЕШЬ МОЮ ВОЛЮ! ТЫ НАСТОЛЬКО ЖАЛКОЕ СУЩЕСТВО, ЧТО ДАЖЕ НЕ В СИЛАХ ПОНЯТЬ - У ТЕБЯ ОСТАЛОСЬ СЕМНАДЦАТЬ ЧАСОВ ЖИЗНИ!
       Знакомый оранжевый лучик протянулся в сторону Риса и завис в десятке дюймов перед лицом. Конец луча изогнулся, свернувшись двухдюймовым треугольником, направленным плоскостью к груди монстра.
       "Как из проволоки..." - пробежала мысль.
       Сходство с металлом стало еще больше, когда конструкция начала нагреваться. Оранжевый цвет стал серым, потом малиновым, и вот уже раскаленный добела прут уперся в грудь Сима.
       Раздалось шипение, и запахло паленым пластиком. Острая боль пронзила Риса. Он не мог ни закричать, ни пошевелиться. Он просто медленно умирал и никак не мог умереть в этой запредельной муке. Время остановилось. Годы и годы не прекращалась эта боль, дикая, заполонившая все сознание, пожирающая тело изнутри...
       Сознание вернулось сразу. Чердак был пуст, а за спиной упал опрокинутый при вставании ящик.
       "Я что - опять сплю?" - подумал Рис.
       Но это был не сон. Кожу пекло, а на полу, там, куда падал черный луч, полностью отсутствовал мусор. Рис опустил голову и посмотрел на свою грудь. В центре красовалась отметина со странно оплавленными краями. Он притронулся рукой к рубцу. Это было больно. Конечно, эта боль была не чета той! Оплавленный шрам болел так, как болит обычный ожог. Терпимо.
       Монстр лег на пол и стал ждать ночи.
       "Пошутил на свою голову. Очень эффектно пошутил, идиот. Нашел с чем шутить, да и время выбрал самое подходящее. А все-таки удалось напакостить! Значит, хоть в мелочи, но..." Рис осекся, поймав себя на том, что, ругаясь, просто тянет время. Нужно было решать, что делать дальше, и он взял себя в руки.
       О чем он думал до того, как появился Оранжевый Треугольник? Кстати, а почему именно оранжевый? Красный и желтый в смеси? Зеленого не хватает... получился бы...- светофор, а так получается какой-то ублюдок. "ХВАТИТ ТРЕПАТЬСЯ - ДУМАЙ!"
       Рис подошел к окну и осторожно выглянул наружу. У подъезда остановилась полицейская машина. Из нее вышел человек и зашел в дом. Рис напряг слух. Да, коп звонил именно в его квартиру. Послушав немного, он отошел в глубь чердака.
       Его позабавил разговор с Барбарой.
       "С Барбарой. Не с Кристиной. Ну и что с того, что по документам ее зовут не так? Дело не в названии, а в сущности. Ведь не просит же он знакомого, прежде чем поздороваться, показать паспорт. Конечно, нет, он его узнает и так. А, черт - глаза!" Рис забегал по чердаку, как тигр по клетке.
       "Девушка слишком слаба,- размышлял он.- Она не может быть настолько лакомым куском, чтобы послужить главным блюдом на этом банкете. Король стола - ОН. Именно ЕГО страх за жизнь девушки и должен утолить голод "ублюдочного светофора". Но это значит, что все его идеи неверны. Не потребуется "трансляция" потому, что он сам будет излучать этот страх, а тело тем временем будет действовать само по себе, предлагая его вниманию дикие картинки, подстегивающие его воображение. Треугольник предвидел, что в критический момент он постарается остановить монстра, а значит его "отключение" от тела было ЗАПЛАНИРОВАНО! Так что же выходит? Чувства Кристины здесь не учитываются?"
       Рис видел нестыковку. Не мог отказаться Бог от дополнительной порции. Каким же образом возможно получить и то, и другое?
       За окном раздался скрип тормозов и топот ног. Монстр мгновенно оказался у окна. В подъезд вбежало несколько человек. Через несколько минут копы вывели двух девушек в наручниках, втолкнули в машину и куда-то увезли.
       "Это из-за убийства. Ах, если бы подруг не отпустили до завтра..." - подумал Рис, но он знал - у полиции нет доказательств, а значит, еще до вечера Барбара с подругой будут на месте.
       Тяжело вздохнув, чудовище продолжило размышления.
       "Как Треугольнику получить страх обоих одновременно? Я путаюсь в фактах. Что я знаю наверняка?" От этого невинного вопроса Рис вдруг растерялся. Оказалось, что он почти ни в чем не уверен. Все, на чем он базировал свои выводы, было "со слов" самого Треугольника и доктора. Или же являлось следствием экспериментов над собой на базе знаний из того же источника.
       "Давай по порядку. Я - монстр. Это аксиома?" Рис понял, что даже в этом он не уверен. Что-то подсказывало, что происходящее - изысканная галлюцинация.
       "Но если это мне кажется, то Кристине ничего не угрожает, и думать не о чем. Значит, монстра принимаем "по умолчанию". Если это так, то кто меня создал? Доктор? Треугольник? Неважно. Этот гипотетический Некто наверняка преследовал свою цель - две смерти. Нет, не правильно. Вчера я не просто убил мужчину, а заставил его бояться. При этом я чувствовал, как этот страх куда-то перетекает. Куда? Неважно. Значит, цель не смерть, а страх". Рис остановился в углу и тупо рассматривал стенку.
       "Следующий вопрос - а могу ли я доверять своим чувствам? Ответ - да. Если мои чувства могли бы взять под контроль - напрямую, без внешних воздействий, тогда бы не требовались убийства. Треугольник просто бы заставил меня бояться, и...- приятного аппетита. Выходит, передача все-таки велась". Монстр смотрел на солнце, которое уже прошло больше чем половину своего дневного пути.
       "Кода придет время, я постараюсь остановить монстра, чем нарушу связь с телом, а значит, задача будет выполнена не до конца". В голове путалось какое-то важное воспоминание. Что-то он видел, когда еще был человеком. Рис сосредоточился.
       "Ну конечно! Все дело было в этом проклятом рефлексе на слово "Кристина". Он сначала будет бояться за нее, останавливать тело, а потом что-то произойдет, что запустит его - именно ЕГО, а не тело, на убийство. Тогда монстр подчинится Рису, а "гурман" получит блюдо целиком. Но ведь никто не произнесет рокового слова. Что же должно послужить ему спуском? Именно ему, потому что тело со всеми его свойствами в тот момент будет недоступно".
       Текли минуты, а ответа не было.
       "Это должно быть что-то из его прежней жизни. Нужно начать сначала. С того, что подсознательно толкнуло его на переосмысление всего". Рис пытался вспомнить, с чего он начал. "Главное - сущность. У знакомых паспорт не спрашивают. Документы не нужны. Для этого есть глаза".
       "Вот, черт! Как все просто. Он видит Кристину и знает, что это - Кристина. Это и есть его спусковой механизм. Его тренировали не на слово - "Кристина", а на понятие - "Кристина"! Но он же ее видел и раньше? Почему срыв происходил только при звуке? Это тоже понятно. Тогда он еще не мог передавать эмоции, и убивать было рано. Планомерно, с первого дня, изготавливался механизм, и теперь оставалось заменить слуховое воздействие - на зрительное". Ужас охватил Риса. Этот план не имел изъянов. Все случится, как и было запланировано, а он будет жалким орудием и ничего не сможет изменить...
       "А ну, успокойся! - прорычал монстр и оскалился на свое отражение в стекле.- Думай! Выход должен быть. Заменить восприятие - легко сказать. Чувство ненависти ему преподали в первый же день, чтобы было время для адаптации. Слух зрением никто не пытался заменить... А зачем менять? Чему может помешать слух? Не заменить, а объединить, провести параллель". И тут он вспомнил. Первый день учебы всегда казался ему скорее ознакомительным, нежели информационным. Да не стал бы Треугольник тратить драгоценное время на "ознакомление"! Не стал бы выгуливать по прекрасной долине и не стал бы ублажать ЗВУКАМИ СВЕТА. Вот оно! А в другой раз он слушал симфонию "Полета птицы" и "Восхода солнца".
       Теперь Рис понял - это было не "пряником". Не обещанием Рая и не поощрением. Его даже не собирались поощрять - это было не нужно, просто его пунктуально натаскивали на необходимый рефлекс. Теперь оставалось только запустить механизм в действие, а это элементарно. В какой-то момент в мозгу появится приказ "вспомнить" и механизм будет активирован. Может быть, даже его снова почтит личным присутствием сир Светофор!
       "Причина появления, конечно же, будет другая. Очередная взбучка, наверное. Нет, одного нагоняя мало. Необходимо замаскировать цель прихода более глубоко. НУ!" Мысли ворочались плохо. А как бы он сам поступил на месте Треугольника? Почему-то казалось важным определить следующий шаг Бога.
       "Он бы устроил очередной мини-ад. Да, и оставил бы какое-то воспоминание напоследок. Чтобы было о чем думать в ожидании ночи. Что-нибудь болезненное, наподобие... чего?"
       Монстр провел рукой по саднящему шраму на груди.
       "Так это уже было. И взбучка по смехотворной причине, и пытка, и прощальный подарок. Так значит, механизм уже взведен?" Риса заколотила нервная дрожь. Он медленно поднял глаза на солнце, которое опускалось к горизонту. До сих пор он машинально рассматривал светило, почти не отдавая себе отчета, но теперь он обнял взглядом сверкающий диск, как обнимают любимую женщину. И, как конферансье объявляет следующий номер, что-то отчетливо произнесло: "СОЛНЦЕ!" А потом бурным потоком хлынула музыка!
      
      
      
      

    ОХОТА

       Размеренными движениями, раз за разом, скользит ершик, очищая зеркальную полость. Плавными движениями тряпочка наносит масло. Сжимаются пружинки, демонстрируя свою упругость. Занимают свое место шпильки. Входит в паз и поворачивается замок. Последнее движение, и масса деталей обретает цельность.
       Ружье.
       Матово поблескивая, патроны занимают отсеки в патронташе.
       Подготовка к охоте.
       Лаконичная гармония смерти.
       Целесообразность и функциональность порождают чувство уверенности.
       А что чувствует заяц?
       Заяц? Да ничего он не чувствует. Это же - заяц.
       Рис в каком-то дурмане слушал симфонию заката. Солнце прощалось с миром до утра, а Рис прощался навсегда. От бессилия хотелось плакать. Жалкая попытка - со сменой имени Кристины - была бессмысленна. Теперь у них не было "последнего шанса" - еще несколько минут, и монстр выйдет на охоту.
       Солнце - символ света и тепла. Теперь ты бессильно прячешься, не желая видеть, как ужас, затаившийся на чердаке, выйдет за своей жертвой.
       Монстр не умел плакать и в ужасе закрыл лицо руками.
       И вдруг все стихло. Звуки заката исчезли, как будто кто-то выключил магнитофон.
       Рис недоуменно посмотрел на солнце. Звуки появились.
       "Все правильно. Свет рождает звук. Нет света - нет звука". Он еще несколько раз закрывал и открывал глаза, проверяя правильность своих выводов. Потом сел на пол и задумался.
       А что будет, если он не увидит Кристину? Тогда не сработает спуск, и она останется жива. Рис был уверен, что Треугольник не отступится от своей цели - получить их обоих. Главное - дотянуть до рассвета. Тогда он сможет умереть. Это будет победа.
       "Но цель Треугольника - не убийство. Он хочет получить порцию ужаса, а смерть просто идет "в нагрузку". А если дать ему только страх, он будет удовлетворен?"
       Что-то подсказывало Рису, что "нет". Но в этом крылась надежда, и он стал продумывать мелочи. У него только одна попытка, и срыва быть не должно.
       "Итак, я добираюсь до Кристины. Не я, а МОНСТР,- поправил он себя.- Тут важны все детали. Дальше. Монстр идет, а я сопротивляюсь. Нет. Почему? Я не должен сопротивляться. Я еще верю в то, что моя идея с переименованием пройдет. Значит, сопротивляться еще рано. Монстр находит Кристину и начинает ее пугать. Тут я понимаю, что монстр обнаружил цель, и начинаю лихорадочно сдерживать зверя. И главное - я должен бояться. Причем этот страх будет долгим и мучительным. Это основное блюдо. Я должен делать одновременно три действия. Бояться, стараться удержать монстра и закрыть глаза. Последнее - важнее всего. Когда Треугольник "наестся" меня, он захочет получить "витаминную добавку" от Кристины, и тогда тело отдаст мне контроль. В этот же миг я закрою глаза. Все. У Треугольника будет выбор либо снова подчинить меня и убить Кристину, либо оставить умирать и, может быть, насладиться еще одной волной моего ужаса. Ведь для того чтобы пойти к доктору, я должен буду открыть глаза и тогда убью женщину". Рис понял, что так и будет. Выбор будет делать он, причем мучительная смерть "с закрытыми глазами" для Бога - дополнительное лакомство.
       Судьба была предначертана, и Рис снова подошел к окну, спокойно ожидая сигнала к началу. Зов города должен был не захлестнуть его как цунами, но прибежать ласковым щенком и, потершись о ногу, лизнув ботинок, ожидать указаний.
       Рис усмехнулся и посмотрел на свои ноги. На ногах монстра ботинок не было. Не могло быть. Смешно.
       Солнце бессильно упало за горизонт, как бы говоря: "Не могу больше тебя видеть. Я дало тебе шанс, а дальше твое дело".
       За окном заскребся Зов, радостно прыгая в предвкушении охоты. Рис напрягся, а тело выглянуло на улицу. Это было первое неконтролируемое движение.
       Что-то шло не так. Нет - город не изменился. Улица была на месте, дерево все так же швырялось листьями в прохожих. Напротив находилась его квартира. Вот только Кристины в ней не было.
       "Неужели задержали в участке?" - промелькнула шальная мысль.
       В тот же момент Рис уже знал - внутренний радар молчит, но чутье "видит" след. Значит, будет погоня. Небо серело, но было еще слишком светло, чтобы начинать преследование.
       Тело спокойно отошло от окна и стало методично вылизываться. Участок за участком, перенюхивая и перебирая каждый дюйм, зверь приводил себя в порядок, а за окном скулил от нетерпения Зов.
       Мерно поскрипывала под порывами ветра паутина. Тонкие нити ожидали жертву, а в укрытии, положив лапку на сигнальную паутинку, терпеливо ждал жирный, мохнатый паук. Он не беспокоился об обеде, не нервничал, не испускал яд в вожделении долгожданного момента - просто ждал...
       На пустыре умирал от старости беспризорный пес. Он уже не мог двигаться, и голод подступал неотвратимой темнотой небытия. Неподалеку сидела серая ворона, ожидавшая, когда все попытки умирающего окажутся тщетны. Он превратится из пусть старого, но опасного животного в приятно протухший деликатес. Ворона тоже не волновалась. Она видела эту сцену не первый раз и знала, что как бы пес не старался, время пира придет. Она терпеливо ждала...
       В террариуме зоопарка под мощной лампой грелся тигровый питон. Скоро придет время кормежки, и к нему подсадят жирного кролика. Не надо было никуда ползти, охотиться, все происходило без его участия. Теплая лампа, мягкий песок и предстоящая еда - вот настоящее счастье. Питон, не моргая, смотрел на лампу и ждал...
       В синем небе далекого мира парил в ожидании Оранжевый Треугольник...
       На чердаке дома зверь встрепенулся. Темнота разлилась по улицам густым сиропом. Обмазала черной грязью белые стены домов, тротуары и мостовые. Не избежали этой участи и люди, став темными, неузнаваемыми - ночными. Время ночных желаний, ночных инстинктов, ночных поступков. Ночная жизнь. Монстр напрягся. Пора.
       Легко, как ребенок, Рис выскочил на крышу. Ему не надо было спускаться, чтобы видеть, куда ведет след Кристины. Горящей нитью он проходил от подъезда, доходил до дороги, продолжался до перекрестка и сворачивал за угол.
       Рис затаил дыхание и легонько подтолкнул тело.
       Короткий разбег, падение, напоминающее полет, и вот он уже на другой крыше. Как и вчера, со всеми предосторожностями, он продвигался по пути, проделанному Кристиной. Еще прыжок, короткая пробежка, полет над улицей, опять прыжок.
       Все-таки тело было идеальным. Бесстрашное, неуязвимое, обладающее огромными возможностями, до предела функциональное и... красивое. Да, именно красивое той особенной красотой, что несет в себе совершенное оружие.
       Смерти нет дела до способов. Она равнодушна к вызвавшему ее предмету. Это может быть, например, корявый мясницкий нож. Но истинный мастер берет три прута высокоуглеродистой стали, туго скручивает, потом, обернув в известные только ему листья и сукно, зарывает в землю. Через десять лет сверток будет извлечен на свет, чтобы после сложной обработки явиться миру Именным Клинком. Так рождается красота смерти. Не для прекращения существования живого, а для упоения высшей эстетикой Убийства. Не факта, но искусства, имеющего не только эпохальные традиции и культуру, но и религию со своими храмами, жрецами и толпами верующих. Смерть тоже бывает эстетична, утонченна, прекрасна.
       Идеальное тело-убийца начинало нравиться Рису.
       И это ему не нравилось.
       Огненный шнурок следа привел его к зданию полиции, а потом к дому Кристины. Все развивалось по вчерашней схеме, и затаившийся на противоположной крыше монстр стал слушать.
       В квартире Кристина была не одна. Но не это было помехой. На лестничной площадке стоял человек. Он думал о Кристине. Он находился здесь для того, чтобы защитить ее. От Риса.
       "Кристина? Я подумал - Кристина?" Страх пробежал по телу.
       "Это не она. Это Барбара - кукла Барби, ее же звали так,- убеждал он себя.- Предательницы Кристины здесь нет, а Барби никого не предавала".
       Тело сверилось с радаром и констатировало: "Кристина".
       "Барбара!" - взмолился Рис, призывая всю силу убеждения.
       "Кристина",- подтвердило тело, и монстр метнулся к краю крыши.
       Рис напряг мышцы, чтобы остановиться, но тело его уже не слушалось.
       "Как по сценарию",- пробежала мысль, и Рис немедленно выгнал ее из головы. Еще не время позволять себе думать. Пора начинать бояться.
       Начинать? Это было действительно страшно. Монстр приступил к выполнению ужасного плана, в конце которого любимая женщина должна была бы погибнуть.
       "Перестань! Никаких "бы"! Треугольнику нужен не твой "страшок", а настоящий ужас. Все! Твой план рухнул, и ее ждет мучительная смерть в твоих руках. И с чего ты вдруг решил, что можешь ее спасти? Из-за тоненькой ткани мыслей, трещащей по всем швам? Кретин, это всё! Да пойми же, ты идешь ее УБИВАТЬ, и ты ее УБЬЕШЬ! Не веришь? Попробуй, останови себя!" Рис непроизвольно попытался это сделать, но спускающееся по трубе тело даже не дернулось.
       Это помогло. Он осознал весь ужас своей ошибки. Сознание забилось в дальний угол мозга, вопя от страха.
       Паутина дернулась, извещая паука, что кушать подано.
       Тело собаки дернулось в последней судороге.
       Свет яркой лампы попал на кролика.
       В мозгу Риса открылся клапан, отправляя оранжевому чудовищу противоестественный наркотик.
       Монстр шмыгнул в подъезд мимо какой-то парочки, которая за секунду до этого стала рассматривать пустое место.
       (Вон твой Дод идет. Опять нажрался где-то как свинья...)
       Внутри дома монстр спустился в подвал и замер. Нужно было убрать копа с площадки, и тело не знало - как.
       "Никак! - закричал во всю силу мысли Рис.- Никак ты его не уберешь! Он там стоит, чтобы охранять Кристину! Ты должен убить ее, когда она будет одна - ТАКОВА ЗАПОВЕДЬ! А фараон будет стоять до утра. Он не уйдет! Ты проиграл - Треугольник!" Рис стал в мыслях смеяться.
       Локатор прощупывал окружающую местность. Коп стоял на лестнице и действительно уходить не собирался.
       "Вот так просто тебя сделали!" - издевался над Треугольником Рис. Долгие дни страха и ночи боли взывали к торжеству.
       "Бесполезно дергаться, он не уйдет. Он здесь ради нее, и пока она сама не..." - Рис резко заткнулся, но уже было поздно.
       "Кретин! - констатировала мысль.- Ты должен был сопротивляться, а пока ты упивался своим триумфом, тебе на секунду вернули контроль, но и этого хватило, чтобы ты дал нужный совет".
       Наверх полетел приказ, и по лестнице спустился недоумевающий полицейский. Он открыл дверь, как бы пропуская кого-то. Радар проследил его до машины, где коп галантно усадил пустоту на переднее сиденье, завел мотор и уехал.
       Звук машины стих, но монстр чего-то ждал.
       "Галлюцинации недолговечны,- вспомнил Рис.- Ну и зачем тогда это нужно?"
       Звук мотора снова загремел в ушах. Хлопнула дверца, и коп бегом стал подниматься по лестнице.
       "Ничего не делай! - напрягся Рис, пытаясь прервать связь с телом.- Что бы ТЫ ни задумал - НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЙ!"
       Монстр снова перехватил контроль и послал очередной приказ.
       Человек добежал до площадки, остановился, постоял немного. Потом ему показалось, что он позвонил, ему открыла подруга и сказала, что Кристина убежала куда-то. Тогда он так же бегом спустился вниз, и машина уехала.
       Рис знал, что теперь это надолго. Он сопротивлялся из последних сил, но в распоряжении монстра уже были две схемы выманивания людей.
       В дверь квартиры позвонил дежуривший на лестнице инспектор. Кристина придирчиво рассмотрела его в глазок, задала через дверь несколько вопросов и только потом впустила его в квартиру. Инспектор казался встревоженным.
       - Что случилось? - спросила испуганная женщина.
       - Не волнуйтесь,- проговорил Бакстер,- просто я подумал, что стоит вызвать подкрепление, а рацию я не захватил из участка. Еще пара полицейских нам ведь не помешают? Я думаю, хорошо, чтобы кто-то наблюдал за окнами и был на крыше. Так будет надежнее. Разрешите, я позвоню.
       - Позвоните, конечно,- сказала Кристина, а из комнаты показалась вторая женщина, настороженно разглядывая инспектора.
       Бакстер набрал номер.
       - Да? - донеслось из трубки.
       - Рон, это ты? Это Бакстер. Мне нужны еще двое.
       - Какого черта. Чем ты там занимаешься! - взорвалась трубка.- У меня и так людей в обрез, а ты шляешься неизвестно где...
       - Рон, я говорил тебе, и вообще, кто чей начальник? Немедленно присылай мне подкрепление.
       - А откуда мне их снять? У меня два убийства сегодня!!! Я не возьму на себя такую ответственность.
       - Если здесь через полчаса не будет подкрепления, у тебя будет еще одно убийство.
       - На вас что, напали? - резко сменила тон трубка.
       - Нет еще. Но нападут, не сомневайся.
       - Ну, как знаешь,- взорвалась трубка.- Но я отвечать не хочу. Короче, без письменного распоряжения я людей с убийства не сниму.
       На линии раздались короткие гудки, и Бакстер тихо выругался. Впрочем, он тут же извинился.
       - Дайте, пожалуйста, мне лист бумаги и ручку,- попросил полицейский.
       На листе он написал: "Я, старший инспектор отдела по расследованию убийств, Рэм Бакстер, приказываю отправить мне подкрепление из двух человек. Сложность ситуации мне известна, и всю ответственность я беру на себя".
       - Извините,- недоверчиво проговорила Кристина,- но в удостоверении, которое вы показывали сегодня утром, значилось - инспектор. Вас уже повысили?
       - Как раз сегодня,- гордо сказал Гаденбарай и достал из кармана портмоне. На новенькой карточке действительно стояло - старший инспектор.
       - Я вас очень попрошу съездить в управление и отвезти эту бумагу. За счет полиции, разумеется,- обратился он ко второй женщине.- Вы сами понимаете - это срочно.
       - А как же она,- спросила женщина, указывая на Кристину.- Я обещала никуда не отходить от нее.
       - Я сам посижу с ней,- убедительно сказал полицейский и достал из кобуры свой "Магнум-38".- Против этой штуки никто не попрет.
       - Поезжай.- Кристина обняла подругу.- Только быстрее,- добавила она на ухо.
       - Ну ладно, я туда и сразу назад.
       Дверь квартиры захлопнулась, и по лестнице застучали каблучки.
       Не прошло и нескольких минут, как в прихожей снова раздался звонок.
       В глазок двери Кристина увидела ушедшую подругу. Сердце девушки сжалось от предчувствия беды.
       - Что случилось? - спросила она через дверь.
       - Они уже приехали,- ответила та равнодушным голосом.
       Кристина повернулась к Бакстеру, а тот, направив пистолет на дверь, кивнул. Легкий щелчок замка поставил точку в игре призраков. Полицейский растворился в воздухе, а на пороге двери стоял монстр, которого недавно звали Сим.
       - Я пришел. Ты не рада? - прохрипел он и сделал шаг в комнату.
      
      
      
      

    ОТКРОЙ ГЛАЗА

       Человеческому существу не дано понять всей силы наслаждения. Для постижения Высших пределов требуется высший разум. Соберите миллион физически здоровых людей и одновременно вколите им повышенную дозу героина. Если бы можно было объединить все их переживания, слить воедино и направить этот поток наслаждения в один мозг, который бы мог это выдержать, тогда этот единственный смог бы понять полноту ощущений Треугольника.
       Он купался в необузданных волнах страха, поступающего от Риса. Дрожал, менял цвет от темно-оранжевого почти до желтого. Казалось, еще немного, и он взорвется от обилия чувств. Но он был "высшим" и мог перенести этот шквал эмоций без вреда для себя.
       Лежащая на полу квартиры женщина постепенно приходила в себя. Она потеряла сознание почти сразу и не видела, как чудовище аккуратно закрыло дверь и задернуло шторы на окнах.
       Еще не открывая глаз, Кристина вспомнила все и удивилась, что до сих пор жива.
       "Может быть, кто-то спугнул убийцу? Или вернулся настоящий Бакстер?" - она приоткрыла глаза и резко сжала их снова. В десяти футах от нее стояло то, что недавно называлось Симом. Это существо внимательно рассматривало ее, но в глазах монстра она увидела животный ужас. Ужас за нее.
       "Значит, Сим еще жив, а следовательно, не все потеряно",- подумала она и, взяв себя в руки, снова открыла глаза.
       "Лучше бы ты их не открывала",- решил Рис, чувствуя, как более сильная волна ужаса накрывает его, лишая возможности думать и стесняя дыхание. Он изо всех сил дернулся к двери. Рывка не получилось, а дыхание стало нормальным. Снова он не мог контролировать тело.
       "Закрой глаза!" - мысленно умолял он Кристину.
       "Закрой глаза!" - убеждал он себя.
       Монстр хладнокровно поднял девушку с пола за волосы и прижал к стене. Его длинные руки перехватили тонкие запястья Кристины, сжали вместе и подняли вверх. Она почти висела, доставая до пола только кончиками пальцев на ногах.
       Совершенное зрение чудовища показало Рису "крупным планом" расширенные от ужаса глаза его любимой. Легкий укол когтя в нервный центр, и девушка лишилась на некоторое время возможности говорить.
       Ужас Риса достиг небывалой силы. Он силился понять - что ждет Кристину. Каким пыткам собирался подвергнуть ее монстр, чтобы выжать из него новый всплеск мучительного страха. Ведь пытка должна быть ориентирована на его восприятие. Ему, а не ей собирались делать больно.
       Чудовище дало ему время подумать, а потом провело когтем по одежде девушки, легко разрезав ее вдоль. Еще два движения вдоль рук, и бесформенные тряпки соскользнули на пол.
       Кристина стояла вытянутая как струнка, доступная взгляду и тому, что ей было уготовано, а свободная рука монстра уже перемещалась, легко касаясь плеч, высокой груди, набухших от холода и страха сосков. Потом соскользнула вниз, прошлась по нежной коже дрожащего живота и так же легко проскользнула между ног, задев волоски на лобке. Тело девушки содрогнулось от страха и отвращения, а рука вновь появилась, медленно поднялась к лицу Кристины и молниеносным движением когтя чиркнуло по коже щеки. Разрез имел четкую треугольную форму. Метка. Чудовище пометило ее, показывая, что она теперь принадлежит Треугольнику. Маленькая капелька крови скатилась по ее щеке, и Рис вдруг понял, что сейчас произойдет. Монстр собирался изнасиловать Кристину.
       "Но как? Чем?" Его тело не имело половых органов, приспособленное для другого.
       И тут на глазах у потрясенного Риса рука плотно сложилась лодочкой, имитируя огромный фаллос с бритвенным концом из когтей.
       "НЕТ!" - попытался закричать Рис, но рука медленно опустилась на уровень колен, легко раздвинула их и начала медленно подниматься.
       Кристина извивалась всем телом, стараясь уйти от страшного совокупления, которое разорвет ее внутренности, но не убьет сразу.
       Рис прикладывал все усилия, чтобы остановить руку, но его сознание билось в бронированной клетке черепа, бессильное как-либо повлиять на ход действий. Животный страх утопил сознание в грязевом потоке. Рис понял, что значит "тошнит от страха".
       На его ужас накладывались ощущения руки.
       Вот кончики пальцев касаются волос. Рука движется вверх. Вот ощущается горячая кожа. Еще выше. И когда пальцы монстра до половины погрузились в нежную плоть, страх Риса перешел все возможные границы.
       Он не мог отвести взгляд, но понимал происходящее, как сквозь сон. И еще он знал: когда это закончится, он убьет Кристину. И чем быстрее, тем лучше - из милосердия. От его надежд, как и от одежды девушки, остались лоскутки - отвести взгляд, чтобы не видеть кошмарного зрелища, и опустить поднимавшуюся снизу руку. Это были даже не желания, а так, "было бы желательно"...
       Вдруг рука резко дернулась вниз, не успев причинить увечий, а голова без видимых усилий повернулась почти назад. И еще в него ворвалась сумасшедшая волна страха. Это были чувства девушки.
       "ЗАКРОЙ ГЛАЗА, ИДИОТ!!! - что-то заорало в мозгу Риса.- НЕМЕДЛЕННО ЗАКРОЙ ГЛАЗА!!!"
       Рис слушал эти крики и не мог понять, что от него требуется.
       "ПРИДИ В СЕБЯ, УРОД!!! - не унимался голос.- ЭТО ЕДИНСТВЕННЫЙ МИГ, КОТОРЫЙ ЗАВИСИТ ОТ ТЕБЯ!!! ТЫ ДОЛЖЕН ЕЕ СПАСТИ!!!"
       - Но от меня ничего не зависит,- прорычал монстр, и Рис немного удивился, что смог это сказать вслух.
       "Ты же только что остановил пытку и отвернулся! Это сделал ТЫ САМ! СПАСАЙ ЕЕ!!"
       - Так что мне делать? - опять произнес зверь.
       "НЕМЕДЛЕННО ЗАКРОЙ ГЛАЗА!!! ПРЯМО СЕЙЧАС!!! ДАВАЙ!!!"
       Рис закрыл глаза. Это удалось ему совершенно просто. И тут он вспомнил, что именно эти слова твердил сам себе все время, так как знал, что испытание страхом будет серьезное, и он может просто забыть об их реальном "ЕДИНСТВЕННОМ ШАНСЕ".
       Так, с закрытыми глазами, он стоял довольно долго. Потом по тихим рыданиям понял, что к девушке вернулся голос.
       - Барбара? - тихонько позвал он, боясь называть ее настоящим именем.
       Взведенный механизм ждал спуска. Ждал заключительного аккорда Оранжевый Треугольник.
       - Сим? - сквозь плач испуганно спросила девушка.
       - Меня зовут Рис, но я уже контролирую себя.
       - Так все кончилось? - всхлипывания постепенно стихали.
       - Да. Но мне нельзя произносить или слышать твое имя. И ни в коем случае я не должен тебя видеть.
       - Тогда отпусти меня, пожалуйста,- тихонько проговорила Барбара.
       Рис, чуть не посмотрел, чтобы убедиться, что девушка по-прежнему висит у него в руке.
       - Ой, извини,- рявкнул от неожиданности Рис и разжал пальцы.
       Девушка упала к его ногам, а потом по-собачьи, на четвереньках, отбежала в другой конец комнаты. Тело вернуло Рису все дополнительные органы чувств, и его радар видел, как Барбара, схватив покрывало с кресла, метнулась к двери. Внутренний хронометр показал, что у него осталось чуть больше часа.
       "Ну вот и хорошо",- подумал Рис. Чем дальше, тем лучше... Но через некоторое время девушка снова заглянула в комнату.
       - Уходи,- прорычал Рис.- Скоро тут будет такое...
       - Рис,- неуверенно начала она,- если ты действительно можешь держать себя в руках... мы могли бы попытаться тебя спасти...
       - Как?
       - Мне инспектор говорил, что если отвезти тебя к этому доктору, если полиция тебя отвезет, то ему ничего не останется, как вылечить тебя.
       - Он не сможет.
       - Но мы же наверняка этого не знаем, мы могли бы попытаться. А Бакстер жив?
       - Да. Он уехал искать тебя, когда ты убежала из дому.
       - Я убежала? Ах, ну да - галлюцинация.
       Рис пытался сообразить, возможно ли то, что она задумала. Голова работала плохо.
       "Как может доктор помешать полиции? Какое у него может быть оружие? Нож? Пистолет? Нож у него есть точно. Кретин! У него есть - Я. Какое еще оружие нужно в присутствии монстра? Просто назвать настоящее имя Барбары, и я сам порву всех на части. В прямом смысле".
       - Ничего не выйдет, любимая,- сказал он.- Доктор сразу мне тебя назовет, и я сам расправлюсь с вами. Я же неуязвим.
       - А вот и выйдет! - с воодушевлением сказала девушка.- Ты про психоблокаду знаешь?
       - Про что?
       - Психоблокада. Нет уж. Мы с тобой пойдем до конца, или победим, или умрем вместе. Садись.
       Рис как стоял, так и опустился на пол, а Барбара подошла к нему сзади и неуверенно коснулась плеча.
       - Это действительно ты? - неуверенно произнесла она.
       - Рис глубоко внутри, а это... это машина смерти.
       - А ты меня еще любишь?
       - Да. Ты даже не представляешь, насколько.
       Девушка нежно обняла уродливого монстра.
       - Ты должен попытаться.
       - Попытаться что? - выдавил из себя монстр.
       - Подчинить себя.
       Рис почувствовал, как ее губы начали нежно целовать его. Потом он обнял ее своими уродливыми руками и в первый раз заплакал, а она горячо рассказывала ему об их любви, не упуская ни одной мелочи. Об их страсти, не стесняясь подробностей.
       Постепенно Рис почувствовал себя тем, кем он был раньше. Он начал управлять своим телом не как машиной смерти, а как мультфильмом. И тело слушалось. В какой то миг он понял - наваждение прошло. Теперь он снова контролирует себя полностью. Собрав всю волю в кулак, так и не открывая глаз, он тихо позвал:
       - Кристина...
       В темноте перед закрытыми глазами рассыпался разноцветный фейерверк и угас. Все.
       - Что? - так же тихо ответила девушка.
       - По-моему, я могу тебя назвать.
       - Ты уже назвал меня, Рис.
       - Меня зовут Сим,- твердо произнес он.
       - Мы сделали это! - Кристина метнулась к телефону.- Я звоню Бакстеру. У нас осталось мало времени.
       Пятьдесят минут. Подтвердил хронометр.
       Зашипел диск.
       - С ним связались, и он едет,- сообщила Кристина.- Будет через десять минут.
       - Послушай, я все же не очень уверен, что выдержу. Я боюсь посмотреть на тебя, вдруг это случится?
       - Ты чувствуешь себя прежним?
       - Да.
       - Ты меня любишь?
       - Да.
       - Встань.
       Сим встал и повернулся на голос.
       - Теперь представь меня. Я стою в десяти футах от тебя. На моих плечах покрывало с кресла. Представил?
       - Да.
       - Хорошенько представь. Это я - Кристина. Я тебя люблю и не могу без тебя жить. Мне все равно, как ты выглядишь. Ты - мой Сим,- ее голос окреп, в нем звучала колоссальная сила убеждения.- Ты меня хорошо представил?
       - Да.
       - Ну и что ты чувствуешь?
       - Ничего.
       - А вот теперь слушай внимательно. Ты должен был умереть из-за любви ко мне. Я рискую всем ради тебя. Я снимаю покрывало и стою перед тобой. Я люблю тебя, ты любишь меня. МЫ ЛЮБИМ ДРУГ ДРУГА И ХОТИМ ДРУГ ДРУГА!!!
       Сим сделал неуверенный шаг на голос.
       - ОТКРОЙ ГЛАЗА И ОБНИМИ МЕНЯ!!! - прозвучал уверенный голос Кристины.
       Сим собрал волю в кулак, подумал, как все-таки он любит эту девушку, и резко, как прыгают в холодную воду, открыл глаза.
       - КРИСТИНА! - закричал он.
       "КРИСТИНА",- ответило что-то далеко-далеко...
       Сумасшедшие глаза дикого зверя смотрели на девушку, и в них не было ни капли человеческого. Монстр прыгнул и обнял девушку, как она того и желала. Она пристально смотрела в эти звериные глаза и видела там свою смерть. Только ее - как и было предсказано. Это была не просто машина смерти. Это была машина ее смерти, подогнанная под нее, утонченная, идеальная. Ее дикий ужас, желание жить, жить во что бы то ни стало, резанул по сознанию Риса и улетел в другой мир. Последний аккорд был сыгран, и стены окрасились в красный цвет.
       Посреди комнаты плакало чудовище, обнимая останки любимой, а любовь и боль утраты слились, уничтожив навсегда и монстра, и Сима. В них уже не было нужды.
       Рис наконец обрел свободу.
       Внутренний хронометр показывал сорок минут до смерти.
      
      
      
      

    ПОСЛЕДНЕЕ ЖЕЛАНИЕ

       Рис не помнил, как оказался на пустыре за городом. Доктор выполнил все условия договора. Всё, до самых мелочей, произошло согласно его воле. После того как Рис вошел к человеку с треугольником, выслушал его, написал письмо и обрек тем самым на муки и смерть единственного любимого человека, от Риса уже ничего не зависело. Что, впрочем, тоже было оговорено.
       Все было кончено. Теперь он не мог даже отомстить. Доктор хорошо был защищен своим значком на куртке и халате.
       Но в чем виноват доктор? Он садист и прихвостень Треугольника, но ведь он же выполнял желание Сима? Единственный, кто здесь заслуживает наказания, это был сам Сим.
       Но по той же договоренности как раз он-то и не мог понести наказание, так как был неуязвим.
       "Десять минут",- напомнил хронометр.
       "Да мне уже все равно,- подумал Рис.- Через десять минут меня не станет, и вместе со мной уйдет и стыд за малодушное решение, и горечь ошибки, и боль потери. Даже любовь к Кристине не устоит перед приходом смерти".
       Природа готовилась встречать солнце. Пели предрассветные птицы, а трава покрылась росой, которая должна была холодить тело лежавшего на ней монстра. Вместе с травой маленькими капельками воды покрылся и Рис, но он этого не замечал. Идеальная кожа не пропускала холода, а вода для него ничего не значила. Он точно так же мог лежать на дне водоема, не замечая окружающего, погруженный только в свои тяжелые мысли.
       "Меня никто не обманывал. Это я все сам..." - заплакал Рис и от бессилия заколотил головой о землю.
       "Пять минут",- оповестил хронометр.
       - Ты еще кукушку прицепи! - закричал Рис, грозя кулаком в небо.
       "Какую кукушку? К чему прицепи? И кто должен выполнить этот заказ?" - Рис подумал, что нормальный человек так не разговаривает.
       "А ты к врачу обратись. К Доктору. Уж он-то наверняка тебя вылечит". Рис забился в истерическом смехе и вдруг замолчал и резко сел.
       "А ведь к доктору он должен идти",- он вдруг вспомнил последнее условие договора. Он не умрет, а начнет мучаться. Смерть к нему придет только через час. Ему нужно срочно мчаться к доктору, а он сидит неизвестно где, и времени осталось...
       "Четыре минуты",- подсказал хронометр, а радар выдал справку о местности.
       "До доктора пять минут бега. Уже не успею,- Рис понесся по пустырю, но так же резко остановился.- А чего это я так о себе забочусь? Не я ли во всем виноват, не я ли это все устроил и еще недавно искал способ себе отомстить? Так вот он!"
       И монстр уселся на траву, впервые почувствовав хоть малюсенькое, но облегчение.
       "Мне все уже понятно, и игры закончились",- мысли текли спокойно.
       "Любому смертнику положено последнее желание. Правильно?" Рис почувствовал, что "да". Было что-то такое в договоре, там, рядом со смертью Кристины и его.
       А что он хотел бы? После смерти Кристины ему уже ничего не нужно. Жаль, пропадет желание. Раньше ему хотелось узнать, вправду ли существует этот Треугольник, но теперь он это знал.
       "Три минуты",- не унимался хронометр.
       "Ну что за наказание! Как таймер на заминированном звездолете в фантастическом фильме. Не может Треугольник не выпендриться напоследок. Клоун. А через три минуты он что, начнет считать назад? Две минуты пыток. Три. Пять".
       "Хочу, чтобы он при счете ноль сдох!" - прокричал Рис в нависшее небо.
       "Это и так произойдет,- подсказало тело.- Желание не засчитывается".
       "Две минуты",- прорычал на ухо хронометр.
       "Надо было вас с моим будильником познакомить,- с ненавистью подумал Рис.- Тот тоже получал удовольствие от своей работы. Так что бы такого пожелать?"
       В голове крутилась мысль. Он что-то такое подумал на чердаке, но не смог понять и отложил на потом.
       "Одна минута",- с уже нескрываемым садизмом сообщил хронометр.
       И тут Рис вспомнил.
       "Я хочу знать, что вы еще от меня получали?" - спросил он.
       "Это не вопрос,- отозвалось тело.- Сформулируй по-другому. Торопись".
       - У меня в голове стоит передатчик, который передавал три канала. Один - страх, для Треугольника. А другие два? - прокричал Рис.
       "Желание не засчитывается",- констатировало тело.
       "Почему?" - взмолился Рис.
       "Потому что по договору твое последнее желание может быть только определенным. И еще потому, что через десять секунд ты сам это поймешь".
       "Вот и КОНЕЦ!" - подумал Рис.
       "НОЛЬ!" - заорал последний раз хронометр и сломался. Рис почувствовал это, как будто у его тела закончился завод. Вместе с хронометром вышли из строя все остальные "новинки": радар, компас, надстройки к вестибулярному аппарату, телескопическое и ночное зрение и еще много всего, что отдавалось чувством чего-то сломанного, инородного.
       Как ни странно, обещанной боли не было.
       "Не похоже, чтобы доктор мог в чем-то обмануть. Во всяком случае, до сих пор он говорил только правду",- подумал Рис.
       "А еще мне обещали, что я узнаю про скрытые каналы передатчика. А как - не сказали. Эй, передатчик, ты где стоял?" Пустота в затылке начала резонировать от слова "передатчик". Небольшая, почти круглая полость размером с грецкий орех. И еще резонировали три ниточки. Одна заканчивалась прямо тут же, в мозгу. А вот две другие тянулись к глазам и к ушам.
       - Вот черт,- выругался Рис.- Как я сам не догадался. Те же слух и зрение. Ну конечно, нужно же было держать меня под контролем. Хотя, нет. Линии были только передающие. За мной просто подсматривали и подслушивали. Моими же глазами и ушами. Глупость какая-то. Настолько рационально все было сделано. Треугольник мог меня контролировать прямо через мозг.
       Вывод напрашивался сам. Значит, это было нужно не Треугольнику.
       "А кому? Доктору? Так он же просто холуй! Жаль, не успел спросить, какое же должно быть мое последнее желание согласно договора, будь он проклят!"
       Пустоты от умерших приборов жгли все сильнее. Это уже было трудно терпеть. Боль распространялась по всему телу.
       "Ну вот. Началось, как обещано. Значит, я уже умер, и мне предстоит пережить разложение,- подумал Рис.- Но ты, сволота, этого заслужил. Пусть и будет это моим последним желанием".
       Но он опять промахнулся. Пылало все тело, и боль продолжала нарастать. Еще темное небо слилось с землей в один сплошной блин. Огромный лист жаровни, который обернул его и медленно поджаривал. Тысячами буравчиков змеились нервы, норовя вылезти наружу. По кровеносным сосудам разлился расплавленный свинец. Пищевод и желудок, которых не было, силились переварить серную кислоту. А его стальная кожа медленно отрывалась от мяса, снова прирастала и снова рвалась.
       Рис не мог вздохнуть от боли, но самое ужасное было в том, что его сознание было столь же ясным, как в день первого причастия. Он постарался воткнуть острые когти в горло, но совершенные иглы скользили по совершенному телу, не причиняя вреда.
       Боль нарастала.
       Казалось бы, дальше уже некуда. Больше не сможет перенести человеческий организм...
       Боль продолжала расти.
       Рис уже не стонал, уже не мог даже плакать. Он с ясным умом болтался по волнам боли, не в состоянии думать о чем бы то ни было.
       "Я больше не могу,- прохрипела мысль.- Все. Надо идти к доктору".
       И тут он с ужасом понял, что больше не знает дорогу. Все приборы были мертвы, а сам он и до вечера не найдет зеленую калитку, исчезающую при первых лучах солнца, которое вот-вот взойдет.
       Тогда, превозмогая боль, скорее от безысходности, нежели от надежды, Рис поднялся на колени и, протянув руки к небу, закричал: "Мне нужно найти доктора! Слышишь? Я хочу быстрой смерти! Это мое последнее самое искреннее желание! Ну что тебе стоит, я больше не могу! Ты же получил все, что хотел! Убей меня..."
       Он еще что-то кричал, плакал, снова молил своего Бога, когда наконец понял. С первыми же его словами пришел ответ. Теперь желание было правильным, оговоренным в договоре. В его мозгу появилось воспоминание, которое и раньше там было. Он просто не пытался вспомнить, что в последние минуты "посмотрел по радару" путь.
       Дикими прыжками он помчался по пустырю, не заботясь, увидит его кто-то или нет в этот предрассветный час. Монстр, не только потерявший человеческий облик, проигравший все самое дорогое в жизни и саму жизнь, но и потерявший напоследок единственное, что у него было всегда,- свое Я.
      
      
      
      

    МОНСТР

       С доисторических времен люди боялись темноты и неизвестности. Потом придумали огонь. Стали бояться злобных тварей, многократно превосходящих людей по размерам и силе. Окружающий мир был наполнен ими. Медведь, тигр, слон - все были и больше и сильнее. Но люди научились их убивать. Там, где зверь брал размером, люди брали хитростью. Против силы противопоставляли численность, и вот медведь превращается в солонину, тигр - в ковер, а слон - в автомобиль и кран одновременно.
       Но поиски абсолютного зла находят им заменитель - Дракона.
       Его не приручишь, не убьешь - он хитер и силен. Правда, никто живого Дракона еще не видел, но мало ли что... ведь говорят... А вдруг залетит?
       Но это сказка, вымысел. А против сказки тоже можно бороться. Другой сказкой. И вот уже передаются из уст в уста предания о победителе драконов. А ежели залетит, можно пойти к Герою, и он Дракона погубит. Правда, Героя тоже никто не видел, но говорят... И уже не страшно. Да и что, по сути, этот Дракон? Просто историческое ископаемое. Ящер-переросток. Не страшно.
       И снова поиски идеального зла. Что может быть страшнее дракона?
       "А вот в Ричмонде, говорят, объявился жуткий дракон. Жрет, мерзавец, только молодых девственниц".
       Уже лучше - кроме силы тут еще и посягательство на красоту и невинность. Причем, заметьте, когда тех же девственниц Дракон жрет вместе с остальным быдлом, то он просто ящерица-переросток. А вот, не дай бог, конечно, появится избирательность, то он уже - "мерзавец". То есть происходит проекция человеческого восприятия на ту же "ящерицу". Причем никого не волнует, что будь у этой "ящерицы" эстетическое чувство, то предпочтение вызвали бы, несомненно, крокодилы, как близкие по виду. С его эстетической колокольни, разумеется.
       Можно проиллюстрировать это на примере. Приходит, скажем, к индейцам очередной бледнолицый. С ружьем. Страшный. И вдруг начинает избирательно приглядываться, скажем, к овцам. Или к собакам. Что о нем подумают индейцы? То-то.
       А тут вдруг выяснится, что он еще и зоофилией страдает, горемычный.
       А ведь в более поздних версиях именно этим и наводили ужас на народ Драконы. Как умыкнет красавицу, так сначала в постель, а потом уже и кушать. А ведь такую страсть со стороны Дракона только зоофилией и можно назвать.
       Но народ, вопреки здравому смыслу, боится. Почему? А потому, что это уже проявление не только человеческих слабостей, но и человеческих пороков.
       Со временем Драконы заменяются Страшными Колдунами, которые по старой привычке опять обижают девушек. Ну на что старому хрычу принцесса? Что он с ней делать-то будет, в свои пятьсот лет? Как - на что? Традиция.
       Вот и получается, что не столько сила страшна, сколько общность пороков. Зверь снаружи, а внутри человек. Дальше по этому пути народная мудрость не пошла. На то она и мудрость.
       А дальше на пути объединения зверя с человеком происходит вот что. Оболочка лютого зверя, а внутри находится человек. Со своими недостатками, конечно. Но вот когда зверь начинает оперировать понятиями любви, нежности, чести, человеческого достоинства... Когда его поведение разделяется, конфликтует, но побеждает неизменно зверь... Вот тогда его поведение становится настолько страшным и противоестественным, что такие сказки могут просто свести с ума. Любой Герой, встретившись с таким существом, потерпит неизбежное поражение.
       А побывавший в шкуре этого зверя, пусть недолго, потеряет разум навсегда.
       Вот такое создание и называют - МОНСТР.
       Рис лежал на полу бронированного каменного мешка - комнатки-шкафа в доме доктора. Он готовился умереть. Впрочем - неправильно. Ни к чему он не готовился. Нечему было готовиться. Он потерял все. Оставалась жалкая скорлупа сознания, которая если и отличала себя от окружающих предметов, не имела ни мыслей, ни желаний. Боли не было, а тело быстро теряло свою защиту, постепенно превращаясь в жалкое, но человеческое существо.
       Как он добежал до доктора, он не помнил. Помнил только, что дверь дома была открыта, а белый халат держал в руках наполненный шприц.
       После укола он попал в эту комнату, а через закрываемую дверь раздалось: "Полторы минуты геройствовал, сопляк".
       Но эти слова не имели для него значения. Больше ничего не имело значения. Боль прошла - это главное. Рис был примитивным животным. Он просто лежал и ни о чем не думал. Он был счастлив простым, растительным счастьем.
       В соседней комнате что-то происходило, но за толстой дверью невозможно было ничего разобрать, да и не было желания.
       Фраза, долетевшая из-за двери: "Ты верный и преданный раб своего Бога..." - возродила какие-то воспоминания. Он это уже слышал. Когда? Это тоже было неважно. "Наверное, магнитофон",- безучастно подумал Рис. Его движения становились медленнее, кровь с трудом проходила по сосудам. Он тихо умирал, и умирал - счастливый.
       Еще спустя некоторое время дверь в комнату открылась, вошел доктор. Он молча взял Риса за руку и с силой поднял. Умирающего качало от слабости, но доктор набросил на него что-то типа балахона из грубой ткани. Одежда с внешней стороны была отделана или черной клеенкой, или чем-то похожими на нее и не пропускающим воду.
       В таком виде и покинул Рис уютную бетонную комнатку, где так хорошо лежать на полу.
       В центре операционной стоял огромный монстр, похожий как две капли воды на существо, которым недавно был Рис.
       Отличие состояло в цвете кожи, который был пепельно-желтый. И в форме рук. Если у Риса они были мощными и заканчивались большими тяжелыми ладонями, то у нового монстра ладошки были маленькие и какие-то женские. От локтя до кончика мизинца по внешней стороне руки шел роговой нарост, отсвечивающий тем же цветом, что и когти Риса.
       Монстр был растерян и подавлен. Вопреки своему грозному виду, внутри у него жила мелкая душонка постоянного неудачника.
       Когда он увидел Риса, глаза его наполнились слезами и он пролепетал:
       - Я не буду его убивать,- голос монстра был грубый и хриплый, но интонации говорили о трусе и тряпке, получившем в подарок это совершенное тело.
       - Ну ладно, и ты туда же. А если я тебя очень попрошу? - ехидно улыбнулся доктор.
       Монстр, захлебнувшись слезами, не смог ничего ответить и только замотал головой.
       Санта Клаус с рождественским видом подвел Риса к монстру и отошел к пульту у стены. Грозная машина смерти, уже полная сил, но еще не осознавшая своего бессилия, посмотрела в воспаленные глаза Риса, в которых светилось неземное счастье.
       У стены доктор взял в руку микрофон, вздохнул, нажал какую-то кнопку на пульте и коротко приказал: "У-Б-Е-Й Е-Г-О!!!"
       В тот же миг рука монстра молниеносно взвилась, превратившись в идеальное лезвие. Оно описало короткую дугу и отсекло Рису голову. Обезглавленное тело постояло еще секунду, потом неловко загребло руками и свалилось на пол, забрызгав стенку кровью.
       - А теперь пошел!!! - устало сказал доктор.- До встречи через два дня, скотина!
       Когда монстр исчез, доктор подошел к распахнутой двери и посмотрел на сереющее небо.
       - В самый раз,- произнес он непонятную фразу. Потом вернулся в комнату, отстегнул полы балахона, надетого на труп, и легко перевернул его. В таком виде балахон превратился в полотно, а после того как вшитые в края молнии были застегнуты, стал импровизированным мешком для трупов. Такие применяются в моргах. Не совсем такие, конечно, но с первого взгляда отличить было невозможно.
       Отрубленная голова тоже попала в мешок, а доктор наполнил ведро и, насвистывая популярный мотивчик, принялся за уборку.
       Через несколько минут операционная опять блестела прежней чистотой.
       Доктор встал на пороге и принялся ждать. Ожидание не затянулось надолго. У дома остановилась машина "скорой помощи", а в калитку заглянул человек в белом халате. Доктор ему молча кивнул, тот кивнул во двор, а сам прошел в дом. Следом за ним вошли два дородных санитара с носилками.
       - Забирайте,- произнес Санта Клаус, указав рукой на черный сверток.
       Санитары бойко уложили труп на носилки и уже собрались выходить, но первый человек их остановил. Расстегнув молнию, он глянул внутрь.
       - О боже! - произнес он.- Так мы не договаривались. Он должен быть, конечно, мертвым, но... это же кощунство.
       - В чем дело, проф? - спокойно проговорил доктор.- Вы получили труп, он мертв. Умер не от болезни или старости. Внутренние органы не повреждены, так что применять их для пересадки возможно. Именно за этим вы сюда пришли, я, случайно, не ошибаюсь? А труп, между прочим, еще теплый, что тоже было оговорено.
       - На лед его, быстрее! - всполошился "проф" и мигом вытолкал за двери санитаров.
       - Ну что вы, все правильно,- попытался объяснить он.- Но я думал, это будет черепно-мозговая... с летальным. Или удар финкой. Но отрубленная голова - это, знаете ли...
       - А в прошлый раз, когда вы тоже получили труп двумя кусками, вас это не волновало?
       - Но это же легко объяснить,- попытался выкрутиться профессор.- Попал под трамвай, знаете ли.
       - И оба куска, еще теплых, оказались в моем доме, причем в точно указанное за сутки время? Не смешите. Но способ оказался не тот. Столько органов зря пропало. А вот сегодня в самый раз. Все в порядке. Верно?
       - Ну да, в общем...- замялся гость.- А чем это их?
       Доктор резко перешел на другой тон.
       - Тебе, козлу, спать спокойно надоело? Ты еще вскрытие произведи. Чтобы с доказательствами, значит. Ты, случайно, может, сам "черный плащ" примерить захотел? Так моим зверям все равно - кого. Договор я выполнил?
       Профессор затравленно кивнул.
       - А ты еще нет,- произнес доктор ледяным тоном.
       Потом он подошел к столу и открыл верхний ящик. Он был совершенно пуст.
       - А тут ничего нет,- растерянно произнес гость.
       - Вот именно.
       - Ой, я прошу прощения.
       И в ящик легла толстая пачка денег, которую гость достал из оттопыренного кармана халата.
       - Тысячными? - не глядя, произнес доктор.
       - Как и договаривались,- сказал профессор и, подчиняясь движению руки доктора, поспешил к машине.
      
      
      
      
      
      

    ЭПИЛОГ

       Респектабельный мужчина в дорогом костюме сошел с поезда в небольшом городишке. В руке он держал обычный дорожный кейс. Больше у него вещей не было. С первого же взгляда можно было сказать, что это солидный бизнесмен, банкир или карточный шулер.
       Грязный вечерний вокзал встретил его неприветливо.
       Приезжий ругал себя всю дорогу, и теперь его настроение не улучшилось.
       "Это же надо - поддаться на такую аферу. Что могут придумать в таком мерзком городишке?" - продолжал бурчать он.
       Условия и место встречи тоже не внушали доверия. Но что сделаешь - уже приехал. Поезд назад идет только утром, так что хочешь не хочешь, а на встречу идти надо.
       Приезжий махнул рукой, сел в остановившееся такси и назвал адрес.
       Через полчаса машина остановилась в темном переулке. Мужчина вышел, а такси развернулось и уехало.
       Солидный джентльмен еще раз сверился с адресом и не поверил своим глазам. Да, действительно, ему сюда. В эту старенькую калитку зеленого цвета.
       - Да что я здесь вообще делаю! - взорвался он, но делать было нечего, и джентльмен зашел во дворик.
       На пороге его встретил сухопарый мужчина в белом медицинском халате.
       - Мистер Джон Джонсон? - высокомерно спросил приезжий.
       - Мистер Алекс Дерек? - в тон ему спросил доктор.
       - Я приехал, как и обещал, но я не понимаю...
       - Пройдемте в дом, и я вам все объясню.
       Они сели возле видеопульта. Дерек немного успокоился, когда увидел монтажный стол, но современное оборудование не могло развеять все его сомнения.
       - Что вы знаете о мнемонике? - спросил доктор Джонсон.
       - Ничего,- отрезал джентльмен.- И я вообще не понимаю. Я - известный кинопродюсер, приезжаю на убогую студию смотреть какую-то новинку, а тут даже студии нет. Или вы хотите назвать этот сарай студией?
       - Я не говорил про студию.
       - Ах, ну да. Но вы сказали, что снят фильм с какими-то потрясающими эффектами. А это одно и то же.
       - Так вы приехали смотреть фильм или студию? - равнодушно осведомился Джонсон.
       - Фильм! Черт возьми, хватит трепаться. Где он?
       - Вернемся к моему вопросу. Мнемоника - это наука... неважно. В общем, есть способ получать и записывать сигналы мозга.
       - Ха! Нашли новшество. В любой больнице это делают.
       - Перестаньте говорить в таком тоне! - вдруг заорал доктор.- Вы ни черта не понимаете, а беретесь судить! Мне надоело. Все, хватит. Вот вам фильм. Это стоит три миллиона американских долларов. Вы либо платите и забираете кассеты, либо уходите, и я продам их другим.
       - Сколько? - Дерек поперхнулся.- Да вы понимаете, что говорите?
       - Понимаю. Смотреть будете?
       Не дожидаясь ответа, Джонсон втолкнул кассету в отверстие пульта. Зажегся экран.
       Около трех часов ночи поникший продюсер вынул очередную кассету.
       - Я так понимаю, фильм еще не смонтирован?
       - У вас это лучше получится.
       - И сколько у вас материала?
       - Девять дней с хвостиком,- сказал доктор и улыбнулся.
       - Я про фильм.
       - И я про фильм. У меня записано двести восемнадцать часов.
       - Сколько? - вытаращил глаза Дерек.
       - Семьдесят две полных и одна неполная, трехчасовая БТКамовская кассета,- чеканя слова, произнес доктор.
       - Послушайте, я же не идиот. Что вы мелете? Вы, вообще, здоровый человек?
       - А вы уверены, что хотите это знать? - с улыбкой произнес доктор.
       - Ну, наверно...- Вопрос поразил Дерека своей нелогичностью.
       - Нет.
       - В смысле, вы не уверены, здоровы или нет?
       - Я НЕ здоров. И я НЕ человек,- произнес доктор.
       Повисла пауза.
       Потом продюсер рассмеялся. Он смеялся долго и заразительно. Доктор тоже улыбался.
       - Ох, извините,- вытирая слезы, сказал Дерек,- конечно, я задал некорректный вопрос.
       - Ничего. Так как, мы договорились?
       - Подождите,- посерьезнел приезжий.- Я еще не все понял. Я же не новичок в кино. Чтобы снять такой фильм, требуется громадный штат, павильоны, оборудование. Одна компьютерная графика - это работа, по сложности превосходящая все, что я знаю. И самое главное - многомиллионный бюджет. В таких случаях не снимают "в корзину". А вы говорите, что сняли девять дней ПОЛНОСТЬЮ. Это просто не может быть правдой.
       Доктор молча повернулся и вытащил из кухни большую картонную коробку, забитую кассетами. На наклейках не было привычных надписей - кадр такой-то, план такой-то. Кассеты были пронумерованы по дням и часам.
       Продюсер, еще не веря, схватил первую попавшуюся кассету и вставил в пульт. Потом другую, третью, четвертую. На семнадцатой кассете он сдался.
       - Этого просто не может быть,- жалобно произнес он.- Где это снималось, где студия? Я даже могу предположить, по некоторым эффектам, что это делалось на "Фоксе", но у них просто не хватит мощностей. Они должны были бы на несколько лет остановить все другие работы, и я бы знал...
       - Далась вам эта студия,- с усмешкой произнес доктор.- Это делалось в лаборатории, в тысячи раз превышающей возможности вашей "лисицы".
       - Где? - переспросил окончательно шокированный гость.
       - Здесь,- доктор постучал пальцем себя по лбу.
       - Послушайте. Это не шутки. Вы просите три миллиона. Это не зарплата разносчика пиццы. Вы предлагаете работу, которая стоит миллиарды. Она того стоит, конечно. Но это же не игрушки. Очевидно, что здесь,- он обвел руками комнату,- это снять нельзя, и пока я не пойму, как и где это снималось, я просто не могу дать ответ.
       - Я же спрашивал, что вы знаете о мнемонике. Ну, хорошо. Ответьте на вопрос. Где снимаются самые фантастические сны?
       - Так я и знал.- Дерек вскочил и забегал по комнате.- Я должен был догадаться с самого начала. Конечно же, это "Голден Мейер". Как я мог пропустить такую работу! Они, конечно, ее засекретили, но все равно...
       - Сядьте, идиот! - заорал доктор.
       Обалдев от происходящего, Дерек мешком плюхнулся в кресло.
       - На каком основании...- начал он.
       - Забудьте хоть на минуту о своем кино. Я вас спросил про ВАШИ СНЫ!
       - Мои? Где снимаются?
       - Вот именно.
       - Как? То есть, нигде,- растерялся гость.- Но фильм - это же не сон!
       - Вот тут вы ошибаетесь. Это видения одного человека, заснятые при помощи специального устройства.
       - Это невозможно. Опустим технические подробности, но такого качества вы не получите ни в одном сне. Кроме того, что - ваш пациент спал девять дней? И все девять дней видел один и тот же сон? Не держите меня за дурака, Джон. Этого ни один организм не сможет.
       - Даже если сюжет сна накрепко вбит скрытыми комплексами пациента?
       - Он не сможет удержать внимания.
       - Даже с гипностимулятором?
       - А качество, полнота изображения и звука? Как вы это объясните?
       - Ну ладно,- доктор пожал плечами.- вы сами это хотели знать. Пациент все время находился под сильным воздействием ЛСД.
       Дерек задумался. Он много читал про этот наркотик и знал, что "супер-героин" может вытворять с сознанием. Но тогда получалось, что съемка фильма действительно могла происходить здесь. И еще это было противозаконно.
       - Ну, допустим. Но как...
       - Хотите сами попробовать? - оборвал его доктор.- Мы можем говорить бесконечно. Пробуйте. Я дам вам часовую дозу. Это не вызовет привыкания, но вы сможете убедиться в моей правоте. Кроме того, все наши дела должны быть закончены до шести часов утра.
       - Почему?
       - Не ваше дело. Ну, решайтесь!
       Подумав немного, продюсер дал согласие. Перед ним открывалась возможность увидеть то, что до него почти никто не видел.
       Доктор усадил его в кресло и наполнил шприц мутноватой жидкостью.
       - До встречи через час,- произнес он со странным блеском в глазах.
       Сделав укол, он опустил колпак гипноизлучателя и защелкал тумблерами. Потом потрогал пульс Дерека и равнодушно опустился на стул - он ждал.
       Где-то далеко-далеко ухнула металлическая решетка, звук от которой распространился по всей комнате.
       "Прошел, как по маслу",- улыбнулся доктор и взял книгу. Его не волновало происходящее с продюсером, гуляющим под синим небом по нарисованной равнине.
       Еще через час подавленный гость подписывал чек. Он не сомневался ни на секунду, что совершает выгоднейшую сделку за всю свою жизнь. Увиденное ошеломляло.
       - А вы не записали мою экскурсию? - жалобным тоном осведомился киномагнат.- Я бы купил эту кассету, лично для себя.
       - Я вам не турагентство,- пробормотал доктор.- Но если вам нужен сувенир, то - пожалуйста.
       Он взял из ящика стола небольшой предмет и подал гостю.
       На ладони Дерека лежал небольшой брелок в форме оранжевого треугольника. Из вершинки выходили три маленьких усика-лучика, цепко державшихся за обычное колечко для ключей.
       - Надеюсь, вы встретились?
       Дерек с усилием оторвал взгляд от брелка. Ему померещилось, что усики-лучики задвигались, крепче "ухватываясь" за кольцо. Продюсер помотал головой.
       - О, да! Это было великолепно. Правда, ваш Треугольник нес какую-то ахинею про Бога, и что я теперь должен его слушаться. Но я понимаю. Вы поставили мне внушение первой встречи?
       Доктор вместо ответа улыбнулся.
       - И что, Сим поверил во всю эту чушь? Летал в небе, плавал под водой, ходил в полицию, не мог днем найти ваш дом, а потом стал монстром? А это оказалось ЛСД с хорошей дозой внушения?
       - Еще как верил,- улыбнулся доктор.- Но вы ведь тоже поверили?
       - Ну не совсем, конечно. Равнина была какая-то ненастоящая. А ваш Треугольник, простите, это же бред чистой воды. Но убедительно, черт! Как убедительно. Нет, я, конечно, не поверил, но допускаю, что в это можно поверить.
       Доктор равнодушно слушал и поглядывал на часы. Приближался восход, а у него еще были дела. Зашторенные окна не пропускали света, но Джонсон знал - надо торопиться.
       - А последний план с продажей трупа на органы - гениально, хотя, постойте... А как Сим мог это видеть, если его уже не было? Вы ведь записывали мысли живого человека?
       - Але? - Доктор помахал рукой перед носом магната.- Проснитесь. Кого "не было"? Сима?
       - Ох, извините. Я совсем запутался. Собственная смерть ему тоже приснилась. А где он сейчас? Ну, что с ним и с Кристиной стало в реальности?
       - Они счастливы,- отрезал доктор.- И вообще, это уж точно не ваше дело.
       Когда дела были закончены, кассеты уложены в багажник вызванного такси, а чек на три миллиона покоился в ящике стола, пожимая на прощанье руку, Дерек спросил:
       - А как вы хотели бы назвать этот фильм?
       - Этот? "Объятия",- не задумываясь, ответил доктор.
       - Так вы будете "снимать" продолжение?
       - Обязательно. Я позвоню через неделю. Цену вы уже знаете.
       - Неделя? А, ну да, конечно. И о чем?
       - О том же. На этот раз фильм будет называться "Лезвие".
       - А у вас уже есть "главный герой"? - поинтересовался Дерек.
       - Он уже работает,- многозначительно сказал доктор и посмотрел на светлеющее небо.- Вам пора.
       На вокзале Дерек сдал на хранение свой ценный груз и задумался.
       "Но это же противозаконно - обколотый наркотиками человек работает как киностудия".
       На самом деле его не волновали правовые вопросы. Он жалел, что не попытался сбить цену на следующий фильм. Доктор не затрачивал деньги на съемку. Оборудование, конечно, стоит дорого, но первый фильм был уже продан, аппаратура окупилась, а значит, следующие деньги пойдут доктору в карман.
       "Он не решится предлагать фильм кому-то еще,- убеждал себя магнат.- Нужно вернуться и понизить цену до миллиона, а заодно уверить Джонсона, что новая сделка - вопрос решенный".
       Дерек сбежал по ступенькам вокзала и сел в такси.
       Получасовую езду по городу он не заметил.
       Такси уехало, а Дерек удивленно уставился на белый чугунный забор вокруг теннисного корта. Продюсер почувствовал легкую боль в сердце. Дома не было. Как и в фильме, на его месте стоял коттедж.
       Приезжий молча развернулся и пошел, не глядя, по городу. Улицы, скверы, парки, опять улицы. Время улетало незаметно, а солнце высоко стояло над головой. Дерек не думал об ушедшем поезде, он просто шел по городу, блуждая без мыслей. Он находился в шоке от исчезнувшего дома и не понимал, почему это вызвало у него такое состояние.
       Он прошел мимо ратуши, безразлично узнал здание управления полиции, виденное им в фильме. Потом машинально свернул в сторону городского кладбища.
       На кладбище шли похороны. Его путь лежал мимо, и он машинально посмотрел на лицо покойного. Вернее, покойной. Это была девушка из фильма - Кристина. На ее лице блуждало выражение неземного счастья.
       "Ну что же, доктор сказал правду",- безразлично подумал продюсер. Его уже не волновало происходящее. Он знал, что все так надо. Через неделю он снова приедет в грязный городишко и купит следующую серию фильма. Потом еще и еще. Цена была нормальной, а жизнь - хорошей. Светило солнце, а чуть позже, наверное, пойдет дождь.
       Дерек пристально рассматривал висящий на колечке маленький Оранжевый Треугольник...

    * * *

       Когда за продюсером закрылась дверь, а звук мотора растаял вдали, доктор наглухо закрыл изнутри входную дверь. Еще немного времени, и он сможет купить кинокомпанию. Подобные фильмы станут выходить чаще, и уже не одиночки, а целые группы будут посещать другой "вымышленный" мир. Не торопясь, он сел за стол и стал внимательно смотреть на часы.
       Потом что-то изменилось в мире, или сам мир стал другим.
       "Рассвет,- подумал сидящий за столом человек.- Пора!"
       Его лицо и фигура неуловимо изменились. Они не поменяли формы, но стали качественно другими. Чужими. Существо, которое недавно было доктором, встало, сбросило белый халат, распахнуло шторы, и комнату залил синий свет с низкого неба. Потом открылась дверь, которая ни разу еще не открывалась в ночное время.
       За ней лежала нарисованная равнина, а у горизонта висел в небе Оранжевый Треугольник.
       Это был его Рай!
      

    1998-2000 г.

      
      
      
      
       Автор о себе:
       Алекс (Александр) Крафт, более десяти лет работая журналистом, специализировался на криминальной и патологической психологии. В основу романа легли реальные истории болезни, уголовные и гражданские дела, переплетение которых и создало неотразимую канву для описываемых захватывающих событий. Таким образом, фраза: "Все персонажи романа вымышлены, и любое совпадение может быть только случайным" - в данном случае применимо лишь частично.
       Неразделенная юношеская любовь наложила неизгладимый след на всю жизнь автора. Вот так он и жил, пока не умер... А потом стал писателем.
      
      

  • © Copyright Крафт Александр Александрович (moshkow@krapht.kharkov.net)
  • Обновлено: 17/02/2009. 500k. Статистика.
  • Повесть: Фантастика
  • Оценка: 6.28*21  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.