Кожухов Андрей
Портрет фантастики, или Откуда есть пошли журналы фантастики

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 5, последний от 20/03/2013.
  • © Copyright Кожухов Андрей (freeandr () yandex.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 50k. Статистика.
  • Статья: Фантастика, Публицистика
  • Оценка: 6.11*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:


  • С чего начиналась фантастика...

      
       Фантастическая литература, конечно же, зародилась еще в далекой античности, обросшей мифами и легендами. "Одиссея" Гомера, "Метаморфозы" Овидия, "Золотой осел" Апулея, "Разговоры богов" Лукиана (он же первым описал путешествие на Луну), сказания разных народов - "Тысяча и одна ночь", "Махабхарата", "Кондзяку-моногатари", средневековые эпосы "Беовульф", "Персеваль", "Неистовый Роланд", "Королева фей", "Потерянный рай" - все это прекрасные образчики проявления человеческой выдумки и воображения, которые заложили основные направления всей фантастики будущего.
       Можно сказать, что до 17-18 веков жанр фантастики только "вылуплялся", из маленького зародыша тогда еще делающей первые шаги литературы в огромную птицу с большими крыльями, которая восхищает и будоражит умы миллионов людей. В период Ренессанса процесс зарождения фантастики завершают рыцарские похождения "Дон Кихота" испанского солдата Мигеля Сервантеса и эпопея "Гаргантюа и Пантагрюэль" странствующего врача Франсуа Рабле.
       5 января 1665 года во Франции вышел в свет первый номер "Журналь де Саван", который считается родоначальником такого печатного периодического издания, как, собственно, журнал. Вскоре появились аналогичные журналы в Англии, Италии, Германии, но массовый характер ежемесячное чтиво приобрело в 18 веке, когда за изданиями закрепился костяк постоянных читателей. Журналы "проглатывались" от первой буквы до последней точки грамотным населением Европы, США и, конечно же, интеллигенцией Российской Империи. Решающий шаг вперед журнальная периодика сделала лишь во второй половине 19 века, одновременно с общим процессом развития капитализма и буржуазной культуры: в это время меняются методы пропаганды и средства информации, стремительно растут тиражи, снижается подписная цена. К началу 20 века сложились основные типы журналов, причем наибольшее развитие получил иллюстрированный журнал смешанного содержания, рассчитанный на самые широкие круги.
       Но с фантастикой полагаться на самые широкие круги общества не приходилось - ни в то время, ни сейчас. Традиционно принято считать, что первый специализированный журнал исключительно фантастики появился как раз в начале двадцатого века, на большой и длинной волне научно-технической революции. Путь был тернистым и долгим и начался в 1908 году с журнала для радиолюбителей "Modern Electrics". Его основателем был инженер, издатель, писатель, бизнесмен, эмигрант из Люксембурга Хьюго Гернсбек (1884-1967), именем которого названа самая престижная мировая премия научной фантастики.
       С апреля 1911 по март 1912 года в "Modern Electrics" Гернсбек печатает собственную фантастическую повесть "Ральф 124С 41+", задуманную им ради популяризации научных перспектив и технических нововведений. В 1913 году журнал о радио терпит финансовое поражение и закрывается; и это несмотря на огромный тираж и читательский спрос (особенно после кораблекрушения "Титаника", вызвавшего, ко всему прочему, массовый интерес к радиооповещению). Увлеченный и готовый к новым сражениям "адепт Науки" Гернсбек быстро находит средства и основывает другой журнал - "Electrical Experimenter". Этот журнал продолжает традицию печатать художественные произведения научного толка, начатую еще в "Modern Electrics". И в нем же, в номере за 1915 год Гернсбек впервые употребил термин "scientifiction", который позже принял хорошо известный нам вид "science fiction" ("научная фантастика").
       В 1919 году неистовый Гернсбек основывает еще один журнал, а в 1920 переименовывает "Electrical Experimenter" в "Science and Imvention", у которого в марте 1926 года рождается компаньон "Amazing Stories" ("Удивительные истории") - первый в мире ежемесячный массовый литературно-художественный журнал, посвященный фантастике и научно-фантастическим идеям. В редакционной статье к первому номеру, на цветной обложке которого буквы в заголовке шли наискосок, постепенно уменьшаясь, Гернсбек писал: "...чарующие романтические истории, замешанные на научных фактах и пророческом провидении. <...> Эти удивительные истории представляют собой не только увлекательнейшее чтение, они всегда выполняют и просветительскую задачу. Они предлагают знания, которые мы могли бы и не получить из других источников. <...> Самые лучшие из современных фантастов сообщают нам знания так искусно, что мы даже не замечаем, что они нас чему-то научили". В первом номере, датированном месяцем апрелем, были напечатаны произведения Жюля Верна (начало романа "Гектор Сервадак"), Герберта Уэллса (рассказ "Новейший ускоритель"), Эдгара Аллана По (рассказ "Правда о том, что случилось с мистером Вальдемаром"), Остина Холла (повесть "Человек, который спас Землю"), Джоржда Инглэнда (рассказ "Нечто Извне") и Пейтона Уэртенбейкера (рассказ "Человек из атома").
       В 1929 году Гернсбек потерял контроль над журналом "Удивительные истории" и объявил себя банкротом (хотя журнал был невероятно популярен, перешагнул планку в сто тысяч экземпляров в месяц и приносил немалый доход), однако сразу же он основал два других журнала фантастики - "Air Wonder Stories" и "Science Wonder Stories", которые через год были объединены в журнал "Wonder Stories". Но и эти проекты вскоре потерпели крах и были закрыты...
       Гернсбек всеми доступными ему путями, любыми способами хотел донести до американцев новые научные знания и достижения, которыми, как он думал, будут пользоваться в последующие века. Для этого требовалось увлечь прозой (не обязательно высокохудожественной, что подтверждалось главным принципом отбора рукописей: "Семьдесят пять процентов науки и двадцать пять - литературы"), окунуть читателя, например, в мир 2660 года, когда человечество передавало энергию "по воздуху", а не "по проводам". Журналы помогали ему в осуществлении главной мечты, но Хьюго преследовали постоянные неудачи из-за его неуемной жажды научных экспериментов, требующих колоссальных финансовых вложений...
       Плот же под названием "Amazing Stories", сменив капитана, колыхался в огромном океане журнальной фантастики вплоть до 2005 года, обдаваемый со всех сторон ветрами здоровой конкуренции. С августа 1935 года журнал стал выходить с периодичностью 6 раз в год и в дальнейшем никогда уже не оказывался в положении главного фантастического журнала. Лидерство среди журналов научной фантастики в то время захватил "Astounding".
       С 1998 года хорошо известная игроманам компания Wizards of the Coast, выкупив права на название "Amazing Stories", перепрофилировала его в журнал, посвященный фантастическим компьютерным играм, но и она не смогла долго удерживать "Удивительные истории" в стабильных финансовых руках. Последний номер журнала, основанного Хьюго Гернсбеком в 1926 году, вышел в апреле 2005 года, не дожив до своего восьмидесятилетия совсем чуть-чуть, после чего владелец издания объявил о приостановке выпуска журнала и предпринял попытки передать его другим заинтересованным лицам. Но это не принесло результата - никто не хотел покупать права на ставшее неудачным название, поэтому в марте 2006 года было объявлено об окончательном прекращении "Amazing Stories".
       За семь лет до смерти Гернсбек стал лауреатом специальной премии "Хьюго" как "Отец журналов научной фантастики". За всю историю журнала "Amazing Stories", с неоднократными закрытием и возобновлением, с многочисленными новыми хозяевами и правообладателями, было выпущено чуть более 600 номеров. Печатались в "Удивительных историях" Роберт Шекли, Айзек Азимов, Фрэнк Герберт, Абрахам Мэррит, Роберт Хайнлайн, Эдвард Смит, Говард Фаст, Чарльз Шеффилд, Мерион Брэдли, Джек Уильямсон, Говард Лавкрафт, Эдгар Берроуз, Кий Джонсон, Харлан Эллисон, Эдмонд Гамильтон, Кит Лаумер, ван Вогт и многие-многие другие.
       А вот патриарху научной фантастики Клиффорду Саймаку с этим журналом не повезло. А может быть наоборот: не повезло самому журналу, который мог, но не напечатал первый рассказ одного из крупнейших американских фантастов, обладателя многочисленных литературных премий (в том числе "Хьюго" и "Небьюла"). В интервью писатель признался: "Мой первый рассказ "Кубы Ганимеда" я отослал в "Amazing Stories". Редактором тогда был О'Коннер Слоун. Несколько месяцев от него не было никаких вестей, позже, через нью-йоркский фэнзин, я случайно обнаружил, что мой рассказ принят к публикации. К тому времени я успел написать и опубликовать еще пару рассказов. Я ждал, а рассказ в "Amazing" все не появлялся, так что года через три я потребовал, чтобы мне вернули рукопись. Ее вернули - истрепанную донельзя, рваную и заляпанную, а вместе с ней прислали записку от О'Коннора, в которой говорилось, что мой рассказ устарел. Мне было трудно представить, как мог устареть рассказ, действие которого происходит на спутнике Юпитера, но, если ему понравилась эта отговорка, я не возражал. В общем-то, рассказ был весьма слабый, как и большинство моих первых рассказов".
       Эпоха, люди, судьба, события, место, сила личности, удача, деньги... - не важно, что стало решающим фактором в определении главной роли Хьюго Гернсбека как родоначальника первого фантастического журнала. Его роль в истории фантастической периодики и популяризации не только фантастики, но и самой науки поистине велика и неоспорима.
       Правда, стоит упомянуть, что до 1926 года в США были и другие журналы, посвященные тому или иному отдельному жанру под фантастическим соусом, будь то ужастики, мистика, вестерн, сказочные приключения или детективы. Таковы журналы "Weird Tales", "All Story", "Argosy", "Cavalier Weekly", но они легендарными и настолько популярными не были, имея небольшой, но постоянный запас своих преданных читателей. Замечу, между тем, что именно в "Weird Tales" ("Рассказы о сверхъестественном") стартовал всем известный герой Конан (придуманный писателем Робертом Говардом), а в "All Story" - еще более известный персонаж Эдгара Берроуза "человек-обезьяна" Тарзан. Сейчас же в штатовском фэндоме (о котором будет рассказано дальше), "Weird Tales" столь же популярен, как и "Amazing Stories". Очень модно найти пожелтевшие номера журналов 30-40-летней давности с первыми рассказами мэтров и на "коне" попросить автограф. И фэны в восторге, и писателям-патриархам приятно.
       За право первого журнала фантастики могла побороться Швеция. А почему бы, ей собственно, не схлестнуться на лазерных лучах с США? Ведь еще в конце 19 века в этой скандинавской стране выпускали самый настоящий научно-фантастический журнал! Речь идет всего лишь о четырех номерах журнала "Stella", выходившего очень нерегулярно в 1886-1888 годах, но зато полностью укомплектованного фантастическими произведениями иностранных авторов и писателей-анонимов, многие из которых, скорее всего, являлись молодыми шведскими писателями. Ни одного выпуска "Stella" не сохранилось до наших дней, и так как журнал намного опередил свое время и предназначение, то почти безвестно канул в историю.
       Но и это не единственный козырь в руках Швеции. С 1916 по 1920 год там выходил журнал "Hugin" ("Мысль"), издававшийся состоятельным шведом под редакторством писателя Отто Витта (который, что очень на мой взгляд судьбоносно, учился в Бингенском техникуме Германии в то самое время, когда там же точил гранит науки и Хьюго Гернсбек!!!). Но печатались в "Hugin" в основном фантастические произведения и мысли не слишком талантливого владельца журнала, поэтому, несмотря на более ранний период, пальму первенства у США Швеция забрать не может. Как не может на нее претендовать и Франция, о которой поговорим позже, а сейчас упомяну только, что в 1863 году Жюль Верн по частям опубликовал в "Журнале для образования и отдыха" свой первый роман - "Пять недель на воздушном шаре", и издатель, с которым он заключил пожизненный договор, печатал его романы в последующих номерах, почти сделав из собственного журнала исключительно фантастический, а точнее - "жюль-верновский". Все эти отдельные публикации фантастики в различных журналах только оповещали о рождении нового жанра литературы и доказывали необходимость и актуальность именно профильных фантастических журналов.
       Это говорило о том, что время фантастики пришло! Она уверенно и четко делала свои первые шаги. К примеру, Герберт Уэллс в начале 20 века был замечен в журнале "Космополитен", а свою повесть "451 градус по Фаренгейту" тридцатитрехлетний Рэй Брэдбери по частям отдал для первых номеров развлекательного журнала... да, да, вы можете не поверить, но в первом номере журнала для молодых мужчин "Плейбой", на черно-белой обложке которого красовалась Мэрилин Монро, было напечатано научно-фантастическое произведение. Причем, это была первая публикация этой антиутопии тогда еще не очень популярного и не широко известного писателя.
      
      
       А теперь причалим к российским берегам. Как же у нас складывались публикации фантастики? В каком направлении шли журналы, что требовали читатели и, как говорится, кто за всем этим стоял? Строго придерживаясь четкой хронологии событий, было выяснено, что первый журнал о фантастике - под названием "Идеальная жизнь" - появился в Санкт-Петербурге в 1907 году, за 19 лет до легендарных "Удивительных историй", но так как он просуществовал всего три месяца и не сыграл никакой роли в развитии фантастической литературы (как и оба шведских журнала), пальму первенства у США в этом направлении Россия забрать не может.
       В разной дореволюционной периодике с 18 века можно было встретить произведения, содержащие те или иные "несуществующие выдуманные мотивы". Фантастику печатали в журналах "Вестник Европы", "Отечественные записки", "Вокруг света", "На суше и на море", "Детское чтение для сердца и разума", "Природа и люди", "Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие", "Всякая всячина" (главным редактором которого, между прочим, была Екатерина II), "Журнал приключений" и другие. Но ни один из них не связывал свою судьбу только с фантастикой.
       Для начала давайте вспомним Николая Михайловича Карамзина (1766-1826), одного из самых замечательных фигур русской словесности, основателя первого в России литературного журнала, издателя "Московского журнала" и "Вестника Европы" (в котором с ноября 1872 года начал печататься роман Жюля Верна "Вокруг света за восемьдесят дней"), автора многотомной "Истории государства Российского", отца, не побоюсь этого слова, русской социальной фантастики. Именно перу Карамзина принадлежат повести "Остров Борнгольм" и "Сиерра-Морена", которые можно назвать фантастической любовно-дворянской прозой. И прозой, надо сказать, довольно талантливой и высокохудожественной. Конечно же, эти повести были напечатаны еще при жизни их автора.
       А можно припомнить еще Жуковского, Одоевского (автора таких произведений, как "Косморама" (1840), "Саламандра", утопии "4338-й год"), Вельтмана (написавшего в 1833 году роман "Кащей Бессмертный"), Пушкина, Погорельского (помню, когда я еще не знал букв, мама читала мне его повесть "Черная курица, или Подземные жители"), Гоголя, Осипа Сенковского (который не признавал реализм в литературе и в 1834-1856 годах был главным редактором журнала "Библиотека для чтения", печатаясь в нем под псевдонимом Барон Брамбеус), Николая Полевого... - все они обращались к фантастическим образам или сказочным преданиям и активно печатались в разнообразных изданиях.
       Кто не слышал о старейшем в России журнале "Вокруг света"? Основанное в 1861 году петербургским книготорговцем М. О. Вольфом как журнал землеведения, естественных наук, новейших открытий, изобретений и наблюдений, с момента своего рождения это издание отдавало достаточно страниц на публикацию отечественной и переводной фантастической прозы (Ж. Верн, Э. По, Д. Лондон, Р. Шекли, Р. Блох, С. Комацу, В. Быков, К. Булычев, Д. Родари, М. Демют, В. Щербаков). Не удивительно, что в 2002 году издательство "Вокруг света" стало выпускать толстый литературно-художественный и критико-публицистический журнал "Полдень XXI век", освещающий "новый мир русской фантастики", главный редактор которого Борис Стругацкий.
       Но вновь вернемся в начало 20 века. Разгон второй Государственной Думы, первая народная революция, Столыпинские реформы, пятый съезд РСДРП - вот что вошло в историю нашей страны за 1907 год. Но был еще один малоизвестный факт, который удалось раскопать свердловским библиофилам В. Бугрову и И. Халымбаджи. Они обнаружили экземпляры журнала "Идеальная жизнь", основанного в октябре 1907 году М. С. Кауфманом. Первый номер открывался "Словом к читателю", в котором говорилось: "Россия переживает момент всеобщего брожения умов. <...> Приступая к изданию журнала, мы хотим наших читателей познакомить с наиболее выдающимися произведениями той литературы, которую, главным образом, интересует жизнь будущего. Мы хотим показать, какие каждая эпоха выдвигала запросы, идеалы и стремления, порой удивительно смелые, порой весьма наивные и фантастические, временами же весьма трезвые и не оторванные от действительности".
       Планы у редакции были грандиозные, цели - высокие, но им не дали их осуществить. Создателей журнала в большей мере, чем наука, интересовало современное общество, эволюция социальной мысли, народные волнения - это, видимо, напугало царскую охранку и в декабре того же 1907 года журнал на сдвоенном четвертом-пятом номере закрыла цензура. В первом в мире журнале социальной фантастики успели напечатать только два романа: нашумевший в свое время роман Э. Бульвер-Литтона "Грядущая раса" и утопию У. Морриса "Вести ниоткуда, или Эпоха счастья".
       Но сразу же появился еще один "вестник фантастики", достойный упоминания. Кто не держал в руках "Занимательную физику" Перельмана? Помню, когда я был в классе пятом, у меня появились эти две книжечки в мягкой обложке, и я дома провел опыт: измазал иголку в растительном масле и аккуратно соприкоснул ее с поверхностью воды - металлическая иголка не утонула, а держалась на плаву! "Это фантастика, - невольно подумалось мне". Тогда я не знал, что Яков Перельман, работая в редакции еженедельника "Природа и люди" (издатель - П. П. Сойкин), инициировал в 1908 году создание бесплатного приложения к нему - альманаха "Мир приключений", включавшего в себя произведения мастеров приключенческого, детективного и научно-фантастического жанра. Причем, объем фантастических текстов значительно превышал все остальные. Издание было богато на иллюстрации, содержало критико-биографические статьи и даже проводило ежегодный литературный конкурс среди начинающих авторов на лучший научно-фантастический рассказ. В "Мире приключений" была напечатана первая "космическая опера" отечественного производства - роман Н. Муханова "Пылающие бездны".
       Не уступал "Миру приключений" в популярности и профессионализме ежемесячник "Всемирный следопыт" (1925-1930) - иллюстрированный журнал путешествий, приключений, охоты, спорта и научной фантастики, так же львиную долю страниц отдававший под публикацию фантастики и критических материалов.
       Вообще, в 20-е годы прошлого века молодая Россия переживала настоящий бум научной фантастики. Образовывались даже кружки писателей-фантастов, один из которых пытался организовать Михаил Булгаков, но люди, к которым он обращался, прекрасно понимали, чем грозит участие в неформальном  литературном объединении. Даже ведущий советский фантаст Александр Беляев, будучи инвалидом, вынужден был работать бухгалтером в Мурманске. Так что до фэндома (образовавшегося в это время в США) и первого КЛФ было еще далеко. Советская фантастика тех времен в основном носила подражательный характер (Жюль Верну, Герберту Уэллсу), предназначалась прогрессивной молодежи (старики были заняты другими проблемами новосозданной республики) и ассоциировалась со своего рода прогнозом в развитии науки и техники. Качественные интересные произведения старых и новых авторов обдавали читателей с разных сторон, как капли внезапно разыгравшегося средь ясного неба дождя. Который, впрочем, в 30-е годы несколько ослаб. Аж до "оттепельных" шестидесятых...
       В 1928 году "Мир приключений" закрывают, и главную роль по публикациям фантастики ненадолго занимает "Вокруг света". В том же 1928 году "Вокруг света" опубликовал роман А. Беляева "Человек-амфибия". Критики в один голос заявили, что роман несостоятелен и абсолютно беспомощен как в научном, так и художественном отношении, а читательские рейтинги просто зашкаливали. "Человек-амфибия" был признан лучшим произведением за пять лет работы журнала. В 1930 году, опять же по инициативе Перельмана, редакция ввела новую рубрику "Мастера научной фантастики", в которой печатались произведения зарубежных фантастов. Каждую публикацию Перельман сопровождал предисловием, рассказывал об авторе и по косточкам разбирал заложенную в рассказе или повести научную идею. Но с 1931 года "Вокруг света" был отдан ЦК ВЛКСМ и, извиняюсь за жаргон, халява закончилась.
       Зато появились на просторах Советского Союза новые журналы, которые пусть не в каждом номере, но отдавали свои страницы фантастическим произведениям (преимущественно научного толка). Это "Знание - сила" (выходит с 1926), "Техника - молодежи" (с июля 1933), "Наука и жизнь" (с 1934), "Изобретатель и рационализатор" (с 1929), "Искатель", "Химия и жизнь" (с 1965), "Уральский следопыт" (с апреля 1935), "Сельская молодежь" (с 1925), "Юный техник" (с 1956), "Смена" (с 1924), "Аврора", "Иностранная литература", "Юность", "Костер" (с 1936), "Молодая гвардия" и другие.
       В 60-х годах "Сельская молодежь" отметилась публикацией отрывка из романа Артура Кларка "Большая глубина", а "Огонек" - "Рассказом Пиркса" С. Лема и "Кое-что задаром" Р. Шекли. А чего стоит публикация "Лунной радуги" С. Павлова в популярном сугубо литературном издании "Роман-газета", которое выписывали все наши бабушки? Думаю, для них было немалым потрясением увидеть на страницах любимого издания фантастический детектив. Но они читали, ведь чтобы попасть в выпуск, книга должна быть очень высокого уровня. В редколлегии состояли профессионалы в высшей степени этого слова. Сейчас как минимум половину авторов, издававшихся в "Роман-газете", проходят и изучают в школе (Горький, Шолохов, Айтматов, Твардовский, Ремарк). С 1984 года "Роман-газета" стала выпускать ежегодные "фантастические номера".
       В научно-популярном и литературно-художественном журнале "Техника - молодежи" были впервые опубликованы романы И. Ефремова "Туманность Андромеды" (1957 г) и "Час Быка" (впоследствии запрещенный); в январе 1958 года на страницах журнала появилась первая совместная работа братьев Стругацких - рассказ "Извне", переработанный позже в одноименную повесть; в следующем году "ТМ" напечатал первый фантастический рассказ П. Амнуэля "Икария Альфа". Журнал также познакомил многих советских читателей с повестью Эдмонда Гамильтона "Сокровище Громовой луны". Конечно же, всех не перечислить!
       Опасным для журнала стал Артур Кларк. В СССР он был одним из самых любимых западных фантастов и считался "прогрессивным", "проверенным". Большинство его новых романов почти сразу выходили в "ТМ", с главным редактором которого Василием Захарченко Кларк был знаком лично. В 1984 году "Техника - молодежи" начала публикацию романа Кларка "2010: Одиссея 2", однако это обернулось для редакции журнала катастрофой. Роман был посвящен космонавту Алексею Леонову и академику А. Д. Сахарову. Посвящение Сахарову из публикации убрали, однако ни переводчики, ни редакторы не обратили внимания (или не придали этому особого значения), что все русские персонажи "Космической Одиссеи" носили имена известных на Западе диссидентов. А всего-навсего Кларк таким образом решил выразить поддержку Московской группе содействия выполнению Хельсинкских соглашений и дал советским героям фамилии членов этой группы. После выхода в журнале второй части публикация романа была прекращена цензурой, редакция разогнана, а Василий Захарченко уволен. Вот вам и любовь к фантастике. А ведь это произошло за год до горбачевской перестройки!
       Сейчас "Техника - молодежи" продолжает хорошую традицию печатать фантастические произведения молодых талантов и писателей так называемой "Звездной волны", опубликоваться в "ТМ" начинающим авторам считается весьма престижным, ведь им приходится конкурировать со "звездами". За последние годы там появлялись рассказы таких признанных писателей и молодых авторов, как Святослав Логинов, Александр Громов, Сергей Чекмаев, Андрей Буторин, Олег Овчинников, Михаил Кликин, Роман Афанасьев, Виталий Романов, Лариса Подистова, Лора Андронова, Василий Купцов, Карина Шаинян, Татьяна Томах и многие другие. Тираж издания заметно упал: с более полуторамиллионного в 1976 году до семидесяти тысяч экземпляров, что, между тем, в наши дни является довольно приличным тиражом.
       А вот тираж журнала "Знание - сила" в 1991 году снизился более чем в сто раз и составляет сейчас около семи тысяч экземпляров. С самого начала "ЗС" печатал художественную прозу, но в довоенных номерах преобладали приключенческие произведения. Полное же предпочтение научной фантастике журнал отдал в послевоенное время и сразу же стал лидером в пропаганде фантастики. Среди тогдашних авторов - Георгий Гуревич (очень популярный тогда и много публиковавшийся), А. Колпаков, И. Нечаев, В. Сапарин, А. и Б. Стругацкие (еще не ставшие известными, выступали с небольшими рассказами, такими, как, например, "Забытый эксперимент" и "Частные предложения", напечатанные в 1959 году), И. Росоховатский, А. Днепров, Г. Альтов, Г. Анфилов.
       Много публиковали в "ЗС" поляка Станислава Лема: отрывок из повести "Солярис" (1961), рассказы "Бессмертная душа" (1962), "Пропавшая машина времени" (1962), "Спасем Космос" (1964), "Седьмое путешествие Йиона Тихого" (1964), "Три электрыцаря" (1965), "Путешествие в первое "А", или электробард Трурля" (1967), а также статью Лема "Фантастика в науке" (1965). В разные годы печатали также Порджеса, Моррисона (рассказ которого "Мешок" шел в переводе Стругацких), Саймака, Азимова, Кинга и других.
       Позднее, в 70-80-х появились на страницах журнала Кир Булычев (с рассказами "Каждому есть что вспомнить" и "Шкаф неземной красоты" в 1984 году), Д. Корецкий, А. Столяров, Л. Карлитин, Б. Руденко, С. Бардин, В. Грачев, А. Кочетков, Д. Биленкин. Ну и, конечно, крупные произведения братьев Стругацких. Впрочем, небольшие - тоже (например, рассказ "Град обреченный" в  12 за 1978 год, это при том, что с 5 по 8 номер за тот же год шел "День затмения", написанный братьями совместно с П. Кадочниковым). Да и ныне модный Виктор Пелевин дебютировал в конце 80-х именно в этом журнале. Сейчас "Знание - сила" публикует на своих страницах небольшие научно-фантастические рассказы, а в 2006 году вышел первый номер специального приложения к нему под названием "Знание - сила. Фантастика" (под редакторством Дмитрия Байкалова и Евгения Харитонова).
       Вообще, не смотря на эти многочисленные публикации, профильных журналов фантастики в СССР не было долгое время. Молодым авторам-фантастам приходилось обращаться в упомянутые выше журналы, которые для них стали особой творческой мастерской, проверкой на качество и единственной афишей. Ростки фантастики резко возросли к окончанию политической оттепели, после полета в космос Юрия Гагарина на корабле "Восток" и публикации "Туманности Андромеды". Многочисленным советским читателям, изголодавшимся не только по качественной фантастике, но и вообще по информации и мировым тенденциям, нужен был специализированный профессиональный журнал. Они хотели знать, как происходят дела с фантастикой, например, в США, Австралии и Франции, какие возникли новые поджанры, читатели нуждались в критических статьях и библиографических материалах, новинках на планете, качественных интересных рассказах.
       И ожидания их оправдались!
      
      
       Но мы возьмем и временно отчалим от российских берегов. Подгоняемые вольным ветром случайности направимся к Атлантике, а потом завернем и в сторону Тихого океана: что же в это самое время происходит "у них"?..
       Как уже говорилось, лидером в США среди фантастических журналов в 30-х годах стал "Astounding Science Fiction" ("Поразительная научная фантастика"), поменявший в 1960 году название на "Analog" ("Аналог"). Почти 35 лет бессменным и незаменимым главным редактором журнала был Джон Кэмпбелл-младший, тщательно отбиравший рукописи и открывший многим фантастам двери в большой мир литературы (в том числе Клиффорду Саймаку, первый рассказ которого не подошел "Удивительным историям").
       В период с 20-х годов прошлого века в США фигурировало колоссальное по сравнению с СССР количество журналов фантастики, о жанровых пристрастиях которых можно судить по их названиям: "Weird Tales" (1923-1999, с перерывами), "Ghost Stories" ("Истории о привидениях", 1926-1931), "Magic Carpet" ("Волшебный ковер", 1933-1934), "Jungle Stories" ("Истории Джунглей", 1931, 1938-1954), "Thrilling Wonder Stories" (1936-1955), "Fantastic Adventures" (1939-1953), "Future Fiction" (1939-1943, 1950-1960), "Planet Stories" (1939-1955), "Galaxy Science Fiction" (1950-1980, 1994-1995), "If" (1952-1974, 1986), "Fantastic Universe" (1953-1960), "The Magazine of Horror" ("Журнал ужаса", 1963-1971), "Worlds of Tomorrow" (1963-1971), "Space and Time" (1966-1986), "Omni" (1978-1995), "Pandora" (1978-1993), "Midnight Graffiti" (1988-1994), "Realms of Fantasy" (1994-2002).
       Остановимся чуть подробнее на двух журналах. "Золотым веком" малоформатного "Fantastic" считается период, когда его редактором была Циля Голдсмит. Именно тогда "Фантастика" печатала свои лучшие произведения и имела большой тираж. В журнале в разное время публиковались такие авторы, как Фриц Лейбер, Томас Диш, Урсула Ле Гуин, Роджер Желязны, Спрэг де Камп и Лин Картер, истории о Конане которых смогли несколько поднять тираж журнала. Примечательно, что несмотря на свое научно-фантастическое название (долгое время в названии журнала фигурировала приставка "Science Fiction"), журнал в большей степени отдавал предпочтение фэнтезийным произведениям, нежели твердой НФ. В ноябре 1980 года журнал "Фантастика" был "слит" с "Удивительными историями", о печальном завершении которого уже говорилось.
       Удивителен по своим жизненным параметрам журнал "Локус" ("Locus"), информирующий о трех родственных жанрах: научная фантастика, фэнтези и ужастики. Здесь печатают интервью с писателями, информацию о премиях, рецензии на два-три десятка новых книг со всех стран мира, планы издательств о выпуске книг этих жанров, обозрения, списки бестселлеров и письма читателей. Издает журнал Чарльз Браун. Он, тогда в 1968 году активный молодой фэн, и несколько его приятелей начали выпускать одностраничный фэнзин и назвали его "Локус", даже не подозревая, что спустя несколько лет он станет ведущим информационным изданием, посвященным научной фантастике и фэнтези.
       Дом Брауна битком набит книгами (хозяин утверждает, что их более 30 тысяч!), премиями "Хьюго" (два с половиной десятка ракет-статуэток), компьютерами, принтерами и прочей оргтехникой. Это, собственно, и есть издательство и редакция "Локуса". В штате у Брауна числится всего пять человек и еще несколько пишут ему постоянные колонки "на договорной основе". Раз в месяц объявляется аврал, собираются энтузиасты, пакуют все 5-7 тысяч экземпляров свежего номера и развозят их распространителям.
       С 1971 по 1983 годы "Локус" получал премию "Хьюго" как "лучший фэнзин года" и "лучший любительский журнал года", а после вышел на уровень "лучшего полупрофессионального журнала".
       Как среди такого разнообразия не образоваться фэндому - разнокалиберному обществу любителей фантастики, включая не только писателей и читателей, но и критиков, художников, издателей и просто хороших любопытных людей, проходивших мимо? Этому способствовал небезызвестный Гернсбек, который с 1926 года в своих "Удивительных историях" в разделе писем открыто публиковал адреса наиболее активных читателей со всей страны, чтобы они могли переписываться самостоятельно либо же встретиться лично. Эта переписка и положила начало американскому фэндому.
       Прошли десятилетия. Сегодня фэндом - это бесчисленное количество клубов, ассоциаций, объединений, съездов, конов, конференций, конвенций, премий, семинаров, выставок, сайтов, форумов, конкурсов... это тысячи журналов - любительские "фэнзины", полупрофессиональные "семипрозины", профессиональные "прозины"... это десятки тысяч имен - писателей, критиков, художников, издателей, редакторов, фэнов, литературоведов, журналистов...
       Конечно же, движение любителей фантастики отнюдь не ограничивалось только территорией США. В других англоязычных странах почти в то же самое время (1920-1930-е годы) возникают кружки и объединения фэнов, а затем также начинают издаваться журналы, а фэны собираться на конвентах.
       Знаменательной датой стало 5 ноября 1939 года, когда в Сиднее был основан клуб под названием "Общество футуристов". Эта дата является официальной отправной точкой фэновского движения в Австралии. Эволюция возникающих новых клубов любительских журналов имела взрывной характер и уже через год, в декабре 1940 года, состоялась первая австралийская научно-фантастическая конвенция. История НФ периодики на "зеленом континенте", по-видимому, берет свое начало с журнала комиксов "Приключения Бака Роджерса" ("The Adventures of Buck Rogers"), который выходил с 1936 по 1953-й годы. Затем были выпуски комиксов о приключениях капитана Марвела (1946-53) и другие. А в 50-х годах начали уже выходить полноценные НФ издания: "Thrills" ("Дрожь"), "Future Science Fiction" (1953-55), "Popular Science Fiction", (1953-54), "Science Fiction Monthly" (1955-57). Среди профессиональных журналов НФ, сыгравших значительную роль в истории жанра, в первую очередь выделяется "Australian Science Fiction", выходивший с 1966 по 1973 год, на страницах которого публиковались рассказы и статьи Дж. Фостера, Б. Олдисса, М. Муркока, Д. Бакстера, С. Мюррей-Смита и других.
       Теперь перенесемся через пару океанов, снова к берегам Атлантики, в страну, где слово "традиция" имеет немаловажное значение. Английская фантастическая литература берет свое начало с произведения, давшего название отдельному литературному жанру - утопии. В 1516 году английский мыслитель Томас Мор издает на латинском языке сочинение под названием "Весьма полезная, а также и занимательная книжечка о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия", описывающее чудесную жизнь этого государства, жители которого живут "коммуной равных", с отсутствием денег и частной собственности, что явилось прообразом коммунистического общества. Затем были классические произведения Джонатана Свифта, Хораса Уолпола, Мэри Шелли, давшие миру новые слова: гулливер, лилипут, готический роман, франкенштейн. Во второй половине 19 века фантастика занимает более прочные позиции. На нее стали обращать внимание, ею стали увлекаться. Примечательный и доказывающий это случай произошел в январе 1862 года. Под заголовком старейшей британской газеты "Times" стояли цифры " 55 567" и год выпуска - 1962! Это был шуточный выпуск газеты об одном дне будущего, о событиях и проблемах Англии через сто лет. Прогнозы и редакционный анализ будущего немного не состоялся, как и у многих писателей-фантастов.
       Историю журнальной фантастики можно начать с января 1891 года, когда в Лондоне вышел первый номер "The Strand Magazine" (1891-1950) - недорогой ежемесячный журнал, в котором начинали свой творческий путь многие известные английские писатели. Публикация фантастических произведений в нем стартовала в 1895 году рассказом Мишеля Верна "Экспресс будущего". В "The Strand Magazine" печатали свои научно-фантастические романы, повести и рассказы Грант Аллен, Г. Уэллс, Фред М. Уайт, Артур Конан Дойл; кстати, рассказы о Шерлоке Холмсе в свое время увеличили тираж журнала более чем в пять раз. Также на закате викторианской эпохи среди других английских журналов, печатавших немало НФ, можно отметить такие издания, как "Бездельник" ("The Idler", 1892-1911) и "Журнал Пирсона" ("Pearson's Magazine", 1896-1939). Первым же действительно профильным фантастическим журналом Великобритании следует считать "Scoops" ("Сенсации"), более похожего на толстую газету и выдержавшего 20 выпусков, но за очень небольшой период времени - с 10 февраля по 23 июня 1934 года. В последующие годы издавались и другие журналы НФ - "Novae Terrae" (1936-1939), "Tales of Wonder" (1937-1942), "Strange Adventure" (1946-1947), "Authentic Science Fiction" (1951-1957), "Nebula Science Fiction" (1952-1959). К слову, на сегодняшний день самыми популярными и известными во всем мире являются такие английские НФ журналы, как "Interzone" (издается с 1982 года) и "New Worlds" (с 1946 года).
       В Германии (в то время - ФРГ) первым НФ журналом стал ежемесячник "Utopia-Magazin" (1956), в Италии - "Il Futuro" (1963-1964), в Испании - полуфантастический журнал "Biblioteca Novelesco-Cientifica" (1921-1923), в Японии - "SF Magazine" (издается с 1960 г.), а в Китае "Кихуан Шиджия" ("Мир Научной Фантастики"), начавший выходить в 1980-е годы.
       В статье, как вы могли заметить, много говорилось о Жюль Верне, одном из признанных основателей научной фантастики, да и первый журнал появился тоже во Франции. Поэтому о французской тенденции развития фантастических изданий заострюсь чуть подробнее. Тем более, она недалеко ушла от советской.
       Первый специализированный журнал фантастики во Франции появился в конце 1953 года. Это был "Фиксьон" ("Fiction") и подражал он американскому "The Magazine of Fantasy and Science Fiction". В "Фиксьоне" печатали не только научную фантастику, но и мистику, ужасы, готику, сказки, а также проблемные статьи, очерки, обзоры книжных новинок и кинофильмов. Там публиковали Пола Андерсона и Клиффорда Саймака, Ги де Мопассана и Мориса Ренара, тогда малоизвестных соотечественников Алена Доремье, Франсиса Карсака, Жака Стернберга, Жерара Клейна, Жана-Луи Буке, Томаса Оуэна, Шарля Эннеберга и многих других творцов французской национальной фантастики.
       С интервалом в один месяц появился еще один аналогичный журнал - "Галакси", также французский вариант известного американского "Galaxу", в котором французов стали печатать далеко не сразу. Такой подражательный характер первых французских изданий обусловлен тем, что в 1944 году американцы высадились на северо-западе страны в ходе Нормандской десантной операции. Видимо, военные США принесли не только веру в освобождение, но и культурное наследие своей страны. Вторая мировая война, конечно же, не способствовала развитию периодических изданий. В СССР вообще в годы ВОВ перестали выходить некоторые журналы, в том числе "Знание - сила".
       Стоит упомянуть еще и такие журналы, как "Satellite" ("Спутник", 1958-1963), 47 номеров которого заполнены исключительно произведениями французских авторов, "Univers" (1975-1990), "Antares" (1981-1996), "La Geste" (с 1991), "Cyber Dreams" (1994-1997), "Ozone" (с 1995), "Bifrost" (с 1996).
       Журналов фантастики во Франции было гораздо меньше, чем в США в период расцвета журнальных изданий - ведь были годы, когда одновременно издавалось до сорока наименований американских журналов, находивших, тем не менее, своего читателя. Артур Кларк как-то с юмором ответил на вопрос, существуют ли люди, ежемесячно читающие все эти журналы. Он сказал: "Если это и так, то было бы непонятно, как удается любителям фантастики получать огромные бандероли таким образом, чтобы этого не замечали охранники сумасшедших домов, в которых находятся эти фанатики".
       Все эти перечисленные журналы решали несколько важных задач. Во-первых, они знакомили французского читателя с культурой американского научно-фантастического рассказа, а также с наиболее яркими его представителями - Хайнлайном, Корнблатом, Порджесом, Бестером, Фармером и множеством других. Во-вторых, журналы явились сценой, на которой могли выступить с пробой пера первые послевоенные французские фантасты, еще не осмеливавшиеся браться за романы, но уже переполненные идеями небольших рассказов, для которых других возможностей публикации в то время просто не существовало. И в-третьих, журналы, благодаря обратной связи с читателями, послужили центром кристаллизации для объединений любителей фантастики, постепенно превратившихся в мощное движение - фэндом. И во многом благодаря крупнейшему знатоку фантастики Пьеру Версэну, отвечавшему в "Фиксьоне" за рубрику "Фэнактивность", в которой можно найти массу сведений о первых фэнзинах.
       Собственно, все то же самое - от "во-первых" до "в-третьих", почти в то же самое время, только с другими именами, - наблюдалось и в нашей стране.
      
      
       В 1961 году вышел первый номер журнала фантастической и приключенческой литературы "Искатель" (как приложение к "Вокруг света"), и сразу же "Искатель" снискал небывалую популярность среди читателей, публикуя к тому же научно-популярные, критические и историко-литературные материалы. Позже к фантастике присоединился детектив - и таким жанровым составом "Искатель" выходит по сей день.
       Еще один культовый проект тех времен - альманах "НФ" (1964-1992). По сути это были сборники, но с элементами журнальной модели (кстати говоря, идейными продолжателями "НФ" в постсоветское время стали ежегодные сборники крупных издательств "Аст" и "Эксмо"). С 1979 года редакция добавила постоянную рубрику "Меридианы фантастики", информирующую о жизни писателей-фантастов и важных событиях в мире фантастики.
       Самым важным и значимым для молодых талантов и будущих известных писателей стал "Уральский следопыт", непрерывно выходивший с 1958 года в Свердловске (ныне - Екатеринбург). Тогда он примыкал к так называемым "пионерским журналам" и два десятилетия выполнял функции специализированного фантастического издания, не без участия талантливого и дальновидного редактора Виталия Бугрова, пришедшего в редакцию в 1966 году. С тех пор журнал стал законодателем моды в области научной фантастики. Все почти без исключения ведущие писатели-фантасты современности публиковались в "Уральском следопыте": Владислав Крапивин (первый рассказ которого "Далекие горнисты" напечатал в январе 1970 года журнал "Пионер"), Сергей Лукьяненко, Александр Громов, Геннадий Прашкевич, В. Астафьев, В. Головачев, А. Валентинов, Н. Никонов, Б. Рябинин, П. Амнуэль, А. Балабуха, Н. Ипатова... Конкурсы, премии и призы журнала, ежегодные праздники "Аэлита" с 1981 года были известны не только в нашей стране, но и за рубежом.
       Ближе всех к концепции журнала НФ подошел минский "Парус". В 1988-1990 гг. каждый седьмой номер года целиком отдавался фантастике. В 1990-м из этих "семерок" родился первый отечественный профильный журнал научной фантастики "Фантакрим-MEGA"... Но история российской фантастической периодики с 1991 года по наши дни достойна отдельной статьи, ведь после 20-х годов прошлого века 1991-94-е годы были временем второго пика фантастических изданий, которые можно исчислять не десятками, а целыми сотнями.
       Еще хочется сказать несколько слов об отечественном фэндоме, который начался с рубрики "Мой друг - фантастика" и ежегодной НФ викторины "Уральского следопыта". Первые КЛФ - клубы любителей фантастики - появлялись в крупных советских городах с 1967 года, при вузах и библиотеках Москвы, Харькова, Саратова, Брянска, Свердловска... Тогда все клубы были поднадзорны ВЛКСМ, а предметом для обсуждения становились только "отцензуренные" произведения. Между тем, в Нью-Йорке в том же 1967 году прошел юбилейный двадцать пятый "съезд" любителей фантастики - "WorldСon", участников которого было около полутора тысяч.
       Переломным моментом для отечественного фэндома стал 1981 год. С тех самых пор любители фантастики стали съезжаться в Свердловск (Екатеринбург) со всех республик Советского Союза - не только для общения друг с другом, обмена мнениями и впечатлениями, но и для вручения ежегодной профессиональной премии - "Аэлита" (в 2006 году ее обладателем стал Александр Громов).
       Так возникли межклубные связи и определилась структура будущих российских конов - это "Зиланткон", "Интерпресскон", "Сибкон", "Белое пятно", "Волгокон", "Нарт" и многие другие, в том числе ежегодные "современные титаны фантдвижения" московский "Роскон" (февраль-март) и харьковский "Звездный мост" (середина сентября каждого года).
       Фэндом играл и продолжает играть важную роль для фантастики. Ведь многие будущие профессионалы (писатели, критики, издатели) сначала были фэнами и встречались на разных "конах". Встречи и общение сделало из фэнов настоящих профессионалов своего дела. Это, к примеру, Артур Кларк, Айзек Азимов, Рэй Брэдбери, Роберт Блох, Генри Каттнер, Фредерик Пол, а из "наших" - Владимир Васильев (Воха), Сергей Бережной, Андрей Николаев, Юрий Семецкий, Андрей Чертков, Борис Завгородний (которого все знают как "фэна номер 1 в СССР"), Олег Колесников, Ираклий Вахтангишвили (главный редактор киевского журнала "Реальность фантастики"), Андрей Синицын и многие-многие другие.
       О крепкой сплоченности и дружбе фэндома, фантастических "конах" начала 90-х годов и вообще ситуации с изданиями фантастики в "послеперестроечный" период хорошо сказал Ант Скаландис: "...И что еще поражало: у людей появились деньги. Не у всех, конечно, но гуляли-то все. В фэндоме не считают, кто сколько бутылок принес, а пить там умели всегда. Однако так, как в 90-91-м гг., больше не доводилось ни разу. Дело не в количествах. Просто эйфория была невообразимая. Начало одесского "Фанкона", например, совпало с последними днями путча ГКЧП, и мы пили там за новую Россию, как сумасшедшие, и искренне верили, что проснемся утром в другом - правильном, хорошем, совершенном мире. Одно слово - фантасты!.. Однако же как раз обломки тоталитаризма оказались совсем не благодатной почвой для фантастики. Масса тоненьких книжечек сомнительного качества и лавина малопрофессиональных фэнзинов, вырвавшаяся на волю в те годы, была лишь другой стороной все той же медали - "Гуляй, ребята!" Году примерно к 94-му стало окончательно ясно, что фэндом в своем прежнем виде стал никому не нужен. Тем более что компьютеры уже активно комплектовались модемами, и пришла в Россию из Америки некоммерческая сеть FidoNet, разраставшаяся с фантастической скоростью, а фэны, которые всегда следили за передовыми достижениями науки, начали быстро и уверенно осваивать виртуальную реальность".
       Благодаря электронным средствам общения и сети Интернет - а это особенно заметно в последние годы - фэндом еще более сплотился и разросся, стал организованнее и масштабнее. Множество функций, которые выполняли фэнзины 60-х - 90-х годов, перепали на роль интернет-форумов, сообществ, многочисленных сайтов, творческих союзов, литературных порталов, электронных журналов, творческих лабораторий... К примеру, когда я впервые вышел в сеть Интернет (а был это 2002 год), я совершенно ничего не знал ни о фэндоме, ни о журналах, да и о фантастике знал только понаслышке. Но без проблем сразу же нашел сайт московского КЛФ, потом портал "Марсианские хроники", услышал о легендарном конкурсе "Рваная Грелка", разместил на Самиздате Мошкова свои единственные тогда три рассказа и в тот же день узнал мнение первого читателя, познакомился со множеством фэнов и молодых писателей... И все это меньше чем за один месяц! А вот молодые фантасты прошлого века все то же самое получали с гораздо большим периодом времени и не имели возможности пообщаться с самыми разными людьми, сплоченными одной общей любовью к госпоже Фантастике.

  • Комментарии: 5, последний от 20/03/2013.
  • © Copyright Кожухов Андрей (freeandr () yandex.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 50k. Статистика.
  • Статья: Фантастика, Публицистика
  • Оценка: 6.11*15  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.