Кирпичев Вадим Владимирович
Трудно быть интеллигент-патриотом (Опыт серьезной рецензии на роман В. Рыбакова "Звезда Полынь")

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 3, последний от 07/02/2008.
  • © Copyright Кирпичев Вадим Владимирович (vkirpichev@mtu-net.ru)
  • Обновлено: 21/12/2007. 5k. Статистика.
  • Очерк: Критика
  • Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:

  •    Вадим Кирпичев
      
      Трудно быть интеллигент-патриотом
       Опыт серьезной рецензии на роман В. Рыбакова "Звезда Полынь"
      Жила-была Русь-матушка, и было у нее три сына, двое простых - интеллигент и патриот, а третий сложный - интеллигент-патриот.
      Хорошо старшим братьям на Руси!
      Смачно плюнул в Родину. Попал. Распишитесь. Вам гонорар, тридцать баксиков из ЦРУ. Так зарабатывает себе на жизнь российский интеллигент.
      Патриота окармливает не менее солидная контора, избушка у нее лубяная, а трудится патриот на ниве разоблачения родного брата, интеллигента. Гонорары получает исключительно в деревянных, поэтому братцу тайно завидует.
      Но все при деле, у всех нос в табаке, и только младший сын, интеллигент-патриот, неприкаянным бродит среди родных осин. Все симпатии автора как сказочника и утописта на стороне сложного сына. Трудно ему, в отличие от братьев, живется в России.
      От кондовости, посконности и толстозадости матушки-Руси его тошнит как интеллигента, а Запад он ненавидит нутром патриота. Ум его на западе, сердце на востоке, что вызывает в душе интеллигент-патриота легкую диалектическую шизофреничность.
      Ты уж будь или патриотом, или интеллигентом, - требуют простые братья, но не таков наш герой. Ничто не радует его сложную взыскующую совесть. Ни церковь, ни кабак. Ни водка, ни ладан. Российские интеллигенты ему не патриоты, патриоты не интеллигентны. Все пошло, грязно, просто вокруг.
      - Японский городовой. Какие все вокруг матерщинники! - возмущается герой свинцовыми мерзостями российского бытия, - Все пьют, ругаются непотребно, воруют, бросают бумажки мимо урны! - закончив спич матом, он швыряет бычок на тротуар, выпивает два литра водки, после чего улетает мечтами в космос.
      Надо отдать автору должное, иногда он вспоминает и о сюжете. Стиснув зубы от отвращения, автор мечтает о том, как российские олигархрены вдруг устыдятся своего куршавельства и бросят деньги на космос.
      Роман делится на две стоящие друг друга части: небольшое предисловие объемом в 404 страницы и финал - 5 страниц.
       Предисловие
      Как жить? Сколько пить? С кем спать? Терзает себя вопросами интеллигент-патриот на протяжении четырехсот страниц предисловия, чтобы в блестящем финале дать гениальный ответ.
       Финал
      В постели с Россией
      Такое название лучше всего подходит венчающей роман мощной постельной сцене. Бородино Толстого, Ватерлоо Стендаля - все меркнет перед сей баталией.
       Итак, она звалась Наташей. Не верьте! Не подавайтесь на аллегорию! Это сама юная Россия забралась герою в постель.
      Его фамилия - Журанков, но мы-то понимаем, что на самом деле никакой он не Журанков, а это сам автор в облике альтэр эго наконец-то решился объясниться с Родиной как настоящий мужчина.
      Молодая Россия и интеллигент-патриот под одним одеялом; что-то будет, думает читатель, и действительно, здесь "клава" автора начинает стучать и грохотать воистину с гомерической силой.
       Россия первая снимает трусики и раздвигает ноги. Зря. Не поднимается у интеллигента патриотизм, нечем ему удовлетворить со всем пылом готовую отдаться Отчизну. Как ни стимулирует она партнера во всех патриотических местах, как ни ласкает, тот остается по-печерински холоден. Не помогают ласки герою. Он по интеллигентской привычке пытается понять Россию умом, когда она ждет от него совсем другого аршина.
      Кто виноват? Что делать? - терзает себя вопросами юная, но искушенная Россия. - Применить французский подход? А понравится ли патриотизму французский, вражий способ? Она понимает, не русское! решение проблемы лишь усугубит импотентную интеллигентность героя, переведет ее в хроническую.
      Читатель уже готов разрыдаться над историей безнадежной любви России к интеллигент-патриоту, когда бессмертное перо автора вдруг начинает сиять золотым блеском высокой фантазии. Умри, Кампанелла! Закрой лицо, Мор! Сама Утопия снисходит на финальные страницы книги!
      Богобоязненной, дрожащей рукой бывшего атеиста герой тянется к грудям Родины. Нащупывает между мощных грудей крестик.
      И о чудо! Свершилось! Прикосновение к святыне буквально вздымает патриотизм. И уже было отчаявшийся интеллигент-патриот три раза подряд удовлетворяет Родину.
      Уф-ф.
      Задумчивый и несколько ошеломленный читатель блаженно улыбается вместе с Россией от сладкого бабьего счастья. Но Родину ли отымели три раза? Или кого-то еще? Не дает автор ответа.
      Бесспорно одно. Своей жизнеутверждающей книгой автор доказал, что и интеллигент, при умелом стимулировании со стороны Отчизны, может не только выглядеть, но и стать совершенным патриотом.
      И, кажется, навсегда.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

  • Комментарии: 3, последний от 07/02/2008.
  • © Copyright Кирпичев Вадим Владимирович (vkirpichev@mtu-net.ru)
  • Обновлено: 21/12/2007. 5k. Статистика.
  • Очерк: Критика
  • Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.