Гейман А. М.
Минут пепла

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Гейман А. М. (don_sokeyta|sobaka|nm.ru)
  • Обновлено: 17/06/2010. 16k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия Ну и стихи впридачу
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:

  •    МИНУТ ПЕПЛА И РАЗНЫХ
      
      
      
      * * *
      
       Желтел фонарь, шел снег, и в двери
       Звонили. Я бежал встречать
       И поровну - твое неверье
       И твои губы целовать.
      
       Хотелось розового дыма.
       Шел снег. Над чем-то, над своим
       Ты улыбалась нестерпимо.
       Шел снег. Был очень серый дым.
      
       Мир обжигался снежной кашей,
       А нам метель сосала кровь.
       И мы не знали, чтобы наши,
       Даже последних наших слов.
      
       Скрипели двери, лгали двери,
       Никто не встретился, никто не уходил.
       Тяжелый приступ двух неверий
       Сердца и губы холодил.
      
       Так много гари, старой, зыбкой,
       Ненужный снег, разбившийся в стекло.
       Нет берега мучительной улыбке...
       И все прошло.
      
       январь 81
      
      * * *
      
       АКВАРИУМ
      
      
       Росли средь водоросли иль приманкой лакомой
       Отловлены в стеклянный небоскреб,
       Утробы волокутся в шкурке лаковой,
       Упорно утоляя горн утроб.
      
       Движенье в русле треб чревовещания, -
       Трепня из грота в грот и в год из году
       И зыбкий всплеск зыбучего молчания,
       Когда, случается, меняют воду.
      
       Едуче булькает акваремная перекись,
       Порой лишь, тину штор содрав с окна,
       Линялых глах дыра истошная в истерике
       Стучит в стекло - и вновь застеклена.
      
       И так по гроб: все вновь, все одинаково,
       Утробы спят, а как протрубит горн,
       Они привычно сволокутся в шкурке лаковой
       Под пальцы, сыплющие корм.
      
       январь 79 (вроде бы)
      
      * * *
      
       АВТОБУС
      
      
       В автобусе, чуть боле-мене
       Все разместились по-людски
       И двинулись - как не любить движенье! -
       Толкучка, грязь и медяки.
      
       - Вот мелочь... два еще билета...
       Вы сходите?.. я целый день...
       Ты мне... а сватья... на штиблеты...
       Я не... где-где?.. очки одень...
      
       Бодры, качаются таблички:
       Права, оплата и маршрут.
       Но мне и так все чики-чики, -
       Мне до конечной - довезут.
      
       А все стоят наизготовку, -
       Не затеряться бы в затор,
       Когда объявит остановку
       Отгородившийся шофер.
      
       Когда, звеня, как медной кружкой,
       Автобус ухает в ухаб,
       Тут все, конечно, друг за дружку
       Надежно схватывают - хап!
      
       Оно ведь - падать неохота,
       Оно - остались на ногах,
       Оно - чуть вышли с разворота, -
       И снова речь о медяках.
      
       - Вот мелочь... два еще билета...
       ...Вы сходите?.. я целый день...
       Ты мне... а сватья... на штиблеты...
       Я не... где-где?.. очки одень...
      
       Оно, конечно, все мы люди,
       Да вот и я - не продохну,
       Как мне сквозь ватник жалят груди
       Интеллигентную спину.
      
       Взгляну назад - в глазах аж пятна
       И пляска диких обезьян.
       Увы! Все в мире непонятно:
       Что можно всем - при всех нельзя.
      
       Что ж, я, вздохнув, глаза вперяю
       В почти зеркальное стекло
       И там с ухмылкой замечаю,
       Как по соседу лезет клоп.
      
       И все мелькают остановки,
       И отгороженный шофер,
       Как джинн из битой поллитровки,
       Над нами голос распростер.
      
       А за окном за лиц потоком
       Автобус сматывает наш,
       Как серых пленок серый кокон,
       Индустриальнейший пейзаж.
      
       март 1980
      
      * * *
      
       Лечись от сильной грусти,
       Присаживайсяя, друг.
       Мы нынче кружку пустим
       По два глотка и в круг.
      
       Сначала малость чифирнем,
       А после солнце повернем, -
      
       Пускай оно посветит,
       Куда мы захотим,
       И пусть оно приветит,
       Кого мы приютим.
      
       Ты нынче что-то загрустил,
       Ты все молчишь, ты уронил,
       Лицо в ладонях схоронил
       Больших дрожащих рук.
      
       Но ты глотни, - а по кому,
       Что ты сгубил и почему,
       Не говори, - я так пойму, -
       На свете много вьюг.
      
       Бывает не с кем помолчать,
       Пришел, а некому встречать,
       И с тем идешь вечеровать,
       Но все бывает, друг.
      
       Дай лучше кружку пустим
       По два глотка и в круг,
       От самой сильной грусти
       Вылечивает, друг.
      
       Сначала малость чифирнем,
       А после солнце повернем.
      
       И пусть стекает пламя
       В сердца седо-седым,
       От пламенных мечтаний
       Нам остается дым.
      
       Седой и сладкий дым,
       Седой и горький дым.
      
       Но пусть и он посветит,
       Былой и бывший свет,
       И пусть хоть так приветит,
       Которых с нами нет.
      
       9.06.81, 20.12.81
      
      * * *
      
       Любовь уничтожает страх.
       Как тот, кто клеит половины,
       Из одного их разодрав,
       Но кровь надежней клейковины,
      
       И возместить не может клей
       Живущего в живом сращеньи,
       И распаденье тем верней,
       Чем виснет ужас распаденья,
      
       Как исступляющий самум,
       Как злые крылья черной птицы,
       И изменяет ум ему,
       Что он боится ошибиться.
      
       Меж тем другой, кто самый страх
       Приемлет, словно руку Бога,
       И в тех вверяется руках
       И знать, и потерять дорогу,
      
       И вот ему - от Бога власть
       Найти, когда исканья рвутся, -
       Его ведет любовь попасть,
       А не опаска промахнуться.
      
       Вот так - в зиящий провал
       Идти глотающей воронки,
       Где будто кто вверх дном вогнал
       Твердыню башни Вавилонской,
      
       Вот так - любовь в проводники
       Любовней нити Ариадны -
       Идти сквозь злые языки
       Пламен горячих, цепких, жадных,
      
       Вот так - платить за кругом круг
       Ежеминутно, каждодневно, -
       Я не боюсь, - но, милый друг,
       Но почему, о милый друг,
       Но это мало, милый друг, -
       Моя любовь несовершенна.
      
       апрель 81
      
      * * *
      
       Черное время, высокий забор.
       Кто позавидует, тот уже вор.
      
       Звезды укрыла беспутная ночь,
       В корчах рожает беспутную дочь.
      
       Черное время, высокий забор!
       Кто за забором, те до сих пор.
      
       Корчится, крошится, кружится ночь.
       Прощай!
      
       1982?
      
      * * *
      
       Налюбившись миров иных, -
       Каждый страсть любить вновь рвала,
       Я ведь страстен, - и вот я тих,
       Никому не желаю зла.
      
       Я бежал миллионы эр,
       А не нужно, - целебный смех
       Неба дарит мне свой размер
       И ступеньки легчайших эх.
      
       Нет, совсем не умерил рост.
       Я спокоен в другой покой.
       Просто мир так на редкость прост.
       Просто день этот снежный - мой.
      
       Просто падает небо. Мнут
       Небо взгляды и шаг людей.
       Но мне тихо, мне чаши смут
       Обсчитались на тихий день.
      
       Я знал много любви и снов.
       Каждый сбывшийся - унижал.
       Мне дарили лучших богов.
       Отвергая их, я бежал -
      
       Сквозь пороги, дома, ветра,
       Ось земную обычных правд,
       Сквозь прозренье, сквозь боль и страх,
       И сквозь адских и райских врат.
      
       Сквозь весенний полет листов,
       Сквозь безумие певчих птах,
       Сквозь дыханье, любовь, - все то,
       Что мечтал я в других стихах.
      
       И вся цель миллионов драк,
       Оправданье и смысл пропаж,
       И единственный мой маяк,
       Был запрет двух последних чаш.
      
       Мир, как мост, сгорал за спиной,
       Шел последний и первый снег,
       Властелином и судиёй
       Меня вынес к тем чашам бег.
      
       Они были: эта - пуста,
       Та - была мятежей полна.
       И, избрав, приказал я: - Та!
       (Властелином и судией) -
       И не дрогнула ни одна.
      
       Падал странно знакомый смех,
       Мир кончался, сгорал и гас.
       И был жалок мой смертный грех,
       И подмигивал чей-то глаз.
      
       И, исполнивший, я постиг,
       Завершая чреду пропаж,
       Что уже совершенный сдвиг
       Равновесье бездонных чаш.
      
       И все понял я, и огни
       Я задул в маяке всех вер.
       Мы живем на годы и дни,
       И не значат тысячи эр.
      
       Я бежал миллион времен, -
       А все то же; целебный смех
       Неба дарит мне лучший сон
       И не дарит ненужных вех.
      
       И летит мой сгоревший мост
       Старой притчею белых саж.
       И мир снова, мир тих и прост, -
       В мире нету последних чаш.
      
       В мире падает небо. Мнут
       Небо взгляды и шаг людей.
       Я, как сдачу, на чашу смут
       Опускаю мой тихий день.
      
       18.08.81
      
      * * *
      
       Расступаются сферы.
       Вырастают огни.
       Начинаются эры
       И мелькают, как дни.
      
       Мне красиво, мне жадно,
       Мое пламя горит,
       Моя тяга громадна, -
       Звезды сходят с орбит.
      
       Я гублю не заметив,
       Я люблю не спросив,
       Я единый на свете
       Всесметающий взрыв.
      
       Впереди меня бездна,
       Свет меня позади.
       Я смету и исчезну, -
       Лучше ты отойди.
      
       Если скорости скрестим,
       Если мимо летишь,
       Ты пойдешь со мной вместе,
       Но меня не вместишь.
      
       Мое пламя постигни
       И с собою простись,
       В этой жизни - погибни,
       В этой смерти - спасись.
      
       март 82, январь 85
      
      * * *
      
       Эта лестница - в глубину.
       На ступеньках мой первый шаг.
       В спину пыльный глядит чердак,
       Внизу улица - в тишину.
       Мне нечаянный снится сон,
       Воздух бликами золочен,
       И хрустальный захолонул
       Воздух вечера тихий звон.
      
       В небе парусней и белей,
       И призывнее парусов,
       И, как в небе воздушный змей,
       Детских горсточка голосов.
      
       С крыши в небо мой первый шаг, -
       Бросит камешек малыш так,
       И бегут по воде круги,
       И, запрятанный за черту,
       Золотящий под шаг ступень, -
       И ступень, и еще одну, -
       Называет мои шаги
       Кто-то, ставший на высоту.
      
       Лучик чертит черту перил,
       Ветер за руку ухватил,
       И невиданная сама
       За мной следует вышина.
      
       Эта лестница в глубину...
      
       5-11.07.82
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Гейман А. М. (don_sokeyta|sobaka|nm.ru)
  • Обновлено: 17/06/2010. 16k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.