Гейман А. М.
Погода Утро

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Гейман А. М. (don_sokeyta|sobaka|nm.ru)
  • Обновлено: 01/06/2009. 19k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия Ну и стихи впридачу
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:

  •     П О Г О Д А     У Т Р О

     

       МАМЕ     и    ТАНЕ

     

    * * *
      
      У подъезда пятиэтажки,
      Где с пригоршней розовых саж
      Ходит ветер играть в пятнашки
      И бежит на шестой этаж,
      
      
      Происходят странные вещи:
      В белых дымках глаза и тень
      Ночь укрыла, что в этот вечер
      На свиданьи она и день,
      
      
      У стекла - золотые ахи,
      У деревьев - хороший смех,
      Утра нет, а цветами пахнет, -
      Голубыми, счастливей всех.
      
      
      На прозрачных ресницах, в высях,
      Там, где ветра этаж шестой,
      Не дошел и остался, высох,
      Звездный капающий слепой.
      
      
      Дом еще улететь качнулся,
      Люди видят небо и птиц,
      У людей красивые чувства
      И прекрасная правда лиц.

     

      11.05.1981

     

      * * *

     

      Надену шлепанцы, с полпачкой папирос
      Часок возьму и пошатаюсь вдоль по улице.
      Уйму-ка сердце, городом порос,
      Пусть вечер сам проталкивает пульсы.
      
      
      Там, как под росами, под птичьим языком,
      То - ощутима, то - неощутима,
      Весенне важничает, - нет, не звукоем, -
      А певчая какая паутина.
      
      
      Там - посмотри - с размерностью рассад, -
      Глазей и тронь хоть голыми руками, -
      Стрекозы в ветках ивовых растят
      Пока вполголоса зеленое дыханье.
      
      
      И дрожь листов, а дом близ разжевал
      Теней серебряным, подробным переплеском,
      Что вот, мол, на зиму где брали кружева
      Светить луне, стекая с занавесок.
      
      
      То россыпи таких пахучих стрел,
      Что будто даже не черемух и сирени,
      А, видно, август, август прилетел
      Из августейших воздухов с вареньем.
      
      
      То мошки - в пляс, то в небо - тополя,
      То с верою прожорливой, святою
      В траву зеленую пускается земля, -
      Захватывает дух над высотою.
      
      
      А в небе пар невиданных чудовищ,
      Луны и звезд неслыханная кладь,
      На их горбах. Вечерний Мед Медович
      Повсюду в воздухе и отпустил молчать...

     

      23.05.81

     

      * * *

     

         Ее чуть приоткрытый рот,
      Певучий полуоборот, -
      Смотри, - на белый свет одна, -
         Шагнула и цветет.
         Ее смятенье и глаза,
      Зрачков и воздуха гроза
      И пред грозой голубизна,
         И линий переход.
      
        Как в шепотах звездосложенья
        Туман окутывает сад,
        Над нею - дымка и круженье -
        Ухаживает аромат.
      
         Еще пугаются шаги,
      К груди прижаты кулачки,
      И только тень и уголки
         В касаньи сквозняков.
         Но чуть в разлете - локотки,
      И придыхают лепестки,
      И засквозили лепетки,
         И море лепетков.
      
        Обмолвней звездного на влаге,
        Кромешнее порывов вьюг,
        У кромки мира в полушаге -
        И откровенье, и испуг.
      
         Еще, стесняясь, медлит кисть,
      Еще быть день остерегись,
      Ударить молния не смей
         И гром ее минуй.
         В ней мир дыханье затаил,
      Над ней тревоги утолил,
      И в мире цвесть поверил ей
         На шаг и поцелуй.

     

      30.04.82

     

      * * *

     

      Белый январь и желтый март,
      Как сохнущий фыркающий кот, -
      
      
      Из кожи в кожу впадает год,
      Сто настроений берет на зуб.
      
      
      Алый скворечного звона май, -
      Пахнет водой,
      
                               как и июнь, -
      Лужа, где лопнули пузыри,
      И вот уже плещутся небеса.
      
      
      На травной слюне - это июль, -
      Скрип кузнецов и глаза стрекозы.
      
      
      Красный коричневый хриплый октябрь, -
      Простудился, глотая дождь, -
      
      
      Звезды в клякс фиолет декабрь,
      
      
      Черный апрель, где жирный крик
      Почвы, солнечных веток: дай!
      
      
      И пар и копоть с органных горл,
      Тучами схваченный аккорд,
      Дымчатый мажущийся ноябрь.
      
      
      Из неба в небо влетает год,
      В погодах ночует и днюет год,
      Как кожи носит, - и вот, когда,
      
      
      Как журавли в просторе, - звук,
      Влаг губами окликнут цвет, -
      Ставь паруса, - и снасть, и высь
      Настороже - шагни и мчись, -
      Самая гулкая синь сентябрь.

     

      5.02.81

     

      * * *
      
      
      На лучах иного солнца, далеко,
      Голубой мерцающий цветок.
      
      
      Ему утром чашу лепестков
      Моют воды и туманов молоко.
      
      
      И капель из чаши у цветка,
      И круги по чаше озерка.
      
      
      И тогда мне дышится легко.
      
      
      А еще за мириады звезд,
      Завиваемых в космический Мальштром,
      
      
      Забывается и успокоен шторм,
      И не бьется о высотный мост,
      
      
      Что вознес пролеты к облакам,
      И помчался вдаль за океан.
      
      
      Льется высь, и свежесть солона,
      Пьется радость птицами взахлеб.
      
      
      И с многоэтажный небоскреб
      Вырастает новая волна.
      
      
      И ужасна вздыбленная зыбь,
      Виснут тучи, каменнее глыб,
      
      
      И орет в раскинутый шатром,
      В воздуха свинцового Мальштром,
      
      
      Словно в раковину с пеною у губ,
      Словно тесны дно и берега,
      
      
      Темных вод беспамятная глубь,
      Бешеный творится ураган.
      
      
      Только мост, как парусный корабль,
      Рассекает молнии и хлябь.
      
      
      И тогда мне тягостно невмочь.
      Грозную вдыхаю чью-то мощь,
      
      
      А где космос, звездами космат,
      Дышит в озеро, и шепоты, и ночь,
      
      
      У цветка тревожен аромат,
      И мерцание, печальное, как дождь.

     

      июль-август 1981

     

      * * *

     

      НАД КРЫШАМИ ГОРОДА СТОЯТ СВЕТЛЫЕ ЗВЕЗДЫ
      
      
      Под звездами, меж марли раскрытых окон, гуляет по городу еще невидимое, неслышное воздухоплавание корабликов тополиного пуха, на улицах пахнет сиренью и на цыпочках ходит ветер, поют уже птицы, скоро будут золотые брызги высоко на стеклах и далеко побегут тени, взойдет солнце, а навстречу ему, с запада, сверкают молнии и катит на город синяя туча.
      Уже
      зашаркала по асфальту метла,
      уже дневные бабочки в воздухе,
      и смотрят в небо первые прохожие на остановках,
      и подбегает к ним первый троллейбус,
      - и золотые брызги на стеклах,
      и далеко бегут тени, -
      и становится жарко,
      и прохладно в подъездах,
      и только высыпать из домов всей миллионной толпе народа, зашуметь во все стороны разноцветным машинам, открыться булочным и кафе, - и совсем будет в городе утро.
      А меж тем и туча уже заслоняет небо над городом, подула ветром, гремит громом, брызжет молнией, и еще одной, и еще, - и вот, прямо из седьмых снов, город от набережной до окраин попадает под небывалый дождь.
      Тут хозяйки бросают кастрюли и кидаются закрывать окна. Что творится на улицах! В пять минут намок и прибит к земле пуховый платок тополей, нет сухого листа и на самых больших деревьях, мокры все камни, все цветные японские зонтики, по колено ручьи на асфальтах, а дождь все прибывает. Как будто, если не вся, то уж никак не меньше, чем пол-Атлантики, собралось в тучи и пришло, и хлещет на город, - то идет, покачиваясь на ходу, как слон с хоботом воды, то воробушком прыгает по подоконнику, то как будто выхлопывают огромный водяной половик и с водой оттуда сыплют громы и молнии. Визгу, смеху на улицах, над лужами стоит пар, и, как яркие медузы, плывут в нем промокшие зонтики, и ныряют в него машины летучими рыбами, и шумят водосточные трубы на стенах, и весь город захлестнут непредсказуемой влагой в узоре и ажуре мимолетности, и пьет дождь, и не может весь выпить земля.
      И кончается дождь. В вымытом городе всюду блестит солнце, лужи, мокрые листья, стекла, - все печатлеет солнце, а с витрин, когда мимо по колеса в воде пробегает троллейбус, срываются одна за другой какие-то золотые стрекозы или бабочки, - большие, огромные, какие, как говорят, водились на Земле когда-то в незапамятной древности. Тогда они летали над душным морем палеозойских болот и гигантскими папоротниками, а сейчас все уносятся в синеву: там солнце, там радуги, там ночью смотрит на город такая бездна звезд, что поди угадай, сколько там есть океанов, какое перед грозой бывает небо и кто, под лучами какой из них, бежит, спасаясь от налетевшего ливня:
      
      - Мамочки! Какой дождь...

     

      1982, 1.09.85

     

      * * *
      
      В август месяц встанем с рассветом, -
      Лужи рыжи и голубы,
      И ко дню без дождя приметы, -
      Взяв лукошки, пойдем по грибы.
      
      
      Лес из дали взойдет, как терем,
      И сквозь дремы, туманы, плеск,
      Мы тропе повести поверим,
      И тропа нас проводит в лес.
      
      
      Будет птичий уже натинькан,
      Привет свежести и заре,
      Заря тонкие паутинки
      Выдаст каждую в серебре.
      
      
      Нас окружат взрослые сосны,
      Вверху космами соединясь,
      Отовсюду из капель росных
      На нас глянет множество нас.
      
      
      Мы затем перейдем болото, -
      Топь утопит наши следы.
      Будет боязно отчего-то
      От коряги из-под воды.
      
      
      Разойдемся - и над грибами
      Мы раздвинем мох и траву.
      В глубь далеко, от нас, над нами
      Будет таять в бору "ау".
      
      
      Будет воздух - синичник бликов -
      Муравьинкой на вкус сластить,
      Пахнуть будет землей земляника
      И черника губы чернить.
      
      
      Будет белка шагов пугаться
      И в верхушек скрываться скрип.
      Мы забудем перекликаться,
      Кто нашел самый белый гриб.
      
      
      Над просветом гудящей чащи
      Пройдет облако в синеве.
      От небес, высоко ходящих,
      Лес укроет нас, как в траве.
      
      
      А под вечер, все снова вместе
      Мы все сложим в один котел
      И подвесить три жерди скрестим,
      И внизу разведем костер.
      
      
      Звон комариков и истома,
      Угольки, как зверей зрачки,
      И покойно, почти как дома, -
      Только сыро, и плеск с реки.
      
      
      А затем тихим соснам в ветви
      Ляжет солнце, как белый груздь.
      Мы вздохнем о когда-нибудь смерти,
      И почувствуем легкую грусть.

     

      22.09.81

     

      * * *
      
      Из сини
      распростанной,
      Из осени
      гулкой, гулкой,
      За угол свернув, о простыни
      Ветер ломает скулы.
      
      
             Крылатое время года!
             Под голубым предсоньем
             Так тихо земля пустеет, -
             Нет сладостней, нет ясней!
      
      
             Ветер все убавляет
             Листов золотую пену,
             И мерзнут ночами ветви, -
             Уже их укроет снег.
      
      
             Клика-то днями, клика
             По поднебесью носит, -
             Дышит все ближе север,
             И крылья торопит стай.
      
      
             И холодеет сердце
             В хмельной золотой печали,
             И празднику дней отцветших
             Уже говорит: прощай.
      
      
      Из сини
      распростанной,
      Из осени
      гулкой, гулкой,
      За угол свернув, о простыни,
      Ветер ломает скулы.
      
      
             Там, где рыжее рыси,
             Прыгает вниз откос,
             Там, где зашелся высью
             До восходящих звезд
      
      
             Купол, и там, где полит
             Алым небес калкан,
             Лес, и далеко поле,
             А впереди полка,
      
      
             В солнце по грудь обронен,
             Каленом рубясь ветру,
             Вздыблен на обороне
             Разветвленное Ярый Тур.

     

      июль 81 - 4.10.84

     

      * * *
      
      ПОГОДА УТРО
      
      
      Где заставы тумана, как серая пакля,
      Врассыпную и в росы кидаются капли.
      
      
      Это, это - седины джинна веселого, -
      Исполнив желания, тает взвесь олова.
      
      
      Это роясь в присненном, декабрьском, далеком,
      Солнце вьюги сжигает, взбегая вдоль окон.
      
      
      Это в космах зеленых и с синею плешью,
      Певчей трелью, и смехом, и звоном увешан,
      Куролеший с рассвета, над зимним насмешлив,
      Заплутавший по городу шляется веший.
      
      
      И рассолнце цедя во две трещинки плошек,
      Тигр - о, рыжий! - трезвеет, что он - всего кошка.
      
      
      И повсюду украдки цветов и утайки
      Проступают, как солнца снежинки у Таньки.
      
      
      И серебряным хлопая пологом ткани,
      Воздух гроз на подходе из долгих скитаний.
      
      
      И тогда у окна потянуться до хруста,
      Спохватиться: весна на дворе праздноуста, -
      Губы в губы, и все, как в любви признаются, -
      Жить, ожить, вновь родиться - проснуться.

     

      12.05.82

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Гейман А. М. (don_sokeyta|sobaka|nm.ru)
  • Обновлено: 01/06/2009. 19k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.