Гейман А. М.
Запреты и предписания научного познания

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Гейман А. М. (don_sokeyta|sobaka|nm.ru)
  • Обновлено: 20/02/2011. 12k. Статистика.
  • Эссе: Публицистика Эссе (о фантастике и не только)
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отрывок из "Битва России:шанс")

  •   
               ЗАПРЕТЫ И ПРЕДПИСАНИЯ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ
               (отрывок из эссе "Битва России:шанс")
              
              
               ...Действительно, я усматриваю необходимость узаконить при построениях хотя бы общенаучного, теоретического плана свод неких не то чтобы аксиом, а скорее предписаний, этаких яма и нияма, но не вполне чисто научного плана (возможно, еще больше бы подошло слово заповеди, не воспринимайся оно столь религиозно). Пока что наука и философия пытается обойтись в этом качестве только лишь правилами логики или ее численной разновидностью, математикой.
              Но. Практика самой науки показывает, что никакая логика и никакая математическая строгость не спасает от парадоксов и противоречий - от элегантных и относительно корректных до самых неприличных. Очевидно, пора уже признать, что попытка обойтись голимой логикой есть не более чем утопия самовлюбленного и самоуверенного рацио, аналитического интеллекта, который собственную плоскостность и запертость в цифровом описании проецирует на мир, полагая его столь же численно-построенным и конечным. Ругать и вообще отрицать из-за этого интеллект, понятно, бессмысленно - все равно что пенять на калькулятор за то, что он способен иметь дело только с числами - это область его законного применения, а выше головы он не прыгнет, не может.
              Однако человечеству именно что приходится "прыгать" выше уровня сложности калькулятора, и это отнюдь не вызовы завтрашнего дня, а реальность самая повседневная. Все более очевидна сложность, парадоксальность, известная алогичность да и вообще иррациональность, чудесность не только нашего сознания (что, кстати, уже требует чего-то похитрей, нежели "логика"), но и физического мира, как его принято называть. Отсюда, встает вопрос о том, чтобы это отразить не только в описании, но и в самих методах исследований, в неком корпусе научных правил.
              
              (С сожалением вынужден признать свою неосведомленность в том, что здесь наработано в новопоявившихся науках, которые, как можно судить по отголоскам, и пытаются решать такие или схожие проблемы. Поэтому то, что я попробую в самом общем виде обозначить ниже, может быть уже хорошо развито и применяться в тех или иных отраслях научного знания - положим, в синергетике или там какой-нибудь многомерной логике. Если я повторю уже введенное в оборот такой науки и поневоле изобрету велосипед - что ж, мои извинения. Для меня-то ведь эти вещи не есть мое личное открытие и тем более достояние, для меня это нечто само собой разумеющееся, факт мира, и открытием было обнаружить, что этот факт, оказывается, не только не признается, но даже не осознается, что его еще надо как-то формулировать и объяснять, - ну, это примерно состояние химика, столкнувшегося с группой коллег, отрицающих существование таблицы Менделеева и не желающих понимать ее если не истинность, то полезность. Вот так же, говорят, глазели западные биологи на лысенковцев, делающих на международных симпозиумах доклады с отрицанием существования генов.)
              
              На текущий момент я не готов рассмотреть это подробно и обосновать по пунктам, поэтому только вкратце поясню, как я понимаю корпус правил, яма и нияма познания, которые не охватываются и не усматриваются в пределах чистой (формальной) логики, но которые такая же необходимость познания, как собственно научные принципы (вроде бритвы Оккама или знаменитых постулатов Гёделя). В целом, науке необходим некий кодекс джнанина, воина Знания, однако я подчеркиваю, что речь идет не только лишь об этическом и личностном аспекте, - это шире и глубже, забирает именно в область метода, в самое начало начал.
              В частности, все более очевидна иллюзорность явной или неявной претензии науки на изучение мира "как он есть" - а то есть, наивно и беспочвенно само представление, что можно изучать мир "объективно" - будучи при том, разумеется, субъектом. Сознание не просто изучает реальность - оно ее формирует, создает свою версию реальности. Кажется, это все более понимается и признается. Однако что из этого следует? И вот тут-то пора и положено задать следующий вопрос. Если уж при взаимодействии (при исследовании в том числе) с внешней реальностью создание какой-либо ее версии неизбежно, то ведь весь вопрос вот в чем: а какую же именно версию следует создавать? Чего в себе и в мире хотеть? Что нам от нас самих нужно? И вообще - каким следует знать мир? Можно знать мир как мертвый механический набор безмозглых физических тел, соотносящихся друг с другом по математически строгим законам ньютоновской механики. Или можно знать мир как физико-химические процессы в мозгу - биохимики вот пытаются. А можно и вовсе постигать в мире способы истребления себе подобных. Или вообще последовательное ухудшение (порчу) исходного совершенства (суперсимметрии). Можно-то можно. А вот надо ли? Это ли в мире следует знать?
              
              Здесь два момента. Один - это сам план воли (или, толтекский термин, намерения). Второй - свойства картины мира, конкретной версии реальности - или, иначе, направленность этой воли, предмет ее приложение. Так вот, я предлагаю признать, узаконить сам факт воления, устремления к какой-либо версии реальности:
              
              во-1-х, признать, что отстраниться от этого все равно невозможно,
              а во-2-х, считать это одной из составных частей научного познания - не просто неустранимой примесью, но именно необходимой составной его частью, без которой оно попросту не может быть полноценным познанием. Действительное познание просто не может состояться как знание о том, что есть (якобы "само по себе"), оно обретает действительность, только когда решает задачу пребывания и становления - проще говоря, участвует в строительстве (мира).
              
              А это, в-третьих, ставит вопрос об искомой картине мира, о версии реальности: а что же именно волить, что намеревать при познании - и в т.ч., научном исследовании. И вот здесь я пока предлагаю принять хотя бы такие постулаты: нормальным, надлежащим, правильным для познающего сознания являются:
              1 - необходимость осознавать себя в устремленности к своему пределу, к своему максимуму (здесь попутно отмечу 2 момента: максимум в смысле абсолютного сознания (не комментируя далее) - и максимум как высота планки, - небо надо штурмовать);
              2 - необходимость осознавать себя в своей сопряженности с общим мировым процессом (а это уже во многом план "земли").
              
              А то есть, налицо необходимость и самое мир понимать как некую решаемую задачу (в пределе, абсолютную), и себя со своим познанием ставить как часть ее решения. Этический момент, который здесь с ходу просматривается, является, таким образом, совершенно законным. Он, как ни странно, вытекает из чистой логики. Исследователь просто обязан себя как-то позиционировать, это необходимо даже с т.з. корректно проведенного опыта, наблюдения. Вот там объект, вот там и там мои инструменты, а вот тут - часть опыта - я сам, наблюдающий, познающий. Отсюда, можно вполне строго показать, что познающий мир субъект просто не в состоянии познавать мир, если будет сознавать себя при том вошью на его теле - это, так сказать, ошибка позиционирования. Умаленность, смирение, благоговение - это одно, а оправдание или оплакивание (или смакование) собственной никчемности это другое: это холуйство. Таким образом, осознание себя, определение своей позиции через высокое этическое долженствование - это законная составляющая полноценного познания, а эмоциональный ключ познания, безусловно, должен быть позитивен. Познавать в мире собственную ущербность и тлетворность, а самое мир познавать как механические судороги бесцельной машины не просто самоубийственно - это еще и методологически неверно.
              
              Спрашивается, как это совместить с одновременной необходимостью отстранить все и всяческие искушения, иллюзии, предрассудки и тому подобное - как сочетать предельную нацеленность на идеал (этический в том числе) с предельной же трезвостью и незамутненностью сознания? Э, так в том-то и вызов!
              
              Если теперь под этим углом обратиться к практике современной науки, то открывается картина, не более отрадная сравнительно с той, над которой я негодовал в прим.[2]. Ну, как после этого оценить потуги и претензии позитивной (западного типа) науки на "объективное" изучение "законов природы" и самое реальности? Ведь ни от воления (приложения воли), ни от построения реальности сообразно сознанию наука при том не отступала. И стало быть, она не просто "открывала", что мир есть математическое движение мертвых тел - она это в мире намеревала, волила. И если не отягощала себя такой ерундой как становление абсолютного сознания, если не пыталась знать в мире хотя бы его одухотворенность и божественность, если обращалась к живому не произнося волшебной формулы "мы с тобой одной крови", то это ведь отнюдь не значит, что наука умела обойтись вообще без воления, воображения и преображения мира - нет, это значит лишь, что она намеревала противоположное - раз не живое и духовное, то мертвое, бездуховное и трагически ущербное (не абсолютное и лишенное сознания). И само собой, никакой чистой наукой она при этом не была, а была чистейшей воды черной магией - наберитесь уж хваленой объективности и мужества признать это, господа ученые.
              На возможное возражение, что, дескать, наука не располагает соответствующим опытным материалом, позволяющим заключить, например, божественность (абсолютность) сознания или одухотворенность всего живого, мой ответ прост: а она пыталась это узнать? Если в комнату, где лежат два мешка яблок, никто не заглядывает, то как-то трудно узнать, что они там лежат. Узнавать-то ведь пока пытались совсем другое - какие доли мозга отвечают за память и торможение, какие гены ввести, чтобы получить послушных солдат - ну и т.п. "истины". Это и узнают. Преображенский ведь тот же Шариков, даром что профессор.
              И еще. Я полагаю, не так уж далеко время, когда все изложенное здесь мной будет очевидно уже не с т.з. одной мыслительности, а станет именно открытым опытным фактом. Например, "сопряженность с общим мировым процессом" или "осознание себя в устремленности к своему пределу" будут очевидны как простая сонастройка вибраций - мировых и человеческого сознания. Может быть, это станет возможно даже прикидывать в числах и определять формулами. Этого я предложить не могу, не моя специализация. Но даже без этого, в пределах "чистой мыслительности" это все является неопровержимой истиной в силу одной своей необходимости. Не выжить без этого.

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Гейман А. М. (don_sokeyta|sobaka|nm.ru)
  • Обновлено: 20/02/2011. 12k. Статистика.
  • Эссе: Публицистика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.