Гейман А. М.
Дерево Любви

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Гейман А. М. (don_sokeyta|sobaka|nm.ru)
  • Обновлено: 14/01/2014. 29k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Фантастика Чудо-моргушник в Некитае
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В составе Некитая есть одноименный рассказ (печатался, кстати), а это - переделанная из новеллы пьеса. В основном, с версией рассказа совпадает, но есть свои добавки и фенечки, да и вообще - сценическая аранжировка сюжета. Ну... даю до кучи и пьесу, чем и завершаю список некитайских вещей/циклов.

  •   
      
      ДЕРЕВО ЛЮБВИ
      
      ИЛИ
      
      СКАЗКА ОБ УДАЛОМ КОРОЛЕ ЛУИ
      
      
      
      
      ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
      
      
      Король Луи
      
      Сенешаль
      
      Медведь
      
      Рассказчик, он же - Председатель Нобелевского комитета
      
      Мадам Помпадур
      
      Свита
      
      
      
      Сцена. На заднем плане декорация: могучий лес с отчетливо прорисованными стволами. Справа, ближе к зрителю - широкий ветвистый ствол, из которого примерно на уровне пояса торчит довольно толстый сучок. На высоте примерно двух с небольшим метров - дупло.
      
      Выходит Рассказчик.
      
      Р а с с к а з ч и к. Господа, пару слов, пока не началось... Я вас хочу по секрету предупредить... (свистящим шепотом) Я к этой гадости не имею никакого отношения! Это бесстыдство, этот, с вашего позволения, сюжетец... (крутит головой) Господа! Бегите, пока не поздно! А то (оборачивается и переходит на прежний свистящий шепот) вас растлят! Режиссер говорит - это все, дескать, соответствует нравам исторической эпохи! Ну и что - мало ли какие бывают эпохи! Я бы и играть-то ни за что не стал в этой пакости, но... жена, дети, знаете ли... кушать же надо что-то... (вновь оглядывается) Простите, господа, сюда идет режиссер!
      
      Выпрямляется и говорит другим тоном.
      
      Дамы и господа! Хм-хм! Честь имею представить вниманию уважаемой публики пьесу на актуальную экологическую тему. Мы покажем вам траг-гичнейшую историю о том, как жестоко порою отзывается на природе наше любовное неистовство, наш, так сказать, угар страстей! Вопль об экологической катастрофе, господа! "Как так?" - спросите вы - "любовь одно, а экология - другое!" Э, господа, смотрите представление!
      
      Кланяется публике и уходит.
      
      Появляются король Луи и сенешаль, они верхом на лошадях (палках с конскими головами). Немного покружив по сцене, оба прислоняют "коней" к декорации и отходят к дереву. Король по своей комплекции основательно превосходит сенешаля.
      
      Л у и. Ах, мой верный сенешаль! До чего же хреново, что наших мудаков-придворных опять унесло черт знает куда! Ведь я уже неделю как в размолвке с мадам Помпадур.
      
      С е н е ш а л ь. Да, да, весь двор так сочувствует вашему величеству!
      
      Л у и. Думал - съезжу на охоту да поем свежей зайчатины да потом где-нибудь на травке отчпокаю какую-нибудь фрейлину - глядишь, и развеюсь. И вот на тебе - ни фрейлин, ни обеда!
      
      С е н е ш а л ь. О, сир, как я вам сочувствую! Что тут поделаешь, придется потерпеть, пока нас не разыщет свита. Ведь не станете же вы трахать свою кобылу?
      
      Л у и. А почему же это я не стану? Как самодержец Франции я имею на это полное право!
      
      С е н е ш а л ь. Но, сир, ведь под вами жеребец!
      
      Л у и. Ну и что? Зато под тобой-то кобыла! Неужели ты ее разок не уступишь возлюбленному монарху ради такого случая?
      
      С е н е ш а л ь. Но, ваше величество, примите же во внимание разницу в росте между вами и... э... объектом!
      
      Л у и. Разницу в росте я вижу и сам, но ничего страшного, - ты будешь держать меня на руках и раскачивать взад-вперед. Всего-то и делов!
      
      С е н е ш а л ь. Но, сир, вы так грузны телом, а я - физически слаборазвитый человек. Мне и минуты не удержать вас на весу!
      
      Л у и. Нет, минуты мне не хватит. Почему же, дружок, ты не занимался своим физическим развитием? Надо было лучше готовиться к королевской охоте!
      
      С е н е ш а л ь. Виноват, сир!
      
      Л у и. Да уж, виноват. Тогда... тогда знаешь что - я встану на пенек, а ты подержишь свою кобылу под уздцы.
      
      С е н е ш а л ь. О, нет, нет! Вы не знаете скверный норов моей кобылы! Она может лягнуть вас, сир! Кузен Ансельм как-то раз гостил у меня и ночью пошел на конюшню... Так, поверите, сир, - она выбила ему челюсть! А чем же я оправдаюсь перед мадам Помпадур? - не говоря уж о Франции?
      
      Л у и. Зачем же ты взял с собой на охоту такую норовистую кобылу?
      
      Сенешаль молча разводит руками - мол, кругом виноват.
      
      Л у и (к зрителям). Объясните мне, как можно управлять страной, где сенешаль до такой степени лишен дальновидности! Едет на охоту с королем и берет с собой совершенно необученную лошадь!
      
      Помолчав
      
      Что же все-таки делать, а, сенешаль? Эта скачка так меня разгорячила, что я хоть с лесиной готов спознаться, так ее распротак!
      
      С е н е ш а л ь. Это, ваше величество, потому, что мы с вами находимся как раз под знаменитым деревом любви. Его-то чары, видать, и производят на вас такое действие.
      
      Л у и. Как? Вот этот вяз и есть то самое дерево, о сучок которого наши девицы... хотя церковь их за это строго осуждает...
      
      С е н е ш а л ь. Ну да, да, ваше величество! Кардинал Ришелье никак не может искоренить этот языческий обряд.
      
      Л у и. Так, так, для девиц, значит, сучок (трогает сучок на дереве и задумчиво его рассматривает), а для... Придумал!
      
      Вытаскивает из-за пояса перочинный ножик.
      
      (к зрителям) Подарок мадам Помпадур! Ах, Помпи, Помпи, знала бы ты...
      
      Целует нож и принимается ковырять им кору ствола.
      
      С е н е ш а л ь. О сир! Что вы делаете?
      
      Л у и. Я хочу продырявить в этом стволе подходящую щель, чтобы мне было куда ввести тот сучок, который милостью Божьей у меня всегда при себе!
      
      С е н е ш а л ь. Гениально!
      
      Л у и. Король на то и король, чтобы найти выход из самого безнадежного положения!
      
      Некоторое время сопит и возится у ствола.
      
      С е н е ш а л ь. Ваше величество, стоит ли так утруждать себя? Взгляните-ка вверх - всего в двух саженях над нами уже проделано вполне подходящее дупло.
      
      Л у и. О нет, сенешаль, туда надо лезть, а я тут быстренько ножичком чик-чик!
      
      Еще некоторое время продолжает сопеть и кряхтеть.
      
      Ладно, сенешаль, ты меня уговорил. Ну, где тут дупло?
      
      С е н е ш а л ь. Вон.
      
      Л у и. Высоковато. Как бы мне туда добраться?
      
      С е н е ш а л ь. У меня с собой веревка, сир. Я всегда беру с собой на охоту веревку - мало ли что. Если ее перекинуть через тот толстый сук, то как раз можно будет подняться к дуплу.
      
      Л у и. Ну, так тащи веревку.
      
      Сенешаль перекидывает веревку через сук.
      
      Л у и (хватаясь за веревку). А ну-ка, сенешаль, подтяни меня к дуплу!
      
      Сенешаль явственно напрягаясь тянет веревку к себе. Но из-за разницы в комплекции король остается на месте, а сенешаль начинает забираться по веревке вверх.
      
      Л у и. Эй, эй, сенешаль! Ты что это затеял - добраться к дуплу вперед своего короля? А ну-ка, слазь вниз, пока я не отпустил веревку!
      
      С е н е ш а л ь (скользя вниз). О, сир, честное слово дворянина - мне и в голову не приходило такой низости! Просто разница в весе, увы, не в мою пользу!
      
      Л у и. Да, да, когда нужно послужить своему монарху, тебе всегда что-нибудь мешает - то разница в росте, то разница в весе! Куда деваться с такими подданными - придется уж лезть самому!
      
      Вздыхая, кряхтя и корячась, карабкается по веревке. Слышны слова "с таким сенешалем" и прочее. Сенешаль суетится около, пытаясь помочь.
      
      Л у и (сев на сук и приспустив штаны). Что, дружок, небось завидки берут? Щас я покажу этой палке, что такое королевский шпандох!
      
      Прижимает поясницу к стволу. Тут же испускает страшный крик и падает на землю. Катается с боку на бок, издавая нечленораздельные, но яростные звуки. Сенешаль с озабоченным видом бегает вокруг.
      
      С е н е ш а л ь. Ваше величество! Что с вами?
      
      Король продолжает верещать. Вверху из дупла высовывается наружу голова дятла.
      
      Л у и. Ты!.. Сука!.. Там!.. Змея!.. Меня укусила-а-а!.. Умира-а-ю-у!..
      
      Сенешаль поднимает голову и видит торчащую из дупла голову дятла, который с любопытством глядит вниз.
      
      С е н е ш а л ь. Успокойтесь, сир, это не змея, а всего-навсего большой пестрый дятел. Вы будете жить, сир!
      
      Король приподнимает голову с земли и некоторое время яростно шевелит губами, а сенешаль изумленно крутит головой, как бы выслушивая совершенно поразительные вещи. Все это время слышится некий звучок, - примерно такой, каким в телепередачах обозначают вырезаемое неприличное выражение. Наконец становится слышен и текст.
      
      Л у и. Ну и фуфло же ты, сенешаль, что даешь своему королю такие фуфлыжные советы! По крайности, ты мог хотя бы предварительно проверить безопасность этого проклятого дупла!
      
      С е н е ш а л ь. Но, ваше величество, вы же сами меня туда не пустили!
      
      Расстроенный Луи не слушая оправданий подбирает с земли перочинный ножик и снова принимается ковырять дырку в стволе.
      
      С е н е ш а л ь. Ах, ваше величество, расслабьтесь, передохните! Я сам расколупаю эту проклятую щель!
      
      Л у и (с ядовитым смирением). Спасибо, сенешаль, я уж лучше как-нибудь сам. У тебя свои представления о том, каким должно быть дупло, а у меня - свои. Уж лучше я все сделаю так, как мне надо, а то откуда ты знаешь, какие у меня там особенности. Подольше провожусь, устану, измучусь весь, зато мне будет все впору, удобно, никуда не лазить...
      
      Некоторое время продолжает долбить ствол ножом и наконец уступает мольбам сенешаля.
      
      Л у и. На, сенешаль, (протягивает ножик) ковыряй.
      
      С е н е ш а л ь. (повозившись у ствола) Взгляните, ваше величество, как будто бы уже годится.
      
      Л у и. Как, палец лезет?
      
      С е н е ш а л ь. Лезет, сир! Полностью!
      
      Л у и. А два пальца?
      
      С е н е ш а л ь. О да, ваше величество!
      
      Л у и. Ну-ка, пусти, я сам проверю! Ну, нет, сенешаль, что у тебя за пальцы! Мои лезут еле-еле. Долби еще.
      
      С е н е ш а л ь (снова повозившись). А как теперь, сир?
      
      Л у и (суя пальцы). Так... Угу... Ну вот, теперь только устлать стенки скважины мхом, для мягкости, и будет то, что надо!
      
      С е н е ш а л ь. Ваше величество, а как насчет увлажнения? Не будет ли слишком сухо?
      
      Л у и. Что ты предлагаешь?
      
      С е н е ш а л ь. Дупло дятла, ваше величество, наверняка устлано пухом. Если его достать и еще смазать яичным желтком, то...
      
      Л у и. Отличная идея! (к зрителям) Надо же, и от сенешаля иногда бывает какая-то польза.
      
      Сенешаль лезет на дерево, вынимает дятла, достает пух и яйца и, спустившись, пихает все в щель. Проверяет несколько раз пальцем скважину и с поклоном поворачивается к Луи.
      
      С е н е ш а л ь. Все готово, сир!
      
      Луи с выражением "а ну-ка, попробуем" засовывает в щель палец и шевелит.
      
      Л у и (кивая). У... Угу... А теперь, сенешаль, иди-ка ты вон в те кустики и сиди там, пока я тебя не позову, а то я стесняюсь.
      
      С е н е ш а л ь. Как, сир, вы не допустите меня лицезреть королевский шпандох?
      
      Л у и. Нет, дружок, я боюсь, как бы ты снова меня не сглазил.
      
      Сенешаль с обиженным лицом отходит на другой конец сцены.
      
      С е н е ш а л ь (к зрителям). Нет, вы только взгляните, что вытворяет наш додик-король! И это называется монарх! Ну, где вы еще найдете такого придурка? А еще называет меня фуфлом! А ну-ка, я сделаю зарисовку с натуры да отправлю ее в лондонский "Панч"! Как в Булонском лесу (понижая голос) Луи виснул на вязу... Пусть Европа посмеется над этим дегенератом!
      
      Достает фотоаппарат с пояса и делает снимки.
      
      (удовлетворенно) Ну, вот, теперь не мешает и винца пивнуть.
      
      Снимает с пояса фляжку и выпивает ее в несколько смачных глотков.После этого зевает несколько раз.
      
      Что-то мне спать захотелось... Прилягу я тут головой на пенек... Пока этот... (мотает головой) ну и придурок...
      
      Ложится на пол и засыпает.
      
      Тем временем Луи трудится у ствола, производя колебательные движения тазом.
      
      Л у и (постанывая). Помпи, Помпи, лапушка, пряничек, помпушечка моя... (испускает громкий стон) А-а-а! По кайфу... Вот она... истинная... близость... с природой!
      
      Застывает у дерева, обхватив руками ствол.
      
      Ништяк... Может, по новой? Нет, надо достать, а то земля под ногами притопталась. Так ведь и тянешься, так и тянешься на носках. Ох, как неудобно! Вот ведь никогда не бывает, чтобы скважина была совершенно впору!
      
      Начинает шевелить туловищем, но никак не может отцепиться.
      
      Что такое? Кажется, зацепился... Сенешаль! Проклятое дерево держит меня за... Ну-ка, еще раз! Нет...
      
      На сцену выходит Рассказчик, одетый во фрак и с академической шапочкой на голове, и приближается к Луи.
      
      Р а с с к а з ч и к. Поздравляю тебя, Луи!
      
      Л у и. А? Ой... Кто ты? Ты спустился с неба? Ты мой добрый ангел, да?
      
      Р а с с к а з ч и к. Какой в жопу ангел! Я - председатель Нобелевского комитета. Я прибыл из далекого будущего.
      
      Л у и. Из далекого будущего? Ты хочешь спасти меня?
      
      Р а с с к а з ч и к. Нет, я хочу сообщить тебе о присуждении Нобелевской премии.
      
      Л у и. А что это такое?
      
      Р а с с к а з ч и к. Это премия, которую дают за выдающиеся научные достижения. Поздравляю тебя, Луи! Ты открыл давно утраченный секрет сверхклейкого раствора египетских фараонов.
      
      Л у и. КАКОГО раствора?
      
      Р а с с к а з ч и к. Сверхклейкого, Луи, сверхклейкого. Ты слышал о египетских пирамидах, Луи?
      
      Л у и. Да, они находятся в Египте.
      
      Р а с с к а з ч и к. Правильно. А ты знаешь, почему они простояли в целости и сохранности семь тысяч лет? Благодаря тому, Луи, что камни в них скреплены особым сверхклейким раствором.
      
      Л у и. Да? Ну, а при чем тут я?
      
      Р а с с к а з ч и к. А при том, что именно ты, Луи, вновь открыл этот утраченный секрет. Ведь в этот раствор входила сперма фараонов и желток яйца страусов. Ну, а в твоей скважине смешалась древесная крошка, да желток дятла да твоя сперма. И получается, что ты в опытном порядке вновь воссоздал этот сверхклейкий состав! Поздравляю, Луи!
      
      Луи стонет с перепуганным лицом.
      
      Р а с с к а з ч и к. Что? Ты чем-то встревожен?
      
      Л у и. Мягко говоря, да. Послушай, как там тебя, нобелевский председатель... А нельзя ли мне как-нибудь отлепиться, а?
      
      Р а с с к а з ч и к. Увы, боюсь, что нет. Состав сверхотлепляющего раствора все еще не изобретен.
      
      Л у и. Так мне что же, так и оставаться у этого чертового вяза?
      
      Р а с с к а з ч и к. Ну, если не производить распила, то, видимо, да.
      
      Л у и. А ты не мог бы произвести этот распил?
      
      Р а с с к а з ч и к. Нет, я уже ухожу, я пришел только поздравить.
      
      Л у и. А... если я тут умру?
      
      Р а с с к а з ч и к. Ну, Луи! Король на то и король, чтобы найти выход из самого безнадежного положения!
      
      Л у и. Куда ты?
      
      Р а с с к а з ч и к. По делам! Мне еще многих надо поздравить. Не унывай, Луи! Ты пожервуешь собой ради науки! Это очень почетно! Пока!
      
      Уходит.
      
      Л у и. Вот сволочь! Надо было его спросить, почему у меня все там чешется... Прямо зудит все, как собаки кусают... Да что же это такое...
      
      Протискивает руку меж стволом и туловищем и яростно скребется.
      
      Л у и. Что же делать-то все-таки... А! Там же у меня в кустах сенешаль! (кричит) Сенешаль! Мой верный сенешаль, где ты?
      
      Молчание.
      
      Л у и (сам с собой). Нет, надо говорить так, чтобы он думал, будто ничего особенного не случилось... (снова громко) Сенешаль, а, сенешаль! Хочешь, скажу чего-то? Ты с катушек повалишься, в натуре!
      
      Молчание.
      
      Л у и. Сенешаль! Падла! С тобой король говорит, кажется!
      
      Молчание.
      
      Л у и. А не слишком ли я круто беру? Может, помягче попробовать... (меняя тон на слащавый) Сенешаль, голубчик, ты, поди, на меня из-за кобылы обиделся? Так я пошутил, ты не думай!
      
      Молчание.
      
      Л у и. Если хочешь, так можешь моего жеребца трахнуть, - пожалуйста, я слова против не скажу. Хочешь, я его под уздцы подержу?
      
      Молчание.
      
      Л у и. А то приходи на мою конюшню, у меня там много кобыл. Я скажу конюхам - они тебя всегда пустят.
      
      Молчание.
      
      Л у и. Что? Не хочешь? Ну, тогда... тогда... эй, сенешаль, так и быть, мы ведь друзья! Ты, верно, о мадам Помпадур вздыхаешь, да? Да ведь?
      
      Молчание.
      
      Л у и. Ну, так и быть: я с ней поговорю - она тебе даст разочек! Что, здорово? Что молчишь? Мало? Ну, хорошо - три разочка!
      
      Молчание.
      
      Л у и. Ну, как? А? Ладно - так и быть - твой каждый четверг!
      
      Молчание.
      
      Л у и. Сенешаль, а ты точно фуфло. Какого же хрена тебе тогда надо, а?
      
      Молчание.
      
      Л у и. Сенешаль, я ведь и башку тебе могу отрубить, понял?
      
      Молчание.
      
      Л у и (выйдя из себя). Сенешаль говно! Говно! Говно!
      
      Молчание.
      
      На сцене появляется медведь (человек в медвежьей маске) и оглядывается по сторонам.
      
      М е д в е д ь. Кажется, кто-то вопил...
      
      Подходит к краю сцены, сдвигает маску с лица на лоб и говорит, обращаясь к зрителям.
      
      Вот говорят - хищники, жрут людей, то, се... А ведь мало кто знает, что все крупные хищники, особенно медведи, большие любители дерьма, особенно человеческого. У львов, например, рацион на пятьдесят процентов состоит из нечистот, а у медведей, особенно французских, и на все семьдесят. Взять, например, меня - да я дерьмо предпочитаю любому меду да и вообще нрава совершенно добродушного!
      
      Л у и (слабым голосом). Ой, медведь... Он съел сенешаля, а теперь добирается до меня... Кажется, у меня сейчас начнется болезнь... медвежья во всх смыслах...
      
      Слышны красноречивые звуки
      
      М е д в е д ь. Интересно, чьи это я слышал вопли? Ну-ка, кто это там у вяза?
      
      Приближается к дереву.
      
      О, сколько моего любимого лакомства... Какой добрый король!
      
      Вновь слышны красноречивые звуки.
      
      Как щедро он меня угощяет!
      
      Жует и причмокивает от удовольствия.
      
      Л у и. Ой... Ой... Он уже добрался до моего зада...
      
      М е д в е д ь. Похоже, на сегодня все... Жаль... Ну что ж, спасибо и на этом... Пожалуй, как галльский медведь я обязан проявить истинно галльскую любезность. А ну-ка, расцелую я доброго короля в обе щеки!
      
      Встает на задние лапы и лижет лицо короля справа, затем заходит с другой стороны и лижет его лицо слева. Нечаянно цепляет парик и стаскивает его. Из-под парика показывается королевская лысина. Медведь с нежностью облизывет и ее, а потом уходит со сцены. После этого на лице и лысине Луи появляются коричневые полосы.
      
      Л у и. Какой странный медеведь - сенешаля сожрал, а меня пощадил... Интересно, чем это я заслужил его милость? Все-таки, король - это... (Помрачнев.) Но, однако же, что делать? Я надеялся на помощь сенешаля, а теперь... А если меня так и не найдут в этой бескрайней Булонской глухомани?
      
      Рыдает.
      
      Вот так и буду стоять тут, (всхлипывает) подобно Прометею, прикованному к скале. Только к Прометею (всхлипывает) летал орел, а ко мне... (всхлипывает) ко мне будет ходить медведь... Но скоро и он перестанет навещать меня, ибо я помру от голода у этого проклятого вяза, и никто так и не узнает об ужасной трагедии, разыгравшейся в Булонских дебрях. Может быть, потом, когда-нибудь лет через десять, к этому гадкому дереву придут девушки на свой веселый праздник... Как, должно быть, их испугает мой скелет, прислоненный к дереву! Возможно, по остаткам одежды люди и поймут, что это их бедный король, но кто растолкует им всю эту загадочную историю? Кто поведает им о терзаниях несчастного короля, о его муках, о... Боже, да что ж это так оно чешется!
      
      Просовывает руку и яростно скребется.
      
      В это время просыпается сенешаль. Потягивается, встает, протирает глаза, видит Луи у дерева и удивленно таращится.
      
      С е н е ш а л ь. О сир! Поберегите свое здоровье! Вы до того колебали злосчастное дерево, что у вас мозги вылезли из-под черепа!
      
      Л у и (меланхолично). О нет, дружок, это не мозги. Это меня облизал медведь-говноед. Я думал, что он и тебя съел, сенешаль, как я рад, что ошибся.
      
      С е н е ш а л ь. Медведь?!. Я спал и ничего не заметил... Но почему же, ваше величество, вы не укрылись от него на дереве?
      
      Л у и (все так же меланхолично). Я не мог - мой сучок прилип к дуплу.
      
      Подзывает к себе жестом сенешаля и неслышно с ним переговаривается, жестами указывая то на дерево, то вверх на дупло, то на свою поясницу. Сенешаль с пораженным видом следит за его жестами.
      
      С е н е ш а л ь. Я немедля протрублю в свой рог, сир! Звуки этого рога собирали в грозный час весь цвет французского рыцарства, все дворянство, все войско Франции! Мы спасем вас, сир!
      
      Л у и. Мне не очень хочется, чтобы сюда собиралось все дворянское ополчение, но делать нечего, - труби. Только сначала подложи мне хворосту под пятки, а то веришь ли, дружок, - земля притопталась, и я уже изнемог висеть на... стоять на носках, я имею в виду.
      
      Сенешаль подкладывает каких-то сучьев под ноги Луи и подносит к губам свой рог. В этот момент на сцене появляется мадам Помпадур со свитой. Она грозно упирает руки в бока и и вперяется взглядом в Луи.
      
      Л у и. Ой, Помпи... А мы тут... Я тут... это... нобелевку отхватил...
      
      Сенешаль подскакивает к мадам Помпадур и на ухо ей чтото шепчет. Мадам Помпадур с крайне неодобрительным видом подходит к королю и смотрит на него в упор.
      
      М а д а м П о м п а д у р. Идиот!
      
      Дает ему пощечину и величественно удаляется.
      
      Вокруг Луи начинается суета придворных, - восклицания, ахи, толкотня и прочее. На сцену выбегают несколько человек с пилами и топорами. Дерево в конце концов падает (как бы срубается), а Луи на носилках уносят прочь, причем он лежит на спине, а над ним от поясницы вверх торчит чурбан. Придворные участливо толкутся вокруг.
      
      Все уходят, на сцене появляется Рассказчик.
      
      Р а с с к а з ч и к. Успокойтесь, господа, успокойтесь! Спешу сообщить, что главное королевское сокровище, к счастью, ничуть не пострадало. Порученное заботам мадам Помпадур оно уже через неделю могло радовать всех подданных подвигами во славу Франции и любви. Вы скажете: хорошо все, что хорошо кончается. Увы, господа, (сокрушенно) если бы этим все и кончилось! Вы помните, как наш бедный король чесался у этого коварного вяза? Так вот...
      
      На сцене появляется мадам Помпадур, которая бешено почесывает низ своего живота сразу обеими руками. Она крайне раздражена. За ней с виноватым видом семенит Луи, который тоже то и дело почесывается.
      
      М а д а м П о м п а д у р. Скотина! Кобель! Сексуальный маньяк! Не успели тебя выпилить из твоего дурацкогого дупла, как ты тут же обзавелся у какой-то дряни этими гадкими насекомыми!
      
      Л у и. Помпи, ты не права... Ну, Помпи, послушай же... Это никакая не дрянь, а дятел. Дятел! Просто болван-сенешаль вместе с пухом дятла притащил в скважину...
      
      Мадам Помпадур яростно дергается.
      
      ... мерзких дятловошек. Они там, оказывается, просто кишели! Это дятловошки, Помпи, дятловошки...
      
      Мадам Помпадур отмахиваясь убегает со сцены. Луи следует за ней. Оба все так же почесываются. Из-за сцены раздается крик, и Луи вылетает обратно со следами ногтей через все лицо.
      
      Р а с с к а з ч и к. И тогда наш добрый король в припадке крайнего раздражения повелел... (делает жест в сторону короля)
      
      Л у и (держась рукой за щеку). Вырубить по всей Франции все вязы до единого!
      
      Убегает со сцены.
      
      Р а с с к а з ч и к. И вот с тех пор на месте бескрайних вязовых рощ во Франции остались одни пеньки.
      
      Делает жест в сторону декораций с картиной рощи на заднем плане. Декорация переламывается у основания и падает в его сторону. За ней взгляду зрителя предстают актеры и кланяняются публике.
      
      
      
      К О Н Е Ц
      
      
      Апрель 1996

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Гейман А. М. (don_sokeyta|sobaka|nm.ru)
  • Обновлено: 14/01/2014. 29k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Фантастика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.