Гейман А. М.
Битва России: шанс

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Гейман А. М. (don_sokeyta|sobaka|nm.ru)
  • Обновлено: 07/12/2013. 166k. Статистика.
  • Эссе: Публицистика Социально-политическая публицистика (статьи, эссе, штудии)
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    [О стратегии России в 3-м тысячелетии.] Написано в 2003 г. и, насколько помню, очень уж абстрактно. Пару раз собирался не то что переписать, а дополнить более конкретными соображениями - какими, уже забыл. Поэтому оставляю пока все как есть, если что будет умного, то в какой-нибудь уже другой работе.

  •   
      БИТВА   РОССИИ :   ШАНС
      
      
      К чему и как стремиться России в 3-м тысячелетии. Чем руководствоваться в долгосрочной перспективе. На чем строить отношения с миром и строиться самой. На что ставить. Какого дао держаться. В общем, стратегия - мой взгляд. [1] (здесь и далее цифрами в квадратных скобках указаны номера примечаний, см. в Приложении.)
      
       ОГЛАВЛЕНИЕ (расположено в конце текста, кликайте)
      
      
      Сразу по пунктам излагаю свои подходы - каждый волен просмотреть их и решить, стоит ли ему читать далее. Итак, шанс России -
      
      1) в том, чтобы сработать на опережение. Не пытаться догнать - это значит увековечить отставание от "передовых стран". Готовить атаку не сегодняшнего, а завтрашнего и послезавтрашнего дня - на сегодня мы уже отстали, и этот факт не отменить никаким догонянием;
      
      2) в том, чтобы вписать свой маневр, свой поединок в общую битву планетарного человечества. Строить стратегию и политику страны с прицелом на мировую стратегию и как ее часть. Общемировой интерес сделать своим национальным;
      
      3) в том, чтобы во главу угла планетарного интереса положить интерес не сильнейших, а слабейших стран (разумеется, понимая этот интерес широко, а не эгоистически-национально). Не покупаться на причтенность к "сильным мирам сего". Дружить с сильными за, а не против слабых;
      
      4) в том, чтобы сделать россианство открытым и привлекательным (или, если угодно, поделиться битвой Страны). Дорожить, но не жадничать русским. Не зажиматься: из собственно национального (русского и российского) отстаивать и всемерно приращивать только аспект культуры - но - в сочетании с восприимчивостью и активным участием в становлении мировой метакультуры (сознания);
      
      5) в целом: ставить как можно более высокую планку и под нее подстраивать все конкретные программы, долго- и краткосрочные. Держать в уме даже не только общечеловеческий, а общепланетарный интерес: тот, ради, которого мы, люди, нужны и интересны не самим себе только, а всему живому на этой планете.
      
      Ниже - обо всем этом в более подробной развертке и с комментариями.
      

    *   *   *

      
      Примерно в середине 90-х годов - практически сразу по миновании наиболее кризисного периода - правительство новой России озаботилось национальной идеей. Помнится, администрацией Ельцина даже был учрежден какой-то официальный конкурс на эту тему. Российская интеллигенция (особенно еще той, советской закалки), как известно, обожает словопрения по мало-мальскому пригодному поводу. Однако вот эта тема вызвала на удивление вялый отклик - при том, что давала, казалось бы, хорошую возможность наверстать упущенное и совершить рывок наверх наиболее толковым представителям сословия профессиональных идеологов, оставшихся не у дел в пост-советскую эпоху.
      Одной из причин было, возможно, простое эмоциональное отторжение команды реформаторов. И действительно, неоспоримый факт, что деятели первого ельцинского призыва - Чубайс-Гайдар и т.д. - изъявляли миру и городу уж настолько убогое понимание реальности, что порой оторопь брала (нравственных аспектов я здесь не касаюсь, это уже вопрос эмоций - задвигаю их в Примечания, см. [2]). В условиях этого новобольшевистского курса (капитализм в пятилетку) с его новой, либеральной на сей раз, утопией, провести что-то дельное и дееспособное, о серьезной мыслительности речь, было невозможно при всем желании. Но и желания не возникало: ведь это и вправду западло - вооружать национальной идеей бывших красных и нынешних новых русских, которые и построили эту нацию: кого - в очередь за визой на ПМЖ, а кого и - к бачкам на помойке.
      
      Моя же тогдашняя позиция, если отстраниться от эмоций, была та, что я саму постановка вопроса считал надуманной и ложной. Если и бывает так, что жизнь какого-либо народа как бы воплощает некую идею, которую можно емко обозначить словами и считать девизом данной нации, то такое происходит не по конкурсу в газетах (с вручением главного приза победителю, а как же). Но главное, зачем ломиться в открытые ворота? Ведь проблем у России и 10 лет назад, и теперь выше горла. Предложи для каждой из них более или менее дельные решения, обобщи их коротенько в рабочей программе - спрашивается, какая еще после этого нужна национальная идея? Уж чего-чего, а вызовов перед страной и так выше головы. Искать их не надо, их надо принять, взяться решать - вот и вся национальная идея.
      Я и теперь держусь примерно этой позиции. Но теперь я признаю, что это некоторое упрощение. Все дело в том, какие именно подходы, какое понимание человеческих целей и реальности вообще при этом пускать в ход - а это может очень и очень различаться. Проанализировать наличные и конфликтующие версии наших правых-левых-центра я в настоящей работе даже не пробую, для этого требуется совсем другое исследование. Моя же цель - изложить именно свое видение, свой подход, свое понимание вещей - а в чем же состоит шанс России. При этом, конечно же, я помню и понимаю, что это вот "свое" тоже не есть лично мне принадлежащее. Конечно же, я лишь выражаю сознательные устремления над-личного характера. Мое личное только в том, что я берусь это делать на свой страх и риск, под свою личную ответственность - не состоя ни в каком движении и не являясь членом какой-либо партии или группы, не пользуясь их помощью и прикрытием. И конечно, предлагаемые мной подходы сами по себе не являются ни национальной идеей (хотя, возможно, по ходу дела я смогу что-то кратко сформулировать на этот счет), ни рабочей программой, которую можно принять на исполнение. Это именно подходы - а вот уже исходя из них можно, хотя бы вчерне и в самом общем виде, разработать реальную долгосрочную программу, стратегического рода - хотя бы на пару-тройку столетий вперед. Более того, я считаю, что это просто необходимо, пора. *
      
       ____
       * Примечание от 24.04.2004 - Что касается именно национальной идеи, то простой подход к ее формулировке мной дан позже и отдельно, см. "Пара страниц о национальной идее" здесь же на моей стр.
      
      
      Но сначала кое о чем надо условиться. Во всяких работах, даже в самых формализованных и математических, все так или иначе упирается в набор аксиом, осознаваемых или нет. Для работ гуманитарного рода это, конечно, означает прямой выход на так называемые "экзистенциальные" вопросы - вопрос о том, что есть благо (и не есть благо), что есть самое человек, в чем смысл жизни - ну и т.д. В зависимости от этого хотя бы такую вещь как благо и назначение России можно понимать очень по-разному. [3]
      Так вот, моя аксиоматика позитивна, мироприемлюща. Я НЕ считаю жизнь лишенным смысла занятием, а человечество - мыслящей плесенью. Да и Вселенная для меня немыслима как нечто мертвое и механическое. Все так, о мире мы знаем очень мало - и что же, вполне вероятно, что реальность мирового сознания окажется не слишком согласной с человеческими представлениями о добре и зле, да и Дух, та самая высшая реальность, о которой толкуют наши человеческие религии, откроется нам, возможно, отнюдь не по нашей вере. Даже от нашей земной природы нам правильней ожидать скорее жесткости и безразличного закона, нежели участия и милосердия - во всяком случае, в человеческом их понимании. И в любом случае, каковы бы ни были родители человечества, Дух то или природа, это родители очень требовательные и баловать нас не в их привычках - уж это-то очевидно.
      Но и при таких условиях - тем более при таких! - жизнь, разум и дух я считаю великим даром и захватывающим вызовом. Самоё получить эти дары - уже выигрыш, состоявшийся, поражение здесь просто недостижимо и проигравших нет. Поражение человек, а равно и человечество, может потерпеть в другом: в том, как он распоряжается этими дарами - но ведь в том-то и вызов. И в том же великий шанс, равно для человека или человеческой общности.
      
      Что до России, то эта страна мной любима. Я не сомневаюсь в ее шансе, в ее праве иметь великое будущее. Русских людей и шире - россиян я знаю как людей очень одаренных, глубоких, думающих и душевных, а что до женщин России, то всем давно уже понятно, что в них главное богатство Страны. Да и мужчины России, в конце концов, не последние на этой планете - кто-то же выигрывал все эти бесчисленные жестокие войны, двигал науку, проходил походами Сибирь, писал книги - и кстати, очень хорошие книги.
      Да и вообще, если и суждено проиграть битву, то уж пусть это будет битва, скажем, за сердце планеты или за возрожденное братство людей и китов, и всегда - за собственный дух, а не за владение супермаркетом или кресло министра или мировые рынки сырья.
      В общем-то, многие из принимаемых мной посылок я мог бы даже доказать, и достаточно строго, - возможно, по ходу дела я это и выполню, по мере надобности и в некоторых вопросах [4]. Однако мои аксиомы я принимаю не из-за доводов разума и не из-за показаний опыта (хотя хватает и того, и другого), а просто в этом мое сердце.
      
      
      
      ЧАСТЬ 1. СЛАГАЕМЫЕ РУССКОГО ШАНСА.
      
      
      Я предупреждаю возникающий с ходу вопрос: а шанс на что автор имеет в виду? На процветание, на спасение, на главенство в мире (Солнечной системе, Галактике, Вселенной)? Шанс на выживание, в конце концов?
      Вопрос как будто законный. Однако меня куда больше интересует не на что, а в чем состоит шанс России. Все ведь дело в том, какую вести битву. Если биться за первенство - это одна победа (если достигнута). А если просто за место под солнцем - ну, это и битва другая, и победа (если достигнута). А уж если за "други своя" - то совсем-совсем третья.
      Поэтому, что касается шанса, то "на что" (состоит этот шанс) верней всего исследовать через "в чем" (он состоит). Можно, конечно, подробно описать искомое, цель, а потом расписывать средства достижения. Но такой путь видится мне неверным или, по крайней мере, неудобным, мало отвечающим сути вещей. Раз битва, то, конечно же, в итоге нечто завоевывается - и разумеется, нас интересует завоевание благое, наше. И само собой, шанс нас интересует выигрышный. Проигрышные шансы меня лично не привлекают - учесть, исследовать их можно, но уж они-то позаботятся о себе сами, это они умеют. Поэтому как человек практический, я делаю упор не на способах проиграть, а на способах выиграть. При этом я отодвигаю вопрос о том, каким будет приз. "Каков мой барыш?" и "Что мне заплатят?" - вопросы торговца, а не воина. Вот и не будем торговаться. Что принесет битва, решает сама битва. Смотря какую битву выбрать. Смотря как ее вести. И если правильно, то и победа будет правильной. А какой именно, загадывать рано.
      
      
      1. СРАБОТАТЬ НА ОПЕРЕЖЕНИЕ.
      
      
      Полагаю этот мой тезис наиболее понятен и очевиден. Правда, понимается он обычно в таком духе, что ориентироваться надо на "развитые страны": достичь сопоставимых с ними показателей в экономике, благосостоянии граждан, социальных гарантиях и проч., а для этого предпринять усилия, которые бы каким-либо образом учли тенденции не сегодняшнего только, а завтрашнего дня. Ну и, соответственно, перспектива выстраивается такая, что сегодня надо закладывать проекты того типа, отдача от которых скажется в будущем. И это представляется достаточно разумным - на сегодняшний момент мы так и так отстаем, какие бы усилия не предпринимали. Поэтому вкладываться надо уже не в сегодняшнее, а в завтрашнее - не в те направления, которые выгодны и перспективны сейчас, а в те, которые будут таковыми в будущем.
      Вообще-то, идея в целом бесспорна, и я тут велосипеда изобретать не стану - да, с оговорками так. Вот на этих оговорках и задержусь, конкретика здесь значит многое.
      
      Во-первых, я сильно предостерегаю на тот счет, чтобы понимать опережение как опережение кого-то и в чем-то. Ставить дело как вопрос чемпионства значит провалить его еще на старте. Цель менее всего состоит в том, чтобы выиграть гонку - и обязательно у кого-то: утереть нос всему миру и тем утешить уязвленное национальное самолюбие.
      Вообще говоря, у России в ее настоящем просто нет таких ресурсов, чтобы стать единоличным лидером наподобие нынешних США. Но даже будь у нее такие шансы, я бы лично вытаскивать их не советовал. Сослаться могу на пример тех же США - очевидный случай того, когда шапка не по Сеньке. Страна на удивление по-детски попадается на искушение силой - но силу это куда больше тратит, чем прибавляет. В конце концов, лидировать тоже можно по-разному - если вспомнить социальную психологию, то наиболее выигрышной является позиция вовсе не командира, а, так сказать, начальника штаба: вкушает от пребывание в элите лидер #2 даже больше (лидер #1 слишком занят подтерждением своего первенства и исполнением обязанностей), а ответственность и нагрузка ощутимо ниже. Чего же и рваться на самое-то острие пирамиды, спрашивается.
      Об опережении приходится вести речь, чтобы не застрять в неудовлетворительном настоящем. И даже не только поэтому - само местоположение России в мировой (геополитической, исторической) реальности возлагает на нее множество задач, решать которые ей все равно хоть как-то да приходится. Ну и, если хотеть решить их не хоть как-то, а возможно лучше, то на это лучшее и надо закладываться. Опережать Стране надо прежде всего саму себя, свое настоящее, а вытягивать при том не чужой, а свой шанс. России достаточно раскрыть свои возможности - те, что находятся в ее распоряжении в силу культуры-истории-географии, достаточно совершить полагающееся и получить причитающееся, а кого "первей" и "вторей" она окажется в результате, не имеет ни малейшего значения. Свое-то уж она в любом случае не потеряет - а чужого и не надо. Короче, занять надо свое, а не первое место - и другое дело, что с учетом потенциала России, включая ресурсы от природных до интеллектуальных, место это просто не может не быть среди верхних.
      
      Во-вторых, Россия на Земле не одна, живет не в пустыне и не в изоляции. Значит, мы тут строим великие планы, записываем себе со среды на четверг великий прорыв, а Запад и все прочие знай смирно сидят и ждут не дождутся, когда Россия осчастливит их очередным всемирным учением? Ну, а сами они ни-ни - без России не могут и даже не пытаются заглянуть вперед, вот исключительно днем сегодняшним живут. Ну, прямо. Так вот, само собой, мы не одни такие умные и сыграть на опережение собираемся не мы одни. Отсюда еще не следует конкуренции - так же, как и очередного мессианизма (российского или японского или американского - всякого). Просто России уже сейчас следует закладывать свой опережающий маневр как часть мирового. Ну, а уж если хотеть для себя роли ведущего, а не ведомого, то, стало быть, надо на сей мировой счет предлагать нечто более продуктивное, более перспективное, более "передовое" и выигрышное сразу для всех, нежели имеют в виду другие страны. (Эту тему я предполагаю развить поплотнее отдельно, в следующей главке, и сейчас даю лишь вкратце, как одно из необходимых слагаемых опережения.)
      
      В-третьих, какие вопросы это (сработать на опережение) ставит. Ох, много.
      Прежде всего, как-то надо вычислить, какие именно направления развития, какие отрасли, технологии и т.д. будут прибыльны и перспективны в будущем (знать бы, что в прикупе...). Какой ответ тут возможен?
      Двоякий. Предусмотреть будущее, разумеется, можно лишь до некоторой степени. Но так-таки можно. И первое здесь - учесть для начала эту вот однозначно просматриваемую "некоторую степень". А это легче и разумней всего сделать, определив вызовы будущего. Они более или менее известны:
      
      - истощение естественных ресурсов и в целом - экологический вызов
      - диспропорции мирового развития, социальное неравенство, перенесенное на геоглобальный уровень (Север-Юг)
      - национальная, религиозная, культурная разобщенность - в наиболее критических случаях вплоть до вооруженного противостояния и тоталитарных экстремистских идеологий
      - угрозы техногенного рода, включая сюда накопленные арсеналы оружия массового поражения
      - очевидное отставание человеческого сознания от уровня встающих задач и вызовов
      - отсутствие по-настоящему дееспособных мировых институтов для решения глобальных, всеобщих задач; неразвитость, неразработанность технологий для решений и действий планетарного плана, для проведения единой планетарной политики (касаясь разных аспектов общественной жизни)
      и т.д. - можно дописать, вероятно, разное другое, хотя главное, похоже, названо. Вот на эти вполне очевидно встающие вопросы уже нужно подготавливать ответы, в их целом и по возможности - в их конкретике.
      К примеру - дефицит энергоресурсов (топлива)? Пути решения просматриваются такие и такие - развитие гелиоэнергетики, скажем, - а это, в свою очередь, предполагает вложения в соответственные отрасли науки и производства (или даже перестройку их сообразно определенной модели).
      
      Второе же, помимо конкретных опережающих разработок, это развитие самой способности вести диалог с будущим. Становление человеческого сознания (индивидуального и коллективного) и общественного бытия в поисковом, творческом режиме. Вот это, кстати, еще один вызов, еще одно надлежание - и вес его, возможно, равен всему остальному, вместе взятому. Я этот момент специально выделяю, поскольку до этого уже упоминал об "отставании человеческого сознания от уровня встающих вызовов". Но это отставание касается аспектов, которые сами по себе еще не означают открытости будущему - например, сознанию человека недостает планетарности: мы осознаем себя прежде всего через принадлежность к нации, религии, а то и вовсе какой-то локальной человеческой общности - т.е. во-первых мы россияне (французы, датчане етс.), а то и вовсе - сибиряки, духоборы етс., а земляне мы во-вторых или даже в-десятых, - и конечно, для стремительно становящегося планетарного человечества такое положение нетерпимо. Но при этом планетарность или, положим, всеобщая гуманизация сознания еще не дают ему открытости будущему, способности иметь дело с чем-то неизвестным, непредвиденным и вообще непредсказуемым, и этот аспект я прописываю особо (тем более, что это план не одного сознания только, но и соответственно оформленного общественного бытия).
      
      И вот уже в плане становления человеческого бытия и мышления как поисковых, открытых будущему, я просматриваю такие проблемы, такие вызовы, такие надлежания:
      
      - общественное сознание ужасно засорено мифами самого разного рода, причем, мифами не высокого плана, а попросту общепринятыми предрассудками на тот или иной счет - отсюда, встает задача демифизации общественного сознания, а это означает замену мифов Знанием и открытость ему;
      - одна из наиболее загроможденных мифами и ключевых областей вообще - это сфера мужского и женского, отношения полов. Современная техногенная цивилизация сводит на нет мускульное превосходство мужчины, и уже одно это проявляет все наглядней женские "козыри" разного рода. Жесткое разнесение мужского и женского по социальным ролям и нишам, особенно, в русле домостроевского "мужского мифа" уничтожается самой жизнью, какие бы эмоции не выплескивались на сей счет. Однако, уже сейчас очевидно и то, что другая крайность - отрицание различий мужского и женского, например, в духе крайнего феминизма или "унисекса", тоже не является надлежащим ответом на вызов современности. Ответ совсем не в уравнении меж собой мужского и женского, а в подборе надлежащего узора, наиболее плодотворной формы соотнесения меж собой этих начал и энергий, - причем, в разных сферах рисунок их взаимодействия может быть достаточно различен, это задача тонкая, творческая - но уже тем самым воодушевляющая. Весь вопрос только, чтобы строить эти отношения исходя из реальности, из реальных предпосылок, самих качеств мужского и женского, а не из мифов на сей счет, как бы они кому-то не льстили, - ну, а это и ставит вопрос о Знании [5]. Если же это как-то обобщать, то вопрос мужского и женского - это вопрос также и соотношения традиции и изменчивости, стабильности и поиска - итак, становление поисковой общественной модели и поискового мышления означает перенос мужского лидерства из сферы (прямого) управления в сферу стратегическую и креативную, - в сферу, назову так, разведки, рукопашных переднего края и битв завтрашнего дня. Итого - от мужского автократизма к креативности, стратегической разведке, приданию направляющих импульсов (управительных "вибраций");
      - большой вызов - и, очевидно, то, что будет рождаться в муках - это становление новых и человеколюбивых социальных моделей, беря как макро-, так микроуровень - и опять же, это снова педалирую, в их открытости поиску и его поощрению. А в числе этого, что есть смысл вынести в отдельный пункт -
      - решение великой проблемы денег, разгадка загадки капитала, финансов, богатства. Тайна сия велика есть, я этот вызов только отмечаю, не имея ничего предложить конкретно. Фиксирую здесь самое задачу, вопрос, требующий ответа - а вопрос не праздный хотя бы даже в таком его прикладном (и не главном, кстати) аспекте как вопрос мировой валюты - доллар, по-видимому, с этой задачей справиться не сможет, и стало быть, решать вопрос придется как-то иначе, иным способом, нежели обращение какой-либо национальной валюты в качестве мировой. И опять же, встает вопрос о развернутости к будущему - пресловутая инфляция, к примеру, это ведь всего-навсего спроецированная в сферу финансов господствующая ныне обращенность (развернутость) человеческого сознания к прошлому. Очень может быть, что и вообще-то решение проблемы капитала надо увязывать с категорией времени, с открытостью будущему;
      - серьезным вопросом, до сих пор не оцененным в полной мере, является проблема так называемой параллельной реальности - а практически, это вопрос об ИСС (ИСС - измененное состояние сознание, термин принят не для просто необычных состояний, но для состояний пограничных - трансовых, наркотических, "мистических" и т.п.). Отвлечемся сейчас от вопроса о ее физическом существовании - собственно, для моделей мира современной физики это вещь не слишком удивительная и не запрещаемая законами природы, - многослойность или, точнее, многомирность вселенной астрофизикой уже признана, но дело даже не в этом. Важнее, что наличие пары, наличие иной реальности дополнительно к нашей является потребностью, необходимостью человеческого сознания - оно, так сказать, не способно себя полноценно осуществлять в режиме одномирного осознания. Можно сколько угодно осмеивать мистику (и есть за что) и считать ее только "мистикой" - вот только как быть с проблемой наркотиков? Тоже посмеяться? Вот уж реальность самая свирепая - с миллиардными оборотами, с бессмертно торжествующей мафией, с коррупцией в государственном масштабе, с самыми настоящими войнами - а ведь обслуживают эти криминальные армии и мафии именно человеческую потребность в ИСС. Что, отмахнуться? Не получится - итого, на повестке опять же вопрос Знания, умения зрячего, управляемого, не наркотического сообщения с иной (параллельной или мистической, как ее не называй) реальностью;
      - названный выше вызов исключительно важен и сам по себе, как отдельно взятый, но он вдобавок тесно смыкается с еще тремя вопросами: вопросом о религии, вопросом о паранормальных (экстрасенсорных) способностях человека, а этот вопрос является частью более широкого, третьего вопроса - о техниках тела.
      Касаемо религии, я отмечу только, что проблема здесь в основном в слабом соответствии дню сегодняшнему, его вызовам. Все конфессии просто перегружены догмой и обмирщены до крайности, обслуживают они, конечно же, прежде всего свой церковный интерес, а не действительную духовную и мистическую потребность. Способны ли они это преодолеть? Вопрос больной - и затрагивает он отнюдь не только приверженцев самих конфессий. Мое мнение, что совсем не обязательно создание некоей новой традиции, новой религии, - религии Знания, предположим. Теоретически, положение могла бы спасти реализация того потенциала, который - теоретически, опять же - заложен в каждой из религий. Т.е., если бы каждая из конфессий умела максимально задвинуть в сторону свою обрядовую и догматическую обставленность, а елико возможно задействовать свой общечеловеческий и духовный заряд, то этого, по идее, могло бы и хватить. Но, опять же - в состоянии ли это сделать нынешние религии? Отвечать им.
      - далее, вопрос об отставании техник тела - я имею в виду отставание тех техник тела, что запущены в массовый оборот, задействованы социально - ну, а отстают они от современных задач и тех требований, что социум же предъявляет к личности, индивиду. Хотя это еще не осознается как следует, но кризис современности есть во многом кризис техник тела. Общество лишь предъявляет к личности гору своих требований, однако очень слабо ее вооружает в той части, что касается умения взаимодействовать со своей собственной телесной природой, чудесной реальностью своего тела-духа. В первую очередь это, конечно, касается Запада с его акцентом на действии и действовании - с пеленок, намеренно или неосознаваемо, человека обучают технике действия - как говорить, как ходить, как сплевывать, как выражать эмоции, как играть в мяч, как сидеть за столом и т.д., но практически не учат недействию - как (про)молчать, как не выражать эмоции, как воздерживаться от мыслей, как не применять силу (расслабляться), как чувствовать состояние человека без обмена словами, как видеть без помощи глаз и т.д. А меж тем, даже простой отказ от действия, уж не трогаю экстрасенсорику, это такая же техника тела, как само действие. Ну и, поскольку это не осознается, то или не применяется вовсе, или применяется неосознанно и стихийно, вслепую - таковы, например, принятые в обществе способы расслабления: курение, смотрение телевизора, застолье и прочий "отдых", подрывающий физическое и душевное здоровье похлеще иной работы.
      - к особой разновидности техник тела относится освоение и применение т.наз. паранормальных или экстрасенсорных способностей. В общем-то, это действительно вопрос будущего, но ставить его нужно уже сейчас. Хотя бы потому, что потенциально здесь не менее опасные угрозы, нежели несет то же атомное оружие - а стало быть, и эти вещи надо по возможности просчитать, хотя бы из одной их опасности. Я предупреждаю возможных скептиков и "материалистов" насчет пренебрежения этой темой - дескать, все это "мистика", выдумки и "не бывает" - потому что чудес не бывает вообще. Что для одного мистика и чудеса, то для другого опытно знакомые вещи, а для третьего и вовсе рабочая повседневность. Но в любом случае, никуда не уйти от необходимости самопознания - мы просто не сможем правильно познавать и сообщаться с природой внешней, если не освоим хотя бы в равной степени свою внутреннюю природу, собственную телесную реальность. Само по себе освоение внутренней человеческой природы, даже чудесного ее измерения не решает и не решит проблем настоящего и будущего, на этот счет советую обойтись без завышенных ожиданий. Но это то, без чего решение невозможно, одно из необходимых условий решения - вот и надо это условие сразу включать в постановку задачи.
      
      
      И наконец, обобщая и беря вопрос об опережении отдельно. Помимо всего разобранного выше для опережения существует и определенная системная необходимость. Я называю это в рабочем порядке законом превышающей сложности и предполагаю поосновательней исследовать далее, в связи с темами следующих глав. Грубо же говоря, это простая необходимость делать поправку на течение реки, переправляясь на другой ее берег: править не к тому месту, куда переправляешься, а выше - иначе снесет. А то есть, ставить на опережение нужно не для "большого скачка", а уже для того только, чтобы попросту идти в ногу со временем, чтобы оставаться в настоящем и не откатываться в прошлое. Да, человек всегда на один прыжок отстает от реальности, она происходит быстрее, чем он это осознает - но уж пусть это будет отставанием на прыжок: на один - а не на два и не на десять.
      
      РЕЗЮМИРУЮ.
      
      - Сработать на опережение России необходимо не для того, чтобы кого-то в мире опередить, а чтобы попросту быть, существовать как Россия.
      - Для этого надо закладываться не на настоящее (фактически, прошлое), а на будущее, и делать это лучше, вписывая свой маневр во всемирный, в маневр планетарного человечества.
      - Это ставит вопрос о том, каким образом можно учесть достаточно неопределенное будущее, - а учесть его возможно двояко:
      Первое - это определить наиболее острые и неизбежные вызовы и предложить к ним ответы;
      Второе - это в целом перестроить мышление, сознание в поисковом ключе, в его способности вести диалог с будущим.
      
      Очистить человеческое сознание от балласта мертвых идей и бывших правд, вооружить Знанием и Духом, чтобы не жить в прошлое, а стоять лицом к настоящему и выдерживать его взгляд - это и есть способность принимать вызовы времени, на равных говорить с будущим.
      
      
      2. ВПИСАТЬ СТРАТЕГИЧЕСКИЙ МАНЕВР СТРАНЫ В ПЛАНЕТАРНУЮ СТРАТЕГИЮ.
      
      
      Совершенно очевидна происходящая глобализация и столь же очевидно, что иные сценарии мирового развития маловероятны (хотя и не невозможны чисто теоретически). Совершенно очевидно, что это просто нельзя не учитывать при сколько-нибудь перспективном планировании или прогнозе. Та же программа мелиорации Сахары, предположим, может означать крупный и долгосрочный заказ на металлопрокат для металлургических комбинатов в Челябинске - итак, происходящее в далеком от России африканском мире, где как будто бы и интересов никаких нет, ни "жизненных", ни просто политических и деловых, может отозваться в достаточно обозримом будущем чем-то вполне весомым и материально ощутимым. Отозваться, конечно, как приятно, так и не очень. Всеобщая взаимосвязанность и взаимозависимость налицо - а плюс к тому уже просматривается тенденция подвести некую единую основу под крайне пеструю многонациональную и многокультурную мозаику (понятно, что основу эту задает на свой манер группа лидирующих стран, "Запад", но этого я сейчас не трогаю).
      Однако я веду речь совсем не о необходимости учитывать планетарные процессы при национальном долгосрочном планировании - в этом-то убеждать никого не нужно (надеюсь). Речь о гораздо большем - о достаточно активном и целенаправленном включении в эти мировые процессы. Об избрании своей стратегии и проведении ее в жизнь, причем, здесь воедино сплетается курс, проводимый внутри Страны, и курс внешний - та роль, которую следует избрать для себя России в мировом сообществе. Точнее, эта роль выпадает России и без ее выбора, в силу самой геополитической реальности, однако вопрос встает, так сказать, о "трактовке" этой роли. Распорядиться своим ресурсом можно очень по-разному, а кроме того, чисто теоретически и сценарии мирового развития могут сильно различаться - отсюда, нужно наработать варианты и некий инвариант - то, какой линии держится Страна при любых условиях и что отстаивает в мировом сообществе при любом раскладе сил.
      
      
      1) ОБЩАЯ КОНЦЕПЦИЯ СТРАТЕГИИ РОССИИ.
      
      Мое понимание надлежащего и наилучшего здесь таково.
      Беря положение в плане чисто концептуальном, идеальной (мечтать так мечтать) следует считать такую ситуацию на XXI век, при которой
      - Россия правильно определяет перспективу человечества, а т.е. нащупывает наиболее выигрышные, человекорастящие линии и модели развития (включая всю область социала - экономическую, технологическую, научно-исследовательскую, общественные отношения и т.д.)
      - реализует эту линию (и эти модели) внутри себя, во внутреннем пользовании
      - и одновременно (единство внешнего и внутреннего) эту же линию проводит и отстаивает вовне, в политико-экономико-культурном диалоге мирового сообщества.
      При этом она задает планку, а т.е. отстаивает не сиюминутный и узкий интерес (безразлично - свой национальный или групповой), а исходит из интереса долгосрочного, и не группы стран (неважно, передовых или еще каких), а интереса всего человечества.
      Проводя этот интерес Россия не должна и не вынуждена никому противостоять, но наоборот - получает центр и позицию для конструктивного диалога со всеми его участниками.
      При этом, этот планетарный интерес должен перекрывать все частные национальные интересы, вбирать их в себя и, в чем-то ограничивая и перенаправляя, давать в итоге более ощутимую, прогрессивную, долгосрочную и интересную выгоду, нежели преследование лишь своего узконационального интереса.
      Этот интерес обязательно должен превосходить (опережать) уровень сегодняшних нужд и запросов, иметь большой запас роста - и при том быть привлекателен и очевиден уже сегодня.
      Этот интерес Россия должна принимать как свой собственный, как национальный.
      
      Итого, концептуально. Если России хотеть достойной - не главенствующей, но ведущей роли, если хотеть не верховодить в мире, но задавать тон - а хотеть этого разумно, и разумно хотеть - этого,
      то -
      - следует планетарный интерес сделать своим национальным
      - и решать свои собственные внутренние проблемы подстраивая это к решению общечеловеческих, мировых проблем.
      
      Какой урон это способно нанести России? Не содержит ли это какой-либо опасности для нее? Не становится ли Страна заложницей такой вот "планетоцентристкой" стратегии - в случае, допустим, раскола мирового сообщества и проведения эгоистической политики разными группами стран?
      Что касается урона, то его однозначно нет в случае, когда общепланетарная стратегия реализуется успешно и поступательно. Россия только, как и все остальные страны, будет в иных случаях сдерживать какие-то частные интересы - собственно, это сплошь и рядом происходит и сейчас, без проведения этой вот общемировой стратегии. Даже США, как и СССР в бытность свою сверхдержавой, вынуждены ограничивать свои узконациональные интересы и чем-то поступаться, позволить себе всё к своему удовольствию и это государство не в состоянии, отсюда, в этом плане ничего принципиального нового и худшего не предстоит.
      А вот выгоды колоссальны. При проведении планетоцентристской стратегии решение внутренних проблем России - а они многочисленны и непросты - перестает быть лишь ее частным внутренним делом, она приобретает в том поддержку и заинтересованность мирового сообщества и может на них полноценно опираться. А с другой стороны, и ее линия в мировом диалоге будет поддержана, будет опираться на действенность тех моделей, что она проводит в жизнь внутри себя.
      
      Если же брать варианты похуже и в т.ч. - наихудшие, например, раскол и жесткое противостояние разных групп стран (Север - Юг, исламский мир - христианский мир или что другое) или, опять же к примеру, попытку монопольного верховенства (неважно, Соединенных Штатов в одиночку или Запада как целого) и подчинения мирового сообщества своему эгоистическому интересу, то и в этом случае - у России тем более нет альтернативы иной, нежели исходить из интересов человечества как целого. Она не может присоседиться к барскому столу Запада, даже если ей там будет предложена щедрая доля угощения. Это вопрос не только нашего отставания от ушедших вперед стран Европы и Америки. Наша внутренняя и внешняя геополитическая ("евроазиатская" и там, и тут) ситуация такого не позволит. А значит, вопрос стоит не об избираемой линии, а о том, в каких условиях придется проводить ее в жизнь. И ясное дело, надо побороться за хорошие условия, уже сейчас.
      
      
       2) ЧТО СОБОЙ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ЭТОТ МИРОВОЙ (ПЛАНЕТАРНЫЙ) ИНТЕРЕС
      
      Сами понимаете, вопрос на засыпку, и я не беру на себя заменить работу мозговых штабов ООН, ЮНЕСКО, всех этим Римских и иных клубов вместе взятых. Сейчас, в этой подглавке, я только даю моменты выборочно, а на мной же поставленный вопрос отвечаю пока лишь в самом общем виде: это интерес (цель, перспектива) человечества как целого, а конкретное его наполнение как раз и следует выработать в диалоге мирового сообщества. Собственно, в первом приближении тут особых головоломок-то и нет - человечеству предстоит найти ответ на глобальные вызовы, а они ведь известны. Итак, планетарный интерес в грубом обобщении можно определить как согласованный ответ мирового сообщества на те вызовы, с которыми оно уже сталкивается или может и будет сталкиваться в будущем. Более труден другой вопрос: а с каких именно позиций давать ответ на эти вызовы, к чему здесь стремиться, из какой дальней перспективы исходить? Итак, первейшим вопросом является -
      
      1 - ВОПРОС О ЕДИНОМ (СОГЛАСОВАННОМ) ПОНИМАНИИ И ЕДИНОМ ПОДХОДЕ К ГЕОГЛОБАЛЬНОЙ (ПЛАНЕТАРНОЙ) РЕАЛЬНОСТИ
      
      Сейчас Россия в лице ее руководства настаивает на неукоснительном соблюдении принятого международного права, а также выдвигает концепцию многополярного мира. На мой взгляд, это тактически верно - вопреки всем понятным и громким нападкам на этот подход внутри Страны (не говоря про зарубежье). Но это верно и относительно выигрышно только тактически, чтобы получить хорошую позицию для диалога. Стратегически же эта линия недальновидна и тупикова, и от нее рано или поздно придется отказаться. Но отказаться - не сразу вдруг, а приняв на вооружение альтернативную, действительно перспективную и плодотворную концепцию.
      
      Все ведь дело в том, что мир меняется и в частности - глобализуется, становится единым. Естественно, что невозможно поддерживать это мировое общежитие в рамках правил устаревшего распорядка. В условиях же глобализации, мировой интеграции, "многополярность" и незыблимый национальный суверенитет - совсем не те правила, которые могут поддерживать единый мировой порядок. Совершенно понятно, что очень многое придется пересматривать - вопрос только в том, чтобы делать это постепенно, осмысленно и направленно - понимая, что на что и для чего меняешь.
      Например, совершенно нетерпимо положение, при котором какое-либо национальное правительство может проводить геноцид против собственного народа или этноцид - против другого народа внутри своей страны, а мировое сообщество вправе только гневно протестовать да, в лучшем случае, применить экономические санкции. Дескать, невмешательство во внутренние дела. Конечно же, рано или поздно придется принимать некий единый стандарт, единый норматив в части этих вот "внутренних дел" - когда они внутренние, а когда - недозволенные хоть при каком суверенитете. И вот в этом случае никакая хунта, ни фашистская, ни коммунистическая, не позволит себе экспериментиков наподобие кампучийского. Пойти на подобное ограничение "суверенитета" в пользу мирового общегуманитарного права - ну, все равно ведь придется. Это гораздо шире соблюдения пресловутых "прав человека" и должно со временем распространиться, к примеру, на условия жизни, на некий набор обязательных норм - такой-то минимальный уровень жизни, такой-то гарантированный доступ к благам и достижениям цивилизации, такой-то уровень их наличия, к которому мировое сообщество обязывает всякое национальное правительство. Скажем, наличие массовых коммуникаций такого-то спектра, компьютеризация такого-то уровня и доступ к Интернету не ниже такой-то степени. Питание народа не хуже установленных медицинских норм. Обязательное общее образование не ниже такого-то уровня. Ну и т.д.
      
      Разумеется, это не те вещи, которые можно учредить с понедельника на вторник. Но если говорить о согласованном едином понимании геополитической реальности, то уже сейчас надо ставить подобные вопросы - в русле вопроса более общего, вопроса о видении дальней перспективы и согласованного движения к ней. Для начала важно уже достигнуть простого понимания, что в ряде вопросов, признанных мировым сообществом, необходим примат международного права над национальным и международное вмешательство при отступлении от первого. Понять и принять необходимо будет также и то, что круг таких вопросов, степень приоритета международного права над национальным и т.п. можно определить только при наличии согласного видения перспективы, при осознании самого верховенства планетоцентристкого подхода и при достаточно сходном его понимании.
      
      2 - ВОПРОС ОБ ОРГАНАХ И МЕТОДАХ ПРОВЕДЕНИЯ ЕДИНОЙ ПЛАНЕТАРНОЙ ПОЛИТИКИ
      
      В духе тоталитарного сознания напрашивается понять изложенное выше как подведение базы под создание мирового правительства с полномочиями вмешательства во внутренние дела наций и стран (или попросту с правом прямого управления таковыми) - этакая диктаторская модель.
      Однако подобная пирамида, планетарная вертикаль власти отнюдь не единственно возможный вариант - и кстати, на ближнее будущее не наилучший и не наиболее вероятный.
      И органы, и методы проведения подобной планетарной политики, единой и в оговоренных пределах обязательной для всех, могут быть построены достаточно гибко и совсем не обязательно должны находиться в одном месте, в одних руках и быть оформлены как функция какого-то центрального органа, надстоящего над всеми национальными правительствами. Собственно, сама современная практика дает тому массу свидетельств. Международный Валютный Фонд, к примеру, задает своим клиентам определенный экономический международный стандарт - и при этом отнюдь не является финансовым подразделением ООН. Аналогично с ВТО, с разного рода международными соглашениями или ассоциациями по тем или иным вопросам.
      
      Таким образом, вопрос скорее встает не об едином центральном органе (органах) и едином пути проведения единой политики, а прежде всего о ее наличии, осознании и воплощении. Что же до органов и методов, то вот тут как раз и возможен полицентрический подход, когда эта единая стратегия и даже актуально реализуемая политика внедряется в международную практику достаточно гибко, через множество разных органов и институтов и достаточно разнообразно в части методов (от силового давления в критических случаях до создания экономической выгодности или прямых субсидий). Разумеется, при этом можно обойтись без официально оформленного центра международной власти, но нельзя обойтись без ядра стран (равно и людского сообщества), которые готовы (способны и хотят) проводить эту общую согласованную планетоцентристкую линию. Как хотите, а реальность та, что без этакого совета мировой "олигархии" дело не обойдется - и разумеется, в этот планетный ареопаг попадает пресловутая восьмерка (а с Китаем уже и девятка) наиболее могущественных стран мира. Но не только - в целом группу поддержки образует здесь Запад (или Север), и прежде всего Европа. И разумеется, это все подразумевает работу множества явных и неявных мозговых центров и международных клубов, посредством которых - а это тоже нельзя недооценивать - и будет поначалу аккумулироваться, осмысляться и разрабатываться планетарная стратегия - разумеется, поначалу на концептуальном и теоретическом плане.
      
      Что же до ООН или какого-либо другого международного парламента, который, возможно, возникнет в будущем, то, на мой взгляд, и эта структура, и все иные международные структуры при всем различии их задач нуждаются не в тех или иных усовершенствованиях, а прежде всего в общем концептуальном преобразовании - а именно, они все, так или иначе, должны служить инструментом достижения общей цели. Сейчас же, в лучшем случае, ООН, равно как и прочие международные структуры, служит для регуляции международных отношений. Эта регуляция основана на положениях, принятых для международной реальности полувековой давности, и таким образом, есть попытка сегодня иметь то, что отстоит во времени на 50 лет в прошлое. Отсюда, просматривается 2 задачи - во-1-х, сменить обращенность с прошлого на настоящее (а через это и на будущее), а во-2-х, повторю, от функции регуляции переходить к функции целедостижения.
      
      Поскольку же кто платит, тот и заказывает музыку - а то есть поскольку к единому планетарному целому вести человечество будет группа наиболее развитых стран (ну, надстоящих высших сил трогать не будем), а это страны Запада, то уже сейчас отчетливо просматриваются вытекающие из этого проблемы и возможные конфликты.
      
      Главные из них, это совместимость культур, т.наз. конфликт цивилизаций, а с другой стороны - неравенство развитых и отсталых стран, пропасть между Севером и Югом, - и вытекающая отсюда опасность глобализации "под себя", т.е. в узких интересах группы развитых стран, которые эту глобализацию и проводят. Сказать иначе, опасность глобально установленного планетарного неоколониализма. Итак, в рамках вопроса об общем планетарном интересе человечества встает вопрос об интересе наиболее бедных и неразвитых стран. Под его рассмотрение я отвожу отдельную главу - поскольку он, так мне видится, является ключом к происходящему и поскольку, так мне видится, именно здесь спрятан уникальный шанс России.
      
      
      РЕЗЮМЕ
      
      1. Происходящая глобализация и интеграция очевидна, и наиболее вероятно ее дальнейшее развитие. Отсюда, стратегия России должна строиться не просто с учетом этого, а представлять собой направленное и активное включение в мировой геополитический процесс.
      2. Достойное место - не лидера, но скорее "центрового", Россия может получить, если:
      - планетарный интерес примет как свой национальный
      - будет подстраивать к нему решение собственных внутренних проблем.
      Это и есть направление, которого должна держаться Россия, участвуя в геополитической глобализации.
      3. Работа на планетарный интерес требует его согласованного и единого понимания - итого, уже сейчас надо ставить вопрос о нем и его добиваться в диалоге мирового сообщества.
      Центров силы может быть не один, но единая планетарная реальность требует единого подхода - итого, полицентризм здесь не годится. Планетоцентризм вместо него.
      4. Проведение единой планетарной политики не означает создание единого центра (мирового правительства) и подчинение ему стран мира. Наиболее вероятен и желателен вариант, когда эту единую политику принимает и проводит группа наиболее развитых стран, образуя коллективный центр силы и пользуясь достаточно гибкими методами. При этом, в планетарном интересе человечества особо важно учитывать интерес беднейших и слабейших стран - и вот в этом особую роль может и должна сыграть Россия.
      
      
      3. КАК ПЛАНЕТАРНЫЙ ПРИНИМАТЬ И ОТСТАИВАТЬ ИНТЕРЕС НЕ СИЛЬНЕЙШИХ, А СЛАБЕЙШИХ СТРАН.
      
      
      Для начала следует, конечно, определить, в чем состоит интерес этих слабейших стран. А уж это не загадка - он, конечно, состоит в том, чтобы перестать быть слабейшими, сравняться с "передовыми" если не по мощи, то по уровню жизни и социально-экономического развития [6]. Пока же, по экспертным оценкам, разрыв между Югом и Севером имеет тенденцию к росту, а стало быть, назревает пучок конфликтов.
      Противоречит ли этот интерес слабейших объективному либо субъективному интересу сильных? Как посмотреть. По большому, по настоящему счету - НЕ противоречит. Наоборот, прямой долгосрочный интерес развитых стран - подтянуть к себе страны так называемого третьего мира.
      
      Это, как будто бы, так или иначе признается, хотя бы отчасти и хотя бы на словах. Есть разнообразные благотворительные программы ООН (насколько мне известно), есть деятельность разных международных экономических структур, теоретически направленная на их (отстающих стран) развитие. Насколько знаю, у передовой Европы, в лице разных структур при разных ее межгосударственных институтах что-то такое исследуется, планируется, прогнозируется или осуществляется. Говорить более предметно я не в состоянии - не владею материалом (а рассуждать-то берусь... м-да... ну, я же с высоты орлиного полета смотрю... панорамно... [7]). НО: сам факт того, что на уровне обыденного сознания (а я его в данном случае и представляю) отсутствуют какие-либо весомые признаки планетоцентристкой деятельности развитых стран, это вполне убедительное свидетельство, как обстоит с таким вот "подтягиванием отстающих". В лучшем случае вспоминается что-то вроде продовольственной помощи голодающей Африке (объедки с барского стола), но никаких заиканий в части каких-либо программ планетарного уровня - не то что осуществляемых, но хотя бы задуманных и провозглашенных. В памяти это отсутствует потому, что отсутствует в реальности.
      Итак, если Россия примет эту вот линию - отстаивать интерес наиболее отставших и бедных стран, то первооткрывателем она, конечно, не будет - но, однако же, и в открытую дверь ломиться не станет (развивая аналогию, дверь хотя и не заперта на ключ, но притворена пока довольно-таки плотно). Вопрос в его полноте не только не встречен ответом, но даже не осмыслен. А то есть актуален сам по себе концептуальный план, сама постановка вопроса. Реально требуется еще выдвинуть как приоритетную и планетоцентристкую саму эту линию (интерес слабейшего), а после этого - доказывать, обосновывать и проводить ее в жизнь в диалоге мирового сообщества, и прежде всего - строя этот диалог с передовым Западом.
      
      Даже развитую гуманную культурную Европу вовлечь в это реально еще не так-то просто, при всех ее либеральных и гуманистических декларациях. Здесь даже план сознания далеко не стопроцентно к тому подготовлен, что с отчетливостью проявляется хотя бы в позорнейшем синдроме европейского двоемыслия. Которое работает по принципу: "все плохое не наше, а чье-то, а когда оно наше, то хорошее. Поэтому когда плохо делаем не мы, то это плохо, а когда делаем мы, то это хорошо". Упомяну в качестве примеров бомбежку Югославии НАТО и поддержку американского вторжения в Ирак немалым числом европейских стран [8].
      Итого, декларации декларациями, а суровая правда та, что даже от просвещенной Европы не приходится ждать восторженного приема самой идеи приоритета интереса слабейшего. Тем более, если для этого слабейшего понадобится реально поступиться собственными интересами. Например, снизить уровень потребления (вообще или чего-либо конкретно). Дороже платить за энергоресурсы. Предоставлять для мировых нацокраин квоты мест в университетах - обделяя своих местных. Ну и т.д., что там может потребоваться. Мы ведь все добрые, когда оно за чужой счет, а когда своей рубашки касается, то она-то к телу ближе - короче, я заранее советую не переоценивать европейский гуманизм и самоотверженную благотворительность.
      
      С США, конечно, еще хуже - тут всё по принципу "сила есть - ума не надо". Вот им бы, а не России, принять к реализации тезис предыдущей главки, а именно - сделать общемировой интерес своим национальным. Происходит же противоположное - США пытается свой национальный интерес сделать общемировым, планетарным. Это изначально неосуществимо, даже если бы США тотально доминировали в мире - примерно так, как они доминируют у себя на континенте. Но это еще и очень опасно - для всех, и самих США в том числе. Причин много [9], но главное - абсолютное доминирование в том его виде, каком хотелось бы иным горе-патриотам - т.е. когда остальной мир служит колонией для сверх-развитой и неуязвимой Америки - этот вариант оказался бы бедствием прежде всего для самих США. Поскольку в этом случае - а тому есть неотменяемые законы - те противоречия и конфликты, которые Америка сейчас имеет как внешние, она получила бы как внутренние - а их решать гораздо тяжелей, да и силу применять пришлось бы уже внутри страны, а это уже не далекие арабы, которых не видно и не жалко: свои против своих, наихудший вариант.
      
      Итого, оценивая дело реалистически, при всей протекающей глобализации планетоцентристский подход не только не восторжествовал, но и не осознан как следует, а его частный момент - приоритет интереса слабейших - тем более. Однако отсюда не следует принципиальной нереалистичности и нереализуемости этого подхода. Находись подтягивание мировой окраины до уровня развитых стран в непримиримом конфликте с интересами последних, то не стоило бы и затевать разговор. Но все гораздо лучше - в том-то и дело, что это подтягивание как раз в интересах стран Запада (Севера). Причем, сразу в очень многих отношениях. Хотя бы для того, чтобы обезопасить самих себя от варианта глобального противостояния по линии Север-Юг (или христианство-ислам). Хотя бы для того, чтобы по уму, в своих же долгосрочных интересах, решать проблему естественных ресурсов - которые (а вот тут-то и геополитический издалека заданный момент) в основном расположены на территории стран третьего мира. Хотя бы затем, чтобы уйти от дурной практики неэффективного лидерства, в ловушку которого угодили США - а действительный интерес этой страны, повторю, совсем не в том, чтобы подминать остальной мир под себя. Для Соединенных Штатов это как раз опасней, чем для всех остальных - а планетоцентристский подход как раз дает тому альтернативу, выигрышную и позволяющую сохранить как лидерство, так лицо.
      Указанные выше глобальные интересы носят стратегический характер, но вполне очевидны для всех, желающих видеть реальность. Помимо этого, однако, каждая из стран, принимающая к исполнению попечение о слабейшем, устраивает тем самым свой прямой национальный интерес. Что ведь означает, скажем, международно осуществляемая программа (мой пример чисто условен, навскидку) по озеленению Сахары? Долгосрочный заказ и рабочие места для множества компаний многих стран. Или, допустим, программа по глобальному комплексному исследованию океана - это фронт работ в том числе и для российской науки, которая получает с тем финансирование, а стало быть - возможность поддерживать планку, обеспечить преемственность и вообще - дать область приложения своим ученым, которые вынужденно мигрируют - или в другие сферы, или за границу. Ну и т.д. Развивать отставшего - выгодно - а стало быть, реально осуществимо.
      Но главное даже не эта прагматика (хотя без нее дела не сладить). Главное все-таки, что будет найдена платформа для единства, для преодоления отчуждения так называемых мирового города и мировой деревни. Главное, что будет создан совсем другой международный климат, что восторжествует дух общего дома, одной планеты, семьи.
      
      А это важно. Я здесь остановлюсь, между делом, на двух важных ошибках, совершаемых, на мой взгляд, развитыми странами.
      Одна из них присуща прежде всего США. Эта страна, экспортируя свой образ жизни и ценности - если не в их "натуральном виде", то через голливудскую киношную и телеэкспансию - внедряет вместе с тем свое понимание "настоящей жизни". "Настоящая жизнь", естественно, протекает по американскому стандарту - есть сытно и чего повкуснее, для жилья иметь уютный загородный коттедж, желательно с бассейном, водить и иметь машину лет с 14, за покупками ходить для развлечения и т.д. То есть, это жизнь обеспеченного независимого человека, который ведет себя на равных со всеми и вся в этом мире - он может себе позволить практически все то, что и любой другой в западном обществе, от лифтера до президента, он здесь никого не хуже. Положим, у него нет денег Билла Гейтса или его мозгов, но и он не голодает, и он может основать какую-то свою фирму, и он может жить если не своими мозгами, то своим умом, и если уж выбирает жизнь аутсайдера и скитальца, то не из-за порочного круга бедности, а просто ему так больше нравится. Это подается и задается прочему миру не просто как идеал, но как норма, как стандарт жизни - вот, мол, как положено жить настоящим парням (включая в их число уже и женщин, таких же обеспеченных и самоуправляющихся). Задается некоторое требование - которому надлежит соответствовать, если только хотеть считаться "цивилизованным человеком" (настоящим мужчиной). Ну, а кто не тянет - тот, по умолчания, как бы и недочеловек.
      Но вместе с этим требованием не создается возможности его выполнения. По принципу "макароны отдельно, котлеты отдельно". Я сейчас не трогаю момента рекламы и мифа в самой американской кинопродукции (конечно же, реальность не столь благополучна), не трогаю опять же изъянов принципиального характера в самой модели жизни, то бишь культуре, реализуемой в обществе свободы по-американски. Достаточно самого факта - создается, с одной стороны, притяжение, а с другой стороны, отпихивание, непропускание к тому, что выставляется как такая блазнящая приманка. Этакий глобальный стриптиз - смотреть смотри, но руками не трогай, а то по рукам быстро дадут дюжие вышибалы [10].
      Непропускание это заключается в реальной невозможности устроить свою жизнь по западному стандарту благополучия - ну, про гарнир демократических ценностей и прав личности и говорить нечего. Невозможность же эта вытекает из самой недостачи, непроизводства благ в том количестве, какое потребно, чтобы человечество в целом было обеспечено таким же уровнем жизни, который достигнут в развитых странах. Считается даже, что для глобального обеспечения всех землян этим вот ассортиментом благ на Земле просто нет ресурсов (хотя это вопрос спорный и не в количестве ресурсов тут дело, не в нем одном). А то есть, одеяла на всех заведомо не хватает - и если кто-то укрыт им полностью, то другой, стало быть, полностью оголен. Ну и, статистика здесь беспристрастна и красноречива: да, доля США в мировом производстве наивысшая - но ведь их доля мирового потребления еще выше, существенно выше. Таким образом, вместе со своей долей ставящие себя в пример американцы едят и чужую - да еще предлагают этому завидовать и учиться. Каким после этого будет отношение к Америке, Западу и его цивилизации со стороны подростков "мировой деревни", которые вместе с подвигами какого-нибудь Микки Рурка глотают и приправу описанного выше типа (про "настоящую жизнь")? И знают при том, что у них никогда не будет ни таких мотоциклов, ни таких загородных вилл, ни таких шикарных супердевушек, ни... короче, ничего не будет, один киношный стриптиз. Подростки-то когда-нибудь вырастают... [11]
      Другая ошибка, скорее европейская - это (завышенное и нереальное) требование со стран третьего мира европейского стандарта в гуманитарной сфере, в части прав человека и т.д. Ну, каким образом какая-нибудь Бинго-Гвана может обеспечить содержание заключенных в тюрьме по шведскому стандарту, если она своим гражданам и на свободе не в состоянии предоставить уровня шведской тюрьмы? Ну да, речь как бы о гуманитарном аспекте - но ведь он же в очевидной связи с общим благосостоянием. В условиях буквальной борьбы за выживание люди, речь об обычных наших современниках в реальности их обитания на Земле, просто не в состоянии позволить себе "любить все живое" и иметь "гуманистическую психологию".
      
      Несколько выходя за рамки задач моего эссе, обрисую на пальцах, каким мне представляется решение на достаточно протяженное будущее. Как я уже утверждал в предыдущей главке, некие единые нормы, охватывающие достаточно широкий диапазон условий существования человека, вводить придется - этакий международно утвержденный стандарт, обязательный к исполнению каждой страной и, естественно, тем самым ограничивающий национальный суверенитет, вторгающийся в ту область, которая сейчас считается областью внутренних дел, не подлежащих вмешательству. Я считаю, что этот международный стандарт будет, конечно, во многом исходить из политических и культурных представлений Запада (о том, что есть благо, общество, человек, его права, свобода и т.д.). При всех их достоинствах, очевидна, однако, и уязвимость таких представлений (так, даже в Англии, на родине демократии Нового времени, многие сам принцип "один человек - один голос" считают порочным: мол, абсурдно голос Эйнштейна равнять с голосом бакалейщика). Но я лично не вижу в том большой беды и вообще особой проблемы. Конечно же, опыт Запада не универсален и его представления отнюдь не всечеловеческая истина на все времена - но они будут меняться естественным образом по мере того, как человечество будет из них вырастать. Пока же это нужно принять просто как отправную точку, как основу - и вопрос стоит пока что о том, чтобы дорастить до нее отставших. Здесь нужно лишь соблюсти - назову это в рабочем порядке так: культурный суверенитет стран и наций, а для "подтягиваемых" стран ввести зональность или поясность.
      Последнее растолкую. Речь идет об увязке предъявляемых требований и предоставляемой помощи и форм последней в зависимости от статуса, который присвоен той или иной стране. Нечто похожее уже делают сейчас, определяя рыночность-нерыночность какой-либо национальной экономики, но я имею в виду более широкую оценку, по более широкому комплексу - включая сюда и "стартовую позицию" общественного благосостояния, и природно-климатические условия, и наличный (к моменту оценки) уровень образования и развития инфраструктуры, и культурные традиции и т.д. А сообразно нахождению в том или ином поясе развития возможно варьировать требования (международно вменяемый стандарт человеческих прав и благ) и помощь по достижению более высокого социально-экономического уровня. Не вдаваясь в конкретику (достаточно утопическую в такого рода работе), поясняю, что имею здесь в виду установление определенных сроков для прохождения тех или иных этапов, с поощрением опережения (чтоб не возникало привычки двигаться на буксире) и с наказанием (санкции) промедления. Грубо говоря, речь идет о том, чтобы установить своего рода градацию, подвижную пропорцию - определить ту долю усилий (всё большую), которую принимает на себя страна, чтобы двигаться в ногу с мировым сообществом, и долю (всё меньшую) "буксировки", что принимает на себя последнее. Опуская дальнейшие подробности, отмечу только, что все это вполне возможно провести (в основном) без силового диктата и прямого вмешательства во внутренние дела, а за счет одной только выгодности и добровольного поэтому присоединения к подобной системе мировых социально-экономических поясов. Разумеется, это требует - а я о чем толкую - согласованной линии международного сообщества, планетоцентризма, который должны отстаивать сами же развитые страны.
      
      Далее. Здесь же встает вопрос о ресурсах и экологическом кризисе. Наихудшая, наиболее опасная и чреватая конфликтами политика - это неоколониализм, попытка выбраться из возможного теоретически кризиса истощения ресурсов на эгоистический лад. А именно, распределяя и присваивая мировые ресурсы в пользу сильного, вплоть до откровенного грабежа слабейших стран развитыми. Я отстраняю сам тезис об исчерпаемости мировых (энергетических, минеральных и т.д.) ресурсов - исчерпаемости, кстати, уже в обозримом будущем, в текущем столетии, в частности. Независимо от этого, подобная (одеяло на себя) политика не является хорошим решением - да собственно, вообще ничего не решает для стран-хищников. Разве что создает не столь уж долгую отсрочку от подлинного решения вопроса - ну, а цена этой непринципиальной острочки настолько пагубна и запредельно бессовестна, что не нуждается в комментариях. Таким образом, альтернативы-то по-настоящему нет: грозит кризис или не грозит, решение здесь будет работать лишь тогда, если оно будет справедливым и совместным, если выгоды, равно и издержки, будут общими. И уж если дело повернется так, что человечеству в целом придется снижать потребление и вообще вводить режим жесткого самоограничения, то это должно лечь на всех (а не на одних в пользу других). Верно и обратное - настоящие решения (научные, экономические и иные), которые дают возможность справиться с этими вызовами, должны быть обращены к общей пользе - да собственно, их реализация как раз и требует общего участия и единой исходной концепции, в которую этот общий интерес заложен с самого начала.
      
      Если теперь обратиться, наконец, к России, то первыми встают 2 вопроса: о ее собственных интересах и возможностях:
      1 - а чем хороша для нее роль этакого адвоката слабейших, защитника их интереса?
      2 - ну, а она-то сама что здесь реально может и чем вообще может быть тому полезна?
      Касаемо первого, для любого не-идиота выгодность роли бросается в глаза. Мы получаем очень хорошую, лучшую позицию. Мы преследуем не один только свой национальный интерес, а стало быть, получаем группу поддержки. Мы становимся нужны и важны не одним себе. Мы занимаем свое место (место силы, если угодно). А что касается того, что эта "группа поддержки" состоит из слабых и неимущих, - хороша, дескать, команда, - то напомню хотя бы тот факт, что и Христос - да и Будда - набирал свою когорту из таких же вот униженных и неимущих. Совершенно провальное дело, казалось бы, - ну, а что потом получилось? Миллиарда этак четыре последователей (на двоих учителей). И уж будьте уверены, идея иметь новое БМВ столько приверженцев не соберет: не соберет НИКОГДА - вопреки всем иллюзиям насчет частного материального интереса, которым воодушевились наши горе-реформаторы.
      Однако я подчеркну один момент: проводя и отстаивая этот интерес слабого, Россия, опять же, никоим образом не должна противопоставлять себя - ни Западу, ни Северо-Западу, ни Югу, ни кому бы то ни было. Да, мы за слабого, но не значит: против сильного. А т.е. позицию здесь надо занимать не противостоящую, а вовлекающую.
      
      Что до возможностей России, то они, конечно, существенно ослаблены сравнительно с годами этак 70-ми. Как-никак, мы уже не являемся сверхдержавой, сами испытываем серьезные экономические и структурные трудности и во многих отношениях откатились к положению развивающейся или даже сырьевой страны. И казалось бы, не в нашем положении вытягивать мировой арьегард из состояния "утопающих", дай Бог самим бы как-то выплыть.
      Это так - и не так. Нынешнее состояние России, конечно, неблестяще - но оно же предоставляет свои шансы, свои уникальные возможности - к примеру, лучшее понимание ситуации, в которой находятся страны "мировой деревни". К примеру, насущную необходимость меняться. К примеру, отрезвление от спеси чемпионства. Ну и т.д. - эзотерик любой традиции мог бы, раз уж к слову пришлось, многое рассказать о потенциале роста, который скрывает ситуация поражения - поинтересуйтесь, не пожалеете.
      Однако помимо возможностей, предоставляемых текущей ситуацией, у России свои уникальные шансы в силу ее исторического опыта и геополитического положения. Геополитика задается просто в силу нашего нахождения на мировом перекрестке - Европы и Азии, христианства и ислама, славянства и тюркства, если угодно - не говоря о множестве более частных полинациональных взаимодействий на протяжение всей истории. Что же до истории, то здесь козырь России как раз ее многажды обруганное советское прошлое (впрочем, можно заглянуть еще и к самым истокам Страны). До сих пор я вел речь о необходимости в будущем установить приоритет интереса слабейшего - но ведь как раз такой опыт Россия уже поставила! То, что мировому сообществу, (точнее, его передовой части) еще только предстоит в отношении своих "национальных окраин", подтягивание и развитие, Россия достаточно успешно осуществляла 70 лет - и добилась немало. Более того, это вот вложение, которое многим после распада СССР казалось бросовым, потенциально представляет для нее область, ресурс роста, уникальные шансы, которых, пожалуй, больше нет ни у кого в мире. На их рассмотрение я и отвожу последующую главку.
      
      
      Итак, РЕЗЮМИРУЮ главку.
      
      1 - Важнейшая составляющая планетоцентристкой линии России - это
      КАК ПЛАНЕТАРНЫЙ ПРИНИМАТЬ И ОТСТАИВАТЬ ИНТЕРЕС НЕ СИЛЬНЕЙШИХ, А СЛАБЕШИХ СТРАН.
      2 - Этот их интерес состоит, конечно, в том, чтобы догнать развитые страны, достичь близкого уровня благосостояния и социально-экономического развития.
      3 - Этот интерес не противоречит подлинному интересу развитых стран и может быть обеспечен без ущемления их частных национальных интересов. Более того, помощь в этом стран развитых странам отстающим - это общий исторический шанс. И более того, свой частный национальный интерес развитые страны могут обеспечить, только устраивая общий интерес человечества как целого, а в частности - "подтягивая" к себе страны третьего мира.
      4 - Даже при условии, что человечеству придется вводить режим жесткого самоограничения и снижать уровень потребления, это следует распределять на всех, как совместный маневр, как часть общей планетоцентристской линии. Попытка выжить одним за счет других не только обречена на провал, но погубит те реальные шансы на развитие и выход из возможного кризиса, которые имеются. А шансы эти опять же заключены в совместной планетоцентристкой линии, и в частности - в принятии интереса слабейшего как приоритетного.
      5 - Реальность пока что та, что это все реально не осознано, не признано и не принято к руководству - даже наиболее передовой и мыслящей Европой. А это возлагает на Россию особую роль - и дает ей уникальные шансы.
      Наилучшим для нее было бы уже сейчас принять описанную выше линию и проводить ее в международном диалоге. Уже одно это усилило бы ее позицию да и вообще - позволило бы занять подобающее, свое место.
      6 - При том, что позиции России ослаблены, и она сама в положении "спасающегося", именно в этом отношении, в плане помощи слабейшим и отставшим у России есть уникальные, особые возможности - и в частности, ее геополитическое положение, новейший (советский) опыт и исторические традиции.
      Отдельно и особо: NOTA BENE: выступая за слабых Россия ни в коем случае не выступает против сильных. Вовлечение, а не противостояние.
      
      
      4. СДЕЛАТЬ РОССИАНСТВО ОТКРЫТЫМ И ПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫМ (ПОДЕЛИТЬСЯ БИТВОЙ СТРАНЫ).*
      
    ____
    * Подробная развертка излагаемых ниже положений осуществлена в первоначальном варианте 4-й главы. Текст ее выделен в отдельное сопроводительное эссе - "Поделиться битвой Страны", см. на моей стр. Фактически, ниже я лишь вкратце пересказываю основные положения этого развернутого текста, а при необходимости отсылаю к нему.
      
      
      1) ПЕРЕНАПРАВИТЬ ИНТЕРЕС МИРОВОГО СООБЩЕСТВА К РОССИИ ПРЕЖДЕ ВСЕГО НА ЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ РЕСУРС.
      
      В главах 1-3 я обрисовал составляющие долгосрочной стратегии России, обосновывая выигрышность для нас планетоцентризма и защиты интересов слабейшего. При этом я проводил как само собой разумеющееся, что это выгодно и остальным, мировому сообществу. Но это верно лишь с т.з. объективного интереса народа планеты Земля, - а поскольку всечеловеческий интерес не только не принят к руководству, но даже не осознан, постольку внешний интерес к нашей Стране сплошь и рядом продиктован куда более частными, мелкими, своекорыстными и попросту близорукими соображениями. Отсюда, одна из задач России перенаправить существующий к ней интерес в нужное и выгодное для нас русло (по-крупному, выигрышное не только для нас, но и для всех) или же сформировать таковой интерес заново. В частности, требуется, конечно же, переместить интерес Запада с наших природных ресурсов (сырьевых прежде всего) на наш человеческий ресурс.
      
      
      2) ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ДОСТОЯНИЕ РОССИИ - СОСТАВЛЯЮЩИЕ.
      
      Я считаю, что именно последнее - человеческий ресурс - образует главный капитал России - то, что будучи пущено в желаемый оборот, и способно "вытянуть шансы" - реализовать объективно существующие возможности Страны.
      Составляющие человеческого ресурса России, на мой взгляд, таковы:
       - особенности метакультуры России, более высокое напряжение и более сложный узор энергий творческих и духовных, и -
       - проистекающая отсюда человеческая одаренность народа России - включая сюда не только интеллектуальный, но и творческий ресурс (и не только);
       - особенности мужского и женского начал, здоровый "сексизм" России;
       - межнациональная и межконфессиональная терпимость, полиэтничность и поликультурность россиян;
       - как особо значимое в этой традиции терпимости - многовековое сосуществование ислама и христианства;
       - исторически сложившееся двуединство русского и российского: национальное, этническое (русское) естественно перетекающее в метанациональное (российское);
       - задел и наследие советского прошлого, общего для СНГ, с его опытом единой Страны и интернационализма на советский лад.
      
      Прокомментирую сказанное.
      Что до "свойств российской метакультуры", до "более высокого напряжения и более сложного узора творческих энергий", то поплотнее об этом позже - в конце главы, а также в гл. 5. Сейчас отмечу лишь взаимосвязь "интеллектуального" и "творческого" ресурса. В важности первого нынче никого убеждать не надо, в кои-то веки необходимость иметь мозги - и науку в частности - понятна уже и российскому правительству: для истории России, надо сказать, ситуация достаточно нетипична - Сталин, к примеру, думал, что можно и на Лысенко выезжать. Однако иметь науку отдельно, а искусство и "вообще культуру" отдельно или вообще без таковых обходиться - невозможно, интеллектуальная функция вне сопряжения с творческой и духовной полноценно развиваться не способна, - это свойство и индивидуального, и общественного человеческого мышления. Отсюда, как бы ни понимались задачи искусства и пресловутой духовности, их уровень, сложность и энергетичность всегда отдаются в интеллект, питают в том числе и научную мысль, и уже хотя бы поэтому составляют богатство, достояние нации. Относительно же "здорового сексизма" России - (сексизм - западный термин, обозначает соответствие полов их "природе", т.е. когда мужчины мужественны, а женщины женственны, - кстати, в устах феминисток термин ругателен) - насчет этого отсылаю к первоначальному тексту главы, см. главку "Человеческий ресурс", там поподробней. Здесь же я только подчеркну: вопреки распространенным взаимным упрекам полов, в России сложился очень удачный, плодотворный узор (конфигурация) мужественности-женственности, а также само их качество, свойства - особенно, если оценивать сопоставительно с ландшафтом современных культур. А это все важно как одно из ключевых слагаемых метакультуры, как свойство трудноопределимых, но реально влияющих на общество вещей вроде национального характера, менталитета, свойств народного тела-духа и т.д.
      
      Подробней коснусь тех гуманитарных аспектов, что связаны с вопросом межнациональных отношений. Вопрос во многом ключевой - ситуация стремительно становится всемирной, конфликты и проблемы подобного рода приходится решать всем крупным странам мира - Индии, Бразилии, США. Более того, даже былые мононациональные государства, включаясь в мировую интеграцию все плотнее, встают лицом к лицу с этой проблемой - хотя бы в рамках тех межгосударственных образований, в которые они вступают - тот же Евросоюз в перспективе получает совершенно новую ситуацию. Таким образом, опыт народосложения, что имеется у России, приобретает новое значение, - тем более, что он в целом удачен и успешен. Это все разумней рассмотреть в отдельной подглавке, оценивая ситуацию сразу с прицелом на искомое - на то, какими должны быть основания россианства.
      
      
      3) РОССИАНСТВО - ВНУТРЕННИЙ МЕЖ- И МЕТАНАЦИОНАЛЬНЫЙ ПЛАН.
      
      Многонациональная и многоконфессиональная реальность такой страны как Россия ставит перед ней достаточно острый вопрос оснований, по которым возможно и желательно соединение этого многого и разного в нечто относительно единое. На уровне идеологии таковым в свое время являлся так называемый социалистический интернационализм - и надо отдать должное, он свою роль сыграл, но - сошел со сцены вместе с Союзом и коммунизмом. Религия - поскольку Страна многоконфессиональна, а население в большинстве своем попросту внецерковно - заменить его не способна. Остается только лишь правовая, гражданская основа (и конкретно, европейского типа) всеобщего соизмерения и сложения в целое - как граждан одного государства. Однако она не может быть достаточной - даже в более благополучных странах, так сказать, вполне правовых на европейский лад и без сильных национальных напряжений, - США, Канада, Испания - эта гражданская основа не избавляет от центробежных опасностей, а стало быть, взыскует дополнения, достройки в плане общественного сознания и культуры.
      Решение, если его обозначить в самом общем виде, требуется такое, чтобы, с одной стороны, оно учитывало и включало аспект национальности, аспект культуры, корней, а с другой стороны - преодолевало ограниченность в ней и давало некую более широкую основу для общности, а с этим вместе - и осознание, расширенное до этой общности [12].
      
      Для России таковым решением является россианство - то реально происходящее народосложение, которое исторически и производит искомое единство, а именно - слагаемую русским народом, русской нацией общность метанациональную: российский сверх-народ. При этом я имею в виду не только исторические процессы последних, советских десятилетий - полиэтничность современных русских и так называемых русскоязычных, дело не только в большом числе смешанных браков и не только в над-национальной идеологии советского времени, уже провозгласившей создание в Союзе новой общности - "советского народа". Как раз попытка эту новую общность строить вне россианства - не как метанациональную, а как вовсе безнациональную - "советскую", как раз попытка заменить метанациональный (метакультурный) принцип идеологическим и вообще двусмысленное положение русского народа - как нации титульной и лишенной национальности одновременно, этакой не русской, а "советской" - вот как раз это замедлило и исказило становление российского сверх-народа и послужило одной из причин распада Советского Союза.
      Меж тем русский народ исходно складывался как народ полиэтничный (славяне-варяги-тюрки-угры) и в активном межнациональном диалоге, что и вело в исторической перспективе к возможности исполнить метанациональную миссию, сложить из русского - российское. Особое значение здесь, конечно, принадлежит изначальному сосуществованию Руси и Степи - как-никак, Россия подобрала не только европейское и христианское наследие Византии, порушенной турками, но и - занятнейший парадокс истории - она же подобрала и степное, азиатское наследие Чингис-хана и совершила то, от чего буквально стеной отгораживался высокомерный и самодостаточный Китай и что не давалось как раз тюркам, кочевникам - образовала державу от Дуная до Амура, - соединив и преобразовав таким образом идею европейскую и азиатскую в идею евразийскую.
      Однако не надо смешивать имперское и метанациональное - этот державный, государственный труд не могли совершить некие подданные некоего безнационального евразийского государства, - нет, это труд прежде всего русского народа, труд народосложения, процесс метанациональный и метакультурный - а в государственном построении он только лишь отражался. И понятно, что русский народ не в состоянии был бы осуществить все это, не содержи его культура, его духовный строй, его менталитет и характер некий не просто энергетический, а, так назову, объединительный, притягательный заряд, - просто энергии или, по Гумилеву, пассионарности для того недостаточно. При этом, сам этот опыт народосложения я считаю вполне удачным в целом и не склонен драматизировать распад Союза. Здесь нет провала "русской идеи" и крест на россианском народосложении это не ставит, - я лично склонен расценивать все это, выражаясь метафорически, не как погубленный урожай, а скорее как посев, как вложение, плоды которого не только последуют в будущем, а уже налицо в настоящем. В качестве особо значимого из таковых нелишне будет отметить хотя бы упомянутое выше содружество ислама и христианства в пределах российской метакультуры - как-никак, противостояние именно этих цивилизаций (а точнее, противостояние крайностей этих цивилизаций) дает наиболее острый конфликт современности - и хотя бы от него Россия избавлена (война в Чечне это утверждение не опровергает, конфликт там не религиозный).
      
      Таким образом, в части национально-культурной ситуации Россия имеет скорее ответ, чем вопрос. Решение, а точнее - прорешивание (процесс открыт и незавершен) задачи уже существует, и выработано оно не в умах теоретиков (там оно только описано, каждым на свой лад), а найдено стихийно, исторически-опытным путем. Россияне ведь действительно представляют собой не мононациональное сообщество, а сверх-народ, супер-этнос: протекающее в географическом пространстве и историческом времени сообразование множества народов и народностей друг с другом и преобразование их всех вместе в новое целое - это то, что мы и имеем. Отсюда, вопрос смещается скорее в область общественного сознания, чем бытия - а именно, россианство должно быть им, т.е. нами - гражданами России, осознано, признано, принято и целенаправленно поддержано [13]. Основные же черты россианства как меж- и метанациональной основы будущего России, на мой взгляд, таковы:
      - метанациональное с безусловностью должно превосходить, превышать национальное (этническое), а российское, в частности, первенствовать над (узко понимаемым) русским (равно как над мордовским, корейским, аварским и т.д.). Это не требует каких-либо особых установлений в гражданской сфере, тут план скорее сознания и культуры, а т.е. вопрос определенных сознательных усилий как государства, так деятелей культуры, проводимой политики в этой сфере;
      - вышесказанное никоим образом не отменяет и не отрицает национального. Наоборот, полиэтничность и поликультурность - это тоже часть достояния России, а воспитание в режиме двух (или более) культур всегда шло в актив личности (что засвидетельствовано, кстати, и в современных исследованиях антропологов и культурологов). Отсюда, россианство не отменяет национального, а опирается на него и проводит в жизнь принцип: ясно сознаваемое и принимаемое национальное (национально-культурное) в пределах россианства;
      - вопрос национального в пределах метанационального для русских решается через двуединство русского и российского - повторяю сказанное выше: для русского народа национальное (русское) естественно перетекает в метанациональное (российское) и в этом качестве открыто для участие в нем иных этнических и национальных групп. Такая "двойная звездность", я считаю, есть уникальное и очень удачное историческое обретение России, оно ничего общего не имеет с двусмысленностью, в которой оказывался "советский русский народ".
      
      Разумеется, этим не исчерпываются все грани россианского народосложения, и в частности, значимые его аспекты для народа русского - но за обстоятельным изложением этих положений я опять-таки отсылаю к первоначальному варианту главы (главка "Россианство: внутренний меж- и метанациональный план"). Здесь же останавливаю внимание вот на чем: россианство в развернутом выше смысле можно считать своего рода "русской идеей" - НО: это идея, так сказать, внутри себя - предназначена для внутреннего пользования, охватывает внутренние основы россианства. Об употреблении же наружном, а т.е. о внешней международной перспективе россианства, речь далее.
      
      
      4) РОССИАНСТВО - ВНЕШНИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПЛАН.
      
      Из предыдущей главки понятно, что россианство не представляет и не может представлять собой какого-либо учения, - "русской идеи" того рода, что Россия могла бы предъявить как всемирную и вести за собой мировое сообщество под ее знаменами. Вообще говоря, такое учение, точнее, такое мировоззрение вполне может состояться - и вероятней всего, это будет этакий экологический планетоцентризм (с возможным соединением науки и религии, знания и веры). Вполне вероятно также, что Россия примет участие в его появлении и разместит у себя сообразно своей реальности. Но уже сейчас очевидно, что это не будет россианством и вообще "русской идеей" - уже в силу планетарного характера подобного учения. С другой стороны, и российский опыт народосложения, несмотря на его успешность, не может быть принят на вооружение мировым сообществом - мировая ситуация совершенно иная. Если даже допустить, к примеру, что мировым языком вполне официально станет английский, то землян это ведь не сделает ни англичанами, ни американцами, да и интеграции в американскую, скажем, культуру это еще не дает [14]. Короче, россианство вещь слишком российская, уникальная, и эту свою удачу Россия разделить на весь мир не может.
      
      В чем же тогда международная перспектива, международное значение россианства?
      На мой взгляд, в том, чтобы -
      во-1-х, дополнить, достроить и продлить "европейскую идею" вширь и вглубь - а европейская идея, как становится все очевидней, это идея христианская, перенесенная - с понятными искажениями и ограничениями - в сферу гражданскую. Так вот, эту гражданскую европейскую идею Россия продлевает
      а) вширь - в идею евразийскую - понимая здесь географический план дела,
      б) вглубь - придавая ей надстоящие, метакультурные, духовные измерения.
      Таким образом, Россия не берется решать задачу мирового народосложения (да таковая перед ней и не поставлена), но она решает свою часть этой задачи, в зоне, так сказать, своей ответственности и своего досягания.
      Во-2-х же, помимо решения своего участка задачи новой, мировой международности, всемирная перспектива россианства состоит в привлечении международности к решению задачи россианства. Я подразумеваю здесь самые разные аспекты вопроса - и экономический, (например, всё те же инвестиции или проекты международного плана), и привлечение граждан других стран к экономической и иной деятельности в России (например, к освоению пустующих земельных угодий), и наконец, освоение и переложение на российскую почву самоё идей и инокультурных традиций и новшеств. Все это никоим образом не означает замену русского и российского чем-то иным, инокультурным или неким "международным" - да и вообще, не существует такой развилки, нет выбора "российское или международное". Наоборот, усиливать надо как одно, так другое, и даже так - одно через другое. В самом же деле - чтобы усвоить, укоренить в себе, воткать в свое полотно инокультурные нити российская метакультура должна показывать свое лучшее, это как раз стимулирует ее "русскость" и "российскость", - а с другой стороны, ей самой требуется уметь внимать и усваивать то лучшее, что есть в мировом реестре культур и традиций [15].
      
      Итого, россианство способно (и должно) сыграть одну из ведущих ролей в становлении нового сознания и нового планетарного человечества, причем, двояким образом: не только россианство может принять участие в решении задачи международности (а если угодно, всечеловечности) нового времени, но и международность возможно привлечь к решению задачи россианства. Для этого россианству нужно открыть себя международности, пустить в себя: привлечь международность для решения задачи россианства - а чтобы это сработало, интересной и привлекательной должна быть сама задача. Вот это я и называю: поделиться битвой Страны.
      
      
      5) МЫ ХОТИМ ЖИТЬ В ИНТЕРЕСНОЙ СТРАНЕ.
      
      "Привлекательность задачи россианства" возвращает нас к вопросу о (мета)культуре России. Понятно, что должны поощряться и культивироваться те ее качества, что служат искомому. По моему мнению, это вопрос очень компактного набора очень простых качеств: нас хотят и к нам влекутся тогда, когда:
      - с нами легко и интересно (качество и способ жизни)
      - с нами есть зачем - и есть куда - жить (смысл и перспектива).
      Поясняю.
      С нами интересно: это прежде всего план творческого потенциала, интеллекта, идей. Это вопрос, назову так, насыщенности культурой, градус интеллектуальной и духовной "разогретости", вопрос изобилия творческих, мыслящих, ищущих и открытых к обучению и диалогу людей. Это вопрос хорошей, динамичной, здоровой ментальной энергетики - которая неминуемо выражается в интересном стиле мышления, обогащающем общении и наполненном, осмысленном образе жизни, и в целом - в самой атмосфере общественной жизни, - что, конечно же, и материализуется соответственно (например, в разные деловые и культурные проекты, их содержание, цели, формы етс.).
      С нами легко: это скорее эмоциональная сторона, психологическое качество общественного бытия, - скорее "душа", нежели интеллект. К описанной выше интеллектуальной и творческой притягательности здесь прибавляется легкость вхождения в круг "своих". В целом, это насыщенность не просто культурой, а - позитивностью, жизнеприятием, - светоразвернутостью, если угодно.
      - С нами есть зачем (куда) жить: это имеется тогда, когда достигнута продленность (расширенность, углубленность) индивидуального сознания в над-личные, над-стоящие планы бытия, когда личность проникается чувством смысла и полноты жизни. И это личное связано с тем, как обстоит со всем этим у общества, у Страны как целого - идет ли она Путь.
      
      Последнее как раз и подводит нас к вопросам, рассматриваемых в следующей главе.
      
      
      РЕЗЮМЕ
      
      1. Главное достояние России - это даже не природные, а ее человеческие, гуманитарные ресурсы. Перенаправить на них интерес мирового сообщества - в интересах и России, и самого мирового сообщества.
      
      2. Обобщая, составляющие этого человеческого ресурса таковы:
      - свойства метакультуры России, более высокое напряжение и более сложный узор энергий творческих и духовных, и проистекающая отсюда человеческая одаренность народа России;
       - межнациональная и межконфессиональная терпимость, полиэтничность и поликультурность россиян - а в целом, удачно решенное народосложение.
      
      3. Последнее особенно важно с учетом бурного развития международных отношений и не столь простого диалога мировых культур. Россианство как метакультурное основание сложения народов и народностей в российский сверх-народ и является, по сути своей, "русской идеей". Требуется лишь направленное закрепление, укоренение в общественном сознании его ключевых аспектов:
      - россианство означает первенство метанационального над национальным, и в том числе - российского над русским;
      - россианство не отрицает национального, но на него опирается, по принципу: ясно сознаваемое и принимаемое национальное (национально-культурное) в пределах россианства;
      - вопрос национального в пределах метанационального для русского народа решается через двуединство русского и российского: национальное (русское) естественно перетекает в метанациональное (российское) и в последнем качестве открыто для участия в нем иных этнических и национальных групп.
      
      4. Международная перспектива россианства, беря уже внешний план, совсем не в том, чтобы распространиться на весь мир - и тем более не в том, чтобы его подчинить - попросту, это явление слишком российское.
      Международная перспектива России в другом:
      во-1х, в том, чтобы дополнить, продлить и достроить гражданскую "европейскую идею":
      - вширь - географически - в идею "евразийскую"
      - вглубь - упрочить над-стоящими, метакультурными, духовными измерениями.
      Во-2х, мировая перспектива России - это не только участие в решении задачи международности, всечеловечности нового времени, но и - привлечение международности к решению задачи россианства. Чтобы это достигалось, сама задача должна быть интересной и поистине привлекательной - разумеется, не только для нас.
      
      5. Последнее требует нацеленного поощрения и усиления следующих качеств российской метакультуры:
      - насыщенность культурой: высокий интеллектуальный и творческий "градус" общественного сознания, - и тогда с нами интересно;
      - насыщенность позитивностью, жизнеприятием - и тогда с нами легко;
      - продленность индивидуального сознания в над-личные, над-стоящие планы бытия, - и тогда есть зачем жить.
      
      Чтобы людям Страны доставало интереса и воли к жизни, Страна должна идти Путь.
      
      
      5. СТАВИТЬ КАК МОЖНО БОЛЕЕ ВЫСОКУЮ ПЛАНКУ.
      
      
      Вопросы, связанные с "высокой планкой", носят скорее общий, порою и вовсе неопределенный характер и не связаны жестко со стратегией именно России и вообще "русской идеей". Отсюда, есть опасность их недооценить и даже выпустить из поля зрения. Между тем, вот это вот - задавать планку как можно выше - момент для стратегии принципиальный, по-своему ключевой, и эти общие вопросы я рассматриваю не в Приложении, а в основном теле эссе. Попросту, я хочу, чтобы положение о высокой планке не то что отложилось в памяти, а прямо-таки втемяшилось в голову читателю.
      
      Коснусь следующих аспектов. Во-первых,
      
      ПОЧЕМУ ВООБЩЕ НУЖНО ВОПРОС О ВЫСОКОЙ ПЛАНКЕ ДЕЛАТЬ МОМЕНТОМ СТРАТЕГИИ.
      
      В гл. 1 мы этого уже касались - это связано с необходимостью сработать на опережение. Но не только. На самом деле здесь сливаются воедино множество факторов, от общесистемных до психологических. Ни один из них недооценивать не следует. Так, чисто психологический момент: постановка высокой, глобальной цели задает и соответственную отмобилизованность (личности или сообщества), способствует и вынуждает показать лучшее, не дает успокаиваться на легкодостижимом, а в целом - задает иной (так сказать, более "продвинутый") строй жизни, иные даже не ориентиры, а - способы сообщения с внешней средой и внутренней природой (телом). Что до факторов общесистемных, то помимо упомянутой поправки на "течение реки" (энтропию - или, в финансах, инфляцию), которую следует закладывать в расчеты даже не для опережения, а для простого поспевания к сроку, есть и иные.
      Вот два из них. Первый: это попросту выигрышно. Всегда предпочтительно иметь превышающую компетенцию, быть умнее, вооруженней, свободней, нежели это требуют обстоятельства - этакий запас, страховка, амортизация. Но чтобы этот резерв превышающей сложности имелся, закладываться следует не на тот уровень (сложности, энергии етс.), что задает ситуация, а на превосходящий.
      Второй же момент тот, что сплошь и рядом превышение по сложности не просто выгодно и желательно, а необходимо с непреложностью. Задача может стоять вроде бы и простая, но парадокс (а на самом деле, глубинные свойства нашего мира) в том, что как простая она не решается и не может решиться. Она может быть решена только в составе более сложной задачи, как ее часть - так сказать, попутно, а вот в лоб - нипочем [16]. Итого, даже если преследовать только лишь достижимые, так называемые реальные - посюсторонние, земные цели, то задавать следует цели гораздо более масштабные и высокие - хотя бы в интересах достижения целей земных и достижимых. А иначе - не будут достигнуты и они.
      
      Во-вторых, что очевидно уже из сказанного, но требует отдельного разговора, -
      
      ЗАДАЧА ТЕЛА МОЖЕТ БЫТЬ РЕШЕНА ТОЛЬКО КАК ЗАДАЧА ДУХА.
      
      Понятно, о теле и духе речь идет метафорически - вопрос шире, нежели сопряжение того и другого в жизни личности, отдельного человека. Под "телом", конечно же, подразумевается так называемый материальный план - экономический, вещественный, - план даже не выгоды, а земных насущных нужд. Ну, а "духом" в этом случае оказывается все "нематериальное" - все та же культура, идеалы, искусство, пожалуй что, и область эмоций и чувств (а т.е., скорее "душа", чем "дух") и проч.
      Я не берусь проследить, откуда и почему вообще пошло разделение целого на дух и тело - пожалуй что, так повелось еще до христианства, но тогда это имело совсем другой, сакральный, мифологический смысл. Новейшее время унаследовало это бездумно и приложило к человеческой жизни в режиме грубейшей двойственности - дух-тело, сознание-бытие, материализм-идеализм. Меж тем, само это разделение, а уж тем более - противопоставление одного другому - совершенно надуманное и ложное. (С моей т.з., оно нанесло много вреда европейской цивилизации.) Предпочитать одно другому или чем-то жертвовать - из-за грубой реальности или же, напротив, ради "высших интересов" - не только не требуется - это просто невозможно. Одно в другом и порознь не ходит [17]. Кажется, невозможность запереться в одном материальном уже понятна, ведь те же новые русские не только "конкретно" по головам шли, но и хоть какие-то, как их принято называть, морально-волевые качества должны были проявить, а интеллект и вовсе никому еще не мешал. Но и обратное верно - духовные устремления совсем не означают, что надо ходить в рубище, питаться подаянием и вообще наплевать на все "материальное". В том-то и дело, что тело и дух - если уж принимать такую метафору - так сказать, друг другом взаимно озадачены, и в правильном случае, задача тела, конечно же, духом должна решаться - и в правильном случае, конечно же, решается - но решается в меру задачи духа. Возьмем как поясняющий пример все те же восточные школы - у-шу, цигун. Цель ведь их вовсе не первенство в мордобое и даже не телесное совершенство, - нет, в надлежащем случае это лишь подспорье, средство для развития качеств духа, - своей тонкой сущности, или огненного существа, или просто высвобождение сознания. Но что же, при этой духовной цели кто-то из практикующих пренебрегает телом или его отрицает? Нет, напротив, занимается им вдвойне усердно - поскольку решает задачу именно духовную, сверх потребности умения хорошо драться. И при этом он ведь и в боевом искусстве не проигрывает, наоборот - продвигается дальше, а в целом - владеет телом в меру владения духом (а стало быть, даже в интересах самого тела владение духом желательно развить как можно лучше).
      Итак, вопрос "тела" поставлен вовсе не на уровне материальности, а первенство духовного вовсе не означает, что надо отрицать "мирское" и удаляться в пустынь. Никто не отменял производства, пищи, рынка, денег и т.д. - так вопрос не стоит. Вопрос стоит иначе: а что со всем этим (телом) делать? Как распорядиться? А вот это-то и определяет дух, - и вот почему, повторяю это вновь и настойчиво: задачу тела следует - и возможно - решить только как задачу духа. Какова же эта задача?
      
      На мой взгляд, и это в-третьих, задача человечества не может ограничиваться и определяться нуждами одного человечества. Она может быть решена лишь, если будет принято, что
      
      ЗАДАЧА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ЕСТЬ ЗАДАЧА ВСЕГО ЖИВОГО, ВСЕЙ ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛИ.
      
      В чем состоит эта задача - вопрос отдельный, и ответы на него даются разные - даже в случаях правильного подхода, т.е. глобального и стратегического. Каковым бы ни было мое личное понимание, сила все же не в нем, с подобной конкретикой я могу и ошибаться, это не принципиально. Не ошибиться важно человечеству - а избежать этого возможно, если "заряжаться" не на конкретный кем-то предложенный ответ, а принимать самоё подход: что решать задачу человечества следует как часть задачи планетарной, исходя из интересов всего народа Земли, всего ее обитания, всего совокупного тела-разума планеты.
      Почему такой подход необходим.
      Прежде всего нужно бесповоротно расстаться с детской сказочкой про нашу, то бишь человеческую уникальность и единственность - жизнь-де и разум явление исключительное, маловероятное и больше нигде во вселенной не обнаружено. Это - уровень ламаркизма, теории теплорода, дурной алхимии и лысенковщины, и разумеется, наукой здесь и не пахнет. Ну, хорошо, примем точку зрения науки - что жизнь (тем более, разум) явление уникальное и хрупкое, что ее возникновение и сохранение требовало особо удачного сочетания исключительно редких условий, и малейшее их нарушение жизни не благоприятствует. Что отсюда следует? Да только то, что за существованием как жизни, так разума не могут не стоять очень мощные закономерности - а что же еще-то могло бы пробить эту стену сплошных неблагоприятностей? Да и вообще - или сознание и жизнь закономерны, входят в свойства вселенной - и тогда с необходимостью проявляются, или нет - и тогда они не могут появиться при сколь угодно уникальных условиях. Наука вправе предполагать и заключать о наличии жизни в каком-либо конкретном пространстве, да и то - жизни в белковой, известной ей форме, но принимать вселенскую уникальность и единственность земной жизни - это уже не наука. Это ребячество. И тащиться с ним дальше в эру электроники и космоплавания человечеству уже не по возрасту.
      Далее. Столь же беспощадно надо расстаться с мыслью, что человечество вправе и сумеет распорядиться и планетой пребывания, и самим собой по своему усмотрению и к своему собственному удовольствию. Как бы не так. Можно быть каким угодно атеистом и реалистом и отрицать в факте жизни и разума (пред)назначение - от выполнения которого зависит, соответственно, и наше будущее. А вот отрицать, что за появлением разума стоят закономерности, этого уже реализм не позволяет - именно он. И опять же реализм не позволяет отрицать, что у сознания в целом и разума в частности есть свои базовые принципы, законы, вне которых сознания и разума нет и не может быть. Ну, хотя бы искусственный, компьютерный интеллект - требует же он наличия и соблюдения таких-то и таких-то оснований. А отсюда, самореализация человечества или соблюдает эти принципы - и тогда имеет состояться, или не соблюдает, и тогда вместо самореализации мы имеем деградацию или хуже. И точно также со всем вытекающим: или человеческое сознание развертывает себя как планетарное, и тогда человечество не просто сознает себя частью живого существа планеты, но может законно опираться на его помощь и на все многообразие его свойств, а главное - на совокупную мощь и свойства сознания планеты - а такого компьютера людям не создать никогда. Или человечество осознает себя как нечто самородное, исключительное, главенствующее и существующее для собственного блага - и тогда кому мы вообще нужны на этой планете. Ну и - как ненужное, а то и прямо вредное, мы будем, конечно, Землей отторгнуты [18].
      К этому даю следующее маленькое примечание: да не будет это понято как необходимость биоцивилизации (скажем, в стиле Гаррисона или иных фантастических моделей такого рода) - вовсе нет, полагаю, это из приведенных выше положений не предзадается. Отсюда также не вытекает, что человечеству запрещены материальное производство, комфорт, блага цивилизации и вообще наслаждение жизнью и чувство счастья - мол, убейся в служении братьям меньшим. Да нет же. Само собой, пользоваться на свои нужды материей, в том числе и живой, человеку положено, а быть счастливым вообще очень полезно. Это просто не является задачей - тем более, задачей, которую следует ставить. Пытаясь, как резво живописуют иные радетели в своих утопиях, устроить свое человеческое благополучие и воспринимая "материю", а частности - материю планеты как материал для нашего "простого человеческого счастья", мы не только не устроим этого благополучия, а попросту погубим себя - возможно, вместе с землей обитания. А вот устраивая интерес всего живого на Земле, мы послужим не только ему, но и решим задачу своего собственного бытия - и кстати уж, созреем при том для задач уже сверх-планетарных, космических, - разбирать которые преждевременно, но держать в уме уже можно.
      
      Итак. Изъясняясь притчами, то бишь подытоживая изложенные выше во-1-х, во-2-х и в-3-х, суммирую все вот в какой метафоре. Становление человечества, (а в том числе, кстати, и становление российского сверх-народа) можно уподобить воспитанию человека с младенческих его пор (онтогенез в филогенезе). В этом случае вплоть до самой поры взросления действует принцип опережающей сложности и владения телом в меру владения духа. В самом деле, если бы родители руководствовались текущей потребностью юного существа, то оно не пошло бы далее сосания материнской груди, - телу-то этого достаточно. Но мать и отец совсем не настроены вырастить пускающее слюни и сосущее пустышку тело в размер взрослого человека. А поэтому растят свое чадо не в меру наличного его разумения и не в меру текущей телесной потребности, а - вплоть до отрочества - с постоянным опережением этого, побуждая и даже обязывая к большему и высшему. И при всей постепенности и длительности этого выкармливания-воспитания искомое - человеческий облик, человеческое становление - не откладывается на последний момент, а задается с самого начала, т.е. сразу же предполагается, имеется в виду и осуществляется. Мать, грубо говоря, с первого приложения к груди начинает кормить не бессмысленный кусок плоти, а маленького человека. И добавлю уж для полноты картины, что наиболее одаренные и наиболее состоявшиеся граждане человечества, сознавая то или нет, подхватывали эти принципы и с минованием родительского воспитания уже сами задавали себе высокую планку, а тело своей жизни строили сообразно Духу (а не заставляли его поджиматься и приноравливаться к тесноте скудной наличности "реальной жизни").
      
      Вполне сходное справедливо и в отношении человеческого сообщества - полагаю, я это уже показал и даже разжевал возможно более убедительно. И понятно, что если обслуживать текущую потребность, а не постоянно и последовательно опережать ее, то это может дать отнюдь не стабильность сегодняшнего дня, а прямой откат во вчерашнее, - и в особенности это верно в отношении духовной потребности, там это путь к воспитанию этакого уродца - тело взрослого с карликовым умом и младенчески развитым духом. Вот почему, кстати, я нахожу бедственным положение западной, а точнее - американской культуры, в особенности, киноиндустрии, коммерчески основанной на обслуживании текущей потребности - это путь к упадку, а в худшем варианте и к катастрофе (которая у меня никакого злорадства не вызывает - нет уж, хорошо лучше, чем плохо). Область культуры, духа - это совсем не та сфера, где можно попускать и послаблять сообразно "уровню сознания". Да нет же. Никаких послаблений и никаких упрощений - как можно больше культуры. Как можно более настойчиво. Как можно более рано. Как можно более интересно. Как можно более повсеместно и каждодневно. Ну и т.д. - а в целом, с самого начала, как это при воспитании человеческого существа, задавать искомое - "человеческий облик, человеческое становление".
      Разумеется, это возвращает к вопросу - а каким должен быть этот самый облик человечества, каково наполнение задачи человечества. Версий слишком много - а знанием на этот счет человечество пока что не располагает. Но это не закрывает вопроса, а напротив - оставляет его открытым, и в этом нет ничего страшного. Состоит ли наше назначение в том, чтобы - по библии или Саймаку - агнец возлег рядом со львом и примирилось с друг другом все живое, или оно в том, чтобы, по Даниилу Андрееву, поднять мир Шаданакара в высшие слои, или в том, чтобы преобразовать живое вещество планеты в тонкоэнергетический вид и так отправиться в великое путешествие по Вселенной или это еще что-то - загадывать преждевременно. Все это будет проясняться по мере прироста знания: Знания.
      Зато уже известно другое, не менее важное - на что делать ставку, из чего исходить. А это - вот хотя бы помянутое выше Знание. Хотя бы также уже помянутая насыщенность культурой. И все вот эти во-первых-во-вторых-в-третьих:
      - задавать высокую планку - 1
      - задачу тела решать как задачу Духа - 2
      - а задачей человечества ставить задачу всей жизни планеты - 3.
      
      Все остальное приложится.
      
      
      
      6. РЕЗЮМЕ.
      
      
      Внимательный и сведущий читатель, вероятно, уже уразумел, что данная работа представляет собой последовательное и развернутое применение принципа неделанья.
      В самом деле, что представляла бы собой стратегия России - как оно и бытует, встречается в жизни - стройся она на стереотипах деланья?
      Да примерно следующее.
      Мы (Россия) отстаем, проигрываем мировое соревнование экономик и культур? - броситься вперед, догонять!
      Мы в разрухе, долгах, бедны и слабы? - заняться собой, предоставить спасать мир богатым и умным, а нам не до всемирности.
      Мы окружены еще более нищими и проблемными странами? - оградиться и отгородиться от них, жаться к богатым и сильным, а эти пусть шевелятся сами или просят у богатых, сами бедствуем.
      Мы не состоялись как супердержава, как Союз, как содружество народов? - ладно, забудем содружество, будем держаться национальности и корней, мы - не советские, мы - русские, а не-русских, не коренных - долой из России.
      Мы несчастливы и не можем обеспечить свой сегодняшний день? - так вот о нем и будем думать, о насущном и сегодняшнем, не до жиру, а всю эту роскошь - высокую культуру, космические панорамы и тэ дэ отложим до лучших времен.
      
      Не делать ничего подобного - вот на чем основана та стратегия, которую выражаю я и которая - я так считаю - только и может быть успешна.
      
      НЕ броситься вдогонку, а - сработать на опережение.
      
      НЕ средоточиться на своих проблемах и своем национальном интересе, а - интерес планеты сделать своим национальным и работая на него устроить свой интерес.
      
      НЕ водиться с богатыми против бедных, а - отстаивать интерес слабейших и положить его во главу угла интереса планетарного.
      
      НЕ средоточиться на "национальном" и защищать его исключительность, а - поделиться россианством и открыться международности.
      
      НЕ замыкаться в насущном, неотложном и "материальном", а - задать планку, уже здесь и сейчас подверстывать решение задачи тела под решение задачи духа.
      
      
      Шанс России.
      

    *   *   *

      
      А закончу я так-таки стихотворением. Оно приведено ниже, после Примечаний и Оглавления.
      

    *   *   *

      
      весна-осень 2003,
      окончено 5.09.2003
      
      
      
      ПРИЛОЖЕНИЕ
      
      
      ПРИМЕЧАНИЯ
      
      
      
    [1] ...В общем, стратегия - мой взгляд.
      
      Первоначально моя работа называлась "Русское сиккари", чему давалось следующее пояснение:
      
      Сиккари - японское слово, встреченное мной в книгах Владимира Цветова и означающее примерно "молодец", "человек с характером", - а я бы вообще перевел как "упираться". Сами японцы (по Цветову) говорят так: "С тех пор, как наша страна стала сиккари, мы достигли..."
      В чем состоит японское сиккари, более или менее понятно и известно. Ну, а в чем состоит - или может - или должно состоять - русское сиккари? Это я и пробую изложить.
      
      Я отказался от этого названия с известным сожалением, оно точнее всего передает суть работы. Но как выявилось, на слух и на глаз это не срабатывает - слово-то чужое, японское, и мало кому известно.
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [2] ...это уже вопрос эмоций, задвигаю их в Примечания.
      
      Что ж, даю и эмоции. Точнее - даю оценки, но делаю это в порядке излияния эмоций. При том заранее и особо подчеркиваю, что я человек НЕ предвзятый, не ангажированный - я не зюгановец, не жириновец, не яблочник и т.д., да и вообще, мне что Ельцин, что Брежнев - одинаково не мед. А т.е., мои оценки - это объективно даваемые оценки человека беспристрастного, приличного и мало-мальски мыслящего. И подходя холодно и беспристрастно я просто не могу оценить результаты "реформ" иначе как провал. В самом деле - прошло уже 10, даже 12 лет с начала этих реформ. Если сравнить с тяжелым для страны временем - 1927-1939, становлением сталинизма, то там за этот же срок были построены все эти Магнитки и Днепрогэсы. Это НЕ оправдывает стоявших у власти изуверов и палачей, но факт остается фактом - стреляли и сажали, но так-таки построили. Ну, а что построено сейчас? Кроме вилл на Багамах? НИЧЕГО. А то есть, по факту господа нью-большевики имеют банкротство самое что ни на есть полное, вопиющее и препозорное: негатив сопоставим с ущербом от войны или репрессий, зато позитив абсолютно нулевой. И не надо ссылок на переходные трудности и т.п. ерунду - можно ведь тогда и с Китаем сравнить, где тоже от социализма шли - причем, без этих монетаристских инноваций, - а итоги, итоги-то.
      Далее, поведение и облик наших реформаторов и тех, кого они обслуживали своим "реформаторским" курсом. Я, очевидец событий и гражданин одной с ними страны, прекрасно помню, кто и как вещал этак в 90-х гг. об источниках внутреннего займа (о ГКО), об образцовых успехах реформ Аргентины, о могучем толчке, что придаст приватизация и ваучеризация и т.д., и т.п. И я же теперь вижу, как там с реформами в Аргентине, что произошло с ГКО, какая там у нас была всенародная приватизация - и т.д., и т.п. А как порядочный человек я знаю, что вот в царской России инженер, если строил мост не в стык, то пускал себе пулю в лоб. Иначе уж вовсе бесчестье. Здесь мы имеем пущенную под откос страну, а что же инженеры реформ? Нет, не застрелились. Даже на рельсы не легли. Пишут книги об истории приватизации, рассказывают про свою святость и готовы возглавлять и реформировать и далее. Как это может - и должен - оценить непредвзятый, думающий и приличный человек?
      
      Но хорошо, наверно, я все же впадаю в пристрастия. Надо, наверно, объективней быть, непредвзятее. Народ, к примеру, поспрашивать и ссылаться на научно полученный результат. Запустить такую, к примеру, анкету для изучения общественного мнения. Пусть вот ВЦИОМ опросит. Чтоб объективный срез получился, а не то что огульные эмоции.
      
      Итак, анкета.
      
    Вопрос 1. КОГДА ИЗ СТРАНЫ РЕКОЙ УТЕКАЮТ И ОСЕДАЮТ ЗА ГРАНИЦЕЙ НЕФТЕДОЛЛАРЫ, А ПРАВИТЕЛЬСТВО РЕФОРМАТОРОВ ПОМЕШАТЬ ЭТОМУ ПОЧЕМУ-ТО НУ ВОТ НИКАК НЕ В СОСТОЯНИИ, ТО ЭТО... (выберите и подчеркните нужный ответ)
      
      а) твердо проводимый курс на демократию и рыночную экономику, от которого неуклонно поднимается благосостояние населения (по крайней мере, его известной части)
      б) позорное и блядское воровство, вполне достойное тех мандавошек, которые им занимаются
      
    Вопрос 2. КОГДА В 1993 Г. СТОРОННИКИ РУЦКОГО-ХАСБУЛАТОВА КАК ДУРАЧКИ ПОПАДАЮТСЯ НА ДЕТСКУЮ ПОДСТАВКУ И ОТПРАВЛЯЮТСЯ ШТУРМОВАТЬ ТЕЛЕБАШНЮ, А ПОТОМ СТАНОВИТСЯ МОЖНО НА ГЛАЗАХ ВСЕГО МИРА С ОБЛЕГЧЕНИЕМ РАССТРЕЛИВАТЬ СОБСТВЕННЫЙ ПАРЛАМЕНТ, ТО ЭТО...
      
      а) решительный шаг к идеалам народовластия, правовому обществу и вообще торжество закона, свободы и неприкосновенности личности
      б) кровавое, срамное и позорное, позорное, позорное позорище, вполне достойное обкомовских подлецов, которые ни на что иное попросту не способны
      
    Вопрос 3. КОГДА БОМЖЕЙ И БЕСПРИЗОРНИКОВ СТАНОВИТСЯ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПОСЛЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ, КОГДА ВСЕНАРОДНО ИЗБИРАЕМЫЙ ПРЕЗИДЕНТ ВО ВРЕМЯ ВЫБОРОВ ЛЕЖИТ ПОД КАПЕЛЬНИЦЕЙ, НО ЕГО ВСЕ РАВНО ИЗБИРАЮТ, ПОТОМУ ЧТО В СОПЕРНИКИ ЕМУ ПРИДАЛИ МИЛОЕ ЛИЧИКО КОММУНИСТА ЗЮГАНОВА, А ЭТО СТРАШИЛКА ЛУЧШЕ НЕ ПРИДУМАТЬ, КОГДА НА ВЕСЬ МИР ЧАВКАЕТ МЯСОРУБКА ЧЕЧНИ, КОГДА МИЛЛИАРДНЫЕ ЗАЙМЫ НА "НАРОДНЫЕ" РЕФОРМЫ БЕССЛЕДНО РАСТВОРЯЮТСЯ В ПРЕДЕЛАХ САДОВОГО КОЛЬЦА, КОГДА ВНЕ И ВНУТРИ СТРАНЫ ПРОВАЛЕНО ВСЕ, ЧТО ТОЛЬКО МОЖЕТ БЫТЬ ПРОВАЛЕНО, НО ПОСЛЕ ЭТОГО НУЖНО ВСЕГО ТОЛЬКО РАЗОК ИЗВИНИТЬСЯ ПО ТЕЛИКУ И СНОВА ДРУЗЬЯ, ТО ЭТО...
      
      а) блестящий успех демократии и рыночной экономики
      б) воровство и блевотина
      
    Вопрос 4. И НАКОНЕЦ, КОГДА ВСЕ ЭТО ВИДИТ ПОРЯДОЧНЫЙ И ДУМАЮЩИЙ ЧЕЛОВЕК, ТО ОН...
      
      а) благоговейно восхищается авторами и проводниками ельцинского реформаторского курса: какой полет мысли! какая воля к огненному новаторству и победе! какой либеральный гуманизм! какая прозорливость и кругозор! а главное, ну до чего же кристально честные люди! недаром патриарх и архиепископы регулярно выдают им медали за заслуги перед отечеством и православием!
      б) морщится от омерзения и думает: нет, господа, толку от вашей клоунады не было и не будет, так хоть бы вы из страны слиняли поскорей, что ли. Хоть вредить не будете - и на том польза.
      
      Если в вопросах 1-4 вы выбрали ответ а), то вы...
      
      а) Гайдар
      б) Чубайс
      в) Ельцин
      г) Мавроди
      д) член их семьи
      е) ну, уж чтоб та-а-ак обкуриться!..
      (нужное подчеркнуть)
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [3] ...В зависимости от этого хотя бы такую вещь как благо и назначение России можно понимать очень по-разному.
      
      К примеру, при всех своих разногласиях наши политики как само собой разумеющегося желают - хотя бы на словах - для России процветания. Хорошо, а как быть, если назначение России в мировой истории - это вовсе не собственное процветание, а какая-либо служебная роль на нужды человечества как целого? И наша роль, ну, скажем, почти по Блоку - принять на себя грядущий удар желтой расы, погибнуть, но при том спасти цивилизованный мир. А то и того пуще - создавая Россию, матушка Земля вообще была озабочена всего-навсего экспортом красивых женщин на Запад, чтобы облагородить людскую породу развитых стран - красивых-то женщин у нас действительно много. После этого какой смысл во всех этих реформах, подъеме благосостояни, построении правового общества и подобной муре. Понятно, примеры даю не всерьез, но полагаю, свою мысль я ими поясняю.
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [4] ...В общем-то, многие из этих посылок я мог бы и доказать достаточно строго, - возможно, по ходу дела я это и предприму, по мере надобности и в некоторых вопросах.
      
      Действительно, я усматриваю необходимость узаконить при построениях хотя бы общенаучного, теоретического плана свод неких не то чтобы аксиом, а скорее предписаний, этаких яма и нияма, но не вполне чисто научного плана (возможно, еще больше бы подошло слово заповеди, не воспринимайся оно столь религиозно). Пока что наука и философия пытается обойтись в этом качестве только лишь правилами логики или ее численной разновидностью, математикой.
      Но. Практика самой науки показывает, что никакая логика и никакая математическая строгость не спасает от парадоксов и противоречий - от элегантных и относительно корректных до самых неприличных. Очевидно, пора уже признать, что попытка обойтись голимой логикой есть не более чем утопия самовлюбленного и самоуверенного рацио, аналитического интеллекта, который собственную плоскостность и запертость в цифровом описании проецирует на мир, полагая его столь же численно-построенным и конечным. Ругать и вообще отрицать из-за этого интеллект, понятно, бессмысленно - все равно что пенять на калькулятор за то, что он способен иметь дело только с числами - это область его законного применения, а выше головы он не прыгнет, не может.
      Однако человечеству именно что приходится "прыгать" выше уровня сложности калькулятора, и это отнюдь не вызовы завтрашнего дня, а реальность самая повседневная. Все более очевидна сложность, парадоксальность, известная алогичность да и вообще иррациональность, чудесность не только нашего сознания (что, кстати, уже требует чего-то похитрей, нежели "логика"), но и физического мира, как его принято называть. Отсюда, встает вопрос о том, чтобы это отразить не только в описании, но и в самих методах исследований, в неком корпусе научных правил.
      
      (С сожалением вынужден признать свою неосведомленность в том, что здесь наработано в новопоявившихся науках, которые, как можно судить по отголоскам, и пытаются решать такие или схожие проблемы. Поэтому то, что я попробую в самом общем виде обозначить ниже, может быть уже хорошо развито и применяться в тех или иных отраслях научного знания - положим, в синергетике или там какой-нибудь многомерной логике. Если я повторю уже введенное в оборот такой науки и поневоле изобрету велосипед - что ж, мои извинения. Для меня-то ведь эти вещи не есть мое личное открытие и тем более достояние, для меня это нечто само собой разумеющееся, факт мира, и открытием было обнаружить, что этот факт, оказывается, не только не признается, но даже не осознается, что его еще надо как-то формулировать и объяснять, - ну, это примерно состояние химика, столкнувшегося с группой коллег, отрицающих существование таблицы Менделеева и не желающих понимать ее если не истинность, то полезность. Вот так же, говорят, глазели западные биологи на лысенковцев, делающих на международных симпозиумах доклады с отрицанием существования генов.)
      
      На текущий момент я не готов рассмотреть это подробно и обосновать по пунктам, поэтому только вкратце поясню, как я понимаю корпус правил, яма и нияма познания, которые не охватываются и не усматриваются в пределах чистой (формальной) логики, но которые такая же необходимость познания, как собственно научные принципы (вроде бритвы Оккама или знаменитых постулатов Гёделя). В целом, науке необходим некий кодекс джнанина, воина Знания, однако я подчеркиваю, что речь идет не только лишь об этическом и личностном аспекте, - это шире и глубже, забирает именно в область метода, в самое начало начал.
      В частности, все более очевидна иллюзорность явной или неявной претензии науки на изучение мира "как он есть" - а то есть, наивно и беспочвенно само представление, что можно изучать мир "объективно" - будучи при том, разумеется, субъектом. Сознание не просто изучает реальность - оно ее формирует, создает свою версию реальности. Кажется, это все более понимается и признается. Однако что из этого следует? И вот тут-то пора и положено задать следующий вопрос. Если уж при взаимодействии (при исследовании в том числе) с внешней реальностью создание какой-либо ее версии неизбежно, то ведь весь вопрос вот в чем: а какую же именно версию следует создавать? Чего в себе и в мире хотеть? Что нам от нас самих нужно? И вообще - каким следует знать мир? Можно знать мир как мертвый механический набор безмозглых физических тел, соотносящихся друг с другом по математически строгим законам ньютоновской механики. Или можно знать мир как физико-химические процессы в мозгу - биохимики вот пытаются. А можно и вовсе постигать в мире способы истребления себе подобных. Или вообще последовательное ухудшение (порчу) исходного совершенства (суперсимметрии). Можно-то можно. А вот надо ли? Это ли в мире следует знать?
      
      Здесь два момента. Один - это сам план воли (или, толтекский термин, намерения). Второй - свойства картины мира, конкретной версии реальности - или, иначе, направленность этой воли, предмет ее приложение. Так вот, я предлагаю признать, узаконить сам факт воления, устремления к какой-либо версии реальности:
      
      во-1-х, признать, что отстраниться от этого все равно невозможно,
      а во-2-х, считать это одной из составных частей научного познания - не просто неустранимой примесью, но именно необходимой составной его частью, без которой оно попросту не может быть полноценным познанием. Действительное познание просто не может состояться как знание о том, что есть (якобы "само по себе"), оно обретает действительность, только когда решает задачу пребывания и становления - проще говоря, участвует в строительстве (мира).
      
      А это, в-третьих, ставит вопрос об искомой картине мира, о версии реальности: а что же именно волить, что намеревать при познании - и в т.ч., научном исследовании. И вот здесь я пока предлагаю принять хотя бы такие постулаты: нормальным, надлежащим, правильным для познающего сознания являются:
      1 - необходимость осознавать себя в устремленности к своему пределу, к своему максимуму (здесь попутно отмечу 2 момента: максимум в смысле абсолютного сознания (не комментируя далее) - и максимум как высота планки, - небо надо штурмовать);
      2 - необходимость осознавать себя в своей сопряженности с общим мировым процессом (а это уже во многом план "земли").
      
      А то есть, налицо необходимость и самое мир понимать как некую решаемую задачу (в пределе, абсолютную), и себя со своим познанием ставить как часть ее решения. Этический момент, который здесь с ходу просматривается, является, таким образом, совершенно законным. Он, как ни странно, вытекает из чистой логики. Исследователь просто обязан себя как-то позиционировать, это необходимо даже с т.з. корректно проведенного опыта, наблюдения. Вот там объект, вот там и там мои инструменты, а вот тут - часть опыта - я сам, наблюдающий, познающий. Отсюда, можно вполне строго показать, что познающий мир субъект просто не в состоянии познавать мир, если будет сознавать себя при том вошью на его теле - это, так сказать, ошибка позиционирования. Умаленность, смирение, благоговение - это одно, а оправдание или оплакивание (или смакование) собственной никчемности это другое: это холуйство. Таким образом, осознание себя, определение своей позиции через высокое этическое долженствование - это законная составляющая полноценного познания, а эмоциональный ключ познания, безусловно, должен быть позитивен. Познавать в мире собственную ущербность и тлетворность, а самое мир познавать как механические судороги бесцельной машины не просто самоубийственно - это еще и методологически неверно.
      
      Спрашивается, как это совместить с одновременной необходимостью отстранить все и всяческие искушения, иллюзии, предрассудки и тому подобное - как сочетать предельную нацеленность на идеал (этический в том числе) с предельной же трезвостью и незамутненностью сознания? Э, так в том-то и вызов! (Возможно, вопроса соотношения жесткости и этики я более основательно коснусь далее, в основном теле моего эссе или в одном из разделов Приложения.)
      
      Если теперь под этим углом обратиться к практике современной науки, то открывается картина, не более отрадная сравнительно с той, над которой я негодовал в прим.[2]. Ну, как после этого оценить потуги и претензии позитивной (западного типа) науки на "объективное" изучение "законов природы" и самое реальности? Ведь ни от воления (приложения воли), ни от построения реальности сообразно сознанию наука при том не отступала. И стало быть, она не просто "открывала", что мир есть математическое движение мертвых тел - она это в мире намеревала, волила. И если не отягощала себя такой ерундой как становление абсолютного сознания, если не пыталась знать в мире хотя бы его одухотворенность и божественность, если обращалась к живому не произнося волшебной формулы "мы с тобой одной крови", то это ведь отнюдь не значит, что наука умела обойтись вообще без воления, воображения и преображения мира - нет, это значит лишь, что она намеревала противоположное - раз не живое и духовное, то мертвое, бездуховное и трагически ущербное (не абсолютное и лишенное сознания). И само собой, никакой чистой наукой она при этом не была, а была чистейшей воды черной магией - наберитесь уж хваленой объективности и мужества признать это, господа ученые.
      На возможное возражение, что, дескать, наука не располагает соответствующим опытным материалом, позволяющим заключить, например, божественность (абсолютность) сознания или одухотворенность всего живого, мой ответ прост: а она пыталась это узнать? Если в комнату, где лежат два мешка яблок, никто не заглядывает, то как-то трудно узнать, что они там лежат. Узнавать-то ведь пока пытались совсем другое - какие доли мозга отвечают за память и торможение, какие гены ввести, чтобы получить послушных солдат - ну и т.п. "истины". Это и узнают. Преображенский ведь тот же Шариков, даром что профессор.
      И еще. Я полагаю, не так уж далеко время, когда все изложенное здесь мной будет очевидно уже не с т.з. одной мыслительности, а станет именно открытым опытным фактом. Например, "сопряженность с общим мировым процессом" или "осознание себя в устремленности к своему пределу" будут очевидны как простая сонастройка вибраций - мировых и человеческого сознания. Может быть, это станет возможно даже прикидывать в числах и определять формулами. Этого я предложить не могу, не моя специализация. Но даже без этого, в пределах "чистой мыслительности" это все является неопровержимой истиной в силу одной своей необходимости. Не выжить без этого.
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [5] ...строить эти отношения исходя из реальности, из реальных предпосылок, самих качеств мужского и женского, а не из мифов на сей счет, как бы они кому-то не льстили, - ну, а это и ставит вопрос о Знании.
      
      Возможно, эту тему я попробую развить далее поосновательней, скорее всего, в Приложении, а не в теле эссе непосредственно. Пока только даю пример расхождения мифа и реальности и того, какие этим порождаются коллизии. Так, совершенно несостоятелен миф о сильном мужчине и слабой женщине - которую, стало быть, сильный мужчина должен оберегать, кормить и т.д. В условиях дикости это еще имело реальный, не фальсифицированный смысл - мужчина сильней как боец и охотник, ему таки не требуется таскать по кустарникам беременное пузо, преследуя подраненную дичь - это даже если оставить в стороне биологическое мускульное превосходство. Но за вычетом мускулов, женщина гораздо энергетичней и в целом - сильней мужчины. Теперь это признано даже на уровне биологии, - а вне поля зрения современной науки остается еще энергетический план, с которым современное позитивное (западного типа) знание попросту незнакомо. Строить отношения и вообще общественную жизнь исходя из столь ложного, с точностью до наоборот, представления, что сильный пол мужчины, а женщины - слабый, это тоже самое, что считать кирпичи круглыми, а шары - квадратными - и сообразно тому их пускать в дело.
      Или вот более частный пример на ту же тему: психологией вполне надежно установлено, что женщины, беря в целом, лучшие руководители, нежели мужчины (кое-какие оговорки и уточнения чуть дальше). Ну и, что же мы поимеем, ежели из жалости к мужскому самолюбию будем делать вид, что мужчины должны начальствовать и рассаживать их по креслам администраторов? А поимеем мы плохое администрирование и баб, что будут считаться мужчинами лишь от того, что носят штаны и протирают их в креслах начальников. Если по факту на уровень хорошего администратора тянут, скажем, 30% женщин и лишь 15% мужчин, то и среди начальского состава дожно выдерживаться соотношение 2:1, то есть - в начальских креслах, по уму-то, должно находиться где-то 65% баб, а мужиков - остальные 35%. Это надо спокойно знать, без всяких комплексов неполноценности, и спокойно к тому идти - как к нормальному, естественному положению вещей. За мужчиной остаются его мужские козыри, и в частности - руководство несколько иного, не-административного типа, скажем, в сферах исследовательских, новаторских, экспериментальных. Метафорически выражаясь, мужчине естественней роль, так сказать, начальника похода, а на стойбище это за женщиной. Впрочем, мои примеры чисто поясняющие - дело, конечно, не в том, чтобы выдерживать административнвые пропорции, все может строиться и поинтересней. Но, опять же, на основе реального положения вещей, а не самых красивых мифов. И их, конечно, нужно учитывать как одно из слагаемых реальности, но именно учитывать, а не принимать к исполнению.
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [6] ...интерес слабейших стран... состоит в том, чтобы перестать быть слабейшими, сравняться с "передовыми" если не по мощи, то по уровню жизни и социально-экономического развития.
      
      Экзотические варианты я из рассмотрения исключаю - вроде такого интереса, к примеру, как всячески сохранять слаборазвитость с тем, чтобы вынудить богатенькие страны к вечной благотворительности. Теоретически, конечно, это возможно, но не слишком реально - пока что эти богатенькие страны благотворить не торопятся, а напротив, умело пользуются чужой отсталостью. Но справедливости ради можно упомянуть, что вариант паразитирования на мировом сообществе в будущем, очевидно, будет возможен (так, черное меньшинство в Гарлеме вынудило правительство США практически от него откупаться, а т.е. выплачивать всяческие пособия в качестве фактических отступных, а не как правомерно положенные адресные пособия). Стало быть, подобный обратный перекос следует предупредить с самого начала. Кстати, у самой России подобный-то опыт имеется - речь о т.наз. дотируемых регионах, некоторых национальных автономиях - и нельзя сказать, чтобы подобная практика воодушевляла к поощрению и распространению ее в мировом обороте.
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [7] ...а рассуждать-то берусь... м-да... ну, я же с высоты орлиного полета смотрю...
      
      А я не сказал: с орлиной зоркостью. Зоркостью я вообще-то взираю на мир очкастой. В сочетании с орлиной высотой это нам какую панораму дает?.. Ну-у... это... орлиную!
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [8] ...Упомяну в качестве примеров бомбежку Югославии НАТО и поддержку американского вторжения в Ирак немалым числом европейских стран.
      
      Развивая эти примеры, выскажусь чуть подробней. Почему ведь - по крайней мере, на словах - возмущалась гуманная Европа действиями Югославии в Косово? А потому, что сербы плохо обходятся с албанцами и вообще - пытаются решить вопрос силой. Делать этого нельзя ни в коем случае, а надо исключительно мирно. Понять насчет "нельзя" и "исключительно мирно" сербы, однако, никак не хотели - и тогда НАТО принялось втолковывать им принципы миролюбия с помощью бомбежек. Спрашивается, почему в одном случае, конкретно сербам, нельзя добиваться своего силой, а европейцам из НАТО можно? А вот потому что сербы плохие и хотят плохого, а мы, европейцы, хорошие и хотим, чтобы всем было хорошо. Так что если хотеть плохого, то убивать нельзя, а если хотеть хорошего, то можно. Вот Раскольников, к примеру... а нет, нет, не надо Раскольникова... ну его, этого Достоевского... а заодно и увещевания Папы Римского. Не тот случай! Не европейский.
      Вот так. Сарказм сарказмом - но реальное-то мышление действительно вот такое.
      Ну, поддержка иными европейскими подсивалами Соединенных Штатов в захвате Ирака - это вообще шедевр на тему. К примеру, либеральная гуманистическая вся такая Дания - ну, вся ведь извелась о правах свободолюбцев в Чечне, ну, агрессор Россия да и только. Ну, нельзя ей действовать силой. Вот нельзя! Казалось бы, какое дело миролюбивой Дании до внутренних дел чужой страны, да? А она вот такая совестливая и неравнодушная, есть вот ей дело. А тут вообще - воинственная Америка нападает на другую страну, слабую, национально-отсталую. Как бы теперь Дании вскинуться на защиту убиваемых в Ираке мирных арабов, а? Мало того, что применение военной силы, так ведь еще в межгосударственных отношениях, да еще против Устава ООН, Америкой же принятом некогда. Дак ведь не вскинулась почему-то миролюбивая Дания. А полностью поддержала. Одобрям-с! И после этого Европа собирается кого-то учить миролюбию и верности гуманистическим идеалам? Вообще - это все жутко непристойно и крайне неполезно. Кто после этого в третьем мире всерьез будет воспринимать все эти прекраснодушные наставления о правах человека и т.д.? Права наций и стран попираются под "одобрям-с" таких вот Даний, а уж какое после этого соблюдение прав какого-то там единичного человека.
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [9] ...Но это еще и очень опасно - для всех, и самих США в том числе. Причин много...
      
      Сейчас Америка просто не настолько могущественна и экономически, и в военном отношении, чтобы вынудить мир обслуживать свой "национальный интерес" - это показало мнимо победоносное вторжение в Ирак. Для этой скоротечной войны с противником, третьеразрядным в военном отношении и к тому же, отягощенным недееспособным диктаторским режимом, США пришлось привлечь почти всю свою армию - да и в этом случае, победа была одержана лишь потому, что противник сам уступил поле боя. А если противник, в иной стране и в иной ситуации, решит драться до конца? Если бы пришлось реально штурмовать города, а их бы защищали, как чеченцы - Грозный? Во Вьетнаме-то было примерно это. И если бы, ко всему, в это же время обнаружился другой противник на другом, так сказать, фланге? Уже и ответить нечем - руки-то связаны.
      Так вот, при том, что США действительно доминируют, т.е. являются единственной сверхдержавой, наличной мощи Америки все же недостаточно для подчинения мира и переустройстве его "под себя", под свой эгоистический интерес. Причем, так обстоит в настоящее время, на 2003 г., - а кто сказал, что дальше у Америки с этим будет лучше? Избранная ею линия недальновидна кроме прочего еще и потому, что утопичен и наивен расчет на вечное доминирование. Так не бывает. И когда лев состарится и потеряет зубы, то уж, можете мне поверить, толпу гиен приглашать не придется - сами набегут и всё припомнят, предъявят к оплате каждую сломанную табуретку. Да еще и то в счет вставят, чего и вовсе не было.
      Это - в случае, если держаться дуболомной линии на право сильного.
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [10] ...Этакий глобальный стриптиз - смотреть смотри, но руками не трогай, а то по рукам быстро дадут дюжие вышибалы.
      
      Коснуться вообще-то можно, но - только банкнотой, затем, чтобы запихнуть ее за трусики. Вот тАк - касайся сколько угодно. И аналогия, надо сказать, не на пустом месте - отношения благоустренных стран и стран третьего мира, взирающего на этот стритпиз благополучия, в общем-то, так и строятся - последние к "натуре" не только не пропускаются, но сами же должны это неподпускание и оплачивать.
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [11] ...Подростки-то когда-нибудь вырастают...
      
      В прямой связи с этим вот неравенством шансов стоит вопрос наркоторговли: с одной стороны, это способ сделать большие деньги - для вот тех выросших подростков, которые, собственно, и не имеют иного шанса как криминального. С другой стороны, это же и ахиллесова пята Запада. Я уже бегло касался вопроса наркотиков в гл.1, отмечая их связь с ИСС, с вопросом о параллельной реальности. Здесь же - другая грань этой непростой проблемы. Предположительно, в Приложении, во 2-й части, я попытаюсь о том высказаться поподробней.
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [12] ...Решение, если его обозначить в самом общем виде, требуется такое...
      
      На сей счет я полностью привожу из первоначального варианта главы прим. {11} - см. ниже.
      
      Идеальным решением, если уж отвлекаться от вопроса осуществимости, явилось бы свободное самоопределение личности в той или иной национально-культурной традиции: выбор таковой или переход из одной в другую по собственному желанию. Т.е. примерно так, как это возможно с выбором профессии или места проживания - и примерно так, как трактуют этот вопрос те религиозные и эзотерические учения, которые принимают постулат реинкарнации (многократного воплощения и перевоплощения души). В школах такого толка проблемы исходно нет: человек рождается то индусом, то аборигеном Австралии, то французом, каждый раз отрабатывая те или иные подлежащие освоению навыки и способности, а жизнь в той или иной национальной среде способствует, соответственно, то одному, то другому - сообразно цели жизненного урока. Вопрос, таким образом, изначально снят - все мы то китайцы, то евреи, то чукчи, не то вовсе папуасы с кольцами в ноздрях, и понятно, что всё временно и никто никого не лучше: моя люди, твоя люди... "вы были нами, мы вами будем" (Хлебников). Однако эта поликультурность и полинациональность разбросана по множеству воплощений, а не дана в одной человеческой жизни - что позволило бы снять ограниченность текущего личного сознания. Так вот, ввести это в обиход именно одной личной жизни каждого землянина, теоретически, было бы неплохо - да только не слишком в ладах с биологическими возможностями. Можно, конечно, поменять место жительства и вообще гражданство, поселиться и - обрусеть, окитаиться, офранцузиться, но так ли это легко, как сменить работу или даже профессию? Языковые структуры мозга формируются в младенчестве и притом - под конкретный язык (или пару языков, у билингвов), позднейшее изучение иностранного языка происходит уже иначе, ну, а культура и дух народа и вовсе впитывается пОрами души, это на ускоренных курсах не выучить. Впрочем, возможно, в мировую практику войдут со временем этакие "стажировки" лет на 5 в культуре чужой страны - я имею в виду, в достаточно массовом масштабе. Это не реинкарнация, конечно, но опыт все равно полезный - хотя бы для того, чтобы лучше оценить свое собственное, урожденное. (Ну и, я здесь не трогаю эзотерических техник и предоставляемых ими возможностей, как-то - за час прожить жизнь, это все-таки для продвинутых: да, неплохо бы, даже надо бы, но - нереально в массовом обиходе в обозримое будущее.)
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [13] ...россианство должно быть им, т.е. нами - гражданами России, осознано, признано, принято и целенаправленно поддержано.
      
      Тут вполне уместна прямая аналогия с возделыванием растительных культур, где, с одной стороны, налицо естественно протекающие процессы роста, созревания и т.д., а с другой стороны - они поддержаны земледельцем, аграрием, в буквальном смысле слова культивируются, осознанным и направленным образом.
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [14] ...Если даже допустить, к примеру, что мировым языком вполне официально станет английский, то землян это ведь не сделает ни англичанами, ни американцами, да и интеграции в американскую, скажем, культуру это еще не дает.
      
      Мировому "всеамериканству" препятствует помимо прочего и то, что американский образ жизни мировой деревне попросту не по карману. Голливуд, скажем, еще мог бы навязать американские стандарты как образец, как ориентир, но осуществить их нереально, на Земле просто нет таких ресурсов для заданного стандарта потребления. А одно это делает культуру третьего мира иной - не "всеамериканской", а "недоамериканской", с вытекающими отсюда комплексами, напряжениями и отторжениями.
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [15] ...чтобы усвоить, укоренить в себе, воткать в свое полотно инокультурные нити российская метакультура должна показать свое лучшее ...а с другой стороны, ей требуется уметь распознать и усвоить то лучшее, что есть в мировом реестре метакультур и традиций.
      
      Как подтверждающий пример, могу привести оживление интереса к традициям русского рукопашного боя, вызванного как раз нашествием в Россию восточных единоборств. До того все они оставались некой исторической экзотикой - и были воскрешены именно инокультурным аналогом (и конкурентом). Я не знаю числа российских школ или последователей, скажем, у-шу - возможно, оно превышает число приверженцев русской рукопашки, совокупно всех этих "славяно-горицкой борьбы", "бузы" и проч. Но в любом случае число последних все равно выросло - ну и, в любом же случае, русская традиция не в накладе.
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [16] ...Задача может быть решена только в составе более сложной задачи, как ее часть - так сказать, попутно, а вот в лоб - нипочем.
      
      Кажется, в кибернетике и/или в синергетике такие ситуации рассматриваются. По незнакомству с их теоретикой на этот счет, я сам в рабочем порядке классифицирую подобные явления как трансвиальные. Сильно вдаваться в мыслительность по этой теме не буду, оно не особо кстати, приведу лишь поясняющий пример и подытоживающий афоризм (парадокс).
      В восточных школах, а с их руки и у психологов есть задачка-подначка - не думать о желтой обезьяне. Разумеется, само ее выполнение заставляет человека о ней-то и думать. Одним из решений задачи, к слову, является противоположное - попытка о негодной твари именно думать. А поскольку она неконкретна, лишена облика, цвета, вкуса - поскольку не существует, - то такая попытка проваливается, и желтая обезьяна удаляется из памяти.
      Этой же цели можно добиться и другим путем - решая задачу остановки мыслей в целом. И опять же, о желтой обезьяне тоже не думают (выражусь так: и думать не думают), задача решается гораздо более сложная - а в рамках ее, сама собой, решается и эта - причем, она даже не ставится. (А в скобках добавлю, что и остановка мыслей (внутреннего диалога) достигается не в лоб, а чаще за счет выполнения задачи другого плана - например, при концентрации на какой-либо точке тела, - короче, опять же скорее как сопутственная.) Итого, парадокс такой: задача решается тогда и только тогда, когда... не решается. Замечу еще, что это все отнюдь не игра абстракциями, а вещи реальные и работающие - например, в теории изобретательства (Альтшуллер) лучшим считается как раз такое решение, когда подобраны условия, снимающие проблему - задача решается, потому что отпадает (вопрос переводится на более высокий уровень и решается уже там).
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [17] ...дух-тело, сознание-бытие... одно в другом и порознь не ходит.
      
      А поэтому, не от большого ума, что называется, попытки ограничиваться при решении "земных" и "материальных" вопросов этим вот материальным планом - так сказать, из грубого реализма. Как раз реализма, т.е. понимания реального положения вещей, тут и нет - есть порабощенность абстракцией, материалистической в данном случае. Сошлюсь для примера на марксизм, с его "прежде чем люди смогут думать и творить, они должны наесться и одеться" или, поновее, на известную иерархию потребностей Абрахама Маслоу. В последней тоже все начинается с "базовых потребностей" - еда, тепло, безопасность и т.д. - ну, а "высшие потребности" оставляются уже на закуску - так сказать, по мере возможности.
      Так вот, само расчленение единого подобным образом - грубая ошибка, а уж постановка "материального" (тела) вперед "идеального" (духа) ошибка вовсе идиотическая. В данном случае можно сослаться даже не то что на неопровержимые доводы разума, а, по правилам науки, на опытно подтверждаемые и столь же неопровержимые факты. А они таковы, что преследование исключительно посюсторонних, материальных целей, целей земного преуспеяния вело к провалу как раз по части этого самого материального преуспеяния - таков, к примеру, крах социализма - ну, а подтверждающие это примеры личных судеб или судеб корпораций вообще в изобилии. Того же рода и положение современной России - ну, сделали ставку на частный материальный интерес - но деньги-то ведь делать можно на чем угодно, - на наркотиках, на разграблении ресурсов, на вывозе капитала, - короче, преступным образом, это даже быстрей и легче - ну и, это и получили - и естественно, никакого экономического расцвета впридачу (а это - при очевидном преследовании всеми своей корысти, экономического интереса). И наоборот, все того же экономического процветания такой-то народ или страна достигали, как ни странно, в эпоху наименьшего увлечения планом материальным и наибольшим устремлением к "сокровищам на небесам" - могу сослаться на эпоху наибольшего распространения буддизма в Индии или торжество "альбигойской ереси" на юге средневековой Франции. И там, и тут план земного преуспеяния не имел для населения ни малейшего интереса (воины Александра Македонского были изумлены тем, что индийские крестьяне продолжали свой труд на полях буквально в ста метрах от места битвы греков с их царем, с полным безразличием к происходящему - а они это делали потому что - "майя"). Но именно подобная освобожденность давала относительное благоденствие - а при том, и духовный облик страны был уж не тот что под Наполеоном или Пол Потом (или Ельциным) - не то что убить или украсть, срубить дерево считалось злодеянием. Могу также сослаться на феномен европейского капитализма, который был невозможен без протестантской трудовой этики, а то есть подразумевал в устроении земной жизни именно духовный план, ставил это вопросом духовного деланья, "спасения". И разумеется, вполне аналогичные закономерности наблюдаемы на соотношении духа-тела у личности, ведь наилучшее владение телом, свершения в самых разных сферах, да попросту живучесть показывают именно наиболее продвинутые и при том - в устремлении над-личном.
      
       Вернуться к тексту эссе
      
      
    [18] ...или человеческое сознание развертывает себя как планетарное... или... как ненужное, а то и прямо вредное, мы будем, конечно, Землей отторгнуты.
      
      Как комментарий ко всем абзацу даю свое стихотворение (из "Чудесного альбома").
      
      
      Приди, приди! Тоскуют города,
      Воюют страны и вода мертвеет,
      И бесполезные, в прах легшие года
      С лица Земли сдувают суховеи.
      
      
      Приди, приди! Уже и камни ждут,
      Из моря ночью чудища всплывают,
      На мель бросаются и жить перестают,
      Хотят позвать и - нет, не называют.
      
      
      Все ни к чему, когда ты не придешь, -
      Леса растут, проистекают реки
      Бессмысленно, тогда и правда - ложь,
      И есть лишь смерть, напрасная вовеки.
      
      
      И вот - приди! Хоть запад, хоть восток, -
      Твой дом везде, и Твоя воля всюду, -
      Гора подвинется, раскроется цветок
      И расцветет в какое хочешь чудо.
      
      
      Бери Себе простор любых пустынь,
      Хоть изголовьем, хоть Своим подножьем, -
      Поставь стопу, владей! - и не покинь,
      И начертай в нас Имя Твое Божье.
      
      
      Мы ждем его, - но истины Твоей
      Не взять устам, не выдохнуть гортанью,
      И потому - во всех запечатлей,
      И вся Земля пусть будет начертаньем.
      
      
      Позволь позвать Тебя! И после отзовись,
      Витай вокруг и, как водою чаши,
      Наполни мир, и в души нам лучись,
      И отражайся в океанах наших.
      
       Вернуться к тексту эссе
      

    *   *   *

      
      
      ЧАСТЬ 2. ОТДЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ОБЩЕГО ПЛАНА (ГЕНДЕР, ВОИНСКОСТЬ, РЕЛИГИЯ И ЗНАНИЕ) - ДОПОЛНЕНИЕ К ОСНОВНОЙ ЧАСТИ РАБОТЫ.
      
      
      Я приношу свои извинения читателю - данное дополнение действительно задумывалось, именно как приложение. Не исключено, что кое-что, хотя и не столь подробно и основательно, я изложу и добавлю к работе. Как-либо существенно это ее не изменит, почему я считаю возможным дать эссе уже в таком виде. Если эти дополнения будут сделаны, я укажу это в аннотации, чтобы читателю было видно, полный вариант работы перед ним или ранний.
      
      

    *   *   *

      
      
      ОГЛАВЛЕНИЕ
      
       ЧАСТЬ 1. СЛАГАЕМЫЕ РУССКОГО ШАНСА.
       1. СРАБОТАТЬ НА ОПЕРЕЖЕНИЕ.
       Резюме главы
       2. ВПИСАТЬ СТРАТЕГИЧЕСКИЙ МАНЕВР СТРАНЫ В ПЛАНЕТАРНУЮ СТРАТЕГИЮ.
       1) Общая концепция стратегии России
       2) Что собой представляет мировой (планетарный) интерес
       1 - вопрос о едином (согласованном) понимании геоглобальной (планетарной) реальности
       2 - вопрос об органах и методах проведения единой планетарной политики
       Резюме главы
      3. КАК ПЛАНЕТАРНЫЙ ПРИНИМАТЬ И ОТСТАИВАТЬ ИНТЕРЕС НЕ СИЛЬНЕЙШИХ, А СЛАБЕЙШИХ СТРАН.
       Резюме главы
       4. СДЕЛАТЬ РОССИАНСТВО ОТКРЫТЫМ И ПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫМ (ПОДЕЛИТЬСЯ БИТВОЙ СТРАНЫ).
       1) Перенаправить интерес мирового сообщества к России прежде всего на ее человеческий ресурс
       2) Человеческое достояние России - составлюящие
       3) Россианство - внутренний меж- и метанациональный план
       4) Россианство - внешний международный план
       5) Мы хотим жить в интересной стране
       Резюме главы
      5. СТАВИТЬ КАК МОЖНО БОЛЕЕ ВЫСОКУЮ ПЛАНКУ.
       Почему вообще нужно вопрос о высокой планке делать моментом стратегии
       Задача тела может быть решена только как задача духа
       Задача человечества есть задача всего живого
      6. РЕЗЮМЕ.
      ПРИЛОЖЕНИЕ
      ПРИМЕЧАНИЯ
      ЧАСТЬ 2. ОТДЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ОБЩЕГО ПЛАНА - ДОПОЛНЕНИЕ К ОСНОВНОЙ ЧАСТИ РАБОТЫ.
      Оглавление
      
       Вернуться к началу работы
      

    *   *   *

      
      
      ИЗ "АНОРИЙСКОГО АЛЬБОМА"
      
      
      
      Эта песня о тебе - обо мне:
      Мы хотим жить в интересной стране -
      
      
      Не в неволе, не в раю, не во сне -
      А в счастливой настоящей стране.
      
      
      Чтоб со всем, что в мире есть, толковать,
      Чтобы тайна - и чтоб все понимать.
      
      
      Чтоб не Землю выживать из ума,
      А что надо попросить - и сама.
      
      
      Мы крылатого веселья хотим -
      Захотели полететь - и летим.
      
      
      А как радуга, гляди, расцвела -
      Захотелось - и пускай, чтобы была.
      
      
      А седьмые-то вверху небеса -
      Там деревья и киты - чудеса.
      
      
      А звездинки как большие огни,
      Потускнел какой - возьми замени.
      
      
      А до нашей-то луны сделать шаг,
      Рыбкой в солнышко нырнуть - только так.
      
      
      А на облако присесть - словно в мох,
      А спиной к твоей спине едет Бог.
      
      
      Он незнамо где - а вот, а живой,
      Покалякать сел с тобой и со мной.
      
      
      А вокруг-то синева срозова,
      А снега летят плетут кружева,
      
      
      А дожди идут - любой золотой,-
      Мы хотим быть интересной страной -
      
      
      Не богатой, не святой, не крутой,
      А счастливой и чуть-чуть озорной!
      
      
      Чтоб не Землю обижать, твою мать,
      А любую благодать загадать,
      
      
      Чтоб хотеть ее попить - и вода,
      Чтоб однажды полететь - и всегда!
      
      
      
      Прорвемся.
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Гейман А. М. (don_sokeyta|sobaka|nm.ru)
  • Обновлено: 07/12/2013. 166k. Статистика.
  • Эссе: Публицистика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.