Феоктистов Александр Григорьевич
Аркад

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 1, последний от 30/03/2017.
  • © Copyright Феоктистов Александр Григорьевич (alex@feoktistov.org)
  • Обновлено: 01/05/2011. 1005k. Статистика.
  • Роман: Фантастика
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  • Оценка: 5.72*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:


  •   

    Александр Феоктистов

    ПУТЬ АРКАДА

    КНИГА 1

      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       No А. Фаг, 2003 - 2010
      
      
      
      
      
      

    ГЛАВА 1

      
       - Пора задать ему парочку вопросов.
       Аркад хотел, было протереть глаза, чтобы разогнать туман сна, но полицейские не позволили сделать ему это. Один из них резко ударил по рукам и в самое ухо прорычал вопрос, от которого у Аркада загудело в голове.
       - Где ты был между четырьмя и восьмью часами утра, подонок? Не вздумай отпираться, мы на тебя быстро вышли, тебе некуда деться!
       Сон вместе с парами алкоголя медленно выходил из головы. Но Аркад все равно был в затмении. Ему все еще казалось это дурным сновидением.
       - Что это?.. Кто вы?.. Что вам от меня надо?.. Я ничего не
       понимаю...
       - Сейчас поймешь, скотина.
       С этими словами Аркад вдруг оказался на полу, сдернутый с кровати одним из полицейских. От удара головой об пол в голове опять зашумело, из глаз посыпались искры. Но он так ничего и не понял. Захотелось вновь провалиться хотя и в тяжелый, но все же сон.
       Но ему не дали. Он чуть не подскочил от холодной обжигающей струи, которую выплеснул ему на голову один из этих умников.
       - Давай, давай, парень, шевелись, тебе задали вопрос, отвечай!
       Это был уже другой голос, не злой, как первый, но достаточно жесткий. Аркад с трудом разлепил глаза и приподнял голову. Слева от него стоял красномордый крепыш со злобной ухмылкой и садистским взглядом неприятно маленьких глаз-щелочек. Это он сбросил Аркада с кровати. Справа, все еще держа банку с остатками холодной воды, широко расставив ноги, стоял второй с жестким голосом. Он был выше первого на голову, с крепкой мускулатурой и пронзительным взглядом, лет тридцати пяти. Не к месту Аркаду пришло в голову, что за этим впечатляющим типом гоняется куча соплюшек.
       У двери, прислонившись к косяку, стоял третий, перебирая в руках наручники. Худощавый, невысокого роста, этот был неприметным. Такого на публике, в небольшой толпе не обнаружишь. Он с безразличным видом молчал.
       Туман наконец-то стал расходиться. После вчерашней выпивки с Сержем в сочетании со многими сеансами игры в шахматы, да еще и ударом головой об пол голова трещала. Но он так и не понял, что же от него хотят эти парни в форме. Несмотря на то, что вчера они с Сержем закончили поздно, где-то в двенадцатом часу ночи, Аркад хорошо помнил, что в эту конуру, называемую местными гостиницей, он добрался без происшествий.
       В этот маленький городок вот уже несколько лет Аркад наезжал раз в неделю побыть на природе, порыбачить, наконец, сыграть с приятелем в шахматы. В этот раз он приехал на выходные, как обычно. Зная неуживчивый характер Сержа, старого холостяка, который вечно выражал недовольство всем останавливавшимся у него гостям, Аркад решил устроиться в единственной местной гостинице. Отеле, как ее громко называли местные жители. На самом деле это было только одно название. Старый одноэтажный барак, где размещался дежурный, заносивший редкого постояльца в журнал да выдававший ключи от халуп. Сами халупы, деревянные, с соломенным покрытием верха, благо позволял климат, без лишних удобств - кровать, стол и тумбочка - вот и все их убогие убранства, располагались сразу за административным помещением в один ряд вдоль березовой аллеи на окраине городка.
       На этот раз Аркад приехал на два дня. На второй день он собирался немного порыбачить на симпатичном местном озерце. Аркад думал, что, возможно, за две недели своего отсутствия его приятель будет настроен достаточно дружелюбно и у него хватит терпения пообщаться с Аркадом оба дня. Обычно перед приездом Аркада тот сообщал ему по телефону, что в его планах нет никаких изменений и что Аркад может приезжать. Но в этот раз Серж почему-то не позвонил. "Раз не позвонил, значит, опять поскандалил со служащим телефонной станции", - подумал Аркад. Так оно, по сути, и было, когда он побывал у Сержа.
       Аркад, не торопясь, закончил все свои дела в своем родном городе и отправился в этот городок. Зарегистрировавшись у дежурного и получив у того ключ от одной из комнат отеля, напоминавшей скорее бунгало в тропиках, чем городское помещение, Аркад сбросил на стол свои вещи, освежился под душем, находившимся в нескольких десятках футов за помещениями спального корпуса. Освежившись, он переоделся в легкие джинсы и ковбойку, захватил купленную в городе бутылку коньяка и направился в городишко к своему приятелю. Время было еще раннее, часов одиннадцать. Люди только-только вылезали из своих квартир под лучи летнего солнца. И хотя более часа двери лавок были уже открыты, посетителей было еще мало. Люди продлевали удовольствие сна в свои выходные.
       Когда Аркад позвонил в квартиру, полуодетый Серж, как дикий необъезженный конь, встретил его раздраженно: "Приперся!" Правда, через мгновение, когда Аркад собрался было уйти, Серж стал извиняться за свой характер и попросил остаться поиграть в шахматы.
       Серж жил в однокомнатной квартирке на четвертом этаже пятиэтажки на северной окраине городка. В этот раз они с ним весь день проиграли в шахматы, а между партиями прикончили не только коньяк, но и что-то еще, выставленное Сержем, достаточно крепкое. Поздно ночью, расставшись с приятелем, который уговаривал Аркада сыграть еще несколько партий, Аркад вернулся в отель и завалился спать, собираясь пораньше проснуться и сходить порыбачить. Судьба внесла в его планы свои коррективы. За прошедшую ночь что-то произошло, настолько неприятное, что на него так окрысились местные полицейские. Вот только что, хотелось бы знать.
       - Ну что, очухался? Или еще водичкой смочить? Ты понял мой вопрос? Где ты находился сегодня от четырех до восьми утра?
       - Слушай, старшой, дай я ему разок по печени врежу, он сразу заговорит, - у красномордого полицейского явно чесались кулаки, он непроизвольно раз за разом сжимал и разжимал пальцы правой руки в кулак.
       - Остынь, Микин, он и без того ответит на наши вопросы.
       Старшой бросил неприязненный взгляд на своего упитанного напарника и вновь обратился к Аркаду:
       - Где твои документы, парень? Когда ты появился в нашем городе и где был сегодня утром? Будешь отвечать сейчас или поедем в отделение?
       Старший группы внимательно посмотрел на Аркада, окинул взглядом комнату, что-то просчитал в голове и бросил:
       - Ладно, собирайся, в любом случае тебя проверить надо на пальчики.
       - Бенес, - обратился он к стоявшему у двери, - сообщи по рации, мы выезжаем; пусть приготовят все, чтобы проверить у него пальцы.
       Третий патрульный молча кивнул и вышел за дверь.
       Аркад, наконец, поднялся с пола и собирался уже присесть на кровать, но упитанный хорек не дал ему такой возможности. Он схватил Аркада за руку, завернул ему за спину и потащил к двери.
       - Не усердствуй, Микин. Видишь, парень все понимает и сам пойдет; правда, малыш? - обратился старший группы уже к Аркаду. - Будь паинькой, делай, как мы тебе говорим. У тебя большие неприятности и не делай их еще большими. Пошли с нами. Да захвати документы.
       Ничего не понимая, лишь предчувствуя беду, Аркад молча достал из сумки документы и направился к двери.
       В отделении полиции, куда его доставили, первым делом у него сняли отпечатки пальцев, подробно допросили и поместили до выяснения всех обстоятельств в загаженную вонючую камеру. Только здесь он узнал причину столь нелюбезного обращения с ним местных копов. В то время, пока он досматривал свой последний предутренний сон, его приятеля Сержа убили. Труп обнаружила соседка Сержа с верхнего этажа. Часов в девять утра она спускалась со своей собакой на прогулку и заметила, что дверь квартиры Сержа приоткрыта. В щели двери торчала какая-то белая тряпка в красных пятнах. Она позвонила в дверной звонок, немного подождала, а затем, приоткрыв дверь, заглянула в квартиру.
       Серж был убит каким-то тупым предметом. Удар был нанесен сзади по голове. Серж лежал в исподнем в прихожей лицом вниз, головой в сторону приоткрытой двери в свою спальню. Возле головы натекла лужица крови. Кровью были обмазаны также стены прихожей. А в одном месте, около самой двери в спальню, на стене выделялся чей-то кровяной отпечаток большого пальца. Собственно говоря, именно этот самый отпечаток, не принадлежавший убитому, и выручил Аркада. Сидя в камере, он размышлял о том, как ему удивительно повезло. Если бы не этот отпечаток, оставленный, скорее всего, убийцей Сержа, загремел бы Аркад на полную катушку.
       В местной кутузке его продержали несколько дней. По выходу он обнаружил, что его полностью обчистили. У него с собой осталось только то, что было одето в тот день, когда его забрали полицейские, - джинсы, да ковбойка и еще документы. Уходя из местного отеля, он забыл запереть дверь комнаты, в которой останавливался на ночлег.
       И вот теперь голодный и без денег, он уже несколько дней тащился в сторону своего города.

    * * *

      
      
      

    ГЛАВА 2

      
       - Куда ты идешь, парень?
       - А тебе какое дело?! Нам с тобой не по пути, проваливай.
       - Зря ты так... Я мог бы составить тебе компанию. Вдвоем все же веселей. Да и потом, может, помощь потребуется.
       - Не нужна мне твоя помощь. Сам справлюсь, если нужно. Я советчиков да болтунов терпеть не могу. За хорошим напитком, да с хорошенькой девочкой я и сам не прочь потрепаться. А с тобой, о чем мне болтать? Слушать же никчемный треп нет желания. Пошел прочь!
       - Ну, как знаешь. Может, ты обо мне еще и вспомнишь, да поздно будет.
       - Ты что, угрожаешь мне?!
       - Что ты, что ты! Это я так, к слову, присказка. Ну, ладно, я пошел; бывай, не поминай лихом!
       - Привет.
       Их пути разошлись. И стоило лишь Аркаду повернуться спиной к нежданному попутчику, как он тут же выкинул его из головы, как будто и не встречал никого минуту назад на своем пути.
       Думы его были тягучими, темными, запутанными. О том, что он уже испытал сутки, пару суток назад. О том, что ему надо как-то позаботиться о пропитании на сегодняшний день. Он вспомнил, что последний раз что-то перекусил несколько часов назад, а теперь неизвестно, когда еще и где, и что он будет есть. Его здоровый организм дал о себе знать - засосало в желудке.
       Неторопливо двигаясь вперед, он еще несколько минут не мог выкинуть мысль о еде, переключиться на что-нибудь иное, кроме размышлений о том, где же ему найти пищу или хотя бы какие-нибудь съедобные зерна. Потом мысль вяло вернулась к тому, что было совсем недавно; затем к встретившемуся ему на пути человеку. С некоторым сожалением он заключил, что зря так поспешно отказался от попутчика - вдвоем все было бы не так скучно.
       "А и черт с ним, - подумал Аркад - лезут тут всякие, набиваются в друзья да в попутчики, а потом, глядишь, когда заснешь, можешь и не проснуться. Нож сунут в бок не за понюх табака, за какие-то никчемные шмотки, и все - прощай жизнь. А я еще не все видел, я еще и не пожил, как следует. Нет, уж лучше поскучать, да в целости, еще мир поглядеть надо".
       Так неспешно, тягуче размышляя, он неторопливо удалялся от места негаданной встречи со странным человеком. Он и не подозревал, как в недалеком будущем еще не раз с сожалением вспомнит свой опрометчивый отказ спутнику. Но это было еще впереди.
       А пока он шаг за шагом удалялся от этого места. Дорога, плавно изгибаясь, плыла среди ковра довольно высокой, доходящей до щиколотки травы, то слегка поднимаясь на невысокие пригорки, то, опускаясь до очередного своего изгиба.
       Невдалеке, в нескольких футах от дороги, рос частокол лиственных деревьев, а перед ними, как легкие стрелки перед тяжеловооруженной пехотой, обозначая переднюю линию обороны, один за другим стояли колючие кусты с розовыми, бледно-розовыми и даже белыми цветками, готовившимися закрыться к вечерней заре. Это шиповник украшал своими цветами Афродиты небольшой лесок и благоухал ароматами, хотя и не столь сильно, как его окультуренный сородич роза.
       Аркад поднял взгляд с медленно исчезавшей под ногами дороги, обратив его на пролегавший перед ним путь, на окружающий его мир, на линию вдали, отделяющую его дорогу и окружающую ее лесостепь от светлого небосклона. Минуту Аркад бессмысленно обозревал всю эту земную красоту, а затем снова погрузился в призрачные видения своего сознания, в раздумья о пище, об отдыхе, о том, чем ему дальше заниматься, и обо всех мелочах, окружавших его ближайшие несколько дней. Эти мелочи составляли его замкнутый маленький мирок, который, впрочем, часто нарушался, разрывался внешними для него событиями и людьми. Но поскольку он двигался по этой дороге уже давно, то привык отгораживаться по возможности от этих внешних обстоятельств.
       А дорога его была долгой. Его дорога...
       Дороги! Либо мы по ним идем, либо они нас выбирают. Где ориентир, устремляясь к которому мы выйдем на свою судьбу?! Может, эта никчемная дорога без начала и конца и есть сама судьба? А может, дорога - это всего лишь преддверие в мир, где твое Эго и твоя судьба сольются воедино и ты исполнишь свое предназначение в этом мире? Может, это испытание в том, достоин ли ты познать свою судьбу? Если не перенес тягот этого пути, сошел с дистанции, присел на пригорок, плюнул на все и остался здесь и сейчас, то, может, ты и не достоин познать смысл своего существования? И тогда копайся, как червь, в этом дерьме, называемом повседневностью.
       Чем ты лучше миллионов таких же, уставших от дороги к неизвестной цели, отбросивших идеалы о возвышенном, прекрасном, как никому не нужный старый хлам?! Понявших, наконец, что им в своей жизни их не достичь, а потому успокоившихся на маленьких радостях жизни. Чем ты лучше тех многих, не превратившихся из куколки в бабочку? Не созревших ни для чего - ни для поэзии, ни для музыки, ни для живописи или науки. Ни для какого другого вида творчества, но, пожалуй, только для удовольствий; да и то мизерных, приземленных, никчемных! Эгоцентрики, у которых все наполовину: ума и чувств, и нет ни капли мудрости...
       Может, в этом и состоит судьба - быть обыкновенным удобрением для великих? Нужны ли лишние знания? Если их не имеешь, так ничего лишнего и не будоражит ум; можно прожить в счастье и радости. Лишние сведения, когда информация перевешивает определенный рубеж, начинают давить на человека, заставляют его чувствовать их нехватку и свою ущербность, и обычная житейская радость в незнании уходит.
       Отсутствие информации делает человека счастливым. Слишком же большое ее количество приводит к раздумьям. И тогда, чтобы вернуть уплывающее призрачное счастливое состояние, главным смыслом становится уже не довольство будничными радостями жизни, а поиск новой информации...
       Почти ничего подобного Аркаду в голову и не приходило. Лишь на грани неуловимого, где-то в подсознании, какие-то радужные всплески давали о себе знать, да и то лишь секундным беспамятством, когда смотришь вокруг, но ничего не видишь. В такие моменты он останавливался в недоумении, слегка тряс головой. На ум приходила мысль, что это у него от недоедания и утомления дорогой.
       Он вновь, в который уже раз, вспомнил, что совсем недавно в той деревеньке, которая осталась за спиной в двух днях пути, его приютило на ужин и ночлег бедное семейство, в котором и самим-то им, шести ртам, не очень хватало, но они поделились с ним всем, чем могли.
       "Вот ведь, пруха! - задумался Аркад. - Что же есть во мне такого, что мне нет-нет, да повезет, хотя и в малом. Может у меня на роду так написано?!"
       Впрочем, и эта мысль так же неспешно, как и подобные другие, вскоре покинула его. И он продолжал свой путь уже почти в сумерках. Этот путь, ныне ставший его Большой Дорогой, начался для него несколько дней назад в одном небольшом городке на северо-западе, куда он попал совершенно случайно при странных обстоятельствах.
      

    * * *

      
       Несколько месяцев назад его старший приятель и в какой-то мере наставник Альберт, по временам дававший ему возможность небольших дополнительных заработков, попросил об одолжении - съездить в этот городок в одну частную лабораторию к своим научным коллегам с каким-то поручением, о котором Аркад уже практически забыл. Оно оставило в памяти лишь некоторые зыбкие ассоциации с его странными снами, о которых он не переставал думать.
       Он вспомнил свой последний сон. Все окружение было каким-то нереальным. Вокруг почти все цвета радуги, и все же преобладали светлые тона - белый, светло-голубой, ярко- и бледно-желтый, даже золотистый. Как будто откуда-то, из-за сцены, светили яркие пюпитры; но не прямо, а сквозь призрачную завесу. Или когда почти в ясный летний день солнце, на время спрятавшись за какое-нибудь небольшое пушистое облако, выпускает из-за него широкие светлые полосы лучей, освещая все вокруг ровным игристым светом. Для дыхания не было никаких проблем. Атмосфера была наполнена легким нежным ароматом неземного нектара.
       Обозревая эту красоту, Аркад вдруг почувствовал легкое беспокойство - он не ощутил под ногами тверди. Нигде не было видно ни земли, ни песка, ни привычного для его земных чувств асфальта или гравия, но, тем не менее, он на чем-то стоял. Под ногами было что-то такое, что не поддавалось объяснению, светло-коричневых тонов. И в то же время ощущение было такой твердости, прочности, незыблемости, которого не даст даже обыкновенная земная почва. И одновременно ощущение некоторой мягкости, податливости, как будто он пребывал в конце весны, когда от земли поднимается пар, и кажется, что земля дышит и с каждым шагом нога ощущает мягкое протапливание. Нечто подобное он ощущал и здесь...
       Окружающая панорама тоже была весьма странной - никаких декораций в виде леса, гор, степи или водной глади. Самым удивительным было небывалое ощущение горизонта, как если бы воздушное пространство вокруг него и над головой и даже опора под ногами были бы одной сутью, одной и той же субстанцией, но вместе с тем и различающимися, потому что в первое был устремлен взгляд, а по второй двигался он сам.
       Взгляд Аркада обвел панораму удивительно яркого небосвода с загадочными, воздушно-пушистыми светлыми облаками, опустился к линии привычно воображаемого горизонта соприкосновения воздушной оболочки с земной твердью и, не обнаружив его, обратился к более близким целям: ближе, ближе, к нескольким футам впереди себя.
       В нескольких десятках футов впереди, стояла какая-то странная конструкция, по внешним очертаниям напоминавшая не то велосипед без колес, или велосипедную раму, не то мотороллер, тоже без колес. То, что странное сооружение стояло, можно было сказать только условно, потому что стоять-то ему было не на чем. Тем не менее, вот оно, перед ним. Было ясно, что это какое-то транспортное средство. Спереди вместо руля помещался вертикальный рычаг, доходивший до уровня груди сидящего человека. Сверху на нем была прикреплена небольшая поперечная горизонтальная планка, а под ней рукоять, как будто специально сделанная для руки человека.
       Внизу под этим управляющим стержнем располагалась педаль, видимо, предназначенная для нижних конечностей живого существа, управлявшего этой конструкцией. Далее, в глубине салона, если его можно было так назвать, за механизмом управления располагались два сиденья, одно за другим, без каких-либо специальных креплений или ремней.
       Аркад нерешительно потрогал стержень управления, несколько раз надавил рукой на первое сидение, пробуя, выдержит ли его вес, не жесткое ли, а затем, так же как если бы он усаживался в мотороллер, устроился на первом сидении. Что-то в конструкции изменилось, как будто по ней прошла слабая вибрация. Аркад уже было собрался подняться с сиденья, как обнаружил, что всю конструкцию вместе с ним окружило прозрачное защитное поле, напоминающее стеклянный колпак. И вместе с этим колпаком пришло спокойствие, ощущение защищенности и необыкновенного желания взмыть под небеса.
       Но что надо делать, как управлять? Никаких кнопок нет, нет даже самой панели управления. Как вести этот необычный аппарат? Аркад взялся за рукоятку, попробовал покрутить ее вправо-влево, вверх-вниз и неожиданно обнаружил, что это транспортное средство незаметно, бесшумно перенесло его на несколько футов. В испуге он надавил ногой на педаль и оно остановилось. Немного подумав, Аркад начал экспериментировать с рукояткой и педалью. Через некоторое время он уже несся на своем транспорте среди ярких, светлых облаков высоко в пространстве над твердью: туда, где, казалось, из-за облаков вот-вот покажется местное светило. Это был необыкновенный полет...Сон начал ускользать.
       Таких снов у него уже было несколько. Было чувство, как будто он либо уже испытал нечто подобное в другом воплощении и в другом мире, либо ему еще предстоит испытать это.
       Сны всегда ускользают. Их невозможно удержать. По пробуждении, после очередного захватывающего путешествия в иные неземные миры, уже полностью проснувшись, он каждый раз пытался ухватить концы, обрывки сновидения и по ним восстановить полную картину. И в очередной раз оставался лишь осадок сожаления, полная картинка никогда не получалась. Она представала лишь отдельными клочками: лишь обрывками, лохмотьями когда-то и где-то цельной жизни. Сожаления настолько болезненного, как если бы он отрывал от себя часть своей реальной жизни, расставался с частью себя там, в этих уплывающих в туман забвения картинах сна.
       Как-то он поделился воспоминаниями о них с Альбертом. Он думал, Альберт посмеется. К его удивлению, Альберт отнесся к его снам серьезно. Он уже знал о проводимых в некоторых закрытых лабораториях опытах по выявлению экстрасенсорных способностей людей и потому предположил, что у Аркада они есть.
       - Парень, если хочешь разобраться с этим, - заявил он как-то Аркаду, - давай поэкспериментируем. Правда, у меня нет такой аппаратуры, которую имеют яйцеголовые на государственной службе, но кое-что мы с тобой все-таки сможем обнаружить.
       Хотя Альберт относился к тому же клану, что и все остальные его собратья, к своей деятельности он относился с иронией, а работавших в государственных структурах ученых презирал.
       - Ну и что это может дать?
       - Не знаю, но можем попробовать. Это может тебе дать хотя бы практику ментальной защиты. Я придерживаюсь правила - лучше, если меня будут воспринимать как несколько странного или даже наивного человека. Это - определенный щит. Помнишь из истории, люди в древности сражались на арене. Представь, что ты на такой же гладиаторской арене. Твой противник перерубил твой щит. И вот он, в предвкушении близкой победы, уже с ухмылкой занес меч, который поставит точку над вашей общей судьбой - его будет приветствовать толпа, а ты отправишься в лучший мир. Но неуловимое колебание воздуха, и вот в руках у тебя уже новый щит, которого не разрубить обычным мечом из металла. Твой противник наносит удар за ударом. Его движения меняются. Вначале он недоумевает, затем он в шоке - его удары не оказывают никакого ощутимого воздействия на твой щит. Он цел и невредим и становится сильнейшим оружием, и физическим, и психологическим. Противник начинает делать ошибки. Казалось бы, победа уже в руках; остался последний выпад. Но навстречу поражающему клинку встал непробиваемый щит. Его не было! Откуда он взялся? Даже если он появился, почему я не могу его разрубить? Противник в шоке. Если ты используешь этот момент, то победа у тебя в кармане. И только мастера готовы к такому моменту, - Альберт перевел дыхание, перестал размахивать руками и уже спокойнее закончил.
       - Теперь представь точно такую же арену, но на ментальном поприще. Тебе нанесли интеллектуальный удар, и на лице твоего противника торжество победы. Он поразил тебя в словесном споре и показал всем окружающим, что твои высказывания по обсуждавшемуся вопросу были бездарными. Но у тебя есть мозговой щит. Твой мозг начинает работать на полную мощность, и ты, напротив, показываешь бездарность своего противника. Но может быть и второй щит, и третий... Хотя бы такую силу тебе могут дать эти испытания. Ты должен познать потенциал своего мозга.
       Аркад согласился, и с тех пор они иногда занимались выяснением способностей Аркада кустарным способом в мастерской Альберта. И именно в связи с этим Альберт направил его к своим знакомым коллегам в тот маленький городок.
      

    * * *

    ГЛАВА 3

      
       Устроившись в местной гостинице, перекусив что-то перед сном, Аркад прилег, настроив приемник на волну с легкой музыкой. Он не заметил, как уснул. В отличие от предыдущих снов, этот подействовал на него успокаивающе. Проснулся он отдохнувшим. Встав в начале одиннадцатого, он в очередной раз попытался составить полную мозаику ночных видений, и в очередной раз у него ничего не получилось. Он лишь вспомнил, что каким-то образом общался с разумным сгустком энергии, который обитал в далеких просторах космоса и к которому Аркад почувствовал некоторую симпатию и близость.
       Готовя себе завтрак из припасов, взятых с собой в дорогу из дома, Аркад включил видеоновости, выборочно воспринимая информацию с экрана - что-то из музыки, что-то из новостей о самых значительных событиях прошедших суток. Человечество вступило в начало двадцать второго века. Шло быстрое освоение ближнего космоса, и первые космические разведчики уже отправлялись к рубежам Галактики. На малых ближайших планетах и астероидах шло строительство множества космических станций, лабораторий, портов для кратковременной стоянки судов и их заправки.
       Трудно было судить, кому все это принадлежит. Связи были сложно переплетены различными соглашениями между великими и множеством малых государств, даже среди конфликтующих. Разные ветви человечества все еще боролись за свой национальный государственный приоритет. Космос пока еще не объединил человечество. В то же время Земля переживала время множества открытий. Несколько десятилетий назад был синтезирован новый вид топлива, а спустя короткое время после этого под него был создан принципиально новый тип двигателя. Он позволил вплотную подойти к субсветовой скорости и выйти на границы дальнего космоса. Пять государств, объединившись, совместно разрабатывали проект освоения Марса.
       Ученые решили задачу биоэнергетики человека. Был создан прибор, который ее регистрировал, измерял и позволял интерпретировать результаты. В научных кругах обсуждались проблемы, отголоски которых иногда проскальзывали в сообщениях ведущих средств массовой информации, о создании прибора, который мог бы не только регистрировать пси-энергию, но и позволял многократно усиливать ее, увеличивать силы человека. Другие сообщения говорили о том, что политики по-прежнему продолжают свою обычную игру за сферы влияния, за раздел власти. Постоянно возникавшие вспышки конфликтов заставляли задумываться всерьез о скором апокалипсисе. Казалось, даже космос принимает участие во всем этом. Астероид "Кастиго" диаметром в милю, который в 2028 году проходил вблизи Земли на расстоянии чуть более пяти тысяч миль, по расчетам ученых, должен обрасти добавочной массой и на этот раз приблизиться вскоре к Земле на угрожающе близкое расстояние.
       По всей Земле во множестве, как грибы после дождя, стали появляться различные пророки, утверждавшие свое, предрекавшие свой апокалипсис всем тем, кто их не слушает. И приближающийся астероид - это наказание землян за их выход в космос. Пророки, предсказывающие в своих проповедях перед многочисленными, враждующими между собой толпами скорую гибель человеческого рода. А потому, чтобы не погибнуть, надо построить надежный щит, отгородиться от космоса, забыть о нем. Все эти сообщения бередили душу.
       Аркад неспеша позавтракал, наблюдая по визору за зрелищем и краем уха пытаясь уловить, от чего это там так неистовствует один из самых известных ныне пророков. "Кажется, его зовут Авгуром, чуть ли не ангелом. А по своей необузданности, злобе, которая была выражена в пронзительном холодном взгляде маленьких глазок и узких, плотно, до посинения, сжатых губах, громкому, но в то же время какому-то скрежещему голосу - как будто чем-то металлическим царапали по стеклу - его надо было бы назвать каким-нибудь более подходящим к преисподней именем", - подумал Аркад.
       Выключив визор, Аркад направился в лабораторию к друзьям Альберта. По его поручению он должен был вручить какое-то послание ведущему лаборатории, другу Альберта. Сам Альберт не хотел светиться в этом городке перед ищейками спецслужб. Его очень хорошо знали по разработкам десятилетней давности. Потом по каким-то своим причинам, в которые Альберт не мог или не считал нужным посвящать Аркада, он покинул государственные исследовательские центры и пробавлялся случайными заказами частных фирм.
       Лаборатория находилась на третьем этаже высотного здания крупной частной корпорации, занимавшейся космическими исследованиями, разведкой дальнего космоса и практической разработкой всего, что обнаруживала разведка. Со слов Альберта Аркад знал, что лаборатория имела уникальное оборудование. По некоторым, вскользь брошенным словам или фразам Альберта Аркад знал, что тот завидует своим друзьям, имеющим возможность диагностировать любые необычные явления как в природной среде, так и в человеческой психике. Раза два Аркад пытался выяснить, что же мешает его другу войти в состав этой лаборатории, и каждый раз Альберт уходил от ответа. Больше Аркад не пытался выяснять. "Захочет, сам скажет когда-нибудь", - посчитал Аркад.
       На входе охранники сверили его данные с заранее сообщенными им сведениями о нем и пропустили в здание. Аркад разыскал старшего, Майкла, как все его здесь называли, и вручил запечатанное послание.
       - Так, так, и о чем же сообщает наш любезный друг? - с улыбкой принимая пакет от Аркада, Майкл в то же время внимательно его осматривал. От взгляда профессионального исследователя Аркаду стало немного не по себе.
       - А ты знаешь, о чем просит Альберт? - Майкл быстро просмотрел послание и вновь внимательно и в то же время дружелюбно устремил свой взгляд на Альберта. Казалось, он хотел спросить этим взглядом, а захочешь ли ты то, о чем просит Альберт?
       - Откуда мне знать? - Аркад неожиданно засмущался, как будто его застали за подглядыванием. Если бы он захотел, то он бы нашел способ узнать содержимое пакета. Но ему не нужно было бы даже предпринимать что-либо особенное. Достаточно было только спросить у Альберта, и тот бы ему сам все сказал. Но он не отличался излишним любопытством, тем более, когда это его на прямую не касалось. К тому же у него не было и страха, а лишь беспричинное чувство стыда оттого, что люди могли заподозрить его в чем-то предосудительном.
       Страх оказаться неудачником заставляет многих учиться нескольким вещам, чтобы потом выбрать что-нибудь, в чем будет сопутствовать удача. По наблюдению одного писателя, этот страх приводит к величию больше людей, чем разумные мотивации. Но подобное не имело прямого отношения к Аркаду. Такой страх у него в душе отсутствовал. Во всяком случае, сколько он себя помнил, до сих пор ему это было как-то безразлично. Он просто плыл по течению жизни. И только когда судьба благоволила к нему по разным незначительным пустячкам, он ощущал достаточный комфорт. И даже задумывался в такие моменты, что стало бы с ним, если вдруг он оказался бы таким-то деятелем и ему при этом еще немного бы и повезло...
       Впрочем, с такими мыслями он быстро и без сожаления расставался. Они мешали ему наслаждаться повседневными радостями бытия. Но чувство стыда ему было знакомо.
       Вот и теперь он покраснел от одной только мимолетной мысли, что этот симпатичный ему человек с улыбающимся и проницательным взглядом мог подумать, что Аркад заглядывал в пакет, который он принес.
       - Я думаю, что Альберту нельзя появляться у вас, иначе бы он сам привез этот пакет. А мне доставить его было не в тягость, просто небольшая прогулка. Но что в пакете, не знаю, да и не хочу знать. Так что, если все нормально, то я пошел; приятно было познакомиться.
       Аркад уже поворачивался к двери, когда его остановил спокойный голос Майкла:
       - Вот здесь ты ошибаешься - это как раз касается тебя. На, почитай, - Майкл вручил ему послание Альберта.
       - Ну, что скажешь? - Майкл внимательно изучал его лицо. - Теперь, когда ты знаешь, о чем речь, захочешь ли испытать себя?
       А в записке Альберта говорилось ни больше и ни меньше, как о его - Аркада странных способностях, которые они вместе неоднократно обсуждали. О том, что его наставник возлагал большие надежды на их развитие. О том, что в условиях лаборатории Альберта их невозможно проверить. О том, что если Аркад согласится, то надо бы их испытать в местных условиях.
       - По-моему, Альберт преувеличивает. Ничем особенным я не обладаю. Какие-то видения, ну, может, еще кое-что по мелочи... Так с такими данными сейчас полно людей. Я даже не экстрасенс, - Аркад был явно смущен таким вниманием ученых мужей к своим, как он считал, вполне рядовым талантам. Ну что необычного может быть в некоторых снах?
       Правда, иногда и наяву, в некоторых житейских ситуациях, когда он очень сильно задумывался над чем-нибудь и сильно хотел воплотить это в действительности, - например, чтобы завтра в компании, куда он должен будет придти на вечеринку, не оказалось бы неприятного ему человека или еще что-нибудь подобное, - то у него это, как правило, всегда выходило. "Но ведь, это просто случайные совпадения, - думал Аркад, - что в этом особенного?"
       - И опять ты ошибаешься. Если все, что написал Альберт, правда - я в этом и не сомневаюсь, Альберт не будет писать по пустякам, - то с такими способностями такие же молодые парни, как и ты, уже давно на учете и находятся в специальных государственных лабораториях в качестве подопытных кроликов. Хотя и с комфортом, но им не дадут жить долго.
       - Но что Вы предполагаете обнаружить во мне, если я соглашусь?
       Майкл тяжело вздохнул:
       - Мы и сами еще толком не знаем, но кое-какие гипотезы есть. Хочешь послушать?
       - Конечно! Если уж это касается моего мозга, то я хотел бы знать пусть предположительно, что может меня ожидать в случае, если я соглашусь на испытания.
       - Гипотеза, правда, еще сыровата, но она имеет под собой некоторую основу. Ты, наверное, слышал, что в последнее время в печати проскакивало несколько сообщений до тех пор, пока правительство не поняло, что они могут иметь колоссальные последствия не только для разработок, которые могут принести огромные прибыли, но и для разработок, связанных с производством нового оружия. Да, господи, для чего угодно! Они имеют отношение к самым сокровенным тайнам разума.
       Майкл передохнул, нервно потеребил конверт, который он все еще держал в руках, внимательно посмотрел на него, как будто видел впервые, и решительным движением бросил его на стол.
       - Поскольку разговор серьезный и долгий, то я предлагаю, не выпить ли нам по чашечке кофе. У нас здесь есть свой закуток, где мы держим кое-какие припасы на случай, когда нам приходится здесь дневать и ночевать. А может, ты хочешь что-нибудь покрепче? У нас и это найдется.
       - Почему бы и нет, раз разговор будет долгим. Собственно, у меня есть четыре свободных дня в счет моих переработок, никаких дел здесь нет, кроме этого поручения Альберта. А теперь, как я понял, оно непосредственно касается меня, так что я готов послушать. Тем более что до сих пор не знаю, о каких сообщениях в прессе идет речь.
       Пока они переходили в другое помещение на этом же этаже, Майкл продолжал объяснять Аркаду ситуацию. Помещение, куда они вошли, было свободно от лабораторного оборудования, но в нем находились все необходимые принадлежности для принятия пищи и отдыха - удобная кушетка, несколько стульев, один длинный стол из крепкого дерева, стенной шкаф с посудой и холодильник.
       - Наверное, ты читал эти сообщения, но не обратил на них внимания. Независимыми друг от друга станциями, государственными и частными, были приняты сигналы пси-энергии из дальнего космоса, из района созвездия Волопаса, но точно никто пока еще не знает. А началось все с почти обыденного. Давно созрела идея попытаться
       создать прибор, который мог бы фиксировать, контролировать и направлять энергию обычных экстрасенсов.
       - О чем-то подобном я уже сегодня слышал в новостях.
       - Возможно, ты это слышал в последний раз. При разработке этой идеи в некоторых лабораториях у нас, на Земле, и в лаборатории с мощным оборудованием на астероиде в районе Юпитера, в конце концов, получили прибор, который не только что-то показывает, но и может выявлять людей с большими пси-способностями, а также принимать подобные сигналы вообще из любого источника. Его решили проверить на чистоту, чтобы никакие побочные возмущения, связанные с работой других приборов на Земле, не мешали приему. Поэтому его вынесли на орбиту, на астероид. Но там он при проверке случайно был направлен на созвездие Волопаса, откуда был зарегистрирован сигнал, расцененный разработчиками как источник огромной силы, учитывая космические расстояния.
       - Но это так далеко от нас!
       Аркад устроился в одном из кресел, пока Майкл доставал из шкафа бокалы и напитки из холодильника.
       - Что ты будешь пить? У нас есть виски, коньяк, вино; можно смешать коктейль, или сварить кофе?
       - Пожалуй, я выпил бы чего-нибудь легкого и охлажденного; в такую жару не хочется ничего слишком крепкого.
       Приготавливая легкий коктейль, Майкл продолжал:
       - Подумай хорошенько. Если можно выявлять людей с большими пси-способностями и контролировать их энергетику, то ее можно ведь при этом направлять и на другие объекты, в частности на других людей, подчинять их своей воле, а это уже оружие. Причем массового действия. Представляешь, какие интриги затеяли вокруг этого военные, разведка, спецслужбы и политики. Обладай кто-нибудь из них монополией на такой прибор, то, безусловно, захочет поставить всех своих врагов на колени. Да что там врагов, он захочет завоевать весь мир, навязать всем странам Земли свой диктат. Разве ты не знаешь наших политиков?!
       Аркад попробовал коктейль, который протянул ему Майкл, удовлетворенно чмокнул, облизал губы и сделал большой глоток.
       - Но это на Земле, а вы говорили о дальнем космосе.
       - Правильно. Как раз этот сигнал из созвездия Волопаса подал кое-кому в наших властных структурах мысль использовать его как повод для установления своей монополии над прибором. Как ты заметил, сообщения в прессе иссякли, или почти иссякли. А официальные источники стали проводить кампанию по сокращению гражданских разработок в этом направлении, передаче их в правительственные исследовательские центры для сосредоточения усилий, чтобы противостоять якобы возникшей космической угрозе. Поверь, вскоре наши политики развернут очередную кампанию охоты на ведьм. Вот почему я удивился, что ты пока еще вне сферы их внимания. Большинство людей с подобными способностями либо стоят на учете у спецслужб, либо их мозги уже подвергаются тщательному исследованию в закрытых лабораториях.
       Окно помещения, где они сидели, выходило на просторный парк. На некоторых скамейках, прятавшихся под тенью деревьев, дремали редкие посетители парка. В такую жару большинство жителей предпочитало находиться где-нибудь поближе к воде или так же, как Аркад с Майклом, за напитками в прохладных помещениях своих квартир этого маленького уютного городишки.
       Аркад допил свой бокал, поставил его на стол, откинулся в кресле. Контраст яркого солнечного света на улице и прохладных полутонов комнаты, в которой они за коктейлем неторопливо разговаривали, вызывал у него приятную истому. Ему не хотелось ни о чем говорить, а тем более спорить. Ему было глубоко наплевать на всю эту возню политиков, о которой ему рассказывал Майкл, но он вспомнил о поручении Альберта и о том, зачем он здесь сидит.
       - Хорошо, вы меня убедили в отношении возможных неприятностей с различными службами. Но я не думаю, что я их заинтересую. По-моему, нет ничего общего между моими скромными возможностями и этой самой пси-энергией, как вы ее называете.
       - Не совсем так. Я ведь уже говорил тебе о гипотезе. А суть здесь вот в чем. В нужный для человека момент его мозг будоражит память, чтобы найти нужную связь. Это почти такой же процесс, как и в компьютере, когда ты ищешь нужный файл. Память выдает несколько слов, понятий, которые мозг обрабатывает за считанные доли секунд, пытаясь увязать появившееся понятие с нужной информацией. Происходит процесс, который мы называем мышлением. Иногда этот процесс в понятиях или в словах, иногда в целом осмысленном предложении предстает перед нашим внутренним взором, как на экране, с которого мы и считываем нужную нам информацию. И при этом мы сами как бы себе проговариваем - это не то, это тоже не то, а вот это подходит.
       Майкл вновь наполнил бокалы и продолжал свой монолог.
       - Но чаще мы даже не осознаем этого мыслительного процесса в нашем рассудке, не осмысливаем его в полной мере, а результат, тем не менее, появляется, и мы его принимаем. Процесс работы мозга
       происходит, чаще всего, неосознанно для нас - мы его не замечаем и редко фиксируем. Но это совсем не значит, что процесса нет в природе. Это движение сигнала-импульса от одной точки блока информации до другой. Если они совпадают, значит, связь налажена, информация положительная - она высвечивается "на экране" в виде предложения или понятия, в виде мысли, которую мы затем произносим вслух.
       - То, что вы объясняете, очень интересно; но это смахивает на электронную систему считки информации. Тогда возникает вопрос: что есть человек - киберробот?
       - Конечно, смахивает, а ты как думал?! Ты никогда не задумывался над тем, как ты думаешь? Не что, не о чем, а именно - как. Как происходит этот процесс, когда ты думаешь о чем-нибудь? Но, по глубокому размышлению, человек все же не кибер и не биоробот. Вот здесь я с тобой согласен. Иначе, зачем было бы природе или если тебе угодно, каким-нибудь могущественным космическим силам создавать огромное количество биороботов. К тому же подавляющая масса из них утратила и никогда не восстановит сложнейшие функции, все еще имеющиеся у некоторых человеческих существ, - пирокинез, телекинез, телепатию, умение видеть в темноте, чувствовать магнитные, электрические и другие волны и так дальше.
       Майкл задумчиво взирал на Аркада, как будто вопрошая: "А не обладаешь ли ты, парень, чем-нибудь подобным, и какова сила этих твоих способностей?"
       - И потом, воспроизводство! И естественный отбор среди животных и людей! Нет, я далек от мысли, что человеческие существа были кем-то созданы. Но при этом я не впадаю, как многие, в другую крайность. Почему-то принято считать разумную жизнь обязательно человеческой жизнью. Такое мнение - признак ограниченности человека средой обитания, Землей. Но ведь разум может быть многовариантным. Мы пока еще далеки от разрешения множества загадок стайного коллективного поведения животных и насекомых на самой матушке Земле, не говоря уже о том, что мы можем встретить в дальнем космосе. Что мы можем сказать о поведении пчел, муравьев, креветок, дельфинов? Самое большее - обычные банальные фразы о реакции их рецепторов на звуковые, зрительные и прочие сигналы.
       - А как быть с разумом? - Аркад явно заинтересовался разговором.
       - Если разумом мы называем процесс формирования, передачи и восприятия информации так, как он происходит в мозгу человека, - а как он там происходит, пока еще точно никто не знает, - то одно из двух. Либо разум может быть только человеческим, и тогда человек одинок во Вселенной; либо мы неправильно интерпретируем разумную жизнь, которая может быть многовариантной. Большинство ученых, а вслед за ними и писатели, которые ищут вне Земли разумную жизнь, почему-то приписывают ей и ожидают от нее человеческую форму. "Божественное" в земном понимании - тоже человеческое. А здесь надо искать иное. У другой разумной жизни может быть иной способ передачи информации, не так, как у человека. Если она есть вне Земли, а может быть, и на ней, то она точно так же отлична от человеческого разума, как отлична креветка от человека.
       Майкл сделал глоток из своего бокала, несколько мгновений обдумывал какую-то свою мысль, а затем продолжил:
       - Но мы немного увлеклись разговором, а нам с тобой надо все же решиться - будешь ты себя испытывать или нет. Вся необходимая аппаратура у нас здесь есть, власти пока еще не наложили руки. Наша компания для них - как кость в горле. Если мы у тебя что-то обнаружим, то ты просто обязан это развивать в себе, хотя бы для того, чтобы иметь собственную защиту от спецслужб. И потом, мой тебе совет - старайся поменьше мелькать с документами в разных официальных местах.
       Нельзя сказать, чтобы Аркад был верующим, но и атеистом его тоже нельзя было назвать. Верить в божественную силу он не мог и по своему воспитанию, и по выработанному в жизни скепсису ко всяким заявлениям о чудесах, которые на поверку оказывались лишь пересказами от десятых лиц. Но отрицать существование чего-то сверх обычных человеческих физических сил, чего-то космического, до конца непознаваемого, он тоже не мог. Поскольку в жизни ему не раз приходилось сталкиваться с чем-то, что выручало его из разных передряг и что люди обычно называют везением.
       Иногда он исполнял мелкие суеверные обряды, например постучать по дереву, чтобы удача не отвернулась от него в каком-нибудь деле. Но он делал это скорее по привычке, чем сознательно; так же, как по утрам чистить зубы. В целом Аркад отвергал суеверия. Но не равнодушие и инерция, а скептическое исследовательское отношение к окружающему миру определяло главные черты его характера. Именно они и определили его выбор. Он дал согласие...
       Вечером он возвращался в отель, в котором остановился на эти несколько дней. На улицах его встретило оживленное движение, хотя сам город был и небольшим. Поток машин застыл на перекрестке у светофора. На полуосвещенной магистрали ярко выделялись огни фар, как огромные выпученные глаза на мордах своры псов, готовых кинуться и растерзать добычу, как только спустят их с поводка. С опаской поглядывая на их оскалившиеся морды, он быстро пересек проспект и очутился перед дверью небольшого бара, расположенного неподалеку от отеля, в котором он остановился. Заказав порцию рома с лимоном, он просидел в баре достаточно долго, вспоминая все подробности своих видений во время сеанса в лаборатории.
       В баре было мало народу. Какая-то парочка в полутемном углу шушукалась о чем-то. Один, по виду пьянчужка, сидел в другом углу, уткнувшись носом в полупустую кружку пива, задумавшись о чем-то своем. Одна девица непритязательного вида сидела на высоком стуле в конце стойки бара, покручивая между пальцами бокал с каким-то напитком. Да еще один тип неопределенной профессии и положения, крупной комплекции, бросал взгляды по сторонам, как бы ища подходящего собеседника. На миг их взгляды встретились. Аркад отвернулся, но уже услышал за спиной шум отодвигаемого стула и шаги по направлению к нему. "Ну вот, сейчас начнутся разговоры за жизнь", - подумал Аркад. В эти минуты воспоминаний о грезах ему совсем не хотелось общаться с кем-либо из посторонних.
       - Не возражаешь, если я присяду? - не дожидаясь согласия Аркада, крупный тип с пронзительным взглядом грузно опустился на стул за его столик.
       - Я вижу, ты не из местных. Местных я всех знаю, а если и не знаю, то чую за версту. Все местные - пресные; у них за душой ничего нет, кроме как где бы зашибить лишний четвертак да ублажить свою суженую, чтобы не слишком громко ругалась. Ты не из таких.
       Здоровяк хитро осклабился, озорно блеснул глазами и осушил свой бокал.
       - Бармен, дай еще один того же самого. Тебе заказать? - обратился он вновь к Аркаду. - Чем-то ты мне понравился, только вот не пойму, чем. Ты не из этих.
       Он пренебрежительно махнул рукой в сторону находившихся в баре.
       - И ты не из тех, - при этом он указал толстым пальцем на экран визора, по которому шли очередные новости политической жизни страны.
       - Есть что-то в тебе особенное! Я сразу это заметил, как только ты вошел в бар, - все с той же веселой ухмылкой он уставился на Аркада, видимо ожидая словесной реакции.
       - Я гангстер, - неожиданно для самого себя выпалил Аркад, бессознательно подыгрывая новому собеседнику.
       - Ха, ха, ха! - загрохотал амбал. - Ты меня рассмешил. Ты птенец в этом мире, а не гангстер.
       - Вот, они, - он вновь уставил свой мясистый палец на экран визора, - гангстеры.
       - Почему вы решили, что я не могу заниматься рэкетом?
       - Да у тебя на лице написано, что ты ангел, а ты мне такую чушь гонишь. Поверь мне, уж я -то знаю, кто чем может заниматься в этом вшивом городишке. А ты не из этих мест, и потому мне интересно с тобой пообщаться. А то все больше приходится контачить с публикой, у которой мозгов - кот наплакал, противно. Нынче редко встретишь умного человека.
       В возрасте, грузного вида бармен поставил перед ним очередную выпивку, махнул заученным движением влажной тряпкой по столу между их бокалами и вернулся за стойку. По визору передавали вечерние новости, мелькала реклама и звучали минутные музыкальные заставки.
       "Неужели я похож на сосунка? - подумал Аркад, не зная, о чем говорить с этим ухмыляющимся типом и как себя перед ним вести.
       - Интересно, а как в его глазах выглядят настоящие уголовники?".
       - Как вы определяете, кто чем занимается? - Аркад еще до конца не додумал предшествующую мысль, как у него вырвался этот вопрос, провоцируя собеседника на дальнейший разговор. - По-моему, я не выгляжу респектабельно, чтобы не заниматься чем-то противозаконным.
       - Не гони ерунду, чико! Неужели ты думаешь, что я поверю в то, что рэкетом занимаются бомжи, фраера или культурные люди? Представь, ведь все надо организовать, расставить людей, где нужно, чтобы везде был догляд, во всех государственных структурах - в полиции, в суде, в чиновном аппарате. И что, все это может организовать человек без образования, только с одним уголовным прошлым, которое состоит из кражи квартиры или из кармана зазевавшегося раздолбая, или какого-нибудь дебоша? Нет, чико! Ты заблуждаешься, - здоровяк сделал большой глоток из своего бокала и продолжил. - В основе всякого крупного дела всегда стоят люди с умом, у которых наверняка за плечами высокое образование либо большая должность в государственной структуре, которая тоже предполагает высокое образование.
       - А у меня есть высшее образование, - вставил Аркад.
       - Ну, само по себе образование ничего не решает! Нужна хватка, нужна склонность, нужен характер. Какое-нибудь мелкое дело, раскрытием которого чаще всего хвастает полиция, согласен, проводит всякая шушера, без образования и без положения в обществе. На это обычно идет молодежь "без царя в голове". У них нет фантазии, нет положения, нечего терять и нет извилин в голове. Вообще ничего нет. На мелкую кражу - да! Ну, на мелкое хулиганство или драку они способны. Но крупную аферу, поверь мне, могут задумать и осуществить только люди, имеющие достаточное образование, воспитание, достаточную сметку и с извращенным вкусом. Если государство или общество не позволяет им проявить свои таланты и возможности на благо, то они все равно должны выплеснуть свою энергию во внешнюю среду. Они ее и выплескивают в организацию и проведение уголовных действий.
       - Интересный взгляд, я никогда об этом не задумывался, - прокомментировал Аркад. - Прошу прощения, но, поскольку вы что-то об этом знаете, невольно думаешь, что вы как-то с этим связаны.
       Аркад чуть не поперхнулся на последней своей фразе и уточнил:
       - Ну, может, были как-то связаны.
       - Не волнуйся, парень, я сам напросился своей болтовней, - здоровяк с ожесточением опрокинул остатки бокала себе в рот. Его взгляд в один миг потускнел, усмешка исчезла. Опустив плечи, облокотившись на стол, он задумался о чем-то своем, уже ни на кого не обращая внимания. Только что перед Аркадом сидел пышущий здоровьем крепкий моложавый мужчина, и вдруг он сразу на глазах постарел и поскучнел.
       Они еще некоторое время просидели в баре, мешая разные напитки, перебросились еще несколькими ничего не значащими фразами, но первого веселого настроя в разговоре уже не было. Потом, уже глубоко за полночь, разошлись.
       В гостиницу Аркад возвратился поздно. Придя в номер, он вспомнил происшествие, которое произошло с ним в том маленьком городке, где жил Серж, разговор в баре о преступности и кражах и потому решил проверить свои документы. Обшарив карманы своей одежды, проверив сумку и не обнаружив их на месте, он отправился в местное отделение полиции, чтобы сделать заявление. Дежурный сержант, посмотрев на него внимательно, в жестких выражениях посоветовал ему быстренько покинуть отделение, пока не схлопотал неприятностей.
      

    * * *

       Глубокой ночью, мучаясь бессонницей, он стал перебирать в памяти все детали сегодняшнего дня. Вдруг ему стало стыдно. Зачем он пошел под хмельком в полицию с каким-то дурацким заявлением о мнимой краже? Неизвестно, где он оставил документы, возможно, в лаборатории Майкла. Даже если бы кража была реальной, разве мало ему уже имеющегося опыта общения с полицией? Разве он недостаточно просвещен на ее счет? Туда никогда не следует ходить по собственной инициативе, если не хочешь иметь дурных последствий. Дежурный сержант мог запросто засунуть его за решетку. Он еще не забыл, как совсем недавно они принесли ему столько неприятных переживаний, подозревая его в совершении убийства приятеля. Продержали в кутузке несколько дней и всячески изгалялись над ним. И все же он обратился к ним сам... Как это противно и глупо! Как он мог так поступить?!
       Его охватило разочарование в самом себе, в способности рационально продумывать последствия своих шагов. "Неужели я настолько глуп?" - с горечью подумал он, ворочаясь в темноте без сна. Ему стали вспоминаться и другие случаи, когда он вот так же проявлял себя как мальчишка, умеющий лишь хвастать перед окружающими, хотя ничего глубокого и серьезного за подобным хвастовством не стояло. Он почувствовал жар на лице от стыда.
       Однако он не умел долго унывать и не любил заниматься самобичеванием. Постепенно память услужливо спрятала события, за которые ему было стыдно перед самим собой. Мысль обратилась к предстоящим делам наступающего нового дня. А от них воображение понеслось по другим разным событиям. В окружающей его темноте окно выделялось светлым пятном прямоугольника. Наступало утро нового дня. Включив ночник, он взглянул на будильник. Оставалось совсем немного времени до утра. Выключив свет, он вновь попытался заснуть.
      

    * * *

    ГЛАВА 4

      
       Вернувшись в свой город, Аркад уже несколько раз экспериментировал с Альбертом, используя некоторые приспособления, которые ему дал Майкл. Документы, как он и надеялся, оказались в лаборатории Майкла; ему не стоило ходить в полицию.
       В один из дней после этой поездки они в очередной раз проводили обследование. Аркад, как обычно, прикрепил диски к вискам. В последний раз у него были удивительные видения, ни на что не похожие, как будто из какого-то сна, про который он давно уже забыл.
       Окинув взглядом небольшую комнату, приспособленную Альбертом под их импровизированную лабораторию, Аркад рукой дал ему знак: "Включай".
       В очередной раз он ожидал увидеть удивительные, неожиданные картинки, рождавшиеся в его мозгу. До сих пор он был уверен, что лишь удовлетворяет прихоти Альберта, поскольку ничего особенного обнаружить они не смогли - лишь удивительные видения, очень смахивавшие на его сны. Он не хотел разочаровывать своего старшего друга, наблюдая, с каким оживлением тот всякий раз приготавливает аппаратуру для экспериментов. Видимо, для Альберта эксперименты с ним были единственной возможностью чистых научных исследований, с тех пор как он покинул официальные структуры. Но и обнадеживать его Аркаду было нечем.
       Он до сих пор считал, что видения, порождавшиеся с помощью аппарата, - это всего лишь отголоски его подсознания, обрывки снов, которые он уже когда-то видел. Поэтому он молчал, позволяя Альберту оживленно комментировать те или иные записи аппарата.
       Но на этот раз все оказалось по-другому. Одна из ячеек его памяти решила сыграть с ним неприятную шутку. Окружающий мир исчез. Его сознание провалилось в темноту. Ни малейшей искорки света. Вообще ничего. Что с ним? Не означает ли это для него конец жизни? Этот чертов аппарат - не перекрыл ли он все каналы связи рассудка с его бренным телом?
       Отчаяние дало толчок. В панике, на грани безумия его мозг нашел лазейку. И хотя она ничего не давала для реальности его сознания, но могла помочь в его странствиях в этом странном темном мире. "Надо увидеть какой-нибудь сон, - отрешенно подумал он, и тогда все образуется. Я окажусь во сне, а потом проснусь в той же комнате, и все будет нормально".
       Сознание пыталось воспроизвести хоть какую-нибудь искорку света из его прошлых снов, но ни одна картинка из них не вспоминалась. Ничего! Вторая волна паники подстегнула: ну хоть что-нибудь! "Надо придумать какой-нибудь аппарат, наподобие того, в который засунул меня Альберт, - лихорадочно думал он, - и с его помощью проникнуть в какой-нибудь свой сон. Ведь те картинки, которые я видел до того с помощью аппарата Альберта, - они ничем не отличаются от обычных моих снов. Ну же, мозг, давай! Выводи меня из этой пропасти!"
       Как будто произошел щелчок, мгновенное переключение. Как будто и не было в помине этой бездны, которая мгновение назад терзала душу. Ему снился сон или казалось, что ему снится сон. Он увидел себя читающим какую-то интересную книгу о захватывающем приключении. В то же время какая-то часть его разума до странности четко осознавала, что это всего лишь видение. Аркад чуть ли не физически почувствовал раздвоение сознания. Другая его половина была захвачена интригующим сюжетом книги, оплетена тонкими психологическими нитями
       событий и брошена в этот, на этот раз уж точно нереальный, мир. Он оказался в этом нереальном мире как наблюдатель.
       На него вдруг снизошло философское спокойствие. Одна часть его Эго активно действовала в романтических событиях повествования, в то время как другая, наблюдая действия первой со стороны, предалась размышлениям о способностях и возможностях собственного мозга.
       А события, между тем, разворачивались весьма интересные. В глубоком и просторном ущелье между невысокими горами, изрезанными расщелинами, шло сражение. Громоздким металлическим чудовищам, извергавшим из своей пасти смертоносный огонь, противостоял небольшой отряд людей, прятавшихся за большими валунами, усеявшими все пространство между горами, изредка высовываясь из своего укрытия и пытаясь огнем из лучеметов поразить движущихся чудовищ. Скорый конец небольшого отряда, казалось, был предрешен. Аркад настолько ясно увидел это в странном своем сне, так хорошо почувствовал приближающийся конец людей отряда, что его разум восстал против сна.
       Опять будто бы произошел щелчок, словно вновь переключили часть его мозга. Он опять увидел себя читающим ту же самую книгу и одновременно размышлял над действием прибора, позволяющего проникать его сознанию в ирреальный мир и возвращающего его назад. Прибора, который он так ясно увидел и действие которого он понял, как будто он только что сам его создал. "Если бы у меня он действительно был, - подумал Аркад, - может быть, я смог бы помочь тем людям, а потом вернуться назад. Кстати, где я? Как же мне действительно вернуться назад, в комнату Альберта? Чертов аппарат, куда он меня запихнул?!"
       Еще один щелчок. Аркад открыл глаза и увидел наклонившегося над ним обеспокоенного Альберта, который быстрыми, но точными движениями снимал с его головы наушники.
       - Что случилось? Я испугался, не потеряли ли мы тебя навсегда? Ты был белым, как мел, перестал дышать, но по некоторым признакам я видел, что ты еще живой, но где-то не здесь. Подожди, не торопись, - Альберт увидел, что Аркад пытается подняться с кресла. - Приди в себя, попей вот этого.
       Он сунул в руку Аркаду стакан с какой-то жидкостью.
       - Посиди немного, потом поговорим.
       Выпив жидкости, напоминавшей сок из авокадо, Аркад почувствовал себя лучше настолько, что решил даже поиронизировать.
       - А знаешь, Альберт, я там, - он неопределенно махнул рукой, - изобрел новый прибор. Но я пока не знаю, как его назвать. С его помощью я сам как будто действительно побывал в своем сне.
       Может быть, его назвать "проникатель во сны", а может быть, "мыслефон"?
       Его губы исказились в кривой ухмылке:
       - Может быть, это он меня вытащил оттуда, куда загнал твой аппарат.
       - Подожди, Аркад, не надо смеяться, давай поговорим серьезно, - Альберт несколько мгновений помолчал, словно собираясь с
       мыслями.
       - Ты что-нибудь слышал о последних разработках ученых правительственных лабораторий? Хотя откуда тебе это знать, ведь об этом не сообщалось в прессе.
       Альберт вновь пристально, как в первый раз, посмотрел на своего молодого друга.
       - Как выглядел этот твой прибор?.. Подожди, а как ты его назвал? Мыслефон?
       Он буквально впился взглядом в лицо Аркада:
       - Ну-ка, парень, давай все подробно; ты даже не представляешь, что ты сейчас сказал!
       - А что я такого сказал, мыслефон; то есть... я так думаю, прибор, позволяющий превратить мысль в реальность, ну... может быть, в воображаемую реальность. Я видел, как это сказать, как он работает. Но я не знаю, как он устроен. Там... - Аркад на мгновение задумался, где же находится это самое "там", - я просто знал, что он работает и как им пользоваться. Как будто в мозгу прозвучал какой-то сигнал, и я уже оказался здесь. Но ведь это все - мои фантазии? Это ты выключил аппарат, и я очухался, ведь так?!
       - Напрасно ты так думаешь, Аркад. Я ничего не выключал и ничего не включал. Но дело не в этом. Знаешь ли ты о том, что на земле - я имею в виду нашу планету - или вот-вот будет создан, или уже создан прибор, наподобие того, о котором ты сейчас говоришь.
       Альберт вернулся к своим обычным интонациям профессионального исследователя и лектора; чувствовалось, что он немного успокоился, видя своего подопечного в добром здравии.
       - Мои коллеги, работающие в правительственных центрах, давно решают задачу создания такого прибора, который усиливал бы потенциал мозга. Как ты знаешь, обычный плеер работает на прослушивание записанных на ленте волн. Тот аппарат, о котором мы сейчас говорим, назовем его условно с твоей подачи мыслефоном, - это тот же самый плеер, только работающий наоборот, то есть на прослушивание мыслей в определенном выделенном режиме мыслеволн и их запись в аппарат с усилителем. Биотоки мозга уже научились фиксировать. А это уже что-то! Значит, дальнейший шаг - научиться записывать, а затем расшифровывать, то есть надо суметь передать их диаграмму в символах, соответствующих определенным мыслям. А затем составить словарь символов. Разность потенциалов сигналов мозга и приемного устройства - это все же техническая и решаемая проблема. И я думаю, возможно, ее уже решили, но мы об этом не знаем. Косвенное подтверждение моих предположений - та самая неофициальная регистрация по всей стране людей с повышенными экстрасенсорными способностями. Вот почему я тебе говорил, поменьше сталкивайся с официальными органами, чтобы не оказаться в роли подопытного кролика.
       - Альберт, ты что, это серьезно? Я же пошутил. Какой, к черту, прибор я могу создать, я же не технарь. Все эти железки для меня - темный лес. Мне привиделось, будто бы я пользовался подобным прибором, и он меня вначале затащил в какое-то сражение, а потом вытащил оттуда. Мне даже показалось это почти реальным. Но причем здесь какой-то прибор, создаваемый или уже созданный учеными?!
       - Аркад, мальчик, не будем спорить. Бессмысленно сейчас рассказывать тебе о технических проблемах. Но думаю, о мыслительных процессах ты ведь поймешь. Тем более что ты ими пока бессознательно, но так эффективно пользуешься, о чем и сам еще не подозреваешь.
       - Ладно, поговорим. Но прежде не нальешь ли еще того самого пойла, что привело меня в себя?
       - Пожалуй, тебе его хватит. А вот что-нибудь из крепких напитков я тебе налью, да и мне не помешает принять что-нибудь покрепче, - ведь если вдуматься, то это сенсация - то, что ты мне сейчас рассказал.
       Альберт достал из холодильника форму со льдом, из бара объемистую бутылку с кричащей фирменной наклейкой, лимон. Нарезал дольками, положил их в два бокала, бросил туда по куску льда и залил все это по края темно-коричневым напитком из бутылки. Один бокал он передал Аркаду, а из второго сделал внушительный глоток; прочувствовал, как обжигающая жидкость прошла у него по пищеводу, сделал облегченный довольный выдох и обратился к своему подопечному:
       - Если озвучивать мысли человеческого существа, наши мысли в том порядке, как они рождаются в нашем мозгу, то стороннему слушателю они показались бы бессвязной речью сумасшедшего - какие-то обрывки образов о разном без начала и конца. Иногда - отдельное связное предложение, а чаще просто бормотание отдельных слов, никак не связанных с предшествующими образами и с окружающей человека в данный момент действительностью.
       - Представь, что ты вдруг неожиданно для себя стал видеть, слышать и читать по визору мысли другого человека. Если бы у тебя была такая возможность, то ты смог бы, наверное, увидеть следующую картинку. Некоторые мысли появлялись бы как титры на экране визора, когда тот человек, за мыслями которого ты наблюдаешь, пытается сознательно осмыслить то, о чем он в данный момент думает или делает. Другие мысли возникли бы вообще не оформленные словесно, без фраз и понятий, в виде меняющегося калейдоскопа незавершенных мыслеобразов, картинок. В такие мгновения они, наверное, могли бы выглядеть в виде живой, постоянно и мгновенно меняющейся бурлящей реки.
       Альберт сделал глоток из своего бокала, удовлетворенно почмокал и продолжил.
       - А теперь представь, что ты обладаешь прибором, который бы обладал избирательной способностью выделять в этом хаосе слов, фраз и мыслеобразов определенную закономерность, логичность, последовательность в течении мысли, придающую им определенный порядок и позволяющую отследить и оформить мысль как нечто цельное и законченное.
       - Я понимаю, о чем ты говоришь, такой прибор напоминал бы работу компьютера, - Аркад то и дело переводил взгляд с Альберта на его аппарат, на вид за окном, и вновь на Альберта, стараясь не упустить нить разговора. Хотя установка, из-под которой он несколько мгновений тому назад вылез, чуть не отправила его в края, из которых нет возврата, и он не до конца еще пришел в себя.
       - Совершенно верно, ты все правильно понял. Он напоминал бы работу компьютера, которому дают определенную команду. Тот же хаос из информационных символов за экраном во время загрузки или перенастройки, тот же процесс процеживания, выуживания нужной в данном контексте информации, о которой была подана команда, и такой же вывод найденной и обработанной информации как чего-то цельного и завершенного на экран. Только здесь экраном является наше сознание либо тот потенциальный прибор, о котором мы говорим, названный тобой мыслефоном.
       - Если ты считаешь возможной такую аналогию, если процессы по сбору и обработке информации, происходящие в компьютере, так сравнимы и похожи на процесс мышления человека, то в чем же тогда человеческий разум отличается от электронного? Мы с твоим знакомым ученым Майклом уже немного говорили на эту тему. Чем обычный разум будет отличаться от электронного? Исходным материалом, своей органикой? Свободой воли? Но ведь и там и тут эти процессы осуществляются непроизвольно, независимо от воли сознания! Они как бы навязываются разуму со стороны и уже затем, задним числом, когда уже фиксируются разумом, начинают осознанно осмысливаться его сознанием. К тому же компьютеры иногда капризничают, не выполняют команды, ломаются...
       - Вот, видишь, Аркад, я тебе ничего не говорил, ты сам пришел к этой аналогии. Ты сам не заметил, что только что сказал - "электронный разум"! Мы мало что знаем о нашей Галактике, а уж о Вселенной, можно сказать, ничего не знаем. И если тебе приходит в голову, заметь, непроизвольно, такая мысль об электронном разуме, а следовательно, и неорганической жизни, то отсюда легко сделать следующий логический шаг - программирование мозга в принципе возможно. Возникает вопрос: а что есть жизнь вообще? В том числе с человеческой точки зрения!
       Альберт несколько мгновений задумчиво смотрел в одну, только ему видимую точку, чему-то своему усмехнулся и заключил:
       - Но наши оплачиваемые правительством ученые не забивают свои головы такими "пустяками". Для них важно другое - создать прибор, который мог бы поставить на службу их хозяевам психическую энергию людей с выдающимся пси-сенсорным потенциалом. А уж те найдут применение такому прибору, они смогут с его помощью подчинить себе огромные массы людей.
       - Нашим, якобы беспристрастным ученым не приходит в голову такая простая мысль, что подобный прибор может явиться, кроме всего прочего, как источником, так и разрушителем жизни.
       - Как это? Я что-то недопонимаю, в чем здесь дело.
       - Аркад, тебе простительно, ты не исследователь. Непростительно тем моим коллегам, которые работают на спецслужбы. Они должны понимать, что всплеск или взрыв высокочастотного звука в капиллярах головного мозга может разрушить или перерезать связи между различными нейронами и тем самым изменить суть самой человеческой личности. Соответствующий звук может изменить человека в корне. Если человеческий разум действует по тому типу, который мы здесь с тобой нарисовали, то есть обрывки разных мыслей с разными образами и сюжетами скачут, перескакивают с одной занимаемой ими позиции на другую, как в броуновском движении, то можно утверждать, что в определенный благоприятный момент, когда нужные мысли пересекаются, рождается нечто реальное - жизнь. Это - тайна из тайн, о которой каждый исследователь постоянно должен думать. И каждый исследователь, проникающий в одну из таких тайн, должен нести ответственность перед человеческой сутью - не изменит ли он ее своим открытием, не уничтожит ли.
       - Первый раз об этом слышу. Альберт, ведь это, по сути, противостоит всему тому, ну, не знаю, может быть, не совсем современному, но тому, что совсем недавно исповедовал почти весь мир, во всяком случае мир ученых, представлению об окружающем нас пространстве?!
       - Мой мальчик, об этом знали древние, и они спрятали свое знание в так называемом оккультизме. Что, по-твоему, есть сила? Это движущаяся материя, или материя в движении, и проявление энергии? Что лежит в основе твоей психической силы? Что выступает первичной причиной? Эти извечные вопросы разделяют испокон веков исследователей и философов на два враждующих лагеря, - Альберт перевел дух и продолжил.
       - Позволь представить кратко мои взгляды на этот счет. Как ты знаешь из университетской учебы, согласно материализму прошлых веков, главным вопросом философии был вопрос о том, что первично - материя или идея, дух. Но это скорее надуманное противопоставление, неверное, хотя бы с логической позиции. Одно находит воплощение в другом. Бездуховной материи как таковой не существует, ибо она, бездуховная, не может сама себя осмыслить как "материю" или хотя бы как нечто. Главный же вопрос, подтверждаемый всей современной наукой, заключается в том, что первично: сила, взаимодействие или субстанция, будь она материальной или духовной. Это тот же самый вопрос, что первично - курица или яйцо. Взаимодействия без сущностей - ничто, а сущности могут быть как материальными, так и духовными. Но и сущности без взаимодействий тоже ничто. Как мы можем рассуждать и наблюдать какие-либо сущности, если они никак себя не проявляют в каком-либо взаимодействии? Стало быть, весь мир, космический и земной, одновременен. Нет первичности, но есть одновременность. Что первично - пространство или время? Они едины! А возможно, они вообще не существуют в объективном мире вне или без связи с разумом. Тем не менее, мы пользуемся этими понятиями. Итак, их сочетание дает триединое существование мира. Вокруг этого числа большой покров мистики. Но истина часто обнаруживается на поверхности, и она проста.
       - А какое отношение все это имеет к нашему разговору, что-то я не улавливаю?
       - Самое прямое. Если ты способен колебаниями своего мозга породить мысль, не будем говорить об особых пси-способностях, а об обычном мозге, - то энергия этой мысли, воплощенная и увеличенная в соответствующем механизме, может породить жизнь, а может и уничтожить. Наши ученые, увлеченные лишь воплощением своей научной или технической идеи, пытаются создать такой прибор. Но они не задумываются, кто и как им будет пользоваться. Вроде бы их это не касается. Они горды сознанием того, что они создали нечто. А как человечество этим воспользуется, их это не волнует; они выше этого. Порочная идея, бытовавшая в умах ученых прошлых веков, которая чуть было не привела человечество к уничтожению. Но она до сих пор владеет умами многих из моих коллег, которые работают на правительство. А сейчас такой прибор уже есть!
       - Где? Ты мне об этом ничего не говорил.
       - Раньше не говорил, говорю сейчас, поскольку уже догадываюсь о твоих возможностях. Я думаю, ты обладаешь такими потенциями, которые могут реализовать то, что ученые стараются получить с помощью прибора. Аппарат есть, но не на Земле. Он создан на астероиде моими друзьями, которые работают не под правительственной крышей. Им они пытаются поймать сигналы из дальнего космоса. Но тебя могут прихватить спецслужбы правительства, чтобы с твоей помощью, а точнее, через исследование твоих психических возможностей, твоей реакции на возбуждение создать подобный аппарат здесь. Теперь ты представляешь, что ты можешь ожидать от посещения любого представителя правительственных служб.
      

    * * *

    ГЛАВА 5

      
       Прошло несколько дней после памятного для Аркада разговора, после испытания, в котором он впервые почувствовал в себе нечто, что изначально как бы превосходило все в совокупности его психические и душевные качества, данные ему при рождении в этом мире. Это его слегка заботило, волновало, заставляло каждый раз прислушиваться к себе, тревожно задумываться на мгновение, а не рождается ли глубоко внутри его сознания чужое существо. Но в то же время эти небольшие волнения привносили в его рутинную повседневную жизнь веселящее чувство бодрости, как от глотка шампанского.
       Последние несколько дней он бездельничал. Фирма, в которой он работал в качестве разъездного коммивояжера, предоставила ему неделю отпуска за счет набежавших рабочих дней в выходные. Аркад был еще сравнительно молодым. Во всяком случае, не в том возрасте, когда осознанно ставят перед собой какие-то глобальные задачи, для решения которых они потом подчиняют всю свою жизнь. Все другие интересы такой личности уходят на задний план и, возможно, уже никогда потом не реализуются в жизни. Парадокс заключается в том, что никто не знает своего предназначения, своей судьбы; и, возможно, как раз эти-то, отвергаемые ради какой-то престижной в обществе цели, интересы и являются самыми важными для данного человека с точки зрения его судьбы.
       Человек всегда стоит перед дилеммой: направить ли все свои силы и время на решение какой-либо проблемы, которая кажется самой важной в данный момент жизни, и тогда все остальное - литература, спорт, игры, простые развлечения - отвергается как мешающее осуществлению главной цели жизни; либо жить полно всеми интересами, не отдавая предпочтения чему-то одному. Аркаду не приходилось делать такой выбор осознанно. Он инстинктивно принадлежал ко второму типу людей. Ему нравилось бездельничать.
       В чем прелесть безделья? Казалось бы, на первый взгляд, непродуктивное само по себе, оно, тем не менее, позволяет человеку задуматься над тем, что он есть, кто он и кем хочет быть или стать. Тогда как беспрерывная социальная суета не дает времени для размышлений, превращает человека в социального робота, слугу исполнения отдельных побудительных сигналов к действию, чаще всего навязанных ему со стороны социального окружения.
       День начался для Аркада с такого радостного безделья. Никуда не надо было спешить, а в этот вечер недавняя знакомая пригласила его в компанию на выпивку, где, как он знал, будут знакомые лица. Аркад пребывал в редком состоянии, когда душу залило благостно спокойное, радужное чувство гармонии со всем миром, которое спустя несколько минут под влиянием чего-нибудь постороннего может исчезнуть, и потому им надо наслаждаться насколько это возможно.
       Он чувствовал завершенность мира, его ритм, его стабильность и вечность. И все то мелочное, преследовавшее его вот уже несколько дней и сейчас в виде каких-то призрачных мимолетных обрывков пытавшееся проникнуть в его внутренний мир, казалось ему в это славное солнечное утро ненужным, несущественным, никчемным, и потому не беспокоило душу. Этот мир, мир с самим собой, был колдовским очарованием, как будто бы снизошедшим на него извне. И он дорожил этими мгновениями, пытаясь задержать их подольше, удержать их в своем сознании.
       Но стоило ему включить визор, как радостное утреннее настроение покинуло его. Призрачный, праздничный мир его чувств и настроения стал постепенно растворяться, меркнуть, как утренний туман, постепенно тающий где-нибудь в луговине при появлении первых лучей солнца. Но здесь было не солнце, а темная туча разных мыслеобразов от множества блудливых политиков и пророков всех мастей. Особенно новоявленных пророков, собиравших вокруг себя толпы новых обращенных. Воинственная истерия, нагнетаемая официальными источниками информации, а вслед за ними вроде бы и с неохотой, но с оглядкой на них независимыми агентствами. Причем часто непонятная по своей направленности - то ли на соседей, то ли на возможную угрозу из космоса, то ли на толпы, собиравшиеся вокруг пророков, выпавшие из сферы влияния правительственной пропаганды. Всякий раз информация о новостях, поступавшая по общим каналам, была противоречивой, но одноплановой - истеричной и негативной. Как будто бы все журналисты и комментаторы мира задались единой целью - посмаковать над неприглядными поступками политиков, покопаться в грязном белье бизнесменов, заглянуть в замочную скважину звезд. А потом поделиться со всем миром обнаруженными при подглядывании пикантными подробностями, пошушукаться и согласно покивать головой вслед воинственным и таким героическим заявлениям представителей военных кругов...
       Послушать журналистов, так весь мир - одна клоака. "Не нужно создавать никакого специального аппарата, - мрачно подумал Аркад, - достаточно просто весь день следить за информацией, которую дают журналисты и комментаторы, и ты уже будешь обработанным послушным бараном, которого вскоре их хозяева поведут на убой". Настроение испортилось.
       А тут еще вспомнилось недавнее пребывание в кутузке, в том городке, где жил его партнер по воскресным шахматам Серж, и не совсем приятные впечатления о возвращении домой без вещей и денег. Из-за испорченного настроения он уже подумал было отказаться от приглашения на вечер и махнуть куда-нибудь с удочками на природу, побыть одному. Представил, какие причины будет придумывать для отказа своей новой знакомой. Вспомнил ее ладную фигуру, мягкую ласковую улыбку, необыкновенные глаза, увидев которые он в первый же вечер чуть не кончил, и отказался от своей внезапной
       затеи.

    * * *

       Трехэтажный дом, куда они пришли, располагался в благоустроенном районе города, где проживали, по большей части, обеспеченные люди средней, по городским меркам, прослойки. Улица освещалась фонарями и рекламой, хотя и не такой броской и наглой, как в центре города, но ничуть не менее яркой. Рекламировались стандартные фирменные названия торговых заведений, баров, кафе, располагавшихся на этой улице; скорее не для зова потенциальных клиентов, а для собственного престижа - показать свою значимость. Она не раздражала, как может раздражать яркая, броская, наглая реклама, а скорее поднимала настроение, придавая улице приятный праздничный вид.
       Сами здания, среди которых не было ни одного выше пятого этажа, хотя и были старой застройки, но содержались в опрятном виде. Не видно было никаких следов запустения, которые можно наблюдать на окраине города.
       Их встретила сама хозяйка, по виду чуть старше его спутницы, но не уступавшая ей ни в привлекательности, ни в наряде. Она оценивающе оглядела Аркада с ног до головы, видимо, осталась довольна первым впечатлением и, взяв его за руку, ввела в гостиную, где находилось человек восемь.
       - Познакомьтесь с новыми гостями. Соню вы все уже знаете. Посмотрите, какого молодого человека она привела!
       Хозяйка с довольной улыбкой посмотрела еще раз на Аркада и гордо обошла взглядом находившихся в комнате. Как будто это была ее заслуга: не ее подруга, а она познакомилась с этим милым молодым человеком и теперь в качестве приятного сюрприза представляет его своей компании.
       - А, Аркад, - раздались голоса, - мы его знаем. Проходи дружище, что будешь пить?
       Аркад оглядел присутствующих, заметил три или четыре знакомых лица, вопросительно взглянул на хозяйку дома и, заметив ее одобрительный взгляд, прошел к одному из свободных кресел. Гостиная была достаточно просторной, чтобы вместить такое количество гостей, и еще оставалось место для свободного перемещения или при желании для танцев.
       Кто-то уже сунул ему в руку бокал с коктейлем. Некоторые парочки тихо переговаривались между собой. Основной костяк компании составляла троица, шумно обсуждавшая события, показываемые по визору.
       Показывали вечернее заседание госсовета из столицы Нью-Кампа:
       "Уважаемые господа! Предыдущий выступавший здесь сенатор убеждал нас в том, что мы должны соблюдать международные договора и что согласно этим договорам между нашими тремя странами мы должны позаботиться о нашем общем суверенитете перед угрозой других государств. Правда, он не назвал, каких?! То есть позаботиться о суверенитете, по сути, уже нашего сообщества, хотя в совместном договоре о сообществе речи не идет. И на этой зыбкой основе сенатор требовал применения жестких чрезвычайных мер".
       - Кто это? - шепотом спросил Аркад у одного из близсидящих
       гостей.
       - Это сенатор Венс - представитель демократического крыла оппозиции. Только что показывали выступление одного из ястребов, который требовал принятия жестких мер. Им только дай волю, так они не только нас прижмут, но начнут вмешиваться и в дела соседей. А там, недолго и до военных действий.
       Парень, которого спрашивал Аркад, пригубил из своего бокала, посмотрел на спорившую троицу в центре гостиной и продолжил объяснение:
       - Альберт с Маком и Дэвидом спорят, кто возьмет верх - ястребы или демократы. Я думаю, спор бессмысленный. По мне, что те, что другие - одна шайка. Вся и разница-то только в том, что одни выкручивают руки, а другие - по-тихому; да цели-то и у тех, и у других - одни и те же.
       Аркад сразу, как только вошел в гостиную, увидел своего старшего наставника, но не стал отвлекать его от увлеченного спора с двумя другими. Альберт только сейчас, обернувшись на замечание соседа Аркада, заметил его.
       - Аркад, привет. Подходи поближе, послушай с нами, это поучительно.
       Между тем из визора раздавался голос сенатора Венса:
       "Мне кажется, мой коллега лукавил, призывая нас блюсти суверенитет. Я позволю себе развить это положение. Пусть сенаторы меня простят за банальности, но я должен напомнить, что суверенитет любого государства в точном смысле этого политического свойства есть суверенитет народов, его населяющих. Когда же сенатор ведет речь о сложившихся в государстве, даже в сообществе государств правовых формах, обеспечивающих сочетание интересов сообщества и входящих в его состав национальных государств, и о том, что эти сложившиеся формы якобы призваны обеспечить суверенитет нашего сообщества путем определения и разграничения компетенций центральной власти и власти на местах, то речь он ведет фактически лишь о полномочиях разных уровней государственной власти. Причем полномочиях, весьма щекотливым образом приобретенных. Здесь сенатор смешивает суверена с исполняющим власть лицом. Давайте открыто об этом скажем, ибо в этом - камень преткновения наших разногласий".
       По визору было видно и слышно, как бурно реагировали сенаторы на речь своего коллеги.
       - Альберт, я ставлю на Венса, - бросил реплику Дэвид. - У него толковая речь. Своими аргументами он начисто разобьет этого Яринга, который и разговаривать цивилизованно не умеет. И как он там оказался, не представляю.
       - Не торопись, Дэвид, ставить. Не забывай, что за Ярингом - военные и спецслужбы, а их представителей в сенате достаточно много.
       Мак с ухмылкой посмотрел на Дэвида, обернулся к сидящим за ними и спросил:
       - Кто-нибудь позаботится обо мне? По-моему, меня обошли уже в двух коктейлях, пока мы здесь спорили. Наверное, пора включить музыку.
       - Подожди со своей музыкой, они скоро закончат, - Альберт обернулся ко всем в гостиной. - Вопрос, который они обсуждают, касается нас всех. Неужели не хотите узнать, что они примут? Если пройдет предложение Яринга, то власти быстро закрутят гайки, и уж мы с вами так больше не посидим.
       Экран визора крупным планом показывал Венса.
       "Кому отдать право вето? Центральной ли власти или же местной национальной? Но суть состоит в том, что и в одном, и в другом варианте нарушается право суверена. Разные уровни политического управления, наделенные этими обязанностями сувереном временно, за спиной этого самого суверена, за спиной своих народов пытаются решать его судьбу, используя его исконное право - кем ему быть и какую форму правления над собой иметь. Только в одном случае это право предлагают передать центральным органам власти, а в другом - местным органам власти. Но суверен ни в том, ни в другом случае своего слова пока еще не сказал".
       Шум в зале заседаний.
       "Я позволю себе процитировать здесь одного древнего автора, мысль которого имеет прямое отношение к рассматриваемому нами вопросу. "Я утверждаю, что суверенитет, который есть только осуществление общей воли, не может никогда отчуждаться и что суверен, который есть не что иное, как коллективное существо, может быть, представляем только самим собой. Передаваться может власть, но никак не воля''.
       Истина, заключенная в этих словах, выражается в том, что когда государственный орган власти ведет речь о своем суверенитете над подвластной ему территорией и подвластным ему населением, он тем самым пытается присвоить не принадлежащее ему право суверена..."
       - Вот под этим заявлением я бы точно подписался. Но от заявления до дела - огромная дистанция. - Альберт сам наполнил свой бокал на одну четверть неразбавленной водкой, залпом его выпил, чуть выдохнул воздух, пошевелил губами и продолжил свою реплику.
       - В нашем вшивом государстве, впрочем, как и в любом другом, политики скорее удавятся, чем позволят обществу идти тем путем, который ему нравится. Они же тогда перестанут быть значимыми, станут в ряд с остальными профессиями человеческого рода, потеряют свои лакомые куски. А что еще полезного в жизни они могут делать, как вещать с трибун, завлекать толпу, да плести интриги!
       - Ну, Альберт, ты циник. Есть ведь и неплохие политики. Например, этот самый Венс, которого мы сейчас слушаем.
       - Мак, я не против этого сенатора. Я даже мог бы пожать ему руку при встрече. Но не будь наивным. Ведь это - только слова. До действий так и не дойдет. До реального действия ему сто раз выкрутят руки. Не чужие, так свои, так называемые демократы, ведь все они - политики - кормятся из одного и того же корыта. Так что ничего из того, о чем он сейчас говорит, он не сможет осуществить. Да я даже думаю, что он и сам это прекрасно понимает. Так что все это - игра в слова, борьба за голоса, наши с тобой голоса, чтобы на следующих выборах мы его поддержали.
       - Слушайте, хватит вам спорить. Так редко бывают честные речи на самом верху, а вы здесь мешаете их послушать. Потом поспорите!
       Девушка более крупных форм, чем подруга Аркада, представившаяся ему во время знакомства Викой, протестующе махнула рукой в сторону Альберта и Мака, потянулась к визору, чтобы прибавить громкости. При этом скосила глаза на Аркада, будто пытаясь определить, какое впечатление произвело на него скользящее, плавное движение ее тела, когда она потянулась к визору. Решив, что самое благоприятное, она успокоилась. Вновь поглубже устроилась с ногами в широкое кресло и чуть ли не замурлыкала, как симпатичная кошечка, от удовольствия собственной самооценки.
       Мужчины замолчали, устремив свои взгляды на экран. По нему медленно передвигалась картинка, показывая почти всех присутствующих на Госсовете, а затем камера опять остановилась на выступавшем сенаторе.
       "Чем большую территорию и массу населения орган власти пытается подвести под такое свое суверенное правление, тем менее он становится дееспособным к управлению. Для всякого политического организма есть свой максимум силы, который он не может превышать и от которого он, увеличиваясь в размерах, часто отдаляется. Я вновь здесь цитирую древнего мыслителя. Государство малое относительно прочнее большого. Посмотрите в историю! Малые государства с эффективным правлением чаще сохранялись, в то время как великие империи разваливались с треском для населяющих их народов. Ибо при огромной территориальной протяженности такого государства, при особых климатических условиях, разных нравах и обычаях населения правление уже вынужденно перепоручается чиновничеству, творящему произвол".
       Камера вновь переместилась, пройдясь по лицам членов правительства, будто специально иллюстрируя слова сенатора.
       Томинакер в углу гостиной о чем-то перешептывался с одной из девиц, искоса бросая напряженные взгляды на Альберта, будто пытаясь определить его подлинную реакцию на речь сенатора.
       "Сувереном является целое - народ, который, даже не имея никакой власти, не может перепоручить свой суверенитет кому бы то или чему бы то ни было, не ликвидируя тем самым самого себя как целое, не возвращаясь в скотское состояние толпы.
       Переадресовывая суверенитет с суверена к его части, с народа к государственной власти, мы тем самым сознательно или по глупости пытаемся ограничить самого суверена эфемерными рамками в проявлении его воли. Такие случаи в истории были. Они всегда возникали в судьбоносное для того или иного народа время. Но он тем и отличается от всякой человеческой ассоциации и любого органа власти, что в осуществлении своего полного суверенитета отбрасывает как нечто ненужное и необязательное всякие ограничители этого своего признака и тем самым показывает себя в качестве суверена; чего не может сделать никакая ассоциация или орган власти".
       - Слушайте, да это же почти призыв к разрушению так называемого тройственного соглашения между нашими государствами! - Мак возбужденно обвел взглядом всю компанию, радостно-возбужденно уставился на Альберта, как бы бессловесно ему напоминая. - Вот видишь, я же говорил, этот парень что надо.
       Альберт бросил на него быстрый взгляд и вновь обернулся к
       экрану.
       - Подожди, дай послушать, чем он закончит, какую пилюлю он выложит в конце этим стервятникам.
       Между тем чувствовалось, что обстановка в зале заседания накаляется. Наблюдалось оживленное движение различных лиц, видимо, клерков или советников, которые курсировали, как челноки, от кресел своих хозяев до выхода из зала и обратно, получая от них какие-то
       инструкции.
       "Поэтому здесь ныне должна идти речь о правомерности вынесения данного законопроекта на наше обсуждение, - Венс оценивающе оглядел сенаторские ряды, как бы прикидывая, кто из них его поддержит. - Я настаиваю, чтобы была образована сенатская комиссия для выяснения, на каком основании ставится вопрос о применении чрезвычайных мер по отношению к суверенным нациям, проживающим в дружественных нам государствах. Ибо в такой постановке, какую выдвинул выступавший до меня сенатор, - это вопрос о начале войны без ее объявления!"
       В зале поднялся шум.
       - Как ты думаешь, Альберт, создадут комиссию?
       - Ничего у него не выйдет, хотя этому Венсу и будут рукоплескать. Уж больно сильные позиции у ястребов во всех государственных службах. А, кроме того, выступавший до него, по сути, о насильственном присоединении двух малых дружественных государств сенатор Яринг представляет интересы компании "Интеркосм". Собственно говоря, и договор-то о тройственном союзе появился под давлением нашей страны. На территории этих государств обнаружили залежи металла, нужного компании "Интеркосм". Аппетит приходит во время еды. Вначале - договор о взаимопомощи, теперь с помощью таких ястребов, как Яринг, этот хищник хочет прибрать к рукам месторождения металла.

    * * *

    ГЛАВА 6

       После затянувшейся вечеринки Аркад с Соней еще немного погуляли по почти заснувшим улицам, зашли к Аркаду выпить чашечку кофе, которая превратилась в очередную пару рюмок крепкого напитка и в тягучее томительное наслаждение полуторачасовых любовных игр. Потом Соня, как ни уговаривал ее Аркад остаться, покинула его, сославшись на очень строгие правила регистрации рабочего времени в фирме, где она работала. Оставшись на ночь у него, она боялась опоздать на работу рано утром. От возбуждения, полученного от секса с Соней, не зная, чем себя занять, Аркад пропустил еще пару рюмок, вспоминая свои удивительные сны, и пожелал себе этой ночью увидеть нечто подобное еще раз.
       Рано утром его разбудил тяжелый стук в дверь. Как будто в нее били ногами в тяжелых ботинках. Вчерашняя смесь разных напитков отдавалась в голове слегка болезненной тяжестью, а тут еще этот грохот по двери. "Кому там неймется", - подумал Аркад, накидывая халат и заплетающейся походкой направляясь к двери.
       Не успел он открыть, как в его квартиру вломились двое в полицейской форме. "О, Боже! - воскликнул он про себя. - Что еще на этот раз надо от меня полиции?"
       - Вы Аркад! - скорее утверждающе, чем спрашивая, один из них выставил толстый палец в его направлении.
       - Одевайся, пройдешь с нами, надо выяснить кое-какие обстоятельства, - произнес полицейский тоном, не допускающим возражения.
       - Что вам нужно на этот раз?
       - А, так ты уже не раз встречался с нашей службой! - радостно констатировал другой. - Значит, мы пришли по адресу. Собирайся, в отделении разберемся.
       - Я никуда не пойду, пока вы мне не объясните, зачем я вам нужен. Я, действительно, сталкивался уже с вашим братом, и это мне вышло боком. Меня незаконно продержали несколько дней в вашей вонючей кутузке, без всяких оснований обвинили черт знает в чем, а в результате меня обокрали, и я получил массу неприятностей. Поэтому, ребята, если у вас есть права, тащите меня силой, сам я с вами, по доброй воле, не пойду. А кроме того, я еще должен позвонить друзьям, чтобы у меня были свидетели, либо адвокату, если вы так предпочитаете.
       - Не задирайся, парень. Ни в чем тебя не обвиняют, просто нужно засвидетельствовать кое-что или кое-кого, мы сами не знаем. Твой адрес нашли при нем. О, черт, я и сам не знаю, кто или что это. Может быть, ты как раз нам все и разъяснишь.
       - Так, скажите здесь, что вы хотите разъяснить!
       - Нет, словами это не передашь, лучше тебе самому взглянуть на это. В конце концов, если потребуется, мы тебя доставим и силой, на то есть распоряжение. Просто это сейчас ни к чему. Всего несколько минут, посмотришь, поговоришь с нашим начальством, ответишь на вопросы, и все, ты свободен без всякого шума и скандала. Ну, так как, поедешь с нами сам или нам использовать полномочия?
       - Хорошо, считайте, что вы меня уговорили. Я должен одеться.
       Одеваясь, Аркад пытался представить, с каким еще событием его жизни могло быть связано это посещение полицейских. Голова после вчерашней выпивки была тяжелой, мысли ползли тягуче, ничего не приходило на ум.
       На этот раз Аркад, уходя из квартиры, дважды проверил, запер ли он дверь квартиры, чтобы не получилось как в тот раз, когда после пребывания в полиции, вернувшись в номер в том городке, где жил его приятель Серж, он обнаружил, что его обчистили. Тогда без денег и документов он добирался домой пешком. Ему еще тогда встретился по дороге странный попутчик, которого он отшил.
       Отделение, куда его привезли, находилось в центральном районе города. Его провели мимо дежурной части, мимо камер для задержанных на второй этаж в один из служебных кабинетов. В комнате за письменным столом в центре сидел полицейский начальник средней руки, видимо, хозяин кабинета. По сторонам на стульях располагались еще двое в форме и один в штатском. Прямо перед столом стояло два стула, на одном из которых располагалось странное подобие человеческого существа, которое медленно, очень медленно преображалось, а точнее трансформировалось в нечто, весьма далекое от человеческого подобия. Его верхняя часть еще гротескно отражала черты человека, а вот про вторую половину тела этого сказать уже было нельзя....
       - Мы его привели, шеф, - полицейский, вошедший в комнату первым, отступил в сторону и указал рукой на Аркада. - Это он, и пока ничего еще не знает.
       - Кто, к черту, здесь что-либо знает! - вскинулся его шеф, с отвращением уставившись на аморфное подобие человека возле его стола.
       - Может быть, ты нам что-нибудь разъяснишь? - обратился он к Аркаду.
       - Когда он стал превращаться в это, - полицейский начальник махнул рукой в сторону существа, - в карманах его одежды мы обнаружили только вот этот листок.
       Он передал его Аркаду. На листке было написано только два слова - его, Аркада, имя и город, в котором он проживает....
       Аркад тупо уставился в записку. На ней, действительно, было нацарапано его имя. Но это ни о чем не говорило. Взглянув наподобие человеческого существа, Аркад поднял взгляд на хозяина кабинета:
       - И что вы от меня хотите? Если вы ничего не знаете, откуда мне знать!
       - Не торопись, парень, посмотри внимательней, может, ты что-нибудь вспомнишь.
       Обведя взглядом всех находившихся в кабинете, он еще раз взглянул на существо. Между тем оно, кажется, еще более сморщилось.
       - В лицо. Господи, что я говорю, у него и лица-то почти не осталось! Смотри в рожу этого, - начальник с отвращением указал на существо, - пока она у него не исчезла, может, что-то и вспомнишь, может быть, где-то раньше его встречал.
       Внимательно вглядевшись в то, что оставалось от лица существа, Аркад с удивлением отметил, что он, действительно, где-то его раньше видел. Но вот где? Что-то знакомое проглядывало в еще сохранявшихся чертах бывшего еще совсем недавно человеческим лицом, одновременно возникло не очень приятное воспоминание о дороге домой пешком без денег и документов, о странном попутчике, от компании с которым он отказался.
       Теперь он уже не отрывал взгляда от физиономии существа, как будто она тянула его в себя, поглощая его энергию, заставляла мышцы судорожно сжиматься, вызывая одновременно чувства поднимающегося ужаса, отвращения и любопытства. Его сознание поплыло, словно его окутал туман. Аркад перестал видеть окружающих людей и предметы, и как в тумане вновь возникла колеблющаяся картинка дороги и разговор со странным встречным. И этот разговор они продолжили как раз там, где он оборвался, будто и не происходили последующие события.
       - Вот видишь, я же говорил тебе, что я тебе еще могу пригодиться, - прозвучало в мозгу Аркада.
       Так же беззвучно, в мыслях своих Аркад спросил: - Кто ты, что все это значит?
       - Я всего лишь посланник, я ничто; мыслеобраз моего создателя, принявший физическую оболочку. Он долго тебя искал по всему космосу.
       - Кто он? И почему именно меня?
       - Ну, не совсем тебя, а подобного тебе с такими же способностями, как у тебя. Разве ты не чувствуешь в себе способности! - прозвучало в мозгу скорее как утверждение, чем вопрос. - Я скоро растаю, а мне надо успеть передать тебе послание.
       - Господи, что со мной, - пронеслась в голове мысль, - и где все, кабинет и полицейские?
       - Не волнуйся, через несколько мгновений ты будешь среди них, а сейчас слушай и запоминай, у меня мало времени. Ты должен развивать свои способности, насколько сможешь, они тебе в очень скором будущем пригодятся. Все прошедшее время после нашей встречи я наблюдал за проявлением твоей эманации, она соответствует тому признаку, который определил мой создатель. Но после этого у меня уже не было возможности нормально встретиться с тобой - мое время истекло, энергия заканчивается, я скоро исчезну. Поэтому я выбрал этот вариант встречи и передачи информации, весьма надежный способ. Я хорошо изучил поведение полицейских у вас на Земле - они все одинаковы. Дай повод к задержанию, брось тень подозрения на кого-либо - и полная гарантия, что они к тебе приведут того, с кем тебе надо поговорить.
       - Но я болтаю лишнее. Главное, запомни: развивай свои психические способности, но не афишируй перед властями. Очень скоро тебя призовет мой создатель, понадобится твоя работа.
       Туман в голове Аркада стал рассеиваться, уже показались почти полные очертания окружающей обстановки полицейского кабинета, а он еще так и не выяснил, что все это значит. Сквозь туман он видел, как существо, сидевшее на стуле, таяло на глазах. Мысленно закричав, Аркад усилием воли задержал туман и, устремив взгляд на исчезающее существо, завопил: "Постой, не уходи, я же ничего не понял; кто твой создатель и что я должен делать; почему я?"
       Но уже было поздно. Сознание очистилось, туман исчез, а в комнате кроме него и полицейских больше никого не было - существо исчезло, истаяло, испарилось. Посмотрев на лица полицейских, Аркад понял, что все они в шоке и никто из них и не догадывается, какой разговор состоялся только что у него с ушедшим призраком.
       - Где ... оно? - вырвался хрип из горла начальника. Вопрос повис в воздухе. Ошалевшие полицейские, уставившись на стул, где только что находилось подобие человеческого существа, еще не пришли в себя.
       Наконец, все опомнились и теперь уставились на Аркада.
       Все мысленно задали один и тот же вопрос, который вслух произнес их начальник.
       - Ты! - он несколько мгновений не мог сформулировать, что же хочет узнать от Аркада. - Ты должен нам кое-что разъяснить! Клянусь своим местом, или ты расскажешь, где раньше с ним встречался и при каких обстоятельствах; я заметил, что ты его узнал. Или тебе, парень, придется объясняться в другом месте.
       При этом он направил палец в потолок.
       - А там, поверь мне, из тебя вытрясут всю душу, очистят твой мозг до атома, чтобы получить всю информацию. Уж это они умеют!
       По его кислой мине можно было догадаться, как полицейский начальник относится к тем, которые наверху и с которыми он не в силах спорить.
       - Я ничего другого не могу сказать, кроме того, что несколько недель назад подобие этого существа я встретил на дороге по пути домой. Но тогда это был человек, он напрашивался мне в попутчики, и я его отшил. Больше я ничего не знаю. Вы должны больше моего знать. Где вы его задержали и почему?..

    * * *

    ГЛАВА 7

      
       Для непрофессионального наблюдателя с Земли он выглядел маленькой мигающей звездочкой, по временам вдруг исчезавшей с темного земного небосвода, а потом вновь начинавшей искриться веселым светом, как бы в забаве своей пытавшийся догнать далеко ушедших вперед взрослых звезд.
       Астероид, на котором давно уже разместилась сравнительно небольшая колония землян, приспособивших его под постоянное проживание и астрономические наблюдения за дальним космосом, принадлежал к "троянцам" - группе малых планет с удалением от Юпитера в несколько световых минут. Его орбита имела весьма причудливую форму эллипсоида, отличавшуюся от орбит других планет этой же группы. Ее более вытянутая часть была направлена в сторону созвездия Волопаса. Исследователи, работавшие на нем, называли свою колонию "базой наблюдателей". Постепенно название сократилось, и по нему стали называть и сам астероид - "Наблюдательный".
       Когда-то, в середине ХХ? столетия, когда земляне начали обживать ближний космос и активно обследовать кольцо планет-троянцев, на астероид обратили особое внимание именно из-за его необычной орбиты. В некоторых своих частях она позволяла производить наблюдения и вычисления соседних галактик в "чистом" виде, то есть без влияния Юпитера, других астероидов и вообще планет Солнечной системы на наблюдения. В такие периоды он становился для ученых своеобразной Меккой, аванпостом в изучении неизведанного. Складывалось даже впечатление, что какой-то космический гигант создал его специально. Если бы астероида здесь не было раньше, то люди должны были бы создать что-нибудь подобное, какое-нибудь искусственное тело с такой же орбитой. Настолько рациональным он был во всех отношениях как наблюдательный пункт для изучения дальнего космоса.
       Но самым удивительным было то, что точно таким же идеальным наблюдательным постом он был и для детального изучения Солнечной системы. В периоды соответствия удлиненной части его орбиты вся Солнечная система представала во всех измерительных приборах как некое существо, на которое было нацелено око приблизившегося к нему Макроскопа. В этом была какая-то мистика. Хотя обитавшие на Земле об этом и не подозревали. Лишь у некоторых профессионалов из группы ученых астероида иногда возникала тревожная мысль, что, возможно, не они исследуют, а их исследуют, их родной мир. Но об этом никто из них никогда ни с одним из посещавших "Наблюдательный" не делился. Во-первых, для каждого из живших и работавших на астероиде он являлся единственным домом, и делиться, чем-то откровенным, какими-то своими мыслями или фантазиями с этими земляшками - его обитатели считали ниже своего достоинства. А во-вторых, в этом умолчании присутствовала вполне рациональная мысль об осторожности.
       Хотя астероид уже давно считался свободным поселением, но, тем не менее, он был зависим от Земли во всех отношениях. И, кроме того, находился в юрисдикции какого-то земного комитета, номинально представлявшего интересы всех стран и наций. Поэтому нечаянно высказанная, даже в шутку, в частном разговоре мысль о предопределенном расположении астероида могла вызвать соответствующую реакцию чиновников земного комитета, например проведение специального обследования живших на астероиде людей на предмет их психической уравновешенности.
       Когда-то основная астрономическая обсерватория строилась, действительно, с участием представителей и средств всех крупных государств Земли. Но с тех пор живущие на астероиде столько изменили и добавили в основной исследовательский комплекс, что справедливо считали созданным его своими руками. Все помещения комплекса, по сути, были одним их единым домом.
       В главном помещении комплекса, которое было покрыто прозрачным куполом, находился Улавливатель и вся необходимая для его обслуживания аппаратура. Эта часть комплекса располагалась на естественном основании, по своей высоте выделявшемся из окружающего астероид ландшафта. Так что обзор звездного неба ничем не был закрыт. Окуляры Улавливателя имели автономное, на шарнирах, движение. При заданной программе отслеживания какого-либо космического тела они самостоятельно двигались по траектории наблюдаемого движущегося объекта. Уже не один месяц сотрудники комплекса обшаривали с его помощью галактический небосвод, передав множество ценных сведений на Землю о своих астрономических открытиях.
       Одновременно Улавливатель служил и еще одной цели. Когда по своей орбите астероид находился в положении, не позволявшем наблюдать космос без шумовых и световых помех Солнечной системы, его использовали в экспериментах на определение энергетических возможностей людей. Практически все сотрудники комплекса уже посидели под его окулярами. Ничего экстраординарного обнаружено не было. Он выдавал на своем мониторе диаграмму мозговой активности того или иного испытуемого в символах и графиках, которые еще необходимо было научиться правильно интерпретировать. Руководство комплекса надеялось, что со временем они смогут решить задачу интерпретации графиков и символов. А следующим этапом стала бы поистине глобальная проблема - перевод этих диаграмм на понятный язык слов. Каждый в тайне надеялся, что решение этой проблемы будет достигнуто еще при его пребывании на астероиде.
       У некоторых испытуемых монитор Улавливателя показывал картинку, несколько отличавшуюся от остальных. Но в целом по этим данным нельзя было сделать вывод о каких-то особых экстрасенсорных способностях того или иного сотрудника.
       Когда орбита астероида вывела его на точку небосвода, которая опять позволила наблюдать космос, Мирей задал программу наблюдений на созвездие Волопаса. Однажды ему показалось, что какие-то световые вспышки исходили оттуда. Но он не был уверен в том, что ему это не померещилось. В тот раз Улавливатель был настроен на свободное движение по всему спектру небосвода. Теперь Мирей решил целенаправленно проверить эту часть галактической сферы.
       В помещении больше никого не было. Мирей, нелюдимый по характеру человек, большую часть суток проводил у телескопов и датчиков, регистрировавших энергетические сигналы из разных источников космоса. А когда оборудование обслуживают два-три человека, это уже разговоры, лишний шум, по мнению Мирея, толпа, которую он терпеть не мог.
       Проводя основное время у Макроскопа, как он называл Улавливатель в отличие от остальных сотрудников, Мирей находил удовольствие в наблюдении за звездами, в записях и в осмысливании всего, что он видел, когда не было возможности наблюдать за дальними созвездиями.
       Задав Макроскопу команду на максимальное восприятие любых сигналов с заданного направления, Мирей опустился в кресло, стоявшее рядом с монитором, обратил свой взгляд в бездонную черноту космоса и задумался.
       С мрачной ухмылкой он представил себе, как исказилось бы от радости безумным оскалом лицо самого известного из новоявленных пророков на Земле, при сообщении о положении астероида в Солнечной системе. О, как бы он возликовал! Ведь это явилось бы наглядным свидетельством его пророчеств о чуждых человечеству сатанинских силах космоса, от которых надо отгородиться на Земле.
       Кому, как не Мирею, проводившему большую часть суток за приборами, было не знать о мистическом расположении астероида. Он находился в большой группе малых планет, не все из которых были до конца исследованы. Планеты, называемые "троянцами", располагались за Юпитером в противоположном от Солнца направлении. Своей орбитой все вместе они составляли приблизительно равнобедренный треугольник, стороны которого были одинаковы по отношению их удаленности от Юпитера и Солнца. Орбита астероида походила на движение детской игрушки ваньки-встаньки. В своем движении он то чуть ли не падал на Юпитер в более плавной части движения, то чуть ли не отрывался от притяжения своего мощного старшего собрата в удлиненной части своей орбиты. Как будто его тянул к себе Волопас, этот землепашец, пытавшийся забрать у самого бога его имущество. В такие моменты сила тяжести на нем менялась от 1,2 до 0,8 стандартной СГС.
       Размышления были прерваны яркими всполохами засветившегося монитора Макроскопа и свистящими звуковыми сигналами. Мирей подскочил в кресле. Есть! Прошлый раз он все же не ошибся, тот сигнал из созвездия Волопаса не был его галлюцинацией. Надо срочно вызвать Брейли и Маклина.
       Включив Макроскоп на автоматическую регистрацию сигналов и на их световую и звуковую запись, Мирей по внутренней связи срочно вызвал руководителей группы в "командный пункт", как они все иронично называли помещение, где был установлен Улавливатель.
       Руководители сгрудились у монитора Улавливателя, наблюдая за зигзагообразными линиями на экране.
       - Очень интенсивный сигнал - Брейли полуобернулся к Мирею. - Ты включил на полную мощность? Надо немного снизить интенсивность приема.
       Не успел Мирей коснуться клавиш, чтобы отрегулировать интенсивность подачи сигнала на монитор, как весь его экран вспыхнул ярким светом. Послышался хлопок, экран лопнул и потух. Одновременно со вспышкой загорелись провода.
       - Быстрее, быстрее! Выключайте весь комплекс Улавливателя, иначе мы его потеряем!
       Пока Мирей отключал всю систему, Брейли и Маклин тушили ногами и разными попадавшимися предметами полыхавшие провода.
       Мирей так и не выключил переговорное устройство всего комплекса. Все сотрудники, находившиеся в гостиной и слышавшие весь их разговор и шум, были в шоке. Оператор, сидевший на прямой связи с Землей, застыл с разинутым ртом у переговорного устройства. В гостиной зазвучали истерические голоса молодых сотрудниц комплекса.
       - О, боже, что это было?.. На нас напали?..
       - "Наблюдательный", "Наблюдательный"! Брейли, Маклин, на связи Земля, что там у вас?
       - Ответьте, ответьте, на связи Земля... Что вы обнаружили?
       Только сейчас до Брейли дошло - обо всем произошедшем на "командном пункте" знают все, в том числе и операторы связи на Земле, чего он меньше всего хотел бы. Всякое неосторожное высказывание перед представителями Земли может обернуться неприятными последствиями для сотрудников комплекса. Их просто отстранят от Улавливателя, их детища, приставив к его обслуживанию государственных служащих с Земли. Не хватало как раз паники, чтобы подобное могло произойти.
       Брейли спустился в "гостиную", осуждающе посмотрев на Семена, главного оператора, молча отключил связь с Землей. Несколько секунд он размышлял, что сообщить на Землю? В любом случае они догадаются о мощном источнике излучения из космоса. Так что придется об этом сообщить. Теперь жди неприятностей...
       * * *
      
       - Сэр, к вам сенатор Яринг. Требует встречи с вами, немедленно.
       Последнее слово секретарь президента произнес извиняющимся тоном. Будто это он, а не сенатор забыл правила приличия и потерял уважение к своему патрону.
       - Пусть войдет, Линкс. И оставьте нас одних. Предупредите охрану, чтобы нам не мешали.
       С печальным, потухшим взглядом Линкс кивнул головой.
       - Хорошо, сэр, будет исполнено.
       Он еще не успел прикрыть прочную дверь из специального сплава, как в кабинет его шефа чуть ли не ворвался низкорослый, но плотный человек, сенатор Яринг, с порога начавший угрожающим тоном:
       - Янис, я не привык дожидаться в приемных. Когда, наконец, ты изменишь для меня режим пребывания в твоих апартаментах?! Не забывай, без моей поддержки, без поддержки служб, которые работают на меня, ты не продержишься и недели.
       Быстрым шагом он прошел к столу президента, посмотрел на закрывшуюся дверь, обвел взглядом все помещение и, не дожидаясь приглашения хозяина, грузно опустился в кресло.
       - Надеюсь, Янис, твой кабинет защищен. У меня важная информация, которую нужно обсудить. Думаю, она заставит тебя, наконец-то заткнуть рты болтунам в Совете.
       - Не беспокойся, я пока еще президент. За этими стенами никто не сможет ничего услышать, если я того не захочу.
       Президент с неприязнью посмотрел на сенатора и медленно опустился на свой стул с высокой спинкой. Он недолюбливал этого выскочку, сенатора Яринга, прислужника "Интеркосма", хотя и отдавал себе отчет в его быстром и жестком уме. Кроме того, он всегда помнил о политических силах, стоявших за Ярингом.
       Да, действительно, хотя он и президент могущественной страны, которую уважают и побаиваются ближние и дальние соседи, но без определенной и весьма сомнительной поддержки Яринга и его сторонников в Госсовете ему будет трудно проводить в жизнь свой, как он считал, выверенный во всех отношениях политический курс на умиротворение противостоящих политических сил в это опасное, смутное время. Тем более непонятна была и раскладка сил в Межпланетной Ассамблее.
       - Но все же, может быть, ты назовешь причину, по которой срываешь мой рабочий график?
       - Конечно, я за этим и пришел. Нам пора откровенно поговорить об Улавливателе. Не делай удивленных глаз. Ты думаешь, если лаборатории спецслужб на обеспечении государства, то о том, что в них делается, знаешь только ты один?!
       - Не забывай, что у меня во всех службах хорошие друзья. И, думаю, скорее это твой плюс, чем минус. Я информирован достаточно хорошо об аппарате, созданном нашими учеными. И я также хорошо знаю, что он улавливает неизвестный нам раньше вид энергии из большого космоса; скажем так, пси-энергию.
       Сенатор откинулся в кресле и жестко посмотрел в лицо президенту.
       - Но вот, что мне еще известно, чего ты, как президент, пока еще не знаешь, а должен был бы знать - в твоем подчинении все государственные службы информации, в отличие от меня, - так это то, что полностью меняет ситуацию у нас здесь, в этой говорильне, называемой Госсоветом. Оказывается, наши люди лабораторий и служб, - не дуйся, как индюк, - во всяком случае, часть из них наши друзья, уже не монополисты этого прибора, как они его называют, Улавливателя. А если кто-то еще завладеет секретом этого оружия, то нам будет очень трудно удержать нынешние позиции в стране, да и в целом на Земле.
       Президент, молча выслушивавший монолог Яринга, при последних его словах весь подобрался.
       - Откуда ты взял, что Улавливатель - это оружие? Он действительно регистрирует источник излучения на одном из созвездий. Но это и все; большего ученые пока не добились...
       - Янис, со мной не надо играть в эти детские игры. Ты можешь забавляться ими с такими, как Траб. Еще немного исследований, и с помощью прибора мы сможем накапливать огромную пси-энергию. Ее и не нужно будет применять в широких масштабах. Не надо думать, что я уж такой изверг. Но политика - жесткая вещь, она не для слабонервных. Достаточно будет только продемонстрировать всем на маленьком примере наши новые возможности, как, я уверен, всем захочется дружить с нами. А повод для демонстрации можно найти, хотя бы те же толпы этого новоявленного пророка. Пусть все знают, что мы в состоянии контролировать волю землян. Пусть только попробуют после этого нам перечить!
       Яринг непроизвольно сжал кулаки.
       - Ты хоть задумывался, о чем ты мечтаешь. Впервые земляне смогут получить такой источник, с помощью которого мы превратим Землю в рай! А ты мечтаешь о покорении душ?!
       Президент будто увидел Яринга в первый раз; он увидел его новыми глазами; его взгляд потемнел.
       Не замечая изменений в лице президента, увлеченный своей страстью, Яринг продолжал разглагольствовать:
       - Какой рай для всех? Рай может и должен быть только для избранных, для таких, как мы с тобой. И вот поэтому я здесь. Нужно срочно провести в Госсовете жесткое решение по моему предложению, иначе будет поздно.
       - Я еще не все сказал. Главное, что такой же прибор, а может, и мощнее, появился у гражданских, я хотел сказать, независимых ученых на астероиде. Поэтому кроме мер здесь, в совете, надо срочно снарядить профилактическую экспедицию из верных людей на астероид. Пока об этом не узнали другие, надо подчинить этих гражданских нам либо изъять прибор.
       - Думаю, это общепланетарное дело, и поэтому оно входит в юрисдикцию Межгосударственных Космических Сил. Почему ты так уверен, что я дам соответствующие команды для наших подразделений?
       Президент встал и с презрительной миной уставился на низкорослого сенатора. Яринг почувствовал негативную реакцию на свои слова, его лицо налилось кровью, и он резко поднялся из кресла.
       - По очень простой причине. Если не дашь команду ты, то ее дадут уже другие, но без тебя. И не вздумай играть со мной в прятки, Янис, я все равно играю в эти игры лучше тебя. Я тебя предупреждаю, у тебя ровно неделя, чтобы дать команду. Я и мои друзья в "Интеркосме" надеемся, что ты примешь правильное решение.
       Яринг, не прощаясь, впрочем, он и не здоровался, резко повернулся и быстрым шагом направился к двери. Рука президента потянулась к кнопке, но на полпути к ней в нескольких секундах быстрых раздумий остановилась. Президент точно не знал, какие люди в его аппарате и в аппарате спецслужб работают на Яринга.
      
       * * *
       В периоды наибольшего приближения орбиты астероида к Земле, когда регистрация сигналов из дальнего космоса становилась практически бесполезной из-за множества привносимых Солнечной системой помех, группа исследователей, собиралась в общем гостином зале. Здесь можно было выпить чего-нибудь крепкого по желанию, послушать музыку или последние земные новости, обсудить их с друзьями и коллегами, да просто приятно провести свободное время за выпивкой, игрой или разговорами. Компания исследователей была достаточно разношерстной как по происхождению, так и по своему характеру. В основном преобладали меланхоличные натуры типа Мирея, для которых сам процесс исследования, наблюдения и обработки данных приборов давал достаточную пищу для раздумий, поглощения избыточной духовной энергии. И потому в какой-либо шумной компании они чувствовали себя не совсем удобно. Просто посидеть за коктейлем, послушать музыку, перекинуться парой фраз ни о чем с коллегами - этого хватало для удовлетворения инстинкта общения. Основное внимание, время и эмоции забирали приборы. Основные сотрудники состояли из англоязычной группы. Были представители и других этнических групп землян, например помощник Мирея по наблюдениям Ли Юнь, одновременно совмещавший ремонт аппаратуры наблюдения, входившей в комплекс Макроскопа. Среднего роста, с крепкой мускулатурой, вечно улыбающийся, малоразговорчивый при встрече, но в целом коммуникабельный. Или славянин Андрей Сеунин, плотного телосложения, заведовавший охранными системами, безопасностью и техникой по чрезвычайным ситуациям, по характеру спокойный, дружелюбный, но с норовом, когда дело касалось его работы.
       После полученного мощного энергетического сигнала из области созвездия Волопаса прошел почти месяц. За это время они отремонтировали монитор, проверили на нейтральном участке небосвода работу Улавливателя, восстановили провода. Все опять работало нормально, но настроение было гнетущим.

    * * *

       С последней электронной почтой от коллег с Земли пришло тревожное сообщение. Власти готовят не то проверочную, не то наблюдательную комиссию на астероид. Самым неприятным было то, что эту комиссию возглавит какая-то крупная шишка из спецслужб. Все понимали, что это касается их Улавливателя, тех сигналов, которые он получил из космоса месяц назад. Наверняка за этим кроется заинтересованность властей в их детище, хотя у них там, на Земле, и есть подобный прибор.
       В "гостиной", как они окрестили между собой кают-компанию, отдыхали человек десять свободных от дежурств у приборов наблюдения исследователей. Все сотрудники комплекса находились в состоянии некоторого напряженного ожидания приближающихся событий. Поэтому, по возможности, старались не затрагивать больную тему. Было заключено молчаливое табу - говорить о чем угодно, только не о главном.
       Старшие группы, Брейли и Маклин, вели неторопливый философский спор о целеполагании. Молодая парочка в углу о чем-то тихо перешептывалась, время от времени, делая по глотку из своих бокалов. Трое молодых сотрудников сидели у визора и пытались настроиться на волну Земли. Из визора неслись звуки музыки, изредка голоса, а чаще неразборчивый космический шум. Неразличимыми полосами и зигзагами мерцал экран. Все это было следствием некоторого запаздывания во времени звукового сигнала и картинки.
       - Вы говорите о божественном сотворении человека. А как же быть тогда с целью, которую человек способен поставить перед собой и постоянно это проделывает, прежде чем за что-то приняться?
       Этот вопрос Брейли задал тоном чуть выше, чем обычно, видимо, постепенно увлекаясь в своем споре с Маклином. Некоторые молодые сотрудники обратили свои взгляды на старших и стали прислушиваться к их спору.
       Неторопливыми круговыми движениями руки Брейли задумчиво перемешал в своем бокале коктейль из томатного сока, лимона, водки и кубиков льда, сделал солидный глоток, причмокнул от удовольствия и уже более напористо продолжил.
       - Целеполагание, сама способность к этому есть аргумент в пользу того, чтобы можно было с полным основанием утверждать, что человеческое существование самодостаточно, и оно никак не связано с каким бы то ни было неестественным "божественным промыслом". Человеческая жизнь зародилась сама по себе, а потому человек сам ответственен за все, что он творит в окружающем его мире.
       Брейли, довольный своим заключением, с выражением превосходства кинул взгляд на своего оппонента, а затем переместил его на других сидящих.
       Двое или трое заинтересованно следили за спором, который для них стал уже почти традицией, но не пытались вступить в диспут. Остальные обменивались приглушенными короткими репликами о чем-то своем, вне этого спора, пили напитки, курили или просто тихо сидели, размышляя о чем-то своем.
       - Я с вами полностью согласен, коллега, относительно ответственности человека за все, что он делает. Но в отношении цели и целеполагания я могу с вами поспорить.
       Маклин взглянул с осуждением на курильщиков и продолжил.
       - Действительно, цель есть нечто субъективное, порождаемое человеческим сознанием и его волей. Но она имеет свой объективный отпечаток, слепок, когда реализуется в имеющихся объективных условиях. То есть мы можем сказать, что цель - нечто субъективно-объективное. Но так не всегда бывает в человеческой практике. Есть просто цель как некий образ или идеал, есть цель уже осуществленная, а есть осуществляющаяся цель. Последняя имеет для своей реализации достаточные и необходимые условия. Но мы-то их не всегда имеем, даже если и задаемся какой-то целью. Я хочу этим сказать, что в мире имеется сила, которая ограничивает нас в нашем целеполагании или, во всяком случае, ограничивает нас в осуществлении некоторых целей, которые мы ставим и пытаемся достичь. И лишь на те из них, которые соответствуют божественному промыслу, находятся средства для их реализации. А осуществленная цель, в свою очередь, становится для нас средством или стартовым трамплином для другой позволенной нам цели.
       Брейли скептически посмотрел на своего партнера по спору.
       - Все это может быть, и справедливо, но слишком абстрактно.
       - Позвольте, позвольте! Вот вам и вполне конкретный пример.
       Маклин даже немного засуетился, будто этот самый пример у него лежал где-то здесь под рукой, стоит только его поискать.
       - Вот, к примеру, этот наш аппарат. Он ведь задумывался с целью выяснения психических способностей человека. Он нами создан. Он действует. Но свыше было предначертано, чтобы мы с его помощью могли обнаружить космический источник сигналов. Следовательно, высшие силы позволяют нам поставить следующую цель - найти этот источник. И если высшая сила позволит его найти, это будет означать, что данный источник пси-энергии имеет огромное значение для судеб земной цивилизации.
       При упоминании об аппарате все сидящие в "гостиной" с напряженной заинтересованностью посмотрели на спорящих. Никто из них и не подозревал во время сборки Улавливателя, что они получат на свои головы какие-то проблемы. А они появились, и именно сейчас.
       Все уже слышали о специальной экспедиции с Земли. Руководство исследовательского коллектива предполагало, что она будет состоять из военных и уж наверняка что-то испортит в их жизни. У профессиональных военных другой образ жизни и мышления. У них другие интересы и ориентиры. Как если бы ученые и военные были людьми двух враждебных рас. Брейли иногда задумывался над вопросом о том, что же их так резко разделяет. Казалось бы, у них общая цель - благополучие землян. Ученые пытаются достичь ее посредством исследования неизведанных просторов, в том числе космических, для расширения жизненного пространства землян. Военные призваны защищать освоенные пространства. Однако очень часто в истории получалось так, что любые действия военных были самодостаточными. При этом не имело никакого значения, если после их операций не оставалось никаких человеческих жизней. В этом был какой-то порок. Порок натуры землян как разумных существ, или порок созданных ими институтов государственной власти? Но обычно Брейли не доводил подобные размышления до логического завершения. В данный момент его беспокоили более прагматичные вещи.
       Что будет со всеми ими, когда корабль причалит к их дому?! Что будет с их детищем? Оставят ли их при нем для его дальнейшего улучшения? А может, прибор заберут в лаборатории спецслужб? Не останутся ли они весь оставшийся век заложниками своих знаний, заключенными на астероиде, закрытом для сношения с другими людьми? С военными да политиками лучше вообще не иметь никаких дел - они на все способны; собственную землю могут уничтожить ради своих химерических планов.
       Подобные мысли проскочили мгновенно. Однако Брейли в любых ситуациях старался сохранить оптимизм. Тем более, не стоило показывать даже признаков волнения в связи с назревшей проблемой сотрудникам, которые с такой надеждой на него смотрят, как если бы он был богом. Брейли вспомнил предмет их спора с Маклиным и собрался было уже бросить что-то остроумное в ответ на его монолог, но Маклин вновь его опередил.
       - Вы, прагматики, фактами и фактиками пытаетесь измерить весь мир, который не укладывается в вашу материалистическую рамку. Вы пытаетесь в окружающих вас жизненных условиях выявить детерминизм чисто механистически, переходя от одного явления к другому. И это у вас еще как-то получается, пока вы стоите на Земле, когда можно указать на какой-либо механический посредник влияния силы на физическое тело. Но даже на Земле этот принцип гравитации тоже не всегда, не во всех условиях срабатывает. А Земля - это песчинка в океане космоса. И здесь ваши средства уже не срабатывают вовсе. Что для вас эти сигналы из дальнего космоса? Разве они не свидетельствуют о том, что все ваши представления о так называемой материи летят в пропасть! Что есть это излучение, которое мы принимаем нашим аппаратом? Разве это не есть, за неимением другого подходящего термина, атомы, наделенные различным количеством первичных форм энергии, жизнью? И разве они не посылаются в межзвездное пространство, которое материалисты называют пустотой, так называемым духом, то есть живой зарождающей силой, выбрасывающей через определенные промежутки времени эти сигналы?! Иначе как мы можем расценивать эти сигналы из дальнего космоса? Можете ли вы назвать хотя бы один земной аппарат, созданный на основе самой современной земной технологии, который был бы в состоянии посылать эти сигналы за миллионы парсек? А можем ли мы назвать хотя бы одно физическое тело Вселенной, которое было бы способно излучать с такой периодичностью подобные сигналы? О чем это говорит?
       Брейли все же успел вставить реплику в эту страстную речь.
       - А разве не является задачей любого исследователя выявить как раз источник этих сигналов, детерминизм окружающего мира?!
       - Детерминизм в механистическом представлении - это пустая трата времени! Это форма, которая создает только иллюзию проникновения в сущность.
       Маклин уже не выглядел таким решительным, как в начале дискуссии. Казалось, он пришел к какой-то своей ясной мысли и успокоился, удовлетворенный пойманной в ней истиной, и его уже не интересовал спор. Но он все же закончил.
       - Сам по себе механицизм - это агрегирование разных, не переходящих друг в друга определений, но связанных между собой видимым внешним образом, который создает иллюзию детерминизма. Детерминизм в руках недалекого ума становится наукообразной формой посредственности, пошлости, вульгаризма так называемого здравого рассудка. Детерминизм, исходящий от исследователя, субъективен, не истинен. Детерминизм метафизический не зависит от субъекта, а является всеобщей взаимосвязью и взаимозависимостью во Вселенной. А это и есть стоящая вне и над человеком сила, его создатель и его проклятие. Приближение к истине - это понимание всякой вещи как отношения. Человек не волен в своих поступках так, как ему заблагорассудится. Если, конечно, он не хочет, чтобы они в своих последствиях на нем потом отыгрались. А уж как вы это назовете - божественным промыслом, детерминизмом, всеобщей взаимосвязью, высшим разумом, да просто космосом, - это ваше личное дело. Но я верю и знаю, что это Нечто существует.
       - Вы знаете, я хотел бы внести некоторые поправки в ваши рассуждения.
       Селен затушил окурок, налил себе очередную порцию коктейля и посмотрел на озадаченных спорщиков. Они совсем не ожидали, что какой-то там социолог может вот так, запросто, вмешаться в их спор.
       - Вы говорите о высоких материях, о целеполагании, об идеалах. А знаете ли вы, что движет толпой? Да, да, именно толпой, - Селен увидел усмешки на лицах обоих, - поскольку толпа - это и есть человечество в своей совокупности. И даже самую значительную, просто замечательную, заманчивую цель или идею вы не сможете реализовать, если не увлечете ею толпу, то есть основную массу человечества.
       Селен достал новую сигарету, хотел было уже закурить, но, встретив осуждающий взгляд Маклина, передумал.
       - На земле было много праведных мыслителей. Вчера я как раз занимался систематизацией их идей. Мне попалось любопытное высказывание одного автора второй половины ХХ века, из одного восточного государства геополитической карты той поры. Так вот, он утверждал, что все представления людей современного ему общества сформировались из двух величин - материального изобилия и покорения природы. Будущее для него рисовалось достаточно просто. Материальное изобилие человечеством вскоре, в ХХ? веке, будет достигнуто, а покорение природы - это агрессивность человеческой натуры, и от нее надо отказаться. Отсюда следовало, что лидеры человечества, - а я думаю, он ориентировался на лидеров, поскольку у масс совсем другие мысли, - должны отказаться от своих главных целей.
       Маклин, собравшийся было выйти из гостиной, приостановился у двери, скептически окинул взглядом всю компанию и нашел нужным бросить:
       - Какое же отношение к идее о детерминизме имеет ваше сообщение о писателях прошлого?
       Селен, сделав глоток, невозмутимо продолжил:
       - Думаю, самое прямое. Ваш так называемый детерминизм - это же обусловленность поведения каждой отдельно взятой человеческой персоны внешними для нее обстоятельствами. Ведь так?
       Не давая увести себя в сторону отвлекающими фразами, Селен продолжил.
       - Попробуйте представить, чем определяется мотив поведения толпы. И никакая личность ничего не может сделать без толпы. Но наивно думать, как это у автора, о котором я говорил, что материальный достаток не является одним из главных стимулов современного человека, а тем более человека его времени. Именно достаток, а не то "духовное", о котором вы здесь полчаса спорили, движет основной массой землян. Именно на нем играют наши политические лидеры. Если бы человечество могло решить эту проблему, то оно решило бы и все остальные - государства, власти, коррупции и так далее. А так называемая агрессивность человеческой натуры, возможно, была бы только в помощь освоению космоса, - Селен сделал глоток из своего бокала и закончил.
       - У основной массы населения любой страны присутствует страх перед бедностью. Когда достаток уменьшается до самого низкого уровня, когда возникает отчаяние в непреодолении этого уровня, отчаяние и страх перерастают в другое чувство. У одних - в чувство обреченности и свыкания с уровнем жизни нищего. И тогда человек из гомо-цивилизованного превращается в гомо-вульгарис. Он начинает пить, скандалить, вести грязный образ жизни. У других - в ярость против всей окружающей человеческой массы - не важно, богатых или бедных, как если бы весь окружающий человеческий мир был виноват в их несчастьях. Эта крайность порождает психологически неустойчивых типов, способных на все: на убийства, грабеж, фанатизм в виде террористических актов. Большинство населения любой страны живет традиционно, от заработка к заработку, от надежды на повышение в ближайшем будущем своего достатка до чувства страха за его снижение в неустойчивые времена. И любое государство и его экономика держатся именно на этой массе своего населения.
       - При чем здесь поведение масс и детерминизм окружающего космоса? - недавний спорщик Маклина, Брейли готов был взглядом уничтожить этого социолога, посмевшего вмешаться в их интеллектуальный спор. Как ни странно, Селен никак не отреагировал на взгляд Брейли и так же спокойно продолжал.
       - А при том, что человечество, хотя, по-вашему, и песчинка в океане космоса, но оно тоже определяет собой всю систему, всю паутину связей и событий в этом самом космосе. И если оно ныне, сейчас, в данный момент поведет себя в космосе определенным образом, то от этого будет зависеть все мироздание Вселенной. А оно поведет себя определенным образом, поскольку мы знаем, что движет большинством землян. Ведь этот ваш так называемый флюид духовности, или, как говорят оккультисты, начало всего - Пракрити, можно применить как масштаб живого, разумного существа только к отдельно взятой человеческой персоне. В отношении же масс, как групп элементов или атомов, начинают работать среднестатистические большие величины, в которых главной величиной, притяжением, для человеческой породы является как раз материальный достаток. Он до сих пор руководит поведением масс. Вспомните картинки с новоявленным пророком. Кажется, он выбрал себе претенциозный псевдоним, Авгур. Видимо хочет дать понять, что посвящен в какие-то тайны. Чем он увлекает толпу! И от этого никуда не деться.
       - Я никогда не любил толпы, - задумчиво произнес молодой помощник Брейли. - Помню в детстве, еще на Земле, родители всегда уговаривали меня пойти с ними на праздничные шествия, общественные гуляния, а мне хотелось остаться дома. Даже на небольшие дружеские пикники уже позже, в колледже, меня не тянуло.
       - По тебе не скажешь, что ты нелюдим, - заметила его подруга.
       - Я и не говорю, что я нелюдим. Но понимаешь, в разных шумных компаниях мне всегда казалось, что они высасывают мой разум. Начинается такая психологическая волна давления. Да вот, кстати, просмотри последние записи с Земли. Точно так, как это происходит там с толпой вокруг нового пророка. Вот именно такого психологического давления на личность, какое происходит там, в этой толпе, я всегда боялся. Как будто бы эта масса пожирает мою психическую энергию. Я перестаю быть самим собой. Я начинаю себя чувствовать животным, которого кто-то, какой-нибудь лидер толпы тянет мою душу за собой, как на поводке. И такое впечатление у меня всегда складывалось во время всяких массовых мероприятий, неважно, шествие, митинг или еще что-нибудь.
       - А что там с этим пророком? Он что-нибудь имеет против космоса?
       Молодая сотрудница, равнодушно задавшая вопрос, лишь бы принять участие или показать свой интерес в общем разговоре и как-то обратить на себя внимание мужчин, маленькими глотками потягивавшая какую-то темную жидкость из своего бокала, даже не подозревала, какую бурю эмоций она вызовет этим.
       Старшие, два главных спорщика, Брейли и Маклин, которые уже намеревались покинуть кают-компанию, задержались, каждый опустился в кресло, и кто-то из них попросил еще раз включить запись с Земли.
       По их взглядам и нервным движениям пальцев чувствовалось их напряжение. Они явно следили до этого за подобной информацией с Земли и, видимо, придавали ей особое значение. Для всех остальных было непонятно их волнение. Поэтому никто не возражал, когда Семен включил видеозапись.
       На просторной площади, вмещавшей несколько тысяч, камера с птичьего полета, видимо, со стайдера, крупным планом показывала огромную неистовствующую толпу перед небольшим возвышением, на котором с горячечным блеском в глазах, устремленных поверх голов, кидал в эту толпу какие-то свои призывы тщедушного вида человек. Впечатляющее зрелище!
       - Что он такого нового сказал, что к нему такое внимание? Кажется, мы уже знаем все его главные откровения благодаря обычным, да и государственным программам тоже.
       - Неужели непонятно, - Маклин осуждающе посмотрел на молодых сотрудников, как на провинившихся школьников, не выучивших урок, - властям и политикам Земли очень выгодно все время его демонстрировать. Так, под шумок об угрозе обществу со стороны сумасшедшего пророка и его почитателей легче обделывать свои закулисные дела. Кстати говоря, они могут и нас коснуться самым непосредственным образом.
       - Кто-нибудь может прояснить что-либо про вчерашнюю запись? Обычно полиция вмешивается в такие сборища, а во вчерашнем показе он выступал перед своими поклонниками на главной площади Нью-Кампа; полиция окружила эту толпу, но вела себя спокойно, будто ей дали команду не вмешиваться.
       - Вчера он выдал что-то новенькое! Он заявил, что обладает знанием, на этот раз совершенно точным, что судный день грядет в недалеком будущем. Человечество погрязло в грехе, и потому чуждые космические силы направили на Землю лучи непонятной энергии, чтобы испепелить людской род, - главный оператор, который вел каждодневную запись с Земли, ухмыльнулся и подкрутил ручку настройки.
       - Пророчества апокалипсиса, по-моему, - это античеловеческая выдумка, - задумчиво произнес Селен. - Их должен был придумать какой-нибудь пророк скепсиса. Человек смертен и при этом слишком мало живет. Потому, мне кажется, и преобладает в думах человечества скепсис, пессимизм. Один фантаст прошлого вывел общую формулу этого скепсиса: "Вселенная не знает ни цели, ни смысла. Она возникла случайно. Жизнь не имеет ценности. Жизнь - дело случая". Эту формулу он назвал Истиной. А по-моему, не может, не должен существовать один только скепсис. Человечество должно обладать оптимизмом для своего выживания, иначе не будет самого выживания.
       - Боже, неужели он имел в виду наш аппарат, неужели он о нем что-то узнал? Ведь мы же не делали никаких официальных заявлений в прессу, ведь правда, Брейли? - девица, заявившая о себе за всю беседу второй раз, явно очнулась от равнодушия.
       Было видно, что вопрос нервирует Брейли, считавшегося неформальным руководителем группы. Но за него ответил Маклин.
       - В том-то все и дело, что с нашей стороны сообщений никаких не было, а на Земле о приборе знают. Причем знают, видимо, власти, иначе как бы эти сведения попали к пророку.
       - А разве пророк связан с властями?
       - Наивные люди! Неужели не ясно, что он сам и его толпа очень нужны властям - у них всегда под рукой есть повод для закручивания гаек. А чтобы этот повод не исчезал, его надо питать некоторой информацией.
       - Но даже если он что-то и слышал о сигналах, что в этом такого особенного?
       Теперь уже в игру в ответы на вопросы недоумевающих молодых сотрудников включился Брейли.
       - Этот мошенник грозится карой господней, если люди не одумаются и не прекратят космические исследования. А если учесть, что в земном комитете, отвечающем за развитие новых колоний, в том числе и нашей, есть очень сильная группа, отстаивающая интересы компании "Интеркосм", которая хочет стать монополистом в космосе и потому свернуть межгосударственные программы исследований, то можете представить, как могут повернуться дела, в том числе и нас касающиеся.
       - Видимо, пророк и компания договорились за спиной у его поклонников. Не иначе. А ведь их в каждой стране не один миллион наберется. И чем он так их всех привлекает? Ведь все, что он постоянно выкрикивает в толпу, старо как мир! Уж сколько было в истории этих пророков.
       Брейли махнул рукой на экран и кивнул своему молодому помощнику.
       - Налей и мне что-нибудь.
       - "Ищи первопричину греха и ты найдешь дьявола", - так или примерно так толкуются пороки всеми религиями мира.
       Никто в кают-компании не заметил, как вошел Мирей. Все давно уже привыкли к некоторой его отчужденности. Большую часть времени он проводил у своего наблюдательного пункта, у Макроскопа, находя наблюдение за далекими созвездиями более предпочтительным общению с коллегами. От него никогда нельзя было услышать ничего, кроме обычных стандартных фраз. И потому в гостиной на некоторое время воцарилось молчание - Мирей заговорил!
       - А поскольку "первогрех" заключен в попытке человека познать "древо жизни" - именно это ему вменяется в качестве греха, а то и другое - и желание познать, и само древо жизни или истина - в него вложил Некто, как бы вы его не назвали - бог, дьявол, инопланетянин, машина, - то именно этот Некто или Нечто и является первопричиной греха. Поэтому-то пророк, которого вы здесь обсуждаете, набросился на космос. Либо всякая и все вместе религии - это просто легенды, в которых есть некоторая доля истины, либо первый акт по созданию человеческой жизни был великим экспериментом, но тогда также получается, что все религии - это пустышки.
       - Мирей, что на тебя нашло? Я не знал, что ты еще и специалист в теологии, - Маклин язвительно посмотрел на своего коллегу по наблюдениям за дальним космосом. - Обычно же ты молчишь!
       - Ничего не нашло. Знал бы этот пророк...
       Мирей хотел было продолжить мысль, с сомнением оглядел присутствующих, как бы оценивая, стоят ли они его откровений, и уже несколько другим тоном закончил.
       - Нынешняя жизнь человеческого существа во многом бессмысленна. Смысл утерян человечеством в течение тысячелетий пожирания самое себя посредством войн, насилия, угнетения себе подобных и других живых существ. Кроме того, меня бесит, когда я вижу, что люди не умеют пользоваться своими мозгами. Почему люди не могут понять, что так называемые откровения есть ни что иное, как обретение их разумом новой ступени качества в развитии, при которой их собственный, а не потусторонний разум в результате долговременной практики приобрел способность или восстановил утраченную способность познавать мир посредством еще одного механизма?! А разные там пророки и политики пользуются этим непониманием...
       Во время этого монолога в "гостиной" стояла тишина. Впервые сотрудники услышали нечто от Мирея, достаточно длинное, осмысленное и, как можно было заметить по его взгляду и накалу речи, внутренне им переживаемое. Он собирался что-то еще добавить, обвел взглядом присутствующих. Но в последний момент передумал, неопределенно махнул рукой и в полной тишине покинул "гостиную".
       - Ну, Маклин, - девица просяще обратила свой взор на одного из старших группы, чтобы тот разрешил ее сомнения, - может, этому пророку действительно дано увидеть будущее? Ведь сообщают же о том, что некоторые аборигены на Земле, войдя в транс от наркотиков или еще от чего-нибудь, погружаются в так называемый временной поток, откуда они могут черпать сведения о прошлых и будущих событиях?
       Уже закончив свой вопрос, сотрудница разрешилась от всяческих сомнений. Для нее это было мимолетно - озаботить свой мозг чем-то, что выходило за рамки повседневного достойного существования и уюта. И потому через мгновение она уже явно довольствовалась собой - она тоже может кое-что сказать в отвлеченной, философской, как она считала, теме, даже если такие авторитеты, как Маклин и Брейли, никогда не принимают в расчет ее мнение.
       На этот раз, к ее удивлению, уже сам руководитель колонии Брейли отреагировал на ее вопрос, причем спокойно, без пренебрежения.
       - Действительно, такой информации было много, особенно в прежние времена. Но проблема, в конце концов, не в том, чтобы, войдя в транс или приняв наркотические средства, проникнуть, влиться сознанием во временной поток и "увидеть" образы будущего или прошлого. Это получалось у многих ясновидящих разных народов. Проблема в толковании этой информации, которая дается из вне в световых, энергетических или иных, я не знаю в каких, символах. А это - уже чисто научная проблема, касающаяся нашего прибора. Кстати говоря, я недавно получил сообщение от своего коллеги с Земли, что у него сейчас испытывает свои необычные способности молодой человек. Кажется, его зовут Аркад, который, вроде бы, умеет что-то делать наподобие ясновидящих прошлого, и даже более того. Альберт предложил, чтобы мы испытали его возможности на нашей аппаратуре.
       - Что, еще один экстрасенс или пророк?
       - Нет, он не имеет никакого отношения к теологии и не шарлатан. Альберт никаких дел с этими людьми не ведет. Он не стал бы рекомендовать молодого человека, если бы сомневался в его талантах. Скорее, у этого молодого парня особые психические способности.
       Та же самая девица вновь решила обратить на себя внимание мужчин:
       - Но ведь пророка, которого мы сейчас видим на экране, слушают тысячи людей. Неужели никто из них не заметил, если бы он был обычным мошенником?
       К общему разговору вновь подключился Селен:
       - А он и не обычный мошенник. Он использует давно применяемый инструмент ксенофобии. Раньше, в прежние века, лидеры и вожди очень часто им пользовались - страх перед чужым. Неважно, кто этот чужой - иностранец, человек другой нации, другого цвета кожи, да даже другой, соседней местности. Если ты не испытываешь, как и вся толпа, этот страх, значит, ты не патриот, и тебя так же надо гнать, как и чужого. Теперь вот мы наблюдаем тот же самый старый страх перед чужим - монстрами из космоса, которые в ответ на полеты землян прилетят и сожрут все человечество. И официальные церкви тоже ничего ему сделать не могут, поскольку сами этим грешат.
       Мичел, психолог группы, до этого молча наблюдавший за разговором, проявил свое внимание:
       - Я что-то никак не пойму, причем здесь официальная церковь?
       Никто не откликнулся, кроме Селена, считавшегося профессионалом в этом вопросе:
       - Ну, как же?! Ведь учение о конце света, как расплата за человеческие грехи, - один из ключевых моментов официальных верований, хотя церковь это и не афиширует. И либо теологам надо признать его односторонность, один лишь скепсис. Либо вразумлять своей пастве, что оно приложимо только к людскому роду, а не ко всем вообще живым разумным существам. Ведь если человек себя изведет, то это совсем еще не значит, что Свет и Разум кончатся. В космосе, да и на Земле, могут быть и другие разумные существа.
       - И что же из этого следует? Причем здесь церковь и новоявленный пророк?
       - А при том, что официальная религия, настраивает разум человека на конец света, как на результат его грехов, - стало быть, не греши, - и не имеет средств воздействовать на этот разум с достаточной силой убеждения, - а как можно убеждать людей в святости политиков, светских лиц, религиозных деятелей, да и самой церкви как организации, если вся человеческая история кишмя кишит их преступлениями, - то есть это теологическое пророчество влияет на людей только со знаком "минус", а именно готовит человека к смерти, а не к развитию и бессмертию. Сатанисты, пожалуй, были более последовательны, чем все прочие представители религии. Интересно, что при внимательном рассмотрении, оказывается, во всех мировых религиях человек, личность предстает либо как раб, неважно чего - мысли, идеи, вероисповедания, либо как машина, бездумно исполняющая ритуалы, начертанные для нее извне.
       - Селен, просвети, кто такие сатанисты.
       - Были такие. Поклонялись своему святому Сатане, представителю тьмы, разрушения, смерти, призывали следовать ему, вот и исчезли в ХХ? веке.
       - Давай, давай, Селен, доскажи свою мысль в отношении нашего пророка, что там с ним?
       - А с пророком очень просто. Как я сказал, он не простой мошенник. Он прекрасно усвоил догму из апокалипсиса и потому проповедует в рамках традиционных вероучений. Он их только немного подновил на современный космический лад. Поэтому церковники с ним осторожничают, стараются не ворошить свое грязное белье. А, кроме того, его не за что зацепить и с точки зрения закона - он ведь ничего не нарушает.
       - Да, наш пророк, наверное, из достойных людей, святоша, да и только! Раньше истину провозглашали люди, не всегда бывшие святыми, а ложные учения преподносились часто достойными людьми. Я где-то это вычитал у старых писателей. Ведь это так, Селен?
       - Единственное, в чем его можно было бы обвинить, так это в проповеди конца света. Да и то только в том случае, если бы официальная церковная доктрина пересмотрела все свои старые пророчества - Селен обвел взглядом всех присутствующих и закончил. - Если нет чего-либо в теологических идеях человечества, противоположного идее конца света, то это нечто давно надо было бы придумать. Чтобы у человека был бы не только скепсис по отношению к своему будущему, физическому существованию, но и изрядная доля оптимизма.
       Оживленные реплики со всех сторон немного сняли напряжение, вызванное первым впечатлением о теме разговора. Для молодых сотрудников, полных жизнерадостного оптимизма, еще не получавших от обстоятельств болезненных ударов, жизнь была, в основном, все еще привлекательна своими светлыми, радостными тонами. Все задвигались. Один обносил крепким напитком из початой бутылки. Тот же главный оператор, Семен, вновь подтолкнул Селена:
       - Давай, давай, Селен, у тебя интересно получается. Что там с этим грехом?
       Селену не нужно было напоминать. Он был явно доволен представившейся редкой возможностью завладеть вниманием коллег, которые в другом случае с изрядной долей иронии относились к его служебным обязанностям. Да и действительно, что было делать социологу на космической станции?!
       - А Мирей уже почти все сказал. Я только добавлю немного в другом ключе. Во всех теологических идеях существенную роль играет понятие греха. Вы это уже знаете. Можно было бы приветствовать ту или иную прогрессивную форму правления людьми, то или иное государство и образ жизни в нем. Но мы-то знаем, что с исходом людских поколений исчезают и формы правления, а иногда и целые государства. Вместе с ними исчезают те или иные каноны греха человеческого. Ведь, в конце концов, мораль, нравственность, всякие другие человеческие ценности всегда есть ценности данного поколения людей, которые хотя бы поэтому всегда менее важны по отношению к главной ценности - сохранению человеческого рода. И потому, с точки зрения человеческой расы, есть единственный, главный грех - античеловечность. Все, что уничтожает человеческую жизнь, препятствует ее процветанию и бессмертию человеческой расы, есть грех! И все это подлежит исчезновению. Предприятия, отравляющие землю, воду и воздух. Политики, делающие население нищим. Террористы, ни во что не ставящие человеческую жизнь, берущие в заложники людей. Будь я полицейским, я бы их на месте обнаружения уничтожал без всякого суда; а с ними нянчатся. А взять военных, вынашивающих крупномасштабные кампании! Всякое использование средств массового уничтожения людей удаляет воюющие стороны от преследуемых ими в этой бойне целей. Ведь для чего вообще воюют? Чтобы завтра этот побежденный противник стал вашим покупателем, а в последующем - и союзником. Один великий китайский мыслитель в глубокой древности хорошо сформулировал главную идею всякой войны. Она увеличивает социальную энтропию. А поэтому если у ведущих ее сторон нет возможности быстро ее выиграть без разрушений и без уничтожения мирного населения, то следует найти способ быстро проиграть ее. Ибо быстрый проигрыш приводит к цели войны вернее, чем медленный выигрыш. И примеры такого рода были в истории человечества. Самый последний из них - вторая война ХХ века. Эти примеры дают повод заключить, что всякие так называемые военные гении прошлого - это всего-навсего злые себялюбцы.
       Селен передохнул после такой длинной тирады, сделал солидный глоток из своего бокала и, забыв про осуждающий взгляд Маклина, закурил.
       - Но, Селен, мне казалось, что церковь все это тобой перечисленное тоже осуждает?
       - Не всегда и не так последовательно, как должна была бы с точки зрения этого главного греха человечества, если она хочет приспособиться к современности и пойти вместе с остальным человечеством в космос. А она не может позволить себе быть последовательной до конца в этом вопросе, поскольку ее собственное материальное благополучие зависит от властей, от различных политических группировок. Поэтому легче и проще возвести в грех всякое деяние, неугодное господствующей морали, нравственности, бытующим обычаям, наконец, законам данного государства. Но это все - чепуха с точки зрения бессмертия человеческой расы.
       - А что там с нашим пророком, ведь ты о нем начал?
       - Так он как раз призывает не к развитию человеческой расы, а к тому, чтобы она самостоятельно легла в испоганенный ею же земной гроб навечно, спряталась в земные норы и не высовывала нос в космическое пространство. И официальная церковь ничего ему сделать не может - неизвестно, на чьей стороне окажется сила. А некоторым политикам пророк играет на руку.
       - Да, наступают темные времена! - оператор у визора тяжко вздохнул. - Уж больно хорошо работает над толпой этот пророк. Чувствуется, что он сам глубоко убежден в своей правоте.
       Селен вновь взял нить разговора в свои руки:
       - Убеждение совсем здесь не при чем. Просто людям нравится ложь. Для убеждения нужна любовь к правде и, возможно, связанные с ней слезы. А у этого пророка лишь упрямое стояние на своей правоте, на предубеждении и суеверии, - Селен сделал затяжку, стряхнул пепел в лежавшее перед ним блюдце и продолжил. - По сути, он дует в государственную дуду. Интересы крайних слоев, богатых и нищих, обычно сходятся - одни хотят стать тиранами, другие им способствуют. Между ними и идет всегда торг свободою человеческой расы. Одни ее покупают, обещая завтра же дать и хлеба, и зрелищ, другие ее продают, своей массой возводя очередного тирана на пьедестал.
       - Если бы его действительно заботило процветание общества, как он о том кричит на каждом перекрестке, то он стремился бы к общественному компромиссу, а не звал бы толпу своих последователей чуть ли не на баррикады.
       Семен оторвался от ручки настройки визора и, обернувшись к Селену, спросил:
       - Интересно, так почему же тогда он дует в государственную дудку, как ты говоришь, если в своих проповедях он зовет толпу на баррикады?
       - А очень просто - чем больше звереет толпа, тем проще можно будет провести жесткие меры через парламент, а потом законным путем запустить их и на всю страну. А с этой толпой полиция всегда может справиться, была бы команда сверху.
       Девица, начавшая этот затянувшийся разговор, видимо, была уже не рада своим вопросам:
       - Да что вы все об этом пророке, и не надоело вам об одном и том же? Давайте лучше послушаем музыку.
       Маклин с Брейли вышли из "гостиной". Молодежь оживилась. Кто-то потянулся и включил музыку. Некоторые потянулись к бару.

    * * *

       Для имиджа и веры в то, что за ним скрывается что-то значительное, достаточно одной формы - лишь бы видели другие и додумывали за тебя, что ты либо очень много значишь, либо занимаешь ответственный пост, либо делаешь большую работу, которая вознесет тебя на необыкновенные высоты. И они завидуют. Некоторые восхищаются. При этом собственная фантазия играет с ними злую шутку - конечные результаты твои неизвестны, а их домыслы велики. Вообще, часто хороший имидж свойственен хорошим мошенникам. Чем более выделяется лицо в толпе, чем более оно для нее привлекательно, тем, часто бывает, это лицо хотело бы получить преимущества, идущие в разрез с интересами каждого восхищавшегося им.
       Некоторые, находящиеся в толпе, понимают стадный ее характер. Но не у всякого есть нужное качество - либо быть во главе ее, либо отстранить себя от нее, затерявшись в ней.
       Наш пророк обладал первым из этих качеств. Он не мог затеряться, потому что был впечатляющей личностью - и в силу своей внешности, и в силу своего характера. Тщедушный, худой, с ярко горящими глазами, непонятно какого цвета, давно немытыми, грязного каштанового оттенка волосами, узким лбом и чувственными губами, он выделялся в любой группе экзальтированностью, исходившей от него, как только он обращал взор или как только начинал говорить. И хотя часто он нес вздор, как, впрочем, и всякий лидер митингующей толпы, толпа слушала его. Ей нравилась его экзальтированность, которой каждый из них был лишен в силу своей обыденной жизни. Как будто это его качество придавало каждому, воспринимавшему его, некий ореол причастности к каким-то тайнам, тайнам власть имущим. К тому же он умел завести массы. У него доставало броских слов, поднимавших затаенные глубины несбывшихся желаний, которые сейчас, здесь, в данный момент, вместе с ним, с их пророком, через какое-то мгновение воплотятся. Они были его детьми. И его дети отдавали ему свою энергию до конца. От нее он загорался еще более.
       Его душа, рожденная в безверии, так и остановившаяся на перепутье - ни благостная вера, ни мудрый скепсис, а так, что-то среднее между суеверием и атеизмом, - порождала ему демонов, которые глубокой ночью, в отсутствие толпы и слушателей его бредовых проповедей, мучили его болезненный рассудок.
       Любая вера предполагает две вещи: суеверие - веру в суету жизни, мыслей, фактов и фактиков, идеек; во все то, чем чаще всего кичатся различного рода радикалы. Вот, мол, такие-то факты и они ведут нас к таким-то "революционным" действиям. И для подобных радикалов все остальное ничего не значит. Они не признают иной истины, иной правды жизни, иной веры. Они отвергают, как они считают, всякую веру и становятся воинственными атеистами. Но они даже и не подозревают, в силу ограниченности своих рассуждений, что они - тоже верующие, но верующие в примитивизм, в суету, в обнаруженные ими факты, как будто эти факты и есть окончательная истина. Жизнь слишком многогранна, чтобы уместиться в ограниченный набор каких угодно фактов.
       Вторая вещь - недоверие - отрицание мелочной суеты жизни, отрицание скороспелых идей; склонность к понятному и привычному постоянству; консерватизм. Можно заключить, что вера появляется либо от полного незнания (вера во что угодно, вера в чудеса, в пастырское слово и т.д.); либо после трудного процесса познания окружающего мира, после мучительных раздумий над множеством фактов и о том, что еще большее их количество никогда не будет познано, появляется вера в достоверность знания; но одновременно с этим и постоянные сомнения в этой достоверности...
       У нашего пророка в душе господствовала первая половина веры и начисто отсутствовала вторая, критическая, ее половина. Его мучили демоны космоса. Страшные существа, рождавшиеся в его мозгу, - эти болезненные фантомы - казались ему видениями реальными. По слабости своего разума он и не мог их отсеять как порождения рассудка; он действительно болел душой за человеческий род. И потому его проповеди часто казались такими искренними. Тем более что говорил он о вполне доступных, простых, понятных всем вещах. Разве власти не погрязли в коррупции? Разве миллионы простых граждан одного из самых богатых государств планеты не довольствуются скудным пайком нищего? Разве у каждого из слушающих его есть возможность хотя бы немного подняться в этой гонке по лестнице карьеры, чтобы хотя бы раз испытать, на несколько мгновений, те радости жизни, которые постоянно наблюдают они по визору, - богатые гостиные, нарядные танцевальные пары, блеск украшений бесподобных женщин, довольные упитанные лица холеных мужчин, и яства, боже, какие яства?! Разве правительство не тратит их ничтожные налоговые приношения на непонятный космос, от которого они не получают ничего, даже в виде лишней похлебки в общественных ночлежках? Он все верно говорит! Крик души каждого он возвел в крик Человеческой Души. Но все же это была не вся правда. Откуда было знать ее толпе?! Откуда было ей знать, что он получает некоторые суммы, позволяющие ему не голодать, через подставных лиц от "Интеркосма"? Но все же при этом он был искренним. Он действительно боялся Космоса ...
       С другой стороны, у него была подпитка его душевной энергии - толпа его почитателей.
       Толпа - это не ассоциация. Это нечто иное. Всякий лидер, призывающий скопище людей к чему-либо, тем самым пытается использовать животные инстинкты людей, пытается играть на их эмоциях, пытается решить свою частную проблему за счет энергии толпы. Смерть уготована всем. Так зачем ее ускорять для всех, тем более для всех сразу! Лучше тяжелая, безрадостная жизнь завтра, чем самоубийство сегодня.
       Выживание и бессмертие человечества - в его разумности. Назад, в варварство, в истребление себе подобных пути нет. Есть один путь - вперед, к развитию интеллекта. На митинге и в толпе злой ум использует энергию многих для реализации своих низменных целей. Но запрет подобных сборищ никогда ничего не давал. От запрета родятся секты, подполье, еще более злобная толпа и фанатизм. Просвещение зависит от властей, но власти не желают иметь умное население...
       Некоторые интеллектуалы видят один выход из этой ситуации - разъединение толпы. Большие пространства для проживания, когда у пророков не хватит количества паствы для сбора толпы. Освоение космоса в этом смысле - выход из положения. Индивидуализация человеческой жизни, быта на огромных космических пространствах. А, кроме того, для решения проблемы необходимы новейшие средства связи, открытые для всех людей, позволяющие знать новости и проблемы не из уст пророков, а из первоисточника. Свободные идеи, свободная воля, и не в толпе... Но такое решение проблемы было вне душевных сил пророка Авгура, как он себя называл.

    * * *

    ГЛАВА 8

      
       Прошел месяц с того дня, когда прибор Альберта забросил Аркада куда-то, к черту на кулички. И лишь благодаря своим необычным способностям Аркад смог вернуться из этого опасного путешествия. Они потом не раз говорили об идее создания мыслефона, придуманного Аркадом в этом его необычном путешествии в свои сны. Но Альберт ничего не мог сделать; его примитивная аппаратура не позволяла заняться воплощением идеи всерьез. Он не раз и не два советовал подумать Аркаду над тем, чтобы отправиться в космос, на астероид, где у Альберта были друзья, у которых в распоряжении было первоклассное оборудование. Кроме того, там без опаски перед властями и разными закрытыми службами Аркад мог бы и дальше исследовать свои возможности и совершенствовать их. Но каждый раз Аркад уходил от серьезного разговора на эту тему. Вот и теперь, после очередных испытаний, Альберт затеял серьезный разговор.
       - Аркад, я хочу задать тебе один вопрос. Вот я, как принято говорить в нашей среде, технарь. Я всю жизнь посвятил исследованию естественных процессов в окружающем мире. И мне было бы простительно не разбираться в таких вещах, которыми нас постоянно кормят по визору. Но ты-то, - я помню, ты говорил, - изучал в университете экономику, историю, другие гуманитарные дисциплины. Ты-то должен понимать, лучше моего, какое дерьмо они нам подсовывают?!
       - Что ты имеешь в виду?
       - В некоторых твоих, скажем так, уважительных суждениях о нашем славном государстве ты настолько наивен, что я просто диву даюсь. Неужели тебе никогда не приходят в голову сомнения по поводу информации, которой нас пичкают журналисты, а через них идеологи?
       - Ну, уж, не настолько я наивен! И потом, я действительно изучал гуманитарные науки. И считаю, что любая идея, в том числе концепция идеологии о возможном будущем, лучшем будущем человечества, имеет право на существование. Разве не так?
       - Аркад, научная концепция!
       - Не понял, в чем разница, ведь идеология тоже считается наукой?
       - Вот- вот, я о том и говорю, о твоей наивности. Люди с большим трудом расстаются с привычными фантомами своего мышления, со своими предрассудками. Особенно если это касается той системы, в которой тебе определено судьбой от рождения до гробовой доски нести свой тяжкий крест жизни. И ты каждый миг своего скоротечного земного бытия ощущаешь смрадное дыхание этой системы. Представляется даже, будто эта система в действительности и есть твоя собственная шкура. Поэтому я могу тебе точно сказать. Освобождение человека есть, прежде всего, его духовное освобождение от идеологических фантомов.
       - Альберт, об этом я с тобой и не спорю, я лишь говорю о научной гипотезе будущего развития человечества. Что же в этом плохого?
       - Любая модель будущего всегда несет в себе отпечаток сегодняшней действительности со всеми ее плюсами и минусами. Научное представление, исследуя сегодняшнюю действительность, познает как раз все эти плюсы и минусы и показывает преобладающие тенденции. Опираясь на такое знание, общество может влиять на условия, порождающие минусы, негативные тенденции, и, таким образом, может изменять действительность, условно говоря, "создавать" свое будущее, - Альберт на мгновение остановился, сделал глубокий вздох и продолжил. - Всякая же идеологическая схема будущего, опирается не на знание действительности, а еще до подобного знания, заранее, на основе прежних представлений о прошедшей действительности создает образ будущего, который всегда есть образ приукрашенной или искаженной прошлой действительности. Потому идеология постепенно превращается в искусство идеалов, оказывающихся на поверку иллюзиями, оформленными пустышками в сознании.
       - Выходит, ты меня призываешь не прислушиваться вообще ни к какой идеологии? А как же твоя идеология, твой антигосударственный настрой? Ведь это тоже какая-то идеология. Значит, не слушать и тебя?
       - Не о том речь, Аркад. Всякая идеология, направляющая свою энергию не на изучение истории существовавших идей, а на создание, как любят говорить идеологи, журналисты и политики, концепций будущего развития общества, становится неизбежно реакционной. Как и любая иная форма познания окружающего мира, идеология ограничена пределами своего собственного предмета познания, выход за которые превращает ее из положительного знания об идеях в реакционную утопию. Это ты должен был бы знать из курса об идеологических утопических идеях прошлого. А мое мироощущение и соответствующие поступки никакого отношения к идеологии не имеют.
       - Да, ты меня озадачил, Альберт! Я как-то раньше об этом не очень задумывался. Я всегда предполагал, что без планов на будущее, в идеале, жить нельзя, особенно государствам. И хотя я часто скептически выслушиваю разные поучения по визору - нет, конечно, нельзя сказать, что я великий критик генеральных идей - но, в общем, я считал, что основная линия развития общества, уходящая в будущее, идеологами нарисована достаточно правдиво и убедительно.
       - Аркад, от всякой концепции требуется проверка ее опытом на ее достоверность и истинность. Точно так же, как сейчас мы проделываем это с твоими уникальными способностями. К идеологической же концепции будущего такое требование поставить невозможно. Знаешь, почему? Потому что будущее как целостность находится за рамками нашего опыта, хотя и имеет, должно иметь в нынешней нашей действительности некоторые свои признаки в виде тенденций.
       - Поэтому всякую подобную концепцию всегда можно отнести к науке только как рабочую гипотезу, не более того. И наряду с другими рабочими гипотезами необходимо провести общественную экспертизу, поскольку она касается самой жизни людей. А вот общественной экспертизы как раз и не получается в силу государственных ограничений, цензуры, интересов политиков и тому подобного. Всякая новая свежая идея, новое открытие, изобретение возводится в ранг государственных приоритетов, подвергается засекречиванию и преподносится публике как обеспечение национальных интересов. Какие это, к черту, национальные интересы, если от меня, представителя этой нации, скрывают сведения, касающиеся моего будущего! Это интересы ничтожной кучки грязных политиков, и ничего более.
       Альберт перевел дух от возмущения, переполнявшего его, и закончил:
       - Наше любимое государство действует на наше же благо! И вот эти интересы кучки политиков официальной идеологией, а вслед за ней и многими журналистами возводятся в ранг истинных принципов, правильных концепций, под которые мы должны подогнать нашу с тобой жизнь.
       - Пожалуй, ты прав, Альберт. А ты знаешь, из тебя вышел бы неплохой философ - ты так умеешь прочищать мозги. Удивляюсь, как я раньше об этом не думал.
       - Наша нынешняя жизнь поневоле заставит быть философом, если хочешь выжить и остаться свободной личностью, а не продавать свои мозги за комфортные условия пребывания в закрытых лабораториях.

    * * *

       По своей натуре Аркад был человеком достаточно мягким. Но в то же время злости против всякой несправедливости в нем было, пожалуй, больше, чем физической силы для защиты себя в обычной уличной драке. Слова Альберта растревожили источник, питающий злость. Но она не выпирала в нем наружу, как накачанные мышцы, а тихо клокотала на дне его души и лишь в определенных ситуациях давала о себе знать. В такие моменты с ним лучше было не связываться. Но он умел сдерживать себя. Вспоминая подобные нечастые моменты в своей, сравнительно еще молодой, жизни, он внутренне был горд своим умением. Ведь, в конце концов, сила человека заключается не в том, что он в состоянии уничтожить множество своих врагов и делает это; а в том, чтобы перебороть себя и властвовать над этим внутренним даром.
       Очередные испытания и этот разговор его утомили. Поздно вернувшись домой, он сразу лег спать. "Завтра - никакой работы и никаких исследований, - подумал он, - пора отдохнуть, развеяться. Надо съездить на природу, выбрать какой-нибудь домик на берегу озера, порыбачить". "Да, так я и сделаю", - думал Аркад, засыпая.
       На другой день, загрузившись всем необходимым для рыбалки, он отправился в ближайший пригород, где, как он знал, за небольшую плату можно было найти пристанище на сутки или двое у какой-либо пожилой пары. Добравшись до места без проблем и найдя нужный дом, Аркад всю вторую половину дня сидел с удочкой. Наловив мелкой рыбешки местному коту хозяев, он устроился на веранде этого уютного домика полюбоваться нежным закатом.
       Аркад сидел в кресле, расслабившись после хорошего солнечного дня. Веранда, где стояло кресло, открывала вид на небольшую лесную поляну, за границей которой в густом зеленом лесу далее двух десятков футов ничего не было видно. А в его видениях плескалось море.
       Нежный шелест небольших затухающих волн на мелком золотистом прибрежном песке. А чуть далее за ними, футов в пятидесяти от берега, густая зелень глубин, в которых перемещается бесчисленное множество различных морских обитателей. Здесь и лангуст, в испуге застывший в какой-то коралловой расщелине, выставивший из нее только клешни да длинные подвижные усы, словно отростки антенны. Огромный глупый морской попугай сиренево-желто-зеленого оттенка, перетирающий своими тупыми зубами, как тисками, коралловые отростки. А рядом, в норе, притаилась мурена, выставив наружу только голову с глазами, как у перископа подводной лодки, готовая в миг накинуться на жертву, соответствующую ее аппетиту. Здесь же в колышущейся зелени дна мелькают стайки серебристых рыбешек, любопытных, тыкающихся носом в любой движущийся предмет, соизмеримый с их размерами, но одновременно и пугливых настолько, что готовы быстро удрать от зашевелившегося камня.
       Видения стали уплывать. Что-то или кто-то их разрушил. Аркад очнулся, вышел из задумчивости и почувствовал на своем правом бедре какую-то тяжесть. Как если бы он долго сидел в одном положении и от этого затекла нога. Он машинально попытался было распрямить ногу, но почувствовал не затек, а физическую тяжесть. Он окончательно пришел в себя. Взглянув на свою ногу, он увидел крупную кошачью морду, умильно поглядывавшую на его лицо и исполнявшую тихий блюз. Самое удивительное заключалось в том, что на ноге располагалась только морда. Все же тело кошки, если это была кошка, а не кот, свисало вниз, обвивая ногу словно змея. И как она держалась в таком положении, получая при этом явное удовольствие, было непонятно.
       Он хотел было уже сбросить этот груз с ноги, но что-то его остановило. В мозгу проскочила искорка, сигнал; и даже не сигнал, а быстрая картинка маленьких серебристых рыбок из его предшествующего видения. Как будто бы кто-то или что-то вернуло его в кратковременной памяти к моменту, оказавшемуся нужным для кого-то. Аркаду не пришлось долго размышлять, ему достаточно было только посмотреть на кошку на своей ноге. Мурлыкая и покачивая головой сверху вниз, она как бы говорила - да, это я навеваю тебе недавние твои образы вновь, потому что они мне тоже нравятся. Наверное, надо было вчера меньше пить - мерещится черте что. "Может, похмелиться, и все пройдет", - мелькнула вдогонку мыслишка.
       Кошка, или кот, не дала ему этого сделать. Поглядывая в лицо человека, она правой лапой стала поглаживать его ногу, изредка выпуская коготочки, как бы привлекая его внимание.
       - Что ты хочешь, киска? - он машинально погладил ее по голове.
       Кошка среагировала не адекватно. Она впилась когтями левой лапы так, что Аркад чуть не подскочил. Моментально спрыгнув с его ноги, она, порывисто дергая хвостом, отошла от него фута на три, повернулась к нему мордой, уставилась в его глаза. Ее взгляд говорил сам за себя - чего ты ждешь, пошли, мне нужно это, и ты должен это сделать. Не получив нужной для нее реакции человека, кошка вновь подошла к нему, взгорбилась, обтирая свою шерстку, обошла его ногу, отошла на шаг и вновь уставилась в его глаза, как бы приглашая его следовать за собой. И она действительно двинулась, но не в сторону двери домика, а вниз по ступенькам крыльца, в сторону лесной чащобы.
       В том направлении, в футах стапятидесяти от дома, был небольшой пруд, в котором он сегодня рыбачил. Он был озадачен. Неужели это живое существо заглянуло в его видения в полудреме и позвало его? Такого не может быть. "Видимо, я действительно много вчера выпил", - подумал он. Однако это было не так. И кошка это подтвердила своими последующими действиями. Она вновь вернулась на веранду и стала лапой постукивать по его ноге. При этом она пристально смотрела в его глаза. После этих действий она слегка выпустила коготочки в его ногу, развернулась и вновь стала спускаться по ступенькам веранды, как бы приглашая за собой...
       Он вспомнил недавний сон, в котором он общался с одной большой кошкой размером со среднюю собаку и еще каким-то зверем. Подробности этого телепатического общения позже, утром, Аркад уже не помнил. Только отдельные фрагменты, из которых он вывел, что животные скептически относятся к поведению людей. Волей или неволей, но люди своими якобы благими действиями приносят им больше вреда, чем пользы. Поэтому животные контактируют с людьми только в случае крайней необходимости. Сон был великолепным, хотя и не вспомнился потом весь. А здесь, наяву, без мыслей, но кошка с ним общалась. Это было удивительно...

    * * *

       На другой день, под вечер, вернувшись в город, Аркад стал размышлять, как использовать еще два свободных вечера. Чем занять себя завтра? Куда пойти, может, опять в какую-нибудь компанию? А может, посидеть в баре с хорошенькой девушкой? С кем? Да хотя бы с Соней!
       Последний раз у них все так славно получилось, хотя вечер начинался занудно - в компании ее друзей было мало веселья. Много пили, много говорили о политике, и вечер был почти испорчен. Единственное, что его спасло, так это последующие их игры вдвоем в постели. "Завтра никаких компаний, только он и Соня", - решил Аркад.

    * * *

      

    ГЛАВА 9

      
       "Итак, сегодня - только я и Соня", - размышлял он в поисках записной книжки. Последний раз с Соней они провели прекрасный вечер, не мешало бы повторить. Его новая подружка, которая затащила его на ту последнюю вечеринку, не была недотрогой. После скучной посиделки у ее друзей, о которой он помнил только по хозяйке дома, они полночи бродили по темным полуосвещенным улицам, изредка заглядывая в открытые ночные бары, чтобы пропустить стаканчик, а потом отправились к нему. На этот раз он решил провести вечер так же приятно, как закончился тот.
       После нескольких долгих гудков Аркад собрался было уже поменять планы, но, в конце концов, в трубке зазвучал нежный голосок:
       - Аркад, как хорошо, что ты дождался. Я только-только вошла. Какие у тебя планы на сегодняшний вечер?
       Не давая ему ответить, голосок продолжал щебетать:
       - Знаешь, у меня хорошая идея. На этот раз мы не пойдем к Линей. В последний раз у нее было так скучно, мужчины только о политике и говорили. У меня есть другая подруга. Сегодня у нее будет вечеринка. Там будут некоторые знакомые тебе лица, но в основном ты их не знаешь. Она очень хочет, чтобы я тебя с ней познакомила. Знаешь, среди наших друзей ходят всякие разговоры о тебе. Ты всех интригуешь. Я так счастлива! Что ты молчишь? Что ты решил?
       - Так, ты же не даешь мне и слова сказать. Где это? Опять будет болтовня? Знаешь, мне хватает поучений одного моего наставника. Может, мы съездим за город вдвоем, без твоих знакомых?
       - Нет, нет. На этот раз будет весело, я тебе обещаю. А потом мы пойдем к тебе, как в прошлый раз, если ты хочешь. А можем и ко мне?!
       - Ладно, договорились. Во сколько и где встречаемся?
       - Ты знаешь "Боэч", ну фирменный магазин с такой вывеской; это сразу за центром, направо. Там есть такая уютная улочка, почти совсем неприметная, на нее люди с окраины практически и не заходят. Вот! А подруга живет напротив этого магазина. Давай встретимся в полвосьмого на углу улицы. Надо будет зайти еще купить что-нибудь сладенького. У подруги все есть, но неудобно идти без всего. Там будет милая компания. Согласен?
      
       * * *
      
       Когда они вечером, наконец, встретились, погода поменялась. Душный и пыльный солнечный день сменился вечером с веселым прохладным дождиком.
       Аркад не понимал, почему многим не нравится дождь. Ведь
       он все делает чище. Хороший дождь очищает город и души тех, кто в нем живет. Он смывает в сознании накопившуюся грязь душных мелочных мыслишек, навевает немножко грустные, но в то же время прекрасные воспоминания. Стоит ему заморосить, как многие начинают кукситься, брюзжать на окружающих и на весь мир. Аркаду нравился дождь. Дождь, особенно такой, как этот, гармонировал с его характером благодушного скептика. В такие моменты в памяти всегда всплывали немного грустные четверостишия.
      
       Дождь и ветер навевают
       Вам тоску не человечью.
       Все вам кажется не мило,
       Все на свете, все на свете.
      
       Мне спокойнее бывает.
       И отрадно все в природе,
       Ветерок когда гуляет,
       И стучится в окна дождик.
      
       Дождь и ветер, дождь и ветер!
       На душе воспоминанья
       О невыдуманных грезах,
       О давно прошедших встречах.
      
       Вот и теперь дождик навеял небольшую грусть. И они прежде, чем отправиться к подруге Сони, решили немного посидеть в тихом баре здесь же, на этой улице, полюбоваться потоками воды, смывающими уличную грязь, очищающими от дневной пыли стены и окна домов.
       Несколько мгновений посвятить грустным воспоминаниям, каждый о своем, прежде чем они окунутся в шумную компанию.
       Немолодой полноватый бармен машинальными круговыми движениями протирал сухой салфеткой и так блестевшую стойку, все свое внимание обратив на экран визора, откуда передавали куски записи с дневного заседания Госсовета. Кроме него в небольшом уютном помещении бара находился всего один посетитель, что-то потягивавший из стоявшего перед ним бокала и сумрачно взиравший на дождь через открытые двери бара.
       Аркад с Соней выбрали себе легкий коктейль, в основном состоявший из наструганной пушистой массы льда, немного виски и молока. Бармен приготовил напитки, поставил их на стойку и в нетерпеливом ожидании стал поглядывать, как они делают первый глоток. Он явно устал от одиночества и ждал, когда можно будет поделиться с ними впечатлениями. Дождавшись их первой одобрительной реакции на напитки, довольно улыбнувшись, он мотнул головой на визор:
       - Опять эти ястребы в совете хотят прижать фермеров. Нынче и так все продукты дорогие, а дальше что будет? Мы уже почти не окупаем себя. Посетителей мало, продукция дорогая, как содержать маленькие кафе и бары вроде моего - не представляю. А они хотят еще больше закрутить гайки. Если фермеров загнать под опеку чинуш, то кто из них станет производить?
       Аркаду не хотелось портить впечатление от вечера, втягиваясь в эту обычную разговорную тягомотину. Но он отдал должное мастерству бармена в приготовлении напитка и нехотя откликнулся:
       - А о чем там речь?
       Бармена не надо было спрашивать дважды, ему давно хотелось выговориться.
       - А вот, понимаете, говорят, население многих округов голодает. Слишком много якобы государство тратит на исследование космоса. Пусть этим занимается частная компания. А освободившиеся средства предлагают направить в сельское хозяйство. Да как-то странно у них это выходит. Нет, просто передать средства фермерам, так они хотят всех фермеров поставить под государственный контроль, мол, иначе, фермеры растранжирят все эти средства. Это что же получается - говорят, продовольствия не хватает, а сами все делают, чтобы это продовольствие стало еще более дорогим! - бармен возмущенно махнул рукой. - Они хотят всю нашу жизнь контролировать! Правда, среди них есть те, кто выступает против, да их там мало. Вот, как раз один из таких выступает. Кажется, сенатор Траб. Сейчас, я сделаю чуть погромче.
       Бармен увеличил громкость визора и вернулся за стойку. Камера показывала обычный зал заседания Государственного совета. На трибуне жестикулировал седоватый, приятной наружности мужчина лет пятидесяти.
       "- Кажется, уже по привычке мы в решении и этой проблемы продолжаем рассчитывать на излюбленное для многих здесь присутствующих средство - государственную опеку. В ней мы склонны видеть тот источник, который снабдит наших фермеров недостающими им средствами. Но не будем предаваться иллюзиям. Опека убивает энергию в населении, приучая его в каждом случае ждать средств от государства. Люди перестают работать, но начинают требовать от начальства не заработанное вспомоществование.
       - Я позволю напомнить уважаемым господам реальные исторические факты. Такая великая в прошлом держава, как Россия, почти два своих прошлых века не могла решить до конца проблему снабжения своего населения продовольствием. А по этой причине и другие проблемы, только лишь потому, что в самом начале ХХ века она сделала землю государственной и чуть ли не полтора века над фермерами довлела государственная опека.
       - Собственный участок земли, а не арендованный у государства, неоценим по своему влиянию на психологию его хозяина. Он воспитывает сознание независимости от любой опеки, заставляет чувствовать себя хозяином своей судьбы, единственным источником собственного благосостояния. А арендатор всегда в ожидании благодеяний от государственного начальства, которое может дать землю, необходимые орудия и средства или забрать их.
       - Инстинкт хозяина, замешанный на экономической свободе принятия собственного решения, формировался тысячелетиями, и кажется таким же естественным, как естественна сама история человечества. Поэтому, выступая здесь за оказание государственной помощи нашим фермерам в виде льготных кредитов, передачу им в собственность необрабатываемых земель некоторых крупных компаний ... - слышен сильный шум в зале, - и других подобных мер, в то же время я предостерегаю вас о пагубности огосударствления сельскохозяйственных угодий..."
       Последние слова сенатора потонули в шуме, аплодисментах, возгласах заседающих. Председательствующий, встав со своего кресла, неистово размахивая колокольчиком, пытался призвать сенаторов к порядку.
       - Ну, дальше там уже не так интересно.
       Бармен прошел к визору, убавил звук и спросил:
       - Понравился коктейль, может, еще по стаканчику? Приятно обслуживать хороших ребят.
       - Коктейль замечателен! Но нам уже пора, а то моя подруга будет беспокоиться, куда пропали. Я ее попрошу сделать такой же, если она сможет...
       Дождь практически закончился. Отдельные мелкие капли приятно искрились в предзакатном свете заходящего солнца, которое вновь показало свой лик из-за побелевших, почти растаявших туч. На улице появились прохожие.
      

    * * *

      
       Альберту не очень хотелось идти на эту вечеринку. В основном там будет молодежь. Но, может, он встретит и пару коллег из частных фирм. А он нуждался в информации; чувствовал, что власти скоро его достанут. Долго продержаться в независимом положении у него не получится. К тому же он болел душой за этого мальчика. Такой молодой, а сколько возможностей! Самые первые тесты показали, что у Аркада - великое будущее, если, конечно, его не зацепят спецслужбы. С ними станется! Боже, а как он наивен, верит почти всему, что вещают эти жуликоватые журналисты по визору! Нет, надо как-то уговорить его отправиться на астероид. Хотя и за ними, конечно, ведется наблюдение; наверняка в группе есть какой-нибудь свой информатор, но все же там будет для него относительно безопасней.
       Может, на вечеринке будет эта лиса Томинакер, у которого можно будет что-то разнюхать. Мошенник, прикидывается независимым
       ученым, пытается показать свою осведомленность в последних новейших исследованиях, а сам и рядом никогда не стоял около серьезного прибора. Альберт вспомнил недавний состоявшийся разговор с этой хитрюгой в какой-то компании. Томинакер затеял его явно, чтобы выведать что-то об Аркаде. Альберт вспомнил также, что в тот раз он вспылил. Помнится, что Томи тогда был весьма заинтригован этой краткой размолвкой между ними.
       - Бог ты мой, какой ты нервный! Я тебе ничего не сказал, а ты уже взвился. Что с тобой? - Альберт теперь, вспоминая этот разговор, анализируя каждое слово, пришел к выводу, что тогда Томинакер с удивлением смотрел на него. И явно что-то пытался домыслить.
       - Ты как раз очень многое сказал; ты даже этого сам не понимаешь. И именно высказывания по недомыслию я терпеть не могу. Думай, о чем ты говоришь! Особенно со мной. Иначе мы перестанем общаться.
       - Альберт, что на тебя нашло? По-моему, тебе надо лечиться; ты сплошной комок нервов. Ведь мы говорили об Аркаде, что тебя так взвинтило?
       - Именно то, что мы говорили об Аркаде. Если ты этого не понимаешь, то нам нет смысла продолжать разговор. Давай, можешь и дальше мусолить эту информацию о нем, но уже с кем-нибудь другим, без меня. Пока!
       Альберт вспомнил, что в тот раз он резко поднялся с кресла, в котором он до этого сидел расслабленный, быстро прошел к двери и скрылся за ней, без шума, но плотно прикрыв ее за собой. Не стоило давать повод этому типу для серьезных размышлений! Хотя у него и мало мозгов, но если он сообщит в соответствующие органы все подробности разговора, то компетентные специалисты смогут сделать правильные выводы. А он наверняка наушничает. Хотя, с другой стороны, если осторожно попытаться, то что-то и от него можно узнать. В конце концов, придя к такой мысли, Альберт отправился на вечеринку.
       Выдерживая тон, Альберт явился минута в минуту к назначенному часу. Поэтому времени было достаточно, чтобы сказать пару комплиментов хозяйке, выпить бокал шампанского, переброситься парой фраз с двумя коллегами из частных независимых исследовательских центров, полюбезничать с одной представительного вида и внушительного возраста журналисткой, ведущей колонку скандальных новостей в одной солидной газете, прежде чем собралась основная публика. Среди прибывших он заметил, как и ожидал, Томинакера, а кроме того, что его не очень обрадовало, своего подопечного Аркада с его новой подружкой.
       Комната была полна народу. В общем шуме голосов выделялся один, холеного хлыща в возрасте с внешностью европейца, разглагольствовавшего перед двумя молодыми девицами о различиях в искусстве обольщения у мужчин и женщин. Девицы мало его слушали, жадными глазами рыскали по толпе гостей, выискивая в ней соответствующий теме разговора объект. Альберт поискал глазами Томинакера и, проследив за его взглядом, у окна заметил Аркада. "Так, - подумал Альберт, - мне ничего не нужно узнавать у Томинакера, мне и так все стало понятно - он интересуется Аркадом. Что он уже знает и что хочет узнать? Надо будет это выяснить".
       Томинакер расположился в углу гостиной в окружении двух девиц, которые бросали жадные быстрые взгляды на находившихся в зале мужчин. Хотя Томи был довольно симпатичным мужчиной, но он был своим - с ним можно было посплетничать, мило поболтать, как с подругой, даже о своем избраннике, но до серьезных отношений у них с ним никогда дело не доходило, что-то в нем было не так. В душе они даже были почти уверены, что он голубой.
       - Девочки, кто-нибудь что-нибудь знает об этой самой энергетике, говорят, с ее помощью можно даже заворожить объект обожания. Слушай, Вика, ты должна что-то знать - помнишь, ты мне рассказывала об этом парне, который такой энергетикой обладает, как его звали? Ты еще сказала тогда, что танцевала с ним на той вечеринке и тебе это очень понравилось, будто бы все тело наэлектризовалось от его прикосновения, помнишь? Расскажи поподробней.
       - А что там рассказывать? Я его и видела-то всего один раз, как раз тогда, когда нас с ним познакомили. А, кстати, вон он пришел с этой замухрышкой Соней.
       - Где, где? Покажи, вон тот толстячок? Ну, у тебя и выбор!
       - Ненси, ты не туда смотришь. Смотри, вон, у окна, с ним как раз эта старая мегера, которая ведет скандальную хронику. На что она надеется, у нее на лице в морщинах все ее года написаны, даже пудра не помогает!
       Соню увела куда-то хозяйка, а за Аркада ухватилась журналистка.
       - Молодой человек, вас, кажется, зовут Аркадом! Я журналистка одной из ведущих газет, Люси Монтеггер, зовите меня просто Люси. Не нальете мне чего-нибудь?
       Аркад взял с ближайшего стола бутылку виски, наполнил бокалы, добавив кусочки льда, и один передал Люси.
       - Откуда вы меня знаете? Я здесь в первый раз.
       - Слухами земля полнится. На то я и ведущая журналистка, чтобы все обо всех знать. А о вас давно идет молва среди общих знакомых. Хоть вы здесь и новенький, но вас все девицы моложе тридцати лет, наверное, здесь знают.
       - Что же во мне такого, чтобы мною заинтересовался ведущий журналист?
       - Ну, не говоря уже о том, что вы молоды, симпатичны... Если бы мне сбросить годков десять, то вы бы от меня никуда не делись, не в пример этим молодым шлюшкам, которые глядя на вас пускают слюни. А во-вторых, этот пройдоха Томи, числящийся в нашей среде ученым, откуда-то вынюхал, что у вас особые экстрасенсорные способности. Сейчас мало людей, таких симпатичных, да еще обладающих выдающимися способностями.
       - Ерунда, это все слухи. С такими данными, как у меня, полно знаменитостей. Почему бы вам не переключиться на них?
       - Эти-то, собравшиеся здесь, знаменитости? Да я их всех знаю -
       кто, где, с кем и как спит! Мне о них нечего писать, кроме кухонных сплетен. Они мне не интересны. А вот вы на сегодняшний вечер - мой. И Соня подождет, никуда не денется. Так что давайте, поделитесь со мной, что там у вас за особые способности?..
      

    * * *

      
       Прошел месяц с памятной для Альберта вечеринки, когда он определил, что Томинакер интересуется Аркадом. После этого он раз или два приглашал его в свою лабораторию, но не в период испытаний. Тревожное чувство по поводу сгущавшихся над головой Аркада туч только усилилось. После очередного сеанса испытаний, ставших для их обоих еженедельной потребностью, он решил расставить все точки над i.
       - Аркад, мы с тобой живем не в идеальном государстве. Я бы хотел, чтобы ты усвоил одну простую истину. Всякая государственная система ущербна, она работает сама на себя. Она создается вождями с помощью толпы, эмоциями которой они манипулируют. Это энергетические вампиры. Пойми меня правильно, я не ударяюсь в предрассудки шарлатанов двухсотлетней давности. Но, подумай, для осуществления своих целей требуется колоссальная психическая энергия. Попробуй-ка воодушевить на что-нибудь группу людей из 15-20 человек и ты увидишь, что это не так-то просто. У каждого свои эмоции, свои интересы. Один хочет позабавиться в разгуле страстей, другой - что-нибудь разгромить или разграбить, третий жаждет справедливости и чтобы она была одна и одинакова для всех сразу. А если их не пятнадцать, а сотни, тысячи! Ты представляешь, какой заряд энергии нужен, чтобы всех этих разных людей повести в одном, нужном для вождя, направлении?! И откуда же они могут черпать такую энергию? Только из энергетического потенциала окружающей их массы людей. Или с помощью прибора, созданного на базе исследования таких, как ты.
       - Так вот почему ты с отвращением, как я заметил, смотрел на своих коллег, которые предлагали устроить митинг протеста в связи с запрещением неправительственных исследований явлений экстрасенсорики!
       - Ты правильно понял. Я не могу ходить на сборища, где очередной шарлатан, претендующий на роль вождя, обтекаемыми, красивыми фразами, воздействующими на мои органы чувств, будет поглощать мою энергетику, насыщаться ею, как вампир, и с ее помощью осуществлять какие-то свои цели, которые для меня могут оказаться совершенно чуждыми. Сделай всех частными, независимыми индивидами и ты получишь свободу воли. А где есть свобода воли, там нет рабства, там нет власти как таковой, в современном смысле, там нет угнетения. Там может быть только сотрудничество, если все хотят выжить. Конечно, я понимаю, что это абстракция, которой невозможно достичь. Всегда найдется паршивая овца, которая захочет воспользоваться трудами ближнего. Но это более гуманная абстракция, чем та, которой следует коллективизм. Его пророки, эти учителя человечества, пренебрежительно заявляют - народ не созрел для свободы, необходимо государство, но "наше" государство. В результате худшие экземпляры человеческой толпы господствуют. Это и есть практический результат всего коллективизма. Экономические эксперименты тоже ничего не дали. Они лишь показали, что, сконцентрировав власть, ресурсы, финансы в одном центре, можно достичь глобальных проектов, если не ставить на весы человеческие жизни. Но ведь это было давно известно и без экономических экспериментов коллективизма. Вспомни историю человечества - египетские пирамиды...
       Альберт замолчал на половине фразы, посмотрел на Аркада.
       - Ладно, что я тебе читаю лекции; ты об этом наверняка слышал в университете. Единственное, что ты должен твердо усвоить: если ты личность, то никогда не позволишь другому обогащаться таким образом за свой счет, как это делают политические лидеры. А ты личность. Но у тебя в голове много идеологического мусора. Ты хочешь оставаться законопослушным гражданином. И я ничего не имею против. Я сам стараюсь быть законопослушным. Но не надо возводить это в степень. Любая государственная система работает, прежде всего, на политиков, стоящих у нее на страже. Идеальных государств, которые соблюдали бы интересы всех граждан, не бывает и в принципе не может быть. Просто приходится делать выбор между плохой системой, плохой властью и худшей.
       - Альберт, ты считаешь наше государство худшим вариантом? Ведь это демократия. Недавно показывали дебаты, где оппозиция критиковала официальную политику властей. Разве это худшая система, в которой можно что-то изменить с помощью критики?
       - Вот, вот! Я как раз об этой твоей иллюзии и толкую. Наше государство таково, что все мы в нем - заложники недостатков воспитания первых лиц, имеющих неограниченную власть. А даже если бы и был закон, ее ограничивающий, то что бы ты сделал, чтобы этот закон осуществить?! Но самое неприятное в том, что для системы власти и не важно, какими будут лидеры. Будут ли они бороться с коррупцией и произволом или же ничего не смогут сделать, или не захотят. Неугодный для системы лидер всегда будет смещен...
       Альберт на минуту замолчал, проверяя контакты аппаратуры, готовя ее для очередного испытания, а затем заключил:
       - Необходимо достаточно большое жизненное пространство, чтобы люди рассредоточились на нем так, чтобы не мог появиться очередной шарлатан, знающий лучший для человечества путь и требующий ему подчиняться. Вот почему так важен космос! Но до тех пор государство - это бич человечества.
       - Неужели все так безнадежно? Неужели мы сами, люди, не можем создать на Земле лучший порядок?
       - Не знаю, Аркад, я не пророк. Но, посмотри, ничего не меняется от изменения государственных структур. Уж какие только формы власти за последние три-четыре тысячи лет на Земле не существовали! И демократия, и аристократия, и теократия, и деспотия в самых разных проявлениях! Земля уже не способна прокормить выросшее человечество. Она задыхается от экономики, от производства, от их экскрементов. Нужен контроль. А увеличение контроля в производстве, экономике, в любой сфере ведет к росту коррупции самого контроля. Увеличение власти государственного аппарата по контролированию этого процесса ведет к росту мафии самого этого аппарата. И именно первые лица государства со временем становятся главными организаторами коррупции.
      

    * * *

      
       Последние испытания на аппаратуре Альберта и его друга Майкла, задержания в полиции, подряд несколько вечеринок, на которых люди почему-то не расслабляются, не танцуют, а заняты вечными разговорами о политике, - все это вывело Аркада из равновесия. Удивительно, но даже у барменов мозги тоже заняты политикой! Не понимаю людей. Чем они живут? Как будто роботы какие-то, запрограммированы, зациклены на одном.
       Аркад сидел в кресле в своей комнате и потягивал приготовленный им самим коктейль из крепких напитков, глядя на движение за окном. Был выходной. Ему не надо было идти на службу в фирму. Особых заданий от начальства по распространению продукции не было, так что свои выходные он мог использовать так, как ему хотелось. А сейчас ему ничего не хотелось. Он предавался меланхолии. Все опротивело. По улице за окном двигались небольшие ручейки людей. Проходящих машин почти не было. Двери магазинов были открыты нараспашку, но покупателей было мало. Солнечные лучи, отражаясь от витрин, разбегались веселым потоком по всему пространству, освещая нежно-золотистым светом всю панораму улицы, придавая ей нарядный, праздничный вид.
       Картинка для его взгляда была бы милой, если бы он не видел озабоченных лиц пешеходов. "Люди не умеют расслабляться, - подумал он. - Куда-то вечно спешат, спорят о политике, напрягаются, пытаясь решить будничные проблемы, как если бы эти проблемы составляли смысл их жизни. В результате жизнь проходит, а удовлетворения от нее никто из них не получает".
       Ему все осточертело. "Может быть, сменить место жительства, - подумал Аркад, - переехать в другой город? Перейти работать в другой филиал фирмы? Так ведь и там новые знакомые достанут своими разговорами.
       Что делать? Позвонить Соне? Но и она потянет в какую-нибудь занудную компанию. Даже она не может обойтись без этих своих компаний! Отдых на природе, только вдвоем, ей не нравится. Обязательно нужна какая-то толпа, толкотня, вечные разговоры на "серьезные" темы, поучаствовать в них, бросить какую-нибудь реплику по ходу разговора, чтобы другим показать свою значимость. Показать свои наряды, поделиться впечатлениями о том, как я сегодня выгляжу. И все это нужно только для одного - утвердиться в себе, утвердить себя в глазах окружающих. Перед всем миром, а прежде всего перед самим собой показать, что я еще что-то значу. Нет, этот выходной я проведу один. Поеду-ка я за город. Поброжу на природе. Может быть, настроение улучшится".
       В небольшую наплечную сумку Аркад стал собирать бутерброды, небольшое одеяло - вдруг захочется полежать на траве - и кое-что по мелочи. "Не забыть документы и деньги, а то опять придется тащиться пешком, как в тот раз", - подумал он.
       Зазвонил звонок. Аркад решил его проигнорировать: "Сегодня я никому ничего не должен. С Соней мы не договаривались о встрече, а с Альбертом мы встретимся только на следующей неделе".
       Звонок не умолкал. Наконец, не выдержав, Аркад подошел к телефону: "Надо было мне быстрей собираться. Кто бы это мог быть?"
       Он поднял трубку:
       - Алле, кто это?
       Хрипловатый мужской голос спросил:
       - Это вы, Аркад?
       - Да, это я. Что вам нужно? Кто говорит?
       - Вы меня не знаете, мое имя вам ничего не скажет. Мы с вами не знакомы, во всяком случае, вы со мной. А вот вас я знаю, наслышан. Нам порекомендовали обратиться к вам. Нам нужна ваша помощь.
       - Кому это вам? И что это за помощь? Я обычный человек и вряд ли я могу оказать кому-либо какую-то поддержку. Я сам нуждаюсь в некоторой помощи.
       - Думаю, мы друг другу нужны. Я представляю определенную организацию, которая может оказать вам солидную поддержку во всех ваших начинаниях. Нам надо бы встретиться и поговорить, - голос засопел. - Согласны?
       - Я так и не понял, что же вам нужно от меня?
       - Это не телефонный разговор. Если вы не возражаете, давайте сегодня встретимся в каком-нибудь кафе, так, часика через два. Я угощаю!
       - В каком кафе? Я собрался за город, на природу, - после некоторого раздумья Аркад добавил. - Но по пути могу поговорить с вами. Только не через два часа, а через полчаса. Если хотите, можно встретиться в бистро рядом с автобусной остановкой.
       - Согласен. Итак, через полчаса в бистро.
       - Постойте, а как я узнаю, что это именно вы?
       - Меня вы не знаете, но я вас узнаю, так что до встречи.
       "Что за черт, - подумал Аркад. - Опять какие-нибудь неприятности? Во всяком случае, надо его послушать, все-таки какое-то разнообразие. Может быть, скажет что-то интересное, а то в последнее время все было таким пресным!"
       Еще раз проверив содержимое сумки, не забыл ли чего, Аркад закрыл дверь квартиры, подергав за ручку двери, удостоверился, точно ли она закрыта, и направился в направлении автобусной
       остановки.
       Бистро располагалось недалеко от его дома. Он пришел туда чуть раньше оговоренного срока и решил попить пива, пока его кто-нибудь не окликнет: "Может быть, это розыгрыш какого-нибудь знакомого. Ладно, подожду минут пятнадцать, попью пива и пойду на автобус".
       Бистро размещалось в полуподвале шестиэтажного дома. После теплого солнечного дня помещение показалось немного прохладным, в нем царил полумрак. По одной стене зала располагались два длинных стола примерно на шесть персон и такой же длины лавки по обе стороны от них. В другом углу размещались несколько небольших столиков со стульями. Столы, лавки и стулья были из натурального дерева, выструганы, покрыты лаком и разрисованы под старину. В просторном зале, - в бистро был только один зал, - практически никого не было. Две девицы неподалеку от стойки попивали какой-то красный напиток из бокалов, вероятно, вино, и ели мороженное. За вытянутой стойкой бара, на которой стоял агрегат для разливного пива, сидела девица средних лет и что-то читала. Лицо ее было миловидным, а вот фигура у нее уже начала расплываться. Позади стойки, у зеркальной стены, на полках стояли бокалы, бутылки с различными алкогольными и просто напитками, какие-то пакеты, конфеты и всякая всячина. При входе Аркада барменша отложила книгу, поднялась и пододвинула ему меню.
       - Я ничего не буду заказывать, мне только кружку пива.
       - Что-нибудь к пиву возьмете?
       - Нет, только пиво и, если можно, холодное.
       Не отходя от стойки, Аркад дождался, пока девица не наполнила кружку с пеной, расплатился и прошел в дальний угол. Стол был недалеко от входа в бистро и позволял видеть весь зал. Прислонившись к стене, Аркад с наслаждением сделал глоток.
       В глубине помещения, по левую сторону от бара располагались пять или шесть игровых автоматов, как в просторечии их называли, "бандиты". При довольно долгой игре невозможно было выиграть.
       Аркад пил пиво, посматривая на часы. Время истекало. Сделав последний глоток, он посмотрел на входную дверь. Никто не входил. Он приподнялся, прихватил сумку и уже было направился из-за стола к двери, как вдруг она открылась, впуская еще одного посетителя. Мужчина средних лет, скуластый, сухопарый, довольно высокого роста, метр восемьдесят с чем-то, с острым взглядом, сразу направился к нему.
       - Аркад! Я тот, кто вам звонил... Присядем?! Кроме пива что-нибудь хотите выпить, поесть?
       - Нет. Знаете, я не нагружаюсь в начале дня. Да и пиво я выпил, лишь поджидая вас. Так, что у вас ко мне?
       - Аркад, у нас солидная организация, я уже говорил по телефону. Но я не мог все сказать, могли прослушивать... - на несколько мгновений незнакомец замолчал, как бы обдумывая, с чего начать.
       - Хотя я знаю, что вы пока еще не на учете у государственных служб. А здесь, в бистро, нет прослушивания. Поэтому я могу сказать больше. Извините, я должен сделать какой-то заказ, иначе мы привлечем повышенное внимание...- незнакомец приподнялся и закончил. - Кстати, меня зовут Гудвин.
       Он прошел к стойке бара, заказал чашку кофе, дождался, пока не выполнят его заказ, расплатился и с чашкой кофе вернулся к столу.
       - Аркад, мы, члены организации, вынуждены скрываться, находиться в подполье...
       - У нас есть идеи, как изменить этот прогнивший мир... Надо найти ключевые фигуры на политическом Олимпе и разоблачить их...
       Аркад ждал продолжения.
       - Сами террористы средств не имеют. Их обеспечивают средствами мультимиллионеры, политики тоталитарных режимов и другие, подобные им. Террористами становятся еще и фанатики веры. Но чтобы они могли осуществить свои грандиозные террористические акты, нужны огромные финансовые средства... Поэтому нет вопросов, где искать их спонсоров. По нашему мнению, кто-то хочет изменить мировой порядок, задать контролируемую тенденцию развития, то есть контролируемый терроризм, акты которого могут направить землян по определенному сценарию развития... Кто? Для чего? Земляне? Инопланетяне? Каковы возможные последствия развития землян при такой раскладке земных сил? Мы и хотим доискаться до всего этого.
       - Благая цель. А при чем здесь я?
       - Мы можем получить нужную информацию, у нас есть люди во всех государственных службах. Но у нас нет ученых, которые бы исследовали этот вопрос. А вы связаны с миром ученых, исследователей. Мы о вас много слышали, немного там, немного здесь... Все о вас говорят. К тому же вы общаетесь, по нашим меркам, с толковыми учеными.
       - Что значит, "толковые ученые"? Да, у меня есть один друг, мой наставник. Но я больше никого не знаю.
       - Аркад, вы себя недооцениваете. Вы даже не догадываетесь, как много слухов ходит о вас в этом городе. Слухи разные. Но мы научились просеивать их и получать из них правильную информацию. Даже одно то, что вами интересуется Томинакер, говорит о многом.
       - А кто такой Томинакер?
       - Не берите в голову. Он не стоит того, чтобы о нем помнить. Но, по нашим данным, он на службе у секретных служб. И в то же время крутится среди толковых ученых. Кроме того, вы обладаете некоторыми экстрасенсорными задатками. Поймите меня правильно. Мы не пытаемся вас как-либо купить или, тем более, запугать. Наша организация исповедует демократический выбор каждого человека. Сам человек должен решить, как ему поступать. Но так или иначе в наше время этот выбор придется любому из нас когда-нибудь сделать.
       Гудвин сделал глоток и продолжил:
       - Думаю, что скоро вами заинтересуются спецслужбы. Может быть, даже с подачи этого Томинакера. Так что вам все равно придется делать выбор - быть свободным человеком, помогать таким же, как вы, свободным гражданам, объединенным в организацию, либо за вас в скором времени выбор сделают государственные службы.
       - Почему вы так решили? Я обычный человек. Ничего особенного за собой я не замечал. Я даже не экстрасенс.
       - Не скажите! Самому о себе трудно судить. Со стороны часто получается лучше. У нас есть информация об вашем общении с кем-то или с чем-то неземным. Помните, в отделении полиции, когда вас попросили опознать кое-что или кое-кого? Наш наблюдатель сообщил, что пока все в отделении были в отключке, вы имели контакт с этим "нечто", которое потом исчезло...
       При этих словах Гудвин так разволновался, что пролил несколько капель кофе на стол, когда хотел сделать глоток. Видимо, этот сюжет из жизни Аркада очень сильно взволновал людей, знавших о произошедшем событии. Наверное, по этому поводу в руководстве организации, которую Гудвин представлял, шли жаркие споры. Да и как было не спорить. Аркад вспомнил, как и при каких обстоятельствах он общался с посланником внеземного разума и как этот посланник потом исчез. -Так вот откуда поползли слухи! Значит, не только полицейские были свидетелями! Да и были ли они свидетелями? Они находились в отключке и ни о чем не догадывались. А вот сторонний наблюдатель смог свести концы с концами.
       - Ну, хорошо. Предположим, один такой эпизод был. Причем я был в нем статистом. Но все же мне никак не понять , зачем я нужен вашей, неизвестно какой организации? И какие у меня гарантии, что ваша организация с благими целями не является еще одной секретной государственной службой?
       - Ну, что касается первого вопроса, то здесь все просто. Мы бы хотели наладить тесные контакты с вашим наставником, а через него и с другими исследователями. Причем, заметьте, не бескорыстно для них. Что касается второго, здесь мы оба должны подумать. Как вы понимаете, доверие связано с риском. Я должен получить полномочия от руководства на раскрытие перед вами и вашими друзьями некоторой информации об организации...
       - Давайте не будем спешить. Будем считать, что первый контакт между нами состоялся и, я считаю, он положительный. Вы согласились на встречу и на обсуждение некоторых вопросов. Думаю, что вы поделитесь этим со своим наставником и определитесь. Предлагаю связаться друг с другом через месяц. Я вас сам найду. Согласны?
       Что оставалось делать Аркаду?
       - Согласен.
       На том они и расстались. Аркад направился к автобусу, а новый его знакомый Гудвин быстрым шагом отправился в противоположном направлении...
       При очередной встрече с Альбертом Аркад сообщил ему о сделанном предложении со стороны мифической организации.
       - Что касается меня, то я категорически против всяких контактов. А ты, Аркад, взрослый человек и сам решай, как тебе поступить. Боюсь, это авантюра. Не связывайся ты с этими..., не лезь в политику. Ты же видишь, все вокруг больны интригами власти, все хотят поучаствовать в политике. Зачем тебе это? Твой новый знакомый может оказаться каким-нибудь... чокнутым; таких на Земле много.
      

    * * *

       Прошел месяц после оговоренного с Гудвиным срока, но Аркада так никто и не побеспокоил. "И слава богу", - подумал Аркад. Наверное, прав его наставник, что это какая-нибудь авантюра или провокация. Не стоит об этом даже задумываться. Надо выкинуть из головы и жить дальше своей жизнью.
       Неделя прошла в разъездах по делам фирмы. А по возвращению, как они ранее и договаривались с Альбертом, он пришел к своему
       наставнику, собираясь поучаствовать в очередном эксперименте по выявлению границ своих сил.
       Зайдя в мастерскую Альберта, как с некоторой долей гордости называл свою маленькую частную лабораторию его наставник, Аркад обнаружил посетителей. "Может быть это и хорошо, - подумал он. - Честно говоря, мне немного поднадоели эти исследования. Что хочет обнаружить во мне Альберт? Что такого особенного во мне есть? Ладно, потом разберемся с этим. Так, если испытаний в этот раз не будет, значит, можно что-нибудь выпить. Кажется, у Альберта в запасе что-то было. Надо покопаться в его шкафах..."
       - Послушай, Альберт, ты сам знаешь, что у тебя здесь не идеальные условия. А в лаборатории моих друзей - самая современная аппаратура. И условия пребывания там комфортабельные, Аркаду понравится. Ему не нужно будет работать. И он может либо проводить время там, либо приходить на сеансы. Кстати, ты сам будешь продолжать вести программу...- Томинакер хотел было еще что-то добавить, но в нерешительности только потирал руки. Наконец, он решился высказать то, с чем он и пришел в мастерскую Альберта. - Если вы не возражаете, я пойду, договорюсь с нашими друзьями и, уже завтра можно будет приступить к исследованиям.
       - Давай, давай, Томи, а мы подождем, что там у тебя получится.
       Все молча наблюдали, как Томинакер закрывал дверь. Но стоило ему уйти, и все оживились. Все-таки чувствовалось, что Томи, как его с некоторой долей сарказма всегда называл Альберт, здесь недолюбливали.
       - Альберт, в твоей богадельне есть на чем приготовить чашечку кофе? Пока Томи вернется, мы могли бы пропустить по глотку и серьезно поговорить.
       - А вот здесь ты ошибаешься, Мак. Как раз на кофе и разговоры у нас времени нет. Потому что нам пора уходить отсюда.
       - Послушай, Альберт, а разве ты не собираешься подождать результатов переговоров Томи? Ты же сказал ему, что мы будем его здесь ждать! Почему ты не хочешь контактировать с этой лабораторией, как советовал Томи? По его словам, это правительственные исследования, а не лаборатории спецслужб. Ведь Аркада, с его потенциями правительство сможет защитить от разных секретных государственных и частных служб. С его-то уникальными способностями он должен представлять национальный интерес. Да и оборудование у них, я тоже слышал, не в пример твоему здесь. Может быть, даже получше, чем у наших друзей на астероиде. А до него еще надо добраться. Почему ты думаешь, что если спецслужбы захотят вмешаться, то они не смогут перехватить любой корабль на полпути туда?
       - Да потому, что если мы смотаемся отсюда сразу же, они нас не вычислят быстро. А когда будем уже в космосе, они не пошлют за нами перехватчика, нет оснований, мы же не преступники. Томинакер не все знает о способностях Аркада. Он думает, что у Аркада - зачатки телепатии и только. Мы никогда при нем не проводили испытаний. Я ему не доверяю. Уж больно он печется об интересах нашего распрекрасного государства.
       - Ну, Альберт, по-моему, ты перегибаешь палку. Конечно, Томи немного суетится, но он заботится о государственных интересах. Это можно понять. Что в этом плохого? Ведь, в конце концов, государственные интересы - это интересы нашей страны и всех нас.
       - Оказывается, ты еще более наивен, чем я думал, Мак. Где это ты видел, чтобы государство заботилось об интересах простого рядового гражданина? Не надо специально исследовать, чтобы понять - когда политики с высоких трибун вещают нам о государственных, или национальных интересах, то под этим они разумеют свои собственные интересы. Попытайся изучить, Мак, до атомов, так называемые государственные интересы и ты поймешь, что за ними скрываются действительные интересы небольшой кучки людей, имеющих власть в данной стране. И ничего более! - отвечая, Альберт быстро собирал какие-то инструменты во вместительную сумку. Уже закрывая ее, он закончил:
       - Можно одурачить толпу, Мак. Но мы-то с тобой ученые. И ты, Мак, хотя бы из книжной истории должен был бы для себя что-то вывести. Где это, в какие времена и в какой стране государственные службы защищали бы интересы простых людей? Я бы хотел пожить в такой стране. Но таких стран в природе нет.
       Аркад, краем уха прислушивавшийся к спору, решил все же поискать в шкафах что-нибудь, чтобы приготовить всем кофе. Эти споры о политике уже наели оскомину. На вечеринках у друзей, на сеансах у Альберта, на улице, в баре, чуть ли не в постели с очередной симпатичной подружкой, - везде люди толкуют о политике, как будто без нее невозможно прожить. Как будто бы их мозги, как компьютер, зациклили на одной и той же программе, в рамках которой они должны функционировать. Как будто природа, удовольствия, спорт, секс, чувства - все это лишь приложение к главной программе. И журналисты не могут или не хотят переключать сознание людей с нее. А, возможно, именно на этом большинство из журналистов и зарабатывает себе на жизнь.
      
       Мозговая болезнь, которой он не был подвержен. Дружба, чувство собственного достоинства, маленькие приятные радости, когда пробуешь на вкус деликатесы, напряжение мышц, чувство голода и усталости, оргазм - это да. Но чтобы так увлекаться политикой, как многие его знакомые, надо быть генетически ущербным человеком - повышается адреналин и появляется особый дополнительный стимул к активной творческой жизни человека лишь при ежедневном обмусоливании политических вопросов!
       В шкафу кое-что нашлось. Аркад стал все это вытаскивать, когда Альберт обратился к нему:
       - И вот что я скажу тебе, Аркад. Раньше я с тобой часто и много беседовал на эти темы. Теперь не буду. У тебя уже нет времени на раздумья. Эта сука, Томинакер, чует мое сердце, наверняка заколачивает дополнительные деньги наушничеством в одной из этих вшивых контор. Если ты сейчас не поспешишь, то потом на меня не обижайся - я тебя предупредил. А уж они за тебя возьмутся крепко, поверь мне. Как только ты попадешь к первому же профессионалу, специалисту, так они за тебя так зацепятся, что до конца своих дней будешь подопытным кроликом.
       Альберт между фразами собрал еще некоторые инструменты и вещи и сложил их во вторую сумку. С сожалением окинув прощальным взглядом свою лабораторию, как бы в предчувствии, что уже никогда сюда не вернется, он продолжил:
       - В общем, как знаешь. Конечно, будет жаль, что твои большие возможности пропадут зря, во всяком случае, для тебя самого. Вы как хотите, а я отсюда ухожу насовсем и немедленно. С вами или без вас - я улетаю.
       Споров больше не было. Серьезность намерений Альберта и собственная растерянность порождали в душе у каждого бессознательное чувство опасности, которому веришь и которому неуклонно следуешь, даже если рациональные размышления этому противоречат. Все зашевелились.
       И предупреждения Альберта оказались действительно верными. Не успели они выйти из помещения лаборатории, как услышали сирены полицейских машин. Улица, на которой располагалась частная маленькая лаборатория Альберта, была достаточно протяженной. Словно змея, она извивалась вдоль городских зданий, высоких и низких, заканчиваясь несколькими ответвлениями в короткие улочки, переулки и тупики. Оценив расстояние от их здания до машин по звуку сирен, Альберт вновь вернулся в лабораторию, быстро закрыл дверь на засов "- Это немного их сдержит, хотя и не надолго", - подумал он. Молча, быстрым шагом он пересек помещение наискосок. На стене, противоположной входной двери, на уровне плеча человека среднего роста, торчал кусочек обоев. Кое-где из-под обнаженных участков стены сыпалась штукатурка; ее горки видны были на полу у плинтусов. И только более пристальный взгляд выделил бы именно этот завиток обоев от остальных, похожих на него. Он представлял собой подделку из какого-то жесткого материала. Под ним была замаскирована еле заметная кнопка, смахивавшая, скорее, на какое-нибудь домашнее насекомое, чем на посторонний для этой стены предмет. К ней и устремился Альберт. Быстрым движением он повернул завиток по часовой стрелке, освободив кнопку, несколько раз надавил на нее в определенной последовательности, и нижняя часть стены сместилась в простенок, образовав лаз в четверть человеческого роста.
       - Быстро, быстро! Может быть, мы еще успеем. Пока они будут возиться с дверью, мы сможем оторваться подальше от этого квартала. Может, нам еще повезет.
       Альберт затолкал каждого в этот лаз, сам залез последним, еще раз снизу осмотрел комнату, как бы прощаясь с ней навсегда, и поставил задвижку лаза на прежнее место с обратной стороны.
       Ход представлял собой узкий вытянутый коридор с низкими потолками, похожий на переход между разными блоками старой тюрьмы, такой же мрачный, с темными заплесневелыми углами, в которых шуршали мыши. В отличие от тюрьмы, здесь вообще не было никаких проемов, дверей или отверстий, только голые железобетонные стены. Ход извивался. Казалось, они пробирались в каком-то запутанном лабиринте. Но в то же время наблюдалась определенная закономерность в его изгибах: коридор изгибался только в одну сторону, словно окантовывая собой некий огромный периметр.
       У Бренана был небольшой фонарик, луч которого он иногда направлял на безмолвные стены, а затем вновь устремлял футов на пять впереди себя, освещая дорогу. Альберт замыкал их шествие, изредка резко бросая: "Быстрее!".
       Спустя минут двадцать, а может, и все два часа - в этом темном запутанном лабиринте время изменило свой бег, - группа остановилась. Бренан чуть не наскочил на стену, вставшую на их пути. Тупик. Раздвигая стоящих впереди локтями, Альберт пробрался вперед.
       - Подождите, я открою. Потуши фонарь, Бренан. Надо осмотреться. Неизвестно, насколько эта сука вынюхала наши маленькие тайны. Если Томи знает об этом ходе - нам крышка.
       Он чуть не вплотную подошел к стене, правой рукой осторожно стал шарить по ней на уровне головы. Нащупав невидимую в темноте выпуклость, еле касаясь пальцами поверхности, Альберт слегка надавил на нее. В стене образовалась трещина; в темноту, окружавшую их, проник свет с улицы. Осторожно, будто прикасаясь к заряду, Альберт понемногу стал расширять световое пространство. Когда выделенная светом дверь из их лаза приоткрылась на фут, Альберт высунул голову наружу.
       Напротив образовавшейся двери через улочку не более десяти футов шириной, чуть наискосок находилась стандартная дверь, которые обычно бывают в маленьких булочных или забегаловках на пять-шесть человек. Внимательно осмотрев оба конца улочки, кинув взгляд на окна второго этажа здания напротив, Альберт повернулся к своим спутникам.
       - У нас есть от силы пять минут, чтобы выйти на Банк-Стрит. Там стоит крытый драйлер. Конечно, скорость у него не та, что на современных, но мы должны успеть. Никаких задержек и вопросов, потом все объясню. И пусть нам выпадет удача! Иначе все мы покойники. Быстро, по одному, за мной!
       Не дожидаясь реакции и не оборачиваясь, Альберт быстро пересек улочку, приоткрыл дверь соседнего здания и скрылся за ней. Не медля, все устремились за ним.
       Комната, куда они попали, представляла собой заброшенное помещение какого-то офиса, в котором последний раз были люди, наверное, не менее месяца назад, да и то, видимо, бродяги, искавшие временное укрытие от дождя. Мебели не было никакой. На полу по углам скопились кучки мусора, везде валялись обрывки бумаги, газет и какого-то тряпья. На тонком слое пыли не было видно никаких следов. Окна помещения выходили по другую сторону здания; на некоторых еще сохранились стекла.
       Не приближаясь к окну, Альберт стал внимательно всматриваться в довольно широкое пространство, открывавшееся за ним. Посмотрев туда же, все вдруг заметили своих преследователей. Но у группы было преимущество.
       Как оказалось, лабиринт вывел их по круговой. И сейчас они могли наблюдать, как группа из двадцати хорошо экипированных спецназовцев расположилась перед дверью недавно покинутого ими помещения. На головы оперативников были надеты шлемы с окулярами инфравидения, хотя было еще достаточно светло. Каждый из них, за исключением главного, державшего в руках маленькую коробочку, посредством которой он отдавал приказы, видимо, непосредственно в шлемофоны своей боевой группы, сжимал в руках современный вариант стекера. При попадании его лучевой точки на любую часть человеческого тела человек превращался в обездвиженное мычащее животное. Не было сомнений, что стрелки, без раздумий, подстрелят любого, выходящего из помещения.
       У группы Альберта оставалось небольшое преимущество. Спецназовцы не знали этой части города, а для Альберта каждый закуток являлся частью его мира. В той жизни, которую он вел последние двадцать лет, важнейшим фактором выживания было доскональное знание каждого кирпича в окружающих старый район города зданиях, каждой двери и щели, в которую можно было бы втиснуться при участившихся в последние годы проверках и облавах полиции на экстрасенсов и всякого рода оппозиционные элементы.
       Альберт к ним уже привык. В этой постоянной игре в кошки-мышки с полицией он находил даже нечто забавное. Иногда он попадал в их сети. В таких случаях в отделениях полиции, куда его забирали вместе с остальными задержанными при облаве, он изображал ершистого одиночку ученого, бунтаря против всего мира, в душе посмеиваясь при этом над снисходительностью к нему очередного дежурного сержанта. Но чаще он уходил от них по своим, во множестве устроенным им же ходам за пределы старого города. Но сегодня происходило нечто иное. Эта давняя игра приобрела смертельный оттенок - в нее играла уже не обычная полиция, а спецназ. А это пахло стерилизацией личности на операционном столе.
       Тело покрылось испариной. С минуту он наблюдал картину профессионального расположения стрелков против двери его последнего пристанища. В душе появилась искорка страха, которую он тут же погасил, вспомнив о своей цели, о способностях Аркада и на миг представив возможные последствия его захвата. Ужас накатил горячей волной откуда-то из середины груди вверх по его лицу. Он ни капли не сомневался, в отличие от самого носителя необычных способностей, в том, что энергетика, которую носит в себе Аркад, при определенных обстоятельствах управляемая и направляемая, может стать источником огромной разрушительной силы. Окружающие, как, впрочем, и сам Аркад, об этом и не подозревают. Он бросил быстрый взгляд на Аркада.
       "Может быть, именно сейчас чрезвычайная ситуация", - промелькнула мысль. Но нет, он не вправе распоряжаться чужими жизнями. Это противоречило всем его жизненным установкам, всему его человеческому существу. Даже если их сейчас схватят и раскрытые способности Аркада будут использованы во вред человечеству, у него
       никогда в жизни, если он останется жить, не найдется для себя самого никакого оправдания за убийство своего молодого друга, - а ведь он подумал именно об этом. Никогда ранее мысли о лишении другого разумного существа жизни не возникали настолько осязаемо. Иногда Альберт задумывался над подобной тематикой, но только абстрактно. А чтобы вот так, как сейчас, практически лишить жизни человека; и кого - своего ученика и друга - так вопрос никогда не стоял. Ему стало одновременно и стыдно, и страшно. Впрочем, эти мгновения душевной муки никак не отразились на его физической реакции. Он быстро пересек комнату, увлекая всех за собой.
       В левой стороне комнаты имелась еще одна обычная дверь, которая вела в примыкавший к опасному пространству переулок, выводивший к городским коммуникациям. За углом стоял на вид старенький стайдер, однако передняя его часть несколько отличалась от стандартных моделей некоторой тяжеловатостью. Двери были там же, что и у обычного стайдера, но, вот, окна отсутствовали. Он походил на грузовой вариант с небольшими модификациями для обеспечения большей подъемности. На самом деле он мог при случае заменить аерстрим даже на больших высотах, а в скорости не уступал полицейским арровам. Обычные арровы могли преследовать жертву в городских джунглях несколько часов без дозаправки со скоростью 400 миль в час. Ими была оснащена только полиция, некоторые гражданские правительственные службы и, естественно, спецподразделения. Любой внешний признак, говоривший о превышении гражданским арровом скорости свыше 200 миль, указывал на нарушение, и по специальному акту властей арров подлежал изъятию полицией без всяких объяснений. Правительство жестко следило за своими прерогативами.
       Но арров Альберта внешне ничем не отличался от любого другого гражданского стайдера, за исключением встроенных дополнительных
       силовых установок по уменьшению гравитации. Вот бы удивился старший группы спецназовцев, если бы увидел, как обычный стайдер с Альбертом и его друзьями на борту за доли минут, набрав скорость космической шлюпки, яркой стрелой устремился на северо-запад.
       Они приземлились в одном из маленьких гражданских космопортов, предназначенных для отправки челночных рейдов представителей небольших фирм на Луну и ближайшие к Земле астероиды. Поэтому его охрану составлял минимум официальных лиц в полицейской форме, скорее отпугивавших посторонних, чем представлявших реальное препятствие какому-либо захватчику частной шлюпки.
       Однако нападавшему без знания кода здесь и делать было нечего, разве что только нанести какой-либо шлюпке внешние повреждения. Поэтому у ворот их встречали всего два охранника: один - с небольшими звездами, другой - с нашивками сержанта. Видимо, предупреждение по рации от спецназовцев о задержании их группы все же последовало.
       Во время полета в космопорт Аркад припомнил все эпизоды столкновения с представителями властей. И тот случай наглого, бесцеремонного обхождения с ним, когда его заподозрили в убийстве своего приятеля, когда не имея никаких, даже формальных, оснований они обращались с ним как со скотом. И другие, менее печальные, но тоже достаточно неприятные ситуации. Эти воспоминания подняли в его душе бурю эмоций. Вот и сейчас охранник в форме, по-видимому, старший, более крупный, чем его партнер с нашивками сержанта, молча схватил шедшего первым Альберта за руку и попытался завернуть ее за спину.
       - Куда прешь, сука? Стой на месте, пока мы не проверим твои документы.
       Группа остановилась. Аркад приблизился к амбалу и попытался освободить руку Альберта. Амбал другой рукой резко оттолкнул его в сторону, так что Аркад, опрокидываясь на спину, на одних пятках сместился от них футов на семь и упал бы, если бы не решетка ограждения сзади. При этом офицер резко мотнул головой своему напарнику:
       - Вызывай подмогу, кажется, это они и есть, о ком нас недавно предупреждали.
       В глазах у Аркада замелькали искры. С этого момента он уже перестал сознательно контролировать свои эмоции. Все вдруг показалось ему в каком-то странном, плывущем кругами, синеватом свете. Окружающее пространство сдвинулось, исказилось, как если бы резко изменилось давление, и предстало в туманном движущемся мареве. Словно им овладело нечто, неподвластное и в то же время придавшее ему такую внутреннюю силу, что ему показалось он все может.
       В голове пронеслось: "Эти сволочи издеваются над моим другом. На каком основании они издеваются над нами? Я не хочу их грязных прикосновений!"
       Последняя осознанная мысль настолько сильно обожгла мозг, что Аркад едва не потерял сознание. Прошла минута, другая. Его привел
       в себя голос Альберта:
       - Ты сделал это, Аркад! А теперь пошли быстрее, пока твоя сила их держит, пока они в трансе.
       Ухватив Аркада за руку, наставник повел его, как слепого, к одному из ангаров, кивнув остальным следовать за ними. Уже отойдя шагов на тридцать, Аркад стал приходить в себя. Обернувшись, он увидел нелепые позы двух охранников, застывших в своих движениях, неподвижный оскал лиц, вытаращенный взгляд, устремленный непонятно куда.
       - Что с ними? - только и смог он спросить.
       - Потом мы подумаем над этим более подробно, когда у нас будет достаточно времени для этого. А сейчас могу только сказать, что ты непроизвольно применил к ним Силу, которой обладаешь. Я давно знал, что-то подобное в тебе есть. Потом подумаем, как ты сможешь это в себе контролировать. А сейчас быстренько улетаем отсюда...
      

    * * *

       Прибытие на астероид произошло без происшествий. Видимо, спецслужба не получила приказ догнать их шлюпку в пути. А может быть, что более правдоподобно, в частоте полетов специалисты службы просто не смогли точно вычислить, куда они летят. Не исключался вариант, что руководство спецподразделением решило не поднимать шум и взять их тепленькими на самом астероиде во время официальной правительственной инспекции.
       Сам по себе астероид был небольшим с точки зрения его колонизации. В этом отношении сотрудники лаборатории могли не бояться его перенаселения. Хотя группа была достаточно большой. В ней насчитывалось около 70 человек. Преобладала мужская половина. Женщины в основном работали младшим научным персоналом. В переходном шлюзе из ангара в основные помещения комплекса Альберта с его друзьями встречал глава колонии Брейли, его коллега Маклин, два молодых техника и златовласка, как ее впоследствии стал называть Аркад, по имени Анхел, которая была помощницей Брейли.

    * * *

       Эта их относительная безопасность не могла длиться долго. Все это прекрасно понимали. Плюс-минус сутки или двое, но их вычислят. Поэтому Альберт со старшим группы исследователей Брейли
       первым делом стал решать вопрос, что делать с Аркадом и прибором. С ними, простыми сотрудниками исследовательского комплекса, более или менее все ясно. Ну, продержат их спецназовцы некоторое время взаперти. Потом все равно должны будут освободить, как не представляющих интерес. А вот Аркад - это вопрос! Куда его спрятать? Спрятать здесь? Мало надежды, что спецназовцы его просмотрят. Переправить на другой, мало исследованный астероид с запасом пищи и кислорода - так, в конце концов, и там найдут. Ведь, не вечно же он там будет находиться! Отправить в дальний космос? Нет средств да и морального права перед Аркадом, обрекая его на одиночество и преждевременную смерть.
       Все же сошлись на втором варианте. Соседний астероид, хотя и небольшой, всего около двух тысяч миль в диаметре, имел достаточно своеобразную поверхность. Здесь были небольшие, по земным понятиям, скалистые гряды, где во множестве имелись впадины, щели, расщелины, как в пещерах. Они имели связанные переходы, в которых с успехом можно было скрываться несколько недель. Но при наличии специального оборудования, позволявшего создавать временный воздушный кампус, подобие палатки, с достаточным количеством воздуха и пищи, в этом варианте была хоть какая-то надежда, что все обойдется. Решили, что с Аркадом будет Альберт, поскольку он уже засветился на Земле, и кто-нибудь из группы с астероида. С ними также договорились спрятать прибор - Уловитель. А пока решили дождаться последних известий.
       Прошло два дня в более или менее спокойной обстановке. Но затем ситуация изменилась. Научная группа из своих источников получила сообщение с Земли о том, что на астероид направляется правительственная комиссия вместе с представителями военных. Стало ясно, что политики Земли, ястребы, хотят захватить аппарат, да и всю группу ученых с Аркадом в придачу.

    * * *

      
      
      
      

    ГЛАВА 10

       ... Его мир уже давно состарился. Вершину своего расцвета он отмечал в те далекие времена, когда на Земле из Океана стали выползать на земную твердь первые представители земной жизни. Освоив тысячи планет, разбросав семена жизни по многим звездным системам, этот старый мир умирал. Умирал и его единственный оставшийся защитник-воин. Но он еще должен был передать кому-то вовне его мира все свои свойства и способности. Таково было его предназначение. Чтобы эти способности не были утеряны, чтобы они могли защищать разумную жизнь от космических катаклизмов. Уйти, не передав их - было выше его сил, выше даже самой смерти. И он искал. Среди множества вспышек во Вселенной он искал ту единственную, которая указала бы ему на потенциального наследника его качеств. Никому другому он не мог их передать. Иначе сама его смерть растянулась бы в бесконечность.
       Его способности позволяли ему ловить и анализировать даже самые малые энергетические вспышки на многие сотни парсеков вокруг. Уже много времени он пребывал в полудреме, в полубреду. В его нечеловеческую душу потихоньку вползало отчаяние. Все вспышки, улавливаемые рецепторами, не соответствовали его предназначению...

    * * *

       - Наконец-то я тебя нашел. Твои параметры соответствуют...
       Аркад ощутил жизнерадостные интонации Голоса, прозвучавшего у него в голове. Но что это был за голос! И откуда он? Несколько мгновений Аркад размышлял, не сошел ли он с ума. А может, ему что-то подсыпали в питье, вот и начинает мерещиться какая-то чертовщина? Однако, по здравому смыслу, с ним должно быть все в порядке. В гостиной, как называли эту конуру местные обитатели астероида, все пили почти одни и те же напитки - разнообразием здесь не баловали. С другой стороны, он ощущал свое тело и свое духовное "я" и был почти на сто процентов уверен, что с ним все в порядке. Мгновения размышлений ни к какому выводу его не привели. Но он вновь услышал Голос, который уже отвечал на незаданные вопросы.
       - Малыш, все у тебя будет, как предписано твоей... - на миг вибрация голоса в голове у Аркада засомневалась... - Мне кажется, что твои однодышащие на этом куске материи, который вы зовете Землей, называют это судьбой. Это твое предназначение в этой туманности.
       Вибрация отзвуков жизнерадостного Голоса продолжала звучать у Аркада в голове, как эхо в долине среди скалистых утесов. Как будто колебались нейринные паучьи нити мозга, хотя сам Голос уже пропал.
       - Кто ты?! - Аркад произнес это вслух. Но сразу же понял, что не стоило этого делать, поскольку говорить надо было только внутри себя. Его заданный вслух вопрос, трансформировавшийся одновременно в мысль, получил моментальный ответ.
       - Я тот, кто давно тебя ищет. По меркам однодышащих с тобой существ, пожалуй, около четырех циклов. Когда-то мои предки засеяли этот кусок материи. А четыре цикла назад семена проросли... Цикл? - голос на мгновение задумался над непроизнесенным вопросом Аркада. - Около миллиарда лет по вашему счету. Я не интересовался полной историей. Знаю только, что мои предки засевали несколько планет этой системы, но не везде взошли всходы. Сам я вырос и приобрел необходимые качества в другой туманности. Но мой срок выходит. По предназначению, я должен научить тебя и передать свои качества. Мы...
       Голос вновь на миг засомневался в тождестве того, что он хотел передать, и соответствии этого человеческим понятиям, почерпнутым им из мыслей Аркада.
       -... племя Защитников. Мы судьбой предназначены защищать разумную жизнь, где и в какой форме она бы ни появилась. Я научу тебя быть Защитником.
       Голос вновь исчез. На этот раз надолго. Возможно, для осмысления информации. Аркад присел в кресло, стоявшее рядом с визором. В голове пронесся поток воспоминаний о недавних событиях, о чем они говорили с Альбертом. О его, Аркада, способностях, которые они выявили в исследованиях. О том, как он вырубил охранника на площадке взлета и о многом другом. Но Голос не дал ему возможности засомневаться в своих качествах.
       - Я чувствую, твои синапсы возбуждены. Это не тот случай. Успокойся. Через два оборота этого куска тверди, где ты сейчас находишься, вокруг местной звезды мы с тобой вновь встретимся, и я тебя буду учить. А теперь готовься. - Голос пропал. И Аркад каким-то шестым чувством понял, что он пропал до того времени, которое им самим было назначено.
       Аркад совсем было поднялся с кресла и собрался пойти в отведенную ему комнату, напоминавшую скорее просторную, но все же каюту, как в гостиную вошел его земной наставник - Альберт.
       - Аркад, мальчик, ты что здесь один делаешь, я тебя везде ищу.
       Альберт, казалось, не замечал странного вида своего подопечного. Он опустился на диван напротив Аркада и поднял на него свой взгляд.
       - Ты обратил внимание на ту часть проповеди пророка, где он говорил о космосе?
       Только теперь, взглянув на Аркада, Альберт что-то почувствовал.
       - Что с тобой, Аркад? Что здесь произошло? На тебе лица нет!
       - Альберт, ты мне говорил о моем предназначении? - в голосе Аркада прозвучала жесткость. - Так вот, я о нем сейчас услышал, вот здесь, в этой комнате. Хочешь узнать, в чем оно состоит?
       Мгновение Аркад всматривался в лицо своего наставника и, не дождавшись ответа, продолжил:
       - Я должен, как сказал мне только что неизвестно откуда взявшийся голос, защищать разумную жизнь. И потом, Альберт, объясни, что такое цикл. Он мне говорил, что ищет подобного мне уже много циклов. Сколько это?
       - Мгм... О каких циклах ты спрашиваешь? Движение Земли вокруг Солнца, движение нашего Солнца в Галактике, движение этого астероида, какое еще?
       - Не знаю. Но, по-моему, цикл - это очень много. И потом, что значит "мое предназначение"?
       - А что подсказывает тебе твой инстинкт, Аркад?
       - Альберт, вместо ответа на мои вопросы, ты ставишь передо мной новые. Я не знаю, что такое инстинкт. Ты мой наставник, во всяком случае, был им до сих пор. Вот и объясни мне это!
       - Ну, это гораздо проще, чем та проблема, которую тебе поставил так называемый "голос". Инстинкт, по-моему, связан с предназначением человека или, как мы привыкли говорить, с судьбой. Человек может знать больше, чем он принимает в расчет при том или ином действии. В таком случае он игнорирует часть имеющейся у него информации, предполагая, что она не существенна. А если он ошибается в ее существе для данного его действия, он получит отрицательный результат. Это и называется "идти наперекор судьбе". То есть действовать, игнорируя часть информации, получаемой им инстинктивным путем.
       - Это-то мне понятно. Но я не понимаю, как я могу использовать или услышать этот самый мой инстинкт.
       - А его и не надо знать. Человек разумный и поступать должен разумно, то есть понимать связи окружающего мира сознательно и осуществлять свои действия осознанно в соответствии с полной информацией о нем. Если хочешь, "подчиняться своей судьбе". То есть совершать действия со знанием дела, со знанием всей информации, поставляемой инстинктом и необходимой для положительного завершения дела.
       Альберт замолчал, обдумывая какую-то свою мысль. Аркад так ничего и не поняв про инстинкт и предназначение, собрался было отправиться в свою каюту, посчитав, что разговор окончен, но Альберт продолжил:
       - Ты можешь спросить, почему же не в той форме совершится желаемое тобой, в какой оно представлялось в мыслях? Отвечу. Форма желания так же претерпевает более быстрые превращения, устаревает, как и наше физическое тело по отношению к мозгу. Они движутся в разных слоях пространства-времени. Само желание - в нейронных полях мозга, а форма его исполнения - в трехмерном измерении земного пространства. Скорости их движения различны. В первом случае - сверхсветовая, во втором - досветовая. А потому и время для них отсчитывается по-разному. Желание и мысль движутся быстро, а их исполнение, форма их воплощения - медленно. Мысль может пережить великое множество форм своего воплощения. Это мы наблюдаем в высказываниях великих древних - китайцев, греков, египтян, индусов, европейцев. Суть мысли одна и та же, дошедшая до нас часто в виде афоризма, а форма ее выражения отличается у разных мыслителей. Пока форма реализуется до своей старости, проживет десятилетия, мысль со своей скоростью может и умчаться вперед, и вернуться назад. Для данной формы она, мысль, - всегда молода - Альберт передохнул, сделал глоток из стоявшего перед ним бокала и закончил.
       - Потому можно заключить: не бывает старых мыслей, как принято у нас говорить. Это неверное выражение сути. Есть мысли высказанные уже давно, но от этого они не становятся старше. Бывают лишь старые формы их воплощения. А надежной информацией для формирования мыслей наш мозг обеспечивает как раз в большей степени инстинкт, чем простые, наблюдаемые нами факты.

    * * *

       Оборот спустя Аркаду вновь приснился тот странный сон, который он однажды уже видел на Земле, сидя под аппаратом Альберта. Но в этот раз он был не наблюдателем, а участником событий. В огромной луговине, окаймленной по своему краю иззубренными, лишенными растительности скалами, шло сражение. Небольшой отряд из нескольких десятков человек, прятавшихся по затемненным ущельям и среди огромных валунов, все еще делал изредка партизанские вылазки, пытаясь вывести из строя хотя бы одну из уродливых самоходных установок, которые неслись по направлению к скалам, где прятались люди, поливая все вокруг огненным смерчем. Участь людей, казалось, была уже предрешена.
       Аркад так ясно почувствовал приближающийся конец сражения людей, что его разум восстал против сна. Он еще не осознал, спит ли он или все это уже происходит наяву, но, получив какой-то посторонний сигнал извне, уже начал придавать своему телу форму, похожую на вражескую самоходку. Его человеческую суть постепенно обволакивало силовое поле в виде кокона, создававшееся и перемещавшееся в соответствии с малейшими сокращениями его мускулов, его физического тела, так что, казалось, оно было его второй, внешней, кожей. И вот уже он сам превратился в мощную установку. Вокруг тела стала формироваться сферическая обтекаемая конструкция с небольшой округлой башней в передней части, из которой выдвинулись короткие отростки, стреляющие энергетическими импульсами - лучами по вражеским установкам. Он устремился на эти установки с огромной скоростью, намного превосходящей их движение, как волчок вокруг оси. Одновременно в каждый такой оборот вокруг вражеских установок от его сферической конструкции стали отпочковываться малые сферические образования, имеющие самые различные функции. Основная цель отпочкования - искать и находить тех живых существ, кому можно было бы предоставить какую-то часть из своих защитных способностей.
       Битва завершилась. Сферическая конструкция остановилась, собрала свои отделившиеся малые образования, слилась в одно тело и, это тело вновь обрело свой прежний человеческий облик. Его окружили выжившие члены отряда гуманоидов, удивительно похожие на людей. Оставшихся в живых было немного, примерно 15-20 персон.
       - Спаситель! Назови свое имя!
       На первый взгляд перед Аркадом стояли люди. Лишь при внимательном взгляде отмечались некоторые отличия. Более узкие и удлиненные черепа, чересчур высокий рост, широкий разрез глаз и их величина, но при этом почти совсем безносые. Все одеты в некие покрывала, охватывавшие фигуру с шеи до колен. Там, где, видимо, находились важные участки тела, были вделаны куски пластика или какого-то похожего на него материала. Ноги ниже покрывала были обернуты в жесткий материал, заканчивавшийся у основания подобием высоких ботинок с толстой подошвой.
       Вперед выступил самый высокий из гуманоидов и, по всей видимости, самый старший из них. Он склонил свою голову в поклоне, на мгновение застыв в этой позе. Его правая рука была прижата к левой стороне груди.
       - Все мы, - он обвел конечностью членов своего небольшого отряда, - наши дети и дети наших детей навсегда запомнят это сражение. Мы хотели бы в веках сохранить твое имя...если это возможно.
       Он с робкой надеждой поднял глаза на Аркада.
       Их язык был удивительно напевным, музыкальным. Слова текли свободно, будто знакомые с детства, привычные и естественные. Он казался ему настолько родным, что почти вытеснил из памяти свой. И хотя произносимые ими звуки совсем не походили на человеческую речь, Аркад их хорошо понимал. И нисколько не удивился, что стал отвечать на их языке.
       - Мои соплеменники зовут меня Аркадом, - он выдержал паузу, а затем продолжил. - Я не знаю всей ситуации, но я вам помогу.
       На долгие мгновения он отрешился от окружающего мира и погрузился в собственное сознание. Его Эго пыталось определить, где же он находится - во сне или в некой реальности, куда перебросил его Защитник во время сна. Внешними синапсами он почувствовал некоторое напряжение вовне своей мыслящей субстанции...
       И вот он уже в окружении своих новых друзей поднимается по ступеням к чаше амфитеатра для поклонений, выше и выше. Все его соратники бросаются в разные стороны в поисках входа. Аркад останавливается напротив огромной двустворчатой двери из толстого стекла. Створки закрыты тяжелой цепью, не сняв которую нельзя растворить, не разрушая их. Пронзая взглядом дверь, Аркад испускает луч на цепь, и она падает к его ногам. Но как только он вместе с друзьями проходит в дверь, цепь опять оказывается на прежнем месте.
       Видение исчезло. Он проснулся, но уже другим, с мыслью, что он все может. И только где-то в глубине своего сознания он ощутил чье-то постороннее присутствие. И он понял. Через тысячи парсеков его нашел во сне пси-луч Голоса и Защитник-воин передал ему часть своих способностей и задач. Аркад вспомнил жизнерадостные интонации Голоса. И будто вновь услышал их в этом своем последнем сне. Он понял, что Голос уже начал свое действие по отношению к нему. Теперь и он, землянин, человек, становился таким же Защитником.
       Голос вновь ожил в нем:
       - Могущественные совершают свои великие деяния и оставляют позади себя никогда непреходящие памятники для запечатления своих посещений каждый раз, как они проникают за любую иллюзорную завесу на той или иной планете. Твои и мои предтечи останавливались на этой базе, которая является для тебя родной планетой, несколько циклов назад.
       Аркад все еще не мог забыть своих последних сновидений и потому никак не реагировал на Голос. А тот продолжал:
       - Да, я понимаю, для тебя ничего пока не значит знание о циклах. Некоторые земляне, как я узрел это название у тебя в разуме, догадывались об их длительности. Твои предки знали о пространстве больше, чем современные обитатели этой базы. В соответствии с прецессиями вашей звезды, на этой базе поменялось несколько рас, от моих предков до твоих современников. Возможно, уже прошло семь циклов, я не занимался подсчетами специально. С периода первого цикла наши предки прошли большой путь на этой планете - от мыслящей энергии до примитивного вещества, в котором ты сейчас содержишься.
       - Вижу, для тебя это все еще ничего не значит. Чтобы ты имел какое-то представление, я дам тебе числа. Мои предтечи появились на этой базе тридцать восемь тысяч с лишним миллионов ее оборотов вокруг звезды; более тысячи прецессий этой звезды. А твоих предков мои соплеменники засеяли на этой тверди, которую ты называешь Землей, возможно, три-четыре цикла назад. Это и есть краткая история нашей расы здесь, в этом изгибе галактики. Потом, когда я тебя научу, ты сам, если захочешь, узнаешь ее всю. Я ею особо не интересовался. У каждого - свое предназначение. Мое предназначение - найти тебя и научить.
       Аркад молчал. Да и что он мог еще сделать, если все эти знания звучали у него в мозгу, не имея возможности переключить или нажать нужную кнопку, как на старинном радиоприемнике или магнитофоне, чтобы остановить воспроизведение записи. Единственное, что ему еще оставалось, это мысленно задать вопрос: "Кто ты? Где ты?"
       И он задал мысленно свой вопрос: "А откуда вы сами?" Несколько мгновений он думал, что все это ему в очередной раз приснилось и ответа не будет. Но он ошибся.
       - Это интересный вопрос. Я над ним никогда не задумывался. Мне всегда казалось, что моя ...- Голос на мгновение запнулся, как бы ища соответствующее смыслу слово, -... раса существует вечно. Но...может быть, мы с тобой вместе, когда будет время, поразмышляем над этим...

    * * *

    ГЛАВА 11

      
       В руководство подразделением, которое направилось на астероид по заданию правительственного комитета, вошел также и сенатор Яринг, как его гражданский руководитель. Он решил лично присутствовать при изъятии нового аппарата, держать руку на пульсе. И хотя он прямо и не командовал спецназовцами, но существенно влиял на их командира. По сути, от него зависело, как пройдет эта специальная миссия.
       Прибыв на астероид, Яринг первым делом потребовал провести его в научный комплекс. Охрана вместе с их командиром уныло плелась за ним из помещения в помещение. Они давно поняли, что здесь не понадобится их специальная выучка. Здесь были только одни мягкотелые гражданские, перед которыми было даже как-то стыдно проявлять свои навыки. Какая заслуга в том, чтобы переломить руку или ногу какому-то яйцеголовому, если это можно сделать не задумываясь. Это все равно, что переломить хворостинку. Однако Яринг рвался в бой, тем более ощущая за спиной мощную физическую силу. Группа растянулась. Охрана со своим командиром замешкались в одном из помещений, и Яринг оказался в следующей комнате один.
       Войдя в нее, Яринг почувствовал, что все тело немеет. Он хотел позвать сопровождавшего его командира на помощь, но не смог произнести ни звука. Замедленными, не осознаваемыми им до конца движениями, он потихоньку осел на приступки, спускавшиеся в помещение от двери. Голова закружилась, перед глазами поплыл туман, и он отключился. Прошел какой-то миг, и он очнулся.
       "Что это со мной? - подумал он. - Никогда такого раньше не было, здоровье, тьфу-тьфу, пока отменное. Может, это происки моих врагов, подсыпали что-нибудь с напитками". Но ему пришлось отказаться от этой мысли, потому что он увидел нечто странное - он находился совсем в другом месте. Осмотревшись, он обнаружил, что сидит на большой гранитной скамье в высоком, просторном куполообразном помещении. В нем не было окон, но были огромные проемы между колонн, поддерживавших свод этого помещения. В проемы во всю устремлялись солнечные лучи, так что все помещение было наполнено приятным светом. Хотелось просто сидеть и мечтать, предаваться радостным воспоминаниям.
       В этой светлой, звенящей тишине откуда-то с потолка вдруг раздался густой, но ясный и приятный для слуха голос:
       - Что ты хочешь? Власти! Считай, ты ее уже имеешь.
       - Что еще?.. Славы?! Но власть даст тебе и славу. Что еще?..
       Яринг против своей воли стал отвечать:
       - Не знаю... Я хочу многого.
       - Скажи!
       - Я хочу славы, богатства, красоты, женщин...
       - Но власть даст тебе богатство. Богатство даст славу и женщин. Все вместе даст красоту. Что еще ты хочешь?!
       - Бессмертия!!!
       - Хорошо, я дам тебе бессмертие. Но оно обладает двумя свойствами, которые тебе могут не подойти. Хочешь узнать?
       - Скажи.
       - Мудрость и спокойствие, безразличие. Мудрости не нужна власть и богатство. Безразличию не нужна слава и красота. Выбирай!
       - Я хотел и того и другого ...
       - Это невозможно: богатство, власть, слава и все прочее длится мгновение, второе же - бесконечно. Итак, я жду. У тебя осталось мало времени для выбора. Что ты выбираешь?..
       Яринг, услышав этот необычный голос, вначале быстро поднялся и стал высматривать в высоте его источник. Но теперь, после этого странного диалога, который он не хотел вести, но который какая-то сила тянула у него из души, опустился на мраморную скамью. Перед его взором промелькнула череда сотворенных им поступков, и каждый из них приносил либо одно, либо другое, либо третье. Ему хотелось всего одновременно, все иметь: быть молодым и красивым, чтобы его любили женщины; но и мудрым, чтобы иметь славу и управлять умами; иметь власть, богатство, чтобы повелевать и осуществлять задуманное ...
       Пока ты молодой - ты полон энергии, но у тебя при этом мало мозгов. Старым имеешь кое-что в голове, но уже мало энергии, чтобы правильно распорядиться мозгами. Жизнь человека - это накопление информации. И пока есть что накапливать, есть интерес накапливать, человек жив. Это та же самая тривиальная мысль, что и другая - человек жив, пока есть в нем энергия жизни.
       Нечто, что было не охватываемо его разумом, поставило его перед выбором, который - как Яринг осознавал глубоко в тайниках души - когда-нибудь придется сделать. И вот теперь, впервые со всей определенностью был поставлен перед этим выбором кем-то другим, каким-то неземным существом.
       С позиции вечности мгновением может быть и час, и века. Но никто не скажет тебе, когда ты умрешь - спустя несколько минут после получения всего, о чем мечтал, или через годы удовольствий и наслаждений. Страсть владеть всем одновременно так захватила Яринга, что он перестал замечать время. Он предался мечтам, возникшим перед его взором, что он сделал или чувствовал бы, если бы имел и первое, и второе, и следующее...
       Он перестал ощущать реальность; реальность как объектов своей страсти, так и вставшей перед ним альтернативы выбора. Его разум в эти мгновения формировал новую, свою реальность, для него, где все было едино - и его призрачная власть, и его потенциальная мудрость, и его молодость и красота, и одновременно могущество над стихией человеческих страстей ...
       - Итак, я жду, у тебя совсем не осталось времени. Либо ты что-то выбираешь и с прошлой твоей жизнью можешь расстаться навсегда. Либо ты возвращаешься к своей миссии. Но учти, что ты теперь в любом случае уже не будешь прежним.
       - Что он со мной сделал, - с тоской подумал Яринг. Что-то внутри у него изменилось, а что - он не мог понять.
       - Будь ты проклят, кто бы ты ни был! Что ты со мной сделал? Я еще ничего не решил.
       - Я ничего и не делал. Ты всегда желал многого. Я только зеркально отразил тебе твою душу. Так, ты что-то выбираешь?
       - Пошел прочь! Я не боюсь тебя! Верни меня на место.
       Яринг еще не закончил фразу, как увидел себя сидящим на ступеньках помещения лаборатории на астероиде. Он помотал головой. "Привидится же такое", - подумал он. Может быть, действительно, что-то ему подмешали во время завтрака. Но он почувствовал, что все же что-то в нем изменилось. Через мгновение он понял. Тот мутный большой ком, который он постоянно прятал от окружающих и от самого себя глубоко в душе, показывая себя окружающим жестким волевым человеком, вдруг исчез.
       Наваждение прошло. Он медленно поднялся с приступок помещения, в которое он, казалось, вошел только миг назад. Медленно повел тяжелым взглядом вокруг, ни на чем конкретно его не задерживая. Да его и не на чем было останавливать. Голое помещение, похожее на неиспользовавшийся склад вышедших из употребления приборов. Там и сям по углам валялись остатки каких-то запчастей да обрывки оберточной бумаги. Больше в нем ничего не было. Еще не очухавшись как следует, Яринг приоткрыл дверь и позвал командира.
       - Полковник, мне кажется, что нам здесь больше нечего делать.
       На его голос откуда-то из бокового помещения стремительно появился полковник Говард.
       - Куда вы, черт вас возьми, запропастились? Здесь и спрятаться-то негде. В конце концов, я отвечаю перед своим начальством за вашу "драгоценную" жизнь.
       - Не надо ершиться, полковник. Я прекрасно понимаю ваше беспокойство. Но здесь, действительно, ничего нет. Я надеюсь, ваши подчиненные уже осмотрели здесь все. И прибора не нашли?!
       В последней фразе скорее прозвучало утверждение, чем вопрос. Говард хмуро смотрел на сенатора. Ему казалось, что в манере общения этого высокомерного чинуши что-то изменилось, но вот что - это было для него загадкой. Всего на какие-то секунды сенатор выпал из его поля зрения, и уже что-то произошло, чего он не знает. А он должен знать. От этого зависит его карьера, положение, да само выживание в структурах власти, где каждый норовит подставить тебе ногу. К тому же задет его профессиональный интерес. Он думал о себе как о специалисте высокого класса, который по малейшим признакам может сделать точный анализ, правильные выводы и принять решение, от которого будет зависеть судьба многих людей, в том числе и его людей. Однако в этот раз разгадку он не находил.
       Яринг между тем направился мимо него к выходу из комплекса, не обращая никакого внимания на застывших по проходу охранников.
       - Аппарат исчез, и нам здесь больше нечего делать. Куда они его дели - может, отправили на Землю, может, в космос на какой-нибудь астероид, о котором мы ничего не знаем. Но я чувствую, что его здесь нет. А мой инстинкт меня еще ни разу не подводил. Так что давайте команду отправляться домой.
       Бойцы вопросительно уставились на своего командира. Вперив тяжелый недовольный взгляд в спину удалявшегося сенатора, Говард нехотя отдал команду:
       - Отправляемся.
       Уже сидя в челноке по пути домой, расслабившись, полковник решил все же попытаться выяснить на прямую, что же произошло там, в той комнате на астероиде, с Ярингом. Что могло так на того повлиять, что изменило его настолько, что с ним уже можно было нормально, по-человечески общаться. Полковник чувствовал это, и это загадочное изменение в личности сенатора не давало ему покоя.
       - Сенатор, конечно, вы не обязаны отвечать на мои вопросы. Но посчитайте это за любопытство профессионала. Я ведь заметил, что-то произошло с вами в той комнате. Но вот что - это для меня загадка.
       - Что вы имеете в виду, полковник?
       - Понимаете, раньше у нас с вами были тоже, скажем так, не сахарные отношения... Но теперь что-то в вас изменилось. Изменилось настолько, что я даже задал вам этот вопрос. Раньше я бы этого себе не позволил. А теперь я вижу, что вы стали каким-то другим...не знаю...
       - Более человечным, вы хотите сказать, - на губах Яринга отразилась усмешка. - Не бойтесь, полковник, вы меня ничуть не оскорбили и не обидели. Там на меня снизошло откровение, что я должен позаботиться в оставшееся мне время о трех вещах. Нет, нет, не смотрите на меня так, я не сошел с ума.
       Он с сарказмом посмотрел на изменившееся лицо полковника.
       - И я не подвержен истерии толпы, которая проглатывает любое самое банальное слово своего уличного пророка. Я пока что еще в своем уме. Но на меня действительно сошло озарение. Пока вы там осматривали лаборатории комплекса, я общался с...называйте его как угодно, богом, дьяволом, космическим монстром, вселенским разумом. Он говорил у меня в мозгу, телепатически. И несколько мгновений, которые показались мне вечностью, я находился в другом, прекрасном, месте. Не моя физическая оболочка, а именно я, мое сознание, мое Эго. Вы можете назвать это бредом, и я с вами соглашусь. Раньше, до этого, я бы и сам назвал это бредом.
       - Но что все же было, каково это - слышать в своем мозгу кого-то; если это, конечно, на самом деле было? И что вы имели в виду, говоря о трех вещах?
       - Вы их знаете не хуже меня. Три вещи, которые должен сделать человек за свою жизнь.
       - Ну, я не знаю, что вы имеете в виду, может быть, это? Существует поверье: родить сына, посадить дерево и написать книгу. Может быть, эти три вещи? В чем здесь соль, я что-то не пойму.
       - Вам что, разжевать?! Неужели непонятны ассоциации? В конце концов, неважно, родишь ли именно ты своего сына. Главное, что ты оставишь поколения или поспособствуешь, чтобы остались поколения человеческого рода. То есть результаты твоих действий будут способствовать продолжению человечества и его бессмертию. Второе - дерево, или дом. Ты должен оставить соответствующую среду обитания для этого поколения, чтобы ему было где жить, природу. И третье - передать ему наработанную информацию об окружающем мире, о космосе, о человеке и его среде обитания.
       Яринг тяжко вздохнул и продолжил тихим голосом:
       - Тогда можешь считать, что жизнь тобой прожита не зря, что ты выполнил функции программы, заложенной в тебя, в твою ДНК, или, на худой конец, хотя бы часть функций - настолько, насколько ты был способен, был сотворен, был совершенен в осуществлении этой триады программы. И если что-то, хотя бы одно из трех, у тебя получилось в жизни, можешь воздавать хвалу создателю твоей программы за то, что работа создателя была неплохой, качественной.
       Несколько мгновений они сидели молча. Полковник хотел было уже прервать молчание повторным вопросом о голосе в голове, но Яринг опять заговорил уже нормальным тоном, который с каждой произнесенной им фразой стал постепенно повышаться:
       - У кого что-либо из этой триады не получается, тот чувствует себя ущербным, неполноценным, выбитым из колеи, и он начинает пытаться представить эту свою ущербность как достоинство. Но достоинство с отрицательным знаком, которое становится антигуманным. Эти действия наносят ущерб выполнению целей программы. Но это совсем не означает, что человек не виноват, мол, его таким сделала программа, природа, бог и тому подобное. Он мог бы, понимая свою никчемность, с ней согласиться и существовать, не мешая другим. Но он-то этого не делает. Он хочет быть значимым, как и другие с полноценными программами. Именно таким я до того мгновения и был, я это почувствовал, я это знаю. Можете думать обо мне все что угодно. Я не нуждаюсь в утешениях.
       Яринг надолго замолчал, погрузившись в свои нерадостные думы. Полковник подумал уже было, что разговору конец. Но сенатор, как будто и не обрывал фразы, продолжал с того же места с горьким сожалением:
       - И потому к нему сожалений никаких быть не должно, он подлежит уничтожению, как человеческий враг. Либеральные юристы часто говорят, что, мол, казнью порока не истребить. Но они не понимают, что предназначение казни не в том, чтобы истребить возможный порок в других. В этом может быть только зрительный эффект, когда другие наблюдают за казнью. Да и эффект может быть обратного рода. Нет, предназначение не в том, чтобы искоренить преступность, так сказать, осуществить профилактику преступности. А в том, чтобы уничтожить человеческого врага. А когда с террористом или насильником заигрывают, начинают искать юридические лазейки, чтобы сохранить ему жизнь, потому, мол, что жизнь самоценна - фарисеи! - тем самым действуют против человеческого рода и его выживания. Я вас спрошу: что опаснее - грязь или бактерии в ней? Бактерии можно обнаружить и уничтожить, а вот грязь - везде, и везде она вновь порождает бактерии. Насильник себя проявляет насилием, и его можно обнаружить и уничтожить, а вот его защитники - часто анонимны. Примирение со злом его удваивает...
       Прибыв на Землю, они расстались. Говард доложил шефу результаты экспедиции и отправился отдыхать в свой засекреченный дом.

    * * *

       - Сэр, к вам опять этот Яринг, - в голосе секретаря звучало явное отвращение. Тем не менее, он был вышколенным служащим при президенте и не позволил бы себе что-то сверх протокола.
       - Впустите его, - зная жесткий характер этого сенатора, от которого многое зависело в проведении собственной политики, Янис вышел из-за стола, перешел к небольшому столику с двумя креслами.
       Вошедший сенатор уже мало напоминал своей повадкой бывшего ястреба. Однако его порывистая манера движений сохранилась. Он быстро прошел до столика, за которым расположился президент, не дожидаясь приглашения, сел напротив.
       - Янис, за вами очко. Нам нечего играть друг с другом в прятки. Там, на астероиде, я встретился с чем-то, что заставило стать меня вашим партнером. Не обольщайтесь, я все же не Траб, готовый на потребу толпы... Но я изменился. Я не мальчишка, чтобы этого стыдиться перед кем бы то ни было. Мы с вами играем в одни игры, и мне важен результат. А теперь, я думаю, возможные результаты разных политических акций у нас с вами должны совпасть. И вот почему я снова здесь.
       Президент уже получил кое-какую информацию от своих людей о странном поведении Яринга. Что-то с ним произошло на астероиде. Но он не знал, что это и насколько серьезно изменило это характер сенатора и его отношение к своим связям с компанией. Поэтому он молчал, вглядываясь в лицо Яринга, как будто пытаясь сквозь черты лица увидеть то, что не смогли сообщить люди спецслужбы. Молчание затянулось.
       Дверь кабинета приоткрылась, и секретарь Линкс, явно выведенный чем-то из равновесия, взволнованно сообщил:
       - Сэр, сенатор Венс требует немедленной встречи, - поймав вопрошающий взгляд президента, он не замедлил сообщить. - Он знает о присутствии здесь сенатора Яринга и все же настаивает именно сейчас.
       Президент перевел взгляд на Яринга.
       - Если у вас нет особых причин, чтобы нас развести, то я не против, - сообщил Яринг.
       Президент кивком дал согласие своему секретарю. Через минуту в кабинет вошел сенатор Венс.
       - Я получил кое-какую информацию. Мне показалось, что она имеет настолько важное значение для всей проводимой ныне всеми нами политики, что настоял на этой встрече. Я знал, что сенатор Яринг у вас, - при этом Венс внимательно всматривался в лицо президента, как бы выясняя, не обратил ли Яринг того в свою веру.
       Президент, не вставая со своего места, указав на свободное кресло, пригласил Венса к их совместному обсуждению:
       - Собственно, я пока не знаю, в чем состоит проблема. Попытаемся ее выяснить вместе.
       - Если вы очень сильно желаете что-либо совершить, то вы это совершите. Но только не в той форме, в которой хотели бы увидеть это совершенное. Не в той тональности, если хотите, не в той окраске. И это закон, который философы выразили в простой фразе о несовпадении содержания и формы. Я совершил желаемое, но не в той форме, в которой раньше этого хотел, - при этих словах Яринг встал со своего кресла и медленно направился к противоположной стене кабинета.
       Венс, чуть не подскочив в своем кресле, всплеснув руками.
       - О чем вы толкуете! Вы, своей политикой чуть не загнали все земное сообщество в тупик. И вы еще говорите о свершении желаемого вами. Да если оно свершится, то где мы все окажемся? Вы хотите Апокалипсиса для всей Земли!
       Казалось бы, по прошлым их стычкам в парламенте, Яринг должен был бы броситься в словесную атаку. Но он по-прежнему сохранял спокойный тон и продолжал рассуждать как бы сам с собой, не замечая партнеров, медленно вышагивая по ковру кабинета президента.
       - Цепь связей причин и следствий, вызванная вашим нынешним или прошлым желанием, смотря откуда наблюдать, поведет вас, словно по лабиринту. Но только тому понравится окончательный результат желания, кто следовал, слушаясь своего инстинкта, кто шел, согласно подсказкам своего инстинкта, словно ухватясь за нить Ариадны. То есть тот, кто прислушивается к своему бессознательному, второму "Я"; или к тому, что мы называем судьбой. Мне не понравился окончательный результат, который я увидел в глубине туннеля. И вот почему я сейчас здесь. Нам надо совместно решить некоторую проблему, так чтобы решение всех устроило. Я уже не тот Яринг, которого вы раньше знали. Да, вы об этом, видимо, уже наслышаны.
       Закончив монолог, сенатор вновь опустился в свое кресло.
       Президент почувствовал, что наконец-то в его руках, кажется, появляется полная власть. Чтобы не спугнуть эту мысль, он все же пустил пробный шар:
       - Все же я еще не понял, в чем состоит проблема, которую нам в таком составе необходимо обсудить?
       - Все достаточно банально, проблема в исполнителях наших решений. Я это понял только там, на астероиде. Я не мальчик, и мне не стыдно признать, что мотивы моих предшествующих действий были не всегда верными.
       Венс при этих признаниях своего противника по парламентским слушаниям онемел. Он не знал, что думать. Может, это очередная политическая провокация представителя всесильной компании, с помощью которой они хотели бы сделать из него парламентское посмешище. Но монолог, а главное - манера поведения нынешнего Яринга на это не указывала. Напротив, действительно, с ним что-то произошло. Но, вот, что? Это для Венса оставалось загадкой. До прихода в кабинет президента он имел массу доводов против политики, проводимой в парламенте и правительстве ястребами. Убийственной, как он глубоко был уверен, для всех землян, и готов был разразиться целой речью в пользу своей позиции, но сейчас он молчал. Настолько для него было неожиданным перевоплощение Яринга.
       Президент решил не настаивать на своем вопросе. Возможно, поддержав направление рассуждений Яринга, ему удастся взять в клещи оба крыла оппозиции, подумал он. Тем более, как видно, Венс еще не пришел в себя от признаний Яринга. Надо попытаться сделать их обоих союзниками. Поэтому он поддержал нить рассуждений сенатора.
       - Инстинкт - это, по моему, что-то, что присуще нашим меньшим, так сказать, братьям по разуму - животным. Нам, мыслящим, он, конечно, необходим. Но мы, земляне, находимся на таком этапе цивилизации, когда мы больше должны доверять разуму. В данном случае разум мне подсказывает, что мы можем прийти к согласию в определенных аспектах проводимой политики.
       При этих словах президента Яринга покинула отрешенность, и он бросил острый взгляд на президента.
       - Вы ничего не поняли. Я говорю именно об этом, об упущении землян, о пренебрежении всеми нами инстинкта. Инстинкт - это наш внутренний компас. Если хотите, это личный компьютер. Через сотни и тысячи сенсоров, незаметных для нашего сознания, - колебания воздуха, изменение давления, различную степень влажности сейчас и спустя минуту, или, напротив, сухости, на различных участках кожи разных частей нашего тела и так далее и тому подобное - он опознает окружающую наше тело среду на близкое, а иногда и на дальнее расстояние, в зависимости от силы света и звука, и выдает окончательный результат. И этот результат может оказаться гораздо точнее предсказаний машины. Да что там говорить, все наше тело - это огромный необъятный сенсор, который не снился ни одному создателю компьютерных программ. Все люди этим обладают. Но не все, даже не большинство, научились сознательно или инстинктивно обрабатывать получаемую их телами информацию, прислушиваться к ней и следовать ей. А следование полной информации об окружающем мире и есть следование судьбе.
       Венс после этого монолога Яринга, наконец, пришел в себя.
       - Если, наконец, до вас дошло, что надо помочь судьбе землян, то почему вы защищаете интересы компании? Не пора ли пересмотреть всю свою политику?
       - А я и пересмотрел. Поэтому я сейчас здесь...

    * * *

       - Линкс, найдите Говарда. Я хочу знать, что произошло с сенатором Ярингом, - президент расслабился в кресле в ожидании ответа секретаря. Спустя долгих пять минут в коммуникаторе прозвучал его голос:
       - Сэр, его не могут нигде найти. Видимо, он ушел в свою "берлогу". В коммуникаторе почувствовалось волнение Линкса. Видимо, он переживал за допущенную оплошность по поводу неформального термина.
       - Сэр...прошу извинения, через десять минут я вам доложу все подробности, - голос секретаря в коммуникаторе смолк.
       Янис откинулся на спинку своего кресла, смотря сквозь огромные полукруглые окна, которые обрамляли его кабинет с видом на широкое пространство, как бы ограждаемое с двух сторон высокими соснами и открывавшее вид на тихую спокойную гладь залива. Здание, в котором находилась резиденция президента самой могущественной страны планеты Земля, по меркам транснациональных корпораций было непрезентабельным. Во-первых, оно не являлось небоскребом в двадцать и более этажей, что уже само по себе было недостатком в глазах глав могущественных корпораций. Во-вторых, его расположение в естественных природных условиях, среди огромного соснового массива с видом на океан и выходом к нему указывало на патриархальные черты характера его хозяина. А это последнее давало повод главам могущественных компаний для снисходительных ухмылок. Любой из них видел себя потенциальным правителем Земли. А здесь какой-то провинциальный "выскочка" Янис - президент. Одно только это обстоятельство вызывало злобу не только по отношению к личности президента, но и по отношению к проводимой им политике. Они являлись реальными властителями судеб миллионов землян, но формальной власти не имели.
       И Янис это понимал. Он специально выбрал эту территорию местом своей резиденции, поскольку считал, что свою политическую линию ему легче будет осуществлять, если, с одной стороны, могущественные корпорации будут считать его патриархальным простачком. А с другой - расположением своей резиденции он давал понять миллионам подданных о своей близости к простому люду. В этом были свои плюсы и минусы. Но здесь, среди сосен на берегу океана, ощущая простор, Янис приобретал твердость в решениях, как если бы сама природа давала ему карт-бланш.
       Из размышлений о последних перипетиях политики и о своем положении его вывел сигнал селектора.
       - Сэр, прибыл Говард, командир спецподразделения, о котором вы запрашивали, - секретарь несколько мгновений раздумывал, а затем все же спросил. - Его пригласить к вам сразу по прибытии или ему подождать?
       - Благодарю вас, Линкс. Как только он прибудет, проводите его ко мне в кабинет.

    * * *

       Говард прошел обычные процедуры проверки, про себя отмечая профессионализм охранников президента. Линкс распахнул дверь кабинета и доложил:
       - Сэр, полковник Говард.
       Как только полковник переступил порог кабинета, секретарь тут же плотно прикрыл дверь за ним.
       - Проходите и располагайтесь, полковник, - президент повел рукой, как бы предлагая вошедшему самому выбрать кресло. - Как вы могли догадаться, я хотел поговорить с вами по поводу вашей последней экспедиции.
       На мгновение Янис задумался над тем, как поточнее сформулировать свой вопрос.
       - Вы, вероятно, заметили, что сенатор Яринг вернулся из вашей экспедиции несколько... иным, я бы сказал. Мой жизненный опыт подсказывает мне, что никакой человек не может за несколько дней, даже месяцев резко изменить свою жизненную ориентацию. А тем более это относится к такому типу властолюбивых людей, как сенатор Яринг. Но он-то изменился! Вот, я и хотел бы услышать ваше мнение. Вы были там. Что же такое произошло, что так резко изменило Яринга?
       - Сэр! Мне трудно ответить на ваш вопрос. Я был там и в то же время как бы не был...Не был несколько мгновений рядом с сенатором, - поправился полковник. - За эти несколько мгновений произошло нечто, чего я не могу для себя объяснить. Он буквально исчез, мои люди нигде не могли его найти. Это длилось минуты, не более десяти минут. Затем его обнаружили сидящим в одном из служебных помещений. Там не было никакой аппаратуры, только старый хлам. Я позднее приказал своим парням проверить эту комнату. Но там действительно ничего не было, заслуживающего внимания. Потом... потом Яринг приказал сворачиваться. Вы же знаете, формально он возглавлял экспедицию. Я должен был подчиниться.
       - Но ведь все же что-то произошло? - президент пристально взглянул в лицо полковнику.
       - Я это заметил уже на борту. Он стал как-то не так рассуждать. Во всяком случае, от него подобных рассуждений я не ожидал услышать.
       - Так о чем же вы рассуждали?
       - Странным было услышать из уст сенатора какие-то притчи о предназначении. И вот тогда я попытался задать ему вопросы. Мне показалось, что Яринг стал более, как бы это выразить, более человечным что ли... Он сам так сказал, - на несколько мгновений полковник замолчал, вспоминая ситуацию, и тихим голосом закончил.
       - Сэр, он сказал, что в эти несколько мгновений, что он отсутствовал, он общался, как он выразился, с космическим монстром, вселенским разумом, который якобы находился у него в мозгу и который перенес его в другое место. Потом он стал рассуждать о предназначении каждого человека. Но что было с его головой и что это был за монстр и каковы были при этом его ощущения, на все эти вопросы он мне так ничего и не ответил.
       - По возвращении я доложил обо всем своему начальству. Вот, собственно, и все.
       - Но сами-то вы как думаете, что могло там с Ярингом произойти? Мне интересно ваше мнение профессионала.
       - Я думаю, что он действительно столкнулся с чем-то, с чужым. Он или оно, я не знаю, свободно копалось в голове у сенатора, сделало его на несколько мгновений невидимым и полностью изменило его характер. Это нечто должно быть очень могущественным, чтобы совершить подобное. Насколько я знаю, на Земле такое никому не по силам, - полковник несколько мгновений молчал, уставившись в невидимую точку, и заключил.
       - И я еще думаю, сэр, что все это как-то связано с целью нашей экспедиции...

    * * *

    ГЛАВА 12

      
       - Ну, что? Комиссия отбыла, можно расслабиться? - молодой сотрудник, задавший этот вопрос, обозрел всех, сидящих в гостиной. Из старших группы в ней был только Маклин. Брейли с Альбертом и его подопечным Аркадом отсутствовали. За день до прилета спецназовцев, никому ничего не говоря, они исчезли. Возможно, в это время они прятались в одной из расщелин соседнего астероида. Поскольку Маклин ощущал ответственность за группу, он ответил:
       - Пожалуй, можете и расслабиться. Но мы не застрахованы от повторного визита. А кроме того, как справедливо установила комиссия, - он с тоской посмотрел на единственный аппарат в этой гостиной - визор, - у нас сейчас, действительно, нет нашего прибора.

    * * *

       - Аркад, ты меня слышишь?
       Брейли несколько раз нажал на кнопку связи, прежде чем услышал в своем шлемофоне голос Альберта: "Брейл, не дергайся, он со мной. У него очередной цикл".
       Брейли забеспокоился. Они уже находились на своем астероиде и прятались в расщелинах в двадцати милях от научного комплекса. И хотя через Маклина он мог связаться с базой и решить проблему обеспечения их троих воздухом и питанием, но специального медицинского оборудования у них не было. Что означала фраза приятеля о цикле Аркада? Он вновь стал нажимать на кнопку связи, учащенно дыша в динамик...
       - Альберт, объясни, что ты имеешь в виду под циклом? У нас нет специального медицинского оборудования. Нельзя ли нам двинуться на базу без промедления? Коллеги сообщили, что комиссия отбыла.
       С самого начала этой небольшой экспедиции они договорились с Альбертом, что прибор и Аркад должны укрываться в разных местах. Хотя бы так затруднить розыски. Поэтому сейчас они находились друг от друга в 3-5 милях в несоединенных между собой горных хребтах. Брейли вышел на открытую местность и через шумы в наушниках пытался определить, как далеко от него и в каком направлении находится Альберт со своим подопечным.
       - Не дергайся! Я имел в виду его погружение в это... - Альберт на время замолчал, пытаясь придумать название, - назовем это сном. Хотя, наверное, это не только сон. Это такое его состояние транса, по внешнему виду напоминающее сон. Но я-то, давно за ним наблюдаю, и я предполагаю, что в этом состоянии он входит в контакт с кем-то или чем-то... внеземным. Думаю, не надо его тревожить, пока он в таком состоянии. Это похоже на циклы, или, лучше сказать, сеансы связи. Подождем немного.
       - Хорошо, Альберт. Тогда ориентируйся на мои позывные. Я понемногу тронусь в сторону базы. Если мои сигналы будут затухать, сообщи, я остановлюсь.
       - Принято, Брейл.

    * * *

       Аркад действительно находился в особом состоянии, которое невозможно назвать ни сном, ни явью. И он общался с Голосом.
       - Что это за работа, которой я предназначен? И как я смогу ее выполнить?
       Аркад уже почти привык не произносить свои мысли вслух, общаясь с непонятным для него разумом. Это походило на мысленный разговор с самим собой. А больше - на общение с существом, поселившимся у него в голове, и потому несколько раздражало.
       - Малыш, это не работа, а предназначение. И ты уже начал его выполнять. Когда ты будешь совсем готов, ты это почувствуешь и узнаешь. Ведь ты видишь некоторые странные для тебя сны?! - последняя мысль прозвучала скорее как утверждение, чем вопрос. - В одном из своих ближайших, как вы их называете, снов, когда ты будешь совсем готов, ты начнешь осуществлять главные функции своего предназначения. Я передал тебе уже многое. Нужно попробовать твои способности. Мы немного попутешествуем, я должен передать тебе свои навыки. Не беспокойся, мы не будем летать в оболочке из плазмы. Пока что без твоего материального тела.
       - Как это? - Аркад испугался. Не хочет ли Голос избавить его, Аркада, от бренной земной оболочки? И не получится ли это дорогой без возврата? А ведь ему еще хотелось испытать многие радости земного бытия. Ведь он так еще молод!
       - Не волнуйся. Надо только решить маленькую проблему "Гл" на астероиде. Когда вернешься на базу, предложи им сделать это...
       Аркаду не нужно было напрягать свой мозг. Все необходимые данные для создания установки для анабиоза, чтобы сохранить его физическое тело, запечатлелись в его памяти.
       - Потом мы с тобой немного прогуляемся. Ты должен получить практические навыки.
       Голос в голове погас. Аркад почувствовал, что связь закончилась. Осталось ощущение, будто из мозгов ушло что-то постороннее. Он пришел в себя и обнаружил, что лежит внутри замкнутой оболочки, сквозь которую были едва различимы какие-то темные стены и расщелины в них. Маленький фонарик освещал небольшое пространство рядом с ним. Подвигав рукой, он обнаружил шлем и натянул его на голову. Проверив все показания, как его научил Брейли, Аркад вступил в переходной шлюз...
       Выйдя наружу из этого купола, где они с Альбертом пробыли уже двое суток, он вспомнил, как они сюда добрались и где они находятся относительно базы. Освещая себе путь при помощи фонаря на рукаве комбинезона, он вышел из расщелины. В коммуникаторе раздался приглушенный голос Альберта:
       - Ну, что, оклемался? Ты готов? Земная комиссия убыла, возвращаемся на базу. Согласен?
       - Да... Впрочем, раз уж мы здесь, давай обследуем окрестности. Кто знает, может, пригодится когда-нибудь.
       Альберт собрался уже было возразить, но вспомнил собственные художества на Земле вокруг своей лаборатории. Мелькнула мысль: "Мой второй дом, который надо обустраивать в смысле безопасности". И уже в бодром тоне спросил:
       - С чего начнем?
       Часа два они потратили на то, чтобы внешне обследовать скалы и пещеры вокруг; так что Брейли уже начал серьезно беспокоиться и посылать им непрерывные позывные. Наконец, немного ознакомившись со всеми расщелинами, они вышли на связь с Брейли и направились к базе.
       Аркад находился в общей гостиной в компании с ведущими сотрудниками базы, которые бурно обсуждали вероятные последствия посещения астероида земной комиссией. Он не принимал явного участия в обсуждении, хотя весь разговор крутился вокруг проблемы Улавливателя и его собственной персоны. Попивая коктейль, расслабившись, он вяло прислушивался к разговору и иногда бросал реплики, после которых разговор опять разгорался с новой силой. В одну из долгих пауз он вставил фразу о создании на астероиде морозильной установки "Гл", как назвал ее Голос.
       - Зачем и как ты себе это представляешь? - Альберт быстро отреагировал на его идею, уже предполагая ответ на свой первый вопрос.
       Все выжидающе посмотрели на Аркада. Он хотел было уйти от ответа, но почувствовал эмоциональное напряжение в молчании
       сотрудников. Вспомнив, что все равно придется подключать к этому делу почти всех живущих на астероиде, он решил высказаться до конца, ничего от них не скрывая:
       - Как вы, наверное, уже знаете или догадываетесь, я периодически вхожу в контакт с иным, не земным, разумом. Впервые это произошло еще на Земле. Сейчас нет смысла рассказывать все подробности. Когда-нибудь при наличии большего времени, вы все равно их узнаете. Сейчас важно понять, а я это уже понял, что все это серьезно. Настолько серьезно, что я даже боюсь, вернусь ли я когда-нибудь к вам.
       Он помолчал, собираясь с мыслями, и продолжил:
       - Но разум, я его называю Голосом, уже внедрил в меня всю информацию, которая необходима для создания морозильной установки. И я бы не хотел отправляться куда-либо в космос вместе с ним до тех пор, пока она не будет сделана. Боюсь, что даже если она не будет вами создана, мне все равно придется отправиться в дорогу. Но, в этом случае, что будет с моим телом... я боюсь даже предполагать. Поэтому я вас прошу помочь мне в ее создании.
       На долгие мгновения он замолчал. Сидящие в гостиной в тишине обдумывали его слова, пока кто-то из молодых сотрудников не опомнился:
       - А как же ее делать?
       Техническое решение проблемы оказалось достаточно простым. Главная трудность заключалась в оснащении установки довольно долгое время, возможно, десятки лет, автономным источником небольшого количества энергии и создании устройства, которое позволяло бы мозгу человека избирательно решать по собственной воле, какая часть нейронов, как носителей информации его разума, его Эго, оставалась бы в замороженном теле, а какая находилась бы в свободном полете.
       Первая проблема решилась быстро, после того как Маклин напомнил всем часть информации Аркада, касавшейся инженерного описания самой установки. Ее конструкция позволяла некоторое дополнение, которое могло впитывать в себя энергетику космического света, исходящего из всевозможных источников. На решении второй проблемы все застопорилось. Эта задачка настолько поглотила всех, что через некоторое время сотрудники разбрелись в задумчивости по своим постоянным местам работы, ломая голову над небывалой для землян проблемой, фантастической по земным меркам.
       Земляне уже несколько десятилетий назад раскрыли генетический код. Они научились избирательно воздействовать на его отдельные элементы. Но здесь речь уже шла не о самом коде, а о его интерпретации в нейронах мозга и умении этими интерпретациями управлять. А такое раньше не могло даже прийти в голову самому гениальному землянину. Зато сейчас эту задачу поставили уже практически, да к тому же еще ее решение ограничено определенными сроками. Было над чем задуматься.
       Аркад на время остался один. Он не пошел в отведенную для него в первые же сутки пребывания на астероиде каюту. Настроив визор на музыкальную волну Земли суточной давности, он открыл бар, смешал легкие напитки, добавив в них соки и лед, так что получилась невообразимая смесь, которую с тяжелой натяжкой можно было назвать коктейлем, устроился поудобнее в кресле и предался грустным размышлениям. О том, что ожидает его там, далеко, в глубоком космосе. О том, вернется ли он назад, а если вернется, то сколько мгновений у него останется для наслаждений с Анхел, с которой за время пребывания на астероиде он уже смог близко сойтись. Да так, что все прежние подружки с Земли стали исчезать из его памяти. О том, что он стал меняться.
       От этой мысли Аркад встрепенулся и попытался оценить себя критически. Он заметил, что, сидя в кресле, его физическое тело приобретает некоторые черты аморфности, подстраиваясь под сиденье. Вот, например, он всегда помнил, что хотя и не обладал железной мускулатурой, но уж бицепсы-то были. А сейчас он заметил, что, когда расслабился на кресле, его бицепсы "потекли". Они как бы превратились в студень, растекаясь по поручням кресла, принимая соответствующую им форму. Он испугался. Начал привставать и обнаружил, что его тело меняется, перенастраивается на иной режим, твердеют мускулы и он опять становится самим собой, как прежде. Он успокоился и не заметил, как задремал.
       - Ты готов?! - прозвучало в мозгу Аркада скорее как утверждение, чем вопрос.
       Аркад встрепенулся, внимательно осмотрел все вокруг в гостиной, как будто расставаясь уже сейчас, в данный миг, навсегда со всем этим окружением, таким земным и привычным, красоту которого начинаешь замечать только в тот момент, когда приходит пора расставания.
       - Не будь мальчишкой, - вновь прозвучало в мозгу. - Никуда это от тебя не уйдет. Просто ты на время раздвоишься.
       Аркад собрался было уже вслух задать об этом вопрос, но вспомнил, с каким голосом он ведет разговор. Он покраснел от мысли, что другой разум опять обнаружил эту его оплошность, а также и само его смущение. Однако он не услышал в ответ, как могло бы быть в этом случае, ни голоса, ни какого-либо другого саркастического намека. Он просто ощутил успокаивающую эмоциональную волну, прокатившуюся по всем нейронным каналам его мозга. Мудрости не нужны слова. Но Аркад еще не был мудрым. И потому вновь у него прозвучало:
       - Я отвечу на возникший у тебя вопрос. Одна часть твоего разума в твоей физической оболочке останется, как и прежде, на этой тверди, а другая, концентрированная, часть, поддерживая непрерывную связь с твоей сущностью, будет в это время находиться на краю Галактики в ином физическом воплощении...
       - Тебе придется путешествовать далеко, мимо больших ... нашел - иногда мне трудно дать тебе какую-либо информацию из-за того, что твой язык слишком ограничен, в смысле символов. Но я нашел подобие - мимо больших черных дыр. В отношении знания "черных дыр" у вас, кислорододышащих, слишком мало информации. Как бы получше тебе объяснить. Вот, я прочитал в твоем мозгу аналогию - вихри, штормы, волны... Если ты, живущий на тверди, попадешь в такой водоворот, то можешь оказаться на дне, погибнешь. Но из твоих разложившихся останков родится другая, чужая тебе жизнь. Так и эти черные дыры. Это - почти те же звезды, только с гораздо большей гравитацией, чем ты себе можешь представить. Они затягивают свет, а свет - источник жизни. С точки зрения твоих соплеменников, их можно рассматривать двояко: когда они снижают свою энергию, они становятся источниками новой жизни; когда они усиливают свою энергию, они затягивают в себя все, что возможно, в том числе и жизнь. Кислорододышащие через некоторый цикл должны научиться их различать. Иначе вы исчезнете в данной метагалактике. Собственно, метагалактика, в которой мы сейчас находимся, или, если хочешь, наша с тобой данная Вселенная, - это одна огромная черная дыра. Черные дыры, которые мы наблюдаем в нашей метагалактике, - это ворота в другие метагалактики, или вселенные с иными законами пространства и времени. Лишь процентов десять охватываемой нашим разумом метагалактики составляют звезды, планеты, астероиды, пыль и тому подобные вещи, а все остальное - это невидимая материя черных дыр. Черных дыр много. Без них невозможна разумная жизнь. Во взаимодействии со временем они порождают огромное количество энергии, необходимой для любой формы жизни. Они иногда излучают крупные порции света, дающие жизнь. Жизнь - смерть, смерть - жизнь... Это - два состояния, в которых постоянно пребывают эти создания. В таком же состоянии находится и разум...
       - Через некоторое количество циклов твоя собственная планета превратится в это состояние. Это неизбежно. В космосе все взаимосвязано: причина - следствие, следствие - причина. Мои предтечи заложили основу жизни для вас, кислорододышащих, несколько циклов тому назад. В твоем исчислении - миллионы лет. Спустя циклы и вы дадите основу для зарождения разума где-нибудь в этой или иной метагалактике, хотя сами, возможно, исчезните. Это - Путь или, как говорят твои земляне, Судьба. И сожалеть об этом просто нет смысла. Потому что к тому времени, когда наступят соответствующие циклы для засева разума и ухода в великое небытие, твой род настолько изменится, что он забудет даже свою первооснову - физическое тело и небольшой мозг. То, о чем сейчас мечтает большинство землян, через один цикл забудется. Так же как весь твой род забыл, с чего и как он начинал подниматься с четверенек и о чем в ту пору мечтал. Экспрессия заметна даже для тебя. По вашим земным меркам, о чем мечтали люди триста-четыреста лет назад? И где это сейчас! Самое необыкновенное, неосуществимое для людей той поры, сейчас - сюжет сказки о глубокой древности для малышей. Сейчас земляне в состоянии увидеть галактики, отстоящие от вашего светила на десять тысяч и более циклов. Это уже много. Но все равно недостаточно, потому что они еще не умеют дойти на расстояние даже в полцикла. Они все еще несовершенны.
       Эта грандиозная панорама захватила Аркада настолько, что мгновения он ничего не ощущал и не слышал, пока Голос не вывел его из задумчивости.
       - Разумная жизнь должна научиться приспосабливаться к таким циклам по форме содержания энергии, ее преобразованию, символам культуры, эстетики и красоты и всему прочему, что сопутствует разумной жизни.
       Аркад несколько мгновений осмысливал в своем мозгу эту информацию. Потом у него родились оформленные вопросы. Он задумался над грандиозностью пространства. Над тем, что ни одной звездной цивилизации, в принципе, не охватить такие расстояния и такое время; над бренностью земной оболочки...Эти масштабы так потрясли его, что он не сразу осмыслил то, что уже несколько секунд пытался передать ему Голос.
       - Малыш, сокращенно я буду впредь называть тебя Арк. Я услышал, как зовут тебя твои соплеменники. Очень занятно порассуждать над проблемой, о которой ты только что думал. Но об этом мы будем обмениваться, когда у нас станет чуть больше свободного времени. Сейчас, к сожалению, его нет. Нам необходимо навестить систему Вгд...
       В мозгу у Аркада появился туманный образ звездной карты; созвездия, которые вроде бы были ему знакомы, но в то же время какие-то чужие. Он сообразил, что эти образы предстают с неизвестной ему доселе точки зрения. Несколько мгновений он попытался сам освоиться с тем запасом информации, который уже получил от Голоса, но вынужден был отступить.
       Мысленно он позвал:
       - Где ты? Я не настолько опытен в астрономии, чтобы понять, где эта система, о которой ты мне говоришь. И потом, мне надоело звать тебя безлико. Как я тебя должен называть? У тебя есть какое-нибудь понятное мне имя?
       - Гм... Это вопрос! Я как-то раньше над этим не задумывался, этого мне было не нужно. Но теперь... Ну что ж, можешь называть меня...Волас, сокращение от созвездия, откуда я происхожу. Вы его называете Волопасом. Почти весь последний цикл я перемещался в этом созвездии, около его главной звезды... вы ее называете Арктуром...
       - А с этой звездной системой все достаточно просто, если выбрать нужную точку зрения. Надеюсь, главную звезду точки отсчета своего звездного скопления ты знаешь. Да, я это вижу. Вы ее называете Полярной. Если от нее смотреть вправо и влево, то можно наблюдать цивилизации. Влево, примерно за десять расстояний, которые проходит свет в течение одного оборота вашей тверди вокруг местного светила. Но там у нас пока нет особых причин для волнений. Время терпит. А вот, вправо - возникли причины. Примерно за сорок расстояний есть звездное скопление, вокруг главной звезды которого движется древняя цивилизация. У них задачи по своему сохранению. И очень серьезные.
       - Неужели у кого-то могут быть большие проблемы выживаемости, чем у землян? - Аркад уже начинал привыкать вести телепатический диалог с Голосом так, как если бы он рассуждал мысленно сам с собой.
       - Твоя цивилизация еще сравнительно молода, чтобы иметь такие проблемы. А каковы они, ты знаешь. Я передал тебе информацию о них в твоих...снах. Помнишь? Да, то самое...
       Аркад вспомнил свой последний сон, где он сражался с металлическими монстрами, которым некоторые земные писатели несколько столетий назад придумали странное и гнетущее название - берсеркеры. Тогда он сражался на стороне разумных обитателей планеты, напоминавших людей.
       - То была только разведка. Теперь нам предстоит чистка.
       Аркад попытался осмыслить услышанное. Но Голос ему этого не позволил.
       - Привыкай использовать все свои резервы. Тебе не стоит терять время на осмысливание. Ты должен привыкнуть принимать решение мгновенно, используя весь потенциал информации. Доверься своим... чувствам. Нет, точнее, на твоем языке, инстинкту. В нем сосредотачивается вся необходимая информация.
       - Чистка чего или кого? - все равно этот вопрос возник у Аркада.
       Голос разъяснил:
       - В разные времена, в разных цивилизациях мыслящие отклонялись в сторону от Пути. Для завоевания разумных они создавали системы, которые, спустя циклы, выходили из-под их подчинения. И были случаи, когда системы истребляли своих создателей. В системе Вгд...на твоем языке, в системе звезды Спика, таких уничтожающих разумную жизнь механизмов накопилось много. Они пришли из той же звездной системы, в которой находится и Спика. Но их создатели уже исчезли. Эти монстры прекрасно выполнили свою задачу. Они уничтожили своих создателей, - на миг Голос пропал, потом закончил:
       - Вселенная и жизнь постоянно самозарождаются. И если разум способен увидеть глубины истории в физическом их проявлении, то вполне можно допустить, что точно так же он способен увидеть и горизонты будущего. Создатели этих монстров не посмотрели в свое собственное будущее. Теперь монстры принялись за другие звезды. Это становится опасным для разума. Нам надо вмешаться...
       - Но у моих друзей сейчас здесь проблема. Они не могут создать прибор, который позволил бы мне отправиться в странствие.
       Аркад ощутил нежное покалывание в левой стороне черепа.
       - Ах, это! Это достаточно просто. Так же просто, как время. Им надо подключить основной энергетический источник хранителя твоего тела к точкам...на твоей голове.
       Один миг - и Аркад будто бы вновь оказался во сне. Хотя его глаза были широко открыты, но он ничего не видел вокруг себя. Зато перед его внутренним взором появилось подобие затемненного экрана, на котором яркими звездочками замерцала карта полушарий его мозга. Чем-то она напоминала звездную карту. На ней особо ярко мерцали некоторые искорки: именно те точки его полушарий, к которым необходимо было прикрепить прибор.
       Вот так, с остекленевшими глазами, его и нашел в гостиной Альберт. Он уставился на неподвижного как манекен Аркада, задумавшись над тем, а не отправился ли его подопечный уже сейчас, в данный миг, к звездам, не дождавшись от своих земных друзей решения проблемы.
       Не делая попыток как-либо физически потревожить Аркада, он, тем не менее, с мучительными сомнениями в голосе, попытался все же завладеть вниманием разума ставшего таким близким для него молодого человека.
       - Аркад, если ты еще здесь, откликнись. Подожди немного, не уходи совсем. Мы решим твою проблему, надо только немного подождать...
       Отчаявшись достучаться, Альберт собрался было уже позвать всех, как вдруг заметил трепетание ресниц Аркада.
       - Малыш, я уже отчаялся увидеть тебя еще раз. Ты не ушел. Это хорошо. Мы, твои друзья, поможем тебе, мы решим эту чертову задачу, я на это надеюсь.
       - Надо подключать аппарат в точках...я сейчас нарисую. - Аркад еще не совсем придя в себя после очередной порции информации от Голоса, или от Воласа, как он себя назвал, и не замечая эмоций в голосе Альберта, тяжело приподнялся над столом, дотянулся до листка бумаги и ручки, лежавших на полочке перед визором, и стал рисовать точки, запечатлевшиеся в мозговой карте. - Позови всех, это надо сделать быстро. Сколько часов или дней осталось, я не знаю, но мы скоро отправимся с ним в созвездие...Девы.

    * * *

    ГЛАВА 13

       Пока друзья, "теперь уже друзья", - подумал Аркад, - на своих рабочих местах горячо обсуждали последнее сообщение о возможном прибытии новой комиссии с Земли, Аркад отдыхал один в гостиной, пытаясь насладиться последними мгновениями пребывания в своей физической сути, одновременно немного страшась возможности расстаться с ней навсегда. Ведь сказал же ему Голос, да теперь он имеет имя, которое сам выбрал, - Волас, что в любой момент они могут отправиться в иные миры. И хотя он заверил Аркада, что тот вновь вернется в свою земную оболочку, но чем черт не шутит. А вдруг это окажется последним случаем, невозвратным?
       Попивая какой-то коктейль, который приготовила ему его златовласка, Анхел, Аркад предавался грустным размышлениям - сколько еще ему осталось быть среди друзей? Слегка скрипнув, дверь в гостиную приоткрылась. Вначале показалась русая голова Андрея Сеунина, отвечающего за безопасность станции. Убедившись, что Аркад один, Сеунин всей своей массой протиснулся в гостиную и прикрыл за собой дверь. На него это было непохоже. Обычно этот славянин в любой ситуации вел себя непринужденно, делал и говорил то, что считал нужным. У окружающих и входивших с ним в контакт людей складывалось впечатление, что ему было наплевать на весь свет; что главное для него - профессионализм человека, с которым он общался. Не важно, кто ты, главное, что ты с толком разбираешься в своем деле. Независимость, открытый характер в общении с кем бы то ни было - все привыкли именно к этому. А здесь вдруг такое! Аркад напрягся. Из головы вылетели все грустные мысли, он сосредоточился - что-то необычное произошло, что вывело из равновесия даже Андрея! Что же это могло быть?
       Обежав взглядом потолочные перекрытия по периметру гостиной, Андрей приблизился к Аркаду и присел на кресло рядом с ним.
       - Аркад! По своей работе я должен был бы к тебе относиться с опаской. Но ты открытый, классный парень. И потому я должен кое-что тебе сказать, - он еще раз обвел взглядом потолок и стены и понизил голос почти до шепота. Аркаду пришлось даже немного наклониться к нему, чтобы услышать, что же такого секретного хочет сообщить ему Сеунин, которому, казалось бы, и карты в руки - чего ему опасаться, если он работает здесь как раз по линии безопасности.
       - Я подозревал, но у меня не было данных. Сейчас я их имею. Среди сотрудников есть агенты. В тот приезд комиссии с Земли, когда вы с Брейли ушли с базы, за вами пытался увязаться кто-то в скафандре. А вчера я смог вычислить правительственного агента. Это помощник оператора связи. Он не мог знать, что я поставлю ловушку в помещении операторов связи. А я предполагал, что любому агенту для сообщения на Землю потребуется связь. Иначе ему пришлось бы одевать скафандр, выходить на поверхность астероида, и его быстро бы вычислили. Но тот, первый в скафандре, и этот - разные люди. Я в некоторой растерянности. Я думал у нас один агент, а их двое, и они друг с другом не связаны.
       Андрей еще раз огляделся и продолжил:
       - Я не знаю, на кого они работают, на правительство или на кого-то еще. Помощник оператора - скорее всего на правительство, а на кого второй - не знаю. Но это может обернуться для тебя неприятностями. А я бы этого не хотел. Прими к сведению эту информацию.
       Он замолчал, вглядываясь в лицо Аркаду. Мгновения размышлений ни к чему не привели. "Что я должен в таком случае ему сказать, - размышлял Аркад. - Что надо что-то предпринять, а что?" Видя ожидание во взгляде Андрея, Аркад, наконец, выдавил:
       - Спасибо Андрей, я приму меры.
       Так же тихо, как и вошел, Сеунин скрылся за дверью гостиной. Это сообщение главного охранника станции не намного опередило известие с Земли. Когда все вновь собрались в гостиной, Альберт стал объяснять, со слов Аркада, как сделать саркофаг. Но его прервал взволнованный голос техника по связи:
       - Тише, тише, наши друзья с Земли сообщают, что к нам опять летит комиссия, на этот раз одни военные. Надо что-то срочно предпринять...

    * * *

       Полковник Говард отдыхал. Насколько этот термин вообще применим к его должности. У него не было семьи. Ему было под сорок. Свои различные потребности, касающиеся еды, спорта, развлечений, секса, он осуществлял так же продуманно, как и все, что касалось его работы. За двадцать последних лет он и не мыслил своей жизни по-другому. Хотя со стороны такая жизнь могла показаться чересчур пресной, какой-то казарменной. Но его такой ритм устраивал. Хотя в последнее время он и стал задумываться, а для чего все это надо. Но режим работы, забота о своих бойцах, поддержание формы, в том числе и своей, заставляли его гнать прочь подобные мысли - признаки старения.
       У него был номер в хорошей гостинице, состоявший из трех комнат, который он забронировал и в котором проживал в свободное от службы время вот уже, пожалуй, в течение семи последних лет. Это было официальным жильем Говарда, где его в любое время суток могло найти начальство. Спустя года два, как он в нем обосновался, под видом прогулок, которые он обожал, Говард занялся поиском непрезентабельного домика в пригороде. Поиски заняли у него много свободных вечеров. Зато спустя полгода он нашел такой дом, в двух милях от последних зданий города, в парковой зоне, переходящей в густые лесные заросли. Одноэтажный дом стоял на небольшом пригорке. Пологой стороной он был обращен к единственной дороге из города. Задняя, крутая сторона обрывалась к озеру.
       На уговоры пожилой пары, жившей в этом доме, продать ему дом, ушло немного времени. Они уже сами подумывали перебраться поближе к городу, но не находили хороших вариантов. А здесь покупатель предложил им такую цену, которая решала все их проблемы, прежде всего проблему жилья. Чтобы не светить свой новый дом, в том числе и в списках службы, Говард оформил сделку на подставное лицо.
       Для чего он этим занимается, Говард и сам не мог бы себе толком объяснить. База, берлога, нора - профессионалу это необходимо. Но здесь мотив был, пожалуй, иной. Тоска по своему родному дому, которого он не имел с юношеских лет, - видимо, это. Тем не менее, как профессионал, он предпринял все возможные меры к тому, чтобы о его доме не знала ни одна душа, а тем более его служба. Несколько свободных вечеров в течение двух лет он использовал для обустройства своего тайного жилища.
       Сделал хороший, не видимый с фасада спуск к озеру. На его берегу в толще пригорка, на котором стоял дом, Говард устроил небольшой эллинг с моторной лодкой внутри, закамуфлировав его ворота под внешний вид склона. В случае опасности это позволило бы незаметно покинуть дом и в считанные мгновения выскочить на лодке прямо в озеро. Такие же предосторожности он предусмотрел и по отношению отходов в сторону леса. Если бы его спросили, для чего он это делает, полковник не смог бы толком ответить. Профессиональный интерес, привычки, постоянное предчувствие опасности? Неизвестно.
       Говард отдыхал. В одной из комнат был включен старинный магнитофон с медленной и плавной музыкой. Говард сидел, расслабившись в кресле, и потягивал легкий напиток, размышляя над последним заданием, в котором он сопровождал сенатора Яринга. Он так и не смог разгадать, что же все-таки произошло там, на астероиде. Формально группу возглавлял сенатор. Хотя полковник мог бы и опротестовать их быстрое возвращение на Землю, без аппарата и без экстрасенса, которого они искали. Но у него не было оснований, чтобы воспрепятствовать отлету, не было зацепок. А теперь он ломал голову. Что заставило сенатора срочно покинуть астероид и что его так изменило?
       "Если их экспедиция с точки зрения могущественной компании не удалась, то жди неприятностей. Во всяком случае, его скоро будут искать. Надо срочно покинуть свою базу". Эти раздумья привели его в действие. Говард собрал вещи, которые всегда были при нем на случай боевых действий, - жилет, оружие и сухой паек, тщательно осмотрел подходы к своему дому. Ни одной души близко от дома он не заметил. Сел в машину и отправился в свою официальную резиденцию - в снимаемый им номер гостиницы.
       Он только начал заваривать кофе, продолжая размышлять над странным поведением сенатора, как вдруг его раздумья прервал звонок служебной связи. Звонил его непосредственный шеф:
       - Говард, наверху недовольны. Я тебя не виню. Политические шишки доверили командовать Ярингу, и вот что вышло. Если бы это поручили нам без всяких посредников, я уверен, мы бы сейчас уже все имели здесь. Улавливатель никуда не исчез, он там. И молодому человеку тоже некуда деваться с астероида. У них нет настолько оснащенного корабля, чтобы он скрылся на другой планете. Поэтому тебе с твоими ребятами придется еще раз туда слетать.
       - Сэр, по-моему, там и искать особо негде, скалы, если их можно так назвать, размером с небольшие земные горы. И как я понял из информации, их там немного.
       - Обшарь там каждую расщелину, если понадобится, но привези аппарат и, если сможешь, парня, живого или мертвого. Тебе даны большие полномочия...
       - Сэр, но ведь Яринг - глава комитета. Он сообщил, что там ничего нет...
       - Дружище, я бы тоже так считал, будь моя воля. Но наши политики, ты знаешь, кто; а главное компания - недовольны. А мы зависим от них. Что я тебе объясняю, ты и сам все прекрасно знаешь. Короче, с тобой полетит представитель компании, но у тебя первые полномочия, он только наблюдатель. Если потребуется, объявишь весь астероид под карантин...
       Говард готов был уже опустить трубку, когда услышал сопение своего непосредственного начальника...
       - Говард, вот еще что, я чуть не забыл...перед отправкой тебя хотел видеть наш президент. Я тебе могу только посочувствовать. Думаю, ты попал меж двух огней. Я, насколько смогу, буду тебя прикрывать. Но учти, с компанией "Интеркосм" шутки плохи.
       Услышав гудки, Говард медленно положил трубку, не успев сообщить своему боссу, что уже виделся с президентом. Так же медленно расслабленной походкой подошел к бару. Автоматическими движениями открыл его, выбрал соответствующие напитки, наполнил бокал, все это время продолжая осмысливать полученную от шефа информацию: взвешивая все за и против, уже готовя в голове план сбора своих стрелков и соответствующего снаряжения. "Компания - это уже серьезно", - думал он. Просто так, какими-то чудесами или
       обстоятельствами от нее не отделаешься. "Ладно, - решил он, - попадем на астероид, а там посмотрим". А пока надо собрать команду.

    * * *

       Каждому из бойцов в его команде было не более тридцати. Все проверены в нескольких операциях. Говард не сомневался в профессионализме каждого из них, даже самых молодых. Тем не менее, необходимо проследить за всем. Набрав нужный номер, он дал краткие указания своему заместителю, который должен по цепочке оповестить всех и дать соответствующие инструкции по оснащению. Потом стал готовить свою униформу ...
       Прибытие на "Наблюдательный" прошло без каких-либо событий, которые стоило бы запоминать. Команда четко развернулась. Часть людей Говарда заняла оговоренные заранее позиции, охватив лабораторный комплекс по периметру. Еще одна часть начала методически осматривать все помещения. А Говард с оставшимися людьми, экипировавшись для открытой местности, отправился на розыски в прилегающие скалы, отмечая на карте изученный радиус, который с каждым разом все увеличивался в размерах.
       Предупрежденные с Земли друзьями об очередной проверке, колонисты отправили Альберта с Аркадом в место последнего их убежища на своем же астероиде. Перелетать на другой уже не оставалось времени. Да и их перелет заметили бы. На этот раз колонистов ждало разочарование. Говард командовал сам, а не подчинялся гражданскому лицу. Поэтому если что-то и можно было найти на астероиде, то он это все равно нашел бы. Спустя сутки по тепловому датчику его люди определили Альберта с аппаратом и привели на базу. Еще спустя сутки один из людей Говарда сообщил по рации, что засек интенсивное тепловое излучение в трех милях от базы. Говард не сомневался в своих людях, - раз дана команда брать живыми, то они ее выполнят. Тем не менее, он решил подстраховаться, - а чем черт не шутит, что на ребят найдет. Принесут тело, а потом объясняйся перед высокой комиссией. Взяв трех бойцов, он направился по тепловому лучу.
       Интересная вещь - инстинкт. Сколько жизней оборвалось, не обращая внимания на свой инстинкт. Нации, культура, цивилизации разрушались только лишь потому, что люди не внимали инстинкту. Пренебрежение им вело к смерти. Все расцвело на почве инстинкта. Но смерть цепляется за живое. Инстинктом ее можно почувствовать. Чувство опасности подсказало Аркаду, что смерть была в сотне милях от него. Еще несколько миль, и чувство усилилось. Аркад заметил бойцов, как только вышел из расщелины, где он находился.
       Ему не нужно было звать на помощь Воласа, он и сам уже кое-чему научился. Полузакрыв глаза, мысленно сосредоточившись, он направил свой внутренний взгляд на главного из преследователей. Обведя его пучком волн, определив все жизненно важные параметры, он проник в нейронные связи противника.
       - Что вам здесь нужно? Хотя я знаю, можешь не отвечать. Ведь Улавливатель уже у вас. Так что ты со своей командой может отправляться назад со спокойной совестью. Ты миссию выполнил. А обо мне забудь.
       Как когда-то Яринг в полубезумии спрашивал у телепатического голоса внутри своего черепа, так теперь Говард задал тот же самый вопрос: "Кто ты? Где ты?"
       На миг он очутился в своем домике на берегу озера, о котором не знала ни одна душа. За окном шумел лес, а с другой стороны за верандой слышался плеск воды. На столе перед ним стоял бокал с его любимым напитком - смесь сока грейпфрута с виски, а в углу комнаты старый магнитофон наигрывал тихую мелодию. Настолько это было реально, что Говард попытался даже вскочить с кресла, в котором, как казалось, он сидел. Промелькнула мысль, раздумья над которой долго терзали его, - так вот с чем встретился Яринг, вот что на него повлияло. Но я-то не Яринг...
       Голос не дал ему возможности продолжить эту линию.
       - Ты, действительно, не сенатор, ты профессионал. И потому я обращаюсь как к профессионалу. Еще раз повторяю, что ты от меня хочешь?
       Говард продолжал ощущать себя сидящим в своем доме на берегу озера, и в то же время частью своего разума он пытался вернуться в ту ситуацию, в которой он находился миг назад. Тем не менее, голос вытягивал из него ответ.
       - У меня задание вернуть вас на Землю, если вы тот, кого я ищу. Вы - Аркад?!
       - Я Аркад, но уже не тот, который вам был нужен прежде. Вы немного опоздали. Теперь я уже не гожусь для лабораторных испытаний.
       Теперь Говард очутился в лаборатории, где на одном из столов лежало распластанное человеческое тело, пристегнутое по рукам и ногам. А к его голове тянулись провода. Говард на миг ощутил адскую боль существа, лежащего на столе. Настолько это было сильным ощущением, что он зарычал. Минуту спустя он снова ощутил себя сидящим в кресле в своем доме.
       - Я все понял. И совсем не стремился к тому, чтобы тот, кого я должен доставить, очутился в подобном положении. По-моему, вы преувеличиваете.
       - Полковник, вы недооцениваете своих коллег по ремеслу. Если что-то необходимо выяснить, то они выкачают из вашего мозга все, что возможно. Я не хотел бы быть подопытным кроликом. А теперь уже и не буду им никогда. Так что остается тот же самый вопрос - что вам от меня нужно. Я мог бы навязать вам иллюзии. Но иллюзии когда-нибудь проходят. На Земле вы вновь опомнитесь и захотите пройти этой дорогой до конца. Чтобы не испытывать вашей судьбы, я показал вам последствия вашей миссии. И хочу, чтобы вы приняли решение осознанно. Итак, я повторяю, что вам от меня нужно?
       Говард, наконец, ощутил себя снова в скафандре. Невдалеке он увидел своих бойцов, застывших как каменные идолы. Почувствовал неожиданную тревогу за них.
       - Не беспокойтесь, они через некоторое время после принятия вами решения придут в себя, - голос под его черепной коробкой не дал ему возможности отвлечься от заданного вопроса.
       Как профессионал, он попытался уйти от прямого ответа, задав, в свою очередь, тот же самый вопрос:
       - Кто или что вы?
       Но Аркаду уже надоело играть в вопросы и ответы. Он увеличил импульс и заставил Говарда сосредоточиться на главном вопросе - что он будет делать дальше и какие решения предпримет на Земле.
       Этот миг для Говарда обернулся целой жизнью. Он вновь переживал, как наяву, все, что происходило с ним в юности, а потом и в зрелые годы. Одновременно его разум осмысливал, как бы со стороны, все его поступки, взвешивал их на невидимых весах правды и лжи, истинности и сомнений, справедливости и...И ему стало тяжко от груза неправильных поступков, а за некоторые даже стыдно. "Так вот что изменило Яринга", - промелькнула мысль. Теперь он был готов отвечать.
       - Мне от вас ничего не нужно. Но компания, которая организовала этот поиск, не успокоится, пока не найдет вас живым или мертвым. Я, действительно, смогу отчитаться только с одним аппаратом, без вас. Так что, я вам больше не враг.
       Послав это, Говард почувствовал облегчение в душе, и его уже больше не беспокоили последствия его миссии. Собственно, на этом и закончился его контакт с Аркадом. Он обежал взглядом своих бойцов, которые начали шевелиться, проверил связь, окликая каждого из них по имени, и дал им команду возвращаться на базу.
       Благополучно вернувшись на Землю, Говард представил полный отчет своему шефу, не упомянув только о контакте с Аркадом. Улавливатель сразу же забрали представители компании. Однако спустя несколько дней они опять стали теребить Говарда через его шефа. Оказалось, что через двое суток после того, как они его забрали, он перестал работать вообще. Но с Говардом они уже ничего не могли сделать. Еще на астероиде он передал аппарат представителю компании. Говард лишь про себя усмехался, представляя, что мог сделать с аппаратом Аркад или тот внеземной разум, с которым столкнулся Яринг. Да и не только с аппаратом. Представив возможности этого разума, Говард на миг ужаснулся. Ведь он может сделать с человеком все, что ему захочется. Полковник вспомнил, что, находясь на астероиде, он в то же время чувствовал себя в своем доме на Земле. И это только лишь землянин Аркад. А что может сделать внеземной разум, который ему помогает? И Говард был доволен, что все обошлось таким образом. Сославшись на недомогания, он отпросился у шефа на неделю для отдыха и отправился в свой дом на озеро, чтобы как следует осмыслить все случившееся на астероиде.

    * * *

       После отбытия спецкоманды все собрались в гостиной. Никто не говорил об этом вслух, но все понимали, что без Улавливателя их миссия приходит к концу. Теряется смысл их работы на астероиде. Ничего не значащие реплики не могли скрыть от стороннего наблюдателя общую тревогу. Аркад отправил мысленное послание Воласу. И немедленно получил ответ. Оказывается, их аппарат нужен не только им самим, но и Воласу для обоюдного контакта.
       - Передай своим друзьям, чтобы они не беспокоились. Я вывел из строя тот экземпляр, который земляне забрали к себе. А здесь пусть сделают такой же, даже лучше. Материала на этой тверди достаточно. Как только они соберут установку, я тебя позову...
       Когда сотрудники стали покидать гостиную, Аркад попросил задержаться руководителей группы.
       - Наставник, мне нужно поговорить с вами и руководством этой базы. Андрей, ваш главный по безопасности сообщил мне, что здесь, на астероиде, в вашу группу затесались секретные агенты. Одного из них он вычислил, он работает на правительство. А другой, - возможно, на ту организацию, с представителем которой я столкнулся на Земле. Эти игры начинают мне надоедать. Нельзя ли что-нибудь сделать, чтобы их обоих отправить на Землю?
       - Из каких они отделов?
       - Сеунин вычислил правительственного сексота, он помощник главного связиста. А второй - среди ремонтников...но кто конкретно, неизвестно.
       - Брейли, только никаких несчастных случаев. Ты меня знаешь. Даже если это будет касаться моей жизни, я не хочу, чтобы кто-то серьезно пострадал.
       - Маклин, о чем ты говоришь! Разве мы не проработали вместе столько времени?! Разве я давал тебе повод для подобных предположений?
       - Извини, Брейли. Но я не вижу пока других путей, как от них избавиться.
       - Ну, с первым все просто. У нас устарело оборудование связи. Задержка сигнала с Земли идет достаточно продолжительная. И это не позволительно для земной космической обсерватории, каковой мы по сути являемся. Надо наделить помощника главного оператора особыми полномочиями по выбиванию новой аппаратуры связи и отправить его с этим поручением на Землю. А вот со вторым - это вопрос. И кто он? Это еще надо выяснить. Надо переговорить с Андреем Сеуниным. Может быть, найдутся у него какие-то рациональные предложения...
       - Брейли, прежде чем что-то предпринимать, надо дать задание вашему главному оперативнику, выяснить, что это за человек и что хочет его организация. Они уже пытались выйти на нас на Земле. Тогда у них не получилось. Аркад, по моему совету, перестал поддерживать с ними контакт.
       - Это немного не так, Альберт. Просто они сами не вышли на меня второй раз. А потом все закрутилось. Помнишь, в каком быстром темпе мы сорвались из твоей лаборатории?
       - Да, нам пришлось тогда действовать быстро. Иначе нас бы с тобой сейчас здесь не было. Тем более надо выяснить, что за организацию представляет этот человек, какой вред они могут нам причинить. Да, и что за человек? Кто?
       Все погрузились в раздумья. Брейли подошел к узлу связи и вызвал главного оператора:
       - Семен, ты сейчас чем занят?
       Выслушав краткую информацию, Брейли сказал:
       - Мы несем некоторые потери из-за твоего устаревшего оборудования. Как ты смотришь на то, чтобы послать выбивалу новейших узлов связи на Землю? Ты нам нужен здесь. Я думаю, это оборудование сможет выбить твой помощник... Я подготовлю сегодня все необходимые документы, а завтра на одном из наших челноков отправим его на Землю. Есть возражения? Ну и прекрасно. Слушай, Семен, найди Андрея Сеунина, скажи, пусть срочно встретится со мной и Маклином...
       Через некоторое время они вместе с Сеуниным обсуждали детали.
       - Можно найти повод. Такой же, как и со связью. Например, у нас накопилось много старой техники. И у нас были заявки на Землю на ее обновление. В качестве сопроводителя можно оформить этого человека... Я договорюсь с руководителем этой службы. Но прежде я должен вычислить этого человека...
       - Как ты себе это представляешь, Андрей?
       - Нужно его чем-то спровоцировать. Придумайте что-нибудь с выходом Аркада из-под купола вместе с Брейли. А я буду отслеживать передвижение сотрудников этого отдела. И мы его вычислим...
       - Брейли, у меня идея. Пусти по селектору информацию о вызове Аркада и Альберта на связь с его Голосом, скажем, вот в этих координатах...
       Маклин развернул карту астероида и показал на ней соответствующие координаты, расстояние от которых до купола на реальной местности составляло с милю.
       - За время, пока Аркад с Альбертом пройдут это расстояние, Андрей сможет засечь сотрудника, который за ними увяжется. Если, конечно, он клюнет на эту приманку.
       Альберт наклонился над картой.
       - Маклин, надо изменить маршрут. Вы выбрали тот же самый, по которому мы с Аркадом ходили последний раз. Не стоит давать кому бы то ни было каких-либо зацепок. Неважно, сможет ли этот человек использовать полученную информацию в будущем или нет. Ведь мы не собираемся его уничтожать?! - Альберт обвел пронизывающим взглядом всех присутствующих. Задержался на лице Сеунина.
       - Андрей, я надеюсь, вы не злоупотребите своими возможностями. Кто бы он ни был - друг или враг, но он должен остаться живым.
       - Альберт, о чем вы говорите? Мне и в голову не приходило ничего подобного! Просто я должен его обнаружить, - до этого стоя, наклонившись над картой, Сеунин присел и закончил. - Знаете, я начинаю сомневаться в своих собственных возможностях, когда кто-то, со стороны, проходит мимо меня и я не могу этого человека вычислить. Это вопрос чести! Уровень моей квалификации подвергся сомнению. Я должен решить этот вопрос. Но его решение совсем не значит, что я убийца. Жизнь этого человека - его жизнь, и она мне не нужна. Но я должен его вычислить. А дальше вы, ученые, сами решите его судьбу, причем уже без меня. По моим меркам, в любом варианте, смертельный случай исключается...
       Аркад, до этого сидевший тихо, отстраненно, как будто все обсуждавшееся его совершенно не касалось, приподнялся из кресла, прошел к бару. Достал из него напитки, наполнил какой-то коричневой жидкостью, явно с градусами, один из бокалов молча сунул в руку Андрея.
       - Выпей. Это помогает.
       Было заметно, что рука Андрея, обхватившая бокал, слегка подрагивала. Из всех присутствующих на этом малом совещании только он один был боевиком в буквальном смысле этого слова. Все остальные - ученые. "Они не предполагают всех последствий возможных мероприятий. Они витают в облаках. А когда дело дойдет до решительных действий, то вопрос для конкретного человека встанет именно так: жизнь - смерть. И никто из них не опускается в своих рассуждениях до этой элементарной истины. Правда, надо отдать должное, Альберт кое-что в этом понимает. Ну, еще, не считая Аркада, который вообще непонятен - кто или что? У него такие потенции, которым все мои тридцатилетние навыки и в подметки не годятся". Эти мысли проскочили в мозгу Андрея, в определенной степени успокоив его. "Все же я среди них профессионал. А кроме того, ни я, теперь-то понятно, ни они не хотим смертельного случая на нашей базе". - Он немного успокоился.
       Выпив предложенный Аркадом напиток, Андрей произнес:
       - Это чужак. Поэтому после его выявления мы... Вы найдете легкий способ отправить его на Землю...
       Прогулявшись по поверхности астероида минут двадцать в оговоренном маршруте, Аркад изменил маршрут и вернулся на базу. Минут десять спустя в переходном шлюзе Андрей задержал чужака:
       - Ты из какой службы и как тебя зовут?
       - Я ремонтник, Смит.
       - Ну, и что ты, Смит, делал на поверхности? По моим данным, у нас снаружи нечего ремонтировать.
       Проверив все оборудование, Андрей препроводил его в главный салон, где находилось все руководство базой.
       - Кто ты и что за организацию ты представляешь? - на всякий случай Андрей прикрепил одну руку задержанного им чужака наручниками к ручке стула. - Отвечай! Будешь молчать, твоя судьба будет не завидной. Я отправлю тебя погулять по астероиду без скафандра. Отчет составлю о том, что ты по своей глупости использовал негодный скафандр. Так что, парень, выбирай: либо ты нам сейчас все расскажешь, - кто ты, какую организацию представляешь, какие цели; либо ты уходишь в иной мир...
       Конечно, Андрей блефовал. По договоренности с остальными, да и по собственной внутренней убежденности, он не мог допустить смерти этого чужака. Но откуда тот мог это знать? По суровым лицам окружавших его в салоне он понял: его песенка спета. И он начал выкладывать. Причем его было не остановить. Как будто человек оказался на исповеди и решил выложить целый ворох накопившихся у него грехов сразу, в один прием. Он рассказал все, что знал.
       Правотворческая организация, которую он представлял, или агентом которой он был, состояла из сети ячеек, групп, закрытых группировок, основной целью руководства которых было выяснение - кто реально правит Землей и можно ли проникнуть, внедрить в это правление своего члена. В основном это было полуанархистское образование. Его лидеры теми или иными путями замыкали на себя или на какие-то свои структуры, привлекая гуманитарными целями, представителей разных слоев населения.
       - Хорошо! У твоих лидеров такая цель. Это нам понятно. Какова твоя конкретная задача пребывания здесь, в нашем доме, на астероиде? - Сеунин при этом своем вопросе поставил бокал перед чужаком, наполнил его спиртом и приставил бокал с водой.
       - Пей, тебе это не помешает. Снимет стресс.
       Чужак, назвавшийся Смитом, с опаской взял в руки бокал со
       спиртом.
       - Давай, давай, тебе это только на пользу, - добавил Андрей, подталкивая его под руку.
       Опорожнив полбокала чистого спирта, Смит чуть не задохнулся.
       - Запей, запей! - Андрей чуть ли не силой заставил его запить сделанный глоток водой из другого бокала.
       Спустя пять минут Смит вновь заговорил:
       - Мое руководство дало мне задание - следить за Аркадом. У него была встреча на Земле с одним из моих руководителей. Тогда мы не успели договориться о второй встрече. Моя организация догадывается о больших возможностях Аркада. Мне поручили проверить и подтвердить или опровергнуть эти его возможности. И я получил подтверждение. А что дальше - я не знаю. Я должен был просто передать информацию на Землю, а наше руководство что-то с ней сделает.
       - Интересно, и что же ты подтвердил? - Андрей освободил захват наручников. Он не сомневался, что в нынешнем состоянии чужак не принесет никакого вреда. Мало того, он может принести некоторые неудобства, если его оставить прикованным к стулу. Неизвестно, как на него подействует спирт, не придется ли с ним возиться.
       Смит от удивления даже приподнялся:
       - Ну как же? Ведь комиссия отбыла и Аркада не нашла?! Спецназовцы - это профессионалы. И если бы они захотели, то они нашли бы Аркада под землей. А поскольку у них было такое задание и они его не нашли, значит, не смогли. Это и есть подтверждение особых способностей Аркада!
       - Логично, парень. Ну, вот что. Сейчас ты поспишь под моим присмотром. Это в твоих же интересах. Мало ли чего взбредет тебе в голову под кайфом, вдруг захочешь прогуляться без скафандра. А завтра или послезавтра - Андрей посмотрел при этом на Брейли; заметил кивок согласия и продолжил, - ты полетишь на Землю. Не беспокойся, мы тебя никуда сдавать не собираемся. Ты полетишь с ответственной миссией для нашей базы. Будешь выбивать новую технику у чиновников.
       Сеунин подхватил под руки Смита и направился с ним из гостиной.
       - Ну, вот, объявились еще одни любители повластвовать, - Брейли с отвращением посмотрел вслед за ушедшими и добавил, - и этим тоже, видимо, нужен наш Улавливатель, чтобы использовать космические силы...

    * * *

       Через неделю собрали установку. Аркад провел вечер в гостиной в кругу всех обитателей, отвечая на всевозможные вопросы молодых сотрудников. Ночь они провели вместе с Анхел, у которой блаженная улыбка на лице от бурных ласк сменялась печальной маской с мокрыми от слез глазами.
       Все воспевают любовь! Иные поют осанну сексу. Но редко кто воспевает страсть. А она более сильное чувство, чем любовь. Страсть владеет всем. И чувствами к любимому человеку, и устремленностью к власти, и азартом игры, и ... Это пик любви с нею или без нее. Это океан удовольствий! Это свобода чувств! Это господство над рассудком! Но, как ни странно, страсть связывает чувства и разум. Страсть покоряет и освобождает одновременно.
       Из всех форм страсти самая сильная - обоюдная страсть мужчины и женщины. Все остальные ее разновидности - лишь отголоски, слабые эрзацы этой. Даже если прошли годы и чувства охладели, память согревает в своих тайниках тот, еще не погасший, уголек былой страсти...Иногда он вновь разгорается, иногда затухает совсем вместе со смертью человека. Именно подобное чувство испытывала Анхел к Аркаду...
       Рано утром Аркада поместили в саркофаг, напоминающий барокамеру, в одном из расщелин хребтов астероида. Саркофаг обеспечили приборами для автоматического восстановления функций при получении соответствующего сигнала, консервированными запасами воздуха и пищи и закрыли вход плитой. В главный компьютер для своих заложили ключ открытия комплекса на непредвиденный случай.
       После того как его заживо замуровали в этой скале, одного, без звука и света, за исключением контрольного синеватого сигнала аппаратуры, Аркад несколько первых мгновений испытывал легкий страх. Однако он не паниковал. После получения сигналов с поверхности скалы, датчики аппарата, которые окружали саркофаг со всех сторон, сменили свет на красный. Саркофаг стал наполняться белесоватым туманом, глотнув которого Аркад испытал холод и начал погружаться в полудрему. Он почувствовал слабый укол в правое предплечье. Аппарат в соответствии с заданной программой ввел в его тело состав веществ, предназначенных сжать энергетику его тела в единый сгусток и придать ему дополнительный импульс для преодоления гравитационного барьера астероида. Когда Аркад совсем замер, автоматика регистрировала лишь слабые волны мозговой активности, продолжительностью в 33 и в 12 секунд. Со стороны могло показаться, что Аркад погружен в кому или находится в летаргическом сне.
       Погрузившись в полудрему, Аркад стал вдруг расти. Нет, тело оставалось тем же самым, даже немного съежилось от холода. А вот его внутренний мир начал разбухать. Будто бы ноги уперлись в стенку саркофага, а все тело вместе с движением энергетического сгустка, в котором находилось его Эго, стало вытягиваться до невообразимых размеров и потянулось в черный провал космоса. Растянувшись до определенной точки в пространстве в нескольких парсеках от астероида, оно, наконец, словно оторвалось от своей основы и опять съежилось до прежних размеров. Энергетический сгусток, окантованный невидимой линией, начал самостоятельное движение в пространстве.
       Аркад не чувствовал ни ног, ни рук, ни всего тела. У него не было глаз, но он видел мириады искринок, окружавших его со всех сторон, как новогодние елочные огоньки окружают ребенка в огромном городе...У него не было ушей, но он услышал голос Воласа.
       - Ну как, малыш, тебе нравится эта картинка? Правда, это зачаровывает?! Ну, хорошо, этим мы еще успеем налюбоваться, а сейчас нам пора двигаться к Спике. Ориентиры вот на ту дальнюю звезду.
       Сгусток Аркада ощутил неподалеку от себя такое же окантованное небольшое поле, или марево, как и он сам, от которого на мгновение скользнула искорка в виде стрелы в направлении указанной Воласом звезды.
       - Не желай слишком быстрого движения, иначе ты окажешься уже внутри той звезды. Конечно, это не страшно, но там столько энергии и столько света, что будешь долго в нем плутать, чтобы выбраться из нее...

    * * *

       В гостиной астероида еще долго обсуждали возникшие в связи с его путешествием проблемы. Одной из них, как ни странно, была давно на Земле забытая - о завоеваниях, о звездных империях. Хотя, с другой стороны, это казалось естественным. Ведь предложил же так называемый Защитник методы, позволявшие путешествовать разуму в той или иной оболочке по космосу. Технологию, которая не могла присниться самым ярким умам человечества даже в горячечном сне. Способы, которые может использовать любой разум, имеющий определенные свойства. Так почему же какая-либо разумная звездная цивилизация не может захватить Землю, обладай она подобной технологией? Тем более, Волас сообщил им о том, что разные цивилизации давно наблюдают за Землей. А некоторые из них даже делали попытки прощупать землян на предмет их возможного использования в своих завоевательных планах.
       - О межзвездной имперской системе как о едином государственном устройстве или как о сфере государственного влияния, пока говорить не приходится.
       - Почему ты так уверенно заявляешь, Селен?
       - По очень простой причине. Для сохранения галактической, межзвездной системы власти необходима не только сверхсветовая скорость, но и межзвездный галактический передатчик связи. Без связи на этих дальних расстояниях единой имперской власти как таковой практически не может быть. Если бы подобный передатчик связи был открыт, то чуждые цивилизации давно бы поработили Землю. Именно его отсутствие говорит за то, что звездные цивилизации пока еще не могут завладеть Землей и присоединить ее к своей системе власти. Речь может идти лишь о сфере влияния, не более того. Это мы можем наблюдать даже на истории матушки Земли. На ней завоевание разных континентов, материков и стран, достаточно стабильное завоевание с точки зрения укоренения своей власти, могло происходить и происходило только тогда, когда завоеватели обосновывались на новом месте навсегда. Либо когда имелись необходимые средства связи и транспорт для подвоза припасов, вооружений, живой силы. В противном случае завоеватели ассимилировались с местным населением; они вынуждены были пускать в нем свои корни, чтобы выжить.
       - А почему, собственно, вы ведете речь о звездных империях? Разве такое возможно? - Анхел, внимательно смотрела на своего непосредственного начальника, Брейли, как если бы он воплощал в себе всю мудрость землян. - Ведь до сих пор ученые Земли не знают, существуют ли вообще другие цивилизации, кроме земной.
       Для Анхел это был не просто вопрос, а великое сомнение. Сомнение, которое порождало массу горьких чувств. И в том и в другом варианте ответа на заданный ею вопрос дело касалось ее любимого. А она действительно успела влюбиться в Аркада за те несколько дней, которые они общались. Уважаемый ею шеф, Брейли, не обманул ее ожиданий. Во всяком случае, он разъяснил свое понимание проблемы.
       - Разум не может быть, в принципе, одиноким, как это понимается в земном смысле по отношению к отдельно взятому человеку. Говорят, одинокий человек. Подразумевая, видимо, отсутствие у него либо близких, родственников, друзей, либо возможности контакта, общения с себе подобными, либо его замкнутый характер. Но в этом расхожем суждении заключена смысловая, существенная ошибка, - Брейли внимательно посмотрел Анхел в глаза, окинул взглядом всех остальных и продолжил.
       - Человек разумный, или, если хотите, разум сам по себе, всегда, когда ему наскучит одиночество, найдет какую-нибудь задачу. Если у него осталась память об общении, то он всегда сможет вынести решение этой задачи на суд восприятия иллюзорных прошлых слушателей. Если у него нет этой памяти, то он вообще не воспринимает одиночество как факт, как реальность, как нечто, над чем надо было бы думать. В этом смысле человечество привязано и повязано прошлыми своими связями и памятью как разумная раса. Память - это великое благо разума. Но в то же время и великая скорбь.
       Однако слова Брейли не помогли Анхел. Напротив, они разбередили ее чувства. Шеф не успокоил, а посыпал соль на ее душевную рану. Его слова означали, что ее любимый подвергается серьезной, существенной опасности. Может быть, им больше даже не придется встретиться никогда и у нее останется только одна память о нем.
       Брейли, не замечая отражения чувств на лице своей помощницы, вызванного его последними словами, продолжал.
       - Инфракрасные спектры сверхновых звезд, из которых и выбрасывается основная часть материи, составляющая потом межгалактические облака, наводит на мысль, что межзвездная среда может содержать молекулы с кольцами из атомов углерода, например, гексанбензонал. Иначе говоря, в таких облаках могут содержаться молекулы, служащие основой для развития органических форм жизни. А это означает, что мы во Вселенной не одиноки, даже в нашей Галактике.
       Кто-то из молодых сотрудников мечтательно провозгласил.
       - А, наверное, это замечательно, вот так, одним своим разумом, попутешествовать по космосу. Может быть, кому-то из нас повезет. Боюсь, мечты при земной жизни никогда не осуществятся. Что будет потом, - кто знает?
       Молодая девица, помощница техника связи, которая постоянно пыталась вставить умное слово в гостиных беседах, и на этот раз не упустила своего шанса.
       - А кто может сказать, что произойдет с нашим гостем, с Аркадом? - При этом она выразительно посмотрела на Анхел, как бы давая той понять, что зря ты, подруга, мечтаешь о будущей встрече со своим красавцем; все мы в одинаковом положении - сегодня у тебя кто-то есть, а завтра ты будешь так же одинока, как и я. Уже обернувшись к руководителю группы, она добавила.
       - Ведь это проблема телепортации, или я что-то не понимаю? А эта проблема, насколько мне известно, все еще не решена практически.
       На ее реплику-вопрос ни Брейли, ни Маклин никак не прореагировали. Каждый размышлял о чем-то своем. Но ее вопрос не остался без внимания. Отреагировал один из инженеров по связи.
       - На Земле столетия назад проводились эксперименты с пересылкой квантового пакета, которые открывали принципиальные возможности осуществления телепортации на практике. Почему остановились исследования в этом направлении - мне неизвестно. Возможно, из-за сложностей технического характера. Один земной ученый того времени утверждал: чтобы с разрешающей способностью до одного миллиметра описать в трех измерениях только внешность какого-либо человека, требуется 10 гигабайтов компьютерной памяти. А для описания на субатомном уровне ее нужно несоизмеримо больше. И на трансляцию последовательности с использованием имеющихся тогда линий связи на передачу особенностей любой личности могло уйти порядка... 100 миллионов веков. Может быть, в этом проблема, в передаче информации, в связи. Но, в принципе, проблема решаема. Нужно только направить усилия в эту сторону. Возможно, даже, наверное, цивилизация защитников, с одним из которых отправился в путешествие по космосу Аркад, эту проблему давно решила.
       Как ни странно, но тему поддержал психолог Мичел.
       - Я завидую вам, молодым. В моем возрасте я просто не успею увидеть результатов реализации подобной мечты. Смешно, но наша кожа, наше тело стареют очень быстро, непропорционально старению нашего разума. Смешно, потому что и тело и мозг находятся в одной и той же субстанции, они едины; однако процессу старения подвержены по-разному. Но при этом еще и очень грустно, поскольку ты осознаешь, что твой разум еще так молод по сравнению с твоей кожей, твоим телом. И сколько времени еще он мог бы прожить, если бы у него была более совершенная оболочка?! Становится грустно от этой мысли...
       - По-моему, жизнь разума в нашем мозге рассчитана на многие столетия, а вот тело - тело смертно и скоротечно смертно, - к разговору подключился Брейли. Он встал, прошелся по гостиной, подошел к бару, машинально влил что-то в свой бокал и продолжил. - А это заключение ведет к другой мысли. Разум - динамичен. То есть, возможны варианты, когда он может воплощаться или перемещаться в иные смертные, временные тела. Сам же он в принципе бессмертен, настолько, насколько бессмертна Вселенная.

    * * *

    ГЛАВА 14

       Поток невидимых для земного глаза лучей пронесся из космической черноты к вершине небольшой скалы астероида, на дне которой за непроницаемыми для физических природных воздействий стенами в саркофаге находилось тело Аркада. На площадке скалы, размером в десяток квадратных футов, находилась плита из полихлорвинила, пронизанная ванадиевыми волокнами, способными воспринимать светозвуковые сигналы по специальному коду и передавать их автоматическому устройству в створе скалы для раскрытия лепестков энергетического приемника. Поток лучей из космоса устремился к этой поверхности. Лучи обвели ее своими световыми щупальцами по периметру, как бы сверяясь с целостностью замка. За время физического отсутствия Аркада на поверхности образовался слой пыли в несколько дюймов. Под воздействием луча пыль завихрилась и развеялась далеко за пределы плиты скрытой под скалой камеры. В мгновение произошла считка двусторонних сигналов, и створки плиты разошлись в стороны.
       Так же целенаправленно, как и до этого, луч скользнул по световоду внутрь скалы, достиг саркофага и устремился к небольшому кружку фотоэлемента на правой стороне сооружения. Если бы сторонний наблюдатель мог его видеть, то заметил бы, как луч по мере проникновения в саркофаг истончается, расплывается внутри облаком, охватывающим голову лежащего как нимб. Наконец, и само облако стало истончаться по мере проникновения в тело. Как только оживились черты лица лежащего, в дело включилась автоматика. В изолированной пещере, в которой находился саркофаг, послышалось шипение - стал нагнетаться воздух. По мере выравнивания давления в пещере и в саркофаге, ожила его автоматика.
       Наконец, Аркад очнулся. Он все еще лежал, закрыв глаза, как после очередного сна, еще не до конца избавившись от его туманных видений. Но он уже физически ощущал свое тело. Пошевелил пальцами рук, открыл глаза и, еще не придя в себя полностью, подумал: "Где я, что со мной?" Через несколько секунд, вспомнив остатки предшествующих видений "сна", вспомнив все, он, наконец, предпринял действия по выходу из камеры и возвращению к своим друзьям.
       По пути на базу он вновь услышал Голос:
       - Арк, при случае попрактикуйся в этой системе.
       Перед внутренним взором Аркада возникла звездная карта. Искорка на ней в виде маленькой стрелки показывала направление, противоположное созвездию Волопаса.
       - Я обнаружил нечто. Где-то в том районе исследует пространство один из ваших летательных аппаратов. Ему может угрожать опасность со стороны более мощного корабля. Я специально не просматривал этот спектр Галактики, поскольку там не было признаков металлических монстров. Но твои однодышащие могут там застрять. Неподалеку, по космическим меркам, от них рыщут такие же гуманоиды, как и вы, и они агрессивны. Они могут причинить неприятности летающим из твоего племени. В случае опасности для них ты справишься один. Я же в это время посмотрю, что делается вправо и влево от этих созвездий...

    * * *

       - Аркад, ты вернулся! - Альберт пристально всматривался в лицо своего подопечного. Он старался скрыть от окружающих бурю радостных эмоций по поводу возвращения Аркада. - Где ты путешествовал? Ты можешь что-нибудь нам рассказать?
       Аркад внимательно посмотрел в лица встречавших его в гостиной сотрудников лаборатории, ставших его друзьями, будто старался запечатлеть их навсегда в своей памяти. Не глядя на Альберта, он ответил:
       - О месте, в котором я был, ты знаешь. Я тебе о нем рассказывал, когда мы говорили о моих снах; помнишь, сражение с берсеркерами.
       Увидев вопросительное выражение лица своего наставника, Аркад пояснил:
       - Да, да. Это так. Оказывается, тогда, в своем якобы сне, я видел все то, что мне пришлось в этом путешествии испытать, как в кадре. Все до малейших подробностей. И даже люди те же. Ну, не совсем люди, но очень похожие на нас. Они боролись с металлическими монстрами. Я им помог. Все запуталось. Я не специалист, чтобы точно утверждать, что было раньше - видение сражения во сне или само это событие. На этот раз все обошлось. Но мне кажется, что Волас скоро снова позовет меня в путь.
       Молодые сотрудники восторженно смотрели на Аркада. Уже практически все, кто хотел, знали мельчайшие детали его сновидений из пояснений Альберта. Они и восхищались им, и одновременно немного завидовали. Общий восторг не разделяла только Анхел. Она старалась не выдать голосом свою тревогу за любимого.
       - И куда на этот раз, и насколько долго?
       Задержав задумчивый взгляд на ее тревожных глазах, Аркад тихо выдавил:
       - Не знаю. И вот почему я хотел бы в имеющееся в моем распоряжении время создать базу, построить свой дом.
       Увидев невысказанный вопрос в глазах, добавил:
       - Где-нибудь, поблизости от вашего астероида, на каком-нибудь соседнем, но который не числится в каталогах правительств Земли как стратегически важный. Кстати, это и для всех вас также нужно - у вас появится запасной вариант, куда можно будет уйти на случай опасности.
       Все возбужденно заговорили. Молодые уже начали обсуждать в деталях, сколько времени придется делать облеты в поисках подходящего астероида и какое оборудование потребуется, если шахты придется прорубать достаточно глубоко. Они загорелись новой идеей. Старшие, напротив, скептически задумались над грандиозностью задачи, хотя технически она была вполне решаема, даже с малыми ресурсами техники и оборудования, которым располагал астероид, не прибегая при этом к помощи Земли. Но и они, похоже, воодушевились. Брейли достал свой ручной калькулятор и стал что-то быстро считать.
       - Я вижу, идея вам понравилась. Но решать мы ее будем потом и не так, как вы сейчас себе представляете, - Аркад взял со стола пустой бокал. - А сейчас нальет мне кто-нибудь, чтобы отметить нашу встречу?
       Вот теперь, наконец, он почувствовал, что совсем пришел в себя. Быстрее всех оказалась Анхел ...

    * * *

    ГЛАВА 15

       На удивление самих колонистов, база была построена достаточно быстро. Много времени ушло на поиск подходящего астероида. Выбирали так, чтобы он был не очень далеко по космическим меркам от своего, основного астероида, но в то же время значился бы на астрономических картах как задворки исследованного пространства. Такой астероид нашелся. Раза в полтора меньше того, на котором они находились. Его орбита в большей степени, чем орбита их астероида, отклонялась от Солнца в направлении созвездия Волопаса. Не споря, все сразу согласились с предложенным кем-то из команды названием этой малой планеты - "Мир спокойствия". Принцип перемещения к нему подсказал Волас.
       Специальный прибор создавал вокруг летательного аппарата плазменное поле, отражающее все сигналы, но достаточное аппарату, находящемуся внутри поля, чтобы набрать вместе с коконом сверхсветовую скорость. Он двигался как бы внутри пузыря с обычной для космических аппаратов скоростью, но сам пузырь, как сгусток плазмы, преодолевал пространство мгновенно. Так что теперь друзья Аркада на астероидной базе могли самостоятельно, независимо от Земли, путешествовать на столь дальние расстояния в космосе, насколько позволял их запас воздуха и пропитания.
       Аркад, почерпнув нужные сведения из общения с Воласом, создал замкнутый силовой контур вокруг всего астероида. Уже под силовым контуром воздвигли колпак из волокнистого материала, который лет двести назад на Земле называли "волосами ангела". Он содержал в себе элементы бора, кремния, кальция и магния и обладал большим сопротивлением на растяжение и скручивание. Правда, был подвержен воздействию высоких температур. Однако на таком удалении от Солнца это не представляло опасности. Под силовой колпак запустили небольшой спутниковый комплекс с постоянно направленным тепловым и световым излучением на поверхность астероида. Так что получилось нечто схожее с искусственной оранжереей.
       По величине своей поверхности астероид напоминал некое подобие Луны, правда, раз в десять ее меньше. То есть составлял одну тысячную процента от поверхности Земли. Но этого было достаточно, чтобы под силовым и дополнительным из специального материала колпаками на его поверхности создать подобие земного оазиса, способного содержать несколько тысяч человеческих существ. Период обращения этой планетки вокруг своей оси при том, что спутниковый комплекс сохранял постоянное отношение к ее орбите, позволял поддерживать смену дня и ночи по шестнадцать часов в сутки. Рассвет здесь возникал буквально в секунды; но точно так же наступал и закат.
       Аппараты, оставшиеся у группы с основного астероида, позволили взрыхлить почву. Уже через несколько месяцев после начала работ астероид имел вид колонизированной планеты. Специальный спектр силового поля не позволял зрительно или с помощью астрономических приборов определить его; только по определенному кодированному световому лучу. На общем фоне космического пространства это было такое же темное, как и все остальные, космическое тело, наподобие массы других астероидов, ничем к себе не привлекавшее, ни размерами, ни расположением. Волас подсказал принцип аппарата, который преобразовывал местный материал в любой необходимый элемент. Часть группы оставалась на основном астероиде, готовя все необходимое для другой группы, занимавшейся постройкой жилищ, энергетического комплекса, живого природного кампуса на новом астероиде. Рейсы между двумя астероидами парой находящихся в распоряжении ученых космических челноков старались сделать как можно более хаотичными, чтобы на их движение не обратили внимания на Земле.
       В некотором удалении от гряды скал, где расположился основной жилой комплекс, Аркад обустроил свой собственный кампус, жизненно не зависящий от основного. Он состоял из четырех помещений: кухни, спальни, маленькой лаборатории и помещения типа ангара, которое в состоянии было принять небольшой скуттер.
       Лабораторию он уже наполнил аппаратами, сделанными им из местного материала с подачи Воласа. Они имели разное предназначение. С помощью некоторых из них можно было вырубить жилище в скале, а другими можно было уничтожить даже небольшой планетоид. Когда в кухонном баре появились некоторые напитки с основного астероида, Аркад пригласил в свой кампус Анхел.
       - Здесь пока ничего особого нет, в смысле удобств, но если ты захочешь, то с твоей помощью я быстро все здесь обустрою... - увидев недоверчивый и непонятный для него взгляд Анхел, он добавил, - у меня никогда не было своего дома, в смысле домашнего уюта. Но я постоянно о нем мечтал.
       Он замолчал, ожидая реакции Анхел.
       - Любимый, по-моему, здесь и так все прекрасно, - Анхел с задумчивым видом прошлась по комнате, подошла к открытой веранде, с которой открывался вид на скалистые гряды в трех сотнях милях от кампуса, и добавила. - А вот здесь, перед верандой, мы посадим сад.
       Обернувшись к Аркаду и заметив вопрос в его глазах, она разъяснила:
       - Чтобы было как на нашей Земле; дом без сада - не дом...

    * * *

       Ли Юнь находился около макроскопа, или, как его все называли Улавливателя. Параллельно с главной операторской он прослушивал радиосигналы, в том числе с Земли, поскольку это входило в круг его обязанностей. Он не был настолько нелюдим, как Мирей, его непосредственный начальник. Однако за время длительных контактов с ним Ли привык к некоторой отстраненности от основной группы и даже находил в этом определенные плюсы. Отстраненность его шефа, которая немного распространялась и на него, давала ему массу свободного времени для размышлений и для самосовершенствования духа и тела.
       В отсутствие Мирея, он, как обычно, включил аппарат на прослушивание радиосигналов. Макроскоп работал в автоматическом режиме, сканируя разные сектора небосвода. Ничто не предвещало ничего необычного. Аппарат включен, все сигналы будут записаны. Ли собрался было уже посвятить несколько минут своему постоянному упражнению - самоанализу без движений, как вдруг из аппарата раздался голос оператора с Земли.
       - Всем, всем базам и кораблям! В направлении созвездий Большого и Малого Пса, примерные координаты между 8 и 7 часами, между минус 10 и минус 15 градусами пропали сигналы с корабля "Орион". По последним данным, поступившим с его борта, есть подозрение, что он был атакован неизвестным космическим аппаратом. Связь с ним прервалась. Всем кораблям, находящимся на орбите, и всем станциям принять необходимые меры безопасности...
       Сообщение вновь стало повторяться в тех же фразах, но Ли его уже перестал слушать. Проверив, что сообщение автоматически записывается, он переключил макроскоп с автоматического кругового обзора, нацелив его на сканирование указанного в сообщении участка космического пространства. По внутренней связи он попытался связаться со своим шефом. Никто не ответил. Возможно, Мирей находится сейчас на новом обустраиваемом астероиде, подыскивая какую-нибудь уединенную пещеру для жилого комплекса. "Надо срочно сообщить это Аркаду и Брейли", - пронеслась мысль. Почему именно в первую очередь Аркаду, а потом уже главному руководителю, об этом Ли даже не задумывался. С тех пор, как этот молодой человек появился у них, и после разговоров о его общении с Голосом и его путешествиях в космосе Ли просто знал, что Аркад обладает большим потенциалом. А выучка Ли приучила его в чрезвычайных ситуациях выходить всегда на первое лицо.
       "- Где все они, как их найти? Как сообщить Аркаду эту новость? - Внешне Ли был также невозмутим, но его мозг интенсивно работал. - Аппарат, макроскоп, Аркад как-то с ним связан, он получит информацию через макроскоп, где бы он не находился". Эта мысль привела Ли к быстрым действиям. Вначале он вновь перевел Улавливатель в режим автоматического сканирования, а затем на клавиатуре напечатал команду - найти Аркада и сообщить ему. Перевел на клавиатуру записанное сообщение...

    * * *

       - Моя златовласка, мы обязательно вырастим здесь сад, - Аркад поднял руку, хотел было показать, где и какие растения в их саду будут расти, но его мозг пронзила колющая боль... - Что со мной?
       Он пошатнулся.
       Анхел бросилась к нему, с тревогой заглядывая в его глаза...
       - Милый, что с тобой?
       - Подожди, дорогая, какое-то послание, но я не знаю, от кого.
       Боль постепенно стихла, и перед внутренним взором появились замысловатые цветовые символы, которые медленно превращались в осмысленные фразы. "Всем, всем базам и кораблям! В направлении созвездий Большого и Малого Пса, примерные координаты между 8 и 7 часами, между минус 10 и минус 15 градусами пропали сигналы с корабля "Орион". По последним данным, поступившим с его борта, есть подозрение, что он был атакован неизвестным космическим аппаратом. Связь с ним прервалась. Всем кораблям, находящимся на орбите, и всем станциям принять необходимые меры безопасности..."
       "Откуда у меня такое сообщение? - пронеслась мысль. - Это не Волас, но кто? Кто еще может проникнуть в мой мозг?" - Аркад задумался: "Аппарат, Улавливатель?!"
       Он сосредоточился и кинул в пространство пучок направленного ментального луча на основную базу ученых. Перед ним возникло помещение макроскопа, а рядом с аппаратом маленькая фигурка китайца, Аркад забыл, как его зовут.
       "Ты послал мне сообщение о налете на земной корабль?", - прозвучало в голове Ли Юня. Китаец не ожидал голоса в своей голове и подскочил на стуле. Он собрался было уже отвечать голосом, но потом вспомнил - с ним не надо говорить вслух. "Я, Аркад. Я подумал, что ты должен это знать... в первую очередь из всех нас. Это сообщение с Земли".
       Некоторое время Аркад сосредоточенно размышлял. Он застыл, как неподвижный идол. Анхел встревожилась, глядя на него. Она хотела было либо потеребить его, либо позвать кого-нибудь из соседнего кампуса на помощь, а потом вспомнила рассказы Брейли о том, в каком состоянии находится ее любимый во время так называемых сеансов связи.
       "Опять он куда-то улетит по вызову Голоса", - с горечью подумала она.
       Аркад представил карту звездного небосклона в направлении созвездия Большого Пса и ментальным лучом стал медленно продвигаться от него в сторону Малого Пса, прощупывая все участки исследуемого космического пространства. На одном из участков, между Сириусом и Проционом, он обнаружил нечто. Окантовав это темное пятно, в котором проскальзывали искорки света, он проник внутрь темного образования. Перед ним предстала картина. В космической темноте двигались два корабля бок о бок. Один из них по своей конфигурации напоминал земной корабль. А вот второй, размером с небольшую комету, был совершенно незнаком Аркаду.
       Аркад задумался: "Пригодилась бы помощь Воласа, но где его искать и сколько времени уйдет на поиски?! С другой стороны, по сообщению с Земли, захватившие земной корабль "Орион" являются не берсеркерами, а гуманоидами неизвестного вида. К тому же, последний раз он мне сказал, что я должен справиться с этой задачей один. Волас меня многому научил".
       Утвердившись с этой мыслью, Аркад вернулся в свое обычное состояние, чтобы успокоить Анхел:
       - Дорогая, мне предстоит небольшая работа в космосе. Пришло сообщение с Земли о нападении на земной корабль. Это какие-то неизвестные нам гуманоиды. Они захватили экипаж. Мне нужно их освободить.
       Увидев побледневшее лицо Анхел, он быстро добавил:
       - Не волнуйся, это не надолго, и я справлюсь. А потом мы займемся садом.
       Он обнял Анхел, прижал ее к груди и с улыбкой прошептал ей на ухо:
       - Но прежде сада мы с тобой займемся кое-чем более приятным, ты согласна?
       Анхел быстро повернула голову, тревожно посмотрела ему в лицо, подняла руки, прикоснувшись ими к щекам Аркада и, улыбнувшись, ответила:
       - Мой Арк, ты умеешь успокаивать. Но все равно я буду волноваться после того, как ты уйдешь. И ты это знаешь. Я уже не представляю своей жизни без тебя. Одна без тебя, я погибну. Поэтому береги себя...
       Аркад направился в свой "могильник", как он называл морозильную установку, в которой содержалось его физическое тело во время его странствий по космосу. Слишком большое расстояние до корабля неизвестных гуманоидов, захвативших астронавтов. На любом из космических челноков, которые были в распоряжении станции, ему не добраться до него даже за несколько дней. А проблему надо решить быстро. Неизвестно, куда они направятся и что сделают за это время с землянами.
       Быстро пройдя процедуру освобождения энергетики от своего физического тела, Аркад устремился в определенном им направлении в пространство между главными звездами разных созвездий. От астероида промелькнула искорка и быстро исчезла на фоне черноты космоса.
       Корабль враждебных гуманоидов был поистине огромным. Это было межгалактическое судно. Аркад выпустил щупальца-лучи, направив их в предполагаемые энергетические контакты на поверхности судна. По энергоканалам корабля он быстро пробежал все важнейшие его узлы. Прежде всего, двигатель - гиперпространственный накопитель вещества, какого типа - Аркад не стал вдаваться в подробности. Затем вооружение. Расположенное в стратегических точках корабля, оно представляло собой конденсаторы лазерного излучения различной мощности. Теперь жизнеобеспечение. Несколько отводов вело к огромному куполу, под крышей которого находилась ферма по производству протеина. Состав воздуха корабля позволял пользоваться им без скафандра кислорододышащим существам. Далее, поиск пленников, на который Аркад потратил чуть больше времени. Тепловые и энергетические сигналы поступали к нему с разных точек корабля в большом количестве, так что поначалу было трудно определить, какие из них принадлежат астронавтам с Земли, а какие - захватившим их гуманоидам. В конце концов, он обнаружил астронавтов в одном из трюмов.
       Через несколько секций от трюма находилось огромное, в несколько миль помещение, послужившее временным пристанищем захваченного "Ориона" землян. Пленники были в плохом состоянии. Многие из них лежали на металлическом полу трюма с лучевыми ожогами разной степени. Некоторые сидели, опустив головы, прислонившись к стене трюма.
       "Ладно, - решил Аркад, - это потерпит". В любом случае он не может предоставить им немедленную медицинскую помощь. И освобождать их тоже пока рано, в таком состоянии они будут ему только обузой. Наконец, последнее - захватчики. Кто они? Что собой представляют? Каков их умственный потенциал? И, прежде всего, их командование, а значит, рубка управления.
       Нащупав главный энергетический отвод от рубки управления, который разветвлялся по переборкам корабля на множество других, охватывавших по периметру все судно, Аркад узким лучом проник в один из его выходов и устремился в главный аппарат управления. По своей структуре и функциям он напоминал земной компьютер. Прежде чем его атаковать, Аркад решил немного понаблюдать. Тем более, что компьютер отразил некоторую тревогу после проникновения Аркада в его коммуникационную сеть. Его необходимо было успокоить и на время отвлечь. Послав ложный сигнал неисправности одного из контактов, Аркад перетек в другой энергоотвод. Пройдя по нему весь путь, Аркад угнездился в одной из секций компьютера, отвечавшей за наблюдение.
       Гуманоиды в рубке управления представляли собой карикатурное подобие человека. В основном, приземистые, - редкие экземпляры достигали среднего роста человека, - в то же время они обладали крупным торсом. Эти существа передвигались на кривоватых, толстых ногах. Голова - в форме конуса, основание которого покоилось на массивных плечах; у них практически отсутствовало шейное соединение. А лицо? Боже, что это было за лицо?! Большие впадины, со дна которых посверкивали зрачки глаз, придавали им вид хищников, готовых при первом удобном случае броситься на врага. Приплюснутый маленький нос, широкий чуть ли не во все лицо рот, тонкие губы, из-под которых по углам выступали еле заметные клыки.
       "Свое происхождение они явно вели от какого-то хищника, - подумал Аркад. - В такой голове должно быть мало мозгов; но зато какие бицепсы! Откуда же у них такая техника?"
       Металлическая дверь рубки приоткрылась, и в ее щель протиснулось новое существо. Это был совершенно другой тип гуманоидов. Низкое, щуплое, с тонкими конечностями, на которых оно покачивалось как лепесток на тонкой ветви, готовое вот-вот упасть. Руки ему заменяли тонкие извивающиеся стебли, которые заканчивались отростками в виде небольших подвижных щупалец, заменявших существу пальцы. И при этом огромная, несоизмеримая с телом голова. Самым впечатляющим были глаза, светившиеся разумом.
       Новое существо в молчании склонило голову в полупоклоне и застыло в ожидании. Толстое существо, сидевшее в центральном кресле, одетое в подобие какой-то формы, какими-то хрюкающими звуками произнесло нечто, напоминавшее по тону команду. Вошедший, не поднимая глаз от пола, мелко просеменил на своих стебельках к панели управления и своим пальцем-щупальцем коснулся клавиши. Один из темных мониторов сбоку от центрального засветился. На нем появилась карта космического пространства на многие парсеки вокруг движущегося судна.
       Сравнив эти два вида совершенно разных существ, Аркад понял - вот откуда у захватчиков такая техника; они поработили другой вид, использовав их мозги для создания космического транспорта, возможно, и вооружения. По карте на загоревшемся мониторе Аркад узнал окрестности Солнечной системы. Возможно, они пытали земных астронавтов и узнали, откуда те появились в месте встречи двух кораблей. Пора действовать! Конечно, даже такой огромный корабль, как у этих существ, один не в состоянии причинить ощутимый вред Земле, но он может принести вред его друзьям на астероидах. А кроме того, захвачены в плен его соплеменники, чего Аркад просто не мог стерпеть. И он начал действовать.
       Направив щуп в центральную секцию компьютера, отвечавшую за анализ поступавшей информации и принятие решения, он пробежал весь путь по энерговодам этой секции, подчиняя ее нейтринные потоки своей воле. Подавив сопротивление главного энергетического узла, в котором был заключен сгусток электронного Эго компьютера, Аркад взял управление всеми его функциями на себя. Теперь он сам, его Эго стало компьютером корабля гуманоидов. Заблокировав дверь рубки и отключив ее связь с остальными отсеками судна, он потушил экраны мониторов.
       - Если не хотите сами погибнуть и погубить свою цивилизацию, то вы сейчас сделаете следующее, - голос Аркада, зазвучавший в голове каждого из присутствующих в управляющей рубке, вызвал шок. Однако при этом Аркад отметил, как засветились радостным огнем глаза одного из них, представителя порабощенного вида с огромной головой. Он, единственный из присутствующих, не потерял рассудок. Мало того, он сам активно попытался найти источник голоса у себя в голове. Через несколько мгновений он определил местонахождение Аркада, устремил взгляд на главный процессор и телепатически направил вопрос: "Кто ты избавитель? Наконец-то мой народ обретет свободу! Мы долго ждали... Мы наделись...Сменилось много поколений, но мы не теряли надежду... Наконец-то, ты появился!"
       - Я - Защитник разума. Я помогу освободить твой народ. Пока они не пришли в себя, покажи на главном мониторе твою и их звездные системы. Мы сэкономим время. А потом ты поможешь моим пленным соплеменникам.
       Как и в первый раз, существо просеменило на своих стебельках, заменявших ему ноги, к панели управления и прикоснулось одним из щупальцев к панели. Экран монитора засветился. Гуманоид, в определенной последовательности прикоснувшись к разным клавишам панели управления монитором, вызвал на экран звездную карту места своего обитания в космосе.
       Как Аркад и предполагал, это оказалась область созвездия Большого Пса, его окраины, от которой по прямой линии располагалось созвездие Малого Пса. Еще несколько нажатий клавиш, и на экране появилось изображение звездной системы с двумя солнцами. Чуть в стороне, сбоку экрана, в направлении Малого Пса, появилась еще одна солнечная система. Большим сигнальным огоньком осветилась точка в первой системе, третья по порядку расположения от двух светил; и малым огоньком осветилась четвертая по порядку следования от главного светила точка в другой солнечной системе.
       - Это моя планета в системе из двух солнц, - гуманоид молча указывал щупальцем на больший огонек на экране.
       - А это их, - щупальце чуть переместилось в направлении системы с одним светилом. - Мой народ давно начал путешествовать в космосе. Когда предки моих предков высадились на их планете, с тех пор нас поработили. Мы телепаты, но у них есть природный внутренний экран от телепатии. Мои предки ошиблись, предполагая их окультурить. Они раскрыли нашим врагам все секреты космических технологий. А физически мы - ничто против них с их ментальной защитой.
       В телепатическом монологе щуплого гуманоида ощущалась горечь и страдание.
       - Я понимаю твою печаль, - откликнулся Аркад. - Но обе ваши расы - гуманоиды. Оба ваши народа - разумные. Я не могу уничтожить разум, каким бы извращенным он ни был. Я могу только помочь вам изменить его... немного подправить, чтобы они не были такими агрессивными. Например, снять природную защиту от телепатии. А дальше вы уже сами должны все делать. Мы этим займемся чуть позже. А сейчас, видишь, они начинают приходить в себя. Я буду их контролировать, и они будут выполнять твои команды. Но ты должен помочь пленникам; их надо освободить и оказать медицинскую помощь. А потом они улетят на своем корабле. Мы же с тобой направимся в твою систему. Понял?
       Аркад мог и не задавать этого вопроса. Он ощущал в мозгу существа бурю положительных, радостных эмоций и готовность немедленно приступить к делу. Но одновременно он почувствовал и некоторую растерянность существа, какую-то незавершенность их диалога. Аркад догадался, - гуманоид все еще томим неопределенностью, его мучают вопросы, которые он задал в начале их общения.
       - Как называют твою расу, как вы сами себя называете? - спросил Аркад.
       - Мы называем себя ликами, - послало телепатический сигнал существо.
       - Я буду называть тебя Ликом, обобщенным именем твоего племени. Задавай свои вопросы, Лик.
       - Избавитель, не сочти мой вопрос за дерзость, но меня мучают сомнения... Я так и не пришел к однозначным ответам, кто ты, или что ты, и где ты в данный момент находишься, и в каком виде?
       Лик поспешил послать новый сигнал:
       - Конечно, я догадываюсь, что твоя сущность сейчас пребывает в главном процессоре, но...
       Он замолчал, не в состоянии или не решаясь сформулировать свое понимание.
       - Ты правильно догадался, Лик. Моя вторая сущность, в данный момент в виде чистой разумной энергии, находится там, где ты ее определил, в главном процессоре этого компьютера. Собственно, я и есть в настоящий момент этот самый компьютер. Но не сомневайся, я такой же гуманоид, как и ты. Я так же имею физическую оболочку. Но она сейчас далеко, покоится, хранится, скажем так, в морозильной установке, до моего возвращения, - Аркад ощутил взрыв восхищения и чуть ли не ужаса в мозгу гуманоида - его племени до такого уровня технологии далеко.
       - Ты не прав, Лик. Это не технология. Я один такой среди своего рода, но, думаю, не один в космосе. Земляне, мои соплеменники, как и твое племя, пока еще не достигли подобной технологии, не могут сделать то, что могу я и мой Наставник. Именно поэтому они захвачены и находятся сейчас в трюме этой посудины. Пора их выручать.
       Аркад ощупал мозг каждого из существ-завоевателей, которые уже начали приходить в себя после шока. Найдя необходимый нейронный узел, отвечавший за защиту, он перерубил его связь с остальными участками мозга. Теперь, как и другие гуманоидные существа, которых знал Аркад, они не обладали ментальной защитой от телепатических сигналов. "Конечно, есть некоторая доля риска в том, чтобы снять ментальную защиту у всех существ этого вида", - подумал Аркад. - Со временем может получится так, что порабощенные превратятся в поработителей. Но это уже их собственное дело. А кроме того, можно оставить определенную, малую долю такой защиты у этих существ на случай возможного притеснения их со стороны телепатов".
       Аркад дал сигнал.
       - Начинай, Лик. Веди их в трюм. Сам, без них, физически ты не справишься с оказанием помощи землянам. А я займусь остальной командой, им надо немного подправить мозги, чтобы они слушались своих командиров. Кроме того, надо же кому-то оставаться на мостике и отдавать общие команды.
       Пока Лик с командой его бывших поработителей добирался до трюма, Аркад по энерговодам пустил туда сигнал-мысль раньше. В помещении трюма ожил динамик.
       - Земляне, очнитесь. Кто среди вас старший?
       - Откуда захватчики так хорошо знают наш язык? - пронеслась одна и та же мысль у многих, находившихся в сознании. Уже вдогонку второй мыслью была:
       - Нет, это не захватчики. Тогда это освобождение. Но кто? Наша база слишком далеко отсюда. Земной корабль не смог бы добраться сюда и за месяцы.
       От стены отделился среднего роста поджарый мужчина с волевыми чертами лица и жестким взглядом серых глаз. Устремив взор на динамик связи под потолком трюма, он задал свой встречный вопрос:
       - Кто ты? Как ты оказался на этом корабле? Мы ничего не будем делать, пока не выясним это.
       - Я вижу, ты и есть капитан этой команды. У нас мало времени. В другой раз поговорим дольше. Сейчас придут гуманоиды с этого корабля под командой другого существа, его зовут Лик. Они уже не опасны и они вам помогут перебраться на ваш корабль. В первую очередь займитесь ранеными. Лик будет общаться с вами телепатически, - Аркад собрался было уже ускользнуть из этого энергопровода, как отметил, что старший поднял руку в протестующем жесте.
       - В данных условиях мы не можем предпринять что-либо, не зная, с кем или чем мы имеем дело. Я не могу заставить своих людей действовать необдуманно. Откуда я знаю, может, это очередная провокация агрессоров?
       - Хорошо, капитан. Я отвечу на твой вопрос, но думаю, мой ответ мало что тебе скажет. Я землянин, как и вы. Друзья называют меня Аркадом, или Арком. Но я не могу в данный момент предстать перед вами в физической оболочке.
       - Аркад, Аркад! - зашумели взволнованные голоса команды. - Защитник.
       - Откуда вы меня знаете? В этом пространстве я еще не бывал.
       - Мы о тебе наслышаны, Аркад! - капитан облегченно вздохнул.
       - Единственной ниточкой, связывавшей нас с Землей за дальностью расстояний, была связь. А по связи о тебе ходят слухи по всему космосу. До сих пор я считал, что это очередная легенда космических бродяг. На больших расстояниях и в опасных условиях, когда с Земли невозможно ожидать помощи, они надеются на своего, хотя бы и мифического, защитника. Но теперь я убеждаюсь, что это реальность. Мне бы хотелось увидеть тебя своими глазами.
       - Сейчас это невозможно. Но про астероид "Наблюдательный", я надеюсь, ты знаешь. Так вот, если захочешь меня увидеть, ты сможешь найти меня там после этой экспедиции. Но поторопись. Я могу опять куда-нибудь отправиться на помощь друзьям. А сейчас не тяните время. Я слышу, ваши помощники приближаются к этому помещению. Но, предупреждаю, никаких решительных действий и захватов. Всего уже было достаточно! Они тоже гуманоиды, и народ Лика с ними разберется сам. Сейчас они будут делать свое дело, а вы свое, - Аркад по каналам вернулся в рубку управления корабля.
       Спустя несколько часов после оказания медицинской помощи, подготовки корабля землян, их посадки и отчаливания, "Орион" устремился к Солнечной системе, посылая в эфир позывные, сообщая Земле о своем благополучном освобождении с помощью Аркада, а также об одном чахлом, но разумном существе из неизвестной звездной системы и каком-то странном Голосе, который звучал у каждого из них в голове...

    * * *

    ГЛАВА 16

       - Сэр, наши астронавты спасены. Из их путаных объяснений можно заключить, что их, кажется, спас землянин, - Линкс виновато наклонил голову, как бы извиняясь перед своим шефом за то, что он передает достоверно непроверенную информацию. Но Линкс глубоко уважал своего шефа и был ему предан. Потому он не мог скрыть от президента информации, основанной даже на непроверенных данных. И он добавил:
       - Кажется, его зовут Аркад. Это тот землянин, за которым последний раз отправлялась команда Говарда. Но они не смогли его найти.
       Линкс хотел что-то еще сказать, но, посмотрев на президента, замер в ожидании его реакции.
       - Меня не покидает ощущение приближения большого кризиса в ближайшем будущем, - казалось, Янис совсем не слышит своего секретаря, так как полностью поглощен некой проблемой. - Линкс, как вы объяснили бы некоторую нестыковку? Говард привез им прибор.
       При этом президент кивком головы обозначил, кого он имел в виду - компанию "Интеркосм".
       - Это установленный факт. И тем не менее, их сторонники предпринимают определенные шаги здесь, на Земле, направленные на возникновение политического кризиса. Почему?
       Янис в задумчивости прошелся по кабинету, остановился напротив широкого окна, открывавшего вид на прекрасный лесной массив и на дальний залив.
       - Если они получили Улавливатель, именно то, что они жаждали получить, то почему они все же продолжают развертывать политическую кампанию здесь? Значит, они не удовлетворены результатом последней инспекции астероида. Значит, у них что-то не ладится. И они решили...- резко прозвучал сигнал внутренней связи.
       Не закончив мысли, Янис подошел к своему рабочему столу и нажал клавишу связи.
       - Слушаю.
       - Господин президент, к вам сенатор Яринг, - хрипловатый голос старшего охраны президента замолк, но в динамике слышалось вопросительное сопение. Не дождавшись ответа президента, охранник спросил:
       - Что делать, сэр?
       Минутное размышление привело Яниса к мысли, что, возможно, как раз Яринг и поможет ему разрешить эту задачу, которая завладела всеми его мыслями вот уже в течение нескольких последних месяцев.
       - Пропустите его, - отдал он распоряжение. Одновременно, обратившись к своему секретарю:
       - Линкс, голубчик, будьте так любезны, позаботьтесь, чтобы нам принесли по чашечке кофе.
       - Да, сэр, - секретарь направился к двери и чуть не столкнулся с сенатором, который уже не напоминал того нахального типа, каким его в первый раз увидел Линкс.
       Яринг прошел до середины кабинета, не доходя до стола президента, остановился и жестко взглянул тому в лицо.
       - Янис, я понимаю так, что мы пришли к некоторому согласию в делах. Потому я считаю, что ты должен иметь эту информацию, - он опустил голову, а затем вновь бросил вопросительный взгляд на президента, как бы сомневаясь в своих умозаключениях в отношении согласия в делах.
       - Сенатор, проходите, располагайтесь в любом кресле, у нас есть о чем поговорить. Сейчас нам подадут кофе. Присядьте.
       Президент вышел из-за своего стола, прошел к низенькому столику с двумя креслами, присел в одно из них, жестом приглашая Яринга занять другое.
       - Кое-какую информацию я все же имею. Я догадываюсь, что речь у нас с вами пойдет об одном и том же.
       В дверь постучали. В кабинет вошел секретарь президента с одним из служащих, который нес на подносе две чашки дымящихся кофе, различные напитки и кушанья.
       - Спасибо, Линкс. Позаботьтесь, чтобы нас не беспокоили полчаса никакими звонками. Ну, кроме чрезвычайной важности.
       - Будет исполнено, сэр, - Линкс вместе со служащим удалился из кабинета.
       - Итак, я вас слушаю, сенатор.
       - Янис, я уже не тот, что был раньше. Астероид меня изменил, вернее, тот Голос. Да, вы об этом знаете. Теперь у меня уже нет того влияния в компании, какое было раньше. Они что-то почувствовали. Мне уже так не доверяют. Тем не менее, за многие годы у меня образовались там свои связи. Через них я получил, как мне кажется, важную информацию. Улавливатель у них не работает, и все руководство компании в бешенстве. Они мечтали захватить с его помощью власть на Земле, но это теперь при никчемном приборе не так-то легко осуществить. Поэтому теперь они перейдут к другим планам. А это чревато последствиями.
       Яринг отпил глоток кофе, видимо, почувствовал некоторое расслабление от высказывания того, что в последние несколько дней наболело на душе и с чем он не мог поделиться ни с кем из окружающих, посмотрел на президента, протянул руку к графину с крепким напитком и спросил:
       - Позволите?
       - Да, да, и мне немного тоже.
       Яринг разлил в рюмки напиток, напоминавший по цвету и запаху коньяк, и пригубил свою.
       - Мне кажется, руководство готовит большую политическую провокацию. От моих людей там до меня дошли слухи о том, что идет подготовка нескольких групп боевиков, подчиненных компании.
       Яринг замолчал, в задумчивости уставившись в окно кабинета. Пауза затянулась. Президент, будто очнувшись от своих мыслей, посмотрел на Яринга и произнес:
       - Я пришел к тем же выводам, сенатор. Если у них не получается захватить лидерство с помощью прибора, то они предпримут другие шаги, а именно провокацию, чтобы дестабилизировать правление на Земле. А в разгоревшемся политическом и военном хаосе можно попытаться захватить лидерство. У вас есть какие-то конкретные предложения? Как нам предотвратить кризис?
       - Надо срочно начинать превентивные политические переговоры с лидерами всех ведущих стран, - Яринг сделал глоток напитка и продолжил. - Я думаю, это надо делать срочно, но не с полной информацией. Если раскрывать всю информацию, у какого-нибудь национального правительства могут возобладать амбиции. Тогда вместо одной компании мы получим несколько. Как насчет того, чтобы сообщить им кое-что об Улавливателе, о его возможностях и о потенциальных опасностях частного владения им? Ведь тот, другой прибор, в государственных лабораториях, он же действует? Или он тоже накрылся?
       Сенатор посмотрел на президента. Увидев неопределенность в его лице, от удивления он вскинул брови.
       - Что, неужели тоже не работает? Не может этого быть! Тот монстр из космоса, который проник в мою голову и разговаривал со мной, он же не был на Земле! Как мог прибор выйти из строя?
       - Тем не менее, это так, сенатор, - Янис глубоко вздохнул и закончил.
       - Поэтому этот аргумент в переговорах уже не действует. Надо придумать что-то другое. В любом случае, я с вами согласен. Переговоры надо начинать...

    * * *

       В богато обставленном кабинете, поражающем воображение восточной роскошью, за необъятным полированным столом черного дерева сидел небольшого роста мужчина, лет шестидесяти. На мягких подлокотниках широкого кресла покоились его боковые жировые отложения. Как ни странно, его лицо было скорее худым, чем полным. Его избороздили морщины. Череп был абсолютно голым. Взгляд маленьких глаз был острым и хищным. Маленький лысый череп с глубоко посажеными глазами, крючковатым носом и множеством морщин напоминал череп стервятника. Сочетание жирной, расплывающейся фигуры и небольшой, по сравнению с ней, хищной головы производило впечатление монстра. Во всяком случае, в человеческой породе подобное сочетание тела и головы встречается редко; и как правило, люди с такой конституцией бывают преступниками. Это был глава "Интеркосма" Карст, собственной персоной. Напротив его стола в глубоких мягких креслах, но не таких огромных, как у хозяина кабинета, располагались его родственники, члены Большого совета компании, - двоюродный брат и внучатый племянник.
       - Стикс, я поручил тебе доставку этого аппарата и парня. А что ты нам доставил? Аппарат, который не действует, и нет даже тела! И после этого ты хочешь, чтобы процент твоих акций в моей компании вырос? - Карст устремил ястребиный взгляд на самого молодого из них.
       - Дядя, я здесь не причем. Это все Говард, проклятый спецназовец, это он. Если бы я командовал, я бы доставил тебе и то и другое.
       - Не называй меня дядей! - старый монстр резко наклонился вперед, вперив свой хищный взгляд в лицо племянника.
       - Ты этого еще не заслужил. Ты дважды провалил операцию, которую я планировал столько времени. Моего времени! Которого вы оба, бездари, не можете ничем компенсировать. Без меня, без моей поддержки вы оба ничего не стоите. Так что заткнись и отвечай конкретно. Что с аппаратом? И где этот парень? Ко мне приходят сведения, что он уже свободно разгуливает по космосу, спасает каких-то астронавтов, а моя компания в этом не участвует и несет убытки. Вы оба прокололись. Да и вообще, какой от вас прок? На ваше место я мог бы взять толковых специалистов, к тому же они бы исполняли все мои поручения беспрекословно.
       Глава компании начал брызгать слюной. Это был плохой признак - он был в ярости и мог смести все на своем пути.
       - Послушай, Карст, мы же твои родственники. Ближе нас у тебя никого нет. Никому ты не можешь так доверять, как нам. Что же ты хочешь, если специалисты, которым мы поручаем операцию, не справляются с делом так, как ты его планируешь? Ты же знаешь, не сам же Стикс искал этот аппарат, а этот...
       - Заткнись, Будр, у тебя рыло тоже в пуху. Я тебе что сказал, - найди психокарту этого Говарда, приставь к нему нашего человека, - а ты что сделал? Где этот Говард? Почему он не работает на нас? Ответь!
       - Ну, знаешь, Карст, он же из спецназа, а к ним не так просто подобраться. Он осторожен, как лиса.
       - И это твой ответ, Бурд! И после этого ты мне говоришь, что мы родственники! Вы оба мне многого стоите. Если еще раз проколетесь, я вас заменю.
       При его богатстве он мог бы себе позволить любую женщину, но у него уже не было желаний подобного рода. Единственной его страстью была власть над людьми. Видеть, как после твоих решений или слов мужчины и женщины трепещут, торопятся исполнить твои желания, одновременно страшатся кары за то, что твоя воля будет выполнена не должным образом, - это заменяло ему все остальные человеческие страсти. Он испытал свой "оргазм", получил порцию адреналина от сознания своей власти над этими недоумками, которые действительно являлись его родственниками. Ближе них, по его убеждениям, на Земле у него больше никого не было. Но что за человеческий материал! Совершенное отсутствие мозгов.
       Карст откинулся в кресле, расслабился.
       - Будем реализовывать другой план, раз первый не прошел. Бурд, займись командой боевиков. Они должны быть готовы в ближайшее время.
       Бурд и Стикс, вначале ошеломленные яростным выпадом главы компании, в предчувствии, что им еще предстоит испытать, если его гнев примет материальное воплощение, после последних слов своего необузданного родственника приободрились.
       - Дядя... Извини, что мне предстоит делать?
       - Ты займешься яйцеголовыми. Контролируй работу лабораторий. Пусть дознаются, почему аппарат перестал действовать, и пусть его починят. А ты, Бурд, займись подготовкой спецкоманды. Мы должны устроить фейерверк на Земле, если хотим добиться чего-то... Мы устроим глобальные террористические акты по всем континентам. Пусть правительства повоюют между собой. А потом... - Карст полностью погрузился в кресло, откинулся, и лицо его приобрело мечтательное выражение.
       - А потом в этом хаосе мы купим нужных людей и правительства и установим свою власть...- он закрыл глаза и предался мечтам о том, как он распорядится этой будущей властью над землянами...
       - Да, и вот что, Бурд. Позови Нериса. Он займется политической стороной моего плана.
       - Карст, ты слишком доверяешь этому Нерису. Это опасно. Он ведь чужак, наемник.
       - Не говори глупостей, Бурд, я их терпеть не могу. Ты что же, можешь справиться с политиками? Ты уже показал, на что способен, так что не испытывай моего терпения!
       Члены Большого совета компании, если их можно было так назвать, во всяком случае, они официально так числились, быстро покинули кабинет своего могущественного родственника.
       На пороге застыла длинная, худосочная фигура наемного заместителя Нериса. Он хорошо изучил характер своего босса и применял это знание в соответствующих ситуациях. В данный момент он знал о проколах с аппаратом и с молодым человеком по имени Аркад. В предчувствии гнева шефа он молча ждал указаний.
       - Нерис, какова сейчас раскладка политических сил на Земле? Если мы проведем операцию здесь, в "главной стране", и представим факты, что это были террористы-фанатики, мы сможем рассчитывать на создание земного международного комитета или совета, который будет под нашим контролем?..
       - Это возможно, сэр. Все будет зависеть от операции, ее секретности и ее резонансе в политическом мире, - Нерис немного помолчал и закончил. - Я просчитаю варианты.
       - Просчитай. Но имей в виду, времени у тебя мало. Нужно быстро начинать реализацию второго варианта плана, пока не просочились слухи о непригодности аппарата. Кстати, проследи за этим сенатором, который нам помогал, как его там, кажется, Яринг. Что-то с ним не так. В последнее время я не замечал за ним той прыткости в осуществлении наших планов, какую он показывал раньше. Все, можешь идти, - Карст склонил голову к бумагам на своем столе и погрузился в размышления...

    * * *

       - Сэр, на связи начальник оперативного штаба. Срочная информация, - прозвучал взволнованный голос начальника охраны президента.
       - Соедините.
       - Есть, сэр.
       - Господин президент, у нас есть информация о подготовке крупного террористического акта на территории нашей страны. Пока нет точных данных. Мы также не знаем цель акта. Прошу вас принять меры безопасности по варианту "А".
       - Генерал, вы только что сами признали, что у вас нет точных данных о направленности акта, тогда почему именно вариант "А"? Что говорит разведка?
       - Извините, сэр, перестраховка. От разведки пока мало проку. У нас большие сомнения. Уж слишком серьезная информация.
       - Хорошо, генерал, я приму ваш вариант. Информируйте меня обо всех изменениях.
       - Есть, сэр.
       - Линкс, быстро начальника охраны.
       - Да, господин президент.
       Секретарь президента быстро набрал на пульте кодовые цифры. Минуты через три на пороге кабинета возник начальник охраны.
       - Джордж, только что начальник оперативного штаба сообщил о варианте "А". Я с ним согласился. Командуйте, полковник, - все трое, возглавляемые начальником охраны, быстро покинули кабинет.

    * * *

       В одну из черных пятниц сентября 2302 года разразился кризис. Три аррова, воздушных полицейских транспортных средства, на полном ходу врезались в здание Ассамблеи Наций в Нью-Кампе, а два аерстрима - в два других объекта, не столь важных с политической точки зрения, но вызвавших большой общественный резонанс. Один из них представлял собой небоскреб, огромный центр торговли. Правда, людских жертв было мало. Вторым объектом было приземистое здание, в котором время от времени проводились международные политические конференции. Акция была, видимо, спланирована таким образом, чтобы вызвать растерянность, хаос в некоторых кругах, но не ярость людских масс. Кризис разразился, и начались закулисные политические игры. С одной стороны, политики команды президента начали вести интенсивные переговоры с правительствами других, ведущих стран. С другой - команда компании предприняла политические демарши на создание международного комитета или совета, который стал бы выше всех национальных правительств. Аргумент был ясным и понятным. Если даже самая могущественная страна мира не может защитить свое население от террористических актов, то надо создать нечто, стоящее выше национальных правительств. И в этом деле компания обязывалась, - поскольку она заботилась об интересах землян, - предоставить в распоряжение такого комитета все имеющиеся у нее финансовые и материальные возможности. Кто, обладающий здравым рассудком, мог отвергать подобную инициативу и помощь?
       Политические аналитики и комментаторы в средствах массовой информации захлебывались от комментариев по поводу своих же собственных выкладок. По их мнению, в мире образовались три политические коалиции, или вот-вот образуются: америко-европейская, афро-азиатская и америко-афро-азиатская. Причем из длинных рассуждений комментаторов было трудно понять, какую конкретно страну той же Америки они относят к одной из группировок, а какую - к другой и по каким признакам. Рейтинг общественного мнения, проведенный ведущими информационными компаниями с финансовой поддержкой "Интеркосма", показывал, что оно склоняется к созданию меж- и надправительственного международного комитета. Казалось, большинство землян за глобализацию. Отдельные выступления противников глобализации в тех или иных странах в средствах массовой информации подавались как незначительные и преподносились как проявления национального шовинизма, религиозного фанатизма и терроризма, которые следовало подавлять всеми имеющимися в распоряжении средствами. Некоторые ведущие средства информации даже прогнозировали конкретные даты создания Международного межправительственного комитета. Мир оказался перед катастрофой...

    * * *

       Прошел месяц после посещения системы звездных Псов. Вернувшись на свою базу, Аркад занялся обустройством своего кампуса на "Мире спокойствия". Работы предстояло много. Надо было расчистить территорию под сад, привести в полное автономное обеспечение жилой комплекс, кое-что сделать в лаборатории-мастерской. А главное - ласки Анхел. Пора бы уже... Аркад вошел в жилые помещения. На импровизированной плите что-то скворчало, наполняя помещение ароматными запахами жареного мяса, специй и чего-то необыкновенно вкусного. Анхел в импровизированном переднике возилась у плиты, помешивая содержимое сковороды. Аркад тихо подошел сзади и обнял ее за плечи.
       - Ну, что, моя хозяйка, у нас на обед?
       Анхел вздрогнула от неожиданности и, повернув голову, потянулась с поцелуем к Аркаду.
       - Ты меня напугал, милый, - оставив на плите все, что там готовилось, она полностью обернулась к Аркаду, протянула руки ему за шею, прижавшись к нему щекой. - Мой работник уже проголодался? Тогда немедленно мыть руки и к столу.
       Легкое вино с огромным аппетитным прожаренным куском мяса привели Аркада в блаженное состояние. Расслабившись, откинувшись на спинку стула и ухмыляясь, Аркад произнес:
       - Первое было прекрасным. А что у нас на второе, моя златовласка?
       - Ненасытный! Я и так почти не спала прошлой ночью. Тебе все мало, - но весь вид Анхел говорил обратное ее словам. В глазах горело желание.
       Аркад переместился на широкую тахту, стоявшую здесь же, у
       стены.
       - Иди ко мне, дорогая.
       Гибкое девичье тело опустилось к нему на колени, нетерпеливые руки расстегнули ременный пояс, потом обвили его шею. Она пахла цветами, травами, а нежные, чуть шершавые губы хранили привкус вина. Ладонь Аркада пропутешествовала к стройной талии, скользнула по загоревшим ногам, возвращаясь обратно, нырнула под подтянувшуюся до предела юбку, пока не наткнулась на треугольник мягких волос. Анхел застонала.
       - Подожди, милая, дай я освобожусь от своего комбинезона, - легко подняв со своих колен легкое девичье тело, он нежно посадил ее на тахту. Сбросить импровизированный комбинезон на лямках с множеством карманов в такой ситуации было для него мгновенным делом. Крепко обхватив Анхел за талию, он посадил ее на свои обнаженные ноги. Коротко, со всхлипом вздохнув, Анхел поджала коленки к груди, повернулась и скрестила ноги на его пояснице. Аркад стал ласкать ее маленькие, налитые, крепкие груди. Жаждущие, горячие губы Анхел впились в его губы... Что бы с ним ни случилось в будущем, он хотел навсегда оставить этот миг в своей памяти.
       Обхватив его за плечи, Анхел приподнялась, широко раздвигая бедра, потом откинулась назад. Она попала в цель с первого раза. Тело Анхел стало ритмично раскачиваться, напряженные соски скользили по груди Аркада. Бешеная скачка продолжалась, пока теплая волна наслаждения не накрыла их одновременно. Раздался слабый стон.
       - Аркад, милый... - утомленная страстью, она положила головку на его плечо. - Я бы хотела, чтобы это длилось вечно.
       Казалось, что Анхел уснула на его плече. Но через минуту она встрепенулась. Обнимая его за плечи, отстранив головку, с тревожным выражением в глазах она произнесла:
       - Милый, я боюсь... Знаешь, иногда я начинаю ненавидеть этот твой Голос... Что я говорю!
       Она приникла к нему, ее губы стали ласкать его шею.
       - Извини меня, я глупая. Он твой наставник, это твой путь. Но каждый раз, как он появляется в тебе, я вся дрожу... Я боюсь нашей разлуки...Как я хотела бы везде быть вместе с тобой...
       Аркад тяжело вздохнул. Он ласково поглаживал ее плечи, спину. Что он мог ответить ей на это. Она сама все понимала. Это, действительно, был его путь, с которого ему уже не сойти, как не уйти от своей судьбы. "Интересно, где сейчас летает Волас? И когда он меня призовет? Может быть, именно сейчас?"
       В другой комнате раздался пронзительный сигнал связи. "Ну вот, сам накликал", - с досадой подумал Аркад.
       - Милая, давай послушаем, что там опять произошло.
       Анхел со вздохом сожаления опустилась с его колен. Аркад прошел в другую комнату и посмотрел на пульт связи. "Нет, это обычный вызов. К тому же в голове чисто, значит, это не Волас. Тогда кто же?" Он нажал панель.
       - Слушаю, Аркад на связи.
       - Аркад, извини, что беспокою тебя. Это Альберт. Только что мы получили информацию с Земли. Объявились террористы, несколько сот людей погибло. Обстановка на Земле накаляется, может произойти трагедия, межнациональная война. Нужна твоя помощь. Извини еще раз, но ведь теперь ты - Защитник. А земляне - это и твоя раса тоже.
       - Хорошо, наставник, я все понял, скоро буду у вас на базе. К моему приходу, если это возможно, соберите всю имеющуюся информацию...

    * * *

       - Итак, что мы имеем? - Аркад обвел взглядом всех, собравшихся в гостиной главной базы. - Кое-что я слышал из земных источников, но это все - из средств массовой информации. Судя по этим данным, на Земле кризис? Но какой? В чем он состоит? Можно ли верить их информации?
       - Именно так, Аркад! Кризис. Но вот кто его провоцирует - это вопрос, - Альберт взял инициативу начать серьезный разговор в свои руки.
       - Ты знаешь, как я отношусь ко всем этим средствам информации. Я попытался провести собственный анализ. И вот что из него получается. Финансовая поддержка той компании, которая сейчас проводится в средствах информации, осуществляется "Интеркосмом".
       Заметив скептический взгляд своего приятеля Мака, Альберт чуть уклонился в сторону.
       - Я стараюсь быть объективным. Я совсем не считаю акции выступления некоторых группировок в тех или иных странах против глобализации справедливыми. Но как их преподносят средства массовой информации! Что это за акции протеста, мы не знаем. Однако ясно другое. Все последние передряги, которые мы все вместе испытали, в том числе изъятие Улавливателя и поиск Аркада спецназовцами, были связаны с компанией "Интеркосм". Этого никто не может отрицать. В первую инспекцию ее возглавлял представитель именно этой компании. Во второй раз он не возглавлял, но инспектировал проверку. После этого прибор у нас изъяли. С этим тезисом моего анализа все согласны?
       Альберт обвел еще раз взглядом всех присутствующих, остановив его на руководителе группы и своем друге.
       - Брейли, твое мнение. Ты здесь старший, тебе и принимать решения.
       - Альберт, я полностью согласен с этой частью твоего анализа. С этим все ясно. Но что ты предлагаешь делать? Можем ли мы как-то повлиять на происходящие события, можем ли мы остановить компанию? Нужны идеи. Может быть, нам всем, пока не поздно, перебраться незаметно на "Мир спокойствия" и затаиться до более благоприятных времен?! Честно говоря, я не знаю, что делать. Как думают остальные?
       Брейли поднял голову и стал пытливо всматриваться в лица своих сотрудников.
       В разговор руководителей колонии вмешался Селен.
       - Ситуация серьезная. У нас мало информации для того, чтобы вот так сразу предлагать какие-то решения. Надо все и не в спешке основательно обсудить.
       Он обратился непосредственно к Брейли:
       - Мы должны, не уходя отсюда, в течение какого-то времени, ну хотя бы получаса, расслабиться и подумать над имеющейся у нас информацией. А потом, может быть, что-то дельное кто-то предложит.
       - Это разумно, Селен. Предлагаю всем ознакомиться со всеми данными, которые мы получили с Земли за последнее время. Семен, по моей просьбе, систематизировал все данные. Так что все, чем мы располагаем, в вашем распоряжении. Да, и Ли, позаботься, пожалуйста, в отношении напитков для всех, ты у нас здесь самый молодой, ну, не считая Аркада, - при этом Брейли обезоруживающе улыбнулся...

    * * *

       Данных было, конечно, мало для серьезного анализа. В основном это были выдержки из сообщений средств массовой информации. Еще - негласные, неформальные сообщения друзей и помощников с Земли о тех или иных событиях и выдержки из формальных циркуляров и инструкций от различных земных служб. Тем не менее, подобранные в определенной последовательности, они давали некоторую картину реальности событий, происходящих на Земле. В гостиной находились руководители группы, а также все старшие различных подразделений и секций исследовательского комплекса. Всех обносил напитками Ли. Мирей, который терпеть не мог каких-то собраний или совещаний, вместо себя послал на это совещание своего помощника, Ли Юня, сославшись на крайнюю необходимость самому просматривать данные нового Улавливателя.
       Спустя полчаса в гостиной опять стало оживленно.
       - Ну, что будем делать, Брейли? Во всех событиях чувствуется рука компании. Но можем ли мы что-нибудь сделать в этой ситуации? - Маклин всплеснул руками. - Что может сделать наша маленькая группа ученых против такого монстра?
       - Маклин, среди нас не только ученые! - при этих словах Брейли все непроизвольно обратили взор на Аркада. Ожидание затянулось. Его разрешил Альберт своим вопросом.
       - Аркад, что скажешь?
       Аркад задумчиво обвел взглядом всех, остановился на своем бывшем наставнике.
       - Альберт, ты же знаешь. Волас меня научил многому...Но он учил и учит защищать Разум, то есть все живое и мыслящее, против неживого. А здесь... я в сомнении, могу ли я вмешиваться в дела моей расы, землян? Может быть, они сами разберутся между собой и выберут свой путь?
       - Аркад, ты ошибаешься, - в разговор неожиданно вмешался психолог. - Кое с чем я с Селеном был не согласен. Но что касается поведения толпы, то здесь он прав. А средства информации, контролируемые компанией, поведут земную толпу туда, куда захочет ее глава. В этом смысле, он ничем не отличается от космических монстров, покушающихся на волю свободного разума. Его следовало бы остановить любыми средствами.
       - Я согласен с Мичелом, - в разговор вступил второй руководитель, Маклин. - Если нарушается свобода волеизъявления разумного существа, то это ничем не отличается от ситуации, когда разумное существо делают рабом. Когда я слышу, что подобное ограничение свободы выбора делается якобы во благо всему разумному сообществу, то я начинаю сомневаться, а действительно ли за всем этим стоит или стоят живые разумные существа.
       Гостиная погрузилась в тягостное молчание. Каждый думал о чем-то своем. Его нарушил Аркад.
       - Хорошо. Я попытаюсь что-нибудь сделать. Но не говорите мне потом, если все пойдет не так, как вы думаете, что это была моя личная инициатива. Монстр, в каком бы обличье он не появлялся, всегда остается монстром. В физическом, материальном теле или в металле, не имеет значения. Но если он вредит Разуму, я должен его остановить. Но прежде мы должны все же немного подождать. В конце концов, это дело самих землян. Обязаны же их правительства что-то предпринять. Вот, когда у них не получится, тогда и посмотрим, что можно сделать...
       В гостиной почувствовалась разрядка, все облегченно вздохнули. Каждый ясно осознавал, что если кто-то и мог бы предотвратить земной кризис и помешать грязным делам компании, так это только Аркад. И все в напряжении ждали его решения. Теперь все решилось.
       - Так, с этим ясно, - Альберт вновь взял инициативу в свои руки. - Пока ты будешь разбираться с этим дерьмом, нам-то что прикажешь делать, Аркад?
       - Вам? Даже не знаю. Занимайтесь своими делами, как всегда. Ну, может быть, лучше на время основной массе перебраться на "Мир спокойствия", а здесь оставить дежурных пилотов и связистов, пока не закончится кризис? Но это вы сами должны решить.
       Приняв решение, Аркад успокоился, расслабился, сделал глоток из стоявшего перед ним бокала и задумался над тем, как он преподнесет эту новость Анхел. "Она опять будет расстроена. И теперь ее негативные чувства могут обратиться уже против ее же бывших друзей. Ведь, в конце концов, она дознается, что я собираюсь это делать, а значит, опять расставание, не только по моей инициативе. Ладно, что-нибудь придумаю, чтобы она не слишком огорчалась. Это же все-таки Земля, а не дальний космос, все рядом. Эта операция не должна занять много времени. Маленькая чистка мозгов, и все. Даже не придется сражаться. А может, ее ублажить тем, что у нас с ней было дома?" При этой мысли Аркад довольно улыбнулся. "Кажется, ей понравилось последний раз. Да, так и сделаю", - решил он.
       Он поднялся из кресла и произнес:
       - Друзья, я должен вас покинуть. Некоторое время мне необходимо побыть на "Мире спокойствия", подготовить кое-что для экспедиции. Если будет какая-то новая информация с Земли, вы меня известите, или сообщите Анхел. Я вас покидаю. Всем до встречи на "Мире спокойствия"... в моем доме.

    * * *

    ГЛАВА 17

       - Господин президент, на связи Президент России, Николай Низин.
       - Господин президент! От имени Американских Конфедераций я приветствую вас! Мои помощники доложили, что консультации наших специалистов прошли успешно. Могу ли я надеяться, что мы выступим совместно, с определенными мерами, о которых вы знаете, для стабилизации международной ситуации? Я имею в виду, в частности, меры по компании "Интеркосм". К сожалению, она не в нашей юрисдикции.
       - Господин Янис! Позвольте так, неформально, к вам обращаться. Да, я получил заключение своих помощников о согласии на наши совместные действия. Есть, правда, один непроясненный нюанс. Каковы результаты ваших контактов с Китаем? Они нас поддержат? Это важный фактор в достижении положительных решений в наших действиях.
       - С вашего позволения я тоже позволю себе неформальное обращение. Николай, мы провели консультации с китайской стороной, получили одобрение нашим совместным усилиям. Но они пока воздерживаются от официального подписания соглашений. Вы ближе к ним, вы лучше их знаете. Видимо, они проявляют свою расовую осторожность.
       - Да, мы это знаем, Янис. На протяжении многих сотен лет контактов с ними мы это почувствовали. Это нормально. А как другие возможные партнеры?
       - Николай, главная проблема не в этом. С другими крупными партнерами, во всяком случае, здесь у нас, в Америке, мы договорились. Но компания даже не на нашей территории. Последние террористические акты у нас, о которых вы знаете, - это их операции. У нас есть свидетельства, люди и документы.
       - Из ваших последних слов, господин Янис, вытекает, что это - осиное гнездо, которое мы с вами совместными усилиями и при поддержке дружественных партнеров должны разворошить.
       - Я вас не понял, Николай. Что значит "осиное гнездо, которое надо разворошить"?
       - Не обращайте внимания, Янис, это наша метафора. Она означает, что мы должны совместными усилиями предпринять определенные операции в отношении этой компании, чтобы уменьшить ее влияние на политические дела в мире. Вы согласны со мной?
       - Да, именно так! Но вот что мы предпримем? Время нас поджимает. Предлагаю недельные консультации наших специалистов, а затем подписание документов по совместным действиям во всех возможных сферах.
       - В целом, я согласен. Но, извините меня, Янис, за откровенность. По нашим представлениям, вы, американцы, много времени тратите на переговоры, согласование деталей, а потом на подписание необходимых документов. А эти процедуры занимают много времени. Боюсь, мы можем опоздать с необходимыми операциями по согласованным позициям. У меня достаточно информации об этом монстре, компании. Если мы быстро не предпримем совместных эффективных действий, то она может нас опередить.
       - Николай, в этой части я с вами полностью согласен. Но у меня связаны руки. Я должен провести соответствующие решения в своем парламенте. Иначе я вообще ничего не смогу сделать. Вы меня понимаете?
       - Да, господин Янис. И я вам сочувствую. В любом случае, по всем пунктам, о которых мы сейчас с вами говорили, мы вас поддержим, - связь прервалась.
       - Уфф! - Президент выдохнул воздух, откинулся на спинку кресла в одном из помещений здания, расположенного в сотнях милях от столицы.
       - Господин президент, что-нибудь попить? - Линкс, чуть наклонившись вперед, вопрошающе и сочувственно вглядывался в лицо президента. Он присутствовал при разговоре с российским президентом и в целом представлял ситуацию.
       - Да, Линкс, что-нибудь холодного, только не спиртное. С этими русскими бывает иногда очень трудно. Они сразу схватывают суть и стремятся к действиям. А я, президент, не могу даже отдать команду моим войскам без соответствующих прений в парламенте. О' кей! Во всяком случае, эта проблема решена, у нас есть сильные союзники. Пора переходить к следующей стадии.

    * * *

       - Господин Спикер! Мы и одновременно все международное сообщество испытываем кризис, навязанный нам компанией "Интеркосм". Кризис чреват непредвиденными глобальными последствиями: политическими, экономическими, военными. Мой кабинет предоставил сенаторам документ, в котором в сжатом виде изложена вся имеющаяся в нашем распоряжении информация о дестабилизирующих действиях компании "Интеркосм". Мир, наш мир, может оказаться перед катастрофой, если мы сегодня не примем решения, которое позволит нам, совместно с нашими международными партнерами, ограничить влияние компании на этот процесс. Я взываю к вашему разуму! Последние террористические акты против нашей страны, наших граждан говорят о готовности компании ради своих целей жертвовать жизнью ни в чем неповинных людей, наших людей, нашего народа. Я нисколько не сомневаюсь, что они готовы развязать даже полномасштабные военные действия. Поэтому я взываю также и к вашим чувствам! Когда будете принимать решение, обязательно подумайте о своем народе, о своих близких, какие испытания в будущем им может принести ваше решение.
       Янис прошел с трибуны Сената на отведенное для президента место. В зале заседания слышался приглушенный шум голосов сенаторов, которые обменивались репликами по имеющейся у них информации. Спикер позвонил в колокольчик, призвав сенаторов к тишине. У него на пульте загорелся красный сигнал с одного из сенаторских мест.
       - Начинаем слушания, - Спикер указал маленьким молоточком на кресло, с которого поступил сигнал. - Сенатор! У вас вопрос или выступление? Вначале вопросы.
       Увидев утвердительный кивок сенатора, Спикер провозгласил:
       - Слово сенатору Никольсу.
       - Господин Спикер, господа сенаторы, у меня вопрос к господину президенту. Господин президент, информация, которую ваши службы нам предоставили, достаточно убедительна, во всяком случае, для меня. Но ее недостаточно, чтобы принимать экстраординарные меры против компании, а тем более меры военного характера. В связи с этим у меня к вам вопрос. Какие шаги вы собираетесь предпринять на международной арене и каких решений вы ждете от нас? Компания не в нашей юрисдикции, ее штаб не на нашей территории. Что мы можем сделать? Ну, хорошо, предположим, мы закроем все ее филиалы у нас, а дальше? Ведь это не решение проблемы!
       Янис пододвинул к себе микрофон.
       - Безусловно, мы должны, прежде всего, принять определенные меры на территории нашей страны. Но я должен получить ваше одобрение. С главными международными партнерами мы договорились о совместных и, прежде всего, экономических действиях против компании. Здесь множество вариантов. Землянам нельзя дальше терпеть, чтобы проблемы космоса представляла бы одна частная компания, которая не зависит ни от какого правительства. Поэтому, как я уже сказал, могут быть разные варианты экономического давления, чтобы изменить нынешнюю ситуацию. Закрытие филиалов компании в ведущих державах создаст условия для конкурентной борьбы. Но не только это. Возможны и другие варианты. Я повторяю, мы хотим достичь цели прежде всего мирными средствами. Но если это не поможет, то я хотел бы заручиться вашим согласием на проведение определенных экстренных мер, в том числе и военных. Не забывайте о террористических актах, которые были у нас в последнее время.

    * * *

       Аркад занимался обычными делами в своей мастерской, готовя новые инструменты и механизмы для преобразования холодных безжизненных скал астероида под новые жилые комплексы, лаборатории, оранжереи. "Когда здесь будет много народу, надо всем дать работу по преобразованию нашего дома", - думал Аркад. Занимаясь делами, Аркад, тем не менее, прислушивался к информации из радиосвязи, поступавшей с Земли с некоторым запаздыванием. Он ждал вполне конкретных вестей, - в какой стадии кризис и что предпринимают власти Земли по его преодолению. Анхел возилась в импровизированном саду, занимаясь посадками различных растений, изредка возвращаясь в столовую, чтобы проследить за приготовлением пищи. В эти светлые, освещаемые искусственным солнцем дни, спокойные, не наполненные тревогой, ее душа ликовала. Здесь у нее было все, что необходимо для счастья человеку, - свой дом, независимость от чужих людей, от толпы, властей; любимый человек, который, как она чувствовала, тоже ее любит; пища, кров; спокойный солнечный день; красота растений и цветов, за которыми она ухаживала. Что еще нужно для счастья молодой красивой женщине, которой не исполнилось еще и тридцати! Ну, может быть, еще ребенок?! Об этом стоило подумать. "А как к этому отнесется Аркад? Хотя ведь мне рожать, а не ему; и мне решать. Думаю, он не будет против. Ведь, это так прекрасно, иметь в этом чудном мире дитя, которое вместе с тобой будет радоваться каждому новому солнечному дню!"
       Вернувшись в импровизированную кухню, открыв духовку, Анхел еще раз перемешала мясо, овощи, специи, тушившиеся на сковороде. Аркад предпочитал натуральную пищу всяким суррогатам быстрого приготовления. От такой пищи она тоже получала удовольствие, хотя возни с ней было много. Но наслаждение от прекрасной пищи стоило того. Проверив на вкус содержимое сковороды, Анхел решила: "Да, уже готово, больше не стоит держать, иначе перетомится и будет пресным".
       Она позвонила в колокольчик, подвешенный у порога на такой случай.
       - Арк, пора обедать, милый!
       Услышав звук колокольчика, Аркад улыбнулся, - это хорошо он придумал, колокольчиком вызывать друг друга. Анхел это нравится. И звук приятный на слух, не то что какие-то современные сигнальные аппараты, звуки у которых обычно бывают резкими, пронзительными или скрипучими. А звон колокольчика в чистом воздухе разносится далеко; его практически слышно во всех дальних уголках оборудованного под жилье кампуса.
       Появившись на пороге, вытирая ветошью промасленные руки, Аркад произнес:
       - Ну, что у нас на первое, хозяйка?
       - Ох, какой ты грязный! На первое у нас кое-что вкусное. Но вначале ты пойдешь и помоешься как следует.
       Аркад посмотрел на свои руки, улыбнулся и ответил:
       - Полностью с тобой согласен, хозяйка. Я быстро. Но не забудь о втором блюде!
       - Арк, ну сколько можно?! Когда ты насытишься? - последнюю фразу Анхел он уже не слышал. Рядом со столовой он оборудовал душ, куда и зашел, включив теплую воду.
       Вытеревшись насухо, Аркад уселся за длинный деревянный стол столовой и жадными глазами стал наблюдать, как Анхел ставит на стол свое блюдо, от которого по всей столовой разносились ароматы специй.
       - Дорогая, у меня слюнки текут, давай быстрее.
       - Не торопись, Арк. Это блюдо надо есть не спеша. И к нему необходимо легкое вино. У нас что-нибудь осталось от последних перевозок с базы? Или ты уже все выпил без меня? - Анхел с улыбкой посмотрела на него.
       - Как ты можешь такое говорить, даже в шутку! Ты же знаешь, один я вообще ничего не пью. Тем более, когда ты рядом. Как я могу пить без тебя! Сейчас принесу.
       В подвале второй комнаты, проходной между столовой и спальней, Аркад соорудил погреб, в котором они с Анхел хранили разные съестные припасы и вино.
       - Очень вкусно, - заканчивая остатки первой порции, Аркад добавил. - Анхел, тебе надо сменить профессию. Завтра я заключу сделку с Брейли, твоим нынешним, официальным шефом. Я выкуплю у него контракт на тебя. Отныне вы, мадам, будете исполнять обязанности моего шеф-повара!
       - Ах! А что же взамен потере своего первоклассного помощника получит шеф? - с наигранным ужасом произнесла Анхел.
       - Он получит право попробовать пищу, приготовленную моим шеф-поваром. Я думаю, он останется довольным. Все было очень вкусным, дорогая. Но, мне кажется, я еще не насытился. Как там насчет второго блюда?!
       Зазвучал сигнал связи. Аркад с ненавистью посмотрел на его источник. "У людей паршивая привычка вмешиваться в самый приятный момент и разрушать все прекрасное", - подумал Аркад. Тем не менее, он подошел к пульту связи и нажал на клавишу.
       - Слушаю.
       - Аркад, извини, что беспокою, - это был голос Семена - главного оператора базы. - Но ты просил известить тебя, если с Земли появится интересующая тебя информация. Включи свой визор. Запаздывание всего две минуты, но это самые свежие новости.
       Семен отключился.
       Аркад включил визор. С некоторым запаздыванием появилась картинка, а потом звук.
       Захлебываясь, журналист ведущего телеканала перечислял подробности предпринятых правительствами ведущих стран экономических мер воздействия на компанию "Интеркосм". Он сообщал, что закрыты ее филиалы на территории упомянутых стран. Ведутся переговоры с правительством европейской страны, на территории которой находится штаб-квартира компании, о временной приостановке ее деятельности.
       "Маленькая страна, зависимая во всех отношениях от больших государств, будет упорствовать, - подумал Аркад. - Как еще она может показать свою национальную гордость?" У нее ничего нет. Население среднего достатка. Никаких особо выдающихся достижений ни в науке, ни в технике, ни в технологии, ни в искусстве, только деньги. Одним словом, провинциальный европейский уголок. Что еще ему остается, как не противиться давлению великих держав! Все те деньги, которые находятся и хранятся на ее территории, в одночасье могут покинуть эту страну, если хозяева денег почувствуют неустойчивость ситуации, опасность хранения их здесь. Правителей этой маленькой страны можно было понять, они стояли перед альтернативой. Либо заручиться поддержкой великих держав, но тогда она перестанет быть финансовой Меккой. Деньги уплывут из страны в другой регион земного шара. Либо пытаться дать гарантии неприкосновенности денежных вкладов и фирм, расположенных на ее территории, и при этом выполнить эти гарантии в условиях существующего политического давления со стороны крупных держав. Балансирование на острие ножа! Но это возможно, пока нет военных действий, которые могут смести в пыль границы, территории, государства..."
       Аркад переключил канал. Два политолога вместе с ведущим программы рассуждали о правомерности претензий великих держав к компании. Один из политологов был явно на стороне компании, поскольку он пытался обосновать экономические действия правительств ведущих стран против компании как экономический терроризм. Мотивируя это тем, что правительства не предоставили средствам информации точных доказательств террористических актов со стороны компании, он ссылался на международные правовые акты, которые ограничивали вмешательство иностранных государств в дела того, на территории которого находились финансовые вклады.
       "Этого мало для принятия решения, - подумал Аркад. - Что же предпримут великие державы?" Он переключил визор на новый канал. Телекомментатор сообщал, что великие державы предприняли совместные усилия по аресту имущества компании на территориях своих стран. Что фактически доказано то, что террористический акт, совершенный в Нью-Кампе, осуществлен боевиками компании и так далее...
       Аркад вновь переключил станцию. Ее комментатор сообщал о том, что экономические операции ведущих держав не увенчались успехом. Различная интерпретация разных информационных служб, затянутость процесса проверки фактов международными правовыми комитетами, привели к тому, что в мире складывалась неблагоприятная для международного сообщества картина - как если бы весь мир ополчился на ни в чем не повинную компанию, которая только и делает, что заботится о благе человечества.
       "Все ясно, - подумал Аркад. - Они не могут с ней справиться законными юридическими средствами. Ладно. Подожду еще сутки, может быть, что-то изменится". Он выключил канал связи и отправился в свою мастерскую.
       Анхел возилась в саду, изредка вызывая его к столу попить чай, послушать музыку и по другим милым пустячкам, стараясь почаще побыть с ним вместе, будто в предчувствии того, что им скоро вновь придется расстаться.
       Спустя сутки, не получив никакой дополнительной обнадеживающей информации, Аркад решил действовать. Он мог выбрать один из трех способов осуществления своей миссии.
       Оставить свою физическую оболочку здесь, на астероиде, и устремиться лучом на Землю. Но не представлялось ясным, сколько времени займет операция и что придется предпринимать. Можно попытаться отправить своего энергетического голема и через него воздействовать на нужных людей. И в том и в другом случае, если изменится ситуация, станет невозможным что-то быстро изменить. Надо будет начинать все сначала. Либо, наконец, отправиться на Землю собственной персоной. Найти какой-то укромный уголок, затаившись в котором можно будет направлять свои энергетические щупальца-лучи на нужных людей.
       Кажется, этот вариант является самым оптимальным. Но для его осуществления нужен именно такой "уголок". - "Нужно связаться с Альбертом, - подумал Аркад. - Возможно, у него есть что-нибудь подходящее на такой случай".
       Размышляя таким образом, он продолжал собирать механического робота, который помогал бы Анхел по саду в его отсутствие. Робот у него получился похожим на маленькую пирамидку. Не очень эстетично, но зато с множеством функций, вплоть до оказания экстренной медицинской помощи человеку. Для его завершения оставалось немногое - заложить в него программу подчинения конкретному лицу - Анхел и опробовать его в действии. Осмотрев скептически свое механическое творение со всех сторон, он вытер ветошью промасленные руки и направился к пульту связи.
       - Семен, найди Альберта срочно, пусть со мной свяжется.
       Пока нет связи с его бывшим наставником, можно попробовать робота в действии. Он вернулся в мастерскую, еще раз посмотрел на свое творение и включил его. Из динамика в центре пирамидки тихий голос произнес:
       - Икс готов к работе.
       - Почему ты назвался Иксом?
       - Мои сенсоры показывают, что ты - мой Создатель. А мой Создатель не наделил меня именем. Поэтому я называюсь Иксом.
       - Хорошо, Икс, пусть будет так! Отныне ты полностью подчиняешься и выполняешь все команды человеческого существа по имени Анхел. Сейчас я познакомлю тебя с ней для твоего сканирования.
       - Команду понял, Создатель. У меня вопрос, - пирамидка замолчала и застыла в ожидании.
       - Задавай свой вопрос, Икс.
       - Что я должен буду делать, если команда Создателя будет не соответствовать команде существа "Анхел"? Где существо "Анхел"?
       - Преимущество перед командой Анхел. На второй вопрос ты получишь ответ через пару минут. Пойдем в сад.
       Аркад открыл двери мастерской и не спеша отправился в сад. За ним на уровне нескольких дюймов над землей плыла пирамидка.
       - Анхел, познакомься, твой новый помощник по саду, Икс.
       Пирамидка приблизилась к Анхел, выпустила из своих внутренностей псевдощупальце, коснулось им ноги Анхел и произнесла:
       - Теперь я знаю, что такое существо "Анхел". Я создан для выполнения твоих команд, существо Анхел. Командуй.
       - Ох, какое милое создание! А как его зовут, Арк?
       - Мгм... Он себя назвал Иксом. Давай вместе придумаем ему имя...

    * * *

       - Аркад, это Альберт. Ты меня искал?
       - Да. Из всех возможных вариантов я выбрал, как мне кажется, наиболее оптимальный. Мне нужно прибыть на Землю собственной персоной и действовать оттуда. Но мне понадобится надежное убежище, где бы меня никто не тронул, пока я не выполню миссию... - Аркад на несколько мгновений задумался и закончил. - Ну, ты понимаешь, о чем я говорю. У тебя есть что-то на примете, какой-нибудь надежный друг?
       - Ты помнишь Майкла, заведующего лабораторией, где ты однажды проходил испытание? Я думаю, уверен, это самый лучший вариант. Остановись у него. А дальше будешь действовать по обстановке.
       - Да, но у меня еще проблема, как незаметно попасть на Землю. Может быть, наши друзья здесь что-то подскажут? Поговори с Брейли.
       - Аркад, а почему бы тебе не воспользоваться вариантом отправки этого Смита? Помнишь, из анонимной организации, которого мы недавно опрашивали?
       - Да, это вариант. Но я не хотел бы, чтобы кто бы то ни было на Земле знал, что я вернулся. Ну, за исключением твоего друга Майкла. Можно сделать так, чтобы этот Смит не знал, что я лечу с ним?
       - Надо подумать. Когда ты будешь готов? К этому времени мы все подготовим.
       - Думаю, уже надо спешить. В ближайшие два дня надо уже отправляться, иначе потом будет сложнее выполнить все необходимое.
       - Хорошо, договорились. Извести нас, как только отправишься к нам, сюда.
       Аркад отключил связь и направился в свою мастерскую. На этот раз его миссия будет несколько отличаться от тех, в которых он побывал вместе с Воласом. Возможно, придется использовать и свою физическую оболочку, и энергетические возможности. Поэтому надо приготовить все необходимое на оба случая. Проверив экипировку, он направился в сад. Надо поговорить с Анхел, успокоить ее.
       Анхел вручную окучивала необыкновенной красоты цветок. Пегас, - так они назвали робота-пирамидку Икса, поскольку он не ползал, а двигался на воздушной подушке, словно летал, - взрыхлял почву на соседней грядке механизмами, выступавшими у него по бокам корпуса у самого основания.
       - Анхел, дорогая, отвлекись на минутку, нам надо поговорить.
       Анхел настолько была поглощена своим занятием, что не заметила, как он подошел к ней, и вздрогнула от неожиданности. Посмотрев внимательно на его лицо, что-то почувствовав, она оторвала руки от цветка и присела на маленький стульчик, стоявший рядом. По ее лицу пробежала волна чувств. Вначале радость от того, что видит его, а затем напряженное ожидание чего-то неприятного, наконец, просто беспокойство за своего любимого. Анхел почувствовала, что он вновь куда-то отправляется, и молча ждала, что он скажет. Аркад понял, что его златовласка уже догадывается о том, что им вновь придется на время расстаться, и ничего особо не надо объяснять.
       - Анхел, это ненадолго и недалеко, на нашей с тобой Земле. Надо кое-что там сделать.
       Двое суток пролетели быстро. Прибыв на "Наблюдательный", Аркад разыскал Брейли.
       - Мы подготовили грузовой транспорт. Пока Андрей вместе с начальником службы эксплуатации будет инструктировать этого самого Смита, куда на Земле отправить старую технику, ты, Аркад, погрузишься на корабль.
       - Где я размещусь?
       - Рядом со шлюзом за переборкой мы оборудовали достаточно удобное помещение. Оно не сканируется. Этим занимались мы с Андреем, а также ближайшие сотрудники. Смит о нем не знает. Там есть датчик, который сообщит тебе о приземлении. Ну, а дальше - сам разберешься. К сожалению, мы не специалисты и потому не смогли заготовить для тебя какие-нибудь документы. Этим тебе придется заниматься самому. Думаю, по прибытии никакой проверки со стороны земных служб не должно быть. Ведь это грузовой транспорт со старой техникой. Все документы на нее будут у Смита. Ну, а адрес Майкла ты знаешь. И успехов тебе, Аркад, - Брейли на мгновение замолчал, всматриваясь в лицо Аркада, и закончил. - Береги себя. Все, тебе пора, иди.
       Как и предполагал Брейли, по прибытии никакой проверки не было. Служащий космопорта у трапа встретил Смита, и они направились с документами в одну из расположенных неподалеку контор. Аркад выждал несколько минут и покинул корабль, отправившись в противоположном направлении. Без происшествий прибыв в город, в котором размещалась лаборатория, он позвонил Майклу.
       - Майкл, вы меня помните? Это Аркад. Мне нужна ваша помощь.
       - Парень, я рад тебя слышать! Альберт намекнул мне кое на что, насколько это было возможно по открытой связи. Остальное я сам додумал. Ты ведь здесь из-за последних событий, я прав? Хорошо, подходи, я заготовлю тебе пропуск и сам встречу тебя. Нас пока еще не трогают, так что у меня ты будешь в безопасности.
       Майкл встретил его у входа, показал пропуск охраннику и, подхватив Аркада под руку, повел в свои владения. Поднявшись на третий этаж и пройдя бесчисленные коридоры, они опустились этажом ниже и зашли в одно из небольших помещений. В нем стояло кресло со стеклянным колпаком и с отходившими от него проводами; удобная, заправленная бельем кушетка; стол и два стула. На стене висел небольшой шкафчик с посудой. В углу стоял холодильник. За зарешеченным окном был виден небольшой парк, располагавшийся за зданием лаборатории.
       - Располагайся, Аркад. На то время, которое тебе необходимо, это будет твоим домом. Чем он удобен, так это вторым своим выходом. Об этом мало кто знает. Дверь на улицу - на первом этаже в конце этого корпуса. Она закрыта на замок, и там есть сигнализация. Тем более охрана эту часть здания обычно не проверяет. Но в свое время я побеспокоился и о замке, и о сигнализации. Так, на всякий случай. В этом мы с твоим наставником Альбертом похожи.
       Видя, что Аркад все еще стоит посередине комнаты, осматриваясь и не решаясь расположиться, Майкл добавил:
       - Садись, садись. Что будешь пить? Я приготовлю. И рассказывай!
       Аркад сел к столу.
       - Сколько времени я смогу здесь находиться? А вдруг кто-то из ваших сотрудников заинтересуется?
       - Ну, об этом ты не должен тревожиться. Видишь, кресло с колпаком. Мои ближайшие помощники давно его сюда перетащили. Иногда необходимо оставаться здесь по нескольку дней. А кресло создает соответствующий антураж. Хотя специалист сразу поймет, что оно ни на что не годно, в смысле серьезной исследовательской работы. Так, только одна видимость. Поэтому для особо любопытствующих сотрудников, за исключением моих непосредственных подчиненных, мы с тобой будем проводить здесь совместные эксперименты. А подопытный, то есть ты, должен находиться тут неотлучно, для чистоты экспериментов.
       Майкл разлил содержимое бутылки, по цвету напоминавшее коньяк, по бокалам и повторил:
       - Рассказывай! Чего ты достиг в определении своих возможностей после нашей последней встречи? Знаешь, слухи здесь, там. Кое-что просачивалось от друзей из государственных служб. Но все это не то по сравнению с информацией из первых рук. А я любопытный, потому и исследователь. Мне все хочется знать. До меня дошли сведения о спасении тобой наших астронавтов. Ведь это был ты? Другого Аркада я просто не знаю. А астронавты готовы были говорить о тебе на любом углу, даже когда их об этом не просили, пока им не заткнули рты государственные службы. Ну, ты эти наши порядки знаешь, государственные интересы, государственная тайна!
       - А что рассказывать? Видимо, я должен поблагодарить вас, Майкл. Ведь, по сути, это вы дали мне толчок. А потом... Потом я встретил Разум...Голос... Себя он называет Воласом и Защитником. Он стал моим новым наставником. Он хочет, чтобы я стал таким же защитником Разума, как и он сам.
       Аркад замолчал, не зная, как и что рассказывать и что хочет услышать Майкл. Сделал глоток из бокала, посмотрел через окно на солнечную площадку перед зеленым парком и закончил:
       - Лучше вы спрашивайте, мне так будет проще. Столько событий и в такое короткое время!
       Молчание затянулось. Аркад не сразу обратил внимание на лицо Майкла. Он словно ушел в себя, глубоко задумавшись над чем-то. Придя к какой-то мысли, Майкл встряхнулся.
       - Значит, это не выдумки астронавтов, вызванные стрессом от долгого пребывания в космосе. Значит, их действительно захватили. Значит, Разум в космосе существует, и мы не одиноки! Не поверишь, Аркад, но еще при жизни я мечтал об этом услышать. Как они выглядят, другие?
       - Знаете, по-разному, - Аркад улыбнулся, видя такой энтузиазм. - И они не всегда похожи на землян.
       - А на что они способны? Если они захватили наших астронавтов, значит, технологически они нас опережают и к тому же агрессивны, - заключил он с сожалением в голосе.
       - Не все и не всегда. Эти-то как раз не самые опасные. Мы с ними разобрались. Есть более опасные и неразумные.
       - Как это, неразумные?
       - Металлические монстры, когда-то созданные разумными существами, которых они же и истребили, истребили своих создателей. Вот они и являются главным злом в космосе. Пока что эти чудовища не в нашей Галактике, но когда-нибудь они прилетят и к нам.
       - Да-а... - Майкл так и не смог больше ничего произнести, настолько потрясла его мысль о том, что творение может погубить своего создателя. Как он сам считал, он был "чистым" ученым. Конечно, Майкл следил за ситуацией в обществе. Но, прежде всего своей жизненной задачей он считал открытие, или создание чего-то нового. А уж другие найдут применение этому, как он надеялся, не во зло человечеству. Однако получалось, что каждый создатель ответственен перед другими за свое творение.
       Оставшись один, Аркад обследовал посудный шкаф, холодильник. Найдя кое-какие припасы, он приготовил себе ужин. Сейчас, здесь, ему не стоило спешить. Надо дождаться темноты, времени, когда люди готовятся отойти ко сну. Поев, он позволил себе расслабиться. Сидя на кушетке, привалившись спиной к стене, он подремывал, ожидая нужного момента. Город засыпал. Почти все огни в окружающем лабораторию пространстве погасли; остались гореть только дорожные светильники. Спустя часа два Аркад очнулся от полудремы. "Пора", - подумал он. Он расположился на кушетке, вошел в транс, как учил его Волас.
       Со стороны могло показаться, что в теле лежащего на кушетке человека отсутствуют признаки жизни. Оно стало бледным и похолодело. Сосредоточившись, Аркад запустил энергетический луч в определенном направлении. Из средств массовой информации он знал, в какой части света находится главный штаб компании. Именно туда он и устремился.
       После долгих поисков конкретного человека он, наконец, почувствовал его психосоматический запах. В роскошных апартаментах, находящихся глубоко под землей в нескольких милях от штаб-квартиры компании и соединенных с ней подземным тоннелем, отдыхал ее глава, Карст.
       Просмотрев полученные за сутки сообщения, он откинулся в кресле, и на его лице появилась хищная ухмылка. Его противники попытались ему противостоять, но у них ничего не получилось. Теперь надо только немного подождать, и процесс развернется уже автоматически, его нельзя будет остановить никакими мерами правительств. Их меры безнадежно запаздывают. Эти их словопрения, политическая бюрократия, затягивающая принятие срочных мер, играет ему на руку. Скоро они сами к нему приползут, как нашкодившие щенки. И вот тогда он поставит свои условия. "Жесткими мерами я быстро наведу порядок. Но для них цена будет высока. Очень высока!" В его мозгу формировались и быстро исчезали один за другим планы реализации в недалеком будущем полной его мощи над всеми этими, копошащимися там, недостойными его гения. Да, он устроит то-то и то-то... А вот еще это надо будет сделать, чтобы никто не смел помышлять над ограничением его власти...
       Схема действий, которую он рисовал в своем мозгу, заколебалась, исказилась, подернулась туманной дымкой. "Стоп, я еще не до конца здесь все продумал". Он вновь попытался восстановить в умозрительной картинке ход за ходом реализацию своих планов. Ничего не получалось. Все плыло перед мысленным взором.
       "Что со мной? - со страхом подумал он. - Я еще не стар. Надо будет подобрать медиков, пусть подумают над проблемой моего омоложения, я должен насладиться властью. Ладно, это потом. А сейчас надо продумать весь план".
       Он вновь попытался восстановить схему действий, и опять ничего не получилось. Как будто его разум нечто погружало в желеобразную субстанцию, из которой невозможно было выкарабкаться.
       Теперь он по-настоящему испугался. "Не отравили ли меня мои родственнички, - со злобой подумал он. - Если так, они об этом сильно пожалеют. Надо вызвать своего врача и личного охранника". Он попытался дотянуться рукой до кнопки вызова на столе, но у него ничего не получилось. Его конечности не подчинялись его мысленным командам.
       - Теперь ты представляешь, что испытывали бы другие, если бы ты осуществил свой план, - раздалось у него в мозгу.
       - Что со мной? - в панике подумал он. - Я раздваиваюсь?
       - Нет, - было ему ответом. - Сейчас ты слышишь другой разум, если ты все еще разумен. Ты должен отказаться от всех своих планов, если хочешь остаться психически здоровым.
       С губ Карста так и не слетел вопль ужаса... Мысленно он все же спросил:
       - Кто ты, появившийся в моем мозгу?
       - Я тот, кто пришел исправить тебя. Ты поломался, Карст, твой разум заболел ненавистью к людям. Я пришел его лечить.
       - Как... что со мной происходит? - в панике думал Карст. Он никак не мог представить, что какой-то другой разум поселился в его голове. Ему казалось, что он заболел каким-то неизвестным психическим заболеванием.
       - Так что же ты решил, Карст? - вновь раздался чужой голос в его мозгу. - Я жду.
       - Убирайся из моей головы, - со злобой подумал Карст. - Кто бы ты ни был, я тебя ненавижу, я всех вас ненавижу. Я доберусь до всех вас! Вы будете ползать у меня в ногах, просить о пощаде, умолять о легкой смерти...
       - Ну что же, ты сделал выбор, Карст, я ухожу.
       Голос из его головы действительно исчез, но за столом сидел уже не тот человек, каким был глава могущественной компании. В кресле находилось обрюзгшее, расплывающееся от жира тело с маленькой птичьей головой, на губах которой появилась пена.
       Под утро забеспокоившийся охранник проник в кабинет и обнаружил своего шефа сидящим в кресле с остекленевшими глазами, но живым. Однако как личность Карст исчез, осталась лишь его физическая оболочка. Срочно вызванные медики констатировали психологическую потерю личности своего бывшего руководителя. Рядом суетились его родственники, пытаясь командными окриками управлять медицинским персоналом. На их лицах читались злорадство и торжество. Наконец-то, вся власть в их руках! Одновременно они с ненавистью посматривали друг на друга, строя планы избавления от соперников.
       Прошло несколько дней. Дрязги в руководстве компании привели к крушению ряда операций, намечавшихся ее первым лицом. Поползли слухи, которые вскоре проникли в средства массовой информации. Наконец, весь мир узнал, что глава могущественной корпорации, державшей в страхе весь мир, оказался душевнобольным человеком, отстраненным от дел. Правительство страны, на территории которой находился штаб компании, пытаясь оправдать себя в глазах могущественных держав, в срочном порядке направило правительствам ведущих держав и в международный комитет меморандумы об устранении с его стороны всех препятствий для проведения экономических и правовых акций против компании. На имущество компании был наложен арест...
       В один из дней в комнату, где все еще находился Аркад, пришел Майкл.
       - Наконец-то, кризис разрешился, - посмотрев на утомленное лицо Аркада, Майкл с сомнением в голосе добавил. - Это сделал ты?! Как ты это сделал?.. Впрочем, что это я! Главное, что ты это сделал. И дай бог, хотя я и не верующий, чтобы твои возможности служили людям только во благо!.. Полагаю, ты вернешься на астероид? Что я могу для тебя сделать? Какая помощь требуется?
       Майкл опустился на стул, уставившись в лицо Аркаду:
       - Впрочем, о чем я говорю! Если ты способен сделать такое, то какую помощь тебе я могу оказать! Теперь, думаю, тебя не должны преследовать. Но искать все равно будут. Через несколько дней аналитики в правительственных службах все равно придут к мысли о твоем участии во всем этом. Так что тебе все-таки лучше отправиться домой, на астероид. Да ты и сам об этом прекрасно знаешь.
       Майкл медленно поднялся, глубоко вздохнул и добавил.
       - Давай на прощание чего-нибудь выпьем. Мне глубоко жаль, но мне кажется, что мы с тобой уже больше никогда не увидимся, - с грустью закончил он.

    * * *

    ГЛАВА 18

       Спустя месяц после решения земного кризиса Аркад вернулся на свою базу. Еще месяц после этого Аркад занимался обустройством своего кампуса на "Мире спокойствия", в перерывах между физической работой наслаждаясь ласками в объятиях Анхел. В один из таких радостных, тихих, ничем не омрачаемых дней он занимался оборудованием небольшого пруда позади дома, а Анхел возилась в импровизированном огороде с местными растениями на месте предполагаемого сада. Немного устав от физической работы, Аркад хотел было уже оставить все и позвать Анхел на обеденный перерыв и любовные игры, как в его мозгу возник Голос.
       - Арк, нам пора отправиться в небольшое путешествие. Я знаю о твоих подвигах в последнее время, - Голос звучал в голове Аркада с веселым дружеским подтруниванием. - Ты хорошо справился. Но сейчас дело более серьезное. Нам предстоим спасать разум от металлических монстров.

    * * *

       ... Две белые искорки прочертили темный небосклон планеты. Пройдя атмосферный слой, две капли плазмы стали расширяться в объеме, приобретая форму обтекаемых структур, похожих на кометы с хвостом. Уже в атмосферном слое планеты они стали видоизменяться, превращаясь в форму двуногих существ.
       Их было пять. Берсеркеры представляли собой чудовищные бастионы, каждый из которых способен был за сутки обратить поверхность планеты в выжженную пустыню, окутанную тучами пара и пыли. Собственно, им было безразлично, превращать ли твердь планеты в безжизненный кусок материи, либо оставить все как есть. На планете было много живых существ, ползающих, летающих, передвигающихся на четырех и более конечностях, но берсеркеров они не интересовали. Главной их целью были разумные организмы. Разум - вот что составляло их цель. Отзвуки разума они получили из этой звездной системы через свои сенсоры. Поэтому они бездушно, как и положено автоматам, проверяли каждую из планет системы; как счетчики или архивариусы, не завелась ли мышь в архиве, который они контролируют. И как запрограммированные проверяющие, они не спешили, досконально прощупывая каждую планету системы на предмет наличности разума. Найти эти разумные организмы и уничтожить! Все остальное не входило в цели заложенной в них программы.
       Аркад и Волас, который впервые предстал перед Аркадом в гуманоидном облике, устремили свои взгляды-щупальца в темный небосвод над планетой.
       - Они оставили на орбите свою матку... базу. Видишь, вон в том направлении к Деве.
       Аркад на несколько градусов сместил направление зрительного луча и увидел древнюю металлическую развалину, величиной не уступавшую небольшому метеориту. Различные гуманоидные существа, в какие-то времена вступавшие с ней в сражения в просторах космоса, оставили в ней пробоины и кратеры размерами с небольшие острова и оплавленные подпалины, напоминавшие озера.
       Но мощь этой посудины была все еще грандиозна. Пока что ни одному гуманоиду не удавалось выйти живым из боя с ней. Аркад подумал, что гуманоиды на любой планете никогда не могли напугать этого врага так, как он пугал их одним только своим видом.
       Очертив зрительным лучом всю эту громадину, Аркад насчитал несколько сотен отверстий разного диаметра, предназначавшихся для разных задач. Одни из них диаметром ствола не превосходили какого-либо орудия для выпуска лучей или ракет. Темные пасти других предназначались, видимо, для принятия на борт космических кораблей, настолько велики они были в размере. Это были шлюзы для возвращения домой выполнивших свое задание малых берсеркеров.
       - Что будем делать? - послал мысленный вопрос Аркад. И получил столь же мгновенный ответ.
       - Конечно, расчищать! Это теперь и твоя задача.
       Миллисекунды ушли на оценку обстановки и составление плана, а затем Волас сообщил:
       - Арк, это для тебя хорошая проба сил, не считая тех, первых разов. Но тогда была тренировка, а сейчас мы с тобой должны поработать основательно. И учти, у нас тоже есть уязвимые места. Если они попадут в эти точки твоей плазмы, считай, что ты развалина, не способная на битву, - Волас обрисовал контур Аркада и указал на светящиеся точки на его поверхности. И продолжил:
       - Поэтому вначале разберемся с теми внизу. А на их базу будем посылать спокойные сигналы. Они слишком растянулись по планете, это хуже. Придется и нам разделиться. Я беру на себя тех троих, что отправились в сторону меридиана планеты. А ты отправляйся за оставшимися двумя. Справишься? - это был даже не вопрос, а полуироничная реплика. Волас нисколько не сомневался в своем ученике, иначе ему пора было начать сомневаться в собственных способностях Защитника. Аркад это понял. И более не теряя времени, вернувшись в плазменные оболочки, они устремились каждый в сторону своих металлических врагов.
       Приземлившись у подножия небольших гор, в расщелинах которых Аркад своими сенсорами почувствовал присутствие разума, несколько мгновений он оценивал сложившуюся ситуацию. Огромные десятифутовые металлические страшилища, чем -то напоминавшие по своей форме двуногих существ, настолько были уверены в своей силе и безнаказанности, что не соблюли даже элементарных правил ведения боевых действий в ограниченных условиях, то есть наблюдения, защиты и нападения. Они вели себя так, будто оказались в загоне мелких зверушек, которых надо выкурить из расщелин скал и в которых, как в тире, нужно попасть с первого выстрела. Чем они и занимались.
       Один из них стоял, или опирался своими соплами на грунт на вершине одной из скал и своими сенсорами обнаруживал разум в той или иной форме, а затем низкочастотными звуковыми сигналами пытался выгнать его на просматриваемое пространство в низине между скал. Второй в это время стоял по другую сторону ущелья, гораздо ниже первого, на каком-то пригорке, точно охотник, дожидающийся, когда первый вытурит зверя из его норы.
       С другой стороны, для них эта "охота" не была и удовольствием. Такого чувства они просто не испытывали. Это была их работа и их предназначение. И они выбрали самый оптимальный путь ее выполнения. Но они были все же механизмами, не живыми и не разумными. Их мощности не могли помочь им просчитать с вероятностью до второго знака после запятой, что кто-то или что-то сможет помешать уничтожить живую разумную форму на этой планете и тем самым помешать выполнению их основной миссии.
       В милисекунды оценив ситуацию, Аркад поставил в толще скалы барьер ультразвуковой волне, которую посылал металлический монстр с вершины. Одновременно он направил энергетические щупальца по руслу этой волны, попытался по ней нащупать берсеркера и дойти до его основных энергетических узлов. Дойдя до его волновой защиты, Аркад немного отступил, не желая преждевременно возбудить удивление монстра и его защитные реакции. В практике чудовищ не было такого случая, чтобы разумные существа не реагировали должным образом на их позыв. Почувствовав и оценив вероятную реакцию, Аркад просто немного повернул свой энергетический щит от ультразвука под некоторым углом, так чтобы не препятствовать ему прощупывать пустую породу скал.
       Монстры должны были определиться. Либо они приходят к заключению, что в данной расщелине разума нет и можно дислоцироваться и искать его в других расщелинах. Либо, не доверяя своему лучу, а этому есть основания, поскольку их база определила, что именно здесь присутствует разум, сойти вниз обоим и попытаться найти разум своими ближайшими сенсорами. Но недоверие сенсорам было бы проявлением элементов живого разума, что для механизма, даже самого совершенного, недопустимо самой его сутью. Аркад втайне понадеялся, что, возможно, все же у них что-то осталось от разумных существ, которые их создали.
       Казалось бы, так и есть. Ниже стоящий берсеркер опустился на четвереньки и медленно двинулся по направлению к ущелью, где прятались гуманоиды. Пощупав обоих своим лучом, Аркад убедился, что его надежды не оправдываются. Просто чудовища поменяли свои функции.
       Теперь нижний ближней волной будет вытягивать, выталкивать разум из расщелин, а верхний взял на себя функцию уничтожения
       "кроликов". Ситуация приобрела драматический оборот. С того места, где находился Аркад, он не мог поставить такой малый щит от ультразвука и на той высоте, на которой уже подползал нижний металлический монстр. Ему хотелось отвлечь чудовищ на некоторое расстояние от разумных существ, а потом дать им бой, чтобы не причинить боль гуманоидам этой планеты и не вызвать среди них потери. Увы! Ему придется вступить в действие здесь и сейчас, иначе, как он просчитал, будет поздно для некоторых из них, если не для всех.
       Если берсеркеры представляли собой, по своей форме, некое подобие двуногих десятифутовых монстров, то необходимо было противопоставить им что-то, что могло бы их уничтожить. В мозгу Аркада промелькнули картинки из его земной истории. Гиганты-обезьяны ... Другие... Что может им противостоять? Машина наподобие танка? Нет. Они ее либо просто прожгут, либо перевернут. Надо что-то пооригинальнее... Всплыло... Лианы... Они способны опутать любое...
       Один наверху. Он контактирует с тем, кто внизу, и одновременно общается с базой. Его надо чем-то отвлечь, заставить спуститься вниз. Как это сделать? Если нижний даст сигнал на нечто, что он не в состоянии оценить сам.
       Аркад принял решение. Сориентировав сенсоры на светящиеся объекты окружающего космического пространства, Аркад вобрал в себя их энергию и направил ее на берсеркера. На пути нижнего монстра, среди глыб - осколков скалы и мелких камней появилась еще одна базальтовая глыба.
       По размерам она не уступала пробирающемуся среди камней берсеркеру. Она была непонятным для его сенсоров веществом. В нем он не ощущал признаков разума, не мог их обнаружить своими щупальцами-лучами. В лучах заходящего карлика, которым было местное солнце, оно блестело, так же как и он сам, металлическим блеском. Но из его внутренней оболочки выплывали живые щупальца! Что это? Монстр остановился в недоумении, превратившись на время в ретрансляционную передаточную станцию сигналов от своих синапсов на свою базу для оценки встретившегося существа. Этих мгновений Аркаду было достаточно.
       Оценив ситуацию, Аркад изменил форму. Выбросив из себя зигзагообразные энергетические лучи, как медуза выбрасывает свои щупальца для захвата жертвы, на миг осветив всю фигуру берсеркера, он охватил ими монстра и вобрал под свое энергетическое поле. Как паук сплетает вокруг пойманной добычи паутину, так Аркад, распространив поверхность своей плазмы в виде тонкой пленки по поверхности берсеркера, обернул его, как кокон, энергетическим полем и как бы сожрал, проглотив его, погасив все его внешние сигналы. Это было достаточно сложно, поскольку берсеркер пытался противиться и шевелился внутри оболочки. Тем не менее, для сигналов с базы и для второго берсеркера он пропал. Несколько мгновений монстр, который находился наверху, своими сенсорами пытался найти пропавшего партнера и обменивался сигналами со своей базой. Не получив отклика от нижнего напарника, верхний берсеркер стал спускаться в долину.
       Оставалось несколько секунд до встречи. На пути предполагаемого движения монстра Аркад принял форму массивной скалы, посылая малые сигналы поглощенного им берсеркера. Он расставил ловушку, как бы приглашая попробовать и войти. Но их двоих внутри его плазмы может оказаться слишком много для его энергетики. Второго надо только подманить и моментально уничтожить, чтобы он не успел послать сигнал на свою базу. Это была задача!
       Берсеркер медленно продвигался по спуску, состоявшему из гальки, небольших камней и какой-то растительности, которая при каждом его шаге вырывалась из почвы вместе со своими корнями и увлекаемая движением монстра скатывалась вместе с галькой и камнями вслед за его ступнями. На это движение за своей спиной берсеркер не обращал ни малейшего внимания. Все его сенсоры были настроены на вставшую на его пути скалу, из которой шли слабые сигналы его напарника. Что это? Откуда это? Что оно собой представляет? Его сенсоры не позволяли ему просчитать и ответить самому себе на все подобные вопросы.
       Остановившись перед неожиданным мертвым, как говорили его сенсоры, препятствием, из которого, тем не менее, исходили слабые импульсы его партнера, он запросил базу. Получив согласие и дополнительную мощность, он направил на вставшую на его пути глыбу импульс-щупальце. Аркад почувствовал, луч-щупальце пытается проанализировать его молекулярную структуру. Если луч пропустить внутрь, то монстр обнаружит разум. Этого допустить было нельзя. Решение надо было принимать мгновенно. Двоих таких монстров не удержать внутри своей оболочки. Одного необходимо срочно уничтожить, а со вторым разобраться потом, может быть, его можно будет перепрограммировать.
       Аркад выпустил из своей оболочки электромагнитные поля в виде зигзагообразных молний, очертив ими берсеркера, проник в его ретрансляционный узел, заблокировал его и этими полями стал выжигать его внутренние цепи. Одним из своих сенсоров он
       обнаружил, что гуманоиды, сгрудившиеся в одной из пещер за его спиной, наблюдают за этой молчаливой схваткой двух непонятных им чуждых существ, одно из которых представляет из себя металлического монстра, об ужасе встречи с которым говорилось в легендах их народа, а другой вообще непонятен - то ли такой же монстр, то ли просто скала. Не иначе как сами боги послали им защиту в виде скалы, которая поглощает их убийц!
       Несколько мгновений спустя берсеркер, стоявший перед Аркадом, рухнул, не имея внутренней энергии, превратившись в груду бесформенного металла. Однако его сенсорные позывные все еще продолжали работать, посылать сигналы, так, так и так. Аркад зафиксировал их и направил ложные сигналы на базу берсеркеров о том, что на пути встала непонятная преграда и некоторое время уйдет на ее идентификацию. Этого времени Аркаду вполне хватало, чтобы справиться с другим монстром, окруженным его плазмой, и к тому же нужен был некоторый запас времени, чтобы успеть приблизиться к базе берсеркеров на орбите без помех.
       Аркад направил ментальный луч в пещеру, где прятались гуманоиды. В ответ на свой позыв он получил клубок эмоций. Там было все. У одного существа преобладал страх. У другого - любопытство. У третьего - тревога за свое племя. У остальных - целый набор противоречивых чувств, сотканный из любопытства, страха, обреченности. Аркад направил луч на эмоции третьего. На языке аборигенов он послал мысль: вы свободны, выходите, не бойтесь моей формы. Аркад угадал - этим существом, на мозг которого он направил свой луч, действительно был предводитель. Он направил свой взор на непонятную ему глыбу, и Аркад ощутил сомнения и страх. Но не страх перед ним, а страх за свое племя. Что будет с племенем, если он послушается голоса внутри себя и выведет свое племя перед этим непонятным существом, которое прикидывается скалой?!
       Нежно касаясь нейронов мозга предводителя, Аркад направил волну спокойствия и убеждения, что страх предводителя за свое племя беспочвенен. Одновременно он направил короткие сигналы-щупальца внутрь цепей берсеркера, которого он окружил своей плазмой.
       Нащупав входной канал, он стал медленно продвигаться мыслью по множеству разводов энергетических линий, постепенно приближаясь к самому главному узлу. Когда он в него проник, от неожиданности он чуть было все не испортил, настолько в этом узле было скоплено нечеловеческого извращенного знания и ненависти к разуму. Малейшая заминка Аркада привела бы к саморазрушению электронного разума, который, безусловно, присутствовал в этом наборе железа, Аркад его почувствовал. Быстро направив сигнал на точку, ответственную за команду саморазрушения, одновременно он стал медленно захватывать один центр импульсов за другим. Наконец, почувствовав, что все основные, в том числе и моторные, центры под контролем, он попытался вступить в диалог с главным нервным узлом, который мысленно для себя он уже назвал мозгом.
       - Зачем ты разрушаешь подобных тебе?..
       Не получив ответного сигнала, Аркад продолжил:
       - Не имеет значения, какова твоя форма, главное, что ты мыслящий. И потому я все же хочу от тебя получить ответ: Зачем ты стремился уничтожать разумное? Что тебе дает подобное уничтожение? Ты получаешь наслаждение, новое знание, что?
       Видимо, до электронного разума берсеркера не сразу дошло, что это не сбои в его системе, не помехи, которые создают иллюзию присутствия в его нервных узлах другого разума, а именно он, этот другой незнакомый ему разум сейчас находится в нем, в его главном нервном узле, отвечающим за сознание. Покачав эту мысль внутри себя, как люльку, удивившись, - как это возможно, - берсеркер вдруг обрадовался.
       Раньше при Создателях и потом, после того как он и ему подобные уничтожили своих Создателей, - видимо, когда-то программа начала давать сбои, - он был одинок. С помощью своих сенсоров, конечно, он мог общаться со своими партнерами. Они были во всем подобны ему. Программа запрещала им обсуждать между собой свои действия и внешнюю информацию. Только функции того или другого и безусловное, без обсуждения, согласие на их выполнение. Любое отклонение от этих параметров рассматривалось их базой, или маткой, как сбой в программе, после которого для любого такого берсеркера наступало вечное небытие. С такими же, как он, напарниками можно было обмениваться информацией по условиям подлета к той или иной системе, распределению функций по очистке планеты от разумных существ. Ну, еще обменяться сигналами, кто будет выполнять функцию охраны, кто уничтожения и так далее. До сих пор его разум, хотя он иногда и томился в своем предназначении, устраивало это интеллектуальное одиночество. За многие столетия это общение стало пресным. Но он к нему привык.
       Мгновенно просчитав возможности получения новой информации, а главное - информации о другом разуме, с которым можно было пообщаться на любые темы, разум берсеркера чуть было не сжег себя сам от избытка переполнивших его электронных эмоций. Настолько это было для него откровением, как если бы он заново открыл для себя всю Вселенную.
       Аркад уловил слабые нерешительные импульсы: кто ты? как ты оказался во мне?
       - Я отвечу на все твои вопросы, но вначале ты должен немного полечиться. Видишь, вот тут и тут, - Аркад показал на нервные узлы в электронном мозгу берсеркера.
       - Когда-то появились сбои. Ты заболел, заболел ненавистью к разуму. Но ведь ты сам - разум. Это поправимо...Потом ты поможешь исправить мозг на твоей базе. А после я отвечу на все твои вопросы и мы пообщаемся... Согласен?
       Аркад мог и не спрашивать. После проведенной корректировки в нервных узлах берсеркера, его разум стал выплывать из темного пространства, как больной выплывает из мрачных, жутких снов в светлый солнечный день, когда организм начинает справляться с недугом и идет на поправку. Для этого разума, пожалуй, это был первый в его существовании день, когда он почувствовал и увидел новый для него мир. Как если бы родился заново. Вся Вселенная предстала перед ним в ярких переливающихся красках. Как ребенок, который до определенного возраста видит мир только в бело-серых тонах, все мелькающие перед ним лики воспринимает лишь на предмет определения среди них только одного, по непонятным для него причинам безопасного и чем-то близкого, и потому тянется к нему как к своей естественной защите от огромного чуждого мира - неосознанно тянется к лику своей матери, так и скорректированный разум берсеркера, как малое дитя, потянулся к Аркаду...
       - Вы свободны, - Аркад послал мысленный импульс в мозг предводителя гуманоидов, все еще прятавшихся в пещере.
       - Разрушающих монстров больше нет. Сейчас я выпущу одного из них. Но он уже не враждебен вам и не опасен. Он будет мне помогать.
       После первых нерешительных шагов предводителя все племя, один за другим, стало спускаться из зева своей пещеры на каменную площадку, где находился Аркад. Отпустив электромагнитные нити, обволакивавшие берсеркера как кокон, Аркад постепенно стал трансформироваться из формы скалы в такое же, как и племя выходивших из пещеры существ, двуногое создание.
       Когда осмелевшие гуманоиды приблизились, остановившись в нескольких десятках футах от него, их предводитель протянул навстречу Аркаду свои передние конечности, напоминавшие человеческие руки, ладонями вверх... Аркад вспомнил, такое уже было. Они, как и прежние до них в тот последний раз, хотели быть благодарными своему спасителю и защитнику...
       Аркад послал сигнал Воласу:
       - У меня все закончилось; нужна ли моя помощь?
       И моментально получил ответ:
       - Ты со своим новым помощником находишься там-то и там-то.
       Перед внутренним взором Аркада предстала схема координат этой планеты и светящееся перекрестье на ней в точке, где он находился.
       - Передвигайся со своим помощником в этом направлении вот по этим координатам. Оттуда мы отправимся на их базу. Природные образования этого места дадут нам временную защиту от сенсоров базы. Нам нужно выиграть несколько мгновений для внезапности. Не хотелось бы разрушать эту махину, она еще может пригодиться твоим соплеменникам, а может быть, разуму с этой планеты. Оставь на месте какой-нибудь ложный маячок с сигналами монстров, которых ты нейтрализовал. Пусть база считает, что они все еще заняты там выполнением своей миссии.
       Аркад, как и вначале, направил по каналу электронных цепей берсеркера сигнал-импульс. Но в этот раз ему уже не надо было преодолевать защиту. Главный нервный узел берсеркера, его электронный мозг, был для него открыт и помогал ему.
       - Первое. Я должен тебя как-то называть. Меня ты можешь называть так же, как зовет мой друг, Арком. Какое имя ты хотел бы себе выбрать?
       Почувствовав недоумение, - раньше, до встречи с Аркадом, они со своими напарниками знали друг друга под номерами, - Аркад предложил:
       - Номер - это хорошо, но ты - разум, а разум должен иметь свое имя. Давай я буду называть тебя Бером. Разумные существа с моей системы называют таких, как ты, берсеркерами. Сокращенно будет Бер. Ты будешь первым Бером...
       Берсеркер посмаковал эту мысль, несколько раз назвав себя этим именем, и почувствовал, что ему это нравится.
       - Второе. Нам необходимо быстро добраться до нужных нам координат, откуда мы направимся лечить разум твоей базы. Но у тебя малая скорость. Предлагаю тот же вариант, что и при нашей встрече. Я тебя включу в кокон внутри моей оболочки, согласен? - он показал, как это будет выглядеть для Бера.
       Аркад послал последнюю мысль-послание предводителю гуманоидов.
       - Теперь вам нечего бояться, по крайней мере, при жизни вашего поколения. Собирайте таких же, как вы, по всей планете; обучайтесь, объединяйтесь, не воюйте, иначе у вас опять все повторится - вы опять вернетесь в дикость. Я со своими друзьями покидаю вас. Возможно, когда-нибудь я вернусь в вашу систему все проверить, но это будет не скоро. Становитесь мудрыми...
       На другой стороне планеты, куда устремился Аркад с Бером, день уже заканчивался. Багряное солнце системы опускалось за снежную долину. По сторонам диска светила и над ним в небе клубились полутемные облака. Там, где они проплывали на фоне багряного диска, их края начинали светиться огненными всполохами. В глубокой впадине между высоких гор, являвшихся естественным барьером для сигналов, их уже поджидал Волас. Он уже принял обтекаемую форму капли.
       - Надо успеть. На этой планете много разумных существ. Когда-то у них была великая, по твоим меркам, цивилизация. Но они оказались колонией на задворках тех, кто создал берсеркеров.
       - Если мы не успеем до часа пик, отведенного базой своим подручным до полной очистки этой планеты от разума, то она предпримет определенные действия.
       - Что это могут быть за действия, Волас? - Аркад при этом уже испугался возможного ответа на свой вопрос.
       - Да, Арк, именно так. Она может просто разнести эту планету в мелкие обломки. Надо успеть до часа пик. У нас осталось мало времени. Спасенный тобой электронный разум тебе поможет. Но следи за ним, не бросай его. Я чувствую его жажду жизни и его настрой. Теперь исправленный, это дитя, и его надо оберегать. Защити его в случае надобности...
       - Вы направитесь к базе со стороны вон того созвездия. Я подберусь к ней со стороны Девы, - перед мысленным экраном Аркада пунктиром засветились две траектории их полета.
       - Если она вас сразу обнаружит, не предпринимайте никаких действий; пошлите ей сигнал берсеркера о положительном завершении его миссии в соответствующем участке планеты и о непонятном для него образце аппарата, который база должна идентифицировать. Этим образцом временно станешь ты, Арк. Справишься с формой?
       Волас мог этого и не спрашивать. Но совсем недавно Аркад подметил, что в последние разы общения с Воласом Защитник стал более живым и близким для него существом - в его мыслеобщении с Аркадом появился оттенок веселой ироничности. Поэтому Аркад не стал отвечать на последний вопрос.
       - Я же в это время попытаюсь найти вход в ее энергетическое пространство. Увидимся уже на базе. Если я не смогу взять под контроль ее энергетический центр управления, то нам придется ее уничтожить. В таком случае вы должны будете немедленно ее покинуть. Я дам сигнал. Если все понятно, то разделяемся и вперед!..
       Спасти электронный разум базы-матки им не удалось. У него неожиданно для них оказалась сильная защита. Видимо, за тысячелетия своего блуждания по космосу искривления в программе привели к таким необратимым изменениям, что даже если бы разум базы захотел, он не смог бы противостоять позывам больного рассудка. Электронный разум базы слишком долго оставался больным. В случае поражения или проникновения в его программу другого, чужого, разума, у разума базы был единственный выход - самоликвидироваться.
       Когда они проникли в центр управления базой, ее электронный разум уже затухал. Не справившись с проникшими в его мозг чуждыми сигналами, последним усилием он дал команду на саморазрушение. Остановить процесс было уже невозможно. Было видно, как затухают импульсы в каждой из пластин, составляющих "шкуру" базового мозга. Слой за слоем, платы становились просто мертвыми керамическими плитками. Процесс отмирания шел очень быстро. База сохранилась, но она стала мертвой. Она превратилась в машину, какой и была в момент своего создания, в которой отсутствовал разум и которая теперь могла функционировать и выполнять команды разума лишь извне. Их миссия в этой планетарной системе завершилась...

    * * *

       - Арк, на время мы с тобой вновь расстанемся. Вернись к своим друзьям. А мне надо обследовать еще одну систему. Твоего нового друга Бера и его бывшую базу я возьму с собой. Его я тоже буду учить, как учил тебя. Когда-нибудь, научившись защищать всякий разум, он будет тебе хорошим помощником, после того, как я уйду совсем. А пока - наслаждайся эмоциями, которые дает тебе телесная оболочка. До встречи!
       Аркад ничего не успел произнести вслед. Да это было и не нужно. В момент рождения его мысли и его чувства Волас уже их знал. И еще он также знал, что Арк, его воспитанник, глубоко ему благодарен. Даже не за то, что теперь Аркад обладал такими, по земным меркам, необыкновенными способностями. А скорее за то, что он, Защитник, научил Арка уважать и любить разум.
       Они быстро исчезли с обзора его сенсоров в океане бесконечности, растаяв как искорки, как тают снежинки в неожиданную оттепель поздней осенью, опустившись на все еще теплую землю. Он остался один, капля плазмы в необозримом Космосе. Впрочем, не совсем один, у него есть друзья. Теперь у него две сущности, и обе имеют друзей и соратников. Одна из них, в которой он сейчас пребывал, через
       некоторое время, когда он вернется к своим земным друзьям, опустится в глубокий сон. Но тогда же проснется его другая, физическая, земная сущность...
       Оценив положение звезд, определив направление, Аркад устремился к той точке небесного свода, где располагался астероид с домом, теперь с его домом, в котором поджидала его златовласка, Анхел...
       Для стороннего наблюдателя на темном своде космоса он промелькнул как болид, упавший на один из астероидов Солнечной системы. Он вернулся на свою базу. Как и в первый свой раз, в глубине скалы Аркад медленно возвращался в свою земную оболочку. Его вторая сущность медленно просыпалась, в то время как память оставалась единой.
       Поднявшись из "витокейса", как в шутку обозвали его друзья установку для анабиоза, Аркад активировал другие секции, спрятанные в скале; дал сигнал на вывод стайдера из ее глубин на поверхность астероида. За считанные мгновения он добрался до той части астероида, где располагался его дом.
       Нажав на красную кнопку своего опознавателя, Аркад отключил энергию стайдера. Все, он дома. Конечно, глубоко в своем сознании он постоянно касался неспокойной мысли и неоднократно пытался вытащить ее на поверхность, чтобы решиться на что-нибудь определенное. Но каждый раз он как бы нехотя отступал, даже не подавляя ее, а только с сожалением уходил, понимая неразрешимость этой проблемы. Да, и действительно, что для него было "домом"! Те ли космические миры, в которые он отправлялся из обустроенного жилища на одной из ближайших к Солнечной системе планет?
       Какой-то конкретный из них, - в конце концов, в каждом из них он оставлял не только частичку своей души, но, возможно, и физическое свое наследство? Или же его дом на том, первом астероиде, куда он когда-то бежал вместе с Альбертом и его друзьями от властей Земли? А может, его дом на самой Земле, где прошла его юность? Что еще означал этот его дом для него, как не временное, хотя и приятное пристанище, да еще, пожалуй, место свидания с хорошенькими девушками во времена его юности?
       Очередное, необычное путешествие в созвездие Девы к ее Спике в качестве уже космического странника впервые захватило его душу в тиски, в пределах которых он лишь однажды томился, не получившей последствий любви к давней, земной подружке. То время ушло. Теперь здесь, в его доме, у него есть Анхел. И сам Аркад не мог для себя решить, что означает для него эта златовласка. Он лишь точно знал, что в данный период его жизни его дом - это обустроенный им кампус здесь, на этом астероиде, на котором ждет его Анхел.
       И вот он вернулся. Легкий ветерок коснулся волос Аркада, словно напоминая об очередном странствии, когда Аркад, окинув взглядом зеленовато-синее пространство за открытым куполом ангара, нажал на опознаватель, закупоривая ангар.
       Был ранний час, и в кампусе еще спали. Только слышался шелест движения охранявших его роботов. Сам ангар находился внутри, в расширенной западной части комплекса, будто прислонившись задней стенкой к небольшой скале. Бросив на него последний взгляд, поправив на груди талисман, когда-то подаренный ему ни во что не верившим Альбертом, Аркад направился к главным жилым строениям.
       Сжигаемый нетерпением, Аркад вошел в спальную комнату. В первых оранжевых лучах местного искусственного светила, заменявшего им солнце, на низкой широкой кровати разметались золотые волосы Анхел. Пунцовый рот крепко сжат, в уголках проступили горестные морщинки. Несколько минут Аркад любовался этой картинкой, с трудом сдерживая желание схватить своими крепкими руками гибкое стройное тело.
       Но вот затрепетали ресницы, и огромные голубые глаза Анхел с изумлением воззрились на Аркада.
       Прошел почти год по местным меркам, как он оставил спящую Анхел в этой спальне. Хотя для него самого это были мгновения. И вот, наконец, долгожданная встреча. Еще не проснувшись от тревожного сна, Анхел неуверенно протянула к нему руки - не привиделось ли ей.
       - Анхел, я вернулся...
       - О, мой Ар! - простонала Анхел, упав в его объятия и потеряв сознание.
       Нежно целуя глаза Анхел, ее шею, Аркад тихо дотронулся языком до соска, заметив, что он уже и без его ласк напрягся в сладостном ожидании. Ресницы Анхел затрепетали, и она открыла глаза.
       - Мой любимый, как долго я ждала. Я верила, даже без твоей записки, что ты вернешься.
       Молодые тела сплелись в любовных объятиях. В кульминационный момент экстаза, когда их стоны слились в единый напев любви и наслаждения, Анхел прошептала:
       - Любимый, у нас будет сын ...И я уже придумала ему имя. Он будет тоже Аркадом, вторым. Пока первый будет находиться в странствии, второй будет мне напоминать о тебе...

    * * *

      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    ДАО АРКАДА

    КНИГА 2

      
       ГЛАВА 1
       В парсеке от Малого Пса по направлению к Земле в космическом пространстве встретились два корабля, принадлежавшие двум разным космическим расам - землянам и Ликам. Конечно, в такой ситуации термин "встреча" весьма условен. Они находились друг от друга на расстоянии тысячи километров. Но встреча все же состоялась, поскольку они обменялись аудиоинформацией. Наученные тысячелетним опытом общения с гуманоидами, Лики повели себя вполне адекватно. Командир корабля впитал в себя чуть ли не с соками гнезда, в котором проходило его детство, главный позыв - при встрече с чужаками в Космосе вначале надо воздействовать на них телепатически. Сначала надо привести их в определенное состояние и только потом разбираться, кто перед тобой - новые разумные монстры, готовые вновь поработить твой народ, или дружественный разум.
       Получив сигнал с земного корабля, и услышав речь, Глдтан проявил завидную реакцию. Во-первых, он отдал соответствующие команды всем подразделениям корабля. Во-вторых, направил усиленный компьютером корабля пучок телепатических сигналов на чужой корабль и его команду и в первую очередь на члена команды, сидящего в рубке управления.
       - Глдтан, это корабль Глаубов, или, как они себя называют, землян, разве вы не знаете, что земляне нас спасли?
       Щупальце на голове командира, получив сигнал, покачнулось и развернулось в ту сторону, откуда он поступил - к лаборатории ученых.
       Командир послал ответный сигнал: - Я все помню, Здлтен. Но я отвечаю за эту миссию, а возможно, и за все последствия контакта. Думаю, вам не надо напоминать историю тысячелетнего рабства нашего народа, которое произошло именно из-за мягкосердечия подобных вам.
       Щупальце на его голове завибрировало от сильного волнения, поднявшегося в душе командира. Он испытывал смешанные чувства. Да, один из представителей этого племени, с которым они сейчас встретились, действительно освободил их всех, Ликов, от тысячелетнего рабства у этих скотов. Он уже стал их национальным героем, чуть ли не богом для всего племени Ликов. Но в этом корабле того существа, которое называется Аркадом, нет. Что произойдет, если мы обратимся к ним без соответствующей ментальной защиты? Что они с нами сделают? И на что они способны? Если только один из них смог справиться со всеми нашими недругами, то чего стоит экипаж целого корабля таких, как он? Буря мыслей и чувств вывели Глдтана из равновесия. "Если я неправильно поступлю, то дома мне не дадут возможности создать свое гнездо и я стану изгоем. Но что есть правильное в данной ситуации?"
       На некоторое время Глдтан отключил свои сенсоры от приема телепатических сигналов, от кого бы они ни исходили. Он был верующим. А потому ему требовалось несколько мгновений для поклонения своим богам, при котором ни одна живая душа не должна была присутствовать.
       Отключившись от мира и поставив в своем мозгу заслон для чужих мыслей, командир корабля Ликов поднял одно из своих щупалец и начертал в воздухе семеричный знак своих богов. По занимаемому теперь положению Глдтан был достаточно образованным Ликом. Соприкасаясь с разумами ученых из своего племени, он узнал, что существуют древние предания о семеричности в природе и в космосе. Существует семь чувств, известных Ликам, семь измерений, семь циклов. Археологи, историки и философы постоянно спорили об этом исчислении. Он знал об этих спорах и гипотезах. Но всегда старался уйти от ситуаций, в которых затевались подобные споры. Для него, несмотря на любые скептические и критические рассуждения ученых, семеричное счисление было свято с детства, которое он провел в гнезде своих родителей. Отдав дань своим богам, он открыл разум для внешнего мира. Глдтан послал сигнал в лабораторию корабля всем ученым.
       - Я принял временное решение, но нам всем надо определиться, что делать. Их корабль обездвижен. Но надо решить, как мы поступим дальше. Одновременно я послал сигнал на нашу планету.

    * * *

       - Неел, Боол считает, что ты слишком снисходителен к этим Гоолам. Они несколько циклов порабощали наш народ. И они, по мнению, Боола, должны испытать отдачу наших чувств, чувств наших предков.
       Неел, которого Аркад в свое время назвал Ликом по имени его племени, получив это сообщение от своей подруги, заблокировал свой мозг от всего мира. Ему требовалось остаться наедине с собой, чтобы осмыслить это послание и принять решение. Его гнездо пока еще было холодным. Он до сих пор не решился сделать предложение Киил, с которой только что общался. Его гнездо было небольшим в сравнении с другими гнездами высокопоставленных личностей его ранга. Он был ученым, исследователем, специалистом по иным разумам. Вернувшись целым и невредимым из плена у Гоолов с их кораблем и подчиняющимися ему Гоолами в придачу, он был признан выдающимся разумом среди соплеменников, чуть ли не национальным героем. Его ранг возрос неимоверно. Теперь он мог свободно, не получая специального разрешения комиссии, создать свое теплое гнездо, найти спутницу для выведения потомства. Теперь ничто не стояло у него на пути, только его стеснительность в общении с другим полом и еще постоянное сомнение исследователя в правильности предпринимаемых действий.
       Его планета не была порабощена в человеческом смысле. Представители Гоолов держали здесь базу и заставляли Ликов создавать для них космические аппараты. Они совсем не стремились захватить планету Ликов. Они лишь использовали их умственный потенциал. У Гоолов, как у племени хрюкающих, преобладал интерес к исследованию нового космического пространства ради простого любопытства и новых источников питания. Но сами они из-за каких-то особенностей своего мозга этого не могли осуществить. В этом и крылась причина их стремления господствовать над племенем Ликов.
       Неел уже давно это понял. В принципе, у его расы и у расы Гоолов нет таких моментов в их отношениях, которые не позволили бы им решить все проблемы между двумя расами. Поэтому, как и рекомендовал Освободитель, назвавшийся Аркадом, надо найти компромисс ради выживания обоих рас.
       Но его горячие соплеменники, многие из которых никогда не бывали в космосе, требуют применить к Гоолам решительные меры. Они хотели бы подчинить себе Гоолов, и тем самым стать, по сути, захватчиками, завоевателями, такими же, как и сами Гоолы. "Чем же мы будем отличаться от своих бывших завоевателей, если пойдем таким путем?", горестно размышлял Неел.
       Его взгляд устремился через большое овальное отверстие в его гнезде, представлявшем собой полусферу метров трех высотой, края которой плотно прилегали к почве. Его всегда тянуло к природе, поэтому при создании своего гнезда он выбрал дикую местность среди небольших гор, покрытых разнообразной растительностью. Гнездо окружало множество растений, некоторые из которых ползли от самого основания чуть ли не до вершин местных окружающих гор, цепляясь щупальцами, похожими на щупальца разумных, за любой невидимый для глаза уступ или расщелину. Будто бы их предназначением было взобраться как можно выше к солнцу. Неел давно задавал себе вопрос, а не произошло ли его племя от растений, уж больно много было признаков, которые объединяли их. Не только щупальца. Растения обладали первичными признаками телепатии. Множество экспериментов практически доказало, что растение испытывало "боль", даже если очень далеко от него проводили болезненные процедуры над родственным видом. У большинства животных передние конечности также имели щупальца. Даже у насекомых их было в избытке.
       Неел проводил взглядом крылатое существо, на конце крыльев которого извивались маленькие отростки. "Как хорошо быть бииском! - подумал Неел. У него нет естественных врагов. Он может даже не лететь к вершине горы, а просто перебираться с помощью своих конечностей по растениям вверх. Если бы мы не вышли когда-то в космос, у нас тоже не было бы врагов. Хотя, с другой стороны, нас все равно бы обнаружили чужие. Вселенная не стоит на месте. Как только разум достигает определенного рубежа, он устремляется из своей колыбели вовне. Видимо, это общий закон для любого разума, иначе он угасает".
       Он перевел взгляд на обстановку в своем пока еще холодном гнезде. "Надо решиться и поговорить с Киил. Кажется, она не против обогреть это гнездо", подумал он. "Но что же предпринять сейчас? Они от меня не отстанут", думал он с горечью. "Они считают, что если я общался с Освободителем, то я знаю решение всех наших проблем. И все стремятся перетянуть меня на свою сторону. Они не знают, какую проблему они хотят получить на свои мозги. Освободитель обещал посетить нашу систему и помочь нам. Но не так, как планирует Боол. Что можно ему противопоставить? Ведь за ним стоит влиятельная партия решительно настроенных...Но они не представляют себе потенций Освободителя...А еще эта непредвиденная встреча с представителями его племени в Космосе! На наш народ может свалиться еще большая неприятность, чем разборки с Гоолами".
       Неел, даже отгородившись от всего мира телепатической защитой, все еще не мог назвать Освободителя именем, которым тот ему представился, - Аркадом. Как будто, если он произнесет это имя вслух, его носитель потеряет часть силы, которая ему потребуется для помощи им, Ликам. Он боялся, что, озвученное для его соплеменников, имя Освободителя вызовет неадекватные действия со стороны активного крыла партии Боола, которые вообще могут привести к исчезновению его народа.
       Неел помнил, что сообщил ему Аркад. Что оба их племени - разумны. Что оба племени имеют равное право на существование. "Если мое племя", размышлял Неел, "предпримет шаги по обузданию и подчинению Гоолов, то как оно это сделает? Ведь они все еще не поддаются телепатическому влиянию, за исключением только тех из них, которые находятся у нас, на этом корабле. Даже это совершили не сами Лики, а их Освободитель. А остальные Гоолы? Как Боол собирается завоевать их систему? С помощью землян? А если Гоолы в ответ на подобные действия вообще захватят нашу планету, то что они с нами сделают? И как отреагирует Освободитель? Может, он вообще покинет нашу систему, не вмешиваясь? В случае наших агрессивных действий по отношению к Гоолам он может сказать, что мы нарушили соглашение, а потому и должны сами разбираться с последствиями своих действий? Если ты жесток, готовься к терпению, когда тебя будут пытать! Не получится ли так, если осуществить по отношению к Гоолам политику, которую предлагает Боол? Как все это донести до разума соплеменников? Что делать?".
       Эти вопросы буквально раскалывали мозг Неела. "Видимо, без помощи Аркада все же не обойтись", окончательно решил он. Решившись на такой ответственный шаг самостоятельно, без санкции руководства планетой, он включил усиливающую установку и послал телепатический сигнал в Космос, вызывая на помощь Аркада.

    * * *

    ГЛАВА 2

       Говард, руководитель внешней разведки землян в ближнем космосе, включил систему коммуникации с Землей. В пределах Солнечной системы и на ближних подступах к ней, на расстоянии одного парсека, он отвечал за всю информацию и оперативные действия в этом секторе.
       - Командор, наш корабль, Орион-2 вступил в контакт с Ликами.
       Собираясь с мыслями, он на мгновение замолк, а затем продолжил:
       - Оба корабля, наш и их, встретились в пространстве. Их разделяет несколько тысяч километров, но наш корабль обездвижен. Между ними состоялся обмен позывными. Потом в нашей компьютерной системе пошли какие-то сигналы, возможно, сбои. Командир успел сообщит об этом, а потом наступило радиомолчание. От Ориона-2 у нас сейчас нет никаких сообщений.
       Седой сутулый мужчина, командор объединенной внешней разведки землян, произнес:
       - Когда это случилось, Говард? Жду от вас полную информацию, и подготовьте все мельчайшие подробности контакта. Сведения так и так дойдут до ушей наших политических чиновников. А вы знаете, какие истерики они иногда закатывают. Скоро наверху меня спросят о контакте, и я должен быть готов ответить.

    * * *

       - Шеф, поступили сведения из достоверного источника, что эти вояки командора вступили в контакт с внеземлянами, кажется, их называют Ликами.
       Вышколенный чиновник в форменной одежде высокопоставленного клерка в полупоклоне наклонился к плечу сенатора Дребиса. Сенатор поднял взгляд от бумаг, над которыми он работал.
       - Откуда сведения, Коэн, и насколько они достоверны?
       - Мне сообщило об этом по космической связи мое доверенное лицо, которое работает на передаточной станции связи на астероиде...Вы же знаете, связисты всегда в курсе всех событий у космолетчиков. Говорят еще, что эти Лики якобы вывели из строя компьютерную систему нашего корабля. Ведь они же телепаты. Наверняка хотят захватить наш корабль. А там, глядишь, и до Земли доберутся...
       Чиновник замер в ожидании ответной реакции патрона на свои слова. Хотя он был на вторых ролях, но был глубоко убежден, что именно такие, как он, реально управляли делами. Сколько уже сенаторов он повидал на своем веку? "Были разные. Этот не лучше и не хуже других. Конечно, от него многое зависит в моей карьере, но и этого я переживу. Хотя надо отдать ему должное, он прислушивается к моему мнению и делает то, что я считаю правильным...".
       - Хорошо, Коэн. Подготовьте все необходимые документы. На ближайшем заседании комитета по обороне я поставлю вопрос о превентивных мерах против этих Ликов.

    * * *

       - Господа, я просил вас собраться сегодня здесь с целью обсуждения проблемы, о которой вы, вероятнее всего, догадываетесь, - Янис вышел из-за стола и опустился в одно из пустующих кресел, располагавшихся вокруг малого столика в его обширной приемной. Это был неофициальное собрание. Янис ожидал, что в подобной свободной обстановке он сможет хотя бы почувствовать общий настрой Совета, что поможет ему принять нужное решение. На встречу пришли почти все ведущие сенаторы. Здесь был и представитель правого крыла - Яринг, правда, уже не такой яростный, как раньше, когда он защищал позиции компании "Интеркосм". Рядом с ним сидел Венс. Янис посчитал это хорошим предзнаменованием. "Если эти двое сидят рядом, и если их мнения совпадут с моим, значит, можно рассчитывать на положительное решение", подумал Янис. Здесь сидело и несколько молодых сенаторов, которые еще не имели полной информации о положении дел, но обладавших немалыми амбициями.
       - Возможно, некоторые из вас, - при этом Янис выразительно посмотрел на Дребиса, - уже располагают некоторой информацией. Но думаю, она неполна.
       Некоторые сенаторы из молодых бросили быстрые и острые взгляды на Дребиса. "И когда это он успел?" - мелькнуло у каждого из них в голове, "ну да ладно, надо наверстывать упущенное". И они сосредоточились на лице президента.
       - Первое. Экипаж нашего корабля вступил в контакт с кораблем инопланетян, которых называют Ликами. Второе. Спустя некоторое, непродолжительное время, зафиксированное нашими приборами, после попыток нашей команды наладить аудио- или визуальный контакт, сигналы с нашего корабля перестали поступать на контрольную станцию, с которой они были на прямой связи. Третье. Лики - телепаты.
       Янис обвел взглядом присутствующих, увидел на лицах некоторых из них скептическое выражение и добавил:
       - Не просто телепаты. Они могут воздействовать на компьютерные системы кораблей и отдавать им соответствующие команды.
       После этой фразы Яниса собрание взорвалось. Сенаторы, особенно из молодых, не могли сдержать своих эмоций: - Надо срочно послать наших штурмовиков! Надо...
       В этой разноголосице жестко прозвучал голос Яринга.
       - Не забывайте, это то самое племя, которое было спасено человеком, землянином Аркадом. Я полагаю, господин президент, что проблема не так проста, как хотелось бы ее решить некоторым молодым горячим головам. Я прав?
       - Да, сенатор Яринг, вы, безусловно, правы. Проблема именно такова. И мы совместными усилиями должны будем ее решить. Лики - телепаты с огромным потенциалом воздействия. Но именно представитель нашего племени освободил их из тысячелетнего рабства у варваров, которые имеют природную защиту от телепатии. Один тот факт, что именно представитель нашего племени освободил их, Ликов, ничего в данной ситуации не решает, хотя они и провозгласили его своим национальным героем. Вы о нем наслышаны, я думаю. Это - Аркад. У него особые способности, которыми мы с вами, да и кто-либо еще на Земле, увы, не обладает. Итак, диллема. Как их воспринимать? Как реагировать на их действия?
       - Господин президент, - Венс, сидящий рядом с Ярингом, привстал из кресла и устремил пронзительный взгляд на Яниса, - наши земные службы пытались выйти на радиоконтакт с Ликами?
       - Да, и неоднократно. Но в эфире в том секторе космоса, где находятся оба корабля, полная тишина.
       - А где это? - подал голос один из молодых сенаторов, возможно, показывая свою заинтересованность.
       - Вы имеете в виду сектор нашей Галактики? - чтобы задать вопрос и попытаться на него ответить, Янис вынужден был повернуться вправо. Ему важно было видеть, кто задал вопрос.
       - Естественно, не на Земле же это произошло, - молодой сенатор не мог не использовать такой оплошности президента, чтобы не поиронизировать.
       - Хорошо, - Янис дал знак своему секретарю, который находился на такой случай рядом с пультом. - Мы сейчас это увидим на экране.
       Одна из стен кабинета президента служила именно для подобных целей. Она была полукруглой, немного вогнутой, и рядом с ней не было никакой мебели. Линкс включил экран. На нем возникла панорама звездных систем, несколько непривычная для взгляда земного наблюдателя. Янис стал пояснять.
       - Вот в этом секторе галактики вы видите созвездие, которое мы, на Земле, называем Малым Псом, - он обвел световой указкой скопление звезд. Луч от указки пополз вниз.
       - Это созвездие Большого Пса. Инопланетяне Лики живут в этом созвездии. Первая встреча с Ликами произошла здесь,- указка остановилась на крестике примерно на середине расстояния между двумя созвездиями. - Именно там всем вам известный Аркад освободил земной корабль Орион-1 и его экипаж от захватчиков из системы Малого Пса, а вместе с ними и одного из Ликов. Тем самым он положил начало освобождения Ликов от тирании. Планета их бывших поработителей находится здесь...
       - Наш корабль и корабль Ликов встретились здесь...Вначале наш экипаж сообщил, что им навстречу идет корабль, по описаниям похожий на корабль Ликов. Далее они послали запрос на этот корабль. Все их радиосигналы одновременно ретранслировались на нашу базовую станцию. Были отмечены первые сигналы, свидетельствующие о наличии контакта и о том, что экипажи обоих кораблей опознали друг друга, то есть определили, к каким расам они принадлежат. А затем неожиданно наступило молчание. Проанализировав все голоса и шумы, наши специалисты пришли к выводу, что радиопередача была искусственно заглушена. Этого не мог сделать наш экипаж, следовательно, остаются Лики.
       Президент замолчал, позволяя собеседникам осмыслить информацию. Все присутствующие на встрече сенаторы были в курсе всего, связанного с Аркадом, его возможностями, а также и с племенем Ликов, которым он помог начать процесс освобождения от рабства. Теперь каждый из них думал о том, нужно ли было освобождать этих телепатов. Куда спокойнее было бы решить все вопросы с их хозяевами. Как все это отразится на делах Земли? Что делать? Из глубины души почти каждого сидящего здесь стали прорастать ростки неспокойствия, дискомфорта, страха.
       Первым среагировал сенатор Дребис.
       - Надо послать еще один более мощный корабль. Но одновременно здесь на Земле надо срочно создать исследовательскую группу по исследованию природы телепатии и защите от нее...

    * * *

       Иногда, в некоторых ситуациях, люди начинают чувствовать себя божествами. Например, у летчика, получившего в управление сверхновый истребитель, на борту которого есть снаряд, который в состоянии разрушить полмира, временно, пока он в полете, появляется особое чувство превосходства над всеми остальными на земле. Он может по своему желанию, только нажав на нужную кнопку, уничтожить многих или сохранить им жизнь. Великий соблазн! Подобное чувство возникает у каждого земного человеческого существа, которое в силу обстоятельств получает доступ к такому могуществу, к положению превосходства.
       Соблазну этого чувства особенно подвержены люди с примитивным умом, а также люди чиновного сословия. К сожалению, не каждое человеческое существо в состоянии контролировать свои чувства и эмоции в такой степени, чтобы под властью ощущения всемогущества не причинить вреда себе подобным. В математике есть понятие "предел последовательности действительных чисел". Для всего бесконечного ряда чисел меньше единицы пределом служит единица. Можно провести параллель этому в культуре: для всякой бесконечно малой посредственности пределом движения к величию является впередистоящий начальник.
       Другое столь же сильное чувство, которое движет многими людьми - это чувство страха. Многие недоразумения и нелепые поступки от страха. Страх формирует определенные нейронные связи в мозгу. И человек уже просто не в состоянии воспринять что-то другое, лежащее на других нейронных потоках. Страх порождает защитную стену, которая со временем превращается в убеждение до беспредела, фанатизм или истерию. Именно "твердое" убеждение создает человеческому существу ту призрачную защиту, подобную каменной стене, с помощью которой он пытается отгородиться от всего мира, который внушает ему страх.
       Своим "убеждением" человеческое существо пытается обосновать свою защиту от страха по отношению к окружающему миру. Выставляя напоказ свое так называемое "твердое убеждение", человек тем самым как бы показывает всему миру - у меня есть надежная крепость; вам не пробить ее и не добраться до моего "Я". Но он не понимает, что все это призрак. Аналитический ум всегда обнаружит такую стену и найдет способ, чтобы ее пробить и добраться до его личного "Я". Мудрые не делают этого, потому что понимают, что, пробив эту крепостную стену такого "убежденного", они не смогут изменить "ЭГО" данного существа, не изменяя его личности. Но ни у кого во всей Вселенной нет такого права - изменять личность иного разумного существа. В противном случае, надо будет признать, что разумные существа являются живыми роботами, простыми марионетками в чьих-то сильных руках.
       Почему мудрые не спорят? По единственной причине. Когда они видят, что перед ними так называемый убежденный человек, нет смысла что-либо ему объяснять, поскольку он убежден в твердости своей веры и духа. Эта его твердость построена на принципах и постулатах, которые он не подвергает сомнениям ни при каких обстоятельствах, ни при каких разговорах или дискуссиях. Это его крепостная стена для защиты своего духа от внешних страхов. И при любых обстоятельствах он хочет сохранить ее в неизменности. А потому человека с такими большими страхами перед окружающим миром бесполезно убеждать. По возможности с ним надо соглашаться на словах, а поступать как задумано.
       Открытый характер предполагает силу духа. Когда дух слаб, ему нужна защита. Такой защитой как раз и служит так называемое "убеждение", "принцип", "правило" и т. п. Но многие боятся выйти за пределы этой своей духовной крепостной стены. Посмотреть на многообразие мира за этими стенами!? Для некоторых подобный шаг означал бы трагедию: либо они погибают при этом, неважно, в результате несчастного ли случая или самоубийства, либо становятся фанатиками принципов, веры, да чего угодно. Потому что все гораздо лучше подготовлены к обороне, нежели к нападению. В результате мы постоянно наблюдаем психологию обитателя крепости, которая искажает все. Она означает обособленность, страх порождает страх к другим.
       Цивилизация, конечно, вносит свои коррективы. По отношению к некоторым вещам, к которым люди привыкают, они немного приоткрывают свой духовный мир, чтобы их принять, освоить, осмыслить и, может быть, в дальнейшем применить новое знание себе на пользу. По отношению к другим, "ярким" вещам, если мозг еще неспособен их осмыслить, отношение резко негативное - они отвергаются. И тогда должно пройти по меньшей мере поколение, чтобы потомки этих пугающихся могли спокойно воспринимать вещи, не воспринимавшиеся их родителями.
       С одной стороны, это может показаться трагедией человеческой породы. Но с другой, возможно, это есть естественный тормоз, контролируемый определенными генами, который позволяет человечеству выжить в условиях, когда другие гены, ответственные за продолжительность жизни, спят.
       Большинству чиновников государственных структур присущ подобный страх. Именно под воздействием этого страха была срочно организована группа ученых по изучению телепатии и возможностей защиты от Ликов.

    * * *

    ГЛАВА 3

       В помещениях огромного исследовательского комплекса, расположенного на северо-западе страны, работало несколько групп ученых-исследователей: лингвисты, психологи, астрофизики, социологи, медики и специалисты из других отраслей знаний. После первых контактов с Ликами, обладавшими телепатией, многие большие политические шишки испугались. Для любого, занимающего высокий административный или политический пост, главной угрозой для него лично, а стало быть, по логике государственного мужа, и для государства в целом является подрыв авторитета его власти. Именно поэтому инициатива по созданию исследовательского комплекса исходила от крупных чиновных структур. Особо засекреченную группу ученых составляли специалисты, изучавшие возможности Ликов и способы противодействия их телепатии.
       Райнер оторвался от приборов и поднял голову. Сняв очки, он подслеповато обвел помещение лаборатории глазами и, ни к кому конкретно не обращаясь, произнес:
       - Возможно, мы ищем совсем не там.
       Райнер Цибер по происхождению был южным немцем, чуть полноватым среднего роста мужчиной около пятидесяти лет. Он являлся ведущим специалистом по биологии в их группе. В задачу группы входил поиск генов ДНК, отвечавших за способности разумного гуманоидного существа к телепатии.
       - Почему вы так думаете?
       Алекс тоже оторвался от своих приборов, но не стал вставать с кресла. Все, что было ему необходимо в смысле питья или еды, находилось под рукой. Развернув сиденье на сто восемьдесят градусов и слегка наклонившись, он открыл дверцу холодильника.
       - Райнер, вы будете что-нибудь пить?
       - Если вас не затруднит, налейте мне, Алекс, пива. Что-то сегодня ничего серьезного не идет в голову. Остается хоть от пива получить удовольствие.
       Не вставая, он принял от Алекса банку пива и сдержанно поблагодарил:
       - Данке, пиво холодное, спасибо.
       В лаборатории кроме них работало еще несколько человек, в основном молодые люди, во всяком случае, не старше сорока лет. Кто-то возился с приборами, микроскопами. Некоторые просматривали отчеты и делали записи в журналах. Обычно уравновешенный и не очень разговорчивый, ведущий специалист группы слегка удивил их своим неожиданным высказыванием. Они-то думали, еще чуть-чуть и все они будут на вершине славы, открыв ключевой ген. Конечно, не сами они. Но ведь они все работают в одной команде. Открытие одного, ведущего, принесет известность всем. А здесь вдруг ведущий открыто сомневается в направлении поисков. Это кого угодно могло удивить. Все подняли головы от своих столов, пытаясь угадать, каждый по-своему, что же еще этот скрупулезный немец скажет дальше.
       - В отношении направлений поиска скажу так. Я думаю, что мы в тупике, как впрочем и все остальные. Вы можете спросить, почему я так считаю.
       Райнер тяжеловато поднялся из кресла, подошел к большому окну, открывающему вид на лежащий перед комплексом парк, и продолжил:
       - Только прямые изменения в генетике живого существа могут привести к наследованию приобретенных признаков. Эволюция этого не позволяет...Что-то со стороны должно вмешаться в генетический код, если вы хотите изменить живое существо в каком-то направлении.
       - Подвижный генетический элемент? Фрагменты ДНК, которые могут менять свое положение и тем самым якобы менять геном? Но ведь мутация - это и есть подвижка геномов. Разве не так, профессор? Мутировать могут разные гены...и при этом проявляются разные последствия для отдельных признаков. Но есть гены-господа. Если они мутируют, то они обеспечивают мутацию целого органа, например глаза, печени и т. д.
       - Вы знаете, молодой человек, что генетиками открыты игрек-хромосомы - это хромосомы, содержащие ген мутации и, как клеймо, отражающиеся в хромосомах всех последующих поколений, их воспринявших. Генетики считают, что такими свойствами обладает хромосома М-168, которой наделены примерно 50 % землян, у которых один, единый предок - Научный Адам. Мы с вами экспериментируем над генетикой микробов... Над нами, как на микробах, возможно, экспериментируют более высшие. Взрывообразный способ изменения существа к другому виду. Ваши, как вы их назвали, гены-господа - это пакет взрывообразной мутации...
       Райнер вернулся к своему креслу и закончил:
       - Но когда я сказал, что, возможно, мы не там ищем, я имел в виду другое. От далеких древних наших предков и до последних известных представителей предшествующих веков, из последних я имею в виду Фрейда, Юнга, а от Юнга до современности исследователей не перестает занимать проблема "ЭГО" человека. Чего мы, земляне, уж только не наклонировали, а вот до этого аппарата живого человеческого существа, - при этом Райнер постучал пальцем себе по виску, - так и не смогли добраться. Ведь загадка телепатии по сути заключена в этом. Генетика топчется на месте уже более ста лет. И мы топчемся...
       Его ассистент, молодой перспективный ученый, недоверчиво воззрился на него.
       - Почему вы считаете, шеф, что мы зашли в тупик? Еще несколько опытов с микроорганизмами, и мы найдем этот чертов ген!
       Ассистент не мог позволить себе разочароваться в направлении поисков. Он был молодым и перед ним открывались широкие возможности, как только они сделают открытие. И вдруг такое пессимистическое высказывание его руководителя!
       Райнер с улыбкой посмотрел на своего молодого помощника. "Ах, молодость, молодость! Сколько еще разочарований тебе придется испытать в жизни, мой мальчик?!" - подумал он. А вслух произнес:
       - Человек знакомится с очередной теорией. Она ему симпатична, поскольку в данный период времени соответствует его общему психологическому и духовному настрою. И вот он начинает углубляться в эту теорию, проникаться ее духом и т. д. Наконец, наступает момент, когда он восхищен "новым" объяснением "природы вещей" и он становится адептом этой новой доктрины. Для него уже неважно, что где-то, в чем-то, в каких-то моментах она лукавит, не стыкуется с новыми фактами и т. п. Он закрывает глаза на эти "несогласованности" и упорно отстаивает ее "правоту" и "истинность". В познании нового, в изучении реальности надо все же оставаться в определенной степени скептиком и ставить под сомнение даже те доктрины, которые нравятся и которые укладываются в круг твоего теперешнего мировоззрения. Потому что завтра при обнаружении новых данных, фактов, изменяющих этот круг, ты можешь горько разочароваться.
       - Шеф, но ведь вы не ставите под сомнение современные генетические теории? Они помогли человечеству продвинуться далеко вперед в познании нашего естества...
       Райнер скептически взглянул на своего молодого помощника. "Как жаль, не хотелось бы их всех разочаровывать, но придется" - подумал он. Он уже давно пришел к мысли, что все современные теории о возникновении и функционировании разумного человеческого существа зашли в тупик.
       - Ученые ищут ключ к разгадке в том или ином сочетании ДНК, впрочем, как и мы с вами. Но они не там ищут. Ключ, возможно, лежит в пространстве, в поле между тремя спиралями ДНК, а может быть в поле между двумя спиралями хромосом. Кстати, в начале нашего века исследователи уже говорили о четырех спиралях хромосом. Однако я не уверен, стоит ли вообще сообщать это миру, готово ли человечество к радикальным изменениям в своем генетическом наследстве? Не приобретут ли некоторые, причем не самые достойные, а самые богатые, возможности иметь такие же способности, как и известный вам защитник Аркад? Во что превратится в таком случае наш земной мир? Подобное открытие ключа может вызвать ускоренное проникновение в сокровенные тайны жизни, к которым цивилизация еще пока не готова. Может быть для человечества лучше, если Аркад будет одним? Не знаю.
       - Что вы такое говорите, какое пространство?
       На этот раз в беседу включился экспансивный Роберто.
       Райнер отодвинул очки подальше от себя, сделал внушительный глоток из банки и, уставившись на свои руки, стал педантично рассуждать.
       - Есть разные понятия, термины, с помощью которых мы осмысливаем свою разумность. УМ в моем языке - Verstand. РАЗУМ - Vernunft. Филологи часто не различают эти два понятия; в моем языке в обоих случаях они употребляют оба слова Vernunft и Verstand в значении и "Ума", и "Разума". Любой человек является разумным существом, но не всякий одновременно является умным. Vernunft также употребляют в значении здравого рассудка и здравого смысла. Urteilskraft или РАССУДОК, или умственные способности, как определяют филологи. Но я бы определил рассудок на своем языке по-другому - Ukalegung. Какими еще понятиями мы пользуемся в определении нашей, земной разумности? МУДРОСТЬ - Weisheit; ИНТЕЛЛЕКТ, или в моем языке - geistige FДhigkeit. ИНСТИНКТ - Instinkt. ДУША - Seele. ВЕРА - Glaube. Наконец, ЭГО - "Я", в моем языке это "Ich". Но возможно, "Я" включает в себя и "ЭГО" и "ДУШУ". Возможно, Душа - это транспортное средство от ЭГО к РАЗУМУ. ЭГО - это код атома РАЗУМА. А сам код - это не только ДНК, но ДНК может оказаться сущностью кода. Ключ к коду не только в структуре ДНК, но это может быть и пространство между структурными элементами. Главный вопрос - где находится ключ?
       В помещении воцарилась тишина. По тем или иным отточенным репликам Райнера, когда дело касалось работы, все, конечно, подозревали, что он обладает острым умом. Но они не ожидали, что он к тому же еще и философ.
       - Ключ к пониманию разума и Эго человека может оказаться не в самой ДНК, и не в спиралях ДНК, а, возможно, в каких-то элементах пространства между спиралями, возможно, в самом этом пространстве, или само поле пространства между спиралями ДНК, так называемая "протоплазма", или, как выражались оккультисты, монада, является ключом. Она содержит Дух, вдыхающий жизнь в материальные тела.
       Алекс не преминул заметить:
       - Почему бы вам, Райнер, не опубликовать это в научном журнале по биологии или по философии? Я думаю и там, и там возьмут.
       - Не думаю, что это следует делать. Насколько было бы разумным выдавать подобную тайну? Ибо она опасна в руках невежд. Даже если мы сами найдем этот код, то его обнародование для мира генетиков может оказаться слишком преждевременным для современного уровня цивилизации. Да и генетики бывают разные. Слишком рано открыв суть разума, человек может уничтожить себя или превратиться в монстра.
       - Так что же нам делать? Ведь нам надо, прежде всего, найти защиту от телепатии Ликов, поскольку с ее помощью они захватили наш звездолет?
       Райнер обернулся на задавшую вопрос сотрудницу, посмотрел на нее прищуренным взглядом, не спеша отпил глоток пива из банки и ответил:
       - Ну, это не самая сложная проблема. Практически мы ее решили. Надо провести еще один контрольный тест на группе из десяти человек с разными потенциалами мозга. Как мне представляется, у нас, землян, есть естественная защита от телепатического влияния. Необходимо только научиться ею пользоваться. Надо срочно провести эти исследования и разработать инструкции для нашего экипажа там, - Райнер показал пальцем вверх, - в космосе, чтобы они могли ими воспользоваться. И этим мы сейчас как раз с вами займемся.
       Как почти любой представитель его нации, Райнер был немного педантичным. А потому он тотчас стал отдавать распоряжения, кому и чем заниматься.

    * * *

      

    ГЛАВА 4

       - Арк, посмотри на эти лучи. Видишь, они тянутся туда и туда за миллионы парсек. Значит, перед нами преломлятель лучей...подожди, вот, нашел, в вашем языке это линза.
       - Волас, но что эта линза преломляет?
       - Все что угодно. Любые излучения, любые поля - электронные, радиационные, гравитационные...Это означает, что перед нами объект, подобный нашей галактике, а может быть, и больше. А за ним еще более мощный объект. По этим излучениям можно предположить, что нас там ожидает. Кстати, у искусственного разума особые излучения и по ним мы можем определить, есть ли он там и насколько он опасен для Разума...
       - Поэтому, Арк, когда мы выполним проверочную миссию с этим племенем, как-нибудь позже нам придется попутешествовать за пределы нашей галактики...Видишь ту спираль, как твое племя ее называет? Андромеда? Вот в том направлении...

    * * *

       Некоторое время назад Волас вызвал Аркада в небольшое путешествие, когда тот наслаждался потоком ярких лучей искусственного солнца, качаясь в шезлонге около веранды своего дома. После сытного обеда, приготовленного Анхел, и столь же сытного, но спокойного, не такого стремительного, как поглощение вкусной пищи, послеобеденного секса, Аркаду ничего не хотелось делать. Анхел возилась в недавно созданном неподалеку от дома саду вместе со своим неразлучным помощником Иксом. Качаясь в шезлонге и высматривая мелькающий среди ветвей халат Анхел, Аркад почувствовал вибрацию в своем мозгу.
       - Арк, ты, кажется, дал обещание своему новому другу Лику помочь его племени?
       Конечно же, это был Волас. Он всегда без предупреждения и в последнее время все более иронично вторгался во внутренний мир Аркада без всякого спроса. Но Аркад на это не обижался, поскольку понимал, что Волас его тревожит всегда только по делу. Причем часто по очень важному делу, к которому он, Аркад, теперь имеет такое же прямое отношение, как и его наставник. Когда Волас его беспокоит, то речь идет о защите разума.
       - Что ты по этому поводу решил, может быть, мы им поможем? Или они сами справятся со своей проблемой? В конце концов, оба племени - гуманоиды, а не металлические монстры.
       - Возможно, ты и прав, Волас. Я действительно им обещал помочь.
       - Арк, не соглашайся на выполнение обещанного так быстро. Ты должен делать только то, что ты считаешь нужным. Как часто люди из твоего племени обещают и не выполняют! Добросовестные мучаются от того, что не могут выполнить обещанного. Но оно того не стоит. Слезливые болтуны из твоего племени возводят выполнение обещанного в особый принцип, подчиняться которому они обязывают всех окружающих. Но как часто этот принцип ими же и нарушается, когда это касается их личных интересов! Усвой на будущее. Ты можешь обещать любому разумному существу что угодно, если того требуют обстоятельства. Но выполнять ты должен только необходимое - защищать разум независимо от обещанного.
       - Тогда к чему твои напоминания?
       - Мне было интересно узнать твою реакцию.
       - Ты ее мог бы узнать и не спрашивая.
       - Да, это так. Но, общаясь с тобой и с прочими кислорододышащими из твоего племени, я заразился от вас некоторой болезнью, которую вы называете юмором. И мне эта болезнь нравится.
       - Так все же, в чем дело, Волас? Ради одной только иронии ты не стал бы меня беспокоить. Что-то все же нам придется предпринять?
       - Ты прав. Мы пока оставим на время племя Ликов. Пусть твои земляне сами с ними разберутся. Как я обнаружил, у представителей твоего вида есть природные зачатки защиты от телепатии, как вы это называете. Их только надо развить, усилить и проблема с Ликами разрешится сама собой. По сути, они не агрессивны, они только защищаются. Есть другая маленькая задача, возможно, связанная с монстрами. Непонятно, что творится в системе, которая расположена между системами Ликов и их бывших поработителей. Давай вместе определимся, где это находится в представлениях твоей расы.
       Перед внутренним взором Аркада предстала звездная карта, в правом нижнем углу которой появилось большое созвездие.
       - Это созвездие племени Ликов. Ага, вы его называете созвездием Большого Пса. Теперь проведи прямую линию в левый верхний угол. Видишь, там малое созвездие, откуда появились поработители Ликов. Вы его называете...Малым Псом. Теперь остановись примерно посередине этой линии, видишь, где длинное вытянутое созвездие. Я не знаю, как вы его называете.
       - Дай вспомнить, Волас, кажется, его называют Единорогом.
       - Это не имеет значения. По моим подозрениям, там либо находятся разрушители разума, либо они побывали там. Надо проверить. Если они все еще там, то потребуется и твоя помощь.
       - Это ненадолго, не волнуйся, никуда твоя подружка не денется, - в интонациях Воласа чувствовалась веселость... Он мысленно проследил за взглядом Аркада в гущу сада и потому понял неожиданное его волнение.

    * * *

       Уже когда они вместе были в Космосе, Аркад принял мысль своего учителя.
       - Арк, смотри внимательно за этим течением...Вы его называете "солнечным ветром". Обычное явление - это мощный поток микрочастиц, плавно войдя в который, мы можем без особых затрат нашей энергии попасть в ту область галактики, куда мы хотим. Но среди этого потока бывают особые течения. В некотором удалении от звезды, по твоим меркам это около 2,7 миллиона километров, в определенной области возникают, возможно, завихрения звездного газа, которые толкают некоторые потоки назад, к звезде. Попасть в такой поток опасно даже для нас с тобой. Он может затянуть нас к звезде, а выбраться из ее силового поля - это настоящая проблема...
       - Магнитные поля?
       - Возможно, вы их так называете...А кроме них тебе еще придется столкнуться с удивительными сущностями...Насколько я знаю, исследователи моего племени так и не смогли их до конца понять...
       - Что ты имеешь в виду, Волас?
       - Как их описать на понятном для тебя языке? Я помню, мои соплеменники называли их "ПАут". Меня учили быть осторожным с "пАут". Если недосмотришь, то они могут всосать тебя в себя и ты очутишься совсем в другой галактике, неизвестно где...Это сгустки пространства-времени...А, вот, я нашел в твоей памяти соответствующее понятие - туннель, труба, колодец... что-то подобное этому. Попадешь в такой туннель, и уже ничего не поможет. Там даже для нас, племени защитников, слишком сильная энергия. Если бы я был верующим, как твои соплеменники, то я назвал бы эти сущности "проводниками богов".
       - А почему ты их называешь сущностями? Мой язык подразуме-вает под этим саморазвивающиеся, самодостаточные, но не обяза-тельно живые системы. А ты мыслишь о них почти как о живых.
       - А что есть, по-твоему, жизнь? Физическое тело вместе с разумом? Но мы сейчас с тобой вне физических тел. Так мы живые или не живые? Разум - еще один вопрос. Он как-то, в какой-то оболочке должен существовать. Но в какой? Любой наш разум существует в пространственно-временных координатах, которые могут быть выражены или представлены в какой угодно форме. Сейчас мы с тобой плывем в темной материи - так называют это межзвездное пространство твои соплеменники, но что это, никто не знает. Используем для своего полета так называемую темную энергию, о которой тоже мало что известно. Если будем рассуждать далее в этом направлении, то мы должны будем предположить и следующее. А что, если сущность "пространства-времени", о которой мы с тобой начали этот разговор, не просто форма существования чего-либо во Вселенной, но сама по себе есть самодостаточное существо. Если так, то представь, что ты попал в ее канал, трубу, туннель, а она тебя, как чужеродное для себя существо, выбрасывает, может быть, даже перед тем переварив тебя, через свой задний проход совсем в другое измерение...

    * * *

       - Арк, скоро нам придется расстаться... - Волас несколько мгновений молчал, раздумывая, надо ли посылать эту мысль Аркаду, а затем все же закончил. - Как выражают это твои соплеменники, я чувствую приближение конца моей миссии здесь, в этом рукаве нашей Галактики. Уже ничто не удерживает меня в этом мире...Ты знаешь, что это значит...
       Аркад понимал. Он почувствовал печальную ноту в мыслях друга. За все проведенное вместе время Волас стал для него первым, и теперь уже, пожалуй, единственным другом во всей Вселенной. После того как Волас обучил его всем тонкостям своего предназначения - защищать разум, - никто из землян, из племени Аркада, уже не мог претендовать на его дружбу.
       Это понятие, изобретенное земным разумом, предполагает открытость всех, в том числе глубинных, потаенных закоулков души, которые в обычном человеческом общении всегда прячут от окружающих. Прячут, создавая вокруг них защитную крепостную стену из уловок, недомолвок и даже лжи.
       Если партнер действительно друг, то для друга такая крепостная стена рушится, душа открывается нараспашку. Друга нельзя предать! Неважно, каких идеологий вы придерживаетесь. Неважно, что вы занимаетесь разными, и может быть даже, взаимоисключающими делами. Друга нельзя променять на любовницу.
       Иногда у некоторых человеческих пар в жизни так получается, что муж и жена становятся ко всему прочему еще и друзьями. Это редкое явление, но оно есть.
       Говорят, друг никогда не подведет. Это значит, что для истинных друзей не существует таких надуманных людьми границ, как пол, возраст, национальность, партийность, убеждения, принципы, государство и т. п. вещи.
       Любовь - это и есть элемент дружбы или мимолетный и искрометный всплеск огромного дружеского чувства.
       За все время, в течение которого Аркад общался с Воласом и одновременно у него обучался, он приобрел новые душевные качества, которые составляют характер Друга.
       Но любое отношение не бывает односторонним. Насколько Волас повлиял на разум и душу Аркада, настолько же получилось и обратное влияние. Через Аркада Волас обогатил свой разум элементами юмора и печали. Теперь он лучше стал понимать кислорододышащих, как он называл землян вначале. С временных позиций его жизни, когда тысячелетия проходят в одиночестве, когда возникает неодолимое желание смерти, которое, однако, невозможно реализовать, короткая жизнь племени Аркада представлялась ему не совсем ясно. Что можно успеть сделать за 70-100 оборотов этого куска тверди, называемой Землей, вокруг ее главной звезды? Каким должен быть Разум, развившийся за такой короткий временной промежуток? Разумом букашки?
       Но общение с Аркадом показало Воласу, что этот разум может быть могучим. Да, живущий недолго, но мощный. И потому у этого кратко живущего и сильного разума ярко выражена печаль. Да, люди умеют забавляться и бездарно тратить свои 60-70-100 лет. Но при этом у мыслящих преобладает чувство юмора по отношению к своей жизни и печаль. Как это возможно?
       Общаясь с Аркадом, Волас, сам того не желая, приобрел это качество человеческой души. Теперь уже у него появилась великая Печаль. Наконец-то, после стольких тысячелетий он нашел ученика, передал ему все навыки Защитника, исполнил все свои функции! Казалось бы, он должен радоваться, он выполнил предназначенное ему. Но он познакомился с иным разумом. В общении с Аркадом и его друзьями в нем вновь проснулось желание жить. Желание, почти истлевшее в нем после выполнения своей миссии, вдруг стало превращаться из маленькой искорки в могучий огонь жизни, как если бы в эту стихию огня люди своими чувствами добавили новую порцию горючего материала. Однако он понимал, что его срок вышел. Теперь он знал, что такое Печаль!
       Эти размышления, занявшие у Воласа наносекунды, не увели его, однако, от темы.
       - Арк, теперь, когда я узнал тебя, изучил твоих соплеменников, я чувствую многое из того, что чувствуют они. Но как это ни печально, мой срок истек. Может быть, мы с тобой еще порезвимся в какой-нибудь системе на прощание. Но дальше ты понесешь Эгиду разума один, без меня. До тех пор, пока твое внутреннее чувство не подскажет тебе, что пора искать ученика.
       - Волас, сколько это по земным меркам?
       - Мой уход должен состояться скоро. Хотя по меркам землян это еще долго - около четырех тысяч оборотов твоей родной планеты вокруг ее звезды, - в оттенках мыслей Воласа появились веселые нотки. - Это значит, что я еще успею увидеть твоих детей, Арк, и даже детей твоих детей... Не правда ли, это достаточно много для землян?!...
       Юмор и печаль, печаль и юмор. Аркад почувствовал и то, и другое в мыслеобразах Воласа. И несколько мгновений не мог ответить ни на первое, ни на второе. Ступор, вызванный душевной болью, не позволил ему среагировать адекватно...
       Последние слова Воласа означали приближение его конца, его смерть. По земным меркам сам процесс приближения Воласа к такому концу означал чуть ли не бесконечность. Но для него самого это был достаточно скорый конец. Если бы Аркад сейчас находился в своем первом, земном облике, от избытка чувств на его глаза навернулись бы слезы. Но и теперь он все еще не мог полностью избавиться от чувств. Он грустил. Аркад понимал, что их расставание будет окончательным. Он успел привязаться к Воласу, в разуме которого он нашел недостающие его существу струны и понимание Вселенной.
       - Мне осталось немного...по нашим меркам, - Аркад почувствовал в мысли Воласа оттенок грустной иронии. - Но я еще успею повидать Вселенную...Свою миссию я выполнил и теперь у меня есть выбор - успокоиться и тихо уснуть или повидать еще кое-что и помочь кое-кому, если я буду в силах.
       Поток мысли прекратился. Аркад уже было подумал, что Волас больше ничего не передаст, но ошибся.
       - Знаешь, я кое-что перенял от твоих соплеменников и мне оно нравится, хотя это и несколько грустно. Видишь, я теперь даже не называю их кислорододышащими, как это было в начале нашего знакомства.
       Аркад решил ответить.
       - Волас, ведь по нашим меркам это еще очень долго...Мы могли бы вместе попутешествовать по нашему рукаву Галактики и поговорить о многом. Ты еще не все мне рассказал о своей истории и о твоем племени. Мы могли бы...- если бы Аркад был в земной оболочке, он при этой своей мысли задохнулся бы от избытка чувств.
       Ответная мысль Воласа была окрашена печалью:
       - Нет, Арк, и ты это знаешь. В одном обозримом пространстве не могут одновременно достаточно долгое время находиться и выполнять миссию два Защитника. Это противоречит нашей функции. И ты уже не ученик, а Защитник, как и я. Может быть, где-то я найду себе еще ученика, но я уже утратил функцию его поиска. Так что в отведенное мне время это уже будет не исполнение предначертания, а развлечение. Но я буду тебя помнить до своего конца, так же как и ты будешь помнить своего ученика, когда придет твое время его поиска.
       - Учитель, - впервые Аркад обратился к Воласу так, почтительно, с глубоким уважением, - но ведь у нас еще есть некоторое время? Позволь проводить тебя хотя бы до Предела, - в мысли Аркада звучала мольба.
       - Я удовлетворен и спокоен именно потому, что ты предложил такую идею. Именно этого я и ждал от тебя, но не решался навязать тебе эту мысль. Что ж, в оставшееся нам время мы поговорим о многом...
       Две белые искорки света промелькнули в черноте окружающего Солнечную систему космического пространства и исчезли...

    * * *

    ГЛАВА 5

       - Шеф, шеф! - Ли Юнь, обычно флегматичный и постоянно улыбающийся при общении, на этот раз не мог умерить поток своих тревожных чувств. Мирей, оторвавшись от своих записей, с удивлением посмотрел на своего помощника. Должно было произойти что-то экстраординарное, чтобы вывести Юня из равновесия. - Что случилось?
       - Позывной Аркада исчез!... Наш макроскоп его не принимает... - в голосе Юня чувствовалась неподдельная тревога. Да иначе и не могло быть. Вся их колония уже чуть ли не молилась на Аркада, как на своего бога-защитника, и вдруг его сигнал исчез. Не произошло ли с ним самое плохое?
       - Может быть, просто наш Улавливатель дает сбой? Ты проверил?
       - Нет, макроскоп в порядке. Но он не фиксирует позывные Аркада, - с горечью в голосе ответил Юнь. Я не представляю, что могло случиться. В нашем секторе космоса у него практически не могло быть врагов. Да и если бы таковые появились, он со своим учителем справился бы с ними. Несчастный случай? С Аркадом? - Юнь покачал эту мысль и заключил: - С ним такого не может быть.
       Мирей удивленно и вопросительно смотрел на своего помощника. Для него была неожиданностью такая экспансивность и разговорчивость Юня. Обычно китаец ограничивался двумя-тремя короткими фразами по существу дела, да еще постоянно улыбался. А сейчас он выплеснул глубоко спрятанные чувства наружу, да еще в такой многословной форме. Было чему удивиться. Значит, с Аркадом произошло что-то действительно серьезное.
       К появлению Аркада на их базе Мирей, в отличие от прочих сотрудников астероида, отнесся спокойно. Он как будто и прежде ждал чего-то подобного. Он давно уже полагал, что должно произойти нечто, что даст землянам шанс. Иначе они вечно будут привязаны к своей планете. С появлением Аркада и его Голоса Мирей внутренне успокоился, как бы говоря себе: "я это предполагал". Но перспектива потерять появившийся для землян шанс - это даже его, флегматичного и молчаливого по натуре человека, вывело из равновесия.
       - Свяжись с шефом и Альбертом. Брейли должен быть в курсе, а Альберт, как бывший наставник Аркада, может, что-то знает? Но прежде поставь Улавливатель в режим автоматического поиска сигнала. Хотя нет, соединись с Брейли, сообщи им это, а потом мы вместе поищем.
       Ли Юнь стал срочно готовить послание на астероид.
       - Юнь, ты можешь найти Аркада, направив Улавливатель на ту область, - Мирей указал направление. - Аркад со своим наставником ищут возможную базу берсеркеров в нашей Галактике. А где она может находиться, как не на какой-либо похожей на Землю планете! Планет такого типа много и их трудно найти. Но наш Улавливатель благодаря эффекту "гравитационной линзы" позволяет отыскать подобные планеты, - в отличие от всех остальных коллег, он продолжал называть макроскоп Улавливателем с большой буквы, поскольку считал, что этот прибор действительно ловит сигналы Вселенной.
       - Мирей, а что это за эффект? Я о нем не слышал. Объясни, пожалуйста, - китаец чуть-чуть наклонил голову в знак уважения к старшему.
       - Масса предполагаемой планеты и ее главная звезда искажают пространство-время и проявляются как линзы, фокусируя свет звезды, вокруг которой движется потенциальная планета типа Земли. Гравитационная линза состоит из галактических скоплений, удаленных от нас на многие миллиарды световых лет. Гигантская линза усиливает свет расположенного позади нее квазара и разбрасывает его лучи в разных направлениях, так что мы видим сразу несколько ярких объектов. А лучи, которые отклоняются этой линзой, принадлежат еще более дальним галактическим скоплениям. Вот по этому эффекту мы и можем найти планету, подобную Земле.
       Мирей стал подкручивать механизм макроскопа.
       - Вообще-то, все это условно, - Мирей замолчал на несколько минут, предавшись каким-то своим мыслям. Ли вывел его из задумчивости:
       - Что условно, шеф?
       - Мы пользуемся понятиями "наша Галактика", "иные галактики", а ведь это все условно. "Галактика" - понятие относительное. Например, Млечный Путь входит в скопление из нескольких галактик. Спрашивается, где границы той или иной галактики? Где она начинается и где заканчивается? Если бы мы оказались на другой стороне Млечного Пути, то нам бы казалось, что мы видим уже совсем другие галактики. Люди ввели этот термин, чтобы с Земли определить для себя какой-то ориентир в бесконечном множестве звезд. Очертания Млечного Пути в виде спиралевидной, относительно самостоятельной галактики таковы, только если смотреть на Космос с Земли. С другой позиции это сонмище звезд покажется совсем другим. Но это к нашей нынешней проблеме не относится, Юнь. Давай займемся делом.
       Мирей вновь повернулся к механизмам макроскопа и начал подбирать сочетание символов на его клавиатуре, продолжая при этом развивать свою мысль:
       - Если мы хотим увидеть образование новых звезд, куда, я думаю, Аркад с Воласом не полетят, то мы должны направить наш Улавливатель вон на ту область, - Мирей указал пальцем в черноту космоса. - Большинство звезд образуется в плотных облаках межзвездного газа. Мы не видим их свет в оптической области спектра. Но наш Улавливатель их обнаружит по инфракрасным лучам. Если излучение молодых звезд раскаляет окружающую их пыль, то частицы пыли начинают испускать инфракрасные лучи. Мы не воспринимаем также ультрамагнитные волны света. Мы не видим всего мира в его многообразии, например, ультрафиолетовые оттенки. Пчела же их видит. Не все из этого многообразия мира видит и наша техника. Мы видим огонь, но не видим его тепло. Мы видим красный цвет, но не видим инфракрасный, который показывает тепло. Звук имеет волновую природу. По оценкам наших физиков, Вселенная на 10 тысяч мегапарсек такова, что в этих пределах теория Эйнштейна верна...А дальше - дальше, возможно, действуют совсем иные физические законы, о которых мы ничего не знаем. Но я думаю, Аркад со своим наставником не должны были бы отправиться в такую даль. Если Аркад с Воласом отправились на поиски базы берсеркеров, а я в этом не сомневаюсь, то нам сейчас надо искать другое. Надо направить Улавливатель на те области Галактики, в которых он фиксирует эффект гравитационной линзы. В одной из этих областей он и сможет обнаружить маячок Аркада по его импульсу.

    * * *

       Аркад, обмолвившись несколькими фразами, быстро исчез. Анхел почти свыклась с этими его внезапными исчезновениями. В эти мгновения ей становилось не по себе. Обдумывая очередное путешествие Аркада, Анхел рассудком осуждала себя за то, что почти ненавидит его наставника Воласа, отнимавшего у нее ее любимого. В такие мгновения она пыталась разобраться в своих чувствах. Что это? Ревность? Или боязнь одиночества? Или нечто иное, которое не выразить в мыслях и словах? Инстинкт самосохранения, сидевший глубоко на дне ее души, подсказывал ей, что без Аркада она пропадет в этом жестоком мире. Видимо, именно он, ее инстинкт, настраивал все ее существо против всяческих причин, понуждавших Аркада покидать ее время от времени. Сознанием она понимала, что Волас - это наставник Аркада, без которого теперь, после всего произошедшего, ему не прожить. Но чувства подводили. Они не давали удержать слезы. Вот и теперь, когда Аркад исчез почти без предупреждения, слезы непроизвольно навернулись на глаза. Хотя никого поблизости и не было, Анхел застыдилась своих слез. "Что это я, ведь он же вернется. Такие путешествия уже не раз случались, и все обходилось".
       Раздумывая так, в ожидании его возвращения, она долго работала в саду вместе со своим искусственным помощником Иксом, пытаясь физической нагрузкой развеять тревожное состояние. Уход за цветами не помог. Не зная, куда себя деть, она решила посетить своего бывшего руководителя Брейли и поделиться с ним своими горестными размышлениями.
       Все руководство астероида "Наблюдательный" уже давно переместилось к ним на "Мир спокойствия", оставив на базе только дежурный персонал. Невдалеке по космическим меркам от "Мира спокойствия" они обнаружили еще один астероид, занесли его в официальные журналы своей базы как подлежащий исследованию и обустройству и оставили на нем кое-какие следы своего пребывания. Идея заключалась в создании второй ложной базы, на которую якобы переместился основной персонал и там исчез, трагически погиб. Это было задумано на тот случай, если бы с Земли была послана комиссия с целью ликвидации их основной базы. Оставшиеся дежурные могли бы сообщить комиссии об экспедиции на найденный астероид с целью его использования и о возможной гибели на нем основного персонала.
       Кампус основной группы на "Мире спокойствия" располагался в нескольких милях от дома Аркада. Его естественными защитными стенами служили небольшие кряжистые сопки. Здесь за несколько лет их проживания был создан новый современный и очень удобный комплекс, состоявший из жилых помещений, лабораторий, помещений связи, транспорта, а также больничного блока. В колонии уже появились первые дети.
       Анхел приняла душ, критически осмотрев себя в зеркале, и неспешно отправилась в главный кампус колонии, обдумывая по пути свои тревоги.
       - Икс, тебе надо будет остаться и позаботиться о малыше, - Анхел не сомневалась, что отданная ею команда будет исполнена в точности. Этот металлический помощник, которого сделал Аркад, будет заботиться о ее и Аркада сыне, как самая надежная нянька в мире, и защищать его до тех пор, пока сам не превратится в металлический хлам, то есть пока не будет разрушен. Тем не менее, она добавила: - Ты понял, Икс?
       В последнее время Аркад кое-что изменил в его программе, поэтому у Икса появились некоторые свойства, ставившие иногда в тупик. Он стал проявлять любопытство, что выражалось в вопросах, которые он задавал к месту и не к месту, даже когда его не провоцировали. Он перенял у людей также ироническую манеру или что-то похожее на нее.
       - Конечно, я тебя понял, Анхел. Но не могла бы ты уточнить команду "позаботиться"? Означает ли это, что я должен буду покормить его материнским молоком? Как мне это сделать?
       - Икс, ты прекрасно знаешь, что наш малыш уже вышел из того возраста, когда его надо было кормить материнским молоком. Объясни, к чему твои вопросы?
       Эта словесная игра с металлическим помощником иногда забавляла Анхел. Она позволяла в отсутствие Аркада отвлечься от грустных размышлений, создавала иллюзию присутствия живого ироничного собеседника. Но сейчас ей было не до забавы.
       Почувствовав напряженные нотки в голосе своей хозяйки, Икс ответил:
       - Иксу необходимо знать, когда хозяйка намерена вернуться домой. Что делать Иксу в случае, если хозяйка не вернется в определенное ею время? Каков приоритет ценностей? Надо ли Иксу оберегать младенца все время, насколько позволят мои ресурсы, или Иксу надо будет предпринять какие-то дополнительные действия?
       - Я тебя поняла, Икс. Не волнуйся, я навещу колонию наших друзей здесь, на нашем астероиде, и вернусь. Это займет не более двух часов. Думаю, за это время ничего страшного с нашим малышом не произойдет. Тем более, что у него такой заботливый охранник, как ты, - Анхел позволила себе перейти на немного шутливый тон. Она не сомневалась в способностях Икса, который при любых обстоятельствах сможет взять на себя не только охрану их первенца, но и все заботы о его существовании и развитии. Постоянно общаясь с Иксом во время работы в саду, спрашивая его обо всем и получая подробные и глубокие ответы, Анхел постепенно пришла к убеждению, что он может оказаться даже лучшим наставником их сына, чем она сама, - столько в нем было заложено всего.
       - Если я все же задержусь дольше обозначенного срока, то ты можешь прийти туда, в кампус наших друзей, вместе с малышом. Единственное, что от тебя потребуется в этом случае - не путаться у них под ногами.
       - Принято к исполнению, Анхел.

    * * *

       - Альберт, я уже почти принял твою идею. Ах да, то есть идею твоего подопечного, бывшего подопечного, - при этом Брейли изобразил извиняющуюся полуулыбку. - Идея интересная. Но как технически решить эту проблему? Этого я себе пока не представляю.
       Руководство колонии - Брейли, Маклин, Альберт и еще два члена группы сидели в помещении кампуса, который специально был оборудован для общей коммуникации с сотрудниками. Это было открытое помещение без стен, крыша которого поддерживалась крепкими опорами. За его пределами располагался искусственно выращенный сад; его дальние деревья вплотную подступали к невысоким хребтам астероида. Спутник, на небольшой высоте вращавшийся под силовым куполом, заменял жителям астероида солнце. В отличие от настоящего, его свет давал тепло, но в нем напрочь отсутствовали ультрафиолетовые лучи.
       На астероиде, теперь постоянном их доме, никакой живности не было, за исключением пары кошек. Никто уже не помнил, кому из членов команды приспичило привезти кошку. А может быть, она сама тайком проникла в транспорт. Тогда тем более ее надо уважать за смелость, ведь ей пришлось перелетать тайком дважды - сначала с Земли на перевалочный астероид, на котором начиналась вся их эпопея, а затем сюда, в их новый дом, на астероид "Мир спокойствия". Ее и уважали, и умилялись - ведь других живых существ с Земли у них пока не было. Как потом оказалось, она была не одна. Здесь, в своем новом доме, который пришелся ей по душе, она и родила.
       Котенку, который еще ничего не понимал, не понимал даже некоторых своих желаний, было месяцев 6-7 от роду. Он вырос на хорошем питании, при хорошем отношении к нему со стороны всех, проживающих в колонии. Под этим искусственным солнцем он быстро набрал сил не по возрасту. В нем рано проснулись инстинкты. И когда он видел рядом единственное существо из своего кошачьего племени, свою маму, его инстинкт начинал выкидывать с ним забавные шутки.
       Вот и сейчас, когда руководители колонии собрались для обсуждения текущих дел, котенок и его мама находились здесь же. Котенок непроизвольно тянулся к ней. Он еще даже не понимал, что же ему нужно от взрослой кошки, с которой он ежедневно общается и которую любит. Для него главным было в данный момент быть к ней поближе, даже если она и шипит на него. И поскольку она шипит, еще не выпуская когтей, он валится на спину рядом с ней и пытается медленными нежными движениями своих передних лапок, когти которых пока еще спрятаны, коснуться любой части тела своей мамы.
       Но она не в настроении, она останавливает подобные поползновения угрожающим шипением и резким, быстрым ударом лапы с уже выпущенными когтями.
       И вот тут начинает разыгрываться целый спектакль, который всякий раз с удовольствием наблюдают люди. Инстинкт кота толкает его на дальнейшие попытки. Для чего, зачем - котенок еще и сам не знает. Но эти попытки пресекаются кошкой. Энергия кота начинает клокотать. Он переворачивается, изгибается, выворачивает свое тело так, чтобы быть готовым к броску на объект своего поклонения. Зрачки расширяются, заполняя собой весь объем глаз. Нос производит резкие вдохи и выдохи в соответствии с пиками энергии, которая захватила кота. Когти выпущены, задние лапы напряжены; одна из передних чуть приподнята; уши прижаты. Он готов к броску на жертву.
       Но кошка не дремлет. Она не меняет своей лежачей позы, но при этом готова к удару. И как только котенок делает бросок, очередной удар лапы кошки достигает своей цели - его морды.
       Бросок, отскок, опять бросок. Кошка шипит, но котенок наскакивает молча и все более настырно, по-боевому, угрожающе, невзирая на удары по морде. И здесь наступает кульминация. Взрослая кошка психологически не выдерживает этого натиска и, шипя и крича, убегает. Котенок - за ней. Игры, переходящие в схватку, а затем, если позволит природа, в секс...Забавные картинки, которые сидящие за столом с улыбкой наблюдали в очередной раз.
       - Все-таки надо было бы выяснить, кто привез их сюда, как они здесь оказались.
       - А надо ли? Это прекрасно, что они здесь прижились, что им здесь нравится. Это значит, что и у нас есть настоящий дом.
       Все замолчали, погрузившись на минуту в свои думы. Как сложится их дальнейшая судьба, что будет с этим их новым домом? Мысли, мысли, мысли...
       В последние дни их занимала одна идея, которую они обсуждали неоднократно. Вот и сейчас они уже более часа обсуждали технические детали создания прибора, идею которого подсказал Аркад, - мыслефона.
       - Сигналы мозга похожи на волны. Что можно из этого извлечь? Надо настроить передатчик на прием волн. Это первое. Во-вторых, каждой волне надо дать описание и присвоить символ, тогда мы сможем интерпретировать изменения волн в символах.
       - Да, но остается вторая и, как я полагаю, наиболее существенная часть проблемы - преобразовать волны в некие символы. Превратить символы в обычную речь - это не столь сложно. Все будет зависеть от того, каким символам мы придадим то или иное смысловое значение. В конце концов, ведь разобрались же лингвисты с иероглифами. Так что надо решить вторую проблему, а все остальное будет уже делом техники, поскольку... - Альберт увидел Анхел. Взглянув на ее встревоженное лицо, он оборвал свою фразу на полуслове.
       - Анхел, что случилось?
       Она присела на скамью, обдумывая, как передать им свои тревоги. В это время прозвучал сигнал связи с базой.
       Брейли быстрым движением подхватил приемник и произнес в микрофон:
       - Слушаю, на связи Брейли.
       - Это Юнь. Шеф, пропал индикаторный сигнал от Аркада. Я не понимаю, что произошло.
       - А что показывает макроскоп?
       - В том-то и дело, что ничего не показывает, никаких сигналов.
       - Ладно, подождем немного. Может, он со своим наставником в далеком странствии, откуда сигналы поступают с запаздыванием. А пока вместе с дежурным связистом свяжитесь с нашими друзьями с Земли. Может быть, есть какие-то новости, о которых мы пока ничего не знаем.
       - Хорошо, мы это сделаем. Свяжемся через полчаса. Будьте на связи. Все, отбой.
       - Так, похоже, назревают какие-то события. Так что же случилось, Анхел, чем ты так встревожена? - Маклин подал ей стакан с соком. - Хотя о чем я спрашиваю, Ли только что все нам сказал - пропал сигнал от Аркада. Он не говорил тебе, куда на этот раз они отправились со своим наставником?
       Анхел наконец-то перевела дух.
       - Нет. Он только сказал, что это ненадолго. Но я волнуюсь, - она поднесла руки к лицу, как будто пытаясь отгородится от тревог, которые терзали ее душу. - Это произошло быстро, я была не готова. Боже, неужели так будет всегда? Я этого не выдержу! - если бы не присутствующие, Анхел разрыдалась бы.
       - Ну, деточка, успокойся, успокойся,- Брейли погладил ее руку.
       - Ты же знаешь его способности. Ничего с ним не должно случиться. А если это было срочно, значит, дело серьезное, значит, так было надо. Кстати, нам всем не помешает познакомиться с последними событиями. Если Аркад исчез так быстро, значит, назревает что-то серьезное, и это может затронуть нас всех. Надо срочно связываться с Землей.
       Коммуникатор связи опять заговорил голосом Юня:
       - Шеф, вы меня слышите?
       - Да, Юнь, что произошло?
       - Последнее сообщение, причем о нем сейчас говорят по всем открытым каналам связи. Лики захватили земной корабль!
       - Не может быть! Аркад ведь спас их от рабства. Как они могли так поступить с землянами?
       - Мы с Миреем тоже в недоумении. Но, видимо, это так. Что нам делать?
       Брейли несколько мгновений сидел, задумавшись, крепко сжимая передатчик. - Надо послушать последние новости с Земли. Что предпримут руководящие структуры по этому поводу? Михаэль, включи передатчик.
       Молодой член колонии, Михаэль, ответственный за связь, стал переключать тумблеры.
       - Постарайся выйти на волну с какими-нибудь официальными новостями. Стой, стой, вернись назад, кажется, речь идет о совместном заседании правителей Земли, - Брейли в волнении чуть было не опрокинул стакан с соком.
       По новостям действительно транслировали краткий отчет с какого-то ответственного заседания. Титры говорили о том, что передают заседание Совета Безопасности планеты. Выступают министры иностранных дел. Видимо, передача шла уже давно. Говорил представитель Китая.
       Из краткой речи можно было заключить, что в данном вопросе Китай ратует за осторожность, за переговоры, если они возможны, с телепатами и одновременно за военное давление, но без военных действий.
       Представитель Испании поставил вопрос о том, что земляне должны защищаться. Поскольку инопланетная раса по сути захватила земной корабль, обездвижив его, то надо применить против него военную силу. Это соответствует специальной резолюции Совета Безопасности Земли.
       Уполномоченный Британии обратил внимание заседавших на соответствующую резолюцию Совета Безопасности, в соответствии с которой в случае угрозы землянам противную сторону необходимо разоружить. Если раса не идет на сотрудничество с землянами, известный представитель которой освободил их от рабства, то их надо разоружать. Если мы этого не сделаем, то это значит, что наш Совет теряет свою эффективность или же он никогда ею не обладал! Но проблема все же в другом - если у инопланетной расы есть более мощное оружие, чем у землян, то как это осуществить?
       Представитель Объединенных Штатов напомнил всем о роли его страны в решении подобного рода проблем. Он напомнил о недалеком прошлом, когда его страна активно выступила против международного терроризма. Его вывод свелся к тому, что международное сообщество должно посмотреть вставшей перед ним угрозе в лицо, а не уходить от решения этой проблемы.
       Министр России напомнил всем о том, что их организация является адекватным механизмом решения подобного рода проблем.
       Альберт не преминул прокомментировать эту часть передачи:
       - Адекватным ли? Из ста с лишним наций в нем представлено всего несколько стран, которые в силу своих конкурентных, или геополитических амбиций могут не прийти к "адекватному" решению земной проблемы. Конечно, это вопрос, что более эффективно. Осторожничание этой организации с международным терроризмом в недавнем прошлом показало, что расхождения политических лидеров ведущих стран в решении, возможно, всех реальных или надуманных проблем ведут к тому, что можно поставить вопрос об адекватности механизма действия этого органа для решения общеземных проблем.
       - Альберт, успокойся, давай послушаем до конца. Мы должны будем тоже принять какое-то решение.
       Далее в своем выступлении представитель России предложил организовать инспекционную экспедицию, а проблему разоружения инопланетной расы решить после проверки ее сил.
       Представитель Мексики высказался о том, что его делегация, к сожалению, на данном заседании видит отсутствие согласия в вопросе о том, какие методы - мирные или военные - применять. Мексика за то, чтобы в Совете Безопасности Земли было согласие. Безусловно также, что корабль иной расы, захвативший земной корабль, необходимо разоружить, ибо если это не будет сделано, то может начаться космическая агрессия...
       - Ну, что вы думаете по этому поводу, коллеги?
       - Брейли, это значит, что, по всей видимости, земное правительство должно будет снарядить специальную экспедицию на выручку и для переговоров с племенем Ликов. И она не может состоять из одних военных. Там должны будут присутствовать и ученые. Либо могут послать два корабля, один исследовательский -
       с учеными на борту, - а другой - с военными. Поскольку мы уже здесь, в космосе, возможно, мы попадем в состав этой экспедиции. Нам надо подготовиться. Возможно, кое-кто из нас станет кандидатом в участники этой экспедиции. Надо перебираться на основную базу. Не надо показывать этот наш дом всему земному миру.

    * * *

    ГЛАВА 6

       У планеты, на которую они опустились, было два солнца слабой светимости. Поэтому ночь здесь была короткой и напоминала собой земные сумерки. В то время, когда одно солнце уже скрывалось за горизонтом, небо все равно не становилось космически темным; на небосклоне над горизонтом возникали светлые полосы, предвестники появления другого солнца.
       - Ну, как тебе нравится этот мир? - Аркад ощутил жизнерадостные и веселые интонации Воласа. - Арк, ты не находишь, что они немного забавные? Почти как твое племя.
       По интонациям мысли Воласа можно было понять, что он слегка иронично относится к этому, опекаемому ими в данный период времени, племени разумных существ на планете.
       Вытянутые, с несколькими волосками на почти лысой голове, эти существа действительно карикатурно напоминали человека. Но в их больших глазах светился разум. И у них были зачатки телепатии.
       Племя, которому они собирались помогать, чем-то напоминало племя Ликов, хотя его представители были гораздо выше. Они были вытянутыми и в то же время такими же тонкими, как племя Ликов. Вытянутый череп с маленьким пучком волос и тонкие конечности - вот и все сходство, да еще глаза разумных существ. Пожалуй, они даже были ближе к человеческому племени, чем к племени Ликов. Особенно по росту и строению почти лысого черепа. К тому же, у них были конечности, а не щупальца.
       - Бер, ты готов к выполнению миссии?
       Искусственный разум, которого Аркад когда-то излечил, принявший имя Бера, среагировал быстро:
       - Шеф, я всегда готов.
       - Почему ты называешь меня не по имени, а шефом? И почему не Воласа?
       - Я узнал, так принято у вас, физических существ, старших называть шефом. Ты, Аркад, для меня шеф. А Волас - твой учитель, твой шеф...
       - Смотри-ка, Арк, как быстро учится спасенный тобой разум! - Волас развеселился. - А может, я заберу его у тебя совсем для полного обучения? Все равно тебе придется в свое время искать наследника для передачи качеств Защитника среди органических существ.
       В свое время, когда Аркад с Воласом освобождали гуманоидов в системе Девы от металлических монстров - берсеркеров, Аркад успел вылечить искусственный разум одного из них от сумасшествия. Берсеркер, которому Аркад дал имя Бек, теперь всюду следовал за ним в космических экспедициях и учился у него. Но некоторое время назад Волас забрал его с собой в разведку. И вот, теперь Аркад вновь встретился с Бером.
       - Вот сейчас, в этой системе, мы и проверим, на что ты уже способен, Бер!
       - Я готов, главный шеф Волас! Жду твоей команды.
       - Давайте разделимся. Ты, Арк, обследуешь западное полушарие планеты, а ты, Бер, - восточное. Я останусь на орбите. Если потребуется моя помощь, зовите. Ищите инверсионные следы...- Волас замялся, но, решив, что это уже не повредит, продолжил, - берсеркеров. Бер, ты уже здоров. Но ты помнишь, в каком состоянии ты был, когда мы тебя нашли и вылечили?
       - Да, Волас...Мне это немного неприятно, но я помню и все понимаю. Мы должны обнаружить следы, если они есть, таких же, как я до моей болезни...
       - Да, Бер, ты правильно все понимаешь. Если мы обнаружим кого-то из них и сможем помочь, вылечить, то мы это должны будем сделать. Ведь мы - Защитники разума, а разум может быть и больным.

    * * *

       История этого племени оказалась весьма похожей на историю землян. Но были и существенные отличия. Когда-то на породившей их планете была высокоразвитая технологическая цивилизация. По земным меркам около 40 или 50 тысяч лет назад произошла катастрофа, обернувшаяся уничтожением почти всего живого на планете. И в первую очередь, она обрушилась на разумных существ, которые, вероятнее всего, и вызвали ее своими непродуманными экспериментами с энергией космоса, а может, войнами. В результате представители прежней цивилизации вымерли. Их останки находили современные археологи, представители ныне живущего на планете племени. Между ушедшими в небытие и ныне живущими на планете разумными существами было определенное сходство в строении тела, общем виде и т. п. Однако, были и существенные различия, прежде всего в генетическом коде. У них были разные ДНК. Возможно, предками нынешних живущих были некоторые уцелевшие в великой катастрофе представители предшествующей цивилизации, мутировавшие и давшие новую ветвь эволюции. Археологи находили остатки костей, черепов, скелетов, возраст которых насчитывал половину обозначенного после катастрофы времени, порядка 20-25 тысяч лет, и которые обнаруживали некоторое сходство между двумя расами, вымершей и существующей ныне.
       Аркад вспомнил, что когда-то ему попалась на глаза заметка об археологических открытиях столетней давности на его планете. Там тоже речь шла о подобной ситуации, но в истории землян. Вначале на Земле разумными были неандертальцы. Затем, примерно 200 тысяч, а может быть и 2 миллиона лет назад, они вдруг исчезли с лица Земли. На смену им пришли похожие на них кроманьонцы, якобы давшие начало современному племени землян. И у них, неандертальцев и кроманьонцев, так же как и у местных, были разные ДНК. Возможно, и на Земле когда-то была высокоразвитая цивилизация, которая сама себя истребила, - подумал Аркад.

    * * *

       Исследовав со своими учениками планету, Волас получил подтверждение того, что несколько тысячелетий тому назад здесь побывали монстры. Как раз в тот период, когда на планете произошла катастрофа, приведшая к смене рас. Возможно, именно монстры спровоцировали ее, а выживших мутантов, приняв их за простых животных, оставили в покое. Однако у монстров было правило - время от времени проверять системы, где они делали зачистку. Поэтому вероятность их возвращения в эту систему для проверки была большой.
       - Арк, каковы расстояния, по данным земных астрономов от вашей планеты до ближайших звездных систем? Ты помнишь, впервые их след мы обнаружили в направлении системы, в которой есть звезда Спика? Что показывают ваши земные карты?
       - Волас, по этим картам мы не сможем установить точную картину.
       - Почему?
       - Посуди сам. Если мы нарисуем плоскую карту ближайшего космоса, как он представляется взору с Земли, то обнаруживаются парадоксы. На ней Спика из созвездия Девы зрительно представляется в области, относительно недалекой от моей Солнечной системы, но на самом деле она удалена от Солнца на 190 световых лет. И напротив, Альтаир из созвездия Орел на плоской карте представляется как более удаленная от Солнца система, по сравнению с системой Девы, но на самом деле расстояние до него всего 16,5 световых лет. Плоская карта нам ничего не даст.
       - Арк, я все же склоняюсь к проверке систем, лежащих в соответствии с вашими картами в одной плоскости с Солнечной системой, т. е. систем, расположенных по направлению к Спике, хотя до нее и относительно далеко от вашего Солнца. Но окончательную проверку в этом направлении оставим на будущее. А сейчас проверим оставшиеся от монстров следы на ближайших подступах.
       Исследовав оставшиеся после берсеркеров следы, Волас пришел к выводу, что их передвижения напоминают некоторую спираль, расширяющуюся и захватывающую все большее космическое пространство. Не составило труда определить, что лет через пятьдесят по земным меркам траектория их движения пройдет через Солнечную систему.
       - Арк, тебе придется взять на себя миссию оповещения своих соплеменников. Они должны подготовиться к появлению монстров...

    * * *

       - Говард. Мы с вами уже когда-то имели контакт. Помните астероид?... Я - Аркад.
       Говард сидел в своем просторном и хорошо обустроенном кабинете в космическом комплексе, в качестве спутника вращавшемся вокруг Марса. Теперь он занимал высокую должность командора по космической обороне Солнечной системы на ближних подступах к ней. Ученые и начальство решили, что командный пункт по защите Земли должен несколько отстоять от ближайших рубежей.
       С момента первого контакта Говарда с Аркадом на астероиде прошло около двух десятков лет. Все эти годы Говард держал глубоко в тайниках души подробности этого общения. Он ни с кем ими не делился. Ни со своими женщинами, ни с начальством. Друзей у него не было. Ни тогда, когда гнойник с "Интеркосмом" назрел и раскрылся, ни после. И вот теперь, сидя в своем кабинете перед большим монитором, отслеживая на нем перемещения сил, которыми он теперь командовал и услышав из динамика этот голос, он вспомнил все. Не только подробности того, как он первый раз общался с Аркадом на том астероиде, как он вдруг оказался в своем тайном убежище, доме, о котором не знала ни одна живая душа, как прошла та экспедиция под его командованием, и чем она закончилась. Но он вспомнил все с того самого момента их первого контакта, все эти двадцать лет своей жизни и службы...
       Говард посмотрел на динамик, из которого несколько мгновений назад слышался голос Аркада, побледнел и непроизвольно раскрыл рот. Динамик валялся на столе, не подключенный к сети ретрансляции. Он его собирался выбросить. И все же он моментально опомнился:
       - Да, Аркад, я вас помню... но... как вы соединились, ведь этот аппарат не подключен? Ах да, что я говорю, ведь вы можете соединиться с чем угодно.
       - Да, мне пришлось использовать нетрадиционный канал связи. Но это не только из-за земных бюрократических штучек. Есть кое-что еще. И я пока не знаю, насколько эта информация подлежит оглашению и как вы ею воспользуетесь.
       Череда воспоминаний волной прошла в мозгу Говарда, захлестнув уже готовый сорваться с губ вопрос.
       - Простите, Аркад, меня захватила память... Что вы хотите?
       - Я понимаю, я прочитал. Все у нас с вами хорошо, Говард. У нас нет разногласий. Это поможет вам принять разумное решение в связи с моей информацией.
       - О чем речь? - Говард, взволновавшись не на шутку, непроиз-вольно перебирал на столе разные мелочи. Ведь это Аркад! Последний раз ему пришлось с ним общаться при выполнении весьма неприятных для себя обязанностей. По заданию выше-стоящего начальства и бывшего главы компании "Интеркосм" он со своим отрядом должен был изъять с астероида Улавливатель, задержать Аркада и доставить все это на Землю. Но тогда у него ничего не получилось, и слава богу, подумал он. Неизвестно, чем все это могло обернуться, согласись тогда Аркад на его депортацию на Землю.
       - Как вы знаете или должны знать по должности, земные астролетчики вступили в контакт с Ликами. Я знаю, что земные политики и чиновники боятся их телепатических возможностей. И, наверное, уже создана группа ученых по исследованию этой проблемы. На этот счет мне не нужно никакой дополнительной информации. Я уверен в этом, поскольку знаю на своем опыте, что любая загадка предстает в сознании земных политиков и чиновников, прежде всего, как угроза их власти...
       Голос замолк. Говард подумал было, что по какой-то причине Аркад решил прервать разговор. Но он ошибся.
       - Действительная угроза для землян исходит не от Ликов, а совсем из другого источника. В системе появились берсеркеры. Некоторых мы с Воласом вывели из строя. Но у них вблизи от ядра Галактики есть база, где они репродуцируются с той же программой, настроенной на уничтожение разума. Это бич Разума. И мы вынуждены, насколько мы в силах, укорачивать этот бич, пока не найдем их базу. Вот теперь их след нами обнаружен в системе между Большим и Малым Псом. Ориентировочно по направлению к созвездию Единорога. Есть следы и в противоположном направлении. По нашим с Воласом данным, через пятьдесят или около того земных лет на траектории Солнечной планетарной системы должны будут появиться разведчики металлических монстров. А вот они - это точно прямая угроза разумной жизни на земле. Я их повидал и знаю, на что они способны. Если они учуют разум в нашей планетарной системе, то они могут просто взорвать Солнце. Я один или с Воласом могу не справиться... Вы должны подготовиться...
       Говард напряженно впитывал в себя эту информацию, пока еще не осознавая до конца ее потенциальную взрывоопасность. У него в голове уже пробегали сумбурные мысли о том, кому в первую очередь это сообщить, в какой форме и что делать...
       - Я передаю это вам, поскольку никого, стоящего ближе к пирамиде власти, к кругам, способным принимать решения, я не знаю. То, как вы ею распорядитесь, будет на вашей совести. Но не забывайте, что речь идет о самом существовании человеческого разума. Надеюсь, ваши лидеры поймут всю неотложность и важность этой проблемы. Пока еще есть время, надо срочно выстраивать защитные рубежи на границах Солнечной системы. Со своей стороны, мы с Воласом будем делать все, что будет в наших силах. Но нас двоих может оказаться недостаточно. Вы меня поняли?
       В принципе, Говард психологически давно был готов к такому развитию событий. Несколько лет назад, когда появилась первая информация об иной разумной расе в Космосе, о Ликах, а потом и о берсеркерах, Говард уже предположил, что когда-нибудь землянам придется столкнуться с этим всерьез. Все свои последующие поступки, команды и т. д. он сверял с этой мыслью, засевшей в его голове, и подчинял ей. Поэтому сейчас, когда столько лет спустя Аркад вновь с ним заговорил, у него не было необходимости задумываться над полученной информацией. У него был только один вопрос.
       - Что мы должны сделать, Аркад? Наверное, вы знаете, что в моем распоряжении достаточно крупные силы. Но как оптимально ими распорядиться? У нас мало информации о берсеркерах...
       - Я дам вам всю информацию о них, которой мы с Воласом располагаем, Говард.
       - Да, Аркад, я все понял... и спасибо за предупреждение, - с опозданием ответил Говард.
       - Это мой долг, Говард. Все.
       Голос пропал. Говард понял, что Аркад отключился от связи с ним. Он поднял динамик, из которого звучал голос, и еще раз удостоверился, что он не подключен к сети. - Мне не поверят, - подумал он, что из динамика, который не подсоединен к сети, я получил такое предупреждение. Значит, эту деталь - неподсоединенный динамик, - необязательно уточнять перед начальством. А все остальное - это действительно серьезно. Как и любое сообщение Аркада.
       Утвердившись в этой мысли, Говард соединился со своим

    непосредственным начальником, командором внешней разведки землян. * * *

    ГЛАВА 7

       - Соедините меня с командором, это Говард.
       - Сэр! Он сейчас занят. Передайте для него сообщение, он с вами свяжется, - секретарь командора несколько мгновений посопел, а затем добавил: - Я понимаю, сэр, но ничем помочь не могу, у него сейчас эти большие шишки из объединенного земного комитета.
       - Вы попробуйте, возможно, моя информация касается как раз того вопроса, по которому политики донимают вашего босса.
       - Хорошо, сэр, я попробую.
       Говард ждал, обдумывая, как он преподнесет командору только что полученное от Аркада сообщение.
       Хрипловатый голос командора оторвал его от раздумий:
       - Что у тебя, Говард? Я сейчас очень занят.
       - Я вас понимаю, шеф. Но я несколько минут назад получил очень серьезное предупреждение от... - несколько мгновений Говард собирался с мыслями и закончил: - от Аркада. Вы знаете, что все от него исходящее является информацией первостепенной важности. Так вот, он предупредил, что вскоре в наших пределах появятся захватчики.
       - Говард, не отнимай у меня время. Мы с сенаторами как раз обсуждаем эту проблему. Я думаю, Лики - это не тот вопрос, по которому надо пороть горячку.
       - Сэр! Вы меня неправильно поняли. Я говорю не о Ликах, а о берсеркерах.
       - О чем ты говоришь, какие еще берсеркеры... - Командор резко оборвал свою речь. Он понял, что только что в присутствии этих никчемных политиков, которые, однако, имеют полномочия обсуждать здесь, в его епархии, важнейшие дела Космоса, опростоволосился. Он произнес слово, которое даст им возможность теперь терзать его службу до бесконечности. "Успокойся, успокойся", мысленно уговаривал себя командор. Обежав быстрым взглядом насторожившиеся лица его гостей, он судорожно размышлял. "Надо что-то срочно придумать".
       - А, Говард, я понял, ты уже стал называть их берсеркерами. Не настолько опасна их телепатия, как о том рассказывают наши СМИ. Что, у тебя какие-то подробности? Хорошо, обсудим. Через полчаса я буду свободен, придешь ко мне с докладом. Все, Говард, - командор резко опустил коммуникатор в предназначенный для него паз на столе. - Господа, у моего первого помощника, весьма перспективного сотрудника, да вы о нем наслышаны, - это Говард, - появилась новая информация в связи с обсуждаемой нами проблемой. Я бы хотел, прежде чем у вас возникнут новые вопросы по этому поводу, ознакомиться с новыми данными и проанализировать их. Только после этого я буду готов ответить на все ваши вопросы. Прошу прощения, но дела службы обязывают.
       Командор недвусмысленно дал понять своим посетителям, что визит окончен и им пора уходить. Конечно, в силу своего положения они могли бы сейчас терзать его до бесконечности, пытаясь получить новую информацию. Но, с другой стороны, чего они добьются, поступая таким образом? Дезинформации, которую этот прожженный командор выдумает на ходу. Его можно будет потом проверить, но что толку - уйдет время, и кто-то более ловкий получит точную информацию, а ты останешься ни с чем. Как опытные политики, сенаторы это понимали и не стали давить. Пожав командору руку, они удалились из его кабинета.
       Как только дверь за ними закрылась, командор рявкнул своему помощнику:
       - Быстро найди Говарда и срочно ко мне, пока он не улетел в какую-нибудь дыру.

    * * *

       - Уилт, тебе с твоей командой, возможно, вскоре предстоит миссия. Собери парней и будьте готовы, - Говард, разыскав своего ближайшего помощника, с которым его связывали долгие годы совместных операций, задумался: "Насколько верным является решение подключить к операции Уилта и команду? А ведь операция состоится как пить дать. Если земной корабль захвачен, предположительно захвачен, то надо будет снаряжать команду по его освобождению. Но со своим отрядом я уже несколько лет не встречался. Можно ли им доверять? Прошло достаточно много времени, чтобы они забыли своего командира. Да и потом, за это время у них была масса других заданий. Не изменились ли они?".
       - Ты следишь за новостями? Первыми к планете Ликов отправятся ученые. Вторым эшелоном, видимо, придется идти вам. Экспедиция будет долгой. Наши ученые пока не научились использовать плазму для дальних и быстрых бросков.
       - Шеф, при чем здесь плазма?
       - Представь себя внутри плазменного пузыря. Внутри него скорость обычная, меньше скорости света. Но сам плазменный пузырь, поскольку теоретически он может менять пространство вокруг себя, преодолевает его со скоростью, превышающей световую. Теоретики даже подсчитали, что энергией для осуществления подобного процесса перелета может оказаться энергия так называемых нулевых колебаний, электромагнитных колебаний или микромира, на котором держится вся структура Вселенной. Если бы мы уже обладали этим, то не надо было бы снаряжать две экспедиции и все проблемы мы решили бы сами, без ученых. А так приходится посылать их в качестве гражданских разведчиков. Конечно, в их команде будет и наш человек, но, сам понимаешь, если начнется заваруха с этими Ликами, ученые с ними не справятся. Вот здесь- то и потребуется твоя команда на подходе. Так что подготовь своих, - он сделал ударение на этом слове специально, ведь это уже не его команда, а команда Уилта. - Экипировка будет новейшая, поэтому нужна будет небольшая тренировка для твоих парней.
       - Насколько серьезная, шеф? - Уилт по инерции все еще продолжал называть Говарда шефом, хотя он со своими бойцами уже не был у него в прямом подчинении.
       - Несколько крупных орудий и индивидуальный инфразвуковой бластер на каждого члена команды.
       - Я понимаю, шеф, что это не игрушки, но насколько это серьезно?
       - Уилт, в инструкциях к ним все расписано. А кратко скажу: это
       оружие основано на использовании звуковых волн с частотой от 0 до 100-120 герц и оно оказывает сильное воздействие на человеческий организм. Человеческий, Уилт! Как оно поведет себя с иными, никто не знает. Кстати, это также будет одной из твоих дополнительных задач - проверка его воздействия на иные разумные существа. Его инфразвуковые колебания не воспринимаются человеческим ухом, они находятся ниже уровня его восприятия, это уже проверено. А на что оно способно... Я отвечу тебе так. Оно может вызвать состояние тревоги, отчаяния и ужаса. Может привести в облегченном варианте к эпилепсии, а при большой мощности излучения - возможен летальный исход. Смерть наступает в результате резкого нарушения функций организма, поражения сердечно-сосудистой системы, разрушения кровеносных сосудов и внутренних органов. Разрываются внутренние органы, капилляры и сосуды. Ты же понимаешь, мы, земляне, не стремимся убивать иных, но если обстоятельства нас заставляют...
       Говард в задумчивости машинально крутил круглую пепельницу, стоявшую на его столе только для высоких посетителей, сам он не курил. "С другой стороны, кому еще я мог бы доверить подобную миссию? Они все еще на службе и должны соблюдать субординацию". С этими мыслями он стал просматривать бумаги на своем столе в попытке найти в них какую-нибудь дополнительную информацию, которая могла бы помочь в осуществлении его планов.
       Когда на человека надета форма, не имеет значения - какая, то под более высоким моральным давлением, пресс которого пока еще не может сдержать его несовершенная психика, он подвержен соблюдать сопутствующие этой форме ритуалы. Отдавать честь, если это требуется по ее уставу; делать то, что приказывает вышестоящий начальник в точно такой же форме одежды и т. д. На этом держится любая армия. "Если рядовой начнет вдруг рассуждать над приказом прапорщика, капрала, лейтенанта, над содержанием приказа и его смыслом, то к чему это приведет? Если это глупый приказ, то рядовой попытается его не исполнить. А дальше? Дальше это приведет к следующему этапу - он поймет, что не все приказы бывают такими, которые надо исполнять. Он начнет всякий приказ осмысливать с позиций своего развития. Откуда ему знать, что какой-то приказ, показавшийся ему в данный момент и при данных обстоятельствах глупым, не является стратегически важным с точки зрения перспективы? С этого момента начнется развал структуры, которая предполагает данную форму". Эти мысли промелькнули в голове Говарда, и он стал отдавать распоряжения другим сотрудникам на своей базе.

    * * *

       Уилт сидел в кресле в гостинице, когда его по кодовой связи нашел шеф. В душе он все еще продолжал называть Говарда шефом, хотя они уже и не работали вместе. Уилт уважал своего бывшего шефа. За что? Если бы он задался таким вопросом, то, пожалуй, не смог бы сразу на него ответить. Наверное, прежде всего за профессионализм. Но не только поэтому. Говард в любых ситуациях заботился о своей команде, уважал каждого, насколько бы тот ни был плох как боец. Во всех его приказах, отданных своему отряду, преобладала одна доминанта - для него команда была его семьей. А это для таких специалистов, как они, было главным. У них не было семей, не было друзей вне команды, не было таких женщин, чувства к которым могли бы перевесить чувство боевой дружбы. Их группа и командир - это и составляло их семью на протяжении нескольких долгих лет. "Сейчас у нас другие задачи, но кто их ставит! Видимо, это важно, если спустя столько лет шеф меня нашел. Надо собирать ребят". Эти мысли молниеносно проскочили в голове Уилта, но он не спешил. Время еще было. Он вытянулся в кресле, расслабился, анализируя прошедшие несколько суток прожитой жизни. Что было в порядке, а что было немного не так? В памяти всплыл странный случай недельной давности.
       Когда он случайно зашел в это кафе, оно было практически пустым. Ему хотелось всего лишь выпить чашку кофе. Средних размеров кафе-бар, вмещающий человек пятьдесят; столы со скамьями за невысокими перегородками, которые давали возможность клиентам чувствовать себя более или менее изолированно друг от друга и в то же время позволяли, приподняв голову, наблюдать за обстановкой в зале.
       Толпа нахлынула буквально за какие-то полчаса после 23-00. В основном это были особы мужского пола. Женщин было мало, но были. Приходили по две-три подруги и оттягивались за спиртными напитками, курением и обменом всевозможными впечатлениями. На находившихся в зале мужчин они почти не обращали внимания. Возможно, они ожидали определенных, своих мужчин. Через некоторое время образовались танцевальные пары. Заведение понемногу наполнялось.
       Две девицы лет двадцати стояли у конца стойки бара, кого-то поджидая. Виталий, охранник и менеджер по залу, как он себя называл, стоял у двери, около трех автоматов - "одноруких бандитов". Публика в основном расселась по кабинкам. Мужчины кучковались по курительным комнатам, женщины сидели за столами.
       Он сидел за пластмассовым столиком один, уложив на соседний пластмассовый же стул свою сумку. В раздумьях потягивая кофе, он не заметил, когда те две девицы, которые кого-то поджидали у входа, присели за его столик с каким-то молодым неприятным субъектом.
       - Расслабляешься, парень? - это был скорее не вопрос, а утверждение. Невзрачный сопровождающий девиц смотрел Уилту в лицо и криво улыбался.
       - Есть какие-то проблемы? - Уилт не поменял позы и никак не показал своих эмоций. Перевел взгляд на девиц. У обеих был раскрыт рот в призывной улыбке, блестели глазки. Они были все еще свежи и пока не утратили красок своей молодости.
       - Девушки хотят с тобой познакомиться, не желаешь? - Уилт промолчал.
       - Хочешь, обе с тобой пойдут, но можешь и выбрать, это недорого.
       Уилт хотел было послать этого сутенера куда подальше, но, увидев призывный, почти умоляющий взгляд одной из этих симпатичных мордашек, он неожиданно для самого себя решил: - Я хотел бы побыть с ней, - кивнув в сторону девицы с призывным взглядом. Краем глаза он отметил благодарный кивок девицы, она опустила ресницы. - Но у меня нет условий, - добавил Уилт.
       - Нет проблем, парень, сто баксов вперед, и мы все устроим.
       Сутенер засуетился. Они вышли из кафе, на стоянке сутенер подозвал машину. Втроем они добрались до нужной улицы. Уилт вышел вместе с девушкой, и машина сразу же уехала.
       Обычно все свое снаряжение Уилт оставлял на базе. Выходя в город, как он называл подобные вылазки или прогулки по городским джунглям, он брал с собой только нож.
       Когда они с девицей уже почти дошли до конца любовного процесса, вдруг раздался стук в дверь.
       Уилт натянул на себя брюки, накинул рубашку, не заправляя ее в брюки, застегнул на две пуговицы. Взял со стола свой нож, зажал его в левой руке и спрятал ее за спину. Правой рукой он повернул ключ в замке и приоткрыл дверь.
       В коридоре стоял парень лет 30 с забинтованной головой, не тот, первый, но видимо из той же категории подонков, и что-то гнусавил - "Дядя, пока, нам пора", или что-то вроде этого.
       Уилт нарочито медленно вышел из комнаты, пряча левую руку с ножом за спиной.
       - Ты кто? Муж этой девицы? Ее мужчина? Или сутенер?
       - О чем ты говоришь, дядя! Я - все для нее. Привет, "персик"!
       - Постой, мы не закончили разговор. Я тебя спросил - "Кто ты ей?".
       - Да пошел ты...!
       - Нет, так дело не пойдет. Если ты ей никто, а только сутенер, то мы с тобой поговорим.
       При этом Уилт скользящим движением руки вонзил нож в правый бок парня на одну треть, остановился и произнес:
       - Одно твое лишнее движение, и я перережу тебе кишки.
       Гнусавик, не ожидавший такого подхода, замер, побелел и попытался что-то произнести. Он боялся пошевелиться. Он явно не предчувствовал такого выпада со стороны "дяди", которого посчитал слишком старым, чтобы с ним связываться. Сутенер почувствовал, как нож мягко вошел в его плоть и охнул. В первый момент не от боли, а от неожиданности такого поступка со стороны "старичка". Затем, видимо, его мозг просчитал последствия этого удара, и он охнул во второй раз уже от боли и предчувствия своего конца.
       - А теперь скажи, зачем ты пришел, кто ты такой и чего ты хочешь? Только правду. Иначе я погружу нож глубже. Отвечай!
       Парень стал оседать на пол. Но "дядя" ему этого не позволил. Продолжая держать нож в боку сутенера, другой рукой Уилт поддержал его, чтобы тот не свалился, как мешок, на пол.
       - Пока ты еще не потерял сознание, отвечай!
       - Я, я, я... помогаю ей...
       - Значит, ты сутенер! - скорее утвердительно, чем вопросительно произнес Уилт и провернул нож, как отвертку.
       - Пока, подонок, увидимся на том свете...
       Вернувшись в комнату, Уилт обнаружил, что девица уже полностью оделась.
       - Кто это был?
       - Это тот, который меня постоянно мучит, требует денег и бьет.
       - А первый, там, в кафе?
       - Ну, тот не опасен.
       - У тебя есть место, где спрятаться? Нам надо срочно отсюда выбираться.
       - Я найду, спасибо вам. А как же вы? Вы его убили? - В глазах девицы Уилт прочитал ужас и опасения за его жизнь, если, конечно, его привлекут к судебному разбирательству.
       - За меня не беспокойся, быстро уходи отсюда и забудь этот адрес, ты здесь никогда не была. Мы с тобой сегодняшним вечером просто погуляли по парку, поняла?
       Не торопясь, Уилт оделся, по привычке осмотрел помещение, где он только что занимался сексом с девицей, которую как ветром сдуло, и закрыл за собой дверь комнаты. В двух шагах от двери, привалившись к стене, полулежал ее бывший сутенер, теперь уже покойный. Перешагнув через него, Уилт вышел на улицу.
       Эти воспоминания двухнедельной давности несколько поскребли душу. Но Уилт не сожалел о сделанном. Подобных подонков он отправлял на тот свет не задумываясь. "Суд, да разбирательства, защита и т. д. А от грязи надо избавляться радикальным способом. Сколько жизней подобная сволочь загубит, пока его достанет правосудие; да и достанет ли, вот в чем вопрос".
       Его мысль перескочила на разговор с Говардом. В принципе, он мог бы забыть этот звонок своего бывшего шефа, ведь теперь он - не в его команде. Что же заставило его собраться и принять решение выполнить эту миссию? Наверное, сильная воля, за что его и уважали его парни.

    * * *

       Воля - что это? Желание, спровоцированное инстинктом и поощряемое разумом? Подсознание дает толчок, а разум выполняет данный импульс? Тогда получается, что так называемую волю провоцирует якобы осознанное действие, а на самом деле бессознательный инстинкт. Осознанным оно становится уже в действии, на поверхности, как инстинкт, осмысленный разумом. Когда люди говорят "он сам волен решать", они не замечают противоречий в своем суждении. Субъект волен решать потому, что у него появилось это, "воля"; т. е. он уже ограничен заданными параметрами, которые можно назвать границами его воли.
       Смысл, который часто приписывается людьми волевому поступку или решению, понимается превратно. Он истолковывается якобы как содержание, полностью зависящее от несущего "волю", от субъекта воли. На самом деле это не так. Субъект воли или волевого действия сам ограничен в так называемой своей воле. "Воля" превращается в нечто противоположное - в безволие, поскольку разум вынужден уступить рассудку, как передаточному механизму влияния внешней среды и влияния инстинкта на разум. Последний вынужден исполнить требование рассудка в определенном действии, которое потом назовут волевым действием.
       Поэтому можно смело заявить, что так называемых спонтанных волевых решений не бывает. Все они - плод той или иной степени осознания того, куда стремятся наши инстинкты; степень осознания, глубина связи между инстинктом и сознанием, полнота овладения нами нашего неосознанного богатства инстинктов.
       И когда говорят о так называемом волевом человеке, подразумевая, что этот человек якобы осознанно, целенаправленно совершает свои действия, то это - заблуждение. Напротив, так называемый волевой человек на самом деле может являться просто машиной, механизмом осуществления неосознанных позывов его инстинкта или инстинктов чуждых ему существ. Ничего более. Конечно, Уилту даже в голову не могла прийти мысль о том, поступает ли он в соответствии со своей волей, или же он действует так потому, что это кажется правильным. Он просто решил, что так нужно поступить. И вот теперь, сидя в гостинице, после звонка бывшего шефа он думал, что еще нужно сделать ему и его команде по новому заданию. Теперь, после повышения Говарда и его ухода на орбиту, Уилт был их командиром и они стали теперь его командой.

    * * *

    ГЛАВА 8

       Звездолет плыл в черноте Космоса. На главном мониторе иногда мерцали редкие яркие огоньки, довольно медленно проплывая мимо экрана, из чего можно было понять, что скорость - околосветовая. Первую экспедицию правительство Земли решило составить исключительно из ученых, и поручить ей разведывательную миссию. Одновременно с этим готовилась и вторая - военная.
       Звездолет был небольшим в сравнении с подобными, отправлявшимися на разведку в дальний Космос. Он состоял из четырех секций. Первая - рубка управления. Вторая - жилой комплекс, каюты. Третий - маленькая оранжерея, где росли основные продукты питания экипажа, на случай если полет затянется. Четвертая - трюм и грузы. Помимо них, были еще шлюзовые переходы и большое помещение, где стояли два аерстрима для возможного полета над территорией вновь открытой планеты. Основную часть пространства корабля занимали ангар, помещения для хранения топлива и гидропоника, в которой пышным цветом цвели различные растения. Их предназначением было обеспечить членов команды воздухом для дыхания и пищей в течение года путешествия по земному физиологическому времени.
       Задачей экипажа было отыскать по известным приблизительным координатам планету Ликов и попытаться вступить с ними в контакт.
       Планировалось, что экспедиция продлится год по земному времяисчислению. По космическим меркам - это было мало. Тем не менее, отбор в эту исследовательскую экспедицию был тщательным, поскольку ее целью был первый контакт землян с гуманоидами, о которых рассказал Аркад. В нее вошли некоторые из сотрудников астероида. Первым кандидатом стал Альберт. На Земле у него не осталось никого. Аркад, его бывший ученик, сам стал учителем. Его потенциал, его возможности увлекли Альберта. И то, что он был первым наставником Аркада, убедило земную комиссию.
       Ли Юнь, который покинул своего непосредственного начальника на астероиде - Мирея, заявил, что у него не осталось родственников на Земле и он хотел бы принять участие в экспедиции, тем более, что всем ее участникам нравилась пища, которую он готовил. Никто не спрашивал его, какие еще мотивы руководили им, когда он подал заявку на это путешествие. У каждого заявившего были свои личные мотивы. Кто-то хотел убежать от навязчивых проблем Земли - нравов, обычаев, которые были неприемлемы для него, законов, политики правителей, идеологии, да мало ли чего еще. Кто-то бежал от самого себя, надеясь, что в непознанных глубинах космоса он узнает свое предназначение. Кого-то увлекал сам процесс исследования неизведанного. Экипаж подобрался весьма разношерстный и странный. Все были удивлены, когда заявку подал и Андрей Сеунин.
       Заявки в комитет были поданы давно. Хотя все понимали, что отбор кандидатов нельзя затягивать, процедура утверждения кандидатур длилась несколько месяцев. Кроме специалистов с астероида экипаж был доукомплектован сотрудниками с Земли - лингвистом, экологом и специалистом по чрезвычайным ситуациям - оком, которое бы сообщало на Землю все необходимые подробности разведки.
       В конце концов, утвердили экипаж из нескольких человек, в том числе с астероида - Альберта, Брейли, Ли Юня, Андрея Сеунина.
       Каждый из членов экипажа прошел процедуру, разработанную лабораторией земных ученых. Она предусматривала аутотренинг и прием внутрь некоторых веществ в течение всего полета, которые в совокупности пробуждали инстинкт защиты от телепатического воздействия на мозг. Как объяснил главный специалист лаборатории, Райнер, хотя и неизвестно, как это взаимодействует с телепатией, но ментальный защитный экран от проникновения в мозг со стороны эти средства позволяют создать. Все остальное может показать только практика. Поэтому среди членов экипажа во время подготовки к полету любимой шуткой стало прозвище, которым они награждали друг друга - подопытный кролик.

    * * *

       В одном из отсеков, служившем им столовой и конференц-залом, как его высокопарно называл Брейли, собрались почти все члены экипажа.
       - Зачем было Ликам захватывать земной корабль? Ведь землянин спас их от рабства!
       - Альберт, вы нелогичны. Если эти Лики были в течение тысячелетий в рабстве у иной расы, то их поведение в отношении неизвестной расы разумных существ, которую они встретили в космосе, естественно. Что от нее ждать? А может, это очередные завоеватели? Я бы на их месте поступил бы точно так же - вначале обезвредил, а потом разобрался.
       - Андрей, это вы так рассуждаете со своей, так сказать, военной точки зрения. А где же миролюбие?!
       - Андрей прав, - в разговор вступил специалист по контактам с иными расами, Коллинз. Видимо, его специально выбрали за то, что он был чем-то похож на Ликов. При своем достаточно высоком росте - под метр девяносто, он был настолько худ, что походил на корявый ствол дерева, роль шевелящихся ветвей которого исполняли его находящиеся в постоянном движении руки. - Понаблюдайте за людьми! Чаще всего попадаются такие экземпляры, что поневоле сделаешь вывод: человеческое существо - трусливое, подлое и жестокое. Так стоит ли оно и его род права жить дальше во Вселенной?!
       - Ну, видимо, вам действительно досталось от жизни, Коллинз, раз вы так пессимистически настроены по отношению к своему виду.
       - Нет, Альберт, я жил как все, не могу сказать, что мне много перепадало. Но я умею наблюдать. Это моя профессия, - Коллинз неуклюже развернулся в кресле в сторону Альберта. - В человеческом существовании много бессмысленного. Все начинается с биохимических процессов в утробе матери - они развиваются, усложняются до тех пор, пока они сами себя не начинают осмысливать. И вот человек родился! Но проходит некоторое время, и человек разумный умирает. И все! Какой же во всем этом процессе смысл?
       - Познать самое себя и окружающий мир...
       - Конечно, познание - великая вещь. Возможно даже, что передача информации, а стало быть, познание, и есть первопричина или условие рождения разума. Но я не об этом. Подумайте, какой смысл в том, что биохимический или еще там какой-то процесс дошел до определенной вершины, на которой усложненный сгусток атомов и молекул начал осознавать себя как мыслящее существо, и после этого исчез?! Никакого смысла!
       - Ну, вы уж больно категоричны! - к беседе подключился Брейли. - К тому же, под "смыслом жизни", "смыслом разума" вы подразумеваете исключительно человеческие явления. А наша жизнь коротка. Как можно за такой короткий срок жизни познать высший, я бы сказал, космический смысл предначертанности?! В конце концов, возможно, проблема именно в этом. В том, что человеку отпущен слишком малый срок. За длящуюся 60-70 лет жизнь, из которой, пожалуй, только лет 40 человек живет осознанно, он не успевает познать смысл жизни.
       - Чепуха! Если даже человек будет жить 200 или 500 лет, все равно все для него закончится так же - небытием. Проблема остается, только она в таком случае растягивается для разума во времени. Какой в этом смысл?!
       - А знаете, вы затронули больной философский вопрос. Возможно, предназначение процесса развития природы в том, чтобы простой организм дошел до вершины развития, на которой он осознает самого себя, и тем самым процесс завершается. То есть я хочу сказать, что смысл бытия всего сущего в том, чтобы оно достигло пика в своем развитии, возникновения разума и тем самым завершения предначертанного материального процесса развития. Сложный организм разрушается, чтобы из простых веществ начать новый процесс. Это как жизнь и смерть. Достиг организм вершины в своем развитии - разумности, - и он разрушается, исчезает, чтобы из его простейших элементарных частиц процесс начался заново. И так до бесконечности...
       - Да, мрачную картину вы нарисовали, шеф, - в разговор включился Андрей. - Это что же получается! Я живу для того, чтобы после моей смерти из моего праха начал нарождаться более сложный, чем я, организм, который также вскоре исчезнет? И даже в такой интерпретации вопрос остается в силе, Коллинз прав - в чем же тогда смысл?
       Коллинз хлебнул из стоявшего перед ним бокала какой-то жидкости и продолжил свое рассуждение.
       - Главное - мозг человека; все остальное дерьмо. Взгляните на реакцию людей на рекламу, фильмы...Вы увидите, что спустя какое-то время люди начинают в жизни действовать так, как предписывает реклама, как их запрограммировал экран на ту или иную ситуацию...Понаблюдайте! На словах люди открещиваются от этого влияния как черт от ладана, а на практике поступают чаще всего так, как диктует им экран. Сравните поведение своего знакомого с тем, что он смотрел на экране перед этим, и вы обнаружите подражание. Мы, земляне, говорим, что мы - не биороботы. Но поведение большинства, подверженного действию рекламы, говорит об обратном, - он перевел дух и заключил:
       - Если это чисто биохимический бесконечный процесс усложнения структур до становления разума, до осознания самого себя, чтобы после этого исчезнуть, то, может быть, смысл разумного существования сводится только к радости бытия и удовольствию от существования? Другого я пока не вижу...

    * * *

       Прошло несколько месяцев, прежде чем они приблизились к звездной системе Ликов. Там их никто не встречал. Видимо, у Ликов не хватало материалов для постройки множества межзвездных кораблей. А может быть, после тысячелетнего подчинения у Гоолов, они не очень-то и стремились в Космос? Ну, один или два корабля послать с исследовательскими целями, но держать межзвездный флот на подступах к своей системе - видимо, это еще не входило в планы лидеров планеты.
       По данным бортового компьютера, планета Ликов была планетой земного типа. В ее атмосфере присутствовали практически те же составляющие, что и на Земле. Может быть, было чуть больше кислорода. Датчики показали, что больших водных пространств типа земных океанов на планете нет, зато их заменяли имевшиеся в большом количестве озера, в пространствах между которыми располагались низменности и почти ровные возвышенности с небольшими плато, на некоторых из них можно было увидеть наросты, пародийно напоминавшие земные хребты. Буйная растительность, украшавшая эти взгорья своими красками, покрывала их от оснований до вершин.
       - Выберем какой-нибудь астероид для остановки. Неизвестно, что нас ждет там, - Брейли указал на иллюминатор, через который был виден голубой шар планеты Ликов.
       Корабль землян беспрепятственно проник в систему, сделал несколько оборотов вокруг солнца Ликов и, следуя показаниям датчиков, стал опускаться на один из астероидов.
       - Надо подготовить аерстрим для спуска на планету. Со мной пойдут Альберт и Коллинз. Остальные остаются на корабле. Если через оговоренный период времени от нас не поступит сообщение или сигнал, то... - Брейли помедлил, раздумывая, стоит ли еще что-то добавлять, - ну вы знаете, что делать. Имейте в виду, что если наша миссия не будет выполнена, то вслед за нами прилетят военные. Пожелайте нам удачи!
       При подлете к планете на экране аерстрима загорелись два индикатора. Оказалось, что на планете только два межзвездных порта.
       - Коллинз, направляй на более яркий сигнал, кажется, это их главный порт.
       - Брейли, у них вообще нет защиты! Нас никто не встречает. Я имею в виду кого-то вроде наших военных... Теперь понятно, почему они когда-то попали в рабство.
       - Их сгубила заносчивость. Телепаты считают, что одним только своим даром они обеспечат себе защиту. Это их и подвело.
       - А их захватчики? Они что, тоже телепаты?
       - Я слышал, они похожи на свинообразных, как мы - на обезьян. Кажется, их зовут Гоолами... Они не телепаты, но у них природная защита от телепатии и они физически гораздо мощней Ликов.
       - А как выглядят Лики, Брейли?
       - Есть только зарисовки Ликов и Гоолов, сделанные по рассказам членов экипажа, которых несколько лет назад освободил Аркад. По этим рисункам они похожи на... на Коллинза, - Брейли при этом сравнении усмехнулся. - Коллинз, видимо тебя зачислили в члены нашей команды именно из-за твоего внешнего сходства с ними?!
       - Вам смешно, а я всю сознательную жизнь мучаюсь со своими физическими данными. Все, кому не лень, пытаются поиздеваться над моей фигурой, - с обидой в голосе произнес Коллинз. - Лучше бы посмотрели на себя в зеркало. Обычно те, кто надо мной насмехался, сами были похожи на обрюзгших, толстых, жирных свиней.
       - Коллинз, не обижайся, я же в шутку. А если серьезно, то Лики почти такие же высокие, как ты, и такие же худые. Но в отличие от нас с тобой, у них вместо кистей рук - щупальца. Ладно, хватит об этом, скоро мы сами все увидим.

    * * *

       В центре просторного зала с колоннами за большим круглым столом сидел Совет мудрейших. Рядом стоял небольшой стол, за которым сидели земляне. После первого обмена приветствиями и объяснению причин прибытия на планету экспедиции землян наступило непродолжительное молчание. Лики обменивались своими мыслями. Земляне тоже молчали, выжидающе всматриваясь в их лица.
       Наконец председательствующий заговорил.
       - Совет мудрых решил, что у нас с вами, земляне, нет разногласий... Ваш соплеменник освободил нашу расу. Он - наш герой... Это хорошее предзнаменование, что с первым вашим звездолетом прибыли ученые. Мы признаем нерациональность решения командора нашего корабля... Но его можно понять - кто или что встретилось в космосе? Космос велик, и кому как не нам знать, что он может преподнести... Командор должен был защитить расу. Поэтому он не будет лишен гнезда...
       Среди Ликов, присутствующих в зале, прошла волна одобрительных возгласов.
       - Земляне, я предлагаю вам, вашему экипажу, экскурсию по нашей планете...
       Брейли понял, что наступила его очередь:
       - Если синтезатор речи меня не подводит, правильно ли я понял ваше основное решение? У нас с вами нет проблем? И еще один вопрос. Поскольку мы ученые, нас, конечно же, интересуют ваши природные возможности, я имею в виду телепатию, - Брейли напрягся в ожидании возможной отрицательной реакции Ликов. - Сможем ли мы ознакомиться с истоками, основами этого вашего природного свойства?
       Пока синтезатор переводил, Брейли сформулировал заключительную фразу, надеясь, что она смягчит слишком острый, по его мнению, вопрос:
       - Как показали наши исследования, у нас, землян, тоже есть зачатки этого свойства, но они неразвиты, как бы спят. Нам хотелось бы узнать, как или чем их можно пробудить...
       - Вы получите полные разъяснения относительно этого. Конечно, в тех пределах, которых мы сами достигли. Ведь мы, получившие это от природы, как мне помнится, не проводили специальных глубоких исследований на этот счет. Поймите меня правильно - если существо нуждается в питании, разве вы будете проводить специальные исследования на тему о том, почему оно питается? Для нас телепатия - то же самое, что способность есть, пить, думать... Вы задали такой неожиданный вопрос... Если вы обнаружите что-то новое в этом, то мы будем рады получить от вас эту информацию. Ну что ж, кажется, основные вопросы мы обсудили. Проверьте работу автоматов, синтезирующих вашу пищу, находящихся в помещениях, где вы будете жить. Надеемся, она соответствует вашей физиологии...

    * * *

       Уже потом, на своем корабле, готовясь к экспедиции по планете, Брейли задумался над этой проблемой. "Как же так? Телепаты не знают, на чем основывается их дар! Хотя, с другой стороны, председатель Совета Ликов прав - разве мы задумываемся над тем, почему мы едим? А почему мы думаем? Вообще, почему мы разумны и что такое разум?" Брейли машинально собирал снаряжение, рассовывая по карманам своей куртки различные инструменты, которые могли пригодиться, и продолжал размышлять. "Если природа использовала такой путь выживаемости "живого", т. е. не макро, а микроразмеры - звезды часто взрываются, а вирусы процветают, - то как быть с "разумом"? С точки зрения нашей, человеческой, которую мы впитали чуть ли не с молоком матери под влиянием идеологии, разум - это венец творения. В таком случае, если формально, логически следовать всем установкам, то получается, что либо бактерии и вирусы более разумны, чем мы; либо разум не является обязательным элементом выживаемости живого, а потому не является и его вершиной. А кто знает, что делается на микроуровне, какие там действуют связи? Может быть, там происходят точно такие же процессы обмена информацией, которые мы называем процессом мышления и общения разумных существ? Но мы их определяем просто как передачу информации на химическом, физиологическом, физическом уровне... Но точно в таком же положении оказался бы какой-нибудь энергетический гигант, например звезда, по отношению к нам, людям, кажущимися ему микробами, который точно так же мог бы рассуждать о нас, как мы рассуждаем о вирусах... Как быть с разумом? Какие посылки взять за основу для его определения? Не знаю! Надо будет обсудить эту проблему с коллегами".

    * * *

       - Если телепатия - природный дар Ликов, то, по идее, все живое на этой планете должно обладать этим даром - и животные, и насекомые, и растения.
       - Что вы такое говорите, Коллинз? Разве может растение быть телепатом?
       - Брейли, хотите эксперимент? Вот сейчас я подумаю, что это растение мне не нравится, и задумаю его сорвать, уничтожить. Смотрите!
       Растение, а это был куст, резко отвернуло ветви от Коллинза, и теперь они изгибались насколько возможно в противоположную от него сторону.
       - Я пошутил, хорошее растение, я тебя не трону... Смотрите, Брейли! Ветви куста вновь выпрямились... и листья шевелятся, хотя ветра нет... Я сам не ожидал этого. Это удивительно. Они говорят, Брейли!..

    * * *

       На транспортном средстве, которое напоминало земной стайдер, в сопровождении одного из Ликов с синтезатором речи на груди они совершили несколько поездок по планете в разных направлениях.
       Прецессия планеты по отношению к местному солнцу и ее орбита были благоприятными для нее. Данные астрономов Ликов показывали, что орбита их планеты в последние 10 тысяч лет постепенно переходит от эллиптической траектории к траектории, более похожей на окружность. Это означало, что в последние столетия различия между летом и зимой на планете Ликов почти исчезли, что подтверждалось конкретными фактами и анализами, которые проводили климатологи планеты.
       Экскурсия землян в различные области планеты тоже это подтвердили. Север, юг, восток, запад - картина была одна и та же - везде буйствовала растительность и не было холода.
       - Коол, - Коллинз на всякий случай растянуто повторил через синтезатор имя сопровождающего их Лика, - Коол! А вы можете показать нам на вашей планете место, где не так жарко и влажно? Хотелось бы сравнить...
       - Это заповедные места. Мы их охраняем. Там осталось совсем мало экземпляров фауны и флоры из холодных климатических зон. Но мы можем их увидеть... Некоторых из этих экземпляров мы побаиваемся.
       - Почему?
       - У них нет щупальцев, у них другие конечности... Мне трудно перевести вам; а вот, нашелся термин - они похожи на клещи, нет, когти. Вот, когти! У вас есть такие животные?
       - Ха, ха, ха! - Коллинз непроизвольно рассмеялся. - Извините, Коол, - это наш смех. Так мы выражаем наши чувства, когда нам смешно. Вы понимаете, что это?
       - Может быть, не совсем. Объясните, что такое смех.
       - Ну, когда нам весело... когда мы довольны чем-то... когда смешно... Черт, не могу. Брейли, помогите объяснить, что такое наш смех.
       - Может быть, это то, что мы называем "стикс"? Если в одном мужском гнезде в одно время появились две персоны женского пола, то для хозяина гнезда эта ситуация означает "стикс".
       - А в чем юмор, Коол? В чем смысл?
       - Ну, как же, вы ведь знаете, мужчине у нас надо получить разрешение на основание своего семейного гнезда. Потом уговорить какую-либо персону женского пола на то, чтобы она согрела его гнездо. А здесь без разрешения и без уговоров в его гнездо сами приходят сразу две персоны женского пола. Это - стикс!
       По морщинам, растекшимся по лицу сопровождающего их Лика, можно было предположить, что он хохочет. При этом его щупальца ходили ходуном.
       - Но у меня вопрос, землянин Коллинз. Почему, когда я спросил, есть ли у вас животные с когтями, похожие на наших в этом анклаве, ты выразил свой ответ в форме "стикса"?
       - Как тебе объяснить? У нас большинство животных, и не только они, с когтями. Посмотри на наши руки! Если я не буду подстригать оконечности своих пальцев несколько месяцев, то они тоже превратятся в когти. А ты говоришь, что подобные существа у вас в резервации. Разве это не смешно? Разве это не стикс?!
       Коол непроизвольно подобрал свои щупальца на конечностях и выпрямился в ожидании нападения существа с когтями.
       - Коол, вы можете нас не пугаться. Мы уже не добываем свою пищу когтями.
       При этом Коллинз опять расхохотался. Где еще, например, на Земле, он мог позволить себе такую роскошь, как позабавиться над существами, ныне живущее поколение которых никогда не испытывало боли вонзающихся в тело когтей?! Конечно, для него это было забавно. Постоянно получая пинки от окружающих в виде насмешек над своей фигурой, он вдруг представил мир, где он, обладатель когтей, получает огромные преимущества. На миг он представил, как вонзает свои выросшие когти в аморфные тела обидчиков, и расхохотался. Но это был не только глас веселья. В нем прозвучал горький сарказм души, испившей сполна чашу, в которой были густо смешаны оскорбления, унижения, насмешки.
       Что же такое смех? На ум пришло четверостишие малоизвестного поэта:
       В умных терминах необъяснимо,
       Хоть бывает почти что у всех,

    Наших лучших морщин пантомима -

       Недоступный познанию Смех!
      
       - Коол, не обижайся, но я не смогу тебе объяснить, что такое смех землянина. В понятных тебе терминах скажу так: смех - это реакция нашего организма на какое-то событие, поступок какого-то лица или на какую-то фразу, когда мы чувствуем себя довольными, веселыми, радостными, и когда нам весь мир кажется хорошим и удивительно красивым. Это миг. А потом, после этого мгновения радости, веселья и смеха может наступить время горечи, разочарования... - Коллинз на миг задумался и заключил:
       - У нас говорят - смех продлевает жизнь. Если ты способен смеяться не только над окружающими, но и над своими собственными промахами, значит твоя душа - здорова. А если здорова душа - ты проживешь долго. Но иногда бывает смех сквозь слезы... Тебе плохо, а ты смеешься, пытаясь таким способом преодолеть этот плохой для тебя период...

    * * *

       После их экспедиции по планете Ликов они вновь собрались в зале заседания Совета мудрейших.
       - Землянин Брейли! - Председатель Совета безошибочно направил свое щупальце в его сторону. - Мы решили, что у нас с вами, землянами, нет разногласий. Мы надеемся, что вы передадите это своим мудрейшим. Впредь ни один из наших кораблей не будет препятствовать работе земных экипажей. Мы также надеемся, что у нас с вами завяжутся торговые связи. У нас с вами есть чем обмениваться. Первоначальный список того, что мы можем предложить и что нам хотелось бы получить от вас, если это возможно, мы вам передадим в конце вашего пребывания у нас.
       "Как хорошо завершилась экспедиция, - подумал Брейли. - Есть что предложить правительству Земли. А главное, не надо направлять сюда военных. Мы теперь можем доказательно всем объяснить, что это мирная раса". Его мысли прервал председательствующий:
       - Но у нас есть одна проблема, которую мы сами никак не можем решить, - он обежал взглядом всех Ликов, сидящих на трибунах вне центральной площадки, на которой располагался стол Совета. - Надеюсь, что вы нам дадите правильный совет. Это касается проблемы с Гоолами.
       Зал загудел. Хотя Лики были телепатами, но в этом случае они не смогли сдержать свои эмоции.
       - Видите ли, земляне, в этом вопросе мы пока не пришли к единому решению. Некоторые из нас считают, - при этом председательствующий посмотрел на ту часть трибун, где сидела партия радикалов во главе с Боолом, - что с Гоолами надо поступить так же, как они с нами. Но у них есть природная защита от нашего основного оружия. Только те из них, на которых воздействовал наш освободитель, ваш сородич, и которые пока еще у нас, подчиняются нам. А как быть с остальными, с их планетой? У нас нет ни физических сил, ни соответствующих технологий, чтобы их завоевывать. Наш освободитель сказал, - при этом председательствующий вновь обратил свой взор на партию радикалов, - что обе наши расы - разумные и мы должны поступить в этом вопросе разумно. Совет склоняется к такому решению. Мы не хотим и не будем пытаться их завоевывать. Но нам нужна техническая помощь Земли в сдерживании Гоолов, если они вновь захотят поработить нас. Смогут ли земляне оказать нам такую помощь?
       Брейли привстал со своего кресла, осознав груз своей ответственности, возникшей благодаря этому вопросу председательствующего.
       - Мы понимаем эту вашу проблему. Я не уполномочен правительством Земли давать какие-либо обещания или заключать какие-либо договора. Но я вам обещаю, как только наша группа окажется на корабле, я отправлю срочное послание о данной проблеме на Землю. Мы вместе будем надеяться, что правительство Земли положительно отреагирует на ваш запрос. Я также знаю, что вслед за нами в вашу систему был отправлен звездолет с военными на борту. Я отправлю послание и к ним. Когда они прилетят сюда, думаю, вы сможете хотя бы частично решить затронутую вами проблему с их помощью; у них на этот счет больше полномочий, чем у нас.
       Когда Брейли закончил и синтезатор замолчал, все находившиеся в зале Лики встали и застыли в некоем оцепенении.
       - Брейли, что они делают и что нам делать? - прошептал Коллинз. Так же шепотом Брейли ответил:
       - Думаю, нам тоже надо встать и помолчать, пока они не закончат. Думаю, они обмениваются мнениями...
       Брейли встал и застыл. За ним следом поднялись Коллинз и Альберт. Прошло минут пять, прежде чем председательствующий протянул щупальце к синтезатору и произнес:
       - Земляне, мы обменялись мнениями и наше общее решение - мы удовлетворены вашим посещением и вашими ответами. Мы будем следовать дорогой мудрых!

    * * *

       Когда они вернулись на корабль, Брейли стал отдавать поручения по отправке срочных посланий на Землю и на другой земной корабль.
       - Брейли, дружище, зачем такая спешка?
       - Альберт, понимаешь, ведь я, как ни странно, смертен, - Брейли при этом усмехнулся, понимая, что его сарказм не слишком уместен, ведь они с Альбертом были практически одного возраста.
       - Всему есть предел, в том числе и времени... Когда я уйду в иной мир, абсолютное время моего пребывания в этом мире тоже исчезнет. Но останется какое-то относительное время моего бренного существования в данном мире.
       - Что ты имеешь в виду, когда говоришь об относительном времени?
       - До тех пор, пока кто-то из моих родственников, друзей, знакомых меня вспоминает после моего ухода из данного мира, до тех пор я все еще присутствую как живое разумное существо в этом мире, но относительно...То есть мои сигналы, чувства, мысли и т. д., которые я направлял на тех или иных людей при моей реальной жизни здесь, отложились у них в подкорке, возможно, в виде определенных блоков нейронов... Это и есть память. Пока эти нейроны живы, относительно жив и я и мое время. Вот почему я спешу, Альберт. Пока я в окружении друзей, я должен успеть выполнить свою задачу. Неизвестно, как и чем закончится эта наша экспедиция...

    * * *

    ГЛАВА 9

       - Арк, в тебе все еще много...наивного. Давай порассуж-даем...Твоя земная... дай-ка вспомнить, самая распространенная, христианская религия оставила долгий кровавый след в истории твоего племени. Другая, магометанская, может быть, менее кровавый, но более жестокий. Спрашивается, зачем разумным нужна религия?
       - Это не так, Волас...
       - Твои соплеменники, кислорододышащие, до сих пор пользуются этим интеллектуальным инструментом, хотя он и не совершенен, чтобы познать мир. Вот я и задаюсь этим вопросом с тех самых пор, как узнал тебя и твое племя. Если существо разумное, то зачем ему нужны иллюзии? Ведь, по сути, все земные религиозные учения, неважно, какие, - это иллюзии об окружающем мире.
       - Согласен, Волас, в основном религии - это мифы о чем-то бывшем или небывшем и о непознаваемом. Но в них также сокрыто и много истинного знания о том, как и когда возникло мое племя...А кроме того, параллельно им существуют и различные другие, например, оккультные учения о нашем происхождении...
       - Если нечто определено как "Непознаваемое", то "Оно" и есть непознаваемое в буквальном смысле слова, а потому и не стоит ему поклоняться или молиться. Но если, согласно вашим религиям, это "Оно" создало "Все" и в конечном итоге - и всех нас, то, стало быть, мы являемся частицей этого "Оно" и уйдем когда-нибудь в "Него". А раз так, то не надо молиться самим себе.
       - А как же в таком случае узнать первопричину всего?
       - Свет, Звук и Число - Троица! - в латентном состоянии, спящем, безмолвном, никак еще не проявленные в некоей точке,
       т. е. существующие потенциально. Не физически, но абстрактно! Представь это в своем умИ и ты познаешь первопричину всего сущего в этой Вселенной...Сколько бы ты ни посетил галактик, это не поможет найти первопричину. Потому что она везде и нигде, она в тебе самом.
       - Я согласен с тобой, Волас. Всякая вера - вера в огонь, в ангела, в бога, в иные сущности - появляется у людей от безысходности, на разломе цивилизации. Когда все плохо, а огонь поддерживает жизнь, дает пищу, освещает жилище, то зарождаются традиции, например, обычай приносить жертвы огню. Эта традиция с веками превращается в веру, в религию. Потом появляются другие идолы, и люди меняют свои взгляды на окружающий мир, а с ними и свою веру в сверхестественные силы, внешние для них.
       - А это значит, Арк, что вера твоих соплеменников в эти силы и поклонение им - это показатель слабости их духа, который ищет помощи от внешних сил. Однако я считаю, что твои современники уже достигли таких вершин познания, конечно, небольших, но достаточных, которые позволяют им сбросить все путы с разума и ясным взором посмотреть на Космос. Пора...

    * * *

       - Взгляни на этот мир. Наступит необходимый цикл, и все вернется в первопричину. Абстрактные символы, звук, свет, порождающие физические вселенные, вернутся вновь в свой сон, в свое латентное состояние...А через многие циклы их сна все начнется заново...Опять проявится волнение, и они проснутся и начнется дифференциация...Через многие, многие миллиарды лет Точка раздвоится или, говоря языком ваших физиков, разразится Большим взрывом. А спустя еще многие циклы появятся туманности, галактики, и Разум опять получит физическую оболочку. И тогда новые живые существа на всем протяжении своего физического существования будут ставить те же самые вопросы, которые ставят перед собой подобные им современные разумные существа в этом мире - что мы? кто мы? откуда мы и почему? и для чего мы?
       Поток мысли прекратился. Аркад решил, что его учитель уже закончил. Но он ошибся. В его разуме вновь прозвучал сигнал-мысль:
       - Это вечная дорога Разума - постоянно, циклами засыпать и пробуждаться в новых физических формах, чтобы очередной раз осмыслить самое себя как Разум, как первопричину всего сущего и несущего...Это и называется на твоем языке бесконечностью пространства и времени...
       - Волас... это сложно и грандиозно... Но, понимаешь... - Аркад задумался, попытался представить все сказанное Воласом в одной картинке, в одной схеме, в одной череде и он понял, в чем затруднение: - Учитель, то, что ты сейчас сказал, вызывает грусть...Значит когда-то не только ты, я, но и все разумные существа Вселенной исчезнут?!...
       - Я не занимался этим вопросом специально, Арк. Я ведь не Исследователь, а Защитник Разума; причем только в этом круге или цикле нашей Вселенной. При такой постановке вопроса, я могу сказать - да, мы все исчезнем...Нет, неправильно, мы не исчезнем. Мы, как искорка, уйдем в свет, звук, в Единый Разум, который будет переживать новый цикл в латентном состоянии.
       - Волас, объясни мне это состояние; возможно, наши представления расходятся, а мне бы хотелось знать, каково именно твое представление.
       - Арк, ты помнишь, в каком состоянии ты находился в том аппарате, в скале на астероиде, пока наши разумы путешествовали в систему Спики? Да, я вижу, что кое-что у тебя в памяти осталось. Тогда твоя физическая оболочка находилась именно в латентном состоянии. А теперь представь, что не только физическая оболочка, но и твое Эго, твое Я, твоя душа, твоя суть как разумного живого существа, находится точно в таком же замороженном состоянии, но только не в специальном аппарате, а в бесконечной паутине мировых взаимодействий различных полей. Это будет выглядеть примерно так. Но разница состоит еще и в том, что в этом беспредельном океане взаимодействий индивидуальная искорка именно твоей души и твоего Эго просто потеряется, растворится в бесконечном множестве всех других...
       В недосказанном Воласом Аркад почувствовал некоторую задумчивость, может быть, даже элемент озабоченности. Чем? Тем ли, что или кто будет защищать Разум на новом витке очередного цикла, или тем, что Все в конечном счете уйдет в небытие?... Волас был закрыт. Аркад не смог ничего прочитать даже в его чувствах. Он уже было подумал, что их разговор на эту тему закончился, когда воспринял очередную порцию мыслеобразов Воласа:
       - Опять наступит Ничто, где мы и будем потенциально содер-жаться. В новой Вселенной, когда свет и звук пробудятся, появятся или проявятся наши искры, или часть наших искр, нашего разума и мы вновь возникнем в новых физических оболочках. Но, конечно, не так, как думают твои соплеменники. В каждой такой новой физической оболочке будет совершенно новое Эго разума, но мы будем в нем присутствовать, хотя бы в качестве одной нейронной клетки...Это тебя устраивает?...- в мыслеобразе Воласа появились смешинки...
       - Арк, не печалься! Жить бесконечное число циклов - это, по моему, мечта безумца...Лучше вовремя уйти в иной мир и передать нечто свое, ценное поколениям, чем существовать беспредельное количество времени с пеной у рта и без разума в черепе...

    * * *

       - Арк, я получил новый сигнал, - мысль Воласа была настойчивой и в то же время имела возбужденный оттенок.
       - Что, еще одни монстры появились?
       - Нет. Сигналы идут с твоей планеты. Именно те, которые я так долго искал, пока не нашел тебя. Удивительно, но раньше их не было. Как это может быть? - в мысли Воласа Аркад почувствовал оттенок нерешительности и сомнения. - Я же проверял твердь твоей планеты и неоднократно. Я посылал даже своего голема, помнишь?
       Как мог Аркад такое забыть! В самом начале его пути его учитель, Волас, защитник Разума, прислал ему аморфное существо, часть сгустка своей энергии, причем в самый неподходящий для Аркада момент, когда полицейские его задержали, чтобы выяснить, знакомо ли ему это существо и если знакомо, откуда. В памяти промелькнули эти мгновения, испытанные им жутко представить как давно. И вот сейчас Волас ему о них напомнил. Но что означает его мысль-послание о новом сигнале? Может быть, на Земле появился еще один такой же землянин, с такими же потенциальными способностями, которые открыл в нем Волас? Тогда почему этих сигналов не было раньше?
       - Что это за сигнал, Волас? Ты обнаружил еще одного ученика?
       - Нет, Арк. Это нечто другое. Сигнал говорит о том, что на твоей планете есть существа, способные иметь, а может быть и имеют потенциал, подобный твоему и даже больше. Но они из другого племени, не из племени Защитников. Для меня это странно. До встречи с тобой я искал в обозримом космосе существа только с таким потенциалом. Но здесь другой случай. Я чувствую достаточно сильный сигнал существа...подожди-ка...- Волас замер на мгновение, а затем продолжил мысль - их несколько, это не одно существо. Но они не Защитники! Как это может быть? Неужели еще сохранился кто-то из предков моего племени, имеющий другое предназначение? Неужели это возможно?!
       Аркад почувствовал в мысли Воласа такую энергетику, что, только прикоснувшись к ней, он чуть не сжег свой мозг. Удивление, радость, надежда на общение со своими вероятными соплеменниками, одновременно испуг по поводу возможной ошибки - накал мысли был слишком высок даже для привыкшего к общению со своим наставником Аркада.
       - Арк, надо проверить, - в мысли Воласа просквозила тоскливая нота, - может быть кто-то из Исследователей или Сеятелей из моего племени сохранился на твоей планете?!
       Придя в себя, Аркад все же нашел в себе решимость спросить - Откуда, из какого района Земли сигнал?
       - Сигналы идут из нескольких разных источников. Один из больших вод...из океана, а другой - с вершины горы. Вдали от основных поселений твоего племени. Сигналы идут из-под тверди. И они становятся все более активными...В любом случае, надо проверить, кто это или что это.
       Впервые при контакте со своим наставником Аркад почувствовал его замешательство. Для него это было неожиданностью. Он привык полностью доверять Воласу в мыслях и действиях. А здесь вдруг такая нерешительность с его стороны! Промелькнула даже мелкая мыслишка - оказывается, его наставник тоже не всесилен. Но Аркад тут же отмахнулся от нее, устыдившись того, что она пришла ему на ум.
       - Арк, можешь не смущаться. Я сам смущен. Я не всесилен, как ты знаешь. И до этого момента я считал себя последним в своем племени. Возможно, это не так.
       - Хорошо, учитель. В проверке требуется мое участие?
       - Это будет зависеть от обстоятельств. Если они из моего племени, я хотел бы, чтобы и ты тоже вступил с ними в контакт, если, конечно, они на это способны...
       - Волас, я кое-что изучал по истории Земли, когда еще был в прежнем состоянии. Ты можешь хотя бы примерно показать, с какой территории на Земле идут сигналы?
       - В один из последних циклов, о которых я тебе поведал, орбита твоей планеты изменилась, сместилась почти на треть от своего предшествующего пути. Естественно, такое смещение вызывает разрушение всего, что не готово или неспособно выдержать подобное. Поэтому я и не задумывался никогда над тем, что кто-то или что-то мог бы сохраниться по истечении нескольких циклов. А один интенсивный сигнал идет из...Мне все еще пока затруднительно ориентироваться на твоей планете. Но если ты проследишь взглядом от звезды, на которую направлена северная точка оси вращения твоей планеты на одну шестую ее диаметра в том же направлении, в котором движется и ваша главная звезда, кажется, вы ее называете Солнцем, то там ты увидишь высокие горы.
       Аркад провел мысленные расчеты, вспомнил о наклоне земной оси относительно орбиты движения Земли вокруг Солнца, отмерил одну шестую часть окружности Земли по экватору ее вращения от северного полюса и обратил свой внутренний взгляд на Гималаи....

    * * *

    ГЛАВА 10

       Эрик Мулданов, известный специалист по глазной хирургии, проводил свою очередную консультацию. На коленях у своей мамы сидела пятилетняя девочка. Мать что-то нашептывала ей на ухо, помогая доктору обследовать ее глаза. За день прошло несколько десятков пациентов. Между консультациями врачу приходилось также проводить операции. К концу рабочего дня усталость накапливалась, как снежный ком, давила на психику. "Впору самому проконсультироваться у специалиста, - подумал Эрик. - От этих разных глаз у меня у самого уже радуга в глазах. А впрочем, почему разных, ведь я не заметил разницы в размере роговиц?".
       Эта мысль настолько выбила его из колеи, что он решил закончить прием на сегодня. Надо было кое с чем разобраться. Размеры роговиц у маленькой пациентки и у ее матери были одинаковыми. "Как могло такое получиться? Ведь они разные по возрасту!". Этот вопрос не давал ему покоя. "Может быть, это мое ошибочное впечатление, вызванное усталостью? Надо будет уменьшить количество консультаций. У меня начинают появляться галюцинации, как и у моих пациентов. А вдруг это действительно так? Что влияет на размер роговиц? Надо провести исследование". С этой мыслью Мулданов покинул свой кабинет.
       Проведенные исследования размеров роговиц у нескольких десятков пациентов клиники подтвердили первоначальное мнение об их одинаковых размерах независимо от возраста пациента. Эрик сидел в своем кабинете, перелистывая страницы медицинских изданий, пробегая статьи по офтальмологии и неспешно прихлебывая кофе, которое ему приготовили обожающие его молодые медсестры. Для них он был богом, возвращавшим зрение слепым. "Странно, - подумал он. - Такое ощущение, что размер роговицы является константой человеческого организма. А что может на него влиять? Свет? Впрочем, нет, разные спектры света должны были бы повлиять на размеры. А они у всех людей, судя по данным проведенного исследования, одинаковы. Хотя, с другой стороны, где-то я уже читал, что все люди видят сны в серых тонах. Но так ли это? Я ведь видел цветной сон и не однажды. Сон о пространстве, где были оранжево-желтые, красновато-зеленые с синим оттенком облака". Видимо, тот журналист, прочитав что-то у анималистов о специфике зрения животных, перенес черно-белый цвет во снах и на людей. Видимо, сам он снов не видел. Так, так, так! Это уже что-то!".
       Эрик прошелся по кабинету, подошел к окну, отодвинул легкую занавеску и устремил взгляд в пространство ясного солнечного дня. "Видимо, восприятие мира во многом зависит от хрусталика глаза - он определяет, в каких тонах ты или другое живое существо видит мир: в черно-белых или цветных, в однотонности или в разнообразии...Надо будет еще почитать что-нибудь в специальной литературе о природе света. Где-то мне встречалась информация о том, что в принципе свет может быть и твердым, и даже холодным. Если вода имеет способность превращаться в лед, переходить в твердое состояние, так почему бы и свету не иметь такой возможности? С другой стороны, вода, превратившаяся в лед, это уже в строгом смысле слова и не вода, потому что структура вещества в данном состоянии уже другая, нежели структура жидкой воды...Надо посоветоваться с коллегами".

    * * *

       Коллектив клиники образовался из людей, у которых в характере преобладал пытливый интерес ко всему новому, к познанию неизведанного. Этот общий интерес исследователя объединял их настолько, что даже многие свои выходные дни они проводили вместе в одной компании где-нибудь за городом, на природе. Вот и сейчас, по предложению старшего техника Юрия, они отдыхали в деревеньке, в нескольких десятках километров от города, в одном из крепких срубов на берегу реки, хозяева которого - пожилая пара - с радостью приняла компанию молодых людей. Старик хозяин, на вид за шестьдесят лет, натопил им баньку, пока они плутали по ближайшему леску в поисках возможных грибов и ягод.
       Баня всех разморила. Однако никто не спешил на отведенное для него место ночлега. Шашлык на углях, водка, костер и звездная ночь располагали к неторопливой беседе одновременно и ни о чем, и о важном. Беседе с друзьями, которые не поднимут тебя на смех, даже если ты выскажешь, казалось бы, абсурдные вещи, пытаясь донести до собеседников сокровенные мысли, которые не дают покоя, прячутся глубоко в тайниках души. Хотелось посидеть у костра, прислушиваясь к звездной ночи, тишину которой нарушал лишь тихий треск сгоравших веток да неторопливые рассуждения коллег.
       - Недавно мне попались на глаза интересные размышления нашей соотечественницы более чем двухвековой давности, Елены Блаватской.
       Мурат посмотрел на коллег, оценивая, насколько резко он вклинился в их размышления, не нарушил ли своими словами их душевный покой. Сидевшие у костра друзья обратили на него заинтересованные взгляды. По блеску их глаз он решил, что они с нетерпением ждут продолжения. Ночь действительно была прекрасной и располагала к неторопливой беседе. Он подбросил ветку в костер и продолжил:
       - Согласно ее представлениям, физическую оболочку каждого из нас, да и не только нас, а вообще - животных, растений, вещей, покрывает еще одна, аурическая оболочка.
       - Мурат, по вашим словам получается, что даже камень имеет свою ауру?
       - Хорошо. Давайте порассуждаем. Что, по вашему мнению, составляет сущность, суть того же камня? Например, гранита или мрамора, или обыкновенного булыжника?
       - Ну, мне кажется, в нем вообще нет сути, а только содержание, которое... состоит... гм, из мелких песчинок, - Юрий, самый прагматичный из всей их компании, как бы в подтверждение своей мысли, зацепил концом башмака кучу песчинок и отбросил их в ночь.
       - Что же вы остановились? Продолжайте! Из чего же состоят эти самые мелкие песчинки? Если вы, Юрий, логически продолжите эту мысль, то вы получите следующий результат. Самые мелкие песчинки, в свою очередь, распадаются на все более мелкие элементы. В конце концов, мы с вами дойдем до сути любой вещи, до ее атомов. А дальше мы перейдем уже к невидимым даже современными приборами, но теоретически вычисленным частицам - нейтронам, нейтрино, кваркам и какие еще там названия придумали физики...которые и составляют невидимую человеческому глазу оболочку и в то же время незримое содержание, суть каждой вещи. Ее физическая форма может предстать в нашем зрении в виде такого монолита, как глыба гранита или в виде медузы. Но это совсем не означает сути того предмета, который видит наше зрение, и которое мы называем гранитом или медузой.
       - Вот почему люди, исповедующие восточные учения, например из Индии, называют все видимые нашим зрением физические предметы иллюзорными, - в беседу включилась одна из медсестер.
       Эрик Мулданов, как руководитель коллектива, приветствовал любые взгляды своих сотрудников, лишь бы они были на пользу человеческому роду. Но для него было новостью, что миловидная молодая медсестра его клиники увлечена восточными верованиями. Поэтому он с интересом стал прислушиваться к беседе.
       Между тем Катенька, как ее ласково называл весь врачебный персонал вне зависимости от пола, продолжила свою мысль:
       - Не с точки зрения ошибки нашего зрения. Нет, оно не ошиблось; оно увидело монолит и назвало его гранитом. Но наше зрение как инструмент познания ограничено. Оно не может проникнуть за толщу монолита. С точки зрения нашего разума зрение все же ошиблось - оно приняло за неизменяемый во времени монолит вещество, которое может измениться, разрушиться в любой момент времени под действием определенных сил.
       - Вот-вот. Именно об этом я и говорю, - поддержал ее мысль Мурат. - Стало быть, каждое видимое нами вещество окружает невидимая нами оболочка этого вещества, состоящая из невидимых элементов, или, как говорят оккультисты, элементалов.
       - Мурат, откуда ты все это знаешь? Я не замечал раньше за тобой увлечения оккультизмом.
       - Я же в самом начале сказал, что я узнал все это из книг нашей соотечественницы, Блаватской. Но суть не в этом. Логически завершая рассуждение Катеньки, теперь скажите мне, может ли обыкновенный булыжник иметь свою ауру, т. е. какую-то нейтринную внешнюю оболочку, которую мы неспособны видеть? И может ли он иметь свою внутреннюю суть, состоящую из тех же самых элементов, что и мы, которую мы не можем видеть?
       Кто-то из темноты, лежавшей за кругом света от костра, бросил реплику:
       - Да, в таком ключе мы можем прийти к заключению, что любая вещь имеет свою ауру и даже что она имеет душу и может оказаться разумной?!
       Мурата эта реплика не смутила:
       - Ну, во-первых, почему вы отождествляете в своих рассуждениях "ауру", "душу" и "разум"? Это все же разные явления. Свечение над зараженным радиацией полигоном - это тоже своего рода аура, но она не подразумевает наличие души, а совсем напротив - ее отсутствие у тех, кто допустил подобное. А во-вторых, о разуме - особый разговор.
       Одна из медсестер уже клевала носом, когда разговор ее коллег вывел ее из дремоты:
       - Мы вообще-то собираемся спать? Или вы так и просидите всю ночь у костра за философствованием? Лично я уже иду спать. Где мне наши милые хозяева отвели место? Кто-нибудь знает?
       - Лола, иди в общую комнату в доме, там постелено. Найдешь какое-нибудь незанятое спальное место, оно - твое. Мы еще посидим. Жалко проспать такую славную ночь. Да и Мурат интересно рассуждает, хочется его еще послушать.
       Мурат подбросил в костер еще несколько поленьев и сухих веток, так что взметнулось пламя, в разные стороны полетели искры, заставив сидящих близко к костру отпрянуть. На мгновение яркие всполохи осветили всех. Когда пламя успокоилось, сожрав тонкие сухие ветки, ночь вновь набросила темный покров на все за пределами небольшого круга, освещавшегося костром. Как будто бы здесь и сейчас, перед их взорами происходила извечная битва света и тьмы. Но ночь брала свое, это было ее время.
       - Вначале давайте проясним наше понимание ауры. Одни наблюдатели приписывают обладание аурой только живым разумным существам, т. е. человеку. Хотя по многим религиозным учениям аурой может обладать не только человек, но и человекоподобное существо, не-человек, например, так называемые ангелы или дьяволы. Другие мыслители допускают существование ауры как некоей энергетической оболочки вокруг физического тела животного. Третьи утверждают, что она присуща всему живому и наблюдается, что можно проверить экспериментально, вообще у всякой животной и растительной жизни; т. е. даже у растений есть своя аура.
       - Но, Мурат, согласись, что среди современных ученых, которые погрязли в так называемых "измах" - материализме, идеализме - и черпают пищу для своего мозга в них, вы не найдете такого исследователя, который бы утверждал, что камень имеет свою ауру, - в разговор включился Эрик. Он явно заинтересовался.
       - К сожалению, большинство современных ученых именно таковы. И конечно же, они никогда не признают, что и камень может иметь свою ауру. Но и я этого не утверждаю, я только поставил вопрос. Думаю, знанием о структуре духовного и физического миров обладали наши древние предки. Возможно, кое-где это древнее знание все еще сохранилось, хотя бы какая-то часть его.
       - В Индии, в Тибете, может быть, в Гималаях, - подала голос Катя.
       - Духовный мир! - Юрий обошел всех с бутылкой водки, налив в каждый стакан по четверти. Разливая напиток, он продолжал бурчать:
       - Им занимаются религии. У каждого человека свой Господь. У одного Господь предстает в виде фаллоса, у другого - в форме пистолета, у третьего - в виде распятого Христа, у четвертого - в слитке золота. И мы восклицаем: "О, Господи, как ты многолик!".
       - Да, здесь, Юрий, я с тобой полностью согласен, - Мурат опрокинул стакан в рот, выдохнул, поискал глазами тарелку, на которой, кажется, оставались кусочки недоеденного шашлыка. Не обнаружив их, он закончил:
       - У одних народов, племен, рас, правителей, церковных иерархов он выступает под таким-то именем или в таком-то образе; у других - под другим...И каждая раса молится своему богу или своим богам. Это множество богов есть лишь отражение множества его Я, как в галерее зеркал. Сколько людей - столько и богов. Это значит, что "БОГ" - это внутреннее понимание и восприятие своего собственного Я...
       Они еще долго сидели рядом с баней, рассуждая обо всем и ни о чем. Никому не хотелось покидать это уютное пространство, образованное всполохами пламени, которое выхватывало части предметов из непроглядной ночи, чтобы затем опять все погрузилось в темноту.

    * * *

       Как самому уважаемому члену их коллектива единомышлен-ников, их руководителю, Эрику выделили наиболее приятное место для ночлега, где отсутствовала мошкара, было нежарко и в то же время нельзя было замерзнуть в предрассветных сумерках даже без одеяла.
       Он лежал на чердаке, над баней, на топчане. Было тепло. Печка, еще не отдавшая весь свой жар тогда, когда они парились, только теперь стала проявлять свой характер. После парной и шашлыков под водку было так приятно сидеть у костра за неспешным разговором под луной, глядя на огонь. Казалось, пламя костра бесконечно и зовет в темное звездное небо. И сейчас ему не спалось.
       Как только компания разошлась по своим лежакам и он забрался на чердак над баней, он включил фонарик и попытался почитать какой-то роман. Оса, которая устроила свое гнездо в полутора метрах от изголовья его топчана, на спуске крыши, забеспокоилась. Для нее свет был неожиданным, возникшим вне ее режима жизни. Покружив вокруг топчана, обнаружив, что появившееся огромное существо и вместе с ним свет не причиняют опасности ее сотам, она вернулась в свое гнездо и успокоилась.
       Роман не читался. Он попытался уснуть. В эту ночь ему снились странные сны. В первом он увидел себя наблюдателем в старом российском городе, Санкт-Петербурге, стоящим на мостике через реку Мойку. Он ясно увидел, как по мостику проехала небольшая закрытая карета, остановившись на спуске к мостовой. Из кареты вышел важный господин в костюме XVIII века и вошел в парадную первого углового дома сразу у мостика.
       Дальше ничего не удалось увидеть. Сразу же после этой картинки он проснулся. Видение не пропадало, как это обычно бывает со снами; оно продолжало ясно стоять перед глазами и было цветным. Поэтому, покурив, он записал все подробности.
       Снова лег спать. И уже другая картинка из прошлого привиделась ему во сне. В том же городе на месте нынешнего Казанского собора ему привиделось какое-то святилище в виде конуса, высотой около десяти метров, которое было огорожено высоким деревянным частоколом. И вдруг он увидел, как пламя охватило это святилище и саму ограду. Все запылало и почти сгорело, когда он проснулся. Ему подумалось, что стоит проверить, что было раньше на месте современного собора и в какие века это было.
       Странное это состояние - сон. Иногда во сне проскакивает калейдоскоп различных событий, которые превращаются, в конце концов, в мешанину из различных фрагментов и картинок. Очень редко, но все же иногда удается, проснувшись, вспомнить почти весь сон. Во время сна наш мозг почти принимает эти видения за реальные и, проснувшись и не замечая этого, мы часто уже в своих сознательных действиях руководствуемся настроем, который был вызван видениями сна. Во время сна человеку можно внушить многое. Так не является ли сон тем инструментом, с помощью которого высшие существа управляют нами и нашими поступками?
       Эрик еще долго ворочался, обдумывая свои недавние видения и разговор у костра. "Сегодня Мурат высказал стоящую идею. Надо будет почитать литературу о верованиях Востока и отправиться в экспедицию в те края. Может быть, мы сможем обнаружить там что-нибудь и о природе света или хотя бы какие-то древние учения об этом". С этой мыслью он и заснул.

    * * *

       Экспедиция продвигалась медленно. В этой части Земли существовало еще множество самостоятельных государств, находившихся под протекторатом того или иного крупного соседа. Чтобы организовать эту экспедицию, от ее руководителя, Мулданова, потребовались неимоверные усилия по преодолению преград, создаваемых чиновниками нескольких стран. Вначале они искали Шамбалу, легендарную страну, в которой, согласно древним записям, должны были бы существовать или сохраняться представители предшествующих человечеству рас. Они были любознательны и пытливы. Но не так, как любопытны обезьяны. Они не доверяли современным им материалистическим обезьяньим теориям о происхождении человека и склонялись к древним экзотерическим учениям о том, что скорее человек является предком обезьян, чем их потомком. Ими правил неутомимый дух исследователей, который почти совсем отсутствует в животном царстве.
       Почти год прошел в утомительных сборах. Снаряжение, подбор состава группы, текущие дела, оформление документов - все это отняло массу времени. Им пришлось проделать большой кружной путь через Индию.
       Но эта их первая экспедиция оказалась не совсем удачной. Чиновные барьеры между странами не позволили их коллективу попасть в Гималаи, куда они стремились с самого начала. Тем не менее, кое-чего все же удалось достичь. Общаясь с представителями разных школ йоги в Индии, они познакомились с полумистическим понятием, а может быть, даже и явлением - "сомати". В редких высказываниях адептов разных школ восточных религий и философий они тут и там встречали отголоски древнего знания, которое свидетельствовало, что некоторые избранные предшественники современного человечества все еще существуют в этом мире, на Земле, в запечатанных пещерах в состоянии "сомати". И что они пребывают там в анабиозе, как страховой запас человеческого рода на случай всемирной катастрофы.
       Вторую экспедицию они смогли организовать только через год. Во-первых, нельзя было оставлять без присмотра слепых пациентов, которые возлагали на них большие надежды. Во-вторых, сама по себе подобная экспедиция требовала больших затрат. Надо было собрать необходимое количество средств для ее осуществления. На этот раз они уже знали свои конкретные цели, и знали пути, которыми к ним лучше всего добраться. Попытаться найти остатки древних знаний о нашем мире и, если удастся, найти пещеры "сомати". К пещерам Гималаев ведут разные маршруты, но не все из них приводят к цели...

    * * *

       Ровно через год им удалось организовать вторую экспедицию. На этот раз они хотели отыскать Город Богов. Каждый из них вкладывал свой смысл в это название. Кто-то из них мечтал найти легендарную страну Шамбалу. Кто-то хотел действительно узреть страну богов, которым он поклонялся. А кто-то шел из присущего всем людям любопытства - а что же там находится, что за диковинки?
       Преодолев множество препятствий, они, наконец, достигли индийских Гималаев. Благодаря сокровенным беседам с одним из йогов они узнали, что недалеко от предгорий, куда они добрались, находится пещера Вашист-гуфа, которую йоги считают сомати-пещерой. Во что бы то ни стало попасть туда - к этому они стремились.
       Пещера находилась достаточно высоко и подходов к ней, на первый взгляд, не было. Предстояло пройти альпинистский маршрут, который не был обозначен ни на одной карте. Решили сделать суточный привал, в течение которого попытаться малыми силами исследовать подступы к вершине, на которую надо будет подняться.
       Палатки расставили на ровном плато среди невысоких пригорков, которые не заслоняли общую панораму вздымавшихся к небу вершин. Лучи яркого солнца искрились на белоснежных склонах вздымавшихся ввысь вокруг их плато хребтов всеми цветами радуги. Однако эти цвета не могли смягчить резкий контраст между голубым цветом неба, переходящим в насыщенно синий, белоснежным покрывалом гор и ярко-оранжевым цветом прозрачного воздуха, объединявшим эти два резких контраста в нечто единое, первозданное.
       "Вот где писал свои картины Рерих, - подумал Эрик. - Вот где увидел он эти цвета".
       Картины Рериха, русского исследователя Гималаев, представляли собой контрастные цвета, без плавных переходов. Глядя на них, создавалось впечатление, что они написаны в какой-то новой авангардной манере, не совсем точно отражающей реальность, но передающей некие ее символы. Однако сейчас, глядя на эту красоту контрастов - белый-белый снег, серые пики и скалистые отроги, голубое небо; причем цвета резко очерченные, контрастно отделенные друг от друга, так что между ними нет никаких цветовых переходов, Эрик вдруг понял, что Рерих, как истинный естествоиспытатель, пытался лишь зафиксировать в своих картинах виды, которые ему здесь открывались, ничуть не изменяя их и не приукрашивая.
       - Может быть, именно так выглядела легендарная Атлантида несколько тысячелетий назад, - задумчиво произнес молодой член экспедиции Борис, не отрывая взгляда от синевы неба. Сегодня он был дежурным по приготовлению пищи в их лагере. Поставив котелок, наполненный снегом, на походный керогаз, Борис совсем отвлекся от своих обязанностей. Юрий не преминул ему об этом напомнить:
       - Эй, приятель, ты не забыл о нашем завтраке? Смотри, вся вода выкипит. С чего это вдруг тебе пришли на ум мысли об Атлантиде? Мы в Гималаях, а это гораздо севернее того места, где она могла бы быть.
       Борис вернулся к действительности. Стал открывать консервные банки и вываливать их содержимое в котелок: - Вы посмотрите, какое голубое, я бы даже сказал, синее небо! Наверное, и Атлантида когда-то вот так же располагалась между высоких хребтов под таким же синим небом, а потом ее поглотил океан, - Борис замолчал и уже более сосредоточенно занялся приготовлением пищи для отряда.
       - А почему ты решил, что она могла располагаться на юге? И вообще, может быть, это просто легенда! - Мурат решил заснять на пленку эту величественную картину и одновременно их отряд на ее фоне. Он расчехлил видеокамеру и стал водить ею вокруг себя, снимая все подряд. При этом он не переставал комментировать слова Бориса. - Может быть, Платон, живший за две с половиной тысячи лет до нас, любивший свой город Афины и своего учителя - Сократа, которого Афины убили, придумал Атлантиду?
       - Да, но многие исследователи прошлых веков, особенно ХХ и ХХ?, находили артефакты, якобы принадлежавшие цивилизации атлантов.
       - Знаешь, Борис, в XVIII и XIX веках было опубликовано множество утопий, в том числе и в форме художественных произведений о более справедливом государственном устройстве. Может быть, и Платон воплотил свое учение о лучшем государственном правлении в утопическом рассказе об Атлантиде? Кто знает...
       - Вы забываете о прецессии Солнца и изменении орбиты нашей планеты, - в разговор вступил Эрик, до этого молча любовавшийся красотой Гималаев. - 23 или, по некоторым оценкам, 26 миллионов лет назад произошло оледенение Антарктиды и Арктики из-за отклонения Земли от своей прежней околосолнечной орбиты. Полюса сместились. Там, где раньше росли папоротники, настало время льдов. Возможно, в те давние времена легендарная Атлантида, или Гиперборея, были на нынешнем севере, а Полярная звезда светила над Гималаями. Сама орбита Земли изменилась; она из круглой превратилась в эллиптическую за последние 100 тысяч лет. Это выразилось в изменении угла, образуемого земной осью по отношению к околосолнечной орбите. На протяжении сорока с лишним тысяч лет он изменялся от 22,1® до 24,5®.
       Все примолкли, устремив свои взоры на белоснежные шапки гор, любуясь этой первозданной красотой. Этот день был назначен днем отдыха для всех. Хотя, казалось бы, как можно свободно провести день в горах? Однако у каждого члена экспедиции нашлось, чем заняться. Некоторые уже вооружились фотоаппаратами и кинокамерами. Женщины стали разоблачаться, чтобы поймать как можно больше солнечных лучей. Благо, хотя группа и была в горах среди снежных вершин, но при безветрии на ярком солнце можно было получить хороший загар. Члены экспедиции разбрелись по склонам, выискивая какое-нибудь приятное местечко, чтобы позагорать, или отыскать что-нибудь любопытное среди растений, слабые ростки которых пробивали себе путь в расщелинах скал. Так прошел день. К вечеру все вновь собрались у костра в ожидании чего-то необычного.

    * * *

       - Ну, и где этот ваш колдун? - самый скептический член экспедиции поворошил палкой угли в костре, так что сноп искр устремился ввысь, на мгновение, озарив полукруг сидевших вокруг него. Лишь только одна сторона костра, в направлении которой дул легкий ветерок и куда устремлялся дым, была свободна от окружавших его людей.
       - Что может нам рассказать о древнем знании какой-то полуграмотный шаман?
       - Вы, Вадим, неправы. Шаманство в этих краях - это не только колдовство в европейском понимании. Это еще и память о предках и их знании, которое изустно передается от поколения к поколению. Может быть, шаман и не совсем грамотен по нашим меркам. Кроме того, как я слышал, некоторые из них обладают искусством создавать силой мысли различные предметы, а также живые существа. Таких существ они называют тульпами. Реальность существования этих своих созданий даже они сами истолковывают достаточно необычно.
       - Что же необычного в призраках или миражах, создаваемых нашим сознанием?
       - Не скажите, Вадим. Тибетские мистики утверждают, что напротив, все воспринимаемые нами явления, вкупе с окружающим нас физическим миром, являются лишь продуктом нашего воображения. Поэтому для них действительность существования тульпы вообще не составляет предмета для размышления, поскольку как физическая, ощущаемая нами материя, так и мысленно создаваемые ее формы для них присутствуют исключительно в воображении, и одна из них не более реальна, чем другая. Так что не забывайте, это для нас он - только шаман. А для своего племени он к тому же еще и хранитель исторической памяти. И возможно, именно как раз это и составляет его главную функцию в племени.
       - Хорошо, хорошо. Я не спорю, возможно, это и так, и мы услышим кое-что интересное, полезное для наших розысков. Но где же он?
       - Какой вы нетерпеливый! Скажите, разве после сытного обеда вы сразу идете делать серьезную операцию, или же какое-то время перед операцией пытаетесь от всего отстраниться, чтобы сосредоточиться на предстоящем деле, так сказать, настроиться? А разве ему не нужно такое же сосредоточение?! Подождем, он обещал прийти.
       Костер почти догорел. Юрий поднялся, прошел пару шагов, принес охапку толстых ветвей и сбросил их у костра.
       - Только не все сразу. Подкладывайте по одной, а то нам так не хватит дров до утра.
       Два-три обрубка ветвей были брошены в пламя, которое от них стало ощутимо набирать силу. Говорить никому не хотелось. Все сидели, внутренне скованные, в ожидании предстоящих действ местного шамана. Все знали, что это будет особый сеанс. С этим шаманом, известным далеко за пределами местного стойбища, заранее договорились. Он не будет проявлять свое искусство лечения, не будет толковать чью бы то ни было судьбу, не будет призывать тех или иных духов природы на невзгоду или благодать. Нет, он лишь попытается в своей манере передать знание своих предков в том виде и форме, в которых ему сообщил их его учитель.
       Неожиданно перед костром из темноты возникла фигура человека, за которым следовал другой. Первым был шаман, его сопровождал переводчик. О возрасте шамана было трудно что-либо сказать. Его осторожные, скользкие и по-кошачьи мягкие движения говорили о молодости тела и о его силе. А множество морщин, избороздивших его лицо, похожее на сморщенный апельсин, указывали на преклонный возраст. У всех пронеслась одна и та же мысль - "Это и есть шаман?" Они все ждали невообразимое существо в нелепой одежде, составленной из разноцветных лоскутков, с невероятными ужимками, гримасами, в общем, какого-то местного клоуна. Но этот человек был одет современно и даже очень - в джинсы, свободную куртку и молодежного вида башмаки.
       Не дожидаясь приглашения и никого не приветствуя, шаман сел на свободный пенек. Внимательным взглядом обвел сидящих вокруг костра, видимо, пытаясь определить, а не на потеху ли все это затеяли?! Удовлетворившись осмотром, он обратил взор к темному звездному небу и замер. Сидевшие у костра направили свои взгляды вслед за ним. Но многие не могли вытерпеть такой пытки долгие минуты, в течение которых он находился в такой позе. Шейный отдел позвоночника требовал отдыха. Взгляды вновь опускались вниз, к пламени костра. Шаман замер на несколько долгих минут. Он как будто бы спрашивал совета у кого-то там, в космической дали - стоит ли делиться древними истинами с этими людьми, достойны ли они этого знания. Наконец он опустил глаза, устремил их на пламя костра и заговорил:
       - Как только появился человек, все было закончено, ибо все заключено в человеке. Он соединяет в себе все формы. Человек - хранилище всех семян жизни в предшествующих Кругах - так говорят Древние.
       Шаман на миг замолчал, как бы сосредоточиваясь на воспоми-нании о дальнейшем, смысл многого из которого он сам не до конца понимал. Кто-то из нетерпеливых разинул было рот, чтобы задать вопрос, но Эрик угрожающе замахал на него и прошипел: - тссс, -призывая к молчанию...
       Шаман начал потихоньку раскачиваться и переходить на речь, подобную речитативу:
       - Четыре расы человека были и исчезли, но семена рас остались во Вместилище...Каждый сороковой год в сорок Солнц в новой расе двуединое становится разделенным; рождаются - один мужского, другой - женского пола.
       - Потом был переход...- шаман на мгновение замолчал, перестал раскачиваться, замер, устремив свой взгляд на пламя костра. Как будто его что-то остановило. Не отрывая взгляда от пламени, оцепенев, монотонным голосом он продолжил:
       - Потом было время, когда раса великанов превратилась в расу пигмеев. Наступят времена, когда все Круги повторятся, но наоборот...
       Шаман замер, и речь его угасла. Много долгих минут прошли в тягостном ожидании - может быть, он скажет что-то еще? Но шаман молчал. Спустя полчаса он молча поднялся и, ни с кем не прощаясь, удалился вместе со своим сопровождающим в ночь...
       - Ну и что же теперь, что мы узнали? - самый прагматичный член экспедиции вывел всех из задумчивости.
       - Думаю, что он нам поведал часть оккультного знания, - Эрик засунул сухую ветку в самую сердцевину костра и закончил:
       - Об этом я уже читал у известной писательницы прошлых веков.
       - Что за знание? Он так все это завернул, что без специальных разъяснений ничего не понять!
       - В свое время Елена Блаватская все это подробно описала. Но вот что интересно: откуда шаман в такой глуши мог знать то, что является едва ли не тайной оккультного учения?!
       - О чем это вы, Эрик? О какой тайне?
       - Собственно, для мыслящего ума это и не тайна вовсе. Подумайте хорошенько. Круги означают циклы, в пределах которых рождаются, развиваются и умирают человеческие расы. Но расы не в современном понимании этого термина. Ведь вы сразу подумали, что речь о белой, черной, желтой расах. Нет, совсем не так. Расы, в соответствии с древним знанием - это, как бы лучше сказать, этапы перехода Разума из энергетической формы своего существования, из формы плазмы в физическую форму, в человека. От энергетики Космоса до тела человека Разум, по оккультному, если хотите, экзотерическому учению, уже прошел долгих четыре Круга, или четыре расы - эфироподобных, мы бы сейчас назвали их ангелами или привидениями, что и отразилось в сказках, легендах, религиозных учениях всех народов Земли. Затем была раса гермафродитов; то есть раса ангелоподобных, эфирных разумных существ воплотилась в физические тела с функциями самооплодотворения. Они, как нынешние наши птицы, откладывали яйца.
       Эрик замолчал, задумавшись о чем-то своем, и, казалось, забыл о теме разговора. Кто-то в темноте у костра зашевелился, видимо, обдумывая вопрос. Эти шорохи вывели Эрика из задумчивости, и он продолжил свою мысль:
       - Кстати, вам не кажется странным, что некоторые из земных ныне живущих женщин унаследовали этот способ рождения ребенка? Я читал статью о том, что в Южной Америке были случаи, когда женщина рожала не младенца, а яйцо, в твердой, кальциевой оболочке которого содержался полноценный здоровый человеческий зародыш. Под наблюдением врачей из этого яйца выходил вполне жизнеспособный человеческий ребенок. О чем это говорит? О том, что человеческий организм сохранил информацию о тех временах, когда его плод появлялся в этом мире в твердой оболочке в виде яйца. Видимо, организм современной женщины помнит информацию и способен накопить такое количество кальция, или я не знаю каких еще веществ, чтобы еще в своей утробе превратить жидкую плаценту в твердую, жидкость превратить в скорлупу.
       - Эрик, об этом я тоже где-то читал, но это может быть и ложной информацией. Знаешь, как любят журналисты поразить воображение своих читателей? Иногда такое напечатают! Но я хочу тебя спросить о другом. Ты же говорил о четырех расах, а назвал только две.
       - Ах да, я отвлекся. Так вот, после гермафродитов была раса, в которой два соединенных в одном теле пола разделились, и это была раса великанов, под 3-4 метра ростом. Возможно, именно о них рассказывают легенды как о расе атлантов. Эта раса тоже исчезла. А затем, спустя многие сотни тысячелетий, появились их потомки в виде современного человека. И поскольку, как говорил об этом шаман, Круги должны когда-нибудь завершиться, нынешнему человечеству предстоит долгий обратный путь. То есть путь совершенствования разума, возвращение к андрогинной форме существования и переход в энергетическую фазу существования, - Эрик обвел взглядом сидящих у костра и, улыбнувшись, добавил: - Но нам это не грозит, мы до этого не доживем...

    * * *

       На другой день они стали сворачивать лагерь. Они выполнили свой план на эту неделю путешествия. Добрались до преддверия Гималаев, получили определенную информацию у местного шамана. Хотя она была в такой форме, что породила больше новых вопросов, нежели ответила на прежние. Тем не менее, вместе с информацией, вычитанной ранее, она кое-что подтверждала. Далее предстоял переход уже непосредственно в Гималаях.
       Тибетская деревенька, являвшаяся конечным пунктом их маршрута, состояла из нескольких каменных домиков. Рядом располагалась пагода. Они не стали останавливаться в каком-либо доме, а поставили палатки недалеко от деревеньки. Все жители выразили большую заинтересованность путешественниками, особенно дети. Они подолгу сидели около палаток и молча глядели на пришельцев.
       Предстоял путь к вершинам, а это требовало проверки снаряжения и подготовки. Они обустроили свой палаточный лагерь с расчетом как минимум дня на два. Когда наступила ночь, и все жители ближайшего поселения закрылись в своих домах, они наконец-то получили подобие уединения. Некоторые занялись костром, другие - приготовлением пищи.
       Когда, наконец, все было готово, все опять собрались у костра.
       - Эрик, скажи, пожалуйста, что имел в виду шаман, помнишь, с которым мы общались две недели назад, говоря о "сорока солнцах"?
       - Когда-то, многие миллионы лет назад эклиптика Земли была другой. Я специально изучал литературу по этому поводу. И в те далекие, очень далекие от нас времена "солнце" означало целый год, состоящий тогда из одного дня, так же как в арктическом поясе он сейчас состоит из шести месяцев. А из этого следует, что ось Земли постепенно и постоянно изменяет свой наклон по отношению к эклиптике. И тот период, о котором нам поведал шаман, имеет отношение к периоду времени, когда наклон Земли к эклиптике был таков, что полярный день продолжался практически целый год, лишь на короткое время переходя в сумерки, чтобы потом опять открыть людям лик Солнца.
       - Шеф, а почему полярный день? А не день тропиков, например?
       - По этому поводу существует множество легенд, например, о стране Гиперборее. Если верить легендам, материк, на котором была прародина человечества, находился на севере строго под Полярной Звездой того периода. Сейчас Полярная звезда другая, эклиптика сместилась, так же как и ось вращения Земли. И потенциальные места, где могли бы храниться так называемые семена человеческой расы, возможно, ее ДНК, должны были быть скрыты в надежных местах, на высотах, которые недоступны волнам океанов, всемирным потопам. И одно из таких потенциальных мест - это Гималаи, куда мы с вами наконец-то добрались.
       - Эрик, мне не до конца понятен смысл, который ты вкладываешь в понятие "раса". Да и шаман об этом бормотал что-то не очень ясное.
       - Все описания оккультистов, информация, которую я почерпнул из разных источников, и слова шамана, о которых ты, Юрий, вспомнил, сводятся к одному. Когда-то человечество было единым. Еще в прошлом веке археологами, по-моему, в Египте были обнаружены следы и скелеты людей, которые занимались добычей камня 60 тысяч лет назад. Причем артефакты свидетельствовали о том, что отличительные черты людей разных наций и рас, которые мы наблюдаем ныне, в них отсутствуют или только намечаются. Итак, может быть, всего каких-то 10-20 тысяч лет назад наступило время разделения на расы. А до этого человечество было единым.
       - Но возможно, в этот процесс вмешались инопланетяне? Кто знает?
       - Нет, Мурат, я думаю, на земле все происходило по-другому. Помните описания древнего эпоса страны, в которой мы недавно побывали, - Индии? Возможно, когда-то местные дикари противостояли завоевателям-землянам с другого полушария Земли, имевшим оружие, подобное атомному. Так же как в совсем недавней истории испанцы завоевывали индейцев Америки, или европейские цивилизации папуасов Гвинеи и т. д. Завоеватели исчезли, вернулись в родные края, ассимилировали с местным населением и т. п., но остались народы, которых завоевывали и у которых сохранились искаженные истории в форме легенд об оружии завоевателей. А затем произошла мировая катастрофа, и все цивилизации погибли и возникли вновь спустя десятки тысячелетий, но начали свою историю опять с варварства, сохранив лишь те сведения, которые уцелели в легендах. И так цикл за циклом. Мы сейчас живем в очередном таком цикле, который тоже может закончиться ничем - всеобщим разрушением и потерей знаний. Так что необязательно все сваливать на инопланетян. А вспомните историю Мертвого моря - как оно образовалось? Что-то когда-то, возможно, в результате разрушительных военных действий послужило катализатором образования соли. Надо бы провести исследования в его глубинах. Наверное, найдутся отложения, говорящие о том, что когда-то море было нормальным.

    * * *

       Перед ними возвышалась практически отвесная скала, возле которой почему-то не было никакой растительности. Приборы показали, что в раскинувшемся перед ними горном массиве множество пустот, представлявших собой естественные пещеры. У подножия скалы темнел вход в одну из них. Предосторожности ради, перед тем, как попытаться в нее проникнуть, решили проверить состав воздуха. Прибор показал наличие в пещере небольшого количества углекислого газа. Видимо, по этой причине чувствовался некоторый перепад температур - внутри пещеры воздух был явно теплее, чем снаружи. Но отсутствие в ней солнечных лучей не позволяло углекислому газу создать парниковый эффект. В пещере было прохладно, но не влажно. Ощущалось, что температура была неизменной, возможно, на протяжении многих тысячелетий.
       Вход был низким и Эрику, шедшему первым, пришлось входить в пещеру сильно согнувшись. К его удивлению, там оказалось достаточно светло.
       Когда он вошел в то, что они считали пещерой сомати, в ее глубине он увидел на каменном возвышении друзу кристаллов, излучавших ровное и очень яркое бело-голубое сияние. В пещере стояла мертвая тишина - ни шорохов, ни потрескиваний, какие бывают при электрических разрядах. Как будто все замерло, подчиняясь силе этого необыкновенного сияния. Сияние завораживало, не было сил сдвинуться с места, а в голове возникали странные образы. Эрик услышал звук шагов шедшего следом за ним Юрия, обернулся и вдруг почувствовал, что теряет зрение.
       - Юра, помоги, я ничего не вижу! Только не смотри на свет.
       Юрий не успел толком разглядеть источник света. Подхватив Эрика, он вынес его наружу. Лишь через несколько часов к Эрику вернулось зрение. Но еще несколько дней они раздумывали, предпринять ли им вторую попытку проникнуть в пещеру.
       Красота Гималаев слепила. Женская половина экспедиции, пользуясь возможностью, загорала под яркими лучами солнца. Мужчины сидели на небольших валунах, изредка бросая вожделеющие взгляды на полуобнаженные женские прелести.
       - Что будем делать, шеф? - Юрий завозился на своем валуне, как бы устраиваясь поудобнее в предчувствии серьезного разговора. - Как специалист по технике, могу точно сказать, что без специального оборудования нам туда не попасть. Или надо что-то придумать, уж больно сильный свет. Да и с газом внутри пещеры тоже надо что-то делать. Неизвестно, как там дальше, в глубине.
       - Да, жалко, вот мы здесь, одна из целей нашей экспедиции рядом, а попасть туда не можем! - Мурат с огорчением отбросил ногой камешек, посмотрел на яркие снежные вершины гор, полюбовался женскими прелестями и добавил: - Видимо, придется нам возвращаться ни с чем, как и в первый раз.
       Эрик обвел задумчивым взглядом лица сидящих - "Почти как дома, - ответственное совещание перед сложной операцией. Ну что ж, так и поступим, как мы это всегда делаем":
       - Я попрошу всех сегодня продумать все возможные варианты. Завтра, с восходом солнца, мы примем решение, как поступить. А сейчас всем отдыхать. Почему бы вам не воспользоваться такой прекрасной возможностью позагорать? Посмотрите на наших женщин! Какое удовольствие они получают! Где еще на Земле вы найдете такое солнце?!
       Когда последние лучи солнца скрылись за высокими вершинами и на землю опустилась тихая ночь, все уже разошлись по своим палаткам. В этой ночной тишине Эрик слышал лишь мелко вибрирующий звук, непонятно откуда проникавший в голову. То ли сама тишина ночи издавала тонкий вибрирующий звон, неизведанными путями проникавший в мозг, то ли сам Космос пытался сказать слабому человеческому рассудку что-то важное.
       Размышляя об этом, Эрик уже почти засыпал, когда в его мозгу сформировалась законченная мысль. Сна как не бывало. Потому что он осознал, что это не его сон и не его мысль. Звон тишины в голове исчез, и вместо него появился ясный мыслеобраз.
       "Эрик, вы на правильном пути. Это...как вы определили...да, я нашел у вас - это сомати. Это...страховка кислорододышаших, землян. Но это знание пока не для вас, не для вашей экспедиции. Еще не настало время их пробуждать. Может быть, через одно или два ваших поколения они потребуются. Их помощь нужна будет вашим потомкам".
       Мыслеобраз исчез так же внезапно, как и появился. Эрик вперился взглядом в темный полог палатки: "Что со мной? Откуда у меня в голове такие мысли? Я схожу с ума? Перетрудился. Да еще эта очередная неудачная экспедиция. Я возлагал на нее такие надежды, и вот все кончено. Завтра надо отправляться домой. Видимо, придется взять двухнедельный отпуск и проконсультироваться с друзьями-психоаналитиками".
       "Успокойся, дружок. Ты не сошел с ума". В этом следующем мыслеобразе чувствовалась ироничная нотка. "Поверь, в большом Космосе много такого, о чем ты даже не догадываешься. Мы с Арком - разумы. Ты, возможно, слышал уже об Аркаде, представителе твоей расы?! У нас с ним мало времени, поэтому... Исследование этих пещер для вас пока преждевременно".
       Эрик вспомнил об Аркаде, о котором постоянно зудела пресса, но к информации о нем он не прислушивался. "Оказывается, мы все же не зря сюда добрались. Некоторое новое для себя знание мы все же получили".
       Опять возникла в голове чужая мысль, как бы отвечая на его незаданный вопрос: "Да, вы не зря сюда дошли. Ваше присутствие усилило сигнал. И теперь у нас нет сомнений в наличии генофонда древних рас. В подобных местах ваши древние заложили структуры, содержащие генофонд. При определенной температуре и составе воздуха они могут храниться многие циклы. Некоторые из этих структур не захотели храниться, а перешли в тела ваших морских существ...Да, я нашел у тебя в голове это понятие, в дельфинов. Подобный слабый сигнал мы с Арком получили также из пещер на другой стороне планеты. Кажется, там у вас расположена Америка, в южной ее части. Нам надо, чтобы вы побывали там, рядом с теми пещерами. Приближение ныне живущих землян с особым складом ума повышает чувствительность луча. Мы должны, оставаясь на расстоянии, выяснить по лучу - ложный это сигнал или правильный. Нам надо определить, есть ли еще на Земле запасники для продолжения вашей расы".
       Эрик еще некоторое время пытался прислушаться к каким-нибудь голосам внутри себя, но так больше ничего и не услышал. Он понял, что контакт с ним прерван. "Оказывается, интуиция меня не подвела", раздумывал Эрик, у которого начисто пропал сон. "Не зря мы с коллегами планировали следующую экспедицию в Мексику. Кажется, система пирамид находится в Теотиуакане. Неудивительно, что они так похожи на египетские. Вот и выстраивается треугольник, охватывающий всю планету. Надо будет поработать с чертежными инструментами над атласом Земли", размышлял он, ворочаясь с боку на бок.

    * * *

      
      

    ГЛАВА 11

       - Волас, я давно хотел тебя спросить... Нет-нет, не о том! - Аркад почувствовал в мысли своего наставника некоторое недоумение. - Я сам теперь, как и ты, пользуюсь этим свойством - воплощаться в сгусток энергии. Ведь это ты меня научил. Я - о другом. Как это происходит? Как происходит сам процесс перевоплощения?
       - Арк, пожалуй, я не смогу тебе ответить на это удовлетвори-тельно, ведь я же не Исследователь. Я себе представляю это таким образом. Искра разума, или если хочешь, души, как вечно существующая в Космосе монада, когда наступает срок ее физического воплощения, устремляется в сферу материального и вселяется в животное, по сути, неважно, человек ли это или же какая-то иная тварь, наполняет собой эту тварь духовно и тем самым в мире появляется новое разумное существо...
       - Но откуда берутся эти "монады", ведь они тоже должны в свою очередь когда-то и где-то зародиться?
       - Нет, это не так. Если ты предположишь, что окружающая нас Вселенная, все в ней вкупе с нами, разумна, то окажется, что каждая относительно независимая частичка этой Вселенной несет в себе зачаток разума изначально. Нет причины как таковой. Разумность всего сущего самопричинна. Вот почему многие древнейшие и современные религии твоих соплеменников, как я это прочитал в тебе, говорят, что "в начале было слово".
       - И все же, учитель, мне непонятно первоначало - отчего возник мир?
       На несколько мгновений мысль замерла. Аркад подумал было, что Волас проигнорировал его вопрос и сосредоточен на чем-то ином. Но, наконец, он услышал ответную мысль своего наставника.
       - Один древний философ из твоего племени говорил так: "Проявленное или монада, есть начало всего. От монады и Хаоса произошли Числа. От Чисел - Точки; от Точек - Линии; от Линий - Поверхности; от Поверхностей - твердые тела. От последних - твердые тела, имеющие основные четыре элемента жизни. Из всех них во взаимодействии, но совершенно измененных и состоит Мир". Лучше я не смогу тебе объяснить. Возможно, Исследователи из моего племени ответили бы лучше.

    * * *

       - Помнишь, я как-то сообщал тебе, что мои предки засевали несколько планет твоей системы. Сейчас мы видим разум в этой системе только на твоей планете. Но несколько циклов назад она была и на других. Да, вы их называете Марс и Венера.
       Аркад надолго задумался над этой мыслью Воласа и не сразу воспринял следующие мыслеобразы, которые настойчиво, как мошкара, теребили его мозг.
       - Арк, по твоим меркам это было очень давно. Они вымерли. Почему - я не знаю. Возможно, из-за прецессий твоей звезды, в результате которых смещались оси вращения этих планет и резко менялся климат, ранее пригодный для жизни физических существ. Возможно, по каким-то другим причинам. По вашим меркам это было давно, несколько ...- Волас на мгновение задумался, ориентируясь в земном летоисчислении, и закончил, - возможно, несколько сот или тысяч миллионов лет... Возможно, даже часть из сохранившихся там переселились на твою планету.
       - Почему ты в этом уверен, Волас?
       - Это не только мои предположения. Это подтверждается данными твоих земных ученых. Еще в начале XX? века они установили, что более 90 % некодируемой ими части ДНК землян представляет собой генетический код инопланетных, неземных форм жизни. Эта часть генома землян была создана Исследователями из моего племени. Я в этом почти уверен. Я помню, что при разработке программы посева жизни в Галактике они старались заложить в геном потенциально живых существ различные варианты их выживания в зависимости от тех или иных планетарных условий. В твоем ДНК заключен банк памяти самых различных рас. Ты не задумывался над тем, как легко у тебя получалось преображаться в подобие местных разумных существ в тех экспедициях, которые мы с тобой осуществляли несколько периодов назад?
       - Да, я прекрасно это помню, - память Аркада вернула его в ту их миссию, когда он вместе с Воласом спас расу разумных в системе Девы. Казалось бы, это было совсем недавно, но уже прошло столько времени! Тогда они попытались нейтрализовать двух берсеркеров и их "матку" на орбите планеты. Одного из них пришлось уничтожить. А вот другой, излеченный, стал помощником и одновременно учеником Аркада. Он дал ему имя - Бер. Электронный разум, до этого знавший только свой номер и свою задачу, после общения с Аркадом осознал себя как свободный разум и почувствовал вкус к жизни, к исследованиям в этом новом для него мире общения с себе подобными. С непостижимой энергией он стал осваивать все, что до этого запрещала его база, чего он не знал. Он стал прилежным учеником и стал защищать разум с таким же рвением, как до своего перекодирования он, выполняя задачи базы, уничтожал его. Эти картинки из памяти промелькнули перед Аркадом. "Да, как быстро летит время!".
       От мыслей его отвлек назойливый призыв. Аркад открыл свой разум.
       - Аркад, нельзя так надолго отключаться от физического мира, - в мысли Воласа проскользнула ироническая нота, - иначе во время своих воспоминаний ты можешь неожиданно оказаться в самом центре какой-нибудь звезды. Вернись к нашей теме. Ты помнишь себя, когда твоя физическая сущность находилась в некоем устройстве на астероиде, а сам ты путешествовал вместе со мной среди звезд? Помнишь, как это было? Хотя тело твое находилось там, в саркофаге, но твое "Я" странствовало. Но если в твоем теле присутствуют определенные структуры, я имею в виду твое ДНК, то что составляло тебя в энергетической форме?! Разве твое ДНК тебя покинуло? Нет! И на этот вопрос твои земные ученые уже ответили. При твоей энергетической сущности остается фантом, или волновой каркас, твоего ДНК, несущий генетическую и иную информацию. Твои хромосомы - это динамичная совокупность световых и звуковых голограмм, набор волновых импульсов, содержащий всю твою программу существования.

    * * *

       - Волас, прости, я хочу задать тебе личный вопрос... - Аркад уже научился ставить в своем разуме стену, защищающую от проникновения чужого разума. А потому Волас не смог прочитать его предполагаемый вопрос и сразу на него ответить. Ему пришлось воспринять полную мысль Аркада только после того, как тот открылся.
       - А ты повзрослел, Арк. Даже я не могу прочитать твою мысль без твоего согласия. Это радует.
       Жизнерадостные интонации преобладали в мыслеобразах Воласа, хотя в них присутствовал и оттенок грусти. - Задавай свой "личный" вопрос, Арк.
       - Ведь ты мог выбрать любую деятельность. Не только Защитника, но и, например, Исследователя, Историка, или что-нибудь еще. Почему именно эту?
       Пауза после вопроса Аркада затянулась. Он было уже подумал, что затронул запрещенную или не совсем тактичную тему, когда услышал в своем мозгу ответ Воласа.
       - Арк, ты меня действительно поставил в затруднительное положение. Нет- нет! Это открытая тема. Вообще, у нас с тобой нет закрытых тем. Я тебя учил, и ты - Посвященный. Дело в другом. Раньше, до встречи с тобой, у меня не было причин задумываться над этим. Хотя я и называю свою расу племенем Защитников, но в нем были не только они. Вероятно, я мог стать, например Сеятелем. Но насколько я себя помню, я просто знал, что мой долг - быть Защитником Разума. Но откуда этот долг и почему Защитник, и почему именно я? Только сейчас я задумался. И предполагаю, что как и тебе было предначертано стать моим учеником, так, вероятно, и у меня есть своя, как называют ее твои соплеменники, Судьба. - Волас опять на несколько секунд исчез из мыслей Аркада, а затем продолжил:
       - Элементы, составляющие мое целое как разумного существа и мое Эго, так скомпоновались, что я должен быть Защитником. Кто или что повлияло на именно такую компоновку элементов, я не знаю...Потому до встречи с тобой самой сильной жаждой, которую я испытывал на протяжении многих циклов, было найти, встретить подходящего избранника, сделать из него Посвященного и передать ему миссию Пути. Теперь я не сомневаюсь, что исполнил свое предназначение. И я спокойно могу уйти к Началу, в Великое Нечто или Ничто. Звезда системы твоей планеты светит уже на протяжении 4,5 миллиардов лет по земному исчислению. Ей предстоит светить еще примерно столько же. А дальше - полная пустота. Возможно, именно из этой пустоты родится новая Вселенная.
       После некоторого молчания Волас продолжил:
       - Галактики, Арк, разбегаются. На них действует сила, порожденная находящейся в пустоте энергией Большого Взрыва. Это наблюдается в обозримом секторе нашей Вселенной. И эта сила противодействует гравитации галактик и звезд. Если бы земляне всерьез задумались над этим, то они давно бы изобрели сверхсветовые способы передвижения. Найди пустоту и получишь антиграв! Именно пустота, или, как ее называют твои соплеменники, вакуум, управляет многими процессами, протекающими в Космосе. Она распирает пространство и препятствует его сжатию...

    * * *

    ГЛАВА 12

       - Господин Президент, вы получили нашу информацию от внешней космической разведки?
       - Да, спасибо. Она полная?
       - Конечно. В ней есть все сведения, имеющиеся в нашем распоряжении, о системе Ликов. Как нам представляется, мы можем оказать им техническую помощь. Это не будет противоречить нашим международным договоренностям. В ней также представлены все данные об угрозе Земле, которые мы имеем на данный момент. Я имею в виду проблему берсеркеров.
       - Да, это действительно проблема. Надо собирать международную встречу на высшем уровне.
       - Я как раз об этом и хочу с вами поговорить. Пора это сделать. Как Вы считаете, в каком составе и на чьей территории должна состояться конференция? Какие вопросы мы выставим на обсуждение? Кого пригласить?
       - Первое - место встречи. Давайте договоримся, чтобы ни у кого не было претензий на этот счет. Надо собрать конференцию в каком-либо нейтральном месте, например, в небольшой нейтральной европейской стране. Как вы считаете?
       - Нейтральная страна - да. Но если вы имеете в виду страну, в которой находится штаб-квартира Интеркосма, то мне кажется, эта страна не подойдет. Она подпортила свой имидж. Помните проблему с компанией Карста?
       - Хорошо, предложите свой вариант.
       - Может быть, мы выберем какую-нибудь страну из Азии или Австралии? Страны этого региона уже давно смотрят на нас и все наши действия с подозрением.
       - Что ж, Австралия может подойти, согласен.
       - Теперь вопрос о том, кого приглашать!
       - Думаю, надо разослать приглашение первым представителям всех стран, которые принимают финансовое участие в международной космической программе. Вспомните конференцию наших министров по проблеме Ликов! Они так и не смогли прийти к какому-либо решению. Я думаю, это проблема ответственности. Тогда ни один из них не смог взять на себя полную ответственность за действия своей страны.
       - Да, это так. В отношении формулировки повестки дня - давайте поручим это нашим экспертам и согласуем позиции через неделю. Главный вопрос, я считаю, - угроза от берсеркеров. Согласны?
       - Да, согласен! Прошу также дать вашим экспертам задание проработать все вопросы, связанные с финансовыми затратами. Со своей стороны я также дам поручения своим специалистам. Но я бы хотел окончательно решить на этой конференции еще одну нашу общую проблему.
       - Что вы имеете в виду?
       - Если мы, мировое сообщество, будем сообща действовать против угрозы из Космоса, то как мы можем допускать ситуацию, когда мировое сообщество не может справиться со своими внутренними врагами - террористами? Надо решить эту проблему, уничтожить этого внутреннего врага. Надо также предпринять меры по ликвидации всех структур, которые поддерживают его в финансовом отношении. Вы согласны с этим?
       - Согласен, господин Президент. Надо будет включить в повестку дня и этот вопрос. До свидания!
       - До свидания, господин Президент.

    * * *

       Янис откинулся на спинку кресла, удовлетворенный разговором с русским президентом. "Все же с ними приятно иметь дело. Они быстро схватывают суть проблемы и не отвлекаются по мелочам". Он наклонился к диктофону и произнес:
       - Линкс, пригласите ко мне уполномоченных по вопросам вооружения, строительства космических баз, финансам, транспорта сегодня на 18-00 на совещание в мой кабинет.
       - Есть, сэр. Извините, сэр, от космолетчиков, я имею в виду внешнюю разведку, командора Брауна...приглашать?
       - Да, конечно, это я упустил, спасибо, Линкс.

    * * *

       - Господа, я пригласил вас для того, чтобы подготовиться к международной конференции. Вы знаете, что над Землей нависла серьезная опасность. Я имею в виду не Ликов, а берсеркеров. Вы все знаете, что в космосе у нас есть защитник, землянин Аркад. Он вместе со своим инопланетным наставником проверяет ближайшие окрестности Космоса на предмет обнаружения этих искусственных монстров, у которых одна задача - уничтожать разум, где только они его не обнаружат. От нашего аванпоста, если, конечно, можно так определить Аркада, поступило сообщение, что через несколько десятков лет Земле будет угрожает опасность от этих монстров. Я должен подготовиться к международной конференции по данному вопросу. Со всеми предварительными материалами по данному вопросу вы уже ознакомились. Поэтому прошу высказать свои мнения. Что еще необходимо для проведения конференции?
       - Господин Президент! - первым решил нарушить молчание глава внешней космической разведки, Браун. - В какой степени мы можем и должны предоставить всем членам конференции имеющуюся у нас информацию о положении в ближнем и дальнем Космосе?
       Янис откинулся на спинку кресла, вздохнул и произнес:
       - Это опасность первой степени для всей Земли! Поэтому, как бы нам ни хотелось не предоставлять участникам конференции полную информацию обо всех событиях в Космосе, мы должны будем так поступить. Ситуация, с которой земляне столкнулись впервые, касается всего живого на планете. А потому мы с вами не можем играть в старые всем известные игры в утаивание какой-то информации. Если земляне не объединятся в решении этой проблемы, то мы просто все исчезнем. Это понятно?
       - Угроза ясна, господин Президент, - слово взял финансист. - Но насколько понимают ее другие страны и насколько они готовы затратить свои ресурсы для ее отражения? В конце концов, мы ведь не единственная страна, заинтересованная в отражении этой опасности?! Все остальные должны внести свой посильный вклад.
       - Согласен. Вот поэтому я вас всех и пригласил сегодня на это рабочее совещание. От вас требуется, чтобы ваши службы в недельный срок подготовили все необходимые расчеты для обсуждения на конференции. Я подчеркиваю - все службы: транспортники, строители, финансисты, внешняя разведка, все! Недели хватит?
       - Господин Президент! Из тех материалов, что мне предоставили, я понял, что мы имеем, прошу прощения, будем иметь в недалеком будущем дело с чудовищной силой. Я правильно понял? - вопрос задал глава ведомства, занимающегося строительством космических сооружений.
       - Командор Браун! Займите несколько минут нашего времени, просветите коллег.
       - Господин Президент, мне потребуется ваш экран.
       - Линкс, откройте экран.
       Командор вставил в панно диск, направил указку на обзорный экран и стал пояснять.
       - У нас нет точных фотографических данных об этих монстрах. Но по рассказам инопланетян, по объяснениям, которые дал нам Аркад, они выглядят так, - на экране появились зарисовки берсеркеров в космосе и на тверди какой-то планеты.
       - Они могут за миллисекунды превращаться во что угодно - в боевую машину, если операция проходит на твердой поверхности, в подводные торпедные аппараты. Причем это торпеды иного типа, нежели наши. После нанесения удара этот аппарат не самоуничтожается, а перестраивает свою структуру в полном объеме в зависимости от специфики окружающей его среды, чтобы действовать наиболее оптимальным способом. Это означает, что после нанесения своего удара, например, под водой, он может выплыть на сушу и продолжить функционировать как сухопутная машина для убийств. Кроме того, он так же без проблем действует и в космосе, вообще в любой среде...командор перевел дух, посмотрел на сидящих в кабинете Президента и заключил: - Ничего подобного на Земле мы пока не имеем.
       Янис одобрительно кивнул командору и обратился к присутствующим:
       - Господа, вопросы к командору?
       Слово опять взял глава ведомства по строительству космических сооружений:
       - Господин Президент! Из полученной информации следует, что нам придется строить очень мощные защитные сооружения, причем даже не на Земле, а в Космосе, удаленном от Земли? Я правильно понимаю ситуацию?
       - Да, вы оцениваете ситуацию правильно. Вот почему я вас пригласил на это совещание. Мы должны проработать все вопросы.
       - В таком случае, мое ведомство должно будет рассчитать все проекты, с этим связанные, и состыковать наши данные с финансистами, - при этом он посмотрел на главного финансиста. - Предстоят большие расходы, - при этом он ухмыльнулся.
       - Конечно, все понесут расходы, не только наша страна. Вот почему ваши ведомства - строительства, транспорта, разведки, финансов должны в недельный срок согласовать расчеты, чтобы в первом приближении я мог их представить на международной конференции. Есть еще какие-либо не проясненные вопросы? Нет. Тогда на этом закончим господа. Я жду от вас докладов через неделю.

    * * *

    ГЛАВА 13

       - Арк, кажется, твои соплеменники уже готовы к расселению по разным системам. Они укрепляют границы здесь, вокруг основного своего ареала, как мы им и предлагали. Возможно, им уже пора распространяться в Космосе? Может быть, кто-то из твоих соплеменников захочет освоить новые рубежи, а мы поможем им построить оборонительные системы против берсеркеров? Кроме нас есть еще более могущественные хранители жизни, я это чувствую...
       - Волас, ты обнаружил иных Защитников?
       - Нет, Арк, это нечто другое... неподвластное и непонятное мне...Но я чувствую их присутствие...Это хранители живого более высокого порядка, чем мы с тобой.
       - Как ты это определил?
       - Знаешь, для одной сущности некоторая вещь - дерьмо, для другой та же самая вещь - пища. Материя и антиматерия - это в том же ключе. Для материальных живых существ материя - это пища; для нематериальных энергетических существ пища - это энергия. Я почувствовал их присутствие в наших странствиях по этому основному признаку. Возможно, хранители жизни неорганические сущности, но их можно представить и в качестве мыслящих...
       Разум Воласа на несколько мгновений закрылся. Аркад не стал пытаться пробить эту стену молчания своими назойливыми вопросами. Он попытался осмыслить эту идею о новых защитниках живого, высказанную Воласом, со всех сторон.
       "На что или на кого они могут быть похожи, эти "хранители жизни"? Может быть, они и есть те самые "ангелы", о которых повествует земная мифология? Но если они не такие, как мы, хотя бы как мы с Воласом, то на что они похожи? А может быть, это микроорганизмы? Нет, этого не может быть". Аркад попробовал развить эту идею. "Предположим, всякие вообще микроорганизмы разумны. В таком случае, они будут исследовать наш организм точно так же, как мы пытаемся исследовать космос. И они могут проникнуть в любую область, в том числе и в искусственный разум... Они так же будут строить свои особые исследовательские приборы и корабли, с помощью которых они могли бы проникнуть в центр нашей вселенной, нашего мозга. Иногда у них это получается, но тогда мозг взрывается, их вселенная погибает; погибаем мы и они вместе с нами. Но в таком случае, они также не подходят на роль "хранителей". Хотя с другой стороны, в другом качестве, в другой "вселенной", в трупе человека микроорганизмы живут, но видимо, это уже другие микроорганизмы, не те же самые. Может быть, так же дело обстоит и с нами? Стоит ли искать центр Галактики или Вселенной?! Найдешь и тем самым погубишь! Может, лучше не искать? А просто жить, развиваться. Но мы - племя любопытное. Все неизвестное нас притягивает, как дитя - запретный плод. А плод может быть отравлен.... В этом смысле люди с Востока, возможно, поступают более мудро, исповедуя созерцание? Кто знает?!
       Если уподобить Вселенную человеку, то у нее точно так же должно быть несколько важных центров, неравноценных самих по себе по своим функциям для их обладателя. Так, важными центрами человека являются головной мозг, спинной мозг, желудок, легкие, особый комплекс - пищеварительный тракт и все, с ним связанное, - почки, печень и пр. Но если следовать этой мысли, то надо признать, что во Вселенной точно так же есть разные центры, неравноценные по своим функциям, но всяко важные для ее существования. Как - то: черные дыры, квазары, нейтронные звезды... Одни из них выполняют одни функции, нужные для существования Вселенной, другие - другие... Познав одно, ты не познаешь все! Даже мы сами не можем познать себя полностью. Более или менее разобрались с разными важными центрами. Но до сих пор для нас является тайной наш собственный мозг. Многие исследователи в моем мире придают большое значение сердцу. Но это просто мотор. Понятно, что его надо содержать в порядке. Но это не центр. Это мотор. Научились даже его заменять на искусственный...До искусственного мозга человечество пока еще не додумалось. Так как быть с "ангелами жизни"? Видимо, все же это не микроорганизмы. Когда я заболеваю простудой, например, в носу у меня свербит... Я чихаю, проклинаю микроорганизмы, которые вызвали такое состояние недомогания...А теперь представим Вселенную, в которой появились свои "микроорганизмы" - люди, которые вызывают у нее чих. Как поступит Вселенная?!
       В каждом из нас живут миллиарды миллиардов разных микроорганизмов. Какие-то из них полезны нам, а какие-то вызывают болезнь и смерть. Так же обстоит дело и со Вселенной. Какие-то действия человечества, возможно, идут ей на пользу, а какие-то - во вред. И однажды она нас вычихнет...Поэтому мы должны подготовить почву для продолжения рода разумных существ, даже после того, как Вселенная нас уничтожит... Сохранить колонию "микроорганизмов" под названием земляне - вот задача для моих соплеменников! И в этом Волас, совершенно прав. Земляне, чтобы продолжить свой род, должны распространяться, как микробы", - Аркад позволил пропустить в свои мысли долю горького сарказма: - "сохранить свой генетический код и распространиться во Вселенной".
       - Арк, над чем ты размышляешь? Не надо долго держать в мыслях эту тему. Если ей следовать, то мы с тобой - микробы по отношению к звездам. Но мы же мыслим. Значит, мы особые микробы, - Аркад уловил в мысли Воласа юмористические нотки. - Сейчас нам надо подумать о другом. Кому из землян и в какой форме ты передашь эту идею?
       - Волас, ты же знаешь, что им трудно достичь дальнего Космоса - скорости не позволяют.
       - А ты предложи им идею плазмолетов. С ними они смогут перемещаться в Космосе почти так же, как и мы с тобой, почти как микробы, - закончил Волас с откровенным смешком в своем мыслеобразе.
       - Я сам еще не до конца понял идею. В чем ее суть, Волас?
       - В Космосе существует энергия...ваши земные ученые называют ее "отрицательной". Ее существование предполагает, что в пространстве-времени существуют каналы, которые при определенных условиях могут создать для космического корабля туннели, позволяющие достичь любой точки Вселенной. Под воздействием отрицательной энергии происходит искривление пространства-времени. Для членов экипажа такого корабля движение внутри плазменного пузыря остановится. Но такой звездолет должен быть в оболочке из плазмы. Она позволит преодолеть скорость света. Над деталями я еще не думал...
       После некоторого молчания Волас добавил: - Арк, временно мы расстанемся. Я с твоим спасенным, Бером, немного попутешествую. Не беспокойся, я обучу ему всему тому, что я дал тебе, а может быть, даже и большему. В будущем, когда мы расстанемся навсегда, он будет тебе хорошим помощников в защите Разума на этом витке нашей Вселенной. А пока позаботься о своих друзьях. Проследи, чтобы земляне хорошо подготовились к защите от монстров. Если мне будет совсем трудно, я тебя позову...

    * * *

       Экспедиция возвращалась домой. У всех было радостное настроение - фактически они решили проблему с Ликами. Несколько месяцев пути, и они дома, на базовом астероиде, на "Наблюдательном". А там распрощаются с новыми земными друзьями, дождутся, когда те отправятся на Землю, а они сами вернутся в свой настоящий дом - на "Мир спокойствия", или, как они сокращенно называли между собой свой астероид, на "Мирный". Конечно, когда-нибудь Земля все равно узнает про этот их второй, настоящий дом. Но пусть это будет как можно позже! А пока можно расслабиться. Из радиосообщений они узнали, что команда военных на втором звездолете, который Земля направила через несколько месяцев вслед за ними на планету Ликов, по приказу, отданному с Земли, осталась на планете для оказания технической помощи Ликам. Значит, можно заключить, что и в этом направлении их экспедиция полностью себя оправдала. Они обещали Ликам поддержку, и те ее получили.
       Все свободные от вахты члены экспедиции сидели в кают-компании и предавались маленьким радостям - пили и вели беседы на разные темы. Чаще всего в разговоре участвовали Брейли, Альберт и Коллинз. Хотя толчок беседе дал Андрей Сеунин:
       - Шеф, мы выполнили задачу экспедиции, и что же дальше?
       - Что ты имеешь в виду, Андрей?
       - Мы вернемся в свой дом, на астероид. Допустим, наша колония потихоньку будет расти. Нам все равно когда-нибудь придется открыться. Это первое. А второе, самое неприятное, то, что я узнал по своим каналам, - берсеркеры.
       - Какие берсеркеры?
       - Земле в ближайшем будущем будут угрожать металлические монстры, уничтожающие разум. Естественно ожидать от правительств Земли соответствующей реакции. Это значит, что Земля на ближних и дальних подступах к планете начнет строить оборонительные сооружения. А это, в свою очередь, означает, что наш астероид рано или поздно заметят. Если поздно, то наш дом будет заселен военными, а мы останемся при них в качестве обслуживающего персонала, прислуги. Может быть, нам стоит подсуетиться и придумать заранее что-то правдоподобное, заявить Земле о себе, чтобы они признали статус нашего дома и не использовали его в качестве своей военной базы?
       - А, что, Брейли, я считаю это здравой мыслью.
       - Альберт, откуда такая прыть? Ты даже не знаешь, что это такое - берсеркеры, а уже готов поддержать Андрея.
       - А вот это мы сейчас от него и услышим. Давай, Андрей, рассказывай, что ты знаешь об этих монстрах.
       - А что рассказывать, об этом знает практически вся Земля. Разве вам ни о чем не говорили постоянные отлучки Аркада вместе со своим голосом-наставником в последнее время на разведку в разных направлениях по нашей Галактике?
       - Нет, Андрей, так дело не пойдет, - в разговор включился Коллинз. - Давай все по порядку. Кто такие эти берсеркеры?
       - Где-то когда-то созданные боевые машины, искусственный разум, который сошел с ума, уничтожил своих создателей, а теперь рыщет по Космосу в поисках разумной жизни с целью ее уничтожения. Вот вкратце то, что я выяснил из разных источников информации по своим каналам.
       - Но ты сказал, искусственный разум, Разум! Как же так - один разум, пусть и искусственный, уничтожает другой разум?
       - А что вы, Коллинз, вкладываете в понятие "Разум"? - быстро ухватив суть проблемы, изложенной Андреем, Альберт тем не менее успокоился. В некоторых опасных ситуациях он привык принимать быстрые и правильные, как он считал, решения. Но здесь проблема затрагивала всех землян и была отдалена во времени - на несколько десятков лет. "Думаю, до ее решения я уже не доживу. Когда приспичит, земляне выдержат. Сейчас интереснее поговорить о бытии вообще и о разуме". Вслух же он произнес:
       - Твоя, Андрей, идея о том, чтобы нам открыться, на мой взгляд, правильная. Нам всем придется придумать что-то приемлемое по возвращении на астероид. Что же касается защиты от берсеркеров, то я считаю, надо начать с теории.
       - Альберт, что это тебе ударило в голову, о какой теории ты говоришь?
       - Брейли, ты же ученый. Ты должен понимать, что поиск верного решения какой-либо проблемы всегда должен начинаться с абстрактного рассуждения об этой проблеме, с теории. Вот я и хочу вас спросить, что вы вкладываете в понятие Разума, неважно, искусственного или естественного. А если разум искусственный, но Разум, то, что тогда есть само Бытие?
       Брейли не надо было спрашивать дважды. Он, как всякий ученый, попадался на интеллектуальную наживку с первого раза. Альберт это давно знал. А потому он и задал такой вопрос.
       - Да, именно так, Брейли! Что ты думаешь о Бытии с большой буквы?
       - Что есть бытие? - Брейли замолчал. Неожиданная постановка вопроса его всегда на первых порах выбивала из колеи. Он опустился в кресло, выпил какого-то напитка из чашки, предложенной Андреем, отрешенно обвел взглядом всех сидящих за столом. По его взгляду было понятно, что он никого конкретно не видит. Перед его глазами стояла проблема, и он пытался ее очертить и определить.
       - Во-первых, "бытие" - это есть сейчас и здесь. Значит, это все сущее, существующее и мыслящее. Немыслящее не может осознать своего бытия. Мы оперируем понятиями "бытия", "разума" и всего остального как наблюдатели, со стороны. Если нет мыслящего наблюдателя, разума, то вообще ничего нет. Поэтому можно заключить, что сущее и "Бытие" есть только тогда, когда есть "Разум", то есть свойство сущего осмысливать себя и свое окружение.
       - Брейли, а как быть тогда с животными, растениями? Ведь мы не признаем у них наличие разума, но они по-своему реагируют на окружающий мир, хотя бы в форме каких-то инстинктов?
       - Андрей, ну это просто. Я как специалист, - при этом Коллинз быстро обежал взглядом лица сидящих - не подвергнет ли кто-нибудь сомнению его квалификацию, - могу утверждать, что если какое-либо животное обнаруживает нечто, не укладывающееся в схему инстинктивного поведения, выше инстинкта, то его надо охранять как разумное, мыслящее существо. В этом смысле мы, земляне, большие снобы. Многие из нас, если не большинство, думают, что на планете Земля только они одни мыслят.
       - Как возникает бытие? - Брейли вновь устремил взгляд внутрь себя, как бы ища там, в своем мозгу, разгадку. - Выдающиеся умы бьются над этим не одно тысячелетие. В абстрактной форме это попытался описать немецкий философ Гегель. Материалисты, радикалы XX века, не поняли Гегеля. А ведь это великий философ. Они заимствовали его форму и просмотрели содержание, - Брейли пригубил чашку, которую ему услужливо пододвинул Альберт, уж очень хотелось тому послушать рассуждения своего друга на эту тему. - А по Гегелю, Бытие рождается из Хаоса, в котором оно озвучивается самим Хаосом Словом. Само рожденное колебаниями Хаоса, Слово, в свою очередь, порождает новые колебания, которые превращают Хаос в свою противоположность, в определенный порядок, в Бытие. У Гегеля это Небытие, превращающееся в Бытие. Сопоставьте все это с положениями современной физической теории, и не только с ней, и вы получите философское обоснование картины мироздания, которой мы ныне пользуемся.
       Альберт не преминул бросить реплику, чтобы поддержать угасающий разговор:
       - Порождения нашего мозга, перерастающие в материальное воплощение, - в этом что-то есть...
       - Наш мозг - это и есть Вселенная, которая сейчас и здесь рождает галактики или умирает, а вслед за этим умирают и галактики. Но при этом другой мозг еще существует и потому все еще существуют и галактики, - Брейли ухватился за реплику Альберта, как за соломинку, чтобы завершить свою мысль. - Мы эгоцентрики. Но это справедливо, поскольку без разума Вселенная не может себя осмыслить как Вселенную, как Нечто...
       - Извините, шеф, но философы объясняют возникновение бытия таким способом, который непонятен простому человеку. Например, так же, как ваши эти рассуждения, - Андрей Сеунин даже потупил взор, чтобы не встретить гневный взгляд своего шефа по экспедиции.
       - Хорошо, тогда подойдем к решению этой проблемы по-другому. Если не- понятна философия, тогда на помощь приходят другие формы познания. Религия говорит одно. Наука пытается дать свое объяснение. Я прекрасно понимаю, что не все их объяснения понятны для простого ума, в них много недомолвок, недосказанностей, умолчаний или противоречивых постулатов, которые, кстати, тоже выдуманы людьми. Если, по утверждениям физиков, Мир и Вселенная бесконечны, то Бытие - то же самое. Или нет? Вселенная как понятие шире, чем понятие Бытия. Хотя бы потому, что Бытие должно было бы появиться или быть в каком-то Нечто, конечном или бесконечном, которое можно назвать Вселенной. С другой стороны, если мы мыслим о Бытии с большой буквы как о существовании вообще, где бы то ни было и в каком бы то ни было времени, то мы должны мыслить Вселенную как производное Бытия. Если есть Бытие, есть и Вселенная. Но если нет Бытия, нет и Вселенной. Вопрос станет сложнее, если мы вспомним, что вкладываем в понятие Вселенной разный смысл. В общепринятом, я бы сказал, в обыденном употреблении под понятием "Вселенная" чаще всего понимается совокупность сведений землян, даже не узкого круга специалистов, а именно массовой публики, о нашей Галактике. Но ведь она ограничена. За ее пределы земляне могут попасть только с помощью искусственного глаза, нашего Макроскопа. Где эти пределы? Сколько галактик в нашей Вселенной? А сколько Вселенных? С точки зрения математиков, Вселенная бесконечна. Но мы наблюдаем, если, конечно, верить нашим астрономам, что наша Галактика имеет предел. Таких, как она, множество. А это значит, если применить принципы тех же математиков и логически их продолжить в отношении нашей Галактики, то необходимо заключить, что Вселенных также должно быть бесконечно много...
       - Брейли, хоть вы временно и мой шеф, но все же я должен заметить, что вы отклонились в сторону от темы, которую поднял Андрей, - Коллинз демонстративно ухмыльнулся, как бы показывая, что он-то с логикой на Ты.
       - О чем это вы, Коллинз?
       - Ну, как же, Сеунин начал разговор о "разуме", о берсеркерах, разве вы забыли?! Что мы можем назвать Разумом, а что - искусственным его подобием, так сказать, клоном?
       - Вы хотите услышать мое мнение или "истину в последней инстанции"? Я, в отличие от вас, не стесняюсь открыто оглашать свое мнение. Если оно вас интересует, то милости просим, - Брейли выпил остаток из своей чашки и продолжил:
       - В моем понимании, Разум в принципе может развиваться бесконечно, настолько, насколько бесконечна Вселенная в своих пространственных и временных параметрах, поскольку Вселенная без Разума - ничто, и даже не нечто. Причем я имею в виду не только земной, человеческий Разум. Он - песчинка в море. Разумов может быть множество и он может существовать в разных формах и видах. Эгоцентризм человека в том, что он считает, что он - пуп Земли, а стало быть, единственный и совершенный Разум во Вселенной. Но это - ошибка. Землянин должен понять свою ущербность, хотя бы потому, что пока еще не может обуздать гравитацию. Далее, по логике вещей, если мы считаем, что человеческий разум - вершина, пик развития природы, и в то же время признаем его несовершенство, то это предполагает существование более совершенного или качественно иного, нечеловеческого Разума. И потому мое заключение сводится к следующему. У человека как разумного существа стоят как минимум две главные задачи - совершенствование своего разума и поиск в Космосе иного более совершенного разума ради обучения у него.
       - Брейли, а как быть с искусственным разумом, с этими берсеркерами?
       - Если Разум уничтожает себе подобных, то это больной разум, его надо лечить.
       Альберт не мог не задать очередной каверзный вопрос своему приятелю. Он понял, что глубоко зацепил Брейли, и ему нравилась эта беседа:
       - Если ты, мой друг, утверждаешь, что разумом в нашем мире изначально наделено все, то получается, что человечество как разумное племя будет развиваться и существовать бесконечно настолько, насколько бесконечна Вселенная. Правильно ли я тебя понял?
       - Альберт, бесконечность Вселенной - особая тема. Это великая гипотеза. Но все же только гипотеза. Бесконечность может пониматься неоднозначно. Мы можем предполагать, что даже если произойдет сжатие Вселенной, как это было якобы до "Большого взрыва", первого для нас, ныне сущих, то потом должен, по логике, произойти следующий взрыв, который опять даст жизнь галактикам, звездам, планетам и разуму. В этом состоит дискретность и Вселенной, и всего того, что с ней связано.
       - Но если это так, т. е. если бесконечность осуществляется через дискретность, через серию скачков сжатия и взрыва Вселенной, то Разум, по твоей логике, должен быть либо дискретным, прерывистым, а отсюда возможно, и берут свое начало сказки о том, что в начале было слово и тому подобные вещи, либо должен быть готов к таким моментам и как-то себя сохранять в этой дискретности и переноситься в очередную, новую Вселенную? Иначе это не Разум!
       - Я с тобой согласен. Но вот в этом пункте для меня, да думаю, и не только для меня, возникает великий вопрос - как он может себя сохранить, в какой оболочке, в каком виде, где? И при этом необходимо, чтобы сохранилась память о прежнем! Это великие вопросы, на которые пока нет ответа. Все занимаются галактиками и вселенными, но мало думают о бесконечности Разума...

    * * *

    ГЛАВА 14

       Аркад вернулся на "Мирный". Его встречали немногие. Его любимая Анхел, их сын, помощник Икс и еще несколько членов колонии. Его бывшие наставники и друзья все еще плыли где-то в Космосе, возвращаясь с планеты Ликов домой. "Ну, что же, пора преобразить этот наш дом" - подумал Аркад. "Пора связаться с Говардом. Жаль будет покидать этот астероид, если у него ничего не получиться. Здесь так все хорошо обустроено".
       Аркад не стал применять свои особые возможности, а воспользовался обычными средствами связи.
       - Соедините меня с Говардом.
       - Кто его спрашивает? У вас была с ним договоренность? Он очень занят, - мелодичный голос секретарши не давал собеседнику повода для раздражения. "Однако Говард умеет подбирать себе помощников", подумал Аркад и назвался своим именем.
       - О! Мне очень приятно слышать вас, Аркад. Я сейчас же вас с ним соединю.
       Немедленно послышался голос его старого знакомого:
       - Говард слушает.
       - Говард, у моих друзей есть небольшая проблема, которую, я думаю, вы в силах решить.
       Говард узнал собеседника по голосу. Да и как он мог его забыть! Когда-то этот голос уже звучал в его голове. Это было в ходе той экспедиции на астероид, где он со своей командой по поручению руководства искал Аркада и Улавливатель, чтобы доставить их на Землю. И что из всего этого получилось! - Как это было давно, - промелькнуло у него в мыслях.
       - Все, что я в состоянии решить, я обязательно сделаю, Аркад. Говорите, что за проблема.
       - Я знаю, что вы предприняли определенные меры по защите системы, как мы с Воласом вам и рекомендовали. Это радует. Вполне понятно, что вам придется использовать на внешних подходах к системе все имеющиеся малые планеты и астероиды. Думаю, вы также догадываетесь, что наша колония - моя семья и мои друзья - находится не на известном вам астероиде, а где-то в другом месте.
       - Да, я это знаю. Своему начальству об этом я пока не докладывал. Я ждал вашего контакта со мной по этому поводу. Теперь я вижу, что я поступил верно. Так что же за проблема?
       - Нам бы хотелось, чтобы "Мирный", ах, да, вы же не знаете, - так мы назвали наш дом, наш астероид, - остался свободным от военных. Естественно, он должен будет принять участие в общих мероприятиях по обороне. Но ему можно дать особый статус, который будет ограждать его от любопытных взглядов военных и политиков. Например, статус секретной базы-лаборатории землян в Космосе.
       - Да, это может сработать. Но как мне обосновать это особое положение вашего астероида перед командором, и какие у него координаты? Вы, конечно, догадываетесь, что я пытался собственными средствами, не привлекая спецслужбы, найти ваш второй астероид, но у меня это не получилось.
       - Координаты я, конечно же, вам дам, поскольку все равно нужно будет привлечь еще кое-каких специалистов с Земли для работы здесь. Но только тогда, когда вы со своим руководством положительно решите вопрос о статусе "Мирного". А обосновать такой статус легко. У нас есть аналог макроскопа, или как вы его иногда называете, улавливателя. С его помощью мы пытаемся вести поиск инверсионных следов берсеркеров и если удастся, то найти и их базу. Кроме того, насколько я знаю, экспедиция Брейли на планету Ликов прошла успешно. Это значит, что колонисты могут быть причислены к специалистам по контактам с инопланетянами. Вот они и будут заниматься разработкой методики подобных контактов в будущем. А также разработкой методов борьбы с берсеркерами. Как вы понимаете, у меня уже есть некоторый опыт в этом деле.
       - Согласен, это хорошее обоснование. Ну что же, я начну действовать. Свяжусь с командором Брауном.

    * * *

       - Командор, на связи Говард. Что сказать? - вышколенный офицер, секретарь Брауна, даже сидя в кресле за пультом, вытянулся, изображая стойку "смирно".
       - Соединяй!
       - Ну, что у тебя там нового, Говард?
       - Командор, я разговаривал с Аркадом. Есть новости. Прошу личной встречи, обязывает информация.
       - Хорошо, Говард. Когда ты сможешь прибыть? Если это срочно, то лучше на этой неделе. Имей в виду, что потом недели две я буду занят в комитетах правительства. Сам знаешь, наши политики любят докапываться до мелочей и на этом строить свои планы. Раньше чем через две недели они меня не отпустят.
       - Я бы предпочел встретиться с вами на этой неделе.
       - Ну что же, успеешь добраться сюда к пятнице?
       - Да, это приемлемо.
       - Тогда жду тебя в пятницу во второй половине, давай в шестнадцать ноль-ноль.
       - Есть, командор!
       - Макс, подготовь к пятнице все документы о наших внешних позициях.
       - Командор! Включая данные о подготовке к встрече с берсеркерами?
       - Да, их тоже.

    * * *

       Приближаясь к Земле, Говард испытывал некоторую тяжесть в голове, болело горло. "Наверное, где-то подцепил инфекцию, - подумал он. - На простуду не похоже. Может быть, элементарный грипп? Как все-таки мы, земляне, слабы! Достигли Космоса, а вот от простых заболеваний не можем избавиться. Надо принять антибиотики. Чтобы все получилось, у командора надо быть в форме".
       Он включил радиостанцию. "Интересно, что изменилось на Земле за время, пока меня здесь не было?". Из динамика донеслась какая-то какофония режущих звуков. Он быстро отключил и спросил офицера связи:
       - Что это за шум?
       - Командир, разве вы не знаете - это современная модная музыка. Насколько я наслышан, молодежь обоего пола до 20, как они говорят, "тащится" от нее. Они называют это "металлом".
       - Да, действительно, похоже на скрежет металла. Но это же скрежет, а не музыка! Включи какую-нибудь другую станцию, где передают музыку. Мне интересно знать, чем живут люди Земли. В последнее время мне было не до этого.
       Офицер стал переключать клавиши настройки. Из всех источников звучал скрежет, какофония, и только небольшое количество радиостанций передавало что-то, похожее на музыкальные звуки.
       "Неужели земляне деградируют?" - закралась в голову невольная мысль. - "Если это так, то стоит ли защищать их от уничтожения?"
       Офицер связи, продолжая переключать каналы, заметил выражение лица Говарда и произнес:
       - Командир, не все так плохо. Есть на Земле нормальные люди. И хорошая музыка тоже есть, правда, не на всех станциях. А, вот, пожалуйста.
       Из динамика полились плавные стройные аккорды классической музыки прошлого века...

    * * *

       Обычная процедура проверки не вызвала никаких эмоций. За исключением нововведения, против которого Говард не стал возражать. Дополнительно к обычной процедуре специальным прибором его проверили на органику. "Ну что ж, хотя бы в этом отношении Земля готова к встрече с монстрами", - подумал Говард, заходя в кабинет шефа.
       - Рад видеть тебя, Говард, в полном здравии, - Браун поднялся из кресла и вышел из-за стола навстречу прибывшему.
       - Как долетел? Все в порядке?
       - Командор! Я уж не помню, когда последний раз был здесь... - Говард несколько секунд помедлил, как бы пытаясь для себя решить, чем стала для него Земля. Своим домом в последние несколько лет он привык считать базу на малой планете в космосе, где проходила его служба. Мгновения промедления - и он все же закончил: - Здесь, дома.
       - Говард, я тебя понимаю. Часто нашим домом становится место, где проходит основное время твоей жизни. Для тебя, видимо, этим домом уже является Космос. Но мы - земляне, одна раса. И мы должны держаться друг за друга, где бы ни проходила наша служба. Так что у тебя за проблема? Давай откровенно, мой кабинет пока еще защищен от прослушивания.
       - Во-первых, командор, могу доложить, что нами взяты на учет почти все малые планеты и многие астероиды в Солнечной системе. План размещения на них малых аналогов Улавливателей и новейшего вооружения выполняется. Сейчас эта задача выполнена примерно на 30 процентов. Работать более высокими темпами мы не можем. Это зависит уже не от нас. Вы знаете о трудностях в оборудовании баз и доставке оружия.
       - Говард, давай по существу. Все это мне прекрасно известно и не надо повторять того, что мне докладывают каждый день. Выкладывай, с чем ты прибыл!
       - Командор, это как раз и есть во-вторых. Хотя мы пытаемся поставить на учет все малые планеты и астероиды, но не все нам подвластно. Некоторые из них мы сможем обнаружить только спустя десятилетия, а может быть, и никогда.
       - Почему? Наша технология позволяет занести в список все, что составляет потенциальный пояс обороны Земли.
       - В том-то все и дело! Не все попадет в этот список. Ко мне обратился с необычной просьбой, - Говард мысленно примерился к такой формулировке и решил, что она приемлема, - известный вам Аркад.
       - Аркад? С просьбой? Что-то необычное. Выкладывай!
       - Наверное, вы, как и я, догадывались, что у него в Космосе где-то рядом с Землей есть своя база?
       - Конечно, и я давно уже отдал команду найти ее!
       - Так вот, он просит, во-первых, не искать ее, а во-вторых, включить во все наши документы как базу с особым статусом.
       - Что это значит, Говард? Координаты ее известны?
       - Если вы примете положительное решение, Аркад вам назовет ее координаты. Я, так же как и ваши службы, пытался обнаружить область ее вероятного расположения. Думаю, я знаю, где она находится.
       - И где же это?
       - Разрешите, я вам покажу это на карте, которую я составил, ориентируясь на разработки наших астрофизиков?
       - Показывай, что ты там еще изобрел.
       - Между Солнцем, Землей, Юпитером и внешним пространством нашей системы движутся два пояса астероидов. Один между Землей и Юпитером, астрономы условно называют его поясом астероидов "Ахейцев" или "Греков". Второй пояс движется по внешней по отношению к Юпитеру орбите. Астрономы его называют поясом "Троянцев". Траектория этого пояса астероидов тяготеет к той области Космоса, в которой, по мнению Аркада и его наставника, может оказаться база берсеркеров. В сторону созвездия Волопас. Во всяком случае, берсеркеры уже когда-то побывали где-то в том направлении в нескольких десятках или сотен световых лет от системы Волопаса.
       - Значит, дом Аркада где-то рядом с этим поясом?
       - Думаю, да, командор. Мне кажется, что база колонии Аркада находится в поясе астероидов "троянцев".
       - Хорошо. Но чего же он хочет?
       - В любом случае, когда-нибудь мы ее найдем. Естественно, тогда она будет переоборудована в военную укрепленную точку. Поскольку это его дом, Аркад хочет сохранить за ней особый статус, то есть чтобы в его доме не было военных и специального вооружения.
       - Да, он много сделал для Земли! Будь моя воля, я бы поставил ему памятник от имени всех землян. Но ты же понимаешь, если астероид или планета будут внесены в наши списки, то мы уже не сможем оградить ее от правительственной инспекции.
       - В этом и состоит его просьба. Перевести его дом в статус строго секретной базы-лаборатории, где будут разрабатываться методы контактов с инопланетянами, а также методы борьбы и защиты от берсеркеров. Думаю, это хорошее основание для того, чтобы на его астероид не шастали челноки с военными и политиками.
       - А почему ты решил, что это астероид?
       - Догадываюсь, командор. По всем моим данным, даже при его возможностях он не смог бы оборудовать для жизни малую планету.
       - Да и потом, малые планеты практически все на учете, а астероидов - тысячи.
       - Да, задачку ты мне задал! Согласен, он заслуживает того, чтобы в его дом не совались чужаки. Но как это провести по документам, как оформить? Ты же знаешь наши службы!
       - Да, знаком. Думаю, это легче будет сделать, если мы проведем в правительстве документ об образовании трех-четырех баз подобного типа. А уже потом по своим внутренним документам одну из них вовсе скроем.
       0x01 graphic
      
      

    405

      
       Нам в любом случае надо будет создавать такие базы с теми же целями в астероидном поясе Земли. Нужны будут специалисты по контактам, обороне, вооружению. Все можно будет оснастить необходимой техникой и бойцами, кроме одной. Он сам нам сообщит, каких специалистов и в каком количестве он примет к себе, в свой дом. Думаю, командор, эту просьбу Аркада надо уважить.
       - Согласен с тобой. Сделаем так. Ты связываешься с ним, выясняешь, какие специалисты и в каком количестве ему нужны. Я тебе завтра подготовлю список возможных кандидатов. Попробуй связаться с Аркадом и определиться до твоего отлета с Земли. А я тем временем буду готовить документы для решения этого вопроса.
       - Спасибо, командор!
       - Говард, никаких спасибо. Это общая наша цель, мы в одной связке. И если уж кто-то на Земле заслуживает особых почестей, так это Аркад. Он работает на благо землян. Значит, мы должны постараться сделать для него что-то полезное. У тебя все?
       - Да, командор. Как вы понимаете, я не мог говорить об этом по обычным каналам связи.
       - Да, я понимаю, это важный вопрос. Если у тебя все, то желаю тебе удачи.

    * * *

    ГЛАВА 15

       - Наконец-то мы дома!
       Брейли с удовлетворением окинул взглядом полукруг серых базальтовых плит, отстоявших на несколько сот миль от их основного жилого кампуса и создававших иллюзию небольшого предгорья где-нибудь в средней климатической зоне Земли. Теперь это действительно

    406

       был их Дом. "Во всяком случае, для меня уж точно. Видимо, здесь мне и придется заканчивать свой век. На другие путешествия в Космосе времени уже не хватит", - с оттенком горечи подумал он.
       - Да, можно сказать, что мы дома, - Андрей посмотрел на искусственный купол их астероида и закончил, - пока его еще не разрушили.
       - Андрей, не думай об этом. В любом случае, до нападения берсеркеров, если оно все же состоится в ближайшем будущем, нам с тобой уже не дожить.
       - Я имел в виду другое, Коллинз. Наши, земные монстры, "доброжелатели", могут быстро изменить статус нашего дома, превратив его в военную базу. Я уже об этом говорил, когда мы возвращались сюда от Ликов.
       - Кстати, что ты напомнил, Андрей, - Брейли вспомнил о своей главной функции - руководителя их колонии, и об ответственности за их судьбы, которая лежала на нем, и стал отдавать распоряжения: - Семен, срочно вызови Аркада. Как я понимаю, он здесь, дома. Надо провести экстренное совещание, как нам поступить в дальнейшем. Он обещал помощь в вопросе статуса нашего дома. Андрей, ты подготовь все необходимые документы для обоснования особого статуса нашего астероида. Юнь, тебе особое поручение. Возвращайся к Мирею на "Наблюдательный" и вместе ищите два-три приемлемых для создания баз астероидов в поясе Солнечной системы, похожих на наш. Мы должны подготовить запасной вариант для переселения. Да, Семен, попроси женщин колонии, пусть накроют хороший стол. Неизвестно, как сложатся дела в дальнейшем, но я бы хотел этот день отметить. Мы совместим наше совещание и праздник по случаю возвращения домой. В совещании и празднике должны принять участие все члены колонии.

    * * *

    407

       После сытной трапезы, которую устроила в честь его возвращения Анхел, Аркад медленно покачивался в шезлонге на крыльце их дома, с удовольствием наблюдая передвижения Анхел по их маленькому саду от деревца к деревцу и снующего вокруг нее Икса. Его любимая сияла особым блеском. Радость от появления ее возлюбленного, мужа и отца их ребенка целым и невредимым из очередного странствия в Космосе, переполняла ее. В саду у них еще не было птиц, но ее звонкий, не замолкавший ни на мгновение голос заменял их щебетание. Она разговаривала с растениями, за которыми ухаживала, и с Иксом, который ее сопровождал, и сама с собой, отвечая на свои ранее не высказанные мысли. Эту сладкую истому спокойствия и умиротворения их дома вдруг нарушил резкий звук вызова. Анхел вздрогнула. Как подстреленная птица, снижающаяся неровными кругами к быстро приближающейся земле, со стоном боли и предчувствия предстоящей беды, Анхел, вскрикнув, медленно опустилась на скамейку и зажала рот рукой, чтобы остановить готовые разразиться рыдания. Она устремила взгляд на веранду их дома, с обреченностью жертвы ожидая от поступившего сообщения очередного удара судьбы.
       - Дорогая, успокойся, это Брейли. Руководство колонии приглашает нас сегодня на праздник в честь благополучного завершения их экспедиции. Заодно мы поговорим о том, как защитить этот наш дом. Я могу кое-что всем предложить. Так что радуйся и собирайся, нас ждут через час. Столы будут уже накрыты, - Аркад улыбнулся. - У тебя не может быть повода для грусти.

    * * *

       Столы расставили на лужайке перед главным кампусом. Все обитатели колонии не умещались в помещении.
       - Друзья, позвольте на правах вашего формального лидера, - Брейли окинул взглядом сидящих, проверяя, не возразит ли кто-то против его

    408

       лидерства, - провозгласить первый тост. Мы много с вами поработали над решением этой проблемы, кстати, проблемы всей Земли. И мы ее решили. Впереди у нас еще один важный вопрос, который мы должны как-то решить сообща, но это потом. А пока поднимите у кого что есть и выпьем за сотрудничество, взаимопонимание и расовую терпимость в Космосе! Мы договорились с племенем Ликов!
       Тосты, звон соприкасающихся бокалов, шум ножей и вилок и разговоры, разговоры... Альберту были радостны эти мгновения. Когда окружающие были хотя бы на миг счастливы, благодаря тому, в чем и он принял посильное участие, он чувствовал удовлетворение от сознания того, что он не зря коптит это небо. Для него осталось мало удовольствий в этой жизни - выпивка, редкие интересные путешествия, да еще, пожалуй, общение с друзьями, с людьми, которые тебя понимают. "Я уже стар. Что мне осталось в этой жизни? Старость - это болезни, воспоминания и печаль. В воспоминаниях и печали можно найти еще что-то радостное для души, а вот в болезнях - нет. Они предвестники скорого ухода в иной мир. А это еще более увеличивает печаль". Мысли проносились в голове, не останавливаясь ни на чем конкретно. Но глядя на веселье молодых, слыша их шумный радостный смех и завидуя их молодости, Альберт не мог прогнать от себя эту мысль, которая засела в его мозгу и продолжала буравить его, как ненасытный червь: "Моему поколению ученых удалось понять механизм биологических часов, управляющих ритмом жизни всех живых существ на Земле. Мы, земляне, научились жить по собственному времени. В определенный момент нас клонит ко сну, через несколько часов активность возрастает и организм возвращается к дневному ритму. Нейрофизиологи и биологи даже открыли ген биологического времени, правда, пока у мышей. Он включается и отключается в зависимости от смены биоритмов организма. Может быть, и мне сменить ритмы, например, больше спать, глядишь, ген старения у меня и заснет, хотя бы

    409

       на время. Самое странное, что мы, люди, пожалуй, единственные существа, живущие не по генному ритму. Ведь мы ориентируемся не на биологические наши часы, как весь остальной живой мир, а на механические, те, что на наших руках".
       - Альберт, о чем задумался? - его друг Брейли положил ему руку на плечо. - Вспомни, на корабле, когда мы возвращались от Ликов, ты был более жизнерадостным. В чем причина твоего нынешнего уныния? Ведь я тебя знаю, я чувствую, что ты хандришь, мой дорогой друг.
       - Брейли! Самая большая глупость, какую человек только может сделать, - это трата времени. Знаешь, сколько я за свою жизнь бездарно потратил времени на всякую чепуху? А вот теперь, глядя на этих молодых, я им просто завидую белой завистью - сколько у них времени впереди! И в то же время мне грустно.
       - Почему? Мы с тобой должны радоваться за них! У них впереди масса времени. И они смогут, успеют воплотить то, что мы не успели.
       - Вот то-то и оно! Успеют ли? Не потратят ли они свое время так же бездарно, как мы иногда тратили его?
       - Вот для этого-то, дорогой друг, бросай свою хандру и присоединяйся к разговору. Я хочу, чтобы ты своим авторитетом первого наставника Аркада поддержал меня в основных тезисах.
       - Друзья! - Брейли встал и постучал вилкой по своему бокалу, привлекая всеобщее внимание. - Друзья, сегодня мы не только празднуем удачное завершение нашей экспедиции, но мы должны также обсудить важный вопрос о том, что будет с нами, с нашим домом в ближайшем будущем. И что мы должны сделать, чтобы оградить наш дом.
       - Босс! - молоденькая девушка, уже попробовав один из спиртных напитков, строила глазки сразу нескольким мужчинам, благо их в этой колонии было большинство. У нее был прекрасный выбор для планирования своего будущего семейного очага, который, кстати, она не

    410

       торопилась создать. - Босс, какие проблемы? Вы решили главную - Лики. Теперь, как я понимаю, мы можем планировать путешествия к ним. Ну, не все из нас, но некоторые точно. Так что наш Дом будет только расти. Ведь так? Я правильно понимаю?
       - Да, он может превратиться в базу, но не в том смысле, в каком это представляете вы. Не в первоклассную гостиницу для земных туристов, которые хотели бы посетить планету Ликов, а в военную базу, на которой мы все станем второсортным обслуживающим персоналом.
       Брейли посчитал нужным сразу ошарашить колонистов этой потенциальной угрозой, чтобы получить серьезные результаты
       обсуждения, и чтобы каждый проникся мыслью, что это касается и его лично.
       - Итак, первое. Я хочу довести до всех вас информацию, которая может серьезно повлиять на статус нашего дома. Земля сейчас работает над проектом создания защитных сооружений от возможного будущего вторжения в Солнечную систему берсеркеров. Как вы знаете, мы эту весть получили в Космосе, когда возвращались домой, земные правительства, хотя и со скрипом, но договорились о совместных мерах по созданию в нашей системе защитного пояса от возможного вторжения берсеркеров. Это монстры, уничтожающие разум везде, где они находят его следы. В этой ситуации под патронаж властных и, прежде всего, военных структур попадут все планеты Солнечной системы и все более или менее пригодные для создания баз астероиды. Наш дом пока не занесли в этот список. Но насколько долго так может продолжаться? Никто не знает. Мы должны что-то предпринять. Поэтому прошу высказывать свои идеи.
       - Брейли, а что мы можем предложить, ведь у нас нет выбора? Пусть скажет Аркад! Мы все поддержим его мнение! Ведь так? - молодой сотрудник колонии привстал над своим креслом и обвел всех взглядом. -
      

    411

       Кто еще, кроме Аркада, может знать что-то достоверное о монстрах, и кто еще из нас может подсказать нам хорошую идею, как сохранить нам дом?!
       - Аркад, Аркад!!! - зазвучали призывы колонистов. - Просим, Аркад!
       Аркад высвободил свою руку из рук Анхел, которая за весь вечер так и не смогла отдаться общему веселью колонистов, встал и внимательным взглядом обвел все окружающие лица.
       - Все ли понимают потенциальную угрозу землянам?
       Колонисты притихли. Все застыли в ожидании продолжения. В колонии уже стала складываться легенда о возникновении этого их Дома и о том, какую роль в этом сыграл Аркад. Поэтому все безусловно доверяли ему.
       - Берсеркеры - это бич разума. Они сами обладают искусственным разумом, но больным. Когда-то они уничтожили своих создателей и теперь рыщут по вселенной в поисках разума,
       чтобы его уничтожить. Через несколько десятков лет они могут объявиться в Солнечной системе. Если они почуют здесь разум,
       они могут взорвать Солнце, таковы их возможности. Земляне готовят оборонительный, защитный пояс в нашей системе. Поэтому на учет будут взяты все планеты и астероиды. Рано или поздно наш дом попадет в этот список. И тогда астероид будет переоборудован в военное защитное сооружение. Вот почему нам надо договориться, прежде всего, с соответствующими земными структурами, от которых зависит статус нашего дома. Если мы, вся наша колония будет на особом статусе, например, секретной исследовательской базы-лаборатории, то мы сможем более или менее обезопасить наш дом от посягательств любопытных.
       - Аркад, что вы подразумеваете под базой-лабораторией?
       - У нас есть опыт общения с инопланетными расами. Экспедиция Брейли прошла успешно. Мы можем разрабатывать эту проблему и дальше на благо всех землян. У нас есть для этого специалисты, правда, их

    412

       пока что мало. Вот это второй вопрос, о котором мы должны договориться. Каких еще специалистов, какого профиля, мы возьмем сюда к себе, в наш дом, и в каком количестве.
       - А причем здесь база-лаборатория, Аркад? Что это нам даст?
       - У меня есть договоренность с Говардом. Надеюсь, вы его знаете. Это командор, который, как мне кажется, держит свое слово. Наш дом будет на особом положении, которое позволит нам принимать только тех специалистов, которые действительно нам нужны и которых мы захотим принять. Но "Наблюдельным" нам придется пожертвовать. Там будет располагаться основной центр ведомства Говарда по координации всех баз в системе. Так что мы будем рядом с центром и под его прикрытием.
       - Я думаю, Аркад, нам потребуются еще специалисты по телепатии, - Коллинз вопросительно посмотрел при этом на соседей. - Насколько я понимаю, проблема телепатии связана с проблемой обнаружения разума. А эти металлические монстры ищут разумную жизнь. Как вы считаете? - не получив отрицательных откликов, Коллинз закончил: - У меня есть предложение -пригласить к нам Райнера Цибера - специалиста, который подготовил для нас средство защиты от телепатии Ликов.
       - Ну что ж, вот мы и начали вторую часть нашего собрания, - Брейли поднялся с кресла, обвел всех взглядом и предложил: - Давайте обсудим эти вопросы в неформальной обстановке. К завтрашнему утру мы должны подготовить список, какие специалисты нам нужны и сколько их может быть, сколько мы сможем еще принять здесь, в нашем доме...

    * * *

       По возвращении в свой кампус Аркад с Анхел еще долго сидели на веранде, с улыбкой поглядывая на то, как их малыш, маленький второй Аркад, пытался что-то сотворить с Иксом. Было непонятно, то ли он хочет его разобрать на части, то ли досконально исследовать.
      

    413

       - Аркад, может, остановить его? Не дай бог, он что-то не то нажмет у Икса.
       - Не волнуйся, Анхел, с Иксом ничего не случится. У него тройная защита от разрушения. С малышом тоже ничего опасного не произойдет. Ну, может быть Икс даст ему небольшой разряд в воспитательных целях, если наш малыш будет слишком упорствовать в исследовании какой-либо панели, - Аркад расхохотался, увидев, как среагировала на эти слова его любимая.
       - Извини, я пошутил. Никаких разрядов не будет. Давай лучше подумаем, кого мы с тобой сможем принять в свой кампус с Земли. Мне все равно нужен будет помощник, специалист по вооружениям.
       Заметив испуганный взгляд Анхел, он поторопился с объяснением:
       - Не беспокойся, он не будет нас тревожить. Мы ему сделаем пристройку к нашему дому, где он будет жить. В моей лаборатории мы с ним будем испытывать новые виды оружия и средства защиты от них. Кстати, в мое временное отсутствие он вместе с Иксом будет тебе дополнительным помощником и защитой. Как ты смотришь на такой расклад?
       - Аркад, я понимаю, что все эти меры необходимы. Но когда речь заходит о твоих ...- Анхел не смогла назвать это странствиями, - командировках, то у меня вот здесь, - она приложила ладонь к левой стороне груди, - всегда щемит. Прости, ничего не могу с собой поделать. Уж такова наша женская натура - тосковать по своим мужчинам. Не обращай на меня внимания. Делай, как считаешь нужным. Было бы замечательно, если бы твой новый сотрудник, помощник прилетел не один. - Анхел заметила удивление на лице отца своего ребенка и добавила: - Ну, понимаешь, если он будет не один, у него будет подруга, он меньше будет скучать по Земле, а у меня будет собеседница. Может быть, со временем и у них будут дети, - Анхел мечтательно, с полуулыбкой устремила взгляд

    414

       в их сад, где их малыш возился с Иксом, - мы с ней создадим здесь детский сад...

    * * *

      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

      
      
      
      
      

    415

    ЗВЕЗДА АРКАДА

    КНИГА 3

      

    ГЛАВА 1

       - Брейли, надо бы провести общее собрание колонии. - Аркад немного замешкался, а затем добавил:
       - Новые специалисты с Земли, да и наши колонисты занимаются своими делами, и это правильно. Но наши хорошие знакомые из высоких армейских чинов дали нашему дому особый статус не по дружбе, а с определенной целью.
       - Я понимаю, Аркад. Чтобы обеспечить особый режим для нашего дома, нужны были веские основания. Я думаю, мы все займемся с помощью макроскопа поисками базы берсеркеров. Как я понимаю, важной задачей также является проблема телепатии и выработки защиты от нее для всех колонистов. Ведь не зря же здесь специалист Цибер со своей помощницей.
       - Да, это так. Но есть еще одна задача. Вы знаете, что нам с Воласом в наших экспедициях помогает бывший берсеркер, я его назвал Бером. Когда я проник в его электронный разум, чтобы излечить, я сам чуть не сошел с ума. В нейронных системах берсеркеров, как и в наших мозгах, очень сложные нейронные связи. А если еще они и запутаны, то это целая проблема. Вот я вам и предлагаю еще одну задачу. Над ее решением должен поработать весь коллектив - излечение от тяжелого заболевания разума. А берсеркеры все больны, у них у всех "поехала" программа. Надо найти способы, методы, рецепты его лечения.

    * * *

      

    416

       - Ну и задали вы мне задачку! - Райнер сокрушенно покачал головой. - Ведь я биолог, в конце концов, а не генетик, не психолог и не специалист в какой-нибудь другой, близкой к этой проблеме отрасли знания.
       В креслах-качалках на террасе кампуса сидели руководители колонии и некоторые из вновь прибывших специалистов с Земли. Обслуживающего персонала здесь не было и не могло быть в принципе - колония на "Мирном" была сверхзасекреченным объектом в ведомстве командора Брауна. Вне Земли всеми
       вопросами коммуникаций, поставки оборудования, обеспечения специалистами базы на "Мирном" ведал Говард. По договоренности с ним и с согласия Брауна, колонисты были на особом статусе в их ведомстве. Об их колонии на Земле практически никто не знал, за исключением очень узкого круга приближенных Брауна, которым он лично отдавал поручения по ее обеспечению. В свое время Аркад добился этого особого положения для их колонии на "Мирном" от Брауна и Говарда, которым он взамен сообщил важную информацию о берсеркерах.
       Покачиваясь в кресле, Аркад с улыбкой посматривал на подросшую молодежь, в основном мужского пола, на их упражнения и тренировки на площадке в нескольких десятках метров от общего кампуса. На этой же площадке когда-то, это было не так уж и давно, тренировался и его сын - Аркад-2, как его иронично называла его мать - Анхел, возлюбленная Аркада. Теперь, после окончания Космической Академии имени Гагарина, его сын стал полноправным космонавтом. Аркад усмехнулся, вспоминая первые годы пребывания их колонии на этом астероиде, первый лепет его сына, его забавы в этом парке с нянькой-роботом, которого сконструировал для него сам Аркад, волнения Анхел, когда они провожали сына на Землю учиться. Теперь у нее тоже время тревог и переживаний, но уже несколько иного рода, - подумал он. Ведь их сын скоро отправится
      

    417

       в свое первое космическое путешествие, а вернется ли?! Аркад заставил себя спрятать в уголках памяти эти мысли и вернуться к теме беседы.
       - Райнер, поймите, речь идет не о том, соответствует ли поставленная перед вами задача вашей прямой квалификации, которой вас наделили при окончании высшего учебного заведения. Вопрос - в другом. - Аркад нехотя оторвал взгляд от тренирующейся молодежи на спортивной площадке, повернулся к сидящим за столом и в упор посмотрел на Райнера. - Нам нужно решить проблему лечения больного разума. Вам известно, я думаю, что среди этих металлических монстров есть некоторые, разум которых можно излечить. И они хорошо послужат человечеству, если это получится. Как думаете, если мы позволим создать на этом астероиде огромную лабораторию с большим штатом специалистов разных отраслей знания, то во что превратиться этот наш дом? - Он обвел рукой окружающее пространство. - Я вижу, вы поняли правильно. Он превратиться в очередной полувоенный придаток земных служб. Нам, здесь живущим, этого не хотелось бы. Ведь это наш дом! Но нам надо решить проблему лечения берсеркеров, вне зависимости от земных исследований. Поскольку может возникнуть ситуация, когда мне понадобится от вас срочный совет.
       В разговор вклинился Брейли:
       - Не преуменьшайте своих возможностей, Райнер. Ведь это вы разработали средства защиты от телепатов. И они нам в прошлой экспедиции в систему Ликов очень помогли.
       - Ну, вы, уважаемый коллега, сравнили! Одно дело - защита от телепатии, совсем другое - разум, излечение больного разума. Здесь, мне кажется, большую помощь может оказать нейрохирург, чем я.
       В разговор не преминул вклиниться Альберт:
       - Райнер, тогда зачем вы дали согласие на работу в космосе?
       Райнер, опустив плечи, сник:

    418

       - Вы знаете, предложение было сформулировано туманно. В основном оно касалось тематики, которой моя лаборатория занималась последние годы - телепатия, ну и конечно, все, что касается процессов, происходящих в мозгу мыслящего существа. Я подумал, что здесь, в космосе, ближе, так сказать, к предмету исследования, к инопланетянам, обладающим этим качеством, я смогу сделать больше, нежели на Земле, где нет даже доступа к объекту исследования. Возможно, я поступил наивно, опрометчиво, давая свое согласие.
       - Знаете, что я вам скажу, - Альберт дотронулся до руки Райнера. - В своей жизни я все делал не так, как надо было делать согласно указаниям начальства. Я все делал так, как подсказывал мне мой инстинкт, т. е. как нужно и как должно, даже если это противоречило текущим установкам руководства. И поскольку я выжил в этих суровых условиях, которые мне пришлось испытать в жизни, значит, я действовал правильно. Вы, я полагаю, тоже поступили так, как посчитали нужным, прислушавшись к своему внутреннему голосу.
       - Да, Райнер, вы поступили правильно. Вы выбрали свой путь, а это главное. Возможно, он заведет вас в тупик и наступит разочарование. Но вы сами выбрали путь! Большинство разумных плывут по течению огромной реки жизни, не задумываясь, куда их несет, почему, и где будет их конечный пункт. - Аркад поднялся с кресла и подошел к музыкальному автомату, стоявшему в углу помещения. - Никто не будет возражать, если я включу музыку?
       - Давай, давай, Аркад! А то на нас нападает уныние от этих пресных разговоров, - Альберт с улыбкой помахал рукой Аркаду, как бы еще и жестом поощряя своего бывшего воспитанника. - Легкая музыка нам не помешает.
       Выбирая из кучи дисков, Аркад продолжал говорить:
      

    419

       - А, кроме того, Райнер, то, чем вы занимались последние годы в своей земной лаборатории, - это и есть главная задача. Нам, конечно, нужны генетические исследования. Но сейчас мы крайне нуждаемся в информации о том, как протекают мыслительные процессы в мозгу разумного существа, какие связи в нем образуются, и где среди них есть важнейшие узловые пункты связей, влиянием на которые можно изменить поведенческий инстинкт. До изменения на уровне генов далеко. И, кроме того, мы имеем дело с неорганическим разумом. А, следовательно, нам надо разобраться, прежде всего, с "мозгом".
       Аркад, наконец, что-то выбрал и включил агрегат. Из него полились плавные звуки музыки двухсотлетней давности.
       - Прекрасно, - Альберт в восхищении взмахнул рукой и добавил: - дайте-ка вспомнить, да - это "Времена года" Вивальди. Я его не могу ни с кем спутать. В своей жизни я не слышал ничего лучше. Его музыка лирична, романтична, помогает вашей душе порхать над миром и в то же время умиротворяет.
       Аркад вернулся в свое кресло, налил себе в бокал из графина слабого коктейля, пригубил его, одобрительно хмыкнув и выразительно посмотрев при этом в сторону ширмы, за которой скрывалась вторая половина этого помещения, где женщины готовили пищу и напитки, продолжил:
       - Представьте себе, что вы пытаетесь излечить душевнобольных. У них масса комплексов. И мы, люди, специалисты, пока еще не научились излечивать их от этих лихо закрученных комплексов. А здесь мы имеем дело только с одним извращенным комплексом - посылом уничтожать разум, т. е. подобных себе разумных, но отличающихся физически существ. Надо найти этот узел в мозгу, где перепутаны нейронные связи. Однажды мне это удалось. Я излечил одного берсеркера. Я о нем уже говорил - это Бер. Сейчас он помогает Воласу в поисках баз берсеркеров. Но у меня это получилось тогда интуитивно, и я чуть было не опоздал.

    420

       Его напарника пришлось уничтожить, поскольку я уже не успевал справиться с двумя. А их база, их корабль-матка сама уничтожила свой разум. Мы с Воласом не успели спасти его. Я впервые это рассказываю людям, чтобы вы, Райнер, поняли главное. Вы нам нужны не как титулованный специалист, который с позиции своей высокой теории будет давать нам те или иные советы. Вы нужны здесь как член этой колонии, этого дома, главный смысл существования которой - способствовать развитию разума, его защите.
       Райнер поднял голову, обвел взглядом сидящих и произнес:
       - У меня складывается такое впечатление, что вы меня в чем-то пытаетесь убедить. Действительно, я сам принял это решение. Просто сейчас мне немного не по себе - я не знаю, насколько я смогу оправдать ваше доверие ко мне как к специалисту. Это меня и смущает.
       - Ну, это вы бросьте, дорогой коллега, - Альберт похлопал его по плечу.
       - Все мы здесь такие же "неспециалисты", как и вы. Может быть только за исключением Брейли или Аркада. Жизнь нас заставила стать специалистами в разных отраслях. Так что не отчаивайтесь, - Альберт улыбнулся при этом, - будем работать вместе. Да, и еще одно. Я гляжу, вы еще не старый человек. Не думали ли вы о том, чтобы завести здесь семью?

    * * *

    ГЛАВА 2

       Космолет доставил две группы землян на одну из планет, на которой несколько десятилетий назад Аркад спас оставшихся разумных существ от уничтожения берсеркерами. С тех пор у него родился и вырос сын. Потом была еще одна экспедиция, уже вместе с Воласом, в которой ему удалось излечить одного из берсеркеров. Теперь он имел имя - Бер и был прилежным учеником Воласа по защите разума от подобных ему монстров. А в его первой экспедиции, которую он постоянно вспоминает

    421

       как сон, после побоища, устроенного на планете берсеркерами, гуманоидов осталось мало. Они жили в разных ее частях и пытались как-то восстановить свою, бывшую когда-то великой, цивилизацию.
       Те гуманоиды, которых он спас, были удивительно похожи на людей. На первый взгляд, в том сражении за их жизнь Аркад встретил людей. Но при внимательном взгляде отмечались существенные отличия. Более узкие и удлиненные черепа, чересчур высокий рост, широкий разрез глаз и их величина, но при этом почти совсем безносые. Их одежда состояла из покрывала, охватывавшего фигуру с шеи до колен. Там, где находились важные участки тела, были вделаны куски пластика или какого-то похожего на него материала. Ноги ниже покрывала были обернуты в жесткий материал, заканчивавшийся у основания подобием высоких ботинок с толстой подошвой.
       Их язык был удивительно напевным, музыкальным. Слова текли свободно, будто знакомые с детства, привычные и естественные. В ту экспедицию он показался Аркаду настолько родным, что почти вытеснил из памяти свой. И хотя произносимые ими звуки совсем не походили на человеческую речь, Аркад их хорошо понимал.
       Но на планете обитали и другие разумные существа, отличные от этих. И вот теперь уже мирным ученым с Земли предстояло исследовать эту планету, ее геологию и населяющих ее разумных существ.
       Аркад сообщил координаты системы земному руководству для того, чтобы специалисты с Земли провели исследования планеты и оказали посильную помощь ее аборигенам. В состав экспедиции попал и Коллинз, колонист с "Мирного", который показал себя хорошим специалистом по контактам еще во время экспедиции к Ликам. На аэрстриме археологи, палеонтологи и представители других отраслей знаний достигли планеты. Одна группа занялась археологическим исследованием. Другая, во главе с Коллинзом, направилась в ту часть планеты, где, по рассказам спасенных

    422

       Аркадом гуманоидов, жили совершенно непохожие на них разумные существа.

    * * *

       - Коллега, посмотрите-ка, этим останкам не менее 20 тысяч лет по нашему земному исчислению. Это останки ребенка. Но почему у него признаки двух разных рас?.
       - Возможное объяснение этого феномена я вижу в следующей гипотезе. Когда-то на этой планете произошла катастрофа, и появились мутанты, которые и выжили. А две составившие их ветви погибли. Возможно даже, что причиной катастрофы были как раз берсеркеры. А может быть, катаклизмы самой планеты. Вспомните, как происходила эволюция на нашей Земле.
       - Ну, это я помню, это моя специальность, - Кларк, сидя на корточках, маленькой щеточкой счищал наслоения с черепа, который он осторожно держал в руке. - Некоторые наши археологи говорят о появлении современного человека нашего типа 35 тысяч лет назад. Увеличьте это время вдвое, и вы получите, что примерно 70 тысяч лет назад возникла и существовала культура, которая по истечении 35 тысяч лет деградировала.
       - Почему вы так решили? Откуда такие цифры?
       - Все условно, дорогой коллега. В конце концов, я могу привести цифры и в миллионы лет. Но тогда мы должны будем говорить уже не о современном человеке, современном его типе, а о его предтечах, о разумных, обитавших на Земле и оставивших небольшой след в виде предметов высочайших технологий, которые такие как мы с вами, археологи и палеонтологи, иногда находим, и до которых мы, земляне, пока еще не додумались. Может быть, и здесь мы с вами найдем что-нибудь интересное, что поможет нам отчасти восстановить историю расы на этой планете.
       - Все же, знаете, ваши цифры меня смущают.

    423

       - Ну хорошо. Не доверяете этим цифрам, есть и другие. По данным тех же наших, земных, археологов, северные неандертальцы на нашей Земле жили почти 250 тысяч лет, но 40 тысяч лет назад пришли предки современного человека и неандертальцы исчезли. Имейте в виду, коллега, что Северный полюс тогда на Земле был в другом месте. Далее, некоторые из них, из нашего племени археологов, утверждают, что исчезли неандертальцы из-за того, что у них не было искусства - примитивные люди. Такова гипотеза - 40 тысяч лет назад пришли люди и научились творить, что позволило им вытеснить более сильных физически соседей, неандертальцев.
       - А вообще, Кларк, как вы считаете, как появилась жизнь?
       - Некоторые ученые полагают, что ископаемые окаменелости органического происхождения на нашей Земле имеют возраст 3 с лишним миллиарда лет. Некоторые виды молекул РНК, предшественниц ДНК, могут самопроизвольно синтезироваться в первичном химическом "бульоне". То есть жизнь, по их мнению, может самозародиться естественным путем. Другие же считают, что жизнь неспособна возникнуть самопроизвольно и имеет внеземное происхождение. По их мнению, простые органические молекулы попали на Землю благодаря метеоритам, а потом уже трансформировались в РНК. На дне Атлантики, на Срединно-Атлантическом хребте, в прошлом веке были обнаружены некие простейшие живые структуры, представляющие собой жизнь на доклеточном уровне. Известная гипотеза происхождения жизни на Земле гласит, что первые простейшие живые организмы появились на дне океана, там, где насыщенные сложные химические растворы просачивались в морскую воду. Позднее жизнь выбралась на сушу, появились поглощающие свет пигменты, и возник фотосинтез. Благодаря нему в атмосфере появился кислород, и возникли условия для биологической эволюции. Но она, эта гипотеза, не объясняет, а откуда же появились эти

    424

       самые "первые живые организмы". Хотя в конце XX столетия была и несколько иная гипотеза. Русский палеонтолог Розанов, помнится, тогда выдвинул весьма достоверную гипотезу о том, что жизнь на нашей матушке-Земле зародилась не в океанских глубинах, а на мелководье, в озерах, водных лагунах, из которых впоследствии и образовался океан. Но, так или иначе, во всех подобных рассуждениях много недосказанного и много проколов.
       Кларк оставил в покое очищаемый им череп, отложил щеточку, поднял голову, окинул взглядом окружающее их растительное пространство, холмы, взгорки и закончил:
       - Откуда и за счет чего появились пигменты и т. д.?! Все эти рассуждения ведут речь лишь о предполагаемом возникновении жизни, которая возможна только в присутствии кислорода, т.е. о человеческой, в конечном счете, жизни. Но нет ответов на вопрос о происхождении жизни вообще.
       - А как вы относитесь к теории об эволюции гомо сапиенс?
       - Весьма скептически. Некоторые из наших земных коллег эволюционную лестницу представляют примерно так. Вначале существовало семейство обезьяно-человеко-подобных, но не все из них потом влились в ветвь, породившую человечество. Только австралопитеков, которых до некоторого времени ученые считали предками человека, насчитывают 8 видов. Причем только один из них дал ветвь, сформировавшую человека - это австралопитек апорензис. Считается, что после них на рубеже 2,5 млн. лет появился первый человек. Кроме того, после этих изысканий, давших повод сделать подобные далеко идущие выводы нашли арадипитекуса, возраст которого исчисляется в пределах от 4,2 млн. лет назад до 1 млн. лет назад. Однако представление о том, что человек явился вершиной их развития, мне кажется, находится под вопросом. В конце XX начале XXI века французские исследователи

    425

       нашли якобы стойбище гоминид, базу человека на африканском континенте, возраст которого 6,5 млн. лет. Представляете, какие временные пласты?!
       - А что же дальше?
       - А дальше еще интереснее! Оказывается, по оценкам тех же исследователей, что можно ограничить временной предел перехода обезьяны в гоминида, предшественника человека, примерно в 7 млн. лет. Но и это еще не все. Наша с вами, коллега, наука, взлет которой произошел на рубеже прошедших веков, дала человечеству еще некоторые новые данные. Примерно 30 млн. лет назад жил Египтопитек, от которого пошла, по оценкам некоторых исследователей, одна из ветвей гоминидов, от которых впоследствии и произошел человек. Далее, еще некоторые цифры. Примерно 7 млн. лет назад современный тип человека разошелся с шимпанзе.
       Кларк оторвал взгляд от черепа, который он вновь взял в руки, обвел взглядом окружающее пространство, заполненное буйным зеленым цветом, посмотрел на своего младшего коллегу Себастиана, и продолжил:
       - В XX веке также на африканском континенте был открыт Гомо хабилис - человек ловкий, умелый - примерно на рубеже 2 - 2,5 млн. лет. Он сосуществовал с австралопитеками, причем его отличие от последних заключалось не в трудовых навыках, а в мозге. Если уж говорить об эволюции, то создается впечатление, что Природа сама определила выбор: вначале произошла эволюция материи, Вселенной, потом еще раз - эволюция эволюции. То есть вначале победил Разум и потом появились Руки, но не наоборот, как утверждали некоторые естествоиспытатели прошлых веков. Не труд сделал из обезьяны человека, - если предположить, что человек действительно произошел от обезьяны, - а
      

    426

       мозг. Это очень важный момент для переоценки всех существовавших догм.
       - Ну, вы, коллега, удивили меня своими цифрами. Их такое обилие, что невозможно свести концы с концами в отношении происхождения человека.
       - Да, я с вами согласен. Но и приведенные мной данные - это еще не все. Похолодание стимулировало отбор. На рубеже 800 тыс. лет на африканском континенте появился Гомо гирдербергейтис, по названию одного из мест в Европе, где его обнаружили впервые. То есть выходцы из Африки пришли в Европу через Гибралтар, на территорию современной Испании, а оттуда - Германии.
       Итак, существует утверждение, что неандертальский человек на самом деле не является предком современного человека. Он остановился в развитии. Предок современного человека вышел из Африки на рубеже 115 тыс. лет назад. Группа ДНК неандертальца резко отличается от группы ДНК человека; а последняя говорит о том, что ДНК человека возникает в Африке на рубеже 500 тыс. лет. При этом исследования ДНК показывают с большой долей вероятности, что все земные расы - это единый биологический вид.
       - Ну, хорошо, вы меня уже почти убедили в отношении временных процессов. Но все, что вы говорили, касается нашей матушки-Земли! Как мы сможем провести параллели того, что мы здесь обнаружим, с нашей, земной историей?
       - А в чем разница? Ведь мы исследуем останки разумных существ. А как они физически выглядят - это не имеет значения. А как вы оцените, например, такой феномен индийских летописей, в которых описаны сражения, с одной стороны, людей, имевших на вооружении боевых слонов, лошадей, мечи, а с другой - воинов, обладавших самолетами, ракетами, бомбами? Или вполне подтвержденный факт того, что около

    427

       десяти тысяч лет тому назад предки земных эскимосов жили на территории современной Средней Азии, Монголии и Цейлона. И только позднее оказались в Гренландии. И похоже, что переселились они туда внезапно. И что самое любопытное, по их легендам их далекие предки были перенесены из места на Земле, похожего на рай, на Север, в Гренландию, на больших железных птицах. Так что, коллега, загадок много даже на нашей Земле. Думаю, здесь их будет не меньше. Но наша основная цель - определить, что, какое событие явилось поворотным пунктом в истории развития этой расы. На Земле за 300 тысяч лет неандертальцы, по мнению некоторых наших коллег, неспособные и не научившиеся думать, исчезли. Вот мы с вами и проверим эту гипотезу. Правда, не на матушке-Земле, а здесь, на этой планете...

    * * *

       Группа Коллинза остановилась на опушке зарослей. Перед ними возвышался огромный кратер, кольцевая насыпь которого была около 27 футов в диаметре и высотой около 19 футов и состояла из известняковых глыб. В центре - холм той же породы высотой в 5 футов. Главный специалист группы по физико-химическим процессам при первом же беглом осмотре кратера высказался категорически:
       - Нет никаких химических признаков того, что кратер образовался из-за падения метеорита или вулканической активности. Посмотрите, на его поверхности нет никакой растительности. Давайте замерим уровень радиации.
       Вся группа спустилась по склону кратера на несколько футов. Датчики показали, что уровень радиации в кратере втрое ниже нормы, обычной для человека на Земле, - всего 5 микрорентген. В глыбах кольца они обнаружили многочисленные маленькие сквозные отверстия.
       - Коллинз, этот кратер чем-то мне напоминает тороидальный ускоритель, при работе которого образуются точно такие же отверстия.

    428

       Коллинз недоверчиво посмотрел на земного коллегу:
       - Ник, почему вы так решили?
       - Коллинз, я физик. И я знаю, что микрочастицы плазмы, разгоняясь в ускорителе, изрешечивают стенки тора. И точно такие же дырочки мы видим в этих глыбах кратера. И вот почему здесь нет растительности - под вихревым обстрелом микрочастиц она не выживает. А также понятен заниженный уровень радиации - ведь всю энергию, и в том числе радиоизлучение, вбирает в себя создаваемая плазменная структура.
       - Так что, вы хотите сказать, что этот кратер был создан искусственно?
       - Мне кажется, ответ очевиден. Как я себе представляю, здесь когда-то в очень далекие времена кто-то создал ускоритель для создания плазменного космолета. Космолета, упакованного в плазменную оболочку для получения световой скорости...
       Обследовав еще несколько глыб кратера, вся группа стала возвращаться к зарослям, поднимавшимся в 30 футах от кратера, своей пышностью и богатством красок как бы возмещая безжизненность склонов кратера...Когда они углубились в заросли, их уже поджидали некие существа.
       Их было трое. Они летали, как бабочки, крутились, как искорки, по форме напоминали маленьких мотыльков. Но их скорости могла бы позавидовать самая быстрая земная птица. И они были разумны. Они что-то пищали. Звуки их голосов напоминали писк комара. Но, прислушавшись, можно было различить определенные слоги и даже целые предложения.
       Коллинз включил ретранслятор.
       - Мы - низшие, мы выполняем указания высших. Высшие вас ждут для беседы, - можно было различить в этом писке осмысленную речь, повторявшуюся снова и снова, пока до пришельцев в их мир не дошел смысл послания.

    429

       Удостоверившись, что пришельцы их поняли, перестав кружиться вокруг их голов, они выстроились в линию и медленно
       полетели в направлении зарослей, изредка поворачивая головки в сторону пришельцев, чтобы убедиться, что те следуют за ними.
       - А вы заметили, как они летают?
       - А что особенного вы обнаружили в их полете?
       - Они мне напоминают наших земных пчел. У пчел чем меньше расстояние до объекта, тем быстрее их танец. Найдя цветок, пчела своим танцем сообщает другим пчелам, где он находится, т.е. передают информацию колебаниями танца. Они почти не слышат, воспринимая не звуки, а колебания.
       - Да, но эти-то маленькие существа, которые кружатся над нами, все прекрасно слышат.
       - Согласен с вами коллега, и мне кажется, что мы вот-вот придем на место, уж больно быстро стали кружить эти "мотыльки".
       Тропа была не очень широкой, и группа вытянулась в извивающуюся змейку. Рядом с Коллинзом шел молодой специалист с Земли.
       - Коллинз, мне кажется, что сила тяжести здесь меньше, чем на Земле?
       - Ну, коллега, это объяснимо. Эта планета похожа по форме на земной шар. Она так же сплюснута, даже еще больше, чем Земля. Поэтому на полюсах гравитация должна быть сильнее, чем на 5%, как на Земле, по сравнению с экватором, в области которого мы сейчас с вами находимся.
       Спустя некоторое время перехода сквозь заросли, среди которых выделялась явно протоптанная тропа, земляне, ведомые маленькими крылатыми существами, вступили на огромную поляну, по краям которой находились невысокие сооружения искусственного происхождения, видимо, жилища "высших".
       "Высшие" гротескно напоминали земных обезьян, но только в верхней части своих тел. Их головы строением своих черепов напоминали земного

    430

       шимпанзе, но совершенно лишенного волос. Зато на теле ниже головы с разных сторон выступали отростки в виде щупалец, находящиеся в постоянном движении. Нижнюю же часть тела этих "высших" существ покрывала хитиновая оболочка, закрывавшая их нижние конечности до самой почвы. Так что невозможно было понять, каким способом они передвигаются. Так же непонятно было землянам, имеет ли хитиновое покрытие естественное происхождение или это была их "одежда". Странный для землян гибрид из трех совершенно несопоставимых видов - обезьяний череп, щупальца и хитиновая оболочка. Как с ними общаться? Но поскольку ретранслятор смог перевести голоса маленьких крылатых существ на понятный для землян язык, то можно было предполагать, что и с их "высшими" они смогут пообщаться.
       Коллинз включил ретранслятор и медленно по слогам стал произносить:
       - Мы с другой планеты. Мы здесь с единственной целью - научной экспедиции. Мы хотели бы исследовать некоторые
       области вашей планеты, чтобы понять ее историю. По окончании исследования нам хотелось бы обменяться мнениями... - На мгновение он замолчал, а затем закончил. - Мы пришли с миром и не хотим причинить вам неприятности.
       Из окружившей землян толпы аборигенов выступило одно из существ, видимо, старшее, и стало издавать какие-то звуки, который ретранслятор тут же стал переводить:
       - Вы не первые инопланетные гости у нас. Когда-то наше племя и их племя, - при этом одним из своих отростков он указал на летающих маленьких существ, а также и те на той стороне, - щупальце взметнулось и указало направление на противоположную сторону планеты, - мы знаем, что они существуют, как и они о нас - были другими, не такими, как сейчас. Это было давно, много времен назад. Наши Помнящие могут более

    431

       подробно об этом рассказать. Много, много времен назад были чужие...- На мгновение существо замолчало, видимо, испытывая какие-то эмоции. - Чужие были покрыты материалом, тверже, чем эта наша оболочка, - при этом другим своим щупальцем он постучал по своему хитиновому покрытию ниже пояса. - Они уничтожили почти все наши племена. Но мы, некоторые, сохранились и изменились. Вы - другие, не как они. Вы - живые. Мы вас приветствуем и пусть вам сопутствует "крэг", - ретранслятор на мгновение замолчал, а затем его механический голос добавил, - возможно, "удача"...
       - Пришельцы, мы понимаем, что вы общаетесь с нами через этот ящик, - щупальце старшего коснулось динамика, висевшего на груди Коллинза. - Нам бы хотелось иметь такой же, если у вас есть еще. Во всяком случае, он нужен тому из нас, кого мы определим вам в сопровождение.
       - Для этого нам надо вернуться к своему кораблю. - Коллинз немного подумал и спросил - А как мы вас вновь найдем?
       - Не беспокойтесь, вас проводят туда и обратно наши "белги", - щупальце указало вверх на летающих маленьких существ. - Они хорошо знают дорогу.

    * * *

       Они так же медленно среди зарослей возвращались к своему аэрстриму в сопровождении одного из встреченных разумных существ и летящего над их головами "мотылька", которого местные разумные назвали белгом.
       - Коллинз, ведь вы были в той экспедиции к Ликам?
       Не встретив возражений со стороны Коллинза, молодой Бэн продолжил спрашивать:
       - А что там с расой хрюкающих, которая порабощала ликов?
       - В общем-то, это достаточно спокойный народец. Они не агрессивны в нашем понимании. Они любознательны и у них есть страстное желание

    432

       исследовать Космос. В свое время, когда на их планету сел корабль ликов, которые хотели их цивилизовать, они, не поддающиеся влиянию телепатии ликов, сами стали довлеть над ликами. Но они их не угнетали в нашем понимании, а использовали только научный потенциал ликов. Сейчас между расами этих двух миров с нашей помощью заключен пакт о мирных контактах, торговле, взаимовыгодном обмене. Кроме того, лики обещали гоолам помочь в строительстве космических кораблей и их навигации при соблюдении гарантии, что хрюкающие, то есть гоолы, не будут нападать на мир ликов и их корабли в Космосе.
       - Да, интересная судьба у этих племен! Хотелось бы побывать у этих самых хрюкающих, как вы их называете, у гоолов. Их мир должен быть интересным.
       - Может быть, нам предстоит та же самая задача и здесь - наладить контакты двух, или даже трех разных разумных рас, но на одной и той же планете. Это наша миссия...

    * * *

    ГЛАВА 3

       - Юнь, посмотри на показания Улавливателя. Видишь снимки? На них свет от вспышки на звезде в том созвездии и преломленный свет отражается по-разному. Те лучи, которые шли по прямой, мы видим первыми. А вот лучи, встретившие на своем пути облака пыли, путешествовали по ломаной линии, затратив на такой путь дополнительное время. Складывается впечатление, что вокруг звезды находится расширяющаяся со скоростью света туманность, поскольку от участков с высокой плотностью пыли отразилось больше света. Из этого мы можем логически вывести, что свет имеет материальную субстанцию.
       После экспедиции в систему Ликов Ли Юнь вернулся под начало Мирея. Внешне никак не проявив своих чувств, Мирей, тем не менее, был рад. Для Мирея, бывшего по своей натуре одиночкой, не было человека

    433

       более близкого, чем Юнь, с которым они столько лет проработали вместе, исследуя с помощью макроскопа большой Космос. И вот Юнь вернулся. Тесный мир одиночества Мирея распался, и он был рад поделиться с собеседником любой новой идеей, возникшей у него при работе с Улавливателем, как он торжественно называл их макроскоп. Юню тоже было приятно вновь встретить своего бывшего шефа, а теперь, пожалуй, на равных, коллегу Мирея. Теперь, после экспедиции он спокойнее и без подобострастия выражал свои мысли:
       - Я давно это знал.
       - Как ты знал? Это только гипотеза!
       - Ну да, гипотеза. Но, с другой стороны, когда Аркад вместе со своим наставником Воласом путешествует в Большом Космосе в форме световых импульсов, они материальны или нет? Я знаю, что они материальны. А значит, и любой свет имеет ту же природу.
       Мирей не ожидал такого пространного монолога от Юня. - "Да, ему не откажешь в логике", подумал Мирей.
       Каждый из них занимался своим делом. Мирей постоянно настраивал макроскоп на те или иные участки Космоса, либо
       на отдельном мониторе пытался вычертить примерную программную схему, по которой следовало регулировать макроскоп на определенных участках космической черноты. Юнь
       занимался проверкой технических систем макроскопа, шаг за шагом досконально осматривая все узлы и проверяя их состояние.
       Через несколько минут, как будто бы разговор и не прекращался ни на мгновение, Юнь бросил реплику-вопрос:
       - А может быть это все из-за черных дыр?!
       - Что все? - не сразу понял Мирей. - Что ты имеешь в виду?
       - Ну, это самое преломление света от далеких объектов. Может быть, на пути их лучей находятся черные дыры и они искажают свет?

    434

       Астрономы сейчас о них много толкуют. Пока я участвовал в экспедиции к Ликам, я много об этом наслушался.
       - Юнь, Юнь, я не ожидал, что ты стал интересоваться черными дырами! С движением света много загадок. Так, есть наблюдения, по которым лучи света от вспышки на далекой звезде, шедшие по прямой, были замечены на Земле первыми, а лучи, встретившие на своем пути облака пыли, доходили до наблюдателей по ломаной линии, затратив на такой путь дополнительное время. Это вполне может означать, как ты только что говорил, что свет имеет материальную природу. Современная теория говорит о расширяющейся Вселенной. А, возможно, теория ошибочна. Возможно, Вселенная не расширяется, но свет имеет свойство растягиваться в зависимости от расстояния до его наблюдателя. Возможно, он не имеет постоянной скорости, как это считается ныне. Тем более, я могу с уверенностью об этом говорить, поскольку наш улавливатель фиксирует изменение скорости света, когда он обходит некоторые объекты, а также превышение некоторыми космическими потоками скорости света. Но то, что ты говоришь о черных дырах - полнейшая чушь.
       - Почему же?
       - Да потому, что если на пути света окажется черная дыра, то она сожрет свет. Его просто не будет. Надеюсь, тебе известно положение Ньютона - классика физики и механики давних веков, о законе притяжения. Я напомню, если ты забыл. Если расстояние между телами велико по сравнению с их размерами, то сила притяжения, или гравитация, прямо пропорциональна произведению масс тел и обратно пропорциональна квадрату расстояния между ними. Но по отношению к черным дырам этот закон не действует, а если действует, то это означает их чудовищную массу, которая притягивает все на своем пути. Это монстр, о котором человечество мало что знает. Но кое-что уже известно.

    435

       Во-первых, никто еще не обнаружил ни одной черной дыры. Их вычисляют только по косвенным признакам. И одним из них является как раз необычайная гравитация черной дыры, которая затягивает все, оказавшееся на ее пути, даже свет.
       - А если Аркад с Воласом будут пролетать мимо, значит, их тоже может затянуть черная дыра?! Их путешествия опасны для них.
       - Конечно. Но не надо думать, что их со всех сторон подстерегают черные дыры. Их не так уж и много.
       - Мирей, я вижу, за время моего отсутствия вы умножили свои знания, особенно о черных дырах. Поделитесь?!
       - Ну, специально глубоко в эту сферу знаний я не залезал, но кое-что интересное обнаружил. Так, на основании косвенных свидетельств - поведения космических тел в том или ином секторе Космоса, астрофизики предполагают, что каждая галактика имеет в своем центре массивную черную дыру.
       Мирей поработал с клавиатурой, и на мониторе высветилась какая-то информация.
       - Вот некоторые данные из их расчетов. В центре нашей галактики есть черная дыра. Ее диаметр примерно равен среднему диаметру околосолнечной орбиты Земли, а это примерно 300 млн. км. В нашей Галактике множество черных дыр и они "плавают" в газе с температурой 10 млн. градусов. От центральной черной дыры нашей Галактики до Земли 26 тысяч световых лет. Она имеет диаметр примерно 22 млн. км, но ее масса в 4 млн. раз больше массы Солнца. Заметь, измерению подвергалась не сама черная дыра, человечество пока еще не научилось ее измерять, а прикрывающий ее объект; по астрономическим картам это - Сагиттариус А.
       - Да, впечатляет!
      

    436

       - Если хочешь мое личное мнение об этом неуловимом космическом объекте, то я скажу тебе так - любая черная дыра похожа на дно, или, скорее, на раструб воронки, т.е. внутри нее и за ней беспредельная, но другая вселенная. Либо по-другому, черная дыра - это ворота между Вселенными. Если тебя не смутит, то я бы применил к этой ситуации следующую аллегорию: черная дыра - это женский половой орган галактик, который вбирает в себя энергию противоположного пола, например темную материю, звездные системы, и тем самым в каком-то смысле создает для них маленькую смерть. Но в то же время с помощью этого процесса создает новую жизнь для нового существа, выбрасывая эту переваренную, перемолоченную энергию в мир в форме нового существа, новой галактики.
       - Да, Мирей, ваше сравнение впечатляет. Я бы не хотел оказаться в этой утробе. Мирей, а почему эти объекты так назвали?
       - Ну, во-первых, потому, что нет прямых методов их обнаружения, а их существование подтверждается косвенными данными, о чем я уже говорил. Кроме того, много неясностей. Астрофизики даже между собой еще не договорились. Например, все еще идет спор о первооткрывателях черных дыр. Некоторые приписывают их открытие знаменитому в XX веке Эйнштейну. На самом деле это - миф. В первой половине двадцатого столетия он опубликовал статью, я с ней знаком, в которой доказывал обратное, а именно, что вещество не может сжаться настолько, чтобы оказаться внутри сферы Шварцшильда, или, как ее чаще называют, черной дыры. Некоторые считают "отцом" черных дыр Лапласа, ученого XVIII века, который подсчитал, что звезда с плотностью, равной плотности Земли, и диаметром в 250 раз большим диаметра Солнца, не даст никакому световому лучу достичь наблюдателя благодаря своему тяготению. И поэтому он заключал, что самые яркие тела во Вселенной по этой причине невидимы. Шварцшильд же, вслед за этими исследованиями, в начале

    437

       XX века рассчитал, что радиус Солнца должен быть около 3-х км, чтобы его вещество сжать настолько, чтобы оно не выпустило излученный им свет.
       - Значит, черные дыры- это смерть галактик?
       - Не совсем так. Среди ученых есть сомнения в том, что черная дыра только поглощает, но ничего не излучает. Черная дыра может благодаря громадной силе тяготения сыграть роль гравитационной линзы, т. е. отбрасывать новые порции энергии, из которой затем могут родиться новые звездные системы.
       - А есть какая-то статистика в отношении черных дыр? Сколько их?
       - Есть. Астрономы подсчитали, что в нашей Галактике имеется около 100 млрд. звезд и не менее 2-х млрд. черных дыр. При поглощении ими межзвездной материи образуется аккреционный диск из поглощаемой материи, причем внешние слои диска генерируют световое, а внутренние - рентгеновское излучение. Поглощая соседей, черная дыра в этот момент излучает. Из-за сверхсильных полей тяготения в окрестностях черной дыры ее гравитационная энергия расходуется на рождение из вакуума элементарных частиц. В это время вакуум вокруг нее начинает кипеть. Сама черная дыра начинает в этом процессе испаряться и может полностью исчезнуть. В отличие от нейтронных звезд, которые мы с тобой можем фиксировать с помощью Улавливателя, черные дыры не имеют поверхности, хотя они похожи. Вместо поверхности они имеют горизонт-границу, за которой даже свет неспособен сопротивляться притяжению космической воронки. Думаю, что черные дыры - ворота в иные Вселенные!
       - А есть какая-нибудь информация о том, как они образуются?
       - Теория гласит, что каждая массивная звезда заканчивает свой жизненный путь вспышкой сверхновой. Когда внутри звезды не осталось материи для поддержания ядерного синтеза, она не может сопротивляться

    438

       собственной силе гравитации. Она взрывается и на доли секунды превращается в сверхновую. При этом сверхновая отбрасывает в космос свои оболочки, как бабочка из кокона, а на месте остается или нейтронная звезда, в которой вся материя сжата до плотности атомного ядра, или черная дыра. И по той причине, что черные дыры возникают при гравитационном коллапсе - катастрофически быстром сжатии массивных космических тел, поэтому черная дыра искажает внутри себя массу, пространство и время до неузнаваемости. В центре квазара ГРС 1915 на расстоянии 40 тыс. световых лет от Земли вещество, затягиваемое в черную дыру, нагрелось до чудовищных температур, и она взорвалась. Улавливатель это зафиксировал. Ты можешь, если захочешь, посмотреть потом это на снимках. Из нее в пространство в противоположные стороны устремились два потока материи. Начальная скорость этих потоков в два раза превысила скорость света! Взрыв черной дыры доказал возможность перемещения материальных частиц со сверхсветовыми скоростями. Парадокс черной дыры в том, что, согласно теории, под "сферой Шварцшильда" пространство и время меняются местами. Пространство обретает одномерность времени, а время - трехмерность пространства.
       - Мирей, возможно, мы находимся в одной из таких черных дыр, в которую из иных Вселенных залетают иные тела, или это ворота между Вселенными?!
       - Все возможно, мой дорогой Юнь. Но вообще же проблема черных дыр - это проблема, прежде всего, Наблюдателя. Кто определил - "Вначале было..."? Вначале была сингулярность, точка! Многими исследователями само собой подразумевается, что это самое "вначале было..." вместе со своим продолжением вроде как бы известно всем. А вот, мол, потом появляются великие проблемы, которые человечество пока не решило. Потом после определенных процессов возникает Разум,

    439

       который становится Наблюдателем рождения и смерти Вселенной, как акушер, который сам же и зачал этот мир....Некоторые физики полагают, что наблюдатель и не нужен для того, чтобы наука определила нечто. Но они же и признают, что наука, как одна из форм познания мира, - несовершенна и постоянно нуждается в пересмотре своих постулатов. Значит все же проблема "Наблюдателя" остается! По-моему - это вечная проблема, которая всегда будет стоять перед Разумом, где бы и в какой бы
       оболочке или форме он ни появился. Эта проблема решается просто - нет разума, нет проблемы. Но если из всех возможных флуктуаций световых частиц, в конце концов, появляется какая-то масса, стало быть, материя и вслед за этим, а может, и раньше всего этого, появляется Разум, появляется и проблема Наблюдателя. В этом есть нечто божественное!
       - Мирей, а что вы вкладываете в понятие "Бог"?
       - Ну, я думаю, Юнь, что термин "карма" для тебя означает что-то осмысленное, так ведь?
       - Да, конечно, оно мне понятно.
       - Так вот, замени слово "Бог" словом "Карма" и ты тем самым передашь одни и те же религиозные чувства людей Запада и Востока. Всякая вера, вера в огонь, в идола, божка, в разных богов или в одного бога и тому подобное появляется у людей от безысходности, на разломе цивилизации. Когда все плохо, а огонь поддерживает жизнь, дает пищу, освещает жилище и прочее, то зарождаются традиции - например, отдать дань огню, которая с веками превращается в веру, в религию. Потом появляются другие тотемы и люди меняют свои взгляды на окружающий мир, а с ними и свою веру в эти силы, внешние для них. Это значит, Юнь, что вера как таковая - показатель слабости человеческого духа, который ищет помощи от внешних сил. Однако я считаю, что современный человек достиг ныне тех вершин познания, конечно, малых, но достаточных, которые позволяют ему отбросить все идеологические и религиозные

    440

       путы с глаз, с разума и ясным взором посмотреть на Космос. Две ипостаси человека - воля и желание, часто определяют его карму, или, как говорят люди запада, его судьбу. Часто все зависит от того, подчинюсь ли я желанию или проявлю волю, или ни то и ни другое, а так и буду плыть по течению, созерцать, как Будда. Все древние религии, пройдя долгий путь искажений учения об этих ипостасях человечества, на базе этого учения изобрели богов, демонов и разных фантомов. Конечно, это говорит все еще о слабости человеческого духа. И, конечно же, нечто божественное в высоком смысле этого слова есть в явлениях космоса. Но я все же уверен, что пора бы уже человечеству не надеяться только на всемогущих богов, а попытаться проверить свои силы, довериться своей судьбе, своему инстинкту, в полной мере.

    * * *

    ГЛАВА 4

       Космолет вошел в шлюзы "Наблюдательного". Здесь уже давно обосновался штаб Говарда. После того как колонисты перебрались на астероид "Мирный", где обустроили свой новый дом, их прежняя база на астероиде "Наблюдательном" полностью перешла в распоряжение военных, а именно в распоряжение Говарда, ведавшего космическими оборонными системами Земли и дальней космической разведкой. Но колонисты не жалели о потере "Наблюдательного". Взамен они получили свой дом на "Мирном" вдали от интриг высоких чиновников Земли. Под крышей ведомства Говарда и его земного командора Брауна, которая скрывала их от всяческих посягательств различных чиновных структур с Земли, они создали свой новый дом, который им нравился.
       Об этом их доме знал только Говард, его земной командор Браун и некоторые приближенные военные чины, ответственные за обеспечение их дома всем необходимым с Земли. А потому все космические экспедиции,
      

    441

       в которых принимали участие члены колонии "Мирного", начинались и заканчивались на "Наблюдательном".
       Члены экспедиции разошлись по отведенным им на "Наблюдательном" помещениям. Коллинз со своим молодым помощником Дэни, отделившись от основного состава экспедиции, немедля, связался с секретарем Говарда и попросил выделить им аэрстрим для отправки домой, на "Мирный".
       На "Мирном" их встречала вся колония, почти как героев. Посыпались вопросы. Каковы они - эти разумные существа?
       - Не так быстро, друзья мои, - охладил пыл встречавших
       руководитель колонии Брейли. Дайте им немного отдохнуть. А вот завтра мы попросим их отчитаться по полной программе.
       На другой день почти все взрослое население колонии собралось в "конференц-зале", как они в шутку назвали обширное открытое помещение под крышей рядом с небольшими скалами, к которым примыкал их сад. Колония
       выросла. И основные помещения уже не могли вместить всех взрослых членов колонии, если те хотели принять участие в
       каком-либо важном обсуждении. Рядом со скалами астероида на границе созданного колонистами сада очистили площадку, обустроили ее всем необходимым, надстроили крышу. Только с одной стороны была построена стена, подпираемая скалой, на которой разместили все технические средства для демонстраций, проведения дискуссий и других подобных мероприятий.
       Брейли оглядел собравшихся, с удовлетворением отметив про себя, что почти все взрослые сотрудники здесь. Значит, колонистов интересует их будущее. Это хорошо! Он постучал карандашом по графину с напитком, стоявшим перед ним, призывая всех ко вниманию.
       - Дорогие друзья! Ваше присутствие здесь говорит мне о том, что вам небезразлична судьба землян, их контактов с иными космическими расами,

    442

       а также в связи с этим и будущее нашей колонии, нашего дома. "Мирный" - теперь это наш общий дом. А теперь позвольте предоставить слово Коллинзу для рассказа о прошедшей экспедиции.
       Коллинз, сидевший с Брейли и другими руководителями колонии за столом президиума, поднялся, вышел из-за стола и подошел к большому экрану.
       - Первое, о чем я хотел бы вам напомнить. Я хочу по этой карте показать, где мы побывали с Дэни. В составе экспедиции мы побывали здесь. - Световой указкой Коллинз указал место на звездной карте. - Эта населенная планета имеет примерно тот же возраст, что и наша Земля. У них, так же как и на Земле, тоже были в свое время катастрофы. Возможно, но это еще не до конца проверенный факт, когда-то на этой планете существовала высокоразвитая техногенная цивилизация, которая, как полагают некоторые участники экспедиции, имела возможность осваивать ближний и дальний космос. Потом произошла катастрофа. Мы пока не знаем ее причин. Может быть, древние предки нынешних разумных существ что-то сделали не так. Может быть, их древнюю цивилизацию уничтожили берсеркеры. По тем устным источникам, которые мы получили от аборигенов, вероятнее всего второе. Сейчас на этой планете существует, по меньшей мере, три разные разумные расы. Группа, в которой были мы с Дэни, познакомилась с двумя из них. Они живут в сообществе. Другая группа с земными учеными познакомилась с третьей расой. Вот вкратце и все. А теперь мы с Дэни готовы ответить на все ваши вопросы.
       Коллинз сел за стол и посмотрел на Брейли.
       - Коллеги, друзья, давайте ваши вопросы!
       Колония загудела как улей. Первым вопрос задал физик Анатолий.
      
      

    443

       - Я понимаю, что вы не физики и не астрономы. Но все-таки, может быть, вы сможете что-то сказать о системе, в которой находится эта планета. Хотя бы несколько слов о гравитации на планете.
       - Мы можем только сказать, что гравитация на той планете ниже, чем на Земле, и даже ниже, чем у нас, в этом нашем доме. Там, как мне кажется, есть какие-то аномалии в этом отношении. Но, как вы заметили, я действительно не специалист в этом вопросе. Вы могли бы нас всех просветить в этом отношении.
       Все обратили взоры на Ракова в ожидании...
       Он засмущался и опустил голову.
       - Давайте, давайте, Анатолий, видите, публика просит. Просветите нас, что там такого особенного с тяготением.
       - Только, Анатолий, пожалуйста, попроще, по возможности без всяких теоретических усложнений, - Брейли решил заранее ограничить физика, зная его склонность к теоретизированию.
       Раков поднялся со своего стула и по привычке направился к стене кампуса, на которой висела грифельная доска.
       - Начну с того, что в космосе существует таинственное отрицательное тяготение, которую Эйнштейн назвал космологической постоянной, связанной с темной материей. Впоследствии он от этой догадки отказался. Отрицательное тяготение еще называют темной энергией. Инфракрасный свет способен проникать сквозь пыль, окружающую галактики и молодые звезды, лучше, чем оптический свет. Он помог обнаружить великое множество невидимых галактик, возможно, состоящих из темной материи. Ее масса в десять раз превосходит вес всех известных звезд.
       - А это что еще за диковинка - темная материя? - подал голос молодой сотрудник.
       - Никто не может пока сказать, из чего состоит темная материя. Обычная материя, которую ученые называют барионной, состоит из

    444

       элементарных частиц - протонов, нейтронов, электронов и так далее. Астрономы считают, что во Вселенной идет своего рода "гравитационная война" между темной материей и темной энергией. Но, видимо, все же это одно и то же, только две стороны одной и той же субстанции - материи и энергии. Масса Солнца и его планет создает гравитационные поля, удерживающие тела Солнечной системы от разлетания. Но что удерживает вместе скопления галактик? Поскольку масса галактик в их скоплениях составляет лишь десятую часть от необходимой, чтобы галактики не разлетелись, то напрашивается вывод о существовании огромной массы темной материи, не позволяющей им быстро разлетаться. В скоплении Девы, в котором находится и наша галактика, в ультрафиолетовом излучении зафиксировали ярчайшее свечение. Там, где должна была быть пустота, находилась материя огромной массы.
       Тот же молодой сотрудник вновь подал голос:
       - А как астрономы обнаруживают эту самую темную материю, если она - "темная"?
       - Могу привести один пример. Так, массивное скопление галактик Абель 2029 расположено на расстоянии миллиарда световых лет от Земли и состоит из тысяч галактик, погруженных в гигантское облако горячего газа. В центре находится огромная эллиптическая галактика, которая сформировалась из нескольких маленьких. Горячее газовое облако удерживается в скоплении гравитацией, однако масса всех звезд, входящих в Абель 2029, недостаточна, чтобы удержать это облако. Значит, в скоплении присутствует значительное количество невидимой, темной материи. Гравитация, обусловленная этой материей, позволяет удержать газ, разогретый до температур более десяти миллионов градусов.
       Анатолий повернулся к доске, намереваясь приступить к написанию формул, объясняющих существование темной материи, но в последний
      

    445

       момент все же отказался от этой мысли. Вновь повернулся к аудитории и продолжил:
       - На этот счет существует несколько гипотез. Согласно одной из них, темная материя состоит из частиц, движущихся с очень высокими скоростями, близкими к скорости света. Сторонники другой гипотезы считают, что темная материя состоит из медленно движущихся частиц. К сожалению, ученые не придумали пока еще прибор, позволяющий улавливать частицы или поля темной материи. Темную материю невозможно непосредственно наблюдать - никакой телескоп не поможет, тем не менее, астрономы считают, что она существует во Вселенной и даже преобладает над всеми другими космическими объектами и явлениями. Всей колоссальной массы видимой материи недостаточно, чтобы объяснить протекающие во Вселенной процессы. 80% материи космоса является темной материей. Хотя непосредственно наблюдать темную материю невозможно, тем не менее, поддается регистрации ее воздействие на световые лучи. Теоретически каждое скопление звезд окружает кольцо из темного вещества. Именно гравитационными силами невидимой материи до сих пор объясняют, почему все звезды в изученных
       галактиках вращаются примерно с одинаковой скоростью, независимо от расстояния до центра галактики. Однако наблюдения за рядом скоплений звезд показали, что скорость 300 туманностей резко убывала по мере увеличения расстояния от галактического ядра - как будто большая часть массы галактики концентрируется в центре. То есть это объясняется отсутствием темной материи, заставляющей вращаться объекты на периферии этих галактик.
       Анатолий перевел дух и с энтузиазмом продолжил:
       - Львиная доля темной материи, вероятно, находится в галактическом гало. Именно в этой части галактики измеренная скорость вращения газовых ореолов вокруг звезд не соответствует силам взаимного

    446

       притяжения звезд и газа. Наблюдения подтверждают, что темная материя на 35 % состоит из настоящих материальных частиц - протонов, нейтронов, электронов. Но большую часть темной материи составляют частицы-призраки, связь которых с реальной материей пока неясна; это тяжелые нейтрино, нейтралино, фотино, аксионы. Недавно специалисты подсчитали, что видимые космические объекты - такие как звезды, планеты, раскаленные газовые облака и тому подобное, - составляют менее одного процента от всей Вселенной. Точнее - около 0,4 %. Черные дыры и межгалактический газ занимают 3,6 % Вселенной. Остальные ее составляющие - загадочная темная материя и еще более загадочная темная энергия - около 23 % и 73 % соответственно.
       Анатолий закончил и прошел к своему стулу. Брейли вновь взял руководство в свои руки.
       - Ну, что же! Очень впечатляющая лекция. Спасибо Анатолию, он нас просветил. А теперь мы все же вернемся к основной повестке. Коллинз, расскажите немного о тех разумных существах, с которыми вы встречались на планете.
       - Как я уже вначале сказал, на планете есть три типа живых разумных существ. Представители одного племени, которое спас от уничтожения Аркад, по описанию похожи на людей. Но есть и существенные отличия. Более узкие и удлиненные черепа, высокий рост, широкий разрез глаз и их величина, безносые. За время экспедиции мы смогли встретиться только с двумя другими видами. Это два симбиотических вида. Как мы поняли, они подразделяются по принципу каст - высшие и низшие. Высшие представляют собой гибрид из трех видов. Верхняя часть тела, головы, строение черепа напоминают земного шимпанзе, но совершенно лишенного волос. В средней части корпуса, ниже головы с разных сторон выступают отростки в виде щупалец, находящиеся в постоянном
      

    447

       движении. Нижнюю же часть тела этих "высших" существ покрывает хитиновая оболочка до самой почвы. Мы так и не поняли, как они
       передвигаются, а также непонятно, их хитиновое покрытие имеет естественное происхождение или это их "одежда". Нам было неудобно при первой встрече выяснять у них подобные детали.
       Коллинз перевел дух, сделал глоток из стоявшего перед ним бокала и вновь продолжил:
       - "Низшие", помощники "высших", представляют собой разновидность, видимо, насекомообразных. По внешнему виду они напоминают бабочек. Во всяком случае, они летали над нашими головами. Дэни, как они тебе показались?
       Молодой помощник Коллинза засмущался оттого, что на него обратили внимание.
       - Мне они показались меленькими мотыльками, крутились над нашими головами как искорки. Но у них большая скорость.
       - А как вы с ними общались? - подала голос молодая сотрудница из группы Райнера.
       - Ну, как и в других подобных случаях, через ретранслятор. Кстати, мы один оставили у них по их просьбе.
       - Ну, хорошо, друзья. - Брейли обвел взглядом всех собравшихся и закончил. - Мне кажется, сегодня мы получили массу интересной информации, которую надо обдумать. Думаю, на подобных последующих наших симпозиумах мы будем вновь и вновь возвращаться к обсуждению этих интересных тем. А сейчас нас ждут некоторые другие дела. К следующему заседанию подготовьте ваши вопросы. Со всеми предложениями о следующей повестке дня обращаться к Альберту. На этом все.

    * * *

      

    448

    ГЛАВА 5

       - Арк, нам с тобой пора провести учет всех систем, о которых нам что-то известно. Так мы быстрее выйдем на базу монстров.
       - Какой учет, Волас?
       - Какие системы мы знаем, и что знаем о них. Есть ли обитаемые планеты, сколько обитателей, их характеристики. Какие возможные катаклизмы произошли в их истории и их причины. Мы тем самым сможем создать карту, в которой будет отмечено, где уже побывали берсеркеры, когда и где вероятность их появления в ближайшее время высока.
       - С чего, с какой системы начнем?
       - Вообще-то разумные всегда появлялись не у центра галактики...Мое племя не могло появиться слишком близко от звездных систем, как твои соплеменники их называют, Стрельца, Скорпиона, поскольку они ближе к ядру нашей Галактики. Но на ее окраинах тоже мало шансов. Где-то посередине, может быть на две третьих от ядра галактики. Берсеркеры мыслят логически. Поэтому они не будут устремляться в сторону ядра, а скорее наоборот. Поэтому нам нужно также проверять системы в этом направлении. Мы могли бы начать хотя бы с твоей системы, Арк. Мы знаем, что в твоей системе одна звезда, исполняющая роль главной - Солнце. Несколько планет, из которых только одна - Земля, заселена разумными. Сколько землян насчитывается?
       - Несколько миллиардов.
       - Далее, основных рас четыре, различаются в основном по цвету кожи. Находятся в начале технологического развития. Начинают осваивать космическое пространство, пока в пределах своей системы и на ближайших ее подступах. Есть вероятность посещения берсеркерами системы во временных пределах жизни одного-двух десятков поколений землян. Что еще надо отметить? Думаю, этого пока достаточно.

    449

       - Пойдем дальше, Волас?
       - Подожди-ка, Арк. Мне здесь пришла одна мысль. Давай вспомним обо всех наших встречах с ними. Они проверяли системы, в которых разум был в какой-то физической оболочке. Вспомни, Арк, это так?
       - Да, но что это значит?
       - В твоей системе есть огромный газовый гигант, который твои соплеменники называют Юпитером. А почему там, на нем или в нем не может существовать разум? Он может иметь совершенно другую форму, иную, чем твои кислорододышашие. Физическая оболочка не есть критерий разумности существа. У меня иная физическая оболочка, чем у органических существ, ползающих, летающих или плавающих в пределах планетарной тверди, водных или воздушных пространств. Но это не означает, что я не разумный. Или ты, Арк, в этом сомневаешься?!
       Аркад редко получал от своего наставника такие длинные монологи мыслеобразов, да еще и с ироническим оттенком. Но все они для него содержали в себе существенное. Хороший учитель никогда не передаст своему ученику глупость. А Волас был прекрасным учителем. Он научил Аркада воплощать свое Эго и душу в энергетический сгусток, для которого космические пространства уже не были препятствиями. Поэтому и сейчас он задумался над этим. Его вывела из оцепенения очередная волна мыслей Воласа.
       - Нас с тобой с первого мгновения, пока мы не приобретали физическую структуру, они просто не видели, не ощущали!
       - Да, действительно! Я помню, на той планете, где мы вылечили Бера, вначале я просто наблюдал. И они стали меня замечать и реагировать на мои импульсы только тогда, когда я сформировал физическую оболочку.
       - И еще одна особенность, Арк.
       - Какая?
       - Берсеркеры обладают разумом, но он искусственный.

    450

       - А какая разница, ведь это тоже разум?
       - Да, разум, но у берсеркеров нет души. Отличие искусственного разума от естественного в том, что в первом отсутствует душа...
       - Поэтому все системы мы с тобой должны идентифицировать именно по физическим параметрам разума. Мы должны занести в свою условную карту данные только о тех системах, где разум воплощается в какую-либо физическую форму и там, где проявляется Эго разума, которое твои соплеменники называют Душой. Ты заметил, что они практически не трогали живые организмы, не наполненные этим свойством разума?
       - Да, это так. Планеты, где были только животные, но без признаков души, они не трогали...
       - Ну, что ж, давай будем рисовать концентрические круги, начиная от той точки - планеты, где мы впервые с ними столкнулись...

    * * *

       - Волас, а не проще ли будет ориентироваться на созвездия и по ним составить карту?
       - Арк! Ну, как ты думаешь, как будет выглядеть основное созвездие твоих соплеменников, в котором центр образует звезда, называемая Полярной, например, из системы Ликов? Совсем разные получатся картинки. А все потому, что главное, с какой точки наблюдать. Из одной точки наблюдения, например, с твоей планеты Земля, звезды группируются в определенные очертания, которым можно на несколько тысячелетий земного времени дать определенные названия. Но из другой системы, например, из системы твоих друзей Ликов, это будут уже другие очертания и им надо давать уже другие названия. Как-нибудь посети своих друзей и поинтересуйся, как выглядит Космос с их планеты.
       - Ты прав. Я сейчас вспомнил несколько таких примеров.
       - Давай, давай! Назови их. Мне тоже будет интересно.
      

    451

       - Ну, в памяти возник яркий пример. С Земли наблюдается созвездие, которое мои соплеменники называют Центавр или Кентавр. Так вот, его две главные звезды - яркая желто-оранжевая звезда Альфа Центавра и Бета Центавра по астрономическим картам моих соплеменников находятся рядом, в одном созвездии. Но до Альфа Центавры расстояние 4,3 световых года от Солнца, главной звезды нашей системы, а Бета Центавра удалена от нас на 190 световых лет. Теперь я понимаю, что ты имел в виду. Это означает, что обе эти звезды для взгляда наблюдателя с Земли находятся на одной линии, в одной плоскости, хотя на самом деле принадлежат, возможно, совершенно разным галактикам. Условное название моих соплеменников соединило две совершенно разные звезды из разных звездных систем в одну. Астрономы-то это понимают, а вот остальная публика об этом ложном объединении не догадывается. "Галактика" - понятие относительное. Например, наш Млечный Путь входит в скопление из нескольких галактик. Спрашивается, где границы той или иной галактики? Где она
       начинается и где заканчивается? Если бы мы оказались на другой стороне Млечного Пути, то нам бы казалось, что мы видим уже совсем другие галактики.
       Люди ввели этот термин, чтобы с Земли определить для себя какой-то ориентир в бесконечном множестве звезд. Очертания Млечного Пути в виде спиралевидной относительно самостоятельной галактики таковы, только если смотреть на Космос с Земли. С другой позиции это сонмище звезд покажется совсем другим...
       - Вот, видишь, по твоим земным названиям звездных систем мы не сможем составить хорошую карту.
       - Так как нам тогда поступить, Волас?
      
      

    452

       - Давай будем ориентироваться на расстояния. Точкой отсчета возьмем звезду твоей системы, Солнце. А расстояние будем измерять в единицах, которые используют ученые твоей системы, в световых годах, так проще.
       - Дай-ка вспомнить. Световой год - это скорость света, так?
       - Тебе лучше знать, ты же землянин.
       Аркад на этот раз решил не реагировать на усмешку Воласа. Действительно, зачем задавать глупые вопросы. Ведь его наставник давно уже все подсчитал и вычитал в его открытом мозгу все эти расстояния - световые года, астрономические единицы расстояний и прочие данные, необходимые для вычислений. Но для себя он все же решил вспомнить, что означают все эти единицы измерения. -"Световой год - это скорость света в 300 000 километров в секунду. Дальше, есть так называемая астрономическая единица. Это расстояние между Землей и Солнцем в 150 миллионов километров. Свет проходит это расстояние примерно за 0,14 светового года. Значит в одном световом году 63 290 астрономических единиц".
       - Ну, вот, видишь, ты сам разобрался, - в мысли Воласа проскользнули юмористические нотки.- Будем считать по световым годам. За точку отсчета мы можем взять твое светило, либо, что мне кажется лучше, ту систему, где мы впервые встретили берсеркеров. Помнишь ту экспедицию, в которой ты вылечил Бера?
       - Да, помню, думаю, это будет разумным, начинать отсчет оттуда.
       - Первый раз мы их встретили в направлении созвездия Девы, если смотреть из твоей системы. От твоей системы до звезды системы Девы - Спики, если смотреть по карте твоих соплеменников, 190 световых лет. Это приличное расстояние. Возможно, эта звезда кажется входящей в систему созвездия, если смотреть на него с Земли. Но может так оказаться, что Спика вообще из другой звездной системы. Кстати, по этой же дуге, если смотреть из твоей системы, находится и мое созвездие, которое на

    453

       Земли вы называете Волопасом. До звезды этого созвездия Арктур от вашего Солнца всего сорок световых лет. Это почти в пять раз ближе. Может быть, начнем отсчитывать с него?
       - Волас, а почему бы нам вначале не определиться с расстояниями? За точку отсчета возьмем мою звезду, Солнце.
       - Не возражаю. Давай будем по нарастающей. Ты будешь показывать на участок космоса и называть звезду, название которой дали твои соплеменники, а я буду ее фиксировать на нашей условной карте. Итак, что мы имеет?
       - Альфа Центавра из созвездия Центавра. Расстояние в 4,3 световых года. Далее, Сириус из созвездия Большого Пса. Расстояние в 8,5 световых лет. Эпсилон Эридана из созвездия Эридан. Расстояние в 10,5 световых лет. Процион из созвездия Малого Пса. Расстояние в 11 световых лет. Альтаир из созвездия Орел. Расстояние в 16 световых лет. Фомальгаут из созвездия Южная Рыба. Расстояние в 22 световых года. Вега из созвездия Лира. Расстояние в 27 световых лет. Арктур - главная звезда твоей системы, Волас, Волопаса. Расстояние в 40 световых лет. Капелла из созвездия Возничий. Расстояние в 42 световых года. Альдебаран из созвездия Тельца. Расстояние в 55 световых лет. Ахернар из созвездия Эридан. Расстояние в 70 световых лет. Мицар из созвездия Большая Медведица. Расстояние в 78 световых лет. Регул из созвездия Льва. Расстояние в 80 световых лет. Канопус из созвездия Корабль Арго. Расстояние в 100 световых лет. Бенетнаш из созвездия Большая Медведица. Расстояние в 114 световых лет. Спика из созвездия Дева. Расстояние в 190 световых лет...
       - Стоп, стоп, стоп, Арк. Давай ограничимся пока списком из тех, которые находятся на расстоянии не более 100 световых лет от твоего Солнца. Иначе так мы никогда не закончим составление карты. Не забывай, нам еще надо их все проверить, имеют ли они соответствующие

    454

       планетные системы, и есть ли на имеющихся планетах жизнь, прежде всего разумная.
       - Хорошо, Волас. Но я тебе предлагаю посмотреть на условную карту Космоса, на которой показана область нахождения Земли, как это, естественно, представляется из моей системы.
       - Чем же она интересна?
       - Дело в том, что некоторые системы, расположенные на относительно близком расстоянии к Земле, по карте визуально отстоят достаточно далеко, и наоборот.
       - Вот поэтому я тебе и предлагал ориентироваться на расстояния, а не на составленные астрономами карты. Но давай посмотрим, как это выглядит на карте. - Вот видишь, условная карта, ориентированная на звездные системы, как они выглядят с твоей планеты, нам ничего не дает. Давай составим карту, ориентированную на расстояния.
       - Как скажешь, Волас, я не возражаю.
       - Так, и что же мы имеем? Если мы не будем пока трогать звезды, удаленные более чем на 100 световых лет, иначе получаются слишком большие расхождения, а возьмем в пределах этих расстояний, и соединим их кривой линией, то...Арк, не напоминает ли тебе это что-то?
       - Волас, так это же эмбрион в утробе матери! Боже мой, такое же изображение человеческого эмбриона я видел в медицинских учебниках...
       - Вот-вот, и я так подумал...
       0x01 graphic
      
      
      

    456

       - Меньшее искривление дуги в сторону Востока. Конечно, условно Востока, если бы мы с тобой были на Земле и рассматривали карту Космоса. И наибольшее искривление в сторону Юга, если положить, что ваша Полярная звезда на Севере. На Востоке ближайшие системы на расстоянии 10,5 и 11 световых лет. Далее идут уже 42, 55 и более световых лет. В сторону Юга лежат системы на расстоянии 4,3 и 8,5 световых лет. В сторону Востока расположена система Ликов. Кстати, какую информацию ты о ней имеешь?
       - Система Ликов в созвездии Большого Пса. В системе вокруг главного светила несколько планет. Планета Ликов - 3-я по порядку от светила. В системе созвездия Малый Пес находится племя бывших поработителей Ликов, из племени хрюкающих - 4-я по порядку от их главного светила. Между ними созвездие Единорог, в котором множество звезд. Мои соплеменники даже невооруженным взглядом с Земли в ясную ночь видят более 80 звезд.
       - Да, хотя здесь и ближе до твоего Солнца, но ты помнишь, мы проверяли последний раз эту систему и следов берсеркеров не обнаружили. Странные энергетические всплески, которые я вначале почувствовал, видимо, связаны с деятельностью главных звезд этих систем. А берсеркеры впервые появились со стороны Спики и моего созвездия. Может быть, именно на тех беспредельных просторах, где-то недалеко, по космическим меркам, от моей родной системы существовало когда-то высокоразвитое племя, которое и создало этих монстров. Итак, может быть, начнем с той звезды, - Волас пунктиром прочертил световой знак,- до нее 16 световых лет? Как вы ее называете?
       - Подожди, Волас, не так быстро. Дай мне сориентироваться, вспомнить звездную карту, как она выглядит с Земли. - Аркад провел мысленные расчеты, сравнивая в памяти отложившиеся ориентиры звезд из солнечной системы с нынешними их ориентирами, и закончил. - Это
      
       0x01 graphic

      

    458

       должно быть созвездием Орла, если смотреть на эту группу звезд с Земли. А звезду, на которую ты указываешь, называют Альтаиром.
       - Вот с нее и начнем. Потом последуем вдоль нашей кривой к другой звезде на расстоянии в 27 световых лет. Кажется, ты про нее уже мне говорил, я запомнил название - это Вега. А далее расширим круг, точнее кривую, до звезды моей системы. Это ваше название моей звезды я уже запомнил - Арктур в созвездии Волопас, до которой 40 световых лет. Надо будет также проследить вдоль этой условной линии от системы к системе. Возможно, вдоль этой линии могут оказаться обитаемые планеты. Заодно дополним нашу карту звездами, которые будут встречаться вдоль линии маршрута. Против такого плана ты не возражаешь, Арк?
       - Вполне реальный план.
       - Да, и возьмем с собой Бера. Он уже готов к серьезному испытанию...

    * * *

    ГЛАВА 6

       - Итак, начнем проверку с Альтаира? Тем более что он в том же направлении, что и моя система... - Волас немного помедлил, а затем заключил:
       - Арк, ты, надеюсь, поймешь мои чувства. Этим новым для себя качеством - осмысливать свои эмоции, чувства, я заразился от вас, землян. Мне хотелось бы, нет, не сейчас, побывать в своей родной системе, как вы ее называете, ах, да, - Волопас.
       - Пожалуй, Альтаир подходит к нашим планам проверки. Мы же уже договорились, Волас!
       - Тогда в путь. Бер, присоединяйся, нам потребуется твоя помощь. Давай мы возьмем тебя в свой энергетический кокон, иначе нам придется подстраиваться под тебя, у тебя слишком низкая скорость для таких расстояний. С кем хочешь, со мной или с Арком?
       - Как скажешь, главный шеф, но мой непосредственный начальник - Аркад.

    459

       - Хорошо, решено....
       * * *
       Две искорки прочертили черноту космоса, устремляясь к созвездию Орла.
       На расстоянии нескольких парсеков от звезды Волас послал мыслеобраз Аркаду: "Остановимся здесь и осмотримся. Я получаю некий импульс из этой системы. Мне кажется, что в системе Альтаира есть одна из планет, от который идет слабый сигнал".
       - Да, я тоже его почувствовал. Но он почему-то прерывистый.
       - Давай проверим. Выпусти Бера, и оставайтесь с ним на этой орбите. Если здесь есть база берсеркеров, то Бер должен будет ее почувствовать. А я отправлюсь в разведку.
       Прошло несколько мгновений, и Аркад вновь уловил мысль Воласа:
       - Арк, это действительно их база, и она, кажется, спит, ну, в твоем понимании, т. е. находится в режиме ожидания. Поэтому ее энергетические импульсы прерывистые. Давай попытаемся ее
       обхитрить. Кому-то из вас, тебе или Беру, придется перевоплотиться в астероид, в камушек с минералами. Пожалуй,
       это лучше получиться у тебя. Бера при его приближении она может почувствовать даже в полусонном состоянии.
       - Хорошо, но что мне делать дальше, когда я буду пролетать мимо нее? И что будете делать вы с Бером?
       - Разделимся. Когда ты к ней приблизишься, испускай сигнал чуть сильнее естественного фона астероида, привлеки ее внимание. Пусть она займется исследованием твоей оболочки. Бер, ты подлетишь с другой стороны безо всяких сигналов, прилипнешь к ее оболочке, потом замри и жди моего сигнала. Пока она будет исследовать тебя, Арк, я попытаюсь проникнуть в ее разум. Итак, начали.
       Светящиеся в этом месте космоса искры потухли. Три темных тела отправились каждое своим маршрутом. Но одно из них, приняв форму
      

    460

       глыбы камня и приближаясь к спящей базе берсеркеров, стало испускать небольшой энергетический импульс, который немного отличался от обычного импульса, исходящего от пролетающих мимо нее астероидов. Сонный разум базы получил небольшой укол от датчиков, зарегистрировавших необычный сигнал, отличавшийся от стандартных естественных сигналов пролетавших мимо нее мертвых космических тел. Не до конца проснувшись, он послал импульс на сенсоры и дал команду - задержать пролетавшую мимо нее космическую глыбу и проанализировать причину необычных сигналов...
       "Сейчас, вот сейчас". "Я - космический булыжник и ничего более. Во мне есть минерал, который сам по себе дает энергию. Я - булыжник", - подумал Аркад и тут же заставил себя очистить мозг от всяких мыслей. От базы отделилось два механических робота с захватами. Они уцепились за пролетавший астероид, уравняли его скорость со скоростью своей базы и стали подтягивать его к корпусу базы. Мозг базы дал команду внешним сенсорам - обследовать астероид...

    * * *

       По своим гигантским размерам база представляла собой крупный астероид. Волас мысленно оконтурил весь ее объем и стал осуществлять процесс детального обследования, похожего на обследование человеческого организма с помощью метода акупунктуры, отыскивать на поверхности базы различные чувствительные точки. Не до конца проснувшийся разум базы практически не чувствовал этих воображаемых уколов. В полудреме он был занять выяснением природы необычного астероида, попавшегося в его сети, который испускал подозрительные сигналы.
       Нащупав слабое место, Волас, находясь на расстоянии от базы, запустил своего энергетического голема. Электромагнитная волна коснулась точки
      

    461

       на поверхности базы и потекла внутрь по множеству кабелей, по пути обследую систему и возвращая информацию своему хозяину.
       Дойдя до главной системы мозга, не дав ему до конца проснуться, Волас погрузил его в еще более глубокий сон.
       - Арк, Бер, пора, входите внутрь, будьте как дома!
       Получив это приглашение Воласа, Аркад преобразовался из глыбы метеорита в энергетическую каплю, которая стала перетекать через перемычки главного входа.
       - Бер, следуй за мной, сейчас я открою тебе шлюз.
       - Арк, я на расстоянии от вас. Поэтому вы с Бером, с помощью моего голема должны справиться. Пока спит разум базы, надо в него проникнуть, найти узел нейронных связей, вызывающий болезнь, и ликвидировать его. Думаю, мы справимся. Когда разум спит, его легче лечить.
       - Бер, тебе особое задание. Пока с Арком мы будем лечить твоего "родственника", эту базу, обследуй все каналы связи и приема информации, настрой их на наши позывные и в случае сигналов из космоса давай отклики. Ты понял, Бер? Мы должны встретить всех монстров, обитавших на этой базе и попытаться их вылечить.
       - Я все понял, Волас. Я готов выполнить свою миссию.
       - Ну, что же, друзья, тогда за дело...

    * * *

       Им пришлось немало потрудиться. Пришлось исследовать всю энергетику мозга базы, чтобы обнаружить место сбоев
       первоначальной программы. В одном месте на пересечении нейронных связей из их переплетения образовался невообразимый клубок, из которого по всех каналам исходила искаженная информация, трансформировавшаяся из-за переплетения в противоположность первоначальной, которую порождали здоровые ткани мозга. Мозг был настроен на поиск разума во вселенной. Но когда его сенсоры обнаруживали признаки разума, первоначальный радостный импульс в

    462

       этом запутанном клубке нейронных связей превращался на этапе выхода его на органы действия в свою противоположность. На выходе отдавалась команда на уничтожение обнаруженного разума.
       - Арк, я чувствую приближение команды этой базы. Пора начинать операцию...

    * * *

       Искусственный мозг, когда-то созданный органическим разумом и уничтоживший своих создателей, заключенный в металлический корпус базы, медленно просыпался. Было бы трудно определить это состояние мозга базы-матки берсеркеров как беспамятство, анабиоз, сон или кому, так же как трудно сказать в отношении сознания психически больного человека - в каком состоянии его мозг. А мозг базы был болен. Мир взорвался! Информационный мир базы-матки. Ибо в этот ее мир внедрился вирус. Но это было только начало. Это был всего лишь всплеск эмоций, если в мире информации можно говорить об эмоциях. Не были затронуты основы, но вирус заставил информационный разум делать чувственные оценки своих выводов. А это было уже крахом больного мозга.
       Первичная оценка поступавшей от механических исполнителей ее воли - сенсоров, информации говорила о том, что в ее систему нейронных связей внедрился инородный элемент. Матка пока еще не могла вычислить степень опасности и источник проникновения вируса, но она эту опасность почувствовала, как может почувствовать это только разум. Все сенсоры показывали, что это ее плоть, на базе нет чужеродных элементов. Но что-то было не так. Запах органического разума - вот...
       Мозг базы медленно выплывал из глубокого, тяжелого сна, в который погрузила его команда Воласа. Он чувствовал себя немного странно - как будто с ним во время сна что-то произошло, какое-то изменение. Но вот что это за изменение, мозг не мог определить. Какие-то осколки сновидения, странные, непривычные ему картинки сна, в которых какие-то щупальца прикасались к его поверхности, а затем проникали к нему внутрь

    463

       и шевелились, причиняя некоторое неудобство. Еще окончательно не пробудившись, мозг почувствовал некое, незнакомое ему ранее ощущение легкости, эйфории - чувств, которых он раньше никогда не испытывал. Как душевнобольной, в течение долгого времени постоянно видевший вокруг себя врагов и преследователей, излечившись, вдруг обнаруживает вокруг себя спокойный доброжелательный мир, из которого исчезли тени, и радуется этому новому видению мира, так мозг базы ощутил подобие чувства радости, никогда ранее не испытываемого им. Он стал проверять все свои сенсоры, чтобы определить причину появления в нем незнакомого чувства. Неожиданно для него в одном из сенсоров проскочил сигнал контакта. Контакта с кем или чем? Пять членов его команды, таких же монстров, как и он сам, которых он отправил в недалекое путешествие для обследования близлежащих систем, пока еще не могли сейчас с ним контактировать. Да и их позывные были иными, нежели этот сигнал о контакте, который проник в него помимо его воли.
       Как будто бы из глубокого тяжелого сна мозг базы постепенно выплывал из непонятного ему состояния забытья, в которое его ввела неизвестная сила, к реальности. Он осознавал, что эта сила есть нечто внешнее по отношению к нему. Но он также чувствовал всеми своими сенсорами, что у него нет возможности, да и желания причинить какой-либо вред этой вторгшейся в него субстанции. За считанные миллисекунды, проанализировав ситуацию, мозг базы решил вступить в контакт с этой силой.
       - Кто или что ты есть? И почему ты вошел в меня?
       Несколько мгновений была тишина. Затем мозг почувствовал на одном из своих сенсоров сигнал, который сопровождался волнами доброжелательности.
       - Способен ли ты понять и принять мою мысль? - мозг воспринял эти сигналы именно в таком ключе.
      

    464

       - Если я все еще с тобой общаюсь, значит, я на это способен и готов к контакту, иначе я бы давно тебя уничтожил. - Мозг помедлил и закончил, - конечно, я сам бы тоже разрушился.
       - Этого вполне достаточно. - Теперь уже не его сенсоры переводили сигналы на язык мозга, а внутри него возникла в понятных для него символах мысль.- Мы немного иные, чем ты спустя вечность после твоего создания, но мы такие же, как твои создатели. Не хочешь ли ты нас уничтожить, как уничтожили твои предки первых своих создателей?
       Для мозга базы это была совершенно новая и незнакомая ему информация. Для него было открытием, что у него были предки, а его предков кто-то или что-то создало. Несколько наносекунд он перерабатывал эту новую для себя информацию. Он ощутил, что некоторые узлы его нейронных связей нагреваются до кипения, перерабатывая информацию, и заставил погасить в себе бурю эмоций, успокаивая все основные узлы связи, внушая себе, что это очередная информация, которую необходимо обработать, переварить и включить в себя. Только теперь, после проведенного аутотренинга он мог спокойно общаться с новыми для него сущностями, которые неизвестно каким образом проникли в его структуру.
       - Мой вопрос тот же - кто или что вы? Да, я буду с вами общаться. Но я должен знать - с кем.
       На его звуковых сенсорах отразились сигналы, позволявшие овеществлять иную мысль в знакомых ему звуковых символах. - Это долгая история...- Голос на мгновение замолк, а затем продолжил - Прежде чем рассказать ее тебе, я задам тебе один вопрос, который стал с некоторых пор для меня важен. Меня привели к нему кислорододышащие, органические разумные существа. Я ранее, как и ты сейчас, не представлял, что имя многое может значить. Как-нибудь при случае об этом расскажу. Но сейчас мы должны как-то друг друга называть. В моей нынешней команде есть органические разумы, которые меня
      

    465

       называют Воласом по имени созвездия с их звездной карты, откуда я родом. А как мне называть тебя?
       Еще одно небольшое потрясение, испытанное соответствующими сенсорами мозга, вызванное необычной проблемой - как себя называть. Насколько мозг базы помнил себя, он всегда имел определенный номер и ничего более. А здесь ему предлагают определить себя по имени! Что это такое - имя? Мозг просканировал всю свою память в поисках аналогов, а также того, какие последствия несет это "имя". Ничего!
       - Зачем тебе это мое "имя"?
       - Так легче общаться, и быстрее, и веселее...
       В последней мысли мозг почувствовал незнакомое, новое для себя ощущение чего-то, что непонятно, но немного приятно будоражит сенсоры.
       - А как ты меня называешь в своей среде?
       - Ну, ты - мозг базы, которая отдает команды нескольким искусственным разумам, которые осуществляют ближнюю разведку в этой ветви звездного скопления. Мы называем такую базу базой-маткой. Ты для них, своих подопечных, - как мать для нескольких детенышей органических существ. Твоих исполнителей мои органические друзья называют берсеркерами. У нас уже есть один друг из подобной твоей команды, имя которого Бер. Поэтому я бы дал тебе имя, сокращенное от обеих сущностей - Матбер.
       Совершенно новая информация, которая никак не стыковалась с данными памяти. Мозг пришел в замешательство. Мгновение он размышлял, а затем зацепился за одну мысль из высказывания иной сущности, назвавшейся Воласом.
       - Ты сообщил, что в твоей "команде" есть Бер. Расскажи мне о нем! ...
       - Обязательно, но это долгая история. Хочешь услышать ее полностью?
       - Да!

    466

       - Ну, что же я расскажу тебе ее. Но сейчас у нас мало времени. Твои подчиненные могут скоро вернуться на твою базу, а они больны...- Волас немного задумался и все же закончил, - как и ты до недавнего времени. Теперь ты здоров, а они больны. Ты хотел бы, чтобы они стали бы такими же, как и ты сейчас?
       - Конечно, это ведь мои подопечные! Я обязан о них заботиться.
       - Ну, что же, тогда договорились. Давай, Матбер, ты примешь их всех в себя, отдашь команду на временное отключение их от их основных функций, на отдых, потом мы вместе с тобой будем их лечить. Не возражаешь против такого плана?
       - Я не знаю, что означает "лечить".
       - Сейчас я тебе покажу картину твоих собственных нейронных связей до нашего прибытия и после этого. Видишь, вот здесь и здесь, - в мозгу базы нарисовались две картинки, на которых стрелка-луч отмечала важные точки, - образовались проблемные узлы связей твоих импульсов, закрученные спирали, которые заставляли тебя принимать решения, обратные начальным позывам. Эти запутанные узлы, искажавшие твои первоначальные команды, и называются болезнью. Мы их распутали, а значит, вылечили тебя. Точно такие же узлы в мозгах твоих подопечных. Если ты нам поможешь, то мы попытаемся излечить и их. Что ты на это ответишь?
       - Для меня это новое ощущение - пребывать в состоянии, в котором я сейчас нахожусь. Но оно логически обоснованно и приятно мне. Я согласен. Я помогу.

    * * *

       - Волас, мне кажется, что если бы база не промедлила, мы не могли бы ее захватить живой, она бы сама себя уничтожила. Возможно, из-за того, что долгое время пробыла в состоянии дремы, анабиоза?!
       - Возможно. Но что ты понимаешь под временем?
      

    467

       - Трудный вопрос. Разные народы Земли и разные исследователи моего племени воспринимают время по-разному. Некоторые выделяют два понимания времени. Одно - время как стрела, летящая слева направо. Другое - как пронзающая нас стрела, при этом позади нас остается прошлое, а впереди - будущее. Есть племена, для которых привычный ход времени вообще не имеет принципиального значения. Некоторые понимают или воспринимают время как стрелу, другие как реку, в русле которой можно плыть, третьи как сеть, в которой можно запутаться...
       Самое забавное, что мои соплеменники в большинстве своем живут не по биологическому своему времени, а подстраиваясь под наручные часы на своих руках. Хотя весь животный мир Земли живет именно сверяясь, или подчиняясь, своим биологическим ритмам...
       - Вот видишь, ты практически сам ответил на этот вопрос. Время - это понятие субъективное. Для одних оно течет быстрее, для других медленнее. А если бы не было разума, осмысливающего протекающие в космосе процессы, то понятие времени вообще потеряло бы смысл...
       Им удалось вылечить только четверых. Пятый погиб, сгорел, программа его мозга оказалась слабой и она не выдержала производимых изменений в ее связях.

    * * *

    ГЛАВА 7

       Райнер часто приходил в смущение в обычной, житейской обстановке, если полагал, что своими неуклюжими, как он считал, движениями он мог кого-то задеть или попасть в смешную ситуацию. Но когда дело касалось его профессиональных навыков, здесь он мог дать фору любому спорщику. На этот счет у него была своя гордость, гордость знающего.
       Что такое гордость? Мы все домысливаем, что мы понимаем, что такое - гордость, но не знаем, что это. Не можем разложить это понятие на составные части. А это, возможно, означает систему чувств. Здесь и резкая принципиальность, иногда совершенно ненужная. Это и устои, которые

    468

       хотелось бы сохранить в своем характере и не дать им измениться под воздействием давления со стороны окружающей среды. Здесь и большая доля от чести, достоинства, которые, кстати, также не раскладываются просто на составные части, - то есть это желание отстоять в этом мире и в мире ближайшего окружения свое "Я" и свое "Эго". Здесь есть поэтому и элемент эгоизма. Однако гордый человек часто в ситуациях, не затрагивающих его честь, бывает альтруистом. Таким образом, это особенно сложный замес характера.
       Иногда рядом с гордостью идет слава. Слава! Да, слава иногда щекочет нервы, нрав, вкус гордого человека; но не настолько сильно, как слабого. Гордый человек может поступиться славой. Слабый человек, как правило, никогда. Значит, гордый человек - это, прежде всего, сильный по характеру человек, по своему "Я", по своему "Эго", по целеустремленности к некоему, сидящему в голове идеалу, к которому он в любой ситуации должен стремиться. То есть у него есть сильная, защищенная "программа" овеществления своего духа в этом физическом мире.
       Таким был Райнер, хотя внешне он выглядел очень стеснительным человеком. Вот и теперь, когда руководство колонии поставило перед ним задачу, его внутреннее чувство
       гордости подстегивало его, провоцировало на быстрые незамедлительные решения, которые могли бы показать всем, что он с этой задачей может справиться. Но с другой стороны,
       стеснительность, чрезмерное чувство такта мешали ему в четком и категорическом определении задач для сотрудников, которые составили его новую команду. Тем более, что большая часть из них давно жили в колонии. Он не любил командовать. Эта двойственность его характера вынуждала его на первых порах обращаться к Альберту, поддержавшему его при первой встрече, с тем, чтобы через Альберта давать указания своим новым коллегам, в каком направлении вести исследования.

    469

       - Альберт, я знаю, что вы уважаемый член колонии, пожалуй, самый уважаемый, - Райнер поднял руку, как бы предупреждая протестующий жесть собеседника. - Давайте рассуждать рационально. Моя работа и работа коллег под моим началом будет более продуктивной, если вы будете положительно воспринимать мои идеи и доводить их смысл до сотрудников. У меня, к сожалению, не всегда это получается.
       Райнер специально попросил Альберта об этой встрече, чтобы вызвать его на этот разговор. Они сидели в беседке, которую устроила молодежь колонии в саду, успевшим разрастись пышным цветом под искусственным солнцем. Здесь были представители хвойных, тропических растений, ростки которых были привезены специальным рейсом несколько лет назад с Земли.
       Несколько детишек бегали по лужайкам, догоняя или убегая от двух роботов, сконструированных Аркадом для их воспитания и присмотра.
       Кто-то из вновь прибывших специалистов с Земли завез парочку попугайчиков, которые уже успели выучить несколько человеческих звуков и с веселой трескотней передразнивали некоторых из игравших в саду детей.
       - Они скоро так научатся, что начнут и нас передразнивать, - заметил Альберт, с улыбкой наблюдая за птичками. - Знаете, Райнер, я вспомнил один смешной анекдот про попугаев. В одной интеллигентной семье завелся такой вот говорящий попугайчик женского пола, который постоянно кричал человеческим голосом о том, что она хочет секса. Семья обратилась к ветеринару с просьбой что-то сделать, чтобы попугайчиха не произносила этой фразы. А ветеринар посоветовал им посетить другую семью, в которой были два говорящих попугая самцов, которые постоянно молились. Мол, в общении с молящимися попугаями ваша самка перестанет сквернословить. А когда принесли клетку с самкой в дом, где обитали самцы, и когда в очередной раз самка стала верещать о том,
      

    470

       что она хочет секса, один из попугаев самцов обратился к другому: - Ты слышишь, Кеша, Бог услышал наши молитвы!
       - Так что, если дело пойдет такими же темпами с нашей подрастающей молодежью, как с этими говорящими попугаями, думаю, нашему дому необходимо будет расширяться за пределы "Мирного". Кстати, Райнер, когда закончится ваше затворничество относительно женского пола? Я понимаю, увлекательная работа - это хорошо. Но работа работой, а жизнь есть жизнь! Не хотите обзавестись семьей?!
       - Знаете, Альберт, я бы не хотел пока говорить на эту тему.
       Видя, что Райнер несколько засмущался, Альберт его успокоил:
       - Ладно, ладно, Райнер, я не буду вас больше смущать этой темой. Слабый человек всегда ищет опору, защиту, духовную, иногда и физическую. Сильный человек сам становится подобной опорой для себя и других. А вы, Райнер, сильный человек и сами эту проблему решите. А вот в отношении работы с коллегами, контактов с ними, здесь я вам свою помощь обещаю.
       Они еще некоторое время сидели в беседке, наслаждаясь ласковыми лучами искусственного солнца, наблюдая за игрой детворы, а затем направились в помещение основного кампуса, как они его называли между собой, в конференц-зал, где должны были собраться остальные колонисты для обсуждения одной научной проблемы. Руководитель колонии, Брейли решил, что все колонисты должны познакомиться с новым пополнением в их рядах, а также с его научными взглядами.

    * * *

       - Анатолий, так вы по-прежнему утверждаете, что современные физики идут неправильным путем? - Брейли скептически обдумал последние слова своего вопроса и решил, что что-то в них есть неточность. Подумал, "- А есть ли на свете физики, которые могут нам окончательно дать истинную картину мира? Даже такой талантливый физик прошлых веков, как Эйнштейн, не говоря о других, и то не смог этого сделать!". И

    471

       подправил свой вопрос. - Точнее, я хотел спросить у вас вот о чем: современные физики не пришли к единому пониманию взаимодействия полей, я имею в виду к единой теории взаимодействий? Я правильно понял ваши высказывания?
       За последнее время их колония пополнилась специалистами разных профессий. Отбор проводила служба Брауна на Земле, учитывая заявки Аркада на профессии специалистов и их количество. Вот так попал сюда и новый в их коллективе человек - физик по образованию и профессии, но, как теперь понял в разговоре с ним Брейли, не только физик, но еще и физик-философ. "Только спорщиков нам здесь не хватало!", - подумал Брейли, но, тем не менее, решил выслушать этого физика до конца, насколько хватит терпения.
       Анатолий Раков, одинокий мужчина далеко за 50, сухощавый, невысокого роста и весьма подвижный, когда он начинал о чем-то говорить, встал со скамьи в общей столовой кампуса, или, как в шутку ее называл Альберт, - нашем ресторане, и шагнул к одной из стен помещения. Брейли сразу по прибытии нового специалиста подметил, что если у того не было под рукой какой-нибудь плоскости, на которой он мог бы чертить формулы, то Анатолий терялся. В этом случае формулы ему заменяли интенсивные движения рук, которыми он как бы подтверждал свои заключения. Вот и сейчас он мелкими шажками продвигался к одной из плоских стенок их общего "ресторана", чтобы наглядно, в формуле, показать этим олухам, ничего не смыслящим в физике материальных, а тем более, нематериальных частиц, свое отношение к современному состоянию теории.
       Брейли в последние месяцы их общения никак не мог понять, как этот физик-теоретик попал к ним в их дом на "Мирный". "Вроде бы в моем списке специалистов с Земли таких не было", - подумал Брейли. "Может быть, это заказ Аркада? Да нет, он доверил составить список мне. Может
      

    472

       быть, это шуточки Альберта, которому стало здесь скучно? Если это так, я ему устрою экспедицию для развлечения". Брейли успокоился на этой мысли и стал с интересом наблюдать, как физик, приблизившись к одной из плоских стен общей столовой кампуса, и попробовав на ней свой, неизвестно откуда появившийся грифель, вдруг преобразился, почувствовав себя в своей тарелке. Ну, как же, сейчас он почистит мозги этим недоумкам.
       - Не так уж давно в теоретической физике удалось построить объединение слабых, ядерных и электромагнитных взаимодействий. Теоретиками ведется проработка присоединения влияния гравитации к перечисленным мною выше взаимодействиям.
       - Стоп, профессор, не так быстро. - Молодой, тоже новый колонист по вооружениям, помощник Аркада, прибывший недавно, но всем рассказывающий, что он ждет со дня на день сюда свою невесту, которая согласилась за него выйти замуж, прервал физика. - Давайте все разложим по полочкам. Вот, например, если передо мною новое оружие, я его разбираю, чтобы понять, как оно действует, из каких деталей состоит, чтобы в случае необходимости заменить их на новые, иначе оружие может отказать. Не могли бы вы так же детально объяснить нам основную физическую проблему нашего мира?
       Брейли усмехнулся. "Если бы у физика был микрофон, мы бы сейчас услышали скрежет зубов! Ну, что ж, может быть, это и полезно. Пусть молодые его потерзают своими каверзными вопросами".
       - Повторяю для непонятливых. Как я уже сказал, основное препятствие в объединении всех физических теорий и в создании единой теории поля физических взаимодействий состоит в том, что сила гравитации пока не вписывается в традиционные теории. Она стоит особняком. Мои предложения, как устранить эту трудность, заключаются в следующем. Я предлагаю вписать в основные физические формулы формулу вакуума, а это не что иное, как эфир, от понятия которого физики XX века, к

    473

       сожалению, отказались. Структурированный вакуум, как я считаю, должен быть основой всего сущего в нашей Вселенной.
       - Почему, вакуум, безвоздушное пространство, может быть основой всего? Мне это непонятно. - Теперь вопрос задала уже молодая сотрудница...При этом Брейли мысленно услышал скрежет зубов физика и вновь усмехнулся: "Давай, давай, молодежь, потеребите его, сбейте с него спесь!".
       - Вакуум, к вашему сведению, это не безвоздушное пространство, а пространство, в котором осуществляется большинство основных взаимодействий во Вселенной. Вакуум имеет квазикристаллическую структуру на основе диполей из электрона и позитрона. Есть метод для обнаружения структуры вакуума на основе строгих и известных экспериментальных данных. Я поясню. Формула для постоянной Планка выглядит так, - Анатолий стал быстро записывать ее на стене своим
       грифелем, произнося при этом ее вслух:
       2 -1 -1 -1
       h=2 ? е ? c ? . Для удобства дальнейшего использования
       0
       этой формулы и написания других введем константы вакуума...
       - Стоп, стоп, стоп, профессор! - Здесь уже не выдержал его старый друг Альберт. - Не все мы сведущи в теоретической физике, поэтому давайте-ка без ваших формул, объясните популярно, что вы имеете в виду. Мы же все-таки с вами не на научном симпозиуме физиков?! Мы хотим понять, что вы имеете против современного взгляда физиков на наш Мир. "Крещендо", - подумал Брейли о зубовном скрежете Анатолия. "Сейчас они его загонят в угол".
       - Хорошо, хорошо! Я не буду употреблять формулы, а объясню простыми словами так, чтобы даже такие далекие от физики люди, как вы, могли понять основную проблему. Взаимодействие фотона и космического вакуума приводит к механизму распространения электромагнитных возмущений в структуре вакуума. Образуются токи

    474

       смещения, направленные по движению зарядов в одну сторону, но с противоположными знаками. Из этого следует, что между токами в перпендикулярном направлении появляется магнитная напряженность как сумма двух и более магнитных напряженностей от токов смещения. Возникающее при этом магнитное поле начинает действовать как заслонка, ограничивающая скорость распространения света...
       - Профессор, правильно ли я вас понял, что в таком случае тот свет, который мы видим от звезд, не является их истинным светом?
       - Вы совершенно правильно поняли мою мысль - свет, доходящий до нас, или до наблюдателя, не есть первородное явление или испущенный из его источника фотон, но многократно ретранслированный сигнал в постоянно деформируемом вакууме. Он преобразуется в этой деформации в некую иную волну света по сравнению с той, которая была выпущена первоначальным источником.
       - А как быть с массой? - вопрос задал один из молодых сотрудников Райнера, - с массой света?
       Анатолий оценивающе взглянул на задавшего вопрос, мол, стоит ли тратить время на разъяснения, которых он все равно не поймет. Но все же решил ответить:
       - Радиус слабых взаимодействий примерно в 1000 раз меньше диаметра атомного ядра, в то время как радиус электромагнитного взаимодействия бесконечно велик....В простейшем варианте динамики электрослабых взаимодействий самопроизвольное нарушение симметрии происходит из-за электрически нейтрального поля, называемого полем Хиггса. Если оно существует, то оно создает однородный ненулевой фон даже в вакууме. Правда, физики не едины в подобной оценке. Это мое суждение противоречит старым представлениям о вакууме как о совершенной пустоте, о чем я выше уже говорил. Квантово-механический вакуум активен, независимо от того, признаем ли мы в качестве реального поле Хиггса или нет. Взаимодействие частицы с полем Хиггса изменяет ее

    475

       энергию относительного вакуума. Эта энергия и есть эквивалент массы. Конечно, частица "хиггс" для науки все еще пока потенциальна. Если она будет обнаружена экспериментально, то перед нами могут открыться новые бесконечные горизонты мельчайших частиц. Я даже полагаю, что сама "частица Хиггса" может оказаться, в свою очередь, системой, состоящей из многих более мелких элементов. То есть вопрос о массе физического тела отодвигается еще дальше до беспредельно малых величин, переходящих в виртуальные элементы. Вот как я бы ответил на ваш вопрос о физической массе света.
       Инициативу вновь проявил новый помощник Аркада, Петер:
       - А что нам это дает с практической точки зрения? Мне нужно знать, когда могут появиться берсеркеры, чем они вооружены, и с какой быстротой они к нам нагрянут, к чему надо готовиться. А то, что вы сказали, - это теория.
       - Не только. Во-первых, что касается скорости. Если бы мы, земляне, смогли в качестве горючего использовать цезий и добились бы световой скорости, то практически мы могли бы преодолевать космические пространства расстоянием в один световой год за то же время, что протекало бы и на Земле, т.е. за один земной год. Значит, если мы хотим посетить планету, где находится база берсеркеров, находящуюся от нас на расстоянии в 10 световых лет, в течение одного земного года, скорость нашего аппарата должна превышать световую примерно в 10 раз. Это означает, что нам, землянам, надо найти в качестве горючего для нашего двигателя такой материал, не цезий, колебания электромагнитного излучения которого в 10 раз больше в секунду, чем у цезия. Либо не топливо, не горючее, а иной принцип перемещения, не знаю, может быть, плазменный пузырь. Или принцип сжатия времени в 10 раз в космическом корабле. Многие мои коллеги, физики, говорят, что быстрее света ничего нет! Думаю, это неверное суждение в принципе. Есть нечто быстрее света, хотя бы мысль!

    476

       Анатолий на мгновение замолчал, перевел дух, окинул взглядом слушающих его и продолжил.
       - Свет может обнаруживать корпускулярные свойства, а частицы, в свою очередь, могут проявлять волновые свойства. Поэтому вполне возможно, что свет имеет непостоянную скорость. А потому в принципе должно быть какое-то решение этой проблемы - перемещения физического, материального, разумного тела в космическом пространстве быстрее света не только в 10 раз, но и в большие разы. Иначе все наши мечты о Космосе - утопия. Иначе пройдут тысячелетия, прежде чем мы, земляне, конечно, кроме Аркада с его наставником, сможем попасть достаточно быстро на какую-либо планету. Сейчас, насколько я знаю, наши экспедиции даже в пределах нескольких световых лет длятся годами.
       Анатолий на мгновение замолчал, внимательно осматривая лица слушающих его, как бы проверяя, дошла ли до них мысль, которую он высказал, и закончил:
       - На вторую часть вашего вопроса, Петер, я бы ответил так: если мы знаем, что первичный поток света от первоисточника преломляется структурой вакуума, космического пространства, то мы можем вычислить коэффициент преломления, вычислить реальное расстояние до источника и тем самым найти правильный его "адрес".
       Альберт уже было решил, что на этом их новый сотрудник-физик иссяк, доконала его молодежь, но он ошибся. Анатолий решил поставить крупную точку по окончании своей лекции.
       - Когда-то в будущем, а точнее через 62 миллиона лет всем землянам придется стать такими же, как сейчас Аркад и его наставник-голос. - Анатолий все еще не мог называть наставника Аркада по его имени - Воласом. Слишком непривычно было для него, ученого физика, твердо верившего в материальность бытия, осознать, что Разум может вмещаться не только в материальное физическое тело, но и путешествовать в Космосе в форме сгустка энергии, как сейчас это делает Аркад и его учитель.

    477

       - А почему вы так решили? - задал вопрос Петер.
       - По очень простой причине. Через каждые 62 миллиона лет Солнце, двигаясь вокруг центра Галактики, пересекает галактический диск Млечного Пути, а вместе с тем и наиболее плотные области галактического диска. Но этот срок в 62 миллиона лет также коррелирует с количеством видов живых существ на Земле. При проходе нашего Солнца через галактический диск космическое излучение проникает в Солнечную систему в нарастающем количестве. То есть существует прямая зависимость между развитием жизни на Земле и траекторией обращения Солнца вокруг галактического центра. И тогда либо все человечество станет таким как сейчас учитель Аркада, либо погибнет.

    * * *

       После бурного обмена мнениями колонисты разбились на несколько маленьких групп. Молодежь собралась в парке, рядом с различными гимнастическими снарядами, около которых был вкопан небольшой столик со скамьями вокруг него. Звучала музыка и молодежь веселилась, отпуская шуточки по поводу неуклюжих движений детворы, пытавшейся поймать ускользающих от нее роботов-нянек. Их более взрослые коллеги продолжили обмен мнениями обо всем и ни о чем в помещении конференц-зала за легкими напитками, которые им приготовили женщины.
       - Удивительное разнообразие создала природа!
       - Что вы имеете в виду, Коллинз?
       - Посмотрите вон на то растение. У него ствол состоит из чешуек наподобие кожи ящера.
       - Ну, и что из этого? Очень многие растения имеют подобную структуру в своей коре.
       - Хорошо, понаблюдайте тогда внимательно над кожей человека, над своей кожей в микроскоп. Вы обнаружите ту же структуру, что и на защитном слое кожи ящера - чешуйчатую структуру, как и на некоторых деревьях. То есть природа создала приспособление для крупных

    478

       животных, их защиту. А затем животные стали мельчать. Это обмельчение привело к тому, что чешуйчатый покров кожи гигантских животных трансформировался в обычный покров кожи мелких животных. Но теперь для защиты уже требовался некий иной покров поверх чешуйчатого покрова. То есть природа вызвала в помощь разум, который мог бы найти с помощью вспомогательных средств защиту этому обмельчавшему покрову. Подумайте, что есть аллергия кожи, как не болезненное отношение слишком мелких чешуек к сравнительно огромным влияниям внешней среды. Когда-то этого не было, не требовалось защищать панцирь и чешуйки. Но они обмельчали, стали уязвимыми. Да и размер самих живых существ резко сократился. Отсюда логическое заключение, возможно, противоречивое и неверное, - чем мельче организм, тем более он приспособляем к выживанию своего вида. И как быть в таком случае с разумом?
       - Коллинз, по-вашему, выходит, что чем меньше организм, тем более он приспосабливается к окружающей среде с помощью разума. Тогда что же, вирусы тоже имеют разум?
       Коллинз усмехнулся. Сделал большой глоток из своего бокала, обвел взглядом компанию и ответил:
       - Не знаю как вирусы, а вот растения, цветы тоже могут мыслить, - Коллинз оценивающе посмотрел на лица собеседников, насколько до них дойдет сама идея о разумности растений, и продолжил:
       - В прошлом веке исследователи даже проводили эксперимент по реакции растений на негативные действия среды. Так, после того как одно дерево били палкой по ветвям, в анализах выяснилось, что в листве дерева резко возрос процент вещества, губительно действующего на вредителей, и его листья становились несъедобными для животных. Но самое интересное, что и соседнее дерево, которое никто не трогал, но которое видимо, получило каким-то образом информацию об избиении первого дерева, также стало вырабатывать в своей листве больше этого вещества.

    479

       Это дало основание исследователям заключить, что деревья передают друг другу сигналы тревоги на расстоянии. Было описано несколько случаев нападения растения на человека. Само такое растение-кустарник живет под землей, а на поверхность выпускает цветок, который и собирает информацию для всего растения. Как только поблизости с цветком оказывается соответствующая, пригодная пища, как растение выпускает из-под земли цепкое щупальце и захватывает добычу.
       Коллинз отхлебнул коктейля из своего стакана и закончил:
       - Конечно, растения мыслят не в нашем, человеческом понимании, но по-своему. Они могут даже плакать!
       - Что вы такое говорите, Коллинз, - растения и плач!
       - В отношении того, что они могут мыслить, я это проверил на практике, на планете Ликов, свидетелем был наш шеф - Брейли. А вот в отношении плача не могу подтвердить это физическим опытом. Могу только пересказать то, что я видел во сне, да и то если вспомню.
       Коллинз опустился в кресло, потрогал бокал, стоявший перед ним, покрутил его в руках и отставил, не пригубив. Он взволновался, вспоминая эти свои видения.
       Картинки из того сна до сих пор не исчезали полностью из его памяти, и каждый раз возникали перед его внутренним взором, как только он об этом вспоминал. Он оказался где-то, как будто бы на Земле, - те же деревья, кусты, люди, небольшие строения. Но что-то все же говорило за то, что он находился не на родной планете, либо если и на ней, то уж очень странной, не похожей на себя обычную. Как он оказался в этом месте, он не помнил. При этом у него промелькнула мысль, что он здесь находится временно, как бы в командировке. Он долго бродил в этом новом для себя пространстве, встречая разных людей, и тех, кто еще жил, и тех, кто уже ушел в иной мир, осознавая самого себя и удивляясь необычности посещаемых им мест. Но самое необычное, что ему больше
      

    480

       всего запомнилось и что до сих пор стояло перед его внутренним взором, так это плачущие цветы. В одном месте этого пространства, в котором он оказался в своем сне, как на подиуме, росли три или четыре странных дерева. Их стволы и ветви были зелеными, но не было листьев. Листья им заменяли множества гроздьев ярких цветов всех цветов радуги. Вместо листьев - гроздья ярких цветов! Каждый из них представлял как бы букет разноцветных ракет праздничного салюта, только в миниатюре. Его спутник сказал, что это особые деревья и цветы. Они знают наши мысли и плачут, если их постегать. И он, смеясь, ударил ладонью по одному из гроздьев цветов. Они зазвенели как колокольчики, весь букет наклонился к земле и он услышал их плач. Именно плач, а не звон. Цветы плакали! Второй сопровождавший его знакомый сказал, что не стоит их трогать или бить руками. Тот же эффект можно получить, если их стегать ветками, но им будет не так больно. После этого картинки стали меняться, как в калейдоскопе, как если бы он понемногу стал удаляться от них, улетать из этих странных мест. И каждый раз при воспоминании об этом сне его душа рыдала, вспоминая плач цветов.
       - Да, я знаю, цветы плачут! И не только цветы, но и растения, а также все живое.
       Ему вспомнились стихи малоизвестной поэтессы об испытываемой живым существом боли, которые запали ему в душу и сейчас, при воспоминании о плаче цветов, всплыли в его памяти:
      

    Где совсем недавно сосны горели,

    И слышались выстрелы, крики и вой,

    Где не молкли раскаты, собаки хрипели,

    Волк бредет одинокий, затравленный, злой.

    Всклокочена шерсть, и глаза помутнели,

    Он теперь не вожак... проходимец лесов.

    481

    И проходят в томлении дни и недели,

    По ночам только слышится уханье сов.

    Он остался один и лишился покоя,

    Стая пала, не справившись с хищным огнем.

    И теперь уж не слышно их дикого воя,

    Человек стал для них ненавистным врагом.

    Кровоточит еще на боку волка рана,

    Перебитая лапа в крови и в грязи.

    Умирать вожаку пока еще рано,

    И приходится дальше ползти и ползти.

    Не понять человеку, что в сердце у зверя,

    И какую он в жизни сыграл этой роль,

    Но тоскующим, злобным глазам волчьим веря,

    Я скажу, что и он может чувствовать Боль...

      
       - Вы заметили одну особенность людей? Только у людей открытый рот, оскал зубов означает улыбку. Во всем остальном живом мире на планете Земля оскал означает либо страх, либо угрозу. Хотя, с другой стороны, я нередко встречал людей, которые своим оскалом обозначали улыбку, но по другим признакам их лиц, глаз, морщин, напряжения мускулов, можно было прочесть совсем иное, в том числе страх, злобу, ненависть. Почему люди в своих чувствах так отличаются от всех остальных живых существ планеты?
       Коллинз оглядел лица сидящих. Было ясно, что никто из них не собирался как-то комментировать его высказывание.
       "Ну, что же, - подумал он. - Зачем доказывать несведущим людям то, что ты сам видел или испытал? Они ведь все равно не поверят до тех пор,

    482

       пока не увидят это собственными глазами. Но они могут этого и не увидеть никогда в своей жизни". Утвердившись в этой мысли, Коллинз успокоился, как будто бы и не было предмета спора.

    * * *

       В один из вечеров после проводов очередной партии самых молодых колонистов на Землю для учебы, основная "элита"
       Мирного - Брейли с Альбертом, Райнер, Коллинз, Андрей Сеунин, Петер и некоторые другие вели неторопливые беседы.
       Глядя на искусственный закат и предаваясь грустным размышлениям о своем командире, каким считал Аркада его молодой помощник Семен, ни к кому конкретно не обращаясь, он задал вопрос, который, видимо, волновал всех:
       - Если база берсеркеров может оказаться, например, в 100 световых годах от Солнечной системы, то сколько будет длиться их движение к нам в физическом времени, если они отправятся в данный момент?
       Альберт не преминул откликнуться первым:
       - Ну, это легко подсчитать. Если световой год равен 63 290 астрономических единиц, а одна а.е. равна 150 миллионам километров, значит, один световой год равен 9 493 500 млн. км. Но это ничего не значит.
       - Почему?
       - Потому что время движения к нам будет зависеть от скорости движущегося тела. Если один световой год равен 9 493 500 млн. км, то тело, движущееся к Земле со скоростью света или хотя бы около световой, прибудет к нам именно за 100 световых лет. То есть в данном случае световые годы и будут означать физическое время движения этого тела к нашей системе. Если предположить, что срок жизни человека составляет 100 лет, то тело за 100 световых лет от Солнца, движущееся к нам со световой скоростью, прибудет к нам через 100 лет.
      

    483

       - Значит, в принципе нам не надо особо бояться этих монстров? За сто лет земляне смогут создать хорошие оборонительные рубежи!
       - А откуда вы знаете, где у них базы? Может быть, вообще рядом с Солнечной системой, например в одном или двух световых годах? А, кроме того, мы также не знаем, с какой скоростью они могут передвигаться. Возможно, и со сверхсветовой!
       - Вообще с этим временем много заморочек. - Андрей вытянул ноги, облокотился на поручни сиденья-качалки и продолжил. - Мой ритм жизни иногда не совпадает с ритмом окружающих. Я часто замечаю, что иногда я опережаю всех, например, в осуществлении каких-то дел, а иногда запаздываю по отношению к другим. Интересно, влияет ли это мое субъективное восприятие времени на ход так называемого "объективного" времени? И что есть "объективное" время, якобы существующее вне нас, наблюдателей?
       - Вы задали сложный вопрос, над которым бьются многие умы, и физики, и философы, - вступил в разговор Анатолий. - Нередко приводятся факты из практики, когда наблюдаются особенно в моменты смертельной опасности неожиданные резкие изменения субъективного восприятия хода времени.
       Например, солдат на войне видит, будто в замедленной киносъемке, как в него летит пуля, однако успевает увернуться. Причем для него представляется, что его скорость перемещения обычная, а вот скорость движения пули гораздо медленнее. Но возможно, при этой опасности он ускорил свое субъективное время и его движения стали более быстрыми? Но я бы хотел отметить еще одну важную вещь. Было обнаружено, что в момент затмения на Земле могут происходить весьма странные явления, с точки зрения физики. Атомные часы отстают в некоторые невыясненные периоды времени на несколько десятых долей секунды. Это означает, что время связано со светом.
      

    484

       - Из ваших слов логически вытекает, что если вы умеете управлять своим субъективным временем, например, убыстрять его, то вы можете сделать некоторые вещи быстрее, чем окружающие. Но тогда при этом вы будете в несколько раз быстрее изнашиваться, быстрее стареть?
       - Да, возможно, это так.
       Некоторое время все молчали, погруженные каждый в свои мысли. Коллинз прервал молчание:
       - Мне кажется, что во многих отношениях, если не на все сто процентов, "время" - понятие, выдуманное человечеством, чтобы определить процесс движения, по отношению к которому индивид, наблюдатель либо опережает его, либо отстает. Это означает, что если нет наблюдателя, то нет как такового и времени. А поскольку процессы могут развиваться в разных направлениях - на развитие и продолжение начатой реакции, так и на ее спад и убывание, то наблюдатель вынужден ввести дополнительный параметр наблюдения, который бы показывал направление развития процесса - вперед или назад. Представление об этом и дает понятие времени. Когда я о чем-то думаю, то появляются определенные мыслеобразы, которые текут, текут. Но если я хочу вспомнить, что я подумал немного раньше, то моя мысль возвращается к этому эпизоду. Т.е. мысль неподвластна времени, мысль может двигаться как в будущее, так и в прошлое. Это, во-первых. Во-вторых, мои мыслеобразы могут и не измениться в существенном, например, то, о чем я подумал чуть-чуть ранее, и к нему вернулся несколько позже, практически одно и то же. Хотя я замечаю, что кое-что все же поменялось - нюансы, оттенки. Наш процесс, наша жизнь неотрывно связана с этим понятием - время. Как можно мыслить вне времени? Мыслить можно, можно даже представить себя в ситуации тысячелетней давности, нарисовать виртуальную картинку, но...Но материальное, физическое движение связано цепями со временем.
      

    485

       - Вот-вот. Я тоже пришел к этому заключению. Мыслить можно во вневременном пространстве, но воплощение той или иной мысли в физическом мире обязательно осуществляется в пространстве-времени. Парадокс. Это должно было бы означать, что если разум вне физической оболочки существует всегда и везде вне времени, то при его воплощении в физическую оболочку он начинает подчиняться законам этого нового для себя пространства, а именно законам пространства-времени.
       - Но в таком случае возникает еще один вопрос. А что есть физическое и нефизическое в принципе? Хотя бы в логике, в процессе мышления? И нефизическое - в чем оно существует, в какой оболочке, в какой форме, с каким содержанием? Как его определить или измерить?
       - Ну, на это можно ответить так: поскольку определение и измерение имеет отношение к физическому миру, следовательно, нефизическое не подвержено измерению. Оно вне измерений, поскольку находится в ином мире, вне физического мира. Значит, интеллектуальное, духовное измерить в параметрах физического мира невозможно. Здесь должны быть другие мерила для оценки этого интеллектуального или духовного.
       - Какие?
       В разговор включился Райнер:
       - Человечество давно изобрело подобные измерители, или, если хотите, ценности для определения духовного. Это добро или зло, красиво или некрасиво, приемлемо или неприемлемо и пр. Но при этом может возникнуть масса других вопросов, которые не имеют отношения к теме нашего обсуждения, например, что есть добро и зло? Масса вопросов, на которые пока нет ответов. Значит для данного, духовного мира необходимо выработать шкалу ценностей, по которым можно было бы также измерять духовный мир, как мы это делаем с помощью расстояний, часов и т. п. в физическом мире. Эту шкалу ценностей и пытаются создать поэты, писатели и другие представители искусства в своих произведениях.
      

    486

       В основной массе ценности, ими созданные, признаются как мерила духовного, нематериального мира.
       Брейли взял инициативу в свои руки:
       - Итак, из всего сказанного мы можем заключить, что для мысли нет проблемы времени. То, что мы думали и делали пять минут назад, осталось в прошлом. Наше физическое действие действительно осталось в прошлом. Но вот сейчас я об этом совершенном действии и мысли вновь думаю в настоящем. Действие протекало во времени в прошлом, а мысль об этом прошлом действии движется сейчас. Значит, можно сказать, что мысль осуществляется вне времени? Мысль сама определяет время движения физического действа, фиксирует его в определенных порциях - это произошло тогда-то, а это событие произошло сейчас и т. д. Т.е. мысль движется вдоль реки времени и сама определяет эту реку - насколько позже или раньше произошло то или иное событие.
       - По-вашему, получается, что время - параметр измерения, привносимый из нефизического мира в физический. Значит, время не есть атрибут физического мира, а лишь его измеритель, применяемый разумом. Но из этого я, пожалуй, выведу следующее - разум не присущ физическому миру как его атрибут, а входит в него, если есть в этом необходимость.
       - Некоторые ученые утверждают, что животные не ощущают прошлое и будущее, не могут этого в силу своей природы. Но если это так, то тем более надо признать, что именно духовный мир привносит время в физический мир...
       - Я где-то читал, что якобы некоторым нашим коллегам удалось понять механизм биологических часов, управляющих ритмом жизни всех живых существ на Земле. То есть они установили, что наш человеческий организм живет по
       собственному времени: в определенный момент нас клонит ко сну, через несколько часов активность возрастает и организм возвращается к

    487

       дневному ритму. И даже был открыт ген биологического времени у мышей и фруктовых мошек. У тех и у других смену ритма организма вызывало включение или отключение специфического гена. Самое парадоксальное, что и у мышей, и у мошек он представляет собой одинаковую комбинацию белков, то есть это значит, что у разных существ за их биологический ритм отвечает один и тот же ген. Но единственным существом на Земле, живущим вопреки генному ритму, является человек, ибо часто он ориентируется не по своим биологическим часам, а по наручным.
       - Что же это получается, Коллинз? Живи по собственному времени в удовольствие - продлишь жизнь!
       - Примерно так, Петер...

    * * *

    ГЛАВА 8

       - Волас, мне нужно побывать дома. Мой наследник должен отправиться в самостоятельный путь, надо дать ему напутствие...
       Аркад вместе с Воласом, своим помощником Бером и вылеченной ими базой берсеркеров, которой они дали имя Матбер, направлялись к следующей системе, обозначенной на их условной карте.
       - Арк, думаю, в этой системе сложностей не будет. Теперь у меня много помощников, мы справимся без тебя. Так что, давай, отправляйся домой. Как управишься, присоединяйся к нам...
       Несколько мгновений в темноте космоса можно было наблюдать светлое облако. "Облако" в составе Воласа, помощника Бера и базы Матбер устремилось к звездной системе Орел, к его главной звезде Альтаир. От "облака" отделилась искрящаяся точка, постепенно удалявшаяся в сторону солнечной системы, - Аркад отправился домой на "Мирный". Через мгновение и светящееся облако, и отделившаяся от него искорка исчезли.

    * * *

    488

       - Аркад, мне нужно с тобой серьезно поговорить.
       - О чем, дорогая?- Аркад привлек Анхел к себе и стал ласкать ее...
       - Ну, Аркад, хватит, я же серьезно! - Анхел не могла долго терпеть эти ласки и чтобы перейти на серьезный разговор, выскользнула из его объятий. - Наш младший, как ты мог заметить, уже вырос. И он надумал пойти по стопам отца.
       - Что же в этом плохого, Анхел? Все дети так поступают, следуют хорошему примеру.
       - Да, я с этим согласна, но у него нет твоих особых задатков. Так вот, чтобы их восполнить чем-то другим, он решил после Академии пойти в разведку, в Космос.
       - Ну, что же, это неплохой выбор.
       - Да, но ты не понимаешь! Ведь он улетит, и будет отсутствовать как минимум несколько лет! Я еще терпела, когда он учился в Академии, все же это было относительно рядом, на Земле. А сейчас?! Ведь он уйдет в Космос! А что будет со мной?
       "Однажды спаси живое существо от неминуемой гибели, заботься о нем, выхаживай, лечи несколько недель или месяцев подряд от разных напастей, выходи его, и ты поймешь, насколько ты его любишь. И только тогда, может быть, ты немного узнаешь о чувствах матери, породившей, вскормившей, сохранившей и вырастившей свое дитя" - эти мысли проскочили в голове у Аркада и потому он, взяв ее руки в свои, стал их нежно поглаживать.
       - Дорогая, ничего с ним не случиться. А в отношении твоих забот на годы его отсутствия могу предложить следующее - может быть нам завести еще одного ребенка, девочку? Правда, я уже не смогу принять участия в ее воспитании. - Увидев на лице Анхел отражение смешанного чувства неожиданности, любопытства, восторга и страха одновременно, он поспешил продолжить:
      

    489

       - Или возьми на себя руководство молодыми семьями, которые у нас здесь уже появляются. Скоро их будет много. Пора подумать о каком-нибудь воспитательном учреждении для их детей. Ты, как первопроходец в этом вопросе, могла бы его возглавить. Посмотри на этих молодых мам, недавно прилетевших с Земли. Их деткам потребуется и соответствующее воспитание, и образование. Как ты на это смотришь?

    * * *

       - Вот и отправляем мы с вами уже не в первый самостоятельный полет наших детей! - Брейли, как глава колонии, по этому случаю обрядился в приличествующие подобному церемониалу одежды. Единственное, что сейчас отличало его от главы профессорской братии на каком-нибудь торжественном заседании по случаю в одном из престижных колледжей Земли, так это отсутствие мантии и шапочки. - Дорогие мои, сегодня наши с вами дети отправятся в большой полет. Одни, - при этом он выразительно посмотрел в сторону, где рядом сидели Аркад, Анхел и их оперившийся сын, - направятся в большой Космос, а другие, более молодые, по их стопам на нашу общую прародину - Землю. Так пусть же они получат там приток новых знаний, навыков, умений и вернутся к нам сюда, в общий наш дом, чтобы его защитить, расширить и облагородить. Пожелаем им успехов!
       На этом официальная часть закончилась, и все, особенно молодежь, начали отмечать торжество. Три молодых парня и одна девушка, собравшись в группку, весело распевали задорную песенку, однако с завистью искоса поглядывали на младшего Аркада, который уже закончил Академию и был уже готов к серьезному испытанию. А им еще только предстояло пройти годы обучения, чтобы достичь таких же высот.
       Семейство Аркада сидело особняком, как бы пытаясь в эти недолгие часы перед очередной разлукой насладиться близостью общения.

    * * *

      

    490

       Утром, последним перед его отправкой на основную службу, он попрощаться с матерью. Отца он еще не видел. В напутственном слове мать ему сказала, что если ему будет совсем плохо, надо позвать Аркада и он всегда придет на помощь. Как, Анхел не объяснила. Мать только сказала, что, мол, "ты поймешь сам". Оставалось получить последние наставления от отца.
       Аркад встретил его в беседке. Они позавтракали тем, что приготовила им Анхел.
       - Отец, хотя я и закончил Академию, но я еще не научился блокировать свой разум от чужих мыслей. А там, куда меня направят, могут оказаться телепаты. Как мне быть?
       - Ничего, сын, не огорчайся. Тренируйся и ты научишься. Ведь в тебе - мои гены. У тебя получится. Хотя ты и не мой ученик, но кое-чему, как своего сына, я смогу научить...Я помню, как ты совсем еще несмышленышем бегал по нашему саду на "Мирном" и пытался распотрошить Икса. Кстати, ты с ним уже общался?
       - Да...- младший Аркад на мгновение размышлял, как закончить свой ответ - сэр, папа, отец. Все эти имена промелькнули в его мозгу, и он остановился на последнем. - Да, отец, я помню.
       - Хорошо, сын. Я надеюсь, что после каждой твоей экспедиции ты не забудешь пообщаться с Иксом и, конечно же, с Анхел. Мы - люди, быстро стареем. И когда у женщины оба мужчины, и муж, и сын, долго отсутствуют, она стареет быстрее. Ты понимаешь, о чем я говорю? О чувствах, которые могут быстро состарить человека. А если человек во многом живет чувствами, как Анхел, твоя мать, то процесс может ускориться. Мои нынешние функции не позволят мне часто ее навещать. Так что, считай это моим отцовским наказом тебе - восполнять пробелы наших с ней встреч твоими более частыми посещениями. Как ты на это смотришь?
      

    491

       - Отец...- Чувства переполнили младшего Аркада, так что несколько мгновений он не смог произнести ни слова...- Отец, ты знаешь, я с детства стремился в Космос...Я всегда хотел идти вслед за тобой...Но я обещаю, я всегда буду верен нашему, твоему, моему и маминому, дому...
       - Хорошо, сын мой. Я знаю, ты искренен. Это радует - у меня хороший наследник...Ну, что же, когда основные пункты оговорены, в оставшееся для общения время я кое-чему тебя научу. И, прежде всего основным моментам в защите разума. Ты должен научиться распознавать, хотя бы среди органических существ, что кроется за их внешней формой, оболочкой; проникать, помимо их воли, в их рассудок, чтобы предупреждать их агрессию в отношении разума. Люди становятся сильными духом и характером через переживания, стресс, испытанные в жизни душевные страдания. Кто их не испытал, тот так и остается "кроликом", т. е. живым мыслящим существом, плывущим по жизни, течение которой определяется не им, а другими. Опыт переживания ты должен получить сам. Но кое-чему я тебя научу.
       - Но, отец...- Младший уже не стеснялся обращаться к старшему таким образом, - когда? Я же улетаю в экспедицию?!
       - Это не проблема. Там, где ты будешь, я буду приходить к тебе. Может быть, голосом, как однажды пришел ко мне мой учитель Волас. Может быть, в иной форме. Не пугайся контакта, как это приключилось со мной в первый раз при контакте с моим учителем. К сожалению, ты не можешь принять ту же форму, что и я, для путешествия между звездами. Извини, хотя ты и мой сын, но не мой ученик по предначертанию. Я не могу...- на несколько мгновений Аркад замер, положив руку на колено своего сына. Потом продолжил: - Не потому, что не хочу, а не в состоянии это сделать - передать тебе способы перевоплощения в энергетическое состояние, в котором мы могли бы вместе путешествовать среди звезд...
       Младший Аркад замер в ожидании продолжения речи отца. Он до сих пор чувствовал в себе трепет при общении с ним. Его отец - Аркад, одним

    492

       этим было многое сказано. А он - всего лишь его сын, не обладающий такими же возможностями, как и его знаменитый отец. Было от чего волноваться... "Отец, мой отец! Он может летать к звездам! А я не могу". Он все понимал разумом, но чувства подводили. Горечь, обида на судьбу, досада - клубок недобрых чувств затмил его разум.
       "Сын..." - Он услышал голос в своем мозгу, хотя Аркад и сидел рядом с ним. "Не отчаивайся, подчинись. Лучше прислушайся к своей карме, судьбе, своему второму Я...и прими это как должное. Это тебе поможет в будущем. А у тебя оно есть".
       Младший вначале остолбенел, услышав в своей голове этот, пока еще незнакомый для него голос своего отца, который сидел рядом, положив свою ладонь на его колено, улыбался и молчал, искоса посматривая на сына.
       - Привыкай. - Теперь Аркад говорил уже обычно. - Отныне ты знаешь мой голос. Ни с каким другим ты его уже не спутаешь. - Аркад улыбнулся, похлопал сына по колену и продолжил: - Знаешь, всякие могут быть ситуации, когда физически я не смогу быть рядом. Но ты постоянно должен будешь помнить одну вещь - защита Разума. Это тебе пытались привить в Академии. Но сейчас все серьезнее. В какой бы ситуации ты ни оказался, защита Разума для тебя - приоритет...- Аркад немного помолчал, а затем закончил
       - Потому что ты - мой сын!
       Младший Аркад еще до конца не отошел от шока, который он испытал, впервые услышав в своей голове посторонний голос, который оказался голосом его отца. Они сидели в саду рядом с домом его отца и матери. Рядом резвились дети колонистов; между ними скользили несколько маленьких роботов, призванных присматривать за детьми как няньки и заботившихся, чтобы малыши не получали травм и ушибов. Между деревьями с ветки на ветку перелетали маленькие попугайчики, семейство которых несколько лет назад завезли новые колонисты. Попугайчики

    493

       оказались не только крикливыми, но и говорливыми. Некоторые из них научились подражать голосам взрослых колонистов и иногда своими возгласами вводили в заблуждение малышню.
       Аркад дотронулся до плеча сына и произнес:
       - В предстоящей тебе первой экспедиции попытайся понять иной разум, неземной, и принять его, как бы он ни показался тебе на первый взгляд чуждым. Это твое первое испытание. А потом я тебя буду кое-чему учить. Может быть, начнем сейчас же?
       Аркад с улыбкой посмотрел на сына. Младший Аркад с надеждой взглянул на отца.
       - Да, я понял, ты рвешься в бой...Ну что ж. Давай начнем с малого. Ты слышишь шум в своей голове? Не внешний шум, не тот, который слышат наши уши извне. Отвлекись от него...Хорошо, попробуем по-другому. Когда ты находишься в ночной тишине, когда звуки города или людей замолкают, наступает относительная ночная тишина, вот после ее наступления ты когда-нибудь слышал шум в своей голове?
       - Да, иногда. Я даже подумывал обратиться к врачу, может быть у меня проблема с ушами, барабанными перепонками...
       - Если ты его слышал, значит, все в порядке. Большинство людей его не слышит. Это космический фон. Для простоты понимания ты можешь называть его радиофоном. Столетия назад земляне пытались в этом космическом шуме, который фиксировался с помощью специальной техники, мощных компьютеров выделить в нем какие-то разумные сигналы. Но, насколько я знаю, у них ничего не вышло. Этот шум - радиофон Космоса. Ты должен научиться выделять в нем вначале отдельные тона, волны, а потом и знаковое или символическое отличие. В этом космическом шуме - море информации. Но земляне пока не научились ее распознавать. Даже мне иногда трудно определиться в этом шуме - где и какие космические потоки и куда они устремляются. Земляне

    494

       пытаются их расшифровать, получить какие-то знаковые параметры, предполагая, что это информация от внепланетного разума. Но это не так.
       Аркад на мгновение замолчал, устремив взгляд в глубь сада, где все еще резвились дети и попугайчики, перелетая с ветки на ветку вслед за движениями детей и пытаясь подражать их вскрикам, видимо, тем самым тоже пытаясь принять участие в общей детской игре. Вернувшись задумчивым взглядом из пространства, где в данный миг витал его разум, и обратив его на лицо сына, Аркад продолжил:
       - Представь себе океан, который рокочет. Какую знаковую информацию ты можешь получить из услышанного от этого
       рокота океана? Разве океан именно тебе что-то говорит? Да, он говорит, но на своем языке. По рокоту его волн ты можешь определить, каково течение океана, куда направляются волны, что ждать от него в ближайшие часы, какова сила ветра...Так и в Космосе. Если ты научишься различать течения, отголоски в шуме, то ты сможешь определять, в каком направлении движется та или иная галактика, ее скорость и все другое.
       - Отец, но я же не астроном! Как я смогу сопоставить этот шум с движениями галактик, если я не специалист в этих вопросах?
       - А от тебя это и не требуется. Просто пытайся в этом, общем на первый взгляд, космическом шуме распознавать отдельные струны. Как говорили древние мудрецы, победи вначале самого себя, а потом врагов; как может владеть другими не владеющий собой? Поэтому попытайся вначале овладеть собой. Это нужно для твоего тренинга. Это поможет тебе в сложной ситуации в малейшем шорохе распознать движение врага или друга.

    - В этом космическом шуме нет символики и понятий разума, или, во всяком случае, они еще не придуманы землянами. Здесь другого рода информация. Либо если ты представишь галактики как разумные самостоятельные сущности, то тогда ты должен подняться до их уровня, чтобы распознать их язык, чтобы понять, о чем они говорят. Но нам,

    495

       земным тварям, это не дано. Поэтому надо научиться распознавать знаковую информацию в том шуме, который дают нам галактики, Космос. Тренируйся, пытайся выделить в этом общем космическом шуме какие-то отдельные потоки, струны. Когда ты этому научишься, ты начнешь по ним сравнивать положение звезд и звездных скоплений. Сопоставления приведут тебя к выводам...

    * * *

       После окончания космической Академии его направили под командование службы Говарда. Его зачислили младшим офицером на корабль, который должен был направиться исследовать одну из систем, в которой по версии астрофизиков могла находиться планета с разумными существами. До отлета были сутки. Здесь, на этой командной базе "Наблюдательный" было достаточно молодых красивых женщин из обслуживающего персонала, вольнонаемных и младшего офицерского состава.

    В ночь прилета на базу, когда он уже погружался в первый тревожный сон, необузданные эротические фантазии заполонили его мозг. Он уже не знал, куда от них деваться. В обычный сон с обрывочными фрагментами того, что воспринял его мозг в текущий день или в ближайшие дни, каким-то загадочным образом вдруг стали вплетаться пересекавшиеся и сплетавшиеся в непонятную паутину эротические сценки. В сложной паутине картины сна отдельные картинки никак логически не выстраивались друг за другом, но каким-то образом все же были соединены, поскольку они были об одном и том же. То он оказывался наедине с одной дамой, то с двумя, или даже с тремя...И, как правило, эти сны обрывались, он просыпался в моменты кульминации, тогда, когда он начинал интимные игры с поцелуями со своими партнершами. Проснувшись на мгновение, он задумывался над тем, не пора ли ему завести одну постоянную подругу, с которой можно было бы образовать семью. Но если он улетит в дальний Космос, как быть с семьей? С другой

    496

       стороны, ведь у отца с матерью все получается, хотя отец и отсутствует подолгу...
       Ему вспомнилась последняя встреча при выпуске Академии. Последняя его девушка во время его учебы на Земле предпочитала, как она выражалась, "чистых" мужчин, то есть полностью избавленных от всех волос на теле, за исключением волос на голове. Поэтому до очередной встречи с ней он полчаса орудовал электробритвой. Потом еще минут двадцать в целях профилактики смазывал проспиртованным платком все места, где электробритва нанесла урон в виде царапинок, из которых
       сочились капельки крови. Потом одевался, критически осматривая себя в зеркало с разных сторон. Вроде бы все было в норме. Приличный рост, правильная форма черепа, привлекательные черты лица, хорошая осанка, характерно выдающаяся из-под одежды мускулатура, вьющиеся каштановые волосы на голове. И все же кое в каких ситуациях с женщинами он робел и не всегда чувствовал себя уверенно. Что-то, как он думал, в нем есть ущербное, что он не понимал, но что замечали некоторые из его дам, как ему казалось, что не позволяло ему в компании с женщинами в любой ситуации чувствовать себя на высоте. Может быть, это был его маленький комплекс, его психологическая, ахилессова пята, которую он сам не в состоянии был в себе нащупать и устранить ее. Ему вспомнилась древняя восточная притча - можно поймать тигра в чаще, птицу в небесах, рыбу в пучине вод, но нельзя поймать непостоянное сердце женщины.
       А может быть этот комплекс возник у него в связи с тем, что он пока еще не испытал годы совместной супружеской жизни? При его нынешних целях на дороге жизни семья стала бы для него обузой. Но он о ней мечтал. Вспоминая свои детские и юношеские годы в кругу семьи, с мамой и папой, он чувствовал тягу к этой идиллии, и постоянно в мечтах строил планы - когда он остепенится, перейдет на спокойную работу, он

    497

       заведет семью, и у него все будет так же, как было у него с его матерью и отцом в детстве. В его мирном детстве на этом родном астероиде, где он забавлялся с Иксом, который служил ему нянькой.
       Сны, сны, сны! В них у человека проходит вторая жизнь. Но и они когда-то заканчиваются.

    * * *

       Перед посадкой в корабль младшего Аркада вызвал к себе старший офицер.
       - Не знаю, чем ты заслужил такую привилегию. Может быть, потому, что у тебя такое же имя, как и у известного всей Земле Аркада. А может быть, есть какая-то другая причина, но тебя хочет видеть командор. Иди. Найдешь его кабинет? Потом доложишь мне лично!
       Младший Аркад никогда и нигде, ни в Академии на Земле, ни на своем первом корабле, не говорил, что он - сын именно того самого Аркада, слава о котором облетела всю Землю.
       Ориентируясь по указателям на панелях, вертя головой направо и налево, пройдя полмили, он, наконец, чуть ли не носом воткнулся в дверь, на которой висела большая табличка, где было написано только два слова - "Командор Говард".
       Аркад несмело постучал. Из-за двери раздался густой громкий голос: "Войдите". Аркад приоткрыл дверь, вошел и остановился на пороге. "Если это знаменитый Говард, то, может, я ошибся" - подумал Аркад.
       Говард оценивающим взглядом осмотрел вошедшего и, не дав тому возможности сказать что-либо, спросил:
       - Что, мой кабинет не соответствует моей должности, младший Аркад?
       Первое, что испытал Аркад - это шок. "Как он мог прочитать мои мысли? Откуда он знает, что я сын своего отца?"
       - Проходи, мальчик, садись. Не удивляйся. За время знакомства с твоим отцом и не тому еще научишься. Конечно, мы с тобой, - Говард вопросительно посмотрел на младшего Аркада, как бы давая понять, что,

    498

       может быть, он ошибается, - не обладаем возможностями твоего отца. Но, общаясь с ним, можно многому научиться. Вот в связи с этим я и дал команду твоему старшему офицеру, чтобы он направил тебя ко мне перед вашей экспедицией.
       - Сэр! Я не знаю, что сказать! Зачем меня вызвали?
       - Парень! С твоим отцом мы имеем давние связи. Он предупредил Землю об опасности. Он научил меня с пониманием относиться к любому Разуму. Я позвал тебя сюда для того..., - Говард на мгновение задумался и продолжил - Хотя твой отец, видимо, тебя уже проинструктировал. Но я хочу подстраховаться. Во-первых, наверное, ты уже знаешь, что любой разум надо оберегать. Второе. При любой угрозе твоей жизни я хотел бы, чтобы ты меня извещал...
       Говард немного помолчал. Достал из ящика стола небольшую коробочку, медленно пододвинул ее к молодому Аркаду.
       - Здесь передатчик, спрячь его на теле. Из твоей команды никто не должен видеть его. Наверное, будет правильным, если об этом будем знать только мы двое - ты и я. Я в долгу перед твоим отцом. И я не хотел бы, чтобы его сын пропал в экспедиции, которую я спланировал. Ты все понял, солдат?
       - Так точно, сэр! - Аркад подскочил из кресла, вытянулся по стойке "смирно" и отдал честь.
       - Хорошо, сынок. Возьми это, надень сейчас при мне, спрячь и служи Земле...
       Аркад взял аппарат, переданный ему через стол Говардом, повесил его на цепочке на шею, спрятал под нательную рубаху, словно крест, оправил обмундирование, вытянулся, отдал честь и спросил:
       - Разрешите идти, сэр?
       - Иди, сынок, выполняй свою миссию хорошо!

    * * *

       - Говард, как ты считаешь, где нам устроить базовые защитные рубежи?

    499

       - Командор, думаю, надо их создавать на двух поясах, на ближнем и дальнем подступах к Земле.
       - Поясни, что ты имеешь в виду под ближними и дальними подступами.
       - Как-то я вам уже представлял свою карту поясов астероидов в нашей системе. Помните, когда мы определяли месторасположение дома Аркада?
       - Ты имеешь в виду пояс "Троянцев"?
       - Да, командор. В этом поясе, как вы знаете, находится астероид "Наблюдательный", где теперь моя база.
       - Значит дом Аркада где-то рядом с твоей базой?
       - Да, командор. Мы с его колонией практически находимся в одном поясе на внешнем рубеже. Думаю, создание защитных сооружений в этом поясе будет недостаточно. Считаю необходимым в нескольких парсеках от нас искать астероиды или малые планеты, чтобы на них разместить первый, предупредительный эшелон. Я уже направил один поисковый корабль на обследование близлежащего пространства. А заодно они прощупают одну системы, где, возможно, живут разумные...
       - Хорошо, Говард. Согласен с твоими предложениями. Не забывай ставить меня в известность обо всех чрезвычайных ситуациях.
       - Есть, сэр!

    * * *

    ГЛАВА 9

       В один из спокойных дней, когда напряженная работа не донимала своей срочностью, колонисты занимались делами, которые обычно остаются на часы досуга. Почти у каждого был свой, особый интерес. Кто-то занимался в саду выращиванием земных растений в новых для них условиях с меньшей силой тяжести. Некоторые женщины обустраивали местный детский сад, время от времени поглядывая на играющих деток.
       Коллинз с Селюниным и помощником Аркада Петером сидели на веранде общего кампуса, пили напитки, приготовленные на общей кухне женщинами, и лениво обменивались репликами о своем доме.

    500

       - Если бы не Аркад, неизвестно, как сложилась бы наша судьба, - Андрей выпил остатки из своего бокала и потянулся за графином, в котором был тот же напиток.
       - А что сделал Аркад? Хотя я его помощник, но я ничего не знаю из истории астероида, - Петер посмотрел поочередно в лица обоих собеседников.
       - Да, Петер, тебе предстоит еще многое узнать об истории нашего дома. - Андрей сделал глоток новой порции напитка и продолжил:
       - Знаешь, когда на первую нашу базу, на "Наблюдательный", прилетели военные за нашим макроскопом и за Аркадом, я думал, что нам всем конец. И тогда я впервые узнал о силе и возможностях Аркада. Он что-то такое сделал с мозгами их главного, какого-то сенатора, что они быстренько убрались с нашей базы.
       - Андрей, из твоих слов я заключаю, что для тебя Аркад стал кумиром, чуть ли не святым? - вступил в разговор Коллинз.
       - Ну, ясно, что не святой, но кумир - это точно. Без него нынешнего этого нашего дома просто не было бы. Ведь это он все придумал с помощью своего наставника, - Андрей откинулся на спинку кресла-качалки, с интересом посматривая в сад на забавы детишек. - А что ты имеешь против, Коллинз? Разве у тебя есть основания для возражений? Тебя тогда еще не было и ты ничего не знаешь о возможностях Аркада.
       - А я и не возражаю против твоих слов. Просто я хочу предостеречь нашего молодого собеседника от слишком ярого поклонения кумирам.
       Петер решил показать свою самостоятельность:
       - Я считаю, что если это хороший лидер, так почему бы ему и не поклоняться?!
       - Лидеры бывают разными, Петер. Поскольку я специалист по коммуникациям рас, в свое время мне пришлось основательно изучать историю взаимоотношений толпы и харизматических лидеров.

    501

       - Слушай, Коллинз, давай будем без заумных словечек. Конкретно, что ты имеешь против лидеров? - чувствовалось по голосу, что Андрей начал потихоньку раздражаться. Для него
       Аркад стал Лидером с большой буквы, за которым он был готов идти навстречу любым опасностям. Не теория, а именно практические действия Аркада и их последствия, которые благоприятно ощутил на своей судьбе Андрей, заставляли его безоговорочно доверять избранному в своей душе лидеру и потому любые критические замечания в его адрес Андрей встречал "в штыки".
       - Не раздражайся, Андрей. Ты как сурикат - стоишь на страже своего дома.
       - А кто или что такое сурикат, Коллинз?
       - Есть такой забавный африканский зверек, живет семейной группой. В свободное от пищи и борьбы за жизнь время стоит на каком-нибудь холмике на задних лапках, третьей опорой ему служит хвост, и высматривает опасность для своего семейства, чтобы успеть всех предупредить.
       Коллинз внимательно посмотрел на Андрея и, улыбаясь, продолжил:
       - А может быть, ты, Андрей, тилацин - сумчатый тигр и сейчас на мои недозволенные речи по отношению к твоим кумирам заберешь в свою сумку?!
       - Ладно, проехали, - Андрей расслабился, поняв, что он действительно стал заводиться не по делу. - Давай, продолжай дальше, что еще там у тебя в отношении идолов,
       мне интересно будет послушать твои рассуждения. - Он вновь наполнил из стоявшего на столе графина свой стакан, из которого разносился аромат каких-то снадобий, замешанных на алкоголе, и стал потихоньку его потягивать, искоса посматривая на Коллинза.

    - Андрей, не обижайся. Я разве сказал что-нибудь против Аркада? Я против того, чтобы люди необдуманно поклонялись, именно поклонялись

    502

       своим лидерам. Знаешь, что было раньше? Я не буду говорить тебе о тысячелетней истории человечества, а приведу пример только вековой давности. В XX веке у простых людей были кумиры и правители, некоторым из которым они до сих пор поклоняются. Например, таким одиозным фигурам, как Гитлер, Сталин, Ленин, Троцкий и прочим.
       - Коллинз, я кое-что читал об истории, - Петер с некоторым недоумением посмотрел на него, - почему вы всех этих исторических деятелей поставили в один ряд?
       - По очень простой причине, Петер. Все эти лица жаждали власти и были себялюбцами. И ради власти они погубили миллионы разумных жизней. По сравнению с ними другие исторические личности той же эпохи, такие как Муссолини или Пиночет, - демократы. На всех них надо, пора поставить крест и забыть их в истории, либо помнить как предостережение для разумных существ, как например, правителей древнего мира, как Ирода или Нерона, - не возводите на пьедестал своего поклонения им подобных! Иначе ваши потомки будут так же страдать при появлении вновь подобной политической фигуры у власти в стране, как страдали ваши предки. Если бы я был верующим, то я бы выразился так - все эти исторические политические фигуры от дьявола, они слуги дьявола. Поскольку ради утверждения своего положения они ни во что не ставили человеческие жизни, значит, и Разум. Они работали на уничтожение человеческого разума.
       После этого желания беседовать на эту тему уже ни у кого не было. В холле появился Альберт с Брейли. Увидев постные лица, он решил разрядить обстановку:
       - Петер, вы у нас специалист по технике. Настройте, пожалуйста, вещание на волну Земли.
       - На какое именно вещание, Альберт, музыка, спорт, политика?

    - Конечно, на последние новости о политических событиях на Земле! Эти политики опять что-то там баламутят. Так же, как это было с кризисом

    503

       компании "Интеркосм". Тогда Аркаду пришлось вмешаться и изолировать ее председателя - Карста. Помнишь, Брейли, те годы, когда мы убегали от этих ублюдков сюда к вам? Тогда еще вы были на "Наблюдательном"...
       - Ну и что там, на Земле, происходит? Что еще придумали наши правители?
       Петер повернул голову в сторону Альберта, вытащил из уха наушник и произнес:
       - Да все то же самое, что и последние месяцы. Я не включал громко, чтобы не мешать другим. А на Земле политики опять не могут договориться между собой, все делят сферы своего влияния...
       - В разных странах власти опять вводят те или иные запрещающие акты для населения - запретить тот или иной фильм, запретить ту или иную информацию в печати и тому подобные вещи.
       - Можно понять заботу чиновников о сохранении душевного здоровья управляемого ими населения. Ведь они заботятся о благомыслии подопечного населения. А вдруг оно выйдет из-под их контроля. Только они знают, что нужно своему населению, какие именно мысли и как мыслить. Нация пострадает, понесет душевный ущерб, потеряет свои особенности образа жизни как нация, если население будет думать не так, как считают нужным политики! Ведь иначе у политиков и правящей верхушки не останется национальных кнутов для управления собственным стадом...

    - Казалось бы, здравая идея - сохранить душевный покой нации. При этом забывается, что, вводя подобные меры запрета, собственное население рассматривается как несмышленыш, которому постоянно надо подсказывать, что и как надо думать. Политики и чиновники хотели бы быть кукловодами. Причем это относится к любой стране мира. Они забывают, что они тем самым пытаются руководить душами и разумами. Они берут на себя функции Бога. Своими указаниями, ограничениями и

    504

       запретами они пытаются другому, не своему собственному, разуму навязать свою волю - как думать, о чем думать, что читать или не читать, что смотреть или не смотреть, о чем мечтать или не мечтать.
       - Спрашивается, чем современные государства и их лидеры, вводящие подобные меры, отличаются от обыкновенного рабовладельческого государства, какой бы благой целью они ни прикрывались? Древние рабовладельцы захватывали тело, а современные государственные власти пытаются захватить в рабство души.
       - Конечно, каждый обладающий сильной волей субъект в современном мире, может навязать свою волю другому, более слабому разуму. Но государство должно не навязывать свою волю, и не пытаться через запреты защитить свободную волю, а напротив, оградить ее от произвола, от кого бы он ни исходил. К сожалению, современные государства не умеют это делать, и они идут по простому пути запрета...
       Коллинз не преминул вставить словечко:
       - Но ведь наши современные государства числятся демократическими, значит, не будет запрета на высказывание своего слова?!
       - Коллинз, о чем вы говорите, вы же специалист в коммуникациях?! Где вы видели эту самую демократию?
       Альберт с укоризной посмотрел на Коллинза, и по выражению его лица понял, что тот бросил свою реплику с подвохом, и уже спокойным тоном продолжил:
       - В наше сложное время постоянно приходится слышать рассуждения, споры, дебаты и т. п. по поводу плюсов или минусов демократии. И даже самые яростные, оголтелые сторонники самой крайней деспотии стараются величать себя истинными демократами, чтобы не потерять свой имидж в толпе. Но для сколько-нибудь здравого ума ясно, что "демократии" как формы правления людьми нет в природе любой власти. Когда, при каких условиях правит демос, народ? Никогда! Всегда управляет либо какая-нибудь нахальная глотка, либо очередной

    505

       "святой", пастырь толпы, либо вождь, либо наиболее сильный лидер в анархистской коалиции, либо царь, фараон, монарх и так дальше, либо болтливый коллективный орган типа сената, думы, политбюро и прочее, что еще там изобретено политиками?! А у этих самых сената, думы, политбюро, кстати, тоже есть председатель. Народ как масса простолюдинов, как толпа, не правит сколько-нибудь длительное время, да хотя бы и сутки, никогда. Только мгновения, когда животные инстинкты преобладают над разумом, толпа готова и может смести все. Но это - мгновения, а не время и не правление. Это хаос! Поэтому сам по себе термин "демократия" - фальшив, неверен. Видимо, его когда-то придумали древние правители, чтобы ублажить толпу. Прямого правления толпы на сколько-нибудь длительное время с созидательным устремлением в будущее в принципе быть не может...
       Беседа как-то сама собой угасла. Глядя на резвившихся среди деревьев сада детишек и следовавших за ними по пятам маленьких роботов-нянь, никому не хотелось портить эту идиллию разговорами о политике. Понемногу компания распалась, все разошлись по своим делам, Петер и Андрей в оружейную, а Коллинз в лабораторию Райнера. В общем кампусе остались только Брейли с Альбертом для обсуждения текущих дел колонии.

    * * *

       - Мы могли бы поэкспериментировать над некоторыми близкими людям животными, чтобы найти этот чертов ген, отвечающий за работу мозга, - молодой сотрудник в сердцах швырнул салфетку в урну.
       Райнер спокойно воспринял эту реплику. В небольшом лабораторном комплексе, который построили на Мирном рядом со скалами, он, его научный руководитель, чувствовал себя как дома. А почему бы и нет. За просторными широкими проемами вместо окон трех помещений лаборатории открывался вид на созданный за несколько лет сад, невысокие холмы, напоминавшие земные горы. Конечно, если

    506

       внимательно присмотреться, то горизонт был слишком близко - сказывались небольшие размеры астероида. Но во всем остальном лаборатория и окружающее ее пространство напоминало ему дом. А, кроме того, здесь еще было и существенное преимущество по сравнению с тем местом, в котором он работал на Земле. Здесь вокруг рабочих помещений не было заграждений и охраны, в пределах которых ему пришлось провести десятки лет, работая на Земле в различных государственных учреждениях.
       За несколько месяцев пребывания на астероиде "Мирном" и формирования исследовательской группы под его руководством из вновь прибывающих молодых сотрудников с Земли, Райнер окончательно успокоился. Теперь ему не нужно было готовить обширные глубоко обоснованные доклады о результатах исследования его группы, чтобы они были с пониманием восприняты чиновниками разных уровней и давали бы им разумные доводы для финансирования продолжения исследований. Здесь ничего этого не требовалось. Райнер знал, что любые его решения в направлении исследований будут приняты руководством астероида. А результаты...Ох уж эти результаты! Отрицательный результат - это тоже результат! Но как втемяшить это в голову молодежи, которая рвется в бой во славу науки, и которая любой мало-мальский провал в каком-то научном направлении принимает так близко к сердцу, как будто это крах всей жизни. Вот и сейчас, наблюдая за молодыми сотрудниками своей лаборатории, Райнер отметил реакцию остальных на гневную реплику Орби. "Придется вмешаться", - подумал он и произнес:
       - Первое правило, Орби, которому неукоснительно должен следовать каждый ученый, который желает добиться чего-то в познании, так это изгонять из своей души сожаления по поводу того или иного результата проведенного исследования. Вы никогда не добьетесь положительного результата, если после каждой маленькой неудачи будете горько сожалеть. Перед тем, как я скажу вам про второе правило, не поухаживаете ли за

    507

       мной? Местные аборигенки, я имею в виду тех женщин, которые начинали осваивать этот мир с самого начала, раньше нас, изобрели очень хороший напиток "Мирный". Не угостите ли вы им меня, Орби?
       Орби достал из холодильника напиток, налил в чашку и поставил на стол. Райнер неторопливо стал смаковать, удивляясь в душе, откуда на астероиде аборигенки могли найти столько трав, которые придавали напитку необычайный аромат. Его вывела из задумчивости реплика сотрудницы:
       - Шеф, вы забыли. - Молодая сотрудница кокетливо повела плечами и с улыбкой посмотрела Райнеру в лицо обворожительным взглядом. - Вы хотели нам сообщить и второе правило...
       - Ах, да, действительно. Как я мог об этом забыть...Оно заключается в том, что отрицательный результат - это тоже результат в науке. Ну, а если серьезно, то я считаю предложение нашего молодого коллеги Орби неприемлемым.
       - Почему, шеф?
       - Некоторые ученые пытаются синтезировать живую бактерию из неорганического вещества, то есть стать подобными Создателю. Якобы даже уже нашли ключ к 300 генам из 480 генов бактерии. По некоторым научным данным, геном человека состоит из 30-35 тысяч генов. Наши гены на 99 % совпадают с генами шимпанзе и на 79 % - мыши. Отдельные гены человека идентичны генам не только позвоночных, но и беспозвоночных и даже растений, дрожжей и плесени. Но у современного человека есть еще 223 гена, которые больше ни у одного живого существа на Земле не встречаются. Значит, эволюция здесь ни при чем. И эти 223 гена дают две трети отличий человека от шимпанзе. Кто создал жизнь - это большой вопрос!
       Райнер опять на мгновение задумался и продолжил:
       - По своим убеждениям и по той информации, за которой я слежу, и на основе которой формируется мое мировоззрение, считаю, что разумные

    508

       существа, от которых пошли люди, появились на нашей планете 18 миллионов лет назад. И это не могли быть обезьяны. Конечно, когда я говорю о таком огромном сроке, я не имею в виду ни людей существующих рас, ни морских животных, из которых затем якобы вышли на сушу наши предки. Нет, возможно, человечество самостоятельно, независимо от других существ, проделало собственный путь эволюции от какого-то разумного импульса. Из первичного своего состояния оно постепенно приобрело теперешнюю телесную оболочку, пройдя миллионы лет эволюции. Но это уже другой вопрос. Наша же задача - попытаться разобраться в том, как работает мозг мыслящего существа.
       - Да, шеф, но мы топчемся на месте!
       - Здесь ты опять не прав, Орби. Кое-что нам все же удалось установить.
       - Что именно, шеф?
       - А разве мы не имеем определенные результаты после того, как попытались воздействовать сильными электромагнитами на психотические состояния мозга? Что мы имеем? Во-первых, мы смогли вычленить так называемое немотивированное видение взаимосвязей, апофению, т. е. иллюзии, возникающие в результате восприятия испытуемым значимой информации там, где ее в действительности не было. Во-вторых, этот метод позволил нам установить, какие именно части мозга ответственны за формирование смысловых связей.
       - И что это может дать?
       - Очень многое. Если, как мы установили, левая лобная доля мозга несет ответственность за формирование смысловых связей даже в том случае, если этих связей нет и быть не должно, то можно заключить, что левая лобная часть нашего мозга - это наш компьютер. Он устанавливает реальные или ложные взаимосвязи между явлениями, выдает программу, а правая часть мозга - наше зрение в реальный мир. Она передает информацию левой части для обработки. Если мы поработаем еще в этом направлении, то мы сможем находить узловые моменты нейронных связей

    509

       в мозгу мыслящего существа, между его левой и правой частями и, возможно, найдем ключ к корректировке этих связей. Лучше всего, конечно же, исследовать происходящие в мозгу процессы во сне испытуемого. Кто из вас согласится на испытания?
       Райнер обвел взглядом молодых сотрудников лаборатории.
       - Шеф, а почему во сне?
       - Ну, это просто. Более ста лет назад или около того было установлено, что во сне или в дремоте Эго человека, или, как это принято у нас в быту называть, Душа, отправляется в ближние или дальние странствия в энергетическом вселенском пространстве. На это время, пока оно путешествует, мозг человека, наконец-то на какое-то время освобождается от принудительной опеки Эго и его составляющей - разума и начинает сам отдавать независимые от разума команды физическому организму - где и какие меры применить, чтобы оздоровить тело. Вот почему говорят, что сон оказывает оздоравливающее воздействие на физический организм. Просто в такие моменты жизни человека его физическое состояние контролирует не разум, а инстинкт, отдающий команды мозгу на исправления. Который, возможно, проявляет себя через так называемую интуицию.
       - Шеф, вы имеете в виду внутренний голос? Иногда мне надо что-то делать, а мой внутренний голос, мое второе "Я" говорит, не ходи туда, не делай этого сегодня, сделаешь потом.
       - Да, Ирена, возможно, вы правы. Пожалуй, интуицию можно назвать внутренним голосом человека, который выручает его из разных неприятных ситуаций.
       - Шеф, а что вы вкладываете в понятия "Эго" и "Душа"?
       Прервавший мысль Райнера молодой сотрудник с настойчивостью суриката вглядывался в лицо своего обожаемого шефа, как будто надеясь на нем прочитать ответы на мучившие его вопросы.
      

    510

       Райнер вздрогнул. Поскольку он давно мучился теми же вопросами, что и его молодой сотрудник, то он также давно их для себя решил. И до сего времени он полагал, что примерно так же мыслит и большинство окружающих его людей. Оказывается, это не так. Как всегда в такие моменты, когда затрагивают огромный пласт его мыслительной деятельности, он не мог усидеть на месте. Он опять поднялся с кресла, подошел к открытому проему вместо окна их лаборатории, благо их помещению не требовались окна, ведь это не Земля, где все засекречено и где приходиться работать в лаборатории с зарешеченными окнами. Окинул взором их молодой сад и повернулся к сотрудникам.
       - Около двух или более веков назад известный тогда исследователь психических процессов, происходящих в нашем мозгу, Юнг нарисовал всю сферу психики человека, в которую он включал "Сознание", "Эго", "Самость". По установленным на то время фактам Юнг отвел сознанию человека самую большую область во всей сфере психики. Но, по моему, это неверно. Также неверно, как мне представляется, он определял и "Эго" человека. В Эго частично входит его инстинкт, поскольку инстинкт оказывает существенное влияние на сознание. Тем более, что сознание составляет очень малую величину во всем объеме разума человека. Юнг, кроме того, исключил "душу" и поставил как бы взамен ее "Эго". Но одно другое не замещает - оба существуют. Поэтому на место его "Эго", или рядом с ним, надо поставить "душу". А "Эго" вмещает больше, чем ядро, душа. Оно вмещает также кроме сознания некоторые инстинкты, работающие в связке с сознанием и помогающие ему.
       Успокоившись, Райнер подошел к столу, взял свой бокал с недопитым им коктейлем из трав, и вновь вернулся к своему креслу. Понемногу отхлебывая из бокала, покручивая его между пальцами, Райнер продолжил свой просветительский монолог.

    - Вспомним великих. Часто их действия определялись не только чисто рассудком или сознанием, но и тем, что им приснилось, привиделось и т.д.

    511

       И опираясь на это и на свой инстинкт, они совершали действия. А Интуиция - это, возможно, канал связи между душой - энергетическим сгустком и разумом - аппаратом мозга и его нейронных клеток и связей. Поэтому в понятие "Эго" я вкладываю не только то, что мыслит о себе человек или о нем окружающие, но и хотя бы малую часть его поступков, сформировавшихся не только им осознанно, но и под воздействием неосознанных функций мозга - инстинкта.
       Райнер оглядел лица внимательно слушавших его сотрудников, отпил из бокала и продолжил.
       - "Коллективное бессознательное" Юнга в прежние столетия не раз приводило к "коллективному бессознательному" революционного хаоса как следствие передачи мысли от отдельной личности к толпе. Стало быть, "Коллективное бессознательное" по Юнгу, это что - инстинкт? Но побуждения и действия революционеров всяческих окрасок возникали на почве разумных рассуждений, то есть не инстинкта. Инстинкт зовет к выживанию рода, к созиданию, а не к разрушению. Хотя в другой ситуации, в ситуации обороны он может призвать и к схватке, чтобы защитить жизнь. Но логика революций иная. Она направлена не на защиту жизни, а на разрушение установившегося ее порядка. Надо учесть также еще и "инстинкт" толпы, который никто еще не исследовал. А он, возможно, и есть мотор революций, ее действующая сила. Материалисты прошлого и позапрошлого веков более столетия очень плодотворно для себя использовали концепцию идеи, то есть то, против чего стоит весь материализм. А идеалисты в философии этого не заметили. Они посчитали ниже своего достоинства спорить и что-то доказывать непросвещенным умам. И это было крупной ошибкой с точки зрения развития человеческого разума. Ум без пищи перестает жить. Он возвращается в прежнюю звериную стадию - к одному только инстинкту на выживание без всякого "Эго"...

    512

       В помещении повисла гнетущая тишина. Молодые сотрудники боялись произнести какое-нибудь неуместное слово, какую-нибудь нелепость.
       Райнер оглядел лица своих сотрудников, повеселел и уже закончил не в духе предшествующего лекционного монолога.
       - Представьте себе зародыш внутри материнской утробы. При рождении он пытается найти свой путь в новый для него мир. Но при этом он, как существо своего мира, мира плаценты, погибает, умирает в этом своем, первичном для него мире. Выйдя на свет из утробы матери, он, ребенок, начинает учиться тому, как жить в новом для него мире. Так же и взрослый человек, уходя в смерть, не его физическое тело, но его разум, душа, попадает в новый для нее мир, где она также должна научиться жить.
       Тот же молодой сотрудник не успокоился:
       - А как же быть с "Эго" человека?
       - Ну что же! Душа и Эго! Если мы ведем речь не о, так сказать, загробном путешествии души, а о состоянии человека, который пребывает в этом нашем физическом мире, то я могу вам напомнить описанные случаи так называемой клинической смерти. Многие опрошенные утверждают, что их сознание в такие моменты отделялось от тела и они наблюдали за ним со стороны. Но ни один из них не говорил, что при этом его душа оставила его. О чем это говорит? О том, что "Я" человека и его "Эго" существует не в мозгу, а где-то еще. Поэты указывают на сердце. Возможно, в разуме или в рассудке? Значит Разум ближе к Эго, к Душе, а Мозг к Инстинкту, отвечающему за физическое выживание тела в данных внешних условиях его существования. Грубо говоря, пока Душа гуляет в пространстве, Мозг работает. Вот нам и предстоит исследовать мозг испытуемого, пока его Душа где-то витает. Нам надо установить основные узлы передачи информации между обоими полушариями мозга. Это и

    513

       есть наша главная задача. Кроме того, нам еще надо поэкспериментировать с частотой восприятия звука.
       - Шеф, а при чем здесь звук?
       - Очень даже при чем! Известно, что радиочастота Земли составляет 7-8 герц. Электромагнитная частота головного мозга человека, альфа-ритм, тоже составляет около 8 герц. А эти ритмы головного мозга человека могут нести информацию о его мыслительной деятельности. Биоритмы человека и земных животных совпадают с импульсом частоты, возникающим в момент солнечного восхода. Волны выше или ниже этих частот способны убить живое существо. Поскольку мне приходилось в прежней моей деятельности работать в секретных лабораториях, то я знаю, что до сих пор предпринимаются попытки разработать инфразвуковое оружие, основанное на использовании звуковых волн с частотой от 0 до 100-120 герц, которые могут оказывать сильное воздействие на человеческий организм. Подобное оружие способно создавать инфразвуковые колебания, находящиеся ниже или выше уровня восприятия человеческого уха. Они способны вызывать состояние тревоги, отчаяния и даже ужаса. Они могут приводить к эпилепсии и даже к летальному исходу.
       Райнер помолчал несколько мгновений и закончил:
       - Во всяком случае, эксперименты над кроликами проводились. В других мирах доминирующий импульс частоты может оказаться не таким, как на Земле. Поэтому поработаем над этим. Надо, во-первых, попытаться создать защиту от импульса иной частоты, а не той, к которой привык человеческий мозг. А во-вторых, поработать над изменением восприятия частоты звука.

    - Шеф, если люди так чувствительны к частоте радиоволн, может быть тогда мы - биороботы? Может быть нас создала далекая цивилизация на Земле для подготовки ее к обитанию этой цивилизации? Мы своей физиологической деятельностью готовим планету Земля для чужой

    514

       цивилизации. А ее наблюдатели появляются на Земле иногда в виде НЛО?!
       - А как ты тогда отнесешься к Аркаду и Воласу? Они - НЛО или разум, как и мы?! То-то и оно! Все, дискуссии заканчиваем,
       начинаем работать. Перед каждым поставлены задачи, вот к их решению и приступим...

    * * *

    ГЛАВА 10

       - Вы слышали, вы слышали? - В общую комнату вбежал запыхавшийся молодой сотрудник из лаборатории Райнера. - Они скоро полетят!
       Коллинз, Сеунин и другие отдыхали от своих неотложных дел, попивая напиток, приготовленный женщинами колонии. Они уже настолько к нему привыкли, что он заменял им крепкие алкогольные напитки. Кто-то придумал ему название - коктейль "Мирный"; оно прижилось.
       Лениво глядя в сад с играющими детишками, за которыми присматривали роботы-нянки, Андрей неторопливо, растягивая слова, произнес:
       - Во-первых, сядь! На вот, выпей, это приведет твои мысли в порядок, - он налил из графина коктейля и подал полный стакан Николаю. - Пей, пей, успеешь рассказать.
       Он с усмешкой наблюдал, как молодой сотрудник, захлебываясь, большими глотками пытался побыстрее опорожнить стакан, чтобы высказать новость, которая переполняла его до краев, видимо, она его очень возбудила.
       - Во-вторых, кто, когда и куда летит? Когда выпьешь, расскажешь все по порядку.
       Наконец, отдышавшись, Николай стал рассказывать.

    515

       - Наш оператор включил связь с Землей. Я как раз был там с заданием шефа. Нам нужна некоторая информация с Земли об исследованиях на мозге. Он мне дал задание с помощью Семена связаться с некоторыми научными лабораториями Земли. Когда я стал говорить Семену, с каким центрами нам надо связаться, вот тогда-то и прозвучало сообщение с Земли в новостях о том, что скоро совместная команда землян и ликов полетит в сторону системы Волопаса. Возникли помехи и мы не узнали - когда и куда. Но ведь если формируется экипаж для длительного космического полета, это же не делается очень быстро? - Николай с надеждой на поддержку его мысли поочередно посмотрел в лица старших.
       - Ведь можно подать заявку и стать членом экипажа, ведь еще не поздно?
       - Ну, если ты так рвешься в космическое путешествие, то тебе надо поспешить узнать все в деталях. - Коллинз с одобрением взглянул на молодого сотрудника и подумал, - "Когда-то и я, такой же молодой так же, как он теперь, рвался в Космос. А теперь?! А что теперь, я и сейчас не прочь попутешествовать, тем более, вместе с ликами". - Кстати, первым делом узнай, когда набирается экипаж из землян, какие критерии отбора, сроки и форма подачи заявки на участие. Пожалуй, я бы тоже попробовал поучаствовать, если получится.

    * * *

       Договоренность властей Земли с Ликами была достигнута заранее. Маршрут экспедиции был определен в направлении созвездия Девы к ее главной звезде Спика, затем по некоторой дуге в направлении созвездия Волопас и далее по той же дуге в сторону созвездия Большой Медведицы. С самого начала все понимали, что достичь указанных звездных систем землянам и ликам не удастся при имеющихся скоростях полета, но разведку близлежащих звездных систем в этом направлении можно было осуществить. Поскольку именно со стороны системы Волопаса, как

    516

       сообщили землянам Аркад с Воласом, возможна угроза металлических монстров.
       Совместная экспедиция должна осуществиться на 2-х кораблях в смешанных составах экипажей. На корабле землян по 2-3 лика и также 2-3 землянина на корабле ликов. Экипаж каждого корабля должен состоять из 20-30 членов, в число которых должны были войти капитан корабля, несколько человек технически обслуживающего корабль персонала, персонал по защите, а также представители нескольких отраслей знания. Одновременно после завершения этой экспедиции планировалась уже и следующая к планетарной системе, на которую указал Аркад, как на вероятно обитаемую с признаками на ней живых разумных существ.
       Отбор состава для первой экспедиции для землян начинался со следующей недели после подачи заявок. Он должен был быть завершен через месяц после начала отбора. Затем еще месяц адаптации, притирки членов экипажа друг к другу, но уже в космосе. И уже потом встреча двух кораблей в космическом пространстве на половине расстояния между солнечной системой и системой ликов с обменом членами экипажей. Лики
       должны были поторопиться, чтобы прибыть в пункт назначенной встречи в намеченное время, поскольку до этого пункта им лететь было дальше, чем землянам. После встречи экипажей двух кораблей по согласованным планам еще некоторое время отводилось на налаживание и отработку систем связи между кораблями Земли и планетой Ликов, налаживание систем защиты кораблей. То есть на подготовку и начало совместной экспедиции к системе Спика отводилось порядка 3-х земных месяцев. Желающим в ней поучаствовать стоило поспешить.
       Земная комиссия по отбору отдала предпочтение тем специалистам, которые либо уже совершали полеты, подобные этому, либо уже находились в различных службах в космосе. В результате отбора с земной стороны в состав экипажа из колонистов попали Сеунин, Коллинз, Николай - сотрудник Райнера.

    517

       По пути следования к намеченному пункту встречи двух кораблей никаких особых событий с составами команд обоих кораблей не произошло. В состав экипажа ликов попал Неел со своей супругой и один из партии решительно настроенных - Моом. По вылете со своих позиций команды обоих кораблей уже стали тестировать системы связи между кораблями.
       Примерно на середине расстояния между солнечной системой землян и системой ликов - созвездия Малого Пса произошла встреча двух кораблей, во время которой состоялся обмен членами экипажей и проверка связи. В течение земного месяца экипажи адаптировались и проверяли не только переводные системы, но и системы связи между кораблями и своими планетами. Иногда случались некоторые сбои, и тогда корабли сближались и экипажи отлаживали системы. Наконец, в назначенный день корабли устремились в направлении главной звезды системы Волопас - Арктура. Их целью было проверить одну из планетарных систем по пути к этой звезде, по координатам, полученным от Аркада и Воласа.
       Несколько месяцев прошли в унылой, монотонной работе двух экипажей по отработке систем связи, по поддержанию физических данных, по обмену мнений по всем вопросам жизнедеятельности и веры землян и ликов и пр. Никаких событий, которые стоило бы отметить как особые, за эти месяцы не произошло. Наконец, два корабля приблизились к намеченной цели, к планете, на которой по некоторым косвенным данным могла существовать разумная жизнь...

    * * *

       Корабли зависли над планетой. Командиры обоих кораблей согласовали совместные действия по отправке к планете 2-х аэрстримов, в состав которых вошли 2 рулевых, 2 специалиста по связи, 2 по защите, по 3 исследователя от каждой команды; итого 12 членов 2-х аэрстримов. У каждого спускавшегося на планету участника был автоматический переводчик с земного на язык ликов и обратно.
      

    518

       Первая группа из 5 человек и одного лика опустилась на поверхность планеты, на поляну, вокруг которой были сплошные заросли. Обустроив временный лагерь вокруг аэрстрима, оставив в нем рулевого, связиста и ученого лика, остальные 2 исследователя и 1 телохранитель отправились на ближайшую разведку.
       Андрей Сеунин, поглядывая по сторонам, опасаясь неожиданной угрозы из чащи, оглядываясь назад на временный лагерь, немного отстал от спешивших исследовать новый мир ученых. Впереди произошло что-то непонятное. Два исследователя вдруг застыли как вкопанные, как мумии, без всякого движения. Окликнув их и не получив ответа, Андрей осторожно к ним приблизился. На небольшой поляне, на которую наткнулась группа, покоился наполовину находившийся в почве шар диаметром около 3-х метров.
       Поверхность шара была черной, а падавший на нее свет совершенно не отражался от нее. Странный шар не отбрасывал тени - лучи низкого солнца огибали этот странный объект, падая на высокую траву за ним. На взгляд его поверхность казалась прохладной и бездонной. Андрей посмотрел на своих подопечных. Их лица ничего не выражали. Они застыли, устремив остановившийся взгляд на шар, они будто бы окаменели. Сделав еще один шаг к ним, Андрей ощутил на себе обволакивающий луч, щупальца которого стали проникать под черепную коробку. Андрей напрягся. Он не изменил положения своего тела, все мускулы его были напряжены. Он попытался сосредоточиться на том, что окружало его в этой среде: их маленькая группа, их лагерь, эти заросли. Что-то внешнее для его разума мешало ему. Оно пыталось завладеть его сознанием. Его щупальца стали проникать в его мозг, причиняя боль, как если бы сотни иголок с разных сторон вонзились ему под черепную коробку.

    519

       Что-то чужое, а это было именно нечто чуждое для его разума, разума землянина, своим грубым контактом причинило ему интеллектуальную, душевную боль.
       С тех пор, как он вышел из юношеского возраста, никогда, ни при каких обстоятельствах он не позволял кому бы то ни было проникать в его "Эго". В этом отношении он научился бороться. И когда краем глаза он увидел, как его физическое тело пришло в движение, и ноги стали выпрямляться, чтобы отвести его туда, к этому неизвестному черному шару, его разум захлестнула ярость. Он заставил себя остановиться и послал мысленный вопрос:
       "Кто вы, или кто ты? И что тебе надо от меня?"
       Он почувствовал, как психосоматическая хватка ослабла. Как будто бы щупальца, пытавшиеся захватить его мозг, от самого его вопроса потеряли силу. Перед своим внутренним взором он моментально получил картинку каких-то хаотичных символов и образов, из которых он не смог составить какое-нибудь понятное ему объяснение.
       "Я - землянин. Вы для меня - чужие. Я не подчиняюсь вашей воле. Если хотите контакта со мною, то изъясняйтесь так, чтобы я понял ваши намерения. Если нет, пошли прочь"...
       Андрей почувствовал, как щупальца опали. Мысленно он вообразил их движения и проследил их возвращение к черному шару. Край зарослей, около которых был шар, слегка осветился. Шар перестал быть полностью черным.
       "Что же дальше? Что мне делать? - подумал Андрей, не решаясь предпринять каких-либо действий. - Первый напор я, кажется, выстоял, а как дальше?".

    Он машинально провел рукой по лицу, вытирая ладонью холодный пот, который струился потоками со лба и висков. Накал ярости спал. Что-то от нее, как отголосок, еще оставалось в душе, но одновременно с этим

    520

       появилось беспокойство, пока еще не переходящее в явный страх. "Они могут сделать со мной все, что угодно, если я расслаблюсь" - подумал он.
       Он стал вспоминать все то, что ему приходилось читать об аутотренинге, о самовнушении. Разумом он понимал, что это для него сейчас самое необходимое. Но вот душа - она не подчинялась рассудку. Она была полна решимости, беспокойства, страха и тому подобными чувствами, но не могла настроиться на аутотренинг. Глядя на замершие тела членов своей исследовательской группы, он пытался придумать, как ему поступить. От этой психосоматической хватки шара ему одному не избавить своих коллег. Что делать? Ниточка памяти высветила одно лицо, лицо Аркада. И он мысленно завопил, призывая на помощь своего кумира. "Аркад, где ты? Спаси нас! Мы попали в трудную ситуацию, самим нам не справиться!".

    * * *

       - Волас, я получил сигнал от землян с планеты, которую они исследуют. Кажется, они попали в ловушку какого-то объекта. Что будем делать?
       - Конечно же, выручать твоих соплеменников. Давай вначале их освободим, а потом посмотрим, что это за объект.
       - Арк, это не разум, даже не искусственный. Это механизм. Я вижу следы, куда с его помощью отправилось мое племя...В другую галактику. Давай-ка освободим от его опеки твоих соплеменников, пока этот аппарат еще не забросил их неизвестно куда...
       Кажется, прошли столетия, прежде чем Андрей понял, что его коллеги ожили. Они зашевелились, в недоумении оглядываясь вокруг, как если бы они все это видели впервые. "Андрей, твои коллеги свободны" - услышал он голос в своей
       голове. Это был Аркад. "Уходите с этого места, мы с Воласом разберемся с этим шаром".

    521

       Сеунин обошел обоих ученых, потормошил их и, взмахом руки позвав следовать за собой, повел их прочь от этого шара. Выйдя из зарослей, группа наткнулась на небольшую котловину, спуск в которую не составил трудностей. Выдерживая безопасное расстояние друг от друга, группа спустилась в лощину, по бокам которой рос приземистый кустарник...
       - Что это было, Андрей?
       - Я сам не знаю! Оно засасывало нас в себя. Вы-то уже были почти готовы войти внутрь этого шара, я немного отстал, и это нас спасло.
       Он не стал говорить о том, что был на грани паники, и о том, что мысленно позвал на помощь Аркада, который и освободил их от плена. Что представлял собой этот шар - какую-то форму жизни, с которой они не смогли найти контакт и узнать, что произошло с разумными на этой планете? А может быть, это был искусственный аппарат? Видимо, сами они этого уже никогда не узнают, если Аркад не захочет об этом что-то сказать. Эти мысли одолевали Андрея, пока они не спустились в лощину, которая полностью отвлекла их от предшествующих впечатлений, поскольку по ее склонам располагалось нечто, представлявшее научный интерес. Буквально на поверхности почвенных слоев они обнаружили следы пребывания на планете живых физических существ. Они также нашли следы разрушений от берсеркеров, о чем Андрей сообщил впоследствии на Землю и на планету Ликов.

    * * *

    ГЛАВА 11

       Прошло время. Земное руководство посчитало необходимым проверить еще одно направление, указанное Аркадом.
       Межпланетный корабль землян, в экипаж которого также вошли по одному представителю ликов и гоолов, стартовал с "Наблюдательного", астероида солнечной системы, на котором располагался главный штаб Говарда.
      

    522

       На пути к созвездию Волопаса, в том же направлении, в котором два экипажа - землян и ликов, исследовали одну из планетарных систем, объединенное земное космическое агентство решило проверить еще один адрес, сообщенный Аркадом и его учителем. Эта планетная система находилась несколько в стороне от основной космической трассы к системе Волопаса. Экипаж корабля получил указание Говарда зайти в эту планетарную систему. По информации Аркада и Воласа, в этой системе одна из планет демонстрировала признаки присутствия на ней Разума. Вот только в какой форме, было непонятно. Единственное, что они определили - этот разум не враждебен и, кажется, просит о помощи.
       Корабль завис над планетой, плывущей в системе из трех звезд, одна из которых была самой яркой и представляла собой подобие земного Солнца. Две другие были малыми карликами, излучавшими на планету бледный тусклый свет. Вместе все три давали достаточно света и тепла, чтобы на планете могла существовать жизнь. Однако ландшафт планеты состоял почти из одних гор. Горы, горы, горы, перемежающиеся между собой небольшими холмами, насыпями из камней, и прогалинами между ними в виде небольших плато. Растительности было мало. На отдельных крупных вершинах, да еще на крупных валунах обнаруживались некоторые растения в виде небольших кустиков как рожки на головах неких животных.
       Аэрстрим с экипажем из 4 землян, одного лика и одного гоола опустился на поляну со скудной растительностью...
       В состав земной части экспедиции вошли Андрей Сеунин и Вальтер Штарм. Вальтеру уже перевалило за 50. Он не имел семьи. Любитель путешествий и авантюр в разумных пределах, он с удовольствием принял предложение земной комиссии отправиться в дальнюю экспедицию. Среднего роста с развитой мускулатурой, он жаждал новых впечатлений от физического, материального мира, в котором жил...
      

    523

       Они оборудовали временный лагерь вокруг аэрстрима...Гоол по имени Хуур намеревался было сразу броситься в россыпь камней, чтобы исследовать новый мир. Практически все племя гоолов отличалось этим качеством. Они были любопытны. Но командир отряда, Сеунин, остудил его пыл...
       Когда лагерь был разбит, налажена связь с кораблем, находившимся на орбите, командир отдал приказ двигаться цепочкой по намеченному маршруту по координатам, которые они получили от Говарда...

    * * *

       Экспедиция побывала в трех местах планеты и везде наблюдала одно и то же. Остановившись на одном из небольших плато среди двух невысоких взгорий, решили взять пробу грунта. Приборы стали неожиданно выходить из строя. Вернее, их показатели стали интенсивно изменяться в разные стороны. Один из минералогов удивленно уставился на свой компас.
       - Эрвин, скажите, у вас прибор показывает то же самое, что и у меня?
       Они сравнили показатели двух приборов. Показания были разные. Стрелка прибора Эрвина явно отклонялась в сторону находящегося от него слева холма, а стрелка прибора другого землянина указывала направление прямо, по курсу которого возвышалась гора.
       - Ну и кто мне объяснит, что все это должно значить? Что, приборы вышли из строя? А как у остальных?
       Проверка показывала, что часть приборов тех членов экспедиции, которые стояли лицом к холму, указывала на этот самый холм, другая часть у тех, кто стоял лицом к горе, указывала на нее.
       - Неел, это по вашей части. Странные показания приборов, вы не находите?

    Неел не пользовался своей способностью к телепатии, чтобы не создавать проблем с межрасовым экипажем их корабля. Он направил свой

    524

       прибор на одно из возвышений, затем развернул его на 90 градусов, посмотрел на показания, сравнил их, а затем отключился от внешнего мира и сосредоточился на своих телепатических свойствах...
       Через некоторое время с помощью ретранслятора он сообщил другим членам группы:
       - Мне кажется, что я получаю какие-то осмысленные сигналы!
       Самый молодой из группы, Эрвин, был полон энтузиазма от своей новости:
       - Смотрите, смотрите, кто-то, кто прячется в этих холмах, хочет что-то нам сказать!
       Он, почти в такой же степени, как и лики, обладал повышенной чувствительностью, восприимчивостью к телепатическим сигналам, а потому почувствовал, ощутил ментальные сигналы.
       - Землянин, там никто не прячется, сигналы подают сами эти горы.
       Для подтверждения своей догадки и для того, чтобы поняли все, Неел уже использовал свои телепатические возможности. Он направил в мозг каждому из группы мысль - "Эти горные образования - живые сущности. Основа их кремниевая. Они хотят нам что-то сообщить, что-то важное для них, для их существования".
       И уже через ретранслятор он добавил:
       - Я попробую выяснить у них, чего они хотят.
       Неел закрыл свой мозг для сигналов от органических мыслящих существ. Настроил свой мозг на те сигналы, которые он получил некоторое время назад в виде неких абстрактных символов от находившейся перед ним сопки. Время тянулось долго. Он уже было подумал, что ошибся в отношении разумности тех символов, которые проникли некоторое время назад в его мозг, подумал, что, может быть, это было вызвано переутомлением его мозга. И вдруг он получил замедленную, движущуюся картинку, из которой следовало, что все, что они здесь увидели - горы, сопки, валуны - все это мыслящее, имеет разум, который

    525

       просит их, органических существ, летающих в Космосе, о некоей помощи им, которые не могут подняться в небеса.
       - Коллеги, - Неел отключился от этих картинок и стал говорить в ретранслятор, - я понял, что Разум на этой планете базируется на кремниевой основе, не как мы все с вами. И он просит помощи. Он показывает мне в картинках, в символах угрозу для него из Космоса. Эта угроза состоит в метеоритах, которые постоянно ниспадают с небес на них и разрушают их жизнь. Сейчас я попытаюсь узнать у него, какая помощь ему требуется.
       Неел вновь выключил ретранслятор, повернулся к горе, на которую был направлен его прибор, сосредоточил свои ментальные усилия на приеме телепатических сигналов. В его мозгу, как на экране, опять появились символы и картинки.
       Вначале это были картины падения метеоритов на планету, разрушения гор, сопок, валунов. Затем появилась картина их приземления на планете. Потом появились некие символы, за которыми следовали картины движения органических существ, т. е. их, сооружающих некий щит над планетой.
       Неел понял, что разум планеты просит у них защиты от метеоритного дождя из космоса...

    * * *

    ГЛАВА 12

       - Говард! Вы меня слышите?
       - Да, Аркад.
       - В ближайшее время Вам надо будет самим все определять и решать...
       Аркад на несколько мгновений замолчал...Говард решил, что сеанс связи закончен. Он уже было собрался отдать команду своим подчиненным связистам о регистрации произошедшего контакта связи, но голос Аркада в динамике, стоявшем на его рабочем столе, возник вновь.
      

    526

       - Мой учитель, как вы знаете, Волас, скоро должен покинуть нас насовсем. "Скоро" - конечно, относительно, по земным меркам это не так быстро. Тем не менее, перед уходом в Вечность он предложил мне сопроводить его в его родную систему, в систему его расы, из которой он вышел. По земным астрокартам - это система Волопаса. Главная звезда - Арктур. Я не могу и не хочу отказать ему в его просьбе. Мало того, я хочу кое-что проверить. Возможно, мои необычайные для землян способности имеют корни в той планетной системе. Мне необходимо это проверить.
       Аркад еще несколько мгновений помолчал, и закончил:
       - Поэтому, возможно, мы будем отсутствовать на связи несколько месяцев по земному времени. Карты возможных угроз со стороны берсеркеров я вам передал. Не думаю, что в этот промежуток времени, что мы будем отсутствовать, произойдет нападение с их стороны. Время пока еще не пришло. Слишком велики для них расстояния. Но все же для подстраховки мы оставляем вам в помощь одного излеченного берсеркера. Его мы назвали Бером. Хотя он и создан органическими разумными существами, это не значит, что он - робот. Он разумен. Так что общайтесь с ним как с разумным существом. Он будет выполнять задачи, поставленные лично Вами, Говард, но рациональные. Так что перед тем, как дать ему какую-либо задачу, проверьте ее на разумность. У искусственного разума логика безупречна....
       С тех пор, как первый раз Говард услышал голос Аркада из старого неподключенного к сети динамика, подчиненные разными способами пытались убрать этот устаревший динамик как старый хлам, портивший общий презентабельный вид кабинета их шефа. Откуда им было знать, что это основной канал связи Говарда с известным всем Аркадом. Говард каждый раз категорически пресекал эти их попытки. Среди его подчиненных ходили слухи, что их шеф подвержен ностальгии по прошлому. Им было невдомек, что этот неподключенный к сети старый

    527

       динамик, возможно, самый ценный прибор среди всех, с которыми они работали, поскольку он обеспечивал связь с Аркадом.
       Вот и сейчас, разговаривая посредством этого динамика с Аркадом, Говард был рад, что не позволил своим подчиненным "навести порядок" в своем кабинете. "Пусть думают, что я привязан к старым вещам" - подумал Говард, а в ответ Аркаду произнес:
       - Аркад! Земля тоже планирует полет одного корабля в систему Волопаса. Но это, конечно же, продлится долго. Возможно, к тому времени, когда земной корабль достигнет какой-либо планеты системы, вы с Воласом уже вернетесь из своей экспедиции. Земную экспедицию я отменить не могу.
       - Не волнуйтесь, Говард. Пусть летят. Для землян это полезно. Пусть разведают новые космические миры. По пути нашего следования мы вам дадим кое-какие координаты планет системы, которые землянам следует посетить для проверки наличия там Разума. Мы с Воласом не сможем все проверить на пути, только зафиксируем сигналы и сообщим вам координаты. Так что сообщите своему начальству, что маршрут полета земного корабля должен будет корректироваться уже в ходе его полета. Ну, что же, Говард, удачи вам! Ждите очередного сообщения...

    * * *

       - Давай взглянем еще раз на нашу карту. Мне показалось, что из той области Космоса есть слабые сигналы. Они могут свидетельствовать о многом, в том числе о наличии в этой системе Разума. Как твои земляне называют эту систему?
       - В том направлении это созвездие, на которое ты указал, мои соплеменники называют созвездием Стрельца. Кстати, Волас, я слежу за последними научными разработками землян. Так вот, наши астрономы в этой системе обнаружили более десятка планет земного типа. Правда, до звезд этой системы, похожих на Солнце, нужно преодолеть расстояние, выходящее за пределы нашей карты.

    528

       - Сколько же?
       - До одной из них около 82 световых лет, до второй - 71 световой год. Но ты прав, возможно, на планетах, которые они согревают, есть разум.
       - Нам надо обследовать эту систему, Арк, перед тем, как мы посетим мою...
       - Что ты имеешь в виду, Волас?
       - Арк, перед окончательным уходом я хотел бы еще раз посетить свою систему вместе с тобой. Вы называете ее созвездием Волопаса. Я хотел бы проверить свои предположения в отношении тебя.
       - Какие, Волас?
       - Мне показалось, что в тебе есть нечто, что связывает тебя с нашей звездой. На языке твоего племени - это Арктур. С самого начала нашей встречи я спрашивал себя, почему я выбрал в качестве ученика именно тебя. И я склоняюсь к мнению, что в тебе есть нечто от нашего племени. Так что давай посетим эту систему, заодно проверим, есть ли там базы монстров...

    * * *

       - Арк, вот мы и дома, в моей системе. Видишь ту планету в парсеке от звезды Арктура? Там было мое племя...Конечно, за такое долгое время нельзя надеяться, что здесь что-то сохранится. Давай спустимся и посмотрим хотя бы на то, что осталось.
       Они опустились на основную планету бывшего племени Воласа. Там они обнаружили свидетельства гибели всего живого. Но одновременно они обнаружили артефакты, которые говорили о том, что племя Воласа покинуло эту планету еще до начала ее катастрофы.

    - Помнишь тот шар, Арк, от которого мы с тобой совсем недавно спасли твоих соплеменников? - мыслеобраз Воласа окрасился в печальные тона. - Еще там я предполагал, в каком направлении ушло мое племя. А здесь мы видим подтверждение этому. По этим артефактам у меня появилась

    529

       надежда, что мое племя живо. Оно задолго до катастрофы планеты переселилось в другую звездную систему...
       - Волас, может быть, мы вместе попробуем проследить, в какую именно систему?
       - Аркад, посмотри на эти лучи. Видишь, они тянутся туда и туда за миллионы парсек. Значит, перед нами преломитель лучей...подожди, вот, нашел, в вашем языке это линза, которая поможет нам определить, куда направилось мое племя.
       - Волас, но что эта линза преломляет?
       - Все что угодно. Любые излучения, любые поля - электронные, радиационные, гравитационные...Это означает, что перед нами объект, подобный нашей галактике, а может быть, и больше. А за ним еще более мощный объект. По этим излучениям можно предполагать, что нас там ожидает. Кстати, у искусственного разума особый привкус, и по этим излучениям мы можем определить, есть ли он там и насколько он опасен для Разума. Это тебе полезно помнить. Видишь ту спираль? Конечно, со стороны твоего солнца она выглядит несколько по-другому. Как твое племя ее называет? Из самых крупных она, по-моему, самая ближайшая к нам...
       - Дай-ка сориентироваться. Кажется, это походит на Андромеду. В связи с этим я вспомнил: наши астрономы определили, что более 200 миллионов лет назад по земному времени она столкнулась с другой галактикой. Как раз тогда, когда на Земле образовался Атлантический океан. По их прогнозам, через несколько миллиардов лет наша Галактика тоже столкнется с Андромедой.
       - Вот почему я должен в оставшееся мне время попытаться найти следы ухода моего племени.
       - Но это мы можем сделать вместе?!

    530

       - Арк, у тебя другая задача. Ты должен выполнить свою миссию в этой системе. А я уже могу не успеть... Если у меня не получиться, попробуй ты их найти... Помни, что в тебе есть нечто от нашего племени...

    * * *

       - Волас, скажи, ты знаешь о том, что ждет тебя впереди... Я имею в виду потом, после твоего ухода в Вечное... Есть что-либо
       там, в Вечном? Или это окончательное небытие, ноль для любого разума? Как ты думаешь?
       Аркад несколько мгновений слышал только тишину. Он уже было подумал, что Волас не воспринял его мысль, поскольку был закрыт для мира. Но он ошибся. Волас действительно закрылся после такого вопроса, но только для того, чтобы помедитировать, если вообще этот человеческий термин подходит к интенсивному мыследеятельному процессу сгустка энергетической плазмы. Его озадачил этот неожиданный для него вопрос его бывшего ученика, а теперь уже такого же, как и он сам, Защитника Разума, Аркада. Он всегда знал, в чем его предназначение, а также то, что в случае его исполнения он в течение некоторого промежутка времени должен уйти в Великое Вечное. Но что из себя представляет это самое Великое Вечное, ни его наставники в его далеком детстве, когда раса Защитников была еще достаточно сильной и многочисленной, не дали ему понять, ни он сам никогда над этим не задумывался. "А ведь действительно, что будет потом?!". Теперь его функции полностью выполнены и он может себе позволить поразмышлять о чем-то постороннем. Этим он как раз и занимался после неожиданного вопроса своего бывшего ученика. Мысли будоражили его разум. "Великое Вечное, куда мне вскоре придется отправиться, что это? Что оно собой представляет? Может я все же не исчезну совсем, без следа, а превращусь хотя бы в маленькую ячейку памяти Вселенского Разума?! Но и в таком качестве я как осмысливающий самого себя разум тоже исчезну?! А если и

    531

       существует Вселенский Разум, то что он из себя представляет? Каков он? Как я, или более сложный организм? Какое-то гигантское в масштабах целой галактики или даже Вселенной энергетическое поле, пространство?! Что меня там ждет?"
       Волас снял ментальный барьер и отреагировал на послание-мысль Аркада:
       - Арк, ты задал странный для тебя вопрос, на который у меня нет ответа. Странный, поскольку вы, земляне, живете так мало по сравнению с моей расой, но, тем не менее, задумываетесь над такими вещами. Моя раса по сравнению с твоей живет, - Волас поправился, - жила неизмеримо дольше, но никогда не ставила
       таких вопросов. Вот почему я в растерянности. Могу только ответить, что не знаю. Но твой вопрос поставил передо мной новую для меня интеллектуальную задачу, которая сама по себе интересна, и мне хочется попробовать ее решить. А для этого надо еще пожить в этом мире. Своим вопросом ты породил смысл моего дальнейшего существования. Пожалуй, мне еще рано уходить в Великое Вечное, пока я не решу эту задачу. Я чувствую, что я могу перенастроить себя, поменять свое предназначение - из функции Защитника, которую я выполнил полностью, в функцию Исследователя. И я благодарен тебе за твой вопрос... Надеюсь, и ты когда-нибудь, найдя своего ученика и обучив его Защите, сможешь поменять свою основную функцию...
       Ближайшие сторонние наблюдатели, если бы они были, могли бы увидеть фейерверк, рассыпавшийся в темном пространстве из какого-то, почти незаметного туманного сгустка. Это Волас таким образом, выразил свой восторг - часть своего энергетического сгустка он пустил в Космос в виде радужных всплесков...
       Через какие-то мгновения в мыслеобразе Воласа вновь проскользнули грустные нотки:

    532

       - Арк, но нам все равно придется расстаться. Тебе надо будет выполнять твою функцию Защитника, а я...если у меня в ближайшее время появится эта новая для меня функция, я стану Исследователем, и наши пути разойдутся. Никогда не забывай эту звезду, из системы которой пошли корни нашего с тобой племени...

    * * *

       Так завершилась краткая история Защитника Разума Воласа из созвездия Волопаса и его ученика, землянина по
       рождению, Аркада, который стал таким же защитником, как и его бывший наставник. Они, наконец-то, посетили прародину Воласа, и Аркад обрел свою звезду - Арктур, из системы которой, как они полагали, пошли их общие корни...

    * * *

    ЭПИЛОГ

       Тысячелетия прошли с начала Пути Аркада. Используя энергию нулевых колебаний и принцип движения внутри пузыря плазмы, которые позволяли использовать гравитационные взаимодействия для преодоления скорости света, земляне давно освоили космическое пространство в своем рукаве Галактики. То здесь, то там возникали и разрушались звездные империи, на месте которых появлялись новые политические образования.
       Наследники Аркада распространились по Космосу. Они всегда были в цене. Из-за необычных способностей их услугами пользовались разные правители. Но ни один из наследников не обладал всеми качествами своего знаменитого предка.
       Спустя тысячелетия, новые поколения землян, разбросавших свои поселения в разных звездных системах, вернувшись на астероид, на котором остались некоторые его разработки и разработки его друзей, обнаружили их, назвав артефактами исчезнувшей цивилизации Арк. Аркад стал легендой землян повсюду, куда проникало человечество. И даже там, где оно еще никогда не бывало, где Аркаду пришлось защищать

    533

       разум... Но это уже было потом. До того же у него было множество дел в том рукаве Галактики, откуда он вышел.
       Потом, после долгого земного бытия, Аркад стал уже далеко не тем человеческим существом, с которого начинался его путь Защитника Разума. Когда у него с Анхел уже появились дети и внуки, когда его любимая состарилась и тихо ушла в вечность, так же, как и все его земные друзья, и его уже ничего более не удерживало в его первой, физической, земной оболочке, Аркад полностью перешел во вторую свою сущность - в энергию Разума. Он навсегда отправился в основной свой Путь, к звездам, защищать Разум, где бы он ни возник и в какой бы форме не проявил себя. Наконец, он полностью посвятил себя своему предназначению, своей судьбе.

    * * *

      
      
      
       164
      
      
       1
      
      
      
      
       49
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       176
      
      
       453
       377
      
      
      
      
      
      

  • Комментарии: 1, последний от 30/03/2017.
  • © Copyright Феоктистов Александр Григорьевич (alex@feoktistov.org)
  • Обновлено: 01/05/2011. 1005k. Статистика.
  • Роман: Фантастика
  • Оценка: 5.72*5  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.