Энве Мартин
Звёздные Врата. 2. По образу и подобию

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Энве Мартин (martinenve@gmail.com)
  • Обновлено: 30/09/2018. 571k. Статистика.
  • Роман: Фантастика, Космоопера Звёздные Врата
  • Аннотация:
    КНИГА ИЗДАНА: Энвэ М. Звёздные врата. По образу и подобию. - М.: Селадо, 2018. - 448 с., 4 цветных иллюстрации, твёрдая обложка. ISBN 978-5-906695-26-0.
    ВНИМАНИЕ! Авторский вариант книги. Версия 30.09.2018.

  •   
      Да, это сказка о Мире Звёздных Врат, об огромных кольцах, связывающих планеты Галактики Млечный Путь. О целой сети межзвёздных дорог, построенных миллионы лет назад расой древних... нет, не о них, эта книга просто о существах разумных - и тех, кто себя таковыми считают. Это не фанфик, а АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ мира, какой она вполне могла бы быть. Начинается повествование на рубеже XIX и ХХ столетий, но совсем не на Земле. Не только на ней. Может быть, это не сказка, а правдивая история о мире вокруг нас. Кто знает, каков он на самом деле?
      
      
      
      ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ:
      
      1. Никаких параллельных миров, никаких параллельных Вселенных!! "Квантовое зеркало" - машина, формирующая виртуальную реальность, и только.
      
      2. Никаких путешествий во времени - ни на "спецмашинах", ни через Врата!! Все события, которые в сериале связаны с путешествиями во времени, автор считает "виртуальными".
      
      
      
      
      

      ПО ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ
      

      

    ПРОЛОГ. СКАЗКА НА СОН ГРЯДУЩИЙ

      
      
      
      моей дочке Алёнке
      
      
      
      - Папа, расскажи сказку! Пожалуйста!!
      
      - Доча, уже поздно, папа спать хочет...
      
      - Ну пожалуйста!!! Сто лет не слышала твоих сказок!
      
      - Уговорила! И о чём же ты хочешь услышать, доча? Может быть, о жадном медведе и хозяйственном бобре? Или о коварном лисе и хитром кролике?
      
      - Ну тебя! Это же совсем для маленьких! Хочу сказку для взрослых, про звёзды, про любовь, о могучих волшебниках и жутких монстрах, о рыцарях и злодеях, о...
      
      - Вот как? Может быть, и остальное сама додумаешь?
      
      - Нет уж! Твоя сказка всегда лучше!! Пожалуйста!!!
      
      - Ладно уж, уговорила. Слушай!
      
      Отец поудобнее устроился в кресле, а девушка с ногами залезла на уютный диванчик.
      
      - Давным-давно...
      
      - Как давно, папа?
      
      - Шестьдесят пять-семьдесят миллионов лет назад, не перебивай, доча! - отец недовольно поморщился. - Итак, давным-давно в далёкой-предалёкой галактике...
      
      - Нет-нет, эту сказку я уже знаю!
      
      - Да погоди ж ты, эту - не знаешь. Та была просто про далёкую-далёкую галактику, ага? Просто все истории начинаются одинаково, но эта случилась действительно очень далеко - возможно, даже в иной местной группе галактик в миллиардах световых лет от нас!
      
      - Да? Тогда ладно. А в ней будут хитрые волшебники и коварные монстры?
      
      - Обязательно! Больше не перебивай, а то...
      
      - Всё-всё-всё, - замахала рукой девушка. - Это был последний раз...
      
      - Да? Посмотрим, - отец недоверчиво сощурился, - так я продолжаю, да?
      
      Девушка кивнула, прикрыв глаза.
      
      - Давным-давно в далёкой-предалёкой галактике жили существа, очень похожие на людей, внешне - не отличишь. Они строили города, развивали свои способности, самосовершенствовались, пока плотно не заселили родную планету Селесту и взялись за покорение иных планет. Они терраформировали те, условия на которых им не нравились, и свободно расселялись по всему космосу, не заботясь об огромных расстояниях между звёздами. К этому времени их корабли уже умели ходить почти со скоростью света, а их жизни длились миллионы лет. Эти существа разгадали многие загадки Вселенной, разрешили проблемы, но на один из самых страшных вопросов, несмотря на все свои усилия, так и не смогли найти ответ. В чём смысл жизни? Всякое разумное существо спрашивает себя об этом в самой ранней юности, мучительно ищет ответ... и всегда находит тот или другой, посложнее или попроще. Этот ответ, доча, всегда очень личный: все разумные существа очень разные, и одинаковые ответы на столь непростой вопрос им не подойдут, знаешь ли...
      
      Отец девушки сладко зевнул, но мужественно переборол желание заснуть:
      
      - Ответы искали и герои моей сказки, и они в своём развитии давно превысили возможности обычных разумных. Получив способность по своей воле менять окружающую реальность... хм, то есть, приобретя способности к волшебству, - я же обещал, что сказка будет о волшебниках? - они остались внутри сухими и рациональными, отвергая саму идею чуда. Любого чуда - подобные явления они считали просто неисследованными природными феноменами и увлечённо их изучали.
      
      - Как такое возможно, папа, чтобы волшебники не верили в чудеса?
      
      - О! Уверяю тебя, это как раз самое обычное дело! И наши герои - не исключение, они чуть-чуть учёные, немного - инженеры и изобретатели, и поэтому никогда не рассматривают свои невероятные способности как что-то волшебное. Наоборот, они рьяно искали научный ответ на главный вопрос... и нашли!
      
      - Неужели?! Как это может быть?..
      
      - Это же сказка, дорогая! В ней всякое бывает. Но ты права: научный ответ (или то, что показалось таковым) нашёл лишь один из них, великий учёный по имени Орай. Оказывается, бренное существование - далеко не вся жизнь. Мало того, в телесной форме нельзя достичь ни всезнания, ни бессмертия: плоть, знаешь ли, накладывает серьёзные ограничения! Но вполне реально сбросить её 'оковы', приняв иной, 'совершенный' вид, который не имеет подобных ограничений. Просто покинь тело - и вся галактика станет твоим домом! Её колоссальные расстояния утратят значение, секреты перестанут быть тайной. Путь на новый уровень бытия - 'вознесение' - для высокоорганизованного существа очевиден: развитие разума плюс строгая дисциплина. Это открытие Орай постарался донести до всех. Он даже выпустил книгу, которую назвал 'Происхождение'. А затем Орай публично продемонстрировал своё достижение, на глазах миллиардов соотечественников перейдя в новое состояние. Он превратился в чистый оранжевый свет, пламя. Его тело истаяло, оставив на месте вознесения лишь ворох слегка опалённой одежды...
      
      - Наверное, вознесение Орай стало шоком для всех!
      
      - Конечно. Многие последователи Вознёсшегося - отныне они требовали, чтобы их называли 'орай' - рьяно зубрили книгу 'Происхождение', пытаясь самостоятельно достичь вознесения. Когда же у них ничего не вышло, они принялись... молиться своему 'учителю' Орай, чтобы тот указал правильный путь.
      
      - Глупцы!..
      
      - Отнюдь! Орай и вправду услышал их молитвы, он наделил некоторых особо фанатичных последователей крошечной частичкой собственной силы, превратив их в 'приоров' - существ, которые даже по меркам цивилизации магов и волшебников имеют невероятные возможности. Приоры оживляют мертвецов, исцеляют безнадёжно больных - двумя словами, творят чудеса. То, что они совершают, по-другому и назвать-то не получается. Но главное другое: многие с их помощью достигли вознесения, 'перейдя в новую форму бытия'...
      
      - Как-то ты сказал это... с издёвкой, что ли?
      
      - Конечно. С каждым вознёсшимся приоры обретали всё большую силу и власть. Но всё это время часть учёных продолжала исследования. Они-то и раскрыли мрачную тайну: оказывается, Орай нуждается в постоянном притоке жизненной энергии для поддержания себя в состоянии 'вознесения'. Он 'питается' молитвами последователей и полностью поглощает энергию тех, кто вознёсся вслед за ним. Эта группа учёных - её возглавлял Амелиус - назвала себя 'альтерай' и попыталась открыть глаза остальным на происходящее. Кого-то им даже удалось убедить... но вмешались приоры. Они громогласно заявили: пока зараза неверия существует в народе, никто вознестись не сможет. И продемонстрировали другую сторону своей силы: оказывается, они умели не только спасать и исцелять, но и убивать. Они прокляли 'неверных' и, к всеобщему ужасу, обрекли оппонентов на мучительную и страшную смерть. Лекарства и спасения от 'чумы приоров' не было, и избежавшие проклятия бежали прочь на огромных кораблях, спроектированных Амелиусом...
      
      - Куда, папа?
      
      - Далеко-далеко. В нашу галактику, доча. Здесь в то время не существовало разумных существ. Их сотворили альтерай по своему образу и подобию... миллионов этак шесть-семь лет назад.
      
      - Для чего?
      
      - Помнишь? Альтерай - учёные, инженеры и изобретатели. Тогда их пытливые умы бились над решением двух проблем...
      
      - Одна - лекарство от 'чумы приоров', да?
      
      - Верно. А другая - собственное 'вознесение'. Точнее, создание надёжного пищевого ресурса. Ведь когда альтерай перейдут на иную ступень бытия, галактику уже должны населять разумные. 'Урожай', собираемый с них в виде чаяний, молитв и жизненных сил, позволит комфортно существовать всем вознёсшимся.
      
      - Бр-р-р... Страшненькие 'творцы' у тебя, папа.
      
      - Добреньких творцов не бывает, доченька. И вообще, это только присказка, не сказка. Ты готова слушать дальше?
      
      - Конечно, папа.
      
      - Древние - альтерай - создали пять рас разумных существ. Каждая из них получила часть способностей своих создателей. Во-первых, ноксы. Им досталось многое из того, что люди назвали бы волшебством. И долголетие... да. Вот только к инженерному делу и изобретательству они никаких способностей не имели. Поэты, художники, музыканты... А вот фёрлинги - квинтэссенция изобретательства! Попробовать что-то новое, создать уникальное, необычное... волшебное, если угодно. Артефакты, множество артефактов... и никакого производства, никакой промышленности. Кустарщина! Каждый создавал шедевры для себя, семьи, друзей. Но один раз создав что-либо, быстро терял к изобретению всякий интерес. Никого из представителей этой расы уже не осталось, но память о них живёт - благодаря созданным ими вещам, устройствам, приборам... не самый плохой конец! Третье творение альтерай - гоаулды. Они могли бы стать идеальными симбионтами, дарующими любому разумному обширную память, все знания предыдущих поколений, здоровье и долголетие, но превратились в ужасных монстров-паразитов, забирающихся в тела неосторожных и подчиняя их себе. Они всегда алчут власти. Сначала над телом, куда они проникают, потом над всеми окружающими, в том числе и над гоаулдами послабее, над планетами, звёздными системами... их аппетиты постоянно растут. Если бы не гордыня и отвращение к любому равноправному сотрудничеству, они могли бы завоевать галактику, ага!..
      
      - А вот и монстры! Да, папа?
      
      - Хм-м... может быть! Четвёртая раса - асиры, или как они теперь называют себя - оталийцы. Блестящие инженеры, неплохие учёные, всего за десяток тысяч лет самостоятельно заново открывшие всё, к чему их творцы шли десятки тысяч веков, да! Но... вознесение оталийцам недоступно. Более того, альтерай наложили серьёзные ограничения на геном всех этих рас, делая их в конце концов стерильными. Изобретательные оталийцы и здесь нашли выход - клонирование. Ну, поначалу думали, что нашли. На самом деле коварные создатели закрыли оталийцам и этот путь: каждое следующее поколение клонов деградирует по сравнению с предыдущим, так что существа, первоначально внешне неотличимые от людей или ноксов, ныне превратились в жалкую пародию на нормальных гуманоидов. Выродились! Эти расы творцы обрекли на исчезновение, и ни одной из них не доступно 'вознесение'. Они - временные работники, поставленные ухаживать за человеческими цивилизациями, и должны уйти в небытие, когда люди смогут добиться самостоятельности.
      
      - Ага, когда пищевой ресурс для древних подрастёт и начнёт давать урожаи.
      
      - Можно сказать и так. Пятая раса, люди, физиологически похожи на альтерай, поэтому их жизненная энергия питательна и легко усваивается вознёсшимися. А ещё люди - те самые подопытные кролики, на которых древние ставили опыты и искали лекарство против 'чумы приоров', которая изгнала их с прародины...
      
      - ...искали - и не нашли?
      
      - Не успели. В одной из лабораторий образцы чумы вышли из-под контроля и, не желая рисковать, древние удрали подальше, на четыре миллиона световых лет в маленькую галактику-спутник. Ётунхейм иногда виден нам как тусклое маленькое пятнышко. Сбежали... и бросили всех заболевших на нашей планете в медицинском центре небольшого форпоста недалеко от Южного полюса.
      
      - Звучит как-то... гадко, что ли.
      
      - Это русские 'своих не бросают', доча, а у альтерай процветал жёсткий индивидуализм. Может быть, для существ, живущих миллионы лет, это естественно, - мужчина отрицательно покачал головой, - но подобный поступок для нас дик и отвратителен. Впрочем, сбегающие в панике альтерай совершили деяние и похуже: они запустили процесс уничтожения всех разумных в галактике!
      
      - Ужасно, - ахнула девушка, - слава Высокому Небу, столь масштабный геноцид у них не вышел: иначе мы с тобой сейчас и не разговаривали бы... ага.
      
      - На новом месте древние... взялись за старое. Создали людей - будущая пищевая база! - и поскольку с задачей найти вакцину от 'чумы приоров' потерпели неудачу, они плотно взялись за изучение механизма 'вознесения' и процесса 'питания' жизненными силами. Для этого они создали ётунов, или рейфов, - разумных существ, которые для поддержания собственной жизни вынуждены питаться жизненными силами иных разумных. Зато почти бессмертны! Для истинных учёных - отличная возможность изучить подробности процессов, связанных с 'вознесением'...
      
      - Бр-р-р, - замотала головой девушка, - отвратительно! Вот и пробовали бы на себе, экспериментаторы хреновы!!
      
      - Да всё к этому и пришло. Ётуны расплодились, развились, набрались сил, и... напали на создателей. Немногие уцелевшие альтерай покинули свой последний город на планете Лантея и удрали обратно в нашу галактику. Это произошло лет так тысяч двенадцать назад. К их удивлению, разумная жизнь, несмотря на все их усилия, процветала и уже достигла значительных успехов. Галактикой правили гоаулды, а ноксы и фёрлинги едва удерживали оборону в нескольких звёздных системах...
      
      Отец девушки устроился поудобнее и устало прикрыл глаза. Голос его становился всё тише и тише.
      
      - ...В Айдахейме процветали оталийцы, отдалённые потомки асиров, и их военная мощь позволяла проводить экспансию даже в пространство Империи гоаулдов. Но знания... умения и способности древних превосходили всё, что могли придумать их создания, а потому альтерай - или лантейцы - быстро заняли ведущее положение и, чтобы контролировать всю галактику, создали союз против властвующих в ней гоаулдов. Возможно, именно тогда, опасаясь подавляющего численного превосходства своих творений, они и запустили в Айдахейм репликаторов - самовоспроизводящиеся машины-убийцы. О, это очень похоже на правду... вполне в их стиле... пф-ф!
      
      - Что же случилось потом?! - девушка широко распахнула глаза и потянулась. - Папа, ты что, спишь?!!
      
      
      
      

      ПРЕЛЮДИЯ. КРИВОЕ ЗЕРКАЛО
      

      
      
      Примерно полторы тысячи лет назад,
      Лактеа Фиаллум, неизвестная планета.
      
      
      - Несмотря на прямой запрет Совета, ты всё-таки посмел заняться санграалем! Ты совсем не боишься наказания? Может, у тебя, Морос, ещё осталась капелька здравого смысла, и ты откажешься от этой безумной затеи?
      
      Стройная тёмноволосая женщина, одетая в длинное зелёное платье, по-кошачьи мягко вошла под своды пещеры и с брезгливым выражением на аристократическом лице окинула взглядом немаленькое пространство внутри.
      
      Пыль, мусор - ожидаемо. Единственное, что в абсолютном порядке - рабочий стол с пультом полного погружения, заметно, что обитатель пещеры иногда использовал пищевой синтезатор, анатомическую лежанку и органический конвертер, сиротливо пристроенный у самой дальней от входа стены. О, зачем здесь стазис-камера? Возможно, для каких-нибудь экспериментов...
      
      - Грязно, запущено, захламлено! Вот до чего доводит упрямство, бывший верховный советник Морос Ин! Живёшь в примитивной пещере, подобно своим любимым зверюшкам... неужели не стыдно?
      
      - Моргана? Как всегда прекрасна, - старик с длинной седой бородой на миг оторвался от визира молекулярного принтера, безразлично мазнул взглядом по гостье и снова уткнулся в работу, - язвительна, злобна! Удивлён, что Совет прислал именно тебя, Ла Фэй. Подработка? Решила попробовать себя в качестве палача? Или это новое хобби?..
      
      - Зачем ты так... себя запустил? Мерзавец! - женщина подошла вплотную и стукнула кулачком в плечо своего знакомого. - Я раскрыла твой секрет и пришла сама... они не знают... и пока не могут тебя обнаружить.
      
      - Опрометчивый поступок, дорогая, ты не находишь?
      
      - Ты же не обидишь слабую женщину...
      
      - ...Когда на карту поставлено дело всего моего воплощения, - старик нехотя отодвинулся от визира и взял женщину за плечи, - и мгновения сомневаться не буду!
      
      - Я никому не скажу, - опустила взгляд гостья.
      
      - Вздор, милая! - хозяин пещеры легонько подтолкнул женщину, заставив её отшатнуться и в итоге присесть на лежанку. Та сразу трансформировалась в неширокий диванчик. - Кого ты хочешь обмануть? Любая мысль, забравшаяся в эту хорошенькую головку, - старик поднял рукой подбородок гостьи, заставив её смотреть прямо в глаза, - сразу станет известна не только Совету, но и вообще всем вознёсшимся.
      
      - Теперь я постоянно использую ментальный щит, - женщина качнула головой, то ли отстраняясь от наглого прикосновения, то ли демонстрируя затейливые серёжки, - мои думы им более недоступны, Морос... - Морос остался в далёком прошлом вместе с наивностью и заблуждениями. Он умер, как и фёрлинги, изготовившие твои серьги. Теперь я Мерлин, или Мирдин Эмрис, дорогая, - близкие зовут меня именно так!
      
      - Пфф! Примитивные зверюшки!
      
      - Мы создали их по своему образу и подобию, со всеми достоинствами... и недостатками. Откуда же столько презрения, а?
      
      - О! С недостатками у них всё в порядке, тут я соглашусь. Вот только насчёт достоинств, - женщина пожала хорошенькими плечами и кокетливо прикрыла длинными ресницами глаза, - всё обстоит значительно хуже. Они, увы, отсутствуют...
      
      - Ошибаешься, дорогая. Пусть у людей и нет способностей, которые наш вид приобрёл за сотню миллионов лет эволюции, зато отсутствуют и присущие нам отвратительные изъяны.
      
      - Изъяны? Боюсь, я тебя не понимаю...
      
      - Сколько тебе лет, Ла Фэй?
      
      - Хам! Спрашивать женщину о возрасте...
      
      - Ага! Ещё скажи, что тебе столько, на сколько ты выглядишь! - Мерлин бесцеремонно сдвинул воротник платья, обнажив безупречное плечо, но женщина отстранилась на край дивана, заученным движением поправляя платье.
      
      - Ты же родилась здесь, в Лактеа Фиаллум, на Авалоне, ещё до Первого Исхода, так?
      
      - Ты уже тогда был советником, наглец! - рассерженно прошипела дама.
      
      - То есть твой возраст не меньше пяти миллионов лет, - ехидно ухмыльнулся Мерлин, - ...девочка, хи-хи!
      
      - Гад! Сволочь!..
      
      - Ну-ну, поумерь-ка свой пыл, дорогая. Столь длительное знакомство даёт мне право на некую фамильярность, не так ли?
      
      - Если ты и вправду хочешь... Я всегда искренне желала дальнейшего развития наших отношений, и ты это знаешь, - женщина томно прикрыла глаза и облизала губы. - Только позови!
      
      Всё это выглядело крайне фальшиво.
      
      - Об этом я и говорю, - не реагируя на откровенный флирт гостьи, Мерлин отошёл в сторону и отточенным жестом вырастил из пола пещеры уютное кресло, куда с видимым удовольствием и уселся. - Маски, Моргана! С юности мы привыкаем их носить, - кстати, люди охотно переняли этот наш изъян! - и через тысячу-другую лет они уже становятся неотъемлемой частью каждого альтерай. Маски прирастают к лицу, милая. А теперь ты и сама не знаешь, где маска, а где истинное лицо. Путаешься, забываешь - а люди свободны от этого изъяна...
      
      - Потому что они - примитивные мотыльки-однодневки. Людская жизнь для нас длится лишь миг. Продли её, и маски прирастут к их лицам, как у нас!
      
      - Они - живые, - отрицательно качнул головой Мерлин, - ты, пытаясь флиртовать, внутри бесстрастна и безразлична. Ты всегда искала близости со мной ради самоутверждения, а не по любви...
      
      - Пфф! Любоффь... - презрительно фыркнула женщина, - ш-ш-страсть... ты ещё о дружбе вспомни... безумный старик!
      
      - Отчего ж не вспомнить, подружка, - оскалился Мерлин, сразу утратив благообразный вид безобидного старичка. Теперь это был волк. Волк-вожак, опытный и безжалостный. Он наметил жертву, и не намерен её отпускать! - Только вот для людей и дружба, и страсть, и любовь реально существуют, а наша раса уже давно утратила настоящие чувства. За миллионы лет изжила. Будто мертвяки какие-то, право!
      
      - Чушь! - взорвалась Моргана, - мы способны ненавидеть и злиться, мы умеем гордиться своими успехами и победами!!
      
      - Да-да-да, - издевательски закивал Мерлин, - только и все успехи в прошлом, и побед нет! Зато по части подлостей и предательств у альтерай воистину нет конкурентов! Какое счастье, что в наших лучших творениях эти недостатки не чрезмерны!
      
      - Мера? А кто устанавливает эту самую меру, Морос? - Моргана вся подобралась, став похожей на разъярённую кошку, - не ты ли, дезертир и предатель? Не ты ли создаёшь оружие, способное уничтожить всех наших сородичей?!..
      
      - Я делаю его против Орай, Ла Фэй!
      
      - Слова, просто слова, бывший верховный советник Морос! Кто в здравом рассудке поверит изменнику, предавшему идеалы собственной расы?!!
      
      - Идеалы? Что ты понимаешь под этим, Ла Фей?
      
      - Ганос Лал! - разозлённой змеёй зашипела женщина. - Именно так звучит моё имя, старик! А об идеалах ты и сам должен помнить, раз четыре десятка тысячелетий возглавлял Совет на Лантее. Или у тебя с возрастом развился склероз, Морос?
      
      - Хех! - Мерлин то ли рассмеялся, то ли закашлялся, - и правда, склероз... не помню, чтобы у альтерай вообще и лантейцев в частности были какие-либо идеалы... За исключением неуёмной жажды получить бессмертие, Моргана. Ради этой цели наши сородичи даже отказались от собственной жизни, моя милая. Я рассматриваю это как забавное заблуждение... но при чём здесь идеалы?
      
      - От жизни?!! Вознёсшиеся живут истинной жизнью - в отличие от твоих любимых мартышек. Бытие живых столь эфемерно, что не достойно и крохи нашего внимания. Люди - случайный результат мерзкого эксперимента, не более.
      
      - Хо, никак ты ревнуешь, Моргана Ла Фэй?
      
      - Моё имя - Ганос Лал! - сверкнула глазами женщина, но Мерлин лишь безразлично пожал плечами. - К кому мне ревновать? К мотылькам-однодневкам? Я просто стараюсь тебя понять, дорогой. А насчёт идеалов расы... Вознесение, бесспорно, один из них, но не единственный. Ты почему-то забыл упомянуть о разумной рациональности - а ведь ещё есть такие фундаментальные принципы нашей расы, как свобода мысли, равенство прав, неприкосновенность личности...
      
      Мерлин гаденько захихикал:
      
      - Ты до сих пор веришь в эти сказки, милая Ла Фэй? Многие миллионы лет назад, в далёкой-предалёкой галактике, пока наши предки оставались расой разумных существ, у них были и идеалы. Те, которые ты перечислила. Именно они заставили предков покинуть прародину и бежать сюда, в Лактеа Фиаллум, на Альтеру, которую мы теперь называем Авалоном. Напомнить, как было дело?
      
      Женщина молчала, но её тёмные глаза, вспыхнув ненавистью, ответили безо всяких слов. Мерлин же лишь ухмыльнулся потоку эмоций, изливаемому на него незваной гостьей. Не умеет любить - пусть ненавидит!
      
      - Изволь: Орай - обыкновенный паразит, получивший бессмертие и сверхчеловеческие силы за счёт бездумной веры миллиардов разумных существ. Чем больше веры - тем больше сил у того, кто выдаёт себя за Бога. И ещё, Орай - единственный. Хотя он и сулил всем 'вознесение' как переход в иное, 'совершенное' состояние бытия, по сути - настоящее бессмертие, но никогда не собирался исполнять обещанное. Зачем делиться силой? Остальные - лишь пища, послушное стадо, доверчиво отправляющееся на убой по его зову. Но сразу всех оболванить не получилось. Наши предки, искренне возмутившись, попытались разоблачить пиявку, возомнившую себя Богом. Увы! Они опоздали: верующих в Орай стало так много, что паразит смог создать свои частичные аватары - приоров. Это фанатики, позволившие Орай действовать через них их руками, слышать их ушами, видеть их глазами. Используя силу Орай, они творили 'чудеса', исцеляя последователей и беспощадно карая 'неверных'. Те планеты, где последних было большинство, они прокляли, напустив неизлечимую болезнь - 'чуму приоров'. От неё за короткий промежуток времени по всей галактике умерли миллиарды, а их жизненные силы напитали Орай. Именно тогда наши предки трусливо сбежали прочь, подальше от фанатиков...
      
      - Отступили, Морос!
      
      - Нет, Ла Фэй! Удрали, отказались от борьбы. И что интересно: здесь, в Лактеа Фиаллум, они первым делом создали новых разумных существ. Для чего?
      
      Ганос Лал (или Ла Фэй?) неопределённо пожала плечами, показывая, что эта тема ей не интересна.
      
      - Чтобы обеспечить питанием собственных вознёсшихся, Моргана! Затем, когда снова появилась 'чума приоров', мы умертвили - думали, что всех, - созданных нами разумных и получили достаточно энергии, чтобы большинство наших сородичей смогли вознестись, а остальные - благополучно перебазироваться в новое место за пределы Лактеа Фиаллум, на Лантею.
      
      - Ну и что? Просто собрали посеянный нами урожай!
      
      - Откуда взялась эта чума, дорогая? Молчишь? Пожимаешь плечами? Да, она похожа на создание Орай, но откуда ей взяться в Лактеа Фиаллум, а? То-то. Именно тогда у нас перестали появляться дети. Все наши женщины - и ты тоже, Ла Фэй! - стерильны. Сколькими детишками ты обзавелась за пять миллионов лет, а?
      
      Как это низко - бить по больному месту! Но в то же время поразительно эффективно!!
      
      - Сволочь! Мерзавец!! - Моргана зашипела, как разъярённая кобра, её руки непроизвольно поднялись, будто собрались вцепиться в гадкого старикашку.
      
      Дешёвая актриска! Даже её ненависть - фальшивка.
      
      - Ну-ну, успокойся, милая. Я просто предлагаю задуматься, кто же исказил нас? Кто лишил альтерай обычных чувств, радостей, обрёк на бесплодие, вымирание? Ищи, кому выгодно... девочка. Тех, кто с самого начала взял курс на вознесение, а не на настоящую жизнь, кто использовал разумных, сотворённых по нашему образу и подобию, чтобы создать оружие, похожее на 'чуму приоров', и применить его. О! Эти злодеи добились своего: большинство колеблющихся предпочли сразу вознестись, а остальные, как и миллионами лет ранее, удрали подальше, в Лантею. Где почему-то заново повторили все ранее сделанные ошибки. И не надо ссылаться на Совет! Если ты не забыла, именно я был там главой Совета альтерай. Увы! Это не дало мне возможности действовать решительно и жёстко. Долбаная демократия! Она погубила нашу расу, сделав её уязвимой перед приорами Орай, а затем...
      
      - Не буду спорить, это бессмысленно и не нужно. Просто скажи, что мы могли бы противопоставить неодолимой силе Орай, о мудрый Морос?
      
      Сарказм? Ну-ну...
      
      - Здесь - бросить все силы на исследования причины нашего вымирания! Да-да, именно вымирания. За миллион лет численность народа альтерай сократилась в восемь раз! А раньше - там, на нашей прародине, - надо было бороться. Осознать, что принципы, которые предки положили в основу нашего социума, устарели. Донести до всех правду - всю правду! - о происхождении силы Орай, которую они раскрыли. И победить, очистив прародину от влияния 'бессмертного' паразита. Уничтожив причину возникновения 'чумы'. Она появляется там, где есть вознёсшиеся, Ла Фей!
      
      Моргана, проигнорировав последнюю фразу, недоверчиво покачала головой.
      
      - Зря сомневаешься, дорогая. У них было то, что нужно для победы...
      
      - ...Оружие? - саркастически хмыкнула Моргана.
      
      - Нет, скорее устройство, которое называли Америа Вериума, 'Установление Происхождения'. Достаточно было одному из приоров увидеть его, чтобы правда об Орай стала известна всем, и паразит потерял бы все свои силы. Прибор был спрятан в ковчеге - небольшом сундуке - на планете, которую приоры назвали Ортис Маллум, 'Обитель Зла'. Фанатики Орай не смели появляться на ней, поскольку вознёсшийся паразит опасался разоблачения, и 'чума приоров' обошла население планеты стороной. Хрупкое равновесие: приоры не пытаются распространять своё влияние на Ортис Маллум, а наши предки не торопятся применить устройство.
      
      - Почему?
      
      О! Неужели Лал не слышала об этом?!
      
      - А ты не знаешь? Долбанные принципы демократии и толерантности, девочка! - зло хихикнул Мерлин. - Высший Совет альтерай решил, что недопустимо навязывать последователям Орай иные убеждения, поскольку подобное действие противоречит принципам неприкосновенности личности и свободе мысли, знаешь ли!
      
      - Но они же были полностью правы!
      
      - Правы?!! Так приоры уже бесцеремонно отбросили эти принципы, промывая мозги миллиардам разумных и уничтожая тех, кто не подчинился и не принял их религию, их образ жизни!
      
      - Зло нельзя остановить злом.
      
      Когда нет аргументов, в ход идут лозунги.
      
      - А почему ты решила, что активная борьба - это зло? Может быть, злом является отказ от неё?
      
      - Ты забываешь о принципах нашего общества, Морос. Их нарушение и есть зло. Нельзя уподобляться мерзавцам, повторяя их ошибки и преступления! Так легко можно стать на их путь!
      
      - То есть пусть остаются безнаказанными?
      
      - А кто тебе дал право судить их?
      
      - Совесть, дорогая. Слышала такое слово?
      
      - Вздор! Пустая болтовня. Совесть существует лишь у нецивилизованных примитивных существ с нераскрытым разумом - вроде излюбленных тобой мартышек - подменяя собой осознанную обязанность соблюдать социальные правила. Мы изжили её в числе прочих атавизмов десятки миллионов лет назад. Очищенный от антинаучной белиберды разум не нуждается в подобных подпорках!
      
      - Ошибаешься, Ла Фэй, - мягко возразил Мерлин, но в его глазах промелькнула прорвавшаяся искорка раздражения, - как и те, кто прислал тебя. Совесть, верность, любовь - не атавизмы. Как и живое тело. Но что может знать об этом оболваненная служанка вознёсшихся?
      
      - Замолчи, старик! - Моргана резко вскочила с дивана. Её лицо покраснело от гнева, утратив привлекательность, тёмные волосы рассыпались по плечам. Сейчас она могла бы сойти за рассерженную Медузу Горгону. Женщина встала перед хозяином пещеры, уперев руки в бока и угрожающе нависнув над ним. - Я не служанка, меня никто не присылал! Я сама, только сама безо всяких распоряжений разыскала тебя...
      
      Врёт, однозначно врёт!
      
      - ...чтобы предостеречь, убедить тебя в недопустимости, неразумности того, что ты намерен сделать. Для этого мне вновь пришлось занять эту примитивную телесную оболочку!! Ты научился отлично прятаться, Морос, и вознёсшимся тебя не отыскать. Только не учёл, что кто-то готов возвратить телесный облик, чтобы разыскать старого друга!
      
      - Друга?! - Мерлин лёгким жестом ладони пихнул разъярённую женщину обратно на диван. - Разве дружба не отнесена к числу отвратительных атавизмов, которые окончательно изжиты всеми вознёсшимися, о прекраснейшая Ла Фэй?
      
      - Не пытайся поймать меня на слове, Морос!!
      
      - Отчего же нет? Чего ты - все вы - так боитесь? Неужели того, что я запущу санграаль здесь, а не на нашей древней прародине, оболваненной Орай?
      
      - Да! От такого безумца, как ты, можно ждать чего угодно - даже бессмысленного уничтожения сотен миллионов своих сородичей!!
      
      - Сородичей? - возглас Мерлина ударил, как молот. - Безжалостных преступников, виновных в гибели миллиардов разумных в двух галактиках! Я не считаю их роднёй. Какое отношение эти... паразиты имеют к тем существам, с которыми я рос, боролся с опасностями... да просто жил рядом, наконец? Для чего они живут - ой, прости, Ла Фэй, конечно, не живут, а существуют! - Что поддерживает их призрачное бытие? Какой в нём смысл?!..
      
      Женщина растерянно вцепилась в диван, будто опасалась, что он растворится или исчезнет прямо под ней. До неё только-только дошло, что вот так по наглому прийти в гости к столь могучему альтерай, как Морос Ин, да ещё и одной, без всякой поддержки... что никто не знает, куда именно направилась прекрасная Ганос Лал... - это поступок опрометчивый и наивный до глупости. Совет далеко, и никто не поможет ей справиться с безумцем.
      
      - ...Что?! Не говори, что не знаешь! Ты сама была вознёсшейся и должна знать, за счёт чего - или кого! - поддерживается это псевдобытие, не-жизнь паразитов!! Открою тебе их страшную тайну, подруга, - Мерлин хитро подмигнул, - все они - просто кривое зеркало, образы и подобия столь ненавидимого ими Орай, искажённые их страхом и трусостью!
      
      - Да как ты смеешь?!!
      
      - ...Просто здесь, в Лактеа Фиаллум, место сверхмогучего упыря, захватившего нашу прародину, занял целый сонм существ послабее, но не менее лживых и беспринципных. Не удивлюсь, если узнаю, что Орай договорился с альтерай и просто отпустил их. От греха, как говориться. Именно поэтому Совет не позволил использовать Америа Вериума и не хочет, чтобы санграаль был построен.
      
      Женщина замотала головой, пытаясь сбросить наваждение, морок, окутавший её. Нет! Этого просто не может быть, Морос лжёт!!
      
      - Тебе не кажется странным, милая Ла Фэй, - видя растерянность гостьи, Мерлин довольно ухмыльнулся, - что Совет и большинство вознёсшихся презирают совесть, долг, честь, любовь как атавизмы, которые следует изживать! Зато охотно лгут, раздувают ненависть и вражду - прежде всего, среди тех, кого сами и сотворили. Они безжалостны к тем, кто создан по их образу и подобию... почему?
      
      - Замолчи! - вскочила с диванчика Ганос Лал.
      
      - Нельзя игнорировать правду... девочка.
      
      - Я чту истину, милый Морос! Но твой рассказ... как паутина. Как легко запутаться в ней, на мгновение потеряв правильные ориентиры. Где-то ты чуть-чуть не договорил, - женщина упрямо сощурила глаза, - немного исказил, придал фактам иной оттенок - и нате, извольте: белое стало чёрным, свет превратился во тьму, правда - в ложь...
      
      С каждой фразой она подвигалась ближе и ближе, пока не подошла вплотную к сидящему в кресле Мерлину.
      
      На его губах застыла снисходительная усмешка, но в глазах затаилась сталь.
      
      - ...Мне наплевать на излюбленных тобой мартышек, дорогой, - последнее слово Ганос Лал почти выплюнула в лицо хозяина пещеры, - да-да, на всех, любого вида - оталийцев или гоаулдов, ноксов или фёрлингов, людей или... кого ты там ещё придумал? Подопытные животные у меня никогда не вызывали интереса или сострадания. Для меня ближе сородичи и интересы своей расы. Остальные пусть сдохнут, если это нужно для процветания альтерай!
      
      - А если досточтимый Совет укажет, что для процветания всех нужно уничтожить часть альтерай, ты столь же непоколебимо выполнишь их приказ?
      
      - Да! Тысячу раз да!
      
      - Поразительная преданность! Чем они заслужили твоё безграничное доверие?
      
      - Их мудрость хранила народ альтерай миллионы лет. Это достаточный срок, чтобы заслужить доверие?
      
      - Хранила? Пф-ф... - язвительно фыркнув, Мерлин откинулся на спинку кресла, - наверное, именно поэтому из сотен миллионов смогли 'вознестись' лишь один-два процента. Остальные, по-видимому...
      
      - Да, оказались слишком примитивными и тупыми!
      
      - Ну-ну, и по меньшей мере половина вознёсшихся спустя некоторое время предпочли вернуться назад, в телесное обличье. Дожить свой срок так, как полагается живым существам, принять естественную смерть. Они тоже тупые и примитивные? Создатель Врат Амелиус, мудрейшие Валос и Аттеро, безупречный Веттин? Я могу долго перечислять имена своих учителей и друзей, но ведь для тебя, дорогая, все они - сумасшедшие?! Тебя ни капли не настораживает то, что в списке отказавшихся от паразитического бытия знаменитостей намного больше, чем в действующем Совете?..
      
      - Совет знает, как правильно! - со своим списком имён Морос промахнулся, но ему знать об этом не следует.
      
      - О! И куда же альтерай должны идти? К чему стремиться? И вообще, зачем они продолжают свою не-жизнь, несущую столь много бед в Лактеа Фиаллум?
      
      - Зря упрямишься, Морос! Тебя не оставят в покое, даже не надейся! Да и я не дам тебе закончить этот труд. Санграаль слишком опасен...
      
      - Опасен для паразитов, Моргана. Только для них!
      
      - Не смей называть меня этой варварской собачьей кличкой! Я - Ганос Лал!
      
      - Ты так мила, когда сердишься, дорогая Моргана, хи-хи! Хочешь, чтобы я использовал приятный тебе набор звуков? Без проблем! Но тогда и ты запомни, наконец: моё имя - Мерлин, Мер-лин, а не Морос! Советник альтерай Морос Ин более не существует - ни в облике телесном, ни в каком-либо ином. Он сначала 'вознёсся', а затем перешёл в новое состояние бытия. Кстати, санграаль давно закончен, но, вопреки опасениям твоих хозяев, я его не запустил.
      
      - Ты угрожаешь Совету... всем нам? Это низко, подло! Я надеялась...
      
      - Шантаж, дорогая. И ты передашь мои требования в точности. Я хочу лишь блага для каждого из нас и настаиваю, чтобы все альтерай вернулись к настоящей жизни, вдохнули полной грудью воздух лесов и полей и осознали, что натворили. Ощутили ответственность за созданное ими...
      
      - ...Лжёшь, Морос! Ты алчешь власти, которой лишился, когда последние альтерай покинули Лантею! Но даже если ты ищешь некоего мифического 'блага для всех', тебя всё равно необходимо остановить, пока ты не применил это оружие, санграаль, против своих сестёр и братьев. Где он?
      
      - Ближе, чем ты думаешь, - захихикал Мерлин, - и не доступен ни тебе, ни прочим шлюхам Совета! Вам не дотянуться до санграаля: ручонки коротки!
      
      Моргана проигнорировала прямое оскорбление и просто придвинулась вплотную.
      
      - Он... - глаза женщины широко распахнулись, она плавно и осторожно протянула руку, едва коснувшись лба беспечно сидящего перед ней мужчины - ...здесь, я правильно поняла тебя, Морос?
      
      - Хи-хи-хи... да! - Мерлин удовлетворённо кивнул. - Он здесь, в моём разуме, полностью готовый и сформированный. Ждёт лишь подходящего момента для своей материализации.
      
      Глаза женщины широко распахнулись.
      
      - Не бойся, это не долго - продолжал хихикать Мерлин, - час, не более!
      
      Приглушённое шипение оборвало смех хозяина пещеры. С вытянутой руки Морганы сорвались голубовато- зелёные кольца света. Они мгновенно окутали Мерлина тусклым сияющим коконом, а затем будто впитались в его тело. Старик бессильно обмяк в кресле, безвольно уронив голову на плечо.
      
      - Глупец, - злорадно прошипела Моргана, - жаль, что я не могу убить тебя без прямого распоряжения Совета! Но не волнуйся, суд не займёт много времени, и приговор, после того, что ты здесь наговорил, сомнений не вызывает! И тогда я вернусь, чтобы завершить начатое! А пока... - женщина, проявив недюжинную силу, оттащила безвольное тело в стазис-камеру, запустила её, и подождав, пока прибор укроет Мерлина льдистым саваном, злорадно подвела итог, - поспи немного, Морос!
      
      - Авео, амакус (Пока, дружок)! - прошептали её губы.
      
      Встряхнув головой, отчего её волосы рассыпались по плечам, Моргана летящей походкой вышла из пещеры и с удивлением уставилась на незнакомую местность за кольцом Астриа Порта, Звёздных Врат.
      
      Она могла бы поклясться, что час назад вокруг были горы с ледяными шапками высоких пиков. Ныне до самого горизонта простиралась бескрайняя песчаная равнина, опалённая злыми лучами светила.
      
      Пустыня! Песок, кругом только песок, куда ни кинь взгляд, и пещера бесследно пропала. Как старик это сделал?! Ничего, как бы он ни хитрил, справедливый приговор его неизбежно настигнет. Моргана несколько раз зажмурилась и открыла глаза, прогоняя наваждение. Вдруг ей только кажется? Старик умеет навести морок, пустить пыль в глаза. В этом он настоящий профессионал! Увы, не помогло. Растерянно пожав плечами, Ла Фей мановением руки запустила Врата и шагнула за сияющую поверхность горизонта перемещения, не подозревая, что обратно вернуться ей уже не удастся...
      
      
      
      
      

      ИНТЕРЛЮДИЯ 1. КОШМАРЫ ВЛАДЫК
      

      
      
      1
      
      Некоторое время назад,
      Пространство Владыки Сокара, планета Делмак.
      
      
      - Встань, Владыка Баал! В церемониях нет нужды. Ты давно и верно мне служишь, я доволен тобой. Что привело тебя на прекрасный Делмак?
      
      - Крайняя нужда, мой господин!
      
      Сокар ничем не показал, что это заявление его удивило. Для самолюбивого гоаулда сказать даже в шутку, что он слаб и в чём-то нуждается, невозможно, немыслимо, неприемлемо! Тем более для Баала! Его эгоизм, себялюбие давно стали нарицательными для прочих представителей расы. Что же заставило Баала признаться в собственной слабости? Именно сейчас, когда Сокар почти утратил надежду обуздать этого гордеца?
      
      - Говори, мой верный слуга!
      
      Владыка Сокар при каждой встрече с особым удовольствием указывал Баалу его подлинное место, тем более что мятежные планы 'верного слуги' для него давно не были секретом. Сокар не находил их опасными. Скорее они забавляли Владыку.
      
      Пока он силён, Баал будет послушен, ну а если оступится, если его потеснят конкуренты, то все ненадёжные слуги переметнутся на сторону победителей. Таков порядок, заложенный в гоаулдов. Ты правишь, пока превосходишь остальных силой и готов ежедневно это доказывать. Нет - горе побеждённому!
      
      - У нас больше нет Да Кары! - стоя на коленях, Баал потерянно опустил голову.
      
      Нет Да Кары? Невозможно. Новость и вправду ошеломляла настолько, что бурлящий внутри гнев уже сложно было контролировать.
      
      - Как это?.. Кто посмел?! - хотя, скорее всего, рёв Сокара скорее маскировал растерянность, а не гнев. Баал, стараясь быть максимально независимым, обладал значительными силами, и никто из системных Владык...
      
      Нет-нет, кое-кто всё-таки мог на это решиться! Извечный враг, укравший власть, трон и победу у Сокара!
      
      - ...Ра и его подпевалы?
      
      - Нет, могучий Сокар, это сделал Асгард!
      
      - Зачем 'поросятам' понадобилась Да Кара? - искренне удивился Сокар. - У них множество собственных планет, зачем им ещё одна... или?..
      
      - Они пришли уничтожить храм, священное место для всех гоаулдов - то, где джаффа обрели истинных богов и своё беззаветное служение!
      
      - И?.. - это заявление поразило Сокара. На мгновение он почувствовал, что его мир рушится. Со времён окончания великой войны Асгард ни разу не проводил массированной атаки против гоаулдов. А уж открыто нападать на священную планету...
      
      - Почти полсотни кораблей, среди них полтора десятка боевых 'колесниц', остальные - 'повозки' и один корабль-монстр, который превосходит всё, что я видел до сих пор.
      
      - Дальше! - Сокар угрожающе зарычал, его золотые глаза пылали. - Говори дальше!
      
      - Что я мог сделать против этой силы? Выставить десяток-другой хаттаков? Они бы ничуть не помешали флоту Асгарда и вряд ли задержали бы его дольше, чем на миг. Я повелел всем, кто может, отступить на Ханаан. Чтобы сохранить наши силы!
      
      Баал, не поднимая глаз, вытянул руки в сторону Сокара. На просительно сложенных ладонях матово блестел записывающий шар.
      
      - Что это?!
      
      - Здесь вся информация о вторжении. Воля Асгарда подобна необузданной стихии. Что мы можем ей противопоставить?
      
      Последнее время Сокара тревожили видения. Они накатывались внезапно и беспричинно, как ранее казалось гоаулду. Он на своём корабле с Лавового Трона из боевой рубки личного корабля смотрит на какую-то планету. Видимо, его флагман не в одиночестве, а возглавляет большие силы... но почему-то Сокар явственно чувствует свою беспомощность.
      
      Ему противостоит огромный флот. Враг привёл сюда множество кораблей, среди которых наводящие трепет 'колесницы' Асгарда - не самые крупные. Есть и другие, незнакомые, страшные в своей мощи, они вызывают леденящий ужас...
      
      Глядя на стереоотчёт об атаке на Да Кару, Сокар осознал, что его кошмары собираются получить и реальное воплощение. Что ж, пока флот не готов, надо быть осторожнее и аккуратнее относиться к данным разведки.
      
      - Ты поступил правильно, - с шипением выдохнул Сокар и жестом повелел джаффа принять устройство у Баала, - мой верный слуга. Значит, 'поросята' решили объявить нам войну? - Нет, мой господин, я считаю, что это была разовая акция. Моему флоту они позволили уйти беспрепятственно, но не дали ничего эвакуировать с планеты. Бомбардировка храма началась почти сразу, а когда я уходил, от него оставались лишь руины, которые продолжала обстреливать боевая колесница. Не думаю, что там могло что-то уцелеть.
      
      - Вероятно, ты прав. Я пошлю на Да Кару звено телтаков, чтобы получить более полную информацию. И, полагаю, пора собрать Совет Системных Владык на Хесере. Нельзя столь подлое нападение Асгарда на священное для всех нас место оставлять безнаказанным! Займись этим, Баал, извести Кроноса, Олокана, Бастет, Морриган, Кали и Владыку Ю. Обязательно уведомь о предстоящем общем сборе и наших врагов: Ра, Херура и Апофиса. Ты будешь говорить там от моего имени. На время переговоров необходимо забыть о вражде. С бесцеремонностью 'поросят' можно справиться лишь общими усилиями!
      
      - Но ведь Ра...
      
      - Знаю, что его свергли - как и меня, и Анубиса - но влияние Солнечного Бога по-прежнему велико, за его именем пойдут многие гоаулды. Для отпора Асгарду нам нужно единство. Да и Ра, я уверен, тяготится изгнанием.
      
      Сокар в душе улыбался, хотя внешне продолжал демонстрировать гнев. Он и в самом деле был доволен: урон Баала гораздо серьёзнее, чем потеря одной, пусть и весьма развитой звёздной системы. Дело здесь не в имуществе, а в престиже: ведь титул Владыки Да Кары - это уважение остальных гоаулдов и преклонение джаффа. А тут такой конфуз, о! Теперь Баал просто вынужден смиренно преклонить колени перед сюзереном. Это, в свою очередь, резко увеличивает влияние самого Сокара. К тому же виновен в потере Да Кары не другой гоаулд, а окончательно спятившие 'поросята'!
      
      Ну как тут не обрадоваться!
      
      Такое событие - великолепная возможность вернуть себе высшую власть в Империи гоаулдов, объединив всех против Асгарда, который стал агрессивен, а значит, опасен!
      
      А если удастся ещё и отщепить кусочек влияния у его вечного соперника Ра... или Херура?.. Апофиса? Кто там после свержения Анубиса правит от имени Императора?
      
      Хо! Это ж прямо праздник какой-то!
      
      Стараясь не выдать чувств, его переполняющих, Сокар гневно нахмурился, намеренно излучая своё недовольство притихшим вассалом.
      
      - Я всё сделаю, мой господин, - ещё больше склонился Баал, - но что могут гоаулды противопоставить непредставимой мощи Асгарда?
      
      - Непредставимой? - шипение Сокара перешло в треск молнии, раздирающей небеса. - Встань и смотри!
      
      Джаффа, повинуясь жесту Владыки, вставил шарик с информацией в стереопроектор, и над устройством засияла голограмма огромного корабля. Баал удивлённо распахнул глаза: зрелище действительно было неожиданным. Нет, не потому, что корабль был много больше привычного хаттака, и не потому, что имел необычную форму. В основу дизайна кораблей расы гоаулдов положена 'священная пирамида' - фигура, наиболее удобная и для открытия собственного гипертуннеля, и для позиционирования в пространстве. Хотя эти утверждения спорны и, скорее всего, главенствует здесь именно традиция. Асгард, например, вместо пирамиды предпочитает использовать крестообразные формы. Они весьма энергозатратны, когда необходимо открыть собственный гипертуннель, зато обеспечивают более точное позиционирование и позволяют нескольким кораблям легко пользоваться одним 'проколом' пространства, значительно облегчая космическую навигацию для флота. Это позволяет открывать туннели недалеко от планетных орбит, тогда как гоаулды вынуждены 'прыгать' на самый край диска звёздной системы.
      
      Не то чтобы гоаулды не знают об этом эффекте, но их культура весьма консервативна и отдаёт предпочтение собственным решениям, проверенным тысячелетиями. Гоаулды не одобряют неоправданных новшеств, но уважают традиции и ритуалы. Они считают, что если удачное решение уже найдено, нужно лишь раз за разом его повторять, следуя по однажды проторённому пути. Даже пытаться найти иной, более совершенный путь, немыслимо, неприемлемо. Открывать новое позволено лишь высшим Владыкам, известным своей мудростью, прочим следует лишь смиренно принимать их решения.
      
      Да и не все Высшие Владыки получают право на собственное творчество. Многие, такие как Ниррти и Баал, навечно остаются кустарными мастерами, занимаясь мелкими улучшениями и скрытно, чтобы не вызвать осуждение остальных, создавая что-то своё. Небольшое, неброское. Или очень личное. И уж точно не новый дизайн боевого корабля! Двадцать тысячелетий гоаулдам хватало четырёх проектов, созданных великими Тотом и Пта: хаттаков, хеопсов, алкешей и телтаков, удовлетворявших все мыслимые нужды Империи гоаулдов. Да, отдельные экземпляры улучшали, специализировали, но основа оставалась неизменной. Возможно, консервативность гоаулдов является следствием их крепкой генетической памяти. Им почти не требуется обучение. 'Дети' знают всё, что освоили их родители. Конечно, эти знания недоступны сразу с самого рождения, они всплывают медленно, неспешно, но взрослый гоаулд уже обладает полными знаниями предков. Удобно и одновременно безумно трудно. Ответственность колоссальна: ведь любой твой неверный шаг, любые ошибки и заблуждения неизбежно отзовутся в потомках, делая их уязвимыми для конкурентов. В среде гоаулдов происхождение не условность, не дань традициям, нет. Оно определяет всю будущую жизнь - и место, на которое может претендовать потомок. И потому никто никогда не пытался создавать новые корабли.
      
      Кроме детей великого конструктора Пта, одним из которых был именно Сокар. Поэтому сейчас Баал с трепетом и восхищением смотрел на пятое великое творение Пта, пробудившегося в своём потомке, превосходившее по размерам основной боевой корабль гоаулдов - хаттак - на глаз раза в три. В центр конструкции, как и у классических моделей, помещена пирамида - но какая! Её ребро не менее километра, а вместо ангаров малых кораблей, паутиной охватывающих 'тело' хаттака, у этого корабля в стороны простираются хищные лапы, формируя искажённое подобие 'колесницы' Асгарда. Окружённый несколькими хаттаками сопровождения, этот монстр смотрелся гигантским кальмаром посреди стаи мелких рыбёшек.
      
      - Это шаатак, новый флагман флота. Он, подобно кораблям асгардов, способен открывать общий гипертуннель для всех сопровождающих кораблей. Мощная энергоустановка потребовала увеличение размера, зато позволила разместить и более крепкие щиты, и более сильное оружие, - Сокар с превосходством посмотрел на своего потрясённого вассала. - В бою шаатак не уступит 'колеснице' Асгарда, а это значит...
      
      - Что их бесцеремонному диктату наступает конец, - постарался не выдать своё смятение Баал: с таким оружием Сокар быстро подчинит остальных гоаулдов и вернёт кошмарные времена Атока, Апепа, Анубиса.
      
      М-да, сразу и не скажешь, что лучше: сошедшие с ума 'поросята' или возвращение эпохи неограниченного террора самых первых великих владык гоаулдов.
      
      Только бы не выдать свои мысли Сокару!
      
      - ...Отличная новость, мой господин! Но ведь 'колесница' - не самый сильный корабль 'поросят', у них во флоте есть и больше, и мощнее!
      
      - Я не спешу бросать вызов Асгарду... - оскалился Сокар, и от этого зрелища Баала пробрала дрожь.
      
      Пусть он лично и не застал времена первых императоров гоаулдов, но генетическая память, разбуженная кровожадной усмешкой сюзерена, охотно транслировала чудовищные картины. Они могли снова воплотиться в реальность - если Сокар вернёт власть.
      
      - Пока флагманов мало, - хищно скалился один из самых древних гоаулдов, современник Атока и Апепа.
      
      - Сейчас на моих верфях заканчивается строительство лишь третьего шаатака... но прежде чем атаковать бесцеремонных 'поросят', нужно навести порядок в нашем общем доме, не так ли? В Империи гоаулдов... в моей империи, верный слуга... все будут вот здесь!
      
      Сокар сжал руку в кулак прямо перед лицом Баала, и тот поспешил опустить взгляд в пол:
      
      - Под твоей властью, мой господин, и с новым оружием мы одержим славные победы!..
      
      
      2
      
      Отальхейм, система Ориллы, Орилла.
      
      
      Фрейр придирчиво осмотрел всех собравшихся консулов Высшего Совета Оталы, неторопливо переводя взгляд с одного на другого. В целом результат его удовлетворил: в смятении чувств и мыслей, которое нельзя скрыть от опытного эмпата, не ощущалось сколь-нибудь оформленного желания избавиться от руководителей, 'запятнавших' себя, по меткому выражению союзников-асиров, 'мерзкими политическими убийствами'. Да, их информация получена, принята и осознана, но... лучше всего по этому поводу высказался ярл Туле, новый начальник О.С.О., Отряда специальных операций, третий на этом посту за неполный прошедший год:
      
      '...Власть неизбежно требует принятия непростых решений, которые, скорее всего, не одобрят ни собственный народ, ни союзные расы. Это означает, что такие решения должны быть приняты втайне от всех и реализованы с соблюдением наивысших мер секретности. Если же о них станет известно, то виновные в разоблачении должны понести наказание. Неважно, собственные ли это олухи или представители 'чужих'. Властям не стоит приносить извинения за собственные действия, раз они были направлены на благо народа.'
      
      Абсолютно точно сформулировано!!
      
      Под каждым из этих слов Фрейр - да и любой другой консул - был бы готов поставить свой личный знак, как и под всяким решением Совета. Понесённые потери - не только сыновья Локи и Сигюн, но и оталийцы попроще, и даже великий Один - это те жертвы, которые было необходимо принести ради общего процветания, увы!
      
      Асиры же, по-видимому, думали иначе. К сожалению. Виновны в этом проклятые дезертиры! И в первую очередь ярл Эгир, трусливо сбежавший к императору Константину ради обретения нового здорового человеческого тела. Из-за подобных безответственных действий отдельных предателей собственного народа отношения Ориллы с Империей всех асиров за последний месяц сильно ухудшились. Это плохо, поскольку разработанная асирами технология трансформы, позволяющая обойти проблему клеточного вырождения клонов, оказалась недоступна оталийцам. А ведь трансформа так заманчива и сулит воистину огромные перспективы!
      
      К сожалению всех консулов, военная мощь неведомых асиров столь же превышает возможности Оталы, как те до недавней поры превосходили силы всех остальных рас Мидхейма, Айдахейма, Ётунхейма и Отальхейма - гоаулдов, ноксов, толлан и прочих - за исключением, быть может, репликаторов.
      
      Этих-то они как раз и поприжали всерьёз, ведь последние десяток-другой дней на границах Отальхейма всё спокойно. А ещё асиры молниеносным ударом 'стёрли' Конфедерацию Ашенов, которая, как оказалось, виновата в тайном геноциде соседних народов. Доказательства преступлений владык Конфедерации были неопровержимы, поэтому и оталийцы, и ноксы отошли в сторону, позволяя асирам действовать произвольно.
      
      Позволяя, ха-ха! Можно подумать, что асиры нуждаются в чьём-либо одобрении, да! Тем более что ни сами оталийцы, ни ноксы, ни толлане не смогли бы наказать виновных без серьёзного ущерба своей репутации.
      
      А вот их новые 'союзники' справились без всякого напряжения!
      
      Теперь Конфедерации больше нет. Её миры вошли в Империю всех асиров.
      
      Тут есть о чём задуматься: на ноксов произвела крайне удручающее впечатление показательная казнь бывших правителей ашенов. Она показала, что в основу морали асиров положены совсем иные идеи. Они неприемлемы для ноксов, поскольку не признают бесценности жизни разумных. Ханжество! Другого слова, чтобы описать позицию ноксов, Фрейр найти не смог.
      
      Ну кому есть дело до гибели нескольких тысяч - пусть даже миллионов - примитивных существ, если она установит прочный и справедливый мир во всём Большом Мидхейме? В этом мысли асиров и оталийцев почти совпадают и не заражены ханжеством ноксов и толлан. За это хвала Высокому Небу!
      
      Уничтожать 'отбросы разума' не стеснялись даже древние, которых все 'старшие' расы, даже гоаулды, почитали за учителей. Увы, как теперь выясняется, древние не считали 'младших' своими учениками. Факты неопровержимо свидетельствуют, что и ноксы, и фёрлинги, и оталийцы, и даже гоаулды в глазах древних всегда оставались 'подопытными кроликами' и не более. Как и ещё более примитивные существа, люди.
      
      О, люди! Они тоже оказались проектом древних по исследованию кошмарного 'проклятия' и выработке вакцины-противоядия. Такие же подопытные кролики! Или мышки? Фрейр зябко пожал плечами: тут всё равно оталийцам нечем гордиться...
      
      Правда, одна из групп оталийцев, которую древние назвали асирами, всё-таки сумела 'отличиться': на них не подействовало 'проклятие', от которого древние сбежали в Мидхейм. Но, видимо, этот рецепт не годился для самих древних, поэтому они ушли в Ётунхейм, предварительно запустив машину на Да Каре, чтобы очистить Мидхейм от всех подопытных 'кроликов' и предоставить эволюции идти далее естественным путем. Фрейр содрогнулся, представив себе последствия подобного включения! Хвала Высокому Синему Небу, что запуск машины был неудачен.
      
      По какой причине - неизвестно. Возможно, изделие древнего мастера Амелиуса само дало сбой. Может быть, ему помогли... кто? Теперь это не имеет значения. Оружие Да Кары уничтожено, а у асиров есть уникальная технология спасения оталийцев. Вопрос в том, какова её цена, и устроит ли она народ Оталы?
      
      А если нет?
      
      Попытка заставить асиров отступить, сбавить аппетит, прислушаться к голосу Высшего Совета приведёт к войне с могущественным и беспощадным врагом, превосходящим по опасности репликаторов? Неспроста же они громогласно объявили себя истинными наследниками безжалостных древних, которые вознеслись, но не умерли. Подобно им асиры внезапно всплыли из небытия, из сказок народа Оталы, ожили кошмаром для всех 'старших' рас, давно поделивших Большой Мидхейм между собой. И самое страшное в новой ситуации то, что сложившееся ранее равновесие отныне окончательно нарушено... Но как объявить об этом Совету?
      
      - Благодарю вас, коллеги, что откликнулись на мою просьбу, - Фрейр, не вставая с кресла, слегка склонил голову, отдавая дань уважения собравшимся консулам. Не то чтобы он всех прямо-таки уважал, нет-нет. Просто так положено. А законы и правила, особенно в подобных мелочах, необходимо тщательно соблюдать. - В это сложное время мы должны быть вместе и действовать сообща, исходя из бесспорного единодушного согласия...
      
      Конечно, последнее выражение все поняли правильно: если кто-то не разделяет позицию проконсула, своё мнение может ...хм-м, как бы это сказать повежливее, а? Вот, правильно! ...Оставить при себе, хе-хе. Душа у Фрейра своя и - хвала Синему Небу! - единственная, а потому окончательное решение всё равно будет единодушным, ага!
      
      И не надо с ним спорить!
      
      По крайней мере, пока Фрейр имеет надёжную поддержку консула Пенегала, конунга Тора, ярлов Тира и Туле. Квасир тоже полезен, но ему всегда всё равно - главное, чтобы его не отвлекали от любимых изобретений и исследований. А прочие 'коллеги' - ...о!! Их, если понадобится, недолго и заменить.
      
      - ...Тридцать тысячелетий наша раса доминировала в Сфере Мидхейма. Даже древние, вернувшиеся из Ётунхейма в Мидгард, никогда не оспаривали нашего лидерства в Союзе Четырёх Рас...
      
      Кстати, истинная правда - и без всяких шуток, между прочим. Древним даже в голову не приходило, что кто-то помимо них может претендовать на лидерство, да-да. И уж точно не собственные 'подопытные кролики', которые по какому-то ужасному стечению обстоятельств ухитрились выжить! Скорее всего, все свои силы (конечно, помимо тех, что тратились на достижение вознесения) эти древние тратили на исследование неожиданного сбоя, случившегося на Да Каре. Если альтерай было бы больше, они, без всякого сомнения, потрудились бы исправить столь досадную оплошность. Но из Ётунхейма вернулось не более десятка тысяч древних. Поэтому 'санация' собственной лаборатории у них на первый план так и не вышла, и слава Высокому Небу!! То ли им было чем ещё заняться помимо 'вознесения' и уничтожения расплодившихся 'кроликов', то ли посмотрев, с каким азартом их творения сражаются между собой, они решили, что 'лабораторные животные' справятся и без помощи своих создателей, кто знает?.. И знает ли кто-нибудь?! М-да...
      
      Хм-м, что ж ему сказать-то Совету? А, вот...
      
      - Теперь ситуация иная. Союз распался, поскольку последние древние либо куда-то ушли - и, скорее всего, погибли, - либо вознеслись. Раса наших добрых друзей- фёрлингов бесследно сгинула. ...Сгинула, да но совсем не бесследно. От них остались любопытнейшие артефакты, и многие оталийцы - в их числе был и Локи, да будет милостиво к нему Высокое Небо! - с азартом их разыскивают и изучают.
      
      - Бывшие наши союзники ноксы 'заперлись' на единственной оставшейся у них планете и не способны сколь-нибудь серьёзно повлиять на ситуацию в Сфере Мидхейма. Даже если внезапно захотят...
      
      Думы Фрейра гуляли далеко, а сам он говорил механически, подобно древнему транслятору, обращающему нестройный ворох мыслей в 'гладкие фразы'. Да, раньше были и такие. Фрейр же за тысячелетия просто наловчился выступать. Невесёлые думы ничуть не мешали проконсулу 'толкать речь', хотя постоянно уносили его далеко, очень далеко...
      
      Например, к позиции, которую займут ноксы в изменившейся ситуации. Вмешиваться они не станут, и теперь Фрейр понимал почему. Предоставленные асирами документы неопровержимо доказывали, что фёрлингов уничтожили сами древние. Кстати, ноксы, похоже, узнали об этом почти сразу, ещё в те давние времена. Они испугались, струсили и почли за благо спрятаться от безжалостных создателей на своей родной планете. Скрыв и её, и свои города от тех, кого недавно боготворили и почитали как собственных учителей.
      
      Обиднее всего в той стародавней истории, что никто из вождей ноксов по сию пору ничего не сообщил о своём открытии Высшему Совету. До сих пор! Союзнички!! Оталийцы идут по самому краю, за который их готовы столкнуть репликаторы, а ноксы... Возможно, они ждут, когда мы все погибнем? Желают откупиться от усиливающихся врагов, бессовестно 'сдав' бывших друзей?
      
      Недаром асиры их открыто презирают!
      
      - ...уверен, коллеги, вы осознаёте, что наше положение крайне уязвимо. Недруги плотно окружили нас со всех сторон. Нам необходимо прекратить обычные споры и начать самоотверженную работу на благо народа Оталы и ради защиты всех, кому угрожает беспощадное уничтожение (репликаторы не знают пощады!) или завоевание и рабство.
      
      Людей много, гоаулды стремятся их подчинить и таким образом усилиться. А затем обязательно попытаются атаковать всех, кто им не подчинился: ноксов, толлан и другие миры, которые мы обязались защищать. Выдержат ли оталийцы войну на два фронта с репликаторами и гоаулдами? Меняются интересы - меняются оценки. Вчера - союзники, сегодня - соседи, завтра - недруги, послезавтра - враги. Изменения неизбежны.
      
      - Уважаемый коллеги! Смена приоритетов в межрасовой политике может быть скрыта от существ-однодневок, но для существ, жизненный срок которых исчисляется тысячелетиями, не вызывают сомнений неблагоприятные тенденции во взаимоотношениях с теми, кого мы в прошлом считали друзьями. Сейчас, пока репликаторы утихли - спасибо усилиям таинственных асиров! - самое время восстановить статус-кво, вернуть наиболее развитые нации людей - толлан, например! - из состояния скрытой враждебности к доброжелательному соседству. Но чтобы переломить ситуацию, нужна не только сильная экономика. Для выполнения подобного политического манёвра нужны 'рычаги'. Армия и флот.
      
      И толлане, и ноксы станут намного более доброжелательны, когда орбиты их планет с дружеским визитом посетят эскадры бильскирниров Оталы.
      
      Фрейр не собирался произносить эту мысль вслух. Не нужно, чтобы искин Совета, исполняющий роль секретаря, зафиксировал столь агрессивные и неосторожные слова. Достаточно того, что все консулы давно уже способны 'услышать' несказанное и мысленно дополнить все значимые пробелы.
      
      - В этой связи я жду от вас, коллеги, продуктивной совместной работы. И в первую очередь, я полагаю, Высшему Совету Оталы важно узнать состояние дел в нашем флоте, ибо от этого зависят все остальные возможности по исправлению ситуации к нашему общему благу!
      
      Консулы зашумели, выражая одобрение и поддержку. Бесстрастные 'маски' на лицах растаяли, их место заняло открытое изумление и удивление столь неожиданным поворотом в политике проконсула. Что ж, он растормошил Совет, теперь дело за Тором.
      
      - Твоё слово, конунг Тор!
      
      Фрейр доброжелательно кивнул коллеге и сообщнику, быстро окинув взглядом остальных. Фигуры консулов напряжённо застыли в высоких креслах.
      
      Конунг, верховный главнокомандующий Оталы, лёгким кивком поблагодарил проконсула, убедился, что все члены Совета сосредоточили внимание именно на нём, и, изобразив виноватую улыбку, широко развёл руки в стороны и заявил:
      
      - Мало!!..
      
      - Чего... мало?.. - искренне изумился сидящий в соседнем кресле Пенегал.
      
      - Глубокоуважаемый проконсул выделил мне для доклада всего одно слово, и я постарался изложить всю суть подготовленного мной сообщения по-воински кратко, уложив часовой доклад в рамки выделенного мне регламента...
      
      - Фигляр! - злобно сверкнул глазами Фрейр. - Ладно, используй два слова!!
      
      - Конечно, проконсул, - ухмыльнулся Тор. - Два слова: ...мало, коллеги!
      
      - И всё?..
      
      - ...Чего всё-таки мало?!..
      
      - Извините, коллеги, но весь отведённый для моего доклада запас слов уже исчерпан!
      
      - Шут! Негодяй, - тихо прошипел Фрейр, пытаясь сохранить бесстрастное выражение лица.
      
      Конунг добился желаемого: всё внимание консулов сосредоточено именно на нём, а блестящее выступление самого Фрейра превратилось в лёгкое предисловие. Что ж, пока Тор одержал верх!
      
      - Раз коллеги желают услышать подробности, говори столько, сколько понадобится для изложения твоей позиции...
      
      Говори-говори! Всё равно окончательный итог подведёт именно он, проконсул Фрейр!
      
      - Спасибо, проконсул, - вслух поблагодарил Тор.
      
      Судя по хищной усмешке, мысли Фрейра были для него как открытая книга: ведь и сам Тор не прочь занять кресло проконсула Высшего Совета Оталы.
      
      - Мало, коллеги! Чего, спросите вы? Да всего: и боевых кораблей, и вспомогательных судов, и вооружений, а воинов катастрофически не хватает для решения задач, которые поставил коллега Фрейр... Тор с наслаждением отметил, что проконсул с трудом удержал выражение невозмутимости на лице.
      
      - Всё, что имеет флот, безнадёжно устарело. Это неудивительно, ведь за последнюю тысячу лет учёными Оталы не создано никаких новых видов вооружения, да предложен лишь один проект нового корабля, реализованный в единственном экземпляре. Я имею в виду крейсер О.С.О. 'Валгаллу'. Кстати, его вооружение тоже устарело и не соответствует современным вызовам, парировать которые - прямое назначение подобного крейсера.
      
      - Что ты имеешь в виду, Тор Одинсон? - возмутился Пенегал, консул Совета, отвечающий за производство. Он тоже претендовал на место проконсула и не был (в отличие от действующего проконсула) скомпрометирован преступлениями, которые разоблачили асиры. И Пенегал лишь ждал удобного случая, чтобы 'подвинуть' Фрейра.
      
      - Изволь, Пенегал! Я не буду говорить Совету, что наши корабли беспомощны перед флотом асиров... Два их фрегата без труда способны расправиться и с десятком наших бильскирниров! Я промолчу о том, что до вмешательства асиров мы безнадёжно проигрывали репликаторам, - тут Тор сделал мимолётную паузу: к чему говорить о том, что знают все? - А недавно О.С.О. получил сведения о новых боевых кораблях гоаулда Сокара...
      
      Тор сделал знак рукой, и перед полукругом высоких кресел повисла голограмма большого монструозного корабля, дизайн которого выдавал его происхождение. Корпус значительно превосходил по размерам хаттак и видимо был намного мощнее.
      
      - ...Их вооружение и защита серьёзно усилены. Они не уступают по огневой мощи бильскирнирам. Коллеги, - Тор многозначительно поднял вверх указательный палец, - пока мы благодушно ограничивали себя, у гоаулдов появились корабли не хуже наших!! Враги создали новые корабли не просто так, не для очередной междоусобицы. Ярл Туле, начальник О.С.О., доложил мне, что в ближайшее время Сокар собирается нанести удар по одной из тех планет, которую мы обязаны защищать. Это вызов, достопочтенные члены Высшего Совета!
      
      Много тысячелетий назад Союз Четырёх Рас (альтерай, оталийцы, ноксы и фёрлинги), устав от бесконечной войны с гоаулдами, заключили с ними перемирие. Его частью стал Договор о целом ряде человеческих миров, в которых запрещено появляться 'червякам'. Но и союзные расы обязались свести к минимуму своё влияние на эти планеты, ограничив его исключительно защитой от постороннего вторжения. Соглашение должно было ограничить экспансию жадных до власти гоаулдов и помочь естественному - в смысле, эволюционному - развитию разобщённых человеческих культур. Договор был принят вследствие подавляющего оталийского военного превосходства над совокупной силой всех гоаулдов и нежелания союзников устраивать геноцид целой разумной расы, пусть и столь своеобразной. Но за минувшие тысячелетия мощь Оталы серьёзно ослабла, а сила гоаулдов многократно возросла, и теперь 'червяки' собрались бросить вызов политическому владычеству Оталы, до этого казавшемуся неоспоримым.
      
      - Флот Сокара многочислен: более тысячи хаттаков, в два с половиной раза больше хеопсов. Их поддерживают почти полтора десятка этих новых крупных кораблей, которые, по данным разведки, ничуть не хуже наших бильскирниров. Если добавить сюда восемь тысяч штурмовых алкешей, более двенадцати тысяч десантных и грузовых версий телтаков и двадцать пять тысяч глайдеров, да ещё учесть, что армия Сокара насчитывает не менее двухсот пятидесяти тысяч джаффа...
      
      Тор нервно передёрнул плечами. Силы, собранные Сокаром, впечатляли. Честно говоря, после напряжённых битв с репликаторами флот Оталы ослаб настолько, что не смог бы защитить столичный мир от этих полчищ... если б они каким-нибудь чудесным образом добрались из Мидхейма сюда, в Отальхейм. К счастью, у 'червей' нет технологий, позволяющих перепрыгнуть бездну в три миллиона световых лет!
      
      Никто из консулов не ждал от внезапного вызова на Совет ничего хорошего. Теперь, когда проконсул чётко обозначил главную проблему - оталийцы растеряли своё влияние в Мидхейме - на лицах присутствующих сквозь обычные бесстрастные маски проступила растерянность. Ещё слишком ярки воспоминания о предыдущем заседании Совета, где, после изучения предоставленной асирами информации, консулы приняли непростое решение уничтожить машину на Да Каре! Без сомнения, это была оправданная акция, иначе становилось сомнительным дальнейшее выживание всех оталийцев. Но в результате данной акции они оказались в состоянии войны с гоаулдами в момент критической слабости своего флота!
      
      - На данный момент Флот Высокого Неба имеет на вооружении сто шестьдесят семь драккаров и кнорров разных моделей, полностью боеспособны из них сто двадцать, семьдесят три бильскирнира трёх модификаций, боеспособных - шестьдесят. В течение месяца верфи готовы добавить к этому количеству ещё восемь бильскирниров, шестнадцать драккаров и кнорров. Вся проблема в отсутствии экипажей...
      
      Да, с управлением любыми драккарами, кноррами (патрульные корабли, корветы) и бильскирнирами (фрегаты с задачей сопровождать конвои и контролировать пространство) всякий оталиец справится и в одиночку, их эффективное боевое применение возможно лишь при наличии на борту полноценной команды. Никакие программы не заменят разумное существо, если необходимо принимать нестандартные решения в условиях дефицита времени.
      
      В современном бою именно время является самым невосполнимым и востребованным ресурсом.
      
      - Что случилось с экипажами, конунг?
      
      - Их нет, проконсул. Во флоте в настоящее время служат не более трёх тысяч воинов. Квалифицированных командиров едва ли наберётся сотня. Ещё пара сотен офицеров сможет грамотно управлять своим кораблём в бою, но эффективно сражаться в составе группы, эскадры, флотилии они не сумеют. Их нужно ещё обучать тактике космического боя, построениям и перестроениям, объяснять, чем различаются действия против гоаулдов и при столкновении с репликаторами. Остальные - воины силовых подразделений О.С.О., инженеры, служба обеспечения и ремонта. Так что флот можно ещё немного увеличить, но вот противопоставить что-либо серьёзное Сокару, джаффа которого...
      
      - Пенегал? - взгляд проконсула стал осязаемо жёстким и острым, пронзающим, как клинок.
      
      - В ближайшее время верфи закончат строительство ещё трёх крейсеров типа 'Валгалла', но их дальнейшее производство упирается в ограниченность ресурсов. Нужны новые шахты и фабрики по производству материалов... а для того чтобы их построить, проконсул Фрейр, нужны специалисты. Новых нет, а имеющихся недостаточно...
      
      - Нет? Почему нет?! Консул Квасир?
      
      Оталиец, которого вызвал Фрейр, остался невозмутим. Он даже немного прикрыл глаза, будто бы происходящее вокруг никак его не затрагивало. Однако после недолгой паузы с очевидной неохотой Квасир всё же ответил:
      
      - Наша раса вымирает... клоны деградируют, население сокращается. Вряд ли ныне наберётся даже сотня миллионов оталийцев ...
      
      - Ты даже не знаешь точного числа, Квасир?
      
      - Откуда? Как можно учесть число ваниров, если они отказываются с нами общаться? А сколько одиночек вроде Локи или Хёмдалля? Или тех, кто при паническом бегстве из Айдахейма предпочёл не Оталу, а иные звёздные системы? Высший Совет по сию пору не имеет достоверной информации, сколько в точности миров заселено нашей расой в Отальхейме! Регистрация населения, проведённая после эвакуации, позволяет утверждать, что при самых оптимистичных ожиданиях нас никак не больше шестидесяти-семидесяти миллионов...
      
      Шестьдесят миллионов - и всего несколько тысяч воинов? Фрейр даже представить не мог, что всеобщая апатия затронула столь многих!
      
      - Нас, оталийцев, десятки миллионов, консул Квасир. Отчего же нельзя сформировать и обучить экипажи для нескольких тысяч кораблей?
      
      Конечно, этот вопрос следовало бы задать Тору, но конунг наверняка ответит что-то вроде: 'Число оталийцев постоянно сокращается, и воины гибнут чаще других. Пусть Совет распорядится...' О, если бы проконсул мог, он бы распорядился! Подобная глупость просто подведёт черту под его правлением. Фрейр повернулся к Квасиру, слегка наклонившись в его сторону. Такой жест демонстрировал ему благосклонное доверие проконсула, но упрямец сделал вид, что не заметил намёка вождя всех оталийцев.
      
      Или держит паузу?
      
      Обиделся? Возможно... но как иначе удержать этого фоскера от опрометчивых поступков? Настырности Квасиру не занимать, как и любопытства. Уже дважды флот асиров отлавливал нахального консула и в бессознательном состоянии возвращал обратно с ехидными комментариями. Ему там мёдом намазано, что ли?..
      
      Неудивительно, что Высший Совет распорядился ограничить передвижения Квасира, и теперь любые перемещения он вынужден тщательно согласовывать с Советом и О.С.О. Последний, кстати, выделил специальную группу 'для обеспечения безопасности' этого сумасброда, а ведь хороших воинов постоянно не хватает!
      
      Ха, да он и вправду обижается! Будто несмышлёный подросток... пятидесяти тысяч лет от роду!! Или, быть может, у него развился старческий маразм, и прогрессирующая деградация клона берёт своё?!..
      
      Квасир что-то пробурчал и, прежде чем ответить, подчёркнуто недовольно покосился на навязанную ему 'охрану', расположившуюся у входа в зал Совета.
      
      - Оталийцев много, проконсул Фрейр, если считать их 'по головам'. Но все давно уже нашли себе занятие по душе и не горят желанием менять свои жизни. Девяносто три процента доживают свой срок в изношенных телах, которые находятся на последних стадиях клеточной деградации, а значит, выдержат одну, максимум две перегрузки сознания. Ни требования, ни приказы Высшего Совета, ни судьба расы их уже не волнуют. Если говорить откровенно, они скорее заинтересованы предложением асиров о трансформации, да вот беда - уж больно жёсткие условия те выдвигают. Хотя многие, откровенно говоря, уже готовы их принять...
      
      'Вот как!' - утверждение Квасира неприятно кольнуло проконсула. - 'Может быть, и Квасир постоянно сбегает к асирам, надеясь пройти трансформацию?'
      
      - ...Эти точно воевать за Оталу не станут. Среди оставшихся семи процентов - это три-четыре миллиона - основную массу составляют абсолютно асоциальные фоскеры-одиночки вроде Локи или Хёмдалля. Им интересны лишь собственные исследования и всё. Готовы сотрудничать с Высшим Советом тысяч шестьдесят. Из них в экипажи Флота Высокого Неба можно привлечь тысяч шесть, а если пропагандисты напрягутся - семь. Это всё, проконсул Фрейр. Конечно, никто не мешает использовать роботов, управляемых примитивными искинами. В прямых боестолкновениях с гоаулдами они неизменно демонстрируют высокую эффективность... знаешь ли!
      
      Квасир замолчал и презрительно прищурил глаза, показывая, что эта тема более не достойна серьёзного внимания.
      
      Основные враги оталийцев - репликаторы - легко перехватывают управление чересчур самостоятельными машинами, и эту самую 'эффективность' воины уже успели оценить на собственном опыте - особенно горьком потому, что из-за вышедших из-под контроля роботов они потеряли Оталу и весь Айдахейм.
      
      - Ясно, - постарался не выдать своё разочарование Фрейр, отлично понявший намёк, - хорошо, что резерв у нас есть, пусть и небольшой. Увы, коллеги, помимо репликаторов и наглеющих гоаулдов, у нас появилась ещё одна головная боль. Или кошмар. Я говорю об асирах! Их вызывающее поведение сулит нам серьёзные проблемы. Что на данный момент известно о них... и об их флоте, конунг Тор?
      
      - ...Ничего нового, проконсул.
      
      О, у Тора были кое-какие сведения, представляющие интерес, но не предоставлять же их Фрейру просто так, за 'спасибо'? Государство рушится - это Квасир ясно объяснил, - и в приближающемся хаосе нужно заботиться о себе, а не об интересах Совета и его проконсула. Тут надо бы поскорее договориться с асирами о трансформации, а не затевать с ними глупую торговлю или безумную конфронтацию.
      
      - Жаль. Возможно, какая-то информация есть у начальника О.С.О. ярла Туле?!
      
      - К сожалению, агентам удалось выяснить не так много: их фрегаты похожи на наши кнорры, крейсеры - на бильскирниры, хотя вооружение их кораблей значительно мощнее. Общая численность флота никак не меньше нашего. Если же учесть, что два фрегата асиров остановили последнее вторжение репликаторов... которое, скорее всего, поставило бы точку на нашем существовании, то несложно оценить, насколько сильны асиры. Полагаю, их флот нам не по зубам, Фрейр. Со всем уважением к Совету, их не стоит делать врагами... пока сохраняется угроза от репликаторов. Это моё мнение, проконсул.
      
      - Откуда же они взялись, эти асиры? До недавнего времени никто в галактике о них и не слышал!
      
      - Если вы помните, проконсул, 'асирами' древние называли наших предков. Возможно, - пожал плечами Тир, - давным-давно какую-нибудь группу предков оталийцев древние переселили не в Айдахейм, как наших отцов, дедов и прадедов, а в удалённые места Мидхейма...
      
      - Почему же мы не столкнулись с ними раньше?
      
      - Мидхейм - не карликовая галактика-спутник...
      
      '...вроде Айдахейма или Отальхейма...' - мысленно согласился Фрейр.
      
      - ...в нём звёзд, если считать те, что ярче красных, не менее полутора десятков миллиардов. Гоаулды, соперничая с Союзом Четырёх Рас, едва освоили несколько десятков тысяч звёздных систем. Мы побывали в сотне тысяч миров и наблюдаем за миллионами...
      
      И все прошедшие тысячелетия лениво возились в песочнице' Айдахейма! Об этом Тир умолчал, но сделал это столь 'красноречиво', что консулы Совета тревожно переглянулись: масштаб неизведанного и неизвестного в тысячу раз больше. И в этом 'тумане невежества' могли скрыться от взора оталийцев не только асиры. Судя по технологиям древних, которые они ассимилировали, асиры не теряли время зря... в отличие от самих оталийцев и их предков. Но какие бы дали они ни освоили, какие бы тайны ни раскрыли, что-то всё же заставило их вернуться в известную часть Мидхейма?!..
      
      И об этом ни Фрейру, ни консулам Совета задумываться не хотелось.
      
      - Благодарю за честные слова, ярл, - уныло кивнул Фрейр. Консулы переглянулись: с появлением асиров всё пошло наперекосяк.
      
      
      
      

      ПО СТРАНИЦАМ ГАЗЕТ. ДЕКАБРЬ 1908 - ЯНВАРЬ 1909
      

      ...самые свежие новости со всего света!
      
      
      
      1
      
      1908, декабря 19-го, суббота,
      Германия, 'Берлинер тагеблатт'.
      
      
      'Девятнадцатого утром здесь ощущался довольно сильный подземный удар, сопровождавшийся продолжительными громоподобными раскатами. Колебание почвы ощущалось также во многих пунктах западной Саксонии и Тюрингии. Сейсмографическая станция в Лейпциге сообщает, что землетрясение было не вулканического, а тектонического происхождения. Повода для беспокойства общественности нет, так как ни сколь-нибудь заметные разрушения, ни жертвы не отмечены...'
      
      'Ранее уже сообщалось о том, что президент Венесуэлы Кастро четырнадцатого декабря прибыл в Германию. Его приезд не связан с какой-либо политической миссией, а вызван исключительно необходимостью срочной хирургической операции. Затем президент Кастро предполагает остаться в Берлине на месяц до окончательного выправления здоровья'.
      
      'На острове Тимор, наполовину принадлежащем Португалии, наполовину - Голландии, вспыхнул мятеж: туземцы нападают на европейцев. Португальские войска пытались навести порядок, но встретили сильный отпор и после значительных потерь вынуждены были отступить'.
      
      
      2
      
      1908, декабря 22-го, вторник,
      С.А.С.Ш., 'Вашингтон пост'.
      
      
      'Президент Аргентины Хосе Фигероа Алькорта заявил, что претензии Офира на Антарктиду считает ничтожными. Этой позиции Аргентина и будет впредь придерживаться в своих действиях в Южной Атлантике. Также президент Алькорта отметил, что свои права республика готова отстаивать всеми способами, в том числе не остановится перед применением вооружённой силы. Послы Великобритании и Соединённых Штатов в Аргентине высказали полное одобрение этой бескомпромиссной позицией. Правительства Бразилии, Перу и Чили также полностью поддержали президента Алькорта в отношении отказа в признании прав Офира на Южный материк, однако выразили беспокойство возможным чрезмерным односторонним усилением флота Аргентины, которое позволит ей навязчиво распространять собственное влияние на другие страны Южной Америки. Правительство Аргентины вступило в переговоры с деловыми кругами Великобритании и Соединённых Штатов по поводу размещения на лучших верфях срочных заказов на новейшие боевые корабли, в том числе и дредноуты, и военное снаряжение...'
      
      'Крайнюю настороженность всей общественности вызывают заявления представителя Офира Рихарда Веттина, потребовавшего от Правительства Соединённых Штатов прекратить вмешательство в дела Колумбии. В ответ на это дерзкое заявление сотрудник Госдепартамента заявил, что Америка и впредь будет помогать свободолюбивому народу Панамы и требует от Колумбии полного признания его независимости. Наглое вмешательство Офира в карибские дела вновь разожгло затухнувшие было надежды колумбийцев на возвращение контроля над территорией Панамы и воссоздание Великой Колумбии...'
      
      
      3
      
      1908, декабря 24-го, четверг,
      С.А.С.Ш., 'Нью-Йорк таймс'.
      
      
      'Южно-американские республики продолжают вооружаться. В Аргентине парламент ассигновал на приготовления к войне сто миллионов, в Бразилии - восемьдесят пять миллионов долларов. В настоящее время в Британии на верфях Армстронга и Барроу-ин-Фёрнесс ускоренными темпами достраиваются дредноуты 'Минас-Жераис' и 'Сан-Паулу'. Их ходовые испытания начнутся во второй половине будущего года...'
      
      'Двадцать второго декабря голландские броненосцы заблокировали побережье Венесуэлы и захватили два сторожевых венесуэльских судна, 'Боливар' и 'Миранда'. Заместитель президента Кастро генерал Гомес своим личным решением объявил войну Голландии. При этом старый кабинет министров был отправлен в отставку. Первым актом нового венесуэльского правительства было распоряжение о конфискации имущества президента Кастро, составляющее ценность в несколько сотен миллионов долларов. Впрочем, вряд ли Кастро окажется в нищете: он имеет в германских и швейцарских банках солидный многомиллионный резерв. Наши источники в Госдепартаменте убеждены, что бывший президент Кастро на родину уже не вернётся...'
      
      'Сегодня президентство Гомеса признано всей Венесуэлой, которая отныне является свободной республикой. Генерал Кастро, брат прежнего президента, сдал начальство над войсками, оружие и военные припасы. Отныне в стране полностью восстановлена свобода печати. Госдепартамент уже распространил заявление, что сопереживает стремлению народов Америки к свободе и демократии. Соединённые Штаты полностью поддерживают новое правительство Венесуэлы, которое, без всякого сомнения, поведёт народ к подлинному процветанию. Утром же стало известно, что военный инцидент полностью исчерпан по обоюдному согласию сторон. Помимо Соединённых Штатов, правительство Гомеса признали Голландия и Великобритания...'
      
      'В Париже в присутствии Президента Французской Республики при огромном стечении народа сегодня был открыт первый международный салон воздухоплавания. Незадолго до этого Франция выступила с инициативой созвать конференцию для выработки международного кодекса относительно воздухоплавания. В программу конференции, между прочим, должны войти вопросы о таможне, шпионстве, бросании взрывчатых веществ, а также о вреде, причиняемом частным лицам. Знаменитый изобретатель Эдисон весьма скептически относится к успехам, достигнутым в области конструирования управляемых кораблей Райтом, Цеппелином и другими. Он заявил:
      
      'Без всякого сомнения, недалеко время, когда люди будут передвигаться по воздуху так же свободно, как они теперь передвигаются по земле и по воде. Но пока все изобретатели воздухоплавательных аппаратов в своих трудах стоят на ложном пути...'
      
      Известный создатель аэропланов Райт отметил, что, как он уверен, аппараты тяжелее воздуха никогда не смогут нести более дюжины пассажиров и имеют превосходство над дирижаблями лишь в военной области. Министерство обороны Соединённых Штатов собирается уже в этом году закупить у господина Райта несколько аппаратов его конструкции для проведения разведки и наблюдения.
      
      Опасения поклонников воздухоплавания полностью развеял путешествующий по Старому Свету принц Офира Генрир. Опровергая мнения Эдисона и Райта, он на открытии салона лично продемонстрировал совершенный летающий корабль, отдалённо похожий на изобретение Цеппелина, способный не только плавать, но и летать, перевозя при этом две дюжины пассажиров. По словам принца Генрира, эти конструкции созданы инженерами его отца, маркграфа Офира Константина, который к тому же провозгласил себя императором Антарктиды. Вызывает, правда, серьёзное сомнение то, что столь совершенное судно было создано в подобном варварском месте, как Офир, или где-то ещё за пределами Старого Света или Американских Соединённых Штатов. Скорее всего, этот удивительный аппарат куплен за бесценок у какого-нибудь европейского или североамериканского гения, оставшегося, к искреннему сожалению просвещённого общества, совершенно безвестным...'
      
      
      4
      
      1908, декабря 25-го, пятница,
      Германия, 'Берлинер тагеблатт'.
      
      
      'Двадцать второго декабря временный заместитель президента генерал Гомес объявил войну Голландии и под этим предлогом уволил в отставку старый кабинет министров, состоявший из приверженцев Кастро. Очевидно, что Гомес решил воспользоваться отсутствием Кастро и провозгласить себя президентом. Объявление этой войны будто списано с сюжета дешёвой оперетки, ведь у Венесуэлы совсем нет настоящего флота, а у Голландии полностью отсутствует сколь-нибудь достаточный для ведения боёв десант. Никто не удивился, когда вскоре выяснилось, что венесуэльский переворот произошел при благосклонной поддержке Северо-Американских Соединённых Штатов, Британии и самой Голландии. С последней Венесуэла поспешно восстановила дружественные отношения. Блокада венесуэльских портов ныне полностью прекращена, всё захваченное в ходе конфликта имущество возвращено владельцам. Остаётся лишь не до конца прояснённым вопрос, сколько же золота потратили Британия, Штаты и Голландия для установления в Венесуэле подконтрольного им режима?..'
      
      'Печальные новости к Рождеству пришли и из Юго-Западной Африки, где германские войска снова понесли досадное поражение от дикарей-готтентотов. К сожалению, колониальная политика нашего канцлера пока ничего ценного Германской империи не дала...'
      
      
      5
      
      1908, декабря 28-го, понедельник,
      С.А.С.Ш., 'Нью-Йорк таймс'.
      
      
      'Только что Офирское информационное агентство Оф.И.А. распространило сообщение о разрушительном землетрясении, произошедшем этим утром в Италии в Мессинском проливе между Сицилией и Апеннинским полуостровом. В результате были разрушены города Мессина, Реджо-Калабрия и Палми. Землетрясение началось сегодня в пять двадцать утра по Гринвичу в море, на дне Мессинского пролива. Толчки вызвали смещение участков дна, после чего на Мессину с интервалами в пятнадцать-двадцать минут обрушилось три огромные морские волны высотой до тридцати футов. В самом городе в течение одной минуты произошло три сильных удара, после второго начались обрушения зданий. Всего от землетрясения пострадали более двадцати населённых пунктов в прибрежной полосе на Сицилии и в Калабрии. Агентство сообщает о многих жертвах среди населения.
      
      Принц Офира Генрир, совершающий в настоящее время круиз на своей яхте по городам Старого Света, заявил, что его страна срочно направляет несколько воздушных кораблей для оказания помощи пострадавшим. Согласие на это короля Италии Виктора-Эммануила уже получено. Напоминаем нашим читателям, что принц Генрир - один из сыновей маркграфа Константина, правителя Офира. Этот аристократ и, как некоторые полагают, талантливый изобретатель приобрёл прошлой осенью у Британии острова Гоф и Тристан-да-Кунья, находящиеся в Южной Атлантике, и заявил собственные исключительные права на Южный материк, Антарктиду. Воздушные корабли маркграфа Константина, по слухам, весьма многочисленны и технически значительно превосходят конструкции знаменитого германского изобретателя Цеппелина. Помощь таких кораблей может оказаться весьма кстати, тем более что у воздухоплавателей Офира уже есть опыт и по эвакуации с Южного материка экспедиций Британии и Франции, и по спасению моряков судов, терпящих бедствие в бурных морях. Если помощь воздушных кораблей окажется достаточно эффективной, Правительство рассмотрит вопрос о приобретении нескольких экземпляров. Редакция газеты будет внимательно следить за развитием событий и применением воздушных кораблей для спасения людей из разрушенных городов Италии...'
      
      
      6
      
      1908, декабря 28-го, понедельник,
      Италия, 'Трибуна'.
      
      
      'Утром сего дня в Калабрии произошло ужасающе сильное землетрясение, причинившее множество бедствий. Вследствие сильного волнения на море вблизи Катании утонуло несколько баркасов, сильно повреждены многие суда. Нанесён значительный ущерб товарам на складах в порту. Телеграфное и телефонное сообщение как на острове Сицилия, так и с островом полностью прервано, хотя передача сообщений по кабелю между Неаполем и Мессиной пока продолжается. Железнодорожное сообщение в этих регионах полностью остановлено...'
      
      'Город Мессина почти весь разрушен землетрясением, и дома лежат в развалинах. Число погибших, раненых и погребенных под обломками, по подсчетам корреспондентов газеты, может достигнуть многих тысяч. Наиболее ужасающий характер катастрофа приняла между Мессиной и Реджио, где землетрясение вызвало страшную бурю на море. Небывалой величины волны потопили многие суда и залили всё побережье, выбрасывая на него баркасы и даже пароходы. Эти волны смывали близко расположенные к воде дома, конторы и портовые склады, принося смерть и разорение...'
      
      
      7
      
      1908, декабря 29-го, вторник,
      Германия, 'Берлинер тагеблатт'.
      
      
      'Мы все поражены страшными известиями о катастрофе в Италии. Землетрясение захватило весь юг полуострова. Пострадали более двадцати городов Сицилии и Калабрии. Погибли десятки тысяч человек. Повсюду разрушения, десятки тысяч раненых. Города сравнены с землей. Ужас происшедшего не поддается описанию. Вследствие того, что землетрясение разразилось и на море, пошли на дно многие частные пароходы, шхуны и лодки. Говорят даже о гибели русского военного корабля, находившегося в этих водах. Мессина разрушена. Место, где она находилась, окончательно отрезано от суши разбушевавшейся водной стихией и превращено в остров. Город Реджио сильно пострадал, число убитых очень велико. Стоящие перед Мессиной британские и русские военные корабли высадили на берег свои команды для оказания помощи пострадавшим, сами корабли превращены во временные госпитали. Как апофеоз всех этих несчастий, повсюду начались грабежи и бесчинства арестантов, бежавших из тюрем во время паники. Граждане, сохранившие присутствие духа, тотчас же образовали нечто вроде милиции для охраны города. Обходя улицы, эта милиция задерживала мародёров и расстреливала на месте преступников, но, к сожалению, пострадали и невинные люди. Официальных данных, однако, всё ещё нет...'
      
      
      8
      
      1909, января 03-го, воскресенье,
      С.А.С.Ш., 'Бостон курьер'.
      
      
      'Похоже, что и новый тысяча девятьсот девятый год не принесёт спокойствие и мир на нашу многострадальную планету. Более того, провозглашение государства Офир на островах Тристан-да-Кунья и Гоф привело к возникновению нового очага напряжённости, на этот раз - в Южной Атлантике, и тому виной непомерные аппетиты владетеля Офира, самозваного императора Константина, замахнувшегося ни много ни мало, а на целый материк Пусть таинственная Антарктида покрыта льдом и никакого серьёзного богатства своему обладателю не принесёт, само заявление правителя Офира, более похожее на ультиматум, не может быть без осуждения принято цивилизованным миром. Поэтому все страны должны безоговорочно поддержать Аргентину и её мужественного президента Хосе Фигероа Алькорта, вынужденно оказавшихся на передовом рубеже противостояния агрессивной политике Офира, и помочь одержать победу в справедливой борьбе с этим странным и уродливым государством, нагло претендующим на какой-то особый статус в просвещённом мировом сообществе...
      
      В последние дни резко участились бандитские нападения кровожадных колумбийских индейцев на подразделения морской пехоты Соединённых Штатов, помогающих справедливой борьбе панамского народа за независимость. Крайнее возмущение общественности вызывает ничем не прикрытая военная поддержка Офиром колумбийских разбойничьих банд. Похоже, Госдепартамент будет вынужден рассмотреть дополнительные меры противодействия агрессивной политике Офира...'
      
      
      9
      
      1909, января 08-го, пятница,
      Германия, 'Берлинер тагеблатт'.
      
      
      'Эрнст Шеклтон, известный британский полярный исследователь и путешественник, из-за вмешательства Офира осенью прошлого года был вынужден свернуть свою экспедицию к Южному полюсу. Он заявил корреспондентам газеты 'Дэйли мэйл', что исследования Антарктиды крайне важны для обеспечения безопасной навигации в южных широтах планеты, и поэтому цивилизованный мир должен оказать давление на маркграфа Офира ради допуска квалифицированных учёных на ледяной континент...'
      
      'Недавно стало известно, что первого января в Китае со своего поста смещён и отправлен в изгнание Юань Шикай - популярный политик и военачальник, принявший множество усилий для возрождения Китая и его реформации по лучшему современному образцу, в качестве которого была выбрана Германская империя. Мы можем лишь сожалеть о неудаче столь прогрессивного начинания и с беспокойством констатировать неизбежное усиление влияния Японии и Соединённых Штатов в регионе. Очередной провал политики кайзера на фоне неудач в Африканских колониях отрицательно скажется на престиже Германии и может привести к некоторому снижению деловой активности...'
      
      'Германия, наконец, установила полный контроль над добычей алмазов в Юго-Западной Африке. Их значительные месторождения были неожиданно обнаружены на этой территории летом прошлого года...'
      
      'Колумбия в очередной раз отказалась соглашаться с аннексией Панамы, начатой С.А.С.Ш., в обмен на сомнительную подачку в два с половиной миллиона долларов. Поддержка от Офира - карликового государства в Южной Атлантике - позволила Колумбии занять более жёсткую позицию в переговорах. Между тем строительство Панамского канала продолжается даже без подтверждённого юридического статуса. Похоже, правительство президента Рузвельта и не собирается прислушиваться ни к мнению международного сообщества, ни к требованиям жестоко эксплуатируемых колумбийцев, которые одной лишь прихотью жадных и бессовестных североамериканских промышленников ни с того ни с сего внезапно превратились в каких-то 'панамцев'. Аналогичные возмутительные действия С.А.С.Ш. уже привели во второй половине прошлого века к отделению от Колумбии Венесуэлы, сразу попавшей под безраздельное влияние Британии и С.А.С.Ш., похоже, что история повторяется. Эти опасные политические манёвры проходят на фоне серьёзного обострения отношений между Офиром и Аргентиной, которую поддержали С.А.С.Ш. и Британия, из-за статуса Южного материка. Аргентина срочно наращивает мощь собственного флота и уже обратилась за помощью к Британии и С.А.С.Ш....'
      
      
      10
      
      1909, января 11-го, понедельник,
      Италия, Рим. 'Трибуна'.
      
      
      'В последнюю ночь новое землетрясение со страшной силой ударило по Мессине и уничтожило всё, что ещё оставалось от города. Около полуночи произошёл ряд толчков страшной силы, после которых дно моря в проливе стало подниматься. Колоссальные волны ринулись на берег и остатки разрушенного города, смывая всё на своем пути. Катастрофу сопровождал страшный ураган с проливным дождем и сильным вихрем. Население совершенно обезумело. Многочисленные подземные удары следовали один за другим. Рушилось всё, что ещё пока было цело, в том числе и новые временные лагеря, которые возвели, чтобы приютить несчастных жителей. В земле образовалось множество глубоких трещин. Эти ужасные катастрофы идут почти непрерывно с конца декабря, когда была полностью опустошена Мессина. В начале января повторные крупные подземные толчки уничтожили ещё один город - Монтелеоне. Всего к этой поре разрушено четверть сотни городов. Число погибших превосходит все подсчеты пессимистов. Несмотря на массу морских судов, присланных иностранными государствами на помощь, невозможно принять всех пострадавших, и тысячи людей лежат голодными на берегу, ожидая спасения. Многих засыпанных вынужденно оставляют под руинами в виду опасности трогать обломки, грозящие смертью спасителям.
      
      Самоотверженно борются за спасение людей английские и русские моряки, не глядя на угрозы собственным жизням. Так, во время спасения засыпанных в Мессине погибли три русских матроса. Значительную помощь в высвобождении людей, погребённых заживо, оказывают и воздушные корабли Офира. Зависая сверху, они без труда поднимают электрическими лебёдками даже самые тяжёлые глыбы, открывая доступ спасателям к отчаявшимся людям. Своевременное вмешательство экипажей этих воздушных кораблей позволило спасти до десяти тысяч человек, без того обречённых на гибель под развалинами собственных домов. Их величества король Виктор-Эммануил и королева Елена отдали часть своего дворца под временный госпиталь для размещения раненых. Полиция и войско, несмотря на военное положение, бессильны справиться с мародерами, грабящими развалины и совершающими надругательства над трупами. Этих отщепенцев не пугает даже смертная казнь. Войскам приходится вести форменную войну. В Мессину прибыла американская эскадра с деньгами для пострадавших, одеждой и провиантом на несколько миллионов франков.
      
      Всего по аккуратным подсчётам за это время погибло более двухсот тысяч человек и по меньшей мере полмиллиона остались без всякого крова. Пессимисты называют ещё большее число погибших - четыреста тысяч. По оценкам банковских работников, привлечённых страховыми компаниями к определению величины ущерба, казённого и частного имущества погибло почти на четыре миллиарда франков...'
      
      
      11
      
      1909, января 20-го, среда,
      С.А.С.Ш., 'Вашингтон пост'.
      
      
      'Исчезнувший тридцать пять лет назад 'Джерсийский дьявол' вернулся в свои сосновые леса! Вчера в два часа после полуночи Нельсон Эванс, проживающий в Глостер-Сити, Нью-Джерси, обнаружил крылатого ящера на крыше дровяного сарая. Рептилия просидела на одном месте не менее десяти минут. Существо было около трёх с половиной футов в высоту. Его голова походила на овечью, а морда - на лошадиную. Шея монстра очень длинная, размах крыльев превышает два фута. Сам мистер Эванс и его жена были сильно напуганы, но Эванс, по его словам, нашёл в себе силы открыть створку окна, чтобы крикнуть 'Эй!..' Монстр повернулся туловищем на этот крик и затем улетел. Пока он сидел на крыше, то периодически поскуливал, а его хвост светился во тьме, как раскалённый уголь. Утром во вторник двое охотников отправились на поиски чудовища и обнаружили его следы на снегу, а ближе к вечеру видели его в полёте. Они сказали, что 'монстр бесшумно скользил по воздуху, обнимая огромными крыльями ветер, а сверкающее в его глазах пламя внушало ужас'. Охотники сочли, что размах крыльев монстра никак не менее десяти футов, а в полёте он немного напоминает огромного чёрного лебедя...'
      
      'Тревожные новости из Колумбии и Панамы вынудили президента Рузвельта срочно собрать всех своих советников, госсекретаря, министра обороны и избранного президента Тафта, который официально примет этот пост в начале марта.
      
      Успехи колумбийских бандитов в последнюю неделю полностью парализовали все работы по строительству канала. Быть может, что, если нападения индейских разбойников продолжатся, президент уже в конце месяца обратится к Конгрессу с предложением объявить войну Колумбии ради защиты американских интересов в Панаме и для помощи в борьбе за независимость свободолюбивого народа этой маленькой центральноамериканской республики. Хотя, возможно, стоит повременить с объявлением войны до возвращения Великого Белого Флота, прибытие которого в Соединённые Штаты ожидается двадцать второго февраля. Нет сомнений, что поставить на должное место диктатора Рейеса и зарвавшихся плантаторов Колумбии вместе с обнаглевшим правителем Офира сможет только военная сила. Такое решение - не дело уходящей администрации, очень похоже на то, что это окончательное решение о военной операции будет принимать уже президент Тафт. Боже, храни Америку!..'
      
      
      12
      
      1909, января 24-го, воскресенье,
      Колумбия, 'Эль эспектадор'.
      
      
      'Редакция и владельцы газеты счастливы сообщить нашим читателям, что 'Эль эспектадор' после нескольких лет перерыва снова возвращается в свет! Президент Рейес дал разрешение возобновить издание газеты, отметив, что надеется на её успешную работу по консолидации всего общества Великой Колумбии в столь трудное для страны время. 'Мир, гармония и творчество, больше дела и меньше политики', - редакция полностью поддерживает этот призыв нашего президента... Президент Рафаэль Рейес Прието приказал доблестным вооружённым силам Республики приступить к освобождению провинции Панама, уже много лет оккупированной североамериканскими наёмниками и бандитами. Первый шаг на славном пути совершил наш отважный флот. Как сообщил наш корреспондент, крейсер 'Альмиранте Лезо', выполняя приказ, вступил в бой с двумя канонерскими лодками противника, предположительно, 'Черкуито' и 'Падило', и потопил их, уничтожив заодно до двух сотен разбойников. В настоящее время крейсер блокирует побережье Панамы, не позволяя бандитам получать вооружение, боеприпасы и всяческое снаряжение.
      
      По всей территории Панамы продолжаются сражения с безжалостными североамериканскими грабителями и убийцами, которые остановятся лишь после полного восстановления контроля над этой провинцией. Как заявил президент Рейес, справедливую борьбу колумбийского народа против иноземных захватчиков поддерживают многие страны, в том числе Испания, Португалия, Япония, ряд стран Южной Америки и Государство Офир. Эта молодая страна готова протянуть Колумбии дружескую руку помощи и оказать всемерную поддержку, в том числе и в разгорающемся конфликте с агрессивным северным соседом. В настоящее время идут переговоры о помощи воздушных кораблей Офира в деле освобождения Панамы...'
      
      
      
      

      ГЛАВА 1. ВОЛК, КОТОРОГО ТЫ КОРМИШЬ
      

      В душе каждого человека живут два волка,
      белый и чёрный, всегда дерущиеся между собой,
      но побеждает тот, которого кормят.
      
      
      
      1
      
      1909, января 25-го, понедельник,
      С.А.С.Ш., Бостон, представительство Офира.
      
      
      - Рад видеть вас, джентльмены!
      
      Огюст Эндикотт, консул Офира в Бостоне, доброжелательно протянул руки навстречу двум вошедшим в комнату мужчинам в строгих официальных костюмах. Он в прошлом году отметил своё девяностолетие, но на вид ему никак нельзя было дать больше шестидесяти.
      
      - Прекрасно выглядите, дорогой Огюст, - Элиу Рут, тридцать восьмой по счёту государственный секретарь Соединённых Штатов, пожал руку консула Офира и с завистью отметил, что тот выглядит даже моложе его, родившегося почти на тридцать лет позже. - Надеюсь, сэр Генри в представлениях не нуждается? - Рут, улыбнувшись, уступил место своему коллеге.
      
      - Трудно не узнать одного из создателей 'Юнайтед Стил', - улыбнулся Эндикотт, - ваши портреты не покидают страницы газет, сэр. 'Фрик и компания', 'Карнеги траст'? Кажется, вы недавно отметили своё шестидесятилетие? Отличный возраст для бизнесмена и политика. Америка может ждать от вас ещё многих успехов!..
      
      - По просьбе Президента, на этой встрече сэр Генри Фрик будет представлять интересы деловых кругов нашей благословенной страны!
      
      - Вот как? - прищурился Эндикотт. - Отлично! Позвольте представить вам, господа, Главного Администратора Офира сэра Персиваля Лоуэлла! Персиваль - госсекретарь Элиу Рут и сэр Генри Фрик!
      
      - Кажется, ещё недавно вы занимались какими-то научными изысканиями, господин Лоуэлл?
      
      Персиваль незлобно ухмыльнулся. Ну да, чем же ещё при первой встрече могут заниматься 'простые' американские парни, как не выяснением, кто из них круче!
      
      - Что же привело вас к решению отказаться от американского гражданства ради проживания на какой-то убогой кучке камней, да ещё на должности... управляющего? Странная карьера для весьма популярного у невзыскательной публики писателя!
      
      - Так может показаться, господин Фрик, - с мягкой улыбкой парировал Лоуэлл. - Кажется, в детстве вы недурно музицировали, не так ли? Отчего же вы стали бизнесменом - может быть, потому, что как музыкант потерпели неудачу? А если бы получилось, сейчас поди зашибали бы немало монет, трудясь тапёром в баре!
      
      Эндикотт с каким-то нездоровым интересом, почти с садистским наслаждением приготовился наблюдать за разгорающейся перепалкой, но госсекретарь, увидев, как покраснел Фрик, поспешил вмешаться:
      
      - Господа, господа... прошу вас... сэр Генри, вы обещали президенту держать себя в руках. Слишком многое поставлено на карту...
      
      - Неужели? - искренне удивился Лоуэлл, - тогда, Огюст, приглашайте всех к вашему круглому столу. Для переговоров это самое подходящее место!
      
      - Переговоров?!
      
      - Сэр Генри, умоляю вас!
      
      - В самом деле, господин Фрик, почему бы вам не уняться? В конце-то концов, с госсекретарём мы можем побеседовать и без вас!
      
      Фрик надулся, став похожим на огромный помидор, почему-то наряженный в костюм, насуплено глянул на госсекретаря и замолчал.
      
      - Вы не слишком-то... дипломатичны, господин Лоуэлл, - поморщился Рут.
      
      - Разве? А мне показалось, что я исключительно миролюбив и милосерден!
      
      - Какие у вас полномочия для серьёзных переговоров, позвольте спросить?
      
      - Весьма обширные, господин Рут! Его императорское величество Константин Первый полностью мне доверяет. Но, как я полагаю, полномочий нет у вас, не правда ли?..
      
      Рут и Фрик почти синхронно поморщились, будто им одновременно наступили на больные мозоли.
      
      - ...Так вы пришли просто получить информацию?!
      
      - Хм-м, а ещё и попытаться донести до Кабинета Константина позицию Правительства Соединённых Штатов, уважаемый господин Лоуэлл.
      
      - ...Тем более, что уходящая администрация С.А.С.Ш. нести ответственность за возможные последствия уже не будет. А будущая - та, что придёт к власти вместе с президентом Тафтом, - всегда сможет откреститься от любых договорённостей, не так ли?
      
      - Да как ты...
      
      - Молчите, сэр Генри!! Уверяю вас, господин Лоуэлл, вы недооцениваете преемственность обязательств. Если договорённости будут столь легко нарушаться, деловая репутация может серьёзно пострадать...
      
      - О! Если бы вы хотели, чтобы я вам поверил, вы пригласили бы с собой кого-нибудь другого, и уж точно не господина Фрика. Его репутация, знаете ли...
      
      - Это неслыханно! Элиу, почему этот выскочка...
      
      - Я же сказал, Генри, помолчи!!
      
      - Как мило! - картинно всплеснул руками Лоуэлл, заставив улыбнуться даже до этого серьёзного Эндикотта. - Один волк добрый, а другой - злой, прямо как в притче, ага!
      
      - Что вы имеете в виду, господин Лоуэлл?
      
      - Притчу, сэр. Просто притчу: каким бы волк ни был, добрым или злым, он всегда хочет тебя съесть!
      
      - Вы не похожи на беспомощную дичь, Персиваль, - слегка улыбнулся госсекретарь, - ведь вы позволите мне подобную небольшую фамильярность?
      
      Разговор пошёл не так, как ожидалось, и теперь Элиу Рут оказался в затруднении. Поначалу он собирался выдвинуть этому зарвавшемуся выскочке что-то вроде неофициального ультиматума, а Фрик должен был его поддержать от имени всех предпринимателей Америки. Но... обстановка, поведение... этого клоуна. Рут знал многих учёных, да и сам Лоуэлл был весьма известной личностью в мире науки, пусть и с неоднозначной репутацией. Учёный, как утверждал его жизненный опыт, должен иначе вести себя. Не так. Держать себя по-другому... вот только Рут встретил здесь не сумасбродного... астронома, а чиновника, ранг которого, похоже, оказался ничуть не ниже, чем у него. Невозможно и одновременно полностью очевидно - всё равно как утверждение, что Солнце встаёт на востоке!
      
      Но... Рут никак не мог называть Лоуэлла по должности - ни офирским администратором, ни каким-либо иным непризнанным Америкой титулом. Соединённые Штаты не признают суверенитет Офира. К тому же, несмотря на кулуарный характер переговоров, сам Рут занимает немаленький государственный пост, поэтому обращение к собеседнику по титулу или должности в этой ситуации - почти официальное признание! И кто знает, к чему может привести такая неосторожность? Однако быстрый ответ Лоуэлла заставил Рута досадливо скривиться: по отношению к себе такая фамильярность воспринимается совсем иначе.
      
      - Конечно, дорогой Элиу! Я и сам не очень-то одобряю официоз, но вынужден ему следовать на императорских приёмах. С удовольствием расслаблюсь вместе с вами, - Лоуэлл довольно оскалился, и холод в его глазах напомнил Руту и Фрику, что хищники бывают и покрупнее волков, и поопаснее. - Уверяю вас, я вовсе не беспомощная жертва, и Офиру, который вы склонны недооценивать, уж точно не стоит опасаться местных хищников! Даже если они и кажутся сами себе самыми опасными и крупными.
      
      - Да? Тогда, может быть, вы предъявите нам что-нибудь... помимо грозных слов, Персиваль? - Рут попытался оскалиться в ответ, но, если честно, получилось не очень. - Пока претензии Офира на сколь-нибудь заметное место в мире не выглядят убедительными!
      
      - В мире?!! Пф-ф-ф, - фыркнул Лоуэлл, изо всех сил пытаясь сдержать вырывающийся наружу смех.
      
      - Над чем вы смеётесь, Персиваль? Может быть, приоткроете секрет, что смогло вас так рассмешить?
      
      - Пафос, Элиу! Ваш пафос насчёт мира!
      
      - Вы не откажетесь пояснить эту мысль, Персиваль?
      
      - Мы с ним просто теряем время, Элиу! - Генри Фрик напомнил сейчас разъярённую росомаху. - Разве можно всерьёз относиться к этому клоуну! Что он вообще может?
      
      - Уверяю вас, - невозмутимо заметил Эндикотт, - на свете есть многое, о чём разумный человек пожелает остаться в неведении...
      
      - Что?! А предателям вроде вас, Эндикотт, вообще следует помалкивать!
      
      - Извините, Элиу, но ваш спутник нам надоел, - холодно процедил Лоуэлл, - если вы его не заткнёте...
      
      - Заткнёте?! Жалкий мошенник и фигляр!..
      
      Рут пожал плечами, показывая, что он ни при чём, Лоуэлл кивнул и сделал какой-то знак рукой. В углах комнаты моментально - буквально из ничего - проявились две жуткие фигуры: одна - с головой орла с горящими золотом глазами, другая - с головой змеи, огненный взор которой внушил бы ужас и самому отважному авантюристу.
      
      - Выкиньте этот мусор из дома!
      
      Два монстра плавными движениями мгновенно перетекли к Фрику, подхватив его под руки, грубо вырвали из кресла и потащили прочь из комнаты.
      
      - ...Дьяволы! Это - дьяволы, Элиу, Боже!
      
      Госсекретарь остался невозмутим, и лишь когда услышал стук открывшихся дверей и стихающий визг Фрика, немного расслабился, откинувшись на спинку кресла. Охранники Лоуэлла... внушали. И сами по себе, и то, как они маскировались в комнате.
      
      Конечно, Рут представлял себе, насколько неадекватен Фрик, но взял его с собой именно в качестве 'злого волка'. Тогда на фоне тех требований и претензий, что дражайший сэр Генри собирался вывалить на Лоуэлла, нота Госдепартамента, которую должен был бы озвучить Рут, могла показаться умеренной. А теперь... - теперь Рут уже не мог быть уверен в прочности собственной позиции. Тогда что же остаётся, война?
      
      - Война? - Лоуэлл заразительно захохотал, и даже хмурый Эндикотт слегка улыбнулся. Неужели Рут произнёс последнюю фразу вслух?
      
      - Вы находите это смешным, Персиваль, и опять не желаете поделиться тем, что вызвало ваше веселье?
      
      - О! Вы ошибаетесь, Элиу. Я готов поделиться с вами информацией, чтобы и вы осознали комичность ситуации. Офир - и Империя всех асиров, частью которой являются острова, - абсолютно не заинтересованы в войне с Соединёнными Штатами, уверяю вас. Но не по той причине, которую вы считаете главной...
      
      - Поясните, Персиваль!
      
      - С радостью. Ваши слова о войне и пафос, про 'место в мире' наверняка вызовут здоровый смех у владыки Офира. За это вам спасибо - у него столь много трудов, что он редко улыбается. Вы давно последний раз смотрели на звёзды в ночном небе, Элиу?
      
      - Я знаю, Персиваль, что до недавнего времени вы были неплохим... астрономом, но, чёрт возьми, при чём здесь звёзды и звёздное небо?
      
      - Каждая звезда, Элиу, - это светило, подобное нашему Солнцу. Возле многих есть планеты, и - вы не поверите, Элиу! - на некоторых из них кипит жизнь. Вы не находите смешным, господин госсекретарь, что маленькая, но очень гордая варварская страна, занимающая небольшой кусочек суши в одном из захолустных мирков, собирается воевать со звёздной империей, раскинувшейся на десятках планет в десятке звёздных систем. Её население, по моим неполным сведениям, на данный момент превышает десять миллиардов разумных существ, и достаточно одного корабля, чтобы полностью уничтожить жизнь на Земле? Это даже не война между Венесуэлой, у которой нет флота, с Голландией, у которой нет армии, нет! Представьте, Элиу, что папуасы маленького племени тумба-юмба решили бы объявить войну Соединённым Штатам! Разве подобное не было бы смешно?! Добавьте к этому ситуацию, когда губернатор колонии лично приезжает к вождю племени, чтобы убедить его в миролюбии метрополии, ха-ха-ха! Представьте себе всё это, господин госсекретарь, и давайте искренне посмеёмся вместе!
      
      Судя по перекошенной физиономии госсекретаря, ему было совсем не до смеха:
      
      "Кажется, президент собирался вручить представителю Офиру ультиматум... то есть, ноту?.. Хотя... вероятно, эти мошенники просто вводят его в заблуждение? Может быть, всё это - блеф?! Стоп! А эти два монстра, что почти бесшумно вернулись в свои углы... и исчезли в тенях, будто растворились? Тоже - мошенничество?!! Может быть, это миражи, морок - как от опиума, нет?!.. Хм-м, а как же те моряки и офицеры, которые, к собственному изумлению, внезапно оказались здесь, в Бостоне, а не на своих кораблях?.."
      
      - Скажите, Персиваль, а что всё-таки произошло с двумя линкорами Белого Флота - 'Алабамой' и 'Мэйном'? Я правильно понимаю, что их исчезновение - результат деятельности правителя Офира?
      
      - К сожалению, командиры этих кораблей, н-да... оказались чрезмерно упрямы. Невзирая на доброжелательные предупреждения Службы Охраны, они продолжали свой путь в запретную зону. Когда все прочие методы убеждения были исчерпаны, их пришлось остановить силой. Буквально несколько залпов, и экипажи выкинули белые флаги. Увы, многие люди уже погибли, да и корабли не смогли остаться на плаву. В знак доброй воли правительство Офира вернуло всех спасённых на американскую землю. Уверен, что и вы, Элиу, в курсе произошедшего.
      
      Рут слегка растерялся. Он, готовясь к разговору, полагал, что офирцы будут отпираться, говорить о своей непричастности... но вот так, мимоходом, сообщить, что они потопили два немаленьких броненосца - хотя, если информация о Звёздной Империи правдива, тогда да - эти корабли для них, как мошки для орла. Мелкий досадный раздражитель и всё!
      
      - Хочу отметить, что экипаж британского корабля - по вашей классификации, крейсер, кажется? - оказался намного разумнее и внял... настоятельной просьбе представителя Службы. О... неужели вы не знали об этом? Адмиралтейство 'Старой матушки' не известило Госдепартамент? Ужасно...
      
      Рут предпочёл оставить эту реплику без внимания.
      
      - Спасибо, что вернули команды линкоров, Персиваль. Увы, никто из них почему-то не помнит, что произошло. Все твердят одно и то же: были на своих кораблях, а потом - раз, и уже в Бостоне! У моряков шок, да и нам пришлось изрядно попыхтеть, чтобы газетчики ничего не пронюхали. Не проясните ли мне эту ситуацию?
      
      - Наведённая амнезия - естественная мера защиты наших секретов. Офир не желает, чтобы его тайны стали достоянием публики. Империю устраивает, что на планете, которую люди называют 'Землёй', всё течёт своим чередом без значительного стороннего вмешательства. Пока устраивает. И, уверяю вас, Элиу, асиры не будут организовывать показательную порку, если Штаты не станут затрагивать сферу особых интересов Империи на планете...
      
      - И что же входит в эту... сферу, позвольте узнать?
      
      - Офир будет настаивать на возвращении значительной части отторгнутых у индейцев территорий их истинным хозяевам, хотя большую их часть асиры переселят на другую планету. Условия на ней должны прийтись по душе этим детям природы...
      
      - ...Индейцы?! Чем ваших хозяев, Персиваль, смогли заинтересовать эти дикари?
      
      - Честность, искренность, верность - самые востребованные качества в Империи! - Лоуэлл остался невозмутим, даже не поморщившись на 'шпильку' про хозяев. - Лицемеров и предателей, знаете ли, везде в избытке, именно поэтому душевно здоровые в цене.
      
      - Надо же, не думал, что дикари важнее цивилизованных и образованных людей!
      
      - Вы просто не принимаете во внимание, что все люди, вне зависимости от их общественного положения, для асиров - невежественные дикари. Различия между вами, Элиу, и, к примеру, индейцем Лапа Волка, с их точки зрения, ничтожны, и даже при этом отнюдь не в вашу пользу.
      
      - Панама тоже входит в сферу интересов асиров?
      
      - Сама по себе - нет. Но Офир не допустит, чтобы канал между Атлантикой и Тихим океаном был построен - всё равно где. В Панаме, Никарагуа или в каком-либо ином месте. Его строительство может негативно повлиять на естественную природную среду, Элиу.
      
      - Но, Персиваль, интересы бизнеса требуют...
      
      - Если кто-нибудь полезет - будет уничтожен. А вашим приятелям-лоббистам - Фрику, например, - подкиньте идею о расширении сети трансконтинентальных железнодорожных магистралей. Это надолго займёт их деловой зуд и поможет промышленному развитию Соединённых Штатов. Грузоперевозки напрямую через материк, особенно если использовать стандартные транспортные контейнеры...
      
      - Контейнеры?!..
      
      - О! Я с удовольствием введу вас и всех заинтересованных предпринимателей в курс дела, но чуть позже. Так вот, контейнерные перевозки по железным дорогам окажутся значительно выгоднее морских. Даже через намеченный к постройке Панамский канал, Элиу! Это и вправду настоящее 'золотое дно', - доброжелательно улыбнулся представитель Офира.
      
      'Ага, и заодно - полная невозможность перебросить атлантический флот Штатов в тихоокеанский регион, - мысленно отметил для себя Рут. - А если приплюсовать сюда претензии Офира на всю Южную Атлантику...'
      
      - А каковы намерения Офира в отношении Аргентины и... Южно-Африканского Союза? Лоуэлл удовлетворённо кивнул: собеседник всё понял правильно:
      
      - Империя желает получить Патагонию, Южную Африку и Мадагаскар в своё исключительное владение. Что-то - в ближайшее время, что-то - слегка попозже...
      
      'Ага, аппетит приходит во время еды, знаю!' Но вслух госсекретарь высказался иначе:
      
      - Правительство Соединённых Штатов никогда не пойдёт на заключение подобного соглашения. Боюсь, что реакция и Президента, и Конгресса будет не просто отрицательной, а... агрессивной. Это - война, Персиваль, надеюсь, вы понимаете?!
      
      - У меня нет иллюзий, Элиу, в отличие от ваших 'хозяев' (вот и шпилька вернулась к автору!), я просто поставил вас - и через вас правительство своей бывшей страны - в известность, где проходит та самая 'тонкая красная линия'. Ту, которую не стоит нарушать всем, кто хочет выжить. Сейчас вы ещё не понимаете, а позднее вспомните и примете мой совет с благодарностью. Усвойте: Империю не беспокоит мнение... дикарей, и считаться с их желаниями она не собирается. В этом нет никакого смысла... при подавляющем превосходстве в технологиях и военной силе. Господин Эндикотт, если угодно, охотно подтвердит всё сказанное мной... хотя раньше и у него оставались некие иллюзии, не правда ли, Огюст?
      
      - Вы абсолютно правы, Персиваль. Однако, полагаю, что Элиу всё равно нам не поверит...
      
      - Почему же, господин Лоуэлл весьма убедителен! Только вот одних слов - и даже двух уничтоженных кораблей - для конгрессменов и сенаторов будет недостаточно. Боюсь, моя страна будет вынуждена применить военную силу, господа, - Рут встал и сдержанно поклонился, - жаль, что договориться не получилось!
      
      - Как говорят наши 'хозяева', - Лоуэлл непринуждённо улыбнулся, показав на себя и Эндикотта, - пусть Высокое Синее Небо поможет избежать лишних жертв и страданий, господин госсекретарь!
      
      - Вы сменили веру, Персиваль? - чуть было не споткнулся собравшийся уходить Рут. - Отчего же?
      
      - Я искренне верю в Единого Бога, Элиу, - торжественно поднял правую руку Лоуэлл, - но, увы, уже не могу считать богом Христа. Любой из асиров легко повторит все евангельские чудеса - и воскрешение Лазаря, и хождение по воде 'яко посуху'...
      
      - ...И Вознесение?!
      
      - А вот к этому... явлению, Элиу, у имперцев отношение весьма неоднозначное... но ничего мистического или чудесного за ним, с их точки зрения, не стоит. Более того, им известны многие десятки миллионов случаев 'вознесения', но к данной... гм-м, трансформации все асиры, с кем мне удалось пообщаться, относятся крайне неодобрительно. Кажется, они считают такое 'поведение' - как бы лучше сказать? - постыдным, что ли?
      
      - Приму к сведению, - сухо кивнул неприятно удивлённый Рут. - Последний вопрос, почему вы, Персиваль, вообще пошли на этот разговор, если он, как я понял с ваших слов, совсем не нужен Офиру? Ведь вы догадывались, чем он завершится?
      
      - Может быть, дорогой Элиу, вам это и странно слышать, но... я люблю свою родину, Америку, и желаю ей всяческих благ. Хотя это не мешает мне ненавидеть тех тварей, которые в последние десятилетия занимают кресла в Вашингтоне. Вряд ли информация, которую я постарался до вас донести, изменит намерение 'власть имущих' преподать хороший урок 'выскочкам из Офира', да. Но всякая война когда-нибудь оканчивается, и Америке понадобятся люди, которые разберутся в происшедшем. Надеюсь, что увижу вас в их числе, дорогой Элиу!
      
      Рут помолчал, собираясь с мыслями и по-мальчишечьи переминаясь с ноги на ногу, а затем слегка кивнул и торопливо ушёл.
      
      - Вам стоит подготовиться к эвакуации, Огюст, - Лоуэлл повернулся к задумчивому Эндикотту, - боюсь, новая администрация Штатов попытается применить силу!
      
      
      2
      
      1909, января 26-го, вторник, раннее утро,
      Северная Америка, территория лакота, Пайн-Ридж.
      
      
      Копыто Бизона, убедившись, что поблизости никого больше нет, отложил в сторону длинное, в рост взрослого мужчины, импульсное копьё и склонился к оглушённому точным ударом лазутчику бледнолицых. Тот только начал приходить в себя, но, увидев над собой огромную голову орла с горящими глазами, сразу посчитал за лучшее сбежать в спасительное забытьё.
      
      - Открой шлем, Копыто, - по внутренней связи подсказал более опытный напарник, Хвост Лошади, - год назад ты и сам сдох бы от ужаса, встретив нечто подобное!
      
      Индеец позволил шлему сползти в воротник и невольно прищурил глаза: вокруг царила непроглядная безлунная ночь. Бледнолицый - наверное, охотник, - крался очень тихо, не хуже любого индейца - да вот только бледнолицего окружала ночная мгла, а инфракрасное оборудование 'доспеха Ате' позволяло патрулю наблюдать за окрестностями без всяких скидок на темноту.
      
      ...Когда 'охотник' очнулся повторно, никаких монстров рядом с ним уже не было. На корточках неподвижно сидел индеец, облачённый в какую-то броню вроде испанской кирасы, и зло смотрел на своего пленника.
      
      Лазутчик попробовал пошевелиться, но оцепеневшее на холоде тело слушалось неохотно, а странная лента, туго стянувшая конечности, не оставила ни единого шанса на сопротивление.
      
      - Ты можешь замёрзнуть, приятель, - тихо пробурчал индеец на отличном английском, - если и дальше будешь столь же беззаботно валяться в снегу.
      
      - Так отпусти меня, - дёрнулся охотник, но странные путы не давали возможности двигаться.
      
      - Я бы рад, - индеец бесстрастно посмотрел на пленника, - вот только незнакомый бледнолицый может нести угрозу моим сородичам. Если бы ты пришёл как гость!
      
      - Конечно, я - гость, о благородный воин!
      
      - Увы, - сокрушённо покачал головой индеец, - уверен, что ты врёшь, бледнолицый! Гости не подкрадываются тёмной ночью к лагерю своих друзей с оружием на изготовку. Так делают лишь воры и бандиты. Думаю, ты один из тех, кто нападает на несчастных мирных индейцев, чтобы отобрать у них шкуры и запасы мяса!
      
      - Нет-нет, - замотал головой охотник, - я друг лакота и пришёл как гость!
      
      - Ночью, тайно и с оружием? Сомневаюсь!
      
      Вдали раздался волчий вой, и пленник содрогнулся, но мгновение спустя в его глазах вспыхнула искорка странной надежды.
      
      - Здесь много волков, воин, и без оружия ходить опасно. Лишь по этой причине...
      
      - Ты зря пришёл на землю лакота, чужак. Пожалуй, я оставлю тебя здесь - ведь и волкам надо чем-то питаться!
      
      Пленник усердно замотал головой, и Копыто испугался, что 'бестолковка' лазутчика оторвётся.
      
      - Бандит - сытная пища для волка, хотя... вдруг ты действительно гость, а? Племени будет неудобно...
      
      - Конечно, гость! Просто слегка заблудился и не успел засветло, - заскулил пленник.
      
      - Да? - весьма натурально удивился краснокожий. - Первый раз слышу, чтобы охотник заблудился в лесу! Ты слышишь, Хвост? Из темноты бесшумно выступил ещё один индеец в таких же доспехах со странным копьём в руке, у которого наконечником служил непонятный округлый набалдашник, и с несуразным пистолетом на поясе.
      
      'Явно какое-то оружие... - машинально отметил пленник.
      
      У собеседника, как он только что обратил внимание, было точно такое же, - ...да ещё и промышленного изготовления. Откуда?'
      
      - Охотник не мог бы заблудиться, а гость обязательно бы представился. Это просто вор, Копыто! Он явно намеревался украсть наших лошадей! Оставь его голодным волкам - они уже крутятся поблизости! - и пойдём по маршруту дальше...
      
      Английский язык и у этого индейца был превосходен.
      
      - И всё же я гость, - чуть не заплакал пленник. Уж очень не хотелось ему пойти на корм голодному хищнику, который явно бродил где-то поблизости!
      
      - Неужели? Гости всегда представляются первыми, молодой человек, - с интонацией доброй 'бостонской бабушки' заметил Хвост, - соблаговолите назвать ваше имя!
      
      'И звание. Боже! Такого никак не может быть!! Аристократический выговор и построение фразы - как у представителей старых семей Массачусетса. Откуда это... у простого дикаря-индейца?!!'
      
      Мысли пролетели в голове пленника со скоростью испуганной птицы, а ещё миг спустя его охватила страшная боль: тот, кто сидел на корточках, смазанным движением своего 'копья' хлёстко стукнул лазутчика в пах.
      
      - Ты прав, Хвост. Это вор и бандит.
      
      - Н-н-нет, я - сержант первого класса Джон Хейс, национальная гвардия Америки...
      
      Рейнджер старался говорить чётко и внятно, но изо рта шло в основном какое-то неразборчивое то ли мычание, то ли жалкий писк.
      
      - О как! Национальная! Америки!! Сержант, да ещё первого класса!! И какого дьявола ты, сержант первого класса Джон Хейс, полез ночью в индейскую резервацию, если не собирался пойти на корм волкам? Шпионить?
      
      - Я... я... - продолжал пищать пленник.
      
      Погоди, Копыто, - стоящий над пленником индеец жестом остановил напарника, собирающегося повторить удар, - мерзавцу и так трудно говорить! Как он вообще с таким красноречием...
      
      - и визгливым голоском...
      
      - ...дослужился до сержанта?
      
      - Шершавым языком, наверное...
      
      - Стоп, Копыто, я ничего об этом не хочу знать! Вокруг этих бледнолицых всегда какая-то грязь, а до душа мы сможем добраться ещё не скоро...
      
      'Душ? У индейцев?!' - у Хейса уже голова шла кругом от несуразиц и нелепиц, происходящих вокруг. - 'К кому я попал? Может быть, просто сошёл с ума, как те солдаты, что сбежали из Пайн-Ридж осенью, встретив адского медведя?'
      
      - Раз поймали, нам его и потрошить, - рассудительно пояснил своему напарнику небрежно опирающийся на 'копьё' индеец.
      
      - Кровь, кишки, вонища! Лучше бы этот... сержант... оказался простым бандитом, оставили бы его волкам и всё. Слушай, Хвост, а может, бросим его здесь и доложим, что поймали обычного вора, а? Ну зачем нам эта возня? Да и он быстрее отмучается...
      
      - Не надо... потрошить, всё скажу и так, - прорезался голос у Хейса.
      
      - Вот беда! Эта мразь ещё и на сотрудничество согласна! И что же, теперь тащить его в лагерь? Что он вообще может знать, этот убогий, - продолжал жаловаться тот, кого называли 'Копыто', - всё равно же соврёт. Он наверняка не сержант, и возможно, вовсе не Хейс...
      
      - У командира не соврёт, - возразил второй, - да и премия за живого больше! Но кое в чём ты прав: если поганому бледнолицему отстрелить ноги - они наверняка ему больше не понадобятся, - тащить его будет полегче...
      
      - Не надо, пожалуйста! Я пойду сам!!
      
      'Они похожи на индейцев, как я - на короля Британии, могу поклясться в этом на Библии! Только бы удрать и предупредить наших! Шанс есть, сейчас темно как у негра в заднице... может и получиться'.
      
      - Даже не думай о побеге, сержант, - по-волчьи ухмыльнулся Хвост, одним рывком вздёргивая пленника на ноги, - во-первых, волки по-прежнему бродят поблизости...
      
      'А во-вторых?' - Хейс с трудом сдержался, чтобы не задать вопрос вслух, но тут из воротников доспехов на головы 'индейцев' надвинулись странные шлемы. Один - в виде головы орла, другой - кобры, а когда монстры остановили на нём огненные взгляды, Джон чуть не потерял сознание от ужаса.
      
      - 'От... этих... не сбежать!'
      
      
      3
      
      1909, января 26-го, вторник, день,
      Офир, Дворец-на-Горе.
      
      
      - Государь... - генерал Братак, войдя в личный кабинет Императора, заученно опустился на колено.
      
      - Что случилось, Сьёрд? - Константин/Локи немного раздражённо погасил голограмму, на которой разворачивалась схема дальнейших действий быстро возрождающегося государства асиров, и повернулся к гостю. - Неужели опять проблемы с ашенами?
      
      После мгновенного захвата всех планет бывшей Конфедерации ашенов её население без всякого возмущения и ропота стало гражданами Империи. Никаких бунтов, мятежей или даже просто коллективных мирных протестов. Странно, но не удивительно: за века бывшие правители Конфедерации приучили сограждан к строгой дисциплине и абсолютному безоговорочному подчинению власти. Власть поменялась, старое правительство уничтожено? Значит, так тому и быть, надо жить дальше и честно трудиться. Поголовно все ашены искренне считали такое положение дел естественным и безропотно приняли и новые законы, и новые обязанности, лишь слегка удивляясь собственным расширенным - по сравнению со временами Конфедерации - правам.
      
      Проблемы были с волианами, которые люто ненавидели всех ашенов и постоянно устраивали мелкие провокации. Они были исключительно лояльны к Империи, которая спасла их от уничтожения, боготворили асиров, но при этом искренне не могли понять, почему нельзя отплатить давнему врагу за свою кровь, страдания, слёзы. Нет, взрослая часть волиан смирилась с тем, что отомстить, увы, невозможно, но молодёжь... 'Вирус' бесплодия был применён относительно недавно, новорождённых не наблюдалось уже лет пятнадцать, но не все заставшие старое время повзрослели.
      
      Ныне молодые люди с опустошенного Волиана охотно отправлялись в центральные миры бывшей Конфедерации ашенов 'отдохнуть и развеяться'. Под этим волианская молодёжь понимала не только танцы. В культурную программу входило и избиение хозяев, неспособных дать отпор, и откровенный разбой.
      
      Безусловно, 'викинги' - как бывшие джаффа, так и индейцы - старались навести порядок. Последнее побоище окончилось арестом более сотни молодых волиан, и после публичной порки их отправили проходить базовый курс военной подготовки: Империя нуждается в воинах! На экзекуции присутствовали родители хулиганов, всецело поддержавшие воспитательные меры, и пострадавшие, удивлённые тем, что их действительно защищают. Константин даже представить не мог, сколь бесправны были граждане бывшей Конфедерации. Поэтому первая мысль Императора всех асиров была именно об ашенах: 'Что ещё там случилось?'
      
      Но на этот раз проблемы ожидались в другом месте.
      
      - Мой Император! Патруль, охраняющий земли лакота, задержал рейнджера-лазутчика, сержанта первого класса армии С.А.С.Ш. Власти этой... территории, - Братак презрительно прищурился - как смело называться государством то, что занимало менее одной заселённой планеты?! - решили окончательно 'умиротворить' всех индейцев. Они сосредоточили на границе земель лакота до пяти сотен солдат и кавалерии с пятью пушками. Удар по поселениям индейцев будет нанесён завтра утром.
      
      - Сколько лакота ещё не эвакуированы на Волиан?
      
      - Менее двух тысяч, государь. Старики, женщины и дети, которые ожидают своей очереди. Воины лакота будут сражаться! - улыбнулся Братак. Его поразило, с каким воодушевлением индейцы, вооружённые в основном примитивными ружьями, луками, топорами и копьями, готовятся оказать отпор многочисленным и значительно лучше организованным врагам.
      
      - Мне дорога каждая их жизнь, Сьёрд, - нахмурился Константин. В его планы не входила потеря столь ценного человеческого ресурса. Индейцы - неплохие воины, ничуть не хуже джаффа, и Император собирался создать на Волиане все условия, чтобы этот ресурс никогда не иссяк. - Сколько у тебя свободных викингов в резерве?
      
      - Две сотни, государь.
      
      - Направь полсотни с пятью глайдерами. Этого хватит, чтобы все чужаки, вторгшиеся к лакота, бесследно исчезли.
      
      - Да, государь. Всех уничтожить?
      
      - Зачем? - искренне изумился Константин. - Используй по возможности станнеры. О пленных позаботятся индейцы. Пусть разбивают их на партии по сотне в каждой - офицеры отдельно! - и готовят к эвакуации. Империя нуждается в рабочих руках. Их нетерпеливо ждут шахты по добыче наквадия, триния и нейтрония. Пусть поработают на благо асиров, а если их труд окажется достойным, отлично. Реабилитация и вознаграждение: на иных планетах всегда достаточно места, чтобы отстроить новый дом.
      
      - Будет исполнено, - Братак встал с колена, но перед тем как уйти, неуверенно обернулся. - Почему... государь? Возни с пленными много, а людей на шахты несложно набрать и в иных мирах?
      
      - Я знаю, Сьёрд, что ты не любишь убивать... людей, ведь так? Приказ 'всех уничтожить' тебе неприятен...
      
      - Я выполню любой твой приказ, господин!
      
      - Не сомневаюсь. Дело не только в твоих чувствах и пожеланиях, генерал. Я не хочу лишних жертв, - Константин пристально посмотрел на Братака.
      
      У старого воина от избытка чувств перехватило дыхание. Никогда никто из прежних Владык даже не думал делиться с ним чем-либо настолько личным!
      
      - У индейцев-лакота есть притча о том, - Константин говорил тихо, но от его слов каждый волосок на теле викинга встал дыбом, - что во всяком человеке живут два волка, белый и чёрный. Они растут вместе с носителем, набираются сил и начинают влиять на поведение хозяина, на его решения. Оба не склонны к сантиментам, убьют врага или любую дичь без колебаний, если это понадобится для выживания. Вот только белый волк убивает с сожалением и исключительно по необходимости, а чёрный - с удовольствием и вожделением. Но лишь сам человек решает, какого из волков, живущих внутри, выпустить на охоту или на врага, - и тем самым кормит его. Естественно, что тот волк, которого он кормит, раз от раза становится всё сильнее и сильнее, а второй неизбежно слабеет.
      
      - Спасибо, государь, я всё понял...
      
      
      4
      
      1909, января 27-го, среда, утро,
      Северная Америка, территория лакота, Пайн-Ридж.
      
      
      - Ждать больше нельзя, сэр! Все посланные на разведку охотники, за исключением двоих, уже вернулись. Краснокожие нас не ждут, у них не более двух сотен воинов, да и те разбросаны по поселениям.
      
      Говард Шобер, помощник губернатора Южной Дакоты, раздражённо уставился на Раймонда Боннина, специального уполномоченного Бюро по делам индейцев. Отряд нацгвардии был собран из волонтёров, желающих показать 'диким' краснокожим подобающее место, но формально мог бы быть отнесён к вооружённым силам. Охотники, авантюристы, всякое отребье, слетевшееся отовсюду на возможность пограбить и получить премию за 'умиротворение' индейцев, зато костяк усиленного полка составляли бывшие военные.
      
      А несколько ветеранов даже помнили Вундед-Ни! Хо! Крепко тогда 'вломили' дикарям - да только память у них, видимо, короткая! Ничего, сегодня её освежат, и люди уже проявляли нетерпение: никому не нравится чрезмерно долгий отдых на снегу, да ещё и с ночёвкой. Ведь сюда по призыву своей родины собрались деловые люди. Пусть и не все их дела чисты с точки зрения закона, но собственное время они ценить умеют!
      
      - Я понимаю вашу торопливость, Боннин, но мы пришли преподать краснокожим урок послушания и... отплатить за осенний конфуз. Вы уверены, что сюрпризов, подобных 'адскому медведю', в этот раз не будет?
      
      - Индейские 'фокусы', сэр. Вряд ли они среди бела дня смогут замутить головы достойным христианам!
      
      - Отлично. У вас есть план действий, Боннин?
      
      - План? Пф-ф! Это же дикари, сэр. Полк полностью блокирует ближайшее самое крупное поселение. Вперёд выдвинется кавалерия, она зайдёт с тыла, первая и вторая рота заблокируют левый и правый фланги, третья рота с артиллерией подойдёт с фронта. Вышлем переговорщиков и потребуем от индейцев сдаться. Полагаю, они ещё помнят, что такое пушки! Затем последовательно повторим экзекуцию со всеми поселениями. Возможно, нам даже стрелять не придётся. Но если дикари откроют огонь...
      
      - Губернатор Роберт Весси желает получить всех зачинщиков беспорядков живыми для последующего открытого суда. Предупредите всех солдат быть сдержанными. Сейчас, увы, не 'семидесятые', и за лишнего дохлого индейца нас не похвалят!..
      
      Боннин промолчал. Пожелания губернатора его мало беспокоили, его душа пела, вспоминая времена Индейских войн. Сколько индейской крови выпили проклятые 'непримиримые' вожди сиу! Ведь ещё тогда было ясно, что сопротивляться бесполезно. Нет, на этот раз резервация будет полностью ликвидирована. Фермеры заинтересованы в пашне, старатели - в золоте, обнаруженном в местных ручьях и речушках, охотники - в пушнине. Индейцы здесь лишние! Да и земельные участки Бюро уже наметило к реализации. А ещё где-то здесь прячется его дражайшая жёнушка...
      
      - Вы меня слушали, Боннин?
      
      - Да, сэр! Никаких лишних жертв, обещаю!
      
      - Превосходно! Тогда давайте команду на выдвижение. Начинаем.
      
      
      5
      
      Тремя часами позже...
      
      
      - Это он, джерсийский дьявол! - паника распространялась по третьей роте, как пожар по сухостою.
      
      До поселения оставалось ещё не менее мили, но Шобер понял, что солдаты дальше не пойдут. И тому виной аппарат, подчёркнуто лениво зависший в воздухе в футах ста над авангардом так, будто бы и не слышал о законах сэра Исаака Ньютона. Он был действительно похож на огромную птицу и чем-то отдалённо напоминал тварь на сделанных по памяти рисунках 'дьявола из Нью-Джерси'... если не обращать внимания на значительную величину 'чёртовой птицы'. Огненные хвосты - эти странные мачты, по которым с треском пробегали электрические разряды, - возможно, какое-то оружие? Выступ, который Эванс принял за голову монстра, это, скорее, хвост... а вот в том, что на 'спине' чудовища в прозрачной кабине сидят люди - или кто-то на них очень похожий! - сомневаться не приходится.
      
      Несомненно, это - летательный аппарат, но аэроплан Райта, принятый в этом году на вооружение американской армии, по сравнению с ним, как индейская пирога рядом с современным миноносцем! Аппарат металлический, Говард отчётливо видел, как несколько ружейных пуль, выпущенных паникующими волонтёрами и попавших в 'дьявола', высекли из его корпуса искры. Стрельба, ввиду её бесполезности, быстро затихла.
      
      - Солдаты уже всполошили индейцев, - командир сводного полка внимательно разглядывал металлическую птицу, - как вы думаете, сэр, что её держит в воздухе?!
      
      - Висит? И пусть себе висит, - философски заметил Говард, - полковник, поторопите своих людей, вы же видите, что аппарат не нападает...
      
      Впрочем, капралы уже и сами это сообразили и, споро собрав рассыпавшихся солдат в колонну, попытались идти дальше. С первым шагом 'дьявольская птица' ожила и выстрелила из своих светящихся мачт огненными шарами, с грохотом взорвавшимися перед ошарашенными людьми.
      
      Изящно соскользнув в сторону, машина выдала ещё серию залпов, взрывы которых стеной перегородили путь к индейскому поселению.
      
      - Проклятье, - Говард неуклюже потянулся за револьвером, - если это не предупреждение...
      
      Его примеру последовал и Боннин.
      
      - Зачем вам револьверы, господа, - усмехнулся полковник, - эта 'птичка' неуязвима для нашего оружия, вы же видели. И вперёд мы, кажется, уже не пройдём.
      
      - Что же делать?
      
      - Пока есть возможность, следует вернуться назад.
      
      - Назад? - возмутился Боннин.- Губернатор Весси будет недоволен, полковник!
      
      - Зато мы останемся живы, сэр... о! Моё предложение более не актуально...
      
      Ещё один такой же аппарат, матово поблескивая металлическими боками, выскользнул откуда-то из-за холма и угрожающе завис за арьергардом роты, перекрывая путь отступления. Серия огненных шаров, выскользнувших из вытянутых вперёд стержней со светящимися набалдашниками - пушек, наверное? - с грохотом взорвалась в снегу. Чёрные воронки вывороченной обугленной земли жёстко обозначили линию, которую 'птица' не 'рекомендует' пересекать. Несколько охотников, решивших проигнорировать предупреждение, были моментально поражены выстрелами аппарата, а их тела, дымящиеся и воняющие горелым мясом, стали убедительной иллюстрацией возможностей 'чёртовых птиц' для всех остальных национальных гвардейцев.
      
      - Прикажите солдатам рассредоточиться и отступать в лес, полковник! - Боннин лихорадочно искал выход из западни. - Нас много, может быть, кто-то спрячется и расскажет губернатору, шерифу... дойдёт до президента!..
      
      - Остыньте, приятель. Вы всерьёз полагаете, что кто-то сможет спрятаться в индейском лесу от дикарей? Или...
      
      - Дьяволы! Это дьяволы!! - по левую и правую руки с невысоких холмов, поросших негустым лесом, неторопливым шагом к отряду спускались... демоны с головами орла или змеи. Их глаза горели рубиновым огнём, тело прикрывала броня из того же металла, которым блестели и 'птицы', а в их руках угрожающе сверкали огненными наконечниками 'копья' - уменьшенные версии тех пушек, действие которых уже продемонстрировали летательные аппараты. Десяток солдат начал было стрелять, но с ним мгновенно расправились 'птицы'. Теперь несколько дымящихся тел валялись и на флангах.
      
      - Бросайте оружие, глупцы, - закричал полковник, - если нас захотели бы уничтожить...
      
      - Что вы себе позволяете, сэр? - возмутился Шобер. - Вы же офицер!
      
      - Собираетесь сдаться, полковник? - поддержал его Боннин, и его глаза вспыхнули от негодования. - Этим исчадиям ада?!
      
      - Молчи, идиот! - раздражённо прошипел полковник. - Какие демоны, исчадия?! Врагов защищает неизвестная нам броня, и единственная возможность спастись - дружно кинуться на них, когда эти солдаты подойдут ближе.
      
      Летательные аппараты не смогут стрелять, опасаясь попасть в 'своих'! А солдаты врага даже не подумают приблизиться, пока у нас в руках остаётся оружие. Уберите же, наконец, свой револьвер, Боннин!
      
      Но надежды связать врага рукопашной схваткой не оправдались: 'демоны' вплотную подходить не стали, а остановились футах в тридцати, достав какие-то непонятные устройства. Солдаты дружно бросились на врага, но 'демоны' не стали вступать в честную схватку. Вместо этого они открыли по роте огонь из каких-то странных пистолетов, развернувшихся в их руках подобно разбуженным змеям. Каждый воин сделал лишь по пять-шесть выстрелов. Последнее, что запомнил Боннин перед тем, как попали в него, это открывающиеся и съезжающие вниз кошмарные шлемы, которые, оказывается, скрывали обычные человеческие лица.
      
      Чёрт возьми, все эти воины оказались индейцами!..
      
      
      6
      
      1909, января 28-го, четверг, поздний вечер,
      Великобритания, Лондон.
      
      
      - Ваше Величество, как только что передали телеграфом из Америки, госсекретарь Рут заявил о своей отставке! - премьер-министр Великобритании Герберт Генри Асквитт сделал многозначительную паузу, ожидая реакции своего короля, но Эдуард VII просто кивнул, показывая, что принял к сведению эту информацию и ждёт разъяснений и подробностей. - Информированные лица полагают, Ваше Величество...
      
      Эдуард VII недовольно скривился. Ну почему Асквитту не сказать прямо: разведчики. А то наводят тут 'тень на плетень', как выразился бы 'дорогой племянник' и по совместительству русский царь Ники!
      
      - ...что отставка Рута связана его несогласием с президентом Рузвельтом по вопросу конфронтации с Офиром, проводящим весьма агрессивную политику и постоянно ущемляющим интересы Штатов. Наши дипломаты считают, что провокации эмиссаров Офира вызвали многочисленные волнения в среде 'умиротворённых' индейцев. Они неожиданно дружно выступили за отмену всех предыдущих договорённостей с властями Североамериканских Штатов. Ещё и действия людей маркграфа в Панаме оказались весьма болезненны для администрации Рузвельта...
      
      - ...Хм-м, - король поднял руку, прерывая Асквитта и демонстрируя лёгкое неудовольствие, - Британия не заинтересована в появлении ещё одного короткого водного пути в Индо-Пацифику. Империи вполне достаточно того, что она контролирует Суэцкий канал. Строительство Панамского канала - это вызов британскому господству на море и явный шаг к усилению влияния Соединённых Штатов.
      
      - Вы правы, сир. Но Панамский канал, как только будет построен, серьёзно сократит торговые пути и в Японию, и на западное побережье Америки, и в Китай.
      
      - Для Америки, Асквитт! Британии это не нужно.
      
      - Европейские деловые круги уделяют серьёзное внимание этому проекту.
      
      - Пф-ф! Вы говорите о германских и французских предпринимателях, Асквитт? Нет, запросы французов - это Азия и Африка, их полностью удовлетворяет Суэц. На западном побережье Америки у них нет интересов. Тогда остаётся Германия? Вы - шпион кайзера, Асквитт? Нет?! Появление Панамского канала обрадует лишь бошей - и, конечно, 'кузенов'. Где здесь интересы Британии?
      
      Лицо Асквитта застыло. Упрямый монарх не желает видеть, что время Британии проходит - к сожалению, конечно, - но прогресс нельзя остановить! Канал напрямую соединит Атлантику с Тихим океаном, изменив основные торговые пути, подорвёт процветание Бразилии и Аргентины, лишив их транзитных доходов, и выведет Африку и Южную Америку на периферию истории, сняв на этом театре остроту противостояния европейских держав...
      
      - Мне показалось, что ваша поездка в Германию и общение с кайзером прошли успешно, сир?
      
      - Вилли - лицемер! Он готов заигрывать даже с 'кузенами', вкладывающими свои денежки в промышленность Рейха, и не замечает, что мир скатывается к войне, несмотря на все мои... и ваши усилия. Запуск Панамского канала - спусковой крючок страшной бойни. Если всё будет идти, как сейчас, до её начала лет пять. Когда война случится, Британии не нужно, чтобы её противник в грядущем противостоянии - Германия - получил дополнительный маршрут в Азию, Индию и Китай. Асквитт сдержанно поклонился королю. Его анализ безупречен, и если есть шанс сохранить Империю...
      
      - Что нужно делать, сир?
      
      - Максимально ускорьте создание полноценной секретной службы, Асквитт. Не мешайте маркграфу Константину бодаться с 'кузенами'! Наоборот, приложите все усилия, чтобы договориться с ним. Он хочет Патагонию и Южную Африку? Он хочет послужить барьером от жадных бошей и заняться воспитанием дикарей?! Да ради бога! У Британии в ближайшее десятилетие всё равно не будет ни средств, ни сил для развития этих территорий. Пусть забирает... но только при условии беспрепятственного прохода наших боевых кораблей вокруг Африки и Патагонии и сохранения свободной торговли для британских производителей. Да на этих же условиях мы готовы передать ему все права на Южную Георгию и Фолкленды - это ещё больше поссорит Офир и Аргентину и создаст дополнительные препятствия для бошей!
      
      - Вы уверены, Ваше Величество? Парламент неодобрительно относится к 'разбазариванию' территорий. Боюсь, эту позицию будет трудно отстоять...
      
      - Вот, Асквитт, Британии решительно не хватает настоящей секретной службы! Отдел при Адмиралтействе, в министерстве иностранных дел, в армии... информации мало, и она разрозненна. А я своими глазами видел воздушные корабли Офира...
      
      - Они произвели на вас столь сильное впечатление, Ваше Величество? Мне кажется, Цеппелин...
      
      - Цеппелин? Ха!! Я видел будущее, Асквитт. Корабли Офира потрясают воображение и во всём превосходят нелепые поделки бошей и лягушатников. И при этом у меня создалось впечатление, что сами офирцы считают их чем-то крайне примитивным. Мы же тоже любим покататься на лодках, да. Если бы вы видели яхту их принца Генри! Она невероятна! Вы же знаете, раньше ходили разные слухи о пришельцах с других планет!
      
      - С Марса? Ваше Величество...
      
      - С Марса, с Юпитера, с других звёзд - откройте, наконец, глаза, Асквитт!! Офир лишь прикидывается маленьким и безобидным, а на самом деле он, как затаившийся сорокафутовый аллигатор. Кто-то глупый может подумать, что противник не больше лягушки, а на самом деле из воды выступают лишь ноздри хищника! Мы видим лишь... ноздри Офира, Асквитт! Монстр просто принюхивается к обстановке на Земле. Возможно, он в конце концов сожрёт всех: на планете нет никого, кто мог бы ему противостоять. Но, может быть, новым хозяевам планеты понадобятся чиновники и управленцы из числа аборигенов? Я хочу, Асквитт, чтобы они были англичанами! Возможно, на время это защитит Британию от уничтожения или даст шанс на успешное сопротивление пришельцам!
      
      - Вы здоровы, Ваше Величество?
      
      - Чёрт возьми, Асквитт, конечно же, нет! Я болен!! Болен будущим, которое увидел краешком глаз!! Но если вы имеете в виду разум, я абсолютно здоров. Просто, Асквитт, выньте, наконец, свой аристократический нос из викторианской задницы и начинайте работать!! Для начала соберите всю доступную информацию об офирцах!
      
      - А как же Германия, сир?
      
      - Против бошей отлично работают уже существующие спецслужбы, но - будьте бдительны, Асквитт! Британии не нужно, чтобы кайзер вышел на какой-либо постоянный контакт с Офиром. Если же удастся настроить маркграфа Константина против Германии...
      
      - ...Франции, Австро-Венгрии, России, а ещё Бразилии, Аргентины, Японии... - я правильно понимаю ход мысли, Ваше Величество?
      
      Эдуард VII позволил себе едва заметно улыбнуться и слегка кивнуть премьер-министру.
      
      - Не ограничивайте список, Асквитт! Британия, исключительно Британия должна получить все возможные выгоды от сотрудничества с пришельцами и опередить в этом конкурентов. А потому подлинное происхождение офирцев и все контакты с ними держите в строжайшей тайне. Последствия от 'утечки' непредсказуемы...
      
      
      
      

      ГЛАВА 2. НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
      

      Споткнувшись о правду, люди обычно
      как ни в чём не бывало идут дальше...
      
      
      
      1
      
      1909, января 31-го, воскресенье,
      Офир, Дворец-на-Горе.
      
      
      - В настоящее время уже все европейские страны, включая Российскую и Османскую империи, готовы к установлению полноценных отношений...
      
      В изложении имперского принца Генрира это звучало несколько язвительно. Дикари! Готовы!! Установить отношения, ха-ха! Да на кой они сдались?
      
      - Но я не понимаю тебя, отец, зачем нам эти... - принц явно старался подобрать подходящий необидный эпитет - ...ведь пары крейсеров хватит, чтобы установить на всей планете жёсткий порядок. Как на Ашене...
      
      - А дальше?.. - император Константин ехидно посмотрел на Генрира, а Елена и Агнесс снисходительно переглянулись. - Что будет дальше, сын?
      
      - Ну, - смутился Генрир, - полагаю... всё будет хорошо. Мы установим повсеместно мир и порядок, наладим обучение специалистов, промышленность...
      
      - Дорогая, - император слегка повернул голову к Агнесс, исполняющей обязанности имперского канцлера, то есть 'ответственной почти за всё', - сколько у нас в настоящее время подданных?
      
      - Две тысячи семьсот восемьдесят три асира, муж мой, - отозвалась Первая леди, - если считать всех. Новые способности освоили пока чуть более полутысячи. Кроме них есть 'беженцы' от оталийцев, получивших человеческие тела, но у них не активирован ген древних. Я не упоминаю прочих.
      
      - Кого, Огонёк?
      
      - Остальных подданных, которые никак не могут быть использованы в планах сына по установлению мира в Мидгарде. Я имею в виду тысячи бывших джаффа с семьями, около одиннадцати тысяч 'землян'. А ещё индейцы, волиане и несколько миллиардов ашенов. Кстати, на планетах бывшей Конфедерации желательно бы провести перепись населения и учёт...
      
      - Ашенов и волиан мы точно не станем использовать здесь, в Мидгарде, - отрезал Локи, - видишь ли, сын, для исполнения твоего, без сомнения, превосходного плана есть незначительное препятствие. В нашем распоряжении максимум полторы тысячи асиров - и всё. Остальные уже пристроены к делу. Ты действительно думаешь, что со столь малыми силами сможешь контролировать всю планету?
      
      - Нет, папа...
      
      - Тогда зачем нам всерьёз и грубо влезать в здешние дела? Достаточно понемногу направлять развитие земного общества, снимая по мере надобности сливки в виде перспективных молодых учёных, изобретателей, администраторов, подбирая и обучая брошенных детей. Сейчас их на планете десятки миллионов, если же к ним добавить беспризорных с других планет... как думаешь, сын, будет ли через пять-шесть лет у нас необходимое число полностью лояльных и прекрасно обученных - по меркам туземцев, конечно, - специалистов?
      
      - Папа, я знаю, что школы нужны, но ...я тоже хочу приносить пользу Империи!
      
      - Я разве упрекал тебя в бездеятельности, сын? Ты блестяще провёл все встречи в Европе! Успех, несомненный успех! Я просто ориентирую тебя на первоочередные задачи - сбор по Европе, Америке и Северной Африке всех детей младше двенадцати лет, которые почему-то оказались лишними. Твоя помощь после землетрясения создала необходимую нам репутацию, и теперь Офиру будут доверять. А уж всякие Греции, Сербии, Италии и Болгарии с радостью избавятся от лишних детских ртов, особенно если будут уверены, что они не попадут в рабство.
      
      - Ты преувеличиваешь мои успехи, папа!
      
      - Нисколько! Буквально вчера на контакт с Эндикоттом вышли представители Эдуарда VII. Нам аккуратно намекнули, что Британия поддерживает наши действия в Панаме и не будет возражать, если Офир присоединит себе Патагонию и Южную Африку, включая Намибию. Король Эдуард очень хочет, чтобы мы отвлекли внимание Германии от Китая и Северо-Западной Африки, а на Южную - увы! - у Британии просто нет средств.
      
      - Что же ты собираешься делать, папа?
      
      - Естественно, воспользоваться этим щедрым предложением, но не сразу и не полностью. Сначала мы официально получим Фолкленды и Южную Георгию - это взбесит Аргентину - президент Хосе Фигероа Алькорта считает эти земли частью территории страны! - и, конечно, она нападёт на маленький и беззащитный Офир. Ха! По результатам этого конфликта мы окончательно утвердимся в Южной Атлантике и вполне официально получим Патагонию. Это удобное место для решения многих задач, в том числе и для старта образовательного проекта. Тебе уже через пару дней придётся выехать в Британию, чтобы принять из рук короля эти прекрасные острова! - Локи невозмутимо посмотрел на изумлённого Генрира. - Да, сын, Эдуард VII очень торопится, хех! Надеюсь, этот твой вояж будет столь же успешен, как и предыдущий. Ты, Светлячок, - Константин повернулся к Елене, - пока подготовишь всё, что необходимо для образовательного проекта, в том числе отберёшь тысячу асиров в преподаватели.
      
      - И на каком языке мы будем вести обучение?
      
      - Чем тебя не устраивает оталийский?
      
      - Во-первых, не нужно, чтобы Офир хоть в чём-то был связан с 'поросятами'. Во-вторых, небольшое число активных носителей языка не позволит вести серьёзную политику в сфере просвещения - тем более что выучить новый язык для нас - пустяк, просто небольшие усилия по загрузке новых данных в имплант, и всё. В-третьих, основная масса образованного населения Империи - ашены - с трудом сможет выучить оталийский. Да и нам незачем давать аборигенам возможность прямого общения с оталийцами, а для этого процесса остаётся пусть и незначительное, но препятствие. В-четвёртых, язык ашенов, если сравнивать с местными, ближе всего к английскому, а это значит, что наиболее технически образованная часть населения Мидгарда легко его изучит. Волиане, кстати, вынуждены использовать ашенский в качестве основного, поскольку в их родном языке отсутствуют многие технические термины. В-пятых...
      
      - Стоп-стоп-стоп, - замахала руками Елена, - хватит и четырёх перечисленных тобой резонов.
      
      - Полагаю, что предложение сделать ашенский государственным языком Империи всех асиров, - Константин обежал взглядом всех сидящих за большим столом, - более не вызывает возражений.
      
      - У них, дорогой, как и у волиан, крайне неудобный алфавит, - немного сварливо возразила Агнесс, - ничуть не лучше наших рун. Чтобы освоить письменный оталийский, 'быстроживущим' просто не хватит жизни! Было бы мудро, раз уж мы собираемся сделать из Офира столицу Империи, воспользоваться одним из местных алфавитов - например, латиницей! Весьма простой набор, я бы сказала, даже примитивный, удобное начертание всех букв и символов. Его легко адаптировать под наши нужды.
      
      - Почему бы тогда не принять в качестве государственного языка английский? - удивился Генрир.
      
      - Это будет политической ошибкой, сын, - недовольно отметил Константин. - К тому же в этом случае значительно возрастёт опасность бесконтрольного расползания наших знаний и технологий по всей планете.
      
      - Разведчики оталийцев знают основные земные языки - английский, французский, русский, - брат Генрира, принц Эрман, возглавляющий специальные службы Офира, счёл необходимым дать свои пояснения. - Большинство оталийцев изучали древний, поэтому легко разберутся в латыни, итальянском, испанском. Гоаулды знают древнеегипетский и греческий, хотя в основном используют арамейский. Язык ашенов практически неизвестен в пространстве Мидхейма, поэтому я - за него!
      
      - Оталийский оставим как язык знати, - кивнул Константин, - прежде всего - асиров. Чтобы его изучить, требуется пара столетий жизни - или имплант. Для наших подданных - увы! - в достатке нет ни первого, ни второго. Так что для простых граждан всё-таки лучше ашенский с письменностью на основе латиницы, это создаст необходимый барьер между нашими подданными и 'диким' населением Мидгарда.
      
      - Я согласна, - Елена, если судить по меняющемуся выражению лица, тщательно взвешивала все за и против. - Я перенаправлю часть ресурсов массива искинов на разработку и создание 'правильной' версии языка ашенов. Заодно постараюсь организовать и обучение людей - например, в нашем медицинском центре под гипнозом.
      
      - Поддерживаю и выбор языка, и проект 'сестры' Елены, - Агнесс подняла руку, чтобы привлечь внимание. - Гипнопрограммы, кстати, позволят без усилий загрузить язык в наши симбионты. Генрир?
      
      Принц просто кивнул и перевёл взгляд на сидящих рядышком Хельгу и Рихарда, мило беседующих о чём-то своём. Елена и Агнесс смотрели на эту сценку с улыбками, а Константин саркастически усмехнулся:
      
      - Полагаю, они за то, чтобы принять ашенский в качестве государственного языка с письменностью на основе латиницы. Так, Рихард, Хельга?
      
      Парочка неуверенно переглянулась, синхронно пожала плечами, но мгновение спустя быстро сориентировавшаяся Хельга пихнула Рихарда, и они дружно произнесли: 'Да, мой император!' - и с таким выражением, что все рассмеялись.
      
      - Принято, - кивнул Константин. - Елена, тебе хватит недели на подготовку программы гипнообучения?
      
      - Конечно, дорогой.
      
      - К сожалению, даже в этом варианте есть некоторая опасность воровства наших технологий через ашенов, а они более развиты и многочисленны по сравнению с местными, - не сдавался Генрир. - Пространство бывшей Конфедерации пока не прикрыто патрулями, и туда легко проникнут шпионы иных государств и союзов - прежде всего, токра, оталийцев и гоаулдов.
      
      - Мидгард контролировать проще, - Эрман легко согласился с братом. - Да что там проще! Мы уже закрыли его от всех нежелательных пришельцев. Кстати, папа, за последний месяц отловлено три телтака гоаулдов, вошедших в систему под маскировкой. Я уверен, что перехвачены все. А вот с пространством бывшей Конфедерации Ашенов, действительно, не всё так просто! В моём распоряжении пока недостаточно сил, чтобы уверенно прикрыть хотя бы планеты.
      
      - Это не страшно, Эрман. Несколько лет - и мы защитим эти звёздные системы так же надёжно, как Мидгард. А утечки от ашенов не будет, поскольку никаких продвинутых технологий мы им и не оставили. Все специалисты по локальным порталам, древним 'артефактам', а также оружейники и кораблестроители вывезены в Мидгард и успешно осваивают лунные и марсианские станции. Ашены теперь производят лишь товары личного потребления и простое промышленное оборудование. Хотя их техника и вправду на столетия опережает все прочие людские цивилизации и практически не уступает Толлану, но военного производства там не будет - никаких верфей, никаких платформ мгновенного перемещения. А по мелочам... - Константин подмигнул насупившемуся Эрману, - пусть попробуют! А ты, сын, получишь отличную возможность отследить все каналы утечки информации. Их не может быть много - пространство бывшей Конфедерации - самый край освоенной части этой ветви Галактики, и гостям туда либо не долететь, либо и лететь-то незачем. Реально эти миры доступны либо оталийцам - у них и своих забот хватает, - либо гоаулдам. Эти-то вообще слишком горды, чтобы воровать технологии у 'примитивной расы', и слишком консервативны, чтобы быстро изменить собственную точку зрения. Нет, сын, - улыбающиеся глаза Константина окончательно смутили Эрмана, - пока причин для беспокойства нет, а через несколько лет в Волиане и мирах ашенов защита будет не хуже, чем здесь, в Мидгарде.
      
      - Планетарные системы обороны слишком уязвимы для диверсий, отец, - Генрир отрицательно мотнул головой.
      
      - А орбитальные структуры требуют значительной поддержки флота, - поддержал брата Эрман, - он, конечно, у нас весьма значителен, но всё же недостаточно велик, чтобы успевать везде.
      
      - Ты не прав, сынок, - Агнесса отвлеклась от планшета с информационным потоком, идущим от искина, чтобы возразить Эрману, - Позволь мне, муж, ответить... как канцлерин Империи? Константин в знак согласия просто махнул рукой. Он уже запутался, кто из его жён - канцлерин, а кто... хм-м, тоже, выходит, канцлерин?
      
      Формально должность Елены называлась 'Хранительница Ключей и Имён', а Агнессы - 'Хранительница Путей и Дверей', но, по сути, и та, и другая занимали высшие посты в Имперском Кабинете. Так пусть называются, как им удобно, хоть премьер-президентами!
      
      - На конец января Имперский Флот имеет в своём составе сорок восемь крейсеров на платформе бильскирнира, двадцать четыре фрегата на базе кнорра, восемьдесят четыре корвета, переделанных из драккаров, и двести сорок военных транспортов - это модернизация тюна. На каждый транспорт передано по два наля, флаера. Помимо перечисленного, в состав флота приняты десять хаттаков в качестве носителей флаеров и пять хеопсов как тяжёлые десантные корабли. Все они прошли модернизацию и имеют полное превосходство над своими аналогами, находящимися на вооружении других рас. Так что, Эрман, наш флот сейчас превосходит по силе оталийский и полностью достаточен для выполнения всех тактических задач, поставленных Императором. Замечу, что за прошедшее время кораблей было захвачено намного больше, но те, чьё техническое состояние оказалось недостаточно, были полностью разобраны в наших доках. Это коснулось в первую очередь кораблей ашенов, но в переработку пошло и несколько других корпусов, даже бильскирниры. В состав Имперского Флота включён и наш трофей с Ашен-четыре, линкор 'Таонус'. Увы, его текущее состояние далеко от идеального.
      
      - Извини, ма, я поторопился...
      
      - Мог бы, прежде чем начать своё 'выступление', запросить всю информацию от искина, - Агнесс заботливо поправила лежащий перед ней планшет, - тогда бы ты знал, что и лёгких сил вполне достаточно...
      
      Эрман последовал совету. Ага: флаеров на платформе нальнира - шесть сотен, глайдеров - пятьсот сорок, и все значительно усилены по сравнению с базовой моделью гоаулдов. Ещё есть сорок восемь телтаков и тридцать два алкеша - они, вместе с большинством глайдеров, размещены на носителях. Оставшиеся шесть десятков глайдеров переданы планетарным силам Офира.
      
      - ...Так что не волнуйся, сын, кораблей и флаеров у нас в достатке!
      
      - Нет квалифицированных экипажей! Ашенов, ни волиан допускать к управлению боевыми кораблями нежелательно. Пока нежелательно.
      
      - Согласен, - кивнул Константин, - в аборигенах необходимо сначала 'воспитать' лояльность Империи. В настоящий момент в услугах только что завоёванных народов нет нужды. У нас хватает собственных воинов, сын.
      
      - Откуда?
      
      - После первой стычки на Абидосе нам сдались несколько тысяч джаффа. Из них была отобрана тысяча самых лучших, которых мы трансформировали в викингов: заменили гоаулда на имплант, убрали 'сумку', провели генную коррекцию, чтобы обеспечить прочность клятв и лояльность Империи. После второй стычки, где был уничтожен Херур, количество викингов ещё более увеличилось. А ведь есть ещё и индейцы, которые с удовольствием проходят трансформу, становясь сильнее и здоровее. Сейчас в нашем флоте служат более восьми тысяч викингов и около тысячи асиров. Такого числа квалифицированных воинов пока вполне хватает.
      
      - Обрати внимание, сын, - Агнесс тряхнула огненными волосами, и они засияли красками зари, - что желающих послужить Империи и, в частности, Офиру, очень много среди аборигенов Терры. Я не говорю об индейцах, с ними всё ясно, но даже матросы и один офицер с захваченных нами посудин, узнав об Офире чуточку больше, с радостью согласились перейти на имперскую службу. В наше кадровое агентство в Бостоне постоянно стоит очередь желающих уехать из 'благословенной Америки' в более счастливый край...
      
      - Минуточку, Агни, а что ты сотворила с захваченными туземными лоханками, громко именуемыми... пф-ф, броненосцами? Вроде бы ты собиралась их разобрать, а материалы использовать для производства... хм-м, бус и зеркал для аборигенов, не так ли?
      
      - Ой! Я просто забыла тебе сообщить... но ты же всё равно не отказал бы мне в таком пустяке, да? - тысячелетия семейной жизни приучили Локи/Константина молчать, когда супруга задаёт настолько провокационные вопросы! - Роботы начали было разбирать эти лоханки, но потом я подумала, - Агнесс покаянно опустила голову, - что столь примитивных материалов у Офира в избытке, а эти лоханки могут ещё пригодиться... да. Так что я сообразила, что их хорошо бы немножко модернизировать... по образу и подобию местных поделок... немножко улучшить качество брони, поменять силовую установку на ту, что хоть чуточку совершеннее, то есть на настоящую турбину высокого давления под жидкое топливо. Конечно же, поставить фильтры - не загрязнять же природную среду отвратительным дымом? - и усовершенствовать эти примитивные пушки, чтобы и стреляли дальше, и снаряды били бы помощнее.
      
      - Что модернизировать?!! - выпучил глаза император.
      
      - Всё. И ещё всякое, по мелочи. Зато теперь Офир может легко гонять всяких аборигенов, не светя чрезмерно своими технологиями. Получилось, как и с построенными эршипами. Их у нас уже шестнадцать, и никто же не догадался, что...
      
      - О, Высокое Небо!!!
      
      - Ты не волнуйся, дорогой: теперь тебе не нужно посылать крейсера, если понадобится убеждать туземцев. Хватит и этих лоханок. Пусть они проходят чуть более шестидесяти километров за час, но зато надёжные и крепкие...
      
      - Ты сделала всё правильно, Огонёк. Значит, по образу и подобию, да? Забавно... а экипажи?
      
      - Так те же самые морячки и пошли служить... с удовольствием. Заявили, что, дескать, с наслаждением постреляют по врагам - даже если они будут линкорами какого-то там 'Великого Белого Флота'. Командирами захотели стать асиры - из ваниров, дорогой! - которые всегда с наслаждением возились со всякой примитивной техникой, а все офицеры и абордажные группы - из викингов. Кстати, почему бы нам не сдать эти кораблики... хм, в лизинг? Кому? Да той же Колумбии, например! А они расплатятся зерном, фруктами... что там у них в избытке, а?
      
      - Идея пришла тебе удивительно вовремя: у нас как раз намечается небольшая заварушка с несколькими туземными государствами. Не хочу показывать даже краешек мощи асиров, это вызовет у местных апатию и разочарование. Нет, пусть терране напрягают свои примитивные мозги и трудятся в поте лица! Глядишь, и что-то достойное из них вырастет, не зря же древние так долго трудились над улучшением местной породы.
      
      - В наше представительство в Бостоне обращаются многие изобретатели и инженеры аборигенов, - Рихард вмешался в обсуждение, - на них произвели большое впечатление эршипы и летающая яхта, которые принц Генрир продемонстрировал во время путешествия. Почему бы нам не пригласить их на работу? У Эндикотта собрался изрядный список известных имён: Форд, Эдисон, Райт, Тесла. Я уже не говорю о просьбах путешественников - например, Шеклтона, Скотта - пустить их в Антарктиду. Офир не желает использовать туземных учёных, так?
      
      Константин неопределённо пожал плечами.
      
      - Это я уже понял. Но объясни, почему?!
      
      - Странно, мне казалось, что здесь всё очевидно. Научные взгляды местных учёных смешны... для нас, но дают возможность туземцам развиваться самостоятельно. Мы же просто будем терпеливо наблюдать за этим процессом, стараясь никак в него не вмешиваться...
      
      - ...Почему? - упрямо повторил Рихард.
      
      - Зачем? Что даст это нам? Ничего. Воззрения туземных учёных недалеко ушли от 'открытий' Архимеда, Эвклида, Галена, которым в то время отечески улыбались древние. Не будем вмешиваться и мы: стоит изъять гениальных изобретателей и учёных из местного социума, как тот начнёт стремительно деградировать. Я, как император, в этом не заинтересован. Оставаясь в знакомой социальной среде, стремясь приблизиться к тем простеньким образцам, что Офир будет демонстрировать аборигенам, они ускорят развитие терранского социума, автоматически подготавливая его к неизбежной будущей аннексии. Но мы не будем торопиться. С другой стороны, найм туземных инженеров и толковых управленцев - идея хорошая, их можно приспособить к делу после незначительной... дрессировки. Ещё крайне важно организовать внимательный поиск и изъятие некоторого числа самых перспективных детей. При надлежащем воспитании они смогут в будущем увеличить научный и инженерный потенциал Империи, да. А уже сложившиеся и известные по всей Терре так называемые учёные и изобретатели... - пф-ф, пустое место!
      
      Рихард упрямо замотал головой. Он убеждён, что к местным мыслителям и исследователям не стоит относиться с пренебрежением - среди них есть интересные экземпляры! Он хотел возразить Константину, но слова застряли в горле под насмешливым взглядом Хельги.
      
      - В самом деле, дорогой, зачем нам эти... надутые пустозвоны? Изобретатели?! Мама легко модифицировала их... броненосец, 'изобретя' для него с нуля и энергоустановку, и двигатель, и броню, и оружие.
      
      - Ну, Хель, ты и сравнила!
      
      - Всё перечисленное немыслимо превосходит нынешние образцы техники аборигенов - и в это же время вполне доступно их пониманию. Не сейчас - лет этак через сто. Сейчас наши знания превратятся в великую трагедию туземной науки! Как иначе назвать торжество безобразных фактов над красивыми теориями местных мудрецов!
      
      Рихард сокрушённо покачал головой.
      
      - И ты спрашиваешь, почему? Потому, - продолжила своё 'наступление' Хельга, - что они - туземцы, дорогой. Тебя обманывает их внешний вид? Открой глаза! Чему, например, 'великий' Тесла может научить меня, тебя или папу? Дать ему нормальные знания сложно, для этого надо ломать все его представления о мире. Но пусть... обучили, наконец. И что дальше? Отправили к туземцам 'миссионером'? Да, помилуй нас Высокое Небо, аборигены даже не поймут, что Тесла попытается им объяснить! А кто-то из нас, или из остальных асиров, потратит на его обучение время, которое мог бы использовать на пользу Империи? Право же, Рихард, папа прав: это очевидно.
      
      - А дети?! Дети, Хельга?!!
      
      - Что - дети? Они будут учиться в одних школах с сыновьями и дочерьми асиров и викингов, а 'гениальность' позволит не отставать в освоении знаний. Школы, колледжи, университеты нужны и нашим детям. Так почему же не загрузить все эти учреждения 'по полной', обучая талантливую туземную молодёжь? Которая станет викингами или даже асирами? У местных большой процент населения имеет активные гены древних. Видимо, те здесь изрядно 'порезвились', - озорно подмигнула Хельга и рассмеялась.
      
      - Да, папа, я целиком поддерживаю всё, что предложено. И язык ашенов в качестве государственного, и латиницу для алфавита, и 'арабские' цифры, и эти новации надо вводить срочно, быстро адаптируя к ним все программы обучения...
      
      - Да уж, - развёл руками Рихард, с каким-то изумлением глядя на злорадствующего Константина, - дочка-то у тебя... - Хельга на всякий случай двинула Рихарда острым локотком, но тот даже не поморщился, заканчивая фразу: - ...выросла, знаешь ли!
      
      Хельга гордо встряхнула рассыпавшимися по плечам волосами, а император лишь многозначительно подмигнул:
      
      - Ещё одно незначительное препятствие, друг Рихард. Наши учёные, используя на подсобных работах лучших представителей ашенской науки, никому не пожелают уступать открывшиеся перед ними возможности по освоению знаний древних и фёрлингов. Нам ли с тобой не знать, сколь упёртыми могут быть дорвавшиеся до исследований... асиры?! Нет-нет, к ним они не допустят не то что терранцев - и оталийцев, и толлан.
      
      - Они, хи-хи, - рассмеялась Хельга, - отодвинут в сторону даже вознёсшихся, если те вдруг надумают вмешиваться в сладостный процесс постижения нового!
      
      - Нет-нет, - Константин отрицающим жестом взмахнул руками перед собой, - обойдёмся без них!
      
      
      2
      
      1909, февраля 2-го, вторник,
      Мидгард, Терра, Южная Атлантика.
      
      
      Шхуна Имперского Флота Офира 'Афина', напрягая облака посеревших парусов, на немыслимых семнадцати с половиной узлах удирала от настигающего её кошмара, аргентинского крейсера 'гарибальдийской' серии, азартно дымящего за убегающей добычей узлах этак на восемнадцати. Поднятые им сигнальные флажки то ли требовали, то ли умоляли остановиться и принять досмотровую группу, а то...
      
      Брайан Мосли, шкипер 'Афины', покосился на невозмутимого Сигурда. Не дай Бог, викинг заметит его опасения - стыдно будет! Сам-то Сигурд не волновался, но Мосли ещё не привык доверять странным механизмам, работающим на электричестве и способным при нужде разогнать его 'игрушечку' до пятидесяти узлов. Конечно, если полностью убрать паруса, но и с ними шхуна, используя двигатель, легко пойдёт узлах на тридцати... если понадобится.
      
      Викингов Мосли уважал, да и по уставу флота, которому нынче служил, в таких ситуациях был обязан подчиняться военному комиссару корабля. Сам он, конечно, удрал бы - куда там безоружной шхуне против могучего крейсера? - вот только викинг никак не хотел давать разрешение на запуск машины, искоса хищно поглядывая на медленно нагоняющий их стальной корабль под бело-голубым флагом. Ага, не хочет спугнуть будущую добычу, да и скучно ему, видите ли! Крейсер уже с четверть часа мог бы открыть стрельбу главным калибром, но для орудий поменьше было пока далековато. Так зачем расходовать дорогостоящие боеприпасы, если через часок достанут дешёвыми, и 'браконьерская' шхуна вынужденно подчинится грубой силе?
      
      Так всё и было бы, если бы не флаг Офира, оранжевый косой крест на белом фоне, реющий над 'Афиной'. Либо командир крейсера его не разглядел, либо не принял всерьёз, но теперь, судя по злорадно сузившимся глазам викинга, это не имеет значения.
      
      Пока Мосли и его девять работников увлечённо ловили рыбу, используя волшебные механизмы, Сигурд и четверо его морпехов готовили 'большую охоту'. Брайан уже успел изучить и викингов, и асиров, и ни на мгновение не сомневался, что где-то там, впереди, в милях ста по курсу, плывёт по воздуху синий эршип, размерами не уступающий этому крейсеру.
      
      И к 'Афине' спешат металлические 'птицы', готовые заклевать 'обидчика' беззащитной шхуны. Не те, что пристроены на бортах эршипов, а целое звено, а то и два. Откуда только берутся?
      
      - Долго ещё? - поинтересовался Брайан. - Я не против, конечно. Но, Сигурд, крейсер 'на хвосте' меня немного нервирует.
      
      - Не, - викинг кинул взгляд на светящуюся пластинку в руке, - ещё пару минут... глайдеры на подлёте.
      
      - Мне кажется, или командир 'аргентинца' что-то заподозрил, а? Дым вроде бы стал пожиже, да и ход помедленнее, нет?
      
      Будто в ответ орудие главного калибра вспыхнуло выстрелом, и в метрах ста по борту 'Афины' поднялся высоченный всплеск. Мимо. Мосли незаметно перекрестился. Его ласточка - отличный кораблик, но вряд ли перенесёт даже одно попадание такого снаряда.
      
      - А если б попал? - укоризненно проворчал куда-то в сторону борта Мосли.
      
      - Что? - будто очнулся Сигурд. - О, да, это было бы неприятно. - Нильс, включай 'глушилку'! Ни к чему этой лоханке засорять эфир воплями! Ну что, пират, - викинг озорно подмигнул Мосли, - готов к абордажу?
      
      - Нас будут брать на абордаж? - удивился Мосли. - Этот крейсер? Да пусть сначала догонит!
      
      Будто смеясь над словами хвастуна, ветер бесстыдно стих, а расслабившиеся без его настойчивого напутствия полотна парусов бессильно опали.
      
      - Тьфу ты! Не нас, а мы, и догонит обязательно. Спусти-ка паруса, проку-то от них...
      
      - Не понял, Сигурд, - Мосли махнул рукой, и по его команде матросы запустили машины, убирающие паруса, - ты и твои молодцы - впятером? Вот этот крейсер - с командой в семь сотен рыл?!
      
      - Ты прав, - серьёзно кивнул викинг, но глаза его улыбались, - впятером на такую лоханку - это перебор. Достаточно четверых.
      
      Паруса быстро сворачивались, и крейсер вновь обрадованно задымил, спеша поскорее сократить дистанцию до шхуны-беглянки, пока та не передумала.
      
      - Держись крепче, Брайан, - скомандовал викинг, бросая за борт небольшой кубик, и Мосли сначала почувствовал нетерпеливую дрожь корпуса шхуны, затем нарастающее ворчание машины. - Того, что сейчас произойдёт, не бойся. Мы устроим небольшой спектакль для наших навязчивых и чрезмерно воинственных 'друзей', покажем им... как бы тебе объяснить? Мираж, иллюзию. Чтобы отвлечь аргентинцев от 'Афины' и облегчить абордаж. По команде разгоняемся до сорока узлов.
      
      Брайана охватила дрожь. Он и раньше знал, что офирцы - то есть асиры и викинги - колдуны, маги, волшебники. Да, викинг специально предупредил, что это лишь морок для глаз, движущаяся иллюзорная фигурка вроде тех, что показывают на большом экране в театре Офира или на маленьких, стоящих в каждом доме.
      
      Несмотря на слова Сигурда, увиденное пробрало Брайана 'до печёнок': прямо по мягко качающейся поверхности моря к аргентинскому крейсеру шёл ангел, громко шлёпая ногами по воде. От каждого шага летели брызги, будто бы он брёл не по морю, а по луже, и от этого становилось ещё страшнее.
      
      В правой руке ангел держал обнажённый пламенеющий меч, тягучие раскалённые капли с него падали в море и с шипением тонули, вздымая облачка пара. Левой рукой ангел придерживал странную дубинку с плоским округлым навершием, лежащую на его плече. Она отдалённо напоминала ракетку для тенниса. Фигура небесного вестника сияла белым светом, а смутное узнавание, колоколом бьющее в душе каждого человека, отозвалось даже у Брайана в душе мистическим ужасом.
      
      Он поймал сочувствующий взгляд Сигурда. Стало спокойнее, липкий ужас от встречи со сверхъестественным ушёл куда-то в глубину души, а на поверхность всплыла жалость к морякам неосторожного прикоснувшегося к неведомому аргентинского корабля.
      
      - Нильс, пора, - Сигурд мазнул взглядом по экрану планшета и махнул рукой викингам, которые успели облачиться в свои кошмарные 'звериные' доспехи и взять боевые посохи - укороченный абордажный вариант традиционного плазменного копья. - 'Ворон' над нами и готов к переброске на палубу туземной лоханки.
      
      Мосли попытался рассмотреть в небе фрегат асиров, полагая, что это какой-то увеличенный вариант эршипа, но синяя высь была пуста. Когда же Брайан опустил взор на палубу 'Афины', викингов на ней уже не было.
      
      Ангел тем временем уже подошёл вплотную к останавливающемуся аргентинскому крейсеру. Голова фигуры, плечи и распростёртые крылья возвышались над палубой, по которой бегали обезумевшие от страха моряки. Они не пытались стрелять, подобное казалось перепуганным людям настоящим кощунством. Хотя нет, один из офицеров, что-то крича, выпалил почти в упор в лицо ангела из пистолета или револьвера.
      
      Видимо, он хотел убедить всех, что это иллюзия, но ангелу такая встреча не понравилась: 'ракеткой', что была в его левой руке, небесный вестник с неспешной ленью смахнул офицера с палубы в море. В бинокль Мосли отчётливо разглядел, как маленькая фигурка, смешно растопырив ноги и руки, бухнулась в океан, подняв фонтанчик брызг.
      
      Стоп! Это же мираж!? Или и вправду?!!..
      
      На всякий случай Мосли перекрестился и зашептал молитву. Конечно, могучий ангел на их стороне, но...
      
      Но?! Краем глаза Брайан отметил, как усмехнулся Сигурд, и ему стало стыдно: чего уж тут бояться, если столь могучие маги, способные призвать ангела с небес, на твоей стороне? Пусть боятся враги. Кстати, Санди, которая целыми днями пропадает то в школе, то в ресторанчике, совсем не опасается ни асиров, ни викингов, ни их магии:
      
      'Какая магия, папа? Развитая технология для простых людей неотличима от волшебства! Я вырасту, научусь и обязательно всё смогу. Полечу к звёздам!'
      
      Вот, вспомнил о словах дочки, и на душе стало теплее. Так, что происходит на 'аргентинце'?
      
      Ангел простёр свой огненный меч над палубой корабля, заполненной коленопреклонёнными моряками, а за их спинами ходили четыре викинга в 'звериных' доспехах. Один из них - видимо, Нильс - указал на бело-голубой флаг, по-прежнему развевающийся над кораблём, и спускать его сразу побежал один из моряков. Всё. Сражение закончено? Ангел убрал меч, взмахнул крыльями и... полетел. В синее небо, прямо к слепящему солнцу, растворяясь в льющемся сверху сиянии, и, будто на прощание, откуда-то с неба на палубу корабля рухнули столбы света. Они, как руки, шарили по палубе, а попавшие в эти 'столбы' моряки просто исчезали.
      
      Минута - и палуба опустела. Остались викинги, несколько офицеров и десятка четыре моряков, которых почему-то проигнорировал свет.
      
      Мосли вопросительно посмотрел на Сигурда.
      
      - Транспортная система фрегата, Брайан. Ты видел её работу. Не волнуйся, с экипажем этой посудины ничего страшного не случилось, их просто 'переместили' в Буэнос-Айрес, к зданию правительства, - викинг злорадно оскалился, - чтобы те поделились впечатлениями от встречи с мирной офирской шхуной.
      
      - А те, кто остался?
      
      - О! Самые здравомыслящие из команды 'аргентинца'. Они помогут перегнать 'приз' в Офир. Естественно, за деньги. А потом выберут сами - остаться на нашей службе или вернуться домой. Не беспокойся, приятель, викинг туземца не обидит. Если, конечно, тот ведёт себя достаточно благоразумно, хе-хе!
      
      
      3
      
      Мидхейм, Абидос.
      
      
      - Отец!
      
      - Рад видеть тебя, сын. - Ра немного удивлённо смотрел на Апофиса, стоявшего перед ним на одном колене с опущенной головой. Наслаждение этим зрелищем портило то, что Апофис присутствовал перед троном Ра лишь в качестве стереоизображения в сфере дальней гиперсвязи. Пусть так, но всё равно было... приятно! - Что заставило тебя принять эту позу? Ещё недавно в тебе не было должной почтительности!
      
      - За последнее время я стал взрослее и... мудрее.
      
      - Тебе помогли встречи с асирами? Уже за это я бесконечно благодарен своему Императору. Но ты не побеспокоил бы меня, сын, если желал бы просто сообщить о собственном... взрослении, так? Ра знаком руки разрешил сыну подняться с колена, чем Апофис с удовольствием воспользовался.
      
      - Ты прав, отец. Я впечатлён могуществом Императора, а ещё больше его спокойным отношением к гоаулдам. Ведь к нам в Галактике относятся несправедливо, отказывая в природном праве владеть низшими расами!
      
      - Император тоже решительно отказывает нам в этом, - лёгкая улыбка мелькнула в глазах Ра, озарив его лицо каким-то невероятным светом, - потому...
      
      - ...что желает владеть всеми единолично, - улыбнулся в ответ Апофис, - нам это полностью понятно.
      
      - Власть - удел сильного, мудрость слабого - выбрать себе самого могучего повелителя, - 'вернул' улыбку Ра. - Империя всех асиров, бесспорно, сильнее всех.
      
      - И долг каждого гоаулда - верно служить своему истинному Императору. Именно по этой причине я и связался с тобой, отец. Я хотел бы последовать твоему примеру и принести присягу Императору...
      
      - Ты уверен, сын? Это не то обещание, которое потом можно будет легко нарушить, клятва сама убьёт отступника, и никакой саркофаг его не воскресит! Я знаю, чувства говорят тебе, что асиры похожи на гоаулдов, но это заблуждение. В отличие от древних, наследниками которых они являются, асиры не милосердны, не склонны прощать и презирают 'вознесение' и вознёсшихся. Они без колебаний раздавят любого, в ком увидят малейшую угрозу своим планам, зато равнодушны к тем, кто не мешает. Пока...
      
      - Так ведь и мы такие, отец.
      
      - Нет. Они не терпят лжи и предательства, для нас же коварство столь же естественно, как...
      
      - Но ты же служишь Императору, отец, и его не волнует твоя... хм-м, изменчивая натура.
      
      - Потому, сын, что она теперь волнует меня, но я сдерживаюсь, ибо хочу жить. Если ты принесёшь присягу, то почувствуешь: она, как страж, постоянно живущий внутри, постоянно проверяющий всякий поступок, каждую мысль на лояльность Императору. Страж никогда не спит...
      
      - ...Но его же можно обмануть?
      
      - Нет!!! - Ра скривился, не в силах терпеть боль. Казалось, идея, высказанная сыном, выжигает всё изнутри. - Даже думать об этом не смей!
      
      - Владыка Константин - истинный Император гоаулдов, - Апофис с восторженным любопытством смотрел за гримасами отца, - он достоин клятвы на верность!
      
      - Зачем ему твоя клятва?
      
      - Власть? - неуверенно предположил Апофис.
      
      - Если асиры ещё не потребовали от тебя клятвы, ты просто пока им не интересен. Они любопытны и внимательно следят за происходящим в Галактике, но не торопятся распространять собственное влияние. Например, Императору забавно наблюдать за усилиями токра, этих отщепенцев и предателей. Поддерживая их главного врага, - Ра прижал руку к груди, показывая на себя, - Император не одобряет никаких 'крайних' мер. Ни с чьей стороны.
      
      - Откуда ты знаешь? - удивлённо поднял бровь Апофис. - Неужели сам Император сказал об этом!?
      
      - Присяга, сын. Стоит лишь прислушаться к себе, как правильное решение становится точно известно. Недавно Имперская служба безопасности предупредила меня, что бандит из числа токра находится в моём окружении и готовит покушение. Мои джаффа быстро взяли предателя. Он проник в женщину из числа служанок. Как она кричала!
      
      - Ты пытал мерзавку?
      
      - Нет. Присяга 'сказала', что так делать нельзя, и джаффа отпустили её на нейтральной планете с чаппа-ай. А кричала от унижения и ярости: злейший враг её просто отпускает. Без всяких условий, без допросов и пыток. Кто из токра теперь ей поверит? А я смеялся, слушая эти крики, и понял: Император абсолютно прав!
      
      Апофис ненадолго задумался. В Галактике наступают сложные времена, грядёт война, и лучше всего заранее присоединиться к будущему победителю. Кто им станет? Сокар, воплощённый кошмар? Он легко примет ещё одного системного Владыку под свою руку... вытрет об него ноги и уничтожит... потом. Зачем Апофису победа Сокара? Асгард? Неплохо, вот только 'поросята' никогда не станут союзниками гоаулдов. Только асиры, только Император!
      
      - Значит, отец, нужно что-то, что привлечёт внимание Владыки асиров, вызовет его интерес? Важная информация, может быть?
      
      - Если у тебя есть что сообщить - говори, я передам твои слова Императору... от имени Апофиса.
      
      - Скажу... это моя обязанность, отец!
      
      Апофис склонил голову, изображая лёгкий поклон. С этого момента он уже представлял не только себя, а всех системных Владык, объединённых общей угрозой.
      
      - Владычица Маат, хозяйка Хесеры, оплота мира и единства всех гоаулдов, уведомляет тебя, великий Ра, что через сто часов, считая от этого, на Хесере соберётся Большой Круг Владык. На встрече настаивает Владыка Баал. Причина сбора: храмовый комплекс Да Кары полностью разрушен в результате массированной атаки Асгарда.
      
      Апофис внимательно всматривался в лицо отца, выискивая мимолетный знак удивления или неверия, ведь храм на Да Каре - одна из святынь гоаулдов, но Ра оставался спокоен и беспристрастен. Апофис поклонился повторно, обозначая окончание миссии. Всё ясно. Об акции, которую 'поросята' готовили, Ра знал. И не сообщил?
      
      - Почему, отец?
      
      - Тому есть много причин. Скажи, Владыка Апофис, - в глазах Ра засияла усмешка, - что сделал бы ты, если обнаружил бы наквадриевую бомбу в своём дворцовом комплексе на Чулаке?
      
      - Естественно, постарался бы её обезвредить.
      
      - Представь, что это невозможно потому, что весь комплекс и есть бомба, а её взрыв легко уничтожит целую планету. Скажем, этот 'подарок' оставил Кронос, и он по-прежнему в любой момент способен взорвать бомбу, уничтожив и тебя, и благодатный Чулак. Ты же знаешь, сколь много шпионов у трона всякого системного Владыки? Твоя попытка разминирования станет сразу известна Кроносу...
      
      - Я без колебаний нанесу кораблями мощный удар по дворцу, чтобы превратить в пыль даже его фундамент!
      
      - И не попытаешься спасти свиту, верных джаффа и лотаров, пребывающих внутри?
      
      - Конечно, нет! Я пожертвую ими - но сохраню жизни без малого целого миллиарда своих подданных!
      
      - Открою тебе великую тайну, сын, которую я узнал от Императора. Правда, теперь эти сведения не являются секретными: храмовый комплекс на Да Каре возвели вокруг оружейной платформы древних, Витеа Туле, способной одним выстрелом уничтожить всю разумную жизнь в этой Галактике. Древние вознеслись, но нас не покинули, продолжая контролировать происходящее в Дуате, в том числе и с помощью комплекса на Да Каре. Согласился бы ты жить в собственном дворце, если его комплекс постоянно контролировал бы Кронос, выбирая подходящий момент для подрыва бомбы, а?
      
      Апофис возмущённо поднял руки, будто отгораживаясь от подобного предложения.
      
      - Нет? Стал бы ты кому-нибудь сообщать о бомбе - например, своему брату Херуру, если он ещё был бы жив? Опять нет?! А теперь представь себе... идиота, который не просто жил в таком дворце, млея от счастья, а ещё и начал неосторожные исследования случайно обнаруженной им системы управления и запуска Витеа Туле?
      
      - Ты говоришь о Баале?
      
      - О нём, сын. Если б не угроза, нависшая над всеми - в том числе и над гоаулдами - Асгард не вмешался бы. В данном случае все гоаулды должны быть благодарны 'поросятам' за их своевременное вмешательство. И, обрати внимание, они не тронули Баала, хотя могли уничтожить и его, и весь флот. Полсотни хаттаков - не та сила...
      
      - Которая способна остановить 'колесницы' Асгарда. Спасибо, Владыка Ра, я понял!
      
      - Нет, сын, - сокрушённо мотнул головой Солнечный Бог, - твой разум по-прежнему бродит во тьме. Разве сам Баал, не имея поддержки, стал бы затевать сбор на Хесере?
      
      Интересный вопрос...
      
      Каковы силы Баала? Почти сотня хаттаков, с полсотни хеопсов. Много, если бы не необходимость одновременно контролировать до сорока населённых миров и неизвестно сколько автономных комплексов по добыче ценных материалов. А так, что получается - два-три боевых корабля на систему? Мало, очень мало для надёжной защиты от алчности Владык-соседей. Даже Херур попытался 'отщипнуть' несколько вкусных кусочков от владений зарвавшегося гоаулда - хо! Получил по сопатке, и как! Едва удрал!! А ещё в пространство Баала лезли Кронос, Ю... да почти все, у кого появился избыток в пару сотен хаттаков и желание что-нибудь урвать у расслабившегося соседа. И что? Всех ожидала судьба Херура. А это значит?..
      
      - ...Сокар, отец? Это его инициатива?
      
      - Вот, думать всегда полезно, сын. Вряд ли тебе хочется, чтобы Сокар собрал под своим командованием весь флот гоаулдов и развязал конфликт с Асгардом.
      
      - В котором он избавится от всех соперников и останется единственной силой? Нет, совсем нет!
      
      - Уверен, что Владыки Кронос и Ю тоже не собираются таскать каштаны из огня для Сокара...
      
      
      4
      
      1909, февраля 03-го, среда.
      Офир, ресторан в городе.
      
      
      - Иногда кажется, что я прожила уже две жизни, а сейчас родилась в третий раз. В первой я, Зиткала-Ша, нищая индейская девочка, искренне молюсь Иисусу, хожу в школу квакеров и верю, что бледнолицые сделают нашу жизнь лучше. В следующей жизни я, девушка-полукровка Гертруда Симмонс, борюсь за права своих сородичей-лакота, выхожу замуж за молодого человека, Раймонда Боннина, рожаю сына, Охайю, становлюсь писательницей...
      
      Персиваль взял руку подруги в свою ладонь и заглянул в глубину её тёмных глаз. Что там? Смятение, растерянность? Надежда?
      
      - Ты не поверишь, дорогая! Я тоже думал, что живу уже в третий раз. Сначала, как и хотели родители, стал бизнесменом, потом - как просила душа - астрономом, а сейчас... просто управляющий у аристократа.
      
      - Ага, тогда уж вспомни, что этот аристократ - могучий чародей, способный вернуть молодость и подарить немыслимую возможность начать жизнь сначала. А ты не управляющий, скорее - губернатор провинции...
      
      - Да-да, состоящей из четырёх маленьких островов, затерянных где-то на юге Атлантики...
      
      - Зато чтобы перейти с одного на другой, несмотря на то, что до ближайшего миль пятнадцать, достаточно сделать шаг, - улыбнулась Красная Птица, и в её глазах заблестели золотые искорки, - и даже до Луны отсюда всего несколько сотен шагов. А ещё - возможность побывать на Марсе, Ганимеде, Тритоне! О Марсе бедная скво ещё что-то слышала, а вот где остальное, даже не знает...
      
      Лоуэлл усмехнулся шутке, но Птица ясно почувствовала его напряжение, скованность, опасения.
      
      - Что с тобой? Хлопоты по приёму трофейного аргентинского крейсера? Срыв сроков строительства на Скалистом или Птичьем? Может, на острове Гоф? Или очередной транспорт с продовольствием опаздывает?
      
      - Устал, наверное. Постоянные хлопоты, гонка... я не подозревал, что можно столько успеть за четыре месяца. Подумать только, теперь в Офире постоянно проживают почти тридцать тысяч человек... то есть разумных существ. Гм-м... кажется, я запутался в том, кто есть кто.
      
      - Это неважно. На самом деле иерархия проста и понятна каждому... индейцу: самый главный - Атэ, он же Император. Затем его семья и ближний круг. Ты, кстати, стоишь почти на самом верху пирамиды власти.
      
      - Я о другом, о 'лестнице' разумных существ...
      
      Неужели именно это беспокоит Персиваля? Птица неопределённо пожала плечами:
      
      - Тоже ничего сложного. Атэ и его асиры - почти боги. По крайней мере, мы с тобой и прочие люди отличий и не заметим. Выше них - только те, которых Атэ называет 'вознёсшимися' и 'другие', не менее могучие. 'Простые' разумные - я говорю об обычных людях, ашенах, волианах, индейцах, - это самое подножие лестницы. Атэ может их 'изменить', даруя молодость, силу долголетие. Так он поступил с тобой и со мной. И простых, и изменённых существ можно улучшить, превратив в 'викингов'. Это воины и вожди, их возможности превышают человеческие. Думаю, заслуженных викингов Атэ может превратить в асиров. Например, адмирал Эгир и его близкие стали асирами лишь недавно. Значит, по лестнице можно подняться, став сначала викингом, потом асиром...
      
      - Ты говоришь об адмирале Хонгрё и его супруге Ран? Он, кажется, возглавил Второй имперский флот. Откуда тебе известны такие подробности?
      
      - Я же работаю в Секретариате, дорогой. А ещё и учусь. Там и встретила дочек адмирала, Барру и Унн. Они преподают у нас языки и естествознание.
      
      - Как ты всё успеваешь? Я просто тону в работе!
      
      Птица почувствовала, что беспокойство и неуверенность собеседника нарастает, и, чтобы успокоить, погладила по руке:
      
      - Не скромничай, ты отлично справляешься со всеми проблемами. Атэ помнит о тебе - о чём тревожиться?
      
      - Есть о чём, Гера. Есть то, что не даёт мне покоя.
      
      - Неужели... - Птица подняла бровь: она права, друг настроен серьёзно. Почему бы и нет? Женщина ободряюще улыбнулась: 'Ну же, Персиваль, решайся!' - ...И что же это?
      
      - Наши отношения, Гера. Я прошу тебя стать моей женой, - Лоуэлл церемонно склонил голову, протягивая подруге шкатулку, которую та потрясённо открыла. Колечко с немаленьким бриллиантом! Птица резко выдохнула, едва сдержав слёзы. Чувства не обманывали! Персиваль прав, развитие их отношений зашло уже так далеко, что...
      
      Так почему же у неё льются слёзы?
      
      - Для нищей индейской скво, Персиваль, воспитанной в традициях квакеров, это невероятно много. Но для миссис Боннин, женщины-полукровки, сбежавшей с сыном от вздорного мужа, решившего уничтожить её народ, подобное предложение ...несвоевременно, что ли. Официально я до сих пор замужем, и не представляю, как...
      
      - Понимаю твои опасения, милая, - Гертруда с удивлением почувствовала, что волнение друга куда-то ушло. Теперь он снова стал спокойным и уверенным. Почему, интересно? - Твой бывший муж дал согласие на развод и усыновление Охайи, и безо всяких условий!
      
      Лоуэлл открыл папку и протянул женщине бумаги, подготовленные адвокатами С.А.С.Ш.: попробовал бы гадёныш не согласиться! Тогда вместо рудников Абидоса его ждал бы самоотверженный труд на Тритоне, ага!
      
      - Скажи, ты согласна?..
      
      'Конечно, да!' - хотелось ответить именно так, но индейская женщина, воспитанная квакерами, не имеет права быть настолько прямолинейной!! - Твоё предложение слишком неожиданно, Персиваль. Мне нужно подумать, спросить сына...
      
      - О, с ним я уже всё обсудил. Он в восторге от того, что я буду его папой. Видишь - у тебя нет выхода!
      
      - О, ужас! - всплеснула руками Птица. - Чем же ты подкупил моего маленького защитника, плут?
      
      
      5
      
      1909, февраля 05-го, пятница,
      Мидгард, Офир, Дворец-на-Горе.
      
      
      - Контр-адмирал Хонгрё!
      
      - Я, Ваше Величество, - перед Императором Эгир опустился на одно колено. Ритуалы ему нравились: от них веяло древностью, надёжностью и скрытой мощью.
      
      - Тебе надлежит возглавить Второй флот в составе двенадцати крейсеров типа 'Пума', шести фрегатов типа 'Сторож', двадцати четырёх корветов типа 'Волк'... - эти корабли не несли ракет, которые разработали Хёмдалль и Локи. Зато их оружие, системы компенсации инерции, щиты и автономность серьёзно улучшены по сравнению с обычными кноррами и бильскирнирами, - ...и шестидесяти четырёх стандартных военных транспортов. Твоя задача: обеспечить полную военную неуязвимость провинции Ашен, в которую входят, помимо самой системы Ашен, звёздные системы Исуа, Фрэн, Зинтера, Джолле и Рист. Для выполнения задачи тебе надлежит организовать военную базу и диспетчерский пункт управления на орбите планеты Ашен-четыре, местное название Малия. Единственные Звёздные Врата, имеющиеся в данной провинции, должны остаться на орбите Малии в специально оборудованной секции. Помимо военной части на базе будет расположена Администрация протектората и Управление безопасности.
      
      - Отард Аврелий из Дома Аврелиев!
      
      Невысокий асир с гладко выбритой головой сделал шаг вперёд и опустился на колено перед Императором.
      
      - Ты займёшь должность Имперского комиссара в провинции Ашен и возглавишь гражданскую администрацию. Твоя задача: обеспечить устойчивое производство аграрной продукции на планетах провинции в количестве, достаточном для обеспечения нужд её населения, и расширение поставок продуктов питания и иных ценных ресурсов в Мидгард и Абидос. Развитие промышленности следует ограничить созданием достаточной транспортной инфраструктуры и направить основные трудовые резервы на выпуск продукции бытового назначения. Тебе следует также организовать Академию викингов, куда принимать талантливых ашенов, готовых служить Империи. Оборудование, необходимое для создания базы 'Малия' и выполнения задания, уже находится на транспортах.
      
      - Политической безопасностью и контрразведкой займётся полковник Марта Вельзен из Дома Меровинов...
      
      Услышав своё имя, стройная тёмноволосая женщина-асир шагнула вперёд, опускаясь на колено.
      
      - Подробно с заданием ты ознакомишься позже с соблюдением всех мер секретности. Для всех твоё задание - отлавливать проникающих в пространство Протектората шпионов и прекратить деятельность чужих разведок в Ашене, а также во всех звёздных системах, входящих в твою зону ответственности. С этой целью тебе передаётся фрегат 'Коршун' с сотней викингов.
      
      Константин прошёл перед военачальниками, заглядывая им в глаза и удовлетворённо кивая. Неплохо! Ни в бывших ванирах, ни в Эгире грязи или фальши нет. Они искренне готовы исполнять приказ.
      
      - Всем вам надлежит действовать дружно и сообща, чтобы Империя не понесла какого-либо ущерба. Принимая решения, внимательно прислушивайтесь к советам ваших коллег и о любых сомнениях, разногласиях или проблемах сразу извещайте меня. Для каждого из вас единственным и непосредственным начальником являюсь я - и только я. Вот приказы о ваших назначениях.
      
      - Служим Империи! - рявкнули офицеры, принимая именные планшеты с детальными приказами и заданиями.
      
      
      6
      
      1909, февраля 05-го, пятница,
      Аргентина, база флота Пуэрто-Милитар.
      
      
      - Капитан-ди-навио Гильермо Скотт! Тебя обвиняют в измене Родине и предательстве её интересов, выразившихся в небрежении обязанностями командира и повлекших за собой потерю крейсера флота Аргентины 'Сан-Мартин', гибель офицеров и матросов. Ты подтверждаешь данное обвинение как справедливое?
      
      - Нет, господин адмирал!
      
      - Почему нет? - искренне удивился председатель трибунала, поводя пышными усами. - Крейсер утерян?
      
      - Да, господин адмирал.
      
      - Часть матросов и офицеров бесследно пропала?
      
      - Да, господин адмирал!
      
      - Так в чём же дело? Признай вину, выслушай приговор, и всё! Ты же ведёшь себя недостойно званию морского офицера. Почему?
      
      - Я не нарушал присягу, господин адмирал, и остаюсь верным моей Родине, Аргентине. Также я не виновен ни в утере корабля флота, ни в исчезновении ряда матросов и офицеров, поскольку это произошло вследствие обстоятельств непреодолимой силы.
      
      - И что же это за обстоятельства, Скотт?
      
      - Ангел, господин адмирал! Ангел своим карающим мечом остановил мой корабль и не дал выполнить миссию! Мои матросы отказывались стрелять в ангела, а мой помощник, попытавшийся это сделать, был убит его ударом!
      
      Адмирал переглянулся со священником, сидящим на скамье у стены, и развёл руками:
      
      - Они сговорились, святой отец, тут я бессилен.
      
      - Расскажи мне, что произошло, сын мой. Этим ты облегчишь душу и поможешь своей стране.
      
      - Конечно, святой отец! Второго февраля утром мой крейсер обнаружил небольшую шхуну под флагом Офира в десятке миль к востоку от Мальвинского архипелага. Поскольку у меня и других офицеров крейсера возникли подозрения в том, что шхуна ведёт браконьерский промысел, я просигналил приказ остановиться для досмотра, после чего пошёл на сближение...
      
      - Ты хочешь сказать, что повёл крейсер на перехват?
      
      - Точно так, святой отец. Шхуна, вместо того чтобы подчиниться, подняла все паруса и начала уходить узлах на семнадцати на восток, к водам Офира...
      
      - Ты имеешь в виду, к водам, которые Офир объявил своими, так, сын мой?
      
      - Верно, святой отец! Крейсер погнался за браконьером. Ветер был свеж, шхуна шла ходко, но по барометру он вскоре должен был стихнуть. Когда это произошло, шхуна потеряла ход и легла в дрейф, крейсер же продолжал сближение для того, чтобы произвести досмотр и арест, но тут появился ангел. Он подошёл по воде к моему кораблю и простёр над ним свой огненный меч...
      
      - А потом? Что было потом, сын мой?
      
      - ...Я сразу оказался здесь, в Пуэрто-Милитар, вместе с частью экипажа крейсера, и, святой отец, больше ничего не помню, клянусь счастьем своей матери!
      
      - Боюсь, мы ничего больше не узнаем, святой отец, - пожал плечами адмирал, - все офицеры и матросы сходны в своих показаниях. Заговор и измена налицо!
      
      - Как жаль! - всплеснул руками священник. - Я буду молиться за их души, адмирал, и за душу несчастного Гильермо! Жаль, что времена инквизиции ушли, иначе бы...
      
      - Не стоит сожалеть о трусах и предателях, святой отец! Гильермо Скотт! Трибунал лишает тебя наград и достоинств, всех без исключения, и за измену присяге приговаривает к расстрелу. Приговор будет приведён в исполнение... хм, в пятницу или в субботу?.. Не успеем! В воскресенье - нельзя!.. Ага, в ближайший понедельник, восьмого февраля сего года. Увести!
      
      
      
      

      ИНТЕРЛЮДИЯ 2. СПОРЫ ВЛАДЫК
      

      
      
      1
      
      Пространство гоаулдов, станция Хесера.
      
      
      - Нет, - Яшмовый император, Владыка Нефритового трона Ю Хуан Шанди отрицательно покачал головой. - Сокар является более серьёзной угрозой моим владениям, чем Асгард. К тому же Да Кара осталась под твоей властью, Баал, и никакой опасности для системных Владык я не вижу.
      
      - Жаль, очень жаль, Владыка Ю, - Сокар будет недоволен результатами переговоров. - Мой господин надеялся на участие в акции Нефритового трона!
      
      Из всех октархов (системных Владык гоаулдов) предложенную им акцию возмездия, то есть атаку Киммерии, одной из планет, защищённых Соглашением с 'поросятами', поддержали лишь трое: Арес, представляющий Кроноса, Кубера от имени Раваны (ну, эти-то всегда ищут повод подраться!) и Камул. От последнего он точно не ожидал поддержки. Его согласие приятно, хотя и бесполезно. Силы Камула невелики - даже с учётом его вассалов Морриган и Грана. Но зато они уж точно не ударят в спину, да. А вот позиция Владыки Ю настораживает. Размеры его владений и величина флота ничуть не уступают войскам Сокара, Баала и поддержавших их октархов. Уж не готовит ли Нефритовый трон 'предательское' нападение?
      
      - Да! - прорычал Сусаноо, небрежно склоняя голову. - Хризантемовый трон охотно присоединяется к Альянсу, собираемым Владыкой Сокаром!
      
      - Благодарю, - Баал доброжелательно улыбнулся и слегка поклонился новому союзнику в грядущей войне с Асгардом. Ожидаемое решение от любителя подраться!
      
      - Нет! - Олокун даже не поклонился, сидя неподвижно на своём месте, лишь его глаза насмешливо сощурились. - Трон из Слоновой Кости не примет участия в нападении на Асгард. В этот раз, Владыка!
      
      Баал перевёл свой взгляд на Апофиса, но тот явно не спешил озвучивать своё решение. Видимо, на него давил авторитет его отца Ра, более известного как Амон. Бывший главнокомандующий октархов - Альянса Восьми Владык - объединения большого числа гоаулдов, восставших против власти Императора Анубиса и свергнувших его, неожиданно вернулся в политику. Неудивительно, что Владыки Хесеры не спешат поддержать священный поход Сокара против обнаглевших 'поросят'! Несколько тысячелетий назад октархи, опасаясь воинских талантов Амона-Ра, лишили его и флота, и джаффа, отправив в ссылку на Абидос. Он же долгое время просидел без всякой активности, а сейчас вдруг непонятным образом уничтожил своего мятежного сына Херура и за считаные дни захватил власть над всеми владениями Золотого Трона, уступив незначительную часть своему другому сыну, Апофису, который, кстати, странно присмирел. Не оттого ли, что сил и талантов у отца оказалось больше, чем он ожидал?
      
      Попытки других гоаулдов что-то прояснить ничего не дали: все разведывательные телтаки, отправленные на Абидос и Чулак, пропали без следа, а транзит через чаппа-ай жёстко контролируют джаффа. Сам же Апофис молчит. Никому не хочется признаваться в слабости! Вот только ни флот, ни армия Владыки Золотого Трона не выглядели слабыми, Баал и думать не смел о нападении на старого врага. Глядя на это, не торопился проявлять агрессивность и Сокар. Сейчас от решения Апофиса зависит многое. Баала поддержало пять октархов, и если к Альянсу Сокара присоединится Апофис, то и Владыка Ю, и Олокун будут вынуждены или пересмотреть свою позицию, или столкнуться с враждебностью шести остальных, чьи силы были значительно больше, а владения - столь же обширны. Отказавшись от озвученного перед всеми октархами слова, Яшмовый и Чёрный Владыки потеряют лицо. Настаивая на своём, они потеряют власть.
      
      Трудный выбор для гордых гоаулдов, в менталитете которых право на власть и соблюдение публично данного слова почти тождественны!
      
      Конечно, Нефритовый Трон слишком прочен, чтобы начинать с ним войну в столь трудное время, а вот судьба Олокуна полностью зависит от решения Апофиса. Если Золотой Трон скажет 'да', с местом среди октархов Олокуну придётся распрощаться.
      
      Следовательно, нарушится баланс сил, устойчиво сохраняемый на протяжении многих тысячелетий, и начнётся серьёзная борьба за свободный трон. За власть.
      
      Пока ещё 'царствует' триумвират - Сокар, как наследник Анубиса, Апофис (или главнокомандующий Амон-Ра) и Яшмовый император Ю, как наиболее могущественный из гоаулдов. Пятеро остальных октархов - 'игроки второго плана', они непрерывно балансируют между тремя 'вождями'. Они изо всех сил стараются не конфликтовать с ними, ухитряясь не только существовать, но даже процветать, расширять владения, увеличивать армию и флот. Хитрые и изворотливые!
      
      Но сейчас Олокун неосторожно 'присоединился' к Владыке Ю. Их флоты не выстоят против объединённых сил Апофиса (или Ра?) и Сокара. Если же против них исполчатся Равана, Сусаноо, Кронос и Камул... нет-нет, Яшмовый император не станет защищать Олокуна. Пожертвовать 'союзником'? Легко! Для Владыки Ю это решение покажется разумным... вот только остановятся ли Сокар с Апофисом, уничтожив Олокуна? Или наступит новая эпоха, и Империя всех гоаулдов возродится под владычеством Сокара при полной поддержке Золотого Трона?
      
      Баал незаметно обежал взглядом октархов, и убедился, что сходные мысли посетили всех. Чёрная кожа Олокуна посерела, а Владыка Ю побледнел в ожидании... приговора. Кубера и Сусаноо хищно посматривали на хозяина Трона из Слоновой Кости, так что гадания не нужны - 'съедят', как только представится шанс.
      
      Апофис - вот же болотный выползень! - продолжает молчать, глядя перед собой сияющими глазами, и чему-то улыбается краешками губ. Наслаждается мгновениями власти - или, как обычно, замышляет очередную хитрость?
      
      - Все ждут твоего решения, Владыка Апофис... - первым не выдержал затянувшуюся паузу Сусаноо. Он хищно наклонился вперёд, его глаза засияли.
      
      Баал чуть не вскрикнул с досады, и мелькнувшую на его бесстрастном лице гримасу заметил Апофис. Сусаноо, нетерпеливый дурень, куда же ты лезешь?! Нельзя же столь откровенно 'давить' на тех, кто сильнее тебя! Увы, неистовый Сусаноо, по-видимому, не просчитал ситуацию, потому и лезет со своими вопросами вопреки всем традициям.
      
      - ...так какой ответ даст Золотой Трон? - Сусаноо упрямо гнул своё.
      
      В глазах Владыки Ю мелькнул огонёк торжества: после грубого промаха Хризантемового Владыки отказ Апофиса неизбежен! Представитель Золотого Трона не может позволить кому-либо себя торопить. Сам-то Баал был готов ждать столько, сколько нужно, но... увы! Вот и Олокун не сдержал улыбку облегчения: для него непосредственная угроза миновала.
      
      А вот для Баала, как и для Сокара, которого он представляет, опасность многократно возросла.
      
      Империю всех гоаулдов может возглавить не Сокар, а Амон-Ра! Если его притязания поддержит флот Владыки Ю, это реально. Авторитет великого отца Апофиса намного выше, чем у наследника Анубиса, особенно у младших гоаулдов и джаффа. Даже токра, мятежники-гоаулды, стремящиеся к созданию республики по примеру государства древних и разрушению многотысячелетних имперских устоев, борются не против Анубиса, не против Сокара или Нефритового Трона, а с Ра, воспринимая именно его как главного противника.
      
      - Нет! - Апофис снисходительно улыбнулся Сусаноо. - Золотой Трон не поддержит акцию возмездия, направленную против Асгарда, которую предложил от имени Лавового Трона Владыка Баал...
      
      Владыка Ю с облегчением откинулся на спинку трона, отпустив судорожно сжатые подлокотники.
      
      - ...я, исполняя поручение своего отца, Солнечного Диска, уведомляю Октархию Хесеры, что Золотой Трон отныне не рассматривает Асгард как врага...
      
      - ...Шалва (предатель)! - тихо прошипел Кубера.
      
      - Ты пожалеешь об этом, - едва сдерживая клокочущую внутри ярость, раскатисто прорычал Сусаноо.
      
      - Не стоит, Владыки, произносить такое здесь, на Хесере, - забеспокоился Баал. Открытая ссора с Апофисом и Ра совсем не входила в его планы.
      
      - ...но и препятствовать собратьям-владыкам не собирается, - невозмутимо с едва заметной усмешкой, вызвавшей ответную улыбку Яшмового императора, продолжал объяснять свою позицию Апофис. - Солнечный Диск до сих пор рассматривает Октархию Хесеры как оборонительный союз, целью которого является не допускать гоаулдов Анубиса или его наследников к власти в Пространстве. Ради этого Октархия и была создана пятнадцать тысячелетий назад. По этой самой причине Золотой Трон не поддержит никаких действий из числа тех, что могут снова привести к власти запятнавший себя ужасным предательством род Анубиса...
      
      Баал опустил голову, чтобы надёжнее скрыть охватившие его чувства. Сокар будет разъярён. Настолько, что не удержится от удара по Апофису. Или, скорее, по владениям Ра. После того как хорошенько потреплет 'поросят'. В схватке между Сокаром и Ра решится многое. Оба Владыки будут серьёзно ослаблены и могут стать лёгкой добычей Яшмового императора... или где-то затаившегося Анубиса, или... да мало ли у них врагов? Если в пространстве Империи воцарится хаос, то кто помешает ему, Владыке Баалу, добыть себе достойное место, прихватив мимоходом что-нибудь ещё?!..
      
      - ...Золотой Трон недоволен оскорбительным поведением некоторых... м-м, октархов, - Апофис с предвкушением посмотрел на Сусаноо, - и будет ждать извинений в течение десяти стандартных суток от завершения нашей встречи, после чего оставляет за собой право на насильственные действия.
      
      - Нефритовый Трон одобряет позицию Солнечного Диска и заявляет, что по-прежнему разделяет цели Октархии Хесеры, - голос Владыки Ю звучал громко и твёрдо. - Он готов поддержать Золотой Трон своей силой, если тот подвергнется неспровоцированной агрессии!
      
      Плохо. Очень плохо! Союз между Апофисом и Яшмовым императором не оставляет Сокару возможностей для манёвра, а удар возмездия всё равно придётся наносить, иначе потеря репутации и утрата влияния на младших гоаулдов неизбежны. Для Баала это шанс. Ослабление власти октархов неизбежно, и в хаосе войны всех со всеми сильный владыка сможет неплохо 'приподняться'... и даже - почему бы и нет? - получить собственный трон в Хесере!
      
      Если же у Владыки Сокара получится в одиночку пощипать 'поросят', его авторитет возрастёт, и Лавовый Трон вполне успешно сможет противостоять неожиданному союзу Апофиса, Владыки Ю и Олокуна.
      
      Похоже, всё решится на Киммерии. Или на Сворине? Может, на Галате?!..
      
      
      2
      
      Отальхейм, Орилла.
      
      
      - Сокар намерен нанести удар в ближайшее время. Готов ли Флот Высокого Неба к отпору, конунг?
      
      - Да, и с нетерпением ждёт атаки гоаулдов, проконсул, - усмехнулся Тор. - А у нас появится отличный повод обвинить 'червей' в нарушении Соглашения о защищённых планетах и отобрать у них несколько звёздных систем, населённых людьми.
      
      - Зачем они Высокому Небу, конунг?
      
      - Планеты? Или люди?
      
      Фрейр был до предела консервативен и до сих пор отказывается признавать необходимость перемен в Сфере Оталы. Раз за разом ставя его перед очевидным, Тор вынудит 'зануду' отступить: вода, падая по капле, камень всё равно точит!
      
      - Люди, - недовольно скривился проконсул. - Зачем планеты - и так ясно: нам нужны базы в Мидхейме и прочный тыл, чтобы решить проблему репликаторов. Неясно, для чего понадобились 'мартышки'?
      
      - Кто-то же должен воевать и обслуживать технику, пока большинство оталийцев заняты своими делами? Для того чтобы ходить на абордаж или воевать с джаффа на поверхности планеты, хватит и вооружённых 'мартышек'!
      
      - Мне кажется, вознёсшиеся не одобрят столь циничное использование их любимых игрушек...
      
      Фрейр в сомнении сцепил перед собой пальцы рук и сделал вид, что задумался, пока искин перерывал фоскнир в поисках подходящих аргументов. ...Нет, не то. ...Неинтересно... хотя, почему бы нет?
      
      - Лет триста-четыреста назад развитая людская цивилизация на Велоне была полностью уничтожена после того, как попыталась завоевать соседей с помощью орудия, похожего на витеа туле. Его проект предоставил 'мартышкам' один из мягкосердечных вознёсшихся (оказывается, и такие бывают!) для защиты от гоаулдов.
      
      - Там ситуация иная: дурак Орлин дал дикарям дубину, а не разум, за что пострадали и он, и 'мартышки'. А ашенам никто не мешал завоевывать соседей, потому что секреты древних те открыли и изучили самостоятельно. К тому же ты, проконсул, забываешь, что гоаулды тысячи лет используют как людей, так и джаффа, созданных на их основе, и не получают от вознёсшихся порицаний. Ни малейшего выражения неудовольствия!
      
      Тору захотелось завыть: неужели Фрейр действительно настолько тупой? Или за него говорит обычное упрямство?.. Лень?.. Страх?
      
      - Гоаулды не дают своим 'мартышкам' оружия, не допускают их к управлению сложными техническими устройствами, - высокомерно отметил Фрейр, - если только те не создали их самостоятельно. Джаффа - дело другое: они, по сути, 'куколка', в которую оборачивается подрастающий гоаулд, и поэтому не попадают под запреты вознёсшихся. Ты же собираешься напрямую обучать обычных дикарей!
      
      - Не обучать, проконсул, а дрессировать...
      
      - Какая разница?
      
      - Мне кажется, что значительная. Обученные люди смогут самостоятельно создавать сложные технические устройства, не понимая и не принимая всей ответственности, которую налагает их использование. Назначение дрессированных 'мартышек' - бездумно выполнять наши приказы, распоряжения и отчасти заменить роботов и дронов. Применение 'умных' устройств в битвах с репликаторами опасно, а вот животных таким же образом они подчинить себе не сумеют. Так почему бы нам не привлечь дикарей к противостоянию с репликаторами? Они быстро размножаются, живут недолго и постоянно с яростью уничтожают друг друга.
      
      - А ты воспользуешься их агрессивностью на благо Высокого Неба? Не думаю, что давать им современное оружие - хорошая идея, конунг!
      
      - А мы и не позволим им применять что-то, сильно опережающее их уровень развития. Например, метатели на химической энергии, вроде тех, что мы используем на стрелковых соревнованиях. И ничего сложнее!
      
      Упрямец Фрейр не желает понять, что примитивное оружие превосходно сработает против репликаторов. Механически разогнанные иглы или шарики картечи эффективно разрушают хрупкие механизмы, а их огромная численность перестанет иметь значение, если на борту корабля будет полнокровный экипаж. Оталийцы возьмут на себя роли командиров и пилотов. Ворвавшиеся на борт 'жучки' встретят достойное сопротивление и будут отброшены! Если привлечь людей, Орилла сможет вздохнуть спокойно. А затем... о! Тор мечтательно прищурил глаза: затем Флот Высокого Неба вернёт себе тот авторитет, который имел прежде, и разберётся с этими непонятными асирами.
      
      - Такие предложения, - Фрейр пренебрежительно махнул рукой, демонстрируя свою оценку инициативы Тора, - следует обсуждать на полноценном заседании Совета, а не в кулуарах, конунг! Но в целом я против. Полагаю, меня поддержит и Квасир!
      
      Идея Тора неплоха и заинтересовала Фрейра, да - вот беда! - конунг не учитывает психологию 'мартышек'. Для них оталийцы в их истинном виде окажутся монстрами ничуть не лучше репликаторов. Не столь ясно, в кого они начнут стрелять при удобном случае. Люди не столь глупы, как полагает Тор, и вполне способны самостоятельно разобраться в управлении бильскирниром или кнорром. На борту же боевого корабля всего один-два оталийца. Пусть даже десяток-другой, но беззащитны перед многотысячной толпой дикарей, вооружённых метателями. Так что же может помешать 'мартышкам' захватить корабли? Ведь даже единственного кнорра хватит, чтобы получить власть в каком-нибудь варварском мирке и создать собственное царство! Сейчас дикари почитают оталийцев за богов, по образу которых созданы и сами люди. Для сохранения этой легенды приходится пользоваться голографическими 'масками', выдающими Тора, Фрейра и других оталийцев за могучих человеческих воинов. Именно таким героям и служат с восторгом варвары, не задавая лишних вопросов. Если же дикари прознают об истинном облике оталийцев, то сочтут их демонами, убившими и подменившими их истинных владык, и обязательно восстанут.
      
      - Но почему, проконсул?
      
      - Твоя инициатива преждевременна, Тор. Перед тем как направить людишек в бой, их всё равно нужно долго дрессировать, а до того - как-то отобрать из множества кандидатов. Их надо чем-то кормить, где-то содержать...
      
      - Это несложно!
      
      - Я и не утверждаю, что вижу какие-то непреодолимые препятствия для реализации твоего плана. Он... неплох, да вот кто его будет выполнять? Ты?
      
      - Почему я? У меня и так нет времени на отдых. Неужели больше никого нет?
      
      - Ты же слышал, сколько нас осталось? Да, наша раса вымирает, но это же не причина самим приглашать и воспитывать своих 'могильщиков'? Или давать столь мощный инструмент власти в руки какому-нибудь скрытому ваниру. Это лишь приблизит конец нашей цивилизации.
      
      - Ваниру?.. Власти?!
      
      - Конечно. Отлаженная методика отбора и дрессировки боевых 'мартышек' позволяет создавать огромные армии. Если будут решены вопросы их содержания, конечно. Кому станет подчиняться эта сила?
      
      - Совету?
      
      - Тому, кто её сможет содержать, - грустно усмехнулся Фрейр, глядя в сузившиеся глаза Тора. - Если ни у тебя, ни у меня, ни у других членов Совета...
      
      - ...из тех, кому мы можем доверять... - кивнул конунг, начиная понимать, какую кашу пытается заварить.
      
      - ...нет времени, чтобы реализовать нечто подобное... - Фрейр сокрушённо покачал головой: столь простые вещи приходится объяснять отнюдь не рядовому члену Совета! - ...то воплощением в жизнь этой идеи займётся кто-то другой! - неохотно закончил фразу Тор, ощущая, как по его телу пробежал озноб. Кто в этом случае поручится за лояльность исполнителя?
      
      - Кто, Тор? - наклонившись вперёд, Фрейр 'сверлил' собеседника сузившимися в щёлочки глазами. - Поделись-ка своими мыслями о возможной кандидатуре на столь важный и ответственный пост!
      
      - Тир?
      
      Ну не признаваться же проконсулу, что он, будто первогодок, об этом даже и не думал?
      
      - Пф-ф-ф! Действительно, глупое предложение.
      
      - Так пусть Совет предложит кандидатуру! - пожал узкими плечами конунг.
      
      - Так или иначе, полноценное заседание Высшего Совета собрать придётся, ведь столь неординарную идею следует обсудить, - подвёл итог Фрейр.
      
      - Согласен.
      
      - В сложившейся ситуации оталийцам необходимы форпосты и базы в Мидхейме, так что в этом я поддержу тебя, конунг. Только вот сможет ли Флот Высокого Неба их удержать, не ослабляя оборону Отальхейма?
      
      - Я в этом уверен, проконсул. Второй Флот в составе пятидесяти бильскирниров, сотни драккаров и кнорров укомплектован и готов к защите интересов Оталы. Снабжение и ремонт боевых кораблей обеспечат полторы сотни тюнов и шесть доков высшего ранга...
      
      - Привлечённые силы выглядят значительными, но хватит ли их для обороны всех двадцати шести планет, перечисленных в Договоре с Октархией?
      
      Скептическое замечание Фрейра задело Тора. Да, он и сам знает, что этих сил откровенно мало, - но, бездна бездн, конунг уже давно пытается исправить ситуацию. Не его вина, что консулы Совета столь... упрямы!
      
      Фрейр же, снисходительно отметив неудовольствие военачальника, продолжил:
      
      - Киммерия - планета бедная и почти необитаемая. Да, дать бой гоаулдам необходимо, но ты же не думаешь, что у них есть сколь-нибудь серьёзный интерес к этой звёздной системе? Зачем им дикари? Атаковать ради получения рабов на шахты наквадаха - так население Киммерии незначительно - и десяток тысяч не наберётся. Изучить устройство 'Молота Тора', установленного перед Вратами? ...Пф-ф-ф, - проконсул фыркнул, демонстрируя высшую степень скепсиса, - это, извини, несерьёзно...
      
      - Что ты хочешь сказать? - Не стоит верить данным разведки, конунг. О.С.О. в последнее время уже не раз садился в лужу, и я сомневаюсь, что Туле в чём-то превосходит Тира или Эгира. - Тир снят за вопиющий провал в Мидгарде, а Эгир дезертировал к асирам!
      
      - Помню, - примирительно поднял руку Фрейр, - разведка работает как может, и не вина добросовестных исполнителей, что ими руководят, скажу прямо, дилетанты.
      
      - Где ж взять-то профессионалов?
      
      - В отсутствии профессионалов следует чаще пользоваться здравым смыслом, - Фрейр назидательно похлопал себя по лбу, - чтобы предсказать действия врага.
      
      - И, конечно, ты прямо сейчас ответишь на вопрос, куда гоаулды нанесут свой удар, я правильно понял?
      
      - Это несложно. Флот Сокара и его союзников будет атаковать либо Сворин, либо Галат. Эти звёздные системы одинаково привлекательны в качестве целей для удара возмездия за бомбардировку Да Кары!
      
      - Хм-м...
      
      А ведь Фрейр прав! Обе планеты уже вышли из века пара, освоили электричество и двигатели на органическом топливе, население каждой превысило сто миллионов. Для гоаулдов, старающихся не допускать чрезмерного развития 'мартышек' и вовремя проводить процедуру 'санации' с одновременным возвращением туземцев в средневековье (а ещё лучше - в каменный век), эти миры уже давно 'перезрели'. Зачем им примитивная Киммерия, если на Сворине и Галате нападающие с лёгкостью наберут и рабов для шахт, и интеллектуально развитые телесные оболочки для подрастающего поколения 'червей'? А ценные ресурсы станут приятным дополнением к остальному!
      
      - Твоё предположение, проконсул, похоже на правду, но совершенно ничего не меняет, - самодовольная улыбка собеседника покоробила эго Фрейра, только-только начавшего уверенно ощущать своё превосходство. - Корабли Флота Высокого Неба способны быстро переместиться и 'прикрыть' любую из систем.
      
      - Даже если противник откроет гипертуннель в непосредственной близи от защищаемых планет?
      
      - В этом случае ущерба не избежать, но зато 'мартышки' проявят больше понимания, когда я открыто установлю над ними протекторат! Столь явная угроза заставит их усерднее работать на благо всех оталийцев!
      
      Пафосно, но, по сути, верно. Интересно, как конунг объявит об этом? В небе над столицей планеты появится лицо и громоподобный голос объявит: 'Это я, ваш добрый бог Тор, пришёл защитить вас от злого демона Сокара!' Особенно неловко получится, если гоаулды смогут добраться до планеты и предъявить ультиматум в том же стиле: 'Смиритесь, жалкие смертные! Преклоните колени пред ликом могучего бога Сокара!'
      
      Да уж! Фрейр хотел было сказать, что ничего такого предпринимать не стоит без соответствующего решения Совета и тщательно проработанного сценария действий, но потом вяло махнул рукой. Сейчас его беспокоило иное.
      
      - Ты обещаешь, что риск не будет чрезмерным?
      
      - Навигационные системы гоаулдов не позволят крупным кораблям 'прыгнуть' к звезде ближе, чем в нескольких световых часах. И чтобы создать реальнуюугрозу нашим кораблям, 'червям' придётся привести огромный флот. Собрать такое количество кораблей вместе после гиперперехода - непростая задача.
      
      - Ты уверен, конунг, что Второй Флот в этом случае успеет остановить Сокара и его союзников?
      
      - Нет. Но я гарантирую, что ущерб важным ресурсам атакованной планеты будет невелик и не скажется на оталийской боевой мощи. Ничего иного обещать не могу, текущее состояние дел ты знаешь и сам, проконсул...
      
      
      
      

      ПО СТРАНИЦАМ ГАЗЕТ. ФЕВРАЛЬ - МАРТ 1909
      

      ...самые свежие новости со всего света!
      
      
      
      1
      
      1909, февраля 6-го, суббота,
      Россия, 'Голос Москвы'.
      
      
      '...Как передают наши корреспонденты из Америки, вчера государство Офир объявило о том, что находится в состоянии войны с Аргентиной. Эта новость вызвала недоумение всего цивилизованного мира, поскольку Аргентина известна своей военной и промышленной мощью, тогда как Офир вряд ли обладает тем или другим. Это так называемое государство объединяет группу маленьких островов в Южной Атлантике. Судя по тому, что в тот же день появилось известие о том, что английский король Эдуард VII изволил преподнести в дар Офиру Новую Георгию и Фолклендские острова, за всеми событиями стоят интересы Британии. Верная своей политике, островная Империя защищает эти интересы чужими руками. Фолклендские острова в Аргентине называют Мальвинскими и считают своей территорией, так что война стала неизбежным следствием такого подарка!'
      
      'По официальному отчёту Правительства, за прошедший год из России в Америку прибыло сто пятьдесят шесть тысяч семьсот пять эмигрантов. Это на сто тысяч менее, чем в предыдущем году...'
      
      'Нижняя палата законодательного собрания американского штата Калифорния приняла законопроект об исключении всех японцев из общественных школ. Губернатор Калифорнии получил от президента Рузвельта депешу, что сей закон, несомненно, противен конституции. Рузвельт рекомендует немедленно расследовать: можно ли приостановить закон и наложить на него вето'.
      
      'Долголетняя борьба чехов за равноправие их языка с немецким в пределах Чешского королевства должна была закончиться на прошедших днях принятием в парламенте Австрии законопроекта о равноправии языков. Между тем сей законопроект не удовлетворил ни чехов, ни немцев и потерпел полное фиаско. Теперь следует ожидать, что борьба чехов и немцев разгорится с ещё большей силой'.
      
      
      2
      
      1909, февраля 6-го, суббота,
      Британия, 'Дэйли телеграф'.
      
      
      '...для дела европейского мира ныне всего опаснее сербский вопрос. К сожалению, Австрия не желает видеть этой угрозы. Почему бы ей не пойти навстречу пожеланиям сербов, уступив им жалкий клочок земли, столь необходимый им для выхода к морю? Всем остальным кажется, что это незначительная цена за сохранение прочного мира среди стран Европы, а рост международного авторитета Австрии как могучей и щедрой страны послужит отличной компенсацией за эту мелкую уступку'.
      
      'Вчера закончился кратковременный визит в Британию наследного принца Генри Офирского. Его Высочество прибыл на воздушном корабле, чем произвёл значительное оживление в среде лондонской аристократии. Принц был любезно принят во дворце и покорил светское общество изящными манерами и превосходным знанием языка. По завершении визита в Британию принц выразил намерение посетить Италию, Россию, Испанию и Португалию'.
      
      'Источники в правительстве Его Величества подтверждают, что вчера под суверенитет Офира переданы острова Новая Георгия и Фолкленды. Несмотря на видимость ущерба от этой территориальной уступки, данный шаг идёт навстречу интересам Британии, поскольку снимает все расходы на содержание столь удалённых и бедных колоний, а с другой - обладание этими бесполезными кусками земли больше не влияет на отношения с Аргентиной. Теперь ненависть этого амбициозного южноамериканского государства будет направлена на Офир. Развязка не заставит себя долго ждать.
      
      Пятого февраля к вечеру стало известно, что Государство Офир объявило войну Республике Аргентина, его воздушный флот уже нанёс удар по Буэнос-Айресу и высадил в городе десант. Бомбардировке подверглись все военные базы аргентинского флота.
      
      По сведениям, поступающим из Буэнос-Айреса, обстановка в столице спокойная, разрушения гражданских или общественных зданий незначительны, улицы патрулируются солдатами Офира. Президент и правительство Аргентины арестованы и заключены под стражу. По слухам, в море недалеко от Пуэрто-Милитар произошло сражение между боевыми кораблями Офира и флотом Аргентины, в котором тот понёс жестокое поражение: офирцы заставили спустить флаги три крейсера и потопили несколько, приведя противника в безнадёжное состояние. Сегодня утром совместным ударом воздушного и морского флота Офира захвачен Пуэрто-Милитар...'
      
      'В Североамериканских Штатах нарастает напряжённость. Парламент штата Невада одобрил резолюцию, советующую парламенту Калифорнии не принимать во внимание указы или иное вмешательство президента Рузвельта. Законодатели выразили порицание президенту за посягательство на суверенные права независимых штатов федеративного государства. Резолюция называет японцев и китайцев 'паразитами' и просит представителей Невады в конгрессе ходатайствовать о принятии закона, полностью запрещающего эмиграцию из Японии и Китая'.
      
      
      3
      
      1909, февраля 9-го, вторник,
      Британия, 'Таймс'.
      
      
      'Визит Его Величества Эдуарда VII в Германскую империю не стоит расценивать как знак какого-то потепления между Империями и их монархами. Его Величество просто возвращает кайзеру Вильгельму визит, сделанный им два года назад. Ради справедливости необходимо отметить, что англо-германские отношения продолжают быть корректными и ровными. Свиданию монархов не стоит придавать значения, которого оно в действительности не имеет. Полагают, что кайзер Вильгельм и Его Величество обсуждают дела Ближнего Востока. Что же касается вопроса об океанском флоте, то он не может быть предметом обсуждения монархов. Любые рассуждения об изменении к худшему отношений двух великих держав не имеют под собой сколь-нибудь серьёзного основания. В рамках встречи между князем Бюловым и сэром Гардингом произошло совещание, на котором обсуждались в том числе и вопросы внешней политики обеих стран.
      
      В то время, пока Его Величество торжественно встречают в Берлине, в Адмиралтействе рассматривают дополнения к плану национальной обороны. Согласно ему через восемнадцать месяцев будут полностью готовы шесть новых броненосцев по образцу 'Дредноута'. Если принять во внимание значительное расширение кораблестроительной программы Германии, британский флот нуждается в более энергичном усилении своей мощи до той степени, когда угроза со стороны растущих аппетитов кайзера будет полностью парирована'.
      
      'Из Буэнос-Айреса передают, что президент Хосе Фигероа Алькорта и правительство Аргентины сегодня согласились на все требования Офира и капитулировали.
      
      Аргентина отказалась в пользу Государства Офир от суверенитета над Патагонией, Фолклендами, Антарктическими островами и теми частями ледового континента, на которые ранее претендовала. Согласно договору между Аргентиной и Офиром, республика отныне не будет иметь кораблей флота крупнее тысячи тонн и примет сюзеренитет и защиту Офира.
      
      Сегодня же президент Фигероа Алькорта вместе с правительством ушли в отставку, однако по поручению монарха Офира Константина будут исполнять свои обязанности, пока ситуация окончательно не разрешится. Одновременно президент Чили Педро Монтт выразил обеспокоенность прекращением действия договора о разделе спорных территорий в Южной Америке между Чили и Аргентиной, заключённого семь лет назад при посредничестве Его Величества Эдуарда VII, и призвал Константина Офирского к проведению переговоров'.
      
      'Между Германией и Францией сегодня подписан договор, которым обеим державам обеспечивается свобода действий в Марокко. В политических кругах стран с большим удовлетворением встретили это известие, видя в нём залог возможного сближения...'
      
      'Из Мессины поступило известие о спасении человека, пробывшего под развалинами тридцать семь дней. Утром восьмого февраля из-под обломков удалось извлечь человека; он находился в обморочном состоянии. Оказалось, что он был погребен под развалившейся кондитерской и все время питался пирожными и ликерами...'
      
      'В Блумфонтейне опубликован проект южно-африканской конституции. Предполагается объединение Капской колонии, Трансвааля, Наталя и Оранжевого государства. Во главе управления, по проекту, стоят генерал-губернатор, сенат и законодательное собрание, основанное на принципе пропорционального представительства. Члены сената исключительно европейцы. Официальные языки английский и голландский, но оба считаются равноправными...'
      
      
      4
      
      1909, февраля 15-го, понедельник,
      С.А.С.Ш., 'Нью-Йорк таймс'.
      
      
      'Республика пала!! Четырёхдневная война между Офиром и Аргентиной завершилась полным разгромом последней, в результате чего её войска капитулировали, а президент Алькорта был вынужден принять монарха Константина в качестве сюзерена Аргентины. По результатам конфликта Офиру отошли значительные территории в Патагонии, Фолкленды и несколько Антарктических островов. В настоящее время проводятся переговоры между Офиром и Чили, но их итог уже сейчас предсказать несложно: Офир, этот молодой и наглый хищник, будет продолжать бесцеремонно навязывать свою волю соседям. Он не желает учитывать ни демократические нормы, ни международное право...'
      
      'Британский король Эдуард VII весьма удовлетворён встречей с кайзером Вильгельмом и посещением Берлина. Обратное путешествие было совершено вполне благополучно. Король чувствует себя значительно лучше, чем во время отъезда в Германию. Суровая погода на континенте заставила принять дополнительные меры предосторожности. Теперь здоровью короля ничто не угрожает'.
      
      'Известный миллионер, бывший 'стальной король' Карнеги выступил с энергичным обличением трестов. 'Промышленный мир, - рассказал Карнеги, - переживает очень серьёзный момент своего развития. Свободную конкуренцию разрушают безответственные монополии'. Карнеги настаивает на учреждении высшего промышленного суда, который займётся назначением справедливых цен на товары. Статья Карнеги вызвала большое возбуждение в промышленных кругах Соединённых Штатов...'
      
      'Четырнадцатого февраля в Вашингтоне известный изобретатель Виктор Лей демонстрировал усовершенствованный аппарат беспроволочного телеграфа, который в состоянии в течение одного часа передать сорок тысяч слов.
      
      Нынешний аппарат Морзе за такое же время передаёт только двадцать четыре тысячи слов. Данное устройство особенно интересно в связи с законом о снабжении океанских судов аппаратами для беспроволочного телеграфирования. Он принят Палатой Представителей и предписывает, чтобы все океанские суда, заходящие в американские порты, были оборудованы такими аппаратами в годичный срок. Неисполнение этого закона карается тюремным заключением на срок до одного года и денежным штрафом до трёх тысяч долларов'.
      
      'Вчера наблюдалось сильное извержение вулкана Пико-де-Колима недалеко от Мехико, сопровождавшееся громким гулом. Огромным количеством выброшенного раскалённого песка уничтожена растительность в окрестности. О человеческих жертвах известий нет...'
      
      'Бывший венесуэльский президент Кастро отбыл из Берлина в Дрезден, где он якобы намерен поселиться на длительное время до окончательного выздоровления, однако в городе так и не появился...'
      
      
      5
      
      1909, февраля 22-го, понедельник,
      Британия, 'Дэйли телеграф'.
      
      
      'Общественность Европы всерьёз опасается, что весной на Балканах разразится война. Очевидно, что в этом случае Россия не может сохранить нейтралитет. Австрия должна помнить, что в случае её вторжения в Сербию, немедленно последует вмешательство России и Италии. В политических кругах Лондона, похоже, определились, чью сторону принять в будущем конфликте, и считают укрепление англо-русского соглашения самым крупным успехом британской дипломатии за последнее время. Согласно этому соглашению, Англия без колебаний поддержит Россию, даже если последняя активно выступит в защиту сербо-славянских интересов. В то же время в Лондоне считают необходимым скорейший созыв общеевропейской конференции по укреплению мира'.
      
      'Ввиду неизбежной войны, в ближайшие год или два, британская общественность всерьёз обеспокоена современным положением воздушного флота. Конфликт Офира и Аргентины показал, что воздушные корабли являются серьёзной угрозой для кораблей, даже бронированных. При нынешних темпах строительства к двенадцатому году Германия будет иметь двенадцать боевых аппаратов по образцу 'Цеппелина', которые в состоянии перелететь через Ла-Манш и уничтожить все английские броненосцы, в том числе и новейшие дредноуты. Кроме них Германия имеет двенадцать аэропланов, тогда как Британия - всего пять. Созданием воздушного флота озаботилась и Россия. Уже несколько дней, как под Парижем в Сен-Жермен русские офицеры совершают пробные полеты на дирижабле 'Байярд'. Идут переговоры относительно закупки дирижаблей типа 'Байярд', помимо уже купленного дирижабля типа 'Республика'. В американских университетах отныне будут читать лекции по аэронавтике. Организовано несколько воздухоплавательных клубов, где производятся эксперименты с летательными машинами...'
      
      'Согласно телеграмме из Гааги, бывший президент Кастро заказал для себя каюты на пароход, отплывающий двадцать шестого марта. Если верить сообщению, то в Венесуэлу он сможет прибыть уже в начале апреля...'
      
      
      6
      
      1909, февраля 23-го, вторник,
      С.А.С.Ш., 'Нью-Йорк таймс'.
      
      
      'Великий Белый Флот завершил кругосветное плавание! Вчера утром все корабли, возглавляемые линкором 'Коннектикут', прибыли в Хэмптон-Роудс, штат Вирджиния. Именно от этих причалов корабли ушли более года назад. Президент Рузвельт, обращаясь к морякам с барбета броненосца 'Мэйфлауэр', заявил, что они 'герои, первыми прошедшие в составе впечатляющего флота боевых кораблей вокруг света'. Ранее, шестого февраля, Великий Белый Флот прошёл Гибралтар и начал путь домой через Атлантику'.
      
      'Впервые за последние полстолетия полностью замерз Ниагарский водопад. Тысячи туристов со всего мира съезжаются полюбоваться небывалым зрелищем!'
      
      'Семнадцатого февраля в Форт-Силл на восьмидесятом году жизни умер от пневмонии легендарный военный предводитель индейцев-апачей Джеронимо. За три дня до того вождь, возвращаясь из бара, во время переправы через ручей упал с коня и до утра пролежал на земле в мокрой одежде. В результате вождь получил переохлаждение, осложнённое пневмонией, и умер. Джеронимо был похоронен в Форт-Силл на местном кладбище пленных индейцев-апачей. Смерть столь уважаемого вождя вызвала значительные волнения в индейских резервациях. Губернаторы справляются, но Президент уже готов приказать национальной гвардии навести порядок на землях Америки...'
      
      'Сенат штата Калифорния принял большинством, двадцать восемь против семи голосов, резолюцию, высказывающуюся за недопущение вообще всех азиатов в Соединённые Штаты'.
      
      
      7
      
      1909, март 05-го, пятница,
      С.А.С.Ш., 'Вашингтон пост'.
      
      
      'Вчера днём состоялось торжественное введение в должность президента Тафта. Вследствие снежной метели вся церемония происходила в зале сената, так что Тафт стал вторым президентом после Эндрю Джексона, принимавшим присягу под крышей. В торжествах и приёмах, организованных по этому случаю, приняло участие более двадцати пяти тысяч граждан.
      
      Сложивший полномочия президент Рузвельт выезжает в двухлетнюю поездку по Старому Свету. В течение года Рузвельт пробудет в британских владениях Африки, где будет руководить научной экспедицией, затем посетит Лондон, Париж и Берлин. В экспедиции примут участие сын Рузвельта и известные американские натуралисты, в том числе майор Мирнс. Экспедиция предполагает ознакомиться с фауной и флорой Центральной Африки и составить коллекции, которые будут предоставлены национальному музею в Вашингтоне'.
      
      'Сегодня британский король Эдуард VII выехал из Лондона на отдых в Биарриц (Франция)'.
      
      'По слухам из Брюсселя, экс-президент Кастро зафрахтовал в Антверпене судно для доставки партии оружия в Тринидад. Ещё один пароход приготовлен для самого Кастро, сопровождающих его лиц и груза, который прибудет из Германии...'
      
      
      

      ГЛАВА 3. ДОБРОЕ СЛОВО И БОЛЬШАЯ ДУБИНКА
      

      ...доходчивей одних лишь добрых слов!
      
      
      
      1
      
      1909, март 07-го, воскресенье,
      Великобритания, Лондон.
      
      
      Сэр Джон Арбетнот, барон Фишер, Первый Морской Лорд, уже много часов без устали чертил схемы сражения, произошедшего месяц назад у берегов Аргентины. Тогда два боевых корабля Офира напали на формально многократно превосходящий их по силе броненосный флот, находящийся вблизи собственной военно-морской базы Пуэрто-Милитар. Аргентинские корабли имели надёжный эскорт из миноносцев и лёгких крейсеров и совершенно не собирались сдаваться коварному и бесчестному врагу. Почему бесчестному? Потому что два... хм, броненосца Офира прикрывали с воздуха четыре 'эршипа' и дюжина небольших аппаратов вроде аэропланов, против орудий которых - да, чёрт возьми, орудий!! - у аргентинских миноносцев и крейсеров никакой защиты не было вообще. Диспозиция на начало боя предельно проста: в пятнадцати милях от берега флот Аргентины получил информацию о подходящем с востока противнике. В это время четыре броненосца, в число которых входили и два совсем старых, ещё казематной постройки, ветерана, без спешки шли вдоль берега милях в тридцати от Пуэрто-Милитар. Арьергард основных сил флота сформировали все броненосные крейсера типа 'Гарибальди'. Три бронепалубных крейсера рассыпались милях в пятнадцати-двадцати мористее и выполняли патрулирование, прикрывая флот. Ближе к берегу, чуть отставая от них, два дивизиона миноносцев сопровождали большие корабли.
      
      Аргентина какими-то невероятными усилиями смогла собрать в одном месте почти весь свой флот! Когда Фишер спрашивал себя, смог бы он, получив известие о начале войны, столь же быстро организовать выход кораблей в море, то сам себе и отвечал: нет! Аргентинцы успели - к радости безжалостного противника.
      
      Каждый раз, рассматривая схему боя, адмирал Фишер хватался за голову: диспозиция дурацкая! Зачем было вообще выводить флот в море? Не лучше ли... м-да. О чём думал командующий флотом, отдавая тот самый приказ, теперь уже не узнать. Увы!
      
      Да, его застали врасплох! Возможно, внезапно получив известие о приближающемся противнике, аргентинский адмирал сделал то единственное, что успевал? Ведь врага обнаружили милях в двенадцати от флота, да и то случайно. Низкие силуэты офирских броненосцев, окрашенных в сине-голубые цвета, будто 'таяли' в море. К тому же они совсем не дымили!
      
      Благодаря исключительно острому зрению их обнаружил - и для всех это стало неожиданностью! - неизвестный моряк с крейсера 'Бентесинко-де-Майо'.
      
      Патруль едва успел телеграфировать главным силам, как был потоплен буквально двумя попаданиями, с огромной дистанции, без пристрелки! Ещё одна случайность? Чушь!
      
      Сверхтяжёлые снаряды - специалисты оценили калибр орудий офирского броненосца в двадцать-двадцать пять дюймов! - разломили корпус крейсера на три части, и через минуту на поверхности океана плавали лишь мусор да мелкие обломки. В тот момент аргентинский адмирал мог повернуть обратно на базу, от которой далеко уйти не успел, или... а что сделал бы он, адмирал Его Величества Эдуарда VII? Фишер не мог дать ответ, но в любом случае не стал бы действовать подобно аргентинскому коллеге. Тот развернул свои броненосцы (убогие корытца на две с половиной тысячи тонн!) строем фронта навстречу врагу, чтобы выйти на дистанцию огня и поворотом 'все вдруг' поставить противника под полный бортовой залп.
      
      Вторая флотилия, состоящая из трёх броненосных крейсеров типа 'Гарибальди', получила приказ сблизиться с незваными гостями на контркурсах с севера и вступить в бой, как только старые, но ещё крепкие 'броненосцы' отвлекут противника на себя. Против двух 'обычных', пусть даже сильных кораблей этот план, может, и сработал бы - чудеса иногда бывают! - но здесь-то шла речь об офирцах.
      
      Патрульные крейсера попытались удрать, всерьёз рассчитывая на удачу, но им не повезло: орудия офирских кораблей оказались куда дальнобойнее и, создавалось впечатление, 'мазать' не собирались. Несколько минут спустя 'словил' три тяжёлых снаряда и мгновенно затонул 'Нуэве-де-Хулио', а 'Буэнос-Айрес', не желая более испытывать судьбу, погасил котлы и выкинул белый флаг. Адмирал Фишер удовлетворённо кивнул: разумное решение!
      
      Вторая фаза сражения началась через четверть часа атакой дюжины скоростных воздушных аппаратов - аэропланов? - на миноносцы аргентинцев, в результате чего они были совершенно лишены хода и в дальнейших событиях участия не принимали. Аэропланы офирцев на скорости более двухсот узлов ушли в сторону Пуэрто-Милитар, где с увлечением занялись уничтожением береговой обороны и военной инфраструктуры. Затем шесть аэропланов провели рейд на Буэнос-Айрес, разрушив казармы и подавив все очаги сопротивления, а остальные остались патрулировать базу аргентинского флота. Чуть позже над Буэнос-Айресом и Пуэрто-Милитар появились эршипы, с которых офирцы высадили десант.
      
      В море события развивались не менее драматично: пара эршипов на скорости около ста узлов подошла к колонне 'гарибальдийцев', зависла и открыла по крейсерам огонь из орудий, которые, как оказалось, установлены в нижней полусфере воздушных кораблей. Не имея возможности ни ответить огнём, ни удрать, через десяток-другой минут 'гарибальдийцы' сдались, после чего на крейсера были высажены абордажные группы.
      
      В то же время, сблизившись на дистанцию миль в четырнадцать, корабли Офира открыли огонь по развернувшимся 'во фронт' аргентинским 'броненосцам'.
      
      Те даже не вышли на рубеж открытия огня, и потому боя не было - просто безжалостное избиение, продолжавшееся не более нескольких минут. Три-четыре залпа - и от флота Республики Аргентина остались лишь воспоминания...
      
      Фишер промокнул платочком пот, выступивший на лбу. Его Величество прав: с Офиром воевать невозможно. Характеристики, которые имеют его аппараты, людским поделкам просто недоступны! Господин Жюль Верн со своим капитаном Немо, Робуром-завоевателем и прочими сумасшедшими изобретателями даже в кошмарном сне не мог представить подобную мощь!
      
      Броненосные корабли в десять-двенадцать тысяч тонн, идущие на экономической скорости в тридцать-сорок узлов,- это несложно прикинуть по карте, - не дымящие, вооружённые двадцатидюймовыми орудиями, без промаха бьющими на... хм, двадцать миль. Ха, это просто ерунда по сравнению с неуязвимыми - бронированными! - аэропланами, эршипами... что там ещё в запасе у коварных офирцев? Ракеты по типу тех, которыми Уильям Конгрив сжёг Копенгаген, но способные сразу уничтожить не город, а всю Британию? Спаси Боже, если это правда! Фишер сжал уши руками, не желая слышать звенящие в голове молитвы убитых в Копенгагене, в Данциге, в... как там:
      
      '...небеса, потрясаемые изобретениями, о которых раньше не слыхивали, несущими с воздуха неугасимый огонь, падающий на наши жилища... Британия, твоя ли это работа?'
      
      Так, может, это расплата за гордыню?..
      
      Стоп! Он - боевой адмирал, а не истеричная викторианская дамочка. Политикой пусть занимаются король и Форин Офис, его дело - просто выполнять приказы.
      
      Фишер потянулся к разбросанным перед ним многочисленным снимкам: агенты хорошо потрудились, фотографируя аппараты офирцев: вот несколько видов их аэроплана, похожего на явившуюся из самых жутких кошмаров птицу, это эршипы... а вот и корабли!
      
      Футов четыреста в длину, семьдесят-семьдесят пять в ширину, килотонн четырнадцать-пятнадцать, остро скошенный форштевень без намёка на таран... ха-ха, зачем им эта архаика? Двухорудийная башня на приподнятом баке - это главный калибр, понятно. Над нею - ещё одна, маленькая, похоже, со 'скорострелками'. Низкая и длинная надстройка - боевая рубка? - с непонятной пирамидой поверх. И никаких труб! С кормовой стороны прямо на 'крыше' рубки - ещё одна маленькая башня, а вот дальше - длинная плоская палуба без какого-либо оборудования. Странная конфигурация вооружения, но, видимо, офирцы сочли, что пушек - достаточно. Возможно, на корме - посадочная площадка для эршипа или аэроплана? Хм-м, возможно... как же бороться с этим монстром, если он сверхточно поражает цели на двадцати милях?
      
      М-да, та ещё задачка!.. Пушки тут не помогут, нужно что-то более мощное. Например, торпеды. Поскольку у надводного миноносца шансов приблизиться нет - значит, необходимо строить подводные лодки. Не Британии, не дай Бог ей посcориться с Офиром! Дружить, только дружить! Заключить союз, да-да.
      
      А пушки... против летательных аппаратов скорострельные орудия будут весьма неплохи! Нужна высокая начальная скорость снаряда да хороший угол возвышения ствола. Кстати, раз немцы строят цеппелины, проблема создания противовоздушной артиллерии становится крайне актуальной. Фишер отодвинул в сторону ворох фотографий и открыл отчёт артиллерийской комиссии Адмиралтейства:
      
      'Опыты стрельбы по подвижным воздушным свободно летящим целям убеждают, что для надёжного поражения цели необходимо специальное скорострельное орудие с особыми прицельными устройствами...'
      
      Вот! Без всяких сомнений, интересы Британии требуют намекнуть 'кузенам' о торпедах, подводных лодках и создании противовоздушных орудий, ведь будущие союзники из Офира не воспринимают американцев всерьёз, не так ли? Так почему бы не полюбоваться со стороны на извечное соперничество 'клинка' и 'брони'?
      
      Фишер со слезами на глазах потянулся к своим любимым фотографиям, на которых резали морские волны его могучие 'дети', начиная с 'Дредноута'. Нужны ли они теперь Империи, над которой не заходит Солнце? Их век близится к концу, увы. Возможно, зенитки смогут отогнать цеппелин или даже эршип, но они вряд ли помогут против аэропланов вроде тех, что применили офирцы.
      
      Аэропланы! Пока ни у кого, кроме Офира, нет настоящего воздушного флота, корабли нужны, и его дредноуты ещё поживут и послужат Британии, но судостроительную кампанию вскоре придётся пересмотреть. Фишер сделал пометку - Британия нуждается в воздушных судах! - и вернулся к флоту океанскому. Для разведки нужны быстроходные лёгкие крейсера, для атаки - подводные лодки с высокой автономностью, а для защиты Метрополии хватит дредноутов - тех, что есть, и тех, что строятся. Но как же быть с защитой колоний - и, прежде всего, Индии?
      
      Тут помогут военные базы, в этом качестве следует развивать Сингапур и Гонконг. И жизненно необходим договор о совместной обороне владений с офирцами! Только вот чем заинтересовать сорокафутового, по меткому сравнению Его Величества, аллигатора, который до атаки не показывается над водой? Ни деньги, ни промышленные товары хищника не привлекают, увы...
      
      Фишер бросил взгляд на образцы продукции, которую Офир начал продавать в Южной Африке и Аргентине. Вроде бы всё то же самое предлагают европейские или американские производители, но офирские вещи качественнее, удобнее, надёжнее.
      
      Вот, скажем, фонарик. Фишер взял в руки изящное изделие и ещё раз внимательно его рассмотрел, пощёлкал выключателем и тяжело вздохнул. Один из таких британские инженеры даже разобрали и... чуть не сошли с ума. Внутри лёгкого металлического корпуса они нашли несколько непонятного назначения кристалликов - и всё. Исследователи даже не смогли определить, какой из них является лампочкой, а какой - аккумулятором! Кристаллики монолитные, попытаться взять кусочек для анализа - просто разрушить. Попытка просветить их лучами Рентгена окончилась безрезультатно: они оказались столь же непрозрачны для икс-лучей, как и для обычного света. Изумлённые инженеры собрали кристаллики обратно, и фонарик снова заработал! Его оставили включённым до истощения - и вот уже неделю он работает без малейших следов разрядки. Ха, и Асквит ещё подвергает версию о пришельцах сомнению!
      
      Фишер отложил вещицу в сторону и сокрушённо покачал головой: фонарик, подобный этому, ни в Старом, ни в Новом Свете сделать не смогут, а Офир печёт их как пирожки, дёшево, всех размеров и расцветок!
      
      Естественно, с подобными товарами офирцы мгновенно захватывают любой рынок, на который приходят. Если судить по лёгкости, с которой они изготавливают их, все эти товары для них не сложнее, чем каменные инструменты троглодита для современного европейца. Торгуют за наши деньги... зачем они понадобились пришельцам?
      
      Что им нужно от 'диких' аборигенов планеты Земля?
      
      Фишер уже смирился с подобным эпитетом: глупо обижаться на правду. Ему хотелось понять, в чём нуждаются офирцы, в чём их цель. Агенты сообщают, что они скупают в любых объёмах продовольствие, но исключительно свежее и только у производителя - фермера, ранчеро, рыболова. Имеют нужду в продуктах питания? Увы, Метрополия и сама их скупает где может, а потому не способна обеспечить большой объём поставок.
      
      Зато данная информация подсказывает, что фермерские хозяйства Канады, Новой Зеландии, Австралии в ближайшее время ожидает процветание.
      
      О, как же он забыл о шерсти и хлопке! Заинтересуются ли ими пришельцы? Фишер неуверенно пододвинул блокнот. Хм-м, надо бы сделать пометку для Асквита. Сейчас он точно так же ломает голову, пытаясь найти с офирцами точки соприкосновения. Возможно, им нужны золото, серебро, платина, драгоценные камни? Что сами британцы тащили из-за морей, что брали от дикарей в обмен на бусы, зеркала и другие промышленные товары?
      
      Территории?!.. М-да... Южную Африку придётся отдать. Удержать офирцев от силового захвата невозможно, а ссориться с пришельцами глупо. Возможно, они потребуют острова в Океании или где-то ещё? Отдать, всё отдать ради договора о взаимной обороне, а ещё лучше - полноценного союза.
      
      Увы, ни того, ни другого Империя не получит: Фишер отчётливо понимал, что туземцам подобных договоров не предлагают... в лучшем случае - протекторат, или статус вассала. Так поступала и сама Британия - теперь, похоже, пришёл и её черёд.
      
      Вассалитет? Почему бы и нет... для выживания родины хороши все средства!!
      
      
      2
      
      1909, марта 08-го, понедельник,
      Россия, Царское Село.
      
      
      - Ваше высочество! - Николай II сдержанно поклонился, приветствуя на безупречном английском неожиданного гостя, о скором прилёте которого загодя предупредил по телеграфу Его Величество Эдуард VII. Дядюшка почему-то настоятельно советовал тщательно соблюдать титулование и демонстрировать отменную вежливость. Почему? Могучая Британия - и маленький Офир... слон и Моська из басни! Почему же британский монарх потрудился лично передать свои рекомендации? Да и кто такой этот непонятный Генрир, чтобы Император Всероссийский лично встречал его, отдавая всяческие почести, как настоящему принцу великой империи вроде Германской или Британской?!
      
      При всём показном легкомыслии, Эдуард оставался хитрым правителем и мудрым человеком, тонко разбирающимся в людях, и дядюшкиным суждениям Николай привык доверять. Да и Британия сейчас весьма заинтересована в дружбе с Россией, ей не нужно охлаждение отношений.
      
      Пребывая в некоторых сомнениях по поводу своего решения, император всероссийский вышел встретить гостя лично. И не прогадал: Генрир прибыл величественно и с определённым шиком, поразив всё Царское Село потрясающим зрелищем огромного небесно-синего корабля-эршипа, величественно опускающегося на освобождённое от зевак поле. Воздушный корабль поражал своей величиной, не уступая в размере броненосцам Императорского Флота, но при всей массивности оставался странно грациозен. Практически без шума эршип мягко коснулся грунта и застыл неподвижно, не реагируя на неслабые порывы мартовского ветра.
      
      - Ваше Величество, - высокий рыжеволосый юноша вернул поклон императору и ответил на безукоризненном великорусском языке. Николаю почудилось, будто лицо принца он уже где-то видел. - Примите искреннюю благодарность за то, что вы любезно согласились на эту встречу. Я счастлив ступить на русскую землю.
      
      - Благополучно ли прошёл перелёт, Ваше Высочество? - Николай жестом пригласил принца пройти под натянутый по случаю непогоды навес, неплохо защищающий от мокрого снега и ветра. - Мне докладывали, что граф Цепеллин пока не смог решить проблемы с безопасностью своих аппаратов.
      
      - Так то германец, Ваше Величество, - Генрир вежливо улыбнулся, принимая предложение. - Офирские эршипы абсолютно надёжны, поэтому никаких трудностей у экипажа не возникло...
      
      Ну да, в Италии они произвели настоящий фурор, приняв участие в спасении пострадавших от землетрясения, да и после... вон, Аргентину разгромили всего четыре таких воздушных крейсера, показав полную беспомощность современных вооружённых сил перед атакой с воздуха. Правда, помнится, там было и морское сражение, в котором офирцы то ли утопили, то ли захватили весь флот противника - но решающей в скоротечной войне стала прямая атака с воздуха. Безжалостная и острая, как удар кинжала.
      
      Кто бы мог ещё несколько лет назад подумать, что боевые корабли начнут ходить по воздуху и Россия с её огромными пространствами окажется совершенно беспомощной перед ними?! И относиться пренебрежительно к государству, имеющему могучий воздушный флот, весьма опрометчиво. Бесполезно охранять берега! Что стоит вот такому воздушному кораблю нанести удар в любом месте, пусть даже удалённом от береговой линии? Николай побледнел и внутренне поблагодарил дядюшку за его предупреждение.
      
      Осознавая новые реалии, все страны заспешили создать хоть что-то подобное офирским эршипам. Больше всех в этом преуспела Германия, но даже её цеппелинам бесконечно далеко вот до этого небесно-синего корабля-эршипа, вальяжно рассевшегося на царскосельском лугу. На пятки инженерам кайзера наступали французы, а теперь в 'гонку' включилась и Россия... но сейчас, глядя на офирское техническое чудо, Николай понимал, что спешить-то уже некуда. Битва за владычество над воздушным океаном проиграна, даже не успев всерьёз начаться.
      
      Теперь в Россию с визитом явился победитель - вежливый, аристократично-лощёный и, конечно, жёсткий, безжалостный. Николай ещё раз мысленно поблагодарил дядюшку за добрый совет и в душе перекрестился.
      
      Война с Аргентиной началась с ультиматума, в котором Офир потребовал от Аргентины признания своих прав на Антарктиду, Патагонию и ряд островов, а та высокомерно отказалась. В результате скоротечного конфликта Аргентина - вассал Офира, а Патагония и всё прочее достались захватчику.
      
      Некоторое время спустя принц Генрир явился к дядюшке Эдуарду, имели с ним обстоятельную беседу, содержание которой осталось неизвестным широкой публике. Но в итоге британский монарх передал отцу этого... милого молодого человека все права на Южную Африку и согласился со всеми без исключения претензиями Офира, в том числе на Антарктиду и Патагонию. Это с учётом ранее отданных Фолклендских островов и Новой Георгии. Невероятно! Чтобы Британия без долгих споров, без сколь-нибудь заметного противодействия отдала собственные заморские территории!..
      
      Потом принц посетил Португалию, Испанию, Италию, власти которых также признали все территориальные приобретения Офира. Теперь дошла очередь и до России.
      
      Глядя на огромный и, по слухам, неплохо вооружённый корабль Офира, недвижно стоящий на царскосельском поле под порывами холодного ветра, Николай окончательно понял, о чём так любезно предупреждал дядюшка: внезапно возникшей новой силе безразличны договорённости между старыми 'игроками'. Такие же эршипы топили аргентинские броненосцы и крейсера, высаживали десант в столице...
      
      Да! Всё, что им нужно, офирцы возьмут силой и никаких мук совести по этому поводу испытывать не будут.
      
      На какой-то миг Николаю представилось, что он - император ацтеков, с трепетом взирающий на безжалостных завоевателей из-за океана, и его охватила паника. Как всегда, помогла молитва - и воспоминания о том, что офирцы оказали бескорыстную помощь жителям Итальянского королевства.
      
      Выходит, милосердие им не чуждо. Но, кажется, офирцы - не христиане. Верят ли они в Бога - или разделяют модный ныне атеизм?
      
      - Ваше Величество, Ваши Высочества, - принц столь же сдержанно поклонился представителям императорской семьи, как получасом ранее Николаю. - Счастлив посетить Россию. Рад видеть вас в добром здравии...
      
      По лицу Аликс пробежала тень, но царица держала себя в руках. О страшном недуге цесаревича старались не распространяться. В газетах только раз появился бюллетень о состоянии здоровья наследника, но и внутри семьи, и в королевских дворах Европы болезненность Алексея была секретом полишинеля. Приветствие офирского принца можно было бы счесть за бестактность, если забыть на мгновение, из каких далей он прилетел. Учитывая возможную неосведомлённость этого красивого молодого человека, Аликс вежливо улыбнулась:
      
      - Что привело вас в Россию, Ваше Высочество? Прошу вас, присаживайтесь, сейчас подадут чай.
      
      Но запланированный Александрой Фёдоровной для этой встречи ритуал 'чаепитие по-домашнему' сразу пошёл наперекосяк. Вмешались дети.
      
      - А подарки?! Ты привёз нам подарки? - младшая дочь императора Анастасия попыталась переключить внимание гостя на себя.
      
      - Настаська!!.. - царица укоризненно покачала головой, Николай тяжело вздохнул, а заморский принц, наоборот, с одобрением подмигнул.
      
      Сжавшись под осуждающими взглядами родителей, девочка покраснела, но не отступила. Глядя в лицо прекрасного принца, она едва слышно добавила:
      
      - Я так люблю цветы...
      
      Генрир широко улыбнулся отважной принцессе, и от этой реакции на душе Настеньки стало по-весеннему тепло. Да и взгляды родителей явно смягчились.
      
      - Наверное, ваши любимые - это фиалки? - гость сделал два шага к девочке по-простецки присел перед ней на корточки. - Вы позволите, Ваши Величества?
      
      Аликс и Николай, переглянувшись, дружно кивнули. Генрир сделал знак адъютанту, и тот протянул принцу широкий поднос. На нём, скрытые до этого момента цветным узорчатым полотенцем, стояли пять простых на вид шкатулок.
      
      - Прошу вас, Ваше Высочество!
      
      Анастасия опасливо взяла из рук красавца-принца шкатулку, сразу открыла её и обнаружила букетик фиалок, с виду неотличимый от настоящего. Нежные листочки, аромат, глубокий синий цвет. Царевна взяла букетик в руку, и тот, к удивлению всей семьи, вдруг засиял чистым белым цветом - будто фонарик.
      
      Генрир удовлетворённо улыбнулся и вручил похожие шкатулки остальным царевнам. Цесаревичу достался маленький сундучок. Алексей сразу достал из него странный мячик, засветившийся в его руках подобно букетикам сестёр.
      
      Мальчик от неожиданности отпустил сияющий шарик, но тот и не думал падать, оставшись висеть в воздухе безо всякой опоры. Он мягко увернулся от попыток сестёр схватить его, но легко вернулся в ладонь Алексею, стоило ему лишь протянуть руку.
      
      - Вам нужно лишь пожелать, Ваше Высочество, - улыбнулся Генрир в ответ на вопросительный взгляд цесаревича, - и шарик последует за вашими желаниями.
      
      Дети сгорали от нетерпения побаловаться с необычными подарками, и родители, переглянувшись, отпустили их. Вслед, подчиняясь знаку императора, вышли и остальные участники несостоявшегося чаепития.
      
      - Очень необычные подарки, принц, - улыбнулась Аликс, - и, кажется, они понравились детям...
      
      - У вас чудесные дети, Ваши Величества, - Генрир слегка прикрыл глаза, возвращая комплимент.
      
      - ...Но вряд ли вы прибыли говорить о них, - вмешался Николай. Бесцеремонность гостя начала его слегка раздражать: император привык к другому стилю общения. К тому же в присутствии этого молодого человека он отчего-то не чувствовал себя хозяином в собственном дворце. Это напрягало. - Офир стремительно ворвался в число великих держав, Ваше Высочество. В то же время все государи согласны с тем, что чрезмерные территориальные приобретения ложатся тяжкой обузой на государственную казну. Аргентина и Британия уже расстались с частью своих земель - а теперь вы здесь, принц! Значит ли это, что и Российской Империи нужно опасаться диктата Офира?
      
      - Вы ошибаетесь, Ваше Величество, - спокойно возразил Генрир. - Офир просто забирает своё, и только в том объёме, который не напрягает бюджет. России не стоит беспокоиться из-за экспансии Офира, и уж тем более мой визит никак не связан с ультиматумами, требованиями и угрозами. Напротив, я прибыл помочь, и именно для того, чтобы поговорить... о детях, ваше величество.
      
      - Алёша!.. - по-бабьи зажала рот ладошкой Аликс.
      
      - Медицина Офира способна полностью исцелить цесаревича, великих княжон и... вас, Ваше Величество, - Генрир изящно поклонился удивлённой императрице.
      
      - Вы шутите недопустимо жестоко, Ваше Высочество, - нахмурился Николай, - такое поведение...
      
      - Никаких шуток, Ваше Величество. Продемонстрировать возможности нашей медицины я могу прямо сейчас, но для полного исцеления цесаревича необходимо его содержание в стационаре госпиталя.
      
      - Вы ещё и целитель, принц?!
      
      - Как и все члены моей семьи, Ваше Величество...
      
      Шум, вопли с каким-то звериным подвыванием прервали плавный ход беседы, насторожив августейшую чету. Аликс побледнела, когда в комнату с криком вбежала растрёпанная Татьяна:
      
      - Папа, мама, Лёшка разбился!
      
      Забыв об этикете и императорском достоинстве, Николай и Аликс бросились к пострадавшему наследнику, а Генрир поспешил вслед.
      
      Тяжёлая болезнь цесаревича измотала ранее жизнерадостную императрицу и обрушила тяжкое уныние на её и без того не слишком волевого супруга. Каждый ушиб, который для всякого ребёнка явление обычное, вызывал внутреннее кровотечение. Медленно, но безостановочно, кровь проникала в окружающие мышцы и другие ткани, образуя изрядную гематому. Незначительные порезы или царапины не представляли опасности, но кровоизлияния в суставы причиняли мальчику сильную боль, которую тот стоически переносил. Попавшая в сустав кровь накапливалась в замкнутом пространстве, создавая давление на нерв, травмируя кости, сухожилия и мягкие ткани. Сейчас Алексей, по-видимому, потерял равновесие, с разбегу стукнулся об угол дверного проёма и упал на пол. Даже обычный ребёнок после такого удара оказался бы травмирован, что уж говорить о несчастном цесаревиче!
      
      Однако мальчик не плакал, он съёжился на полу, чуть-чуть поскуливая, а в его глазах стояли слёзы.
      
      - Алёшка!! Врача!
      
      - Позвольте, Ваши Величества, - мягко, но властно отстранил родителей Генрир, присаживаясь на корточки возле мальчика. Принц простёр над ребёнком руки, и они засветились ярким белым светом.
      
      - Больно?
      
      Мальчик кивнул, изо всех сил сдерживая слёзы.
      
      - Сейчас будет легче!
      
      Сияющие ладони опустились и начали мягко поглаживать тело цесаревича, которое жадно впитывало 'стекающий' вниз свет, будто томимый жаждой странник - воду. Лицо Алексея расслабилось, и слёзы высохли.
      
      - Ну как, Ваше Высочество?
      
      - Не болит... - удивлённо прошептал цесаревич, пытаясь подняться. - Совсем не болит! Спасибо...
      
      - Лежи, Алёшенька, - всполошилась Аликс, - сейчас тебя в кроватку отнесут!
      
      - Не стоит, Ваше Величество, - Генрир выпрямился и подал руку мальчику, помогая ему встать. - Уверяю вас, цесаревичу ничто не угрожает.
      
      - Пусть Алёшку осмотрит Боткин, - вмешался Николай, - Евгений Сергеевич сейчас подойдёт.
      
      - Как вам будет угодно.
      
      Офирский принц потрепал мальчика по голове:
      
      - Потерпите ещё немного, Ваше Высочество!
      
      - А потом я смогу ещё поиграть? - цесаревич протянул руку, и шарик, потухший и откатившийся в дальний угол зала, легко прыгнул ему в ладонь, снова засияв ровным белым светом.
      
      - Алёшке надо быть осторожнее, - сурово нахмурилась Анастасия, косясь на застывшую рядом маму, по-бабьи прикрывшую ладошкой рот...
      
      - ...Извольте объясниться, Ваше Высочество! Что вы сотворили с моим сыном? Доктор Боткин в полнейшей и совершеннейшей растерянности!
      
      - Я просто стабилизировал состояние мальчика - вот и всё, Ваше Величество. Это - не полноценное лечение, а лишь временная мера, дающая ребёнку возможность пару месяцев пожить полноценной жизнью. Потом болезнь постепенно вернётся... если его вовремя не госпитализировать.
      
      - Я не могу отпустить детей не...
      
      - Неизвестно куда, хотите вы сказать, не так ли, Ваше Величество? Что же, это только ваш выбор.
      
      - Никки! - возмущённо зашипела императрица, - принц, пожалуйста, называйте меня по имени - Аликс.
      
      - Для вас я - Николай, - кивнул император, - всё равно вы нас неправильно титулуете, принц.
      
      - Генрир, - с поклоном улыбнулся гость, - или просто Генри, если вам так привычнее.
      
      - У вас необычное имя, принц...
      
      - Традиции, Аликс, священные традиции!
      
      - Вы женаты?
      
      - Пока нет, Аликс, и в ближайшее время не собираюсь. Слишком много дел, вы же понимаете.
      
      - Вы исполняете обязанности министра иностранных дел Офира, я прав?
      
      Генрир ненадолго задумался. Здесь, в Мидгарде - безусловно. А вот что касается иных звёздных систем... Впрочем, на последнем заседании правительственного кабинета отец взвалил иностранные дела именно на него...
      
      - Это так, Николай.
      
      - Но вы ещё так молоды, - посочувствовала Аликс.
      
      - Увы, не это главная проблема, - сокрушённо покачал головой Генрир. В глубине души его разбирал безудержный смех, было сложно не дать ему прорваться наружу. Знали б эти люди, каков на самом деле его возраст! - До полноценного министра мне не хватает дипломатического опыта.
      
      Ага, зато старшего сына императора Константина боятся враги! Соглашение с Аргентиной заключал именно Генрир. Ему до сих пор приятно вспоминать, как перед собой фигурой в чёрной мантии, окружённой воинами с звериными головами, тряслись от страха бывший президент и верховный жрец туземцев - примас, кажется? Когда же нескольких фанатиков, устроивших на него покушение, он лично обезвредил, а 'божественным светом' исцелил всех пострадавших от действий террористов, к страху добавилось и преклонение людских толп. Это оказалось... приятно.
      
      - Но вы же имеете право подписывать государственные договоры от имени вашего отца, Генри? - осторожно поинтересовался Николай, - не правда ли?
      
      - Государь-отец наделил меня всеми полномочиями, - Генрир решил подыграть императорской чете, а потому постарался, чтобы в его голосе явственно слышались нотки гордости, - если, конечно, предложения того стоят...
      
      - Скажите, Генри, почему вы проявили такой интерес к здоровью и благополучию нашей... династии?
      
      - Древняя кровь, Аликс, - искренне ответил Генрир, ухмыляясь в душе, - нельзя, чтобы она 'пачкалась' или 'терялась', так как имеет для всей планеты огромную ценность. К тому же моя семья по мере сил старается бороться с немощью и болезнями, которые приносят людям столько страданий... - принц скромно улыбнулся, надеясь, что это не будет принято за волчий оскал. - В вашей империи столько несчастных беспризорных детей, на которых ни у чиновников, ни у государства просто не хватает средств. Офир значительно увеличил свои территории, у нас во множестве строятся новые школы. Мой отец просит вас позволить офирцам собирать одиноких сирот и беспризорных детей. Государь-отец обещает заботиться об их благополучии и достатке.
      
      'Почему бы и нет? - подумал Николай. - Каждый год сотни тысяч русских людей бегут на чужбину за лучшей долей, спасаясь от притеснений и голода. А сколько детишек погибает, не дожив до двенадцати лет?!'
      
      - Вы - христианин, принц?
      
      - Я искренне верую в Единого Бога, Аликс! - Генрир чинно сложил перед собой ладошки рук и обратил взгляд вверх, к небесам, внутренне покатываясь от хохота. - И, что особенно важно, Он верит и нам, детям своим, даруя силу исцелять даже тяжкие недуги. Именно силой Создателя я освободил цесаревича от последствий травмы. Но я ни в коем случае не собираюсь вести дискуссию о том, чья вера правильнее, или навязывать нашу религию кому-то ещё.
      
      Николай слегка поклонился, принимая позицию собеседника и, переглянувшись с Аликс, спросил:
      
      - Как вы предполагаете доставить цесаревича в ваш госпиталь? Он же находится на другом конце света, а длительное морское путешествие он не перенесёт!
      
      - Я могу предложить два варианта, Ваши Величества: воздушное путешествие в Офир займёт не больше половины дня. Или, если этот вариант вас не устраивает, можно согласовать время дружественного визита эскадры наших боевых кораблей в Санкт-Петербург. На флагмане - отличный госпиталь со всем необходимым оборудованием.
      
      
      3
      
      1909, марта 10-го, среда,
      Офир, личный кабинет императора.
      
      
      Император всех асиров Константин уже несколько суток по много часов кряду терзал свой рабочий пульт, изучая отчёты искинов. Вторая фаза колонизации Мидгарда начата, и его стратегия оказалась абсолютно верной: доброе слово слышат особенно хорошо, если собеседник знает, что твоя дубина больше!
      
      Новой войны удалось избежать. Республика Чили после пары недель сложных переговоров уступила Офиру свою часть Патагонии и отказалась от каких-либо претензий на Антарктику. Видимо, пример Аргентины зримо стоял перед глазами чилийцев, и никаких прямых угроз и ультиматумов не потребовалось.
      
      Страшный хищник Офир лишь только облизнулся, прорычав: 'Это моя добыча', - и президент Педро Монтт счёл за высшее благо отдать ему требуемое. Республика Чили уступила Офиру свои земли, включая Лос-Лагос и всё, что южнее, в обмен на защиту и помощь в экономическом развитии страны.
      
      Сейчас приобретённые территории тщательно изучают с орбиты, и никакое живое существо крупнее белки не останется незамеченным. А те, что меньше, будут учтены позднее, когда основная информация будет полностью проанализирована. Искины сформируют подробный постоянно корректируемый отчёт.
      
      Орбитальная разведка уже подтвердила значительные запасы ценных минералов и руд как в недрах новых территорий, так и на землях вассалов. Но главное приобретение - плодородные почвы в междуречье Рио-Колорадо и Рио-Негро, которые при эффективной агротехнике способны давать колоссальные урожаи, и обширные пастбища равнинной Патагонии. Они станут источником молока, мяса, шерсти. А ещё есть воды рек и океан, богатые рыбой и иными дарами природы.
      
      Ранее Государство Офир занимало три острова архипелага Тристан-да-Кунья. Вместе со служащими военных баз 'Гоф' и 'Южный Полюс' население насчитывало едва пятьдесят тысяч жителей. Ныне после договоров о мире с Аргентиной и о покровительстве с Чили вошли не просто новые территории и города, а и сотни тысяч 'диких' людей, из которых почти три четверти - индейцы. Всех необходимо вежливо и аккуратно вовлекать в деятельность асиров, терпеливо подбирая добрые слова, но при этом не забывать демонстрировать, что большая дубина всегда наготове.
      
      Многие аргентинцы разъярены поражением, но вскоре всё переменится. Искины подготовили большой план переустройства новых территорий от строительства геотермальных станций, забирающих переизбыток энергии из расплавленных недр (это устранит угрозу землетрясений), до развития сети железных дорог и портов. Чадящие паровозы и пароходы исчезнут, на их место придут аппараты посовременнее.
      
      Заодно и населению придётся подучиться, чтобы сразу шагнуть из века пара в постъядерную эпоху. Конечно, железные дороги самим асирам не нужны, зато их строительство и создание комфортабельных поездов поможет аборигенам быстрее адаптироваться к имперским стандартам жизни. Тем более что все расходы быстро окупятся и принесут немыслимый для людей этого мира доход - доверие и безграничную преданность.
      
      Пока пространство новых территорий Офира слабо заселено, почти вся индустрия осталась у Аргентины. Это промышленность века пара - грязная, неэффективная, выпускающая убогие туземные товары. К тому же значительная часть владельцев предприятий - британцы и янки. Впрочем, последним принадлежит всего чуть более семи процентов из сорока двух тысяч официально зарегистрированных предприятий.
      
      По сравнению с британцами, у которых раз в десять больше, это немного. Интересы прочих 'развитых' стран представлены незначительно, можно выделить лишь Германию и Италию. Это неплохо, поскольку самые громкие вопли будут раздаваться именно из Британии, а для правительства Асквита Офир найдёт правильные аргументы - как уже договорился с британским королём Эдуардом. Некая напряжённость в отношениях неизбежно возникнет, едва лишь Офир начнёт вытеснять нагловатых островитян с рынков, которые те считают своими. Поэтому британцев надо гнать мягко, исключительно добрыми словами и уговорами, скупая по справедливым ценам собственность разорившихся предпринимателей. С прочими же - особенно североамериканцами! - и церемониться нечего. Эти понимают только язык угроз. Так тому и быть.
      
      Кстати, Эндикотта из Бостона надо забирать, раз намечено обострение отношений с С.А.С.Ш. Пусть поработает посланником Офира в Лондоне!
      
      
      4
      
      1909, марта 12-го, пятница, вечер,
      Офир, территория Рио-Негро, Вьедма.
      
      
      - Прошу присаживаться, господа, - Главный Администратор Офира широким жестом указал на мягкие кресла. - Император уполномочил меня принять у всех вас вассальную присягу, ознакомить с состоянием дел в Государстве Офир и с планом преобразований, которые намечено провести в Республике Аргентина.
      
      - Судя по всему, возможность отказа тобой, сеньор, даже не рассматривается, - пробурчал Хосе Фигероа Алькорта, президент Республики Аргентина.
      
      Он был ошеломлён бесцеремонностью и скоростью, с которой победители доставили его и ряд членов правительства из Буэнос-Айреса во Вьедму, ранее небольшой городок, раскинувшийся по берегам реки Рио-Негро в тысяче километрах южнее Буэнос-Айреса, бывшей столицы Республики Аргентина. Ныне Вьедма сравнялась с ней в статусе, превратившись в столичный город для всех территорий, которые офирцы отобрали у Аргентины. За исключением Огненной Земли, административным центром которой захватчики определили Ушуайю.
      
      Городу смена власти пошла на пользу, и это было видно издалека: огромный ажурный мост изящно соединил оба берега Рио-Негро. Он ярко сверкал в лучах Солнца и привлёк внимание аргентинцев километров с пятнадцати. Они не смогли сдержать возгласы удивления, бросившись к широким иллюминаторам эршипа. Построить такое диво - и всего за пару недель? Как?!
      
      На этом сюрпризы не закончились. Эршип без спешки шёл над рекой, постепенно снижаясь, и пассажиры с изумлением смотрели на бурное строительство внизу: неизвестные на вид машины строили дома, мостили дороги. Жизнь бурлила! Странно, неужели офирцы собираются извлечь отсюда какую-то выгоду? Да один только мост, возведённый на западной окраине городка, стоит неизмеримо больше, чем вся местная недвижимость, включая ранчо окрест!
      
      - Как?! Почему?
      
      - Но зачем? - происходящее ошеломило президента и его спутников, и только этим можно объяснить их изумлённые возгласы.
      
      - Не всё стоит мерить на деньги, - Главный Администратор заметно скривился, произнося эту фразу. Видимо, устал её повторять.
      
      - Но, сеньор... наши предприятия не могут работать себе в убыток... и власти Аргентины обязаны их в этом поддерживать.
      
      - Убыток владельцев производств происходит от их нерадивости или неоправданной жадности, господин президент. Что же касается обязанностей властей Аргентины, они твёрдо зафиксированы мирным договором между Офиром и Аргентиной, - устало отметил Лоуэлл, - отказ выполнять эти условия... самонадеян.
      
      Алькорта потерянно кивнул головой: недавно продемонстрированная офирцами мощь выглядела достаточно убедительно, чтобы никаких иллюзий не оставалось: если надо, новый сюзерен легко захватит и всю оставшуюся формально свободной часть Аргентины. Надежды на помощь из-за рубежа рухнули после беседы с посланником Британии.
      
      Казалось, именно она должна бы вступиться за униженную Республику, поскольку две трети всех имеющихся предприятий принадлежали именно англичанам, но... никто с Новым Чудовищем - так называли Государство Офир газеты североамериканцев - связываться не захотел. Только представитель С.А.С.Ш. что-то пробурчал про помощь справедливой борьбе и далее понёс такую ахинею, что Алькорта даже слушать её не захотел: пусть сначала разберутся со своими проблемами! Индейцы, которых янки было разогнали по резервациям и вполне успешно 'переваривали', вдруг возмутились и вышибли 'цивилизаторов' с клочков оставшихся у них земель.
      
      Конечно, итоговый результат сомнений у Алькорты не вызывал, но и на серьёзную помощь надеяться глупо. С другой стороны...
      
      - Мы не отказываемся от договора и верны присяге, сеньор Главный Администратор! - Фигероа надеялся, что это прозвучало гордо и весомо, - но не находишь ли ты, что подобная политика 'попахивает' каким-то средневековьем? И потом, не думает же всерьёз Государь Офира, что клятва, вырванная у нас насильно, заставит народ Аргентины отказаться от справедливой борьбы за возвращение отторгнутых земель Патагонии?
      
      - А с чего это ты, дорогой друг, твоё Правительство и аргентинский народ вдруг решили, что имеете какие-либо права на эту землю, сеньор Алькорта? - Лоуэлл широким жестом обвёл всё вокруг. - Меньше четырёх сотен лет назад ваши предки явились сюда, чтобы отобрать у местных жителей их исконные владения и богатства. Единственное, чем они тогда руководствовались, было так называемое 'право силы'.
      
      Аргентинцы дружно опустили головы. С таким аргументом трудно спорить.
      
      - Теперь же, когда сами оказались на их месте, вы заговорили о какой-то 'справедливости'? Хватит! Я ожидаю, господин президент, что Аргентина впредь будет твёрдо следовать своим обещаниям. Прошу не тратить моё время попусту: у меня ещё очень много дел!
      
      - Хорошо, - Алькорта переглянулся с прибывшими вместе с ним министрами правительства, - мы готовы принести вассальную присягу государю Офира...
      
      Действительно, раз уж этот странный гринго так настаивает на произнесении бессмысленного набора слов, так почему бы не пойти ему навстречу? Его дубинка сейчас намного больше и никто в целом мире не хочет заступиться за бедную униженную и обезоруженную Аргентину...
      
      ...Присяга, которую они вынужденно произнесли, вызвала неожиданные чувства. Возникло ощущение надёжности и спокойствия, какое-то внутреннее - душевное - понимание правильности происходящего, сопричастности с чем-то непредставимо большим.
      
      До этого момента Алькорта и его министры ощущали нечто подобное только в церкви, да и то редко и не столь ярко. Президент сразу вспомнил рассказы моряков об ангеле, который пришёл с огненным мечом, чтобы покарать экипаж крейсера.
      
      - Рад пробудившемуся у вас благоразумию, господа, - улыбнулся Лоуэлл, отметив про себя изменение настроения политиков, ранее настроенных на скандал, - теперь перейдём к главному. С понедельника указом Его Величества Константина I на территории Аргентины устанавливаются новые законы. Их полный список перечислен в тексте указа, который вы позднее получите на руки. Сейчас хочу заострить ваше внимание на обязательном восьмичасовом рабочем дне и минимальном пределе почасовой оплаты труда. Понимаю, что многим предпринимателям в подобных условиях станет невыгодно продолжать своё дело. Это приведёт к закрытию многих предприятий. Их выкупит Администрация Его Величества по справедливой цене...
      
      'Ага, то есть за бесценок, - подобная мысль мелькнула, похоже, не у одного Алькорты, и, по-видимому, была правильной, если судить по лёгкой усмешке Лоуэлла, - а ещё появится большое числе безработных...'
      
      - Все потерявшие работу смогут пройти переобучение за счёт Императора с выплатой стипендий в размере не менее их прежнего заработка...
      
      - Поясни, будь столь любезен, сеньор Главный Администратор, - заинтересовался министр общественных работ Иезекиль Мексия, - каким таким специальностям Офир собирается обучать наших рабочих?
      
      - Офир проведёт модернизацию всех железных дорог и полностью переведёт транспорт Республики Аргентина на электрическую тягу. Одновременно будет построена целая сеть электрических станций, что обеспечит достаток энергии для быстрого и устойчивого развития страны. Вы же понимаете господа, что для исполнения столь грандиозных планов понадобится большое число квалифицированных рабочих?
      
      - Прости, сеньор, я по-прежнему не понимаю, зачем Императору тратить средства на развитие Аргентины? Что станет с угольными шахтами, раз их продукцией перестанут интересоваться железные дороги?
      
      - Добыча угля сохранится в основном для иностранных пароходов, которые будут приходить в порты Аргентины. Офир не желает видеть посторонних на собственной территории, за исключением, возможно, нескольких портов, обслуживающих транзит. Ещё что? А, вы хотите узнать, зачем Его Величество собирается вложить значительные средства в экономику Республики? Это очень просто: Император очень серьёзно относится к своим обязанностям сюзерена Республики Аргентина и намерен сделать всё возможное для её процветания...
      
      
      
      

      ГЛАВА 4. ВОДА И ВОЗДУХ
      

      ...рождают волны и ветер.
      
      
      
      1
      
      1909, марта 14-го, воскресенье,
      С.А.С.Ш., Вашингтон, Белый Дом.
      
      
      Несмотря на выходной день, двадцать седьмой президент Уильям Говард Тафт продолжал трудиться как проклятый. Хорошо бы привлечь к этой работе и госсекретаря Фила Нокса, и сенатора Генри Кэбот-Лоджа, но сначала надо изучить все материалы, пришедшие лично и конфиденциально от 'Старой матушки'.
      
      Уже сейчас ясно, что Офир - противник злой и жестокий. Он не собирается признавать главенство Соединённых Штатов в Западном полушарии. Но проблема даже не в том, что враг крайне силён, не чета одряхлевшей Испании или 'демократиям' Южной Америки, нет. Настоящая беда в том, что для решительных действий против Офира нет подходящей законодательной базы! Доктрина Монро, развязывающая руки президенту Штатов при любой попытке вмешаться в дела Америки, относится исключительно к государствам Старого Света. Даже с учётом дополнений, предложенных Теодором Рузвельтом, его предшественником на посту Президента, для открытой защиты американских интересов возможностей немного.
      
      А эти интересы находятся под угрозой! Штаты не могут игнорировать нарастающие проблемы в Панаме, Колумбии и Венесуэле, как не имеют права оставить без внимания вопиющую аннексию Офиром территорий Аргентины и Чили в результате молниеносной войны и изгнание из Патагонии американского капитала. Да бог с ним, с этим капиталом, но Офир уже приостановил весь транзит грузов в своих территориальных водах, куда теперь относится и Магелланов пролив.
      
      Единственное исключение - британские контракты по грузоперевозкам, заключённые до тринадцатого марта этого года. Штаты, Голландия и Германия уже выразили свой протест, которые Константин I ожидаемо проигнорировал. Но европейские страны, в конце-то концов, могут отправлять грузы в Азию и через Суэцкий канал, и вокруг Африки, а как быть Штатам?
      
      Тоже добираться до собственного западного побережья через Индийский и Тихий океаны? Дешевле по железной дороге. Нет, такое поведение Офира нельзя оставить без ответа! Но чтобы 'месть' состоялась, нужны серьёзные политические изменения.
      
      Для начала необходимо скорректировать доктрину Монро - с этим отлично справится сенатор Кэбот-Лодж! - и реформировать всю структуру секретариата по иностранным делам. Это работа для Фила Нокса, раз уж он публично заявил, что дипломатическая служба и обязанности помощников госсекретаря по сию пору сформированы под задачи начала предыдущего, девятнадцатого века. Наступила новая эпоха, и сейчас жизненно необходимо, чтобы дипломаты США жёстко защищали интересы американского бизнеса по всему миру, в особенности - в Западном полушарии, а помощники оперативно доносили до них распоряжения Президента. После всех этих шагов уже можно готовить общественное мнение к войне с Офиром, но не раньше! Первый этап - многочисленные газетные статьи в центральных изданиях. Их цель - создать у конгрессменов и сенаторов нужный настрой, с которым они поддержат предлагаемые правительством жёсткие меры.
      
      Потом - война. В воде и в воздухе.
      
      Сейчас, по словам секретаря по военным делам Дикинсона, армия достигла численности в двести пятьдесят тысяч, отлично вооружена и полностью боеготова. Это хорошо, но вступать в открытое противостояние преждевременно. Сначала следует определить, как бороться с неуязвимыми офирскими аппаратами, эршипами и кошмарными суперброненосцами, 'сишипами'?
      
      Эршипы летают по воздуху, довольно высоко, и оттуда обстреливают боевые корабли. Те крайне уязвимы для подобного нападения. За океаном уже доходит до демонстраций испуганных обывателей, которые требуют развернуть строительство эскадр цеппелинов вместо армад бронированных кораблей. Они неправы: дредноуты по-прежнему необходимы, но и воздушный флот требует пристального внимания, да! Как подсказывают советники, цеппелины уязвимы для атаки с воздуха, поэтому нужно совершенствовать аэропланы, настойчиво экспериментируя с аппаратами Райта. Возможно, вооружённый аэроплан сможет противостоять и эршипу?! Подобно тому, как минный катер способен потопить большой корабль? И хотя Джордж Меер, секретарь по морским делам, против всяческих 'излишеств', следует продолжить опыты по размещению аэропланов на специально оборудованных кораблях. Смогут ли они взлетать с них и возвращаться обратно? Скепсис Меера легко объясним: он просто не в курсе происшедшего с линкорами 'Алабама' и 'Мэн', отчего пока не осознал масштаб катастрофы, происшедшей с флотом Аргентины. Узнает, ознакомится с документами, переданными из Британии, и обязательно поменяет свою точку зрения.
      
      Если эти опыты окажутся успешными, то во все эскадры следует включить такие 'аэропланонесущие' корабли, чтобы противостоять воздушному флоту противника, а пока... - пока следует озаботиться артиллерией, способной стрелять по воздушным целям.
      
      Что для этого нужно, помимо самих орудий? Новые лафеты, обеспечивающие наведение орудия по всему горизонту и по вертикали. Их надо срочно разработать, что же касается 'стволов', есть неплохие кандидаты: морское трёхдюймовое орудие М1903 - в качестве 'серьёзного' аргумента, и британский автоматический 'пом-пом' - в качестве лёгкого варианта. Интересно, удержит ли офирский эршип добрый американский трёхдюймовый снаряд, хе-хе?
      
      Ладно, это 'воздух', здесь хоть понятно, куда развиваться, но что делать с 'водой'? Проблема даже не в дальнобойности орудий броненосцев Офира - сколько там выходит по анализу адмирала Фишера? Двенадцать-пятнадцать миль? Ерунда! Американские уже сейчас не хуже, а четырнадцатидюймовки, которые сейчас готовятся к испытаниям, смогут бить и на все двадцать! Но... на таких дистанциях попасть неимоверно трудно, хорошо, если один выстрел из ста, а вот проклятые офирцы умудрялись класть свои снаряды, как Робин Гуд - стрелы, в самое яблочко. Сколько раз стреляли сишипы Офира? Десятка два-три - и ни одного раза мимо? Этак они перетопят весь Атлантический Флот раньше, чем по ним попадут.
      
      Вот если бы подобраться к этим мерзавцам тихо и незаметно... под водой?
      
      О!! Субмарины, конечно, субмарины! Адмирал Фишер прав: чтобы воевать с Офиром, нужны аэропланы, противоаэропланные орудия, субмарины, вооружённые мощными торпедами, и тогда...
      
      Тафт открыл папку с докладом о состоянии дел сразработкой и строительством подводных лодок. Его подготовил ушедший в отставку помощник секретаря по морским делам. Впрочем, что могло измениться за девять месяцев с момента, когда он оставил этот пост? Почти ничего.Субмарины типа 'Вайпер' имеют три торпедных аппарата. Они могут защищать собственные порты, но тихоходны и слабо вооружены. Это первые попытки строить нормальные подводные корабли. Для войны с Офиром 'Вайперы' не годятся, устарели.
      
      А вот 'Октопус' - серьёзный корабль с радиусом действия в восемь сотен морских миль, способный пройти под водой почти сто. Ещё три корабля этого класса будут готовы к концу ноября. С вооружением у них всё так же слабовато, всего пара торпедных аппаратов и четыре торпеды, но эти субмарины уже могут попробовать 'на зуб' офирские корабли. Тафт сделал себе пометку, что их строительство надо ускорить, а вошедший в строй 'Октопус' направить на Карибы. Пока пусть патрулирует Карибское море, а там... посмотрим.К концу ноября должны вступить в строй три субмарины типа 'Нарвал'. Эти уже и вооружены получше: четыре торпеды в залпе - серьёзный аргумент даже для броненосца, это бесспорно. Введение в строй подобных субмарин тоже желательно ускорить, чтобы флот мог их принять не в конце ноября, а, скажем, в июле.
      
      Тогда в сентябре коварного противника огорчат нежданные сюрпризы. Но до сентября Америке лучше бы в войну не вступать!
      
      
      2
      
      1909, марта 19-го, пятница,
      Британия, Лондон, Даунинг стрит, 10.
      
      
      - Я ознакомился с вашим докладом, адмирал, - Асквит выглядел усталым и каким-то взъерошенным, - и полностью согласен со всеми выводами. Прекрасная аналитическая работа, доказывающая, сколь много можно узнать из столь малого объёма исходных сведений.
      
      - Благодарю вас, сэр.
      
      - Я последовал вашим рекомендациям и поделился с нашими заокеанскими 'кузенами'. Их тоже весьма впечатлил данный аналитический труд, тем более что вероятность военного конфликта Соединённых Штатов с Офиром очень велика. Император Константин активно влезает в карибские дела, адмирал, и чем дальше - тем больше.
      
      - Император?
      
      - Его Величество счёл возможным согласиться с этим титулованием, поскольку после захвата Патагонии территория, подконтрольная Константину, по площади ничуть не уступает Австро-Венгрии. А ещё он оказал Британии услугу, окончательно изгнав всех янки из Панамы и восстановив целостность Колумбии. Теперь строительство канала прекращено, а территория превратилась в одну из обычных областей страны. Офирцы захватили большое - для тех мест, конечно, - количество современного оружия и военного снаряжения, а потом, Джеки, фактически бесплатно передали его колумбийской армии...
      
      - Бесплатно, сэр?!.. - Фишер был столь удивлён, что не обратил на фамильярность Асквита никакого внимания.
      
      - Не считать же серьёзной оплатой бананы и прочие авокадо? Поскольку официально Офир в боях не участвовал, о судьбе нескольких тысяч пленных американцев госсекретарь Нокс ведёт переговоры с колумбийцами. Господин Рейес Прието не торопится возвращать граждан Штатов домой, а потому руки президента Тафта связаны, не позволяя действовать активно, - как десять лет назад на Кубе.
      
      Асквит язвительно улыбнулся, к чему Фишер отнёсся с пониманием: Британию не радовало усиление позиции Штатов в Западном полушарии. На взгляд короля Эдуарда, как и по мнению министров Кабинета Его Величества, влияние 'кузенов' на политику обеих Америк и так чрезмерно. Ещё год назад Тафт, не задумываясь, послал бы свои линкоры к берегам несчастной Колумбии, чтобы вынудить её вернуть пленных сограждан и уйти из Панамы, но теперь...
      
      Теперь Америка всерьёз опасается океанских кораблей Офира, сишипов, разящих своими тяжёлыми снарядами без промаха с больших дистанций, и эршипов, которые незаменимы в разведке и тоже, как выяснилось, неплохо вооружены. По этой причине Тафт не торопится вытаскивать 'большую дубинку'. Он ждёт, когда корабли С.А.С.Ш. получат орудия против аэропланов и цеппелинов, а флот - новые подводные лодки, способные незаметно подобраться к противнику.
      
      - В настоящее время Британия не заинтересована в открытом участии в каких-либо действиях против Офира...
      
      - ...Однако благосклонно относится к широкому военному сотрудничеству с американцами, - Фишер без всякого труда закончил фразу премьера.
      
      Действительно, зачем разрушать то, что приносит прекрасные плоды? Самодвижущиеся мины станут лишь лучше, если их будут разрабатывать совместно британская компания 'Уайтхед' и американская 'Блисс-Ливитт'. Ещё Британия заинтересована в аэропланах Райта, субмаринах и новых лафетах для орудий, которые позволят стрелять по цеппелинам...
      
      - Я уверен, - задумчиво пожевал губами Фишер, - что Офир знает о нашей тесной 'кооперации' с янки. Остаётся вопрос: как к столь тесному взаимодействию относится Константин?
      
      - Как ни странно, Джекки, абсолютно равнодушно, - натужно хохотнул Асквит, - если говорить откровенно, меня это изрядно напрягает.
      
      - Оставьте, сэр. Если офирцы и в самом деле являются пришельцами откуда-то оттуда, - адмирал ткнул пальцем вверх, - то для них наши потуги всё равно, что для нас - попытки дикарей сделать ещё более острую и крепкую костяную острогу. Всё то, что они нам открыто демонстрируют, - сишипы, эршипы и прочее - для Офира даже не позавчерашний день, а седая древность!
      
      - Похоже, вы правы, адмирал. Посланник Офира, сэр Огюст Эндикотт, в частной беседе подтвердил, что скрытое сотрудничество Британии со Штатами не отразится негативно на наших отношениях, пока оно не получит огласку.
      
      - Логично, - ухмыльнулся Фишер, - если о нём станет известно общественности, Офир будет вынужден отреагировать хотя бы для того, чтобы не 'потерять лицо', сэр.
      
      - Кстати, ознакомьтесь. Это - свежий отчёт Форин Офиса о ситуации в бывшей Республике Аргентина.
      
      Асквит по-простецки подтолкнул папку с документами. Она, проехав через весь кофейный столик, попала прямо в руки адмирала. Подождав, пока Фишер раскроет папку, премьер позвонил в колокольчик:
      
      - Принесите шерри мне и сэру Джону, - слуга сдержанно поклонился, - вы не будете возражать, Джеки?
      
      Вопрос премьера остался без ответа. Впрочем, Асквит иного от адмирала и не ожидал, поскольку помнил по себе: с самых первых слов чтение данного документа увлекает ничуть не хуже романов Жюля Верна или Уэллса.
      
      Херес скорее необходим самому премьеру. Однако вежливость... она требует этот вопрос задать, даже если ответа не будет. Зато теперь Асквит с полным правом может подождать окончания чтения, потягивая шерри. Секретные материалы лучше никуда не выносить, так что пусть Фишер читает прямо здесь.
      
      '...На сегодняшний день вся Аргентина превратилась в большую стройку. Благодаря прямому интересу Офира, полностью обновлён железнодорожный путь из Буэнос-Айреса в столицу аннексированной Патагонии город Вьедму. Шпалы готовятся из неизвестного материала, повсеместно кладутся тяжёлые рельсы. Они позволяют перевозить исключительные тяжести с большой скоростью. Вдоль железных дорог строятся и шоссе. Это обычные дороги (правда, очень широкие) с твёрдым покрытием из материала, похожего на асфальт. Они предназначены для экипажей с моторами или на гужевой тяге. Ни те, ни другие через новую границу с Офиром, проходящую по реке Рио-Колорадо на востоке и далее по Рио-Негро, не пропускают, задерживая всех без всякого исключения. Новая железная дорога и шоссе называются Имперскими путями и принадлежат Офиру. По настоянию победителя все частные железнодорожные компании, ранее принадлежавшие предпринимателям из Британии и Франции, полностью национализированы.
      
      К удивлению многих, помимо тысячекилометровой двухпутной железной дороги за прошедший месяц возведены два прекрасных моста через Рио-Колорадо и Рио-Негро, которые местные называют 'чудесным благословением Мадонны', и множество новых каменных зданий в классическом испанском стиле как в старой Вьедме, так и в Кармен-де-Патагонес. Отныне эти города объединены под общим наименование 'Вьедма'.
      
      Жильё в отстроенных домах распределяется за весьма умеренную арендную плату между горожанами, число которых сейчас превышает восемь тысяч, и является весьма доступным для любого жителя. По слухам, обитание в этих новых жилищах очень комфортно. По уровню удобств они значительно превосходят квартиры в Буэнос-Айресе. Какие-либо подробности о состоянии подобного жилья вызнать не удалось, однако городские отели действительно хороши даже для Лондона или Парижа, недороги и потому доступны всем, кого новые хозяева Патагонии пропустили на свою территорию.
      
      В городе множество лавочек и магазинов, которые торгуют и местными товарами, и изделиями офирцев. Последние весьма разнообразны по номенклатуре и, без сомнения, пользовались бы спросом в европейских столицах (перечень перспективных товаров находится в приложении к данному отчёту).
      
      По улицам города от окраин до вокзала ходят 'тролли' - небольшие вагончики на электрической тяге, использующие лишь одну рельсу. Они выглядят футуристично, двигаются почти бесшумно и без всяких рывков или толчков. В городе построена школа, университет, энергетическая станция, завод по производству локомотивов, троллей и всякой иной техники. Рабочие руки везде требуются во множестве, так что город непременно разрастётся. Речной порт полностью закрыт, и в настоящее время оба берега Рио-Негро облагораживаются и одеваются в камень, как и положено для столичного города. Машин на всех работах задействовано множество, их назначение непонятно, происхождение неизвестно. Со стороны кажется, что все они используют электрическую двигательную силу.
      
      От Вьедмы Имперские пути тянутся на юго-запад (по разговорам местных жителей, в Барилоче и Пуэрто-Мадрин) и на северо-восток к базе Пуэрто-Милитар, которая в настоящее время полностью занята офирцами. Попасть на территорию базы могут лишь военнослужащие, находящиеся на офирской службе, или обслуживающий персонал из числа жителей города Баия-Бланка и Пунто-Альто.
      
      Поскольку Армия Аргентины полностью распущена, многие солдаты и офицеры охотно идут к победителям, однако принимают далеко не всех. Остальные составят основу формируемой Национальной гвардии. Её основными задачами определены охрана границ и поддержание общественного порядка. Всё стрелковое и артиллерийское вооружение офирцы полностью возвратили побеждённым. Они также оставили аргентинцам несколько устаревших миноносцев и речных мониторов, которые будут переданы национальной гвардии.
      
      Пока они базируются частично на базе около Буэнос-Айреса, частично в Мар-дель-Плата. Оба офирских сишипа (их название неизвестно, но на бортах выведены номера двадцать два и двадцать три), уничтоживших флот Аргентины, в настоящее время находятся в Пуэрто-Милитар, куда регулярно прибывают эршипы. Туда же раз в два-три дня прилетают и аппараты покрупнее, длиной не менее двухсот пятидесяти ярдов, более всего похожие на связку карандашей разной длины, на торцах которых горят яркие огни. Внимательное наблюдение показывает, что эта разновидность эршипов доставляет и забирает грузы.
      
      Отношение местных жителей к захватчикам как вблизи Пуэрто-Милитар, так в окрестностях Вьедмы восторженное. Население лояльно, поскольку уровень жизни быстро повышается, а безработица отсутствует. Все опрошенные полны радужных надежд.
      
      Крайне важно: и патагонцы, и аргентинцы почитают офирцев если не за настоящих ангелов, то уж точно за посланников небес. По данной причине любую информацию о них собирать крайне сложно, а найти надёжных агентов невозможно...'
      
      - Посланцы небес, пф-ф, - это скептическое замечание Фишер неожиданно для себя произнёс вслух, что свидетельствовало о его глубочайшем потрясении.
      
      - Тысяча миль первоклассных железных дорог всего за месяц - это очень много, адмирал! - Асквит даже не скрывал, что он откровенно наслаждается происходящим. И даже не столько великолепным шерри, сколько выражением лица Фишера.
      
      Адмирал с трудом оторвался от доклада британского атташе в Аргентине.
      
      - Меня ещё более задели цифры на бортах этих крейсеров, сишипов. Если офирцы действительно имеют два десятка подобных монстров в дополнение к неизвестному числу эршипов, воевать с ними смертельно опасно. К тому же они ходят без дыма и окрашены в сине-голубой цвет. Обнаружить их загодя на безопасном удалении от наших боевых кораблей - задача практически невозможная. Нет-нет, слава Его Величеству за то, что удержался от всех агрессивных действий.
      
      - Британия заинтересована в дальнейшем сближении с Офиром. Но мне кажется, Джон, что господин Тафт готов совершить безрассудный поступок, объявив войну императору Константину.
      
      - Подобный шаг скорее следует назвать не безрассудным, а безответственным, сэр. Эта формулировка мне кажется намного более точной, да-да! Полагаю, Форин Офис не станет спешить с передачей этого отчёта 'кузенам'?!
      
      - Подобные документы не следует доверять телеграфу или даже дипломатической почте, адмирал. Посылать же специального курьера для передачи обычного отчёта британского атташе из Аргентины не позволит бюджет, адмирал.
      
      - Хорошо. Ничто не должно мешать Тафту принять нужное Британии решение.
      
      - Да поможет ему Бог, - сложил перед собой руки ладошками Асквит, - остаться живым и здоровым, аминь! Я приложу все усилия для того, чтобы интересы британских граждан не были ущемлены при любом развитии событий.
      
      - Не сомневаюсь, сэр!
      
      - Сейчас меня крайне беспокоит состояние дел с обороной Британии. Наш союз с Францией и Россией наконец сформирован. Я надеюсь, окончательно. Но ему противостоит сильный противник, желающий нашего общего поражения. Я говорю, прежде всего, о Германии, которая окончательно закусила удила. В связи с неожиданной эффективностью воздушных кораблей и наличием у наших потенциальных противников цеппелинов, какие шаги планирует предпринять Адмиралтейство Его Величества и вы, как Первый лорд?
      
      - Сэр! Адмиралтейство спроектировало и готово приступить к строительству британского военного воздушного корабля типа 'Цеппелин'. В Барроу, на верфях флота начато возведение специального ангара. Свои цеппелины необходимы флоту, так как только они дают гарантию своевременного обнаружения столь незаметных кораблей, как офирские сишипы, и позволяют эффективно корректировать огонь артиллерии на больших дистанциях. По примеру офирцев, мы предусмотрели установку на британский эршип автоматической пушки 'пом-пом' для поражения летательных аппаратов и небронированных наземных целей. Если средства на постройку будут выделены своевременно, 'Мэйфлай' сможет подняться в воздух уже в конце этого или в начале следующего года, как только позволит погода.
      
      - Что с производством британских аэропланов?
      
      - Флот считает эти аппараты весьма перспективными для ведения воздушной разведки. Сейчас 'Шорт Бразерс' и 'Викерс' ведут работы по созданию аэроплана по заказу Адмиралтейства. Первые результаты ожидаются осенью.
      
      - Медленно, сэр Джон. Очень медленно.
      
      - Год назад все эти игрушки считались не более чем баловством, сэр! Если бы не эршипы имератора Константина...
      
      - Благодарить офирцев мы пока подождём, адмирал. Я просто хочу обратить ваше внимание на возможное отставание Британии от её оппонентов сразу по нескольким важным направлениям. Субмарины...
      
      - Здесь мы опережаем конкурентов. Если не считать полностью устаревшие лодки 'Эй-класса', флот имеет одиннадцать субмарин 'Би-класса', пригодных для охраны рубежей Метрополии, двадцать шесть ударных субмарин 'Си-класса' с ходом в две тысячи морских миль. В понедельник Королевский Флот принимает на вооружение новейшую подводную лодку 'Ди-класса'. До конца года будут сданы флоту ещё шесть субмарин 'Си-класса'.
      
      - Это радует, адмирал! В таком случае я настоятельно прошу Адмиралтейство послать несколько наших субмарин в Карибское море, чтобы прояснить возможность противодействия кораблям Офира... и, если понадобится, Соединённых Штатов.
      
      
      3
      
      1909, марта 21-го, воскресенье,
      Офир, Дворец-на-Горе.
      
      
      Саркофаг с 'царицей' гоаулдов Хатор, дочерью и женой Амона-Ра, сканеры фрегата 'Ворон' отыскали в заброшенной мексиканской пирамиде ещё полгода назад. Но лишь теперь Константин посчитал, что пришло время выставить на 'игральную доску' высокой политики новую 'фигуру'.
      
      Массивный металлический сундук, украшенный золотыми пластинами, переместили в один из подземных залов Дворца в Офире, и Император лично отправился 'укрощать' хитрую тварь.
      
      Много тысячелетий назад Хатор по наущению Сета при негласной помощи Херура попыталась свергнуть Ра, но тогда восстание было подавлено. Солнечный Диск 'навечно' заключил Хатор в саркофаг. Херур вышел 'сухим из воды', сумев убедить отца в своей невиновности.
      
      Из-за этой усобицы Ра утратил большую часть своих сил, растерял всё влияние и был сослан торжествующими октархами на Абидос: ведь без собственной 'матки' не вырастить новое поколение! Без новых гоаулдов не развернуть производство кораблей и иных аппаратов - их строительством должен управлять гоаулд. Нет кораблей, нет военачальников для армии - не получится удержать звёздные системы, отобранные у сгинувшего Херура.
      
      За тысячелетия, прошедшие от победы над Анубисом, домен Ра окончательно развалился, поскольку Золотому Трону пришлось отказаться от царицы Нэмис. Она (о, ужас!) сошла с ума, отказалась от рабов и приняла имя Эгерия. Ра поместил несчастную в канопу, специальную стазис-камеру, предназначенную для содержания гоаулда. Но ещё до того безумная Эгерия успела 'подгадить' мужу, втайне произведя несколько тысяч генетически 'чистых' личинок. Из них в конце концов и выросли токра - 'те, кто против Ра'.
      
      Размножение гоаулдов напоминает этот же процесс у общественных насекомых Терры, термитов или муравьёв. Отличия происходят от того, что вместо выводковой камеры муравейника используется тело носителя, а сами гоаулды - изначально водные животные.
      
      Матки гоаулдов, 'царицы', встречаются крайне редко, зато они способны порождать десятки тысяч личинок, прим-та. Но для этого 'царица', захватив подходящее (исключительно женское!) тело, должна для начала воспроизводства получить (обязательно половым путем, чтобы запечатлеть соответствующий психо-эмоциональный фон) образец генетического материала не только от 'мужа' (для передачи родовой памяти), но и от его носителя.
      
      Такой подход обеспечивает наилучшую совместимость симбионтов с расой их потенциальных хозяев и облегчает заселение в их тела. Этими половыми клетками производится как бы дополнительное оплодотворение, корректирующее генетический набор потомства. Затем в теле носителя формируется 'родильный мешок'. В нём и развиваются 'икринки' до стадии прим-та.
      
      Как раз на этом этапе развития и происходит перенос генетической памяти от гоаулда к своему потомству, но матка может и воспрепятствовать данному процессу. В таком случае вылупившиеся прим-та не получают генетическую память, зато будут лишены жажды власти. Потеряв свою 'царицу', гоаулд вместе с ней 'теряет' и собственное будущее.
      
      Конечно, за тысячи лет правления среди доступных ему личинок Ра отыскал несколько женских особей, из которых выросло несколько потенциальных 'цариц' - Анат, Исида, Амонет, Бастет, Хатор, но... судьба, наверное.
      
      Анат предназначалась Херуру, но выросла настолько взбалмошной, ненадёжной, непредсказуемой и властной, что Ра счёл за благо убрать её в канопу. Исида пропала бесследно вместе с Осирисом, его наилучшим сыном, в результате интриг коварного Сета, сына свергнутого Анубиса. Амонет служит Апофису, а Бастет, такая же властная и воинственная, как Анат, создала собственный домен под покровительством Кали и Раваны.
      
      Увы, все надежды Золотого Трона рухнули под тяжестью неумолимого времени. Ныне без помощи Императора Владыка Ра обречён. Это означает, что и влияние асиров на гоаулдов находится под угрозой. Ситуацию надо исправлять. Да и собственный запас симбионтов Константину хотелось бы увеличить...
      
      Первое, что увидела Хатор, когда разошлись створы саркофага, - высокий каменный потолок. Её острый взгляд сразу же отметил, что камень убран и обработан не руками, а механизмами. А раз здесь машины - есть и те, кто их использует. Царица осторожно привстала и обнаружила вокруг лишь пустой просторный зал, гладкие каменные стены, выглаженный пол и сводчатую арку, за которой угадывался выход.
      
      Тусклый мертвенно-белый свет изливался прямо с потолка, но никаких светильников видно не было. Это подтверждало мысль Хатор о том, что данный зал построен высокоразвитыми существами. Помещение явно находится глубоко под землёй и, по её ощущениям, вырезано в монолитном камне. Скорее всего, в скале. Склеп? Но кто же прервал её сон?
      
      О! Так она, оказывается, не одна! Единственный выход из зала загородило неизвестное человекоподобное существо в длинной чёрной мантии. Сбоку от него, по правую и левую руку, расслабленно стоят по паре похожих на него существ. Наверное, джаффа? Возможно, именно эта мысль успокоила Хатор и спровоцировала её задать, как оказалось, неуместный вопрос:
      
      - Где Верховный Владыка Ра?
      
      Существо, остановившееся в дверях, не ответило. Оно смотрело насмешливо и - неужели? - с презрением. Да как эта грязь посмела?!!
      
      - Ты не гоаулд, - Хатор сощурила глаза, внимательно приглядываясь к стражам, - а твои спутники - не джаффа!!
      
      От столь нелепой, невозможной ошибки она растерялась. Было от чего: никогда до этого не подводившее внутреннее чувство упрямо твердило, что человекоподобные существа, открывшие саркофаг, могут быть лишь гоаулдом и сопровождающими его воинами-джаффа. Но они ими определённо не являлись!!
      
      - Пф-ф, потрясающая проницательность, - мужчина иронично фыркнул, и Хатор почувствовала, что находящаяся перед ней особь мужского пола не ощущает ни страха, ни уважения перед могуществом гоаулдов, - минувшие тысячелетия повредили твой скудный разум, царица: ты, тварь, позабыла, как надо приветствовать истинного Владыку!
      
      Это существо насмехается над ней, великой царицей Хатор, и оскорбляет её?!! Кара-кеш (силовая перчатка) сверкнул золотом на ладони левой руки и выплеснул на чужака в мантии всю накопившуюся за многие тысячелетия заключения ненависть. Все силы - в один мощный удар. Лёгкий изящный жест левой руки указал на наглеца - и всё! О да, она по-прежнему сильна!! Любого нечестивца такой удар размажет по стенам склепа. Следующий походя превратит в пыль тяжёлую с виду дверь и - свобода!! Наконец-то! Как же долго она ждала этого часа...
      
      Но уже следующий миг вверг царицу в пучину страха: огненноволосый мужчина небрежно поднял ладонь правой руки и сжал её в кулак, будто собирая всю брошенную в него силу. Взгляд незнакомца утратил даже крохи тепла, теперь он обжигал леденящим холодом.
      
      Слегка пошевелив пальцами левой руки, он какой-то непостижимой силой вырвал женщину с ложа саркофага. Теперь Хатор просто висела в воздухе, извиваясь в тщетных попытках освободиться, её же противник небрежными движениями левой кисти руки поворачивал её так и сяк, рассматривая, как пойманное мимоходом надоедливое насекомое. Когда же это занятие ему наскучило, мужчина лениво ткнул правой рукой вперёд и одновременно раскрыл кулак, плотно сжатый до этого момента. И непреодолимая волна силы, будто бы собранная из ненависти самой Хатор, впечатала тело женщины в каменную стену зала. Боль было заставила её закричать, но едва родившийся вопль оборвался после короткого жеста противника. Хатор успела лишь заметить, как зелёным глазом блеснул перстень на руке мучителя. Никогда ранее Хатор не испытывала такого ужаса. Боль будто разрывала всё её нутро, но после жеста незнакомца она не могла ни кричать, ни шевелиться.
      
      - Мерзская дрянь, - почти равнодушно выругался рыжеволосый Владыка, приступая к перечислению 'пороков' перепуганной царицы, - гнусный болотный выползень, гадкая матка червяка! Ты забыла о благодарности за освобождение из замурованного саркофага, запамятовала об обязанности гостьи быть вежливой, нагло попыталась применить силу. Раз так, отныне ты - пленница, и твою судьбу я решу позже. Твоя никчёмная жизнь в моих руках.
      
      Владыка едва сжал кулак, и Хатор инстинктивно забилась в воздухе, пытаясь высвободиться из безжалостной хватки.
      
      - Убить тебя - не проблема, неблагодарная тварь. Однако мне хотелось бы возместить убытки, связанные с твоим пробуждением...
      
      О! Этот мотив абсолютно понятен любому гоаулду.
      
      - Вопрос лишь в том, насколько велика твоя ценность, и превышает ли она затраты на сохранение твоей жизни?!
      
      Непонятный Владыка подошёл поближе, с любопытством рассматривая поверженную противницу, как коллекционер рассматривает новое приобретение. Мужчина! Если бы у неё был шанс воспользоваться своей силой!!
      
      - Оболочка хороша... так почему бы мне просто не раздавить червя, поселившегося внутри? - мужчина снова сжал кулак, и царица гоаулдов беззвучно завыла от ощущения непомерной тяжести, сдавливающей её со всех сторон внутри человеческого тела. - Говори!
      
      Жест руки отпустил рвущийся на волю крик, но Хатор, несмотря на терзающую её боль, сдержалась. Вдруг это ужасное существо решит наказать её ещё больше?
      
      - Мы бесполезны для тебя, господин, раз ты не гоаулд, - надо выглядеть искренней и честной, пока она не возьмёт ситуацию под свой контроль.
      
      - Жаль... - разочарованно покачав головой, Владыка протянул руку, явно собираясь сделать с пленницей что-то нехорошее. По крайней мере, весь опыт гоаулда, захлёбываясь от страха, беззвучно вопил об этом.
      
      - Пощади, господин!!..
      
      - Зачем? Ты бесполезна и сама в этом призналась.
      
      - Ты мог бы нас выдать Великому Ра и... получить награду от Золотого Трона! - чувствуя, что 'тонет', Хатор схватилась за хрупкую соломинку. Уж лучше неудовольствие её мужа-отца, чем...
      
      - Награду? Выдать?! Ха-ха-ха... - раскатисто засмеялся рыжеволосый Владыка. - Ты развеселила меня, ха-ха... так развеселила, что я тебя не убью... пока не убью. Надо же, придумала: Ра меня наградит!
      
      Хатор восприняла этот смех с удивлением: неужели это существо сошло с ума?!
      
      - Что развеселило тебя, господин? Владыка Золотого Трона Солнцеликий Амон-Ра - могущественный бог, богатства его неисчислимы!
      
      - Ра - верный вассал Императора всех асиров, о царица шутов... - продолжал смеяться огненноволосый, - и поэтому беззаветно и преданно служит мне!! Все богатства Владыки Солнечного Диска ныне исходят от меня, и в моей власти решать, наградить или наказать его.
      
      - Лжёшь!!.. - вскинулась было Хатор и сразу же похолодела от ужаса: за такую дерзость её сейчас убьют...
      
      - Ты забыла своё место, наглая самка червяка...
      
      Удар! Жёсткий, болезненный, он был нанесён лёгким почти незаметным движением руки, будто Владыка отмахивался от назойливого насекомого. Но тёмноволосая женщина вновь попыталась подняться на ноги.
      
      - ...пока беззаботно отдыхала в саркофаге многие тысячи лет. Полагаю, что тебе надо напомнить...
      
      - Не надо, господин, - Хатор поспешно опустилась на колени и, торопливо сняв с руки кара-кеш, отбросила устройство к ногам Владыки. Её лоб почти коснулся холодного каменного пола. Хатор не кланялась - она сжалась под жёстким взглядом существа, внушающего ей первобытный ужас. - Мы будем послушны...
      
      - Послушны? Ха-ха! - рассмеялся неизвестный Владыка, и внезапный удар ветра снова опрокинул 'царицу' гоаулдов на пол.
      
      - Пощади! Мы будем смиренны и покорно выполним любые твои требования! - Хатор распростёрлась на полу, пытаясь дотянуться до ног Владыки.
      
      Она надеялась на своё оружие, о котором мало кто знает, на свой последний шанс: матки гоаулдов способны вместе с выдыхаемым воздухом выделять сильнейшие феромоны, вызывающие у самцов всех разумных рас желание подчиниться и быть послушными воле Владычицы. Чтобы вещества начали действовать, их необходимо доставить как можно ближе к цели.
      
      Поэтому царица тянулась к ногам своего пленителя и старалась изо всех сил, чтобы этот порыв выглядел естественным следствием страха и заявленной покорности.
      
      Не вышло!! Рыжеволосый не-гоаулд равнодушно подождал, когда матка гоаулдов подтянется ближе, и хлёстким ударом ноги откинул её обратно к стенке. Последняя надежда Хатор рухнула.
      
      - На меня не действуют твои феромоны, лживая дрянь! - Владыка неспешно подошёл к лежащей женщине, схватил Хатор за волосы и заглянул ей в глаза. - Но за коварство придётся заплатить!
      
      В глазах мужчины Хатор прочитала обещание скорой и непредставимо мучительной смерти. К такому повороту событий она была не готова, и потому, зажмурив от страха глаза, сдалась. Голос её носителя жалобно простонал:
      
      - Нет... пожалуйста, умоляю, мой господин, пощади... нет! Не надо...
      
      - Последний твой шанс на жизнь, коварная тварь! Ты принесёшь мне клятву на верность, обязуясь быть покорной воле Императора всех асиров?!
      
      - Мы сделаем это, - прижала лоб к полу Хатор.
      
      - Отлично! Не будем откладывать. - Владыка щёлкнул пальцами и, подчиняясь этому властному жесту, в затухающем столбе лучевого транспортёра на полу зала перед Хатор возник большой чёрный диск. По его краю сверкали золотом руны Асгарда. - Ты знаешь, что это за устройство, глупый червяк?
      
      - Слышала, мой господин, - потеряно пролепетала морально раздавленная царица гоаулдов, - это Чёрный Камень Клятв, который в Асгарде именуют Рунстир. Того, кто нарушит слово, засвидетельствованное этим устройством, настигнет мгновенная мучительная смерть. Но я не могу прикоснуться к Камню - он, как и любое другое подобное устройство Асгарда, меня сразу же убьёт!
      
      - Если откажешься, тебя убью я, - оскалился Владыка, - а камня не бойся: он послушен своему хозяину. Так же будешь послушна и ты - или умрёшь!
      
      - Я сделаю всё, что ты повелишь, мой господин!
      
      Если смогла, Хатор заплакала бы. Увы! Слёзы носителя и плач самого гоаулда - далеко не одно и то же. Они не несут облегчения симбионту и лишь немного восстанавливают гормональный баланс слабого человеческого тела. Но с последним гоаулд справляется намного лучше. Подчиняясь безжалостному приказу, Хатор положила ладони на золотые руны. Их плотными оковами сразу же охватил холодный свет, намертво прижав к холодной поверхности камня. Гоаулд ощутил угрозу, исходящую от древнего артефакта, но спрятаться внутри, оставив на поверхности сознание носителя, царица не посмела.
      
      - Громко повторяй слова клятвы! Их подскажет мой воин. И, если не хочешь погибнуть в мучениях, произноси всё внятно и точно, без искажений, своим голосом...
      
      
      4
      
      1909, марта 26-го по времени Офира,
      Мидхейм, Абидос, дворец Владыки Ра.
      
      
      - Встань, Ра. Рад видеть тебя, дорогой друг!
      
      Пункт дальней гиперсвязи на Абидосе действовал безотказно, и Ра с удовольствием регулярно им пользовался. Возможность предстать перед Императором лично, пусть и в виде голограммы, стоила многого, и Владыка Ра платил за неё справедливую цену наквадахом и тринием.
      
      Конечно, ему хотелось получить доступ к этой технологии, но пока приходилось довольствоваться ролью обычного 'пользователя'. Только так! Всё оборудование дальней связи запечатано, а управление осуществляет искин. К тому же оно позволяет общаться с абонентами исключительно внутри Империи, а для беседы с прочими разумными, в том числе и с Апофисом, приходится использовать стандартные коммуникаторы гоаулдов, для работы которых необходимо задействовать Врата.
      
      - Мой Император, - Ра встал и поклонился, как требовали традиции, - я обладаю информацией, которую желаю тебе передать. Мои джаффа вызнали, когда, куда и какими силами Сокар и его союзники нанесут 'удар возмездия'.
      
      - Это не может быть провокацией? - Константин присел на трон, который сразу же засветился бело-голубыми огнями. - Ты всё проверил, мой друг?
      
      - Да, мой Император. Сведения надёжные, поскольку получены из нескольких разных источников. Во-первых, цели Сокара вычислили лотары моей аналитической службы, сопоставляя данные о перевозке грузов и переходах кораблей Лавового Альянса. Их данные проверили и подтвердили джаффа, проникшие в подразделения противника. В Альянсе принимают участие сразу пять Системных Владык и множество менее значимых гоаулдов, и я воспользовался сложившейся неразберихой, чтобы внедрить к врагу своих воинов. В-третьих, со мной связался Владыка Баал, который много говорил об общих интересах, о необходимости забыть старые обиды...
      
      - Любопытно. Этот пройдоха опытен и обладает феноменальным чутьём!
      
      - Это так, мой Император. Баал просил не атаковать слишком рьяно его корабли, которые будут лишь 'изображать' активность. Я, конечно же, успокоил Владыку Баала и подтвердил: пока его атаки направлены на владения Асгарда и не приносят ущерба владениям гоаулдов Коалиции, к нему будут относиться... терпимо. Но одновременно я предупредил его, что любые корабли, появившиеся вблизи Абидоса, будут перехвачены или уничтожены.
      
      - Это лишь разогреет любопытство Баала!
      
      - Сегодня захвачен разведывательный телтак. Он попытался проникнуть в систему, используя маскировку, - Ра сдержанно усмехнулся. - В нём находился один из младших гоаулдов Баала и три джаффа. Если на то будет твоё желание, мой Император, я готов передать нарушителей тебе... для получения более полной информации и перевербовки.
      
      - Отлично, мой друг. Специалисты принца Эрмана будут рады возможности попрактиковаться в искусстве допросов.
      
      - Сегодня же пленных переправят принцу, мой Император. Но это ещё не всё. Буквально вчера через Врата Абидоса возвратился токра, который ранее вселился в мою личную служанку и планировал покушение на твоего верного вассала. Естественно, токра сразу же задержали.
      
      - О! Неужели 'партизаны' решили использовать провалившегося агента как канал связи? - заинтересовался Константин, - женщина, я полагаю, тоже подтвердила полученные ранее сведения, так?
      
      - Опыт, мой Император, позволяет тебе делать правильные выводы из минимальной информации... - лесть сюзерену является частью обязательного этикета для каждого гоаулда. Такие фразы вырывались у Ра непроизвольно, и асиры уже привыкли к его манере, - ...но токра не только передали информацию, сходную с той, что узнали мои джаффа, но ещё и направили просьбу о встрече с тем, кому принадлежит моя верность. С тобой, мой Император.
      
      - Неужели не боятся?! Я помню, что именно тебя они объявили своим злейшим врагом, не так ли? Готовы ли токра отказаться от своей глупой борьбы?
      
      - Думаю, решение о дальнейших действиях будет зависеть от результата разговора с тобой, мой господин.
      
      - Интересно. Токра сейчас недалеко от тебя?
      
      - Ожидает твоего соизволения под присмотром царицы Хатор и опытных джаффа. Я не боюсь, но угрозу, идущую от токра, игнорировать не могу. Бомбы у неё внутри нет, капсул с ядом или иных артефактов - тоже.
      
      - Ты восстановил доверие к супруге?
      
      - В этом вопросе полностью полагаюсь на тебя, мой Император. Раз ты посчитал Хатор достойной доверия, разве может твой верный вассал думать иначе? - поклонился Ра. - Произошедшие с ней изменения меня потрясли. Царицы, производя прим-та, постоянно страдают из-за бушующего внутри них гормонального хаоса. Из-за эмоционального и физиологического дисбаланса с телом носителя они постепенно теряют рассудок, превращаясь в животное, а затем утрачивают и способность к воспроизводству. Хатор перед помещением в канопу уже начала сходить с ума, но ты вернул ей разум...
      
      - А вместе с ним - страх, не так ли?
      
      - Страх, мой господин, развивает разум в животных.
      
      - Сильный страх превращает разумных существ в безмозглых тварей.
      
      - Безусловно, мой Император, - поклонился Ра, - именно по этой причине Хатор готова на всё, лишь бы не вызвать твоего неудовольствия. Так каковы твои распоряжения по поводу встречи с послом токра?
      
      - Раз для тебя риска нет, пусть её приведут. Искин создаст для посла дополнительный канал связи.
      
      
      5
      
      Там же, чуть позже.
      
      
      Джэйлен и её носитель Маниша не рассчитывали, что когда-нибудь вернутся обратно. Ра не зря считался главным и самым лютым врагом токра, губителем матери Эгерии. Раньше любой токра, попавший в когти Владыки, посчитал бы смерть за высшее благо.
      
      Поэтому Джэйлен не удивилась подозрительности своих братьев и сестёр, которым раскрытая диверсантка и шпионка объяснила причину возвращения. Ведь её и Манишу схватил гоаулд! Не просто гоаулд, а сам Ра!! А затем отпустил без допросов или пыток... живыми, здоровыми!
      
      Проверки, опросы - Маниша приняла эти процедуры за издевательства, настолько болезненными были некоторые из них - казались бесконечными. Но внезапно всё кончилось, и Верховный Консулат токра повелел им вернуться к Ра (Джейлен решила, что ослышалась!) в качестве полномочного посла. Неужели консулы сошли с ума?!
      
      Что происходит? Небо стало жидким и по нему отныне плавают?! Мы более не токра, а... кто?!!
      
      Им объяснили: Консулат получил подтверждения, что с недавнего времени Ра является вассалом некоего 'Императора всех асиров'. Асиры же - крайне могущественные создания, внешне похожи на людей. Они объявили себя наследниками древних.
      
      На данное заявление вознёсшиеся никак не отреагировали - впрочем, они исключительно редко реагировали на события в Галактике.
      
      Исключением была лишь Ома Десала. Она единственная из древних, кто пытался помогать живущим, и понемногу их учила, искренне наставляя тех, кто искал пути к вознесению. Именно Ому известие о появлении 'наследников' очень встревожило. У неё, у почти всемогущей вознёсшейся, не получилось установить контакт с этими самыми асирами. Более того, она даже не смогла их ощутить, почувствовать. А ещё часть Галактики - пусть и небольшая - стала недоступна вознёсшимся, в том числе и Оме, что её сильно уязвило.
      
      Ещё чуть позже неожиданный и ничем не спровоцированный удар Асгарда по Да Каре уничтожил витеа туле и поставил галактику на грань войны. Чутьё Омы кричало, что все эти события взаимосвязаны.
      
      Так кто же такие эти 'наследники'? Из каких неведомых бездн они внезапно всплыли, почему именно сейчас? И если сама Ома не способна переместиться на Абидос ни через Врата, ни как-то иначе, то Джэйлен и Манише один из этих путей не заказан. И пусть они узнают об этих таинственных асирах как можно больше, а ещё лучше - вступить с ними в контакт.
      
      Ради выполнения этой задачи Джейлен и Манишу и направили на Абидос в качестве посла токра и (неофициально) Омы.
      
      - Я живу тысячи лет, - по прекрасному лику Солнечного Диска облачком пробежало удивление, - но наглости, подобной твоей, я не встречал. Мой господин готов встретиться с тобой, но сначала скажи, для чего ты вернулась на Абидос?
      
      - По воле Консулата мы приветствуем тебя, Верховный Владыка Ра! - Джэйлен низко поклонилась, сложив ладошки перед грудью. - Консулат просит тебя вернуть Праматерь Эгерию её детям. За это Консулат обещает прекратить любые враждебные действия против тебя, принадлежащих тебе разумных и твоего домена.
      
      - Вернуть Эгерию? - Ра резко развернулся, и тяжёлые, шитые золотом одежды взметнулись вокруг него сверкающим кругом. Джэйлен показалось, что он прислушивается к чему-то внутри, а затем едва заметно улыбнулся. - Почему бы и нет... хе-хе! Эгерия вернётся... если на то будет воля моего Императора.
      
      - Когда мы можем встретиться с ним?
      
      - Сейчас, токра! Войди в этот круг, опустись на колени и - хе-хе-хе! - твоё желание тотчас исполнится.
      
      Трепеща от смутных предчувствий, Маниша перешагнула очерченную серебристым металлом границу и, склонив голову, опустилась на колени. Гордячка Джэйлен 'спряталась', не желая унижаться. Упрямая дура!
      
      Странное чувство охватила Манишу, и она робко подняла взгляд... ох! Это совсем иное место, не Абидос!! Всё вокруг залито ярким светом, наполнено чистым воздухом, простором, ощущением свободы и одновременно величием власти.
      
      - Встань, посол токра. Приветствую тебя на древней Терре. Как твоё имя?
      
      Огненноволосый человек - это существо выглядит, как человек, так зачем предполагать иное? - спустился с постамента, на котором стояло высокое ажурное кресло-трон, и подошёл вплотную к Манише.
      
      - Джэйлен, - симбионт 'проснулась' и с опаской выглянула наружу. Перед ней явно не гоаулд, но кто?
      
      - Так что нужно тебе, посол Джэйлен?
      
      
      
      

      ГЛАВА 5. ВОЛНЫ И ВЕТЕР
      

      ...который незаметно для волн управляет ими.
      
      
      
      1
      
      1909, марта 28-го, воскресенье,
      Офир, Дворец-на-Горе.
      
      
      - Эрман, ты получил информацию о том, что сейчас на Терре находятся три гоаулда - Исида, Осирис и Сет. Ты принял меры?
      
      - Сразу же, отец. Все 'черви' обнаружены. Сет захватил Исиду и Осириса и поместил их в канопы, которые спрятал в собственном храме в Египте. Ещё в ноябре орбитальное наблюдение выявило все артефакты эпохи владычества гоаулдов, в том числе и канопы. Устройства изъяты и перемещены в наше хранилище. Осирис и Исида у нас, отец.
      
      - А Сет? - император нахмурился.
      
      - Ха, этот наглец преспокойно проживает во Франции под именем Иоганн Сетеш. Местной публике он более известен как 'прорицатель' Альд Маурус. Те, кто увлекается мистикой, знают Сета как одного из основателей оккультизма.
      
      - Это ещё что?
      
      - Смешная попытка объединить примитивную науку аборигенов с некими тайными 'мистическими знаниями'. Гоаулду не сложно продемонстрировать свои способности и тем самым привести в религиозный экстаз местных 'мартышек'. Для того, кто тысячелетиями выдавал себя за бога, это пустяк.
      
      - И он до сих пор не попался? - удивлённо поднял бровь Локи-Константин. - Как же его прозевали туземные власти?!
      
      - Как и всякий гоаулд, Сет тщеславен и самолюбив, отец. Он постоянно меняет места проживания, маски и не стесняется использовать кара-кеш.
      
      - По его активности ты его и обнаружил!
      
      - За поверхностью Терры постоянно присматривают тысячи спутников, управляемых искинами Лунной базы и Офира. Чуткие аппараты мгновенно определяют любое использование технологии, не соответствующей эпохе развития туземцев Терры. Следы активности устройства гоаулдов обнаружили орбитальные дроны, и сейчас Сетеш находится под плотным наблюдением.
      
      - Почему же этот 'червяк' до сих пор не схвачен?
      
      - Его постоянно сопровождают вооружённые фанатики. Вдобавок Сетеш обладает обширными связями среди чиновников среднего звена в Британии, Франции и России.
      
      - Лишний шум нам ни к чему, ты прав, - Константин недовольно скривился, - конечно, мы всех сильнее, но столь явное вмешательство в дела туземных государств надолго затормозит процесс адаптации аборигенов.
      
      - Поэтому мошенника нужно 'изъять' тайно. Лучше всего, если захват будет выглядеть, как логичное завершение земных трудов Сета. Что-то вроде вознесения.
      
      - Ты хочешь использовать лучевой транспортёр?
      
      - Да, но для этого на гоаулда сначала нужно поставить маркер. Группа захвата ждёт лишь подходящего момента, и счёт идёт на дни.
      
      Эрман не стал говорить, что сегодня в так называемом храме в присутствии масонов и их коллег-розенкрейцеров из Британии Сетеш собирается произнести 'проповедь'. Приглашены даже неофиты, причём не только из Франции, но и из Британии и России. Асирам будет несложно затеряться в этой толпе новичков. Дальше сработает 'перстенёк с зелёным камушком', управляющий гоаулдами, и лжепророк отключится прямо у кафедры. В возникшей суматохе поставить маркер несложно, а затем - пф-ф-ф! Вспышка света, и Сет-Сетеш окажется в карцере на борту 'Ворона', где его 'радушно' встретят викинги. Операция готовится в крайней спешке, но какие здесь могут быть сюрпризы?! Огромный технологический разрыв практически гарантирует результат.
      
      - Действуй, сын, - кивнул император. - На Терре допустимо присутствие лишь тех гоаулдов, кто лоялен Империи всех асиров.
      
      - Позволено ли мне узнать, как ты собираешься поступить с Сетом?
      
      - 'Червь' получит по заслугам, Эрман. Он - один из верных последователей Анубиса и Сокара.
      
      - Хороший враг - мёртвый враг?
      
      - Не в этом случае. Я давно желал поэкспериментировать с гоаулдами! - из Императора всех асиров на миг выглянул 'сумасшедший' фоскер Локи, и Эрману стало жаль несчастного гоаулда. - Мне любопытно, почему 'черви' не используют в качестве носителя животных, а? А ещё мне всегда хотелось проверить... Научные исследования - настоящая отдушина для каждого асира. Потому что в каждом из них живёт оталиец... или даже ванир. Эти-то и среди соотечественников славились исследовательским фанатизмом. Для них бесспорно, что никому не нужный, всеми разыскиваемый Сет - отличный материал для опытов!
      
      - Ты хочешь поместить Сета в тело животного?
      
      - В киммерийского чёрного волка. Этот симпатяга почти в два раза крупнее своего местного родственника... а какие у него зубы!
      
      - И что помешает гоаулду вылезти и отправиться на поиски более подходящего носителя?.. - впрочем, задавая вопрос, Эрман уже знал и ответ: во-первых, клятва на Рунстире, во-вторых - чип, который заблокирует попытки гоаулда покинуть тело. Отец наверняка придумал и 'в-третьих', и 'в-четвёртых'...
      
      
      2
      
      Два часа спустя, там же.
      
      
      - Ваше Императорское Величество, - монсеньор Марьяно Антонио Эспиноса, архиепископ Буэнос-Айреса и примас Римско-Католической церкви Аргентины, низко поклонился светскому сюзерену Аргентины Константину Первому Эрарику, - благодарю за приглашение и удивительное путешествие в Офир.
      
      Ха! Попробовал бы он отказаться! Такого малодушия не приняли бы ни епископы, ни папский нунций, осторожно наблюдающий за событиями из Монтевидео. Церковь давно интересовали и странный Офир, и события, разворачивающиеся вокруг него, и, конечно, в первую очередь слухи об ангелах и демонах, служащих Константину Эрарику. Да и католикам Аргентины всё это крайне любопытно - и одновременно очень страшно. По свидетельствам очевидцев, офирцы жестоки и непредсказуемы, но кто-то же должен сделать первый шаг? Кому же ещё, как не иерарху, возглавляющему несчастный диоцез! Ему, архиепископу Эспиносе, Его Святейшество Пий Х оказал огромную честь: войти подобно древним мученикам в пасть льва, в самое логово Антихриста (к этой мысли склонялись епископы большинства епархий). В гнездо зла, свитое извечным врагом детей Адама в сказочной стране Офир. Настают трудные времена. Безбожники набирают силу. Повсюду возрождаются языческие секты - и, хуже того, вновь подняли голову сатанисты, выдающие себя за философов-оккультистов и мистиков. Господи, неужели и вправду в Мир пришёл Антихрист и настают последние дни? Эспиноса снова прочитал молитву, но на душе легче не стало...
      
      Кандидат в Антихристы оказался с виду молодым человеком с огненно-рыжими волосами и живым, насквозь пронизывающим взглядом. Он сидел на странном троне, будто сделанном из сот, каждая ячейка которых светилась бело-голубым небесным пламенем. Почему-то именно свет, исходящий от трона, монсеньор Эспиноса принял как добрый знак. Да и в самом Константине не наблюдалось чего-либо демонического - просто необычный человек и всё.
      
      - Присаживайся, дон Эспиноса, - на безупречном испанском ответил Император и жестом показал на белоснежное кресло, установленное напротив трона.
      
      Архиепископ с первого взгляда оценил и удобство сидения, и его расположение. Трон и Константин расположены выше относительно кресла, так что Марьяно будет вынужден смотреть на императора снизу вверх, что лишь подчеркнёт его зависимое положение. С другой стороны, ему дозволили сидеть в присутствии императора, а это большая честь, которую нехристианский монарх не обязан оказывать католическому архиепископу.
      
      - Надеюсь, твоё воздушное путешествие не было утомительным или скучным, дон Эспиноса?
      
      - Ни в малейшей мере!
      
      Двенадцать часов поистине волшебного полёта, и перед его глазами встали удивительно странные дома Офира, которые до того не видел никто из церковных или светских властителей Европы или Америки. А посмотреть было на что: три острова архипелага Тристан-да-Кунья полностью утратили свой первозданный облик, превратившись в один огромный город. Странные шестиугольные лапы пирсов тянулись далеко в море, превращая пространство между островами в рукотворную лагуну. На берегу, недалеко от дорог, вбегающих на пирсы, вытянулись огромные остроконечные металлические башни, как закованные в сталь стражи. На плато у подножия вулкана Куин-Мэри - Марьяно запамятовал, как его переименовали новые хозяева - раскинулся красивый городок, по архитектурному стилю напоминающий Испанию или Португалию. От него вверх по склону тянулась длинная белая лестница с многочисленными платформами и площадками - а там, почти на самом верху, у круглого озера, затопившего жерло вулкана, уютно устроился просторный дворец, белое прямоугольное здание с плоской крышей, окружённое колоннами. Из него будто бы вырастала золотая пирамида с угольно-чёрным основанием. Древний вулкан в результате проведённых строителями работ стал метров на пятьсот ниже, а озеро окружил сосновый лес. Молодая поросль густо осваивала склоны конической горы, превращая её в диковинное животное, покрытое густой зелёной шерстью.
      
      Сказочная картина!
      
      Эршип по просьбе архиепископа неторопливо покружил над Офиром, прежде чем опуститься на широкую площадь перед входом во дворец, так что Марьяно успел неплохо рассмотреть все подробности. И всё это построено за... полгода?!
      
      - Я пригласил тебя, дон Эспиноса, - Константин дождался, пока архиепископ уселся поудобнее, - чтобы спросить: ты веришь в Бога?
      
      Верит ли? Странный вопрос!
      
      Марьяно сложил руки и прикрыл глаза, проговаривая про себя Апостольский Символ Веры и проверяя сердцем своим, не забыл ли?
      
      'Верую в Бога, Отца Всемогущего, Творца неба и земли. И в Иисуса Христа, Единственного Его Сына, Господа нашего, Который был зачат Святым Духом, рождён Девой Марией, страдал при Понтии Пилате, был распят, умер и погребён, сошёл в ад, в третий день воскрес из мертвых, восшёл на небеса и восседает одесную Бога Отца Всемогущего, оттуда придёт судить живых и мертвых. Верую в Святого Духа, Святую Вселенскую Церковь, общение святых, прощение грехов, воскресение тела, жизнь вечную. Аминь!'
      
      - Верую, Ваше Императорское Величество, - твёрдо и убеждённо ответил на латыни архиепископ неведомому существу, сидящему на троне.
      
      - Тогда почему, дон Марьяно, ты позволил приговорить ни в чём не повинных моряков крейсера 'Сан-Мартин' к смерти? Почему не остановил то безобразное судилище?
      
      - У меня нет власти ни над светской властью, ни - тем более! - над военным трибуналом Аргентины, - слова вырвались из груди Марьяно быстрее, чем он успел их обдумать, - мои попытки ни к чему бы не привели.
      
      - Ложь. У тебя есть влияние - а это порой больше, чем власть. Ты же поощрил убийство собственных единоверцев. Это уже не фарисейство, а предательство!
      
      'Чего боятся фарисеи? - архиепископ опустил взгляд. - Правды, с которой Он вступил в Иерусалим, ибо эта правда подобна жгучим углям...'
      
      - ...Где же было твоё сердце, дон Эспиноса?
      
      Марьяно тяжело вздохнул. Его сердце? Оно трусливо сжалось тогда и бешено забилось сейчас... как у жрецов храма иерусалимского, увидевших Его.
      
      - Или ты не веришь в чудеса, жрец?
      
      - Я не верю, что ангел пришёл бы на помощь рыбакам против военного корабля. Люди поддались соблазну, не рассмотрев происков лукавого...
      
      - Разве ты забыл, что и тот, кого вы называете Христом, и многие его апостолы были простыми рыбаками. Отчего же ангел Его не мог помочь наследникам дела Его?
      
      - Оттого... - лихорадочно пытался найти объяснения архиепископ, - что...
      
      Что тут сказать? Не по чину ангелу спасать простых моряков?!
      
      - ...Гордыня твоя непомерна, смертный!
      
      Эспиноса поднял взгляд, опущенный до того в пол, и увидел сияющую фигуру, стоящую у трона Константина. Если бы мог, он упал бы на колени перед ангелом, но силы покинули священника, намертво приклеив его к креслу.
      
      - Не вмешивайся, Михаил, - мягко возразил Константин, - ты пугаешь моего гостя, а ему и так непросто!
      
      - Вычистить бы всю скверну в этом мире! Слишком уж погрязло в грехах стадо Его, - разочарованно вздохнул ангел, расправив белые крылья, и... исчез.
      
      - В... Ваше Императорское В... Величество... - слова застревали в горле, Марьяно колотила дрожь. Архиепископ почувствовал, как всё внутри него замерло. Ещё немного, и душа его расстанется с телом!
      
      - Я... раскаиваюсь...
      
      - Это всё, что ты можешь сказать, священник? Приговоришь ли и себя к смерти, как тех несчастных моряков? Думаешь, костёр или расстрел спасут душу твою от праведного суда? Твоё счастье, что воины Офира успели спасти приговорённых! Иди, Марьяно Антонио Эспиноса, эршип вернёт тебя в Буэнос-Айрес. Надеюсь, ты не врал, говоря, что веришь в Бога, - Константин назидательно поднял вверх руку, - так не пора ли сделать следующий шаг и, наконец, поверить Ему?!!..
      
      
      3
      
      Чуть позже, там же.
      
      
      - Зачем тебе понадобился этот дикарь, отец?
      
      - Да, мне тоже непонятны твои заигрывания с местными жрецами и их верой, - поддержала своего брата Хельга. - Не спорю, представление получилось на славу, но ради чего?!
      
      - Религия, мои дорогие.
      
      С её помощью намного легче объединить аборигенов Империи.
      
      - А подробнее?
      
      - Люди нуждаются в религии. В этом их суть. Не имея сил и знаний, чтобы постичь устройство жизни во Вселенной, они, тем не менее, желают объяснений, представлений, ответов на те вопросы, которые их образование и наука не способны дать. Их такими создали. Строя Империю, мы нуждаемся в единой религии для всех народов, наций и рас, населяющих её пространство. Она значительно снизит напряжённость между бывшими ашенами и волианами, индейцами и их гонителями, джаффа и гоаулдами. И в качестве основы для такой религии лучше всего подходит что-то вроде христианства, в котором 'нет ни эллина, ни иудея', зато присутствуют личные Жертва и Вознесение.
      
      - Это же неприкрытое варварство, отец! - красивое лицо Хельги исказилось брезгливой гримасой. Вознесение как объект поклонения? Бр-р-р!
      
      - Ты ошибаешься, дочь. Ты путаешь церковь, религию и веру. Вера не может быть варварской - она всегда отражает личные нужды разумного и соответствует его развитию. Религия - это социальное отражение веры и собрание надежд и представлений, единых для общества. Церковь - инструмент государственной политики. Один из многих, но для Империи он необходим. Отсутствие церкви не позволит создать, развить и сохранить мощное государство, но для существования церкви нужна религия. Дружная и правильная, как хлебное поле. Каждое её 'зёрнышко' должно быть понятно всем и каждому. От 'мартышек', едва отличимых от неразумных животных, до 'червей' и 'поросят', гордящихся своим высочайшим уровнем развития.
      
      Хельга и Эрман удивлённо переглянулись.
      
      - Чему вы так удивились, мои дорогие? - немного устало усмехнулся Локи-Константин. - Ни оталийцы, ни гоаулды не смогли достичь таких высот развития, если бы проигнорировали эту наиважнейшую сторону жизни.
      
      - Неужели, и у них тоже есть религия, - осторожно уточнила Хельга, - брат и я... мы правильно тебя поняли? Именно религия - не отголоски древних традиций, не словесные реликты вроде ссылок на Высокое Синее Небо, Бездну бездн и прочее?
      
      - Именно так. У оталийцев и ноксов, гоаулдов и джаффа есть и вера, и религия. Более того, у них вера сходна, хотя её символы различны, а религия одинакова!
      
      - Как такое возможно?!
      
      - Что это за религия?!
      
      Вопросы вырвались у Хельги и Эрмана практически одновременно, вызвав у Константина лёгкую улыбку.
      
      - Их религия - более современное выражение того, что ты, дочь, назвала 'неприкрытым варварством'. Все эти расы и народы верят в Вознесение как итог жизни, как спасение от всех бед, страданий и несчастий. Они верят в вознёсшихся, мудрых 'сверхсуществ', благосклонно взирающих на всех живущих в Мидхейме, как на собственных 'детей'. Кстати, нам пора уже перестать употреблять названия 'Мидхейм' и 'Мидгард', раз уж мы объявили себя наследниками древних. Только 'Лактеа Фиаллум' и 'Солис'!
      
      - Погоди, папа, - упрямо тряхнула огненной шевелюрой Хельга, - не уходи от темы! Я согласна, что ты, возможно, прав, но равнять оталийцев и...
      
      - ...и ты ничего не объяснил про религию! А в кого верили древние?
      
      - Дети-дети! Я старше вас всего на несколько тысячелетий - а с момента вашего рождения минули три с половиной десятка тысяч лет. Так что разница в возрасте между нами - сущий пустяк. Почему же вы до сих пор не хотите повзрослеть, проснуться? Откройте, наконец, свои глаза! Какая разница, в кого верили они, и верили ли вообще. Важно лишь то, во что верим мы!
      
      - Папа!
      
      - Отец!!
      
      - Ладно, помогу. Закройте глаза и скажите про себя: 'Верую!' - а дальше перечислите всё, в чём выражается эта вера. Ну же, Хельга!
      
      - Верую... - неуверенно начала девушка.
      
      - ...в Единого Бога, - попытался помочь ей брат.
      
      - ...нерождённого, несотворённого, но рождающего и творящего по воле своей, - ...созидающего и разрушающего, безначального и бесконечного, но пребывающего вовеки,
      
      - ...и в Вознесение достойных... хм-м, - поперхнулась Хельга. За последнее время её отношение к вознёсшимся сильно изменилось и называть их достойными стало сложно.
      
      - ...в вечную жизнь вознёсшихся? - попытался ей помочь Эрман, но как-то неуверенно. Причём здесь вера, если эти паразиты по своей природе бессмертны?!..
      
      - Вот видите! - искренне рассмеялся Константин. - Отличий между тем, что перечислили вы, и символом веры туземцев, - Константин попытался повторить брезгливую гримасу Хельги, - совсем немного. Да и те происходят лишь от их малой образованности и оттого...
      
      - ...что они судят о вознёсщихся лишь по одному из них - Иисусе Назаретянине из Дома Исуа, - хмуро опустил голову Эрман. - Ты прав, отец! Вера асиров и оталийцев, гоаулдов и джаффа - даже, наверное, ноксов, тут тебе виднее! - едина по своей сути, я это... признаю. Но почему так вышло?!
      
      - Всё просто, дети мои: мы все, от асиров до 'мартышек', будучи столь разными, созданы одними и теми же 'творцами' по единому образу и подобию. И пусть цели в каждом случае творения были разными, но суть, которая стала явственно видна после многих десятков тысячелетий независимого развития, одна. Ветер, знаете ли, везде создаёт волны, будь то песок или вода. Просто волны на песке живут значительно дольше, чем на воде. Но разве это может быть основанием заявлять, что песок лучше воды, а?
      
      - Нет, конечно!
      
      - Нет, папа, они просто разные.
      
      - Суть нашей общей религии на самом деле тривиально проста: ветер создаёт волны, дети. А кто же тогда направляет ветер?!..
      
      - Высокое Синее Небо, отец...
      
      
      4
      
      1909, марта 31-го, среда,
      Аргентина, Буэнос-Айрес.
      
      
      'Ваше Святейшество!
      
      Рассчитывая на ваше благосклонное внимание, считаю своим долгом перед Святой Церковью сообщить, что положение Святой Церкви в Республике Аргентина ещё более осложнилось после войны с Офиром, несмотря на то, что официальных гонений ни на саму Церковь, ни на её смиренных служителей нет. Победители заставили президента Алькорта провести целый ряд реформ, направленных на улучшение положения бедных и малоимущих слоёв населения, и все они с восторгом приняты общественностью. В короткое время под Буэнос-Айресом построена весьма крупная электрическая станция и проложены новые железнодорожные пути во Вьедму и Пуэрто-Милитар, что местными жителями расценивается как настоящее чудо.
      
      Однако многие иные 'чудеса' (явление ангелов, зажигание белых огней, левитация, телекинез и прочее), открыто творимые офирцами, отвращают паству от посещения церквей, что вызывает недовольство местных епископов, в том числе и архиепископа Буэнос-Айреса, Марьяно Антонио Эспиносы. Справедливое возмущение всех местных епархий и радение о деле Святой Церкви заставили его высокопреосвященство совершить путешествие в город Вьедму. Именно её новые власти избрали в качестве столицы провинции Офира, в которую превращена Патагония. Далее его высокопреосвященство вылетел на воздушном корабле, эршипе, в столицу этого государства, имеющую то же наименование, где без помех получил аудиенцию у императора Константина I.
      
      Из города Офир архиепископ возвратился в томлении духа, великой растерянности и глубоком унынии, исповедался, а затем продолжительное время усердно молился в полнейшем одиночестве, после чего попросил у меня встречи, на которой подробно и продолжительно рассказал обо всём, с чем ему по воле Господа нашего довелось встретиться.
      
      Его бесхитростный рассказ, каюсь, привёл в смятение и меня. Ныне же, пребывая в полной растерянности и в странном смешении чувств, я неустанно молюсь и взываю к мудрости Вашего Святейшества, втайне надеясь на слова ободрения. Выполняя обязанности перед Господом нашим и Святой Церковью, отправляю вам, Ваше святейшество, полный отчёт о путешествии архиепископа Эспиносы в город Вьедму, а также в город Офир и обратно, писанный им подробно и собственноручно по возвращении обратно в столицу Аргентины.
      
      Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
      
      Епископ Ахилле Локателли, апостольский интернунций во Дворце 'Фернандес Очорена' в городе Буэнос-Айрес в Аргентине'.
      
      
      5
      
      1909, апрель 01-го, четверг,
      Ашен, база Имперского Флота 'Малия'.
      
      
      - Мой Император! - Эгир опустился на колено, приветствуя своего Владыку. Пусть Константин прибыл в виде осязаемой голограммы, а не лично, ни общению, ни исполнению всех ритуалов это ничуть не мешало.
      
      - Встаньте, контр-адмирал Хонгрё! Я доволен вашей работой по организации базы и патрулей Флота в пространстве Провинции Ашен. Что заставило вас так срочно просить моей внеочередной аудиенции?
      
      - Опасение за состояние дел на планетах, государь.
      
      - Поясните, контр-адмирал.
      
      Эгир на мгновение замялся. Эту новость надо сообщить аккуратнее, чтобы не вызвать гнева и категорического неприятия у Его Величества.
      
      - Освоив язык ашенов с помощью подготовленной гипнограммы, я получил возможность пообщаться с представителями этого народа напрямую...
      
      - И что это за 'представители'? - с сарказмом поинтересовался Константин. - Уцелевшие родственники правивших семей перестали бояться, набрались наглости и...
      
      - Извините, Ваше Величество, это не они, а... хм-м, избранные офицеры армии и флота, оставшиеся после капитуляции без работы.
      
      - Пособие?..
      
      - Выплачивается, государь. Но эти люди не видят своей жизни помимо воинской службы, и гражданская жизнь их не устраивает.
      
      - Вот как? Капризничают, значит?!
      
      - Я неточно выразился, мой Император. Они покорно просят принять целый ряд солдат и офицеров на службу... простите, Ваше Величество, я немного волнуюсь!.. Я хотел сказать, на службу в Имперский Флот!!
      
      - Вы осознаёте, о чём просите, Хонгрё? Принять побеждённых в армию, разгромившую и уничтожившую их государство? Что помешает им, получив в свои руки современное оружие, предать нас?
      
      - Последние пять веков никто из ашенов ни разу не бунтовал против собственных владык. Лояльность власти, дисциплина и преданность - их абсолютный императив, государь, прочно закреплённый на генетическом уровне.
      
      - Вот как?!
      
      - Бунт или мятеж ашенов невозможен, Ваше Величество! Это заключение госпожи Вельзен, которое сегодня уже отправлено в Имперскую канцелярию. Если солдаты и офицеры принесут присягу Вам и Империи, они никогда её не нарушат.
      
      - Любопытно. Весьма любопытно, да!..
      
      Голограмма императора 'застыла' без движения. Видимо, Константин решил ознакомиться с поступившим докладом начальника разведки и безопасности Провинции, но связь разрывать не стал. Эгир терпеливо ждал.
      
      - И сколько же ашенов желает служить во Флоте Империи всех асиров, Хонгрё?
      
      - В настоящее время подали прошение более ста тридцати тысяч бывших солдат и офицеров Конфедерации.
      
      - Сколько?! - Константину показалась, что он ослышался.
      
      - Сто тридцать тысяч двести семнадцать, государь.
      
      - Ого! И в чём причина такого энтузиазма?
      
      - В бывшей Конфедерации очень тоскливая жизнь. Их правители пытались превратить людей в живые машины. Они, конечно, весьма эффективны по сравнению с прочими 'мартышками', но недолговечны. Концепция 'высоких искусств' ашенами полностью забыта и потому вызвала колоссальный интерес. Вместе с ним пришло и понимание, чего правители Конфедерации лишили сой народ. За пониманием последовало полное неприятие прежнего режима и ненависть к своим бывшим правителям. Сейчас у населения Провинции Ашен самая популярная личность - вы, Ваше Величество.
      
      - Хм-м... - снова задумался Константин, - раз так, эксперимент я разрешаю. Отберите две тысячи солдат и офицеров, готовых служить Империи, из тех, кто не имеет семей, и переправьте на базу 'Луна'. Там они принесут присягу и поступят под начало викингов. Если эксперимент окажется удачным, я подумаю об удовлетворении остальных прошений.
      
      - Но, Ваше Величество...
      
      - Мало? Разрешаю набрать ещё тысячу для усиления группировки Имперских войск в Провинции, Хонгрё. Все остальные пусть ждут результатов эксперимента. И ещё, контр-адмирал! Никаких отдельных частей для ашенов! Распределите эту тысячу по всем подразделениям...
      
      
      6
      
      1909, апрель 02-го, пятница,
      Марс, база 'Франанг'.
      
      
      - Мой господин, - Исида покорно стояла на коленях перед кошмарным и непостижимым Императором всех асиров, - я сама, все мои скромные знания и умения полностью в твоём распоряжении...
      
      А куда ещё ей деваться? Золотому Трону пропавшие тысячи лет назад дети не нужны, и Владыка Амон-Ра просто подарил и её, и брата своему сюзерену. Гоаулдов аккуратно извлекли из канопы на свет и заселили в тщательно подобранное тело.
      
      Два наилучших человеческих сосуда, юношу в качестве носителя для Осириса и девушку - для Исиды, избрал лично Ра. Добровольцев для ритуальной тысячи мужчин и женщин в пространстве, контролируемом Солнечным Диском, всегда было в достатке. Неудивительно: очень многие желали бы сменить короткую унылую и беспросветную жизнь на существование в качестве живого воплощения 'бога' - без голода и нищеты, без болезней и увечий, без пугающей старости.
      
      Чего ещё бояться людям Дуата, если их жизнь и посмертие и так в руках живых богов?
      
      Естественно, в добровольности выбора Константин убедился лично, после чего Осирису и Исиде пришлось принести присягу Императору всех асиров. К собственному изумлению они обнаружили, что клятвой на Рунстире нельзя пренебречь. Её невозможно забыть, проигнорировать или нарушить. Будто сама Вселенная решила отомстить гоаулдам, приведя из неведомой бездны безжалостных асиров, и отныне они обречены вечно служить могучим повелителям так, как более слабые существа раньше служили им. Ирония судьбы!
      
      И теперь что, царица Исида стала рабыней? Служанкой? Или наложницей?! Лично она была готова к любой роли. Как только у Императора появилась лояльная матка гоаулдов, у него резко возрос интерес к прим-та, которые может произвести дочь Амона-Ра: по своей природе, они с самого рождения должны отличаться высокой лояльностью к асирам, так что из них должны получиться великолепные симбионты.
      
      Но сейчас научное любопытство Константина приковывали самостоятельные полуразумные существа, химеры. Он посвящал этим исследованиям каждую свободную минутку. Две такие кошмарные твари появились в результате научного эксперимента, который Константин провёл с Сетом и Пеором - гоаулдом, оказавшимся в разведывательном телтаке Баала, что захватили воины Ра. Пленников сначала вынудили принести клятву служения на Рунстире, а затем обоих гоаулдов извлекли из людей-носителей и переместили в тела пойманных киммерийских волков. Прежние тела отложили в стазис, в волчьем обличье Сету и Пеору предстоит провести не меньше столетия.
      
      Конечно, симбионтам приходится постоянно растрачивать силы на ликвидацию последствий генетической несовместимости носителя и вселённого гоаулда, но это ежедневное напряжение дополнительно гарантирует их лояльность.
      
      Теперь огромные волки, Сет и Пеор, двумя чёрными башнями возвышались у подлокотников трона Императора. Химеры хищно скалились и сверкали золотом глаз, внушая ужас сжавшейся в комочек Исиде.
      
      - ...я готова выполнить любой твой приказ... любой, господин.
      
      - Расскажи мне о древней истории своего народа, - голос Константина звучал мягко, в нём не гремел гром, как у Системных Владык, но присутствовало столько власти, что ни один гоаулд не посмел бы ему отказать.
      
      - Ты говоришь о Начале, мой господин? - это секрет... но не для Императора.
      
      - Да. В моих информационных базах много разночтений и нестыковок. Я хочу услышать твою версию.
      
      - Я попробую правдиво и полно повторить то, что узнала давным-давно... - Исида прикрыла глаза, собираясь с мыслями, а волки улеглись по обе стороны от трона, положив голову на передние лапы. - Историю о Начале, мой господин, я узнала от своей матери.
      
      Исида задумалась, тщательно подбирая нужные воспоминания. Она не хотела прогневать Императора, сказав по неосторожности что-нибудь не то. Но, с другой стороны, не стоит испытывать его терпение слишком долго. Дочь Амона-Ра глубоко вздохнула и, наконец, приступила к рассказу, осторожно выговаривая слово за словом так, будто шагала по тонкому льду:
      
      '...Во Вселенной с Начала Времён существуют Шуит, Пустота, и Шу, Ветер. Он создаёт Тэфис, Волны, ведь ветер всегда вызывает волны! Шу, однако, породил их прямо в Пустоте, заполняя своей сутью Шуит. Потому говорят, что Шу и Шуит породили Тэфис. Шу, Ветер, распростёрся на Тэфис, вспенил волны, и часть пены поднялась вверх, став Кхебом, Высоким Небом, а другая часть собралась в кучу, создав Нуит, Яркие Земли. Так Шу и Тэфис породили Кхеб и Нуит. Они же сформировали Бездны, Нун и Нунет, Бесконечности, Хух и Хухес, Первородные тьмы, Кхок и Кхокес, Безвидности, Амун и Амунес, а уж те породили всё остальное...'
      
      - Звёзды правят ветром, женщина, - недовольно нахмурился Константин, и волки встревожено зарычали, - а в твоей сказке выходит наоборот!
      
      - Ты говоришь об ином, звёздном, ветре, мой господин. Прости свою недостойную служанку! Наверное, имя 'Шу' следует переводить не как 'Ветер', а как 'Дуновение'... да-да, именно так!
      
      - Пусть так, - взгляд Константина притронулся холодными пальцами ко лбу склонившейся перед ним Исиде, - продолжай!
      
      - Как будет тебе угодно, мой господин, - на всякий случай ещё раз поклонилась Исида, - я знаю об этом лишь из рассказов:
      
      '...В союзе Кхеб и Нуит появились Тэф, Благодатная Почва, и Тэфнуит, Благодатная Влага. Именно они родили Атума и Тануит, первых гоаулдов, которые были ещё слабы и неразумны, и потому не спешили покидать утробу Тэфнуит. Там же они размножились и произвели многих, подобных себе, отчего тягота Тэфнуит возросла многократно. Так продолжалось, пока не появился Тот. Он указал гоаулдам путь к истинному величию. Но, будучи от природы умным и осторожным, Тот не торопился воспользоваться собственным открытием, стараясь просвещать прочих. Потому первым вышел из вод Тэфнуит не он, а Пта. Как-то раз Пта увидел унаса, пришедшего напиться воды и поохотиться на прим-та, и захватил его, подчинив себе и его тело, и его разум. Затем он привёл к воде самку этого унаса и помог своей подруге-жене Сехмет захватить и тело, и разум самки. Вместе с ней Пта провёл по новому пути восемь других гоаулдов, в том числе Маат и Тота, которых назвал своими детьми. Помимо них, Владыками гоаулдов стали Хнум и Нейт, Атум и Иусат, Аток и Мемис. Эти восемь Владык и создали первый Совет, Октархию, много столетий преданно служившую царю Пта и царице Сехмет...'
      
      - Когда это было? - глухо спросил Локи-Константин.
      
      - Так давно, что никто об этом и не помнит, мой господин, вздохнула Исида, и продолжила:
      
      '...Дети Хнум и Нейт - это Амон-Ра и Анукет, которая более известна как Ратаит. Нейт также знали как Сатис. Шли тысячелетия, и, несмотря на свою силу и возможность менять тела, первые гоаулды дряхлели и слабели. Воспользовавшись их слабостью, власть в Октархии захватил сын Атока и Мемис, Апоп. Он изгнал Пта и Сехмет, Тота и Маат в почётную ссылку, но обеспечил их и телами-носителями, и обильным пропитанием. Апоп направил мудрость первых на изучение древних устройств, обнаруженных на прекрасной Тэфнуит, родной планете расы гоаулдов...'
      
      - Ты знаешь адрес её чаппа-ай, женщина?
      
      - Да, мой господин, - опустив взгляд, ответила Исида и добавила после небольшой паузы, - конечно, я предоставлю полную информацию по твоему слову.
      
      - Хорошо, продолжай.
      
      - Как тебе будет угодно, мой господин, - ещё ниже склонилась Исида. - Мне рассказывали, что:
      
      '...тридцать тысячелетий назад впервые открыв чаппа-ай, гоаулды начали завоевание Дуата, этой галактики, и Апоп провозгласил себя царём над гоаулдами. Вместо Тота и Маат, утративших своё положение в Октархии, он назначил Амон-Ра и Ратаит, а вместо Атока и Мемис - Анубиса и Нут. Следуя традиции, Апоп назвал всех октархов своими детьми. При его правления мудрейшие Пта и Тот создали космические корабли, а Тот - саркофаг, который позволял гоаулду жить неограниченно долго, и канопу. Да, они изучали технологии древних, но для гоаулдов всё делали по-своему, хотя и 'по образу и подобию'. Перед нашей расой открылось великое будущее. Тогда казалось, что ничто не сможет остановить неудержимый порыв наших воинов...'
      
      - Полагаю, в какой-то момент у гоаулдов банально не хватило сил, чтобы продолжать завоевательную политику, - холодно усмехнулся Константин, - а дальше между ними возник разлад.
      
      - Всё так и было, господин! Экспансия создала серьёзные проблемы. Наиболее существенной из них на тот момент выглядела малая численность унасов, которых гоаулды традиционно использовали в качестве носителей. Поначалу Владыки, 'дети' Апопа, подумали, что это - временная заминка, но у царя срывались грандиозные планы, и он не захотел ждать. Апоп взял под строжайший контроль распределение подходящих для вселения унасов между Владыками.
      
      - Вряд ли подобное самодурство пришлось Владыкам по душе, - кивнул рассказчице Константин, - Апоп совершил ошибку.
      
      - Всё так, господин. Решение Апопа не понравилось всем подданным, а в особенности - родному сыну царя, Апепу. Он скопил силы, заручился поддержкой Владык и двадцать четыре тысячелетия назад бросил открытый вызов своему отцу. Победив в схватке насмерть, Апеп провозгласил себя новым царём гоаулдов. Октархов новый царь объявил своими братьями и сёстрами, пообещав справедливое распределение носителей - унасов - между всеми Владыками. Октархами в тот момент стали Амон-Ра и Ратаит, Анубис и Нут, Сокар и Леит, Равана и Кали. Как выяснилось позднее, хитроумный Анубис сразу же начал готовить переворот.
      
      - Как мило! - хлопнул пару раз в ладоши Константин. - И как же он намеревался захватывать власть?
      
      - Получив власть, Апеп стал крайне недоверчив и никого близко не подпускал. Как воину, ему не было равных, и в честном поединке Анубис бы неизбежно проиграл. И тогда он решил свести царя с ума, испортив его личный саркофаг. Эти устройства гоаулды регулярно используют, чтобы сохранять здоровье и молодость...
      
      Константин кивнул, подтверждая, что знает об этом.
      
      - Как раз в то время у Великого Владыки Амон-Ра и его царицы Сатис родилась я, Исида, и мой брат Осирис. После нашего рождения Сатис прошла церемонию возрождения и приняла имя Нэмис. Под этим именем она родила моего брата Апофиса и сестёр - Амонет и Хатор...
      
      - Семья - это важно, но сейчас разговор совсем о другом!
      
      - Прошу прощения, мой господин, - склонилась Исида, - последующим событиям я уже была прямым свидетелем. Все гоаулды знали, что Апеп очень боится состариться, заболеть, обессилить, стать подобным своим отцу и деду. Эти страхи искусно раздувал Анубис, быстро став первым помощником царя. Он убеждал Апепа чаще пользоваться саркофагом, якобы заботясь о его здоровье, и царь понемногу сходил с ума. Он начал путать день сегодняшний и день вчерашний, приказы уже исполненные с теми, что ещё надлежит выполнить, в результате чего всё управление обширным пространством гоаулдов начало скатываться в хаос. Анубис же слыл талантливым полководцем. Он успешно расширял границы владычества гоаулдов и даже получил от царя титул Императора - тогда он обозначал лишь верховного военачальника. Во Флоте и Армии Анубис заработал непререкаемый авторитет, и потому, когда Император обвинил Апепа в сумасшествии, отстранил того от власти и убил, Флот и Армия оказались на его стороне. Это произошло девятнадцать с половиной тысячелетий назад. Однако большая часть октархов отказалась признать власть Анубиса, и тогда, по законам Великого Пта и свидетельству Маат, высшую власть получил Верховный Владыка Ра. Мой отец оказался не менее талантливым военачальником, чем Анубис, и добился успеха, нанеся главному врагу ряд чувствительных поражений. Увы, победа не стала окончательной, поскольку во власти Анубиса осталась Тэфнуит, родина унасов и гоаулдов, а Октархия Хесеры испытывала значительный дефицит в носителях. Число воинов Анубиса только росло, а силы Ра постепенно таяли.
      
      Константин хмыкнул. Если в затяжной войне нет возможности пополнять армию, поражение неизбежно, и талант её военачальника не поможет.
      
      - После двух тысячелетий гражданской войны положение октархов стало угрожающим. Как-то раз, спасаясь после проигранного сражения, Ра неожиданно обнаружил планету, населённую разумной расой. Её особи великолепно подходили на роль носителей: эти существа быстро размножались, а их тела легко ремонтировались. Старые карты, оставшиеся в древних устройствах, именовали эту планету 'Терра', и гоаулды стали звать её на свой лад 'Таури'. Перейдя на использование новых носителей и восполнив потери в живой силе, Ра быстро завершил гражданскую войну. Правда, Анубис сбежал, а Октархия Хесеры столкнулась с новым беспощадным врагом - Союзом Трёх Рас, который пятнадцать тысячелетий назад объединил асгардов, ноксов и фёрлингов. Мне кажется, именно на этом следует закончить древнюю историю гоаулдов, мой господин.
      
      Исида затихла, переминаясь с ноги на ногу, но, собравшись с духом, робко спросила:
      
      - Чем ещё я могу послужить тебе?
      
      Волки подняли голову. Их горящие золотом глаза холодно смотрели на Исиду, и ей стало по-настоящему страшно. Но Император, немного помолчав, небрежно махнул ей рукой. - Иди, Исида. Я доволен тобой.
      
      
      7
      
      1909, апрель 04-го, воскресенье,
      Офир, Дворец-на-Горе.
      
      
      - Хорошо, что ты поменял своё мнение, отец. Главное - вовремя!
      
      - Что ты имеешь в виду, Эрман?
      
      Сказать, что Константин удивился словам сына, было бы недостаточно. Императору казалось, что именно его второй сын, взявший на себя организацию службы безопасности Империи, будет категорически против.
      
      - Твоё своевременное решение принять ашенов на службу Империи, в том числе в Имперский Флот и в воинские подразделения Офира. Тщательные исследования, проведённые службой разведки, подтвердили полную лояльность ашенов Империи всех асиров. Это неудивительно, ведь послушание власти фактически вбито в них на генетическом уровне.
      
      - То есть ты поддерживаешь этот шаг? Я считал, что именно тебя будет сложнее всего убедить!
      
      - Напротив, я без всяких оговорок согласен с этим решением. Допуск ашенов к воинской службе позволит полностью сформировать экипажи планетарных платформ и эршипов из ашенов и терран, оставив за викингами офицерские должности и службу в Имперском Флоте. Вскоре понадобятся все силы, которые мы сможем собрать.
      
      - Так... у тебя появилась новая информация?
      
      - Да. Причём сразу от нескольких источников. Вассальные гоаулды и Апофис, токра и сочувствующие нам оталийцы, а также наша собственная разведка - все хором утверждают, что в ближайшие несколько месяцев следует ожидать резкого обострения конфликта между Союзом и Октархией. Точнее, между Ориллой и Сокаром. Владыка Ю и Ра участвовать в этом безумии отказываются, а ноксы...
      
      - Пф-ф! Ноксы спохватятся только тогда, когда за них примутся всерьёз, а пока им удобнее делать вид, что ничего не происходит. Достойные ученики древних!
      
      Эрман усмехнулся: в отношении альтерай и ноксов он полностью разделял позицию отца.
      
      - Поэтому я не понимаю, сын, что вызвало твоё беспокойство. Гоаулды всегда воюют с оталийцами. По крайней мере, последние пятнадцать тысячелетий.
      
      - В этот раз всё серьёзнее. Орилла посылает в Мидхейм большой флот, который будет базироваться здесь на постоянной основе.
      
      - Это явно недружественный шаг в нашу сторону!
      
      - Гоаулды же собираются нанести удар по планетам, защищённым Договором. Тор полагает, что 'черви' будут атаковать одну из развитых планет. В качестве цели для нападения он видит Сворин... или Галат.
      
      - А на самом деле?
      
      - Сокар собирается уничтожить или захватить все планеты, указанные в Договоре, или почти все. Но главное, он отчаянно желает нанести сокрушительное поражение своему давнему врагу, Асгарду, и заставить его отказаться от вмешательства в дела Мидхейма!
      
      
      
      

      ИНТЕРЛЮДИЯ 3. ИНТЕРЕСЫ ВЛАДЫК
      

      ...ограничены лишь их возможностью использовать силу.
      
      
      
      1
      
      Мидхейм, звёздная система Адара.
      Пространство Договора.
      
      
      - Я - Ингор, командир звена Флота Асгарда. Присутствие гоаулдов в этом пространстве нарушает Договор 'О защищённых планетах'. Немедленно уходи!
      
      - Интересы Октархии отныне распространяются и на этот мир. Я остаюсь!
      
      Септу, один из военачальников Сокара, отчаянно трусил, но старался не показывать виду. Внешне он выглядел невозмутимым, и лишь те, кто знал его очень хорошо, могли увидеть признаки страха в неестественно плавных движениях гоаулда. Никто и не думал за это упрекать Септу. Не стыдно бояться, идя на бой с Асгардом - до сей поры непобедимым и могущественным. Позор - обмануть доверие Владыки!
      
      В этом со своим господином Септу были согласны и его джаффа, и младший военачальник Рюдзин, по поручению Владыки Сусаноо сопровождающий три улучшенных хаттака Септу в этой миссии. Раньше они бы отступили сразу - пусть Асгард прислал не полное звено, а всего лишь пару 'повозок', но для шести хаттаков хватило бы и их. Раньше, но не теперь.
      
      - Тогда ты будешь уничтожен!
      
      Инструкции, которые получил ярл Ингор, не допускали иных вариантов. Любой корабль, вторгшийся в защищаемое Асгардом пространство и отказавшийся уйти, должен быть уничтожен.
      
      Приказ, который исполнял Септу, категорически требовал от него вызвать на себя огонь кораблей Асгарда, чтобы убедиться в эффективности новых 'щитов'. Хаттаки Владыки Сусаноо играли роль наблюдателей, им поставлена задача зафиксировать и атаку 'поросят', и её последствия. Союзники Сокара любопытны, если дело касается их интересов, и прежде чем ввязываться в серьёзный конфликт с Асгардом, они хотят удостовериться в том, что успех возможен.
      
      - Глупый, глупый поросёнок! - Септу и сам удивился, что его голос не дрожит. - Я - бог, а богов нельзя уничтожить! Ты не в состоянии исполнить свою угрозу...
      
      - Асгард закрыл окно переговоров, мой господин, - виновато сказал джаффа, управляющий устройством связи.
      
      - 'Повозки' готовятся открыть огонь!
      
      - Щиты на максимум! Звену - строй 'треугольник' по фронту. Господин Рюдзин!
      
      - Вижу тебя, господин Септу, - сразу же ответил наблюдатель союзников.
      
      - Не вмешивайся, но будь начеку. Если я начну атаковать или отступать из системы, повторяй мои действия, но держись позади фронта. Твои щиты слабы!
      
      - Сделаю, господин Септу.
      
      - Дистанция? - Септу бросил взгляд на пилота.
      
      - Тридцать тысяч.
      
      - Не позволяй приближаться! О-о-о! Хм-м...
      
      - В нас попали, мой господин, но поле устойчиво.
      
      - Превосходно. Держи дистанцию, ответный огонь не открывай - пусть союзники удовлетворят любопытство!
      
      - Повторные попадания, мой господин!
      
      - Состояние щитов?
      
      - По-прежнему сто процентов.
      
      - Малый вперёд, подходим на дистанцию открытия огня. Звену - повторять манёвры флагмана...
      
      - Да, мой господин.
      
      Попадания продолжались одно за другим. Теперь огонь вели обе 'повозки'. Казалось, тяжёлые 'капли' плазмы в момент столкновения с силовым полем превращались в удары молотов в наковальню. Хаттак трясло: компенсаторы не успевали 'гасить' инерцию ударов плазмы по щиту.
      
      Двадцать шесть тысяч...
      
      Двадцать пять тысяч...
      
      - Поле проседает на два процента после каждого попадания, мой господин, но быстро восстанавливается. Силовой щит по-прежнему стабилен.
      
      - Ближе, джаффа, ещё ближе!
      
      Двадцать две тысячи...
      
      - Минута до рубежа открытия огня! Щит - девяносто три процента, устойчив. Компенсаторы - слабый перегрев.
      
      - Глайдеры и алкеши - к бою. Активировать орудия!
      
      Двадцать одна тысяча...
      
      - Щит - девяносто процентов! Ресурс компенсаторов при данной нагрузке - четыре часа.
      
      Ха! Всё решится гораздо раньше!
      
      Двадцать тысяч...
      
      - Звену открыть ответный огонь...
      
      ...Растерянность! Именно этим словом следовало бы характеризовать состояние ярла Ингора. Впервые за многотысячелетнюю историю схваток с гоаулдами оталиец обнаружил, что мьёльниры драккаров бессильны против врага. Как же так?! Тем временем 'неправильные черви' пошли на сближение, явно намереваясь обстрелять патруль Асгарда и, пусть тяжёлые 'посохи' хаттаков значительно уступали по мощи мьёльнирам, но их было много, очень много...
      
      Просить подкрепления? Конечно! Потом может оказаться поздно: ведь помимо усиленных щитов на этих новых хаттаках могут стоять и орудия помощнее. Кораблики-то даже визуально помощнее и покрепче старых!
      
      - Слушаю тебя, ярл Ингор!
      
      Тор даже в окне гиперсвязи выглядел утомлённым... раздражённым? Нет, он разъярён! Данная эмоция столь редко проявлялась у оталийцев, что Ингор не сразу распознал характерные симптомы.
      
      - Моё звено в составе двух драккаров прибыло в пространство мира Адара, отреагировав на нарушение Договора 'О защищённых планетах', конунг! Когда хаттаки гоаулдов - их шесть, Тор! - отказались покинуть звёздную систему, я с дистанции в десятую световой секунды приказал открыть огонь, сосредоточив его на флагманском корабле противника. За три минуты непрерывного обстрела...
      
      - ...Тебе не удалось даже ослабить щит... ты это хотел сказать, Ингор?!
      
      - Да, конунг! Но...
      
      - ...откуда я знаю? Такие обращения поступают со всех двадцати шести миров, включая Сворин и Галат, и твоё положение - ещё не самое плохое! Всем нужна помощь, потому приказываю тебе продержаться час...
      
      - Час?!!
      
      - Лучше - больше. Делай что хочешь - стреляй, маневрируй, выполняй микропрыжки, но ни в коем случае не отступай из Адары! Жди, подкрепление будет.
      
      Связь прервалась, и Ингор недовольно покачал головой. Не отступать - да сколько угодно! А вот не подпустить гоаулдов к планете не получится, а значит, её бомбардировка практически неизбежна. Наблюдательному посту Флота ничего не угрожает - он глубоко под землёй, но вот биосфера планеты окажется под угрозой.
      
      - Враг начал обстрел, ярл, - проинформировал искин, - пока всё мимо!
      
      - Каковы прошлые оценки эффективности орудий врага?
      
      - Пятьдесят процентов на одной двадцатой световой секунды, при сближении быстро возрастает до девяноста восьми процентов, а при удалении - резко падает...
      
      - А на данной дистанции?
      
      - Не более восьми процентов, ярл! Попадание!!
      
      - Состояние корабля?
      
      - Щит устойчив, повреждений нет!
      
      - Передай приказ ведомому: по команде - совместный прыжок на фланг дальнего звена атакующих на дистанцию в сотую световой секунды, открыть огонь по готовности, цель выбрать самостоятельно, после десяти выстрелов - уход к планете на ту же дистанцию от ближнего звена. Продолжить обстрел флагмана!
      
      - Приказ передан!
      
      - А-ах!
      
      - Сразу три попадания, ярл. Щит - девяносто пять процентов, устойчив, восстанавливается...
      
      - Прыжок по завершению отсчёта на три... два... один... вперёд!
      
      Звёзды моргнули - и драккар Ингора выскочил в тридцати тысячах километров от дальнего звена хаттаков.
      
      - Огонь по ближайшей цели!..
      
      - ...'Поросята' атакуют 'союзников', мой господин!
      
      Джаффа едва сдерживал удивление: только что враг был здесь, под прицелом 'тяжёлых посохов' хаттака, а спустя мгновение - он уже далеко в тылу потрошит корабли наблюдателей. И как с ним прикажете воевать, а?!
      
      - Владыка Сокар предупреждал, что 'колесницы' Асгарда умеют скакать вокруг атакующих, ускользая от атак. Оказывается, прыгать умеют и 'повозки'! Это ценная информация, джаффа. Владыка будет доволен!
      
      - Мы не поможем союзнику?
      
      - Зачем? - усмехнулся Септу. - Все три хаттака враг вряд ли уничтожит - скорее всего, даже не 'поцарапает'. Просто не успеет: на такой дистанции 'посохи' союзников опасны для 'поросят', и их много. Этот - как его, Ингор, кажется? - сделал ошибку, прыгнув слишком близко. На короткой дистанции преимущество за нами, джаффа. Продолжай идти к планете!
      
      - Да, мой господин.
      
      Как и предсказывал Септу, Рюдзин дал залп по наглому врагу, серьёзно 'просадив' щиты 'повозок'. В ответ те почти истощили щит одного из хаттаков и отпрыгнули на комфортную дистанцию прямо по курсу звена Септу.
      
      - Дистанция?
      
      - Тридцать тысяч, мой господин!
      
      - Приготовиться к открытию огня, - упрямо стиснул зубы Септу. Враг хитёр и коварен, но и у него есть парочка сюрпризов! - Глайдерам - вылет, задача - прикрытие звена на задней полусфере на дистанциях три тысячи и больше...
      
      - Мы не достанем врага на такой дистанции, - несмело возразил джаффа и сразу съёжился под жёстким взглядом гоаулда.
      
      - Глупец! 'Поросята' отошли восстановить щиты и сейчас снова 'прыгнут'! Мы же пока подготовим им радушную встречу.
      
      - Я понял, Владыка Септу!
      
      - Связь с 'союзниками', - жёстко потребовал гоаулд, не обращая внимания на откровенную лесть. Какой из него Владыка? Вот когда под его властью окажется хотя бы одна, пусть самая захудалая планетка...
      
      - Окно открыто, мой господин!
      
      - Понесли ли твои хаттаки какой-либо ущерб, господин Рюдзин? Нужна ли помощь?
      
      - Нет, господин Септу. Щиты восстанавливаются, в ледующий раз меня не застанут врасплох!
      
      - Может, ты желаешь отступить? Задание выполнено, ценная информация собрана, Владыка Сусаноо будет доволен действиями своих воинов!
      
      - Я хочу драться! - скорее прорычал, чем сказал Рюдзин. - Если мы зажарим этих 'поросят'...
      
      - Увы, драгоценный господин! Если слуги Асгарда заподозрят, что проигрывают, они могут отступить. Наш шанс - ещё одна ошибка командира 'повозок'!
      
      - Ты полагаешь, атака моих хаттаков - ошибка?
      
      - Несомненно, господин Рюдзин! На короткой дистанции у нас преимущество в огневой мощи, а вот издали 'поросята' могут нас безопасно обстреливать. Правда, и для нас подобные атаки не представляют угрозы.
      
      - Что ты предлагаешь?
      
      - Объединить усилия. На твоих кораблях щиты слабее, зато их огневая мощь ничуть не меньше. Мои хаттаки станут оболочкой 'призмы', твои займут центр, и в таком строю корабли пойдут к планете...
      
      - ...которую Асгард поклялся защищать! - глаза Рюдзина засияли предвкушением схватки и искренним восторгом. - Врагу придётся пойти в ближний бой, а это, при нашем подавляющем преимуществе в числе орудий, ошибка! Великолепно! Воистину возможность победы заключена в действиях противника...
      
      - ...а непобедимость - в твоих собственных, - Септу не стал напоминать, что эту фразу приписывают Анубису, который не очень-то популярен в Октархии Хесеры. - Поспеши, господин Рюдзин, нужно как можно скорее создать эффективный строй!..
      
      ...Вот уж, называется, влип!
      
      Ингор почувствовал, как в нём растёт злость на собственное бессилие, ускоренными темпами изнашивая и без того немолодое тело. О! Если похожая обстановка сложилась и в других местах, ярость Тора понятна: противники 'застряли' в клинче. Да, хаттаки прорвались к Адаре на рубеж сброса тяжёлых атакующих флаеров, алкешей, но тут обнаружилось, что эти штурмовики применить невозможно. Алкеши не умеют быстро маневрировать, и потому драккары легко их уничтожили, прыгнув на выгодную позицию. Обстреляли - и отскочили. Лезть в плотную атмосферу Адары хаттаки не желали, так как для этого пришлось бы разрушить 'призму', а они резонно опасались стать уязвимыми. Атаковать планету глайдерами - занятие бессмысленное...
      
      Теперь стороны держали свои позиции, не предпринимая активных действий. Ингор ждал обещанного подкрепления и не позволял хаттакам ни атаковать самим, ни воспользоваться собственными флаерами, а вот какие планы строили 'черви', он мог лишь гадать. Возможно, и гоаулды ожидают прибытия подкрепления? Что же затеяли извечные враги Высокого Неба и народа Оталы?..
      
      Если бы они напали всерьёз...
      
      - Внимание! Открыт входящий гипертуннель, - сообщил искин, - ожидается прибытие союзного корабля.
      
      А вот и поддержка! По спектру гравитационного всплеска видно, что прибыл самый серьёзный аргумент оталийцев - 'Вальхалла'. Будет любопытно глянуть, что гоаулды противопоставят мощи её орудий!
      
      - Открыть канал связи с прибывшим кораблём...
      
      Так о чём он думал?.. О! Странное нападение: если бы 'черви' действовали всерьёз или добавили сюда ещё пару звеньев хаттаков, атаку отбить не удалось бы. Пока его пара драккаров удерживала бы противника от применения алкешей, по другую сторону планеты гоаулды могли бы творить что угодно.
      
      Два драккара, даже разделившись, вряд ли сумели бы остановить тяжёлые флаеры врага до того, как они станут неуязвимыми для мьёльниров, нырнув в плотную атмосферу планеты. Конечно, действия 'червей' бессмысленны, если они и вправду собирались атаковать. На поверхности планеты никаких сооружений нет, а наблюдательный пост Флота находится глубоко под землёй. А вот если бы на месте Адары была другая, более развитая планета, ни население, ни сооружения спасти не удалось бы. О Бездна Бездн, да ведь 'черви' всерьёз и не атаковали! Они проводили разведку, определили тактику будущего сражения, засекли время, требующееся для прибытия подкреплений. А теперь...
      
      Многокилометровая туша крейсера 'вывалилась' из гиперокна, и какой-то с виду взъерошенный ярл Туле спешно связался с Ингором:
      
      - Не опоздал? Извини, помимо Адары пришлось работать ещё в пяти местах!
      
      - Приветствую тебя, ярл Туле! Ты, как всегда, вовремя. Сражение завершено, но у меня нет ресурсов, чтобы поставить в нём окончательную точку...
      
      - Правильнее сказать, многоточие, ярл Ингор, - устало отозвался Туле, - вижу, противник и здесь отступает...
      
      Хаттаки закончили приём глайдеров и разгонялись прочь от Адары, явно намереваясь уйти в гиперпрыжок.
      
      - ...да что ж такое?! И этих не достать, - продолжал ворчать Туле, - где б ни появился, враги разбегаются, а для расчёта координат микропрыжка для их перехвата времени недостаточно. Глянь, и сейчас искин выдаёт две минуты до окончания расчёта, а 'черви' уйдут уже через секунд сто-сто десять. День - впустую!
      
      - Что, пострелять так и не удалось? - ехидно поинтересовался Ингор. Уж он-то настрелялся вдоволь!
      
      
      2
      
      Полутора сутками позже,
      Пространство Владыки Сокара, планета Делмак.
      
      
      - Ты удовлетворил своё любопытство, брат Сусаноо?
      
      - Вполне, Владыка Сокар. Я с радостью приму участие в намеченной тобой акции возмездия. Однако, поскольку ожидаются значительные потери, я хотел бы узнать, как будет распределена добыча?
      
      - Я согласен с братом Сусаноо, - прогремел Равана, заставив хозяина поморщиться. - Асгард оказался слабее, чем я полагал, не сумев уничтожить ни одного из наших разведывательных кораблей, хотя не все из хаттаков прошли модернизацию.
      
      Камул и Кронос просто кивнули: их позиция по поводу 'наказания' Асгарда совпадала с мнением Раваны. Противник неожиданно оказался много слабее того, что они себе навоображали. Но всё равно урон атакующие силы неизбежно понесут - и немалый! Потому всех Владык очень заботило распределение всего того, что будет захвачено, особенно - потенциальных носителей гоаулдов. За пять сотен лет действия Договора о защищённых планетах их население изрядно размножилось, позволяя надеяться на богатый 'урожай'.
      
      Ха, да при таком количестве носителей можно создать армию из одних младших гоаулдов! Армию, которая, как и во времена Апепа Великого, сможет полноценно воспользоваться всеми технологиями, армию богов, перед которой даже лучшие джаффа будут выглядеть не страшнее таракана!! Армию, которая снова завоюет Галактику и вернёт ей имя, данное Великим Тотом - Дуат!
      
      - 'Поросята' пока ещё сильны, - Сокар поспешил сбавить зашкаливающий оптимизм 'союзников', - да, наши разведывательные силы везде смогли успешно противостоять 'колесницам' и 'повозкам', и даже кое-где прорваться к планетам. Но 'монстры', явившиеся на выручку, оказались намного опаснее. Два выстрела полностью сорвали щит с хаттака, идущего в арьергарде, и только поспешный уход в 'прыжок' позволил сохранить корабль в целости. С учётом того, что монстр начал обстрел с сорока тысяч километров, обычные корабли ничего противопоставить ему не смогут.
      
      - Обычные?
      
      - Что ты имеешь в виду, Владыка Сокар?
      
      - Мои ударные корабли - шаатаки - не уступают по своим характеристикам 'колесницам'. Да, они не умеют совершать короткие 'прыжки', зато по своей огневой мощи превосходят корабли Асгарда. Точность тяжёлых посохов оставляет желать лучшего, но их много, а усиленная версия способна вести прицельный огонь на тридцать пять-сорок тысяч. Этого достаточно, чтобы защитить лёгкие силы.
      
      - И сколько у тебя этих 'шаатаков'?
      
      Бесцеремонность Раваны могла бы поспорить с его коварством, но в данном случае Сокар не считал нужным скрывать от... хм-м, союзников собственную мощь.
      
      - На данный момент полностью готова дюжина.
      
      Равана сразу поскучнел, а Камул и Кронос переглянулись: двенадцать таких кораблей делают претензии Сокара на Императорский трон очень весомыми. Один лишь Сусаноо удовлетворённо ухмыльнулся: от него не ускользнули ни разочарование Раваны, ни опасения Камула и Кроноса.
      
      Лично он, Сусаноо, был доволен: эмоции 'собратьев' не стали тайной и для Сокара, а значит, пост ближайшего помощника Императора гарантирован именно ему.
      
      - А что ты собираешься противопоставить 'микропрыжкам' кораблей Асгарда, Владыка Сокар? - Равана продолжал свою линию: лучше пусть разочарование, которое он не смог сдержать, отнесут к опасениям уязвимости планов военачальника, чем к нелояльности. - Наш флот 'поросята' расстреляют издали...
      
      - Твой флот, брат Равана, будет действовать под прикрытием моих кораблей. И не сомневайся, у меня есть ещё пара сюрпризов для глупых 'поросят'!
      
      - А что насчёт дележа добычи? - скромно поинтересовался Камул.
      
      - Дележа? - захохотал Сокар. - Будет вам делёж... сразу после победы. Разве я смогу обидеть своих братьев?! Но сначала нужно победить...
      
      
      3
      
      В это же время,
      Отальхейм, Орилла, Зал Высшего Совета.
      
      
      - Всё, как я и предполагал, конунг, - зло усмехнулся Фрейр, - флот опять облажался по полной, и лишь своевременное прибытие крейсеров позволило избежать наихудшего. Не ты ли обещал, что не допустишь...
      
      - Всё в порядке, проконсул, - резко огрызнулся Тор, - как я и обещал, ущерб ресурсам планет, защищённых Договором, невелик и не скажется на оталийской боевой мощи. Для лучшего результата нужно больше сил. Откуда их взять, если почти никто из оталийцев не желает сражаться?! Целую тысячу лет никто не заботился о создании нового оружия и кораблей... можно ли что-то изменить за несколько дней?
      
      - Значит, потери невелики, так ты считаешь?!! - разъярённый Фрейр запустил проектор, и перед консулами Совета засияло изображение бумаги, испещрённой письменами с редкими чёрно-белыми картинками. - Смотри, это то, что туземцы Сворина называют 'газетой', Тор. Местное средство распространения информации. Искин, перевести!
      
      'Паника продолжается! Многие астрономы - как научные работники, так и любители - подтверждают, что в пространстве вокруг Сворина произошло сражение между двумя группами чужаков. Пока правители и учёные обсуждают, кто они, что им могло бы понадобиться, власть вдали от крупных городов рухнула. Фанатики 'хранителей' и 'верных', двух непримиримых религий, сцепились, как в старые времена, а Сворин захлестнула волна грабежей, насилия и убийств, армия и флот отказываются подчиняться приказам. По всем землям как пожар распространяются слухи о скором Конце Света. Число самоубийств возросло в десятки раз и, похоже, правители не в состоянии справиться с ситуацией...'
      
      - Вот и ещё, хех... аналогичная газета с Галата:
      
      '...растерянность и страх, хаос и разрушение!! Неужели настал конец мира, и боги, когда-то изгнанные нами, вернулись? Чтобы отомстить или...'
      
      - И ещё... и ещё... - продолжил газетный калейдоскоп Фрейр, - и ты смеешь утверждать, что ущерб незначителен, так?!
      
      - Так, - спокойно ухмыльнулся Тор, - важные для нас объекты ничуть не пострадали, в атмосферу ни один из кораблей гоаулдов так и не прорвался.
      
      - А люди? Десятки тысяч погибших от паники и вакуума власти на Сворине и Галате только за последние сутки? Это, по-твоему, пустяк?
      
      - Никто не ожидал, что атака будет столь обширной, проконсул, - примирительно поднял руки Пенегал. - Флот Высокого Неба блестяще справился с этой непростой задачей, заставив 'червей' отступить...
      
      - Спасибо, консул, - доброжелательно кивнул Тор, - но это была не атака, а всего лишь разведка, и флот сдержал врага лишь чудом и самоотверженностью экипажей кораблей. Что же касается твоих претензий, проконсул Фрейр, я искренне считаю ущерб ничтожным и не понимаю, отчего гибель пары десятков тысяч 'мартышек' произвела на тебя столь сильное впечатление?! Может быть, пост проконсула стал слишком сложен для тебя?
      
      - Представитель ноксов выразил своё неудовольствие столь неаккуратным вмешательством в дела аборигенов, - 'сдал' коллегу Пенегал.
      
      - О! Оказывается, именно ноксы, вечные защитники примитивных рас, виноваты в твоём дурном настроении, Фрейр?
      
      - Не смей в таком тоне говорить о наших союзниках!
      
      - Союзниках?! Ты сошёл с ума, Фрейр? Последние полторы тысячи лет эти 'союзники' ни разу не пришли нам на помощь, хотя Высокое Небо постоянно отвлекало значительные силы для защиты их планет - я имею в виду не только ноксов, но и толлан, и прочих миньонов - от атак гоаулдов. Даже когда мы потеряли Оталу, эти ублюдки ни на вот столечко, - Тор продемонстрировал Совету маленький зазор между своими ладошками, - не пошевелились! Лишь нагло прислали свои 'искренние' соболезнования!! Тьфу!
      
      - Действительно, Фрейр, - хищно осклабился Пенегал, - твоя лояльность к ноксам, этим вырожденцам, весьма подозрительна. Да и Совету любопытно, отчего ты всегда препятствовал полноценному развитию Флота, нашего единственного защитника? Может, тебе и вправду пора задуматься об уходе, а?!
      
      
      
      

      ПО СТРАНИЦАМ ГАЗЕТ. АПРЕЛЬ - ИЮЛЬ 1909
      

      ...и самые свежие новости со всего света!
      
      
      
      1
      
      1909, апреля 08-го, четверг,
      Лондон, 'Дэйли мейл'.
      
      
      'Войны не будет! Правительства Британии и Франции объявили, что согласны на аннексию Боснии и Герцеговины, которую осенью прошлого года совершила Австрийская империя. Россия и Сербия были готовы на войну против Австро-Венгрии, но после переговоров приняли аннексию в марте. Император Франц-Иосиф обратился к римскому папе с просьбой признать аннексию Боснии и Герцеговины, и получил ответное согласие'.
      
      'На днях в городской ратуше Лондона состоялся первый митинг воздухоплавательной лиги. Ораторы требовали, чтобы правительство немедленно приступило к постройке воздушных кораблей, без которых немыслимо сохранить преобладание на море. Третьего дня и вчера состоялось много митингов, на которых подвергалась обсуждению 'флотская политика' правительства Британии. В принятых резолюциях граждане требуют немедленной постройки восьми новых дредноутов'.
      
      'Из Берлина передают, что многочасовой полет воздушного корабля Цеппелина прерван вследствие шторма. Сегодня изобретатель снова предпринял ряд проверочных полетов'.
      
      'Сиприано Кастро, экс-президент Венесуэлы, высадился с батальоном наёмников на Тринидаде. Французские корабли попытались не допустить высадки и перехватить нанятые Кастро суда, но были отогнаны броненосцами Офира'.
      
      'Оф.И.А., Офирское информационное агентство, сообщает: крейсер Его Величества 'Фокс' высадил десант в городе Бушир, расположенном на берегу Персидского залива. Английский резидент в Бушире письменно разъяснил, что Великобритания вынуждена пойти на этот шаг, поскольку в городе отсутствует власть, способная гарантировать иностранцам безопасность. Войска будут удалены после восстановления порядка'.
      
      
      2
      
      1909, апреля 15-го, четверг,
      Лондон, 'Таймс'.
      
      
      '...вчера окончательно юридически оформлена и зарегистрирована Англо-Персидская Нефтяная Компания. Её цель - использование нефтяных ресурсов Персии...' 'Братья Уилбур и Орвилл Райт в последние дни с успехом проводят демонстрацию аэроплана на военном поле Сенточелле близ Рима. Вчера Уилбур Райт блестяще совершил полеты в окрестностях Рима. Интересна разница между первыми и последними полетами Райта в прошлом году: восьмого августа в Ле Ман - одна минута сорок пять секунд, тридцать первого декабря в Овуре - два часа двадцать минут и сорок четыре секунды...'
      
      
      3
      
      1909, апреля 22-го, четверг,
      Санкт-Петербург, 'Новое время'.
      
      
      'Вчера утром в персидскую Астару выступил отряд русской пехоты для обеспечения безопасности русских подданных. Такие же отряды выдвинуты в Тегеран и в Тевриз. Сегодня поверенный в делах русской миссии Саблин и английский посланник Барклай вручили шаху соответствующее представление. Его текст доложил драгоман английской миссии Черчилль. Шах принял этот документ с озабоченным видом, пожаловался на нездоровье и заявил дипломатам, что даст письменный ответ позднее'.
      
      
      4
      
      1909, апреля 27-го, вторник,
      Санкт-Петербург, 'Новое время'.
      
      
      'Как передают наши корреспонденты, в Константинополе рано утром Национальное собрание Османской империи провозгласило брата низложенного султана Абдул-Гамида новым султаном под именем Магомета V. Судьба Абдул-Гамида неизвестна'.
      
      'Позавчера в одиннадцатом часу русские войска перешли мост, отделяющий русскую Джульфу от персидской, и заняли персидскую часть города без боя. Одновременно морской десант высажен в портовом городе Решт. Местные власти заявили представителям великих держав протест по поводу вступления русских войск на персидскую территорию и заверили, что персы будут до последней капли крови защищать свою независимость и отстаивать Персию от иностранного вторжения'.
      
      'Гражданская война в Венесуэле набирает темп, и происходит это не без вмешательства внешних сил. Президент Колумбии на днях заявил, что его страна окажет всю необходимую поддержку братскому народу Венесуэлы с целью восстановления законной власти Кастро'.
      
      'Итальянская армия, рассмотрев итоги демонстрационных полётов аэроплана конструкции братьев Райт, решила начать собственное производство этих аппаратов на одном из автомобильных заводов'.
      
      'Офир опроверг слухи о возможной продаже эршипов некоторым странам Европы. Воздушные корабли этой страны остаются пока непревзойдёнными и по своим возможностям значительно опережают изделия Цеппелина и других инженеров Старого Света'.
      
      
      5
      
      1909, апреля 30-го, пятница,
      С.А.С.Ш., 'Нью-Йорк таймс'.
      
      
      'Как мы сообщали несколькими днями ранее, русские войска под командованием генерала Снарского бесцеремонно вторглись в Персию. Вчера казаки заняли город Тебриз, чтобы остановить восстание угнетённого народа против бесчеловечного режима шаха'.
      
      'Госдепартамент распространил заявление, в котором Соединённые Штаты предостерегают Офир от вмешательства в Карибские дела. Тремя днями ранее офирский броненосец отогнал голландские и французские боевые корабли от побережья Венесуэлы'.
      
      
      6
      
      1909, мая 06-го, четверг,
      Лондон, 'Дэйли мейл'.
      
      
      'Вчера в Фарнборо состоялся пробный полет первого английского воздушного корабля конструкции капитана Денна. Военное министерство признало результаты испытания удовлетворительными'. 'Из Парижа сообщают о новых успехах аэроплана братьев Райт. Во время последних опытов полёта ученику Райтов удалось на их летательном снаряде путешествовать по воздуху в течение полутора часов'.
      
      
      7
      
      1909, мая 20-го, четверг,
      С.А.С.Ш, 'Бостон глоб'.
      
      
      'Вчера место президента Гарвардского университета оставил Чарльз Элиот. Его преемник, пятидесятидвухлетний Эбботт Лоуренс Лоуэлл, заявил, что Гарвард остаётся самым современным университетом, дающим наилучший тип либерального образования, стремясь к формированию людей, которые знают немного обо всём и что-то очень хорошо.
      
      На церемонии присутствовали его старший брат, Главный Администратор Офира Персиваль Лоуэлл с супругой. Все отметили, что после лечения в клиниках Офира Персиваль выглядит моложе не только своего брата, но даже младшей сестры Эбби. Персиваль Лоуэлл, известный астроном и популярный писатель, в прошлом году неожиданно для всех отказался от американского гражданства ради службы Государству Офир. Возможно, именно удивительное омоложение послужило причиной такого поворота в его судьбе?..'
      
      'Сегодня войска президента Венесуэлы Сиприано Кастро вступили в Каракас. Возвращение законного президента в числе первых приветствовали Колумбия, Аргентина, Офир и Великобритания. Соперник президента Кастро бежал и, по многочисленным слухам, находится на пути в Соединённые Штаты...'
      
      
      8
      
      1909, мая 28-го, пятница,
      Москва, 'Русские ведомости'.
      
      
      'Завод 'Дукс' в Москве приступил к сборке частей аэроплана по проекту инженера Н.П. Евграфова. Первый аэроплан московского изготовления будет собран через полторы-две недели, и тогда же начнутся пробные полеты. Аэроплан рассчитан на одного человека'.
      
      'Во Франции закончена постройка военного дирижабля 'Россия', заказанного русским правительством. Сегодня дирижабль удачно проделал ряд воздушных манёвров, затем поднялся до высоты 200 метров и через полчаса спустился к месту своего отправления'.
      
      
      9
      
      1909, июня 02-го, среда,
      Германия, 'Берлинер тагеблатт'.
      
      
      'Намеченная на ближайшее время встреча с русским царём - безусловный политический успех Германии. Англо-французская общественность обеспокоена возможным сближением двух великих государств'
      
      'Стамбульские газеты развернули ожесточённую кампанию против России по поводу её предательского вторжения в Персию. Местное общество с воодушевлением приняло известие о том, что Турция берёт персидских и кавказских фидаев под своё покровительство'.
      
      'По сообщениям Оф.И.А. из Лимы, в Перу два дня назад была предпринята попытка переворота. Президента Аугусто Бернардино Легия-и-Сальседо на короткое время взяли в заложники, но его быстро освободили лояльные войска при поддержке подразделений Офира'.
      
      'Очередной уникальный успех графа фон Цеппелина подтверждает торжество истинно немецкого духа! Аппарат германского гения смог продержаться в воздухе более суток без посадки. 'Цеппелин II' с десятью пассажирами на борту пролетел семьсот километров! Император направил изобретателю поздравление'.
      
      
      10
      
      1909, июня 08-го, вторник,
      Лондон, 'Таймс'.
      
      
      'Съезд британских журналистов подаёт пример благородной преданности единству и могуществу Британской империи и готовности идти на все жертвы для её защиты против посягательств тех держав, что стремятся к господству над Европой'.
      
      'Президенты Рейес (Колумбия), Легия-и-Сальседо (Перу) и Кастро (Венесуэла) провели в Каракасе переговоры. В них принял участие бывший президент Аргентины, ныне исполняющий обязанности главы администрации Офира в этой стране, Фигероа Алькорта. Итоги переговоров неизвестны'.
      
      
      11
      
      1909, июня 20-го, воскресенье,
      Лондон, 'Дэйли мейл'.
      
      
      'Европейская общественность уверена, что свидание русского царя и германского кайзера в финских шхерах не изменит основ русской политики и послужит делу мира. Однако правительству Асквитта следует чутче реагировать на русско-германское сближение'.
      
      'В Йоханнесбурге проходят многочисленные акции протеста против правительства, которое заказало стальные рельсы для трансваальских железных дорог Офиру, не предложив предварительно заказ английским заводчикам и не дав им возможности принять участие в торгах на этот заказ. Отвечая на предъявленное требование объяснений, колониальный министр финансов отметил, что отдав заказ Офиру, трансваальское правительство сэкономило на одном этом контракте свыше двадцати пяти тысяч фунтов стерлингов'.
      
      
      12
      
      1909, июня 27-го, воскресенье,
      Лондон, 'Таймс'.
      
      
      'Сегодня Его Величество Эдуард VII и королева Александра торжественно открыли музей 'Виктории и Альберта'. На церемонии присутствовали Их Высочество принц Офира Генри, посланник Офира сэр Эндикотт, члены Кабинета министров, дипломатический корпус и избранное английское общество. Завтра Их Величества король и королева собираются посетить военный корабль Государства Офир, прибывший в Лондон с дружественным визитом. И бронированный корабль, и эршип принца Генри вызывают огромный интерес и привлекают толпы зевак'.
      
      
      13
      
      1909, июля 10-го, суббота,
      Германия, 'Берлинер тагеблатт'.
      
      
      'Во Франкфурте-на-Майне в присутствии известных германских и иностранных представителей аэронавтики и военной техники открыта международная выставка воздухоплавания. Особым богатством и разнообразием отличается германский отдел, затем следуют Франция и Англия. Наибольший интерес публики вызывает эршип Офира, достижения которого остаются непревзойдёнными. Огромный синий аппарат, похожий на кита, явно превосходит по всем параметрам изделия Цеппелина. Официально Государство Офир отказалось от участия в выставке, а эршип присутствует как наземная демонстрация и для показательных полётов'.
      
      
      14
      
      1909, июля 14-го, среда,
      Санкт-Петербург, 'Новое время'.
      
      
      'В Персии так давно царит беспорядок, что общественное мнение было подготовлено к решительной катастрофе. Положение в Тегеране остаётся неясным. Перестрелки в различных районах города продолжаются. Русские войска выдвигаются на Тегеран, чтобы обеспечить защиту жизни и имущества всех европейцев'.
      
      
      15
      
      1909, июля 20-го, вторник,
      Лондон, 'Дэйли мейл'.
      
      
      'Англо-сиамский договор вступил в силу. С сегодняшнего дня несколько территорий Малайского полуострова, ранее принадлежавшие Сиамскому королевству, стали британскими протекторатами'.
      
      'Из Персии сообщают, что русские войска заняли Тегеран. Шах Магомед Али его супруга и наследник престола взяты под защиту вооружённым конвоем русской и английской миссий. Шах обратился к Николаю II с телеграммой, в которой отдаёт себя и свою семью под покровительство русского царя...'
      
      'Германия и Турция заявили решительный протест против действий России и потребовали незамедлительно вывести все войска с территории Персии. Этот демарш царь проигнорировал. Сейчас он вместе с семьёй готовится к визиту в Британию, где, по слухам, собирается провести переговоры с Его Величеством королём Эдуардом и принцем Офира Генри'.
      
      
      16
      
      1909, июля 25-го, воскресенье,
      Париж, 'Орор'.
      
      
      'Луи Блерио совершил перелёт через Ла-Манш за двадцать три минуты! Как он сообщил, во время полёта им был замечен отряд подводных лодок английской эскадры, идущий глубоко под водой. Блерио утверждает, что сверху зрение легко проникает в морскую пучину'.
      
      'В окрестностях Милана проходят успешные опыты полётов на воздушном корабле конструкции инженера Форланини. Корабль построен по полужёсткой схеме. Все уверены, что дирижабль Форланини превосходит все другие аппараты, в том числе и цеппелины...'
      
      
      17
      
      1909, июля 31-го, суббота,
      Лондон, 'Дэйли телеграф'.
      
      
      'Сегодня в Дувре Их Величества король Эдуард VII и королева Александра радушно приветствовали прибытие яхты 'Штандарт' с царём и его семьёй на борту. Затем Их Величества поднялись на борт военного корабля Офира, где их встретил принц Генри. Остальные суда русской эскадры бросили якорь на рейде'.
      
      'Наш специальный корреспондент телеграфирует из Барселоны, что в минувший вторник в предместье Сен-Мартин, населённом рабочими, отряд жандармов был перебит мятежниками. В ночь на среду сожжено пятнадцать монастырей, и до рассвета бои продолжались на баррикадах. Зарево пожаров, точно прожекторы, освещало место сражения. Десятки священников и монахинь безжалостно перерезаны. Бандиты всюду поджигали дома, так что весь город залит морем огня...'
      
      'По сообщениям из Новой Зеландии, в последнюю неделю многие жители побережья могли наблюдать ярко освещенные объекты неясного происхождения, проходящие на большой высоте'.
      
      
      
      

      ГЛАВА 6. СОГЛАШЕНИЯ И ДОГОВОРЫ
      

      ...успешны, если есть кому следить за их исполнением.
      
      
      
      1
      
      Соглашение между Российской и Британской империями.
      
      
      Россия и Британия счастливо обнаружили происшедшее сближение интересов между сторонами, а также полное тождество во взглядах как по проблемам сохранения мира в Европе, так и по совместным действиям в иных частях света, и признали полезным для безопасности обеих Империй зафиксировать основные пункты, по которым стороны пришли к полному согласию.
      
      Россия и Британия в первую очередь стремятся к сохранению 'status quo' в Европе, но признают необходимость сокращения числа независимых государств за счёт тех, чья политика и действия признаются безответственными и угрожающими общему миру как из-за военных приготовлений или провокаций, так и за счёт интриг и прямого обмана. Британская сторона согласна, что все земли, населённые славянскими народами, должны управляться Россией.
      
      Британия безоговорочно признаёт приоритет русских интересов в Персии, в Центральной и Средней Азии, а Россия - британских интересов, как в Индии, так и в Сиаме и на всех территориях Юго-Восточной Азии.
      
      Британия признаёт приоритет русских интересов на западном побережье Северной Америки, в особенности в Калифорнии и на Аляске, а Россия - безусловный приоритет британских интересов в Канаде и на территориях восточной части Северной Америки.
      
      Британия признаёт приоритет русских интересов в Северном Китае, Монголии, Манчжурии и Корее, Россия - приоритет британских интересов в Южном Китае и землях к югу до Австралии, включая её территорию.
      
      Проливы Босфор, Дарданеллы и территория вокруг них, включая город Константинополь (Стамбул), являются зоной исключительно русских интересов, тогда как Египет и Суэцкий канал - зоной исключительно британских интересов.
      
      Каждая сторона реализует указанные интересы собственными силами, при необходимости привлекая любых союзников, но никакие её действия ни при каких условиях не будут направлены против другой стороны настоящего Соглашения. Британия и Россия отказываются от любых действий, идущих в ущерб друг другу при заключении иных договоров и соглашений с третьей стороной.
      
      Гарантом выполнения данного Соглашения стороны признают Государство Офир, предоставляя ему права верховного арбитра во всех спорах и конфликтах, которые впредь могут случиться между ними. Стороны обязуются держать данное Соглашение в тайне, не предавая его широкой гласности.
      
      Точные границы зон интересов обозначены в специальном приложении, которое и Британия, и Россия признают абсолютно секретными.
      
      Подписано в Дувре, в августе первого дня года тысяча девятьсот девятого от Рождества Христова:
      
      От Государства Офир, с согласия Е.В. Императора всех асиров Константина I, Генрир Эрарик из Дома Эрарика;
      
      От Британской Империи, с согласия Е.В. короля Великобритании, Ирландии и Императора Индии Эдуарда VII, Эдуард Грей;
      
      От Российской Империи, с согласия Е.В. Императора Всероссийского Николая II, Александр Извольский.
      
      
      2
      
      Абидос, шахты.
      
      
      - Это - ад, твари! - тучный надсмотрщик в странной одежде неспешно шёл вдоль строя рабов. Несмотря на то что говорил он негромко, каждое слово отчётливо слышал любой из тех, кто стоял перед ним. - Пылающее солнце выжжет из вас всю глупость...
      
      Это точно. Всё, чем теперь обладал Раймонд Боннин, - набедренная повязка из грубого материала да сандалии на ногах, свитые из жёсткой соломы. Правда, под навесом, который неизвестные хозяева отвели будущим шахтёрам, лежало ещё свёрнутое одеяло и глиняная плошка, да. И насчёт солнца этот жирный 'боров' прав, оно палило нещадно, так что даже набедренная повязка и сандалии казались чрезмерной одеждой. Но почему не чувствует жары надсмотрщик? Или вон те люди, одетые в столь жаркие по виду одежды, что и смотреть страшно.
      
      Всех захваченных в плен национальных гвардейцев Соединённых Штатов надолго поместили в какой-то тёмный подвал с металлическими стенами. Выйдя из него, они странным образом оказались у подножия гряды невысоких гор, окружённых со всех сторон пустыней. Ещё удивительнее то, что теперь они понимали язык своих хозяев. Это обошлось им в жуткую головную боль, с которой они однажды проснулись. Ещё большим шоком стали три луны, выкатившиеся под утро на небо.
      
      Днём - жара, ночью - холод, а с завтрашнего дня их ожидают шахты. Действительно, ад - надсмотрщик произнёс незнакомый термин, но память быстро нашла подходящее по смыслу слово!
      
      - ...Работайте достойно и самоотверженно, пока не сдохните, твари, тогда ваше посмертие будет благоприятно, - закончил свою блистательную речь надсмотрщик.
      
      'Он что, издевается?' - Боннин едва сдержался, чтобы не произнести это вслух.
      
      А вот его сосед, сержант Хейс, вполголоса пробурчал:
      
      - Работай и сдохни! Если не работать, отмучаешься быстрее. Какой смысл напрягаться? На его беду существо в тёмном балахоне, стоящее в отдалении с другими хозяевами, услышало реплику Хейса, и странным образом внезапно появилось прямо перед испуганным пленником.
      
      - Не веришь в посмертие, глупец? Думаешь, не бывает ничего хуже смерти?! Чудненько... для всех вас, дикари, это станет славным уроком! Как звать тебя, животное? - существо ткнуло рукой в лоб провинившегося.
      
      - Сержант Джон Хейс, армия Соединённых Штатов! - гордо поднял квадратный подбородок пленник.
      
      - Ты хочешь умереть, Джон? - голос звучал, как шипение змеи. - Не боишься?!
      
      - Если меня всё равно ждёт смерть, чего ж ждать?
      
      - Я покажу, чего, - существо из-под капюшона окинуло взглядом отшатнувшийся строй рабов, и Боннину внезапно стало холодно. - У каждого из вас есть то, что этот раб назвал бы 'душой', - теперь замораживающий голос слышали все, - но глупцы полагают, что смерть освободит их души, отправив в лучший мир! Бесполезная гордыня - итог мутных мифов.
      
      Теперь на лбу Хейса лежала рука, которая медленно сжималась в кулак, и каждый из присутствующих смог разглядеть разгорающееся внутри свечение. Сержант побелел и зашатался, а затем упал на колени, широко открывая рот, будто задыхался от недостатка воздуха.
      
      - Мне несложно вырвать душу, - резкое движение рукой - и свет в сжатом кулаке засиял, затрепетал, а тело Хейса с безжизненным стуком упало на песок. Страшное существо удовлетворённо кивнуло, сняло с пояса небольшой сосуд и поместило свет внутрь, затем подняло сияющий фиал повыше, чтобы каждый раб мог увидеть всё в подробностях, - поместить её в узилище и отправить туда, где ей самое место. Туда, где воплотятся все кошмары и страхи убогой душонки... Лёгкое движение руки открыло небольшой чёрный провал, а следующее небрежно забросило сияющий фиал внутрь. Окно закрылось, поглотив жертву.
      
      - Ты! - палец указал на Боннина. - Видел ли ты в своей жизни смерть и покойников?
      
      - Да, господин, - Раймонд опустился на колени, не желая, чтобы над ним повторили ужасный эксперимент.
      
      - Осмотри тело, - небрежный взмах руки указал вниз, - и честно скажи всем, что обнаружил!
      
      - Он мёртв, господин, - труп Хейса уже начал остывать, а широко распахнутый рот свидетельствовал о предсмертных мучениях, - в этом может убедиться всякий.
      
      - Ваш урок ещё не закончен, рабы! Я хочу, чтобы рядом с вами всегда находился тот, кто лично видел, что ждёт непослушных и нерадивых.
      
      Существо снова открыло чёрное окно, лёгким движением выхватило фиал с бьющимся внутри сиянием, а затем наклонилось над телом и 'вылило' свет, словно обычную жидкость, в разверстый рот трупа. Тело Хейса забилось в конвульсиях, порозовело, а ещё секундой позже Джон широко открыл глаза. В них застыли боль и ужас. Волосы сержанта мгновенно поседели, будто покрылись изморозью. Человек увидел стоящее над ним существо и перевернулся на колени, низко склонив свою голову.
      
      - Ты по-прежнему хочешь умереть?
      
      - Нет, пожалуйста! Нет, господин!!
      
      - Если ты будешь плохо работать и вызовешь недовольство хозяев...
      
      - Я буду примерным работником, господин!!
      
      - Тогда и посмертие будет счастливым, - милостиво согласился Владыка в чёрном балахоне. - Все ваши души принадлежат мне, низшие! Вы все вернётесь после смерти ко мне, чтобы получить по заслугам.
      
      Владыка начал сжимать кулак, и Боннин почувствовал, что задыхается. Рядом с ним по-рыбьи открывал рот Шобер. Поняв, что от него требуется, Раймонд опустился на колени, и сразу почувствовал, что может дышать. Все остальные быстро последовали его примеру.
      
      - Я доволен, - кивнул Владыка, - работайте хорошо и не забывайте этот урок!
      
      
      3
      
      Десятью часами позднее, там же.
      
      
      - Что ты видел, сержант?
      
      - Нет! - в глазах абсолютно седого мужчины застыл ужас. - Я не буду об этом говорить, сэр, не просите!!
      
      Боннин, Шобер и Хейс лежали под тентом, завернувшись в одеяла, и если первым было просто зябко, то сержант жестоко страдал от терзающего его холода.
      
      - Что там, за гранью, - продолжал настаивать Шобер, - ад, котлы, черти? А этот... в чёрном балахоне? Наверное, сам дьявол?
      
      Джон на миг перестал дрожать, уставив свои белёсые глаза на соседа по тенту, и от этого взгляда по спине Шобера побежала изморозь.
      
      - Ангел, сэр, - Хейс дрожащей рукой истово перекрестился, - обыкновенный ангел, назначенный собирать людские души. Именно он решает...
      
      Не договорив, Хейс отвернулся, стараясь поплотнее закутаться в тонкое одеяло. Боннину стало страшно, и он дрожащим голосом спросил:
      
      - Неужели нет никакой надежды, Джон?!
      
      - Почему ж нет, - после долгой паузы еле слышно пробурчал сержант, - надежд лишает именно дьявол, радуясь унынию и ужасу истинного христианина, сэр. Ангел же всегда приносит надежду даже туда, где её, казалось бы, и быть не может.
      
      - И что же делать?
      
      - Терпеть!..
      
      - И всё?
      
      - Нет. Нужно принять свою судьбу и много-много работать...
      
      - Нам дадут кирки - или иной инструмент?
      
      - Нет, - прошептал Джон, - только маленькие устройства вроде гвоздиков. Мы будем их ставить туда, где увидим нужные минералы...
      
      - И всё?! - громко удивился Шобер.
      
      - Всё, - глухо отозвался Хейс, - до самой смерти...
      
      - А надежда?..
      
      - Надежда - это ответ на лояльность и честный труд, - еле слышно откликнулся сержант, - в ней суть договора между людьми и ангелами.
      
      
      4
      
      1909, августа 03-го, вторник,
      Офир, Императорский дворец.
      
      
      - Чем ты хочешь меня порадовать, дочь?
      
      Вход в кабинет отца сторожили киммерийские волки, застывшие статуями по обе стороны двери, но искин Дворца не помешал открыть дверь. Константин, как обычно в рабочее время, сидел за пультом, изучая динамику событий, и чем-то напоминал паука, плетущего паутину.
      
      - Рихард и я разобрались с аппаратом Аттеро, отец! Хотя это и заняло почти целый год...
      
      - Без трёх месяцев, дорогая, - насмешливый взгляд отца заставил её порозоветь, - так что же выяснили мои главные изобретатели-исследователи?
      
      - Аттеро туле - не совсем то, что мы поначалу думали. Машина действительно блокирует возможность создания гипертуннелей, делая их нестабильными, но, к сожалению, в то время альтерай уже не желали размениваться на такие мелочи, как одна звёздная система! Как и в случае оружия Да Кары, устройство Аттеро создаёт сферическое 'поле нестабильности' гипертуннелей, радиус которого не менее десяти тысяч световых лет.
      
      - Хех! Древних интересовали лишь масштабные проекты! Такой гигантизм - косвенное подтверждение того, что они боялись вторжения извне. Их-то корабли имели устройство, компенсирующее этот эффект нестабильности?
      
      - Да. Без 'компенсатора' целостность объекта при пересечении 'горизонта' событий гиперпространства нарушалась, что приводило к взрыву.
      
      - Абсолютное оружие против кораблей! Так в чём же подвох?
      
      - Звёздные Врата, папа. Они тоже взрываются при попытке открыть их внутри 'поля нестабильности'. Вся их масса мгновенно превратится в энергию. Этого, может быть, недостаточно, чтобы разрушить всю планету, но последствия будут катастрофичны. То же происходит и с транспортёрами - и с кольцевыми, как у гоаулдов, и с оталийскими лучевыми. Трансляторы фёрлингов и ашенов, как и система ближнего переноса древних, установленная на трофейном линкоре, безопасны.
      
      - Значит, прибор Аттеро нам бесполезен? - Константин был разочарован.
      
      - Как аппарат, - рассмеялась Хельга, увидев кислую мину отца, - зато Рихард и я придумали целую группу устройств, которые имеют широкий спектр применения от блокировки гиперпереходов в пределах нескольких световых дней до создания избирательной нестабильности конкретного гиперокна.
      
      - Великолепно, дочь! - Константин растерялся от открывшихся возможностей. - Это обеспечит надёжную защиту всех звёздных систем, принадлежащих асирам. Плохо, что придётся отказаться от использования Врат и лучевых транспортёров...
      
      - Не нужно, отец. В числе разработанных приборов есть и компенсатор нестабильности. Все привычные для нас технологии перемещения можно использовать, как и прежде. Врата и транспортёры нужно просто дооснастить.
      
      - Ладно, - облегчённо вздохнул Константин. Перспектива переделывать всю систему транспорта в Империи его не вдохновляла, но если речь идёт лишь о дооборудовании, то дело другое. - Но ты, доча, пришла ведь не для того, чтобы просто сообщить о новых открытиях?
      
      - Естественно, папа! Рихарду и мне нужно построить и испытать изобретённые нами устройства, а искины фабрик и исследовательских форпостов без твоей санкции отказываются принимать их в производство. Это - во-первых. А во-вторых - и в-третьих, - нам нужны корабли с экипажами и какое-нибудь место, где можно безопасно провести полноценные испытания.
      
      - Где-нибудь подальше?!
      
      - Ага!!
      
      - Ха! Я знаю отличное место с брошенным исследовательским форпостом. Очень далеко. В другой галактике. Подойдёт?
      
      - Ты говоришь о Последнем Рубеже?!
      
      - Ётунхейм - отличное место для проведения таких экспериментов, дочь. Только возьми достойную охрану!
      
      
      5
      
      Договор пяти государств 'О совместных действиях и общих интересах'.
      
      
      Аргентина, Венесуэла, Колумбия, Перу и Чили, осознав необходимость совместных действий по освоению и наилучшему использованию природных богатств, по созданию эффективной экономики и надёжных транспортных коммуникаций, приняли решение:
      
      - признать все противоречащие данному договору соглашения с иными странами юридически ничтожными;
      
      - отныне и навсегда признать над собой всесторонний военный, политический, финансовый и экономический протекторат Государства Офир;
      
      - отныне и навсегда отказаться от каких-либо действий, как военных, так и политических, направленных друг против друга или Государства Офир;
      
      - отныне и навсегда отдать в ведение Государства Офир всю без исключения внешнюю и военную политику, ограничившись минимальными силами милиции и гражданской (национальной) гвардии, достаточными, по мнению Государства Офир, для охраны внешних границ стран Договора и поддержания внутреннего порядка;
      
      - принять единое трудовое, гражданское и уголовное законодательство по образцу, который представило Государство Офир для Аргентины;
      
      - отныне и навсегда все споры и разногласия между сторонами данного Договора будут выноситься в Администрацию Государства Офир, решение которой признаётся окончательным и не подлежащим дальнейшему обжалованию в каких-либо иных инстанциях.
      
      Договаривающиеся стороны намерены добиться освобождения всей территории Карибского бассейна, Центральной и Южной Америки от всякого влияния иных, не перечисленных в данном Договоре государств, но обязуются идти к этой цели по возможности мирным путём, полагаясь на переговоры, а не на открытую силу.
      
      Договаривающиеся стороны намерены оказывать помощь и содействие Королевству Испания, если такая помощь и содействие окажется необходимой.
      
      Данный договор является публичным и открытым для присоединения других государств. Подписано в Буэнос-Айресе в августе пятого дня года тысяча девятьсот девятого от Рождества Христова:
      
      от Государства Офир, с согласия Его Величества Императора всех асиров Константина I, Главный Администратор Офира Персиваль Лоуэлл;
      
      от Аргентины, с согласия Его Величества Императора всех асиров Константина I, Администратор Аргентины Хосе Фигероа-Алькорта;
      
      от Республики Венесуэла, президент Сиприано Кастро;
      
      от Республики Колумбия, президент Хосе Рейес-Прието;
      
      от Республики Перу, президент Аугусто Легия-и-Сальседо;
      
      от Республики Чили, президент Педро Монтт-Монтт.
      
      Подписано Императором Константином I и ратифицировано парламентами Венесуэлы, Колумбии, Перу и Чили шестого августа тысяча девятьсот девятого года.
      
      
      6
      
      1909, августа 07-го, суббота,
      Государство Офир, планетарная база 'Гоф'.
      
      
      - Сабо Дешеваль, лакота, - молодой человек протянул руку, приветствуя соседей по комнате. - Для друзей - просто Копыто!
      
      - Корвин Герайнт, волианин, - белокожий сосед радостно улыбнулся, пожимая предплечье протянутой руки, как заведено у воинов. - Можно Корвин или Кор, как тебе удобнее, воин.
      
      - Дилан Йоло, я с Лунной базы, - тонкий тёмноволосый юноша растерянно улыбнулся Сабо, осторожно пожимая его предплечье и опасливо косясь на сразу нахмурившегося Корвина.
      
      - Ты - ашен! - сразу зашипел Корвин, - да как ты вообще посмел...
      
      - Тс-сш! - зашипел на него четвёртый сосед, рослый брюнет-великан, - уймись, горячий волианский парень! Он не убивал твоих родичей и, скорее всего, знать не знал ни о каких преступлениях. Кстати, я - Годо Гвилим, аргентинец, то есть, ...хм, патагонец... или валлиец? Какая разница? Все мы теперь - воины Императора Константина I!
      
      - Он - ашен, - упрямо наклонил голову Корвин, но руку, которую протянул Годо, пожал, - как ему можно доверять, объясни?!
      
      - Тебе, Корвин, недостаточно, что ему верит сам Император? - Годо покровительственно потрепал соседа по плечу. - Или ты не уверен в его навыках? Так мы все здесь для того, чтобы учиться...
      
      - ...и занять достойное место в Империи, - открыто улыбнулся Дилан, - если я чем-то успел тебя обидеть, Корвин Герайт, искренне прошу прощения!
      
      - Ладно, забыли, - насупился волианин, но протянутую ашеном руку пожал, - всё равно мы обречены прожить три месяца в одной комнате. За это время разберёмся, кому здесь можно верить.
      
      - Отчего ж? Ты можешь попросить перевести тебя в другую группу, - Копыто жёстко и внимательно смотрел на бледнеющего Корвина, - если желаешь, я могу обратиться к Сигурду, нашему куратору.
      
      - Ага, и я заработаю жирный минус в личное дело с комментарием 'неуживчивый', да? Спасибо, не надо!
      
      Годо с удивлением посмотрел на них:
      
      - Не могли бы вы прояснить, парни, вам что-то известно о порядках на этой учебной базе и... вообще? Я, конечно, успел закончить образовательные курсы, и для меня уже не секрет, что люди живут на многих планетах... но Луна, кажется, безжизненный каменный шар? И вообще, давайте-ка познакомимся поближе. Я - бывший матрос флота бывшей Республики Аргентина...
      
      - Матрос?..
      
      - Ходил на настоящих кораблях?!
      
      - А бывают 'ненастоящие'? - изумился великан.
      
      - Годо служил на планетарных вооружённых бронированных платформах, передвигающихся по воде, - с усмешкой 'перевёл' слова аргентинца Копыто. - Среди нас только я имею реальный опыт сражений, парни, и поэтому назначен старшим. И сразу поясню: все те, кто собрался здесь, на базе 'Гоф', - будущая элита Империи, потому каждое наше слово, действие - или бездействие - будет тщательно разобрано и учтено, формируя досье курсанта... с завтрашнего дня, парни! Сегодня на высказывания Корвина ещё никто не обратит внимания, но завтра они пойдут в минус и ему, и мне, поскольку я, как старший, отвечаю за вас. Мне такая радость ни к чему, а потому предлагаю договор: отныне среди нас нет ашенов, волиан, аргентинцев, валлийцев, лакота - все мы, как и ещё четыре тысячи парней, - курсанты базы 'Гоф' и будущие викинги Империи. Кто не согласен - пусть убирается обратно в ту вонючую пещеру, откуда вылез. Договор?
      
      - Договор, - мгновенно среагировал Дилан.
      
      - Да, сеньор старший курсант! - оскалился Годо.
      
      Все они в три пары глаз требовательно уставились на Корвина. После недолгих раздумий волианин протянул будущим соратникам руку:
      
      - Согласен, я обещаю следовать духу этого договора.
      
      - Отлично. Теперь давайте познакомим Годо, как самого 'дикого' из нас, с реалиями окружающего мира. Начну я с рассказа о том, какие корабли являются настоящими. Потом Дилан пусть расскажет о Лунной станции, а Корвин - о Волиане. Затем я проведу краткий инструктаж о базе и порядках на ней. - Сабо Копыто широким жестом показал на пейзаж за окном, на одинаковые домики, аккуратно расставленные по склонам ущелья, на лапы пирсов, вытянувшиеся далеко в океан, и высокие дома-башни, дружно тянущиеся в небо.
      
      
      7
      
      Абидос, Дворец Верховного Владыки Ра.
      
      
      - Ваш визит, Яшмовый Император, Владыка Нефритового Трона - огромная честь для нас!
      
      Гость остановился точно в дюжине шагов, демонстрируя стремление к переговорам, и Ра сдержанно поклонился, синхронно повторила его действие и Хатор, стоящая на шаг позади него.
      
      - Благодарю за согласие выслушать нас, ослепительный Солнечный Диск, Владыка Золотого Трона! - ответный поклон Ю был столь же сдержан и плавен.
      
      - Видеть вашу небесную красоту, драгоценная Яшмовая Императрица, Владычица Нефритового Трона - радость для нас! - теперь Ра поклонился Гуань Инь, и его приветствие эхом повторила Хатор.
      
      - Счастливы видеть тебя, Владычица Золотого Трона божественная Хатор, в добром здравии и весеннецветущей красоте, - Ю поклонился хозяйке дворца, и Гуань Инь, кланяясь вслед за ним, мягко улыбнулась.
      
      Вслед за этим ожили лотары хозяина, до этого момента неподвижно замершие у стен зала, они бегом вынесли овальный столик и четыре кресла, установив их ровно посередине между Владыками.
      
      - Прошу, господин Ю, госпожа Гуань, - Ра жестом указал на кресла, - полагаю, время дорого, и потому стоит перейти к делу, которое привело вас на Абидос.
      
      Хозяин подал пример, усадив сначала Хатор, а затем опустился в кресло и сам, бесстрастно глядя на сидящих по другую сторону стола редких гостей. Ра с удовольствием отметил, что Ю поморщился от подобной бесцеремонности, зато Гуань Инь, наоборот, ожила, и теперь смотрела на хозяев с возрастающим интересом, улыбаясь краешком губ.
      
      - Возможно, ты прав, господин Ра, - согласно прикрыл глаза Ю, выждав небольшую паузу, - тем более что мы направлялись к тебе на Абидос с несколькими важными вопросами, но теперь их стало лишь больше.
      
      - Если это будет в моих силах, я постараюсь удовлетворить твой интерес, господин Ю, - неужели Яшмовый император боится грядущей стычки с Сокаром и пришёл договариваться о союзе? - Однако далеко не любой вопрос может иметь гласный ответ.
      
      - В этом не сомневаюсь, - Ю перевёл взгляд на цветущую мягким румянцем Хатор, - не расскажешь ли, как удалось возвратить здоровье несравненной царице?
      
      Ра усмехнулся и перевёл взгляд тёмно-карих глаз на свою супругу, едва заметно кивнув.
      
      - Мы принесли присягу полного служения, Нефритовый господин. Это вернуло нам разум.
      
      - Прости, дорогая, - лицо Гуань Инь застыло фарфоровой маской, - но в подобное трудно поверить. Если вылечить подступающее помутнение рассудка было бы так просто, наши сёстры не сходили бы с ума!
      
      - Мы не сказали, что это было совсем просто... сестра, - Хатор насмешливо уставилась на Гуань Инь, - обеты должны быть принесены и засвидетельствованы Чёрным Камнем Клятв, иначе они бесполезны!
      
      Глаза Владыки Ю чуть не выскочили из орбит, а 'фарфоровая маска' Гуань Инь 'треснула', выпустив на волю обычную испуганную девчонку. Гостям понадобилось не меньше минуты, чтобы вернуть себе надлежащий вид.
      
      - Предваряя твой следующий вопрос, господин Ю, сразу отвечу, - Ра с удовольствием следил за прорывающимися наружу эмоциями гостей, - я тоже принёс обеты на Рунстире и ничуть об этом не сожалею!
      
      - Но ведь Чёрный Камень... принадлежит Асгарду?! - неуверенно возразил Ю. - Он убивает любого гоаулда, прикоснувшегося к нему!
      
      - Оба твоих утверждения ошибочны, Нефритовый господин. Всё зависит от намерения, с которым ты подходишь к артефакту.
      
      - Всё равно, Солнечный Диск больше не может возглавлять Октархию Хесеры!
      
      - Я, Владыка Ю, уже давно её не возглавляю. С той поры, как меня предали и изгнали на Абидос те, кто сражался рядом против полчищ изменника Анубиса...
      
      - Подожди, выходит, ты теперь служишь Асгарду?!
      
      - Пф-ф, - не сдержалась Хатор, - гоаулды никогда не будут служить 'поросятам', Нефритовый господин!
      
      - Асгарду? Ха-ха, - рассмеялся Ра. - Ну что ты, господин Ю! Золотой Трон и его царица не сошли с ума. Наоборот, мы вернули душевное здоровье! Да и вряд ли 'поросята' стали бы спокойно смотреть, как любой из гоаулдов возвращает себе домен и наводит в нём порядок. Их жгучее желание - чтобы усобица между нами длилась вечно, всё больше ослабляя и Октархию, и их противников!
      
      - У тебя же ничего не было. Совсем ничего... - задумчиво прищурился Ю, совсем иначе посмотрев на хозяина Абидоса, - ...неожиданно исчезает Херур, а Апофис вспоминает, что он примерный сын! Ты же возвращаешь свой домен...
      
      - Кому же вы служите, Золотые госпожа и господин? - невинно поинтересовалась Гуань Инь. - В Дуате помимо гоаулдов и Асгарда никто не обладает силой!
      
      - Наш Владыка - Император всех асиров, - скромно опустила взгляд Хатор, - мы принесли ему клятву беззаветного служения. Мой муж, Золотой господин Ра, обрёл великую честь стать личным вассалом Императора Константина I Эрарика.
      
      - Эр Арик? - Ю поморщился, пытаясь вспомнить, откуда ему знакомо это имя. О, вспомнил! - Если я не ошибаюсь, так именовали одного из древних, вернувшегося на Таури. Какое отношение к нему имеет ваш император?
      
      - Наследник, - ухмыльнулся Ра.
      
      - Служите обычному хактару? - брезгливо отшатнулась Гуань Инь, - как это отвратительно!
      
      Хатор и Ра лишь дружно ухмыльнулись, глядя на гостью насмешливо и свысока. Что взять со старой и больной матки гоаулда, теряющей рассудок?
      
      - Хактар не имеет сил, чтобы открыто противостоять богам. Он не может принимать их на службу и помогать в восстановлении домена, - мягко возразил Ю, заставив свою супругу порозоветь от стыда. - Прошу вас, Золотые господа, извинить Яшмовую Владычицу. Последние годы она не здорова, и это одна из причин, по которой я просил о встрече. Я уже понял, что ваш император - не простой хактар...
      
      - Он - асир, - усмехнулась Хатор. - Если ты, Нефритовый господин, встретив его или иного асира, хотя бы в мыслях посмеешь спутать его с хактаром, то очень об этом пожалеешь. Возможности асиров ничуть не уступают тем, что показывали древние, а в чём-то их и превосходят.
      
      - Их много?
      
      - Я встречал троих - самого Императора, его наследника принца Генрира Эрарика и Владыку Рихарда Веттина, хотя моя супруга сталкивалась ещё с несколькими. Однако мы слышали, что их - тысячи...
      
      - Велик ли домен Императора всех асиров?
      
      - Таури, Волиана, планеты бывшей Конфедерации Ашен - это те, о которых мне известно. Асиры скрытны, все их миры серьёзно защищены. В них невозможно проникнуть без разрешения асиров. Мне известно, что в перечисленных мирах не меньше десяти миллиардов разумных. Даже Асгард не стесняется просить помощи асиров, когда терпит поражение от могучего врага, с которым упорно сражается много столетий. Как мне сообщили, асиры послали на помощь флоту Асгарда пару своих фрегатов. Их хватило, чтобы уничтожить врагов, атаковавших Асгард.
      
      Владыка Ю постарался не показывать, насколько его ошеломили слова Ра. Он-то полагал, что единственные, кто мешают господству гоаулдов в Дуате, - это 'поросята'! Оказывается, есть ещё две могучие расы, как минимум не уступающие Асгарду - а то его и превосходящие. И десять миллиардов населения! В семь раз больше, чем обитает в мирах Нефритовой Империи!! Это значит, что все мечты гоаулдов о верховенстве в Дуате смешны и бессмысленны. Пока бессмысленны. Ха! А ведь хитрец - или мудрец? - Ра вовремя сориентировался и принял сторону одной из доминирующих сил в этой галактике. Его приняли, оказали поддержку - значит, эти асиры не имеют предубеждений против гоаулдов и их, как ни прискорбно признать, паразитического способа жизни?
      
      - Скажи, Солнечный Диск, ведь они не будут уничтожать гоаулдов, так?
      
      - Асиры против бездумного истребления, как и древние, наследниками которых они являются. Кстати, по настоянию своего господина я вернул к жизни царицу Эгерию, которая после присяги Императору была передана токра.
      
      Ра ехидно ухмыльнулся. Вспоминать выражение крайнего ошеломления на лицах бывших врагов, явившихся забирать свою прародительницу, весьма приятно. К тому же радость продолжается! Теперь к тем добавятся ещё и воспоминания об удивлённой физиономии Владыки Ю, о широко распахнутых глазах императрицы Гуань Инь. В итоге наслаждение от акта 'милосердия' намного превосходило то, что можно было бы получить, изощрённо пытая или казня токра, и Ра мысленно поблагодарил своего господина.
      
      - Твой сын, Владыка Апофис, тоже служит Императору всех асиров?
      
      - Каждый в этой галактике служит планам Его Величества, даже если об этом не подозревает, - усмешка Ра превратилась в широкий оскал, - если же ты говоришь о присяге, то Апофис пока не заслужил такой чести. Кроме того, присяга и звание октарха, как мне кажется, несовместимы. По этой причине я рекомендовал Апофису не торопиться с обращением к Императору принять его вассальную клятву.
      
      - Много ли гоаулдов приняли власть Императора всех асиров, - продолжал настырно интересоваться Ю. - Помимо Золотого Трона и его царицы Хатор?
      
      - А также светлой госпожи Эгерии и её детей, которых именуют токра? - Ра продолжал ехидно улыбаться. О, какое же немыслимое ранее наслаждение доставляет подобный разговор! - Всех, я полагаю, значительно больше тысячи. Из влиятельных гоаулдов могу назвать своих детей Осириса и Исиду, Владыку Сета...
      
      - Октархия Хесера приговорила его к смерти! - взвился от очередного шокирующего известия Ю.
      
      - Я более не служу Октархии, - спасибо тебе, мой господин Константин, за возможность бросить эти слова в изумлённое лицо Нефритового Императора, - для меня их решения более не имеют никакого значения. Что же касается Сета, он наказан и теперь будет служить личным охранником Императора, пока не искупит свою вину.
      
      Ю ошеломлённо покачал головой: он уже ничего не понимал. Поставлен охранником... в наказание?
      
      А вот Ра, наконец, осознал: читать мысли разумных очень просто - конечно, если сам полностью управляешь нитью разговора.
      
      - Поверь, Нефритовый господин, тебе подобное будет точно не по душе, и подробности лучше не знать, - Ра обменялся многозначительными улыбками с Хатор, и от них лицо Ю перекосило. - Так о чём ты желал говорить с Золотым Троном, планируя посетить Абидос?
      
      - Теперь даже не знаю...
      
      Ра за многие тысячи лет ни разу не видел Нефритового Императора в подобной растерянности, а несравненная Гуань Инь побелела, превратившись в изящную фарфоровую статуэтку.
      
      - Яшмовый Трон просил о встрече, полагая, что договор о совместных действиях против Сокара и его миньонов интересен Солнечному Диску.
      
      Ну конечно! Владыка Ю просто беспокоится о сохранении собственной власти в Нефритовом домене!
      
      - Такой договор приемлем. Более того, я предлагаю гарантировать друг другу ненападение и сохранение нынешних общих границ. Также имеет смысл уже сейчас поделить то пространство, которое по какому-то недоразумению ещё принадлежит Сокару и его миньонам.
      
      - А что будет с планетами, которые защищает Договор с Асгардом?
      
      - Они перейдут под власть Империи всех асиров, Нефритовый господин. По этому вопросу никакого торга не будет. Мнение Императора однозначно. - Ю скривился, демонстрируя своё недовольство. - Ты не можешь противиться воле Его Величества, Нефритовый господин, даже не мечтай. Но если для тебя это важно, я готов уступить титул Верховного октарха. Мне он бесполезен, а ты займёшь главное место в Пространстве гоаулдов.
      
      - А разве ты не собирался передать этот титул своему сыну Апофису? Его влияние среди гоаулдов велико, а авторитет несомненен. Этот шаг выглядел бы естественно - особенно после происшедшего на встрече октархов!
      
      Забавно! Ра не сомневался, что Владыка Ю попробует настроить Апофиса против него. Ра точно постарался бы, если бы был на месте Ю... и оставался обычным гоаулдом. О, пусть Нефритовый Трон только попробует заплести подобную интригу! Его не обрадует подготовленный на такой случай сюрприз! Хотя честь и долг хозяина требуют от него сделать предупреждение... намёк:
      
      - Если Апофис хорошо покажет себя в грядущей войне, его мечта исполнится, и Император Константин примет у моего сына клятву служения, - Ра в знак искренних намерений приложил руку к груди и слегка склонил голову, скрывая насмешку.
      
      Очевидно, что договор с Нефритовым Императором преждевременен. Если действия Ю будут успешными, никто ему 'мешать' не станет, если же Нефритовый господин ошибётся, ничто не помешает Апофису отобрать у Яшмового Трона самые вкусные кусочки, хе-хе!
      
      
      

      ГЛАВА 7. КРАТКАЯ ПЕРЕДЫШКА, ЧАСТЬ 1
      

      ...в раздумьях и в сомнениях.
      
      
      
      1
      
      1909, августа 11-го, среда,
      Франция, Шербур.
      
      
      Ночью было пасмурно, но с утра погода прояснилась, и яхта Е.И.В. 'Штандарт' входила на Шербурский рейд под яркими лучами солнца. Многочисленные оркестры, собранные в порту и на палубах судов, встречающих императора Николая II, попеременно играли то русский гимн, то 'Марсельезу'. Примерно в два часа дня 'Штандарт', сопровождаемый 'Полярной Звездой', подошёл к стоящему на якоре крейсеру 'Галиле', на борту которого ожидал высоких гостей президент Французской республики Арман Фальер. Лишь только яхта императора бросила якорь, загрохотали залпы приветственного салюта, а ещё через час его превосходительство президент Франции поднялся на борт 'Штандарта', где был встречен его императорским величеством Николаем II.
      
      Фальер немного удивился неожиданно бодрому и приподнятому настроению царя, но отнёс его происхождение на хорошую погоду и завершение очередного этапа нудного морского путешествия.
      
      Но удивление президента возросло безмерно, едва он увидел царицу и наследника. Аликс, вопреки возрасту, выглядела молодо и ярко, оправдывая детское прозвище 'Солнышко', полученное при английском дворе. Столь же бодрым и жизнерадостным казался цесаревич. Это в корне противоречило всей информации, предоставленной разведкой и дипломатами.
      
      Даже в момент протокольной встречи Алексей не выпускал из рук странный светящийся мячик. По лицу мальчика было нетрудно заметить, что царевич прижимает к груди не игрушку, а нечто для него бесценное. Морское путешествие явно пошло ребенку на пользу, на щёчках играл румянец, а глаза озорно блестели. Может быть, пора менять главу разведки, упорно настаивающего на смертельной болезни русского наследника?!
      
      Несмотря на видимую теплоту встречи, Николай и Аликс без всякого удовольствия обменялись протокольными приветствиями с президентом Франции. Этот полноватый неопрятный мужик был яркой иллюстрацией русской пословицы 'из грязи в князи'. Его дед работал простым кузнецом, отец - судебным приставом, но зато сам Арман с молодости стал профессиональным политиком, а теперь вместе с постом президента получил и титул князя Андорры. Победа в Восточной войне сделала его патриотом и пацифистом. Франко-прусский конфликт и восстание в Париже воспитали ненависть к Германской империи и заставили искать прочного союза с Британией.
      
      Без сомнения, Франция и Британия - вековые соперники в колониях и на морях, но они уже поделили мир и могут друг с другом договориться. А вот Германия - явный и яростный враг, молодой хищник, опоздавший к дележу добычи, но непременно желающий урвать 'свою долю'. Германия - зло, как, впрочем, и Россия. Но 'варварская Тартария', укутанная снегами и заселённая медведями - зло далёкое и пока неопасное. Если заставить этих диких скифов служить цивилизованным государствам, подчинить, выдрессировать, то так называемая 'Российская империя' может даже принести изрядную пользу.
      
      После ожидаемого обмена мнениями о текущей политической ситуации в колониях, на Балканах и в Персии, который, как и ожидалось, ничем не окончился, стороны обсудили создание Антанты, окончательно сложившейся с подписанием англо-русского договора два года назад, дежурно подтвердив приверженность делу мира и неприятию любой войны в Европе. В целом, всё шло прекрасно - варвары демонстрировали готовность тащить назначенную им упряжку.
      
      Осталось лишь обсудить несколько мелочей.
      
      - Что?!.. - расхохотался русский царь в ответ на попытку Армана пожаловаться на недостойное поведение офирцев, фактически изгнавших французский капитал из Венесуэлы, Колумбии, Перу, Чили и Аргентины, препятствующих важным научным исследованиям в южной полярной зоне и запретивших китобойный промысел. - Заверяю ваше превосходительство, что ни Россия, ни Британия не поддержат никаких действий или просто недружественных высказываний против Государства Офир.
      
      - Но почему?!
      
      - Просто поверьте, Фальер! - царь доверительно наклонился к собеседнику. - Это совершенно невозможно и обсуждению не подлежит. Но, исключительно благодаря моему доброму отношению к прекрасной Франции, я позволю себе один намёк, которым столь опытный политик как ваше превосходительство, без сомнения, сумеет правильно распорядиться.
      
      - Франция умеет быть благодарной, ваше императорское величество.
      
      - Что бы ни казалось со стороны, ваше превосходительство, - царь старался говорить как можно тише, - ни Британия, ни Россия не имеют ни малейшей возможности повлиять на политику Государства Офир или на позицию его императорского величества Константина I.
      
      Фальер задумался: данное утверждение, если оно правдиво, конечно, многое объясняет. А вот правдиво ли?.. Но прямая ложь от русского царя, известного всем своей поистине детской наивностью, да ещё на столь важной встрече...
      
      - Офир не торопится открывать посольства в странах Старого Света, ваше императорское величество, - Фальер старался говорить медленно, чтобы заметить любое изменение настроения собеседника, - хотя уже сейчас играет заметную роль в мировой политике. Единственное представительство этой страны открыто в настоящее время в Лондоне.
      
      - На переговорах с принцем Генри Офирским я договорился об открытии представительства в Санкт-Петербурге. Полагаю, это случится уже через месяц.
      
      - Это очень интересно, ваше императорское величество, и позволяет надеяться на более деятельное участие Офира в решении мировых проблем.
      
      - Даже не сомневайтесь, ваше превосходительство!
      
      Но почему же тогда Офир упорно не желает открыть аналогичные представительства в Итальянском королевстве или во Французской республике, где искренне восхищаются действиями эршипов после землетрясений, происшедших в конце прошлого и в этом году? Нельзя допустить сближения позиций этой новой силы с Германией, но этот принц Генри после окончания своего визита в Британию отправился на встречу с кайзером.
      
      С учётом явно недружественной позиции Офира к французам, ведущим свои дела в Южной Америке и в антарктических морях, а также к норвежцам и к американцам, чьи китобойные суда арестованы и конфискованы, возникает резонный вопрос: а жизнеспособна ли Антанта вообще? Тем более, что ни британский парламент, ни правительство королевства даже не попытались возмутиться конфискацией китобойных и рыболовных судов, промышлявших в Южной Атлантике, и тем, что у британских граждан отобрали собственность в Аргентине.
      
      Что за игру затеяли лайми с 'медведями'?
      
      Чем она закончится для милой Франции?!
      
      - Двадцать восьмого августа в Реймсе ожидается открытие фестиваля 'Неделя воздухоплавания', ваше императорское величество, - конечно же, царь об этом знал, но ведь напрямую вопросы, которые так взволновали Фальера, не задашь! - Намечена демонстрация более пятидесяти аппаратов, в том числе показательные выступления эршипа и цеппелина. Буду счастлив увидеть его превосходительство Столыпина на данном мероприятии. На 'Неделю' намеревались прибыть господа Ллойд-Джордж и Уинстон Черчилль...
      
      - Полагаю, Пётр Аркадьевич с интересом посетит данный фестиваль, - одними глазами улыбнулся Николай.
      
      Что, и больше никаких комментариев? Чёрт, да что же не так?! Фальер изо всех сил пытался удержать нарастающее беспокойство: царь ведёт себя как-то странно. Эта мимолетная улыбка, едва заметная снисходительность... где же Арман видел нечто подобное?
      
      Точно! Именно так взрослые люди взирают на озорство избалованных детей. Чужих детей! Но ведь этот варвар не имеет никакого права смотреть на президента Французской республики так, будто именно ему - и только ему! - открыты все тайны, все секреты мироздания?! Или...
      
      
      2
      
      1909, августа 11-го, среда,
      Германия, Кёльн.
      
      
      - Спасибо за приглашение, ваше императорское величество, - принц Генри Офирский оказался молодым симпатичным человеком с огненно-рыжими волосами.
      
      Немецкий язык гостя был безупречен, а низкий бархат голоса наверняка вызывал у дам сладостную истому. Вилли сразу вспомнил о своей дочери, Виктории-Луизе. Вот чем не жених для неё?! Надо лишь разрешить несколько незначительных проблем и убрать досадные препятствия, главное из которых - чуждые европейцам варварские обычаи.
      
      Осведомлённые лица сообщают, что все офирцы поголовно - язычники, и у них распространено многожёнство. Говорят, что у императора Константина I - две жены! Бог с ним, но для зятя германского императора это совершенно недопустимо. Немецкая принцесса не может быть 'продана' в сераль!
      
      Вилли бросил взгляд на огромный воздушный корабль: какая мощь и восхитительная рациональность! Как же хочется воспользоваться мощью Офира!!
      
      Округлый глянцевый бок эршипа круто уходил вверх, но в отличие от дирижаблей, корабль не производил впечатления неуклюжего и неповоротливого. Он изящен и уверенно совершает сложнейшие воздушные эволюции. Поражает даже то, как легко громадный корабль опустился на площадь Кёльна, окружённую толпою зевак, и неподвижно застыл, создавая ощущение надёжности, любимое всеми немцами. По сравнению с эршипами цеппелины, говоря откровенно, не смотрятся, да. А ведь помимо них у южной империи есть и другие технические чудеса. Жёсткость и быстрота, с которой Офир разгромил Аргентину, сколотил коалицию пяти стран и турнул торгашей - янки, лайми и 'лягушатников' - внушают уважение. Но - увы! - к 'новому хищнику' Германия успела поднакопить немало серьёзных претензий и, скажем прямо, обид. Но это потом, всё потом! Сейчас...
      
      - Спасибо, что откликнулись на моё приглашение, - улыбнулся шикарными усами Вильгельм, от чего их кончики ещё больше задрались вверх. - Я бесконечно благодарен за демонстрацию этого чудесного корабля...
      
      Вилли многозначительно замолчал, давая возможность гостю вставить несколько формальных слов и тем самым завязать беседу, но принц невозмутимо держал паузу, ожидая, что ещё добавит Вильгельм. А кайзер не торопился продолжать разговор, внимательно наблюдая за собеседником. Каков молодец! Британское хладнокровие, немецкая аккуратность. Взгляните на его солдат!
      
      Да, офирские солдаты произвели на кайзера изрядное впечатление, ничуть не меньшее, чем воздушный корабль. Пусть воинов всего дюжина - но как быстро и слаженно они взяли под охрану и эршип, и принца. Мундиры необычны, а одетые поверх строгих кителей чёрные пластины превращают их в подобие рыцарского доспеха. Округлые шлемы незнакомого образца без личины ещё более усиливают ощущение, что охрана принца состоит из настоящих рыцарей. Вот только странные короткие ружья с толстыми стволами, да и отсутствие мечей портят весь благородный вид воинов, нарушая гармонию 'средневекового' стиля. С точки зрения кайзера Вильгельма, конечно.
      
      - ...и очень надеюсь ознакомиться и с другими чудесами офирских технологий. Вся Европа благодарна вам за спасение безнадёжно больного цесаревича Алексея...
      
      Это намёк? Генрир заинтересованно остановил свой взгляд на больной руке кайзера. Ха! Какой намёк?! Скорее, скрытая просьба, да-да. Едва завуалированная попытка выяснить, не поможет ли офирская медицина и Вильгельму, страстно желающему избавиться от собственных врождённых недугов. Самым досадным из них он считал недоразвитость левой руки, которая была короче правой на целых пятнадцать сантиметров! Вильгельм привычно скрывал это 'уродство', стараясь держать одну из рук согнутой. Ещё ребёнком он пережил множество 'издевательств' лейб-медиков (в душе они явно были палачами), пытавшихся исправить врождённый порок. Руку распрямляли и вытягивали при помощи специально сконструированной для этой цели машины, стимулировали электрическими разрядами... мальчику Вилли иногда казалось, что фантазия мучителей бесконечна, и он изо всех сил старался обходиться без их помощи. К восемнадцати годам будущий кайзер благодаря постоянным упражнениям самостоятельно преодолел последствия родовой травмы плечевого нерва и благодаря непрерывной борьбе с несовершенством тела обрёл огромную силу воли. Но уродливая 'сухая' рука - не то, что Вильгельм мог преодолеть сам, собственной волей и трудом. Здесь кайзер нуждался в помощи 'чудотворцев'...
      
      - Цесаревичу для полного исцеления понадобилось недельное лечение в военном госпитале Офира. Всё время он был недоступен для посещения родными и близкими. У Офира прекрасная медицина, ваше императорское величество, она способна справиться с любыми недугами!
      
      У кайзера аж усы распушились: это же прямое приглашение!! На всякий случай, Вильгельм решил аккуратно уточнить, правильно ли он понял собеседника.
      
      - Госпиталь размещается на том самом крейсере, кронпринц, который сейчас находится с визитом в Британии, не так ли?
      
      - Вы правы, ваше императорское величество.
      
      - Как вы отнесётесь к приглашению вашему крейсеру посетить с дружеским визитом?.. - кайзер замолчал, вопросительно глядя на Генрира.
      
      - Положительно. Полагаю, визит в Брунсбюттель может состояться уже в ближайшие дни.
      
      Неужели мечта Вильгельма наконец-то исполнится?!
      
      - Великолепно! И так кстати, что на обратном пути из Франции этот же город собирается навестить мой дорогой брат царь Николай. Буду рад посетить ваш крейсер и осмотреть госпиталь на его борту. А сейчас, прошу вас...
      
      
      3
      
      Чуть позже, ратуша, Ганзейский зал.
      
      
      - ...Действия Офира в отношении германских моряков и китобоев совершенно недопустимы, - рейхсканцлер Теобальд фон Бетман-Гольвег старался говорить жёстко и весомо, но это получалось у него весьма плохо, - Германия требует вернуть захваченные суда и более не препятствовать морскому промыслу.
      
      Слушая это заявление, Генрир едва ни улыбался. После того, как он и Вильгельм договорились о лечении кайзера и о возможном присоединении Рейха к 'офирскому' союзу, выступления Теобальда напоминали потуги деревенского дудочника на выступлении струнного оркестра - мило, но неуместно.
      
      - В конце сентября прошлого года Государство Офир заявило как о безусловном суверенитете над Антарктидой и омывающими её водами, так и о последствиях за попытку нарушения этого суверенитета. Ваши требования бессмысленны, герр Теобальд. - Генрир сочувственно развёл руками, - Офир ни за что не отступит с этой позиции. Мне кажется, герр Теобальд, вы ещё не полностью вошли в курс дела, приняв пост у фон Бюллова.
      
      Рейхсканцлер беспомощно посмотрел на императора, но тот сделал вид, что тут не причём. Вильгельм был недоволен вынуждённой отставкой фон Бюллова, неизбежной после того, как рейхстаг отклонил предложенный бюджет. Рост расходов на колонии и флот вызвал ярое сопротивление и бюргеров, и проанглийской партии. Торгаши, аристократия западных земель и фабриканты продавили на пост рейхсканцлера фон Бетман-Гольвега, до того имперского статс-секретаря по внутренним делам. Он сделал карьеру благодаря студенческой 'дружбе' с будущим кайзером, который оценил тонкий изощрённый ум Теобальда. Но с недавних пор фон Бетман-Гольвег вызывал у Вильгельма лишь тоску. Удивительно занудная личность - к тому же, этот человек даже не служил в армии!
      
      Если Офир даст твёрдые гарантии, Германия откажется от амбициозной программы строительства дредноутов. Уступка Германской Юго-Западной Африки Офиру в ответ на его поддержку в окончательном объединении всех немецких земель в единый Рейх обещала снизить внутреннюю напряжённость. Линейный флот и колонии - удовольствие дорогое, и даже алмазные россыпи и золотые рудники не могут восполнить чудовищные расходы. Перспектива - прочный мир с Британией и Россией, аншлюс австрийских земель. Этим уже займётся фон Бюллов, когда вернётся на пост рейхсканцлера. Но сначала - долгожданное исцеление. Если всё получится, Офир приобретёт себе надёжного союзника.
      
      - Германия полагает, что Офиру надлежит выплатить справедливые компенсации владельцам судов и транспортных компаний, которые понесли убытки из-за неприемлемой политики вашего правительства.
      
      - Я ответственно заявляю, что ни Император Константин, ни Правительство Офира не будет принимать во внимание никакие претензии от частных лиц и тем более не может идти речь о каких-либо 'компенсациях'. Ставлю вас в известность, что уже в ближайшее время в имперском суде будут начаты процессы против собственников, злостно нарушающих трудовое и природоохранное законодательство Государства Офир на его суверенной территории. Уверяю вас, герр Теобальд, такие нарушения караются крайне сурово. Предусмотрены обязательная конфискация всего имущества и, если суду покажется этого недостаточно, исправительные работы на шахтах и рудниках в самых суровых условиях.
      
      - Но... это же невозможно!
      
      - Почему?
      
      - Это нарушает все международные нормы, всю юридическую систему современного мира...
      
      - Государство Офир не принимало на себя обязательства следовать этим нелепым и глупым заблуждениям, которые некоторые безответственные политики называют 'международными нормами'. Что же касается юридической системы, Офир искренне полагает, что её давно пора отправить в утиль... Каков молодец!
      
      Вильгельм едва не зааплодировал. Он от души восхищался этим молодым человеком, который не боялся говорить открыто то, о чём могущественный император Германии мог только глубокомысленно молчать.
      
      О, этого принца определённо надо получить в зятья!
      
      
      4
      
      1909, августа 14-го, суббота,
      Офир, Дворец-на-Горе.
      
      
      Отчёты, текущая информация, запросы на строительство - и это всё требует неусыпного внимания императора. Ни одно из этих дел нельзя полностью передоверить искинам или помощникам, всё приходится решать самому! Хорошо, что физиология асира не требует продолжительного ежедневного сна, иначе как бы Локи-Константин справился бы с этой работой, неясно. Вот, например, транспортно-пассажирский вариант эршипа, который предназначен для перевозок между городами Терры. Пока намечено открыть ещё две гражданских линии: Лондон - Берлин - Санкт-Петербург и Лондон - Буэнос-Айрес. На уже действующие линии из Лос-Лагоса, бывшего Пуэрто-Монтт, через Барилоче в Вьедму и Буэнос-Айрес, и из Ушуайи во Вьедму теперь допускают не только граждан Офира, но и стран 'Договора Пяти'.
      
      Или лёгкие, грузоподъёмностью от тонны до десяти, колёсные (!) платформы, которые, по мнению аналитиков-ашенов, оказываются весьма перспективными средствами перемещения, эффективно использующими дорожную инфраструктуру Европы и Америки. И кто бы мог подумать! Конструкторы предлагают пять моделей, три - пассажирские, две грузовые, и рекомендуют сделать их доступными для всех туземцев, поскольку ни энергетическое ядро 'автомобиля', ни его силовую установку аборигены не смогут ни разобрать, ни использовать как-то ещё. Внедрение 'автомобиля' в местную культуру позволит значительно ускорить адаптацию населения к новым реалиям. Производство некоторых деталей для 'автомобиля' - например, корпус, фурнитуру - можно передать туземцам. Это поможет интегрировать их производство в промышленность Офира и упрочит социальные связи. Но выпуск военной продукции - ланшипов (боевых автомобилей), сишипов, эршипов, ручного и тяжёлого оружия - останется исключительно за Офиром. Появление новых групп товаров, новых отраслей материального производства вызовет резкий рост активности и благосостояния людей, что в масштабе нескольких десятилетий сплавит всё население в новую единую общность, нацию. Исчезнут волиане, ашены, земляне. Их сменят офирцы, граждане Империи всех асиров. Вот только вознёсшиеся вряд ли дадут свободно развиваться. Раз 'Высшие Силы' не имеют возможностей вмешиваться в дела асиров напрямую, они неизбежно, раньше или позже, выберут вариант прямого военного вторжения. Поначалу их орудием станут гоаулды, 'подкормленные' тайными знаниями и технологиями альтерай, а затем... кто будет следующими? Оталийцы в союзе с ноксами и людьми, не вошедшими в Империю всех асиров? Рейфы, которые неожиданно откроют для себя секрет межгалактического гипердвигателя? Они ещё и полчища репликаторов натравят на Империю!
      
      И, конечно, в любой момент следует ожидать возвращения некоторых вознёсшихся в смертный облик. Кто-то же должен руководить, указывать цели для атаки и управлять 'пушечным мясом' в качестве инструкторов и военачальников? Раз и Морос, и Ганос Лал 'воскресли', почему бы ещё кому-нибудь не пойти тем же путём? Война неизбежна, даже если Морос - то есть, Мерлин - наберётся духа, запустит санграаль и уничтожит застрявших между жизнью и смертью 'упырей', многочисленных сражений не избежать. А ведь есть ещё и орай, которые наверняка за пятьдесят миллионов лет освоили собственную галактику, и теперь 'спят и видят', как бы 'полакомиться' соседями!
      
      Нужно оружие. Много оружия. Оталийские образцы устарели и никуда не годятся. Что же предлагают наши специалисты?
      
      Главное достижение - возвращение в жизнь кинетического оружия. Это событие произошло после тщательного анализа боевых столкновений за прошедший год. Над моделями, помимо ашенов, поработали и Рихард, и Агнесс, и сейчас подготовлены к изготовлению два типа 'кинетиков': электромагнитные и химические. И те, и другие имеют свои плюсы и минусы. У первых основные преимущества - возможность плавного выбора начальной скорости снаряда, малая 'отдача', высокая надёжность и износостойкость, а также работа в любых условиях, в том числе в космосе. К числу недостатков нужно отнести дороговизну производства и сложность обслуживания, нужду в мощном источнике энергии, легко детектируемом любым сканером на больших дистанциях. Впрочем, этим же грешат и любые виды энергетического оружия. А вот 'химические', использующие энергию взрыва, и в производстве дёшевы, и в обслуживании просты, зато требуют специально подготовленных боеприпасов, ...хм-м. Но в пределах планеты при наличии объёмного арсенала или производственной базы это не проблема. Опять-таки, для туземцев Терры этот вид оружия покажется знакомым и не вызовет проблем с адаптацией. Для каждого типа кинетического оружия специалисты Империи разработали одинаковые линейки образцов: пистолеты, карабины, пулемёты, гранатомёты и три типа орудий: лёгкие, получившие наименование 'универсальных', стандартные и тяжёлые, самые мощные. Универсальные орудия предназначены для вооружения обычных флаеров и иных небольших платформ, стандартные - для планетарных платформ, таких как эршипы и сишипы, или аэрокосмических аппаратов вроде телтаков и алкешей. Тяжёлыми специалисты предлагают оборудовать космические корабли, но Константин без проведения дополнительных испытаний к этому не готов.
      
      Ещё изобретатели и рационализаторы из числа ашенов, волиан и асиров серьёзно улучшили лучевое оружие. Они создали превосходные образцы линейки 'бластеров': импульсные пистолеты и карабины, а также лучевые копья и три вида орудий: универсальные, стандартные и тяжёлые, по своему назначению подобные своим кинетическим аналогам. Новое оружие превосходит то, что стоит на вооружении гоаулдов, оталийцев и, если честно, асиров. Основным оружием кораблей остаются дроны, подобные дронам древних, и ракеты - как простые, так и оборудованные прыжковым гипердвигателем. Локи-Константину эта идея уже не казалась столь же привлекательной, как год назад: как выяснилось, альтерай обладали системой, блокирующей открытие гиперокна - значит, ею могли обладать и ноксы, и кто-нибудь ещё. Дроны же - те, что использовали альтерай - оружие ближней обороны, ими нельзя атаковать цель, находящуюся дальше десятка тысяч километров. К тому же для их применения нужен асир. Или альтерай. Обычные ракеты малоэффективны, когда есть щит. Конечно, ракеты можно оборудовать 'проникателем' - такой технологией обладают, помимо ваниров, и ноксы! - но тогда цена каждой значительно вырастет. Нет, корабль не должен остаться без мощных орудий, не стоит полагаться на одни лишь ракеты и дроны! Эршипы - удивительно удачная идея. Уже сейчас построено две дюжины, а до сентября будет окончено строительство ещё шести. Тридцать аппаратов позволят обозначить присутствие Офира в ключевых - на данный момент - точках политической карты Терры.
      
      Идея сишипов - крупных морских боевых платформ - также перспективна. Она началась с желания Агнесс и нескольких бывших ваниров 'поиграться' с древней техникой, но привела к появлению перспективного оружия, способного выполнять функцию 'присутствия' асиров не хуже эршипов, а во многих случаях и лучше. Далеко не всегда оправдывают себя корабли на орбите и летательные аппараты, иногда оказываются эффективнее планетарные сугубо платформы. Изучение трофеев, полученных в войне с Аргентиной и в столкновении с С.А.С.Ш., привело к созданию двух типов сишипов - крейсерского и патрульного. Первый предназначен для ударов по морским коммуникациям, портовой инфраструктуре и флотам враждебных аборигенов, второй - для контроля акваторий Офира, его вассалов и союзников. Крейсерские сишипы - у Флота Офира их к настоящему времени шесть - имеют длину сто двадцать метров, наибольшую ширину двадцать и осадку в шесть метров, двигательную установку, позволяющую развивать скорость до семидесяти километров в час, и вооружены четырьмя универсальными и двумя стандартными орудиями, расположенными в трёх башнях по линейно-возвышенной схеме. Кроме этого, на сишипе размещены лёгкий флаер и две пусковые установки, разработанные на основе стандартного лучевого транспортёра с запасом в дюжину обычных ракет на каждую. Аппаратура контроля пространства, установленная внутри пирамидального мостика, позволяет следить за несколькими тысячами километров вокруг, включая ближние планетарные орбиты. Патрульные сишипы имеют длину восемьдесят, наибольшую ширину восемь и осадку чуть меньше трёх метров, вооружены двумя универсальными орудиями и одной пусковой установкой с запасом в двенадцать ракет. По части аппаратуры контроля пространства и инженерных систем - энергетического щита, компенсатора инерции и устройства искусственной гравитации они ничем не отличаются от своих больших собратьев, но могут развивать скорость до ста километров в час. В настоящее время Флот Офира имеет четырнадцать таких аппаратов. За полгода работы верфи произвели восемнадцать с четвертью тысяч ракет, способных к гиперпрыжку, и сорок девять фрегатов на основе оталийского кнорра. Можно было бы и больше, но Локи-Константин теперь уже сомневался и в эффективности ракет, и в совершенстве оталийских кораблей. Для 'поросят' они, возможно, были идеальными, но асирам, викингам и людям помещения и створы, рассчитанные на иные размеры и физиологию, казались неудобными. Пока Константин и Рихард ходили на этих кораблях в одиночку, это не столь бросалось в глаза, но теперь, раз уж они создавали полноценный Имперский Флот, личный состав которого за счёт асиров, викингов и людей достиг одиннадцати тысяч разумных существ, стоило озаботиться и проектами собственных кораблей.
      
      'Таонус', трофейный древний корабль, в прошлом году отбитый у ашенов, асиров не впечатлил. Длинный многокилометровый корпус не позволяет совершать быстрые манёвры, требует чрезмерных расходов энергии на поддержание щитов и систем жизнеобеспечения. Для столь крупного корпуса его вооружение откровенно слабое. Дроны, ха! Где орудия... флаеры, наконец? Нет-нет, в лучшем случае 'Таонус' - крупный военный транспорт. Не линкор, не крейсер. Разочарование, да.
      
      
      5
      
      1909, августа 18-го, среда,
      Офир, Дворец-на-Горе.
      
      
      Генрир ворвался в кабинет отца как ураган, заставив отца изумлённо оторваться от постоянного процесса изучения виртуальных 'бумаг'.
      
      - Что случилось, сын?
      
      - Случилось? О, Бездна и Сорм, её порождение!
      
      Константин чувствовал, что сын крайне взбудоражен, но не мог понять причины. Генрир суетливо сел, но сразу вскочил. Передвинул кресло, снова опустился в него, но не смог усидеть спокойно, слегка поёрзывая. Кажется, Генрир возмущён?
      
      - Я внезапно узнал, что меня хотят женить!! Турсовы аборигены! Я - что, добыча для них, да?!
      
      - Ха-ха-ха! Естественно! Любой неженатый принц - лакомая дичь для невест! Сынок, тридцать тысячелетий холостой жизни - перебор, тебе не кажется?
      
      - Я привык! И к тому же...
      
      - Ты, главное, не волнуйся, я и мамы не дадим тебя в обиду, - захохотал Локи-Константин, - только скажи, кому в голову пришла столь замечательная идея?
      
      - Вильгельму...
      
      - О! - Константин в деланном удивлении закрыл ладонью рот. - Неужто Виктория-Луиза? Хорошая девочка, добрая кровь, хе-хе!
      
      - Николаю...
      
      - И этот?.. Ого! И кого предлагает - Ольгу? Татьяну? Неужели сразу обеих?!..
      
      - Эдуарду...
      
      - А этот-то куда? Виктория-то, с его точки зрения, старовата, к-хм. Сорок один год! Впрочем, по сравнению с тобой она - девочка! Ничего омолодим, проведём трансформу, кровь-то у неё древняя...
      
      - Издеваешься? Нет-нет, он намекал на внучку...
      
      - Да ладно тебе, берём всех, девки хорошие, разделите по-братски с Эрманом!! Ха-ха-ха!
      
      - Отец, тебе не стыдно?!
      
      - Ни капельки! Где ж тебе искать супруг, как не среди аборигенов, годящихся к трансформации? Или ты присмотрел кого-нибудь из соотечественниц? Нет?! Ну и слава Высокому Небу, местных хотя бы можно правильно воспитать, а ваниры...
      
      - Папа!!
      
      - Что - папа?! Ты ворвался ко мне, оторвал от дел... неужели не мог свои соображения передать через искин?
      
      - Хотел убедиться лично...
      
      - В чём?
      
      - В намерении родителей. Ты прав, девушки интересные, но одной я ограничиться не готов!
      
      - И не надо, - снова захихикал Локи.
      
      - Впрочем, это ерунда, - неуверенно заявил Генрир. - Причина, по которой я пришёл лично, это не невесты, - принц мгновенно перестал изображать растерянного юнца, - у нас серьёзная проблема. Даже если она успешно разрешится, её причина никуда не денется. Надо что-то делать!
      
      - Ты о чём, сын? Что ещё за причина?
      
      - Асиры зазвездились! И поэтому облажались, за...
      
      Константин с интересом наблюдал за игрой сына. Каков негодник! Весь в папу!!
      
      - Хватит! Клоун!! Не хочешь - не женись, настаивать не буду. А пока пребываешь в сомнениях, объясни, что за проблему ты столь внезапно обнаружил?
      
      Генрир протянул отцу старый номер лондонской газеты 'Таймс' от тридцатого июля: '...во время перелёта через Канал пилот Луи Блерио заметил отряд подводных лодок английской эскадры, идущий глубоко под водой...'
      
      - Ну и что? Нам это давно известно, да и ты, наверное, сам с эршипа наблюдал подводные объекты?
      
      - Наблюдал, да. А чем ты будешь топить их, если понадобится? Нанесёшь удар с орбиты? Да и то без реальных шансов на успех. Наше оружие не может атаковать подводный объект, папа!! - Генрир вскочил с кресла, наклонившись над рабочим столом отца. - Фрегат способен уничтожить всю планету, но не сможет добраться до этой примитивной скорлупки, не нанеся серьёзного ущерба окружающей природе! Асиры со всем технологическим превосходством не смогут справиться с примитивной туземной поделкой - субмариной! Ты по-прежнему считаешь, что данную информацию мне надо было передать через искин, а?..
      
      - Успокойся! - голос Локи-Константина звучал холодно и жёстко. Генрир вытянулся во весь свой немаленький рост, удивлённо глядя в глаза отца. Он и не замечал, насколько тот устал.
      
      - Извини, папа. Я не сообразил, насколько ты загружен делами.
      
      Константин досадливо поморщился.
      
      - Пустяки! Кстати, с чего ты решил, что мы не сможем справиться с подводным объектом? Дроны, управляемые оператором, способны атаковать и подводные объекты, а ими вооружена, например, 'Сигюн'.
      
      - Только 'Сигюн'. Этого мало, тебе не кажется?
      
      - Ещё и 'Таонус', но демонстрировать его аборигенам не стоит. Ты прав, сын. Спасибо, что обратил моё внимание на эту проблему.
      
      Сколько раз в своих странствиях Локи подмечал, что и древние, и оталийцы, и прочие склонны крайне недооценивать тех, кого считают менее интеллектуально развитыми, кто находится на низких ступенях развития. И вот - на тебе! Сам попал в ту же 'ловушку'.
      
      Субмарины, говоришь? Ну-ну...
      
      
      6
      
      1909, августа 18-го, среда,
      Лондон, Букингемский дворец.
      
      
      - Прошу меня отпустить, папа, я всё решила!
      
      Эдуард VII тяжело вздохнул. Если раньше его дочь старалась быть поближе к родителям, словно ощущая близкую и неизбежную развязку. Теперь же, после лечения, проведённого офирцами, она ненадолго успокоилась. Но вскоре появилась новая проблема: будучи от природы любознательной - нет, даже любопытной, - Виктория всерьёз заинтересовалась Офиром и странными людьми, его населяющими. Принцесса провела ряд бесед с Эндикоттом, представителем этого государства в Британии, но эти встречи распалили её интерес ещё больше. Тайна и вызов... это же так притягивает! Её королевское высочество Виктория в свой сорок один год оставалась всё той же высокой и элегантной, живой и привлекательной женщиной. Она, как и раньше, могла ярким умом и прекрасным чувством юмора влюбить в себя любого мужчину, но сама никогда не увлекалась, предпочитая хорошую дружбу сомнительной романтике. В результате дочь короля всё ещё оставалась одинокой, находя аристократическое окружение, за исключением брата Георга и престарелых родителей, ужасно скучным.
      
      - Ты уверена, моя дорогая?
      
      - Да, папа. Я душой чувствую - мне необходимо всё увидеть своими глазами, лично разобраться в происходящем, познакомиться с Офиром и могущественными людьми, им управляющими. Слишком сильно они начинают влиять на Англию и её будущее. Да и тебе нужен там тот, кому можно доверять...
      
      - Как же ты собираешься попасть в Офир?
      
      - Направила императору Константину просьбу через Эндикотта, получила ответ: эршип будет ожидать меня в Буэнос-Айресе, куда я доберусь на нашем корабле. Далее я отправлюсь во Вьедму и уж потом - в Офир. Император согласен меня принять и даже пригласил принять участие в праздновании какого-то их юбилея, который состоится через месяц. Быть может, я задержусь, - Виктория, принцесса Великобританская, едва заметно улыбнулась, но её голубые глаза оставались печальными, - если мне найдётся там какое-нибудь достойное дело, папа.
      
      - Да поможет тебе Бог, дочь. Будь осторожна! Нам с мамой и твоему брату Георгу будет не хватать твоего присутствия.
      
      - Не беспокойся, папа! Не на Луну же я, в самом-то деле, отправляюсь!
      
      - Кто знает! - едва слышно пробурчал Эдуард.
      
      - Ждите писем, ваше величество!
      
      
      

      ГЛАВА 8. КРАТКАЯ ПЕРЕДЫШКА, ЧАСТЬ 2
      

      Тучи застыли, и стихли порывы ветра...
      
      
      
      1
      
      Мидхейм, неизвестная звёздная система,
      одна из планет, база токра.
      
      
      - Консулат токра приветствует нашу мать Эгерию, - все присутствующие дружно встали, слегка склонив головы в знак уважения. - Ты снова с нами!
      
      - Да, дети мои, - женщина, от которой буквально исходило ощущение силы и власти, спокойно прошла и с достоинством села на место во главе стола, - присаживайтесь. Познакомьтесь, это моя подруга, Зубейда!
      
      Громыхающие звуки в голосе будто по волшебству куда-то пропали, и теперь на сидящих за длинным столом смотрела карими глазами немолодая испуганная женщина, которая едва выдавила из себя слова приветствия. Она явно растерялась от множества незнакомых лиц, от обстановки, царящей внутри странных пещер. Конечно, Эгерия постаралась подготовить Зубейду к этой встрече, но одно дело - рассказы, другое - личное участие. Так что 'королева-мать' токра срочно вернулась.
      
      - Многие из нас погибли за прошедшие тысячелетия, но борьба токра подготовила нацию гоаулдов к неизбежным переменам.
      
      - Ты предлагаешь прекратить войну против Октархии и стать такими же, как остальные? - Персуш, экзарх Консулата, не ожидал, что их мать окажется столь деятельной и властной. Её, казалось бы, ничуть не затронуло неизбежное для всех маток гоаулдов сумасшествие - наоборот, её сознание стало лишь ярче и жёстче. - Нет? Тогда о какой же нации гоаулдов можно вообще говорить?! Мы же отреклись от этого имени, поклявшись не давать обожествлять себя!
      
      - Вы полагаете, что гоаулды - это обязательно 'черви', насильно захватившие разумное существо? Вы вправду забыли, что словом 'гоаулд' обозначается любое существо, имеющее божественную природу?
      
      Для Эгерии не были секретом мысли, вьющиеся в мозгах эпархов Консулата. Она глазами Зубейды видела их, будто рой мух, назойливо вьющихся вокруг. Её дети ничего не хотели менять и боялись перемен, о которых упомянула мать, больше всего остального.
      
      - Как назовёте вознёсшегося древнего, если ему вдруг будет угодно вас посетить?.. Шок. Недоумение. Лица её детей отражали крайнюю степень растерянности. Божественность вознёсшегося - например, Омы Десалы, сомнению не подлежала. Но тогда именно их, отринувших телесную оболочку, следует именовать гоаулдами?!!
      
      - ...Или вы в гордыне своей полагаете, - продолжала Эгерия, - что базы токра, в том числе и эта, скрыты от них? От тех, кто создал разумную жизнь во всём Дуате? Как же вы их станете приветствовать? Вдруг они уже здесь?!
      
      - О! - Гаршав поспешно закрыла ладошкой рот.
      
      - Тек-ма-те (приветствую тебя)! - неуверенно произнесла Анис, одна из эпархов.
      
      - Мак-ло-онак (О, Боже)! - Персуш непроизвольно сделал жест, отвращающий зло, и Эгерия удивлённо подняла бровь.
      
      - Онак-ша-кри, шел гоаулд (какому богу ты поклоняешься)? - предложила свою версию Джэйлен. Её пригласил Консулат для того, чтобы получить подробный отчёт об асирах.
      
      - Вот, милая, - улыбнулась Эгерия смущённой Джэйлен, - это единственно правильное приветствие. Гоа-ша-кри, ло гоаулд (мой единственный Бог - не гоаулд), дорогая! А что означает твой странный жест, Персуш?
      
      - Прости, Великая Мать, - извинение экзарха звучало довольно формально, но Эгерия не спешила возмущаться, - ты долго отсутствовала, и всё это время токра в одиночестве сражались против экспансии наших врагов-гоаулдов. Никто из вознёсшихся не потрудился нам помочь, и даже Асгард ограничился защитой всего нескольких планет, оставив прочие на забаву Октархии. Персуш замолчал и сразу, как по команде, стих тихий радостный говорок, журчащий за столом. Все эпархи сразу вспомнили погибших братьев и сестёр... увы, братья и сёстры - это носители симбионтов, а все 'черви' - просто рабочие особи, не имеющие без Эгерии никакого будущего. Но их мать вернулась! И цена за это - мир с тем, против кого они яростно сражались все эти столетия!!
      
      - Ни разу! Никто!!..
      
      - Да? - Эгерия с любопытством уставилась на своего отпрыска. - Ты считаешь, они были должны?!..
      
      - Да! Тысячу раз - да! Гоаулды - зло.
      
      - Вот только в их глазах и токра ничуть не лучше, а наша борьба ни у ноксов, ни у Асгарда никак не ассоциируется с добром...
      
      - Но почему?!..
      
      - В чём цель токра?
      
      - Победить Ра? Без него между октархами начнётся усобица, они неизбежно ослабнут и падут под ударами Асгарда... или кого-нибудь ещё!
      
      - А дальше?
      
      - Что - дальше?! - недоумённо переспросил Персуш.
      
      - Вот именно, - кивнула Эгерия, понимая, что ей предстоит долго и нудно объяснять тонкости политики Консулату, будто простому сборищу невежественных лотаров, - предположим, вы добьётесь успеха, уничтожите расу гоаулдов - нет-нет, не перебивайте! - Эгерия замахала руками попытавшимся возразить Анис и Гаршав. - Кто придёт на их место? 'Мартышки', получившие в наследство множество артефактов, вплоть до космических кораблей? Вы знаете, как они распорядятся этим богатством?
      
      Эпархи удручённо кивнули. Что будет 'потом', они даже не задумывались, а как 'дикари' распорядятся трофейными хаттаками, алкешами и телтаками, токра уже догадывались - были прецеденты. Пираты, работорговцы, бандиты - не лучшая замена гоаулдам.
      
      - Поэтому вас никто и не поддержал. Для Асгарда вы - ничто, для ноксов и вознёсшихся - досадное недоразумение, несущее разруху и хаос в эту галактику. Я 'счастлива', что они до сих пор вас не истребили!
      
      - Мы хорошо прячемся, мама, - нервно хихикнула Джэйлен, - и никогда не действуем открыто.
      
      - О! Я в восторге от того, что мои дети стали бандитами, пиратами и убийцами. Я даже промолчу о ваших дурацких представлениях об Октархии, - Эгерия махнула рукой на висящую над столом голограмму пирамиды власти гоаулдов, на вершине которой сиял символ Владыки Ра, - мой бывший муж уже десяток тысячелетий ничего не решает. Всё это время он находился под домашним арестом на Абидосе, не имея сколь-нибудь заметных военных сил. Октархи даже лишили его права иметь собственных джаффа. Похоже, для вас это - новость, да?
      
      Эгерия сверху вниз с усмешкой глянула на остолбеневших эпархов Консулата. Вожди, готак (непереводимое ругательство)!
      
      - Но, Великая Мать...
      
      - Что хочешь сказать, Персуш? Токра сражались?! Не спорю, но с кем? И ради чего?!
      
      - Ради общего блага народов Галактики!
      
      В голосе Гаршав медным колоколом звенел пафос с некоторой долей истерики. Это выглядело настолько фальшиво и нелепо, что Эгерия, не удержавшись, фыркнула:
      
      - Ты готова говорить от имени всех наций? За Асгард и Нокс, за толлан и сиракинов? И за асиров тоже?
      
      - Гоаулды - наибольшее зло!
      
      - Лозунг, дорогая. Просто лозунг.
      
      - Они порабощают разумных, подавляя их, препятствуя естественному развитию, эволюции...
      
      - Доказательства? Пока всё, сказанное тобой - слова.
      
      - Ну... - откровенно растерялась Гаршав, - ...это очевидно, ведь никто из гоаулдов не спрашивает своих будущих носителей согласия на 'заселение'.
      
      - Никто - спорное утверждение. Надеюсь, вы не думаете, что я подчинила Зубейду силой?
      
      - Нет, Великая Мать, - хором ответили эпархи и Джэйлен, внимательно наблюдающая за спором. Голос Эгерии изменился, куда-то исчезла царственная осанка и все поняли, что перед ними именно Зубейда.
      
      - Я... я расскажу вам! - женщина стеснялась, ей явно тяжело делиться столь личными переживаниями с чужими. - ...мне было очень страшно впускать внутрь червя, ...извините! Но ещё страшнее остаться без него. Когда лотары Владыки Ра объявили о предстоящей церемонии, набежали тысячи добровольцев, готовых отдать своё тело гоаулду. Что их обычная жизнь? Полуголодное бесцельное существование, бессмысленное, нудное. Работы, которая может прокормить семью, на всех не хватает даже для мужчин, а женщины, если не смогли заинтересовать кого-нибудь своим телом... извините! Одинокие женщины никому не нужны - лишний рот, который нужно кормить. Последнее время, благодаря Императору - да будет благословенно имя его! - стало лучше, намного... ой! Хорошо, Эгерия, я об этом не буду. Но я, Зубейда, хочу, чтобы вы, токра (это слово прозвучало как ругательство), знали: я счастлива и горжусь тем, что оказалась достойной, что добрая Эгерия согласилась избрать именно меня, обычную невзрачную женщину, и тем самым возвысить...
      
      - Достаточно, спасибо, милая! - не выдержал Персуш. - Верни, пожалуйста, Великую Мать!
      
      - Ну что, дети мои, выслушали мнение Зубейды?
      
      - Мама, - попробовала возразить Анис, - гоаулды выдают себя за богов, откровенно обманывая наивных и доверчивых людей.
      
      - Обман - это действительно нехорошо. Но, во-первых, далеко не все гоаулды выдают себя за богов. Например, Яшмовый Император, Владыка Нефритового Трона Ю никогда не объявлял себя богом.
      
      - Это правда, - тяжело вздохнула Анис.
      
      - Во-вторых, не нужно намеренно обманывать тех, кто и сам желает быть обманутым. Император всех асиров Константин ни разу не объявил себя богом, но многие гоаулды - я даже не говорю о людях! - склонны считать его таковым. Я говорю именно о гоаулдах, дети мои! О гордецах, которые совсем недавно требовали относиться к себе как к живым богам!!
      
      - И кто же эти гоаулды, мама?
      
      - Солнечный Диск Амон-Ра и его царица Хатор...
      
      - Хатор жива и снова с Ра?!
      
      - Не может быть!!
      
      - ...Осирис и Исида...
      
      - Они нашлись?!!
      
      - Апофис и Амонет, Клорел и Сет... перечислять можно долго, дети мои. Но зачем? Достаточно того, что и я сама склонна считать асиров наследниками ушедших древних. Я говорю не о тех, кто вознёсся...
      
      
      2
      
      1909, августа 20-го, пятница.
      Офир, Дворец-на-Горе.
      
      
      - Ваше императорское величество! Я уполномочен передать вам личное послание Его Святейшества Пия X.
      
      Епископ Ахилле Локателли, апостольский интернунций в Аргентине неторопливо поклонился и, подойдя на одеревеневших ногах к Перламутровому Трону (так стали называть кресло, в котором сидел Император на официальных приёмах), вручил стоящему у его подножья секретарю тонкую папку. Происходящее изрядно било по его нервам, ибо как не готовься, к этой реальности приспособиться невозможно. И потому, что личный секретарь - невероятно красивая женщина восточного типа с золотыми сверкающими глазами (демоница, суккуба?), и из-за огромных чёрных волков у входа (эти-то точно демоны!), и потому, что сам трон и его Владыка вызывали трепет и желание опуститься на колени. Сеньор Локателли пробовал читать молитву, но и это не помогало.
      
      Кто этот Эрарик? Антихрист - или Мессия?!
      
      - Благодарю, ваше превосходительство, - голос императора, вопреки ожиданиям епископа, оказался тихим и мелодичным, но при этом, без сомнения мужским, не ангельским и не диавольским. Константин принял из рук женщины-секретаря письмо Папы, быстро пробежал по нему глазами и снова перевёл взгляд на Локателли, - надеюсь, ваше путешествие на эршипе было удобным?
      
      Латынь Владыки оказалась безупречна. Повинуясь жесту императора, слуги быстро внесли два стула, низенький стол и установили их у подножия трона. Подождав, пока на середину стола установят графин с водой и изящные бокалы из незнакомого епископу материала, Константин жестом пригласил епископа присесть на один из них, тогда как другой занял сам.
      
      - Письмо содержит две просьбы, сеньор Локателли. Одна - во-первых, принять вас в качестве дипломатического представителя Ватикана на всех территориях, принадлежащих Государству Офир. Не вижу к этому никаких препятствий, ваше превосходительство. Правда, ваш дипломатический статус не будет распространяться на военные базы и закрытые от посещения населённые пункты, список которых вы получите. Офир лояльно относится к католической церкви - как, впрочем, и любой другой, - но требует ограничиться простыми религиозными нуждами верующих в Христа и избегать любой миссионерской или политической деятельности. При первой же подобной попытке вас вышлют из пространства Офира, а ваш статус дезавуируют. Никакого миссионерства, никакой пропаганды!
      
      - Я услышал, ваше императорское величество.
      
      - Во-вторых, ответить на несколько вопросов, которые вы зададите от лица Святого Престола. Прошу вас быть внимательным, сеньор Локателли, формулируя свои вопросы. За оскорбление Императора виновного ждёт серьёзное наказание. Правда, - Константин улыбнулся краешком губ, но его взгляд стал пронзительно холодным, - вы, как дипломат, подобного наказания счастливо избежите, но территории Офира, без сомнения, покинете.
      
      Волки, будто подтверждая слова хозяина, грозно зарычали, а секретарь, стоящая за спиной императора, сверкнула глазами так, что по спине епископа пробежали морозные мурашки.
      
      - Спрашивайте, ваше превосходительство...
      
      - Верит ли ваше императорское величество в одного Бога, или поклоняется многим богам?
      
      - Верую в Единого Бога.
      
      - Поклоняется ли Ваше Императорское Величество изображениям Бога в виде людей, животных или иных существ, которые способен вообразить человек?
      
      - Нет.
      
      - Считает ли себя Мессией, посланником Божьим?
      
      - Нет!
      
      - Антихристом, явившимся, чтобы истребить род человеческий на Земле?..
      
      - Нет!! - раздражённо повёл плечами Константин. Назойливость 'мартышки' начала его утомлять. - Лично я не знаком с Иешуа из Дома Давида по прозвищу Христос лично, не испытываю к нему ни вражды, ни приязни, хотя слышал о нём много хорошего. Знаю, что Иешуа вознёсся, а потом воскрес, но меня это не удивляет и не вселяет религиозного трепета, поскольку я сам был свидетелем многих подобных случаев. И не я один - многие из асиров. Твои вопросы глупы и бессмысленны, епископ, ибо ты даже не понимаешь, о чём спрашиваешь, о чём тщишься узнать. Полагаю, этих ответов достаточно!
      
      Ахилле изумлённо смотрел на существо, сидящее напротив него. Оно говорит о вознесении и воскресении, как о чём-то обыденном вроде посещения театра или ресторана, и в чувствах, которые епископ неплохо умеет 'читать', нет ни зёрнышка фальши. Кто же эти асиры? Демоны? Нет, раз за них заступаются ангелы... тогда кто?
      
      - Извините, ваше императорское величество, если вызвал ваше неудовольствие. Я только честно стараюсь выполнить поручение, данное мне Святым Престолом...
      
      - Ханжество тебе не идёт, епископ. Ватикан сейчас находится в трудном положении: веками незыблемая власть Церкви зашаталась и рушится. Святой Престол стремительно теряет своё влияние в Европе, даже в таких традиционных католических странах как Италия и Испания. Та религия, что распространилась по Латинской Америке или Филиппинам, мало походит на истинный католицизм, но епископы смотрят на это сквозь пальцы. Чего не сделаешь ради сохранения доходов, не правда ли? - Константин ухмыльнулся: сарказм, ну конечно!
      
      - Ваше императорское величество!!
      
      - Успокойся, жрец. Церковь, став государством Ватикан, вынуждена вести политические 'игры', это понятно, и действовать во враждебном мире подобно светским государствам, не отказываясь от приёмов тайной войны и прямого насилия, неизбежных в арсенале властителей. Но светские владыки стремятся к власти и богатству, апеллируя к обычным человеческим слабостям. Ватикан же эксплуатирует стремление каждого живущего к бессмертию, ханжески измеряя его в деньгах и политическом влиянии.
      
      Локателли возмущённо вскинул руки, но огромные волки сразу напряглись и, привстав, рыкнули, так что Ахилле счёл за благо смиренно сложить перед собой ладони, читая молитву.
      
      - Нет-нет, не возражай, епископ, твои вопросы глупы. Я понимаю озабоченность Святого Престола и сам расскажу то, что Церкви следует знать! - Константин лёгким жестом руки создал высоко над столом какой-то водоворот светлячков. - Ты видишь мир, в котором мы все живём, это галактика Лактеа Фиаллум. Каждая светящаяся пылинка - звезда, а вот здесь... - белый луч вырвался из перстня на руке императора, уткнувшись в неприметное место на краю 'водоворота', - ...Солис и Терра. Солнце и Земля, на которой мы живём. В Галактике тысяча миллиардов звёзд, и у множества из них есть жизнь. В основном она похожа на земную, но во многих мирах правят могущественные и недобрые существа. Некоторые из них похожи на людей, других ты принял бы за демонов, вышедших из ада...
      
      
      3
      
      1909, августа 25-го, среда.
      Аргентина, Буэнос-Айрес.
      
      
      'Ваши величества, дорогие папа и мама!
      
      Уже скоро сутки, как я в столице Аргентины - городе Буэнос-Айрес. Несмотря на согласованность сроков визита с Администрацией Офира, экипаж 'Боадицеи', доставившей меня в Южную Америку, изрядно перенервничал, когда милях в ста от берега к крейсеру, откуда ни возьмись, выплыл огромный синий эршип. Он далее сопровождал мой корабль до самого Буэнос-Айреса. В гавани нас уже встречал весь оставшийся у Аргентины флот (Боже, какое убожество!) и два корабля Офира, большой и чуть поменьше (извини, папа, я в них слабо разбираюсь).
      
      Стоило над 'Боадицеей' взвиться 'Юнион Джеку' и королевскому штандарту, положенному мне как принцессе Великобритании и Ирландии, как раздался приветственный салют всех кораблей. Вечером в мою честь был дан грандиозный фейерверк и торжественный ужин.
      
      Администратор Алькорта был весьма радушен и любезен, однако на любые вопросы относительно Офира или Императора Константина отвечать отказался, отметив лишь сам факт свидания с этой загадочной личностью.
      
      Я тщательно изучила все материалы, собранные о таинственных асирах и их Императоре агентами Форин Офиса, и обнаружила удивительный факт: этого человека (или не-человека) никто из европейцев или североамериканцев так и не видел. Свидетели упоминают помимо известного нам принца Генри, сына Императора Константина, ещё и некоего Рихарда Веттина, приближённого Императора. Только здесь благодаря беседам с Алькортой и его людьми, посещавшими Офир, я узнала, что такое лицо действительно существует и имеет (будто какой-нибудь турок!) сразу двух жён - Елену и Агнессу. Будет интересно с ними познакомиться!
      
      'Боадицею' возвращаю обратно, сама сегодня же отправляюсь во Вьедму на эршипе, специально предоставленном мне и сопровождающим меня лицам на время ознакомительного вояжа по Государству Офир. Следующее письмо отправлю через представительство Офира в Лондоне (утверждают, что так будет быстрее) уже после посещения Вьедмы, где намереваюсь пробыть до воскресенья двадцать девятого августа.
      
      Ваша любящая дочь Виктория, Принцесса Великобритании и Ирландии, двадцать пятого августа из города Буэнос-Айрес, Территория Аргентина'.
      
      
      4
      
      1909, августа 27-го, пятница.
      Россия, Москва.
      
      
      - Что вам угодно, судари? - начальник московского отделения агентства 'Асир' поднял взгляд на двух бесцеремонно ворвавшихся господ в одинаковых костюмах.
      
      За две недели работы в городе агентство успело подробно изучить реальную социальную обстановку в губерниях Центральной России. Конечно, информация, собранная дронами и спутниками, поступала к начальникам отделений исключительно на бумаге, в виде готовых рекомендаций по основным направлениям деятельности, тем самым от туземцев скрывалось присутствие искусственного разума и инопланетных технологий. Активность агентства уже успела не понравиться и чиновникам, и многочисленным теневым манипуляторам.
      
      Результатом этого стал визит двух неприятных лиц. Один из них, полощёнее, нагло уселся в кресло, стоящее по другую сторону стола, и закурил папироску, а второй, позвероватее, остался у двери, надёжно перегородив её своей тушей.
      
      - Здесь не курят, сударь, - сухо предупредил хозяин кабинета. Подобный визит предусматривался аналитиками Агентства, все инструкции на этот счёт были даны заблаговременно.
      
      Несколько неприятных минут, которые предстояло пережить начальнику и его делопроизводителю, обещали компенсировать неплохой премией. И ещё, поскольку Агентство официально находилось под патронажем царской семьи и лично Государыни Александры Фёдоровны, все чиновники высоких рангов сразу взяли 'под козырёк', наперебой стараясь оказать любую запрошенную помощь. Но искоючительно на словах. На деле же они разделились на три группы. В первую логично отнести тех, кто искренне старались помочь. Большинство, конечно, сформировало вторую - то есть тех, кто просто 'делал вид', но и вреда не приносил. Увы, были и те, кто всячески 'подличал' и 'гадил', стараясь дискредитировать непонятных 'выскочек' в глазах Императора.
      
      Их личности весьма интересовали всех, кто был осведомлён в истинном положении дел. Общественная жизнь в России, на взгляд дилетанта, 'гудела' вокруг пяти главных направлений. Первое объединяло всех, кто желал сохранения традиционной российской монархии, признавая необходимость некоторых либеральных реформ. Три других были, в принципе, сходны, отличаясь лишь в том, что избрано в качестве образца, идеала. Они привлекали к себе всех, кто по каждому поводу привык оглядываться на 'Запад', ища возможность 'облагородить российскую дикость' по примеру 'просвещённой культуры' Британии, Франции или Германии. Между собой эти 'существа' могли спорить до хрипоты, но с готовностью объединялись, лишь только появлялась возможность охаять 'замшелую и лапотную' Россию или ещё раз (аккуратно!) пнуть 'прогнившее самодержавие'. Последнее, пятое направление, собрало и солидаризировало всех маргиналов, желающих разрушить 'тюрьму народов' (Российскую Империю) до основания и хорошенько потоптаться на развалинах. Николай II искренне полагал, пребывая в присущей ему благородной наивности, что, раз он договорился с Британией и Германией, то и франкофилы притихнут, и все эти четыре направления сольются в одно, дружно взявшись за наведение порядка. Поэтому безрезультатно оканчивались все попытки премьера Столыпина объяснить Государю, что никаких 'пяти направлений' нет, есть лишь окончательно 'оборзевшие' промышленники и купцы-олигархи, плотно сомкнувшиеся с продажными чиновниками и забывшими свой долг дворянами. Все они, как и прежде, желают лишь одного: бесконтрольно грабить страну, наживаясь на нищете народа. Ради сверхприбылей можно не только поддержать маргиналов-революционеров, но и самим разжигать в их сердцах нищего и малообразованного большинства 'негодование' и 'жажду мщения', вручив им знамя борьбы за справедливость - за 'свободу, равенство, братство'. Наверное, политическая наивность и близорукость в отношении окружающих лиц в будущем привели бы Империю к кровавому мятежу, а Николая и всю его семью к топору, гильотине или иной ужасной смерти, но...
      
      Этим 'но' стали переговоры царя Николая, короля Эдуарда и принца Генри в Дувре, которые породили новую специальную службу, формально получившую наименование 'Агентство Асир', и использующую одноимённое кадровое агентство как прикрытие своей деятельности. Естественно, что всё командование службы составляли асиры, но для исполнения задач на территориях Британии и России привлекались квалифицированные сотрудники этих государств. На территории России первой задачей Агентства стало выявление нелояльных Государю и Государству лиц, а также их безусловная компрометация.
      
      - По-п-прошу вас в-выйти вон!
      
      Начальник отделения старательно изобразил гнев, надеясь, что его вопль не звучит слишком уж фальшиво. Но господин, курящий папироску, видимо счёл сей вопль за свидетельство испуга, и покровительственно ухмыльнулся:
      
      - Зачем же так кричать, наилюбезнейший Павел Владимирович? Конечно же, мы тотчас удалимся... хе-хе! Только вы подпишите вот это обязательство... - отставив в сторону руку, 'лощёный' мужчина прищёлкнул пальцами, и 'звероватый' тип, до того изваянием стоявший у двери, вложил в неё небольшую картонную папку. - Прошу!
      
      Бегло пробежав глазами по тексту, хозяин кабинета с отвращением отбросил бумагу в сторону.
      
      - Я... я это не подпишу!
      
      - Жаль, очень жаль... я полагал, вы проявите больше благоразумия, да-с! Обязательство-то вы подпишите непременно, но я надеялся... - мужчина щёлкнул пальцами.
      
      Среагировав на непроизнесённый приказ, 'звероватый' начал засучивать рукава пиджака.
      
      - Стойте... нет! Полиция!..
      
      - О! Не извольте беспокоиться, драгоценнейший господин Безобразов, - осклабился 'лощёный', выложив на стол жандармский жетон, - полиция уже здесь!
      
      - Любопытненько... - хрипловатый голос, неожиданно прозвучавший от ранее пустой стены, заставил посетителей застыть в удивлении, - ...полиция, говоришь?!
      
      С дребезжащим звоном станнер отправил 'звероватого' в бессознательное состояние, уронив его на пол. Полупрозрачная тень отделилась от стены, обретая плотность и вид мужчины в незнакомой форме.
      
      - Полиция, значит, - новое лицо аккуратно положило на стол ещё один жетон с гербом и надписью: 'Особая Е.И.В. тайная служба', - это как раз по нашей части, а вы, сударь, изменник и мятежник, хм-м? Листовочки печатаете в жандармском управлении, против Государя злоумышляете, да? Нет-нет, ничего не говорите, это совсем не обязательно. Даже излишне, я бы сказал...
      
      'Лощёный' побледнел. О созданной две недели назад тайной службе, подчинённой лично императору, разошлись и официальные циркуляры, и многочисленные слухи - один страшнее и нелепее другого. Новая опричнина, да!!
      
      - Слухи не врут, хе-хе, уверяю вас, даже, я бы сказал, несколько преуменьшают, знаете ли!
      
      Жандарм спохватился, и было попытался дёрнуться, но обнаружил, что всё тело его странно оцепенело, так что даже пальцем пошевелить невозможно. Тем временем тайный агент без спешки расставлял на столе какие-то жуткие приборы - широкую рамку, пирамидку, большой шар на подставке. Под конец он выложил на стол тёмную шайбу размером с мелкую монетку.
      
      - Вот это, Павел Владимирович, мы сейчас укрепим на виске испытуемого. Немного болезненно и неприятно, но, в целом, ничего опасного для его здоровья, но зато мы с вами в этой вот рамочке увидим и тех, кто отдавал вашему гостю распоряжения, и прочее, прямо, можно сказать, все мысли данного мерзавца, да!
      
      
      5
      
      1909, августа 29-го, воскресенье.
      Государство Офир, Патагония, Вьедма.
      
      
      'Ваши величества, дорогие папа и мама!
      
      Весь уикенд я провела в столице Патагонии, городе Вьедма. Не ожидала, что здесь настолько интересно. Я полагала, что это - маленький, пусть и быстро растущий городок, скучный и провинциальный. Ну что с точки зрения британца может быть любопытного в посёлке с несколькими тысячами жителей? Отвечаю - всё!
      
      Но начну по порядку. Двадцать пятого поздним вечером офирский эршип (гражданский пассажирский вариант) понёс меня из Буэнос-Айреса на юг. Путь в восемьсот миль до Вьедмы воздушное судно выполняет за четыре часа, и я собиралась немного вздремнуть, так как многочисленные официальные встречи и торжественные приёмы в Буэнос-Айресе меня весьма утомили. Но, лишь только ушли вниз огни столицы Аргентины и порта с множеством судов, как даже малейшая сонливость меня полностью покинула, а открывающееся волшебное зрелище неба, усеянного ярчайшими звёздами, и спокойного моря внизу полностью захватило моё внимание. Всё время полёта я любовалась удивительными видами, а когда в серых предрассветных сумерках эршип подошёл к Вьедме, перед моими глазами предстал город из сказки.
      
      О! Это не передать словами! Улицы, залитые огнём электрических светильников, широкая река (ничуть не меньше Темзы!), величаво стремящая воды к океану, бескрайняя равнина, покрытая травами, и великолепное небо.
      
      По выходу из эршипа мне со всей предупредительностью предложили отдохнуть в отеле, чем я и решила воспользоваться. Пробудилась ото сна ближе к полудню, и после лёгкого завтрака (фрукты, тосты с джемом, стакан сока) я решила осмотреть город, полагая, что до вечера вполне управлюсь. О, как же я ошибалась!
      
      Моё внимание сразу привлекло необычное архитектурное строение, оказавшееся административным центром с кинематографом в одном крыле. Заинтересовавшись афишей, я попросила сопровождающего перевести название. Оказалось, что фильм предназначен для учеников местной школы и рассказывает о строении Солнечной системы. Естественно, я напросилась на сеанс вместе с детишками и их преподавателем, и не пожалела. Цветное (!) объёмное (!!) звуковое кино поразительного качества заставило меня неотрывно смотреть за путешествием по планетам, обращающимся вокруг Солнца и познакомило меня (вместе с детишками) с обратной стороной Луны, пустынями Марса, расплавленным адом Венеры...
      
      Едва выйдя с сеанса, я поинтересовалась следующим фильмом, посвящённым географии Земли, а затем ещё одним, и ещё! Папа, оторвавшись от экрана лишь к вечеру из-за охватившего меня чувства голода, я осознала, что узнала за этот день больше, чем за все свои годы обучения!
      
      Мало того, после ресторана (всё весьма изысканно), мои гиды предложили посетить концертный зал, где играют офирскую музыку... словом, я вернулась в свои апартаменты в отеле далеко за полночь в полнейшем смятении чувств. Папа, мама, мы - примитивные варвары. Это я утверждаю со всей ответственностью. Ничего подобного я не видела и не слышала до сих пор!!
      
      На следующий день я попросила показать мне школу или колледж, где учатся все детишки, затем посетила только что открывшейся музей естественной истории, а вечером - ещё один музыкальный концерт.
      
      В таком же ошеломлении прошли и остальные дни, но я успела побывать и на городском пляже (мама, это был немного шокирующий опыт!), и на местном рынке, вокзале, в порту, на строительстве... ты смеёшься? Я ничуть не жалею об участии в этих экскурсиях - такого и ты, папа, никогда не видел и видеть не мог.
      
      Папа, асиры - именно те, кто ты думаешь (ты понимаешь, что я имею в виду). Я в этом полностью уверена! Завтра эршип, предоставленный мне императором Константином, унесёт меня в далёкий и загадочный Офир, где уже ждут новые невероятные встречи и открытия. Ваша любящая дочь Виктория, Принцесса Великобритании и Ирландии, двадцать девятого августа из столицы Патагонии города Вьедма'.
      
      
      

      ПОСЛЕДНЯЯ ЧЕТВЕРТЬ КНИГИ УДАЛЕНА ПО ПРОСЬБЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА
      

      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Энве Мартин (martinenve@gmail.com)
  • Обновлено: 30/09/2018. 571k. Статистика.
  • Роман: Фантастика, Космоопера

  • Связаться с программистом сайта.