Чекмарев Владимир Альбертович
Валькирия Из Бездны или Тайна Земли Королевы Мод

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 2, последний от 11/02/2006.
  • © Copyright Чекмарев Владимир Альбертович (lordsvarog@yandex.ru)
  • Обновлено: 06/07/2009. 205k. Статистика.
  • Сборник рассказов: Альт.история АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ
  • Иллюстрации/приложения: 16 штук.
  • Оценка: 3.26*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как на самом деле могло произойти Бородинское сражение, зачем Ленин встречался с Императором Вильгельмом,какое отношение Семья Крупп имела к победе России в Крымской войне, виделся ли Роммель с Наполеоном, что же всетаки построил Гитлер в Антарктиде и многое другое в сборнике фантастических рассказов написанных в жанре Альтернативной Истории

  •    @Copyright Чекмарев Владимир Альбертович
       Сборник рассказов: ВАЛЬКИРИЯ ИЗ БЕЗДНЫ или тайна Земли Королевы Мод
       по изданию: В.Чекмарев Хроники Майора Сварога: Издательство НЕОТЕКСТ, 2005.
       Официальный web-сайт talar.mastersite.ru
      
      
      
      
       АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ
      
       Как на самом деле могло произойти Бородинское сражение, зачем Ленин встречался с Императором Вильгельмом, какое отношение Семья Крупп имела к победе России в Крымской войне, виделся ли Роммель с Наполеоном и многое другое
      в сборнике фантастических рассказов написанных в жанре Альтернативной Истории Сильване и в других местах.
      
      
      
      
      
      
      
       АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ
      
      
      СКАЖИ-КА, ДЯДЯ...
      ЭСКАДРОН
      ВАЛЬКИРИЯ ИЗ БЕЗДНЫ или тайна Земли Королевы Мод
      ТЕРМИДОР ГЕНЕРАЛА РОММЕЛЯ
      ВРЕМЯ ВНЕ ИГРЫ, ИЛИ ПОТЕРЯННАЯ ГЛАВА ИЗ КНИГИ.
      ВОСТОЧНАЯ ВОЙНА
      
       СКАЖИ-КА, ДЯДЯ... Скажи-ка дядя... []
      Алексашка. Крестьянский отрок:
      
       Фрязино стало считаться нехорошим местом, с тех пор как появился там немчин Фрязин из Романеи, что то он там в своих подвалах творил такое нечестивое, что серой говорят за версту пахло. Ну а от кого серой несет, то все знают. Уж сколько годов прошло, но окрест Гребневской усадьбы местные крестьяне старались ошиваться поменьше, особенно сейчас при новом барине. Но леший дернул меня связаться с Филькой и Ванькой, ну не показывать же им что я боюсь идти ночью на Новый выгон, который дворня его Светлости графа Демидова, обнесла изгородью в два человечьих роста и что то там с начала весны неустанно мастерили. Мы конечно не рискнули подойти к воротам, там всегда стояли здоровенные гайдуки с саблями и нагайками и кое кто из Фрязинских ребят на своей шкуре испытал эти нагайки. Но недалеко от забора рос огромный дуб и мы полезли на него, но лучше бы мы этого не делали. С верхотуры открывался загадочный и страшный вид. По одну сторону выгона, теснились какие то непонятные сараи и мастерские. Из труб над некоторыми валил дым. А на открытом месте среди костров и каких то огней укрепленных на столбах лежало какое то огромное животное похожее на улитку без раковины но величиной с коровье стадо. Ой братцы, охнул Филька, это небось сам нечистый. И в это время огромная улитка стала раздуваться и подниматься над выгоном. Не знаю кто громче всех кричал сыпясь с дерева, я или другие мальчишки. Ванька сломал ногу, Филька вообще расшибся, я только покарябался летя сквозь ветки, а утром ни свет не заря староста привел гайдуков и везут теперь нас с Ванькой в телеге неизвестно куда.
       Кутузов []
      Штаб-ротмистр Князь Говоруха-Отрок. Дежурный офицер.
      
      Прав был барон Остен-Сакен. Дежурство в субботу или к бане или к непонятному происшествию. Тут время к полуночи и Государь вроде почивать собирается и вдруг появляется караульный и с ним какой то совсем не дворцового вида молодец. Кафтанец дворянский но не модный, на ногах ботфорты, но держит себя вольно и как бы считает себя в праве. Только я воздуха набрал что бы гаркнуть на непорядок, да вспомнил что Государя могу потревожить своими голосовыми дирекциями... А молодец мне протягивает перстенек и перстенек не простой, с белым лалом и изумрудами и говорит, мол покажите Государю господин офицер и Государь на Вас не только не разгневается но и выскажет решпект. И так оно и вышло, Государь перстенек завидя оживился весь и приказал молодца привести немедля, и более никого без приказа не пускать, что бы не мешали, но пусть сначала вина подадут. А то что лакей дверь не плотно прикрыл то уже не моя вина. А молодец то тот оказался Государю старый знакомец. И Государь пенял ему, что долго не шел и все что хочет может просить и отказа не в чем не получит. И попросил этот ночной гость (граф оказывается между прочим), позволить ему выкупить усадьбу с тремя деревеньками под Москвой и завести там какие то механические мануфактуры, да людишек его в солдаты не брать, да еще простить кого-то. Вообще я специально не слушал, но кое что случайно запомнил.
      
      Трофим Фролов. Лесной Тать:
      
      Ведь каркали вороны еще с вечера, да не поверил я примете. А ведь хорошая добыча светила. Барчук охотник с егерем. Одна сбруя рублёв на двести тянула, да и сам наверное не пустой, богатые баре без золотых червонных не катаются. Ну как Емелька из мушкета свалил егеря, да деревья подрубленные спереди и сзади упали, ну думаем наш хабар, а барчук за пистолеты, да Федьку с Севкой и положил, а как я с Емелькой да с Панаской приступили, сзади этот лешак неведомый накинулся. Панаску из пистолета снял, Емельку сабелькой располовинил, а мне свезло что споткнулся и головой об корень и навернулся. А тут верховые налетели, шум гам, и оказалось что барчук этот, сам Великий Князь Александр, сынок царский. А того лешака, Демидова по фамилии, царевич обещал графом сделать и в дружки записать. А я вот теперь на каторге кукую, вот что значит в приметы не верить. Схема []
      Анкифий Демидов. Сын генерал-поручика Ивана Васильевича Демидова:
      
       Вот что значит судьба. Не попадись мне тогда на лесной дорожке молодой Император, так бы и остался до скончания века Анкифием Безродным. А теперь спасибо Государю, я законный сын и граф, с усадьбой и деревеньками, с бумагой царской Губернатору, что бы не чинил препятствий ни в чем, а наоборот помогал и способствовал, и самое важное, что могу теперь распорядиться наследством Демидовским, без оглядки на разных опричников и альгвазилов. Да-а-а, чеканил Никита Демидович червонцы, и много их отчеканил. Четыре сундука откопали мы с Гришкой Ползуновым, не соврала старая карта что завещала мне Матушка, да и у Гришки от деда есть бумаги, но не про золотые клады там прописано, а про чудо машину что может крутить мельницу без ветра и про другую чудо машину, что может летать по ветру. И завели мы с Гришкой мануфактуры механические во Фрязино и Гребневской усадьбе, и выкупил я мастеровых знатных вместе с семьями и волю им обещал через десять лет честной работы, и дома им построили Валдайские плотники, и невест холостым молодцам купил за свой кошт.
      
      Микаэль Циндель. Бременский коммерсант.
      
      Ну что за торговля, одни убытки. Ведь если бы папа не научил меня как надо торговать в этом мире, сидел бы я сейчас в своей скобяной лавке и вытирал бы слезы по своей гиблой коммерции. И вот теперешний гешефт вряд ли удался, если бы не папашина школа. Не умеют эти русские ни купить ни продать. Ведь никто не тянул этого набитого золотом непонятного человека, купившего у меня все запасы дорогих инструментов, спрашивать, а где можно купить английский инструмент и станки как в Берлинском арсенале. Ну а уж двадцать Адмиральских подзорных труб английской работы, ведь я по две гинеи на каждой заработал... А ведь мог за этот заказ с меня скидку потребовать и не малую. Ну и мне побегать пришлось и золота не мало перепало и прусским чиновникам, и голландским морякам и таможенникам, но заказ был готов полностью и в срок. Потому что когда везде есть деловые партнеры, это гораздо выгоднее чем друзья. И зачем какому то русскому барину все это понадобилось, но впрочем не мое это дело, главное заплатили золотом и не поскупились.
      
      Григорий Ползунов. Управляющий графа Демидова.
      
       Долго я думал над этой машиной. И ведь как получается, что б одну машину сделать, надо еще две придумать и построить, и каждая клепка, каждая железка своего материала требует. Хорошо хоть мастера хорошие есть, а как на Воре запруду построили и водяные колеса поставили, закрутились станки токарные. И Немчин один, три воза инструмента из самых Бремена, Берлина и Лондона привез. Странный какой то Немчин, ужо весь чернявый и одежда и волосы и глаза, но инструмент первейший продал. И сделал я огненную машину, но топить ее углем и деревом было неудобно. Наша корзина еле-еле ее саму с грузом и людьми поднимала. Тут много угля с собой не возьмешь. И тут поехали мы на ярмарку в Мытищи и решил граф прикупить еще людишек для мануфактуры, идем мы вдоль рядов людишек подневольных и вдруг меня как ножом острым полоснуло, такие глаз были у Эвтебиды, невольницы турчанской. Ее с Турецкой войны еще ребенком один штык-юнкер привез, а как подросла она приступать к ней стал, а Эвтебида ему рожу и поцарапала, а юнкер то тот еще раньше ее в свои крепостные записал, так что озлился болезный и повез девушку продавать. А тут я с графом. Короче граф сто империалов отсыпал за жену мою будущую, и был у Эвтебиды старинный расшитый шелковый платок и сказала мне она, что на платке этом вышита большая тайна, а было там вышита старинным византийским письмом не больше не меньше тайна Греческого огня . А состав то простой оказался - сера, смола, селитра, деготь и нефть. А граф как раз купил местечко богатое нефтью на реке Сок в Поволжье. Ну конечно еще кое чего требовалось по мелочи, но главное пропорции соблюдать. Так что дело у нас пошло благодаря женушке моей ненаглядной и графу Анкифию Ивановичу.
       Казаки вперед []
      Август Циммерман. Стеклодув:
      
      Боюсь что когда вернусь в родную Баварию, не смогу там жить после России, масштабы не те. Вот и на днях, заходит ко мне русский с лицом простым, но в дворянском платье. И делает заказ, на выдувку пятидесяти дюжин больших стеклянных реторт - пузырей и чтобы закрывались наглухо. И срок два месяца. Я конечно отказался сначала, а этот незнакомец представляется управляющим графа Демидова, выкладывает на стол двести золотых и обещает еще триста когда я все в целости и в срок привезу в усадьбу графа в Гребнево. Только я рот открыл, а управляющий и говорит, что мол если привезу раньше то за каждый сэкономленный день будет еще по десять золотых. Ну и кто в Германии я вас спрашиваю, сделает мне такой заказ ... Уложился на девять дней раньше!
      
      Мишка Заяц. Дворовый графа Демидова.
      
      Я очень благодарен господину Управляющему, за то что он отметил меня перед графом и десять золотых мне пожаловали, но прозвище они мне привязали, теперь до старости в Змеях ходить. А было так... Господа баре завели огненную машину, работала она на дровах и угле, но машина была маленькая и уголь нужно было в нее подкидывать чуть не кажинный миг. И как соберутся Граф, управитель и италиец Винный Викторов (тьфу, язык сломаешь если по ихнему его называть) и все спорят, чем машину свою кормить. А я как раз квасу им принес и возьми и скажи - Вам бы змея Горыныча, вот и дров никаких не надо. Дунул огнем и враз закипело. Смотрю а господа как застыли, а потом как бросятся ко мне, я аж спужался. А они хохочут, по спине меня хлопают, господин управляющий кричит - ура Змею Горынычу нашему. Вот так и отличился. Граф сказал, что теперь я при Викторове буду служить, а в следующем году он меня в Московский университет определит. А через месяц машина со змеем Горынычем первый раз Слониху в воздух подняла. А с этих пор все меня зовут не иначе как Змей Горыныч.
      
      Силантий Фадеев. Деревенский Староста.
      
      Любят все таки баре чудить. Ну кому нужна такая широкая холстина. Это ж во сколько такие станки обошлись и где это видано, бабам золотом платить за холстяные дела, рыбаков еще наняли сети сплести с поле величиной. Чуду Юду Морскую ловить что ли собираются, но нет тут моря. Одна речушка Любосеевка. И совсем с глузду сдвинулся управитель его сиятельства, когда в прошлом годе из всех деревень послал девок одуванчики собирать. Ну ладноть, поворчал и хватит, грех жаловаться на барина, жизнь сытая, да и подвал говорят есть специальный, куда языкастых сажают. Глубокий подвал и почему то Невьянский называется.
       Пехота вперед. За Веру, Царя и Отечество []
      Витторио да Винчи. Алхимик и изобретатель.
      
      Слава моему великому предку. Кажется на все случаи жизни у него есть гениальные изобретения. Огонь и пар поднимут в воздух оружие древних Византийцев. Со дня осады Сиракуз мир не видел ничего подобного. Машина стала крутить винт с нужной силой, потому что в нефти скрыто гораздо больше теплорода чем в угле или дереве. Конечно пришлось помучиться с котлами, три взорвались при испытаниях, ошпарено паром пять мастеровых, но вопрос решили усилив стяжку на фланцах. И вот теперь три шара легко поднимали корзину на десять саженей. Полотно и сетка были прочными и легкими и после пропитки соком этого странного растения с пушистыми головками, уже не могли случайно загореться от нефтяной горелки. С легкой руки графа Демидова, воздушный корабль назвали Слонихой и действительно, было что то похожее, особенно когда воздушный мешок начинал наполняться воздухом. Тут очень помогла воздуходувная машина Михайлы Ломоносова, которую граф выкупил у Университета. Пятнадцать сигнальщиков с Балтийской эскадры распределены по экипажам. По двое на корабль и трое на земле. Теперь не будет путаницы в строю. Учебные метания бомб прошли успешно, сигналы с земли и между кораблями позволили с третьего залпа поразить цель. Все шесть Слоних были готовы полностью и каждая снаряжена сотней бомб с Греческим огнем. Ну что же генерал Бонапарт, ты ответишь за слезы Италии.
      
      Александр Первый. Император Всероссийский:
      
       Удивил меня граф Демидов. Это ж такое выдумать, летающие корабли с огненными бомбами. Где ж ты был во время Аустерлица любезный граф, ну ладно. Сейчас, когда Бонапарт у ворот Москвы, любой шанс надо использовать. И ведь как все умно устроено, куда там немцам или англичанам. Опять сами собой появляются в голове мысли про Аустерлиц... не самые приятные воспоминания. Страх, бессильная ненависть к Корсиканцу и тяжелая злость к Кутузову, который оказался прав и на которого сейчас надеется вся Россия. Хорошо, буду честен с самим собой. Старик был действительно прав, когда не верил австрийцам. Сын Марии-Терезии не может быть честным союзником для России, покойный батюшка понял это раньше меня. И вся эта авантюра с союзом трех императоров, была инспирирована Британцами, от начала и до конца и слишком поздно я это понял, а тут еще королева Пруссии Мария Луиза, ну вот и уши запылали как у мальчишки. Брату Францу я написал, что если Австрийская армия посмеет в серьез тявкнуть на Россию, то я всегда найду пару дивизий для экскурсии в Вену, пусть даже Бонопарт будет у ворот Санкт-Петербурга. Тут вспомнился давешний разговор с Платовым по поводу его похода в Индию и ведь честно заявил мне бравый казак, вымыли бы его Донцы сапоги в Индийском океане и напоили коней в Ганге. Ну ладно, с 'союзниками' мы разберемся позже... Ну а теперь Михайло Илларионович, посмотри на что гож твой Император. И по артиллерии хорошо придумал Аракчеев, то то удивится старый Фельдмаршал этому письму. А газетку для Великой армии нужно срочно напечатать. Пусть порадуются пророчеству Нострадамуса. Французы нация романтическая иначе зачем бы они Революцию сделали.
      
       Белые слоны []
      Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов. Фельдмаршал:
      
       Скоро рассвет и скоро битва. Эх рано еще драться, еще месяц или два и европейская орда завязнет в слякоти и грязи, а потом и Русская зима, но все требуют боя и солдаты и народ и государь, одно хорошо, хотя бы не как при Аустерлице - только один император (из четырех) да и тот противник и ни одного австрийского генерала. И вот неожиданный пакет от государя. Неужели Беннигсен опять нагадил ?
       Блестящий как расписной пряник офицер щелкнул каблуками, отдал честь и резко выхватив из за обшлага кавалергардского мундира пакет, протянул его мне. Письмо я прочитал три раза. Первый раз потому что ничего не понял, третий раз потому что не мог поверить. Значит летающие корабли с огненным боем... А это пожалуй шанс побрить Буанопарте усы. Идея с Нострадамусом поистине иезуитская, надо кстати пустить в войсках слух об ожидании благоприятного знамения, ну а мысль о том что артиллерию нужно передвинуть в боевые порядки пехоты и к каждой батарее прикрепить по роте пехоты для помощи и прикрытия, явно Аракчеевская, слишком гм мудрена для ... все все молчу. Тут я заметил двух усачей в морских плащах жавшихся у входа, и вопросительно посмотрел на гвардейца. - А это секретные сигнальщики Ваше Высоко Превосходительство, - браво ответил Ротмистр. - для связи с графом и его командой. И показал глазами на верх. План графа Демидова был достаточно прост. Удар зажигательными бомбами по артиллерийским паркам, коннице и гвардии. А потом бить по тем частям, которые сохранят подобие порядка и такие естественно будут, ибо французы солдаты храбрые. Огонь этот потушить трудно и гореть он будет не меньше часа. После артподготовки, пехота с артиллерией в боевых порядки начнет наступление по всему фронту, ну а конница охватит фланги. Причем и огонь артиллерии и направления ударов полков, будут корректировать со Слоних, с помощью морских сигнальщиков. Вобщем почти Канны.
      
      Эрве Готье. Лейтенант гвардейских егерей:
      
      Вся армия буквально помешалась на предсказаниях Нострадамуса. От солдатских сортиров, до генеральских шатров только об этом и говорят. Как там было сказано в этой газетенке - 'И когда шесть белых слонов полетят по небу изрыгая пламя, исполнится проклятие богов пустыни и великое войско будет разгромлено и рассеяно'. Только старым Га-га аристократам должны быть присущи подобные суеверия, а ни как не солдатам победоносной Императорской армии. Светает, скоро в бой, а потом Москва. Россия капитулирует и путь в Индию будет открыт. Но что там за крики, неужели Император, но не похоже уж больно крики не радостные, а скорее испуганные. Господин лейтенант - заорал стоявший на посту старший стрелок Каюзак тыкая куда то вверх карабином, тревога. Но я и так понял что тревога, с Востока в лучах восходящего солнца плыли по небу огромные белые монстры, я уже понял что их шесть. По всему лагерю били барабаны, заливались горны, слышалась беспорядочная стрельба, а Шесть Белых Слонов величаво плыли над лагерем и с них сыпались вниз блестящие капли расцветая на земле огненными цветами, некоторые капли сталкивались в воздухе и тогда вниз летели полотнища дымного огня. С жутким грохотом взлетел на воздух парк гвардейской артиллерии, с ржанием разбегались лошади, страшно кричали обожженные люди. И как в подтверждение окончательной катастрофы со стороны Русских позиций раздались нарастающие раскаты артиллерийской канонады.
      
      Граф Анкифий Демидов:
      
       Внизу царил ад. Когда взрывались пороховые повозки и вверх летели люди и фрагменты лошадей, было страшно даже тут, в вышине. Сигнальщики без конца передавали изменения дислокации наших и французских войск. И мы экономно но точно сбрасывали бомбы с Греческим огнем на скопления не впавших в панику войск, обозы и артиллерийские парки. Вот внизу прорисовалось скопление конницы, кучка разодетых всадников пыталась организовать атаку... О! Никак это Мюрат со штабом и своим конным резервом. И полетели вниз одна за другой колбы с огненной смертью. Кто-нибудь слышал как кричат горящие лошади ? Лучше ненадо! Слониха которой командовал Витторио, разбиравшаяся со Старой гвардией, внезапно нарушила положенную дирекцию и пошла куда то в сторону резко снижаясь. С нее густо посыпались вниз блестки бомб, в какое то только ему известное место. На земле вспух дымно-огненный пирог, судя по всему Бонапарту и его штабу наступил конец. Мой сигнальщик отправил послание фельдмаршалу и через короткое время с новой силой ударила Русская артиллерия и порядки Русской армии пришли в движение.
       Воспоминания о Бородине []
      Ротмистр Князь Говоруха-Отрок. Офицер связи при Ставке:
      
       Я стоял на спешно построенной вышке рядом с сигнальщиком. На французской стороне все пылало, а в проплешины где не было огня била наша артиллерия. На обоих флангах Русской армии на рысях уходили в обход массы Русской кавалерии. А вся пехота, даже резерв, одновременно как по сигналу, но несколько беспорядочно поперла в сторону французских позиций. Ко мне на вышку поднялся мой сосед по Санкт-Петерсбургу поручик Князь Мещерский. Андрэ, спросил он, так это правда что Бонапарт убит ?
      - Так сообщили с воздушных кораблей сухо ответил я, оторвавшись на миг от подзорной трубы и тут же сам спросил, куда это двинулась вся пехота. Так это все ты устроил, захохотал Мещерский, как солдатики узнали что Корсиканец преставился, так все в атаку и бросились. Тут еще слух пошел, что когда появятся в небесах Белые Слоны и победит Русь супостата, то всем крестьянам дадут волю, вот они и кинулись добивать хранцуза. Фельдмаршал покачал головой, но противостоять этому не стал, единственно сказал что ежели какой полк в бою приказа ослушается, командира расстреляют. Канонада стала явственно удаляться и несколько стихать. Корабли отсигналив о том что идут разбираться с немногими сохранившими порядок частями стали удалятся к западу. Бой переходил в окончательную стадию. Стадию конца Великой Армии.
      
      Генерал Моро. Председатель Новой Директории Франции:
      
      Вот и закончилась эпоха Наполеона. Сотни тысяч Французов заплатили жизнями за удовлетворение самолюбия Маленького капрала. Изменилась еще раз карта Европы. Снова появилась Польша, правда связанная вассалитетом с Россией, не стало Германской Восточной Пруссии, Галиция стала Русской провинцией, так же как и Голштиния. Александр не простил измены бывшим союзникам. Венгрия получила независимость, Австрийские земли населенные славянами перешли к России, а крепостное право в России торжественно отменено в честь великой победы. И если Новая Франция и Российская Империя заключат союз, то в Европе еще долго будет мир, да и как иначе... Ведь Воздушные Слоны могут вернуться.
      
      Владимир Чекмарев Москва 2005 г.
      
      
      
       ЭСКАДРОН []
       ЭСКАДРОН.
      
      Вместо предисловия...
      А ведь зря Владимир Ульянов, настаивал на встрече с Кайзером Вильгельмом и Фельдмаршалом Гиденбургом. Ничего из этого хорошего не получилось...
      
       Знак Бригады []
      '... Сейчас многие уверены, что линия судьбы Российской Империи окончательно повернула на правильный и даже спасительный путь, после известной трагедии шестнадцатого года и естественно после воцарения на Российском престоле Николая III, и это безусловно верно. Да! Есть камень давший начало лавине и этим камнем было беспримерное злодеяние группы Савинкова. Прекрасно подготовленные и вооруженные бомбисты, переодетые в форму караульной роты Генштаба, заняли позиции на верхних этажах и на крыше прилегающих к площади зданий. В это утро Государь прибывший в Петроград, принимал на Дворцовой площади парад батальона Ударниц. Все Августейшее семейство и свита присутствовало тут же и ни кто естественно не мог предвидеть, что именно тогда, когда оркестр Преображенского полка заиграет встречный марш, злодеи станут кидать бомбы и стрелять из пулеметов. Государь, Государыня, Царевны и Царевич были убиты на месте, погибло много свитских особ. Панике не поддались только ударницы, половина из них погибла, но злодеям уйти не удалось. Старший Унтер-Офицер Мария Бочкарева лично застрелила двух негодяев, а третьего заколола штыком и будучи к тому времени раненой, тем не менее сбросила злодея с арки Главного штаба. Следствие вскрыло обширный заговор и много изменников понесли заслуженную кару, сам Савинков покончил с собой, выбросившись из окна городской полицейской части, причем при очень подозрительных обстоятельствах. Вихрь событий начала нового царствования, за несколько месяцев изменил в настоящем и будущем России больше чем два предыдущих десятилетия. Декрет Императора о прекращении помещичьей собственности на землю, о раздачи земли в аренду под продовольственный кредит, выделение фронтовикам после победы над супостатом земельных наделов или денег взамен, Конференция Чешских сословий в Вологде, объявившая Николая Николаевича Чешским Королем и венец гениальной Дипломатии нового Императора, объявление о свободных выборах в Польше и создание Польской республики в составе земель Царства Польского, Силезии, Данцига и Галиции, естественно под эгидой Российской Империи. Сотни тысяч поляков вступали в новую Польскую армию, Высший Национальный комитет Речи Посполитой переехал из Львова в Киев и объявил войну Германской Империи, Легион Пилсудского восстал и прорвал Австрийский фронт, но это было несколько позже. Создание Объединенного Департамента Безопасности на базе МВД и Военной разведки укрепило тыл, а массовые казни проворовавшихся интендантов и поставщиков, с полной конфискацией имущества у всех прямых родственников, привнесло на фронт неведомое ранее изобилие.
       Это обусловило укрепление и тыла и армии. Что интересно, то что служилое дворянство с пониманием встретило аграрную реформу, тем более что государство давало весьма ощутимую для мелких помещиков компенсацию, ну а непременный эксцессы подавлялись твердо и иногда жестоко. Эксцессы причем были и со стороны крестьянства и со стороны помещиков, был даже такой курьезный случай, когда крестьяне отказались получать землю и даже организовали нечто вроде самообороны. Дело было в том, что тамошний помещик Князь Владимир Росновский, уже давно отдал своим крестьянам землю в бессрочную и бесплатную аренду. Сам он был крупным ученым и параллельно товарищем тогдашнего министра Промышленности и был и так достаточно богат. И крестьяне не разобравшись, решили что землю хотят отобрать, тем паче что местный грамотей вычитал в газете, что государь послал их барина в Новосибирск и пошел слух, что Князя сослали в Сибирь. Только хладнокровие коменданта губернии предотвратило кровопролитие, Князь Росновский на аэроплане срочно прилетел в родные пенаты и подтвердил все вольности и привилегии.
       Наша семья кстати, вполне спокойно встретила Аграрную реформу и не ушла в оппозицию.
       Антивоенная пропаганда, казнокрадство и призыв к забастовке на предприятиях выполнявших оборонные заказы - были приравнены к Государственной измене, и были в юрисдикции Военных трибуналов. В феврале 1917 года повесили группу заговорщиков из числа чиновников МПС, Московского Градоуправления и нескольких депутатов Думы (попадающих под Указ о снятии иммунитета с лиц уличенных в государственной измене) они пытались устроить голод в Петрограде, и инспирировать этим революцию. Либеральная пресса подняла дикий шум, были попытки организации манифестаций и забастовок, но жандармерия и казачьи части придавили беспорядки в зародыше, главные зачинщики пошли под трибунал, мелочь и наиболее наглые журналисты в Сибирь и всему обществу стало ясно, что порядок наводится в серьез и на долго. Приток добровольцев и в том числе Польских, так возрос, что в запасных полках получили возможность полностью комплектовать строевые части, а учитывая что в строй возвратилось больше 600 000 дезертиров стало возможным формировать новые части, чего не было с самого начала войны. А Указ Государя о поголовной посылке на фронт всех Земгусаров, полностью покрыл пробелы в штатах обозов всех рангов и прибавил Государю популярности во всех слоях общества. Армия укрепленная резко возросшим качеством и количеством снабжения и притоком свежих резервов, стала показывать чудеса достойные Суворовских чудо-богатырей. Сокрушительный разгром Турции и разваливавшаяся Австро-Венгрия, казалось уже вплотную приблизили Русь к победе, но удар объединенного Германского флота по Англии и сепаратная измена Франции, добавили еще год крови и страданий. Но если бы не всячески замалчиваемый те ми же эсерами (они считают что убийство Виктором Савинковым семьи Николая Второго и вместе с ними человека, имени которого я не хочу называть и есть главное событие повернувшее современную историю) случай под Перемышлем, когда в Тройбурге погибли Кайзер Вильгельм, Маршал Гинденбург и группа российских социал-предателей, война продлилась бы гораздо дольше. Я считаю что именно это было определяющим поворотом будущего России и подвиг Князя Джихара и его солдат и офицеров, не справедливо замалчивается историей...'
      
      Из книги 'ПОВОРОТ'
      Министра печати в отставке. Пуришкевича Владимира Митрофановича
      
       Князь Джихар и Княгиня Оболенская [] РЕЙД ЭСКАДРОНА
      
       Представитель Ставки Генерал Глебовский ответил на приветствие командира Дикой Дивизии Великого Князя Михаила Александровича, и строго окинул взглядом парадные порядки, разведывательного броне-эскадрона Дикой дивизии. Полюбоваться было чем... Специальное подразделение, созданное по личному указанию Его Императорского Величества, была самой моторизованной частью в Русской армии.
       На левом фланге рядом с мотоциклами с торчащими над рулями пулеметами, браво стояли мотосамокатчики в стальных шлемах. Немцы и Австрийцы прозвали их 'Железная саранча', был боевой эпизод когда отряд мотосамокатчиков рассеял и почти полностью уничтожил батальон австрийцев на марше и еще один где мотопулеметчики сходу расстреляли штаб Королевского Баварского пехотного полка. Далее располагался диверсионно-разведывательный взвод легких броневиков 'Мгеброва'. В каждом экипаже, помимо командира, стрелков и водителя присутствовали сапер-подрывник и девушка - снайпер. Женскому контингенту эскадрона, бешено завидовали вся Русская армия и пожалуй (как сказал корнет Соломатин) все армии Мира и было чему завидовать. Ударницы должны были уметь хорошо стрелять, соблюдать моногамию и естественно быть красивыми. Многие из них, как не странно были иностранками (доминировали россиянки, далее по численности польки и француженки, была даже пара разоблаченных шпионок и тем не менее их боевые качества и дисциплина резко выделялись даже в такой элитной части как этот легендарный эскадрон, только в лучшую сторону. Командиром снайперов кстати, была княжна Оболенская. Она приехав на фронт с миссией Красного Креста, по живости характера оказалась на передовой во время австрийской атаки, заменила убитого пулеметчика у Максима и держалась с остатками роты, пока Князь Джихар не ударил австрийцам в тыл, и после чего у него и прижилась. Будучи Младшей Патронессой Петроградского Женского Стрелкового Клуба, княжна набрала там комбатанток, положивших начало контингенту отряда снайперов. Ну а слухи о походном минигареме Князя Джихара, вызывали мощнейшее слюноотделение у всех чинов , всех армий.. Конечно война не дамское дело и судьба женщины на войне сурова и однажды две девушки попавшие в плен к австрийцам были зверски замучены и буквально растерзаны. Ударницы сопротивлялись как тигрицы. Одна из них откусила командиру гонведских гусар нос, а другая лишила его помощника способности к дальнейшему детопроизводству, не говоря уже о том, что перед этим они успокоили из своих маузеровских карабинов два десятка гонведов. Через три дня штаб этой венгерской части и подразделение участвующее в зверстве были уничтожены. Казармы были сожжены вместе с не успевшими выскочить наружу солдатами, те кто успели тоже не жили долго. Через неделю после этого случая, раненую снайпершу подобранную на поле боя (остальной экипаж броневика погиб), австрийцы с почестями вернули в Русское расположение без каких бы то ни было условий. Говорят был даже секретный приказ Эрц-Герцога на тему особого статуса Русских пленниц, кои окажутся в сфере действий Австрийской армии.
       Далее стояли два взвода пулеметных 'Остин-Путиловцев' капитана Баландина (приват-доцента из МВТУ) и взвод тяжелых пушечных 'Гарфордов'. Когда на Путиловском собрали первую партию тяжелых броневиков. Среди командармов началась склока грозящая перейти в затяжные бои. Пушечные броневики, удачно модифицированные по сравнению со своим английскими оригиналами, были лакомым кусочком для любой армии, но Государь повелел отдать первую партию новых броневиков своим любимцам и теперь на 'Гарфордах', красовалась эмблема в виде головы тигра и скрещенных сабель - Личный герб Князя Джихара. В конце строя перед двумя тяжелыми штабным грузовиками с турельными пулеметами на кабинах, стояли семеро подтянутых автоматчиц, личная гм.. охрана подполковника. Замыкая строй, сверкал саблями на голо Офицерский взвод конной разведки. Изначально это было задумано, как штрафная часть для провинившихся офицеров Дикой дивизии, но через пол года, любой офицер дивизии был готов отдать одну звездочку за право войти в число этих преторианцев. Все офицеры взвода были дворянами и не было никого чином ниже поручика, но командовал взводом Корнет Соломатин из разжалованных Лейб-гусар. Слухи и анекдоты муссировавшие о нем в Петроградском полусвете можно было издавать в Париже отдельным авантюрным романом, но командир был из него прекрасный и уже дважды он отказывался от повышения в чине, заявляя что чин Корнета стимулирует его к новым подвигам. Что да, то да! После каждого разжалования Корнет Соломатин ударялся в такие похождения что все светские повесы корчились от зависти. Есенин, (который подрался с Корнетом в Яре, после чего они стали лучшими друзьями), даже как то написал на него эпиграмму:
      
      Амур из лука застрелился,
      А Казанова принял яд
      На Невском Барышни шпалерами,
      Они от радости кричат
      Мужья рогатые во гневе.
      Готовят к бою пистолеты
      В чем дело? Ротмистр Соломатин,
      опять разжалован в Корнеты
       Корнет Соломатин []
       Все блестело и стояло по стойке смирно. Перед фронтом эскадрона стоял навытяжку подполковник Джихар, барражирующий в чинах между подполковником и ротмистром и истово глядевший на генералов с видом какающего кота.
       - Подполковник - произнес генерал, явно выказывая недовольство, Вы не получали прямого приказа об операции, но тем не менее Вы проявили инициативу. Что Вы можете сказать в свое оправдание ? - Великий Князь , так же имел недовольную начальственную мину на лице, но подмигнул Князю Джихару. Каждый раз когда высшее командование понижало князя в чинах до Ротмистра, Михаил Александрович моментально производил его назад в подполковники и в этот раз получив сообщение о внезапной удаче подполковника Джихара, Великий Князь лично приказал нанести силами двух полков встречный удар и деблокировку.
      - Не ради чинов и наград - рявкнул Князь Джихар - Но токмо движимый пользой Отечеству и праведной яростью к супостату - И Подполковник Джихар скосил глаза в сторону, где угрюмо стояли Три германских тяжелых танка A7V. Генерал невольно тоже взглянул на трофеи Русского оружия и завидя это эскадронцы напыжились и приняли гордый вид (насколько это было возможно при стойке смирно). Генерал махнув рукой рассмеялся и сказал - Ну и засранцы же Вы ребята - На что эскадрон гаркнул в двести с лишним глоток - Рады стараться Ваше Высокопревосходительство! -
      
       А началось все с совещания в штабе у командующего фронтом Генерала Брусилова.
       - Господа офицеры - начал командующий - В связи с предательством Франции, обстановка на фронте весьма сложная. То что мы опять вышли к границе Восточной Пруссии очень встревожило Кайзера и по данным нашей разведки, Вильгельм приказал Гинденбургу преподать нам, диким московитским варварам, серьезный урок. Лучшие германские части с Западного фронта направляются сюда и где то недалеко от старой границы расположился штаб Восточно Прусской группировки и туда должен приехать сам Кайзер, что бы утвердить план операции, и именно с этого момента пойдет отсчет времени до начала операции. Как всем вам безусловно известно, по германским штабным каноном это минимум 22 дня. Нам был нужен минимум месяц, что бы подтянуть резервы, какое то время уже прошло и чрезвычайно важной является информация о реальной дате приезда Вильгельма в Восточную Пруссию. Всем разведывательным подразделениям приказываю нацелится именно на эту задачу, желательны языки в обер-офицерских чинах. И вот еще полковник Самойлов из ОДП сделает небольшое сообщение. -
       Коренастый полковник в пенсне с тонкой золотой оправой, встал откашлялся, открыл зловещего вида черную папку и не заглядывая в нее заговорил
      - Господа Офицеры. Вы знаете что после последних операций нашего департамента внутренний так сказать враг, понес большие потери но полностью не уничтожен, и Германская разведка естественно не дремлет и пытается помочь своим выжившим резидентам и деньгами и людьми. По данным только что присланным из Объединенного Департамента Безопасности, в Кенигсберге объявился известный авантюрист и Германский агент Ульянов со своими соратниками. Их собираются перебросить на Территорию Российской Империи. Это не совсем дело фронтовой разведки, но так как мы все сейчас делаем общее дело... Короче посматривайте. И если кто их поймает, то я уполномочен доложить что 'Владимиры' офицерам и медали солдатам обеспечены.
       - Господин полковник. Разрешите вопрос. - спросил начальник разведки Пятой дивизии капитан Майков. И получив разрешение, продолжил - А только живьем их брать надо, или как...'
       Полковник Самойлов снял пенсне, долго протирал стекла, а потом близоруко прищурившись на капитана, сказал значительным тоном
      - А это господин капитан как получится, но на обещанных наградах это не скажется -
       Присутствующие офицеры многозначительно переглянулись.
      
       Подполковник Джихар изо всех сил сдерживался, что бы не выдать эмоций обуявших его. Буквально перед совещанием, он закончил допрос пленного фельдфебеля связиста, причем и связиста и фельдфебеля бывшего, а ныне штрафника. Ганс Шмутке за попытку изнасилования польской пейзанки был отправленного на фронт. Что его особенно мучало, что ничего у него и не получилось. Он порвал на девице платье и позорно заснул прямо на ней, а она не смогла из под него выползти. Так их патруль и обнаружил. Оберст лично содрал с неудачливого Казановы погоны унтер-офицера и сослал в ассенизационный обоз. И теперь вымаливая жизнь, экс-связист рассказал что несколько дней назад тянул телефонный кабель к небольшому городку Тройбург, находящемуся недалеко от линии фронта и там мол расположен какой то большой штаб, а в роще не далеко от штаба, спрятаны какие то огромные секретные танки. Штабные связисты болтали, что в Тройбурге ожидается куча каких то шишек и уже третий день в гостинице под охраной мордоворотов Николаи сидит кучка подозрительных русских, которые пьют и поют французские песни. А пока их не загнали в гостиницу, они набрали на местном рынке снеди и отказались платить, заявив что им разрешил это какой то генерал Карл Маркс. Эта информация подтверждалась другой, полученной от местного виноторговца Шульмана, которого Князь Джихар самолично спас от домоганий казачков к винному погребу и женщинам населяющим дом виноторговца. Правда подполковник не мог понять, почему простому торговцу так хорошо известно, где находятся главные германские агенты работающие против России, но Шульман вздохнув и закатив глаза, произнес плачущим голосом. Ваше сиятельство не знает как охотно революционеры берут деньги в долг у бедных евреев и как не охотно их отдают. И люди помогают друг другу, рассказывая кто и где видел каких должников. И ведь просили этих лайдаков добром. Заплатите долги а потом спокойно езжайте в Россию делать революцию и чего угодно, а они не прислушались. Или им некогда, или я боюсь подумать что они не собирались отдавать долги. Ваше Сиятельство, Вы образованный человек, объясните мне... Все революционеры жулики или есть кто то честный ? И вообще от этих социалистов одни неприятности, вот мой племянник Изя, пока был просто студентом, это же был тихий и милый мальчик, сидел за книжками и уважал Маму, а как стал социалистом то взял на революцию все столовое серебро из дома и любимую шкатулку мамы Софы, и заметьте не пустую. А потом пришлось выкупать его из полицейпрезидиума, а вы знаете какой сейчас во время войны дорогой полицейпрезидиум. Так что не сомневайтесь, вся банда в Тройбурге и ждут важных господ из Берлина.
       Бронегренадеры Джихара []
       Князь Джихар решил действовать самостоятельно и немедленно. Эскадрон в вечерних сумерках начал, согласно приказу командира дивизии отвлекающую разведку боем, что бы спецгруппы Разведки Фронта смогли просочиться в германский тыл, но пока легкие броневики и тяжелые 'Гарфильды' связывали немцев боем, мотоциклисты и Остины с десантом бронеударников , (один из взводов между прочим полностью состоял из старшекурсников Московского Высшего Технического Училища), скрытно по разведанным ранее маршрутам совершили марш бросок. В указанной роще действительно паслось стадо тевтонских стальных монстров. Бронеударники обрушились на германских танкистов во время построения. По широким просекам понеслись Остины треща максимами, их поддержал сухой треск автоматов Федорова и танки поменяли хозяев. Питомцы МВТУ быстро освоили новую технику и уже через час нагло въехали на трофеях прямо в расположение штаба, на все вопросы охраны капитан Баландин отвечал на чисто Берлинском прононсе - Laut der persсnlichen Befehl des Kaisers. К этому времени мотоциклетная рота перекрыла все улицы ведущие к штабу, попутно перерезав всех часовых и все провода идущие сюда. В окрестных домах расположились снайперы. Сюда же стягивались 'Остины'. Сам штаб как оказалось располагался в той же самой гостинице, где содержались продавшиеся германцам социалисты. Охрана штаба по соображениям секретности была весьма небольшая и внешние посты были подавлены без потерь. Теперь дело было за тевтонскими чудовищами A7v. Три из них уже ползли в сторону Русских позиций, а остальные пять, ведомые новыми хозяевами, заняли позицию на линии прямого огня. В этих бронированных чудовищах были дополнительно установлены надкалиберные бомбометы, их залпом Князь Джихар и решил начать аутодафе.
       Переговоры []
       Продолжать далее эту беседу было невозможно. Трескучие фразы, авантюрные прожекты, просто явное вранье. Почему начальник разведки, так настаивал на этой встрече. Переговоры с этим господином Улианофф, были бесполезной тратой времени. Он просил денег не обещая в обмен ничего заслуживающего внимания.
       Кайзер и Фельдмаршал с брезгливыми минами встали и направились к выходу из скромного гостиничного номера.. Кайзер решил, что первое что он сделает выйдя отсюда, это разжалует полковника Николаи в фенрихи. - Но куда же вы господа, - взвопил, нарушая всяческий этикет и бросился за двумя высшими руководителями Германской Империи, маленький рыжий человечек. Но страшный, повторяющийся еще и еще грохот, прервал любые разговоры и мысли. К бомбометам присоединились танковые орудия и здание гостиницы, медленно но верно стало разваливаться, погребая под своими развалинами тех кто нашел в ней приют, и не было больше различий между штатскими и генералами, коронованными персонами и изменниками люмпенами. Бог войны, примирил и успокоил своей канонадой всех. А тех кто успел выбежать на улицу или выскочить в окна, уровнял с остальными господин Хайре Максим.
      
       - Спасибо за трофеи и особенно за языка ребята, Вальтер Николаи это будет посерьезнее трех танков - Сказал Генерал Глебовский
       - Подполковник, представьте Его Императорскому Высочеству списки для наградного отдела, а Вам двадцать пятый выговор и Георгий -
      И вот еще что. Мне почему то кажется, что в подполковниках вам ходить не долго. Государь приказал развернуть на базе Вашего эскадрона, ударно-разведывательную бригаду, а командир бригады не может носить чин ниже полковничьего
       Приват-доцент МВТУ, штабс-капитан А. Баландин [] Фото из ВЕДОМОСТЕЙ [] Князь Джихар во Львове []
       ВАЛЬКИРИЯ ИЗ БЕЗДНЫ
       или тайна Земли Королевы Мод
      
      
      
      1. 15 мая 1945 года Альпы.
       По автобану шли двое в фельдграу, завидя шлагбаум и патрульных в британской форме, они ускорили шаг и подняли руки. Военные полицейские взяли их на прицел, тщательно обыскали и радостно галдя посадили в грузовик, который тут же уехал. Лейтенант Уэлли сказал сержанту, ну медаль тебе обеспечена, самого Скорцени взяли. Сержант Брыкс, флегматичный валлиец спросил недоуменно, а кто такой этот Скорцени Сэр? Прости Джонни, я забыл что ты из Кардиффа. Отто Скорцени, это главный немецкий диверсант. Он украл у макаронников Муссолини, и в Арденнах столько наворотил, что военные полицейские кричали во сне от страха. А деньгами нам подкинут чего ни будь, оживился сержант. Лейтенант махнул на него рукой и стал осматривать окрестности в стереотрубу, он не заметил блеснувший на склоне горы солнечный зайчик, а зря.
       Скорцени опустил бинокль. - Ну что Вальтер, сказал он спутнику, меня только что взяли в плен, а теперь быстро в Альпийскую крепость, нас ждут...
       Ущелье в Тирольских горах было буквально закупорено низкими облаками и две гигантских тарелки "Хаунебу" со знаками Германских ВВС, казались особенно огромными под низким небом. В огромные ворота в серых корпусах диковинных летательных аппаратов, быстро но без суеты втягивались отряды военных разных родов войск, но преимущественно в эсэсовских фельдграу. На диспетчерской вышке стояли четыре человека, двое в эсэсовских плащах без знаков различия и двое летных комбинезонах, это были Гауляйтер Альпийской крепости Густав Шеель, Рейхслейтер Бальдур Бенедикт фон Ширах и лучшие летчики Рейха Эрих Хартман и Ханна Рейтш. Тихо переговариваясь они не могли оторвать взгляд от величественного зрелища, продолжавшегося уже вторую неделю. Операция Лунная дорожка подходила к концу. Несколько тысяч человек и сотни тонн архивов и ценностей были перевезены на Базу 211 в Новой Швабии, 'Конвоем фюрера I и Конвоем фюрера II' Хана, спросил Хартман, а почему ты не привезла фюрера?
      - Он не захотел спасаться, а фюрер теперь Шеель. -
      - А Борман? Борман в Новой Швабии и хватит болтать, ты знаешь что за это бывает. - Словно в подтверждение ее слов, в стороне от вышки у отвесной скалы хлестнул залп из штурмгеверов. Расстрельный взвод четко перестроился и берсальерским шагом двинулся к 'тарелкам'. Гестапо работало в любых условиях.
      
      2. 1947 Бой в заливе Ширмахера
      Эскадренные миноносцы проекта 45 - "Высокий", "Важный" и "Внушительный" нарвались на огневой контакт неожиданно для себя. Радары и рации не работали с самого утра и когда крейсер без знаков принадлежности выплыл из тумана и открыл огонь, 'Высокий' сразу пошел ко дну, потом задымил 'Важный' но 'Внушительный' оправдав свое название ударил ракетами. Столб огня поднялся над крейсером и весь он превратился в огненный пирог. Ракеты были скопированы с немецких, но боеголовки были фугасно-термитные. Уцелевшая носовая установка "Важного" и главный калибр 'Внушительного' вцепились в пылающий крейсер. Похож на Американскую серию Брунклин крикнул капитан-лейтенант Балакин Старпому, но тот его не слышал. С жутким визгом мелькнули над океаном круглые силуэты и все корабли окутало сине-зеленое пламя. На извергающих потоки огня дисках ясно были видны кресты. Последнее что успел подумать каплейт, откуда тут фашисты? В холодные воды залива Ширмахера упало уже бессознательное тело русского моряка.
      
      3. 1957 Беседа в Моссад
      
       Все таки летом в Тель-Авиве жарко, особенно в такой духовке как автомобиль, с чего это Исеру Харелу вздумалось запретить брать армейский джип, а теперь жарься в старом Ситроене. Так, вот площадь Кикар - Медина и где то тут есть ювелирный магазин Диаманд, вот он. Ну посмотрим, что нужно Исеру (которого мой отец знал в Риге как Изю Гальперина) от молодого пехотного Сeгeна. Конечно Харел явно большая шишка, но чем он занимается и где служит никто не знает. Я с облегчением вошел в прохладную затененную залу и продавец встретивший меня, молча показал рукой куда мне следовать. На втором этаже в скромно обставленном кабинете состоялся этот разговор. До сих пор я помню каждое слово из беседы так изменившей мою жизнь.
       - Мойша, сынок. Я обещал твоему отцу что присмотрю за тобой, но сейчас я вынужден поручить тебе смертельно опасное задание. Что б ты знал, я мемунех - начальник нашей разведки МОССАД, мне не хотелось привлекать тебя к нашим играм но сейчас нет выхода. Нацисты снова поднимают голову и сейчас все их ОДЕССА, Шпине и Черные шлемы объединяются в новую организацию под названием Четвертый рейх, у них страшные планы и гигантские возможности. Теперь, когда нет больше Сталина, их деятельность растет и расширяется. Они связаны с реваншистскими Японскими организациями и у нас появилась возможность к ним внедриться и внедряться будешь ты сынок. Ты хочешь знать почему? Отвечаю. Ты не похож на еврея, тебе не делали обрезание, немецкий твой второй родной язык и ты очень похож на захваченного нами племянника одного из руководителей Четвертого рейха. Дядя, а это Бальдур Бенедикт фон Ширах никогда не видел племянника и узнав о его существовании послал за ним в Аргентину своих людей, ему нужен офицер по особым поручениям который не имеет прошлого в Германии и ты будешь им. Мы накачали парня наркотиками и ты побудешь пару недель в его камере, а потом мы переправим тебя в Аргентину. Ни кто не будет знать об этом задании кроме тебя и меня. Связь будет, но воспользоваться ей можно будет только один раз. Ты сам решишь когда -
       И я решил, но я даже не мог представить что через четыре года, в качестве Штурмбанфюрера СС Отто фон Шираха буду сидеть в подземелье Земли Королевы Мод, в кабинете Мартина Бормана.
      
      4. 1961 Заседание Имперской Канцелярии
      
      Огромный зал задрапированный бархатом цвета крови и украшенный символикой Третьего рейха был в полумраке. Хорошо был освещен был лишь огромный стол , за которым сидело два десятка человек в черных мантиях. Один из них держал речь - Партайгеноссен. Великий день настал, мы выходим что бы дать бой плутократам и большевикам. Русские запустили в космос человека, это означает что их военные технологии достигли предела за которым у них могут появиться вооружения более мощные чем у Запада. Мы не можем позволить кому либо из сторон сильно усилиться и поэтому я приказываю начать операцию Железный невод. Базу 211 привести в полную боевую готовность. Призвать всех резервистов Первой категории. Производство доппелей должно быть форсированно. В Гамбург с дружеским визитом приходит учебное судно Министерства Торговли Японии Сакура-Мару, проводящее кругосветное учебное плавание, это наши друзья из Секретной Императорской Армии, на этом же судне отправим резервистов СС, Кригсмарин и Люфтваффе, для бригады Морская Валькирия.
       Я приказал партайгеноссе Борману задействовать все резервы, вплоть до того что разрешил ему использовать нужное количество единиц рабочего материала, в качестве низшего технического персонала.
       Через час после совещания, в своем кабинете в одном из бункеров Рейхсканцелярии II, начальник РСХА Оберстгруппенфюрер СС Вальтер Шелленберг разговаривал с двумя вновьпроизведенными офицерами СС - Штурмбанфюрером Шнапке и Гауптштурмфюрером Зассом.
      - Вы хорошо проявили себя в последние годы и поэтому Вы допущены в Центральный аппарат РСХА. У вас тут нет друзей и знакомых и вы подчиняетесь непосредственно мне. Через три дня вы отплываете из Гамбурга на японском судне, им вы будете доставлены на Базу 211 где будете осуществлять негласный контроль за подготовкой Доппелей VIP класса. Вы Шнапке не имели ранее допуска к этому секретному изобретению СС оберфюрера, оберстартца Базы Доктора Менгеле. Доппель это точная копия реального человека, строится около трех месяцев на специальных стендах, ну если вы хотите сделать не только внешнюю схожесть но и внутреннюю, то помимо рабочего материала нужны нефатальные минифрагменты исходника, сам же человеческий материал должен иметь хотя бы минимальное сходство геометрических параметров с исходником, правда потери в живом материале достигают 20 %, но материал есть. Доктор Менгеле заморозил всех пленных участвовавших в строительстве базы, а это тысячи единиц, плюс туда добавлены спасенные участники Американо - Русского конфликта в Антарктических водах. В 1945 году Союзникам под видом известных офицеров Рейха, были подставлены не доведенные допели, в том числе копии самого Доктора Менгеле, штандартенфюрера Скорцени ну и конечно моя копия. Плутократы до сих пор держат моего бедного доппеля в тюрьме, но недоведенный доппель сильно глупее оригинала Оберфюрер, так же разработал методику глубокой заморозки живого материала на срок до десяти лет. Потери при разморозке не более 10%. В конце войны 'Конвои фюрера' перевезли несколько тысяч единиц боевого и рабочего материала на Базу 211, так что пока сырья хватит. Сейчас главное как можно быстрее укомплектовать экипажами бригаду Морских Валькирий. Семь подводных гигантов наведут в Атлантике, воистину Новый порядок. -
      - То есть просиял Шнапке, можно на 10 лет заморозить дивизию а потом разморозить и послать в бой? -
      - Вы абсолютно правы Гауптштурмфюрер - улыбнулся Шелленберг -Ваша же задача контролировать безопасность создания Доппелей высшего командного состава НАТО и Варшавского договора. Лица у них будут как у оригиналов, а сущность офицеров РСХА и когда большевики и плутократы начнут бить друг друга, вмешаемся мы. Вам господа как бывшим офицерам армий ФРГ и ГДР известно, что больше 60% немецких частей будут воевать за IV Рейх, пятнадцать лет работы не пропали даром, тем более в спецслужбах и МВД ГДР очень мощная прослойка наших партайгеноссен. И еще. По сигналу 'Ледяная роза' вы должны ликвидировать Бормана, старик явно что то затевает, а нам сейчас неожиданности ни к чему. Счастливого пути партайгеноссен, Хайль -.
      
      5. 1961 Поход в Антарктиду Сакура-Мару.
       Гамбургский порт, напоминал Лунапарк в праздники, разноцветные флажки и цветы на берегу, флаги расцвечивания на кораблях. В Антарктиду уходило учебное судно Министерства Торговли Японии Сакура-Мару. По договору с Торговым Морским Училищем Гамбурга, японцы забирали с собой в плавание 300 немецких курсантов старших курсов. Спецслужбы НАТО и Советского блока прошляпили, что вместо трехсот пассажиров Сакура-Мару принял в два раза больше. Огромный белый двухтрубный корабль, разрывая сотни традиционных гирлянд связывающих его с берегом отправился в дальний поход - Северное море, Канал, Атлантика, Остров Святой Елены, Кейптаун.... А дальше кто знает.
       Возле острова Св. Елены Сакура-Мару встретился с круизным лайнером, суда разминулись в зоне прямой видимости и было хорошо видно как пестро одетые туристы что то орали сложив руки рупором и показывали неприличные жесты японскому кораблю. Два сухощавых, по военному подтянутых японца стояли на мостике чуть в стороне от капитана. Тот из них который был повыше ростом, лейтенант Императорской армии Косуке Цубо-не, опустил бинокль и процедил сквозь зубы - Круизный лайнер 'Франция', водоизмещение 70.202 регистровых тонн. Судно рассчитано на 2400 пассажиров, а сейчас судя по всему везут ветеранов флота белых дьяволов, 2400 пассажиров задумчиво произнес другой (это был полковник Тоёки Это), хороший подарок для оберстартца и оба рассмеялись.
       - Господин полковник, поклонившись спросил Косуке, а эти суперлодки гейджинов, неужели больше нашей И-400 ? Конечно больше, 18000 тонн водоизмещение. Четыре самолета, четыре танкодесантных корабля, 16 торпедных аппаратов и самое главное какой то чудо радар работающий из под воды на 200 миль.-
       - А самолеты Штукасы как мне говорили?, как то скорость маловата - - Штукасы да не обычные. Полностью из дюраля, бронекаркас, складные крылья, двигатель ЮМО-300, 3000 лошадиных сил и плюс два одноразовых сменных взлетно-маршевых реактивных двигателя, позволяют проводить короткий взлет и 20 минут форсажа до 780 км\ч, две 20мм и одна 30мм пушки, плюс тонна управляемых бомб или ракет универсального назначения, так что повоюешь от души лейтенант -
       К летчикам подошел капитан корабля - Господа офицеры. В двадцати милях по курсу американский корабль шпион, замаскированный под рыбака. По закрытой волне вам пришла радиограмма с вопросом да или нет? -
      Офицеры переглянулись и полковник Тоеки жестко улыбнувшись ответил да.
      
       Большой сейнер 'Каяк' под Панамским флагом, болтался в дрейфе в нижних широтах Южной Атлантики. Капитан Эйби ждал японскую учебную лоханку, что бы обследовать подозрительное судно новейшими приборами РЭБ. Был практически штиль и два огромных всплеска - взрыва, заметили все находящиеся на палубе. Две гигантские тарелки с пришедшими из прошлого черными крестами взмыли из океана и описав симметричный заход, ударили по сейнеру зелеными молниями.
      
       Посетив Кейптаун, Сакура-Мару вышла из зоны действия британских радаров, и корабль взял курс на Землю королевы Мод. Экипажи для для Морских Валькирий ждали пополнения.
      
      6. 1961 Инцидент в Атлантике.
       Лайнер Франция величаво плыл по океану, вечерело и пассажиры, в массе своей члены Американского легиона совершающие благотворительный круиз, собрались на палубе что бы полюбоваться скорым закатом. Внезапно буквально в нескольких кабельтовых океан будто вскипел и на поверхности появилась гигантская субмарина, ее надстройки как бы трансформировалась и почти сразу замелькали вспышки артиллерийских выстрелов. Только когда снаряды стали рваться на палубах, ветераны поняли что это настоящий артобстрел. Было видно, что обстрел целенаправленно велся разными боеприпасами. На палубах свистели осколки, внутри салонов глухо взрывались зажигательные снаряды, а под ватерлинию били ужасные, пронзающие судно на сквозь болванки. Лайнер пылал и набирал воду величаво кренясь на левый борт, но экипаж отважно боролся за живучесть корабля. Двигатели продолжали работать и это давало Франции какой то шанс. Господин капитан крикнул бледный как смерть помощник, посмотрите на рубку этого монстра Сэр. Капитан поднял к глазам бинокль и мощная оптика приблизила вьющийся над рубкой подлодки огромный красный флаг с серпом, молотом и звездой. Русские изумленно прошептал капитан. А лодка внезапно прекратила огонь и увеличивая скорость ушла на Запад.
      
       А за несколько часов до этого на острове Тристан-да-Кунья, персонал британской метеостанции с ужасом смотрел на выползающие на берег танки с красными звездами. Пока 75 миллиметровый снаряд не разнес радиорубку, в эфир уходил Мейдей отчаяния, СОС на нас напали русские танки.
      
       На центральном посту Валькирии капитан цур зее Вольфганг Лют скомандовал, к погружению. Завизжал в полых переборках гравигель и лодка плавно ушла в глубину. Первая стадия операции Железный невод началась.
      
       Фрегаттен-капитан Эрих Топп сидел развалясь в кресле и курил сигару.
      - Вот к чему не могу привыкнуть Вольфганг, так это к тому что в лодке можно курить. Все эти чудо приборы, свежий воздух, просторные отсеки и каюты, но вот курение... -
      - А по мне главное новые возможности лодки - ответил капитан Лют - радар просто чудо, на двести миль бьет не всплывая. Система погружения, просто фантастика. Полые стенки корпуса и отсеков и заполненые гравигелем, так кстати толком и не понял что это такое. Щелкнул тумблером на нужную отметку и все работает. Хоть всплытие, хоть погружение, хоть облегченный ход. А скорость сто узлов под водой, а самонаводящиеся торпеды. Нам бы такую лодку в 1943. Британия сдохла бы от голода.
      - Ты еще про танки и самолеты забыл сказать. Меня другое интересует, где вся эта мощь была во время войны. Почему с такой техникой мы потерпели поражение. Да десяток больших дисков и пара дюжин маленьких, сделали бы из Дня М, День Мейдей. -
      - Да успокойся Эрих. Мы моряки а не политики. Есть приказ, есть отличное оружие. И как поют наши японские друзья - Выйдешь в море трупы на волнах -
      
       В дверь капитанского салона вежливо постучали. После полученного разрешения перед морскими офицерами появился щуплый японец , в форме Императорского флота со знаками различия старшего лейтенанта морской авиации. Летчик поклонился и на почти правильном немецком произнес небольшую речь
      - Уважаемый командир корабля конечно знает что в 100 милях отсюда болтаются два корабля плохих гейджинов, по данным радара пропущенным через математическую машину, это Британцы - Эсминец 'Дэринг' 1952 г. постройки и Противолодочный фрегат 'Рэпид', модернизированный 1953 г. не позволит ли известный своей мудростью и отвагой капитан цур зее Вольфганг Лют двум японским экипажам обнажить свои самурайские мечи и напоить их кровью коварного врага -
      
       Лют и Топп наблюдали с верхней площадки рубки, как палуба лодки трансформировалась в полетную палубу авианосца.. Сегмент за сегментом раздвигались металлические лепестки и через десять минут в черном провале авиалифта показался первый Штукас украшенный свастикой на хвосте и эмблемами Императорской морской авиации на сложенных крыльях. Но непривычными взгляду были не только японские 'фрикадельки' и сложенные крылья, но и черные сигары реактивных двигателей под крыльями. Штукасы расправили крылья (в прямом смысле) поочередно завизжали реактивные двигатели заглушая рев поршневого Юмо , струи огня ударили в экраны и один за другим самолеты взмыли в небо Атлантики.
      
       Сенатор Старингфил снова чувствовал себя юным энсином. Под ногами дрожала палуба эсминца идущего полным ходом, вокруг чистый горизонт, морской ветер поднимает соленые брызги. Так же было сорок лет назад, когда он ходил на Британском патрульном эсминце "Квадрант" по Каналу и со стороны солнца появились Штукасы, сенатор невольно взглянул в сторону солнца из под козырька морской фуражки и вздрогнул. С зюйд-веста приближались два характерных силуэта, это не возможно прошептал Старингфил, но дымные трассы потянувшиеся к эсминцу и его систершипу подтвердили реальность событий. Снаряды авиационных пушек прошивали корпус и переборки и глухо рвались внутри корабля, от атакующего самолета отделился хвостатый огненный шар и стремительно помчался казалось прямо на мостик где стояли сенатор и капитан.
      - Капитан, смотрите, что это такое - Крикнул Старингфил, но капитан вцепившись в бинокль не мог оторвать глаз от 'фрикаделек' и свастики. Ракеты почти одновременно достигли своих целей, вонзившись строго по центру эсминцев чуть выше ватерлинии. Зенитные автоматы захлебывались лаем, но Юнкерсы выпустив огненные шлейфы на невообразимой скорости ушли круто вверх. Фрегат 'Рэпид' потерял ход и бессильно закачался на мелкой волне. Эсминец еще кое как ковылял и держался на плаву, но еще две ракеты переломили его пополам. Сенатор подброшенный взрывом выше топа, умудрился не потерять сознания и даже увидел как из кабины пролетавшего мимо самолета ему улыбнулся и помахал рукой какой то азиат в смутно знакомой форме, а потом наступила темнота, но не закончился бой. За самолетом Лейтенанта Такай Садао потянулся черный шлейф, снаряд зенитки попал в главный двигатель и вывел его из строя, Садао включил реактивные ускорители и в стремительном пике направил самолет на уцелевший фрегат. В эфире раздался его спокойный голос - Лейтенант Такай Садао и фельдфебель Айко Фумицу, имеют честь отправиться в Храм Аматерасу. Банзай! -
      
       Уже давно волны скрыли обломки эсминца и фрегата, а одинокий Штукас все еще летал над серыми волнами и рубил очередями пушек и пулеметов по редким спасшимся счастливчикам.
      
      7. 1961 Земля Королевы Мод. Технологический Медотсек Базы 211.
      Очнулся Александр в незнакомом гулком помещении, напоминавшем приемный покой госпиталя. Вокруг стояли ряды госпитальных каталок на которых метались и стонали люди. Все были обнажены и все были мужчинами. Между каталок деловито расхаживали люди в белых халатах и черных фуражках с черепами, на воротниках мундиров блестели серебром Руны СС. Все ясно подумал Балакин, я на той самой Антарктической базой фашистов, следы которой искала наша эскадра, похоже я попал. Он попытался подняться, но вскрикнул от боли пронзившей все тело. Проходящий мимо санитар в фуражке без кокарды и кителе без петлиц, остановился посмотрел на бирку привязанную к ноге Александра и радостно поинтересовался - Ну що Москалик, разморозился ? - и радостно заржал, но завидя подходящего офицера замолк и вытянувшись доложил по немецки - Герр Штурмбанфюрер, заключенный 195708 очнулся. Русский морской офицер из тех что подобрали в 47 году. - В 47 году подумал каплейт, а какой же тогда сейчас год. Это сколько же я был без сознания. В мою смотровую сказал офицер и пошел в сторону больших ярко освещенных дверей, санитар повез каталку за ним. Александр попытался встать и снова потерял сознание. Очнулся он от боли в руке, давешний санитар отложил в сторону большой шприц и приложил к ранке ватку, от которой так пахнуло спиртом, что у Балакина закружилась голова.
      - Що москалик, - загоготал санитар, - 14 лет не пил.-
      - Как это 14, что ты мне макароны по флотски на уши вешаешь? - Возмутился Александр. - А вот так ответил санитар, тебя гансики подобрали мокрого и соленого в 1947, когда вы с Мериканами сцепились и враз заморозили , а теперь разморозили для дохтура Менгеле, но я бы на твоем месте лучше не размораживался, оттуда еще никто живой не возвращался, брата у меня туда забрали, и больше я его не видел. -
      - И ты им служишь после этого? -
      - Я не им служу. Меня кстати Грицко зовут. Старшина Второй статьи Григорий Пошмыгайло. Под Севастополем попался к гансикам контуженный, прикинулся обозником, потом Донбасс, погрузка уголька и с поездом как грузчики в Германию проклятущую. В том же эшелоне брата встретил, а в Гамбурге нас эрзац кофейком гансики попотчевали, после чего вот тут и очнулись. Хорошо товарищ майор нас с братом заприметил, подправил документы, что мы бывшие полицаи, так меня в санитары сюда, размороженных воскрешать. А брат на глаза Упырю попался и пропал. Вот так то товарищ капитан-лейтенант.- Александр выпучил глаза
      - Откуда знаешь -
      - От товарища майора, он все знает. Вот он кстати идет, у него и спросишь.
      Штурмбанфюрер на этот раз без халата, во всем блеске черной формы СС, пощупал мой пульс и сказал - С пробуждением товарищ капитан-лейтенант. Не задавайте много вопросов, а просто слушайте. Вы находитесь на секретной базе Рейха. Нацисты готовят реванш, тут сейчас находятся 12 суперподлодок, одна из них уже в боевом походе другие ждут экипажи, которые придут на Сакура-Мару. Цель Четвертого Рейха (так они себя называют) спровоцировать конфликт между Варшавским блоком и НАТО. Подлодки под Советским флагом станут топить корабли Запада и громить десантами небольшие портовые городки, а в Европе ряд генералов противостоящих блоков будут заменены доппелями - двойниками являющимися на самом деле офицерами СС из ведомства Щелленберга и они тоже начнут свою войну, тем более что и ФРГ и ГДР в армии и спецслужбах у нацистов много сторонников и какую бы форму из двух немецких фасонов они не носили, но в Союзников и в Русских будут стрелять охотно. Сейчас я размораживаю сотню моряков с ваших эсминцев, потопленных в 1947 году, и тут у меня есть еще немного людей и наша задача уничтожить VIP - доппелей, нейтрализовать субмарины и по возможности взорвать базу и потопить Сакура-Мару. -
      - Ну прямо пролетарий на коня и пятилетку в три года - Сказал Грицко, (впрочем без особого энтузиазма) - но мне если можно, прикажите исполнить Упыря -
      
       Начальник Базы 211, почетный Рейсхлейтер Мартин Борман выключил экран слежения и глубоко задумался. Вражеская резидентура на Базе, а мальчики Шелленберга хлопают ушами, а он - 'Мызный упман' все раскрутил. (Мызный упман - управляющий в старой Эстонии, так прозвали Бормана сотрудники РСХА, с легкой руки одного офицера родом из Эстонии). Ну ладно, посмотрим. Рейхслейтер нажал клавишу селектора и сказал - Здесь Борман. Штурмбанфюрера фон Шираха ко мне. Срочно.
      
      8. 1961 Ледяные пещеры Ада
      В коридоре 'С' было скучно. В секретном блоке посетители бывали редко и когда из за угла выползла шаркающая и стенающая колонна свежеразмороженного материала во главе с Штурмбанфюрером фон Ширахом, шарфюрер Лемке оживился, хоть какое то развлечение. Хайль Гитлер - поприветствовал он старшего по званию. - Хайль - ответил Ширах и выстрелил в часового из Вальтера Р-38 с глушителем, затем махнул рукой в сторону камеры слежения висевшей на потолке. Раздалось жужжание в сторону отъехала часть стенной панели и открылось помещение арсенала. Пирамиды с Штурмгеверами, стойки с МГ-42, Шкафы с элитой германских пистолетов, ящики с патронами и гранатами. Товарищи, крикнул . Капитан-лейтенант Балакин, уже обзаведшийся артиллерийским Люгером с улиткой и деревянной кобурой, пулеметчики с опытом стрельбы берите МГ и подбирайте себе номеров, собираться около меня, и не забудьте сменные стволы. Бывшие пленные расхватывали оружие и боеприпасы, на ходу разбираясь с незнакомыми системами, а Ширах который раз вспоминал разговор в кабинете Бормана. Когда он сел в кресло на против начальника базы, на его руках и ногах защелкнулись автоматические наручники и поножи. Как сказал Борман, это для твоей же безопасности еврейский мальчик. У нас с тобой сейчас одна общая цель, уничтожить эту Базу и мы это сделаем. Как и что делать я тебе объясню.
       - Но скажите, рейхслейтер. Почему Вы на это идете? -
       - Ты спасаешь свой народ, а я свой и вот что еще, ты знаешь что под Базой есть еще один уровень ? - - Нет -
       - Так вот там находится некие фантастические конструкции и станки, которым тысячи лет и они как новые и с их помощью созданы эти чудовищные самолеты и субмарины и там есть еще уровни и я боюсь что нечто может выйти оттуда и вообще уничтожить жизнь на земле. Я много чего сделал грешного с точки зрения общечеловеческой морали и ни в чем не раскаиваюсь, но сейчас я могу действовать, только так как действую. После подробного инструктажа, Ширах начал действовать
       А Борман тоже не терял времени даром. Казармы и коридоры, наполнялись ядовитым газом. С лязгом опускались стальные переборки отсекая задыхающихся людей от спасения. Рейхслейтер посмотрел на экран показывающий действия отряда Шираха и Балакина. - Да-а-а-а... У евреев есть оказывается неплохие разведчики, не то что тот русский шпион, как там его звали... Вспомнил, Штандартенфюрер Штирлиц. Окончательно его разоблачили в Испании, а потом вели до конца войны, скармливая ему дезу лошадиными дозами. Когда он вышел на меня, то чуть не сломал игру Кессельрингу и Даллесу, но несмотря ни на что Кессельринг капитулировал и сохранил десятки тысяч немецких жизней. Рейх погиб и погиб он в первую очередь из за не умения фюрера подбирать кадры. Идиот Геринг, предатель Канарис, англофил Гесс, бездарь Кейтель. Был бы жив Гейдрих, но его удалил из Берлина Гиммлер, а потом убил руками англичан. И вот эта авантюра... Этот мальчишка Шелленберг и самозваные фюреры Четвертого Рейха не понимают, что и Русским и по большому счету Американцам на Европу наплевать и атомное оружие применят обе стороны и применят на территории Германии, а это конец немецкой нации вообще и спасет ее он - Мартин Борман. При плановом ремонте базы, ныне покойные инженеры и техники заложили по всей базе заряды взрывчатки и баллоны с газом Циклон - Б, и теперь из кабинета Бормана можно было превратить в развалины или зону смерти любой отсек, коридор или бункер, плюс мощная система слежения, плюс телеуправляемая ракетная батарея ФАУ-1 Бис и сейчас пришло время этой батареи, на экране внешнего обзора уже пол часа увеличивается силуэт Сакура-Мару . Борман защелкал переключателями, запищал зуммер и зажглись табло с надписями 'Цель захвачена' и 'Цель в зоне действенного огня'. Клацнул плунжер огневого боя и одна за другой, дюжина крылатых ракет понеслась к обреченному кораблю. Ну а как там русско-еврейский отряд? Подумал Рейхслейтер. Молодцы, VIP Доппелей зачистили, теперь разбираются с клонами летчиков и подводников, пора выводить из строя аэродром и гавань. Борман нажал тумблер на кроваво красном щитке, и на нескольких экранах слежения контролировавших подземные ангары и пирсы, полыхнуло пламя. А дела у отряда Шираха усложнились. Доппели лучших летчиков и подводников Рейха, были боевыми офицерами и в их отсеке было оружие. Бой стал принимать затяжной характер и тут с тыла по франтиньерам ударил резервный взвод охраны. Ширах с отделением пулеметчиков и десятью автоматчиками бросился на помощь авангарду, а Александр пользуясь большим количеством боеприпасов стал подавлять Доппелей силой огня. Двенадцать МГ, сменяясь на перезарядку или замену стволов заставили дикой волной свинца сначала отступить, а потом и побежать редеющие ряды Доппелей. Рикошетная пуля ударила Капитан-лейтенанта Балакина по ноге и он поневоле отстал от атакующих и это спасло ему жизнь, ибо как только отряд атакующих ворвался в главный отсек подготовки экипажей, с грохотом опустились аварийные переборки и в коридоре остались только погибшие при штурме моряки и Александр. За углом коридора послышались неуверенные шаги, Балакин поднял Люггер, но перед ним появился Ширах тащащий на плече окровавленного Грицко.
       - Больше никого не осталось капитан - устало сказал он - и мы в ловушке, так как за закрытыми переборками газ Циклон - Грицко открыл глаза и прохрипел
       - А Упыря я замочил -
      
      Под потолком раздался громкий щелчок и голос Бормана, казалось заполнил все окружающее пространство - Вы молодцы солдаты. А теперь спасайтесь. Я включил систему самоуничтожения на двадцатиминутную готовность. Я сейчас открою для вас шнеллькоридор, он приведет вас к 'Кляне-Хаунебу', запас хода 10 000 миль, куда ни будь но долетите. Прощайте.
      
      9. 1961 Где то над Землей
      Мойша небрежно чуть пошевеливал главным штурвалом управления 'Кляне-Хаунебу', Грицко спал после дозы морфия, а Капитан-лейтенант Балакин, курил толстенную сигару и прихлебывая французский коньяк из аварийного запаса смотрел в иллюминатор. До сих пор ему было немного не по себе. Бой, Фашистская база, со всем этим он как то смирился, но то что он сидел рядом с Израильским шпионом, да и в добавок ему подчинялся... порождало некоторую зябкость. Вдруг его что то привлекло в иллюминаторе, вглядевшись в панораму под 'тарелкой' Александр показал Мойше на то что его заинтересовало. Над океаном летели на Восток армады стратегических бомбардировщиков.
      
       Вместо Эпилога.
      
       У нас осталась последняя торпеда капитан, доложил Главный старшина торпедистов.
      Капитан цур зее Вольфганг Лют, задумчиво посмотрел на экран радара.
      - Значит сухогруз и два эсминца, Британцы... Ладно, цель сухогруз. Датчик системы наведения замигал зеленым огоньком готовности.
      - Отлично - подумал капитан - Истратим последнюю торпеду, проползем в Скапа Флоу и взорвем реактор. Все равно больше месяца экипаж не протянет, с тех пор как неизвестная болезнь начала свою страшную работу, остались в живых только половина людей, а остальные инвалиды. - Торпеда пли - скомандовал Лют и боевой плунжер лязгнул последний раз. Прощальный сюрприз Мартина Бормана замкнул контакты взрывателя, после того как последняя торпеда покинула свое гнездо. По электронным цепям прошла необратимая команда, гравигель в полостях корпуса и переборок стал тяжелее в десятки раз и субмарина Валькирия 101, навсегда провалилась в бездну.
      
      
      
      
      
       ТЕРМИДОР ГЕНЕРАЛА РОММЕЛЯ
       Le thermidor du Rommelja
       Сценарий мультфильма на тему альтернативной истории.
      
      
      
      1. 2 термидора. Клубы порохового дыма и гром пушечных залпов. Звуки марсельезы вытесняются Британским гимном. Открывается панорама Абукирского сражения. Камера уходит вверх и панорама битвы постепенно превращается в спутниковую карту, на дисплее компьютера. Младший параллель-хроно-штурман Пенасис переключил режим слежения на автоматику и углубился в схему. Он должен был отслеживать боевые театры Северной Африки, в двух эпохах и двух измерениях и хотя диссертация это важный проект, но ему было лень переключать компьютер слежения и он придумал схему одновременного наблюдения двух эпох в двух измерениях. И именно сейчас решил ее испытать.
      
      2. 3 термидора. Каюта Британского флагмана Vanquard. За столом с расстеленной картой: Адмирал Нельсон, Граф де Ла Мот и Герцог Болленброк. Граф де Ла Мот начальник секретной службы роялистов, предлагает провести операцию по ликвидации генерала Бонопарта, Он искренне убежден, что когда лучшего генерала Республики не станет, реставрация монархии, будет делом считанных месяцев. Молодой волонтер Британского флота Герцог Болленброк, на свои деньги снарядивший корвет с командой и падкий на любую авантюру, вызывается возглавить экспедицию. Адмирал Нельсон полон сомнений, но тем не менее выделяет отряд Королевской морской пехоты.
      
      3. 4 термидора. Отсек морской пехоты Британского корабля 'Minotaur'. Спецгруппа Йоркширских стрелков и волонтеры из других частей готовятся к заданию. Герцог Болленброк и граф Де Ла Мот (эмиссар роялистов) знакомят их с боевым приказом. Британский агент Жрец Гамаль, рассказывает об информации о подземном храме, которая будет передана Генералу Бонопарту. Именно в этом храме в районе Гизы и должно состояться покушение, когда Бонопарт туда приедет А не поехать он не сможет, ибо получив известие о таинственных подземных механизмах, любознательный генерал примчится туда бросив все. Но Гамаль предупреждает, что в Египетских подземельях случаются иногда удивительные вещи.
      
      4. Ночь с 4 на 5 термидора. Британский Десант высаживается в Африке. Йоркширцы во главе герцогом Болленброком и отряд волонтеров во главе с Де Ла Мотом разделившись идут: Болленброк прямо в сторону подземного капища, а Ла Мот в обход.
      
      5. 8 августа 1941 года. Конвой Роммеля заблудился в пустыне в песчаную бурю. Колонна вынуждена остановиться и ждать прояснения. Внезапно перестает работать связь со штабом корпуса и другими частями. Отвечает только разведка.
      
      6. 8 термидора. Ставка Французской Египетской Армии. Генерал Бонапарт узнает от Жреца Гамаля о Секретных подвалах фараона и о стальном чудовище спрятанном там. Наполеон немедленно отправляется туда с сильным отрядом пехоты и кавалерии. Тем более что разведка, видела там неизвестный отряд Мамелюков.
      
      7. МЕЖВРЕМЕНЬЕ. Космическая станция наблюдения. Младший параллель-хроно-штурман Пенасис заканчивает наладку свой программы и перезапускает компьютер. Экран заливается яркой Белой вспышкой. Звучит какофония из Марша Мост через реку Квай, Марсельезы и Марша танкистов Роммеля. Происходит пространственно-временная флюктуация, в ходе которой конвой Роммеля оказывается в термидоре, причем в районе Гизы.
      
      8. 9 термидора. Панорама пустыни. Разведывательный танк конвоя Роммеля Pz- II натыкается на Шотландский авангард группы Де Ла Мота. Шотландцы открывают огонь из своих мушкетов, Pz- II сметает их удивленной очередью. Танкисты сообщают по рации о странных Британцах. Роммель, понимая что заблудился высылает вперед две танковых разведгруппы, одна из которых в коротком бою уничтожает группу Де Ла Мота, а другая натыкается на Генерала Бонопарта с его отрядом. Боя удалось избежать, потому что Лейтенант Фрайглиц, бывший ранее преподавателем истории в Веймарском университете, узнал французскую форму времен Бонапарта. Сначала лейтенант подумал, что это непонятные игры Иностранного легиона, но действительность оказалась еще более невероятной.
      
      9. 10 термидора. Песчаная буря прекращается и к рассвету Немцы и Французы определяются в персоналиях и во времени. Два Великих генерала знакомятся и остаются довольные друг другом. Ромми и Бони признали, что на этот час они фактические союзники и враг у них один Британия. Бонапарту очень понравились танки, рации и бинокли. Пулеметы он признал, но не одобрил. Разведчики привели пленного Де Ла Мота. Роялист гордо отказался отвечать на вопросы, но Штурмбанфюрер Кляйнмихель и Оберст-артц Бруннер добиваются информационно-положительных результатов, причем в сроки удивившие Бонопарта своей краткостью. Генералам становится известно о второй группе десанта, его конечной цели, и шпионе Гамале. Роммель приглашает Бонопарта в свой автомобиль, и Объединенный Франко-Германский отряд выступает на встречу Британским диверсантам.
      
      10. 11 термидора. Йоркширские стрелки быстрым маршем выходят к Гизе, британский авангард замечает непонятное движение впереди. Звучит сигнал тревоги и перед изумленными англичанами появляются ревущие и плюющиеся огнем железные чудовища, на некоторых из которых видны фигуры в французской форме. Ядра английских орудий отскакивали от чуда колесниц. Британский отряд был разбит и рассеян. Германские танки с французским десантом вылавливают в пустыне одиноких англичан. Бонапарт признает, что солдаты Роммеля гораздо боеспособнее и дисциплинированней своих Прусских предков.
      
      11. 12 термидора. Объединенный отряд подходит к входу в подземное капище и как выясняется, тут Гамаль не обманул. Посередине огромного зала Генерал Роммель с изумлением видит ржавый и покрытый слоем пыли Pz-III. Перед глазами Роммеля проносится череда всех несоответствий этих дней. И то что пирамиды несколько не на том месте, и то что у звезд непривычный рисунок, и то что на карте Европы виденной им у Бонапарта есть Священная Римская Империя со столицей в Вене и Маленькая Пруссия со столицей в Кенигсберге, вассальная Российской Империи. Размышления генерала прерывает танкист. Он говорит что у танка странная маркировка и орудие нестандартного калибра. Внезапный грохот и всполохи разноцветных огней прерывает все разговоры. В центре зала появляется гигантская чудовищная фигура странного существа. В голове генералов зазвучали слова. - Хомос, вы оказались в чужих временах и чужих измерениях. Я верну Вас и Ваших солдат туда где им положено быть. Этот мальчишка, что все напутал будет наказан, а у вас отныне будет разное время, но один Мир. Простые воины все забудут, но Вам я оставляю память об этих событиях, но как только кто ни будь из Вас посмеет рассказать об этом, память покинет вас. - Загремел гром. Во весь экран разлилась Белая вспышка, под музыку Полета Валькирий, всплыла бесконечно трансформирующаяся карта Европы уменьшающаяся на фоне земного шара и звездного неба
      
      12. 1 апреля 2002. Измерение неизвестно. Париж. Дискуссия на Международной конференции Историков Эпохи Наполеона, закончилась грандиозной дракой начавшейся в президиуме и постепенно охватившей весь зал. Инцидент произошел после того, как профессор Антуан Брудер (наполовину француз, наполовину немец) представил широкой научной общественности мундир Бонопарта, времен Египетского похода, купленный у потомков гренадера личной охраны Наполеона. На лацкане мундира был пришит значок Afrika Korps, а в секретном кармашке на изнанке мундира, профессор обнаружил по его словам - Железный крест образца 1940 года.
      
      
      
       ВРЕМЯ ВНЕ ИГРЫ, ИЛИ ПОТЕРЯННАЯ ГЛАВА ИЗ КНИГИ.
       В соавторстве с Ольгой Тониной
      
      
      
      
      Аннотация:
      Ваш покорный слуга Владимир ЧЕКМАРЕВ и Ольга ТОНИНА взяли на себя смелость осветить и расширить один из эпизодов из книги Василия Звягинцева "Время игры". Уж очень хотелось увидеть в деталях победу Русского оружия над гордыми Бриттами. Извините если что не так. Авторы благодарны Александру Афанасьеву за консультации по Военно-Морским вопросам.
      
       Яхта "Ольга" стояла на якоре в гавани Мирины. Легкий бриз слегка шевелил триколор на корме и ласково касался моря. Трое людей сидевших в шезлонгах на палубе предавались нирване, от которой их оторвал крик матроса. "Хозяйка, смотрите чего прибило к нашему борту !" Это была бутылка из под рома и не простая а с Морской почтой. "Смотрите ребята", крикнула Ольга Александру и Владимиру, перебирая пачку пожелтевших листков. "Это же потерянная глава из Звягинцева!" "Или найденная глава его графоманствующих поклонников" иронически ответил Владимир. "И наверняка, чье бы это не было произведение там полно ошибок по Военно-Морской тематике" добавил Александр...
      
       Воронцов выключил установку пространственного перемещения в соответствии с заранее оговоренным планом, как только "Камелот" исчез с экрана радара, и посмотрел на экран монитора.
       Он проанализировал возможные сценарии развития операции прикрытия, еще до боя. И сложившаяся сейчас ситуация ему очень не нравилась. Дистанция боя была очень маленькой. Конечно "Валгалла" могла выжать на шесть узлов больше, чем флотилия эсминцев, но все очень походило на соревнование современного магистрального тягача с прицепленным груженным трейлером и старых изношенных легковушек в заезде на короткую дистанцию. Грузовик, конечно в итоге, разогнавшись может вырваться вперед, но на начальном этапе на короткой дистанции легковушки его обставят за счет большой энерговооруженности на единицу массы. Он внимательно изучал историю первой мировой и знал об инструкции Гранд-Флита, составленной с учетом опыта русско-японской войны и характеристик британских торпед. Этот документ предписывал выход в торпедную атаку с дистанции четырех миль. Значит эсминцам до выхода в атаку нужно было преодолеть всего одну милю. Отвернув вправо от британского минного дивизиона, он давал себе выигрыш времени в пять минут, прежде чем британцы настигнут его, но этим же он ограничивал огневую мощь "Валгаллы" двумя кормовыми десятидюймовками. Учитывая малые размеры целей - всего восемь метров в ширину, он мог не успеть их уничтожить все, до их выхода в торпедную атаку. А торпеды 533 мм калибра, это не 450 мм игрушка, которой угостили "Валгаллу" в Севастополе, даже если одна из них достанет "Валгаллу" хлопот с ремонтом не оберешься. Все судоремонтные предприятия сейчас были заняты ремонтом британских линкоров, захваченных в бою у мыса Сарыч.
       Если же он будет следовать прежним курсом, то эсминцам потребуется около двух - двух с половиной минут для выхода на дистанцию пуска торпед, но зато тогда, в его распоряжении окажется две носовых и одна кормовая десятидюймовка, и половина всей артиллерии среднего калибра установленной на "Валгалле" - три стопятидесятипяти миллиметровых орудия и шесть стотридцаток. Благодаря высокой скорострельности 155 мм экспериментальных орудий за минуту "Валгалла" способна выпустить более трехсот снарядов по пяти целям, с учетом современного оборудования, и компьютерной системы управления огня бой можно было закончить практически за одну две минуты, не допустив торпедной атаки британцев. "Значит так и порешим,"- произнес сам для себя Воронцов, и набрал на клавиатуре команду для компьютера "Отражение атаки эсминцев. Пять целей. Дистанция 50 каб.", а затем нажал клавишу "исполнить". Электронный мозг компьютера включился в работу. Все ситуации заранее предусмотреть нельзя, но наиболее типичные были заложены в его память. В соответствии с принятыми канонами эсминцы в первую мировую ходили в торпедную атаку подивизионно строем фронта или пеленга, выполняя указания своего флагмана или лидера. Подходили на дистанцию торпедного выстрела , поворачивали и производили залповый пуск торпед. Исходя из традиционно применяемой синхронности действий эсминцев был и построен алгоритм защиты от торпедной атаки.
       Цель ?1 - две носовых десятидюймовки, Цель ?2 (флагман) -155мм орудие ?1 левого борта, и 2-130 мм орудия ?1,2 левого борта, Цель ?3 -155мм орудие ?2, 130 мм орудия ?3,4, Цель ?4 - 130 мм орудия ?5,6, Цель ?5 - 155 мм орудие ?3 и кормовая десятидюймовка.
       Сигнал Цели ?2 "Торпедная атака" был зафиксирован и видеосистемой "Валгаллы", и компьютер выдал расчеты для открытия огня с учетом синхронного поворота всех пяти целей. От одновременного залпа орудиями левого борта пароход качнуло вправо, рев скорострельных экспериментальных 155 мм орудий заложил Воронцову уши.
       Из-за этой чертовой дымзавесы капитану 2 ранга Энтони Дарфу не было видно, что происходит с этой треклятой яхтой. Сказки про наличие у этого американца десятидюймовок. шепотом рассказываемые уцелевшими во время того злополучного боя в Черном море, к сожалению подтвердились. Энтони был не первый год на флоте и султаны вздымавшиеся рядом с "триста сорок вторым" капитан-лейтенанта Блэкетта красноречиво ему об этом свидетельствовали. В соответствии с телеграммой от контр-адмирала Садлера, в случае если пароход окажет вооруженное сопротивление, его следовало уничтожить, а яхту захватить. Быстро потопить такую махину с четверть километра длиной артиллерией было нереально, и кептен Драф не хотел повторения судьбы своих предшественников потопленных десятидюймовками, поэтому по его приказу радист отстучал в эфир сигнал "Торпедная атака", для эсминцев дивизиона этот же сигнал был продублирован сигнальщиками на ближайшие мателоты.
       Капитан 2 ранга Дарф отдал команду "Руль право на борт!", и в этот момент борт "Валгаллы" озарился целой линией вспышек. Со стороны могло казаться, что на палубе парохода начали взрываться боеприпасы - вспышки были практически непрерывным, и ночью наверно могли бы напоминать гигантскую сверкающую и мерцающую гирлянду, все стоящие на мостике "Вэдерера" любовались необычным зрелищем секунд десять, пока лидер поворачивал свой нос в строну американского парохода, для сближения на дистанцию торпедного залпа. А затем разорвашийся фугасный 155 миллиметровый снаряд попавший между двумя носовыми орудиями "Вэдерера" зашвырнул взрывной волной его верхнее стадвадцати миллиметровое орудие на ходовой мостик превратив его в кроваво металлический сэндвич. Еще один статридцати миллиметровый снаряд вырвал клок обшивки с правого борта между труб в районе ватерлинии и в машинное отделение хлынула вода. Все это произошло в течении двух секунд, "Вэндерер" лишенный управления продолжал описывать циркуляцию вправо, с возрастающим креном, и подставил под огонь свой левый борт. Из пробоины в борту стал вырываться пар, лейтенант Винтур, понял, что он остался из офицеров один, и отдал команду покинуть лидер. Добежать до торпедного аппарата он не успел так как разорвавшиеся с недолетом два стопятидесятипяти миллиметровых снаряда взрывной волной и осколками искалечили или убили всех кто находился на верхней палубе. Компьютер "Валгаллы" заметив маневр лидера построил расчет ведения огня исходя из того, что дистанция будет снижаться, поэтому несколько секунд водяные столбы от разрывов снарядов "Валгаллы" поднимались перед циркулирующим "Вендерером". Но электронный мозг, отреагировал на изменение маневра цели, и два фугасных стотридцатимиллиметровых снаряда вырвали куски стали из левого борта лидера, поле чего взрывная волна ударила по котлам в машинном отделении и они взорвались. Упавший следом десятидюймовый снаряд упал в никуда, ибо на поверхности не было никого кроме лейтенанта Мастерса и четырех матросов из машинного отделения, но и лейтенант и матросы были уже мертвы.
       Меньше всего повезло "Матчлессу" - он даже не успел отработать маневр флагмана, и в момент когда в него ударили два десятидюймовых снаряда носовых орудий парохода, находился к противнику левым бортом. Первый снаряд оторвал кормовую оконечность около тридцати футов длиной, а второй попал в носовой торпедный аппарат, и над морем расцвел огненный шар около ста ярдов в диаметре, в котором полностью скрылся эсминец, когда вспышка исчезла, на поверхности не было ничего. Не выжил ни один человек - ни командир дестройера капитан 2 ранга Хопкинс, ни кто-либо из его экипажа.
       "Мари", словил снаряд в румпельное отделение, и вместо поворота вправо начал описывать циркуляцию влево, поэтому десять или пятнадцать секунд снаряды с "Валгаллы" ложились с недолетом. Именно ему, удалось добиться в бою наибольших успехов, он успел выпустить две торпеды из торпедного аппарата ?2, и произвести три выстрела из среднего орудия, расположенного между трубами эсминца. Два снаряда легли с перелетом, но последний из-за крена на правый борт вызванного циркуляцией лег точно, и надстройка "Валгаллы" в районе третьей трубы озарилась разрывом. Но поскольку снаряду пришлось лететь около десяти секунд, то отпраздновать удачное попадание команда капитан-лейтенанта Кинг-Хилла не успела - компьютер парохода внес поправки и вокруг "Мари" развергся ад. Даже те снаряды которые падали рядом сносили взрывной волной людей с палубы, калеча их осколками, а один ударил в носовые трубы эсминца, вызвав пожар и разрушения в котельном отделении. Возможно от разрывов руль "Мари" перевело в положение прямо и неуправляемый эсминец снова сумел вырваться из стены разрывов и стал удаляться от "Валгаллы" в сторону острова, до которого было около 23 кабельтов. Напоследок эсминец словил еще один снаряд, который сбросил кормовое стадвухмиллиметровое орудие за борт. Лейтенант Стюард попытался организовать тушение пожара в котельном отделении, но личного состава было до обидного мало - и те в большинстве были ранены. Из разбитых цистерн вытекало топливо, поэтому за "Мари" тянулся маслянистый след. Оставшемуся в живых на мостике лейтенанту Стюарду осколком дымовой трубы оторвало ногу ниже колена, и сейчас возле него хлопотал сигнальщик ,пытаясь унять кровь. Корабль несло на остров, и хотя скорость его снижалась, остановить это движение было невозможно. Компьютер "Валгаллы" исключил "Мари" из списка опасных целей так как он вышел за предел дальности стрельбы своих стодвухмиллиметровок. Торпеды выпущенные эсминцем до "Валгаллы" не дошли, так как им пришлось идти через стену разрывов недолетавших до "Мари" снарядов. Что с ними стало установить достоверно невозможно - либо затонули, либо сбились с курса, либо были уничтожены падающими снарядами.
       Однако снаряд с "Мари" выпущенный последним успел сделать свое дело. Взрывом от него был сорван катер, который при падении вывел из строя кормовое стопятидесятипяти миллиметровое орудие левого борта. Кроме того были полностью разрушены две каюты класса "люкс", а также возник пожар, который отвлек роботов обслуживающих орудия правого борта для его ликвидации. Но на ход боя это уже никак не могло повлиять. Мангс" успел выполнить приказ флагмана и произвел поворот право тридцать. Сразу же поле поворота он попал под огонь стотридцаток номер пять и шесть левого борта парохода. Малая ширина цели - восемь метров привела к тому, что в течении десяти секунд справа и слева от него вздымались водяные столбы от разрывов снарядов, давя компьютеру "Валгаллы" сигнал накрытия, но не давая сигналов попадания. Насколько ему повезло судить тяжело, поскольку четыре близких разрыва изрешетили весь корпус эсминца осколками и смели взрывной волной все, что можно было смести, включая трупы всех , кто находился на верхней палубе. Через разбитые трубопроводы подачи топлива в машинное отделение брызнула нефть, разбрызгиваясь черным туманом, и прежде чем вода через многочисленные пробоины успела добраться до работающих котлов, топливовоздушная смесь воспламенилась. Котельное отделение моментально превратилось в камеру сгорания гигантского двигателя. Бортовую обшивку, палубный настил "Мангса" вспучило от давления взорвавшихся нефтяных паров, благодаря наличию многочисленных пробоин газообразные продукты горения нашли выход, и стороны казалось что эсминец внезапно окутался черно-огненным облаком дыма. Потоки пламени хлынули и через дымовые трубы взметнувшись на сотню футов вверх. Взрывная волна сорвала механизмы с фундаментов, и через разрушенные уплотнения дейдвудных сальников в корму цели номер четыре хлынули потоки воды. Инженер механик "Мангса" лейтенант Томсон, оценив ситуацию крикнул через переговорную трубу на мостик что эсминец тонет , и вместе с двумя матросами стал выбираться на верхнюю палубу. К сожалению он не знал, что его доклад на мостик прошел впустую - командир капитан-лейтенант Робинсон и все кто, находились на верхней палубе были уже давно мертвы. Спастись со стремительного тонущего эсминца удалось не только этим троим, но и судовому врачу суб-лейтенанту Корнуэллу, который в момент взрыва находился в носовой части. Прыгать с тонущего корабля им пришлось в растекающееся из пробитых топливных цистерн мазутное пятно. Компьютер парохода основываясь на анализе полученного видеосигнала, исключил цель номер четыре из схемы ведения огня. "мангс затонул через сорок секунд, пройдя по инерции в сторону "Валгаллы" еще около двухсот ярдов.
       Комендоры капитан-лейтенанта Блэкетта были лучшими в дивизионе. Поэтому именно "Милну" поручили атаку яхты. "Триста сорок второй" в момент постановки "Валгаллой" дымзавесы оказался от нее дальше других эсминцев дивизиона. Получив сигнал с "Вэндерера" от капитана 2 ранга Трелони о проведении торпедной атаки американского парохода Ричард Блэкетт решил не торопиться. Несмотря на старания механика "Милна" лейтенанта Смита, чистку одного из котлов завершить не успели, поэтому его эсминец выдавал скорость на два три узла меньше остальных кораблей дивизиона. Собратья "Милна" имели все шансы преуспеть и выйти в атаку раньше корабля Ричарда. Поэтому капитан-лейтенант Блэкетт принял решение немного потренировать своих комендоров, и соответственно команду : "Поворот право сорок пять" отдать с запозданием на минуту.
       Бортовой компьютер "Валгаллы" в соответствии с введенной Воронцовым командой : "Отражение атаки эсминцев. Пять целей. Дистанция 50 каб.", анализировал всю информацию поступающую радара, дальномера, и радиоэфира. Для ведения огня по цели номер пять, каковой являлся "Милн" компьютером были назначены кормовое десятидюймовое орудие левого борта и стопятидесятипяти миллиметровое орудие номер три левого борта. Расчет залпа строился из того, что все цели выполнят команду флагмана и развив максимальную скорость начнут сближаться с "Валгаллой" по кратчайшему расстоянию для выхода в торпедную атаку. Поэтому всплески от упавших снарядов поднялись в ста-стапятидесяти метрах от "Милна", как раз по курсу право сорок пять на который он должен был лечь выполняя указания флагмана. Десять секунд летели снаряды парохода до цели, доли микросекунд вносил корректуру в схему ведения огня компьютер, и дал команду на второй залп. К сожалению, 155мм орудие номер три левого борта, было выведено из строя последствиями удачного попадания стадвухмиллиметрового снаряда с "Мари", системы автоматики орудия при этом не пострадали, но механизм магазинной подачи снарядов к орудию оказался перекошенным. Поэтому, хотя сигнал на открытие огня и прошел, орудие не смогло сделать ни одного выстрела. Ответный сигнал о задержке стрельбы электронный мозг идентифицировал, как "отказ орудия по техническим причинам" и дал команду на включение в схему огня по цели номер пять двух стотридцаток стрелявших до того по "Мангсу" . На изменение угла горизонтальной наводки орудий было потеряно еще десять секунд, поэтому второй и третий залпы по "Мангсу" были сделаны кормовой десятидюймовкой из расчета, что цель продолжает движение по прямой.
       Двадцать секунд, "подаренные" перестройкой схемы ведения огня и временем полета снарядов с "американца" до цели, комендоры "Милна" использовали с лихвой. Из девяти выпущенных четырехдюймовых снарядов три ( последний залп - перелет - недолет - накрытие) разорвались в районе ватерлинии "Валгаллы". И не их вина, что на "пароходе" был установлен броневой пояс, способный "держать" бронебойные снаряды даже десятидюймового калибра. Любой гражданский пароход, даже таких огромных размеров должен был начать оседать с креном на левый борт от таких повреждений, любой, но не "Валгалла", которая по своей сути имела корпус линейного крейсера и надстройку круизного лайнера. Первый десятидюймовый с "американца" разорвался у правого борта "Милна" в районе машинного отделения. Снаряд чуть-чуть не долетел, но взрывная волна смела орудийную прислугу и торпедистов, и разорвала обшивку левого борта. Ее обломки и осколки снаряда разрушили муфту сцепления правой турбины эсминца с линией вала. Правая турбина, лишенная нагрузки пошла вразнос, превратившись в "генератор" бронебойных элементов. В результате многократного увеличения числа оборотов турбину за короткий промежуток времени, центробежные силы стали вырывать лопатки турбины с ротора и выстреливать многосантиметровые стальные "сабли" во всех направлениях. Летя с огромной скоростью турбинные лопатки изготовленные из особо прочной стали как раскаленный нож масло прошили корпус турбины и продолжили свой смертоносный полет. Часть "убойных элементов приняла на себя левая турбина и вспомогательные механизмы, но правый борт, подволок и часть днища остались без защиты, и буквально были изрешечены "смертоносными "саблями", которые разрубали и силовой набор корабля и вырывали куски обшивки корпуса и палубного настила. В машинном отделении "Милна" не выжил никто - те, кого не убило разлетающимися лопатками, были заживо сварены паром, хлынувшим из разрушенных турбин. В машинное отделение хлынула вода. Левую турбину заклинило, и корабль несся далее по инерции, при этом силой набегающего потока, отяжелевшая от поступающей воды корма создала и нагрузку на и без того разрушенный силовой набор эсминца, и его корпус переломился, держась какое-то время на уцелевших стальных листах обшивки левого борта. Третий залп "Валгаллы" состоящий из одного снаряда калибром десять дюймов лег с перелетом, упав в метрах десяти от левого борта ближе к носу. Однако и этого было уже достаточно. Обшивка левого борта не выдержала и лопнула и "Милн" разорвало пополам. Отяжелевшая и обретшая самостоятельность корма стала отставать и погружаться в море. Вода, наконец добралась и до котлов "триста сорок второго" гасить которые было уже некому. От взрыва котлов носовая часть чуть ли не выпрыгнула из воды и тут же погрузилась в море. Четвертый залп "Валгаллы" поднял водяные столбы метрах в ста впереди по курсу затонувшего "Милна". Из всего экипажа цели номер пять уцелел лейтенант Гонт и четверо матросов, которых сбросило взрывной волной от первого снаряда за борт.
       Компьютер проанализировав обстановку выдал на монитор сообщение: "Торпедная атака отражена.Цели номер один, два, четыре, пять уничтожены. Цель номер три повреждена и вышла из опасной зоны."
       Дмитрий посмотрел на медленно движущуюся в сторону берега цель номер три. И переключил ее изображение на более крупный план. Вид истерзанного некогда изящного кораблика, что-то всколыхнул в нем. Как-то, защемило внутри, "Что-то в этом неправильное", подумал он. Он ввел команду прекратить огонь. Бой занял около минуты.
       Воронцов закурил и вывел на дисплей схему "Валгаллы" с отображением повреждений. Бортовая броня выдержала попадания "мелкашек" с эсминцев. А вот отказ механизмов заряжания одной из стопятидесятипяти миллиметровых пушек его огорчил. "Нужно разобраться с этими игрушками, может зря, я их поставил?" Пожар в надстройки, который не смотря на наличие автоматической системы пожаротушения и помощь роботов не был до сих пор потушен ему крайне не понравился. Если бы Новиков знал о том куда попадет выпущенный британским эсминцем снаряд, то он наверняка бы поделился более подробно перед своим уходом на яхте, своими наблюдениями и впечатлениями о визите вместе с Сильвией на Таорэру. Тогда Андрею пришлось тщательно обыскать полуразрушенный терем в поисках более подходящей одежды для Сильвии. И именно там, он понял, что Лариса постоянно рядившаяся в вытертые джинсы и футболку на голое тело - еще та штучка. Шкаф с ее одеждой занимал большую часть площади в ее апартаментах и был доверху набит всяким модными тряпками воссозданными дубликатором по зарубежным каталогам. Именно такой же шкаф, но уже на "Валгалле" и гораздо больших размеров сейчас и был основным источником пожара на "Валгалле" Огонь на каюту Ларисы перекинулся из расположенной рядом каюты "Люкс" разрушенной снарядом с "Мари". Поскольку людей в том районе корабля, да и вообще кроме него на борту не было, Воронцов снял блокировку на подачу фреона, и подал огнегасящую жидкость в очаг пожара. Через две минуты от роботов поступил доклад, о том, что пожар полностью потушен и они начали удалять с места потушенного пожара все горючие вещества за борт.
       "Доклад от роботов поступил, но вот где доклад от Новикова? Снарядами его не накрыло это точно - последний залп перед его исчезновением упал в стороне, почему он на связь не выходит? Или это опять пространственно-временные парадоксы начались? Или? Ладно дадим ему еще минут десять, а потом думать будем. А сейчас, свяжусь с "Генералом Алексеевым" - сообщу, что мы закончили, пускай сворачивает операцию прикрытия." Воронцов потянулся к микрофону.
      
       "Генерал Алексеев"
      
       Многодюймовой толщины стальная дверь боевой рубки отгородила Остелецкого от красот предзакатного Средиземноморского вечера.
       План прикрытия прорыва яхты "Камелот" предусматривал нанесение ракетного удара по английской эскадре, боевую разведку вертолетной эскадрильей, с обработкой целей УР 9М, затем либо повторную атаку "Москитами" по результатам разведки, либо введение в бой главного калибра линкора.
       "Мне отдано приказание действовать по плану, значит буду действовать по плану !" - холодно усмехнулся командир линкора. Звон колоколов громкого боя подбросил экипаж со своих мест. Задраивались люки, расчехлялись орудия, задраивались водонепроницаемые переборки. Элеваторы подали двенадцати дюймовые снаряды и картузы с зарядами в башни. Капитан- лейтенант Белли с ПУАО доложил о готовности носового плутонга главного калибра. Поступил доклад о готовности корабля к бою. Остелецкий тихо сказал старпому : "Начинайте!"
       "Цель надводная, групповая дистанция двести пятьдесят кабельтовых! Ракеты номер один тире четыре правого борта к пуску приготовить!"
       "Введены данные по целям номер один тире четыре. Открыты крышки шахт контейнера один правого борта. Ракеты к пуску готовы!" "Залп!"
       Правый борт "Генерала Алексеева" озарился ярким пламенем, окутывая линкор дымом от стартовых ускорителей первая стальная птица устремилась к цели, ровно через пять секунд в соответствии с программой заложенной много лет тому вперед в безвестном почтовом ящике процесс повторился, затем еще и еще. Четыре девятиметровых сигары со скоростью около трех тысяч километров в час устремились к цели. Они летели на высоте двадцать метров, прячась от радаров вероятного противника. Все ракеты были оснащены проникающими боеголовками, способными поразить броню любого линкора, включая еще не построенный в этом мире гигант "Ямато". Перед самым подлетом к цели. когда активно-пассивная головка наведения ракеты захватывала цель, "Москит" снижался до высоты пять метров и шел в облаке водяных брызг становясь еще более трудноразличимым на экране радаров. Около самой цели ракета выполняла стандартный противозенитный маневр влево-вправо-влево-в цель совершая повороты почти под прямым углом. Перед ударом в цель ракета совершает непредсказуемый маневр и определить куда она попадет в нос, корму, борт или палубу абсолютно невозможно.
       Но все эти ухищрения в данную эпоху были абсолютно излишни, ибо допотопные зенитки линкоров в лучшем случае могли отогнать аэроплан из перкали и проволоки летящий со скоростью двести километров в час, а не стальную хищную барракуду способную при маневрах выдерживать пятнадцатикратные поперечные перегрузки.
       Еще не успел рассеяться дым от старта ракет, а на корме "Генерала Алексеева" взревели турбины шести Ми-28, которые медленно стали отрываться вверх с кругов посадочной площадки на юте. Нужно было торопиться, ибо подлетное время ракет составляло около минуты, а вертолетам со скоростью триста километров лететь десять минут. Несмотря на уверения Воронцова, что он справится, Остелецкий очень переживал за "Валгаллу", и в душе считал, что стотридцатки его линкора могут оказаться не лишними там, где ее атаковали британские эсминцы.
      
       Джереми Садлер нервничал, последний радиообомен с этим - черт даже фамилию не выговорить, говорил о том, что командир русского линкора знает о его перемещениях, но сколько он сам , сколько сигнальщики не всматривались в горизонт русского линкора нигде не было видно.
       Эскадра держала курс на норд, двигаясь двадцатиузловой скоростью. "Куин Элизабет" - флагман, за ней - "Уорспайт", "Вэлиент", "Малайя". Строй кильватерная колонна, дистанция между кораблями пять кабельтовых. Внезапно с дальномерного поста поступил сигнал о том, что впереди по курсу за горизонтом замечены вспышки мощных орудий.
       - "Этот русский кептен добрался до моих эсминцев! Полный вперед ! Кептену Драфу уклонится от боя с русским линкором до нашего прибытия!" - рявкнул Садлер. Посыльный уорент-офицер метнулся с ходового мостика, вниз в радиорубку.
       Оставшиеся в живых сигнальщики рассказывали, что семнадцать сорок по местному времени право сорок пять были обнаружены световые блики от дальномеров русского линкора. Видимо линзы дальномеров блеснули в лучах закатного солнца. Но они ошибались, то что они видели были не блики оптики, а искрящийся блеск брызг водяного пара "Москитов" снизившихся для выхода в атаку. Предположить, что что-то четыре тонны весом может лететь на высоте пять метров над поверхностью моря со скоростью почти три тысячи километров в час они не могли, да и не поверил бы никто - ни Уэллс, ни Жюль Верн такие шуточки в своей фантастике не позволяли. Да и рассмотреть за несколько секунд никто толком не успел.
       Шедший вторым "Уорспайт" погиб сразу, очевидцы рассказывали, что видели какую то тусклую красную вспышку между его кормовыми башнями. Затем появилось пламя, которое взметнулось выше мачт "Уорспайта", вслед за вспышкой пламени корабль окутало огромное облако черного дыма высотой около ста ярдов, когда оно рассеялось, то на поверхности ничего не было.
       От страшного удара в корпус "Куин Элизабет" резко просела, большинство из тех кто в этот момент стоял от неожиданного удара попадали на палубу. А потом произошел большой взрыв. Носовую трубу швырнуло на треногую мачту, попутно ударив по ходовому мостику. То, что никто в этот момент еще не успел встать очень многим спасло жизнь, ибо сила удара была такова, что центральная опора мачты не выдержала и Дальномерный пост расположенный на формарсе стал медленно заваливаться на башню "В" . Кормовая туба была отброшена в сторону грот-мачты. Разрушив при падении большинство шлюпок. Из огромного отверстия между трубами и из отверстий где они раньше стояли повалил густой черный дым, через который стали пробиваться все сильнее и сильнее сполохи пламени.
       "Вэлиант" получил удар в правый борт между башнями "А" и "В", только по чистой случайности его носовые погреба не успели взорваться, так как хлынувшая в носовую пробоину под двадцати узловым напором вода тут же затопила погреба носовых башен, колокола тревоги на нем прозвучали слишком поздно и он продолжал принимать воду хлещущую через пробоину потихоньку начиная крениться на правый борт. Но "Москит" сделал свое дело разрушив не только корпус но и механизмы подачи снарядов к носовым башням.
       "Малайя" получила удар между башней "Х" и грот-мачтой. В последний момент "Москит" словно бы в раздумьях метнулся вверх и тут же обрушился вниз пронзая кормовой мостик и три дюймовые броневые палубы. Взрыв боеголовки превратил турбинные отсеки в металлический хаос. Через разрушенные донные кингстоны конденсаторов стала поступать вода. "Малайя", окутываясь паром, стала замедлять ход.
      
       "Генерал Алексеев"
      
       Каперанг Остелецкий несколько злорадно хмыкнул увидев, что "Уорспайт" исчез с экранов радаров. Целей осталось только три. Выведенная на экран монитора картинка с дальномерного поста показывала, что остальные линкоры тоже пострадали. Насколько сильно должна уточнить вертолетная эскадрилья, которая неумолимо приближалась в сторону британской эскадры. Он дал команду повернуть на зюйд, чтобы замедлить скорость сближения, и не входить в пределы досягаемости английских пятнадцати дюймовок.
       Когда вертолетам оставалось пролететь до линкоров около семи миль , в боевой рубке раздался зуммер радиотелефона с "Валгаллы". Командир линкора взял трубку.
       "Сворачивайте операцию прикрытия, мы закончили," - сказал ему Воронцов.
       Павел задумался. Сворачивать сейчас? Когда он не опробовал вертолеты и новые двенадцати дюймовки? Его глаза сощурились, и на лице обозначилась, почти не заметная улыбка. Сворачивайте - это значит завершайте в точном соответствии с планом! Он бросил взгляд на радар. Три британских линкора снизили ход. "Куин Элизабет" и "Малайя" судя по всему медленно останавливались.2Вэлиант шел десятиузловым ходом и огибал флагмана слева. Но ни один из британцев не свернул с курса норд!
       Его размышления прервал доклад командира вертолетной эскадрильи, который сообщил о видимых повреждениях британской эскадры. Вертолеты разбившись на пары висели на расстоянии девяти километров и рассматривали обстановку через бортовую электронику, не входя зону действия зениток линкоров. Вскоре впереди по курсу появились разрывы зенитных снарядов. К сожалению прибывшие на свои штатные места зенитные расчеты линкоров ждало разочарование - воздушные цели обнаруженные сигнальщиками, поразить никак не удавалось. Дело в том, что механические приборы управления зенитным огнем, были рассчитаны на традиционную скорость самолетов того времени, и все поправки на упреждение, которые они выдавали приводили к тому, что зенитные снаряды разрывались недолетая до цели. Командир эскадрильи Подполковник Губанов, запросил у Остелецкого разрешение на атаку. "В строгом соответствии с планом!" ответил тот "и без самодеятельности," - добавил Адмирал вспомнив как Кот умудрился во время учебной атаки на эсминец, испачкать шинель самого Адмирала Колчака.
       Огненно-дымящиеся шлейфы потянулись от стальных стрекоз в направлении британской эскадры. Ракеты 9М120 "Атака" с тандемной кумулятивной боевой частью были способны поражать любые танки начала двадцать первого века и трехсоттридцатимиллиметровая броня британцев не была для них преградой. В соответствии с планом объектом атаки должны были стать боевые рубки и башни главного калибра английских "королев". Через несколько минут, все девяносто шесть ракет были выпущены и поразили цели. Намеченного удара сумели избежать башни "Х" и "Y" на "Куин Элизабет" и "Малайе", корма "Королевы была окутана разгорающимся пламенем - пожар из разрушенного котельного отделения постепенно стал охватывать корму линкора, а орудия "Малайи" защитили клубы пара из раскуроченного турбинного отсека. Отстрелявшись вертолеты развернулись и полетели в сторону "Генерала Алексеева" для перезарядки боекомплекта.
      
       Джереми Садлер сумел встать на ноги и бросил взгляд на носовую надстройку: многотонная мачта упала на башню "В" и теперь стрельба из нее невозможна. Самое страшное, что он так и не понял, что-же все-таки произошло. Дрейфующая мина? Или русские сумели починить свои подлодки? Но где тогда след от торпеды? Морщась от боли, он поковылял на крыло ходового мостика, чтобы осмотреть свою эскадру. В ушах звенело, дым пожара разъедал глаза. То, что британский адмирал увидел повергло его в ступор. Только что он лишился четверти линейных сил, а те три "королевы" что остались, непостижимым образом получили тяжелые повреждения. "Они, что, и здесь поставили минное поле управляющееся по электроцепи?" Лучше всех выглядел "Вэлиант", хотя и двигался он с заметным креном на правый борт и дифферентом на нос. "Малайя" по всей видимости либо частично либо полностью лишилась хода, и медленно ползла окутанная облаком пара. Доклад механика "Куин Элизабет" был абсолютно неутешительным. Все котлы выведены из строя, растекающееся горящее топливо, способствует распространению пожара. Аварийные партии не справляются. Распространение воды в нос и корму линкора пока приостановлено, но если не потушить пожар, то аварийным партиям в корме придется отступить, и тогда корабль обречен.
       Внезапно от уцелевших сигнальщиков поступил доклад об обнаружении шести аэропланов, быстро приближающихся в сторону эскадры со направления норд-ост. Джереми от бессилья сжал кулаки. Оба зенитных орудия расположенных между трубами линкора были разрушены и сброшены взрывом за борт. В боевую рубку уходить он не стал - пожар накалил ее кормовую броневую стенку и находится там было невозможно. Небо расцвело от разрывов снарядов впереди по курсу аэропланов. Но они не свернули. Черт, такое впечатление, что они вообще стоят неподвижно на месте. Из-за блеска закатного солнца он не мог определить в бинокль ни их тип ни принадлежность. Впрочем с принадлежностью было ясно - это русские. Но где же этот чертов кептен Остелецкий. Или мы тут все погибнем так и не увидев врага. Внезапно от аэропланов попарно зависших в неподвижности на отдалении от каждого из линкоров потянулись дымно-огненные нити. Это, что еще за напасть? Через минуту взрыв ударивший в расположенную ниже ходового мостика боевую рубку, вновь швырнул Джереми на палубу расставив все по своим местам. Именно пожар рядом с боевой рубкой спас ему жизнь, поскольку из броневых щелей рубки брызнули языки пламени от сработавшего кумулятивного заряда ракеты 9М120 "Атака". А затем еще и еще. Чудовищный жар опалил всех лежащих на мостике - взметнувшиеся из башен "А" и "В" языки пламени поднялись на высоту пятьдесят ярдов и опали. Это сгорели картузы с порохом в носовых башнях. Сгорели вместе со всей орудийной прислугой. К счастью элеваторы на "королевах" имели отличия от злосчастных линейных крейсеров Битти, поэтому катастрофы подобной Ютландской не произошло. "Куин Элизабет" осталась на плаву, а не взлетела как другая "королева" - "Куин Мэри". Наступила мертвая тишина. Садлер еще не знал, что два других его линкора обезглавлены - ракеты выпущенные с Ми-28 превратили в пепел командование "Вэлиента" и "Малайи", разрушив попутно дальномерные посты. Тревожный крик сигнальщика Венсона поднял всех на ноги - на правом траверзе за линией горизонта все увидели вспышки орудий крупного калибра.
      
       ОСТЕЛЕЦКИЙ ПРИШЕЛ!!!
      
       Несмотря на современную электронную начинку пост управление артиллерийским огнем напоминал по своей архитектуре и оборудованию посты кораблей времен второй мировой войны. Перед капитан-лейтенантом Белли находился экран радара шесть лампочек обозначавших готовность каждой из двенадцатидюймовок, и кнопка артиллерийского гонга. Организация ведения огня происходила по следующей схеме - информация с радара, командно-дальномерного поста, а также лазерного дальномера поступало на компьютер ПУАО. Компьютер обсчитывал параметры цели и выдавал поправку на упреждение, которую необходимо ввести в каждое орудие. При этом при каждом выстреле учитывался износ ствола каждого орудия, высота орудия над ватерлинией, а также поправка на то, чтобы снаряду при падении легли не параллельно, а кучно, еще вводится поправка на снос снаряда в полете из-за вращения вызванного нарезкой. Когда наводчики орудий вводят необходимые поправки, выданные с ПУАО и орудие готово к выстрелу - на панели командира плутонга загорается сигнальная лампочка. Когда загораются все шесть лампочек - орудия плутонга готовы к залпу. Командир плутонга нажимает кнопку артиллерийского гонга и управление переводится на КДП вертикальному наводчику. Орудия линкора поворачиваются синхронно в ту же сторону и на тот же угол, что и башня КДП. Вертикальный наводчик обязан удерживать КДП в направлении на цель, ему также в этом помогает автоматика конца двадцатого века. После того как в КДП звучит артиллерийский гонг от командира плутонга, наводчик нажимает свою гашетку замыкая контакты электроспусков всех шести орудий одновременно.
       "Генерал Алексеев" шел курсом зюйд. Дистанция между ним и британской эскадрой составляла двести кабельтовых. Получив доклад из боевой рубки, Белли продублировал на КДП - цель "Вэлиант".
       Башня КДП повернулась вправо, на компьютер ПУАО потекла информация, затем на экране монитора высветились цифры необходимых поправок. Капитан-лейтенант проверил прохождение сигналов в обе башни линкора. Башни стали поворачиваться вправо. Когда загорелись все шесть ламп готовности орудий к стрельбе он резко вдавил кнопку артиллерийского гонга. Спустя долю секунды раздался гром от которого заложило уши, корабль качнулся влево, а потом вернулся в прежнее положение. Владимир посмотрел на экран радара и заметил шесть точек, которые двигались в направлении цели - лететь снарядом предстояло около минуты. Он ввел поправки учитывающие сближение и дождался готовности орудий. Через тридцать секунд грянул еще один залп. "Генерал Алексеев" начал описывать циркуляцию влево - Остелецкий не хотел рисковать своим кораблем, который нравился ему все больше и больше, поэтому он решил держать дистанцию в девятнадцать миль, не подставляясь под пятнадцати дюймовки "королев".
       За семь минут прогремело двенадцать залпов, поле чего Он дал команду капитан -лейтенанту прекратить огонь.
       Все двенадцать залпов легли с накрытием, и "Вэлиант" был окружен стеной гигантских водяных столбов. Он получил четырнадцать попаданий двенадцатидюймовыми снарядами. Шесть из них "поймала" и отразила его бортовая броня. Несмотря на то, что снаряды не смогли ее преодолеть, от динамических ударов разошлась обшивка корпуса появились течи . Правая турбина сместилась со своего фундамента и из-за сильной вибрации ее пришлось отключить. Через разрушенный дейдвуд стала поступать вода. Еще один снаряд пробил носовую трубу не разорвавшись. Два других разорвались в районе носовых башен, намертво их заклинив в походном положении. Три снаряда из последнего залпа оказались роковыми. Они пробили броневую палубу в районе кормовых шестидюймовок и достигли погребов. Где-то с минуту ничего не происходило, но затем с "Куин Элизабет" увидели как башню "Х" неведомая сила подбросила вверх на десять футов, а затем "Вэлиант" скрылся в огненно дымном шаре. Когда облако дыма рассеялось на поверхности еще находилась его носовая оконечность, которая вертикально уходила в воду. Там где была корма линкора бурлил водоворот.
       Теперь настала очередь "Малайи" На оставшихся двух "Королевах" наконец-то увидели мачты русского линкора. Кормовые орудия британского флагмана вести огонь не могли. Но "Малайя" несмотря на предельную дистанцию решила огрызнуться. Ее кормовые башни окрасились вспышками выстрелов. Всплески от залпа легли с недолетом в полмили. "Генерал Алексеев" снова отвернул в сторону и увеличил дистанцию. Парение на "Малайе" прекратилось и теперь ее корма была хорошей мишенью для управляемых ракет вертолетов.
       Однако подумав Остелецкий решил послать тройку Ми-28. Сам же решил добить британского флагмана. Всплески шестидюймовых снарядов с британского флагмана, недолетавшие до русского линкора вызвали у него восхищение стойкостью британцев, но он решил довести план прикрытия до конца. Четыре раза капитан-лейтенант Белли нажал на кнопку артиллерийского гонга Все двадцать четыре снаряда легли накрытием.
       Когда "Велиант" исчез в огненном облаке Джереми Садлер вышвырнул бесполезный бинокль за борт. Затем обессилено прислонился к горячему борту ходового мостика и закашлялся. Теперь он понял, что произошло с соединением Сеймура. Также и понял, что так же как и Сеймур он не сможет об этом сообщить увы никому, так как его ждет такая же участь. Приближающийся русский линкор и три аэроплана летящие к "Малайе" подтверждали его мысли. Три снаряда из двадцати четырех выпущенные русским линкором разорвались в районе котельного отделения проложив взрывной волной путь морской воде через днище "Элизабет". Русский линкор стал описывать циркуляцию возле британского флагмана. Заслушав очередной доклад механика, Джереми Садлер тихо произнес "Команде покинуть корабль!", после чего повернулся ко всем спиной и побрел на другое крыло мостика, скрывшись в черном дыму. Команда принялась выполнять последнее указание своего флагмана. Командир и старпом линкора были выброшены взрывной волной за борт во время стрельбы русского линкора, поэтому руководство на себя взял механик. Спасение оставшегося экипажа затруднялось тем, что большинство шлюпок было разбито, а из линкора вытекала нефть.
       Садлер бросил взгляд на тускло мерцавшее в черном дыму солнце и достал пистолет. С этим "Веблеем" он не расставался с момента получения первого офицерского чина и каждое новое производство он отмечал в кругу друзей, лихо расстреливая из личного оружия опустевшую традиционную для их выпуска бутылку из под рома "Captain Morgan Black Label", После каждого производства бутылка выпивалась с друзьями и новая в специальном деревянном футляре, ложилась на дно офицерского, а последний раз (действительно последний как выяснилось) и адмиральского походного чемодана, а вот Вице-адмиральские эполеты он уже не обмоет. Он рассеяно посмотрел на вороненый ствол револьвера, крутанул левой рукой барабан и убедился что оружие не пострадало. Позора, подобного позору Сеймура он не хотел. Он поднес револьвер к своему виску и нажал на курок. Прогремел выстрел. Тело командующего британской Средиземноморской эскадры осталось лежать на покинутом всеми ходовом мостике истерзанного линкора.
       Звено Ми-28 тоже закончило работу. Половину подвесок с ракетами 9М заменили на контейнеры с НУРами. Поэтому большинство из тех кто находился на верхней палубе были разрублены осколками взрывающихся ракет. Кормовые башни были выведены из строя. "Генерал Алексеев" приблизился к "Малайе" и дал два залпа из орудий главного калибра. В ответ огрызнулась только одна шестидюймовка. Два из двенадцати выпущенных русским линкором фугасных снарядов разорвались в носовой части британца, и она запылала. Возвращающиеся вертолетчики сообщили, что англичане покидают флагман. Остелецкий дал команду готовить десантную партию и катер к спуску на воду. Он приблизился к "Куин" на сто, девяносто, пятьдесят, сорок кабельтов ее орудия молчали. Линкор застопорил ход. Катер с десантной ротой корниловцев устремился к "Куин Элизабет".. Сверху висело звено вертолетов, в готовности подавить сопротивление британцев. Первый же доклад командира десантной партии, поверг каперанга в серьезные раздумья. Поколебавшись. он дал команду отправить на британский флагман аварийную партию. А также радировал в Царьград о необходимости высылки буксиров для буксировки трофея в свои воды.
       Доклад вахтенного прервал его размышления. "Малайя" выбросила белый флаг!"
       "Готовьте десантную партию к переброске на "Малайю"!" -произнес Остелецкий, и загадочно улыбнулся. План "сворачивания" операции прикрытия был выполнен на все сто процентов в строгом соответствии с планом. Затем каперанг произнес:
       "Радируйте в Царьград: "Произошло боевое столкновение линкора с британской Средиземноморской эскадрой в Эгейском море во время выполнения практического плавания. Меткая стрельба артиллеристов линкора заставила противника в замешательстве отступить. Потерь не имею.!" То, что отступить смог только эсминец "Мари" вылетевший на прибрежный риф острова Лимнос, Остелецкий решил не уточнять. Тем более, что у британцев оставалось четыре линкора, шесть легких крейсеров и несколько эсминцев, не участвовавших в сегодняшнем сражении.
       План выполнен и точка. Только вот что будет делать адмирал Колчак с еще двумя трофейными линкорами? Павел рассеялся так громко, что все находившиеся в боевой рубке на него оглянулись
      
       Дмитрий стоял на мостике "Валгаллы" и ожесточенно курил. В последнее время он перешел на "Беломор" ибо от всех этих "Кентов", "Мальборо" и прочих "противозачаточных" легких сигарет никакого удовольствия не испытывал. Конечно артефакт подобный пачке "Беломора" мог вызвать у непосвященных много лишних и ненужных вопросов, поэтому поколдовав на дубликаторе, он изготовил другую пачку, и заменил надписи на папиросах. Теперь они назывались "Суэц". Ему нравилось курить по две-три папиросы подряд, не сминая мундштук, пока на языке и во рту не появлялся вкус никотиновой горечи. Горечи. Именно горечи, потому что связи с "Призраком" - "Камелотом" до сих пор не было. Что делать в данной ситуации он точно не знал, и решил, что как бы не было больно в душе исходить из худшего варианта. По негласно сложившейся системе "заместительства" он остался старшим в их команде. Значит ему и карты в руки. Катер с "Генерала Алексеева" с Остелецким на борту уже практически подчалил к борту "Валгаллы", поэтому Воронцов затушил папиросу, и стал спускаться по трапу, чтобы встретить гостя.
       Если бы Дмитрий знал, что именно пачка папирос "Суэц" подвигла капитана 1 ранга Остелецкого на этот визит, то он возможно бы изготовил какую-нибудь "Панаму" или "Мыс Горн", а возможно и нет. Зачастую в истории человечества происходят события, когда незначительные на первый взгляд события, играют роль детонатора, запускающего лавинообразный процесс. Именно пачка "Суэца" и подвигла командира линкора "Генерал Алексеев" ознакомить Воронцова с разработанным планом Второго Средиземноморского Похода. Он воспринял данные папиросы как скрытый намек и приглашение к действию...
       "А если начать не с Архипелага а с Суэца?" - задал вопрос Дмитрий - " ведь канал это артерия английской экономики, перекроем его и они завоют! Ни топлива, ни сырья из Индии они не получат, а вокруг Африки или через Тихий океан и далее через Панамский канал для них накладно будет! Эффект ведь будет поболее, чем от германских подлодок!"
       "А британские войска в Палестине? - возразил Остелецкий - они ведь нас выбьют из Александрии!"
       Воронцов откинулся в кресле и задумался. С одной стороны так и получалось, что британцы, используя войска в Азии, попытаются отвоевать Суэцкий канал. Но с другой стороны, если одновременно нанести удары по Мальте, Гибралтару, а также пустить войска Кемаля по суше... Интересный расклад.
       "Павел, - они давно уже перешли на ты в неофициальной обстановке - давай сделаем небольшую паузу, выпьем, покурим, подумаем."
       "Согласен - ответил командир "Алексеева" - "русский флаг" нам сейчас не помешает!"
       Остелецкий понял, что визит он нанес удачно. То, что его план, начали критиковать и предлагать другие варианты, говорило о том, что папиросы "Суэц", действительно были намеком. А ведь могли мило побеседовать, а потом просто положить план под сукно. Сейчас же шло нормальное рабочее обсуждение - а раз так, то Российскому флоту в Средиземном море быть, и быть Второму походу. А с Архипелагом действительно не все гладко, греки после того как получили по первое от Кемаля, будут искать помощи у Англии, а не у нас. Ладно, тут он просчитался. Но идея с захватом Александрии ему нравилась, хотя и содержала много минусов и вопросов.
       Дмитрий посмотрел на карту лежащую на дубовом массивном столе и задумался. Решение было где-то рядом. Тепло от "русского флага" растекалось по телу, и мысли начали приобретать какую-то особенную ясность и четкость, только вот как их все удержать и не потерять? Несмотря на открытые иллюминаторы дым по помещению плавал сизой слоистой пеленой не достигавшей не палубы, не подволока. Вот именно!!! "Новогодний бой" 1943 года, когда эсминцы конвоя шедшего в Мурманск отбились от тяжелого крейсера и линкора. Немцы вели себя нерешительно, так как боялись торпедных атак. Так же нерешительно вели себя несколько ранее и союзники, боясь, укрывшегося в норвежских фьордах "Тирпица". Даже силуэт русской подводной лодки у берегов Англии или в Индийском океане вызовет жуткую панику!
       "Скажи Павел, а найдем ли мы людей для комплектования экипажей двух подводных лодок?"- задал он вопрос Остелецкому.
       "Экипажи то есть, только в море ходить не на чем, не дойдут наши даже до Босфора." - возразил Павел.
       "Ну это, смотря на чем - ответил Воронцов,- еще один вопрос: не страдает ли подполковник Губанов и его орлы клаустрофобией?"
       "Подожди Дима, ты что его в подводники хочешь переучить? Да его даже на мичмана несколько лет гонять придется!"
       "Да нет, не в подводники, точнее сказать не совсем в подводники - есть одна безумная идея! Пошли ко мне в каюту, на экране покажу!"
      
       ..."Явуз Селим" скользил в предрассветной мгле. Еще ни разу туркам не приходилось воевать в союзе с Россией против Англии. Наоборот в других сочетаниях было - был и Наварин, была и осада Севастополя. А сейчас линейный крейсер с русско-турецким экипажем рассекал форштевнем море. Держа курс в сторону Александрии. По правому траверзу шел его ракетный "близнец" "Генерал Алексеев". На время проведения операции охрана проливов была возложена на броненосцы Черноморского флота. Точнее сказать ракетоносцы. Ибо Воронцов, решил, что ждать ввода в строй пяти, точнее сказать уже семи линкоров (правда два последних трофея были изуродованы до неузнаваемости) будет себе дороже. Убрав часть средней артиллерии на броненосцах, он оснастил каждый восьмью "Москитами", что по его мнению было достаточно, для того чтобы утопить остатки Средиземноморской эскадры, если та вдруг сунется сдуру к проливам. Недостроенный линкор "Генерал Корнилов" (бывшая "Демократия" (бывший"Николай I")) стараниями Воронцова (точнее сказать Натальи) сейчас переделывали в авианосец, но и там возникала та же проблема укомплектования экипажей кадрами.
       Следом за линкорами милях в десяти следовал конвой крейсера "Кагул", "Гамидие", шесть эсминцев, восемь транспортов, и два десятка "Эпильфидоров" -тральщиков, создававшихся как десантные корабли.
      
       Коммодор Эдвард Четфилд, развалившись на подушках лениво потягивал кальян и смотрел на танец туземки. "Черт, а все же. хороша бестия, какой живот, бедра. Интересно, а сели ее в Лондон прихватить? Или может ту девочку вчерашнюю купить?". Плохо было то, что в Адмиралтействе его должность с некоторых пор считали несчастливой. Вначале Сеймур, потом Садлер. И свое назначение Эдвард воспринял двояко - с одной стороны головокружительная карьера и перспективы, а с другой стороны ему было непонятно, как русские смогли уничтожить лучшую половину британского флота если у них нет кораблей. Да, этот чертов "американец" со скандинавским названием оказался вспомогательным крейсером, но ведь не он же отправил на дно две "королевы". Русский линкор ему уже доводилось видеть в 1919 году - жалкое зрелище, - да еще говорят, что русские сняли с него две башни и начали переделывать в авианосец. Агентуре удалось сделать фотографии "Генерала Алексеева" на якорной стоянке в Царьграде и на них отчетливо видно, что две башни с него сняли. Нет, пожалуй лучше пусть она еще станцует, или лучше пусть ляжет рядом. Эй как там тебя, Азиза - Инжабье - позвал он девушку и расслабленно откинувшись на подушки томно опустил веки и слегка задремал. Первое что он подумал пробудившись, почему Азиза так грубо тыкает его пальцем в висок, и почему палец такой твердый и холодный...
       ...Истерический женский визг перекрыл крики дерущихся в "Веселом якоре". Матросы с крейсера "Дублин" и дредноута "Сьюперб" сцепились "лягушатниками" с "Вальдек Руссо". Причина извечная во все времена - не поделили местных дам. Началось все с гневных выкриков, потом кто-то кого-то ударил, а там еще и еще, в ход пошла мебель и посуда. Ночь обещала быть приятной и веселой.
       ...Самое трудное в этой операции, было оставить все в тайне. Поэтому на совещании с Колчаком и Кемалем Воронцов предложил обставить все как проведение учений с погрузкой русско-турецкого десанта, и уже в море непосредственно довести до всех исполнителей конкретные задачи. Расчет строился на внезапности. В ночь с субботы на воскресенье, и не шага в сторону. Будет и "Кронштадтская побудка", и 22 июня и Перл-Харбор сразу. Проводников, знавших хорошо Александрию, Кемаль отобрал очень легко - их просто арестовали не церемонясь, и до отправки десанта держали в изоляции. Вертолеты с "Генерала Алексеева" и авиатранспорта "Алмаз" должны были управляемыми авиабомбами с термобарической боевой частью уничтожить береговые батареи. В первой волне должны были идти "Эпильфидоры", а затем после захвата портовых сооружений причаливали транспорты.
       ...Темна украинская ночь, а средиземноморская ночь еще темнее. Когда "Эпильфидоры" с десантом вошли в мертвую зону береговых батарей, Остелецкий дал отбой вертолетам, так как противник до сих пор был в неведении о русско-турецком десанте. С уткнувшихся в берег тральщиков опустили аппарели, и штурмовые группы корниловцев, а также "новых янычар" устремились ночную темноту....
       "Похоже, что этот русский прапорщик, совершенно не знает английского", - размышлял коммодор Эдвард Четфильд, подталкиваемый тычками приклада в сторону моря, - даже одеться не дал!" Танцовщица была действительно хороша, но ее холодный палец оказался стволом большого пистолета неизвестной модели и человек в пятнистом костюме держащий оный пистолет был командиром Русских десантников, который на чистейшем кокни объявил Четфилда своим пленником и передал грубому и молчаливому прапорщику. Да-а-а визит таких "гостей" запланирован не был. В городе слышалась бестолковая стрельба, и судя по ее характеру и по тому как много снующих по улицам людей в странной незнакомой военной форме - должность командующего Средиземноморской эскадрой действительно оказалась несчастливой....
       ...Больше всего не повезло матросам с "Вальдека Руссо" - вначале они проиграли драку в "Веселом якоре",а затем неизвестные вооруженные люди добавили им еще, погнав пинками и прикладами в противоположную от стоянки крейсера направлении.
       ...Воздух с шипением выходил из разрушенной кормы "Рипалса", его носовая часть была уже затоплена водой, разрушив перед этим ворота сухого дока. Казалось, что тонущий корабль пытается как раненный зверь заползти в берлогу и найти там свое спасение - но даже если бы это и удалось - ворота дока были разбиты и спасения бы не получилось. Толпа грязных аборигенов смотрела с берега на умирающий корабль и о чем-то галдела. Кажется там даже возник какой-то митинг. "Может это Ганди? - подумал капитан 1 ранга Пели, - впрочем, какая разница? Этим туземцам нет дела до того, что рушится империя. В грязи жили, в грязи и умрут. Если бы не ожидание сэра Клиффорда, мы бы покинули Бомбей еще вчера. Вчера, а сегодня мой крейсер гибнет у меня на глазах, а я стою среди этой грязи и этих листовок, сброшенных с аэроплана."
       ... "Слушай, Дим, а ты не слишком разошелся?, - спросил Шульгин, наконец-то оказавшийся на борту "Валгаллы", - мы вроде так резко не планировали!"
       Воронцов, отхлебнув кофе, изобразил недоумение, удивление и даже возмущение: "Я заходил, а вас не было! Что, я по твоему Саша мог подумать? Связи нет, известий никаких... Или ты предлагаешь англичанам Суэц и Гибралтар вернуть? Дудки!"
       "Подожди, Дима, а сдерживание прогресса? Ты ведь развязал гонку вооружений! Они же теперь дредноуты и авианосцы сотнями штамповать начнут!"
       "Это без Суэцкого канала, с долгами Америке, и с Индией, где Ганди всех баламутит? Твоя эскапада дала между прочим больше реакции со стороны, - Воронцов показал рукой то ли в сторону, то ли вверх, - чем мои действия. Ну поменяли немножко расклад мировых сил, ну и что? Мальта между прочим практически русский остров, наши государи императоры его очень жаловали, да и в Палестине наша церковь сколько храмов поставила! И ты все это предлагаешь вернуть? Я бы еще и Аляску отобрал! А на счет штамповки не беспокойся, у нас есть оружие посильней линкоров и авианосцев... золото и пластит"
       Сашка закусил губу. "Черт, вот так всегда, стоит оставить Воронцова без присмотра, так он своими хозяйскими замашками начинает тащить в хозяйство все, что плохо лежит. Вот, зараза, всю мою тонкую игру порушил." ....
       ... три месяца спустя. Королевские верфи в Портсмуте.
       Полковник Басманов с брезгливостью смотрел на угрястого суетливого человека с крысиными глазками. Начальник "Линкорной" Линии стапелей Стебинс, производил мерзкое впечатление, а ведь по табелю о рангах почти полковник, с отвращением подумал Басманова. - Держите милейшей, сказал он и сделал рукой жест в сторону Хилла. Капитан с любезнейшей улыбкой, легко протянул англичанину докторский саквояж. Ровно пять тысяч гиней, можете не пересчитывать Милорд. Стебинс недоверчиво принял легкую на вид ношу и уронил тяжело звякнувший груз на землю. Саквояж раскрылся и под пасмурным Британским небом замерцали сотни золотых монет. Хилл, скажи ему что бы забирал свои серебренники и проваливал и не обращая больше внимания на местного Лорда Хау, Басманов достал из кармана пульт радиовзрывателя и вышел из заброшенной мастерской на улицу. На той стороне залива виднелись хаотичные нагромождения Королевских верфей и арсеналов. Полковник перекрестился и нажал кнопку... "Давайте быстрее, - крикнул Губанов, - что вы копошитесь!" Басманов кивнул Юрченко, стоявшему на поплавке гидросамолета, тот проткнул десантным ножом в нескольких местах резиновую лодку, затем забрался на крыло моноплана, и дождался, пока лодка затонула. Показав жестом Басманову, что все отлично, забрался на место стрелка-радиста. Взревел мотор и гидросамолет начал свой разбег. "А может еще повеселимся? - проорал Кот сквозь шум мотора. Михаил Федорович хлопнул Губанова по плечу и крикнул, что не против. Восемь управляемых ракет 9М "Атака" давали возможность Губанову передать веселые слова туманному Альбиону и от русского флота и от русских авиаторов( в конце концов, зря что ли он просидел внутри этой жуткой жестянки несколько недель!). Гидросамолет взмыл в небо и начал набирать высоту. Объектов для атаки в Портсмуте еще было предостаточно - взять тот же "Аргус" или "Фьюриес" - конечно Фьюриес ему не потопить, но отправить в ремонт, он вполне сможет....
       В эти дни, от Порсмута до Сингапура прокатилась волна диверсий на объектах Британских армии и флота. И что бы не действовало - Группы Басмановцев, агентура или золото, финал был один... Верфи, Арсеналы, Электростанции, Склады ГСМ и Амуниции, Угольные станции... все превращалось в тлен, дым и пламя. Штабы взлетали на воздух. Ирландские сепаратисты получившие огромные вливания оружием и золотом, открыли настоящую охоту на Британских Адмиралов и Генералов. В своем загородном доме был убит Черчиль во время секретного совещания с ближайшими соратниками. Империя над которой никогда не заходило солнце зашаталась и это были еще не все неприятности... настоящая беда началась когда в Индию вошел авангард Первой конной, а Гонконге и Сингапуре вспыхнули прокоммунистические восстания.
       "Лев Давыдович, а если я предложу Вам возможность реализовать и осуществить вековую мечту Вашего народа?"- спросил Левашов, расположившись в уютном кресле возле камина. "Какую мечту и какого народа ?" "Мечту о возвращении земли Обетованной, и не какой-нибудь Уганды, а исторических земель еврейского народа. Построите там социализм, и сделаете первый шаг в распространении идей, мировой революции." "Вы шутите, господин Левашов? Во первых я интернационалист или космополит если Вам угодно и идеи Сионизма меня мало волнуют, а во вторых вы что, всерьез полагаете, что дети аптекарей захотят ковыряться в земле? Если так, то вы извините, еще наивней, чем я предполагал. Нам предлагали целый штат в САСШ, так и то отказались!"
       "Ну не совсем в земле ковыряться, есть вариант социализма, где не все будут в земле ковыряться, а только нерадивые - этакая смесь социализма и капитализма, которая вобрала в себя лучшие черты и того и другого и плюс весь этот анабазис будет профинансирован и не только Вашими друзьями сионистами из компании Жаботинский и Ко, ведь вы с ними в тесном контакте, не правда ли Лев Давидович? Но и от нас что то перепадет, так что халява дорогой товарищ." "И того и другого говорите? А вот это уже интересней! А Вы кстати знаете откуда пошло слово Халява? Нет? Так слушайте - В Шабат, если Вам известно правоверным евреям нельзя работать, но коровы этого не хотят знать и тогда евреи нанимают по субботам гоев доить коров, а ведра с этим молоком выставляют на улицу для всех желающих. Так вот это и называется халява! Ну теперь рассказывайте поподробнее о Ваших ведрах с молоком"...
      
       Подводная лодка дрейфовала в тридцати милях от берега. Зарево на полнеба от горящих верфей было хорошо видно и отсюда. По иронии судьбы "правильный Перл-Харбор" состоялся на двадцать лет раньше, и не на Тихом океане, а здесь рядом с континентальной Европой, практически в самом сердце "Владычицы морей". Только вот "Владычицы" ли? Матросы подлодки "Тигр-2" уже подняли гидроплан на палубу, и занимались складыванием его крыльев. (Воронцов не нашел ничего лучшего, чем реализовать, несостоявшуюся в свое время идею японцев, - он скопировал японскую подводную лодку-авианосец типа "I-400", конечно, не обошлось и без модернизации - начинку он поставил посовременнее - на уровне немецких лодок ХХI серии плюс ракетный комплекс "Аметист", да и гидросамолеты "Сейран" он тоже модернизировал. Конечно "Сейран" это не "Илья Муромец", но до тонны полезной нагрузки после модернизации поднять он мог.) Небо окрасилось всполохами рвущихся топливных цистерн на "Фьюриесе", "Аргус" отсюда не был виден, заслоненный его корпусом, но его прошлое пассажирского лайнера сыграло с ним дурную службу сегодня. Это вам за Нахимова заорал уже принявший Хилл и протянул Басманову медную табличку. Взял на память, ухмыльнулся капитан в ответ на вопросительный взгляд полковника, понимаешь командир там написано вот чего и сощурившись прочитал - This artillery piece with 91-gun the sailing-screw linear ship of Admiral Lajonsa "Agamemnon" in 1854 fired at Sevastopol.
       (Это орудие с 91-пушечного парусно-винтового линейного корабля Адмирала Лайонса "Агамемнон" в 1854 году обстреливало Севастополь)
      
      
      
      
      
       **ВОСТОЧНАЯ ВОЙНА
       В соавторстве с Ольгой Тониной и Александром Афанасьевым.
       ...В июле 1810 г. Наполеон, недовольный своим братом Людовиком, слабо соблюдавшим континентальную систему, присоединил Голландию к Франции; присоединены были также Гамбург, Бремен и Любек, герцогство Ольденбургское и другие земли между Эльбой и Рейном, а также швейцарский кантон Валлис, с горной дорогой через Симплон.
      В том же 1810 г. в прусском городе Эссене случилось заурядное событие - умерла купчиха Хелена-Амалия Круп. Ее наследником стал внук Фридрих, получивший 120 тысяч талеров наследства. Нужно сказать, что Фридрих очень негативно отнесся к факту перехода его родного Эссена под власть французов, поэтому после определенных колебаний и сомнений он решил отправиться туда, где можно было приложить талант и умение. Туда, где еще не было французов - в Россию. 1 октября 1810 года Фридрих приобретает небольшую фабрику в Николаеве, а на следующий год запускает печь для производства литой стали. К сожалению, не смотря на все успехи Фридриха развить свое дело так, чтобы отомстить французам за поругание родного Эссена он не успел. Производство ядер для пушек русской армии он сумел наладить только в конце 1813 года, а к тому времени Наполеон уже сошел со сцены. Возвращаться на родину Фридрих не стал, дело его несмотря на препоны и коррупцию бюрократии росло и ширилось, подрастал сын, которого при крещении нарекли Александром -жена Фридриха - Алена Игоревна Ургакова была из купеческого рода и настояла, чтобы их сын принял русскую веру. В качестве компромисса Алена Игоревна согласилась на воспитание у их сына неприязни к 'хранцузам и хранцузскому'.
      Хорошо поставленное дело ширилось и процветало. Несколько заводов Фридриха выплавляли не только ядра, но и пушки для Русской армии. За границей были приобретены паровые машины и новые станки. Все это было тщательно изучено, а затем Фридрих решился на создание собственной паровой машины. Первая получилась неказистой и прожорливой, но каждая следующая становилась все лучше. Подрастал сын Александр. Французы честно сказать его мало интересовали. Рассматривать чертежи паровой машины изучать ее детали часами, наблюдать как отливаются пушки - вот, что его интересовало более. В конце 1825 года Фридрих отправился в Киев, для приобретения очередной фабрики - сын рос - не какой-нибудь балбес - ему через пару лет уже можно было смело доверить настоящее дело. Сделка удалась, хотя времени отняла достаточно много. К несчастью для Фридриха, обратно в Николаев он поехал через город Васильков, в который прибыл 31 декабря 1825 года. Там он и стал свидетелем того как офицеры Черниговского полка подняли мятеж. Старая душевная рана в сердце Фридриха всколыхнулась. Опять эта французская гниль! Местное дворянство попряталось, а отдельные иуды рукоплещут мятежникам. Хуже всего, что в городе меньше половины жителей православные, остальные евреи, которые тут же подняли на все цены, и качают прибыль в своих рыгаловках с напивающихся, и уже ничего несоображающих солдат. Ближайший гусарский полк был в направлении Белой Церкви. Именно туда Фридрих и помчался. К сожалению он не понял, что любовь к родине, к новой родине не означает умения воевать, и тем более не защищает от пуль. Его достаточно хорошо знали в тех краях, поэтому командир гусарского отряда отнесся благосклонно к идее Фридриха попытаться уговорить восставших сложить оружие. Но дешевое еврейское пойло проданное в тридорого и в жутком количестве, сделало свое дело. Первый выстрел прогремевший в этот день был сделан мятежниками. И направлен он был в Фридриха, который находясь между гусарами и восставшими пытался их образумить. Раненый в живот он сумел направить коня в сторону гусар, и как только, его сняли и уложили на землю, по восставшим открыли огонь картечью. А затем завершили кавалерийской атакой. Восстание было подавлено.
      Умирал Фридрих долго и мучительно, и указ государя императора о возведении его рода в дворянство за заслуги перед Отечеством, увы ничем помочь не смог. Все его дела после смерти принял сын Александр, который теперь уже запоздало понял, что ненависть к французам отец пытался привить ему не зря. И что одним умением отливать пушки в жизни не обойтись. Александр поклялся, что все получат за смерть отца сполна. Громких клятв над могилой отца он не произносил. Делал все молча.
      Брак Александра Круповского с княгиней Долгорукой обсуждался в свете не долго. Поговорили, про обнаглевшую, разбогатевшую немчуру, которая рвется в высший свет и успокоились, так как подошли новые сплетни, ими и занялись. А между тем этот брак действительно помог Александру. Конкретного плана как осуществить задуманное у него не было, но брак помог приблизиться к царской семье, и к его мнению стали прислушиваться и окружающие и сам государь-император. Правда не всегда, но князь Круповский и сам понимал, что есть сферы где он профан и слушать его пока не будут. Например внешняя политика. С другой стороны ему удалось усилить влияние в военной области. Пушки получались раз от раза все лучше и лучше, хотя самого Александра они все еще не устраивали.
      Поворотным моментом в его жизни стало посещение в 1845 году Санкт-Петербургского Артиллерийского музея. Именно там он увидел изготовленные еще в начале семнадцатого века казнозарядные пушки с клиновым затвором. Князь сразу же понял, что это именно то, что ему нужно. Он теперь знал что делать и принялся за работу.
      
      Генерал-лейтенант Иван Иванович Ден, начальник инженеров действующей армии, посмотрел на стоящее перед ним устройство. По виду оно напоминало артиллерийское полковое орудие с лафетом, но вместо одного жерла ствола, на лафете покоился пучок тонких четрырехлинейных, и какое-то устройство с рукояткой.
      - Но это же повышенная трата казенных патронов! Даже осьмая часть в цель не попадет! Да и нельзя одного и того же человека убивать по десять раз! Одной пули достаточно. А эта ваша перечница как две три полковушки стоит!
      Вместо ответа Князь Круповский показал на поле стрельбища, где его рабочие закрепили несколько сотен деревянных мишеней. Мишени имитировали несколько колонн солдат идущих в атаку. Увидев, что Ден смотрит на поле он подошел к устройству, подозвал помощников, взялся за рукоятку и начал вращать. После того как спустя пять минут грохот непрерывной ружейной стрельбы стих Александр искоса взглянул на генерала. Генерал Ден потрясенным взором смотрел на поле. Стена щитов мишеней исчезла. Вся земля была покрыта щепками. Создавалось впечатление что кто-то прошелся гигантской косой по полю. Косой смерти.
      - Но это же чудовищно! - попытался сказать Генерал,- как же теперь воевать?
      - А штуцера? - возразил Князь - они что гуманнее?
      Дену возразить было нечего.
      
       ...Огромный железный корабль разворачивался на месте, вращаясь вокруг своей оси.
      - Ну и в чем же здесь секрет? - спросил П.С.Нахимов - руль был в положении прямо, рулевой штурвал не вращал?
      - Все очень просто - ответил Князь Александр Круповский - в носу и корме между двойным дном проходит две сквозные трубы с правого на левый борт, на трубах по две заслонки, одно водозаборное отверстие и гребной винт. Закрываем одну заслонку - струя воды давит в одну сторону, закрываем другую - в другую сторону Каждое устройство имеет свою паровую машину. Очень удобно при маневре на узком фарватере или при швартовке -.
      Александр посмотрел на Нахимова в ожидании следующих вопросов.
      - А вооружение? Почему вы настаиваете на своих трехфунтовых пушках? Что они в бою против 68 фунтовых и бомбических?
      - А для этого Павел Степанович я предлагаю вернуться в порт и посетить артиллерийский полигон.
      
      .....Когда отгремел последний выстрел, на полигоне воцарилась звенящая тишина.
      - Ну, хорошо, зрелище действительно эффектное, - но зачем нам сразу две трехфунтовки? - не унимался Нахимов, можно ведь было сделать скажем двенадцати фунтовое, или еще крупнее?
      Князь изучающее посмотрел на Павла Степановича, а затем спросил:
      - Историю о том как из-за саботажа английских мастеров, изменивших состав сплава для литья, у нас пушки взрывались помните?
      - Это при Петре Алексеевиче? - как же помню! Только причем здесь англичане? Вы же на своих заводах пушки делаете! И англичан слава богу на десять верст близко не подпускаете!
      -. Дело в том, Павел Степанович, что чем больше орудие, тем больше пороха для выстрела требуется, а чтобы большое орудие получилось нужно сплав подобрать, и станки больше, если хотя бы год или два времени, то можно будет сделать и больше чем трехфунтовка. Что касаемо того почему их две, то прошу обратить внимание на эту особенность.
      Круповский подвел Нахимова к опытным образцам и стал крутить рукоятки.
      - Ого! Так это у вас мортира миниатюрная! - воскликнул Нахимов.
      - Да, можно сказать и так - бьет она не так далеко, всего на три с половиной версты,
      но зато позволяет уничтожать пехоту в легких укрытиях навесным огнем. Да и весит меньше - можно использовать и в десанте, и на пароходах на верхней палубе.
      - На пароходах? Мысль интересная, но чем вы собираетесь береговые батареи уничтожать? Крепостные стены такими пукалками не разобьешь!
      - Ну это как сказать Павел Степанович! Вы о надкалиберных зарядах что-нибудь слышали? Хотите продемонстрируем?
      Князь кивнул помощникам и те принесли что-то похожее на ракету, но с коротким хвостовиком, и вставили в ствол орудия. Александр дернул за спуск.
      Когда осела пыль после взрыва и вернулся слух, Павел Степанович задал вопрос :
      - И сколько в этой бомбе?
      - Полтора пуда, стреляет на версту, можно и зажигательный состав, почти как знаменитый 'греческий огонь', даже на воде горит - .
      
       Проблему повышения точности ракет пытались решить очень долго, не помогло и объявление о высокой денежной награде сделанное Круповским. Дело решил случай. Один из мастеров, работавший на Николаевском пороховом заводе, что-то накануне очень хорошо отпраздновал. Причем отпраздновал настолько хорошо, что не заметил того что сбил настройку станка для сверления сопел в корпусах ракет, так на нем весь день и проработал. Когда неделю спустя на полигоне вся партия ракет легла точно в цель Круповский не поверил своим глазам. Решили отстрелять еще одну партию - ракеты продолжали лететь точно. Александр дал указание разобраться в происшедшем - и был удивлен, когда приведенный к нему мастер бухнулся на колени и запричитал : 'Не губи барин, у меня дети малые...' На то, чтобы выяснить причину такого поведения мастера ушло немало времени - пришлось чередовать обещания все простить и угрозы выгнать с завода. В конце концов выяснили. Из-за неправильной настройки станка отверстия сопел сверлились не параллельно продольно оси ракеты а под углом где-то в пять градусов. Это было неожиданно, но сравнение двух партий ракет с прямыми и 'кривыми' отверстиями подтвердили неожиданное открытие.
      Осталось решить еще одну проблему - увеличить дальность. Но справились и с этим - удалось увеличить длину пороховых шашек, а кто-то предложил их объединять в более толстом корпусе. В результате всего этого появилась несколько типов ракет и ракетных станков - от малых с дальностью тысячу саженей и весящих десять фунтов, до больших весом в три пуда и стреляющих на семь верст. Боевую часть сделали трех типов - шрапнельную, фугасную, и зажигательную. О последней рассказывали страшные истории - говорили, что горит и плавится даже железо.
      
      .... 'Коммерческий паром' 'Великий князь Константин' следовал по курсу Одесса-Севастополь-Батум. Вся Европа посмеивалась над причудами А. построившем это чудовище. А 'паром' действительно был чудовищем :
      Наибольшая его длина 692 фт., наибольшая ширина (с кожухами и отводными брусьями) 118 фт., высота 60 фт.; вес порожнего корпуса при спуске 12000 тонн, вес же в полном грузу простирается до 25000 тонн при углублении в 30 фт. Средства для движения судна составляют колеса, винт и паруса. Два четырех лопастных винта диаметром в 24 фт.; приводится в движение двумя машинами с восьмью цилиндрами. Помещение было рассчитано для восьмисот пассажиров разных классов, ужасающей вместимости трюма, палубы для перевозки крупного рогатого скота, палубы для перевозки четырех пассажирских поездов, 400 человек судового экипажа. В числе гребных судов, достаточных для помещения всех пассажиров, находились два железных винтовых парохода по 120 фт. длины, висевших на шлюп-балках, позади кожухов. И все это чудище ходило полупустым, и его строитель и владелец А. терпел чудовищные убытки. Но несмотря на насмешки всей Европы по поводу неумения А. заниматься коммерческими делами, сам А. от затеи больших железных пароходов не отказался, и на верфях Херсона и Николаева строили еще дюжину железных чудовищ поменьше - по триста футов, и то же с двумя винтами. Посмотрев на незадачливого русского коллегу в Англии Ллойд ввел ограничения на размеры железных судов, а также официально заявил о снижении размеров страховки как на железные коммерческие суда так и на перевозимые на них грузы. В Адмиралтействе же вообще скептически относились к возможности плавания судов из железа - ведь оно как известно тонет в воде.
       10 августа 1854 г На рейде Варны было не протолкнуться от судов, тут было все... шебеки, пароходо-фрегаты, корветы и транспорты, транспорты, транспорты. Армада Союзников собиралась нанести Русским главный и окончательный визит. Порядка не прибавили два грязных дымящихся монстра под флагами вспомогательных судов Королевского флота, комендант порта сам прибыл на катере осмотреть непонятные суда, веселый майор Королевской морской пехоты, угостив гостя прекрасным виски сообщил, что это трофейные русские трехсотфутовые паромы, тупые русские заблудились во время шторма и стали легкой добычей английского корвета. Они загружены гражданским барахлом и все это надо сгрузить и применить этих морских коров к перевозке более нужных грузов. К сожалению на одном из судов пришлось оставить русский экипаж, а английские моряки должны прибыть через два три дня, поэтому к коменданту есть просьба, пропустить один из кораблей в гавань где под дулами крепостных пушек русских перегрузят на полицейскую шхуну и увезут куда надо, после чего 'Bull' и 'Cow' будут мирно ждать своей очереди на погрузку и разгрузку, а кое что типа русского офицерского багажа можно выгрузить и сейчас, прямо на таможенный склад. Турецкий Ага был в восторге от намечающегося бакшиша, он лично находился на 'Bull' пока он не вошел в гавань и лично же проследил как чумазые русские моряки, грузили в шебеки разномастные сундуки и чемоданы - багаж штабных офицеров дивизии следующей в Севастополь. Благодаря этим действиям особого Морского отряда состоявшего из Петербургских гардемаринов и офицеров, прекрасно знающих английский и группы матросов с Черноморской эскадры, на рейде и в гавани Варны оказалось два корабля набитых сотнями тонн пороха и горючих веществ. Лейтенант Орлов четвертый, раздавил клещами головки трехчасовых химических запалов, поручик Ярцев (большой дока по части взрывов) закончил устройство минных ловушек на дверях и люках корабля, так что если какой-нибудь любопытный морячок из местных сунет сюда нос, взрыв произойдет несколько раньше, впрочем сюрпризов типа разных взрывателей и ловушек на брандерах хватало. Ни кем не остановленная, полицейская шхуна 'Летучая рыба' растворилась в подкрашенной близким закатом морской дымке. Когда Варна скрылась из вида, моряки стали превращать шхуну в патрульное судно, но не успели... На горизонте вспыхнул гигантский столб пламени и сразу за этим еще один и через минуту раздался двойной рокочущий грохот. Орлов и Ярцев переглянулись и пожали друг другу руки.
      На ходу меняя внешность шхуна взяла курс к точке рандеву.
      
       Полковник Глебовский опустил подзорную трубу. - Ну все ребята, рыбка улетела, теперь наша очередь и Омер-паша очень вовремя прибыл из Бургаса, как начнется салютование, так и мы отсалютуем. Болгары уже подожгли дома по периметру складов и мы теперь точно видим куда стрелять. Лазутчики одетые в британскую форму, стали споро разворачивать на вершине холма, с которого склады Союзников были достаточно хорошо видны, два бомбомета. Это чудо Российско-Германской военной мысли било на три версты и было снаряжено огневыми бомбами. На рейде ударили холостыми зарядами военные корабли, им откликнулись корабли в гавани и пушки крепостей и фортов. - Беглым. Стрельба очередью. Очередь три бомбы. По заданным целям. Огонь ! - сказал полковник историческую фразу. Рявкнули Бомбометы. Снаряды упали в нужном районе но не точно в заданной точке. Наводчики сделали поправку и после залпа закричали ура, накрытие было точным. Израсходовав остатки боезапаса и запалив фитили снарядов должных уничтожить бомбометы, отдельный отряд Полковника Глебовского начал быстрый отход, но спокойно уйти не получилось, объединенный британско-французский патруль попытался их задержать, и хотя огнем многозарядных Велдогов и Лефошей враг был уничтожен, двое русских разведчиков были ранены. Реквизировав так кстати подвернувшиеся две подводы, полковник отправил раненых вперед, а сам с тремя людьми занял место в арьегарде. Не успели они отойти на версту, как появилась погоня, турецкая иррегулярная конница и моряки приняли бой. Полковник и мичман Глотов вели огонь с двух рук из четырех Ле-фошей, двое гардемаринов перезаряжали револьверы, но стали кончаться боеприпасы, на помощь туркам подоспели драгуны лорда Лэкэна , которые открыли огонь из штуцеров и сразу ополовинили русский отряд, башибузуки взяли в сабли истекающих кровью полковника и гардемарина, но не долго они наслаждались победой, со стороны Варны грянул сдвоенный взрыв и выше неба поднялось зарево.
      
       Маршала Сент-Арно никогда не пропускал ни одного пожара и сейчас перепоручив торжественную встречу Омер-паши однорукому лорду Раглану, бросился к складам. Первое что он увидел, это был пылающий обывательский дом в двух десятках шагов от Восточных ворот базы, кругом бестолково метались турецкие солдаты. А ну бородачи, быстро разметать эту халупу скомандовал маршал, прибывшим с ним французским саперам вооруженным баграми и топорами. Внезапно где то в небе раздался странный звук и в глубине складов что то громыхнуло, потом еще и еще. Маршал увидя невдалеке минарет, сделал знак адъютанту и быстрым шагом направился туда, зачем-то обнажая на ходу саблю, эфесом этой сабли он сшиб с ног заступившего ему было дорогу муэдзина и поднялся на молельную площадку. Открывшаяся панорама Сент-Арно не понравилась. То там, то тут на территории артиллерийских складов вспыхивали взрывы. Натренированный глаз военного засек вдалеке на холмах две вспышки. - Это невозможно - воскликнул Маршал, но нас обстреливают из пушек. Немедленно послать конные разъезды к тем холмам и разобраться что там за дерьмо, если это так салютуют эти турецкие - La merde de porc, повесить на месте . А всех саперов и пехоту какая попадется, срочно сюда на тушение складов. Восемь миллионов снарядов, это вам не пикник в Булонском лесу. А пожар на складах разгорался. Маршал продолжал руководить работами оставаясь на минарете, его приказы передавал через морской рупор один из адъютантов, а вестовые разносили дальше.
      
       Омер-паша и Лорд Раглан стояли на набережной внутренней гавани Варны. Кругом теснилась растерянная свита и охрана. А над городом поднималось зарево и вот ожидаемо и одновременно неожиданно загремели титанические взрывы, начали рваться артиллерийские припасы на складах. И будто бы в ответ, рвануло на рейде. От гигантской вспышки стало светло как днем. Последнее что осознанно увидел Омер-паша, это был огромный военный корабль 'Город Париж' летевший по небу. Взрыва в гавани Паша уже не слышал и не видел. Это был конец Экспедиционного корпуса. Остались только десятки тысяч искалеченных и обожженных тел, море усеянное обломками кораблей и пылающие руины Варны.
      
      
      Полковник Глебовский застонал и открыл глаза. Он лежал прямо на земле, все тело ныло, но когда он пошевелился (точнее попытался пошевелиться ибо был связан) стало ясно что все кости целы и фатальных ран нет. Кольчуга из дедовской коллекции опять спасла ему жизнь, не будь ее сабельные удары башибузуков отправили бы его е праотцам. Он услышал возбужденную английскую речь, повернув голову полковник увидел группу британских драгун, обсуждавших гибель Варны и судьбу проклятого шпиона которым судя по всему являлся полковник Глебовский, а судьба ему светила не очень хорошая. Раздался конский топот и кавалькада в разномастных мундирах подъехала к драгунам и спешилась. К командиру драгун подошел человек в парадной форме капельмейстера Первого Класса Королевской морской пехоты и погрозив оторопевшим кавалеристам, неизвестно как появившимися в руках огромными револьверами, бравируя отличным Лондонским произношением, произнес - Джентльмены, вы мои пленники. Я ротмистр Князь Джихар-Нахичеванский. Кто то из англичан не вняв оповещению, поднял было штуцер, но бахнул чей-то Лефош и статус-кво было восстановлено.
      
       Шесть железных пароходо-фрегатов русской эскадры двигались на юг. Где-то вдалеке по правому борту промелькнули отсветы пожара пылающей Варны. Не все сходилось в донесениях русской разведки. Получалась какая-то нелепость - вряд ли французы решаться проводить осаду Севастополя без осадных орудий. В Варне по донесениям разведки их не было. Значит есть два варианта - либо они отправлены с первой волной десанта, либо еще не прибыли в Варну . Первый вариант нелеп по своей сути - тащить осадные жерла не закрепившись на берегу и не взяв город в осаду глупо, значит остается второе -и есть шанс перехватить транспорты в море.
       Они и двигались навстречу своей судьбе - конвой из двенадцати транспортов под охраной четырех линейных паровых кораблей, и пяти парусных фрегатов. Судьбе, потому что шансов уцелеть у них не было никаких - происшедшая незадолго до того стычка русского отряда с тремя линейными кораблями англичан показала, что деревянный корабль уже прошлая страница истории - эти деревяшки затонули еще до того, как смогли приблизиться на дальность стрельбы своих орудий.
       И вот новая встреча. Не было изящных маневров, попыток занять наветренное положение, авангардов, арьергардов - просто расстреляли при сближении и все. Больше времени потратили на погоню за разбежавшимися транспортами. Три из них получили столько пробоин, что их увы пришлось бросить. Остальные девять отконвоировали в Севастополь.
      Эскадра с первой волной англо-французского десанта подошла к берегу недалеко от Евпатории. Почти полсотни транспортных кораблей, полдюжины линейных английских кораблей и десяток военных пароходов. Из-за непогоды, остальной десант должен был подойти несколькими днями позднее. Десять тысяч англичан при пятидесяти орудиях, шесть тысяч турок, при пятнадцати орудиях. Труднее всего было высадить лошадей, но и с этим в итоге справились. Для англичан было удивительно , что растянувшейся на два дня высадке никто не препятствовал.
      Увы князь Меньшиков был нерешительным человеком, к тому же он знал, что союзники имеют двукратное численное преимущество. О том, что из-за диверсии в Варне расклад изменился в его пользу, он узнал уже после того как все свершилось
      Для наблюдения за возможными маневрами неприятеля был определен казачий полк - шесть сотен сабель, и две батареи - конно-ракетная и конно-артиллерийская. Всего получалось шесть картечниц, дюжина средних и дюжина легких ракетных станков и дюжина скорострельных круповских трехфунтовок. Если бы командир высадившегося русско-турецкого отряда не стал вести активную разведку, то возможно все произошло бы как то по-другому. Была бы славная виктория, а не идиотская свалка. В поисках добычи и неприятеля один из разведотрядов турок вышел прямо на линию огня казачьих картечниц, и ополовиненный стал откатываться назад, за ним увязались в погоню две казачьи сотни, обеспокоенные англичане стали разворачиваться в боевые порядки и выдвигаться вперед, за что им пришлось жестоко поплатиться, так как через головы отступающих турок и преследующих казаков полетели ракеты. Попав под огонь штуцеров англичан казаки бросились отступать. Англичане попытались их преследовать, но напоровшись на огонь русских орудий и картечниц вынуждены были начать отступление, преследуемые четырьмя казачьими сотнями. Исход боя решила ракета попавшая в артиллерийский склад на берегу. Зрелище было красочное и неописуемое - вверх взлетали различные предметы тяжелее воздуха, а затем падали обратно, убивая и калеча всех кто оказывался поблизости. Переброшенная на фланг под прикрытием потрепанной сотни конная батарея поставила финальную точку в этой свалке - заряды шрапнели сдували высадившийся десант, а подтянувшиеся ракетчики стали стрелять по кораблям и транспортам стоявшим у берега. К несчастью для моряков у ракетчиков закончились ракеты с шрапнелью и бомбической частью, поэтому в ход пошло все то что осталось - зажигательные. После того как два линейных корабля разлетелись на тысячи горящих обломков, равномерно забросав ими своих соседей, те кто успел, стали рубить якорные канаты и уходить в море, правда таких оказалось не так много, да и им пришлось перед уходом нахвататься снарядов от конной батареи. Конфуз получился полный. У князя Меньшикова украли победу.
      
      ....Портовый буксир 'Могучий' пытался уйти от преследования, и отчаянно дымил из высокой трубы. В чем-то ему повезло - ветер дул с берега и парусные фрегаты английского отряда безнадежно отстали. Но от четырех пароходо-фрегатов - двух французских и двух английских оторваться не удалось. Более того расстояние неуклонно и неотвратимо сокращалось. Причин было две - 'Могучий' был очень низкобортный, и сейчас зарывался носом в волны, в то время как англо-французы таких трудностей не испытывали, кроме того буксир был железным, и масса железа сводила на нет мощность его паровой машины. Погоня приближалась, а до береговых батарей Одессы еще было слишком далеко.
      Коммодор Смит Вэнс , держащий флаг на пароходо-фрегате 'Тигр', рассмеялся, глядя на тщетные потуги русского парохода оторваться от его отряда. Судя по всему на русском пароходе заканчивается уголь, либо проблемы с машиной - ход его начал падать. Два французских пароходо-фрегата начали обходить 'Могучий' с правого борта, а англичане с левого, одновременно пытаясь отрезать от берега. Грянул бортовой залп 'Тигра' и Вэнс грязно выругался. Этот низкобортный русский ублюдок не давал взять его в два огня - возникла опасность попасть по французам. Смит приказал увеличить дистанцию. Еще один залп. Перелет. Залп. Первыми удачи добились французы, разбив правое гребное колесо русского буксира, которое вместе с кожухом отвалилось от его корпуса и осталось на плаву и вскоре осталось у русского за кормой.
      Поручик Зленский, командир батареи трехдюймовок, понял, что пришел его черед. И его мучениям, связанным с недельным нахождением на буксире пришел конец. Всю неделю он и большинство его подчиненных пролежали в лежку измученные приступами морской болезни. А сейчас и просвещенные мореплаватели и потомки якобинцев ответят за его мучения сполна. Командир буксира капитан-лейтенант Иванов отдал приказание матросам сорвать стопора крепления фальшивого гребного колеса левого борта, и оттолкнуть обманку от борта. Удовлетворенный увиденным, он спустился с мостика в центральный каземат и произнес: 'Теперь Ваш черед поручик!'.
      'Могучий' был железным кораблем, но, не смотря на мощную машину имел довольно небольшую скорость, все дело было в шестидюймовой толщины железном поясе опоясывавшем весь его надводный борт, и защищавшем надстройку, а также в железной палубе толщиной три дюйма. Но сейчас именно это железо давало ему преимущество, так как ядра отскакивали от его ботов и палубы.
      Открылись броневые крышки орудийных казематов, и Зленский рявкнул: 'Пли!'. Ему было страшно, но в душе поручик жаждал совершить подвиг , и не щадя живота своего... Он понимал, что трехфунтовками таким кораблям вреда не причинить, разве что если с дистанции пистолетного выстрела картечью по палубе, а затем на абордаж. Да, он стрелял из новых трехфунтовок Николаевского завода, но впечатления они не произвели. Вот если бы единороги на это железное корыто! Однако подвига не получилось. Точнее так думал Зленский до возвращения 'Могучего' в Одесский порт. Не было и абордажа, не пришлось и живот на алтарь во имя Отечества нести. Его подчиненным было еще страшнее, поэтому, они палили во все что видели с возможной скоростью. А новые скорострельные трехфунтовки такую возможность им и предоставляли. Не знал поручик того, что чугунный продолговатый снаряд с медным пояском вылетает из ствола со скоростью больше четырехсот саженей в секунду, а на принятой 'Могучим' дистанции боя прошивает пароходо-фрегаты практически насквозь. В каземате 'Могучего' было двенадцать орудий - два стреляли в нос, два в корму, и по четыре на каждый борт. Каждое четное орудие по инструкции П.С.Нахимова стреляло разрывными гранатами. Первым на воздух взлетел 'Тигр' - очевидно одна из болванок попала ему в котел, затем как-то неуклюже стал заваливаться на борт головной француз.
      Капитан-лейтенант Иванов удовлетворенный результатами начала боя дал команду переложить руль вправо, и 'буксир' стал разворачиваться бортом ко второму французу. 'Ну, хранцуза еще наши деды бивали!' - закричали комендоры, и последовавшие за тем крики '....здец шаромыжнику!' возвестили о том, что у 'Могучего' остался один противник, который сейчас отчаянно дымя стал отворачивать в сторону лавировавших против ветра парусных кораблей британо-французского отряда. Но английские фрегаты увы не успевали - их паровой собрат потерял трубу, и стал замедлять ход, избиваемый скорострелками русского 'буксира', а наблюдатели с марсов заметили, как из Одесского порта на помощь 'Могучему' спешит еще один буксир и русский винтовой пароходо-фрегат.
       В сущности бой можно было считать выигранным - три русских корабля были с наветренной стороны, да и численность отряда союзников сократилась уже треть, но коммодор Бредфорд, оставшийся за флагмана представать перед британским трибуналом за трусость не хотел, поэтому корабли продолжали сближаться. Бредфорд принял единственно верное решение в той ситуации попытаться приблизиться к берегу южнее Одессы, чтобы занять наветренное положение. Это давало ему определенное преимущество перед русскими и не мешало вести огонь его комендорам, поскольку при нахождении под ветром дым русских пароходов мешал вести прицельную стрельбу.
      У него почти получилось. Почти, потому что два концевых фрегата выскочили на мель.
      Русские буксиры оказались неповоротливыми и были заняты добиванием 'Милна', поэтому первым англичан встретил фрегат 'Николаев' с фок-мачты которого почему-то успели убрать паруса. Железный винтовой грузовой пароход 'Николаев' стал военным фрегатом неделю назад, после того как на него установили две батареи скорострельных орудий. На верхней палубе в носу и корме стояло по шесть мортир, а на грузовой, а ныне батарейной палубе стояла дюжина трехфунтовок.
       Увидев странный маневр 'Николаева' Бэдфорд предположил, что на русском корабле в носу стоят гаубицы стреляющие бомбами, и его опасения подтвердились. Правда калибр бомб был маленький, и особого вреда в начале боя они причинить не успели, чего не скажешь о бортовой артиллерии. Пушки стреляли так часто, что британский коммодор стал предполагать, что перед ним не фрегат а линейный корабль. Русские били по корпусу и с такой дальности, что прежде чем шедшие строем фронта британцы подошли на дальность ведения эффективного огня все три фрегата были выведены из строя, получив многочисленные пробоины в носовой части. И тогда 'Николаев' пошел им навстречу. Развернуть погружающиеся носом в море корабли бортом к противнику Бэдфорд не успел - русский командир парировал его маневр оказавшись по носу у англичан. Первым на его пути оказался его 'Лайон'. Стрельба из погонных орудий была невозможна, поэтому коммодор бессильно наблюдал как русские бомбы взрываются на палубе калеча орудийную прислугу. 'Пора бы наверное и подумать о сдаче' - мелькнула мысль у британского флагмана. Но додумать он не успел. Следующий залп с шести кабельтовых был странным. Свидетели утверждали, что видели как по небу медленно летели шесть темных точек и упали на 'Лайон'. Сколько полуторапудовых бомб из этого залпа попало в британца установить не удалось. Ибо взрывом его обломки разметало по всей бухте. Осиротевшая пара фрегатов спустила флаги.
       Героями мечтают стать многие, особенно в молодости. Мечтал стать героем и командир взвода улан корнет Ястребцов сопровождавший батарею скорострелок прибывших к месту посадки на мель двух фрегатов противника. Поэтому после десятиминутного огня батареи безусый корнет повел своих улан в конном строю в безумную атаку на англичан по мелководью. Спустя полтора столетия из под пера одного поэта выскочила фраза : 'Безумству храбрых поем мы песню!', а еще спустя полста лет гоношистые поляки попытались повторить 'рекорд' корнета пойдя в атаку на танки вермахта, только вот, что русскому норма, то поляку смерть. И поэтому получил за свой подвиг корнет Ястребцов генеральский орден Андрея Первозванного, ибо захватить тремя десятками кавалеристов два фрегата не удавалось больше никому и никогда более, что же до поляков, то кроме анекдота появившегося в мемуарах генералов вермахта и безымянных могил они не получили ( что в принципе и справедливо, а тем кто не верит рекомендую прочитать А.Г.Куропаткин 'Русская армия').
      
       Дурная голова рукам покоя не дает, точнее сказать те у кого жевательная часть головы превосходит думательную, всегда находят на свою ... , Вобщем на сидячую часть туловища приключений. Конечно определенную роль здесь сыграло и то, что с некоторых пор у нас появилась мода на все французское, так и не исчезнувшая увы с походом Наполеона. Однако поползли по столице слухи, что государь давно уже не в себе, выжил из ума и пошел войной на просвещенную Европу, что пора бы ему престол своему сыну передать , да замириться со всеми. Курорты Ниццы теперь недоступны, да и австрияки, грозятся пойти войной. А тогда грянет великая беда по земле русской. Говорят, что если многократно наступать на одни и те же грабли, то можно привыкнуть и начать получать удовольствие от этого процесса. Именно к такой категории людей и относились офицеры лейб-гвардии Московского полка и офицеры лейб-гренадерского полка. То, что пытались совершить тридцать лет назад было решено повторить вновь. Злые языки поговаривают, что здесь не обошлось без масонов ложи 'Великий Восток', только вот скажите мне: кто и когда видел хотя бы одного живого масона? Да и есть ли они вообще в природе?
       А вот Карл фон Нессельроде - министр иностранных дел существовал, как сказали бы сейчас, 'в натуре'. Видя, что победа уже далеко уплыла из рук его друзей французов и австрийцев, он решил действовать. Благо после Бенкендорфа, да и при нем больше за всякими поэтами охотились - борзописцами-вольнодумцами. Да и не любили императора Николая в полках еще до того как он на престол взошел. Только на этот раз нужно было действовать решительно, а не так как на Сенатской площади в 1825 году. Вобщем приняли господа гвардейские офицеры на грудь по-гвардейски и двинулись государя-императора свергать, а по пути для храбрости еще добавили, и конечно же вспомнили, как их во времена их дедов гвардия императоров как перчатки меняла ! И за это выпили. Вобщем, когда дело дошло до дела погорячились слегка - кто ж знал что государь император такой не сговорчивый окажется, поэтому под горячую руку в пьяном угаре порешили многих, в том числе и сыночка его Александра, который выжившего из ума папеньку принялся защищать, ну и все семейство ихнее - Романовское. Они ж Схарьины-Романовы, или Захарьины-Романовы и до того ересь жидовствующую по Руси распространяли, конечно давно это было, еще до того как первый из них на царство был провозглашен, после изгнания 'тушинского вора'. А потом как полагается портфели принялись делить. Долго ругался с ними Нессельроде, за власть боролся, пока гром не грянул. Точнее сказать не гром а орудия оставшихся верными присяге полков.
       Князь Александр Круповский покинул императора за полтора часа до описываемых событий. Он был отозван с Крыма и приглашен в столицу специально для назначения на должность генерала-фельдцехмейстера, то есть в переводе с ихнего на русский - начальника артиллерии и всего к ней относящегося. Первоначально император задумывал назначить на эту должность великого князя Михаила Николаевича, но нашел для него не менее почетную должность, а это же с 1852 года пустовало.
       Князь Круповской услышав стрельбу повернул обратно , подняв по пути два полка с артиллерией, но к сожалению опоздал. Вести переговоры с ним мятежники отказались, заявив ему, что в России теперь нет императора, а есть парламентская республика, и что династия Романовых изведена под корень по примеру просвещенной Франции. Упоминание о ненавистных французах поставило крест на возможно мирном разрешении конфликта. Круповский принял решение извести мятежников и цареубийц под корень. Были подтянуты еще три батареи скорострелок, а также два полка драгун с картечницами на конной тяге. После чего князь отдал команду открыть огонь. Пленных не брали. Через полчаса все было кончено. Еще через полчаса было оглашен манифест, что в связи злодейским убийством государя императора и царской семьи мятежниками, руководимыми французскими и австрийскими агентами, власть в Российской империи временно, до окончания войны, переходит к Верховному правителю-канцлеру князю Александру Фридриховичу Круповскому.
      
       Известие о трагических событиях в Санкт-Петербурге и подавлении мятежа, устроенном Нессельроде, прогремело как гром с ясного неба. Нестабильность и неопределенность ситуации давала французам и англичанам сильные козыри. Английские, австрийские и французские дипломаты стали давить на Пруссия призывая присоединиться к антирусскому союзу. К границам Пруссии стала выдвигаться австрийская армия. Нужно было рубить завязывающийся узел и как можно скорее. И решение было принято.
       'Великий Князь Константин', двенадцать трехсотфутовых пароходо-фрегатов шли на всех парах к Варне. П.С.Нахимов держал флаг на фрегате 'Севастополь'. Следом за передовой ударной эскадрой шла вторая эскадра - парусные линейные корабли, фрегаты, транспорты с десантом, казематные 'буксиры', железные пароходо-фрегаты. Отряды легких кораблей отправились вдоль берегов черного моря в поисках разбросанных соединений противника.
      
      .... Как сказал один живописец, тьфу, не живописец, а поэт 'не тот который про польских улан предсказал) полтораста лет спустя : 'Последний парад наступает, готовьтеся к бою - орудия в ряд...'. Ну приготовились, кто успел, ну и толку? Парад действительно наступил, только вот орудия не сверкали, потому что командовал им другой персонаж ( и не тот который апельсины бочками, и не тот который Шмидт - не тот который на льдине, и не тот у которого сыновья были, нарушавшие конвенцию, а Павел Степанович Нахимов)
      Пароходо-фрегаты окружили рейд Бургаса полукольцом, находясь в недосягаемости береговых батарей. Вечерело, солнце закатывалось за горизонт, когда на горизонте показались дымы и мачты эскадры с десантом. Павел Степанович посмотрел на скучившиеся французские и британские корабли и недобро улыбнулся. Трафальгара и Абукира не будет, не будет и боя по правилам - будет банальное повторение Чесмы, а также прощальный салют убиенному государю императору и убиенной царской семье. Когда вечерняя заря уже начала превращаться в ночь, с борта 'Севастополя' взлетела сигнальная ракета. Спустя три секунды после того как она взорвалась освещая окрестности, пароходо-фрегаты русской эскадры окутались пламенем и дымом. Вверх по крутой траектории устремились огненные стрелы. А затем корабли союзников стоявших в порту осветились взрывами и пожарами.
      Адмирал Нахимов наблюдал за поднимающимся заревом и думал: 'И зачем князь Круповский потратил столько сил и средств на повышение точности ракет? Ведь куда не стрельни в бухту все равно во что-нибудь попадешь! Интересно останется ли к утру что-нибудь куда можно высадить десант? Или все сгорит дотла? И куда тогда? Может прямо с утра к Босфору двинуться? Здесь-то даже дохлой мыши и той не останется!'. Бургас пылала, горело все, что могло гореть, и что не могло тоже горело, особенную радость для жителей города и частей экспедиционного корпуса доставляли горящие арсеналы и пороховые склады. Они так красиво взлетали на воздух, поднимая с собой окружающие строения и затем рассыпали по окрестностям все, что было нажито непосильным трудом - шрапнель, ядра, бомбы. Жители Бургаса и англо-французские солдаты глядя на устроенный русским адмиралом фейерверк по случаю пресечения царствующей династии, радовались как дети, и плясали от счастья весело и достаточно смешно корчась в языках пламени под градом смертоубийственных обломков и осколков. Что-то видимо перемудрил князь Александр со своим зажигательным составом, ибо очень скоро дикие танцы местного населения превратились в хороводы - с кораблей русской эскадры с ужасом наблюдали как над городом стал подниматься огненный смерч, засасывая все в свою воронку и разрастаясь в размерах. С борта русского флагмана скомандовали срочный отход - рубились якорные канаты, в топки летело дерево, для скорейшего поднятия паров. Уйти успели все. Как сказали бы сейчас - праздник удался. Точнее тризна. Русские эскадры двигались к Босфору.
      
      Над прусско-австрийской границей тучи ходили хмуро, и ничто не предвещало беды. Австрийцы были уверены, что Пруссии придется уступить. Россия обезглавлена, в Польше вдруг возникли очередные волнения. Пока Россия разберется с вопросом власти, а учитывая уничтожение правящей династии - это вопрос долгий и склочный, чреватый гражданской войной, пока, что вообще маловероятно, найдет силы чтобы навести порядок в Польше - тут скорее всего успеет образоваться Польское государство, которое возьмут под защиту страны Европы. Не было у Пруссии выбора, против объединенной Европы без России она не выстоит. Но, как оказалось ей это было и не нужно. В силу своей просвещенности, и в силу ужаса навеянного косыми атаками Фридриха Великого, вся Европа воевала по последнему слову науки - баталии, кордебаталии, ретирады, конфузы, каре и прочие не постижимые непросвещенному уму вещи. Регулярную армию характеризует прежде всего порядок и дисциплина - в отличие от армии иррегулярной. Орды иррегулярной конницы азиатских и мусульманских кочевников оказались бессильны перед каре.
      Только им этим иррегулярным конникам, известным в России, как казаки это было неизвестно. И убийство государя-императора пришлось очень некстати. Для поляков. Потому что сиволапое бородатое казачье мужичье и слов то таких не слышало - каре, баталия, арьергард. Поэтому всю очередную молодую поросль просто и быстро порубили шашками и закололи пиками без всяких изысков.
      Про грабли мы уже писали, а вот про колодец в который некоторые идиоты любят плевать нет. Доплевались австрийцы. Забыли про помощь России в подавлении восстаний, забыли про спасение от турков во времена Екатерины Великой. И самое главное забыли про фразу Александра Первого, о том что в случае какой либо Австрийской подлости, у России всегда найдется пара лишних дивизий, что бы совершить прогулку до Вены. Очень к месту написал Бунтарь-Государственник Федор Глинка -
      
      Вы зря кич`итесь австрияки,
      нем`ощной Веною своей
      Готовьтесь! Русские казаки...
       Уже седлают лошадей.
      
      А сейчас пришло время испить из заплеванного колодца. И напиться. Кровью. Потому что предусмотреть появление иррегулярной конницы в ночное время у австрийского лагеря предвидеть не мог никто. Это было не по правилам ведения войны. Да и глупо это - каре - вещь непреодолимая. Но его никто и не думал преодолевать.
       Кавалер Императорского Ордена Св. Равноапостольного Великого Князя Владимира Генерал-майор Глебовский обошел батареи трех фунтовых гаубиц развернутые в ночной тишине перед австрийским лагерем. Первые десять залпов предполагалось произвести полуторапудовыми надкалиберными бомбами. Затем пятиминутный огневой налет гранатами, после чего стрельба переносится в район возможного отступления австрийцев, еще через десять минут - в бой идет казачья лава. Вверх взлетела сигнальная ракета и хлопнула разноцветными огнями. Четыре двенадцатиорудийные батареи дали залп. Кто-то из австрийцев увидел и ракету, и вспышки и какие-то хлопки в ночной тишине. Мучительно тянулись секунды. А потом сорок восемь бомб рванули посреди австрийского лагеря, а потом еще и еще. После нескольких нелепых попыток сбиться в каре, под рвущимися бомбами, которые разбрасывали плотно сбившихся людей пачками как тряпичных кукол, австрийцы ударились в бегство, поэтому обстрел гранатами лагеря оказался излишним - там уже никого не было. Обстрел же предполагаемого пути отступления привел к роковым последствиям для австрийской армии - ей пришлось вступить в ночной бой. Казалось, что враг повсюду, поэтому наиболее дисциплинированные австрийские части сбившиеся на бегу вокруг своих командиров стреляли во все что видели, то есть друг в друга. К тому времени, когда в опустевший лагерь ворвались казаки Кавалера Знака Императорского Военного Ордена Св. Великомученика Победоносца и Чудотворца Георгия второй степени Войскового старшины Князя Джихара Нахичеваньского, воевать было не с кем. Австрийская армия перестала существовать как боевая единица.
      Именно поэтому пересечение австрийско-прусской границы прусской армией - Пруссия объявила войну Австрии, выглядело плохо прикрытым издевательством над всей Европой. Парадным маршем, с развернутыми знаменами, под звуки оркестра пруссаки маршировали по австрийской земле, приглашая австрийцев на бой, по всем правилам военной науки. Так и дошли они до Вены никого не встретив. Конечно же кто-то спросит а как же стотысячная армия австрийцев в дунайских княжествах? Та, которая, вынудила русскую армию уйти на левый берег Прута? А вот эта австрийская армия переправилась через Прут и с ней случился конфуз.
      
      Князь Горчаков был нерешительным человеком, да и как быть решительным, если австрийцев в два с половиной раза больше. Конечно он получил кое-какие подкрепления - двенадцать батарей скорострельных новых пушек и шесть батарей гаубиц. Прибыл и лейб-кирасирский его величества полк и кавалергардский ее величества полк, а также четыре башкирских конных полка. И князь решил действовать.
      Утром австрийцы увидели, как на расстоянии двух верст от них русские полки стали разворачиваться в боевые порядки. Рылись укрепления, ставились батареи. С точки зрения австрийских офицеров все это было достаточно нелепо. Легкие полевые укрепления русских, пользуясь численным превосходством можно было обойти с флангов, поэтому такая позиция с точки зрения обороны была бессмысленна. Если же русские собирались наступать, что обычно в их традициях, то глупо прятать пушки за укреплениями - их потом придется выдвигать за пехотой и перемещать на версту по открытому полю. Поэтому австрийцы не спеша развернулись в боевые порядки. Именно этого и добивался князь Горчаков.
      Ураганный огонь двухсот шестнадцати русских скорострелок смешал все австрийские порядки, самое обидное было в том, что для ведения ответного огня австрийцам пришлось бы выдвигать свою все на ту же версту и по тому же открытому полю. Предпринятая в ответ конная атака по русским флангам умылась кровью попав под сосредоточенный перекрестный огонь полусотни картечниц, обратившаяся в бегство австрийская конница окончательно смяла австрийские порядки, и армия австрийцев обратилась в бегство. Путей бегства было три - через реку, и направо или налево вдоль ее берегов. Переправа была разрушена русскими гаубицами, поэтому тем, кто избрал водный путь пришлось спасаться вплавь. Тем же кто побежал вдоль берега, пришлось столкнутся с новым препятствием. Им оказались лейб-кирасирский его величества полк и кавалергардский ее величества полк. Задача гвардии - охранять и защищать государя императора. Выполнить ее гвардейцы из-за вероломства заговорщиков не смогли, поэтому сейчас они искупали свою ошибку кровью.
      Те кто считает, что кирасы это архаизм и пережиток прошлого, даже в то время, когда вовсю стали появляться нарезные штуцера плохо изучали историю. Остановить атаку конницы можно с помощью каре. Остановить атаку кирасиров тоже можно с помощью каре, правда при этом гибнут в основном лошади, так как свинцовые пули не в состоянии пробить стальную кирасу. Но каре в спасающейся бегством армии ставить было некому, поэтому девятьсот всадников, половина из которых была устрашающего трехаршинного роста, просекли широкую кровавую просеку, промчавшись вдоль берега, и остановить их смогло, только отсутствие противника. Сражение было выиграно. Но победу у гвардейцев украли. Сделали это довольно нелепо смотревшиеся в своих диковинных нарядах всадники с азиатскими раскосыми лицами. Они пошли в атаку с противоположного фланга с некоторым запозданием. До красавцев гвардейцев им было далеко, но именно их жуткие крики и раскосые лица, всколыхнули у австрийцев глубинную генетическую память и вытащили на поверхность воспоминания о монгольском нашествии. Поэтому все бегущие остановились, понимая, что от 'этих' спастись бегством невозможно, и стали бросать на землю оружие.
      Что же до любителей плавания, то выше и ниже по течению Прута, курсировали русские речные канонерки, незадолго до того высадившие десант на противоположный берег. Если бы те из австрийцев, кто доплыл, знали о том, что их встретит шквальный огонь картечниц, то наверное они не стали бы подвергать свой организм переохлаждению в водной среде. А если бы об этом довелось узнать легендарному Чапаеву, то скорее всего он не стал бы купаться в реке Урал. Как говориться конфуз случился полный, и без всякой ретирады.
      Что же касается Австрии, то князь Круповский был новичком в дипломатии, и естественно не понимая сложности и премудрости данного искусства наломал там дров. Что и кто наобещал венграм и прочим неизвестно, однако вспыхнувшие повсеместно восстания подавлять было некому - у русской армии были другие задачи. Собственно на этом и закончилась история Австрии. Как говориться: вот и все об этом государстве!
      Про войну России и Пруссии против Франции писать подробно глупо. Глупо, потому что по своей сути она напоминала карикатуру на войну с Наполеоном в 1813 году. С той единственной разницей, что не было у французов этого самого Наполеона. Сгубили его на острове Святой Елены. А во всем остальном было очень похоже. Снова французы вышли в тыл русской армии. И снова русская армия вместо того, чтобы развернуться и принять бой стала отступать на запад и заняла Париж. Кто-то из французских писателей впоследствии написал роман о том как брат Гавроша защищал на баррикадах Париж от русских варваров, но над этим писакой смеялись даже французы, поэтому он впоследствии переквалифицировался в сатирики. Про пруссаков говорить вообще стыдно, ибо пока русские пировали в Париже, и поили казацких и башкирских лошадей с набережной Сены, они в очередной раз без всяких изысков построившись в свои баталии и прочую ерунду разгромили французов.
      Более важным в разговоре о Франции, является вопрос об огромном вкладе русского народа в увядающую и загнивающую французскую культуру. Благодаря этому деянию французская культура наконец-то сумела избавиться от гнили якобизма, и двойной морали привнесенной всякими Дидро, Руссо и прочими уродцами. Прежде всего у французов значительно обогатился словарный запас - стали очень популярными слова : 'Эй', 'Дык', 'Это', 'хранцуз', 'шаромыжник', 'ходь', 'сюды' и многие другие. Кроме того, из французского языка напрочь исчезло унижающее человеческое достоинство слово 'гарсон'. Вместо этого гнусного слова стало употребляться слово 'человек'. Ну и наконец, русские заложили долговременный фундамент новой обновленной французской культуры, причем первые признаки появления этого фундамента появились на четвертом или пятом месяце с момента появления русских в Париже, и уж совсем стали видны, даже слепым, на девятый месяц, когда на свет стало появляться новое поколение парижан, и самое главное, парижанок. С первого взгляда на новорожденных девочек стало ясно, что генофонд парижан улучшен на несколько порядков, и что не пройдет и двух десятилетий, как вся Франция будет гордиться и восхищаться своими парижанками. В их честь начнут слагать стихи, писать романы, из-за них будут стреляться на дуэли, просаживать огромные состояния, радовало и то, что итальянцы глядя на этих красавиц будут давиться от зависти, сами же парижанки будут стремиться убраться из провинциального Парижа, хотя бы в Берлин, ну а Петербург это вообще предел мечтаний. Известный русский писатель А.П.Чехов даже напишет повесть 'Три сестры' посвященную французским лимитчицам. Именно за этот неоценимый вклад в культуру и просвещение Франции, новое поколение французской интеллигенции назовет князя Александра Крупновского - Князем-Просветителем, и именно под таким титулом он войдет во французскую историю.
      
      В одно прекрасное но очень странное утро все британские лорды проснулись в холодном поту. Они оказались одни. Не в том плане, что куда-то исчезла прислуга, любовницы, гнусные родственники и оппозиция в парламенте. Просто они оказались одни в Европе. Одни против объединенного союза России и Пруссии. Утешало в этой ситуации одно - Британия остров, а Британская империя, как известно -правит морями. О Соломоне с его идиотским кольцом почему-то они забыли. А ведь говорил же им их соплеменник еще до того как Библию написали : 'Все пройдет!'. О чем и возвестил гром русских пушек русской эскадры адмирала Нахимова, вошедшей в Темзу. Высаженный тут же русско-прусский десант вообще подставил под сомнение правильность географических карт. Уже не остров!
      Больше всего лондонцев удивили глубокие познания русских варваров в латыни. Конечно помимо таких надписей на колоне Нельсона, встречались и вполне приличные на русском и немецком языках : 'Мы дошли до Лондона!'. Напрасно Ллойд ударил в набат с помощью колокола 'Лютина', напрасно пытались ввести в строй флагман Нельсона 'Викторию'. Русские и пруссаки пришли не воевать с англичанами, а освободить их угнетенные народы. И ирландцы, и шотландцы, и уэльсцы были маленькими, но очень гордыми народами. И они как и все народы имели право на создание своих независимых государств. За освобождение угнетенных народов Англии, а также за огромный и неоценимый вклад в развитие английской культуры, князя Круповского стали именовать Князь-Освободитель и Просветитель.
      
      На фоне этих опереточных войн и культурных преобразований в Просвещенной Европе, совсем незаметно промелькнуло известие о том, что в 1854 году у князя Александра Круповского появился наследник, которого в честь дедушки нарекли Федором. Правда некоторые знающие люди шепотком говорили, что это и будет наш будущий правитель и император, и что когда он вырастет и возмужает, то отомстит и за своего дедушку, и за несостоявшуюся родину город Эссен, и за несчастных лягушек. И отомстит он конечно же Соединенным Штатам Америки и Японии. Некоторые даже дату называли - 1914 год. Только они ошибались - все это случилось в 1904 году. Что же до 1914 года, то он знаменателен тем, что в этом году по чертежам инженера Циолковского на военных заводах России построили космический корабль, на котором дочка Федора Александровича Круповского - Алена Федоровна совершила полет вокруг Луны.
      Под впечатлением этого грандиозного мероприятия один англоязычный писатель Герберт Уэллс, ненавидящий и Россию и Германию, написал роман 'Война миров'. По сюжету романа на землю прилетают ужасные марсиане на треножниках, и уничтожают и Россию и Германию, после чего мир спасают доблестные англичане, и Британия вновь как и прежде правит морями. Книга пользовалась бешенной популярностью в Англии и Америке до 1918 года, и издавалась миллионными тиражами. Герберт Уэллс решил написать ее продолжение под названием 'Мертвые души', но события происшедшие в 1918 году привели к тому, что он сжег рукопись 'Мертвых душ', а сам сошел с ума.
      В 1918 году русский космический корабль с русско-германским экипажем на борту совершил экспедицию на Марс. Результаты экспедиции опровергли все мечтания русофобов и германофобов на реставрацию англоязычной власти над миром. Весь мир узнал о том, что на Марсе никакой разумной жизни нет! Если быть точнее, то разумная жизнь на Марсе была, но ее не стало после воздействия Круповских пушек . Но это в принципе не столь существенно.
      
      И как написал накануне эпохального старта, известный поэт-футурист Владимир Маяковский в поэме 'ОТЛИЧНО'
      
      Под грохот марсианских пушек,
      Российский витязь и Германский воин
      Пройдут сквозь пламя и по рюмке водки выпьют,
      Планеты Красной гордость успокоив
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

  • Комментарии: 2, последний от 11/02/2006.
  • © Copyright Чекмарев Владимир Альбертович (lordsvarog@yandex.ru)
  • Обновлено: 06/07/2009. 205k. Статистика.
  • Сборник рассказов: Альт.история
  • Оценка: 3.26*15  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.