Бурак Анатолий
Сентиментальное путешествие в Россию.

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 5, последний от 10/11/2016.
  • © Copyright Бурак Анатолий (towo21@rambler.ru)
  • Обновлено: 19/10/2014. 622k. Статистика.
  • Роман:
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  • Аннотация:
    Проба сил в новом жанре... Всегда хотел написать что-нибудь подобное... Жизнеутверждающее и без особых претензий.


  •    \\\
       Анатолий Бурак.
       Сентиментальное путешествие в Россию.
       Роман. Боевик. Приключения. 561 кб (txt)
       (c) Copyright Анатолий Бурак. 2005г.
       e-mail:towo21@rambler.ru
       burak21@mail333.com  []
      
       Часть первая.
      
       Жизнь - это то, что с нами происходит, пока мы строим
       Совершенно другие планы.
      
       Джон Леннон.
      
       Глава 1
      
       Как поняла недавно, все мало-мальски значимые события начинаются задолго до очевидных неприятностей, что выпадают на нашу голову. Казалось бы - случайность. И, стоило поступить чуть-чуть по-другому, всё, абсолютно всё пошло бы иначе. Но, увы... В последнее время (должно быть, изрядно поумнев) стала подозревать, что не всё так просто.
       А, возможно, во всём виноваты гены? Ведь каждый знает, что, сколько волка не корми, он не перестанет с тоской смотреть в известную сторону. Не-е, не подумайте... Таить обиду на предков и в мыслях не было. Наверное, судьба такой... Жизненный путь, кем-то заблаговременно и очень заботливо усеянный рытвинами, кучами того, о чём не говорят вслух и прочимыми мелкими гадостями в виде...
       Ладно, не буду забегать вперёд. Любую историю лучше всего рассказывать с начала.
      
       Как и у большинства нормальных девчонок, светлый и романтический образ лет с четырнадцати стоял у меня перед глазами. И родословная тут не причём. В конце концов, русскими были бабушка с дедушкой. Мама, приехавшая в США в десять лет, вышла замуж за стопроцентного американца и, если следовать логике, ровно наполовину я должна, ну просто обязана быть практичной. Хотя, одно другому не мешает.
       Занятие для тинейджеров, скажете вы, и будете правы. В какой-то мере. Да, в моём возрасте, девушке более пристало ходить на свидания. Заниматься сексом с тем, за кого собирается выйти замуж, а, вместо того чтобы торчать в чате, где тусуются одни иностранцы, думать о карьере.
       Вообще-то с лёгкостью находила оправдание многочасовым "посиделкам". Ведь, раз уж взялась изучать язык и культуру родины пращуров, то непременно нужно практиковаться. Разумеется, лучше всего живое общение. Да и, если верить статистике, эмигрантов новой волны в штатах более чем достаточно. Но - вот беда... Ни одного знакомого... Можно, конечно, поехать в Бруклин и где нибудь в баре подцепить...
       Во-от... Говорила же... Я совершенно обыкновенная, в меру озабоченная девушка. Которой даже голову не пришло отправиться в библиотеку. И попытаться поискать подругу, как и я интересующуюся изучением русского языка.
       Где-то с полгода назад, сцепилась с одним. Не помню уж, что стало причиной горячего флейма*. *(Флейм - flame (англ. дословно "пламя"). "Cловесная война", "перепалка", чрезвычайно эмоциональная полемика на форумах и в чатах. Спонтанно возникшее бурное обсуждение, в процессе которого участники забывают о первоначальной теме, переходят на личности и не могут остановиться. Некоторые виртуальные встречи состоят в главным образом из "флеймов". Понятие "флейм" близко смыкается с "флуд"). Да это и не важно. Главное - желание спорить. Когда не столь значим результат, как интересен процесс. Кажется, оппонент, как принято в последнее время, поливал грязью американцев. Этого я стерпеть не смогла и, заступившись за свою страну, высказала распоясавшемуся мальчишке всё, что думаю о нём сотоварищи. Противник сдался на удивление быстро. Не став, прибегая к запрещённым приёмам, оскорблять и всячески третировать собеседника, и выворачивать всё наизнанку. Торжествуя, я всё же испытала некоторое разочарование. Так как, настроившись на долгую, упорную борьбу, накопила изрядный заряд злости.
       Наверное, именно подспудное недовольство и стало причиной повторного захода на этот российский сервер. Через неделю с удивлением заметила, что с нетерпением жду ответа на очередное послание. Что-то было в постингах этого русского такое...
       Нет, ну не дура ли? Не видя фотографии, практически ничего не зная о человеке, взяла и увлеклась. Причём настолько, что после шести месяцев виртуального знакомства волнуюсь из-за идиотского приглашения в гости.
       - Надеюсь, ты не серьезно? - Сара, соседка по комнате, недоумённо подняла брови.
       - Безусловно, нет. - Я захлопала глазами как можно невиннее. - К тому же, подобного рода мероприятия требует изрядного финансирования.
       Изо всех сил стараясь выглядеть убедительной, невольно заговорила сухим, канцелярским языком.
       - Темнишь, дорогая. - Сара ехидно усмехнулась.
       - И ничего я не...
       - Знаем, знаем. - Недоверчиво покачала головой рассудительная отличница, тем не менее, никогда не скатывавшаяся до банального занудства. - Не умеешь врать, милочка.
       - Ну, почему это, "не умею". - Невольно обиделась я, тут же рассмеявшись.
       Детский сад, честное слово. И как это ей удаётся: вечно поставить в неловкое положение. Ведь, если не способна обманывать, то она права. Ну, а ежели есть у меня этот, совсем иногда даже не лишний талант, то...
       - Ладно, Мэри. - Сара нежно погладила меня по голове. - Верю, что ты рассудительная девушка. И уж, естественно, ради сомнительного удовольствия лицезреть виртуального принца, не бросишься очертя голову к чёрту на кулички.
       - Сказала же, НЕТ! - Я начала понемногу выходить из себя.
       - Вот и прекрасно. Сегодня у Боба вечеринка. Пойдёшь?
       - Что-то не хочется. - Приняв равнодушный вид, я отвернулась к монитору.
       - Ну и зря. - Пожала плечами соседка.
       Несмотря на изрядный багаж знаний, она не была не только занудой. Ханжество тоже не входило в перечень сомнительных добродетелей милой Сары, то и дело подтрунивавшей над "обетом безбрачия".
       - А, впрочем, почему бы и нет? - Решительно тряхнув волосами, я направилась к шкафу.
       В конце концов, живущий на другом краю земли и, если честно, совершенно чужой человек, которого угораздило родиться в далёкой и, несмотря на потоки новостей, изливаемые средствами массовой информации, остающейся таинственной Москве - всего лишь игра. И, вполне может быть, происки только моего, не в меру расшалившегося, воображения.
       До коттеджа мальчишек рукой подать. Во всяком случае, не больше десяти минут ходу по извилистой тропинке, уютно вьющейся между высоких сосен. Но это, должно быть, во мне опять заговорила романтическая "Наташа Ростова".
       С пренебрежением отмахнувшись от робкого предложения, Сара завела стоявший на площадке не новый, но вполне ухоженный бентли и мы, как все нормальные, знающие себе цену американские девушки, чинно подъехали к домику, откуда раздавалась весёлая музыка.
       - О, Сара! - Поступивший на год позже нас Боб слыл плейбоем.
       Хотя, если учесть внешние данные, статус капитана футбольной команды и довольно солидное положение, занимаемое его семьёй в штате, наверное, репутация вполне заслуженна.
       - Привет, Боб. - Сара подставила щёку для поцелуя. - Позволь познакомить тебя с моей соседкой Машей.
       Я невольно покраснела. Нет, я не стесняюсь русского имени, доставшегося от бабушки. Но на людях предпочитаю пользоваться официальной версией. Машей меня называли только домашние. И московский знакомый из чата...
       Парень протянул руку, внимательно посмотрев в глаза. По довольному выражению, промелькнувшему на Сарином лице, заподозрила что-то неладное. Но вселенские заговоры с целью уложить подругу в постель главного мачо колледжа - последнее в чём могла её заподозрить. А потому, отбросив дурацкие мысли, просто пожала широкую ладонь, представившись:
       - Мэри Райн.
       - Сара говорила, что вы русская? - Боб смотрел так, словно пытался найти в моей внешности что-то сверхъестественное.
       - У меня мама из России. - Чувствуя, что начинаю злиться, сквозь зубы выговорила я.
       Иногда просто готова кого нибудь убить. С таким выражением о человеке говорят, что он "наполовину негр". Хотя, скорей всего это лишь отзвуки моего не совсем праздничного настроения. Вызванного тем, что вынули из привычной уютной норки и вместо неспешных "разговоров" в Сети, ставших почти обязательным атрибутом времяпровождения, заставили стоять перед этим дылдой, почему-то испытывая неловкость.
       - Так и будешь держать гостей на пороге? - Сара бесцеремонно оттолкнула радушного встречающего и направилась в холл.
       Пожав плечами, я шагнула следом. Да пошёл он! Видимо поняв, что что-то не так, Боб плёлся сзади.
       - Маша!
       - Да? - Обернувшись через плече, я кинула мимолётный взгляд.
       - Не знаю, в чём виноват но, слово джентльмена, готов извиниться.
       - Не надо, мальчик. - Как можно презрительнее бросила я, отчасти жалея парня.
       - Да расслабься ты. - Сара ободряюще улыбнулась. - Что на тебя нашло?
       - Сама не знаю. - Скорчила рожу я.
       - Вот-вот. Отбрила мальчонку, словно какого-то первокурсника.
       Я лишь прыснула. Так как, тех, кто младше, и в самом деле никогда не рассматривала в качестве "кандидатов". Даже гипотетически. Мужчина просто обязан быть "надеждой и опорой". То есть, в моём понимании, как минимум старше.
       "Это опять твои русский гены". - Язвительный голосок Сары сам собой зазвучал в голове. - "В мужике главное не возраст, а социальный статус".
       Вообще-то, мы никогда не говорили на подобные темы. За годы проведённые в колледже у подруги иной раз случались романы. Но всё "очень пристойно". Никаких накачавшихся пивом оболтусов, лазающих через окна. Порой та проводила с кем нибудь уик-энд. И лишь лучащиеся глаза и какая-то плотоядная гримаска выдавали то, что соседка не чурается чувственных удовольствий. Я же, со свойственной лишь некоторым романтически особам упёртостью, ждала "чего-то такого". А красавчик Боб, к тому же, младше на год и явно "папенькин сыночек", под это определение не попадал никоим образом.
       - Что-нибудь выпьешь? - Хозяин принёс демократическое пиво.
       - Не хочу. - Чуть резче, чем он заслуживал, ответила я. Тут же, попытавшись взять верный тон. - Не люблю алкоголь.
       - Нет проблем, Маша. - Он широко улыбнулся.
       - Меня зовут Мери. - Отчеканила я и, направившись к одному из столиков густо уставленному бутылками, взяла банку кока-колы.
       - Может, потанцуем?
       Беспомощно оглянувшись в поисках заманившей в ловушку Сары, обнаружила, что та, в объятиях высокого темноволосого парня, с упоением движется в такт мелодии.
       "Почему нет"? - Я мысленно пожала плечами.
       Я и, в самом деле, слишком зациклилась. И, если честно, никуда не выбиралась уже месяца три. Находя оправдание в скорых экзаменах, и выдумывая громадную кучу всевозможных причин.
       Должно быть, музыкальные композиции подбирались таким образом, чтобы не отвлекать лизавшиеся парочки. Ибо большинство именно этим и занималось. В том числе скромница, умница и отличница Сара... Не сумев удержаться, я негромко засмеялась.
       - Что с тобой, Мэри? - В словах Боба слышалась обида.
       - Извини. - Стараясь придать лицу кроткое выражение, ответила я.
       Не объяснять же ему, что просто никогда не видела Сару целующейся.
       "А сама-то ты, когда в последний раз встречалась с парнем"? - Иронично спросила себя и тяжко вздохнула.
       Что, само собой, неправильно истолковал чуткий и заботливый Боб. Или, может, озабоченный? Нет, надо срочно прекращать. Гнать прочь дурацкое настроение. Вон, совсем парня в краску вогнала. И, подумать только, кого? Первого красавчика колледжа, по которому сохнет большинство девчонок. К тому же - страшно подумать! - лучшего игрока команды и, бесспорно, Очень Завидного Жениха.
       Внезапно разобрала злость. "Вот-вот". - С иногда - справедливости ради нужно заметить, не очень часто - накатывающей стервозностью подумала я. - "Именно этим ты и берёшь бедных дурочек".
       Идиоткой себя, конечно же, не считала и, змеёй выскользнув из объятий, не оглядываясь направилась к выходу. Заранее зная, что, по мнению мудрой Сары до простодушной дебилки мне как пешком до далёкой заснеженной Москвы. Ибо сегодняшним поведением заслужила лишь звание круглой дуры. Отвергшей ухаживания главного сердцееда. По совместительству спортсмена, и носителя одной из самых звучных фамилий в наших краях...
       Тропинка, пролегавшая среди вековых сосен, навевала чудесное настроение. Снег давно сошёл и через каких-то два с половиной месяца наступит настоящая весна. Совпадающая с долгожданным и знаменательным событием, коим является окончание колледжа. Собственно, радоваться особо нечему. В отличие от не только обладающей интеллектом, а, может, именно поэтому, практичной Сары я не имела приглашения ни от одной из солидных фирм. И, получив диплом бакалавра, могу отправляться на все четыре стороны. Хотя, надо признать, я ведь и не была, подобно подруге юристом. Увы, увы... Знатоки русской культуры девятнадцатого века не столь востребованы как перспективные, подающие большие надежны эксперты-законники.
       Ну и пусть. Зато мне предстоит проводить рабочие часы в окружении книг, являющихся шедеврами мировой литературы. А не копаясь в грязном белье человеческих взаимоотношений, утрясая финансовые дрязги или, упаси боже, выступая в суде и защищая уголовников.
       То и дело подфутболивая шишки и тихонько напевая я вошла в наш коттедж и поднялась на второй этаж. Сегодня пятница и девушки разъехались кто куда. Собственно, приглашение провести вечер в мужском обществе с танцами, выпивкой и перспективой продолжения было обусловлено именно предстоящими выходными.
      
       - Ну и дура! - Плюхнувшись на кровать, Сара картинно и тяжело вздохнула.
       - Очень рада, что не ошиблась в тебе. - Показав язык, я опять уткнулась в монитор.
       Варвар, в виртуальном обществе которого проводила столько времени, снова довёл до белого каления, высказавшись в духе: "Все американки - бездушные резиновые куклы, озабоченные только карьерой. И, естественно, прокладывающие путь не стесняясь в средствах".
      
       И что я в нём нашла, скажите на милость? Скорей всего, подкупала непредсказуемость. То, что в книгах именовалось "загадочной русской душой". Вдоволь наругавшись, мы ни с того ни с сего могли переключиться на обсуждение поэзии. Прямо в онлайне собеседник выплёскивал на экран находящегося за десятки тысяч километров монитора удивительные, ни на что не похожие стихи. А, после, сказав какую нибудь гадость, вдруг заявить, что ему пора на учёбу. Это ночью-то? Ах, простите, девичья память... Порою забываю, про огромную разницу во времени.
       Скорей всего, именно за это и люблю торчать в Интернете. Ведь, при желании, томик с виршами можно взять в библиотеке. Только книга не пошлёт вас к чёрту, не подумав извиниться. И не убежит, небрежно бросив: "Пока", а то и вовсе забыв попрощаться.
       - Это я в тебе не обманулась. - Парировала Сара. - Ну, нельзя же быть такой...
       - Какой? - Просипела я, с упоением стрекоча клавиатурой.
       - Оторванной от жизни. - По-матерински серьезно заговорила соседка. - Только удивительно непрактичный человек может выбрать в качестве специализации изучение славянской культуры.
       - Тебе не кажется, что поздновато вздыхать? Тем более что до экзаменов осталось всего ничего.
       - Знаешь... - Словно разговаривая сама с собой, задумчиво произнесла Сара. - Все эти годы я считала тебя ужасно хитрой.
       - Ты? Меня? - Удивлению моему не было границ.
       - Да-да. Я - тебя. - Засмеялась она. - Сама посуди... Поступила на заведомо неперспективное направление. Работу найти не то, чтобы трудно, но вакансии на дороге не валяются. В общем, всегда казалось, что ты одна из этих...
       - Из каких таких "этих"? - Не особо вслушиваясь, я выбивала пулемётную дробь.
       Разговаривать по-английски, одновременно набирая тест на русском языке было несколько утомительно. Но, не желая портить отношения не, прерывала подругу. К тому же, никогда не знаешь, что может пригодиться в жизни. И умение сосредотачиваться, на чём-то одном, не обращая внимания на помехи и даже успешно делая вид, что поддерживаю беседу, рассматривала как хороший тренинг. Испытание психики и воли, так сказать.
       "Вместо того чтобы сидеть там, в своей Америке, приезжай и убедись". - Я не верила глазам. Уже во второй раз зовёт в гости. Вообще-то, знаю, что иногда виртуальные друзья встречаются в реальной жизни. Но чаще всего подобное происходит в м-мм... Я бы сказала пределах одного города. Реже бывает, что кто-то отправляется за несколько сот километров. А такое вот "приезжай" - событие "из ряда вон".
       "Счас, разбежался". - Проворно отстучала я и, отослав сообщение, откинулась во вращающемся кресле.
       - До чего же тупы бывают иногда мужчины. - Улыбаясь про себя, промурлыкала я.
       - Много ты в них понимаешь? - Вскинулась Сара, очевидно, принявшая высказывание на счёт усердно рекламируемого Боба.
       - А? - Удивлённая не столько вопросом, сколько горячностью тона, я недоумённо вытаращилась на неё.
       - Ну, точно! Не от мира сего! - Безапелляционно заявила проказница. И, махнув на меня, дремучую, рукой, уткнулась в книгу.
       На всякий случай ещё раз заглянула в Сеть но, судя по всему тот, от кого получила приглашение, на всех парах мчится в свой "долбанный институт". Ну и славно. Продолжать болтовню почему-то не хотелось. Выбитая из колеи предположением, что могу вдруг, в одночасье всё бросить и отправиться чёрт те знает куда, да ещё и неизвестно зачем я устроилась на кровати и уставилась в потолок.
       Да-а... Москва... Самый удивительный и, судя по новостям самый отталкивающий город Мира. Безусловно, есть мегаполисы и похуже. Тот же Нью-Йорк, например. Вообще-то, ни разу там не бывала, но он явно проигрывал маленьким уютным городишкам среднего запада, в одном из которых родилась.
      
       Глава 2.
      
       Незаметно пролетела весна и вот уже позади последний экзамен. И нам, наряженным в смешные мантии и средневековые четырёхугольные шапочки с болтающимися кисточками, вручают новенькие, пахнущие краской книжечки. Дипломы об образовании.
       - Поздравляю, Маша! - Как обычно, Боб улыбался, пытаясь заискивающе заглянуть в глаза.
       - Спасибо. - Поблагодарила я без особого энтузиазма в голосе.
       - Ты будешь на празднике?
       - Конечно.
       В конце концов, колледж оканчивают один раз в жизни, по крайней мере, большинство. И пропускать сие во всех отношениях замечательное мероприятие лишь для того, чтобы избежать общества изрядно надоевшего за последние месяцы воздыхателя было бы слишком. Вообще-то, я его не осуждаю. Но надо же и совесть иметь. У меня тут, понимаешь, самая запарка, а он...
       Нет, права всё же лучшая подруга. Нет во мне никакой хватки. Да любая бы на моём месте, не раздумывая, уцепилась за такую возможность. К тому же приличия как будто соблюдены. Ведь не замуж же зовёт. И даже не на содержание. Эх-х... Многие девочки из группы поддержки не отказались бы. А тут... Всего лишь стать одним из секретарей его могущественного отца. С хорошим жалованием и, как понимаю, "радужной" перспективой.
       Молодец, умный мальчик. Всё правильно рассчитал. Куда я с дипломом филолога денусь? Разве что в библиотекари. Ну, предположим, найти работу раз плюнуть. Переводчики нужны всегда и везде. Так же, как и педагоги. Конечно, в американских школах не изучают Пушкина и Достоевского. Но в некоторых колледжах, в том числе и в нашем, к сему предмету относятся довольно серьёзно.
       Наш факультет - десять человек - с гордостью демонстрировала друг другу новенькие дипломы. И, похоже, все, кроме меня уже решили вопрос трудоустройства. Увы, в родных стенах не посчастливилось остаться никому. Старенькая учительница, как и я - дочь русских эмигрантов, только первой, послереволюционной волны, находилась в добром здравии, и сдавать позиции не собиралась.
       Две девочки шли работать в ООН. Несколько человек избрали жизненной стезёй преподавательскую деятельность. Кто-то получил предложения от торговых представительств. Ну, зачем, скажите пожалуйста, становиться знатоком литературы, чтобы всю оставшуюся жизнь переводить сколько тонн сырья закупили, и какое количество контейнеров отгружено?
       "А тебе это нафига"? - Уколола себя. - "Чем могут помочь безработной глубокие знания предмета"?
       В спортзале тем временем накрывали столы. Оркестр, разместившийся на возвышении в углу, настраивал электрогитары. Барабанщик в нетерпении то и дело чуть слышно выбивал дробь.
       "Настучишься ещё". - Мысленно успокоила я его. И вновь прокрутила в памяти содержание вчерашней "беседы". Далёкий друг, кстати, его зовут Павел, расписывал красоты обеих столиц - Москвы и Санкт-Петербурга. И, окрылённый идеей, дошёл до того, что обещал оплатить расходы. С ума они все посходили, что ли? И, если в случае с Бобом всё более-менее понятно, то здесь я просто терялась догадках.
       Бобби - избалованное роскошью дитя, никогда не встречавшее отказа - заводило моё равнодушие. Потому и зовёт поступить на службу к его папочке. Дабы всегда иметь строптивицу под рукой.
       - Хватит грустить! - Невесть откуда появившаяся Сара схватила за локоть и потянула в круг танцующих.
       Многие уже сменили чопорные академические балахоны, щеголяя супермодными рваными джинсами и майками с короткими рукавами.
       - Дай хоть переодеться. - Взмолилась я.
       - Глупая! - Сара покрутили пальцем у виска. - Да в подобных лохмотьях ещё сто раз спляшешь. А это - вечер особенный.
       Что ж, как всегда, подруга права. С разных сторон происходящее снимали несколько операторов. Как энтузиастов, так и профессионалов. И, кто знает, возможно, когда нибудь, лет через десять глядя видеохронику почувствую лёгкую грусть.
       Даже странно, но никаких особых эмоций сейчас не испытывала. Голова была забита предстоящей поездкой...
       Стоп! Какой такой поездкой! Куда?! Шалишь, милочка. Завтра же позвонишь местному поклоннику и скажешь, что согласна. Работа не пыльная. К тому же, до родительского дома какая-то сотня миль. Не съест же он тебя, в конце концов.
       Вечер шёл своим чередом. Возбуждённые и радостные сокурсники накачивались кто чем. Я же, тихонько сидя в уголке, гнала прочь дурацкие мысли.
       Ни-ког-да!
       Ближе к полуночи все вдруг собрались на пикник. Благо, парк, окружавший учебные корпуса и жилые блоки, в двух шагах. А я, потихоньку слиняв, закрылась в комнате, которая скоро перестанет быть моей и, включив компьютер, набрала в поисковике "работа". Заполнив несколько анкет, пересилила себя и, сбежав по ступенькам, пошла, ориентируясь на звук голосов.
       На кострище, загодя выложенном крупными камнями, во всю полыхал огонь. Медленно бредя по кругу, обнаружила Боба, целующейся с какой-то рыжей пигалицей. Вот и славно. Как назло, тот вдруг прекратил слизывать помаду и встретился со мной взглядом. Пожав плечами, дала понять, что совсем не в обиде. Затем перешла на другую сторону и присела на широкое бревно, глядя на летящие в небо искры. Завтра начнётся новая жизнь. Самостоятельная и, я уверена, наполненная удивительными событиями.
       Знала бы, насколько окажусь права, не задумываясь приняла бы предложения Боба. Да что там! Собственноручно задушила бы наглую морковку и отдалась бы прямо на влажной траве.
      
       До заезда новых студентов было ещё далеко и администрация не настаивала на спешном выселении. Старенький компьютер предполагала продать, оставив лишь винчестер. И, конечно же, ждала предложений. И они не замедлили появиться. Два отмела сразу. Вернее, оставила, как запасной вариант. В одном случае нашлось место в каком-то захолустье. Нет, вообще-то, судя по справочнику, это вполне современный город с населением в несколько миллионов. Но, увы, не интересующая меня Москва. Да представительству авиакомпании в Санкт-Петербурге требовалась сотрудница в совершенстве владеющая русским. Владеть-то я, может, и владею. Как никак, разговариваю на нём с детства. Да только - чего уж греха таить - Россия интересовала меня только вкупе с... Ну, сами знаете.
       В общем, я отправилась по третьему адресу.
      
       Согрев ладошку под мышкой, дабы холодностью не отпугнуть сидящего в кабинете сурового дяденьку, на всякий случай, вытерла её об юбку. Идиотски улыбаясь, как принято только у нас, и изо всех сил тараща глаза, словно стараясь загипнотизировать возможного босса, смело шагнула навстречу судьбе.
       Устройство на работу в Америке - целая наука. И, если хотите получить место, причём, совершенно не важно какое, придётся пройти собеседование. И уж тут про комплексы лучше забыть. Природную скромность, как известно украшающую женщину, тоже надо оставить за порогом. И - главное! Не бойтесь себя перехвалить! Рассказывать о собственных достижениях необходимо с энтузиазмом, стараясь выдерживать восторженные интонации. Ибо первое впечатление, как известно, можно произвести лишь однажды. Однако не думайте, что там сидят одни дураки. И не надейтесь, что менеджер вот так, с бухты-барахты поверит, что перед ним идеал. Он непременно спросит: есть ли у вас слабости? Ну, недостатков у меня вагон. Да и с десяток тележек наберётся. Но, зачем огорчать хорошего человека? Скромно потупив глаза, я пролепетала, что очень люблю кофе. Так же, поставила собеседника в известность, что в моём лице он видит неизлечимого, законченного трудоголика который, к тому же, любит читать по ночам. И, естественно, обещала исправиться. Про блуждания в Сети, сами понимаете - ни слова. Недостатки нужно обращать в достоинства, а не наоборот. А у таких типов с въедливыми глазами слова "русские", "Интернет" и "халява" почему-то частенько оказываются взаимосвязаны.
       Короче, в полной мере почувствовала себя товаром, который собственноручно продаю. Но, в общем и целом, я хорошо подготовилась. От меня не разило духами, словно от парфюмерной фабрики, никаких вызывающе кричащих деталей в одежде. Юбка нормальной офисной длины, полное отсутствие всевозможной бижутерии и туфель на во-от такущих каблуках.
       В качестве козырной карты приписала себе умение незамедлительно разрешать любые проблемы. И (всё же, велико, оказывается, было желание получить именно это место) на вопрос, какая зарплата меня бы устроила, ответила, что здесь полностью полагаюсь на политику компании.
       Зря, наверное. Можно было бы и поторговаться. Во всяком случае, в финансовом плане предложение Бобби выглядело гораздо привлекательней.
       Дальнейшие формальности заняли каких-то пару часов. И вот уже снова сижу в автобусе, направляясь в колледж. Хлопоты по оформлению русской визы брало на себя торговое представительство. Так что, несколько дней предстояло провести в тягостном ожидании.
       Написала Саре. Заранее представляя, как та крутит пальцем у виска, рассказала о содеянном. Обещала держать однокашницу в курсе, невольно улыбнувшись: уезжаю на другой конец Земли, а адрес остаётся прежним. Договорилась в магазине, что привезу проданный компьютер перед отъездом. И даже получила деньги. Большинство наших разъехалось и, бродя между опустевшими коттеджами, немножко взгрустнула. В общем, нормальное поведение среднестатистического индивидуума.
       Наконец, с посыльным прибыл паспорт с Российской визой, с вложенными билетами. Со Среднего Запада нет прямых авиарейсов в Москву. Поэтому сначала предстоял перелёт в Нью-Йорк. Плохо только то, что не оставалось времени немного побродить по Брайтону. Мама, проведшая там десять лет, много рассказывала о тех местах. Но, выйдя замуж, почему-то так ни разу и не выбралась навестить город детства. Может, оттого, что её родителей уже нет в живых?
       Они приехали в Штаты во время второй волны эмиграции, начавшейся в тысяча девятьсот семьдесят четвёртом году после того, как конгресс США утвердил знаменитую поправку Джексона-Вильсона к закону о торговле. Поставившую экономические отношения сверхдержав в прямую зависимость от снятия Москвой запрета на выезд из СССР. Считается, что Америка, имевшая сильное еврейское лобби, в первую очередь заботилась о "воссоединении семей". Но и в числе семидесяти тысяч переселенцев из Союза нашлось место и моим, в молодости активно диссидентсвующим бабушке с дедушкой.
       Да ладно... Что мне Брайтон-Бич, который видела только в Голливудских лентах про "русскую мафию". Через каких-то пару дней я окажусь не где нибудь, а в самой настоящей Росси. А пройтись по знаменитой улице, где, по слухам, царит атмосфера семейного уюта и где запросто можно встретить домохозяек, вышедших за покупками в халате и тапочках всегда успею.
       В Нью-Йоркском аэропорту едва хватило времени на то, чтобы выпить кофе и посетить дамскую комнату. Поскольку вещей с собой имела немного, таможню прошла без задержки. И, несмотря на полученную дозу кофеина продремать весь полет, укрывшись пледом. Ну и пусть. Собственно, что необычного может произойти? То есть, случается то всякое. Но правильное воздушное путешествие должно быть скучным.
       Приземлились, кажется, в Шереметьево. Едва минула турникет, выпускающий на бескрайние просторы, которые чуть более тридцати лет назад покинули мамины родители, почему-то совсем не испытала душевного трепета. Аб-со-лют-но! Хотя, какие могут быть чувства, когда всё так похоже. Просторные залы, пластиковые кресла. "Бьющие в глаз" упаковки чипсов и сигаретные пачки на витринах. Какой-то небритый тип, сверкая золотой фиксой, предложил довезти до города, заломив несуразную цену. Не то, чтобы пожалела денег. Просто, меня встречал представитель компании. И, похоже, опаздывал. Если верить анекдотам, разгильдяйство - славянская национальная черта. К тому же, дорога полна сюрпризов, а автосервис, по слухам, здеь далеко не на высоте.
       Я присела и стоически принялась ждать. Блуждая взглядом по залу, обнаружила магазинчик продающий мобильные телефоны. В котором, кстати, можно подключиться к сети. К великому сожалению, мой, сделанный в Америке аппарат, не пожелал работать. Не особо переживая, сунула не оправдавшую доверия игрушку в сумочку, и купила новый. Сто долларов, судя по требованиям таксиста, здесь не такие уж огромные деньги. Не то, что у нас, на Среднем Западе.
       Приобретение радостно замигало цветным дисплеем и, оживив старый телефон, нашла номер незадачливого коллеги. "Вот и хорошо, что не включился". - Подумала я. - "Здесь ждут новые знакомства, и пусть этот период жизни начнётся с чистого листа".
       - Это Мери Райн. - Как можно холоднее представилась я.
       - Да, слушаю вас.
       - Видали! ОН МЕНЯ СЛУШАЕТ!
       - Мне кажется, вы должны были кое-кого встретить... - С сарказмом напомнила я.
       - Ах да! Прошу прощения! На выезде из города огромная пробка, так что пришлось двигаться в объезд.
       Похоже, собеседник совсем не чувствовал вины и, поняв, что злиться глупо я устроилась поудобней. Минут через двадцать запищал телефон и, раздался бодренький голос.
       - Вы где?
       - Здесь. - Ничего умнее в голову не пришло.
       - Я тоже здесь. - Устало вздохнули в трубке. - Но, надо же нам как-то опознать друг дружку.
       Покрутив головой, как могла, описала что вижу и встречающий радостно завопил:
       - Я знаю, где это! Ждите! - И отключился.
       Наверное, здешний климат как-то особенно благоприятно влияет на растительность волос на лицах. Во всяком случае, радостно - совсем как дома - улыбающийся тучный невысокий мужчина тоже был небрит. Одетый в помятый пиджак и серую сорочку, к которой не мешало бы добавить галстук, он никак не тянул на представителя компании. По крайней мере, с серьёзным деловитым клерком, принимавшим на работу у него явно не имелось ничего общего.
       - Фил. - Протянул пухлую ладошку он, деловито осведомившись. - Это весь багаж?
       - Да. - Кивнула я.
       - Что ж, может, и правильно. В Москве сейчас можно купить что угодно.
       И, подхватив чемодан, бодренько зашагал к выходу.
       Машина оказалась под стать хозяину. До неприличия раздолбанный Форд. Однако, несмотря на непрезентабельный вид, таратайка ездила, а это главное.
       - Надеюсь, вопрос с жильём решён? - Видя, как поворачиваются события, я слегка беспокоилась.
       - Не волнуйтесь. Апартаменты, оставшиеся от предыдущего сотрудника, в вашем распоряжении. - Заверил он. - Не президентские апартаменты, конечно, но жить можно.
       - Я не привередлива. - Пожала плечами я.
       Проплутав некоторое время по незнакомым улицам и миновав довольно симпатичный сквер - ура, можно будет гулять по утрам! - наконец остановились возле блочного дома. Во дворе играли дети, кто-то выгуливал собак. В общем, нормальная картина. Вот только звучавшие иногда ребячьи вопли немного выбивали из колеи. Ведь кричали по-русски.
       Поднялись в лифте. Собеседник достал ключи и слегка замялся.
       - Вам нужно будет слегка прибраться.
       - Это пустяки. - Я храбро вскинула голову.
       Мысль о том, что сдающий дела работник должен сделать это, сам возникла несколько позже. Как и сомнения относительно того, кто развёл в моём новом доме такой свинарник. Но догадки, как известно, к делу не пришьёшь и, невольно поморщившись, перешагивая через горы бутылок и обходя забытые прошлыми посетительницами предметы женского туалета, я вступила в права (пусть и временные, но всё же) собственности.
       Увы, бывшей моей очень недолго.
      
       Глава 3
      
       Несмотря на то, что день был в самом разгаре, жутко хотелось спать. Изо всех сил напрягая силу воли, как сомнамбула бродила по квартире с омерзением подбирая стеклотару, и отправляя в мусорное ведро. Кстати, оно оказалось заполненным под завязку. Так что потребовалось предварительно выйти во двор. В первый раз столкнувшись с местным явлением называемым "бабульки". Я вежливо поздоровалась, получив в ответ разноголосое: "Добрый день". И... Десяток глаз буквально вывернул наизнанку а, отойдя на несколько метров, услышала сзади шёпоток:
       - Кто такая?
       - Да этого... - В голосе отвечающей явственно слышалось пренебрежение. - Казановы.
       Предположение, что могли спутать с одной из девочек Фила, заставило покраснеть. Притормозив, даже начала поворачиваться, но благоразумие взяло верх. Доказывать что либо желающим почесать языки обывательницам, по меньшей мере, глупо. Да и не чувствовала запала, если честно. Тихонько посмеиваясь, дошла до помойки. Возвращаясь, нахально уставилась на сплетниц.
       - Не подскажете, где здесь поблизости магазин? - Хотелось дать понять, что поселилась в этом доме всерьёз и надолго.
       Старухи притихли, переглянувшись.
       - В соседнем здании. - Ответила одна. - Вход с улицы.
       Я поблагодарила и, буквально ощущая кожей их интерес, вошла в подъезд.
       Пылесоса у бабуина по имени Фил, конечно же, не было. Кое-как прибравшись, взяла немного наличности и отправилась за покупками. Поменяла доллары. Загрузив полную тележку всякими вкусностями, слегка путаясь в ценах, рассчиталась. Спать хотелось неимоверно и, дабы не поддаться искушению решила пройтись. Правда, сумка с продуктами оказалась довольно тяжёлой, так что пришлось ещё раз возвращаться домой.
       Компьютера у встретившего и привёзшего сюда охламона тоже не водилось. Да и зачем ему? Судя по всему, он из тех, кто сожалеет, что "живёт лишь однажды". И изо всех сил жадно стремится не упустить ни мгновенья.
      
       Если честно, настроилась на долгие поиски. Но, как выяснилось, всё не так уж и плохо. Интернет-кабины, в количестве трёх нашлись на первой же почте. Конечно, давно знаю нужный телефон. Но самой звонить было как-то боязно. Всё же, целых девять месяцев общались только в Сети. Короче, я отчаянно трусила. И лишь отправив письмо и сообщив, что "уже приехала", несколько успокоилась. Затем, "мыльнула" Саре. На пространное повествование не нашла сил, а потому ограничилась несколькими фразами.
       Надо срочно покупать компьютер.
       Сегодня пятница и, скорей всего Павел ещё в университете. А на часах только одиннадцать утра. Сварив кофе, поняла, что до вечера не выдержу и, найдя в шкафу чистое бельё - хоть за это спасибо Филу - завалилась спать. "До понедельника ещё два с половиной дня". - Вяло нашла оправдание собственной мягкотелости. - "Как нибудь привыкну".
       Снился, конечно же, Павел. Я ждала в пустом кафе с прозрачными стенами. Снаружи всё заволокло туманом. Влажный осенний лист налип на стекло. Ни официанток, ни посетителей. В парке, окружавшем заведение тоже безлюдно. Вдруг на дорожке появилась еле различимая фигура. Уставшая от долгого одиночества, я вытащила телефон, желая убедиться, что это он.
       - Скучаешь? - Вдруг раздался за спиной безжизненный голос.
       Испуганно обернувшись, увидела невесть откуда взявшегося юношу с мертвым лицом и пустыми глазами. Застывшее, словно фотография.
       - Это ты? - Я здорово испугалась.
       Но тот повернулся и, зашагал прочь. Гулкое эхо заполнило помещение. Странное это было эхо. Словно смотришь мистический фильм, в котором режиссёр увлёкся инфразвуковыми эффектми. Всё тело обуяла дрожь но, превозмогая себя, всё же бросилась следом.
       - Не надо. - Не поворачиваясь, однако, каким-то непостижимым образом, словно мгновенно сменили кадр на экране, оказавшись со мной лицом к лицу, бледно улыбнулся Павел.
       Я невольно отступила. Споткнувшись, уселась обратно на стул, отозвавшийся противным дребезжащим звуком.
       И проснулась.
       Звонил мобильник. Мельком глянув на дисплей, убедилась, что прошло четыре часа.
       - Алло.
       - Маша? - В голосе говорившего чувствовалось волнение.
       - Да, кто это?
       Дурацкий вопрос. В этом городе мой номер знают всего два человека. И, раз уж обратились по-русски, значит, явно не неряха Фил.
       - Это Павел. - Разрешив сомнения, представился собеседник.
       - Уже догадалась. - Созналась я. - Ты далеко?
       - Стою на выходе из универа.
       - А где это?
       - Ах да, ты же не знаешь города. Просто назови адрес, и я за тобой заеду.
       - Э-э, понятия не имею. - Пролепетала я.
       - Ну, ты даёшь. - Засмеялся Павел. - Как это?
       - Да очень просто. - Не осталась в долгу я. - Меня встретили в аэропорту и привезли на снятую квартиру.
       В конце концов, может девушка позволить себе быть немного рассеянной?
       Общаясь в on-line мы не особо церемонились. Но, разговаривая почти в живую немного робела.
       - Ну, так выйди на улицу и посмотри.
       Ишь, раскомандовался.
       - Просто, жди меня где-нибудь у метро. - Предложила я.
       Звать парня в этот свинарник не хотелось. К тому же, представив осуждающие взгляды местного ФБР, состоящего из скучающих бабок, неуютно поёжилась.
       - Тогда, через час на Третьяковке.
       - Экий ты быстрый. - Я невольно покачала головой. - Леди нужно привести себя в порядок.
       - Ладно, говори во сколько. - Показалось, что в голосе Павла промелькнуло недовольство.
       - Скажем, в шесть. - Прикинув, что двух часов, чтобы привести себя в божеский вид, вполне хватит, сказала я.
       - Хорошо, в шесть. - Согласился он и дал отбой.
       Положив трубку на тумбочку, потягиваясь, прошлась по комнате. Кажется, всё складывается более-менее удачно. Вообще-то, малость мандражировала, не без этого. Но, совершив столько глупостей, вряд ли стоило останавливаться в конце пути.
       Постояв минут десять под контрастным душем и вымыв голову шампунем, привезённым из дома, завернулась в любимый махровый халат и принялась обмозговывать вечную женскую проблему. Что надеть? Прийти в джинсах и свитере - подумает что простовата. Нарядиться - вообразит, что рассчитываю понравиться. (Хочу, конечно, но ему-то об этом знать не обязательно). Промаявшись четверть часа, большинство из которых провела перед зеркалом, чертыхнулась. И, постановив, что "сойдёт и так", выбрала демократический стиль. Затем, выпив кофе, захлопнула дверь и выбежала на улицу.
       Схему метрополитена приобрела в ближайшем киоске. Как оказалось, до Третьяковской нужно добираться с пересадкой. Что не особенно смущало и, как и положено уважающей себя женщине, опоздав на десять минут, я с достоинством подошла к месту встречи.
       Вы когда нибудь пробовали узнать человека по фотографии? Правильно, и не пытайтесь. Если бы не явно "ожидающий вид" да букет белых роз то, скорей всего, просто бы протопала мимо.
       - Привет! - Я остановилась перед Павлом и неуверенно улыбнулась.
       - Маша?
       - А ты ждёшь кого-то ещё?
       Засмеявшись, он протянул цветы.
       - Это тебе.
       - Спасибо. - Я несколько растерялась.
       Букет оказался огромным, и я не представляла, что буду с ним делать целый вечер. К тому же, мне не очень часть дарили цветы. Хотя, если верить Саре, большая часть вины за это лежала на мне самой.
       - В восемь в Олимпийском выступают "Звери". - Заговорил Павел. А пока, можем посидеть где нибудь.
       - Позже. - Покачала головой я. - Давай, сначала просто погуляем.
       - Как хочешь. - Согласился он. - А куда пойдём?
       - Почём я знаю? - Слегка закапризничала я. - Куда обычно водят иностранцев?
       Он снова засмеялся.
       - Ты чего?
       - Никогда не думал о тебе, как об иностранке. Ты так здорово шпаришь по-русски, что просто в голову не приходило относиться иначе, чем к девчонке с соседней улицы.
       Раздумывая, обидеться или нет, я закусила губу. Потом, всё же рассудив, что это скорее комплимент, чем грубость, улыбнулась.
       - Вот-вот. Потому, наверное, и в гости позвал?
       Приняв сказанное за намек, он покраснел и полез в карман.
       - Если ты об обещании оплатить расходы, то могу прямо сейчас. - В руках у него оказалось целых две кредитки.
       Русская непрактичность снова взяла верх, и я отказалась.
       Неловко покрутив карточки, он спрятал их и подал руку.
       - Пошли?
       Гуляли, конечно же, по Красной площади. Благо до главной Российской достопримечательности было рукой подать. Перекусили в открытом кафе. У фонтанов Охотного ряда тусовлась молодёжь. Я бросила в воду несколько монеток.
       - Пора, Маш. - Поторопил Павел. - А то опоздаем.
       Спустившись в метро, добрались до огромного спорткомплекса. Народу было столько, что невольно испугалась. К тому же, полиция, или, правильнее сказать милиция, стоявшая в оцеплении навевала впечатление, что попали на демонстрацию.
       Кто-то кого-то ждал. Спрашивали лишний билетик. Тут же предлагали купить. Огромный плакат, с изображением длинноволосых парней с бритым качком в центре, попеременно освещался красно-сине-филетовыми сполохами. Что никак не создавало впечатления уюта.
       Вообще-то, жутко хотелось уйти но, не желая огорчать Павла, я молчала в тряпочку. По крайней мере, одно отделения должна выдержать. Да и, кто сказал, что будет неинтересно? В конце концов, вон сколько народа оставило дела, чтобы послушать выступление известной рок-группы. Чем я хуже?
      
       Страсти постепенно накалялись, и атмосфера в зале потихоньку достигала температуры кипения. Давно пора было начинать но, как мне кажется, музыканты использовали старый испытанный трюк: дожидались, когда не очень трезвая, несмотря на милицейский заслон, толпа совсем озвереет. Главное в этом деле - побольше воплей. А уж по какому поводу - не важно.
       Всё правильно. Вот, кому-то отказало терпение и раздался свист. Не очень отчётливый, он, тем не менее, сделал своё дело, послужив командой "фас" для томящихся подростков. Моментально взорвался ураган. Крики, топот тысяч ног. Нестройные аплодисменты слились в упругую, осязаемую волну.
       "Зве-ри, зве-ри!" - неистовствовала орава в едином ритме.
       Тут на сцене вспыхнули прожектора, направленные в зал. Ослеплённые зрители на мгновенье замолкли. Но лишь затем, чтобы вновь затопать, зареветь подобно стихии. На этот раз, повинуясь ритму, выстукиваемому ударником.
       Дурдом, одним словом. Хотя, если верить классику, шизиками именуют тех, кто сходит с ума в одиночку. Если твои убеждения разделяют другие, это называется немножко по-другому.
       Происходящее не очень-то нравилось но, глядя на горящие глаза Павла, решила не портить человеку удовольствие. За время общения не раз имела возможность убедиться, что он вполне нормальный - в моём понимании - парень. Так что, вполне могу простить ребёнку маленькую слабость.
       Лишь бы их оказалось не очень много.
       Осветители перестали пугать пришедших "светотерапией", зато по краям сцены повалил дым. Клубы, постепенно рассеялись и проступили очертания двоих гитаристов, стоящих спиной к залу. Что запомнилось - они расположились симметрично, так как один оказался левшой и держал гриф в правой руке.
       "Ню-ню". - Скептически подумала я. - "Тоже мне, Пол МакКартни, местного разлива".
       Музыканты подключились к барабанщику, и показалось, что в зал обрушилось цунами. Мощный аккорд резанул слух и тут же с оглушительным рёвом вступил синтезатор.
       Почудилось, что кто-то тяжёлый, весом как минимум пару центнеров сел на грудь и, забавляясь, стал мерно подпрыгивать, воя при этом страшную в своей первобытности дикую песню. В дополнение ко всему над сценой вспыхнул режущий глаза тонкий лазерный луч. Затем ещё, ещё. Разноцветные, похожие на выстрелы бластеров тонкие шпаги пытались просверлить череп. Чтобы, добравшись до мозга, расплавить, спечь, превратив в мерно колышущийся студень.
       "Зве-ри, зве-ри".
       Кому как, в общем. По мне, так удовольствие гораздо ниже среднего. Стоило из-за этого ехать в Россию? Дома ведь такого счастья выше крыши.
       Как выяснилось, концерт состоял из одного отделения. А потому слинять, сославшись на головную боль, не получилось. Хотя... Надо отдать должное устроителям - шоу было на высоте. Если, конечно, вы любите подобные забавы. Всегда подозревала, что я - не очень. И теперь, убедившись, что впечатлений хватит на всю оставшуюся жизнь, со стоической обречённость ждала окончания шабаша.
       Наконец, лавина звуков внезапно оборвалась, и зал застыл в оцепенении. Десять секунд, двадцать. Навалившаяся темнота ошарашила, и я всерьёз испугалась, как бы не затоптали кого нибудь из танцевавших подле сцены. Но вот загорелся нормальный электрический свет, и всё стало на свои места. Давая понять, что никаких выходов на "бис" не будет, со сцены исчезла вся аппаратура. Словно демоны, надругавшиеся над тишиной и посеявшие смятенье в умах тысяч тинэйджеров, инфернальные музыканты испугались света и поспешили скрыться в своём музыкальном аду.
       Недоумевая, куда девались горы колонок, всё же сообразила, что сцену просто развернули, явив публике голые подмостки. И с облегчением направилась к выходу.
      
       - Как тебе? - Глаза Павла пылали.
       - Нормально. - Не желая огорчать но, всё же без особого энтузиазма в голосе, соврала я.
       - Ты не понимаешь! Это же Звери! - Он так и произнёс. С Большой Буквы.
       - Заметила. - Фыркнула я.
       - А-а, женщина! - Полупрезрительно протянул кавалер.
       "Сам дурак" так и просилось на язык. Но, поскольку трёп в чате - это одно, а реальное свидание - нечто совершенно другое, проявила выдержку.
       Толпа понемногу рассасывалась. Мы неторопливо брели, вспоминая последний жаркий спор, произошедший полторы недели назад. Самое удивительное, что истины, за которые, казалось, готова расстаться с жизнью, в реале выглядели не такими уж важными. А, может, просто сыграла роль естественная стыдливость пришедших на первое свидание людей.
       - Что будем делать? - Спросил Павел.
       - Поздно уже... - Нерешительно протянула я.
       - Детское время, десять вечера. - Снисходительно заявил он.
       - И? - Вопросительно глянула на него я. - Что предлагаешь?
       - У одного знакомого предки сегодня на даче.
       - При чём тут дача?
       - Квартира, свободная, глупая.
       Потом неоднократно мучительно раздумывала, что бы было, если бы не согласилась? Ну, ведь могло, могло всё случиться по-другому. Могло ведь, а?
       Как сказал Джон Леннон: "Жизнь - это то, что с нами происходит, пока мы строим совсем другие планы..."
       Так ведь, и планов-то особенных не было. Ни в тот вечер, ни вообще. Просто хотелось побывать в России. Когда ещё путешествовать по миру, как не в молодости? Пока не остыл интерес к жизни, а жажда новых впечатлений толкает на сумасбродства.
       В общем, не особенно возражала и Павел, поймав такси, назвал адрес где-то в Измайлово. Доехали довольно быстро и, уже подходя к квартире, я попросила.
       - Паш, ты это...
       - Что?
       - Ну, не распространяйся там, что я американка.
       - Как хочешь.
       Почудилось, что в голосе мелькнуло разочарование. Ну, ещё бы. Любому мальчишке лестно похвастаться тем, что "закадрил" иностранку. Мне и самой бы понравилось. Но целый вечер быть объектом назойливого внимание очень не хотелось. Так что, придётся ему перебиться как нибудь.
       Кстати, впоследствии этот момент так же стал причиной сомнений. Ведь, знай мой злой гений что имеет дело с подданной Соединённых Штатов, возможно, выбрал бы кого-то другого. Хотя... Вполне вероятно, что этого бедолаги уже не было бы в живых.
      
       Конечно же, было не заперто и, бесцеремонно толкнув дверь, Павел пропустил меня вперёд.
      
       Глава 4
      
       - О, Паша! Кто это с тобой?
       - Хорошая знакомая.
       Я с благодарностью улыбнулась спутнику. Больше всего ценю в людях честность. И, если бы он представил своей девушкой, испытывала бы неловкость.
       Поскольку все смотрела на меня, не нашла ничего лучше, как назваться:
       - Маша!
      
       - Паша гуляет с Машей! - По-дурацки захохотала полноватая крашенная блондинка до того целовавшаяся с кучерявым парнем.
       Идиотка. Могла бы ради этого не отвлекаться.
       Окинув взглядом комнату, почувствовала скуку. Ибо вечеринка, как две капли воды походила на устраиваемые Бобом. Если так пойдёт и дальше, быстро разочаруюсь. Нет, я, конечно, не ожидала встретить белых медведей. Да и к тому, что по улицам не разгуливают барышни в кринолинах с томиками поэзии, тоже была готова. Но, чтобы всё оказалось ТАК ПОХОЖЕ!
       - Расслабься, мать. - Какой-то обормот с сигаретой в зубах всучил открытую бутылку красного вина.
       - Спасибо, не...
       Но, не успела закончить, как щедрый данаец испарился, бросив наедине с невесёлыми мыслями. Верный рыцарь тоже куда-то исчез и, не желая смотреть на извивающихся в танце, я прошла на кухню.
       - Привет!
       Там тоже оказалось занято. Но вернуться не решилась. Так же, как и сунуться в одну из двух оставшихся комнат. Если действие разворачивается по известному сценарию, нетрудно догадаться, что рискую увидеть.
       - Как тебе?
       Девушка стряхнула пепел и протянула толстенький малоформатный альбом.
       - Что это?
       Наверное, у меня был очень глупый вид, так как та усмехнулась.
       - На тебе шмотки фирменные. Вот и подумала, что одна из наших.
       - Из каких таких "ваших"?
       - Ну, вешалок.
       - М-м-м... - Я вытаращила глаза.
       - Ладно, расслабься. - Она забрала папку назад. - Это портфолио.
       До меня что-то начало доходить. Видимо, уловив интерес, та вернула альбом. Разглядывая фотографии, я то и дело посматривала на собеседницу. Потому что девушка, изображённая на снимках, имела со стоящей рядом мало общего.
       Куда исчезла, пусть не красавица, но довольно симпатичная куколка из альбома? Совсем не похожая на слегка сутулое, прыщавое и коротконогое существо? Впрочем, мне-то какая разница? Надеюсь, проходимцы, наживающиеся на таких вот дурочках, обобрали глупышку не до нитки.
       Вообще-то, у нас тоже есть агентства, профессионально занимающиеся карьерой манекенщиц. Но, работают они гораздо честнее. Здесь же, как поняла, это целая индустрия. Направленная главным образом не на становление имижда "топ звезды" - им это попросту не нужно - а на выкачивания денег из "абитуриенток". Бедняжкам внушают, что модель без портфолио - нонсенс. Как пастух без кнута, словно гаишник без палочки. И, естественно, дерущих за десяток зачастую откровенно любительских фотографий сумасшедшие деньги.
       Поймите правильно. Я очень далека от мира моды. Но, как всякая женщина, прекрасно понимаю, что подобная "галерея славы" не делается пьяненьким халтурщиком за полчаса. И за полный, от зари до зари, рабочий день тоже ничего не удастся "сварганить". Вызывающее интерес портфолио вообще не снимается одним фотографом. При всём мастерстве и богатом опыте он все равно останется в рамках собственного стиля и личного видения. Суть же, на мой неискушённый взгляд, как раз в том, чтобы раскрыть возможному клиенту многообразие того, что можно из вас, как из модели, сотворить. Снимки собираются в течение всей карьеры. Кадр оттуда, фотография отсюда...
       И - главное: в основе любого рекламного буклета должны лежать четыре изображения. Их же - увы - не имелось у бережно держащей альбом подмышкой девушки.
       Лицо - анфас и в профиль. Без косметики, с забранными вверх волосами. И в полный рост, так же в двух ракурсах. Причём, в том минимуме одежды, в котором готова позировать. Руки нужно развести, чтобы контур тела хорошо просматривался.
       Это - самое главное. Чтобы будущий Пигмалион видел Галатею. И представлял, с чем придётся работать. Ведь не юзерпик для сайта лепите, а рекламируете то, что продаёте. И товар в этом случае - ВЫ. Честность же, как известно, лучшая политика.
       Ежу понятно, что любую можно загримировать. Установив нужный свет что-то завесить тряпочкой, где-то пустить тень. Да на компьютере слегка подкорректировать. И получится писаная красавица. Ну да, порою удаётся сделать конфетку даже из не вполне пригодного материала, к которому явно относилась новая знакомая. Мне-то что. Но профессионалу ведь небезразлично. И предлагаемое обязано позволять создать некий образ, не выворачиваясь при этом наизнанку.
       Стало совсем скучно и, предпочтя наплевать на дипломатический протокол, я отправилась искать заманившего на дурацкую вечеринку Павла. Заглянула в комнату, откуда раздавалась музыка и, не обнаружив, поняла, что пора навестить укромные уголки. Можно, разумеется, спросить у кого нибудь. Но, представив смешки и сочувствующие взгляды, лишь передёрнула плечами.
       Распахнув застеклённую дверь, нашарила выключатель.
       - Извините. - Сделав вид, что ошиблась, пробормотала я.
       Однако парочке, усердно скрипевшей кроватью, было абсолютно пофиг. Почувствовав, как покрываюсь румянцем, отступила. И, прижавшись спиной к стене, съехала на корточки. Посидев несколько минут, встала и тряхнула волосами. Выяснить - моё право. Стыдно, конечно. Но это продлится лишь несколько секунд. Если же струшу, то краснеть и злиться придётся всю оствшуюся жизнь.
       Дверь легонько скрипнула и, включив свет, увидела Павла. Тот, накрытый до подбородка, лежал, свернувшись калачиком.
       - Ты что, спать сюда пришёл? - Недоумённо спросила я.
       Затем, дотронулась до его плеча и, так ничего не успев понять, провалилась в беспамятство.
      
       - Понятые, пройдите. - Баритон доносился, словно из-под воды.
       Ежели на глубине бывает эхо. Попробовав разлепить глаза, поняла, что не смогу. Веки, налитые свинцом, не слушались. К тому же, попытка пошевелиться отдалась во всём теле такой адской болью, что невольно застонала.
       - Когда приедет чёртов эскулап? - Другой, визгливый, голос раздался из соседней комнаты.
       Череп опять пронзила раскалённая игла. Я услышала лёгкие шаги, и кто-то сунул под нос пахнущую нашатырём ватку. Непроизвольно дёрнувшись, ударилась головой и обнаружила, что валяюсь на полу. Тупая боль в затылке становилась невыносимой. К тому же дико хотелось пить. Губы слиплись, язык, искусанный тысячью диких ос, распух, а в горле скреблись кошки.
       - Находясь в невменяемом состоянии, вызванном сильным алкогольным опьянением... - Начал диктовать баритон.
       - Орудие преступления нашли? - Деловито осведомился кто-то.
       - А что его искать? Подозреваемая так вцепилась, что еле отобрали.
       "Преступления...", подумалось вяло.
       Слава Богу, всё кончилось хорошо. Напавший арестован. Сейчас приедет медицинская бригада, и меня отвезут в госпиталь.
       - Что разлеглась? - Толстая тётка в мышиного цвета форме с одной здоровенной звездой на погонах подошла и пнула под рёбра.
       На заботливые действия врачей это никак не тянуло и, ойкнув, я приподнялась на руках. Впрочем, тут же свалившись обратно.
       - Мальчики, помогите. - Скомандовала Баба-Яга.
       Двое парней, в таких же серых, но более мешковатых мундирах, довольно грубо подхватили под руки. Звёздочек на погонах у них не было. Ни больших, ни даже маленьких. У одного имелась широкая красная продольная полоса. У другого погоны и вовсе оказались чёрными. С тремя жёлтенькими полосками. Узенькими такими.
       Меня тряхнули и, заскрипев зубами, я крикнула: "Больно"!
       - Ничего, милая. - Успокоила кобыла с усами. - Теперь тебе всё время будет хреново. Если не одумаешься, конечно.
       - Я американская гражданка. - Пролепетала я.
       - А я - жена папы римского. - Усмехнулась мегера и я поняла, что чем-то ей не угодила.
       В гудящей голове мелькнуло предположение, что это мама Павлика. Каким-то неведомым образом узнавшая о моём приезде и, конечно же, как все толстые некрасивые женщины, заочно не взлюбившая сноху. "Идиотизм какой". - Оборвала себя. - "Какая мама? Эта дама явно из полиции".
       - Погодите, Нина Павловна. - Вмешался всё тот же баритон. И, обращаясь ко мне, спросил. - Значит, вы утверждаете, что являетесь гражданкой Соединённых Штатов Америки?
       - Да, это так.
       - Тогда у вас, несомненно, должны иметься соответствующие документы.
       - Конечно есть! - Воскликнула я. - Только они дома.
       - В Америке, чтоль? - Хмыкнула бабища.
       - Мне сняли квартиру. - Просипела я.
       - Хорошо, где же?
       Вот гадство, опять вылетело из головы названия улицы. Хотя, координаты есть в записной книжке мобильника. И там же номер недотёпы Фила. Только бы он был дома. "Фил, Филушка, зайчик. Ну, пусть сегодня у тебя окажется разгрузочный день". Увы... Мобильник прихватил тот, кто устроил всю катавасию.
       - Телефон украли. - Запинаясь, пролепетала я. - В нём адрес. И номер сотрудника.
       - Да врёт она всё. - Рявкнула Нина Павловна.
       - Хорошо. - Игнорируя вздорную мадам, согласился баритон. - Допустим, аппарат похищен. Адрес вы, со свойственной всем юным особам забывчивостью, не помните. Но место работы-то вы должны знать?
       - Разуметься!
       Я назвала компанию и посоветовала связаться с посольством, получив в ответ неопределённое молчание.
       Дальше началось совсем уж непонятное. Руки заломили за спину и на запястьях защёлкнулись браслеты.
       - За что? - Из последних сил пролепетала я.
       - Она ещё спрашивает? - Тон был таким, каким, по моему мнению, склочничают торговки на базарах.
       Для полноты картины ей не хватало упереть в бока кулаки.
       Превозмогая боль, я с трудом повернула раскалывающуюся голову. Но полицайша не оправдала ожиданий. Стоя возле дивана, на котором лежал кто-то, с головой укрытый всё тем же пледом, подозвала поближе.
       - Иди сюда, сука!
       Озираться в поисках самки благородного животного просто не было сил. К тому же, смутные подозрения, исподволь закравшиеся в душу, подсказывали, что вряд ли её обнаружу.
       Резким движением церберша откинула плед.
       - Узнаёшь? Ты смотри, смотри! Полюбуйся, что натворила.
       Но заставить себя взглянуть не смогла, и во второй раз потеряла сознание, обмякнув между охранниками.
      
       Резкий запах аммиака опять ударил в ноздри. Меня зачем-то сфотографировали возле трупа (бр-р-р, ужас-то какой, а?) и поволокли вниз. Несуразно уродливый джип, выкрашенный в полицейские цвете, ждал с распахнутой дверцей. Серый рассвет и начавший накрапывать мелкий дождик комфорта не добавляли. Впрочем, никто и не спрашивал о самочувствии. Наоборот, казалось, все хотели турнуть, да чтоб побольнее.
       - Заблюёшь машину - заставлю вылизать. - Многообещающе напутствовала фурия и уселась на переднее сиденье.
       Резко дёрнувшись, кар тронулся, и я опять треснулась многострадальной головой. Что? Конечно, было больно, а вы как думаете!
       Мерно покачиваясь, попыталась воссоздать в памяти картину происшедшего и тихонько завыла.
       Павел убит! Погиб через несколько часов после знакомства. И, что самое ужасное, в этом подозревают меня. Да какое там! Похоже, у стражей порядка абсолютно нет сомнений в том, кто виноват. Сглотнув, поняла, что если сейчас не напьюсь, то до тюрьмы довезут ещё один труп. Чёрт! Ну что стоило попросить воды, пока находились в квартире.
       - Попить дайте! - Взмолилась я, прижавшись лицом к маленькому окошку, забранному решёткой.
       - Я тебе счас так дам. - Бросила через плечё мегера.
       Однако водитель, притормозивший на светофоре, несмотря на абсолютно пустынную улицу, сунул руку под сиденье и протянул пластиковую флягу с тёплой минералкой. Есть, всё же, добрые люди на этой земле. Выхлебав всё до дна, я зачем-то стала протискивать бутыль назад.
       - Оставь себе. - Гавкнула начальница. - Идиотка!
       - От... - Начала было я и тут же прикусила язык, проглотив такое естественное "от дуры слышу".
       Всё же, я сейчас в её полной власти. Положим, пристрелить при попытке к бегству, не пристрелит. Но жизнь попортить может изрядно.
       Приехали, почему-то не в узилище, а в больницу. Какие-то люди в белых халатах с осуждением глядя на, и без того несчастную меня, взяли кровь на анализ. Потом, дав расписаться, снова затолкали в машину. И, на этот раз, лишили свободы окончательно.
      
       Лязгнул засов и, зябко поёжившись, я вступила в ад. Выкрашенные унылой серой краской стены, да две кровати, засланные казёнными одеялами - вот и все достопримечательности. Если не считать обитательницы, конечно. Смуглая, явно колумбийка та была закутана в добрый десяток пёстрых платков. Чёрт! Какие латиносы! Я же не дома, а в Москве.
       - За что тебя, милая? - Сочувственно спросила она.
       Я не ответила, так как первым делом припала к крану с водой, торчащему над не очень чистым умывальником. Нахлебавшись вволю, улеглась на незанятую койку.
      
       - Правильно, отдохни пока. - Покладисто согласилась сокамерница. - Чрез час подъём, вот тогда и поговорим.
       - Надеюсь, через час меня здесь уже не будет. - Высокомерно бросила я.
       - Э-э, подруга. - Сокрушённо вздохнула цыганка. - Быстро только сказка сказывается.
       Подняв голову с подушки, я выложила козырную карту, что не возымело действия.
       - Это там, в своей Америке ты, может и гражданка. А на ближайшие два дня про это забудь.
       - Каких таких два дня? - Удивилась я.
       - Таких, что сегодня суббота. А что это значит?
       - Что?
       - А то, что запрос в посольство дадут не раньше понедельника. Да и то, покамест шишки наверху посовещаются, пока примут решение.
       - Но я же... Я... Не могу... Мне надо на работу, в конце концов.
       Та лишь усмехнулась.
       - Лет пятнадцать назад, ещё при Союзе я слышала историю про двух французов. Те, подвыпив, начали приставать к девушке. На беду, оказавшейся хорошей знакомой начальника отделения. И что ты думаешь? - Шевелить мозгами совершенно не хотелось, а потому я лишь закрыла глаза. - Их паспорта спустили в унитаз, а самих, предварительно обрив наголо, и насильно влив в каждого по бутылке водки, отправили в приёмник-распределитель для бомжей. "Нашли" бедолаг только через две недели. А ментам всё сошло с рук.
       Меня, выросшую в самой демократической стране мира, покоробило от тутошних порядков. Но сделать ничего не могла, а потому принялась обречёно ждать.
       К счастью, привезли не в тюрьму, а в КПЗ, что расшифровывается как Камера Предварительного Заключения. Должно быть, в связи с предстоящими выходными гулять не выводили. Но зато не было этого самого подъёма. Когда кровати складываются и нельзя лежать, даже на цементном полу. Цыганку, по стечению обстоятельство оказавшуюся тёзкой, забрали за спекуляцию в отхожем месте на Казанском вокзале. Не столь интересно, чем там она торговала, сколько произнесённые в ответ на моё удивление слова.
       - Э-ээ, ненаглядная. Да у нас испокон веку сортир - главное место.
       Странно, всё же... Дедушка с бабушкой, бывшие в какой-никакой, а в оппозиции к власти, ничего про это не рассказывали. Да и в книгах сей вопрос абсолютно не освещен. Написать, что ли? Пусть историки будущего проводят исследования, выясняя роль общественных нужников в развитии государства. Оказывается, "туалетоведение" - непаханое поле для пытливого ума, вроде моего. Со слов маклачки поняла, что всё прогрессивное человечество, состоящее в основном из полных идиотов, считает, что эти заведения предназначены для справления большой и малой нужды. В то время как любой московский ребёнок знает, что для этого существуют подъезды! Кабинки же отхожих мест служат для совершения торговых сделок, в основном с наркотиками. Купли-продажи оружия и боеприпасов, старинных икон, а так же призывными, или, вернее, вербовочными пунктами в Народно-Освободительную армию Чечни. Вообще-то, по большей части это войско состоит из негров и арабов. Но и московской швали там не меряно. Ещё в этих "офисах" происходят "встречи на высшем уровне". Шпионы и предатели Родины тоже, оказывается, очень любят толчки. Здесь же совокупляются "влюблённые" пары, за стаканом дешёвого вина проводят творческие вечера поэты и художники. Конечно, перевод клозетов на платные рельсы привнёс некоторый дискомфорт в привычную жизнь местного бомонда. Но так... Ничего существенного.
      
       Прошедшие в дурацких разговорах два дня, наконец, закончились. И, проснувшись рано утром в понедельник, я не могла усидеть на месте. Ну же, ну! Когда же вызовут на допрос?
      
       Глава 5
      
       Не подумайте, я не бездушная эгоистка, или законченная идиотка, забивающая голову чушью в трагических обстоятельствах. Отнюдь. Просто, чтобы не сойти с ума, на время отрешилась от случившегося. Всего лишь защитная реакция организма, и ничего более.
       Мелькнуло подозрение, что соседка по камере не что иное, как наседка. Но, поскольку не чувствовала вины, особо не переживала. По её словам выходило, что просидит за решёткой она недолго. Лишь до тех пор, пока община не заплатит отступные. Интересно, сколько стоит свобода в демократической Росси? Но миллионов в швейцарском банке я всё равно не имела. Так что, интерес, сами понимаете, был чисто гипотетическим.
       Мария учила, как вести на допросе.
       "Не хами". - Объясняла она. - "Менты скоры на расправу и, если хоть раз ударят, то уже ни за что не отпустят. Зачем им лишние слухи"?
       Грубить я и, в самом деле, не собиралась. Но, всё же, очень хотелось, чтобы справедливость восторжествовала.
       Наконец, ближе ко второй половине дня в коридоре раздались шаги. Сердце непроизвольно екнуло, и я сжалась в комочек.
       - Не бойся. - Невесело улыбнулась цыганка. - От судьбы ведь не уйдёшь.
      
       Следователь, если это был он, встретил хмурым взглядом. Отпустив конвоира, кивнул на стул.
       - Садитесь. - Подтолкнул пачку сигарет. - Угощайтесь.
       - Спасибо. - Вежливо поблагодарила я. - Не курю.
       Он зачем-то покачал головой.
       - Что ж, нет, так нет.
       Чувствуя, что начинаю нервничать, глубоко вздохнула. "Что за кошки-мышки,
       ё-моё"?
       Милиционер пробарабанил пальцами по столу и отсутствующе посмотрел в окно.
       - Значит, вы утверждаете, что три дня назад приехали из США?
       - Да. - Не стала запираться я.
       - И сразу же познакомились с Мирововым? Причём, так близко, что согласились провести с ним ночь?
       Не разу сообразила, о ком он, а потому просто пропустили мимо ушей гнусное предположение протокольной морды. Тот, из-за кого прилетела в Москву, всегда был Павлом.
       То-то и оно, что "был". И, увы, чьими-то стараниями уже никогда не "будет".
       Вмиг навернулись слёзы. Не выдержав напряжения двух с половиной суток, я зарыдала.
       Хозяин кабинета налил воды и с каким-то садистским выражением подал. Сволочь, в общем. Небось решил что, раз расплакалась, то вот-вот расколюсь. Подпишу чистосердечное признание и, облегчив совесть, а, заодно сняв с него очередной "висяк", бодренько отправлюсь в Сибирь. А ху-ху не хо-хо?
       Злость помогла собраться. Выхлебав воду и, несмотря на стук зубов по стеклу почти не расплескав, брякнула стакан на стол.
       - Благодарю!
       Видимо он решил, что настала пора приступать к активным действиям.
       - Откуда вы прибыли? - Суровым голосом вдруг спросил он.
       - Бисмарк, Северная Дакота. - Машинально ответила я.
       - Бисмарк, говоришь? - Недоверчиво усмехнулся он. - Ну, и что там хорошего, в вашем Бисмарке?
       - У-университет. - Совершенно сбитая с толку, я не знала, что и думать.
       - Значит, вас зовут Мери Райн. - Снова переходя на "вы" продолжил он.
       - Да.
       - И Мировона вы, конечно же, не убивали.
       - Разумеется.
       Не хватала ещё самой сунуть голову в петлю.
       - Что ж... Готов выслушать авторскую версию событий. - Он устроился поудобней, явно готовясь пропустить мои слова мимо ушей.
       Я почти начала излагать, но тут зазвонил телефон. Сняв трубку с допотопного аппарата, он внимал с заметным облегчением, проступившем на ослиной физиономии.
       Наверное, кнопка вызова охраны спрятана под столом. Так как конвой появился буквально через секунду после того, как трубка опустилась на рычаг.
       - В камеру!
       Не зная, горевать или радоваться, послушно сложила руки за спиной и зашагала по коридору.
      
       - Скорей всего дело у него забирают. - Предположила Мария. - Иначе с чего бы он так быстро закончил?
       - Куда? - Заволновалась я.
       - В ФСБ, вестимо. - Не задумываясь, ответила соседка. Делами иностранцев у нас всегда занималась тайная канцелярия.
       - И что это значит? Для меня?
       - А Бог его знает. Может, обменяют на какого нибудь шпиона. - Пошутила Мари.
       В то, что Соединённые Штаты пойдут на подобный шаг верилось слабо и я лишь скептически усмехнулась.
       - А хочешь, погадаю?
       - На чём? - Не удержалась от сарказма я.
       Судя по тому, каким унизительным и скрупулёзным был обыск, вряд ли у неё остались карты. Или, по совместительству она хиромантка?
       Предположение оказалось неверным, и не очень новая колода нашлась в с кладках многочисленных юбок.
       - Ждёт тебя дорога. - Привычно начала она.
       - А где позолоти ручку? - Съехидничала я.
       - Ладно уж, потом отдашь. - Махнула Мария рукой. - С процентами!
       - Наглый рэкет. - Заявила я. Но, поскольку лежать, уставившись в потолок, было ещё страшней, попросила прощения.
       - Извини.
       - Ничего, девочка. - В голосе цыганки слышалось сострадание. - Не каждому в твои годы выпадает столько мук.
       - Ты про прошлое, или про будущее? - Обеспокоено уточнила я.
       Насчёт минувших переживаний вполне согласна. А что касается дня завтрашнего... Если у соседки только пессимистические прогнозы, предпочитаю оставаться в блаженном неведении. Лучше уж сама что-нибудь придумаю. Например, как эту задрипанную кутузку врывается рыцарь. Естественно, в сверкающих доспехах и на белом коне. И, отвесив пару оплеух, в общем-то, ни в чём не повинному следователю с унылой мордой, отвозит меня в посольство.
       Блаженно закрыв глаза, я даже замурлыкала от умиления. Машины бы останавливались, регулировщики отдавали честь, обеспечивая зелёную улицу. А глава дипломатического корпуса обязательно потребовал бы публичных извинений перед оклевётанной американкой.
       - На пути встретишь принца. - Словно желая потрафить розовым фантазиям, продолжала тем временем Мария. - Только сразу не признаешь. После будет человек с холодными глазами. Враг, от которого придёт избавление.
       - Хочешь сказать, что меня отсюда выпустят?
       - Можешь верить, можешь не верить. - Философски протянула сокамерница. - Судьбу, всё одно, никому перехитрить не удавалось.
       - А денег кучу не нагадаешь? По дружбе, а?
       Такое вопиющее пренебрежение к приоткрывающемуся с помощью таинства окошку в грядущее покоробило ворожею, и она спрятала карты. - Ляг поспи лучше. Девчонка.
       Покемарить удалось недолго. Едва погасили свет, тут же лязгнула дверь и мужеподобная охранница ткнула в меня пальцем.
       - Ты! На выход с вещами.
       Поскольку всё имущество состояло из шмоток, быстренько оделась, и через минуту стояла у порога. Зачем-то ещё раз обыскали и, проводили во двор, где ждала машина. На этот раз не сине-белый джип, а чёрный автомобиль, явно принадлежащей таинственной ФСБ.
       Меня наклонили и, втолкнув в салон, тут же натянули на голову непроницаемый мешок. Хорошо хоть, оказался он довольно широким и не мешал дышать.
       Ехали минут пятнадцать, то и дело притормаживая и меняя направления. Мелькнувшую было мысль считать, отмечая отрезки времени и фиксируя повороты, тут же отбросила, как непродуктивную. Что это даст, если понятия не имею о месторасположении отправной точки? Как всегда не вовремя вспомнился давным-давно читанный боевичёк. Там тоже героя везут-везут с завязанными глазами. Потом, допрашивают. Затем доставляют назад. Не знаю, какой логикой руководствовался автор. И как такое могло произойти? Но умненькая жертва ухитрилась объегорить похитителей, забывших обшарить карманы бедолаги, и оставить в месте допроса сюрприз в виде бомбы с часовым механизмом. Компактненькая такая, по-видимому, была бомбочка. Довозят его, значит домой, и, как следует попугав, отпускают. Облегчённо вздыхая, наш герой усаживается на диван и, тут возникает смутное ощущение "Дежа-вю". Для пущей достоверности закрыв глаза он шарит за диваном и понимает, что допрос происходил у него же дома. Естественно, со всех ног бросается к выходу и... "Ба-бах"! Финита ля комедия.
       В общем, что ни говорите, оптимизЪмЪ - штука хорошая. Помогает в такие вот поганые мгновенья, упорно норовящие сложиться в часы, и не желающие по быстрому самоликвидироваться.
      
       Так... Прибыли, вроде. Водитель вышел и машина мягко качнулась на рессорах. Сидящие по обе стороны громилы бесцеремонно предложили выметаться, и я затопала, разминая затёкшие ноги. Если не верите, что езда в тесном салоне со скованными за спиной руками нарушает кровообращение, то возьмите и как нибудь попробуйте.
       Обыскивать в этот раз не стали. Поднявшись на третий этаж, провели в кабинет и, усадив, сдёрнули мешок. Царивший полумрак помешал удовлетворить любопытство. Зато ярко горевшая на столе лампа, хоть и не направленная в лицо, вмиг ослепила. Я закрыла глаза ладошками, заслоняясь от света и выгадывая время на адаптацию.
       - Меня зовут Вадим Игоревич, и я буду вести ваше дело. - Представился сидящий за столом человек.
      
       - Мери Райн. - Буркнула я. - Хотя, похоже, мне здесь не верят.
       - Пить хотите? - Вставший из-за стола мужчина, чьё лицо оказалось в тени, обошёл стул и снял наручники.
       - Давайте. - Кивнула я, совершенно не чувствую страха.
       В этот раз был не засиженный мухами графин с водой, а запотевшая пластиковая бутылка кока-колы, вынутая из спрятанного за деревянным панелями холодильника.
       Утолив жажду, уставилась на нового мучителя.
       - Мы выяснили, что вы та, за кого себя выдаёте. - Холёная рука достала из ящика стола кожаную папку. - Вы, действительно, прилетели из США три для назад. И, практически стазу же войдя в контакт с Павлом Мироновым, зачем-то убили его.
       - Не убивала я. - Десятый раз твердить одно и тоже не было сил.
       - Возможно. - Сухо согласился следователь. - Однако факты, увы, говорят обратное. Вас нашли в пустой квартире наедине с трупом. На ноже отпечатки, сами догадайтесь чьих, пальцев. Есть составленные по всем правилам протокол места происшествия, а так же показания сына хозяев квартиры, утверждающего, что пустил друга с девушкой на одну ночь.
       - Не знаю я никакого хозяина.
       Отчаяние переполнило душу до такой степени, что хотелось биться головой о стену.
       - Очень может быть, что после выпитого вы его не запомнили. Однако он отлично разглядел спутницу погибшего Миронова. Во всяком случае, из десятка предложенных фотографий безошибочно выбрал вашу.
       - Пусть он скажет это мне в лицо. - Потребовала я.
       Безусловно, толку от этого мало. Но хоть узнаю, как выглядит чмо, упёкшее за решётку.
       Повисло неловкое молчание. Когда же сидящий напротив человек ответил, в его голосе почудились растерянность.
       - Обязательно. В своё время.
       - Я могу ознакомится с делом? - Не особо рассчитывая на удачу, спросила я.
       - Пожалуйста. Только имейте в виду, это ксерокопии.
       Интересно, чего это он? Или, думает, что тут же, прямо в кабинете схаваю десяток грубых страниц и пяток фотографий?
       Гада, свидетельствовавшего против меня звали Сергей Смирнов. Сокурсник Павла. Он утверждал, что в тот день собирался к любовнице. И, поскольку квартира всё равно пустовала, отдал ключи убитому.
       - Бред какой-то. - На всякий случай, запомнив адрес, оттолкнула папку я.
       - Хорошо. - Кивнул допрашивающий. - Расскажите, как всё происходило.
       - В пятницу утром я прилетела в Шереметьево... - Начала я.
       На изложение событий того злополучного дня ушло каких-то полчаса. Иногда следователь задавал уточняющие вопросы. Лишь когда добралась до описания вечеринки, недоверчиво хмыкнул.
       - Сколько, говорите, было народу?
       - Человек десять.
       - Парни, девушки?
       - По-моему поровну.
       - Вы с кем нибудь познакомились?
       - Не успела. - Виновато ответила я.
       - Поверить не могу. Молодая, привлекательная особа вроде вас должна была произвести фурор.
       - Не такая уж я красавица, чтобы накачанные пивом лоботрясы ради сомнительного счастья быть представленными бросили более интересные дела и со всех ног кинулись целовать ручки.
       - Дело в том, что незадолго до происшествия квартиру тщательно убрали. Ковры вычистили моющим пылесосом. Пыль аккуратно стёрли. Посуду и пепельницы вымыли. И нигде никаких отпечатков пальцев.
       - А вашим Пинкертонам не приходило в голову, что порядок навели потом?
       - Отчего же. Но с момента смерти до прибытия милиции прошёл всего час. Сколько, по-вашему, требуется времени, чтобы замести следы? - Недоверчиво глянул он. - Какие-то слишком хладнокровные гости получаются.
       - Не обязательно. - Я цеплялось за соломинку. - Может, сам хозяин Павла и грохнул. А, затем, выпроводив всех, быстренько ликвидировал бедлам и вызвал милицию.
       - По "02" позвонила соседка. Как раз возвращалась со второй смены и, увидев распахнутую дверь, проявила любопытство.
       Не зная, что ответить, я вскинула голову.
       - Требую, встречи с представительством посольства.
       - Прямо сейчас? - Иронично осведомился он.
       - Завтра утром.
       Хотелось добавить, что иначе объявлю голодовку. Но не очень-то верилось в полезность подобных действий, и мудро промолчала.
       Затем отвели в камеру с держащимся на цепях откидным топчаном и оставили до утра. Узкое сырое помещение оказалось одиночкой и, закинув руки за голову, я бездумно уставилась в потрескавшийся потолок. Господи, ну за что такие муки? Занятая переживаниями, ухитрилась окончательно отодвинуть смерть Пала на второй план.
       "А ведь его, наверное, уже похоронили". - Подумалось вдруг. Представив лежащего в гробу мальчишку, не выдержала, и снова разрыдалась.
       В обличие он КПЗ, порядки здесь соблюдались. В шесть утра выдернули из спасительного сна и, приковав ложе к стене, указали на табурет.
       - Бумаги дайте. - Потребовала я.
       - Обратитесь к следователю. - Последовал лаконичный ответ охранницы в болотного цвета униформе, и дверь захлопнулась.
       Прошел завтрак. Затем обед, ужин. Безвкусное клейкой варево с противным чёрным хлебом вызывало отвращение. Но молодому здоровому организму нужны калории, пусть даже в таком неаппетитном виде, и я машинально поглощала пищу. Несколько раз начинала молотить в дверь, требуя сообщить в посольство, но, неспешно прибывавшая стража с оловянными глазами, пригрозила отправить в карцер и я притихла. Если ЭТО у них называется комфортными условиями, то что же ждёт провинившихся?
      
       На очередной допрос вызвали через час после отбоя. Всё тот же дядька в добротном, не лишённом элегантности костюме, снова предложил попить. Я не отказалась и, вызверившись поверх тонкостенного стакана, раздумывала, не запустить ли им мучителю в морду. К счастью, благоразумие победило и, аккуратно водрузив посуду на стол, словно прилежная ученица сложила руки на коленях.
       - Как долго вы знали Миронова?
       - В реале - полдня. - Не видя причины делать из этого тайну, ответила я. - Но до этого мы девять месяцев общались в Сети.
       - И что, подружились настолько, что решились приехать в гости?
       - Почему нет? - Удивилась я. - Если двое людей симпатичны друг другу...
       - Ладно, оставим тему ваших отношений. - Прервал он. - Что вы ещё знали о Павле?
       - Писал, что учится в одном из московских университетов. - Пожала плечами я. - Интересуется поэзией, музыкой. Наверное, девочками.
       - Он что нибудь рассказывал о своей семье?
       - Нет. - Порывшись в памяти, сообщила я. - Да и зачем?
       - Дело в том... - Он несколько замялся. - Что в ночь с воскресенья на понедельник Сергея Смирнова сбила машина. Допускаю, что это чистая случайность. А, может, и нет.
       - Вы полагаете, Паша встал из могилы, чтобы отомстить? - Предположение выглядело настолько диким, что нервно рассмеялась.
       - Мёртвым это не под силу. - Он покачал головой. - Но вот живым...
       - А что "живым"? - Удивилась я. - Насколько знаю, предки Павла милые, интеллигентные люди, явно не способные на кровавую вендетту.
       - Родители - нет. А вот другие родственники...
       В то, что трагедия, происшедшая со Смирновым случайна мне тоже верилось слабо. Но, при этом совершенно не испытывала жалости к оклеветавшему меня подонку. Скорее уж, горевала о собственной участи. Со смертью не виденного ни разу, точнее, совершенно не оставшегося в памяти Сергея, обрывалась ниточка к десятку гостей, могущих подтвердить алиби.
       - Послушайте, что вы мне голову морочите! - Взвилась я. - Установить круг знакомств обоих погибших - раз плюнуть. И, уверена, если надавить посильнее, кто нибудь да сознается, что в тот вечер был на чёртовой вечеринке.
       - Допустим. - Согласился следователь. - Ну и что?
       - Как это, "что"? - Растерялась я.
       - Даже если они подтвердят, что были в гостях, что это меняет? Вряд ли хозяин квартиры афишировал инцидент. Скорей всего, под выдуманным предлогом просто выпроводил гостей. Он убийца, или кто-то другой, все станут утверждать, что "ничего не видели". В то время как дело вполне можно считать законченным.
       - Не я это! Поймите, не я! - Взмолилась я и приготовилась снова расплакаться.
      
       Глава 6
      
       Следующие два дня, вернее, две ночи на допросы не вызывали. Консула тоже, как вы понимаете, не дождалась. Интересно, на работе уже забили тревогу? Хотя, что это я. Несомненно. Боюсь только, что это было лишь соблюдением формальностей. Единственный, кто мог принять участие в моей судьбе - пухленький коротышка Фил. Но, на кой, скажите пожалуйста, я ему сдалась?
       На третью сутки, после отбоя лязгнул засов, и опять предстала перед глазами Вадима Игоревича.
       - Располагайтесь! - Сухо кивнул он.
       Утолить жажду в этот раз не предложил, и я немного разочаровалась. Не то, чтобы очень хотелось, но, всё же, какое никакое развлечение.
       - Вы сообщили обо мне в посольство? - С места в карьер начала я.
       Он молча покачал головой.
       - Вы... Вы за это ответите!
       Вадим Игоревич лишь усмехнулся.
       - Поймите, это в ваших же интересах. Денег на хорошего адвоката у вас нет. А за убийство российского гражданина проведёте в тюрьме лет двадцать.
       - И, вы думаете, вам поверят? - Пренебрежительно бросила я.
       - А как же иначе? - Картинно удивился он. Все улики налицо. Вас обнаружили возле трупа с орудием преступления в руках. Имеются показания свидетелей.
       - Того, которого задавила машина?
       - Это к делу не относится. - Словно от насекомого отмахнулся он.
       Я устало опустила руки и тихо прошептала:
       - Вы должны понять.
       - Неужели? - Съязвил он, тут же сменив тон. - Впрочем, кажется, я могу вам помочь.
       Утопающим свойственно хвататься за соломинку, а потому я навострила ушки.
       - Как же?
       - Материалы. - Он многозначительно постучал ногтем по лежащей на столе папке, могут навсегда остаться в этом кабинете. И, даю вам слово офицера, через некоторое время исчезнут совсем.
       - И на какой срок вы хотите получить мою душу? - Убито промямлила я.
       - Ну, зачем вы так? - Осклабился он. - Я предлагаю всего лишь партнёрство.
       Не зная, что сказать, я потерянно замолкла. Самое худшее, что может произойти с человеком - это попасть в рабство. Жить, словно марионетка, которую дёргают за ниточки. Подчиняясь чужой воле и постоянно ощущая тень дамоклова меча.
       Должно быть, ему надоело со мной возиться. Так как, не особо церемонясь, выложил козырную карту.
       - К несчастью для вас, Павел Миронов приходился близким родственником очень влиятельному в определённых кругах человеку. Вы меня понимаете?
       - Нет. - Отчеканила я.
       - Поясняю. - Ваш Павлик - племянник вора в законе. Одного из авторитетов преступного мира. Эти люди достаточно сильны, чтобы покарать неугодного хоть у чёрта на куличках. Даже в Алькатрасе* *(Тюрьма строгого режима, расположенная на острове возле побережья Калифорнии. Славиться тем, что бежать оттуда практически невозможно, так как скалистый клочок суши омывается холодным течением). Так что, осудят вас, или оправдают, финал скорей всего, будет однозначным.
       Я сглотнула.
       - Как же так?!
       Не обращая внимания на мой лепет, он жёстко продолжил.
       - В общем, решайте. Или сейчас подпишете соглашение о сотрудничестве. Или...
       - Что, или?
       - Мы передадим вас американской стороне... - Последовала красноречивая пауза. Но, так как я, находясь в ступоре, совершенно не реагировала, добавил. - А содержимое этого досье станет известно дяде убитого вами Павла Миронова.
       - Я не... - Начала было я и обречёно замолкла. - Мне можно подумать?
       - Хорошо. - Согласился он. - Десяти минут хватит?
       Вообще-то рассчитывала, как минимум на одну ночь. Или, даже не весь следующий день в придачу. Но, видимо, пойдя Ва-Банк, он не намеривался отступать. К тому же, не сообщив в течении пяти дней о задержании иностранки, вряд ли рискнёт передать меня американским властям.
       Кому нужны неприятности?
       Скорей всего, просто задушат в камере. А от трупа избавятся, зарыв где-нибудь в лесу. Или, имитируют несчастный случай.
       - Я... Я согласна.
       - Вот и умница. - Оживился он.
       Из недр стола появилось несколько листочков, на которых поочередно расписалась.
       - Переночуете у нас. - Поспешно наставлял он. - Завтра получите инструкции. Затем вам вернут документы и в добрый путь.
       Я только крякнула. Надо же, какое напыщенное напутствие.
       Вопреки ожиданиям, вернули не в унылую камеру. А, проведя по бесчисленному количеству коридоров, то и дело сворачивая так, что вскоре окончательно потеряла направление, передо мной распахнули дверь вполне современного гостиничного номера.
       - Располагайтесь. - Ухмыльнулась конвоирша, добродушно осведомившись. - Алкоголь, наркотики?
       - Чего-о? - Вытаращила глаза я.
       - Ясно. - Невозмутимо констатировала бабища. - Может, кобеля надо?
       - Да пошла ты.
       - Как хочешь. - Равнодушно пожала плечами она. - После заключения многие до секса охочи. И мужчины и женщины.
       Ни хрена себе, пятизвёздочный отель, блин!
       - Спасибо, ничего не нужно.
       - Ну, тогда отдыхай.
       Она легонько хлопнула по плечу, отчего я присела и, пошаркивая, удалилась.
       Зря, наверное, отказалась от выпивки. Сама-то не испытывала потребности. Но, наверное, эта тётка слегка приворовывает у бедных завербованных. Так понимаю, местное начальство, дабы подсластить пилюлю, не скупиться. И кое-какие "крохи" обязательно перепадают церберам.
       Да чёрт с ней, перебьётся. Вон, какую тушу наела на казённых харчах.
      
       Первым делом побежала в душ. Если хотите понять, что такое счастье, попробуйте несколько дней обходиться только струйкой холодной воды из-под ржавого крана. Постояв под восхитительным водопадом, не выдержала и, наполнив ванну, влила полфлакона шампуня. Насыпала морской соли и, блаженно вытянувшись, закрыла глаза.
      
       О страшной бумаге старалась не думать. Да и поздно уже. Не заметила, как задремала и проснулась оттого, что вода остыла. Ещё раз сполоснувшись, выстирала одежду и, развесив на батарее, юркнула под одеяло.
       "Я подумаю обо всём завтра".
       Нет, я не Скарлетт О"Хара но, подобно любимой героине, предпочитаю решать проблемы по мере возникновения.
       Около девяти утра принесли завтрак. Тётка явилась другая но, честное слово, будто под копирку содранная со вчерашней. В инкубаторе их выводят, что ли? Или, скорей всего, подобная работа привлекает лишь определённый тип. Как мужчин, так и женщин. Отсюда и похожесть.
       - Похмеляться будешь? - Как показалось с надеждой, спросила охранница.
       - Давай. - Засмеялась я. - Всё, что есть, и побольше, пожалуйста.
       Та явно обрадовалась, и поспешно хлопнула дверью. Не забыв, при этом повернуть ключ.
       Я в сердцах сплюнула. Всё же, клетка осталась клеткой. Пусть даже её немного позолотили. Ладно, подождём чуть-чуть. Надеюсь, вскоре темница разрастётся до неимоверных размеров. А там, кто знает? Может, и удастся ускользнуть между прутьями.
       Поняв правильно, церберша вкатила столик, уставленный бутылками. И - ни одной полной до верху. Из каждой заботливо отлили половину, видимо надеясь, что мне и так хватит. Мстительно решив, что не фиг вертухаям наживаться на безвинных жертвах системы, начала опорожнять содержимое пёстрой батареи в раковину. Но, булькнув пару раз, остановилась. Кто его знает, как всё повернётся. Вдруг благодетеля Вадима Игоревича собьёт машина. Или случиться инфаркт... Нет, со свойственным лишь только что "добровольно завербованным" агентам чувством сердечной благодарности, безусловно, желаю ему "всех благ". Но - немного позже. Когда, выберусь из этого заведения и, получив на руки паспорт, покину во всех отношениях замечательную страну, с которой предпочли расстаться бабушка и дедушка.
       Ближе к обеду, всё та же охранница молча положила на журнальный столик пакет.
       - Здесь инструкции. После ознакомления, можете быть свободны.
       И уселась в углу, явно не собираясь оставлять наедине с интригующими указаниями.
       Дрожащей рукой разорвала плотную бумагу. Указания оказались более чем краткими. "Немедленно отправляйтесь в Балашиху. По адресу Никольского. д.18. кв. 26 получите документы, дальнейшие директивы и необходимое финансирование".
       - А где это, Балалшиха? - Поинтересовалась я.
       Церберша объяснила, как доехать и встала.
       - Ну, с Богом.
       Нет, хватает же у людей совести, обтяпывая грязные делишки, надеяться на помощь свыше.
       На пороге конвоирша придержала и, словно извиняясь, пожала плечами.
       - Придётся потерпеть... - Затем извлекла из кармана давешний чёрные мешок, предупредила. - Ты теперь, вроде как одна из наших, так что наручники надевать не стану. Но не вздумай шутить.
       Выкинуть фортель теперь, в двух шагах от вожделённой, пусть и не полной, свободы - последнее, что могло прийти в голову.
       Заверив - с этой минуты уже коллегу - в полной благонадёжности, покорно дала напялить вонючую тряпку и бодро, хотя и спотыкаясь, зашагала по коридору.
       Едва почувствовала свежий воздух, сильная рука надавила на затылок. Тычком в спину усадили в машину. Конспирация превыше всего, как же иначе? Мотор тихо заурчал и автомобиль плавно тронулся.
       "Что же это такое, а"? - Мысленно негодовала я. - "У них целое досье, под завязку набитое компроматом, а я даже не знаю, где провела почти целую неделю. Да кто поверит, если и решусь пожаловаться"?
       Ехали минут тридцать. Затем уродскую маску сорвали и распахнули дверцу.
       - Пригородные кассы там. - Холодно напутствовали, махнув куда-то влево.
       Нежных объятий и слёзных напутствий, как вы понимаете, не было.
      
       Как и всякий американец лет с шестнадцати привыкла передвигаться на машине. За исключением случаев, когда предпочитала неторопливые романтические прогулки. Реже ездила на автобусе. И уж никогда не испытала счастья почувствовать себя пассажиркой того, что здесь называют "электричка". Удовольствие, сравнимое разве что с Нью-йоркским сабвеем. Хотя, как уже говорила выше, ни разу не бывала в этом городе, а представление о тамошней подземке составила по кинофильмам. Что запомнилось - обилие читающих. Пожалуй, в этом главное отличие.
       Путешествие, если, сорокаминутную поездку можно назвать настоящим вояжом, прошло, в общем-то, спокойно. Человек пять подростков пытались то ли познакомиться, то ли изнасиловать. Но, должно быть, заключение как-то изменило мои повадки. Так как малолетние донжуаны отстали, едва недобро зыркнула.
       "Нет худа без добра". - Усмехнулась я. - "Интересно, подействовало бы на Боба"?
       К счастью, на станции имелся банкомат. Немного наличности, тут же конвертируемой в местные рубли позволили взять такси, а не плутать, изображая туристку. Дом оказался пятиэтажным, слепленным их серых блоков с уродливыми растрескавшимися швами. Кое-где, видимо усилиями жильцов, замазанными смолой, свисающей безобразными потёками.
       На лубочные картинки зрелище никак не походило, и я лишь грустно вздохнула. Стоило переться в такую даль, чтобы полюбоваться подобной убогостью. Да ещё вляпаться в во-от такущие неприятности?
       А вот интересно... Если бы вдруг явился знак? И кто нибудь сказал: Маша, не езди ты в эту идиотскую Россию. Павла твоего убьют, а тебя, дуру эдакую, сначала посадят, а потом заставят горбатится на спецслужбы. Поверила бы? И, взявшись за ум, приняла предложение Боба? Боюсь, что нет. Скорее, наоборот. Со всех ног кинулась бы с головой в омут.
       Подойдя ко второму подъезду, набрала на цифровом замке "26". На бодренькое треньканье никто не отвечал. Подождав минут пять надумала, прогуляться но, к счастью - или, вернее, наоборот, какая-то старушка вышла на улицу. Мышкой юркнув в образовавшийся проход и представляя, как та неодобрительно покачивает головой, поднялась на второй этаж. Зачем это делаю, совершенно не представляла. Ведь, ежу ж понятно, раз домофон молчит, значит - никого нет.
       "А если испорчен"? - Возразила себе.
       Хотя, маловероятно, чтобы в столь серьёзной организации работали одни охламоны. Вроде Фила".
       Позвонив в дверь, разумеется, не получила ответа. И, разозлившись окончательно, решительно взялась за ручку. Что я им, девочка на побегушках? К удивлению, та легко поддалась и я машинально шагнула внутрь. Прихожая, как прихожая. Таких миллионы. С ковриком, зеркалом и вешалкой на противоположной стене.
       - Люди, ау-у. - Беспечно позвала я.
       Ответом была тишина. Заглянула на кухню и, убедившись, что там пусто, сунулась дальше.
       Ох-х... Лучше бы я этого не делала. Пусть бы вообще, не дождалась чёртовой бабки и отправилась на экскурсию по славному городу Балашихе. Картина, открывшаяся взору, показалась достойно кисти Босха. На полу в живописных позах лежали два трупа. У одного прострелен живот. Другому несколькими пулями разворотили грудь. И - ужас какой, а? - у обоих во лбу аккуратненькие такие дырочки... Почувствовав, что теряю сознание, опустилась на пол.
      
       Но разлёживаться было некогда и, кое-как поднявшись, поплелась к выходу. О том, зачем явилась в эту покойницкую, ухитрилась напрочь забыть. К счастью, в соседней комнате раздался звон часов. Что несколько отрезвило и, натянув рукав блузки, дабы не оставлять отпечатков пальцев, повернула ручку.
       Увы... комитет по встрече состоял отнюдь не из оркестра с цветами. Ещё один жмурик, так же послуживший мишенью неведомому русскому ковбою, не очень уютно устроился в кресле. Продырявленная голова свесилась на бок а изо рта стекала тонкая струйка крови.
       На журнальном столике стоял обшарпанный дипломат, не так чтоб под завязку, но, всё же заполненный деньгами. Сверху - синий прямоугольник с американским гербом. Робко подойдя, с радостью обнаружила, что это мой паспорт. Никогда не думала, что буду готова разрыдаться при виде этой, в общем-то, ничем не примечательной книжицы. Кредитные карточки тоже вернули. Так же, как и ключи от квартиры Фила. Метнувшись на кухню, нашла непрозрачный полиэтиленовый пакет и, пересыпав деньги, как могла, стёрла отпечатки пальцев. Не знаю, что здесь произошло. Да, если честно, и знать не хочу. Быстрей, быстрей отсюда!
       Отойдя на пару кварталов, позвонила в милицию и, назвав адрес и сообщив о том, что в "двадцать шестой квартире слышны какие-то подозрительные звуки, похожие на выстрелы", со всех ног дёрнула на вокзал. В каждом прохожем чудился переодетый полицейский. От людей в форме, будь то просто железнодорожники, шарахалась, словно чёрт от ладана. В довершение всего, жутко официальным видом здорово напугали контролёры. Трясущимися руками нашарив билет, получила в ответ сочувствующий взгляд. Да, хреновый, наверное, у меня вид. Да и с чего бы лучиться счастьем и благоухать как роза?
      
       Адреса Филова логова так и не вспомнила. Зато, в голове всплыло название нужной станции сабвея.
       - Метро "Алтуфьево". - Сказала водителю, едва забралась в такси.
       - Пятьсот рублей. - Не моргнув глазом, назвал цену тот.
       Да хоть тысячу!
       - Хорошо. - Согласилась я и раздолбанный допотопный фиат тронулся с места.
       К счастью, доехали без приключений. Если бы остановил дорожный патруль, наверняка бы умерла от страха. Только-только глотнув воздуха свободы, по новой пройти через весь этот ад было выше моих сил.
       Миновав "вечносидящих" на лавочке бабок, на негнущихся ногах добралась до заветной двери. И, засунув мешок с деньгами под шкаф, без сил плюхнулась на диван. Кое-как успокоилась и, сварив кофе, уставилась в окно. Разговор с Филом, решив, что на сегодня переживаний вполне достаточно, предпочла отложить до утра.
       Увы... У Вадима, свет Петровича на этот счёт имелось особое, и что самое хреновое, не совпадающее с моим, мнение. Телефонный звонок раздался в одиннадцать вечера. Скорей всего, у куратора именно в это время начинается нелёгкая служба по охране мирного сна обывателей.
       - Как вы? - В голосе звучала неподдельная отеческая забота.
       - Вашими молитвами. - Несмотря на отвратительнейшее самочувствие, фыркнула я.
       - Включите третий канал. - Посоветовал он. - И оставайтесь на связи.
       Мне-то что. Протопав к телевизору, щёлкнула пультом. Показывали криминальную хронику.
       - Сегодня, около девяти часов утра совершено нападение на машину с инкассаторами. Один сотрудник банка убит, второй получил тяжёлые ранения и находится в реанимации. Во второй половине дня в Балашихинский РОВД поступил звонок от неизвестной, сообщившей о перестрелке в одной из квартир дома по улице Никольского. Прибыв на место наряд милиции обнаружил трупы троих неизвестных. В карманах убитых нашли купюры, номера которых совпадают с похищенными накануне. В связи с происшествием, органами внутренних дел разыскивается молодая женщина, на вид двадцати-двадцати двух лет. Среднего роста, волосы светло русые. Глаза, предположительно, серые.
       "Врут они всё". - Злорадно подумала я. - "Глаза у меня, как раз таки зелёные".
       Далее мельком показали квартиру в Балашихе. К прибытию телевизионной группы тела уже накрыли простынями, но меня всё равно обуяла дрожь.
       - Как вам сюжет? - Поинтересовался Вадим Игоревич.
       - Зачем всё это?
       - Нужно же было обеспечить ваше финансирование. - Равнодушно бросил он.
       - И ради этого вы убили четверых ни в чём не повинных людей.
       - Это не тема для телефонного разговора. - Отрезал он. - Но, хочу вам сказать, что это были самые настоящие преступники. Мы лишь немного поспособствовали восстановлению справедливости.
       Да уж... Робингуды государственного масштаба.
       - На видеомагнитофоне лежит кассета. Просмотрите и её. - Посоветовал Вадим Игоревич. - Минут через тридцать я позвоню ещё раз.
       Я включила плеер, и обомлела. На экране, немного изуродованная тем, что снимали откуда-то сверху, но, тем не менее, вполне узнаваемая, по квартире полной трупов шастала я.
       Сволочь! Когда же успел?
       Бессильно опустившись на пол, я принялась выть и исступлённо биться головой о стену.
      
       Глава 7
      
       - Надеюсь, вы в порядке? - Деланно обеспокоенным тоном поинтересовался куратор.
       - Да пошёл ты! - Рявкнула я.
       - Норма! - Констатировал он.
      
       Если честно, поначалу не хотела брать трубку. Телефон трезвонил минут пять, а я всё сидела, запустив пальцы в волосы, и тихонько поскуливала. Но, как ни старалась отыскать выход, ничего путного не придумывалось. Придя к заключению, что из страны не выпустят, неохотно протянула руку. И теперь слушала ненавистный голос и скрипела зубами от ярости.
       - Никуда не уходите. - Приказал Вадим Игоревич. - Я приеду через час.
       "Нужен ты здесь, как же". - Нахмурилась я.
       Но, поскольку от моих желаний ничего не зависело, промычала в ответ нечто невразумительное. Затем, движимая извечным женским любопытством, вытащила пакет с деньгами. Всё же, странные существа - люди. Готовы рисковать жизнью ради обладания фантиками, дающими иллюзию могущества. Да, в обмен на них получаешь множество всевозможных благ. Но стоит ли овчинка выделки?
       Вспомнив лежащие в живописных позах трупы, решила, что нет. И... Принялась пересчитывать пачки. Тугих брикетиков было сорок. Двадцать с пятисотрублёвыми купюрами и столько же с тысячными. Та-ак... Сколько же это в привычных долларах, если курс один к двадцати девяти? Три миллиона делиться на столь неудобное число не пожелали ни в какую. А потому, не мелочась, провела арифметическое действие с цифрой тридцать.
      
       Сумма получилась офигительная. Даже по американским меркам. Во всяком случае, на "хорошего адвоката" точно бы хватило. Одна беда: деньги эти ворованные. Мало того, на них кровь пятерых человек.
       С омерзением побросав пачки обратно, ногой запихнула на место. Идиотизм, блин! На кой мне такие капиталы, если номера известны правоохранительным органам? Ведь, захоти расплатиться, по крайней мере, в Москве, по мою грешную душу и невезучую задницу тут же примчатся недружелюбные вооружённые мужчины.
       Звонок в дверь прервал никчемную рефлексию, и поплелась открывать.
       - Здравствуй! - Каркнул Вадим Игоревич.
       Я лишь угрюмо кивнула.
       - Сначала уладим финансовый вопрос.
       Он направился на кухню и принялся выкладывать на стол аккуратные упаковки.
       - Что уставилась? Тащи, давай!
       Принесла.
       Быстро пересчитав, он сложил добычу.
       - Здесь. - Кивок на лежащие перед нами богатства. - Пятьдесят тысяч баксов. Думаю, на первое время хватит. - И, глядя на плохо соображающую меня, прикрикнул. - Маша, не тормози! А то разочаруюсь в тебе, не начав работать.
       Я схватила деньги и умчалась в комнату, зачем-то зашвырнув их под диван. Опрометью бросилась назад.
       - Вот, уже лучше. - Его лицо посветлело.
       - Что теперь? - Попыталась перехватить инициативу я.
       - Завтра, в крайнем случае, послезавтра вылетаешь во Францию.
       - Но у меня работа! - Попыталась возразить я, понимая, что обречена на повиновение.
       - Забудь.
       - Но контракт...
       - Плевать я хотел на твой контракт. - Разъярился он. - В крайнем случае, заплатишь фирме неустойку. Я притихла, а он, бросив на стол несколько фотографий, продолжил. - В твою задачу входит познакомиться с этим человеком. Как ты это сделаешь, соблазнишь, очаруешь, покоришь умом или эрудицией, меня совершенно не волнует.
       - Я не проститутка. - Крикнула я.
       - Неужели? - Картинно приподняла брови сволочь. - Впрочем, это лишь вопрос времени.
       В его голосе слышалась такая убеждённость, что невольно пожалела мужика. Должно быть, хреново жить с уверенностью, что все бабы бляди.
       "Чтоб ты сдох, пидор грёбанный". - Ни с того ни с сего психанула я.
       Наверное, что-то отразилось на моём лице, так как он пошёл на попятай.
       - Мы не регламентируем агентов в выборе средств. Единственный критерий - успешно проведённая операция. Вы вольны воспользоваться каким угодно оружием, лишь бы оно оказалось действенным. Обязательное условие в данном конкретном случае - клиент, до особого распоряжения, должен оставаться в живых.
       - Ладно, проехали. - Огрызнулась я. - Что нужно сделать?
       - Фигурант, в прошлом сотрудник одной из наших спецслужб, уволился более десяти лет назад. Не найдя себя в "мирной жизни" уехал на постоянное место жительства за границу. Доподлинно известно, что он располагает некоторыми документами, м-м-м... представляющими угрозу государственной безопасности. Ваша задача - выкрасть материалы. В крайнем случае, сделать копии. И оставаться в Париже до получения дальнейших инструкций.
       - Приказа о ликвидации? - Напрямую уточнила я.
       - Какие мы нежные. - Съязвил он. - И это после стольких трупов.
       - Положим, только после одного. - Отбрила я. - Да и тот, чисто гипотетический и организован вашими стараниями. В то время как некоторые совсем не жаждут чужой славы.
       - Думаете, кому-то это интересно?
       Сказал так равнодушно, что моментально поверила, что всем до фонаря. Абсолютно наплевать и на невинно убиенного Пашку, и по дурости нашедшего смерть Сергея Смирнова. И уж, тем более, на какую-то Мери Райн, имевшую несчастье оказаться в ненужное время и в совершенно неподходящем месте.
       - Адрес на обратной стороне фотографии. - Как ни в чём ни бывало, продолжал инструктировать он. - Советую запомнить. Хотя, это ваши проблемы. Надеюсь, вы понимаете, что в случае провала мы вас знать не знаем.
       Интересно получается. Как таскать каштаны из огня, так бедная Маша. А если запахнет жареным то... Да ладно, чего от ублюдка ждать?
       - Да поняла, поняла.
       Ох, скорей бы отвязался, дебил недоделанный.
       - Что ж, желаю удачи. - Словно читая мысли, поднялся он. - Почаще проверяйте почтовый ящик.
       - И что, вы будете писать открытым текстом? - Заволновалась я.
       - В наше время технологии ушли так далеко, что попытка шифровки только вызовет ненужные подозрения. - Он был совершенно серьёзен. - Гораздо безопаснее передавать сообщения не стараясь что-то усложнить. Скажем, "наш пёс стал слишком старым, и мы с мамой решили его усыпить". Думаю, даже агент с минимальным IQ сориентируется правильно.
       Подхватив пакет под мышку, он стал прощаться.
       Захлопнув дверь и, мысленно пожелав Вадиму Игоревичу кирпича на голову, банду пьяных подростков на пути или, в крайнем случае, грузовик навстречу, улеглась на диван и, в который раз за последнюю неделю принялась горевать. Нет, кручинилась не о загубленной молодости. И даже не об убитом неизвестным подонком Павле. Я грустила вообще. Так сказать, обо всём и ни о чём конкретном.
       В конце концов, молодой здоровый организм взял свое, и провалилась в забытьё. К счастью, в эту ночь ничего не снилось. Впрочем, как и во все предыдущие, проведённые в ужасно неуютных "гостиницах", оплачиваемых Российской Федерацией.
       Нежилась в постели часов до десяти а, разлепив наконец глаза, отправилась в ванну. Долго плескалась, несколько раз намыливая голову и любуясь в зеркало.
       Поймав себя на мысли, что оттягиваю неприятный разговор с руководством филиала компании, тяжко вздохнула и начала одеваться. Строгий английский костюм, простая хлопковая блузка, минимум косметики. Вообще-то, с точки зрения любого бизнесмена проступок мой ужасен. Но, поскольку сделанного, вернее, происшедшего не воротишь, тяжело вздыхая, вышла на улицу. И стала ловить такси.
       "И как вы объясните подобное поведение"? - Спросит строгий клерк в безупречном костюме.
       "Э-ээ... Видите ли, сэр... Я просто никак не могла вовремя явиться на службу, так как сидела в тюрьме по обвинению в убийстве.
       Да уж... Попытка прогнозировать не вызывала ничего, кроме усмешки.
       В конечном итоге, наплевательски решив, что "будь, что будет", с явным облегчением уставилась в окно. Тысячи людей расторгают контракт по независящим от них причинам. Неприятно, естественно. Но, не смертельно. В отличие от работы на хрен-его-знает-как-называется организацию, в которую вляпалась, словно кур в ощип. Совсем без энтузиазма и очень даже не добровольно. И вообще, хватит ныть. Вряд ли неустойка составит значительную сумму. Ну, цена билета, оплата услуг по получению российской визы. Да компенсация Филу за потраченное время.
       Всё же, какое счастье, что никаких серьёзных контрактов от меня не зависело и испытательный срок предстояло проходить на одной из самых мелких должностей.
      
       Если вы думаете, что внушающее доверие словосочетание "представительство компании" выглядит солидно, то глубоко ошибаетесь. Офис состоял из пары смежных комнат, с двумя компьютерами и парой телефонов. Во вращающемся кресле, прихлёбывая кофе, развалился Фил. Напротив устроилась полная дама лет сорока с явно скучающим видом. Первое же помещение и вовсе оказалось пустым.
       - Здравствуйте! - Робко поздоровалась я.
       - А, Мэри! - Совсем без интереса глянул на меня Фил. - Что это вас не было видно?
       - Я... Я прошу расчёта.
       - Что-то случилось? - Равнодушно подняла голову дама.
       - Понимаете... Обстоятельства изменились. - Промямлила я.
       - Что ж, приступим. - Оживилась дама.
       Из чего сделала вывод, что именно она здесь главная.
       Пробежавшись по клавиатуре, та несколько секунд смотрела в монитор, затем повернулась ко мне.
       - Вы проработали в нашей компании ноль дней. - Честное слово, так и произнесла. - Так что, бухгалтерия будет явно не в вашу пользу.
       Не найдя слов я ограничилась кивком.
       Вообще-то, всё оказалось не таким уж и страшным. Издержки составили семь тысяч долларов. Если бы каждый новичок приносил подобную прибыль за неполную рабочую неделю, то негоциантам не пришлось бы торговать.
       Я полезла в сумочку и достала одну из оставленных куратором пачек.
       - Мы не производим операций с наличными. - Резко подскочил Фил.
       При этом глазки его маслянисто блеснули, и я поняла, что, останься мы наедине, он бы с радостью принял деньги. Но, поскольку расположение неряхи - последнее, что искала в этой жизни, лишь пожала плечами:
       - Я сейчас.
       Зайдя в первый попавшийся банк, перевела на собственный счёт двадцать тысяч, заплатив при этом абсолютно несуразные проценты. Затем, нашла ближайшее отделение Вестерн-Юниор и послала самой себе двадцать пять. И, вернувшись в офис, протянула кредитку старшему менеджеру.
       Тех переполняло любопытство, различимое невооружённым глазом. Но, поскольку удовлетворять его, сами понимаете, не собиралась, быстро завершила формальности. Так как в служебной квартире находился чемодан с вещами, договорилась, что оставлю ключи на столе, просто захлопнув дверь. И пошла прочь.
       Билет купила в этом же здании на первом этаже. Рейс Эйр-Франс в восемь вечера. До отлёта - целых семь часов и, не удержавшись, на такси поехала по злополучному адресу.
       Дверь, разуметься, опечатали, а так некстати возвращавшейся со второй смены соседки, увы, не было дома. Да и что дадут её показания? В своих детективных способностях я, мягко говоря, не совсем уверена. Разумеется, будь побольше времени, вплотную занялась бы расследованием но, видно, придётся отложить. В конце концов, всё тайное рано или поздно становится явным. Вот только разгребу в Париже и обязательно вернусь в идиотскую Москву. Или, лучше, найму частного детектива.
       Идея настолько понравилась, что тут же, бросилась покупать газеты. Главное, не спугнуть тутошних Ниро Вульфов информацией об убийстве. Да и вообще, нафиг мне сдался башковитый и проницательный Ниро Вульф? Вполне хватит сноровистого быстроногого Арчи Гудвина. Уверена, что имея на руках список друзей обоих погибших, смогу лично поговорить с каждым и выяснить, кто эта сволочь.
      
       Ответили по первому же номеру и, узнав где находится контора, помчалась на встречу.
       - Сколько потребуемся времени для установления адресов, а так же мест работы или учёбы десяти человек? - С порога начала атаку я.
       - Это зависит от социального положения фигурантов, места жительства и ещё многих, многих пока неизвестных факторов.
       Сидящий за столом седой мужчина внимательно смотрел на меня.
       Что ж, пожалуй, расскажу по порядку. Я опустилась на предложенный стул.
       - Меня интересует круг знакомств двух молодых людей. - Тут слегка запнулась, не зная, сообщать ли о том, что они оба мертвы. Но, сообразив, что опытный сыщик выяснит это в первый же день, решила, что скрывать факты глупо. - Только...
       - Всё, что вы скажете, не пойдёт дальше стен этого кабинета. - Заверил пожилой джентльмен.
       - Дело в том... Что они оба мертвы. - Прошептала я.
       - Мы не занимаемся расследованием убийств. - Поспешно ответил хозяин кабинета. - Это прерогатива правоохранительных органов.
       - Мне это и не нужно. - Как можно спокойнее заявила я. - Один из погибших был моим приятелем, и я просто хочу...
       - Продолжайте, прошу вас.
       - В общем, мне интересно, с кем они дружили, часто проводили время, возможно, имели какие-то общие интересы.
       - Десять человек, говорите? - Пожевал губами он.
       - Да.
       - Что ж... Ознакомьтесь. - Мне протянули тоненькую папочку с несколькими листками.
       - Просто назовите цену. - Мельком пробежав глазами столбики цифр, попросила я.
       - Наш тариф составляет три тысячи рублей в день, плюс расходы. - Пояснил он. - Аванс можете выплатить как наличными, так и с помощью кредитной карты. Предметом договора не могут являться сведения, представляющие угрозу интересам Российской Федерации.
       Далась им эта безопасность! Можно подумать, резидент иностранной разведки припрётся с бухты-барахты в первое попавшееся сыскное бюро, чтобы разузнать страшные кремлёвские тайны. Клятвенно заверив господина, что покушение на устои столь уважаемого государства - последнее о чём думаю, вытащила пачку наличных.
       - Так, посмотрим. - Хозяин агентства взял калькулятор. - Десять человек, из расчёта по два дня на каждого... Материальное обеспечение розысков в таком случае составит...
       Через двадцать минут, подписав соглашение, целью которого было выяснение места жительства знакомых Павла Миронова и Сергея Смирнова, уплатила семьдесят пять тысяч рублей - сами посчитайте, сколько это в долларах - оставила электронный адрес и, чувствуя несказанное облегчение, отправилась за вещами.
      
       Такси домчало в Шереметьево и, немного взгрустнув, прошла в зал ожидания. Нехорошо получилось. В смысле, что не сходила на могилу к Павлу. Но ледяная руга сжимала сердце всякий раз, как только задумывалась об этом. Происшедшее было слишком свежо в памяти, и я боялась, что поход на кладбище здорово подточит силы.
       Наконец, объявили посадку и, кинув прощальный взгляд на столь неприветливо встретившую Россию, ступила на трап самолёта.
       - Надеюсь, я ещё вернусь. - Одними губами прошептала я.
       Устроившись возле иллюминатора, откинула кресло и, смежив веки, попыталась задремать. Рядом кто-то плюхнулся и, не удержавшись, приоткрыла один глаз. Парень лет двадцати восьми в сером твидовом пиджаке и синих джинсах с интересом пялился на меня.
       "Что уставился". - С неприязнью подумала я.
       Нет уж, хватит с меня русских мужчин. За прошедшую неделю успела познакомиться с двумя и, должна сказать, оба жутко разочаровали.
       - Миша. - Словно не замечая настороженного взгляда, представился попутчик.
       - Маша. - Процедила сквозь зубы я.
       Лишь бы отвязался.
       - Очень приятно. - Явно не собирался останавливаться на достигнутом он.
       - Взаимно. - Как ни старалась выглядеть дружелюбной, злоба так и пёрла наружу.
       - В первый раз во Францию? - Он вытянул ноги и, удобно расположившись в кресле, без стеснения разглядывал мою фигуру.
       - Михаил, вам не кажется, что вы слишком назойливы? - С сарказмом произнесла я.
       - Нахальство - второй счастье. - Игнорируя попытку взять официальный тон непринуждённо засмеялся он. - К тому же, скажу по секрету: я специально поменялся местами во-он с той старушкой, чтобы эти несколько часов провести в вашем обществе.
       В течении пары секунд мучительно размышляя, разозлиться или обрадоваться, всё же, склонилась в пользу последнего. Согласитесь, не каждый день встречаешься с подобной, совершенно обезоруживающей нахрапистостью.
      
       Глава 8
      
       Весь полёт Миша не давал скучать, непрерывно рассказывая анекдоты, дурацкие и, оттого ещё более смешные, случаи из армейской жизни и вообще, старался произвести впечатление. И, надо сказать, ему это удалось. Во всяком случае, вместо угрюмого путешествия с самокопанием, я прекрасно провела время. То и дело он предпринимал попытки узнать номер моего телефона - что решительно пресекала на корню. Так же, как и желание побольше выведать о личной жизни.
       Интересно, это уже профессиональное?
       В смысле, то, что начинаю подозревать всех и каждого? Ну, чем, скажите, провинился вполне безобидный клоун Миша? Даже если предположить худшее и знакомство наше не случайно. Чёрт, конечно же, нет. Он же сам признался, что пересел намеренно. Ладно, надеюсь, вы поняли. Так вот, одно из двух: либо он человек Вадима Игоревича, либо...
       Да нет, глупости всё это. Какой уважающий себя киллер станет на глазах у десятков потенциальных свидетелей знакомиться с будущей жертвой?
       Однако, несмотря на потуги мыслить логически, чувствовала небольшое отчуждение.
       "Дамы и господа! Мадам и мсье. Леди и джентльмены! Просьба прекратить курить и пристегнуть ремни безопасности. Наш самолёт совершает посадку в аэропорту имени Шарля де Голля". - Раздалось из динамиков, и я последовала совету.
       Едва подали трап, чтобы не обижать хорошего человека, ввела память телефона номер его сотового, устремилась к выходу.
       - Где думаешь остановиться? - Не отставал Михаил.
       - Не знаю ещё. - Пожала плечами я.
       - Я всегда снимаю номер в недорогом пансионате в пригороде. Может...
       - Нет. - Чуть более резко, чем нужно мотнула головой.
       Не хватало ещё спугнуть клиента.
       - Ну, как хочешь. - В его голосе послышалось разочарование. - Но, если что, звони.
       Я лишь молча улыбнулась.
       Сославшись на то, что должны встретить, отказалась от совместной поездки на такси и вздохнула с облегчением.
       Что ни говорите, а в любом деле хороша умеренность. А обаяния нового знакомого было слишком уж много в пересчёте на кубические метры замкнутого пространства.
       По-французски говорю ужасно. Зато прекрасно понимаю. Из положения вышла, написав на вырванном из блокнотика листке просьбу отвезти в какой-нибудь приличный отель.
       Заведение называлось "Орхидея" и, на первый взгляд, показалось вполне уютным. Оплатила номер на неделю вперёд и, подождав, пока коридорный внесёт чемодан, направилась в душ.
       Что делать - попросту не представляла. Хоть бы одну книжку "про шпионов" осилить сподобилась. Так, нет же. "Низкопробное чтиво", по словам мамы и, что греха таить, собственным убеждениям, годилось только для употребления маргиналами. Чей вкус невозможно испортить, за отсутствием такового.
       Короче, как знакомиться с мужчинами - понятия не имела. Не говоря уже о том, как их соблазнять. До сих пор в моей короткой жизни случилось всего три человека противоположного пола, включая нового знакомого. Но Павел мёртв. Самонадеянный Боб - далеко. А не менее уверенный в собственной неотразимости Михаил хоть и находился близко, явно не похож на человека, на котором можно потренироваться. Какая уж тут отработка навыков, если сам липнет, словно муха не мёд?
       В конечном итоге, плюнула. Очень надеясь, что всё "само собой образуется". Постаралась выкинуть из головы служебные заботы, и отправилась гулять. Имею право по приезде в один из красивейших городов мира уделить ему толику времени? Как уже говорила, читать и писать на языке Мольера могу без труда. А, потому, купила карту, путеводитель и храбро двинулась покорять город.
       На первом же перекрёстке наткнулась на юношу, почти мальчишку, перебиравшего струны гитары. С ужасным акцентом и отчаянно коверкая слова, исполнявшего "Подмосковные вечера". Не выдержав издевательства над любимой песней, бросила в лежащую на тротуаре кепку мелкую денежку и, спросив взглядом разрешения, встала рядом.
       Голос у меня не очень сильный и карьера певицы мне не грозит ни под каким видом. Но, едва вступила, парень притих, в восхищении открыв рот. Потом заиграл чуть громче и начал подпевать. Помимо вокала, мы тут же стали привлекать внимание внешними данными (отражение видела в витрине напротив). Он - жгучий горбоносый брюнет с вьющимися волосами, и рядом тоненькая светло-русая девушка. Спустя пять минут нас окружила небольшая толпа. В шапку летели монеты и даже зашелестели купюры. Мы исполнили "Очи чёрные", "Бессаме мучо", затем я в одиночку спела несколько романсов из старых русских кинофильмов. Завершили выступление появившейся в нашем репертуаре с моей подачи "I love you" на английском языке. Потом он затянул что-то по-итальянски но, поскольку ни мелодии, ни слов не знала, чмокнула зардевшегося паренька в щёку и пошла дальше.
       На небольшой площади, словно перенесённой неведомым волшебником из эпохи Людовика XIII остановилась перекусить в маленьком кафе. Наверное, уже пересекла какую-то невидимую черту, вступив в "историческую" часть города. Так как заинтересовал гид, с энтузиазмом размахивающий рупором и предлагающий двухчасовую экскурсию всего за пятьдесят евро. С носа, разумеется.
       Решив, что весь город пешком обойти не смогу, быстро допила кофе и направилась к постепенно формирующейся группе. Устроившись возле окна в мягком кресле, немного подождала, пока число желающих осмотреть достопримечательности не достигнет некой критической массы и, наконец, автобус тронулся.
       Мы побывали в Мот Понт-о-Шанж и во дворце правосудия, на Площади Вогезов, в Монастыре Валь-де-Гранс и Садах Тьюильри. И, разумеется, в сердце Парижа, коим, несомненно, является остров Сите.
       Конечно же, поездка сопровождалась лекцией. Со слов гида узнала, что самое раннее упоминание о Париже относится к первому веку до нашей эры Юлием Цезарем. В те времена на острове Сите жило галлльское племя паризиев. Деревня назвалась Лютецией и лишь триста лет спустя римляне стали именовать это место Parisii.
       В десятом веке Париж превратился в столицу французского королевства. Благоприятное географическое положение в судоходной части Сены, на скрещении торговых путей и пребывание королевского двора, притягивавшего в столицу светскую и духовную знать, что способствовало превращению города в то, чем он является сейчас.
       Закончилась экскурсия в Парижском Университете и Сорбонне. Кто не знает - это один из крупнейших учебных и научных центров Франции, основанный в тысяча двести пятнадцатом году на основе церковных школ. Сорока двумя годами позже в Латинском квартале некто де Сорбонн открыл колледж, естественно названный его именем. А в семнадцатом веке эти два заведения слились. Да так, что названия стали отождествляться.
       С головой, гудящей от вороха информации, вышла из автобуса на площади, откуда началась экскурсия и, не спеша, направилась в отель. Для первого дня впечатлений вполне достаточно. К тому же, утомлённая перелётом, захотела спать.
       Утром разбудила горничная, принесшая кофе. Чертыхнувшись, вспомнила, что та лишь выполняет просьбу и, поблагодарив, отправилась в ванну. Делу время - потехе час. Так, кажется, гласит русская народная мудрость.
       Фотографии, само собой разумеется, не выкинула, так что адрес бывшего советского чекиста запоминать не видела необходимости. Натянув джинсы и лёгкий свитер, малость накрасилась, и вышла ловить такси. Координаты, чтобы не смущать водителя, по привычке переписала по-французски и через полчаса осоловело пялилась на нечто среднее между торговой гаванью и Шанхаем. С китайским городом место роднила целая куча барж, стоявших у гранитной набережной. Довольно обшарпанные, они создали удручающее впечатление. Что никак не вязалось с новыми шикарными автомобилями, словно на подъездных дорожках коттеджей оставленными владельцами у воды.
       Машинально отдав таксисту двадцать евро, не придумала ничего лучше, как усесться на скамейку, недоумённо оглядывая это безобразие. У многих на крышах росли самые настоящие газоны. Кое-где заботливые хозяева разбили цветочные клумбы или высадили карликовые японские деревья. Дурдом, одним словом.
       Слегка придя в себя и оглядевшись, поняла, что что-то тут не так. Причал на правом берегу Сены находился в самом центре. А это не очень-то вязалось с представлениями о жалком существования если и не клошаров то, как показалось вначале, не самых обеспеченных обитателей французской столицы. Впоследствии узнала, что стоянки для барж есть во многих районах Парижа. Но жить здесь, с видом на Елисейские поля считается весьма престижным. Всё равно, что для американца иметь особняк в Беверли Хиллз. Так же круто, как для россиянина обладать квартирой с видом на Кремль. То есть, удовольствие далеко не из дешёвых. Буквально за всё приходится платить. За место под солнцем, то есть на воде. За судно, стоит которое чуть поболе, чем хороший особнячок с садами и парками. За лицензию на право передвигаться по реке. И, конечно же, за дорогостоящую внутреннюю отделку и подключение к коммуникациям, таким как водоснабжение, и телефонная линия.
       Всё это при более близком знакомстве поведал бывший "боец невидимого фронта" а ныне вполне довольный жизнью буржуа. Обладатель не распознанного с первого взгляда шикарного плавсредства, солидного счёта в банке и довольно импозантной внешности.
       У каждой баржи - столбик с табличкой: адрес и имя владельца. Искомый Серж Раков занимал серую посудину длиной метров тридцать. Мостки, соединяющие с берегом, оказались втянутыми на борт и, решив, что для первого раза узнала достаточно, отправилась брать на прокат автомобиль. Судя по гигантскому чёрному БМВ, будущий знакомый не являлся горячим поклонником французской автомобильной промышленности. В отличие от попутчика Михаила, который, по его словам, специально прилетел во Францию для покупки нового Рено. Нет, не подумайте, он не сумасшедший богач, приобретающий машину для себя. Просто, этим зарабатывает на жизнь. Находит клиента, выясняет запросы, а после, проведя несколько бессонных ночей в Интернете и найдя искомое, списывается с владельцем, если машина подержанная или представителем фирмы, если автомобиль новый, и отправляется в "деловую поездку".
       Поймав себя на мысли, что слишком много думаю о симпатичном клоуне, вместо того, чтобы заниматься работой, выбросила парня из головы и вошла в прокатную контору. Столь суровые "меры", предпринятые по отношению к ничего не подозревающему новому знакомому, искренне считала необходимыми. Ведь, согласитесь, нельзя начинать флирт с одним мужчиной, постоянно вспоминая о другом.
       Что? И ничего я подобного не говорила. Сами вы "постоянно".
       Как и в любой цивилизованной стране мира, формальности во Франции сведены к минимуму. Водительских прав и кредитной карточки оказалось вполне достаточно, чтобы через каких-нибудь полчаса стать, пусть и временной, обладательницей новенького серебристого Фольксвагена. "Гольф" последней модели сиял от косметики, а в салоне приятно пахло кожей. Вообще-то, удовольствие не из дешёвых. И за неделю аренды пришлось выложить немало. Не хочу вдаваться в подробности, сажу только что, стоимость проката авто последней модели равняется цене старенькой, но вполне исправной машины, оставленной на платной стоянке университета.
       Запасшись чипсами, кока-колой и ещё несколькими вкусностями, которые можно поглощать, ведя наблюдение и не рискуя при этом по уши испачкаться жиром или разными соусами, отправилась назад. К счастью, огромный БМВ по-прежнему находился у причала. Теперь с берегом баржу соединяли мостки, а на палубе, в лёгком тренировочном костюме разминался Серж Раков. При всей антипатии к фигуранту, совершенно независимо от моих желаний прочно поселившейся где-то глубоко внутри, невольно залюбовалась отточенной грацией движений. Он проделывал один из множества комплексов китайской гимнастики. То ли цигун, а, может, какой-нибудь "шаолинь". Я, вообще-то не очень разбираюсь. Серж приседал, подпрыгивал, совершал трудноиденфицируемые загадочные пассы, наверное, предназначенные для отражений ударов воображаемого противника. И всё - с таким изяществом и быстротой, что просто не верилось, что двигавшийся по палубе человек вдвое старше меня.
       - О, my God!* *(О, мой Бог, - англ). - невольно прошептала я.
       Всё потому, что здорово робела. Естественно, кабы не поручение, которое необходимо выполнить во что бы то ни стало, просто бы прошла мимо. Но, постепенно вживаясь в роль, перебирала варианты, пытаясь нащупать единственный, верный ход, что заставит, судя по всему вполне уверенного в себе и не страдающего от недостатка женского внимания мужчину, заинтересоваться какой-то там Мери Райн. В общем-то не уродины но - увы - далеко не претендентки на звание Мисс Америка.
       "А если он и вовсе женат"? - С ужасом подумала я.
       Нет, мне абсолютно наплевать на предполагаемую супругу. Просто, в последнем случае, вряд ли пригласит на баржу. И, даже если и удастся завязать отношения, дело ограничится свиданиями где-то на стороне. Что, как вы понимаете, совсем меня не устраивало. На кой хрен он мне сдался где нибудь в номере отеля?
       Эх, Сару бы сюда! Уверена, даже не пришлось бы устраивать Вrainstorm* *(мозговой штурм - англ). Уж она бы, со свойственной ей изобретательностью придумала бы что нибудь, бьющее не в бровь, а в глаз.
       Представив Сару, пытающуюся наставить фингал танцующему экзотический боевой танец Сержу, невольно засмеялась. А что? Было бы неплохо. В случае удачи, конечно. Я бы спасла бедолагу от нападок разбушевавшейся подруги и тот, по самое "немогу" проникшись чуйством благодарности, тут же, не отходя от кассы, поведал бы, где хранит столь интересующий куратора компромат.
       Но над домами высилась Tour d"Eiffel* *(Эйфелева Башня (фр) и, разумеется, ни о какой Саре не могло быть и речи.
       "Записаться в ученики к мастеру восточных единоборств, что ли"?
       Вяло покатав в голове явно непродуктивную, ежели не сказать прямо, бестолковую мыслишку, скомкала очередной пакет попкорна и тяжко вздохнула. Ну, почему так комплексую? Чем, скажите на милость, молодящийся дяденька, отличается от того же Боба или давешнего Михаила?
       "Только тем, что тебе от них абсолютно ничего не нужно". Это ж давно известно: то, чего хочется, получается очень редко. То есть, кто бьётся - тот, конечно, добьётся. Но, почему-то всё оказывается совсем не так как представлялось.
       Заскрипев зубами, помянула недобрым словом сучьего потроха Вадима Игоревича. Хоть бы досье какое дал на фигуранта, что ли? В фильмах "про шпионов", агентов вроде снабжали хотя бы минимумом необходимой информации. Или, времена изменились настолько, что теперь в порядке вещей взять первого попавшегося человека с улицы и, немного попугав, заявить: а иди-ка ты, родимый, туда не знаю куда. Да притащи во-он то, хрен знает что.
       Хотя... Давно известно, что нет невыполнимой работы для человека, который не обязан делать ее
       сам. Закон Вейлера, однако.
       Серж закончил разминку, а я, так и не разродившись гениальным планом, всё торчала в машине.
       "Нет худа без добра". - Утешила себя. Теперь хоть точно знаю, что жены у мужика нет. Вряд ли нормальная женщина усидела бы в взаперти в столь погожий денёк.
       Наконец, часов в одиннадцать утра мсье Раков завёл чудовищный БМВ и тронулся с места. Держась поодаль, и, разумеется, стараясь быть незаметной, я двигалась за ним. Проехав пару кварталов, он остановился возле небольшого ресторана и, припарковавшись, вошёл в стеклянную дверь.
       Мысленно перекрестившись - хотя никогда и не была особенно набожной - поспешно выскочила из салона. Затем, оправив юбку и тщательно стряхнув крошки, изящной походкой направилась следом.
      
       Глава 9
      
       - One blek coffe, please!* *(Один чёрный кофе, пожалуйста! - англ). - Сказала, конечно же, по-английски, подошедшему гарсону.
       Ни о каком упоминании русских корней, само собой не шло и речи. Вообще, ничего, что могло бы насторожить клиента, и напоминало о покинутой родине.
       Кстати, всё от той же Сары знала, что назвать парижского официанта гарсон - верный способ получить плевок в кофе или суп. Обращаться следует как-то по другому. Но - вот беда - в нужный миг сведения зачастую вылетают из перегруженной головы.
       Сержу принесли завтрак и, кивком поблагодарив, тот начал есть.
       Смакуя напиток маленькими глотками, исподтишка наблюдала, не очень понимая, что это даст. Наконец, закончив, он встал и неторопливо зашагал к выходу. Подождав, пока за Раковым закроется дверь, бросила на стол мятую купюру, и двинула за ним.
       Следующей остановкой был гольф-клуб. Куда меня, разумеется, не пустили. Единственное, что обрадовало - то, что располагался он за городом. Прикинув, что часа два Серж проведёт на поле, помчалась в город. В первой же телефонной будке узнала адрес специализированного магазина, торгующего подслушивающими устройствами. Что-то наплетя о неверном женихе и, изрядно уменьшив счёт, приобрела несколько "жучков", а так же всё необходимые прибамбасы.
       Количество авто на набережной заметно уменьшилось, что не могло не внушать оптимизЬму. Заранее переодевшись в джинсы и чёрный свитер, собрала волосы в конский хвост, напялила бейсболку и чёрные очки. Словно заправский домушник, отправляясь "на дело" оставила "Гольф" в нескольких кварталах от причала. И потопала к барже.
       Рассудив, что вряд ли он станет топить камин летом, на тонкой проволоке опустила один микрофон в трубу. Остальные же налепила на окна, то есть, извините, на иллюминаторы. Для чего пришлось свешиваться вниз головой и утопить очки. Продавцы уверяли, что это - самая последняя-распоследняя модель с супер-пупер чувствительностью. Так что, лезть внутрь, рискуя задействовать наверняка имеющуюся сигнализацию и привлекая внимание полиции, не осмелилась.
       С чувством выполненного долга подогнала машину поближе и, включив цифровое записывающее устройство, на такси отправилась перекусить. Затем, поехала в пансионат, иминут пятнадцать постояла под душем. Отдав в прачечную извозюканную о борта лохани одежду, немного вздремнула.
       "Только бы не угнали машину". - Вот единственное, что беспокоило по настоящему.
       Около шести вечера, не утерпев, сидела в салоне временно бывшего моим автомобиля, и прослушивала записи. Естественно, полагала, что Серж Раков находится в полном душевном здравии и сам с собой не разговаривает. Так что ничем, кроме бесед по телефону это быть не могло.
       Вернувшись в три часа, хозяин сделал всего четыре звонка. Договаривался о завтрашней партии в теннис, вызывал рабочего, в чьи обязанности входила ежемесячная помывка баржи (если бы проводила операцию "жучок" послезавтра, не выпачкалась бы, как свинья). Третий однобокий диалог тоже интересовал мало, так как касался финансовых вопросов. А вот четвёртый...
       Нет, ну говорила же, что всё, так или иначе, сбывается. Причём, скорее "иначе", нежели "так".
       Короче, он звонил в одно солидное, имеющее "хорошую" репутацию заведение, в где трудятся молодые женщины, оказывающие определённые услуги. Должно быть, мсье Раков очень практичный человек, педантично заботящийся о здоровье. Утром - зарядка, днём - гольф. Вечером - эротический массаж, вполне качественный суррогат личной жизни, в которой за ненадобностью нет места любимой женщине.
       Решив, что это единственный на сегодня шанс войти в контакт, ухватилась за соломинку. Возможно, кто-то сочтёт план не очень умным. Но, когда-нибудь возьмите и сами попробуйте претворить в жизнь что-то подобное. Не спорю, многие бы нашли гораздо более цивилизованные способы. Но, пусть уж будет так, как задумала.
       Пришлось ещё раз совершить небольшую прогулку по магазинам и обзавестись электрошокером и баллончиком с нервно паралитическим газом. За четверть часа до приезда ночной бабочки заняла позицию на одной из скамеек под плакучими ивами.
      
       Видимо Серж был постоянным клиентом, так как девушка прибыла на такси совершенно одна. Ни сутенёра, ни охраны. Про обязательную свиту жриц любви как-то читала в московской криминальной хронике. Собственно, на это и рассчитывала. Весь же "гениальный" план состоял в том, чтобы, поменявшись с проституткой местами, проникнуть на баржу. И, вырубив Сержа заняться обыкновенным грабежом. О том что попросту могу ничего не найти в тот момент не пришло в разгорячённую голову. Наверное, подействовал воздух Франции, раз взяла на вооружение принцип Наполеона. "Главное - ввязаться в драку. А там посмотрим". Хотя... Не так уж он не прав, если разобраться. Ведь, если хочешь довести что-нибудь до конца, нужно, как минимум, начать.
       - Мадмуазель, вы не поможете? - Как можно отчётливей произнесла я, едва такси отъехало.
       Путана невольно замедлила шаг, повернувшись в мою сторону.
       - Что случилось? - В её голосе послышался акцент.
       - Кажется, я подвернула ногу.
       - Вызовите скорую. - Равнодушно бросила она.
       - Я... - Видя, что планы рушатся прямо на глазах, слегка запаниковала. - Я уронила телефон.
       Сжалившись, девушка приблизилась к скамейке и я, выбросила вперёд руку с шокером.
       - Сука! - Простонала она и обмякла.
       Слово показалось знакомым но, только аккуратно уложив жертву на лавочку, сообразила, что говорили по-русски. Хотя... Куда от нас денешься? За последние десять-двенадцать лет из бывшего Советского Союза на заработки выехало столько народу, что просто диву даёшься. Перед самым отлётом в Москву смотрела передачу, в которой говорилось, что только в Италии, при шестидесяти миллионном населении, нелегально проживает пять миллионов выходцев из Украины.
       Обо всём этом размышляла, шагая к машине и моля Бога, чтобы не встретить полицейских.
       К счастью, повезло.
       Тело оказалось неожиданно тяжёлым. С трудом втиснув пострадавшую на заднее сиденье, завела двигатель и, отъехав на несколько километров, взгромоздила несчастную на скамейку. Дабы не навлекать лишних проклятий на мою, и без того грешную голову, в кармане сумочки оставила триста евро. Да, если честно, чисто по-человечески её было жаль. Мало того, что работа скотская, так ещё связана с постоянным риском.
       Затем уселась за руль и... испугалась.
       "Что ты делаешь, Маша"? - Спрашивала себя, сжав лицо в ладонях. "Даже если и проникнешь на баржу, вряд ли сможешь найти хоть что-то. Такие люди не отличаются беспечностью".
       Действительно, а что потом? Вот, приду, значит. Покручу попкой. Приму душ. Вряд ли Раков начнёт светскую беседу. Скорее всего, сразу потащит в постель. Конечно, шокер применить успею. Но, если ничего не обнаружу, что тогда? Второго шанса не представится, дорогуша.
       У греха сомнения, как известно, множество обличий. Но за всеми масками, за красивыми словами, за философскими рассуждениями колеблющихся всегда скрывается трусость. Капитулировать перед обстоятельствами всегда легче с умным видом и руководствуясь этическими соображениями.
       Решение, как это обычно бывает, пришло спонтанно. Пристегнув ремень безопасности, выехала на набережную и... таранила БМВ Сержа. Не так, чтоб сильно, но достаточно, чтобы происшествие не относилось к разряду мелких неприятностей.
       "Во всяком случае, есть повод для знакомства". - Злорадно подумала я, глядя на выбежавшего на палубу клиента.
       Надо отдать ему должное, он вёл себя как мужчина. То есть, довольно сдержанно, если не сказать - вежливо и корректно. Первым делом помог выйти и спросил, не нужен ли врач. На причинённые повреждения почти не обратил внимания, лишь кинув беглый взгляд. Гораздо больше времени он уделил моей растерянной персоне. Да-да, несмотря на то, что акция была подготовлена, я жутко испугалась. Всё же, автокатастрофа, путь даже такая небольшая, вызывает шок. Не смертельный, но довольно ощутимый.
       - Надо позвонить в полицию. - Озабоченно нахмурился он.
       - Пожалуйста, не делайте этого. - Я скорчила самую плаксивую рожу, на которую оказалалсь способна. - У меня отберут права. А, даже если и не отберут, то родители ни за что не подарят новую машину. - И, видя, что он колеблется, добавила. - Я оплачу ремонт.
       - Вообще-то, расходы бы покрыла страховка.
       - Ваши - да. - Я отчаянно заморгала, пытаясь заплакать.
       А фиг там. Наверное, проявился характер, доставшийся от бабушки с дедушкой.
       - Ну, не знаю. - Показалось, что он посмотрел с особым, мужским интересом.
       - Я... Я буду очень признательна. - Застенчиво пролепетала я и покраснела.
       На этот раз самым естественным образом. Для чего пришлось лишь представить КАКУЮ именно благодарность предпочтёт Раков.
       - Не хотите ли немного отдохнуть? - Галантно предложил он. - Мне кажется, вам не помешает чуть-чуть выпить, чтобы снять стресс. Потом вызовем такси. А ремонтом завтра займётся механик гаража, где поддерживают мою лошадку на ходу.
       Он ещё спрашивает! Да это то, о над чем ломала голову весь сегодняшний день. К счастью, Париж отличается от Шанхая тем, что баржи располагаются не впритык друг к другу, словно селёдки в бочке, а на некотором удалении. Столкновение было не очень громким, и к месту происшествия никто не вышел. Раков сел за руль Фольксвагена и, припарковав машину рядом, так словно ничего не случилось, и к нему просто заглянули гости. Затем взял меня за руку и провёл на борт.
       Внутреннее убранство разительно отличалось от наружной отделки. И, если с набережной судно больше походило на пристанище клошара, то, спустившись по нескольким ступенькам, попала в прекрасно обставленную гостиную шикарного особняка. Интерьер, выдержанный в бежевых тонах, великолепно гармонировал с камином, сложенным из глазированного кирпича. Широкий мягкий диван с несколькими подушками, глубокие кресла. На невысоком столике в углу - телевизор с DVD проигрывателем. На журнальном столике телефоны. Сотовый и стационарный.
       - Располагайтесь. Я же пока смешаю выпить.
       Чёрт! Только этого не хватало. Но, возразить не рискнула. Всегда ведь можно оставить бокал, слегка пригубив.
       Я уселась в кресло и, блаженно вытянув ноги, нашарила в сумочке шокер. Если честно, не очень-то представляла, что делать дальше. В конечном итоге, предпочтя довериться случаю, просто ждала естественного развития событий.
       - Серж. Серж Раков. - Отрекомендовался он, протягивая высокий бокал.
       "Я знаю". - Чуть было не ляпнула я, и прикусила язык.
       Ну, не идиотка ли? Откуда ты можешь знать, если познакомилась с ним двадцать минут назад?
       - Мери Райн.
       - Вы американка?
       - Да.
       - И как вам Париж? - Таким тоном, словно имел весь город в личном владении, поинтересовался он.
       - Замечательно. - С восторгом закатила глаза я.
       И, честное слово, ни чуточки не лукавила.
       - Париж великолепен. - С воодушевлением сказал он. - Столько лет здесь, а всё никак не могу привыкнуть.
       - Серж Раков. - Притворяясь задумчивой, я водила пальчиком по краю бокала. - Это ведь не французское имя?
       - Нет... - На секунду показалось, что он колеблется. - Я выходец из России.
       - О! Горбачёв! Перестройка! - Изгаляясь над языком, на котором говорила с детства, я старательно изображала американскую дуру.
       - С тех пор много воды утекло. - Невесело усмехнулся он.
       Только не удивляйтесь. Простому обитателю Среднего Запада совершенно наплевать, что происходит за пределами родного городка. Вселенная для жителя Америки делится на свою страну и весь прочий мир. Конечно, какие-то обрывки информации из просмотренных телепередач откладываются в памяти. Но и только. В остальном же, для рядовых Джона и Мери, всё едино. Что Русские, что Пакистанцы. Это где-то далеко и нереально. А, значит, просто не достойно внимания добропорядочного обывателя.
       Серж непринуждённо поставил бокал на стеклянный столик и уселся на подлокотник. И, взяв мою голову руками, начал целовать. Растерянная столь стремительной атакой, я несколько напряглась.
       Вот и всё, милочка. Теперь уже некогда думать: ложиться в постель или не ложиться. Сама вляпалась, сама и расплачивайся.
       Раков, тем временим, перенёс меня на диван и, задрав юбку, принялся ласкать бёдра. Находясь в состоянии прострации, я не сопротивлялась. В конце концов, все психологи в один голос утверждают, что женщина помимо воли испытывает антипатию к мужчине, лишившему девственности. Правда это или нет, ещё на знала но, в любом случае, так даже лучше. Если правы они - Серж как раз тот тип, которого - учитывая обстоятельства, приведшие к знакомству - с удовольствием возненавижу. Ну, а если нет... Что ж, говорят, иногда не вредно совместить приятное с полезным. Во всяком случае, став его любовницей, точно сумею подобраться вплотную к решению вопроса. Мысли о том, что он ровесник отца, благоразумно гнала прочь.
       Он уже расстегнул лифчик и целовал грудь, а я, тихонько постанывая от возбуждения, приготовилась расстаться с невинностью, как древнегреческая богиня Адрастея, что переводится, как "Неотвратимая", вновь внесла коррективы. Жительница Олимпа, являющаяся воплощением законов бога времени Кроноса и Зевса и отождествляемая с Немезидой, явно решила присматривать за моей бестолковой судьбой. И выкинула такой фортель, что я чуть не поседела от страха.
       Моя одежда валялась на полу. Серж, торопливо стаскивал брюки, когда дверь тихонько скрипнула, и в комнату проник человек в маске.
       Всё же, несостоявшийся любовник не зря столько лет работал на спецслужбы. С быстротой молнии выхватив из-под дивана пистолет, он сделал несколько выстрелов. Незваный гость кулем повалился, забрызгав кровью пушистый ковёр, а Серж, глухо захрипев, обмяк, придавив более чем восьмьюдесятью килограммами.
       Вам приходилось лежать под истекающим кровью трупом? Если нет, то и не пробуйте.
       Тело Сержа, до того лёгкое и поджарое в одночасье стало жутко тяжёлым. В довершение ко всему начало тошнить и, чтобы не захлебнуться пришлось вывернуть шею так, что в каюте едва не стало одним покойником больше. С трудом столкнув мёртвого Ракова - он упал с глухим звуком, показавшимся ужасно громким - направилось в ванную. Рвало страшно, а состояние было очень близким к обморочному.
       "Господи, за что"? - Всхлипывала я. - "Скажи, что, что такого сделала, что на пути попадаются одни мертвецы"?
       Что ни говорите, а затаивший обиду Боб должен быть очень благодарен, за то, что не приняла его ухаживания и отправилась в Россию. А то ведь, неизвестно, чем бы всё закончилось. Конечно, преступность в благополучной Америке пониже, чем в бывшем Советском Союзе но, кто знает? Вдруг, дело во мне? Существуют же легенды о роковых женщинах, приносящих несчастье всем, с кем сведёт судьба. Чёрные вдовы, похоронившие по десятку мужей. Что, если я - из их числа? Согласитесь, два вероятных любовника - и оба погибают в первый день знакомства. Разумеется, с Павлом почти год общались в on line, но, это ничего не значит. В реале-то, виделись всего один раз.
       Да уж... люди, к коим имею счастье принадлежать и я, ухитряются сделать жизнь во сто крат гаже, чем она есть. Но и та, не оставаясь в долгу, расплачивается той же монетой. Какой-то замкнутый круг, и выскочить из него невозможно.
       Всё же, имеется во мне некая генетическая предрасположенность? Или, просто становлюсь профессионалом? Ведь, что есть признак мастерства, как не способность делать что-то лучше других? Ещё две недели назад, при виде парочки свежих трупов попросту бы потеряла сознание. Но смерть Павла и пребывание в русской тюрьме закалили волю. И, умывшись, прошлёпала босыми ногами на палубу и втащила мостки. К нашим, слегка помятым машинам, присоединился подержанный мотоцикл, но вокруг было спокойно и, спустившись, заперла дверь.
       Притушила свет в торшере и, поправив жалюзи, начала одеваться. Очень тянуло прикрыть тела но, рассудив, что это станет уликой, просто старалась не смотреть. В аптечке нашла хирургические перчатки и, надев, тщательно вытерла всё, к чему прикасалась. Первый раз в жизни захотелось выпить но, побоялась, что в состоянии стресса организм неадекватно отреагирует на алкоголь, и поборола желание.
       "Это конец". - Бухало в голове.
       Задание смело можно считать проваленным. Или, намерения Вадима Игоревича вдруг изменились, и Серж Раков стал не опасен? Господи! Я же совсем забыла проверить почту. Два дня в Париже подействовали расслабляюще, и проявила непозволительную беспечность.
      
      
       Глава 10
      
       Голые ноги Рыкова, мало того, что здорово смущали, но и могли подтолкнуть мысли детективов в совершенно не нужном направлении. И, превозмогая спазмы в желудке, принялась натягивать на него штаны. Едва взяла скомканные брюки, как, чуть слышно звякнув на мягком ковре, из кармана выпали ключи. Справедливо посчитав что, ежели отвлекусь, вернуться к неприятному занятию будет гораздо труднее, не стала прерываться. И, только застегнув ремень и заправив рубашку, облегчённо вытерла пот.
       У-фф!
       Потом, словно боясь, что та может укусить, подняла связку двумя пальцами. И уже собиралась сунуть владельцу в карман, как внимание привлёк плоский никелированный ключ. Судя по клейму, подойти он мог лишь к банковской ячейке. Аккуратно отцепив добычу, положила в сумочку и отправилась осматривать оставшиеся помещения.
       Кухня заинтересовала мало. Так же, как и спальня с широченной кроватью. А вот кабинет - совсем другое дело.
       Здраво рассудив, что человек, подобный Сержу Рыкову, вряд ли станет зашивать документы в диванные подушки, направилась к столу с компьютером. Вообще-то, это был ноутбук, что несколько упрощало задачу. Если бы Серж обзавёлся стационарной машиной, пришлось бы долго возиться, разбирая корпус и доставая жёсткий диск.
       Отсоединив питание, сложила лаптоп и, порывшись в ящиках стола, без зазрения совести выгребла все носители. Чертыхнулась и, преодолевая отвращение, вернулась к начавшему остывать телу, и сняла с кольца флэшку, поначалу принятую за обыкновенный брелок. Ссыпала награбленное в сумочку и принялась обшаривать незадачливого киллера.
       Лицо совершенно не пострадало. Так же, как и грудь. Чего нельзя сказать о развороченном затылке. В спине тоже чернели два пулевых отверстия.
       "Странно". - Удивилась я. - "Как это Серж ухитрился попасть в него сзади? Наверное, у убийцы невольно сработал инстинкт самосохранения и, увидев оружие в руках жертвы, он попытался скрыться".
       Успокоенная догадкой, выбросила глупости из головы и начала обыск. Шаря по одежде, обнаружила запечатанные в пластик права, запасную обойму и нож-бабочку. В нагрудном кармане джинсовой куртки нашла пакетик с белым порошком. Но, подумав, что с наркотиками связываться - себе дороже, оставила зелье покойнику.
       "Да, подруга". - Печально вздохнула о своей загубленной судьбе. - "Встряла ты - будь здоров. Не иначе, как от избытка ителлекта".
       Хотя, что это я? Те, кто подобно Саре дружит с головой, в дерьмо не вляпываются. С умом, как правило, попадают в ситуации гораздо более приятные.
       Было уже далеко за полночь, так что, почти не опасаясь, выбралась на палубу и водрузила на место сходни. Завела машину и, запоздало погоревав о наверняка оставшихся на кузове чёрного БМВ частицах краски и осколках фар, направилась в мотель. Надеюсь, что меня никто не видел. По крайней мере, не запомнил.
       Безуспешно пытаясь придумать объяснения для полиции, которая обязательно нагрянет в пансионат, как только обнаружит трупы, въехала на стоянку. И, наконец-то добравшись до номера, как бревно рухнула на не разобранную постель.
       К великому огорчению и повинуясь закону подлости, до утра снились кошмары. Серж, с простреленной грудью укоризненно смотрел в глаза. Зачем-то вставший из могилы Павел, в строгом чёрном костюме со свисающими с лица кусками плоти и местами обнажившимся черепом, что-то силился сказать. Но распухший до неимоверных размеров синий язык не слушался, и изо рта вырывалось лишь свистящее шипение. На заднем плане полупрозрачной тенью маячил Вадим Игоревич с горящим красным огнём бесстыжими бельмами и держал под мышкой серую папку. Сделанная из грубого картона, она здорово смахивала на ту, в которой находилось сфабрикованное против меня дело. Куратор укоризненно качал головой и, вконец измученная навязчивым присутствием отвратительной компании, не нашла ничего лучшего, как проснуться.
       Сквозь неплотно сдвинутые шторы светило яркое солнце. Чувствуя себя грязной, первым делом полезла в ванну. С остервенением тёрлась жёсткой мочалкой так, что чуть не содрала кожу. Однако это помогло прийти в норму и, сполоснувшись под душем, накинула белый махровый халат и заказала завтрак в номер.
       Стараясь не вспоминать вчерашнее, заставила себя съесть всё до крошки и, почти насильно влив в упорно сопротивляющийся организм чашку кофе, включила ноутбук.
       Экран загорелся голубым светом и вежливо, но неумолимо, попросил ввести пароль. Задумавшись на мгновенье, наугад отстучала Password. Оказывается, не такой уж загадочной личностью был покойный. По крайней мере, девять из десяти моих знакомы, в качестве ключа используют слово "пароль".
       Главной составляющей базы данных оказалась порнография. Блин, стоило рисковать, и задерживаться на месте трагедии, чтобы завладеть картинками и фрагментами фильмов, скачанных с порно сайтов? Нет, ну какие всё же скоты мужчины!
       В течение нескольких часов методически обшаривая директории, так ничего и не обнаружила. В смысле, полезного. Одна из папок так же была под замком но "сим-сим, откройся" не подвёл и на этот раз. Увы... Номера счетов, суммы, в своё время украденные господином Раковым на Родине. Да коды доступа.
       То есть, информация, конечно, заслуживает внимания. И даже по-своему интересна. Если вы, подобно убитому накануне мсье, в душе вор и проходимец. На всякий случай переписав данные на клочок бумаги, засунула листок в туфлю и удалила файл из памяти. Затем, понимая, что специалист, немного повозившись, всё равно сумеет выудить данные с винчестера, ещё раз бегло просмотрела содержимое компакт дисков и флэшки, на которой, кстати, была сохранена копия с номерами счетов, тут же безжалостно стёртая, и отформатировала жёсткий диск. Теперь машина стала полностью анонимной. И, даже если нагрянет полиция, вряд ли что нибудь сможет узнать.
       Время близилось к обеду. По мою душу всё не приходили и, наконец, сообразив, что никто не явится, пока не отгоню машину в автосервис, откуда данные об аварии поступят в полицейский компьютер. Что ж, это даже не плохо. Во всяком случае, есть время прийти в себя и собраться с мыслями.
       В маленьком ресторанчике съела пяток горячих бутербродов, запивая большущим стаканом сока, и отправилась в магазинчик, торгующий разным софтом. Купив установочный диск, вернулась в номер и принялась оживлять варварский убитый лаптоп. Надо ведь, в кои то веки, просмотреть почту. Да и попытаться выяснить, что за добрый молодец пожаловал к Сержу в гости вчера ночью не мешает.
       Подобная самонадеянность обуславливалась наличием конфискованных у убийцы прав. Естественно, я в хакерском деле - ноль без палочки. Однако зачем на свете есть друзья? А у тех, в свою очередь, имеются приятели. У которых, сами понимаете... В общем, до бесконечности.
       "Оживляж" занял около часа.
       Я бездумно крутила права, вчитываясь в русское имя, написанное латиницей. И очень плохие предчувствия терзали бедную душу. Если он - человек пресловутого босса московской мафии, племянником которого был несчастный Павел, то дела очень плохи. Можно сказать, безнадёжны. Ведь, теперь, куда бы ни поехала, с лёгкостью отследят по кредитной карточке. Ну, а ежели это сотрудник таинственного ведомства, шантажом и угрозами превратившего меня в марионетку, то впору вообще вешаться.
       Наконец, инсталляция закончилась и, воткнув штекер в телефонную розетку, подключилось к Интернету. Как ни странно, в почтовом ящике было пусто. Нет, имелось, конечно, разумное количество спама, который, поминая куратора недобрым словом, весь пришлось проверять. Но всё оказалось совершенно безобидной рекламой. Приказ же, по договорённости, должен прийти в форме личного письма от родственника или хорошего знакомого.
       Обрадовало послание от Сары. Та проводила последние в жизни каникулы у родителей, живущих неподалёку от Бисмарка. Читая невинный рассказ о милых домашних происшествиях, горько разрыдалась. Живут же люди! И никаких тебе наёмных киллеров, отличающихся повышенным сволочизмом кураторов и, самое главное, что-то зачастивших на жизненном пути покойников.
       Никаких выходов на втравившего во всё это подонка у меня, разумеется, не было. И, поскольку ценных указаний не поступило, решила, что "пока всё идёт нормально".
       Да, какое, к дьяволу, "нормально". Фигурант убит и, если дела обстоят так, как думаю, вскоре должен включиться механизм, доносящий компромат до сведения заинтересованных лиц.
       Быстро настучав несколько строк подруге, отправила сообщение, и со всех ног бросилась в банк. В ячейке, не лежало ничего, кроме пластмассового контейнера с компакт-диском. Бережно вытащив драгоценную коробочку, задвинула ящик обратно и, опять на том же такси вернулась в пансионат.
       Дрожащей рукой вставила находку в дисковод, и набрала ставшее уже привычным Password. Увы... Видимо, к содержащейся на диске информации убитый относился не в пример серьёзнее, чем к банковским счетам. Зная, что подобрать нужное словосочетание "методом тыка" не стоит и пытаться, извлекла добычу и принялась названивать Саре.
       "Даже, если ничего не узнаю", - утешала себя, - "всё равно, можно сказать, что полдела сделано". Поручение Вадима Игоревича выполнила. А то, что клиента застрелили, то уж извините! Не слышала, не видела, не знаю. Мало ли кому тот ухитрился наступить на больной мозоль. В конце концов, личностью покойный Серж был незаурядной, так что, с бедной овечки Маши взятки гладки.
       Телефон Сары всё не отвечал. Скрепя сердце, всё же решилась на то, что, казалось, не смогу никогда. Я зашла на Пашкин сайт.
       Но, вместо привычной улыбающейся фотографии, на главной странице находился снимок могилы. Некрашеный деревянный крест, простой песчаный холмик, ещё не одетый заботливыми руками в мрамор или гранит. Ниже кто-то разместил надпись.
       "Две недели назад трагически погиб наш друг Павел Миронов. Мы скорбим по тебе, Павел. Любим и помним"!
       А дальше... Дальше было ужасное. Пять слов, заставивших покрыться холодным потом. Сжав ладонями посеревшие щёки, напряжённо уставилась на жуткую надпись.
       БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯТА, МЕРИ РАЙН!
       "Кто ты"? - Написала без надежды на ответ, зайдя в форум.
       Несмотря на негодование, а, скорее, благодаря ему, голова заработала с удвоенной силой.
       "Вот оно"!
       Теперь, стоит узнать, имя изменившего внешний вид страницы и дело в шляпе. Ведь, об убийстве, кроме меня и ставшего жертвой несчастного случая - да и случайность ли это? - Смирнова мог знать только преступник.
       Наконец, телефон Сары, терзаемый автодозвоном, оказался в руках хозяйки. И я засияла от счастья, услышав такой родной и знакомый голос.
       - Привет, как ты?
       - Э-ээ... - От неожиданности слегка растерялась. Я ведь ещё не знала, рассказывать ли о несчастьях, столь стремительно обрушившихся на мою голову. - Нормально.
       - Как Москва?
       - Да так... Ничего особенного. - Почти не покривив душой, ответила я.
       Впечатлений, как вы помните, хватало. Но, так уж получилось, что все они, кроме, разве что прогулки по Красной Площади, были отрицательными.
       - А я привожу в порядок клумбы. - Жизнерадостно сообщила Сара.
       "Мне бы твои заботы". - Грустно усмехнулась я.
       - Как родители? Как Патрик?
       - Да что с ними сделается? - В её голосе явно слышались все оттенки, присущие счастливому человеку.
       - Э-ээ... Твой младший брат по-прежнему увлекается разными глупостями?
       - Ты про компьютеры? - Заржала она. - Так, по сравнению с тобой он сущий младенец.
       Нет, ну, надо же! Поверить не могу, что кто-то, а уж тем более единственная и лучшая подруга, считает меня зацикленной на виртуальном мире.
       - Ну, предположим, количественное отношение не играет роли. - Вяло возразила я. - Что с того, что много времени провожу в сети? Я же с друзьями треплюсь, а не занимаюсь взломом различных серверов.
       - Собираешься заняться Интернет-грабежом? - Ехидно поинтересовалась Сара.
       - Ну, почти что. - Согласилась я.
       - Ладно, сейчас позову.
       Спустя секунду, в трубке раздался юношеский басок.
       - Здравствуй, Мери.
       - Привет, Патрик.
       - Сара говорит, нужно вытащить что-то из Сети?
       - Угу.
       - Знаешь что... - Он запнулся. - В Москве это с лёгкостью сделают Salomeia или Gylmor. Ты не думай, словно извиняясь, зачастил он. Ребята хорошие и вполне надёжные. Скажешь, что тебя прислал Grimuar и, считай, что дело в шляпе.
       - Понимаешь. Дело в том, что я сейчас в Париже.
       - Подумаешь. - Протянул он. - Тогда сходи к Гастону. Он принципиально не пользуется ником. Передай привет от Патрика и проси что хочешь. Да... - Замялся он. - Если у тебя есть немного деньжат, не жадничай. Сама понимаешь, Интернет - удовольствие не из дешёвых.
       Ни фига себе! Это он МНЕ рассказывает?
       - Поняла! Спасибо. - Поблагодарила я. - Но, может, сначала черкнешь ему сам и объяснишь, кто я такая и чего хочу?
       - Ради Бога. - Согласился он.
       Потом записала адреса его французского друга, почтовый и электронный, и трубку опять взяла Сара.
       - Как ты очутилась в Париже?
       - Долго рассказывать. - Начала отбрехиваться я. - Просто, обстоятельства несколько изменились, и пришлось срочно уехать из Москвы.
       - Это мне понятно. Но почему именно Париж, а не Амстердам, Брюссель или Рим? Что-то ты темнишь, дорогая.
       "Ещё как". - Состроила кислую мину я. - "А кто бы не темнил на моём месте".
       - Сара! - Как можно убедительней заявила я. - Честное-распречестное слово, всё расскажу при встрече.
       "Если доживу, разумеется". - Прибавила про себя.
       - Что ж. - Тоном, в котором проскальзывали такие знакомые материнские нотки, пробурчала Сара. - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
       Причём сразу стало ясно, что в моё благоразумие она не верит ни на грош.
       - Ладно, пока. - Чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы, попрощалась я.
       - До свидания. И звони почаще. А то, как уехала, так ни слуху, ни духу. - Укорила она и отключилась.
       Я написала Парижскому хакеру и, в ожидании ответа, решила нанести визит.
       Судя по карте, Гастон жил неподалёку и, предпочла прогуляться пешком. Самый обыкновенный девятиэтажный дом ничем особенным не выделялся из множества собратьев. Я поднялась в лифте и, позвонив раз десять, убедилась, что никого нет дома. Не представляя, чем заняться, не придумала ничего лучше, как сесть в такси и отправиться на набережную. Правда, хватило ума, отпустить машину не доезжая до места, и осторожно подойти на своих двоих. Мотоцикл убийцы и бесстрашно покалеченный мною БМВ Сержа увезли, из чего сделала вывод, что расследование началось. Очень при этом надеясь, что оно пойдёт по воображаемой мною схеме, в которой не найдётся места глупенькой Мери Райн.
       Для полноты картины, навестила лавочку, на которой оставила невезучую проститутку. Та, конечно же, не стала дожидаться моего визита.
       А ведь она должна меня благодарить. Ведь, кабы не моё вмешательство, то к моменту прихода киллера они с Сержем вовсю бы занимались любовью. И, кто знает, сумел бы тот отреагировать столь быстро?
       "А, может, всё наоборот"? - Ехидно спросила себя. - "Что, если убийца пришёл по твою душу"?
       Ага, как же. Меня бы он пристрелил на пороге пансионата. Или, где нибудь на скамейке, пока поджидала путану. Всё удобней, чем вламываться в чужое жилище.
       На обратном пути опять заглянула к Гастону. Что ни говорите, а знакомится лучше всего сразу в реале. В ответ на звонок послышались шаги, а, когда дверь распахнулась, с удивлением увидела старого знакомого, с которым не далее, как позавчера мы так здорово концертировали на мостовой.
       - Ты?
       Мальчишка явно обрадовался, и это было очень на руку.
       - Можно? - Я бесцеремонно отодвинула парня в сторону и прошла в квартиру.
       - Да, конечно. - Засуетился он. - Проходи, пожалуйста.
       - Как ты меня нашла? - Он явно робел, не зная, куда девать руки.
       - Тебе привет от Патрика. - С места в карьер начала я.
       - Я... Я не знаю никакого Патрика. - Залепетал он.
       Говорила же. Все, кто живёт в виртуальном пространстве, чётко, я бы даже сказала, на уровне подсознания, разграничивают два мира. Сидя перед монитором, Гастон сразу бы понял, кто такой Патрик. Но, стоило передать привет в живую - растерялся.
       - Ты почту смотрел?
       - Что? Ах, да. То есть, нет.
       - Ну, так проверь. - Посоветовала я, оглядывая комнату.
      
       Глава 11
      
       Пока Гастон читал письмо Патрика а, заодно, и моё, сбросила с одного из кресел кучу одежды вперемешку с музыкальными дисками и, отставив в угол гитару, усмехнулась. С первого взгляда становилось понятно, что здесь живёт мальчишка. Не юноша, не молодой человек, а именно пацан. Стены оклеены плакатами с изображениями рок групп, девушек в купальниках и рекламой фильмов. В основном, фантастических боевиков.
       На крюке, ввинченном в потолок - боксёрская груша. Перчатки примостились в другом кресле, поверх раскуроченного внешнего модема. Над столом приклеены несколько фотографий, судя по которым, Гастон занимался не классическим английским боксом, а разновидностью кикбоксинга, именуемой "сават". Это когда можно не только бить соперника кулаками, но и совсем, по-моему, неспортивно, пинать.
       - Ага, понятно! - Через несколько минут воскликнул Гастон, оторвавшись от монитора. И, что же тебе нужно?
       - Так сразу не объяснишь... - Вываливать целый ворох просьб посчитала неудобным, а потому, слегка замялась. - А ты, правда, что угодно хакнуть можешь?
       - А то! - Он гордо вскинул голову и расправил плечи.
       Самое удивительное, что, беседуя с Гастоном, оказавшимся по нынешним мерка очень хорошим знакомым, абсолютно перестала стесняться произношения. И он прекрасно понимал. Вот что значить, закомплексованность, проявляющаяся на людях и напрочь исчезающая в комфортном окружении.
       - Тогда, вот что. - Решив, что в роли нанимательницы стану чувствовать себя значительно лучше, чем в амплуа бедной, да ещё чужой родственницы, я намеривалась предложить ему денег. - Нужно пробраться в базу данных очёнь серьёзной структуры - раз. Побольше выяснить об одном пользователе, ныне имеющем доступ к интерфейсу сайта моего умершего друга - два. И, на закуску, совсем уж простенькая задача. Подобрать пароль, чтобы считать информацию с компакт-диска. - И, дабы сражу же расставить точки над i, закончила. - Тысяча долларов.
       - А почему не евро?
       Было заметно, что он доволен, и пререкается только для виду.
       - Радуйся, что русских рублей не предложила. - Усмехнулась я.
       - Если по курсу - то, пожалуйста. - Мгновенно отреагировал он.
       - Сказано, в долларах, значит - в долларах. - Тоном, не терпящим возражений, отрезала я. - И баста.
       Не выдержав, мы дружно прекратили ломать комедию, и расхохотались.
       - Диск у тебя с собой? - Вытирая слёзы, всхлипыва он.
       - Увы. - Я развела руками. - Но идти недалеко, так что, я скоро. Кстати, могу половину заплатить вперёд.
       - Подожди, я провожу. - Заторопился он.
       - Как хочешь.
       Гастон накинул куртку и, захлопнув дверь, надавил кнопку лифта.
       - Ты американка?
       - Да.
       - Я так и подумал в тот раз. А русский откуда знаешь?
       - А ты откуда?
       - А я и не знаю. - Озорно блеснул глазами он. - Просто, хотел разнообразить репертуар.
       - А-аа... - Протянула я. - Хотя, ещё тогда поняла, что в языке моей мамы новый знакомый разбирается, как свинья в апельсинах.
       Мы вошли в пансионат, и хозяйка, как назло попавшаяся на пути, поджала губы. Да ну её. Что я, в гости никого пригласить не могу?
       - Ух, ты! - Присвистнул он, увидев позаимствованный у Сержа ноутбук.
       - Нравится? - С оттенком хвастовства поинтересовалась я.
       - Не то слово. - Он как-то грустно вздохнул. - Одна из последних моделей. А стоит столько, что даже мечтать не смею.
       - Если хо... - Начала было я и прикусила язык.
       Конечно, сделать широкий жест и расплатиться с Гастоном лаптопом - поступок, поистине королевский. Но ведь, серийный номер наверняка где-то зарегистрирован. И, если вдруг что нибудь пойдёт не так, у парня могут быть огромные неприятности. Не посвящать же его в такие "незначительные" детали, как то, что унесла игрушку с места убийства бывшего владельца.
       "Чего уж скромничать, милочка? Давай смотреть правде в глаза. Ты его попросту спёрла". - Подумала я и внезапно разозлилась.
       Раков, и такие как он, крадут мою жизнь. Так что, это просто вынужденная самооборона.
       Я положила диск в карман. Спутник бережно взял ноутбук под мышку, и мы двинули обратно.
       - Не возражаешь? - Гастон легонько погладил плоский чемоданчик.
       - Да ради Бога. - Пожала плечами я.
       В самом деле, если ему удобней работать на более мощной машине, зачем строить из себя невесть что.
       Он сноровисто подключил разъём и принялся загружать в память какие-то необходимые в хакерском деле программы. Я опять уселась в кресло и молча наблюдала. То, что происходит в таинственных недрах системного блока, всегда оставалось для меня загадкой. Страшной тайной за семью печатями. А потому любой, подобный Гастону, мгновенно возносился на недосягаемый пьедестал. Превращался в могущественного волшебника, подчиняющего загадочного Бога (иногда, под настроение, я даже в это верила) живущего в Сети. С невольным благоговением смотрела на смельчака, панибратски ухватившего Владыку Интернета за яйца, и чувствовала, как по коже начинают бегать мурашки.
       - Готово. - Потянулся он и повернулся на вращающемся стуле. - Ну что, начнём с лёгенького?
       - Как скажешь. - Я вытащила коробочку с диском и отдала гениальному взломщику.
       Пальцы Гастона проворно запорхали по клавишами. И, вскоре, на экране засветилось открывшееся окошко.
       - Так, семечки. - Притворно зевнул он. - Смотреть сейчас будешь?
       - Нет. - Мотнула головой я. - И, вот ещё... Надеюсь, ты понимаешь, что это не те детские шалости, что вы устраиваете с Патриком и остальными оболтусами.
       - Да. - Он посерьёзнел.
       - Тогда держи.
       Я вручила пять стодолларовых купюр.
       Он развернул деньги веером и, полюбовавшись в течении нескольких секунд, положил в ящик стола.
       - Что дальше?
       - Давай, посмотрим на сайт моего друга.
       Гастон вошёл в Сеть, а я снова принялась скучать.
       На этот раз потребовалось около получаса. В конечном итоге, я стала обладательницей коротенький список из нескольких имён. А так же три московских телефона.
       - Сейчас найдём последнюю версию справочника и выясним адрес. - Он застрекотал ещё быстрее.
       Добытые цифирки записала на бумажку. Технологии, конечно, вещь хорошая, но так, мне кажется, надёжнее.
       - Спасибо.
       - Пожалуйста. - Устало улыбнулся он. И спросил. - Насколько серьёзна организация, в чью базу данных собираешься залезть?
       - Главное управление русской полиции. - Почему-то шепотом ответила я.
       - Да не бойся ты. - Тряхнул волосами он. - Рука Москвы сюда не дотянется.
       Я слегка позавидовала беззаботной щенячьей самоуверенности. Впрочем, если бы пару недель назад, кто-то сказал, ЧТО мне придётся пережить, тоже бы покрутила пальцем у виска и послала доброжелателя куда подальше.
       - Много ты понимаешь. - Тоскливо вздохнула я.
       - Вообще-то, с ажанами шутки плохи. - Согласился он. - Знаешь что. - Мы пойдём в твою загадочную базу не отсюда. А пока, давай перекусим.
       В животе и, в самом деле, здорово урчало, и я не возражала. Гастон соорудил четыре здоровенных бутерброда с жареной курицей. Мне сварил кофе, для себя же вытащил из холодильника бутылку немецкого пива. Мы молча жевали, размышляя каждый о своём. Наконец, смахнув со стола крошки, вымыли руки и опять стали собираться.
       - Держи. - Из кучи одежды, сброшенной на пол, он выудил толстый свитер.
       - Зачем это? - Удивилась я.
       - Там, куда направляемся, прохладно. - Лаконично ответил он.
       - Задумал экспедицию на северный полюс? - Съязвила я.
       - Вот ещё. - Фыркнул он. - Не так уж я боюсь твоих русских, чтобы забираться в такую даль.
       - Да расскажи толком, наконец. - Я всерьёз начала злиться.
       Вообще-то, мне совершенно всё равно, где он хочет подключиться. Но, поймите правильно: любопытно же!
       - Хотя, как знаешь. - Неожиданно быстро сдал позиции он. - Мёрзнуть-то тебе.
       Поняв, что, несмотря на юный возраст, мальчик умеет обращаться с женщинами, я притихла и послушно напялила свитер. Потом, глянув в зеркало и, тихо ужаснувшись, робко пролепетала.
       - Можно, я потом надену? Когда совсем закоченею.
       - Пожалуйста. - Он отрыл где-то под столом полиэтиленовый пакет с ручками и потянул мне. - На вот, положи пока.
       Я засунула мохнатое недоразумение в мешок, и объявила, что готова.
       - Минутку. - Он копался в ящиках, вытаскивая какие-то кабеля с разнообразными разъёмами.
       В довершение ко всему прочему, захватил несколько таинственных коробочек, индикаторную отвёртку (её-то я сразу узнала!) и фонарик с резинкой, крепящийся на лбу, как у спелеологов.
       Помимо квартиры, заваленной всяким хламом и довольно неплохой гитары, Гастон оказался владельцем раздолбанного мопеда. На прикованной за домом Ямахе, казалось, нет живого места, настолько она была чинена-перечинена.
       Первая мысль, что пришла в голову при виде чудо-техники: "Я на ЭТОМ не поеду".
       Но, заранее, представив, что ответит самоуверенный малолетний мачо, и, вообразив себя, бегущую мелкой трусцой, и старающуюся не отставать, чертыхнулась, и молча взгромоздилась позади камикадзе.
       "Господи, пронеси". - Мелькнуло в голове. Отвратительно затрещав, недоделанный монстр плюнул дымом и мы тронулись.
       Направлялись, как ни странно, к центру. Совершая поистине акробатические трюки и выделывая невероятные пируэты, дрянной мальчишка совершенно игнорировал правила дорожного движения. Пользуясь малогабаритностью транспортного средства, то и дело без зазрения совести выезжал на тротуар, чтобы обогнуть пробки или сократить путь через подворотни. Собственно, на небольшой улочке и остановились. Приковав скутер к первой попавшейся скамейке Гасстон закинул на плечи рюкзак и, призывно кивнув, направился к двери, явно ведущей в подвал.
       "Там же, наверное, крысы". - Ужаснулась я.
       Но, тем не менее, отважно полезла за ним, спотыкаясь на выщербленных ступенька и сетуя на собственную глупость. Остановившись перед ржавой, но довольно крепкой дверью, спутник достал отвёртку и какую-то плоскую пластину весьма отдалённо напоминающую ключ. Недолго поковырявшись, потянул и раздался противный скрип.
       - Мама. - Дрожащим голосом прошептала я.
       - Да ладно тебе. - Совершенно обыденным тоном, что несколько успокоило мою стремительно улепётывающую в пятки душонку, сказал Гастон. - Ты что, в своей Америке подвалов не видела?
       - Да, в общем-то, нет. - Призналась я. - Не доводилось как-то.
       - Всё когда-нибудь происходит в первый раз. - Неожиданно философски, что никак не вязалось с шалопаистой внешностью, заявил он.
       "Хорошо бы, он оказался и последним". - Пронеслось в голове.
       Мы вошли, хакер захлопнул дверь, закрыв замок, бывший обыкновенным засовом с насечкой. И, подрегулировав яркость прикреплённого на лбу фонарика, зашагал дальше.
       Ещё небольшая лестница, ведущая вниз и, повернув, снова упёрлись в преграду.
       - Долго ещё? - Недовольно поморщилась я.
       В конце концов, за тысячу долларов имею право немного покапризничать?
       - Так и знал. - Обличающе буркнул Гастон. - Был уверен, что начнёшь ныть.
       - Вот и лез бы в эту вонючую дыру один. - Огрызнулась я. - Шляться по помойкам - не женское дело.
       - Можно подумать, ты бы поддалась на уговоры. - Ухмыльнулся он.
       - А ведь верно. - Я заржала, как лошадь. - Разуметься бы не согласилась.
       - Вот и терпи. - Приказал он, впрочем, тут же утешив. - Да ты не бойся, немного осталось.
       Мы двигались по каким-то катакомбам. По стенам змеились кабеля, с потолка то и дело капала вода. Вскоре замёрзла и, мысленно поблагодарив идущего впереди Гастона, вытащила из пакета и напялила свитер.
       И чем это он мне не нравился? Вполне нормальная и, главное, тёплая и удобная одёжка.
       Минут через пять, притормозив перед невысокой овальной дверцей, больше похожей на люк подводной лодки, диггер завозился с замком. Снова извилистый подземный проход и вдали послышался шум движущегося поезда. Остановившись в небольшой, семь на десять футов нише, хакер зашарил по стене. И, включив неяркую лампочку, погасил фонарик. На полу стояли деревянные ящики. Один, чуть больше других, явно служил столом.
       - Располагайся. - Усмехнулся он. - Чувствуй себя как дома.
       Установив ноутбук, принялся деловито разматывать провода. Затем, распахнув дверцы сразу не замеченного металлического шкафа, выкрашенного в тускло-зелёный цвет, принялся подключаться. Следующие минут сорок живо напомнили заточение в русской тюрьме. Но, поскольку выбраться отсюда надеялась гораздо быстрее, мужественно, вернее, стойко (ибо о какой мужественности может идти речь у девчонки?) терпела.
       - Я внутри. - Наконец произнёс Гастон. - Что ты хочешь узнать.
       - Вот. - Я протянула ему конфискованные у киллера права. - Выясни, кто этот человек.
       - Вла-ди-мИр Ску-рОв. - Путая ударения и запинаясь, прочитал хакер.
       Что, впрочем, не помешало правильно набрать имя латиницей.
       - Что ты делаешь? - Заглядывая через плечё, я видела, что твориться на экране. - Думаешь, в Москве ведут документацию на чужом языке?
       - Тогда, напечатаой сама. - Признал мою правоту он.
       Я уселась за клавиатуру, и отстучала по-русски.
       Должно быть, у него была какая-то особенная, лично им написанная программа, вроде Яндекса. Так как в окне появилось сразу несколько строчек.
       - Это можно сохранить на диск? - Задала вопрос я.
       - Само собой.
       Тогда, перепиши, пожалуйста. - Взмолилась я. - Нет больше сил торчать в этой дыре.
       - Как знаешь.
       - Слушай, а нас, точно не обнаружат? - Вдруг забеспокоилась я.
       - Видишь. - Он указал на черную коробочку, в которую включил ноутбук, перед тем, как подсоединится к шкафу. - Если кто и захочет отследить, то у него на мониторе попеременно будут высвечиваться телефонные номера десятка различных районов. Разумеется, с помощью специальной техники и наличии времени засечь нас можно. Но, спрашивается, кому это надо? Ваши копы полезли бы к чёрту на рога, если бы кто-то ломал китайский сервер?
       - А чёрт его знает. - Прыснула я. - Наверное, нет.
       - То-то и оно. - Усмехнулся он.
       - А почему тогда дома не подключился?
       - Так дома же нет распределительного щитка. - Снисходительно пояснил он.
       На обратном пути столкнулись с двумя парнями бандитского вида. Один чернокожий, а второй показался похожим на араба. Они поздоровались с Гастоном и, ощупав меня любопытными взглядами, отвели его в сторону и о чём-то зашептались. Я, на всякий случай, нашарила в сумочке электрошокер. Может, они никакие и не гангстеры. Но, повстречайся я им без спутника, вполне вероятно, захотели бы посмотреть как выгляжу без одежды.
       Пошушукавшись, те двинули дальше а мы, как показалось, свернули в совсем другую сторону.
       - Гастон, ты ничего не путаешь? - Забеспокоилась я.
       - Не волнуйся. - Он заботливо дотронулся до моей руки. - Просто, здесь есть другой выход.
       Надеюсь, идти до него ближе, чем возвращаться в подвал. Подземное путешествие изрядно утомило. К тому же, встреча с негром и арабом живо напомнила о жестокости окружающего мира. И о том, что с беспечными глупышками, храбро отправляющимися с незнакомцами на прогулку по сомнительным местам, случаются всякие неприятные вещи.
       Хотя, скорей всего, я всё навоображала.
       Шум всё усиливался и вскоре оказались на ярко освещённой станции сабвея.
       - А почему сразу отсюда не пошли? - Задала идиотский вопрос я.
       - Потому, что могли привлечь внимание персонала. - Как меленькой объяснил он. - Вот скажи, тебе нужны лишние проблемы?
       Я согласилась, что не нужны и, поднявшись на эскалаторе, мы направились к заждавшемуся мопеду.
      
       Глава 12
      
       - Спасибо! - Я отдала хакеру оставшуюся часть денег.
       - Может, зайдёшь? - Робко взглянул он.
       - Извини, Гас.
       Я приподнялась на цыпочки и легонько его поцеловала, внутренне негодуя.
       Господи! И этот туда же! Ну что, объясните ради Бога, он во мне нашёл? А, даже если и сумел разглядеть что-то, это ещё не повод распускать сопли. Чёрт! Явно сказывалась утомление. Накинулась, пусть и мысленно, на беднягу Гастона.
       - Если надо ещё что-то, не стесняйся. - Предложил он.
       - Конечно, Гас. - Я сняла свитер и вручила ему. - Держи. И, ещё раз благодарю за помощь.
       - Пустяки, отмахнулся он.
       Потом замкнул цепь, охраняющую миниатюрный мотоцикл от плохих людей и, кивнув на прощанье, скрылся в подъезде.
       Помахивая ноутбуком, словно ученица музыкальной школы папкой с нотами, я направилась к отелю. Владелицу, конечно же, не встретила. Да, собственно, какая разница? Плевать хотела на то, что она обо мне подумает.
       Закрывшись в номере и, плотно сдвинув шторы, дрожащей рукой включила портативный компьютер.
       "Скорей же, скорей"!
       Зачем тороплюсь, объяснить не могла. Просто давало себя знать напряжение последних дней. Наконец, демократический Windows загрузился, и начала изучение документов.
       Убитый Раковым киллер был хорошо известен русской полиции. Входил в одну из наиболее сильных московских группировок, возглавляемую неким Арбитром. Это, как вы поднимаете, "сценический псевдоним". Настоящее имя босса гангстеров - Иван Сергеевич Миронов.
       Не зная, горевать или радоваться, уткнулась лицом в ладони и, на всякий случай, всплакнула. Проревевшись, на что ушло каких-то двадцать минут, умылась холодной водой и вернулась к экрану. Разумеется, то, что дядя несчастного Павла открыл сезон охоты - очень плохо. Но гораздо хуже было бы, если бы травлю начал Вадим Игоревич. Ведь от русской мафии можно, если и не спрятаться, как утверждал куратор, то, по крайней мере, попросить защиты у американских властей. У ФСБшной же морды на меня имелся такой компромат, что впору удавиться. И кто поверит, что всё подстроено самым наглым образом?
       Воспоминания о порочащем досье подтолкнули мысли в другом направлении. И, вставив диск в то, что некоторые шутники именуют подставкой для кофе, схватилась за голову. Как выяснилось, после увольнения из органов Серж не сразу покинул Россию. Не очень долго но, всё же, достаточно, он работал в команде одного весьма влиятельного человека. Тот сидел настолько высоко, что даже я, жительница американского захолустья, слышала это имя. На одной из фотографий была запечатлена дружеская пирушка, называемая элитой светскими приёмами. Большой Босс в окружении мелкой сошки. Среди которой находился не только Серж Раков. Нашлось ещё одно знакомое лицо. Десять лет назад, когда я, ещё сопливая девчонка, бегала в школу в родном Бисмарке, у Вадима Игоревича не было породистой полноты. Да и лысина не бросалась в глаза столь явно.
       Бегло просматривая файлы, убедилась, что всю Россию они, естественно, продать не успели. Но и тех махинаций, включая торговлю оружием в масштабах, сравнимых с мировыми, в которых участвовал покойный Раков, вполне достаточно, чтобы стать препятствием в (на мой неискушённый взгляд незначительных) пертурбациях, поднимающих хозяина ещё на одну ступеньку выше.
       Ещё не понимая, как извлечь из всего этого выгоду, осознала, что отныне моя жизнь висит на волоске. Когда говорю "выгода" - это не значит, что хочу заработать шантажом десяток другой миллионов. Вовсе нет. Всё, что мне нужно - чтобы оставили в покое. Пусть все забудут, что есть на свете такая Мери Райн. Имевшая глупость называться в Интернете русским именем Маша. Сейчас, заглянув в бездну, мечтала лишь об одном: Тихая, безмятежная работа, где-нибудь в городской библиотеке. Добродушный - пусть даже и толстый! - муж. Да двое детишек. Ибо за неполных две недели накопила впечатлений на всю оставшуюся жизнь.
       Выключив, спрятала лаптоп под кровать, сохранив информацию на флэшке. Её и диск прилепила скотчем с задней стороны шкафа. И схватилась за голову. Раз киллер нашёл меня на барже, значит, выяснил, где остановилась! А, коль знал про обитель Ракова, следовательно, следил за машиной. И, скорей всего, с помощью радио-жучка. Так как, если бы убийца наблюдал в живую, то, скорей всего расправился бы со мной снаружи.
       Словно ошпаренная выскочив из отеля, помчалась на стоянку и принялась лихорадочно осматривать кузов Гольфа. Ободрав коленки и выпачкавшись в какую-то чёрную гадость, так ничего и не нашла.
       "Ну, не дура ли"? - Укорила себя. - "Кто пару дней назад набивался в хорошие знакомые"?
       Мобильник, естественно, забыла в номере и со всех ног пустилась назад.
       - Михаил? - Проворковала в трубку, на всякий случай скрестив пальцы.
       - Да.
       - Это Мери Райн. Помните, из самолета?
       - Разумеется. Только, можно, буду называть вас Маша?
       Да хоть Марьиванной!
       - Конечно.
       Я кокетливо притихла, давая ему возможность взять инициативу на себя. И он - молодец какой! - тут же оправдал ожидания.
       - Вы ещё в Париже?
       - Да, а вы?
       - По стечению обстоятельств, мой заказ ещё не готов и пришлось немного задержаться. Так что, пользуясь случаем, хочу пригласить вас на чашечку кофе.
       - С удовольствием. - Я была сама любезность.
       Договорились встретиться в небольшом ресторанчике, где в последний раз завтракал Раков. Михаилу, похоже, было всё равно. Мне же заведение понравилось очень удобной стоянкой с необходимым в шпионском деле оборудованием.
       Для верности протянув двадцать минут, завела Гольф и осторожно, чтобы не дай Бог не привлечь внимание полиции, отправилась на свидание. Подъезжая к месту парковки, неловко вывернула руль и стукнула фарой, один раз уже разбитой о чёрный БМВ, по створке невысоких ворот. Как мне кажется, достоверно изобразив испуг и смущение, вылезла из салона и, вытащив сотовый, стала ждать принца.
       К счастью, спаситель оказался на месте и не замедлил явиться.
       - Как вы, целы? - В голосе слышалась искренняя забота о моём, подвергавшемся нешуточному риску здоровье.
       - Вроде да. - Еле слышно, как и положено, только что попавшей в аварию женщине, пролепетала я.
       Михаил же принялся деловито осматривать повреждения. С ажурной железякой, само собой, ничего не случилось. Бедный же Фольксваген сиротливо и, как показалось, укоризненно смотрел одним глазом, словно вопрошая: за что? Чем провинилось несчастное чудо техники перед нерадивой временной хозяйкой?
       - У вас есть полис? - Глянул на меня Михаил.
       - Наверное. - Пожала плечами я.
       - То есть, вы не знаете, застрахована ли ваша машина? - Вскинул брови он.
       - А это не моя машина. - Беспечно ответила я.
       - Надеюсь, вы её не угнали? - Пошутил он.
       - Что вы. - Я искренне засмеялась. - Я взяла её на прокат.
       - Тогда всё в порядке. - Успокоился он. - Нужно вызвать полицию и...
       - А... Может, не стоит тревожить занятых людей? - изо всех сил разыгрывая неуверенность, осторожно спросила я.
       - В таком случае, придётся оплачивать ремонт из собственного кармана.
       - Дело в том... - Смущённо пролепетала я. - Если об инциденте узнают мои родители...
       В общем, я скормила ему байку о мифическом новом автомобиле, который ни за что не получу в подарок, если строгие мама с папой убедятся, что непутёвое чадо не умеет толком водить.
       - Всё в порядке, мадмуазель? - Человек в униформе ресторана приблизился незаметно и с удивлением прислушивался к беседе, ведущейся на незнакомом языке.
       - Да, спасибо! - В один голос ответили мы, и служитель оставил в покое.
       Тут подъехал очередной посетитель и, сев за руль, я заняло место на стоянке.
       Приятным сюрпризом оказался менеджер, подошедший к столику и предложивший поужинать за счёт заведения. Что ж, его можно понять. По закону, я могу подать на ресторан в суд. И, что самое интересное, имею реальные шансы выиграть дело. У нас дома, порой выплачивались огромные компенсации за поистине анекдотические случаи. Чего стоит иск на два миллиона долларов, предъявленный похожему заведению в Калифорнии одним разбушевавшимся недотёпой. Тот, поскользнувшись на разлитом на полу коктейле, сломал руку. Самое смешное то, что за несколько секунд до несчастного случая он, что-то доказывая официанту, собственноручно выплеснул напиток на пол.
       Заверив администратора, что всё в порядке, уже хотела отказаться от небольшой взятки, но, потом передумала. Зачем огорчать хорошего человека. Ведь он считает, что поступает правильно. И, не прими мы подношение, скорей всего весь вечер будет подозревать в подлых намерениях.
       Мы поужинали и, когда принесли кофе, я осторожно начала.
       - Помните, вы рассказывали, что занимаетесь продажей автомобилей?
       - Да, оживился Михаил.
       - А... Не могли бы вы мне помочь...
       - Если вы о ремонте, то, пожалуйста. - Ответил он как о чём-то само собой разумеющимся.
       Мысленно погладив себя по головке, еле сдержала довольную улыбку. Как, всё же, иногда легко с мужчинами. Если бы не их дурацкие игры, да идиотская манера чуть что палить куда не попадя, а то и вовсе умирать от удара ножом - были бы просто душки.
       "Господи". - Я едва не схватилась за голову. - "Бедный Миша"!
       Как гласит старая поговорка, "Бог любит троицу". Неужели доигралась? И, сидящий напротив, ничего не подозревающий и весело смеющийся парень обречён?
       - Тогда поехали? - Вытерев губы, спросил Миша.
       Как сомнамбула я машинально кивнула. Что же делать?
       "Прежде всего, расслабься". - Посоветовала самой себе. - "Что ты заладила: убьют, обречён! лучше Гастона вспомни. Жив, здоров, хотя и имел сомнительное счастье провести в твоём драгоценно обществе несколько часов".
       Трясущимися руками нашарив в сумочке мобильник, набрала его номер. Ответили почти сразу и, услышав голос хакера, облегчённо вздохнула.
       - Гас?
       - Мери?
       - С тобой всё в порядке?
       - Естественно. - Удивился он. - А что, по-твоему, должно случиться?
       - Да нет, это я так. - Не стала вдаваться в подробности я и, попрощавшись, отключилась.
       Миша с интересом слушал, но, как и положено воспитанному, умеющему держать себя в руках молодому человеку излишнего любопытства не проявлял.
       - Ну, где ваш гараж? - Распахивая дверцу, полюбопытствовала я.
       - Мастерская находится в пригороде. И, вот ещё... Позвольте, в этот раз поведу я.
       Уже собираясь послать его куда подальше, прикусила язык. Я ж, по сценарию, круглая дура и полная неумеха. Ищущая опору, в большом и страшном мире. И, как водится, должна заглядывать избавителю в рот и уж не в коем случае не выказывать строптивость.
       Мотель, служивший пристанищем Михаилу, оказался классом пониже. Да оно и понятно. Вряд ли стоит в деловой поездке слишком шиковать. Ремонтный цех располагался здесь же и, похоже, это был семейный бизнес.
       Безжалостно изувеченный Гольф загнали в ангар.
       - Вот и всё. - Улыбнулся спутник. - Завтра будет как новенький. - Э-ээ. - Застенчиво ковырнула туфлей я. - Раз уж всё равно решили помочь, не могли бы вы...
       - Что?
       - Понимаете, у меня есть подозрение, что предки, наняли детектива, чтобы он присматривал за мной. И, мне кажется, что в машине находится специальное следящие устройство.
       "Господи, полный бред". - Пронеслось в голове. - "Если он примет ЭТО за чистую монету, то мужчины гораздо глупее, чем я думаю".
       Проглотил. И, даже не подавился.
       - Тогда до завтра? - Я протянула руку.
       - До завтра.
       Видно было, что он хотел предложить что-то ещё но, к моей великой радости, не решился.
       По совместительству, хозяин гаража являлся владельцем нескольких такси, обслуживающих в основном пригород. Так что с возвращением в пансионат проблем не возникло.
      
       Не успела толком проснуться, как в номер позвонил портье.
       - Мадмуазель Райн, к вам посетитель.
       Очень надеясь, что это не местный детектив, быстренько оделась и, кое-как заправив постель, плеснула водой в лицо.
       - Доброе утро. - Стоящий за дверью Михаил заразительно улыбался.
       - Привет. - Буркнула я, спросонья не заметив, что перешла на ты. - Чего в такую рань?
       - Ты была права. - Он ловко подкинул на руке плоскую коробочку и, поймав, протянул мне. - На днище действительно нашелся маячок.
       Постаравшись как можно доверчивей изобразить, как мне - между прочим, са-авсем взрослой девушке - надоела мелочная опека предков, я быстро отвернулась к окну и принялась бороться со страхом. Всё-таки Арбитр!
       Интересно, откуда он получает сведения? Явно не из ФСБ, так как, в противном случае, незачем было устанавливать маяк. Да и вряд ли бы Вадим Игоревич стал нанимать для ликвидации обыкновенного уголовника. Думаю, в столь серьёзной конторе имеются специалисты классом повыше. Скоре всего, люди Миронова допросили кого-то из понятых. Или, у него на жалованье один из сержантов, присутствующих при аресте. А, возможно, даже мужеподобная сучка Нина Павловна.
       Решение пришло мгновенно. Что бы ни ждало впереди, а выход из безнадёжной ситуации зачастую нужно искать там же, где и вход. То есть, в Москве.
       - ...просто сияет. - Донеслось, словно из-под воды. - Маша, ты вообще, слушаешь?
       - Ах да, извини. - Смутилась я. - Немного задумалась. - Ещё не оформившаяся толком идея забрезжила в голове. - А, когда ты говоришь, уезжаешь?
       - Скоро... - Оторопело пробормотал он.
       - Слушай! - Я схватила его за руку. - А ты можешь взять меня с собой?
       - Д-да. - Видно было, что он здорово удивлён.
       - Тогда вперёд! - Безапелляционно заявила я, ни на минуту не задумываясь, что столь поспешное бегство может не входить в его планы.
       - Ладно. - Растерянно пожал плечами он. - Только машину заправлю.
       Сказал так обыденно, что невольно струхнула. Всё же путешествие на автомобиле из Парижа в Москву не то, что поездка на пикник. Но, я была столь возбуждена, что жаждала немедленной и, разумеется, бурной деятельности.
       - Миша. - Не давая ему времени на размышления, попросила я. - Ты не мог бы отогнать Фольксваген в бюро проката?
       - Ради бога.
       - Держи. - Я сунула ему несколько купюр. - Это на случай, если я что-то должна.
       Он спрятал деньги и, не меняя ошарашенного выражения лица, скрылся за дверью.
       "Думаете, нашли в моём лице покорную овечку". - В ярости шептала я. - "Вот вам! Нате, выкусите! Я - Мери Райн, свободная американская гражданка! И, постараюсь доказать это всему миру, даже если придётся дойти до Кремля или до Белого Дома".
       В порыве охватившего праведного негодования не задумывалась, КАКОЙ махине собираюсь противостоять. У меня была уверенность, что справедливость восторжествует в любом случае. Так же имелись материалы, которые в умелых руках тоже кое-чего да стоили. И, самое главное, эти уроды очень здорово, просто неимоверно, разозлили. Говорят же: даже крысу нельзя загонять в угол. А я - не мерзкое животное. Я - человек. И постараюсь, чтобы подлец Вадим Игоревич и упорно заблуждающийся, начавшийся кровную месть Арбитр, уразумели это как можно скорее.
       Для их же блага.
      
       - Вот. - Миша, вернувшийся на такси, отдал квитанцию и сдачу.
       - Спасибо. - Спешно бросая вещи в сумку, поблагодарила я. - Ты не мог бы на минутку выйти.
       - Да. - Недоумённо ответил он.
       - Мне нужно переодеться. - Извиняясь, пояснила я.
       - Да понял я, понял.
       Он скрылся в коридоре, а я, с трудом отодвинув шкаф, отцепила спрятанные вчера предметы.
       - Я готова! - Крикнула через дверь.
       С портье расплатилась кредитной карточкой и, возвращая её обратно, он выразил желание ещё раз видеть меня их гостьей.
       Сумку с вещами бесцеремонно вручила Михаилу и, спустя три часа мы выехали за пределы Парижа.
      
       Глава 13
      
       Чуть-чуть не доезжая до условно Французско-Германской границы, остановились на мойке. Со времён разъединённой Европы, грязным и даже пыльным машинам в фатерлянд путь закрыт. Банные процедуры проходили абсолютно все - автобусы и даже грузовики...
       - Устала? - Заботливо спросил Миша.
       Ну, ещё бы! Конечно, я не новичок. И дома не раз приходилось путешествовать на автомобиле. Но, в этом случае... Только представив, что придётся пропилить почти через всю Европу, становилось дурно. Каждые два часа перегонщик останавливался, "перекурить". Иногда возле заправки или небольшого мотеля. Чаще просто на обочине. И я была поистине счастлива, если дорога проходила через лес...
       - А ты как думаешь? - Нарочито капризным тоном спросила я?
       - Потерпи. - Утешил он. - Скоро, через каких-то тридцать пять километров, Баден-Баден. Там и заночуем.
       "Около двадцати двух миль". - Машинально перевела я и сладко зевнула. Всё же, с непривычки чувствовала себя здорово разбитой. Особенно трудно дались первые несколько часов. Я не знала, куда деть руки. То и дело порывалась открыть ноубкук и заняться изучением документов, но тут же спохватывалась, что могу вызвать совершенно лишнее любопытство со стороны попутчика. Жуть, в общем. Ноги не вытянешь, читать и спать не хочется. Однако вскоре конечности постепенно атрофировались, и смогла немного подремать.
       В Бадене существовало ограничение скорости - чуть больше тридцати миль в час. То есть, разумеется, это были километры. Просто, в силу привычки, мозг упорно переводил всё в удобную систему координат. Где-то около часу ночи, подъехали к небольшой семейной гостинице. Всего двадцать номеров но, поскольку утром отправлялись дальше, нас это интересовало мало.
       - Спокойной ночи. - Миша задержал мою руку и изобразил поцелуй.
       - Тебе тоже. - Сделав вид, что не заметила фривольности, ответила я.
       Да и вообще, что он себе позволяет? Думает, раз дала уговорить на эту дурацкую поездку, так может на что-то рассчитывать? О том, что ни о каком "согласии" не шло и речи, так как сама буквально вынудила парня изменить планы, совсем не считаясь с его личными намерениями я, естественно, предпочла благоразумно забыть.
       Утром, чинно перездоровавшись со всеми постояльцами - французов, несмотря на близость границы, не было совсем, лишь немцы да несколько датчан - уселись завтракать. За эти полчаса изрядно поднадоели ежеминутные "гутен моpнинг", от всех, кого удалось встретить. Выговорить толком не очень-то получалось, а не отвечать, как пояснил Миша - нельзя, оскорбятся.
       Залив полный бак бензина, наконец, выбрались на трассу. Михаил, как истинный водитель, тут же принялся обсуждать достоинства местных авто. Странно, но вчера, на дорогах Франции, тема почему-то замалчивалась. Должно быть, в силу того, что французы в его шофёрских глазах стояли с русскими на одной ступени развития. А вот не-емцы-ы-ы! Это ж, оказывается, совсем другое дело. Нация, лидирующая в мировой автопромышленности, просто не имела права ездить на "подобных таратайках, место которым давно на свалке". А, то и дело встречающиеся "Тpабанты", по словам Миши "рассыпающиеся на ходу", приводили его в ярость.
       - Дались тебе эти немцы. - Равнодушно протянула я. - Зато, смотри, как красиво. - Видишь, даже ковровая дорожка лежит.
       Как раз переезжали через железнодорожные пути, и заметила вызвавшую умиление деталь.
       Перекусить остановились в Макдональдсе и, почему-то, не понравилось. Вроде никаких отличий "Биг-мак", "чизбуpгеp", "чикен", все как у нас. За исключением порций, качества и сервиса. Порции были меньше, качество оказалось хуже, обслуживания - не наблюдала вообще. Короче тошниловка, чуть похуже американской.
       В Берлине настояла на посещении остатков знаменитой стены, существовавшей в очень далёком прошлом. Даже хотела приобрести кусок бетона, но, под ехидным взглядом Михаила отчего-то передумала. Возможно, сыграло роль утверждение, что при таком наплыве туристов, от знаменитого сооружения давно не должно было остаться камня на камне. Вообще-то, некрасиво подозревать педантичных немцев с их разрекламированным на весь мир "орнунгом" в жульничестве. Скорей уж, на эту роль подходили малёк плутоватые французы. Но червь сомнения уже закрался в душу, и я махнула рукой.
       Автопарк Польши впечатления на лучшего из знакомых мне экспертов в данной области совершенно не произвёл. Меня же здорово поразило количество каких-то мелких машинок, класса "детский велосипед", пренебрежительно окрещённых Мишей "спичечными коробками на колёсиках". Размером меньше знаменитого супермаленького Фольксвагена модели "жук" раза в полтора. Казалось, дороги под завязку запружены эдакими умильными миниатюрными игрушками.
       Ещё в Варшаве произошёл довольно неприятный инцидент, к счастью, закончившийся благополучно. Какие-то бритоголовые молодые люди, вдруг обратили пристальное внимание на наш новенький Рено с транзитными номерами. Огромный чёрный джип пристроился рядом, и пассажиры с квадратными челюстями недвусмысленными жестами дали понять, что лучше бы нам остановиться. На что Михаил пренебрежительно усмехнулся и прибавил газу. Грозно рычащий монстр, с матерящимися гангстерами, как пояснил Миша, живущих тем, что облагают налогом перегонщиков, остался далеко позади.
       - Но как? - Захваченная азартом гонки, я не могла сдержать удивления. У них же гораздо более мощная машина? Нет, конечно, наша тоже не плоха. - Я нежно погладила переднюю панель верного Рено. Но Джип...
       - Как правило, они на это и рассчитывают. - Спокойно, словно каждый день только тем и занимается, что водит за нос бандитов, пояснил сразу выросший в моих глазах Михаил. - Да, их тачка гораздо мощнее. Но, дело не в том, на какой машине ты едешь. Суть в том, кто сидит за рулём.
       - Хвастунишка. - Я ласково провела рукой по его щеке.
       - Вовсе нет. - Покачал головой он. - Существует наука управления. И есть искусство употребления знаний и опыта на практике. Трусливые чайники невольно сбрасывают газ на поворотах, выжимают сцепление при переключении передач. Подобных приёмов много. В результате, я использовал резервы двигателя практически полностью, а эти козлы догоняли, реально имея под капотом не более сорока процентов мощности. Я же вел машину оптимально.
       - И, всё же, не понимаю. - Недоверчиво пробормотала я. - Подобные хитрости позволяют выиграть десятые доли секунды. Мы же умчались от них словно на крыльях.
       - Если бы десятые! - Воскликнул Миша. - Профессиональные гонщики ловят сотые, тысячные доли! За один заезд производится около двадцати тысяч подобных операций. А это, как ты могла убедиться, вполне приличная фора.
       - А они не попытаются настигнуть нас за городом? - Не понаслышке зная мстительность русской мафии, я была всерьёз обеспокоена.
       - Вряд ли. Несмотря на вступление в Евросоюз, Варшава, как и Москва, до сих пор поделена на сферы влияния. Так что, скорей всего, не рискнут сунуться в чужой сектор.
       - А если бы догнали?
       - Как правило, "такса" за проезд по "их" территории составляет, в зависимости от класса машины от пятидесяти до ста евро. Возможно, братки захотели бы "наложить штраф" за строптивость. - Зевнул он. - Вообще-то, в последнее время Польские власти взялись за них всерьёз. Для русских строятся отдельные тюрьмы. Наша милиция начала вплотную сотрудничать с Интерполом. В общем, не бери в голову.
       Границу в Бресте пересекли ночью. Бывалый путешественниек, Миша знал, что в тёмное время суток процедура занимает гораздо меньше времени. Я выразила опасение, что на диких простора России нас тоже могут настигнуть "сборщики податей", но Михаил лишь отмахнулся.
       - Беларусь - самостоятельное государство. И, по здешним законам за автомобильный рэкет дают пятнадцать лет тюрьмы. Так что, расслабься.
       Я была в курсе, что родина бабушки с дедушкой теперь разделена на целую кучу государств. Но, честное слово, для меня не существовало разницы. Всё огромное русскоязычное пространство называлось одним словом: Россия.
       Переночевали в Бресте. На этот раз нашёлся лишь один свободный - зато двухместный - номер, в который ни за что не хотели пускать "нерасписанынх". Если честно, я и сама не стремилась провести ночь в одной комнате с то и дело проявлявшими знаки внимания Михаилом. И, если бы не вредность толстой тётки, настояла бы на другой гостинице. Но, сказать по правде, искать что-то подходящее просто не было сил. Вытащив пятьдесят долларов, молча сунула фурии и затопала наверх, предоставив улаживать формальности Михаилу.
       Должна сказать, что за всю дорогу он ни разу не пустил за руль. Нет, ну каков шовинист, а? Знает же, что прекрасно умею водить...
       "То-то и оно, что успел убедиться, насколько "уверенно" чувствуешь себя за рулём". - Оборвала себя, и забурилась в подушку.
       Вообще-то, его можно понять. Машины - его бизнес. И, раскурочь я перегоняемый "на заказ" Рено, расходы с лёгкостью могут перекрыть возможную прибыль. Не говоря уже о репутации. Как ни крути, "битая" машина, совсем не то, что новенький автомобиль из Европы.
       На подъезде к Минску, вместо того, чтобы взять вправо и двинуться по объездной, самонадеянно попёрлись через город. И заблудились. Какие-то парень с девушкой нарисовали на клочке бумаги карту и, добравшись до гостиницы, решили устроить небольшой отдых. Всё же, несколько дней за рулём - не хухры-мухры.
       - Здесь неподалёку есть прекрасный бассейн. - Сообщил Михаил, едва приняла душ.
       - Здорово!
       Я действительно обрадовалась. После стольких часов, проведённых на переднем сидении вообще-то довольно комфортного Рено - размяться не помешает.
       Самым трудным, конечно же, оказался последний отрезок пути. Выехали рано утром. Миша сосредоточенно смотрел на дорогу, на которой откуда ни возьмись, появилось энное количество хамов и чайников. Не то, чтобы это доставляло ощутимые неприятности, однако здорово раздражало. Под Смоленском, какие-то люди в форме попытались содрать сто двадцать рублей "за экологию". Это, как будто, четыре доллара, но спутник стал отказываться. Те упирали на то, что у нас не российские номера. Михаил талдычил, что это незаконно. В конце концов, я протянула в окошко пять долларов, и мы отчалили.
       - Ну и зря. - Словно отведав лимона, скривился Михаил. - Могли бы сойтись на пятидесяти рублях.
       - Ладно тебе, не мелочись.
       За пять дней, проведённых в салоне, я изрядно отупела. Даже выходной в Минске не скрасил впечатления, и хотелось только одного. Наконец, выйти и, остервенело хлопнув дверцей, всю оставшуюся жизнь передвигаться исключительно пешком. Указатель "Москва - 300 км", мелькнувший справа изрядно согрел душу. Улетая из России, никогда бы не подумала, что обрадуюсь, приближаясь к городу, с которым связаны столь ужасные воспоминания. Как назло наткнулись на ремонтные работы. Движение пустили по одной полосе, и образовалась небольшая пробка.
       - Скоро уже. - Миша обнадёживающе погладил по руке.
       - Вытерплю как-нибудь. - Ухмыльнулась я.
       Перед самой Москвой опять попали в затор, но это уже показалось неважным. Вокруг клубилась пыль, было очень жарко и, закрыв окна, Миша включил кондиционер. Немного бесили завистливые взгляды обладателей допотопных Фиатов, как объяснил Миша, именуемых здесь "Жигули". Так называется город, где на заводе, почти сорок лет назад построенном итальянцами, собирают эти машины.
       - Честно говоря, мне абсолютно до лампочки. - Вяло отзываюсь я.
       - Моя сестра на вопрос, какая у неё машина, тоже отвечает "синяя". - Засмеялся он и, наконец, мы пересекли МКАД.
       - Если хочешь, можешь остановиться у меня. - Неуверенно предложил Миша.
       Почему бы и нет? Я настолько вымоталась, что искать отель просто не было сил. К тому же, кто знает, вдруг, сведения обо всех иностранцах, по старой памяти, сохранившейся со времён "железного занавеса" передаются в какое-нибудь специальное управление? Разумеется, я верю, что Россия вполне демократическая страна, в чём не так давно имела возможность убедиться. Но, бережёного, как говорит мама, Бог бережёт. Вообще, надо узнать у Михаила, можно ли как-нибудь раздобыть фальшивые документы? Или, по крайней мере, дать взятку и обходными путями получить липовое свидетельство о регистрации?
       Мы остановились у десятиэтажного дома из красного кирпича, и, протягивая ключи, спутник сказал.
       - Восьмой этаж, тридцать вторая квартира.
       - А ты? - Удивилась я.
       - Отгоню Рено на охраняемую стоянку. - Объяснил он. - Не хочу рисковать, оставляя дорогую тачку, да ещё оснащённую музыкальным центром, во дворе.
       - Так я пошла?
       - Давай. - Напутствовал он. - Не стесняйся, чувствуй себя как дома.
       - Чего уж там. - Улыбнулась я. - После стольких дней пути, да плюс ночи, проведённой в одном номере...
       - Во-во. - Не растерялся он. - Как честный человек, я просто обязан на тебе жениться.
       Я внезапно покраснела.
       - Ладно, шучу, шучу. - Засмущался он..
       - Ну и дурак! - Выскочила из салона я. - Кто ж такими вещами шутит?
       И, не оглядываясь, заторопилась к подъезду с - ни за что не догадаетесь! - неизменными московскими бабульками.
       Квартира оказалась типичной холостяцкой берлогой. Правда, в отличие от логова Гастона, здесь жил именно "молодой человек". Или, даже мужчина. Не в силах сдержать любопытства, бегло осмотрелась.
       Тапочки в доме водились только одни и такого размера, что не оставалось сомнений, кому они принадлежат. В ванной не нашлось трусиков, лифчиков, не висел махровый халат, а на массажной щётке не обнаружилось длинных белокурых или чёрных волос. Всевозможных скляночек, без которых не обходится любая уважающая себя леди, тоже не наблюдалось. Убедившись, что другой женщиной здесь не пахнет, облегчённо вздохнула и полезла под душ. Нет, вообще-то мне совершенно наплевать на личную жизнь Михаила. Но, почему-то было приятно.
       Устала, наверное.
      
       Глава 14
      
       - Ты забыла! - Разбудил весёлый голос.
       Натянув одеяло до подбородка, я замерла и уставилась на плоский серебристый чемоданчик. А ведь верно! Затем подозрительно взглянула Михаилу в глаза.
       - Ты смотрел?
       - Нет! - Очень даже достоверно и наивно сморщил нос он. - Что я, компьютеров не видел, что ли?
       Не удосужившись в запале установить пароль, сейчас только и могла, что кусать локти. К счастью, диск, изъятый из банковской ячейки, лежал в сумочке. Хотя, это ничего не значит, так как всю информацию заботливо сохранила на винчестере.
       - Сколько времени. - Сменила тему я.
       - Девять утра.
       Ого! Приехали мы в пять вечера и, ополоснувшись, сразу же прилегла отдохнуть.
       Ой!
       Чувствуя, что краснею, тотчас накрылась с головой. Я же не разбирала постель!
       - Э-ээ, Миша... - Нервно хихикнула я. - Ты не мог бы выйти?
       - Ради бога. - Меланхолично отозвался он.
       Вскочив с дивана, с облегчением обнаружила, что любимый тренировочный костюм одет полностью. Всё же Миша оказался джентльменом.
       - Как машина? - Полюбопытствовала, входя на кухню.
       - Нормально. - Разливая чай покосился Михаил, в свою очередь, озадачив вопросом. - Что собираешься делать?
       - А-аа... - Задумалась я.
       Естественно, планов громадьё. Но, не посвящать же случайного - пусть и замечательного - человека в периптелии собственной судьбы. Да, если честно, и не представляла, чем мог помочь обыкновенный водитель. Убегать от погони пока что не намеривалась. И вообще, предпочла бы не попадаться на глаза никому из "заинтересованных лиц". Хорошо бы незаметной серой мышкой передвигаясь по городу, выяснить, кто настоящий убийца. А потом отправиться в посольство и, предъявив доказательства, начать катить бочку на загнавшего в безвыходную ситуацию подонка. И здесь вполне могли пригодиться материалы, доставшиеся в наследство от Сержа.
       - Ты вообще, зачем в Россию приехала? - Насмешливо хрюкнул Михаил.
       "Не твоё дело"! - Чуть было не огрызнулась я, но вовремя спохватилась. Зачем хамить? Тем более, в ответ на вполне безобидный вопрос.
       - Сколько я тебе должна? - Увильнула я, направляясь в комнату за сумочкой.
       - Пустяки. - Почему-то насупился он. - Считай это дружеской услугой.
       - Нет уж. - Моментально встала на дыбы я. - Меня с детства учили, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке.
       - Ну, не знаю. - Явно расстроился он, тут же запротестовав. - Да не нужны мне твои деньги! Весишь ты не так уж много, да и в дороге, как ни крути, вдвоём было веселей.
       "Ну, не дура ли"? - Так некстати вспомнившаяся Сара отчётливо встала перед глазами. - "За ней такой парень ухаживает, а она выкобенивается".
       Но бес противоречия оказался сильнее доводов разума. Бережливость тоже в расчёт не принималась, и я выложила перед ним пятьсот долларов.
       - Как хочешь. - Неожиданно быстро сдался он. - Кушать будешь?
       - Не откажусь. - Опустила ресницы я.
       Миша снял крышку со сковородки и выставил на стол коронное холостяцкое блюдо, именуемое яичницей.
       - А ты надолго в Москву? - С набитым ртом пробубнил он.
       - Не знаю. - Честно ответила я. - Как получится.
       - Сегодня-завтра закончу оформление машины и потом могу поработать гидом. - Предложил он. И, словно оправдываясь, добавил. - Девушка ты не жадная. К тому же, как понимаю, города совсем не знаешь.
       - Посмотрим. - Милостиво отозвалась я, тоже проявив любопытство. - А что значит оформление?
       - Оценка, растаможка, то есть уплата госпошлины, прохождение техосмотра. - Принялся объяснять он. - Люди с деньгами не очень-то любят подобные обременительные хлопоты и зачастую перепоручают их перегонщику, вплоть до получения номеров в ГАИ.
       - Я думала, это должен делать владелец.
       - Не обязательно. - Подвёл черту он. И, вылив остатки чая в раковину, вкрадчиво спросил. - Надеюсь, теперь-то дашь номер телефона?
       - У-у... - От неожиданности запнулась я. - У меня нет московского номера. Разумеется, можно звонить через международный роуминг, но это, наверное, очень дорого.
       - Для женщины, с лёгкостью расставшейся с пятьюстами долларами, ты слишком экономна. - Иронично заявил он.
       - Да иди ты! - Процедила я сквозь зубы.
       - Ладно-ладно. - Примирительно выставил ладони он. И предложил. - Пойдём, лучше, SIM карту купим.
       - Моя модель почему-то не захотела работать в России. - Пояснила я.
       - Бывает. - Глубокомысленно кивнул он. - Сейчас столько новинок.
       Я же ехидно не постеснялась высказать догадку.
       - Может, воздух у вас такой...
       - Какой "такой"? - Вскинул брови он.
       - Особенный. - Я показала язык. - И очень располагающий к ничего-не-деланию.
       - Ох-ох. - Он скорчил смешную рожу. - Тоже мне, капиталистическая штучка выискалась. - И тут же прищурился. - А ты что, так и собираешься обходиться без связи?
       - Ну, не знаю. - Откликнулась я. - Прошлый раз я приобрела "Сименс". Только его украли.
       - Эх ты, Маша-растеряша. - Хрюкнул он. - Ладно, так и быть, в честь приезда сделаю тебе подарок.
       Он полез в карман и вытащил не очень новый, но вполне симпатичный миниатюрный "Nokia". Подивившись такой щедрости, с любопытством повертела игрушку в руках.
       - Он подключен?
       - Конечно. - Гордо заверил он. - Фирма веников не вяжет.
       - Спасибо. - Вежливо поблагодарила я.
       Но несносный лоботряс наотрез отказался довольствоваться такой малостью и недвусмысленно подставил щёку для поцелуя. Я слегка коснулась губами прохладной, пахнущей лосьоном для бриться кожи и, чувствуя, что лицо опять заливает краска, поспешно бросилась в ванную.
      
       - Ну, пока. Не скучай тут без меня. - Михаил взялся за ручку двери.
       - Иди уж. - Проворчала я.
       Естественно, притворялась, так как внимание очень даже льстило.
       Собственно, скучать-то как раз и не собиралась. Теперь, когда имела на руках кучу информации, меня обуяла жажда деятельности.
       Подтащив ноутбук к телефонной розетке, подключилась к Сети и, с огорчением убедилась, что почтовый ящик пуст. То есть, прислала одно письмо Сара, но и только. Ничего серьёзного в послании не было и, удивившись, насколько мелкими и незначительны стали казаться повседневные дела подруги, черкнула пару строк в ответ.
       Немного посомневавшись, с чего начать: с проверки выясненных с помощью Гастона телефонов или с визита в сыскное бюро, предпочла последнее. Возможно, некоторые данные совпадут. Вот по тому адресу и нанесу первый визит.
       Распаковав чемодан, разложила на диване весь, довольно измятый гардероб и, не очень долго - всего каких-то двадцать минут - подумав, взялась за утюг. Как говорила выше, Миша был во всех отношениях приличным молодым человеком, и сие приспособление в доме водилось.
       Выйдя из подъезда, решила не повторять прошлый ошибок и, найдя табличку с адресом, висевшую на углу, на всякий случай записала. Бумажку традиционно сунула в туфлю и, выбравшись на улицу, принялась ловить такси.
       - Триста рублей. - Не моргнув глазом, заломил цену тот.
       Целковых почти не осталось и, быстренько пересчитав по курсу, нагло заявила.
       - Десять долларов.
       - Прошу. - Осклабился он и мы тронулись в направлении офиса местных Шерлок Холмсов.
       По дороге с любопытством пялилась в окно. Что удивило - множество темнокожих юношей и девушек, споро убирающих улицы.
       "Совсем, как у нас". - Улыбнулась сравнению.
       Представительный седой господин находился на месте. Поздоровавшись, уселась на тот же стул и выжидательно уставилась на него.
       - Добрый день. - Невозмутимо глянул он поверх очков. - К сожалению, ваш заказ ещё не готов.
       - Т-т... то есть, как это "не готов"? - Задохнулась я от возмущения.
       - Имеется в виду, что из заявленных вами десяти объектов, отработано только семь.
       - А-а... - Облегчённо перевела дух я. - Так бы и сказали. - Что ж... Давайте тех, что есть.
       Мистер Пуаро пробежался по клавиатуре, осведомившись:
       - Вам распечатать, или переписать на носитель?
       - И то и то. - Закидывая ногу на ногу нагло заявила я.
       Московские Пинкертоны нравились всё меньше и меньше. Что-то неуловимое проскальзывало в тоне. Какая-то еле заметная отчуждённость. Словно, получив деньги - смею заметить, немалые - тут же потеряли ко мне интерес. В одночасье переведя из выгодных клиенток в разряд досадных недоразумений.
       Минут через пять секретарша принесла несколько листков, сколотых обыкновенной канцелярской скрепкой.
       - Вот! - Шмякнула на стол и, покачивая бёдрами, удалилась.
       Да уж... Похоже, о такой, хорошо известной каждому цивилизованному человеку штуке, как права потребителей, здесь и слыхом не слыхивали. Но, решив, что ссориться, пока не получу добытую ищейками информацию, непродуктивно, сдержала гнев и протянула флэшку.
       - Вот сюда, пожалуйста.
       Видимо, убоявшись за сохранность находящихся в компьютере секретов, он покачал головой и протянул дискету.
       - Будьте добры, распишитесь. - Передо мной легла тоненькая папка из тиснёной кожи.
       - Что это? - Уставилась на него я.
       - Подтверждение того, что поручение выполнено.
       "Э, нет милый". - Пронеслось в голове. - Эдак ты можешь впарить, что угодно.
       - Давайте, подождём, пока ваш сотрудник не отработает оставшиеся кандидатуры.
       Зачем упорствовала, сама не понимала. Семи человек могло оказаться вполне достаточно. Но, поскольку плату он начислял из расчёта "столько-то дней на нос", предпочла настоять на своём.
       Невооружённым глазом было видно, что он недоволен. Но, к счастью, не знаю уж, для него или для меня, возражать не стал. Вряд ли бы я решилась привлечь внимание и всерьёз начала отстаивать праа.
       Покинув из сыскную контору, первым делом двинула к обменному пункту. Так как остались лишь стодолларовые купюры, а рисковать, выясняя, есть ли у московских таксистов привычка давать сдачу, почему-то не хотелось. Затем вошла в небольшое кафе и, удобно устроившись у окна, принялась изучать полученные в агентстве листки. Вытащив из туфли изрядно потрёпанный и здорово протёршийся на сгибах клочок бумаги с телефонами, с которых заходили на сайт Павла, удостоверилась, что все три есть в списке. Любопытно то, что два принадлежали девушками, а третий - парню. Адреса ничего не говорили, и, расплатившись, отправилась на поиски ближайшего книжного магазина, чтобы раздобыть карту. Развернув огромное полотнище и, убедившись, что без лупы прочитать названия улиц невозможно, плюнула и, снова сев в такси, поехала к Михаилу. По дороге попросила водителя остановиться у лотка, торгующего компьютерными дисками, и обзавелась электронной версией топографии города.
       В полной закономерности с доктриной человеческих заблуждений я с самоуверенностью смотрела в будущее. Всё представлялось простым и понятным, несмотря на закон Логга, опровергавший хорошо известный постулат Грея и гласивший, что "первые девяносто процентов работы отнимают десять процентов времени, а последние десять - оставшиеся девяносто". Уверенность, столь необходимая в любом начинании, переполняла душу до краёв. Человек ведь известный врун и охотнее всего лжет самому себе. Ум, логика - только слуги выбора, сделанного инстинктивно. Сколько теорий изобретено, какое количество философских учений создано ради примитивного самообмана! Но, наверное, так и должно быть. Невзирая на возможные опасности, и наперекор здравому смыслу я взвалила на себя непосильную задачу. И, упорно, двигалась, как тогда казалось, прямо к цели.
       Судя по карте, ближе всего жил парень, чей телефон значился в списке Гастона. Хорошенько запомнив расположение домов, осмелилась пройтись пешком. Чтобы не спугнуть дичь, как заправский охотник "двигалась против ветра". Что в переводе на нормальный общечеловеческий означало "без предварительной договорённости". Разумеется, велика была вероятность, не застать того дома. Но, столь же реальной казалась возможность того, что испуганный звонком приятель Павла, кстати, его звали Игорь Славин, попросту сбежит, чтобы уйти от ответов.
       Где - ориентируясь по табличкам на домах, а, местами расспрашивая прохожих, наконец, добралась. Стоя перед дверью, вытащила телефон и услышала заспанный голос.
       - Алё.
       - Здравствуйте, Меня зовут Маша. - Представилась я.
       - Какая ещё Маша? - Тоном, не предвещающим ничего хорошего, зевнули в трубке.
       - Я знакомая Павла Миронова. - Терпеливо начала объяснения. - Живу в другом городе. Приехала вчера, но его родители сказали, что Павел умер. Вот и решила навестить вас, чтобы узнать поподробнее.
       - А-а.
       Ни интереса, ни сочувствия. Вообще ничего. Словно обсуждали давным-давно смотренный и напрочь позабытый скучный фильм.
       - Так я могу зайти? - Теряя терпение, рыкнула я в трубку.
       - Пожалуйста. - Только я с Пашкой почти не дружил. - Начал было он, но я уже отключилась и вдавила кнопку звонка.
       Появившееся на пороге существо с опухшей мордой - да-да, именно так, ибо по-другому назвать то, что возникло в дверном проёме было бы оскорблением рода человеческого - подозрительно уставилось на меня.
       - Вы к кому?
       - К тебе. - Поняв, что в беседе с этим экземпляром телячьи нежности только помешают, стазу перешла на "ты" я. - Ты ведь Игорь?
       - Ну, Игорь. - Подтвердил он. - А ты та самая чувиха, что только что звонила?
       Столь похабно меня ещё никто не называл, но, решив, что с козла взятки гладки, кивнула.
       - Так и будем разговаривать на лестнице? - Язвительно прошипела я.
       Однако сарказм не дошёл до заплывших жиром мозгов неандертальца. Хлюпнув носом, он неуверенно оглянулся куда-то вглубь пещеры и проблеял.
       - Так сказал уже: ничего про Пашкины дела не знаю.
       Поняв, что пора действовать, грубо толкнула бестолочь в грудь и твёрдой рукой захлопнула за собой дверь.
       - Давай, всё-таки попробуем поговорить.
       - У меня не прибрано. - Запоздало предупредил он.
       - Я догадалась. - Бросила я через плечё, и направилась прямиком в большую комнату.
       Бр-р.
       Интересно, это что, мода у здешних аборигенов такая? Бедлам так напомнил свалку в квартире, на которую в первый день привёз Фил, что невольно передёрнула плечами.
       Компьютер, изрядно припорошенный пылью и с чудовищно грязной клавиатурой, как и положено, стоял в углу.
       "Хоть здесь повезло". - Облегчённо вздохнула я.
       Пустые пивные бутылки с противным звоном покатились в разные стороны, а я устремилась к столу.
      
       - Кто у тебя был, пятнадцатого июля? - Включая системный блок, вызверилась на обормота.
       - Ну ты, мать, даёшь! - Он картинно захохотал. - Тут не помнишь, что вчера было.
       - Особого ума не надо. - Усмехнулась я. - Судя по количеству стеклотары, кто-то здорово провёл время.
       - Ага! - Оживился он. И мечтательно протянул. - Сейчас бы пивка.
       Я достала сто рублей и помазала у начинающего пьяницы перед носом. Хотя, похоже, я ему льстю. Он вполне достоин звания хронического алкоголика.
       - Кто был здесь пятнадцатого?
       - Да хрен его знает. - Он подтянул провисшие на коленках тренировочные штаны. - Наверное, как обычно.
       Вспомнив столпотворение, что застала в квартире Сергея Смирнова, я невольно опустила руки. Если вечеринка развивалась по накатанному руслу, то тут сам чёрт ногу сломит.
       - Значит так. - Я спрятала денежку в карман и указала глазами на обшарпанный стул. - Ну-ка, живо садись и вспоминай, с кем в тот день куролесил.
       - Сначала пиво! - Тоном камикадзе категорически заявил Игорь.
       Подумав, что от глотка живительной влаги ещё никто не умер, вручила деньги и, бесцеремонно занялась компом.
       - Я сейчас! Мигом! - Раздалось из прихожей и, спустя секунду, за хозяином хлопнула дверь.
      
       Глава 15
      
       Увы. Побродив по свалке, что устроил в недрах Пентиума Игорь, пришла к неутешительному выводу, что здесь сам чёрт ногу сломит. Действовала же больше из желания чем-то заняться, чем всерьёз рассчитывая на удачу. Но быстро утешилась, ведь даже виртуозно владеющий предметом Гас спасовал бы перед безалаберностью господина Славина.
       В коридоре послышался шорох и, повернувшись, наткнулась на сияющую рожу хозяина. Тот держал откупоренную бутылку "Балтики" и блаженно улыбался. Другую конечность оттягивал пакет с ещё (насколько смогла разглядеть) четырьмя.
       - Нашла что нить? - Рыгнув, булькнул он.
       - В твоём-то бедламе? - Скривилась я, немного пожурив. - Ты бы прибрался, что ли?
       - Хорошо, мамочка. - Заблажил Игорь. - Вот только молочко допью и схожу, пописаю.
       - Не юродствуй, тебе не идёт. - Посоветовала я. - Лучше напряги извилину.
       - Обижаешь, начальник! - Не желал утихомириваться придурок. - У меня целых две!
       - Очень смешно! - Я вскочила, и тряхнула ходячее недоразумение за грудки. - С кем куролесил пятнадцатого?
       - Ну, Ленка с Сашкой были. - Неуверенно начал вспоминать он. - Элла, Виталька с какой-то тёлкой. Да Шерочка с Машерочкой.
       - Итого, вместе с тобой - восемь человек. - Констатировала я.
       - Ну, наверное. - Задумался он.
       Причём, честное слово, показалось, что отчётливо слышу, как скрипят мозги с обоими, бывшими предметом гордости обладателя, неглубокими бороздками.
       - Ты в самом деле такой дурак, или прикидываешься? - Начала заводиться я.
       - Да иди ты! - В очередной раз встал на дыбы он.
       - Сейчас, размечтался! - Разъярилась я. - Телефоны их помнишь?
       - Зачем? - Искренне удивился он.
       Застонав, я подняла глаза к потолку и пообещала.
       - Кажется, сейчас я кого-то убью!
       - Да ладно тебе. - Извинияюще шмыгнул носом он. - Нафига голову забивать, если есть сотовый?
       - Давай! - Требовательно протянув руку, приказала я.
       - Пожалуйста. - Он был сама любезность. На дисплее, разумеется, высветились не цифры, а имена. Немного поманипулировав кнопками, всё же добилась, чего хотела и, схватив со стола ручку, переписала содержимое.
       "Дома разберусь"!
       Поймав себя на мысли, что подумала о квартире Михаила, как о доме, почему-то опять покраснела. К счастью, троглодит, поглощённый откупориванием третьей по счёту бутылки, не обратил внимания.
       Положив рядом листочки, убедилась, что один из номеров присутствует в обоих списках.
       - Это кто? - Отметив ногтем нужную строку, Ткнула бумажку в нос алкоголику.
       - Не понял. - Осоловело икнул тот.
       - Телефон чей? - Теряя остатки терпения, чуть не завизжала я.
       - Ик... Эллочки!
       - Кто такая? - Тоном, не терпящим возражений, набросилась на засыпающего Игоря я.
       - А-аа... - Пренебрежительно скривился он. - Эллочка у нас звезда подиума.
       Затем прошёлся по комнате, отвратительно виляя задом.
       - Перестань фиглярничать! - Гаркнула я.
       - Фу-ты, ну-ты... - Не обращая на меня внимания, дефилировал он.
       "Пидор грёбанный".
       Очень хотелось озвучить мысль, но героическим усилием воли сдержалась. И, тут же вспомнив девицу, всучившую в тот памятный вечер портфолио, изумилась.
       - Кто?
       - Ну, модель.
       - Коротконогая, волосы цвета моркови, на шее родинка? - Уточнила я.
       - Она самая. - Квакнул Игорь. - А говоришь, из другого города.
       Я проигнорировала дедуктивные потуги хозяина, и перешла в наступление.
       - Где она сейчас, знаешь?
       - Дома, скорей всего. Или на даче.
       Адрес легко можно выяснить по телефонному справочнику. Что же касается загородного коттеджа, то подозревала, что здесь возникнут небольшие трудности.
       - Как туда добраться, ты, конечно, понятия не имеешь?
       - Ну, ездили один раз. - Насупился он. - Это в Позёмкино. - И тут же пояснил. - Семь остановок на электричке, потом налево, через небольшой сосновый бор. - И вдруг оживился. - Да у меня фотка есть!
       Игорь бросился в другую комнату и, вернувшись с коробкой, по-видимому, заменявшей фотоальбом, принялся перебирать снимки.
       - Вот! - Передал карточку мне.
       Небольшой домик из белого кирпича ничем особенным не выделялся. Видно родители Эллы - люди довольно скромного достатка. Впрочем, это абсолютно не важно. Главное - я взяла след. И, даже если не застану горе-манекенщицу в московской квартире, то наверняка выловлю за городом. А там посмотрим, удастся ли ей уйти от ответа.
       - Эй-эй! Мы так не договаривались! - Засуетился Игорь, видя, что прячу добычу в сумочку.
       - Я верну! - Отрезала я, вручая ещё сто рублей.
       - Так бы и давно. - Просиял он.
       - Смотри, не переусердствуй. - Вместо прощания посоветовала я и покинула доведённую до ужасного состояния берлогу.
       Часы показывали три и, решив, что на сегодня хватит, зашла в магазин и купила жареную курицу. Яичница - это хорошо. Но и нормально поесть иногда не мешает. Если честно, то готовить совершенно не умею. Но, поскольку на кухне у Михаила стоит микроволновка, не видела особой проблемы. На гарнир взяла полтора фунта салата и отправилась домой.
       Чёрт, опять!
       Ужин прошёл в дружественной и непринуждённой обстановке. Миша, обгладывая куриные косточки, увлечённо рассказывал, как продвигается получение гражданства у верного Рено. Я же, меланхолично жуя, думала о своём. Вечером, чинно усевшись на диван, смотрели телевизор. Но смысл передачи прошёл мимо. Часов в десять, Миша, крякнув, пожелал спокойной ночи, и я принялась разбирать постель. Не давала покоя предстоящая встреча с Эллой. Если она начнёт всё отрицать, сразу станет ясно, у кого рыльце в пушку. А вдруг, изберёт другую тактику. Что мешает, просто заявить, мол "не помню". Не пытать же её, в самом деле. Хотя, должна сказать, что после всех злоключений, выпавших на мою долю, сделала бы это с огромным удовольствием.
      
       - Может, всё-таки помочь? - Ненавязчиво поинтересовался утром Михаил.
       - Да нет, не стоит. - Рассеянно отказалась я.
       - Ну, тогда до вечера. - Заторопился он. - Маша, ты это... Если вдруг что, звони обязательно.
       - Хорошо. - Пообещала я и, услышав, как хлопнула дверь, принялась собираться.
       Жалко, конечно, что нет машины. Но, побоявшись, что при попытке взять на прокат могу засветиться, не стала и пробовать. Да и вообще, неизвестно ещё, есть ли в теперешней Москве подобного рода услуги. Как-то видела в новостях, что вездесущие русские бандиты сделали одной из статей дохода угон автомобилей сдаваемых на прокат в Европе. Так что, на месте российских предпринимателей, я бы сто раз задумалась, прежде чем заняться подобного рода бизнесом. Вообще-то, вчера мелькнула мысль попросить Михаила присмотреть какой-нибудь рыдван, долларов за тысячу. Но езда в спокойном Бисмарке и вождение по улицам огромного мегаполиса - две большие разницы. С моим опытом, вернее, отсутствием такового, скорей всего, в первый же день вляпалась бы в аварию. Это жителю Нью-Йорка или Чикаго нипочём здешняя суматоха, царящая на проезжей части.
       Вымыв посуду, собравшись и сверившись с картой, закрыла дверь и направилась к месту жительства Эллы.
       Боясь спугнуть, так же как и в случае с Игорем, сначала добралась до подъезда, и лишь потом позвонила. Увы... Трубку никто не брал и, дождавшись, пока кто-то из жильцов не спустился выгуливать собаку, шмыгнула за дверь. Как и следовало ожидать, никто не открыл. Не долго думая, набрала номер сотового, с боем вырванный у непутёвого Игоря и, услышав "Алло", нагло заявила.
       - Привет, Элка! Ты где?
       - На даче, где мне ещё быть!
       Не рискнув вызвать подозрения, продолжать беседу не стала а, просто двинула к ближайшей станции электрички.
       Всю дорогу отрешённо пялилась в окно. В Подмосковье жизнь бурлила даже больше, чем в самой столице. По вагонам без остановки шныряли торговцы, продающие всякую всячину, от газет до всевозможного инструмента. Прошли два музыканта с аккордеоном. И, на удивление слаженно и профессионально исполнив один из любимых романсов, так растрогали, что полезла в сумочку и отдала сто рублей.
       Позёмкино встретило совершенно раздолбанной платформой, словно только-только пережившей стихийное бедствие, и ошеломляющей зеленью. Буйная растительность буквально затопила станцию, навевая впечатление, что нахожусь где-то в глубинке, а не в тридцати милях от российской столицы.
       - Опять фанаты с матча ехали. - Просветила неспешно махавшая веником старушка в оранжевом жилете.
       - Кто? - Не поняла я.
       - Футболисты, чтоб их. - В сердцах сплюнула бабушка и тут же растёрла подошвой. - Как в Москве игра, так их тут целая толпа собирается. А уж обратно! Напьются, и давай крушить всё, почём зря.
       - И часто у вас такое? - Недоверчиво уставилась на неё я.
       - Дык, говорю же, каждую игру. - Заверила уборщица. Тут же принявшись оправдываться. - Да ты не думай. Они хлопцы хорошие. Только шумные, когда переберут.
       Глядя на перевёрнутые массивные скамейки и чудом державшиеся на одном гвозде расписание, я тихонько порадовалась, что не отправилась на поиски Эллы вчера вечером. Естественно, электрошокер и баллончик с нервно-паралитическим газом у меня с собой. Но, когда разгорячённый зрелищем и алкоголем народ гуляет, лучше держаться подальше.
       - Где здесь дачи, бабушка? - Задала вопрос я.
       - А тебе новые и ли старые? - Степенно оперевшись на метлу поинтересовалась старушка.
       - А новые - это какие?
       - Дворцы-ы. - Осуждающе протянула собеседница.
       На столь громкое название домик, построенный родителями Эллы, явно не тянул, и я уверенно заявила.
       - Нет, мне нужны другие.
       - Тогда шагай вон по той тропинке. - Она махнула вправо. - Пройдёшь через лесок, а там и садовое товарищество.
       - Спасибо.
       - Не за что. Хорошему человеку - что ж не помочь. - И она вновь принялась за дело.
       До выщербленной бетонной лестницы шагов десять, но я молодецки спрыгнула с платформы и направилась напрямик. Извилистая дорожка и впрямь вела через сосновый бор. Единственное, что немного портило впечатление - пивные банки и пакеты от чипсов, то и дело попадавшиеся в присыпанной хвоей траве.
       "Цивилизация"! - Усмехнулась я.
       Видно, вверенная словоохотливой бабульке территория ограничивалась заасфальтированным участком.
       Домик обзавёлся новым забором, выкрашенным в весёленький жёлтый цвет, а потому, признала не сразу. Пройдясь до конца улицы, вытащила фотографию и, ещё раз внимательно изучив, пустилась обратно. К счастью, ограда - единственное, что подверглось реконструкции. И, отворив калитку, шагнула во двор.
       Несколько чахлых грядок, с вялой зеленью, клумба у крыльца. Одинокая яблоня с кривоватым стволом. Под деревом шезлонг с раскрытой книгой. В пепельнице дымилась сигарета. Похоже, Элла, если это, конечно, она, только что была здесь.
       - Здравствуйте! - Громко крикнула я.
       Из окна высунулась огненно-рыжая голова в солнцезащитных очках, и уставилась на меня.
       - Вам кого?
      
       Похоже, меня не узнали. Ещё не решив, как себя вести, молча смотрела на неё. Вот она, убийца! Гадина, отправившая на тот свет Павла! Сволочь, из-за которой пришлось вытерпеть столько унижений и чуть не расстаться с жизнью!
       Всё же, эмоции - плохой советчик в сыскном деле. Вспоминая произошедшее дальше, не могу не испытывать чувство стыда. Но, согласитесь, кто бы удержался на моём месте?
       Гигантским прыжком я оказалась подле наглой морковки и вцепилась в крашеные патлы.
       - Что сука, попалась?
       - Убивают! - Завизжала та.
       И, не оставаясь в долгу, ответила тем же.
       Таки существование нежных и очаровательных созданий, выбравших тернистый путь топ-моделей, гораздо труднее и более насыщено опасностями, чем карьера не прошедших специальную подготовку тайных агентов. Опомнившись, Элла саданула меня кулаком в глаз и, спрыгнув с подоконника, принялась остервенело дубасить. Должно быть, сказалась практика, выработанная в ходе интеллигентных обсуждений: кому какое платье демонстрировать на подиуме.
       В порыве праведного гнева, я начала атаку не задумывалась, что могу проиграть этому ничтожеству. Кое-как отбиваясь, размахнулась сумочкой и стукнула её по голове.
       - Ах ты тварь! - Заголосила та и я почувствовала, как не мне рвётся блузка.
       Треск смешался с еле уловимым шипением. Глаза соперницы закатились и она начала оседать на землю. Не успев обрадоваться победе, я вдруг ощутила дурноту и брякнулась рядом.
       Очнулась оттого, что в лицо брызгали водой. Поморщившись, разлепила веки и, закрылась руками.
       - Хватит, хватит!
       - Так-так. - В голосе говорившего слышались укоризненные нотки. - Что делили, барышни? Никак, молодого человека? - Это у неё спросите? - Переадресовала вопрос рыжая. И принялась давить на жалость - Семён Павлович, вы же меня знаете.
       Стоящий надо мной человек в полицейской форме держал в руках злополучную сумочку.
       "Господи, только этого не хватало"!
       Сжавшись в комочек я осторожно поднялась и, придерживая разорванную на груди блузку, пролепетала.
       - Извините!
       - Ах, прощения она просит. - Взъярилась фурия. - Кто ты вообще такая?
       - Да, девонька. - Добродушно осведомился коп. - Документики у тебя имеются?
       Мысли лихорадочно заметались. Что, если здесь, как и у нас, в Америке, все полицейский компьютеры соединены в единую сеть? В таком случае, куратор вскоре узнает о несанкционированном прибытии, и тогда мне не сдобровать.
       - Да вы в сумке посмотрите. - Посоветовала стражу порядка морковка.
       - Что-то она подозрительно воняет. - Сморщил нос он.
       "Ну конечно! Баллончик с нервно-паралитическим газом не выдержал столь сурового обращения и дал течь". - Догадалась я, но благоразумно промолчала
       Представив падающего в обморок полицейского, то есть - только что опять вспомнила, что здесь их зовут милиционеры - и, вообразив последствия, я поспешно предложила.
       - Давайте я сама.
       Отошла на пару шагов, чтобы отрава, если, конечно, не вся выветрилась, не дай Бог не достигла представителя закона. Затем набрала полную грудь воздуха и, быстро раскрыв застёжку, вытряхнула содержимое на траву. Отстранясь на пару шагов, немного подождала и, подняв паспорт, протянула Семёну Павловичу.
       - Ого, какую жар-птицу в наши края занесло! - Охнул он. - Мери Райн, из самой Америки!
       - А что, нельзя? - Вызывающе подняла подбородок я.
       - Отчего же, очень даже можно. - Согласился он. - Вот только хулиганить зачем?
       - Простите, так получилось.
       Извинения, однако, он принять отказался, сурово спросив.
       - Так что, девоньки, протокол писать будем?
       - А, может не надо. - Застыла в оцепенении я.
       - Что скажет другая сторона. - Он выжидающе посмотрел на Эллу.
       - Да не-е, дядя Сеня. - По-свойски отмахнулась та. - Сами разберёмся.
       Я облегчённо вздохнула, с благодарностью глянув на оказавшуюся не такой уж противной Эллу.
       - Ну, красавицы. - Разочарованно крякнул Семён Павлович. - Смотрите у меня, чтоб без происшествий.
       И, козырнув, степенно направился дальше.
       - А ведь я тебя знаю! - Обличающе уставилась на меня Элла, едва милиционер скрылся из виду. - Ты та куколка, что в тот вечер привёл к Смирнову Пашка.
       Стройная гипотеза рассыпалась прямо на глазах. Будь Элла убийцей, вряд ли стала бы выгораживать перед участковым. Скорее, наоборот, постаралась бы доставить как можно больше неприятностей.
       - Я тебя тоже. - Неловко улыбнулась я.
       - А ты что, действительно из приехала из Америки?
       - А что, не похоже?
       - Да нет вообще-то. - Пожала плечами она. - Да и говоришь совсем без акцента.
       - У меня мама русская. - Объяснила я. - Ты прости, а.
       - Да ладно. - Засмеялась Элла. - А здорово я тебе врезала.
       Да уж... Потрогав скулу, на которой наверняка вскочит фингал, я выдавила улыбку.
       - Нормально.
       - Пойдём в дом. - Дружелюбно пригласила Элла. - После такого бурного знакомства нужно срочно приводить себя в порядок.
      
       Глава 16
      
       Мы дружно попудрили носики, причесались а, к тому времени, когда я зашила блузку, окончательно прониклись взаимной симпатией.
       - Чай будешь? - Послышалось с маленькой кухоньки. - Или что-нибудь покрепче?
       - Чай. - Крикнула я.
       Элла вынесла поднос с дымящимися чашками и, водрузив на довольно таки шаткий - как и положено предназначенному для дачи - столик, уселась в не менее заслуженное кресло. Впрочем, мебель не производила впечатления барахла. Заботливо вычищена, с заштопанной мягкой обивкой.
       - Так понимаю, ты явилась, не для того, чтобы с ходу вцепиться мне в волосы? - Глянула поверх чашки Элла.
       - Нет, конечно. - Я зарделась. - Извини.
       - Проехали. - Оборвала она сюсюканье. - Давай, ближе к делу.
       - Хорошо. - Расхрабрилась я. - Что ты помнишь про тот вечер? Ну, когда мы познакомились.
       - Всё. - Удивилась она. - Да и что там помнить-то? Тусовались, выпивали. Потом Серёга резко всех выгнал. Многие, естественно, психанули. Но тот упёрся рогом: мол, предки вот-вот вернуться и всё равно заставят выметаться.
       - А дальше? - Робко проблеяла я.
       - А что дальше? - Захлопала глазами она. - Домой пошла, что ж ещё? Или, ты думала, что останусь стеречь под окнами?
       - Да нет. - Расстроилась я. И тут же встрепенулась. - А про Павла что говорят?
       - Разное. - Уклончиво протянула она.
       - А поконкретнее можно. - Стала настаивать я.
       Она вдруг смутилась.
       - Так, тебе ж лучше знать. Ты ведь с ним пришла, а не я.
       Я лишь тяжко вздохнула. Продолжать - значит, скорей всего, услышать в ответ версию Вадима Игоревича. Но, понимая, что лучше убедиться в неприятных догадках сейчас, чем мучиться всю оставшуюся жизнь, всё же рискнула.
       - Говори уж.
       - Ходят слухи, что они с Серёгой подрались. Из-за девушки, между прочим. Догадайся с трёх раз, из-за какой.
       - И всё? - Разочаровалась я.
       - А тебе мало, да? - Начала заводиться Элла. - Два парня по её милости на тот свет отправились, а она целочку из себя строит.
       - Кого строю? - Изумилась я.
       - Ладно, не бери в голову. - Отозвалась она.
       Холодок отчуждения вновь пробежал между нами.
       - Что ж, пойду, пожалуй. - Заторопилась я.
       - Ты это... - Смутилась она. - Не думай, я тебя не осуждаю.
       "Если бы обвинения сводились только к твоим домыслам, я была бы самым счастливым человеком в мире". - Горестно вздохнула я.
       - До свидания. - Робко попрощалась я.
       - Пока. - Вяло буркнула она и, взяв книжку, улеглась в шезлонг, без особого воодушевления предложив. - Ты не стесняйся, звони, если что.
       Кивнув, я вышла за калитку и зашагала вдоль улицы.
       Перелесок, показавшейся теперь не столь приветливым, проскочила, что называется "на автопилоте". Станция встретила девственно пустой платформой и, глянув на приколоченное кем-то расписание, убедилась, что электричка только что ушла. Следующую же, по закону подлости, придётся ждать не менее двух часов, так как в будни движение менее интенсивное. Ободранный киоск с опущенными помятыми ролетами, тоже не внушал оптимизма и я уселась на расставленные той же заботливой рукой скамейки и принялась меланхолично скучать.
       - Что же это вы, милочка? - Раздалось над ухом вкрадчивое шипенье. - Мы вам доверились, и?.. Что получили в ответ?
       От неожиданности дёрнувшись, я обернулась и оцепенела от страха. Вадим Игоревич расположился за спиной и, с кривой ухмылочкой, наслаждался произведённым эффектом.
       - Мы думаем, что Маша Распутина в Париже, занимается порученным делом. А непослушная девочка, в это время разгуливает в Подмосковье. Интересно, как вам удалось незаметно проскользнуть? Впрочем, это не важно. Через каких-нибудь два часа сами всё расскажете. - Процедил сквозь зубы он.
       - Хрен тебе. - В отчаянии выкрикнула я и, размахнувшись один раз послужившей орудием возмездия сумочкой, врезала по не вызывавшей ничего, кроме брезгливого омерзения, лягушачьей морде.
       Склонный к театральным эффектам куратор неслышно подкрался сзади. И теперь стоял спиной к краю возвышавшейся над землёй на добрый метр платформы. На моё счастье, благородные хулиганы здорово поработали над ограждением. А у станционного начальства до починки не доходили руки. Не ожидавший подобного демарша Вадим Игоревич кулем повалился вниз. Метрах в двадцати ждал чёрный автомобиль, из которого начал вылезать водитель. Не долго думая, я спрыгнула на рельсы и, бросилась на противоположную сторону, совершенно не обратив внимания на приближающийся поезд. Вообще-то, успела забраться на спасительное возвышение, ещё когда грохочущий состав был метрах в десяти. Тем не менее, душа ушла в пятки.
       "Не ходить тебе, Маша, на медведя". - Посетовала я.
       Это я к тому, что в позапрошлом веке, молодого охотника таким образом "проверяли на вшивость". Юноша становился перед приближающимся поездом. Высшим пилотажем считалось спокойно отойти в сторону, когда до паровоза оставалось около пяти метров. Вот и думай: не то люди были хладнокровнее, не то локомотивы уступали нынешним в скорости?
       Если проклятия и летели вслед, то я их не расслышала. Мчащийся между нами состав давал небольшую фору, которой не преминула воспользоваться. И, помня, что преследователи на машине, со всех ног бросилась подальше от дороги. Продираясь сквозь кусты, здорово поцарапалась, а блузка превратилась в ошмётки. Распущенные волосы тоже норовили зацепиться за всё, что попадалось по дороге. Дрожа от страха, всё же притормозила и, потеряв несколько секунд, собрала их в конский хвост.
       "Чёртов Семён Павлович". - Кусая губы, проклинала местного участкового. - "Ну зачем, зачем ты проходил мимо"?
       Но, как ни крути, а винить кроме себя некого. Если бы не дала волю эмоциям и просто заговорила с Эллой, вряд ли бы он обратил на нас внимание. В крайнем случае, просто поздоровался бы. И уж никогда бы не стал проверять документы. А, тем более, сверяться с базой данных.
       Тяжело дыша и попутно отдирая от изодранной в клочь одежды репейник, погоревала об столь драгоценной свободе личности, утрачиваемой в ходе поголовной компьютеризации. Куда катится человечество, ежели самая мелкая сошка, за несколько секунд может выяснить о тебе всю подноготную? А другая, рангом чуть повыше, без труда получает информацию о проведённом запросе, и уже через час ты оказываешься с ней нос к носу.
       Шум товарного состава стих вдали и, в наступившей тишине отчётливо расслышала урчание мотора. Всё же, куратор был профессионалом и не собирался сдаваться без боя. Так же как и я, рассудив, что на открытой местности шансов у беглянки ноль, направился к зарослям. Оставалась надежда, что при всём накопленном опыте, он не обладает талантами Натти Бампо и вряд ли с ходу возьмёт след.
       - Маша, стой! - Раздалось сзади, и я, воодушевлённая, не знаю уж, приказом или просьбой, прибавила ходу.
       Судя по звукам, преследователей двое. Двигаются на расстоянии десяти метров друг от друга и, что самое печальное, в верном направлении.
       - Ты должна понимать, что это лишь вопрос времени. - Продолжал увещевать Вадим Игоревич. - Тебе не спрятаться. Сейчас я вызову подкрепление и отдам команду перехват.
       "Ага, размечтался! - Злорадствовала я". - Данные-то по твоему хозяину у меня. А ну как попадут не в те руки"?
       - Маша, это твой последний шанс. - Снова предпринял попытку уговорить он. - Иначе, ты просто не оставишь мне выбора.
       Как будто у меня имелась альтернатива. После того, как Сержа Ракова убили, а я на некоторое время оказалась хранительницей секретных данных, я ему нужна только в виде трупа. Не сейчас, разумеется, а немного позже. До тех пор, пока не расстанусь с ноутбуком и под воздействием наркотиков не расскажу абсолютно всё.
       Наверное, шансы мои несколько возросли, так как сзади раздались приглушённые расстоянием хлопки. Вряд ли они видели меня, чтобы вести огонь прицельно. Скорее, просто палили для острастки и давая выход бессильной ярости. Но, тем не менее, одна из пуль содрала кору с дерева метрах в двух впереди и, охнув от ужаса, я повалилась на мягкий мох. Сухие щелчки продолжали доноситься но, поскольку свиста пуль не слышала, пригнулась как можно ниже и поддала жару.
       Эпизод из прочитанного в далёком детстве "Человека невидимки" всплыл в памяти, объясняя происходящее. В главного героя стреляли именно таким образом. Наобум, посылая пули веером. К несчастью для того - попали. В меня же, спасибо ангелу-хранителю - нет.
       Должно быть, количество патронов в обойме прямо пропорционально мужской целеустремлённости. Во всяком случае, израсходовав боезапас, преследователи начали отставать. Пыл иссяк, а азарт погони забила одышка, свойственная кабинетным крысам и их раскормленным шофёрам. Я же, мысленно ликуя, наоборот, увеличила скорость. Если для них это "всего лишь вопрос времени", то в моём случае на кону стояла собственная, пусть и не очень путёвая, но, всё равно, чрезвычайно ценимая, жизнь. Согласитесь, за такую "малость" стоило побороться!
       Минут через тридцать я, дыша как давший столь необходимую отсрочку паровоз, прислонилась к шершавому стволу. То, что погоня безнадёжно отстала, внушало некоторый оптимизм. Одна беда, теперь, забравшись вглубь леса, совершенно не представляла, что делать дальше. Куда идти? Причём так, чтобы ненароком не попасться на глаза преследователям? Да что там. Первый же встретившийся полицейский, тьфу ты, милиционер, явно захочет взглянуть на документы. Так, любопытства ради.
       Слёзы хлынули сами собой и, размазывая остатки косметики, я дала волю чувствам.
       "Господи, за что"?
       Но Всевышний, как назло, в это время оказался занят более важными делами. На мелкие заботы какой-то Мери Райн у него просто не нашлось времени. А, возможно, раз и навсегда поручив мою непутёвую судьбу ангелу-хранителю, всецело доверился компетентности подчинённого?
       "Ну, недоразумение с крылышками". - Подняв заплаканные глаза к небу, воззвала я. - "Что теперь? Или, прикажешь сидеть в этом дурацком лесу, пока не съедят волки"?
       Чёртов халтурщик, в чьи обязанности входило неустанное попечительство о непутёвой Маше, полностью проигнорировал отчаянный призыв и, вконец опечалившись, я полезла в сумочку за платком. Nokia, подаренный вчера Мишей упал к ногам и, хлопнув себя по лбу я, дрожа от радости, подняла трубку.
       "Только бы работал"!
       Вау! Дисплей вспыхнул бледно-синим огоньком и, набрав Мишин номер, с облегчением услышала знакомый голос.
       - Алло!
       - Это Маша! - Воскликнула я.
       - Я так и понял. - Насмешливо подтвердил Михаил. - Наконец, взялась за ум и решила прибегнуть к помощи?
       - Ну-у, в общем, да... - Не стала скрытничать я. - Понимаешь, тут такое дело...
       - Не тяни уж... - Поторопил он.
       - В общем... ты не мог бы забрать меня из одного места.
       - Конечно! - Оживился Миша. - Говори, куда ехать.
       - Это в пригороде. Станция Позёмкино. - Бодренько отрапортовала я. - Только... Дело в том, что я, кажется, заблудилась.
       - Шутишь? - Засмеялся он. - Как можно заплутать на железной дороге?
       - Нисколько. - Превозмогая желание слегка нахамить, ответила я. - Я...
       Не зная, стоит ли впутывать нового знакомого в это, довольно таки безнадёжное дело, растерянно замолчала.
       - Что "я"? - Поторопил он.
       Скрестив пальцы, я принялась отчаянно врать.
       - Я гуляла по лесу и сбилась с тропинки.
       - Темнишь. - Не поверил он.
       - Ты не виляй. - Отчеканила я. - Говори прямо, поможешь, или нет?
       - Конечно! - Не раздумывая, согласился он. - Ты хотя бы приблизительно помнишь, в какую сторону двигалась?
       - Естественно. - В моём голосе прибавилось уверенности. - Я перешла пути и свернула в лесок, что справа.
       - Так, подожди! - Послышалось стрекотание клавиатуры. - Ага, нашёл! Значит так. Ты находишься к югу от железной дороги. Так что, смело шагай на север и, как только доберёшься, топай к ближайшей станции.
       Тоже мне, советчик! Типа я знаю, где она!
       - Ты не выпендривайся! - Подобно русскому подводнику из анекдота* *(Старый, очень старый анекдот: Чукча ловит рыбу. Всплывает американская подводня лодка. "Скажите, сэр, как добраться до Берингова пролива"? Плывите на норд-весь". "Сэнк ю, сэр"!
       Немного погодя, поднимается русская субмарина. "Эй, чукча, куда поплыли американцы"? "В направлении норд-весь, товарищ капитан". "Не умничай, скотина! Рукой покажи"!) рыкнула я. - Лучше скажи, налево или направо?
       - Это смотря как далеко ты забралась. - Хмыкнул он. - В Позёмкино - налево. А в Фомичёво - направо.
       Поскольку с Позёмкиным связывали не очень приятные воспоминания, то предпочла назначить рандеву подальше. Да и, вряд ли куратору придёт в голову ждать меня там.
       - Давай в Фомичёво. - Проворчала я. И, на всякий случай, уточнила. - Сколько идти придётся?
       - Расстояния между станциями шесть с половиной километров. Так что, зависит от того, где ты сейчас.
       А хрен его знает - где!
       - Ладно, жди у билетных касс. - Приказала я и отключилась.
       Бодренько поднявшись, тут же уселась обратно. Ну, не дура ли?
       В отличие от многих сверстников, в детстве я не очень-то любила скаутские забавы. И, как следствие, совершенно не умею ориентироваться на местности. Понаслышке зная, что у бывалых бродяг есть какие-то особые хитрости, не удосужилась запомнить ни одной. Снова вытащив телефон, заявила.
       - Это опять я!
       - Да понял, понял! - Хохотнул Миша. - Что, пришла уже?
       - Я тебе что, зелёный берет какой-нибудь? - Взъярилась я.
       - Ясно. - Резюмировал он. - Дитя асфальта не знает, где тут север.
       Почувствовав, что краснею, разозлилась ещё больше. Что-то он догадливый сегодня.
       - Э-ээ...
       - Посмотри на деревья. - Посоветовал он. - С той стороны, где растёт мох - юг. Надеюсь, дальше сама допетришь?
       Не ответив, прервала связь и швырнула трубку в сумочку. Идиот!
       Дорога к рельсам заняла почти час. Да и не удивительно, учитывая то, с какой скоростью улепётывала от погони. Держать направление помогал мох и шум то и дело проходящих поездов. Уже почти взобравшись на насыпь, снова услышала звонок.
       - Я на месте. - Доложил Михаил.
       - Я, можно сказать, тоже. - Отдуваясь, пропыхтела я.
       - Тоже - это где? - Конкретизировал он.
       - Вышла к железной дороге. - Проворчала я.
       - Ладно, топай вправо и, в любом случае, когда-нибудь да встретимся. - Посоветовал он.
       - Иду, иду. - Сил ругаться не было совершенно, и прозвучало как-то вяловато.
       Вам доводилось гулять по шпалам? Если нет, то начинать не советую. Разумеется, если вы не баскетболист, отличающийся от простых смертных завидным ростом. Люди, строящие железные дороги явно не принимали в расчёт трудности простых смертных, вынужденных путешествовать по железной дороге пешком. Естественно, кто-то может возразить, что для этого существуют поезда или, на худой конец, дрезины. Наверное, они будут правы. Так как идти оказалось очень, просто чрезвычайно неудобно. Шпалы располагались столь близко, что приходилось семенить. А, если пыталась шагнуть через одну, то получались идиотские прыжки. В конечном итоге, плюнув, затопала, как Бог на душу положит. То, попадая на бетонную опору, то, наоборот, по щиколотку увязая в пыльном щебне. И, конечно же, спотыкаясь, куда ж без этого?
      
       Глава 17
      
       Наконец, вдали показался красный глаз семафора, и я перевела дух. Естественно, появление станции в пределах видимости ничуть не сокращало реального расстояния. Но визуальный контакт, как принято говорить у военных, заметно поднял настроение, и зашагала быстрей. В километре от платформы настигла электричка и, благоразумно уступив дорогу, мысленно похвалили себя за сообразительность. То есть, куда-нибудь я бы обязательно притопала. Но, представив, как сижу в вагоне, зарделась от стыда. Вообще-то, можно, наверное, купить одежду. Вопрос в том, нашёлся ли бы поблизости магазин?
       Опасаясь сюрпризов, не доходя до цели метров триста, свернула в лес. И, лишь осторожно выглянув из кустов и убедившись в отсутствии у перрона чёрной Волги или просто людей в форме, ступила на небольшую площадь.
       Откуда-то сбоку раздался сигнал. Я оглянулась и увидела красный автомобиль, явно российского производства. Впоследствии, поинтересовавшись, выяснила, что это всё тот же русский Фиат, только другой разновидности. Со смешным названием "девятка".
       - Эй, я здесь! - Замахал Михаил.
       Я робко приблизилась, стараясь сохранить невозмутимый вид.
       - Привет...
       - Ого! - Присвистнул он. - Вот уж никогда не думал, что пешие прогулки по окрестностям Подмосковья относятся к экстремальным видам туризма.
       - Да иди ты! - Прижимая к груди сумочку, разозлилась я.
       - Ладно уж, извини. - Посерьёзнел он. - Надеюсь, тебя не пытались изнасиловать?
       - А если да, то что? - Я украдкой покосилась на него, проверяю реакцию.
       Михаил побледнел.
       - Убью!
       - Расслабься! - Бросила я через плечё, залезая на сиденье.
       - Вот, возьми. - Засуетился он, снимая рубашку.
       - А ты? - В недоумении вытаращилась я.
       - В багажнике спецовка есть. - Пояснил он. - Грязная - жуть! Но, если хочешь, я согласен поменяться.
       - Спасибо, не надо. - Я приложила сорочку к плечам и попыталась заглянуть в зеркальце заднего вида. Само собой, толком ничего не увидела. Вылезла из салона, и попросила. - Отвернись.
       Мишина одёжка вполне могла сойти за не очень длинное платье. Рукава, смотревшиеся на нём короткими, чуть-чуть не доходили до запястий. Мучительно вздохнув, подвернула до локтей, и принялась заправлять полы в джинсы. Спаситель, тем временем, облачился в зелёную куртку, тут и там выпачканную потёками масла, и уселся за руль, демонстративно пялясь в другую сторону. Бросив прощальный взгляд на изделие французских кутюрье, выкинула лохмотья и устроилась рядом.
       - Может, всё-таки объяснишь, что произошло? - Прищурился Михаил.
       - Может, и объясню. - Без особого энтузиазма согласилась я.
       - Как знаешь. - Обиженно надулся он. - Только, со скрытными девушками, самонадеянно считающими себя умнее всех, часто происходят весьма неприятные истории.
       - Ага. Вроде сегодняшней. - Пренебрежительно скривилась я.
       Ну как он не понимает, что в кастрюльке может находится, что угодно, кроме повара.
       - Мне бы твоё нахальство. - Укоризненно покачал головой он и мы, наконец, тронулись.
       По дороге то и дело идиотски хихикала. На немые вопросы Михаила лишь невинно пожимала плечами. Не рассказывать же, что представила его версию событий. Заплывший жирком Вадим Игоревич, путаясь в спущенных штанах и пугая окрестности яркими семейными трусами, бежит по лесу, вопя во всю Ивановскую: Маша, вернись, я всё прощу!
       Всё же, сказалось нервный стресс, и я отключилась, не доезжая до Москвы. А, судя по тому, что не помню, как поднимались в квартиру, внёс Михаил. Проснувшись утром и, обнаружив, что лежу под одеялом в одних трусиках, захотела немного поскандалить. Так, для острастки. Чтобы рыцарь много не воображал. Но, натянув тренировочный костюм и высунув нос из комнаты, наткнулась на невозмутимый взгляд и невинную улыбку.
       - Извини! - Как ни в чём ни бывало, заявил Михаил. - Но джинсы были такими грязными, что пришлось снять.
       "Рубаху-то оставить мог"? - Проворчала я.
       Мысленно.
       В конце концов, шмотки-то его. Так что, как ни крути, а имеет полное право.
       - Надеюсь, ты понимаешь, что джентльмены так себя не ведут? - Поджала губы я.
       - А что, ты видела здесь хоть одного? - Заржал он.
       - Дурак! - Крикнула я и юркнула в ванную.
      
       - Может, для разнообразия сегодня посидишь дома? - Без особой надежды спросил Миша после завтрака.
       - С чего бы это? - Заупрямилась я.
       - Эх, снять бы с тебя штаны, да как следует всыпать по мягкому месту. - Мечтательно протянул он.
       - Что же вчера не всыпал? - Нервно хихикнула я, ибо разыгравшееся воображение тут же нарисовало пикантную картину.
       - Вчера ещё не умерла надежда на исправление. - Глубокомысленно пояснил он. - Но, видимо, заболевание давно перешло в хроническую стадию.
       Доктор хренов! Не зная, что сказать, я задохнулась от возмущения.
       - В общем, так! - Резюмировал он. - Ключи я забираю. А ты. - Он вперил в меня осуждающий взгляд. - Находишься под домашним арестом до полного выяснения обстоятельств.
       - Ты... Ты... - Негодованию полностью охватило меня.
       - Всё, хватит! - Хлопнул ладонью по столу он.
       Я обиженно закрылась в комнате и, включив телевизор, невидяще уставилась на экран!
       Ну, что это такое, в конце концов? Разве можно самостоятельного - и, между прочим, совершеннолетнего! - человека просто так взять, и лишить свободы?!
       "Именно это собирался сделать вчера Вадим Игоревич". - Ехидно напомнила самой себе. - "Причём, намеревался не просто держать в взаперти, а предъявлял права на твою драгоценную жизнь".
       Входная дверь хлопнула, и в нижнем замке недвусмысленно повернулся ключ.
       Идиот!
       Часа три честно пыталась заняться чем-нибудь полезным. Постирала джинсы. Изрезала в мелкие клочки беспечно забытую на кресле вчерашнюю рубашку. Хотела расколошматить телевизор но, побоявшись, что сие будет расценено как проявление буйства, сдержалась. Несколько раз звонил телефон но, предположив, что это Михаил, мстительно не брала трубку. Вот, пусть мучается! Может, в порыве беспокойства, примчится и, возможно, смогу ускользнуть.
       Включив ноутбук, вновь открыла директорию с информацией, собранной Сержем и, листая, всё больше укреплялась в уверенности, что банальным дилетантским расследованием вряд ли сумею добиться чего-то стоящего. Сделав кофе, вышла на лоджию и чуть не поперхнулась. От соседей отделяла стеклянная перегородка, инкрустированная ажурной решёткой, и перелезть - раз плюнуть. К тому же, те беспечно оставили открытой форточку.
       - Эй, хозяева! - Что есть мочи заголосила я.
       Ответом была тишина и, расхрабрившись, схватила лыжную палку и, перегнувшись через перила, принялась дубасить в окно.
       Убедившись, что никого нет дома, слегка напрягла извилины и, вычислив номер расположенной за стенкой квартиры, порылась в электронном справочнике, выясняя телефон.
       На звонок, разумеется, никто не ответил. Не мудрствуя лукаво, сунула в карман флэшку, Сержев компакт диск и перебралась на соседний балкон. Девушка я довольно таки хрупкая, так что в форточку протиснулась без проблем. Естественно, имелся риск, что внезапно вернутся законные владельцы и, приняв за домушницу, вызовут милицию. Но, по сравнению с остальными несчастьями, в последнее время свалившимися на мою бедную голову, это показалось такой малостью, что просто не приняла в расчёт.
       К счастью, те оказались вполне нормальными людьми, а не параноиками, вроде Михаила. И, хотя замков имелось целых два, оба с лёгкостью открыла изнутри. Глянув в глазок и, убедившись, что на лестничной площадке никого нет, покинула, давшее путь не волю чужое жилище и, аккуратно захлопнув дверь, помчалась вниз.
       Плана, как такового не было. Просто, измученная бесперспективностью поисков и до смерти напуганная появлением на горизонте куратора, решила пойти Ва-Банк. Судя по материалам Сержа, у шефа Вадима Игоревича рыльце изрядно в пушку. А, из досье Арбитра следовало, что он, если и уступает рангом большому боссу, то в гораздо меньшей степени, чем несчастный ноль без палочки, именуемый Мери Райн. В общем, не придумала ничего лучше, чем отправиться к Миронову-старшему и открыто заявить, что "это не я". А, дабы подсластить пилюлю, принести на блюдечке компрометирующую информацию на одного из сильных мира сего.
       Наивно, конечно. Но, в тот момент ничего лучше придумать не смогла. Сведения, украденные Гастоном из базы данных МВД благоразумно стёрла с носителя. Ноутбук вместе с паспортом "надёжно" спрятала под диван. В общем, была жутко самоуверенна и чрезвычайно довольна собой.
       Из досье Миронова следовало, что тот имеет две квартиры в городе и загородную резиденцию. Вообще-то там же были и номера нескольких сотовых. Но, поразмыслив, пришла к выводу, что звонок только насторожит мафиози, так как вряд ли он раздаёт телефоны направо и налево. Не знаю уж, какой логикой, или, наоборот, отсутствием таковой, руководствовалась, но начать решила с особняка, расположенного в ближнем Подмосковье. Вероятно, сработал стереотип, нашёптывавший, что гангстер такого масштаба непременно должен жить во дворце. Но, скорей всего, просто хотелось доказать самой себе, что вчерашняя встреча ничего не значит. Ведь, психологи в один голос утверждают, что если пойти на поводу у страхов, может выработаться условный рефлекс. И, всю оставшуюся жизнь буду бояться загородных прогулок, а за каждым кустом начнёт мерещиться куратор со спущенными штана... Тьфу ты! С пистолетом наперевес!
       Поймав ставшее столь привычным такси, не торгуясь, согласилась на названную цену и забралась на переднее сиденье. Водитель, кавказец лет тридцати, всю дорогу косил глазом и восхищённо цокал языком. Но, занятая грустными мыслями, просто не обращала внимания. Хотя, если честно, в другой ситуации, наверное, изрядно бы струхнула. Ну, какая московская девушка поедет за город с лицом известной национальности? В посёлок изрядно обшарпанные Жигули, разумеется, не пустили.
       - Можэт падаждат? - Заботливо осведомился новоявленный воздыхатель.
       - Нет уж. - Помотала я головой, ибо намеривалась идти до конца.
       Получая деньги тот попытался задержать мою руку, и нахально всучил визитку, многообещающе и хитро подмигнув.
       - Званы!
       Дёрнув плечом, я направилась к калитке, внутренне негодуя. Тоже мне, ухажёр! Если надеется продолжить знакомство, мог бы и от платы отказаться. Не то, чтобы жалела нескольких сотен рублей но, было бы приятно.
       - Вам назначено? - Меланхолично жуя, глянул охранник.
       - Нет.
       - Тогда, извините. - Цербер потерял ко мне интерес.
       - Эй! - Я раздражённо саданула ногой по воротам. - Ты куда?
       Удивлённо разглядывая меня, словно какое-нибудь насекомое, бугай вернулся и лениво посоветовал.
       - Девушка, вам лучше уйти.
       "Сейчас, размечтался"!
       - Я что, из Москвы припёрлась, чтобы поцеловать замок?
       - Это - ваши проблемы. - Веско произнёс он.
       - Хотя бы сообщить ты можешь? - Не теряя надежды, выпалила я.
       - Если приехали в гости, сами и звоните. - Рассудительно заявил он, возвращаясь в застеклённую будку.
       "Идиот"! - Насупилась я и, поскольку ловить здесь явно было нечего, поплелась вдоль ограды.
       Как и предполагала, охрана, пусть даже и в таких жлобских посёлках, вещь довольно таки условная. Во всяком случае, помпезная кирпичная стена закончилась в месте, не просматриваемом с шоссе. Дальше шёл довольно добротный проволочный забор. Вернее, правильно будет сказать: "сеточный". Я брела по периметру и естественно, нашла, чего хотела. Столь внушительные особняки, конечно же, не обходятся без многочисленной прислуги. Садовники, повара, горничные. Все эти люди, как правило, не остаются ночевать и идут домой. И, как и положено уставшим после трудового дня гражданам, торят тропинки в наиболее удобных местах. А на пути к семейному очагу русскому человеку горы не помеха. Не то, что какая стальная сетка, растянутая между бетонными столбиками. Чья-то заботливая рука аккуратно разрезала преграду. Дабы безобразие не бросалось в глаза, тот же умелец приделал несколько проволочных крючочков, на которые "дверь" застегивалась от греха подальше. Осторожно, чтобы не порвать кофточку, отогнув края я, слегка мандражируя, пролезла на охраняемую территорию. Затем, восстановив "статус кво", заспешила по дорожке.
       Арбитру принадлежал четырнадцатый дом по улице Зелёной. Вообще, архитекторы не сильно ломали головы, давая названия здешним стрит и авеню. Весь спектр наличествовал в полном ассортименте. Тихонько посмеиваясь, представила прозвища маленьких обитателей мужского пола, коих угораздило родиться на улице имени сексуальных меньшинств. И принялась изучать номера домов.
       Хоромы Ивана Сергеевича произвели на неподготовленную меня ну просто агромадное впечатление. Жить в подобных сооружениях у нас могли себе позволить разве что кинозвёзды мировой величины. Даже дом Боба, старики которого владели чуть не половиной штата, выглядел бы рядом с этой громадой хижиной для прислуги. Литая чугунная решётка, явно претендующая на роль исторического памятника (столько на ней было всяких растений, львов и прочего зверья) недвусмысленно давала понять, что мне здесь не рады. Впрочем, как и любому, посягнувшему на покой хозяина. Я чинно нажала кнопку звонка и принялась ждать.
       - Что надо? - Выбежавший из пристройки мордоворот сверлил холодным взглядом.
       "Клонируют их здесь, что ли"? - Удивилась я.
       - Я к Ивану Сергеевичу. - Храбро глядя в колючие льдинки, блестевшие на его лице, заявила я.
       - Босса нет, зайдите попозже. - Процедил сквозь зубы тот, поворачиваясь спиной.
       Поняв, что спорить бесполезно а, сунувшись нахрапом, и пулю схлопотать недолго, чинно уселась на лавочку и принялась ждать. Видимо, то, что творилось за границами участка, цепного пса интересовало мало. Мучительно размышляя, что стану делать, ежели Арбитр не приедет, я болтала ногами и тихонько напевала.
       Колонну, состоящую из Мерседеса последней модели, спереди и сзади зажатого между двумя чёрными джипами, не заметить было не возможно. Так же, как и спутать, с чем-нибудь другим. Крепкий, коротко стриженный мужчина, чуть за пятьдесят выглянул из окна и жёстко спросил.
       - Кто такая?
       - Вы - Иван Сергеевич Миронов? - Вопросом на вопрос ответила я.
       - Ну, допустим. - В его глазах светился неподдельный интерес.
       Такой... Я бы сказала, плотоядный... Ну, вы понимаете.
       - Я знакомая вашего племянника. - Отрекомендовалась я.
       - Которого? - Недобро зыркнул он. - Их у меня трое. И добавил. - Было.
       - Павла Миронова. - Цепенея от ужаса, пролепетала я.
       - Ясно. - Коротко кивнул он. - Значит, ты - та самая с... Маша, про которую все говорят, но никто не видел?
       Честное слово, я бы погордилась столь лестной репутацией. Кабы не чувствовала себя кроликом, стоящим перед удавом.
       - Что ж, садись Маша, раз пришла. - Пророкотал он.
       Один из сопровождающих мальчиков, выскочивший из Джипа, распахнул дверцу, и я забралась в пахнущий кожей салон.
       Сказать, что чувствовала страх - значит, ничего не сказать. Но, поскольку "пить боржоми", как любил говорить покойный дедушка, было немножко поздно, стиснула зубы и машина тронулась навстречу судьбе.
      
       Глава 18
      
       - Значит, говоришь, знала моего Пашку? - Приглаживая седой ёжик, полуутвердительно спросил Иван Сергеевич.
       - Ну, в общем, да. - Не стала юлить я.
       - Да ты садись, садись. - Он сделал широкий приглашающий жест.
       Я окинула взглядом комнату: Ковёр ручной работы, стены, снизу обитые дубовыми панелями, а выше оклеенные тиснёными обоями. Непременный камин из глазированного кирпича и, как свидетельство богатства хозяина - медвежья шкура на полу.
       Сам Арбитр расположился в глубоком мягком кресле и, не стесняясь, я устроилась напротив.
       - Ну? - Закурив, глянул он. - И чего же ты хочешь, Маша?
       - Я... Я не убивала Павла. - Цепенея, пролепетала я.
       - Значит, не убивала? - Сверкнул глазами он.
       - Д-да... То есть, нет!
       - Допустим, я хочу, - он потёр подбородок - тебе поверить. Но где доказательства?
       - Ну, зачем, скажите на милость, мне это могло понадобиться? - Чуть не плакала я.
       - Кто знает... - Философски заметил он. - Дело молодое, рисковое.
       - Вы думаете, я лгу? - Побледнела я.
       Если не получится убедить Миронова в непричастности к смерти Павла - это конец. От бедной глупенькой Мери Райн останутся рожки да ножки. А, может, и того меньше.
       - Ну, что ж, излагай. - Многозначительно согласился он.
       Я набрала полную грудь воздуха и, стараясь унять дрожь в коленях начала: "Мы познакомились чуть более десяти месяцев назад..."
       Иван Сергеевичем оказался прекрасным слушателем. Внимательно следил за нитью повествования и лишь иногда задавал наводящие вопросы. Вся печальная история, стоившая мне половину жизни и кучу потраченных нервов, заняла каких-то полчаса.
       После того, как закончила, Арбитр молчал ещё несколько минут. И я буквально чувствовала, как мои золотисто-русые волосы меняют цвет, становясь седыми.
       - И где, ты сказала, эти сведения, нарытые доблестным чекистом?
       Я полезла в карман и брякнула флэшку на стол.
       - Вот.
       Миронов щёлкнул пальцами и, в мгновенье ока на журнальном столике возник ноутбук.
       - Погуляй пока. - Отослал бесцеремонно, как прислугу.
       И, включив компьютер, внимательно уставился на экран.
       Не зная, куда деваться, робко выбралась из каминного зала и, натолкнувшись на равнодушный взгляд телохранителя, пролепетала.
       - Велели погулять.
       Секунду поразмыслив, тот пожал плечами и вновь принялся гипнотизировать стену напротив. Расхрабрившись, зашагала вперёд, без зазрения совести дёргая за попадающиеся на пути ручки. Увы... Все двери оказались заперты и, дойдя до конца коридора, начала подниматься по лестнице.
       - Тебе здесь не светит, милочка. - Раздалось сбоку.
       - Что? - Охнула я.
       Тишина и безмолвие первого этажа невольно подействовали расслабляюще.
       - А то! - Зашипела невесть откуда появившаяся девица, имевшая так широко разрекламированные "девяносто - шестьдесят - девяносто". - Вали, откуда пришла, пока кости целы.
       "Господи, и здесь конкуренция". - Ужаснулась я.
       Действительно, всяк борется за место под солнцем. Подобных же вакансий, хоть и достаточно, явно меньше чем длинноногих претенденток с канареечными мозгами, желающих попасть на содержание.
       - Я... Я не по этой части. - Запинаясь, попыталась успокоить её я.
       - Как же! - Разъярилась та. - Так я и поверила!
       - Поймите... - Я попробовала вразумить собеседницу.
       - Слушай сюда, сука! - Она протянулась, явно намереваясь схватить за волосы.
       Ну уж нет! Не для того я тут жизнью рискую, чтобы какая-то блядь распускала руки. Резко выбросив правую ногу вперёд, с удовольствием услышала сдавленное оханье.
       - Стерва! - В этот раз шлюшка ревела во весь голос. Что, конечно же, не осталось незамеченным. Захлопали двери, и человек пять секьюрити обступили со всех сторон. Вмешиваться, однако, не спешили. - Гадина! - Выставив скрюченные пальцы с длиннющими кроваво красными ногтями, мегера явно не собиралась оставлять меня в покое.
       - Что тут у вас? - Послышалось снизу.
       - Ничего серьёзного, Иван Сергеевич. - Хохотнул один из амбалов. - Козочки знакомятся.
       - А-аа... Он благодушно усмехнулся. - Ну, посмотрим, посмотрим.
       Воодушевлённая одобрением хозяина, сучка остервенело накинулась на меня. Она визжала, кусалась, царапалась, норовя попасть в глаза. Я ошеломлённо отступала, пока не упёрлась спиной в окно. Гогочущие мужчины безучастно стояли, ожидая исхода сражения. Впрочем, вру. Некая заинтересованность присутствовала, так как эти скоты делали ставки.
       - Убью! - Выдохнула прямо в лицо Медуза Горгона.
       А, ведь, и впрямь, задушит, и не поморщится. Как это часто бывает в минуты опасности, я стала соображать чуть быстрее. Отбиваясь левой рукой, дёрнула молнию на сумочке и нашарила электрошокер.
       "Миленький, не подведи"! - Взмолилась я и ткнула мерзавке в шею.
       К счастью, несмотря на то, что забыла поставить аккумулятор на подзарядку, агрегат сработал. Отвратительно икнув, фурия мешком осела на пол, похабно раскинув конечности.
       Дабы не вызывать лишнего любопытства, я повернулась к окну и кинула палочку-выручалочку обратно. Потом вытащила зеркальце, и принялась оценивать причинённый ущерб.
       - Что-то ты быстро управилась. - Подозрительно прищурился Арбитр. - Ну-ка, Лось, глянь.
       Одна из горилл вырвала сумку и, вытряхнув на подоконник, победоносно подняла шокер.
       - Во!
       - А ты не простая штучка, как я посмотрю. - Укоризненно пробасил Миронов. - Что ж, погостишь, пока, у нас. До полного выяснения, так сказать. А там видно будет.
       Повинуясь невысказанной команде, бугаи взяли меня под руки и, словно неодушевлённый предмет понесли в одну из комнат. Судя по звукам, сзади тащили, пострадавшую в отчаянной борьбе за простое женское счастье, сожительницу босса.
       - Без глупостей. - Предостерёг тот, что справа.
       Затем втолкнули в тёмное помещение и заперли на замок.
       Я нашарила выключатель и уселась на диван.
       "Поздравляю"! - Саркастически усмехнулась отражению в полированной поверхности шкафа. - "Кажется, тебе удалось произвести впечатление".
       Поскольку поделать ничего не могла, принялась исследовать комнату. В общем, ничего особенного. Обычная "комната для гостей". Даже, с туалетом и ванной. Впрочем, не совсем. Так как, при ближайшем рассмотрении оказалось, что здесь нет окон. До сих пор теряюсь в догадках, Что это - просчёт архитектора? А, может, так было задумано Арбитром с самого начала. Жизнь у людей его профессии тяжела и полна разнообразных сюрпризов.
       Несмотря на переживания, дрыхла крепко и, что самое удивительное, совсем без кошмаров. Проснулась свежей и отдохнувшей. Первые несколько секунд лежала в полной темноте, размышляя одновременно о двух вещах: во-первых, что наверняка еще, очень рано, так как за окном даже не рассвело, а во-вторых, что с сегодняшнего дня всё обязано пойти по-другому.
       Но потом, ощутив легкую ноющую боль, в мышцах диафрагмы, какая случается после продолжительного надрывного кашля, вспомнила все, что произошло вчера вечером. Что, естественно, разогнало остатки сонливости. Я резко приняла сидячее положение и на ощупь дотянулась до тумблера. В импровизированной камере вспыхнул свет, и разглядела знакомую обстановку. На часах - девять утра, нормальное для меня время, особенно если учесть, то, что приключилось накануне. Одежда лежала там же, где оставила вечером, то есть, на стуле. Первым делом, открыв гардероб, набросила новый на вид синий халат и, подойдя к двери, удостоверилась, что она не заперта. Так как показываться на людях в таком виде не собиралась, замкнулась изнутри и отправилась под душ. Быстро привела себя в порядок и лишь потом высунула нос в холл.
       Посреди гостиной второго этажа развалился в кресле человек. Один из охранников, в чью задачу на сегодня, по-видимому, входило стеречь во всех отношения подозрительную американскую гостью. Он держал пульт и сосредоточенно смотрел в телевизор. Судя по звукам, показывали супер-путер боевик, до которых чрезвычайно охочи подобные субчики.
       - Не балуй, девочка, и всё будет хорошо. - Выключив звук, посоветовал он.
       И, поскольку рекламная пауза подошла к концу, вернулся к немудрёному занятию.
       - Гулять можно? - Попыталась выяснить длину цепи я.
       - Сколько угодно. - Заржал он. - Но - в пределах территории.
       - Я есть хочу! - Капризно заявила.
       Коль не убил Арбитр, и удалось выжить в поединке с милой особой, как поняла, временно исполняющей обязанности хозяйки, и очень обеспокоенной сиюминутностью статуса, глупо помирать голодной смертью.
       - Поднимись на кухню. - Дёрнул головой вверх мужик.
       Удивившись, двинула в указанном направлении. Всегда считала, чем выше этаж - тем престижнее. Но, как видно, у Ивана Сергеевича на сей счёт имелось собственное суждение.
       Там тоже дежурил охранник. И, честное слово, в этот раз искренне обрадовалась присутствию цепного пса. Так как, кроме него, тут же находилась давешняя сучка.
       - Здравствуйте. - Чинно поприветствовала всех я.
       Амбал вежливо кивнул в ответ, а недавняя оппонентка лишь недобро зыркнула.
       Поскольку, никто не спешил предложить позавтракать, бесцеремонно открыла холодильник и, вытащив маслёнку и полбатона ветчины, оглянулась в поисках хлебницы. Девица молча наблюдала, но вякнуть не рискнула. Соорудив сэндвич, включила кофеварку. Потом уселась подальше от злобно косящейся соперницы и принялась есть.
       "Вот дура"! - Недоумевала я. - "Это ж какой минимум мозгов нужно иметь, чтобы в каждой случайной посетительнице видеть угрозу личному благополучию".
       Хотя, если вспомнить оценивающий взгляд Миронова, может у неё и есть причины для беспокойства. Но, в таком случае, ей надо было вцепиться в рожу похотливому папику, а вовсе не мне.
       Аккуратно убрав крошки, я обратилась к телохранителю.
       - Вы не знаете, где Иван Сергеевич?
       - Босса нет. - Лаконично отрезал тот.
       Да-а, судя по интонации, дальнейшие расспросы вряд ли увенчаются успехом.
       - С тобой забыл посоветоваться. - Поспешила уколоть злючка.
       Проигнорировав грубость, не нашла ничего лучшего, чем вернуться вниз. Хватать, тем более, заламывать руки никто не собирался, и я осторожно выбралась на улицу.
       Не тут-то было!
       Сразу штук пять ротвейлеров кинулись к крыльцу с явно гастрономическими намерениями.
       - Ай! - Что есть мочи заорала я и поспешила убраться в дом.
       Вот и погуляла.
       Словно издеваясь, постоянная обитательница особняка тут же объявилась за спиной и, оттолкнув плечом, принялась демонстративно играть с собаками. Бугай, остановившийся сзади лишь позёвывал и, плюнув, мысленно разумеется, я вернулась в комнату.
       Книг в доме, естественно, не водилось. На просьбу принести что-нибудь почитать, мегера только пренебрежительно фыркнула. А один из мальчиков, игриво усмехнувшись, многозначительно помахал "Плейбоем" с голой попой на обложке. Компьютеры, если и имелись, то находились в запертых помещениях первого этажа. Жуть, в общем. Телефон, само собой, отобрали и к обеду, почувствовав, что скоро завою от тоски, уселась перед телевизором.
       - Может, новости посмотрим? - Робко предложила громиле, всё так же тупо пялящемуся на экран, где главные герои без устали убивали друг дружку.
       - Что? - Он глянул на меня, словно на неожиданно заговорившую божью коровку.
       - Нет, это я так. - Смутилась я.
       Короче, глобальный информационный вакуум. Аб-со-лют-ный! И, что с того, что в доме полно людей. Меня полностью игнорировали. А, если бы и нашлась хоть одна добрая душа, вряд ли бы беседа доставила удовольствие. Странно, всё же. С простой, необразованной и, подозреваю, даже неграмотной цыганкой Марией, время не тянулось столь медленно, как в обществе этих неандертальцев. Такое чувство, что все их жизненные потребности сводились к нескольким "пэ". Поспать, пожрать, и, если удастся, потрахаться. О том, что бойкот (реальный или существующий лишь в воспалённом воображение) обусловлен тем, что во мне видят заложницу, не сидящую на хлебе и воде в тёмном подвале лишь по попустительству главного мафиози, не хотелось и думать.
       Около трёх часов дня вдруг наметилось заметное невооружённым глазом брожение. Выглянув в окно, увидела, что кавалькада из Мерса и Джипов вернулась в посёлок. Но от презентабельного вида супердорогих машин сегодня не осталось и следа. Внедорожники помяты и изрешечены пулями. Бронированные стёкла Мерседеса, явно державшиеся из последних сил, покрыты трещинами. Кузову тоже изрядно досталось.
       Оба мордоворота, оставленные на хозяйстве, в сопровождении девицы выскочили во двор. Как и положено боевой подруге, та, в кокетливо распахнутом халатике, первой открыла искорёженную дверцу и картинно зажала ладошками рот. Опираясь на телохранителя, Арбитр с трудом вылез из салона, заметно припадая на одну ногу. Левый рукав сочился кровью. И, по-моему, грудь тоже была прострелена.
       От греха подальше я бросилась наверх. Кухня явно не подходила на роль убежища и, взобравшись по лестнице ещё на два пролёта, упёрлась в чердачную дверь. Мне повезло, и все, обеспокоенные самочувствием Миронова, на время забылио гостье. Дрожа от страха, я забилась в самый дальний угол, мысленно желая, чтобы здоровью Ивана Сергеевича не угрожало ничего серьёзного. Чистосердечие, сами понимаете, обуславливалось не только заботой о дяде Павла, но и переживаниями о целости собственной задницы. Ведь в данный момент единственное, кто гарантирует более-менее продолжительное существование - Арбитр. И, не дай Бог, с ним что-нибудь случится, скорей всего, пристрелят как досадное недоразумение. К тому же ставшее причиной возможной гибели хозяина. Нет, я вполне допускаю и, даже уверена, что за ним числится великое множество славных дел. Но что, если свора не верит в совпадения?
       Снизу доносились громкие но, тем не менее, совершенно неразборчивые крики. Слышался топот ног, то и дело прерываемый истошным завыванием скорбящей Медузы Горгоны. Удивившись, почему пережившего покушение гангстера не доставили в больницу, пришла к выводу, что, должно быть, у него есть личный врач и прибудет он с минуты на минуту. Однако доктор почему-то не явился. Наверное, исполнить клятву Гиппократа эскулапу помешали крепкие молодые люди в одинаковой пятнистой форме и вязаных шапочках с прорезями для глаз. Хотя, вполне возможно, что не все они в цветущем возрасте. Но, в любом случае, плотные фигуры, с недвусмысленно направленным на особняк стволами, не способствовали оптимизму.
       - Гражданин Миронов! - Раздался усиленный мегафоном голос. - У нас имеется ордер на ваш арест и санкция прокурора Москвы на обыск особняка. Всем, находящимся внутри предлагаю выйти во двор без оружия и с поднятыми руками.
       - Мы требуем адвоката. - Крикнул кто-то снизу. - Иван Сергеевич обладает депутатской неприкосновенностью и станет разговаривать только в его присутствии.
       Вместо ответа дядечки в масках, словно горох, посыпались через забор. Оставляя на штырях клочки пятнистых штанов и, наверное, оттого ещё больше горя желанием объяснить почему-то потерявшему уважение сильных мира сего Арбитру, куда он может засунуть купленный за немалые деньги депутатский мандат.
       С первого этажа хлестнула отрывистая очередь и спецназовцы залегли, прячась за кустами и там-сям разбросанным на подступах к дому статуями.
       - Мы свяжемся с советником президента! - Попытались выиграть время, и явно беря на понт, пригрозили снизу.
       - Да хоть с самим Путиным. - Рявкнул в мегафон старший группы захвата.
       Прижавшись носом к стеклу и, не зная, горевать или радоваться, я с замиранием сердца ждала развития событий.
      
      
       Мерный стрёкот, похожий на пение сверчка, шелестел над самым ухом. Я попыталась повернуть голову и едва не застонала. Как ни странно, боль прояснила сознание и, зажмурившись, облегчённо вздохнула.
       "Слава Богу! Это всего лишь сон"!
       Кошмар, посетивший ночью, был поистине ужасен. Я, Мери Райн, выпускница колледжа и гражданка Соединённых Штатов Америки, в результате дурацкой случайности оказалась словно в банке с ядовитыми скорпионами. По непонятным причинам материал больше не нужен лаборатории и их а, заодно, и меня, собираются уничтожить.
       Я лежала с закрытыми глазами, вновь переживая страшные события. После того, как из коттеджа начали стрелять, а нападавшие залегли, в ход пошла тяжёлая артиллерия. Сразу несколько человек, достали откуда-то толстенькие трубки, здорово смахивающие не чёртёжные тубусы, столь любимые архитекторами. Но, увы... В намерения суровых мужчин входили отнюдь не созидательные цели. Продолговатые цилиндры оказались гранатомётами, и здание содрогнулось от нескольких взрывов, прозвучавших почти синхронно. Осаждённые не оставались в долгу и, хотя изрядно оглохла, уши залаживало от треска автоматных очередей и редких одиночных выстрелов. Не знаю уж, на чей любимый мозоль ухитрился наступить Арбитр, но донельзя огорчённый визави явно не собирался церемониться. Новых предложений о капитуляции не поступало. Так же, как и требований об участии в прениях представителя славной адвокатской гильдии. Точки на i расставлены, Рубикон успешно перейдён и теперь, за отсутствием поблизости мостов, заигравшиеся взрослые дяди усердно пытались спалить то, что подвернулось под руку.
       От последнего попадания лопнули стёкла в чердачном окне и, осыпавшись блестящими осколками, привлекли внимание штурмовиков. Последствия, в виде полного рожка, выпущенного довольно прицельно, не замедлили сказаться. Превратив в щепу потолок, и окончательно загнав душу в пятки. Моля всех святых, чтобы по моему убежищу не шмальнули из базуки, я распласталась на полу. Зажмурившись, и закрыв уши руками, желала только одного - скорей проснуться.
       Но, как выяснилось, идти на приступ, никто не собирался. Следующим номером программы стал град снарядов, не причинивших особых разрушений. Вместо этого особняк начал стремительно наполняться едким дымом, явно имеющим нервно-паралитические свойства. К счастью, в горячке боя про чердак забыли, и я подползла поближе к окну, чтобы избежать действия отравы.
      
       - Мисс Райн, к вам посетитель. - Прощебетал звонкий голосок. И, обращаясь явно не ко мне, добавил. - Я же вас предупреждала, что она спит.
       "Странно". - Вяло удивилась я. - "Отчего это у Сары так изменился голос? Да и говорит по-русски..."
       - Я тихо. - Судя по тембру, ответил молодой мужчина. - Только цветы оставлю, посижу немного и пойду.
       Борясь с дремотой, всё же решила выяснить, кто этот наглец, шастающий по женскому общежитию в такую рань. Приподняв одно веко, на что, кстати, потребовалось огромное усилие, недоумённо уставилась на военную форму. Продрав глаза окончательно, увидела, что нахожусь явно не на территории университета Бисмарка, штат Северная Дакота, а в совершенно незнакомой больничной палате. Идентифицировать помещение помогла капельница, воткнутая в левую руку.
       - Где я? - Сам собой вырвался вопрос.
       - В госпитале. - Просветил всё тот же баритон. И забеспокоился. - Ты что, совсем ничего не помнишь?
       Уже собираясь дать утвердительный ответ, подняла глаза и, охнув, сунула в рот кулак и стиснула зубы.
       - Миша!
      
      
       После того, как бандиты потеряли сознание, атакующие некоторое время выжидали. Затем не лестнице раздались шаги, и показался черный силуэт.
       - Вот и всё, девочка. - Фигура вышла на свет, и я побледнела, узнав Вадима Игоревича. - Надо отдать тебе должное. - Вытаскивая пистолет, негромко заговорил он. - Ты отчаянно боролась, но - увы... Победить Систему ещё не удавалось никому.
       - Против лома нет приёма. - В двери обозначились контуры спецназовца в камуфляже. - Если нет другого лома.
       - Занимайтесь теми, кто остался внизу. - Резко приказал куратор. - Здесь я разберусь сам.
       - Брось пистолет, майор. - Стягивая маску, не подчинился вновь прибывший. И выплюнул в лицо Вадима Игоревича три простых слова, заставивших того побледнеть. - Служба Внутренних Расследований.
       Я и раньше не очень любила ковбойские фильмы. Теперь же - просто ненавижу. Несостоявшийся убийца повернулся всем телом и нажал на спусковой крючок. Два выстрела слились в один. Последнее, что отложилось в памяти - капли крови, брызнувшие в разные стороны. И аккуратная дырочка в высоком, переходящем в лысину лбу.
       И я провалилась в спасительное небытие.
      
      
       - Ты жив? - Одними губами ошеломлённо пролепетала я.
       - Как видишь! - Молодцевато расправил плечи Михаил.
       - Так... Это правда?
       - Смотря что.
       - Всё.
       - Выходит, так. - Согласился он. И резко сменил тему. Причём, настолько, что перехватило дыхание. - После всего случившегося, я понял только одно.
       - Что? - Предвкушая очередную серию упрёков, я, на всякий случай заморгала, призывая слёзы.
       - То, что за некоторыми молодыми особами, любящими сунуть нос куда не попадя, нужен глаз да глаз.
       - Ты меня арестуешь? - Вскинула брови я. - Имей в виду: Я подчиняюсь юрисдикции Соединённых Штатов Америки.
       - Нет. - Он таинственно и, немного смущённо улыбнулся. И, почти дотронувшись губами до уха, прошептал. - ВЫЙДЕШЬ ЗА МЕНЯ?
       - Сначала скажи. - Пытаясь выиграть время и собраться с мыслями, покосилась я на него. - Кто, всё-таки, убил Павла Миронова?
       - Сергей Смирнов. - Обыденно пожал плечами он. - Дело закрыли через пять дней после преступления по причине смерти главного подозреваемого. Но, давай, все же, попытаемся вернуться к основному вопросу.
      
      
       Теперь, спустя год, сидя в московской квартире и разглядывая свадебный альбом, честное слово, не могу вспомнить, что я тогда ответила.
      
      
       Часть вторая.
      
       "Нельзя ничего сказать о глубине лужи, пока не попадешь в неё".
      
       Закон Миллера.
      
       Глава 1
      
       - Ну, пока! - Мишка чмокнул в щёку и, ласково растрепав волосы, застегнул молнию на куртке.
       - До скорого. - Потерянно вздохнула я.
       - Не грусти уж. - Он виновато пожал плечами и подхватил объемистую сумку на широком ремне.
       - Постараюсь. - Я отвернулась и, что есть силы, заморгала, чтобы не расплакаться.
       - Всё, побежал. - Он ещё раз крепко поцеловал, теперь в губы. - Надеюсь, к показу успею. - И, осторожно прикрыв дверь, выскочил за порог.
       - Возвращайся скорей. - Еле слышно прошептала я и, несмотря на полное отсутствие обзора, подошла к окну.
       Как всегда, смогла разглядеть только угол соседнего дома да слегка тронутые ржавчиной крыши железных гаражей.
       Всё-таки плохо оставаться одной. За без малого два года супружества мы, естественно, разлучались. Но, судя по щемящему чувству, в этот раз командировка предстояла непростая. Хотя, как успела убедиться, у мужа не было лёгкой работы. Офицер, в чью задачу входит копание в грязном белье, так или иначе постоянно рискует.
       Чтобы не страдать, заварила крепкий кофе и, усевшись под торшером, принялась названивать Элле. Мы познакомились при более чем трагических обстоятельствах. Вернее, за несколько минут до начала очень памятных событий. Следующая встреча тоже оказалась весьма странной. Но, не знаю уж, благодаря так называемому "единству противоположностей", или просто в силу того, что, кроме неё не знала в Москве ни одной живой души, но ненароком возникшая симпатия переросла, если не в дружбу, то во вполне осязаемую привязанность. Спустя шесть месяцев вылившуюся в совместное начинание.
       Элла, до этого не то, что безуспешно, но, без особых достижений, испытывала силы на подиуме. Я же, скорее от скуки, чем всерьез на что-то рассчитывая, захотела "просто попробовать". Да и около тридцати тысяч, оставшихся от бесславно погибшего Вадима Игоревича, сыграли не последнюю роль. Короче, мы открыли небольшое модельное агентство. Причём, я жестко настояла на работе исключительно за границей. Благо, статус совместного Российско-Американского предприятия давал в этом отношении некоторые дополнительные возможности. Консультантом и третьим партнёром пригласили, конечно же, Сару.
       Столь резкое неприятие русского рынка вполне объяснимо. Ведь профессионального фотобизнеса на постсоветских просторах пока ещё нет. Следовательно, отсутствует и поле деятельности для проектов, вроде нашего. Вообще-то, здесь имеется реклама. Но для девушки, даже если и находится место в кадре, это не серьёзное занятие, а чаще не более, чем халтура: обнять товар и как можно ослепительнее улыбнуться. И абсолютно всем до лампочки: кто фотограф, что за модель? Как наплевать на то, кто натужно-энергичным голосом начитывает текст между музыкальными композициями по радио. Ну, кроме, разве что, раскошелившегося клиента, являющегося главным и, зачастую, единственным потребителем собственного заказа.
       - Страдаешь? - Безапелляционно заявила Элла, едва услышав мой голос.
       - Разумеется. - Не стала запираться я. - Можно подумать, ты бы подпрыгивала от счастья, если бы Игорёк отправился куда-нибудь всерьёз и надолго.
       - Боюсь, на такой срок, да ещё и по уважительной причине, он совершенно никому не нужен.
       - Кроме тебя. - Поддела подругу я.
       - Разве что. - Не стала отпираться та.
       Элла занимается подбором девочек. В мою же задачу входит подписание контрактов, организация виз, обеспечение жильём и, если нужно, предоставление услуг переводчика. Конечно, ни одна из московских малышек не сумеет составить конкуренцию Летиции Касте, чей съемочный день, по слухам, стоит сто двадцать тысяч евро. Да и любая из прославленных мировых див может спать спокойно. Но и небольшие сделки, по десять-двадцать тысяч долларов нас вполне устраивают.
       - Вот и воспитывай. - Отрезала я.
       - Маш. - Робко начала та.
       - Что? - Предвидя заход на очередной виток уговоров, я болезненно поморщилась.
       - Тут выгодное предложение наклёвывается...
       - Нет. - Чуть более резче, чем нужно, поспешила возразить я. - Ты же помнишь, что одна из причин моего нежелания работать в Москве - необходимость урегулирования вопросов с "крышей".
       По рассказам Эллиных подружек, не раз участвовавших в демонстрациях мод, это - настоящее проклятие любого маленького предприятия. Причём, дело не только в деньгах, но и в "плате натурой". Это когда обнаглевшие братки силой усаживают бедных растерявшихся девчонок в машины и везут развлекаться. Низлагая тем самым до статуса бесплатной проститутки.
       Безусловно, имея такого мужа, как Михаил, думаю, смогла бы уладить вопрос. Но, дело в том, что после всего случившегося с момента первой встречи, просто боялась даже заикнуться о чём-нибудь подобном. Шрамы, оставленные в душе недавними событиями толком не зарубцевались. И, предвидя, его реакцию, предпочла пусть более скромный и связанный с лишними затратами бизнес за границей. Фирму, по совету Сары, зарегистрировали в указанной ею оффшорной зоне. Прибыль, оставалась в одном из банков страны, гражданкой которой я до сих пор являюсь.
       - Когда, говоришь, обещал вернуться? - Непринуждённо поинтересовалась Элла.
       - Аккурат к отъезду. - Зевнула я. - Но, ты же знаешь, это не факт.
       - Да, с мужиками нелегко. - Согласилась та. - И Притворно сочувственно протянула. - Что ж, остаётся только ждать.
       - Я и жду.
       - А, давай, немного скрасим тягостные деньки. - Затянула знакомую песню она. - В конце концов, может женщина позволить себе немного развлечься?
       - Что-то не хочется. - Принялась отнекиваться я.
       - Ох-ох, какие мы верные. - Подколола она.
       - Да ладно тебе. - Я притворно всхлипнула. - И без тебя тошно.
       Элла отключилась, а я начала работать с бумагами.
      
      
       - Да не мучайся ты так! - В голосе подруги явно проступала нежность и забота.
       - Стараюсь. - Приняв отрешённый вид, ответила я.
       Припарковала машину. Подождала, пока Элла выйдет, и мы направились в офис.
       - Девочки подумают, что кто-то умер. - Покосилась она.
       - Сплюнь. - С трудом выдавила я.
       - Тьфу-тьфу-тьфу. - Моментально постучала по бестолковке Элла.
       - Вот, так-то лучше.
       - Здравствуйте, Мария Ивановна. - Хором приветствовали модели.
       - Добрый день. - Я вежливо улыбнулась. - Как настроение?
       И поймала ироничную улыбку компаньонки.
       - Отличное! - Чуть ли не хором ответили все.
       - Что ж, тогда, присядем на дорожку.
       Все дружно начали устраиваться кто где. Элла плюхнулась в одно из двух кресел. Второе облепили сразу три манекенщицы. Я заняла законное место босса. Оставшаяся пара, нерешительно переглянувшись, аккуратно присела на подлокотники Эллиного шедевра мягкой мебели.
       Словно генерал, я окинула взглядом нашу команду. Все молодые, красивые, длинноногие. На лицах - лёгкое напряжение, вызванное предстоящей поездкой. Робкое предвкушение успеха, боязнь горечи поражения. И, конечно же, надежда. Это потом, на подиуме, девочки, одинаково стильно одетые и прошедшие "обработку" у визажиста станут похожи, словно новенькие куклы Барби, только что сошедшие с конвейера. Превратятся в идолов, ледяные символы красоты. В недостижимый идеал, являющийся предметом зависти миллионов женщин и вызывающий лёгкий комплекс неполноценности у большинства мужчин. Всё правильно. Это сейчас они - обыкновенные русские девчонки. Но, через несколько дней, моим подопечным предстоит превратиться в богинь подиума. Холодных, совершенных и зачастую не порождающих у сильной половины человечества абсолютно никаких сексуальных эмоций. Так и надо. Мечта - на то она и мечта, чтобы быть недосягаемой.
       - Ну, с Богом. - Вымученно улыбнувшись, произнесла я.
       Девочки похватали объемистые спортивные сумки, и мы начали загружаться в такси. Машину я благоразумно оставила на стоянке возле офиса. В арендную плату входит возможность пользоваться охраняемым клочком земли, и предпочитаю не рисковать, доверившись сервису аэропорта.
       Сопровождаемые взглядами, как отлетающих, так и служащих, мы прошли таможенный контроль и вскоре расположились в самолёте.
       Беспокойство, немного притупившееся предотлётными хлопотами, снова когтистой лапой взяло за душу.
       - Выпей, Маш. - Осторжно посоветовала Элла.
       - Ты же знаешь... - Заупрямилась я.
       - Помню. - Меланхолично отозвалась подруга. Тут же поспешив приободрить. - Да не волнуйся ты так. Может, дела задержали.
       - Позвонить хотя бы мог. - Вяло откликнулась я.
       - Ну, наверное. - Неуверенно согласилась она. - Тут же встрепенувшись. - Да ты что, мужиков не знаешь?
       Что да - то да. В частых отлучках Миша не баловал лишними сообщениями. Просто говорил: приеду тогда-то. Невольно столкнувшись с изнанкой работы мужа, я старалась быть мудрой, и не совала нос, куда не следует. Раз считает нужным - пусть так и будет. Хотя, как правило, возвращался он вовремя. А иногда даже раньше обещанного срока.
       Чтобы прогнать невесёлые мысли, принялась вспоминать нашу свадьбу. Мы расписались в Москве. Довольно скромно отметили в маленьком ресторане и тут же отправились проводить Медовый месяц в Лас-Вегасе. Как вы, наверное, догадались, казино привлекали нас не очень сильно. Хотя, и этой забаве отдали должное. Но - потом. Главным же событием стало ещё одно бракосочетание. Разумеется, присутствовала милая Сара с бойфрендом и, само собой, родители.
       Глядя на сияющего от счастья Михаила, мама зачем-то всплакнула. И, перекрестив обоих, приняла замужество дочери, как данность.
       Скорей всего, радостные воспоминания отразились на моём лице, так как сидящая рядом Элла успокоилась и раскрыла журнал.
      
       - Добрэ ден* *(здравствуйте - ческ.) - Приветствовал таможенник.
       - Здравствуйте. - Машинально ответила я, и протянула паспорт.
       Будучи в Праге не в первый раз, хорошо знаю, что чешский язык сильно напоминает русский. Конечно, не так, как украинский но, общение не требует каких-то специальных навыков. Бесспорно, отличия есть. И приехавшего в первый раз смущает множество шипящих согласных. Но многие слова просто похожи, о значении остальных легко догадаться по контексту. В общем, можно смело говорить на великом и могучем - вас поймут без труда. Ну, а устроители, все как один прекрасно владели не только впитанным мною с детства английским, но и французским, на котором общается большинство знаменитых кутюрье.
       Показ прошёл спокойно. Особого ажиотажа привезённая мною группа не вызвала. Да и не мудрено. В Праге, в отличие от какого-нибудь Франкфурта-на-Майне или Амстердама, красивой девушкой никого не удивишь. Своих хватает. Но и в грязь лицом мы не ударили. Девочки, задорно шествовали по языку, демонстрируя модели совместной чешско-французской фирмы. Я же мучительно гнала прочь тягостные мысли. Миша всё не объявлялся. В отчаянии я даже отважилась на "крайние меры" и позвонила по его служебному мобильнику. Холодный женский голос, сопровождаемый мелодией, два раза - на русском и инглише - проинформировал, что "абонент отключен, или недоступен".
       Видя моё состояние, Элла взяла львиную долю забот на себя. Собственно, всё шло по накатанной колее. Контракт заключён, сумма оговорена заранее. В общем, никаких сюрпризов. Всё, что пришлось сделать мне - поставить несколько подписей да стараться избегать малахольных мыслей. Что оказалось самым трудным.
      
       -... По триста долларов за комплект. - Донеслось, будто из-под воды.
       - А? - Очнулась я. - Извини, Эл, задумалась.
       - Ладно уж. - Проворчала та. - Но, будь добра, вернись на поверхность.
       - Что? - Я недоумённо уставилась на неё.
       - Да это я так... Шутю. - Она показала язык. - Когда человек, как ты сейчас, выглядит, словно "не от мира сего", говорят - "витает в облаках". Но, поскольку вряд ли ты сейчас паришь в мечтаниях, то я и предположила, что забралась в самые дебри Ада. А Инферно, как известно, находится где-то глубоко-глубоко. - И, пока я вновь не нырнула в мрачные раздумья, взяла быка за рога. - Так что, покупаем?
       - Ну, давай. - Я пожала плечами.
       - Сколько, десять? - Деловито осведомилась она.
       - Хорошо. - Потерянно согласилась я.
       - Умница. - Она наклонилась и коснулась губами моей щеки. - Ты же знаешь, эти трико - просто супер!
       Речь шла о приобретении новых сценических костюмов, сделанных из прозрачного эластика. При демонстрации купальников, да и вообще открытых моделей одежды, подобные хитрости просто незаменимы. Зрителям-то - какая разница. Но те, кто расхаживает под взглядом сотен а, иногда и тысяч глаз, сразу чувствуют отличия. Моментально исчезают заложенные в нас природой неловкость и смущение. Тело, несмотря на эфемерность прикрытия, "чувствует себя одетым". И манекенщица подсознательно, на уровне рефлексов, движется озорно и раскованно.
       - Ладно, ешь, давай. - Благодушно пробурчала Элла.
       Девочки, сидевшие напротив, щебетали о чём-то своём. Если честно, деловые визиты в Чехию, славящуюся кулинарными изысками, в основном потребляемыми "под пиво", категорически противопоказаны людям нашей профессии. Всё - жирное и обильно приправлено перцем. Всевозможные сардельки, колбаски, десятки сортов сыра. Но, быть в Праге и не отведать знаменитого "вепрева колена" Элла считала кощунством. Конечно, слопать в одиночку три-четыре фунта жареного мяса не под силу даже раскормленному мужику. Но для семи хрупких девушек, пять из которых возвели голодание в ранг религии - раз плюнуть. Да и одна маленькая кружечка живительной коричневой влаги, по мнению партнёрши не могла сильно повредить. Что ж, имеют право. Бизнес-тур закончен, договоренности достигнуты. Могут леди немного расслабиться?
       Я, как, впрочем, и всегда, пила только минералку. И, поскольку, в отличии от Эллы трезво оценивала свои шансы, и никогда не пыталась стать "играющим тренером", с удовольствием слопала порцию популярной свиной ноги. Затем, щёлкнув пальцами, подозвала официанта и заказала ещё форель, запечённую в пиве.
       Худышки завистливо переглянулись но, последовать примеру хозяйки никто не решился. Господи, мне бы их заботы! Не находя места я наворачивала, словно портовый грузчик и, никак не могла насытиться.
       "Нервное". - Констатировала мысленно. И тут же нашла оправдание. - "Ничего, просто по возвращении сделаю несколько лишних кругов по стадиону".
      
       - Может, переночевать у тебя? - Словно раздумывая вслух, протянула Элла, когда приземлились в Москве.
       - Спасибо. - Я погладила её по руке. - А как же твой?
       - А-аа! - Пренебрежительно махнула та. - Накушаюсь ещё этой радости.
       Но "счастье", словно было телепатом, тут же напомнило о себе. У подруги зазвонил мобильник и, по разговору поняла, что ненаглядный зафрахтовал такси, и ждёт Эллу у выхода из аэропорта. Помимо воли я завистливо вздохнула.
       - Едешь? - Элла сунула телефон в карман.
       - А куда ж я, по-твоему, денусь? - удивилась я.
       Девочки, взяв одну машину на всех, уже упорхнули, и мы отправились искать Игоря.
      
      
       - Хочешь совет? - Предложила Элла, при расставании.
       - Нет. - Покачала головой я. - И так наперёд знаю всё, что ты сейчас скажешь.
       - Ну, тогда пока.
       Она потёрлась носом о моё ухо, и хлопнула дверцей.
       Квартира встретила гулкой пустотой и тонким слоем накопившейся за несколько дней отсутствия пыли. Словно сомнамбула я заварила крепкого чаю и, закутавшись в плед, уселась перед телевизором. Службы новостей, будто сговорившись, вывалили на мою бедную голову потоки ужасной информации. Кто-то погиб под колёсами. Где-то произошёл очередной террористический акт. Несколько человек стало жертвами убийц.
       "И это всё простые мирные обыватели". - Крутилось в голове.
       Хватит!
       Безусловно, ждать - самое хреновое из занятий, что есть на белом свете. Но беспокойство о где-то задержавшемся по делам муже - ещё не повод сходить с ума.
       Выключив источающий информационные миазмы ящик, я встала под холодный душ. Затем провела час на тренажёре и в одиннадцать вечера, вконец измученная, завалилась спать.
      
       Глава 2
      
       Утром Миша, конечно же, не появился и в отчаянии ломая руки, я, словно раненый зверь, металась по дому. Тысячи, миллионы домыслов переполняли голову. Картины, одна ужаснее другой, теснили друг дружку. Если хотя бы одна из десятка операций похожа на ту, в которой помимо воли довелось участвовать мне то, сами понимаете, его шансы быть убитым или раненым просто огромны.
       Хуже всего то, что не представляла, что делать в подобных случаях. Когда вдруг исчезает простой, ничем не примечательный мещанин - всё понятно. Вы обзваниваете родственников и друзей, потом больницы и, скрестив пальцы и плюя через левое плечо, в самую последнюю очередь беспокоите служащих городских моргов.
       Убедившись, что благоверный не загулял с двоюродными братьями и, с нескрываемым облегчением получив отрицательный результат в двух последних случаях вы, наконец, отправляетесь в милицию. И надежда вновь начинает пускать робкие ростки, а, затем, всё сильнее расцветает в вашей исстрадавшейся душе. Ибо мужественные люди в форме ни под каким видом не желают принимать заявление об исчезновении близкого человека. Настойчиво и поначалу даже благожелательно, а чуть позже с еле скрываемым раздражением, вас убеждают, что "в этом нет ничего страшного". И любимый обязательно вернётся, как только кончатся деньги и голод даст о себе знать. В качестве главного аргумента упомянут пресловутые "трое суток", что, разумеется, непременно должны истечь. Причём, совершенно не ясно, с какого именно момента начинать отсчёт.
       Но, поскольку родных у Михаила не имелось, и воспитывался он в детском доме, первый пункт отпадал сразу.
       Потом - армия, какое-то закрытое учебное заведение и чёртова работа, благодаря которой, собственно, мы и познакомились.
       Прокрутив перед внутренним взором не внушающую оптимизма картину общения с представителями закона, я лишь выругалась сквозь зубы и приготовилась в очередной раз разреветься. Но, освежив в памяти перлы народной мудрости, такие как "слезами горю не поможешь" и "Москва слезам не верит", загубила неплодотворную идею на корню.
       Главное в любом деле - начать. А там... Да фиг его знает, если честно. Да и где оно, это самое "там" тоже ясно не до конца. Ужас, в общем. Мрак и полная беспросветность, помноженная на стремительно зарождающуюся депрессию.
       Сообразив, что ещё чуть-чуть, и окончательно опустятся руки, я быстро встала и, кое-как натянув одежду, выскочила на улицу. Коль давно понятно, что рядовой мент, будь он даже в чине майора или подполковника, вряд ли придёт на выручку, я сломя голову помчалась в знакомое каждому россиянину страшное учреждение.
       В здание с колоннами, впустить, естественно, не захотели, а тактично, но неумолимо выставили на улицу. Кусая губы, я яростно оглядывалась, выискивая, на ком бы сорвать злость. Тут к крыльцу подъехала чёрная машина, явно номенклатурного вида. Холёный мужчина в отменном сером костюме стал подниматься по ступенькам.
       Решив, "что семь бед - один ответ", сделала шаг вперёд.
       - Вы не уделите мне минутку?
       Он бросил взгляд, способный даже побережье Ямайки превратить в Северный Полюс. Но, через долю секунды, глаза заметно потеплели, а я распсиховалась ещё больше.
       - Да, слушаю. - Тон совсем не вязался с заинтересованным выражением лица, и я несколько растерялась.
       Словно дюймовочка с ангельской мордашкой вдруг презрительно заговорила прокуренным голосом бармалея.
       Но тут синопсы в его мозгу замкнулись, и всё разом встало на свои места. Взгляд, улыбка, речь. - Всё с филигранной точностью соответствовало имиджу чуткого и внимательного чиновника из аппарата.
       "Может, оно и к лучшему". - Мелькнула мысль.
       По крайней мере, заранее знаешь, что ожидать от подобного субчика.
       Само собой, дома, в Америке, я бы направилась в солидное детективное агентство. Да и то, вряд ли. Так как в Штатах скорей всего вышла бы за того же Боба. Спокойно живущего под крылышком у папаши и ничего не берущего в голову. Но мнение, составленное два года назад о местных Аланах Пинкертонах, напрочь отбило желание ещё хоть раз пообщаться с любым из их братии.
       В общем, я собиралась действовать напролом. В крайнем случае, а точнее, в обязательном порядке, дав взятку.
       - У меня пропал муж. - Просто сообщила я.
       - Обратитесь в милицию. - Сразу поскучнев, порекомендовал он.
       - Я только что оттуда. - Не моргнув глазом, нахально соврала я. - Они сказали, что надо ждать трое суток.
       Тут помимо воли набежали слёзы, и я совершенно искренне расплакалась.
       - К сожалению, ничем не могу помочь. - Он ненавязчиво, но недвусмысленно обогнул меня, намериваясь скрыться в недрах ужасного заведения.
       - Я... Я отблагодарю. - Проблеяла я
       Мужчина обернулся и, с каким-то плотоядным интересом окинул взглядом мою фигуру.
       - Что ж, пройдёмте. - Усмехнулся он, явно предвкушая очередное приключение.
       Покраснев до корней волос, так как имела в виду всего лишь деньги, и не чувствуя ног, я поплелась следом.
       - Это со мной. - Коротко бросил он, предъявив бордовую книжечку.
       Мы поднялись в лифте на четвёртый этаж. Дежуривший в коридоре человек в мешковатом костюме при нашем появлении вскочил. Честь, конечно же, не отдал. Но, по тому, как вытянулся в струнку, поняла, что по счастливой случайности наткнулась на крупную шишку.
       - Итак? - Вперил взгляд он, едва переступили порог кабинета. - Кто вы?
       Трясущейся рукой я протянула американский паспорт. Разглядывая, дядька хмыкнул, а, пролистав и, наверное, дойдя до нелепо смотрящейся печати московского загса, свидетельствующей о том, что Мери Райн с такого-то числа является законной супругой Михаила Иглова, разразился гомерическим хохотом.
       Действительно, идиотизм. К тому же, стоивший целых двести долларов. На лапу, разумеется.
       - Так понимаю, что к участковому вы не ходили? - Высказал догадку он.
       Я отрицательно помотала головой.
       Тут собеседник ещё раз глянул на синий штамп, и на лице отразились потуги что-то вспомнить. Он включил компьютер, ввёл запрос и приглашающе кивнул на стул.
       - Присаживайтесь.
       Минуты две машина обрабатывала скудные данные. Затем, заметно посерьёзнев, он вернул документы.
       - Я подумаю, что можно сделать.
       - Спасибо. - Я полезла в сумочку. - Сколько я вам должна?
       - Ничего. - Слегка дёрнувшись, замахал он. - Просто оставьте координаты. Вам позвонят.
       - Но вы... Вы даже ничего не спросили. - Удивилась я.
       - Идите. - С нажимом произнёс он.
       Через несколько секунд я, оставив визитку, ошарашено спускалась по лестнице. Когда приблилзилась к посту, затрещал телефон и часовой, окинув цепким взглядом, указал на дверь.
       Вяло шагая по улице и, не зная, что и думать, едва не попала под машину. Во всяком случае, визг тормозов здорово напугал. Вскрикнув, я оглянулась.
       - Прошу - Не терпящим возражений тоном приказал расположившийся рядом с водителем верзила, открыв заднюю дверцу.
       Вместо того, чтобы послушаться, я, наученная горьким опытом, со всех ног кинулась наутёк. Не давая им воспользоваться преимуществом техники, юркнула в ближайший пролёт между домами. И, стремясь оставить между собой и преследователями как можно больше преград, начала бодро сигать через заборы, коими в последние годы украсилась дворики столицы. Минуты через три, обернулась. И, немного переведя дух, поняла, что догонять никто не собирается.
       "Идиотка". - Укорила себя.
       Для того чтобы сложить два и два - не нужно иметь семь пядей во лбу. Зачем им устраивать гонки с препятствиями, привлекая лишнее внимание? Я ведь засветилась дурацкой выходкой. И, теперь, вся как на ладони.
       Я плюхнулась на ближайшую скамейку и принялась горевать. Что заняло около получаса. Наконец, докумекав, что торчать на улице можно до посинения, двинулась к Элле. Но, тут же сбавила обороты. Во-первых, про неё "люди в чёрном" наверняка знают. Ну, а во-вторых, она, скорей всего, сейчас у Игорька. И, поскольку всместе решили, что неделя отпуска после удачного показа - самое, что ни на есть "то", никаких сомнений, что в этот момент они предаются удовольствиям.
       Представив кувыркающуюся в постели парочку, опять жутко расстроилась. Закрыв глаза, явственно ощутила сильные и нежные Мишины руки, неторопливо снимающие с меня одежду.
       Прочь!
       К чёрту мысли о прошлом. Рано жить воспоминаниями. А то, получается, что я его похоронила и в полной мере чувствую себя вдовой.
       Обречённо решив: будь, что будет, понуро поплелась домой. Таинственные незнакомцы не обманули ожиданий. Автомобиль стоял у подъезда и, подкравшись, я храбро постучала по стеклу.
       - А-а. - Словно старой знакомой буркнул пассажир. - Одумались, наконец. - И повернулся к водителю. - Семён, прогуляйтесь.
       Тот послушно выбрался из салона, а я уселась на его место.
       - Так вот вы какая. - Еле заметно улыбнулся незнакомец.
       - Не знала, что так популярна в определённых кругах. - Съязвила я.
       - Слухом, слухом земля полнится. - Загадочно протянул он. - А такая романтичная история, волей-неволей вызвала пересуды.
       Ну, люди, а? Не одна из самых могущественных организаций в мире, а дом престарелых, населённый жаждущими посплетничать бабульками.
       - Раз уж вы всё обо мне знаете, нельзя ли покороче? - Принялась грубить я.
       - Отчего же, можно. - Покладисто согласился он. - Суть в том, что ваш муж в данный момент находится в командировке в одной из горячих точек. В целях конспирации, место проведения акции засекречено. И вы, милая Мери, своими необдуманными действиями только вредите.
       - Он жив? - Внимательно вглядываясь в его лицо, задала вопрос я.
       -Разумеется. - Быстро ответил он.
       Ни один мускул не дрогнул на каменной физиономии. Интонация, вроде тоже была вполне правдоподобной. Но, шестым чувством поняла, что он не знает. Возможно, товарищу чекисту просто до фонаря, куда подевался один из коллег. И, в данный момент он всего лишь выполняет очередное задание. Но, в глубине души подспудно нарастала уверенность, что неинформированность эта несколько иного свойства. Нечто подобное происходит, когда внезапно теряется контроль. И люди, призванные руководить событиями, испытывают чувство, очень близкое к панике.
       "Я вам не верю". - Чуть было не ляпнула я, но вовремя прикусила язык.
       Толку от такого заявления никакого. Он лишь насторожится и, возможно, предпримет какие-нибудь превентивные меры. Конечно, депортировать - это вряд ли. Но запросто могут посадить под домашний арест или, не дай Бог, ещё что похуже.
       Хотя, что может быть страшнее тягостного одиночества?
       - Что ж, спасибо. - Бодренько выпалила я. - Передайте мужу, пусть позвонит, как только представится возможность.
       Оппонент вздохнул с явным облегчением и ободряюще дотронулся до моей руки.
       - Вот и умница. Надеюсь, в скором времени все, так или иначе, разрешится.
       Я вздрогнула, как от удара током. Очень уж не понравилось это "...или иначе".
       Распахнув дверцу, ступила на тротуар и, обернувшись, невинно поинтересовалась.
       - А где он?
       - На юге. - Буркнул он и, тут же спохватившись, официально добавил. - Не беспокойтесь, Маша. Всё будет хорошо.
      
      
       Юг - особенно, если смотреть из Москвы - понятие довольно растяжимое. Я бы даже сказала очень. Но, раз уж что-то втемяшилось в голову, то - знаю по опыту - лучше не сопротивляться, а дать событиям развиваться естественным, так сказать, способом. То есть, действуя интуитивно, или, если хотите, "чисто по-женски".
       Едва поднявшись домой, с места в карьер принялась названивать Саре. Трубку, конечно же, никто не брал и, посмотрев на часы, и произведя нехитрые вычисления, предпочла отложить разговор хотя бы до утра. По её времени, разумеется.
       Оставшуюся часть дня провела за сборами. В помощи подруги нисколько не сомневалась. И, мысленно находилась уже в месте назначения. Набирая номер, вдруг сообразила, что телефон, в связи с последним демаршем, запросто могут прослушивать. И отправилась на один из переговорных пунктов в центре.
       - Привет, как дела? - Довольно энергично начала я.
       - Здравствуй, Маша. - Обрадовалась Сара. - У меня всё нормально. А у тебя?
       Я - в который уже раз - еле сдержала стон.
       Нет, честное слово, я очень довольна, что у бывшей соседки по комнате всё хорошо. Но - поймите правильно - тошно видеть чужое счастье, когда на душе скребут кошки.
       - У меня, если честно, не очень. - Выдохнула я.
       - Что-то с Мишей? - Ужаснулась Сара.
       Вопрос показался символичным, и я едва не выронила трубку.
       "Успокойся, глупая". - Одёрнула себя. - "Детей мы не завели. Ты - раз уж звонишь - значит, жива и, с большой долей вероятности, здорова. А кроме Миши общих знакомых в России у вас с Сарой никого нет.
       - Даже не знаю, как сказать. - Неловко начала я.
       - Говори уж, как есть. - Рассудительно предложила она.
       - Мишка пропал. - Выдала я и, судорожно сгребла кофточку на груди.
       - Когда? - Быстро осведомилась собеседница.
       - Ну, вообще-то, он уехал в по делам немногим более двух недель назад. Обещал вернуться дней через шесть-семь. И, с тех пор - ни слуху, ни духу.
       - В полицию заявляла?
       - Заявляла. - Солгала я.
       Хотя, если разобраться, к какой-то мере это не совсем враньё. Я ведь, и в самом деле, только что обратилась в его, если и не родное, то, явно смежное ведомство. Так что, компетентные товарищи в курсе происходящего.
       - Значит, так. - Принялась перечислять она. - В первую очередь найми частного детектива. Толку, как правило, от них мало, но так, по крайней мере, будешь чувствовать чистоту перед совестью. Далее - обязательно дай объявление в СМИ. Радио, телевидение, газеты. Назначь награду за любые сведения об исчезнувшем муже.
       Представив реакцию спецслужб на подобные действия, я тихо ужаснулась. А, вообразив шквал звонков, что обрушат на мою бедную голову разного рода проходимцы, желающие погреть руки, начала медленно выпадать в осадок.
       - Понимаешь... - Робко попыталась остановить поток красноречия я. - Суть такова, что...
       - Что? - Осеклась подруга.
       - В силу некоторой специфики, все эти действия не имеют смысла.
       - Ну-ка, давай поподробнее. - Оживилась она.
       - В общем, как мне удалось выяснить, в связи с бизнесом он отправился в одну из горячих точек и... исчез. - Я невольно всхлипнула.
       Думаю, не стоит говорить, что мест работы мужа я благоразумно предпочитала не афишировать.
       - Информация проверенная? - Удивление светоча юриспруденции прошло, вновь уступив место деловитости.
       - Ну, в общем, да. - Ответила я.
       - Смотри, не ошибись. - Предостерегла Сара.
       - Постараюсь. - Как можно убедительней ответила я. Тут же поторопив. - Так ты поможешь?
       - Что, конкретно, от меня требуется? - Задала вопрос Сара.
       - Не могла бы ты устроить работу в любой из журналистских - неважно, теле, или газетных, групп, освещающих события в тех местах?
       - Сделать-то не проблема. - Начала рассуждать вслух она. Но ты понимаешь, скорее всего, это вряд ли что-то даст?
       - Да. - Честно призналась я. - Но, просто сидя в московской квартире, очень быстро сойду с ума.
       - Верю. - Охотно согласилась Сара. И, на всякий случай, уточнила. - Так понимаю, уговаривать тебя бесполезно?
       - Конечно. - Отрезала я.
       - Оставайся в Москве и, ради Бога, ничего не предпринимай самостоятельно. - Взмолилась она. - Никаких шпионских вылазок, вообще ничего. Самое лучшее, пристегнись наручниками к батарее, а ключ, на всякий случай, выброси в окно.
       - П...постараюсь. - Пообещала я, моля всех святых дать мне столь необходимое терпение.
       - Всё девочка, крепись. - Как могла, утешила бывшая студентка, а ныне вполне преуспевающий законник. - Я позвоню, как только что-нибудь узнаю.
       - Спасибо, родная. - Прошептала я. - Ты не представляешь, как мне сейчас плохо.
       - Надеюсь, что нет. - Не стала врать она.
       - До свидания.
       - До встречи.
       Я опустила трубку на рычаг и, выйдя из кабинки, направилась к выходу.
       - Женщина, а доплатить? - Визгливый голос служащей моментально вернул к реальности.
       - Извините. - Стыдливо пролепетала я. - Просто задумалась.
       Вероятно, она хотела что-то сказать но, глядя на моё несчастное лицо, удержалась.
       - Ладно уж. Бывает.
      
       Глава 3
      
       - Ты что, очумела? - Элла таращилась во все глаза.
       - Отстань.
       Чувствуя, что начинаю раздражаться, я стремилась закончить неприятный разговор как можно быстрее. Но и свалить все заботы на подругу по бизнесу без объяснений не имела права.
       - Бедовая ты, Машка. - Осуждающе покачала головой она.
       - Да уж, какая есть. - Усмехнулась я. - Ладно, в крайнем случае, Варшавский показ проведёшь самостоятельно. Или, откажись, если хочешь.
       - Что ты? - На её лице отразился испуг. - Это ж урон репутации.
       Что да, то да. В любом, пусть самом незначительном деле, нужно быть человеком слова.
       - Ну, тогда не дрейфь. - Успокоила я её. - Или, Игорька возьми.
       - Толку от него. - Пренебрежительно фыркнула Элла. - К тому же, пусти козла в огород.
       Одно лишь предположение, что полупьяненьким, вечно по-дурацки лыбящимся Игорьком может заинтересоваться кто-то из моделей, рассмешила. Хотя... Элла же увлеклась.
       - Что ж, Пойду. - Заторопилась я.
       Мы поцеловались и, кинув прощальный взгляд на офис, я села за руль.
      
      
       Сара объявилась только на третий день. Не стану рассказывать, чего стоило держать себя в руках. Но тягостное ожидание позади. Я даже тихонечко напевала. Ещё бы! Через час я - тьфу-тьфу-тьфу - займу вакансию в одном из британских информационных агентств. Казалось, что это прекрасная возможность. Репортёр солидной новостной компании в моём понимании приравнивался к чему-то вроде особы с дипломатическим статусом. А скорое обладание множеством различных документов, разрешающих доступ в самые потаённые места слегка кружил голову.
       Как и положено солидной фирме, англичане имели представительство на Тверской. Что говорило само за себя. Юноша, сидящий у входа, увидев американский паспорт, молча кивнул на рамку металлодетектора.
       - Привет! Я Мери Райн. - Осклабившись во все тридцать два зуба, я с сомнением оглядела двух карикатурных персонажей, сидящих за столами напротив друг друга. - Кто из вас Стив Патрик?
       Коротышка, расположившийся слева, с явным разочарованием мотнул головой в сторону длинного тощего субъекта, читавшего газету.
       - Что вы хотели? - С кислой миной спросил тот.
       - Э-э-э... Вам разве не звонили? - Растерялась я.
       - У него сегодня зуб вырвали. - Словоохотливо вмешался толстячёк. - А действие обезболивающего только что закончилось.
       "Нет, ту это только я так могу". - С досадой подумала я. - "Надо же, ухитриться выбрать столь "удачный" момент".
       - Фа! - Пробубнил Стив. - Затем нагнулся под стол и явно избавился от ватного тампона. - Извините.
       Из верхнего ящика он вытащил бутылку виски и сделал пару хороших глотков. Потом, виновато покосившись на меня, демонстративно сполоснул рот и, с видимым невооружённым глазом сожалением, сплюнул в мусорку.
       - Так вам сообщили о моём визите? - Несколько более официальнее чем нужно, принялась настаивать я.
       - Да, разумеется. - Похоже, спиртное начало действовать, и зануда с вытянутой физиономией постепенно преображался. - Когда вы сможете приступить?
       - Прямо сейчас. - Твёрдо ответила я.
       - Что ж, тогда завтра отправляемся. - Резюмировал он.
       - На чём поедем? - Я рвалась в бой.
       - До Грозного - по воздуху. А там с транспортом обещали помочь военные. - Проинформировал он.
       - Стив, ты, наконец, представишь меня даме? - Обиделся Винни Пух.
       - Ах да, это Винни... То есть Нэш Канд, оператор. - Спохватился дылда.
       Не в силах поверить в то, что догадка оказалась верной, я закрыла рот ладошкой и прыснула. Злобно сверкнув глазами, Нэш продемонстрировал мистеру Патрику кулак.
       - Ладно, мальчики, бай! - Я направилась к двери.
       - В восемь! - Напутствовал пузанчик. - И оденьтесь потеплее. В горах бывает холодно.
      
      
       Отдельного самолёта съёмочной группе, конечно же, не выделили. И, если кто-то считает, что в район, где периодически происходят вооружённые стычки бандитов и федералов, летают рейсовые Боинги или, на худой конец, Аэрофлот, то его ожидает жестокое разочарование. Примерно такое же, как постигло меня, когда наша троица расположилась в тесном пространстве, сплошь заваленном бесформенными тюками и заставленном громоздкими ящиками, выкрашенными в хаки. Мы устроились на боковой скамейке, и я усилием воли подавила желание потребовать парашют. Так как, в случае чего-нибудь, толку от него в этом захламлённом складе совершенно не было.
       Всю дорогу новые коллеги поднимали боевой дух старым испытанным способом. То есть, попросту говоря, надирались. Справедливости ради нужно заметить, что мне предложили тоже. Но, видимо, на моём лице отразился такой испуг, что сладкая парочка тут же отстала.
       К счастью, путешествие прошло нормально. Ни один из бородатых борцов за свободу не захотел испытать на нас какую-нибудь адскую ракету класса "земля-воздух". Крепкие парни в камуфляже встретили ободряющими улыбками и помогли шатающемуся Винни Пуху дотащить до машины камеру. Гостиницы, само собой, не нашлось, и нас разместили в одной из пустующих квартир в доме занятом офицерами.
       Комнат имелось целых три и, выбрав ту, что с несломанной дверью, я указала на неё.
       - Я буду спать здесь.
       Стиву с Нэшем, тут же принявшимся праздновать новоселье, было абсолютно наплевать.
       - Да ради Бога, Мэри!
       - Поставьте сюда, пожалуйста. - Попросила я русского с пятью маленькими звёздочками на погонах.
       - Как стемнеет - света не зажигайте. - Посоветовал он. - Или, в крайнем случае, завесьте окно плотным одеялом.
       Я поблагодарила и, поскольку торжественной встречи не предвиделось, начала распаковывать сумку. Сделанные в Москве бутерброды и бутылочка кока-колы пришлись очень кстати. Поев, принялась наводить порядок. Мебель была припорошено пылью, вперемешку с осыпавшейся с потолка побелкой. Стряхнув покрывало, забралась с ногами на кровать.
       Странно, но из цивилизованной Москвы всё казалось донельзя простым и понятным. Я доберусь до Грозного и - как же иначе! - обязательно встречу ускользнувшего от нежных супружеских объятий Михаила. Очень даже может быть, что он, в форме рядового, или сержанта расследует очередное дело. О хищении оружия, например. Или об участии высшего командного состава в поставках на территории России наркотиков.
       Действительность же губила на корню все гениальные планы. А такие "мелочи", как отсутствие постельного белья и сломанная уборная, обещали превратить обозримое будущее в жуткий кошмар. Ну, если уж вдаваться в подробности, туалет здесь имелся. Вот только располагался он во дворе, был сколочен из нестроганных досок и принадлежал к типу "одно очко".
       Выглянув в окно, я убедилась, что это нисколько не смущает людей в мундирах. Если кабина оказывалась занята, то малую нужду они справляли прямо на некрашеные стены. Представив, что сижу в это время внутри, я тихо застонала.
       Тут в дверь постучали и, так как стрингеры мировых новостей не реагировали, я пошла открывать.
       - Это вам! - Помогавший нести сумку молодой человек, сияя, словно медный тазик, продемонстрировал несколько дышащих паром котелков. - И, вот ещё.
       Он кивнул кому-то, невидимому, стоявшему на лестничной площадке и в квартиру втиснулось сразу несколько бойцов.
       Кипа грубых, но новеньких армейских одеял. Свежие простыни. Печка-буржуйка, точь-в-точь такая, что показывают в русских чёрно-белых фильмах про революцию. Двое юношей, почти мальчиков по очереди втащили раскладушку, сорокалитровый алюминиевый бак с водой, походный жестяной умывальник и... пластиковый ночной горшок. Кстати, он походил на самый настоящий унитаз, с крышкой и стульчаком.
       - Спасибо. - Пролепетала я.
       Потом глянула на мужчин, и густо покраснела.
       - К-хм... - Смущённо крякнул он. - Женщины у нас - редкие гости. Так что, придётся потерпеть.
       Когда солдаты ушли, я, первым делом разорвала одну из брошенных жильцами простыней и вымыла пол. Избавилась от пыли и по-хозяйски осмотрела ставшую вдруг уютной комнату.
       О людях, что жили здесь раньше, старалась не думать. Судя по всему, обитатели покидали дом в спешке. На полках несколько книг. Альбом с фотографиями. В кухне на столе - неубранная посуда с остатками пищи. Я собрала грязные тарелки и чашки, упаковала в старую наволочку, и выволокла в коридор. Потом выброшу.
       Заглянув в пристанище Стива и Нэша убедилась, что те беспробудно дрыхнут. И, не нашла ничего лучше, как выйти погулять. Если честно, слегка трусила. Слухи о похищениях людей в этих местах, а то и просто убийствах, циркулировали даже в Москве. И молодой женщине, тем более с европейской внешностью, ходить одной было опасно.
       Дав себе честное-распречесное слово, что дальше границ импровизированной военной части - ни ногой, осторожно высунула нос во двор. Ничего особенного. Бойцы занимались привычными делами. Неподалёку дымилась полевая кухня. На верёвках сушилась чья-то одежда. Обследовав территорию по периметру, села на лавочку и заскучала. Если так пойдёт и дальше - толку от отчаянной поездки окажется очень мало.
       Увидев знакомое лицо, дёрнулась было, чтобы спросить, кто здесь главный и потребовать обещанной "помощи с транспортом". Но, сообразив, что тем самым подставлю коллег, в пьяном угаре валяющихся на неразобранных постелях, притормозила. Вернувшись в квартиру, меланхолично умяла почти полный котелок гречневой каши и, достав письменные принадлежности, начала делать наброски первой статьи. Вообще-то, сначала мелькнула мысль взять ноутбук. Но, поскольку ехала-то на самую что ни на есть настоящую войну, ограничилась блокнотом и диктофоном. К тому же, как слышала, все акулы пера, даже в наш продвинутый век, несмотря ни на что, предпочитают довольствоваться минимумом.
       "... в целом, несмотря на некоторую неблагоустроенность, бытовые и санитарные условия вполне нормальные".
       Я исчёркала половину листов и так увлеклась, что забыла о времени. Конечно, сочинения в школе и колледже никогда не представляли проблемы. Но, пожалуй, только сейчас, описывая события, участником и свидетелем которых была сама, ощутила удовольствие от работы.
       "Кто знает". - Закралась в душу шальная мыслишка. - "А, вдруг, это и есть моё призвание"?
       Два года назад, торопясь выбраться за океан любым доступным способом, я просто упустила из виду такое обширное поле человеческой деятельности, как журналистика. А ведь, приедь тогда в Москву в качестве собственного корреспондента, сажем, "Нью-Йорк Таймс" и, возможно, все свалившуюся на мою голову беды обошли бы стороной. Хотя, вряд ли. У мерзавцев, подобных покойному куратору, нет никакого пиетета к "третьей власти". Пожалуй, репортёра он бы шантажировал даже с большим удовольствием, чем простую служащую торгового представительства.
       Из пещеры соседей донеслись нечленораздельные звуки. И, судя по ним, обоих сейчас мучило жесточайшее похмелье. Стараясь не обращать внимания на жалобные стоны, я не останавливалась. Но те вломились самым наглым образом.
       - Мери, золотко. - Жалобно проскулил Стив. - Ты не могла бы сделать кофе.
       Ещё чего!
       - Отвали! - Не глядя, я показала средний палец и продолжала строчить.
       - А это что? - Вкатился в комнату Нэш. - Письмо любимому?
       - Да отстаньте, уроды! - В сердцах рявкнула я. - Это черновик статьи.
       - Чего? - Недоумённо переглянулись они.
       - Ну, репортажа. - Смущённо пояснила я, слегка сомневаясь, взаимозаменяемы ли эти два понятия.
       Обормоты вылупились на меня и неожиданно... засмеялись.
       "Йо-хо-хо". - Ржал мистер Патрик.
       "Хрю-хрю-хрю". - Вторил разом утративший в моих глазах статус милого Винни Пуха и низложенный до обыкновенного Пятачка оператор.
       Психанув, я схватила подушку и ринулась в атаку.
       Естественно, я в курсе, что способности новичков в любой сфере деятельности принято подвергать сомнению. Почти все без исключения начинающие таксисты хоть раз в жизни получали вызов на автомобильную свалку. Археологам, проходящим практику, подсовывают всевозможные "артефакты". Но, всё равно было чертовски обидно. Я ведь, между прочим, имею диплом о высшем образовании. А четыре года, что провела изучая лучшие образцы мировой литературы, ставили моё умение доступно излагать мысли в разряд аксиомы.
       Бодренько, несмотря на сушняк, уворачиваясь от стремительных атак, те, как могли прикрывались руками. Я, разумеется, лупила изо всех сил и, вскоре вымоталась. Что ни говорите, не женское это дело, сражаться с ветряными мельницами.
       - Да что с вами? - Переводя дух, выпалила я.
       - Ты куда приехала? - Продолжал заливаться Нэш.
       - В Грозный, куда же ещё. - Выплюнула я.
       - И чем собираешься заниматься? - Не унимался Пятачок.
       - Ну-у, освещать события. - Неуверенно предположила я. Впрочем, тут же взяв себя в руки. - А что, меня наняли для того, чтобы варить вам кофе?
       - Ой, не могу! - Захлопал по бокам Стив. - Просьба ей не понравилась.
       Ну, что с козлов взять, а?
      
      
       - Главное, не бойся. - Слопавший упаковку каких-то загадочных колёс Стив выглядел почти нормально. - Просто забудь о Нэше и представь, что произносишь рождественский спич.
       - Но... - Запинаясь, пробормотала я.
       - Ничего-ничего. - Поспешил успокоить он. - Или, прикажешь торчать в кадре мне?
       Я критически посмотрела на опухшую небритую физиономию и досадливо поморщилась.
       - Хоть бы подготовиться дали, что ли. - Усомнилась я.
       - А вчера что целый день делала? - Удивился он. - Письмо Путину сочиняла?
       - То было другое. - Растерялась я.
       - Да, какая разница. - Отмахнулся он. - В студии дежурный редактор сварганит текст, а прочитает профессиональный диктор.
       - Это же обман! - Ужаснулась я.
       - А это, по-твоему, что? - Он оглянулся вокруг. - Разрешили снять прошлогодние развалины, как место вчерашнего инцидента.
       - Как? - Ошарашено пролепетала я. - Разве здесь не проходил бой?
       - Ну, было. - Нехотя согласился Стив. И с пафосом добавил. - Но, ведь мы делаем Новости. А не карябаем мемуары.
       - Но... - Не зная, что возразить, я нервно замолчала.
       - Короче, Мери. - Мистер Патрик начинал терять терпение. - Стань вот сюда и постарайся не выглядеть испуганной или, не дай Бог, виноватой. К тому же, фигня всё это. Зрителей не интересуют места недавних баталий. Да одно интервью с полевым командиром, способно поднять рейтинг, как сотня таких вот "пейзажей". - И обратился к толстяку. - Ты готов?
      
      
       Ночью то и дело раздавались одиночные выстрелы. Часа в три послышались гортанные крики но, осторожно выглянув из-за висевшего на окне одеяла, я, понятное дело, совсем ничего не увидела. Когда утром разбудил Стив, и сказал, что машину дают только до полудня и нужно торопиться, я выскочила из комнаты словно ошпаренная, так и не успев испугаться. Мы долго куда-то ехали, иногда останавливаясь на пропускных пунктах. На некоторых дежурили русские и нас встречали доброжелательными улыбками. Посты, контролируемые угрюмыми бородатыми людьми с недобрыми колючими взглядами, невольно заставляли поёживаться. Мужчины, наверное, тоже чувствовали дискомфорт. Во всяком случае, Стив иногда с тоской оглядывался, должно быть, вспоминая сравнительно уютную квартиру в заброшенном доме и милый сердцу запас спиртного. Но, поскольку был профессионалом, позволить себе возлияния не мог.
       - Сразу не могли предупредить. - Отгоняя страх, я попыталась выяснить отношения.
       - Мы думали, ты в курсе. - Не стал валять дурака мистер Патрик. - Всё честь по чести. Из Вашингтона пришёл ответ на наш запрос. По правде говоря, мы уже не надеялись, что кто-нибудь согласится на эту чёртову работу.
       - Но сказать-то вы могли? - Не унималась я.
       - Так ты и не спрашивала. - Перебил Нэш. - Сама посуди. Зачем в съёмочной группе нужда молодая красивая женщина?
       Я кокетливо повела плечом и поправила волосы. А они вообще-то ничего. Во всяком случае, не такие придурки, какими кажутся с первого взгляда.
       К стыду моему, о том, что в любой из тысяч новостных бригад, колесящих по всему миру, обязанности распределены раз и навсегда, я, занятая собственными проблемами, как-то не задумывалась. То есть, то, что Нэш будет снимать, это я поняла. Моей функцией, нисколько в этом не сомневаясь, считала описательную часть. Ну, а о роли Стива могла только догадываться. Кстати, он оказался режиссёром ну и, по совместительству старшим менеджером команды.
       В реальности же всё было немножко не так. Мне, вместо спокойного наблюдения предстоит вести репортаж, и, если повезёт и какая-нибудь шишка в Лондоне решит, что материал подходящий, даже попаду на телеэкраны. О том что, возможно, придётся брать интервью для эфира, даже и думать не хотелось. Особенно, если это будет так называемый полевой командир.
      
       Глава 4
      
       Часа полтора снимали развалины. То и дело Стив просил Винни поймать в кадр водителя в камуфляже. Я отважно глядя в объектив, старательно рассказывала: "Совсем недавно в этом разрушенном доме скрывалась банда из пяти человек. По непроверенным данным участвовавшая в крупной стычке, произошедшей месяц назад. После многочасовой атаки, боевиков, отвергнувших предложение сдаться, уничтожили".
       - Нормально, Мери! - Стив поднял большой палец. И, повернувшись к Нэшу, распорядился. - Так, давай теперь на фоне вон той сгоревшей машины, и будем закругляться.
       Я, постепенно входя во вкус, послушно заняла позицию. Ветер, дувший в спину, растрепал волосы и, несмотря на ироничную улыбку Стива, уломала оператора встать с другой стороны.
       - Понравилось? - Ехидно усмехнулся Нэш.
       - Ну, допустим. - Сухо ответила я.
       Вообще-то, если честно, впечатления оказались приятными. Безусловно, немного смущало то, что это не совсем правда. Но и откровенной ложью наши действия назвать я бы постеснялась. В конце концов, мы же не виноваты, что сейчас в районе царит затишье. Да и покажите того бандита, что легкомысленно примется излагать первому встречному ближайшие планы. Не торчать же в этом райском месте до посинения.
       Мысль о том, чтобы задержаться в Грозном хотя бы на минуту сверх того, что требуется для завершения работы, приводила в ужас. Да и, по словам всё того же Стива, маловероятно, что сюжет пойдёт в эфир целиком. Скорее всего "нарежут спагетти" и используют в различных новостных блоках по мере необходимости.
       Едва забрались в кабину, как с честью выполнившие порученное дело трудяги вытащили карманные фляги и, чокнувшись, дружно приложились.
       - Это так, жвачка. - Разоткровенничался Стив, как только глазки маслянисто заблестели. - Если честно, ради подобного мусора и ехать не стоило.
       - Как это? - Поразилась я.
       - Да так. - Он хитро подмигнул. - Соль нашей экспедиции в эти места совсем в другом.
       - В чём же? - Не удержалась я.
       - Тс-с! - Он таинственно прижал палец к губам. - Завтра, а, может и послезавтра выходной. А там, надеюсь, всё пойдет, как договаривались.
       Я пожала плечами. Вкупе с утренними намёками об интервью с одним из главарей мятежников, звучало многообещающе. Только я очень сомневалась, что военные пустят к пленным. Хотя... Всё возможно.
       Вернулись как раз к обеду, и тот же парень опять притащил вкусно пахнущие котелки. Мы провели полдня на свежем воздухе, аппетит разыгрался неимоверно. Все набросились на еду, пригласив в компанию офицера. Он явно не чувствовал голода, но из вежливости согласился.
       Расхрабрившись, я легонько дотронулась до плеча русского.
       - Слышала, в ваши обязанности входит патрулирование?
       - Да. - Он глянул растерянно. - А что?
       - А нельзя ли хоть разок съездить с вами? - Я старалась говорить безразлично.
       - В принципе, не положено. - Он неуверенно оглянулся на моих коллег. - Да и, что скажет ваш старший?
       Но мистеру Патрику, как здесь говорят, "принявшему на грудь" третий стакан - не считая фляги, высосанной в дороге - было "немножко фиолетово". Всё равно, то есть.
       Толком не понимая, о чём речь, Стив попытался схватить меня за руку.
       - Мери, девочка моя, ты ищешь впечатлений?
       - А что, нельзя? - Я упрямо выставила подбородок.
       - Без моего разрешения, ик... - Так и не успев до конца оформить мысль, он стукнулся головой о стол, и захрапел.
       - Что он говорит? - Беспокойно поинтересовался русский.
       - Поручает написать очерк о ночном дежурстве. - Не моргнув, солгала я.
       Почему-то показалось, что не поверил. Но, так как искать подтверждения у привалившегося к стенке Винни Пуха было бесполезно, он через силу улыбнулся.
       Чёрт! Не могу вспомнить, как же его зовут!
       - Ну, пожалуйста. - Проворковала я. - Вы не знаете, какой он злой с похмелья. И, к тому же, абсолютно ничего не забывает.
       Боясь переиграть, тем не менее, приняла очень несчастный вид.
       - Знаете что? - Смущённо предложил он. - Давайте, я вам расскажу какой-нибудь занимательный случай. А вы напишете.
       - Как можно! - Скрестив пальцы, я изобразила праведное негодование. - Или, вы полагаете, что граждане Великобритании воспитывались на газете "Правда"?
       Бессовестная выходка окончательно добила простодушного юношу, и он кивнул. Без особого энтузиазма, естественно, но всё-таки.
      
      
       - Да ты что, Саша? - Мужик лет сорока с одной большой звездой на погонах почти кричал. - А, если не дай Бог с этой с... дамочкой что-нибудь случится? Неприятностей захотелось?
       Я набрала полную грудь воздуха, чтобы достойно ответить на оскорбление. Пусть и не высказанное, однако, надо же поставить хама на место. Но не успела.
       - Сергей Павлович! - твёрдо заявил Саша. - Да ей же начальство приказало. Я сам слышал!
       - Знаем мы эти приказы. - Покачал головой Сергей Павлович. И резко сменил тему. - Тебе что, медсестёр мало?
       Как соотносятся женщины, работающие в госпитале, с ночным патрулированием, так и не поняла. А мой защитник, почему-то покраснев, стал оправдываться.
       - Да причём тут это, товарищ майор?
       - При том. - Непонятно ответил старший по званию. И пошел на попятай. - Ладно уж... Но, смотри мне! Если что, голову оторву!
       - Есть! - Козырнул Саша и, с воодушевлением глядя на меня, произнёс. - Ну, раз уж Сам дал добро, тогда в двадцать три ноль-ноль.
      
      
       Часов в семь вечера в соседней комнате послышалась возня и, забеспокоившись, что у коллег закончились запасы спиртного, я осторожно заглянула в щёлку. К счастью, волнения были напрасными, и режиссёр с оператором разливали по пластиковым стаканчиками коричневое пойло. Я облегчённо воздохнула и вернулась к себе. Судя по предыдущему графику, через час снова будут дрыхнуть. Так что, ускользнуть успею в любом случае.
       Так оно и вышло. В десять забежал Саша и, вопросительно кивнув на прикрытую дверь, заговорщицки ухмыльнулся. Я приложила сжатые ладошки к уху, потешно зажмурилась и, наклонив голову, изобразила глубокий сон.
       - Держите. - Он протянул пакет. - На складе сказали, что это первый.
       - Какой? - Не поняла я.
       - Ну-у... - Он глянул испытывающе. - В армии, как известно, только два размера обмундирования. Слишком маленький, и очень большой.
       Ого! Да у нас, оказывается, есть чувство юмора!
       Я искренне засмеялась, так как слышала шутку впервые и благодарно погладила его по руке.
       - Спасибо большое!
       - Пустяки. - Ответил он. - Не в гражданском же вам ехать. - И заторопился. - Ладно, через пятьдесят минут у подъезда.
       Едва дверь захлопнулась, я быстренько сбросила джинсы и принялась вертеться перед зеркалом, примеряя обновки. Если честно, Саша немного ошибся, так как размер явно был вторым. Но, поскольку всё в мире относительно, догонять а, тем более, упрекать в ошибке, конечно же, не стала.
      
      
       Ночной патруль, и впрямь, выглядел делом серьёзным. Во всяком случае, нас ждал не военной расцветки джип, а нечто более основательное. Как объяснил Саша, уродливый монстр, слегка похожий на танк, только без башни и с, вроде бы, восемью колёсами, назывался БМП. Что в переводе на "нормальный общечеловеческий" означало Боевая Машина Пехоты.
       - Петров! - Коротко распорядился офицер. - Пересядь, сегодня поведу я.
       Малость погордившись, я забралась на соседнее место и принялась крутить головой. Вообще-то, чувствовала себя не очень уютно. Но, скорей всего, в подобных конструкциях об эмоциональной стороне и эстетике дизайна заботятся в последнюю очередь. И всё подчинено функциональности. Люки закрыли и, погасив в салоне свет, тронулись.
       Окон, как вы, наверное, догадались, в этой чудо-технике не предусмотрено. Имелись, правда узкие щели но, из-за наступившей темноты, видимость была нулевая.
       - Вот сюда. - Саша кивнул на что-то, похожее на водолазную маску.
       Я прижалась лицом к резиновому овалу и - о чудо! - мрак уступил место таинственному сиянию. Поначалу смотрела с удивлением на сюрреалистичную картину в чёрно-белых, то есть, извините, зелёно-изумрудных тонах. Но быстро привыкла и всю дорогу не отрывалась от этой здоровской штуки, которую про себя назвала перископом.
       Где-то около двух ночи остановились перекусить. Всё тот же армейский рацион. Но, съеденный в необычных обстоятельствах, почему-то запомнился навсегда. Ещё через час, заработала рация, и кто-то спросил "семнадцатого". То есть, то и дело слышались переговоры, но нашей группы они не касались. Саша ответил, что всё нормально и, едва установил плоский аппарат в гнездо, снова раздался вызов.
       - Все, кто находится в районе Интернациональной. В квадрате два-четрынадцать перестрелка. - Громко оповестил невидимый голос.
       - Понял вас. - Доложил Саша. - Семнадцатый будет через десять минут.
       Мотор взревел, и мы со всей скоростью помчались на выручку. Впоследствии, бешеная гонка осталась в памяти как множество резких поворотов, из-за которых чуть не раскроила голову. Кабы не мягкий ребристый шлем, что буквально заставил напялить Саша, точно бы набила, как минимум, пару шишек.
       Внезапно затормозив, Саша заглушил двигатель и прижался к прибору ночного видения. Снаружи было спокойно. Выждав несколько минут, он проехал ещё метров двадцать. Задние дверцы с закругленными краями распахнулись, и солдаты бесшумно выпрыгивали наружу.
       - Почему на ходу? - Шёпотом спросила я.
       - По движущейся цели попасть труднее. - Разъяснил командир.
       - Так ведь нет никого. - Удивилась я.
       - Почему ты так уверена? - Сурово покосился он. - То, что вокруг тихо - мало что значит. - И, видя моё искреннее недоумение, растолковал. - Это очень подлая война. Никогда не знаешь, откуда ждать удара. И я вполне допускаю, что инцидент со стрельбой могли спровоцировать, в расчёте на беспечность.
       - И? - Испугалась я. - И что потом?
       - Сдрейфила? - Насмешливо дёрнул щекой он.
       - Н-нет... - Стараясь, чтобы голос не дрожал, начала отрицать я.
       - Ну и зря. - Не одобрил он. - Бояться, разумеется, не нужно. Но и здоровая доля опасенья постоянно должна иметь место.
       Снова заработала рация.
       - Семнадцатый, я барсук. Всё тихо. - Отрапортовал кто-то из спецназовцев.
       - Понял вас. - Подтвердил Саша. - Где подобрать?
       - Пятьсот метров на четырнадцать часов. - Непонятно пояснил боец и отключился.
       - Ложная тревога? - Полюбопытствовала я.
       - Может да. А, возможно и нет. - Философски протянул спутник. - Здесь ведь параллельно существуют как бы два мира. Днём город находится под властью федеральных войск и местных органов самоуправления. А ночью...
       - Что? - Не удержалась я.
       - С наступлением темноры просыпается всякий-разный "элемент". - Выделил последнее слово он. - Торгуют оружием, совершаются сделки с наркотиками. Продают рабов.
       - Рабов? - Ужаснулась я.
       - А ты как думала? - Покровительственно глянул он. - Где смута, там обязательно расцветают всевозможные неприятные вещи. К тому же, бизнес на похищении людей уходит корнями в далёкое прошлое. Исконный народный промысел, так сказать.
       Сочтя, что момент подходящий, я осторожно попыталась выяснить хоть что-то о муже.
       - Скажи, а тебе имя Михаил Иглов ничего не говорит?
       - Нет. - Помрачнел Саша. - А кто он тебе?
       На минуту замявшись, всё же рассудила, что глупо в каждом видеть врага. Да и, в конечном итоге, совершенно не собираюсь делать из этого тайну.
       - Муж. - Просто сказала я.
       - Ты ж, вроде, англичанка. - Вытаращил глаза он.
       - Американка. - Поправила я. - Но, одно другому не мешает.
       - Ясно. - Почему-то насупился он.
       - И ничего тебе не ясно. - Отрубила я. - Тоже мне, рыцарь.
       - Извини. - Он виновато заглянул в глаза
       - Ничего. - Выдавила я.
       - А он кто, твой муж? - Спросил он.
       - Репортёр. - Не желая засветиться окончательно, соврала я.
       Ведь, слюнявая история о сбежавшем от супружеских объятий борзописце совсем не то, слух о эмансипированной американке, мало того, что вышедшей за российского военного, но и отправившейся на его поиски в Чечню.
       - Так он русский? - Настаивал Саша.
       - Американец российского происхождения. - Продолжала юлить я, мысленно прося у спутника прощения. - Три недели назад он внезапно укатил по делам куда-то на юг и с тех пор не слуху ни духу.
       - Бывает. - Он пожал плечами. - А почему ты решила, что он в Грозном?
       - Да нет, это я так. - Притворно зевнула я. - Просто, не успели толком поговорить перед отъездом, вот и теряюсь в догадках.
       - Если пропадает западный корреспондент, средства массовой информации, как правило, поднимают панику. - Вслух подумал он.
       - Это если есть аккредитация. - Возразила я. - Миша же стрингер.
       - Кто? - Не понял он.
       - Свободный журналист. - Растолковала я. - Добывает сведения, где только может и продаёт материалы по собственному усмотрению.
       - Да уж. - Неодобрительно крякнул он.
       - Что, не нравится? - С вызовом спросила я.
       - Да нет. - Смутился он. - Каждый зарабатывает, как умеет. По крайней мере, не так, как эти. - Он кивнул, за борт.
       - Ну, тогда и не осуждай.
       - Больно надо. - Фыркнул он. И пообещал. - Хорошо, я поспрашиваю ребят. Хотя, с вольными охотниками за новостями, тем более в этих краях случается всякое. Особенно, если те пользуются сомнительными каналами.
       - Что значит, сомнительными? - Удивилась я.
       - То и значит. - Он недовольно покрутил головой. - Вместо того, чтобы получить официальное разрешение, дают взятку - а местные до них очень охочи - и проникают в республику нелегально. А с чужаками, особенно неправоверными, здесь не особенно церемонятся.
       - Сплюнь. - Решительно потребовала я.
       - Тьфу-тьфу-тьфу. - Покорно подчинился он. - Да ты не бери в голову. Кто сказал, что твой направился именно в Грозный?
       - Говорю же, не знаю. - Рассердилась я. И поспешила перевести разговор на другую тему. - А вообще, странности в последнее время были?
       - Да нет, вроде. - Выдохнул он. - Хотя... Говорили, что участились случаи пропажи офицеров.
       - Как это "пропажи"? - Сделала стойку я.
       - За неполный месяц исчезло более пятидесяти человек. Все в чине не ниже майора. Что само по себе странно. Обычно, если убивают, то делают это демонстративно. Так сказать, для устрашения. Ну, бывает, похитят бизнесмена или борзописца и начинают требовать выкуп. Это вполне объяснимая тактика. В пределах нормы, так сказать. С пленными же много возни. Корми их, перегоняй с места на место. Да и в качестве рабов, боевые командиры доставят больше проблем, чем принесут пользы.
       Что да, то да. В этом я с ним целиком и полностью согласна. Мишка, облаченный в лохмотья, и покорно ковыряющий мотыгой землю, абсолютно не укладывался в голове.
       - И что? - Упорно выпытывала я. - Ваше руководство предпринимает какие-то меры?
       - А что сделаешь? - Присвистнул он. - Если бы это была громкая акция, да в конкретном месте. А то ведь пропал человек и всё. Как в воду канул. Испарился. Через пару дней, в сотне километров сгинул другой. Попробуй, найди здесь связь. Тем более, что сколько-нибудь вразумительных данных от местного населения добиться очень трудно. Закон омерты, чтоб их. К тому же, показатели не превышают допустимое число потерь.
       - То есть, ты хочешь сказать, что никто не шевелится? - Я осуждающе уставилась на него.
       - Как это "не шевелится"? - Передразнил он. - Военная прокуратура ведёт расследование. - Но, повторяю, всё это очень приблизительно. Во всяком случае, в нашей роте прецедентов не было. И лично со мной никаких бесед не проводилось.
       - Ясно. - Протянула я.
       Как могут помочь поисках Михаила таинственные события, к тому же происходящие на всей территории штата, то есть, тьфу ты, автономной республики, я не представляла. А, потому, на всякий случай просто сделала в памяти зарубку и выбросила информацию из головы.
       - Да, Мери. - Спохватился Саша. - Надеюсь, ты понимаешь, что если наш разговор опубликуют, меня ждут большие неприятности.
       - Успокойся. - Заверила я его. - Официально руководитель группы Стив Патрик. Так что, даже если и захочу проявить самодеятельность, вряд ли это дойдёт до его насквозь пропитых мозгов.
       Вообще-то, последнее заявление не очень вязалось с мифом о строгом, принципиальном и, к тому же, ничего не забывающем начальнике, благодаря которому удалось напроситься в эту, оказавшейся довольно скучной поездку. Но Саша, непоследовательный, как и все мужчины, просто не обратил на это внимания.
      
       Глава 5
      
       Весь следующий день дрыхла без задних ног. Иногда в дверь скреблись Стив с Нэшем, но помню смутно. Кажется, даже просыпалась и что-то кричала. А, возможно, это был только сон.
       Ближе к вечеру выбралась во двор. Но Саши нигде не заметила и, поскольку других знакомых, кроме хамоватого Сергея Павловича не имела, а идти в офицерское общежитие, что располагалось в соседнем доме, постеснялась, то, понуро побродив между машинами, вернулась к себе. Промаявшись пол ночи с книгой и, так и не прочитав ни строчки, наконец, уснула. Всё же, хреновая профессия у военных. Мало того, что запросто могут убить, так ещё и организм полностью выбивается из колеи. Кстати, где-то читала, что те, чья сфера деятельности требует такого вот, "рваного" режима, предполагающего ночные бдения, живут, как правило, лет на семь меньше среднестатистического обывателя, проводящего тёмное время суток в постели.
       "Ну, нашла время, когда размышлять об отвлечённых материях". - Упрекнула себя. - "В критических ситуациях - а что ест война, как не главный из экстримов изобретённых людьми? - подобные мысли лучше выбросить из головы".
       Да и, вполне возможно, что солдаты - какая-то особая раса, в чью ДНК генетически заложено пренебрежение жизнью. Как своей, так и чужой. До таких ли мелочей, как гипотетическая смерть в далёком-далёком будущем, что, с большой долей вероятности, для многих из них никогда не наступит.
       Столь же содержательно прошла и первая половина следующего дня. Но в два часа пополудни, на удивление трезвый Стив постучался в дверь и, едва выглянула, приказал.
       - Мери, собирайся!
       - Куда? - Захлопала глазами я.
       - Едем брать интервью. - Словно малому дитяти объяснил он.
       - А-аа, сейчас. - Зевнула я.
       - Если можно, поскорей. - Поторопил он.
       Немного посомневавшись, что надеть, сделала выбор в пользу подаренной формы. Удобная, оказывается, штука. Карманов много и, к тому же, не так пачкается, как светлые джинсы. Тем более, что стирка в походных условиях казалась весьма проблематичной. Разумеется, я привезла с собой запас чистой одежды но, раз уж имелся камуфляж - не видела смысла транжирить. Ведь, ещё предстояло возвращаться в Москву. И очень не хотелось выглядеть, огородным пугалом.
       Спустившись, обнаружила нервно курящего мистера Патрика и посерьёзневшего Винни Пуха. Видимо, мельтешившая на горизонте опасная работа заняла все его мысли. Что делало жизнерадостного толстячка больше похожим на печального ослика Иа.
       - Готова? - Осведомился Стив, критически оглядывая мой внешний вид.
       - А что, не понятно? - Огрызнулась я.
       - Тише, тише, девочка. - Примирительно выставил ладони он. - И, позволь дать тебе совет. Очень надеюсь, что ты им воспользуешься. По крайней мере, сегодня вечером.
       - Слушаю. - Буркнула я.
       - Так вот, мы отправляемся на встречу с представителями совершенно иной культуры. И у них э-э-э... немножко иное отношение к женщине. И другие взгляды на её место в обществе. Так что, очень прошу, пожалуйста, постарайся на время забыть про эмансипацию, и веди себя как можно тише.
       "Теперь ясно, почему так долго не могли найти третьего человека в команду. При условии, конечно, что искали именно леди. Уж кого-кого, а проспиртованного бабуина откопать явно не составило бы труда. Леди же - совсем другое дело! А какой уважающей себя девушке охота совать голову в пасть льва".
       - Да уяснила я, уяснила. - Отмахнулась я. - Что-нибудь ещё?
       - А разве этого мало? - Печально осклабился режиссёр.
       Часовой, стоявший у сваренных из обрезков ржавых труб ворот, проводил равнодушным взглядом. Мы прошли по унылым неухоженным улицам около километра, прежде чем наткнулись на обшарпанный микроавтобус с тремя, заросшими до самых глаз и какими-то абсолютно одинаковыми, людьми. Угрюмо и одновременно похотливо оглядев меня с ног до головы, те ничего не сказали, и машина тронулась.
       - Кто это? - Шепотом спросила я Стива.
       - Туземные силы самообороны. - Так же тихо ответил он. - Не видишь разве?
       Я, и в самом деле, не обратила внимания на то, что одеты они были в милицейские кителя. Мундиры имели засаленный вид и смотрелись, как на корове седло. Во всяком случае, на аккуратных московских представителей закона мужчины походили мало. Или, завороженная демоническими мордами, просто упустила из вида местную специфику? А, может, дело в том, что все трое не носили головных уборов, зато держали в руках автоматы?
       Ехали долго. Причём, самое удивительное, что все посты, которые довелось миновать, были укомплектованы братьями-близнецами проводников. Интересно, как это у них получается? Вроде бы позавчера, когда вёз русский водитель, контрольно-пропускных пунктов федералов и здешнего ополчения попадалось приблизительно поровну.
       - Когда успели столковаться? - Удивилась я. - Вы же с первого дня не просыхали?
       - Много будешь знать - скоро состаришься. - Засветился самодовольством Стив. - Впрочем, ты имеешь право быть в курсе.
       "Больно ты уважаешь мои права". - Ни с того ни с сего психанула я. - "Сказал бы сразу, что элементарно хочешь похвастаться".
       Вслух, естественно, произнесла совсем другое.
       - Спасибо за доверие.
       - Мы достигли соглашения ещё в Москве. - Моя покладистость явно усыпила бдительность мистера Патрика, и он заливался соловьём. - Не буду распространятся, сколько это стоило но, надеюсь, нам удастся окупить каждый пенс.
       "Чёрт знает что"! - Негодовала я. - "Не страна, а сумасшедший дом какой-то! Англичане под носом у ФСБ договариваются о встрече с главарём боевиков. А тот, голову ложу под топор, наверняка в розыске, причём, не только во всероссийском, но и по линии Интерпола"!
       Город давно кончился и за окном простирался неуютный дикий пейзаж. Горы завораживали мрачной первозданной красотой. Дорога пролегала в ущелье и нависающие с обеих сторон тёмные гряды, поросшие хвойным лесом, действовали угнетающе.
       Внезапно остановились. Водитель, повернулся и сообщил на ломаном русском.
       - Дальше пойдёте пешком.
       - Что он сказал? - Забеспокоился не понимавший языка Нэш.
       Стив, хоть и знал несколько сотен слов, мог уловить суть беседы только в общих чертах. Да и то, если говорили без акцента.
       - Предстоит прогулка на свежем воздухе. - Насмешливо бросила я.
       - А-аа. - Почему-то успокоился Винни Пух.
       Мы вылезли из салона и один из абреков, неопределенно махнув куда-то в сторону, захлопнул дверцу. Мотор взревел и, спустя несколько секунд, мы остались на дороге, больше напоминающей козью тропу, совершенно одни.
       - Что теперь? - Иронично поинтересовалась я.
       - Потопали, что ж ещё. - Устало проворчал под нос Стив.
       Я слегка пожалела режиссёра. Скалолазание и без того, должно быть, нелёгкий вид спорта. А уж с непривычки, да ещё с бодуна...
       Мы двигались всё выше и выше и задыхающийся, сгибавшийся под тяжестью аппаратуры Винни Пух производил жалкое впечатление.
       - Давай, помогу. - Предложила я.
       - Нет. - Он упрямо помотал головой.
       Надо же, какие мы самостоятельные.
       - Камера - его второе я. - Отдуваясь, пояснил Стив. - Частичка души. Если с ней что-нибудь случится, он попросту сойдёт с ума.
       - Ну, как хотите. - С оттенком уважения согласилась я. - Может, сделаем привал?
       - Нет. - Отказался Стив. - Нам нужно выйти во-он к той горелой сосне.
       - И что?
       - Там должны встретить и отвести куда нужно.
       Я оглянулась на пройденный путь, показавшийся на удивление коротким и пожала плечами. По самым смелым прикидкам, до "явки" как минимум ещё два часа. Вряд ли мальчики выдержат. Но, не желая травмировать мужскую гордость, молча зашагала вперёд.
       Знаю-знаю, что место во главе отряда обязан занимать старший. Но маячившие перед глазами и частенько спотыкающиеся фигуры здорово раздражали и предпочла нарушить субординацию. Тем белее, что борющимся с недостатком кислорода забулдыгам, похоже, было абсолютно наплевать.
       На отдых всё равно остановились. В очередной раз чуть не пропахав носом твёрдую землю, Стив обречёно вздохнул, и уселся на ближайший валун. Нэш, бережно положив причиндалы, растянулся прямо на тропе. Я же усмехнулась и, поскольку мальчики явно не хотели "налево", устремилась "направо". Боясь заблудится, далеко не уходила. Удалившись метров на десять и почти закончив, вдруг испытала странное и довольно неприятное чувство. Чьи-то глаза, заставив кожу покрыться зябкими пупырышками, с холодным любопытством и без зазрения совести наблюдали за моими действиями. Причём, была полностью уверена, что это мужчина. Наверное, присутствие неподалёку особи родственного пола не будоражит кровь и не пахнет опасностью так, как взгляд самца. Затаившегося хищника, сидящего в засаде и вынашивающего Бог весть какие планы.
       Застегнув джинсы, я внимательно осмотрелась и, само собой, ничего не обнаружила. Поначалу хотела крикнуть что-нибудь обидное но, вспомнив предостережение Стива перед поездкой, прикусила язык. В конце концов, предпочла сделать вид, что ничего не произошло. Кто предупреждён - тот вооружён, так сказать. Однако, если честно, абсолютно не представляла, что стану делать в случае "чего-нибудь". Не вопить же, в самом деле. Коллеги, хотя и милые, вполне цивилизованные люди, вряд ли сумеют помочь в критической ситуации.
       - Не забирайся далеко. - Попыхивая сигаретой, запоздало предупредил разлёгшийся рядом с оператором Стив.
       - Спасибо за заботу. - Язвительно поблагодарила я.
       - У-у, какие мы суровые. Что, комар в попу укусил? - Бесцеремонно осведомился он.
       Должно быть, это горы действуют так... расслабляюще. Дикие места невольно смывают со всех, кто попал под очарование первобытной природы, столь усердно вбиваемые в подкорку хорошие манеры и элементарную вежливость.
       - Я тебя сейчас так укушу. - Яростно пообещала я. - И, давая выход злости, пнула его под задницу.
       - Есть, есть ещё порох в пороховницах. - Цитатой из классика ответил Стив, и мы дружно рассмеялись.
       О подозрениях рассказывать не стала. Толку-то? Изменить ничего не можем, так что нет смысла беспокоится и зря тратить и без того расшатанные нервы.
       До торчащего на видном месте обугленного ствола добрались на удивление легко. То ли отдых подействовал. А, возможно, просто сумели адаптироваться. Ждать, конечно же, никто не ждал. Но, ощущение дискомфорта усилилось неимоверно, и я то и дело оглядывалась, стараясь заметить прятавшихся в зарослях Чингачгуков. Что ж, теперь понимаю поселенцев, сто пятьдесят лет назад осваивавших Дикий Запад и участвовавших в стычках с индейцами. Те, подобно местным боевикам, тоже не пытались учиться и делать выводы из раз за разом преподаваемых уроков. И, вместо того, чтобы приобщаться к культуре, надеялись, что им позволят жить охотой и грабежом.
       "Всё же, интересно". - Подумалось мне. - "Сколько ещё поколений сумеет просуществовать, зарабатывая не мирной профессией а "удалью джигита"? Искренне надеюсь, что немного". Хотя, в перевоспитание подобных субчиков верилось слабо. А о методах, полтора века назад применяемых первопроходцами, не хотелось и думать.
       Вдруг послышался негромкий шорох, и поляна в мгновенье ока наполнилась разномастно одетыми людьми. Роднила всех только небритость. Да у большинства на головах красовались зелёные повязки. Недвусмысленно давая понять, что вновь прибившие относятся к воинам джихада.
       - Кто такые? - Недружелюбно наставив оружие, осведомился главный.
       И тут я струхнула окончательно. Что, если это другой отряд? Ведь жизнь бандита переменчива и непредсказуема. И, вполне может быть, что тот, на рандеву с кем самонадеянно потащил Стив, по какой-либо причине откочевал по делам. О том, что ждёт в этом случае, даже думать не хотелось.
       - У нас договоренность с людьми Нургаева. - Выступил вперед менеджер нашей съёмочной группы. - Ваши люди в Москве дали добро на встречу.
       - Масква далэко. - Равнодушно глянул на белоснежные вершины абрек.
       - Все знают, что ваш командир - человек слова. - Принялся беззастенчиво льстить режиссёр. - И с гостями проступает благородно.
       Не знаю уж, что подействовало, упоминание имени главаря, или намёк на его врождённую порядочность, но автоматы опустились и...
       Нет, пожалуй, методы пионеров в разборках с краснокожими были даже мягкими... Во всяком случае, будь моя воля, все эти сволочи подлежали бы поголовному истреблению. Нас заставили поднять руки и... обыскали. Нет, ну что за скотство, а? Даже с преступницами в тюрьмах не обходятся столь бесцеремонно. И представительниц слабого пола всегда осматривают женщины. Этим же макакки, похоже, совсем не знали, что такое хорошие манеры и элементарное приличие. Проворные грубые лапы с - брр! - грязными обломанными ногтями, ощупали каждую складочку одежды. Не забывая, однако, задерживаться в самых интимных местах. Красная, как варёный омар, я кусала губы от стыда, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не заплакать. Или, не дай Бог, не влепить ухмыляющемуся орангутангу пощёчину. Что там говорил Стив? Абсолютно другой взгляд на место самки в иерархии стаи? Неудивительно, что после подобных унижений те рожают одних хамов и бандитов.
       Коллеги старательно отводили глаза. Им было мучительно стыдно, и я невольно испытала чувство благодарности. Эти же... не только не отвернулись. Процедура явно доставляла мужланам эстетическое удовольствие, и я крепче стиснула зубы.
       "С теми, кто не желает пользоваться официальными каналами, происходят разные неприятные вещи". - Всплыло в памяти предостережение Саши.
       Что ж, будем надеяться, что мои беды ограничатся этим омерзительным досмотром. Иначе я за себя не ручаюсь.
       - Хватыт! - Распорядился старший. - А то ещё заберэмэнэет.
       Зрители заржали, а я про себя застонала. Бородатый кретин с явным сожалением прервал гнусное занятие и кодла двинулась дальше.
       Впрочем, на этот раз шагали недолго. Минут через пятнадцать пути по полному бездорожью, вышли на свободный от деревьев участок. На лагерь боевиков место, безусловно, не тянуло. Одна единственная палатка никак не могла вместить всю ораву. Ни одного следа кострищ, что остаются на всех стоянках пещерных людей. В общем, местный аналог конспиративных квартир, которыми пользуются более цивилизованные народы.
       - Прахадытэ. - Откинул полог приведший сюда разбойник.
       Внутри было довольно таки уютно. Чьи-то заботливые руки, явно стараясь произвести впечатление, расстелили пёстрый ковёр ручной работы. Десяток подушек окружали невысокий столик, с устроившимся на нём раскрытым ноутбуком.
       - Когда появится Нургаев? - Поинтересовался Стив.
       - Ждытэ. - Мрачно посоветовал боевик. - И, вытащив из кармана отпечатанный на принтере листок, вручил режиссёру, пояснив. - Али нэ лубыт сурпрызав. Патаму, вот вапросы что можна задават.
       Я прямо задохнулась от удивления. Нет, вы представляете?! Этот... нехороший человек, оказывается, заботится об имидже и произведенном впечатлении.
       Пробежав глазами несколько первых строчек и, наверняка ничего не поняв, Стив отдал бумагу мне.
       - Ты будешь брать интервью, ты и читай?
       На язык так и просилось всё наболевшее. Но любопытство победило, и я уткнулась в этот, с позволения сказать, исторический документ.
       Полевой командир, на встречу с которым самонадеянно напросился англичанин, определённо считал себя личностью неординарной. То есть, он, бесспорно, выбивался из ряда других обитателей Земли. Но о себе, любимом и о персональном месте в ходе мировой истории имел явно неадекватное представление. Чего стоит хотя бы такой пункт: "Каковы, по вашему мнению, шансы Народно-Освободительной армии Ичкерии на урегулирование отношений с Москвой"?
       Кучка мародёрствующих шакалов никак не походила даже на военную часть. Не говоря уже о нечто большем. Да и в том, что в российской столице известно об их существовании, я очень сильно сомневалась. То есть, знают, несомненно, те, кому положено. Но, скорей всего, не испытывают по этому поводу серьёзных опасений, раз позволяют до поры до времени шастать по горам да подглядывать за писающими женщинами. В противном случае, я в этом уверена, ФСБ с лёгкостью вычислила бы московских представителей и, как следует взяв за яйца, доверило бы дело армии, которая просто накрыла бы бандитов атакой с воздуха.
       Хотя, может, я в чём-то и ошибаюсь.
      
       Глава 6
      
       Нэш, тем временем, установил сразу две треноги и смонтировал видеокамеры. Наверное, цифровые, так как света было явно недостаточно. Он сосредоточенно бегал с места на место, и выглядел очень деловито.
       Закончив читать список, состоящий из двадцати одного вопроса, я бросила листик на стол и, разминаясь, потянулась. Стив внезапно наступил на ногу и одновременно раздался звучный голос.
       - О! Какие гости!
       Воскликнул, представьте себе, на языке Шекспира. Причём, с тем знаменитым на весь мир произношением, которое ни с чем не спутаешь. И, насколько помню, стоит оно просто сумасшедших, баснословных денег.
       Оглянувшись, увидела высокого, стройного мужчину с горящими глазами. Нет, не фанатичным огнём обкурившегося марихуаной смертника. Это был вполне жизнерадостный блеск, какой встречается у сильного, уверенного в себе и довольного жизнью человека. Именно эта, непонятно на чём основанная убеждённость в собственной исключительности и зажигала пронзительные чёрные очи.
       - Али Нургаев! - Отрекомендовался он. Чуть пригнувшись, одним махом влетел в палатку, и, по очереди пожав мужчинам руки, приблизился ко мне. - Рад вас видеть...
       Пауза была столь красноречива, что я вышла из ступора и представилась.
       - Мери Райн.
       - Очень приятно. - Он наклонился и поцеловал мне руку.
       Во второй раз за сегодня я покраснела. И, если у сгоревшей сосны душу переполняло справедливое негодование, то теперь щёки залились румянцем смущения. Этот тип отличался от встретившего нас сброда как, простите за банальность, разнятся небо и земля. Гладко выбритый, пахнущий французской туалетной водой - кажется, "Перье" - он был одет в камуфляж. Но - Боже мой! - какая это была форма! Чистая, тщательно отутюженная и, хотите верьте, хотите нет, с белоснежным подворотничком.
       - Не знала, что вы владеете английским. - Стараясь скрыть возникшую неловкость, пробормотала я.
       - Мистер Нурбаев окончил Оксфорд. - Подтвердил мои догадки Стив.
       Поняв, что робею перед этим бандитом, начала злиться и отвела глаза. Подумать только! Отправлялись брать интервью у пещерного человека, а столкнулись с выпускником одного из самых престижных учебных заведений планеты.
       - Как добрались? - Вежливо поинтересовался хозяин.
       - Спасибо, хо... - Начал, было, мистер Патрик.
       Но тут, вожжа, попавшая под хвост, дала о себе знать.
       - Плохо! - Не думая о последствиях, выпалила я. - Ваши скоты совершенно не умеют вести себя с женщиной!
       Его лицо внезапно закаменело. Крикнув сквозь зубы что-то на своём гортанном языке, он выжидательно уставился на вход. Диалог с появившимся боевиком был столь краток, а последствия так ужасны, что ещё многие месяцы спустя мне снились кошмары.
       Старший комитета по встрече, словно ошпаренный выскочил из наружу. Буквально тут же раздалась автоматная очередь. А, спустя несколько минут, в палатку ввалился испачканный чем-то красным бандит. Почувствовав, что теряю сознание, я закрыла лицо руками, а на стол поставили нечто тяжёлое. Отчаянно надеясь, что это мне только снится, раздвинула пальцы. Нет, всё произошло наяву. На большом серебряном блюде лежала голова похотливого наёмника. Кровь неспешной струйкой вытекала из обрубка шеи, грозя перелиться через край. И - о, Боже! - она моргала! Веки то поднимались, то опускались, а безжизненные глаза, как тогда представилось, смотрели с немым укором.
       - Вы удовлетворены? - Как ни в чём ни бывало, осведомился Нургаев.
       Несмотря на то, что изрядно проголодалась в пути, ощутила позывы рвоты. И, уже выбежав на поляну, услышала равнодушный голос. - Это снимать не надо.
       Обогнув палатку, я сложилась пополам, и пустой желудок начало раздирать на части. Изо рта толчками выплёскивались потоки желчи. А перед взором, не давая успокоиться, стояла инфернальная картина.
       К счастью, прибытие генерала должным образом подействовало на личный состав народно-освободительной армии. И только побелевшие пальцы, судорожно сжимавшие оружие, выдавали, какие чувства они ко мне испытывают.
       "Трусливые, вонючие койоты"! - Внезапно рассвирепела я. - "Это ваши проблемы. Мистера Али Нурбаева, окончившего Оксфорд, но так и не ставшего по настоящему цивилизованным человеком и казнённого по его приказу недоноска. Между прочим, убитого одним из вас! Так, какого чёрта вы готовы выместить бессильную ярость на слабой женщине? Которая всего лишь хотела элементарного уважения".
       Я вытерла рот, и направилась обратно. Намереваясь отказаться от участия в съёмках и потребовать немедленного возвращения в Грозный. Перед входом на складном стульчике стоял невесть откуда появившийся пластмассовый тазик с водой и медный кувшин, явно старинной работы. И кусок жёлтого турецкого мыла.
       - Умойтесь и приведите себя в порядок. - Спокойно приказал Нургаев. - Через пять минут начинаем.
       Плеснув в лицо, я вошла в палатку. Живодёр, сияя всё той же приветливой белозубой улыбкой, сидел на одной из подушек. Бледные, покрытые испариной Стив с Нэшэм затаились на своих местах, боясь шевельнуться. Едва глянув на их лица, поняла, что никто нас отсюда не отпустит до тех пор, пока этот средневековый князёк не получит желаемого.
       Нургаев вопросительно вскинул брови и, приблизившись на заплетающихся ногах, я опустилась рядом.
       Пять часов прошли как в тумане. Я, изредка сверяясь с талмудом, задавала вопросы, призванные дать возможность палачу покрасоваться перед камерами, а впоследствии и перед мировой общественностью. Дотошный бандит придирчиво просматривал каждый эпизод и, если что-то не устраивало, заставлял переснимать. Монтаж осуществлялся тут же, на переносном компьютере. Стив с Нэшэм, словно стараясь забыть о чудовищной расправе, вкалывали как угорелые. В результате материал, обработка которого в нормальных условиях заняла бы около недели, был готов в рекордно короткие сроки.
       Два или три раза вносили широкие блюда, сделанные из того же серебра, с какой-то едой и пиалы с чаем. Но, несмотря на жестокие спазмы, мы так ни к чему и не притронулись. Нурбаев недовольно косился но, захваченный процессом создания собственного положительного имиджа, ничего не говорил.
       Наконец, удовлетворённый, он со счастливым выражением на лице откинулся на подушках и хлопнул в ладоши. Опять появилось угощение.
       - Прошу! - Сделал широкий он жест.
       - Н-нет. - Я невольно отодвинулась.
       Стив с Нэшэм тоже не проявляли заметного энтузиазма.
       - На Востоке, отказ гостя разделить трапезу с хозяином, означает смертельное оскорбление. - Многозначительно сообщил он.
       Режиссёр с оператором, словно очумелые бросились к столу. Кусок не шёл в пересохшее горло и, натужно жуя, они обливались потом. Конечно, чай в меню имелся. Но и только. А мужчины после пережитого стресса и тяжёлой работы явно нуждались в чём-нибудь покрепче. Но, памятуя, что мусульманам нельзя употреблять спиртное, стойко терпели.
       Не рискнув навлечь гнев кровожадного феодала, я тоже съела кусочек пресного коржика и пригубила пиалу с чаем. Видимо, Нурбаев тоже устал, так как, едва бравые стрингеры одолели определённый для себя минимум, он резко поднялся. Холодно поклонившись, взял ноутбук и, не прощаясь, исчез.
       - Уф-ф! - Едва бандит скрылся за пологом, облегчённо перекрестился Стив.
       Нэш же уткнулся в ладони и, мелко трясясь, заплакал.
       Боясь, что кто-нибудь войдёт, я резко хлопнула в ладоши.
       - Хватит ныть, мальчики! Давайте сначала уберёмся отсюда, а потом уж дадим волю чувствам.
       Увещевание подействовало, и те принялись лихорадочно собирать аппаратуру. На этот раз оператор не отказался от помощи и, распределив груз поровну, мы выбрались ни поляну. На удивление, вокруг оказалось безлюдно.
       - Никого нет. - Покрутив головой, сообщила я.
       - Придётся ждать до утра. - Констатировал Стив, постепенно обретающий уверенность, и вновь становящийся менеджером группы.
       - Не намерена задерживаться в этом проклятом месте даже на минуту. - Топнув, заявила я.
       - В горах ночью не ходят. - Рассудительно сказал режиссёр. - Или, жить надоело?
       Что да, то да. Покоптить небо, несмотря на всё гадство окружающего мира, ещё хотелось. Я бы даже сказала очень. И, в сердцах плюнув под ноги, забралась в палатку.
       Нэш со Стивом не заставили себя ждать и, вскоре на столе появились два раздвижных стаканчика с зеркальцами на донышке. Узнав походную посуду для возлияний, я поразилась.
       - Мальчики, откуда у вас выпивка? Нас же тщательно обыскали.
       Нэш, на глазах оживая и опять превращаясь в жизнерадостного Винни Пуха загадочно подмигнул. Затем, взяв одну из треног, стал отвинчивать круглую резиновую "подошву", одновременно служившую пробкой.
       Буль-буль-буль.
       Звуки приятно ласкали слух алкоголиков, а я рассмеялась. Теперь понятно, почему по дороге сюда Нэш столь категорически отказывался отдать аппаратуру в чужие руки.
       - Выпейте, Мери. - Дружески посоветовал Стив. - Бывают моменты, когда алкоголь просто необходим.
       - Нет. - Отвернулась я. - Надеюсь справиться со стрессом без посторонней помощи.
       Судя по всему, в полые ножки вместилось не менее литра. Так как стаканы всё наполнялись, вскоре начали произносится тосты и, наконец, Стива потянуло на разговоры.
       - А он хитрец, этот Али. - Прищурившись, заявил режиссёр. - Мало того, что содрал с нас пятьдесят тысяч за эксклюзивное интервью, так ещё и получил в своё распоряжение материалы.
       - Да бросьте вы, мистер Патрик. - Отмахнулась я. - Лучше, благодарите Бога, что вообще живы остались.
       - У них весьма своеобразное понятие о чести. - Возразил он. Так что, не думаю, что нам всерьёз что-то угрожало...
       Ага, не думает он, видите ли. То-то трясся как сурок, пока благородный Нургаев не убрался восвояси. Да и теперь глушит пойло как сапожник.
       Если честно, я была несправедлива к бедняге Стиву. Ибо несколько часов назад и сама выглядела далеко не лучшим образом. А напиваться - естественное состояние бравого стрингера. Так что, пусть.
       - Жаль, конечно, что Нургаев не позволил снять голову. - Пожалел режиссёр.
       - А, ерунда. - Довольно рассмеялся Винни Пух. - Вот, пожалуйста. - Он извлёк из кармана миниатюрную плоскую коробочку цифрового фотоаппарата. - Качество, разумеется, не очень. Но всё равно, это же можно продать за сумасшедшие деньги.
       Ну, уж нет! В моей жизни и без того случилось столько всего, что рисковать, дразня гуляющего на воле свирепого льва, я не собиралась.
       - Что это? - Я невинно распахнула глаза и протянула руку.
       Не ожидавший подвоха Нэш доверчиво расстался с чудо-техникой, хвастливо пояснив:
       - Флэш-карта здесь просто супер! Так что ручаюсь за двадцать минут довольно приличного видео.
       - А вам не кажется, что мистер Нурбаев может быть очень недоволен? - Вкрадчиво проворковала я, одновременно отколупывая ногтем крышку фотокамеры.
       - А-аа. - Неуверенно протянул Винни Пух. - Не так уж всемогущ.
       "А потом выпьем по третьей, и пойдём коту морду бить. - Расхрабрилась мышка".
       Отдавая должное смелости оператора я, тем не менее, не собиралась встревать в ещё одни разборки крутых парней. И, смущённо пожав плечами, вытащила блок памяти и сломала в пальцах. Мир праху умершего бесславной смертью подонка. И, долгой и, по возможности, спокойной жизни, заблудшей овечке, по имени Мери Райн.
       Едва занялась заря, я буквально пинками подняла безмятежно храпевших коллег и, не обращая внимания на стоны, вытолкнула наружу. Само собой, вечером бандиты ушли. Но, кто знает, не захотят ли они вернуться. Вернее, как скоро это сделают. Так как повторное посещение места срежиссированной Нургаевым пресс-конференции лишь вопрос времени. Не станут же дети гор разбрасываться добротным имуществом.
       К счастью, запасы спиртного бравые тележурналисты выжрали подчистую ещё вчера. Безусловно, я не умаляю своих скромных заслуг в разжигании стремления как можно раньше вернуться в, казавшийся после пережитых лишений милым и очаровательным, Грозный. Но, подозреваю, кабы не мучающее коллег похмелье, то задержались бы ещё надолго.
       Тропинку нашли довольно скоро и, наверное потому, что дорога вела вниз, зашагали значительно резвее. Во всяком случае, ни о каких привалах не шло и речи. Нэш, если и дулся за вчерашнюю выходку, то виду не подавал. Порадовавшись такому философскому отношению к жизни, я бодро топала вперёд.
       Наконец, достигли дна ущелья и, сориентировавшись, пустились в направление города. Естественно, никто не встречал и, проклиная всех здешних обитателей до пятого колена, я упорно двигалась вперёд, надеясь до темноты вернуться в лоно цивилизации.
       Часа через четыре, то есть, если вышли в шесть утра, то около десяти, и спустя приблизительно двенадцать километров, вдали показался пост с вооружёнными людьми. Нас они явно заметили, но навстречу никто не торопился. Гадая, кого увидим, за укрытием из наполненных песком мешков, пошли чуть медленнее. То, что это не боевики - ясно. Но, честное слово, затрудняюсь ответить, чьих вопросов боялась больше. Бородатых местных абреков, как подозреваю, поголовно живущих двойной жизнью, или федералов.
       Аборигенов опасалась просто потому, что могут обидеть. Ну а как смотреть в глаза представителям российской стороны, вообще не представляла. Надо же будет как-то объяснить, где пропадали почти сутки. Бесспорно, преимущественно достанется нашему менеджеру. Но, поскольку "компетентные товарищи" очень любят беседовать с подозреваемыми по отдельности, представляю, какие мучения выпадут на мою долю.
       Всё разрешилось само собой. Из-за брусвера высунулась лохматая голова с традиционно косматой бородой. Мышиного цвета куртка с красными погонами, зачем-то раскрашенная "под камуфляж" явно выдавала принадлежность владельца к сотрудникам милиции.
       - Мы - английские тележурналисты! - Что есть мочи завопила я, повинуясь невысказанной просьбе мистера Патрика. - Вчера заблудились в горах.
       Под дулами автоматов провели двадцать бесконечных минут, пока местное начальство совещалось по допотопному телефону и, разумеется, на своём варварском языке. То, что в первую очередь связались не с представителями армии, несколько успокаивало.
       - Что скажем русским? - Осторожно попыталась прозондировать почву я.
       - Ничего. - Пожал плечами Стив. - Мы подданные Её Величества Королевы Великобритании и не обязаны отчитываться, кому бы то ни было о своих действиях.
       - Но здесь же война. - Поражённая подобной самоуверенностью, усомнилась я.
       - Официально, в республике всё спокойно. - Пренебрежительно отмахнулся менеджер. - Так что, максимум, что нам грозит - недолгий допрос и просмотр отснятых видеоматериалов.
       - Но там же Нургаев! - Ужаснулась я.
       - Ну и что? Где сказано, что мы не имеем права взять интервью хоть у Господа Бога?
       - Но они же потребуют выдать властям? - Я всё ещё не верила в полную безнаказанность.
       - Так мы и заложим со всеми потрохами. - Беззастенчиво заржал он. - Расскажем, как всё происходило "на самом деле". Про то, как вчера вечером, отправились на прогулку, и нас наглым образом лишили свободы. И, отвезя с завязанными глазами чёрт знает куда, заставили сделать небольшой репортаж о бескорыстном борце за независимость.
       Версия о похищении заставила вспомнить давешний разговор с русским капитаном.
       - Стив. - Без особой надежды, а так, на всякий случай поинтересовалась я. - Тебе ничего не известно о пропажах российских офицеров в последнее время?
       Он наморщил лоб и нерешительно протянул.
       - Что-то я такое слышал, ещё в Москве. Как будто, федералы взяли в плен сына какой-то крупной исламской шишки. То ли из Эмиратов а, может, из Саудовской Аравии.
       - Ты с ума сошёл? - Вытаращилась я. - Что будет делать в здешнем гадюшнике мальчик из приличной семьи?
       - А чем занимаются в России хорошенькие выпускницы американских колледжей? - Вопросом на вопрос ответил он. - То-то же. А пацан этот, вроде как на Сафари приехал. Только поохотиться, решил не на диких зверей, а на гяуров. Вот и попал в силки, стрелок чёртов.
       - И что? - Не отставала я.
       - Да я мало об этой истории знаю. - Неохотно расставался с секретом он. - Семье, сама понимаешь, лишняя огласка ни к чему. Говорят, предложили россиянам чуть не сто миллионов, но те по какой-то причине отказались. Вот безутешный отец и покупает русских майоров да полковников. Считает по головам, как скот. Болтают, надеется собрать коллекцию из ста человек и устроить бартер.
       Бред какой! Но, поскольку информация явно выходила за рамки привычного, не удержалась.
       - Как, ты сказал, его зовут?
       - Кого? - Не понял Стив.
       - Ну, сопляка этого. Да и сердобольного родителя.
       - Щенка - не знаю. А папашу, кажется, Саид-Керим.
       Тут к КПП подъехал совершенно раздолбанный военный джип, и нас без лишних слов пригласили занять места. И за каких-то полтора часа с ветерком домчали в Грозный. До части, конечно же, не довезли, а, высадив на одной из близлежащих улиц, не попрощавшись, укатили в неизвестном направлении.
       - Так ты помнишь? - Заговорщицки глянул Стив. - Нас похитили и, продержав всю ночь неизвестно где, отпустили на все четыре стороны.
       Я молча кивнула. При всей природной честности и врождённой любви к справедливости, неприятности мне ни к чему.
      
       Глава 7
      
       Особист - сухой, высокий, весь какой-то ломкий, медленно ходил вокруг стула. Я строптиво молчала, не желая в десятый раз повторять одно и то же. Идиотская, надо заметить, манера, переливать из пустого в порожнее. Но им, должно быть, видней.
       - Опишите, пожалуйста, ещё раз, как они выглядели. - Словно глумясь, попросил человек с холодными глазами.
       - Включите запись. - Насмешливо посоветовала я. И не удержалась, чтобы не поиздеваться. - Вот уж не думала, что у людей из вашего ведомства встречается прогрессирующий склероз.
       - Что вы себе позволяете! - Побагровел он.
       - А вы? - Я посмотрела прямо в глаза.
       - Я на службе. - Словно это всё объясняло, ответил он.
       - Ах, так это профессиональное! - Продолжала изгаляться я. - "Перед прочтением сжечь", "до прослушивания забыть"? Неудивительно, что горстка дикарей водит вас за нос.
       - Вы!.. - Стиснул кулаки он.
       - Что, я? - Зевнув, как можно шире, я изобразила смертельную скуку. И выдала по-английски. - Я настаиваю на присутствии переводчика.
       - Что вы сказали? - Оторопело уставился на меня он.
       Я вытащила помаду и принялась краситься. Вообще-то, бедняга не виноват. Но ещё не зарубцевались в памяти беспросветные дни, проведённые в кутузке два года назад. Да и дознаватель чем-то неуловимо напоминал покойного куратора. Так что, просто не могла отказать себе в удовольствии.
       Он неуверенно пожевал губами, а я, закончив прихорашиваться, жёстко заявила.
       - Если через минуту я не выйду из этой комнаты, то потребую вызвать представителя министерства иностранных дел Великобритании.
       Честно говоря, понятия не имею, есть ли такие в природе. Но нахальство подействовало и противник капитулировал. В принципе, никуда бы он, родимый, не делся, и отпустил в любом случае. Но, поскольку за последние двадцать минут его общество изрядно надоело, пошла Ва-Банк.
       Стив с Нэшем - тёртые калачи, уже отстрелялись. И, судя по довольным мордашкам, ухитрились отпраздновать победу. Не успела подойти к коллегам, как откуда ни возьмись появился Саша. Он смотрел укоризненно, а на лице отчётливо проступали следы душевных терзаний.
       "Работа такая, мальчик". - Мысленно извинилась я, в ответ на невысказанное, но явно читающееся в глазах парня, "Как ты могла"?
       - Вам даётся десять минут на сборы. - По-военному лаконично информировал он. - Транспортник на Москву улетает через полчаса.
       Оператор с режиссёром не спеша поднялись в квартиру. Я последовала за ними. Из-за того, что вся культурная жизнь в этих местах сводилась к угрюмому поглощению коллегами спиртных напитков, чемодан с вещами почти не разбирала. Так что, бросив сверху джинсы и блузку, и швырнув туда же "мыльно-рыльные" принадлежности, захлопнула крышку и окинула прощальным взглядом комнату.
       Дурацкая поездка и, конечно же, по-идиотски закончилась.
       - Мери, ты идёшь? - Заглянул Нэш. - Или, надеешься выйти замуж за этого русского?
       - Вот ещё! - Фыркнула я.
       - Ладно, не скромничай. - Подмигнул Винни Пух. - Я же вижу, как он на тебя смотрит.
       - Это ещё ничего не значит. - Я показала толстяку язык. - Надеюсь, ты в курсе, что в таких делах требуется обоюдное согласие?
       - Ну, как хочешь. - Великодушно согласился колобок. - Тогда вперёд!
       Стив, молча слушавший перепалку, подхватил один из кофров, и мы спустились во двор. Всё тот же армейский джип грязно-зелёного цвета отвёз на военный аэродром. И, в последний раз вздохнув полного опасностей воздуха Северного Кавказа, мы нырнули в тёмное чрево.
       По комфортности путешествие один в один напоминало путь сюда. Те же спартанские условия, такие же ящики. Впрочем, на этот раз их было меньше, и напоминали они...
       - Ой! - Что есть мочи заорала я.
       И, побледнев, прижала ладони к щекам.
       - Девочка увидела мышь? - Язвительно осведомился деловито расставлявший стаканы на одном из контейнеров Стив.
       - Да это же гробы, мать вашу! - Продолжала кричать во весь голос я.
       - Чьёрний тьюльпан. - Проявил недюжинные познания в русском языке Нэш.
       - Вам что же, всё равно?
       В негодовании я саданула кулаком в стену. То есть в борт. Ну, надеюсь, вы поняли.
       - Может да. А, возможно и нет. - Выпив и занюхав рукавом, принялся вслух размышлять Стив. - Но, слово джентльмена, прыгать на ходу я не собираюсь.
       Беспомощно оглядевшись, я скорчила кислую мину. Кроме кабины пилотов, весь фюзеляж состоял из одного огромного отсека. Имелась, правда, ещё туалетная комната в самом хвосте. Но это явно не то место, где предпочла бы скоротать оставшиеся часы.
       - Я же говорю, деточка. Выпей. - Снова полез с универсальным рецептом Нэш.
       - Да иди ты! - В сердцах огрызнулась я.
       Забившись в самый дальний уголок и закрыв глаза, тихонько просидела там до самого приземления.
       Прилетели в Быково. У трапа встретили серьёзные люди в одинаковых костюмах и, доведя до края поля, зачем-то проверили документы. Что здорово удивило, так как в точке отправления ограничились фейсконтролем. Потом офицер кивнул в сторону здания аэровокзала и мы зашагали ко входу.
       Миновав накопитель, остановились у вереницы такси. Частник подрулил почти сразу и Нэш галантно распахнул дверцу.
       - Прошу!
       Ну, уж нет! За прошедшую неделю опухшие от виски рожи так надоели, что перспектива провести в их обществе несколько лишних минут вызывала изжогу.
       - Спасибо, мальчики. - Проворковала я и покачала головой. - Мне хочется проехаться по-королевски.
       - Что ж, как отоспишься, подгребай в офис. - Не стал упорствовать Стив.
       Парни, немного смутив, по очереди поцеловали мне руку и, покидав аппаратуру в багажник, укатили.
       Я устроилась на переднем сидении следующего такси и, блаженно откинувшись, вытянула ноги и назвала адрес.
       Наконец-то дома!
       Квартира, несмотря на припорошенность пылью и некоторый беспорядок оставленный перед отъездом - это ж всем известно, что убираться, отправляясь в путь - плохая примета! - показалась самым милым местом во Вселенной. После всех лишений я, эгоистка такая, даже забыла, что в ней нет Мишки. Ставшего причиной выпавших на мою долю невзгод.
       Первым делом наполнила ванну и вылила полбутылки шампуня. Сбросив грязную одежду, нырнула в тёплую воду и закрыла глаза.
       Хорошо!
       То есть, плохо, разумеется. Но это вообще. А в данный конкретный момент чувствовала себя прекрасно. Намылив голову, сполоснула и принялась тереться мочалкой, мысленно пожалев бедных обитателей неуютных гор, променявших амбиции на простые радости жизни.
       Да ну их! Нравится кормить вшей и носится с автоматами по ущельям - их проблемы. У меня же заботы поважнее.
       Насухо вытерлась и, накинув халат, дорвалась до телефона. За время отсутствия звонили раз десять но, в основном, Элла. Несколько абонентов явно установили антиопределитель, или воспользовались телефоном-автоматом, так как в окошке мигали красным мелкие чёрточки.
       - Элка, привет! - Набрав номер подруги, радостно завопила я.
       - Вернулась! - Так, что заболели перепонки, заорала Элла.
       - А то! - Подтвердила я.
       - Ну, как, нормально? - Несколько сбавив накал, осторожно осведомилась она.
       - Всё в жизни относительно. - Напустила туману я.
       - Ясно. - Констатировала вредина. - Ничего не узнала, и это, само собой, хреново. Зато сохранила попку в целости и сохранности, и это просто замечательно.
       - Умненькая ты моя. - Захлебнулась я от счастья. - Укушу.
       - Я тоже скучала. - Не стала отнекиваться Элка. - Так что, отметим?
       - Естественно! - Я была полна энтузиазма. - Только, чур, не в ресторан! Пьяных рож мне и на войне хватило.
       - Ух ты-ы! - Ехидно подколола змея. - Может, пора мемуары писать? Ваши американские издатели с руками оторвут.
       - Да ну тебя. - Малость обиделась я. - Человек, из ада вернулся, а ей всё смефуёчки.
       - Ладно, ладно, извини. - Примирительно засмеялась Элка. - В "Сакуре" чудненькая премьера. И мне, как совладелице популярного модельного агентства прислали два билета.
       - Так ты ж, наверное, с Игорьком хотела пойти? - Усомнилась я в правомочности столь беспардонной узурпации подруги.
       - А-аа. - Я явственно представила пренебрежительно скривлённые губки. - Куплю ему три литра пива и компакт диск с новым боевиком. Он даже обрадуется.
       Да уж. Ходить на спектакли с абсолютно индифферентным к искусству спутником, то и дело норовящим заснуть - удовольствие не из приятных.
       - Во сколько начало? - Перестав терзаться угрызениями совести, спросила я.
       - В семь. - Ответила Элла. - Но, ты же знаешь. Приличные люди приходят как минимум на час раньше.
       Что да, то да. Нужно же "на бомонд посмотреть, себя, любимую, показать". В общем, Москва, несмотря на ураганы и водовороты внешнего мира, продолжала жить по собственным, ей же изобретённым законам, игнорируя, при этом, всех и вся.
       - Тогда в пять. - Подвела итог я, и попрощалась.
       Открыв гардероб, принялась перебирать вечерние платья. В конце концов, остановив выбор на маленьком чёрном от Валентино, сняла плечики и, приложив к груди, подошла к зеркалу.
       Ужас!
       Вот что делает с людьми война!
       Лицо и шея и кисти рук загорели, отличаясь от остальных открытых частей тела. Черты заострились, скулы выдавались вперед, а волосы отвратительно посеклись. В справедливом негодовании я готова была собственноручно расстрелять каждого, кто хоть раз в жизни прикасался к оружию. А затем, не выдержав испытания собственным внешним видом, покончить самоубийством.
       С омерзением отбросив изделие знаменитого кутюрье, подло подведшее в нужный момент, закусила губу и задумалась. Ещё только три часа, так что, до семнадцати ноль-ноль вполне можно привести себя в божеский вид. Абонемента в салон красоты на этот месяц я, конечно же, не купила и, потому, схватив трубку, набрала знакомый номер.
       - Ирина Сергеевна?
       - Да?
       - Это Маша Иглова. - Представилась я.
       - А, здравствуйте, Машенька. - Наигранно оживилась хозяйка. - Что-то вас давно не видно?
       - Уезжала по делам. - Кратко ответила я.
       - Вы хотите возобновить посещения? - Ласково осведомилась она.
       - Нет, то есть, да. - Запнулась я. - Дело в том, что мне срочно нужен сеанс в солярии. А, заодно, педикюр и услуги парикмахера.
       - Что ж, приезжайте. - Милостиво согласилась Ирина Сергеевна.
       Лихорадочно натянув джинсы, засунула в пакет надеявшееся на скорую реабилитацию платье. Положила туда же новые колготки и босоножки и запрыгала по ступенькам, рассчитывая быстро поймать такси.
      
       - Не думаю, что это можно исправить с первого раза. - Ирина Сергеевна, в прошлом врач-косметолог, а ныне вполне преуспевающая российская бизнес-вумен критически осмотрела причиненные войной повреждения. - А у вас что, горит?
       - Нет, вообще-то. - Неуверенно пожала плечами я.
       - Тогда, я бы советовала непродолжительную ультрафиолетовую ванну в, увлажняющий крем, а так же лёгкий массах лица. Но про вечернее платье на сегодня придётся забыть.
       Я понуро кивнула и, оставив в кабинете злосчастный пакет, с принёсшими столько разочарований вещами, отправилась на процедуры.
       Аппарат, обеспечивающий клиенткам соблазнительный ровный загар, тихонько попискивал, вызывая ощущение, что попала в гнездо с маленькими галчатами. Лёгкие пальцы, порхавшие по лицу, несколько сняли стресс и, поддавшись соблазну, отправилась в следующий небольшой зал, где работал здоровенный мужчина, делавший массаж общий. Безусловно, я жертвовала временем, предназначенным для устранения дефектов ногтей и причёски, но решила, что это ерунда. Ведь внешняя привлекательность, как известно, вторична. Главное в женщине - прелесть внутренняя.
       В половине пятого, сидя в кресле парикмахера и поняв, что даже под угрозой расстрела не успею домой вовремя, позвонила Элле.
       - Что-нибудь случилось? - Забеспокоилась она.
       - Да нет. - Ответила я. - Просто застряла у Ирины Сергеевны.
       - Что ж, так мне даже ближе. - Обрадовалась она. - Никуда не убегай.
      
      
       - Очень, очень хорошо. - Вышедшая проводить хозяйка довольно осмотрела меня.
       Разумеется, фирменные джинсы, купленные за сто пятьдесят долларов и мягкий белый свитер - не совсем подходящий наряд для первого после возвращения бала, на который ухитрилась угодить прямо "с корабля". Но, поскольку выбора не оставалось, я энергично тряхнула головой. Если кому-то не нравится - плевать. Я же не собираюсь портить себе удовольствие от вечера.
      
       - Прекрасно выглядишь! - Подъехавшая почти без опоздания Элла, без малейшей зависти окинула взглядом с головы до ног.
       Вот за что люблю подругу, так это за несокрушимую уверенность в собственной неотразимости. Сколько бы длинноногих куколок не приходило устраиваться на работу, Элка ни разу не испытала портящих кровь чувств. Для себя она являлась центром вселенной, что, как ни странно, сказывалось на характере. В лучшую сторону.
       Мы поцеловались, и я впорхнула на переднее сиденье.
       - Значит так. - Принялась вводить в курс дела подруга. - Это маленькая труппа, всего пять человек.
       - Сколько? - Удивилась я, ибо даже в студенческих спектаклях участвовало, как минимум, в два раза больше народу.
       - В этом нет ничего страшного. В нынешние времена в некоторых постановках и антрепризах выступают и вовсе два-три актёра. И это продиктовано вовсе не соображениями экономии на зарплате. Просто, многие режиссёры искренне верят в то, что их шедевры не должны быть перегружены действующими лицами. И пришедший в театр зритель имеет право в полной мере насладиться игрой каждого лицедея. К тому же, в небольших залах возникает ощущение камерности, сопричастности с событиями, разворачивающимися на сцене.
       Храм искусств находился в заурядном жилом доме в центре Москвы, занимая почти весь первый этаж и небольшую часть второго. Вино водочный, правда, торгующий не маргинальным бухлом, а коллекционными марками, как понимаю, способствовал ажиотажу. Над отдельным входом, причудливо расположилось стилизованное под японские иероглифы название.
       - Вечером надпись горит, меняя цвета. - Пояснила Элла.
       - С каких это пор ты стала театралкой? - Удивилась я.
       Подруга смутилась и, что-то пробормотав под нос, вышла из машины.
       Помещение и впрямь оказалось весьма уютным. К святая святых примыкал холл, с удобными креслами. Там же была устроена миниатюрная оранжерея с игрушечным водопадом.
       - Правда, прелесть? - Обернулась Элла. - Владелец очень гордится садом камней. Говорят, для его устройства приезжал специалист из Японии.
       Довольно обширное поле в форме круга было засыпано светлой галькой. Тут и там возвышались одинокие асимметричные валуны, образуя загадочный узор. По краям росли несколько карликовых сосен "бонсай".
       - Да. - Не особо лукавя, согласилась я. - Здесь и впрямь прелестно.
       - Японские философы уверяют, что сад камней, предназначенный в основном для медитации - это миниатюрная модель вселенной. "Вода напоминает о быстротечности бытия. Гранит же подчёркивает незыблемость мироздания".
       - Нравится? - Тихо подошедший мужчина лет тридцати имел яркую восточную наружность.
       Не знаю, как называются у них Мачо но, по тому, как внезапно зарделась Элка, я поняла причину спонтанно возникшего увлечения театром.
       - Здравствуйте. - Пролепетала свежеиспеченная поклонница. И повернулась ко мне. - Это Талгат, владелец, главный режиссёр и душа "Сакуры".
       Новоявленный Мольер поцеловал нам руки и охотно поделился взглядами на проблемы уже лет сто агонизирующего театра.
       - В наши дни, для того, чтобы реанимировать интерес зрителя, нужно совершенно по-иному организовывать околосценическое пространство. Бесспорно, мы не опустимся до уловок некоторых дельцов, завлекающих публику трусами Шварценеггера или перчатками Ван-Дамма. Естественно, реклама, обеспечивающая кассовые сборы необходима. Но мы, служители Мельпомены - он многозначительно поднял палец - просто обязаны держать марку высокого искусства. И в этом отношении культура и традиции Страны Восходящего Солнца является неплохим примером для подражания.
      
       Глава 8
      
       Исполнители плавно двигались, купаясь в удивительном освещении. Половину пространства заливал ядовито жёлтый тусклый свет. Вторая же поражала изумрудным сиянием. Декораций практически не наблюдалось. Лишь в глубине белым светом была нарисована цветущая сакура. Ах да... Вся эта мишура не должна пришедшим на спектакль мешать получать удовольствие от игры талантливых людей.
       Кто-то, по-видимому, главный герой, облачённый в ну очень стилизованное кимоно, больше напоминавшей рясу средневекового монаха, пьяно покачиваясь, вышел вперёд, и вдруг наступила темнота. Затем осветился задник. Проступившая тень синхронно повторяла движения актёра, что создавало жуткое и не совсем понятное впечатление.
       Но, увы... Всё загадочное очарование рассеялось, стоило лишь прозвучать первой реплике. Я даже расстроилась, честное слово. Нет, всё-таки, ни что ни ново под луной. Да, тот, чьё бессмертное творение взялся переосмысливать новоявленный гений, сам был горазд беззастенчиво пользоваться первоисточниками. Но, всё же, общеизвестная версия, давным-давно написанная датчанином Саксом Грамматиком и пересказанная впоследствии Томасом Кидом мне как-то ближе. Вероятно виновато проклятое образование. Коль уж что-то вбили в голову, то выковырять оттуда какому-то шарлатану вряд ли удастся! Или, всё дело в том, что англичанин, при жизни не очень задумывавшийся о собственном величии, и поставивший на подмостках театра со странным названием "Глобус" историю Гамлета был гением?
       Лично я склоняюсь в пользу последней версии. Но, кто знает... Вполне допускаю, что лет через триста благодарные потомки воздвигнут памятник основателю "Сакуры".
       Пусть.
       Поскольку представление не затронуло душу, в антракте загорелась желанием смыться. Элка, за время дружбы успевшая изучить меня как облупленную, сделала страшные глаза.
       - Не смей!
       - Ты о чём? - Деланно удивилась я.
       - Да так, о птичках. - Ответила она. - Знаешь, если честно, мне и самой не очень.
       - Так и наплюй. - Ничтоже сумяшеся посоветовала я. - Вряд ли человек, додумавшийся поставить Это. - Я брезгливо кивнула на сцену. - Так уж хорош в постели.
       - И что тебе не нравится? - Противореча самой себе взвилась Элла. - Вполне даже нормальная история из жизни средневековой Японии.
       Я отвернулась, чтобы не засмеяться. Нет, не так уж не прав, оказывается увлёкший Эллу режиссер, торя полные опасностей неведомые тропы. Он всего-навсего в курсе, что "новое - это хорошо забытое старое".
       Я же просто, не ожидала, что человеческая память так коротка и Шекспира предадут забвению столь быстро. Но, оглянувшись на публику, начала понимать. Увы... В данном конкретном случае речь шла не о людской неблагодарности. Здесь лишь на сто процентов срабатывала формула: "не знал, не знал, да и забыл".
       Я даже позавидовала представителям среднего класса, вдохновенно делящимися впечатлениями от первого акта. Сколько ещё сюрпризов им предстоит! И, когда-нибудь, попав в настоящий театр на версию... скажем так, более близкую к оригиналу, они искренне возмутятся беззастенчивой наглостью жителя туманного Альбиона. Бессовестно укравшего историю о страстях обитателей Страны Восходящего Солнца.
       Хотя... И те, и другие населяли острова. А, если пользоваться методом профессора Фоменко, то многие неоднократно доказанные факты можно легко оспорить. Ведь, сей учёный муж утверждает, что, если созвучны имена или слегка похожи биографии - значит, это, несомненно, одна и та же личность!
       Так, какая разница, как давно и на каком краю земли всё происходило на самом деле?
       Не желая портить отношений с единственной подругой, я покорно вздохнула.
       - Да нет, это я так.
       - Ну что ты за человек такой? - Расстроилась, на этот раз за меня Элла. - Да вернётся твой Мишка.
       - Очень на это надеюсь.
       Раздался звонок, приглашающий в зал, и мы заняли места. Всё оставшееся время я сидела, бездумно уставившись в пол. В душу исподволь заползал необъяснимый липкий страх. Будущее не сулило абсолютно ничего хорошего. Я по-прежнему не сдвинулась с мёртвой точки. И, что самое худшее, совершенно не представляла, что делать дальше.
       После окончания долго звучали бурные аплодисменты. Но на этом мои муки не закончились, и пришлось покорно следовать за Эллой, кинувшейся за кулисы выражать восторг.
       - Ты иди Эл. - Вяло напутствовала подругу я. - А я здесь подожду.
       Поклонница неземного таланта в числе прочих прихлебателей скрылась за дверью помпезного кабинета я, устроилась на одном из стульев, стоявших вдоль стены.
       Мимо проходила пожилая пара. Он - в добротном смокинге с бабочкой. Женщина с морщинистой шеей блистала бриллиантами.
       - Вряд ли можно сказать, что-либо определённое. - Разглагольствовал знаток. - Планка театральной критики заметно упала в последнее время. Несомненно, осталось несколько динозавров но, честное слово их очень мало.
       - Уходит старая гвардия. - Закивала дамочка. - Об объективной и беспристрастной оценке режиссёры и актёры теперь могут только мечтать.
       - Как вы правы, дорогая. - Оживился седой господин. - Погоду главным образом делают люди, собравшиеся в небольшой "междусобойчик". И, увы, каждый главреж, имеет собственных придворных, которых вынужден регулярно подкармливать.
       Господи! Мне бы их заботы!
       Появилось светило в окружении экзальтированных дурочек. Элка, застенчиво тусовалась где-то с краю. И я малость пожалела несчастную. И, порадовалась за Игоря. Всё же, мужика надо любить того, что под боком, а не собственноручно воздвигнутого на пьедестал. От чуда, поселившегося среди пивных банок, по крайней мере, не приходится ждать сюрпризов. Хотя, надо признать, что тут я не права. Основатель "Сакуры", смело и по новаторски трактующий известные произведения, вполне даже предсказуем. Самовлюбленность, написанная на сытой и довольной, как у наевшегося сметаны кота, морде, отслеживается невооруженным глазом.
       Компания направилась к выходу, и я тихонечко двинулась следом. Талгат с девицами, предварительно зайдя в расположившийся по соседству винный магазин, уселся в не очень новый, но и не производивший впечатления развалюхи джип. Места для безутешной рохли, разумеется, не нашлось.
       Я деликатно стояла в холле, глядя сквозь окошко в двери. Увидев, что Элла, проводив машину с кумиром долгим взглядом, начала озираться, я быстро уселась одно из кресел. Не найдя меня на улице, та, конечно же, вернулась и застала любующейся садом камней.
       - Ну, как? - Невинно поинтересовалась я.
       - Пригласил на следующий спектакль. - Без особого воодушевления соврала Элла.
       - Ну, и славненько. - Наигранно бодрым голосом заявила я. - Ещё на сегодня планы есть?
       Она неуверенно пожала плечами.
       - Нет, вроде.
       - Тогда, поехали.
       По дороге домой Элла рассказала, как прошёл показ в Варшаве. Но, так как и её и меня в данный момент это интересовало мало, тема постепенно сошла на нет.
       Чёрт! Если это будет продолжаться, придётся прикрывать лавочку. Пока не наломали дров и дружными усилиями не ухитрились окончательно загубить репутацию фирмы.
       - Завтра на работу выйдешь? - Прощаясь, спросила Элла.
       - Извини. - Я заглянула ей в глаза. - Поездка выдалась на редкость тяжёлой и хочу денька два побыть одна.
       Я, и в самом деле, не представляла, как стану сидеть в нашем уютном офисе. То есть, догадывалась, что буду тупо пялиться в стену, пропуская мимо ушей реплики и вызывая недоумённые взгляды. Лучше уж поваляюсь на диване, так же бездумно глядя в потолок, и надеясь найти ответ на извечный вопрос, несмотря на воспитание, заложенный на генетическом уровне.
       "Что делать"?
       Проблема занимала весь следующий день. Я вяло щёлкала пультом, постепенно впадая в депрессию и даже ленясь проверить почтовый ящик. К счастью, подсказка пришла сама собой и совсем не оттуда, откуда надеялась получить. Точнее, это вовсе не была подробная, пошагово расписанная инструкция, а как раз, наоборот. Предостережение.
       На третьи сутки после возвращения из командировки в дверь позвонили, и, запахнув халат, я поплелась открывать. Скорей всего, нужно было взглянуть в глазок. Да, Бог с ним. Что бы это дало, в конце концов?
       Смутно знакомая личность в строгом костюме отодвинула меня плечом и, нагло ввалившись в квартиру, бесцеремонно осмотрелся.
       - Собирайтесь.
       Так и не сообразив, где встречала эту плоскую харю, разозлилась.
       - Ещё чего?
       Он несколько опешил и, почесав подбородок, вытащил телефон.
       - Она отказывается.
       Я молча ждала, пока незваный гость уберется, но тот явно не намеривался исполнять моё невысказанное желание.
       Выслушав собеседника, он тяжело, как перед выполнением набившей оскомину работы, вздохнул и заговорил.
       - Поймите, это в ваших же интересах.
       Раздражение пёрло изо всех щелей, однако, усилием воли я сдержалась.
       - Вы расскажете, где мой муж?
       - Ответ на этот вопрос не в моей компетенции. - Равнодушно заявил он. - Впрочем, встреча всё равно состоится, хотите вы этого или нет.
       - Ваше высокое начальство оторвёт задницу от мягкого кресла и приедет лично? - Съязвила я.
       Он побагровел и, стиснув зубы, прошипел.
       - Девчонка!
       Ну, ясно, что не пацан. Я приняла неприступный вид, и изрекла.
       - Вы у меня дома, между прочим. А я - подданная другого государства.
       - Вот-вот. - Оживился он. - Туда-то мы вас и депортируем. В двадцать четыре часа.
       Не в силах поверить я принялась хватать ртом воздух. Всё же, нет справедливости на свете. Если выпрут из России, то как сумею найти пропавшего Мишку?
       - Так, что вы решили, Маша? - Выжидающе глянул он.
       Тут я вспомнила, где его видела. Это был один из сотрудников организации, преследовавших перед отъездом в Грозный. И, насколько помню, давший ценный совет, не совать нос куда не надо. Возможно, его руководство, огорчённое моей излишней активностью, хочет поставить ультиматум.
       - Хорошо, подождите в коридоре. - Без особой охоты согласилась я.
       - Побыстрее, пожалуйста. - Поторопил он.
       Не желая огорчать, по всей видимости хорошего человека, не спеша вымыла голову. Высушила волосы феном, тщательно накрасилась и, одев строгий деловой костюм - юбка, жакет, белая блузка, узкий галстук, тёмные туфли на низком каблуке - выскользнула за дверь.
       Гонец, принёсший, как подозреваю не очень благую весть, сидел в салоне всё той же чёрной машины, и читал газету. Напарник со скучающим видом курил, глядя на окна верхних этажей. Я плюхнулась на заднее сиденье и проворковала.
       - Вот и я.
       Неодобрительно покачав головой, гость демонстративно глянул на часы и автомобиль тронулся.
       Здание было всё тем же. Но в этот раз, явно признав во мне завсегдатая, зарулили во двор, для чего пришлось миновать пост охраны. Вошли внутрь и, проводив до кабинета, парочка осталась снаружи.
       - Здравствуйте. - Сухо, но с явно читаемым интересом в глазах приветствовал мужчина лет пятидесяти.
       - Добрый день. - Вежливо ответила я.
       Не теряя времени, он развернул стоящий на столе ноутбук, и включил воспроизведение.
       Что ж, надо признать, что Нэш знал дело хорошо. Во всяком случае, на экране я выглядела просто отлично! Равно как и скорый в принятии решений и умеющий быстро претворять в жизнь задуманное, мистер Нургаев.
       - Что вы можете сказать по этому поводу? - Вперил в меня пронзительный взгляд он.
       - А надо ли? - Усомнилась я.
       Нет, ну что за люди, а? Как будто не понятно. Коль уж строите демократическое общество, то пора бы привыкнуть, что не все станут ходить по струнке. И уж тем более, "стучать" по первому требованию и даже без оного.
       - Ладно, не буду спрашивать "зачем"? Лучше ответьте "как"? - Терпеливо начал он.
       - Что "как"? - Принялась тупить я.
       - Как, я имею в виду технически, вам удалось встретиться с Нуграевым?
       Тяжко вздохнув, я озвучила выдуманную Стивом версию. Но московский товарищ тоже оказался не лыком шит и выложил передо мной толстую пачку фотографий. Вообще-то, все бородатые люди, изображённые на снимках, были похожи, как две капли воды. Но, показалось, что смогла узнать одного из пассажиров доставившего на страшное рандеву микроавтобуса. Впрочем, полной уверенности не было и, равнодушно перебирая снимки, я пожимала плечами.
       - Вот этот вроде бы смутно знаком. - Я подтолкнула карточку в его сторону.
       Прямоугольник заскользил по столешнице и остановился, ловко прихлопнутый ладонью.
       - Тимур Мамедов. - Прочитал на обратной стороне он. - Вы уверены?
       - Нет. - Противно улыбнувшись, заявила я. - К тому же, я здорово испугалась.
       - Что ж, можете быть свободны. - Он потерял ко мне всякий интерес. - Да, и позвольте ещё раз дать совет...
       Закончить он не успел, так как я разочарованно воскликнула:
       - Как это "свободна"?
       - Вы хотите остаться? - Съехидничал он. - Что ж, нам так будет даже проще.
       - Сами вы оставайтесь! - Возмутилась я. - Вы собираетесь возвращать мне мужа?
       - Вам же объяснили, что майор Михаил Иглов в данный момент выполняет ответственное задание. По последним сведениям он находится в безопасности. Вам же лучше немного подождать. Отдохните, навестите родителей, в конце концов. И, очень вас прошу. - Он выделил голосом последнее предложение. - Перестаньте изображать Евлампию Романову.
       - Кого? - Не поняла я.
       - Вот-вот. - Засмеялся он. - Почитайте на досуге. Или, на худой конец, просто посмотрите на DVD. Говорят, она очень популярна у вас в Америке.
       - Где Михаил? - Я уперла кулаки в стол.
       Дверь бесшумно распахнулась и он приказал возникшим за спиной давешним добрым молодцам.
       - Уведите.
       - Как уведите!? - В негодовании от столь бессовестного, без суда и следствия, попрания моих гражданских прав, завопила я. - В чём меня обвиняют?
       - То есть, проводите. - Досадливо поправился он.
       И мне показалось, что на мордах у всех троих явно проступило сожаление.
      
       - До свидания. - Насмешливо сказал тот, что сидел рядом с водителем.
       Шофёр промолчал.
       - Прощайте! - Гордо вскинула голову я и зашагала к подъезду.
       - Маша! - Позвал он, едва взялась за ручку двери.
       - Что? - Обернулась я.
       - Не лезь ты в это дело. - Подбежав, тихо посоветовал он. - Твоего сейчас нет в России. Так что, в самом деле, возвращайся на какое-то время в свою Северную Дакоту.
       - Я подумаю над вашим предложением. - Надеясь, что он не заметит неискренности, пообещала я.
       - А-а! - Махнул он. И, уже дойдя до машины, крикнул. - Дура!
       На душе сразу стало как-то легче. Словно этим, произнесённым в сердцах оскорблением, представитель власти давал индульгенцию на все опрометчиво-отчаянные поступки и наивные глупости, что предстояло совершить. А, может, "память предков" сидящая в каждой русской женщине, благодарно отозвалась на привычное обращение. Невольно поднимая тонус до необходимого уровня, и заверяя подсознание что "всё в порядке"?
      
       "Раз уж забеспокоились, значит, действую в верном направлении". - Со свойственной всем представительницам прекрасного пола способностью к дедукции, рассуждала я. - "Эрго"?
       Тут логика начинала буксовать, а на первый план выступали эмоции. Как правило, тут я ненадолго давала волю слезам. И, всплакнув и полюбовавшись в зеркало на опухшие зенки, вновь начинала ломать голову. Та, бедная, послушно реагировала на титанические усилия, отзываясь тупой болью. Но - увы! - и только. Это были все достижения. И, прияв таблетку и запив кружкой крепчайшего кофе, я заходила на очередной виток.
       Телевизор, работающий с выключенным звуком, иногда отвлекал внимание. Без особого интереса, а, точнее, абсолютно не вникая в суть происходящего на экране, я вновь и вновь терзала душу и ломала руки от отчаяния. Поездка в горы вспоминалась, как самое светлое событие, произошедшее в последнее время. Да, скорей всего, так оно и было. Действительная или мнимая опасность заставила пусть ненадолго избавиться от страшных мыслей.
       "Ждать и догонять хуже всего". - Напомнила себе. - "Но, из двух зол, надо выбирать меньшее".
       И, хотя явно собиралась преследовать фантом, всё же решила, что это лучше, чем сходить с ума от горя, сидя в пустой московской квартире.
      
       Глава 9
      
       Хандра закончилась в одночасье. И, словно компенсируя потраченное за несколько дней депрессии время, я развила бурную деятельность. Жизнь в офисе била ключом. Я просеивала кандидаток и изредка косилась на Эллу, заговорщицки прижимая палец к губам.
       Побеседовав с очередной глупышкой, желавшей счастья много, сразу и, по возможности, даром, довольно откинулась на спинку кресла и картинно вытерла пот.
       - Машка, ты очумела! - Восторженно выдохнула Элла. - Это ж совсем не наш огород!
       Под фермерскими угодьями, как понимаю, подразумевалась сфера деятельности.
       Что да, то да. Дерзнувши, я закусила удила и как танк пёрла вперёд. Целью, на этот раз выбрала таинственного Саид-Керима. Проведя несколько бессонных ночей в Интернете, выяснила, что он - потомственный буржуй. Или, скорее, аристократ.
       Шейхом, он, разумеется, не был. Но, несомненно, являлся особой, приближённой к императору. Состояние мужика, исчисляемое невообразимой простыми смертными цифрой со многими нулями, было огромным. Что позволяло иметь семь жён, кучу отпрысков и, при этом содержать ежемесячно обновляемый штат наложниц.
       Команда евнухов - не знаю уж, в действительности оскоплённых или числящихся таковыми номинально, собирала красавиц по всему миру. Нет, не подумайте. Они - не шайка, похищающая девственниц и до конца дней продающих несчастных в рабство. В наши дни всё происходит гораздо более цивилизованно.
       В газетах, по радио, телевидению, а так же во всемирной паутине, регулярно давались объявления. Непонятные для мечтающего опохмелиться водопроводчика дяди Васи или измученной жизнью и замордованной мужем-алкоголиком и тремя детьми работнице с тридцатилетним стажем. В прошлом комсомольской активистке, а ныне делящей личное время между производством и шестью сотками с хлипким домиком. Но девушкам, имеющим что показать, и с детства разглядывавшим журналы мод, всё становилось ясно с первого взгляда.
       Вообще-то, это не тот бизнес, которым можно гордиться в настоящем и без стыда рассказывать внукам в пенсионном возрасте. Но, поскольку у Сары, единственной палочки-выручалочки, не было совершенно никаких связей в арабском мире, приходилось пошевеливаться самой.
       Мысль отправится на Аравийский Полуостров в качестве туристки, сразу отбросила, как непродуктивную. Много ли сможет узнать приехавшая на пару недель женщина с американским паспортом? Думаю, вряд ли. Тем более что доступ в любой из дворцов Саид-Керима явно закрыт для праздно шатающихся иностранцев.
       И тогда я решила действовать изнутри. Правда, туда ещё надо было попасть. А самый лучший способ, это, конечно же, предложить хозяину то, в чём он нуждается. К великому огорчению, в знатоках русской культуры девятнадцатого века нефтяной магнат потребности не испытывал. Версия об устройстве в качестве горничной при ближайшем рассмотрении не выдержала мало-мальски серьёзной критики. На тренера по аэробике, фитнесу, водным лыжам или спортивной гимнастике, приглашаемых заботливым Саид-Керимом для многочисленных детишек ни я ни, тем более Элла, явно не тянули.
       Безусловно, можно попробовать. Но, если учесть, что в этом качестве подвизались вышедшие в тираж, но сохранившие прекрасную форму экс-чемпионы мира и олимпийских игр или, на худой конец, Европы или соревнований Пан-Азиатских, то наши шансы равнялись нулю. И второй попытки, сами понимаете, давать никто не собирался.
       К счастью, любвеобильный хозяин оставлял узкую лазейку, и именно ею я собиралась воспользоваться. Немного смущало, что она шириной с... Ладно, не буду вульгарничать. "В любви и на войне все средства хороши". А я как раз отправлялась на поле брани. И, можете смеяться, сколько хотите, собиралась победить как раз с помощью любви.
       Естественно, для развёртывания полномасштабной компании наших с Эллой денег явно не хватало. Но, как оказалось, гонорары у бесстрашных стрингеров, к коим с недавних пор без ложной скромности могу причислять себя и я, более чем хорошие. Само собой, при условии, что вы работаете на солидную корпорацию, а не на вшивый телеканал, вещающий на пару штатов. Но это уже зависит от добытых новостей.
       Судя по всему, потрудилась наша бравая троица на славу, вследствие чего мой счёт пополнился довольно кругленькой суммой. Конечно, привезённые материалы не стали громкой сенсацией. Но, вслед за Би-Би-Си запись интервью показали ведущие мировые каналы, такие как Си-Эн-Эн и многие другие. Я даже слегка пожалела, что поторопилась подписать контракт, не оговорив проценты. Но, так как поезд ушёл, а сокрушаться о несбыточном не в моих правилах, вполне удовлетворилась существующим положением вещей.
       - Может, заключим новое соглашение? - Спросил Стив. - На постоянной основе?
       - Если только вас пригласят придворными операторами к одному богатому арабу. - Хитро подмигнула я.
       - Чего нет, того нет. - Развёл руками мистер Патрик. - А что, русских парней тебе уже недостаточно?
       - Не твоё дело. - Огрызнулась я.
       Впрочем, без особого азарта.
       Так как единственное, что мне нужно в этой жизни - самый обыкновенный мужчина со светло русыми волосами и зелёными, как у мальчишки озорно искрящимися глазами.
       - Ну, как знаешь. - Перестал валять дурака режиссёр. - Но, если что - милости прошу. Для тебя моё сердце распахнуто в любое время.
       - Я подумаю. - Пообещала я.
       И, послав на прощание воздушный поцелуй, запихнула вызывавшую такие противоречивые чувства парочку в дальний уголок памяти.
      
       - Может, перекусим? - Предложила Элла. - Сегодняшний поток, как будто иссяк.
       В самом деле, девушки предпочитали приходить в определенные часы. Где-то начиная с одиннадцати утра и до пятнадцати ноль-ноль. Плюс-минус, естественно. Скорей всего, это обуславливалось графиком работы. Но жизнь кандидаток вне нашего с Эллой проекта меня не касалась. Они - всего лишь пропуск в святая святых интересующего меня человека. Да, согласна, не очень-то это красиво. Но, раз обоюдные интересы соблюдены, и каждый получал, что хотел, совесть мучила мало.
       - Хорошо. - Согласилась я. - Только, чур, после ленча вернёмся в офис.
       - Ну, ты даёшь! - Восхитилась Элла. - Прямо, не узнаю тебя, подруга.
       - Не всё же время мне киснуть. - Пожала плечами я. - Разумеется, от тоски никуда не денешься. Но, надо ж и меру знать.
       Мы пешком дошли до небольшого ресторанчика и, сделав заказ, уселись за столик у окна.
       - Значит, имеем семь брюнеток, десяток блондинок и пять девочек восточной внешности. - Констатировала Элла, прихлёбывая кофе с пирожным.
       - Ты считаешь, что этого достаточно? - Засомневалась я.
       - По мне, так вполне хватит. - Подтвердила Элла. - Или, по-твоему, нефтяные доллары так ударили арабам в голову, что те пренебрегут лучшими московскими кралями?
       Я неопределённо хмыкнула. Не то, чтобы не нравились абитуриентки. Но, давно известно, что если хотите, чтобы команда выиграла прыжки в высоту, нужно найти одного человека, с лёгкостью берущего семь футов, а не семь человек, прыгающих на один фут.
       Если верить мемуарам одной сорокалетней итальянки, в своё время проведшей три года в гареме Саид-Керима, и в двадцать восемь "вышедшей на пенсию" по основной профессии. А на заработанные на Востоке деньги открывшей сеть пиццерий, то он настоящий гурман. Истинный ценитель, не очень падкий до силиконовых сисек и крашеных волос, но предпочитающий всё естественное.
       Честно говоря, глядя на фотографию пятнадцатилетней давности, на которой было изображено худосочное бледное создание, я поражалась, как с такой внешность вообще можно рассчитывать на внимание со стороны сильного пола. Но, вот поди ж ты. Одна из самых дорогих содержанок, чей "рабочий день" стоил около двух тысяч долларов. Помножьте на три года контракта и что получите на выходе? Вот и я о том же. Вряд ли мужчина, не знающий, чего хочет, станет швыряться подобными деньгами.
       К несчастью, это было хуже всего. Нет, не щедрость, граничащая с расточительством, пускаемая в дело для удовлетворения собственных прихотей. А спокойная уверенность в том, что в этой жизни можно купить абсолютно всё. И, если это правда, я имею в виду слухи о угодившем в руки российских спецслужб сыне, и шаги, предпринятые безутешным отцом для его освобождения, то я очень не завидую пропавшим без вести русским. Ведь, когда сильные мира сего идут на принцип, головы летят с плеч с неимоверной, просто катастрофической скоростью.
       Что собираюсь предпринять дальше, в случае, если всё получится и смогу приблизится к объекту хотя бы на расстояние прямой видимости, просто не представляла. Если честно, даже думать об этом боялась.
       Скорее всего, меня вёл инстинкт. Нечто, что сидит глубоко внутри нас, заставляя действовать, в миллионный раз подтверждая правило, что успеха добиваются не благодаря чему-то, а очень даже вопреки. Да и принцип Наполеона, если помните такой, в моём понимании кое-чего да стоил.
       - Заснула, что ль? - Помахала ладошкой перед моими глазами Элла.
       - Да нет, я слушаю, слушаю. - Отрешённо пробормотала я.
       - А чего молчишь? - Обиженно надула пухлые губки компаньонка.
       - Надеюсь, что из привезённой нами кучи народа хоть одна да глянется. - Рассеянно кивнула я.
       - Одна! - Воскликнула Элла. - Да ты посмотри на этих кобылиц! - Ноги от ушей, буфера как...
       - Вижу, ты уже за клиента всё обдумала? - Иронично подняла брови я.
       Нет, я вполне доверяю Элкиной деловой хватке. Просто она... Скажем так, чересчур эмоциональна. И невольно поддалась влиянию стереотипов. Раз уж русская красавица то, непременно, кровь с молоком, коса до пояса и все прочие, укоренившиеся в сознании простых смертных лубочные атрибуты. Мне же требовалось попадание в десятку. Причём, с первого выстрела.
       - Тоже мне, бывалая мадам! - Фыркнула Элла.
       - Здесь дело не в этом. - Как можно терпеливее принялась в - по-моему, уже третий раз, объяснять я. - Главное не внешний вид, а послевкусие. И, пресекая возражения, жёстко добавила. - Не путать с отрыжкой.
       - Тьфу ты. - В сердцах плюнула Элла. - Тоже мне, интеллигенция.
       - Представь себе, да. - Демонстративно не замечая сарказма, подтвердила я. - Или ты по наивности думаешь, что все мужики ка-азлы?
       - А то нет! - Встала в позу подруга.
       - Не суди обо всех по своему Игорьку. - Улыбнулась я. - Кстати, как у вас?
       - А-а... Дома сидит. - Она скорчила плаксивую рожу. - Что с дурака взять?
       - А чё ж тогда на фиг не пошлёшь? - Отважилась на провокацию я.
       - Так ведь, люблю идиота. - Просто ответила напарница.
       И от этой безыскусной естественности у меня по коже побежали мурашки.
       - Вот. - Стараясь использовать личную жизнь подруги в качестве поучительного примера, заговорила я. - Так и давай считать, что человек, способный озолотить понравившуюся девушку, ищет не примитивных постельных развлечений, а нечто большее. И исходить именно из этого.
       - Короче, Маш. - Напарнице, не желавшей внять голосу разума, изменяла выдержка. - Я считаю, что пора отправляться.
       - Ладно. - Внезапно согласилась я. - Завтра летим в Италию.
       - Фью-у-уть! - Покрутила пальцем у виска Элка. - Совсем сбрендила с горя. То загорелась: "Везём девочек в Эмираты! У шейхов бабок куры не клюют"! А то, вдруг с бухты-барахты к макаронникам.
       - Ты не понимаешь. - Попыталась остановить поток красноречия я. - Но, надеюсь, со временем убедишься, что я права.
       - И что мы там забыли? - Перебила Элла.
       - Так... - Неопределённо протянула я. - Хочу удостовериться, есть ли у нас хоть один шанс их тысячи.
       - Маш, ты это. - Замялась Элла. - Сгоняй одна а? Ну, что я забыла в этой Италии? Только деньги на ветер выбрасывать. А я тут побуду. Девочек посмотрю. Вдруг, как раз за время нашего отсутствия какая-нибудь Золушка пожалует.
       - Да ради Бога. - С облегчением согласилась я. - Я быстро.
      
       Мы расплатились, в меру щедро дав на чай, и медленно зашагали назад.
       - Гляди, опять стоят! - Элла ткнула локтем в бок.
       - Поаккуратней нельзя. - Охнула от боли я.
       - Извини, это от неожиданности. - Не отрывая глаз от чёрной колымаги, тихо сказала Элла.
       - Ладно, прощаю. - Великодушно отпустила ей грехи я.
       - Мне кажется, это бандиты. - Прошептала Элка. - Небось, слух о нас с тобой по Москве пошёл, вот и явились, не запылились. "Защиту" предлагать и вообще.
       - Расслабься. - Успокоила Испуганную Эллу я. - Это по мою душу.
       - Что ты натворила? - Удивлённо взмахнула ресницами она.
       - Да так... - Я ухмыльнулась. - С их стороны это превентивные меры.
       - Машка, так ты шпиёнка? - Принялась юродствовать Элка.
       - А ты что, не знала? - Я картинно вскинула брови. - А наше агентство - это ж только прикрытие.
       Весело препираясь, мы подошли к офису, и тут действительно ожидал сюрприз.
       Два относительно молодых парня с малость потасканными лицами, но довольно крепкими фигурами, вальяжно устроились в нашем уютном кабинете. Один курил в кресле, а другой, по всей видимости, старший, сидел на моём рабочем месте, положив ноги на стол. Пепел оба стряхивали прямо на ковёр.
       - Итак, девочки, к делу. - С места в карьер начал главный.
       - Пошёл вон! - Спокойно заявила я.
       - Ты с кем разговариваешь, сука! - Как от удара током дернулся он.
       - Линяем! - Сквозь зубы процедила я замершей за спиной Элле.
       Мы быстро развернулись и выскочили на улицу.
       - Стой, куда! - Завопил незваный гость, тем не менее, не отрывая задницы от стула.
       - Кто это? - Испуганно спросила Элла, едва за нами захлопнулась дверь.
       - Возможно, эта самая крыша. - Предположила я. - Накаркала, чтоб тебя.
       - Я... Я не нарочно. - Растерялась Элла.
       - Ладно уж... - Ворчливо проявила благородство я, и со всех ног бросилась к автомобилю с "искусствоведами в штатском".
       - Мальчики, вы не поможете? - Проворковала я.
       - Проблемы? - Сверкнул глазами тот, что давеча обозвал нехорошим словом.
       - Ну, не так чтоб очень. - Не желая показывать, что испугалась, помедлила я. - Но, если уделите толику внимания, не откажусь.
       Представители местной братвы, наряженные хоть и дорого, но с той небрежностью и полным отсутствием вкуса, то выдаёт маргиналов, тем временем, по-хозяйски оглядываясь, вышли на крыльцо. Заметив меня, похабно ощерились и, сделав пару шагов, замерли как вкопанные.
       Двое одетых не в пример скромней мужчин покинули салон служебной машины, и гоблинов словно ветром сдуло.
       Не знаю уж, знали ли они наших спасителей в лицо, или тачка имела какие-то особые приметы. А, может, просто шакалы трусливо капитулировали при виде тигров.
       - Эти, что ли? - Пренебрежительно кивнул водитель на улепётывающих сборщиков подати.
       - Угу. - Кивнула я. - Набивались в кандидаты.
       - Может, догоним? - Без особого энтузиазма предложил шофёр.
       - Не стоит. - Отмахнулся пассажир. - Я их знаю. Это Гарика бойцы. А тот под Ванькой Косым ходит. Завтра скажу ребятам, чтоб намекнули, куда не стоит совать нос.
       - Спасибо. - Искренне обрадовалась я.
       - Тут голословной благодарностью не отделаешься. - Хохотнули оба.
       - Э-э-э... Ко мне претензии есть? - Осторожно поинтересовалась я.
       - Да ты вся - одна сплошная претензия. - Засмеялись ФСБшники. - Глядя на тебя сценарий боевика писать можно.
       Я застенчиво потупилась, давая понять, что не согласна со столь высокой оценкой моих скромных способностей.
       - Так я пойду?
       - Погоди. - Агент распахнул заднюю дверцу. - Разговор есть.
       - Ну? - Спросила я, усевшись в машину.
       - Понимаешь... поскольку ты иностранная гражданка, мы не имеем права допросить тебя официально. То есть можем, конечно, но для этого придётся исписать кучу бумаги и нажить маленький геморрой. Но, если ты дашь добровольные показания...
       "Ясно". - Тяжко вздохнула я. - "Опять вербуют. Разумеется, не так грубо, как это пытался сделать - чтоб ему вечно гореть в Аду - покойный куратор, но и не особо миндальничая".
       Вообще-то, это могли быть лишь домыслы, рождённые воспалённым воображением. Но, почему-то в душу закралось подозрение, что визит Мишкиных коллег, так удачно совпавший с забежавшими на огонёк рэкетирами, элементарная подстава. Или недвусмысленный намёк.
       - Что надо-то? - Проворчала я.
       - Опиши в двух словах водителя и пассажиров микроавтобуса, отвёзшего вас в горы. И подтверди, что опознала всех троих на фотографии.
       - Вы ж показали только одного. - Удивилась я.
       - А мы что, по-твоему, зря хлеб едим? - Не без гордости усмехнулись парни.
       - Само собой, твоё свидетельство не имеет особой юридической силы. Но, надеемся, что до суда дело не дойдёт.
       Сказано было так просто, что у меня зубы застучали от страха. Хотя, вряд ли я имею право кого либо осуждать. Если хочешь поймать волка, волей-неволей приходится подстраиваться под его повадки.
       - Давайте. - Еле внятно согласилась я.
       - Вот. - Протянули мне планшет. - Подробностей не нужно.
       Немного посомневавшись, не подставляю ли опрометчивыми действиями Стива с Нэшем, решила, что своя ж..., то есть, извините, рубашка ближе к телу. Они, рано или поздно, уберутся в благополучное Соединённое Королевство.
       А мне здесь жить.
      
       Глава 10
      
       Прямого рейса до Неаполя пришлось бы дожидаться почти сутки, а потому, не желая терять ни минуты, взяла билет до Рима. Самолёт приземлился строго по расписанию, и через час сидела в автобусе, заняв место у окна. Жаль, конечно, что нет времени побродить по вечному городу. Посмотреть остатки Колизея, посетить самое маленькое государство в мире, расположенное в западной части итальянской столицы, на берегу Тибра. Бог с ним. Надеюсь, ещё успеется.
       За стеклом мелькали цветущие сады, виноградники и апельсиновые рощи. На полях трудились рабочие в ярких спецовках. Наверное, те самые пресловутые выходцы с Украины, взявшие на себя бремя сельскохозяйственных забот на Апенинском полуострове. Что сказать... В этом благодатном климате испокон веку растёт всё. Цитируя классика, смело можно утверждать, что "зазеленеет даже палка, воткнутая в землю". Пшеница, кукуруза, всевозможные овощи, плантации оливок, персиков, инжира, заросли лавра, радовали глаз.
       Вскоре показался Везувий, почти два тысячелетия назад погрёбший под слоем пепла Помпеи, Геркуланум и Стабию. Кстати, вулкан активен до сих пор. И последний раз проявил характер шестьдесят один год назад, разрушив небольшое поселение Сан-Себастьяно, лежавшее поблизости.
       Дорога вышла к морю и вот, на берегу полукруглой бухты Неаполитанского залива, я разглядела великолепный город. Шоссе взобралось на холм, и сверху Неаполь был виден как не ладони. Историческую часть резко разделяла вполне осязаемая граница. В обращённых к морю районах расположились дворцы и прекрасные старинные виллы. Буквально рядом находились кварталы попроще.
       Мужчина на соседнем сиденье, явно приехавший в эти места впервые, не отрываясь разглядывал панораму "вооружённым глазом". Набравшись наглости, я легонько прикоснулась к его плечу.
       - Вы позволите? - Улыбнувшись как можно обворожительней, я дотронулась до чудо оптики висящее у него на шее.
       - Пожалуйста. - Он радушно протянул бинокль.
       "Вряд ли удастся выкроить время хотя бы для поверхностно-ознакомительной экскурсии". - Мысленно оправдывалась я за бесцеремонность.
       Вид был просто сказочным. Фонтаны с купающимися карапузами, старинные церкви. Кривоватые улочки, на которых издревле жили люди победнее, поражали уютом и какой-то "домашностью". Узкое пространство плотно заставлено машинами. Множество лавочек и маленьких магазинчиков, торгующих всем и вся, привлекали покупателей затейливыми вывесками. Экономя место, обитатели, начиная со второго этажа, натянули между домами верёвки, для сушки белья.
       Тут дорога пошла под уклон, и разглядеть получалось лишь вставшие стеной новостройки да конус Везувия, заметный в этих краях практически с любой точки. С сожалением я вернула изделие цейсовских мастеров владельцу.
       К вокзалу вела широкая автострада, увы, ничем не отличавшаяся от сестёр в Америке, и я потеряла интерес.
       Едва покинула салон, тут же наткнулась на кареглазого мужчину, в фуражке с шашечками. Итальянского, естественно, не знала. Но всякий человек его профессии разумеет несколько десятков слов по-английски. Так что в порт добралась без особых проблем.
       Сеньора Бьянка Виолетти выбрала в качестве резиденции остров Капри. Купающийся в лазури моря и неба скалистый клочок суши. На нём, так же, как и на не менее живописном собрате по имени Искайя находится великое множество курортных городков. Что уж говорить, если сто лет назад, в период с тысяча девятьсот шестого по тысяча девятьсот тринадцатый годы здесь жил великий русский писатель Максим Горький.
       Не подумайте, я не так уж эрудирована в области истории. Всё это, так же как и то, что к нему в гости дважды наведывался злой гений России Владимир Ильич Ульянов-Ленин, рассказал словоохотливый гид, прямо на борту катера сколачивавший экскурсионные группы.
       Увы. В этот раз на солнечный остров привели другие заботы. А искупаться и посетить знаменитую террасу, где когда-то встречались две столь неординарные личности, надеюсь, смогу в другой раз. И рука об руку с непутёвым Мишкой.
       Адрес сеньоры Бьянки узнала без труда. Телефон же, хоть это и не требовало больших усилий, выяснить даже не пыталась. Почему-то уверена, что звонки от незнакомых людей должны скорее настораживать, чем способствовать налаживанию доверительных отношений. Особенно, если дело касается некоторых интимных эпизодов из прошлого.
       Собственно, я не собиралась задавать каких-то каверзных вопросов или - упаси Боже! - выпытывать любимый цвет трусов или гастрономические пристрастия объекта. Просто хотелось встретиться с глазу на глаз и, если получится перекинуться парой слов, составить общее впечатление об одной из бывших фавориток интересующего меня мужчины.
       Так сказать: "Лучше один раз увидеть, чем сто раз всё остальное".
      
       Домик, облицованный белым мрамором и с чудненьким патио, затенённым диким плющём, стоял у самой воды. К небольшому пляжу вела выложенная природным камнем дорожка. Всё это смогла увидеть лишь издали, так как у ворот торчала вездесущая охрана.
       - Передайте сеньоре Виолетти, что я бы хотела поговорить. - Не отпуская машину, я протянула секьюрити визитку.
       Показалось, что, кроме родного, никакого другого языка он не знает. Но, тем не менее, молча кивнув, гориллоподобный субъект зашагал к вилле. Я попросила таксиста заехать в тень. Укрывшись от солнца, он включил кондиционер на полную мощность и принялся читать газету.
       Должно быть, в глазах хозяйки я не представляла опасности. Или, бывшая искательница приключений не страдала излишним снобизмом, с охотой давая волю любопытству. Так как ждать долго не пришлось, и вскоре пригласили за ограду.
       Плавно двигавшаяся навстречу женщина никак не производила впечатления сорокалетней. Двадцать восемь. От силы - тридцать. А прямые чёрные волосы, печальные серые глаза и хрупкая фигура и вовсе делали её похожей на девочку-подростка. Я поблагодарила Бога, за то, что надоумил прилететь лично. Так как в журнале, опубликовавшем интервью была напечатана совсем другая фотография. Как видно, при всей любви к авантюрам, ушедшая на покой куртизанка не искала совсем уж дешёвой популярности. А, возможно, главред того издания имел собственные представления о красоте, раз разместил под статьёй изображение ладненькой кобылицы в самом соку. Именно таким было большинство девушек, отобранных Эллой. И они нам вряд ли годились.
       - Вы ко мне? - На довольно хорошем английском спросила она.
       - Да. - Не стала отпираться я.
       Она окинула изучающим взглядом и, сделав приглашающий жест, направилась в дом.
       - Итак? - В серых глазах светился неподдельный интерес.
       Понимая, что выдумывать что-то особенно экзотическое глупо, сказала правду. О побуждающем мотиве, разумеется, предпочла умолчать. Но ведь большинство обитателей Земли таковым, бесспорно, считают деньги. Так что, назвавшись, я вкратце описала наш с Эллой маленький бизнес и пояснила, что хочу побольше узнать о "ближневосточном рынке".
       Она ещё раз оценивающе оглядела меня с головы до ног и, вдруг попросила встать.
       Поднявшись, я с недоумением смотрела на сеньору Бьянку.
       - Пройдитесь.
       Давясь от смеха, я, как можно небрежнее продефилировала из угла в угол.
       - Ну, как? - С неподдельным интересом осведомилась я.
       - Думаю, у вас есть шансы.
       Несмотря на всю анекдотичность ситуации, столь высокая оценка моих внешних данных льстила самолюбию. Честное слово. Безусловно, я знаю, что не уродина. Да и по довольно часто оказываемым мужчинами знакам внимания вполне могу судить о собственной привлекательности. Но услышать мнение профессионала, а кем, как не таковой являлась Бьянка, сумевшая благодаря грации и обаянию сколотить довольно крупный капитал, было очень приятно.
       - Вообще-то, я замужем. - Прыснула в ладошку я.
       - Одно другому не мешает. - Философски заметила красавица.
       - Нет, честно. - Я протестующе замахала руками. - Всё, чего я хочу - это просто наладить небольшой бизнес на востоке.
       - Хозяйка - лицо фирмы. - Глубокомысленно заметила она. - Вряд ли кто-то захочет иметь с вами дело, обладай вы отталкивающей внешностью.
       Глупость конечно. Я же всего лишь продавец. Но спорить не стала, вспомнив, кто из нас двоих обладательница миллионов.
       Принесли чай и, отпивая маленькими глотками, Бьянка - ну, не поворачивался язык, глядя на почти что ровесницу, называть её напыщенным словом "сеньора" - задумчиво разглядывала меня, думая о чём-то своём.
       Я же просто молчала, так как за время короткого рандеву узнала всё, что хотела. Типаж, внешность, поведение, утончённые манеры - всё говорило само за себя. Существовало лишь одно "маленькое но". Такие женщины, как правило, на дороге не валяются. И, располагая недюжинным умом, знают себе цену. Чего - увы - я не могла сказать ни об одной из изъявивших желание "поработать за границей" дешёвых шлюшек московского разлива. То есть мнили-то они о себе - дай Боже. И запросы у малышек были соответствующими.
       Да, только, кто ж им даст?
       Каждой клеточкой ощущая, что "гениальный" план трещит по швам и проще взять один из дворцов Саид-Керима штурмом, чем вызвать хоть толику заинтересованности, я начинала отчаиваться, само собой находя утешение в том, что отрицательный результат - тоже неплохо. Единственное, чего не хватало, так это небольшой подсказки. Ма-аленького такого советика из разряда "что делать"?
       Но, не понаслышке зная, что этот экзистенциальный вопрос мучает лучшие умы России уже не одну сотню лет, постаралась сильно не огорчаться. Ведь, не зря, другие неглупые люди, может и не принадлежащие к элите, но тоже внёсшие лепту в развитие национального менталитета, смело утверждали что "нефиг надеяться на прямую, ибо кривая всё равно вывезет".
       - Хорошо. - Словно раздумывая вслух, неожиданно сказала она.
       - В смысле? - Не поняла я.
       - Я порекомендую вас одному человеку. - Объяснила Бьянка. И, дабы расставить точки над i, добавила. - Пять тысяч долларов.
       - А-а-а... - Докумекала я и невольно раскрыла рот.
       Впрочем, тут же взяв себя в руки. В моём положении любая подмога не помешает. А деньги - что. Будет день - будет и пища.
       - Удивлены? - Подмигнула проказница.
       - Д-да... - Промычала я нечленораздельно.
       - С Саидом связаны лучшие годы моей жизни. - Нежно произнесла она. При этом глаза Бьянки заволокло туманом. - Я даже подумывала, о том, чтобы принять Ислам.
       - И? - Завороженная подобной сентиментальностью, я не сдержала любопытства.
       - Мусульманин не может взять в жёны неправоверную. - Вздохнула она. - К тому же, женщину лёгкого поведения.
       - Вы его любили? - Не зная, что сказать, я растерянно спросила первое, что пришло в голову.
       - Теперь мне кажется, что да. - Кивнула она. - Хотя, тогда, пятнадцать лет назад, не могла дождаться, когда кончится контракт, который полагала чуть ли не рабством. И считала дни до "освобождения".
       - Тогда зачем же согласились? - Боясь показаться бесцеремонной, осторожно спросила я.
       - Деньги. - Не слишком комплексуя, ответила собеседница. - Если поёшь в ночном кабаке и каждый день видишь практически одни и те же пьяные рожи, рано или поздно наступает момент, когда готова уехать хоть к чёрту на кулички. В один прекрасный вечер ко мне подошёл прилично одетый господин с арабской внешностью и предложил работу. Сумма была такова, что, я не задумывалась ни на минуту. А аванс, в десять тысяч долларов, врученный тут же, заставил примириться с угрызениями совести.
       - Всё уже позади. - Я легонько погладила бывшую содержанку по руке. - Вы победили, и вернулись на коне.
       - Ох. - Печально вздохнула она. - Надо признаться, дома даже не заметили моего отсутствия. Если бы вы знали, как приятно чувствовать себя нужной хоть кому-то. Побыть некоторое время - пусть эрзац - но, всё же, королевой.
       Вот и поди разбери, где тут хрен, а где редька. А ещё говорят, что у русских загадочная душа. Нет, такое показывают только в бразильских сериалах. Девушка без особых принципов, продаётся на время в сексуальную кабалу, чтобы на всю оставшуюся жизнь купить независимость и существовать в относительной роскоши. И - кто бы мог подумать - горько сожалеет, что годы неволи подошли к концу.
       Видимо, на моей роже проступило туповато-недоумевающее выражение, бывшее следствием смятения душевного. Так как Бьянка, грустно улыбнувшись, достала из стола визитницу и протянула белый прямоугольник из тиснёного картона.
       - Вот. Свяжитесь с этим человеком. Скажете, что вас рекомендовала я.
       - Спасибо. - Сгорая от стыда я спрятала пропуск в магометанский рай в карман, и выписала чек.
       - Впрочем, я сама позвоню ему. - Оживилась Бьянка. - Вы - чудо, Мери. И очень напоминаете мне саму себя в молодости.
       "Ну, слава тебе, Господи, сподобилась"! - Невольно скривилась я.
       К счастью, разом постаревшая сеньора Виолетти, сдерживая невесть откуда взявшиеся слёзы, часто-часто заморгала и отвернулась.
       - Благодарю вас, Бьянка. Я никогда этого не забуду. - Совершенно искренне ответила я.
       При этом нечаянно вспомнив слова покойного куратора: "Это лишь вопрос времени".
       С теплотой попрощавшись с сердобольной хозяйкой, я села в вызванное ею же такси и, не зная, что предпринять, попросила отвезти назад к пристани. Человек, чей телефон дала прошедшая огонь, воду и медные трубы женщина, жил не в Италии. А как раз даже в Абу-Даби. И, как вы понимаете, беспокоить его, не приняв решения, абсолютно не имело смысла.
       Всю дорогу до аэропорта а, потом и время проведённое в полёте, ломала голову, пытаясь отыскать оптимальный выход. В глубине души зная, что ничего путного придумать не удастся и решение, принятое подсознательно, на интуитивном уровне, обязательно придёт само. Анализируя прошлое, вынуждена констатировать, что все жизненно важные поступки, совершала, руководствуясь голосу, идущему "из живота".
       Ничего иррационального и уж, тем паче, сверхъестественного, в этом нет. Наверное, в каждом из нас, ещё с пещерных времён природой заложено умение усваивать всю окружающую информацию. Не фиксируемая сознательно, она, тем не менее, не проносится мимо ушей и глаз. Нюансы мимики, неслышимые, но вполне различимые чутким к опасностям внешнего мира мозгом обертона, интонации. Наблюдение за манерой поведения, особенностями речи. Улавливание отрицательной ауры на уровне биополей, наконец. Данные, ежесекундно считываемые с окружающего постранства ведомым инстинктом самосохранения организмом, сами собой замыкаются в непротиворечивые логические цепочки, отсеивая заведомо неправильные. И - voila! - на поверхности остаётся единственный приемлемый вариант. Или, та самая пресловутая "кривая", на которую исстари уповает не отягощенное лишним образованием большинство жителей Земли.
      
       - Ну, и как, убедилась? - Иронично подняла бровь Элла, встретившая в аэропорту.
       - Можно сказать и так. - Неопределённо кивнула я.
       - Что-то не слышу энтузиазма в голосе. - Подозрительно уставилась подруга.
       - Да нет, вымоталась просто. - Не стала расстраивать компаньонку я.
       - Ну, хоть шансы-то у нас есть, как по-твоему? - Воодушевлённая перспективой законных процентов с баснословных заработков девушек, Элла сию минуту хотела получить подтверждение того, что хрустальная мечта не рассыплется в прах из-за глупостей напарницы.
       "А ведь верно"! - Обрадовалась я. - "Поездка-то, как ни крути, пошла на пользу".
       Во-первых, ещё раз тщательно просеем кандидаток и, из всех, имеющихся в картотеке малышек, выберем более менее подходящих под типаж Бьянки. И, по возможности, обладающих хотя бы зачатками хороших манер. И в ближайшие дни отправляемся в Эмираты. Ну а, координаты посредника, в своё время устроившего судьбу прелестницы, станут запасным вариантом.
       Ведь пролететь с основной идеей никогда не поздно.
       А так, шансы, как ни крути, удваиваются.
      
       Глава 11
      
       - Ну что, теперь-то твоя душенька довольна? - Элла явно злилась.
       Не укладывалось у бедняжки в голове, что мне надо.
       - Ладно, уговорила. - Я устало махнула рукой.
       - Машка, ты прелесть! - Подруга чмокнула в щёку и закружилась по офису.
       Я же грустно вздохнула. Ибо среди десятка лично отобранных претенденток - увы - не нашлось ни одной Наташи Ростовой. Зато сколько угодно чувырл более позднего периода, именуемых, если не ошибаюсь, Маньками-облигациями. Конечно, по внешним данным все почти вплотную приближались к оригиналу. Коим, нисколько не сомневаясь, назначила Бьянку. Но, не знаю уж, реальная это проблема, или надуманная, но, чего-то в них не хватало. Может, озорного блеска в глазах? Ведь, в то, что зенки, светившиеся ничем не прикрытой алчностью, могут хоть кого-то очаровать, верилось слабо. Или, соискательницам недоставало грации? Тоже не скажешь. Но за плавными движениями, невольно угадывался хищный оскал пираний. Способных за один присест сожрать всех и вся. И, при этом, не подавиться.
       А может, в маниакальном перфекционизме, грозившем перерасти в обыкновеннейшее противное занудство, я просто перегибала палку?
       Как-то, ещё будучи студенткой, в летнем лагере бойскаутов познакомилась с ребятами из Бостонского университета. Как и я, они на каникулах подрабатывали воспитателями. И рассказали показавшийся тогда забавным случай.
       В разделе общей истории имелась у них такая дисциплина - нумизматика. Кто не знает, это наука о деньгах. Просьба не путать с Очень Большими Деньгами, играющими роль в судьбах Мировой Экономики и именуемыми финансами. Нумизматы - это чудаки, коллекционирующие старинные монеты. И, добро бы золотые или, на худой конец, серебряные. Так нет же. Ценность представляет даже самый завалящий медный кругляш, изъеденный временем, а то и вовсе обглоданный выпавшими на его долю периптелиями, до отталкивающей взгляд неправильной формы.
       Так вот, знатоком где, когда, в каких количествах и по какому поводу они отчеканены, в Бостоне был седенький профессор, фанатично влюблённый в эту лженауку. Ну, кому, объясните ради всех святых, интересно, в годы правления какого древнеримского императора была в ходу та или иная денежка? Для этого есть всевозможные справочники, да такие вот педанты. Но, увы... Предмет, при других обстоятельствах с лёгкостью проходимый чуть ли не факультативно, да и то в лучшем случае, стал настоящей головной болью для без пяти минут бакалавров. Сведения о датах, наименованиях, титулах царей, не вмещающиеся в десяток толстенных томов, вряд ли мог запомнить мозг бедного среднестатистического студиозуса. Не резиновый ведь. А въедливый старикашка требовал знать всё наизусть.
       На рандеву с ним шли с таким чувством, как русские охламоны, протирающие штаны в аудиториях отправлялись сдавать сопромат. (Тут вспомнила бедного Пашку Миронова и невольно прослезилась). Тем, кого устраивало "посредственно" было проще. Принципиальный дедок "всего лишь" навсегда зачислял в разряд недочеловеков, отводя место на лестнице эволюции где-то между шимпанзе и орангутангами. Ну, а те, кто в великой гордыне претендовал на диплом с отличием, могли смело мылить верёвку.
       Казалось, в ходе "допроса третьей степени", а иначе происходившее и назвать нельзя, из подследственного, то есть, тьфу ты, экзаменуемого, раскалёнными щипцами медленно вытягивали жилы. Однажды девочка, стипендиантка афро-американского происхождения, почти дойдя до финишной прямой и, споткнувшись на какой-то мелочи, потеряла сознание. Бедняжку увезли в больницу с диагнозом "нервное истощение".
       И лишь только тогда мухомор начал задумываться о том, что точное знание некоторых, не очень существенных дат, не есть главное в этой жизни.
       Глядя на кислую Элкину рожу, невольно примерила к сегодняшней ситуации ту печальную историю и, не желая уподобляться, успокоилась. Как сказала цыганка Мария два года назад: "уйти от судьбы ещё никому не удавалось".
       - Наверное, ты права. - Неуверенно подала реплику я. - Нефиг отбирать жемчуг для метания перед свиньями.
       - Вот и славно. - Продолжала выделывать па компаньонка. - Так что, начинаем оформлять визы на всех десятерых?
       - Погоди, дай ещё раз гляну.
       Я вяла со стола тоненькую стопку фотографий и, словно картежник, развернув веером, принялась раскладывать перед собой.
       - Опять?! - Укоризненно глянула Элла.
       - Каждая ошибка - минус две тысячи из нашего кармана. - Кисло возразила я. - Так что, лучше перебздеть* *(разг. - перестраховаться) :)))))), чем недобздеть* *(Разг. - Упустить из виду что-либо существенное, ведущее к неприятным последствиям) :))))).
       Отложив два снимка, протянула оставшиеся напарнице.
       - Обзвони вот этих. Пусть завтра несут паспорта.
      
      
       Иметь дело с бюрократией, а тем более в России, занятие довольно хлопотное. А потому, вместо обивания порогов и измочаливания собственных нервов, на которые очень рассчитывала в обозримом будущем, предпочла потратить деньги. Обратившись в одну из фирм, за не то, чтобы небольшую, но, всё же приемлемую взятку, улаживающих формальности. Да так быстро, что в душу невольно закрадывалось подозрение, что учредителями подобных организаций являются сами корыстные чиновники.
       Да, и хрен с ним! Мздоимство - исконный народный промысел не только на Руси. В Вашингтоне тоже не брезгуют многомиллионными подношениями, по сравнению с которыми несчастные пару тысяч, уплаченные нашим небольшим предприятием - сущий пустяк.
       И вот, через неделю мы стали обладательницами билетов на самолёт в Абу-Даби. Местом сбора традиционно назначили офис. Искательницы заморского счастья, до того практически незнакомые, критически оглядывали друг друга. Я мысленно перекрестилась, и попросила у Господа терпения. Ведь путешествовать в подобной компании - всё равно, что взять в дорогу авоську с ядовитыми змеями. Причём разных, совершенно антагонистичных видов, не только норовящих укусить хозяйку, но и постоянно грызущихся между собой.
       Что уж говорить, если даже чуть более интеллигеннтыне манекенщицы, являющиеся, как-никак, Богинями Подиума, порой отчебучивали такое! Да и многого ли можно ожидать от простых московских девчонок, коли, если верить древнегреческим мифам, и небожительницы устроили вражду из-за золотого яблока, обещанного "Прекраснейшей" и снабжённого соответствующей надписью. По легенде, мудрый Зевс, большой любитель слабого пола, махнул на это дело рукой и отправил склочниц к Парису, отпрыску правителя Трои. Ну, а тот, не задумываясь о последствиях, не выбросил безделушку в море, а опрометчиво присудил Афродите. Кстати, и в античные времена свято соблюдали принцип "не подмажешь - не поедешь". Богиня любви и красоты посулила мировому судье ма-аленький такой подарочек, в виде жены, выбранной из наиболее обольстительной из смертных. Что, если память мне не изменяет, кончилось самой первой из известных человечеству Мировых Войн, по ошибке названной историками Троянской.
       Но на первых порах хищницы лишь принюхивались друг к дружке, и я очень надеялась, что всё кончится раньше, чем они вцепятся друг другу в глотки.
       Мы с Эллой сели рядом и всю дорогу украдкой поглядывали на молодых женщин, являвшихся предметом наших чаяний. Причём у каждой своих. Подруга всего лишь рассчитывала немного заработать. Ну, не так чтобы очень, но, как уже говорила, всё в мире относительно. Мои же планы были несколько обширнее.
       Причём, толком объяснить, на что надеялась, так и не могла.
       Утешение нашла в том, что даже великие учёные, и, в частности Янг, учат, что: "Все великие открытия делаются по ошибке". Что ж, дай-то Бог совершить именно ту, единственную оплошность, ведущую к победе. Но загадывать далеко просто боялась. Ведь, как гласит народная мудрость устами другого неглупого человека по фамилии Миллер: "Нельзя ничего сказать о глубине лужи, пока не попадешь в нее". Как вы, наверное, догадались, стоять у воды, опасаясь замочить ноги - не в моих правилах. А потому, смело шагала вперёд.
       Поскольку путь был неблизким, а спиртного, в отличие от почти ста процентов везомого нами контингента, не переношу, вытащила КПК и принялась изучать то, что удалось нарыть об Объединённых Арабских Эмиратах. В общем-то, самое обычное государство. Не хуже и не лучше многих. В прошлом - английская колония, до тысяча восемьсот двадцатого года имевшая славу "Пиратского берега". Кстати, британцы сложили "бремя белого человека", ознаменовав конец целой эпохи, не так уж и давно. Всего лишь каких-то три с половиной десятилетия назад. То есть в семьдесят первом году прошлого века. Ну, а ныне в составе княжеств Абу-Даби, Дубай, Шарджа, Эль-Фуджайра, Умм-эль-Кайвайн, Аджман и Рас-эль-Хайма, ОАЭ являются вполне даже независимой страной, успешно держащей курс в бурных, кишащих акулами водах рыночных отношений. Нефть - основное достояние региона, даёт тамошним жителям возможность жить очень, я бы сказала, не бедно. Особенно, отдельно взятым представителям элиты, чья власть до сих пор держится на практически повсеместно сохранившихся феодальных и родо-племенные отношениях. Впрочем, если верить наугад выдернутой из Интернета статье, "чёрное золото" не единственный источник существования. Традиционные занятие - рыбалка в промышленных масштабах - до двадцати тысяч тонн в год! - и ловля жемчуга, до повсеместного возникновения нефтяных скважин дававшие до девяноста процентов национального дохода. Но, поскольку на мировом рынке нефть, всё же ценится дороже, в последнее время эти промысли несколько увяли.
       Не устоявшая перед соблазном, и выпившая пару стаканчиков Элка, мерно посапывала в соседнем кресле, заслоняя обзор. Зевая от скуки, я бесцеремонно разбудила подругу, чуть ли не пинками заставив пересесть. И уставилась в иллюминатор.
       Как раз заходили на посадку, и я внимательно всматривалась в раскинувшийся внизу пейзаж. Низкие берега, изрезанные наподобие норвежских фиордов неглубокими заливами. Правда, гораздо меньшей протяжённости. И великое множество островов и коралловых рифов. В этот раз я оказалась предусмотрительней и взяла бинокль. На востоке виднелись невысокие но, всё же, довольно внушительные горы. Западнее же, насколько хватало глаз, простиралась безжизненная пустыня. Судя по карте, чётких территориальных границ в этих краях не признают за ненадобностью. Да и зачем? Иди, куда хочешь, коль охота. Но, кому нужны лишённые влаги сыпучие пески?
      
      
       Наконец, довольно тягостное путешествие закончилось, и мы оказались в современном аэропорту из стекла и бетона. Чёткого плана, как обычно, не имела. Но, судя по взглядам, кидаемым на нашу совсем не ординарную группу, скучать здесь долго не придётся.
       Завидев делегацию из десяти европейских женщин, подъехало стазу несколько такси. Оживлённо щебеча, девочки расселись и, заняв место в первой машине, я попросила отвезти в недорогой отель. Водитель, так усердно косился то на меня, то на Эллу, расположившуюся с двумя красавицами на заднем сиденье, что я всерьёз испугалась, как бы бедняга не свернул шею. К тому же, движение на улицах было довольно таки оживлённым и вероятность вместо гарема Саид-Керима попасть в больницу или на кладбище была очень высокой. А такая небольшая особенность правил дорожного движения, как "прав тот, кто мчится быстрее и у кого машина больше" и вовсе выбивала из колеи.
       Напомнив себе, что у пассажиров встречных авто шансы попасть в аварию не меньше чем у нас, я храбро зажмурилась и отважно пустила дело на самотёк. Вернее, доверила наши, а заодно чёрт знает где пропадающего Мишки, судьбы в смуглые руки таксиста. Тот, кстати, оборзел окончательно и, повернувшись к рулю чуть ли не спиной, совсем не глядел на дорогу.
       Что, к великом моему удивлению, не мешало в нужных местах сбавлять скорость. Пропуская руководствовавшихся теми же принципами, что и владельцы четырёхколёсных коней, пешеходов, и объезжать спонтанно возникающие на дороге препятствия в виде остановившихся потрепаться приятелей. Всё бы ничего, но сидели они в кабинах автобусов, что никак не способствовало нормальной пропускной способности пусть и довольно широких, но - увы - не безразмерных автострад.
       Отель, по здешним меркам, разумеется, был так себе. Высоченное многоэтажное здание, сверкающее белизной внешней отделки и чисто вымытыми стёклами. Зато имелся довольно уютный оазис, с несколькими бассейнами, и пляж. На крыше, кстати, тоже располагался небольшой водоём, вокруг которого в шезлонгах загорали гости. Изучив прейскурант, скрепя сердце решила поселиться на четырнадцатом этаже, где большинство апартаментов пустовало, по причине отсутствия желающих. Всё же, суеверие прочно сидит у нас в крови и, несмотря на то, что кнопка с номером тринадцать отсутствовала в лифте, дураков не находилось. Ибо все умеют считать.
       Зато, нам достались шикарные двухкомнатные номера, по смехотворной цене. Расселив девчонок и, строго-настрого наказав забыть о благоприобретённых в Москве повадках ночных бабочек, мы с Эллой начали устраиваться. Из широкого окна открывался великолепный вид на Персидский залив. Я опять вытащила припасённую оптику и принялась удовлетворять любопытство.
       - Насмотришься ещё. - Хохотнула Элла. - Пошли, лучше, погуляем.
       День близился к вечеру и час, называемый в Южной Америке Сиестой закончился. Так что, пренебрегая усталостью, я согласилась.
       Так как здесь полтора века правили англичане, проблем с языковым барьером не существовало. Что, само по себе не могло не радовать. Безусловно, неплохо бы знать персидский, но, чего нет - того нет.
       Спустившись вниз, обнаружили нескольких наших куртизанок, вовсю флиртующих с парнями европейской внешности. Я всерьёз вознамерилась подойти и сделать внушение, но Элла не позволила.
       - Да ну их, Маш. - Поморщилась она. - Толку чуть, да и то, если постоянно будешь околачиваться поблизости. - Так стоит ли портить вечер?
       - Но... Как же репутация? - Попыталась остановить поток красноречия я.
       - Да брось ты. - Хихикнула она. - Какое о "Наташах" мнение в восточных странах, ты и сама прекрасно знаешь.
       В сердцах плюнув, и, чувствуя как досконально продуманная операция на глазах расползается на составляющие из-за такой непредсказуемой штуки, как "человеческий фактор" я скрипнула зубами и... промолчала. В самом деле, рано ещё икру метать. Сперва нужно просто осмотреться. Саид-Керим - личность в Абу-Даби заметная и ведёт вполне даже светский образ жизни. Его фотографии, то с одной, то с другой белокожей и светловолосой кралей, постоянно мелькают на страницах светской прессы. В этом мы смогли убедиться, буквально не выходя из отеля.
       Правда, толку от этого пока что оказалось мало, но впадать в отчаяние я не собиралась.
       Мы прошвырнулись по набережной. Съели мороженное в вполне уютном кафе и, то и дело а, точнее, постоянно ощущая раздевающие мужские взгляды, не спеша вернулись в гостиницу.
       Справедливо считая, что для первого впечатления вполне достаточно, я приняла душ и, включив кондиционер, с лёгкой душой забралась в постель.
       Разбудил аромат крепчайшего кофе. С давних пор неравнодушная к этому чудному бодрящему напитку, я тут же разлепила глаза и принялась вертеть головой, выискивая источник соблазна. Ничего не обнаружив, вскочила с постели и направилась в соседнюю комнату. Дверь была приоткрыта и, войдя, увидела полностью одетую Эллу, деловито обложившуюся газетами и делавшие какие-то пометки желтым маркером.
       - Планируешь военную компанию? - Пошутила я.
       - Должен же кто-то этим заниматься. - Коротко бросила она, не прерывая занятия. - Исходя из состояния финансов, в нашем распоряжении месяц. За это время мочалки должны заключить хотя бы пару контрактов. Иначе - прямая дорога в дворники.
       - Почему так пессимистично? - Как от зубной боли скривилась я.
       - Радоваться потом будем. - Отрезала бизнесвумен. - А пока что надо работать.
       - Слушаю и повинуюсь. - Сложив руки на груди, я изобразила покорный поклон.
       - Вот и хорошо. - Без малейшей благодарности буркнула она и располовинила внушительную кипу макулатуры. - Вот, держи.
       - И что я, по-твоему, должна с ними делать? - Глаза округлились сами собой.
       - То же, что и я. - Лаконично отрезала подруга. - Выписывай адреса и телефоны престижных элит-клубов, где проводят вечера сливки здешнего общества. Цены входных билетов, кстати, тоже. Потом. - Она многозначительно постучала ногтем по толстенному фолианту в тиснёной обложке. - Сверимся с этим изданием, являющимся аналогом британской энциклопедии "Кто есть кто в Соединённом Королевстве". И, отталкиваясь от полученной информации, составим план мероприятий на ближайшую неделю.
       Вот оно как. Занятая одной-единственной мыслью, как втереться в доверие к нужному человеку, совершенно упустила из виду, что Элле-то абсолютно всё равно, кто из местных папиков заинтересуется привезёнными нами девочками. Ведь, ещё с античных времен известно, что у денег, помимо всех остальных плюсов, есть одно замечательное свойство.
       Они не пахнут.
       Налив в глубокую чашку горячего напитка я, в чём мать родила, плюхнулась в кресло и, прихлёбывая и отчаянно обжигаясь, стала без особого энтузиазма перелистывать местную прессу.
      
       Глава 12
      
       Клубов в Абу-Даби не то, чтобы много, но достаточно, чтобы вскоре почувствовала усталость. Что, бесспорно, говорило об уровне благосостояния местных жителей. Я, само собой, тянула одеяло на себя, в первую очередь, выбирая наиболее часто посещаемые Саид-Керимом. Впрочем, он не являлся завсегдатаем какого-либо конкретного заведения. А, зачастую, и вовсе предпочитал проводить время в одном из собственных дворцов, или отправлялся путешествовать. Благо, личный самолёт и, кажется, не один, вполне позволял подобное сибаритство.
       Успокаивая себя тем, что с наскоку ещё ни у кого никогда не получалось ничего путного, решила, что неделя, мысленно отведённая на адаптацию вряд ли будет потраченной зря.
       Провозившись с газетами почти до обеда, перекусили в номере. Так как скидки распространялись и на двухразовое питание. Ужин в меню - увы - не входил. Ибо предполагалось, что цивилизованные люди просто обязаны коротать вечера в ресторане.
       В принципе, это и собирались сделать. С единственной разницей, состоящей в том, что в наши коварные планы входило беззастенчивое обогащение конкурентов.
       Девочки, все как одна, в вечерних платьях с открытыми плечами, оголёнными загорелыми спинами, и в босоножках на высоченных каблуках, очень напоминали кобылиц. Эдаких ладненьких необъезженных лошадок, ждущих своего ковбоя.
       Чёрт! Надо будет в следующий раз выходить по отдельности! Все постояльцы мужского пола дружно повернули головы в нашу сторону. А у некоторых, даже отвисла челюсть и, наверное, потекли слюнки.
       - Смотри! - Элла бесцеремонно ткнула в бок.
       - Полегче нельзя? - Завопила я.
       - Тише ты. - Процедила она сквозь зубы.
       - Больно же! - Задохнулась от возмущения я.
       - Кажется, нас снимают. - Не повышая голоса, продолжала комментировать Элла. И предостерегла. - Только, пожалуйста, сделай вид, что не обращаешь внимания.
       - Нафиг нужно! - Фыркнула я.
       - Если покажут в новостях, считай, полдела сделано. - Размечталась Элла.
       - Ага! - Ехидно подначила я. - А если возьмут интервью - то вообще всё на мази!
       Словно телепаты, троица, не спеша, направилась к нам. Как две капли воды, они походили на мою со Стивом и Нэшем команду. Конечно, за исключением того, что диктором был мужчина.
       - Отдуваться придётся самой. - Предупредила я пиарщицу, и поспешно скрылась в дамской комнате.
       Не то, чтобы в одночасье прорезалась стеснительность. Но, здраво рассудив, вы и сами поймёте, что рисковала нарваться на неприятности. Интервью с живодёром Нургаевым, вышедшее в эфир неполных две недели назад, вполне могло попасться на глаза Саид-Кериму или, что в принципе одно и то же, кому-то из его людей.
       Сложить два и два для них не составит особого труда. И, поскольку любовь к американцам в арабском мире общеизвестна, а подозрительность дети востока впитывают с молоком матери, то вероятность оказаться принятой за шпиЁнку была нешуточной
       Безусловно, я всей душой стремилась к этой встрече. Но, рассчитывала, если можно так выразиться, на анонимность. Ведь память ассоциативна. И, дважды увидев на экране телевизора одно и то же лицо, в душе легко зародятся сомнения. Сопоставить же имеющих идентичную внешность английскую тележурналистку и падкую до лёгкой наживы мнимую туристку из России, думаю, будет гораздо труднее.
       К тому же, кто знает, как далеко простирается информированность могущественного богача? Не то, чтобы сильно опасалась, но и полностью не сбрасывала со счётов возможность того, что кто-то лишний в кусре, кем работает мой муж. И, если догадки верны и Мишка стал заложником, вполне могу составить ему компанию.
       Тут я закрыла глаза и замурлыкала от предвкушения. Нет, перспектива угодить в неволю нисколько не прельщала. Но вот остаться с любимым мужчиной наедине! Это ж, совсем другое дело!
       Осторожно приоткрыв дверь, выглянула в образовавшуюся щёлку. Элла, сияя от счастья и светясь, как двухсотваттная лампочка, разглагольствовала вовсю.
       - Я - совладелица одного из ведущих Московских домов мод. - Скромно потупив глазки, вещала она. - Нет, это не деловая поездка. Просто мы все - одна дружная семья и обожаем проводить отпуск вместе.
       "Господи"! - Ужаснулась я. - "Какой-нибудь ретивый дурак обязательно выдвинет версию о лесбийских наклонностях русских манекенщиц"!
       Элла выпендривалась перед камерой около двадцати минут и всё это время я вынужденно проторчала в туалете.
       - Покороче не могла? - Язвительно уколола я, едва телевизионщики, зачехлив аппаратуру, скрылись из виду.
       - Да не психуй ты! - Дёрнула плечом она. - Люди за рекламу вон какие деньжищи отваливают. А тут такая халява!
       Я прям, растерялась, честное слово. Против подобного рода аргументов бессильны любые доводы. И, что самое страшное, перед магией этого, во всех отношениях замечательного и, я бы даже сказала, волшебного слова, не способна устоять ни одна нация. Желание что-либо получить даром или, на худой конец, сэкономить, не знает границ. Наверное, если люди полетят к звёздам, то главным побудительным мотивом станет не радость открытий и не удовольствие от встречи с возможными братьями по разуму, а вот этот, примитивный и древнейший меркантильный инстинкт.
       Кстати, именно на этом человеческом качестве построили в середине восьмидесятых гениальнейшую аферу братья армяне, выходцы из тогда ещё Советского Союза. Проделка мошенников стоила страховым компаниям миллиарды долларов. А исполнено всё было с такой филигранной безукоризненностью, что великим комбинаторам ещё долго не могли предъявить обвинение.
       Раз уж начала, в двух словах опишу хитроумный трюк. Дело в том, что расходы за любое обращение к врачу, американец покрывает с помощью медицинской страховки. Неважно, делает ли суперсложную нейрохирургическую операцию, стоящую сотню тысяч долларов, или же просто проходит профилактическое медицинское обследование, ценой в жалкую тысячу. В любом случае, первые двести баксов обыватель выкладывает из собственного кармана. Что, естественно, здорово помогает регулировать наплыв страждущих посетить доктора на дармовщинку.
       Русские же, а для жителей штатов все, кто родился за "железным занавесом" автоматически причисляются к одной национальности, не мудрствую лукаво, отказались от первоначального взноса. В результате подобного альтруизма, появился огромный спрос. Десятки автобусов, укомплектованных вполне квалифицированными бригадами врачей, разъезжали по городам, предлагая всем желающим пройти полное медицинское освидетельствование. С анализом крови, рентгеноскопией, приёмом у терапевта, хирурга и уролога. Единственным вопросом было: "если у вас полис"?
       Забили тревогу, кажется, только через год. Но к тому времени страховые компании выплатили аферистам в общей сложности около четырёх миллиардов долларов.
       - О чём задумалась? - Элла помахала ладошкой перед глазами.
       - Да так... - Меланхолично отозвалась я. - Случай поучительный вспомнила.
       - Ясно! - Констатировала подруга.
       Причём, таким тоном, что я даже всерьёз вознамерилась обидеться.
       Таксисты не заставили ждать, И вскоре кавалькада подъезжала к одному из самых престижных ночных клубов, придерживающихся западного стиля.
       - Начнём, пожалуй. - Притворно зевнула Элла.
       Похоже, первые шаги в роли элитной бандерши доставляли ей огромное удовольствие.
       При цене входного билета в полторы сотни "зелёных", сами посчитайте, во что обойдилалсь нам каждая вылазка. И, даже если учесть пятидесяти процентную скидку, всё равно было немножко накладно.
       Разбившись на пары, девочки заняли несколько столиков и заказали безалкогольные коктейли. Вообще-то, спиртное в мусульманском мире запрещено законами Шариата. Чего нельзя сказать о невинных радостях, вроде курения кальяна, или жевания листьев ката. Это лёгкий наркотик, не являющийся табу.
       На сцене восточная красавица исполняла танец живота. Но взгляды посетителей - в основном это были мужчины - сразу же обратились в нашу сторону. Некоторые пришли со спутницами европейского, или южно-азиатского типа. Но, всё равно, наше появление произвело настоящий фурор.
       Вот уже кто-то пригласил Марину, хрупкую высокую блондинку потанцевать, и я малость занервничала. Ещё в Москве строго настрого запретила девочками принимать разовые предложения, втолковывая, что проституцией они могут сколько угодно заниматься дома. Но, к счастью, те пока держались и я вздохнула спокойнее.
       Намётанным глазом определив в нас с Эллой "предводителей команчей" или, вернее, их скво, к столику подошёл мужчина лет сорока и, спросив взглядом разрешения, устроился напротив.
       - Столько стоят ваши козочки? - Спросил так спокойно, что я почувствовала неловкость.
       - Вы нас с кем-то перепутали. - Отмела инсинуации я.
       - Жаль. - Он иронично покачал головой. - А мне на миг показалась, что вас заинтересует деловое предложение.
       - Излагайте. - Коротко кивнула Элла.
       - Я - личный помощник одного не молодого и очень влиятельного господина. - Пожевав губами, начал он. - И он... скажем так... неравнодушен к обществу хорошеньких женщин.
       Последовала небольшая пауза.
       - Я его прекрасно понимаю. - Подтвердила Элла. - И? Что вы хотите от нас?
       - Я бы могу организовать работу... Скажем, консультанта по дизайну вот той шатенке в зелёном платье, так гармонирующем с её изумрудными глазами. - Рассеянно кивнул он на соседний столик. - И, пожалуй, девушке справа. Брюнетке с высокой грудью.
       - Как долго продлится контракт? - Деловито осведомилась напарница..
       - Думаю, для начала, полгода. - Он ещё раз оглянулся. - Слово за вами.
       - Семьсот тысяч долларов. - Взяла быка за рога Элла. И уточнила. - За двоих.
       - Вы цените малюток прямо на вес золота. - Усмехнулся он.
       - Что вы. - Элла многозначительно прищуралась. - Гораздо дороже. - И только уважая стремление вашего друга к прекрасному, мы готовы сделать небольшую скидку.
       - Нет, зачем же. - Заупрямился он. - Вы привезли товар высокого качества. - А мой хозяин не из тех, кто покупает по дешёвке.
       - Что ж, остаётся лишь уладить формальности. - Милостиво согласилась компаньонка.
       - Завтра в десять утра в моём офисе. - Он протянул визитку и, благожелательно кивнув на прощание, направился к выходу.
       - Пожалуй, нам нужно попудрить носики. - Недвусмысленно намекнула Элла.
       - Хочешь поговорить? - Уточнила я.
       - А ты нет? - В голосе подруги сквозило удивление.
       - Что ж, пойдём.
       Я встала из-за стола, и мы скрылись в дамской комнате.
       - Машка! - Элла кинулась обниматься, едва захлопнулась дверь.
       - Рада? - Довольно кисло осведомилась я.
       - Разумеется! - Воскликнула она и призналась. - В какой-то момент я была готова согласиться на пятьсот тысяч.
       - Ну и зря. - Промямлила я. - Судя по всему, местные женщины сплошь уродки, раз в первый же день смогли заключить две выгодных сделки.
       - Да хрен их разберёт. - Поморщилась Элла. - Понадевали, понимаешь, мешков на головы и семенят, как стреноженные.
       Что да, то да. С гордыми, раскрепощёнными, знающими себе цену европейками аборигенки не выдерживали никакой конкуренции.
       - Ну-у, у каждого народа собственные традиции. - Вяло просипела я.
       Не то, чтобы не воодушевил первый успех. Но к основной цели это небольшая удача не приближала ни на йоту, а потому и не вызвала особого ажиотажа.
       - Представляешь! - Даже, если больше никто не клюнет, мы уже приехали не зря.
       По договорённости, комиссионные с каждого контракта составляли двадцать процентов. Сами посчитайте, сколько это в долларах. Правда, расходы ложились на наши плечи. Да плюс обещанные каждой, не поймавшей фортуну девушке, три тысячи, грозили обернуться дырой в бюджете.
       - Отчего же. - Я улыбнулась снисходительной материнской улыбкой. - Очень даже представляю.
       Мы вернулись в зал но, не знаю уж, к сожалению, или к счастью, больше подобных шикарных предложений в этот вечер не поступало. Правда, пару раз подкатывали с намерениями купить женщину на одну ночь. Но, поскольку Элла ещё в Росси грозила такими страшными карами и пугала мифическими связями в бандитском мире, что от обещанной тысячи евро наш контингент шарахался как чёрт от ладана. К тому же то, что после месяца выполнения обязательных условий, мы не намеревались настаивать на возвращении жриц любви в Москву, сыграло определённую роль. Получат на руки деньги - и вольны распоряжаться собой, как душе угодно.
      
       С самого утра Элла оккупировала душ и, что-то напевая, возилась за дверью.
       - Пошевеливайся, копуша. - Недовольно постучала я. - Людям, между прочим, тоже нужно смыть трудовой пот.
       - Сейчас, сейчас. - Спохватилась она. - Просто хочется выглядеть как можно лучше.
       - Э-э-э, подруга. - Припёрла расфуфыренную Эллу к стенке я, едва она показалась из ванной. - Да ты, никак, дала волю воображению?
       - А что, нельзя? - Она вызывающе подняла подбородок.
       - Отчего же, можно. - Не стала спорить я. - Только, Джека Лондона меньше читать надо.
       - Причём здесь это твой, как его? - Смущённо взмахнула ресницами Элла.
       - При том, что только в книгах тот, кто выполняет черновую работу, становится богатым. - Я принялась учить разуму бестолковое дитя. - В реальной жизни никто из старателей не добился ощутимого результата. Да, мыли золото, ну и что? Где они очутились в конечном итоге? Настоящий же капитал удалось сколотить тем, кто поставлял романтикам продукты, инвентарь, спиртное, наконец.
       - Женщин, наверное. - Ехидно поддакнула Элка.
       - Не вижу в этом абсолютно ничего смешного. - Ледяным тоном отрезала я. И безапелляционно потребовала. - Ну-ка, быстро смывай боевой раскрас, и переоденься в строгий деловой костюм. Хочу чтобы у местных "сексуально озабоченных" сложилось впечатление что мы - серьёзные бизнес-леди, а не банальные искательницы приключений.
       Насупившись, Элла понуро поплелась обратно. Вообще-то, я её прекрасно понимала. Ведь, несмотря на статус хозяйки, каждая женщина в первую очередь видит в другой соперницу. Заведомо проигрывая девушкам на подиуме, Элла, будучи крайне самоуверенной, не подавая виду. Но, как мне кажется, втайне страдала от мнимой неполноценности. И, попав в новую, манящую обстановку, невольно захотела проверить силу собственных чар.
       Встреча прошла на должном уровне. Слегка пришибленная критикой Элла вела себя довольно сдержанно, что, только способствовало выбранному имиджу.
       После того, как бумаги были подписаны, а деньги переведены на счёт фирмы, с нами вежливо раскланялись и мы вернулись в отель.
       - Света, Ирина! Зайдите, пожалуйста.
       Девочки, выбранные вчерашним собеседником, робко постучались в номер.
       - Вызывали, мисс Райн?
       Честно говоря, я испытывала неловкость, оттого что предстояло сообщить подопечным - их "уже купили". И пусть всё происходило по обоюдному согласию, и на работу те согласились вполне добровольно, всё равно, чувствовала стыд.
       И, как выяснилось, совершенно напрасно. Узнав "потрясающую новость", счастливицы бросились мне на шею и едва не затискали до смерти. Право, затрудняюсь сказать, что было тому виной. Вряд ли совсем уж низкий уровень жизни на родине. Скорее, это всё же некая душевная потребность. Именно та, что утром заставила Эллу слегка принарядится и "испытать фарт".
       Часа два заняло улаживание формальностей. Обеим девочкам, согласно заключённому в Москве договору являющимися нашими клиентками, я открыла счета в местном филиале одного из немецких банков. И, переведя, всю сумму, за вычетом заранее оговоренных процентов, искренне пожелала удачи.
       Кто знает? Возможно, через двадцать лет они, как ни крути, а проданные в самое настоящее, пусть и временное рабство, подобно синьоре Бьянке Виолетти станут испытывать лёгкую грусть по временам, проведённым в гареме средневекового князька.
      
       Глава 13
      
       Следующая неделя прошла с переменным успехом. Это, если считать таковым ещё три контракта, малость поскромнее. Что же касается основного вопроса, то он никак не хотел сдвигаться с мёртвой точки.
       Как-то, гуляя по узким улочкам, стали свидетелями весьма удивительного действа. Владелец одной из закусочных, потчевал гостей экзотическим блюдом, весьма похожим на жареный рис. Я бы прошла мимо, если бы Элла, округлив глаза, не зажала рот ладошкой.
       - Ты чего? - Изумилась я.
       - Смотри. - Она кивнула в сторону повара, как раз занимавшегося приготовлением очередной порции.
       Почувствовав, что к горлу подкатывает тошнота, я ускорила шаг.
       Зрелище и, в самом деле, не для слабонервных. Баранья туша, висевшая на крюке, была усеяна толстым слоем копошащихся жирных червей. Получив очередной заказ, кулинар подставлял поднос, и лупил по гнилому мясу толстой палкой. Натряся как раз столько, чтоб съесть за один присест, щедро поливал опарышей маслом и, густо посыпав специями, ставил на огонь.
       Увидев Элкины выпученные глаза, шеф-повар, приглашающе кивнул на свободный столик.
       - Ни за что! - Выдавила из себя я.
       - Как хочешь. - Храбро заявила Элла. - А я, рискну, пожалуй.
       Стараясь не видеть отвратительного зрелища, я уселась спиной к импровизированной кухне. Буквально через три минуты перед Эллой поставили украшенное зеленью блюдо и кувшин с каким-то пенным напитком.
       - Как вы это едите? - Не смогла сдержать удивления я.
       - Вы, европейцы, употребляете в пищу мясо священных коров. - Прищурился ресторатор. - Так же не брезгуете питающимися помоями свиньями. - Эти же существа. - Он дёрнул головой в сторону шевелящейся массы. - Едят чистое мясо. И, после этого, вы ещё смеете утверждать, что являетесь культурной нацией?
       Не найдя, что возразить, я замолкла. Подождав, пока Элла закончит трапезу, и всё так же не глядя на ингредиенты, усердно поглощающие чистый разлагающийся белок, со всех ног кинулась к отелю.
       Что тут скажешь... Восток - дело тонкое.
      
      
       Самое обидное то, что нужный человек находился в Абу-Даби но, увы, оставался недосягаем. (На третий или четвёртый день пересеклись в одном из увеселительных заведений). Вся компания, вернее, то, что к тому моменту от неё осталось, сидела в современном, но довольно уютном кабаке, когда из подъехавшего лимузина стремительно вышел Саид-Керим. Кинул на девочек отрешённый взгляд, миновал зал и скрылся в отдельном кабинете.
       Я даже застонала от разочарования. Ибо совсем не так представляла происходящее. В воспалённом мозгу, отталкивая друг дружку, суетились сумбурные мысли и бессвязные видения. Воображение рисовало Саид-Керима, потерявшего голову при виде "русского десанта". Нас с Эллой, само собой, пусть и ненадолго, пригласят в резиденцию хозяина. А там уж, возможно, под покровом ночи или, ещё как-нибудь, например, подсыпав охране снотворного (у меня даже пузырёк с собой был, вот) сумею обыскать территорию и, естественно, спасти пропавшего Мишку.
       На чём основывалась подобная убеждённость, сказать затрудняюсь. То есть, в глубине души понимала, что все предпосылки могут оказаться абсолютно неверными. Начиная с того, что похищенных, да ещё в таком огромном количестве, вряд ли станут держать в столице. И заканчивая тем, что Саид-Керим, что очень даже вероятно, просто-напросто в этом не замешан.
       "Зато денег заработали". - Нашла не очень-то обрадовавшее в данной ситуации утешение.
       Дальше - хуже. Когда до постепенно остывающей головы начало доходить, что удаётся практически всё, кроме главного, скрепя сердце написала по электронной почте человеку, когда-то устроившего судьбу Бьянки. Ответ пришёл довольно быстро и был более чем лаконичен. Номер телефона и время, когда, когда следовало позвонить.
       Выпроводив Эллу погулять, сняла трубку и, поклацав кнопками, услышала фразу на незнакомом языке.
       - Вы говорите по-английски? - Первым делом осведомилась я.
       - Йес! - Тут же перестроился собеседник. - А вы, по-видимому, та самая Мери Райн?
       - Да. - Подтвердила я, чувствуя ужасную неловкость.
       - Что ж, к делу. - Довольно сухо начал он. - Рекомендация сеньоры Виолетти значит очень много. Но, поймите правильно... Хотелось бы составить личное мнение.
       - Хорошо. - Пролепетала я.
       - Прекрасно. - Оживился он. - Тогда завтра в два часа пополудни будьте на пляже отеля. - И уточнил. - Надеюсь, вы не против разговора в непринуждённой обстановке?
       Он ещё спрашивает! Да, чтобы добраться до чёртова Саид-Керима и получить ответ на один-единственный вопрос, я готова заставить оставшихся в запасе кандидаток купаться голышом в проруби! А не то, что поваляться часок на солнечном пляже!
       - Договорились! - С энтузиазмом воскликнула я. - Завтра в четырнадцать ноль-ноль!
      
      
       Девушки томно развалились в шезлонгах. Мы же с Эллой сидели за столиком в находящемся на небольшом катере открытом кафе. Устроившийся напротив человек сосредоточенно молчал. Но, по скептическому взгляду, понимала, что дело плохо. В тёмно-карих глазах Али не вспыхнуло даже проблеска интереса.
       Посетовав на судьбу, я была почти готова пуститься на уговоры. Да что там! С радостью приплатила бы, только бы этот таинственный восточный мужчина протянул руку помощи. В то же время, прекрасно сознавая, что это мало что даст. Скорее, даже наоборот, насторожит посредника и навсегда отрежет доступ к его клиенту.
       Инга, жгучая брюнетка, несмотря на скандинавское или, скорее, прибалтийское имя, поднялась с ложа и походкой богини направилась к бассейну. Да-да, хотя естественная акватория находилась буквально в двух шагах, знающие себе цену леди а, заодно, и джентльмены, предпочитали плавать в рукотворных водоёмах.
       - Извините. - Покачал головой гость. - Эти три прелестницы явно не в его вкусе.
       Я понуро опустила плечи, усиленно размышляя, где бы по сходной цене раздобыть костюм нинзя. А, заодно, и столь необходимые в шпиЁнском деле навыки.
       Элла, если и огорчилась, то виду не подала. Да и глупо было бы, если честно. Ведь, за последнее и, надо сказать, довольно короткое время мы заработали раз в пять больше, чем за год показов.
       - Что ж, насильно мил не будешь. - Нисколько не смущаясь банальностью фразы, вздохнула она. И попросила. - Маш, переведи!
       Я послушно растолковала Элкины слова и очень удивилась, поймав пристальный изучающий взгляд.
       - Вы замужем? - Неожиданно спросил Али.
       - Нет. - Сама не знаю зачем, соврала я. - А, простите, какое это имеет значение?
       - Никогда не знаешь, что готовит судьба. - Загадочно ответил он. Но, кажется, я могу устроить вакансию лично вам.
       Почувствовав, что краснею, схватила стакан. И, разумеется, вместо того, чтобы скрыть неловкость, только усугубила, позорно поперхнувшись. Сердобольная Элла проявила реакцию, достойную какого-нибудь Брюса Ли, и моментально хлопнула по спине. Бокал выскользнул у меня из рук, а апельсиновый сок, описав красивую плавную дугу, залил светлый пиджак столь опрометчиво сделавшего интересное предложение дядечки.
       - Ой! - От стыда я готова были залезть под стол.
       - Мама! - Ахнув, Элка закрыла рот ладошками.
       Пострадавший же только крякнул. Однако, годы работы в весьма специфической области, как видно, не прошли даром.
       - Ничего-ничего. - Непринуждённо засмеялся он. - Всё равно этот костюм я собирался выбрасывать.
       - Я... Я заплачу. - Пролепетала я, выходя из ступора.
       - Очень на это рассчитываю. - Многозначительно кивнул он. И, достав золотой Паркер, что-то написал на обратной стороне визитки. - Подумайте.
       Глянцевый прямоугольник тут же оказался в загребущих лапках подруги. А Али очень даже естественно засмеялся, словно не было для него большей радости, чем принять душ из липкого сока, и, не спеша, направился к трапу.
      
      
       - Полмиллиона! - Глаза у Элки горели алчным блеском.
       - Угу. - Вяло подтвердила я.
       - Хочешь зажать комиссионные? - Подозрительно предположила подруга.
       - Да иди ты. - Буркнула я.
       - Ты хоть понимаешь, что подобный шанс выпадает раз в жизни? - Элла возбуждённо забегала по комнате. - Вон, эта самая Бьянка, три года выдержала. И ещё - твои слова, между прочим! - всю оставшуюся жизнь грустит.
       Что да, то да. Если откажусь, вряд ли ещё подвернётся такая возможность. В отчаянии я кусала губы и просто не представляла, как поступить. С одной стороны, в любом деле нужно идти до конца. Но, будет ли рад муж, ради спасения которого предприняла столь суровые меры? Думаю, не очень. Хуже всего то, что не уверена, являлись ли Саид-Керим и его недоношенный сыночек виновниками моих несчастий? Вот будет номер, если нет! И, вернувшись через шесть месяцев, обнаружу скучающего в московской квартире супруга.
       "Где ты был, милый"?
       "В командировке, где ещё? А тебя, дорогая, где носило"?
       "Понимаешь... Я сейчас всё объясню... Дело в том, что я так волновалась, что отправилась на поиски. И случайно продалась в гарем одному арабскому папику"...
       Тут я скромно потуплю глаза и, дабы загладить вину, намекну, что новый Мерседес, - предмет мечтаний всех без исключения русских мужчин - нам теперь по карману. Да и на косметику, надеюсь, останется. Ведь придётся некоторое время ретушировать фингалы. Ибо Мишкина благодарность, скорей всего выльется в вполне конкретные, я бы даже сказала, ощутимые формы.
       Хорошо бы, если так... Только, боюсь, он меня просто бросит.
       "Ты теперь девушка свободная, эмансипированная". - Скажет он. - "К тому же, деньгами, вон, разжилась. Вот и катись на все четыре стороны".
       Не обращая внимания на снующую туда-сюда Элку, я заревела в три ручья.
       - Ясно. - Констатировала Элла. - Я не такая, я жду трамвая.
       - В морду хочешь? - Без особого азарта осведомилась я.
       Не то, чтобы всерьёз обидела реакция компаньонки. Но, надо ж хоть на ком-то отыграться.
       - Ой-ой! - Показала язык Элла. - Или забыла, кто кому накостылял на даче?
       Это верно. Невысокая и довольно хрупкая на вид Элла, обладала звериной силой. Так что я, наверное, погорячилась.
       - Вот-вот. - Улыбнулась я. - Обложили со всех сторон.
       - Так ведь никто не заставляет. - Проявила жалость напарница. - Не хочешь - не надо. Сама же говорила, что тот, кто копается в говне вряд ли когда-нибудь выбьется в люди. В общем, так. Завтра рассчитаю девочек и - домой. Нефиг им прохлаждаться за наш счёт.
       - Ещё полторы недели. - Напомнила я.
       - Это по максимуму. - Возразила бизнес-вумен. - С нашей стороны условия соблюдены. А то, что на этих трёх уродок никто не клюнул - их проблемы. Есть желание - пусть летят в Москву. Или займутся основной профессией.
       Я невольно засмеялась. Соскучившиеся за время вынужденного воздержания по ласкам, красавицы и впрямь, с тоской поглядывали на каждого проходящего кобеля. Всё же, имитировать аскетизм - дело довольно сложное. Особенно, если каждой клеточкой ощущаешь "зов природы".
       - Что ж, пусть так и будет. - Внезапно решилась я. - Расплатись с девчонками, и езжайте.
       - А ты? - Изумилась Элла.
       - А что я? - Невинно потупила взгляд я.
       - Ага! - Элла швырнула в меня подушкой. - А ещё прикидывалась!
       - Много ты понимаешь. - Вспыхнула я.
       - Да ладно тебе! - В голосе подруги не проскальзывало ни капли осуждения. - Да ты покажи хоть одну бабу, которая смогла бы устоять?
      
      
       Инга, Света и Марина восприняли известие спокойно. Я бы сказала, даже с видимым облегчением. Ни одна - а кто бы сомневался! - не захотела возвращаться. Благо виза позволяла, а деньги имелись. Да и вообще, что они забыли в пыльной и по самое "не могу" забитой конкурентками России? Здесь же, они - своего рода экзотика. Ну, не то, чтобы в Абу-Даби не водилось европеек. Но, всё же, встречались они раз в сто, если не в тысячу реже, чем дома.
       Согласно контракту, подписанному на следующий день, я поступала на работу в качестве "консультанта по общим вопросам". Всю сумму перевели на наш счёт тут же, и я вполне явственно почувствовала тяжесть рабского ярма.
       - Когда хотите начать? - Доброжелательно осведомился Али.
       - Прямо сейчас. - Боясь, что в последний момент передумаю и задам стрекача, тряхнула волосами я.
       - Ну, вы попрощайтесь. - Проявил деликатность Али. - Когда закончите, просто пройдите вон в ту дверь.
       - Звони. - Самым обычным тоном сказала Элка.
       - Куда ж я денусь. - Всхлипнула я.
       - Ох, завидую я тебе, Машка. - Стремясь поднять настроение, она ткнула кулаком в бок.
       - Моделями заниматься будешь? - Уводя разговор в другую сторону, поинтересовалась я.
       - А нафига? - Искренне удивилась Элла. - Подожду, пока ты вернёшься. А там, может, опять наберём группу страждущих. Рынок-то - вон какой! Саудовская Аравия, Кувейт!
       Похоже, шальные заработки ударили новоявленной бизнес-вумен в голову.
       - Извини, Эл. - Покачала головой я. - В следующий раз без меня.
       - Это мы ещё посмотрим. - Оптимистично заявила Элла, украдкой вытерла набежавшую слезу, и стала прощаться. - Ну что, надеюсь, к Новому Году вернёшься?
       - Я тоже.
       - Ну и дура. - Внезапно показала язык завистница. - Да я бы на твоём месте торчала в этом чёртовом гареме до посинения. Бьянка ж сама в статье писала, что дедушка уже старый. А жён у него - много. Да плюс содержанки. Так что, чаше, чем раз в месяц не приходилось... А тут, прикинь, пятнадцать лет прошло...
       - Зачем ему вообще вся эта катавасия? - Искренне изумилась я.
       - Престыж, глюпый жэнчын. - Принялась кривляться Элка. - У настаящэга мужчына дёльжэн быт всэго многа. Многа жен, целий табун канэй. И - она многозначительно подняла палец - не мэнэе дэсаты наложныц!
       - Разве что. - Утешилась я. - Ну, до скорого.
       - Пока, рабыня Изаура. - Она чмокнула меня в щёку.
       - По мне, так уж лучше, Анжелика. - Усмехнулась я.
       Ибо аналогия напрашивалась сама собой. Как и героиня Анн и Сержа Готье я ввязалась в довольно опасную авантюру. И подобно белокурой француженке рассчитывала выйти сухой из воды. Правда, за всё приходится платить. Но, как уже говорила, шампанское часто дегустируют только люди отчаянные.
      
      
       Я лежала в гинекологическом кресле, а в памяти помимо воли всплыл старый анекдот: "Пьяница, зайдя в автобус, громко провозглашает: "Слева от меня дуры, а справа - шлюхи".
       "Да как вы смеете"! - Возмущается интеллигентного вида женщина средних лет (в очках). - "Я двадцать лет замужем и ни разу не изменила супругу".
       "Пардон, мадам". - Смущённо извиняется алкоголик. - "Пожалуйста, перейдите на другую сторону".
       Это я к тому, что чувствовала себя неожиданно победившей в обеих номинациях. Не очень приятные ощущения, доложу я вам.
       Медосмотр был не то, чтобы унизительным но, всё же, испытывала неловкость. Хотя, наивно было бы предполагать, что человек, подобный Саид-Кериму станет покупать кота в мешке. В конце концов, не я ли, заботящаяся о здоровье, регулярно прохожу те же процедуры в одной из частных клиник Москвы? Так что, это было лишь самовнушение и, закрыв глаза, я желала лишь одного. Скорейшего окончания.
       Впрочем, это не заняло много времени, и Али усадил в машину - ну о-о-чень шикарный лимузин - и отвёз за город. Резиденция, построенная на берегу моря, сред финиковых пальм, поражала воображение. То есть, дворцы-то я видела. И даже бывала в некоторых. Но исключительно в качестве гостьи. Являться чьей-нибудь собственностью, к счастью, ещё не приходилось.
       "Всё когда-нибудь происходит в первый раз". - Непроизвольно пришло на ум, и я в сердцах чертыхнулась. Если честно, с радостью бы обошлась без такого вот опыта.
       Мы въехали на территорию и, прокатив по широким аллеям с расположившимися тут и там беседками и фонтанами, подрулили к невысокому белому строению. В отличие от старинной постройки виллы хозяина, его отделали модными ныне материалами.
       Пластиковые окна, стеклянные двери.
       - Здесь живут люди разных профессий. - Пояснил Али. - Учителя, повара, горничные.
       - Меня поселят в этом доме? - Поинтересовалась я.
       - Нет. - Он покачал головой. - Хочу предупредить, что специалисты м-м-м... вашего профиля, как правило, держаться несколько особняком. Не то, чтобы вас чурались но... Это в ваших же интересах. Мистер Саид-Керим старается придерживаться демократических принципов. Но, поскольку среди персонала довольно много молодых мужчин то... в случае возникновения щекотливых ситуаций мы вынуждены будем прервать контракт. И, безусловно, взыскать с провинившейся стороны неустойку.
       "Ну, конечно". - Как от зубной боли скривилась я. - "Похотливого самца, если что просто уволят, да и то вряд ли. А бедной девушке, так расплачиваться за всё". - И тут же нашла возражение. В виде избитой народной мудрости, гласящей, что "сука не захочет - кобель не вскочит".
       Вообще-то, этот вариант рассматривался лишь гипотетически. Ибо, во-первых, кроме Мишки мне никто не нужен. Ну, а во-вторых, с самого начала подумывала слинять при первой же возможности. В крайнем случае, сменю фамилию на Иглову. И пусть попробуют меня достать!
       О том, что миллиардер, способный организовать похищение полусотни боевых офицеров, да ещё из района, буквально кишевшем вооружёнными людьми, немного отличается от простых смертных, и вряд ли позволит водить себя за нос, само собой, старалась не думать.
       Не знаю уж, где располагался "официальный!" гарем и в каких условиях жили законные жёны Саид-Керма, но посёлок для шлюх выглядел более чем современно. Два десятка домиков, живописно расположившихся в экзотических зарослях, нечем не напоминали бараки рабов. А бассейн, правда, один на всех, и вовсе способствовал оптимизму.
       "Почти, как в Майами". - Скептически усмехнулась я. - "Ведь, как ни крути, все мы свободны лишь в собственных фантазиях. Дело лишь в длине поводка и величине кормушки. За оградой цепь, бесспорно, чуть более эфемерна. Но, зато и миска помельче".
       Чёрт, что-то на философию потянуло. Чует моё сердце, не к добру.
      
       Глава 14
      
       Бунгало оказалось трёхкомнатным и довольно уютным. К тому же, имелся телевизор с уймой каналов, и компьютер. Увы... Выхода в Интернет хозяева не предусмотрели. Или, скорее всего, наоборот, дальновидно лишили обитательниц роскоши общения с внешним миром.
       Я разложила вещи в шкафу и огляделась. На полу гостиной - светло салатовый ковёр. Мягкий - судя по виду - диван и журнальный столик с парой глубоких кресел. Спальня - похожа на тысячи сестёр по всему миру. Третье помещение представляло нечто среднее, между библиотекой и кабинетом.
       Судя по корешкам книг, предшественница увлекалась слезоточивой прозой в духе Даниэлы Стил, Барбары Картленд и Джудит Мак-Нот. Не то, чтобы осуждала подобные пристрастия. Но и назваться горячей поклонницей этого жанра я бы постеснялась. Ибо сердце навсегда отдано лучшим образцам русской литературы. И заниматься сравнением просто не желала. Подозреваю, боясь разочарования. Ведь, самое смешное, что, скорей всего, испытала бы его в любом случае.
       - Привет! - Донеслось с порога, и только потом раздался стук. - Можно?
       - Отчего же. - Я мельком глянула на расплывшуюся в улыбке чёрную физиономию.
       - Я - Миа Кей! - Ослепительно сверкая ровными зубами, протянула руку эбеновая девушка с кучей тонких косичек.
       - Мери Райн. - Представилась я.
       - Американка? - Тут же принялась выпытывать она.
       Именно сегодня мне совсем не по душе была вот такая нахрапистая бесцеремонность. Но, сделав небольшое усилие, всё же взяла себя в руки. Куколка-то не виновата, что у новенькой поганое настроение и сплошные тараканы в голове.
       - А что, заметно? - Прищурилась я.
       - Не очень. - Честно призналась Миа. - Просто, подумала, услышав имя. Ведь на чопорную английскую леди ты явно не тянешь.
       - А, если б я приехала из Австралии? - Ехидно спросила я.
       - Дырявая моя голова! - Миа звонко рассмеялась. - Но, в принципе, какая разница?
       - Может, ты и права. - Согласилась я.
       - Я здесь уже почти год.
       Девчонке явно хотелось потрепаться.
       - Ну, и как?
       - Супер! - Миа Кей выставила оба больших пальца. - По крайней мере, в сто раз лучше, чем в Лос-Анжелесе.
       - Странно. - Словно размышляя вслух, произнесла я. На самом деле просто хотелось подразнить новую знакомую. - Я полагала, что все без исключения мечтают жить в Калифорнии?
       - А-а-а! - Пренебрежительно махнула Миа. - Что в ней хорошего? Грязные тарелки, одинаковые рожи.
       - Так ты официантка? - Догадалась я.
       - В прошлом. - Не стала отпираться Миа. - Но, вообще-то, я актриса. - И, уже совсем тихо добавила. - Несостоявшаяся.
       Я слегка пожалела бедняжку. Приехать в город мечты и внезапно обнаружить, что попала не в сказку, а очутилась в унылом хвосте огромной очереди, не особенно приятно. А вместо изнурительной, но дающей удивительное ощущение полного счастья творческой работы - с утра до ночи таскать убирать объедки... Действительно, участь игрушки для забав должна представляться раем.
       - А... - Я слегка запнулась. - Хозяин... Какой он?
       - Мужик, он и есть мужик. - Фыркнула Миа. - Надеюсь, ты не девственница?
       - А что? - Насторожилась я.
       - Да нет, ничего. - Пожала плечами она. - Просто, несколько месяцев назад приехала одна... целочка. Не знаю уж, сколько стоил её контракт, но нос задирала - будь здоров!
       - И?
       Мерзавке, всё же, удалось разжечь любопытство.
       - А ни фига! - Ответила она. - Девочки говорили, что струхнула. И, в решающий момент закатила истерику.
       - А дальше что?
       Нетерпение пёрло изо всех щелей.
       - А мне какая разница? - Казалось, Миа потеряла интерес к разговору. - Выгнали, наверное. - И язвительно добавила. - Без выходного пособия.
       - Слушай, а зачем ему это надо? - Попыталась проверить Элкину теорию я.
       - Обсуждать главу дома запрещено. - Посуровела Миа. - Наказание - немедленное увольнение.
       - А... жены? - Я невольно покраснела.
       - А-а, эти! - Она вскочила и, сгорбившись, прошлась по комнате, покряхтывая и держась за спину. - Так они ровесницы господина. Ну, в крайнем случае, не десяток лет моложе.
       Саид-Кериму сейчас пятьдесят девять. Так что, представив, его в ночном клубе в окружении дам столь почтенного возраста, да ещё в паранджах, я невольно улыбнулась.
       - Вот-вот. - Проказливо подмигнула она, резко сменив тему. - Трусишь?
       - А чего мне бояться? - Храбро выпятила подбородок я.
       - Ну-у... Я тоже считала, что попаду в палатку бедуина. В действительности же, всё оказалось гораздо лучше.
       Да уж... При существующих в Лос-Анджелесе ценах на жильё, чтобы снять такой домик, статус официантки явно маловат. Или же пришлось бы не есть, не пить и каждый день мыть гору посуды, величиной с Эверест.
       - Должно быть, он весьма щедрый человек. - Предположила я.
       - Подумаешь. - Вяло откликнулась Миа. - При его-то миллиардах. В конце концов, кто-то собирает марки, некоторые клеят модели самолётов. - Миа глянула куда-то в сторону потолочного плинтуса и многозначительно замолчала.
       "А состоятельные мужчины коллекционируют красивых женщин". - Про себя докончила тираду я. - "Причём, живая портретная галерея весьма разнообразна и обновляется с завидной регулярностью".
       - Ладно, располагайся. - Миа Кей направилась к выходу. - У Эстеллы - француженки - сегодня день рождения. Так что, к восьми подгребай. Это через два дома слева.
      
      
       Вечеринка прошла довольно скромно. В смысле, без мужчин. Девочки, в количестве пятнадцати, чинно сидели кто где, и потягивали безалкогольные напитки.
       Центром внимания на некоторое время стала я. Невольницы Саид-Керима изо всех сил пытались поддерживать светскую беседу, но на лицах явственно проступала скука. Вяло пообщавшись около часа, и поохав над подарком господина, представлявшим экзотическое индийское сари, вышитое золотыми нитями потихоньку начали расходиться.
       В последующие дни я, изо всех сил изображая наивную дурочку, сунула нос всюду, куда только смогла. Побывала в гостях у всех новоявленных приятельниц. Устроила экскурсию по общежитию прислуги. Никаких казематов, в которых бы томились узники, разумеется, не обнаружила. Попытка проникнуть во дворец, кончилась - увы - ничем. Шкафоподобный охранник, невзирая на все попытки подбить клинья и растопить ледяное сердце, просто-напросто, развернул на сто восемьдесят градусов и легонько толкнул в спину. Отчего чуть не упала, и, чтобы удержать равновесие вынужденно перешла на бег.
       Теперь, по прошествии недели, до меня дошло, какие чувства владели подругами по несчастью.
       Тоска. Жуткая, ничем не прикрытая усталость, навеянная ожиданием. Как вскоре выяснилось, Саид-Керим не часто баловал вниманием неофициальный гарем. Светская жизнь же состояла из выездов в люди но, не более чем пару раз в неделю. Кстати, "супружеские обязанности", то есть, не "супружеские", ну надеюсь, вы понимаете, он выполнял и того реже. Теперь поделите на количество желающих, да представьте, что все они - молодые, здоровые женщины, в большинстве чрезвычайно до "этого дела" охочие. И получите на выходе ужасную картину, даже отдалённо не напоминающую сексуальное рабство. Об этом девчонки только мечтали. В действительности, жизнь "наложниц" гораздо больше напоминала унылое существование монашек.
       Да что там! Те, по крайней мере, иногда могли позволить себе маленькие шалости. Ибо грешили "всего лишь" перед Богом. И всегда был шанс исповедоваться и получить отпущение. В нашем же случае... О-о! Всё обстояло гораздо хуже! Ибо туго набитая мошна - более осязаема, чем абстрактная надежда на загробную жизнь, в которую, к тому же, целая куча народу просто не верит. Деньги же - как известно - дело серьёзное.
       Честное слово, не знаю, как товарки выходили из щекотливого положения. Равно как и то, не запрещено ли Кораном использование вибратора. Так как всё это время волновали вопросы посложнее. То есть, на первый взгляд, оно конечно... Я, как и все горемычные содержанки страстно мечтала о встрече с повелителем. Желательно тет-а-тет. Но, в отличие от чаяний большинства, мои проблемы были несколько иного свойства.
       Но, как сказала Миа в первую встречу: "А фиг там"! Занятый Очень Важными Делами Саид-Керим попросту игнорировал томящуюся коллекцию красоток.
       - Эх! - Миа Кей вылезла из бассейна и устроилась на соседнем шезлонге. - Как только вернусь в Лос-Анджелес, отправлюсь в мужской стриптиз клуб, и сразу же дам двоим. - Она мечтательно зажмурилась и потянулась, как кошка. - Даже нет, троим!
       Представив гибкое тело фантазёрки в окружении мускулистых накачанных фигур, я печально вздохнула. Ибо страшно ей завидовала. Простая жизнь, немудрёные желания. Что ещё нужно для счастья? Не подумайте, я с лёгкостью могу последовать её примеру. Только, вряд ли получу удовлетворение. Единственный, чьих объятий желала - Мишка. Вероятная же встреча скрывалась в тумане неопределённого и постепенно перестающего внушать оптимизм будущего.
       - А... Ты сколько дожидалась? - Осторожно спросила я, намекая на первое рандеву с хозяином.
       - Дня три. - Наморщив носик, изрекла Миа. И участливо осведомилась. - Надоело?
       - Не то слово. - Подтвердила я. - Это, как перед визитом к дантисту.
       - Во-во! - Заржала она. - Ты, прям поэтесса.
       Ничего возвышенного в маете перед неприятной процедурой, избежать которой не представляется никакой возможности, я не видела. Но возражать не рискнула. Ибо жаркое солнце, грустная атмосфера и просто хандра, наконец, размягчили мозги до состояния жиденькой кашицы.
       - Угу. - Из вежливости промычала я.
       - Вечером волейбол. - Проинформировала Миа. - Придёшь?
       - Не-а. - Я мотнула головой.
       Пару раз сыграв, отказалась от участия. Не спорт, а филиал дома престарелых, честное слово. Девочки, озираясь голодными глазами в поисках зрителя, вяло перебрасывали мяч через сетку. Ну, какая радость, если нет главного? Восторженного почитания и лёгкого намёка на соблазн?
       Пожалуй, чернокожая обитательница экзотического зверинца была исключением, искренне восторгавшимся каждой минуте. Самое большое разочарование, связанное с несостоявшейся артистической карьеры она уже пережила. А по сравнению с крахом надежд, всё остальное выглядело просто семечками.
       Сзади послышалось осторожное покашливание. Мы дружно обернулись. Облачённый в белые одежды управляющий - мужчина преклонных лет - старательно отводил взгляд от обнажённых тел.
       - Мисс Райн, вам назначено на сегодня. - Тихо, но твёрдо произнёс он. - Примите душ, воспользуйтесь контрацептивами. В десять вечера за вами зайдут.
       Шаркая, свуга пошёл прочь, а Миа возбужденно хлопнула меня по руке.
       - Ну вот, а ты боялась!
       - Угум... - Прогнусавила я.
       - Э-э, дорогая. - Миа внимательно посмотрела мне в глаза. - Да ты никак, сомневаешься?
       - А что, заметно? - Нервно хохотнула я.
       - Да не тебе лица нет. - Жёстко констатировала она.
       Ну, ещё бы! Единственным партнёром в моей непутёвой жизни был Мишка. Не считать же таковыми несчастного Павла и, получившего вполне по заслугам, Сержа Ракова.
       А тут такое!
       - Расслабься. - Посоветовала более искушённая Миа. - Или, попроси этого дядечку - кивок в строну удаляющегося евнуха - чтобы дал покурить кальян.
       Только этого не хватало! Мало того, что добровольно согласилась на роль подстилки, так ещё и наркоманкой заделаться предстоит!
       - Нет уж, спасибо. - Скривилась я. - Перетопчусь, как-нибудь.
       - Очень на это надеюсь. Ибо, как и все несостоятельные мужчины, господин малость вспыльчив. - Тут милая сплетница осторожно оглянулась.
       - Так он ещё и импотент? - Разнервничалась я.
       Вот уж, не было печали. Оказаться наедине с озлоблённым и винящим в неудаче женщину старикашкой.
       - Не так, что б стопроцентно. - Сквозь зубы прошептала Миа. - Но, в его возрасте раз на раз не приходится.
       - И что же делать? - Так же тихо недоумевала я.
       - Говорю же, курни травки и постарайся смотреть на происходящее с юмором.
       - А... Он, часом, не садист? - Попыталась заткнуть фонтан красноречия я.
       - Слава Богу, нет. - Успокоила Миа.
       - Ладно, пойду готовиться. - Я резво вскочила и, благодарно погладив негритянку по голове, двинулась в сторону домика.
       В ответственные минуты просто необходимо побыть одной. Хотя, что это я? Тоже мне, судьбоносный момент, именуемый страшным словом Измена. Да и вообще... Так ли уж не прав забулдыга из анекдота?
       Следующие несколько часов жутко комплексовала. И, естественно, допускала, что первоначальной причиной плохого самочувствия была склонность к всевозможным фобиям, нервным расстройствам и прочим психическим отклонениям от нормы. Сия печальная гипотеза выглядела небезосновательной хотя бы потому, что, как ни крути, а моей жизни в общем и целом ничего не угрожало. А неделя, проведённая в обществе умирающих от скуки дамочек и вовсе говорила об обратном.
       Без особой надежды сняла трубку и попросила связать с Москвой. При всей средневековой ауре, что осеняла местного феодала, тираном он отнюдь не был. Звонить разрешалось куда угодно и в любое время суток. Главным неудобством было предупреждение, что все разговоры, в целях безопасности, записываются. Хотя, мне от этого не холодно, не жарко. Так как на другом конце провода никто не отвечал. За час до "часа Х" забралась в ванну и, остервенело натираясь мочалкой, горько расплакалась.
       Посыльный, тот же старик, появился без пятнадцати десять.
       - Вы готовы? - Сухо поинтересовался он.
       Я молча кивнула. Затем, сообразив, что это просто не вежливо, с трудом выдавила.
       - Да.
       - Тогда, пойдёмте.
       Мы неторопливо двигались к основной резиденции, находящейся в двух километрах.
       - Не болтайте. - Предупредил распорядитель. - Мистер Саид этого не любит.
       "Кто бы сомневался"! - Скептически ухмыльнулась я. - "Слабый пол - это ж существа второго сорта"!
       Но, поймав суровый, и изрядно отдающий женоненавистничеством взгляд, а, заодно вспомнив, во что его хозяину обходятся подобные удовольствия, состроила кислую мину. Кто их знает? Вдруг, для восточных мужчин секс - дело серьёзное? Сравнимое с занятием бизнесом у нас дома или выплавкой чугуна в бывшем Советском Союзе? Тут уж, действительно, каждое лишнее слово может оказаться песчинкой, попавшей в часовой механизм. Тем более что возраст-то у папика, более чем почтенный. А реноме поддерживать - хочешь, не хочешь, - приходится.
       Немного иронии здорово подняло настроение. Особенно, если учесть, что припёрлась сюда лишь для конкретного и, по возможности, конструктивного разговора.
       - Проходите. - Дворецкий распахнул высокую полированную дверь из красного дерева, и я впервые оказалась в личных покоях настоящего арабского шейха.
       Ну, что сказать... Ради одной только экскурсии стоило решиться на все сумасбродства. Такой вычурной роскоши не наблюдала даже в Санкт-Петербургском Эрмитаже. А ведь российская аристократия понимала в этом толк. Увиденное можно сравнить, разве что с грёзами, навеянными сказками "Тысячи, и одной ночи". Высокие потолки, расписанные под звёздное небо. Стены украшены причудливой золотой вязью. Невысокое ложе, застланное цветастым персидским ковром. И множество подушек на полу.
       На одной из стен разглядела небольшую трещину, подозрительно изгибавшуюся под прямым углом. Не сдержавшись, подошла и, толкнув, убедилась, что это искусно замаскированная дверь. То, что открылось взору заставило ахнуть. Туалетная комната. Но не привычная, отделанная розовым или изумрудным кафелем и сверкающая никелем кранов. Огромное, около двадцати квадратных метров помещение было выполнено в вычурном мавританском стиле. Все металлические детали - из золота. Ванну же, высеченную из цельной глыбы мрамора, неведомый художник изваял в форме морской раковины.
       Что ж, кем бы не был Саид-Керим но в фантазии и умении получать все доступные радости жизни ему не откажешь.
       - Любуетесь? - Раздался за спиной негромкий голос.
       Дёрнувшись всем телом, я резко обернулась, и сердце забилось с утроенной частотой.
       Довольно высокий, чуть полноватый человек, стоявший в дверном проёме отнюдь не выглядел дряхлым. Нет, морщины, породистая седина, бесспорно, были заметны. Отсутствовало главное. Ведь в стариков нас превращают не преклонные года, а уставшие души.
      
       Глава 15
      
       - Ой! - Смутилась я.
       - Извините. - Он сделал шаг назад, освобождая дорогу.
       Возникла неловкая пауза.
       - Я - Мери. - Не нашла я ничего лучше, как представиться.
       - Саид. - Принимая правила игры, ответил хозяин, и кивнул в сторону ванной. - Собирались воспользоваться?
       - Н-нет.
       Удивительно, но голос дрожал.
       Саид-Керим сделал шаг навстречу и, повинуясь инстинкту, я непроизвольно отступила. Увидев реакцию, он несколько растерялся и вернулся в комнату, прикрыв дверь.
       Чёрт!
       Я села и обхватила голову. Только этого не хватало. Впасть в ступор. Хозяин не торопил и, поняв, что тянуть время глупо, осторожно высунула нос наружу. Господин устроился на низком ложе, флегматично глядя в потолок.
       - Иди ко мне, девочка. - Он погладил постель приглашающим жестом.
       - Н-нет. - Заплетающимся языком пробормотала я.
       Наверняка, что-то отразилось на моём фейсе, так как выражение его лица тут же изменилось. Глаза в миг стали холодными, улыбка исчезла, и почудилось, что вижу застывшую маску.
       - Я уже не мальчик, чтобы играть в подобные игры. - Отчеканил он. - Впрочем, наказан будет тот, кто дал вам рекомендацию.
       - Н-н-н... - Икнула я, пытаясь выговорить "не надо".
       Но оскорбившийся Саид-Керим уже покинул предназначенные для любовных утех шикарные апартамены.
       Не зная, "что теперь", я уселась прямо на пол и традиционно заревела. Однако долго распускать сопли не дали. Всё тот же евнух, подкрался неслышно, словно змея.
       - Пойдёмте.
       Украдкой глянув, обнаружила, что тот абсолютно не удивлён. Хотя, за долгие годы - уверена - старый раб повидал всякого. И чья-то маленькая трагедия вряд ли трогала профессионально зачерствевшее сердце.
      
       Следующий день не принёс совершенно никаких новостей. И только расположившийся у входа охранник недвусмысленно давал понять, что мой статус несколько изменился. Миа Кей, если и намеревалась заглянуть то, без сомненья, была отшита цербером.
       Сидя взаперти стала понимать что ад - не какое-то конкретное место, не истязания, мучения и боль. Не унижение и насилие, и даже не рабство. Ад - одинокое, лишенное смысла ожидание. Барахтанье в вязком киселе остановившегося времени. Я не чувствовала голода, не испытывала жажды. Только страшную, всепоглощающую усталость. Ничего, кроме сводящего с ума желания: лечь и немедленно умереть.
       Пожилая китаянка, работавшая горничной, приносила еду. Но расспрашивать прислугу считала, по меньшей мере, глупым и, по-прежнему мучилась от неизвестности. И, само собой, проклинала собственную тупость. При этом, питая робкую надежду, что свойство это приобретённое. И именно в последнее время.
       Вечером вновь появился пожилой скопец.
       - Вас хотят видеть.
       Вымотанная беспросветностью, в этот раз я была готова идти до конца но, как выяснилось, всё гораздо хуже.
       - Зачем вы приехали в Абу-Даби? - Без обиняков спросил Саид-Керим.
       - Я... - Не зная, что сказать, я отчаянно захлопала ресницами.
       - Пожалуй, я избавлю вас от необходимости лгать. - Жёстко заявил собеседник и кинул на невысокий столик фотографию.
       Не успев толком разглядеть, что там, на всякий случай жутко перепугалась. Робко приблизившись, протянула дрожащую руку и, зажмурившись, схватила картонный прямоугольник.
       - Смелее. - Ледяным тоном напутствовал Саид-Керим.
       Я приподняла левое веко и...
       О, Боже!
       На снимке были мы с Мишкой. Я даже ухитрилась не забыть тот приятный момент. Фотограф запечатлел нас в Лас-Вегасе, во время свадебного путешествия.
       - Где он? - Нимало не заботясь о конспирации, воскликнула я.
       - Значит, не отрицаете? - Довольно хмыкнул обличитель. - То-то, никак не мог вспомнить: где я видел ваше лицо?
       - Было бы глупо. - Вмиг успокоившись, нахально заявила я.
       В самом деле, чего теперь бояться? Собственно, ради этой светской беседы и затеяла всю канитель.
       - Как вам удалось выйти на меня? - Сурово глянул он.
       - Можно сказать, случайно. - Не желая выкладывать врагу всю подноготную, неохотно выдавила я. - Просто, сопоставила некоторые факты.
       - Женщина, которой удалось "просто" решить задачу, для которой требуется как минимум штат аналитиков, вызывает вполне закономерные опасения. - Потёр он гладко выбритый подбородок.
       Тут я принялась гордиться. Не то, чтобы сильно но, должна же быть в этой несимпатичной жизни хоть какая-то радость. Тем более что, судя по всему, в ближайшее время поводов для веселья явно не предвидится.
       - Зачем? - можно сказать выяснили. Как? - тоже более-менее понятно. - Вслух размышлял Саид-Керим. - Остаётся главный вопрос: что дальше?
       Действительно, проблема... Да, если б я знала: что? То есть, в голове тут же родилась куча предложений, вроде: "Дяденька, отпустите нас пожалуйста! Честное слово, мы никому не расскажем"! Боюсь только, это выглядело бы несколько... неконструктивно, что ли.
       А потому промолчала.
       - Возвращайтесь к себе. - Пожевал губами он. - Я подумаю, что с вами делать.
       Мама! Пытки домашним арестом я, кажется, не выдержу.
       - Скажите своему цепному псу, чтоб пускал в бассейн. - Принялась наглеть я.
       - Да ради Аллаха! - На ходу бросил он и стремительно вышел.
       - Слышали! - Накинулась я на старого слугу, показавшегося в дверях. - Господин разрешил выходить из дома.
       Безучастный, тот молча кивнул и, в сопровождении евнуха и стражи я поплелась обратно в бунгало.
      
      
       К сожалению, с мечтами о свободе пришлось проститься почти сразу. Едва попыталась свернуть с выложенной тротуарной плиткой дорожки, громила аккуратно и весьма недвусмысленно взял за локоть и вернул на прежний маршрут.
       Дэвы и Иблисы! Ну, кто ж знал, что этот дуболом станет понимать буквально!
       Понуро шагая к, пустынному бассейну, не знаю уж, случайно так получилось или, от моей "особо опасной" персоны всех отгоняли намеренно, я размышляла на тему: "бытие определяет сознание". Это я к тому, что начала ругаться абсолютно несвойственными раньше выражениями. Впрочем, знакомое с детства "фак ю" никогда не нравилось. Лучшие же образцы русского фольклора, просто не ложились на душу. Ну, разве что в исключительных случаях.
       Купаться моментально расхотелось но, рассудив, что в следующий раз охранник может и не снизойти, скинула шорты и с разбегу нырнула с бортика. Весьма при этом рассчитывая, что противной морде, невозмутимо устроившейся в шезлонге, достанется изрядная порция брызг.
       В пассивном противостоянии прошёл день. Ближе к вечеру, бугай постучал в дверь и, не дождавшись приглашения, бесцеремонно ввалился в комнату. Следом семенил всё тот же дедок.
       - Собирайтесь. - Коротко приказал он.
       - Куда? - От неожиданности я потеряла дар речи.
       - Увидите. - Загадочно отрезал он и вышел за порог.
       Я вытащила из шкафа сумку и принялась как попало швырять в неё вещи.
       - Не стоит. - Заглянул в дом нетерпеливый седой кастрат. - Просто оденьтесь и идите за мной.
       Отчаянно гадая, что бы это могло значить, послушно натянула джинсы и, накинув на плечи свитер, выбралась на крыльцо.
       - Я готова.
       Поскольку прямо перед дворцом находился усыпанный мелким белым песком пляж, пристань расположилась в некотором удалении. Меня усадили в небольшой катер и, пристегнув наручниками к какой-то скобе, вытащили из бардачка нечто ужасно знакомое.
       - А, может, не надо? - Жалобно проблеяла я.
       Ибо в чёрной тряпке без труда опознала мешок. Как две капли воды похожий на тот, в котором два года назад путешествовала по неизвестным коридорам одного чрезвычайно интересного российского учреждения.
       "Это конец"! - Бухало в голове.
       А что ещё, скажите на милость, могла вообразить в тот момент? Вывезут в море, и - поминай, как звали!
       Стражник, разумеется, не обратил на лепет никакого внимания. А, возможно, даже и не расслышал. Пахнущая пылью тряпка облепила лицо и следующие два часа я сосредоточилась на том, чтобы не задохнуться.
       Я клевала носом, когда, судно сбрасило скорость и, судя по небольшому крену, начало разворачиваться. Манёвры могли означать только одно: куда-то приплыли. Щёлкнули наручники но - увы - меня не освободили. Вместо этого, сопровождающий пристегнул браслет к собственной руке и потянул, как собачонку.
       Шли довольно долго. Сначала поднимались по скользким и, несмотря на забивавший обоняние колпак, сильно воняющая гнилыми водорослями, ступенькам. Потом, судя по ощущениям, двигались по дороге, вымощенной крупными ,и не так чтобы ровными, булыжниками. Затем остановились, и что-то лязгнуло. Привёзший сюда человек заговорил на гортанном языке. Понять, конечно, не представлялось ни малейшей возможности. Но было ясно, что речь идёт обо мне.
       Мучительно гадая: что бы это значило? и, при этом отчаянно трясясь от страха, я затаила дыхание, вслушиваясь в интонацию. Хотя, кто этих варваров, разберёт? Может, убить человека - для них ежедневный, набивший оскомину труд?
       Беседующие пришли к консенсусу и меня снова поволокли вперёд. Судя по стене, на которую то и дело натыкалась, путь пролегал по коридору. Вытянув левую руку, я нащупала опору. Иногда попадались металлические двери, из чего сделала однозначный вывод, что нахожусь в тюрьме. Не зная, плакать - всё же, казематы не лучшее место для молодой женщины - или радоваться - так как не пристрелили, выбросив тело на съедение морской живности - готова была застонать от бессильной ярости.
       Наконец, остановились и, сняв оковы, конвоир резким движением сдёрнул набивший оскомину балахон. Не успела высказать уроду всё, что о нём думаю, как меня подтолкнули и за спиной послышался звук поворачивающегося в замке ключа.
       Тусклая, засиженная мухами электрическая лампочка больно резанула глаза и, зажмурившись, я плюхнулась на топчан.
       С новосельем, Мери!
       Вот и не верь после этого философам, утверждающим, что всё в этой жизни происходит по спирали! Ощущение Дежа-Вю оказалось таким сильным, что досадливо хлопнула себя ладошкой по щеке. В данной безнадёжной ситуации, только с катушек съехать не хватало. Мало, что ли неприятностей на мою бедную голову? Я не в Москве, а в лапах безутешного Саид-Керима. И, похоже, спешить на выручку в этот раз - увы - некому. Если же учесть, что вряд ли миллиардер станет пачкаться, требуя выкуп, то дела мои более чем плохи. Я бы даже сказала, безнадёжны.
       Я сплюнула на пол и улеглась, заложив руки за голову. Тоже мне, герои! Сунули бедную девушку в камеру и думают, что всё можно? Что я, тюрем не видела, что ли?
       На этой "оптимистичной" ноте и заснула.
       Жёсткого режима здесь, к счастью, не завели. Будить и пристёгивать нары к стене никто не собирался. Принесли миску дурно пахнущей баланды и кусок непропеченного теста. Отщипнув пару кусочков, выяснила, что не голодна и принялась пялиться в окно, для чего пришлось встать на цыпочки. Ничего интересного, кроме унылой водной глади не увидела, и вновь повалилась на нары.
       Хреново.
       Особенно, если принять во внимание, что на графа Монте-Кристо я явно не тянула.
       Но понежиться не дали. Смуглый усатый мужик в серо-зелёной форме, как брат близнец похожий на Саддама Хусейна, заглянул в камеру и, поскольку не знал ни одного слова по-английски, призывно махнул рукой. Я выбралась в тёмный коридор и, заложив руки за спину, зашагала за вертухаем. Впрочем, путешествие было недолгим и, вскоре повернув в замке до карикатурности здоровенный ключ, он распахнул дверь.
       Я невольно сделала шаг назад, ибо коротать срок в одном помещении с мужчиной - удовольствие не из приятных. А, вдруг он сексуальный маньяк? Или, ещё что похуже?
       Давно не стриженный и заросший рыжевато-русой бородой узник повернулся и, заорав что есть мочи: "Мишка"! я бросилась ему на шею. Пожалуй, такой расклад придётся мне по душе!
       Естественно, при условии, что никто не станет подглядывать!
       - Господи! - Он зажмурился и потряс головой, словно отгоняя наваждение. - Как ты здесь оказалась?
       Отвечать не стала, так как была занята, осыпая поцелуями светившиеся недоумением глаза.
       - Я уже не надеялась!
       - Как ты сюда попала! - С силой оторвал он меня.
       - Разве это теперь важно? - Я ласково гладила спутанные лохмы.
       - А ну, пошли вон! - Неожиданно рявкнул Мишка, глядя в сторону выхода.
       Не знаю уж, заслужил ли Михаил славу крутого мужика или, в тюремщиках на мгновенье проснулась совесть, но церберов как ветром сдуло.
       - Ну, ты даёшь! - Восхитилась я.
       - Ты тоже не подарок. - Он хмыкнул он. - И, вернувшись на место, уставился на меня. - Дай, попробую догадаться...
       - Ну, попытайся. - Согласилась я.
       - То, что не усидишь на дома, я предполагал. - Кивая собственным мыслям, принялся рассуждать он. - Но, как ты сумела выйти на Саид-Керима?
       Действительно, путь от московской квартиры до унылой каменной клетки на побережье Персидского залива был тернист и нелёгок. И, сдаётся мне, вполне попадал под метафизическое определение той самой "кривой", которая должна, ну, просто обязана, "вывезти".
       - Ну-у... Понимаешь... - Несколько смущённо начала я. - Я предприняла некоторые действия...
       - Кто бы сомневался. - Крякнул Мишка. - Ты, лучше скажи, за каким дьяволом сюда полезла?
       Ну, не сволочь ли? Я тут, понимаешь, жизнью рискую, не говоря уже о репутации и девичьей чести, а он раскомандовался. Тоже мне, ФСБшник недоделанный!
       - Догадайся с трёх попыток!
       Чувствуя, что готова разреветься, отвернулась к стене и заморгала, сдерживая слёзы.
       - Ясно. - Констатировал он.
       - Что тебе ясно? - Не выдержала вопиющей несправедливости я, и всё же расплакалась.
       - Хватит, Маш, хватит. - Мишка обнял и уткнулся в волосы. - Только, боюсь, зря ты всё это затеяла.
       - Поздно уже. - Хлюпнула носом я.
       - Дай подумать. - Мишка гладил меня по голове, а сам, уставился в грязную стену.
       Затаившись, как мышка, я медленно таяла от счастья, пытаясь угадать, как скоро нас потревожат. Если б знать, что есть хотя бы минут двадцать...
       Борясь с искушением, толкнула мужа в бок.
       - Родил?
       - Нет. - Тяжко вздохнул он.
       - Так, может, хотя бы объяснишь, что ТЫ здесь делаешь? Или, российские интересы простираются так далеко?
       Мишка опасливо огляделся и, наклонившись, зашептал в самое ухо.
       - Ты уже наверное в курсе, что около трёх месяцев назад в Чечне участились похищения людей. Безусловно, связать воедино разрозненные случаи удалось далеко не сразу. Но, в конце концов, дело передали нашему ведомству.
       Тут я немножко погордилась. Надо же, выяснением загадочных обстоятельств занималась целая организация. Причём не абы какая, а самая могущественная в России. Я же сумела всё разузнать одна!
       - А в плен зачем сдался? - Не удержалась я. - Неужели нарочно?
       Мишка насупился.
       Что ж... Я его прекрасно понимала. Кому охота признаваться в собственных промахах.
       - Так вышло. - Стараясь скрыть неловкость, пробормотал он. - Иногда случается, что обстоятельства сильнее нас.
       - Ладно уж, не оправдывайся. - Великодушно разрешила я. - Лучше расскажи: это правда? Я имею в виду, про Саид-Керимова щенка?
       - К сожалению, да. - Погрустнел Мишка.
       - Так что ж вы его не отдали? - Начала впадать в ярость я.
       - Дело в том... - Мишка стушевался. - Что мальчишка находится в руках у частных лиц.
       - Что? - Вылупилась на него я? - У каких это "частных"?
       - Когда парня арестовали, тот, видимо, от большого ума, проболтался, кто его отец. И, буквально на следующий день, на машину, вёзшую заключённых, напали.
       - Что-то концы с концами не сходятся. - Не поверила я. - По слухам, его папочка предлагал чуть ли не сто миллионов.
       - Их не интересуют деньги. - Пояснил он. - По крайней мере, не такие...
       - А что же? - Опешила я. - И, кто это, таинственные "они"?
       - Одна из транснациональных нефтяных компаний. - Ещё тише зашептал Михаил. - В сфере их интересов - сотни миллиардов долларов.
       - А вы здесь при чём? Я имею в виду, горе-военные, что попали в заложники?
       - Дело в том, что наши бандитствующие бизнесмены пока не разыгрывали эту карту. Юношу держат про запас, как козырь в рукаве. И выложат лишь в самый решающий момент.
       - И? Когда же этот счастливый день наступит? - Съязвила я.
       - Осенью будут подписывать контракты на поставку нефти в Западную Европу на следующие пять лет. И, если Саид-Керим уйдёт с рынка...
       - Постой-постой! - Спохватилась я. - Так он что, не в курсе?
       - По моему да.
       - Так, чего же ты молчишь? - Взвилась я. - Давай, поделимся информацией, и "финита ля комедия"!
       И, по скептической улыбке, возникшей на Мишкиной физиономии, догадалась о его мнении на сей счёт.
      
       Глава 16
      
       Всё же, подслушивающее устройство в камере имелось. И, судя по всему, отменного качества, так как наивная попытка что-то утаить ничего не дала.
       Замок щёлкнул столь громко, что показалось - над ухом выстрелили из пистолета. Словно застигнутые врасплох школьники, целующиеся на задней парте, мы отпрянули друг от друга.
       - Воркуете, голубки? - Появившийся в дверях главный режиссёр балагана глядел с усмешкой.
       - Какие гости! - Недобро оскалился Михаил.
       Я почувствовала, как под превратившейся в лохмотья формой напряглись мышцы.
       - Орёл! - Иронично протянул Саид-Керим. - Впрочем, за такую пэри не грех и повоевать.
       - Тебя это не касается. - Процедил сквозь зубы мой муж.
       - Если бы не касалось - меня бы здесь не было. - Философски заметил миллиардер. - Так что, попридержи язык, мальчишка.
       Михаил поиграл желваками, явно собираясь разразиться ответной тирадой. Но я, предостерегая от глупостей, притронулась пальцем к его губам.
       - Хватит выступать! - Не особо заботясь о Мишкиной гордости, прошипела я. - Если такой умный - что ж ты не его месте?
       Дёрнувшись, словно получив пощёчину, верный рыцарь обиженно замолчал.
       - Ах, какая женщина! - Не понимавший по-русски, Саид-Керим интуитивно уловил, суть последней фразы, и закатил глаза. И тут же сменил тему. - Так, где, ты говоришь, держат моего мальчика?
       К счастью, до основных сведений Мишка добраться не успел. А, возможно, предусматривал именно такой вариант.
       - Да пошёл ты! - В его голосе зазвенело упрямство.
       - Скажешь, дорогой! - Глаза феодала метали молнии. - Я даже тебя пытать не буду... А, вот её...
       Оскорблённый муж, сжав кулаки, вскочил с нар и, получив прикладом в лоб, повалился обратно.
       - Сука!
       - Твоё счастье, что у тебя такая жена. - Сокрушённо заявил миллиардер. - Другую бы на куски порезал.
       Благодаря ихнего Аллаха за то, что, заронил искорку великодушия в душу сурового восточного мужчины, я сидела ни жива, ни мертва.
       - Хорошо. - Неожиданно согласился Михаил. - Ты хотел получить сына в обмен на наши жизни. Но, так как тем, в чьих руках он находится, глубоко наплевать на всех и вся, то, скорей всего, тебя ждёт разочарование. А заложников, как понимаю, верная смерть.
       - Что предлагаешь? - Брезгливо поморщившись, гость, то есть, хозяин всего этого, уселся на нары у противоположной стены.
       - Допустим, я знаю, вернее, с большой долей вероятности, предполагаю, - поправился Миша, - в чьих интересах держать пацана в неволе. И, возможно, даже смогу назвать три-пять интересных адресов.
       - Говори! - Саид-Керим подался вперёд.
       - Не так быстро. - Сузив глаза, Михаил покачал головой. - Как только всё выложу - мы превратимся в отработанный материал.
       Отрицать араб не стал, отчего по спине пробежали мурашки.
       - Твои условия? - Сухо выплюнул князёк.
       - Ты. - Михаил указал на оппонента. - Переправляешь нас в Россию. Я задействую собственные каналы и, как только парень оказывается у меня в руках, произведём обмен. Всех, захваченных русских, на одного жителя Эмиратов.
       Недобро оскалившись, подозрительный житель востока, пожевал губами.
       - Тебя не отпущу.
       - Как знаешь.
       Мишка заметно побледнел, но держался молодцом.
       - Она поедет. - Для убедительности араб упёр трость мне в грудь. - Она и десять моих лучших людей.
       - Маша - женщина! - Взвился муж. - Ей не по силам провернуть подобную операцию.
       - Да. - Согласился Саид-Керим. И тут же веско возразил. - Но - необыкновенная. К тому же, как вижу, у неё есть стимул вернуться.
       Представив, как во главе банды, беру штурмом крепость кого-то из новых русских, я улыбнулась. Хотя, если честно, нечего смешного в назревавшей ситуации не видела. Мало того, что убить могут, так ещё "свято место" необходимо найти. Ясен пень, что не получится просто постучать в дверь и, невинно состроив глазки, спросить: "А не в вашем ли подвале сидит на цепи вкушающий романтики горячий восточный отрок? Что? Не понимаете о чём я? Извините, но мы вам не верим.
       И - из гранатомёта - ба-бах!
       - Может, лучше пусть он едет, а я останусь. - Робко предложила я. - Я и стрелять не умею, и вообще, Москву плохо знаю.
       В самом деле, из двух зол все здравомыслящие люди, как правило, выбирают меньшее. Удовольствие посидеть в тюрьме уже испытала. Поучаствовать в сражении - тоже успела. И, должна сказать, что если с каталажкой, скрепя сердце ещё могу кое-как примириться, то лезть под пули совсем не хотелось.
       Но тут поднялся на дыбы Мишка.
       - Нет! - Завопил он. - Я тебя здесь не оставлю!
       - Короче. - Потерял терпение Саид-Керим. - Как я решил, так и будет. Нет - начну каждый день убивать по одному гяуру. И насаживать головы на кол перед окнами ваших камер.
       Пару месяцев назад я бы ему просто не поверила, сочтя всё идиотской шуткой. Но воспоминания об интервью, взятом у Али Нургаева, и той светской непринуждённости, с которой он лишил человека жизни по гораздо меньшему поводу, заставили желудок вывернуться на изнанку.
       Умывальник находился в трёх шагах, в углу камеры. Тошнить же начало гораздо раньше. Злобный варвар с гадливостью отвернулся, и я всёрьёз испугалась, как бы зачатки симпатии к белокурой американке Мери Райн не умерли в его огрубевшей душе.
       Кто их знает, этих шейхов? Вот возьмёт - и передумает. И начнут бедную меня резать на мелкий гуляш. Конечно, полностью расчленить, надеюсь, не успеют, так как Мишка наверняка возьмётся за ум. Но, всё равно, перспектива абсолютно не внушала оптимизма. Феодализм - это вам не балы, рыцарские турниры и песни придворных менестрелей. И даже не кодекс чести, именуемый бусидо. Это - всего лишь прагматичная жестокость, как всякий инструмент, применяемая по необходимости.
       - Я согласна. - Плеснув водой в лицо, поспешно проблеяла я.
       - Вот и хорошо. - Холодно кивнул шантажист. - И, уже выходя, бросил через плечё. - Я распоряжусь, чтобы вас не беспокоили до завтрашнего утра.
      
      
       Он целовал меня с ненасытностью странника, неожиданно отыскавшего источник среди пустыни. Ладони скользили по телу, останавливаясь в ложбинках и осторожно ощупывая возвышенности. Пальцы представлялись нежными цветочными лепестками, мгновенно оборачивавшими уколами шипов. Закрыв глаза, я дрожала от возбуждения. В порыве страсти он припал к одному из сосков. Я легонько застонала, лёгким касанием взъерошив его волосы, и малость удивившись новой причёске.
       - Ниже. - Попросила я.
       Покусывая живот, он заставил выгнуться от наслаждения. Я благодарно провела рукой по голове любимого мужчины и...
       - Аа-а-а-а! - Если бы в камере имелись стёкла, то вывалились бы от моего крика.
       Крыса, сидевшая на лобке проворно шмыгнула под топчан. Другая, оккупировавшая грудь, кубарем скатилась на пол и стремительно понеслась в сторону параши.
       Я же, поджав ноги, схватила подушку, пытаясь прикрыться, и затравлено оглядывала серые нештукатуреные стены. Никого, кроме меня в узилище не было. Трясясь, и чувствуя себя ужасно грязной, осторожно глянула на пол. К счастью, мерзкие создания исчезли без следа. И, при небольшом волевом усилии вполне можно убедить себя, что это был лишь сон. Нашарив кроссовки, опять забралась с ногами на нары и, только обувшись, осмелилась подойти к крану.
       К несчастью, этой ночью было жарко и спала почти нагишом, так что омерзительные создания не касались открытой кожи. И теперь испытывала дурноту.
       Нет, всё происходило на самом деле. Но - увы - вчера и давно закончилось. И, разуметься, в этих антисанитарных условиях, о полной раскрепощённости мы могли только мечтать. Наверное, именно потому, оставшись одна, подсознательно дала волю фантазии.
       Я умылась и вновь освежила в памяти предрассветные видения. И даже улыбнулась. Всё же, что ни говорите, а происшедшее говорит о стопроцентном душевном здоровье заключённой. Ведь, будь я ненормальной, вряд ли в ситуации, когда по тебе ползают кишащие блохами голохвостые грызуны, сумела бы грезить об объятиях любимого.
       Зато, Саид-Керим оказался человеком слова. Едва остались одни, Мишка завесил дверь одеялом и...
       Ладно, думаю, не стоит отвлекаться. Предстоит серьёзное испытание и лучше сосредоточиться. Однако взяться за ум никак не получалось. Перетряхнув набитый соломой матрас, улеглась на неуютное ложе и уставилась в потолок.
       Скорей бы!
       Ведь, с неприятностями хочется закончить побыстрее. А в том, что ничего хорошего не ждёт, была почти уверена. К тому же, некто Джухэни, лично мне, конечно же, не знакомый, как-то сказал, что "компромисс всегда обходится намного дороже, чем любая из альтернатив". А чем, как ни уступкой можно назвать спонтанный порыв безутешного отца, пойти навстречу Михаилу и включить меня в состав "группы захвата"?
       И, боюсь, что расплачиваться придётся очень скоро. Утешало, правда, извращённое лично мной утверждение некоего Вейнберга. Согласно его постулату, безошибочно действующий человек - тот, кто удачно избегает маленьких ошибок, неуклонно двигаясь к какому-либо глобальному заблуждению.
       Ну а, так как, в последние пару месяцев, только и занималась тем, что делала всевозможные глупости то в глубине души робко теплились надежда, что обязательно должно повезти в чём-то большом.
       Например, удастся выйти сухой из воды.
      
      
       Хотя и очень рассчитывала, но увидеться с мужем перед отъездом не дали. Тот, кто взялся решать мою судьбу, тоже не удостоил аудиенцией. Безликий охранник, отпер дверь и буднично протянул служивший целям конспирации намордник. Я тяжко вздохнула и напялила тряпку на голову.
       Наручники надевать в этот раз не стали, просто взяв за локоть. По лёгкому ветерку, ощутимому даже сквозь ткань, и запаху йода, поняла что вышли на берег.
       - ... - Произнёс сопровождающий на непонятном языке.
       Впрочем, через секунду догадалась, что это было заботливое предупреждение: "Осторожно, ступеньки". К счастью, держали меня довольно крепко, и всего лишь заработала небольшой вывих стопы.
       Час от часу не легче. Теперь даже задать стрекача, в случае чего, не получится.
       Когда добрались до пристани, сделавший из инцидента вполне определенные выводы конвоир, попросил помощи у коллег. И, подняв под руки, меня буквально занесли в катер. И слава Аллаху. Перспектива плюхнуться в воду с мешком на голове не внушала оптимизма. Демонстрируя доверие, пристёгивать к скобе не стали и, едва отчалили я, набравшись наглости попыталась снять импровизированную паранджу. И моментально получила по рукам.
       Варвары!
       Разве можно так обращаться с леди!
       Но, так как не знала ни одного слова по-арабски, обиженно промолчала, вытирая набежавшие слёзы грубой холстиной, залепившей лицо.
       Время тянулось ужасно медленно но, всё же, как-то ухитрилась не подохнуть от тоски. Едва судёнышко остановилось, мешок бесцеремонно сдёрнули, и поняла, что находимся на причале у резиденции Саид-Керима. Два смуглых амбала стояли поодаль и, едва ступила на крашенные доски, те двинулись наперерез.
       За истёкшие два дня бунгало нисколько не изменилось. И не похоже было, что жилище обыскивали. Никем не тронутая сумка, с горой наваленных рядом тряпок, лежала на кровати.
       - У вас полчаса. - Проинструктировал один из охранников.
       - Даже меньше, если учесть, что нам ещё нужно познакомиться. - Раздалось из дверей.
       Обернувшись, увидела черноволосую женщину лет сорока, явно персидской внешности.
       - Кто вы? - Не сумела скрыть удивления я.
       - Салифа. - Недоброжелательно растянула губы в улыбке она. - Всё время операции я буду неотлучно находиться радом с вами.
       Только этого не хватало! Естественно, провести ближайшие пару недель в обществе недружелюбных мужчин тоже не так, чтобы "фонтан". Но компания кобры - а новая знакомая напоминала именно её - представлялась крайне нежелательной.
       Кое-как запихав вещи в сумку, застегнула молнию и сообщила:
       - Я готова.
       - Вот и отлично. - Перешла Салифа на довольно-таки хороший русский. Затем достала из кармана аляповатое ожерелье из огромных продолговатых бусин чёрного цвета, и нацепила мне на шею.
       - Зачем эта гадость? - Невольно передёрнулась я.
       - Для спокойствия. - Надменно пояснила новая знакомая и, вытащив сотовый, и пощёлкав кнопками, добавила. - На вас двести грамм пластита. И дистанционный взрыватель. А это. - Тут она повертела перед моими глазами маленьким чёрным аппаратиком. - Пульт.
       - Сука! - В ярости я сделала шаг вперёд. И, наткнувшись на сильный удар в грудь, рухнула на пол.
       - Не пытайся снять, милочка! - Предостерегла Салифа. - Как только разомкнёшь цепь...
       Потирая ушибленное место я, постанывая, поднялась и села на постель.
       Судя по знанию языка и дурным манерам нигде, кроме как в самом дружественном из московских университетов имени борца за свободу - чтоб ему пусто было! - Патриса Лулумбы - моё новое бедствие обучаться не могло. И, как видно, в отличие от беззаботно проводивших время в обществе московских путан африканских студентов, целеустремлённая восточная женщина успевала по всем предметам.
       Поняв, что протестовать бесполезно я постаралась успокоиться. И, рисуя в воображении асфальтоукладочный каток, ровным слоем размазывающий тощую Салифу по любой из множества имевшихся на земле дорог, спросила.
       - Что теперь?
       - Умная девочка. - Похвалила змея. - Значит так. Мы с тобой отправляемся через десять минут.
       - А остальные? - Неосмотрительно полюбопытствовала я.
       - Не твоё дело. - Прошипела гадина и, кивнув на мой объёмистый баул, добавила. - Слуг для тебя не предусмотрено.
       Скривившись, как от зубной боли, я накинула ремень на плечё и, в последний раз глянув на домик, поплелась следом за стремительно шагавшей террористкой.
      
      
       Летели Боингом пакистанских авиалиний. И, почему-то не в Москву, а, должно быть, следуя лучшим шпиЁнским традициям, в Самарканд, что в Узбекистане.
       Не знаю уж, то ли у миллиардера в аэропорту имелись свои люди, а, возможно, адская машинка Салифы являлась последним писком в области электроники, но металлодетектор миновали без задержки. В древнем городе сразу же пересели на самолёт, следующий рейсом в Рязань, и опять всё прошло без сучка, без задоринки. Я даже начала подозревать, что коварная магометанка просто-напросто блефует. Однако проверить, и попытаться снять инфернальный ошейник не рискнула.
       Словно угорелая, Салифа не давала ни минуты покоя, потащив на стоянку частных такси. Договорившись с владельцем раздолбанного Фольксвагена, распахнула дверцу и кивнула на заднее сидении.
       - Залезай.
       Поняв, что выспаться получится только в Москве, я понуро забралась в салон и уставилась в окно.
      
       Глава 17
      
       Михаил сообщил название нефтяной компании, и имя человека, чьи интересы затрагивало присутствие эмирца в международном бизнесе. Но, конечно же, это мало что давало. Так сказать, информация для общего пользования. Гораздо важнее оказались сведения о людях, выполняющих черновую работу.
       У каждого сильного мира сего есть кто-то, улаживающий щекотливые вопросы, и не слишком щепетильный в выборе средств.
       Список состоял из четырёх фамилий. Причём, отдельные данные, известные моему мужу, не значились ни в одном, даже самом скрупулёзном, досье.
       - Жить лучше вместе. - Безапелляционно заявила Салифа. И, не успела я испугаться, что станет напрашиваться в гости, пояснила. - Будем снимать квартиру на двое-трое суток, постоянно меняя адреса.
       Что ж, должна признать, что смысл в этом имелся. Правда, оставалось загадкой, где разместятся остальные члены группы но, справедливо рассудив, что в ответ получу только оскорбления, спрашивать не рискнула.
       На заселение ушёл всего час и, бросив вещи, Салифа потянула в ближайший салон связи. Купив сразу два сотовых телефона, подключилась у разных операторов но, к удивлению, оба оставила себе. И это при том, что была обладательницей третьего, с международным роумингом.
       - Ну, что дорогая? - Уставилась она на меня, едва вернулись. - Не пора ли расставить точки над i?
       - Может, сначала снимешь? - Я брезгливо потрогала вульгарные бусы.
       - Не раньше, чем смогу убедиться, что вы с мужем не водите хозяина за нос.
       - Хорошо. - Скрепя сердце согласилась я. - И назвала первое имя и координаты.
       Один и, пожалуй, самый главный из специалистов по тайным операциям местом жительства выбрал посёлок, недалеко от Москвы.
       - Послезавтра начнём. - Выслушав, подвела итог диверсантка.
       - Почему не завтра? - Не удержалась, чтобы не вставить пять копеек я.
       - Потому, что мы не намерены передвигаться по Москве в метро. - Криво усмехнулась кобра. - Так же, как и выезжать на операции в пригородных электричках. - И закончила совершенно неожиданно. - Надеюсь, ты со страху не забыла, как пользоваться кредиткой?
       - Ещё чего? - Встрепенулась я.
       - Того самого. - Глаза Салифы превратились в щёлочки, как у настоящей змеи. - Или, запамятовала, сколько получила от господина за свои прелести?
       Что-то в голосе этой высушенной, как вобла, сорокалетней женщины, подсказало - она отчаянно ревнует. Нет, не ко мне лично а, если можно так выразиться, "вообще". И, как следствие, люто ненавидит всех без исключения обитательниц маленького посёлка, примостившегося на задворках резиденции, расположенной на берегу Персидского залива.
       Поняв, что отпираться, по меньшей мере, глупо, я вызывающе подняла подбородок.
       - Ну, допустим. Только, это МОИ деньги! - Выделила интонацией ключевое слово я.
       - Мне даны вполне конкретные инструкции. - Отрезала она. - И, при необходимости, вся уплаченная тебе сумма будет пущена на проведение акции.
       Только этого не хватало!
       Ведь, в случае любого инцидента, вмешаются власти. А отследить, с какого счёта оплачены машины, не составит труда. Зная, что светит за пособничество терроризму - а как иначе назвать попытку освободить пленного боевика? - совсем не желала играть с огнём.
       - Ладно. - Сквозь зубы процедила я. - Завтра с утра откроем на твоё имя счёт, и я переведу сто тысяч.
       Бесспорно, при небольшом усердии, выяснить, что мы прилетели вместе, и построить цепочку дальше - тоже не проблема. Но, подставляться вот так, напрямую, я не собиралась ни в коем случае.
       - Доступ к карточке! - Теряя остатки терпения, рявкнула Салифа. - Прчём, немедленно!
       - Да пошла ты! - Нагло заявила я и, на всякий случай, подвинулась поближе к внушительной хрустальной вазе, стоявшей на журнальном столике.
       - Не играй с огнём, девочка! - В ярости она перешла на визг.
       Я же только усмехнулась. Бережливый Саид-Керим, поневоле дал мне в руки какое никакое, а оружие. Вообще-то, подозреваю, что средства на проведение столь ответственного мероприятия он выделил отдельно. Но жадная азиатка попросту захотела воспользоваться моментом и прикарманить - пусть и не очень честно заработанные - полмиллиона. Минус Элкины проценты, разумеется. Но, ей Богу, деньги эти дались весьма не просто. И дарить их кому бы то ни было просто так, за здорово живёшь, я не предполагала.
       - И? Что ты мне сделаешь? - Иронично уставилась на неё я.
       Недобро зыркунув, Салифа многозначительно погладила по карману джинсовой юбки.
       - Попробуй догадаться.
       - А, давай! - Я решила пойти Ва-Банк. - Месторасположение одной из баз ты знаешь. Правда, шансы - один к четырём. Но, вдруг тебе повезёт?
       Разъяренная дьяволица бросилась вперёд, но я была начеку. Подхватив вазу - а весу в ней оказалось килограмма три, не меньше - изо всех сил опустила противнице на голову. Та, как подкошенная рухнула на пол, а я торопливо начала обыск.
       Плоская коробочка, не сразу, но, всё же, далась в руки. Дисплей мигал красным цветом и, поднеся её к глазам, увидела, что ведётся обратный отсчёт.
       Четыре, пятьдесят девять; четыре, пятьдесят восемь; четыре, пятьдесят семь...
       В душу моментально закралось подозрение, что это отмеренное мне время жизни. Да что там, догадка ворвалась в сознание, как ураган, и я заметалась по квартире, словно раненый зверь. Попробовала привести в чувство лежавшую в глубоком обмороке Салифу. Но, поскольку та не реагировала, бросилась на кухню. Попалась какая-то кастрюля и, набрав воды, я плеснула побеждённой в лицо.
       Слава ихнему Аллаху, та начала подавать признаки жизни. Я мельком глянула на часы: Три, сорок восемь; три, сорок семь...
       - Отключи это! - Что есть мочи завопила я.
       - Код доступа к кредитке? - Заплетающимся языком прогнусавила она.
       Ну, уж нет! Как только деньги окажутся у неё, моё существование продлиться столько, сколько будут вестись поиски. А дальше... Во время подобных заварушек случается всякое. Та же шальная пуля, например. Согласитесь, без малого пятьсот тысяч долларов - неплохая цена за один-единственный выстрел. И вряд ли Саид-Керим сурово накажет "недоглядевшую" Салифу.
       - Как хочешь. - Стараясь, чтобы голос не дрожал, заявила я.
       Схватив сучку за волосы, навалилась на неё всем телом. И, так как продолжала надеяться, глядя на дисплей начала считать вслух:
       - Две, двадцать семь; две, двадцать шесть; две, двадцать пять...
       Несмотря на алчность и стервозный характер, превращающий любую женщину в уродку, жизнь она любила. И сдалась, когда до роковой черты оставалось ровно две минуты.
       - Дай сюда. - Сдавленно прохрипела эта самка шакала.
       Я протянула пульт и, нажав несколько кнопок, она облегчённо вытерла пот.
       "Боевая ничья". - Мысленно констатировала я и заспешила, стремясь первой занять ванную.
      
       В качестве транспортных средств, Салифа выбрала мощные внедорожники. Целых четыре штуки. Моё робкое замечание, что такие дорогие автомобили жаль использовать в качестве одноразовых, она презрительно проигнорировала. Впрочем, немного покумекав, я и сама догадалась, что уходить от погони, буде такая приключится, лучше всё-таки не на антиквариате, именуемым русскими странным словом "Запорожец".
       Не желая возиться, Салифа сняла часть суммы наличными. И тачки оформлялись как переданные "по доверенности". А тысяча долларов "сверху" легко улаживала все юридические формальности.
       Незаметно подтянулись остальные члены шайки. То есть, извините, группы оперативного реагирования. И, дождавшись ночи, все расселись по машинам. Робкий вопрос, могу ли я подождать дома, пусть даже и пристёгнутая к батарее, кобра презрительно проигнорировала и, меня втиснули между двумя смуглыми вооружёнными джентльменами. Где те ухитрились достать автоматы - до сих пор теряюсь в догадках.
       Всю дорогу боевики угрюмо молчали. Хотя нет, вру. Иногда перебрасывались короткими фразами на незнакомом языке. Но это скорее были ничего не значащие и, по-моему, не относящиеся к предстоящему налёту замечания.
       Салифа, досконально изучившая карту местности, ехала во главе колонны, порою останавливаясь и, видимо, сверяясь с ноутбуком.
       Не подступах к посёлку разделились. Два джипа двинулись в обход. Гадая, "что же дальше?" я сидела, не жива, ни мертва. Увы... Всё оказалось более чем прозаично и... ужасно. Вышедшего из будки охранника попросту застрелили из бесшумного пистолета. Кто-то из арабов выскочил из кабины и, вскоре ворота распахнулись.
       Наша пара внедорожников остановилась на соседней улице и за дело взялась Салифа.
       У кого из накачанных амбалов вызовет подозрение тощая женщина, семенящей походкой подошедшая к калитке? Вот и скучающий цербер, попав под власть стереотипов, поплатился, получив пулю в лоб. Двое молодцов, подхватив тело под руки, бросили в багажник, чтобы не привлекало внимания случайных прохожих. Но, если честно, лично я сильно сомневаюсь, что обитателям подобных мест часто приходится передвигаться пешком.
       Честное слово, не знаю, почему всё прошло так быстро. Возможно, тот, за чьей головой явились люди Саид-Керима, не был таким уж профессионалом. А, может, просто сыграл эффект внезапности? Металлическую дверь, не мудрствуя лукаво вырвали, зацепив тросом. Что самое интересное, при этом выломалась часть стены. И только тут до спящих обитателей начало доходить - "что-то происходит".
       К счастью, главный подозреваемый оказался холостяком. В доме не было женщин и, тем более, детей. Так как вряд ли суровые дети пустыни любили оставлять свидетелей. Собственно, в коттедже, помимо хозяина находилось лишь двое вооружённых мужчин. Итого, считая пары, убитой на обоих воротах - четверо. Причём, функция отдыхавших явно ограничивалась сменой тех, кто охранял въезды. Один даже не успел воспользоваться револьвером, и получил очередь в грудь. Второго, сделавшего несколько выстрелов, буквально изрешетили пулями. Нападавшие поголовно пользовались глушителями, так что, переполоха на вызвали. А, если учесть, что каждый участок занимал несколько гектаров, то вероятность чьего-то вмешательства, или появления свидетелей, казалась минимальной. Да и вообще, сегодняшние реалии таковы, что большинство предпочитает не вмешиваться. У всех собственный бизнес. И, если уж сосед ухитрился наступить кому-то на мозоль - это его личные проблемы.
       Обыск ничего не дал. Ни в просторных, роскошно отделанных и уставленных шикарной мебелью комнатах, ни в подвале, ни даже на чердаке никого не обнаружили. Тогда Салифа, принялась допрашивать "виновника торжества". Это был крепкий мужчина лет пятидесяти с коротким седым ежиком. Причем, по взгляду становилось ясно, что в молодости он и сам не чурался подобных забав. Голословные увещевания, естественно, не подействовали. Пощечины, хоть мегера и била изо всех сил, показались русскому медведю не страшнее комариных укусов.
       - Всё равно скажешь. - Злобно шипела садистка.
       Но застигнутый врасплох человек со скованными за спиной руками только закрыл глаза. Потеряв контроль, арабка начла пытать несчастного и не придумала ничего лучше, чем прострелить ему колено. Сердце бедняги не выдержало, и он обмяк на стуле. Наручники не дали телу упасть на пол и, повалившийся вперёд, он представлял довольно жалкое и, при этом, отвратительное зрелище.
       Салифа что-то произнесла на своём гортанном наречии и бандит, к чьей руке я была пристёгнута, раскрыл браслет и несильно толкнул к месту трагедии. А коварная террористка тут же сфотографировала, с помощью телефона с встроенной камерой.
       Ну, не сука ли?
       Мало ей, что я и так по уши погрязла в их дурацких играх, замешанных на крови, больших деньгах и "здоровой конкуренции". Ей понадобился ещё и повод для шантажа.
       Тварь, одним словом. Гадина, и ничего больше.
      
      
       Так же тихо расселись по машинам и направились в сторону города. До Москвы было около тридцати километров и, видимо не ожидая опасности, боевики несколько расслабились. Впереди загорелся красный сигнал семафора. А, когда подъехали к железной дороге, по рельсам вовсю громыхал товарный состав. Поезд двигался медленно, и тут колонну атаковали с обеих сторон, а так же, спереди и сзади.
       Из стоявшей перед джипом Салифы чёрной Ауди высунулся человек с гранатомётом и, неторопливо, как на учениях, прицелившись, выстрелил. Дальше произошло удивительное. Снаряд, пробив лобовое и заднее стекло, прошил внедорожник насквозь и, попав во вторую машину, превратил её в пылающий факел. Одновременно загремели автоматные очереди. Дверца переднего автомобиля распахнулась, и на освещаемый сполохами асфальт вывалилась истошно воющая Салифа. Её волосы горели и, катаясь по земле, та пыталась сбить пламя.
       Песок на обочине был грязен, усыпан окурками и усеян плевками, оставленными тысячами пережидающих проходящие электрички путешественников. Но, не думая о гигиене, воющая медуза-горгона принялась горстями сыпать его на голову. Что, в конечном итоге принесло результат. Не знаю уж, шайтан или Аллах уберегли её от шквала пуль но, ей удалось не только потушить огонь, но и остаться в живых.
       Всё это я наблюдала, выбравшись из салона, и мышкой юркнув под днище. Несомненно, был риск, что продырявленный во многих местах бензобак, взорвётся. Однако в служившей мишенью кабине оставаться я не пожелала чисто инстинктивно.
       Боевики отстреливалась но, поскольку неожиданность и численное преимущество были явно на стороне атакующих, вскоре всё кончилось. Арабка, как и я, мудро вжавшаяся носом в придорожную пыль, осторожно подняла голову и встретилась со мной взглядом. Нехорошее предчувствие закралось в душу и, обдирая и без того изрядно саднящую спину, я полезла из-под машины. Всё так же, уставившись мне в глаза, та вытащила дистанционник и, протянула руку в мою сторону.
       В тот момент весь мир для меня сузился до размеров маленькой чёрной коробочки. Не беспокоясь, что могу заработать пулю, я встала на четвереньки. Наручники отнимали драгоценные доли секунды и, оттолкнувшись ладонями, я прыгнула вперёд словно заяц. Салифа же вдруг сильно дёрнулась и вновь распласталась на песке. Не в силах поверить, что чудом избежала гибели, я посмотрела вверх, и обнаружила стоявшего над убитой человека в камуфляже и вязаной маске-шапочке. Ствол его пистолета дымился и, честное слово, запах пороха, показался приятнее ароматов самой изысканной французской парфюмерии. Бессильно повалившись на залитый кровью и усеянный гильзами асфальт, я закрыла лицо руками и заревела в три ручья.
       После десятиминутной бойни спаслись только я да один абрек из первой машины. Сидевший на заднем сидении, он был контужен пролетевшей мимо гранатой. С головы содрало клок кожи, вместе с волосами, но зато, упав на пол кабины, и придавленный убитым товарищем, он ухитрился остаться в живых. Я же оказалась единственной, не получившей ни царапины. А наручники на запястьях очень способствовали тому, что не пристрелили в горячке боя.
       Впрочем, цветов и оркестра, а так же заботливой реанимационной бригады тоже не наблюдалось. Тихо стонавшего раненого, словно набитый мокрой ватой тюк, кинули на пол подъехавшего автобуса. Меня так же бесцеремонно запихнули внутрь, толчком направив в сторону сиденья.
       Личины нападавшие так и не сняли. На многозначительно поднятые вверх руки и недвусмысленное позвякивание браслетами, естественно, никто не обратил внимания, и я предпочла не высовываться. Слаженность действий и то, что все были одеты в одинаковую форму, априори заставило причислить их к "своим". Но, немного поразмыслив, пришла к выводу, что лично мне смерть Салифы и остальных людей Саид-Керима только навредила.
       Мальчишка-то неизвестно где. Михаил по-прежнему томится в застенках на неведомом острове. Я же, похоже, в очередной раз ухитрилась попасть "из огня да в полымя".
      
      
       Слава Боку, люди в масках, быстро и деловито расправившиеся с десантом из Эмиратов, оказались самым настоящим спецназом, а не частной охранной структурой.
       Так и не сняв кандалы, меня с рук на руки передали конвоирам. Те отвели в камеру, и оставили в одиночке скучать до утра. Мысленно посетовав на судьбу, я, в который раз, улеглась на нары и, накрывшись с головой тонким колючим одеялом, попыталась заснуть. Усилий, кстати, почти не потребовалось.
       Зато возбуждённая нервная система откликнулась на пережитый стресс весьма адекватно: всю ночь снились кошмары. Салифа успевала нажать адскую кнопку и моя бедная бестолковка кубарем катилась по заплёванной, пропитанной кровью и пахнущей бензином и дизтопливом обочине. В стремительном круговороте я то и дело ухитрялась заметить собственный труп. Над изуродованными останками того, что совсем недавно называлось Мери Райн, стоял арабский боевик с ободранным скальпом, и остервенело всаживал пулю за пулей в бездыханную грудь.
       В общем, лязг засова и зычный голос тюремного надзирателя встретила с явным облегчением. Койку традиционно пристегнули к стене и, промаявшись три часа и, с на удивление зверским аппетитом, смолов немудрёный зэковский завтрак, наконец, дождалась вызова на допрос.
       - Итак? - Едва уселась на стул, начал мужчина в штатском. - Фамилия, имя, год рождения, место жительства?
       Набрав полную грудь воздуха и, на мгновенье задумавшись, дабы привести в порядок разбегающиеся подобно тараканам мысли, я начала:
       - Меня зовут Мери Райн. Я - гражданка Соединённых Штатов Америки. В Москве проживаю... - Тут назвала наш с Мишкой адрес. - Чуть больше двух месяцев назад мой муж, офицер службы внутренних расследований Михаил Иглов отправился в командировку в Грозный. В поставленную задачу входило выяснение обстоятельств участившегося исчезновения лиц среднего командного состава...
       Сидящий напротив человек слушал, открыв рот. Когда же сообщила несколько фамилий, запавших в память ещё со времён работы в команде со Стивом и Нэшем, он поспешно снял трубку и, срывающимся голосом спросил разрешения зайти к руководству.
       Удивление было столь велико, что служака даже забыл вызвать конвой и, закрыв меня в кабинете, умчался докладывать начальству.
       Ничтоже сумяшеся, я налила из графина воды и, выпив, взялась за телефон, собираясь позвонить Элке. Мелькнувшую было мысль о, мягко говоря, неразумности подобных действий, подавила в зародыше. Глупо секретничать, коль уж назвалась и поведала о главном.
       Набрав номер подруги и, услышав такой знакомый и милый голос, завопила, что есть мочи:
       - Элка, привет! Я в Москве!
       За этим мирным занятием, беседующую о своём, о женском, меня и застали убежавший сломя голову дознаватель и хорошо знакомый пожилой человек, что категорически советовал не лезть в это дело.
       - Надо было взять с тебя подписку о невыезде. - Крякнул вновьприбывший.
       Но, по смеющимся глазам поняла, что ФСБшник доволен.
       - Чревато международными осложнениями. - Хмыкнула я, и спохватившись, попрощалась. - Ладно, Эл, потом перезвоню.
       - В крайнем случае, депортировать, и объявить персоной нон грата. - Не сдавался он.
       Я аккуратно положила трубку на рычаг и невинным голосом поинтересовалась:
       - Вы полагаете, что-то бы изменилось?
      
      
       Вот, пожалуй, и всё. Неделю я провела под домашним арестом, таская на лестничную клетку чай и пирожки. Ибо ребята из внешнего наблюдения наотрез отказывались переступить порог, ссылаясь на инструкции.
       За успешно проведённую операцию высокий чин получил орден и удостоился личной благодарности президента России. Мишке дали медаль и отправили в трёхмесячный отпуск для поправки здоровья.
       Я же просто тихо радовалась тому, что избежала пули.
       Сейчас, сидя на балконе отеля в Майами, всерьёз подумываю предложить мужу уволиться из его загадочного ведомства. При умелом размещении, денег счастливого Саид-Керима, получившего непутёвого джигита целым и невредимым, хватит на долгую и вполне достойную жизнь.
       И, к тому же, иногда можно заниматься модельным бизнесом. Ведь красота, чьё предназначение, как известно, спасти мир, ВЕЧНА.
      
       Минск. 8 - 25 ноября 2005 г.
       4 - 20 декабря 2005г.

  • Комментарии: 5, последний от 10/11/2016.
  • © Copyright Бурак Анатолий (towo21@rambler.ru)
  • Обновлено: 19/10/2014. 622k. Статистика.
  • Роман:

  • Связаться с программистом сайта.